lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Городилов, Виктор Васильевич. - Организационные и тактические аспекты расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Ижевск, 2002 179 с. РГБ ОД, 61:02-12/1051-4

Posted in:

Министерство образования Российской Федерации Удмуртский государственный университет

\

На правах рукописи

ГОРОДИЛОВ ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ

Организационные и тактические аспекты расследования преступлений, совершаемых организованными

преступными группами

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Специальность: 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно- розыскная деятельность

Научный руководитель: доктор медицинских наук профессор Толстолуцкий В.Ю.

Научный консультант: доктор юридических наук Иванов C.H

ИЖЕВСК 2002

2

Содержание

Введение 3

Глава 1. Криминалистическая модель организованной преступной деятельности и ее поисковые признаки 12

Глава 2. Особенности криминалистического обеспечения первоначального этапа расследования преступлений, совер шенных организованными преступными группами 52

2.1. Понятие и сущность криминалистического обеспечения расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами 52 2.2. 2.3. Общие закономерности и особенности организации пер- воначального этапа расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами 62 2.4. 2.3. Криминалистические ошибки в организации обеспечения расследования преступлений, совершенных организованными пре ступными группами, и пути их преодоления 88

Глава 3. Тактические проблемы расследования преступ лений, совершенных организованными преступными группа ми 103

3.1.Проблемы установления факта совершения преступления организованной преступной группой 103

3.2. Установление соучастников организованной преступной группы и особенности тактики проведения отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий 118

Заключение 154

Библиографи я

158

3

Введение

Актуальность темы исследования. Актуальность темы дис- сертационного исследования обусловлена необходимостью научной проработки вопросов уголовно-процессуального, криминалистического и оперативно-розыскного обеспечения процесса деятельности субъектов раскрытия и расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами и сообществами.

Деятельность правоохранительных органов протекает на фоне сложных экономических и общественно-политических процессов в России. Преступность превратилась в одну из основных причин социальной напряженности в обществе. Количественным изменениям преступности сопутствуют повышение степени криминализации общества, консолидация преступных группировок, интеграция общеуголовной и экономической преступности, усиление преступной специализации и другие негативные обстоятельства.

Для решения одной из наиболее приоритетных задач госу- дарства - защиты прав, свобод и интересов личности путем обуздания вала криминального насилия и организованной преступности -возникает необходимость в поиске новых форм и методов раскрытия и расследования преступлений, создания новых теоретических разработок в криминалистике, оперативно-розыскной деятельности, способных положительно влиять на практику.

В России организованная преступность является одним из основных дестабилизирующих факторов общественного развития общества. Ее масштабы представляют реальную угрозу процессу становления демократического государства, успешному осуществлению социально-экономических и других реформ, проводимых в стране.

4

Динамика выявления и регистрации тяжких и особо тяжких преступлений, совершаемых организованными преступными группами, за последнее десятилетие сохраняет устойчивую тенденцию роста. Бандитизм увеличился в 30 раз, захват заложников - в 42 раза, убийства по найму - в 12 раз, похищения человека - в 10 раз, разбойные нападения с применением оружия - в 10 раз.

Субъекты организованной преступной деятельности пред- принимают маскировку последствий преступной деятельности, оказывают активное противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Такое противодействие следует рассматривать как реакцию криминальной среды на охраняемую деятельность государства по защите жизни, здоровья и свобод граждан, интересов общества и государства.

Учитывая особенности групповой преступной деятельности, общественную опасность организованных преступных групп, за- конспирированный характер их деятельности, правоохранительные органы вынуждены использовать в борьбе с этими явлениями как гласные, так и негласные средства и методы. В этом случае первостепенное значение приобретает криминалистическое и оперативно-розыскное обеспечение деятельности субъектов раскрытия и расследования преступлений этой категории.

Эта проблема, на наш взгляд, должна быть исследована с по- зиции как криминалистики, так и оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса.

Проблемы раскрытия и расследования преступлений, со- вершаемых организованными преступными группами, исследовались многими отечественными учеными в области криминалистики, уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности: Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкиным, Д.И. Бедняковым, В.М. Быковым, В.Г.

5

Бобровым, А.Н. Васильевым, И.А. Возгриным, И.Ф. Герасимовым, Е.А. Доля, И.М. Дьяченко, Л.Я. Драпкиным, А.А. Закатовым, 3.3. Зи-натуллиным, С.Н. Ивановым, Е.П. Ищенко, М.К. Каминским, И.А. Климовым, И.И. Кучеровым, В.Д. Ларичевым, В.П. Лавровым, Н.Н. Лысовым, В.Е. Матвеевым, С.С. Овчинским, Т.В. Пинкевичем, М.П. Поляковым, Г.К. Синиловым, ВТ. Томиным, В.Ф. Щербаковым, Н.П. Яблоковым и другими.

Однако, учитывая особую общественную опасность и распро- страненность преступлений, совершаемых организованными пре- ступными структурами, нельзя признать, что научная и практическая разработка этой проблемы завершена. Только в 2000 году выявлено более 36 тыс. преступлений, совершенных членами организованных преступных групп, к уголовной ответственности за совершение преступлений привлечено 16,7 тыс. участников преступных формирований, из них 2,5 тыс. организаторов. В настоящее время прослеживается тенденция к резкому усилению противодействия, оказываемого преступниками правоохранительным органам. Организаторы и члены преступных групп занимаются разработкой мер защиты от разоблачения с применением собственных структур безопасности, использованием современных технических средств, оказывают активное противодействие предварительному расследо- ванию и судебному разбирательству преступлений путем прямых угроз, подкупа, шантажа, не останавливаясь перед физическим устранением свидетелей, потерпевших, работников правоохранительных органов и судей.

За последнее пятилетие угрозы насилия над должностными лицами увеличились более чем в 10 раз, угрозы судьям и народным заседателям - в 6 раз, угрозы убийством, нанесением тяжких телес- ных повреждений, уничтожением имущества - в 7,5 раза.

5

Бобровым, А.Н. Васильевым, И.А. Возгриным, И.Ф. Герасимовым, Е.А. Доля, И.М. Дьяченко, Л.Я. Драпкиным, А.А. Закатовым, 3.3. Зи-натуллиным, С.Н. Ивановым, Е.П. Ищенко, М.К. Каминским, И.А. Климовым, И.И. Кучеровым, В.Д. Ларичевым, В.П. Лавровым, Н.Н. Лысовым, В.Е. Матвеевым, С.С. Овчинским, Т.В. Пинкевичем, М.П. Поляковым, Г.К. Синиловым, ВТ. Томиным, В.Ф. Щербаковым, Н.П. Яблоковым и другими.

Однако, учитывая особую общественную опасность и распро- страненность преступлений, совершаемых организованными пре- ступными структурами, нельзя признать, что научная и практическая разработка этой проблемы завершена. Только в 2000 году выявлено более 36 тыс. преступлений, совершенных членами организованных преступных групп, к уголовной ответственности за совершение преступлений привлечено 16,7 тыс. участников преступных формирований, из них 2,5 тыс. организаторов. В настоящее время прослеживается тенденция к резкому усилению противодействия, оказываемого преступниками правоохранительным органам. Организаторы и члены преступных групп занимаются разработкой мер защиты от разоблачения с применением собственных структур безопасности, использованием современных технических средств, оказывают активное противодействие предварительному расследо- ванию и судебному разбирательству преступлений путем прямых угроз, подкупа, шантажа, не останавливаясь перед физическим устранением свидетелей, потерпевших, работников правоохранительных органов и судей.

За последнее пятилетие угрозы насилия над должностными лицами увеличились более чем в 10 раз, угрозы судьям и народным заседателям - в 6 раз, угрозы убийством, нанесением тяжких телес- ных повреждений, уничтожением имущества - в 7,5 раза.

5

Бобровым, А.Н. Васильевым, И.А. Возгриным, И.Ф. Герасимовым, Е.А. Доля, И.М. Дьяченко, Л.Я. Драпкиным, А.А. Закатовым, 3.3. Зи-натуллиным, С.Н. Ивановым, Е.П. Ищенко, М.К. Каминским, И.А. Климовым, И.И. Кучеровым, В.Д. Ларичевым, В.П. Лавровым, Н.Н. Лысовым, В.Е. Матвеевым, С.С. Овчинским, Т.В. Пинкевичем, М.П. Поляковым, Г.К. Синиловым, ВТ. Томиным, В.Ф. Щербаковым, Н.П. Яблоковым и другими.

Однако, учитывая особую общественную опасность и распро- страненность преступлений, совершаемых организованными пре- ступными структурами, нельзя признать, что научная и практическая разработка этой проблемы завершена. Только в 2000 году выявлено более 36 тыс. преступлений, совершенных членами организованных преступных групп, к уголовной ответственности за совершение преступлений привлечено 16,7 тыс. участников преступных формирований, из них 2,5 тыс. организаторов. В настоящее время прослеживается тенденция к резкому усилению противодействия, оказываемого преступниками правоохранительным органам. Организаторы и члены преступных групп занимаются разработкой мер защиты от разоблачения с применением собственных структур безопасности, использованием современных технических средств, оказывают активное противодействие предварительному расследо- ванию и судебному разбирательству преступлений путем прямых угроз, подкупа, шантажа, не останавливаясь перед физическим устранением свидетелей, потерпевших, работников правоохранительных органов и судей.

За последнее пятилетие угрозы насилия над должностными лицами увеличились более чем в 10 раз, угрозы судьям и народным заседателям - в 6 раз, угрозы убийством, нанесением тяжких телес- ных повреждений, уничтожением имущества - в 7,5 раза.

8

Теоретическую основу исследования составили научные труды по уголовному процессу, криминалистике, теории оперативно- розыскной деятельности, философии, социологии, психологии, уголовному праву, криминологии и других наук.

В качестве теоретической основы исследования особое вни- мание обращалось на фундаментальные труды российских ученых по криминалистике, уголовному процессу, теории оперативно-розыскной деятельности: Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, В.М. Быкова, А.Ф. Волынского, К.К. Горяинова, И.Ф. Герасимова, А.А. Дав-летова, Л.Я. Драпкина, А.А. Закатова, 3.3. Зинатуллина, Е.П. Ищен-ко, М.К. Каминского, Л.М. Карнеевой, И.А. Климова, В.П. Кувалдина, Ю.Ф. Кваши, А.Ф. Лубина, Н.Н. Лысова, И.Ф. Пантелеева, А.Г. Мар-кушина , С.С. Овчинского, В.Г. Самойлова, М.С. Строговича, Г.К. Синилова, Б.П. Смагоринского, В.П. Хомколова, А.Ф. Лубина, Н.Н. Лысова, И.Ф. Пантелеева, Н.П. Яблокова и других.

Сформулированные в исследовании положения, выводы и ре- комендации основаны на достижениях юридических наук, на ис- пользовании системного, комплексного, междисциплинарного и личностного подходов, результатах, полученных в процессе самого исследования.

Эмпирическая база исследования представлена репрезента- тивным фактологическим и аналитическим материалом, наработанным за последние 5 лет путем:

изучения уголовных дел о групповых преступлениях, рас- смотренных народными судами Удмуртской Республики, Республики Татарстан, Республики Башкортостан. Изучено 200 дел;

анализа статистических, информационно-справочных до- кументов, отражающих организационные и практические мероприятия правоохранительных органов по предупреждению, раскрытию и

9

расследованию преступлений, совершаемых
организованными преступными группами;

опроса в качестве экспертов 150 компетентных работников оперативно-розыскных аппаратов органов внутренних дел о со- стоянии, тенденциях и проблемах групповой преступности, 110 работников следственных подразделений - о проблемах расследования преступлений и 50 судей - о проблемах судебного разбирательства уголовных дел данной категории преступлений;

При разработке предложений и рекомендаций использовался опыт работы автора в судебных органах республики.

Разнообразие методов исследования, объем полученного эм- пирического материала позволяет констатировать его репрезентативность, а также достоверность выводов и обоснованность сформулированных предложений и рекомендаций.

Научная новизна диссертационного исследования и положения, выносимые на защиту. В настоящей работе впервые в аспекте тесной взаимосвязи и взаимообусловленности рассмотрены организационные и тактические проблемы обеспечения деятельности раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.

В соответствии с изложенным на защиту выносятся следующие основные положения:

обоснование основных поисковых признаков организованной преступной деятельности;

модельное описание преступной деятельности, осущест- вляемой организованными преступными группами;

понятие и содержание криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами;

10

закономерности, обусловливающие специфику расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами;

предложения по совершенствованию организации рас- % крытия и расследования рассматриваемой категории преступлений;

рекомендации по недопущению ошибок в процессе раскрытия и расследования преступлений;

рекомендации по тактике и методике раскрытия и расследования преступлений, проведению отдельных следственных действий.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что в ней обоснован методологический подход к анализу проблем обеспечения деятельности раскрытия и расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами. На основе установленных и исследованных закономерностей строения, функционирования групповой преступной деятельности, автору удалось построить главную эвристику, т.е. предписание для движения мысли следователя и оперативного работника в конкретном случае расследования и раскрытия рассматриваемой категории преступлений.

Практическая значимость исследования состоит в том, что по разработанной автором модели организованной преступной дея тельности, предложениям и рекомендациям становится возможным решение ряда прикладных задач: разработка системных базовых криминалистических и оперативно-розыскных характеристик орга низованной преступной деятельности различных видов; проведение * анализа данных, имеющихся на ранних стадиях выявления, рассле-

дования и раскрытия данной категории преступлений.

11

Апробация и внедрение результатов диссертационного ис- следования. Основные положения, выводы и предложения, сформулированные в диссертации, апробированы в опубликованных автором трех научных статьях.

Результаты исследования докладывались на научных конфе- ренциях, научно-практических семинарах, совещаниях, проходивших в учебных заведениях и правоохранительных органах. Структура и содержание работы. Диссертация состоит из введения, трех глав и пяти параграфов, заключения, списка литературы, законодательных и иных нормативных актов, использованных при написании диссертации. Общий объем работы - 179 страниц.

12

Глава 1. Криминалистическая модель организованной преступной деятельности и её поисковые признаки

Преступная деятельность, т.е. деятельность по замышлению, подготовке, выполнению, маскировке преступления, в каждом конкретном случае порождает отражение самой себя, а деятельность по выявлению и раскрытию преступлений, воздействуя на отражение (оперируя с ним), отражает как его, так и отображаемое: минувшее деятельностное событие, называемое преступлением1.

Анализ литературных источников2 показал, что социальная обусловленность и научное понятие системного метода и деятель-ностного подхода по структурно-содержательным элементам способны выполнить методологическую функцию для решения задач по организации и тактике расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами.

Выдвинутая Р.С. Белкиным идея о том, что криминалистика изучает закономерности возникновения, собирания, исследования и оценки доказательтсв3, и обоснованная позиция М.К. Каминского о том, что закономерности взаимодействия преступной деятельности

1 См.: Каминский M. К. Что есть, что может быть и чего быть не может для систе мы «криминалистика» //Криминалистика, криминология и судебные экспертизы в свете системно-деятельностного подхода. 3 выпуск. Ижевск. 2001. С.9.

2 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. M. 1977. T.1. С. 260;

Б р а т к о А.Г. Методологическая функция теории права в уголовном процессе //Правовые и криминалистические проблемы раскрытия и расследования преступлений. М. 1998. С. 3-8; Каминский М.К., Толстолуцкий В.Ю. Компонентный состав преступной деятельности //Криминалистика, криминология и судебные экспертизы в свете системно-деятельностного подхода. 2 выпуск. Ижевск. 1999. С. 4-9; Ива нов С.Н. Методология оперативно-розыскного обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Ижевск. 1999. С. 4- 33;

Спицнадель В.Н. Основы системного анализа. СпБ. 2000. С.20-35, Могилевский В. Д. Методология систем. M. 1999. С. 38-46; Комплексное изуче- ние системы воздействия на преступность. Л. 1978. С.8-9; Чурсин В. Д. Право и циклы (вопросы методологии). Ставрополь. 1997. С.4; Урсул А.Д. Общенаучный статус и функции системного подхода //Системные исследования. М. 1977. С. 31; У е м о в А.И. Системный подход и общая теория систем. М. 1978. С. 8. и др.

3 Криминалистика. Краткая энциклопедия. М. 1993.С.5.

13

и деятельности выявления и раскрытия преступлений образуют сущность процесса раскрытия преступлений1, оказались особенно эффективными в методике раскрытия и расследования преступлений.

Проведенные нами исследования свидетельствуют о том, что до 90 % групповых преступлений совершаются в условиях неоче- видности, поэтому в криминалистическую модель организованной преступной деятельности включаются не все аспекты уголовно-правовой, криминалистической и криминологической характеристик, а лишь те, которые характеризуют тайно совершаемые преступления, раскрыть которые гласными средствами и методами невозможно либо крайне затруднительно.

Необходимо отметить, что поиск - это целенаправленные действия субъекта, направленные на установление искомого объекта (под которым понимается предмет, субъект или событие), среди объектов доступных для анализа, а так же его места расположения, свойств и иных характеристик, на основании имеющихся у ищущего сведений (называемых поисковыми признаками).

Впервые поисковые признаки преступлений были исследованы С.Н. Ивановым2, В.Ю. Толстолуцкий рассматривает поисковые признаки, исследуя частное криминалистическое учение об идентификации и поиске3.

В.Н. Коробейников, рассматривая поисковые признаки вымо- гательства характеризует их как уголовно-правовые, криминалистические, криминологические и иные упорядоченные и взаимосвязан-

1 См.: Каминский М. К. Что есть, что может быть и чего быть не может для систе мы «криминалистика» //Криминалистика, криминология и судебные экспертизы в свете системно-деятельностного подхода. 3 выпуск. Ижевск. 2001. С. 10-11.

2 См.: Иванов С. Н. Групповые преступления: проблемы раскрытия и расследова ния. Ижевск. 1999. С.7-10.

3 См.: Толстолуцкий В. Ю. Идентификация и поиск. Ижевск. 2001. С. 14-15.

14

ные между собой признаки, обладающие поисковым характером и рассматриваемые с позиции решения задач по раскрытию и расследованию преступлений на основе наиболее эффективного применения оперативно-розыскных сил, средств и методов1.

На наш взгляд, поисковые признаки преступлений необходимо рассматривать также и с позиции решения задач по нейтрализа- ции противодействия криминальной среды уголовному судопроизводству.

Мы поддерживаем позицию тех авторов2, которые определяют противодействие криминальной среды как умышленное со- вершение поступков, поведение и действия, направленные на воспрепятствование осуществлению социального контроля за ней, эффективному выполнению задач правоохранительной функции государства с целью уклонения от ответственности виновных за содеянное либо смягчение ответственности. Предложенное понимание противодействия выражает его социальную сущность и выступает единым объектом познания для комплексного исследования всей системой обществоведческих наук.

Поисковые признаки организованной преступной деятельности позволяют решить следующие задачи:

определить цель следственных и оперативно-розыскных мероприятий и задачи, подлежащие решению;

1 См.: Коробейников В. Н. Оперативно-розыскное обеспечение раскрытия и рас следования преступлений, связанных с вымогательством. Дисс… к.ю.н. Ижевск. 2001. С. 9, 20-40.

2 См.: Климов И.А., С и н и л о в Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД //Организованное противодействие рас крытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. М. 1997. С.22- 23.

15

  • подобрать силы, средства и методы, позволяющие решить задачи криминалистического и оперативно-розыскного обеспечения раскрытия групповых преступлений;
  • определить время и порядок осуществления мероприятий и конкретные приемы действий каждого участника;
  • определить упреждающие меры по нейтрализации противо- действия участников преступных групп на стадии подготовки и совершения преступлений.
  • Теоретическая модель поисковых признаков организованной преступной деятельности выполняет методологическую роль в определении ее основных структурно-содержательных элементов. Следует подчеркнуть, что данные признаки носят динамический характер, могут дополняться некоторыми элементами в зависимости от характера рассматриваемых видов групповых преступлений, целей исследования и т.д.

Криминалистическую характеристику организованной пре- ступной деятельности мы рассматриваем как средство деятельности, как интеллектуальный инструмент, позволяющий использовать имеющуюся информацию и с ее помощью оптимизироовать деятельность по выявлению и раскрытию преступлений. Задачу практического использования криминалистической характеристики поставил в одной из последних своих работ Р.С. Белкин1.

В работе нами рассматривается модель организованной пре- ступной деятельности, основные признаки которой можно определить следующим образом:

вводится с целью получить с ее помощью новое знание об оригинале, который ее замещает;

1 См.: Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. M. Норма. 2001. С. 220-224.

16

формируется для решения специальной познавательной задачи;

подобно материальной модели является системой, но системой мысленных элементов1;

структура модели должна иметь соответствие со структурой моделируемого процесса.

На наш взгляд, без рассматрения поисковых уголовно-правовых признаков организованной преступной деятельности кри- миналистическая модель не будет в полной мере отвечать требованиям её практического применения в раскрытии преступлений2.

Уголовно-правовые признаки являются исходными для вы- явления организованной преступной деятельности. Если нет признаков групповой преступной деятельности, то не может быть и речи об организованной преступной деятельности. Групповое преступление признается таковым, если оно совершено:

  • группой лиц (если в его совершении совместно участвовало два и более исполнителя без предварительного сговора);
  • группой лиц по предварительному сговору (если в нем участ- вовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления);
  • организованной группой (если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений);
  • преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией)
  • 1 См.: Матушкина Н.В. Криминалистическая модель преступной деятельности по уклонению от уплаты налогов и ее использование в целях выявления и раскрытия пре ступлений этого вида. Дисс… к.ю.н. Ижевск. 1997. С. 14-15.

2 См., например: Белкин Р.С., Быховский И.Е., Дулов А.В. Модное увлече ние или новое слово в науке? //Соц. Законность. 1987. №9.

17

либо объединением организованных групп, созданных для совершения тяжких или особо тяжких преступлений1.

Для характеристики групповых преступлений одним из основных уголовно-правовых признаков, обладающим поисковым харак- тером, является институт соучастия2, который практически определяет рамки групповой преступности и создает для сотрудников следственных и оперативных аппаратов варианты ее моделей.

Соучастие - это один из немногих институтов уголовного права, в теоретическом освещении которого так тесно переплетаются многие основные проблемы уголовного права. Общее понятие преступления, основание уголовной ответственности, причинная связь, вина, стадии преступной деятельности, принципы применения наказания и индивидуализации ответственности - все эти и многие другие вопросы имеют непосредственное отношение к ее решению, позволяют с позиции типичности и повторяемости установить поисковые признаки, обусловливающие применение тех или иных следственных и оперативно-розыскных мероприятий, сил, средств и методов для выявления, предупреждения, раскрытия и расследования групповых преступлений.

С позиции криминалистического и оперативно-розыскного обеспечения раскрытия преступлений, совершающих организованными преступными группами, интерес представляют виды соучастников. Степень участия в преступлении, которая зависит от роли и конкретных действий субъектов преступной деятельности в совместно совершаемом преступлении, во многом определяется характе-

1 См.: Истомин А. Ф. Общая часть уголовного права. Учебное пособие. М. 1998. С. 114-115.

2Овчинский С. С. Основы оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью //Основы борьбы с организованной преступностью. М. 1996. С. 318-326.

18

ром соучастия. В уголовном праве выделено четыре его вида: организатор, исполнитель, подстрекатель, пособник.

Наибольший оперативный интерес представляют организаторы, и именно они всегда становятся главными объектами оператив- ной проверки преступных групп. Они организуют совершение преступлений, руководят его участниками, устанавливают в преступных группах нормы отношений и поведения, внутригрупповую дисциплину. Организатор воздействует на сознание неустойчивых лиц, направляет их на совершение преступлений, вносит в преступные действия других участников определенную систему, налаживает между ними конспиративные связи, требует тщательной маскировки и принимает контрагентурные меры.

Проведенные ранее исследования1 показывают, что среди ис- полнителей, как правило, существует распределение ролей: одни выполняют более, другие - менее общественно опасные функции. В таком распределении многое зависит от их преступного опыта, моральных, волевых качеств. Такая неравномерность в степени общественной опасности исполнителей имеет существенное значение и помогает оперативным работникам находить в преступных группах наиболее «слабые звенья» на всех стадиях оперативной проверки.

Пособники представляют особый интерес. Содействуя со- вершению преступлений, они оказываются хранителями орудий преступлений, предметов и ценностей, добытых в результате их совершения и осведомлены о деталях преступлений.

1И в а н о в С. Н. Вымогательство: оперативно-розыскное и криминалистическое обеспечение процесса расследования. Ижевск. 1998. С. 11-24.; Иванов С.Н., Б а т а е в И. А. Оперативно-розыскное и криминалистическое обеспечение расследования краж из квартир. Ижевск. 1999. С.30-64.

19

Значительный интерес для раскрытия и расследования орга- низованной преступной деятельности представляет фигура под- стрекателя, особенно, где речь идет о преступлениях несовершеннолетних1.

Все виды соучастия, в том числе и прикосновенность к пре- ступлению, моделируются уже при выявлении и тем более в ходе оперативной разработки организованных преступных групп. Это важное тактическое обстоятельство помогает в рамках негласной оперативной работы получать достаточно четкое представление о структуре преступных формирований, распределении в них ролей, общественной опасности их участников, о тех «прикосновенных» лицах, через которых можно получить информацию об организаторах, исполнителях, подстрекателях и пособниках.

«Фактически именно уголовно-правовой институт соучастия определяет достигаемые во всех формах оперативно- розыскной деятельности цели выявления всех преступных связей организованных преступных формирований»2.

Важным элементом модели преступной деятельности является личность преступника, а при групповых преступлениях - характе- ристика их преступных групп.

На наш взгляд, указанные элементы субъективного блока мо- дели группового преступления требуют особого рассмотрения с позиции криминалистических и криминологических признаков организованной преступной деятельности.

1 А б ы з о в Р .М. Типология личностных деформаций несовершеннолетних преступников. Ижевск. 1998. С.99-129.

2Овчинский С. С. Основы оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью // Основы борьбы с организованной преступностью. М. 1996. С. 318-326.

20

Комплексная характеристика преступных групп, характеристика личности преступника относятся к важнейшим поисковым элементам организованной преступной деятельности. Важное научное и практическое значение имеет модель групповой преступной деятельности, осуществляемая ее субъектами.

Существенным структурным элементом характеристики лично- сти преступника является его осведомленность об оперативно- розыскной деятельности органов внутренних дел, о принимаемых сотрудниками следственных и оперативных аппаратов следственных и оперативно-розыскных мероприятиях и их возможностях, что не представляет интереса для уголовного процесса, криминалистики и криминологии, но имеет существенное значение для теории оперативно-розыскной деятельности.

Необходимо отметить, что определения преступных групп с по- зиции уголовного права не раскрывают психолого- криминалистических аспектов понятия преступной группы.

Здесь мы логически подошли к очевидному выводу, что для теоретической разработки обоснованных рекомендаций по эффективному применению следственными и оперативно- розыскными аппаратами органов внутренних дел следственных и оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, совершаемых организованными преступными группами, недостаточно ограничиваться определением уголовно-правовых понятий и категорий.

Ряд определений понятия преступной группы предложен криминологами1.

1 Организованная преступность. М., 1989; Организованная преступность -2. М., 1993; Джекебаев У., Вайсберг П., Судакова Л. Соучастие в преступлении. Алма-Ата, 1981 и др.

21

В.Г.Лукашевич рассматривает преступную группу как малую неформальную группу, объединившуюся на основе совершения общественно-опасных, противоправных действий людей, стремящихся к достижению общей цели, организованных определенным образом и составляющих единый субъект деятельности1. В определении правильно указано на то, что основой объединения группы служит противоправная деятельность, но не подчеркивается антиобщественная направленность преступной группы.

На наш взгляд, преступную группу необходимо рассматривать как антиобщественное объединение людей на основе совместной преступной деятельности, представляющее собой малую неформальную группу, определенным образом организованную и выступающую как единый субъект деятельности.

Это определение понятия преступной группы содержит сле- дующие характерные признаки:

  • преступная группа - это объединение людей;
  • с позиции социальной психологии данное объединение явля- ется малой неформальной группой;
  • направленность группы антиобщественная;
  • -объединение происходит на основе совместной групповой дея- тельности;

  • члены группы в определенной степени организованы;
  • группа выступает как единый особый субъект преступной дея- тельности.
  • 1Лукашевич В. Г. Криминалистический аспект изучения преступных групп. Авто-реф. к.ю.н. М., 1979.С.11.

22

Предлагаемое понятие преступной группы относится к группам различных типов, поэтому в дальнейшем, используя термин “преступная группа”, будем исходить из этого определения.

При совершении групповых преступлений значительно возрас- тает их общественная опасность, которая возникает в результате того, что:

  • группе доступны такие способы совершения преступлений, как захват заложников и удерживание их в заранее подготовленных местах, подготовка и проведение террористических акций и т.п.;
  • в группе быстрее идет процесс передачи преступного опыта, повышается квалификация каждого члена преступной группы, при этом преступная деятельность группы может быть легко расширена во времени и пространстве;
  • возрастает суммарный ущерб от совершенных преступлений;
  • преступники оказывают друг другу психологическую поддержку, каждый чувствует себя в группе более уверенно, а это, в свою очередь, способствует принятию решений о совершении более дерзких преступлений с тяжкими последствиями;
  • в преступной группе возрастает возможность сокрытия следов преступления, защиты членов группы от правоохранительных органов, оказания помощи задержанным и арестованным членам преступной группы;
  • члены преступной группы оказывают более активное проти- водействие правоохранительным органам как на стадии подготовки так и после совершения группового преступления.
  • Для правильного уяснения сущности преступных групп и разра- ботки методики раскрытия и расследования совершаемых ими преступлений важное значение имеет классификация их преступных

23

групп. Однако в настоящее время она еще недостаточно разработана. Криминалистические признаки преступных групп обусловливают определенные закономерности раскрытия и расследования этой категории преступлений, особенности поведения на следствии членов преступной группы.

