lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Мельников, Сергей Александрович. - Представительство в современном российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Ижевск, 2002 200 с. РГБ ОД, 61:02-12/1053-0

Posted in:

6S;Cj~/Jb/S0f3-0

Сергей Александрович Мельников

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ

УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Cjut^ct

a^^d b:
/J.CO. CS

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессш^&ЗГЗинатулли н

Ижевск - 2002

2

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА I. Сущность, виды и социальная ценность представительства в современном российском уголовном процессе 13

1.1. Понятие, правовая природа и социальная ценность уголовно- процессуального представительства 13 1.2. 1.3. Материально-правовые и процессуально-правовые основания возникновения уголовно-процессуального представительства 30 1.4. 1.5. Виды уголовно-процессуального представительства 56 1.6. Глава II. уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое законными представителями 62

2.1. Общие предпосылки осуществления законного уголовно- процессуального представительства 62 2.2. 2.3. Осуществление уголовно-процессуального представительства законными представителями несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого 68 2.4. 2.5. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое законными представителями лиц, в отношении которых ведется производство о применении к ним мер медицинского характера 86 2.6. 2.7. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое 2.8. законными представителями потерпевшего, частного обвинителя и свидетеля

102

Глава III. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое на основе договора (соглашения) с участниками уголовного процесса 120

3.1. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое на основе

договора (соглашения) с подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, гражданским ответчиком по уголовному делу 120

3.2. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое на основе

договора (соглашения) с потерпевшим и свидетелем 147

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 168

БИБЛИОГРАФИЯ 170

ПРИЛОЖЕНИЕ 186

3

ВВЕДЕНИЕ

В соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации “человек, его права и свободы являются высшей ценностью”. Современное российское государство возлагает на себя обязанность не только по признанию и соблюдению, но и защите прав и свобод человека и гражданина. В срезе правоохранительной деятельности выполнение такой обязанности осуществляется, в частности, с помощью уголовно-процессуальных средств.

Одним из таких средств и выступает уголовно-процессуальное представительство, основное назначение которого заключается в оказании при определенных обстоятельствах необходимой правовой помощи отдельным участникам уголовного процесса в защите и надлежащей реализации принадлежащих им прав, свобод и законных интересов в сфере уголовно-процессуальных отношений.

Вопросы уголовно-процессуального представительства были предметом исследований ученых-процессуалистов. Весомый вклад в раскрытие различных его аспектов внесли В.Д. Адаменко, С.А. Александров, В.П. Божьев, А.Д. Бойков, Л.М. Володина, А.П. Гуськова, И.Ф. Демидов, А.А. Дмитриева, В.А. Дубривный, О.А. Зайцев, 3.3. Зинатуллин, Т.З. Зинатуллин, А.В. Кожевников, Л.Д. Кокорев, А.С. Ландо, A.M. Ларин, В.В. Мелешко, Г.Д. Побегайло, И.И. Потеружа, И.Л. Петрухин, Р.Д. Рахунов, В.М. Савицкий, Г.П.Саркисянц, Ю.И. Стецовский, М.П. Туленков, B.C. Шадрин, СП. Щерба, В.Е. Юрченко и др.

Следует, однако, отметить, что вопросы уголовно-процессуального представительства поднимались в них большей частью лишь в связи с анализом процессуально-правового статуса отдельных участников уголовного процесса, в первую очередь, обвиняемых и потерпевших. В специальных же исследованиях, посвященных институту представительства в уголовном процессе, наряду с анализом сущности и социального назначения уголовно-процессуального представительства (В.Д. Адаменко), преимущественное внимание уделялось одному из его видов, каковым и

4

является так называемое, законное уголовно- процессуальное

представительство” (В.В. Мелешко, М.П. Туленков); что же касается уголовно-процессуального представительства, осуществляемого на основе соглашения (договора), то оно исследовалось в основном лишь в срезе одного из направлений адвокатской деятельности (Ю.И. Стецовский).

В предлагаемой работе предпринята попытка комплексного исследования всей проблемы уголовно-процессуального представительства, причем с позиции задач сегодняшнего дня и состязательной формы построения современного российского уголовного процесса.

Необходимо также отметить, что в основе всех предыдущих исследований лежат положения УПК РСФСР 1960 года.

Основу же предлагаемого исследования составили положения Уголовно- процессуального Кодекса Российской Федерации 2001 года. При этом, конечно же учтены и положения предыдущего уголовно- процессуального законодательства, Модельного УПК для государств- участников СНГ 1996 года, Уголовно-процессуальные Кодексы республик Казахстана, Киргизстана, Узбекистана, Украины, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, другие международные нормативно-правовые акты, имеющие то или иное отношение к рассматриваемым в работе вопросам.

Целью диссертационного исследования является дальнейшая разработка института уголовно-процессуального представительства с позиции примата прав и законных интересов личности и его возрастающей роли в свете нового уголовно-процессуального регулирования и круг требующих своего разрешения следующих задач:

разработать понятие уголовно- процессуального

представительства и раскрыть его правовую природу;

проанализировать содержание и социальную ценность уголовно- процессуального представительства;

определить материально-правовые и процессуальные основания возникновения уголовно-процессуального представительства, раскрыть их

5

содержание и взаимозависимость;

сформулировать и исследовать возможные виды уголовно- процессуального представительства;

раскрыть особенности осуществления каждого из разновидностей уголовно-процессуального представительства

применительно к конкретным этапам производства по уголовному делу и разрешению возникающих при этом уголовно-процессуальных задач.

В соответствии с результатами проведенного исследования на защиту выносятся следующие основные положения и рекомендации.

  1. Будучи частью межотраслевого правового института представительства в праве, институт уголовно-процессуального представительства являет собой совокупность правовых норм, регулирующих соответствующий комплекс процессуальных действий и формирующихся при этом правовых отношений в связи с осуществлением представительства при производстве по уголовному делу.

Социальная ценность уголовно-процессуального представительства в его служении быть надежным и эффективным средством защиты прав, свобод, и законных интересов участников уголовного процесса, нуждающихся в таком представительстве.

  1. Осуществляемые в рамках уголовно-процессуального представительства конкретные виды процессуально-правовой деятельности представителей входят в содержание такой генерирующей уголовно-процессуальной функции, проявляющей себя с самого начала и на всех дальнейших этапах производства по уголовному делу, какой является уголовно-процессуальная функция охраны прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса.
  2. Представителями в уголовном процессе являются такие его участники, которые действуют при производстве по уголовному делу от имени и в интересах представляемого участника уголовного процесса, пользуясь при этом предоставленными им законом правомочиями (соответствующими процессуальными правами и обязанностями).

6

Процессуальное положение представителей заключено в представительстве конкретных представляемых участников уголовного процесса, их процессуального статуса, с волей и интересами которых они не только связаны, но и представляют. В зависимости от того, какого участника уголовного процесса представители представляют, все они в условиях российского состязательного процесса являются участниками либо «стороны обвинения», либо «стороны защиты».

Применительно к «стороне обвинения» представитель представляет права и законные интересы таких участников уголовного процесса как потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, а к «стороне защиты» - подозреваемый, обвиняемый, гражданский ответчик.

  1. Материально-правовые и процессуальные основания возникновения и осуществления уголовно- процессуального представительства рассмотрены в работе в зависимости от их отношения к участникам уголовного процесса, составляющим сторону обвинения или сторону защиты. При этом материально-правовые основания связываются с комплексом обстоятельств, характеризующих а) факт виновного совершения определенным лицом преступления и б) факт причинения преступлением потерпевшему (физическому или юридическому лицу) физического, морального, имущественного вреда или деловой репутации.

Процессуальные основания возникновения и осуществления уголовно- процессуального представительства лежат, с одной стороны, в плоскости а) привлечения виновного причинителя вреда к уголовной ответственности в качестве обвиняемого и б) признания в установленном законом порядке то или иное лицо или организацию потерпевшим и предъявления им исковых требований, а, с другой стороны, в предъявляемых к возможному представителю профессиональных и социально-нравственных требований и признанию его на основании специального об этом постановления (определения) представителем конкретного участника уголовного процесса.

  1. Приводятся дополнительные аргументы в пользу необходимости выделения и соответствующего нормативно-правового регулирования наряду

7

с традиционными видами уголовно-процессуального представительства, получившими условное наименование как “законное” и “договорное”, еще и уголовно-процессуального представительства беспомощных потерпевших по уголовным делам. Такой вид уголовно-процессуального представительства, вне зависимости от того, осуществляется ли оно
законными

представителями или на договорной основе с адвокатами, равно как и законное уголовно-процессуальное представительство лица, в отношении которого ведется производство о применении к нему принудительных мер медицинского характера, а также несовершеннолетних потерпевших должен осуществляться на безвозмездной, бесплатной основе с отнесением расходов по уголовно- процессуальному представительству за счет государства из специального для этих целей фонда.

  1. В законодательном порядке надлежит урегулировать круг лиц, которые вправе выступать в качестве законных представителей лица, в отношении которого ведется производство о применении к нему принудительных мер медицинского характера, а также лиц, которые в силу физических или психических недостатков не могут сами защищать свои права и законные интересы. Помимо перечисленных в пункте 12 ст. 5 УПК РФ законных представителей к таковым в данном случае надлежит отнести еще и их близких родственников, перечень которых дан в пункте 4 ст. 5 УПК РФ, а именно супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей (удочерителей), усыновленных (удочеренных), родных братьев и родных сестер, дедушек, бабушек и внуков.
  2. В ст. 5 УПК РФ необходимо выделить специальные пункты о законных представителях а) несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и свидетелей; б) лиц, в отношении которых ведется производство о применении к ним принудительных мер медицинского характера; в) лиц, которые в силу физических или психических недостатков не способны сами обеспечить защиту своих прав и законных интересов, особо выделив при этом беспомощных потерпевших по уголовным делам.

8

С учетом изложенного пункт 12 ст. 5 УПК РФ представляется необходимым сформулировать так:

“а) законное представительство есть представительство, осуществляемое на безвозмездной (бесплатной) основе законными представителями представляемого участника уголовного процесса.

б) законными представителями несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля являются родители, усыновители (удочерители), опекуны, попечители, представители учреждений или организаций, на попечении которых находятся указанные выше лица.

в) законными представителями лица, в отношении которого ведется производство о применении к нему принудительных мер медицинского характера, и лица, который в силу наличия физических и психических недостатков не способен сам осуществлять защиту своих прав и законных интересов вне зависимости от их процессуального статуса (обвиняемого, беспомощного потерпевшего и т.д.) и отношения к стороне обвинения или к стороне защиты являются их родители, супруг, супруга, дети, усыновители (удочерители), усыновленные (удочеренные), родные братья и родные сестры, дедушки, бабушки и внуки, опекуны и попечители, представители попечительских организаций и учреждений”.

  1. В законе надлежит сформулировать норму о законном правопреемстве как разновидности законного представительства. Пункт 12а ст. 54 УПК РФ надлежит сформулировать так: “Законное правопреемство представляет собой осуществляемое его законными представителями представительство прав и законных интересов умершего потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца или свидетеля, а также умершего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, гражданского ответчика в целях их реабилитации”.
  2. В УПК РФ надлежит предусмотреть нормы об обязательном участии представителя по уголовному делу.
  3. Их содержание могло бы быть такими:

А. “Статья… Обязательное участие представителя обвиняемого

9

Участие представителя обвиняемого в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

а) обвиняемый является несовершеннолетним;

б) обвиняемый из-за физических или психических недостатков является полностью или частично недееспособным и в силу этого не может самостоятельно защищать свои процессуальные права и законные интересы;

в) обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу.”

Б. “Статья … Обязательное участие представителя потерпевшего Участие представителя потерпевшего в уголовном судопроизводстве обязательно, если

а) потерпевший является несовершеннолетним;

б) потерпевший в силу физических или психических недостатков или иного беспомощного состояния не способен самостоятельно осуществлять свои процессуальные права и законные интересы;

в) потерпевший не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу.”

В. “Статья … Обязательное участие представителя лица, нуждающегося в применении мер медицинского характера

В уголовном процессе участие законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении к нему принудительных мер медицинского характера является обязательным.”

  1. Договорное уголовно-процессуальное представительство в зависимости от процессуального статуса участников уголовного процесса имеет две свои разновидности - договорное представительство с участниками уголовного процесса, составляющие а) сторону защиты и б) сторону обвинения. В том и в другом случае в качестве представителей должны выступать, как правило, адвокаты, которые специально подготовлены для качественной реализации закрепленного в части 1 ст. 48 Конституции РФ права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. В первом случае
    это адвокаты-защитники,

10

представляющие интересы подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, а также гражданских ответчиков; во втором случае - адвокаты, представители потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, а также свидетеля.

  1. В ст. 56 УПК РФ пункт 6 изложить следующим образом:

“6) иметь представителя в лице адвоката для участия в допросе и иных следственных действиях, производимых с участием свидетеля”.

  1. В работе сформулирован и ряд других предложений по совершенствованию отдельных норм уголовно-процессуального законодательства о представительстве и практики их применения (необходимо предусмотреть в качестве самостоятельного источника доказательств показания представителя соответствующего участника уголовного процесса; законодательно урегулировать вопросы участия представителя при решении возникающих в стадии исполнения судебных приговоров вопросов и т.д.).

В УПК РФ надлежит предусмотреть специальную главу, посвященную уголовно-процессуальному представительству.

Уголовно-процессуальное представительство должно работать с самого начала уголовного процесса (момент допуска к участию в уголовном деле представителя должен, как нам думается, совпадать с моментом допуска к участию в уголовном деле защитника - часть 3 ст. 49 УПК РФ) и иметь место на всех стадиях производства по уголовному делу пока в уголовно-процессуальном представителе есть необходимость.

Методология и методика исследования. При работе над темой диссертации автором использованы основные принципы, законы и категории диалектического метода познания явлений реальной действительности. В качестве частных научных методов послужили исторический, логический, сравнительно-правовой, системно- структурный, конкретно-социологический с приемами анкетирования и опроса.

Нормативную, теоретическую и эмпирическую базу исследования составили положения Конституции Российской Федерации 1993
года,

11

Концепции судебной реформы в Российской Федерации, Уголовного Кодекса РФ 1996 года, Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР 1960 года, Уголовно- процессуального Кодекса РФ 2001 года, Гражданского Кодекса РФ, Гражданско- процессуального Кодекса РФ, Семейного Кодекса РФ, Положение об адвокатуре РСФСР, Проект Федерального закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, Постановления Конституционного суда Российской Федерации, Федеральный закон “Об уполномоченных по правам человека в Российской Федерации”, международно-правовые акты, в том числе Международный пакт о гражданских и политических правах, Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, а также труды и публикации ученых в области философии, социологии, теории государства и права, гражданского права, уголовного права и уголовного процесса. Использованы Постановления Пленумов Верховного суда Российской Федерации, материалы следственной, адвокатской и судебной практики по Удмуртской Республике в виде статистических обобщений, аналитических справок, около ста конкретных уголовных дел за 1999-2001 годы, результаты опросов восьмидесяти студентов, данные других опубликованных материалов.

Практическая значимость работы видится в том, что содержащиеся в ней выводы, обобщения, рекомендации могут быть использованы в законотворческом процессе, научной и практической деятельности по более эффективному осуществлению уголовно-процессуального представительства, а также в учебном процессе.

Апробация работы. Основные теоретические положения, выводы и рекомендации доложены автором на Всероссийской научной конференции Российской академии юридических наук “Юридическая наука на пороге XXI века” в декабре 2000 года, на научных конференциях преподавателей Удмуртского государственного университета в апреле 2000 и 2001 года, в четырех статьях, опубликованных в “Вестнике Удмуртского государственного университета” (1999-2001 года) и в сборнике научных

12

труд ов моло дых учен ых Удму ртско го госуд арств енног о униве рсите та в 2000 году, а также испол ьзую тся в учебн ом проц ессе при преп одава нии курса “Росс ийски й уголо вный проц есс”.

Стру ктур а диссе ртац ии. Диссе ртаци я состо ит из введе ния, трех глав, подр аздел енны х на девят ь параг рафо в, закл ючен ия и библ иогра фичес кого указа теля основ ных норм ативн ых и подн орма тивн ых актов , и списк а науч ной литер атур ы по проб леме, четы рех прил ожен ий.

ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ, ВИДЫ И СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

1.1. Понятие, правовая природа и социальная ценность уголовно- процессуального представительства

Приступая к любому научному исследованию, очень важно изначально определиться в его предмете. Наименование данной работы предполагает, прежде всего, выяснение того, какое содержание мы вкладываем в такие категории как “представительство” и “представитель”, “правопреемство” и “правопреемник”. Причем безотносительно к их отраслевой принадлежности, вне зависимости от того, в какой сфере социальных отношений они используются, применяются. При этом мы исходим из того, что “принципиальные назначения таких общих юридических терминов, как представительство, норма права, полномочия, диспозитивность, компетенция и т.д. должны оставаться неизменными, в какой бы сфере социальной жизни они не применялись”.1 Только определившись с названными и некоторыми связанными с ними категориями (представительствовать, правоспособность, дееспособность и др.), можно будет проецировать их на область уголовно-процессуальных отношений.

Анализируя этимологическое содержание социальных явлений, мы по обыкновению обращаемся к таким великим толкователям русского языка, какими являются В. Даль и СИ. Ожегов. Согласно им представитель -“заступающий чье-либо место, явившийся за кого-то, представляющий законно другого”, “лицо, которое представляет
чьи-нибудь интересы,

1 Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллин 3.3., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. Казань, 1976, с. 124.

14

выражает чьи-нибудь взгляды”. Соответственно этому представительство есть “выполнение обязанностей представителя”.3

Представительство безотносительно к отдельным отраслям права, а применительно к праву в целом есть “правоотношение, в соответствии с которым одно лицо (представитель) на основании имеющегося у него полномочия
выступает от имени другого (представляемого),

ш непосредственно создавая (изменяя, прекращая) для него
права и

обязанности”.4 В отдельных отраслях права при формулировании понятия представительства оттеняется, в основном, лишь специфика правового регулирования.5 Что же касается социально-правовой природы представительства как правовых отношений, формирующихся в результате определенного вида деятельности, то всё это остается практически одинаковым. Различие заключается лишь в конкретном содержании правовых отношений, формирующихся на основе и в результате той или иной разновидности процессуально-правовой деятельности. Различие это нетрудно учесть, если будет иметь место общее начало, отправная терминология. “Термин - это слово (или словосочетание), обозначающее специальное понятие и имеющее точную сферу его применения и точное соотношение слова и отображаемого им объекта действительности. Термин всегда однозначен, его значение не должно зависеть от контекста. Без смысловой однозначности термин не может выполнять функцию обозначения специального понятия”.6

Между тем, как ни странно, уголовно-процессуальный закон упорно избегает разъяснения термина “представительство”. Не было его в тексте ст. 34 УПК РСФСР, специально посвященной разъяснению наименований,

» содержащихся в данном нормативном акте. Отсутствует он и в ст. 10

2 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. T.3., СПб. 1855., с.389; Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1978, с.533.

3 Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1978, с.534.

4 Юридический энциклопедический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 1984, с.284.

5 См. Козлов А. Ф. Советское гражданское процессуальное право. / Под ред. проф. К.С Юдельесона. М., 1965, с. 102.

6 Язык закона / Под ред. проф. А. Г. Пиголкина. М., 1990, с.69.

15

Модельного Уголовно-процессуального Кодекса для государств - участников СНГ от 17 февраля 1996 года. Не нашлось ему места и в тексте ст. 5 УПК РФ 2001 года.

Вместе с тем, из одного законодательного акта в другой переходит разъяснение того, что следует понимать, какое содержание вкладывается в термин “законные представители”. Правда, в отличии от пункта п.8 ст. 34 УПК РСФСР в пункте 12 ст. 5 УПК РФ, отнеся по праву к законным представителям родителей, усыновителей, опекунов, применительно к попечителям сделано уточнение в части того, что попечительство относится лишь к несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым
либо

потерпевшим. Аналогичное уточнение внесено и применительно к представителям учреждений и организаций. К “близким родственникам” закон относит супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушку, бабушку и внуков (пункт 9 ст. 34 УПК РСФСР пункт 4 ст. 5 УПК РФ). Термин “представитель”, как видим, не используется. Такой термин в официальном плане появился лишь в рекомендательном законодательном акте, каким стал Модельный Уголовно- процессуальный Кодекс для государств - участников СНГ, принятый в Санкт-Петербурге 17 февраля 1996 года, причем используется он в этом акте в нескольких ипостасях. В ст. 10, посвященной определению основных понятий, содержащихся в уголовно-процессуальном законе, в пункте 25 законные представители и представители потерпевшего (частного обвинителя) и гражданского ответчика отнесены к “стороне обвинения”; а в пункте 34 этой статьи законные представители подозреваемого, обвиняемого и представитель гражданского ответчика отнесены к “стороне защиты”. К числу участников “стороны защиты” здесь же отнесен и защитник. Разъяснение же самого термина “представитель” не содержится и в этом акте. Его мы находим в УПК республики Казахстан 1997 года. Согласно пункту 21 ст. 7 этого Кодекса “представители” - лица, уполномоченные представлять законные интересы потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика в силу закона или соглашения. Но, как видим, и

16 здесь все сводится к тому, чьи интересы представитель отражает и в каких формах он может выступать. Понятие “представитель” возможно сформулировать лишь при обращении к содержанию ст. 182 ПС РФ с учетом особенностей правового положения такого лица, действующего “не только в чужом интересе, но одновременно и от чужого имени”.7

Вместе с тем, вне зависимости от того, чьи и какие интересы * представляет представитель при выполнении конкретных действий
в

интересах представляемого (потерпевшего, гражданского истца и т.д.), будучи участником уголовного процесса, он выражает свою волю, свое психическое отношение, свое “я” ко всему совершаемому. И проявлять такую волю представитель может лишь при условии наделения его уголовно-процессуальным законом определенными полномочиями. При этом следует иметь в виду, что одной из специфических особенностей уголовно-процессуальных отношений является то, что их субъектами выступают лишь конкретные физические лица как участники (субъекты) уголовно-процессуальной деятельности.

Принимая во внимание, что при рассмотрении вопросов о представительстве мы постоянно вынуждены обращаться к термину “участник уголовного процесса”, есть необходимость разобраться в нем и во вкладываемом в него содержании.

УПК РСФСР в ст. 34 не давал разъяснения такому термину. В проекте УПК РФ, вынесенному на первое чтение в Государственную Думу Российской Федерации, в пункте 18 ст. 5 разъяснялось, что “участники процесса” - это “органы и лица, осуществляющие уголовное преследование и поддержание обвинения в суде, и лица, защищающиеся от обвинения, » отстаивающие свои права и интересы: прокурор
(государственный

обвинитель), следователь, орган дознания, дознаватель, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, их законные представители и представители, подозреваемый, обвиняемый, их законные представители,

7 Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1995, с. 248

17

защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель (выделено нами - авт.)”.

Приведенная формулировка, как нам думается, поможет разрешить дискуссионный вопрос о целесообразности разграничения субъектов уголовно-процессуальной деятельности и его участников и тем самым четко сформулировать правовой статус представителей именно как участников уголовного процесса.

В процессуальной литературе по этим вопросам существуют разные суждения. Достаточно подробный анализ их проведен профессорами Н.С.Алексеевым, В.Г. Даевым и Л.Д. Кокоревым, пришедшим в конечном итоге к выводу “об адекватности терминов “участник процесса” и “субъект уголовно-процессуальной деятельности”, “субъект процессуальных отношений”. При этом ими подчеркивается, что все участвующие в процессе производства по уголовному делу лица обладают определенными процессуальными правами и несут определенные обязанности, пользуясь которыми они могут вступать в процессуальные отношения и осуществлять процессуальную деятельность, а потому и совершенно справедливо все они

о

могут быть объединены одним общим понятием “участники процесса”.

“Участниками уголовного процесса, замечает Ю.А. Иванов, являются все участвующие в нем лица”.9 Согласно пункту 58 ст. 5 УПК РФ 2001 г. “участники уголовного процесса - лица, принимающие участие в уголовном процессе”. При этом, конечно, их роли в уголовном процессе неравнозначны, как различны объем их процессуальных прав и обязанностей, компетенция, формы и интересы участников в деле.

Данное обстоятельство позволяет классифицировать всех участников уголовного процесса на определенные группы по самым разным основаниям (наличие государственных властных полномочий; роль в уголовно-процессуальном доказывании и т.д.)

8 См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980, с. 106-107; см. также: Шпилев В. Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970, с. 13- 14.

18

С позиции же нашего исследования наиболее приемлемой представляется классификация участников уголовного процесса по их процессуальному назначению, характеру заинтересованности в уголовном деле в целом и в разрешении по нему отдельных, более частных вопросов, в совершаемой ими в этом направлении уголовно- процессуальной деятельности. Исходя из этого, наиболее приемлемой представляется классификация участников уголовного процесса на:

а) государственные органы и должностные лица, расследующие и разрешающие уголовные дела и тем самым несущие ответственность перед государством и обществом в целом за ход и исход производства по уголовному делу;

б) лица, привлекаемые к уголовно-процессуальной деятельности в силу совершения ими преступлений и тем самым поставившие себя в положение уголовно-ответственных (подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные), а в случае причинения преступлением материального ущерба — гражданские ответчики и их представители;

в) лица, участвующие в уголовно-процессуальной деятельности для восстановления (защиты, охраны) причиненного им преступлением морального, физического, материального вреда (потерпевшие и их представители; гражданские истцы и их представители);

г) защитников, представляющих интересы лиц, привлекаемых к уголовно-процессуальной деятельности (защитники подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, оправданных); представителей общественных профессиональных формирований в лице адвокатов, могущих выступать по уголовному делу в разных ипостасях - защитников подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных, оправданных либо представлять интересы потерпевших, частных обвинителей, гражданских истцов и гражданских ответчиков. Жизнь подсказала настоятельную необходимость и в том, чтобы адвокаты могли представлять и интересы

9 См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. / Под ред. проф. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989, с.446.

19

таких участников уголовного процесса как свидетель, что ныне закреплено в УПК РФ (см. ст. 56 и 189);

д) представителей иных общественных формирований - фирм, объединений, предприятий, в том числе и занимающихся частной предпринимательской деятельностью, других организаций, учреждений, где работало или училось то или иное лицо (например, администрация специализированного детского учреждения в случае избрания к несовершеннолетнему обвиняемому такой меры пресечения как отдача под присмотр);

е) лица, участие которых в уголовном деле ограничивается их эпизодическим, скажем, присутствием при производстве отдельных следственных действий по обнаружению (собиранию) доказательств, розыску, например, похищенного имущества или выполнением операций технического характера (эксперты, специалисты, переводчики, понятые и

ДР-)

Внимательный взгляд позволяет констатировать, что в уголовно- процессуальной деятельности могут принимать участие достаточное число лиц, занимающих статус представителей. При этом одни представители занимают сторону обвинения, другие - сторону защиты. Все сказанное позволяет считать представителем в уголовном процессе лицо (конкретного человека), действующего при производстве по уголовному делу от имени и в интересах представляемого участника уголовного процесса благодаря предоставленным ему уголовно- процессуальным законом полномочиям.

Что касается конкретных форм уголовно-процессуальной деятельности представителей и формирующихся при этом процессуально-правовых отношений, то ясно, что они зависят от правового статуса и интересов представляемого, этапов осуществления представительства, используемых при этом средств для достижения конкретных целей и других факторов. Всё это свидетельство сложности представительского характера правовых отношений, в котором представитель в силу предписаний закона или другого акта (договора, поручения и т.д.)
обязан совершить в интересах

20

представляемого определенный комплекс действий.

Отсюда, вся совокупность норм, лежащих в основе представительства, не может не составлять социально-правовой институт - институт представительства в российском уголовном процессе. При этом мы исходим из того, что правовой институт представляет собой совокупность взаимосвязанных юридических норм, объединенных общностью регулирования конкретного вида общественных отношений.10

Рассматриваемый институт носит межотраслевой характер. Как при производстве по уголовному делу, так и при производстве по гражданскому делу представитель, как отмечалось, выражает интерес представляемого участника процесса и выступает, действует от имени такого лица. Основания появления представительства, содержание представительских действий, формы их осуществления и процессуальное оформление могут быть поняты лишь при обращении к нормам гражданского (ст. 182-184 ГК РФ), гражданско-процессуального (ст. 43- 48 ГПК РФ) и уголовно-процессуального права.

В Уголовно-процессуальном Кодексе Российской Федерации 2001 года достаточно норм, регулирующих правовой статус отдельных представителей (ст. 45, 48, 55 УПК РФ), их полномочия на участие в отдельных процессуальных действиях (ст. 188, 191 УПК РФ), нормы о производстве по делам о преступлениях несовершеннолетних (ст. 420- 432 УПК РФ), о производстве по применению принудительных мер медицинского характера (ст. 433-446 УПК РФ), как сразу же становится очевидным наличие солидного института представительства в российском уголовном процессе. Более того, в этом институте выделяются его подотрасли (отдельные подвиды), такие как институт законных представителей, институт договорных представителей (в основе лежит договор, соглашение) и т.д., обстоятельный анализ которых нами будет дан в дальнейшем.

Каждая правовая норма несет в себе определенное содержание,

См.: Теория государства и права / Под ред. проф. С.С. Алексеева. М., 1985, с.279.

21

регулирует определенную сторону общественных отношений (на то она и социальная норма); существовать в отрыве, вне взаимной связи и взаимной зависимости с другими нормами не может, тысячами нитей они переплетаются между собой. В силу этого институт представительства в уголовном процессе как совокупность юридических норм, регулирующих отношения между представляемыми и представителями при производстве по уголовному делу в связи с необходимостью выполнения поручения трактовать как “представительство лишь в статике”, как это делает В.Д.Адаменко11, нельзя. Ни один правовой институт никогда не может находиться в статическом состоянии (в статике). Нормы правового института при условии их согласования с объективной реальностью уже самим существованием оказывают определенное воздействие на регулируемые этими нормами отношения. Да и сам автор, выдвинувший указанный выше тезис, в дальнейшем утверждает, что “уяснить сущность представительства в уголовном процессе, эффективность его применения можно лишь в том случае, если рассматривать и изучать не только нормы, регулирующие отношения, но и сами отношения”.12

В одном из своих этимологических значений “отношение” есть “взаимное общение, связь между кем-нибудь, образующаяся из общения на какой- нибудь почве”.13 Будучи урегулированной правовыми нормами, такая связь становится правовым отношением. В ее структуре выделяют объекты и субъекты правоотношений и их содержание. Объект правового отношения представляет собой те материальные или духовные блага, на достижение, использование или охрану которых направлена реализация субъективных прав и обязанностей участников правоотношения. Что касается субъектов правовых отношений, то таковыми являются индивиды или организации, т.е. физические или юридические лица, которые на основании норм права, будучи участниками правоотношений, являются носителями субъективных

11 Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978, с.27.

12 Там же, с.27.

13 Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1978, с.434.

22

прав и обязанностей, которые и могут быть реализованы ими в конкретных действиях. Сами же субъективные права и обязанности образуют то, что именуется содержанием правовых отношений.

Из сказанного нетрудно сделать вывод о том, что “правоотношение -это норма права в действии” и что “содержанием любого процессуального отношения могут быть только действия субъектов правоотношений”. При этом, характеризуя отношения в сфере уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальные отношения), следует обратить внимание на их государственно-властный характер. В любых таких отношениях в качестве их субъекта всегда выступает государство в лице своих компетентных должностных лиц (тех же прокуроров, следователей и др.), само непосредственно совершает определенные действия и тем самым вступает с участниками уголовного процесса в уголовно-процессуальные отношения (простой пример - следователь знакомит представителя потерпевшего с материалами уголовного дела); в других случаях, в частности, в правоотношениях между отдельными участниками уголовного процесса (в нашем случае - между представляемым и представителем) государство присутствует как бы незримо, но именно оно разрешает и гарантирует жизнедеятельность подобных уголовно-процессуальных отношений. В таких случаях, получается как бы трехстороннее уголовно-процессуальное правоотношение, в котором два его субъекта совершают определенные активные действия, а третий субъект в лице государства, хотя и не совершает таких действий (в этом отношении его роль пассивна), но без него такие действия вообще не могли бы совершаться, а следовательно, и не могли возникнуть соответствующие уголовно-процессуальные отношения.

Жизнь уголовно-процессуальным отношениям придают, как видим, именно действия его субъектов. В силу того, что “представлять” значит “действовать по чьему-нибудь поручению”15, поручительство
возможно

14 Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. // Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук в форме научного доклада, выполняющего также функции автореферата. М., 1994, с.20.

15 Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1978, с. 534.

23

только в форме активных действий представителя. Проецируя все изложенное на рассматриваемую нами проблему представительства в российском уголовном процессе, представляется возможным утверждать, что такое представительство представляет собой совокупность (систему) уголовно-процессуальных действий, выполняемых при производстве по уголовным делам таким участником уголовного процесса, каким является

  • представитель, в интересах другого участника уголовного процесса в лице представляемого.

Отсутствие в УПК РФ нормы, в которой формировалось бы понятие уголовно- процессуального представительства, естественно, является одним из серьезных пробелов в законодательстве.

При всем том, что уголовно-процессуальное представительство имеет много общего с представительством в гражданском процессе (регламентации института гражданско-процессуального представительства посвящена самостоятельная пятая глава в ГПК РФ), это не может расцениваться как серьезный повод для отсутствия в УПК РФ соответствующей главы. Тем более что между гражданско- процессуальным и уголовно-процессуальным представительством есть существенные особенности, аналогичные тем, что имеют место между гражданским и уголовным процессом вообще. Главное из них вытекает из предназначения названных разновидностей процессов. Основным вопросом уголовного процесса является вопрос об уголовной ответственности совершившего преступление лица,16 в то время как гражданский процесс интересует преимущественно материально-правовая (прежде всего - имущественная) сторона юридической ответственности гражданско-правового правонарушения (деликта). Таким предназначением

  • объясняется в значительной мере и диспозитивный характер гражданско- процессуальных отношений в отличии от уголовно-процессуальных. Последние носят практически всегда публично-правовой характер. Незначительное проявление принципа диспозитивности по уголовным делам,

16 См: Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. Воронеж, 1984, с.7.

24

так называемого частного обвинения (ст. 115, 116, часть 1 ст. 129 и 130 УК РФ), и отчасти, частно-публичного обвинения, к которым с определенными оговорками примыкают и перечисленные в главе 23 УК РФ составы преступлений (ст. 201-204 УК РФ), существенно не снижает социальной

1 7

значимости принципа публичности при производстве по уголовным делам.

Из приведенного нами определения представительства видно, что уголовно-процессуальное представительство и как процессуально- правовой институт и как процессуально-правовая деятельность настолько органично взаимосвязаны, что позволяют всё представительство в российском уголовном процессе рассматривать как единое социально-правовое явление. Отдельные его составные (процессуально-правовой институт) как объективная категория и процессуально-правовая деятельность, носящая субъективный характер, лишь оттеняют ту или иную сторону уголовно-процессуального представительства, учитываются при качественной оценке представительства, ее эффективности в плане выполнения стоящих перед ним задач. Именно с позиции отмеченного двуединого содержания уголовно-процессуального представительства (как правового института и процессуальной деятельности) должна быть оценена его правовая природа и социальная ценность.

Исследование правовой природы уголовно-процессуального представительства предполагает, на наш взгляд, рассмотрение ее в плане стоящих перед уголовным процессом задач и уголовно-процессуальных функций.

Задача есть “то, что требует исполнения, разрешения”. И хотя наш законодатель в ст. 6 УПК РФ использует термин “назначение”, что по С.И.Ожегову тождественно слову “назначить” - “наметить, установить, определить”, а “предназначить” означает “заранее назначить, определить для

«Диспозитивность - это закрепленная в законе свобода его участников в распоряжении предметом процесса, правами и обязанностями в ходе процесса». Андреева О. И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве. Томск, 2000, с. 12. 18 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1978, с. 187.

25

какой-нибудь цели”19 нетрудно видеть этимологическую близость приведенных здесь слов.

Другое дело, что при формировании предназначения (задач) уголовного процесса необходимо исходить из того, что все производство по уголовному делу возникает в связи с фактом преступления, которое надо раскрывать, устанавливать и изобличать лиц, виновных в его совершении. И

  • лишь в связи с этим в процессе осуществленного уголовного преследования возникает необходимость в защите (охране) прав и законных интересов участников уголовного процесса (потерпевших, обвиняемых и т.д.).

Нам представляется, что сформулированное в ст. 6 УПК РФ задачи (назначение) уголовного процесса необходимо скорректировать в срезе сказанного нами. В этом отношении более удачна конструкция статьи 6 УПК республики Казахстан 1997 года, а именно то, что “1. Задачами уголовного процесса является быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливое судебное разбирательство и правильное применение уголовного закона.

Установленный законом порядок производства по уголовным делам должен обеспечить защиту от необоснованного обвинения и осуществления, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, в случае незаконного обвинения или осуждения невиновного - незамедлительную его реабилитацию, а также способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению преступлений, формированию

уважительного отношения к праву”.

При таком конструировании задач уголовного процесса ни о каком

• умалении значимости охраны прав и законных интересов личности, гарантированных Конституцией РФ и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, говорить и не приходится. Они как были, так и остаются в уголовно-процессуальной деятельности приоритетными как следствие

Там же, с. 346, 532.

26

возможных уголовно-процессуальных отношений.

Уголовно-процессуальное представительство в форме совершения необходимого для представляемого комплекса процессуальных действий, хотя напрямую и не отнесено законодателем к числу задач уголовного процесса, но, вне сомнения, способствует тому, чтобы при производстве по уголовному делу было обеспечено как правильное применение уголовного и

  • уголовно-процессуального закона, назначение виновным справедливого наказания, так и ограждение граждан от незаконного обвинения, осуждения, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Уголовно-процессуальное представительство выступает как своеобразное средство достижения выделенных задач уголовного процесса, предназначено с позиции своей социальной ценности именно для защиты прав и свобод человека и гражданина, причем безотносительно того, выступает ли личность в лице потерпевшего и гражданского истца или подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, гражданского ответчика.

Отсюда, уголовно-процессуальное представительство вполне может выступать в качестве части задачи защиты личности, ее прав и свобод в сфере уголовного процесса, что согласуется с приоритетным направлением деятельности нашего государства по охране (защите), прежде всего, интересов личности.

Сказанное позволяет определить и отношение уголовно- процессуального представительства к функциям российского уголовного процесса. Руководствуясь тем, что “уголовно-процессуальные функции есть главные (основные) направления деятельности органов и
лиц,

обеспечивающих ход и исход процесса, по решению стоящих перед

  • уголовным судопроизводством задач”,20 и, признав в качестве одной из задач

Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань, 1974, с.23.; Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М, 1986, с.13. Определяя уголовно-процессуальную функцию как модель процессуальной деятельности, осуществление которой направлено на ограждение от уголовной ответственности и осуждения невиновного лица либо на обеспечение справедливого наказания, В.А. Чернышев лишь оттеняет предназначение функций уголовного процесса в нашем же понимании. См.: Чернышев В.А. Проблема функций в российской науке уголовного процесса. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ижевск, 1999, с. 115.

27

уголовного процесса защиту личности, ее прав и свобод, мы непременно придем к выводу, что производимая в этом направлении процессуальная деятельность компетентных государственных органов и их должностных лиц, не может не осуществлять одну из уголовно-процессуальных функций. Более того, функция охраны (защиты) прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса является не только изначальной (возникает одновременно с совершением самых первых уголовно-процессуальных действий, сопровождающаяся формулированием уголовно-процессуальных

71

отношений), но и носит генерирующий системообразующий характер. Она выступает в качестве базовой для формирования, в частности, функций защиты от подозрения в преступлении и обвинения, обеспечения возмещения причиненного преступлением вреда.

