lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ерашов, Сергей Сергеевич. - Система принципов современного отечественного уголовного процесса; теоретико-правовые аспекты и практика применения: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Н. Новгород, 2001 180 с. РГБ ОД, 61:02-12/371-2

Posted in:

Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Ерашов, Сергей Сергеевич

Система принципов современного отечественного уголовного процесса; теоретико-правовые аспекты и практика

применения

Н. Новгород 2001

Российская государственная библиотека, 2003 год (электронный текст).

Министерство внутренних дел Российской Федерации Нижегородская академия

На правах рукописи

/V// /”’:;

’//ГУ I L “

Ерашов Сергей Сергеевич^~ -

I />

СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ СОВРЕМЕННОГО

ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА:

ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ И

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ

Специальность 12.00.09: - уголовный процесс, криминалистика

и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: заслуженный деятель науки РФ,

доктор юридических наук, профессор В. Т. Томин

Нижний Новгород - 2001

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3-11

  1. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМНОСТЬ ПРИНЦИПОВ СОВРЕ- 12-42 МЕННОГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕС СА

1.1. Понятие принципов современного отечественного уголовного 12-28 процесса 1.2. 1.3. Системность принципов современного отечественного уго- 29-42 ловного процесса 1.4. 2. СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ СОВРЕМЕННОГО ОТЕЧЕСТ- 43-88 ВЕННОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

2.1. Доктринальные системы принципов отечественного уголов- 43-69 ного процесса как теоретическая основа современной системы принципов 2.2. 2.3. Система принципов современного отечественного уголовного 70-88 процесса 2.4. 3. ВОЗДЕЙСТВИЕ СИСТЕМЫ ПРИНЦИПОВ СОВРЕМЕН- 89-154 НОГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА НА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

3.1. Механизм регулятивного воздействия системы принципов со- 89-114 временного отечественного уголовного процесса на досудебное производство 3.2. 3.3. Значение и практика применения системы принципов совре- 114- 154 менного отечественного уголовного процесса на досудебном производстве 3.4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 155 160

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 161- 180

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Глобальную цель современной уго- ловно-процессуальной науки можно сформулировать как - создание идеальной теоретической модели уголовного судопроизводства, способной через правовые процедуры воплотиться в эффективную деятельность по восстановлению социальной справедливости. Из этого следует, что проблема преодоления низкой эффективности и, как следствие, несправедливости современного уголовного процесса должна решаться на трех уровнях: теоретическом, нормативно-правовом и практическом.

Первейшая задача процессуальной теории заключается в абстрагирова- нии из объективной реальности ключевых идей о сущем и должном в идеальном уголовном процессе - принципов. От тщательности разработки принципов во многом зависит работоспособность процессуального права и боеспособность правоприменительной деятельности. Вместе с тем, фундаментальность учения о принципах уголовного процесса не должна лишать его динамичности. Таким образом, перед уголовно-процессуальной наукой встает еще одна важная задача -застраховать учение о принципах уголовного процесса от неизбежного «побочного эффекта» - догматизации. Эффективным средством решения этой задачи нам представляется тщательная научный анализ основных подходов и систем принципов, оказывающих непосредственное воздействие на правотворческую и правоприменительную деятельность. В период реформирования законодательства подобная ревизия является чрезвычайно актуальной и, по нашему мнению, обязательной, поскольку позволяет выявить и развить наиболее жизнеспособные положения и на их базе сформировать систему принципов, адекватную современным потребно- стям общества в уголовно-процессуальном инструментарии.

Учение о принципах уголовного процесса, по нашему убеждению, не- обходимо застраховать и от угрожающей ему «нормативной приватизации».

4 Современному уголовно-процессуальному праву становится свойственна

«абсорбирующая» потенция. Суть ее состоит в том, что, с одной стороны, право стремится сделать нормативными сугубо теоретические положения (примером может служить глава вторая проекта УПК РФ), с другой, максимально формализовать («опроцедурить») правоприменительную деятельность. Исходя из этого, актуализируется еще одна задача современной процессуальной науки, заключающаяся в определении допустимых пределов подобной правовой экспансии.

Проблема нормативности принципов имеет двойственную природу. За- конодательное вмешательство, несомненно, усиливает значимость идей от- носительно должного и сущего в уголовном процессе. Однако унификация нормативного проявления принципов может лишить их возможности даль- нейшего развития. Появляется опасность того, что принцип из руководящей мировоззренческой идеи может трансформироваться в заурядную законода- тельную догму,

В связи с этим, чрезвычайно важно тщательно оценить целесообразность и преимущества различных форм закрепления принципов в тексте закона и предостеречь реформаторов уголовно-процессуального законодательства от возможных ошибок.

Не менее важным для совершенствования учения о принципах и его правового воплощения является изучение реального бытия принципов, среды их практического применения. В этой сфере за годы судебно-следственной реформы также накопилось немало проблем, пока не удостоившихся должного научного внимания.

Научная разработанность проблемы. Наиболее продуктивным этапом научной разработки принципов уголовного процесса является советский период. В этот период учение о принципах нашло развернутое отражение в монографиях, учебниках, учебных пособиях и многочисленных научных статьях. К наиболее заметным работам, комплексно исследовавшим проблему принципов, следует отнести монографию Т.Н. Добровольской «Принципы

5 советского уголовного процесса» (М., 1971) и работу В.П. Нажимова,

СИ. Прокопьевой «Принципы советского уголовного процесса» (в кн.: Курс советского уголовного процесса. М., 1989). Существенный вклад в развитие учения о принципах советского уголовного процесса внесла статья В.Т. То-мина «Ленинские принципы советского уголовного процесса» (1970). Отдельные принципы уголовного процесса в советский период рассматривались в трудах В.П. Божьева, С.А. Голунского, П.М. Давыдова, Э.Ф. Куцовой, П.А. Лупинской, A.M. Ларина, И.Б. Михайловской, Н.Н. Полянского, И.Л. Петрухина, Ю.И. Стецовского, М.С. Строговича, М.А. Чельцова, М.Л. Якуба и других советских ученых.

В постсоветский период комплексная разработка проблемы принципов была продолжена преимущественно в учебниках по уголовному процессу (В.П. Божьев, Н.А.Громов, П.А. Лупинская, Р.Х. Якупов др.). Ряд интересных статей, посвященных принципам уголовного процесса, был опубликован в журнале «Государство и право» 1996-1998 гг. (Н.А. Громов, В.В. Николай-ченко, В.И. Зажицкий). Отдельные аспекты проблемы принципов затрагивалась также в работах А.В. Агутина, Александрова, СВ. Бажанова, В.Е. Гуще-ва, А.А. Давлетова, А.П. Кузнецова, Л.П. Ижниной, В.В. Кальницкого, Г.Н. Королева, Г.Н. Козырева, С.А. Пашина, М.П. Полякова, СВ. Смирнова, B.C. Шадрина, Г.П. Химичевой, Р.Х Якупова и других исследователей.

Однако системному монографическому исследованию проблема принципов постсоветского уголовного процесса до настоящего времени не подвергалась. Настоящая диссертация в определенной степени устраняет этот пробел.

Цель и задачи исследования. Цель исследования заключается в выяснении мировоззренческой, правовой и функциональной природы принципов современного отечественного уголовного процесса; в уяснении онтологических и идеологических предпосылок системности принципов и их влияния на формирование современной системы мировоззренческих идей относительно должного и сущего в уголовном процессе; в выявлении оптимальных спосо-

6

бов проявления принципов в праве и реализации их в правоприменительной деятельности.

Для достижения цели было необходимо решить следующие задачи:

  • проанализировать системы принципов, описанные в досоветской, со- ветской и постсоветской уголовно-процессуальной литературе, и выявить наиболее перспективные положения, отвечающие современным реалиям развития науки и практики, которые могут быть положены в основу современной системы принципов отечественного уголовного процесса;
  • сформулировать операциональное понятие принципа современного отечественного уголовного процесса;
  • обосновать преимущества применения системного подхода для уяс- нения истинной природы принципов современного отечественного уголовного процесса;
  • сформировать систему принципов современного отечественного уго- ловного процесса, дать их развернутую характеристику и определить способы воздействия на уголовно-процессуальную деятельность в целом и на ее отдельные стадии;
  • выявить наличествующие и потенциальные способы проявления принципов в праве и проанализировать нормы действующего и перспектив ного законодательства, через которые проявляются принципы современного отечественного уголовного процесса;

  • обосновать целесообразность сохранения свободной формы проявле- ния принципов в праве;
  • сформулировать и аргументировать рекомендации по совершенство- ванию действующего и перспективного законодательства, в части касающейся проявления принципов уголовного процесса, а также оптимизации правоприменительной практики.
  • Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются мировоззренческие идеи относительно сущего и должного в уголовном процессе во всем многообразии их правового и прикладного воплощения.

7 Непосредственным предметом исследования выступает система

принципов современного отечественного уголовного процесса, ее теоретико-методологические основания, способы проявления в праве и специфика воздействия на практическую уголовно-процессуальную деятельность.

Методологические и теоретические основы исследования. Методо- логической основой работы является диалектико-материалистическии метод познания и системный подход. В работе также использованы исторический, логико-юридический, сравнительно-правовой, конкретно- социологический и статистический методы. В процессе исследования автором применялись такие методы социологических исследований как: МЭО (метод экспертных оценок), включенное наблюдение, содержательный анализ материалов средств массовой информации.

При подготовке диссертации, обосновании выводов и предложений широко использовался личный опыт работы автора в должностях оперативного уполномоченного и следователя.

Теоретической основой диссертации послужили фундаментальные раз- работки науки уголовно-процессуального, оперативно-розыскного, уголовного, административного права, общей теории права, криминалистики, науки управления, криминологии и социологии.

Информационная база исследования. Информационную базу иссле- дования составили:

— монографии, учебные пособия, учебники и научные статьи, в которых непосредственно отразилось учение о принципах уголовного процесса; — — публикации юристов, социологов, политологов, затрагивающие про- блемы среды, формирующей принципы современного отечественного уголовного процесса; — — нормы конституционного и международного права, касающиеся во- просов уголовного процесса; —

8

  • нормы действующего и проектируемого уголовно- процессуального

законодательства, через которые проявляются либо могут проявиться принципы современного отечественного уголовного процесса;

  • законодательные памятники, запечатлевшие нормативные черты принципов досоветского и раннего советского уголовного процесса;

  • печатные материалы, содержащие информацию об обсуждении уго- ловно-процессуальных законопроектов;
  • проекты уголовно-процессуального кодекса РФ, разработанные ра- бочими группами Государственно-правового управления Администрации Президента РФ, НИИ Проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, Министерства юстиции РФ;
  • официальная статистика, отражающая результативность деятельности правоохранительных органов;
  • материалы судебно-следственной практики;
  • результаты интервьюирования судей (70 чел.)„ адвокатов (63 чел.), следователей и дознавателей органов внутренних дел (115 чел.);
  • материалы изучения 113 уголовных дел, расследованных в гор (рай) органах внутренних дел г. Н. Новгорода и г. Пензы в 1999-2000 гг.
  • Научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту. Научная новизна исследования вытекает из темы диссерта- ции и заключается в том, что автором впервые на диссертационном уровне проведено системное исследование принципов современного (постсоветского) отечественного уголовного процесса. Новизна полученных результатов обусловливается примененными автором методами исследования, в первую очередь системным подходом, а также привлеченными для проверки рабочих гипотез оригинальными источниками информации.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Авторское определение принципов уголовного процесса как -ми- ровоззренческих идей максимально высокой степени общности относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве, детерминирующих уголов-

9 но-процессуальную деятельность и возникающие в ходе нее правоотношения и

свободно проявляющихся в уголовно-процессуальном праве.

  1. Положение о системности принципов современного отечественного уголовного процесса и свойствах системы принципов: взаимодействия части и целого, иерархической упорядоченности, функционирования и развития, осуществимости.

  2. Представление целостного понимания уголовно- процессуальной деятельности как парадигмы для генерирования мировоззренческих идей от носительно должного и сущего в отечественном уголовном процессе и для описания их системных свойств.

  3. Система принципов современного отечественного уголовного про- цесса и интерпретация входящих в нее элементов.
  4. Классификация принципов уголовного процесса на принципы непо- средственно уголовно-процессуальной деятельности и принципы организации (технологии) этой деятельности.
  5. 5.1. Принципы непосредственно уголовно-процессуальной деятельно сти - мировоззренческие идеи, характеризующие конкретную уголовно- процессуальную деятельность.

5.2. Принципы организации (технологии) уголовно- процессуальной деятельности - мировоззренческие идеи, касающиеся норм, ее регламенти рующих.

  1. Обоснование нецелесообразности прямого формулирования принципов уголовного судопроизводства в тексте уголовно- процессуального закона.
  2. Предложение о целесообразности преобразования принципа за- конности в принцип правопорядка. Содержание принципа правопорядка в уголовном процессе характеризуется тремя составляющими: 1) наличие оптимального количества процессуальных норм; 2) скрупулезное соблюдение этих норм; 3) предоставление свободы выбора, усмотрения государственно-

10 властного органа в рамках и, пределах, предоставленных
уголовно-процессуальным законом.

  1. Диспозитивность в обозримом будущем не сможет развернуться до уровня принципа уголовного процесса, поскольку современный отечественный уголовный процесс по-прежнему ориентирован на защиту публичных интересов. Эти интересы ограничивают развертывание диспозитивности в уголовном судопроизводстве, подобно тому, как частные интересы, сдерживают разрастание публичности в гражданском процессе.
  2. Механизм регулятивного воздействия системы принципов уголовного судопроизводства на досудебное производство.
  3. Теоретическое и практическое значение диссертационного иссле- дования. Проведенное диссертационное исследование вносит заметный вклад в развитие учения о принципах отечественного уголовного процесса. Анализ и обобщение понятий и систем принципов досоветского, советского и постсоветского периода представляет несомненный теоретический и практический интерес. Разделы, посвященные принципам современного отечественного уголовного процесса и их практическому воплощению, выполняют объяснительную и в определенной мере идеологическую функцию.

Теоретические выводы и практические рекомендации, сделанные по результатам исследования, могут быть использованы для совершенствования проекта УПК РФ, уточнения действующего уголовно-процессуального законодательства, разработки инструкций и других ведомственных нормативных актов.

Диссертация представляет большой интерес в качестве учебного мате- риала при подготовке курсантов, слушателей и студентов юридических вузов, а также для переподготовки сотрудников правоохранительных органов.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Ос- новные положения диссертации изложены автором в четырех научных статьях.

и

Материалы диссертационного исследования применяются при подго- товке лекций, письменных консультаций, при проведении семинарских и практических занятий по уголовному процессу в Нижегородской академии МВД РФ, Нижегородской правовой академии, Нижегородском филиале Московского гуманитарного института, а также других вузов г. Нижнего Новгорода,

Отдельные результаты диссертации были использованы в организации работы общественной приемной при Полномочном представителе Президента РФ в Приволжском федеральном округе.

Структура диссертации и способ изложения материала. Структура диссертации обусловлена целью исследования и вытекающими из нее задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, и списка использованной литературы. Для удобства восприятия текста автором применена рубрикация текста.

