lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Варфоломеев, Евгений Владимирович. - Противодействие расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, и криминалистические методы его преодоления: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 184 с. РГБ ОД, 61:02-12/1029-8

Posted in:

Юридический институт МВД России

На правах рукописи

Варфоломеев Евгений Владимирович

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РАССЛЕДОВАНИЮ УБИЙСТВ,

СОВЕРШАЕМЫХ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ,

И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ

ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени ‘ кандидата юридических наук

Научный руководитель -Заслуженный-дбятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор

В.П. Лавров

к

Москв а - 2002

2

ОГЛАВЛЕНИЕ: Введение 3

Глава 1. Понятие, сущность и способы противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими. 12

§ I. Понятие и сущность противодействия расследованию преступлений 12

§ 2. Формы и способы противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими 25

§ 3. Криминалистическая характеристика убийств, совершаемых военнослужащими, и ее значение для анализа противодействия расследованию 58

Глава 2. Криминалистические средства и методы выявления и преодоления противодействия при расследовании убийств, совершаемых военнослужащими. 86

§ 1. Общая характеристика криминалистических средств и методов выявления и преодоления противодействия 86

§ 2. Тактические особенности проведения отдельных следственных действий при разрешении ситуаций противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими 107

§ 3. Роль специальных познаний в выявлении и преодолении противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими 139

Заключение 150

Список литературы 156

Приложения 169

з

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Проблема эффективности борьбы с преступностью была актуальна на всех этапах строительства отечественной государственности. В современных условиях она приобретает особую остроту, связанную со сложной социально- экономической обстановкой в период перехода к новым рыночным отношениям. Кризисное положение в экономике, политическая нестабильность и ряд других факторов способствовали возникновению ситуации, когда, с одной стороны, происходит количественный рост преступности, а с другой - ее качественное видоизменение, в том числе связанное с появлением организованной преступности. Все это сочетается с медленной адаптацией правоохранительных органов к деятельности в новых условиях.

Так, если в 1997 году было зарегистрировано 2397311 преступлений, то в 2000 году - 2952367. При этом отмечается рост тяжких преступлений против личности, среди которых наибольшую общественную опасность представляют убийства, т.е. преступления, посягающие на самое ценное, что есть у человека - жизнь. Число умышленных убийств растет. За пять последних лет (1995-2000г.г.) их количество (вместе с покушениями) увеличилось более чем в 2,5 раза (с 12160 до 31829 соответственно)1.

В структуре умышленных убийств определенное место занимают убийства, совершенные военнослужащими Вооруженных Сил и других воинских формирований Российской Федерации. Так, если в 1988 году было зарегистрировано 246 подобных преступлений, то в 1989 - 292, в 1990 - 340, в 1991 -317, в 1992-265, в 1993-253, в 1994-343, в 1995-439, в 1996-383, 1997 - 304, 1998 - 299, в 1999 - 246. Анализ показывает, что наибольшее число убийств совершено в 1995 году, после чего их общее число из года в год сокращалось. Но если учесть, что до 1995 года почти вдвое сократи-

1 См. Состояние преступности в России за 2000 год. М: ГИЦ МВД России, с.4.

4

лось число военнослужащих (с 3,5 млн. до 1,7 млн.)1, то оснований для оптимизма не остается. Наоборот - поскольку уровень убийств, совершенных военнослужащими, в расчете на 100 тысяч существенно возрос.

Общественная опасность рассматриваемых преступлений чрезвычайно высока, они вызывают огромный общественный резонанс: во-первых, убийства совершаются лицами, призванными защищать Отечество и имеющими оружие; во-вторых, преступления совершают (и при этом погибают) молодые люди; в-третьих, формируется негативное отношение общественности к Вооруженным Силам, в результате чего значительная часть призывников стремится уклониться от военной службы. Убийства и иные воинские преступления происходят на фоне комплекса негативных явлений, в частности, идеологических, экономических, организационно-управленческих, в том числе проявляющихся в организации функционирования правоохранитель- ных органов. В этих условиях актуализировались проблемы «дедовщины», «круговой поруки» и т.д. Специфичность армейской обстановки приводит к лакировке криминальной ситуации% одним из проявлений которой является активное противодействие расследованию совершенных преступлений, в том числе и убийств. Именно в армейской среде наиболее ярко проявляется феномен противодействия расследованию, что обуславливает необходимость его анализа.

Исследованию вопросов противодействия расследованию посвятили свои труды многие российские криминалисты. Они освещены в докторской и кандидатской диссертациях В.Н.Карагодина (1982 и 1992), кандидатских диссертациях А.Г.Гельманова (1983), В.А.Труцина (1986), С.Ю.Журавлева (1992), А.В.Кучерова (1996), И.А.Бобракова (1997), Л.В.Брусницына (1998), В.А.Намнясева (1999), А.С.Андреева (2001), М.В.Щеголевой (2001), А.Ю.Федоренко (2001) и др., а также в изданных ими пособиях и статьях.

1 См. Рохлин Л. В засаду попала Армия. // Советская Россия, 1996, 5 мая.

2 См. Иншаков СМ. Воинская преступность. // Криминология. М.: Инфра - М., Норма, 1997.575 с.

5

Вопросов противодействия касались в своих работах такие известные ученые, как Р.С.Белкин, В.М.Быков, И.А.Возгрин, И.Ф.Герасимов, В.Д.Грабовский, Г.А.Густов, В.И.Давыдов, Л.Я.Драпкин, А.А.Закатов, Г.Г.Зуйков, В.П.Илларионов, В.П.Кувалдин, В.П.Лавров, А.Ф.Лубин, И.М.Лузгин, В,А.Михайлов, В.Л.Образцов, И.Ф.Пантелеев, Н.И.Порубов, А.Р.Ратинов, Г.К.Синилов, Л.Б.Филонов, В.С.Шадрин, Н.П.Яблоков и некоторые другие криминалисты и процессуалисты.

Не умаляя значения проведенных научных разработок, отметим, что эта сложная и многогранная тема пока не исследована до конца. Продолжает оставаться актуальной проблема принятия и реализации обоснованных решений в целях преодоления противодействия по существу в условиях экстремальной, конфликтной ситуации. Практика свидетельствует, что именно совершенствование расследования в условиях противодействия является пока не реализованным резервом увеличения эффективности в целом предварительного расследования преступлений.

Следует заметить, что до недавних пор проблема противодействия рас- следованию рассматривалась чаще всего в контексте таких криминалистических категорий, как «способ преступления», «способ сокрытия преступления». Однако современное состояние преступной деятельности, ее структура и прогнозы дальнейшего развития обусловили формирование в криминалистике самостоятельного учения о противодействии расследованию преступлений и криминалистических методах и средствах его преодоления. При этом способы совершения и сокрытия преступлений рассматриваются как элементы способов противодействия. Противодействие расследованию нередко осуществляется путем совершения других преступлений, в которые вовлекается значительный круг лиц, что представляет особые трудности для раскрытия «основного» и совершаемых в целях противодействия его расследованию других преступлений.

6

Этим объясняется несомненная потребность следственной практики в дальнейшей разработке теоретических проблем названного криминалистического учения: концептуальных положений и методологических основ; совершенствования организации и тактики действий следователя в расследования преступлений отдельных видов. Все это самым непосредственным образом относится к расследованию таких опасных преступлений, как убийства, совершаемые военнослужащими. Однако монографические исследования данной проблемы пока не проводились.

Предмет и объект исследования. Предметом исследования явились объективные закономерности, с одной стороны, противодействия расследованию убийств, проявляющихся при этом его форм, способов, методов и средств, а с другой, - деятельности следователя, направленной на выявление и преодоление такого противодействия.

Объектом исследования была практика расследования убийств, совер- шенных военнослужащими в условиях противодействия, нашедшая отражение в уголовных делах, в литературных источниках, в личном опыте военных следователей и дознавателей.

Цели и задачи исследования. Цель исследования - теоретический анализ ситуаций, связанных с противодействием расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, установление и изучение особенностей проявления форм и способов противодействия; разработка на этой основе тактических и методических рекомендаций по его выявлению и нейтрализации (преодолению).

Достижение данных целей было предопределено решением следующих задач:

  • сформулировать уточненное понятие «противодействия расследованию преступлений» на основе изучения сущности данного явления и его анализа в специальной литературе;

7

  • проанализировать существующую классификацию форм и способов противодействия расследованию преступлений, на этой основе конкретизировать её особенности применительно к убийствам, совершенным военнослужащими;
  • классифицировать субъекты противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, с учетом специфики указанных преступлений и дать их характеристику;
  • исследовать элементы криминалистической характеристики убийств, совершаемых военнослужащими, показать их особенности и значение для разработки рекомендаций по преодолению противодействия;

исследовать систему криминалистических методов и средств, при- меняемых для выявления и преодоления противодействия расследованию, установить возможности повышения результативности их использования в указанных целях;

проанализировать систему тактических приемов, применяемых при проведении отдельных следственных действий в условиях противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими;

исследовать значение и особенности применения специальных познаний в процессе преодоления противодействия расследованию рассматри- ваемых преступлений.

Методологическую основу исследования составляет диалектический метод научного познания. При решении указанных задач исследования использовались также частно-научные методы: конкретно- социологические, системный и статистический анализы, обобщение судебно-следственной практики, изучение материалов уголовных дел, наблюдение, опрос (анкетирование уголовных дел, интервьюирование прокурорско-следственного состава военных прокуратур), экспертные оценки.

При исследовании использовались соответствующие его предмету и объекту положения Конституции Российской Федерации, Федеральных за-

8

конов, действующего Уголовно-процессуального кодекса России, а также постановления Пленумов Верховного Суда России, приказы и указания Генерального прокурора Российской Федерации, заместителя Генерального прокурора РФ - Главного военного прокурора, ведомственные приказы и инструкции Министерства обороны Российской Федерации.

В правовую основу диссертации включены также соответствующие положения Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года и принятого в 2001 году УПК РФ.

В процессе исследования широко использовалась философская, социо- логическая, правовая и иная отечественная и зарубежная литература; труды по криминалистике, уголовному процессу, психологии, этике, педагогике, теории управления и оперативно-розыскной деятельности.

Эмпирическая база исследования представляет собой результаты изу- чения с использованием специально разработанной анкеты (приложение 1) 111 уголовных дел, возбужденных и расследованных в 1997-2000гг. по фактам убийств, совершенных военнослужащими; опроса по специально разработанной анкете (приложение 2) 165 следователей военных прокуратур, военных прокуроров и их помощников, а по отдельным позициям - опроса 209 военнослужащих, в том числе - 63 подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений, из них 16 - в убийствах. Обобщенные результаты изучения дел и опросов представлены в виде аналитической справки (приложение

3).

В исследовании нашел отражение личный десятилетний опыт работы

автора в должностях следователя и старшего следователя военной прокуратуры гарнизона, помощника военного прокурора Московского гарнизона и военного прокурора отдела надзора за исполнением законов при расследовании преступлений военной прокуратуры Московского военного округа.

Научная новизна исследования предопределена его комплексным характером. В работе рассмотрены как понятие и сущность, формы и спосо-

9

бы противодействия расследованию вообще, так и в частности убийств, со- вершаемых военнослужащими. Способы противодействия расследованию классифицируются с учетом особенностей его субъектов и осуществляемого ими в этих целях воздействия прежде всего на участников уголовного процесса. Таким образом, в качестве объектов воздействия при противодействии расследованию выступают не только следы преступлений, на что традиционно акцентируется внимание в криминалистической литературе, но и вер-

• бальные источники криминалистически значимой информации и их носители, т.е. люди - потерпевшие, свидетели, специалисты, сами следователи, ра- ботники прокуратуры и суда и др. В некоторых ситуациях в круг таких объектов входят представители криминальных структур, а порой и посторонние по отношению к событию преступления и процессу его расследования граждане. Следовательно, предметом особого внимания субъектов противодействия расследованию наряду с материальными объектами являются, источники вербальной информации и ее носители. С этих позиций в диссертации дается классификация способов психологического и физического воздействия на лиц, обладающих такой информацией; формулируются предложения и реко- • • мендации по совершенствованию организации и тактики расследования убийств, совершенных военнослужащими в условиях противодействия; по- казываются возможности расширения доказательственной базы по уголовным делам этой категории на пути сбалансированного сочетания вербальной и материально фиксируемой, криминалистически значимой информации. Научная новизна исследования нашла свое отражение прежде всего в положениях, выносимых на защиту. • Основные положения, выносимые на защиту:

  • понятие противодействия расследованию убийств, совершаемых во- еннослужащими, как системы противоправного и иного умышленного воздействия на источники вербальной и материально-фиксированной информа-

10

ции в целях воспрепятствования установлению истины по делам об убийствах указанной категории;

результаты анализа социальной сущности, распространенности и общественной опасности такого противодействия;

характеристика объектов и субъектов противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими;

типичные способы и приемы противодействия расследованию убийств рассматриваемой категории;

связь элементов криминалистической характеристики убийств, со- вершаемых военнослужащими, с характеристикой и методами выявления и преодоления противодействия расследованию таких убийств;

типичные криминалистические средства и методы выявления и преодоления противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими;

рекомендации, направленные на повышение эффективности отдельных следственных действий и использования специальных познаний при выявлении и преодолении противодействия расследованию убийств, со- вершаемых военнослужащими;

предложения по совершенствованию правового обеспечения дея- тельности по выявлению и преодолению противодействия расследованию.

Теоретическая и практическая значимость исследования. В дис- сертации раскрыта сущность противодействия расследованию убийств, совершенных военнослужащими, определены и описаны его формы и приемы; выделены элементы криминалистической характеристики указанных выше преступлений; разработаны тактические приемы преодоления противодействия при проведении следственных действий по делам рассматриваемой категории.

Практическая значимость работы определяется ее отчетливо выражен- ным прикладным аспектом, который включает систему рекомендаций, рас-

11

считанных на повышение эффективности расследования убийств, совершенных военнослужащими, в условиях противодействия. Сформулированы выводы и предложения, направленные на совершенствование организации, тактики и правового регулирования деятельности следователя. Представленные автором рекомендации положительно оценены практическими работниками военных прокуратур и внедрены в их деятельность уже в ходе исследования. Некоторые результаты исследования предполагается использовать в дальнейших разработках проблемы. Они также могут быть предметом изучения курсантами и слушателями образовательных учреждений МВД России и других правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссер- тационного исследования нашли свое отражение в трех опубликованных статьях, а также в научных сообщениях на научно-методической конференции в Юридическом институте МВД России (2000г.), на научно-практической конференции в Российской таможенной академии, посвященной 10-летию таможенной службы (2001г.), на научно- практической конференции (Брянск, 2001г.), на заседаниях кафедры криминалистики Юридического института МВД России. Они используются также в учебном процессе Юридического института МВД России.

Сформулированные в диссертации положения внедрены в практику военных прокуратур, в частности - при подготовке с участием автора организационно-управленческих документов, в том числе касающихся расследования убийств, совершенных военнослужащими, что подтверждается соответствующими актами.

Структуру работы определяют внутренняя логика исследования, его цели и задачи. Она состоит из введения, двух глав, имеющих шесть параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

12

ГЛАВА 1. Понятие, сущность и способы противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими.

§ 1. Понятие и сущность противодействия расследованию

преступлений.

Проблема противодействия расследованию преступлений в последнее десятилетие является предметом пристального внимания в криминалистике и теории оперативно-розыскной деятельности . Ранее вопросы противодействия расследованию рассматривались в рамках криминалистического учения о способе преступлений и только с изданием работы В.Н.Карагодина , и комплексных исследований, проведенных коллективом кафедры криминалистики ВЮЗШ- Юридического института МВД России (руководители -И.М.Лузгин, В.П.Лавров, А.Ф.Волынский), можно говорить о начале разработки новой частной криминалистической теории - теории проблем проти- водействия расследованию преступлений и его преодоления, охватывающей комплекс вопросов, связанных с понятием противодействия расследованию, с анализом его целей, способов, форм, условий, проявлением и разработкой мер его преодоления.

В целом же проблема противодействия расследованию преступлений является частью более широкой проблемы - противодействия преступной

1 См., в частности: Кучеров А.В. Противодействие расследованию по делам о воин ских преступлениях и методы его преодоления. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1996; Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и ме ры по его нейтрализации. Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 г., Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997; Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и ор ганов предварительного расследования. - М.: Новый юрист, 1997; Белкин Р.С. Противо действие расследованию пути его преодоления // Криминалистика. - М., Закон и право, 1999; Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры его преодоления. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 2000 и др.

2 Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному следствию.- Свердловск: Изд. Уральского университета, 1992.

13

среды деятельности правоохранительных и иных органов государства. Определенное внимание ей уделяется в теории оперативно-розыскной деятельности. Так, П.А.Муравьев и Н.И.Митрохин, рассматривая формы противодействия организованных преступных структур деятельности правоохранительных органов, под противодействием понимают «…такую деятельность организованных преступных структур, которая направлена на нейтрализацию деятельности этих органов и их дискредитацию путем использования противоречий, сложившихся в обществе, недостатков существующего законода- тельства, упущений в деятельности самих правоохранительных органов…»1.

Очевидно, что в данном случае речь идет о цели противодействия и средствах ее достижения, само же содержание противодействия криминальной среды не раскрывается. В этой связи более предпочтительно определение В.М.Антонова, В.П.Кувалдина и В.И.Попова, понимающих под противодействием «… реакцию криминальной среды на охранную деятельность государства с широким использованием различных механизмов, обеспечи-вающих безопасность преступных структур от правосудия» . Эта реакция представляет собой сложный комплекс разнообразных приемов, уловок и хитростей преступников, препятствующих эффективному предупреждению, выявлению, раскрытию, расследованию и судебному рассмотрению совершенных ими преступлений и способствующих максимальному смягчению заслуженного наказания.

Еще раньше подобную позицию заняли И.А.Климов и Г.К.Синилов, рассматривающие противодействие криминальной среды как «…умышленное совершение поступков, поведение и действия, направленные на воспрепятствование осуществлению специального контроля над ней, эф-

1 МуравьевП.А., Н.И.Митрохин. Формы противодействия организованных пре ступных структур правоохранительным органам и практика их нейтрализации // Пробле мы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. - Тверь: Тверской филиал МИ МВД России, 1995.- С. 47.

2 Антонов В.М., Кувалдин В.П., Попов В.И. Нейтрализация противодействия орга низованных преступных структур,- М.: МИ МВД России, 1998.- С. 4.

14

фективному выполнению задач правоохранительной функции государства с целью уклонения от ответственности виновных за содеянное, либо смягчения ответственности»1.

В криминалистической же науке противодействие расследованию, как отмечено выше, традиционно рассматривалось как система действий, на- правленных на воспрепятствование установлению объективной истины по уголовному делу и достижению других задач расследования преступлений, что вытекает из понятия и сущности способов подготовки, совершения и сокрытия преступлений, в рамках которых и исследовалась данная проблема. При этом существенный вклад в ее разработку внесли такие ученые, как Р.С.Белкин \ И.А.Бобраков , А.Г.Гельманов4, Г.Г.Зуйков5, В.НКарагодин6, А.В.Кучеров, В.П.Лавров, И.М.Лузгин 7.

В литературе справедливо отмечается, что противодействие расследо- ванию преступлений - для практики явление не новое, оно существует с тех пор, как государство ввело уголовное преследование виновных в соверше-нии преступлений и иных правонарушений . Естественно, что с момента возникновения криминалистики изучению проблем противодействия рассле-

Климов И.А,, Синилов Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по ею нейтрализации: материалы научно- практической конференции (29-30 октября 1996 г., Руза).- М.: ЮИ МВД России, 1997.- С.22.

2 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 3. - М.: Академия МВД СССР, 1979.

3 Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и крими налистические методы его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук.- М.: 1997.

4 Гельманов А.Г. Криминалистическое значение способа сокрытия преступлений против жизни и здоровья граждан и методы его разоблачения. Автореф. дис. … канд. юрид. наук.- М., 1983.

5 Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступле ний - М.: ВШ МВД СССР, 1970.

6 Карагодин В.Н. Способы сокрытия преступлений и их криминалистическое зна чение, методы распознавания и преодоления. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук.- Сверд ловск, 1982.

7 Лузгин И.М., Лавров В.П. Способ сокрытия преступления и его криминалистиче ское значение. М.: Академия МВД СССР, 1980.

8 Криминалистическая сущность, средства и методы установления способа сокры тия преступления. М.: Академия МВД СССР. 1987.

15

дованию уделялось определенное внимание. В частности, в работе Г. Гросса «Руководство для судебных следователей» имеется раздел «О различных приемах преступников». В учебнике И.Н. Якимова «Криминалистика. Уголовная тактика» мы находим раздел «Современный преступник, совершаемые им преступления и борьба с ним».

В дальнейшем по мере развития криминалистики и разработки ее ча- стных теорий и учений, как уже отмечалось, вопросы противодействия расследованию стали разрабатываться в рамках криминалистического учения о способах совершения и сокрытия преступлений. Однако в современных условиях преступность претерпела существенные количественные и качественные изменения, выразившиеся в ее росте и широком размахе организованной преступной деятельности. В связи с этим А.Ф.Волынский и В.П.Лавров справедливо замечают, что резко изменившиеся социально-экономические и политические условия жизни российского общества в 90-е годы, неподготовленный переход к рыночной экономике, обвальный рост преступности, эскалация организованной преступной деятельности, коррумпированность органов власти и управления и ряд других факторов привели к значительным изменениям в характере преступности, к появлению новых составов преступлений, способов их совершения, а соответственно и способов противодействия их раскрытию и расследованию .

В новых условиях изучение способов противодействия расследованию и разработка рекомендаций по их преодолению уже не укладывалось в рамки криминалистического учения о способах совершения и сокрытия преступлений. Возникла объективная необходимость в специальной углубленной раз-

Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений (проблемы теории и практики) // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 г., Руза). М.: ЮИ МВД России, 1997.-93 с.

16

работке проблем противодействия расследованию преступлений и соответствующих рекомендаций по его преодолению. Начало этим разработкам, как уже отмечалось, положил В.Н.Карагодин , однако, несмотря на целый ряд диссертационных работ, выполненных в основном на кафедре криминалистики ЮИ МВД России (А.В.Кучеров, И.А.Бобраков, А.С.Андреев, А.Ю.Федоренко, М.В.Щеголева и др.), говорить о завершении разработки проблемы пока нет оснований.

Прежде всего это относится к понятию «противодействие расследова- нию». По мнению В.Н.Карагодина, «…противодействие предварительному расследованию - это умышленные действия (или система действий), направленные на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объективной истины по уголовному делу».2 Р.С.Белкин, исследуя содержание рассматриваемого понятия, отмечает, что если раньше под противодействием расследованию подразумевали «преимущественно различные формы и способы сокрытия преступлений, то теперь это понятие наполнилось более широким содержанием и может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепятствования решению задач расследования и, в конечном счете, установлению истины по уголовному делу»3. Можно отметить, что, несмотря на некоторое редакционное различие определений противодействия расследованию преступлений, данных В.Н.Карагодиным и Р.С.Белкиным, они практически совпадают и, по нашему мнению, отражают основную сущность рассматриваемого явления. Вместе с тем, имеются и другие определения, которые обращают на себя внимание. Так, А.Ф.Волынский и В.П.Лавров противодействие раскрытию и

1 Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противо действия расследованию. Дисс. … докт. юрид. наук.- Екатеринбург, 1992.

2 Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному следствию.

Свердловск: Изд. Уральского университета, 1992. - С. 18.

•’ Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминали- стическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М.: Новый Юрист. 1997.- С. 129.

17

расследованию преступлений определяют как «совокупность противоправных и иных действий преступников и связанных с ними лиц, направленных на воспрепятствование установлению истины правоохранительными органами в их деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений».

В этом случае авторы предприняли попытку обозначить наряду с це- лями, и субъектов противодействия - «преступники и связанные с ними лица». На первый взгляд может показаться, что свидетелей, и тем более потерпевших, дающих по каким-либо причинам ложные показания на допросе, (из-за страха перед обвиняемым и т.д.), нельзя называть преступниками или отнести их к «связанным с преступниками лицам». Однако, в данном случае эта категория лиц, судя по всему, рассматривается как участники не просто уголовного процесса, а тех противоправных в своей сущности действий, которые охватываются понятием противодействия расследованию.

Это нечто большее, с точки зрения общественной опасности, нежели дача ложных показаний или отказ от дачи показаний, за что предусмотрена уголовная ответственность (ст. 307, 308 УК РФ). Следует учитывать, что в системе организованного противодействия такие действия, как правило, приобретают согласованный, скооперированный характер, осуществляются по сговору с другими субъектами противодействия, в том числе участниками уголовного процесса. По аналогии, конечно же, нельзя в принципе относить к преступникам или их связям каждого судью, прокурора, следователя (с точки зрения уголовного процесса), но коррумпированные представители этих структур, к сожалению, оказываются и преступниками, и связанными с ними лицами.

По этой причине нами не разделяется мнение А.Н. Петровой, которая

1 Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организационное противодействие раскрытию и расследованию преступлений (проблемы теории и практики) // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 г., Руза). М.: ЮИ МВД России, 1997.-С.95.

18

подвергает сомнению правомерность отнесения свидетелей и потерпевших к возможным субъектам противодействия, причем в несколько произвольной трактовке данного вопроса. Ей представляется, что «…не такую категорию преступников имели в виду авторы приведенного выше определения. Учитывая сказанное, считаем подобную конкретизацию субъектов противодействия в дефиниции данного понятия излишней»1.

Мы полагаем, что в данном случае домысливать за авторов (что они имели в виду) - неблагодарное дело. А если учитывать предмет их изучения, они просто не могли бы иметь в виду иное, как то, что субъекты противодействия - лица, совершающие противоправные действия, либо связанные с ними лица.

Вместе с тем, когда речь идет не только о простом, но и об организо- ванном противодействии раскрытию и расследованию преступлений, осуществляемом на социальном уровне, то правильнее было бы говорить не о «совокупности», а о «системе» противоправных и иных действий,о системе, которая состоит из взаимосвязанных элементов, придающих ей новое качество, отсутствующее у ее составляющих.

Фактически в аспекте понятия сокрытия преступлений определяют противодействие расследованию А.Ф.Лубин и С.Ю.Журавлев, характеризуя его как систему действий (или бездействия), преследующих цель воспрепятствованию вовлечению следов преступления в сферу уголовного судопроизводства и последующего их использования в качестве судебных доказательств2. Анализ практики расследования уголовных дел показывает, что противодействующие расследованию лица оказывают противоправное воздействие не только и не столько непосредственно на следы преступления,

1 Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 2000. - С.31.

” Лубин А.Ф.. Журавлев СЮ. Нейтрализацию противодействия расследованию // Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Н.Новгород: НВШ МВД России. 1995.-С.345.

19

сколько на участников уголовного процесса и субъектов раскрытия и расследования преступлений, которые являются источниками и носителями криминалистически значимой информации. И только затем, когда, будучи подвергнуты воздействию, соответствующие лица становятся субъектами противодействия, они, в свою очередь, воздействуют на следы преступлений или на других лиц - источники и носители вербальной информации. В их числе как носители (хранители) материально зафиксированной информации - свидетели, потерпевшие, обвиняемые, подозреваемые, специалисты, понятые, следователи, оперативные работники, судьи, прокуроры, адвокаты, так и иные лица, которые не причастны к процессу осуществления расследования (журналисты, освещающие ход расследования, коррумпированные ра- ботники органов власти и управления и т.д.).

Непосредственным объектом такого воздействия являются участники уголовного процесса, начиная от потерпевших, свидетелей и кончая следователями, судьями» . С первого приближения подобная трактовка рассматриваемого вопроса не просто уточняет уже сложившееся в криминалистике представление о противодействии расследованию преступлений как воздействие на следы, но и противоречит ему. Однако, если учитывать, что следы преступлений бывают и материальные, и идеальные, а источниками и носителями содержащейся в них криминалистически значимой информации выступают не только материальные объекты, но и лица, представляющие интерес для субъектов противодействия, то следует отметить рациональность мнения И.А.Бобракова и И.В. Бобровского о сущности противодействия расследованию. Более того, коль скоро реализация противодействия в определенном смысле представляет собой борьбу за информацию, значит оно (противодействие) предполагает воздействие прежде всего на ее источники и носители, т.е. как на материальные объекты, так и на обладающих такой ин-

1 Подробнее об этом см. указанную ранее диссертацию И.А.Бобракова и статью И.В.Бобровского «О соотношении противодействия расследованию и сокрытия преступ-

20

формацией лиц.

Анализ приведенных выше мнений по поводу понятия противодействия расследованию преступлений позволяет нам сформулировать его сле- дующим образом: противодействие расследованию преступлений - это система, как правило, организованных противоправных и иных действий (бездействия) лиц, осуществляемых путем воздействия на источники и носители розыскной и доказательственной информации в целях воспрепятствования установлению объективной истины по уголовному делу и привлечению к ответственности виновных в совершении преступления.

Противодействие осуществляется прежде всего путем противоправного воздействия преступников и связанных с ними лиц на источники и носи- тели доказательственной и ориентирующей информации, т.е. на участников уголовного процесса. При этом, по нашему мнению, под противоправными действиями понимаются не только уголовно наказуемые действия, но и включаемые в сферу административно- правовых, гражданско-правовых, служебных и тому подобных отношений. Аналогичным образом нами определяется и противодействие расследованию убийств, совершаемых военно- служащими.

Противодействие расследованию преступлений, как нам представляется, следует отличать от противодействия в целом деятельности правоохранительных органов, и, в частности, органов предварительного расследования. Первое имеет место только в связи с расследованием конкретного уголовного дела (уже имеющим место или предстоящим). Противодействие же деятельности правоохранительных органов может иметь место и без связи с фактом расследования конкретного уголовного дела: например, когда преследуется цель обеспечения безопасности существования организованной преступной группы или сообщества, когда в этих целях устанавливаются коррумпированные связи, через них добывается информация о направленно-

лений» (в сб. «Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступле-

21

сти и содержании оперативно-розыскных мероприятий или даже совершаются «целевые» преступления, включая убийства - физическое устранение лиц, представляющих опасность для существования такой группы или сообщества. Разумеется, эти два вида противодействия соотносятся как частное с общим.

Основной чертой противодействия является соперничество противо- борствующих сторон в борьбе за информацию, их стремление получить (скрыть) от другой стороны сведения не только о конкретных фактических данных, могущих стать доказательствами по делу, но и о намерениях возможной линии поведения. При этом субъекты противодействия, естественно, желают получить как можно больше такой информации, убедить или принудить участников уголовного процесса принять более благоприятное для себя решение. В свою очередь, субъекты расследования стремятся получить от подозреваемого, свидетеля или других участников уголовного процесса данные, наиболее правдиво освещающие факты, представляющие интерес для расследования, изменить их негативную позицию в части сотрудничества. Для лиц, противоборствующих с субъектами расследования, характерно обладание какой-либо информацией о расследуемом событии и стремление скрыть, изменить или уничтожить ее и (или) ее носителей.

Противодействие расследованию может проявиться, например, в ак- тивном воздействии на свидетелей, потерпевших, следователей и т.д., их родственников в виде шантажа, угроз, уничтожения имущества, похищения, убийства и т.д.. Для достижения своих целей преступники и лица, оказывающие им помощь, осуществляют скрытое наблюдение за отдельными лицами; с помощью радиоэлектронной техники прослушивают переговоры сотрудников правоохранительных органов и иных лиц; «подбрасывают» дезинформацию, организуют провокации, публикации в средствах массовой информации и т.д.

ний и меры по ее нейтрализации»).- М: ЮИ МВД России, 1997. -С. 106.

22

При анализе сущности противодействия расследованию важнейшее значение имеет применение положений деятельностью подхода. Р.С.Белкин справедливо отмечает, что преступление привлекает внимание криминалистов как противоправная деятельность, указывая, что об изучении преступной деятельности писал еще Г.Гросс, не говоря уже обо всех пионерах отечественной криминалистики. В связи с этим Р.С.Белкин пишет: «Можно без преувеличения сказать, что изучение преступления, способов его совершения и сокрытия, обстоятельств, благоприятствующих или препятствующих его совершению, было тем необходимым условием, которое сделало возможным разработку средств и методов борьбы с преступностью».1 Значительное внимание применению положений деятельностного подхода в криминалистике уделяется в настоящее время, в частности, в работах таких ученых, как М.К.Каминский, В.В.Клочков, В.А.Образцов, Н.П.Яблоков2 и др.

Отличительная особенность убийств, совершаемых военнослужащими, заключается прежде всего в его субъектах (военнослужащие); соответственно, при противодействии их расследованию ключевая роль исполняется лицами этой категории. Осуществляемые ими противоправные действия (или бездействие) могут относиться к сокрытию как преступления в целом, так и к его отдельным элементам, устанавливаемым в процессе расследования убийств. Применительно к противодействию расследованию с их стороны предпринимаются действия, направленные на сокрытие в целом события преступления (отказ в возбуждении уголовного дела, привлечение к уголовной ответственности невиновного, затягивание процессуальных сроков рас- следования; необоснованное прекращение уголовного дела и т.д.) или от-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. T.I.- М.: Юрист, 1977. -СПб.

2 Каминский М.К. Взаимодействие, отражение, информация // Теория криминали стической идентификации, дифференциации и дидактические вопросы специальной под готовки сотрудников аппаратов БХСС. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1983; Клочков В.В., Образцов В.А. Преступление как объект криминалистического познания // Вопросы борь бы с преступностью. Вып. 42. - М: Юрид. литерат., 1985; Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника.- М: Юрист, 1997; Основы борьбы с организованной преступ ностью / Под ред. В.С.Овчинского, В.Е.Эминова, Н.П.Яблокова.- М.: ИНФРА, 1996.

23

дельных его элементов (сокрытие убийцы и его соучастников, фальсификация обстоятельств события, воспрепятствование установлению мотивов, данных о личности убийцы, потерпевшего, места и времени совершенного деяния, выявлению орудий преступления, причин и условий, способствующих его совершению, и т.д.).

При этом следует иметь в виду, что перечисленные действия (бездей- ствие) могут осуществляться как отдельно, так и в самых различных комбинациях, только военнослужащими или ими с участием других лиц. Вместе с тем определенный интерес представляет вопрос о частоте встречаемости, направленности или приоритете названных выше действий, осуществляемых в целях противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими. Этот вопрос мы попытались выяснить при интервьюировании сотрудников военных прокуратур и получили следующие результаты:

52% опрошенных указали на прекращение уголовного дела;

50% - на затягивание процессуальных сроков расследования;

38% - на сокрытие факта убийства;

16% - на привлечение к уголовной ответственности невиновного. Что же касается действий по сокрытию отдельных элементов убийства, то:

72% опрошенных указали на сокрытие убийцы и его соучастников;

69% - на воспрепятствование установлению мотива убийства;

67% - на воспрепятствование установлению орудий совершения пре- ступления;

63% - на воспрепятствование установлению данных о личности пре- ступника;

56% - на воспрепятствование установлению места и времени совершения убийства;

47% - на воспрепятствование установлению данных о личности потер- певшего.

24

При этом 27% опрощенных показали, что предпринимаемые действия (бездействие), направленные на воспрепятствование установлению истины при раскрытии и расследовании убийств, совершенных военнослужащими, примерно в одном из четырех случаев полностью достигают поставленной цели; 47% - достигают частично.

Что же касается круга лиц, осуществляющих противодействие раскры- тию и расследованию рассматриваемых преступлений, то он достаточно широк. К ним относятся подозреваемые, обвиняемые, их друзья, родственники, свидетели, адвокаты, специалисты, эксперты, понятые, должностные лица воинских частей (учреждений), должностные лица военной прокуратуры и т.д..

Изучение уголовных дел по расследованию убийств, совершенных во- еннослужащими, и результаты того же опроса сотрудников военных прокуратур показали, что противодействие расследованию в той или иной форме оказывается примерно в двух из трех уголовных дел. Из них по 91% уголовных дел - адвокатами; 89% - обвиняемыми, подозреваемыми; по 62% - родственниками подозреваемого (обвиняемого); по 56% - должностными лицами воинских частей, учреждений; по 48% - друзьями подозреваемого (обвиняемого); по 42% - свидетелями; по 18% - потерпевшими; по 18% - специалистами; по 8% - понятыми.

Для достижения поставленных целей указанные лица прибегали к раз- личным способам (приемам) воспрепятствования установлению истины по делу. Поэтому существенное значение при анализе противодействия раскрытию и расследованию убийств, совершенных военнослужащими, имеет исследование форм и способов данной деятельности, изучению и анализу которых посвящен следующий параграф диссертации.