Осуществляемые в рамках уголовно- процессуального

представительства конкретные виды процессуально-правовой деятельности представителей (представление доказательств, участие в следственных действиях, ознакомление с материалами уголовного дела, выступление с речью в процессе судебных прений и т.д.), будучи направленными на защиту прав, свобод и законных интересов представляемых, не могут не входить в содержание выделяемой, вне сомнения, одной из основных функций российского уголовного процесса.

Познание сущности уголовно-процессуального представительства как разновидности общественного явления предполагает выяснение, наряду с другими свойствами, и его социальной ценности.

В основу анализа социальной ценности уголовно-процессуального представительства нами кладутся достижения в области познания социальной ценности права и правоприменительной деятельности, достаточно обстоятельно разработанные преимущественно во
второй

См.: Кузуб И.Р. Уголовно-процессуальная функция охраны прав и законных интересов лиц, совершивших преступление. // Автореферат канд. дис. Ижевск, 2000; Зинатуллин 3.3., Кузуб И. Р. Охрана прав и законных интересов обвиняемых и функция российского уголовного процесса. Ижевск, 2000, с. 19.

28

половине XX века нашими учеными.22 Из этих исследований видно, что применительно к правовым явлениям их социально-ценностная характеристика дополняет сущностно-содержательную характеристику права, отдельных его категорий значимостью, полезностью и пригодностью в регулировании соответствующих общественных отношений, способствует тому, чтобы важный инструмент нашего общества - право - функционировал * с максимальной эффективностью …”.

Отсюда, социальная ценность уголовно-процессуального права и видится в том, что оно способствует достижению стоящих перед уголовным процессом задач, создает процессуальные гарантии прав личности, оказывает позитивное влияние на духовную жизнь общества, формирование его культуры.24

Применительно к нашему исследованию социальная ценность уголовно-процессуального представительства заключается в способности регулирующих его процессуально-правовых норм и проводимой на их основе уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой с использованием соответствующих процессуально-правовых средств, способствовать успешному разрешению стоящих перед уголовно-процессуальным представительством в каждом конкретном (отдельно взятом) случае задач. Характер и содержание таких задач определяют не только целенаправленность уголовно-процессуального представительства, но и то, какие процессуально-правовые средства необходимы для этого. Особая социальная ценность уголовно-процессуального представительства видится в его направленности и способности служить делу охраны и укрепления прав, свобод и законных интересов граждан, что является в соответствии с « Конституцией Российской Федерации приоритетным направлением нашего

22 См.: Алексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971; Фаткуллин Ф.Н., Чулюкин Л.Д. Социальная ценность и эффективность правовой нормы. Казань, 1977.; Черданцев А.Ф. Социальная ценность социалистического права. // Советское государство и право, 1978, №7; Алексеев С.С. Теория права. М., 1995, с. 160-168; и др.

23 Фарберов Н.П. Общая теория государства и права как политическая наука. // Актуальные проблемы теории социалистического государства и права. М., 1974, с.34.

24 См.: Кобликов А.С. Законность - конституционный принцип советского уголовного судопроизводства. М., 1978, с.156-159.

29

государства. Социальная значимость особенно возрастает, потому что уголовно-процессуальное представительство во многом вызывается к жизни необходимостью обеспечения охраны нарушенных преступлением прав, свобод и интересов личности, жертв преступлений. А это образует область не просто правовых, но в значительной мере социально-нравственных, человеческих отношений. * Конечно, представлять права и законные интересы тех,
кто

подозревается или обвиняется в совершении преступления, важно, но еще важнее и в определенной мере, как нам думается, благороднее посредством представительства защищать права и интересы тех, кто понес от преступления страдания, горе, утрату, зачастую невосполнимую. Этим во многом объясняется то значительное внимание, которое уделяется правам и свободам граждан в нашем основном законе государства, в многочисленных международных актах, таких как Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года, Европейская Конвенция “О компенсации ущерба жертвам насильственных преступлений” (1983 г.), Каирская конвенция по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1995 г.) и некоторых других, а также в достаточно обширных международных исследованиях последних лет, в том числе в сфере уголовного процесса.26

Уголовно-процессуальное представительство только тогда является социально- ценным, когда оно базируется на законных основаниях, возникло в согласовании с установленными законом условиями и осуществляется в

25 См. Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. М., 1997, с.69-82; Конвенция „ о защите прав человека и основных свобод. М., 2000.

26 См.: Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1987; Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в российском уголовном процессе (концептуальные положения). М., 1995.; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Волгоград, 1999.; и др.

30

полном соответствии с предписаниями соответствующих
уголовно-процессуальных норм.

1.2. Материально-правовые и процессуально-правовые
основания возникновения уголовно-процессуального представительства

Любое правовое явление есть порождение определенных юридических фактов. Юридический факт представляет собой “конкретное жизненное обстоятельство, с которым норма права связывает юридические последствия (возникновение, изменение или прекращение правовых отношений)”.1

По своему отношению к воле людей юридические факты подразделяются на события и действия. Первые - это явления, не зависящие от воли человека (достижение определенного возраста, смерть человека, стихийные бедствия в виде землетрясения, наводнения и т.д.). Правомерность или неправомерность самих фактов-событий не может оцениваться. Но факты-события становятся основанием для правомерных последствий. Если, к примеру, факт рождения влечет возникновение у новорожденного определенной правоспособности (например, право на наследование), то смерть человека прекращает его правоспособность.

Юридические факты-действия являются результатом волеизъявления людей. Такие факты могут быть правомерными, если они совершаются в рамках предписаний социальных норм и с намерением породить определенные последствия (юридические акты) и неправомерными, совершаемыми вопреки предписаниям социальных норм. В случаях, когда факты-действия связываются с нарушением предписаний правовых норм, то их результатом становятся правонарушения. Если факты- действия обладают признаками общественной опасности, противоправности, виновности и наказуемости, то они являются преступлениями (ст. 14 УК РФ). Последние порождают возникновение уголовно-правовых и уголовно-процессуальных

1 Алексеев С.С. Проблемы теории права. Том 1. Свердловск, 1972, с.341; См. также: Теория государства и права. / Под ред. проф. М.Н. Марченко. М., 1998, с.397.

31

отношений.

Уголовно-процессуальное представительство есть, как отмечалось, разновидность уголовно-процессуальных отношений.

Сформироваться (возникнуть) оно может только при наличии определенных оснований.

В процессуальной литературе уголовно- процессуальное

  • представительство связывалось с наличием для этого
    определенных

предпосылок, определяемых как юридические условия для возникновения, существования и развития такого представительства.2 Нам представляется, что использование термина “предпосылка” как “предварительное условие чего- нибудь”3 не совсем приемлемо в сферах, в которых для принятия решения, особенно судьбоносного (именно такими и являются уголовно-процессуальные решения), требуются факты, существующие не в сознании людей, а в реальной действительности. Такие факты (фактические данные) в уголовном процессе именуются доказательствами. Отсюда, любые уголовно-процессуальные решения должны основываться только на доказательствах, а

  • 4

при необходимости - их совокупности. Именно результатом оценки

доказательств и является появление того или иного уголовно-процессуального решения.

Однако сами доказательства (фактические данные в виде сведений о фактах реальной действительности и в виде самих таких фактов5) по своему содержанию могут “лежать в разных плоскостях”. Одни из них являются следствием реалий материального мира, другие выступают как результат сознательной деятельности людей. Трансформируя сказанное на сферу уголовно-процессуальных
отношений, нетрудно видеть, что одни из

  • доказательств (их совокупность) служат материально-правовой, а другие
  • процессуально-правовой основой уголовно-процессуального решения.

2 См.: Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978, с.34- 63.

3 Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1978, с.533.

4 См. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве, их виды, содержание и форма. М., 1976; Курс советского уголовного процесса. Общая часть. / Под ред. проф. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М., 1989, с.471-472.

5 См. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993, с. 136.

32

Материально-правовые основания возникновения уголовно- процессуального представительства заключаются, прежде всего, в факте совершения преступления, вызвавшего негативные для определенного лица последствия. Любое преступление так или иначе вызывает последствия (хотя бы в том отношении, что если уж не конкретному человеку, то обществу в целом не безразлично, что совершаются преступления). Разница лишь в том, что в одних случаях преступные последствия находятся в рамках конструкции состава преступления, а потому и оказывают непосредственное влияние на его квалификацию по соответствующей уголовно-правовой норме (в уголовно-правовой науке такие составы преступлений принято именовать материальными); в других случаях наступление или ненаступление преступных последствий не оказывает никакого влияния на квалификацию преступления по той или иной уголовно-правовой норме (формальные составы преступлений).6 Для появления уголовно-процессуального представительства такое подразделение составов преступлений существенного значения не имеет. Важно, что преступление имело место в реальной действительности.

И это стало причиной возникновения уголовного процесса, появления уголовно-процессуальных отношений, в том числе в форме уголовно- процессуального представительства.

Рассмотренное материально-правовое основание для возникновения уголовно-процессуального представительства относится к категории объективных, своего рода “толчковых”; с фактом совершения деяния, содержащего преступления (ст. 14 УК РФ), связывается возбуждение уголовного дела, при производстве по которому и может возникнуть уголовно-процессуальное представительство.

Другим материально-правовым основанием возможного уголовно- процессуального представительства является наличие жертвы преступного посягательства (пострадавшего от преступления) в лице чаще физического,

6 См.: Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961, с.176-177.

33

но иногда, к примеру, в случае причинения вреда репутации, и юридического лица.

Согласно Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 года “под термином “жертва” понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или • моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб
или

существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов (имеется в виду Организации Объединенных Наций — С. М.), включая законы, запрещающие преступные злоупотребления властью” и далее “то или иное лицо может считаться “жертвой” независимо от того, был ли установлен, арестован, передан суду или осужден правонарушитель, а также независимо от родственных отношений между правонарушителем и жертвой. Термин “жертва” в соответствующих случаях включает близких родственников или иждивенцев непосредственной жертвы, а также лиц,

к

которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертвам, находящимся в бедственном положении, или предотвратить виктимизацию”.

При наличии совокупности доказательств, что именно той или иной жертве преступления, причинен физический, моральный или материальный вред оно посредством вынесения соответствующего постановления признается потерпевшим по уголовному делу. Таким путем жертва преступления приобретает статус участника уголовного процесса — потерпевшего.

Модельный УПК для государств-участников СНГ, наряду с

»- потерпевшим (ст. 90) предусматривает еще и такого участника уголовного

процесса как пострадавший (ст. 89). В определенной степени таким образом

предусматривается попытка отграничить потерпевшего как такого

физического лица от пострадавшего, в качестве которого предполагается

Цит. по кн.: Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений. / Под ред. проф. А.Д. Бойкова. М., 1997, с. 69.

34

признавать “всякое лицо, физическое или юридическое, которое подало органу дознания, суду, прокурору, следователю, дознавателю жалобу на причинение ему запрещенным уголовным законом деянием морального, физического или имущественного вреда, на подготовку к совершению или попытку совершения в отношении него запрещенного уголовным законом деяния” (ст. 89).

  • Основное различие между потерпевшим и пострадавшим, как видим, пытаются увидеть лишь в том, что в качестве первого может выступать физическое лицо, а в качестве второго - как физическое, так и юридическое лицо. При этом те и другие есть жертвы преступлений. А раз так, то нет никаких препятствий для наделения жертвы преступления процессуальным статусом потерпевшего. Отправляясь от этого проф. А.Д. Бойков, на наш взгляд, вполне справедливо предлагает считать потерпевшим “лицо, физическое или юридическое, охраняемым законным интересом которого преступлением причинен вред и которое признано органами предварительного расследования или судом потерпевшим по данному уголовному делу”.

Отсюда представляется совершенно правильным содержавшееся в части 1 ст. 42 УПК РФ положение о том, что “потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора и суда”.

Представляется, что такая трактовка термина “потерпевший” снимет

  • существующие в этом отношении разногласия. С позиции же нашего исследования именно такой участник процесса как потерпевший, равно как и другие участники уголовного процесса (гражданский истец, обвиняемый и т.д.) при возникшей к этому необходимости имеет право претендовать на

Бойков А.Д. Защита жертв преступлений в уголовном судопроизводстве Российской Федерации. // Правовые и социальные проблемы защиты жертв преступлений, М., 1997, с. 14.

35

уголовно-процессуальное представительство. Главное в том, что такие участники есть (т.е. существуют в реалии) и они как субъекты права обладают определенными, вызывающими необходимость в уголовно-процессуальном представительстве для защиты своих интересов, свойствами (качествами).

Вопрос, как видим, сводится здесь к тем свойствам, которыми должны * обладать сами представляемые как участники уголовного процесса. Прежде

всего, такие участники должны быть наделены правом иметь представителя в уголовном процессе. Таким правом наделяются физические и юридические лица, обладающие правоспособностью (ст. 31 и 32 ГПК РФ) и имеющие “свой интерес в деле и субъективное право на его защиту”.9 Такими участниками уголовного процесса являются подозреваемые и обвиняемые, потерпевшие, гражданские истцы и гражданские ответчики, а также частный обвинитель.

Подозреваемым является лицо: 1) в отношении которого возбуждено уголовное дело; 2) задержанное по подозрению в совершении преступления; 3) в отношении которого применена мера пресечения до предъявления обвинения (ст. 46 УПК РФ). Обвиняемым признается лицо, в отношении которого 1) вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого; 2) вынесен обвинительный акт (ст. 47 УПК РФ).

Относительно того, кто является потерпевшим нами указано выше со ссылкой на ст. 42 УПК РФ.

Гражданским истцом в силу ст. 44 УПК РФ является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен « непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом

оформляется определением суда или постановлением судьи, прокурора, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

9 Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978, с.35.

36

В качестве гражданского ответчика могут быть привлечены физическое или юридическое лицо, которые в соответствии с Гражданским Кодексом Российской Федерации, несут ответственность за имущественный вред, причиненный преступлением. О привлечении физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика дознаватель, следователь, прокурор или судья
выносит постановление, а суд -

? определение (ст. 54 УПК РФ).

УПК РФ 2001 года в лице частного обвинителя ввел нового участника уголовного процесса. Согласно ст. 43 УПК РФ частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения и поддерживающее обвинение в суде.

Правом на представительство должен быть наделен в полном объеме и такой участник уголовного процесса как свидетель (ст. 56 УПК РФ). Это явится гарантией реализации конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ) и права не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ст. 51 Конституции РФ, ст. 56 УПК РФ), да и вообще способствовать созданию благоприятного психологического климата при явке свидетеля в государственно- властный орган и даче показаний должностному лицу таких органов. Причем в качестве представителя свидетеля должен допускаться не только адвокат, как это вытекает из содержания пункта 6 части 4 ст. 56 УПК РФ, но и близкие родственники, а также иное лицо, о котором ходатайствует свидетель. Несовершеннолетний свидетель должен всегда иметь законного представителя. Свидетель с помощью своего представителя может более эффективно противостоять все

• еще иногда имеющемуся на практике взгляду на свидетеля как на лицо, стремящегося как-то помочь обвиняемому (подозреваемому, подсудимому) уйти от уголовной ответственности, смягчить ее, а порой и как на лицо, скрывающего от правоохранительных органов свои преступные действия. Случаи, когда лицо, подозреваемое в совершении преступления, первоначально допрашивается как свидетель, из практики должны быть

37

исключены.10 Только закон может встать препятствием такому явлению. Думается, что в УПК РФ должна быть включена такая норма.

Сказанное позволяет нам положительно оценить целый ряд статей Модельного УПК для государств - участников СНГ, регламентирующих широкое участие представителей свидетеля в следственных и других процессуальных действиях (ст. 121-122), а не только тогда, когда свидетель является на допрос, как это предполагается в соответствии со ст. 56 и 189 УПК РФ.

Возрастные особенности представляемых лиц также влияют на обладание названными выше участниками уголовного процесса правом на представительство. Законодатель дифференцирует это право в зависимости от правового статуса участника процесса. Допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет производится с участием педагога (часть 1 ст. 191 УПК РФ).

При допросе несовершеннолетнего потерпевшего, свидетеля вправе присутствовать их законные представители (ст. 191 УПК РФ). Как видим, в отличии от ст. 159 и 161 УПК РСФСР законодательством возрастной потолок свидетелей и потерпевших, до достижения которого они могут иметь законного представителя, повышен до восемнадцати лет, то есть до достижения ими полной дееспособности. Участие законного представителя при допросе таких лиц должно стать, как нам думается, не правом, как это вытекает из содержания части 1 ст. 191 УПК РФ, а обязанностью.

Восемнадцатилетний возраст должен быть, на наш взгляд, во всех

10 По данным А.С. Ландо 68% несовершеннолетних, достигших шестнадцати лет, сразу после возбуждения уголовного дела допрашивались в качестве свидетелей об обстоятельствах совершенных ими преступлений и перед ними ставились вопросы, из-за которых подростки оказывались в положении, когда вынуждены были свидетельствовать против себя самого под угрозой уголовной ответственности за отказ дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. См.: Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе. Саратов, 1977, с.11.

38

случаях определен и для обязательного допуска законного представителя несовершеннолетнему обвиняемому. Требование части 1 ст. 426 УПК РФ о необходимости вынесения об этом прокурором постановления надлежит расценивать лишь как процедуру такого допуска, но не как какое-то препятствие к этому.

При решении вопроса о праве участника уголовного процесса иметь представителя надо учитывать и то, является ли он полностью дееспособным или в силу ст. 30 ГК РФ признан ограниченно дееспособным с установлением над ним попечительства либо по основаниям, предусмотренным ст. 29 ГК РФ, признан судом вообще недееспособным лицом с установлением над ним опеки.

Если физическое лицо является полностью дееспособным, то вопрос о том, иметь ли ему или нет в уголовном процессе на основании заключенного договора (соглашения) представителя (разновидность факультативного уголовно-процессуального представительства) решает он сам. ‘’ Исключение здесь составляют установленные ст. 51 УПК РФ случаи обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве (разновидность обязательного уголовно-процессуального представительства).

Вопрос об обязательном участии законных представителей несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых решен положительно статьями 426 и 428 УПК РФ 2001 года. Необходимость усиления гарантий прав потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, привел законодателя к необходимости закрепления в отношении таких лиц

” В связи с установлением ныне действующим законодательством восемнадцатилетнего возраста для признания гражданина при отсутствии других препятствий к этому (умственная отсталость и т.д.) полностью дееспособным лицом сегодня стали бесплодными споры процессуалистов о возможности, к примеру, считать потерпевшего как нуждающегося в законном уголовно-процессуальном представительстве с пятнадцати (Туленков М.П. Участие представителей на предварительном следствии. Волгоград, 1976, с. 70), с шестнадцати (Божьев В.П. К вопросу, о понятии потерпевшего в советском уголовном процессе. Ученые записки ВИЮН. Вып. 15, М., 1962, с. 177; Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1987, с. 63) либо с восемнадцати лет (Кокорев Л.Д. Потерпевший в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964, с. 30).

39

обязательного участия законных представителей (часть 2 ст. 45 УПК РФ). Причем, как нам думается, такое участие не должно ставиться в зависимость от наличия над такими несовершеннолетними опеки и попечительства. При этом с опекунами и попечителями должна согласовываться конкретная кандидатура представителя.

Вопрос об участии законных представителей в уголовном процессе в

  • отношении лиц, совершивших запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости или заболевшего после совершения преступления психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания, и в силу таких обстоятельств признанных нуждающихся в применении к ним принудительных мер медицинского характера регламентируется ст. 437 УПК РФ. Во всех таких случаях имеет место обязательная форма уголовно-процессуального представительства.

Сказанное относительно участия представителей применительно к потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, подсудимым относится и к гражданским истцам и гражданским ответчикам, если в качестве их выступают физические лица.

Что касается (юридических лиц предприятий, фирм, акционерных обществ и т.д.), то они имеют право на представительство, если соответствуют всем требованиям, предъявляемым согласно ст. 53 ГК РФ к юридических лицам, и в соответствии с которой они приобретают права и принимают на себя обязанности через свои органы, действующие на основе закона и учредительных документов. Все другие участники уголовного процесса (эксперты, специалисты, переводчики, понятые и т.д.) правом представительства по уголовному делу не обладают в силу отсутствия у них

  • так называемого “законного интереса”, который надо было бы защищать (охранять) при производстве по уголовному делу.

Определенными требованиями материально-правового характера для возникновения уголовно-процессуального представительства должны обладать и лица, которые могут быть представителями по уголовному делу.

Общим требованием материально-правового характера,

40

предъявляемым ко всем субъектам, могущим представлять в уголовном процессе интересы отдельных его участников, является то, что такое физическое лицо должно обладать гражданской дееспособностью. Согласно ст. 21 ГК РФ способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять
их (гражданская дееспособность) возникает в

  • полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста. Исключений для уголовно-процессуального представительства не существует. Лицо, признанное в соответствии со ст. 29 и 30 ГК РФ недееспособным либо ограниченно дееспособным, представителем в уголовном процессе выступать не может. И это, как нам представляется, должно быть закреплено в уголовно-процессуальном законодательстве. Только дееспособное лицо несет ответственность в полном объеме за свои действия.

Необходимо отметить, что сами представители участников уголовного процесса делятся на представителей “стороны обвинения” (потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя) и “стороны защиты” (лица, подозреваемого в совершении преступления, обвиняемого, подсудимого, гражданского ответчика).

В дальнейшем изложении мы будем придерживаться предложенной нами градации представителей участников уголовного процесса. В определенной степени опираемся мы здесь на пункты 45-47 ст. 5 УПК РФ, в которых предусматривается градация (классификация) представителей по участникам уголовного процесса в зависимости от их отношения к “стороне обвинения” или “стороне защиты”.

• Так, согласно ст. 45 УПК РФ, в качестве представителей потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя (это “сторона обвинения” - авт.) могут участвовать в деле адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, кроме адвокатов, и иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским Кодексом Российской Федерации представлять его интересы. При рассмотрении уголовного дела в

ЮСОМЙСКА*

мировом суде по постановлению судьи в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца может быть также допущен один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого они ходатайствуют.

Что касается представителей “стороны защиты”, то законодатель дифференцирует их в зависимости от процессуального статуса участников уголовного процесса. Так, подозреваемый и обвиняемый имеет право на участие в следственных действиях защитника либо законного представителя (ст. 46-47, 426 и 428 УПК РФ). Причем законные представители представляют интересы лишь несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых (пункт 12 ст. 5, ст. 48, 426 и 428 УПК РФ).

Обратившись к ст. 49 УПК РФ, мы видим, что в качестве защитников допускаются прежде всего адвокаты, которые и будут представлять интересы подозреваемых и обвиняемых. В суде, наряду с адвокатом, а в мировом суде и вместо адвоката, представлять интересы обвиняемого (подсудимого) могут один из близких родственников (согласно пункту 4 ст. 5 УПК РФ к ним относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки) или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый (подсудимый). Представителями гражданского ответчика, согласно ст. 55 УПК РФ, могут быть те же лица, что и применительно к представителям гражданского истца, о которых указывалось нами выше.

Думается, что в данном исследовании нет необходимости в обстоятельном освещении вопросов о том, кто может быть адвокатом и каким нравственным, профессиональным и правовым требованиям он должен соответствовать. Требования эти заложены в нормативно- правовых актах об адвокатуре и сформулированных в согласовании с ними отдельных внутренних нормативных актах.

Согласно Федеральному Закону об адвокатуре и адвокатской деятельности 2001 года адвокатами могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование. Требование это в полной мере согласуется

42

с закрепленным в ст. 48 Конституции Российской Федерации положением о том, что “каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи”. Диплом о наличии у адвоката высшего юридического образования есть своего рода “сертификат его качественной юридической подготовки”.

В дополнение к наличию высшего юридического образования указанный закон предусматривает еще и наличие у адвокатов определенного опыта практической работы по юридической профессии, а в случае его отсутствия - прохождение стажировки под руководством опытных адвокатов с последующей сдачей квалификационного экзамена.

Следует вообще сказать о том, что именно адвокатура всегда предъявляла и предъявляет высокие требования к своим членам, проводит значительную работу по совершенствованию профессионального мастерства адвокатов (семинары, совещания, лектории и т.д.).

Установленные требования о наличии лицензии на право занятия адвокатской деятельностью есть одно из средств повышения ее качества.

Закон об адвокатуре закладывает и те высокие нравственные требования, которые предъявляются к адвокатам. Кроме того, различными объединениями адвокатов (от международных до региональных) разрабатываются и утверждаются их руководящими органами Кодексы адвокатской чести, Правила поведения адвокатов и т.д.12 Ярким примером здесь служат принципы этики адвокатов Международной ассоциации юристов, одобренные в 1995 году Правлением МАЮ в г. Эдинбурге (Шотландия).13 Думается, что есть все основания для разработки и клятвы адвоката (подобной клятве Гиппократа, ибо стоящие перед адвокатами цели сродни тем, что стоят перед врачами - оказать людям необходимую помощь; не навредить им).

Только как положительный фактор следует оценивать неувядаемый интерес наших ученых к исследованиям адвокатской профессии вообще и к

12 См. об этом: Проблемы российской адвокатуры. / Под ред. проф. И. Л. Петрухина. М., 1997, с. 117-128; Барщевский M.A. Адвокатская этика. М., 2001, с. 174-277.

43

тем высоким профессиональным и нравственным качествам, которыми должен обладать каждый его представитель.14

Адвокат как участник уголовно-процессуального представительства должен обладать и определенными психологическими качествами. Уголовно-процессуальная деятельность адвоката, осуществляющего представительство при производстве по уголовным делам, имеет сложную психологическую структуру, включающую в себя познавательный, коммуникативный, организаторский и воспитательный компоненты. Речь идет прежде всего о следующем: а) способности адвоката к познавательной деятельности, его целеустремленности к этому; б) умении наладить правильные взаимоотношения между участниками уголовного процесса, в первую очередь с представляемыми лицами, установить с ними должный психологический климат, зависящий во многом от характерологических, эмоционально- динамических и других индивидуально-психологических качеств как самого адвоката, так и представляемого участника уголовного процесса; в) умении правильно организовать и планировать свою работу в условиях достаточно четко формализованной уголовно-процессуальной деятельности, выработать наиболее совершенную тактику и методику осуществления представительских функций, делать логически стройные выводы и конструировать свои решения.15

Правильное сочетание, высокая степень дозировки профессиональных и нравственно-психологических качеств есть непременное условие наиболее эффективного, действенного осуществления адвокатом уголовно-процессуального представительства.

Сказанного об адвокате как возможном субъекте уголовно-

13 См.: Российская юстиция, 1996, №2.

14 См.: Киселев Я.С. Этика адвоката. Л., 1977; Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. Лоненко В.В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства. Киев, 1981, с.128-141; Резник Г.М. Адвокат: престиж профессии. // Адвокатура и современность. М, 1987, с.57- 66; Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М., 1989, с.24-205; Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Воронеж, 1993, с. 159-186; Гофштейн М.А. О кодексе профессиональной чести адвоката. // Проблемы российской адвокатуры. М., 1997, с.117-128; Зинатуллин Т.З. Этика адвоката-защитника. Ижевск, 1999; Барщевский М. Адвокатская этика. М., 2000.

15 О содержании названных компонентов в уголовно-процессуальной деятельности адвоката- защитника см.: Аврех Я. С. Психологические проблемы защиты по уголовным делам. Казань, 1972, с. 11- 23.

44

процессуального представительства на данном этапе нашего исследования представляется достаточным. Отметим лишь то обстоятельство, что при производстве по уголовным делам он вправе представлять интересы не только потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, являющихся физическими лицами, но и представлять интересы юридического лица, при условии, если последнее выступает по уголовному делу в качестве потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика.

По отношению к дискуссионному вопросу о том, является ли адвокат, защищающий интересы лица, подозреваемого в совершении преступления, обвиняемого, подсудимого, осужденного самостоятельным участником

1 ft 17

уголовного процесса или он занимает статус представителя, считаем правильной позицию последних. Представитель должен представлять интересы представляемого в полном объеме, отдавая себя этому своему предназначению, как говорится, “полностью, без остатка”. Представительство с оглядкой ни к чему хорошему привести не сможет.

В процессуальной литературе существует утверждение и о том, что некоторая связанность адвоката-защитника с позицией обвиняемого позволяет рассматривать такого защитника как специфического участника уголовного
процесса, который представляет собой “опосредствованный

1 Я

субъект прямой функциональной защиты”.

При всем уважении к автору такое высказывание нам непонятно, зачем

16 См.: Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М. 1962, с.200; Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980., с. 135; Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Ижевск, 1997, с.52. • |7 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1, М., 1968, с.245; Саркисянц

Г.П. Защитник в уголовном процессе. Орджоникидзе, 1987, с.П; Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М, 1989, с.234-241.

Своеобразное решение вопроса о процессуальном положении адвоката-защитника было предложено проф. А.Д. Бойковым. По его мнению, защитник сочетает права самостоятельного участника уголовного процесса в выборе средств, методики и тактики защиты с полномочиями представителя обвиняемого, с мнением которого он, безусловно, связан при выборе основных позиций по делу и при совершении наиболее ответственных процессуальных действий. (См.: Бойков А.Д. Проблемы адвокатской этики. В кн.: Роль и задачи адвокатуры. М, 1972, с. 195-196). Как видим и этот маститый ученый не отрицает того, что адвокат-защитник может представлять интересы обвиняемого, а, следовательно, и быть представителем по уголовному делу.

18 Адаменко В.Д. Субъекты защиты обвиняемого, Красноярск, 1991, с.78.

45

нужно такое “накручивание” по отношению к выявлению процессуального статуса участника уголовного процесса, в нашем случае - адвоката-защитника. Тем более что этот же автор в одной из более ранее изданных работ однозначно оценивал защитника как представителя интересов обвиняемого.19

Процессуальное положение адвоката-защитника, конечно, имеет определенную специфику, но заключается оно не в предназначении такого адвоката-защитника, а в особенностях тактики защиты, в возникающих при осуществлении защиты сложностях, включая, в первую очередь, его взаимоотношения со своим подзащитным. И эти особенности адвокат-защитник должен учитывать в своей процессуальной деятельности (подробнее о ней в дальнейшем изложении - авт.). Однако с позиции постановки вопроса о том, для чего, скажем, обвиняемому вообще нужен защитник, к тому же в лице профессионала-адвоката, ответ напрашивается один - для того чтобы представлять и защищать его интересы, оказывать ему необходимую юридическую помощь при производстве по уголовному делу.20 Только в таком отношении адвокат может стать, по выражению А.Ф. Кони, другом, советчиком человека, который по его искреннему убеждению, не виновен или вовсе не так и не в том виновен, как и в чем его обвиняют. ‘

Впрочем, адвокат как друг и советчик в деле охраны (защиты) прав и интересов потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, получения своевременной и квалифицированной юридической помощи нужен в уголовном процессе и потерпевшему, и гражданскому истцу, и

См.: Адаменко В.Д. Процессуальное положение защитника обвиняемого // Проблемы охраны прав граждан в сфере борьбы с преступностью. Иваново, 1980, с.32-42.

20 Мы не считаем необходимым обстоятельно анализировать существовавшее некогда мнение о том, *. что главное в защите - ее общественное служение, активная помощь советскому правосудию, а отсюда и

взгляд на защитника как на помощника суда «в установлении всех обстоятельств дела, необходимого для постановления законного и обоснованного приговора», подкрепленного к тому же высказываниями о том, что «свобода защиты не есть свобода от закона и советской морали», что «этика в советском обществе едина, это социалистическая этика, в основе которой лежат интересы социалистического общества и государства» (Адвокат в советском уголовном процессе. М., 1954, с.27, 53, 29, 26). Ограничимся лишь указанием на то, что правосудие по уголовным и фажданским судам в соответствии со ст. 118 Конституции Российской Федерации осуществляется только судом с сообщением принципа независимости и подчинения только закону (ст. 120 Конституции РФ). Единственной объективной основой принимаемого судьями решения является совокупность исследуемых в судебном заседании доказательств, а потому и никаких «помощников в деле осуществления правосудия» у суда быть не может и не должно.

21 См.: Кони А.Ф. Собрание сочинений. М., 1967, Том 4., с.64.

46

гражданскому ответчику.

Нравственные требования к адвокату во всех этих случаях, как отмечает Л.Д. Кокорев и Д.П. Котов, “едины: его деятельность должна соответствовать принципам гуманизма, справедливости, объективности, принципиальности, добросовестного выполнения своего профессионального долга”. Одновременно
эти авторы вполне справедливо замечают, что

? проявление указанных выше требований у адвоката “в конкретных ситуациях отличается определенными особенностями в зависимости от поручения, которое выполняет адвокат в уголовном процессе”.22 Особенности эти нами и будут рассмотрены в дальнейшем изложении.

Представлять права и интересы участников уголовного процесса как “стороны обвинения”, так и “стороны защиты” могут, как отмечалось, кроме адвокатов, их законные представители, близкие родственники и иные лица (ст. 45, 48, 55 УПК РФ).

В соответствии с пунктом 12 ст. 5 УПК РФ законными представителями являются родители, усыновители, опекуны, попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или потерпевший.

Законодатель законное представительство по новому Уголовно-процессуальному Кодексу распространяет, во-первых, только на несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (ст. 48 УПК РФ) или потерпевшего (часть 2 ст. 45 УПК РФ), а во-вторых, на лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера (ст. 437 УПК РФ).

• Юридическими фактами, порождающими законное представительство, являются: происхождение детей от определенных родителей; усыновление; назначение опекуна или попечителя над несовершеннолетним, ограниченно дееспособным либо недееспособным; назначение лица на должность

Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Воронеж, 1993, с. 178.

47

руководителя соответствующего учреждения (органа) опеки или попечительства.

В уголовном процессе законными представителями обычно выступают родители, юридические и нравственные обязанности которых возникают в силу самого факта кровного родства. По действующему закону оба родителя, и мать, и
отец, обладают равными полномочиями на законное

• представительство. Причем не имеет значения, состоят ли они в зарегистрированном браке или не состоят, правовое значение для отказа следователем, прокурором или судом одному из родителей (либо обоим) в праве на законное представительство может иметь только лишение родительских прав на основании состоявшегося решения суда. Мать ребенка признается его законным представителем, даже если она и не состоит в зарегистрированном браке. Если ребенка усыновили оба супруга, правовой режим законного представительства аналогичный. В ином случае законным представителем выступает лишь усыновитель, приравненный в правах к родителю.

Несколько иной характер имеет основание возникновения обязанностей перед подопечным несовершеннолетним, когда он не имеет родителей, и находится под опекой или попечительством.

Согласно ст. 32 ГК РФ опека устанавливается над малолетними, то есть над лицами, не достигшими четырнадцатилетнего возраста, а также над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства.

В соответствии со ст. 33 ГК РФ попечительство устанавливается над несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а

? также над гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами.

Решение органа опеки и попечительства является административным актом, порождающим обязанности опекуна или попечителя над подопечными (представляемыми).

Детям, воспитание которых осуществляется полностью детскими

48

учреждениями и организациями, а также совершеннолетним лицам, нуждающимся в опеке или попечительстве и помещенным в соответствующее учреждение, опекун или попечитель не назначается. Выполнение обязанностей опекунов или попечителей в отношении этих лиц возлагается в данном случае на администрацию учреждения, в котором находится подопечный. Представители таких учреждений согласно пункту

• 12 ст. 5 УПК РФ и являются законными представителями таких лиц.

Близкими родственниками, которые могут быть представителями подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего и частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика, являющихся полностью дееспособными лицами, согласно пункту 4 ст. 5 УПК РФ являются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внук.

При решении вопроса о допуске близких родственников указанных участников уголовного процесса нужно получить согласие самих представляемых. Участие того или иного близкого родственника в качестве представителя может негативно сказаться на судьбе подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего и частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика в виду, скажем, сложившихся между ними “натянутых” отношений “расходятся в позициях по делу, не доверяют друг другу”.23

В пункте 2 ст. 49 УПК РФ мы находим указание на возможность допуска в качестве защитника, кроме адвоката (о нем как о возможном представителе интересов подозреваемого и обвиняемого сказано нами ранее), и близкого
родственника еще и “иное лицо, о допуске которого

  • ходатайствует обвиняемый”. Причем “при производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката”. При этом такое лицо наделяется, как и адвокат, статусом представителя потерпевшего со всеми присущими к такому случаю правомочиями (правами и обязанностями).

Щерба СП., Зайцев О.А., Сарсенбаев Т.Е. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам. М., 2001. С. 122.

49

Никакого разъяснения в плане того, кто относится к таким лицам, законодатель не дает. В определенной степени ответ на поставленный вопрос мы находим в пункте 2 части 2 ст. 99 Модельного УПК для государств - участников СНГ, где указывается, что таковым может быть “другое лицо, имеющее высшее юридическое образование по законодательству независимого государства”. Причем такое лицо допускается к участию в » мировом суде по постановлению суда. О желании иметь в
качестве

защитника такое лицо подсудимый подает в суд письменное заявление, а “иное (другое) лицо” представляет документ, подтверждающий наличие у него высшего юридического образования (диплом об окончании юридического вуза). Этих документов вполне достаточно для участия такого лица в судебном разбирательстве уголовного дела в мировом суде. При допуске в качестве защитника “иного (другого) лица” главное принадлежит волеизъявлению подсудимого. В противном случае будет иметь место ни что иное, как нарушение конституционного права подсудимого на защиту.

В целях обеспечения реализации гарантированного ст. 48 Конституции Российской Федерации права граждан на получение квалифицированной юридической помощи из части 2 ст. 49 УПК РФ необходимо убрать ограничение о возможности допуска “иного лица” в качестве защитника только в суде и только “наряду с адвокатом”, а в мировом суде - “и вместо адвоката”. Возможность участия “иного лица”, способного оказать квалифицированную юридическую помощь обратившемуся, должно быть распространено на все стадии уголовного процесса и на все возможные формы судебного разбирательства. То, что установлено сейчас в УПК, как нам представляется, есть ущемление конституционного права каждого на * получение квалифицированной юридической помощи.

В соответствии со ст. 45 и 55 УПК РФ “иные лица” могут быть представителями потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя и гражданского ответчика при условии, если указанные участники уголовного процесса ходатайствуют об этом.

“Иное лицо” может представлять, на наш взгляд, и интересы

50

подозреваемого и обвиняемого, потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика, находящегося в соответствии со ст. 41 ГК РФ под патронажем.

В качестве “иных лиц”, которые могут быть представителями участников уголовного процесса, обычно выступают лица, связанные с представляемыми участниками уголовного процесса дружескими или • приятельскими отношениями.

В качестве “иных лиц”, на которых возможно возложение обязанностей по представительству должны рассматриваться, на наш взгляд, представители профессиональных союзов и общественных организаций, включая и правозащитные. В соответствии со ст. 47 УПК РСФСР такие представители допускались в качестве защитников при предъявлении ими соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего его личность. Отсутствие в новом УПК РФ такой нормы, на наш взгляд, не согласуется ни с конституционным правом любого гражданина на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48), ни с закрепленными в ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод правом на эффективные средства защиты. Представители профессиональных союзов и правозащитных организаций должны допускаться как в отношении подозреваемых, обвиняемых, так и потерпевших, частных обвинителей, гражданских истцов и гражданских ответчиков при условии, как это закреплено в части 1 ст. 45 УПК РФ, их правомочности представлять интересы указанных участников уголовного процесса в соответствии с Гражданским Кодексом Российской Федерации.

Таковы, на наш взгляд, материально-правовые основания уголовно- » процессуального представительства и те участники, кто может
его

осуществлять.