Одни авторы1 предпринимали попытки классифицировать пре- ступные группы с позиции науки уголовного права и криминологии, при этом основанием для классификации служила степень организованности и общественной опасности преступных групп; другие2

отмечали, что общественная опасность не может быть взята за основание их классификации, так как этот критерий постоянно меняется и зависит от других признаков преступных групп, третьи3 - по степени антиобщественной направленности, сплоченности и общественной опасности.

Мы полагаем, что важным основанием для классификации пре- ступных групп является степень их организованности, и именно по степени организованности, которая обусловливается уровнем психологического развития преступных групп, следует классифицировать типы преступных групп.

Взяв за основание данный критерий, В.М. Быков выделил сле- дующие криминалистические типы преступных групп: ситуативные или случайные группы либо типа компании; организованные группы;

1 См.: ГалиакбаровР. Р. Групповое преступление. Свердловск. 1973. С. 117; Устинов В. С. Понятие и криминологическая характеристика организованной пре ступности. Нижний Новгород, 1993. С. 18-19; Т е л ь н о в П.Ф. Ответственность за со участие в преступлении. M., 1974.C. 112.

2 См.: Быков В. М. Проблемы расследования групповых преступлений Дисс.д.ю.н. М., 1992. С. 85.

3 См. Рудаков В. Ф. Организация и тактика борьбы с групповой преступностью. Минск. 1988. С. 10.

24

преступные организации. При этом необходимо иметь в виду, что постоянное развитие преступных групп объясняет тот факт, что на практике редко встречается криминалистический тип преступной группы в чистом виде. Например, в организованной преступной группе могут быть обнаружены отдельные признаки преступной организации. Это необходимо учитывать в следственной практике и оперативно-розыскной деятельности.

Для ситуативных или случайных преступных групп характерным является спонтанность объединения членов и появления у них преступного умысла. Рассматривая криминалистическую модель их действия на фазе замышления преступной деятельности, следует отметить, что преступление ими совершается не в результате проведения каких-либо подготовительных мероприятий, а в ходе возникшей удобной ситуации.

Проведенные ранее исследования1 показали, что 35% слу- чайных групп формируется из числа несовершеннолетних, а преступления ими совершаются в отношении своих сверстников, иногда знакомых по учебе, работе, месту жительства и т.д.

Случайные группы, как правило, объединяют 2-3 человек, воз- раст преступников от 16 до 25 лет (92%). В 63% случаев совершения вымогательств случайными преступными группами преступники были знакомы или относительно знакомы с потерпевшими, а основным видом угрозы являлась угроза причинения насилия, телесных повреждений потерпевшему или его близким (82%), причем в 45% случаев угрозы частично приводились в исполнение2. Каждая вторая квартирная кража, в которой принимали участие члены случай-

1 См.: Иванов С.Н. Указ. работа. С. 28.

2См.: Коробейников В.Н. Указ. работа. С. 29-30.

25

ной группы, была совершена путем «свободного доступа» или
использования доверия потерпевшего1.

При рассмотрении характеристики случайной или ситуативной преступной группы необходимо отметить, что вначале объеди- нение в этих группах происходит с целью простого общения, затем они приобретают антиобщественную направленность. В совершении преступлений многие его соучастники принимают участие из чувства солидарности, случайно, в силу того, что оказались вместе, либо в результате внезапно возникшей ситуации.

В группах указанного типа мы не выявили четкой психологи- ческой и функциональной структуры, решение о совершении преступления принимается коллективно, в основном, на фоне конкретной ситуации и под влиянием эмоций. Как правило, роли при совершении преступлений не распределяются, степень сплоченности членов группы малая.

Продолжая преступную деятельность, в том случае если слу- чайная преступная группа не разоблачена, она постепенно пре- вращается в более опасный тип преступной группы - преступную группу типа компании2. Эти группы уже более организованы, и хотя в таких группах еще нет лидера, но уже имеется ядро из наиболее активных и авторитетных членов. Преступная деятельность постепенно начинает играть ведущую роль в деятельности группы.

Оперативно-розыскная и следственная практика показывают, что при реализации оперативной информации сотрудниками опера- тивно-розыскных аппаратов, а затем и при расследовании уголовных дел на допросах участники такого типа преступных групп обыч-

1 См.: Б а т а е в И.А. Оперативно-розыскное и криминалистическое обеспечение про цесса расследования краж из квартир граждан. Дис… к. ю. н. Ижевск. 1998. С.22.

2 См.: Быков В. М. Указ. работа. С. 122.

26

но дают правдивые показания как о своем участии в преступлении, так и о деятельности преступной группы в целом.

Следующий тип преступных групп относится к числу организо- ванных и заслуживает особого внимания при его рассмотрении. Организованные преступные группы характеризуются тщательной подготовкой преступления, устойчивыми связями между участниками группы, функциональной иерархией, распределением ролей среди второстепенных участников.

Многие авторы1 предпринимали попытки разрешить важный для следственной и судебной практики вопрос - дать понятие и признаки организованной преступной группы. Мы придерживаемся следующей позиции - организованная преступная группа представляет собой самостоятельный криминальный тип сообщества с характерными особыми признаками: устойчивость личного состава группы; выработка в группе собственных взглядов, норм поведения и ценностной ориентации, которых придерживаются все ее члены; четко выраженная иерархическая структура; наличие лидера в пре- ступной группе; наличие в группе функциональной структуры, которая основана на ролевой дифференциации членов преступной группы в связи с совершением группового или организованного преступления; особый характер отношений в группе и порядок распределения преступных доходов; существование в группе специального денежного фонда - “общака”, которым распоряжается лидер2. Однако сотрудники оперативно-розыскных аппаратов, оценивая призна-

1 См.: Григорьев В. А. Указ.работа. С. 22-23; Осин В. Преступление совершено организованной группой // Российская юстиция. 1995. № 5. С.22-23; Минская В. С. Вопросы квалификации вымогательства // Государство и право. 1995. №1.С. 100- 101; Минская В., Колодина Р. Преступления против собственности. Проблемы и перспективы законодательного регулирования //Российская юстиция. 1996. № З.С.12- 15.

2 Быков В. Что же такое организованная преступная группа? //Российская юстиция. 1995. № 10. С.41-42.

27

ки преступной группы, должны иметь в виду, что не во всех органи- зованных группах могут проявляться указанные признаки, и на практике могут иметь место случаи, когда отдельные признаки еще не сформировались. В организованной преступной группе мы наблюдаем четко выраженную психологическую структуру: группу возглавляет лидер - ее организатор и руководитель; к нему примыкают наиболее активные члены преступной группы (авторитеты); за ними следуют рядовые участники (“боевики”, “торпеды”).

Имея развитую функциональную структуру, организованная преступная группа может использовать сложные способы совершения преступлений, связанные с длительной подготовкой, применением современных технических средств, различных ухищрений при сокрытии совершаемых преступлений.

Результаты нашего исследования показали, что организован ные преступные группы объединяют от 3 до 10 человек, основной возраст преступников составляет 18-35 лет (81%), среднее время существования преступной группы (имеется в виду совершение ею групповых преступлений) колеблется от 1 года до 2 лет. Последние исследования в области оперативно-розыскной деятельности, кри миналистики, криминологии показали, что за последние 5 лет намечается тенденция «омоложения» преступников1, в част-

ности, участвующих в совершении преступлений в составе органи- зованных преступных групп.

1 А н т о н я н Ю.М. Психология убийства. М. 1997. С. 55.; А б ы з о в P.M. Указ. работа. С. 3-7.; Фильчнсков Т.Н. Проблемы преступлений, связанных с вовлечением не- * совершеннолетних в преступную деятельность // Современные проблемы борьбы с

общеуголовной преступностью. М. С.25.; Котов Д. П. Особенности расследования преступлений несовершеннолетних. //Расследование отдельных видов преступлений. М.1995. С. 117-127. и др.

28

Так, среди лиц из числа членов организованных преступных групп привлеченных к уголовной ответственности за квартирные кражи более половины - молодые люди в возрасте от 18 до 30 лет, каждый шестой - несовершеннолетний. В общем числе несовершеннолетних преступников каждый десятый - девушка- подросток. По возрасту обоих полов: каждый пятый- 14-15 лет; около половины - 16 лет, каждый третий - 17 лет.

Следует отметить, что половина несовершеннолетних до пре- ступления попадала в поле зрения органов внутренних дел за различные правонарушения, каждый четвертый был ранее судим. Лидерами организованных преступных групп несовершеннолетних нередко становятся взрослые, причем как мужчины, так и женщины.

Вместе с тем, приведенные данные - это не что иное, как коли- чество членов группы, привлеченных к уголовной ответственности. Поэтому с точки зрения оперативно-розыскной деятельности необходимо учитывать и тех членов группы, которые не были установлены либо были установлены, но не привлекались к уголовной ответственности.

Согласно проведенным выборочным исследованием 27 процен- тов членов организованных преступных групп были известны заранее сотрудникам оперативных аппаратов, 12 % - участковым уполномоченным, однако только 14 процентов отмеченных лиц стояли на оперативных учетах органов внутренних дел.

С учетом отмеченного, следует признать, что подлинная чис- ленность членов преступных группировок и самих групп несколько больше, чем вытекает из официальных источниках.

Национальный состав организованных преступных групп отра- жает процессы интернационализации - в составе преступных групп

29

нам встретились все национальности, проживающие в том или ином регионе, где мы проводили изучение уголовных дел (Удмуртская Республика, Республика Башкортостан, Республика Татарстан). В 85% случаев совершения общеуголовных преступлений преступники использовали холодное или огнестрельное оружие. Каждый третий член организованной преступной группы был ранее судим, каждый второй - нигде не работал и не учился. При этом необходимо иметь в виду, что отсутствие судимости у лица не свидетельствует об отсутствии преступного опыта в группе. Здесь “…возникает категория группового опыта как продукта совместной преступной деятельности”1.

При совершении преступлений организованной преступной группой виды угроз и применение насилия в отношении потерпевших имеют более опасный характер. Здесь преобладают угрозы убийством, резко возрастает совершение насилия, появляются случаи истязания, пытки жертв, то есть возрастают не только количественные, но и качественные показатели общественно опасных действий2.

‘Калегин Р. А. Тактика следственных действий по делам о групповых преступлениях несовершеннолетних. Автореф. к.ю.н. Свердловск., 1985. С.14.

2 Так, Е., замышляя преступную деятельность, создал организованную преступ ную группу из числа бывших спортсменов по каратэ-до. В преступную группу входило 6 человек. Вымогательства совершались в отношении руководителей коммерческих структур. При совершении каждого вымогательства преступники разрабатывали и об суждали план действий, собиралась разведывательная информация о потерпевших: об их деятельности, образе жизни, связях и т.п. Вымогательство обставлялось таким образом, чтобы оказать на выбранную жертву максимально сильное психологическое и физическое воздействие. Потерпевшую А. преступники привезли в частный дом, где, угрожая расправой, требовали 126 млн. рублей. Е. нанес ей несколько ударов по телу, связал руки, состриг волосы на голове, паяльной лампой прижигал кожу на животе, спине, ногах. До этого эпизода потерпевшая в разное время передала преступникам 40 * млн. рублей, золотые украшения, автомашину “Фиат”. У потерпевшего Д. преступники

под угрозой насилия требовали передачи 3 млн. рублей, причинили ему тяжкие телесные повреждения. Итогом преступной деятельности этой организованной преступной группы стало убийство бизнесмена из Польши С. и его секретаря Л., похищение у них 170 млн. рублей и 800 долларов США.

30

В основе криминальной деятельности организованных преступ- ных групп прежде всего лежат экономические отношения корыстного и корыстно-насильственного характера и материальные ценности являются основным предметом их интереса. Однако в сферу интересов организованных преступных групп постепенно входят и интеллектуальные ценности. Похищение продукта интеллектуальной деятельности, компьютерных программ, компьютерной информации становится одним из источников доходов.

В настоящее время наметилась серьезная тенденция к «орга- низованности» компьютерных преступлений и выходу их за национальные рамки1.

Следственная и оперативно-розыскная практика показывают, что среди предметов преступного интереса организованных пре- ступных групп появляются такие, которые до недавнего времени не имели широкого криминального оборота. Например, земельные участки, здания и строения, средства производства, ювелирные изделия, имеющие художественную и историческую ценность, оружие и взрывные устройства, сырье драгоценных металлов и камней, криминальные услуги.

В организованных преступных группах вырабатываются свои собственные взгляды, нормы поведения и ценностная ориентация, которых придерживаются все ее члены. Вся внутренняя жизнь в организованной преступной группе в основном ориентирована на совершение ряда преступлений с целью получения крупного дохода. Количество преступлений и их тяжесть по мере функционирования преступной группы увеличивается. В некоторых органи-

1 К л и м о в И.А., Борисов Г.Л., Литваковский Д.А. Предупреждение, вы- явление и раскрытие хищений, совершаемых с использованием компьютерной информации. M. 1998. С.5.

31

зованных преступных группах создается общий денежный фонд, средства которого используются на подкуп должностных лиц, оплату деятельности адвокатов, инвестируются в коммерческие структуры, расходуются на воспроизводство преступной деятельности (покупка оружия, технических средств и т.д.).

Следующий тип преступных групп - преступные организации,

которые, на наш взгляд, требуют особого рассмотрения.

А.Е.Беляев и А.А.Игнатьев дают следующее определение пре- ступной организации: “Преступной организацией (сообществом) признается устойчивая группа лиц, структурно и функционально предназначенная для систематического совершения преступле- ний”1.

Данное определение понятия преступной организации, на наш взгляд, не раскрывает всех аспектов понятия преступной органи- зации.

Исследуя поисковые признаки характеристики преступных орга- низаций, мы пришли к выводу, что преступную организацию отличает более сложная, чем в организованных преступных группах, структура: она состоит из отдельных организованных преступных групп, которые возглавляются своими лидерами; относительная самостоятельность групп в преступных организациях создает ситуацию, в которой ликвидация любого структурного элемента не ведет к нарушению системы внутренних вертикальных связей; важный элемент в структуре преступной организации - наличие блока защиты. Перед каждой организованной группой в структуре преступной организации могут стоять специфические функции и задачи (группа «наводчи- ков», - осуществляющая сбор информации и разведку; “бойцы”,

1 Организованная преступность - 2. М. 1993.С.230.

32

“торпеды”, - осуществляющие “накат” на потерпевшего; сборщики “дани”, члены группы «блока защиты» и т.д.).

Исходя из вышеизложенного, преступная организация - это объединение двух и более организованных групп, осуществляющих преступную деятельность с распределением между группами определенных ролевых функций и задач по осуществлению и воспроизводству преступной деятельности.

Преступные организации обладают определяющим преступную организованность признаком: наличием блоков защиты из коррумпированных представителей администрации предприятия или ведомства, органов власти, управления, в том числе и правоохранительных органах.

Однако как показали исследования и оперативно-следственная практика, этот признак не является определяющим при отнесении той или иной группы к преступной организации. Следует согласиться с предположением Т. В. Аверьяновой о существовании двух уровней организованной преступности1.

Первый, низший, уровень - преступная организация с ограни- ченной сферой преступной деятельности. Ограничения могут ка- саться видов совершаемых преступлений, например, преступные организации, занимающиеся банковскими мошенничествами, кражами из квартир или кражами автомобилей.

В таком сообществе существует четкое распределение ролей и другие признаки преступной организации, но наличие коррумпированных связей не является обязательным признаком.

1 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М. 1997. С.348.

33

Второй уровень - система преступных организаций, занимаю- щихся либо одним каким-то родом преступной деятельности, либо несколькими в масштабах региона (государства), обуславливающая наличие коррумпированных связей в широких масштабах.

Количественный состав преступных организаций - 10 и более лиц. Практика свидетельствует о том, что количественный состав организованных преступных формирований может существенно варьировать в зависимости от их криминальной направленности, сферы деятельности и многих иных факторов1. В преступных организациях общеуголовного типа во всех их структурных звеньях преобладают лица (в основном мужчины- 94 %) в возрасте от 20 до 35 лет (86%), неработающие, с неполным средним и средним образованием (89 %). В преступных организациях, занимающихся наркобизнесом, организацией проституции и др., обеспечивающих сверх- прибыль при относительно неквалифицированном и нетрудоемком «труде», особенно высок уровень молодежи от 18 до 30 лет (74 %). В организациях, осуществляющих преступную деятельность в сфере экономики, увеличивается возрастной уровень ее участников, уровень их общей и специальной криминальной подготовки.

Однако следует иметь в виду, что имеющийся практический ма- териал не отражает истинной картины, так как к уголовной ответственности, к сожалению, привлекаются, в основном, исполнители преступлений, в лучшем случае - главари отдельных организованных групп, но не организаторы более высокого ранга, прямого уча-

1 См., например: Романов А.И. Первоначальный этап расследования уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации). Автореф. к.ю.н. M. 2001. С.11.

34

стия в совершении конкретных преступлений не принимающие и возраст которых может быть значительно выше1.

Поскольку анализируемые преступные организации создаются для постоянной преступной деятельности в качестве криминального бизнеса, то среди исполнителей конкретных преступлений преобладают ранее судимые (53 %) и несудимые лица, обладающие такой типологической чертой как достаточно высокий преступный профессионализм. По экспертным оценкам 50 % членов преступных организаций обладают всеми или большинством признаков криминального профессионализма.

Ю.Н.Адашкевич, рассматривая специфические черты преступ- ных сообществ, выделил - высокий уровень конспирации. Сохранение в тайне своей деятельности - вопрос жизни для преступного сообщества. Здесь действует “закон молчания” - выдавать следствию информацию о структурных элементах преступной пирамиды не только опасно для жизни, но и просто невыгодно, так как твердость в выгораживании соучастников всемерно поощряется, в том числе и в виде моральной и материальной поддержки в случае осуждения. Уровень организации преступной деятельности позволяет сводить до минимума опасность появления свидетелей, а если таковые об- наруживаются, то принимаются меры по их нейтрализации. По некоторым данным около 90 % преступлений, совершаемых представителями организованных криминальных структур, не регистрируется официальной статистикой2.

1 Так, преступная группа П. состояла приблизительно из 20 членов, к уголовной ответственности были привлечены только 7 человек, хотя в некоторых эпизодах в совершении преступлений принимали участие до 10 неустановленных следствием лиц. Преступная организация действовала в течение года, но нельзя утверждать о прекращении ее преступной деятельности, так как не все участники преступной группы привлечены к уголовной ответственности.

2 См.: Организованная преступность - 2. M., 1993.C.118.

По 100 % изученных нами уголовных дел о совершении престу- плений членами преступных организаций, не все участники совершения преступлений были установлены следствием. Однако результаты исследования свидетельствуют не только о высоком уровне конспирации членов преступных организаций, но и о наличии организационных и тактических проблем раскрытия и расследования таких преступлений, низком уровне проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий по раскрытию этой категории преступлений.

С учетом проведенного нами исследования, изучения научных трудов криминалистов, криминологов и специалистов в области оперативно-розыскной деятельности можно выделить следующие признаки преступных организаций:

  • устойчивость и достаточно продолжительная долговремен- ность существования конкретной преступной организации;

  • разграничение функций как между организованными группами, входящими в преступную организацию, так и между ее членами;
  • постоянно планируемый характер преступной деятельности;
  • наличие в ней иерархических уровней с выделением лидеров, осуществляющих организаторские, управленческие, идеологические функции;
  • наличие блока защиты в преступной организации;
  • наличие общих денежных фондов.
  • Основной закономерностью таких преступных формирований является их высокая организованность, которая предполагает наличие в них определенной (двух- или трехзвенной) иерархической структуры и обязательно руководящего звена, функционирующего строго на основе распределения криминальных обязанностей с вер-

36

тикальным соподчинением. По 89% изученных уголовных дел организованные преступные формирования вполне отвечали этим требованиям.

Закономерным является и стремление большинства преступных организаций к широкому размаху своей деятельности. Более сильные и крупные организации стремятся подчинить себе более слабые преступные группы и расширить сферу своего преступного влияния на новые регионы и отрасли.

Однако «наряду с проявлением центростремительных и объе- динительных факторов в организованной преступности в силу действия « закона криминальных джунглей», особенно свойственных эпохе «криминального ренессанса» в зарождающихся рыночных отношениях, действуют и центробежные силы. В силу этого преступные организации ведут между собой беспощадную войну за расширение территориальных и иных зон своего преступного влияния, осуществляют устранение, вплоть до убийства, соперников. Эта война ярко проявилась в постоянных вооруженных «разборках» между различными организованными преступными формированиями, убийствами их лидеров1.

Основными причинами возникновения таких конфликтов явля- ются: раздел сферы и территории влияния; несоблюдение достигнутых соглашений и договорных обязательств со стороны контролируемых группами коммерческих, банковских структур и т.п.; борьба за лидерство в криминальной среде; борьба между авторитетами преступной среды за право контроля над «общаком» (сбор и расхо-

1 Блинов Б.Н., Голощапов М.С., Н ы р и к о в С.А. Вооруженные конфликты и «заказные» убийства как средство разрешения противоречий между организованны- ми преступными группами //Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М. ВНИИ МВД РФ. 1995. С. 77.; Основы борьбы с организованной пре- ступностью. М. 1996. С.244.

37

дование); вражда, месть (на почве ранее нанесенных оскорблений, обмана, взятия заложников, покушения или убийства лидера или члена группы и т.п.); неоднократное принуждение конкурирующей группировки к регулярной выплате части получаемого дохода («налога»); этнические противоречия; выход из основного ядра группировки и создание своего «дела».

Рассматривая типы преступных групп по уровню организован- ности, следует иметь в виду, что такая классификация, как и любая другая, несколько условна: всегда найдутся различные переходные типы преступных групп, но их, как правило, можно отнести к одному из рассмотренных нами.

Правильное определение типа преступной группы при рас- крытии и расследовании рассматриваемой категории преступлений имеет огромное значение - оперативному работнику и следователю важно понять степень взаимной поддержки членов преступной группы, ее организованность и сплоченность, что в свою очередь поможет избрать правильную тактику и выбор оперативно-розыскных мероприятий и направление раскрытия и расследования конкретного преступления.

Необходимо заметить, что описание некоторых действий, опе- раций, движений лиц, совершающих групповые преступлений, разработка технических средств и методов обнаружения следов, тактических приемов и методических схем построения деятельности по раскрытию и предотвращению этих преступлений всегда находились в кругу интересов ученых и практиков в области оперативно-розыскной деятельности и криминалистики.

В «Руководстве для судебных следователей» М. Калайдоковича находим позитивные рекомендации по осмотру места происшест-

38

вия, у Ч. Ломброзо1 и его учеников (Ферреро, Энрико и др.) - классификацию типов и описание поведения преступников, у Г. Гросса2 -систему уловок и технику обнаружения следов, у И. Путилина3 - яркие описания хода мыслей сыскника и тактику его работы по раскрытию наиболее сложных преступлений. И. Якимов4 описывает клички, особенности психики и распространенные приемы действия преступников, а отсюда - и общий ход действий следователя и работника уголовно- розыскной милиции. Более поздние авторы, хотя и усложняют описания отдельных сторон исследуемого вопроса, но в принципе продолжают традиционную линию рассмотрения случаев, оставаясь на позициях феноменализма.

Любая человеческая деятельность, в том числе преступная деятельность и деятельность выявления и раскрытия преступлений, обладает своей направленностью, социальной значимостью, нравственным содержанием и не менее одинаковой структурой. Ее бытие может рассматриваться как на социальном, так и индивидуальном уровнях.

Для нашего исследования интерес представляет индивидуаль- ный уровень реализации, для которого характерны:

  • наличие группового субъекта, индивиды которого находятся в сложных связях и отношениях;
  • мотив, т.е. объективный результат столкновения человеческих потребностей и удовлетворяющего их предмета, который всегда
  • 1 См.: Лоброзо 4. Новейшие успехи науки о преступнике. СПб. 1892.

2 См.: Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалисти ки. Смоленск. 1908; Он же. Руководство для следователей. Смоленск. 1895. С.55.

3 См.: Путилин И. Д. Записки СПб. 1904.; Он же. 40 лет среди убийц и грабителей. М. 1916. Т. 1-2.

4 См.: Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М. 1925; Он же. Криминалистика. Уголовная тактика. М. 1929.; Он же. Практическое ру ководство к расследованию преступлений. М. 1924.

39

выступает побудителем деятельности и может быть материальным или идеальным, но обязательно реальным;

  • наличие цели, т.е. идеального образа желаемого результата деятельности;
  • достижение цели путем решения системы взаимосвязанных задач;
  • воздействие на исходные состояния объектов, втянутых в дея- тельность с помощью средств, которые могут быть орудийно- инструментальными, т.е. усиливающими возможности восприятия и воздействия, или знание-навыковыми, обеспечивающими функционирование интеллекта1;
  • применение средств - достигается с помощью действий, про- цессов решения задач, операций, способов выполнения действий и движений, активности индивида.
  • Проведенные нами исследования показывают, что групповой субъект преступной деятельности функционирует со сложными связями и отношениями между индивидами. Подавляющее число групп - устойчивые образования, стремящиеся все задачи преступной деятельности: замысел, разведку, приготовление, совершение, реализацию ценностей и т.д. - выполнять самостоятельно, не прибегая к помощи посредников. Для такого рода субъекта преступной деятельности характерны две важные в оперативно-поисковом отношении особенности: наличие рефлексии, т.е. самоанализа эффективности своей преступной деятельности, и на этой основе совершенствование технических средств, уловок и общей методическо-организационной схемы преступного функционирования.

1 Каминский М. К., Лысов Н.Н. Криминалистическое обоснование деятельности по раскрытию и предотвращению краж из квартир //Организация раскрытия и рас- следования краж из жилых помещений. Волгоград. 1991. С. 6.

40

Рассматривая модель организованной преступной деятельно- сти, мы исходим из того, что, когда преступление возникает и развивается на уровне деятельности, оно закономерно проходит четыре фазы развития: информационно-поисковую или разведывательную; подготовительно-организационную; деятельно-операционную, то есть непосредственной реализации преступного замысла; воспроизводства преступной деятельности и обеспечения сокрытия следов преступления.

Анализ функционирования и развития преступной деятельности приводит к необходимости поставить соответственно каждой фазе развития определенную совокупность действий преступников. Ценность такого подхода в том, что он позволяет прослеживать развитие преступной деятельности уже с момента зарождения преступного замысла и сконструировать модель организованной преступной деятельности.

Информационно-поисковая (разведывательная) фаза. По- сле принятия решения о совершении преступлений, сориентировавшись в складывающейся обстановке, преступники начинают поиск информации, необходимой для успешной подготовки, совершения и сокрытия преступления.

Охватываемые первой фазой (информационно-поисковой, раз- ведывательной) действия преступников включают:

  • создание преступной группы, составление первоначальных схем и планов функционирования преступной группы;
  • определение объекта преступного посягательства и наведе- ние справок о нем;

41 РГТ^З^ЙС Кл-Ч

  • продумывание вариантов ложного алиби на момент соверше- ния преступления, сбор информации о тех лицах, которые могут его обеспечить и их психологическая обработка;
  • налаживание преступных связей с целью получения информа- ции о предполагаемом объекте преступного посягательства;
  • скрытое наблюдение за объектом преступного посягательства и т.д.
  • Создание условий для реализации преступного замысла. Вторая фаза деятельности преступных групп характеризуется переходом от информационных мероприятий к активным действиям по подготовке преступления. На этом этапе преступники действуют по следующим направлениям :

построение окончательного варианта (схемы) преступных действий, персональное формирование преступной группы и распределение в ней ролевых функций;

  • приобретение и приготовление орудий и материалов, техниче- ских средств для совершения преступлений;
  • определение и подготовка мест для хранения похищенного имущества или ценностей, удерживания заложников и т.п.;
  • проведение экспериментов, ставящих целью проверить воз- можности тех или иных действий, которые потребуются для со- вершения преступления ;
  • распределение ролевых функций для совершения конкретного преступления и т. д.
  • Реализация преступного замысла. Третья фаза относится к реализации преступного замысла и включает действия:

  • легендирование членов преступной группы;

42

  • использование наблюдателей, посредников, “боевиков”;
  • применение технических средств и оружия;
  • завладение деньгами или другими ценностям, непосредствен- ное исполнение действий на месте совершения преступления для получения определенного конкретного результата.
  • Воспроизводство и расширение преступной деятельности.

Четвертая фаза связана с воспроизводством преступной дея- тельности и охватывает следующие действия:

  • временное прекращение преступной деятельности;
  • распределение между членами преступной группы денег или иных ценностей, полученных преступным путем;
  • оказание в местах лишения свободы помощи сообщникам, привлеченным к уголовной ответственности;
  • противодействие использованию вовлеченных в сферу уго- ловного судопроизводства доказательств по конкретному уголовному делу1;
  • оказание помощи соучастникам, задержанным при соверше- нии преступления;
  • проверку новых кандидатов в члены преступной группы;
  • анализ ошибок, совершенных в прошлой преступной деятель- ности;
  • изучение обстановки на предмет ее безопасности для пре- ступной группы и возможности начать новый цикл преступной деятельности.
  • 1 См.: Журавлев С. Ю., Л у б и н А. Ф. Нейтрализация противодействия расследованию //Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. Нижний Новгород, 1995.С. 346-347.