12

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СИСТЕМНОСТЬ ПРИНЦИПОВ СОВРЕМЕННОГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§1. Понятие принципов современного отечественного уголовного процесса

Подходы к определению принципа уголовного процесса. Слово «принцип» (от лат. principium - основа, начало) имеет несколько значений. В зависимости от контекста, «принцип» может быть истолкован как: (1) основное, исходное положение какой-либо теории, учения; (2) руководящая идея, основное правило деятельности; (3) внутреннее убеждение, взгляд на вещи, определяющие норму поведения; (4) основа устройства, действия какого либо механизма, прибора, установки1. Подобная полисемия неизбежно отражается на многообразии научных интерпретаций принципов. Даже внутри отдельных научных отраслей нет единства взглядов на толкование принципов. Уголовно-процессуальной науке также присущ плюрализм подходов к принципам и, следовательно, обилие дефиниций последних.

Вместе с тем, указанное множество вполне может быть сгруппировано в три концептуальных подхода: правовой, деятельностный и интегра- тивный.

Первый подход акцентирует внимание на правовой стороне принципов уголовного процесса. В рамках правового подхода понятие принципа уголовного процесса означает - правила уголовного судопроизводства; руководящие нормативные требования, лежащие в основе всей системы норм уголовно-процессуального права и регулируемого им порядка следственной, су-дебной и прокурорской деятельности’. Таким образом, принципы уголовного

1 Словарь иностранных слов. - М.: Русский язык, 1989. - С. 409.

2 См.: Александров А. С. Диспозитивность в уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995. - С. 86; Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно- процессуального права. - М.: МГУ, 1960. - С. 26.

13 процесса предстают как проекция общеправовых принципов на отношения,

регулируемые уголовно-процессуальным правом. Из сказанного неизбежно напрашивается вывод о том, что каждый принцип уголовного процесса структурно входит в соответствующий ему общеправовой принцип российского права. Сущность принципа, таким образом, сводится к пониманию его, как основного начала отрасли уголовно-процессуального права, основанного на общих принципах права, вытекающих в свою очередь из «генеральных идей свободы и справедливости»3. Следовательно, принцип уголовно- процессуального права выражает сущность норм и правил поведения, санк- ционированных государством и регламентирующих производство по уголовным делам. Само же это производство оказывается как бы вне сферы принципов.

При деятельностном подходе к принципам уголовного процесса, они предстают, как принципы уголовно-процессуальной деятельности Данный подход характеризует принцип уголовного процесса с позиции воздействия на уголовно-процессуальную деятельность и лиц, ее осуществляющих, есте- ственных законов общественного развития. «Принцип в собственном смысле, - писал А. X. Гольмстен, - как начало руководящее, так сказать извне приходящее - начало скорее искусства, деятельности, нравственности и т. п., чем науки. Принцип в этом смысле нечто весьма изменчивое; он касается явлений, насколько они поддаются внешнему влиянию, изменению; явления пе- ределываются на известный лад, даже создаются ради принципа - «принцип», то есть явление приводится в соответствии с известной общей мыслью. Естественный закон тоже можно назвать принципом, это тоже общая мысль, проходящая через ряд явлений, но она не извне прикладывается к ним, а за- ключается в постоянном их соотношении. Закон сам себе прокладывает

4

путь» .

3 Бабаев В.К, Понятие права // Общая теория права: Курс лекций. — Н. Новгород, 1993. - С. 129.

4 Гольмстен А.Х. Юридические исследования и статьи. - СПб., 1894, - Т. 2. - С. 2.

14

Приведенное понимание принципа представляется нам слишком абст- рактным. В нем, по сути, «обожествляется» как сам принцип, так и среда его происхождения. Современные сторонники анализируемого подхода, на наш взгляд, также грешат чрезмерным расширением понятия принципов уголовного процесса. Так, И.Ф. Демидов пишет: «… свое регулирующее воздействие на правоприменительную практику могут оказывать и такие правовые идеи-принципы, которые не закреплены в процессуальном законе. Более того, процессуальные действия и отношения определяются идеями-принципами, которые не являются правовыми и специфическими для уголовного процесса (гуманизм, справедливость). Эти обще социальные принципы либо совсем не закрепляются в тексте процессуальных законов в виде адекватных терминов и словесных формулировок, либо получают в них лишь частичное проявление»5. Приведенная цитата содержит, по нашему мнению, целый ряд спорных моментов. Нам представляется, что И.Ф. Демидов не учитывает внешние факторы, оказывающие существенное воздействие на принципы уголовного процесса и превращающие их из абстракций теории уголовного процесса в технологию уголовно- процессуальной деятельности. Мы полагаем, что правильнее бы было рассматривать принципы уголовного процесса в тесной связи с правовой системой российского общества, посредством которой прин- ципы уголовного процесса оказывают регулятивное воздействие на уголовно-процессуальные отношения. Игнорирование правовой грани в понятии принципа уголовного процесса обедняет его содержание и затрудняет практическую реализацию.

Интегративный подход аккумулирует в себе лучшие положения двух предыдущих подходов. В его рамках принципы уголовного процесса рассматриваются как принципы уголовно-процессуальной деятельности, опосредованные правовыми нормами. В ретроспективном плане истоки этого подхода базируются на известном высказывании Ф. Энгельса о том, что

5 Демидов И.Ф. Принципы советского уголовного процесса. В кн.: Курс советского уголовного процесса / Общая часть. - М., 1989. - С. 137.

15 «принципы не исходный пункт исследования, а его заключительный результат; эти принципы не применяются к природе и к человеческой истории, а абстрагируются из них; не природа, не человечество сообразуется с принципами, а, наоборот, принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории»6,

Отталкиваясь от указанной идеи, проф. В.Т. Томин7, предложил двойст- венное рассмотрение принципов уголовного процесса. «Руководящая идея (принцип) в области уголовного процесса, - указывает В.Т. Томин, - остается принципом уголовного процесса даже в том случае, если он прямо еще не сформулирован ни в каком нормативном акте» . С другой стороны, принципы уголовного процесса опосредованы правовыми нормами и, следовательно, оказывают воздействие на их понимание. «Принципы - отмечает он далее, - вырабатываются не законодателем. Законодатель получает их в готовом виде. Принципы вырабатываются наукой. Абстрагирование общих положений из объективной реальности - это функция научного мышления … После того, как принцип закреплен в законе, его воздействие на право и практическую деятельность усиливается»9.

Достоинство названного подхода заключается, в первую очередь, в том, что в определение принципов уголовного процесса вкладываются мировоззренческие идеи относительно должного в организации и динамике уголовно-процессуальной деятельности. В этом подходе находят компромисс мировоззренческие идеи судоустройства и судопроизводства, объединенные еди-

10 тх

ной целью уголовного процесса . Интегративныи подход качественно от- личается от правового и деятельностного: будучи суммированы, элементы названных подходов обрели новые свойства. Таким образом, можно с полной

6 Энгельс Ф. Анти-Дюринг. - М., 1957. - С.34.

7 В.Т. Томина по праву можно назвать основоположником указанного подхода.

о

Томин В. Т. О понятии принципа советского уголовного процесса // Труды Высшей школы МООП РСФСР. - М., 1965. - Вып. 12. - С. 194.

9 Там же.-С. 195

10 Томин В.Т. Принципы советского уголовного процесса. В кн.: Практикум по советско му уголовному процессу. - Вып. 1. - Горький, 1988. - С. 23.

16

ответственностью говорить о том, что интегративный подход раскрывает сущность принципов уголовного процесса на более высоком научном уровне. Следует заметить, что тяга ученых к интегративному подходу к определению принципов появилась достаточно давно. Подобный вывод мы делаем после знакомства с работами дореволюционных классиков процесса. Так, по мнению С. Муромцева, «нельзя смешивать закон с юридическим принципом. Формула закона - это отношение, установленное не человеком, но природою … Юридический принцип выражает собой явление истории права или, точ- нее, некоторую совокупность исторических юридических явлений. Юридический принцип служит формулою, которая определяет так или иначе известную группу правовых отношений и соответствующих им правовых постановлений … Юридический принцип указывает на то, что должно быть; закон - на то, что есть в силу свойств человека, общества, мира».11 Для нас очевидно, что категория «юридический принцип», в изложении С. Муромцева, соответствует правовому подходу, а категория «закон» - реальному процессуальному бытию, т. е. вполне вписывается в деятельностный подход.

Узкое и широкое понимание принципов уголовного процесса. По- нимание принципов уголовного процесса непосредственно связано с объемом, вкладываемым в понятие самого уголовного процесса. В настоящее время можно говорить о наличии узкого и широкого понимания уголовного процесса.

Сторонники узкого понимания процесса придерживаются мнения, со- гласно которому, уголовным процессом может именоваться только судебное разбирательство. Указанной позиции соответствует столь же узкое понимание принципов: последние отождествляются с принципами правосудия по уголовным делам. В рамках этой позиции принципы уголовного процесса

Муромцев С. Определение и основное разделение права. - М., 1879. - С. 15, 16-17. См. также: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. - СПб., 1894. - С. 32, 34, 48^9, 57.; Александров А.С. Указ. работа. - С. 84.

17 понимаются как основополагающие, руководящие начала. Приведенная концепция принципов была характерна для досоветского уголовного процесса1”.

Представители указанной концепции считают, что принципы или ос- новные начала уголовного процесса это - такие основные положения уголовного судопроизводства, которые гарантируют, что судебная истина будет обнаружена, закон будет применен, каждый из судящихся получит по заслугам, и по которым только и признается возможным достигнуть желаемого результата посредством правосудия1’.

Представители анализируемой концепции, таким образом, сводят по- нимание принципов к процессуальным гарантиям, обеспечивающим достижение желаемого результата, т.е. истины, посредством правосудия . Досудебная деятельность органов предварительного расследования и прокурора не признается средством установления истинного знания о преступлении и, следовательно, не требует уголовно-процессуальной регламентации. Органы расследования и прокурор рассматриваются в рамках этой концепции как помощники одной из сторон.

Сторонники широкого понимания уголовного процесса, включающего в него и досудебные стадии, исходят из того, что уголовно-процессуальные принципы пронизывают все стадии уголовного процесса и представляют собой «мировоззренческие идеи относительно должного в уголовном судопроизводстве, определившие его (судопроизводства) наиболее существенные черты»15.

‘См.: Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М., 1997.; Духовской М.В. Из лекций по уголовному процессу. - М., 1895. - С. 13; Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. - 1997. - №7.- С. 33; Строгович М,С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. Т. 1. -С. 125 и др.

13 Духовской М.В. Указ. соч. - С. 13; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводст ва. - СПб., 1996. - С. 70-73.

14 Духовской М.В. Указ. соч. - С. 13.

15 Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики). - М., 1971. - С. 16; Городилов В.В. О понятии принципа советского уголовно го процесса // Научные труды Омской высшей школы милиции МВД СССР. - Омск. 1969. - Вып. 5. - С. 80-81; Томин В. Т. О понятии принципа советского уголовного про цесса.- С. 193; Тыричев И.В. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс. - М., 1995.-С.88идр.

18 В отличие от сторонников «узкой» концепции, сторонники концепции

принципов в широком смысле видят деятельность органов предварительного расследования в рамках уголовного процесса. Прокурор и органы предварительного расследования не ставятся в процессуальное положение стороны на досудебных стадиях. На этих стадиях последовательно проводятся розыскные начала. Деятельность органов предварительного расследования и прокурора фактически слиты, в них, как правило, активная роль по установлению обстоятельств принадлежит прокурору и органам предварительного расследования. Они осуществляют свою деятельность на досудебных стадиях не только для установления обстоятельств, уличающих лицо в совершении преступления, или отягчающих его ответственность, но и оправдывающих его, или смягчающих его ответственность. Согласно этой концепции принципов, они (принципы) выражают сущность и содержание уголовного процесса, характеризуют самые важные его свойства и качественные черты, предмет и метод правового регулирования16.

Признаки принципов уголовного процесса. Познание сущности принципов уголовного процесса возможно, на наш взгляд, путем вычленения системы специфических признаков принципа как теоретического конструкта. Потребность обращения к термину «система» обусловлена необходимостью подчеркнуть сложность принципа как явления объективного мира и показать включенность принципа в качестве элемента в более высокие по иерархии организованные совокупности идей.

Вслед за ВТ. Томиным, мы исходим из того, что принципы уголовного процесса - мировоззренческие идеи о сущем и должном в уголовном судопроизводстве. Этим идеям свойственны шесть признаков:

  1. Принцип уголовного процесса характеризует уголовно- процессуальную деятельность и возникающие в ходе нее правоотношения.

  2. Принцип уголовного процесса - мировоззренческая идея.

6 Уголовный процесс / Под общ. ред. Лупинской П.А. - М.,.1995. - С. 88.

19

  1. Принцип проявляется в правовых нормах различными способами.

  2. Принцип уголовного процесса - идея максимальной (для уголовного процесса) степени общности.
  3. Принцип уголовного процесса - идея, проходящая через все его ста- дии.
  4. Принцип уголовного процесса имеет две стороны; первая - обобщение сущего: вторая - детерминация должного1 .
  5. Рассмотрим названные признаки более подробно.

Принцип уголовного процесса характеризует уголовно- процессуальную деятельность и возникающие в ходе нее правоотношения. Характеристики данного признака мы отчасти касались в предыдущих наших рассуждениях. В дополнении к сказанному добавим, что в теории права выделяют принципы правоприменения, сформулированные юридической наукой, а также выработанные правоприменительной практикой, и принципы позитивного права (ими обязаны руководствоваться в своей правопримени-тельной практике субъекты) . Из этого вытекает, что существуют две группы принципов в правоприменительной практике: первая - характеризует саму правоприменительную практику, и выступает либо в виде фундаментальных теоретических идей и идеалов, либо в виде требований прикладного характера, которые не нашли своего закрепления в действующем законодательстве , вторая - характеризует позитивное право.

Данное общетеоретическое положение, на наш взгляд, применимо и к российскому уголовному процессу. Уголовный процесс тоже может быть представлен как разновидность правоприменительной практики. Эта практи-

Томин В.Т. Принципы советского уголовного процесса // Практикум по советскому уголовному процессу. - С. 21-23.

18 Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. - Ярославль, 1997.-С 58.

19 Под правоприменительной практикой в настоящем исследовании понимается, вслед за Карташовым В.Н., совокупная правоприменительная деятельность и сформировавшийся на ее основе объективированный вовне правоприменительный опыт. См.: Карташов В.Н. Указ. раб.-С. 18.

20 ка выражается в установленной законом и иными правовыми актами пределах и порядке деятельности (системе действий) наделенных соответствующими полномочиями государственных органов по выявлению, предупреждению и раскрытию преступлений, установлению лиц, виновных в их совершении, и применению к ним мер уголовного наказания или иного воздействия, а также возникающие в связи с этой деятельностью правовые отношения между органами и лицами, участвующими в ней20. А уголовный процесс, рассматриваемый как отрасль права (уголовно-процессуальное право), может быть представлен в виде социально обусловленной системы выраженных в законе правил (норм), регулирующих деятельность по расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел с целью достижения задач уголовного процесса21.

Таким образом, из вышесказанного правомерен вывод о том, что прин- цип уголовного процесса характеризует, прежде всего, уголовно- процессуальную деятельность и возникающие в связи с этой деятельностью уголовно-процессуальные отношения. Рассматривать их как принципы уголовно-процессуального права означало бы, по мнению В.Т. Томина, останавливать анализ на полпути. Дело в том, что уголовно-процессуальное право представляет собой один из способов регулирования уголовно-процессуальной деятельности. Это, с одной стороны. С другой, принцип уголовного процесса, в отличие от принципа уголовно-процессуального права, учитывает личный опыт, знания, навыки, умения, накопленные в процессе общения лиц и органов, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность.22

’ Гуценко К. Ф. Сущность и основные понятия уголовного процесса // Уголовный про- цесс. - М, 1997. -С. 13. “’ Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право // Уголовный процесс. - М, 1995. -

?•27>

” Карташов В.Н. Юридическая практика // Общая теория права. - Н. Новгород, 1993. - С.393.