Для осуществления уголовно-процессуального представительства необходимы еще и процессуальные основания. Рассмотрим их.

Процессуально-правовые основания уголовно-процессуального представительства заключаются в самой процедуре его возникновения.

51

Сводятся они к тому, что а) есть представляемый участник уголовного процесса, чьи права законные интересы необходимо при производстве по уголовному делу представлять; б) представляемый участник уголовного процесса нуждается в правовой помощи со стороны представителя и в условиях договорного представительства, выражает свое волеизъявление об этом; в условиях же законного представительства представителя уполномочивает на уголовно- процессуальное представительство сам закон; в) отсутствуют обстоятельства, препятствующие тому или иному лицу осуществлять уголовно-процессуальное представительство; г) соблюдена процессуальная форма признания лица представителем интересов определенного участника уголовного процесса и наделения его предусмотренными уголовно-процессуальным законом полномочиями.

Два первых из названных оснований нами практически уже проанализированы в процессе исследования процессуально-правовой природы уголовно-процессуального представительства, его социального назначения (социальной ценности), определения участников уголовного процесса и чьи интересы при производстве по делу необходимо гарантировать посредством уголовно-процессуального представительства.

В силу сказанного есть необходимость обстоятельно проанализировать лишь два последних из вышеназванных процессуально-правовых основания.

Представителем чьих-либо интересов при производстве по уголовному делу может быть лишь полностью дееспособное лицо, способное по состоянию здоровья, деловым и профессиональным качествам исполнять полномочия представителя.

Требования, предъявляемые к адвокатам, представляющим интересы участников уголовного процесса (адвоката-защитника, адвоката- представителя потерпевшего и т.д.) нами проанализированы. В их числе требования профессионального и нравственно-психологического свойства. Такими же качествами должны обладать, как нам думается, и представители профессионального союза, правозащитной и иной общественной организации; в каждой организации найдется такой человек.

52

Что же касается законных представителей, то им должен быть, как отмечалось, непременно только полностью дееспособное лицо, отвечающее всем установленным ст. 21 Гражданского Кодекса РФ требованиям и, во-вторых, такое лицо должно обладать прямыми родственными связями, заложенными законодательством, а именно, быть родителями, усыновителями, опекунами, попечителями несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представителями учреждений и организаций, на попечении которых находился несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или потерпевший (п. 12 ст. 5 УПК РФ). Следует иметь в виду и тот факт, что любой представитель, причем любого из представляемых может в свою очередь иметь представителя как на договорной, так и добровольной основе, скажем, в близких приятельских отношениях. Необходимо лишь, как правило, иметь согласие представляемого как на конкретного представителя, так и “двойного”, “тройного” и т.д. уголовно- процессуального представительства.

Прав В.Д. Адаменко в том, что “без волеизъявления участника процесса нельзя навязать ему представителя” и что “для возникновения представительства необходимо и согласие избранного лица быть представителем”.24 При любом из названных вариантов между представляемыми и представителем могут не сложиться необходимые доверительные отношения, без которых уголовно-процессуальное представительство может не способствовать защите прав и интересов представляемого; представительство может превратиться в пустую формальность. Сказанное не распространяется на совершеннолетних и лиц, находящихся под опекой и попечительством, не обладающих полной дееспособностью. Их интересы представляют законные представители -родители, усыновители, опекуны и попечители.

Модельный УПК для государств - участников СНГ в части 4 ст. 109 указывает на то, что “не могут допускаться к участию в производстве по

Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978, с.44.

53

уголовному делу в качестве законного представителя: 1) потерпевшего и гражданского истца - лицо, которому приписывается причинение запрещенным уголовным законом деянием морального, физического или имущественного вреда потерпевшему либо имущественного вреда гражданскому истцу; 2) подозреваемого и обвиняемого - лицо, которому приписываемым подозреваемым или обвиняемым деянием, запрещенным * уголовным законом, причинен моральный, физический или имущественный

вред”. Исходя из того, что процессуальные решения должны основываться на оценке совокупности фактических данных (доказательств), а не на предположениях (только так можно толковать слова “предписываемое деяние”), то и законодательством вводить такого рода ограничения нельзя. УПК РФ таких ограничений для законного уголовно-процессуального представительства не предусматривает. Только родственные связи или наличие специального административного акта об установлении над определенным лицом опекунства или попечительства является непременным условием осуществления законного уголовно- процессуального

представительства. Отсюда, законные представители появляются в уголовном процессе независимо от воли и желания представляемого, а потому правы те, кто считает, что лицо, в производстве которого находится уголовное дело, должно выносить не постановление о признании лица законным представителем, а просто “о его допуске к участию в деле”. Вынесение такого постановления и есть тот момент, с которого законный представитель получает возможность начать реализацию полномочий представителя.

Что касается адвокатов и представителей профсоюзных,

•• правозащитных и иных общественных организаций как
возможных

представителей участников уголовного процесса, образующих состав

“стороны обвинения” и “стороны защиты”, то ст. 72 УПК РФ содержит

перечень обстоятельств, исключающих их участие в качестве таких

Мелешко B.B. Институт представителей участников уголовного процесса. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1994, с.42.

54

представителей. Таковыми являются следующие факты: а) участие в производстве по уголовному делу до постановки вопроса о представительстве в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого; б) наличие родственных отношений с судьей, прокурором, следователем, дознавателем или
секретарем судебного

» заседания, принимавшим или принимающим участие в расследовании или

судебном рассмотрении данного уголовного дела, либо лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного процесса, заключившего с ним соглашения об оказании защиты; в) оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого или представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. Наличие любого из числа перечисленных обстоятельств может поставить под сомнение объективность и целеустремленность представителя в защите прав и законных интересов представляемого, оказание последнему необходимой ему квалифицированной юридической помощи, а в целом просто дискредитировать институт уголовно- процессуального представительства.

Все это вызывает потребность следователю, прокурору, судье в каждом конкретном случае всесторонне, объективно и полностью изучить вопрос об отсутствии у возможного представителя любого из указанных в ст. 72 УПК РФ обстоятельств и с учетом наличия других, предъявляемых к представителю требований (о них шла речь выше), а также с учетом наличия у кандидата в представители надлежащим образом оформленного ордера

  • юридической консультации или доверенности соответствующей организации

вынести постановление (суд - определение) о признании предъявителя таких документов представителем конкретного участника уголовного процесса или об отказе в таком признании. Требовать от представляемого письменного согласия на представительство не требуется, ибо оно уже выражено фактом заключения с адвокатом договора (соглашения), обусловленного к тому же

55

определенным гонораром (денежной суммой) или фактом обращения в профсоюзную, правозащитную или иную общественную организацию с просьбой о представительстве по уголовному делу. Объем полномочий представителя при производстве по уголовному делу зависит от объема прав и обязанностей представляемого. Он не может быть больше того, каким представляемого наделяет законодатель и зависеть, как полагает В.П. Божьев в “известной степени от вида представительства”.26 Что же касается выбора представителем средств и способов защиты интересов представляемых им лиц, то это зависит от характера осуществляемого уголовно-процессуального представительства, т.е. от того, является ли оно законным представительством, или представительством, основанным на договоре (соглашении). Обстоятельному рассмотрению процесса осуществления таких видов уголовно-процессуального представительства и используемых при этом средств и способов и посвящается дальнейшее наше исследование.

Божьев В.П. Представительство в уголовном процессе. // Ученые записки ВНИИСЗ. М., 1968, вып.15., с.121.

56

1.3. Виды уголовно-процессуального представительства

Теории и практике современного российского уголовного процесса известны два вида уголовно-процессуального представительства: законное и договорное.1 При этом каждая разновидность такого представительства достаточно обстоятельно регулируется уголовно- процессуальным законодательством. Вне правового регулирования уголовно-процессуального представительства просто не существует, его нет. Отсюда, широко используемый термин “законное представительство” является в определенной степени условным.

Под ним в самом общем плане (виде) понимается представительство, осуществляемое законными представителями представляемого лица (в нашем случае - участника уголовного процесса). Указания на то, кто может выступать в уголовном процессе в качестве законных представителей дается, как отмечалось выше, в пункте 12 ст. 5 УПК РФ. Таковыми являются “родители, усыновители (надо полагать и “удочерители” - авт.), опекуны, попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или потерпевший”.

Приведенная норма (пункт 12 ст. 5 УПК РФ) ограничивает законное представительство такими участниками уголовного процесса как подозреваемый, обвиняемый и потерпевший, не достигший к тому же совершеннолетия, то есть восемнадцатилетнего возраста. Вместе с тем в ряде уголовно-процессуальных норм мы находим указание на распространение законного представительства и на таких участников уголовного процесса, какими являются гражданский истец (части 3 и 4 ст. 44 УПК РФ), лица, в отношении которого ведется производство
о применении к нему

1 Известное по УПК РСФСР 1960 года общественное представительство в виде, в частности, участия в судебных заседаниях по уголовным делам общественных обвинителей и общественных защитников (ст. 250) УПК РФ 2001 года не предусматривает.

57

принудительных мер медицинского характера (ст. 437 УПК РФ), а также несовершеннолетнего свидетеля при его допросе (ст. 191 УПК РФ). Надо полагать, что применительно к гражданскому истцу речь в данном случае идет практически о том же несовершеннолетнем потерпевшем, которому совершенным преступлением причинен материальный или моральный вред и который в силу этого предъявил исковое требование о возмещении « причиненного ему вреда. i

В отдельных случаях в качестве разновидности законного уголовно- процессуального представительства выступает и правопреемство. Согласно ст. 40 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) “в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением правоотношении (смерть гражданина, прекращение существования юридического лица, уступка требования, перевод долга) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником”. В уголовном процессе вопрос о так называемом законном правопреемстве может возникнуть только в отношении умершего несовершеннолетнего потерпевшего.

В случае смерти подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего их личные права и обязанности ни к кому не могут переходить. Производство по уголовному делу в случаях смерти подозреваемого или обвиняемого просто прекращается по основанию, предусмотренному пунктом 4 ст. 24 УПК РФ, о чем выносится специальное постановление. Элементы уголовно- процессуального правопреемства в таких случаях можно увидеть в праве законных представителей умершего несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, а также близких родственников таких лиц в реабилитации указанных участников уголовного процесса, включая право на • возмещение имущественного вреда, устранение последствий
морального

вреда и восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав (ст. 133- 139 УПК РФ).

Что касается законного уголовно-процессуального правопреемства умершего несовершеннолетнего потерпевшего, то оно основывается на положении части 8 ст. 42 УПК РФ о том, что “по уголовным делам о

58

преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников” (пункт 4 ст. 5 УПК РФ). Обращает на себя внимание и то, что законным правопреемником умершего несовершеннолетнего потерпевшего может быть лишь один из близких родственников, а не несколько таких лиц, как это полагают отдельные • ученые-процессуалисты. Решение о признании одного из
близких

родственников умершего несовершеннолетнего потерпевшим должно принимать должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело (следователь, прокурор, судья). При этом необходимо учитывать множество факторов, включающих в себя и характер сложившихся между умершим несовершеннолетним потерпевшим и тем или иным близким родственником отношений (доверительных, враждебных и т.д.). Принятое решение должно оформляться специальным постановлением.

Согласно ст. 42 УПК РФ 2001 года потерпевшим при производстве по уголовному делу в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации может признаваться и юридическое лицо. Такое юридическое лицо также наделяется всеми указанными в части 2 ст. 42 УПК РФ правами потерпевшего. Эти права, как указывается в части 9 ст. 42 УПК РФ, осуществляет представитель юридического лица.

Вопрос о правопреемстве юридического лица в случае прекращения его существования, при его реорганизации по основаниям, указанным в ст. 58 Гражданского Кодекса РФ, должен решаться, надо полагать, в порядке урегулированного ст. 40 Гражданского процессуального кодекса РФ процессуального правопреемства. Заявляя ходатайство о вступлении в « уголовный процесс в качестве правопреемника
заинтересованное

юридическое лицо “должно себя легитимировать в качестве данного участника процесса и предоставить соответствующие доказательства в виде

2 См.: Ларин А. Представители и правопреемники в уголовном процессе. // Российская Юстиция, 1981, № 8, с. 22; Комментарий к УПК РФ / Под ред. проф. В.М. Савицкого, Б.Т. Бозлепкина, П.А. Лупинской, И.Л. Петрухина. М., 1999, с. 100.

59

необходимых документов, подтверждающих переход к нему прав и обязанностей правопредшественника”.3

Решение о признании такого юридического лица правопреемником реорганизованного юридического лица, являющегося потерпевшим по уголовному делу, должно также оформляться постановлением лица, расследующего уголовное дело, или судьей.

• Переход прав и обязанностей (полномочий) юридического лица -

потерпевшего как участника уголовного процесса к юридическому лицу - правопреемнику такого потерпевшего осуществляется на законных основаниях и в урегулированном законом же (гражданско-процессуальным) порядке. Сказанное позволяет утверждать, что и в данном случае имеет место так называемое “законное уголовно-процессуальное представительство”. Учитывая, однако, что уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 года в соответствующих нормах (они названы выше - авт.) ведет речь о законном уголовно- процессуальном представительстве лишь физических лиц (несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, потерпевших и свидетелей, а также лиц, в отношении которых ведется производство о применении к ним принудительных мер медицинского характера), в случае смерти которых наступает законное уголовно-процессуальное правопреемство юридических лиц в уголовном процессе назовем как “законное уголовно-процессуальное правопреемство юридических лиц - потерпевших”.

Весьма распространенным при производстве по уголовному делу является так называемое договорное уголовно-процессуальное представительство. Такое представительство представляет собой письменное

« соглашение полностью дееспособного участника уголовного
процесса

(физического или юридического лица) с лицом (конкретным человеком) или организацией на оказание ему юридической помощи в защите его прав и интересов при производстве по уголовному делу. Такие договора

3 Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. /Под ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1997, с. 62.

60

(соглашения) чаще всего заключаются подозреваемыми, обвиняемыми, подсудимыми, потерпевшими с различными адвокатскими организациями (коллегиями, фирмами, бюро и т.д.), специально предназначенными для оказания квалифицированной юридической помощи гражданам и организациям.

Такова, на наш взгляд, возможная классификация видов уголовно- процессуального представительства. Мы понимаем, что любая классификация носит оттенок условности.

Своеобразным подтверждением сказанному может, в частности, служить выделяемое отдельными авторами уголовно-процессуальное представительство потерпевших, находящихся в беспомощном состоянии, и неспособных самостоятельно осуществлять свои процессуальные права.4 При этом “под беспомощным состоянием потерпевшего в уголовно-процессуальном праве … понимаются такие психофизические свойства и состояние потерпевшего, в силу которых он не может в полной мере понимать свое процессуальное положение или не в состоянии самостоятельно осуществлять защиту своих прав и законных интересов всеми способами и средствами, установленными в законе. Таким образом, уголовно-процессуальная беспомощность потерпевшего выражается в его полной или частичной процессуальной недееспособности. Причинами, обусловливающими беспомощное состояние в уголовно-процессуальном смысле … является малолетний, престарелый возраст; физические или психические недостатки, либо иные психофизические свойства и состояния потерпевшего”.5 К сожалению в нашем обществе имеют место немало умственно отсталых, престарелых и неграмотных, слабовидящих и полностью слепых, глухих, тугоухих, немых, заикающихся людей, либо страдающих тяжелыми соматическими заболеваниями или анатомическими дефектами, лишающими их возможности самостоятельно знакомиться с

4 См. Щерба СП., Зайцев О.А., Сарсенбаев Т.Е. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам. М., 2001. С.112-136.

5 Там же, с. 27-28.

61 содержанием протокола следственного действия, расписываться в нем и т.д. Интересы таких лиц представляют, как правило, их родственники, в том числе и те, что входят в состав, так называемых “законных представителей”. Вместе с тем в отношении рассматриваемой категории лиц в качестве представителя может быть допущен и адвокат. Интересы обеспечения процессуального равноправия двух важнейших участников состязательного процесса, каковыми являются обвиняемый (подсудимый) и потерпевший, позволяют ставить вопрос о возможности осуществления уголовно-процессуального представительства беспомощного потерпевшего как его законным представителем, так и наряду с ним, адвокатом-представителем на основе заключенного с ним договора (соглашения). Причем такой потерпевший должен быть освобожден от оплаты юридической помощи.6

Вопрос о таком представительстве требует своего надлежащего уголовно-процессуального регулирования. В нашем же дальнейшем исследовании речь пойдет об урегулированных уголовно- процессуальным законодательством и достаточно устоявшихся на практике таких видах уголовно-процессуального представительства,
какими являются

а) представительство по закону осуществляемое
законными представителями, условно называемое как “законное представительство” и

б) представительство, основанное на договоре (соглашении).

6 Подробное обоснование сказанному см.: Щерба СП., Зайцев О.А., Сарсенбаев Т.Е. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам. M., 2001. С.126-128.

62

ГЛАВА II. УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО, ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЕ ЗАКОННЫМИ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ

2.1. Общие предпосылки осуществления законного уголовно- процессуального представительства

Из изложенного в первой главе данной работы видно, что правом на представительство в уголовном процессе обладают такие его участники как подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, гражданский ответчик и свидетель. Перечисленные здесь лица и будут в дальнейшем изложении иметься в виду при использовании нами термина “участник(и) уголовного процесса”, имеющие право на уголовно-процессуальное представительство.

Вопрос об уголовно-процессуальном представительстве,

осуществляемого законными представителями, возникает тогда, когда участник уголовного процесса является а) несовершеннолетним, б) лицом, которое в силу своих физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществить (реализовать) свои правомочия, в) лицом, в отношении которого ведется производство о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Вопрос о защите прав и законных интересов несовершеннолетнего, а также лица, который в силу своих физических или психических недостатков не способен сам обеспечить свои правомочия, возникает уже в стадии возбуждения уголовного дела, а именно в тех случаях, когда эти лица, будучи фактически подозреваемыми в совершении преступления, вызываются в орган дознания или к следователю для дачи объяснений в соответствии со ст. 144 УПК РФ. Если не упускать из виду, что под видом получения объяснений в подобных случаях зачастую производится самый настоящий уличающий допрос, то следует признать, что подопечный нуждается в помощи своего представителя уже на данном этапе.

63

Законный представитель обязан защищать права и законные интересы подопечного во всех учреждениях, в том числе в следственных и судебных, вызов подопечного в органы расследования должен осуществляться через его законного представителя, которому следовало бы предоставить возможность присутствовать при отобрании объяснений от несовершеннолетнего, по лучение которых, как правило, предшествует возбуждению уголовного дела, » и давать при этом свои объяснения, которые могут быть использованы при

решении вопроса о возбуждении уголовного дела либо отказе в возбуждении уголовного дела.

В связи с наличием уголовно-процессуальных отношений на этапе проверки наличия оснований для возбуждения уголовного дела (ст. 144 УПК РФ) уже в этот период производства уголовно-процессуальное представительство, в том числе и в виде законного может иметь место. Следует учесть и то, что подозреваемый ныне появляется не только в связи с задержанием или применением к лицу меры пресечения, но и в связи с возбуждением уголовного дела в отношении конкретного лица (ст. 46 УПК РФ).

Констатация отсутствия у подозреваемого полной дееспособности (не достижение восемнадцатилетнего возраста, наличие психических или физических недостатков) влечет появление его законного представителя. Причем, если вопрос о недостижении определенного возраста решается сравнительно просто, на основании документов (свидетельства о рождении и т.д.), то процессуальная процедура установления наличия физических и психических недостатков, определяющих появление в деле законного представителя, представляет определенную сложность. % Своеобразным ориентиром для первых служит указание
проф.

СП. Щербы об отнесении к имеющим уголовно-процессуальное значение физическим недостаткам “полную или частичную утрату функции зрения, слуха, речи, в силу которых у лица отсутствует либо ослаблена одна из способностей правильно и полно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и воспроизводить воспринятое, или такие анатомические

64

дефекты или хронические соматические заболевания, которые хотя и не нарушают возможности лица полно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и воспроизводить воспринятое, однако лишают или ослабляют его возможности обходиться без посторонней помощи и самостоятельно защищать свои права и интересы”.1

Многие из физических недостатков в силу их внешней выраженности следователь может определить без особого труда: слепота, немота, глухота, глухонемота, заикание, отсутствие рук или паралич нижних конечностей и т.д. Сложнее обстоит дело с определением психических недостатков, в силу наличия которых обвиняемый (подозреваемый) не способен сам осуществлять свои процессуальные права. В уголовно- процессуальном законе такого понятия не существует, как и нет самого перечня психических недостатков. Вопрос о наличии такого рода психических недостатков связывается с обязательным производством согласно ст. 196 УПК РФ экспертизы в связи с решением обычно вопроса о вменяемости подозреваемого (обвиняемого). Констатация экспертом невменяемости лица включает процедуру производства по применению принудительных мер медицинского характера. Во всех других случаях следователи, исходя из факта признания лица вменяемым, т.е. из того, что обвиняемый (подозреваемый) способен отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, презюмируют, что он может самостоятельно защищать свои права, даже если эксперты констатировали наличие у этой категории подследственных ослабленных, нарушенных познавательных способностей или патологических изменений эмоционально-волевой сферы (например, в силу остаточных явлений органического заболевания центральной нервной системы).

Такая практика, как нам думается, существенно ограничивает права обвиняемых (подозреваемых), страдающих психическими и физическими недостатками, на реализацию ими своих правомочий на защиту. Определяя

1 Цит. по кн.: Щерба СП., Зайцев О.А., Сарсенбаев Т.Е. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам. М., 2001. С.32.

65

момент допуска законного представителя по делам данной категории для участия в предварительном расследовании, психическими недостатками следует считать, на наш взгляд, психические заболевания, ибо каждое из них отрицательно влияет на способность объективного отражения действительности в сознании человека, определенным образом осложняя ее, затрудняя умственное, познавательные и волевые процессы, без которых нормальная деятельность просто немыслима. Для решения этого вопроса следовало бы установить такой порядок, при котором законный представитель к участию в деле допускался бы на основании медицинских документов о наличии и степени тяжести этих недостатков. Документы об этом могут быть представлены как самим обвиняемым (подозреваемым), так и их законными представителями, родственниками.

Поскольку следователь не обладает специальными познаниями относительно характера физических или психических недостатков, степени их влияния на познавательные и эмоционально-волевые процессы, решать вопрос о том, может ли обвиняемый (подозреваемый) в полной мере защитить свои права сам, следует на основании соответствующего письменного врачебного заключения. В случае, если же по делу назначена судебно-психиатрическая экспертиза по вопросу вменяемости, то кроме этого, целесообразно поставить перед экспертами вопрос о наличии у обвиняемого (подозреваемого) психических недостатков, препятствующих осуществлению им своих прав.

Отсюда вытекает, что следователь обязан обеспечить участие в деле законного представителя обвиняемого (подозреваемого) с момента установления факта наличия у него физических или психических недостатков, лишающих либо ограничивающих его в самостоятельной реализации своих правомочий, в первую очередь, права на защиту от подозрения и обвинения.

Задержание, применение меры пресечения, предъявление обвинения лицу, над которым установлены опека или попечительство,
порождает

66 обязанность следователя уведомить попечителя о предпринимаемых действиях в отношении их подопечных.

Поскольку законный представитель подозреваемого осуществляет права представляемого лица, соответствующие уголовно-процессуальные отношения возникают с момента его уведомления о задержании последнего, которое согласно ст. 96 УПК РФ должно быть осуществлено не позднее

  • двенадцати часов с момента задержания. В законе следовало бы также предусмотреть, что если на момент задержания, применения меры пресечения в виде заключения под стражу или предъявления обвинения определенному лицу следователь располагает данными о наличии у него психических недостатков, которые могут затруднить либо полностью лишить его возможности к самостоятельной защите, об этих мерах процессуального принуждения должен быть уведомлен его законный представитель, которого следовало бы допустить к ознакомлению с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения или постановлением о привлечении в качестве обвиняемого. Без такого ознакомления невозможно надлежащее осуществление обязанностей законного представителя.

Если лица, имеющие законных представителей, не задерживались в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ и никакая из мер пресечения к ним до предъявления обвинения не избиралась, а также не отбиралось обязательство о явке в порядке ст. 112 УКПФ РФ, ознакомление их законных представителей с правами должно производиться после вынесения следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого, т.е. с момента появления в деле соответствующего субъекта законного представительства - обвиняемого (ст. 47 УПК РФ), но, во всяком случае, до

? предъявления обвинения.

Поскольку не исключается совместное участие законного представителя с защитником, законному представителю следует разъяснять, что все действия, связанные с выбором и приглашением адвоката-защитника ложатся на самого законного представителя. Согласно ст. 49 УПК РФ защитник допускается к
участию в деле с самых первых шагов уголовно-

67

процессуальной деятельности (с момента возбуждения уголовного дела, фактического задержания подозреваемого, объявления ему постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, с момента начала осуществления мер процессуального принуждения и процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления).

Право законного представителя участвовать во всех следственных действиях с участием представляемого лица дает ему возможность участвовать уже и в самом первом допросе подозреваемого, причем речь идет именно об участии, а не о присутствии при допросе, поскольку присутствие предполагает пассивную форму участия, какого-то инертного наблюдения за происходящим.

В силу того, что согласно ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если “подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту” (пункт 3), представитель обязан убедиться перед началом первого допроса был ли предоставлен такому подозреваемому защитник и имели ли они свидание до допроса наедине и конфиденциально.

Думается, что и самому представителю должно быть предоставлено такое право. Только надо предварительно убедиться, что такой представитель не настроен негативно по отношению к подозреваемому, не может причинить вреда его правам и законным интересам.

Конкретные формы и способы участия законного представителя подозреваемого и обвиняемого, которые не в силах сами полноценно реализовать свои права и интересы в силу наличия у них психических или физических недостатков, а потому и не обладающие полной дееспособностью, также как с несовершеннолетним, рассмотрим более подробнее в связи с анализом осуществления уголовно-процессуального представительства несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых.

68

2.2. Осуществление уголовно-процессуального представительства законными представителями несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого

Субъектом преступления в соответствии со ст. 20 УК РФ может быть как общее правило лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. За отдельные из числа перечисленных в данной статье уголовного закона составов преступлений (а они как раз и совершаются преимущественно лицами подросткового возраста) уголовная ответственность наступает с четырнадцатилетнего возраста (кражи, грабежи, разбойные нападения, квалифицированные виды хулиганства, убийства, причинения тяжкого вреда здоровью и т.д.). Вместе с тем, законодатель допускает привлечение к уголовной ответственности и с восемнадцатилетнего возраста, если лицо, совершившее преступление, отстает в умственном развитии.

В любом из этих вариантов возможного субъекта преступления речь идет о несовершеннолетнем, т.е. лице, не достигшем восемнадцатилетнего возраста. Полностью же дееспособными гражданами в России становятся лишь с восемнадцати лет. С учетом этого законодатель и счел необходимым разрешить лицам, не достигшим восемнадцати лет, но уже успевшим совершить преступление, реализовать свои права, свободы и законные интересы в уголовном процессе с помощью законных представителей.

В соответствии со ст. 426 УПК РФ законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускается к участию в деле на основании постановления прокурора, следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Согласно ст. 51 УПК РФ, если подозреваемый несовершеннолетний, то защитник допускается к участию в деле в обязательном порядке, законный представитель должен убедиться не только в наличии защитника, но и в том, обеспечено ли было защитнику и такому подозреваемому свидание наедине

69

до начала допроса, причем конфиденциально.1 Думается, что такого же рода свидание должен иметь и законный представитель.

Законный представитель обязан участвовать в
допросе

несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) наряду с психологом или педагогом (пункт 3 ч. 2 ст. 426 УПК РФ).

Мы не отрицаем того, что участие в допросе несовершеннолетних законных представителей может отрицательно повлиять на правдивость показаний.2 Однако, на этом основании нельзя ограничивать права, как нам думается, несовершеннолетних подозреваемых. Согласно ст. 17 и 88 УПК РФ доказательства оцениваются по внутреннему убеждению оценивающего, сформировавшаяся на основе совокупной оценки доказательств. Кроме того, в соответствии с частью 4 ст. 426 УПК РФ у следователя есть возможность отстранить законного представителя от участия в деле, если есть основания считать, что он своими действиями наносит ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, и заменить его другим законным представителем.

Законный представитель согласно пункту 3 части 2 ст. 426 УПК РФ вправе принимать участие и в других следственных действиях, производимых с участием несовершеннолетнего и его защитника. Такими следственными действиями, как нам думается, должны быть, прежде всего, те, процесс производства которых связан с получением от несовершеннолетнего показаний - очная ставка, опознание, проверка показаний на местности, следственный эксперимент, освидетельствование, обыск, выемка. В УПК РФ следовало бы указать об этом.

В случае необходимости подвергнуть несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) экспертному исследованию все предоставляемые ему в соответствии со ст. 198 УПК РФ права должен иметь

1 См.: Давлетов А.А. Подозрение и защита. Екатеринбург, 1997; Зинатуллин Т.З. Этические основы уголовно-процессуальной деятельности адвоката-защитника. Автореф. дис … канд. юрид. наук, Ижевск, 1998, с. 9.

2 Гуковская К. И., Долгова А. И., Миньковский Г. М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. М., 1974, с. 88-89.

70

и его законный представитель. Представляется, что данное обстоятельство должно быть выделено особо в ст. 426 УПК РФ, ибо производство экспертизы, особенно тех, что связаны с медицинскими исследованиями, существенно затрагивает права и интересы личности. Считаем необходимым отметить более четкое регулирование вопросов участия законных представителей при назначении и проведении экспертиз по УПК республики % Казахстан 1997 года. Согласно части 4 ст. 242 этого кодекса экспертиза

вообще может назначаться по инициативе представителя, который в письменном виде формулирует вопрос эксперту, указывает объекты исследования, называет лицо (лиц), которое может быть приглашено в качестве эксперта. При получении образцов для экспертного исследования, связанных с применением сложных медицинских процедур или методов, вызывающих сильные болевые ощущения, необходимо письменное согласие не только несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), но и его законного представителя (ст. 262 УПК республики Казахстан).

Участие законных представителей в следственных действиях связано с их правом заявлять ходатайства и отводы, принимать жалобы на действия и решения следователя (пункт 5 части 2 ст. 426 УПК РФ).

По делам о преступлениях несовершеннолетних наряду с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по любому уголовному делу (ст. 73 УПК РФ), необходимо установить точный возраст несовершеннолетнего, условия жизни и воспитания, уровень психического развития и иные особенности личности, влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц. При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим к расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной

мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 421 УПК РФ).

Для установления отмеченных обстоятельств допрос законного представителя представляется просто необходимым и исключительно важным.

71

В связи с этим, как нам представляется, в законе необходимо специально урегулировать процессуальный порядок допроса законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого. Показания таких законных представителей надлежит отнести к доказательствам.

В силу особой важности для расследования уголовного дела тех

• сведений, которыми располагают законные представители, для установления этих обстоятельств, целесообразно их показания выделить в самостоятельный источник доказательств. Показания таких лиц не укладывается в рамки позиций свидетеля в силу особого их процессуального статуса, ни в показания подозреваемых (обвиняемого), чьи интересы они только представляют.

Законные представители в силу ст. 51 Конституции РФ не обязаны свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников.

В законе не упоминается о необходимости согласия родителей и иных законных представителей на принятие обязательства о присмотре за несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым) как мере пресечения, им разъясняется существо подозрения или обвинения, а также, ответственность, связанную с обязанностями по присмотру (ст. 105 УПК РФ).

Думается, однако, что согласие родителей (лиц, их заменяющих) возложить на себя обязательства по присмотру за несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым) необходимо всегда выяснять. Иногда они просто не в состоянии обеспечить должный надзор за поведением такого несовершеннолетнего, обеспечить его явку по вызовам в силу болезни или

  • других объективных причин. В подобных случаях следует избирать другую меру пресечения.

Сказанное не должно распространяться на администрацию детского учреждения, в которой находится несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый), которая не может отказаться от присмотра.

72

Предварительное расследование может быть окончено прекращением производства по уголовному делу. Прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям (например, ввиду отсутствия в деянии обвиняемого состава преступления), по обыкновению, каких-то недопониманий не вызывает.

Если уголовное дело прекращается производством по так называемым нереабилитирующим основаниям (пункт 3 и 6 части 1 ст. 24, ст. 25-26, пункт 3, 6-8 части 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ), то законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого может против этого возражать и настаивать на рассмотрении уголовного дела в суде. Согласно части 1 ст. 427 УПК РФ прекращение уголовного дела о впервые совершенных преступлениях небольшой или средней тяжести с постановкой перед судом вопроса о применении в отношении несовершеннолетнего принудительных мер воспитательного характера не допускается, если обвиняемый или законный представитель против этого возражает. Надо полагать, что согласие именно законного представителя в таких случаях является решающим. Представляется, что согласие законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого на прекращение дела должно иметь место по всем нереабилитирующим основаниям (прекращение дела вследствие истечения давностных сроков уголовного преследования, по амнистии и т.д.).

В ст. 427 УПК РФ необходимо указать и на обязанность следователя вручать законному представителю несовершеннолетнего обвиняемого копию постановления о прекращении уголовного дела.

В случае окончания предварительного расследования составлением обвинительного заключения законный представитель имеет право знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме (пункт 7 части 2 си. 426 УПК РФ).

В соответствии с частью 3 ст. 426 УПК РФ прокурор, следователь, дознаватель вправе по окончании предварительного расследования вынести постановление о непредъявлении несовершеннолетнему обвиняемому для ознакомления тех материалов уголовного дела, которые могут оказать на

73

него отрицательное воздействие. При этом законный представитель в обязательном порядке должен ознакомиться с материалами дела.

Анализ практики показывает, что законным представителям несовершеннолетних обвиняемых право знакомиться со всеми материалами дела предоставлялось практически всегда (по 98,1% уголовных дел он участвовал на предварительном следствии и по 94,6% дел такое право ему предоставлялось). Пользовались они этим правом по 88,6% уголовных дел. По остальной части дел ознакомление не производилось из-за неявки законных представителей либо в силу того, что их просто не уведомляли об этом, ибо уведомление производилось несвоевременно. Там, где ознакомление производилось, его результаты выглядят так: по 26,2% делам законный представитель знакомился лично; по 0,3% делам материалы излагал следователь; по 0,3% делам знакомился совместно с обвиняемым; по 73,2% делам ознакомление производилось совместно с обвиняемым и его защитником. Следовательно, практика сама выбрала наиболее приемлемые для нее формы при наличии свободы выбора.

Законные представители по результатам ознакомления с материалами уголовного дела могут заявлять ходатайства о производстве дополнительных следственных действий, истребовании и приобщении к делу доказательства, а также по всем иным вопросам, связанным с защитой прав и законных интересов как своих, так и представляемых ими лиц.

По выполнении дополнительных следственных действий законный представитель должен быть ознакомлен с полученными при этом материалами наряду с обвиняемым и защитником. Если производство следственных действий было связано с участием в них представляемого лица, действует порядок, рассмотренный нами выше. Об отказе лица, расследующего уголовное дело, в удовлетворении заявленного законным представителем ходатайства, выносится мотивированное постановление.

По поступлении уголовных дел в суд, судья должен рассмотреть вопрос о возможности назначения его к слушанию в судебном разбирательстве. В случае заявления сторонами обвинения и защиты (это

74

может быть сделано, в частности, законным представителем несовершеннолетнего обвиняемого), а также по собственной инициативе суд вправе провести предварительное слушание. В части 2 ст. 229 УПК РФ перечислены случаи обязательного проведения предварительного слушания. В их числе ситуации, когда, скажем, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого возбуждает такое ходатайство после ознакомления его с материалами оконченного расследования уголовного дела либо не позднее семи суток со дня получения обвиняемым и им (законного представителя) копии обвинительного заключения или обвинительного акта (часть 3 ст. 229 УПК РФ).

УПК РФ достаточно обстоятельно регламентирует порядок проведения предварительного слушания и те решения, которые могут быть приняты в результате этого судом (ст. 234-239 УПК РФ). Как участник стороны защиты законный представитель обязан принимать самое активное участие в таком заседании суда, используя при этом все свои процессуальные права по представительству интересов несовершеннолетнего обвиняемого.

Считаем необходимым, с сожалением, констатировать отсутствие надлежащего правового регулирования вопросов участия законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого в стадии назначения уголовного дела к слушанию в судебном разбирательстве как в УПК РСФСР, так и в новом УПК РФ. В главах 33 и 34 УПК РФ нет даже упоминания о законных представителях несовершеннолетнего обвиняемого.

В главе 50 УПК РФ, специально посвященной регулированию производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних нет также упоминания об участии законных представителей в стадии назначения дела к слушанию в судебном разбирательстве. Заметим, что в соответствии со ст. 221 УПК РСФСР в редакции до 29 мая 1992 года по делам о преступлениях несовершеннолетних вопрос о предании суду в обязательном порядке рассматривался в распорядительном заседании суда. Думается, что без предварительного слушания вообще нельзя положительно решить вопроса о назначении судебного разбирательства по уголовным делам о

75

преступлениях несовершеннолетних. Участие же сторон (следовательно, и законных представителей) в таком слушании в силу части 1 ст. 234 УПК РФ обязательно.

Вопросы участия законных представителей несовершеннолетних подсудимых в судебном разбирательстве в УПК РФ 2001 года регулируются ст. 428. В соответствии с частью первой этой статьи они имеют право

« заявлять ходатайство и отводы, давать показания,
представлять

доказательства, участвовать в судебных прениях сторон, принимать жалобы на действия и решения суда. Нетрудно видеть, что названные здесь права позволяют законному представителю несовершеннолетнего подсудимого активно участвовать в подготовительной части судебного разбирательства, в судебном следствии и судебных прениях. Причем осуществляет все это законный представитель такого подсудимого на основе гарантированного ст. 123 Конституции РФ положения об осуществлении правосудия на основе состязательности и равенства сторон. Равенство прав сторон в судебном заседании заложено в ст. 244 УПК РФ, но в УПК нет нормы, в которой бы перечислялись участники стороны обвинения и стороны защиты в судебном заседании.

В подготовительной части судебного заседания законный представитель вправе заявить отвод составу суда и другим участникам судебного разбирательства, ходатайствовать о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, об исключении доказательств, полученных, по мнению законного представителя, с нарушением закона, о приобщении к делу документов и т.д., а также высказывать свое
мнение о возможности

  • рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из
    участников

судебного разбирательства.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по делам частного обвинения - с изложением заявления частным обвинителем (часть 1 ст. 273 УПК РФ).

76

После этого председательствующий в судебном заседании судья опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение и, как сказано в части 2 ст. 273 УПК РФ “желает ли он и его защитник выразить свое отношение к предъявляемому обвинению”. Ни в данной статье, ни в ст. 428 УПК РФ, специально посвященной регулированию вопросов участия законного представителя несовершеннолетнего подсудимого в судебном заседании, к сожалению, нет указания на необходимость выяснять отношение к обвинению законного представителя. И это при том, что отношение защитника подсудимого к обвинению выясняется. Думается, что такой пробел в законодательстве должен быть устранен.

Законным представителям несовершеннолетнего подсудимого необходимо представлять и право высказать свое мнение относительно порядка исследования доказательств в процессе судебного следствия. Да и по ходу судебного следствия законный представитель может ходатайствовать перед судом об изменении установленного порядка исследования доказательств.

Судебное следствие включает в себя допросы подсудимого, потерпевшего, свидетелей, экспертов, проведение всякого вида осмотров, следственных экспериментов, опознаний, освидетельствования, оглашение протоколов следственных действий и содержания имеющихся в деле документов, производство которого достаточно четко регламентировано статьями 275-290 УПК РФ.