43

Каждой фазе развития преступной деятельности соответствуют определенные задачи по реализации преступного замысла, но необходимо особо отметить, что на всех фазах преступной деятельности решается сквозная задача, составляющая существенный элемент каждой фазы, - маскировка преступной деятельности и ее результатов.

Направлениями маскировки последствий преступной деятель- ности могут быть:

  • маскировка преступниками корыстного умысла;
  • маскировка фактической сути совершаемых или совершенных преступниками действий;
  • создание маскирующих условий, способствующих убедитель- ности оправдательных заявлений преступников в случае их задержания;
  • маскировочные действия, существенным образом затрудняю- щие или делающие невозможным проведение следственных действий.
  • Действия субъектов преступной деятельности, которые они производят для решения маскировочных задач, реализуются в таких формах как утаивание, измышление, обман, уничтожение и инсценировка.

Знание форм и направлений маскировочных действий преступ- ников позволяет более целостно представить модель их преступной деятельности. В соответствие каждой фазе развития преступной деятельности, решаемым в ней задачам, действиям субъектов групповой преступной деятельности поставлены “следы” преступления, то есть те продукты преступной деятельности, которые несут в себе отображение информации о ней, информации, которая

44

может быть обнаружена и актуализирована в деятельности выявления и раскрытия преступлений.

Как и всякая система (а организованную преступную деятель- ность мы понимаем как систему), механизм организованной пре- ступной деятельности формируется и функционирует под воздействием и влиянием определенных закономерностей1. Между тем, некоторые авторы в последнее время попытались «в механизме обозначить ход, порядок последовательной смены причинных, функциональных и иных взаимосвязей, существующих между компонентами преступления в процессе возникновения и развития взаимодействия»2. И.Ф. Герасимов вообще обошел вниманием этот очень важный аспект методики раскрытия и расследования и общетеоретической его части3. Однако криминалистические сведения и признаки, обладающие поисковым характером, сейчас больше интересуют практических работников оперативно-розыскных и следст- венных аппаратов. Речь идет о признаках, сведениях и закономерностях, характерных для организованной преступной деятельности.

Зачем нужно выделять эти закономерности, что они дают для познания, для практики? Может быть, стоило бы ограничиться констатацией признаков организованной преступной деятельности и перейти непосредственно к освещению методических и тактических вопросов раскрытия преступлений? Полагаем, что в данном случае характеристика групповых преступлений и модель преступной деятельности, осуществляемой её субъектами, будет неполной.

Закономерность - понятие близкое к закону. Она

1 Б е л к и н Р.С. Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы. Общая и част ные теории. M. 1987. С. 61.

2 Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М. 1995. С. 46.

3 Криминалистика. M. 1994. С. 24.

45

«… представляет собой совокупность взаимосвязанных по содержанию законов, обеспечивающих устойчивую тенденцию или направленность в изменениях системы»1. Познание этих закономерностей и составляет центральную часть всякого научного познания, а указание на эти объективные закономерности - существенную часть определения предмета всякой науки2, в том числе, по нашему глубокому убеждению, криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности.

В.А. Образцов, характеризуя закономерности как «устойчивые, необходимые, каждый раз повторяющиеся при сходных условиях внутренние и внешние связи элементов этих событий»3, указал на вероятность отнесения их к категории однозначных.

Следует отметить, что В.А. Образцов одним из первых применил при изложении и описании закономерностей системный подход, предполагающий изучение и описание не только преступной дея- тельности, но и связанных с нею других видов человеческой дея- тельности.

Напомним, что В.И. Куликов в качестве оснований для включения в ту или иную группу закономерностей назвал результат, цели, мотивы, средства, обстановку, субъект, объект, сам процесс дея- тельности4.

Мы попытаемся подойти к этому вопросу с иных позиций. Пола- гая, что закономерности должны отличаться устойчивостью, повторяемостью и ситуационностью, мы выделили несколько крупных блоков, основаниями для классификации которых являются науч-

1 О ж е г о в СИ. Словарь русского языка. М. 1987. С. 170.

2 Б е л к и н Р.С. Указ. работа. С. 46. 3Образцов В.А. Указ. работа. С.48.

“Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск. 1994. С. 65.

46

ные понятия (общеизвестные и введенные нами в оборот). Эти блоки закономерностей - структурные компоненты, которые должны быть включены в механизм групповой преступной деятельности1.

Первую группу закономерностей мы предполагаем обозначить закономерностями, обуславливающими выбор целей организованной преступной деятельности.

Вторая группа - закономерности, обуславливающие выбор сферы или направления преступной деятельности.

Третья группа - закономерности, обуславливающие ста- новление организационных структур групповой преступной деятельности.

Четвертая группа - закономерности, обуславливающие ус- тойчивое, длительное функционирование преступных структур.

Первая группа закономерностей, обуславливающих выбор це- лей организованной преступной деятельности, включает в себя следующее:

  • выбор главной цели - извлечение максимальной прибыли;
  • выбор второстепенных, побочных целей - например, в пре- ступной организации могут создаваться группы по совершению заказных убийств. Второстепенная цель - лишение жизни бизнесмена, коммерсанта, банкира, авторитета и т.п. Главная цель - осуществление основной преступной деятельности (без помех со стороны конкурентов) и монополизация направления. Например, легализация преступно нажитых доходов, расширение сферы деятельности преступной структуры. Второстепенные цели обычно не рассчитаны
  • 1Нургалеев Б.М. Организованная преступная деятельность (уголовно- правовые, процессуальные и криминалистические аспекты). Караганда. 1997. С. 88.

47

на длительную перспективу, они могут корректироваться организаторами в ходе групповой преступной деятельности.

Вторая группа закономерностей, обуславливающих сферы или направления организованной преступной деятельности, должна, по нашему мнению, включать закономерности выбора сферы общеуголовной преступности. Однако несовершенство законодательства в области налоговой1 и таможенной2 политики, приватизации, финансово-денежной системы3 обуславливает выбор преступной структурой направления деятельности в этих секторах экономики. Создаются преступные организации, занимающиеся налоговыми преступлениями, мошенничеством и хищениями в кредитно-банковской сфере, махинациями с использованием аукционов, тендеров в области приватизации, фальшивомонетничеством и т.д.

Третья группа закономерностей, обуславливающих становление организационных структур организованной преступной деятель- ности, должна, на наш взгляд, включать закономерности: создания руководящего звена преступной структуры; выделение организатора, разграничения функций между участниками преступной группы.

Четвертая группа - закономерности, обуславливающие ус- тойчивое, длительное функционирование преступных структур.

Эта группа закономерностей, по нашему мнению, одна из значимых, и относящаяся к организованным преступным группам и преступным организациям. В эту группу входят: специализация направлений деятельности; распределение функций внутри структуры

1:Решетняк Н.С., Л а р и ч е в В.Д., Щербаков В.Ф. Предупреждение и рас- крытие налоговых преступлений. M. 1998. С. 50-59.

Парамонов А.А. Взаимодействие таможенной службы с органами внутренних дел в борьбе с контрабандой и нарушениями таможенных правил. Автореф. дис… к.ю.н. М. 1999. С. 14.

3Л а р и ч е в В. Д. Организационные основы деятельности криминальной милиции по борьбе с преступностью в кредитно-денежной сфере. М. 1996. С. 146-158.

48

(контрольные, защитные, обеспечивающие функции и т.д.); меры по принятию конспиративности деятельности преступной структуры; установление и поддержание коррумпированных связей в органах власти, управления и правопорядка; выбор и использование мер по нейтрализации контроля правоохранительных органов и противодействия им; вооруженность и техническая оснащенность; формирование своеобразного фонда страхования; стремление наладить межрегиональные и международные связи; принятие мер к «отмыванию» средств, полученных в результате преступной деятельности и т.д.

Предложенная классификация закономерностей вовсе не озна- чает однозначного толкования, отличного от других классификаций и их характеристик. Можно заметить, что некоторые внутрисистемные элементы закономерностей могут повторяться и дополнять друг друга в других группах. Например, такой элемент, как «установление коррумпированных связей» удачно вписывается и во вторую, и в третью группу, тем самым усиливая элементы устойчивости, планомерности и длительности осуществления групповой преступной деятельности. Эта закономерность - закономерность «пограничного характера».

Можно предложить и другую классификацию закономерностей, определяющих основные тенденции развития механизма ор- ганизованной преступной деятельности, что тоже может быть оправдано с научной точки зрения.

Такая классификация может выглядеть следующим образом:

а) закономерности развития преступных структур, обеспечи- вающие переход от одного качественного состояния к другому (от организованной преступной группы к преступной организации);

49

б) закономерности развития преступных групп, определяю щие качество архитектоники преступной организации и характер ее элементов;

в) закономерности функционирования, выражающие целевое предназначение организованных преступных структур1.

Такая постановка вопроса о закономерностях может повлечь существенные поправки и коррективы в характеристике механизма организованной преступной деятельности.

В целом мы определили и рассмотрели закономерности ме- ханизма организованной преступной деятельности, однако, возникает вопрос, связанный с выявлением закономерностей выбора механизма совершения конкретного группового преступления. На наш взгляд, теоретически они просматриваются через призму сходных черт механизма организованной преступной деятельности и механизма совершения конкретного группового преступления, если сравнивать их структурные компоненты. Этими компонентами, по нашему мнению, являются:

а) условия организации конкретного группового преступления и преступной деятельности в целом;

б) информационно-разведывательная работа, обеспечиваю щая выбор направлений и базовых способов совершения преступ ления;

в) меры по созданию условий для реализации преступного замысла конкретного группового преступления и их серии;

г) совершение преступлений;

1 См.: Нургалиев Б. М. Указ. работа. С. 90.

50

д) обеспечение результатов совершения конкретного группового преступления и групповой преступной деятельности в целом.

Указанные сходные черты механизма групповой преступной деятельности в целом и механизма совершения конкретного преступления позволяют представить оба блока в неразрывной связи и охарактеризовать их комплексом элементов и признаков, что поможет уяснить механизм групповой преступной деятельности и механизм конкретного преступления.

Необходимо заметить, что работникам оперативно-розыскных и следственных аппаратов органов внутренних дел, осуществляю- щих основную функцию предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, необходимо своевременно обращать внимание на конкретные признаки проявления организованной преступной деятельности. К числу данных признаков можно отнести, например, следующие:

  • характер направленности преступной деятельности, связанной с получением крупных денежных сумм либо права на имущество (квартиры, дачи, автомашины и т.д.);
  • сложный способ совершения преступлений при участии в нем нескольких исполнителей с распределением ролевых функций и задач;
  • тщательная подготовка к совершению преступления, проведе- ние скрытого наблюдения за объектом преступного посягательства;
  • наличие следов и иных материальных объектов, оперативной либо иной информации, указывающей на высокую техническую оснащенность и вооруженность исполнителей конкретного преступления;

51

  • частое отсутствие свидетелей или их полная «неосведомлен- ность», неискренность потерпевших и свидетелей;
  • наличие активного противодействия раскрытию и расследова- нию преступления со стороны как самых участников организованной преступной группы, так и их связей;
  • наличие оперативно-розыскной информации, указывающей на связь совершенного преступления с деятельностью конкретной организованной преступной группы, находящейся под контролем оперативно-розыскных аппаратов.
  • Это не полный перечень указанных признаков, но даже выше- приведенные, как показывает оперативно-розыскная и следственная практика, обоснованно определяют преступный почерк конкретного преступного образования на стадии предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.

Выявление отмеченных признаков осуществляется не только в ходе оперативной разработки и доследственной проверки, но и с началом расследования. Необходимо как можно в кратчайшие сроки выявить базовую направленность преступной группы, т.к. установление базовой направленности преступного формирования в период разработки и расследования имеет важное методологическое значение, ибо помогает определить сферу, регион и степень общественной опасности преступной деятельности данной группы, ее численность и структуру, установить механизм совершения конкретных преступлений. Именно такого рода знания вместе со сведениями о предмете преступного посягательства создают условия правильного
выбора и применения оперативно-розыскных сил,

52

средств и методов для оперативно-розыскного обеспечения раскрытия и расследования групповых преступлений.

Глава 2. Особенности криминалистического обеспечения первоначального этапа расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами

2.1. Понятие и сущность криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами

Реализация объективной возможности познания обстоятельств преступлений, совершенных организованными преступными группами в действительности зависит от множества факторов объективного и субъективного характера. Н.А. Якубович верно отмечает, что «трудности раскрытия преступления нередко связаны с условиями, в которых было совершено преступление (они могут быть неблагоприятными для сохранения его следов); с поведением преступника (он может противодействовать раскрытию преступления); с уровнем развития научных методов и средств исследования тех или иных доказательств (наука еще не может достичь соответствующего уровня в их разработке)»1.

Причем, трудности, с которыми приходится сталкиваться практическим работникам при раскрытии и расследовании преступлений, - трудности практического, а не гносеологического порядка, для преодоления которых требуется использование познавательных методов, приемов и средств, обеспечивающих получение макси-

1 Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М. 1971. С.9.

53

мального количества информации о совершенном преступлении и его участниках.

Нередко при характеристике деятельности того или иного следователя или оперативного работника используются выражения типа «искусство раскрытия преступления», «искусство допроса», «мастерство следователя» и т.п.

Корни такой оценки их деятельности заключаются в индиви- дуальных особенностях этих лиц, которые в процессе выполнения служебных обязанностей не просто соблюдают требования нормативной регламентации их деятельности, а используют остроумные и удачные способы решения познавательных задач.

Зачастую «открытие» и использование таких познавательных средств практическими работниками происходит интуитивно, в то время как указанные способы действий уже изучены криминалистикой и сформулированы в виде криминалистических рекомендаций, однаку в силу различных причин ранее не были известны этим работникам. В частности, 87 процентов опрошенных В.Ю. Соколом практических работников на вопрос «В какой мере повлияло на уровень Ваших профессиональных знаний знакомство с книгой профессора Р.С. Белкина «Курс криминалистики»?», ответили, что с этой книгой не знакомы, но хотели бы прочесть1.

Знание и умение практических работников применять на практике основанный на последних научных достижениях криминалистический арсенал средств борьбы с преступностью выступают в качестве важнейших условий эффективности деятельности по установлению истины.

1 Сокол В.Ю. Тактико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений (методологические и организационные аспекты). Дисс. к.ю.н. М. 1998. С. 45-46.

54

Но одного этого не достаточно. Требуется , чтобы практические работники были внутренне готовы к осуществлению такой дея- тельности. Успех раскрытия и расследования преступлений, в частности, совершенных организованными преступными группами, во многом зависит от наличия у следователя и оперативного работника целенаправленности на активную деятельность.

Термин «криминалистическое обеспечение» активно исполь- зуется в криминалистической литературе последних лет. Его появление было обусловлено назревшими потребностями практики борьбы с преступностью в комплексной разработке, внедрении и применении в практической деятельности криминалистических методов, приемов и средств выявления, собирания, исследования и использования значимой для раскрытия и расследования преступлений информации. Хотя исторически наибольшее развитие и распространение в криминалистике получил термин «технико-криминалистическое обеспечение», который активно стал использоваться в литературе начиная с 80-х годов1.

Р.С. Белкин выделяет понятие «криминалистическое обес- печение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования», понимая под ним систему криминалистических знаний и основанных на них навыков и умений их сотрудников использовать научные криминалистические рекомендации, применять криминалистические средства, методы и технологии их ис-

1 См. например: Шаталов А.С. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков. Авто-реф. диссс… к.ю.н. M. 1993; Пампушко И.П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений. Автореф. дисс… к.ю.н. М. 1996. С. 11; Зернов СИ. Теоретические и прикладные проблемы применения специальных познаний при выявлении и расследовании преступлений, сопряженных с пожарами. Автореф. дисс… д.ю.н. М. 1997. С. 25-26 и др.

55

пользования в целях предотвращения, выявления, раскрытия и расследования преступлений1.

З.И. Кирсанов криминалистическое обеспечение борьбы с преступностью рассматривает не только как решение прикладных задач криминалистики, состоящих в разработке и предоставлении судебно-следственным, оперативно-розыскным и другим правоохранительным органам криминалистических средств и методик получения, оценки и использования информации, необходимой для выявления, предотвращения и раскрытия преступлений, но и как решение дидактической функции, заключающейся в разработке проблем обучения практических работников криминалистическим методикам, вооружение их криминалистическими знаниями2.

На наш взгляд, ключевой проблемой раскрытия и расследования конкретного преступления, совершенного организованной преступной группой, является сложный процесс избрания (выбора) наиболее целесообразных в данной ситуации криминалистических методов, приемов и средств, направленных на решение познавательных задач раскрытия и расследования преступления, учитывающий не только познавательные возможности используемых криминалистических рекомендаций, но и имеющиеся ресурсные возможности его исполнителей.

Если признать, что криминалистические знания реализуются следователями (оперативными работниками) в момент принятия криминалистических решений, то фундаментальной предпосылкой правильного выбора и использования оптимального в данных условиях криминалистического метода, приема или средства решения

1 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и орга нов предварительного расследования. M. 1997. С. 64.

2 См.: Кирсанов З.И. Система общей теории криминалистики. Научно-методическое по собие. M. 1992. С. 10-11.

56

конкретной познавательной задачи является наличие ситуативной готовности следователя (оперативного работника) своевременно и обоснованно применять на практике криминалистические рекомендации.

Таким образом, криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений может быть определено как особая организационно-функциональная система, направленная на формирование и поддержание на определенном уровне постоянной готовности работников правоохранительных органов к систематическому использованию в практической деятельности криминалистического арсенала средств борьбы с преступностью, а также на реализацию этой готовности в каждом случае раскрытия и расследования преступления, обуславливаемом конкретной оперативно-розыскной или следственной ситуацией.

Г.А. Зорин при характеристике уровня профессионализма следователя, складывающегося из всех знаний и умений, которыми он обладает, использует термин «тактический репертуар следователя»1. Рассматривая тактический репертуар следователя в качестве средства реализации возможностей достижения целей следственного действия, которыми оно потенциально обладает, Г.А. Зорин выделяет понятие «тактический потенциал следственного действия», понимая под ним комплекс доказательственной информации, находящейся в скрытом состоянии в источниках доказательств и которая может быть обнаружена, исследована и интерпретирована следователем (если конечно, он располагает должным тактическим репертуаром, чтобы эту информацию извлечь из ее источников)2.

1 См.: Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. Минск. 1986. Сб. 2См.: Зорин Г.А. Указ. работа. С.5.

57

В.А. Образцов также использует понятие «тактический потенциал следственного действия».

Потенциал следственного действия - категория вероятностная и слагается из теоретических возможностей получения безотно- сительно к личности следователя, тогда как тактический репертуар следователя - это категория реальная, полностью зависящая от личностных качеств следователя, а также определяемая реальной динамикой целей конкретного следственного действия. На наш взгляд, эффективность того или иного следственного действия Г.А. Зорин обоснованно связывает с личностью следователя.

Категория «тактический потенциал следственного действия», рассматриваемая в контексте криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, не в поной мере отражает поисково-познавательную активность практических работников. На наш взгляд, в качестве самостоятельной категории необходимо выделить такое понятие как «тактический потенциал практического работника» (прежде всего следователя и оперативного работника), как собираемой категории, отражающей модель необходимых знаний, навыков, умений и способностей, обладание которыми необходимо для оптимального решения практическими работниками тактических задач раскрытия и расследования преступлений. «Тактический потенциал» практического работника характеризует познава- тельный (или интеллектуальный) компонент их тактической готовности использовать в практической деятельности тактический аренал средств борьбы с преступностью.

Главными условиями формирования тактического арсенала средств следователя являются:

58

  • наличие в памяти, в стереотипах поведения системы такти- ческих приемов и методов, характеризуемых необходимым количеством и качеством;
  • наличие умений и практических навыков по оптимальному их исполнению в структуре выполняемого действия при обнаруже- нии, фиксации, изъятии, исследовании и оценке доказательственной информации;
  • наличие в памяти моделей типовых следственных ошибок, а также навыков по их прогнозированию в конкретной ситуации, предотвращению и своевременному исправлению.
  • Содержание «»тактического потенциала включает знание так- тических основ раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами; знание и умение пользоваться (распоряжаться) тактическим арсеналом средств борьбы с преступностью; умение своевременно и точно определять возникшую тактическую задачу и совокупность условий, в которых требуется ее решать; способность оценивать имеющиеся в распоряжении возможности; умение избирать конкретные способы решения тактической задачи и т.д., а также способность ставить и оригинально решать нестандартные тактические задачи, усваивать новое, самому творить новое на основе пробуждения собственных творческих сил. Целесообразно отметить, что высокий тактический потенциал практического работника выступает в качестве характеристики его способности создавать новые оптимальные тактические решения возникающих тактических задач. Степень обладания отдельным практическим работником тактическим потенциалом обеспечивает его дальнейшую активность по использованию в процессе раскрытия и расследования преступления тактического арсенала, характеризуя его стиль - индивидуальный способ использования

59

тактико-криминалистического арсенала средств раскрытия и расследования преступлений.

Речь не случайно идет именно о тактическом потенциале практических работников, в отличие от которого их реальное поведение есть результат действия многих других переменных, к числу которых, прежде всего, относится содержание конкретной следственной (или оперативно-розыскной) ситуации, в том числе и индивидуальные особенности участвующих в раскрытии и расследовании преступления лиц.

Содержание тактического потенциала практических работников является динамической категорией, отражающей насущные проблемы практики раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами. Исследование вопросов формирования тактического потенциала имеет комплексный характер, требующий объединения усилий ученых и практических работников и должно исновываться на знании основных компонентов поисково-познавательной деятельности, отвечающей требо- ваниям соотвествующей профессии. Юридические профессиограм-мы отражают наиболее значимые характеристики этой деятельности с тесной увязкой их с потребностями практики раскрытия и расследования преступлений. Учет соответствующих профессиограмм позволяет определить конкретную «модель» знаний, навыков, умения и способностей, которые должны составлять содержание тактического потенциала практических работников той или иной юридической профессии.

В ходе раскрытия и расследования рассматриваемой категории преступлений следователю (оперативному работнику) прихо- дится действовать в условиях многообразия конкретных ситуаций, которые требуют адекватно воспринимать и оценивать, а при необ-

60

ходимости - воздействовать на отдельные их элементы в интересах решения возникающих задач.

Организация криминалистического научного знания, ориенти- рованного на конкретные ситуации, является важнейшим условием повышения эффективности криминалистических рекомендаций1. Ныне практические работники в подавляющем большинстве действуют в различных конкретных ситуациях исходя либо из своего опыта, либо интуитивно, поскольку в большинстве вузов обучение криминалистике далеко не всегда ведется с учетом ситуационных факторов.

Практические работники нуждаются в приобретении практи- ческих умений и навыков, необходимых им в повседневной работе, к числу которых следует отнести навыки правильной оценки следственных и оперативно-розыскных ситуаций (типичных и индивидуальных), а также умения и навыки принятия тактических решений. В структуре тактического решения, рассматриваемого как сложный мыслительный процесс, можно выделить следующие элементы:

1) анализ исходной ситуации; 2) 3) выбор цели и вывод о необходимости принятия решения; 4) 5) определение средств реализации решения; 6) 7) представление о процедуре исполнения решения, сроках и исполнителях; 8) 9) прогнозирование результатов реализации решения; 10) 11) подготовку запасных вариантов решения2. 12) 1 См.: Волчецкая Т.С., Яблоков Н.П. Предпосылки Формирования криминалистической ситуалогии. Вестник МГУ. Серия 11, Право. 1997. №3. С. 42.

2 См.: Закатов А.А. Некоторые организационные аспекты розыскной деятельности сле дователя //Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел. Волгоград. 1989. С. 51.

61

Дидактическая деятельность должна исходить из необходимости ориентации содержания учебного процесса по криминалистике в направлении отработки умений и навыков следователей (опе- ративных работников) адекватно воспринимать и анализировать ситуации, могущие складываться в ходе раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, оперативно осознавать возникающие тактические задачи, принимать и реализовывать оптимальные тактические решения.

Слабым местом в деятельности практических работников, на что обоснованно указывается в литературе, являются процессы об- щения следователя (оперативного работника) с другими участниками этой деятельности, прежде всего, при проивздстве следственных действий1. Если процессуальные нормы выполняются достаточно строго, то, как справедливо отмечает Г.А. Зорин, тактическое исполнение следственного действия содержит значительное число упущений, ошибок, а также нередко характеризуется слабостью процессов профессионального общения с участниками следственного действия2. Важным элементом тактического потенциала практических работников является совокупность навыков профессионального общения в интересах решения возникающих тактических задач. Необходимо овладение практическими работниками психотехнологии общения3.

Реализация тактического потенциала практического работника обеспечивается наличием у него других составляющих компонентов его тактической готовности - мотивационных, эмоциональных и

1 См., например: Хайдуков Н.П. Содержательные основы психологии общения в след ственной работе /АГеория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов. 1994. С. 26.

2 См.: Зорин Г.А. Тактический потенциал следственного действия. Минск. 1989. С.З. 3См.: Руденский Е.В. Основы психотехнологии общения менеджера. М. 1997. С. 8.

62

волевых. Наличие у практического работника глубоких и широких знаний, умений, навыков и способностей использования тактического арсенала средств борьбы с преступностью, нестандартного мышления, устойчивой мотивационно-эмоциональной заряженности и сильной воли на осуществление именно данной деятельности являются необходимыми условиями, обеспечивающими высокую эф- фективность последующего применения тактического арсенала средств борьбы с преступностью при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами.

Исследовав аспекты криминалистического обеспечения рас- крытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, мы логически подошли к рассмотрению закономерностей и особенностей организации расследования данной категории преступлений, а также исследованию тактических проблем расследования.

2.2. Общие закономерности и особенности организации первоначального этапа расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами

Модель организованной преступной деятельности, ее поисковые криминалистические, криминологические, уголовно-правовые и иные признаки во многом определяют общие закономерности раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами. Знание этих закономерностей имеет для следователей и оперативных работников большое практическое значение.

63

На наш взгляд, прежде всего необходимо указать на близость методологических проблем криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности. Сопоставив их предметы, можно увидеть не только отличие, но и связь, и взаимную необходимость друг в друге.

Закономерности криминалистических методик расследования представляет собой конкретизацию общих закономерностей возникновения, обнаружения, собирания, исследования, оценки и использования доказательств, изучаемых криминалистикой.

И.Ф. Пантелеев определяет криминалистику как науку о раскры- тии преступлений и считает ее предметом закономерности, характеризующей процесс раскрытия преступлений1. Н.А. Селиванов формулирует определение криминалистики следующим образом: “Криминалистика может быть определена как наука, изучающая закономерности возникновения, собирания и использования следов преступлений, обобщенные характеристики и признаки преступных посягательств, способствующие их раскрытию, и разрабатывающая на данной основе технические, тактические и методические рекомендации, методы и приемы расследования”2. В.А. Образцов определяет криминалистику как науку о средствах и механизме (технологии) поисково-познавательной деятельности в уголовном процессе3. В.Я. Колдин и Н.П. Яблоков формулируют определение крими- налистики как науки, исследующей закономерности преступного поведения, механизма его отражения в источниках информации, особенности деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений и разрабатывающей на этой основе средства

1 См.: Криминалистика. М.: Юрид.лит. 1988.С.5-7.

2 См.: Криминалистика. М.: Высшая школа. 1994.С.6-7. 3См.: Криминалистика. М.: Юрист. 1995.С.7.

64

и методы указанной деятельности с целью обеспечения надлежащего применения процессуально- материальных правовых норм1 .

На наш взгляд, наиболее полное, емкое и в то же время краткое определение сформулировал Р.С. Белкин: “Криминалистика - область научных знаний о механизме преступления, закономерностях возникновения информации о преступлении и его участниках, закономерностях собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах раскрытия, расследования и предотвращения преступлений”2.

Выдвинутая Р.С. Белкиным идея о том, что криминалистика изучает закономерности возникновения, собирания, исследования и оценки доказательств, оказалась особенно эффективной в методике расследования преступлений. Такой концептуальный подход позволяет сформулировать и общие закономерности расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами.

В.Ю. Толстолуцкий справедливо отметил, что выделение из криминалистики оперативно-розыскной деятельности в самостоятельную научную дисциплину и наличие грифа секретности на некоторых разделах последней, привело к такой ситуации в криминалистике, когда поисковые задачи и методы их решения, возникающие в криминалистической тактике и методике, принимались за область, относящуюся к теории оперативно-розыскной деятельности. В связи с чем, в криминалистике возник пробел, выражающийся в отсутствии разработанных способов осуществления поисковых процедур3.

См.: Криминалистика. М.: Изд-во МГУ. 1990. Сб. 2 См.: Криминалистика. Краткая энциклопедия. М., 1993.С.5. 3Толстолуцкий В.Ю. Идентификация и поиск. Ижевск. 2001. С.5-6.

65

Ранее существовавшая «закрытость» теории оперативно- розыскной деятельности явно не способствовала комплексному применению сил и средств в борьбе с преступностью. Появившиеся за последние 7 лет открытые работы ученых по теории и практике ОРД ( В.М. Атмажитов, К.К. Горяинов, И.А. Климов, Ю.Ф. Кваша, С.Н. Иванов, А.Г. Маркушин, В.М. Мешков, С.С. Овчинский, В.И. Попов, Г.К. Синилов, А.Ю. Шумилов и др.) дали новый импульс в изучении проблем преступности.