21 При этом принципы уголовного процесса не охватывают все факты, к

которым они применяются, а образуют лишь исходный пункт для осмысления фактической картины события участниками уголовно- процессуальной деятельности при принятии уголовно-процессуальных решений.

Законодатель, принимая уголовно-процессуальные нормы, зачастую создает неопределенности, связанные как с плюрализмом толкования отдель ных норм, так и с использованием ненормативных понятий. Например, в со ответствии с ч. 2 ст. 183 УПК, производство следственного эксперимента допускается при условии, если при этом не унижается достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих и не создается опасности для их здо ровья. По крайней мере, два выражения, приведенные в примере, такие как: «не унижается честь и достоинство» и «не создается опасности для их здоро вья» законодателем не расшифровываются. Правоприменитель не указал ис черпывающий перечень таких случаев. Оценка ситуации на предмет наличия этих обстоятельств отдается на откуп лицу, производящему следственный эксперимент и лицам, участвующим в его производстве. В данном случае ор ган, ведущий процесс, должен опираться на внеправовые идеи, порождаемые обществом, в котором протекает жизнь лиц, участвующих в производстве следственного эксперимента. Отсюда вывод, что на уголовно -

процессуальную деятельность оказывают влияние не только
уголовно-процессуальные нормы, но и нормы морали.

С другой стороны, нормы уголовно-процессуального права вторичны по отношению к существующему мировоззрению и во многом опоередован-ны им. Поэтому говорить о том, что принципы характеризуют уголовно-процессуальное право, на наш взгляд, неверно. Даже на основе рассмотренного выше примера видно, что в процессе уголовно-процессуальной деятельности возникают ситуации, когда одних уголовно-процессуальных норм для её осуществления недостаточно. В таких случаях участники уголовного процесса обращаются к принципам уголовного процесса. Следовательно, прин-

22 ципы уголовного процесса характеризуют не столько
уголовно-процессуальное право, сколько уголовно-процессуальную деятельность.

Принцип уголовного процесса - мировоззренческая идея. Чтобы глубже понять сущность и значение исследуемого признака процесса, разберем составляющие мировоззренческой идеи. Анализ начнем с уяснения этимологии слов «мировоззрение» и «идея».

Мировоззрение - это целостная система взглядов на окружающий мир, представляющая совокупность философских, научных, политических, экономических, правовых, этических, эстетических и т. д. понятий, на место человека в природе и обществе, на характер его отношений к окружающей среде и к самому себе. Кроме того, мировоззрение включает в свою сферу убеждения, идеалы, жизненную и научно- теоретическую ориентацию, способы осознания действительности.23

Слово «идея» означает высшую ступень в развитии понятий, присущих только человеческому мозгу и характеризующих отношение людей к окружающему их объективном миру24.

Объективный анализ содержания слов «мировоззрение» и «идея» пока- зывает, что они характеризуют одно и тоже явление объективной действительности, только на различных этапах его развития. Иными словами, идея есть высшая «ступень» мировоззрения и присуща только человеческому мозгу.

Сказанное не означает, что следует отказаться от термина «мировоз- зренческая идея». Последний является неплохим инструментом, позволяющим более полно отражать сущность рассматриваемого явления. Анализ содержания словосочетания «мировоззренческая идея» лишь позволяет (применительно к нашему исследованию) вскрыть замысловатость и неопределенность, содержащуюся в тезисе нашего суждения. Кроме того, анализ признака принципа уголовного процесса, каковым, на наш взгляд, безусловно,

^ Кондаков Н.Н. Логический словарь - справочник. - М.: Наука, 1975. - С. 352. 24 Кондаков Н.Н. Указ. раб.-С. 189.

23 является мировоззренческая идея, показывает место исследуемого признака в

системе признаков принципов уголовного процесса.

Мировоззрение проявляется в самых разнообразных его формах. Применительно к задачам нашего исследования отношение имеет целостная система взглядов, убеждений, идеалов, жизненных и научно-теоретических ориентацией на уголовно-процессуальную деятельность, которые в свою очередь проявляются как правосознание, которое представляет собой совокупность взглядов, представлений, убеждений, настроений, эмоций, чувств индивидов, их объединений или всего общества относительно уголовного судопроизводства и его роли в российском обществе25.

Перечисленные элементы правосознания, с одной стороны являются на- копителями знаний о праве и возможностях осмысления правовой действи- тельности, с другой, - предсказывают будущее правовой системы, с третьей, - вырабатывают модели соответствующего поведения” . Правосознание, равно как и другие формы мировоззрения, в сфере уголовного судопроизводства связано не только с познанием, моделированием и прогнозированием, но и со специфической предметно-конкретной, социально-содержательной уголовно- процессуальной деятельностью.

Существенное влияние на выработку целостной системы взглядов, пред- ставлений, убеждений, настроений, эмоций, чувств индивидов, их объединений или всего общества относительно принципов уголовного судопроизводства оказывают экономические основы общества и политическая деятельность государства.

Само «правосознание, - писал М.С. Строгович, - проявляется в двух основных формах. Прежде всего, это правовые взгляды, распространенные в обществе. В этих взглядах отражается отношение людей к действующему

‘5 Лазарев В.В. Правосознание и правовая культура // Общая теория права / Под общ. ред.

Пиголкина А.С.-М, 1996.-С. 144.

^6 Толстик В.А. Теория права и государства в определениях и схемах. - Н. Новгород, 1996.

-С.41.

24 праву, представление их о своих правах и обязанностях, о правомерности или

неправомерности того или иного поведения, о справедливости или несправедливости тех или иных норм права. Именно эти взгляды обычно называются правосознанием в собственном смысле слова. Далее, правосознание проявляется в теоретических обобщениях, правовых теориях, которые обычно называют правовой идеологией»27.

Все сказанное еще раз подчеркивает, что правосознание в сфере уголов- ного судопроизводства и мировоззрение, нетождественные понятия. Мировоззрение российского общества является как бы информационным полем для правосознания. Это поле создается всей совокупностью внешних и внутренних факторов, которые выступают в качестве его источника. Под информационным полем правосознания мы понимаем структуру мировоззрения, которая окружает правосознание и является источником мировоззрения, сложившегося под воздействием структуры правосознания.

Применительно к нашему исследованию сказанное означает, что миро- воззрение, с одной стороны, является источником формирования правосознания. С другой стороны, правосознание является одним из источников мировоззрения. Взаимосвязь анализируемых категорий при выработке принципов уголовного процесса такова. Мировоззренческие идеи о должном в уголовном процессе сначала находят «временный приют» (до их прорастания, подобно семенам, попавшим в почву) в правосознании, а затем эти мировоззренческие идеи находят свое выражение в принципах уголовного судопроизводства. Однако прежде чем найти свое выражение в принципах уголовного процесса, мировоззренческие идеи получают «вид на жительство» в пра- восознании и становятся уже не мировоззренческими идеями, а идеями правосознания. Таким образом, было бы правильнее говорить, что принцип - это идея правосознания того общества, которое формировало уголовный процесс. Однако идеи правосознания находятся в структурной зависимости от

Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. - М. 1947. -С. 124.

25 иных компонентов мировоззрения, поэтому они не могут проявляться только

как идеи правосознания, поскольку, наряду со свойствами правосознания,

наделяются иными свойствами структурных компонентов мировоззрения.

Из сказанного диссертант делает вывод о том, что вышеназванные свойства правосознания, обусловленные существующим мировоззрением, являются катализатором формирования идей в области уголовно-процессуальной деятельности. Наиболее важные из них проявляются в качестве принципов уголовного процесса.

Принцип проявляется в правовых нормах различными способами. На рубеже семидесятых годов двадцатого столетия в уголовно- процессуальной науке развернулась дискуссия о том, должны ли общие руководящие идеи для того, чтобы стать принципами уголовного процесса, быть закреплены в законе, или же они будут принципами процесса, оставаясь только мировоззренческими идеями относительно должного в уголовном судопроизводстве”8.

Сторонники обязательного закрепления принципов уголовного процесса считают, что принципами уголовного процесса являются только такие, соответствующие его объективной сущности, руководящие идеи, которые получили свое закрепление в нормах права~ . Это мнение нам представляется, не отражает сущность и содержание принципов уголовного процесса. Поясним сказанное. Понятие «принципы уголовного процесса» есть отражение в сознание субъекта (исследователя) свойств уголовного процесса и их отношений в решение задач исследования. Исходя из этого, понятие «принципы уголовного процесса» есть нечто существующее в сознании исследователя. В силу чего любой процессуалист, понимающий закономерности теории отра-

” Добровольская Т.Н. Указ. соч. - С. 9.

” Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж: ВГУ. 1980. - С. 38; Добровольская Т.Н. Указ. соч.. - С.9; Уголов- ный процесс / Под ред. Лупинской П.А. - С. 88 и др.

26 жения, воскликнет, что идеальное представление принципов уголовного процесса потом будет существовать в их правовом воплощении.

Наиболее удачно и развернуто, отмеченную нами закономерность, обосновал В.Т. Томин. «Нам представляется, - пишет он, - что принципы уголовного процесса появляются еще до того, как они формулируются законодателем. Эти принципы появляются в трудах классиков марксизма-ленинизма, в программных документах Коммунистической партии, в коммунистическом мировоззрении, в частности в коммунистическом правосознании. Таким образом, принципы - это элементы мировоззрения. Элемент коммунистического мировоззрения - руководящая идея в области уголовного процесса даже в том случае, если он прямо еще не сформулирован ни в каком нормативном акте … Принципы вырабатываются наукой… Будучи выработанными, принципы становятся равно обязательными (или равно) не обяза- тельными как для рядового участника уголовного процесса, так и законода-

30

теля» .

Сторонники закрепления принципов уголовного процесса в нормах пра- ва, на наш взгляд, явно хотели обратить внимание процессуалистов на ове-ществленность, материальность принципов, посредством их закрепления в нормах права.

Диссертант полагает, что для исключительности такого способа закреп- ления принципов нет оснований. В понятии принципа уголовного процесса субъективное и объективное составляет диалектическое единство, поэтому следует говорить не о закреплении или не закреплении принципов уголовного процесса в нормах права, а о различном представлении их на разных стадиях познания. Принципы уголовного процесса на разных этапах их рассмотрения могут быть представлены в различных аспектах и, соответственно, на разных уровнях существования: уголовно-процессуальной теории, проектах, уголовно-процессуального закона и т. п. вплоть до законодательного за-

Томин В. Т. О понятии принципа советского уголовного процесса. - С. 193.

27 крепления принципа уголовного процесса. При этом надо помнить, что за- крепление мировоззренческой идеи в качестве принципа обязательно, форма же проявления принципа случайна31.

Принцип уголовного процесса - идея максимальной (для уголовного процесса) степени общности. Принцип - это наиболее существенная черта уголовного процесса, она является наиболее общей идеей относительно должного и целесообразного в уголовном судопроизводстве.

Идеи, положенные в основу принципов уголовного процесса, есть компромисс, объединение мировоззренческих идей на качественно ином уровне, чем до этого они существовали. В результате подобного компромисса и объединения возникает общая идея, включающая черты двух ранее существовавших, но уже имеющая свои собственные черты, которые способны оказывать воздействие на более широкий спектр уголовно-процессуальных отношений. Так, идея об обеспечении законных интересов участников уголовного процесса (обвиняемого и потерпевшего) находит компромисс и объединяется с идей обеспечения законных интересов свидетелей. В результате возникает качественно новая идея обеспечения законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Эта возникшая новая идея начинает воздействовать на однородные идеи, стоящие ниже в иерархической структуре идей. В результате образовавшаяся идея обеспечения законных интересов личности начинает генерировать во всех уголовно-процессуальных отношениях и интегрировать с иными идеями одной степени общности.

Принцип уголовного процесса - идея, проходящая через все его стадии. Ранее мы отметили, что принцип уголовного процесса характеризует уголовно- процессуальную деятельность. Характерной чертой этой деятельности является то, что она состоит из определенных этапов, каждый из которых характеризуется специфическими: задачами, участниками, структурой и методами. Такие этапы в уголовно-процессуальной литературе обычно име-

Тамже.-С. 194.

28 нуют стадиями уголовного процесса. Однако такое выделение стадий в уголовном процессе является больше инструментарием в руках исследователя, чем отражает сущность рассматриваемого явления. Оно скорее необходимо для успешного изучения уголовного процесса, чем для осуществления процессуальной деятельности. Таким образом, деление уголовного процесса на стадии условно. Само это деление не оказывает большого влияния на уголовный процесс, как на феномен объективного мира. Во всяком случае, можно с уверенностью говорить о том, что стадии уголовного процесса вторичны по отношению к самому уголовному процессу, поскольку производны от него.

Исходя из сказанного, мы вправе сделать вывод, что принципы уголов- ного процесса это - идеи, проходящие через все его стадии.

Принцип уголовного процесса имеет две стороны: первая - обоб- щение сущего: вторая - детерминация должного. Принципы уголовного процесса имеют две стороны: одна из них - обобщение сущего (именно на этом мы сделали упор в этом параграфе), другая - детерминация должного (об этом - следующий параграф).

Определение принципов современного отечественного уголовного процесса. Все сказанное позволяет сделать вывод об относительной устойчивости понятия принципа уголовного процесса и его преемственности. В связи с этим, опираясь на идеи предшественников, мы можем сформулировать определение принципов современного отечественного уголовного процесса.

Принципы современного отечественного уголовного процесса - это мировоззренческие идеи максимально высокой степени общности относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве, детерминирующие уголовно-процессуальную деятельность и возникающие в ходе нее правоотношения и свободно проявляющиеся в правовых нормах.

29

§ 2. Системность принципов современного отечественного уголовного процесса

Определение системы принципов уголовного процесса. Система принципов уголовного процесса, на наш взгляд, может быть определена как - приобретенная совокупность определенных свойств функционирующих и взаимодействующих принципов уголовного процесса.

Приведенное понятие сложилось в результате рассуждений о двух типах мышления, сопровождающих современный процесс генерирования мировоз- зренческих идей относительно сущего и должного в отечественном уголовном судопроизводстве. К первому типу диссертант относит мышление, основанное на позитивизме, порожденном, в свою очередь, научно-технической революцией. Основой второго типа мышления является субъективный идеализм и порождаемый им индивидуализм. Последний тип сегодня характеризует сознание так называемых «новых русских», решительно вытесняющее былой объективистский субстанциализм \

Оба типа мышления под флагом «нового и передового» сегодня активно, хотя порой и искусственно, проявляют себя в сфере уголовного судопроизводства. Происходит это, как нам представляется, путем подмены основополагающих идей в области раскрытия, расследования и разрешения уголовных дел, основанных на целостном миропонимании, идеями абсолютного инди- видуализма . Все это, выражаясь языком теории информации, влечет за со-

32 Каган М.С. Философия как мировоззрение // Вопросы философии. - 1997. - №9. -С. 38.