Участвуя в исследовании доказательств, законный представитель может задавать вопросы допрашиваемым, ставить вопросы экспертам, принимать участие в производстве всякого рода осмотров и иных судебных действий, обращая внимание суда на все моменты, имеющие, по его мнению, значение для дела. И сами законные представители могут ходатайствовать перед судом о вызове новых свидетелей, производстве дополнительных, повторных экспертиз и т.д.

77

Законный представитель, как и другие участники процесса, должны подготовиться к допросу, продумать свои вопросы, их форму и последовательность.

Учитывая психологию несовершеннолетних, их склонность поддаваться ложно понимаемому чувству товарищества, брать на себя чужую вину, выгораживать соучастников и т. п., надо настойчиво выяснять

? истинную картину преступления, роль в нем каждого соучастника. Важно и умелое выяснение деталей обстановки и самого события преступления, осо бенно по групповым, сложным делам. В выяснении всех этих моментов активную роль может сыграть законный представитель, участвующий в допросе подсудимого и иных судебных действиях.

Если участие законного представителя в судебном заседании по уголовному делу может повредить законным интересам несовершеннолетнего, он по постановлению или определению суда может быть отстранен от участия в судебном разбирательстве. В этом случае к участию в судебном заседании допускается согласно ст. 428 УПК РФ другой законный представитель. Однако принимать решение об этом суду нужно крайне осторожно, лишь после тщательного выявления истинного отношения между несовершеннолетним подсудимым с его законным представителем, оценки доказательств негативного воздействия со стороны последнего на подсудимого.

При этом надо иметь в виду, что в условиях судебного разбирательства гораздо легче избежать негативного влияния законных представителей на несовершеннолетнего подсудимого, да и роль их в деле уже достаточно проясняется. К тому же закон наделяет их в этой стадии равными с

  • подсудимым правами. Так что временное или полное отстранение законного представителя от участия в судебном заседании возможно лишь в исключительных случаях, когда его присутствие действительно может нанести ущерб интересам несовершеннолетнего подсудимого.

78

В принципе же подсудимый и его законный представитель находятся в зале судебного заседания на всем протяжении разбирательства данного дела.

В отдельных случаях суд может удалить несовершеннолетнего из зала судебного заседания во время исследования обстоятельств, могущих отрицательно повлиять на него (часть 1 ст. 429 УПК РФ).

Оставшийся в зале законный представитель должен особенно внимательно следить за ходом судебного разбирательства с тем, чтобы отсутствие подсудимого не нанесло ущерба его правам и интересам.

После возвращения подсудимого в зал судебного заседания председатель сообщает ему в необходимом объеме и форме содержание данных в его отсутствие показаний, предоставляет ему возможность задать вопросы лицам, допрошенным в его отсутствие (часть 2 ст. 429 УПК РФ).

Законный представитель может принимать участие и в допросе представляемого им лица.

Законный представитель не может пройти и мимо случаев существенного отличия показаний подсудимого на предварительном следствии и в суде (скажем, случаев самооговора, выгораживания других лиц и т.п.). Его вопросы могут касаться и моментов, связанных с размером материального ущерба, нанесенного преступлением несовершеннолетнего, тем более что гражданским ответчиком нередко оказывается законный представитель подсудимого. Законный представитель может задавать и вопросы, связанные с ответами подсудимого на вопросы других участников судебного разбирательства.

Законный представитель может принять участие в очной ставке, если в ходе судебного следствия возникают существенные противоречия в показаниях подсудимого, потерпевшего, свидетелей (скажем, относительно характера действий подсудимого и потерпевшего, их взаимоотношений, наличия соучастников, взрослых подстрекателей и других обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу). Задавая относящиеся к существу дела вопросы подсудимому и другим участникам очной ставки, законный пред-

79

ставитель по существу способствует установлению истины по делу, выявлению реальной роли представляемого им несовершеннолетнего, степени его вины и т.д.

При допросе свидетелей законный представитель вправе, например, просить их уточнить некоторые моменты показаний; выяснить характер их отношений с подсудимым, потерпевшим и т.д.

Законный представитель вправе ознакомиться, как отмечалось, и с документами. Законного представителя не может не интересовать вопрос о том, не страдает ли свидетель какими-либо физическими или психическими недостатками, которые могли бы отразиться на правильном восприятии им обстановки и событий, о которых он дает свои показания.

Сказанное в целом относится и к допросу потерпевшего, тем более, что он является заинтересованным в деле лицом.

Изучение личности потерпевшего, анализ его поведения может дать более четкое представление о конкретных обстоятельствах данного преступления, степени вины и ответственности подсудимого. Порою те или иные преступления против личности имеют своей исходной точкой противоправные деяния самого потерпевшего. Это небезразлично и для подсудимого, и для его законного представителя. В ходе допроса потерпевшего законный представитель несовершеннолетнего подсудимого может обратить внимание суда на предшествовавшие преступлению враждебные отношения потерпевшего с подсудимым, факты выступления его в роли инициатора драк, скандалов, оскорблений в адрес подсудимого и прочих противоправных действий.

Законный представитель должен активно участвовать в допросах лиц, хорошо знающих условия жизни и воспитания подсудимого. При этом должны быть выяснены обстоятельства, связанные с выполнением родителями или лицами, их заменяющими, обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, окружение, интересы, поведение дома, в школе, на производстве, участие в общественной работе, наличие предыдущих нарушений и характер мер, ранее применявшихся к несовершеннолетнему.

80

Если подсудимый к моменту совершения преступления не учился и не работал, необходимо устанавливать, по какой причине и сколько времени это продолжалось, и все иные вопросы, имеющие значение для правильного и полного выявления условий, способствовавших совершению преступления.

Важные сведения по этим вопросам может дать и сам законный представитель несовершеннолетнего подсудимого, особенно во время его допроса в качестве свидетеля.

При этом допрос законного представителя несовершеннолетнего подсудимого необходимо проводить до допроса других свидетелей для того, чтобы он мог активно участвовать в их допросе.3

Законный представитель вправе выяснить или уточнить у эксперта отдельные положения его заключения, в том числе относящиеся к здоровью несовершеннолетнего подсудимого, не употребляет ли он наркотиков, алкоголя.

Вопросы к эксперту могут возникнуть и в связи с гражданским иском. Законный представитель вправе аргументированно возражать против предъявленного иска в полном объеме или частично; просить о выявлении реальной, прямой связи между действиями несовершеннолетнего подсудимого и материальным ущербом, причиненным потерпевшему; просить о выяснении точного размера нанесенного ущерба, изложить свое мнение по вопросу о порядке взыскания ущерба и т.д.

В случае необходимости законный представитель

несовершеннолетнего подсудимого может самостоятельно ставить вопрос о необходимости производства комплексной, дополнительной или повторной экспертизы, сформулировать свои вопросы к эксперту, представить объекты экспертного исследования.

Законный представитель вправе наряду с другими участниками процесса присутствовать при производстве экспертиз, тем более проводимых по его ходатайству.

3 См.: Саркисянц Г. П. Законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого в суде. Ташкент, 1985, с. 70-73.

81

Законный представитель несовершеннолетнего подсудимого вправе также участвовать, как отмечалось, при осмотрах вещественных доказательств, документов, местности, помещения. При этом он может задавать вопросы подсудимому и другим участникам процесса относительно признаков тех или иных предметов, документов, отдельных участков местности и др. Он вправе
обращать внимание суда на определенные

? признаки вещественных доказательств, различные обстоятельства, имеющие значение для дела, и просить занести его замечания в протокол судебного заседания Он может также просить суд об исследовании какого- либо объекта, а в случае необходимости — воспроизведении на месте обстановки и обстоятельств события (следственный эксперимент).

Новый УПК РФ, к сожалению, не регламентирует порядок допроса

несовершеннолетнего подсудимого в суде. На такое лицо нельзя

распространять полностью общий порядок допроса подсудимого в судебном

заседании, определенный ст. 275 и 276 УПК РФ. В силу сказанного при

допросе несовершеннолетнего подсудимого необходимо учитывать «

сформулированные в ст. 425 УПК РФ рекомендации о порядке допроса

несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого.

Конечно, трудно представить ситуации, когда в судебном заседании

допрос несовершеннолетнего подсудимого длился бы более 2 часов (в силу

ст. 425 УПК РФ такое запрещено). Вместе с тем, с учетом напряженной

обстановки судебного разбирательства временные границы такого допроса с

учетом мнения участвующих в допросе педагога и психолога еще больше

могут быть ограничены (скажем, вплоть до привычного, так называемого

“школьного часа”, т.е. до 45 минут).

  • В соответствии с частью 3 ст. 425 УПК РФ в допросе несовершеннолетнего обвиняемого (в нашем случае - подсудимого), не достигшего шестнадцатилетнего возраста, либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно.

82

В силу того, что шестнадцатилетний человек еще не полностью дееспособное лицо, представляется необходимым участие педагога или психолога при допросе подсудимого, не достигшего восемнадцатилетнего возраста. Тот факт, что возможность привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности в силу ст. 20 УПК РФ определена в шестнадцать, а в ряде случаев и с четырнадцати лет, не аргумент для того, чтобы не допускать в судебное заседание педагога, психолога, для его участия в допросе не достигшего восемнадцатилетнего возраста подсудимого. На наш взгляд, ни один в лице психолога, как предлагают отдельные процессуалисты4, а именно оба таких специалиста (и педагог, и психолог) должны в обязательном порядке допускаться в такое судебное заседание и участвовать не только в допросе, но и во всех других судебных действиях, связанных с дачей несовершеннолетним подсудимым показаний (очная ставка, опознание и т.д.). Причем суд должен в каждом конкретном случае решать вопрос о том, какое лицо допускать в качестве педагога (школьного учителя несовершеннолетнего или назначенного для него педагога) и психолога (из медицинского учреждения по месту жительства несовершеннолетнего или из незнакомого ему медицинского учреждения).

Законный представитель несовершеннолетнего подсудимого обязан проконтролировать все это.

По завершении исследования представленных сторонами доказательств председательствующий опрашивает стороны, желают ли они дополнить судебное следствие. В случае заявления ходатайства о дополнении судебного следствия суд обсуждает и разрешает его.

После разрешения ходатайств и выполнения, связанных с этим, необходимых судебных действий председательствующий объявляет судебное следствие оконченным (ст. 291 УПК РФ).

В УПК РФ 2001 года есть, на наш взгляд, некоторая несогласованность содержаний ст. 292 и 428. В первой из них, определяющей общее содержание

Бозров В.М., Кобяков В.М. Судебное следствие. Вопросы теории и практики. Екатеринбург, 1992,

с. 57.

83

и порядок судебных прений по всем уголовным делам, об участии в них законных представителей подсудимого и не упоминается; согласно же пункту 3 части 1 ст. 428 УПК РФ законные представители имеют право участвовать в судебных прениях. Вопрос о последовательности выступления в судебных прениях законный представитель согласовывает с другими участниками стороны защиты. В судебных прениях могут выступать, в частности, еще и защитник подсудимого, гражданский ответчик и его представитель, сам несовершеннолетний подсудимый.

В своем выступлении законный представитель несовершеннолетнего подсудимого может высказать свои суждения относительно любых подлежащих разрешению судом в совещательной комнате вопросов (ст. 299 УПК РФ), в том числе относительно доказанности обвинения, виновности подсудимого, возможных мерах уголовного наказания, решениях по гражданскому иску. Законный представитель должен особое внимание уделять вопросу о возможности исправления поведения несовершеннолетнего подсудимого вне его изоляции посредством применения мер воспитательного характера и о том, на кого из родителей, опекунов, попечителей, либо администрацию какого учреждения возложить выполнение обязанностей по применению соответствующих мер и контролю за поведением осужденного.

Здесь следует иметь в виду то, что в соответствии со ст. 431 УПК РФ 2001 года, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести будет признано, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения мер уголовного наказания, суд прекращает уголовное дело и применяет к несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного характера, предусмотренные ст. 90 УПК РФ (предупреждение, передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа, возложение обязанности загладить причиненный вред, ограничение досуга и особых требований к поведению несовершеннолетнего). Согласно ст. 432 УПК РФ суд может при наличии

84

таких оснований освободить несовершеннолетнего осужденного за преступления небольшой и средней тяжести от наказания и применить к нему указанные меры воспитательного воздействия (часть 1); при признании достаточности помещения осужденного за преступления средней тяжести в специализированное воспитательное учреждение закрытого типа суд, постановив обвинительный приговор, освобождает несовершеннолетнего осужденного от наказания и в соответствии со ст. 92 УПК РФ направляет его в указанное учреждение на срок до наступления совершеннолетия, но не более 3 лет (часть 2).

В судебном заседании, проводимого единолично судьей федерального районного суда, при решении вопроса о прекращении или, напротив, продлении срока пребывания несовершеннолетнего в специализированном воспитательном учреждении закрытого типа участвует как сам осужденный, так и законный представитель, защитник, прокурор и представитель специализированного учреждения для несовершеннолетних (часть 5 ст. 432 УПК РФ).

В соответствии с пунктами 5 и 6 части 1 ст. 428 УПК РФ законный представитель несовершеннолетнего подсудимого имеет право принимать жалобы на действия и решения суда, а также участвовать в заседании суда апелляционной, кассационной и надзорной инстанции.

В случае обжалования приговора мирового судьи судья федерального районного суда в апелляционном порядке проводит по делу новое судебное разбирательство, участие в котором может принимать и законный представитель несовершеннолетнего подсудимого. При этом он наделяется такими же правомочиями, которые нами выше проанализированы.

Производство в судах кассационной и надзорной инстанций имеют своей целью проверку законности, обоснованности постановленных судами первой инстанции приговоров и иных судебных решений.5

5 О сущности, правовой природе и назначении таких производств см.: Темушкин О.П. Организационно- правовые формы проверки законности и обоснованности приговоров. М., 1978; Познанский В.А. Вопросы теории и практики кассационного производства в советском уголовном процессе.

85

В соответствии с новым уголовно-процессуальным законодательством законные представители несовершеннолетнего осужденного получили возможность приносить жалобы как на не вступивший (ст. 354 УПК РФ), так и вступивший в законную силу (ст. 402 УПК РФ) судебный приговор, а также активно участвовать в соответствующем судебном заседании посредством изучения всех поступивших жалоб и представлений, заявления отводов и • ходатайств, в возможном исследовании доказательств,
выступления в

обосновании приведенных в жалобе доводов (ст. 377 УПК РФ), дачи устных объяснений (ст. 407 УПК РФ). В связи с такими законодательными новеллами должна, как нам думается, практика законного представительства в судах кассационной и надзорной инстанции из единичных случаев превратиться в действительно эффективное средство защиты прав и законных интересов осужденных; в нашем случае - несовершеннолетних осужденных.6

Изложенное в данном разделе нашей работы позволяет утверждать, что в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство представляет законным представителям реальные процессуальные возможности по защите прав и законных интересов, представляемых ими несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных.

Саратов, 1978; Мизулина Е.Б. Природа надзорного производства. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Казань, 1983; и др.

Подробно об участии законных представителей в судах кассационной и надзорной инстанциях см.: Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978, с. 167-184; Саркисянц Г.П. Законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого в суде. Ташкент, 1985, с. 83-150.

86

2.3. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое законными представителями лиц, в отношении которых ведется производство о применении к ним мер медицинского характера

Законодатель установил особый порядок производства по применению принудительных мер медицинского характера, осуществляемый по уголовным делам в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости или заболевшего после совершения преступления психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания (ст. 433-446 УПК РФ).1

Установление такого порядка обусловлено специальными задачами, своим предметом доказывания, спецификой содержания и форм процессуальных решений, особым процессуальным положением лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера. По делам такого рода “речь идет не о преступлении и не об установлении виновности”, а потому “здесь присутствуют исключения из общих правил судопроизводства. Нормы уголовно-процессуального закона, регламентирующие особенности производства по таким делам, не только не устанавливают изъятие из общих процессуальных правил и дополняют их, но изменяют и преобразуют многие из них”.2

Лица, в отношении которых ведется производство о применении к ним принудительных мер медицинского характера, наделяются определенными процессуальными правами и обязанностями.3 Они участвуют при производстве предварительного расследования и в судебном разбирательстве, если этому не препятствует их психическое состояние.

’ Данный порядок не распространяется на лиц, нуждающихся в лечении от алкоголизма и наркомании, а также лиц, нуждающихся в лечении психиатрических расстройств, не исключающих их вменяемости, предусмотренных частью второй ст. 99 УК РФ (часть 4 ст. 433 УПК РФ 2001 года).

2 Мищенко Е.В. Принудительные меры медицинского характера. Их правовая природа и основания применения судом. Оренбург, 1999, с. 82.

3 В теории (см., например, Мищенко Е.В. Принудительные меры медицинского характера. Их правовая природа и основания применения судом. Оренбург, 1999) и практике таких лиц называют еще и душевнобольными. В дальнейшем изложении оба эти выражения нами будут использоваться как синонимы.

87

Если лицо в силу психического расстройства здоровья не может участвовать на предварительном следствии, то помимо обычных в таких случаях медицинских документов и, в первую очередь, заключения экспертов - психиатров, составляется еще и протокол о невозможности участия душевнобольного в производстве по уголовному делу. При невозможности участия душевнобольного на предварительном следствии органы предварительного следствия, а в дальнейшем и суд обязаны обеспечить участие в деле их законных представителей. Однако это не означает, что в тех случаях, когда психическое состояние позволяет душевнобольному участвовать в расследовании и рассмотрении уголовного дела в суде, его законный представитель такого права лишается. Иначе говоря, законный представитель участвует как наряду с представляемым, так и вместо него.

Законодатель применительно к душевнобольным не определяет круг лиц, которые могут выступать в качестве законных представителей, как это сделано применительно к несовершеннолетним (пункт 12 ст. 5 УПК РФ). Это является, на наш взгляд, одним из пробелов уголовно- процессуального законодательства. На практике наряду с родителями, опекунами, попечителями, интересы лиц, нуждающихся в применении к ним принудительных мер медицинского характера, выступают и близкие родственники, а именно, супруг, супруга, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Почти в каждом втором случае (48,6%) в качестве законных представителей выступают не родители, а близкие родственники, а также представители органов опеки и попечительства.

Объясняется подобная практика спецификой субъекта преступлений и общественно опасных деяний, по поводу которых производится расследование. Зачастую душевнобольные имеют родителей, которые сами страдают различными психическими заболеваниями и следователь лишен возможности допускать их законными представителями, заменяя их супругами, детьми, братьями и сестрами. По некоторой части дел душевнобольные

88

являются одинокими, не имеют определенного места жительства, создают временные “супружеские пары” и т.д. Такие обстоятельства ставят следователей перед необходимостью признавать законными представителями представителей органа опеки и попечительства, либо устанавливать их братьев, сестер, а также мужей, жен, с которыми официально брачные отношения душевнобольные еще
не расторгли, и

» допускать последних в качестве законных представителей. Суды в силу

специфики своей деятельности при указанных условиях практически лишены возможности обеспечить участие в деле законных представителей душевнобольных. Только этим объясняется тот факт, что число дел, рассмотренных судами с участием законных представителей практически равно тому количеству уголовных дел, расследование которых производилось с участием законных представителей. На предварительном следствии законные представители участвовали по 47,6% уголовных дел данной категории. В судебном заседании - по 52,1% дел. Причины неучастия законных представителей по остальной части уголовных дел выглядят так: а) на предварительном следствии он не устанавливался и в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, не вносился (58,5% уголовных дел); б) на предварительном следствии он устанавливался, но в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, следователем не вносился (35,8% дел); в) списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, законный представитель, следователем указывался, но суд не принял мер к его вызову (1,2% дел); г) на предварительном следствии законный представитель установлен, в списке лиц указан, суд меры к его вызову принял, но законный представитель не явился, т.е. причина неявки неизвестна (4,4% дел).

? По 82,3% уголовных дел законным представителям разъяснялись их

права. Разъяснение прав производилось в подавляющей массе дел путем вынесения специального постановления, в котором давался перечень прав (91,4% дел) и лишь в 8,6% случаях это происходило путем отметки в протоколе допроса законного представителя, что права ему разъяснены, причем сами права, как правило, не перечислялись.

89

Практически всегда законным представителям лиц, нуждающихся в применении рассматриваемых мер, предоставлялось право знакомиться с материалами оконченного следствием производства (97,5% уголовных дел) и по 88,6% уголовных дел таким правом законный представитель пользовался. Причем в большинстве случаев такое ознакомление происходило совместно с защитником (67,2% уголовных дел). * Однако лишь по 10,1% дел ими делались заявления и ходатайства,

которые на 78,6% следователями не удовлетворялись. Законные представители были лишены практической возможности обжаловать эти решения следователей, поскольку уголовные дела направлялись незамедлительно в суд. Почти все законные представители душевнобольных допрашивались на предварительном следствии по 97,8% уголовных дел.

Представляется важным подробно осветить вопрос об участии душевнобольных и их законных представителей в стадии предварительного следствия. В отличие от УПК РСФСР, предусматривавшего специальную статью 404 о порядке предварительного следствия (правда, большая ее часть посвящалась перечню обстоятельств, подлежащих установлению по таким делам, т.е. тому, что принято именовать предметом доказывания), в УПК РФ нет такой нормы. Однако в части 1 статьи 434 УПК РФ, получившей наименование “обстоятельство, подлежащее доказыванию” содержится указание на то, что по уголовным делам в отношении лиц, совершивших преступление в состоянии невменяемости или заболевших после совершения преступления психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания, обязательно производство предварительного следствия. Ответа же на вопросы и о том, должен ли + душевнобольной участвовать при производстве предварительного следствия

и с какого момента в ст. 434 УПК РФ не содержится.

Предварительному следствию предшествуют возбуждение уголовного дела, решение о котором принимается лишь тогда, когда есть для этого конкретный повод и основание в виде достаточных данных, указывающих на наличие в совершенном деянии признаков преступления (ст. 140 УПК РФ).

90

Если в процессе проверочных действий (ст. 144 УПК РФ) будет устанавливаться совершившее преступление лицо, то необходимы данные о его личности, включающие в себя и данные о его вменяемости. Субъектом преступления может быть только вменяемое лицо (ст. 20 УПК РФ). Проверка способности лица в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими

% требует производства специальных экспертных исследований на предмет

наличия у лица психического расстройства. Отсюда, уже в этот момент подвергаемое экспертному исследованию лицо должно иметь своего законного представителя. Что касается выбора самого момента назначения судебно- психиатрической экспертизы, то он определяется следователем в зависимости от обстоятельств уголовного дела, включающих в себя и фактические данные (обстоятельства) о психологическом состоянии подозреваемого. К числу возможных проверочных действий, наряду с получением данных от родителей, соседей, сослуживцев, изучением медицинских документов, относится и медицинское освидетельствование такого лица. В силу того, что все такие действия проводятся в рамках уголовно-процессуального регулирования (ст. 144-145 УПК РФ) и при их производстве могут затрагиваться права и законные интересы лица, которое возможно будет на основе обязательной во всех таких случаях (пункт 3 части 1 ст. 196 УПК РФ) судебно-психиатрической (комплексной психолого- психиатрической) экспертизы признано лицом, нуждающимся в применении к нему принудительных мер медицинского характера, законный представитель такого лица должен уже допускаться к участию во всех таких действиях и
знакомиться с их результатами. Отсюда, представляется

? необходимым в части 1 ст. 437 УПК РФ указать, что законный представитель

лица, в отношении которого возможно производство о применении к нему принудительных мер медицинского характера, допускается к участию в деле с момента начала осуществления действий, затрагивающих права и свободы такого лица. О привлечении к участию в уголовном деле законного представителя
душевнобольного следователь должен выносить

91

постановление. Лишь при таких условиях законный представитель получит все возможности для законного осуществления представленных ему частью 2 ст. 437 УПК РФ прав по осуществлению представительства лица, в отношении которого предполагается производство по применению принудительных мер медицинского характера.

После допуска законного представителя к участию в деле ему » разъясняется установленное частью второй ст. 437 УПК РФ его права, о чем,

как указывается в части третьей этой статьи, составляется протокол.

Законный представитель, как отмечалось, в производстве предварительного следствия может участвовать вместе с представляемым лицом (подозреваемым, обвиняемым), если медицинские показатели не препятствуют последнему в таком участии, так и отдельно, если есть заключение врача, констатирующего психическое заболевание представляемого лица, но как в том, так и в другом случае вместе с законным представителем в обязательном порядке участвует и защитник подозреваемого, обвиняемого (пункт 3 части 1 ст. 51 УПК РФ).

к

Закон не урегулировал меры ответственности законного представителя за его неявку для участия в том или ином следственном или ином процессуальном действии, как впрочем, и вообще за исполнение обязанностей законного представителя. Думается, что такой пробел в законодательстве подлежит устранению. Возможные меры ответственности должны быть такими, чтобы в результате их применения не пострадали интересы душевнобольного, чтобы не был нанесен ему какой-либо вред. Следователю надо предоставить возможность при возникшей к этому необходимости заменить законного представителя другим лицом из числа ? близких родственников, органов опеки и попечительства.

Однако проводить предварительное следствие по уголовному делу без законного представителя душевнобольного, равно как и защитника такого лица, следователь не имеет права. Сказанное также должно получить свое законодательное закрепление. Из норм, регламентирующих порядок производства по уголовным делам о применении принудительных мер

92

медицинского характера, в частности из содержания ст. 433-439 УПК РФ, это не вытекает. Более того, содержащееся в пункте четвертом части второй ст. 437 УПК РФ указание о праве законного представителя “участвовать с разрешения (выделено нами - авт.) следователя в следственных действиях, проводимых по его ходатайству, или ходатайству защитника” наталкивает на мысль о том, что следователь может и отказать законному представителю в этом. Думается, что следователь это делать не должен. В противном случае будет иметь случай ущемления прав душевнобольного, что не согласуется с закрепленной в ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод правом каждого человека на эффективные средства правовой защиты.

В процессе предварительного следствия следователь вправе проводить процессуальные, в том числе и отдельные следственные действия в отсутствии законного представителя душевнобольного (допросы свидетелей, потерпевших, осмотр, освидетельствования и т.д.). Со всеми материалами и полученными при этом результатами законный представитель должен получить возможность ознакомиться. В соответствии с пунктом шестым части 2 ст. 437 УПК РФ право на это законный представитель душевнобольного получает лишь “по окончании предварительного следствия”. Однако интересы защиты прав и законных интересов душевнобольного могут вызвать у законного представителя такого лица потребность знать полученную следователем при производстве таких следственных действий доказательственную информацию в ходе предварительного следствия, до его окончания. И если законный представитель будет ходатайствовать об этом, то следователь, как нам представляется, обязан будет предоставить законному представителю такие материалы. Ознакомление с ними может вызвать у законного представителя определенные вопросы, ходатайства, разрешать которые надо будет в ходе предварительного следствия, а не по окончании.

Кроме указанных здесь прав, законный представитель душевнобольного в соответствии с частью 2 ст. 437 УПК РФ имеет еще и право а) знать, в совершении какого деяния, запрещенного уголовным

93

законом, уличается представляемое им лицо, б) заявлять ходатайства и

отводы, в) представлять доказательства, г) делать письменные замечания о

правильности и полноте произведенных записей в протоколе следственных

действий, в которых он принимал участие, д) знакомиться со всеми

материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в

любом объеме, в том числе с использованием технических средств,

» е) получать копию постановления о прекращении уголовного дела или о

направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер

медицинского характера, ж) участвовать в судебном разбирательстве,

з) обжаловать действия и решения следователя, прокурора и суда, и)

получать копии обжалуемых решений, к) знать о принесенных по делу

жалобах и представлениях и подавать на них возражения, л) участвовать в

судебном заседании суда апелляционной, кассационной и надзорной

инстанции.

Остановимся на отдельных положениях, связанных с реализацией

законным представителем душевнобольного названных прав, *

преимущественно тех, что не урегулированы вообще или должным образом

не урегулированы уголовно-процессуальным законодательством.

С содержанием совершенного душевнобольным деяния, запрещенного уголовным законом (преступлением), следователь ставит в известность законного представителя такого лица при ознакомлении его с постановлением о признании законным представителем лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера. На постановлении об этом делается отметка, удостоверяемая подписью законного представителя. После этого следователь * обязан разъяснить законному представителю его права, о чем составляется

протокол. Процессуальный порядок производства таких действий должен быть урегулирован законом.

Разрешая вопрос о допуске законного представителя, следователь должен выяснить его возможности, способности и желание активно представлять свои личные интересы и защищать интересы душевнобольных,

94

намеревается ли он сам лично осуществлять законное представительство или перепоручит это своему договорному представителю. Вопрос этот надлежит разрешать одновременно с разъяснением прав этому участнику процесса. От решения этого вопроса во многом зависят и последующие действия следователя (например: вопросы уведомления о производстве следственных действий, ознакомление с результатами следственных действии, проведенных с участием лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера и т.д.).

На практике лишь отдельные следственные действия проводятся с одновременным участием душевнобольного и его законного представителя. Следователи стараются до минимума ограничить следственные действия с участием душевнобольного. Практически все сводится только к допросам таких лиц. Если же душевнобольной помещается в психиатрическую больницу (что нередко бывает на практике), а затем в отношении него назначается и производится судебно-психиатрическая экспертиза, то предварительное следствие по уголовному делу частенько производится без следственных действий с участием душевнобольного. Принимая во внимание то, что получив заключение судебно-психиатрической экспертизы, в которой констатируется факт совершения душевнобольным общественно опасного деяния в состоянии невменяемости, и необходимость применения к нему принудительных мер медицинского характера, следователь не знакомит его с материалами оконченного производством предварительного следствия и душевнобольной, таким образом, полностью исключается из расследования уголовного дела. Случаев ознакомления душевнобольных с материалами оконченного расследованием производства в ходе изучения практики нами не установлено. Вместо них право на ознакомление с материалами дела предоставлялось их законным представителям - 94,5% уголовных дел от числа расследованных с участием законных представителей.

При условии, что в судебное разбирательство душевнобольные практически не вызываются (выше мы об этом говорили), складывается повсеместная практика, когда и расследование, и судебное разбирательство

95

дел в отношении лиц, которые более всего нуждаются в защите своих законных прав, производится в их отсутствие. И более того, в отсутствие их законных представителей. Это обстоятельство со всей очевидностью подчеркивает настоятельную необходимость активного участия законных представителей душевнобольных в стадии предварительного следствия.

Согласно ст. 184 УПК РСФСР 1960 года постановление о назначении » судебно-психиатрической экспертизы и заключение экспертов
не

объявлялось обвиняемому, если его психическое состояние делало это невозможным. В УПК РФ 2001 года такого указания не содержится, что, на наш взгляд, есть один из его недостатков. Что касается законного представителя душевнобольного, то он вне сомнения должен быть ознакомлен как с постановлением о назначении судебно-психиатрической экспертизы и с заключением эксперта. И об этом, как нам представляется, должно быть сказано среди прав законного представителя (часть 2 ст. 437 УПК РФ).

Порядок окончания предварительного следствия по делам о применении принудительных мер медицинского характера урегулирован ст. 439 УПК РФ 2001 года.

Возможными формами окончания предварительного следствия по таким делам являются вынесение постановления а) о прекращении уголовного дела по любому из указанных в ст. 27 УПК РФ оснований (ввиду непричастности лица к преступлению, отсутствия события преступления, отсутствия в деянии состава преступления, исключения сроков давности уголовного преследования и т.д.), а также когда характер совершенного деяния и болезненное психическое расстройство не связано с опасностью для ? него или других лиц, либо возможностью причинения иного серьезного

вреда, б) о направлении уголовного дела в суд для принятия принудительных мер медицинского характера.

Следователь обязан уведомить о возможной форме окончания предварительного следствия в числе других лиц и законного представителя. По получении копии
постановления о прекращении уголовного дела

96

законный представитель имеет право обжаловать его прокурору. В случае принятия решения о направлении уголовного дела в суд для применения к душевнобольному принудительных мер медицинского характера следователь разъясняет законному представителю право знакомиться со всеми материалами уголовного дела и предоставлять ему реальную возможность в этом. Законный представитель душевнобольного имеет право знакомиться со * всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в

любом объеме, в том числе с использованием технических средств. Законный представитель не может ограничиться во времени, необходимом ему для ознакомления с материалами уголовного дела.

По окончании ознакомления законного представителя с материалами дела следователь выясняет, какие у него имеются ходатайства или иные заявления. При этом у законного представителя выясняется, кого из свидетелей, экспертов, специалистов и понятых он желал бы вызвать в судебное заседание для допроса при решении вопроса о применении к душевнобольному принудительных мер медицинского характера.

Следователь обязан рассмотреть и разрешить поступившие от законного представителя ходатайства. Если ходатайство связано с производством дополнительных следственных действий с участием душевнобольного, законный представитель обязан принять в них участие в том порядке, о котором мы говорили выше. В случае удовлетворения заявленных ходатайств, законному представителю предъявляются для ознакомления дополнительно полученные материалы, о чем составляется протокол. В случае отказа в удовлетворении заявленных ходатайств, решение следователя об этом должно доводиться до законного представителя в виде ? мотивированного постановления с разъяснением ему права на обжалование

принятого решения прокурору.

Ознакомление законного представителя с материалами оконченного предварительного следствия оформляется протоколом.

Копия постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера в отношении

97

душевнобольного вручается защитнику и законному представителю (часть 6 ст. 439 УПК РФ).

После поступления дела в суд оно проходит стадию назначения судебного заседания, в которой судья совершает ряд подготовительных действий к судебному заседанию, если придет к выводу, что в процессе предварительного
расследования соблюдены все требования уголовно-

  • процессуального закона по обеспечению прав лица, в отношении которого

суд должен рассмотреть и разрешить дело. В этой стадии процесса не решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, ибо это прерогатива суда в судебном разбирательстве. Перед судьей стоит более узкая задача установить по письменным материалам уголовного дела, проведено ли предварительное расследование в строгом соответствии с законом, выяснены ли с необходимой полнотой и всесторонностью все обстоятельства дела, собраны ли достаточные доказательства, позволяющие рассмотреть дело по существу.

При согласии с выводами органов следствия, изложенными в постановлении о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, судья назначает дело к рассмотрению в судебном заседании, извещая об этом прокурора, защитника и законных представителей лица, совершившего общественно опасное деяние, вызывает потерпевших, свидетелей и, в необходимых случаях, экспертов. Судья вправе, с учетом мнения эксперта-психиатра, вызвать в судебное заседание лицо, о котором рассматривается дело. Для этого должны быть необходимые данные, указывающие на характер психического состояния лица, позволяющий ему участвовать в судебном разбирательстве.

? О таком решении судья выносит постановление, копия которого вручается

самому душевнобольному, его защитнику, законному представителю, а также потерпевшему.

Если душевнобольной по своему психическому состоянию не может участвовать в судебном заседании, то его интересы будут представлять законный представитель
и защитник. Следовательно судья обязан им

98

предоставлять возможность ознакомиться с материалами дела с тем, чтобы они могли участвовать в исследовании доказательств, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, обжаловать судебные решения. При необходимости законный представитель может быть допрошен в качестве свидетеля.

Участвующий в судебном разбирательстве законный представитель ? имеет право знать, в совершении какого деяния, запрещенного уголовным

законом, уличается представляемое им лицо, заявлять ходатайства и отводы, представлять доказательства; вообще активно участвовать в судебном разбирательстве, приносить жалобы на действия и решения суда; обжаловать определения суда и получать копии обжалуемых решений, знать о принесенных по делу жалобах и протестах и подавать на них возражения; участвовать в судебном рассмотрении заявленных жалоб и протестов.

Разъяснение законному представителю его прав в судебном заседании должно производиться с учетом его возможностей полно и в доходчивой форме (ст. 437 УПК РФ).

Если по делу допускается несколько законных представителей душевнобольного, то такие права необходимо разъяснять каждому из них.

В процессуальной литературе высказано заслуживающее внимание предложение о необходимости расследования уголовных дел о применении к лицу, совершившему преступление, принудительных мер медицинского характера в суде первой инстанции “коллегий судей в составе трех профессиональных судей”.5 Сегодня, однако, это предложение реализовать невозможно.

Представляется достаточно аргументированным и утверждение проф.

? П.А. Колмакова о необходимости рассмотрения таких уголовных дел в

закрытом судебном заседании.6 Реализация такого предложения будет

4 См.: Бюл. Верх. Суда СССР, 1984.-№3. - с.34

5 Колмаков П.А. Проблема правового регулирования принудительных мер медицинского характера. Сыктывкар, 2001, с.168.

6 Там же, с. 169; См. также: Комарова Н.А., Сидорова Н.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера к душевнобольным. СПб., 1996, с.57.

98

предоставлять возможность ознакомиться с материалами дела с тем, чтобы они могли участвовать в исследовании доказательств, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, обжаловать судебные решения. При необходимости законный представитель может быть допрошен в качестве свидетеля.

Участвующий в судебном разбирательстве законный представитель ? имеет право знать, в совершении какого деяния, запрещенного уголовным

законом, уличается представляемое им лицо, заявлять ходатайства и отводы, представлять доказательства; вообще активно участвовать в судебном разбирательстве, приносить жалобы на действия и решения суда; обжаловать определения суда и получать копии обжалуемых решений, знать о принесенных по делу жалобах и протестах и подавать на них возражения; участвовать в судебном рассмотрении заявленных жалоб и протестов.

Разъяснение законному представителю его прав в судебном заседании должно производиться с учетом его возможностей полно и в доходчивой форме (ст. 437 УПК РФ).

Если по делу допускается несколько законных представителей душевнобольного, то такие права необходимо разъяснять каждому из них.

В процессуальной литературе высказано заслуживающее внимание предложение о необходимости расследования уголовных дел о применении к лицу, совершившему преступление, принудительных мер медицинского характера в суде первой инстанции “коллегий судей в составе трех профессиональных судей”.5 Сегодня, однако, это предложение реализовать невозможно.

Представляется достаточно аргументированным и утверждение проф.

? П.А. Колмакова о необходимости рассмотрения таких уголовных дел в

закрытом судебном заседании.6 Реализация такого предложения будет

4 См.: Бюл. Верх. Суда СССР, 1984.-№3. - с.34

5 Колмаков П.А. Проблема правового регулирования принудительных мер медицинского характера. Сыктывкар, 2001, с.168.

6 Там же, с. 169; См. также: Комарова Н.А., Сидорова Н.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера к душевнобольным. СПб., 1996, с.57.

100

Если душевнобольной принимает участие в исследовании доказательств, то ему разъясняется смысл оглашенного документа с указанием на те последствия, которые могут наступить в результате рассмотрения дела. В ином случае аналогичные разъяснения должны быть сделаны его законному представителю.

Затем устанавливается очередность исследования доказательств, поря-

? док проведения судебного следствия.

Любое дело такой категории отличается своей неповторимостью и своеобразием, поэтому ограничивать установление очередности исследования доказательств в начале судебного следствия едва ли можно признать правильным.

Учитывая, что решение вопроса о применении принудительных мер медицинского характера во многом зависит от результатов экспертного исследования душевнобольного, есть необходимость более обстоятельно рассмотреть вопрос о такой экспертизе. Порядок производства экспертиз един и не зависит от того, проводилась ли она в процессе предварительного следствия или впервые проводится в судебном заседании. Эксперт представляет суду заключение не ранее, чем будут выяснены все обстоятельства, относящиеся к предмету исследования самой экспертизы. Не составляет исключения и необходимость установления психического расстройства у лица во время совершения общественно опасного деяния или после его совершения. Порядок проведения экспертизы связан с непосредственным исследованием доказательств, поэтому судебное следствие не может быть начато с оглашения заключения эксперта, данного на предварительном следствии. Судебная экспертиза представляет собой

• самостоятельное процессуальное действие, завершаемое представлением суду нового заключения. Законодатель не устанавливает различного порядка назначения экспертизы по делам, по которым она уже проводилась или впервые производится в суде. В этих обоих случаях требуется вынесение особого определения, где указываются обстоятельства необходимости проведения экспертизы.