Теория оперативно-розыскной деятельности тоже исследует за- кономерности, но закономерности механизма совершения преступлений и противодействия криминальной среды, возникновения информации о преступлении и его участниках, собирания, оценки и использования фактических данных о них, разрабатывающая правовые, организационные, методические и тактические основы по эффективному применению оперативно- розыскных сил, средств и методов в борьбе с преступностью1.

Вместе с тем, как правильно отметил И.А. Климов, что

«… закономерности являются главным, но не единственным эле- ментом структуры предмета теории оперативно-розыскной деятельности. Структура предмета теории оперативно- розыскной деятельности наряду с закономерностями включает также общественные отношения, возникающие в процессе оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел2.

Однако вопрос о характере закономерностей, действующих в сфере оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, остается дискуссионным. А.Г. Лекарь высказывал предполо-

1 См.: Климов И.А., Синилов Г.К. Указ. работа. С.6.

2 К л и м о в И.А. Оперативно-розыскная деятельность как процесс познания. М.1994. С. 17.

66

жение о том, что в качестве исходных положений при определении предмета названной дисциплины следует рассматривать законо мерности, существующие в практике оперативно-розыскной работы. К их числу были отнесены следующие причинные связи: между тай- * ными способами подготовки и совершения преступлений и неглас-

ными методами и средствами их предотвращения и раскрытия; между особенностями действий преступников и тактическими приемами их разоблачения; между эффективностью осуществления оперативно- розыскных мероприятий и результатами борьбы с преступностью1. ВТ. Атмажитов рассматривает систему закономерностей, образующих предмет ОРД, в виде четырех групп: закономерности образования (обнаружение, получение, проверка и фиксация) оперативно-розыскной информации; закономерности использования оперативно-розыскной информации органами внутренних дел; закономерности организации оперативно- розыскной деятельности органов внутренних дел, а также закономерности правового регулирова-ния ОРД ОВД2. В.А. Лукашов предположил существование в сфере оперативно-розыскной деятельности следующих трех групп закономерностей: а) закономерности, определяющие потребность в осуществлении оперативно-розыскной деятельности и перспективы ее развития на исторически обозримый период времени; б) закономерности, определяющие функционирование системы управления в сфере оперативно-розыскной деятельности; в) закономерности, оп- ределяющие содержание организационно-тактических форм, методов и тактических приемов оперативно-розыскной борьбы с преступностью. ?»

1 См.: Оперативно-розыскная деятельность органов охраны общественного порядка. M. ВШ МВД РСФСР. 1966. С. 27-28.

2 См.: Атмажитов В.М. Предмет, задачи и система курса «Оперативно- розыскная деятельность органов внутренних дел». М. 1990. С.5-6.

67

А.Г. Маркушин рассматривает в качестве компонентов предмета теории ОРД следующие закономерности:

-средств и приемов разведывательно-поисковой деятельности (о разведывательной природе), которые отражают сущность, спе- цифику и характер ОРД;

-организации оперативно-розыскной деятельности (подбор, профессиональная подготовка и расстановка кадров, информационно-аналитическая и учетная работа, обеспечение научно-техническими средствами, организационно- управленческие и другие аспекты);

-тактики оперативно-розыскных мероприятий (подготовка и ве- дение борьбы во всех сферах предупреждения, раскрытия преступлений, воздействия на личность, поимки преступника и др.);

-правового регулирования и обеспечения законности;

-правовых и иных отношений, возникающих между субъектами и участниками оперативно-розыскной деятельности;

-морально-этической и оперативно-психологической сфер опе- ративно-розыскной деятельности1.

Несмотря на дискуссионность содержания закономерностей, составляющих предмет познания теории ОРД, перечни их основных содержательных элементов, рассмотренных различными авторами, во многом совпадают.

На наш взгляд, сущность закономерностей в оперативно- розыскной деятельности вытекает из самого определения предмета ОРД и ее структурно - содержательных элементов, которые под-

1Маркушин А. Г. Оперативно-розыскная деятельность-необходимость и законность. Н. Новгород. 1997. С. 188-189.

68

робно рассмотрены И.А.Климовым и Г.К. Синиловым. К таким элементам они относят:

  1. Закономерности, раскрывающие познавательную сущность оперативно-розыскной деятельности. Теория ОРД изучает как механизм совершения преступления, так и действия лиц, их замышляющих, подготавливающих, скрывающихся от следствия, суда, отбывания наказания. Теория ОРД изучает объективные закономерности возникновения и развития тех групп явлений, отношений, фактов, которые определяют скрытый характер совершаемых преступлений, а также противодействие криминальной среды и требует применения адекватных, преимущественно негласных средств и методов для из выявления, предупреждения и раскрытия.
  2. Причинно-следственные связи механизма образования кри- миналистически значимой информации (правила и процедура поиска, фиксация, оценка и использование в качестве фактических данных для принятия юридически значимых решений по факту подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления и лиц, причастных к нему.) Собирая сведения с помощью оперативно-розыскных сил, средств и методов, оперативные аппараты накапливают соответствующие массивы оперативно-розыскной информации не только разового, но и многократного использования в борьбе с преступностью. Анализ закономерностей функционирования оперативно-розыскной информации и эффективности ее применения в выявлении, предупреждении и раскрытии преступлений показывает, что информационный аспект является важнейшим элементом предмета ОРД.
  3. Закономерности возникновения общественных отношений, связанных с применением оперативно-розыскных сил, средств и ме-

69

тодов в борьбе с преступностью. Оперативно-розыскные отношения носят ограниченный характер, основываясь на нормах морали и права. Это, в свою очередь вызывает необходимость правового регулирования оперативно-розыскных отношений на законодательном и ведомственном уровнях.

  1. Практика применения организационных форм, методики, так- тики и технических средств в борьбе с преступностью. Теория ОРД исследует такие организационные формы деятельности оперативных аппаратов, как изучение и оценка оперативной обстановки; подбор, расстановка и использование конфидентов, все аспекты оперативной работы с точки зрения их соответствия выводам о состоянии оперативной обстановки; материально- технического обеспечения; внутреннее и внешнее взаимодействие субъектов ОРД и т.п. Основываясь на эмпирических данных, теория ОРД разрабатывает научно обоснованные рекомендации по повышению эффективности оперативно-розыскной деятельности с целью выявления, предупреждения и раскрытия преступлений1.

Содержание закономерностей, изучаемых криминалистической методикой, впервые было проанализировано И.М. Лузгиным, который к закономерностям методики расследования отнес зависимость методики от: объективных особенностей расследуемого преступления, его юридических признаков и условий совершения; совокупности объективных и субъективных факторов, влияющих на характер преступного деяния; особенностей конкретной ситуации, которые характеризуют обстоятельства совершения преступления и условия его расследования; структуры и организации правоприменительных органов, деятельность которых направлена на предотвращение и

1 См.: Климов И.А., С и н и л о в Т.К. Курс лекций по оперативно-розыскной дея- тельности. М. 1995. С.6-9.

70

раскрытие преступлений; содержания конкретной информации по делу, источников ее поступления, особенно на начальном этапе расследования1.

Впоследствии И.А. Возгрин, учитывая, что закономерности кри- миналистической методики отличаются по сфере охватываемых явлений, разделил их на следующие группы: общие закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предупреждения преступлений; закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования однородных групп (типов) преступлений; закономерности организации и осуществления раскрытия и предупреждения конкретного вида преступления2.

Закономерности расследования преступлений различаются по содержанию и “…представляют собой устойчивые связи, зависимости, отношения и тенденции организации и осуществления раскрытия, расследования и предупреждения преступлений, что связано в итоге с собиранием, исследованием, оценкой и использованием судебных доказательств по уголовным делам”3.

При расследовании преступлений, совершенных организован- ными преступными группами проявляются различные закономерности, обусловливающие специфику расследования уголовных дел данной категории: одни определяют особенности возникновения, существования, собирания, исследования и оценку доказательств; другие - организацию расследования преступлений; третьи - поведение на следствии подозреваемых, обвиняемых, свидетелей, потерпевших и т.д. Действуя в различных направлениях, все законо-

1 См.: Л у з г и н И. М. Развитие методики расследования отдельных видов преступ лений. // Правоведение. 1977. № 2.С. 62-63.

2 См.: Возгрин И. А. Криминалистическая методика расследования преступлений. Минск. 1983. С.51.

3См.: Возгрин И. А. Указ.работа. С.51-52.

71

мерности расследования групповых преступлений образуют цельную систему, которая должна неизбежно проявляться при расследовании конкретного преступления. Но необходимо учитывать, что не все закономерности выявляются одновременно и равнозначны,

  • некоторые проявляют себя в большей степени, другие - в меньшей,

а отдельные могут быть и не обнаружены. Объясняется это тем, что некоторые закономерности существуют как тенденции.

«Ситуационность процесса возникновения доказательств и обусловливает то, что управляющие этим процессом закономерности проявляются (что вообще присуще проявлению объективных закономерностей) как тенденция. Степень осуществления этой тенденции зависит от конкретной обстановки”1».

Все закономерности расследования преступлений, совершен ных организованными преступными группами, могут быть объеди нены в систему, которая, на наш взгляд, должна состоять из трех т групп закономерностей расследования:

  • закономерности расследования, обусловливающие особенности доказывания по групповым преступлениям;
  • закономерности, определяющие организацию расследования уголовных дел этой категории;
  • закономерности, основанные на особенностях поведения членов группы во время следствия и определяющие тактику расследования этих преступлений.
  • К закономерностям первой группы можно отнести - взаимозависимость и взаимосвязь в доказывании вины соучастников, то есть доказанность вины одного соучастника всегда связана с доказыванием вины других соучастников. Реально существующая связь в до-

1 См.: Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Том 1.М. 1977. С.211.

72

казывании вины каждого объективно обусловлена
совершением преступления в составе группы.

Закономерность этой же группы, тесно связанная с рассмотрен- ной выше закономерностью, состоит в том, что установление действительной роли каждого соучастника группового преступления и индивидуализации их вины находится в определенной зависимости от показаний каждого соучастника. Поскольку психическая деятельность по организации группового преступления не оставляет следов, то выяснение действительной роли и вины каждого соучастника группового преступления и других вопросов, связанных с установлением признаков состава преступления (форма умысла, предва- рительная договоренность и подготовка к преступлению, мотивы и т.д.), во многом зависит от того, получит ли следователь на допросах правдивые показания от участников группового преступления1.

Не следует понимать указанную закономерность как полную за- висимость установления действительной роли и индивидуализации вины соучастников от показаний других соучастников. На практике следователь выясняет вопросы вины соучастников и при проведении допросов потерпевших, свидетелей, судебных экспертиз, и путем легализации оперативной информации, полученной оперативными работниками в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий и т.д. Но значение показаний самих членов преступных групп о том, кто организовал и руководил преступной группой, как распределялись роли во время подготовки и совершения преступления и т.д., не следует недооценивать.

Таким образом, закономерности расследования групповых пре- ступлений, определяющие доказывание по этой категории преступ-

1 См.: Быков В. M. Проблемы расследования групповых преступлений. Дис. … д.ю.н. M.,1992. C.135.

73

лений, реально существуют и определенным образом проявляются при расследовании уголовных дел.

Среди закономерностей второй группы следует отметить - тру- доемкость расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами и преступными организациями, значительно увеличивается. Это связано с тем, что по делу увеличивается количество обвиняемых и соответственно однородных процессуальных и следственных действий, возрастает объем и другой следственной работы - изучение личности каждого обвиняемого, устранение противоречий в их показаниях, очные ставки, предъявление для опознания, назначение судебных экспертиз и т.д. В этом случае руководители следственных подразделений должны принимать соответствующие управленческие решения для обеспечения своевременного и качественного расследования уголовного дела: освободить следователя, ведущего расследование по групповому преступлению, от расследования других дел; организовать взаимодействие с оперативными сотрудниками; создать следственно-оперативную группу.

Следственная практика и проведенное нами исследование по- казывают, что если руководители следственных подразделений не принимают своевременно таких решений, то расследование групповых преступлений может затянуться, что приводит к нарушению установленных законом сроков следствия, утрате доказательств, сговору обвиняемых, изменению показаний потерпевших и свидетелей и другим отрицательным последствиям.

Закономерностью, определяющей организацию расследования групповых преступлений, особенно на первоначальном этапе и при реализации оперативной информации, является необходимость в

74

одновременном проведении серии одинаковых следственных дей ствий: задержании нескольких соучастников, обысков по их месту жительства и работы, допроса ряда потерпевших и свидетелей. Это диктуется тактическими соображениями: последовательное прове- * дение тех же следственных действий влечет утрату важных доказа-

тельств по делу, преступники успевают скрыться или принять меры к сокрытию или уничтожению доказательств.

При организации расследования групповых преступлений следует учитывать еще одну закономерность: следователю необходимо принимать специальные меры и приемы, направленные на преодоление противодействия со стороны членов преступной группы и их связей в установлении истины по делу, на пресечение попыток сговора между соучастниками, сокрытия отдельных соучастников или организатора преступления, а также наиболее серьезных эпизодов преступной деятельности группы.

% А.Ф. Лубин и С.Ю.Журавлев, рассматривают противодействие

расследованию как систему действий (или бездействия), направленную на достижение цели сокрытия преступления путем недопущения вовлечения его следов в сферу уголовного судопроизводства и их последующего использования в качестве судебных доказательств1, А.Ф. Волынский и В.П. Лавров характеризуют противодействие раскрытию и расследованию преступлений как совокупность противоправных и иных действий, направленных на воспрепятствование установлению истины правоохранительными органами в их деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию пре-

1См.: Лубин А. Ф., Журавлев С. Ю. Нейтрализация противодействия расследованию.// Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. Н.Новгород. 1995. С. 345.

75

ступлений1, А.Ю. Гудков дает понятие противодействия как ком- плекса организационных и тактически упорядоченных действий, совершаемых лицом, причастным к преступлению (виновным в его совершении), и иными заинтересованными лицами, направленных на воспрепятствование установлению истины по уголовному делу, уклонение от следствия и суда, преследующих цель - избежание или смягчение ответственности2. На наш взгляд, представлять противодействие как «комплекс организационных и тактически упорядоченных действий» некорректно. Этот комплекс могут применять легитимные, законодательно уполномоченные органы исполнительной власти, и прежде всего правоохранительная система государства, основывающая свои действия на научных рекомендациях правового, организационного и тактического характера. За последнее время в литературных источниках и нормативных актах в разной форме можно встретить эту методологическую ошибку3.

Правоохранительная функция государства, осуществляемая в форме административной, оперативно-розыскной, уголовно- процессуальной и уголовно-исполнительной деятельности, реализуется в социально полезных, общественно признанных и законодательно регулируемых действиях. Поступки и поведение криминальной среды проявляются в антиобщественном, нелегальном противодействии этим легитимным действиям.

1 См.: Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскры тию и расследованию преступлений. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. М.1996. С.5.

2 См.: Гудков А.Ю. Криминальное противодействие в уголовном процессе и оперативно-розыскные меры по его предупреждению. Автореф. дис. к.ю.н. М. 1994. С. 11-17.

3 См.: Исиченко А.П. Оперативно-розыскная деятельность и криминоло- гия.//Актуальные проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности на современном этапе. 4.1. Домодедово. 1998. С.25; Степашин B.C. Последовательно наращивать усилия в противодействии криминализации экономики.// ОРР. 1998. № 3. и ДР-

76

Поэтому мы разделяем и поддерживаем позиции тех исследо- вателей, которые понятие противодействия распространяют на криминальную среду, а правоохранительную функцию государства представляют как нормативно и организационно упорядоченную, наступательную деятельность в борьбе с преступностью.

На наш взгляд, противодействие необходимо рассматривать как объективную и сквозную характеристику деятельности субъектов преступления. Случаи “непротивления” расследованию по групповым преступлениям не являются закономерностью. Сокрытие - это атрибутивный признак механизма совершения рассматриваемой категории преступлений, выступающий в виде цели. Противодействие является средством, направленным на реализацию указанной цели.

Объективно все противодействующие факторы сходятся в одной “точке” - следах преступной деятельности, поэтому главным ос- нованием классификации форм противодействия следует считать вид воздействия на следы преступной деятельности: прямое либо опосредствован ное.

Прямое воздействие на следы со стороны преступников и их связей выступает в форме их утаивания, уничтожения, маскировки, фальсификации и инсценировки. В зависимости от характера следов, это может быть воздействие на материальные или идеальные следы.

Содержание данных форм противодействия довольно обстоя- тельно рассмотрено Р.С.Белкиным1, мы же рассмотрим те особенности, которые значимы для распознавания и преодоления противодействия.

1 См.: Б е л к и н Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М. 1988. С. 217-223.; Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительно расследования. M.1997. С. 129-150.

77

Косвенное воздействие на следы преступления может прояв- ляться в формах воздействия на лиц, осуществляющих расследование, и оказания помех деятельности по раскрытию и расследованию преступлений. Эти формы противодействия мало изучены как в криминалистике, так и в оперативно- розыскной деятельности.

Формами воздействия на субъектов расследования являются: подкуп, угроза, шантаж, причинение материального ущерба имуществу субъекта расследования, физическое воздействие, клевета, провокация.

Исследуя проблему противодействия деятельности по раскры- тию и расследованию преступлений выделяют четыре вида помех: процессуальные, служебно-административные, организационные и бытовые1. Помехи расследованию могут создавать две категории субъектов, наделенных для этого должностными полномочиями и обладающие соответствующим процессуальным статусом. Это лица, непосредственно занимающиеся совершением преступлений, либо те, кто подвергся воздействию со стороны преступников (например, в форме подкупа) и выполняет их “разовые” заказы на оказание противодействия расследованию.

На наш взгляд, С.Ю.Журавлев правильно подразделяет такти- ческие приемы преодоления помех расследования на общие (универсальные) и специфические, то есть пригодные только для некоторых ситуаций. Среди общих тактических приемов преодоления противодействия в условиях расследования групповых преступлений, на наш взгляд, можно выделить:

  • упреждающая дискредитация членов преступной группы;

1 См.: Журавлев С. Ю. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления. // Автореферат дисс… к.ю.н. Н.Новгород, 1992.С.10.

78

  • своевременная регистрация материалов предварительной проверки и возбуждение уголовного дела;

  • использование фактора внезапности при задержании преступников с поличным;
  • сокрытие степени осведомленности о преступной деятельности и дальнейших планах расследования.
  • К числу специфических приемов преодоления помех расследованию можно отнести следующее:

  • демонстрация неблагоприятной перспективы для лица, проти- водействующего расследованию;
  • раздробление сил и средств преступников за счет создания недоверия между участниками преступной деятельности;
  • выявление источников утечки служебной информации;
  • осуществление контроля материалов предварительной проверки или уголовного дела со стороны вышестоящего оперативного или следственного аппарата.
  • К сожалению, с одной стороны - оперативные и следственные аппараты органов внутренних дел мало используют средства мас- совой информации для преодоления противодействия, с другой - преступники пользуются средствами массовой информации для формирования общественного мнения, выгодного преступной груп- пировке.

В настоящее время оперативно-розыскная и следственная практика сталкиваются с изощренными, тщательно продуманными, спланированными и умело реализуемыми приемами преступного противодействия со стороны организованных преступных групп. К таким приемам Н.Н. Яблоков отнес:

79

  • использование заранее созданных организованными преступными группами связей в органах власти, средствах массовой информации, правоохранительных органах в целях «развала», прекращения уголовного дела, оправдания подозреваемых (обвиняемых), а также дискредитации лиц, ведущих расследование;
  • манипулирование показаниями свидетелей и потерпевших, обеспечение их отказа от дачи показаний или их изменения, а также неявки на допрос;
  • -физическое устранение свидетелей и потерпевших;

  • принятие мер к «заволокичиванию» уголовного дела, приос тановление его расследования под самыми различными предлога ми;

-использование защитников, обслуживающих преступную группу, не в целях законной защиты задержанных подозреваемых, а для создания всяческих помех расследованию;

  • прямые угрозы убийством следователя, ведущего расследо вание, его близких, а иногда и реализация таких угроз1.

В данном случае к числу специальных мер нейтрализации противодействия необходимо особо выделить следующие:

  • умелое использование оперативной информации о замыс лах организованной преступной группы по противодействию следст вию, о предполагаемых шагах ее членов и главарей в этом направ лении2;

1 См.: Я б л о к о в Н.П. О способах преодоления противодействия расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами.// Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. 1996. С.28-29.

2 См. : Я б л о к о в Н.П. Указ. работа. С.ЗО.

80

-активное и продуманное использование при контактах с за- держанными членами преступных групп эффекта внезапности и разработанных для этой ситуации оперативно-розыскных и криминалистических приемов, в том числе и приемов рефлексивного управления;

  • проведение в случае необходимости оперативно- тактических операций по защите свидетелей и потерпевших от давления на них преступников, обеспечение их безопасности;

  • кодирование сведений о свидетелях и потерпевших в про цессуальных документах;

  • использование специальных телевизионных и иных средств, исключающих непосредственный контакт свидетелей и потерпевших с подозреваемыми и обвиняемыми, при проведении отдельных следственных действий (допрос, очная ставка, предъявление на опознание и т.д.);

-проведение оперативно-розыскных мероприятий по выявлению и нейтрализации лиц, способствующих утечке информации по дезориентации членов и руководителей организованных преступных групп о намерениях следствия;

  • отстранение следователей и работников оперативно- розыскных аппаратов, заподозренных в неформальных связях с членами преступных групп, от расследования и передача дела сле дователям (бригаде следователей) другого территориального след ственного подразделения и др.

Как показало социологическое исследование, проведенное Московским институтом МВД России, наиболее часто на стадии расследования уголовных дел применяются следующие формы противодействия:

81

  • подкуп, запугивание и иное воздействие на потерпевших и свидетелей, чтобы заставить их отказаться от первоначальных по казаний или изменить их в пользу криминальной среды (76%);

  • установление нелегальных каналов связи с арестованными членами организованной преступной группы для согласования линии поведения (72%);

  • наем на общегрупповые средства высококвалифицирован ных адвокатов (60%);

  • укрывательство подозреваемых за пределами России (64%);
  • сокрытие, уничтожение следов, оружия и средств преступной деятельности (44%);
  • симуляция заболеваний (44%);
  • оказание давления через средства массовой информации посредством использования ошибок субъектов ОРД и уголовного процесса (35%);

  • целенаправленная дискредитация оперативных работников и следователей (32%), в том числе посредством клеветнических жалоб и заявлений (52%);
  • попытки вербовки сотрудников органов внутренних дел под угрозой использования против них компрометирующих материалов (12%);
  • попытки подкупа следователей, оперработников, прокурорских и судебных служащих (32%)1.

• На практике реализация мер преодоления противодействия

раскрытия и расследованию преступлений носит ситуационно-

1 См.: Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. М. 1996. С. 17-18.

82

эвристический характер, особенно в условиях атипичных оперативно-розыскных и следственных ситуаций, требующих неординарных приемов и средств. При этом весьма перспективным является комбинирование всех доступных следователю и оперативному работнику мер в соответствии с интенсивностью и характером противодействия, временными факторами, наличием сил и средств, имеющихся в их распоряжении (по методической схеме: максимально полное соответствие средств нейтрализации характеру криминального противодействия).

Лидер преступной группы и на следствии пытается руководить группой, навязывая ей выгодную для себя линию поведения. Следователь должен считаться с таким противодействием и своевременно позаботиться об избрании мер пресечения и изоляции арестованных соучастников друг от друга в местах содержания под стражей, принять исчерпывающие меры к сохранению следственной тайны.

Необоснованное предание огласке данных предварительного следствия может серьезно осложнить решение задачи производства по уголовному делу и повлечь за собой нарушение прав и законных интересов граждан. В отличие от судебного разбирательства гласность на предварительном расследовании допустима лишь в весьма ограниченных пределах. Согласно ст. 139 УПК РФ данные предварительного следствия могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в котором они признают это возможным.

Для предупреждения разглашения данных предварительного следствия по делам о групповых преступлениях следователь, на наш взгляд, должен предупреждать потерпевших, свидетелей, за-

83

щитников, понятых, специалистов и других лиц, присутствующих при производстве следственных действий, о недопустимости разглашения без его разрешения данных предварительного следствия. От указанных лиц отбирается подписка с предупреждением их об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ, которая приобщается к материалам уголовного дела. Установленный ст. 139 УПК РФ перечень лиц, у которых может быть отобрана подписка о неразглашении данных предварительного следствия, не является исчерпывающим.

Следователь вправе получить подобную подписку у лиц, предъявляемых для опознания совместно с опознаваемым, у со- вершеннолетних членов семьи обыскиваемого, у других лиц, присутствующих при обыске или выемке, а также у иных участников различных процессуальных действий.

Особый интерес для практики расследования рассматриваемой категории преступлений представляют закономерности третьей группы, которые определяют поведение обвиняемых на следствии и тактику их расследования. Все закономерности этой группы основаны на психологии членов преступных групп, на социально- психологических закономерностях их формирования и функционирования.

Среди закономерностей расследования групповых преступле- ний, основанных на психологии преступных групп, следует указать неопределенность поведения и показаний каждого соучастника друг для друга при условии внезапного их задержания на месте совершения преступления либо после его совершения при проведении оперативными работниками тактической операции. В этом случае неопределенность поведения преступников на следствии с точки зрения психологии объясняется тем, что на каждого из них действу-

84

ют два ряда факторов, которые в конечном счете взаимодействуют и приводят к определенному результату.

Одни факторы побуждают обвиняемого по групповому преступ- лению дать правдивые показания о своем участии в преступлении и действиях других членов преступной группы. Это такие факторы, как наличие у следователя веских доказательств, уличающих данного члена преступной группы (показания потерпевшего, свидетелей-очевидцев, аудиозапись переговоров с потерпевшими и т.д.); боязнь обвиняемого опоздать с дачей правдивых показаний по делу, так как соучастники могут дать правдивые показания первыми и “наговорить” на него; нежелание отвечать за деятельность всей преступной группы, если данный обвиняемый играл в группе второстепенную роль.

Другие факторы, наоборот, побуждают обвиняемого по группо- вым преступлениям не говорить правды, отрицать свою вину и вину других членов преступной группы, не раскрывать перед следователем преступную деятельность группы, не выдавать организатора и т.п.

К числу таких факторов можно отнести: надежду на помощь группы; страх перед более строгим наказанием за преступление, совершенное группой; давление на обвиняемого со стороны организатора группового преступления и других членов группы; боязнь последующей мести со стороны членов преступной группы и их связей и т.д.

Многое зависит от личности обвиняемого, его психологической установки, ценностных ориентации, интересов, идеалов, но какие из указанных факторов преобладают в тот или иной период следствия, такой и будет позиция обвиняемого.

85

Важной закономерностью третьей группы является наличие противоречий в интересах обвиняемых, а иногда и конфликтов между членами преступной группы.

Нередко в преступной группе существуют открытые или скрытые разногласия и конфликты. Между участниками могут быть на- пряженные отношения, которые то сглаживаются, то обостряются. Чаще всего конфликты возникают между следующими членами преступной группы:

  • организатором группового преступления и второстепенными членами;
  • организатором и “оппозиционером”, который также претендует на руководящую роль в группе;
  • старыми членами группы и новыми;
  • всей группой и теми членами, которые хотят отойти от пре- ступной группы;
  • соучастниками, играющими различную роль в преступной дея- тельности;
  • рядовыми участниками, пытающимися сблизиться с организа- тором;
  • всеми членами группы и одним из ее участников, который чем- то в глазах группы скомпрометировал себя \
  • Следователю и оперативным работникам необходимо учитывать эту закономерность при раскрытии и расследовании групповых преступлений, тем более, что после разоблачения организованной группы противоречия между соучастниками обостряются. Умелое, тактически грамотное использование конфликтов между вымогате-

1См.: Расследование отдельных видов преступлений. Под ред. Баева О.Я., Филиппова А.Г. М., 1995.С.142.

86

лями, как правило, обеспечивает получение правдивых показаний от соучастников о преступной деятельности всей группы.

Закономерностью расследования групповых преступлений, связанной с поведением обвиняемых, следует считать ориентирование

  • каждого обвиняемого в своем поведении на следствии и показаниях на групповые интересы всей преступной группы. Конформизм чле нов преступной группы проявляется не только во время совершения преступления, но и в период предварительного следствия. Нормы поведения и ценности, интересы и цели преступной группы продол жают оказывать влияние на каждого члена преступной группы.

Однако в связи с задержанием одного или нескольких участни ков преступной группы и активным проведением следователем следственных действий, в позиции преступной группы могут проис ходить определенные изменения. Эти изменения и оценки форми руют, прежде всего, лидер и активные члены преступной группы, а « изменения в их позиции вся преступная группа улавливает и усваи-

вает через конформность остальных членов преступной группы, готовых вслед за лидером принять эту новую позицию.

Именно на использовании конформизма в преступной группе основан известный тактический прием расследования групповых преступлений, когда показания признавшегося организатора преступления путем проведения очной ставки или оглашения в ходе допроса других обвиняемых используются для разоблачения позиции на дачу ложных показаний другими членами преступной группы1. Нужно иметь в виду, что иногда более сильное психологическое

• воздействие оказывают не показания, содержащие больше доказа тельств виновности, а показания, которые дает авторитетное для

1 См.: Следственные действия. Под ред. Б.П. Смагоринского. M., 1994. С. 181; Соловьев А. Б. Очная ставка на предварительном следствии. M., 1970.С.57.

87

данного допрашиваемого лицо. Поэтому, решая вопрос о проведении следственных действий с участием членов преступной группы, необходимо учитывать особенности их личности, специфику их взаимоотношений и т.д.