Наиболее показательной является работа, подготовленная коллективом авторов в со- ставе: В.М. Савицкого, A.M. Ларина, И.Л. Петрухина, Л.М. Корнозовой, Э.Б. Мельниковой. В ней наиболее ярко и последовательно проведены идеи отказа от целостного миропонимания советского правосудия и насаждения западного индивидуализма личности, государственных органов, общества. См.: Становление судебной власти в обновляющейся России. - М.: Институт государства и права Российской Академии наук., 1997. - 56 с.

30 бой превращение «организованной простоты», присущей ныне сфере борьбы

с преступностью, в «неорганизованную сложность»34.

Таким образом, оба анализируемых типа мышления способны довести уголовное судопроизводство (точнее деятельность его участников) до крайностей нарциссического эгоцентризма, тотального релятивизма, фрагмента-ризации. Содержанием проповедуемых идей, с одной стороны, является «философствование» по любому поводу, основанное на принципиальном отказе от целостного миропонимания. С другой стороны, фрагментарность познаваемых процессов :>.

Названным типам мышления присущ еще один существенный недостаток - консервативность. Консерватизм мышления ведет к регрессу и не вписывается в общие тенденции развития научного, в т.ч. и гуманитарного знания. Прогрессивное развитие науки сегодня должно быть ориентировано на синтез знаний, взаимное обогащение наук, в том числе и правоведения, знаниями смежных сфер организованного познания действительности.

Интеграционные тенденции направлены на сближение гуманитарных наук с естественными и техническими науками. В сфере последних также происходит процесс смены парадигм. Сегодня формируется новая картина мира, происходит выбор между негативным и позитивным вариантами развития ноосферы. Все это скоро приведет к тотальной смене парадигм, адекватных постиндустриальному российскому обществу36. Не минует чаша сия и уголовный процесс. Полагаем, что новой парадигмой для генерирования ми-Познавательные установки, сложившееся в позитивизме, по оценке одного из отцов теории информации У. Уивера, можно охарактеризовать как «неорганизованную сложность». Указанная формула заменила формулу классической науки «организованная простота».

На опасность поголовного увлечения позитивизмом вначале 30-х годов 20 века указы- вал и М. Планк. См.: Планк М. Позитивизм и реальный внешний. Доклад, прочитанный 12 ноября 1930 г. в Гарнак-Хаузе Общества поощрения науки им. Вильгельма. // Вопросы философии. - 1998. - № 3. - С. 120-132.

35 Каган М.С. Философия как мировоззрение // Вопросы философии. - 1997.- № 9. - С. 38.

36 Яковец Ю.В. Формирование постиндустриальной парадигмы: истоки и перспективы
// Вопросы философии. - 1997. - № 1. - С. 11.

31 ровоззренческих идей в сфере уголовного судопроизводства станет целостное понимание мира и, следовательно, уголовно-процессуальной деятельности.

Истоки целостного подхода к явлениям вообще и к уголовному процес- су, в частности, лежат в теории системного мышления - тектологии (А. Богданов37). На базе этой теории проведено много фундаментальных исследований38. Ее, по праву, можно назвать действенным методом осмысления и преобразования действительности.

Системное мышление в отечественной науке зачиналось в сфере естест- венных и технических науках. И здесь советские методологи добились ощутимых успехов. Подтверждение этому является исследование, проведенное в начале 70-х годов прошлого столетия американцами Д. Клиландом и В. Кингом. Названные ученые аргументировали наметившееся в середине 50-х годов отставание США от Советского Союза в ракетно-космической техники из-за просчетов в системных исследованиях. В связи, с чем были приняты срочные меры39.

Социальные и правовые науки не сразу осознали продуктивность сис- темного мышления. Все это привело к недооценке результатов системных исследований и, как следствие, к их слабой практической реализации. Более того, некоторых случаях практика пошла в противоположном направлении. Так, проф. В.Т. Томин40 на рубеже 70- 80-х доказал необходимость привлечения к уголовному судопроизводству и иным видам правоохранительной дея-

Богданов А.А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн.: Кн. 1. М.: Экономика., 1989. - 304 с.

ь См.: напр. Михайлов А. И., Черный А.И., Гиляровский Р.С. Научные коммуникации и информатика // Научно-техническая информация. - 1956.- № 12. - С. 12-23; Берталан-фи Л. фон. Общая теория систем: критический обзор. Исследования по общей теории систем. М., 1973. - С. 23-82; Томин В.Т. Ленинские принципы советского уголовного процесса // Труды высшей школы. - М., 1970. - Вып. .27. - С. 193-197; Черняк Ю.И. Системный анализ в управление экономикой. - М.: Экономика, 1975. “ Клиланд Д., Кинг В. Системный анализ и целевое управление. - М., 1974.

См.: например, В.Т Томин «Взаимодействие органов внутренних дел с населением в борьбе с преступностью». - Омск, 1975.

32 тельности народного элемента (населения, общественности). Однако законодательная практика последних десятилетий идет по пути вымывания из уголовного процесса эффективных способов, формы и направлений участия народа.

Однако сказанное никоим образом не должно негативно сказаться на системном мышлении, как надежном инструментарии качественного познания и преобразования фундаментальных основ уголовно- процессуальной деятельности. В связи с этим, мы системно исследуем основные черты мировоззренческих идей относительно сущего и должного в сфере уголовного судопроизводства.

В первых определениях системы в той или иной форме говорилось о том, что система - это элементы (части, компоненты) и связи (отношения) между ними. Так, Л. Берталанфи определял систему, как «комплекс» взаимодействующих компонентов» или как «совокупность элементов, находящихся в определенных отношениях друг с другом и со средой»41. Для уточнения элементов и связей в определение системы А. Холл включил их свой-ства “. Такое определение системы, по мнению А.И. Уемова, облегчило их интерпретацию в практическом приложении43. Затем систему определяют, дополняя её целью, как системообразующим критерием функции, а также интервалом времени44. Таким образом, исходя из вышеизложенного, вполне определенно можно констатировать, что система - это функционирование взаимодействующих элементов и их связей друг с другом и со средой, наделенных определенными свойствами,

Мы понимаем, что механическое перенесение структурных компонентов системы на систему принципов уголовного процесса проблематично. С од-

41 Берталанфи Л. фон. Указ. соч. - С. 23-82; Он же. История и статус общей теории сис- тем // Системные исследования. Ежегодник. - М., 1972. - С. 20-37. “ Холл. Опыт методологии для системотехники. - М.: Советское радио, 1975. 4 Уёмов А.И. Системный подход и общая теория систем. - М.: Мысль, 1978. 44 Темников Ф.Е. Высокоорганизованные системы // Большие системы: Теория, методология, моделирования. - М., 1971. - С. 85, 94.; Садовский В.Н. Основания общей теории систем; Логико-методологический анализ. -М., 1974.

33 ной стороны, при переходе мировоззренческих идей с наивысшего уровня

существования (с уровня идеальной субстанции) на более низкий уровень (уровень процессуальных идей) часть идеальных полезных свойств этих идей теряется, с другой стороны, исследователи могут столкнуться с более общей проблемой - проблемой адекватности системы принципов уголовного процесса тому, что объективно имеется в сфере уголовного судопроизводства.

На наш взгляд, невозможно сформулировать понятие системы принци- пов уголовного процесса, которое было бы лишено субъективизма. Вместе с тем, мы отмечаем, что сформулированное нами определение системы принципов упрощает, сглаживает реальность. Однако появление простого (упрощенного) определения системы принципов уголовного процесса еще не означает, что в объективном мире система мировоззренческих идей в сфере уголовного судопроизводства так уж проста. Она была бы таковой, если бы системы идей в процессе раскрытия и расследования преступлений были бы точными и исчерпывающими. Вместе с тем, можно говорить и о том, что своей сложностью принципы уголовного процесса обязаны ученым, точнее их субъективизму. Излишняя сложность уходит в процессе мыслительных операций, внутрь суждений и проявляется в последующем при осуществлении конкретной уголовно-процессуальной деятельности. При конструировании определения системы принципов уголовного процесса в нашей работе будет наряду с объективным присутствовать и субъективное45.

Исходя из изложенного, выделим структурные компоненты системы принципов уголовного процесса, которые являются тождественными структурным компонентам уголовно-процессуальной деятельности, поскольку принципы уголовного процесса, являясь мировоззренческими идеями относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве, пронизывают все её этапы и институты и находят в них свое воплощение. В связи с этим, в уголовно-процессуальной деятельности нет ни одного явления, которое не

45 Губин В.Б. О роли деятельности в формировании моделей реальности // Вопросы философии. - 1997. - № 8. - С. 166-174.

34 было бы детерминировано принципами уголовного процесса. Сообразно сказанному, установим структуру и компоненты системы принципов уголовного процесса.

Структура системы принципов (от латинского «strukture», означающе- го строение, расположение, порядок) отражает определенные взаимосвязи, взаиморасположение составных частей системы принципов уголовного процесса, их устройство (строение). При этом структура системы принципов включает не все элементы и связи системы принципов уголовного процесса, а лишь наиболее существенные компоненты и связи, которые мало меняются при функционировании системы принципов уголовного процесса и обеспечивают его существование и сохраняют его основные свойства. Иными словами, структура характеризует организованность системы принципов уго- ловного процесса, устойчивую упорядоченность ее элементов и связей. Компоненты, входящие в систему принципов уголовного процесса, представляют собой определенную систему, тесно связаны между собой и не могут быть определены независимо, а определяются, как правило, одно через другое, уточняя друг друга. Компонент системы принципов уголовного процесса -это простая совокупность однородных его признаков.

Первым структурным компонентом системы принципов уголовного процесса является совокупность его компонентов; вторым - связи (отношения); третьим - свойства46. Кратко охарактеризуем, каждый компонент, структурно входящий в систему.

Под компонентом системы принципов уголовного процесса мы понима- ем предел его членения (наименьший элемент).

Связь системы принципов уголовного процесса определим как ограни- чение степени «свободы» компонентов. Это понятие одновременно характе-

^Существенное воздействие на структуру системы принципов оказывает среда функционирования, под которой мы понимаем совокупность внешних по отношению к системе принципов уголовного процесса объектов, влияющих на достижение цели системы принципов и в свою очередь испытывающих нецелеустремленные (побочные) влияния функционирующей среды.

35 ризует и строение (статику), и функционирование (динамику) системы. Понятие связь входит в любое определение системы и обеспечивает возникновение и сохранение ее целостных свойств . Обеспечение возникновения и сохранения целостных свойств системы принципов уголовного процесса осуществляется в статике системой уголовно-процессуальных отношений и в динамике системой функций уголовно-процессуальной деятельности.

Свойства (закономерности) системы принципов уголовного процес- са. Свойства (закономерности) системы принципов российского уголовного процесса не могут быть не сходны с общими закономерностями систем, которые основательно исследованы в теории систем. Поскольку свойства системы принципов уголовного процесса соотносятся со свойствами, разработанными теорией систем, как часть к целому. Целое в свою очередь, воздействуя на часть, генерирует его основные закономерности. Таким образом, мы вполне можем заимствовать общие закономерности систем и интегрировать их в свойства системы принципов уголовного процесса. Исходя из сказанно- го, выделим основные свойства системы принципов уголовного процесса. На сегодняшний день их четыре группы. Первая группа свойств - взаимодействия части и целого. Вторая - иерархической упорядоченности. Третья -функционирования и развития. Четвертая - осуществимости. Охарактеризуем каждую группу свойств.

Взаимодействие части и целого. Свойство целостности проявляется в системе принципов уголовного процесса, в возникновении у нее «новых ин-

48 п

тегративных качеств, несвойственных ее компонентам» . Проявление данного свойства поясним на примере, так свойства (признаки) всех участников уголовного процесса отличаются от свойств (признаков) прокурора или судьи.

Волкова В.Н., Денисов А.А. Основы теории систем и системного анализа. - СПб., 1997. -С. 25. 48 Абрамова Н. Т. Целостность и управление. - М.: Наука, 1974. - 248 с.

36

В анализируемом свойстве системы принципов уголовного процесса не- обходимо учитывать две стороны: 1) свойства системы принципов уголовного процесса (целого) не является простой суммой свойств принципов её составляющих (частей); 2) свойства системы принципов уголовного процесса зависят от свойств составляющих ее элементов.

Объединенные в систему принципы уголовного процесса, как правило, утрачивают часть своих свойств, присущих им вне системы принципов уголовного процесса, т.е. система принципов уголовного процесса подавляет ряд свойств, входящих в неё принципов. С другой стороны, принципы уголовного процесса, попав в систему, приобретают новые свойства.

Таким образом, первая сторона свойства целостности системы принци- пов уголовного процесса характеризует изменение взаимоотношений системы принципов как целого со средой функционирования и утрату принципами некоторых свойств, когда они становятся элементами системы. Эти изменения могут быть настолько разительны, что может показаться, будто свойства системы принципов уголовного процесса вообще не зависят от свойств принципов уголовного процесса.

Фактором, обеспечивающим сохранение целостности системы принци- пов уголовного процесса, является ее интегративность. Этот термин обычно употребляется как синоним целостности. Однако мы, вслед за В.Г. Афанасьевым, А.А. Богдановым, В.Т. Томиным, выделяем эту закономерность как самостоятельную и подчеркиваем в данном случае интерес не к внешним факторам проявления целостности, а к внутренним49. Интегративными мы называем такие системообразующие, системосохраняющие факторы, которые, с одной стороны, неоднородны и противоречивы, с другой, объединенные в соответствии с целью моделирования системы принципов уголовного

49 Афанасьев В.Г. Проблема целостности в философии и биологии. - М., 1984. - 416 с; Богданов А.А. Всеобщая организационная наука: Тектология. В 2-х кн. - М.: Экономика. 1989. - Т. 1. - С. 114; Томин В. Т. О понятии принципа советского уголовного процесса. -С. 194.

37 процесса, вступают в «коалицию» и сохраняют внутренние свойства системы

принципов уголовного процесса на протяжении всей уголовно- процессуальной деятельности. При этом следует иметь в виду, что «коалиция» принципов уголовного процесса, входящих в систему принципов уголовного процесса, есть определенный компромисс мировоззренческих идей в сфере уголовного судопроизводства. Поэтому, чем больше принципов уголовного процесса пресекутся в области «коалиции», тем эффективнее (или наоборот) будет уголовно- процессуальная деятельность.

Эффективность по конкретному уголовному делу во многом будет пре- допределяться качественным (наличием или отсутствием активных «сопротивлений») и количественным критерием подобной «коалиции». Таким образом, интегративные свойства целостности системы принципов уголовного процесса заключаются качественно- количественных критериях мировоззренческих идей относительно сущего и должного в сфере уголовного судопроизводства.

Иерархическая упорядоченность системы принципов уголовного процесса. В иерархической упорядоченности системы принципов уголовного процесса автор выделяет две составляющие. Первая - коммуникативность. Вторая - иерархичность. Эти составляющие тесно связаны как между собой, так и со свойством целостности, с расчленением целого на части. Однако они характеризуют систему принципов уголовного процесса со средой функционирования, надсистемой, подчиненными системами. Исходя из сказанного, прокомментируем коммуникативность и иерархичность50.

Коммуникативность системы принципов уголовного процесса это ее связь со средой функционирования. Система принципов уголовного процесса не изолирована от других систем, она связана с системами более высокого

Комментирование коммуникативности и иерархичности мы осуществим, методологи- чески опираясь на работы В.Н. Садовского и Э.Г. Юдина. См.: Садовский В.Н. Указ. раб.; Исследования по общей теории систем / Под ред. Садовского В.Н. и Юдина. М: Прогресс,. 1969. - 520 с.