Здесь же заметим, что указанные выше данные, несмотря на то, что в них выражается в основном субъективное мнение респондентов, поскольку факты противодействия не всегда находят отражение в материалах уголов-

25

ных дел, все-таки учитываются нами, как ориентиры в оценке распространенности и общественной опасности рассматриваемого явления.

§ 2. Формы и способы противодействия расследованию убийств, совершенных военнослужащими.

Анализ литературных источников свидетельствует, что существует не- сколько классификаций способов и форм противодействия расследованию преступлений . И это вполне естественно, поскольку формы и способы противодействия расследованию преступлений меняются в зависимости от изменения масштаба преступности и ее трансформации, от возможностей его субъектов. Если ранее противодействие расследованию преступлений проявлялось, в основном, в неявке по вызову свидетеля, отказе от дачи показаний, даче заведомо ложных показаний и т.д. (в ряде классификаций обозначается около 20 таких позиций), то в настоящее время оно приобрело наступательный, организованный, агрессивный и масштабный характер. Оно проявляется на всех этапах расследования, начиная с момента решения вопроса о возбуждении уголовного дела и до направления его в суд, а затем и в суде. Более того, если иметь в виду противодействие не расследованию преступлений, а в целом деятельности правоохранительных органов, - в частности - по исполнению наказания или в целях незаконного освобождения осужденного от наказания,- то и после вынесения приговора и даже вступления его в законную силу. Кроме того, в ряде источников справедливо отмечается, что деятельность по противодействию будущему возможному расследованию нередко начинается еще до совершения преступления и возбуждения дела -при подготовке к преступлению.

1 Форма - внешнее выражение какого-либо содержания. - БСЭ. Т. 27. Изд. третье. -М., 1977. - С.539; способ - образ, род, природа действий. - Даль В. Толковый словарь. -М.. 1991.-С.297.

26

Наличие фактов противодействия уже после суда отметили 26% опро- шенных сотрудников военных прокуратур. По их мнению, в процессе расследования убийств, совершенных военнослужащими, оказывается противодействие на начальном этапе расследования - 64% опрошенных, на последующем - 46%, на заключительном - 19%, в суде - 11% и после суда, как-уже отмечалось - 26%.

Динамику этих данных можно объяснить постепенным укреплением доказательственной базы по уголовным делам и особенностями психологии восприятия и оценки факта преступления лицом, его совершившим, и его отношениями на разных этапах расследования с иными участниками уголовного процесса, которые изменяются по мере осознания (понимания) подозреваемым (обвиняемым), что следствие располагает по делу неопровержимыми или, наоборот, уязвимыми доказательствами. Это подтверждает уже высказывавшееся в литературе мнение о прямой зависимости активности и успеха противодействия расследованию от его сроков (чем они длительнее, тем большее количество людей вовлекается в орбиту противодействия, тем больше у них возможностей добиться желаемого результата); от прочности исходной доказательственной базы и возможностей ее сохранения и укрепления1.

Об этом же свидетельствуют результаты изучения уголовных дел, из которых следует, что противодействие расследованию осуществлялось при производстве следственных действий по 48% дел (изменялись показания свидетелей, потерпевших, утрачивались или фальсифицировались вещественные доказательства и т.п.). Противодействие вне рамок проведения следственных действий отмечено по 16% изученных уголовных дел попытки скомпрометировать следователя, публикации соответствующих материалов

1 Волынский В.А. Концептуальные основы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Дисс. … докт. юрид. наук. - М: ЮИ МВД РФ, 1999. -С. 48-49.

27

средствами массовой информации, инициированные выступления общественности в защиту подозреваемого и т.п.).

При анализе форм противодействия расследованию некоторые авторы отмечают, что одной из наиболее существенных проблем является проблема их классификации по фазам развития преступной деятельности. Ее ценность усматривается в том, что она позволяет проследить развитие противодействия расследованию уже с момента зарождения преступного замысла. В частности, А.Ф.Лубин и С.Ю.Журавлев выделили четыре фазы развития противодействия расследованию, каждая из которых является системой определенных действий, противопоставляемых процессу расследования.

Первая (информационно-поисковая) фаза включает действия по: а) на- блюдению за объектом преступного посягательства; б) налаживанию преступных связей; в) созданию ложного алиби; г) иносказанию в беседах, переписке и др. Очевидно, что последняя группа действия «иносказания в беседах, переписке», скорей всего, сопряжена с формированием умысла на противодействие.

Вторая фаза предполагает создание условий для реализации преступ- ного замысла, и включает в себя:

а) конспирацию преступных связей;

б) создание тайников;

в) приготовление предметов и средств маскировки преступления;

г) выбор места, времени и других условий совершения преступления;

д) проведение экспериментов с целью проверки возможности совер шения тех или иных действий, которые потребуется выполнить при совер шении преступления, и т.п.

Нетрудно заметить, что в этом случае речь в основе своей идет о под- готовке к преступлению.

Третью фазу, по мнению указанных выше авторов, составляют действия по реализации преступного замысла, включающие:

28

а) легендирование личности;

б) изготовление и использование поддельных документов;

в) использование наблюдателей, телохранителей и т.д.

Эта группа действий также представляется нам не имеющей единого основания, неконкретной и не раскрывающей особенности противодействия расследованию.

Наконец, четвертая фаза, по мнению А.Ф.Лубина и С.Ю.Журавлева, связана с «воспроизводством преступной деятельности». Она включает:

а) временное прекращение преступной деятельности;

б) оказание в местах лишения свободы помощи сообщникам, привле ченным к уголовной ответственности;

в) противодействие использованию вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства доказательств;

г) помощь родственникам и близким сообщников, находящихся в мес тах лишения свободы;

д) проверку новых кандидатов в члены преступной группы;

е) анализ ошибок прошлой преступной деятельности;

ж) изучение оперативной обстановки на предмет ее безопасности для преступной группы’.

Перечень действий этой группы (при явно неудачном ее наименовании) также не отличается единством основания и логической выдержанностью. Например, «временное прекращение преступной деятельности» воз- можно и, скорее всего, имеет значение для обеспечения безопасности пре- ступной группы или сообщества, но не только в аспекте противодействия расследованию уже совершенных их членами преступлений. Более того, подобное утверждение нелогично, когда противодействие расследованию справедливо рассматривается как элемент организованной преступной дея-

1 Лубин А.Ф. , Журавлев СЮ. Нейтрализация противодействия расследованию ч Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Н. Новгород, 1995. -С. 346-348.

29

тельности. К этой же категории с позиций логики относятся и такие действия, как оказание в местах лишения свободы помощи сообщникам, помощи их близким и родственникам, проверка новых кандидатов в члены преступной группы, анализ прошлых ошибок и изучение оперативной обстановки на предмет ее безопасности для преступной группы. Тем не менее, несмотря на отмеченные недостатки изложенной А.Ф.Лубиным и С.Ю.Журавлевым классификации противодействия расследованию по фазам, нам представляется ценной сама идея такой классификации, которая позволяет проследить процесс возникновения и развития противодействия раскрытию и расследованию преступлений.

Такой процесс, по нашему мнению, характеризуется следующими ста- диями (фазами):

формирование умысла, конкретизация целей противодействия;

определение способов действий, выбор методов и средств их реализации;

реализация умысла, оценка промежуточных результатов, коррек- тировка, методов, способов, средств противодействия;

оценка итоговых результатов противодействия на стадиях пред- варительного расследования, определение сил, средств, в целом возможностей его продолжения при рассмотрении дела в суде и после вынесения приговора.

Р.С.Белкин по отношению к процессу расследования конкретного пре- ступления и с учетом особенностей субъектов противодействия предложил оказываемое расследованию противодействие разделить на «внутреннее» и «внешнее». При этом под «внутренним» понимается такое противодействие, которое оказывают субъекты, в той или иной форме причастные к расследованию, т.е. подозреваемые и обвиняемые, свидетели и потерпевшие, следователи, коррумпированные сотрудники прокуратуры и судов. К «внешнему» противодействию Р.С.Белкин относит противодействие лиц, либо вообще не

30

связанных с расследуемым событием и лицом, осуществляющим расследование, либо связанных с ним процессуальными, служебными или иными властными отношениями или состоящих в другой зависимости1.

А.Н.Петрова, анализируя классификацию Р.С.Белкина форм противо- действия, выделяет еще одну его форму - «смешанную». Она отмечает, что ряд субъектов противодействия, может выступать - в качестве субъектов как «внутреннего», так и «внешнего» противодействия. «В таком положении, -пишет она, - может оказаться, например, сотрудник правоохранительного органа: он был на месте происшествия, но противоправно стал действовать не потому, что оказался сведущ в отношении деяния, а под воздействием иных причин (в силу коррумпированности, подкупа, просьб со стороны определенных лиц и т.п.). По ее мнению возможны и другие ситуации, при которых одно и то же лицо может выступить в качестве субъекта «внутреннего» и «внешнего» противодействия”.

Однако мы полагаем, что выделение смешанной формы противодействия несостоятельно, по крайней мере, в аргументации А.Н. Петровой. Во- первых, и это самое главное, противодействие как процесс или система действий почти всегда носят «смешанный» характер, т.е. состоят не из одного, а из нескольких способов, приемов действий. Во-вторых, не имеет принципиального значения, где, когда, от кого получил коррумпированный сотрудник информацию, используемую им затем в целях противодействия (на месте происшествия или в кабинете следователя). Он субъект противодействия. И это принципиально.

Формы, а по существу способы противодействия расследованию А.Н. Петрова по объекту оказываемого воздействия классифицирует на три вида:

1 Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминали стическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследо вания. - М.: Новый юрист, 1997.- С. 138.

2 Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры по его преодолению. Автореферат дис. … канд. юрид. наук.- Волгоград, 2000. - С. 10-11.

31

а) противодействие расследованию путем оказания противоправного «давления» на лиц, производящих расследование (следователей, работников органов дознания, прокуроров, судей);

б) противодействие расследованию путем оказания противоправного воздействия на лиц - носителей информации (свидетелей, потерпевших и

др.);

в) противодействие, оказываемое с использованием материальных сле дов преступлений!.

И эту позицию А.Н. Петровой мы не можем разделить безоговорочно. Коль скоро противодействие расследованию, как уже отмечалось, в основе своей представляет борьбу за информацию, следовательно, в качестве объектов противодействия (и особенно противоправного воздействия) следует рассматривать, прежде всего, источники и носители криминалистически значимой информации: вербальной и материальной. Источниками и носителями первой являются люди (свидетели, потерпевшие, подозреваемые и др.), второй - материальные следы преступления во всем их многообразии.

Особое место в первой группе объектов противодействия занимают «носители» обобщенной, систематизированной информации, в качестве которых выступают свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, а также следователи, дознаватели, прокуроры, судьи - последние четыре группы в силу своего должностного положения.

По характеру воздействия на следы преступной деятельности (по на- шему мнению, точней было бы сказать на источники и носители информации) А.Ф.Лубин и С.Ю.Журавлев подразделяют противодействие на две группы:

1) когда имеет место непосредственное воздействие; 2) 3) когда такое воздействие осуществляется опосредованно. 4) 1 Петрова А.Н. Указ. работа. - С. 10-11.

32

В первом случае, при непосредственном воздействии субъекты проти- водействия стремятся не допустить обнаружения следов (источников и носителей информации) и вовлечения их в сферу расследования. Далее, утверждают указанные авторы, такое воздействие осуществляется в формах утаивания следов, их уничтожения, маскировки, фальсификации и инсценировок.

При опосредованном воздействии на следы преступления (судя по всему, через третьих лиц) преследуется цель помещать использованию следов в качестве судебных доказательств. Такое противодействие осуществляется в формах подкупа, угроз, клеветы, провокаций, шантажа, причинения материального ущерба, физического воздействия в отношении субъектов расследования, их родственников и близких им лиц1.

Нам представляется, что трактовка этого вопроса дается авторами в основном с позиции теории сокрытия преступлений, в которой следы преступлений рассматриваются в качестве основного объекта воздействия, а воздействие именно на них - в качестве определяющего фактора. Отсюда противоречивое толкование непосредственного и опосредованного противодействия. Их сущность заключается не в стремлении субъектов противодействия в первом случае - «не допустить обнаружения следов и вовлечения их в сферу расследования», а во втором - «помешать их использованию». Очевидно, что достижение и той, и другой цели не исключает, более того - предполагает и непосредственное, и опосредованное воздействие на источники и носители информации. И в том, и в другом случае могут иметь место не только их утаивание, уничтожение, маскировка, но и шантаж, подкуп, клевета и т.п.

В этой связи, не исключая необходимость выделения противодействия непосредственных и опосредованных способов действий, мы полагаем, что за основу классификации следует принимать названные особенности информации (вербальная и материальная).

1 Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Указ. работа. - С.350.

33

Воздействие на источники и носители материальной информации (т.е. на следы) характеризуется осуществлением таких действий, как уничтоже- ние, фальсификация, утаивание и т.п.; на вербальные же источники и носители - подкуп, шантаж, клевета, угрозы, вплоть до убийства.

Воздействие на материальные источники информации - как правило, физическое и непосредственное воздействие. Воздействие же на вербальные источники и носители информации может быть как психологическое, так и физическое. Причем, в том и другом случае - как непосредственное, так и опосредованное.

В.Н.Григорьев противодействие уголовному судопроизводству разде- лил на два вида: «традиционное, свойственное преимущественно «одиночным» преступникам и организованное, взятое на вооружение организованными группами и преступными сообществами»1. При этом он справедливо отмечает условность подобной классификации, поскольку и «одиночные» преступники могут осуществить весьма организованное и эффективное противодействие, используя не только непосредственные, но и опосредованные возможности^.

Противодействие может осуществляться в активной и пассивной формах. К пассивной, имеющей характер бездействия, относятся неоказание по- мощи, невыполнение требуемых действий, не сообщение запрашиваемых сведений, невыдача искомых предметов, неявка по вызову, умолчание об известных фактах, отказ от дачи показаний и т.п. К активной форме противодействия относятся: лжесвидетельство, сокрытие и уничтожение необходимых следствию предметов, инсценировка, выдвижение и обоснование ложного алиби, склонение к неповиновению, прямое сопротивление следователю, подкуп, шантаж, физическое устранение свидетелей и т.д. З.И. Кирсанов сюда же относит побег с места преступления и сокрытие от органов следст-

1 Григорьев В.Н. Организованное противодействие судопроизводству и проблемы его нейтрализации // Организованное противодействие раскрытию и расследованию пре- ступлений и меры по его нейтрализации. - М: ЮИ МВД России , 1997. - С. 131-137.

34

вия и суда, склонение к даче ложных показаний, представление ложных документов .

Существует множество других оснований, по которым классифицируют формы противодействия. Так, например, по степени активности субъек- тов противодействия и «накала эмоций» способы противодействия делят на «острые и вялотекущие»; по частоте встречаемости - на типичные и специфические; по продолжительности существования - на кратковременные и длящиеся. Кроме того, противодействие может осуществляться как в скрытой, так и открытой формах”.

Таким образом, способы и формы противодействия характеризуются (и определяются):

объектами воздействия (вербальная или материально-фиксируемая информация) и ее носители (материальные и идеальные следы преступлений);

отношением субъектов противодействия к процессу расследования (внутренние и внешние);

системой связей субъектов противодействия (непосредственно и опосредованно);

содержанием действий субъектов противодействия (активное и пассивное, скрытое и открытое);

частотой встречаемости соответствующих действий (типичные и специфические);

продолжительностью действий (длящиеся и краткосрочные);

2 Григорьев В.Н. Там же. - С. 132.

1 Кирсанов З.И. Роль криминалистических методов и средств в борьбе с противо действием выявлению и раскрытию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. - М., 1997. - С. 146-150.

2 Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Указ. работа. - С.348-349. Более подробно о класси фикациях противодействия расследованию см.: Карагодин В.Н. Преодоление противодей ствия предварительному расследованию. - Свердловск, 1992. - С.21-31; О некоторых ви дах классификаций см. также: Ступник О. Как препятствовать противодействию рассле дованию // Законность, 2000. - С. 26.

35

  • правовым характером действий (уголовно, административно нака- зуемые и не наказуемые).

Данные факторы определяющие содержание противодействия, реали- зуются через определенные способы. Поэтому в криминалистике классификации способов противодействия уделяется значительное, если не сказать особое, внимание.

Однако прежде чем рассмотреть способы противодействия предвари- тельному расследованию преступления и судебному разбирательству, еще раз заметим, что при разработке классификаций иногда вкладывается единый смысл в понятия сокрытия преступления и противодействия расследованию преступления. В этой связи мы разделяем точку зрения В.Н.Карагодина, считающего, что эти понятия пересекаются, но не совпадают по содержанию1. Они соотносятся как общее и частное. Вместе с тем в литературе до определенного времени превалировало несколько одностороннее толкование этого вопроса, с акцентом на способы сокрытия преступления. Например, именно этим способам уделял внимание Р.С.Белкин, выделяя следующие их группы:

  1. Утаивание информации и (или) ее носителей.
  2. Уничтожение информации и (или) ее носителей.
  3. Маскировка информации и (или) ее носителей.
  4. Фальсификация информации и (или) ее носителей.
  5. Смешанные способы, в частности, выражающиеся в различных инсценировках2.
  6. Нечто подобное предлагал в свое время и В.А.Овечкин, разделяя все способы противодействия на две группы: способы, выступающие в форме воспрепятствования получению следователем информации и способы выдачи ложной информации. При этом в первую группу, по его мнению, входят:

а) перемещение материальных источников информации о преступ-

1 Карагодин В.Н. Указ. работа. - С. 18-20.

36

лении;

б) маскировка материальных источников информации о преступле нии;

в) уничтожение материальных (а в некоторых случаях и идеальных) источников информации о преступлении;

г) уклонение от явки;

д) отказ от дачи показаний;

е) недонесение.

Ко второй группе к ним относятся:

а) фальсификация;

б) инсценировка;

в) заведомо ложное сообщение с целью сокрытия преступления;

г) заведомо ложное показание с целью сокрытия преступления1. При этом, судя по всему, автор не придает значения тому очевидному

факту, что воспрепятствование получению следователем информации и выдача ему ложной информации могут осуществляться как путем ее утаивания, так и фальсификации, представлением ему ложной информации. К тому же в этой классификации не учитываются характерные именно для противодействия способы воздействия на источники вербальной информации, т.е. на человека, а конкретней - на лиц, располагающих такой информацией (свидетелей, потерпевших и т.д.) и обладающих возможностью повлиять в интересах подозреваемого (обвиняемого) на ее содержание (коррумпированные представители органов власти и управления).

На неполноту таких классификаций обратил внимание А.В.Кучеров, отмечая, что в следственной практике встречается такой способ противодействия расследованию, как подкуп следователя, дознавателя с целью недопу-

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Закон и право, 2001. - С. 768-772.

1 Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. Дисс. … канд. юрид. наук. - Харьков, 1975. - С. 40-46.

37

щения всесторонности, полноты и объективности расследования1. Добавим: не только подкуп, но и угрозы, компрометация, физическое насилие и даже убийство.

Все это еще раз убеждает нас в необходимости классификации способов противодействия в зависимости от названных выше видов информации (вербальная или материальная), от ее источников и носителей, наконец, от факторов, характеризующих способы и формы противодействия.

Следует отметить, что значительная работа по классификации актов (именно «актов») противодействия предварительному расследованию была проделана В.Н.Карагодиным, который подразделял их по следующим основаниям:

  1. По направленности на воспрепятствование решению задач предва- рительного следствия.
  2. По отношению к предварительному расследованию.
  3. По уголовно-правовой наказуемости.
  4. По структуре.
  5. По времени реализации.
  6. По субъекту.
  7. По должностному положению субъекта противодействия.
  8. По участию в расследовании.
  9. По содержанию2.
  10. Данная классификация актов противодействия предварительному рас- следованию была взята за основу А.В.Кучеровым при разработке классификации способов противодействия расследованию воинских преступлений3. Мы восприняли его классификацию и с незначительными изменениями, обусловленными особенностями противодействия расследованию убийств, совершенных военнослужащими, попытались использовать ее.

1 Кучеров А.В. Противодействие расследованию по делам о воинских преступлени ях и методы его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук. - М, 1997. - С. 73.

2 Карагодин В.Н. Указ. работа. - С. 21-31.

38

В частности, применительно к расследованию указанного вида убийств нами были выделены способы противодействия по относимости субъекта противодействия к процессу расследования; по должностному положению субъекта противодействия; по уголовно-процессуальному статусу; по времени относительно момента совершения убийства; по времени относительно проводимого расследования; по характеру поведения субъекта противодействия; по структуре его действий; по целям; по отношению к способу убийства; по характеру носителя информации об убийстве; по степени опосредо-ванности воздействия на объекты противодействия.

Однако уже первоначальный анализ содержания названных групп спо- собов противодействия и их соотношения вызвал у нас некоторые сомнения в безупречности такого подхода к решению данного вопроса и побудил к более обстоятельному анализу как оснований классификации, так и группировки по ним собственно способов. При этом мы исходим из общепринятого понимания способа - «действие или система действий»1.

Если с этих позиций обратить внимание на содержание актов (способов), представленных по указанным основаниям в работах В.Н.Карагодина, а затем и А.В.Кучерова, то нетрудно заметить, что зачастую они повторяются при делении способов по разным основаниям. К примеру, многие способы противодействия: подкуп, шантаж, фальсификация или уничтожение информации, могут иметь место при любой его направленности, в любое время по отношению к процессу расследования. Они могут применяться различными субъектами противодействия. Очевидно, что такие возможности будут различными на различных этапах расследования, у лиц, занимающих различное должностное положение, имеющих различное отношение к процессу расследования и т.д.

Кучеров А.В. Указ. работа. - С. 21-36. 1 Ожегов СИ. Словарь русского языка. Изд. 19-е. - М, 1987. - С.618.

39

В принципе в этом нет ничего страшного, поскольку такой подход к научной классификации не противоречит требованиям системного подхода: речь идет о распределении по разным основаниям деления одних и тех же объектов классификации. Но для практического использования лучше, если таких «пересечений» будет поменьше.

Поскольку, как уже отмечалось, способ - это действие или система действий, их классификация, по нашему мнению, должна осуществляться на основе главных составляющих совокупности этих действий. Это, по нашему мнению, прежде всего средства и методы (способы) воздействия, которые существенно различаются в зависимости от объектов воздействия, в качестве которых выступают источники и носители материальной либо вербальной информации.

Способы воздействия на источники и носители вербальной информации, то есть на людей, в свою очередь, можно разделить на две группы:

способы психического воздействия (подкуп, клевета, шантаж, угрозы насилия, уговоры с целью вызвать сострадание к подозреваемому и т.п.);

способы физического воздействия (насилие над лицом, обладающим определенной информацией или над его родственниками, их истязание, незаконное лишение свободы, захват заложников, уничтожение имущества, убийство и т.п.).

Следует отметить, что в качестве самостоятельной группы способов воздействия на участников уголовного процесса и субъектов раскрытия и расследования преступлений можно было бы обозначить и способы, обуславливаемые материальной, служебной или иной их зависимостью от лиц, заинтересованных в результатах противодействия. Однако нам представляется, что и в этом случае более правильно говорить об определенных условиях психологического или физического воздействия.

Способы воздействия на источники и носители вербальной информации, как видно из их перечня, в основе своей представляют самостоятельные

40

составы некоторых преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации: убийство (ст. 105), доведение до самоубийства (ст. 110), умышленное причинение вреда здоровью (ст. ст. 111 и 112), истязание (ст. 117), незаконное лишение свободы (ст. 127), похищение человека (ст. 126) и др.. Соответственно, способы совершения таких преступлений в известной мере характеризуют способы противодействия расследованию ранее совершенных преступлений. Подобные ситуации наиболее характерны для противодействия в рамках организованной преступной деятельности. Кстати, заметим, что подобные способы противодействия неизбежно сопряжены с образованием новых и материальных, и идеальных следов преступлений, которые правомерно рассматривать в аспекте дополнительных возможностей следствия, причем не только в части раскрытия и расследования преступлений, в том числе, совершаемых в целях противодействия расследованию, но и в целом преступной деятельности.

Способы воздействия на источники и носители материальной инфор- мации - «на материальные следы преступлений» в известной мере коррес- пондируются со способами сокрытия преступлений. Это ее утаивание, маскировка, фальсификация, уничтожение и т.п.

Однако, в отличие от сокрытия преступлений, такие способы в целях противодействия применяются значительно более широким кругом лиц, включая коррумпированных должностных лиц органов власти и управления, органов предварительного следствия, прокуратуры, судов. Разумеется, они обладают более существенными возможностями реализовывать такие способы, в том числе задействовать для их реализации третьих лиц. Хотя сами по себе способы остаются теми же.

В самом деле, не могут быть принципиально разными способы фаль- сификации, утаивания и маскировки доказательственной информации, если их реализацию в рассматриваемых целях организует или осуществляет сам преступник (в том числе и до возбуждения дела), следователь или прокурор,

РОСНШПКЛЯ

ГОСУДЛРС.оГЗА* 41

БИБЛИОТЕКА

адвокат или эксперт. Например, фальсификация в любом случае остается фальсификацией. Разумеется, можно говорить при этом о различии в приемах фальсификации, об ином уровне детализации самих способов, если так можно сказать, об уровне «способа реализации способов».

Та же фальсификация информации может осуществляться такими способами, как ложное алиби, заведомо ложное сообщение, заявление, донос; подделка документов, фальсификация обстановки места происшествия или отдельных следов и т.п.

Р.С.Белкин и ряд других криминалистов , данные способы рассматривают в качестве приемов. Однако применительно к противодействию расследованию каждый из таких «приемов» по своему содержанию представляют зачастую не одно, а некую систему действий, которые выполняются в целях их реализации, что характерно уже для способа. Так, ложное алиби может сопровождаться:

а) лжесвидетельством посторонних лиц в пользу подозреваемого;

б) материальным «подтверждением» возможного нахождения по дозреваемого в ином месте или отсутствия его на месте совершения преступ ления в определенное время (например, билет на поездку в другой город).

1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. - М,: Юрид. литерат., 1988; Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М., Закон и право, 2001; Гвоздков А.В. Расследование мошенничеств, совершенных путем инсценировок краж и угонов застрахованных личных транспортных средств. Дисс. … канд.юрид.наук - М., 1994; Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук - Н. Новгород, 1992; Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия предварительному расследованию. Дисс… докт. юрид. наук - Екатеринбург, 1992; Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск, 1992; Кузьмина С.С. Лжесвидетельство (уголовно-правовые, процессуальные и криминалистические аспекты). Дисс. … канд. юрид. наук - СПб, 1991; Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. Дисс. … канд. юрид. наук - Харьков, 1975; Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные методы преодоления. Дисс. …канд. юрид. наук, - Волгоград, 2000; Попов В.Л. Расследование убийств, сокрытых поджогами. Дисс. … канд. юрид. наук - М, 1990; Шмидт А.А. Тактические основы распознания ложных показаний и изобличение лжесвидетелей (криминалистическое и криминологическое исследование), Дисс. … канд. юрид. наук - Свердловск, 1973.

42

Все это, в свою очередь, сопряжено с необходимостью убедить или принудить соответствующих лиц дать ложные показания, сориентировать их о линии поведения у следователя, достать или изготовить оправдательные документы и т.д. То же самое можно сказать о заведомо ложном заявлении, о фальсификации следов преступления или в целом обстановки места происшествия.

Вот почему именно на эти приемы, как часть способов убийств, совер- шенных военнослужащими, мы обратили свое внимание. Это, как мы полагаем, позволяет не только углубить представления о системе противодействия, но и конкретизировать роли его субъектов. Очевидно, что при формировании (подготовке) и реализации ложного алиби, ложного доноса и тому подобных способов будут разными роли подозреваемого и лжесвидетеля, коррумпированного следователя и адвоката и других субъектов. Соответственно появляются дополнительные возможности детализировать рекомендации по выявлению фактов противодействия и его преодолению.

В основу анализа указанных способов были положены результаты изу- чения уголовных дел и опроса сотрудников военных прокуратур.

Утаивание информации. Под утаиванием информации понимается, по мнению Р.С.Белкина, оставление следователя в неведении относительно тех или иных обстоятельств расследуемого дела или источников требуемой для установления истины информации. Утаивание может быть осуществлено как в активной, так и в пассивной формах. К приемам утаивания информации, применительно к убийствам, совершенных военнослужащими относятся:

выбрасывание, сокрытие предметов, орудий убийства и иных предметов (34% уголовных дел и 72% респондентов);

43

отказ от дачи показаний и умолчание об известной и интересующей следователя информации и (или) ее носителей (13% уголовных дел и 67% респондентов)1;

недонесение об известных готовящихся или совершенных убийствах. Такие факты нами выявлены в 9% изученных уголовных дел. Однако они проявляются в работе 48% опрошенных нами работников военных прокуратур;

несообщение запрашиваемых органом расследования сведений, имеющих значение для дела, в том числе командирами частей на запрос о нарушении уставных правил во взаимоотношениях между военнослужащими (соответственно 6% уголовных дел и 34% респондентов); неявка (отказ от явки) или уклонение от явки по вызову в орган расследования (5% уголовных дел и 42% респондентов);

невыполнение должностными лицами требуемых следователем и (или) дознавателем действий, например, о создании условий для производства следственных действий на территории воинской части и т.д.), (6% уголовных дел и 27% респондентов). Проявление данного приема несколько чаще отмечается при расследовании преступлений, совершаемых военнослужащими в Северо-Кавказском регионе, особенно по отношению к следователям системы органов внутренних дел и территориальных органов прокуратуры, на что обратил внимание Х.А.Бейтуганов”;

невыдача (добровольная) искомых орудий преступления, предметов убийства (2% уголовных дел и 21% респондентов);

Уничтожение информации о преступлении и (или) ее носителях оз- начает полное или частичное разрушение фиксированных отражений пре-

1 Различия в данных (здесь и далее), выявленных по уголовным делам и установ- ленным по результатам опроса указанных респондентов, объясняется, с одной стороны. субъективной оценкой респондентов соответствующих позиции, а с другой - неполным отражением в уголовных делах соответствующей информации.

44

ступления и признаков совершивших его лиц, а также носителей этих отражений. Уничтожение может быть полным или частичным.

Частичное уничтожение граничит с фальсификацией, а иногда и пере- плетается с ней . Проведенное исследование показало, что к приемам уничтожения информации об убийствах и совершивших их лицах, а также носителей таковой относятся в основном действия по уничтожению материальных следов преступления, нейтрализация запаховых следов сильно пахнущими веществами. Это уборка на месте убийства, стирка и химическая чистка одежды со следами крови. В ряде случаев отмечается поджог помещений, где совершено убийство, захоронение трупа и т.п. (16% уголовных дел и 44% респондентов).

Следует отметить, что уничтожение информации можно рассматривать как один из способов ее утаивания. Это дает повод для сомнения, в части совершенства данной классификации. К тому же В.А. Кучеров полагает, что к способам уничтожения следует отнести и убийства свидетелей, следовате-лей и иных лиц, обладающих информацией об убийстве . По нашему мнению, это свидетельствует только об одном, о необходимости разграничения носителей и источников вербальной и материальной информации, а соответственно и способов воздействия на нее.

Маскировка - это изменение представления о способе совершения преступления, личности виновного, назначении объектов-носителей информации и их круге. В процессе исследования были выявлены следующие «способы-приемы» маскировки:

изменение внешнего вида лица, совершившего убийство; замена военной формы на гражданскую одежду; применение темных очков и иных средств маскировки (18% уголовных дел и 76% респондентов). Такие «спо-

2 Бейтуганов Х.А. Расследование преступлений, совершаемых организованными преступными сообществами в Северо-Кавказском регионе. Дисс. … канд. юрид. наук. -М.: ЮИ МВД России, 2001.- С.24.

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М, Закон и право, 2001. - С. 768-769,

2 Кучеров В.А. Указ. работа. - С. 41.

45

собы-приемы» отмечаются значительно чаще, когда после убийства лица, их совершившие, дезертируют, покидая расположение воинской части (53% уголовных дел, возбужденных по таким преступлениям).

перемещение предметов обстановки, мебели в помещении, где происходило убийство (3% уголовных дел и 27% респондентов).

  • маскировка звуков убийства другими звуками, заглушение криков жертвы звуками работающей техники, громкой музыки и т.д. (2% уголовных дел и 19% респондентов);

Заметим, что здесь также речь идет о воздействии в основном на материально отображаемую информацию и непосредственно самим лицом, совершившим преступление.

Под фальсификацией понимается создание ложной информации о преступлении и лицах, его совершивших, а также носителей такой информации. К способам фальсификации информации, как уже отмечалось, относятся:

  • заведомо ложное сообщение, заявление, донос (16% уголовных дел и 62% респондентов);
  • создание ложного алиби (11% уголовных дел и 83% респондентов);
  • частичная подделка документов (8% уголовных дел и 67% респон- дентов);
  • создание ложных следов преступления и иных вещественных дока- зательств (5% уголовных дел и 58% респондентов);

полная подделка документов (3% уголовных дел и 54% респондентов).

Инсценировка относится к смешанным способам сокрытия преступ- лений. Она определяется как создание обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться со-

46

гласуемыми с этой обстановкой поведением и ложными сообщениями как исполнителей инсценировки, так и связанными с ними лиц1.

Инсценировка в криминалистической литературе (И.М.Лузгин, Е.В.Баранов, Р.С.Белкин и др.) классифицируется по определенным основаниям, которые в их основе мы находим необходимым воспроизвести (в отличие от других способов противодействия) по причине сложности интеллектуального и материального обеспечения подготовки и реализации инсценировки. В частности, инсценировки подразделяются:

  1. По целям (инсценировки в целях сокрытия преступления и обстоя- тельств его совершения, указание на лицо, не совершавшее преступления и т.п.).
  2. По объекту (инсценировка преступления, инсценирование события некриминального характера, отдельных деталей совершенного преступления или отдельных элементов его состава, инсценировка инсценировки).
  3. По времени (осуществленная до, во время и после совершения пре- ступления).
  4. По субъекту (совершаемая преступником (преступниками), иными лицами).
  5. По месту (на месте преступления, в ином месте).
  6. По способу легализации (рассчитанная на обнаружение по сообще- ниям исполнителя или связанных с ним лиц, рассчитанная на обнаружение посторонними лицами).
  7. По длительности воздействия (рассчитанная на то, что подлинное событие не будет установлено вообще, рассчитанная на получение выигрыша во времени или иных временных преимуществ перед следователем).
  8. По содержанию (инсценировка материальных следов события, инс- ценировка материальных следов события в сочетании с соответствующим
  9. Белкин Р.С. Указ. работа. - С.771.

47

поведением и сообщением ложных сведений)1.

Приведенная классификация инсценировки по различным основаниям - еще одно свидетельство относительности того или иного подхода к опре- делению оснований классификации способов противодействия расследованию, а соответственно и их содержания. Рассматриваемая как способ противодействия инсценировка сама реализуется, что очевидно из изложенного, с применением множества различных приемов, входящих в разные классификационные группы.

В криминалистической литературе иногда отмечается, что все указанные виды инсценировок связаны с какой-либо материальной средой. В этой связи Н.А.Николайчук пишет: «Все приведенные и иные определения инсценировки преступления фактически утверждают, что такая связь не только обязательна, но по существу является главным условием и необходимым компонентом инсценировки». Однако это не совсем так, продолжает он, указывая на наличие инсценировок преступлений и, прежде всего, убийств, не связанных с изменениями материальной обстановки какого-либо места. Примером подобных инсценировок являются дела по фактам исчезновения человека, его так называемого безвестного отсутствия. Мнимое безвестное отсутствие может служить способом сокрытия убийства. Подобные инсценировки Н.А.Николайчук называет «идеальными или вербальными»2.

Однако с таким утверждением нельзя согласиться безоговорочно. Во- первых, «безвестное отсутствие» человека не всегда является результатом действия других лиц, а значит и способом противодействия. И, во-вторых, строго говоря, человек, в том числе без вести пропавший, это тоже материальный объект, а его похищение, незаконное лишение свободы или убийство и захоронение объективно сопряжено с отображением материальных следов

1 Белкин Р.С. Указ. работа. - С.772.

2 Николайчук Н.А. Инсценировка как способ сокрытия преступления // Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, перспективы. - Тула: ТГУ. 2000. - С. 41-42.