Практика следственной и оперативно-розыскной деятельности показывает, что закономерности расследования групповых преступлений проявляют себя по-разному в каждом конкретном случае, но все они потенциально имеют возможность реализоваться в любом групповом преступлении.

Указанные закономерности действуют уже на первоначальном этапе расследования групповых преступлений, где решаются важные задачи: устанавливается сам факт совершения преступления группой лиц, выявляются соучастники, изучаются особенности формирования и функционирования преступной группы; на этом же этапе становится ясна структура, тип преступной группы; проявляет себя либо выявляется лидер преступной группы и в определенной степени дифференцируется роль остальных членов преступной группы. Именно на первоначальном этапе расследования групповых преступлений возрастает значение эффективной организации проведения следственных и оперативно-розыскных мероприятий, так как ошибки и недостатки, допущенные на этом этапе, иногда невозможно исправить на последующих этапах расследования.

На наш взгляд, при расследовании групповых преступлений ор- ганизованной преступной группе должна противостоять группа следователей и оперативных работников, поэтому должна быть своевременно создана следственно-оперативная группа.

В криминалистической и уголовно-процессуальной литературе справедливо указывается, что при совершении преступления груп-

88

пой лиц, большое количество обвиняемых по уголовному делу являются достаточными основаниями для создания следственно-оперативной группы1.

По результатам проведенного нами исследования и изучения % уголовных дел о групповых преступлениях в 15 % дел следственно-

оперативные группы были созданы сразу же при возбуждении уголовных дел.

Однако в практике раскрытия и расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами, не редко встречаются ошибки и недостатки как в следственной, так и в оперативно-розыскной деятельности. Для нашего исследования особый интерес приобретает рассмотрение криминалистических ошибок в организации обеспечения расследования рассматриваемой группы преступлений.

  • 2.3. Криминалистические ошибки в организации обеспече ния расследования преступлений, совершенных организован ными преступными группами, и пути их преодоления

В следственной деятельности, как в любом другом виде деятельности, случаются недостатки и ошибки, которые снижают качество расследования. Как справедливо заметил Н.И. Клименко: «Ошибки - это выводы субъекта, не соответствующие оцениваемым явлениям объективной действительности и вытекающие из этого решения и действия непреднамеренного характера». Прежде всего они являются результатом трудностей познания объекта исследо-

  • вания.

1 См.: Григорьев В. Н. Организация следственной работы в условиях чрезвычайного положения. Ташкент, 1991 .С.25-45; Криминалистика. Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., “Высшая школа”. 1994.С.78-79.

89

Принципиальная возможность для познающего субъекта достичь объективной истины доказана практикой как ее критерием. Од- нако существует возможность недостижения истины, т.е. ошибочных выводов субъекта1.

Кроме этого, ошибкой является и заблуждение познающего субъекта. Заблуждение характеризует состояние знания, качественно отличного от истинного. Оно обусловлено личными качествами субъекта. Поэтому ошибки сами по себе неизбежны в различных сферах деятельности. В социологии общепризнан метод « проб и ошибок».

В литературе можно встретить большое количество упоминаний об ошибках, недостатках, браке в работе следователя2, однако многообразие факторов, обуславливающих их возникновение, привело к тому, что до настоящего времени нет единого понимание следственной ошибки. Термин «следственная ошибка» отсутствует и в законодательстве и в ведомственных нормативных актах, что затрудняет оценку ошибочных действий следователя.

На наш взгляд, при сознательном нарушении закона следова- телем необходимо говорить уже не об ошибке, а о правонарушении или дисциплинарном проступке. Поэтому каждый раз, когда при проведении следственного действия выявляется ошибка, необходимо проанализировать, действительно ли она возникла вследствие заблуждения и является ли последнее добросовестным.

1 Клименко Н.И. Криминалистические знания в структуре профессиональной под готовки следователя. Киев. 1990. С. 59.

2 См. .Власов В.И. Качество расследования преступлений. Ульяновск. 1985. С. 66- 126; Соловьев А., Шейфер С, Токарева М. Следственные ошибки //Соц. за конность. 1987. № 12. С.46; Рябоконь В.В. Следственные ошибки и пути их устранения. М. 1997. С. 5-20.

90

Исследуя недостатки, допускаемые следователями по некото- рым категориям уголовных дел, Ю.В. Кореневский систематизирует их следующим образом:

  1. Ошибки в доказывании, связанные с полнотой предваритель- ного расследования.
  2. Ошибки в оценке доказательств.
  3. Неправильное применение закона.
  4. Нарушение процессуального закона и ошибки в тактике рас- следования.
  5. «Разумеется, - пишет он, - это деление применимо лишь в целях изучения следственных ошибок и носит условный характер, ибо в действительности такие, например, недостатки, как нарушение процессуальных норм, неполнота следствия, неправильная квалификация преступлений и т. п., тесно связаны между собой и друг друга обуславливают»1.

Соглашаясь в целом с данной систематизацией, отметим, что и Ю.В. Кореневский, и многие другие авторы не дают четкого разграничения ошибок следователя и производимого им брака, хотя такое разграничение с точки зрения организации расследования преступлений представляется важным. Не употребляя самого термина « брак», Ю.В. Кореневский тем не менее подразумевает его в числе недостатков расследования, однако брак, оставаясь слитым воедино с ошибками как простой недостаток, невольно получает у автора равнозначную с ошибкой оценку. Между тем ошибка и брак далеко не равнозначны.

1Кореневский Ю. В. Судебная практика и совершенствование предварительно- го расследования. М. 1974. С. 25.

91

Ошибку можно трактовать двояко. С одной стороны, она явля- ется моментом неадекватного отражения следователем каких- либо обстоятельств совершенного преступления, с другой - выступает объектированным1 результатом такого неадекватного отражения. Обнаружить ошибку мы можем лишь по ее внешнему проявлению, когда она выразилась в конкретной процессуальной форме.

Хотя ошибка и является продуктом целенаправленной деятель- ности следователя, она возникает помимо его желания совершить ошибку. Когда мы говорим «произошла ошибка», то имеем в виду, что она произошла как бы сама собой, незаметно для человека, совершившего ее, то есть ошибку нельзя поставить в вину следователя. Она - неизбежное следствие и проявление объективных закономерностей процесса познания.

Существует ряд субъективных свойств, характеризующих кон- кретную личность, которые как бы реализуют вероятность ошибки, содержащейся в любом акте человеческого познания. Вероятность ошибки прямо пропорциональна сложности ситуации познания и обратно пропорциональна качеству личных свойств познающего субъекта2. К числу этих личных свойств мы относим степень зрелости идейных и нравственных воззрений, профессиональный опыт, житейский опыт, способности, особенности психической сферы, физические и физиологические свойства.

Чем выше развиты указанные свойства, чем больше их природа соответствует избранной сфере деятельности, тем меньше для данного лица в конкретной ситуации познания вероятность совершить ошибку.

1 Объектировать - воплотить в чем-нибудь объективном, доступном восприятию //СИ. Ожегов. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М. 1985.

2 См.: Рябоконь В. В. Указ. работа. С. 7.

92

Ошибка добросовестного, но неопытного следователя влечет за собой некачественность познания обстоятельств совершенного преступления, но ни сама ошибка, ни ее результат, ни личные качества данного следователя не могут служить предметом морального

  • осуждения. Некачественность познания, возникающая в результате ошибки, служит выражением объективных недостатков в расследо вании конкретного дела, характеризует уровень развития личных свойств данного следователя, но ни в коем случае не указывает на наличие в его действиях вины.

Другое дело - брак. В нем, как и в последствиях ошибки, выражен результат неадекватного отражения следователем каких - либо обстоятельств совершенного преступления, то есть также содержит в себе некоторую некачественность познания. Однако в этом случае некачественность возникает по вине следователя, который в относительно несложной или типичной для его практики ситуации мог бы и должен избежать неадекватного отражения обстоятельств совершенного преступления, если бы более тщательно подготовился и провел следственное действие.

Понятие брака включает в себя одновременно три смысловых значения: некачественность познания, виновность следователя в его возникновении и отрицательную моральную оценку отношения следователя к своим профессиональным обязанностям. В этом существенное отличие брака от ошибки.

Систематизируя недостатки в работе следователей, Ю.В. Коре-невский указывает на неправильное применение ими уголовного и

  • процессуального закона, причем эти недостатки могут быть отнесе ны как к браку, так и к ошибкам. На наш взгляд, с этим нельзя согла ситься. В применении закона недопустимо признание за следовате-

93

лем права на ошибку, даже если его профессиональный опыт очень мал. Об этом хорошо сказал И.М. Лузгин: «Как нельзя представить себе врача, не владеющего медицинскими знаниями, не осведомленного в симптомах болезни и правилах постановки диагноза, так нельзя представить себе следователя, не знающего закона и не умеющего правильно применять его»1. Ошибка в применении закона - это всегда брак. Если, например, «ошибочной» квалификации преступления предшествует неправильная оценка следователем фактических обстоятельств дела, то необходимо говорить не об ошибочном применении закона, а именно об ошибке в доказывании или оценке доказательств. С точки зрения следователя, допустившего эти ошибки и еще не осознавшего их, даваемая им квалификация преступления является правильной.

Поэтому критической оценке подлежит не квалификация пре- ступления, а предшествующая ей фактическая ошибка, следствием которой стала данная квалификация. Основанием же к проведению повторного следственного действия (возврат дела на доследование) будет в этом случае именно неправильная квалификация преступления, поскольку последняя является результатом ранее совершенной фактической ошибки, выражением некачественности ранее проведенного расследования.

Для нашего исследования особое значение приобретают ошибки следователей в применении криминалистических знаний при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами.

К криминалистическим ошибкам следователя можно отнести организационно-тактические ошибки расследования, которые пред-

1 Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М. 1973. С. 25.

94

ставляют собой нарушения положений, специально не предусмотренных в законе. Эти ошибки связаны с нарушением требований о полном, всестороннем и объективном расследовании преступлений, объективности расследования. Они являются тактическими недостатками расследования, которые привели в безрезультатности следственных действий и недостижении цели по установлению истины при расследовании.

Неполнота расследования рассматриваемой категории престу- плений вызвана дефектами планирования. В половине всех случаев она заключается в недостаточной доказанности виновности обвиняемых, в трети случаев - в неисследованности события преступления. Остальные упущения касались неполного изучения личности обвиняемых, характера и размера ущерба и т.д. Односторонность расследования преступлений выразилась также в том, что следователи не собирали достаточных доказательств, обосновывающих решение о приостановлении, прекращении либо о направлении дела в суд. Результат - необоснованное освобождение от ответственности либо незаконное привлечение к уголовной ответственности.

По 36% изученных нами дел не выдвигались и не проверялись все версии, возможные по обстоятельствам дела. Многие следователи ограничивались выдвижение одной или двух, по их мнению, наиболее реальных версий, а в 30% случаев дело направлялось в суд с пробелами в исследовании обстоятельств преступления в расчете, что там они будут восполнены.

Вопросам организации следственной деятельности уделяется в юридической литературе достаточно много внимания, ибо научная

95

организация труда гарантирует качественное, без нарушений процессуальных сроков и недостатков, расследование преступлений.

Однако, как показали наши исследования, многие следователи пренебрегают планированием расследования. Планирование же обеспечивает целеустремленность исследования обстоятельств преступного деяния, служит индивидуализированной программой деятельности следователя и необходимым условием достижения качества расследования. Между тем, 29% следователей, признавая важность планирования, его не осуществляют, полагаясь на свою память. Особенно недооценивается значение планирования по конкретным следственным действиям, где оно обеспечивает рациональную организацию работы следователя, исключает повторение действий, сокращает время, обеспечивает полноту его производства. Подобное планирование целесообразно установить как обязательное.

Следует заметить, что ошибки в тактике производства отдель- ных следственных действий во многом связаны с невыполнением требований уголовно-процессуального закона или ведомственных нормативных актов.

Результаты исследования показывают, что при осмотре места происшествия часто не используются надлежащие научно- технические средства, состав участников осмотра не соответствует предъявляемым требованиям, осмотр носит кратковременный характер, производится без понятых; протокол составляется упрощенно, информационное содержание его низкое, выразительность недостаточна, в нем отсутствуют подписи участников процесса.

Ошибки следователя при производстве допроса определяются составом допрашиваемых (свидетель, потерпевший,
подозревав-

96

мый, обвиняемый). Чаще всего ошибки допускаются при допросе обвиняемых. Как правило, следователь не выполняет требования уголовно-процессуальных норм, обеспечивающих права и законные интересы допрашиваемого. Например, обвиняемого не знакомят с постановлением о назначении экспертизы, лишая его тем самым возможности принять решение о выборе эксперта, представить на экспертизу дополнительные вопросы и др.

При производстве экспертизы следователи неправильно готовят материалы для исследования, не умеют применять в необходи- мых случаях специальные знания. Нередко следователь ограничивается общим указанием о том, что вывод эксперта вызывает сомнение, не конкретизируя, в какой именно части он сомнителен и чем эти сомнения вызваны. В случае повторной экспертизы производящий ее специалист испытывает в связи с этим серьезные затруднения. Так, по делу о преступлениях, совершенных организованной преступной группой К., следователь вынес постановление о назначении повторной дактилоскопической экспертизы со следующей мотивировкой «… принимая во внимание, что для разрешения вопросов, возникающих в процессе расследования, необходимы специальные познания в области дактилоскопии…», не указав при этом, на основании чего она назначается.

Исследования показали, что на практике встречаются случаи, когда, имея возможность предъявить опознающему самого обви- няемого, следователь производит опознание по фотоснимку. На- пример, по делу о деятельности организованной преступной группы М. и П. следователь провел опознание сначала по фотографическим снимкам, в процессе которого потерпевшая опознала обвиняемых, а затем предъявил последних среди других лиц для повторного опознания. В данном случае следователь совершил две

97

грубейшие ошибки. Во-первых, вопреки указанию закона о проведении опознания по фотоснимкам только в исключительных случаях (когда нет возможности предъявить самого опознаваемого) следователь, имея такую возможность, воспользовался фотоснимками. Во-вторых, получив положительный результат, следователь «закрепил» его предъявлением самих обвиняемых для опознания, тем самым обесценив доказательственное значение как первого, так и второго опознания. В приведенном примере налицо тактическая безграмотность следователя.

Кроме этого, на практике предъявление для опознания нередко проводится без предварительного допроса опознающего. Так, в 43 случаях из 247 опознающий не подвергался предварительному допросу о признаках предъявляемого объекта. Если же и проводился предварительный допрос, следователь все же не детализирует те признаки, которые необходимо выявить следователю для правильного подбора объектов. В 117 протоколах из 247 следователь ограничился записью о том, что опознающий может опознать объект (лицо, предмет). В остальных протоколах поверхностно назывались признаки предметов1.

Отдельные недостатки встречаются при проведении обыска. При обыске конструктивно сложных объектов, например офисов фирм, автотранспорта, надворных построек и т.п., не зная особенностей их структуры и устройства в них тайников, следователи нередко не обнаруживают последних. Не учитываются специальность и профессиональные навыки обыскиваемого (эти данные также важны для определения возможных способов и мест сокрытия орудия преступления, ценностей и предметов, добытых преступным пу-

1 См.: Клименко Н.И. Криминалистические знания в структуре профессиональной подготовки следователя. Киев. 1990. С. 72.

98

тем). В процессе фиксации большого количества предметов, подлежащих изъятию, либо драгоценных металлов, антикварных и художественных изделий в протоколе и описи следователи указывают лишь количество выявленных предметов, не описывая признаков предметов (размеры, объем, вес и др.), что создает возможность сокрытия части предметов после обыска или их подмены. Не всегда используются поисковые средства. Причиной всех этих недостатков является отсутствие подготовки к обыску и слабое владение тактикой обыска.

Анализ структуры ошибок при расследовании преступлений, со- вершенных организованными преступными группами, позволил определить их причины. В следственной ошибке, как правило, сочетается множество различных упущений и недостатков. Причины этой ошибки представляют собой комплекс взаимосвязанных факторов. Их раздельное рассмотрение возможно лишь в теоретическом плане.

Наиболее существенными причинами, которые имеют распро- странение и негативные последствия, являются:

1) отсутствие необходимых профессиональных знаний; 2) 3) пренебрежительное отношение следователя к требованиям уголовно-процессуального закона (деление норм УПК на обязательные к исполнению и те, которыми можно пренебречь); 4)

3) обвинительный уклон, некритичность в оценке доказательств и при принятии процессуальных решений; 4) 5) недобросовестное отношение к своим служебным обязанно- стям; 6) 7) недостатки прокурорского надзора. 8)

99

Недостаточная правовая культура следователей проявляется в недостатках профессиональных знаний и умений1. Каждый третий следователь из числа опрошенных ссылался на недостатки обучения в юридических вузах, а остальные - на недостаточный практический опыт. Иногда оба фактора действуют одновременно.

Отсутствие у следователей профессионально необходимых знаний и навыков в значительной мере обусловлено недостатками профессиональной подготовки специалистов в юридических вузах, а также недостаточным опытом следственной работы. Некачественное расследование обусловлено и негативными изменениями в личности следователя под влиянием тех или иных условий деятельности т.е. профессиональной деформации.

Профессиональная деформация - это приобретение личностью таких качеств, навыков и склонностей, которые отрицательно влияют на решение поставленных перед ним задач. Она обычно выражается в равнодушии, властолюбии, подозрительности, скептицизме, правовом нигилизме, ложной корпоративности (защита «чести мундира»), схематизме мышления, карьеризме и т.п.

Профессиональная деформация возникает в связи с субъек- тивными и объективными факторам. К первым относится отсутствие ряда качеств необходимых следователю: невысокий нравственный уровень работника, недостаточная теоретическая и практическая подготовка. Объективные факторы тесно связаны с субъективными

1 См., например: Давлетов А. А. Современные проблемы защиты лица, подозре- ваемого в совершении преступления //Проблемы правового регулирования в совре- менных условиях Ижевск. 1997. С.48-49.;3 а р х и н Ю.М. Нравственные основы предварительного следствия в советском уголовном процессе //Автореф. дис…к.ю.н. M. 1974; М е щ е ря к о в а Т.Ф. Правовая культура следственной деятельности//Ав- тореф. дис… к.ю.н. Ижевск.1995; Организация работы следователя. М. 1983; В е р е т е х и н Е.Г. Проблемы предварительного расследования и их восполнение в суде первой инстанции. Казань. 1988: Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. Саратов. 1988 и др.

100

и проявляются в основном при наличии дефектов в нравственно- профессиональном облике следователя.

Объективные факторы связаны с условиями работы следова- теля. К таким условиям отдельные юристы относят неорганизованность, присущую следователям (перегрузки в работе, привычки работать рывками, перенос работы на более позднее время).

Профессиональная деформация возникает и в результате дли- тельного занятия следственной деятельностью. Она вызывает у отдельных лиц появление отрицательных свойств. Так, постоянное общение с подозреваемыми и обвиняемыми, которые стремятся избежать ответственности и навести следователя на ложный след, развивает подозрительность, приводящую к предвзятости и обвинительному уклону. Следователь выясняет и фиксирует только то, что разоблачает обвиняемого, а оправдывающие его обстоятельства (смягчающие вину) остаются не установленными. Следователи иногда самонадеянно рассматривают свои первоначальные выводы как непреложную истину; некритично относятся к показаниям свидетелей, игнорируют проверки их правдивости и объективной достоверности, а показания встречаются и недостоверные, в силу добросовестного заблуждения, а нередко и заведомо ложные. По данным сектора судебной психологии института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, проведенное комплексное исследование проблемы лжесвидетельства показало, что среди лжесвидетелей преобладают очевидцы - 82%, из них потерпевшие - 32%, т.е. лица, располагающие ценной доказательной информацией, 96% ложных показаний касаются наиболее существенных элементов обвинения. Но на предварительном следствии изобли-

101

чается не более четверти лжесвидетелей1. Значит, несоответст- вующие действительности показания остальных кладутся в обоснование следственных решений.

На наш взгляд, весьма вредный стереотип расследования пре- ступной деятельности организованных преступных групп, который приводит к следственным ошибкам, - установка на минимальный результат. Она проявляется в подходе к расследованию, когда из поля зрения следователя «выпадают» некоторые эпизоды преступной деятельности как второстепенные, что обуславливается тем суждением, что виновные будут осуждены, если даже некоторые фрагменты преступной деятельности не будут им вменены в вину2.

Недостаточная требовательность следователя к себе, к качеству своей работы приводит к недобросовестному исполнению слу- жебного долга. Экономия времени причиняет вред всесторонности исследования, способствует упрощенному подходу к следственной работе. А имеющая место недостаточная требовательность со стороны прокурора и суда к качеству расследования служит фактором, снижающим его результативность.

В известной степени к причинам недостатков и ошибок следо- вателя можно отнести и недостатки прокурорского надзора, которые прослеживаются более чем в 80% уголовных дел со следственными ошибками.

Эти упущения связаны с недостаточным использованием про- курорами своих полномочий при получении и оценке следственной информации, недостаточной принципиальностью при устранении

1 См.: Клименко Н. И. Указ. работа. С. 75.

2 См. : Я к у п о в Д. А. Основные ошибки, обуславливающие возвращение уголовного дела на новое расследование //Правовые и криминалистические проблемы раскрытия и расследования преступлений. Труды Академии управления МВД России. М. 1998. С. 77-82.

102

следственных ошибок и других нарушений закона по уголовным делам.

Проведенное исследование показало, что по каждому шестому- седьмому делу о преступлениях, совершенных организованными преступными группами, со следственными ошибками не обеспечивалось своевременное возбуждение и принятие дела к производству, по каждому третьему - не решен вопрос об участии в расследовании двух и более следователей и вызове на место происшествия постоянно действующих следственно-оперативных групп, по 26 % дел, требовавших участия органов дознания, право дачи им поручений не использовалось.

Ошибки в применении закона, тактических приемов и научных рекомендаций - это, как правило, случайность, нетипичная для правового регулирования, действующего в условиях режима подлинной законности. Это, однако, не означает, что отсутствуют определенные социальные и юридические закономерности, объясняющие их причины и динамику. Как свидетельствуют исследования многих ученых, занимавшихся проблемой следственных и судебных ошибок, такие закономерности существуют. Их уяснение и разработка эффективных рекомендаций по устранению причин и условий, вызывающих ошибки, связаны с трудностями гносеологического, социального, организационного, правового порядка.

Конечно, невозможно проанализировать все причины недос- татков и ошибок в деятельности следователя. Но выделить типичные недостатки и ошибки и назвать их причины необходимо. Представляется, что на основе анализа таких ошибок можно указать два основных направления профилактики: во-первых, это существенное улучшение подготовки специалистов для следственной работы пу-

103

тем профессионального отбора и улучшение всей системы обучения в вузах, повышения квалификации; во-вторых - улучшение самой работы следователя, повышенная требовательность к качеству следственной работы, нетерпимость к любым нарушениям законности и проявлениям беспринципности, неуклонное выявление и обсуждение всех допускаемых нарушений.

Глава 3. Тактические проблемы расследования престу- плений, совершенных организованными преступными

группами

3.1.Проблемы установления факта совершения преступ- ления организованной преступной группой

Раскрытие и расследование групповых преступлений начинает- ся с установления самого факта совершения преступления. В практике правоохранительных органов, а также в специальной литературе под раскрытием преступления принято понимать решение главных задач предварительного расследования - установления события преступления и лиц, виновных в его совершении.

В правовой науке единого понятия раскрытия преступления нет, поэтому авторы многих научных работ по-разному трактуют это понятие в уголовно-процессуальном, оперативно - розыскном и криминалистических аспектах1.

Мы разделяем позицию В.Е. Сидорова, который раскрытие пре- ступлений трактует как определенную систему организационных

1 См.: Робозеров В. Я. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Л., 1990. С.6; Гаврилов А. К. Раскрытие преступлений. Волгоград, 1976. С. 25; А л и м д ж а н о в Б. Раскрытие преступлений - задача следственных органов. Ташкент. 1975.С. 10; Белкин Р .С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1988.С. 321.

104

мероприятий, следственных действий, криминалистических, оперативно-розыскных и иных поисковых мер, обеспечивающих на начальном этапе расследования в установленном законом порядке быстрое и полное выявление, закрепление следов преступления, совершенного в условиях неочевидности и обнаружение виновного лица1.

Первую информацию о совершении преступления группой пре- ступников следователь, как правило, получает от органов дознания либо при производстве первоначальных следственных действий, проводимых с целью проверки версий о событии преступления и уяснения фактов и обстоятельств, подлежащих исследованию, собирания и закрепления доказательств, розыска и задержания преступников.

Основными первоначальными следственными действиями при расследовании групповых преступлений, являющимися главным средством информации о совершенном преступлении, являются допрос потерпевшего или свидетеля и осмотр места происшествия. В криминалистической практике допросу посвящено много исследований2, поэтому мы остановимся только на вопросах, связанных с установлением факта совершения преступления группой преступников.

Как правило, показания потерпевшего при групповых преступ- лениях являются одним из основных источников доказательств и занимают самостоятельное место в системе доказательств. Они

1 См.: Сидоров В. Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодейст вие, тактика. M., 1992. С. 19.

2 См.: Драпкин Л. Я.,Долинин В. Н. Тактика отдельных следственных действий. Екатеринбург, 1994.С. 18-23; Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на пред варительном следствии. Волгоград, 1976; Васильев В. Л. Психология следствен ных действий. С-Пб, 1993.С. 15-30; Васильев А. Н. Тактика отдельных следствен ных действий. М., 1981.С. 19-22 и др.

105

имеют много общих черт со свидетельскими показаниями, однако не могут отождествляться с ними или рассматриваться как их разновидность. От свидетельских показаний показания потерпевшего отличаются по своему субъекту, по процессуальной природе и по содержанию. Эти показания даются лицом, которому причинен моральный, физический или материальный вред, и которое по своему процессуальному положению является участником процесса. Потерпевший наделен правами, обеспечивающими ему возможность добиваться удовлетворения своих законных интересов, нарушенных преступником.

Однако, к сожалению, надо констатировать, что доверие потер- певших от преступлений к государственным органам падает. Законодательная политика последних лет была не на стороне потерпевшего: концепция судебной реформы по сути едва упомянула о жертве преступления; законодательные новеллы, принятые за последние 5 лет, в основном были направлены на укрепление правового статуса обвиняемого.

Поэтому важный фактор в расследовании преступления - пра- восознание потерпевшего, его отношение к преступлению и пре- ступникам. От того, насколько потерпевший хочет и готов помочь следствию, часто зависит полнота, достоверность и точность его показаний. Следователю и оперативному работнику важно учитывать эти факторы при установлении факта совершения группового преступления и проведения последующих следственных и оперативно-розыскных действий.

Особенностью допроса потерпевшего по групповому преступ- лению является не только установление самого факта преступления и количества его участников, но и конкретизация

106

действий каждого из них.

При допросе потерпевшего следует выяснить:

  • количество лиц, принимавших участие в совершении группово- го преступления;
  • кто из группы руководил действиями соучастников на месте совершения преступления и в чем выражалось это руководство;
  • конкретные действия каждого из них;
  • приметы преступников, как они называли друг друга, употреб- ляли ли клички, жаргонные слова, выражения;
  • содержание разговора, состоявшегося между ним и преступ- никами;
  • не было ли на месте происшествия других лиц, не принимав- ших участия в совершении преступления, но наблюдавших за ним со стороны;
  • владеют ли преступники информацией об образе жизни, свя- зях, материальной обеспеченности потерпевшего, и кто, по его мнению, мог их информировать об этом;
  • использовалось ли преступниками холодное или огнестрель- ное оружие, транспортное средство.
  • В зависимости от обстоятельств в каждом конкретном случае следователь должен выяснять: события, предшествующие преступлению; образ жизни и социальное положение потерпевшего и его близких; характер и размер ущерба и т.д.

Тактика допроса потерпевших по групповым делам должна учи- тывать психологию потерпевших. Общим для психологии всех типов потерпевших является объективная возможность давать показания, отражающие истинный ход преступления и характеризующие лич-

107

ность преступников. При этом на объективность показания воздействуют две группы факторов: внешняя ситуация, связанная с особенностями восприятия потерпевшим преступных событий; субъективные факторы, обусловленные особенностями его личности и переживаемым им положением.

На психологию потерпевшего и его поведение на предвари- тельном следствии влияют: факт причинения ему или его близким морального, физического или имущественного вреда; роль самого потерпевшего в совершении преступления, характеристика его личности, интересы, которые он преследует на предварительном следствии; степень знакомства с преступниками и его отношение к ним; связи и окружение самого потерпевшего.

В практике расследования преступлений, совершенных органи- зованными группами, встречаются случаи, когда потерпевшие сами пытаются скрыть от органов следствия и дознания факт совершения преступления.

М.К. Каминский обратил внимание на то, что сокрытия преступ- ления со стороны потерпевшего можно ожидать в трех случаях: когда преступление носит позорящий характер, свидетельствующий, например, о таких качествах потерпевшего, как алчность, нечестность, трусость и т.п; когда раскрытие преступления угрожает уголовной ответственностью самому потерпевшему; в целях сведения потерпевшим из числа преступников-рецидивистов личных счетов или охраны групповых интересов лиц этой категории1

Эти обстоятельства необходимо учитывать при установлении факта совершения группового преступления. Раскрытие групповых преступлений в значительной степени зависит от способности опе-

1 См.: Криминалистика. T.I. М. Академия МВД РФ. 1995.С.94.

108

ративных сотрудников побуждать потерпевших к даче правдивых показаний.