38 порядка (мировоззрением, которое задает ей требования и ограничения), подсистемами (общими условиями предварительного расследования и судебного разбирательства) и системами принципов административного, арбитражного, гражданского и конституционного судопроизводств51.

Иерархичность, или иерархическая упорядоченность систем, была впервые выделена и исследована Л. фон. Бертаталанфи~”. Применительно к нашему предмету это свойство системы принципов означает, что между системой принципов уголовного процесса и системой мировоззрения, с одной стороны, системой общих условий частей (стадий) уголовного процесса и системами принципов иных форм судопроизводств, с другой, существуют весьма сложные взаимосвязи.

Если даже между системой принципов уголовного процесса и системой принципов иных форм судопроизводств нет «горизонтальных связей», то они все равно связаны через вышестоящий уровень. Например, система принципов уголовного процесса зависит от системы мировоззрения, господствующей в данном обществе. Связаны между собой система принципов уголовного процесса и системы общих условий частей (стадий) уголовного процесса.

В связи с этим, выделим основные иерархические упорядоченности с точки зрения полезности их использования в качестве моделей системного анализа принципов уголовного процесса.

В силу закономерности коммуникативности, которая проявляется не только между системой принципов уголовного процесса, но и между её уровнями, каждый уровень иерархической упорядоченности имеет сложные взаимоотношения с вышестоящим и нижележащим уровнями. По мнению В.Т. Томина, каждый уровень иерархии обладает свойством «двуликого Януса». «Лик», направленный в сторону общих условий уголовного процесса,

51 Если не будет специально оговорено, то в нашем исследовании системы принципов административного, арбитражного, гражданского и конституционного судопроизводств будут именоваться системами принципов иных форм судопроизводств. “ См.: Берталанфи Л. фон. Общая теория систем. - С.23-82; Он же. История и статус общей теории систем. - С. 20—37.

39 имеет характер автономного целого (системы), а «лик», направленный к «узлу» системы мировоззрения, проявляет свойства зависимой части (элемента),

Важнейшая особенность иерархической упорядоченности, как свойства системы принципов уголовного процесса заключается в том, что качественные изменения свойств системы мировоззрения проявляются на каждом её уровне: системе принципов уголовного процесса, системе общих условий уголовного процесса (предварительного расследования или судебного разбирательства), системе условий стадий уголовного процесса, системе условий методов деятельности, системе условий отдельных методов деятельности.

При использовании иерархических представлений как средства иссле- дования систем с неопределенностью происходит как бы расчленение системы принципов уголовного процесса на более «мелкие», лучше поддающиеся исследованию.

Функционирование и развитие системы принципов российского уголовного процесса. В настоящее время необходимо при моделировании системы принципов уголовного процесса учитывать их развитие во времени. В связи с этим, при моделировании системы принципов уголовного процесса необходимо учитывать её историчность и самоорганизацию.

С точки зрения диалектического и исторического материализма, очевид- но, что система принципов уголовного процесса, как и любая система, не может быть неизменной: она не только возникает, функционирует, развивается, но и погибает. Поэтому при конструировании и характеристики системы принципов уголовного процесса необходимо это учитывать, разрабатывая «механизмы» её реконструкции и реорганизации.

Система принципов уголовного процесса способна адаптироваться к из- меняющимся условиям, преобразуя при необходимости свою структуру. В основе этих внешне проявляющихся способностей лежит более глубокая закономерность, базирующаяся на сочетании в системе принципов уголовного процесса двух противоречивых тенденций: с одной стороны, в системе принципов уголовного процесса протекают самопроизвольные процессы по

40 её дезорганизации; а с другой стороны, наблюдаются тенденции к ее организованности, упорядоченности. Такая закономерность системы принципов уголовного процесса проявляется в том, что в зависимости от их преобладания той или иной тенденции, она может либо развиваться, либо, напротив, переходить на более низкий уровень существования.

Осуществимость системы принципов уголовного процесса.

Свойство осуществимости системы принципов уголовного процесса яв- ляется неисследованным в уголовно-процессуальной науке. В связи с этим, мы рассмотрим некоторые закономерности осуществимости систем в теории систем и системного анализа, которые могут быть, на наш взгляд, применимы и к предмету нашего исследования.

На сегодняшний день мы вполне уверенно можем говорить о том, что свойство осуществимости системы принципов уголовного процесса базируется на двух закономерностях осуществимости систем: эквифинальности и «необходимого разнообразия». Прокомментируем сказанное.

Термин «эквифинальность» заимствован нами у Л. фон Берталанфи, ко- торый определил эквифинальность как «способность в отличие от состояния равновесия в закрытых системах, полностью детерминированных начальными условиями, … достигать не зависящего от времени состояния, которое не зависит от начальных условий и определяется исключительно параметрами системы» Применительно к уголовному процессу сказанное, на наш взгляд, означает, что объективно проявляющиеся в уголовном процессе система принципов уголовного процесса способна обеспечивать предельные возможности уголовно-процессуальной деятельности. Исходя именно из этого, происходит смена одной системы принципов уголовного процесса на другую, качественно отличающей от своей предшественницы.

Внешне предельные возможности системы принципов уголовного про- цесса, на наш взгляд, не проявляются. Мы можем судить о них лишь в теоре-

См.: Берталанфи Л. фон. Общая теория систем. - С. 42.

-.РОСС СКА» I 41 fbcw ??-KHjft.l

тическом плане. Поскольку, трудно в практической уголовно- процессуальной деятельности выделить предельные и непредельные возможности системы принципов уголовного процесса ею детерминированных. Скорее здесь можно говорить о том, насколько адекватно позволяет система принципов уголовного процесса, сконструированная на одной системе мировоззрения, а функционирующая в другой, способна осуществлять деятельность по раскрытию, расследованию и разрешению уголовных дел.

Применительно к сегодняшним реалиям автор однозначно констатирует, что система принципов уголовного процесса, детерминирующая уголов- но-процессуальную деятельность, исчерпала уже свои возможности около десятка лет тому назад. Именно столько уже лет уголовно- процессуальная деятельность сопровождается неразрешимыми на сегодняшний день проти-

ел

воречиями~ . Подобное «соседство» системы принципов уголовного процесса и системы противоречий уголовно-процессуальной деятельности способно привести к нейтрализации уголовно- процессуальной деятельности. Возможная нейтрализация уголовно- процессуальной деятельности приведет к кризису не только её самой, но и всей государственной власти. Из сложившийся ситуации нам видится следующий выход. Учитывая эквифинальность системы принципов уголовного процесса, автор считает необходимым перераспределить систему принципов уголовного процесса, таким образом, чтобы

В.Т. Томин выделяет в своих работах пять противоречий в уголовном судопроизводстве России. Первое противоречие: между потребностями общества в обеспечение социальной справедливости в стране средствами уголовного судопроизводства и возможностями правоохранительных органов. Второе - между задачей обеспечить неотвратимость ответственности лиц, совершивших преступления, и обязанностью блюсти законные интересы лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство. Третье - между предназначенностью уголовного судопроизводства для проведения государственной политики и необходимостью обеспечить независимость органов дознания, следователей, прокуроров и судей от других органов государства. Четвертое противоречие уголовного судопроизводства в следующем. С одной стороны, общество и государство испытывают необходимость в охране условий своего существования и развития и, как следствие, в людях, специализирующихся в правоохранительной деятельности. С другой стороны, члены общества испытывают настороженность и даже известную отчуждаемость в отношении таких людей. Пятое противоречие - между нуждой в преобразованиях и консерватизмом системы как необходимым условием её устойчивости. См.: Томин В. Т. Острые углы уголовного судопроизводства.-М., 1991.-240 с.

42 она в силу описанных выше свойств смогла детерминировать эффективную

уголовно-процессуальную деятельность сообразно существующему мировоззрению и правосознанию общества.

При разрешении этой проблемы необходимо учитывать предельную осуществимость системы принципов уголовного процесса при её создании. Осуществимость системы принципов уголовного процесса при её создании основывается на закономерности, сформулированной У. Р. Эшби, известной под названием закон «необходимого разнообразия»55. Применительно к нашему исследованию сказанное означает, что, создавая систему принципов уголовного процесса, способную справиться с противоречиями уголовно-процессуальной деятельности и вывести её из кризиса, нужно обеспечить, чтобы система принципов уголовного процесса имела большее разнообразие методов разрешения противоречий уголовно-процессуальной деятельности, чем разнообразие существующих её противоречий, или при необходимости была способна создать в себе это разнообразие.

” Эшби У. Р. Введение в кибернетику. - М, 1959. - 432 е.

43

ГЛАВА 2, СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ СОВРЕМЕННОГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§ 1. Доктринальные системы принципов отечественного уголовного процесса как теоретическая основа современной системы принципов

К вопросу о системах принципов уголовного процесса ученые процес- суалисты СССР обращались неоднократно. Системные свойства мировоззренческих идей относительно должного и сущего в уголовно- процессуальной деятельности рассматривались в работах Б.Я. Арсеньева56, А.Я. Вышинского, П.М. Давыдова, Т.Н. Добровольской, И.Д. Перлова, Н.Н. Полянского, М.Я. Савицкого, М.С. Строговича, В.Т. Томина, А.Л. Цып-кина, М.А. Чельцова, М.Л. Якуба57 и др. Положения, сформулированные указанными авторами, могут служить теоретической основой для конструирования системы принципов современного отечественного уголовного процесса. В связи с этим, диссертант намерен подробно остановится на классических системах принципов уголовного процесса: преимущественно на доктриналь-ных конструкциях, выросших в недрах советской процессуальной науки.

Ретроспективный анализ систем принципов отечественного уголов- ного процесса. Судьба системы принципов отечественного уголовного про-

  • В связи с этим особый интерес представляет доклад, сделанный проф. Б.Я. Арсеньевым на первой научной сессии Всесоюзного института юридических наук (1939 г.). В нем впервые было обращено внимание на влияние системных свойств принципов уголовного судопроизводства на уголовно-процессуальную деятельность. См.: Труды первой научной сессии Всесоюзного института юридических наук / Под ред. И.Т. Голякова. - М.: Юриздат. 1940.-С. 217.

э7 См.: например: Давыдов П.М. Принципы советского уголовного процесса. - Сверд- ловск, 1957; Добровольская Т.Н. Указ. работа.; Перлов И.Д. Подготовительная часть су- дебного разбирательства в советском уголовном процессе.- М., 1956.; Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1956.; Савицкий М.Я. К вопросу о системе принципов советского уголовного процесса // Советское государство и право. -1950. - № 1.; Строгович М.С. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса // Советское государство и право. - 1952. - № 8. — С. 15-18; Томин В.Т. О понятии принципа советского уголовного процесса; Цыпкин А.Л. Система принципов советского уголовного процесса // Саратовский юридический институт. Вып. 1. 1957.; Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М., 1948.; Якуб М.Л. О принципах советского уголовного процесса // Социалистическая законность. - 1951. - № 12.

44 цесеа в ретроспективном плане неразрывно связана с фундаментальными

преобразованиями, произошедшими в России после Великой октябрьской социалистической революции. Глубинные изменения во всех сферах жизни общества не могли не повлечь трансформации мировоззренческих идей, лежащих в основе организации и деятельности органов и лиц, осуществляющих судопроизводство. В связи с этим, исследование вопроса о системе принципов советского уголовного процесса следует рассматривать в контексте следующих трех важных факторов.

Первый фактор - восприятие советской уголовно-процессуальной нау- кой и уголовно-процессуальной деятельностью основных устоев дореволюционного уголовного судопроизводства. Подтверждением этому может служить первый УПК РСФСР, введенный в действие 1 июля 1922 года, который воспроизвел многие идеи и положения Устава уголовного судопроизводства (1864 г.)58. Система принципов уголовного процесса, свойственная дореволюционному уголовному судопроизводству59, также была воспринята в качестве системы основных положений деятельности советского суда. Так, например, А. Я. Вышинский во второй половине двадцатых и в конце тридца-

60

тых годов писал о том, что гласность, устность, непосредственность и со-

Поскольку УПК РСФСР 1923 года воспринял все основные положения УПК 1922 г., мы можем констатировать, что в первые годы советской власти деятельность в сфере уголовного судопроизводства осуществлялась на принципах дореволюционного уголовного процесса.

59 В связи со сказанным, следует отметить систему принципов уголовного процесса, скон струированную Н.Н. Полянским в 1911 году, и включающую в себя принципы: состяза тельности, гласности и устности судопроизводства. На взгляд диссертанта, изложенная система принципов уголовного процесса и стала основой для разработки системы прин ципов уже советского уголовного судопроизводства. Н.Н. Полянский и после революции активно работал над развитием теоретических положений отечественного уголовного су допроизводства. См.: Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд. - М.,1911; Он же. Очерк общей теории уголовного процесса. - М., 1927; Он же. - М., 1948.

60 Непосредственность как процессуальная идея у Н.Н. Полянского представлена в каче стве одного из элементов принципа гласности. Поэтому, представленная система принци пов судебного разбирательства А.Я. Вышинского, аналогична системе принципов уголов ного судопроизводства Н.Н. Полянского. См.: Полянский Н.Н. Указ., раб. - С. 73.

45 стязательность являются важнейшими принципами судебного разбирательст-

ва61.

Вместе с тем, необходимо отметить и то, что научная мысль не остано- вилась только на восприятии достижений дореволюционной науки. Советские процессуалисты пошли дальше: они старались выработать общие процессуальные идеи не только для судебного разбирательства, но и для досудебного производства. И это стало вторым фактором, оказавшим существенное воздействие на становление системы мировоззренческих идей о сущем и должном в уголовном судопроизводстве и значительным шагом в развитии, как науки уголовного судопроизводства, так и уголовно-процессуальной дея- тельности.

Акцент советских процессуалистов (особенно в первые десятилетия со- ветской власти) на выработку процессуальных идей, детерминирующих досудебное производство, обусловливался, на наш взгляд, его крайней неэффективностью и медленностью, что, к слову, было присуще и дореволюционному процессу. Так, Н.Н. Полянский в 1911 году писал: «… увы, современный русский суд далеко не может считаться скорым и, пожалуй, уже по одному и этому не может считаться правым, ибо, как выразился при открытии сибирских судебных установлений министр юстиции Муравьев, «всякая правда теряется в судебном томлении», и объясняется это … медленностью нашего предварительного следствия»62.

Из изложенного видно, что в начале двадцатого века досудебное про- изводство в российском уголовном процессе объективно нуждалось в реформировании, а коль скоро возникла такая необходимость, то было логичным стремление процессуалистов создать систему процессуальных идей, детерминирующих эффективное досудебное производство. В этой связи особо следует отметить «Инструкцию народным следователям по производству

Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. - М. 1927. - С. 3; Вышинский А.Я. Со- ветский уголовный процесс, 1938. - С. 5. 62 Полянский Н.Н. Указ. раб. - С. 95.

46 предварительных следствий», изданную Народным комиссариатом юстиции

в 1920 году (далее - Инструкция 1920 г.).

Эта инструкция касалась общих условий производства предварительного следствия и указывала народным следователям пути и методы производства предварительного следствия, обеспечивающие, по мнению И.Д. Перло-ва,
правильную организацию борьбы с преступлениями63.

В соответствии с упомянутой инструкцией общими условиями предварительного следствия являлись три идеи. Первая идея относилась к цели предварительного следствия. В соответствии с ней народный следователь, осуществляя предварительное следствие, должен был установить: совершено ли преступление, в чем оно состоит, кто его совершил, собрать улики и дока- зательства как против, так и за обвиняемого (ст. 12 Инструкции 1920 г.).