48

в определенной среде. Вместе с тем подобные инсценировки зачастую со- провождаются ложными доносами, лжесвидетельством, ложным алиби, изготовлением и представлением поддельных документов (писем, телеграмм якобы от имени исчезнувшего) и т.п.

По результатам проведенного нами анализа практики расследования убийств, совершенных военнослужащими, инсценировки в целях противодействия отмечаются по 11% уголовных дел, причем примерно в половине таких случаев убийство инсценируется под самоубийство, а более трети -под несчастный случай. Такие факты отмечают 44% респондентов.

Разновидностью инсценировок являются симуляция и аггравация.

Под симуляцией в судебной психиатрии и криминалистике понимается сознательное, притворное воспроизведение симптомов заболевания. Ее целью в рассматриваемых ситуациях является создание у субъекта расследования и иных лиц ложного представления о наличии у лица, совершившего преступление, психического или физического заболевания или недостатка, препятствующего привлечению виновного к уголовной ответственности’.

Аггравация - преувеличение психически больным болезненных нару- шений психики. Она обычно влечет создание таким образом у субъекта расследования и иных лиц ложного представления о наличии у субъекта преступления психического или физического заболевания или недостатка, препятствующего привлечению виновного к уголовной ответственности, путем преувеличения имеющегося у него заболевания или усиления последствий недостатка в совокупности с притворным поведением .

В.А.Кучеров указывает, что подобные виды инсценировок характерны для воинских преступлений. Он классифицирует симуляции (агфавации) на следующие виды:

1 Волков В.Н. Судебная психиатрия. - М.: Юристь, 1998. - С. 126.

2 Волков В.Н. Указ. работа. - С. 155.

49

1) симуляция (аггравация) психического заболевания или недостатка, препятствующего привлечению виновного к уголовной ответственности за воинское преступление; 2) 3) симуляция (аггравация) физического заболевания или недостатка, препятствующего привлечению виновного к уголовной ответственности за воинское преступление; 4) 5) симуляция (аггравация) психического заболевания или недостатка, препятствующего привлечению виновного лица к уголовной ответственности вообще (например, симуляция эпилептических припадков, свидетельствующих о наличии у лица хронического заболевания головного мозга - эпилепсии, наличие которого приводит к выводу о невменяемости и освобождает от уголовной ответственности). 6) Применительно к убийствам, совершенным военнослужащими, на эти виды инсценировок указали 66% респондентов; они отмечаются по 12% изученных нами уголовных дел.

Что касается второй группы способов противодействия расследованию, характеризующейся воздействием на источники и носители вербальной информации о преступлении и лицах, его совершивших, то она исследована значительно меньше, чем первая . А.В.Кучеров отмечает, что признаками этой группы способов противодействия являются следующие:

1) воздействие оказывается только на людей, как источников и носителей информации о преступлении либо как субъектов расследования; 2) 3) оно оказывается путем воздействия на сознание, мышление, память 4) ! Журавлев С. Ю. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук. - Н.Новгород, 1992; Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодолении противодействия предварительному расследованию. Дисс. … докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1992; Кара-годин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск, 1992; Федоренко А.Ю. Криминалистическая техника в предупреждении и пресечении противодействия раскрытию и расследованию преступлений. Дисс. … канд. юрид. наук. - М: ЮИ МВД России, 2001; Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших. Методы его преодоления. - Курск, 2000; Николайчук И.А. Способы

50

людей, где происходят процессы восприятия, оценки, переработки, запоминания и передачи информации о преступлении и элементов его состава1.

Нам представляется, что применительно к этой категории источников и носителей информации следует различать, прежде всего, способы психического и физического воздействия. Целью их применения является побуждение людей или их принуждение к действию или бездействию в целях противодействия расследованию.

Иначе говоря, в общей системе противодействия расследованию объ- ектом воздействия (психического или физического) в конечном итоге является человек, как источник, носитель криминалистически значимой информации и ее оценки. Человек, в ходе расследования или судебного разбирательства подвергшийся тому или иному воздействию, нередко осуществляет доступные ему действия в целях искажения или уничтожения, фальсификации или маскировки соответствующей информации, ее неправильной оценки и использования. А в этой ситуации он становится не только объектом воздействия, но и субъектом противодействия. Способы его действий в такой ситуации зависят от его положения в уголовном процессе и в структурах власти, от его отношения к расследуемому преступлению и органам, ведущим расследование. Например, коррумпированные представители органов власти и управления, должностные лица организаций и учреждений, зачастую воздействуют в целом на процесс расследования в виде просьб или указаний лицам, осуществляющим его. Аналогичное положение складывается в отношениях лидера преступной группы или сообщества и коррумпированного следователя (дознавателя). Этой категории субъектов противодействия подчас безразлично, кто и что будет фальсифицировать, уничтожать, инсценировать. Им важен результат.

Таким образом, можно выделить три основные группы субъектов про-

сокрытия преступлений путем воздействия на криминалистически значимую информацию и (или) ее источники. - М. Акад. управления МВД России, 2000. 1 Кучеров А.В. Указ. работа. - С.44.

51

тиводеиствия: участники уголовного процесса (потерпевшие, свидетели, подозреваемые и т.д.); субъекты расследования преступления (коррумпированные следователи, работники органов дознания, прокуратуры и т.д.); лица, не имеющие прямого отношения к процессу расследования (коррумпированные представили органов власти и управления, лидеры и члены преступных сообществ не привлеченные к процессу расследования). Соответственно можно конкретизировать и способы их действий (см. схему 1).

Схема 1.

Группы субъектов противодействия и способы их действий

ЧЕЛОВЕК КАК ОБЪЕКТ ВОЗДЕЙСТВИЯ И СУБЪЕКТ ПРО- ТИВОДЕЙСТВИЯ Участники уголовного процесса Лица, не имеющие

Подозреваемые, обвиняемые, Субъекты рас- крытия и рассле- отношения к процессу расследо- вания свидетели, дования престу-

потерпевшие и т.п. плений

СПОСОБЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ 1. ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ИСТОЧНИКИ И НОСИТЕЛИ ВЕРБАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ 1.1 ПСИХОЛОГИЧЕ- 1.2 ФИЗИЧЕСКОЕ СКОЕ - Убийство - Уговоры - Доведение до самоубийства - Подкуп - Умышленное причинение вреда - Угрозы здоровью - Шантаж - Незаконное лишение свободы - Компрометация - Похищение человека - Провокация - Уничтожение имущества

  • Иные способы 2.ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ИСТОЧНИКИ И НОСИТЕЛИ МАТЕРИАЛЬ- НОЙ ИНФОРМАЦИИ (на следы преступлений)

s~>

  • Уничтожение

  • фальсификация

  • маскировка

  • инсценировка

    1. ВОЗДЕЙСТВИЕ В ЦЕЛОМ НА ПРОЦЕСС РАССЛЕДОВАНИЯ Незаконные указания надзирающих за следствием органов Фальсификация про- цессуальных доку- ментов Утрата (уничтожение) про- цессуальных документов Принятие незакон- ных процессуальных решений Затягивание сроков выполнения процес- суальных решений Неисполнение процессуаль- ных решений По содержанию схемы отметим: во-первых, не все объекты воздействия становятся субъектами противодействия. Мы имеем в виду только тех из них, которые не смогли противостоять оказываемому на них влиянию. Во-вторых, воздействие на источники и носители материальной информации непосредственно совершается чаще со стороны участников преступления. И, в-третьих, поскольку человек является и объектом воздействия и субъектом противодействия, способы его действий в последнем случае универсальны; одни и те же субъекты могут воздействовать на источники и носители как вербальной, так и материальной информации.

Исключение составляют, пожалуй, только способы воздействия в целом на процесс расследования преступлений со стороны должностных лиц - субъектов, обладающих властными полномочиями по отношению к другим участникам противодействия. Сами они, как правило, никого не уговаривают, не шантажируют, не уничтожают и ни чего не фальсифицируют. Эту работу выполняют их «порученцы», в том числе и тогда, когда она связана с воздействием на источники вербальной информации.

В конечном итоге все зависит от человека, прежде всего - обладающего или распоряжающегося соответствующей информацией. В связи с этим нам

53

представляется целесообразным более детально рассмотреть способы воздействия на человека в данном случае не только как источника и носителя криминалистически значимой информации (свидетель, потерпевший и т.п.), но и как ее обладателя, распорядителя, в качестве которых выступают следователь, прокурор и другие субъекты расследования преступлений. При анализе этой проблемы мы использовали результаты упоминавшегося уже опроса сотрудников военных прокуратур, в частности, по вопросу об относительной частоте встречаемости соответствующих способов воздействия. При этом было обозначено условие, что все названные в опросном листе способы, включая «иные», составляют 100%.

ПОДКУП - склонение субъектами противодействия лица, производящего расследование, потерпевшего, свидетеля или любых других лиц к совместному осуществлению противодействия расследованию с помощью денег, подарков, услуг, льгот или их обещаний. Как способ противодействия предварительному расследованию по делам об убийствах подкуп достаточно распространен, и составляет, по мнению респондентов, 19% от общей массы используемых для этих целей способов.

Угрозы, уговоры, шантаж - весьма схожие, нередко взаимно допол- няющие друг друга способы, направленные на склонение лица выполнить определенные действия (в целях противодействия расследованию) по соображениям сострадания, гуманности к другому человеку или обеспечения гарантий собственной безопасности и благополучия родственников. Реализуются путем общения: личного, по телефону, письменного. Частота их встречаемости, по мнению респондентов, составляет около 20%.

При этом под угрозой понимается обещание причинить лицу или его родственникам материальный или физический вред, если оно не выполнит соответствующих требований. Шантаж - также угроза, обещание субъекта противодействия предать гласности (распространить) компрометирующие или разоблачающие сведения о лице или его близких, в случае невыполнения

54

требований шантажиста. При этом могут использоваться как не в полной мере соответствующие действительности сведения, так и заведомо клеветнические. Уговоры характеризуются воздействием на чувства лица с позиции сострадания к подозреваемому и его родственникам. Эти способы воздействия на субъектов противодействия нередко сочетаются с провокацией.

Провокация - подстрекательство интересующего субъектов противо- действия лица к выполнению таких действий, которые повлекут для последнего, а значит и для расследования преступления неблагоприятные последствия.

Наиболее часто провокация используется в отношении субъектов рас- следования в целях их компроментации, демонстрации профессиональной несостоятельности, необъективности и т.д. При этом результаты спровоцированных действий нередко предаются гласности в средствах массовой информации и используются участниками противодействия расследованию в качестве «контрдоказательств».

С.Ю.Журавлев указывает на три типа провокаций:

1) провокационные действия, направленные на дискредитацию следо- вателя, применяемые без предварительного его побуждения к активным действиям по расследованию преступления (предложение принять подарок в знак уважения или вступить в интимную близость с женщиной, иногда подставной, и т.п.). Такие факты фиксируются с применением негласной фотосъемки или видеозаписи и затем используются для угроз и шантажа. 2) 3) действия, побуждающие следователя к активной деятельности в процессе расследования, в ходе которой осуществляется его дискредитация. Например, сначала следует телефонное сообщение важной свидетельницы по делу о невозможности прибыть на допрос и предложение произвести его по месту ее жительства, затем, по приезду следователя к ней домой возможны несколько вариантов действий противодействующих лиц: 4) а) свидетельница предлагает следователю «расслабиться» вместе с ней,

55

что сопровождается раздеванием;

б) следователя избивают, вливают в рот спиртное. Указанные факты фиксируются для дальнейшего шантажа и угроз;

3) действия, побуждающие следователя к проведению активных меро- приятий по расследованию преступления, которые обречены на неэффективность. Например, анонимное сообщение о местонахождении лица, самовольно оставившего воинскую часть, на основании которого туда направляется дознаватель и не обнаруживает виновного, или анонимное сообщение о сокрытии обвиняемым на даче вещественных доказательств, на основании которого производится долгий безрезультатный обыск, как дома, так и земельного участка1. Аналогичную классификацию дает и А.В. Кучеров2. По мнению наших респондентов, провокация составляет 11% в общей массе способов воздействия.

Клевета (ст. 129 Уголовного кодекса РФ) - это как порочащая кого-либо ложь, так и распространение субъектами противодействия заведомо клеветнических порочащих честь и достоинство измышлений в отношении лиц, не желающих выполнять или не выполняющих определенные требования. Она может быть как устной, так и письменной, оформленной в виде публикаций, сообщений в средствах массовой информации или сообщении надзирающему за расследованием прокурору о якобы незаконных действиях следователя (дознавателя). На такой способ противодействия указали 22% респондентов.

Консультирование - это предоставление сведущими субъектами ин- формационной помощи в виде советов лицам, желающим и имеющим возможность осуществлять противодействие проводимому расследованию. Советы могут относиться к линии поведения при проведении следственных действий, осуществлению симуляции, применению утаивания, приемов фальсификации доказательств и др.. В качестве консультанта могут высту-

1 Журавлей СЮ. Указ. работа. - С. 150.

пать специалисты (психиатры, терапевты, баллисты и т.д.), а также лица, обладающие соответствующим опытом (сокамерники, неоднократно привлекавшиеся к уголовной ответственности; сослуживцы, прибывшие для продолжения службы из дисциплинарного батальона, и т.д.). Чаще всего консультируются обвиняемые или подозреваемые, реже их родственники и близкие. Консультирование занимает 28% среди иных способов противодействия расследованию убийств.

Как уже отмечалось, наряду со способами психологического воздейст- вия на источники и носители криминалистически значимой информации существуют еще способы физического воздействия. Оно оказывается как на следователей, дознавателей, прокуроров, так и на иных участников расследования (потерпевших, экспертов, переводчиков и др.). С этими способами воздействия в своей практической работе сталкивались 32% респондентов.

Если уговоры, угрозы и шантаж не оказывают нужного воздействия, то используются способы, связанные с причинением материального ущерба, физических страданий, с переживанием за судьбу родственников (похищенных, незаконно лишенных свободы). Такие способы воздействия являются реализацией субъектами противодействия своих угроз или применяются без предварительных предупреждений о возможности их использования.

Наконец, способы воздействия в целом на процесс расследования. Возможностью их осуществления обладают коррумпированные представители органов власти и управления, соответствующие должностные лица правоохранительных органов и связанные с ними лидеры организованных преступных групп или сообществ. Выявить, а особенно доказать такие связи чрезвычайно сложно, поскольку они зачастую проявляются на уровне лиц, обладающих более широкими возможностями (полномочиями), чем у следователя. На это обстоятельство справедливо указывает А.В.Кучеров, приводя в качестве примеров: неправомерный отказ следователю в даче санкции на

” Кучеров Л.В. Указ. работа. - С.50.

57

арест подозреваемого, отказ в продлении сроков предварительного следствия и содержания под стражей, направление следователя в длительную командировку и передачу по этой причине уголовного дела другому следователю; организацию служебного расследования в отношении «несговорчивого» следователя; непредоставление для выполнения следственных действии транспорта и другие’.

В заключение этого параграфа отметим следующее:

в противодействии расследованию преступлений ключевую роль занимает человек, который выступает в качестве и субъекта противодействия, и объекта противоправного воздействия на других лиц;

противодействие расследованию характеризуется воздействием как на материальные следы - отражения преступления, так и на источники и но- сители вербальной информации, на лиц, распоряжающихся такой информацией (на субъектов расследования преступлений, иных участников уголовного процесса), которые, становясь субъектами противодействия, воздействуют на следы преступлений - на источники и носители материальной информации;

особую группу субъектов противодействия составляют лица, способные оказывать противоправное воздействие в целом на процесс расследо- вания преступлений, в силу своего должностного положения и криминальных связей;

в силу универсальности субъектов - объектов противодействия дос- таточно сложно конкретизировать характерные для них отдельные категории способов действий. Все они в определенной ситуации могут быть причастны к противоправному воздействию (психологическому или физическому) на других субъектов противодействия и к действиям, направленным на соответствующие манипуляции с материальными следами преступлений.

1 Кучеров А.В. Указ, работа. - С.52.

58

§ 3. Криминалистическая характеристика убийств,

совершаемых военнослужащими, и ее значение для анализа

противодействия расследованию.

Как самостоятельная научная категория, криминалистическая характе- ристика преступлений сформировалась в 70-х годах прошлого века, благодаря усилиям таких ученых, как А.Н. Басалаев, Р.С.Белкин, И.А. Возгрин, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимов, В.А. Гуняев, А.Н. Колесниченко, В.П. Лавров, И.М. Лузгин, А.Ф. Облаков, В.А. Образцов, И.Ф. Пантелеев, Н.А. Селиванов, В.Г. Танасевич, А.Г. Филиппов, Н.П. Яблоков и многих других1. Вполне естественно, что среди ученых криминалистов отсутствует единство взглядов по ряду вопросов, относящихся к различным аспектам криминалистической характеристики преступлений и, прежде всего, к понятию, содержанию, уровню абстракции.

Не останавливаясь подробно на различиях в позициях ученых по ука- занным вопросам, нашедшим достаточно широкое освещение, в частности, в работах Р.С.Белкина, выскажем свое отношение к ним.

Под криминалистической характеристикой преступлений мы понимаем научную абстракцию, модель наиболее значимых с криминалистической точки зрения признаков видов, разновидностей, групп преступлений и систему взаимосвязей между ними. Ее значение заключается в том, что в научном аспекте она значительно расширила и углубила представление о преступной деятельности как объекте криминалистики; а в практическом - способствует повышению эффективности раскрытия и расследования преступлений, благодаря знанию о криминалистически значимых признаках отдельных видов, разновидностей и групп преступлений и особенно - выявленных

О развитии взглядов на криминалистическую характеристику преступлений см. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. - М. Юрист, 1997. - С. 306-319; его же. Курс криминалистики . 3-е издание, дополненное. - М, Закон и право, 2001. - С. 731-739.

59

взаимосвязей между ними, что чрезвычайно важно при выдвижении версий, определении направлении расследования, выборе технических средств и тактических приемов и т.д.

В последнее время Р.С.Белкиным высказано мнение о ненужности криминалистической характеристики преступлений, искусственности ее по- строения .

Подобные взгляды высказывались им и некоторым иными учеными- криминалистами еще в 1987 году2. Однако их доводы по этой позиции не по- лучили поддержки большинства криминалистов. Наоборот, исследования проблем криминалистической характеристики преступлений активно про- должались, и она заняла достойное место в криминалистической методике расследования преступлений в качестве ее первого определяющего элемента. В результате проведенных исследований теоретический арсенал знаний и криминалистической характеристике преступлений достиг такого уровня, что ее можно рассматривать в качестве частной теории криминалистики. Мы разделяем мнение Н.П.Яблокова о том, что практика расследования преступлений подталкивала криминалистов к разработке принципов выделения и описания криминалистически значимых признаков для каждого вида преступлений.

По мере активизации деятельности отечественных криминалистов в этом направлении, а также в результате развития деятельностного подхода к анализу любого вида преступной деятельности, накопления, обобщения и систематизации соответствующей криминалистически значимой информации о структурных элементах преступной деятельности возникло представ-

1 Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. - М, 1999. - С. 274-275; его же: Понятие, ставшее “криминалистическим пережитком” // Тезисы докладов Всероссийской научно- практической конференции /28-29 февраля/. Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, перспективы. - Тула: ТГУ, 2000. - С. 6-7; его же: Криминалистика. Проблемы сегодняшнего дня. - М.: Норма, 1999 г. -С. 220-224.

60

ление о системном криминалистическом описании преступлений под названием «криминалистическая характеристика преступлений»1. Подобное системное криминалистическое описание преступлений, в том числе и такой разновидности убийств, как убийств, совершаемых военнослужащими, имеет существенное значение для анализа противодействия расследованию. Поэтому исследование элементов криминалистической характеристики рассматриваемых преступлений и установление взаимосвязей между ними позволяет глубже исследовать факторы, обуславливающие противодействие расследованию и принятию мер к его преодолению.

Среди криминалистов нет единого мнения о содержании криминали-стической характеристики преступлений”. Р.С.Белкин выделил следующие ее элементы:

характеристика исходной информации;

данные о способе совершения и сокрытия преступлений и типичных последствиях их применения;

данные о личности вероятного преступника;

данные о вероятных мотивах и целях преступления;

данные о некоторых обстоятельствах совершения преступления (место, время, обстановка);

данные о личности вероятной жертвы преступления3. Указанный перечень, по нашему мнению, следует дополнить данными о типичных материальных следах преступления и вероятных местах их на-

” Белкин Р., Быховский И., Дулов А. Модное увлечение или новое слово в науке // Социалистическая законность, 1987, № 9. - С. 56-58.

1 Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика как составная часть общей теории криминалистики // Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конфе ренции (28-29 февраля). Российское законодательство и юридические науки в современ ных условиях: состояние, проблемы, перспективы. - Тула: ТГУ, 2000. - С. 32.

2 Обзор точек зрения по этому вопросу см. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. - М.. Юрист. 1998.-С. 307-315.

3 Белкин Р.С. Указ. работа. - С. 315-316.

61

хождения, поскольку они определяются не только способом, но и в целом механизмом преступления.

Что же касается криминалистической характеристики такого опасного вида преступлений как убийство, то ее содержание и элементы рассмотрены в ряде работ . Их анализ показывает, что элементы криминалистической характеристики рассмотрены применительно к отдельным разновидностям убийств и соответственно учитывают их специфику. Это особенно характерно для криминалистической характеристики заказных убийств или убийств по найму, совершаемых организованными преступными сообществами. Особенности криминалистической характеристики заказных убийств обусловлены рядом закономерностей, присущих функционированию организованных преступных формирований2.

Проведенное нами исследование показало, что совершаемые военнослужащими убийства в подавляющем большинстве не относятся к преступлениям, совершаемыми организованными преступными сообществами, хотя нередко и носят групповой характер.

Специфичность преступлений, совершаемых военнослужащими, в том числе и убийств, обусловлена в значительной степени условиями прохожде-

Видонов Л.Г. Криминалистическая характеристика убийств и системы типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. - Горький, 1978; Установление лиц, совершивших убийства, связанные с завладением личным имуществом граждан в жилых помещениях. - М: ВНИИ ПУЗ и П, 1990; Дворкин А.Н. Расследование убийств, совершенных организованными вооруженными группами. - М.: ВНИИ ПУЗ и П, 1995; Селиванов А.Н. Криминалистическая характеристика убийств, совершенных по найму // Пособие для следователей. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. - М: Лига Разум. 1998; Бородулин А.И. Убийства по найму. Криминалистическая характеристика. Методика расследования. - М.: Новый юрист, 1997; Расследование преступлений против личности. - Воронеж: Изд. ВГУ, 1998; Убийства по найму и их раскрытие. - М: ВНИИ МВД России. 2000; Владимир Бахин и др. Методика расследования заказных убийств. М.: Оркениет, Акад. налоговой полиции МГД РК, 2000 и др.

2 Жбанков В.А. Особенности расследования преступлений, совершаемых организованными преступными сообществами // Криминалистика. Методика расследования преступлений новых видов. М.: МИ МВД России, 2000.- С.3-17; Бородулин А.И. Указ. работа; Лавров В.П. Общие положения методики расследования организованной преступной деятельности. Курс лекций по криминалистике. Вып. 12. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999. - С. -83

62

ния военной службы. Они, естественно оказывают влияние на элементы криминалистической характеристики данных преступлений (прежде всего на обстановку и способы их подготовки, совершения и сокрытия), которые необходимо учитывать в процессе расследования, в том числе и при анализе противодействия и, в первую очередь - при установлении факторов, детерминирующих противодействие расследованию убийств, совершаемых военнослужащими.

Таким образом, анализ элементов криминалистической характеристики убийств, совершаемых военнослужащими, способствует, наряду с решением других задач, установлению факторов, обуславливающих противодействие расследованию указанных преступлений и входящих, по нашему мнению, в их криминалистическую характеристику или существенно влияющих на ее элементы. Рассмотрим наиболее значимые из них.

Предмет преступного посягательства. Предметом преступного пося- гательства является самое ценное, что есть у человека - его жизнь. В силу необратимости последствий и невосполнимости жизни в случаях убийства, она относится к непреходящим человеческим ценностям. Именно поэтому уголовное законодательство любого цивилизованного государства считает убийство наиболее тяжким преступлением и сурово карает за его совершение. Высокая степень общественной опасности убийства, тяжесть наказания за его совершение обуславливает необходимость для прсутпника принятия мер по сокрытию преступления, как на подготовительном этапе, так и при реализации преступного замысла.

Следует заметить, что в 19% изученных нами уголовных дел отмечаются факты предварительной подготовки преступлений, связанной с его со- крытием. В процессе совершения преступления количество таких фактов увеличивается почти вдвое (37% уголовных дел).

Предмет преступного посягательства - жизнь конкретного военнослу- жащего - взаимосвязан с остальными элементами криминалистической ха-

63

рактеристики данного вида преступлений и, прежде всего (в аспекте уста- новления противодействия расследованию) с обстановкой, способами убийства, орудиями, мотивом и целью убийства, свойствами личности преступника, свойствами личности потерпевшего.

Обстановка совершения убийств, совершаемых военнослужащими. В литературе отмечается, что обстановка совершения преступления - систе- ма различного рода взаимодействующих до и в момент преступления объектов, явлений и процессов, характеризующих место, время, вещественные, природно-климатические, производственные, бытовые и иные условия окружающей среды, особенности поведения непрямых участников противоправного события, психологические связи между ними и другие факторы объективной реальности, определяющие возможность, условия и иные обстоятельства совершения преступления1.

К сказанному следует добавить, что указанные выше факторы опреде- ляют возможности, условия и иные обстоятельства не только совершения преступления, но и организации противодействия его расследованию. В этой связи прав В.К.Гавло, указывающий, что обстановка совершения любого преступления - интегральный элемент, включающий систему условий и обстоятельств, локализуемых пространством, временем, материальной обстановкой места происшествия, объектом посягательства, субъектом преступления и иными компонентами, в которых осуществлялись подготовка, совершение и сокрытие преступления”. Он обосновано выделяет три самостоятельные, но взаимосвязанные звена обстановки преступления: обстановку, предшествующую совершению преступления; обстановку совершения преступления; обстановку, сложившуюся после совершения
преступления .

Яблоков Н.П. Информационно-структурные основы криминалистического изучения преступной деятельности и ее расследования // Криминалистика. - М: Юрист, 1999. - С.42.

2 Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. -Томск: Изд-во ТУ. 1985. -С. 179.

64

Применительно к рассматриваемым нами преступлениям на каждом из указанных выше звеньев обстановки реализуется соответствующая система способов противодействия расследованию.

Проведенное нами исследование показало, что обстановку подготовки совершения и сокрытия убийств, совершаемых военнослужащими, следует рассматривать на нескольких уровнях.

Первый уровень - социально-экономические условия жизни российского общества на современном этапе его развития, которые характеризуются резким расслоением населения на богатых и бедных, обнищанием значи- тельной части населения, межнациональными конфликтами, миграцией населения, безработицей, явлениями, способствующими вовлечению в преступную деятельность значительной части населения. При этом рост преступности вообще, а воинской в частности, обусловлен размыванием морально-нравственных критериев в обществе, когда высший смысл жизни человека подменяется достижением материального благополучия, не взирая на средства. К такому развитию событий, по большому счету, оказались не готовы органы власти, управления и правоохранительные органы, ведущие борьбу с преступностью.

Второй уровень - обстановка, сложившаяся в Вооруженных Силах вследствие перечисленных выше негативных факторов. Ее анализу, и в частности - влиянию на совершение и расследование преступлений противодействия их расследованию, в специальной литературе уделено определенное внимание. В частности, отмечается рост преступности в Вооруженных Силах, особенно на почве неуставных взаимоотношений. При этом указывается на серьезные недостатки в функционировании правоохранительной системы в российских войсках, резкое ухудшение социально-экономических условий жизни военнослужащих и их семей, несовершенство механизма военного строительства, отсутствие
морально-нравственных, национально-

” Гавло В.К, Там же.

65

патриотических, идеологических основ формирования личности российского воина. Перечисленные факторы способствуют коррупции, взяткам среди должностных лиц различных категорий, «казарменному рэкету», сокрытию должностными лицами различных преступлений, рукоприкладству со стороны офицеров и генералов, использованию ими солдат в корыстных целях, неуставным отношениям военнослужащих, снижению требовательности к дисциплине.

В результате есть все основания констатировать наличие в современ- ных Вооруженных Силах России:

неуставных отношений, как устойчивого массового социального явления;

высокого уровня травматизма;

низкой популярности военной службы;

хищений оружия и боеприпасов, другого военного имущества;

низкого уровня боеготовности, боеспособности Вооруженных Сил1.

На этом фоне и происходит рост преступлений в Вооруженных Силах;

растет противодействие их расследованию. Е.А.Моргуленко
совершенно

справедливо отмечает: «… властные полномочия командира или другого

должностного лица Вооруженных Сил позволяют ему
совершать

преступления самому, скрывать преступления других, либо ненадлежащим

Лунев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. - М: Норма, 1997; Кучеров А.В. Указ. работа; Мацкевич М.М. Неуставные отношения в армии России (дедовщина) // Прокурорская и следственная практика. - М, 1997, № 2; Карпов 11.Н. Преступность в войсках и проблемы создания федеральной службы военной полиции // Преступность: стратегия борьбы. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1997; Иншаков СМ. Преступность в армии: иллюзии и реальность // Преступность и законодательство. -М.: Криминологическая Ассоциация, 1997; Казаков Н.Н. Правопорядок в войсках и пути его укрепления: взгляд на проблем) // Право в Вооруженных силах. - М., 1999, № 2; Мор-гуленко Е.А. Порядок реализации властных полномочий и преступность в Вооруженных силах России // Преступность власти. - М.: Криминологическая Ассоциация, 2000 и др.

66

отношением к своим обязанностям (халатностью) порождать и способствовать совершению преступлений другими лицами»1.

Третий уровень - обстановка конкретных убийств, совершенных во- еннослужащими, и состояние работы по их раскрытию и расследованию. Каждое конкретное убийство происходит в определенном воинском коллективе на фоне межличностных конфликтов, возникающих и протекающих в нем. СР. Кочешев подчеркивает, что по данным военных психологов в подразделениях, насчитывающих 50-70 военнослужащих, ежедневно происходит до 10 конфликтов, возникающих по различным причинам и по-разному протекающих. Из них более 38% - кратковременные, около 40% - продолжаются несколько недель, а каждый четвертый продолжается в течение месяца и более”. Их объективные и субъективные причины производны от обстоятельств, изложенных применительно к первому и второму уровням обстановки.

В частности, к объективным причинам можно отнести недостаток зна- чимых для нормальной деятельности военнослужащим материальных и духовных благ; бытовая неустроенность военных городков; недостаточная разработанность правовых, организационных и иных процедур разрешения межличностных противоречий и т.д.; к субъективным - особенности свойств личности военнослужащих, участвующих в конфликте; предвзятую установку «на соперника»; негативные традиции в коллективе; наличие в подразделении микрогрупп отрицательной направленности и т.д.3 Указанные факторы формируют микросреду, в которой осуществляется жизнедеятельность военнослужащего, которая в свою очередь, оказывает определенное влияние на формирование навыков и приемов противодействия правоприменитель-

Моргуленко Е.А. Указ. работа. - С.71.

” Кочешев СР. Воинская преступность в аспекте взаимоотношений преступников и жертв преступлений // Власть: криминологические и правовые проблемы. - М: Россий- ская криминологическая ассоциация. 2000. - С148.

”’ Кочешев СР. Указ. работа. - С. 150.

67

ной деятельности, в том числе и противодействия расследованию преступлений. Это отметили 52% опрошенных нами сотрудников военных прокуратур.

В процессе прохождения службы военнослужащий, являясь элементом конкретной микросреды, усваивает ее установки, приспосабливается к ней.

Если в микросреде (воинском коллективе) распространены такие явления как постоянное моральное давление (словесные оскорбления, угрозы, принуждение молодых воинов к выполнению прихотей старослужащих), вымогательство (денег, предметов обмундирования, продуктов питания), избиения, глумления и издевательства, то это все оказывает сильное воздействие на психику военнослужащего, атрофирует у него чувство справедливости, коренным образом подрывает веру в неотвратимость наказания за совершенные проступки и правонарушения.

Именно в такой микросреде происходит обмен сведениями об оказании противодействия любому расследованию, почерпнутыми из детективной литературы, фильмов, рассказов и советов лиц, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности, в том числе и за совершение воинских преступлений. При совершении в данной микросреде (воинском коллективе) преступления военнослужащий нередко становится и объектом воздействия и субъектом противодействия его расследованию. Чтобы обезопасить себя от разоблачения при расследовании, успешное проведение которого подчас угрожает самому существованию микросреды, она обязывает военнослужащего противодействовать этому расследованию. Поэтому он, исходя из обстановки, порой вынужденно участвует в противоправном воздействии на других военнослужащих (утаивании, уничтожении, фальсификации следов преступлений и т.п.). Сложившийся менталитет данной микросреды не дает права на выбор. Как правило, за оказание помощи расследованию военнослужащему, находящемуся в такой среде, грозит физическая расправа .

Кучеров А.В. Указ. работа. - С. 62-63.

68

Кроме того, наличие в составе преступной группы должностного либо старшего по воинскому званию или служебному положению лица, либо просто субъекта - лидера (авторитета), заинтересованного в оказании противодействия (как правило, это организатор противодействия), обусловливает координированность и направленность действий по противодействию расследованию. При этом между членами преступной группы происходит распределение ролей, действий, которые следует выполнить: на одного из членов группы возлагается уничтожение или сокрытие орудий преступления, на второго - перемещение предметов с целью инсценировки некриминального события, на третьего - запугивание свидетелей происшедшего, на четвертого - подкуп следователя и т.д.. Не может не оказывать влияния на выбор способов противодействия и количество членов группы. Чем больше количество членов преступной группы и выше степень ее организованности и продуманности действий ее членов, тем меньше шансы расследовать уголовное дело всесторонне, полно и объективно.

В этой связи существенное значение имеет исследование микросреды военного коллектива для установления криминогенных ситуаций. С.Р.Кочешов выделяет следующие их типы:

а) ситуации, создаваемые активными действиями преступника при нейтральном поведении потерпевшего, что проявляется, как правило, при «дедовщине в чистом виде». Приведем пример. Младший сержант Е. с целью продемонстрировать своему коллеге из другого подразделения слабую физи ческую выносливость молодых солдат, прибывших в подразделение, стар шиной которого он являлся, неожиданно для рядового П. и без какого- либо повода с его стороны, нанес ему несколько ударов, от которых последний скончался ;

б) ситуации, создаваемые активными действиями потерпевшего, при социально одобряемом его поведении. Подобная ситуация характерна для

69

случаев насилия, в том числе и убийств, совершенных военнослужащими более раннего срока призыва, по отношению к «молодым» сержантам, добивающимся в соответствии с требованиями Уставов исполнения правомерных требований;

в) ситуации, создаваемые совместными действиями преступника и по- терпевшего при неправомерном провоцирующем поведении последнего. Подобные ситуации характерны, прежде всего, для обоюдного насилия военнослужащих одного призыва при разрешении межличностных конфликтов2. Это по существу ситуации поведенческого характера, они зачастую и возникают, и разрешаются спонтанно. Однако не следует забывать о наличии ситуаций, обусловленных и корыстными обстоятельствами. Например, убийство военнослужащего, застигнувшего своих «коллег» при хищении оружия и боеприпасов со склада воинской части, расстрел военнослужащих в караульном помещении с целью завладения оружием.

Наконец, имеют место ситуации, связанные с совершением заказных убийств. Несколько таких примеров приводится опрошенными нами сотрудниками военных прокуратур.

Анализ перечисленных ситуаций позволяет смоделировать типичные способы противодействия расследованию убийств, совершаемых военно- служащими, а на этой основе конкретизировать меры по его преодолению.

В частности, каждый третий (33%) из опрошенных нами сотрудников указал на роль таких элементов обстановки совершения убийств, как место и время, при анализе противодействия расследованию. Ю.Г.Корухов применительно к сокрытию заказного убийства правильно подметил, что «…в самой конструкции такого убийства заложены действия по сокрытию преступников (организаторов, посредников) и подлинных мотивов (целей) убийства. Эле-

1 Здесь и в аналогичных случаях далее, если это не оговаривается специально, при водятся примеры из опросных листов сотрудников военных прокуратур.

2 Кочешев СР. Укач. работа. - С. 150.