Здесь, на наш взгляд, необходимо прежде всего рассмотреть проблему психологической подготовки оперативных сотрудников, применяющих различные методы побуждения потерпевших к даче правдивых показаний. При этом следует иметь в виду, что психологическая подготовка включает в себя не только формирование определенных личных качеств, но и профессиональную подготовку, определяющую высокую степень знаний и умений оперативного работника.

Говоря о психологической подготовке оперативного работника целесообразно выделить следующее:

  • общительность, умение и желание общаться с людьми;

  • наблюдательность, позволяющую отметить даже малейшее отклонение и реакции в тоне, мимике, жестикуляции опрашиваемого лица;
  • психологическая устойчивость и уверенность в своих силах, умение противостоять противодействию и незаинтересованности потерпевшего в даче показаний.
  • Такое качество, как психологическая уверенность оперативного работника, во многом определяется его профессиональной квалификацией. В этой связи на первый план выдвигаются следующие знания:

  • классификации психологических типов личности и умение ис- пользовать это знание при общении с людьми;
  • широкого круга проблем, интересов, увлечений различных со- циальных групп населения и умения использовать эти знания в процессе установления психологических контактов;

109

  • основ общей и оперативно-розыскной психологии и умение применять эти знания для преодоления психологических барьеров у опрашиваемых потерпевших, склонение их к сообщению информа ции, представляющей интерес для органов внутренних дел1.

Совокупность указанных знаний и умений в сочетании с воспи- танием и выработкой необходимых личностных качеств создают необходимые предпосылки для успешного достижения оперативно-тактической цели - побуждения потерпевших от преступлений к даче правдивых показаний.

Кроме этого, достижение указанной цели зависит от следующих обстоятельств:

  • особенности личности потерпевшего - его заинтересованности в даче показаний, возможность и мотивы противодействия оперативному работнику, желание сохранить в тайне от окружающих факт преступления;
  • избранный способ получения показаний - метод убеждения, осуществление в рамках режима законности психологического давления на потерпевшего и т.д.
  • Практическая деятельность как оперативных работников, так и следователей, свидетельствует о том, что установление, в частности, факта совершения групповых вымогательств во многом зависит от позиции потерпевших, от умения сотрудников органов внутренних дел побуждать потерпевших к подаче заявления о совершенном преступлении и даче правдивых показаний. При этом следователи и оперативные работники должны иметь соответствующую психологическую подготовку, учитывать психологическое состояние и моти-

1 См., например: Иванов С.Н. Вымогательство: оперативно-розыскное и кримина- листическое обеспечение процесса расследования. Монография. Ижевск. «Детектив-информ». 1998. С. 95-112.

по

вацию поведения потерпевшего, тактически верно побудить его к подаче заявления о вымогательстве, сформировав его твердую позицию на дачу правдивых показаний.

Помимо допроса потерпевших и свидетелей информацию о со- вершенном групповом преступлении можно получить при осмотре места происшествия. Квалифицированный осмотр с участием специалиста может помочь установить дополнительные сведения о совершенном преступлении и его участниках.

Общие задачи, стоящие перед осмотром места происшествия, сформулированы в уголовно-процессуальном законодательстве -это выяснение обстановки происшествия, обнаружение и собирание доказательств, закрепление и исследование следов, сбор поисковой экспресс-информации в целях быстрейшего установления личности преступника.

Важно в первую очередь своевременно и обоснованно выдви- нуть версию о совершении расследуемого преступления именно группой лиц. Информация, свидетельствующая об этом, может быть получена в ходе осмотра места происшествия и в результате последующих экспертных исследований изъятых при осмотре вещественных доказательств. В частности, на групповой характер преступления указывают:

  • следы пальцев рук или ног, которые оставлены разными ли- цами;
  • окурки разных марок папирос и сигарет, а также различный прикус на окурках одной и той же марки папирос или сигарет, либо наличие мундштука на одних из них при отсутствии следов от него на других;

Ill

  • количество использованной посуды, столовых приборов (ви- лок, ножей и т.п.), остатков пищи и напитков;

  • гильзы и пули от патронов к различным системам огнестрель- ного оружия, либо гильзы и пули от патронов к оружию одной системы, но выпущенные, согласно заключению судебно- баллистической экспертизы, из различных стволов;
  • следы крови, спермы, слюны, других выделений организма человека, которые по заключениям соответствующих экспертиз не могли принадлежать одному человеку;
  • факты переноса и передвижения тяжелых предметов, которые невозможно передвинуть или перенести одному взрослому человеку;
  • значительный объем похищенного, что потребовало использо- вания для его перевозки автомашины или другого транспорта;
  • множественные телесные повреждения на трупе, разнообраз- ные по механизму их причинения и т.д.
  • Тщательное изучение всей совокупности признаков, которые обнаружены при осмотре места происшествия и указывают на совершение преступления группой лиц, обеспечивает получение достаточно обоснованных выводов о количестве соучастников. Однако и отсутствие таких признаков в принципе не исключает групповое преступление. Некоторые из членов преступной группы могут непосредственно не участвовать в его совершении, а исполнять другие роли.

Большую роль в установлении факта совершения преступления организованной преступной группой играет оперативная ин- формация, получаемая в ходе проведения оперативными работниками оперативно-розыскных мероприятий. Органы дознания полу-

112

чают оперативную информацию о подготавливаемом, совершаемом либо совершенном групповом преступлении в результате опроса граждан; наведения справок; сбора образцов для сравнительного исследования; исследования предметов и документов; наблюдения; отождествления личности; обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивании телефонных переговоров; снятия информации с технических каналов связи; оперативного внедрения; оперативного эксперимента. В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства.

Как правило, оперативная информация содержит сведения не только о фактах групповых преступлений и лицах, их совершивших, но и потерпевших, свидетелях и всех тех, кто причастен к совершению преступления. При этом могут быть две ситуации. В одном случае о совершении преступления организованной преступной группой становится известно к моменту возбуждения уголовного дела, а в другом - оперативная информация поступает после возбуждения уголовного дела в результате осуществления оперативно-розыскных мероприятий.

Указанные ситуации связаны с особенностями использования оперативной информации при расследовании преступлений. Ре- зультаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий, могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положением уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующим собирание,

113

проверку и оценку доказательств. Вместе с тем, необходимо отметить, что оперативно-розыскная работа органов дознания при изучении и документировании организованной преступной деятельности должна быть не только тактической, но и стратегической и аналитической1. В этой разведывательной работе оперативные работники должны не только тактически правильно применять различные оперативно-розыскные мероприятия, но и решать стратегические разведывательные задачи:

  • определять искусно замаскированные и скрытые признаки ор- ганизованной преступной деятельности;
  • распознавать направленность деятельности изучаемой пре- ступной группы;
  • разобраться в ее структуре, численности;
  • устанавливать тех ее участников, которых можно использовать в качестве конфидентов;
  • прогнозировать возможные преступные акции с целью их пре- дупреждения и пресечения;
  • выявлять такие данные об изучаемой преступной группе, ко- торые способствовали бы не только изобличению и наказанию ее активных членов, но и полному прекращению ее криминальной деятельности.
  • Оперативные работники в процессе длительной разработки деятельности преступной группы должны продумать систему накопления разведывательной информации, уметь выбрать момент для своевременной передачи следователям той части собранной сыск-

1 См.: Яблоков Н. П. Общеметодические проблемы оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью //Серия “Право”. M., 1996. № 2.

С.46.

114

ной информации, которая может быть реализована следственным путем.

Это позволит своевременно начать расследование по еще сравнительно свежей информации, создать следственно- оперативную группу, наметить конкретный план расследования.

В правильном выборе указанного момента оперативным работ- никам поможет совместная следственная и оперативная оценка собранной сыскной информации. В этой связи оперативным работникам в ходе разработки деятельности организованных преступных групп целесообразно поддерживать постоянную связь со следователями или прокурорами, осуществляющими надзор за оперативно-розыскной деятельностью.

Следует особо отметить, что передача части оперативно- розы- скной информации следственным органам не должна приостанавливать разведывательную работу или снижать ее темпы. Это собирание должно продолжаться до конца следствия, а иногда целесообразно продолжать собирание информации и в ходе судебного следствия (особенно когда преступная группа еще продолжает функционировать). Сведения о преступных группах должны накапливаться постоянно, чтобы в свое время они могли быть востребованы в процессе расследования.

Практическая ценность и важность указанной разведыватель- ной работы и возможность ее использования для возбуждения уголовного дела и начала расследования во многом зависит от качества документирования проведенной оперативно-розыскной работы.

Однако продолжительное время в юридической литературе ведутся дискуссии по поводу того, следует ли признавать фактиче-

115

ские данные, полученные оперативно-розыскным путем,
доказательствами, и при каких условиях.

Одни авторы вообще отрицают такую возможность, утверждая, что « …данные, добытые в результате проведения оперативно- розыскных мероприятий, не находят отражения в уголовном деле и не имеют доказательственного значения»1; другие (Фаткуллин Ф.Н., Корнеева Л.М., Шейфер С.А. и др.) исходят из понятия доказательства как единства содержания и формы. В данном случае содержанием являются фактические данные, полученные оперативно-розыскным путем, а формой - процессуальный порядок их установления и введения в уголовный процесс.

Так, по утверждению Л.М. Корнеевой, сведения, полученные из оперативного источника, становятся доказательствами, если бу- дут подтверждены процессуальным путем - допросами, осмотром, обыском, то есть получены из указанного законом источника2. Этот вывод конкретизирует В.Л. Дорохов: «Предметы и документы, обнаруженные оперативным путем, могут рассматриваться как доказательства лишь постольку. Поскольку после их юридического обнаружения последовало их процессуальное собирание, в ходе которого к ним был полностью применен режим, определяющий допустимость вещественных и письменных доказательств»3.

Поддерживая высказанную точку зрения, на наш взгляд, следует отметить, что процессуального собирания фактических данных не происходит и в этом нет необходимости. В данном случае содержание облекают в определенную форму - фактические данные, полученные оперативно-розыскным путем, в процессуальную форму.

1ЛукашовА. О сущности и значении оперативно-розыскной информации. М. 1973.

С.21-22.

2Корнеева Л.М. В кн.: Советский уголовный процесс. М. 1982. С. 146.

3 См.: Дорохов В.Л.. Теория доказательств. М. Изд. 2-е. С. 233.

116

Однако оперативно-розыскная информация остается содержанием оперативных источников, которые в уголовном деле не фигурируют1.

Это не означает, что приведением содержания в форму игно- рируется проверка ее достоверности и оценки. Напротив, в результате таких действий оперативно-розыскная информация приобретает новое качество, а процессуальный порядок ее оформления создает гарантии достоверности и объективности. Как отмечает С.С. Овчинский, «она при всех вариантах подтверждения выполняет свою важнейшую функцию - указывает на факты, которые должны стать доказательствами, на их источники и рациональные тактические приемы получения судебных доказательств»2.

Соотношение фактических данных с доказательствами может, по нашему мнению, пониматься однозначно - будучи облечены в форму, предусмотренную для соответствующих случаев общеправовой процессуальной формой, они становятся доказательствами, то есть фактические данные являются базой для получения доказательств. Вместе с тем не все фактические данные становятся доказательствами, они могут не отвечать требованиям, предъявляемым законом к последним.

Кроме того, «приемы и средства обнаружения доказательств должны удовлетворять общим требованиям, обусловленным общностью процессов обнаружения доказательств. Эти общие требования относятся к содержанию, условиям применения приемов, средств, правилам обращения с ними, обеспечению достоверности

1 Ч у в и л е в А.А. Использование следователем оперативно-розыскной информации в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Автореф. дисс… к.ю.н. М. 1985. С. 12-17.

2Овчинский С.С. Оперативно-розыскная информация //Проблемы теории и прак- тики. М. 1989. С. 32.

117

получаемых при их применении результатов. К числу таких общих требований относится также и единство правовых оснований применения приемов и средств обнаружения доказательств, то есть наличие общей для них системы установленных законом и подзаконными актами принципов и правил, определяющих условия допустимости, характер и содержание, цели и порядок применения этих средств и приемов лицом, участвующим в процессе обнаружения доказательств»1.

Вместе с тем фактические данные и доказательства - это результаты одного процесса познания, познания такого явления материального мира, как преступление. Если преступление совершено, оно уже существует в материальном мире и объективно может быть познано. Предметы, участники, очевидцы события выступая носителями его отражений, становятся потенциально готовыми к тому, чтобы в рамках процесса познания выступать в качестве источников отображения оригинала. Однако если познание в широком смысле слова представляет собой получение каких-либо знаний о тех или иных предметах и явлениях, то доказывание заключается в обосновании установленных положений, в создании, иными словами, условий для познания тех обстоятельств другими лицами. Доказывание всегда коммуникативно , то есть оно обеспечивает переход знаний от одного лица к другому, обращено к третьим лицам, тогда как познание может замкнуться на познающем субъекте2.

Следовательно, и получение фактических данных оперативно- розыскными аппаратами, и доказывание в ходе предварительно- го следствия есть процессы познания, направленные на познание

1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. T.1. Общая теория советской
кримина листики. М. 1977. С. 51.

2 Л у з г и н И. М. Расследование как процесс познания. М. 1969. С. 22.

118

одного явления - преступления, и цель у них одна - достижение истины.

Необходимо помнить, как точно отметил В.П. Илларионов, что «…борьба с преступностью с использованием сил, средств и методов ОРД в современных условиях все больше приобретает характер противоборства двух сторон, в котором решающее значение нередко имеют действия конкретных личностей»1.

В целом для установления факта совершения группового пре- ступления следователь должен использовать все возможные источники получения информации об этом, проводить анализ исходных данных, что позволит правильно оценить возникшую следственную ситуацию, определить задачи расследования, выдвинуть версии. Своевременное выдвижение версий о совершении преступления группой дает возможность целенаправленно вести розыск преступников, определить круг подозреваемых лиц, выбрать правильное направление в раскрытии и расследовании преступления.

3.2. Установление соучастников организованной преступ- ной группы и особенности тактики проведения отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий

На первоначальном этапе расследования преступлений, со- вершенных организованной группой субъектов преступной дея- тельности, независимо от их вида, обычно складываются несколько типичных следственных и оперативно-розыскных ситуаций: определяющие направление работы следователя и оперативных работников; конкретизирующие тактические задачи в данный момент рас-

‘Илларионов В.П. Использование возможностей исторического анализа в деле совершенствования теории и практики ОРД. // Организованное противодействие рас- крытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. М. 1997. С.32.

119

следования; диктующие тактические решения; обусловливающие объем следственной и оперативно-розыскной работы по групповому преступлению.

Само понятие следственной ситуации в криминалистике в на- стоящее время остается дискуссионным.

Все высказывания о понятии следственной ситуации, имею- щиеся в криминалистической литературе, можно разделить на три группы: одни авторы расширяют это понятие, внося в него субъективные моменты, такие как оценочную деятельность следователя1, данные о личности следователя1, рассматривают следственную ситуацию как информационную систему2 другие в целом верно в своих определениях следственной ситуации отражают ее объективный характер3, третьи наиболее близки к истине, на наш взгляд, поскольку они исходят из того, что следственные ситуации представляют совокупность ряда обстоятельств, условий, факторов, раскрывающих особенности расследования конкретного преступления, особенности фактического положения, сложившегося на определенный момент расследования преступления 4.

См.: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975.С.173.

1 См.: В о з г р и н И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений.// Вопросы профилактики преступлений. Л. 1977.

2 См.: Д р а п к и н Л.Я. Исходные следственные ситуации: генезис и динамика. // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разре шения. М. 1991.С.31.

3 См.: Г а в л о В.К. О следственной ситуации и методике расследования хи щений, совершаемых с участием должностных лиц.// Вопросы криминалистиче ской методологии, тактики и методике расследования. М. 1973.С. 90. Он же. Проблемы теории и практики криминалистической методики расследования преступлений. Дис… д.ю.н. М. 1983.С.30.

4 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. “T~.HI_ Криминалистиче ские средства, приемы и рекомендации. М. 1979.С.67-68; Образцов В.А. Криминалистика. Цикл лекций по новой программе курса. М. 1994.С.57.

120

Нам ближе понятие следственной ситуации, которое предлагает Р.С. Белкин: “Следственная ситуация - это совокупность усло- вий, в которых в данный момент осуществляется расследование, т.е. та обстановка, в которой протекает процесс доказывания”1.

Это определение вытекает из принципиально важного поло- жения концепции криминалистики о реализации практической функции, которая предполагает осуществление теоретических и прикладных научных исследований в целях оптимизации (совершенствования, повышения эффективности) механизма установления истины в уголовном процессе и принятия обоснованных правовых решений.

Следственная ситуация имеет сложное многокомпонентное содержание, формируется под влиянием ряда объективных и субъективных факторов, которые образуют в своих сочетаниях огромное количество вариантов следственных ситуаций. Каждая конкретная следственная ситуация всегда индивидуальна, и поэтому типизация следственных ситуаций во всей полноте их содержания невозможна, выявление же специфики ситуаций необходимо для решения тактических вопросов расследования, установления соучастников преступления.

Прав В.А.Образцов, подчеркивая, что “в сложившейся след- ственной ситуации как в зеркале отражаются два взаимосвязанных момента:

  • фактическое положение дел или реальное состояние рас- следования (фактическая база);

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М. 1988.С. 91.

121

  • стратегический и тактический потенциал, зачатки, зародыши будущего состояния расследования, его перспектива (перспективное начало)”.

Р.С. Белкин, рассматривая оперативно-розыскную и крими- налистическую ситуации, на наш взгляд, точно отметил, что элементы преступной деятельности, образующие докриминальную, криминальную и посткриминальную ситуации, входят в качестве составляющих в оперативно-розыскную ситуацию1.

В теории оперативно-розыскной деятельности попытка клас- сификации оперативно-розыскных ситуаций предпринята В.Г. Самойловым, который делит ситуации на начальные, промежуточные и конечные, благоприятные и неблагоприятные, типичные и специфичные, безконфликгные и конфликтные и т.д.2. За основу такого деления взята классификация следственных ситуаций, предложенная Л.Я. Драпкиным. Данная классификация в свое время являлась положительным моментом в разработке проблемы ситуации в теории оперативно-розыскной деятельности, но, на наш взгляд, на со- временном этапе развития теории ОРД, малоприемлема для ис- пользования в целях совершенствования тактики раскрытия от- дельных видов преступлений. Это объясняется тем, что по своей сущности указанное деление является наиболее общим, с высокой степенью абстракции, отражающее те или иные существенные черты вне зависимости от конкретных особенностей тактики раскрытия.

В качестве критерия для классификации оперативно-розыскных ситуаций, возникающих в процессе раскрытия преступлений, должен быть избран их существенный признак, обуславли-

1 См..: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и орга нов предварительного расследования. М. 1997. С.63.

2 См.: Самойлов В.Г. Оперативно-розыскная тактика органов внутренних дел. М. 1984. С.34.

122

вающий особенности тактики действий оперативных работников. В свою очередь тактика проведения оперативно- розыскных мероприятий при раскрытии и расследовании групповых неочевидных преступлений в конечном счете определяется целью, которую преследуют оперативные аппараты в своей деятельности. Что касается цели, то, как на это верно указывает С.С. Овчинский, «в значительной мере реализуясь в оперативно-розыскных версиях…она… отражает потребности конкретного оперативного аппарата в получении информации»1.

Анализ изложенных положений позволяет сформулировать вывод о том, что наиболее приемлемыми и универсальными основаниями классификации оперативно-розыскных ситуаций являются: степень осведомленности оперативных работников о происшедшем событии и связанных с ним лицах; закономерности поиска, сбора и реализации оперативно значимой информации, возникающие в ходе раскрытия преступлений.

Данные основания можно обозначить как информационный критерий классификации2.

Оперативно-розыскные ситуации, складывающиеся в процессе раскрытия преступлений, совершенных организованными пре- ступными группами, в зависимости от наличия и содержания ин- формации о лицах, причастных к их совершению, можно подразделить на три вида: 1) ситуации, складывающиеся в ходе поиска субъектов преступной деятельности в определенной среде; 2) ситуации, складывающиеся в ходе проведения оперативно-розыскных

1Овчинский С.С. Оперативно-розыскная информация. Проблемы теории и практики. М. 1979. С. 21.

2 См., например: Ш и е н о к В.П. Типология (классификация) оперативно-розыскных ситуаций, возникающих в процессе раскрытия умышленных убийств. // Актуальные вопросы получения, оценки и использования информации в оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Киев. 1986. С. 99-107.

123

и иных мероприятий в отношении конкретных подозреваемых; 3) ситуации, складывающиеся в ходе проведения общепоисковых мероприятий. Первая ситуация характеризуется наличием информации, позволяющей ограничить круг возможных подозреваемых определенным контингентом лиц по тому или иному признаку. Вторая -обусловлена наличием информации, дающей основание предполагать о возможности совершения преступления организованной группой лиц. Третья - характеризует процесс раскрытия групповых преступлений с позиции комплексного использования разведывательных возможностей оперативных аппаратов, а также информа- ционного потенциала, которым располагают другие службы и подразделения органов внутренних дел. В зависимости от степени осведомленности оперативных работников о совершении группового преступления и связанных с ним лицах, а также с учетом закономерностей поиска, сбора и реализации оперативно значимой информации в процессе раскрытия данных преступлений необходимо выделить и оперативно- розыскную ситуацию места происшествия, из анализа которой вытекает необходимость проведения комплекса оперативно- розыскных мероприятий.

Практика деятельности оперативных аппаратов свидетельст- вует, что в подавляющем большинстве случаев (92,6 %) по- ступления информации о конкретных совершенных (совершаемых) преступлениях, принимаемые решения в числе первоочередных предусматривали осуществление оперативно- розыскных мероприятий в районе действительного или предполагаемого места происшествия.

Основной чертой оперативно-розыскной ситуации данного типа является высокая степень информационной неопределенности, что наиболее характерно для начального этапа проведения по-

124

исковых мероприятий по неочевидным групповым преступлениям, когда в содержании первичной информации отсутствуют указания на конкретных лиц, совершивших преступление. С другой стороны потенциальные информативные ресурсы этой ситуации чрезвычайно велики. Именно на базе информации, полученной в районе места происшествия, определяются направления поиска преступников и принимаются соответствующие организационно-тактические решения по применению сил, средств и методов оперативно- розыскной деятельности.

Необходимо отметить, что приведенная типология оперативно- розыскных ситуаций, возникающих в процессе раскрытия преступлений, совершенных организованными преступными группами, как и любая иная научная классификация, является в определенной степени условной. Информационные и иные проблемы, возникающие при проведении оперативно-розыскных мероприятий, преодолеваются в комплексе как одновременно, так и в различной последовательности. Соответственно этому варьируются и различные виды оперативно-розыскных ситуаций. Принимаемые тактические решения и действия по их реализации ведут к образованию ситуаций новых видов.

Наряду с этим процесс раскрытия целого ряда преступлений характеризуется наличием специфических оперативно- розыскных ситуаций, обусловленных особенностями объективной стороны. Например, применительно к раскрытию убийств и тяжких телесных повреждений типичными будут ситуации, складывающиеся в ходе проведения мероприятий по установлению личности убитого и в его среде1.

1 См.: Ш и е н о к В.П. Оперативно-розыскная тактика органов внутренних дел. Теоретические основы, правовые и организационные проблемы. Минск. 1995. С. 128- 140.

125

Основное значение и необходимость приведенной классифи- кации состоит в том, что в рамках крупных блоков оперативно- розыскных ситуаций объединен круг типичных тактических задач, связанных с поиском, фиксацией и реализацией оперативно значимой информации. Таким образом, создаются все необходимые предпосылки для алгоритмизации процесса раскрытия групповых преступлений за счет разработки типовых тактических решений и вариантов действий по их реализации в условиях ситуаций различных видов.

На наш взгляд, особое значение в расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами, имеет оценка следственных ситуаций, возникающих на первона- чальном этапе расследования после проведения первоначальных следственных действий и установления самого факта преступления. Определение типа следственной ситуации, глубина анализа исходных данных позволит следователю правильно определить задачи расследования, выдвинуть версии и принять правильное тактическое решение.

Безусловно, вся деятельность оперативных работников и следователей по раскрытию и расследованию групповых преступлений должна проходит с учетом анализа складывающихся оперативно-розыскных и следственных ситуаций, получения оперативно значимой информации.

« Возможности получения оперативной информации и, главное, ее использование при доказывании - важнейшая линия связи

126

криминалистики и теории ОРД. Варианты использования оперативной информации в доказывании определяются ее содержанием»1.

Изучение практики расследования групповых преступлений позволяет сделать вывод, что на первоначальном этапе расследования следователи и оперативные работники в 97% случаев сталкиваются со сложными следственными ситуациями, для которых характерными чертами являются:

  • проблемность, когда отсутствуют достаточные сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению и не установлены личности лиц, совершивших преступление;
  • конфликтность, когда не совпадают интересы следователя и преступников, субъекты преступной деятельности принимают меры тактического противодействия объективному расследованию уголовного дела;
  • тактический риск, характеризующийся тем, что у следователя среди множества решений нет абсолютно надежного.
  • Следственные ситуации, которые возникают при расследовании групповых преступлений на первоначальном этапе, целесооб- разно классифицировать по такому основанию как наличие информации о факте совершения преступления группой и лицах, к нему причастных.

Проведенное нами изучение уголовных дел о преступлениях, совершаемых организованными преступными группами, позволило выделить следующие типичные ситуации:

  • имеются признаки, указывающие на совершение преступле ния группой, но ни один из преступников не задержан;

1 Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и предварительного расследования. М. 1997. С.62.

127

  • задержаны один или несколько соучастников группового преступления, остальные не задержаны и личность их не установлена;
  • лица, причастные к совершению группового преступления установлены или задержаны, однако неизвестно, какова роль каждого из них в совершении преступления.
  • Рассмотрим основные направления расследования групповых преступлений в соответствии с указанными следственными си- туациями.

Первая следственная ситуация, когда имеются признаки, ука- зывающие на групповой характер преступления, но неизвестны лица его совершившие, является наиболее трудной для следователя и оперативных работников органов дознания. Эта ситуация характеризуется наибольшей информативной неопределенностью. В подобном случае для раскрытия и расследования групповых преступлений следователь и оперативный работник органа дознания должны в первую очередь использовать рекомендации методики расследования преступлений1.

Представляется возможным использовать виктимологический анализ, под которым следует понимать планомерную, целенаправленную деятельность следователя по собиранию, исследованию и оценке данных о личности потерпевшего, его связях, особенностях поведения, отношении с преступниками, роли в совершении преступления в целях использования
полученных результатов для опре-

1 См.: Криминалистика T.2. Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений. Волгоград. 1994.С.344-354; Криминалистика, под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я.Драпкина. М. “Высшая школа”. С. 451-456; Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. Нижний Новгород. 1995.С.284-298.

128

деления наиболее эффективных тактических приемов, следственных и оперативно-розыскных действий, проводимых с участием потерпевшего или без него, а также выполнения иных задач расследования, обеспечивающих законное и обоснованное разрешение уголовного дела1.

Вместе с тем установление факта совершения преступления группой открывает для органов дознания и следствия некоторые дополнительные возможности для его успешного раскрытия и расследования.

На первом этапе работы следователь и оперативные работники должны собрать как можно больше данных, характеризующих преступную группу в целом, а также лиц, в нее входящих. Детальный допрос потерпевших, свидетелей, очевидцев, тщательный осмотр места происшествия, активная работа по выявлению новых свидетелей, принятие необходимых оперативно-розыскных мер обеспечивают сбор наиболее полных сведений о лицах, составляющих преступную группу.

Кроме этого, установление факта совершения преступления организованной преступной группой позволяет применить такой тактический прием раскрытия преступления, как розыск преступников по признаку группы. Следственная практика свидетельствует, что установить группу преступников легче, чем преступника-одиночку. Это связано с тем, что объективно существует больше источников получения о ней информации. Розыск субъектов преступной деятельности по признаку группы включает в себя комплекс следственных и оперативно- розыскных действий по установлению пре-

’ См.: Быков В.М. Указ.работа. С.243-244.

129

ступной группы и требует детализации версий на частные версии об особенностях их образования.

В зависимости от конкретных обстоятельств совершенного группового преступления, на наш взгляд, смогут быть выдвинуты следующие типичные версии: преступная группа могла сформироваться на основе прошлых преступных связей; общего места работы или учебы; общих интересов, занятий или совместного времяпрепровождения; землячества либо родственных связей.

Следует отметить, что не по каждому расследуемому группо- вому преступлению необходимо выдвигать все перечисленные версии - это должно решаться каждый раз следователем и оперативным работником в соответствии с материалами уголовного дела и обстоятельствами совершенного преступления.

Однако выдвижение обоснованных версий относительно осо- бенностей образования преступной группы позволяет наметить конкретные меры по их проверке, значительно облегчает установление подозреваемых, помогает определить и сузить круг лиц, среди которых следует искать преступников. Для разрешения следственной ситуации, при которой установлен факт совершения группового преступления, но преступники не задержаны, особое значение имеет проведение следственных и оперативно-розыскных мероприятий в их взаимосвязи. Примерный перечень следственных и оперативно-розыскных мероприятий может выглядеть следующим образом:

  • допрос потерпевшего;
  • осмотр места происшествия;
  • допрос свидетелей;

130

  • составление субъективного композиционного портрета лиц, совершивших преступление;
  • проверка по учетам ИЦ МВД, УВД следов пальцев рук (если таковые изъяты с места происшествия), принадлежащих преступникам;
  • ориентирование ОВД о способе совершения группового пре- ступления и приметах преступников;
  • оперативная отработка связей потерпевшего;
  • анализ нераскрытых аналогичных преступлений, изучение сводок, ориентировок.
  • При раскрытии преступлений, совершенных организованной преступной группой, определенную роль могут сыграть прогностические версии, в частности, относительно совершения разыскиваемой группой других однородных преступлений, мест возможного “отмывания” денег или сбыта похищенного имущества, их последующей преступной деятельности и времяпрепровождения. Отработка таких версий нередко способствует установлению и задержанию преступников.