Второй идеей, была идея о беспристрастности осуществления предварительного следствия. Буквально: «При производстве предварительного следствия народный следователь обязан с полным беспристрастием принимать своевременно меры к раскрытию полной картины преступления и к установлению виновных …» (ст. 15 Инструкции 1920 г.).

Третья идея по своей сути носила частный характер, но видимо в силу общественной значимости и массового проявления стала значима для пред- варительного следствия. Речь идет о требованиях, предъявляемых к произ- водству допроса. Так, в соответствии со ст. 19 Инструкции 1920 г., допрос свидетелей должен был происходить в обстановке, наиболее обеспечивающей им свободу от какого бы то ни было давления и влияния со стороны, а в соответствии со ст. 27 при допросе обвиняемого запрещались какие бы то ни было меры воздействия со стороны следователя, вроде насилия, угроз и т.п. с целью добиться сознания обвиняемого или желательных по ходу следствия результатов.

к Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства в советском уголов- ном процессе. - М., 1956. - С. 91.

47 Таким образом, Инструкция 1920 г. впервые в отечественном уголовном

судопроизводстве закрепила систему процессуальных идей, характеризующих досудебное производство.

Третьим фактором, оказавшим существенное воздействие на конструи- рование системы принципов уголовного процесса, являются многочисленные попытки субъективного преобразования уголовного судопроизводства.

Суть подобных преобразований в основном заключалась в отрицании всего, что было создано дореволюционной наукой уголовного судопроизводства. Принципы состязательности, непосредственности, гласности и уетное-ти были объявлены буржуазными принципами, либо вовсе не совместимыми с советским уголовным процессом, либо применимыми только частично и в

г- 64

сугубо исключительных случаях .

Так, авторы «Тезисов о реформе УПК», утвержденных коллегией На- родного комиссариата юстиции РСФСР 9 июня 1927 г., объявили, что буржуазными и ненужными являются не только принципы уголовного процесса, но и сам уголовно-процессуальный кодекс как нормативный акт. «Этот буржуазный процесс, - читаем мы в тезисах о реформе УПК, - в особенности так, как он нашел свое выражение в Уставах 1864 г., был заимствован и нашим УПК, отразившим все его принципы с некоторыми изъятиями в действующем законе … поэтому наш уголовный процесс, не обеспечивает необходимой борьбы с преступностью»65.

В основном претензии авторов «тезисов» к действующему в то время УПК сводились к следующему. Во-первых, им не нравилось то, что УПК (1923 г.) позволил буржуазной защите использовать представляемые УПК формальные гарантии для избавления классовых противников революции от пролетарской репрессии, в особенности по делам о хозяйственных преступлениях, отчасти должностных преступлениях и по всем делам о контрреволюционных преступлениях. Во-вторых, авторов «тезисов» не устраивало то,

64 Тезисы о реформе УПК // Еженедельник советской юстиции, 1927. - С. 1471.

65 Там же.

48 что формальные правоположения, действовавшего УПК, по их мнению, сделали обычным явлением затягивание судебного следствия, посредством представления оправдательных документов, использования ничем неограниченного права выступления в судебных прениях, права допроса и передопроса свидетелей, права ходатайства об отложении дела и назначения экспертизы.

Оценивая аргументы авторов «тезисов», мы констатируем, что они (ар- гументы) являются не убедительными, поскольку ни один из приведенных ими аргумент не свидетельствует о том, что действующая в то время система принципов изжила себя. На наш взгляд, система принципов уголовного судопроизводства, напротив, показала свою практическую значимость в плане сдерживания необоснованных репрессий.

Вместе с тем, следует отметить, что появление упомянутых «тезисов» имело большое теоретическое значение для науки уголовного процесса. Этот документ поставил перед ней вопрос о конструировании такой системы принципов уголовного судопроизводства, которая была бы способна детерминировать эффективную уголовно-процессуальную деятельность на всех её стадиях. Однако данный аспект в конструировании системы принципов наука уголовного процесса в то время оставила без должного внимания.

Анализ влияния трех рассмотренных выше факторов, оказывающих воз- действие на становление системы принципов советского уголовного судопроизводства, показывает, что:

  • во-первых, советский уголовный процесс воспринял в качестве систе- мы процессуальных идей судебного разбирательства систему принципов дореволюционного уголовного судопроизводства;
  • во-вторых, в отличие от своих коллег, работавших над проблемой принципов уголовного судопроизводства, только в рамках судебного разбирательства, советские процессуалисты сделали попытку создать систему процессуальных идей, детерминирующих и досудебное производство;

49

  • в третьих, исследования советских процессуалистов и правоприменительная практика показали, что процессуальные идеи, детерминирующие эффективное судебное разбирательство, являются в большей части не востребованными, поскольку отсутствуют условия для их реализации, а именно, система процессу- альных идей, предопределяющая действенное досудебное производство.

Неразработанность процессуальных идей, детерминирующих досудеб- ное производство66, на наш взгляд, приводила к различного рода необоснованным поступкам со стороны органов и лиц, задействованных в сфере уголовного судопроизводства. Подобное положение дел не могло оставаться долго без внимания со стороны процессуальной науки. Одними из первых, кто серьезно обозначил в российской (советской) процессуальной науке, проблему системы принципов уголовного процесса и её влияние на уголовно-процессуальную деятельность были М.С. Строгович, М.А. Чельцов и М.Л. Якуб. Так, М.Л. Якуб писал, что вопрос о системе принципов уголовного процесса должен разрешаться нашей процессуальной наукой, поскольку принципы уголовного процесса проникнуты интересами государства, которые гармонично сочетаются с интересами личности, и «этими интересами, руководствуются органы прокуратуры и суда во всей своей деятельности»67.

Из изложенного видно, что система принципов уголовного процесса стала превращаться из абстрактной категории в реальный механизм воздействия на общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовного судопроизводства. Вместе с тем, процессуалисты в своих исследованиях, рас-

О путанице по данной проблеме свидетельствуют работы А.Я. Вышинского. Так, А.Я. Вышинский, рассматривая вопрос о системе принципов уголовного процесса в учебнике (1938 г.), наряду с принципами гласности, устности, непосредственности и состязательности, называет дополнительно принцип социалистического демократизма, содержанием которого являются следующие компоненты: выборность судей; контроль общественности за судебным разбирательством, право на защиту обвиняемого, всестороннее осуществление предварительного расследования. См.: Вышинский А.Я. Советский уголовный процесс. - М., 1938. - С. 5. Очевидно, что в изложенном, на наш взгляд, проблема создания системы процессуальных идей эффективного досудебного производства также осталась открытой.

Якуб. М. О принципах советского уголовного процесса // Социалистическая законность. -1951.- №8.-С. 29.

50 сматривая вопрос о системе принципов уголовного процесса, сталкивались с

объективными трудностями, поскольку система процессуальных идей, свой- ственная для судебного разбирательства, была вовсе не характерна для пред- варительного расследования. В связи с этим, складывалось объективное про- тиворечие между двумя группами процессуальных идей, детерминирующих различные этапы производства по уголовному делу.

Выход из этой противоречивой ситуации процессуалистами был предложен, Но он, на наш взгляд, оказался не очень убедительным, поскольку М.С. Строго- вич68, М.А. Чельцов, М.Л. Якуб не решились объединить две группы процессу- альных идей в иной плоскости, на ином уровне, и сконструировать систему не процессуальных идей, а систему мировоззренческих идей детерминирующих всю уголовно-процессуальную деятельность, а не отдельный её этап69.

М.А. Чельцов и его система принципов уголовного судопроизводства. Сложность рассматриваемого явления, породила в конце сороковых-начале пя- тидесятых годов двадцатого столетия острые дискуссии. Об этом, в частности, красноречиво свидетельствует и то, что одни и те же авторы в течение достаточ- но короткого срока приходили к отличным друг от друга системам принципов.

Показательны в этом плане работы М.А. Чельцова, который в течение года предложил различные по своему значению системы принципов уголовного процесса. Так, в 1947 г. им была предложена система принципов уголовного процесса, состоящая из двух верховных принципов: принципа про-

Понимая противоречивость воздействия процессуальных идеи на всю уголовно- процессуальную деятельность, проф. М.С. Строгович и проф. М.А. Чельцов стали уста- навливать системы принципов для каждой стадии уголовного процесса. См.: например, Строгович М.С. Уголовный процесс, - М., 1946. - С. 279; Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М, 1948.-С. 389.

М.Л. Якуб, не соглашаясь с М.С. Строговичем и М.А. Чельцовым по форме, по суще- ству предлагал то же самое. Например, М.Л. Якуб писал: «… принципы лежат в основе советского уголовного процесса. Часть из них, например, принцип социалистической законности, принцип официальности получают осуществление во всех стадиях. Другие же принципы, принцип независимости судей и подчинения их только закону, относятся к отдельным стадиям процесса, в частности к судебному разбирательству. А некоторые принципы, например, рассмотрение дел в суде с участием народных заседателей, относятся ко всей стадии. См.: Якуб М.Л. О принципах советского уголовного процесса // Социалистическая законность. - 1951. - № 8. - С. 35.

51 цессуальной целесообразности и принципа процессуального демократизма.

Первый из них выводился автором из руководящих идей интересов социалистической революции и ему, по мнению Чельцова М.А., были подчинены «более частные» принципы - официальности (публичности), материальной истины, непосредственности и быстроты процесса. Второй верховный принцип - принцип процессуального демократизма выражал «в чисто процессуальном аспекте» идею социалистического правосознания. Из этого принципа выводились М.А. Чельцовым принципы гласности, национального языка судопроизводства, гарантий прав обвиняемого.

Через год М.А. Чельцов говорил о том, что система принципов советско- го уголовного процесса распадается на две группы: принципы, закрепленные в конституции, и другие принципы, не нашедшие отражения в конституции, но проявляющиеся в нормах процессуального права. К первой группе он относил принципы гласности судебного разбирательства, национального языка и гарантии прав личности обвиняемого. Последний принцип охватывал право на защиту, неприкосновенность жилища и тайну переписки. Во вторую группу входили принципы официальности (публичности), материальной истины, свободной оценки доказательств, непосредственности (с подчиненными ему началами непрерывности судебного заседания и неизменности соста- ва суда по каждому делу), устности, быстроты процесса.

Через четырнадцать лет М.А. Чельцов отказался и от этой системы принципов. Во вновь предложенную систему принципов уголовного судопроизводства были включены принципы: 1) социалистической законности; 2) осуществления правосудия по уголовным делам только судом; 3) участие в отправление правосудия народных заседателей и коллегиальность рассмотрения дел; 4) выборность судей; 5) осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом; 6) независимость судей и подчинение их только закону; 7) надзор Верховного Суда СССР и верховных судов союзных и автономных республик за судебной деятельностью; 8) прокурорский надзор в уголовном судопроизводстве; 9) гласность судебного разбира-

52 тельства; 10) национальный язык в судопроизводстве; 11) всесторонность,

полнота и объективность исследования обстоятельств дела; 12) оценка доказательств по внутреннему убеждению; 13) неприкосновенность личности; 14) обеспечение обвиняемому права на защиту; 15) принцип участия общественности в борьбе с преступностью °.

Объективный анализ систем принципов уголовного процесса, которые были предложены М.А. Чельцовым, показывает, что их автор просто суммировал частные процессуальные идеи, регламентирующие столь же частные вопросы судебного разбирательства, упустив при этом (особенно в последней конструкции) два важных, на наш взгляд, обстоятельства. Первое - автором практически без анализа было оставлено досудебное производство. Второе -М.А. Чельцов, по непонятным для нас причинам, отказался от таких общих условий судебного разбирательства, как непосредственность, устность, не- прерывность и гласность, заменив их более частными идеями, например, прокурорским надзором.

Системы принципов уголовного процесса глазами представителей правового подхода. В юридической литературе ряд авторов в зависимости от правовой формы проявления принципов подразделяют принципы уголовного процесса на конституционные и специальные, закрепленные в других законодательных актах . Другие наоборот отрицают возможность такого проявления принципов уголовного процесса72.

Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М.: Юрид. лит., 1962. - С. 45. 71 Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно-процессуального права. - М.: МГУ. 1960. - С.26. Несколько иначе, но в пределах того же классифицирующего основания высказана точка зрения, согласно которой система принципов уголовного процесса может быт представлена следующим образом: 1. Принципы уголовного процесса, источниками которых являются права и свободы человека и гражданина, закрепленные в главе 1 и 2 Конституции России; 2. Принципы уголовного процесса, источниками которых являются нормы главы 7-й Конституции России о судебной власти; 3. Собственно процессуальные принципы, закрепленные только в нормах УПК. См.: например, Гуткин И.М. Принципы советского уголовного процесса. В кн.: Советский уголовный процесс. - М. 1982. - С. 49-51; Чеканов В.Я. Принципы (Основные начала) советского уголовного процесса. В кн.: Советский уголовный процесс. - Саратов. 1986. - С. 68-63. ‘ См.: например, Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. — М.: Юридическая литература, 1971. С. 35.

53 Оценивая изложенное, диссертант полагает, что авторы названных точек зрения говорят об одной и той же системе принципов уголовного процесса, поскольку конструируют ее исходя из уголовно- процессуального права, включающего в себя нормативно-правовые акты, регламентирующие деятельность по раскрытию, расследованию и разрешению уголовных дел. Под ними они понимают акты: устанавливающие нормы права, вводящие их в действие, изменяющие или отменяющие правила общего характера в сфере уголовного судопроизводства73. Сообразно формам нормативно-правовых актов они и конструируют свои системы принципов. Таким образом, пред- ставители и первой, и второй точки зрения едины в замысле конструирования системы принципов уголовного процесса, исходя из форм проявления принципов уголовного процесса.

Другие представители правового подхода (правовой концепции) в по- нимании принципов уголовного процесса называют самое разнообразное количество принципов уголовного процесса, при этом, не называя основания их конструирования. Наиболее распространенной системой принципов уголовного процесса среди сторонников правового подхода является система принципов уголовного судопроизводства, предложенная М.С. Строговичем и включающая такие принципы, как: 1) независимость судей и подчинение их только закону; 2) установление объективной (материальной) истины; 3) публичность процесса; 4) гласность процесса; 5) обеспечение обвиняемому права на защиту и презумпция невиновности; 6) состязательность; 7) непосредственность судебного разбирательства; 7) устность процесса; национальный язык судопроизводства; 8) участие общественности в судопроизводстве74.

Другие представители правового подхода в систему принципов уголов- ного процесса включают ещё большее количество принципов уголовного су-

” Гранат Н.Л. Источники права. В кн.: Общая теория права и государства / Под ред. Ла- зарев В.В. - М.: Юристь. 1996. - С. 144.

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.- М.: Наука, 1968. - Т. 1. -С.124- 127.

54 допроизводства. Так, Л.Т. Ульянова полагает, что в уголовном процессе

принципов тринадцать75; А.С. Кобликов и В.М. Савицкий утверждают, что их одиннадцать76.