101

Проведение судебно-психиатрической экспертизы слагается из следую- щих этапов 1) участие эксперта в исследовании доказательств; 2) обсуждение и постановка перед экспертом конкретных вопросов; 3) проведение экспертного исследования; 4) представление и оглашение заключения экспертизы; 5) допрос эксперта.

Допросы являются по таким делам также наиболее распространенными следственными действиями.

В судебном следствии могут проводиться и другие следственные действия. При производстве их законный представитель должен принимать самое деятельное участие.

Пока не будут с исчерпывающей полнотой выяснены все обстоятельства, подлежащие установлению по рассматриваемым делам, и не разрешены заявленные ходатайства, судебное следствие не может быть объявлено оконченным.

Поскольку судебные прения по делам психически больных не проводятся, то вместо них выслушиваются заключение прокурора и мнение защитника по вопросам, разрешаемым определением суда. В ст. 437 УПК РФ не указывается о возможности законного представителя высказывать свое мнение по вопросам, подлежащим разрешению судом при принятии решения по делу (ст. 442 УПК РФ). Представляется, что этот пробел должен быть устранен.

Прокурор по таким делам не является обвинителем. В своем выступлении он высказывает мнение лишь о доказанности или недоказанности оснований для применения принудительных мер медицинского характера и по другим вопросам, имеющим отношение к рассматриваемому делу.

Закон ничего не упоминает о репликах выступающих. Следует признать, что нет оснований лишать их такого права. Также закон ничего не упоминает о последнем слове психически больного. По-видимому, такого права у него нет, поскольку этого не разрешает закон, ведь это лицо - не подсудимый. В этой связи следует исходить из того, принимает ли участие в

102

судебном заседании невменяемый, если да, и суд выслушивал в ходе судебного следствия его объяснения, то нелогично лишать такое лицо права последнего слова - заключительного слова, тем более, если состояние психического здоровья позволяет ему воспользоваться им.

Производство по таким делам оканчивается вынесением постановления. Виды возможных постановлений определены ст. 443 УПК * РФ.

Законный представитель душевнобольного имеет право на получение копии постановления суда. Он имеет также право знать о принесенных по делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения. В случае необходимости он вправе обжаловать решение суда в суд апелляционный, кассационный и надзорные инстанции и принять участие в соответствующих судебных заседаниях (пункты 8- 11 ст. 437 УПК РФ).

2.4. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое законными представителями потерпевшего, частного обвинителя и свидетеля

Проблема обеспечения прав и законных интересов потерпевшего как одного из центральных, ключевых участников уголовного процесса всегда находилось в поле зрения наших ученых и практиков.1 В 90-е годы прошлого столетия в связи с принятием Конституции Российской Федерации, провозгласившей в качестве приоритетного охрану прав и законных интересов личности и ратификацией Россией ряда международных деклараций (Конвенция о защите прав человека и основных его свобод 1950 * года; Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и

злоупотреблений властью 1985 года; и др.), а также развернувшейся работы

1 См.: Альперт С.А. Потерпевший в советском уголовном процессе. Автореф. дис … канд. юрид. наук. Харьков, 1956; Калашникова Н.Я. Расширение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве. // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959; Савицкий B.M., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963; Дубривный B.A. Потерпевший на предварительном следствии. Саратов, 1966; Юрченко В.Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательстве. Томск, 1977; и т.д.

103

по реализации концепции судебно-правовой реформы, вызвавшей необходимость в коренной переработке многочисленных правовых актов, в том числе и в области уголовно-процессуального законодательства, исследования в области усиления защиты прав, свобод и законных интересов отдельных участников уголовного процесса, в первую очередь потерпевших, значительно активизировались.2 « В проведенных исследованиях поднимались и вопросы
участия

представителей потерпевших в уголовном судопроизводстве.3 Однако актуальности своей названная проблема не утрачивает, тем более что и само понимание потерпевшего по новому уголовно-процессуальному законодательству несколько отличное от ст. 53 УПК РСФСР.

Согласно ст. 42 УПК РФ 2001 г. потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо - в случае причинения вреда его имуществу и деловой репутации.

Признание лица (физического или юридического) потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора и суда. Такое признание может иметь место при наличии к тому оснований практически сразу же после возбуждения уголовного дела и начала расследования по нему. С этого момента может и возникнуть вопрос об участии законного представителя потерпевшего, являющегося физическим лицом, несовершеннолетним или по своему физическому или психическому

См.: Божьев В.П. Предпосылки усиления защиты прав и интересов потерпевшего в уголовно-процессуальной деятельности. // Проблема повышения качества уголовно-процессуальной деятельности в условиях перестройки. Ижевск, 1989; Комиссаров В. Свидетель и потерпевший в уголовном процессе. // Российская юстиция, 1994, №8; Правовые и социальные проблемы жертв преступлений / Под ред. проф. А.Д.Бойкова. М., 1997; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Волгоград, 1999; Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень, 1999; Волосова Н.Ю. Процессуальное положение потерпевшего в Российском уголовном процессе. Автореф. дис.канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999; Танцерев М.В. Потерпевший и его функция в уголовном процессе России. Автореф. дис.канд. юрид. наук. Томск, 1999; Игнатьева М.В. Процессуальные и организационные вопросы соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности. Автореф. дис.канд. юрид. наук. М., 2000; и др.

3 См.: Лазарева В.А. Обеспечение прав несовершеннолетних потерпевших на предварительном следствии. Куйбышев, 1979; Демченко Е.В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании. Автореф. дис.канд. юрид. наук. М., 2001; и др.

104

состоянию лишенным возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы (часть 2 ст. 45 УПК РФ).

По результатам проведенных нами исследований по 24,6% уголовных дел появление законных представителей потерпевших в деле было связано непосредственно с моментом возбуждения уголовного дела. По 62,4% дел их допуск производился после признания представляемого лица (либо одновременно с этим) потерпевшим. По 10,8% уголовных дел им высылались уведомления о праве ознакомиться с материалами дела по окончании расследования. По остальной части дел данных об участии законного представителя в предварительном расследовании нет, они просто не допускались к такому участию.

Отсутствие законного представителя как участника уголовного процесса делает невозможным для представляемого им лица пользование представленным ему законом правом на договорное представительство, т.е. квалифицированную юридическую помощь. Такая ситуация возможна, поскольку законодатель не оговаривает обязательного участия законного представителя в предварительном расследовании. Тем более вероятность этого увеличивается в силу того, что в ст. 45 УПК РФ не оговаривается момент допуска законного представителя для участия в уголовном деле.

Отсутствие такой оговорки в законе представляет возможность решать следователю этот вопрос по своему усмотрению. И, как указывалось, довольно часто решение об этом принимается лишь перед ознакомлением потерпевшего с материалами оконченного расследованием уголовного дела.

На следователя следовало бы в законодательном порядке возложить правовую обязанность допускать законного представителя для участия в деле в момент признания представляемого им лица потерпевшим по уголовному делу, а также разъяснить ему его процессуальные права и обязанности, и создать необходимые условия для реализации этих прав. Обязательное участие законного представителя особенно важно в отношении полностью недееспособных лиц, признанных потерпевшими по уголовному делу.

105

В этих случаях речь идет об участии законных представителей вместо представляемых ими лиц, поскольку в одних случаях участие таких лиц просто бессмысленно, в других - может даже травмировать малолетних, в силу чего это становится просто безнравственно (например по делам о мужеложестве, развратных действиях, изнасиловании, где малолетние довольно часто выступают потерпевшими). В остальных случаях следует говорить об участии законного представителя наряду с представляемым.4

Повышению роли законных представителей потерпевших и гражданских истцов в уголовном процессе способствовало бы закрепление за ними права участвовать во всех следственных действиях, которые производятся с представляемыми лицами, либо по ходатайству потерпевшего или его законного представителя. Необходимость положительного решения этого вопроса уже обосновывалась в научной литературе. В частности указывалось на целесообразность участия законных представителей потерпевших при назначении экспертизы, в следственных осмотрах, обысках, выемках, следственных экспериментах и др. При этом, вопрос об участии в том или ином следственном действии должен решать сам законный представитель, а не испрашивать на это, как иногда считают,5 разрешение у следователя.

В некоторых случаях производство следственных действий с участием потерпевшего или гражданского истца без его законного представителя практически вообще невозможно. Например, малолетние либо умственно и психически неполноценные потерпевшие просто не могут с достаточной степенью ясности понимать (или такое понимание отсутствует полностью) значение совершаемых с ними действий. Без законного представителя малолетнего неминуемы трудности и при производстве экспертизы, освидетельствовании, получении образцов для сравнительного исследования, предъявлении для опознания, даже с обычных житейских позиций трудно

4 См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель./ Под ред. проф. B.M. Савицкого. М., 1990, с. 72 (ст. 54).

5 См.: Туленков П.М. Представительство в советском уголовном процессе. Дис. на соиск. уч. сепени канд. юрид. наук. М., 1970, с. 1999.

106

себе представить, чтобы родители (лица, их заменяющие), провожая своего ребенка к следователю для производства с его участием следственных действий, не потребовали от следователя разрешения присутствовать при этом. Малолетние потерпевшие и гражданские истцы самостоятельно пользоваться правами участника процесса не в состоянии, поэтому приглашение для обеспечения их интересов законных представителей обязательно.6

Предоставление законным представителям потерпевшего и гражданского истца права участвовать во всех без исключения следственных действиях, в которых занят подопечный, есть важная процессуальная гарантия прав и законных интересов недееспособных участников процесса, поскольку результатом этой деятельности является возможность оказывать следователю непосредственное содействие в собирании доказательств, обосновывающих законные требования представляемых, проверке полноты и точности фиксации их в протоколах следственных действий.

Необходимость положительного законодательного решения этого вопроса осознается и практическими работниками. 74% опрошенных практических работников отметили необходимость участия законных представителей в производстве следственных действий с участием любого представляемого лица; 71% опрошенных указали на необходимость участия в следственных действиях, которые производятся по ходатайству законного представителя; 33% уголовных дел расследовались с участием законного представителя потерпевшего в допросе представляемого лица. Почти по 30% дел законный представитель потерпевшего участвовал в иных следственных действиях с участием представляемого.

Из этой посылки вытекает и решение вопроса об объеме прав, которыми должны наделяться законные представители при производстве конкретного следственного действия, порядке их разъяснения непосредственно перед их производством, тех последствиях,
которые

6 См.: Лазарева В.А. Обеспечение прав несовершеннолетних на предварительном следствии. Куйбышев, 1979, с. 39-41.

107

наступают в случае неявки законного представителя после своевременного уведомления и т.д. В силу единства правовой природы законного представительства всех недееспособных либо ограниченно дееспособных субъектов уголовно-процессуальной деятельности на них следовало бы распространить все общие положения, относящиеся к процессуальному положению законного представителя.

С учетом сказанного и нужно трактовать содержащееся в части 3 ст. 45 УПК РФ положение о том, что “законные представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими физические и юридические лица”.

Приведенное нормативно-правовое положение полностью согласуется и с гражданским и семейным законодательством. Согласно части 1 ст. 64 Семейного кодекса РФ 1995 г. “защита прав и интересов детей возлагается на родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий”.

Обязанность опекунов и попечителей по защите прав и интересов их подопечных определена частью 3 ст. 36 ГК РФ.

Полноценная, эффективная защита прав и интересов потерпевших от преступления несовершеннолетних и душевнобольных их законными представителями возможна при условии, если они будут знать каким преступлением, кем, в каком виде и объеме их подопечным нанесен вред, какими доказательствами подтверждается это, какие меры приняты следователем в отношении возмещения такого вреда. Познать все это возможно лишь посредством знания законным представителем всех материалов уголовного дела, а не только тех, что относится к заявленному законным же представителем гражданскому иску.7

7 Структурные элементы конкретного состава преступлений настолько связаны между собой, что практически просто невозможно выделить, к примеру, характер и размер имущественного вреда в отрыве от их причинной связи с действиями лица, совершившего преступление (вора, грабителя и т.д.). К тому же зачастую от последствий напрямую зависит и квалификация преступления по той или иной уголовно-

108

Ознакомление законного представителя потерпевшего со всеми материалами дела оформляется протоколами.

В законе нет четких указаний о возможности законного представителя потерпевшего после ознакомления его с материалами делать заявления или возбуждать какие-либо ходатайства. Такое право можно лишь вывести из общего права потерпевшего на жалобы, ходатайства, и отводы. » Устранению отмеченного способствовало бы
законодательное

закрепление права законного представителя потерпевшего, гражданского истца заявлять ходатайства о дополнении предварительного следствия, а также обязательного его ознакомления с новыми материалами, полученными в результате удовлетворения заявленных ходатайств. В этом случае эти участники процесса получили бы возможность ознакомиться с вновь установленными обстоятельствами, проверить полноту удовлетворения заявленных ими ходатайств, а также ходатайств других участников процесса, удостовериться в достоверности доказательств, их достаточности. Этот объем информации необходим им для обеспечения защиты законных интересов представляемых лиц в судебном заседании.

Важной гарантией законных интересов потерпевших, гражданских истцов и их законных представителей является их право знакомиться с материалами прекращенного уголовного дела. Пользуясь современным состоянием правового регулирования, следователи часто не знакомят законных представителей с такими материалами, а ограничиваются только вручением потерпевшему, гражданскому истцу копии постановления о прекращении уголовного дела.

Действительно, статья 213 УПК РФ предусматривает лишь обязанность

  • следователя письменно уведомить заинтересованных лиц о
    принятом

решении и основаниях прекращения уголовного дела, разъясняя им порядок

правовой норме. Отсюда трудно, да и просто невозможно выделить в уголовном деле материалы, которые бы остались к заявленному гражданскому иску и в то же время не относились к существу обвинения. В силу сказанного нельзя вообще ограничивать гражданского истца (пункт 12 части 3 ст. 44 УПК РФ) и гражданского ответчика (пункт 9 части 2 ст. 54 УПК РФ) правом знакомиться с материалами оконченного следствия лишь в части, относящейся к гражданскому иску.

109

обжалования постановления. Однако в силу ст. ст. 42, 44, и 45 УПК РФ потерпевший, гражданский истец и их законные представители имеют право знакомиться со всеми материалами уголовного дела с момента окончания предварительного расследования. Прекращение уголовного дела - один из видов окончания производства по делу. Следовательно, по смыслу названных статей УПК РФ законные представители могут знакомиться с материалами * уголовных дел этой категории, а следователь не вправе отказать законным

представителям в ознакомлении с материалами прекращенного дела.

В ст. 213 УПК РФ содержится указание следователю об уведомлении потерпевшего о прекращении уголовного дела посредством направления ему копии соответствующего постановлении. Следовательно, эта обязанность распространяется и на законного представителя. Вместе с тем, чтобы не порождать двусмысленное толкование этой нормы, следовало бы в этой статье назвать и законных представителей.

Правом на обжалование принятого решения о прекращении уголовного дела законный представитель может воспользоваться тогда, когда его не удовлетворяет в принципе принятое решение, либо основания его принятия, в том числе, если они компрометируют его самого или представляемое им лицо. Предоставление законному представителю права знакомиться с материалами прекращенного уголовного дела не может разрешить тех вопросов, которые могут в этой связи возникнуть. Следовательно, реальной предпосылкой воспользоваться правом на обжалование постановления о прекращении уголовного дела следует считать обязанность следователя высылать им копию постановления принятого решения. С другой стороны, это позволило бы избежать необоснованных обжалований решений о * прекращении уголовного дела.

На практике возникают ситуации, исключающие участие в деле законного представителя потерпевшего и гражданского истца. Это случается тогда, когда преступление в отношении несовершеннолетнего или недееспособного совершено родителем или лицом, его заменяющим. Однако в этом случае может идти речь о невозможности участия в деле конкретного

по законного представителя, что не исключает участия другого лица, имеющего право выступать в качестве законного представителя, а в случае его отсутствия следователем должно быть обеспечено участие представителя органа опеки и попечительства. Процессуальное оформление невозможности участия законного представителя и допуск в дело представителя органа опеки и попечительства производится путем вынесения соответствующего постановления.

8 силу ст. 216 УПК РФ с материалами оконченного расследованием уголовного дела, но лишь в части, имеющим отношение к гражданскому иску, может знакомиться и гражданский ответчик. Здесь необходимо подчеркнуть, что законные представители несовершеннолетних обвиняемых и душевнобольных чаще всего сами и являются по делу гражданскими ответчиками. Данное обстоятельство позволяет им в полной мере реализовать все права законных представителей соответствующих обвиняемых, предоставленные им статьями 426, 428 и 437 УПК РФ 2001 года.

Результаты их деятельности по ознакомлению с материалами уголовного дела находят отражение в соответствующих протоколах и иных процессуальных документах, о чем мы вели речь в предыдущих разделах (2.1 и 2.2) данной главы.

После утверждения прокурором обвинительного заключения (обвинительного акта) уголовное дело направляется в соответствующий суд по подсудимости для разрешения обвинения по существу. Законному представителю не только обвиняемого, но и потерпевшего, на наш взгляд, необходимо вручать копию обвинительного заключения.9 Обвинительное заключение (обвинительный акт) представляет собой процессуальный акт, в котором сформулирован окончательный для
органов следствия объем

Исследователи констатируют лишь единичные случаи использования гражданским ответчиком, когда они не являются одновременно и обвиняемыми по уголовному делу, права на ознакомление с такими материалами. См.: Масленникова Л.В. Гражданский ответчик в российском уголовном процессе. Автореф. дис … канд. юрид. наук. Волгоград, 2001, с. 12-13.

9 О противоположном мнении см.: Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963, с. 68.

Ill обвинения и те материально-правовые требования, которые предъявляются потерпевшими, гражданскими истцами, их представителями. Все это образует предмет предстоящего судебного разбирательства, без знания которого законный представитель не сможет полноценно защищать права и интересы представляемого. Наличие у законного представителя обвинительного заключения (обвинительного акта) обеспечит ему выполнение такой задачи, придаст его деятельности в суде организованный, целенаправленный характер.

Во всех случаях, когда имеет место уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое законными представителями, судебному разбирательству уголовного дела должно, на наш взгляд, предшествовать его предварительное слушание.1

Предварительное слушание уголовного дела возможно а) по ходатайству сторон, б) по инициативе самого суда (судьи), в) в силу указаний закона об обязательности такого слушания (часть 1 ст. 229 УПК РФ). Требования надлежащей защиты прав и интересов участников уголовно-процессуального процесса, нуждающихся в помощи законных представителей (обвиняемых, потерпевших) вызывает, на наш взгляд, необходимость дополнения части 2 ст. 229 УПК РФ указанием на обязательность проведения предварительного слушания по уголовному делу а) о преступлениях несовершеннолетних и общественно-опасных деяниях душевнобольных и б) в случаях, когда потерпевшими являются несовершеннолетние и лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут защищать свои права и законные интересы.

В предварительном слушании по такого рода делам представляется необходимым обязательное участие законных представителей названных

10 Указание ст. 440 УПК РФ о назначении судьей федерального районного суда уголовного дела о применении принудительных мер медицинского характера к рассмотрению в судебном разбирательстве в порядке ст. 33 УПК РФ не есть свидетельство о необходимости обязательного проведения по таким делам предварительного слушания. Относительно же дел о преступлениях несовершеннолетних в УПК РФ вообще нет указания о необходимости проведения по ним предварительного слушания (см. главу 50 УПК РФ), что не может не рассматриваться как один из пробелов уголовно-процессуального законодательства.

112

участников уголовного процесса, причем вне зависимости от участия в предварительном слушании защитников обвиняемых или адвокатов- представителей потерпевших. В законе следует указать и на недопустимость предварительного слушания в отсутствии таких законных представителей.

В зависимости от защищаемых (представляемых) интересов законные представители в предварительном слушании является участниками стороны обвинения или участниками стороны защиты и в таком качестве могут участвовать в предварительном слушании уголовного дела (заявлять ходатайства, вносить возражения, представлять доказательства и т.д.).

Во всех частях судебного разбирательства законные представители потерпевшего обладают всеми правами представляемого ими участниками процесса. Сказанное получило свое законодательное закрепление в части 3 ст. 45 УПК РФ.

В части 4 ст. 45 УПК РФ содержится очень важное указание на то, что “личное участие в уголовном деле потерпевшего, гражданского истца, и частного обвинителя не лишает их права иметь по этому уголовному делу представителя”. Отсюда следует, что законный представитель обладает правами представляемого (скажем - потерпевшего) как в том случае, когда они оба участвуют в судебном разбирательстве, так и когда последнее проводится без участия представляемого лица. Формы судебного разбирательства (открытое или закрытое судебное заседание) на полномочия законного представителя не влияют.

Считаем необходимым обратить внимание на то, что в отличие от законодательного урегулирования вопросов участия законного представителя несовершеннолетних подсудимых и лиц, в отношении которых ведется производство о применении к ним принудительных мер медицинского характера (душевнобольных - авт.) в судебном заседании (ст. 428 и 437 УПК РФ), вопросы участия законных представителей потерпевших и гражданских истцов ни в предварительном слушании, ни в судебном разбирательстве уголовного дела специальными
уголовно-правовыми нормами не

113

урегулированы. Общих положений, имеющихся в ст. 45 УПК РФ, как нам думается, здесь недостаточно.

В судебном заседании могут возникнуть вопросы специального характера, требующие своего разрешения. Примером здесь могут служить вопросы о возможности проведения судебного заседания (как предварительного слушания, так и самого судебного разбирательства) в отсутствии, скажем, несовершеннолетнего потерпевшего, возможности его временного удаления из судебного заседания и т.д.

Непосредственно в судебном разбирательстве уголовного дела законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего имеет такие права: а) участвовать в судебном заседании, б) пользоваться родным языком и услугами переводчика, в) заявлять отвод составу суда или кому-либо из судей, секретарю судебного заседания, прокурору, эксперту, специалисту, переводчику, г) быть осведомленным о своих правах и обязанностях в судебном разбирательстве, д) заявлять ходатайства и высказывать свое мнение в отношении ходатайств, заявленных другими участниками судебного разбирательства, е) высказывать свое мнение относительно возможности проведения судебного разбирательства в отсутствии кого-либо из вызванных в судебном заседании лиц, ж) представлять доказательства, самому давать показания, отвечать на поставленные перед ним вопросы судом и другими участниками судебного разбирательства, з) участвовать в исследовании любых доказательств по уголовному делу посредством участия в осмотрах вещественных доказательств, постановки вопросов на разрешении экспертов, постановки вопросов свидетелям, потерпевшим, их представителям (включая и законных представителей), другими участниками судебного разбирательства, и) выступать с речью в ходе судебных прений, а также использовать право на реплику, к) поддерживать обвинение и представлять суду предложения о возможных путях его разрешения и о наказании подсудимого, л) заявлять и поддерживать исковые требования о возмещении причиненного представляемому лицу (потерпевшему, гражданскому истцу)
материального и морального вреда, вносить

114

корректировки в его размеры, ходатайствовать о принятии мер по обеспечению возмещения такого вреда.

Считаем необходимым в УПК РФ предусмотреть отдельную статью (помимо ст. 249 УПК РФ), посвященную участию законного представителя потерпевшего в судебном разбирательстве с подробным перечнем его процессуальных прав.

  • В использовании этих прав законные представители очень пассивны. Нами не выявлено ни одного случая, когда бы законные представители несовершеннолетнего потерпевшего заявляли отвод кому-либо из участников судебного разбирательства, возражали против проведения судебного разбирательства в отсутствии кого-либо из вызванных лиц, формулировали вопросы перед экспертами. Ряд же прав законного представителя по сути своей есть и процессуальные обязанности. Так, законный представитель в суде может свидетельствовать о состоянии здоровья представляемого им несовершеннолетнего потерпевшего, в том числе и о том, что в результате посягательства на него нарушен нормальный сон, что ребенок реагирует на посторонние шумы испуганным вздрагиванием и т.д. Причем, сообщать обо всем этом законный представитель должен правдиво, без преувеличения. Но это требует необходимости предупреждения такого законного представителя об ответственности, в том числе и за заведомо ложные показания, так как делается в отношении потерпевших.

Использование законным представителем права на заявление ходатайств проявляется чаще всего в представлении им документов, характеризующих личность потерпевшего, справок о его здоровье (медицинских документов), справок о характере и размере причиненного

  • вреда, о нахождении под опекой или попечительством и т.д. Связывается обычно все это с обоснованием исковых требований о возмещении материального или морального вреда с подсудимого, гражданского ответчика, их представителя.

Интерес представляет вопрос о возможности участия законных представителей потерпевших и гражданских истцов в судебных прениях.

115

Статья 295 УПК РСФСР содержала в себе указания на возможность участия в судебных прениях, наряду с обвинителями и защитниками, гражданских истцов и их представителей, равно как и гражданских ответчиков и их представителей. Что касается участия в судебных прениях потерпевших и их представителей (включая законных), то указания на это в ст. 295 УПК РСФСР не было. • Такое положение ставило потерпевшего и его и представителя в

неравное положение с другими участниками судебного разбирательства. Правильно было подмечено проф. В.М. Савицким, что “нет никаких оснований - теоретических, практических, нравственных, организационных -ограничивать право потерпевшего на участие в судебных прениях”.11

Исправить такую ситуацию вынужден был Конституционный суд

Российской Федерации, принявший постановление по делу о проверке

конституционности полномочий части 1 и 2 ст. 295 УПК РСФСР в связи с

жалобой гражданина М.А. Клюева (постановление КС РСФСР от 15 января

1999 г. № 1-П). *

В данном постановлении, в частности указывалось: “Лишение

потерпевшего возможности участвовать в судебных прениях ничем не

оправдано … Оно необоснованно ущемляет закрепленные Конституцией РФ

права потерпевшего на доступ к правосудию и на судебную защиту,

ущемляет достоинство личности и нарушает конституционный принцип

осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия

сторон”, а потому Конституционный суд РФ постановил “признать

положения ч. 1 и 2 ст. 295 УПК РСФСР, на основании которых потерпевший

по уголовному делу не допускался к участию в судебных прениях, кроме как

» по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116 ч. 1 ст. 129 и ст. 130

1’ Савицкий В.М. Последние новеллы в старом УПК. // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Под редакцией В.М. Савицкого, Б.Т. Безлепкина, П.А. Лупинской, И.Л. Петрухина. М., 1999, с. 17.0 необходимости допуска потерпевших и их законных представителей в судебных прениях см. также: Адаменко В.Д. Советское уголовно- процессуальное представительство. Томск, 1978, с. 165; Кадышева Т., Ширинский С. Расширить права потерпевшего. // Российская юстиция, 1998, № 1, с. 14; и др.

116 УПК РФ, не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 52, 46 (ч. 1) и 123 (ч. З)”.12

Ныне в пункте 15 ст. 42 УПК РФ содержится прямое указание о праве потерпевшего выступать в судебных прениях.

Применительно к законному представителю потерпевшего и гражданского истца право на его участие в судебных прениях вытекает из содержания части 3 ст. 45 УПК РФ о переходе всех прав представляемого лица к его представителю. Думается, однако, что в части 2 ст. 292 УПК РФ необходимо сформулировать так: “В прениях сторон могут также участвовать потерпевший, его законный представитель и представитель”.

В содержании судебной речи законного представителя потерпевшего могут найти отражение все те вопросы, которые предстоит разрешить суду при постановлении судебного приговора. Вместе с тем специфика защищаемых законным представителем потерпевшего интересов обязывает его обосновывать в своем выступлении наличие обвинения, наступивших от преступления подсудимого преступных последствий, их характер, степень воздействия на потерпевшего, его здоровье, материальное положение, что органично связано с обоснованием исковых требований к подсудимому; законный представитель может охарактеризовать личность представляемого, условия его жизни и т.д. Речь законного представителя потерпевшего должна иметь своей целью в максимальной степени способствовать защите прав и интересов представляемого.

Сказанное здесь относится как к законному представительству прав и законных интересов несовершеннолетних потерпевших, так и потерпевших, которые в силу наличия у них физических (слепой, глухой и т.д.) или психических недостатков не способен сам защищать свои права и законные интересы. Различие лишь в конкретном содержании судебных речей в зависимости от характера совершенного
подсудимым преступления,

12 Российская газета, 1999, 28 января.

117

наступивших от этого преступных последствий, предъявляемых исковых требований.

Равно как и сами потерпевшие законные представители имеют право обжаловать судебный приговор в суды апелляционной, кассационной инстанции, а равно ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора в судах надзорной инстанции. В заседаниях же соответствующих судов они должны принимать самое деятельное участие, обосновывая приведенные ими в своих жалобах доводы.

Участие таких законных представителей в апелляционном заседании суда, на наш взгляд, должно быть, также как и в заседании суда первой инстанции обязательным. Что касается участия законных представителей в судах кассационной и надзорной инстанции, то это, как нам думается, должно быть их правом, связанным как с желанием представляемых, так и зависеть от содержания тех доводов, по которым ставится под сомнение законность, обоснованность и справедливость отраженных в обжалованном приговоре судебных решений.

Представляется необходимым законного представителя потерпевшего указать в числе лиц, имеющих право на обжалование судебного решения (часть 4 ст. 354 УПК РФ) и на возбуждение ходатайства о пересмотре вступившего в законную силу приговора в надзорном порядке (часть 1 ст. 402 УПК РФ).

В данном разделе работы есть необходимость проанализировать и некоторые вопросы законного представительства свидетелей как участников уголовного процесса. Согласно ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и вызванное для дачи показаний. Среди прав, которыми наделяется свидетель, мы, к сожалению, не находим указания на то, что свидетель имеет право на представительство его интересов при производстве по всему уголовному делу, а не только при допросах несовершеннолетнего свидетеля в порядке ст.

118

189 и 191 УПК РФ, куда он может согласно пункту 6 части 4 ст. 56 УПК РФ являться с адвокатом.

Участие законного представителя свидетеля в следственных действиях имеет особый смысл в свете сложившейся следственной практики, когда несовершеннолетние свидетели фактически ставятся в положение подозреваемых и от них на допросах под угрозой ответственности требуют показаний, уличающих их в противоправных действиях. Насколько широко подобная практика распространена, указывают опубликованные в литературе результаты исследований, выполненных отдельными авторами.13 Эта проблема возникает не только при допросах, но и других следственных действиях, содержащих элементы допроса, в частности, очной ставки, опознания, проверки показаний на месте.

В этой связи представляется необходимым, чтобы законный представитель свидетеля принимал участие во всех проводимых с ним следственных действиях. Следователь должен своевременно уведомлять такого законного представителя о времени и месте производства следственных действий, разъяснить его право ознакомиться с протоколом следственного действия и сделать подлежащее занесение в такой акт заключения. Время появления законного представителя свидетеля в деле, на наш взгляд, должно быть обусловлено временем вызова несовершеннолетнего свидетеля для производства следственного действия в том порядке, который установлен в статьях 188 и 191 УПК РФ.

Уголовно-процессуальный закон умалчивает об особенностях участия в следственных действиях свидетеля, страдающего психофизическими недостатками. Право таких свидетелей на законных представителей обусловлено общими условиями представительства, о которых велась речь в первой главе нашей работы, и естественным образом вытекает из соответствующих норм семейного (ст. 145 Семейного кодекса РФ), гражданского законодательства (ст. 32 и 33 ГК РФ). Над такими лицами, как

См.: Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе. Саратов, 1977, с. 62.

119

известно, устанавливается опека или попечительство. Опекуны и попечители же в соответствии с пунктом 12 ст. 5 УПК РФ являются законным представителем.

В отличие от ст. 72 УПК РСФСР новый Уголовно-процессуальный кодекс (см. ст. 56 УПК РФ) не запрещает допрашивать в качестве свидетелей лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильное показание. В УПК РФ 2001 г. (см. ст. 196) нет и нормы, обязывающей проводить экспертизу для определения психического или физического состояния свидетеля в случае, когда возникает сомнение в его способностях правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, как это предусматривалось ст. 79 УПК РСФСР. Показания таких лиц, полученные с учетом их законных представителей, педагогов и психиатров, а при желании законных представителей и адвокатов должны оцениваться в соответствии со ст. 17 и 88 УПК РФ по общим правилам оценки доказательств с позиции их относимости, достоверности, доброкачественности и достаточности для принятия тех или иных процессуальных решений. Думается, однако, что законодательный запрет возможности допроса таких лиц, а также их привлечения к участию в других следственных и судебных действиях согласовывался бы в большей мере с проводимым международным сообществом курсом на дальнейшее укрепление прав и свобод человека и гражданина.

120

ГЛАВА III. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО, ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЕ НА ОСНОВЕ ДОГОВОРА (СОГЛАШЕНИЯ) С УЧАСТНИКАМИ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

« 3.1. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое

на основе договора (соглашения) с подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, гражданским ответчиком по уголовному делу

Уголовно-процессуальное представительство, основанное на соглашении обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) с адвокатом является наиболее распространенной его разновидностью.

Прежде чем раскрыть его содержание и формы проявления такого представительства на отдельных этапах производства по уголовному делу есть настоятельная необходимость разобраться в вопросе о процессуальном положении защитника как участника уголовного процесса. При этом мы исходим из того, что в качестве такого участника уголовного процесса чаще всего выступает именно адвокат.

Сторонники взгляда на адвоката-защитника как помощника суда в деле осуществления правосудия исходят из того, что его деятельность имеет большое общественное и государственное значение и также как и деятельность органов предварительного расследования и суда направлена на установление по каждому уголовному делу объективной истины.1

Если бы дело обстояло так, то адвокат-защитник должен был бы

w содействовать установлению всех обстоятельств дела - как тех,
что

опровергают обвинение (подозрение), смягчают ответственность

обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), так и тех, что изобличают его,

отягчают ответственность. Резонен в таких случаях вопрос проф.

1 См: Адвокат в советском уголовном процессе. / Под ред. И.Т. Голякова. М., 1954, с.48; Уголовный процесс. /Под ред. М.А. Чельцова. М., 1969, с. 76-78.

121

М.С. Строговича о том, “почему подсудимый должен оплачивать помощника суда”.2

Закон определяет защитника как “лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу” (часть 1 ст. 49 УПК РФ). “Как магнитная стрелка компаса всегда указывает на Север, так и основная

  • норма поведения адвоката-защитника в процессе должна всегда напоминать ему об его обязанности защищать”, очень справедливо заметил проф. Н.Н.Полянский. Мы бы здесь уточнили, что задача защищать есть единственная правовая обязанность защитника. Суд же есть единственный орган, осуществляющий правосудие (ст. 118 Конституции России).

Единственной объективной основой судебного решения (приговора)

является “совокупность фактических данных (доказательств), исследованных

непосредственно в судебном заседании и свидетельствующих о виновности

подсудимого в совершении преступления, ставшего предметом судебного

разбирательства”4. *

Мнение о том, что защитник по своему процессуальному положению

является полностью самостоятельным участником уголовного процесса

аргументируется тем, что а) законодатель наделил защитника

определенными процессуальными правами и обязанностями, в силу чего он и

является равноправным с другими участниками процесса; б) в определении

принципиальной линии и методов защиты, в выборе технических и

процессуальных средств ее осуществления защитник самостоятелен,

независим от воли своего подзащитного и исходит из конкретных

обстоятельств уголовного дела.5 При всей важности указанного, они тем не

• менее не дают ответа как на вопрос о единственном
предназначении

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958, с.135.

3 Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927, с. 22.

4 Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Ижевск, 1997, с. 52.

5 См.: Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962, с. 200; Советский уголовный процесс /Под ред. проф. Д.С. Козлова. М., 1968, с.77; Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. СПб, 1996, с. 21-22.

122

защитника, так и на то, чья воля лежит в основе допуска защитника к участию в уголовном процессе. Последнее проявляет себя наиболее ярко при заключении соответствующего соглашения между адвокатом- защитником и обвиняемым (подозреваемым, подсудимым). Но проявление воли подзащитного имеет место и в случаях так называемой “защиты по назначению”. Законодатель в ст. 51 УПК РФ называет лишь случаи обязательного участия защитника при производстве по уголовному делу, не персонифицируя при этом конкретное лицо, в качестве такого участника процесса. Если обвиняемого, его родственников (законного представителя) назначаемый защитник не устраивает, то они вправе требовать его замены. Защита же вопреки воле подзащитного, а в случае его несовершеннолетия либо душевного заболевания, еще и воле (желанию) законных представителей, может оказаться лишь ее видимостью, да и вовсе не защитой.

Представляется единственно правильным, что защитник по своему процессуальному положению есть представитель интересов обвиняемого (подозреваемого, подсудимого). Вывод этот основывается на том, что защитник: а) “действует в интересах обвиняемого, представляет на следствии и в суде законные интересы обвиняемого и охраняет его права, он выступает в процессе по поручению (доверенности) обвиняемого либо с его согласия (если защитник назначен следствием или судом)”7; б) может быть в любой момент производства по уголовному делу отстранен от процесса по воле обвиняемого или его законных представителей; в) если же обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) не отказывается от конкретного лица в качестве защитника, то никто, в том числе ни следователь, ни прокурор, ни суд не вправе отстранить такого защитника от участия в уголовном процессе.

6 См.: Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе. //Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967, с. 38; Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978, с. 85; Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. M., 1978, с. 69.; Уголовный процесс/ Под ред. проф. B.C. Шадрина. Волгоград, 2000, с. 45.

7 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968, том 1, с. 245.

123

Защитник, конечно, “не слуга” подзащитного. Но он должен отстаивать права и интересы своего подзащитного во всех случаях, даже при признании обвиняемым своей вины, оставаться при этом “советчиком человеку, который, по его искреннему убеждению, не виновен вовсе или вовсе не так и

о

не в том как и в чем его обвиняют”. Другом же, настоящим советчиком может быть лишь тот, кто искренне желает защитить права и интересы представляемого и иметь все возможности для этого, т.е. быть наделенным необходимыми для этого правомочиями. Таким участником в уголовном процессе и является защитник как представитель обвиняемого (подозреваемого, подсудимого). С изложенных позиций и подойдем к анализу содержания процессуальной деятельности адвоката- защитника по осуществлению уголовно-процессуального представительства на основе заключенного с подозреваемым, обвиняемым, подсудимым либо от их имени родственниками, знакомыми договора.

В полном согласовании с ратифицированной Россией 30 марта 1998 года Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней в соответствии с частью 3 ст. 49 УПК РФ 2001 г. защитник стал допускаться к участию в уголовном деле не только с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого или возбуждения уголовного дела по делам частного обвинения (ст. 223 УПК РФ) и делам, по которым возможно расследование в форме дознания (часть 3 ст. 150 УПК РФ), но и с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях его задержания по указанным в ст. 91 УПК РФ основаниям, применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, объявления такому лицу постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, а также с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления.
Необходимость допуска

  • Кони А.Ф. Избранные произведения. М., 1959, том 1, с. 55.

124

защитника с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления и предоставления ему возможности свидания с адвокатом-защитником еще до составления протокола задержания, т.е. до осуществления процессуального задержания обосновывалось

процессуалистами.9 Законодатель сделал в этом направлении свой решительный шаг. Следует на практике отработать механизм реализации этой правовой новеллы.

При этом нельзя допустить того, чтобы, как предлагает проф. А.Р.Михайленко, “первые после задержания свидания подозреваемого с защитником проходили в присутствии следователя”.10 Предлагаемое есть ни что иное, как нарушение права подозреваемого “пользоваться помощью защитника … и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого” (пункт 3 часть 4 ст. 46 УПК РФ), равно как и права защитника на такое свидание (пункт 1 часть 1 ст. 53 УПК РФ).