Задержание преступников нередко является результатом проведения оперативно-тактической комбинации по захвату их с поличным. Например, по результатам проведенных исследований, в 75% случаев именно в результате проведения данной комбинации происходит не только задержание вымогателей, но и собирается и процессуально фиксируется основная доказательственная база их виновности1.

Следователь и оперативные работники должны знать, что возможность производства подобной комбинации учитывают и пре-

1 И в а н о в С.Н. Указ. работа. С. 89-90.

131

ступники. Отсюда сложность ее подготовки, острота и опасность проведения. Учитывая эти факторы, следователь и оперативные работники органа дознания должны составить конкретный план проведения данной оперативно-тактической комбинации, определить круг первостепенных задач, необходимое количество и состав участников комбинации с конкретно поставленной задачей каждому, предусмотреть применение специальных технических средств и т.п. Оперативно-тактическая комбинация по задержанию преступников с поличным представляет собой сочетание следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

При расследовании преступлений, совершенных организо- ванной преступной группой, как правило, приходится задерживать нескольких его участников, находящихся как вместе, так и порознь. Это требует привлечения значительных сил и средств, особенно тщательного планирования и координации действий всех участников оперативно-тактической комбинации.

Все действия в рамках оперативно-тактической комбинации имеют единую цель, которая и предопределяет непосредственные задачи задержания:

  • обеспечение сохранности источников доказательственной информации;
  • пресечение попыток преступников скрыться от следствия и осуществлять воздействие на потерпевших, свидетелей и иных лиц;
  • создание информационного и тактического вакуума для лиц, противодействующих расследованию;
  • изоляция задержанных от других участников преступной деятельности;

132

  • разрешение проблемной следственной ситуации и создание благоприятных условий для дальнейшего расследования.

Вторая следственная ситуация, когда задержаны один или несколько соучастников группового преступления, остальные не задержаны и личность их не установлена, тоже представляет для следователя и оперативного работника органа дознания сложность в ее разрешении.

В следственной практике редко отмечается, когда задержанные лица на первом допросе называют своих соучастников, чаще они заявляют, что при совершении преступления были одни, либо познакомились с соучастниками случайно и ничего о них сообщить не могут, либо вообще заявляют о своей непричастности к совершению преступления.

В рассматриваемой следственной ситуации деятельность следователя и оперативного работника должна быть направлена на тщательное изучение связей задержанных. Зачастую именно среди ближайшего окружения задержанного обнаруживаются другие члены преступной группы. Для их установления могут быть использованы изложенные выше частные версии об особенностях формирования преступных групп, их обоснованное выдвижение и отработка конкретизирует розыскную работу по выявлению соучастников, позволяет оперативно их обнаружить.

Частные версии строятся по признаку социальных связей из- вестного следователю соучастника, поэтому успешное их использование и проверка тесно связаны с изучением личности задержанного и его связей.

Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии достаточно полно рассмотрено в криминалистической литера-

133

туре1. Все содержащиеся в ней рекомендации могут быть применены при изучении личности подозреваемого по групповым преступлениям, но с обязательным выявлением социальных связей, которые могут быть внешне скрытыми.

Если преступная группа образовалась по признаку прошлых преступных связей, то для установления соучастников необходимо использовать архивные уголовные дела и дела оперативного учета, материалы, по которым в возбуждении уголовного дела отказано. Тщательное изучение архивных уголовных дел, оперативных материалов органов дознания и учреждений, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы, может способствовать установлению соучастников подозреваемого и его преступных связей.

Большими возможностями при обнаружении неустановленных преступников обладают оперативные подразделения органов дознания. Давая органам дознания поручение о принятии оперативно-розыскных мер по установлению соучастников группового преступления следователь должен указать, что известно о них - имена, клички, особые приметы и т.д. Такая информация обеспечивает целенаправленность поиска.

Указанная следственная ситуация успешно разрешается, если на первоначальном этапе расследования разыскивают и задер- живают лиц, на которых ссылаются задержанные участники группового преступления. При этом необходимо проверять содержание показаний каждого задержанного соучастника преступления и собирать доказательства, объективно подтверждающие их вину.

1 См.: Глазырин Ф.В. Криминалистическое изучение личности обвиняемого. Автореферат дисс… д.ю.н. Свердловск. 1973; Матусевич И.А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений. Минск. 1975 и др.

134

Своеобразной является третья типичная следственная ситуация по групповым преступлениям, когда лица, причастные к со- вершению преступления установлены или задержаны, однако неизвестна роль каждого из них в совершении преступления. Такая ситуация характерна при наличии у органов дознания соответствующей оперативно-розыскной информации и проведении оперативно-тактической комбинации по задержанию преступников с поличным .

Рассмотренные следственные ситуации определяют направ- ления деятельности следователя при раскрытии и расследовании групповых преступлений. Большую роль в раскрытии группового преступления и установлении его соучастников, конкретизации роли каждого из них в преступлении играет допрос подозреваемых. Тактика допроса подозреваемого достаточно полно рассмотрена в юридической литературе1, поэтому мы рассмотрим основные особенности допроса подозреваемого по групповому преступлению.

Принимая решение о допросе задержанного подозреваемого, следователь должен прежде всего уяснить сложившуюся следст- венную ситуацию. Это позволит ему в определенной степени предвидеть позицию подозреваемого на допросе. Следует иметь в виду, что допрос подозреваемого - это в тактическом отношении сложнейшее следственное действие, связанное с определенным тактическим риском.

В результате анализа практики нами установлено, что наиболее типичными и эффективными тактическими приемами, исполь- зуемыми следователями в процессе допросов подозреваемых в совершении групповых преступлений, являются:

1 См.: Марков А.Я. Дознание по делам о преступлениях, подследственных следо- вателям. М. 1995. С. 53-76; Васильев В. Л. Психология следственных действий. С-Пб. 1993.С.15-30; Ямпольская А.Е. Психология допроса подозреваемого. Волгоград. 1972 и др.

135

  • использование фактора внезапности;

  • создание правомерными действиями преувеличенного представления подозреваемого об осведомленности следователя2;

  • последовательность предъявления имеющихся у следователя доказательств;
  • использование имеющихся конфликтов и противоречий между соучастниками;
  • применение технических средств при допросах подозревае- мых.
  • “Фактор внезапности”, “внезапность” - термины, весьма рас- пространенные в криминалистической и процессуальной литературе. Они обычно употребляются при указании на то или иное следственное действие для характеристики момента его проведения или момента реализации какого-либо элемента действия.

Фактически во всех публикациях по вопросам тактики задер- жания, обыска, допроса отмечается положительное значение внезапности для правонарушителя тех или иных действий следователя или оперативного работника. Подобно лингвистам криминалисты и специалисты в области оперативно-розыскной деятельности рассматривают понятия “внезапность “ и “неожиданность” в качестве синонимов, а каждое из них в соединении со словом “фактор” - как существенное обстоятельство, подлежащее учету и использованию в следственной и оперативно-розыскной деятельности1.

Для преступников неожиданными могут быть:

  • сам факт задержания с поличным;

2 См.: Селиванов Н.А. Критерии допустимости применения тактических приемов

при расследовании.//Законность. 1994. №4.С. 26.

1 См.: Белкин Р.С. Фактор внезапности. М. Академия МВД РФ. 1995.

С. 3.

136

  • получение от следователя информации о вовлечении в до- казывании лиц, возможность участия которых исключалась преступниками;
  • то же самое и в отношении материальных объектов: следов преступления и преступника, аудиозаписи переговоров преступников, иных вещественных доказательств, результатов их экспертного исследования и т.п.;
  • применение следователем в ходе расследования какого-либо экстраординарного, нетрадиционного тактического приема.
  • Наиболее сильное воздействие на преступников оказывает неожиданность места действия органа расследования при задержании с поличным. Внезапность самого задержания, причем в таком месте, которое представлялось преступникам безопасным в силу тех или иных специально осуществленных ими мер, способно парализовать их сопротивление и не дать возможности выстроить систему оправдательных аргументов.

Психологический шок вызывает у них не только сам факт за- держания, но и то, что их расчет на безопасность определенного места не оправдался. Задержанные испытывают чувство растерянности и острую потребность в получении информации, объясняющей их ошибку при планировании действий по сокрытию преступления. Задача следователя заключается в том, чтобы умело использовать такое состояние задержанных, быстро и тактически правильно произвести их допрос.

Используя в ходе допроса подозреваемого фактор внезапности, следователь не должен забывать о том, что и преступники могут использовать данный тактический прием. Для следователя не- ожиданными могут быть действия или поведение членов преступной

137

группы, появившиеся новые обстоятельства, требующие адекватной реакции. К числу таковых, например, относятся: исчезновение тех или иных проходящих по делу лиц, изменение показаний потерпевших и свидетелей, полная осведомленность преступников о планах и ходе расследования уголовного дела и т.д.

Внезапность поведенческих актов членов преступной группы может привести следователя в состояние растерянности и обусловить неправильную оценку ситуации, а отсюда и принятие ошибочных решений.

На наш взгляд, А.В.Дулов верно отметил, что ожидаемое про- тиводействие должно побуждать следователя к предварительной выработке в себе осторожности, предельной внимательности к действиям, поведению определенного участника. Никакие действия последнего не должны застать врасплох следователя, хорошо подготовившегося к любой возможной конфликтной ситуации1.

Мысль следователя должна отражать и направлять не только собственные действия, но и постоянно соотноситься с интеллектуальной деятельностью всех участников уголовного процесса. Следователю нужно думать и за себя и за других, понимать ход их психологических процессов, предвидеть их решения, поступки, регулировать свое собственное поведение.

А.Р.Ратинов писал: “Чтобы успешно, разумно и правильно воздействовать на людей, нужно знать и учитывать сложные

1 См.: Дулов А. В. Основы психологического анализа на предварительном следствии. Минск. 1973.С. 137.

138

психологические закономерности, определяющие позицию участников процесса, и в первую очередь того, кто явно или незримо противостоит следователю”1.

Следующий тактический прием, используемый следователем при допросе подозреваемых в совершении групповых преступлений, основан на создании правомерными действиями преувеличенного представления подозреваемых об осведомленности следователя. Применяя этот прием, следователь не препятствует тому, чтобы подозреваемые сами сделали ошибочный вывод о том, что следователю известно по делу больше, чем в действительности.

Указанный прием предполагает сообщение допрашиваемому сведений о каких-нибудь частных обстоятельствах событий, связанных с исследуемым событием при одновременном умолчании о главном событии или отдельных его сторонах. Тактическая идея этого приема такова: подробную информированность следователя о частностях, связанных с главным событием, и умолчание о его важных сторонах допрашиваемый может принять за свидетельство всестороннего знания следователем данного события, признать тактическую борьбу со следователем при этих условиях бесполезной и перейти к даче правдивых показаний.

Рассматриваемый прием характеризуется словесным меха- низмом, но нередко в тех же целях можно успешно использовать письменные документы и предметы. Они выступают имитационными средствами, которые в ситуациях сокрытия допрашиваемым осведомленности или его причастности к преступлению могут побудить его к даче правдивых показаний. Прием этот сложен и в ряде случаев имеет характер тактической комбинации.

1 См.: Ратинов А. Р. Теория рефлективных игр в приложении к следственной практике. //Правовая кибернетика. M. 1970.C.188.

139

Иногда у подозреваемого создается преувеличенное пред- ставление об информированности следователя при очень простых и самых безупречных методах расследования. Такой эффект могут вызвать, в частности, спокойствие, уверенность следователя, проявляющиеся в интонации, жестах, мимике; выяснение подробностей, в том числе мелких, о личности подозреваемого и демонстрация осведомленности о них на допросе1.

При задержании нескольких подозреваемых целесообразно допрашивать их одновременно, не дав возможности обдумать свое положение, проанализировать, какой объем информации о преступлении и соучастниках известен следователю. В данной ситуации члены преступной группы не имеют возможности выяснить планы следователя и не могут противодействовать избранной следователем тактике допроса.

Для подозреваемого на предварительном следствии очень характерно психологическое состояние тревоги, неопределенности, невозможности правильного предвидения сложившейся ситуации и управления ею. Часто подозреваемому неизвестно, какими доказательствами располагает следователь, какая мера пресечения может быть избрана, какие следственные действия проведены и планируется ли их проведение и т.д. Такое психологическое состояние является основой для применения рассматриваемого тактического приема. Однако при этом недопустимы нарушения законности, нравственных, этических норм и принципов уголовного законодательства.

В юридической литературе приемы, основанные на применении
психологических реагентов, получили наименование

1 См.: Селиванов Н. А. Указанная работа. С.26-27.

140

“следственных хитростей”, “психологических ловушек”.
Юристы пришли к выводу о принципиальной
допустимости таких

приемов1.

Тактический прием, основанный на последовательности предъявления имеющихся у следователя доказательств, может использоваться в ситуации, когда подозреваемый скрывает достоверно известные ему сведения по делу либо отрицает свое участие в совершении группового преступления.

Когда на допросе лицо дает ложные показания, перед следо- вателем встает проблема - как поступить: оформить эти показания протоколом в обычном порядке, надеясь в ходе дальнейшего расследования опровергнуть их, или с помощью эмоционального либо логического воздействия на допрашиваемого попытаться пресечь лжесвидетельство на уровне рассказа (до записи в протокол) и добиться правдивых показаний.

Первый вариант плох потому, что записанные ложные пока- зания лица в дальнейшем будут связывать его и существенно затруднят переход к правде. Второй же позволяет завершить допрос получением правдивой информации. Если следователь имеет доказательства для опровержения ложных утверждений допрашиваемого, то ими надо воспользоваться.

При допросе подозреваемых часто прибегают к следующим приемам предъявления доказательств:

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1988. С. 149-164; Д а н и л ю к А.И., Рахлевская М.П. Этические условия предварительного следствия. // Актуальные вопросы правоведения в период совершенствования социалистического общества. Томск. 1989.С. 199-200; 3 а р х и н ЮМ. Нравственные основы предварительного следствия в советском уголовном процессе. Автореферат дисс… к.ю.н. М. 1974.С. 8.

141

  • в нарастающей последовательности, начиная с менее силь- ных, подтверждающих второстепенные моменты события;
  • преступления, и заканчивая более убедительными, более вескими, подтверждающими главный факт;
  • начиная с более веского доказательства, что позволяет из- менить установку допрашиваемого на дачу ложных показаний, его позицию по отношению к событию в целом.
  • Выбор того или иного приема зависит от обстоятельств дела, личности допрашиваемого и характера доказательств.

В наиболее сложных ситуациях допроса подозреваемого бывает целесообразным предъявление всей совокупности имеющихся у следствия доказательств. Этим достигаются цели наиболее пол- ного проведения допроса, отработке всех фактов, связанных с совершением группового преступления.

Нередко в преступной группе существуют открытые или скрытые разногласия и конфликты, которые следователь может ис- пользовать при допросе подозреваемых.

Практика показывает, что отношения в преступной группе при допросе подозреваемого можно использовать таким образом:

  1. Показать свою осведомленность о неблагоприятных взаи- моотношениях, фиксировать внимание допрашиваемого на фактах, компрометирующих его в глазах других соучастников, уточнить действительное положение обвиняемого в группе, разъяснить уголовное законодательство о смягчающих вину обстоятельствах. В результате у следователя появляется возможность использовать существующие в группе конфликты для получения правдивых показаний соучастников, в частности об организаторе преступления.

142

  1. Раскрыть поведение и личные качества одного из обви- няемых остальным членам преступной группы, что может быть реализовано применительно к любому участнику группового преступления, в том числе к организатору. Для этого следователь предварительно глубоко изучает личности всех обвиняемых, их образ жизни, связи, прошлое, и устанавливает факты и поведение одного из соучастников, которые могут быть негативно оценены остальными, а затем сообщает о них в ходе допросов. Сообщаемая информация должна быть достоверной, основанной на имеющихся в деле доказательствах, с которыми при необходимости можно ознакомить допрашиваемого.
  2. Вызвать конфликт между соучастниками, огласив показания одного соучастника остальным. Ознакомление членов преступ- ной группы вымогателей с показаниями признавшегося соучастника необходимо проводить с учетом следующих тактических правил:
  • предварительный допрос подозреваемого об отношениях с признавшимся соучастником, показания которого следователь собирается предъявить, выяснение также других обстоятельств, с которыми эти показания связаны;
  • предъявление на допросе только той части показаний при- знавшегося соучастника, которая, по мнению следователя, является достоверной и подтверждается другими собранными к моменту допроса доказательствами;
  • предъявление на допросе только таких показаний, которые уличают допрашиваемого в соучастии в преступлении;
  • предъявление части показаний признавшегося соучастника вместе с другими доказательствами, полученными благодаря его правдивым показаниям;

143

  • выбор наиболее целесообразной формы предъявления по казаний признавшегося соучастника: предоставление возможности прослушать фрагмент звукозаписи этих показаний, проведение оч ной ставки, предъявление вещественных доказательств, обнару-

  • женных на основании показаний признавшегося соучастника, огла шение части показаний, ознакомление допрашиваемого с фрагмен том протокола допроса признавшегося соучастника;

  • сообщение следователем при допросе таких факторов и де талей совершения преступления, о которых знали только допраши ваемый и признавшийся ранее соучастник группового преступле ния1.

Следующий тактический прием, используемый следователем при допросе подозреваемого, основан на применении технических средств, которые создают благоприятный фон для получения доказательственной информации, позволяют фиксировать не только по-

  • казания, но и ту обстановку и тот “психологический климат”, в кото ром они получены, оказывают дисциплинирующее воздействие на допрашиваемого (особенно когда он отказывается от показаний, вы сказывает угрозы и оскорбления и т.п.).

В ходе допроса подозреваемого важно умело использовать видео- и аудиозапись. Видеозапись затруднит возможный последующий отказ подозреваемых от ранее данных ими показаний. При этом следователю нельзя забывать о составлении стенограммы допроса.

Необходимость использования видео- и аудиозаписи как

  • средства дополнительной фиксации хода и результатов допроса обусловливается многими тактическими соображениями. Анализ со-

1 См.: Расследование отдельных видов преступлений. М. 1995.С. 142-143.

144

временной практики расследования групповых преступлений показывает, что технические средства при допросах применяются гораздо реже, чем это требуется. Только по 7% изученных нами уголовных дел о преступлениях, совершенных организованными преступными группами, следователи применяли при допросах подозреваемых аудио- или видеозапись. Формально это объясняют отсутствием на местах видеотехники, полагая, что этот аргумент убедителен.

Фактически же этот вид криминалистической техники не при- меняется в силу незнания или недооценки тактического значения его использования и нежелания следователей изыскивать, готовить и применять эти средства, поскольку это усложняет процедуру и удлиняет время допроса.

Следует учитывать, что сама по себе фонограмма или видео- запись допроса не подтверждают правдивость или ложность показаний, если они не соответствуют имеющимся доказательствам. Однако, в случае изменений подозреваемым показаний, следователю и суду при наличии не только протокола допроса, но и фонограммы или видеозаписи, как правило, содержащих дополнительную информацию, легче оценить эти показания в совокупности с полученными доказательствами и решить, какое из объяснений соответствует действительности.

Кроме того, по окончании допроса фонограмма или видеозапись позволит следователю в более спокойной обстановке проана- лизировать весь его ход и результаты, выявить не замеченные сразу противоречия в показаниях допрашиваемого, увидеть собственные тактические ошибки и просчеты.

Какой же материал и насколько важный в тактическом отно- шении могут дать следователю видеодокументы допроса?

145

Главное достоинство этих документов состоит в том, что в них может содержаться существенная для расследования инфор мация, которой нет, да и не может быть в протоколе допроса. В ча стности, в материалах видеозаписи фиксируются и речевые, и лек- * сические особенности рассказа допрашиваемого, его жестикуляция

и мимические реакции по ходу дачи показаний, а также паузы в рассказе или при ответах на вопросы, определенным образом характеризующие процесс осмысления и подготовки ответов на вопросы, и многое другое. В совокупности эти видеодокументы отражают ту степень психологической свободы и раскованности подозреваемого на допросе, которая убеждает либо в искренности его показаний, либо в том, что он говорит неправду.

Отражая всю процедуру допроса, видеодокументы свидетельствуют и о том, каким образом следователь вел допрос, в частности, не допустил ли нарушения прав участников допроса и норм, регламентирующих его поведение, а также этических норм.

Многие авторы1 обращают внимание на применение при допросах подозреваемых технических средств, на правильное процессуальное оформление, но сегодня приходится констатировать, что данный тактический прием широкого применения в деятельности следователей еще не получил.

На наш взгляд, достижение цели допроса подозреваемых в совершении групповых преступлений невозможно без решения проблемы социально- психологических отношений, которые в ходе допроса возникают между допрашиваемым и следователем. Правиль-

1 См.: Гайдук А.П. Использование научно-технических средств в раскрытии и расследовании вымогательств. Автореферат дисс… к.ю.н. М. 1995.С. 7-12; Л е в и А.А. Как достичь объективного отражения показаний в процессе доказывания.// Российская юстиция. 1995. № 9.С. 27.

146

ное решение этой проблемы зависит во многом от уровня знаний, профессионального опыта и навыков следователя.

Следственной практике известно немало случаев, когда об- виняемый свою причастность к преступлению скрывает только потому, что не доверяет следователю, относится к нему неприязненно или даже враждебно.

Опросом ряда заключенных было установлено, что большинство из них, несмотря на доказанность их вины, не дали на следствии правдивых показаний ввиду отсутствия нормальных отношений со следователями1.

Психологический контакт является средством получения правдивых показаний, достижения истины по делу. Его не следует понимать как такое состояние, при котором возникают симпатии и разрешаются все противоречия. Следователь должен иметь незаурядные способности собеседника, который ведет беседу в особо трудных условиях.

Способов, с помощью которых может быть достигнут психо- логический контакт, множество, однако все они подчиняются психологическим закономерностям. Исследуя личность допрашиваемого, следователь должен планировать обращение к ее лучшим сторонам, то есть к социально положительным ролевым позициям. Давая ложные показания, намеренно противодействуя установлению истины, подозреваемый понимает, что действует противоправно и аморально, проявляя тем самым далеко не лучшие свои человеческие и гражданские качества.

1 См.: Васильев В.Л. Психология следственных действий. С-П6.1993.С.25.

147

Как точно отметил В.Л.Васильев: “Этически и тактически не- допустимо, чтобы следователь касался отрицательных сторон допрашиваемого”1.

Трудность установления психологического контакта при до- просах подозреваемых в совершении преступления лиц обусловлена рядом причин. На некоторых из них следует остановиться.

Первое. Как правило, контакт высвечивает столкновение двух разных мировоззрений, воль, тактик. На какие только ухищрения не пускаются преступники: хитрость, шантаж свидетелей и потерпевших, обман, клевета, подкуп, организованное сопротивление работе следователя - арсенал их средств практически не ограничен ничем. Следователь должен действовать только законными и безупречными в нравственном отношении средствами.

Второе. Следователь должен овладеть глубокими знаниями в области психологии, высоким уровнем профессиональных навыков общения, в совершенстве владеть техникой допроса и умело применять ее. Значение имеет и визуальная диагностика поведенческих реакций подозреваемого для экспресс-оценки его психологических особенностей2.

Третье. Следователь должен уметь сочетать обнадёженность психологического контакта с внутренним тактом. Для этого он организует свое психическое состояние. Хороший следователь обладает навыками управления своей волевой и эмоциональной сферой и умеет управлять в рамках закона эмоциями допрашиваемого.

1 См.: Васильев В.Л. Указанная работа. С. 27.

2 См.:С крынников А.И., Лаговский А.Ю., Бегунова Л.А. Значение пове денческих реакций подозреваемого для экспресс-оценки его психологических особен ностей. М. ВНИИ МВД РФ. 1995.

148

Четвертое. Коммуникабельность следователя - способность общаться с широкой по своему диапазону социальной средой. Особенность коммуникабельности следователя заключается в его перевоплощении, “вхождении в роль”. Перевоплощение - необходимое средство для успешного установления контакта с допрашиваемым лицом и требует от следователя умения быстро и правильно оценивать обстановку, свои возможности и психологические черты собеседника, причем изучение возможностей и путей установления контакта, их корректировки производится не заранее, а во время общения.

Пятое. Отрицательные эмоции, которые, как правило, создают постоянный фон в работе следователя. Они возникают в резуль- тате самого факта совершения преступления и отличаются сложностью, напряженностью. Неприятные эмоции снижают способность воспринимать, правильно оценивать и диагностировать поведение подозреваемых. Приподнятое эмоциональное состояние повышает скорость мыслительных процессов, способствует интеллектуальной активности, улучшает коммуникативные возможности.

Используя тактические приемы при допросе подозреваемого, следователю в хор,е проведения этого следственного действия необходимо выяснить:

  • условия формирования преступной группы (как познакомились, где встречались, как давно знают друг друга и т.д.);
  • сведения о подготовке и совершении преступления, после- довательность преступных действий;
  • каковы действия и роль в совершении преступления допра- шиваемого;

149

  • в чем заключалась роль и каковы были действия других со- участников;
  • качественный и количественный состав преступной группы, взаимоотношения между ее членами, а также наличие у преступников связей, с помощью которых можно оказать противодействие расследованию уголовного дела;
  • кто является организатором совершения преступления и кто является лидером преступной группы;
  • кто, кроме лиц, принимавших участие в преступлениях группы, осведомлен о ее преступной деятельности;
  • сведения о прошлой преступной деятельности и планах;

  • сведения о вооруженности и технической оснащенности преступной группы.

Мы указали примерный перечень вопросов, которые необхо- димо выяснить у подозреваемого по групповому преступлению. В зависимости от конкретной ситуации следователь может дополнить некоторые из них.

Следователю необходимо учитывать участие защитника при проведении предварительного следствия в допросе подозреваемых и обвиняемых. Его участие привносит в допрос существенные осложнения и оказывает заметное влияние на тактику его проведения. В связи с этим участие в допросе защитника следует рассматривать как фактор, требующий значительного совершенствования тактического арсенала следователя.

Эта проблема требует специального криминалистического изучения, мы лишь напомним, что с момента допуска к участию в деле защитник вправе участвовать в допросе подозреваемого и обвиняемого, задавать вопросы допрашиваемым лицам (ст. 51 УПК

150

РФ). Отсюда видно, что активная функция защитника в допросе выражается в постановке им вопросов допрашиваемому. Однако реализуется эта его активная функция лишь в финальной части допроса, так как начинает и ведет допрос следователь. Пока следователь не закончит допроса, не задаст всех необходимых вопросов допрашиваемому, защитник не должен вмешиваться в ход допроса. Этот вывод вытекает из требований ст. 123 и 150 УПК, в которых рассматривается порядок допроса подозреваемого и обвиняемого. Следователи же часто не улавливают тактического значения процедурных особенностей допроса и не используют их в борьбе с нарушающим процедуру допроса защитником.

Следователь должен постоянно совершенствовать свой так- тический потенциал, изучать разрабатываемые наукой и передовой следственной практикой тактические приемы допроса.

Допрос - это одна из вершин следственного мастерства, по многим делам он становится настоящим сражением умов и воли его участников. Особенно это характерно по делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и членами преступных организаций.

Для последующего этапа расследования групповых преступ- лений и установления соучастников преступления характерны допросы обвиняемых, очные ставки, предъявление для опознания, назначение судебных экспертиз. Однако от того, как тактически верно будут проведены допросы свидетелей, задержание преступников и их последующий допрос, во многом зависит дальнейший ход расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, и установление всех соучастников преступления.

151

Специфические трудности расследования преступлений, со- вершаемых организованными преступными группами, обусловливают типичные ошибки, допускаемые следователем в установлении соучастников. Одним из распространенных недостатков расследования групповых преступлений является неполное выявление участников преступной группы. Даже в тех случаях, когда из материалов уголовного дела видно, что в преступлении принимало участие больше лиц, чем то, которое удалось установить и задержать, следователи и органы дознания подчас не используют весь арсенал средств поиска.

Существует и еще одна проблема - проблема выявления ор- ганизатора группового преступления.

После установления группового преступления перед следо- вателем стоит задача выявления конкретной роли каждого соучастника, особенно - определение организатора. Трудности его установления связаны с рядом обстоятельств.

Организатор - это не только создатель группы, но и вдохнови- тель преступной деятельности. Многие из таких лиц имеют стойкую антиобщественную установку, определенный преступный опыт, нередко занимают руководящие должности в коммерческих структурах, как судимые, так и не судимые ранее. В правовом и социальном планах они наиболее опасны. Как правило, на следствии организаторы преступных групп тщательно маскируют свою руководящую роль.

Другая трудность обусловлена тем, что иногда выполнение организаторских функций не требует личного участия в непосредственном совершении преступлений, а сама организаторская дея-

152

тельность, носящая интеллектуальный характер, не оставляет материальных следов.

Задача установления организатора группового преступления должна решаться уже в ходе производства первоначальных следственных и оперативно-розыскных действий. При этом большое значение имеет выдвижение обоснованных версий о том, кто из участников преступления является его организатором, то есть лицом, которое организовало преступную группу, либо возглавившее ее, либо руководившее ее участниками, а также лицо, организовавшее совершение конкретного преступления, либо руководившее его со- вершением1.