70

ментом сокрытия является выбор такого места и времени, которые обеспечили бы отсутствие свидетелей или свели бы их количество к минимуму»1,

Сказанное полностью относится и к убийствам, совершаемым военно- служащими. Так, совершение убийства при наличии очевидцев на территории воинской части, в казарме или любом другом месте обуславливает выбор применения таких приемов противодействия, как угроза, шантаж, оказание психологического или физического воздействия на свидетелей и т.д.. Если же убийство произошло в отсутствии свидетелей или же ночью в безлюдном месте, то применяются такие способы как ложное алиби, утаивание, уничтожение, маскировка, фальсификация информации о преступлении или его носителях. Например, при расследовании уголовного дела об убийстве младшего сержанта Изотова установлено, что он и рядовой Сагалиев, будучи при- званными на военную службу в ноябре 1996 года, проходили ее в роте охраны и обеспечения учебного центра воинской части 5400 (Отдельный автомобильный полк Внутренних войск МВД РФ). В период службы Сагалиев неоднократно занимал у сослуживцев по подразделению, в том числе и у Изотова, деньги, однако не возвращал их в течение длительного времени.

1 июня 1998 года Сагалиев и Изотов находились в составе суточного наряда по подразделению, при этом Изотов исполнял обязанности дежурного по роте, а Сагалиев - соответственно дневального. Около 3-х часов ночи Сагалиев, воспользовавшись тем, что Изотов отдыхает, похитил из-под подушки последнего кошелек со значительной денежной суммой, сданной на хранение дежурному по роте. Спрятав кошелек в своей одежде, Сагалиев намеревался покинуть помещение роты и надежно спрятать похищенное. Однако, проснувшись в этот момент, Изотов обнаружил исчезновение ко-

Корухов Ю.Г. Методика расследования убийств, совершенных по найму // Кри- миналистика. Методика расследования преступлений новых видов. - М.: МИ МВД РФ, 2000. - С.26.

71

шелька и, увидев уходящего Сагалиева, остановил его и потребовал вернуть кошелек с деньгами.

Сагалиев в категоричной форме заявил Изотову о своей непричастности к краже денег и предложил последнему разобраться по данному поводу вне пределов казармы. Около 3 часов 30 минут Изотов и Сагалиев покинули расположение казармы и вышли за ее торцевую стену, прилегающую к лесному массиву. В ходе разговора с Изотовым у Сагалиева, опасавшегося разоблачения в совершенной краже денег, возник умысел совершить убийство Изотова. Реализуя преступный умысел и воспользовавшись тем, что Изотов отвлекся в ходе разговора, Сагалиев нанес последнему сильные удары куском металлической арматуры в область затылочной части головы и шеи, причинив последнему травматические повреждения. В результате развившегося травматического шока, нарушения функций дыхания и кровообращения Изотов скончался на месте преступления.

С целью противодействия расследованию совершенных преступлений (хищения денежных средств и убийства Изотова) Сагалиев перетащил труп Изотова к земляному валу, расположенному в 70 метрах от казарменного помещения, выкопал яму, в которой захоронил его. Утром Сагалиев сообщил командованию о том, что Изотов ночью ушел в город и в часть не вернулся. Однако следствие не исключало версию о причастности Сагалиева к исчезновению Изотова. Понимая это, Сагалиев 12 июля 1998 года самовольно оставил место службы и скрылся. 20 июля он прибыл в Саратовскую область и явился в военный комиссариат города Балакова, где заявил о том, что самовольно оставил место службы вследствие допускаемых в отношении него неуставных отношений. 25 июля Сагалиев был направлен для дальнейшего прохождения службы в другую войсковую часть, откуда в ноябре 1998 года был уволен в запас. Вместе с тем, опасаясь разоблачения, Сагалиев попытался найти одного из своих сослуживцев по первому месту службы и склонить его к даче ложных показаний, подтверждающих факт ночного ухода Изотова

72

в город. Эта попытка была зафиксирована, в том числе и с помощью оперативно-технических мероприятий, что позволило ускорить раскрытие преступления1.

Этот пример показателен тем, что, предпринимая определенные приемы противодействия расследованию, преступник неизбежно оставляет новые следы, способствует образованию источников и носителей идеальной и материальной информации, наличие которых, в конечном счете, расширяет возможность его изобличения.

Способ совершения и сокрытия рассматриваемых убийств - важнейший элемент криминалистической характеристики убийств вообще и, со- ответственно, криминалистической характеристики убийств, совершаемых военнослужащими. Основы учения о способе совершения преступления были заложены Г.Г. Зуйковым, определившим способ совершения преступления как детерминированную «…условиями внешней среды и психофизическими свойствами личности систему взаимосвязанных действий (деятельность) по подготовке, совершению и сокрытию преступления, связанных с использованием орудий и средств, условий места и времени, соответствующих цели совершаемых действий»”. Указанное понятие в принципе разделя-ется многими криминалистами, в том числе В.П.Лавровым, И.М.Лузгиным , которые внесли существенный вклад в разработку этой проблемы.

Однако следует отметить, что по некоторым аспектам данной проблемы высказываются противоречивые мнения. Например, В.К.Гавло (вопреки мнению большинства криминалистов) считает необоснованным включение в

1 Уголовное дело № 09/42/0167-99 г. - архив Московского окружного военного су да.

2 Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступле ний. М.: ВШ МВД СССР, 1970. -С. 84.

3 Лузгин И.М., Лавров В.П. Способ сокрытия преступлений и его криминалистиче ское значение. М,: МФЮЗО при Акад. МВД, 1980; Криминалистическая сущность, сред- ства и методы установления способа сокрытия преступлений. - М.: Акад. МВД СССР, 1987.

73

определение способа совершения преступления условий, места и времени, которые характеризуют обстановку совершения преступления1.

Нам представляется, что требует уточнения и употребление «психофи- зических свойств личности», ибо личность - есть единство социальных, психологических и биологических свойств и исключать социальные свойства, по нашему мнению, не следует. Это особенно важно при анализе криминалистической характеристики убийств, совершаемых военнослужащими, где социальные свойства (служебное положение, роль и место в малой социальной группе и т.д.) оказывают весьма существенное влияние на выбор способов совершения и сокрытия преступления. Поэтому применительно к детерминантам способа совершения преступления правильнее говорить не о психофизических свойствах личности, а о свойствах личности.

В системе элементов криминалистической характеристики преступления способ совершения преступления взаимосвязан, прежде всего, со свой- ствами личности преступника, которые индивидуализируют его действия и, фиксируясь в следах преступления, позволяют судить о том, что они присущи определенному лицу, о его «почерке». Таким образом способ совершения преступления взаимосвязан и с таким элементом криминалистической характеристики преступления, как материальные следы преступления. Тесная взаимосвязь между ними приводит ряд криминалистов к мнению, что следовая информация не является элементом криминалистической характеристики преступления, а входит в содержание способа совершения преступления”. Данную точку зрения мы не разделяем и считаем следы преступления самостоятельным элементом криминалистической характеристики, несущим информацию не только о способе совершения преступления, но и о других элементах этой характеристики, например, таких, как обстановка соверше-

Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов преступлений. - Томск: Изд-во ТУ, 1985. - С. 179. 2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юрист,- С.314.

74

ния преступления, свойства личности потерпевшего, которые в значительной степени предопределяют выбор способов совершения и сокрытия.

Г.Г.Зуйков и ряд других криминалистов включают в содержание способа совершения преступления действия преступника по его подготовке, со- вершению и сокрытию. Однако в последнее время появились исследования,-в которых допускается самостоятельное, обособленное существование способа сокрытия преступлений в качестве элемента криминалистической характеристики преступления1. Нам представляется, что такая трактовка данного вопроса во многом инициирована противоречивыми суждениями о понятии и содержании противодействия расследованию, особенно на первоначальном этапе разработок проблем этой, во многом новой для криминалистической теории и практики категории. По нашему мнению, способ сокрытия преступления, будучи одним из трех элементов в целом его способа, характеризуется действиями, прежде всего, лица, совершающего преступление, а значит, в основе своей охватывается его общим умыслом. Из этого общего правила, естественно, могут быть исключения, но сейчас, когда абсолютное большинство криминалистов согласны с тем, что сокрытие преступления составляет собой часть способов противодействия расследованию, нелогично говорить о самостоятельности тех его элементов, которые не охвачены общим умыслом преступника. Правильнее сказать, что приемы сокрытия, входящие в противодействие, могут быть частью способа преступления, но могут носить и самостоятельный характер, включаясь в ту часть противодействия, которая находится за рамками способа преступления. Строго говоря, противодействие расследованию во всех его деталях нередко не охватывается и вряд ли может быть охвачено первоначальным умыслом лица, подготавливающего и совершающего преступление. Как показало наше исследование, лица, совершающие рассматриваемый нами вид убийств, как правило,

1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.З. - М.: Акад. МВД СССР. 1979; Карагодин В.М. Способы сокрытия преступлений и их криминалистическое значение, методы распознавания и преодоления. Днсс. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1982 и др.

75

принимают меры к сокрытию преступления на всех его этапах. И только после возбуждения уголовного дела и начала расследования во многих случаях организуют (или инициируют организацию) противодействия ему (34% респондентов).

Орудия, иные средства совершения убийства - важнейшие носители доказательственной информации, что хорошо понимают и преступники, стремясь как можно скорей избавиться от этих улик. Как правило, это хо- лодное, огнестрельное оружие и случайные предметы. Их выбор определяется преступником и обстановкой преступления. При этом применяются такие способы противодействия, как сокрытие орудий убийств в естественных укрытиях и специально оборудованных тайниках, уничтожение, выбрасывание, изменение внешнего вида и т.п. Кроме того, в литературе отмечается, что субъекты противодействия могут использовать различные подслушивающие устройства, средства связи, наблюдения, передачи информации и т.д.. Полученные с помощью указанных средств данные используются для корректировки применяемых способов противодействия расследованию и выбора но- вых1. Такие действия иногда сопровождаются возникновением новой криминалистически значимой информации, которая может быть использована для преодоления противодействия расследованию, а соответственно и для успеха расследования в целом.

Цели и мотивы убийства и противодействия расследованию тесно взаимосвязаны. Одно из значений слова «цель» - «предмет стремления, то, что надо, желательно осуществить» .

Оценивая объективную обстановку, условия, в которых протекали, протекают или будут протекать подготовка и совершение убийства, субъект может прийти к выводу о возможности его изобличения и привлечения к уголовной ответственности. В этой связи он преследует цель воспрепятство-

1 Кучеров Л.В. Указ. работа. - С.59.

76

вать пока только вероятному предварительному расследованию, заранее продумывая возможности, как изменить существующие условия и обстановку. Таким образом, цель всегда осознанна, при этом субъект противодействия имеет возможность изменять цель, отказаться от ее достижения, осознавать невозможность ее достижения и т.д. После принятия решения о противодействии предварительному расследованию преступником или иным субъектом противодействия разрабатывается программа действий по достижению поставленной цели. С этого момента цель может рассматриваться как субъективный фактор, детерминирующий систему противодействия расследованию убийств.

Воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному расследо- ванию преступления - это общая цель противодействия. Она является главной для противодействующего лица. Кроме того, могут быть и промежуточные цели противодействия: недопущение быстрого и полного раскрытия преступления; недопущение установления личности виновного; воспрепятствование обнаружению трупа, недопущение достижения целей обыска и др. После принятия решения об осуществлении промежуточных целей субъектом вырабатываются программы их достижения. Главная цель объединяет промежуточные цели, а также действия по их осуществлению в единую согласованную деятельность. Постановку и реализацию частных целей противодействия в расследовании убийств, совершаемых военнослужащими, отметили практически все наши респонденты (97%).

С целью противодействия тесно связан его мотив. Слово «мотив» в русском языке образовано от французского motif, которое в свою очередь, произошло от латинского movere (moveo) - двигать (двигаю). В психологии под ним понимается «побуждение, направленное на удовлетворение значи-

2 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фра- зеологических выражений. - М.: Российская АН. Российский фонд культуры, АЗЗ, 1994. -С. 861.

77

мой для субъекта потребности»1. Возникая при наличии конкретных потребностей, актуализированных и направленных на объект, мотив вызывает постановку цели. При этом субъект, сознавая свои потребности, желания, соотносит их со своими субъективными возможностями, внешними условиями и ставит цель их удовлетворения.

Таким образом, причиной постановки цели является мотив. Цель, в свою очередь, конкретизирует мотив, придает ему реальное содержание. Цель не возникает без мотива, а мотив не может стать силой, побуждающей к действию, без соотношения с конкретной целью. Один и тот же мотив может потенциально детерминировать несколько целей, а одна и та же цель может быть обусловлена разными мотивами.

Под мотивом преступления понимают порожденное системой потреб- ностей, осознанное и оцененное побуждение, принятое лицом в качестве идеального основания и оправдания своего преступного поведения. Потребности преступления могут выражаться в удовлетворении страсти к стяжательству и т.д. В основе формирования мотива лежит система социальных, психологических и биологических свойств личности: образ жизни человека, социальная группа, в которую он входит, потребности, интересы, чувства, возраст и т.д.2

На формирование мотива противодействия оказывает влияние несколько факторов. В его основе лежат потребности, т.е. испытываемая человеком нужда в чем-либо. Материальная потребность в гипертрофированной форме - корысти - является мотивом противодействия расследованию убийств в случаях, когда субъект участвует в противодействии за обещанное материальное вознаграждение или когда стремится к сохранению или даже улучшению своего материального состояния, связанного с должностным по-

1 Лунеев В.В. Мотивация воинских преступлений. - М, ВПА, 1974. - 8 с; Романов В.В. Военно-юридическая психология. Учебник. Кн.1- М. Щ. ВКИ, 1991. -С.98.

’ Платонов А.А. Структура и развитие личности. - М.: Наука, 1988; Жбанков В.А. Свойства личности и их значение для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М,: РТА. 1999 и др.

78

ложением, чему угрожает проводимое расследование. Существенной является потребность субъекта противодействия избежать неблагоприятных последствий, вызываемых ходом расследования преступления и привлечения соответствующего лица к уголовной ответственности.

На основе потребностей формируются интересы, то есть «сосредото- ченность человека на определенном объекте в силу личностной значимости для него» . Интересы как детерминанты противодействия классифицируются на интересы по отношению к результатам расследования и интересы по отношению к оказываемому ему противодействию. Они строго индивидуальны, но тесно взаимосвязаны и обусловлены, прежде всего, отношением субъектов противодействия к расследуемому событию, и к возможным результатам противодействия2.

Существенное значение для формирования мотива имеют эмоции как форма психического отражения объективного мира в виде переживаний человека, выражающих его отношение к происходящему и чувства как более емкие и интеллектуально насыщенные по сравнению с эмоциями переживания субъекта. Эмоции чаще всего обусловлены ситуационно. Чувства же характеризуются своей устойчивостью, продолжительностью и глубиной. Они могут породить огромную энергию, привести к формированию потребности и побудить субъекта к действиям. Одни и те же явления могут вызвать у разных людей разные эмоции и чувства, как по содержанию, так и по силе.

Чувство - отражение в мозгу человека его реальных отношений, то есть отношений субъекта потребностей к значимым для него объектам и, прежде всего, к человеку как личности, как члену общества. Чтобы стать компонентом поведения чувство должно быть осознано лицом в качестве мотива поведения. При этом чувства в одних случаях непосредственно выступают в качестве мотива совершения преступления (убийство на почве расовой или

1 Романов В.В. Указ. работа. - С.93. ‘ Карагодин В.Н. Указ. работа. - С.64.

79

национальной вражды и т.д.), в других же - мотивом преступления являются иные побуждения, а чувства составляют лишь эмоциональный фон, на котором развертываются преступные действия. Существует более 100 видов человеческих чувств, из которых более 30 могут стать мотивами совершения преступных действий: негодование, гнев, злорадство, зависимость, тщеславие, честолюбие, презрение, сочувствие, привязанность, ложно понятый долг, товарищество, круговая порука, неповиновение, боль, страх, ужас, безнаказанность.

Эти же мотивы могут влиять и на принятие решения о противодействии расследования, хотя и в разной степени.

Примером совершения преступления на почве соперничества является убийство сержанта П.. В одной из воинских Частей Ангарского гарнизона проходили службу младший сержант Л. и сержант П.. Последний в течение 7 месяцев находился в командировке на территории Чеченской Республики. За это время Л. занял лидирующее положение в подразделении, ранее возглавляемое П. По возвращению П. стал открыто высмеивать и критиковать Л. по любому поводу в присутствии подчиненных. При этом П. обвинял Л. в трусости, малодушии, из-за которых Л. якобы не поехал в командировку в Чечню. В свою очередь Л. оскорбил П., между ними началась драка, в процессе которой Л. убил П., нанеся ему смертельный удар саперной лопаткой. При расследовании этого, казалось бы, очевидного преступления, проявилось достаточно активное противодействие как со стороны обвиняемого (симуляция психического заболевания), так и его родственников, активно «участво- вавших» в организации психиатрической экспертизы.

Нами была предпринята попытка конкретизировать мотивы противо- действия, используя результаты анонимного опроса 63 военнослужащих, обвиняемых в совершении преступлений (в том числе - 16 человек, совершивших убийства). Их ответы распределились следующим образом:

80

боязнь уголовного наказания и последствий осуждения для себя и своих родственников (отметили 35% опрошенных);

стремление скрыть соучастников в силу имеющейся круговой поруки среди военнослужащих (23%);

боязнь огласки и осуждения (17%);

стыд от сознания противоправности и аморальности совершенного (13%);

боязнь мести со стороны военнослужащих, осуществляющих круговую поруку (12%)’.

В результате опроса военнослужащих (146 человек) с просьбой ответить на вопрос о мотивах возможного с их стороны сокрытия преступлений, совершаемых их коллегами, были получены следующие ответы:

чувство групповой солидарности, нежелание “подставить” сослуживцев (24% опрошенных);

чувство любви, уважения к преступнику и его родственникам (22%);

  • страх, боязнь мести со стороны обвиняемых и иных лиц (16%); желание скрыть факт совершения преступления и виновных (15%);
  • боязнь прослыть «стукачом» (13%);
  • желание получить материальное вознаграждение, компенсацию причиненного вреда (11%);

корысть - получение вознаграждения за оказываемое содействие (8%);

жалость к преступнику и его родственникам (3%).

Только 8% опрошенных ответили, что ни при каких обстоятельствах

они не способствовали бы сокрытию преступления и лиц, их совершивших.

Поскольку данный опрос проводился с несколько условным обозначением

ситуации (как возможной, а не реально существующей), его результаты так-

81

же следует оценивать как условные. Однако в определенном смысле они показательны. В частности, обращают на себя внимание две первые позиции -46% опрошенных из-за чувства ложно понимаемой солидарности и из-за страха готовы оказаться в числе лиц, противодействующих расследованию. Вместе с тем только 8% опрошенных оказались убежденными сторонниками закона.

Преступник - центральная фигура в механизме убийства. Он учитывает сложившуюся обстановку, выбирает способы действий и орудие преступ- ления. Он же является и основной фигурой в системе противодействия расследованию. При анализе его роли в оказании противодействия расследованию убийства следует исходить из системной совокупности его свойств. Данную проблему в криминалистике наиболее полно разработали М.Г. Кор-шик и С.С. Степичев, А.С. Кривошеев, Н.Т.Ведерников, Ф.В.Глазырин, В.А. Жбанков и другие, рассматривающие личность преступника в качестве открытой, сложной, динамической, функциональной системы, состоящей из комплекса взаимосвязанных социальных, психологических и биологических элементов”.

В свою очередь, каждый из указанных элементов личности является системным образованием, включающим комплекс соответствующих свойств. Их выделение и анализ чрезвычайно важен для установления противодействия расследованию. Так, применительно к социальным свойствам необходимо изучить такие, как должность, социальный статус в микросреде (воинском коллективе), родственные и служебные связи, национальность, образование, уровень материального обеспечения, срок службы в армии; к психологическим - мировоззрение, идеалы, убеждения, знания, мышление, волю,

Опрашиваемым предлагалось из общего перечня возможных ответов выбрать один, доминирующий в их сознании.

2 Например, Жбанков В.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации. - М: Ассоциация «Профессиональное образование», 1998; его же - Свойства личности и их значение для установления лиц. совершивших таможенные правонарушения. - М.: РИО РТА, 1999 и др.

82

темперамент, черты характера, способности; к биологическим - возраст, состояние здоровья и т.п.

Их анализ позволяет, с одной стороны, успешнее выявить приемы и способы противодействия, применяемые преступником в процессе подго- товки, совершения и сокрытия убийства, а с другой - разработать тактические приемы, комбинации и операции для их изобличения.

Особое значение приобретает анализ такого свойства, как взаимосвязь преступника и потерпевшего. Существенное значение для установления противодействия и его нейтрализации имеет также анализ таких психологических свойств, как знания, умения, навыки, темперамент, черты характера. В системе знаний и умений субъекта выделяются те из них, которые касаются уголовного, уголовно-процессуального законодательства, криминалистики, преступного опыта, в том числе способов и приемов оказания противодействия расследованию. Они позволяют субъекту противодействия грамотно анализировать и правильно оценивать обстоятельства совершенного преступления, выбирать и применять оптимальные способы (приемы) противодействия расследованию, корректировать свои действия.

На основе знаний и умений формируются навыки способов и приемов противодействия расследованию по делам о воинских, как и иных преступлениях, навыки вступления в контакт с различными лицами, профессионального ведения переговоров и т.д.

В результате многократного повторения навыков образуются умения, представляющие собой автоматизированные действия, выполняемые при свернутом контроле сознания. У лиц, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности, вырабатываются умения противодействия расследованию, то есть умения по выбору и осуществлению действий конкретного направления и конкретного содержания.

В процессе оказания противодействия применяются также и специально приобретенные навыки выполнения действий по предупреждению воз-

83

никновения, уничтожению, утаиванию, маскировке, фальсификации следов преступления.

В противодействии расследованию преступлений существенное значение имеют темперамент и характер преступника. Под темпераментом пони- мают совокупность индивидуальных, относительно устойчивых динамических свойств психики человека, в которых проявляются сила, подвижность и уравновешенность нервных процессов. Сильный, уравновешенный, подвижный тип нервной системы присущ сангвиническому темпераменту; сильный, уравновешенный, инертный - флегматическому; сильный, неуравновешенный - холерическому; слабый - меланхолическому темпераменту.

Как показывает наше исследование, субъектом противодействия (как и субъектом преступления) могут стать лица с любым из названных типов темперамента, хотя ведут они себя при этом по-разному. Например, флегматики более способны длительное время придерживаться ложных показаний или умалчивать какие-либо сведения, симулировать (аггравировать) заболевание или недостаток, уклоняться от явки по вызову в военную прокуратуру; сангвиникам были присущи такие способы противодействия как утаивание, перемещение предметов с целью инсценировки, создание ложных следов преступления и вещественных доказательств; холерики стремились к уничтожению следов преступления и вещественных доказательств, отказывались от явки в военную прокуратуру по вызову, не выдавали искомые предметы, фальсифицировали документы1.

Понимая под характером «совокупность устойчивых индивидуально- психологических свойств, проявляющихся в жизнедеятельности, поведении человека в виде его отношения к окружающим людям, труду, самому себе и другим обстоятельствам бытия»”, следует отметить его детерминирующее

1 Данные выводы базируются, в основном, на личных впечатлениях, поскольку це левого исследования по данному вопросу не проводилось. Мы полагаем, что проведение специального психолого-криминалистического исследования проблемы противодействия было бы весьма целесообразно.

2 Романов В.В. Указ. работа. - С.32.

84

значение в системе действий, направленных на противодействие расследованию. Особое внимание в этом плане заслуживают так называемые акцентуированные черты характера.

В частности, В.В.Романовым замечено, что гипертимному типу акцен- туации человека присуще большая подвижность, избыточная общительность, стремление к лидерству. Очень близким к указанному типу является гипер-тимно - неустойчивый тип акцентуации характера. Эпилептоидный тип характеризуется избыточной агрессивностью, гневливостью, импульсивностью, конфликтностью с окружающими, скрытностью. От субъектов с данными типами акцентуации характера следует ожидать использование в течении длительного срока времени активных способов противодействия расследованию. Циклоидный и сензитивный типы, в общем, характеризуются обостренностью восприятия окружающего, замкнутостью, душевной ранимостью, робостью, что может привести субъектов к попыткам суицида при рас- следовании в отношении них уголовного дела.

Таким образом, при отсутствии сдерживающего воздействия акцен- туированные черты характера в определенной степени обусловливают противодействие расследованию как асоциальную форму поведения и деятельности.

При выполнении следственных действий необходимо принимать во внимание особенности характера преступника. При этом особенно важен их учет при производстве допроса, поскольку его проведение без учета свойств характера может не привести к желаемому результату. Следует учитывать стиль общения и отношения людей: доминантный, недоминантный, мобильный, ригидный, экстраверт, интроверт.

При допросе лица с доминантным типом общения не следует пресекать или высмеивать используемые таким лицом «силовые» приемы общения. Постепенно натиск сойдет на нет. Если же его активно осаживать, то может

85

возникнуть конфликт. Лицо с недоминантным стилем общения нуждается в известном поощрении словом и взглядом. При соблюдении этого условия у него можно получить большой объем информации. К лицу с мобильным типом общения следует подстроиться, а затем постепенно снижать темп. После этого возможно восполнение ранее пропущенного. Лицо с ригидным типом общения не следует торопить, его необходимо терпеливо выслушать. Лицо с экстравертным типом общения расположено к общению, и поэтому общаться с ним легко, необходимо направлять его речь в нужное русло, чтобы не уходить от темы разговора. Лицо с интровертным типом общения не склонно вступать в контакты, и поэтому следует четко и точно формулировать свои вопросы, избегая отвлечений на личную тему .

Подводя итог изложенному, следует отметить, что для выявления форм и способов противодействия убийств, совершенных военнослужащими, и разработки рекомендаций по их преодолению важнейшее значение имеет анализ криминалистической характеристики указанных преступлений.

Проведенное исследование показало, что весьма существенное значение выявления противодействия расследованию имеет анализ таких элемен- тов криминалистической характеристики убийств, совершаемых военнослужащими, как обстановка и способы совершения преступления, данные о свойствах личности преступников и потерпевших, мотивы деяния.

Знание ее элементов и взаимосвязей между ними позволяет прогнози- ровать формы и способы возможного противодействия расследованию и принять необходимые меры к его нейтрализации.

Олейкин А.Н. Психологические средства деятельности следователя в ситуации конфликта на предварительном следствии, Дисс. … канд. юрид. наук. - М, 1993. - С. 88 -89.

86

ГЛАВА 2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА И МЕТОДЫ

ВЫЯВЛЕНИЯ И ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УБИЙСТВ, СОВЕРШАЕМЫХ

ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ.

§ 1. Общая характеристика криминалистических средств и методов выявления и преодоления противодействия.

Проблема тактико- и технико-криминалистического обеспечения вы- явления и преодоления противодействия расследованию преступлений считается пока наименее разработанной, по сравнению с иными проблемами этого социального явления (понятие, содержание, формы, способы и т.п.).

Прежде всего, следует отметить довольно значительный разброс мнений по этому вопросу. Так, А.Г.Гельманов, исследуя проблему способа со- крытия преступлений против жизни и здоровья граждан, отмечает, что криминалистические методы по разоблачению способа сокрытия преступления - «это система приемов, в рамках следственных и иных действий…»1. К ним он относит процессуальные методы (следственные и иные действия), применяемые следователями органов внутренних дел и прокуратуры, и не процессуальные (оперативно-розыскные мероприятия), осуществление которых в соответствии со ст. 118 УПК РСФСР, возложено на оперативные аппараты органов внутренних дел2. В данном случае А.Г.Гельманов рассматривает в качестве методов разоблачения способа сокрытия преступлений только следственные действия и оперативно - розыскные мероприятия, что, по нашему мнению, не исчерпывает всего моногообразия возможных подходов к решению вопроса. Метод может выступать всего лишь как одно из составляющих

1 Гельманов А.Г. Сущность, криминалистическое значение и методы установления способа сокрытия преступлений против жизни и здоровья граждан, Дисс. … канд. юрид. наук. -М.. 1982.- С. 168.

” Гельманов Л.Г Укач, работа. -С. 169.

87

следственного действия; само содержание действия не исключает применение нескольких криминалистических методов, различных, например, по своей природе (основанных на положениях психологии, логики, педагогики) или по функциональному назначению (построение версий, идентификации и т.п.).

В.Н.Карагодин к методам распознавания сокрытия относит версию’; к методам преодоления противодействия, когда субъект противодействия известен - непосредственное или опосредованное воздействие на него; к средствам преодоления противодействия - допрос, в процессе проведения которого и осуществляется указанное выше воздействие.

Что же касается ситуации, когда субъект противодействия неизвестен, то хметоды и средства, как и в целом методические рекомендации по выявлению скрываемых обстоятельств и преодоления противодействия могут быть расчитаны на неопределенный круг лиц и могут быть разработаны в рамках методик расследования отдельных видов преступлений.

Необходимо отметить, что следственные действия в соответствии с УПК РСФСР рассматриваются как средства доказывания. Соответственно, их можно рассматривать и как средства, и как преодоления противодействия расследованию. Например, допрос - средство получения вербальной информации, а противодействие предполагает воздействие на ее источники и носители. Следовательно, выявление и преодоление такого противодействия возможно лишь с применением адекватных, аналогичных средств. Очевидно, что к их категории относятся не только допрос, но и предъявление для опознания, очная ставка, проверка показаний на месте события и тому подобные следственные действия.

По существу такая трактовка данного вопроса прослеживается у И.А.Бобракова, который, говоря о методах выявления и преодоления противодействия, относит к ним не столько сами следственные действия, сколько

88

методы «…используемые для раскрытия и расследования преступлений: методы анализа и оценки фактических данных, метод определения последовательности следственных действий, бригадный метод, метод построения типовой версии, метод воздействия и многие другие»1’. При этом он справедливо подчеркивает, что деятельность по применению мер, направленных против воздействия преступников на свидетелей и потерпевших является производной частью основной деятельности по раскрытию и расследованию преступлений”.

А.В.Кучеров к методам выявления противодействия расследованию воинских преступлений относит общенаучные методы криминалистики: наблюдение, измерение, сравнение, эксперимент, моделирование, описание, объяснение, подчеркивая, что речь идет о применении указанных методов в практической деятельности1. И эти соображения, как мы полагаем, не лишены оснований.

Р.С.Белкин средства и методы преодоления противодействия рассле- дованию подразделяет на две группы:

  • средства и методы преодоления попыток сокрытия преступлений;
  • средства и методы преодоления иных форм противодействия рас- следованию.
  • К первым, по его мнению, относятся следственные и розыскные дейст- вия, обращение к помощи населения и средствам массовой информации, ко вторым - оперативно-розыскные мероприятия, ведомственные расследования, официальные беседы, выступления следователя и иных должностных лиц в трудовых коллективах, средствах массовой информации и т.д., а также - в исключительных случаях - ознакомление субъектов противодействия с

Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Свердловск, Изд-во Уральского ун-та, 1992. - С. 81.

1 Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и потерпевших и крими налистические методы его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1997. - С. 90- 91.

2 Бобраков И.А. Указ. работа. - С.85.

3 Кучеров А.В. Указ. работа. - С. 75-90.

8 ч

отдельными обстоятельствами и материалами дела при условии сохранения в должной степени следственной тайны1.

Однако предлагаемая Р.С.Белкиным дифференциация средств и методов преодоления противодействия расследованию нам представляется не бесспорной и особенно расшифровка их содержания. Фактически сокрытие преступления является элементом в целом противодействия расследованию и вряд ли есть какие-то основания рассматривать в качестве самостоятельной, обособленной систему методов и средств, применяемых для выявления и преодоления только сокрытия. Это тем более теряет смысл, если иметь в виду противодействие расследованию организованной преступной деятельности.

Н.П.Яблоков и В.И.Куликов применительно к расследованию преступ- лений, совершенных членами организованных преступных формирований, формулируют по существу обобщенное представление о системе мер преодоления противодействия членов указанных формирований, выделяя три их группы, исходя из сложности следственной ситуации и тактики ее разрешения:

обычные процессуальные, криминалистические и оперативно-розыскные приемы, методы и средства ведения предварительного следствия, которыми осуществляются сбор и фиксация источников доказательств, самих доказательств и иной информации, доказывание по делу;

организационно-технические, оперативно-розыскные, криминали- стические, процессуальные средства, реализуемые в рамках специальных тактических операций;

экстраординарные меры, адекватные заранее приготовленным, мощным мерам противодействия организованных преступных формирований”.

1 Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминали- стическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое

90

По существу это система целевых организационных, следственных и оперативно-розыскных действий, длящихся во времени и характеризуемых относительно широким кругом применяемых методов и средств.

В контексте этих соображений трудно согласиться безоговорочно с мнением некоторых ученых-криминалистов, по существу ограничивающих систему методов выявления и преодоления противодействия расследованию пределами одного из разделов криминалистики.

Например, З.И.Кирсанов отмечает, что «для преодоления противодей- ствия раскрытию и расследованию преступления и установления истины по делу при производстве следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий применяются, главным образом, тактико- криминалистические приемы»1.

Рассматривая эту проблему с позиций криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений (его понятия, содержания), А.Ф.Волынский и В.П.Лавров справедливо, по нашему мнению, отмечают, что эффективная система мер, направленных на нейтрализацию противодействия расследованию преступлений, невозможна без целевых научных разработок соответствующих методов и средств во всех четырех разделах криминалистики, а также без должного нормативно-правового обеспечения их практической реализации.

В частности, они обоснованно утверждают, что наряду с проблемами тактики такой деятельности, методики расследования преступлений в условиях противодействия значительное внимание при названном исследовании

обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М, Новый юрист, 1999. - С. 143-149.

2 Яблоков Н.П., Куликов В.И. Криминалистические основы борьбы с организованной преступностью // Основы борьбы с организованной преступностью. Под ред. В.С.Овчинского, В.Е.Эминова, Н.П.Яблокова.- М.: Инфра-М, 1996.- С.283-284.

1 Кирсанов З.И. Роль криминалистических методов и средств в борьбе с противо- действиями выявлению и раскрытию преступлений // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 г.. г. Руза). М: ЮИ МВД России. -С. 148.

91

необходимо уделить проблемам совершенствования научно- технического обеспечения процесса розыска и доказывания.1

Развивая эту идею, А.Ю.Федоренко в своей диссертации «Криминали- стическая техника в предупреждении и пресечении противодействия рас- крытию и расследованию преступлений» отмечает, что сам факт результативного применения технико-криминалистических методов и средств при расследовании преступлений способствует расширению и укреплению системы доказательств по уголовному делу, осложняя тем самым, а порой и исключая, попытки противодействия расследованию, создавая условия для более уверенных действий следователя”.

Попытку систематизировать меры по выявлению и преодолению про- тиводействия расследованию предприняла А.А.Петрова. Однако признать эту попытку удачной, как нам представляется,. нельзя, поскольку в предлагаемой системе дается перечень не только названных мер, но и направлений, форм, методов, средств и даже тактических приемов. Впрочем, это тот случай, когда для полноты анализа предлагаемую А.А.Петровой «систему» целесообразно воспроизвести. В частности, к мерам преодоления противодействия расследованию она относит; •

выбор правильной линии поведения при контактах с преступниками, применение специально разработанных для ситуаций противодействия расследованию тактических приемов;

  • использование оперативно-розыскной информации о замыслах пре- ступников по противодействию следствию;

применение при контактах с преступниками эффекта внезапности и разработанных с учетом этого фактора криминалистических приемов, в том числе приемов рефлексивного управления;

1 Волынский А.Ф.. Лавров В.П. Указ. работа. - С.98.

2 Федоре л ко А.Ю. Указ. лис. … канд. юрид. наук.-М.: ЮИ МВД РФ, 2001.-С.4.

92

использование возможностей оперативно-розыскных подразделений для защиты свидетелей и потерпевших от противоправного воздействия заинтересованных лиц;

кодирование сведений о свидетелях и потерпевших в процессуальных документах;

использование специальных технических средств (теле-, видео- и иной аппаратуры), исключающих непосредственный контакт свидетелей и потерпевших с подозреваемыми и обвиняемыми при проведении отдельных следственных действий (очная ставка, предъявление для опознания);

выявление и нейтрализация лиц, способствующих утечке информации, и лиц, пытающихся оказать давление на следствие; дезориентация пре- ступника о намерениях следствия;

проведение служебного расследования или оперативно-служебной разработки в отношении лиц, заподозренных в связях с преступниками;

отстранение следователей и оперативных работников, уличенных в связях с преступниками, от расследования и передача дела следователям другого подразделения;

тактически умело выбранную линию поведения при общении с за- щитниками обвиняемых в ходе проведения следственных действий;

применение электронно-вычислительной техники;

применение “поощрительных” норм УК к отдельным участникам уголовного процесса;

ознакомление в исключительных случаях противоборствующих лиц с отдельными обстоятельствами и материалами дела для выхода из сло- жившейся конфликтной ситуации;

своевременные публикации в печати тщательно продуманной ин- формации о ходе и результатах расследования.