Использованию адвокатом-защитником средств и способов защиты по уголовным делам, а, следовательно, осуществлению договорного уголовно-процессуального представительства посвящено достаточно много монографических и диссертационных исследований, учебной и методической литературы. Их трудно перечислить. Назовем лишь некоторые из них, преимущественно те, что появились в годы коренных социально-экономических преобразований последних десяти-пятнадцати лет, с учетом претворения курса на приоритетную защиту прав и свобод человека и гражданина.11 В данной же работе рассмотрим лишь наиболее острые, в определенной степени дискуссионные проблемы использования адвокатом-

9 См.: Давлетов А.А. Подозрения и защита. Екатеринбург, 1997, с. 38-42; Зинатуллин Т.З. Этические основы уголовно-процессуальной деятельности адвоката-защитника. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ижевск, 1998, с. 9; Рютинских И.Ю. Процессуальная проблема задержания лица по подозрению в совершении преступления. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001, с. 21.

10 Михайленко А.Р. Расследование преступлений. Законность и обеспечение прав граждан. Киев, 1999, с. 301.

11 См.: Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988; Адаменко В.Д. Субъекты защиты обвиняемого. Красноярск, 1991; Права человека и роль адвокатуры в демократическом обществе. M., 1995; Давлетов А.А. Подозрение и защита. Екатеринбург, 1997; Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура СПб, 1996; Проблемы российской адвокатуры / Под ред. проф. И.Л. Петрухина; Зинатуллин T.3. Этика адвоката-защитника. Ижевск, 1999; Круч и нин Ю.С. Участие адвоката-защитника в уголовно-процессуальном доказывании. Дис… канд. юрид. наук.

125

защитником, представляющим интересы подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, средств защиты на отдельных этапах производства по уголовному делу и связанные с ними вопросы.

Прежде всего, нам хотелось бы поднять вопрос о проблеме допуска адвоката-защитника к участию в уголовном процессе.

В соответствии со ст. 18 Закона РФ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления” от 21 июня 1995 года свидания адвокатов с задержанными и арестованными разрешаются по предъявлении ордера юридической консультации.12

Согласно части 4 ст. 49 УПК РФ 2001 г. допуск адвоката к участию в деле в качестве защитника возможен по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Такое требование помогает персонифицировать адвоката-защитника.

Несмотря на это администрация следственных изоляторов установила практику предоставления таких свиданий лишь с разрешения следователя, расследующего уголовное дело. Ордер юридической консультации предъявляется адвокатом следователю, который направляет документ, разрешающий администрации следственного изолятора предоставлять арестованного адвокату-защитнику по требованию последнего.

Такая практика как несогласуемая с конституционным положением о том, что “каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственного задержания, заключения под стражу, или предъявления обвинения” сегодня
постановлением

Конституционного суда отменено.

На момент выполнения данной работы изучить практику выполнения этого постановления не представилось возможным. Однако в завуалированном виде она продолжала существовать. Проявляется это, в

Ижевск, 1987; Шахкелдов Ф.Г. Участие защитника в доказывании на предварительном следствии. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2001; и др.

12 Рос. газ. 1995,20 июля.

13 Рос. газ., 2001 14 ноября.

126

частности, в требовании от подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) письменного изложения мотивов отказа от защищавшего его ранее адвоката (в первую очередь, так называемого “дежурного адвоката”), прежде чем разрешить новому адвокату участвовать в деле, несмотря на предъявленный им документ (ордер) о заключении с ним договора с клиентом.

В подобных случаях нарушается право подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) на свободный выбор адвоката.14

В условиях российских изоляторов трудно реализовать норму закона о возможности свиданий без ограничения их количества и продолжительности. Длинные очереди адвокатов в следственных изоляторах стали у нас обычным явлением.15

Дежурные же части отделов внутренних дел либо вообще не имеют помещений для таких свиданий, либо в них невозможно обеспечить свидание наедине и тем более конфиденциальное. Относительно последнего правильно замечено, что в условиях разрешенного указанным выше Законом РФ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” визуального наблюдения за процессом свидания адвоката со своим подзащитным (ст. 18) конфиденциальность практически невозможна.16

Конфиденциальность свидания необходима для выработки общей позиции и тактики защиты, использования средств и способов защиты, установления доверительных отношений между адвокатом-защитником и подзащитным. Конфиденциальность есть одна из важнейших гарантий адвокатской тайны.

Необходимы были большие усилия, чтобы статью 51 УПК РСФСР 1960 года дополнить указанием на то, что “защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему в связи с осуществлением защиты и оказанием

Подробнее об этом см.: Михайленко А.Р. Расследование преступлений. Законность и обеспечение прав граждан. Киев, 1999, с. 308-309.

15 См.: Проблемы российской адвокатуры. M., 1997, с. 240.

16 Там же, с. 142.

127

1 7

другой юридической помощи” . И совершенно непонятна позиция законодателя, отвергающего такую высоконравственную норму в новом УПК РФ. Предусмотрев необходимость отбирать от защитника подписку о неразглашении сведений, составляющих государственную тайну (часть 5 ст. 49 УПК РФ) и данных предварительного расследования (часть 2 ст. 153 УПК РФ), законодатель остался глух к интересам подозреваемых, обвиняемых, подсудимых в части зашиты их личных интересов. Такая позиция законодателя не согласуется с содержанием ст. 2 Конституции РФ о том, что “признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина -обязанность государства”. Надо полагать, что такой пробел в законодательстве подлежит немедленному устранению.

Следующий комплекс средств защиты связан с полномочиями адвоката- защитника “собирать и предоставлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи” (пункт 2 часть 1 ст. 53 УПК РФ). Реализации такого права способствует и то, что в соответствии ст. 53 УПК РФ защитник вправе “привлекать специалиста” (п. 3), “присутствовать при предъявлении обвинения” (п.4), “участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника” (п. 5), “знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому” (п.6.).

На практике право адвоката-защитника на сбор и представление доказательств проявляется в запросе и получении им документов (или их копий) из учреждений, организаций, отдельных граждан, ознакомление с содержанием таких документов, постановке вопросов перед специалистами и получении от них письменного заключения, получении ответов на свои

17 См.: Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978, с. 62-66; Зинатуллин 3.3., Зинатуллин T.3. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Ижевск, 1997,

128

ходатайства и запросы, в опросе частных лиц по вопросам защиты с их согласия, возможным в последующем ходатайством о допросе таких лиц в качестве свидетелей по уголовному делу, с ознакомлением с местом совершенного преступления, включая и его фотографирование, составление схем, планов и т.д., с использованием для обнаружения и собирания доказательственной информации по делу помощи частных детективов и т.д. Закрепление в пункте 3 части 3 ст. 86 УПК РФ обязанности организаций предоставлять запрашиваемые защитниками у них справки, характеристики, иные документы или их копии призвано повысить эффективность защиты по уголовным делам.

В связи с обсуждением законопроектов об адвокатской деятельности и уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации был поднят вопрос о возможности предоставления адвокату-защитнику права на самостоятельный сбор доказательств и даже на проведение по уголовному

делу “параллельного расследования” (“адвокатского расследования”). Однако адвокатура, как известно, не государственное, а общественное формирование профессиональных юристов, объединившихся на основании закона для оказания юридической помощи гражданам и организациям. В силу этого она и лишена права на применение мер государственно-правового воздействия к тем, кто сочтет для себя возможным уклониться от просьб адвоката-защитника. И несмотря на то, что ныне закон (ч.З ст. 86 УПК РФ) обязывает должностных лиц организаций и учреждений выполнять запросы адвокатов-защитников, при неисполнении таковых защитники вправе обжаловать действия таких лиц прокурору или в суд (п. 10 части 1 ст. 53 УПК РФ), а также ходатайствовать перед следователем и прокурором о том, чтобы они провели необходимые для этого следственные действия. При этом мы согласны с тем, что всю деятельность адвокатов-защитников по сбору и представлению доказательств нельзя называть “предпроцессуальной”1 , ибо

с. 53-56.

18 См.: Юридический вестник. Сентябрь - 95. №31. с. 122. Проект ст. 45 УПК РФ; Юрист. 1996. №6. Проект ст. 13 Федерального закона об адвокатуре в Российской Федерации.

19 См.: Адвокатура и современность/Под ред. проф. В.М. Савицского. М., 1987, с. 84-92.

129

она регламентируется уголовно-процессуальным законодательством
(п.2 часть 1 ст. 53 и часть 3 ст. 86 УПК РФ).20

Важнейшим средством защиты является присутствие адвокатов- защитников при предъявлении обвинения и допросе обвиняемого. Надо полагать, что здесь речь не идет о пассивном созерцании адвокатом- защитником всего происходящего. В силу доверительных отношений обвиняемый верит и понимает, прежде всего, именно слову адвоката, а не следователя. К тому же сухие слова следователя далеко не способствуют уяснению обвиняемым существа обвинения, его обоснованности, возможной меры уголовной ответственности. Для обвиняемого же все это очень важно и, в первую очередь, для определения своего отношения к предъявляемому обвинению. Важно знать и те права, которыми в соответствии с частью 4 ст. 47 УПК РФ наделяется обвиняемый, а также возможности их использования. На наш взгляд, необходимо законодательно запретить правило о том, чтобы после объявления содержания постановления о привлечении в качестве обвиняемого и тех процессуальных прав, которыми наделяется обвиняемый до начала его допроса, предоставить возможность обвиняемому наедине и конфиденциально обсудить со своим защитником обвинение и права обвиняемого, выработать согласованное отношение к обвинению и к тому, как использовать такие права. Требование части 1 ст. 173 УПК РФ о немедленном сразу же после предъявления обвинения допросе обвиняемого есть ограничение возможности свободного распоряжения обвиняемым своими правами, в известной степени есть ущемление его конституционного права на защиту. Каких-то сложностей в практическом осуществлении нашего предложения не существует. К тому же и времени для этого потребуется немного (по крайней мере - не более часа). Польза же от этого значительная, причем не только для защиты, но и для обвинительной деятельности. Следователю лучше работать, расследовать уголовное дело “в открытую”, чем “в слепую”. В литературе правильно обращается внимание,

20 См.: Зинатуллин 3.3., Зинатуллин T.3. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Ижевск, 1997, с. 62.

130

что “следователям (дознавателям) никогда не надо “бояться” адвоката- защитника. Плохо и наспех “состряпанное” уголовное дело, даже вроде бы и основанное на доказательствах, но собранных с нарушением процессуальной формы их получения, легко развалится от малейшего дуновения даже несильного ветерка и уголовное дело, направленное в суд для рассмотрения и разрешения обвинения по существу, может вновь оказаться на столе следователя. Совет, помощь адвоката- защитника, хороший нравственный психологический контакт с ним могут оказаться для следователя (дознавателя) далеко не лишними”.

Адвокат-защитник должен принимать активное участие во всех следственных действиях, проводимых с участием его подзащитного. Речь идет, в частности, о таких следственных действиях как допросы и очные ставки, проверка показаний на месте, осмотре и освидетельствовании, опознании, следственном эксперименте, обыске и выемке. Участие адвокатов-защитников в таких действиях помогает ему уяснить степень доказанности обвинения, оценить доброкачественность доказательств обвинения и в зависимости от этого выработать пути защиты от обвинения, использования тех или иных процессуальных средств защиты прав и интересов своего подзащитного.

Очень важным и ответственным этапом деятельности адвоката- защитника является его ознакомление по окончании предварительного следствия со всеми материалами уголовного дела. О том, что сделано по делу, на каких доказательствах построено обвинение, какие ходатайства были заявлены и как они разрешены, адвокат-защитник до данного момента имеет, как известно, представление по тем материалам, что сосредоточены в его адвокатском досье. Здесь же адвокат-защитник получает возможность систематизировать свои знания, сформулировать полное представление относительно всех интересующих его с позиции защиты вопросов. Материалы уголовного дела предоставляются ему в
полном объеме, в

21 Зинатуллин T.3. Этика адвоката-защитника. Ижевск, 1999, с. 54.

131

подшитом и пронумерованном виде. При этом он получает возможность выписывать из дела любые сведения и в любом объеме, а также снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств (пункт 7 части 1 ст. 53 УПК РФ). Согласно части 3 ст. 217 УПК РФ “обвиняемый и защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела”. Адвокат-защитник

» должен сам решать, с каким объемом материалов дела ему
надо

ознакомиться, изучить. Многое зависит от того, как добросовестно и активно участвовал он на предварительном следствии, от того, что имеется у него в адвокатском досье, а также от того, насколько вообще развит интеллект адвоката и т.д.

Конкретный порядок и форму ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела определяют они сами. Знакомиться с такими материалами они вправе как вместе, так и раздельно, но обязательно в присутствии следователя. Сложившаяся практика раздельного ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела себя вполне оправдывает. Тем более, что адвокат-защитник имеет, как правило, свое адвокатское досье. Завершающий же этап такого ознакомления предполагает совместное участие обвиняемого, его защитника и следователя. Причем, обвиняемый и его защитник должны получить возможность встретиться наедине и конфиденциально. Во время такой встречи они должны обсудить вопросы о возможности окончания следствия на основе имеющихся по делу материалов, о необходимости заявления ходатайств о прекращении дела, о производстве по делу дополнительных следственных действий (допросить причастных лиц, провести повторно какие-то следственные действия,

« назначить экспертизу и т.д.), о приобщении отдельных
документов

(характеристик, справок) и т.д. Ходатайства обвиняемого и его защитника могут быть самыми разнообразными. Но, к сожалению, значительная их часть следователями остается без удовлетворения, причем часто просто по причине отсутствия у следователя времени на их разрешение. В связи с этим

132

правильным является суждение о том, что “давно назрела необходимость предусмотреть время для обсуждения защитником с обвиняемым вопроса о заявлении ходатайств, о дополнении следствия, их формировании и подачи следователю. Этот срок мог бы исчисляться одними сутками. В свою очередь также в течение суток следователь должен был бы объявить защитнику и обвиняемому свое постановление о разрешении ходатайства”. • Об удовлетворении или отказе в удовлетворении
заявленного

ходатайства обвиняемый и его защитник должны быть извещены специальным постановлением об этом. Полный или частичный отказ в удовлетворении заявленного ходатайства может быть обжалован прокурору и рассмотрен им, как правило, в течение трех суток со дня получения жалобы (часть 1 ст. 124 УПК РФ) с последующим уведомлением о принятом решении заявителя.

Представляется, что до разрешения прокурором поступившей жалобы следователь не вправе составлять обвинительного заключения и тем более направлять уголовное дело с таким актом прокурору для его утверждения.

В процессуальной литературе высказано суждение о необходимости предоставления защитнику после ознакомления его со всеми материалами дела и разрешения следователем заявленных ходатайств, составлять так называемое “защитительное заключение”, в котором бы защитник в письменном виде мог изложить “основные заключения и выводы, противоположные тем, которые содержатся в обвинительном заключении”. В обоснование необходимости такого акта проф. А.Р. Михайленко приводит данные о том, что в пользу составления “защитительного заключения” высказалось 74% опрошенных судей, 58% прокуроров, 48% следователей и « 53% адвокатов.24 Составление “защитительного заключения”, на наш взгляд,

является сугубо личным делом адвоката-защитника. В материалах своего

22 Михайленко А.Р. Расследование преступлений. Законность и обеспечение прав граждан. Киев, 1999, с. 319-320.

23 Надь Л. Приговор в уголовном процессе. Перевод с венгерского. М, 1982, с. 154. См. также: Побегайло Г.Д. К вопросу о дальнейшей демократизации деятельности советской адвокатуры.// Труды Воронежского ун-та. Воронеж, 1970, с. 132.

24 Михайленко А.Р. Указ. соч., с. 313.

133

адвокатского досье он собственно и имеет такое заключение, хотя бы в виде тезисов, заметок и т.д. Официальное же изложение позиции по делу, выводов, основанных на анализе имеющихся доказательств по уголовному делу, в известной степени возможно и выгодно для следователей, прокуроров и судей, (не случаен здесь высокий процент положительного отношения с их стороны к такому акту),
но выгоден ли он настолько для адвокатов-

  • защитников и их подсудимых - это вопрос, требующий своего серьезного обоснования. Характерно, что проф. А.Р. Михайленко буквально несколькими строками ниже приводит данные о том, что “36% опрошенных адвокатов заявили, что они в основном из тактических соображений, обнаружив нарушения, ошибки на следствии, об этом не сообщают следователю, не заявляют соответствующих ходатайств, намереваясь о пробелах, недостатках следствия говорить на суде”, а 57% опрошенных адвокатов “сообщают следователю о нарушениях законности лишь тогда, когда это не ухудшает положения подзащитного” . Нам представляется, что составление “защитительного заключения” на официальном уровне с позиции защиты может нанести последнему больше вреда, чем пользы.

Одной из форм окончания предварительного следствия является прекращение уголовного дела. Постановление об этом согласно части 4 ст. 213 УПК РФ вручается лицу, в отношении которого прекращается уголовное преследование. В соответствии с пунктом 15 части 3 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе возражать против прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, обжаловать соответствующее постановление. Надо полагать, что если такой обвиняемый имеет защитника, то, естественно, свое отношение к постановлению о прекращении дела он

  • будет согласовывать с адвокатом-защитником. Отсюда, есть необходимость вручать такому защитнику копию постановления о прекращении уголовного дела.

После утверждения прокурором обвинительного заключения его копии вручаются как обвиняемому, так и его защитнику (часть 2 ст. 222 УПК РФ).

25 Там же, с.314.

134

Такое же правило распространяется и на случаи окончания дознания составлением по делу обвинительного акта (часть 3 ст. 226 УПК РФ).

Как видим, еще до поступления уголовного дела в суд обвиняемый и его защитник получили возможность знать окончательный для органов предварительного расследования объем обвинения.

Что же касается осуществления адвокатом-защитником уголовно- * процессуального представительства после направления уголовного
дела

вместе с утвержденным обвинительным заключением в суд по подсудности, то оно имеет место во всех судебных стадиях уголовного процесса.

В стадии назначения судебного разбирательства такая деятельность может иметь место в виде возбуждения ходатайства о проведении предварительного слушания в порядке, установленном частью 3 ст. 229 УПК РФ и участия в таком судебном заседании. Предварительное слушание проводится с участием сторон. При этом закон допускает возможность такого слушания и в отсутствии обвиняемого (часть 3 ст. 234 УПК РФ), но участие адвоката-защитника обязательно. Последнее вытекает из содержания части 1 ст. 234 УПК РФ: “предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон (выделено нами — авт.)”.

Участвующий в предварительном слушании адвокат-защитник должен высказать свое четкое и ясное мнение по всем обсуждаемым вопросам (ст. 228 УПК РФ) и всем возможным решениям по делу (ст. 236 УПК РФ). Копия вынесенного судьей решения должна вручаться как обвиняемому, так и его адвокату-защитнику.

Судебное разбирательство предоставляет адвокату-защитнику все * возможности для самого эффективного осуществления представительства

прав и законных интересов подсудимого, оказания ему необходимой юридической помощи.

Судебное разбирательство должно строиться на закрепленных в ст. 123 Конституции РФ принципах, а именно, оно должно быть, как правило, открытым, базироваться на основе состязательности и равенства сторон. При

135

проведении судебного разбирательства в отсутствии подсудимого, возможного в силу части 4 ст. 247 УПК РФ, по его ходатайству об этом по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, адвокат- защитник обязан представлять интересы такого подсудимого. Представляется, что замена адвоката-защитника, представляющего подсудимого на договорной основе, не допустима, если только сам подсудимый не ходатайствует об этом. Такое положение должно получать свое нормативное закрепление в ст. 248 УПК РФ. Судебное разбирательство должно быть, по нашему мнению, отложено до появления у адвоката-защитника реальной возможности участвовать в судебном разбирательстве. Подсудимый в любое время может заменить адвоката-защитника.

Адвокат-защитник представляет интересы подсудимого в подготовительной части судебного разбирательства, в судебном следствии и в судебных процессах.

В подготовительной части судебного заседания им может быть заявлен отвод составу суда или какому-либо из судей, возбуждены ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, об исключении доказательств, полученных, по его мнению, с нарушением установленного уголовно-процессуальным законом порядка, а также высказано мнение о возможности рассмотрения дела в отсутствии кого- либо из вызванных в судебное заседание лиц. При этом каждое из заявлений и ходатайств должно быть предварительно согласовано с подсудимым. При возражении подсудимого относительно того или иного ходатайства, оно не может быть заявлено. В этом, в частности, проявляется суть представительского характера взаимоотношений между адвокатом-защитником и его подзащитным в лице подсудимого.

Судебное следствие представляет собой центральную часть судебного разбирательства, в которой суд при активном участии сторон обязан всесторонне, полно и объективно исследовать все доказательства по уголовному делу, на основе которых он только и вправе вынести судебный

136

приговор. Данное обстоятельство обязывает адвоката-защитника к самому активному участию в исследовании доказательств, к самому ответственному отношению к любым проводимым в судебном следствии процессуальным действиям.

В процессуальной литературе вопросы участия адвоката-защитника в судебном следствии получили свое достаточное освещение.26 Многие из рекомендаций в этих исследованиях настолько апробированы, что нет необходимости в нашем исследовании их воспроизводить и анализировать. Считаем лишь необходимым заметить, что общие рекомендации, рецепты по использованию средств и способов защиты, тактики их применения во многом зависят от индивидуальных особенностей рассматриваемого уголовного дела, в том числе от характера обвинения и лежащих в его основе доказательств, от отношения к нему подсудимого, от личных качеств адвоката-защитника и т.д. Здесь мы умышленно не акцентируем внимания на личности самого подсудимого. Суд не может не учитывать это. Что же касается адвоката-защитника, заключившего договор на защиту, оказание юридической помощи своему подзащитному, то для него важна, в первую очередь, не личность подсудимого, а служение своему профессиональному долгу. “Цель защиты и есть защита” и “и ни в коем случае не изобличение его”, т.е. подсудимого.27 При этом адвокат- защитник должен всегда помнить и руководствоваться тем, что “нет такого падшего или преступного человека, в котором безвозвратно был бы затемнен человеческий образ и по отношению к которому не было бы места слову снисхождения”.

В литературе иногда ставятся вопросы о пределах защиты, о нравственных критериях деятельности адвоката-защитника. При этом отмечается, что “нравственным может быть признано такое поведение (поступок) адвоката-защитника, который в максимальной степени
отвечает

26 См.: Саркисянц Г. П. Защитник в уголовном процессе. Ташкент, 1971, с. 121-156; Николаева Т. Н. Деятельность защитника на судебном следствии. Саратов, 1987; Кручинин Ю. С. Участие адвоката- защитника в уголовно-процессуальном доказывании. Ижевск, 1997, с. 69-99; Зинатуллин Т. 3. Этика адвоката-защитника. Ижевск, 1999, с. 57-66; и др.

27 Полянский Н. Н. Правда и ложь в уголовной защите. M., 1927, с. 21.

28 Кони А.Ф. Избранные произведения. М., 1959, том 1, с. 55.

137

интересам обвиняемого и не противоречит интересам правосудия”.29 В сложном вопросе о содержании и социальной ценности правосудия, что напрямую не входит в рамки нашей работы, считаем необходимым отметить, что правосудием может считаться лишь только то, что делается на основе закона. Закон (Конституция РФ, Уголовно- процессуальный кодекс РФ) предоставляет подсудимому защищаться от обвинения всеми законными средствами и способами, в том числе и прибегать к помощи адвокатов-защитников, единственное предназначение которых, как нами неоднократно отмечалось, защищать своего подзащитного, ни на йоту не уклоняться от такого своего предназначения. Только при понимании того, что защита есть составная часть правосудия в ее широком понимании становится возможным защита таких, как Чикатило, Салман Радуев и им человекоподобные экземпляры.

Порядок судебного следствия во многом зависит от отношения подсудимого к предъявленному обвинению. В тесном согласовании с этим должна находиться в этом вопросе и позиция адвоката-защитника.

Несмотря на то, что на практике судебное следствие чаще всего начинается с допроса подсудимого, позволим не согласиться с предложением о том, “чтобы начинать судебное следствие всегда с допроса подсудимого, независимо от отношения последнего к предъявленному обвинению”.30 Если подсудимый воспользуется конституционным правом не свидетельствовать против себя самого (ст. 51 Конституции РФ) и на основе этого вообще отказаться от дачи в судебном заседании каких бы то ни было показаний, то тупиковый характер такого предложения становится очевидным.

УПК РФ 2001 года допускает возможность принятия судебного решения при согласии подсудимого с предъявленным ему обвинением без проведения судебного следствия и судебного разбирательства вообще (ст.

Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978, с. 57.

30 Черкасова Н. Ю. Исследование доказательств в судебной инстанции. Автореф. дис. … канд. Юрид. наук. Казань, 1999, с. 10.

138

314-317 УКП РФ). Речь идет о так называемой судебной сделке суда с подсудимым и со сторонами.

С таким предложением невозможно согласиться, как нам думается, не только по моральным соображениям, но главным образом потому, что оно не согласуется со многими положениями самого же уголовно- процессуального законодательства (УПК РФ 2001 г.), в частности с тем, что “признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств” (часть 2 ст. 77 УПК РФ), с тем, что “обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств” (часть 4 ст. 302 УПК РФ), с тем, что в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора надлежит указывать “доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства” (ст. 307 УПК РФ) и т.д.

Невозможно согласиться и с предлагаемым ст. 363 УПК республики Казахстан 1997 года сокращенным порядком судебного следствия по делам о преступлениях, по которым проводилось дознание (т.е. по делам о преступлениях небольшой тяжести), сводимый лишь к допросу признавшего свою вину подсудимого и потерпевшего.

Трагические последствия трехминутных судебных следствий, имевших место во времена сталинщины, хорошо известны.31 Их не надо повторять несмотря ни на какие социально-правовые законы, диктующие необходимость в упрощении, удешевлении процедуры уголовно- процессуального доказывания, в том числе и загруженность
судов,

31 См.: Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ . М., 1991, с. 31-38; Кузнецов Н. С. Из мрака … Ижевск, 1994; Антонов В. И.

139

вынужденность сегодня работать по принципу “производственного конвейера”, “на износ”.

УПК РФ 2001 года регламентирует порядок проведения в ходе судебного следствия таких следственных действий как допросы подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта, производство судебной экспертизы, осмотр вещественных доказательств, местности и помещений, следственный эксперимент, предъявление для опознания и освидетельствования (ст. 275-290 УПК РФ). К традиционно проводимым следственным действиям дополнились следственный эксперимент, опознание и освидетельствование. Трудности в их производстве очевидны, но разрешимы. Сомнение здесь вызывает освидетельствование, представляющее собой осмотр тела живого человека. Вряд ли это согласуется с закрепленными в ст. 9 и 10 этого же кодекса принципами уважения чести и достоинства личности, ее неприкосновенности, с положениями ст. 21 и 22 Конституции РФ, ст. 5 Конвенции о защиты прав человека и основных свобод, а также к естественному чувству стыдливости каждого здравомыслящего человека. Если законодатель считает, что судебное следствие возможно без таких носящих принудительный характер следственных действий, как обыск и выемка, то ему следовало бы учесть и то, освидетельствованию также присущи принудительные черты.33

Защита немыслима без активного, самого деятельного участия адвоката- защитника во всех проводимых следственных действиях. Все те выводы, к которым приходит защитник в ходе такого участия, должны получать возможность в делаемых им заявлениях и ходатайствах. В отдельных случаях это может оказать влияние и на позицию стороны обвинения.

Буньков В., Лукманов М., Сумароков И. Судьи работают на износ. // Российская юстиция, 2001, № 8, с. 75-76.

33 Зинатуллин 3. 3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность. Казань, 1981, с. 107-114; Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1985, с. 129-146; Он же: Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989, с. 164-190.

140

Так, по уголовному делу по обвинению Б. в убийстве своего мужа, рассматриваемому Якшур-Бодьинским районным судом Удмуртской Республики в ноябре 2001 года, по ходатайству адвоката-защитника 3. в дополнение к свидетелям, вызванным в судебное заседание согласно прилагаемого к обвинительному заключению списка, были допрошены еще ряд лиц, а также
эксперты, проводившие комплексную психолого-

  • психиатрическую экспертизу состояния подсудимой. Исследованные в судебном следствии доказательства, включая и те, что были получены в результате удовлетворения судом заявленных защитником ходатайств, привели прокурора района, поддерживающего в суде государственное обвинение по части 1 ст. 105 УК РФ, к изменению обвинения на часть 1 ст. 107 УК РФ как убийства, совершенного в состоянии кумулятивного аффекта, вызванного систематическим насилием, издевательством, тяжким оскорблением и иными противоправными и аморальными действиями со стороны потерпевшего (погибшего мужа) в отношении жены (подсудимой), ее матери (парализованная теща) и двух малолетних детей.

т

Скорректированное по результатам судебного следствия отношения прокурора к обвинению подсудимой Б. нашло отражение в его обвинительной речи, с которой прокурор и выступила в судебных прениях.34

Адвокат-защитник согласно ст. 292 УПК РФ выступает в судебных прениях с защитительной речью после тех участников судебного разбирательства, что поддерживают в суде обвинение.

Защитительная речь завершает большую и сложную работу адвоката-защитника, которая направлена на то, чтобы исключить осуждение невиновного, а также на
то, чтобы суд при осуждении виновного и

  • назначении ему наказания в максимальной мере учел все то, что смягчает вину подсудимого, свидетельствует о возможности его ресоциализации.

Защитительная речь представляет собой самостоятельное и важное средство защиты. В ней наиболее ярко проявляется представительский

4 Архив прокуратуры Якшур-Бодьинского района Удмуртской республики за 2001 г. Производство по уголовному делу №61/61 по обвинению Б. по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

141

характер всей уголовно-процессуальной деятельности защитника; наглядно показывается, как институт защиты служит делу законного и справедливого осуществления правосудия по уголовным делам, охране прав, свобод и интересов граждан.

Такое значение защитительной речи во многом определили тот интерес, который проявлен к ней в достаточно обширной процессуальной • литературе.35

Содержательная речь, основанная на исследованных в судебном заседании доказательствах, произнесенная к тому же убедительно и ясно, нередко оказывает непосредственное воздействие на судебные решения. Примеры этому мы видим как в публикациях, посвященных исследованиям защитительных речей известных судебных ораторов XIX и начала XX века 36, так и наших современников, в том числе и местных адвокатов. Таковыми, в частности, на наш взгляд, являются защитительные речи адвоката-защитника 3. по делу Л., представшей перед судом за убийство отца по ст. 103 УК РСФСР 1960 года, совершенное, как убедительно было доказано защитником в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного покушением со стороны погибшего на убийство ее ребенка (Первомайский районный суд г. Ижевска приговорил Л. по ст. 104 УК РСФСР 1960 года к 2 годам лишения свободы условно); адвоката 3-ва по делу Б., обвиняемого в вымогательстве в крупных размерах по ст. 148 УК РСФСР 1960 года (Глазовский городской суд усмотрел лишь состав самоуправных действий со стороны подсудимого, сопровождавшихся причинением легких телесных повреждений, и осудил Б. лишь к 6 месяцам лишения свободы) и другие.

35 См.: Гольдинер В.Д. Защитительная речь. М., 1970; Матвиенко Е.А. Судебная речь. Минск, 1972; Речи советских адвокатов. М., 1968; Киселев А.С. Судебные речи. Л. 1967; Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллин 3.3., Аврех Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. Казань, 1976, с. 139-148; Речи советских адвокатов по уголовным делам./ Под ред. СВ. Напрускина. М., 1976; Слово адвокату. /Под ред. К.Н. Апраксина. M., 1981; Сергеич П. Искусство речи на суде. М., 1988; Алексеев Н.С., Макарова З.В. Ораторское искусство в суде. Л., 1989; Ившин В.Г. Речь адвоката-защитника.// Вестник Удмуртского университета., 1996, №1 с.142-144; Зинатгулин Т.З. Этические основы уголовно-процессуальной деятельности адвоката-защитника. Дис… канд. юрид. наук. Ижевск, 1998, с. 94-102; и др.

36 См.: Смолярчук В.И. Гиганты и чародеи слова. М., 1984.

37 См.: Зинатуллин 3.3., Загуменков Б.К., Серебренников СВ. Судебные речи и деловые бумаги адвокатов по уголовным делам. Ижевск, 1996, с. 19-26; 58-70.

142

Защитительная речь по содержанию и форме должна быть всегда индивидуальной, находиться в практической зависимости от конкретного дела, доказательственной базы обвинения и защиты, профессиональных качеств самого адвоката. Каждое слово защитника должно иметь определенную смысловую нагрузку; выводы адвоката- защитника должны быть обоснованными, конкретными, вполне понятными. Говорить много вовсе не значит многое сказать. И не надо “работать на публику”. Суд решает обвинение, судьбу человека, сидящего на скамье подсудимых. А это требует к себе вдумчивого, серьезного, ответственного отношения по всему тому, что происходит в судебном заседании.

Высказанные в данном параграфе работы суждения относительно уголовно-процессуального представительства адвоката-защитника в судебном разбирательстве в равной степени отнесены как к производству у мирового судьи, единоличному или коллегиальному рассмотрению уголовных дел в суде первой инстанции. Вопросы представительства адвокатов-защитников в судах присяжных требуют своих специальных исследований. К тому же повсеместное действие таких судов предполагается лишь в будущем, с 1 января 2003 года на уровне судов субъектов федерации (в частности, Верховного Суда Удмуртской Республики).

В случае принесения адвокатом-защитником апелляционной жалобы на приговор мирового судьи уголовное дело подлежит рассмотрению и разрешению по существу в федеральном районном суде. Участие адвоката-защитника в нем во многом аналогично тому, что нами изложено. Разница лишь в том, что после доклада судьи подавший апелляционную жалобу адвокат-защитник обосновывает свою жалобу, на которую выслушиваются возражения стороны обвинения, а затем суд переходит к проверке доказательств, включающую в себя допросы и другие возможные следственные действия (части 3-5 ст. 365 УПК РФ). После завершения судебного следствия и разрешения возникших у сторон ходатайств суд переходит к судебным прениям. Первым в судебных прениях в соответствии с частью 2 ст. 366 УПК РФ выступает лицо, подавшее жалобу. Таким лицом

143

может быть адвокат-защитник. На не вступивший в законную силу приговор суда апелляционной инстанции, равно как и на приговор любого суда, вынесенного по первой инстанции, адвокат-защитник вправе принести кассационную жалобу. Порядок участия адвоката- защитника в судах кассационной инстанции обстоятельно освещен в процессуальной литературе.38 Укажем лишь то, что установленный ст. 377 УПК РФ порядок рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции приведен в соответствии с конституционным положением (ст. 123 Конституции РФ) о равенстве сторон в судебном разбирательстве. После изложения содержания приговора и кассационной жалобы адвокат-защитник обосновывает приведенные им в жалобе доводы. В суде кассационной инстанции ныне допускается исследование доказательств по ходатайству, в частности, адвоката- защитника, а также представления им суду дополнительных материалов с указанием того, каким путем они получены и в связи с чем возникла необходимость их представления.

Конституционное положение о равенстве сторон в судопроизводстве (ст. 123 Конституции РФ), в сочетании с правом каждого на судебную защиту его прав и свобод, гарантированную ст. 46 Конституцией РФ и ст. 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вызвали необходимость уравнять права участников уголовного процесса и в стадии пересмотра судебных приговоров в надзорном порядке. Возможность принесения надзорной жалобы осужденным (оправданным) и его защитником на вступивший в законную силу приговор в 1996 году получила свое закрепление в ст. 501 Модельного УПК для государств-участников СНГ. Законодатель закрепляет такое право на официальном уровне в ст. 402 УПК РФ 2001 года и в ст. 404- 408 регламентирует порядок принесения надзорной жалобы и его рассмотрения.

См.: Адвокат в советском уголовном процессе. М., 1954, с. 267-313; Саркисянц Т.П. Защитник в уголовном процессе. Ташкент, 1971, с. 179-220; Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978, с. 143-159.

144

При установлении адвокатом-защитником существования в реальной действительности любого из числа указанных в ст. 413 УПК РФ оснований для возобновления производства по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам, то он при условии полезности таких обстоятельств с позиции представительства прав и интересов своего подзащитного обязан использовать все представленные ему средства защиты для того, чтобы * добиться пересмотра приговора и дела в целом в таком порядке. В связи со

сказанным мы солидарны с авторами, стоящими на позиции наделения осужденных и их адвокатов-защитников широким кругом прав и обязанностей, включая право на принесение заявлений о наличии оснований для такого производства и участия в нем с использованием всего арсенала защиты по уголовным делам.39

Много вопросов, вызывающих необходимость юридической помощи со стороны адвокатов, возникает в стадии исполнения судебных приговоров. Так, в частности, по данным А.В. Беседина 87% осужденных считают, что такая помощь им необходима для того, чтобы подготовить необходимое им ходатайство и обратиться с ним в суд; 98% опрошенных считают обязательным участие адвокатов-защитников при рассмотрении их ходатайств судом.40 Вопросы у осужденных возникают разные: об уголовно-досрочном освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью, о восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных прав и т.д.

Модельный УПК для государств-участников СНГ (ст. 458) и вслед за ним УПК республики Казахстан (ст. 455) предусмотрели возможность осуществления осужденным своих прав с помощью защитника. При рассмотрении же судом вопросов, связанных с исполнением приговоров в • отношении несовершеннолетних, а также лиц, страдающих физическими и

психическими недостатками, лишающих их возможности самостоятельно осуществлять свое право на защиту, а равно не владеющих языком, на

39 См.: Громов Н.А. Теоретические и практические проблемы возобновления уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1993, с. 13-14, 29-33. 40 См.: Беседин А.В. Защита в стадии исполнения приговора. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Воронеж, 1996, с. 19-20.

145

котором ведется производство по уголовному делу, участие защитника обязательно.

УПК РФ 2001 года включил в себя также указание на то, что “осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката” (часть 4 ст. 399). Вопросы, касающиеся процессуального статуса такого адвоката, обязательного участия в разрешении возникающих у отдельного контингента осужденных вопросов, процедуры участия в судебных заседаниях в УПК РФ и не поднимаются, но вопросы все эти важны и их необходимо разрешать. Осужденные - это граждане России и на них полностью распространяется юрисдикция основного закона нашего государства, включая и право каждого из них на получение необходимой им квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ).

Вопросы осуществления уголовно-процессуального представительства на договорной основе рассмотрены нами в данном параграфе применительно к деятельности адвоката-защитника. Именно они в основе своей и обеспечивают реализацию гарантированного конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Вместе с тем уголовно-процессуальное представительство может осуществляться и близкими родственниками подсудимого, перечень которых дан в части 4 ст. 5 УПК РФ, а также, как указывается в части 2 ст. 49 УПК РФ, иным лицом, “о допуске которого ходатайствует обвиняемый”. Наличие договора здесь не главное для осуществления уголовно-процессуального представительства. Его осуществление возможно и на безвозмездной основе, особенно тогда, когда права и интересы подсудимого представляют близкие родственники. Для допуска в уголовное судопроизводство таких лиц необходимо предъявление документов о наличии близких родственных отношений и письменного заявления (ходатайства) подсудимого на
такое

представительство его прав и интересов. Законодатель увязывает такое представительство только с участием названных лиц в суде, причем наряду с адвокатом (в мировом суде и вместо адвоката). Понятно, что именно адвокаты как юристы - профессионалы и призваны
оказывать

146

квалифицированную юридическую помощь. Но и “иные лица”, надо полагать, могут (как нам думается, должны) иметь высшее юридическое образование (сертификат качества) и, следовательно, могут представляемому оказывать не менее квалифицированную юридическую помощь. Кроме того, содержащаяся в части 2 ст. 49 УПК РФ ограничение в определенной степени ущемляет конституционное право подозреваемых, обвиняемых, подсудимых на защиту по уголовным делам, а потому, как мы отмечали, должно быть устранено.