По субъективному усмотрению авторов в уголовно-процессуальной литературе названы и иные системы принципов уголовного процесса. Так, В.П. Нажимов выделяет восемь принципов уголовного процесса: «1. Принцип участия народных представителей в отправлении правосудия; 2. Принцип осуществления правосудия только судом; 3. Прокурорский надзор; 4. Судебный надзор; 5. Исключительность, полнота и активность судебной власти; 6. Судейская беспристрастность; 7. Полнота, всесторонность в исследовании обстоятельств дела; 8. Справедливость и убедительность в разрешении вопросов дела; 9. Обеспечение права обвиняемого на защиту и презумпция его невиновности.»77.

Оценивая изложенное, мы констатируем, что такой широкий спектр сис- тем принципов уголовного процесса имеет позитивную сторону, поскольку, показывает сложность рассматриваемого явления и нелегкий путь, проделанный представителями правого подхода в определении и конструировании системы принципов уголовного процесса.

Вместе с тем, диссертант считает, что разработчики систем принципов уголовного процесса не всегда раскрывают способ и критерии отбора основополагающих идей уголовного судопроизводства. Порой их аргументы приходиться принимать просто на веру. Конечно же, трудно не согласиться, что рассматриваемую проблему нельзя потрогать руками, ибо речь идет о субъективно-объективных категориях. Тем более трудно проверить эффектив-

’ Ульянова Л.Т. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс / Под ред. Гуцен-ко К.Ф. - М.: Зерцало, 1996. - С. 49-60, 58-70.

76 Кобликов А.С. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс. - М. 1995. -С. 27-43; Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России: Лек- ции-очерки / Под ред. Савицкого В.М. - М., 1997. - С. 14-82.

77

Нажимов В. П. Дискуссионные вопросы учения о принципах советского уголовного процесса / Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. - Калинин- град, 1975. -С. 3-33.

55 ность той или иной системы принципов уголовного процесса в практической

деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Проверка суждений о системе принципов уголовного процесса с по- мощью логических законов затруднительна, ибо с позиции логических законов суждения являются верными и не вызывают, как правило, критических суждений. Вместе с тем, мы считаем, что представители правового подхода в своих суждениях и выводах при конструировании системы принципов уголовного процесса больше увлеклись внешней стороной рассматриваемого явления, что привело к тому, что суждения их слишком абстрактны, а выводы, порой, противоречат реалиям сегодняшнего российского уголовного судопроизводства.

Увлечение внешней стороной рассматриваемого явления способно не- гативно сказаться на уголовно-процессуальной деятельности. Существующие на сегодняшний день проекты УПК РФ включают в себя на уровне общеобязательных велений разные системы принципов уголовного процесса, причем дискуссионных и противоречивых идей. Так, в опубликованном проекте общей части УПК РФ, подготовленного в соответствии с распоряжением Президента РФ от 7 июня 1994 года № 282 - РП Государственно-правовым управлением Президента (далее - Проект УПК ГПУ), точнее рабочей группой в составе: СВ. Вицина, Э.Ф. Куцовой, A.M. Ларина, И.Б. Михайловской, С.А. Пашина, И.Л. Петрухина, Ю. И. Стецовского имеется две главы - третья и четвертая, которые посвящены принципам уголовного процесса и другим его основным положения.

Анализируя главу третью и четвертую указанного проекта, мы прихо- дим к выводу, что здесь закреплена следующая система принципов уголовного процесса: 1. Законности уголовного судопроизводства; 2, Осуществления правосудия только судом; 3. Независимости судей и присяжных заседателей; 4. Равенство всех перед законом и судом; 5. Уважение прав, свобод и достоинства личности; 6. Обеспечение права на юридическую помощь; 7. Неприкосновенности личности; 8. Неприкосновенности частной жизни; 9. Пре-

56 зумпция невиновности; 10. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому

права на защиту; 11. Состязательность; 12. Свободной оценки доказательств; 13. Право на справедливое рассмотрение уголовного дела; 14. Публичность уголовного судопроизводства; 15. Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; 16. Охрана государственной тайны; 17. Сохранение служебной и коммерческой тайны; 18. Неприкосновенность жилища; 19. Неприкосновенность имущества и нежилых помещений; 20. Обязательность рассмотрения ходатайств; 21. Свобода от самоизо- бличения; 22. Недопустимость заочного рассмотрения уголовного дела; 23. Недопустимость повторного осуждения; 24. Обеспечение прав пострадавших от преступлений и злоупотреблений властью; 25. Национальный язык уголовного судопроизводства; 26. Устность уголовного судопроизводства и обязательность протоколирования его хода и результатов; 27. Гласность уголовного судопроизводства; 28. Предание огласке материалов досудебного производства по уголовному делу; 29. Рассмотрение уголовных дел и материалов в закрытом заседании суда; 30. Осуществление правосудия с участием пред- ставителей народа; 31. Обязательность процессуальных решений; 32. Свобода обжалования процессуальных действий и решений.

Свои рассуждения по поводу изложенного диссертант начнет с сопос- тавления систем принципов уголовного процесса, которые им были описаны при анализе систем принципов уголовного процесса, принадлежащих сторонникам правового понимания принципов уголовного процесса, и только что приведенной системой принципов.

Сопоставление названных систем принципов уголовного процесса по- казывает следующее. Во-первых, система принципов уголовного процесса, закрепленная в Проекте УПК ГПУ, является системой принципов уголовно-процессуального права. Во-вторых, рабочая группа, разрабатывая систему принципов уголовно-процессуального права, увлеклась правовым закреплением чисто теоретических положений, порой выбранных из разных систем принципов уголовно- процессуального права, относящихся к разным классам,

57 и объединила, пожалуй, все наиболее авторитетные, на наш взгляд, точки

зрения о системе принципов уголовно-процессуального права. Так, в одной связке оказались идеи об оценке доказательств по внутреннему убеждению и идеи состязательности уголовного судопроизводства. Хотя давно известно, что первая идея характеризует внутреннюю (субъективную) сторону уголовно-процессуальной деятельности, а вторая - форму её организации 8.

В-третьих, в Проекте УПК ГПУ Президента оказались сведены в единую систему идеи, характеризующие уголовно-процессуальное право и идеи, а также характеризующие уголовно-процессуальную деятельность. Например, идея о публичности уголовного процесса, которая, несомненно, характеризует уголовно-процессуальную деятельность, очутилась в одном ряду с идеей уважения прав, свобод и достоинства личности, характеризующей уголовно-процессуальное право.

В-четвертых, идеи об обеспечении права на юридическую помощь, не- прикосновенности личности, неприкосновенности частной жизни, обеспечении подозреваемому и обвиняемому права на защиту, неприкосновенности имущества и нежилых помещений, обеспечении прав пострадавших от преступления и злоупотреблений властью, национальном языке уголовного судопроизводства, безусловно являются идеями более частными по отношению к идее уважения прав, свобод и достоинства личности.

В-пятых, наличие в нормативно-правовом акте широкого перечня ос- новополагающих идей, являющихся противоречивыми, способно привести реальную уголовно-процессуальную деятельность к как минимум двум негативным последствиям: к дискриминации самих идей, поскольку, последние, будучи собранными из разных систем и, следовательно, не могущими найти компромисса, приведут к еще более глубокому кризису уголовно-процессуальной деятельности. Второе возможное негативное последствие

. Александров А.С. Указ. работа. - С.91.

58 обуславливаться первым и заключается в дальнейшем генерировании противоречий российского уголовного судопроизводства.

Разработчики проекта УПК РФ, прошедшего первое обсуждение в Го- сударственной Думе РФ (далее - Проект УПК РФ) также рассматривают принципы уголовного процесса как принципы уголовно- процессуального права. Они предлагают похожую систему принципов: 1. Законность при производстве по уголовному делу; 2. Осуществление правосудия только судом; 3. Судебная зашита прав и свобод человека и гражданина; 4. Уважение чести и достоинства личности; 5. Неприкосновенность личности; 6. Охрана прав и свобод граждан при производстве по уголовным делам; 7. Неприкосновенность жилища; 8. Неприкосновенность частной жизни. Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; 9. Презумпция невиновности; 10. Осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом; 11. Независимость судей, народных и присяжных заседателей; 12. Осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон; 13. Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела; 14. Оценка доказательств по внутреннему убеждению; 15. Обеспечение подозреваемому, обвиняемому права на защиту; 16. Гласность судебного разбирательства; 17. Язык, на котором ведется производство по уголовным делам; 18. Свобода обжалования процессуальных действий и решений.

Изложенная система принципов уголовно-процессуального права от- личается от системы принципов, закрепленных в Проекте УПК ГПУ, количеством принципов. Это, несомненно, позитивный момент, хотя он характеризует только внешнюю сторону. Однако эта система содержит немало внутренних содержательных пороков. Так, диссертанту непонятно куда исчезла одна из основных идей уголовного процесса - публичность. Неужели государство на сегодняшний день отказывает своим гражданам в помощи и содействии в уголовном преследовании лиц, совершивших преступления? Или, по мысли, авторов Проекта УПК РФ, современные преступления столь при-

59 митивны, а субъекты, проживающие на территории столь богаты, что сами

способны качественно осуществить досудебную подготовку материалов дела?

Автор настоящего исследования отвечает на эти вопросы отрицательно. Государство пока не отказалась, пусть даже формально, от помощи и со- действия своим гражданам в уголовном преследовании лиц, совершивших преступления. В соответствии со ст. 2 Конституции признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства и гарантируется им, а на основании ст. 52 Конституции РФ государство обеспечивает потерпевшим (пострадавшим) от преступления доступ к правосудию. Кроме того, у большинства лиц, проживающих на территории РФ, имущественное положение не позволяет обращаться к квалифицированным специалистам (частным детективам или адвокатам-представителям) для установления обстоятельств, уличающих лицо в совершении преступления или отягчающих его ответственность. Самостоятельное же осуществление гражданами РФ качественной деятельности по раскрытию и расследованию совершенных в отношении них преступлений невозможно, поскольку субъективное право отдельных лиц на частное уголовное преследование ограничивается отсутствием надлежавших способов ее реализации79.

Таким образом, выпадение принципа публичности приведет к сущест- венным изменениям интегративных свойств системы принципов уголовно-процессуального права. В свою очередь, подобные изменения системы принципов уголовно-процессуального права повлекут цепную реакцию в иных свойствах системы, а также в вышестоящих, соседствующих и нижестоящих системах.

Возможные негативные изменения в системе принципов уголовно- процессуального права и сопряженных с ней системах способны вывести

Агутин А.В. Правовые и тактические аспекты частной сыскной деятельности: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1996. - С. 150.

60 процесс досудебного производства из-под контроля государства и освободить нишу для криминальных структур.

В ракурсе рассматриваемого аспекта предпочтительней выглядит сис- тема принципов уголовного процессуального права, разработанная рабочей группой по подготовке модельного Уголовного кодекса и Уголовно-процессуального кодекса, В состав этой рабочей группы входили представители; Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Российской Федерации, Республики Таджикистан, Республики Узбекистан, Украины. Видимо такое интернациональное усилие по подготовке «Концепции модельного Уголовно-процессуального кодекса» привело к качественному совершенствованию системы принципов уголовно-процессуального права. Видные ученые-процессуалисты, входившие в состав рабочей группы, на многолетнем собственном опыте убедились, что невозможно выстроить и реализовать эффективно работающую систему противодействия преступности в режиме фрагментарного реагирования на крайности криминального насилия. Нужны концептуальные, просчитанные исследования, в сфере уголовного судопроизводства, опирающиеся на базовые (основные) его начала и

ЯП

учитывающие возможности нашего постсоветского общества .

Руководствуясь изложенным, разработчики «Концепции модельного Уголовно-процессуального кодекса» смоделировали и закрепили следующую систему принципов: 1. Законность; 2. Публичность; 3. Презумпция невиновности; 4. Право потерпевших и других лиц, участвующих в деле, на государственную защиту; 5. Право на квалифицированную юридическую помощь; 6. Участие представителей народа в постановлении приговора81.

Выступление директора НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Ге- неральной прокуратуре РФ, руководителя Научно-методического центра при Координационном Совете Генеральных прокуроров стран СНГ Сухарева А.Я. Нельзя распылять научные силы // Прокурорская и следственная практика. - 1998. - № 1. - С. 124. 81 Материалы рабочей группы.

61

Оценивая эту концепцию системы принципов уголовного процессуаль- ного права, диссертант пришел к выводу, что её представители были вынуждены включить в нее такие модные ныне идеи, как: презумпция невиновности, право потерпевших и других лиц, участвующих в деле на государственную защиту; право на квалифицированную юридическую помощь. С другой стороны, понимая сложность переживаемого уголовным судопроизводством периода, разработчики анализируемой концепции специально выделили эти положения для их ясного усвоения лицами, занятыми процессом раскрытия, расследования и разрешения уголовных, поскольку более общая по уровню в иерархии идея обеспечения законных интересов личности для многих лиц, осуществляющих дознание, и следователей является «туманной». И дело здесь не столько в сложности исследуемой категории, сколько в низком профессиональном уровне названных лиц. Так, по данным исследования А.В. Агутина, проведенного в 1992-1996 гг. ‘, только 8 из 52 следователей Следственного отдела Борского РУВД Нижегородской области имели вые-

от

шее юридическое образование . Несколько лучше профессиональная подготовка следователей МВД в Сибири: по данным А.В. Ленского, среди следователей УВД и РОВД Томской области в 1996 году имели высшее юридиче-ское образование 43,2 % следователей. По нашим исследования, проведенного в следственных подразделениях УВД Пензенской области в 1998-2000 г. г. процент следователей, имеющих высшее юридическое образование также является достаточно низким (около 46 %). В связи с этим, исследователи, конструируя систему принципов уголовно процессуального права с её за-

  • Сегодня ситуация с профессиональной подготовкой в этом Следственном отделе не- сколько улучшилась, так, по данным диссертанта в 2000 году 15 из пятидесяти двух следователей имели высшее юридическое образование.

” Агутин А.В. Взаимодействие частного детектива с адвокатом по защите законных интересов участников уголовного судопроизводства / Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. Законные интересы граждан и правовые средства их защиты в России / Под ред. В.Т. Томина и И.А. Склярова. - Н. Новгород.: НГУ, 1997. -С. 61-64.

од

Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в современном уголовном процессе России: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1998. - С, 42.

62 креплением в УПК, вынуждены учитывать и профессиональный уровень лиц,

реализующих нормы-принципы.

Профессиональный уровень лиц, реализующих уголовно- процессуальные нормы, на наш взгляд, являет собой ещё один аспект их деятельности - психологический. Если лица, осуществляющие уголовно- процессуальную деятельность, имеют надлежащую профессиональную подготовку, то они и воспринимают деятельность по раскрытию и расследованию преступлений, учитывая всевозможные варианты действий в конкретной ситуации, и выбирают тот, который приведет к более качественному результату. По своей сущности такая деятельность осуществляется творчески и с проявлением инициативы.

Иначе складывается ситуация, когда лица, осуществляющие уголовно- процессуальную деятельность, не имеют надлежащей профессиональной подготовки. В этом случае, субъект, осуществляющий уголовно- процессуальную деятельность, больше занят тем, чтобы не нарушить действующий уголовно-процессуальный закон, а его поведение, как правило, характеризуется большей категоричностью. У данного субъекта отсутствует законная альтернатива действий, а сами действия ориентированы не столько на результат, сколько на процедуру действий. Такое положение свойственно для тех субъектов уголовного процесса, которые все же имеют какое-либо представление об уголовно- процессуальной деятельности, например, опыт работы в следственных подразделениях свыше трех лет. Проведенное нами исследование показывает, что следователи ОВД (иногда это уже и старшие следователи), проработавшие в должности от трех до семи лет не различают между собой судебно-медицинское освидетельствование и освидетельствование как следственное действие. Кроме того, большинство из этих следователей (65 %) не знают, как следует правильно поступить в ситуации, когда обвиняемый, подозреваемый, свидетель и потерпевший в силу физических недостатков лишены возможности подписать протокол.