Говоря о системе таких мер, по нашему мнению, следовало бы иметь в виду хотя бы одну общепризнанную в криминалистике их дифференциацию

93

на организационные, следственные и оперативно - розыскные, а соответственно и их классификацию.

В аспекте правового обеспечения к мерам борьбы с противодействием А.Н.Петрова предлагает отнести изменение процедуры продления процессуальных сроков ведения следствия. По ее мнению, эта процедура очень громоздка и требует больших временных затрат. Следователь не всегда располагает временем для анализа материалов дела, составления аргументированного постановления о продлении срока, тем более в условиях затягивания следствия обвиняемыми и их защитниками. По этой причине во избежание волокиты, следователь иногда «сворачивает» дело. Выход из этой ситуации автор видит в предоставлении права продления срока следствия начальнику след- ственного подразделения, который хорошо знает дела подчиненных ему следователей1.

Нам представляется, что такая мера в принципе не приемлема, она противоречит общей концепции усиления контроля за предварительным расследованием и наделением в этой связи соответствующими функциями судебных органов. И именно по этому пути пошли авторы судебно-правовой реформы и законодатели, принимая УПК РФ 2001 года2.

Более того, проблема правового обеспечения раскрытия и расследова- ния преступлений, а соответственно, и нейтрализации противодействия ему представляется нам неизмеримо более масштабной и сложной. Она безусловно касается сроков расследования, но не столько в части процедуры их продления, о чем пишет А.Н. Петрова, сколько максимально возможного их сокращения. Время, что очевидно из анализа практики, как правило, работает не на следователя. Чем длительнее срок расследования уголовного дела, тем больше людей подключается к этому процессу, в том числе и тех, кто ак-

1 Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры его преодоления. Дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 2000. - С.79-80.

~ Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации ‘•’ Рос. газета. 22 декабря 200!. Ст. ст. 108, 109. 224, п.5 ст. 176, н.З сг. 182 и др.

94

тивно противодействует ему. Не случайно «затягивание сроков расследования» рассматривается криминалистами как один из распространенных способов противодействия.

Нам больше импонирует идея максимально возможного сокращения сроков расследования, сведения до минимума фактов передачи уголовных дел от одного следователя другому, из органов предварительного расследования системы МВД РФ в прокуратуру и наоборот, обеспечения стабильности состава следственно-оперативных групп. Это действительно будет способствовать повышению персональной ответственности за результаты расследования уголовных дел, ужесточению режима секретности или тайны следствия, а в конечном итоге во многом затруднит противодействие расследованию, будет способствовать его своевременному выявлению и более успешному преодолению.

В этом же аспекте следует рассматривать необходимость совершенст вования правового регулирования допустимости технико- криминалистических методов и средств в уголовный процесс, правовой оценки результатов их применения и т.д. Об этом достаточно много уже на писано в криминалистической и уголовно-процессуальной литературе1. Из ложенное свидетельствует о неоднозначном подходе криминалистов к опре делению средств и методов нейтрализации противодействия расследованию преступлений, к оценке сложности и многофакторности этой деятельности. По нашему мнению, данную деятельность не совсем правильно рассматри вать как производную от процесса расследования. По своему содержанию, целям и задачам это скорее одно из направлений, одна из частей расследова ния преступлений, важнейшее составляющее в целом процесса доказывания.

Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука, техника, общество, человек. - М.: ЮНИТИ, 2000.

95

При этом нередко осуществляются дополнительные мероприятия; используются не только те же средства и методы, что и при собирании, исследовании доказательств, но и специально направленные на выявление и преодоление противодействия расследованию.

Это можно проиллюстрировать конкретным примером. Рядовой Ч., об- виняемый в умышленном убийстве своего сослуживца, на первом допросе признался в убийстве; его неприязненные отношения к потерпевшему подтверждались рядом свидетельских показаний и вещественными доказательствами. Однако, спустя некоторое время Ч. отказался от своих первоначальных показаний. К тому же из оперативных материалов следовало, что прибывшие в город, где располагалась воинская часть, родственники Ч., активно ищут встречи со свидетелями по делу, в чем им способствует адвокат обвиняемого. По согласованию вопроса с территориальными органами внутренних дел и прокуратуры за родственниками Ч. (его братом и женой) было ус- тановлено наблюдение, их телефон в гостинице поставлен на прослушивание. В результате была зафиксирована встреча жены брата Ч. с сержантом М. (свидетелем), при которой она передала собеседнику пакет. На пропускном пункте воинской части указанный пакет, в котором находилось 1200 долларов США, у М. был изъят. Его объяснение о том, что деньги он нашел, было опровергнуто результатами дактилоскопической экспертизы - на пакете были обнаружены следы пальцев рук брата Ч. и его жены. В результате М. был вынужден дать правдивые показания и .по обстоятельствам противодействия расследованию.

С позиций системного подхода деятельность по применению средств и методов нейтрализации противодействия расследованию можно рассмотреть в качестве специфической системы, состоящей из входа, операционного блока и выхода. Каждый из указанных элементов системы, в свою очередь, является системным образованием с множеством взаимосвязанных элементов. Так, на входе системы можно выделить ее цель, организационное и кадровое.

96

материально-техническое и правовое обеспечение, которое определяет особенности ее функционирования. Эффективность деятельности операционного блока зависит от организационного построения системы, условий научной организации управления и труда ее сотрудников, разработки правовых, научных (в том числе тактических и методических) основ их деятельности, а также методических рекомендаций по использованию указанных средств и методов в условиях противодействия расследованию преступлений различных видов и т.д.

На выходе системы находится ее результат, применительно к рассмат- риваемой проблеме: эффективность реализации мер нейтрализации противодействия расследованию. Поскольку каждая система функционирует в условиях внешней среды и взаимодействует с другими системами, то немаловажное значение имеет учет факторов внешней среды, оказывающих влияние на эффективность ее функционирования1. Таким образом, успех преодоления противодействия расследованию зависит от ряда организационных, правовых, уголовно- процессуальных, .оперативно-розыскных, криминалистических и иных мер.

Криминалистические средства и методы нейтрализации противодействия расследованию тесно взаимосвязаны с остальными элементами этой сис- темы. При этом особое значение, применительно к расследованию воинских преступлений, в том числе и убийств, имеет кадровое обеспечение процесса раскрытия и первоначального этапа расследования убийств, совершаемых военнослужащими. И прежде всего имеется, в виду криминалистическая подготовка следователей, дознавателей.

В соответствии с «Инструкцией органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации» (утверждена заместителем Генерального прокурора РФ - Главным военным прокурором 1 августа 1994 г. и введена в действие приказом Министра обороны Российской

97

Федерации от 18 августа 1994 года № 275) в воинских частях для производства предварительного расследования в форме дознания приказом командира назначаются дознаватели сроком на 2 года из числа подготовленных для производства дознания офицеров. Производство предварительного следствия осуществляется следователями военной прокуратуры.

Специалисты, занимающиеся исследованием данной проблемы, отме- чают, что «действующие в войсках органы военной прокуратуры обладают функцией надзора за исполнением закона, органы дознания Вооруженных сил полностью подчинены командованию…»1. Это утверждение не совсем точное. Органы военной прокуратуры, конечно’же, ведут и предварительное расследование.

Проведенный анализ деятельности органов дознания Вооруженных Сил в целом показывает ее низкую результативность. Основная причина этого видится нам в том, что офицеры, уполномоченные вести дознание, подчи- нены командованию, которое, как правило, не заинтересовано в показе реальной картины преступности и по этой причине порой оказывает противодействие раскрытию и расследованию преступлений. А этому способствует некомпетентность дознавателей, низкий уровень их профессионализма, на что указывают и другие исследователи данной проблемы2.

В этой связи мы разделяем позицию авторов, выступающих за создание в Вооруженных Силах России органов военной полиции, в задачу которых входило бы производство дознания и оперативно-розыскной деятельно- сти, которая в настоящее время в Вооруженных Силах практически отсутст-

1 Жбанков В.А. Свойства личности и их’использование для установления лиц. со- вершивших таможенные правонарушения. - М.: РТА,.1999. - С. 5-6.

1 Карпов Н.Н. Преступность в войсках и проблемы создания федеральной службы военной полиции // Преступность: стратегия борьбы. - М: Криминологическая Ассоциа ция. 1997. - С. 190.

2 Карпов Н.Н. Указ. работа. - С. 191.

98

вует, за исключением мероприятий, проводимых органами ФСБ по линии борьбы с государственными преступлениями1.

Выше уже отмечалось, что к методам преодоления противодействия расследованию относят прежде всегоследственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, которые проводятся, как правило, с использованием криминалистических средств, методов и с учетом особенностей следственных ситуаций.

В.Н.Карагодин отмечает, что ситуации, в условиях которых реализуются акты противодействия предварительному расследованию, чаще всего относятся к проблемно - конфликтным. При этом уровень сложности возникающих проблем во многом определяется объемом информации, имеющейся у следствия, и эффективностью реализуемого противодействия. Исходя из указанных положений, ситуации противодействия расследованию он разделил на:

  • не очень сложные, когда органы расследования располагают доста- точными и достоверными доказательствами, опровергающими доводы противодействующей стороны;
  • более сложные, когда представителями противодействующей стороны выражается несогласие с действиями и выводами органов расследования, представляются данные, которые ставят под сомнение выводы следствия и не проверены при производстве по уголовному делу;
  • еще более сложные, когда сведения об элементах преступного события не позволяют составить однозначного представления об обстоятельст- вах, способствовавших реализации замысла субъекта деяния .
  • По нашему мнению, с позиций информационного компонента ситуации противодействия расследованию целесообразно классифицировать на:

Карпов Н.Н, Указ. работа; Иншаков СМ. Здоровье нации и вооруженные силы // Безопасность и здоровье науки. - М.. Криминологическая Ассоциация. 1996. “ Карагодин В.Н. Указ. работа. - С. 1 18-130.

99

  • очевидные, когда имеется достоверная информация о противодействии расследованию, о причастных к нему лицах, их связях и способах дей- ствий;
  • неочевидные, когда имеющаяся информация свидетельствует о на- личии признаков противодействия расследованию, однако его субъекты, способы их действий не известны или сведения о них неполны, недостаточны для активного преодоления противодействия.
  • Для разрешения указанных ситуаций выдвигаются частные версии, осуществляется планирование деятельности следователя по выявлению механизма и преодолению противодействия с помощью следственных действий, организационных и оперативно-розыскных мероприятий. Таким образом, средствами разрешения ситуаций противодействия расследованию являются следственные действия, организационные и оперативно-розыскные мероприятия.

Что же касается криминалистических методов преодоления противо- действия, то они трансформируются в систему технико- криминалистических и тактико-криминалистических приемов, реализуемых как в процессе проведения предварительного расследования в целом, так и при проведении целевых, т.е. направленных на преодоление противодействия следственных действий. Кстати, заметим, что система тех и других действий органически взаимосвязана, они проводятся во взаимосогласованности, а их результаты взаимодополняемы. По этой причине было бы ошибочно их противопоставлять или даже говорить о преимуществе каких-то из них перед другими, что иногда утверждается в криминалистической литературе .

В последнее время для повышения эффективности расследования, в том числе и преодоления противодействия расследованию, более пристальное внимание обращается на возможность использования нетрадиционных

1 Кирсанов З.И. Указ. работа. -С. 148; Петрова А.Н. Указ. работа. -С. 61-62.

100

методов и средств собирания и исследования доказательств. К их числу, как правило, относят методы и средства одорологии, полиграфоскопии, моделирования признаков и свойств преступника на основе «психологического» анализа последствий совершенного деяния, использование экстраординарных (экстрасенсорных) способностей отдельных лиц и т.п.1

Что касается одорологии, мы целиком разделяем оценочные суждения В.А.Волынского по итогам более чем 35-летней дискуссии о возможности ее использования в процессе доказывания. Проанализировав зарубежный опыт и отечественную практику, в том числе судебную, он вслед за Р.С.Белкиным справедливо отмечает, что одорология сегодня - это скорее правовая, чем научно-техническая проблема. Ее решение лежит в сфере уголовно-процессуального законодательства, поскольку и многочисленные исследования и практика раскрытия и расследования преступлений с использованием одорологии не дают оснований для сомнений в части ее состоятельности с научно-методической точки зрения”.

Концепция использования полиграфных устройств при установлении правонарушителя основывается на том, что любая деятельность человека, в том числе и противоправная, осуществляется на фоне более или менее выраженного эмоционального напряжения, т.е. имеет психофизиологическое подкрепление. Чем более значима для субъекта ситуация, в которой он находится, тем выраженнее психофизиологическая реакция. При этом наиболее остро актуализированными для человека является совершение преступления или причастность к нему. Проведенными исследованиями установлено, что полиграфными испытаниями можно установить наличие так называемых «виновных знаний» в 86-92% случаев3.

1 Нетрадиционные-методы в раскрытии преступлений.- М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.

2 Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития криминалистической тех ники. Дисс. … доктора юрид. наук, - М: Академия управления МВД РФ, 2001. - С.349- 350.

Игнатов СВ. Использование полиграфных устройств в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. - М.: УМЦ МВД РФ. 1992. - С.53.

101

С помощью полиграфа применительно к предполагаемому правонару- шителю решаются следующие задачи:

определяются непосредственное участие в правонарушении или причастность к нему;

подтверждается факт совершения правонарушения;

выявляется результат противоправной деятельности;

устанавливаются доказательства противоправной деятельности;

выявляются мотивы совершения правонарушения;

проверяется достоверность сведений, сообщаемых тем или иным лицом;

выявляется факт оказания противодействия расследованию и т.д. При всей очевидной значимости всех названных выше задач хотелось бы обратить внимание на одну из них - «установление доказательств…». Ав- тор, по нашему мнению, нашел весьма корректную и точную форму выражения возможностей полиграфа в процессе доказывания - «способствовать установлению или выявлению доказательств». Это значит, что данные расшифровки полиграфического исследования или «какие-то кривые» (по выражению A.M. Ларина ) не имеют доказательственного значения. Доказательством являются факты, установленные с их помощью при проведении законом определенных следственных действий (допроса, обыска и др.).

Непременным условием организации полиграфных испытаний является сообщение оператору сведений о социальных, психологических и биоло- гических свойствах испытываемого, учитывая, что проведению испытаний могут помешать следующие факторы:

паралич, ампутация органов, влиявших на расположение чувст- вительных нервных окончаний, другие сложные хирургические операции, перенесенные недавно;

Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. - М.. 1996. - С. 148: его же Правда о детекторе лжи // Известия. 1989, 14 ноября.

102

хронические заболевания: гипертония, гипотония, неврозы, сердечная недостаточность и т.д.;

эмоциональная неуравновешенность в результате какого-либо происшествия, имеющего непосредственное отношение к испытываемому;

менструальный период у женщин или беременность сроком более 100 дней;

наркомания, алкоголизм, особенно в период вынужденного отказа от приема алкоголя, наркотиков;

неполноценное питание или сильная усталость;

умственные и психологические недостатки (по методике, принятой в США, не подлежат проверке на полиграфе лица с коэффициентом ум- ственного развития менее 70);

иные психические заболевания и нервные расстройства;

принятие лицом алкоголя, снотворного, транквилизаторов, нар- котических веществ;

наличие простудных заболеваний, хронических расстройств ды- хательных путей и голосовых связок;

наличие физических болей. Для проведения полиграфных испытаний разработана специальная методика и применяются специфические методы, в частности, метод массовых обследований1 и др.

В настоящее время наряду с методикой совершенствования полиграф- ного обследования разрабатываются методы бесконтактного измерения психологического стресса , и т.д. Применительно к раскрытию и расследованию убийств разработаны тесты «Максимального напряжения», основанные на

Варламов В.А., Богданов Т.С. Опыт использования полиграфа в оперативно- розыскной деятельности при массовых обследованиях // Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.

” Варламов В.А.. Денисов А.С, Богданов Т.С. Бесконтактное измерение психоло- гического стресса // Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. - М. ВНИИ МВД РФ. 1995.

103

использовании таких ключевых элементов криминалистической характеристики как способ, орудия, место, время убийства, жертва и т.д.

Правовой основой применения полиграфа в борьбе с преступностью в настоящее время является Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации».

Порядок его применения, в частности, в органах внутренних дел, рег- ламентируется Инструкцией «О порядке использования полиграфа при опросе граждан» (Приказ МВД России от 28.12.1994 г. № 437) и Инструкцией «О порядке получения допуска на право работы с полиграфными устройствами» (Приказ МВД России от 12.09.1995 г. № 353).

Учитывая, что полиграф широко применяется более чем в 50 странах мира, а в некоторых из них (США, Япония) суды первой инстанции применяют результаты, полученные при помощи полиграфа, наравне с другими доказательствами, мы присоединяемся к мнению, что необходима законодательная регламентация применения полиграфа в новом УПК России, по крайней мере, в качестве средства получения ориентирующей, а при определенных условиях и доказательственной информации. При этом ссылки на не абсолютную достоверность получаемой информации (до 92%) нам представляются не убедительными.

Во-первых, все доказательства, как известно, оцениваются в их сово- купности. Те из них, которые противоречат общей системе доказательств. подлежат дополнительной проверке и только по ее результатам решается вопрос об их признании в качестве таковых по уголовному делу.

Во-вторых, мы уже указывали ранее, что около 25% потерпевших, сви- детелей в ходе следствия и судебного рассмотрения уголовных дел изменяют свои показания. Более того, для подозреваемых, обвиняемых дача ложных показаний или отказ давать показания признается их законным правом как способ защиты. Но ни у кого не возникает по этой причине сомнений в части признания их показаний в качестве доказательств.

104

Иначе говоря, и здесь, как и в отношении одорологии, мы склонны ви- деть не частную проблему полиграфа, а в целом проблему правовой регламентации процесса, и особенно средств доказывания.

Применение информационной модели, построенной на основе анализа последствий деяния, базируется на установлении поисковых признаков, требующих применения специальных «ключей». Они устанавливаются при выявлении закономерных связей между свойствами личности преступника и условиями развития и формирования личности с помощью системы методов космобиоритлогического анализа, а также между свойствами личности преступника и остальными элементами преступной деятельности. В этом случае необходимо установить системообразующий элемент, благодаря которому все остальные элементы преступной деятельности обретают способность нести информацию о круге потенциально причастных к ней лиц.

Использование модели, построенной по характеристикам невербального поведения, основано на анализе таких компонентов, как мимика, жест, позы, которые в акте коммуникации несут 55-65% информации. С этой целью разработаны математические модели профиля состояния человека в процессе деятельности и методика составления его модели1.

В основе использования экстраординарных (экстрасенсорных) психо- физиологических способностей отдельных лиц лежит концепция существования единого энерго-информационного поля (пространства), в котором по принципу голограммы, каждая точка «пространства - времени» несет в себе информацию о всех других точках «пространства - времени»1.

На практике данный феномен проявляется в том, что отдельные лица, обладающие экстраординарными психофизиологическими
способностями,

Ермолаев B.C. Моделирование психологического профиля и профиля состояния объекта наблюдения по характеристикам его невербального повеления ч Нетрадицион- ные методы в раскрытии преступлений. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994,

1 Стремченко А.Б. Проблемы использования экстраординарных психофизиологических способностей человека при раскрытии преступлений // Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.

могут «считывать» информацию, находящуюся в едином энерго- информационном поле, воспроизводя те ситуации, свидетелями которых они не были. Хотя подобное явление невозможно полностью объяснить с точки зрения современной науки, оно находит применение в медицине, эстрадно-концертной деятельности, а также в сфере борьбы с преступностью.

В частности, в литературе отмечается, что при проведении поисковых мероприятий с помощью экстрасенсов могут быть решены следующие задачи:

определен внешний вид преступника, его возраст, пол, род занятий;

выявлен крут межличностных контактов и образ действий на данный период времени;

произведено описание жилища и транспорта, принадлежащих преступнику или которыми он воспользовался в определенных ситуациях;

осуществлено прогнозирование в ряде случаев о времени и характере очередных преступных действий при совершении серийных престу- плений;

определение местонахождения преступника1. В связи с изложенным
мы не разделяем мнение А.М.Ларина, А.Н.Петровой и ряда других криминалистов, исключающих или ограничивающих возможность применения нетрадиционных методов исследования для получения, подчеркиваем это, ориентирующей информации.

Разумеется, такие методы не могут быть сопряжены с применением физического насилия как средства нейтрализации противодействия расследованию.

В этом отношении поучительна история. Первый свод законов славян- русичей «Русская правда» практически исключал меры физического воздей-

1 Скрипников Л.И., Грн.мак Л.П. Нетрадиционные методы раскрытия преступлений в свете теории всеобщих онергоииформациоипых связей “ Нетрадиционные методы и раскрытии преступлений. - М.: ВНИИ МВД РФ. 1994.

1U6

ствия на людей даже в качестве наказания. От битья кнутом можно было откупиться 80 гривнами. После монголо-татарского ига в сознании людей произошли изменения: на протяжении последующих столетий телесные меры «выяснения истины» и наказания становились все жестче и применялись чаще. Их применение получило силу закона. Уложение 1649 года насчитывало 140 статей, по которым «исправляли» кнутом. Преступников того времени заставляли ходить по деревянным кольям, им прижигали пятки каленым железом, отсекали руки и пальцы. Лишь при Екатерине II в судебно-утоловном законодательстве России наметилась тенденция гуманизации наказаний. Многие виды телесных наказаний отменили. А в 1863 году Александр II из всех видов физического наказания оставил лишь порку розгами1. Только в 1903 году Россия вошла в число цивилизованных стран, приняв Уголовное уложение, в котором пытки исключались”.

Однако инерция прошлого в этом отношении порой проявляется и в наше время - некоторые недобросовестные работники правоохранительных органов применяют физическое воздействие на допрашиваемых. Эти «приемы» не могут служить орудием преодоления противодействия расследованию, поскольку такие приемы явно преступны, иногда более опасны, нежели то деяние, которое расследуется и в связи с которым подвергают пыткам подозреваемое, а тем более невиновное лицо. Отрицательно оцениваются подобные «приемы» с позиций морали, запрещаются законом. В частности, ст.20 действующего Уголовно-процессуального кодекса РСФСФ запрещает «домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер». А ч.З ст. 169 того же кодекса гласит: «Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвине-

1 Подробно об этом см.: Бертрам Д.Г. История розги, Т.1. - С.288; Т.2 - С.336. - М., 1992.

2 Об этом см.: Епифанов И. Пытки именем закона // Аргументы и факты. 1998, № 23. История развития пыток в уголовном процессе подробно описана А.А.Закатовым (см. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Ичд. 2-ое). - Волгоград. 1999.

107

ния, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 настоящего Кодекса».

Аналогичные по сути, но еще более категоричные по формулировке требования содержатся в УПК Российской Федерации, вступающем в действие с 1 июля 2002 года:

«Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следовате- лем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимости полученных таким путем доказательств» (часть 3 ст. 7 УПК РФ);

«Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвер- гаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению» (часть 2 ст. 9 УПК РФ);

«Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса» (часть 1 ст. 75 УПК РФ)1.

§ 2. Тактические особенности проведения отдельных следственных

действий при разрешении ситуаций противодействия

расследованию убийств, совершаемых военнослужащими.

В процессе проведения следственных действий в условиях противо- действия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, применительно к исследуемой проблеме решаются следующие задачи:

принимаются меры к выявлению субъектов противодействия;

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.- М.: «ИКФ «Экмос», 2002.

108

собираются, исследуются, оцениваются доказательства о воздействии лиц, заинтересованных в противодействии, на источники и носителей криминалистически значимой вербальной и материальной информации, а также на процесс расследования убийства;

организуются и проводятся мероприятия и следственные действия в целях нейтрализации активных действий субъектов противодействия и преодоления их последствий.

Следственный осмотр. Проведенное нами исследование показало, что в плане решения задач преодоления противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, наиболее существенное значение имеют следующие виды следственного осмотра: осмотр места происшествия, осмотр трупа, осмотр предметов, освидетельствование подозреваемых, обвиняемых.

Противодействие проведению каждому из указанных видов осмотра, как показало наше исследование, чаще всего оказывают командиры (начальники) воинских частей, сослуживцы подозреваемого, обвиняемого или их родственники. С целью преодоления их противоправных действий важнейшее значение приобретает организация подготовительного этапа следственного осмотра. В этой связи необходимо:

принять все возможные меры для обеспечения надлежащей охраны объектов осмотра, что особенно важно применительно к месту происшествия и трупу;

через представителей вышестоящего командования по отношению к соответствующему командиру воинской части (подразделения) принять меры к возможных с его стороны противоправных действий;

особое внимание уделить комплектованию следственно-оперативной группы, и, прежде всего, приглашению специалистов, оперативных сотрудников, понятых, лиц, обеспечивающих охрану места проведения следственного осмотра. За помощью к специалистам и оперативным со-

109

трудникам можно обратиться в органы федеральной службы безопасности и внутренних дел. Что же касается понятых, то нежелательно привлекать их из числа лиц, служащих (работающих) в воинской части или проживающих на ее территории;

подготовить технико-криминалистические и иные средства, необ- ходимые для осмотра места происшествия.

Практика расследования уголовных дел об убийствах, совершенных военнослужащими, показывает исключительную важность производства видеосъемки хода осмотра места происшествия и трупа, в процессе проведения которой иногда могут быть зафиксированы эпизоды противодействия со стороны отдельных субъектов. Вместе с тем факты применения средств видеозаписи отмечаются всего лишь по 3,1% изученных нами уголовных дел.

Необходимо отметить, что в отделе криминалистики Главного следст- венного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации накоплен значительный опыт деятельности групп поиска по обнаружению трупов и вещественных доказательств. В состав группы входит прокурор-криминалист, главные и ведущие специалисты, имеющие криминалистическую, инженерную, взрыво - техническую и иную специальную подготовку. На вооружении группы имеется высокочувствительный переносной газовый хроматограф «Эхо», портативный газоанализатор «МО-2», газоиндикатор ПГИ-1 в комплекте с мотобуром, металлодетекторы фирмы «Garrett» и другая поисковая и специальная техника .

По прибытии на место осмотра соответствующих объектов необходимо выяснить, кем и когда организована их охрана; вносились ли изменения в обстановку места происшествия, если вносились, то кем, с какой целью и по чьему приказу; от каких лиц можно ожидать противодействия. В последнем случае следует заранее принять меры к их нейтрализации. При осмотре места

1 Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 08.12.98 г. №28-17/837-98 «О современных возможностях поиска на предварительном следствии».

МО

происшествия не допускается присутствие посторонних лиц и обеспечивается охрана участников осмотра.

Каждый из участников осмотра предварительно инструктируется о его обязанностях, о возможном оказании противодействия и действиях в этой ситуации. Особую осторожность в этом отношении, справедливо замечает Х.А.Бейтуганов, следует проявлять в случаях осмотров мест происшествия в так называемых «горячих точках» .

Осмотр проводится в соответствии с общими тактическими рекомендациями, разработанными в криминалистике, к которым мы относим:

а) неотложность;

б) объективность, полноту и всесторонность;

в) активность;

г) целеустремленность и плановость;

д) использование специальных познаний и технико- криминалистических средств;

е) соблюдение криминалистических правил обращения с исследуе мыми объектами;

ж) единое руководство его проведением2.

Вместе с тем в условиях конфликтной ситуации, вызванной противодействием проведению осмотра со стороны отдельных лиц, необходимо:

сохранять выдержку, хладнокровие и деликатность в обращении с конфликтующими лицами;

убедительно аргументировать действия лиц, проводящих осмотр, исключая некорректность поведения и обращения с окружающими людьми;

1 Бейтуганов Х.А. Особенности расследования преступлений, совершаемых орга низованными преступными сообществами, в Северо-Кавказском регионе. Дисс. … канд. юрид. наук. - М: ЮИ МВД РФ, 2001.

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.1.- М.: Академия МВД СССР, 1997; Дидков- ская СП. Осмотр места происшествия при расследовании дел о насильственной смерти. - Киев: КГУ, 1982; Жбанков В.А. Тактика следственного осмотра. - М.: Академия МВД РФ, 1982 и др.

Ill

проводить осмотр неожиданно для противоборствующих лиц, во время неудобное для них и в возможно короткий промежуток времени1;

В процессе рабочей стадии отдельных видов осмотра применительно к преодолению противодействия расследованию убийств, совершенных военнослужащими, решаются два класса задач:

обнаружение, фиксация, изъятие и исследование объектов, указывающих на утаивание, уничтожение, маскировку, фальсификацию информации об убийстве или его инсценировке;

обнаружение, фиксация, изъятие и исследование следов, свидетель- ствующих о связи соответствующих лиц с объектом осмотра и лишающих их возможности в дальнейшем отрицать это;

обнаружение и фиксация негативных обстоятельств, взаимосвязей в системе механизма или в «общей картине» следов преступлений, позволяющих судить о наличии противодействия расследованию.

При проведении осмотра места происшествия особое внимание следует уделить обнаружению выброшенных или сокрытых объектов. По данным наших исследований чаще всего ими являются орудия убийства (17% уголовных дел), личные вещи убитого (8%). Нередко преступники помещают их в специально оборудованные тайники или естественные укрытия на территории воинских частей или же выбрасывают в водоемы, колодцы, мусоросборники и т.д., расположенные недалеко от территории воинских частей.

Нельзя упускать из вида и признаки применения сильнодействующих веществ для устранения запаховых следов, стирки одежды и уборки помещений, т.е. признаков, свидетельствующих об уничтожении, искажении материальных следов преступления.

Более подробно см. по этому вопросу Белкин Р.С. Фактор внезапности в процессе расследования // Криминалистика. Под редакцией проф. А.Ф. Волынского. М., 1999. С. от

Иногда преступники фальсифицируют информацию о преступлении и лицах, его совершивших, путем создания ложных следов: подбрасывают оружие или личные предметы иных лиц и т.д. Применительно к исследуемому нами виду преступлений отмечались случаи подбрасывания ремней, головных уборов, на которых значились фамилии их владельцев.

Важное значение для обнаружения следов, свидетельствующих об утаивании, уничтожении, маскировке и фальсификации информации об убийстве и лицах, его совершивших, имеет анализ негативных обстоя- тельств, то есть обстоятельств, противоречащих представлению об обычном ходе вещей в данной ситуации. «Эти обстоятельства могут заключаться в наличии или отсутствии на месте происшествия того, что необходимо должно было быть, если бы имело место предполагаемое событие. Речь идет о качественном или количественном несоответствии обстановки места происшествия или ее деталей представлению о событии или его механизме»1.

Так, обнаружение на крашеном полу из досок параллельных полос мо- жет свидетельствовать о перемещении по нему волоком шкафа или другой громоздкой мебели, что могло быть сделано с целью утаивания замытого пятна крови. Отсутствие пыли под тумбочкой также указывает на возможное перемещение ее с места на место. Во время борьбы на полу, покрытом линолеумом, часто остаются черные полосы от сапог (ботинок), поэтому отсутствие последних может свидетельствовать о том, что осматриваемое место не является местом совершения преступления. Наличие же свежих соскобов на линолеуме укажет на то, что соответствующие следы были уничтожены зачисткой. Количество полос от сапог или соскобов может подтвердить или опровергнуть версию о количестве причастных преступлению лиц.

Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления кримина- листическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М, 1997. - С144. Также об этом см.: Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. - Волгоград. 1978. - С. 120.

Нередко наличие негативных обстоятельств помогает уличить проти- воборствующего субъекта во лжи, в инсценировке отдельных действий на месте происшествия, при помощи которых он пытается ввести следствие в заблуждение. Инсценировка может преследовать следующие цели:

а) создание видимости совершения иного преступления и сокрытие признаков подлинного события;

б) создание видимости, что произошло событие, не имеющее кри минального характера, для сокрытия совершенного преступления (например, инсценирование самоубийства или несчастного случая для сокрытия убийст ва);

в) создание видимости совершения преступления для сокрытия фактов аморального поведения, беспечности и иных поступков, не имеющих криминального характера;

г) создание ложного представления об отдельных деталях фактиче ски совершенного преступления и об отдельных элементах его состава: инс ценирование совершения преступления другим лицом, в иных целях, по иным мотивам, в ином месте, в иное время и т.п. Негативные обстоятельства иногда обладают большой доказательственной силой, поэтому их выявление при осмотре имеет существенное значение для установления истины1.

При осмотре места происшествия и трупа при убийствах, совершенных военнослужащими, особое внимание следует уделить следам, свидетельствующим об инсценировке убийства под самоубийство путем самоповешения; инсценировке утопления в результате несчастного случая или самоубийства; инсценировке самоубийства путем применения огнестрельного оружия; инсценировке самоубийства путем применения колюще-режущих орудий; инсценировке убийства, якобы совершенного
посторонним лицом;

Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действии. - М.. IW7. С’ 55.

1 14

инсценировке несчастных случаев на транспорте, паления с высоты, отравлений, смерти при пожаре, поражений электрическим током и т.д.1

К следам, свидетельствующим о связи соответствующих лиц с объектами осмотра, как правило, относятся:

  • отпечатки пальцев на орудиях преступления - на рукоятке и клинке ножа, на горлышке расколотой бутылки и др. и предметах обстановки - столах, стульях, тумбочках и т.п.;
  • предметы военного обмундирования и снаряжения - ремни, головные уборы, погоны, эмблемы и т.п.;
  • предметы личного пользования - расческа, носовой платок, ключи, бумажник, пачка сигарет, письмо в конверте и т.п.;
  • Нередко на некоторых из этих предметов (ремни, головные уборы, расческа и т.д.) имеются инициалы владельцев. При обнаружении вещей с надписями, указывающими на их владельца, следует помнить о том, что эти вещи могли быть специально оставлены субъектами противодействия, чтобы подозрения были направлены на того, кто к совершению убийства непричастен и, возможно, не имеет алиби.

Особое внимание следует уделить обнаружению микрообъектов, следов биологического происхождения, в том числе запаховых следов.

Обыск. Поскольку содержанием этого следственного действия является принудительное обследование помещений, участков местности, отдель- ных граждан в целях обнаружения и изъятия орудий и следов преступления и других объектов, имеющих значение для дела, то его проведение, как правило, вызывает у граждан, подвергшихся обыску, негативные чувства. Принудительный характер обыска обусловливает соперничество обыскиваемого и лица, производящего данное следственное действие: один пытается скрыть определенные предметы, другой - отыскать их. При производстве обыска

’ Более подробно см.: Расследование преступлений против личности. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1996, - С. 24-47.

115

осуществляется вторжение в чью-то личную жизнь, нарушается неприкосновенность жилища. Все это не может не привнести в отношения дознавателя, следователя военной прокуратуры, с одной стороны, и обыскиваемых и иных лиц, с другой, элементы враждебности, агрессивности, противоборства. В одних случаях это появляется почти незаметно, в других - открыто и резко. Поэтому не случайно при проведении обыска чаще, чем при иных следственных действиях возникают конфликтные отношения между следователем и обыскиваемыми лицами.

При этом нередко реакция противоборствующего лица бывает неожи- данной и часто выливается в немедленное совершение каких-либо действий. Это обстоятельство требует от следователя морального напряжения, готовности к отражению логичных и нелогичных, аргументированных и необоснованных, но всегда направленных на создание помех в его работе, действий противоборствующего субъекта1.

В процессе расследования убийств, совершаемых военнослужащими, объектами обыска, как правило, являются тумбочка, койка, места хранения личных вещей подозреваемых, их рабочие места, а также места общего пользования и иные места, куда они имели доступ. Проводится также личный обыск военнослужащих и иных лиц (связанных с подозреваемым).

При производстве обыска применительно к процессу преодоления про- тиводействия расследованию осуществляется воздействие на лиц, препятствующих его проведению, а также поиск скрываемых объектов. К лицам, оказывающим противодействие проведению данного следственного действия, кроме обыскиваемых, относятся представители воинских частей, в которых служат обыскиваемые, начальники, иные военнослужащие, проходящие службу в одном подразделении с обыскиваемым и связанные с ним круговой порукой и т.д. Что же касается скрываемых объектов, то ими, как правило,

1 Долгинов С.Д. Использование обыска в раскрытии, расследовании и предотвра- щении преступлений. Учебное пособие. - М.: ЮИ МВД РФ. 1996,

116

являются орудия преступления (11% уголовных дел), личные вещи убитого (18%), дневники, записки, книжки, письма и иные документы, содержащие информацию о подготовке, совершении и сокрытии убийства.