Правом на уголовно-процессуальное представительство законодатель наделяет и такого участника уголовного процесса как гражданский ответчик, каковым может быть физическое и юридическое лицо, которое несет в соответствии с гражданским законодательством ответственность за вред, причиненный преступными действиями обвиняемого, и которое при наличии указанных в законе условий и оснований привлечено в установленном порядке к участию в уголовном деле (ст. 54 УПК РФ).

На обвиняемого может возлагаться не только уголовно-правовая, но и гражданско-правовая ответственность. В этом случае признание лица гражданским ответчиком по уголовному делу и не требуется. Гражданский ответчик появляется тогда, когда возникает необходимость в возложении гражданско-правовой ответственности не на обвиняемого, а на другое лицо. По данным отдельных исследований, по делам о преступлениях несовершеннолетних, на 20,1% это родители; в 35,2% случаев по итогам анкетирования 200 уголовных дел - законные представители; 9,1% - это юридические лица, которые несут гражданско- правовую ответственность за действия обвинителей, являющихся их работниками и совершающими эти действия при исполнении ими трудовых (служебных, должностных) обязанностей; в 3% - органы государственного казначейства, финансовые органы; в 13% - юридические лица, являющиеся владельцами источника повышенной опасности. Что касается учебно-воспитательных, лечебных учреждений и учреждения социальной защиты населения, а также органа опеки и попечительства, то они в качестве гражданских ответчиков по

147

уголовным делам не привлекаются вообще, хотя все основания для этого имеются.41 Все перечисленные здесь органы и лица могут иметь в уголовном процессе своих представителей. Согласно ст. 55 УПК РФ представителями гражданского ответчика, являющегося физическим лицом, может быть адвокат, а также близкий родственник или иное лицо, о допуске которого такое лицо ходатайствует; представителями же гражданского ответчика, являющегося юридическим лицом - также и “иные лица”, привлеченные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы.

Личное участие в уголовном процессе гражданского ответчика не лишает его права иметь представителя, который на всех этапах производства по уголовному делу имеет те же права, что и представляемое им лицо.

Таковы основные вопросы осуществления уголовно-процессуального представительства прав и интересов подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и гражданских ответчиков, на договорной основе в российском уголовном процессе.

3.2. Уголовно-процессуальное представительство, осуществляемое на основе договора (соглашения) с потерпевшим и свидетелем

Являясь одним из центральных участников уголовного процесса, потерпевший наделяется законом значительными процессуальными правами. Реализовать он их может как непосредственно сам, так и с помощью представителей. В качестве последних могут выступать его законные представители, если потерпевший несовершеннолетний, либо является лицом, который в силу своих физических или психических недостатков лишен возможности сам защищать свои права и интересы, а также адвокаты,

41 Масленникова Л.В. Гражданский ответчик в Российском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 2001, с. 13-15.

148

близкие родственники, иные лица, о допуске которых ходатайствует потерпевший (ст. 45 УПК РФ).

О роли законных представителей в защите прав и законных интересов соответствующих потерпевших мы вели речь в предыдущих разделах данной работы. Здесь же представляется необходимым обстоятельно рассмотреть вопрос, прежде всего, о роли адвоката в таком представительстве.

Заметим, что в ст. 72 УПК РФ 2001 года речь идет об обстоятельствах, исключающих участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика. Несмотря на то, что адвокат здесь не упомянут, при сопоставлении данной статьи с содержанием статьи 45 УПК РФ не трудно сделать вывод, что в качестве упомянутого в ст. 72 УПК РФ “представителя” может выступать именно адвокат.

Именно представительство по гражданским и уголовным делам и составляет в соответствии с Федеральным Законом РФ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре” одно из основных направлений деятельности адвокатуры.

Естественно, такое представительство основывается только на добровольных договорных началах с участником уголовного процесса. В нашем случае - с потерпевшим по уголовному делу.

В уголовном процессе добровольное представительство на стороне потерпевшего может возникнуть как в результате договора самого потерпевшего с его представителем в лице адвоката, так и в результате договора о представительстве заключенного его родственниками, либо вообще любыми другими, но дееспособными физическими лицами, а также представителями учреждений и организаций (юридическими лицами).

N

Заметим при этом, что представитель потерпевшего не защищает последнего, как считает проф. Н.А. Якубович,1 а действует при производстве

1 См.: Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. М., 1962, с. 28-29.

149

наряду с потерпевшим, вместе с ним. В отдельных случаях участие потерпевшего в деле является просто необходимым.

Так, потерпевший в силу своего отношения к совершенному преступлению, иногда единственным очевидцем которого он является, имеет возможность в ходе судебного разбирательства дать весьма существенные объяснения или поставить такие вопросы свидетелям или подсудимому, которые подчас лишены возможности задавать кто-либо из участников процесса. Это, конечно, не лишает возможности потерпевшего в судебном заседании устраниться от активной деятельности. Но это может происходить не потому, что представитель заменяет потерпевшего во всех случаях, а потому что потерпевший самоустранился от деятельности, в которую он в любой момент судебного заседания вправе включиться. Именно поэтому потерпевший не удаляется из зала судебного заседания, как это имеет место со свидетелями, а остается в зале судебного разбирательства в течение всего процесса, независимо от участия представителя.

Здесь важно также подчеркнуть следующий момент. Поручая представителю защищать его интересы в процессе по делу частного обвинения, потерпевший может не уполномочить его на примирение с подсудимым, тогда как к выводу о необходимости окончания дела миром потерпевший нередко приходит в судебном заседании. Поскольку же примирение потерпевшего с подсудимым допускается до удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора, “замещение” потерпевшего в судебном заседании его представителем сделало бы невозможным в ряде случаев окончание дела миром.

Следовательно, если на практике и бывают случаи, когда представитель потерпевшего фактически действует в процессе вместо потерпевшего (то есть, заменяет представляемого), то это происходит не в силу запрещения потерпевшему принимать участие в уголовно- процессуальной деятельности, а потому что сам потерпевший не видит

2 Подробное обоснование такого мнения см.: Божьев В.П. Представительство в уголовном процессе. //Ученые записки ВНИИСЗ. М., 1968. Вып.15. с. 119-120.

150

необходимости участвовать в процессе наряду со своим представителем. В принципе же участие представителя потерпевшего не исключает участия в уголовном процессе самого потерпевшего.

Вместе с тем, при любых условиях представительство должно будет заключаться в ведении дела в целях защиты интересов потерпевшего в уголовном процессе.

Заключать соглашение (договор) на представительство интересов потерпевшего адвокат вправе лишь тогда, когда лицо (физическое или юридическое), вследствие причинения ему физического, материального (имущественного) или морального вреда в установленном законом порядке, признано потерпевшим по уголовному делу. Поэтому, прежде чем заключить договор, адвокат должен убедиться о наличии у обратившегося к нему за помощью лица копии постановления о признании его по делу потерпевшим. При отсутствии этого он имеет право лишь порекомендовать обратившемуся ходатайствовать о признании его потерпевшим по уголовному делу, разъяснить ему порядок признания таковым и возможность обоснования действий и решений следователя, прокурора, судьи.

Вследствие того, что уголовное дело разрешается по существу в суде первой инстанции, который вправе постановить приговор лишь на основе исследованных в судебном разбирательстве (в процессе судебного следствия) доказательствах, правильным является, на наш взгляд, мнение проф. Ю.И.Стецовского о том, что признание гражданина (и юридического лица -авт.) потерпевшим “возможно лишь до начала судебного следствия”.3

Потерпевший вправе пользоваться помощью адвоката на всех стадиях уголовного процесса, но, как отмечалось, только после признания его таким участником уголовного процесса. На стадии возбуждения уголовного дела такого обычно не происходит. Постановление о признании потерпевшим выносится, как правило, в стадии предварительного расследования тогда, когда следователь будет
располагать достаточной совокупностью

3 Стецовский Ю. И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М., 1972, С. 128.

151

доказательств, свидетельствующих о причинении гражданину или юридическому лицу рассматриваемым преступлением физического, морального или материального вреда.

В связи с тем, что на практике имеют место значительное число случаев признания потерпевшим лишь в конце расследования (по данным отдельных исследований такое происходит в пределах 15% случаев признания лица потерпевшим в стадии предварительного расследования уголовного дела4), представляется необходимым подробнее рассмотреть содержание “достаточной совокупности доказательств”, при наличии которой следователь обязан признавать лицо потерпевшим от преступления.

Представляется, что решение об этом может быть принято следователем тогда, когда собранные им доказательства дают однозначный конкретный ответ о том, что преступление в действительности имело место, что в нем есть все элементы, так называемой, объективной стороны состава преступления, прежде всего то, что вред потерпевшему причинен именно определенным преступным деянием (последствия преступления находятся в причинной связи с общественно опасным и противоправным деянием). Что касается размера причиненного вреда (в определенной мере его характера), то для принятия решения о признании потерпевшим, то это на данный момент значения не имеет. Равно не имеет значения и доказанность причинения вреда именно деянием конкретного подозреваемого, обвиняемого, а также характер его виновности (умышленно, неосторожно), какими мотивами и целями он при этом руководствовался.

Потерпевший на любом этапе производства по уголовному делу может отказаться от своего адвоката-представителя.5 Сказанное не распространяется на случаи, когда потерпевшим является несовершеннолетний, а также когда он страдает физическими (слепой,

4 См.: Юношев С. Укрепление правового статуса потерпевшего и его представителя. // Российская юстиция, 1998, № 11, с. 21.

5 На наш взгляд, нет никаких оснований отказываться от устоявшегося в теории и практике уголовного судопроизводства наименования такого лица «адвокатом-представителем потерпевшего», заменив его, как иногда предлагается (См.: Игнатьева М. В. Процессуальные и организационные вопросы

152

например) или психическими (страдает, к примеру, эпилептическими припадками) расстройствами, в силу наличия которых не может самостоятельно осуществлять защиту своих прав и интересов.6 Договор о представительстве с адвокатом в таких случаях заключает законный представитель потерпевшего. Отказаться от адвоката- представителя сам потерпевший в таком случае не имеет права. Но это может сделать законный

« представитель (отец, мать и т.д.) потерпевшего. После заключения договора

о производстве по делу представлять интересы потерпевшего (защищать их) будет одновременно законный представитель и адвокат-представитель.

При заключении с ним необходимых соглашений (договоров) адвокат вправе представлять интересы нескольких потерпевших при условии отсутствия между их интересами противоречий.

Заслуживает внимание суждение о том, что бы с учетом ст. 48 Конституции РФ необходимо предусмотреть случаи обязательного участия представителя-адвоката в том числе с учетом материального положения потерпевшего с возложением на государство оплату услуг такого адвоката.7 В качестве возможного ориентира могла бы здесь стать ст. 51 УПК РФ, регулирующая случаи обязательной защиты по уголовным делам. Если потерпевший несовершеннолетний, либо является лицом, неспособным в силу наличия физических или психических недостатков, сам полноценно реализовывать и защищать свои права и интересы, участие законного представителя в уголовном процессе, как указывалось нами выше, является обязательным. Относительно же взрослого дееспособного потерпевшего представлялось бы необходимым обязательное участие в уголовном процессе его представителя, по крайней мере, в случаях, когда обвиняемый имеет

  • адвоката-защитника. Если на стороне защиты есть юрист-профессионал, то и

ч

на стороне обвинения должен быть также юрист-профессионал. Необходимость в таком разрешении поставленного вопроса согласуется и с

соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности. Автореф. дис … канд. юрид. наук. М., 2000, с. 7.), на такое наименование как «защитник потерпевшего». 6 См.: Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М., 1989, с. 274-275.

153

заложенным в ст. 123 Конституции РФ положением об осуществлении судопроизводства “на основе состязательности и равноправия сторон”.

Успешное осуществление договорного представительства возможно лишь в условиях взаимопонимания между потерпевшим и адвокатом- представителем, сложившихся между ними доверительных отношений. Способствовать этому призвано право адвоката-представителя на профессиональную тайну. Такое право, как нам думается, должно получить свое законодательное закрепление, подобно тому, как это было закреплено в части 7 ст. 51 УПК РСФСР 1960 года применительно к защитнику. Отсутствие в ст. 53 УПК РФ 2001 года указания на то, что адвокат-представитель не вправе разглашать сведения, сообщенные ему в связи с оказанием потерпевшему юридической помощи, есть, на наш взгляд, серьезный пробел нашего уголовно-процессуального законодательства.

Начальный момент появления у адвоката-защитника права (одновременно это и обязанность - авт.) на профессиональную тайну необходимо связывать с его допуском к участию в уголовном деле на основании ордера юридической консультации, адвокатской структуры. Такое право должно существовать у адвоката-представителя на всех этапах производства по уголовному делу, где есть необходимость в представительстве прав и интересов потерпевшего: естественно, в судебном разбирательстве в суде первой инстанции, при апелляционном, кассационном, надзорном пересмотре приговора, в случае возобновления уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам, а также в стадии исполнения приговора. Стержневым условием для этого является то, что потерпевший нуждается в представительстве его интересов, в оказании со стороны адвоката-представителя необходимой ему юридической помощи.

Сведения, образующие содержание профессиональной тайны адвоката- представителя, могут быть самые различные, касаться как преступления,

См.: Демченко Е.В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании. Автреф. дис … канд. юрид. наук. М., 2001, с. 12-13.

154

наступивших от него преступных последствий, так и взаимоотношений его с подозреваемым, обвиняемым, подсудимым.

Основное требование, предъявляемое к сведениям, образующим содержание тайны адвоката-представителя в том, чтобы они были связаны с фактом причинения преступлением вреда потерпевшему, и негативно отражались на его правах и интересах, а также то, что потерпевший не хочет, чтобы такие сведения стали чьим-либо достоянием, быть разглашенными.

Одним из важных вопросов договорного представительства, носящего во многом практический характер, является вопрос об объеме полномочий адвоката-представителя потерпевшего.

Несмотря на то, что приобретение представителем правомочий по участию в производстве по уголовному делу обусловлено волей представляемого, данное обстоятельство не лишает представителя определенной свободы своих действий. В отличие от представительства по гражданским делам, где объем прав полностью зависит от выданной представителем доверенности, в уголовном процессе представитель потерпевшего жестко с его волей не связан, а сам определяет как распорядиться представленными правами в целях наиболее эффективной защиты прав и интересов представляемого потерпевшего.

Как участник стороны обвинения, используя закрепленное в ст. 244 УПК РФ 2001 г. положение о равенстве сторон представитель потерпевшего вступает с другими участниками процесса в уголовно-процессуальные правоотношения как самостоятельный субъект доказывания. Он может заявлять ходатайства об истребовании доказательств и представлять новые доказательства, обосновывая их юридическое значение; возбуждать ходатайство о возвращении дела на дополнительное расследование для проведения новых следственных действий; принимать участие в допросе свидетелей, обвиняемых, других потерпевших, экспертов независимо от того, что этим лицам задавались вопросы самим потерпевшим. Причем на все это ему испрашивать разрешения потерпевшего и не надо.

155

Вместе с тем в случае, когда возникает необходимость заявления ходатайств, по которым имеются различные мнения у потерпевшего и его представителя или заявления ходатайств, которые затрагивают интимные стороны жизни потерпевшего, представитель должен согласовать с потерпевшим вопрос о возможности заявления такого рода ходатайств.

Известно, что участие в уголовно-процессуальном доказывании есть свидетельство активности участника уголовного процесса. Наличие у того или другого участника свободы деятельности по доказыванию предопределяет его самостоятельность в выборе правовой позиции. Участвуя самостоятельно в исследовании доказательств, представитель потерпевшего не может быть связан в своих правовых выводах ничем иным, кроме внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь при этом законом и своей совестью. Таковы, на наш взгляд, исходные положения, предопределяющие избрание представителем потерпевшего правовой позиции.

Однако в случае расхождения позиции по делу у потерпевшего и его представителя, последний должен проинформировать потерпевшего прежде, чем излагать свою позицию в той или иной форме перед следователем или судом.

При оказании адвокатом-представителем конкретной юридической помощи потерпевшему на отдельных этапах производства по уголовному делу он вправе использовать те правовые средства, которыми закон наделяет потерпевшего. В части 3 ст. 45 УПК РФ 2001 г. законодатель указывает на то, что “законные представители и представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими физические и юридические лица”.

Взятый нами курс на усиление прав и свобод человека и гражданина, на приоритетную защиту прав и свобод личности, возведенного в соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации 1993 года в ранг государственных обязанностей, закрепленные в ст. 52 этого акта положения о

156

том, что “права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом” и что “государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба”, вызвал необходимость в существенном расширении прав потерпевшего (следователю и его представителю) в уголовном судопроизводстве. Один лишь перечень таких прав в ст. 42 УПК РФ составил двадцать два пункта.

После вступления в дело представитель потерпевшего должен, в частности, знать о том, каким преступлением причинен его представляемому потерпевшему вред и какой (знать объем обвинения обвиняемому). Выяснить это он может изучив постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Представляется возможным и его участие в допросе обвиняемого. Что касается участия адвоката- представителя в допросе потерпевшего, то вопрос об этом они должны решить сами между собой. Но такое участие, на наш взгляд, способствовало бы правильной, эффективной юридической помощи потерпевшему со стороны его представителя.

Очень важным правом является возможность представления адвокатом- представителем доказательств по уголовному делу. Необходимо отметить, что в отличие от законного представителя, который может дать по делу показания относительно, прежде всего, личности представляемого, адвоката-представителя потерпевшего допрашивать в качестве кого-либо нельзя (он не потерпевший, но он и не свидетель).

Если же адвокату до вступления в дело в качестве представителя потерпевшего стало известно что-либо из обстоятельств дела, то он подлежит вызову и допросу в качестве свидетеля (часть 1 ст. 56 УПК РФ). По данному делу представлять интересы потерпевшего такой адвокат не имеет права.

Адвокат-представитель может собирать доказательства посредством истребования неполучения необходимых документов, к примеру о размере причиненного преступлением потерпевшему материального вреда и т.д., а также опроса отдельных лиц с их согласия. Думается, что просьба такого адвоката должна выполняться. Положение части 3
ст. 86 УПК РФ

157

относительно права защитника на собирание доказательств, как нам представляется, распространяется и на адвоката-представителя.

При этом вполне возможно использование адвокатом-представителем помощи частных детективов. Что же касается самостоятельного производства для сбора доказательств каких-либо следственных действий, то адвокат-представитель права на это не должен иметь. При необходимости он вправе ходатайствовать перед следователем о производстве того или иного следственного действия и при желании принять участие в нем.

Адвокат-представитель имеет право знакомиться с протоколами, как нам представляется, любых следственных действий, а не только тех, в которых он принимал непосредственное участие.8 При этом он вправе заявлять в интересах представляемого потерпевшего ходатайства. При необходимости адвокат-представитель может заявить следователю и отвод. Однако вопрос об этом он должен предварительно согласовать с потерпевшим, объяснив ему причины заявления отвода.

В случае причинения потерпевшему преступлением материального и морального вреда на предварительном следствии остро может стать вопрос о мерах по обеспечению его возмещения. Адвокат-представитель должен в этом вопросе проявить особую активность и при необходимости ходатайствовать о наложении ареста на имущество обвиняемого и лиц, несущих материальную ответственность за его действия, об активизации розыска похищенного имущества и т.д.

По окончании предварительного расследования адвокат-представитель в силу своих договорных обязательств перед потерпевшим обязан ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. При этом он может выписать из дела любые сведения, могущие, по его мнению, помочь ему в выполнении обязанностей представителя интересов потерпевшего, снимать в

8 Закрепленное в этом отношении в пункте 10 части 2 ст. 42 УПК РФ право потерпевшего знакомиться с протоколами лишь тех следственных действий, проведенных с его участием, есть необходимое ограничение (ущемление) прав на участие в уголовном процессе. К тому же оно не согласуется с пунктом 12 части 2 ст. 42 УПК РФ о возможности потерпевшего знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела.

158

этих целях копии с материалов дела, в том числе и с помощью технических средств. Содержащееся в ст. 216 УПК РФ указание на возможность ознакомления потерпевшего (а это значит и его представителя - авт.) с частичными, отдельными материалами уголовного дела (применительно же к гражданскому истцу лишь с материалами, относящимся к гражданскому иску) не способствует надлежащей охране (защите) прав и интересов потерпевших. Такое ограничение должно быть отменено. Заметим, что такого ограничения не знает Модельный УПК государств-участников СНГ (ст. 307 и 337). Применительно к потерпевшему и его представителю такого ограничения нет, в частности, и в ст. 274 УПК республики Казахстан.

Адвокат-представитель потерпевшего вправе обжаловать прокурору действия и решения следователя. Такое, чаще всего, имеет место при непринятии следователем мер обеспечения причиненного преступлением потерпевшему материального ущерба, при невыполнении следователем заявленных ходатайств, а также прекращения производства по уголовному делу.

Адвокату-представителю потерпевшего, на наш взгляд, необходимо вручать копию утвержденного прокурором обвинительного заключения (обвинительного акта).

В случае проведения судьей предварительного слушания для решения вопросов, связанных с назначением судебного разбирательства, участие адвоката-представителя потерпевшего в судебном заседании также, как мы полагаем, должна быть обязательной. Неявку его в такое заседание необходимо расценивать как невыполнение адвокатом-представителем договорных обязательств с потерпевшим; правовым же последствием должно стать отложение проведения предварительного слушания, что нужно закрепить в ст. 234 УПК РФ.

Участие адвоката-представителя потерпевшего должно быть обязательным и для проведения по уголовному делу судебного разбирательства. Представляется, что это необходимо предусмотреть в специальной статье УПК РФ в разделе, посвященном общим условиям

судебного разбирательства (глава 35), изложив ее содержание аналогично ст. 45 УПК РФ под номером 250] УПК РФ.

Адвокат-представитель обязан участвовать в подготовительной части судебного разбирательства, в судебном следствии и судебных прениях. При этом он вправе заявлять отводы, возбуждать ходатайства, ставить вопросы допрашиваемым
лицам, формулировать перед экспертизой вопросы,

  • осматривать вещественные доказательства, добиваться наложения ареста на имущество подсудимого и т.д. Во всех таких случаях адвокат-представитель реализует право участника судебного разбирательства и суд обязан содействовать реализации такого права (ходатайства разрешить, представить возможность задать вопросы, допустить к осмотру предметов и т.д.).

Уголовно-процессуальное доказывание есть стержень судебного

разбирательства. Участвуя в нем, адвокат-представитель обязан доказывать

каждое свое утверждение, используя для этого все предоставленные ему

законом права. Пределы его участия в доказывании определены характером

и содержанием представляемых им в судебном заседании интересов #

потерпевшего.

Адвокат-представитель потерпевшего, потерпевший, гражданский

истец, частный обвинитель и обвинитель в лице прокурора составляют в

судебном разбирательстве так называемую “сторону обвинения”, но в

реализации ими своих правомочий есть определенные различия. Если в ходе

судебного разбирательства государственный обвинитель придет к

убеждению, что представленные доказательства не подтверждают

предъявленного подсудимому обвинения, он отказывается от обвинения и

излагает суду мотивы отказа (часть 7 ст. 246 УПК РФ); он может также

  • согласно пункту 8 данной нормы изменить обвинение в стороны смягчения. При этом полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела полностью или в соответствующей части (часть 7 ст. 246 УПК РФ). Прекращение же производства по уголовному делу в виду неявки в судебное заседание без уважительных причин потерпевшего и его

160

представителя (на наш взгляд, это одна из разновидностей отказа от обвинения) допускается лишь по делам частного обвинения (часть 3 ст. 249 УПК РФ), а в связи с примирением сторон, изменением обстановки и деятельном раскаянии (ст. 24, 26 и 28 УПК РФ) такое прекращение может иметь место и по делам частно-публичного и публичного обвинения (часть 3 ст. 254 УПК РФ). Во всех же остальных случаях, как нам думается, даже при

% отказе государственного обвинителя от обвинения потерпевший
может

настаивать на разрешении судом обвинения по существу. В отличие от отдельных авторов9, в таких случаях и адвокат-представитель потерпевшего не имеет права отказаться от продолжения обвинения в суде в интересах представляемого им потерпевшего. Наше такое утверждение основывается на том, что пределы процессуальной самостоятельности адвоката-представителя все же связаны договором с потерпевшим, его родственниками. Другое дело, что до такой ситуации доводить адвокату-представителю и его потерпевшему свои взаимоотношения не следует; надо находить консенсус. Искать же выход, как иногда предлагают, в предоставлении потерпевшему возможности заключить соглашение с другим адвокатом10, на наш взгляд, нельзя, так как это не согласуется с правовой природой представительства в уголовном процессе.

По УПК РСФСР 1960 года потерпевший и его представитель по делам публичного и частно-публичного обвинения не имели права участвовать в судебных прениях, если только их участие не связывалось с предъявленным по уголовному делу гражданским иском. В этом случае они получали статус гражданского истца и представителя гражданского истца. Но уже сорок лет назад проф. Р.Д. Рахунов писал о том, что “нет никаких оснований наделять

  • его (потерпевшего и его представителя - авт.) правом активно участвовать в

доказывании и лишать его возможности высказываться в прениях по результатам
судебного следствия”.11 Прав проф В.М. Савицкий и в

9 См.: Стецовский Н. И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. Л., 1972, с. 144-145.

10 См.: Стецовский Н. И. Советская адвокатура. M., 1989, с. 285.

1’ Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1951, с. 249 (примечание). См. также: Кокорев Л.Д., Побегайло Г.Д. Адвокат-представитель потерпевшего в советском уголовном

161 утверждении о том, что “отсутствие у потерпевшего (следовательно и у его представителя - авт.) права выступать в судебных прениях ставит его в неравное положение с другими участниками судебного разбирательства”.12 Сказанное полностью согласуется с конституционным принципом осуществления судопроизводства на основе состязательности и равенства сторон (часть 3 ст. 123 Конституции РФ), а также подтверждено, как нами

4 уже отмечалось, Постановлением Конституционного суда
Российской

Федерации от 15 января 1999 года по делу о проверке конституционности положений ч. 1 и 2 ст. 295 УПК РФ в связи с жалобой гражданина М. А. Клюева.13 Правда, в данном постановлении совершенно не упоминался представитель потерпевшего. Но именно в силу правовой природы представительства в уголовном судопроизводстве участие в судебных прениях, в частности, адвоката- представителя потерпевшего стало вполне обыденным явлением. Вместе с тем, нельзя не приветствовать констатацию в части 2 ст. 292 УПК РФ 2001 года того, что “в прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его представитель”.

В своем выступлении в судебных прениях адвокат-представитель потерпевшего, опираясь на анализ исследованных в процессе судебного следствия доказательств, выражая мнение о наличии инкриминируемого преступления, включая и виновность подсудимого в его совершении, о квалификации преступления, о назначении подсудимому того или иного наказания и другим вопросам, подлежащим разрешению судом при постановлении приговора. Особое внимание в своей речи адвокатом-представителем должно быть уделено доказанности виновного причинения потерпевшему конкретного вреда, его размерам и
обоснованности

? необходимости его возмещения.

процессе. Воронеж, 1973, с. 147; Кожевников А.В. Осуществление адвокатом представительства в стадиях предания суду и судебного разбирательства. // Применение уголовно-процессуального права. Свердловск, 1981, с. 62-63; Иванов Ю. А. Процессуальное положение потерпевшего. // Вопросы теории и практики уголовного судопроизводства. М., 1984, с. 137-138; и др.

12 Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М., 1971, с. 294. 13 См.: Рос. газ. 1999,28 января.

162

Адвокат-представитель потерпевшего по окончании судебных прений, но до удаления суда в совещательную комнату, вправе представить суду в письменном виде предлагаемую им формулировку решения по поднятым им в своей речи вопросам (часть 7 ст. 292 УПК РФ).

Практике известны многочисленные случаи непосредственного воздействия содержания выступления адвоката-представителя на принимаемые судом решения.

По уголовному делу по обвинению Ю. по части 2 ст. 211 УК РСФСР 1960 года, рассмотренным Завьяловским районным судов Удмуртский Республики в августе 1996 года, адвокат 3., представляющий интересы отца погибшего четырнадцатилетнего сына С, в своем выступлении, основываясь на исследованных в судебном заседании доказательствах, обратил внимание суда на нарушение водителем автомашины “Москвич- 412” четырех пунктов правил дорожного движения, приведших к трагедии, а именно то, что подсудимый Ю. не имел прав на управление автомобилем, пренебрег ограничительным знаком и вел автомобиль на значительно превышающей разрешенную скорости, не применил торможения (следов торможения при осмотре места происшествия не обнаружено), не оказал помощи потерпевшему. Суд приговорил Ю. к длительному сроку лишения свободы, а также признал правомерность заявленного потерпевшим С. гражданского иска, передав вопрос об исчислении размера подлежащего возмещению ущерба на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.14

Адвокат-представитель потерпевшего имеет право на ознакомление с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания, приносить жалобы на действия и решения следователя, прокурора, суда, в том числе и на судебный приговор, знакомиться с содержанием принесенных другими участвующими в деле лицами жалобами и представлениями и подавать на них возражения, ходатайствовать о применении мер безопасности к потерпевшему и его близким при угрозах убийством, применением насилия,

14 См.: Зинатуллин 3.3., Загуменнов Б.К., Серебренников С. В. Судебные речи и деловые бумаги адвоката по уголовным делам. Ижевск, 1996, с. 71-78.

163

уничтожением или повреждением имущества либо иными противоправными действиями.

Адвокат-представитель потерпевшего вправе обжаловать приговор в суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанции и принять участие в соответствующих судебных разбирательствах. При этом следует иметь в виду, что на подачу таких жалоб адвокат должен получить согласие представляемого им потерпевшего. Поданная адвокатом-представителем без согласия потерпевшего жалоба на приговор в вышестоящий суд может быть и отозвана потерпевшим.

Представляется необходимым указать на обязательность участия при апелляционном пересмотре приговора мирового судьи в судебном заседании потерпевшего и его представителя (ст. 364 УПК РФ). Содержащееся в части 3 этой статьи положение об участии в таком заседании “частного обвинителя, подавшего жалобу” гарантирует защиту интересов потерпевших лишь по делам частного обвинения. Между тем мировому судье подсудны и значительное число иных уголовных дел о преступлениях, максимальное наказание за совершение которого не превышает трех лет лишения свободы (часть 1 ст. 31 УПК РФ).

Новый УПК РФ не устанавливает перечня лиц, чье участие в заседаниях суда кассационной инстанции является обязательным. Законодатель ограничивается лишь указанием на участие в таком заседании лиц, являющихся сторонами по уголовному делу (ст. 377 УПК РФ). Адвокат- представитель потерпевшего есть участник стороны обвинения; следовательно, он вправе принимать участие в таком судебном заседании.

В определении порядка рассмотрения уголовного дела судом, кассационной инстанцией законодатель во исполнение конституционного положения о равенстве сторон в судебном заседании (ст. 123 Конституции РФ) отказался of существовавшего в соответствии с частью 3 ст. 338 УПК РСФСР права прокурора давать заключение по объяснениям участников судебного заседания, в том числе потерпевших и их представителей. Участник уголовного процесса, приносящий
жалобу или представление

164

обосновывает свои доводы, а затем выслушиваются возражения противной стороны. В кассационной инстанции стало возможным по ходатайству сторон и непосредственное исследование судом имеющихся по уголовному делу доказательств. Естественно, адвокат-представитель потерпевшего должен принять самое активное участие в таком заседании с позиции оказания потерпевшему юридической помощи в защите его прав и интересов.

В отличие от УПК РСФСР (ст. 371-383) потерпевшие и их представители согласно ст. 402 УПК РФ 2001 года наделяются правом на обжалование вступившего в законную силу приговора суда, а в соответствии со ст. 407 УПК РФ и принять участие в рассмотрении уголовного дела судом надзорной инстанции. Тот факт, что предметом пересмотра в таких случаях являются вступивший в законную силу судебный приговор предопределяет необходимость после доклада судьи предоставления слова прокурору для поддержания внесенного им представления или для заключения по надзорной жалобе. Затем дают устные объяснения явившихся в судебное заседание лица, в числе которых могут быть потерпевший и его представитель (часть 6 ст. 407 УПК РФ). Думается, что такой порядок призван способствовать надлежащей защите прав и интересов потерпевших и при пересмотре вступивших в законную силу судебных приговоров.

Вопрос о представительстве гражданского истца в уголовном процессе возникает в случаях причинения преступлением материального или морального вреда в связи с предъявлением гражданского иска о его возмещении.

Если такое имеет место с физическими лицами, то фигуры потерпевшего и гражданского истца как участников уголовного процесса чаще всего совпадают. При производстве по уголовному делу права и интересы при возникшей к тому необходимости может определять и одно лицо, наделенное1 процессуальным статусом представителя потерпевшего. В условиях заключения на такое представительство договора с адвокатом последний и будет участвовать в уголовном процессе в качестве адвоката-представителя потерпевшего.

165

В случае предъявления исковых требований о возмещении причиненного преступлением материального или морального вреда юридическим лицам, то последнее в соответствии со ст. 137 УПК РСФСР 1960 г. признавалось гражданским истцом. УПК РФ 2001 года согласно ст. 42 относит такое юридическое лицо (учреждение, организацию), как и физическое лицо (гражданина) к категории потерпевших. * Юридические лица, как правило, имеют в своей
структуре

юридические службы со штатом юрисконсультов. Они и представляют интересы такого гражданского истца в уголовном процессе (как и в гражданском и арбитражном процессе).

В то же время любое юридическое лицо вправе заключить договор (соглашение) на оказание ему необходимой юридической помощи с адвокатской структурой. В этом случае конкретный адвокат и будет представлять права и интересы гражданского истца при производстве по уголовным делам, обладая при этом всеми правомочиями, представляемыми ему ст. 44 и 45 УПК РФ 2001 г. При внимательном взгляде на содержание названных уголовно-процессуальных норм и их сопоставлении с нормами, регламентирующими правомочия потерпевшего и его представителя (ст. 42 и 45 УПК РФ) нетрудно видеть их сходство. Различие лишь в том, что правомочия представителя гражданского истца (а им может быть и адвокат) связаны только с предъявленными исковыми требованиями о возмещении причиненного преступлением материального и морального вреда; его участие в доказывании ограничено только гражданским иском по уголовному делу, правомочия же представителя потерпевшего не ограничиваются лишь исковыми требованиями, а позволяют ему участвовать самым активным * образом в разрешении множества других вопросов по уголовному делу в

качестве одного из субъектов уголовно-процессуального доказывания.

В отличии4от УПК РСФСР новый уголовно-процессуальный Кодекс официальный статус участника уголовного процесса придал адвокату свидетеля. В соответствии с пунктом 6 части 4 ст. 56 УПК РФ 2001 года свидетель получил возможность являться на допрос с адвокатом. Согласно

166 части 5 ст. 189 УПК РФ “если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе, но при этом не вправе задавать свидетелю вопросы, комментировать его ответы. По окончании допроса адвокат вправе делать замечания о нарушении прав и законных интересов свидетеля, которые подлежат обязательному занесению в протокол допроса”. Нетрудно видеть, что, по мнению законодателя, адвокат нужен свидетелю лишь для того, чтобы во время допроса не ущемлялись, не ограничивались права, чтобы действиями допрашивающих лиц (следователями, прокурорами и т.д.) интересам свидетеля не был нанесен какой-либо вред.

Участие в уголовном процессе адвоката свидетеля нельзя, конечно, рассматривать как форму осуществления уголовно-процессуального представительства.15 Ни о каком переходе прав представляемого к представителю здесь и речи не может вестись.

Вместе с тем, приведенная формулировка закона сводит предназначение приглашенного свидетелем адвоката по сути дела лишь к выполнению своеобразных охранных функций, не более того. Она обрекает адвоката на пассивность при производстве такого очень важного следственного действия, как допрос.

Помимо сказанного такая формулировка закона просто некорректна по отношению к следователям, прокурорам, ибо, заранее, apriori предполагает с их стороны возможное аморальное психическое воздействие на допрашиваемого свидетеля.

Приглашая адвоката на допрос, заключая с ним соглашение, свидетель ждет от него и соответствующей отдачи. Последняя может выражаться: а) в консультировании свидетеля по возникшим у него перед допросом и в ходе его проведения правовым вопросам, включая конституционное право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, право давать показания на родном языке и пользоваться

См.: Карибов К.Ф. Процессуальное положение свидетеля в уголовном процессе. Автореф. дис … канд. юрид. наук. М., 2001, с. 8.

167

помощью переводчика; б) в помощи при формулировке заявлений и ходатайств со стороны свидетеля, формулировке вопросов перед другими участниками очной ставки; в) в ознакомлении с протоколом и фонограммой допроса свидетелей и постановки вопросов о внесении в них корректировок и т.д. Заметим, что согласно пункту 11 ст. 182 УПК РФ “с разрешения следователя при обыске могут присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск”. Такое лицо далеко не всегда может занимать статус подозреваемого или обвиняемого; оно может быть просто свидетелем. И, следовательно, если в занимаемом таким свидетелем помещении проводится обыск, он вправе заключить договор с адвокатом на то, чтобы последний присутствовал при производстве такого обыска, оказывал ему необходимую юридическую помощь. Думается, что во всех подобных случаях адвокат не должен занимать позицию пассивного созерцателя происходящего, служить своеобразным “громоотводом” от возможного посягательства на права и свободы свидетеля, а быть активным участником всех таких действий и тем самым осуществлять полноценное уголовно-процессуальное представительство.

168

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Российский уголовный процесс конца XX столетия и начала XXI века характеризуется своей бурной реформаторской жизнью. Принятие нового Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации есть значительный шаг по пути построения в России подлинно демократического % правового государства. Курс на приоритетную защиту личности остается

главным направлением развития и совершенствования как законодательной практики, так и всей правоприменительной деятельности. В области правовой охраны нет ничего важнее защиты прав и законных интересов личности, включая и любого из участников уголовного процесса, вне зависимости от его процессуально-правового статуса. В защите нуждается и тот, кто совершил преступление (обвиняемый, подсудимый) и тот, кто стал жертвой преступного посягательства, потерпел от преступления вред (потерпевший, гражданский истец и т.д.). Закон наделяет тех и других определенной совокупностью процессуальных прав, реализовать которые они могут как лично, так и с помощью специальных представителей.

Если участник уголовного процесса является не дееспособным лицом ввиду недостижением им восемнадцатилетнего возраста либо ввиду наличия физического или психического заболевания, делающего невозможным ему самому надлежащим образом реализовать свои права, свободы и законные интересы, то помочь ему в этом призваны его законные представители в лице тех, кто указан в качестве таковых в ст. 5 УПК РФ 2001 года. Помимо законных представителей для осуществления уголовно-процессуального представительства они могут привлекать на договорной основе адвокатов и * иных из числа указанных в части 2 ст. 49 УПК РФ лиц.

Что касается взрослых полностью дееспособных участников уголовного процесса, то уголовно-процессуальное представительство их прав, свобод и законных интересов возможно лишь на договорной основе представляемых лиц с представителями из числа адвокатов, близких родственников и иных лиц, о допросе которых в качестве представителей их

169

интересов ходатайствуют подсудимые, обвиняемые, потерпевшие и другие участники уголовного процесса.

Проведенное исследование не только показало достаточно высокую социальную роль и значимость российского уголовно-процессуального представительства, но и вскрыло отдельные несовершенства в его правовом регулировании, а также в правоприменительной деятельности правоохранительных органов в области такого представительства.

Сформулированные предложения и рекомендации призваны повысить эффективность и качество уголовно-процессуального представительства и тем самым надежно гарантировать участникам уголовного процесса правовую реализацию своих прав и законных интересов.