Такие версии строятся на основании:

  • исследования межличностных отношений в преступной группе и выявления подлинной психологической структуры преступ ной группы, а также установления функциональной структуры пре ступной группы, выявления лидера по конкретным фактам повсе дневной жизни, во время работы и отдыха, совместного времяпре провождения;

  • изучения психологических и личностных качеств установ- ленных соучастников, выявления среди них лиц, обладающих сильной волей, решительностью, стремлением властвовать и умеющих подчинять себе людей;
  • установления фактов, когда после разоблачения и ареста преступной группы один из обвиняемых проявляет особую актив- ность с целью налаживания связей между членами группы, пытается выработать на следствии единую, выгодную для всех линию по-
  • 1 См.: Царегородцев A.M. Ответственность организаторов преступления. Омск 1978. С.18.

153

ведения, требует от соучастников дачи выгодных ему показаний и т.д.;

  • использования показаний потерпевших и свидетелей о том, кто из членов преступной группы руководил действиями на месте совершения преступления;
  • изучения данных об организаторе преступления, полученных органами дознания в ходе оперативно-розыскной деятельности.
  • Выдвигая и проверяя версии об организаторе группового пре- ступления, следователь должен собирать объективные доказательства, подтверждающие каждую версию.

В криминалистической литературе довольно четко разработаны типичные следственные ситуации, связанные с особенностями поведения на следствии организатора группового преступления1.

Знание типичных следственных ситуаций, связанных с позицией организатора группового преступления на следствии, помогает избрать в отношении его правильную тактическую линию поведения.

Для установления организатора группового преступления важно получить правдивые показания большинства членов преступной группы. При этом необходимо использовать такую закономер- ность расследования групповых преступлений, определяющую поведение обвиняемых по групповым делам на предварительном следствии, как наличие противоречий и конфликтов между соучастниками, учитывать которые рекомендуют ученые-криминалисты2.

1 См.: Быков В.М. Указанная работа. С. 273 - 293; Расследование отдельных видов преступлений. // Под ред. Баева О.Я. и Филиппова А.Г. M.1995. С. 133 -145.

2 См.: ;Токарева М.Е., Боголюбова T.A. Актуальные проблемы расследова ния групповых преступлений. // Вопросы совершенствования предварительного след ствия. M. 1983. С. 45; Л и в ш и ц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. M. 1997. С. 97-127.

154

Заключение

Пытаясь привлечь внимание к обозначенным в исследовании организационным и тактическим проблемам раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, представилось возможным обосновать значимость такого анализа как для теории, так и практики раскрытия и расследования этой категории преступлений. Мы далеки от мысли, что исследованная нами проблема получила свое полное разрешение, однако определенный вклад в ее изучение и разработку, как нам представляется, был привнесен.

Исследована организованная преступная деятельность, выделены и классифицированы по степени организованности преступные группы, сконструирована модель их преступной деятельности. Исследование показывает, что групповой субъект преступной деятельности функционирует со сложными связями и взаимоотношениями, более 75% изученных преступных групп составляют устойчивые образования, стремящиеся все задачи преступной деятельности: замысел, разведку, приготовление, совершение, реализацию похищенного и т.д. - выполнять самостоятельно, не прибегая к помощи посредников. Для группового субъекта преступной деятельности характерны две важные в оперативно-розыскном отношении особенности : наличие рефлексии, т.е. самоанализа эффективности своей преступной деятельности, и на этой основе совершенствование технических средств, уловок и общей методическо- организационной схемы преступного функционирования.

Для раскрытия и расследования рассматриваемой категории преступлений особую значимость приобретает комплекс признаков, обладающих поисковым характером и рассматриваемых с позиции

155

решения задач по раскрытию групповых преступлений, нейтрализации противодействия криминальной среды на основе наиболее эффективного применения оперативно-розыскных сил, средств и методов.

Так, уголовно-правовые признаки обуславливают направления проведения следственных и оперативно-розыскных мероприятий в части установления и собирания процессуально значимой информации об организаторе, исполнителе, подстрекателе, пособнике, что в конечном итоге обеспечивает не только правильную квалификацию преступлений, но и судебную перспективу уголовного дела по факту совершения группового преступления.

Знание криминалистических и криминологических признаков организованной преступной деятельности влияет на разрешение возникших в ходе раскрытия и расследования оперативно-розыскных и следственных ситуаций и содержат информацию: о направленности групповой преступной деятельности, объектах и целях преступного посягательства, о способе, механизме и обстановке совершения преступления; структурно-содержательном построении преступной группы, функциональном распределении ролей; качественно- типологических чертах членов преступной группы и косвенных участниках преступной деятельности, их поведении на следст- вии и суде, психологической атмосфере внутри преступной группы.

В деятельности раскрытия преступлений, совершенных ор- ганизованными преступными группами, оперативные работники должны не только тактически правильно применять различные оперативно-розыскные мероприятия, но и решать стратегические разведывательные задачи: определять искусно замаскированные и скрытые признаки организованной преступной деятельности; распо-

156

знавать направленность деятельности изучаемой преступной группы; разобраться в ее структуре, численности; прогнозировать возможные преступные акции с целью их предупреждения и пресечения; выявлять такие данные об изучаемой преступной группе, которые способствовали бы не только изобличению и наказанию ее активных членов, но и полному прекращению ее криминальной деятельности.

На первоначальном этапе раскрытия и расследования груп- повых преступлений особое значение имеет технико- криминалистическое обеспечение неотложных мер реагирования на преступные события, целью которого является обнаружение и фиксация материальных и иных следов. Технико-криминалистическое обеспечение обладает способностью «материализовать» результаты деятельности оперативных работников, следователей, специалистов- криминалистов, трансформируя многообразную информацию, связанную с событием преступления, в доказательства.

При организации раскрытия и расследования групповых пре- ступлений необходимо учитывать , что организованные преступные группы, обладая профессиональными навыками, техническими средствами, вооружением, значительным капиталом и коррумпированными связями, имеют реальную возможность не только маскировать способы подготовки и совершения преступлений, но и оказывают активное противодействие раскрытию и расследованию преступлений.

На основе установленных и исследованных закономерностей строения, функционирования организованной преступной деятельности удалось построить главную эвристику, т.е. предписание для движения мысли следователя и оперативного работника в конкретном случае выявления и раскрытия группового преступления.

157

Анализ эффективности оперативно-розыскной и криминали- стической подготовки следователей и оперативных работников, приводит к выводу о том, что конечным продуктом должна быть их готовность к творческому решению задач выявления, раскрытия и расследования преступлений. При этом готовность к творчеству обеспечивается: сформированным криминалистическим и оперативно-розыскным стилем мышления; владением теоретическими знаниями сущности процесса выявления, раскрытия, предупреждения преступлений; умением планировать и выполнять действия на основе теоретических знаний; свободным оперированием техническими и тактическими средствами по выявлению и раскрытию пре- ступлений; непрерывной самоориентацией, самопрограммированием, саморазвитием.

Стабилизация оперативной обстановки по линии борьбы с ор- ганизованной преступностью, как нам представляется, возможна лишь на базе оптимизации организационно-структурного построения системы органов внутренних дел, нормативно- правового регулирования их деятельности в современных условиях, выработки новых форм и методов работы, соответствующих этим условиям.

Оперативным работникам и следователям в деятельности раскрытия и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, необходимо учитывать научные разработки, рекомендации и предложения, направленные на раскрытие этой категории преступлений уже на первоначальном этапе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.

158

БИБЛИОГРАФИЯ: 1.Нормативные материалы:

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года. М. 1994.
  2. О безопасности. Закон РСФСР от 18 апреля 1991 года. М. 1991.
  3. О милиции. Закон РСФСР от 18 апреля 1991 года. М. 1991. 4 О государственной тайне. Закон РФ от 21 июля 1993 года
  4. // Российская газета. 1993. 21 сентября.

  5. О государственной защите судей, должностных лиц правоохрани- тельных и контролирующих органов. Федеральный закон РФ от 20 апреля 1995 года. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №
  6. Ст. 1455.
  7. О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации. Закон РФ от 11 марта 1992 года. //Ведомости Съезда
    • народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета

Российской Федерации. 1992. № 17. Ст. 888.

  1. Об информации, информатизации и защите информации. Феде- ральный закон РФ от 20 февраля 1995 года. // Собрание законода- тельства Российской Федерации. 1995. № 8. Ст. 609.
  2. Об оперативно-розыскной деятельности. Федеральный закон РФ от 5 июля 1995 года. М. 1995.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации. М. 1996.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. М. 1960

  5. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях.
    М. « 1984.

159

  1. Отдельные издания, книги, брошюры.

  2. А н т о н о в Ю.В., Иванов С.Н. Групповые преступления: проблемы раскрытия и расследования. Ижевск. 1999.
  3. Антонян Ю.М., Е н и к е е в М.И., Э м и н о в В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. М. 1996.
  4. А б ы з о в P.M. Типология личностных деформаций несовершеннолетних преступников. Ижевск. 1998.
  5. АлимжановБ. Раскрытие преступлений - задача следственных органов. Ташкент. 1975.
  6. Астапкина СМ., Дубовицкая Л.М. Плесковских Ю.Г. Участие специалиста-криминалиста в расследовании пре- ступлений. М. 1992.
  7. АрцишевскийГ.В. Выдвижение и проверка следственных версий. М. 1978.
  8. А м и н о в Д.И. Краткая летопись жизнедеятельности двух типичных “авторитетов” преступного мира. Ижевск. ИФ ЮИ МВД РФ. 1996.
  9. Б а л а ш о в Н.А. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. М. 1979.
  10. Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М. 1991.

160

  1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М.. 1988.
  2. Б е л к и н Р.С. Курс советской криминалистики. Том 1. М. Академия МВД СССР. 1977.
  3. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т.З. Криминали- стические средства, приемы и рекомендации. М. 1979.
  4. Белкин Р.С. Фактор внезапности. М. Академия МВД РФ. 1995.
  5. Б е л к и н А.Р. Теория доказывания. М. 1999.
  6. Бородин В.И., Шайтанов А.В. Оперативно-техническое обеспечение раскрытия преступлений органами внутренних дел. М. 1994.
  7. Васильев В.Л. Психология следственных действий. С-Пб. *
    1993.
  8. Васильев В.Л. Юридическая психология. Л. 1991.
  9. Викторов Б. А. Без грифа «секретно». М. 1990.
  10. В о з г р и н И.А. Криминалистическая методика расследования преступлений. Минск. 1983.
  11. В о р о н и н Ю.А. Система борьбы с преступностью в США. Свердловск. 1990.
  12. 21.Гаухман Л.Д. Правовые основы предупреждения преступле-

ний. М. Академия МВД СССР. 1990. 22. Г а в р и л о в А.К. Раскрытие преступлений. Волгоград. 1976.

161

  1. Групповое преступление. Свердловск. 1973.
  2. Г р е б е л ь с к и й Д.В. Теоретические основы и организационно-правовые проблемы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. М. 1977.
  3. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975.
  4. Горянинов К.К., К в а ш а Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности. Комментарий. М. 1997.
  5. Григорьев В.А. Соучастие в преступлении по уголовному праву Российской Федерации. Уфа. 1995.
  6. Г р и г о р ь е в В.Н. Организация следственной работы в условиях чрезвычайного положения. Ташкент. 1991.
  7. Г р о с с Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. Смоленск. 1908.
  8. Г р о с с Г. Руководство для следователей. Смоленск. 1895.
  9. Г у р о в А. И. Профессиональная преступность. М. 1990.
  10. Г у р ов А.И. Красная мафия. М. 1995.
  11. Г у с т а в Г.А. Обнаружение способа должностного преступления в сложной ситуации. М. 1985.
  12. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Екатеринбург. 1997.

162

  1. Д е р г а й П.И. Поиск ведет следователь. Минск. 1985.
  2. Д е г т я р е в СВ. Методические рекомендации по выявлению и устранению ошибок расследования. Н.Новгород. 1993.
  3. Д о с п у л о в Г.Г. Оптимизация предварительного следствия. Алма-Ата. 1984.
  4. Д р а п к и н Л.Я., Долинин В.Н. Тактика отдельных следственных действий. Екатеринбург. 1994.
  5. Д р а п к и н Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск. 1987.
  6. Д у л о в А.В. Основы психологического анализа на предвари- тельном следствии. Минск. 1973.
  7. ЕникеевМ. И, Черных Э.А. Психология следователя. М. 1988.
  8. Ермолович В.Ф. Построение и проверка версий при раскрытии и расследовании краж. Минск. 1995.
  9. Ж б а н к ов В.А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. М. 1987.
  10. 3 а к а т о в А.А. Тактика допроса потерпевшего на предвари- тельном следствии. Волгоград. 1976.
  11. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск. 1993.

163

  1. Зинатуллин 3.3., Демидов И.Ф., Меженцева А.Я. Судебное рассмотрение дел о групповых преступлениях. Ижевск. 1990.

  2. 3 у й к о в Г.Г. Поиск по признакам способов совершения пре ступлений. М. 1970.

  3. И в а н о в С.Н. Вымогательство: криминалистическое и оперативно-розыскное обеспечение процесса расследования. Ижевск. 1998.
  4. И в а н о в С. Н. Методология и содержание оперативно- розыскного обеспечения раскрытия и расследования групповых преступлений. Ижевск. 1999.
  5. ИвановС.Н. Тактика раскрытия и расследования групповых преступлений. Ижевск. 1999.
  6. Иванов С.К, Б а т а е в И.А. Оперативно-розыскное и криминалистическое обеспечение расследования краж из квартир. Ижевск. 1999.
  7. И щ е н к о Е.П. Проблемы первоначального этапа расследования преступлений. Красноярск. 1987.
  8. И щ е н к о Е.П. Специалист в следственных действиях. Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты. М. 1990.
  9. К а б а н о в Г.Т. Оперативный учет и информационно- поисковые системы. Минск. 1994.

164

  1. К а р а г о д и н В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Свердловск. 1992.
  2. К а р н е е в а Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. М. 1994.
  3. К а р п е ц И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). М. 1994.
  4. К а м и н с к и й A.M. Рефлексивный анализ и моделирование как средство преодоления тупиковых ситуаций расследования. Ижевск. 1998.
  5. К и т о в А.И. Психология управления. М. 1976.
  6. К л и м о в И.А. Оперативно-розыскная деятельность как процесс познания. М.1994.
  7. Кл имовИА, Син иловГ.К. Предмет, система, методология, история и перспективы развития теории ОРД. М. 1995.
  8. Клименко Н.И. Криминалистические знания в структуре профессиональной подготовки следователя. Киев. 1990.
  9. К о н о в а л о в а В.Е. Правовая психология. Харьков. 1990.
  10. К о н е в А.А. Преступность в России и ее реальное состояние. Н. Новгород. 1993.
  11. Кондратов Б.П..Соловей Ю.П., Черников В.В. Рос- сийский Закон о милиции. М. 1992.

165

  1. Коржанский Н.И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М. 1980.
  2. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М. 1997.
  3. Криминалистика Т. 2. Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений. Волгоград. 1994.
  4. Криминалистика. Краткая энциклопедия. М. 1993.
  5. Криминалистика. М. Юрид. лит. 1988.
  6. Криминалистика. М.: Изд-во МГУ. 1993.
  7. Криминалистика. М.: Высшая школа. 1994.
  8. Криминалистика. М.: Юрист. 1995.
  9. Криминалистика. Т.1. История, общая и частные теории. М. Академия МВД РФ. 1995.
  10. Криминалистика. Т.2. Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений. Омск. 1993.
  11. Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики. Нижний Новгород. 1995.
  12. Криминология. М. 1994.
  13. Кругликов А.П. Сущность и правовые формы взаимодействия органов предварительного следствия и дознания. Волгоград. 1985.

166

  1. К р ы л о в И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Л.1984.
  2. К с е н ч у к Е.В., К и я н о в а М.К. Технология успеха. М. 1993.
  3. Л а в р о в В.П. Предмет, история и методология криминалистики. Курс лекций. М.1994.
  4. Л а р и н A.M. От следственной версии к истине. М. 1976.
  5. Л а р и н A.M. Я - Следователь. М. 1991.
  6. Латентная преступность: познание, политика, стратегия. М.1993.
  7. Л е в и А.А., Пичкалова Г.И. Селиванов Н.А. Поручение и проверка показаний следователем. М. 1987.
  8. Л е к а р ь А.Г. Научные основы организационно-тактических мер повышения эффективности борьбы органов внутренних дел с преступностью. М. 1992.
  9. Л у к а ш о в В.А. Теоретические, правовые и организационно-тактические основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. М. 1995.
  10. Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками следственных действий. Киев. 1989.
  11. Л ы с о в Н.Н. Фиксация доказательственной информации при выявлении и раскрытии преступлений. М. Академия МВД РФ. 1995.

167

  1. М а р к у ш и н А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. Н.Новгород. 1997.
  2. Марков А.Я. Дознание по делам о преступлениях, подследственных следователям. М. 1995.
  3. Матусевич И.А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений. Минск. 1975.
  4. Образцов В.А. Криминалистика. Цикл лекций по новой программе курса. М. 1994.
  5. Овчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М. 1993.
  6. Овчинский С.С. Оперативно-розыскное прогнозирование. М. 1992.
  7. О в ч и н с к и й С.С. Оперативно-розыскная информация. Проблемы теории и практики. М. 1979.
  8. Овчинский ОС. Оперативно-розыскная информация. М. 2000.
  9. Организованная преступность -2. М. 1993.
  10. Организованная преступность. М. 1989.
  11. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. М. 1997.
  12. Основы борьбы с организованной преступностью. М. 1996.
  13. Основы оперативно-розыскной деятельности. Спб. 1999.
  14. О ж е г о в СИ. Словарь русского языка. М. 1978.

168

  1. П а п к и н А.И. Психология организационных отношений в деятельности органов внутренних дел. М. 1986.
  2. Петелин Б.Я. Следственно-оперативные группы. М. 1986.
  3. Питерцев С. К., Степанов А.А. Тактические приемы допроса. СПб. 1994.
  4. П о р у б о в Н. И. Научная организация труда следователя. Минск. 1970.
  5. Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней. М. 1995.
  6. Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М. ВНИИ МВД РФ. 1995.
  7. Проблемы криминалистики и методики ее преподавания. М. 1994.
  8. ПрозументовЛ.М., ШеслерА.В. Причины преступности. Томск. 1996.
  9. Расследование отдельных видов преступлений. // Под ред. Б а е в а О.Я. иФилиппова А.Г. М.1995.
  10. Робозеров В.Я. Раскрытие преступлений, совершенных в условиях неочевидности. Л. 1990.
  11. Селиверстов С.А. Использование специальных подразделений быстрого реагирования в борьбе с организованной преступностью. М. УМЦ МВД РФ 1994.

169

  1. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М. 1992.
  2. Соловьев А. Б. Очная ставка на предварительном следствии. М. 1970.
  3. Советская военная энциклопедия. М. 1984.
  4. Следственные действия. Под ред. Б.П. Смагоринского. М. 1994;
  5. Словарь иностранных слов. М. 1989.
  6. Тактические операции и эффективность
    расследования. Свердловск. 1986.

  7. Т е л ь н о в П.Ф. Ответственность за соучастие в преступле- нии. М.1974.
  8. Уголовное право. Особенная часть. М. 1995.
  9. Устинов B.C. Понятие и криминологическая характеристика организованной преступности. Нижний Новгород. 1993.
  10. У р с у л А.Д. Отражение и информация. Мысль. М. 1973.
  11. Ф а т к у л л и н Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань. 1973.
  12. Философский словарь. М. 1987.
  13. X а й д у к о в Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. Саратов. 1984.

170

  1. Хомколов В.П., Мирон ычев М.И. Организация и тактика предупреждения, раскрытия преступлений, совершенных организованными преступными сообществами, и оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства по ним. Домодедово. 1995.
  2. ЦарегородцевА.М. Ответственность организаторов преступления. Омск 1978.
  3. Ч а л и д з е В. Уголовная Россия. М. 1990.

131.Чаадаев С.Г. Уголовная политика и преступность: проблемы, пути решения. М. 1991.

  1. Ч у ф а р о в с к и й Ю.В. Юридическая психология. М. 1995.

  2. Шептулин А.П. Диалектический метод познания. М. 1983.
  3. Шумилов А.Ю. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности. М. 1997.
  4. Ш у м и л о в А.Ю. Базисные положения правового регулирования оперативно-розыскной деятельности. М. 1997.
  5. Я к и м о в И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М. 1925.
  6. Я к и м о в И.Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М. 1929.
  7. Я к и м о в И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. М. 1924.

171

  1. Я к у б о в и ч Н. А. Теоретические основы предварительного следствия. М. 1971.

З.Статьи.

1.АртюшинВ.М. Пути повышения эффективности раскрываемости преступлений, совершаемых организованными преступными группами. //Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. М. 1997.

  1. Б а т а е в И.А. Оперативно-розыскное обеспечение предвари- тельного следствия. //Проблемы правового регулирования и пра- воприменения. Ижевск. 1998.
  2. Б о б р о в В.Г. Законодательство Российской Федерации об основаниях проведения оперативно-розыскных мероприятий.
  3. //Проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности в современных условиях. М. 1993.

  4. Б ы к о в В.М. Что же такое организованная преступная группа? //Российская юстиция. 1995. № 10.
  5. Галахов С.С. Некоторые вопросы законодательного регулирования профилактики преступлений, осуществляемой подразделениями криминальной милиции, и направления его совершенствования. //Актуальные проблемы теории и практики оперативно-

172

розыскной деятельности на современном этапе. Домодедово. 1998.

  1. Г л у ш к о в А.И. Оперативно-розыскное обеспечение и процесс доказывания в уголовном судопроизводстве. //Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях российского общества. М. 1998.
  2. Герасимов И.Ф. Тактические операции как форма взаимодействия органов предварительного расследования и дознания. //Тактические операции и эффективность расследования. Свердловск. 1996.
  3. Данилюк А.И., Рахлевская М.П. Этические условия предварительного следствия. //Актуальные вопросы правоведения в период совершенствования социалистического общества. Томск. 1989.
  4. Давлетов А.А. Уголовный процесс и ОРД: проблема конкуренции способов собирания информации. //Информационный бюллетень СК МВД РФ . № 3. 1994.
  5. Д о л я Е.А. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. //Российская юстиция” №5. 1995.

173

  1. Д о л я Е.А. Соотношение гносеологической и правовой сторон доказывания в Российском уголовном процессе. // Государство и право. 1994. № 10.
  2. ЗажицкийВ. Закон об оперативно-розыскной деятельности не идеален. // “Российская юстиция” № 5. 1993.
  3. ЗажицкийВ. Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса. // Государство и право. 1995. № 6.
  4. 3 о б о в В.Е., КОЛОСОВ Б.В. Тенденции и характерные черты организованных преступных групп на современном этапе. // Проблемы борьбы с организованной преступностью. М. ВНИИ МВД РФ. 1995.
  5. Илларионов В. П. Использование возможностей исторического анализа в деле совершенствования теории и практики ОРД. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. М. 1997.
  6. Каминский М.К., Толстолуцкий В.Ю. Роль, место и значение юридического обеспечения социального управления. //Проблемы правового регулирования в современных условиях. УдГУ. Ижевск. 1997.
  7. Каминский М.К. Криминалистическое учение о механизме преступления, способах его подготовки, совершения и сокрытия //Криминалистика. Том I M. Академия МВД РФ. 1995.

174

  1. Каминский М.К. Криминалистическая характеристика деятельности по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений. //Труды ГВШ МВД СССР. Вып. 8. Горький. 1977.
  2. Каминский М.К. Что есть, что может быть и чего быть не может для системы «криминалистика» //Криминалистика, криминология и судебные экспертизы в свете системно- деятельностного подхода. Выпуск №3. Ижевск. 2001.
  3. К л и м о в И. А., СиниловГ.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД. //Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации. М. 1997.
  4. К в а ш а Ю.Ф., Сурков К.В. Возможности оптимизации законодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности. // Актуальные проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел в свете нового законодательства. М. Академия МВД РФ. 1995.
  5. К о н о в а л о в В. Групповой метод расследования. // Закон- ность. 1995. №7.
  6. К о т о в В.В. Проблемы взаимодействия следователя с органами дознания при выполнении следственных действий //Актуальные проблемы следственной деятельности. Сверд- ловск. 1990.

175

  1. К у л и к о в А. Стабильное развитие государственности невоз можно без обуздания преступности//Милиция. 1996. № 1.

  2. Л а в р о в В.П. Исходные следственные ситуации как объект ка федрального научного исследования //Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М. 1991.

  3. Л а р и н A.M. Заметки о предварительном следствии в России //Государство и право. 1993. № 3.
  4. Л е в и А.А. Как достичь объективного отражения показаний в процессе доказывания //Российская юстиция. 1995. №9.
  5. Л е к а р ь А.Г. Проблемы правового регулирования и организационное обеспечение профилактики преступлений //Правовые и организационно-тактические проблемы профилактики преступлений. Тбилиси. 1974.
  6. Л и с к и н А.А. Взаимодействие следователей с органами дозна ния //Совершенствование профилактической деятельности след ственного аппарата. Волгоград. 1975.

  7. ЛузгинИ.М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций //Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М. 1991.
  8. Л у з г и н И.М. Развитие методики расследования отдельных видов преступлений // Правоведение. 1977. № 2.

176

  1. Масленникова Л. Доступ к правосудию потерпевшего от преступления. //”Законность”. 1996. № 1.
  2. О с и н В. Преступление совершено организованной группой //Российская юстиция. 1995. № 5.
  3. Селиванов Н,А. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследовании //Законность. 1994. №4.
  4. С е л е з н е в М. Законность в оперативно-розыскной деятельности //Российская юстиция. 1994. №3.
  5. Соловьев А. Токарева М. Критерии оценки труда следователя //Законность. 1996. №1.
  6. Т о к а р е в Е.В. Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации»: основные положения и перспективы развития законодательства в этой сфере //Актуальные проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел в свете нового законодательства. М. Академия МВД РФ. 1995.
  7. Ц в е т к о в СИ. Проблемы криминалистической методики расследования деятельности преступных сообществ. //Проблемы технико-криминалистического раскрытия и расследования преступлений. М.1994.
  8. Ш е й ф е р С.А. Доказательственные аспекты закона об оперативно-розыскной деятельности //Государство и право.
  9. № 1.

177

  1. Ш е в ч е н к о В.М. Исследование рефлексии в маскировочной деятельности преступника. //Биологическое и социальное в лич ности преступника и проблемы ее ресоциализации. Уфа. 1994.

  2. Я б л о к о в Н.П. Общеметодические проблемы оперативно- розыскной деятельности в борьбе с организованной преступно стью //Вестник Московского университета. Серия “Право”. М.
  3. №2.

  4. Диссертации и авторефераты.

  5. А г у т и н А.В. Правовые и тактические аспекты частной сыскной деятельности. Автореф. дисс… к. ю. н. Н. Новгород. 1996
  6. Г у д к о в А. Ю. Криминальное противодействие в уголовном процессе и оперативно-розыскные меры по его предупреждению. Автореф. дисс… к.ю.н. М. 1994.
  7. Ж у р а в л е в СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления. Автореф. дисс… к.ю.н. Н. Новгород. 1992.
  8. 3 а р х и н Ю.М. Нравственные основы предварительного след- ствия в советском уголовном процессе. Автореф. дисс… к.ю.н. М. 1974.

178

  1. Зайковский В.Н. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в ходе доказывания по уголовному делу. Автореф. дисс… к.ю.н. Спб. 1996.
  2. И в а н о в С.Н. Организационные и тактические проблемы рас- следования вымогательств, совершенных организованными пре- ступными группами. Автореф. дисс… к.ю.н. Ижевск. 1996.
  3. Коробейников В.Н. Оперативно-розыскное обеспечение раскрытия и расследования преступлений, связанных с вымогательством. Автореф. дисс… к.ю.н. Ижевск. 2001.
  4. Л ы с о в Н.Н. Криминалистическое учение о фиксации доказа- тельственной информации в деятельности по выявлению и рас- крытию преступлений. Автореф. дисс… д.ю.н. М. 1995.
  5. ОсиповЮ.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. Автореф. дисс… к.ю.н. М. 1992.
  6. Потапов В. А. Законность и правомерное поведение граждан в условиях реформирования России. Автореф. дисс… к.ю.н. Н. Новгород. 1995.

  7. Романов А. И. Первоначальный этап расследования уголов ных дел об организации преступного сообщества (преступной орга низации). Автореф. к.ю.н. М. 2001.

179

  1. С о к о л В. Ю. Тактико-криминалистическое обеспечение рас- крытия и расследования преступлений (методические и организаци- онные аспекты). .Дисс. к.ю.н. М. 1998.

  2. Архивные источники.

  3. Архив Верховного Суда Удмуртской Республики. 1997-2001г.г.

I

  1. Архив Верховного Суда Республики Татарстан. 1997-2001 г.г.

  2. Архив Верховного Суда Республики Башкортастан. 1997-2001 г.г.
  3. Архив Индустриального районного суда г. Ижевска. 1997- 2001 г.г.
  4. Архив Октябрьского районного суда г. Ижевска. 1997-2001 г.г.
  5. Архив Ленинского районного суда г. Ижевска. 1997-2001 г.г.
  6. Архив Устиновского районного суда г. Ижевска. 1997-2001г.г.
  7. Архив Первомайского районного суда г. Ижевска. 1997-2001 г.г.