В решении задач преодоления противодействия проведению обыска со стороны указанных выше лиц большое значение имеют организационный и психологический аспекты проведения рассматриваемого следственного действия.

Применительно к организационному аспекту обыска важнейшее зна- чение приобретает деятельность на его подготовительном этапе. С целью преодоления противодействия проведению обыска со стороны указанных выше лиц необходимо изучить свойства личности обыскиваемых, иных лиц, которые могут оказаться на месте проведения обыска (сослуживцев обыскиваемого, представителей воинской части, принимающих участие в проведении следственного действия и т.д.), место проведения обыска, микроклимат в воинском подразделении и т.д.

Собирание информации о личности обыскиваемого и его связях вклю- чает получение сведений о социальных, психологических и биологических свойствах указанных лиц с целью прогнозирования возможного поведения обыскиваемого и иных лиц, находящихся на месте проведения следственного действия. Здесь существенное значение имеют установление таких психологических свойств, как агрессивность, злобность, решительность, знания, умения, навыки и т.д. При расследовании убийств, совершаемых военнослужащими, следует учитывать, что в их распоряжении может находиться огнестрельное, холодное оружие и т.д.. В этой связи установление указанных психологических свойств с учетом наличия оружия и т.д. весьма важно. Из биологических свойств следует обратить внимание на возраст и физическую силу; из социальных - на положение в воинском коллективе, срок службы, профессию до призыва в армию, связи и т.д.

117

Важное значение имеет изучение места предстоящего обыска, включая расположение воинской части и конкретных участков территории, где будет проводиться обыск с целью обнаружения возможных мест устройства тайников или хранения искомого в естественных укрытиях. Кроме того, изучение мест проведения обысков позволит надлежащим образом организовать охрану деятельности участников следственно- оперативной группы для пресечения возможного противодействия со стороны тех или иных лиц. Искомыми предметами могут быть: орудия преступления, предметы преступного посягательства, документы, живые лица, трупы и их части и т.д. Если это вещи, то необходимо знать наименование, назначение, внешний вид, характерные особенности (номер, клеймо), количество, возможные приемы маскировки (разборка на составные части, придание необычного вида и т.д.), следы, оставшиеся при хранении предметов, и т.д..

Приняв решение о проведении обыска, необходимо разработать его план, в котором следует отразить:

  • подбор участников и распределение функций между ними;
  • выбор времени;
  • подготовку технико-криминалистических и иных средств;
  • способ проникновения на объект обыска и меры по преодолению возможного сопротивления;
  • определение порядка проведения обыска;
  • принятие мер по охране объекта обыска и лиц, принимающих участие в следственном действии.
  • При проведении обысков подбор участников и распределение функций между ними имеет исключительно важное значение, поскольку качествен- ное проведение каждого обыска зависит от состава и профессионализма участников следственно-оперативной группы.

Так же, как и при проведении осмотра, особое внимание следует уделить подбору понятых, о которых надо позаботиться заранее. В состав след-

118

ственно-оперативной группы необходимо включить специалистов, прежде всего криминалистов, а также в зависимости от ситуации - оперативных сотрудников, а в ряде случаев кинолога со служебно- розыскной собакой. При проведении обыска могут понадобиться лица для охраны места производства следственного действия и его участников.

Время проведения обыска определяет следователь, исходя из тактических задач расследования и сложившейся следственной ситуации, включаю- щей обеспечение внезапности, наличие на месте проведения обыска военнослужащих и иных лиц, желательно, чтобы их было как можно меньше.

Успех проведения обыска во многом зависит от обеспечения следственно- оперативной группы средствами криминалистической и специальной техники. В частности, по назначению можно указать следующие средства:

  • для проникновения на обыскиваемый объект и вскрытия хранилищ;
  • для освещения объекта обыска;
  • для поиска тайников;
  • для фиксации процесса проведения обыска и его результатов;
  • для упаковки изъятых предметов;
  • для прибытия на место проведения обыска и убытия с него. Определение способа проникновения на объект обыска - одна из задач,
  • решаемых на подготовительном этапе. Внезапно проникнуть на объект обыска при наличии значительного количества участников следственно- оперативной группы - задача далеко не простая. Дать исчерпывающие рекомендации здесь невозможно. Все зависит от конкретной ситуации. Однако в любом случае следует подумать о мероприятиях, направленных на решение этой задачи.

Рабочий этап обыска проводится в соответствии с рекомендациями, разработанными в криминалистике. Вместе с тем, применительно к специ- фике убийств, совершаемых военнослужащими, можно указать на следующее:

119

  • приступив к обыску, необходимо определить все объекты, подлежащие обследованию, обеспечить их охрану и принять меры по предотвраще- нию возможности уничтожения предметов, документов и т.д., учитывая, что на месте обыска может находиться значительное количество военнослужащих. В случае оказания сопротивления со стороны обыскиваемых и иных лиц, находящихся на объекте, следует принять решительные меры по его пресечению;

наличие на объекте обыска значительного количества лиц обуславливает необходимость принятия организационных мер. В частности, между членами оперативно - следственной группы распределяются обязанности по поиску искомого, охране и наблюдению за обыскиваемыми; опре- деляется порядок обследования помещений; система обмена информацией между участниками обыска и т.д.;

в процессе проведения обыска наряду с тактическими приемами важное значение имеет использование данных психологии, особенно в процессе наблюдения за реакцией обыскиваемого или иных лиц. С этой целью необходимо выделить оперативных работников;

полученную в процессе поведения обыска информацию следует незамедлительно передать руководителю расследования для использования ее при выборе тактических приемов, проведения последующих следственных действий, комбинаций и операций. В случае необходимости принимаются меры по зашифровке информации;

важное значение приобретает знание следователем мест и способов устройства тайников и признаков, указывающих на их местонахождение. В частности, в помещениях на тайники могут указывать:

а) признаки вскрытия на плинтусах;

б) вмятины между досками и паркетными дощечками от различного ин струмента;

120

в) отсутствие между отдельными досками или паркетными дощечками «разовой грязи»;

г) покачивание досок или паркетных дощечек под тяжестью;

д) неполное крепление керамических плиток пола или иной характер крепящего раствора и т.д.;

при обнаружении объектов обыска, особенно в тайниках, необходимо, чтобы понятые видели местонахождение искомого. Практика рас- следования преступлений свидетельствует, что нередко следователи и оперативные работники, увлеченные поисковыми действиями, забывают о понятых и предъявляют им лишь результаты обнаруженного. Этим незамедлительно пользуются обыскиваемые, а затем и адвокаты, заявляя впоследствии, что объекты подброшены, и понятые не видели, где они обнаружены. Все обнаруженные объекты необходимо зафиксировать с помощью фотографирования или видеозаписи;

обнаружив искомые предметы, необходимо принять меры по их сохранению, вплоть до обеспечения специальной охраны. При этом нельзя позволять трогать их без нужды членам следственно-оперативной группы, которые нередко, проявляя излишнее любопытство, оставляют на них свои следы;

при обнаружении огнестрельного оружия, взрывных устройств и взрывчатых веществ следует проявлять особую осторожность, привлекая для их изъятия соответствующих специалистов;

в случаях, когда необходимо обследовать закрытые хранилища и обыскиваемый заявляет, что он сам их откроет, ни в коем случае нельзя позволять ему вскрыть их. На практике отмечены случаи, когда обыскиваемый, вскрыв хранилище, извлекал из него огнестрельное оружие и применял против участников следственно-оперативной группы.

Допрос. В криминалистической литературе справедливо отмечается, что допрос - самое распространенное следственное действие в уголовном

судопроизводстве. Нет ни одного уголовного дела, в котором не допрашивались бы потерпевшие, свидетели, подозреваемые, обвиняемые. В то же время допрос - следственное действие, при производстве которого наиболее рельефно осуществляется противодействие расследованию преступлений со стороны тех или иных лиц. В этой связи А.С.Подшибякин справедливо отмечает, что рекомендации по противодействию расследованию, в том числе и при вызове на допрос и самом допросе сформулированы в среде преступников давно и передаются устно. В 70-80 годах они издавались за рубежом или самиздатом в СССР и предназначались для диссидентов. В частности, в сам-издатовской работе «Письмо из России в Россию» от имени Якова Винько-вецкого содержатся подробные инструкции как уклоняться от вызова на допрос и как оказывать противодействие установлению истины в процессе его проведения .

Поскольку в криминалистической и уголовно-процессуальной литературе допросу отдельных участников уголовного процесса посвящено значи-тельное количество работ , то мы позволим себе ограничиться в основном рассмотрением особенностей проведения допроса военнослужащих, совершивших убийство, в условиях оказания противодействия со стороны тех или

Подшибякин А.С. Преодоление противодействия расследованию в ходе допроса // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 г., Руза).- М, ЮИ МВД России, 1997’ - С. 114-116.

” Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск, 1973; Дулов А.В. Судебная психология. - Минск, 1970; Его же. Основы психологического анализа на предварительном следствии,- М.,1973; Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. - М.,1973; Карнеева Л.М., Соловьев А.В., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. - М.,1969; Карнеева Л.М. Тактические основы организации производства допроса в стадии расследования. - Волгоград, 1976; Ратинов А.Р., Адамов Ю.П. Лжесвидетельство (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных показаний). - М., 1976; Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград, 1984; Его же, Ложь и борьба с нею (изд.2-е). - Волгоград. 1999; Закатов А.А.. Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группировками М., МИ МВД России. 1996: Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. - Минск, 1977; Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации. - Волгоград, 1998; Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1992 и др.

иных лиц и способов нейтрализации их противоправного противодействия. При этом, конечно, будет учитываться и их процессуальное положение.

В соответствии с классификацией субъектов противодействия участников противодействия при допросе можно подразделить следующим обра- зом:

а) непосредственные участники уголовного процесса (потерпевшие, свидетели, подозреваемые, обвиняемые, эксперты в случае их допроса);

б) субъекты расследования убийства (дознаватели и начальники органа дознания, следователи военной прокуратуры, прокуроры, специалисты, ад вокаты, эксперты, осуществляющие производство экспертиз);

в) лица, не имеющие прямого отношения к процессу расследования (должностные лица воинских подразделений и военных комиссариатов).

Проведенное нами исследование показало, что в процессе проведения допроса противодействие расследованию в 64% (от их общего количества по изученным уголовным делам) оказывают подозреваемые, в 43% - обвиняемые; в 29% - недобросовестные свидетели; в 19% - адвокаты (случаи, когда с их стороны отмечались неправовые способы защиты: «инструктаж» обвиняемого, воздействие на свидетелей, сговор с иными лицами и т.п.).

Для применения криминалистических рекомендаций по преодолению противодействия указанных лиц в процессе допроса существенное значение имеет выяснение мотивов, обуславливающих их поведение. Проведенным опросом офицеров-дознавателей и следователей военных прокуратур применительно к подозреваемым, обвиняемым выявлены следующие мотивы:

солидарность с соучастниками преступления - отметили 52% рес- пондентов;

стремление избежать наказания или снизить степень своей вины -34%;

боязнь уголовного наказания и последствий осуждения для себя и своих родственников - 11%;

стремление скрыть соучастников - 9%;

боязнь мести со стороны военнослужащих и иных лиц - 7%;

стремление переложить вину на другое лицо - 5% опрощенных;

стыд за содеянное - 6% опрошенных;

негативное отношение к правоохранительным органам - 9% опро- шенных;

иные мотивы (месть сослуживцам, командиру и т.п.) составляют 13%’.

Применительно к свидетелям, потерпевшим были указаны следующие причины:

  • чувство групповой солидарности, нежелание «подставлять» сослу- живцев - отметили 27% респондентов;
  • страх, боязнь мести со стороны обвиняемого, подозреваемого и иных лиц - 18%;
  • подкуп со стороны подозреваемого, их родственников и иных лиц - 18%;
  • желание получить материальное вознаграждение - 17%;
  • наличие угроз со стороны заинтересованных лиц - 11%;
  • негативное отношение к потерпевшему - 9%;
  • боязнь прослыть «стукачом» - 10%;
  • жалость к преступнику и его родственникам - 3%;
  • иные мотивы (нежелание быть участником уголовного процесса, жалость к преступнику или его родственникам и т.п.) составляют 10%.
  • Перечисленные мотивы приводят к ситуациям противодействия при допросах, которые можно разделить на две основные группы:

а) отказ от дачи каких-либо показаний;

б) дача заведомо ложных показаний.

В этом случае (как и далее) респондентам рекомендовалось отмечать в опросном листе- анкете не более двух позиций из перечня возможных ответов, обозначая цифрами их приоритет.

124

Успех их разрешения в процессе допроса зависит от ряда факторов, в частности:

наличия у дознавателя, следователя военной прокуратуры ориенти- рующей и доказательственной информации по соответствующему факту или явлению, которые необходимо исследовать;

устойчивости и силы возникшего противодействия;

профессиональной подготовленности лица, осуществляющего допрос, наличия у него соответствующих знаний, умений, навыков;

условий, в которых осуществляется преодоление противодействия в процессе допроса (места допроса, времени общения с противодействую- щим лицом и т.д.);

процессуальным положением допрашиваемого и ряда других. На последнем факторе остановимся подробнее. Естественно, что наиболее сильное противодействие оказывают лица, совершившие убийство, допрашиваемые в качестве подозреваемых, обвиняемых. С целью избежать ответственности и защитить себя они совершают действия, которые, по их мнению, способствуют достижению этих целей. Поэтому они создают лжедоказательства, инсценировки, стремятся направить расследование по неверному пути, делают ложные заявления, распространяют вымышленные слухи, склоняют свидетелей к ложным показаниям, всячески стараются убедить окружающих в своей непричастности к преступлению1. В результате возникает ситуация, при которой получить объективные доказательства, услышать достоверную информацию довольно трудно. При этом лицо, совершившее убийство, сознает серьезность ситуации, когда неосторожно сказанное слово может привести к отрицательному для него результату, поэтому неохотно признает даже доказанные факты, стремясь сохранить занятую позицию непризнания вины. Его позиция влияет и на свидетелей, которые не решаются давать правдивые показания. И если обвиняемый, подозреваемый

Ратинов А.Р, Судебная психология для следователей. - М, 1967. - С. 196.

начинает говорить искренне, у свидетелей отпадают основания его «выгораживать» и скрывать правду1.

Преодоление противодействия допрашиваемых осуществляется в про- цессе проведения допроса, тактические рекомендации которого изложены в указанных выше и ряде других работ.

Однако они имеют некоторую специфику применительно к расследо- ванию убийств, совершенных военнослужащими.

На подготовительном этапе существенное значение приобретает реше- ние таких вопросов, как изучение свойств личности допрашиваемого противодействующего расследованию лица, обстановки в воинском коллективе, где произошло убийство, создание соответствующих условий проведения допроса.

Применительно к рассматриваемой проблеме изучение свойств лично- сти направлено на решение следующих вопросов: установление мотивов и причин оказания противодействия расследованию, силе оказываемого противодействия, выборе тактических приемов, направленных на преодоление позиции допрашиваемого. С этой целью необходимо тщательно проанализировать социальные, психологические и биологические свойства личности допрашиваемого. Так, из социальных свойств существенное значение для решения вышеуказанных вопросов имеют:

  • служебное положение допрашиваемого: подчиненный, начальник;
  • занимаемая должность: командир подразделения, начальник службы и т.д.;
  • социальный статус в воинском коллективе;
  • образовательный уровень;
  • национальность;
  • вероисповедание;
  • наличие судимости;
  • 1 Порубов Н.И. О причинах ложных показаний II Вопросы совершенствования

126

  • отношение к подозреваемому, обвиняемому (служебные, родствен- ные и т.д.);
  • процессуальное положение допрашиваемого (свидетель, подозре- ваемый, обвиняемый).
  • Из психологических свойств следует учесть направленность личности допрашиваемого (мировоззрение, идеалы и т.д.); подструктуру опыта, включающую знания, умения, навыки; особенности психических процессов: эмоциональность, волю, память и т.д.; черты характера и способности.

Из биологических свойств важное значение имеет возраст, с которым для военнослужащих, как правило, связан срок службы, пол, состояние здоровья.

Важнейшее значение при подготовке к допросу противодействующих расследованию лиц имеет анализ обстановки в воинском коллективе и прежде всего установление в нем таких негативных явлений как «дедовщина» и «круговая порука».

Наличие первого явления способствует совершению воинских престу- плений, в том числе и убийств, совершаемых военнослужащими; второго -создает трудности при их раскрытии и расследовании. Проблемам исследования «дедовщины» значительное внимание уделено в работах Н.М.Мацкевича1.

Под «дедовщиной» понимаются правонарушения в сфере межличност- ных отношений в войсках, других воинских формированиях, которые проявляются в виде совокупности устойчивых социально-негативных деяний криминального характера, основанных на отрицательных традициях армейской действительности, уходящих в историческое прошлое. Они связаны с глумлением, издевательством и насилием одних военнослужащих («дедов») над

следственной работы, № 1.- М, 1970. - С. 65.

1 Мацкевич Н.М. Неуставные отношения в армии (дедовщина) // Прокурорская и следственная практика.- М, 1997, № 2.

127

другими с целью подчинить их своему влиянию и безнаказанно совершать в их отношении насильственные действия корыстной направленности1.

Глумлению, издевательству и насилию подвергаются молодые, вновь прибывшие в воинскую часть солдаты, со стороны старослужащих: у них отбирается новое обмундирование, деньги, посылки, переводы, новобранцев заставляют выполнять грязную работу, находиться в нарядах вместо старослужащих и т.д. Отмечены случаи, когда в одной из воинских частей старослужащие заставляли молодых солдат изображать телевизионную передачу «КВН», «Утреннюю почту» и т.д. после этого старослужащие днем отсыпались, а молодые исполняли служебные обязанности.

Подобное явление служит одной из причин совершения военнослужа- щими преступлений и является питательной почвой для оказания противодействия раскрытию и расследованию совершенных преступлений, поскольку пожаловаться молодому солдату без поддержки коллектива очень трудно, а порой небезопасно. Молодой солдат, прибыв в новый коллектив, вынужден считаться с существующими там правилами поведения и традициями, многие из которых он еще не может понять. Более того, ему внушают, что «де- довщина» - это традиция, через которую должен пройти каждый настоящий мужчина, что это своего рода испытание на мужественность”.

Если он пожалуется, то будет объявлен «стукачом» со всеми вытекаю- щими отсюда последствиями (личный состав, включая офицеров, и не желает, чтобы командование части знало о правонарушениях в их подразделении). В отношении молодого солдата со стороны старослужащих может последовать наказание, вплоть до физической расправы.

«Дедовщина» служит питательной основой для возникновения «круго- вой поруки», под которой понимается комбинированная форма противодействия выполнению командованием воинской части своих функций и рассле-

1 Мацкевич Н.М. Укач. работа. - С. 134.

2 Мацкевич Н.М. Укач, работа. - С. 172.

дованию преступлений военной прокуратурой, осуществляемого субъектами, заинтересованными в воспрепятствовании установлению обстоятельств совершения преступных действий, организованными в группу, отношения между членами которой основываются на взаимном оправдании противоправного поведения и насилия .

В.В.Романов, исследовавший социально-психологические явления в воинском коллективе, отмечает, что последний, являющийся объединением военнослужащих определенного подразделения (роты, батальона и т.д.) на основе их совместной военной службы, общих идейно-нравственных принципов, воинского долга в целях защиты Отечества при руководящей роли командира-единоначальника, имеет свои основные характерные признаки, к которым относятся:

  • совместная деятельность в целях защиты Отечества;
  • строгая правая регламентация этой деятельности, следование устав- ным нормам и правилам взаимоотношений между членами коллектива;
  • четкая организационно-штатная структура с единоначалием коман- дира (начальника);
  • детально регламентированный быт военнослужащих, особенно срочной службы;
  • правовой режим комплектования воинских коллективов, опреде- ляющий особый порядок зачисления в то или иное подразделение и исключения из него”.
  • При прохождении военной службы ее субъект проживает в отрыве от своих прежних связей в силу территориальной удаленности от места жительства до призыва и специфики военно-служебных отношений, что является причиной образования определенного недостатка общения. За счет усиления контакта с сослуживцами этот недостаток, как правило, ликвидируется. В

Кучеров Л.В. Указ. работа. - С. 107. “ Романов В.В. Указ. работа. - С.119.

129

воинском коллективе складываются неформальные микрогруппы, в том числе и с отрицательной общественной направленностью.

Исследованиями установлено, что характерными признаками такой микрогруппы являются:

взаимная зависимость членов группы, наличие постоянных непо- средственных отношений между ними;

психологическая совместимость членов группы, базирующаяся на общности взглядов и социальных установок, в том числе отрицательного характера, на сходных эгоистических интересах, являющихся причиной группового стремления к достижению единых целей;

обособленность группы от коллектива и ее замкнутость как средство самосохранения;

насильственный, принудительный характер отношений к тем членам, которые хотят выйти из нее.

В указанном коллективе существуют специфические иерархические структуры, включающие руководителей, лиц, приближенных к ним, исполнителей и остальных членов, в отношении которых осуществляется специфическое социальное управление и задаются установки относительно поведения, в том числе оказания противодействия в случае совершения преступления.

Успех преодоления противодействия допрашиваемого во многом оп- ределяется созданием соответствующих условий проведения допроса. Прежде всего необходимо его тщательно спланировать, изучить имеющиеся доказательства и ориентирующую информацию по делу, позаботиться о применении специальных познаний и т.д. Особое внимание следует уделить психологической подготовке допрашивающего. Несмотря на противоборство с допрашиваемыми, необходимо сохранять хладнокровие, достоинство и выдержку. Проявляя твердость относительно выяснения обстоятельств убийства и причин противодействия, в то же время необходимо проявлять чувство

130

такта и доброжелательности к допрашиваемому, понимание положения, в котором он оказался. Учитывая специфичность воинского коллектива, следует подумать об изоляции отдельных его членов. В частности, руководители микрогруппы при наличии процессуальных оснований должных быть взяты под стражу с раздельным содержанием.

При отсутствии оснований для заключения под стражу, но при наличии необходимости в использовании мер пресечения к лицам, активно уча- ствовавшим в осуществлении круговой поруки, возможно применение к ним в порядке статьи 100 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (ст. 104 УК РФ 2001г.) наблюдения командования воинской части1. Для того, чтобы субъект был реально изолирован от членов своей микрогруппы, мера пресечения может быть реализована в другой воинской части (перевод, прикомандирование). Перевод военнослужащего в другую воинскую часть осуществляется по согласованию с полномочным командованием частей на период расследования преступления.

Если для изоляции военнослужащего из микрогруппы, охваченной круговой порукой, меры пресечения не могут быть использованы, поскольку для этого нет процессуальных оснований, но есть основания для применения дисциплинарного наказания в виде ареста, то для его отбывания военнослужащего целесообразно поместить не на войсковую гауптвахту, а на гарнизонную, чтобы исключить контакты с сослуживцами, входящими в состав караула.

Для изоляции свидетелей и потерпевших от субъектов, могущих оказать на них давление с целью изменения показаний, возможен перевод их для прохождения службы в другие воинские части, на другие объекты, на- правление в командировку на период производства расследования, предоставление отпуска с выездом к месту жительства до призыва на военную

1 При этом нельзя забывать, что избрание в качестве меры пресечения наблюдения командования воинской части допускается лишь с соглашения подозреваемого (обвиняемого) - ч.2 ст. 104 У ПК РФ.

131

службу, помещение на стационарное обследование или лечение имеющегося заболевания в госпиталь, прикомандирование к подразделениям других воинских частей, дислоцирующихся за пределами гарнизона.

Если допрашиваемый настроен агрессивно, то необходимо принять меры предосторожности. Это особенно важно применительно к лицам, находящимся под стражей. К ним можно отнести: присутствие конвоира в кабинете или за дверью; выбор для допроса кабинета, в котором на окнах имеются решетки; расположение допрашиваемого на некотором отдалении от иных присутствующих на допросе лиц (переводчика и др.); удаление из кабинета предметов, которые допрашиваемый может использовать в качестве орудий нападения, и т.д.

Особое значение имеет организация первого допроса. По данным Н.И. Порубова, его правильная организация и первое впечатление, которое производит допрашивающий на обвиняемых, приводит к тому, что правдивые показания 67% обвиняемых дали уже на первом допросе, 22% - на втором; 7% -на третьем; 3% - на четвертом и 1% - на последующих. При этом из всего количества ранее несудимых признают себя виновными - 88%; из числа ранее судимых дают правдивые показания только 40%. Ранее судимые, как правило, на первом допросе признают себя виновными лишь частично и только на втором и последующих допросах, после предъявления доказательств - начинают давать более правдивые показания .

Это свидетельствует о том, что ранее судимые на первом допросе «изучают» следователя, «проверяют» прочность обвинения, анализируют и оценивают ситуацию.

В настоящее время, приведенные Н.И.Порубовым данные претерпели существенные негативные изменения. По результатам исследования А.Ю.

Порубов Н.И. О причинах ложных показаний обвиняемых // Сб. Вопросы совер- шенствования следственной работы № 1. - М, ! 4)70. - С.66.

132

Федоренко , а они совпадают с нашими данными, правдивые показания на первом допросе дают только 31% подозреваемых, 17% вообще отказываются от дачи показаний. На последующих допросах 48% из этих подозреваемых (обвиняемых) полностью или частично признают свою вину, но в суде 27% из них отказываются от таких показаний, ссылаясь, как правило, на применение к ним незаконных методов допроса.

На значение первого допроса указывает А.С.Осборн: «Нередко наи- большее значение имеет первая фраза аргумента именно потому, что она является первой. Эта первая фраза возбуждает интерес, устраняет подозрение, возбуждает доверие, либо, напротив, вызывает чувство антагонизма и создает предубеждение, которое затем трудно побороть»”.

Для преодоления противодействия допрашиваемых в распоряжении лица, производящего дознание, следователя имеется целый арсенал тактических приемов, включая:

  • приемы использования имеющихся доказательств;
  • приемы эмоционального воздействия;
  • логические приемы;
  • тактические комбинации.
  • Указанные приемы достаточно подробно описаны в вышеприведенной криминалистической литературе.

Проведенное нами анкетирование следователей военных прокуратур показало, что при допросе применяются известные тактические приемы или их сочетания в следующем соотношении:

  • предъявление доказательств - 81 % опрошенных;

Федоренко А.Ю. Криминалистическая техника в предупреждении и пресечении противодействия раскрытию и расследованию преступлений. Дисс. … канд. юрид. наук. М.:ЮИМВДРФ,2001.

2 Осборн А.С. Проблема доказывания. Издание 8-е. - Албам, США. - 1956 (на англ. языке). - С. 123.

133

  • формирование у допрашиваемого убеждения о наличии доказательств, изобличающих его во лжи или оставление его в неведении относительно объема доказательств - 77%;
  • стимулирование положительных качеств допрашиваемого - 69%;
  • подробный допрос и последующий анализ показаний с целью выявления в них противоречий - 29%;
  • повторный допрос в иной последовательности - 26%;
  • косвенный допрос - 14% ; иные - 9%.
  • Однако применяемые тактические приемы не должны основываться на обмане. Применяя тот или иной тактический прием, лицо, производящее дознание, следователь не должны:

унижать честь и достоинство допрашиваемого;

влиять на позицию допрашиваемого так, чтобы способствовать признанию им несуществующей вины;

оправдывать совершение преступления или преуменьшать его общественную опасность;

способствовать оговору со стороны допрашиваемого;

использовать неосведомленность субъекта в вопросах уголовного права и процесса;

способствовать развитию у допрашиваемого низменных чувств, совершению им аморальных поступков;

сообщать субъекту заведомо ложные сведения;

подрывать авторитет правоохранительных органов’. Особо следует остановиться на выявлении показаний, свидетельствующих о «круговой поруке». Об этом, по мнению А.В. Кучерова, свидетельствуют следующие признаки:

Быховский И.Е.. Глазырин Ф.В.. Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе, - Волгоград, 1989, - С.21.

134

тождественность содержания показаний, которые дают участники предварительного расследования. Показания очевидцев совершенного убийства должны быть индивидуальны, поскольку каждый из них видит и сохраняет в своей памяти картину преступления в соответствии со своими индивидуальными особенностями. Тождественность показаний свидетельствует о сговоре заинтересованных лиц. Таким образом, полное совпадение по содержанию показаний различных лиц и отсутствие каких-либо расхождений между ними свидетельствуют, как правило, о круговой поруке;

наличие лжеочевидцев. Если в ходе расследования устанавливаемся, что субъект, давший показания в качестве очевидца происшедшего, в действительности таковым не являлся, а излагая свою картину события, лишь искусно вводил следователя в заблуждение относительно своей роли, то можно сделать вывод о том, что данный субъект кем-то специально подготовлен для дачи показаний и в подразделении существует круговая порука;

изменение показаний и линии поведения, что обычно свидетельствует об оказанном давлении на очевидца со стороны лиц, осуществляющих круговую поруку;

частые ссылки на каких-либо лиц, которые могут подтвердить по- казания, указывают на то, что очевидец может находиться под влиянием, возможно, тех лиц, на которых ссылается.

употребление в ходе дачи показаний различными лицами одинаковых слов, словосочетаний и оборотов, свидетельствующее о том, что содер- жание и стилистическое изложение показаний было кем-то определено, а остальными заучено .

В криминалистической литературе важное значение придается фиксации хода и результатов допроса в условиях противоборства. Рекомендуется придерживаться такого правила фиксации показаний: если допрашиваемые

1 Кучеров Н.А. Указ. работа. - С. 110-111.

135

умалчивают о каких-либо фактах или дают ложные показания, то спешить с внесением этих показаний в протокол не следует. Необходимо помнить, что после того, как допрошенный скрепит своей подписью протокол с ложными показаниями, возможность его отказа от них в пользу правдивого изложения происшедшего значительно уменьшится . При этом отмечается, что высказанная ложь - дополнительное препятствие, ибо допрошенному позже потребуются новые усилия для отказа от уже данных ложных показаний. Поэтому перед фиксацией ложных показаний нужно принять все меры к получению правдивых (убедить допрашиваемого с помощью дополнительных аргументов, вещественных доказательств и т.д.). Фиксировать ложь надо лишь тогда, когда все меры к ее преодолению исчерпаньГ.

Мы не можем согласиться безоговорочно с такими рекомендациями, В конечном итоге многое зависит от особенностей конкретной ситуации, от наличия доказательств и личности допрашиваемого.

Следует учитывать и прогноз возможного поведения допрашиваемого в дальнейшем. Для иллюстрации этого положения сошлемся на два показа- тельных в этом отношении примера.

Первый - отрицательный. На охраняемый склад на территории воинской части было совершено нападение. При этом был смертельно ранен ча- совой и совершено хищение оружия, боеприпасов и другого имущества.

В ходе осмотра места происшествия на одном из стеллажей были об- наружены и изъяты «свежие» следы пальцев рук.

Легендированной под медицинский осмотр проверкой военнослужащих было установлено, что следы оставлены ефрейтором П.. В дальнейшем это было подтверждено результатами экспертного исследования. На первом же допросе, после предъявления заключения эксперта и результатов обыска в квартире С. - знакомой П. (в ходе обыска были обнаружены и изъяты два

Петрова А.Н. Указ, работа. - С. 145. 2 Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1992. - С. 112-114.

136

похищенных сигнальных пистолета, боеприпасы и бинокль), П. сознался в совершении преступления.

Однако в ходе судебного следствия, П. заявил, что изъятые при обыске вещи его знакомая С. выменяла на продукты питания на рынке, где работала продавцом, а следы пальцев рук П. мог оставить случайно, работая на складе при разгрузке военного имущества. Эти показания впоследствии подтвердила и С. Факт дачи признательных показаний П. объяснял тем, что следователь истязал его, высказывал угрозы в адрес родственников.

Военный суд принял решение направить дело на дополнительное рас- следование (в 1999 году подобная практика еще имела место). Этого могло не случиться, если бы следователь на первом допросе не только зафиксировал бы ложные показания П., но и выяснил бы у него, когда, по какой причине ранее он посещал склад, что конкретно там делал, к чему прикасался руками; покупал ли он в последнее время какие-то вещи и у кого; какие отношения у него с С; не рассказывала ли она о каких-то необычных приобретениях и т.д.

Скорее всего, П. в этом случае также давал бы ложные показания, однако его можно было бы сразу изобличить во лжи. Таким образом, было бы зафиксировано не только стремление П. уйти от ответственности путем дачи ложных показаний, но и истинная причина его признания в совершении преступления.

Второй пример - положительный, хотя и связан не с убийством. В ми- лицию поступило заявление от гражданки К. о том, что на нее совершено разбойное нападение молодым человеком (ударил сзади по голове твердым предметом, забрал драгоценные украшения и золотые часы с дарственной гравировкой на обороте корпуса). Опознать К. не могла. Спустя несколько дней было установлено, что Ж., работавший в котельной воинской части, подарил своей жене золотые часы с забитым на обороте их корпуса текстом гравировки. При допросе Ж. заявил, что купил указанные часы у военнослу-

137

жащего Т. По согласованию вопроса с руководством военной прокуратуры гарнизона Т. был вызван на допрос, который проводился следователем ОВД в присутствии следователя прокуратуры. Первоначально Т. были заданы вопросы: не покупал и не продавал ли он какие-то вещи в последнее время (ответ отрицательный); как, с кем провел он время, будучи в увольнении неделю назад (ответ - путанный, уклончивый, не детальный); знаком ли он с Ж. и не передавал ли он ему какие-то вещи (ответ: «знаю этого человека, но никаких дел с ним не имел»).

Показания Т. были зафиксированы в протоколе и подписаны им. И только потом, когда следователь предъявил Т. изъятые у супруги Ж. часы, огласил протокол допроса Ж. и его супруги, допрашиваемый стал давать показания о совершении им разбойного нападения на К., в том числе и о месте укрытия других похищенных у потерпевшей вещей.

Для дальнейшего расследования уголовное дело было передано в во- енную прокуратуру. При этом попытки Т. изменить свои признательные показания, в частности, ссылкой на то, что драгоценности он купил у незнакомого человека и что он себя оболгал под «давлением следователя» успеха не имели .

В ряде случаев следует осуществить собственноручную запись показаний допрашиваемым. Этот прием применяется в тех случаях, когда лица, ра- нее отказывавшиеся от дачи показаний или дававшие ложные показания, решаются сказать правду. От показаний, записанных собственной рукой, психологически отказаться труднее, чем от тех же показаний, зафиксированных следователем.

При допросе, осуществляемом в условиях противодействия, часто оп- равдано применение таких средств фиксации, как видео- или звукозапись. Представляется, что их необходимо применять в следующих ситуациях:

Примеры воспроизведены из анкет опроса следователей военных прокуратур и офицеров - дознавателей.

138

  • когда нужно зафиксировать показания, имеющие важное значение для дела, но есть опасение, что эти показания могут быть изменены. Опро- вергнуть видео- или звукозапись труднее, поскольку они полнее и объективнее отражают обстановку, в которой проводился допрос;
  • когда фиксируются показания лица, резко изменившего свои перво- начальные ложные показания на правдивые;
  • когда допрос конфликтующего проводится с участием переводчика для возможной проверки правильности перевода показаний в суде;
  • когда нужно использовать видео- или звукозапись как тактическое средство получения правдивых показаний от других соучастников преступления.
  • В этих случаях указанные средства фиксации служат своеобразным предупредительным фактором для возникновения конфликтов - первичных или повторных. Основным мотивом применения средств видео- или звукозаписи, так или иначе, выступает стремление следователя не допустить противодействия в будущем -лишить или ограничить возможности допрошенного опровергнуть свои ранее данные показания, а для связанных с ним субъектов противодействия - вмешиваться в процесс расследования.

Учитывая, что противодействие расследованию часто характеризуется воздействием на вербальные источники и носители криминалистически значимой информации (т.е. на участников уголовного процесса), мы специально уделили особое внимание допросу как одному из наиболее распространенных следственных действий. Вместе с тем мы придерживаемся мнения, что в системе доказательств необходимо рациональное сочетание, если так можно сказать, баланс материальной и вербальной криминалистически значимой информации, а соответственно методов и средств ее получения и использования в процессе доказывания.