170

БИБЛИОГРАФИЯ

I. ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ И ИНЫЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ. СУДЕБНАЯ, СЛЕДСТВЕННО-ПРОКУРОРСКАЯ И АДВОКАТСКАЯ ПРАКТИКА 1.1. Конституция Российской Федерации. 1993 г. « 1.2. Всеобщая декларация прав человека (1948) // Международное

гуманитарное право в документах. М., 1996.

1.3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод. М., 2000. 1.4. 1.5. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1989. 1.6. 1.7. Международный пакт о гражданских и политических правах. 1966 г. // Международное гуманитарное право в документах. М., 1996. 1.8. 1.9. Концепция судебной реформы в Российской Федерации “Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации” от 26 февраля 1997 г. 1.10. 1.11. Федеральный Конституционный закон Российской Федерации “Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации” от 26 февраля 1997 г. 1.12. 1.13. Уголовный Кодекс РФ. 1996 г. 1.14. 1.15. Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР. 1960 г. 1.16.

1.10. Положение об адвокатуре РСФСР. 1980 г. 1.11. 1.12. Уголовно-процессуальный Кодекс РФ. 2001 г. щ 1.12. Гражданский Кодекс РФ. Часть 1. М. 1995 г. 1.13.

1.13. Гражданско-процессуальный Кодекс РСФСР. М., 1996 г. 1.14. 1.15. Указ Президента РФ “О комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации” от 26 сентября 1993 г. 1.16. 1.17. Указ Президента РФ “Об уполномоченном по правам человека при Европейском суде по правам человека” от 29 марта 1998 г. 1.18.

171

1.16. История законодательства Союза ССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. 1917-1954 . Сборник документов. М., 1955. 1.17. 1.18. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель. М., 1990. 1.19. 1.18. Модельный Уголовно-процессуальный Кодекс для
государств- • участников СНГ. СПб, 1995.

1.19. Уголовно-процессуальный Кодекс республики Казахстан. Алматы, 1998. 1.20. 1.21. Комментарий к УПК РСФСР. ML, 1985. 1.22. 1.23. Комментарий к УПК РСФСР. М., 1999. 1.24. 1.25. Федеральный Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации. Проект. 1.26. 1.27. Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан Федерации” от 21 декабря 1993 г. 1.28. 1.29. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия”. 1.30. 1.31. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. “О судебном приговоре”. 1.32. 1.33. Федеральный Закон “О прокуратуре Российской Федерации”. 1995 г. 1.34. 1.35. Федеральный Конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации”. 1996 г. 1.36. 1.28. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации
по « отдельным вопросам производства по уголовным делам: от 3 мая 1995 №

4-П; от 13 ноября 1995 № 13-П; от 2 февраля 1996 № 4-П; от 29 апреля 1998 № 13-П; от 2 июля 1998 № 20-П; от 10 декабря 1998 № 27-П; от 15 января 1999 № 1- П; от 20 апреля 1999 № 7-П; от 3 февраля 2000 № 9-0; от 14 января 2000 № 1-П; от 27 июня 2000 № 11-П.

172

П. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

2.1.Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978.

2.2. Адаменко В.Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск, 1983. 2.3. 2.4. Адаменко В.Д. Субъекты защиты обвиняемого. Красноярск, 1991. 2.5. 2.6. Адвокатура и современность / Под ред. проф. В.М. Савицского. М, 1987. 2.7. 2.8. Адвокат в советском уголовном процессе. / Под ред. И.Т. Голякова. М., 1954. 2.9. 2.10. Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. 2.11. 2.12. Барщевский М.А. Адвокатская этика. М., 2000. 2.13. 2.14. Безлепкин Б.Т. Судебно-правовая защита граждан в
отношениях с государственными органами и должностными лицами. М., 1997. 2.15. 2.16. Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978. 2.17.

2.10. Божьев В.П. Представительство в уголовном процессе. //
Ученые записки ВНИИСЗ. М., 1968. Вып. 15. 2.11. 2.12. Божьев В., Сухарев И. Адвокат как представитель потерпевшего. // Сов. юстиция, 1968. № 2. 2.13. 2.12. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные отношения. М., 1975. 2.13.Бозров В.М. Действующий УПК ограничивает право обвиняемого на

защиту. //Росс. Юстиция, 1999, № 12.

2.14. Бозров В.М., Кобяков В.М. Судебное следствие. Вопросы теории и практики. Екатеринбург, 1992. 2.15. 2.16. Буньков В., Лукманов М., Сумареков И. Судьи работают на износ. // Российская юстиция, 2001, № 8. 2.17. 2.18. Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967. 2.19. 2.20. Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе. Тюмень, 1999. 2.21.

173

2.18. Виницкий Л. Уравнять права сторон в уголовном процессе. // Рос. юстиция, 1999, № 6. 2.19. 2.20. Гаврилов С. Н. Адвокат в уголовном процессе. М., 1996. 2.21. 2.22. Газетдинов Н.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. Ижевск, 1987. 2.23. 2.24. Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М. 1962. 2.25. 2.26. Гольдинер В.Д. Защитительная речь. М., 1970; Матвиенко Е.А. Судебная речь. Минск, 1972. 2.27. 2.28. Гофштейн М.А. О кодексе профессиональной чести адвоката. // Проблемы российской адвокатуры. М., 1997. 2.29. 2.30. Гуковская К. И., Долгова А. И., Миньковский Г. М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. М., 1974. 2.31. 2.32. Гуськова А.П. Адвокат, его положение в уголовном процессе. // Актуальные проблемы судебно-правовой защиты. Оренбург, 1996. 2.33. 2.34. Гуськова А.П. Актуальные вопросы защиты прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве. // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе как приоритетное направление в уголовном судопроизводстве. Оренбург, 1999. 2.35. 2.36. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Екатеринбург, 1997. 2.37. 2.38. Давлетов А. А. Подозрение и защита. Екатеринбург, 1997. 2.39. 2.40. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.З., СПб. 1855. 2.41. 2.42. Демидов И.Ф. Проблемы прав человека в российском уголовном процессе (концептуальные положения). М., 1995. 2.43. 2.44. Дюрягин И.Я. Гражданин и закон. М., 1989. 2.45. 2.46. Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии. Саратов, 1966. 2.47. 2.48. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.К. Предварительное следствие. М., 1965. 2.49.

174

2.34. Зархин Ю.М. Тенденции развития уголовно-процессуального
права России. Ижевск, 1996. 2.35. 2.36. Зархин Ю.М. Деятельность Конституционного Суда
Российской Федерации по реализации прав человека в уголовном процессе. М., 2000. 2.37. 2.38. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и
его эффективность. Казань, 1981. 2.39. 2.40. Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в
уголовном процессе. Казань, 1974. 2.41. 2.42. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993. 2.43. 2.44. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальные функции. Ижевск, 1994. 2.45. 2.46. Зинатуллин 3.3., Загуменнов Б.К., Серебренников СВ. Судебные речи и деловые бумаги адвокатов по уголовным делам. Ижевск, 1996. 2.47. 2.48. Зинатуллин 3.3. Уголовный процесс современной России. Часть общая. Ижевск, 1999; часть особенная. Ижевск, 2000. 2.49. 2.50. Зинатуллин 3.3., Кузуб И. Р. Охрана прав и законных интересов обвиняемых - функция российского уголовного процесса. Ижевск, 2000. 2.51. 2.52. Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. Ижевск, 1997. 2.53. 2.54. Зинатуллин Т.З. Этика адвоката-защитника. Ижевск, 1999. 2.55. 2.56. Иванов Ю. А. Процессуальное положение потерпевшего. // Вопросы теории и практики уголовного судопроизводства. М, 1984. 2.57. 2.58. Иванов Ю. А. Представитель потерпевшего. // Соц. законность, 1985, №8. 2.59. 2.60. Ильинская И.М., Лесницкая Л.Ф. Судебное представительство
в гражданском процессе. М., 1964. 2.61. 2.62. Иванов А., Ландо А. Законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего. // Соц. законность, 1970, № 9. 2.63. 2.64. Ившин В.Г. Речь адвоката-защитника.// Вестник
Удмуртского университета, 1996. 2.65. 2.66. Истина … и только истина. М., 1990. 2.67.

175

2.51. Кадышева Т., Ширинский С. Расширить права потерпевшего. // Российская юстиция, 1998, № 1. 2.52. 2.53. Калашникова Н.Я. Расширение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве. // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М, 1959. 2.54. 2.55. Киселев А.С. Судебные речи. Л. 1967. 2.56. 2.57. Киселев Я.С. Этика адвоката. Л., 1977. 2.58. 2.59. Кобликов А.С. Законность — конституционный принцип советского уголовного судопроизводства. М., 1978. 2.60. 2.61. Кожевников А.В. Осуществление адвокатом представительства в стадиях предания суду и судебного разбирательства. // Применение норм уголовно-процессуального права. Свердловск, 1981. 2.62. 2.63. Козлов А. Ф. Советское гражданское процессуальное право. / Под ред. проф. К.С. Юдельсона. М., 1965. 2.64. 2.65. Корнуков В. М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1987. 2.66. 2.67. Кокорев Л.Д. Потерпевший в советском уголовном процессе. Воронеж, 1964. 2.68. 2.69. Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Воронеж, 1993. 2.70. 2.71. Кокорев Л.Д., Побегайло Г.Д. Адвокат-представитель потерпевшего в советском уголовном процессе. Воронеж, 1973. 2.72. 2.73. Комиссаров В. Свидетель и потерпевший в уголовном процессе. // Российская юстиция, 1994, №8. 2.74. 2.75. Колмаков П.А. Проблема правового регулирования принудительных мер медицинского характера. Сыктывкар, 2001. 2.76. 2.77. Комарова Н.А., Сидорова Н.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера к душевнобольным. СПб., 1996. 2.78. 2.79. Кони А.Ф. Избранные произведения. М., 1959, том 1. 2.80. 2.81. Кони А.Ф. Собрание сочинений. М., 1967, Том 4. 2.82.

176

2.67. Корнуков В.М. Конституционные основы положения
личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1987. 2.68. 2.69. Кузнецов Н. С. Из мрака … Ижевск, 1994. 2.70. 2.71. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. / Под ред. проф. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М, 1989. 2.72. 2.73. Лазарева В.А. Обеспечение прав несовершеннолетних потерпевших на предварительном следствии. Куйбышев, 1979. 2.74. 2.75. Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых
в советском уголовном процессе. Саратов, 1977. 2.76. 2.77. Ларин А. Представители и правопреемники в уголовном процессе. // Сов. юстиция, 1981, № 8. 2.78. 2.79. Ларин A.M. Защита прав потерпевшего в уголовном процессе. М., 1993. 2.80. 2.81. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу:
процессуальные функции. М., 1986. 2.82. 2.83. Леви А., Бицадзе Б. О расширении прав потерпевшего и
его представителя в уголовном процессе. // Сов. юстиция, 1989, № 10. 2.84. 2.85. Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых
в советском уголовном процессе. Саратов, 1977. 2.86. 2.87. Леоненко В.В. Профессиональная этика участников
уголовного судопроизводства. Киев, 1981. 2.88. 2.89. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве, их виды, содержание и форма. М., 1976. 2.90. 2.91. Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1977. 2.92. 2.93. Михайленко А.Р. Расследование преступлений. Законность
и обеспечение прав граждан. Киев, 1999. 2.94. 2.95. Мищенко Е.В. Принудительные меры медицинского характера. Их правовая природа и основания применения судом. Оренбург, 1999. 2.96. 2.97. Макарова З.В. Участие адвоката-защитника на
предварительном следствии. Куйбышев, 1978. 2.98. 2.99. Бернам У., Решетникова И.В., Прошляков А.Д. Судебная адвокатура. СПб, 1996. 2.100.

177

2.84. Миронов О.О., Парфенов В.П. Право на защиту. Саратов, 1988. 2.85. 2.86. Мирзоев Г.Б. Юридическая защита предпринимательства в России. М., 1997. 2.87. 2.88. Мищенко Е.В. Принудительные меры медицинского характера.
Их правовая природа и основания применения судом. Оренбург, 1999. 2.89. 2.90. Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и
его компоненты. Воронеж, 1984. 2.91. 2.92. Надь Л. Приговор в уголовном процессе. Перевод с венгерского. М., 1982. 2.93. 2.94. Николаева Т. Н. Деятельность защитника на судебном следствии. Саратов, 1987. 2.95. 2.96. Никулин Е.С. Возмещение ущерба, причиненного государственным и общественным организациям. М., 1974. 2.97. 2.98. Нор В.Т. Защита интересов и прав в уголовном судопроизводстве. Киев, 1989. 2.99. 2.100. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1978. 2.101. 2.102. Петрухин И. Л. Судебные гарантии прав личности. М., 1992. 2.103. 2.104. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно- процессуальное принуждением., 1985. 2.105. 2.106. Петрухин И. Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. 2.107. 2.108. Петрухин И. Л. Правосудие: время реформ. М., 1991 2.109. 2.110. Представительство граждан. Киев, 1991. 2.111. 2.112. Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. 2.113. 2.114. Протченко Б.А. Правоотношения, порождаемые
деяниями невменяемого. // Сов. юстиция, 1984, № 11. 2.115.

2.100. Побегайло Г.Д. К вопросу о дальнейшей демократизации деятельности советской адвокатуры.// Труды Воронежского ун-та. Воронеж, 1970. 2.101. 2.102. Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927. 2.103. 2.104. Права человека и роль адвокатуры в демократическом обществе. М., 1995. 2.105.

178

2.103. Проблемы российской адвокатуры. / Под ред. проф. И. Л. Петрухина. М., 1997. 2.104. 2.105. Право обвиняемого на защиту в социалистическом
уголовном процессе. М, 1983. 2.106. 2.107. Проблемы повышения качества уголовно- процессуальной деятельности в условиях судебно-прововой реформы. Ижевск, 1989. 2.108. 2.109. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М, 1961 2.110. 2.111. Резник Г.М. Адвокат: престиж профессии. // Адвокатура
и современность. М., 1987. 2.112. 2.113. Резник Г., Славин М. Конституционное право на защиту. М., 1980. 2.114. 2.115. Речи советских адвокатов. М., 1968. 2.116. 2.117. Речи советских адвокатов по уголовным делам./ Под ред.
СВ. Напрускина. М., 1976 2.118. 2.119. Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М, 1963. 2.120. 2.121. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. М, 1971. 2.122. 2.123. Саркисянц Г.П. Защитник в уголовном процессе. Ташкент, 1971. 2.124. 2.125. Саркисянц Г. П. Законный представитель
несовершеннолетнего обвиняемого в суде. Ташкент, 1985. 2.126. 2.127. Сергеич П. Искусство речи на суде. М., 1988. 2.128. 2.129. Слово адвокату. /Под ред. К.Н. Апраксина. М, 1981. 2.130. 2.131. Смолярчук В.И. Гиганты и чародеи слова. М., 1984. 2.132. 2.133. Советский уголовный процесс /Под ред. проф. Д.С. Козлова. М., 1968. 2.134. 2.135. Стецовский Ю. И. Вступление в процесс законного представителя обвиняемого. // Сов. юстиция, 1969, № 10. 2.136. 2.137. Стецовский Ю. И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М., 1972. 2.138. 2.139. Стецовский Ю.И. Советская адвокатура. М, 1989. 2.140. 2.141. Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный
принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988. 2.142.

179

2.123. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1. М., 1968; Том 2. М., 1970. 2.124. 2.125. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М., 1984. 2.126. 2.127. Судебные речи адвокатов. Л., 1972. 2.128. 2.129. Судебные прения по уголовным делам. Казань, 1992. 2.130. « 2.127. Темушкин О.П. Организационно-правовые формы
проверки

законности и обоснованности приговоров. М., 1988.

2.128. Теория государства и права / Под ред. проф. С.С. Алексеева. М., 1985. 2.129. 2.130. Теория государства и права. / Под ред. проф. М.Н. Марченко. М., 1998. 2.131. 2.132. Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. 2.133. 2.134. Туленков М.П. Проблемы процессуального положения потерпевшего на предварительном следствии. // Труды ВСШ МВД СР. Вып. 10. Волгоград, 1974. 2.135. 2.136. Туленков М.П. Ознакомление представителей с материалами предварительного следствия. // Соц. законность, 1971, № 7. 2.137. 2.138. Туленков М.П. Участие представителей на предварительном следствии. Волгоград, 1976. 2.139. 2.140. Уголовный процесс/Под ред. проф. B.C. Шадрина. Волгоград, 2000. 2.141. 2.142. Уголовно-процессуальное право. /Под ред. проф. П.С. Лупинской. М., 1997. 2.143. 2.144. Уголовный процесс. /Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1997. 2.145. 2.146. Уголовный процесс. /Под ред. проф. В.П. Божьева. М., 1998. 2.147. 2.148. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель./ Под ред. проф. В.М. Савицкого. М., 1990 2.149. * 2.139. Фарберов Н.П. Общая теория государства и права как политическая

наука. // Актуальные проблемы теории социалистического государства и права. М., 1974. 2.140. Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллин 3.3., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. Казань, 1976.

180

2.141. Фаткуллин Ф.Н., Чулюкин Л.Д. Социальная ценность и эффективность правовой нормы. Казань, 1977. 2.142. 2.143. Черданцев А.Ф. Социальная ценность социалистического права. // Советское государство и право, 1978, №7. 2.144. 2.145. Шагимуратов А.Я. Использование адвокатом средств защиты на предварительном следствии. Ташкент, 1992. 2.146. » 2.144. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при
расследовании

преступлений. Волгоград, 1999.

2.145. Шимановский В.В. Правовое положение представителей участников уголовного процесса на предварительном следствии. Л., 1977. 2.146. 2.147. Шпилев В. Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970. 2.148. 2.149. Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. М., 1975. 2.150. 2.151. Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе. //Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967. 2.152. 2.153. Юридический энциклопедический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. М., 1984. 2.154. 2.155. Юрченко В.Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательства. Томск, 1977. 2.156. 2.157. Галимов О.Х. Участие законных представителей на предварительном следствии. // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы расследования преступлений несовершеннолетних. Омск, 1992. 2.158. 2.159. Панкратов В.А. Законный представитель невменяемого в уголовном процессе. // Сов. юстиция, 1989, № 23. 2.160. 2.153. Тепляков П.П. О процессуальной самостоятельности
законного Ф представителя несовершеннолетнего обвиняемого. // Вестник
МГУ.

Серия 12. Право, 1973.

2.154. Шерстюк В.И. Содержание институту судебного разбирательства. // Вестник МГУ. Серия 11. Право, 1985, № 1. 2.155. 2.156. Щерба СП. Правовые и психологические основы судопроизводства по делам глухих, немых, слепых и глухонемых. // Сов. юстиция, 1973, № 15. 2.157.

181

2.156. Человек и общество. Материалы международной научно-практической конференции. Оренбург, 2001. 2.157. 2.158. Уголовно-процессуальная деятельность. /Под ред. проф. А.Ф.Лубина. Нижний Новгород, 2001. 2.159. 2.160. Ширинский С. Нужен институт государственной адвокатуры. // Рос. юстиция, 1998, № 4. 2.161. • 2.159. Юношев С. Укрепление правового статуса потерпевшего и
его

представителя. // Рос. юстиция, 1998, №11.

2.160. Игнатов С Д. Адвокатская деятельность и проблемы положения личности в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1987. 2.161. 2.162. Андреева О. И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве. Томск, 2000. 2.163. 2.164. Язык закона / Под ред. проф. А. Г. Пиголкина. М., 1990. 2.165. 2.166. Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. М., 1962. 2.167. 2.168. Кожевников А.Б. Участие адвоката-представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика в уголовном процессе. // Применение норм процессуального права. Свердловск, 1977. 2.169. 2.170. Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М., 1996. 2.171. 2.172. Щерба СП., Зайцев О.А., Сарсенбаев Т.Е. Охрана прав беспомощных потерпевших по уголовным делам. М., 2001. 2.173. III. ДИССЕРТАЦИИ. АВТОРЕФЕРАТЫ ДИССЕРТАЦИЙ

3.1. Панкратов В.А. Институт законного представительства в советском

  • уголовном процессе (стадия предварительного расследования). Дис… канд. юрид. наук. М., 1992.

3.2. Мелешко В.В. Институт представителей участников
уголовного

процесса. Дис… канд. юрид. наук. М., 1994.

3.3. Туленков М.П. Представительство в советском уголовном процессе.

Дис… канд. юрид. наук. М., 1970.

182

3.4. Кручинин Ю.С. Участие адвоката-защитника в уголовно- процессуальном

доказывании. Дис… канд. юрид. наук. Ижевск, 1997.

3.5. Зинатуллин Т. 3. Этические основы уголовно- процессуальной

деятельности адвоката-защитника. Дис… канд. юрид. наук. Ижевск, 1998.

3.6. Кузуб И.Р. Уголовно-процессуальная функция охраны прав и законных

  • интересов лиц, совершивших преступление. Дис… канд. юрид. наук. Ижевск, 2000.

3.7. Рютинских И.А. Процессуальная проблема задержания лица
по

подозрению в совершении преступления. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001.

3.8. Адаменко В.Д. Представительство в советском уголовном
процессе.

Автореф. дис… канд. юрид. наук. Свердловск, 1972.

3.9. Вицин СЕ. Принудительные меры медицинского характера (понятие,

основания и порядок применения). Автореф. дис… канд. юрид. наук. М, 1970.

3.10. Ильина Л.В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании по уголовному делу. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Л., 1975. 3.11. 3.12. Лазарева В.А. Охрана прав и законных интересов несовершеннолетних потерпевших в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М, 1980. 3.13. 3.14. Ландо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1973. 3.15. 3.16. Обидина Л.Б. Обеспечение прав несовершеннолетнего обвиняемого на 3.17. • предварительном следствии. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1983.

3.14. Овчинникова А.П. Применение, изменение и отмена принудительных мер медицинского характера (процессуальные вопросы). Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1975.

183

3.15. Щерба СП. Теоретические основы и особенности уголовного судопроизводства по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1990. 3.16. 3.17. Щерба СП. Предварительное следствие по делам лиц, страдающих физическими и психическими недостатками. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1971. 3.18. 3.19. Кожевников А.В. Адвокат-представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Свердловск, 1974. 3.20. 3.21. Полосков П.В. Правоспособность и дееспособность в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1985. 3.22. 3.23. Стецовский Ю.И. Функции и процессуальное положение адвоката- защитника и адвоката-представителя в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1967. 3.24. 3.25. Тепляков П.П. Законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Киев, 1973. 3.26. 3.27. Туленков М.П. Представительство в советском уголовном процессе. Дис… канд. юрид. наук. М, 1970. 3.28. 3.29. Зинатуллин 3.3. Возмещение причиненного материального ущерба в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1971. 3.30. 3.31. Газетдинов Н.И. Обеспечение следователем возмещения причиненного преступлением материального ущерба. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Казань, 1986. 3.32. 3.33. Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Харьков, 1987. 3.34. 3.35. Иванов Э.Н. Защита на предварительном следствии по делам несовершеннолетнего. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Казань, 1990. 3.36.

184

3.26. Шагимуратов А.Я. Использование адвокатами средств защиты в стадии предварительного расследования. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ташкент, 1989. 3.27. 3.28. Нор В.Т. Правовые и теоретические основы защиты нарушенных преступлением имущественных прав в советском уголовном процессе. Автореф. дис… докт. юрид. наук. Киев, 1989. 3.29. % 3.28. Беседин А.В. Защита в стадии исполнения приговора. Автореф. дис…

канд. юрид. наук. Воронеж, 1996.

3.29. Кузнецова Н. В. Проблемы компенсации морального вреда. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ижевск, 1997. 3.30. 3.31. Колмаков П.А. Процессуальное положение лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицинского характера. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Л., 1985. 3.32. 3.31.Чачина Г.Г. Нравственные и правовые основы свидетельского иммунитета в уголовном процессе. Дис… канд. юрид. наук. Ижевск, 1999.

3.32. Пивень А.В. Право подозреваемого на защиту в российском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ижевск, 1999. 3.33. 3.34. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1997. 3.35. 3.36. Тихонов А.К. Обеспечение чести, достоинства и личной безопасности потерпевшего и свидетеля. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1995. 3.37. 3.38. Волосова Н.Ю. Процессуальное положение потерпевшего в российском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. 3.39. ,» 3.36. Танцерев М.В. Потерпевший и его функции в уголовном процессе

России. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Томск, 1999. 3.37. Кречетова Л.В.
Механизм функции защиты в судебном разбирательстве. Дис… канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000.

185

3.38. Игнатьева М.В. Процессуальные и организационные вопросы соблюдения прав и законных интересов потерпевших и обеспечение их личной безопасности. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2000. 3.39. 3.40. Абабков А.В. Процессуальное положение потерпевшего в уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1998. 3.41. 3.42. Масленникова Л.В. Гражданский ответчик в российском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. 3.43. 3.44. Шахкелдов Ф.Г. Участие защитника в доказывании на предварительном следствии. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М, 2001. 3.45. 3.46. Карибов К.Ф. Процессуальное положение свидетеля в уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2001. 3.47. 3.48. Демченко Е.В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2001. 3.49. 3.50. Дмитриева А.А. Участие адвоката-представителя потерпевшего в Российском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Челябинск, 2002. 3.51.

186

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

АНКЕТА

для изучения уголовного дела, рассмотренного с участием законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого

(подозреваемого)

«

Архив суда района

гор. УР

Уголовное дело номер

Статья УК РФ

Ф.И.О. лица, интересы которого пред ставляются

Его процессуальное положение

Для указания нужного ответа обвести цифру одного из вариантов ответа.

  1. Наименование органа, расследовавшего дело.

1.1. МВД 1.2. 1.3. Прокуратура 1.4. 2. Категория лиц, чьи интересы представляются.

2.1. несовершеннолетние обвиняемые 2.2. 2.3. обвиняемые, страдающими психическими либо физическими недостатками, в отношении которых не стоит вопрос о вменяемости 2.4. 2.5. подозреваемые 2.6. * 3. Были ли допущены в уголовное дело
законные

представители?

3.1. да 3.2. 3.3. нет 3.4. 4. Кто является законным представителем?

4.1. родители

187

а) оба родителя

б) отец

в) мать

4.2. усыновители 4.3. 4.4. опекуны 4.5. 4.6. попечители 4.7. 4.8. представители учреждений и организаций 4.9. 5. Когда вступил законный представитель в уголовное дело?

5.1. стадия предварительного расследования (ст.201 УПК РСФСР) 5.2. 5.3. стадия назначения дела к слушанию в суде 5.4. 5.5. стадия судебного разбирательства 5.6. 5.7. иной момент (указать) 5.8. 6. Пользовался ли законный представитель
правом знакомиться с материалами уголовного дела?

6.1. да 6.2. 6.3. нет (причину указать) 6.4. 7. Делались ли заявления и ходатайства по
итогам ознакомления с материалами уголовного дела, какова их форма?

7.1. да 7.2. 7.3. нет 7.4. 7.5. устно 7.6. 7.7. письменно 7.8. 8. Удовлетворялись ли ходатайства и заявления?

8.1. да 8.2. 8.3. нет 8.4. 9. Обжаловались ли отказы в удовлетворении ходатайств и заявлений,куда?

9.1. да 9.2. 9.3. нет 9.4.

188

  1. Проводились ли дополнительные следственные действия по заявленным ходатайствам законного представителя?

10.1. нет 10.2. 10.3. да 10.4. 11. Другие формы участия законного представителя
на предварительном следствии:

11.1. допрос законного представителя в качестве свидетеля 11.2. 11.3. участие в предъявлении обвинения и допросе обвиняемого 11.4. 11.5. участие в назначении и производстве экспертизы 11.6. 11.7. участие в иных следственных действиях 11.8. 11.9. иные формы 11.10. УЧАСТИЕ ЗАКОННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В СУДЕ

  1. Принимал ли участие?

12.1. да 12.2. 12.3. нет 12.4. 13. Заявлялись ли законным представителем
ходатайства и делались ли заявления?

13.1. нет 13.2. 13.3. да 13.4. 14. Удовлетворял ли суд ходатайства и заявления законного представителя?

14.1. да 14.2. 14.3. нет 14.4. 15. Участвовал ли в уголовном деле защитник?

15.1. да 15.2. 15.3. нет 15.4. 16. Поддерживал ли законный представитель
ходатайства защитника?

16.1. да 16.2. 16.3. нет 16.4. 16.5. защитник их не заявлял 16.6.

189

  1. Поддерживал ли ходатайства законного
    представителя защитник?

17.1. да 17.2. 17.3. нет 17.4. 17.5. законный представитель их не заявлял 17.6. 18. Заявлялись ли законным представителем совместные Ф ходатайства с защитником?

18.1. да 18.2. 18.3. нет 18.4. 19. Заявлялись ли совместные ходатайства законного представителя с представляемым лицом?

19.1. да 19.2. 19.3. нет 19.4. 20. Реализовал ли законный представитель свое право на кассационное обжалование?

20.1. да 20.2. 20.3. нет 20.4. *

190

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

АНКЕТА для изучения уголовного дела, рассмотренного с участием законного представителя лица, в отношении которого решался вопрос о применении принудительных мер медицинского характера

район а УР

Архив суда

гор.

Уголовное дело номер

Статья УК РФ

Ф.И.О. лица, интересы которого пред ставляются

Его процессуальное положение

Для указания правильного ответа обвести цифру одного из вариантов ответа.

  1. Наименование органа, расследовавшего дело:

1.1. МВД 1.2. 1.3. Прокуратура 1.4. 2. Категория лиц, чьи интересы представляются:

2.1. совершившие общественно опасные деяния в состоянии невменяемости 2.2. 2.3. впавшие в такое состояние после совершения преступления 2.4. 3. Были ли допущены в уголовное дело
законные представители?

3.1. да 3.2. 3.3. нет 3.4. 4. Кто является законным представителем? 4.1. родители

а) оба родителя

191

б) отец

в) мать

4.2. усыновители 4.3. 4.4. опекуны 4.5. 4.6. попечители 4.7. 4.8. представители учреждений и организаций 4.9. 4.10. иные лица 4.11. УЧАСТИЕ ЗАКОННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В ДОСУДЕБНЫХ

СТАДИЯХ

  1. Участвовал ли законный представитель?

5.1. да 5.2. 5.3. нет 5.4. 6. Когда вступил законный представитель в уголовное дело?

6.1. стадия возбуждения уголовного дела 6.2. 6.3. стадия предварительного расследования 6.4. 7. Предоставлялось ли законному представителю
право знакомиться с материалами уголовного дела?

7.1. да 7.2. 7.3. нет 7.4. 8. Пользовался ли законный представитель этим правом?

8.1. да 8.2. 8.3. нет 8.4. 9. Делались ли заявления и ходатайства по
итогам ознакомления с материалами дела?

9.1. да 9.2. 9.3. нет 9.4. 10. Удовлетворялись ли заявления и ходатайства?

10.1. да (указать какие) 10.2. 10.3. нет (указать какие) 10.4.

192

  1. Обжаловались ли законным представителем отказы в удовлетворении ходатайств и заявлений?

11.1. да 11.2. 11.3. нет 11.4. 12. Проводились ли дополнительные следственные действия по заявленным ходатайствам?

12.1. да (указать какие) 12.2. 12.3. нет 12.4. УЧАСТИЕ ЗАКОННОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В СУДЕБНЫХ

СТАДИЯХ

  1. Принимал ли участие?

13.1. да 13.2. 13.3. нет 13.4. 14. Заявлялись ли законным представителем ходатайства и делались ли заявления в судебном разбирательстве в суде 1-й инстанции?

14.1. нет 14.2. 14.3. да 14.4. 15. Удовлетворял ли суд ходатайства и заявления законного представителя?

15.1. да 15.2. 15.3. нет 15.4. 15.5. удовлетворял частично 15.6. 16. Принимал ли законный представитель участие в исследовании доказательств в судебном следствии?

16.1. нет 16.2. 16.3. да 16.4. а) представлял новые доказательства

б) участвовал в допросе потерпевших

в) участвовал в допросе свидетелей

?

193

г) участвовал в допросе эксперта

д) иное участие (указать)

  1. Реализовал ли законный представитель свое право на обжа лова ние реше ния суда (в поря дке ст.41 1 УПК РСФ СР).

17.1. н ет 17.2. 17.3. д а 17.4. 17.5. о бжал овал защи тник 17.6. 18. Если законный представитель обжаловал определение суда, каки е осно вани я и моти вы указ ывал ?

18.1. н е согла сен с уголо вно- прав овой квали фика цией дейст вий 18.2. 18.3. в озра жал прот ив поме щени я в боль ницу (люб ого типа) 18.4. 18.5. б ыл не согла сен с опре делен ием типа боль ницы 18.6. 18.7. и ные основ ания и моти вы 18.8.

194

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

АНКЕТА

для изучения уголовного дела, рассмотренного с участием

законного представителя потерпевшего (гражданского истца)

Архив суда района

гор. УР

Уголовное дело номер

Статья УК РФ

Ф.И.О. лица, интересы которого пред ставляются

Его процессуальное положение (указать)

Для указания нужного ответа обвести цифру одного из вариантов ответа.

  1. Наименование органа, расследовавшего дело:

1.1. МВД 1.2. 1.3. Прокуратура 1.4. 2. Категория лиц, чьи интересы представляются:

2.1. потерпевший 2.2. 2.3. гражданский истец 2.4. 3. Были ли допущены в уголовное дело
законные представители?

3.1. да 3.2. 3.3. нет 3.4. 4. Кто является законным представителем? 4.1. родители

а) оба родителя

195

б) отец

в) мать

4.2. усыновители 4.3. 4.4. опекуны 4.5. 4.6. попечители 4.7. 4.8. представители учреждений и организаций 4.9. 5. Как вступил законный представитель в уголовное дело?

5.1. по своей инициативе 5.2. 5.3. по ходатайству лица, чьи интересы представляются 5.4. 5.5. по решению следователя 5.6. 5.7. по решению прокурора 5.8. 5.9. по решению суда 5.10. 6. Когда вступил законный представитель в уголовное дело?

6.1. стадия предварительного расследования 6.2. 6.3. стадия назначения судебного разбирательства 6.4. 6.5. стадия судебного разбирательства 6.6. 6.7. иной момент (возбуждение уголовного дела) 6.8. 7. Предоставлялась ли законному представителю возможность знакомиться с материалами уголовного дела?

7.1. да 7.2. 7.3. нет 7.4. 8. Пользовался ли законный представитель этим правом?

8.1. да 8.2. 8.3. нет 8.4. а) отказался

б) несвоевременно уведомили

  1. Делались ли заявления и ходатайства по
    итогам ознакомления с материалами уголовного дела, какова их форма?

9.1. да 9.2. 9.3. нет 9.4.

196

  1. Удовлетворялись ли ходатайства и заявления?

10.1. да 10.2. 10.3. нет 10.4. 11. Обжаловались ли отказы в удовлетворении ходатайств?

11.1. да 11.2. 11.3. нет 11.4. * 12. Проводились ли дополнительные следственные действия по заявленным ходатайствам законного представителя?

12.1. нет 12.2. 12.3. да 12.4. 13. Имел ли место отказ законному представителю на участие в уголовном деле, кем, форма и основания отказа?

13.1. нет 13.2. 13.3. да 13.4. 13.5. связано с отрицательным воздействием законного представителя на представляемое лицо 13.6. 13.7. ограниченная или полная недееспособность законного представителя 13.8. 13.9. практически самоустранился от содержания и воспитания 13.10. 13.11. иные основания (указать) 13.12. 14. Обжаловались ли отказы законным представителем?

14.1. да 14.2. 14.3. нет 14.4. 15. Другие формы участия законного представителя
на предварительном следствии?

  • 15.1. допрос законного представителя в качестве свидетеля

15.2. участие в допросах представляемого лица 15.3. 15.4. участие в иных следственных действиях 15.5. 15.6. иные формы (указать) 15.7.

197

УЧАСТИЕ ЗАКОННЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ В СУДЕ

  1. Принимал ли участие?

16.1. да 16.2. 16.3. нет 16.4. 17. Допрашивался ли законный представитель как свидетель в суде?

17.1. да 17.2. 17.3. нет 17.4. 18. Заявлялись ли законным представителем
ходатайства и делались ли заявления?

18.1. нет 18.2. 18.3. да 18.4. 19. Удовлетворял ли суд ходатайства законного представителя?

19.1. да 19.2. 19.3. нет 19.4. 20. Заявлялись ли совместные ходатайства
законного представителя и представляемого лица?

20.1. да 20.2. 20.3. нет 20.4. 21. Поддерживал ли законный представитель ходатайства
и заявления представляемого лица?

21.1. да 21.2. 21.3. нет 21.4. 21.5. представляемое лицо их не заявляло 21.6. 22. Реализовал ли законный представитель свое право
на кассационное обжалование (ст.325 УПК)?

22.1. да 22.2. 22.3. нет 22.4. 23. Имел ли законный представитель своего
представителя (адвоката и т.д.)?

23.1. да

*

198

23.2. нет

  1. Имел ли законный представитель свой интерес в уголовном деле?

24.1. д а 24.2. 24.3. н ет 24.4. 25. Характер самостоятельного интереса?

25.1. м атери альн ый 25.2. 25.3. м орал ьный 25.4.

199

ПРИЛОЖЕНИЕ 4

АНКЕТА

для опроса студентов 3-4 курса Института права,

социального управления и безопасности

t Обведите номер Вашего ответа.

  1. В чем, по Вашему мнению, основное назначение правовых норм, регулирующих законное представительство в уголовном процессе (выбор ответов не ограничен)?

1.1. исключить нарушения законности при расследовании уголовных дел и рассмотрении их в суде 1.2. 1.3. способствовать вынесению объективного решения по делу 1.4. 1.5. обеспечить охрану прав и законных интересов указанных категорий лиц как на предварительном следствии, так и в суде 1.6. • 1 л

1.4. решение задач уголовного процесса 1.5. 1.6. иное назначение (укажите) 1.7. 2. Считаете ли Вы, что нормы действующего института законного представительства в достаточной степени способствуют решению задач уголовного судопроизводства?

А. Досудебные стадии

2.1. да, считаю 2.2. 2.3. нет, не считаю 2.4. 2.5. затрудняюсь ответить « Б. Судебные стадии 2.6. 2.7. да, считаю 2.8. 2.9. нет, не считаю 2.10. 2.11. затрудняюсь ответить 2.12.

200

  1. Есть ли необходимость, по Вашему мнению, расширить участие законного представителя в уголовном процессе?

3.1. да, на предварительном следствии 3.2. 3.3. да, в судебных стадиях 3.4. 3.5. такой необходимости нет 3.6. 3.7. затрудняюсь ответить 3.8. 4. Не считаете ли Вы, что действующий институт законного представительства в уголовном процессе дублирует институт защиты?

4.1. нет, не считаю 4.2. 4.3. да, считаю 4.4. 4.5. элементы дублирования существуют 4.6. 4.7. затрудняюсь ответить 4.8. 5. Если Вы считаете, что институт законного представительства необходим, то какие основания для этого?

5.1. институт защиты не обеспечивает в полной мере эффективной реализации прав и законных интересов лиц, нуждающихся в представительстве 5.2. 5.3. институт законного представительства отвечает целям уголовного судопроизводства и способствует решению задач укрепления законности 5.4. 5.5. институт законного представительства является эффективной правовой системой, которая наряду с институтом защиты обеспечивает охрану прав и законных интересов граждан 5.6. 5.7. институт защиты только в совокупности с институтом законного представительства обеспечит надлежащую охрану прав и законных интересов недееспособных либо ограниченно дееспособных граждан 5.8. 5.9. иные основания (укажите) 5.10. 5.11.