Поэтому следующий параграф данной работы посвящается проблеме использования специальных познаний, в рамках которого обеспечивается

139

реализация возможностей технико-криминалистических методов и средств в целях собирания, исследования и использования материальных носителей криминалистически значимой информации, разумеется, в системе мер, на- правленных на выявление и преодоление противодействия расследованию преступлений рассматриваемого вида.

§ 3. Роль специальных познаний в выявлении и преодолении

противодействия расследованию убийств,

совершенных военнослужащими

Вопросы использования специальных познаний в процессе раскрытия и расследования преступлений нашли отражение в работах таких ученых как Т.В.Аверьянова, Р.С.Белкин, А.И.Винберг, В.А.Волынский А.В.Дулов, В.А.Жбанков, Г.И.Грамович, Е.И.Зуев, Е.П.Ищенко, Ю.Г.Корухов, В.П.Лавров, В.Н.Махов, Н.П.Майлис, Е.Р. Российская, Н.А.Селиванов, П.Т.Скорченко, В.В.Степанов, З.М.Соколовский, И.Н.Сорокотягин, В.И.Шиканов, Н.ПЛблоков и других. Только за последние годы написано и издано несколько монографических работ, в которых рассмотрены те или иные аспекты данной проблемы .

Реализуются специальные познания лицами, обладающими навыками их применения, не заинтересованными в исходе дела, призванными следователем, судом для оказания содействия в установлении истины в формах:

1 Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития криминалистической тех- ники. Дис. … докт. юрид. наук. - М., 2001; Скорченко П.Т. Проблемы технико- криминалистического обеспечения досудебного уголовного процесса. Дис. … докт. юрид.наук. - М, 2000; Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. - М: Изд-во Российского ун-та дружбы народов, 2000; Смородинова А.Г. Проблемы использования специальных познаний на стадии возбуждения уголовного дела в Российском уголовном процессе. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 2001; Новик О.Э. Использование специальных познаний при выявлении и расследовании преступлений, связанных с незаконным использованием подакцизных товаров. Автореферат дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 2001 и др.

140

прямо предусмотренных законом, к которым относится производство судебных экспертиз, привлечение специалистов к участию в следственных действиях, участие переводчика в производстве по уголовному делу; не предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, к которым относится:

а) назначение ревизии, проведение проверки бухгалтерского учета, ме дицинское освидетельствование лица для дачи заключения о его направле нии на принудительное лечение от алкоголизма, проверка по различным ви дам криминалистических учетов и т.п.;

б) связанные с истребованием документов, содержащих справочные и другие сведения, имеющие отношение к делу, подготовленные с использова нием знания сведущих лиц, но не подменяющие заключений экспертов и то му подобных документов.

Своеобразный и, по нашему мнению, весьма продуктивный подход к решению проблем использования специальных познаний в раскрытии и расследовании преступлений с позиций технико-криминалистического обеспечения этого процесса обозначен в работах В.А.Волынского. Он справедливо утверждает наличие тесной взаимосвязи и взаимообусловленности в развитии организационных, правовых, научно- методических, собственно технических аспектов технико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, а соответственно, обосновывает необходимость

i их комплексного системного решения .

Специальные познания - это уголовно-процессуальная категория, кон- кретное содержание которой связано с научно-техническими достижениями, трансформируемыми, приспосабливаемыми к решению задач раскрытия и расследования преступлений. Эту специфическую роль выполняют, в числе других, такие науки, как судебная медицина, судебная психиатрия, судебная

1 Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и рассле- дования преступлений: Пособие.- М.: ВНИИ МВД РФ, 1994; его же. Криминалистическая техника: наука - техника - общество - человек.- М.: ЮНИТИ, 2000.

141

бухгалтерия и, конечно же, криминалистика (прежде всего - раздел «криминалистическая техника»). В системе их знаний, которыми должны владеть все субъекты раскрытия и расследования преступлений (следователь, сотрудник органа дознания, прокурор и т.д.), выделяются те, которые являются достоянием «узких» специалистов, например, экспертов. Специфика таких познаний обусловила особый правовой порядок их использования в уголовном процессе.

Нашим исследованием установлено, что применение специальных по- знаний сведущими лицами осуществлялось практически по всем изученным нами уголовным делам - в основном в формах участия специалистов в следственных действиях и проведения судебных экспертиз, причем в работе, связанной с собиранием и исследованием прежде всего материальных следов преступлений как носителей криминалистически значимой информации.

При этом роль специалиста в выявлении противодействия расследова- нию и его преодолении заключается:

  • в оказании помощи следователю при подготовке к проведению следственного действия, когда это диктуется необходимостью ознакомления со спецификой того или иного объекта, явления и т.д. (использование такой помощи отметили 76% опрошенных нами следователей, это установлено по 28% изученных дел);
  • в непосредственном участии специалиста в проведении следственных действий, когда для обнаружения и изъятия следов требуются специ- альные навыки, приемы, применение технико-криминалистических и иных средств (92% и 88% изученных дел). В основном речь идет о таких действиях, как осмотр места происшествия и обыск.
  • Эти общие данные детализируются применительно к действиям (виду работы) специалистов по оказанию помощи следователю и работнику органа дознания:

142

  • при подготовке технико-криминалистических средств, орудий, материалов и других объектов для их использования в процессуальных действиях (77% респондентов и 14% изученных дел);

при описании обстановки места происшествия, вещественных доказательств и других объектов при проведении процессуальных действий (соответственно 79% и 68%);

при подготовке образцов для сравнительного исследования, не- обходимых для производства экспертиз в процессе расследования (62% и 38%);

при фиксации результатов проведения процессуальных действий с использованием видеозаписи, фотосъемки и иных методов и средств кри- миналистической техники (92% и 56% - в основном фотосъемка);

при разработке версий и планировании расследования (26% и 7%).

Отмеченные различия данных, полученных путем опроса следователей, работников органов дознания и изучения уголовных дел объясняются, с одной стороны, субъективным восприятием и оценкой соответствующих фактов, положенных в основу ответов респондентов, а с другой - тем, что не всегда участие специалистов в тех или иных действиях находит отражение в процессуальных документах. Однако в ответах респондентов нетрудно заметить их признание важности и полезности работы специалистов, в то время как в материалах уголовных дел отражаются более чем скромные ее показатели, даже количественные.

Не случайно доказательственная база по уголовным делам, что отмеча- ется в работах ряда ученых-криминалистов (В.А. Волынского, Ю.А. Кукушкина, А.Ю.Федоренко и других), на 85-90% представлена в виде вербальной информации (результаты допросов, предъявлений для опознания, очных ставок и т.п. следственных действий). Такая информация составляет большую часть доказательственной базы и по изученным нами уголовным делам.

143

Отметим при этом, что однако только 27% от общего числа объектов, изъятых на местах происшествий, направлялись на экспертизу, результаты которой находили отражение в обвинительных заключениях всего по 13% изученных уголовных дел.

Между тем судебные экспертизы играют важную роль в установлении и преодолении противодействия расследованию. С их помощью в тех же 13% уголовных дел устанавливались обстоятельства совершенного убийства, опровергающие позицию противодействующих расследованию лиц. Кроме того, результаты экспертных исследований небезуспешно использовались для получения правдивых показаний свидетелей, потерпевших, что иногда имело решающее значение в преодолении противодействия иных лиц.

По делам рассматриваемой категории спектр экспертиз довольно раз- нообразен. Наиболее часто назначаются следующие:

судебно-медицинская экспертиза трупа (практически по всем изученным делам);

судебно-психиатрическая экспертиза подозреваемых, обвиняемых (23%);

криминалистическая экспертиза холодного оружия (18%);

трассологическая экспертиза следов рук, ног, зубов и т.д. (16%);

судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств -крови, слюны, спермы, запаховых веществ, волос (14%);

судебно-баллистическая экспертиза оружия, боеприпасов, следов выстрела (12%);

физико-химическая экспертиза по установлению продуктов выстрела (6%);

судебно-медицинская экспертиза живых лиц при причинении им телесных повреждений (4% изученных дел).

Следует отметить, что уже при назначении названных экспертиз, про- гнозируя возможное противодействие расследованию и его возможные спо-

144

собы, необходимо ставить на разрешение экспертов вопросы так, чтобы ответы на них в максимально возможной мере служили контраргументами будущим действиям субъектов противодействия. Иначе говоря, это одна из реальных возможностей для следователя действовать на опережение, что очень важно в преодолении противодействия расследованию. При этом следует учитывать, как минимум, наиболее часто встречающиеся на практике не только способы воздействия на источники и носители вербальной информации, о чем говорилось ранее, но и приемы ее фальсификации, искажения, наконец, самого содержания такой информации.

Например, по 11% уголовных дел причина смерти потерпевшего по показаниям свидетелей ставилась в зависимость от его неосторожного поведения (обращения с оружием, с техникой, с взрывчатыми и быстро воспламеняющимися веществами). Почти в половине таких случаев экспертизой устанавливались реальные обстоятельства происшествия, опровергающие или уточняющие показания свидетелей, с чем они позже соглашались.

Реже, но аналогичные ситуации отмечаются при необходимости уста- новления основной причины смерти, например, когда требуется установить, кто конкретно из группы лиц, избивавших потерпевшего, нанес ему смертельный удар. Такой случай описан в одной из анкет опроса следователей.

В результате избиения группой солдат погиб рядовой К. Все участники драки при их допросах отрицали возможность фатального исхода в результате их действий. Однако следователь постарался - и небезуспешно - уточнить при этом, кто из них, чем, в каком положении потерпевшего наносил ему удары. Когда судебно-медицинской экспертизой было установлено, что при наличии множества различных следов побоев на теле К. его смерть наступила от перелома шейного позвонка и повреждения в этой же области тела кровеносной артерии, стало очевидным - это произошло в результате удара по шее потерпевшего каким-то твердым предметом. Такой предмет (деревянная ручка от молотка) был в руках одного человека - рядового М.

145

Не менее сложные задачи в процессе следствия в целях установления истины по делу, а следовательно, и преодоления противодействия расследованию, решаются с помощью судебно-медицинской экспертизы живых лиц (потерпевших, подозреваемых, обвиняемых). При этом устанавливается наличие повреждений, их локализация, механизм образования, возможные способы и орудия их причинения, время их нанесения, взаимное расположение потерпевшего и подозреваемого во время нанесения повреждений и т.п.

Особое значение такие экспертизы имеют при установлении фактов членовредительства (самострелов и нанесения повреждений самому себе иными способами). Иногда указанные повреждения причиняются себе в целях противодействия расследованию убийств.

Сержант П. был убит выстрелом из пистолета «ПМ» при попытке пре- дотвратить хищение оружия и боеприпасов, совершенное с участием прапорщика М. Последнему из этого же пистолета соучастником кражи было нанесено не опасное для жизни ранение в плечо. Происшедшее было представлено прапорщиком как результат действий неизвестных преступников в отношении военнослужащих. На допросе М. утверждал, что выстрел в него был произведен с расстояния не менее метра. Экспертизой же было установлено наличие на его одежде в месте пулевого повреждения характерных следов выстрела с близкого расстояния (не более 6-10 см). Это имело решающую роль в опровержении ложных показаний П. и изобличении его как соучастника преступления.

В другом случае, когда ударом саперной лопатки по голове был убит рядовой Г., его сослуживец К, описывая на допросе ситуацию, утверждал, что на него и Г. было совершено неожиданное нападение неизвестных лиц. Для подтверждения такового он ссылался на повреждения, нанесенные ему той же лопаткой на левом плече. Однако его показания в деталях о действиях преступников, и его самого в момент нанесения ударов ему и потерпевшему явно не
согласовались с результатами комплексной медико-

146

трассологической экспертизы. Будучи изобличенным во лжи и давая позже правдивые показания, Н. рассказал, что у него с Г. давно уже сложились весьма неприязненные (враждебные) отношения, которые и стали причиной драки между ними в указанном случае. В результате он нанес Г. смертельный удар лопаткой, а себе причинил ранение, намереваясь скрыть преступление.

Судебно-медицинской экспертизой живых лиц решаются и иные весьма важные для процесса расследования и, в частности, для преодоления про- тиводействия ему, вопросы, например:

каким орудием и каким способом причинены данные повреждения;

какова давность их возникновения, сколько было ударов и в какой последовательности наносились удары, причинившие повреждения;

причинены ли данные повреждения в тот период и при тех об- стоятельствах, на которые указывает подозреваемый (обвиняемый);

в каком положении находился потерпевший (подозреваемый, об- виняемый) в момент их получения, и ряд других.

Решение с помощью экспертизы этих и им подобных вопросов позволяет выяснить механизм происшествия, особенности действий его участников, а в конечном итоге - оценить соответствуют ли показания подозревае- мого, обвиняемого и других лиц об обстоятельствах гибели потерпевшего объективно установленным экспертизой.

При расследовании убийств, совершенных военнослужащими, нередко возникают ситуации, когда, стремясь уйти от уголовной ответственности за содеянное, подозреваемый (обвиняемый) ссылается на то, что в момент совершения убийства не отдавал отчет своим действиям и не мог ими руководить. Отмечены случаи, когда в процессе проведения следственных действий такие лица симулируют психическое заболевание.

147

Такие факты отмечены по 28% изученных уголовных дел. Из них в большинстве случаев (23%) проводилась судебно-психиатрическая экспертиза.

По данным Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского за последние годы отмечается тенденция к постоянному и значительному росту числа случаев симуляции психических расстройств1.

Как правило, это делается в целях противодействия расследованию. По изученным нами уголовным делам примерно каждая вторая судебно- психиатрическая экспертиза содержала выводы о симуляции психического расстройства.

Важное значение в расследовании рассматриваемой категории убийств имеет судебно-баллистическая экспертиза огнестрельного оружия, боеприпасов, следов выстрела. С ее помощью решаются многие вопросы, оказывающиеся предметом противоречивых показаний подозреваемого и других участников уголовного процесса.

В их числе вопросы об исправности и пригодности к стрельбе оружия; относимости пули и гильзы, обнаруженных на месте убийства, к одному патрону; о количестве, направлении и дистанции выстрелов; о взаимном положении огнестрельного оружия и пострадавшего в момент производства выстрела, причинившего ранение, и другие.

Мы уже не говорим в данном случае о возможностях идентификаци- онных исследований оружия, боеприпасов и следов их применения, результаты которых практически всегда бывают неопровержимыми и имеют исключительно важное значение как средство доказывания и особенно в условиях противодействия расследованию.

1 Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений. Дисс. … докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1992; - 314 с; Кучеров А.В. Указ. работа. - С. 159.

148

В частности, судебно-баллистические экспертизы назначались по 12% изученных нами уголовных дел. При этом в двух из трех случаев решались идентификационные (наряду с другими) вопросы и во всех случаях выводы по ним не были опровергнуты иными доказательствами.

Нередко при расследовании рассматриваемого вида преступлений воз- никает необходимость в проведении судебно-медицинской экспертизы ве- щественных доказательств (крови, слюны, мочи, волос и т.п. объектов). При этом решаются вопросы о принадлежности указанных объектов к определенному роду или виду веществ, о давности их образования, о групповой принадлежности, происхождении и механизме образования (например, крови - угол падения, расстояние и т.п.). Такие экспертизы проводились по 7% изученных нами уголовных дел и, как правило, имели важное значение для установления истины.

Показательный в этом отношении пример.

Военнослужащий Б., будучи в увольнении (в гражданской одежде) за- манил в подвальное помещение тринадцатилетнюю девочку, изнасиловал ее и убил. Уже на следующий день из милиции поступила информация о возможной причастности к этому преступлению человека, проходившего службу в расположенной неподалеку воинской части. Был проведен «медицинский осмотр» всех солдат, находившихся в увольнении в день совершения преступления - безрезультатно. Однако одновременно был проведен досмотр в казармах, в результате которого под матрасом койки Б. были обнаружены трусы и майка с пятнами крови. Это дало основание провести тщательное освидетельствование Б.. На его шее были обнаружены царапины; а при осмотре его верхней одежды (изъятой у его знакомого в городе) - следы крови, волосы. Результаты экспертного исследования этих объектов убедительно опровергли ложное алиби Б., кстати, основанное на ложных показаниях двух его сослуживцев, которые «за вознаграждение» согласились свидетельствовать в его интересах.

149

Эффективность использования следов биологического происхождения (как и иных) в раскрытии и расследовании преступлений изначально предопределяется результатами осмотра места происшествия и иных объектов, связанных с событием преступления. Однако имеющиеся по этому поводу соответствующие методические разработки реализуются на практике неудовлетворительно . Такие объекты изымались, по нашим данным, лишь в 4% уголовных дел и только две третьих из них направлялись на экспертное исследование.

Перспективными в этом отношении нам представляются геномные (ге- нотипоскопические, молекулярно-биологические) экспертизы и исследования. В практике раскрытия и расследования убийств, совершенных военнослужащими, при изучении уголовных дел нами установлен лишь один подобный случай. Однако такие исследования нередко проводятся в целях установления личности военнослужащих, погибших в районах боевых действий. В частности, 124 Центральной лабораторией медико-криминалистической идентификации Министерства обороны РФ (Северо-Кавказский военный округ, гор. Ростов-на-Дону) за период 1996 -2000 г.г. их было проведено более 600.

Именно с такими (нетрадиционными) исследованиями в криминали- стической литературе связываются перспективы развития криминалистической техники, активизации ее использования в раскрытии и расследовании преступлений, а соответственно укрепления и расширения доказательственной базы по уголовным делам, объективизации процесса доказывания. В этом мы усматриваем потенциальные резервы не только совершенствования практики выявления и преодоления противодействия расследованию престу- плений, но и обеспечения безопасности участников уголовного процесса.

1 Стегнова Т.В., Лозинский Т.Ф., Шаманова Т.Н. Работа со следами биологического происхождения на месте происшествия. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1992.

150 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проведенного исследования позволяют сформулировать следующие выводы, предложения и рекомендации:

  1. Противодействие расследованию убийств, совершаемых военнослу- жащими, как система противоправного и иного умышленного воздействия на источники вербальной и материально-фиксированной информации в целях воспрепятствования установлению истины по делам об убийствах указанной категории, есть социально-опасное явление, суть которого в целенаправленном поведении, препятствующем правосудию и в целом осуществлению уголовного судопроизводства.
  2. Противодействие по делам рассматриваемой категории - весьма распространенное явление. Оно имеет место не менее, чем по половине дел об убийствах, совершаемых военнослужащими, что соответствует общей тенденции резкого увеличения противодействия установлению истины по делам о преступлениях различных видов в России в последнее десятилетие.
  3. Чаще всего противодействие осуществляется путем воздействия на источники и носители доказательственной и ориентирующей информации. При этом объектами воздействия оказываются как материальные следы преступления и его обстановка, так и участники уголовного процесса - лица, являющиеся источниками и носителями вербальной криминалистически значимой информации.
  4. К первой группе чаще всего относятся орудия убийства, следы убийц и их действий, трупы, похищаемые вещи, ценности и одежда преступников. Ко второй - свидетели, потерпевшие (при покушениях на убийство), родственники и сослуживцы подозреваемых, обвиняемых, подсудимых; заинтересованные в сокрытии преступления или связанных с ним обстоятельств, представители командования и другие должностные лица.

151

Инициаторами противодействия, как правило, выступают подозревае- мые (обвиняемые) в убийстве или их родственники. Существуют три группы субъектов противодействия: 1) подозреваемые (обвиняемые, подсудимые) по делу; 2) другие участники процесса, включая свидетелей и потерпевших; 3) лица, не имеющие прямого отношения к преступлению и к процессу его расследования. Характеристика этих лиц и мотивов их поведения в системе противодействия имеет важное значение для его преодоления и в этой связи раскрывается в диссертации.

  1. Способы противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, дифференцируются на способы воздействия на источники и носители вербальной и воздействия на носителей материально фиксируемой информации. В свою очередь, способы воздействия на источники и носители вербальной информации делятся на две основные группы: способы психологического воздействия и способы физического воздействия. И те, и другие в ряде случаев представляют собой оконченные составы преступлений: клевета (статья 129 Уголовного кодекса РФ), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (статья 119), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (статья 299), убийство (статья 105), побои (статья 116), истязание (статья 117) и т.д.

Наиболее типичные для рассматриваемой категории дел способы первой группы: лжесвидетельство, умолчание об известных лицу фактах; неявка по вызову; заявление и отстаивание ложного алиби; угрозы, уговоры, шантаж, подкуп; заведомо ложное сообщение, заявление, донос; причинение побоев, убийство свидетелей; недонесение об известных или готовящихся убийствах; несообщение запрашиваемых следователем (дознавателем) сведений, имеющих значение для дела; невыполнение должностными лицами требуемых следователем (дознавателем) действий; провокации против следователей, дознавателей, других участников процесса; клевета в отношении них, причинение материального ущерба.

152

Для второй группы способов характерны: сокрытие, уничтожение, маскировка орудий убийства, одежды и иных связанных с преступлением предметов; уборка на месте убийства; стирка, химическая чистка одежды; поджог помещения, где совершено убийство; захоронение трупа; подделка документов; изменение внешнего вида лица, совершившего убийство; создание ложных следов преступления и т.п.

В особую группу можно выделить такие приемы противодействия, как инсценировка, симуляция или аггравация заболевания и неправомерные действия адвокатов, выступающих в качестве субъектов противодействия.

  1. Способы убийств, совершаемых военнослужащими, обстановка со- вершения этих преступлений, личность преступников и другие элементы их криминалистической характеристики теснейшим образом связаны с противодействием расследованию. Основные направления этой взаимосвязи и их значение для деятельности по преодолению противодействия раскрыты в диссертации.
  2. В целях выявления и нейтрализации противодействия расследованию убийств, совершенных военнослужащими может и должен применяться весь арсенал следственных действий, оперативно-розыскных и организационных мероприятий, имеющихся в распоряжении следователя, оперативного работника и суда.
  3. Наиболее характерными для практики решения данной задачи при рас- следовании убийств, совершенных военнослужащими, являются осмотр места происшествия и трупа; осмотр одежды и вещей убитого; назначение судебно-медицинских, криминалистических, а также комплексных экспертиз; допросы свидетелей, подозреваемых, обвиняемых, подсудимых; обыски и предъявления для опознания.

  4. В целях повышения эффективности деятельности по выявлению, предупреждению и нейтрализации противодействия расследованию рас сматриваемых убийств, следует рекомендовать шире использовать преду-

153

смотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации 2001 года новые следственные действия - проверку показаний на месте события и контроль телефонных и иных переговоров.

Рекомендуется также в необходимых случаях более активно применять в расследовании новейшие достижения науки и техники, в частности, специальные познания в области генотипоскопии. Большие дополнительные возможности в преодолении противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, открывает реализация в отношении военнослужащих всех требований Федерального закона «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» 1998 года и обеспечивающих эту реализацию ведомственных подзаконных актов.

Для получения ориентирующей информации гораздо шире, чем в на- стоящее время, необходимо использовать полиграфные устройства и соответствующие методики.

  1. Требует реорганизации система дознания в Вооруженных Силах России. Офицеры, уполномоченные вести дознание, в том числе осуществляющие до прибытия следователя неотложные действия по делам об убийствах, подчинены командованию, которое далеко не всегда заинтересовано в отражении реальной картины преступности и потому подчас само причастно к противодействию расследованию. Не высок уровень юридической грамотности, профессионализма офицеров- дознавателей.

Необходимо законодательное решение предложения, неоднократно высказывавшегося учеными-криминалистами, процессуалистами, специалистами в области теории оперативно-розыскной деятельности,- о создании в Вооруженных Силах военной полиции как органа, производящего дознание и осуществляющего оперативно-розыскную деятельность по предупреждению и раскрытию тяжких и особо-тяжких преступлений, к каким относятся и убийства, совершаемые военнослужащими.

154

Реализация этого предложения должна значительно улучшить опера- тивно-розыскное обеспечение выявления, предупреждения и нейтрализации противодействия расследованию преступлений, совершаемых в Вооруженных Силах России.

  1. В целях совершенствования правового обеспечения деятельности по выявлению и преодолению противодействия целесообразно внести некоторые дополнения и изменения в уголовное законодательство:

1) Включить в статью 63 УК Российской Федерации пункт, опреде- ляющий противоправную сущность противодействия расследованию и судебному разбирательству как обстоятельства, отягчающего ответственность и наказание: «противодействие раскрытию, расследованию преступления и судебному разбирательству в целях воспрепятствования установлению истины по делу. Примечание: Противодействием признается совокупность умышленных противоправных и иных действий виновных в преступлении и других, связанных с ними лиц, направленных на воспрепятствование уста- новлению истины правоохранительными органами и судом в их деятельности по выявлению, раскрытию, расследованию преступных деяний и судебному разбирательству дел о них». 2) 3) Пункт 2 статьи 294 УК Российской Федерации изложить в следующей редакции: «2. Вмешательство в какой-бы то ни было форме в деятель- ность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела - наказывается штрафом в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет». 4) 5) Дополнить УК Российской Федерации статьей 303’ «Уничтожение доказательств» следующего содержания: «Умышленное уничтожение доказательств в целях воспрепятствования установлению истины по уголовному 6)

155

делу - наказывается арестом на срок от двух до четырех месяцев или лишением свободы на срок до трех лет. То же деяние, повлекшее вынесение неправосудного приговора по делу о тяжком или особо тяжком преступлении -наказывается лишением свободы на срок до семи лет».

Толкование противодействия расследованию с содержательной стороны как определенной системы взаимосвязей его субъектов, совершающих противоправные и иные действия в целях воспрепятствования установлению истины по уголовному делу, и самих действий, дало основания для вычленения и анализа особенностей криминалистической характеристики таких действий применительно к их системе в целом, к отдельным субъектам противодействия расследованию, к отдельным приемам противодействия.

Именно такой подход позволил конкретизировать методы и средства выявления и преодоления противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, и определить возможности совершенствования тактики их применения в процессе доказывания.

156 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Законы и нормативные акты.

  1. Конституция (Основной закон) Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года).- М.: Юрид. лит.,
  2. -64 с.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М.: «ИКФ»ЭКМОС», 2002.- 480 с.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: НОРМА-ИНФРА- М,2001.-213с.
  5. Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной дея- тельности» от 18 апреля 1995 года. - М., 1995.
  6. Федеральный закон «О государственной дактилоскопической ре- гистрации в Российской Федерации» от 25 июля 1998 года. № 128-ФЗ.
  7. Приказ Министра обороны РФ № 275 от 18 августа 1994 года «О введении в действие Инструкции органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации». - М.5 1994.
  8. Приказ Министра внутренних дел РФ № 437 от 28 декабря 1994 года «О порядке использования полиграфа при опросе граждан». - М., 1994.
  9. Приказ Министра внутренних дел РФ № 353 от 12 сентября 1995 года «О порядке получения допуска на право работы с полиграфными устройствами». - М., 1995.
  10. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, 2001.
  11. Книги и монографии.

  12. Антонов В.М., Кувалдин В.П., Попов В.И. Нейтрализация проти водействия организованных преступных структур.- М.: МИ МВД России, 1998.-63 с.

J57

  1. Баев О.Я. Тактика следственных действий.- Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995.-224 с.
  2. Бахин Владимир и др. Методика расследования заказных убийств, - Алматы: Оркениет, Акад. Налоговой полиции МГД РК, 2000. - 120 с.
  3. Белкин Р.С. История отечественной криминалистики.- М.: НОРМА, 1999.-496 с.
  4. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия.- М.: БЭК. 1997, 339 с.
  5. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.1. Общая теория кримина- листики. - М.: Юристъ, 1997. - 408 с.
  6. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.2. Частные криминалисти- ческие теории. - М.: Юристъ, 1997.- 464 с.
  7. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. Криминалистические средства и, приемы и рекомендации. - М.: Юристъ, 1997. - 480 с.
  8. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Изд. третье дополненное и исправленное.- М.: Закон и право, 2001.- 837 с.
  9. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и по- терпевших. Методы его преодоления.- М.: ЮИ МВД РФ, РОСИ, 2000.- 101с.
  10. Бородулин А.И. Убийства по найму. Криминалистическая харак- теристика, Методика расследования. - М.: Новый юрист, 1997. - 80 с.
  11. Быховский И.Е., Глазырин Ф.В., Питерцев С.К. Допустимость тактических приемов при допросе. - Волгоград, 1989.- 132 с.
  12. Бидонов Л.Г. Криминалистическая характеристика убийств и системы типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев.- Горький: Прокур. Горьк. обл., 1978.- 121 с.
  13. Волков В.Н. Судебная психиатрия. - М.: Юристъ, 1998. - 450 с.

158

  1. Волынский А.Ф. Технико - криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. Пособие. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.- 123 с.
  2. Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука, техника, общество, человек.- М.: ЮНИТИ, 2000.- 311с.
  3. Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения ме- тодики расследования отдельных видов преступлений.- Томск: изд. ТУ.,1985.-202с.
  4. Гросс Г. Руководство для судебных следователей. - СПб., 1908.-486 с.
  5. Дворкин А.Н. Расследование убийств, совершенных организо- ванными вооруженными группами.- М.: ВНИИ ПУЗ и П., 1995.- 96 с.
  6. Дидковская СП. Осмотр места происшествия при расследовании дел о насильственной смерти. - Киев, КГУ, 1982.- 72 с.
  7. Долгинов С.Д. Использование обыска в раскрытии, расследовании и предотвращении преступлений.- М.: ЮИ МВД РФ, 1997. - 56 с.
  8. Дулов А.В. Судебная психология.- Минск, Вышэйшая школа, 1975.-462 с.
  9. Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. - М.: Юрид. лит., 1973. - 168 с.
  10. Жбанков В.А. Свойства личности и их значение для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М.: РТА, 1999.- 190 с.
  11. Жбанков В.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации. - М.: Ассоциация «Профессиональное образование», 1998.- 36 с.
  12. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею.- Волгоград: Нижне-Волжское книжное издательство, 1984. - 192 с.
  13. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Изд. 2. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1999.- 152 с.

159

  1. Закатов А.А., Цветков СИ. Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. - М., МИ МВД РФ, 1996.-54 с.
  2. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в кон- фликтной ситуации. - Волгоград, 1998.
  3. Зуйков Г.Г, Поиск преступников по признакам способов совер- шения преступлений. - М.: ВШ МВД СССР, 1970.- 189 с.
  4. Игнатов СВ. Использование полиграфных устройств в оперативно- розыскной деятельности органов внутренних дел. - М.: УМЦ МВД РФ, 1992.
  5. Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск: изд. Уральского университета, 1992.- 176 с.
  6. Карнеева Л.М., Соловьев А.В., Чувилев А.А. Допрос подозре- ваемого и обвиняемого. - М., 1969.
  7. Карнеева Л.М. Тактические основы организации производства допроса в стадии расследования.- Волгоград, 1976.
  8. Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. -Минск: Высшая школа, 1977.- 172 с.
  9. Криминалистика. Под ред. А.Ф. Волынского.- М.: ЮНИТИ, 1999.- 615 с.
  10. Криминалистика. Под ред. Н.Я.Яблокова, В.Я.Колдина.- М.: Юрист, 1999.-487 с.
  11. Криминалистическая сущность, средства и методы установления способа сокрытия преступлений.- М.: МФЮЗО при Академии МВД СССР, 1987.-213 с.
  12. Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступ- лений прошлых лет.- М.: ВШ МВД СССР, 1972. - 88 с.
  13. Лавров В.П., Сидоров В.Е. Расследование преступлений по горя- чим следам.- М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. - 57 с.

160

  1. Лавров В.П. Расследование организованной преступной деятельности. - Ставрополь: изд. Ставропольского университета, 1996. - 43 с.
  2. Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика.- М., 1996.-248 с.
  3. Линовский В.А. Опыт исторических розысканий о следственном уголовном судопроизводстве в России.- М.: «ЛексЭст», 2001.- 222 с.
  4. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. - М., 1997.- 176 с.
  5. Лузгин И.М. Лавров В.П. Способ сокрытия преступления и его криминалистическое значение. - М.: МФЮЗО при Академии МВД СССР, 1980.- 86 с.
  6. Лунев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ.- М.: Норма, 1997.-314 с.
  7. Лунеев В.В. Мотивация воинских преступлений. - М.: ВПА, 1978.-247 с.
  8. Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений.- М.: изд-во Российского ун-та дружбы народов, 2000.-296 с.
  9. Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1973. - 120 с.
  10. Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию.- М.: Мегатрон XXI, 2000. - 233 с.
  11. Ожегов СИ. Словарь русского языка. Под ред. И.Ю. Шведовой. 19-е изд.- М.: 1987.-618 с.
  12. Основы борьбы с организованной преступностью // Под ред. В.С.Овчинского, В.Е.Эминова, Н.П.Яблокова.- М.: ИНФРА-М, 1996.- 400 с.
  13. Платонов А.А. Структура и развитие личности. - М., Наука, 1988.-255 с.

161

  1. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. - Минск: Вышэйшая школа, 1973. - 368 с.
  2. Расследование преступлений против личности. - Воронеж: изд-во ВГУ, 1996.-239 с.
  3. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М: BLIJ МООП СССР, 1967. - 290 с.
  4. Ратинов А.Р., Адамов Ю.П. Лжесвидетельство (происхождение, предотвращение и разоблачение ложных показаний). - М., 1976.- 118 с.
  5. Романов В.В. Юридическая психология. Учебник. - М: Юристъ, 1998.-488 с.
  6. Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств.- М: Манускрипт, 1994. - 224 с.
  7. Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. - М., 1973.- 166 с.
  8. Стегнова Т.В., Лозинский Т.Ф., Шаманова Т.Н. Работа со следами биологического происхождения на месте происшествия. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1992.-31 с.
  9. Убийства по найму и их раскрытие. - М.: ВНИИ МВД РФ, 2000.
  10. Статьи, главы учебников.

  11. Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодо- ления криминалистическими и оперативно - розыскными средствами и методами. // Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования.- М.: Новый юрист, 1997.-С. 129-149.
  12. Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодо- ления. // Криминалистика. - М.: Закон и право, 1999. - С. 239-260.
  13. Белкин Р., Быховский И., Дулов А. Модное увлечение или новое слово в науке. // Социалистическая законность, 1987. № 9. - С. 56-58.

162

  1. Белкин Р.С. Понятие, ставшее «криминалистическим пережитком». // Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, перспективы. - Тула: ТГУ, 2000. - С. 3- 10.
  2. Белкин Р.С. Фактор внезапности в процессе расследования. // Криминалистика. Под ред. А.Ф. Волынского. - М.: Закон и право, 1999. - С. 178-202.
  3. Бобровский И.В. О соотношении противодействия расследованию и сокрытия преступлений. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно - практической конференции (28 - 30 октября 1996 г., г. Руза). - М.:ЮИ МВД России, 1997.-С. 106-108.
  4. Варламов В.А., Богданов Т.С. Опыт использования полиграфа в оперативно-розыскной деятельности при массовых обследованиях. // Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.-С. 14-19.
  5. Варламов В.А., Денисов А.С, Богданов Т.С. Бесконтактное из- мерение психологического стресса. // Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений.-М.: ВНИИ МВД РФ, 1995.-С. 18-26.
  6. Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений (проблемы теории и практики). // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно - практической конференции (28 - 30 октября 1996 г., г. Руза).- М.: ЮИ МВД России, 1997.- С. 93 - 94.
  7. Григорьев В.Н. Организованное противодействие судопроизвод- ству и проблемы его нейтрализации. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно - практической конференции (28 - 30 октября 1996 г., г. Руза).-М.:ЮИ МВД России, 1997.-С. 131-137.

163

  1. Епифанов И. Пытки именем закона. // Аргументы и факты. № 23. 1998.
  2. Ермолаев B.C. Моделирование психологического профиля и профиля состояния объекта наблюдения по характеристикам его невербального поведения. // Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.- С. 27-31.
  3. Жбанков В.А. Особенности расследования преступлений, совер- шаемых организованными преступными сообществами. // Криминалистика. Методика расследования преступлений новых видов. - М.: МИ МВД России, 2000.-С. 3-17.
  4. Иншаков СМ. Воинская преступность. // Криминология. М. Ин- фра. - М.: Норма, 1997.- С. 571-596.
  5. Иншаков СМ. Преступность в армии: иллюзии и реальность. // Преступность и законодательство. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1997.-С 19-25.
  6. Иншаков СМ. Здоровье нации и Вооруженные Силы. // Безопас- ность и здоровье науки. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1996.- С. 87-96.
  7. Казаков Н.Н. Правопорядок в войсках и пути его укрепления: взгляд на проблему. // Право в Вооруженных Силах. № 2. - М., 1999.- С. 52-56.
  8. Каминский М.К. Взаимодействие, отражение, информация. // Теория криминалистической идентификации, дифференциации и дидактические вопросы специальной подготовки сотрудников аппаратов БХСС -Горький: ГВШ МВД СССР, 1980.- СЗ-13.
  9. Карпов Н.Н. Преступность в войсках и проблемы создания феде- ральной службы военной полиции. // Преступность: стратегия борьбы. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1997.-С. 188-193.

164

  1. Кирсанов З.И. Роль криминалистических методов и средств в борьбе с противодействием выявлению и раскрытию преступлений. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно - практической конференции (28 - 30 октября 1996 г., г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997.- С. 146 - 150.
  2. Климов И.А., Синилов Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД. // Организованное про- тиводействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно - практической конференции (28 - 30 октября 1996 г., г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997.- С. 22-24.
  3. Корухов Ю.Г. Методика расследования убийств, совершенных по найму. // Криминалистика. Методика расследования преступлений новых видов. - М.: МИ МВД России, 2000.- С. 18-50.
  4. Кочешев СР. Воинская преступность в аспекте взаимоотношений преступников и жертв преступлений. // Власть: криминологические и правовые проблемы. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2000.-С. 146-152.
  5. Лавров В.П. Общие положения расследования организованной преступной деятельности. Курс лекций по криминалистике. Вып. 12. - М.: ЮИМВДРФ, 1999.
  6. Ларин A.M. Правда о детекторе лжи. // Известия. 1989. 14 ноября.
  7. Лубин А.Ф., Журавлев СЮ. Нейтрализация противодействия расследованию. // Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики. - Н.-Новгород: МВШ МВД России, 1995. - С. 344-383.
  8. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. Учеб. пособ.- М.: НИиРИО ВШ МВД ССР, 1969.- 177 с.
  9. Мацкевич Н.М. Неуставные отношения в армии России (дедов- щина). // Прокурорская и следственная практика. № 2. - М., 1997.- С 70- 72.

165

  1. Муравьев П.А., Митрохин Н.И. Формы противодействия органи- зованных преступных структур правоохранительным органам и практика их нейтрализации. // Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией.- Тверь: Тверской филиал МИ МВД России, 1995.- С. 45-51.
  2. Моргуленко Е.А. Порядок реализации властных полномочий и преступность в Вооруженных Силах России. // Преступность власти. - М.: Криминологическая Ассоциация, 2000.Николайчук И.А. Способы сокрытия преступлений путем воздействия на криминалистически значимую информацию и (или) ее источники. Уголовный процесс и криминалистика на рубеже веков. - М.: Акад. управ. МВД России, 2000.- С. 149-157.
  3. Николайчук И.А. Инсценировка как способ сокрытия преступления. // Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, перспективы. - Тула: ТГУ, 2000.- С. 40- 44.
  4. Подшибякин А.С. Преодоление противодействия расследованию в ходе допроса. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. Материалы научно -практической конференции (28 - 30 октября 1996 г., г. Руза). - М.: ЮИ МВД России, 1997.-С. 114-116.
  5. Порубов Н.И. О причинах ложных показаний. // Вопросы совер- шенствования следственной работы. № 1. - М., 1970.
  6. Рохлин Л. В засаду попала Армия. // Советская Россия. 1996. 5 мая.
  7. Скрипников А.И., Гримак Л.П. Нетрадиционные методы раскрытия преступлений в свете теории всеобщих энергоинформационных связей. // Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.- С. 23-28.
  8. Яблоков Н.П., Куликов В.И. Криминалистические основы борьбы с организованной преступностью. // Основы борьбы с организованной преступностью. - М.: Инфра-М, 1996. - С.237-316.

166

  1. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика как составная часть общей теории криминалистики. // Российское законодательство и юридические науки в современных условиях: состояние, проблемы, перспек тивы. - Тула: ТГУ, 2000.- С. 20-28.

Диссертации и авторефераты.

  1. Аверьянова Т.В. Методы судебно-экспертных исследований и тенденции их развития: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. - М., 1994.- 45 с.
  2. Андреев А.С. Ложное алиби и криминалистические методы его разоблачения: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук.- М: ЮИ МВД РФ,
  3. 22 с.
  4. Бейтуганов Х.А. Особенности расследования преступлений, со- вершаемых организованными преступными сообществами, в Северо - Кавказского региона: Дисс. … канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 2001.- 244 с.
  5. Бобраков И.А. Воздействие преступников на свидетелей и по- терпевших и криминалистические методы его преодоления: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1997.- 210 с.
  6. Волынский А.Ф. Концептуальные основы технико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений: Дисс. … докт. юрид. наук. - М. ЮИ МВД РФ, 1999.- 65 с.
  7. Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития крими- налистической техники (исторический, гносеолоигческий и социальный аспекты проблемы): Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. - М., 2001.- 40 с.
  8. Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития крими- налистической техники (исторический, гносеолоигческий и социальный аспекты проблемы): Дисс. … докт. юрид. наук. - М.: Академия управления МВД РФ, 2001.-417 с.

167

  1. Гельманов А.Г. Криминалистическое значение способа сокрытия преступлений против жизни и здоровья граждан и методы его разоблачения: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1983. - 20 с.
  2. Гельманов А.Г. Криминалистическое значение способа сокрытия преступлений против жизни и здоровья граждан и методы его разоблачения: Дисс. … канд. юрид. наук. - М., 1983.- 213 с.
  3. 1 18. Журавлев СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика преодоления: Дисс. … канд. юрид. наук. - Н.Новгород, 1992.- 236 с.

  4. Карагодин В.Н. Способы сокрытия преступлений и их кримина- листическое значение, методы распознавания и преодоления: Автореф. … дисс. канд. юрид. наук.- Свердловск, 1982.- 22 с.
  5. Карагодин В.Н. Основы криминалистического учения о преодо- лении противодействия предварительному расследованию: Дисс. … докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1992.- 388 с.
  6. Кучеров А.В. Противодействие расследованию по делам о воинских преступлениях и методы его преодоления: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1996. - 20 с.
  7. Кучеров А.В. Противодействие расследованию по делам о воинских преступлениях и методы его преодоления: Дисс. … канд. юрид. наук.-М., 1996.- 186 с.
  8. Овечкин В.А. Общие положения методики расследования пре- ступлений, скрытых инсценировками: Дисс. … канд. юрид. наук. - Харьков, 1975.- 178 с.
  9. Олейкин А.Н. Психологические средства деятельности следователя в ситуации конфликта на предварительном следствии: Дисс. … канд. наук. -М, 1993.- 193 с.

168

  1. Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалисти- ческие и иные меры его преодоления: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -Волгоград, 2000.- 23 с.
  2. Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалисти- ческие и иные меры его преодоления: Дисс. … канд. юрид. наук.- Волгоград, 2000.- 208 с.
  3. Скорченко П.Т. Проблемы технико-криминалистического обес- печения досудебного уголовного процесса: Дисс. … докт. юрид. наук. - М., 2000.- 43 с.
  4. Смородинова А.Г. Проблемы использования специальных по- знаний на стадии возбуждения уголовного дела в Российском уголовном процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Саратов, 2001.- 23 с.
  5. Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений: Дисс. … докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1992. - 314 с.
  6. Федоренко А.Ю. Криминалистическая техника в предупреждении и пресечении противодействия раскрытию и расследованию преступле- ний: Дисс. … канд. юрид. наук. - М, 2001.- 213 с.
  7. Шмидт А.А. Тактические основы распознания ложных показаний и изобличение лжесвидетелей (криминалистическое и криминологическое исследование): Дисс. … канд. юрид. наук. - Свердловск, 1973.- 216 с.
  8. Щеголева М.В. Противодействие расследованию незаконного оборота оружия и криминалистические методы его преодоления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.- М., 2001. - 24 с.

169

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1.

АНКЕТА ПО ИЗУЧЕНИЮ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОБ УБИЙСТВАХ, СОВЕРШЕННЫХ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ

СВЕДЕНИЯ О ДЕЛЕ

Уголовное дело № , возбуждено по ст. УК РФ

Год, месяц, число возбуждения уголовного дела

Расследование проводил:

1) следователь военной прокуратуры 2) 3) Ф.И.О., должность, звание 4) Краткая фабула дела

ЬСубъекты, осуществляющие противодействие при расследовании дел об убийствах (подчеркнуть соответствующую позицию):

  • обвиняемый, ““подозреваемый, * потерпевший, *свидетель,

  • защитник, * понятой, * эксперт (специалист),
  • родственники (друзья) обвиняемого,
  • родственники потерпевшего,
  • должностные лица воинской части (учреждения),
  • должностное лицо военной прокуратуры,

170

  • гражданский истец, ответчик (их представители),
  • иные лица (указать, какие).
    1. Цели противодействия (подчеркнуть соответствующую позицию):

2.1. сокрытие события преступления 2.2. 2.3. сокрытие преступника 2.4. 2.5. затягивание процессуальных сроков предварительного следствия 2.6. 2.7. осуждение невиновного 2.8. 2.9. воспрепятствование установлению истинных мотивов преступления 2.10. 2.11. воспрепятствование установлению полных данных о личности по- дозреваемого, обвиняемого 2.12. 2.7. воспрепятствование выявлению причин и условий, способство вавших совершению преступления

2.8. прекращение уголовного дела 2.9. 2.10. освобождение виновного из-под стражи 2.11. 2.10.иные цели

  1. Факторы противодействия (подчеркнуть соответствующую пози цию):

3.1. место, время и условия совершения убийства (совершение престу- пления в расположении воинской части (учреждения),совершение убийства вне воинской части, погодные условия, наличие свидетелей и т.п.) 3.2. 3.3. субъект преступного посягательства (командир (начальник), со- служивец, гражданское лицо) 3.4. 3.5. наличие объективной связи между преступником и потерпевшим 3.6. 3.7. качественный и количественный состав преступной группы 3.8. 3.9. характер поведения потерпевших после совершения преступления (желание привлечь виновного к ответственности и наоборот, оказание помощи следствию и т.п.) 3.10.

3.6. наличие связи с представителями правоохранительных органов, осведомленности о состоянии следствия 3.7. 3.8. влияние социальной среды, наличие определенного жизненного опыта 3.9.

3.8. мотив и цель совершения убийства 3.9. 3.10. социальный статус (лидер микросреды, авторитет в коллективе со- служивцев, должностное положение и т.п.) 3.11.

3.10. индивидуальные особенности физического и интеллектуального развития преступника, особенности его личности, психики 3.11. 3.12. иные факторы 3.13. 4. Мотивы, по которым оказывается противодействие подозревае мых, обвиняемых (подчеркнуть соответствующую позицию):

4.1. стремление избежать ответственности 4.2. 4.3. стремление скрыть соучастников преступления 4.4.

17!

4.3. боязнь огласки, осуждения, отчуждения окружающих

4.4.осознание содеянного и стыд за совершенное преступление

4.5. боязнь мести за содеянное 4.6. 4.7. иные мотивы 4.8. 5.Мотивы оказания противодействия иными лицами (подчеркнуть

соответствующую позицию):

5.1. стремление сохранить дружеские (родственные) отношения с пре- ступником 5.2. 5.3. страх, боязнь мести 5.4. 5.5. желание скрыть истинные мотивы совершения преступления ви- новным 5.6. 5.7. стремление свести счеты с виновным 5.8. 5.9. желание получить материальное возмещение причиненного вреда 5.10. 5.11. корысть (получение вознаграждения за оказываемое противодей- ствие и т.д.) 5.12. 5.13. жалость к преступнику и его родственникам 5.14. 5.15. чувство любви, товарищества к преступнику со стороны близких и друзей 5.16. 5.17. стыд перед оглаской 5.18. 5.10. иные мотивы

6 Приемы утаивания (подчеркнуть соответствующую позицию):

6.1. сокрытие следов преступления, орудий убийства, вещественных доказательств и их уничтожение 6.2. 6.3. инсценировка на месте преступления 6.4. 6.5. недонесение 6.6. 6.7. невыдача искомых объектов 6.8. 6.9. не сообщение запрашиваемых сведений 6.10. 6.11. невыполнение требуемых действий 6.12. 6.13. неявка и уклонение от явки по вызову 6.14. 6.15. отказ от дачи показаний, замалчивание интересующих следствие фактов 6.16. 6.17. иные приемы утаивания 6.18. 7. Приемы фальсификации при расследовании убийств (подчерк нуть соответствующую позицию):

7.1. создание ложных следов преступления 7.2. 7.3. полная или частичная подделка каких-либо документов 7.4. 7.5. ложное показание 7.6. 7.7. заведомо ложное сообщение, заявление 7.8. 7.9. ложное алиби 7.10. 7.11. иные приемы фальсификации (какие) 7.12. 8. Следственные действия, оперативно - розыскные и организаци онные мероприятия в результате проведения которых удавалось вы-

172

явить и преодолеть противодействие (подчеркнуть соответствующую позицию):

8.1. при осмотре места происшествия 8.2. 8.3. в процессе осмотра вещественных доказательств 8.4. 8.5. при производстве следственного эксперимента 8.6. 8.7. при предъявлении для опознания 8.8. 8.9. при назначении и производстве экспертизы 8.10. 8.11. при производстве допросов свидетелей, потерпевших, обвиняемых, проведении очных ставок 8.12. 8.13. изменение должностного положения 8.14. 8.15. перевод к новому месту службы 8.16. 8.17. увольнение в запас 8.18. 8.10. в ходе производства оперативных мероприятий, выполняемых сотрудниками ОВД или оперативных отделов СИЗО

8.11. иных

  1. Лица, на которых оказывалось воздействие при расследовании убийств (подчеркнуть соответствующую позицию):

“?потерпевший, *свидетель, ““соучастники, *понятой, ““эксперт, ““следователь, ““специалист, ““гражданский истец, переводчик, ““родственники (потерпевшего, свидетеля) * иные лица

  1. Опишите наиболее интересные случаи противодействия рас следованию убийств и способы их преодоления.

173 Приложение 2

АНКЕТА, ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ПРИ ИНТЕРВЬЮИРОВАНИИ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ ВОЕННЫХ ПРОКУРАТУР, ВОЕННЫХ ПРОКУРОРОВ

Отделом надзора за исполнением законов при расследовании преступ- лений Военной прокуратурой МВО проводится комплексное исследование проблем противодействия расследованию убийств, совершаемых военнослужащими, криминалистических методов его преодоления.

Целью настоящего исследования является определение реального со- стояния и распространения противодействия предварительному следствию по делам об убийствах, совершаемых военнослужащими, а также успешного преодоления оказываемого противодействия следователем.

Учитывая то обстоятельство, что ряд вопросов носит конфиденциальный характер, предлагаемая Вам анкета носит анонимный характер.

Просим откровенно ответить на вопросы анкеты. Анонимность сооб- щенных Вами сведений гарантируется.

В случае, если при ответе на некоторые вопросы Вы можете сообщить дополнительные сведения, пожалуйста, сделайте это в конце ответа на соответствующий вопрос.

Убедительно просим отвечать на каждый поставленный вопрос в пред- лагаемой анкете.

Современная юридическая наука под противодействием предваритель- ному расследованию по делам об убийствах рассматривает умышленные действия или бездействие, осуществляемые заинтересованным лицом (лицами), направленные на воспрепятствование предварительному расследованию по уголовным делам об убийствах, с целью недопущения его полноты, всесторонности и объективности путем воздействия на информацию о преступлении вообще и ее носителей.

В качестве примера приведем несколько типичных приемов про- тиводействия, используемых заинтересованным субъектом: использование для сокрытия орудий преступления разнообразных тайников и укрытий; уничтожение вещественных доказательств; инсценировка преступления; симуляция психического или физического заболевания; создание ложных следов преступления; неявка и уклонение от явки по вызову в правоохранительный орган; отказ от дачи показаний; подкуп; клевета; провокация и другие.

Отвечая на вопросы анкеты нужный ответ просьба обвести «кружком», а при наличии дополнительных обозначений сделать соответствующую отметку.

174

ВОПРОСЫ АНКЕТЫ:

1.Продолжительность Вашей службы в органах военной прокура- туры на прокурорско-следственных должностях:

1.1. менее 1 -го года 1.2. 1.3. от 1 до 2-х лет 1.4. 1.5. от 2 до 3-х лет 1.6. 1.7. от 3 до 5-ти лет 1.8. 1.9. от 5 до 10 лет 1.10. 1.11. более 10 лет 1.12. 2. Как часто при расследовании дел об убийствах Вы встречались с оказываемым противодействием:

2.1. крайне редко (по 1 делу из 10) 2.2. 2.3. редко (по 1 из 5) 2.4. 2.5. часто (по 1 из 2) 2.6. 2.7. по каждому делу 2.8. З.Субъекты, осуществляющие противодействие при расследовании дел об убийствах (нужный ответ отметить соответствующим символом: хххх - очень часто; ххх - часто; хх - редко; х - никогда):

  • обвиняемый, Подозреваемый, * потерпевший, *свидетель,
  • защитник, * понятой, * эксперт (специалист),
  • родственники (друзья) обвиняемого,
  • родственники потерпевшего,
  • должностные лица воинской части (учреждения),
  • должностное лицо военной прокуратуры,
  • гражданский истец, ответчик (их представители).
    1. Какие из указанных целей чаще всего стараются достичь субъ- екты, оказывающие противодействие по делам об убийствах (нужный ответ отметить соответствующим символом: хххх - очень часто, ххх - часто, хх — редко, х - иногда):

4.1. сокрытие события преступления 4.2. 4.3. сокрытие преступника 4.4. 4.5. затягивание процессуальных сроков предварительного следствия 4.6. 4.7. осуждение невиновного 4.8. 4.9. воспрепятствование установлению истинных мотивов преступ- ления 4.10. 4.11. воспрепятствование установлению полных данных о личности подозреваемого, обвиняемого 4.12. 4.13. воспрепятствование выявлению причин и условий, способство- вавших совершению преступления 4.14. 4.15. прекращение уголовного дела 4.16. 4.17. освобождение виновного из-под стражи 4.18. 4.19. иные цели 4.20.

175

5.Достигаются ли субъектами противодействия указанные выше цели при расследовании дел об убийствах и в какой степени:

5.1. почти никогда 5.2. 5.3. частично 5.4. 5.5. полностью 5.6. 6. На какой стадии производства предварительного следствия по делам об убийствах имеет место противодействие:

6.1. начальный этап расследования 6.2. 6.3. последующий этап расследования в процессе расследования при производстве отдельных следственных действий 6.4. 6.5. окончание предварительного расследования 6.6. 6.7. после завершения расследования 6.8. 7. Как часто, по Вашему мнению, субъектами противодействия достигаются поставленные цели:

7.1. почти никогда 7.2. 7.3. частично 7.4. 7.5. полностью 7.6. 8. Учитывая Ваш практический опыт, какие из перечисленных ниже факторов имеют существенное влияние (значение) на выбор субъ ектом способа противодействия расследованию дел об умышленных убийствах (нужный ответ отметить соответствующим символом: хххх - наибольшее, ххх - большое, хх - среднее, х- малое):

8.1. место, время и условия совершения убийства (совершение преступления в расположении воинской части (учреждения),совершение убийства вне воинской части, погодные условия, наличие свидетелей и т.п.) 8.2. 8.3. субъект преступного посягательства (командир (начальник), сослуживец, гражданское лицо) 8.4. 8.5. наличие объективной связи между преступником и потерпевшим 8.6. 8.7. качественный и количественный состав преступной группы 8.8. 8.9. характер поведения потерпевших после совершения преступления (желание привлечь виновного к ответственности и наоборот, оказание помощи следствию и т.п.) 8.10. 8.11. наличие связи с представителями правоохранительных органов, осведомленности о состоянии следствия 8.12. 8.13. влияние социальной среды, наличие определенного жизненного опыта 8.14. 8.15. мотив и цель совершения убийства 8.16. 8.17. социальный статус (лидер микросреды, авторитет в коллективе сослуживцев, должностное положение и т.п.) 8.18. 8.19. индивидуальные особенности физического и интеллектуального развития преступника, особенности его личности, психики 8.20. 8.21. иные факторы 8.22.

176

  1. Мотивы, по которым оказывается противодействие (нужный ответ отметить символом: хххх - очень часто, ххх - часто, хх - редко, х -крайне редко):

9.1. стремление избежать ответственности 9.2. 9.3. стремление скрыть соучастников преступления 9.4. 9.5. боязнь огласки, осуждения, отчуждения окружающих 9.6. 9.7. осознание содеянного и стыд за совершенное преступление 9.8. 9.9. боязнь мести за содеянное 9.10. 9.11. иные мотивы 9.12. Ю.Мотивы оказания противодействия иными лицами (нужный ответ отметить символом: хххх - очень часто, ххх - часто, хх - редко, х -крайне редко):

10.1. стремление сохранить дружеские (родственные) отношения с преступником

10.2. страх, боязнь мести 10.3. 10.4. желание скрыть истинные мотивы совершения преступления ви- новным 10.5. 10.6. стремление свести счеты с виновным 10.7. 10.8. желание получить материальное возмещение причиненного вреда 10.9. 10.10. корысть (получение вознаграддения за оказываемое противодей- ствие и т.д.) 10.11. 10.12. жалость к преступнику и его родственникам 10.13. 10.14. чувство любви, товарищества к преступнику со стороны близких и друзей 10.15. 10.16. стыд перед оглаской 10.17. 10.10. иные мотивы

  1. С какими приемами утаивания при расследовании убийств Вам приходилось сталкиваться в практической работе (нужный ответ отме тить символом: хххх - очень часто, ххх - часто, хх - редко, х - иногда):

11.1. сокрытие следов преступления, орудий убийства, вещественных доказательств и их уничтожение 11.2. 11.3. инсценировка на месте преступления 11.4. 11.5. недонесение 11.6. 11.7. невыдача искомых объектов 11.8. 11.9. несообщение запрашиваемых сведений 11.10. 11.11. невыполнение требуемых действий 11.12. 11.13. неявка и уклонение от явки по вызову 11.14. 11.8. отказ от дачи показаний, умолчание интересующих следствие фактов

11.9. иные приемы утаивания

  1. С какими приемами фальсификации при расследовании убийств Вы чаще всего сталкивались:

12.1. создание ложных следов преступления 12.2. 12.3. полная или частичная подделка каких-либо документов 12.4.

177

12.3. ложное показание 12.4. 12.5. заведомо ложное сообщение, заявление 12.6. 12.7. ложное алиби 12.8. 12.9. иные приемы фальсификации (какие) 12.10. 13. В ходе проведения каких следственных действий и оперативно - розыскных, организационных и иных мероприятий при расследовании убийств Вам удавалось выявить и преодолеть указанные выше способы противодействия (нужный ответ отметить символом: хххх - очень часто, ххх - часто, хх - редко, х - иногда):

13.1. при осмотре места происшествия 13.2. 13.3. в процессе осмотра вещественных доказательств 13.4. 13.5. при производстве следственного эксперимента 13.6. 13.7. при предъявлении для опознания 13.8. 13.9. при назначении и производстве экспертизы 13.10. 13.11. при производстве допросов свидетелей, потерпевших, обвиняемых, проведении очных ставок 13.12. 13.13. изменении должностного положения 13.14. 13.15. переводе к новому месту службы 13.16. 13.17. увольнении в запас 13.18.

13.10. в ходе производства оперативных мероприятий, выполняемых сотрудниками ОВД или оперативных отделов СИЗО 13.11. 13.12. иных 13.13. 14. На кого из перечисленных ниже лиц чаще всего оказывается воздействие при расследовании убийств (нужный ответ отметить симво лом: хххх - очень часто, ххх - часто, хх - редко, х - крайне редко):

"”потерпевший, Свидетель, Соучастники, *понятой, *эксперт, Следователь, Специалист, ““гражданский истец, переводчик, *родственники (потерпевшего, свидетеля)

  1. Как часто при расследовании убийств Вам приходилось стал киваться со следующими способами противодействия (нужный ответ от метить символом: хххх - очень часто, ххх - часто, хх - редко, х - крайне редко):

*подкуп, *провокация, *клевета,

*шантаж, * причинение ущерба,

Сказание физического воздействия на родственников и

близких (обвиняемого, потерпевшего,свидетелей, иных лиц)

*угроза убийством

  1. Находит ли отражение в материалах расследуемого дела об убийстве оказание противодействия (нужный ответ отметить символом
    • х):
  • всегда, * часто, *редко, * иногда, * никогда

%

178

17.Чт о по Ваше му мнен ию меша ет успе шно му прео доле нию про- тиво дейст вия рассл едова нию дел об убий ствах (необ ходи мый ответ отме- тить симв олом - х):

17.1. несовершенство действующего уголовного и уголовно- проц ессуа льног о закон одате льств а

17.2. ограничение полномочий и самостоятельности следователя

долж ностн ыми лица ми военн ой прок урату ры

17.3. о тсутс твие техни ко- крим инал истич еских и специ альн ых средс тв в орган ах военн ой прок урату ры 17.4. 17.5. о тсутс твие долж ного опера тивно го сопр овож дения при рассл едо- вании уголо вного дела со сторо ны орган ов ВД и орган ов ВКР 17.6. 17.7. о тсутс твие реаль ных и эффе ктивн ых науч ных реко менд аций по испол ьзова нию прие мов прео долен ия прот иводе йстви я 17.8. 17.9. н едост аточн ый опыт практ ическ ой деяте льнос ти 17.10. 17.11. п ричи ны личн ого харак тера
(мате риал ьного , жили щног о и др. харак теров ) 17.12. 17.13. и ные прич ины (указ ать, какие имен но) 17.14.

179

Приложение 3.

Аналитическая справка по результатам изучения УГОЛОВНЫХ дел, возбужденных по фактам убийств, совершенных военнослужащими, и опроса следователей военных прокуратур, военных прокуроров и их помощников.

В процессе диссертационного исследования по специально разрабо- танным анкетам, было изучено 111 уголовных дел и опрошено 165 следователей военных прокуратур, военных прокуроров и их помощников.

В ряде случаев в анкетах по изучению уголовных дел и опроса указан- ных респондентов обозначались аналогичные вопросы, что позволяет соответствующие ответы представить в сравнении и, таким образом, несколько объективизировать общую их оценку (это основная причина изложения полученных результатов в общей справке).

  1. Сравнительные данные изучения уголовных дел и опроса

респондентов.

1.1 Приемы утаивания криминалистически значимой информации и частота их встречаемости характеризуется следующим образом:

  • недонесение отмечается по 9% изученных уголовных дел и в ответах 48 % опрошенных лиц (в практике которых встречался этот прием);
  • несообщение сведений по запросам следователей, соответственно, 6% и 34%;
  • отказ от дачи показаний - 13% и 67%;
  • невыполнение должностным лицом требований следователя - 6% и 27%;
  • сокрытие орудий преступлений - 34% и 72%;
  • действия по уничтожению следов преступления (захоронение, сжигание трупа, уборка помещения и т.п.) - 16% и 44%.
  • 1.2 Приемы маскировки следов преступлений:

  • изменение внешнего вида лицом, совершившим преступление (отрас тил бороду, усы, изменил прическу, одежду и т.п.) - 18% уголовных дел и 76% респондентов. Наиболее часто этот прием используется лицами, дезер тировавшими из воинской части после совершения преступления - 53% та ких уголовных дел;

180

  • изменение обстановки места происшествия, фальсификация следов преступления - 8% и 85%;
  • маскировка звуков убийства другими звуками (музыка, работа техники, имитация шумов и т.п.) - 2% и 19%;
  • создание ложного алиби - 11% и 83%;
  • заведомо ложный донос, заявления, показания - 16% и 62%;
  • подделка документов - 8% и 67%.
  • 1.3 Подозреваемые (63%), обвиняемые (43%) при допросе, что следует из уголовных дел, давали ложные показания (опровергаемые другими дока зательствами).

Основные мотивы такого их поведения, по мнению респондентов, объясняются:

  • стремлением уклониться от уголовной ответственности - 45%;
  • солидарностью с соучастниками преступления - 52%;
  • болезнью мести со стороны сослуживцев - 7%;
  • стыдом за содеянное - 6%;
  • иными мотивами - 27%.
  • Респондентами предлагалось отметить в анкете опроса не более двух, по их мнению доминирующих мотивов. Следует отметить, что на первом допросе признаются в убийстве, хотя зачастую преуменьшая свою вину, 31% подозреваемых, на последующих - 48%, но в суде каждый четвертый из них отказывается от таких показаний, как правило, объясняя их применением незаконных методов допроса.

1.4 Свидетели (29%) в ходе следствия изменяли свои показания в поль зу подозреваемых (обвиняемых). Основные мотивы такого их поведения (по мнению респондентов):

  • чувство групповой солидарности - 27%;
  • боязнь мести - 18%;
  • желание получить вознаграждение - 17%;
  • боязнь обвинения со стороны сослуживцев в сотрудничестве со след- ствием - 10%;
  • жалость к преступникам и их родственникам - 3%;
  • иные мотивы - 10%.
  • 1.5 В выявлении фактов противодействия расследованию и в его пре- одолении отмечается участие специалистов в порядке:

  • проведения осмотров мест происшествий: основного - 68% уголовных дел и 79% респондентов;
  • проведения иных следственных действий - 26% и 83%;
  • отбора (получения и изъятия) образцов для сравнительных исследо- ваний - 38% и 62%;

181

  • участия в разработке версий и планировании - 7% и 26%.

Факты применения средств аудио - видео техники отмечаются по 3.1% уголовных дел, как правило, с участием специалистов.

  1. Данные по результатам изучения уголовных дел.

2.1 Орудия преступления были изъяты на местах происшествий по 17%, личные вещи подозреваемых (обвиняемых) изъяты - по 8% уголов ных дел; при обысках у подозреваемых (обвиняемых) изъято в 11% слу чаев орудия преступления, в 18% - личные вещи потерпевших. Однако в ка ждом втором случае подобные факты объяснялись подозреваемыми (об виняемыми) обстоятельствами, не связанными с событием преступления (нашел, принял от потерпевшего в счет долга, оставлены потерпевшим слу чайно и т.д.).

2.2. Из общего числа материальных следов преступлений, изымаемых в ходе следствия, на криминалистические экспертизы направлялось 27%. Ссылки на заключения экспертов - криминалистов как источники

доказательств отмечаются в обвинительных заключениях по 13% уго-

ловных дел.

2.3 Частота назначения экспертиз:

  • судебно - медицинская экспертиза трупа - по всем изученным делам;
  • судебно - психиатрическая экспертиза - 23% уголовных дел;
  • судебно - баллистическая - 14%;
  • судебно - трасологическая - 16%;
  • экспертиза холодного оружия - 18%;
  • иные экспертизы - 27% уголовных дел.
  • 2.4 Предварительная подготовка преступления с элементами его со крытия отмечается по 19% уголовных дел; в процессе совершения убийств военнослужащими меры по их сокрытию предпринимались в 37% этих пре ступлений.
  1. Данные по результатам опроса следователей, военных прокуроров и их помощников.

3.1 По мнению респондентов противодействие расследованию оказы- вается по двум из трех уголовных дел, из них в каждом четвертом случае достигается (частично или полностью) его цель.

182

3.2 Основные действия, предпринимаемые субъектами расследования преступлений, в целях уклонения виновных от ответственности:

  • прекращение уголовных дел - отметили 52% респондентов;
  • затягивание процессуальных сроков расследования - 50%;
  • сокрытие отдельных обстоятельств убийства - 38%;
  • привлечение к уголовной ответственности иных лиц - 16%.
  • 3.3 Основные субъекты противодействия:

адвокаты - 91% респондентов; подозреваемые (обвиняемые) - 89%; родст венники подозреваемых (обвиняемых) - 62%; должностные лица - 56%; дру зья подозреваемых (обвиняемых) - 48%; свидетели - 42%; потерпевши е - 18%; специалисты - 18% респондентов,

3.4 Противодействие расследованию наиболее активно проявляется на его начальном этапе (64% респондентов); на заключительном этапе расследования его наличие отмечают 19% респондентов. Скорее всего это результат укрепления доказательственной базы по уголовным делам. Однако в суде и после судебного рассмотрения дела оно вновь активизируется - 37% респондентов. 3.5 3.6 Противодействие расследованию указанных преступлений, по мне- нию респондентов, характеризуется такими действиями в отношении следователей, как провокация, распространение ложных компрометирующих сведений, в том числе через средства массовой информации. Такие факты прослеживаются по 16%> изученных уголовных дел; 33% респондентов отметили при их опросе, что сами оказывались в таких ситуациях. 3.7 4. Пилотажный опрос военнослужащих по отдельным

вопросам.

Всего было опрошено 146 военнослужащих, не считая 63 подозре- ваемых (обвиняемых), в том числе 16 - в совершении убийств. В частности выяснялись варианты их возможного поведения и его мотивы в случаях, если бы они оказались очевидцами преступления.

Только 8% опрошенных отметили, что ни при каких обстоятельствах они не способствовали бы сокрытию преступления (убийства) и уклонению от ответственности виновных в его совершении лиц.

Мотивы иного поведения 92% опрошенных обозначили следующим образом (отмечался только один из предложенных ответов):

  • жалость к преступнику и его родственникам - 25%;

  • чувство солидарности - 24%;

183

  • боязнь мести - 16%;
  • корысть - желание получить вознаграждение - 8%;
  • нежелание сотрудничать со следственными органами - 13%;
  • уклонились от ответа -14%.
    1. Основные выводы.

Данные, полученные в результате изучения уголовных дел, в известной мере, условны, поскольку факты противодействия расследованию и меры по его преодолению весьма редко и, как правило, опосредованно находят отражение в процессуальных документах. В свою очередь ответы опро- шенных в процессе исследования лиц нельзя рассматривать иначе как субъективную оценку ситуаций, обозначенных в соответствующих вопросах. Вместе с тем, полученные при этом результаты дают основание для следующих выводов.

5.1 Противодействие расследованию убийств, совершаемых военно служащими, весьма распространенное явление. В тех или иных формах оно проявляется - если говорить обобщенно - при расследовании примерно каж дого второго уголовного дела.

Весьма разнообразен круг субъектов противодействие. По разным мотивам, в различных пределах участие в нем принимают не только подозреваемые (обвиняемые), но и свидетели, потерпевшие, другие участники уголовного процесса, в том числе субъекты расследования указанных преступлений. Нередки случаи участия в противодействии расследованию посторонних по отношению к факту преступления и его расследованию лиц (родственников, друзей подозреваемых, их знакомых и т.п.). В итоге иногда образуется сложнейшая система взаимосвязей таких субъектов противодействия, а соответственно, их отношений, что очень важно иметь в виду при разработке и реализации мер (процессуальных и непроцессуальных) в целях выявления и преодоления противодействия расследованию.

5.2 Анализ указанных данных свидетельствуют, что противодейст вие расследованию преступлений по своему содержанию характеризуется в основе своей воздействием на источники и носители криминалистически значимой информации т.е. на лиц, обладающих (владеющих) такой инфор мацией (свидетели, потерпевшие, субъекты расследования преступлений и т.п.) и на материальные следы преступлений. Такое воздействие, как прави ло, по своей сути противоправное. Его проявление выражается в непоследо вательности, в «необъяснимом» изменении показаний свидетелей, потер певших в пользу подозреваемых; в явном противоречии отдельных доказа тельств их общей системе; в фактах угроз в адрес участников уголовного

184

процесса и попыток их подкупа; в наличии «заказных», зачастую клеветнических материалов в средствах массовой информации.

Соответственно установлено, что для противодействия расследованию преступлений характерны две группы способов воздействия: 1) на ис- точники и носители вербальной информации (психологического, физического); 2) на носители материально фиксируемой информации - на следы преступлений (уничтожение, фальсификация, инсценировка и т.п.).

5.3 В результате изучения уголовных дел установлено, что значительную часть доказательственной информации в них (88%) составляет вербальная информация. И она же является основным источником выявления лиц, противодействующих расследованию. Источник и носитель такой информации - человек более доступен таким лицам, легче поддается их воздействию (если не по мотивам корысти, то под влиянием угроз). Вместе с тем использование в процессе доказывания по уголовным делам материально фиксируемой информации, а соответственно, научно- технических методов и средств ее собирания и исследования, остается пока во многом потенциальной возможностью, а не реальным фактом.

Особенно обращает на себя внимание слабая реализация возможностей техники для фиксации на материальных носителях (с помощью средств аудио-видеотехники) вербальной информации. Такие случаи отмечаются только по 3,1% уголовных дел.

Между тем, это одно из важнейших направлений расширения и укрепления доказательственной базы по уголовных делам, объективизации процесса доказывания, а значит и предупреждения, преодоления противодействия расследованию.