63 Ещё хуже обстоят дела среди следователей, которые проработали в

должности до трех лет. У данной категории следователей практически отсутствует само понимание уголовно-процессуальной деятельности, а сама деятельность ассоциируется совершением следующих действий: возбуждением уголовного дела, допросами потерпевших, свидетелей, подозреваемых, назначением и производством экспертизы, вынесением постановления о привлечения в качестве обвиняемого, допроса обвиняемого, составлением обвинительного заключения или вынесением постановления о прекращении уголовного дела. Подобный уровень осознания уголовно-процессуальной деятельности со стороны следователей способен, на наш взгляд, только усугубить её кризис.

Позитивно оценивая в целом, систему принципов уголовного процесса в «Концепции модельного Уголовно-процессуального кодекса», мы вынуждены отметить, что и она не лишена недостатков. К существенным недочетам анализируемой системы следует отнести - нарушение логического закона единого системообразующего основания в конструировании системы принципов, поскольку в анализируемой системе принципов сведены идеи, лежащие как в области уголовно- процессуального права, так и в сфере уголовно-процессуальной деятельности, без отражения их взаимодействия. Иными словами система сконструирована из идей, лежащих в различных плоскостях исследуемого явления.

На подобное несоответствие конструирования системы принципов уго- ловного процесса было обоснованно обращено внимание А.С. Александровым. По его мнению, в зависимости от видов уголовного процесса, следует выделять несколько систем принципов уголовно- процессуального права. Такое их многообразие исследователь объясняет совокупностью формообразующих идей, которые связаны между собой единством общей формы (состязательной или следственной) и цели, то есть имеют внешнюю организацию. При этом совокупность принципов данного вида процесса обладает и опре-

64 деленной внутренней упорядоченностью - структурой. Следовательно, име-

ется система принципов каждого вида уголовного судопроизводства.

Принимая во внимание сказанное, диссертант солидаризируется с А.С. Александровым в том, что с позиции выводных знаний можно выделить несколько аспектов проблемы системы уголовно-процессуальных принципов как теоретические модели идеально существующих видов уголовного процесса, так как о системах принципов уголовного процесса можно говорить

О/Г

только как об абстрактных построениях .

Однако, будучи практическим работником, диссертант считает, что вся- кое абстрактное построение системы принципов должно четко показывать технологию влияния принципов, входящих в систему, как друг на друга, так и на внешнюю среду их функционирования.

Мы также полагаем, что не убедителен довод А.С. Александрова о том, что в ретроспективном плане анализ воззрений крупнейших русских процессуалистов позволяет сделать вывод о том, что систему принципов состязательного вида уголовного процесса составляют диспозитивность, целесооб-разность, формальная (судебная) истина, презумпция виновности. , Ибо считаем, что воззрения крупнейших российских процессуалистов на систему принципов состязательного уголовного процесса конца 19 века формировались не только под влиянием англосаксонской правовой семьи, но и под влиянием романо-германской (континентальной) правовой семьи . Поэтому в конце 19 века были две достаточно большие школы науки уголовного процесса. При этом каждая из них сформировалась под влиянием той или иной

Александров А.С, Диспозитивность в уголовном процессе: Дис… канд. юрад. наук. - Н. Новгород, 1995. - С. 87.

86 Александров А.С. Указ. раб. - С. 88.

87 Там же.

88 Национальных правовых систем, как и государств, в современном мире много. Но все они могут быть объединены в определенные семьи. В настоящее время выделяют: 1. Ро- мано-германскую правовую семью; 2. Англосаксонскую правовую семью; 3. Мусульман скую правовую семью; 4. Индусское право; 5. Обычное право Африки. Подробнее о пра вовых семьях см.: Пиголкин А,С, Саидов А.Х. Основные правовые системы современно сти. В кн.: Общая теория права. - М.: МГТУ, 1996. - С. 341-378.

65 господствующей в то время правовой семьи. Изложенное, позволяет сделать

вывод о том, что в конце 19 века существовали два основных взгляда на систему принципов российского уголовного процесса. О первом взгляде на систему принципов уголовного процесса мы уже сказали. Теперь назовем другой.

Генетически данный взгляд сформировался на теории немецкого юриста Филипа Хека - основателя теории юриспруденции интересов. Задачей его теории как раз и являлось формулирование принципов, которыми должен руководствоваться судья при решении судебных дел и на которых должно строится судопроизводство . Принимая во внимание эту теорию интересов Филипа Хека, российские процессуалисты Арсеньев К., Буцковский Н.А., Василенко И.Г., Сергиевский Н. Д. в конце 19 века, разработали такие принципы уголовного судопроизводства, как равенство всех перед законом, гласность, публичность и участие общественных представителей в отправлении правосудия90.

Кроме того, в зависимости от методов правового воздействия, процес- суалисты начала 20 века, придерживались общего мнения, что процесс строится при одновременном действии двух противоположных принципов, то есть в соответствии с Уставами судопроизводство строилось на сочетании следственности и состязательности, устности с элементами письменности, гласности и тайности, и прочее, коль скоро Уставы допускали исключение из одного принципа в пользу другого91.

Синха Сурия Пракаш. Юриспруденция. Философия права. Краткий курс / Пер. с англ. - М.: Издательский центр «Академия», 1996. - С. 186.

Арсеньев К. Судебное следствие. - СПб., 1871. - С. 7-21; Буцковский .А. О приговорах по уголовным делам, решаемым с участием присяжных заседателей. - СПб., 1866. - С. 3-5; Сергиевский Н.Д, Основные начала и формы уголовного процесса // Временник Демидовского юридического лицея. - 1875. Кн. 9. - С. 4-9.

91 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - Т. 1. - СПб., 1896. С. Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. - СПб., 1876; Нефедьев Е. А. Учебник русского судопроизводства. - Казань, 1910. - С. 335; Нефедьев Е.А. - С. 625; Случев- ский В.К. Учебник русского уголовного процесса: судоустройство - судопроизводство. -СПб., 1913. - С. 44.; Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. - М., 1913. - С. 360.

66

Системы принципов уголовно-процессуальной деятельности. Представители данного подхода, в зависимости от их роли, классифицируют принципы уголовного судопроизводства на судоустройственные и процессуальные (судопроизводственные). Так, П.М. Давыдов указывает, что выборность судей и народных заседателей, коллегиальность при рассмотрении уголовных дел - это принципы организации и структуры судебных органов: независимость же судей и подчинение их только закону, национальный язык судопроизводства, гласность рассмотрения дел, обеспечение обвиняемому права на защиту, состязательность и требование достичь объективную истину - это принципы уголовно- процессуальной деятельности, не имеющие отношения к организации и структуре судебных органов92.

Оценивая систему принципов уголовного процесса, сконструированную П.М. Давыдовым, следует согласиться с Т.Н. Добровольской, которая достаточно убедительно показала искусственность анализируемой системы. Так, она пишет: «Достаточно проанализировать содержание названных автором принципов, чтобы убедиться в искусственности предложенного им разграничения. Так, коллегиальность в работе суда рассматривается П.М. Давыдовым как начало, определяющее только организацию и структуру судебных органов, хотя уже в самом названии этого принципа подчеркивается его отношение не только к построению, но и к деятельности судов, потому … любое нарушение коллегиальности было бы грубым отступлением не только от требований ст.8 Основ законодательства о судоустройстве, но и от требований ст.9 Основ уголовного судопроизводства»93.

Однако не только этими недостатками исчерпывается анализируемая система принципов, сконструированная П. М. Давыдовым. По крайней мере, следует указать ещё на два существенных недостатка, которые не были указаны Т. Н. Добровольской. Первый - П.М. Давыдов искусственно разрывает статику и динамику уголовно-процессуальной деятельности. Второй - нару-

” Давыдов П.М. Принципы советского уголовного процесса. - Свердловск, 1957. - С. 5. 93 Добровольская Т.Н. Указ. работа. - С. 13.

67 шает последовательность деления понятия: при делении (конструировании)

системы принципов уголовного процесса члены деления (видовые принципы) должны быть ближайшими, т.е. непосредственно низшими по уровню общности идеями по сравнению с делимыми, а по отношению к друг к другу соподчиненными понятиями94.

На наш взгляд, более верно в зависимости от формы проявления клас- сифицировать принципы уголовного процесса на принципы непосредственно уголовно-процессуальной деятельности и принципы организации (технологии) этой деятельности.

Принципы непосредственно уголовно-процессуальной деятельности -это вид мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголов- ном судопроизводстве, которые характеризуют конкретную уголовно- процессуальную деятельность. Принципы же организации (технологии) уголовно-процессуальной деятельности - это вид мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве, касающихся норм, его регламентирующих.

На уровне систем мировоззрения и правосознания идеи о сущем и должном в сфере уголовного судопроизводства отражают лишь разные стороны рассматриваемого явления, и характеризуют одну идею, стоящую на более «высоком» уровне общности идей. Таким образом, необходимо констатировать, что классификация принципов уголовного процесса на принципы непосредственно уголовно-процессуальной деятельности и принципы организации (технологии) этой деятельности предпочтительней по сравнению с классификацией принципов на судоустройственные (принципы организа-

В логике под соподчиненными понятиями понимают понятия, подчиненные в равной степени одному общему понятию. При оперировании соподчиненными понятиями надо иметь ввиду следующие правила: 1) соподчиненные понятия должны быть ближайшими видами одного общего рода; 2) соподчиненные понятия не должны быть перекрещивающими понятиями. Подробнее см.: Кондаков Н.Н. Логический словарь - справочник. - М.: Наука, 1975.-С. 561-562.

68 ции органов и институтов уголовного судопроизводства) и принципы судопроизводства.

Кроме того, следует признать неудачными и другие конструкции систе- мы принципов уголовного процесса рассматриваемого направления. Например, в юридической литературе сторонниками данного направления была предложена несколько иная система принципов уголовного процесса, специфичная для каждой стадии уголовного процесса. Так, Н. В. Жогин, Ф. Н. Фаткуллин применительно к стадии предварительного расследования выделяют следующую систему принципов уголовного процесса этой стадии: 1. Активность и быстрота предварительного расследования; 2. Единоличное ведение предварительного расследования; 3. Процессуальная самостоятельность и ответственность органов предварительного расследования; 4. Недо- пустимость разглашения данных предварительного следствия и т.д. А применительно к кассационному производству выделяют такую систему принципов уголовного процесса: 1) свобода обжалования приговора; 2) ревизион-

95

ныи порядок рассмотрения дела и другие .

Это система принципов уголовного процесса имеет те же недостатки, что и выше проанализированная. Только в ней наглядней просматривается несоответствие основных начал уголовного судопроизводства в зависимости от степени общности идей.

Объективный анализ изложенного направления показывает, что его сто- ронники внесли существенный вклад в осмысление значимости системы принципов уголовного процесса. Поскольку они сделали попытку продемонстрировать свойство иерархической упорядоченности системы принципов уголовного процесса. И это бы им практически бы удалось, если бы они установили уровни общности идей на каждом уровне уголовно-процессуальной деятельности.

См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. лит. - С. 15-34.

69 В рассматриваемом ракурсе, по мнению диссертанта, предпочтительней

позиция тех авторов, которые предлагают не конструировать систему принципов уголовного судопроизводства в жесткой зависимости от текста действующего отраслевого законодательства, а конструируют систему принципов уголовного процесса от содержания уголовно-процессуальной деятельности и выделяют следующую систему принципов уголовно-процессуальной деятельности:

  1. Принцип законности.
  2. Принцип разделения процессуальных функций.
  3. Принцип официальности (публичности).
  4. Принцип народовластия.
  5. Принцип процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса.
  6. Принцип обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе.

  7. Принцип объективной истины.

Эта система принципов по праву может быть положена в основу системы принципов современного отечественного уголовного процесса. Преимущества ее перед прочими системами обусловливается как внутренними, так и внешними свойствами. Внутренние свойства системы принципов уголовного судопроизводства складываются из характеристик, входящих в нее мировоз- зренческих идей. Преимущества внешних свойств рассматриваемой системы принципов уголовного процесса образуются в механизме регулятивного воз- действия системы мировоззренческих идей на уголовно-процессуальную деятельность. Механизм регулятивного воздействия системы принципов уго- ловного процесса на уголовно-процессуальную деятельность мы проанализи- руем в третьей главе настоящего исследования.

Внутренние преимущества системы принципов мы рассмотрим в следующем параграфе настоящей главы.

70

§ 2. Система принципов современного отечественного уголовного процесса

Для характеристики принципов современного отечественного уголовно- го судопроизводства диссертант избрал следующую схему: 1) наименование; 2) формула; 3) содержание; 4) способ проявления.

Характеристика принципа законности. В большинстве учебников по уголовному процессу и других публикациях, вышедших в последние годы принцип законности трактуется как требование соблюдения, исполнения законов всеми субъектами уголовного процесса96. В таком понимании данный принцип, как справедливо отмечают В.Т. Томин и Р.Х. Якупов, поглощает по сути дела все другие принципы . Подобная внешняя «агрессивность» принципа законности позволила М.С. Строговичу, вообще исключить его из круга принципов уголовного судопроизводства98. Однако, попытка исключения принципа законности из перечня принципов уголовного процесса является сегодня не достаточно убедительной. В силу того, что принцип законности в уголовном процессе имеет двойственное содержание или бинарное воздействие на уголовно-процессуальную деятельность, он имеет собственное содержание и не вторгается в сферу действия других принципов уголовного процесса.

С одной стороны, принцип законности (в статике) являет собой требова- ние о неукоснительном соблюдении и исполнении всеми субъектами уголовного процесса требований уголовно-процессуального закона. Так, принцип

См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М., 1989. - С. 136-177; Уго- ловный процесс / Под ред. П.А. Лупинской, И.В. Тыричева. - М. 1992; Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. - М. 1995. - С. 27-41; Уголовный процесс / Под общ. ред. П.А. Лупинской. - М. 1995. - С. 88-126; Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс. Лекции-очерки / Под ред. В.М. Савицкого. - М. 1997. -С. 1-82.

Томин В.Т. Принципы советского уголовного процесса. - С.24; Якупов Р.Х. Уголовный процесс, - М., 1998. - С. 62.

АО

Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. - М.: Наука, 1968. - Т. 1. -С. 124-125.

71 законности обязывает суд, прокурора, следователя, лицо производящее дознание, неукоснительно следовать установленному законом порядку производства дел на всех стадиях процесса, совершать процессуальные действия на законных основаниях и в предусмотренных законом процессуальных формах, основывать свои решения на соответствующих нормах материального и процессуального права, не отступать ни на йоту от закона при применении к лицам мер процессуального принуждения, строго блюсти правила собирания и закрепления доказательств”.

С другой стороны законность (в динамике), как принцип допускает для уголовно-процессуальной деятельности некоторые отступления от своих, на первый взгляд, императивных требований. Вместе с тем, такое отступление возможно только в рамках закона. Например, в ст. 2 УПК РСФСР содержится положение о том, что каждый совершивший преступление должен быть подвергнут справедливому наказанию. Однако в динамике это статистическое положение принципа законности отходит от своего абсолютного требования и уже в ст. 5 УПК предусмотрена возможность не подвергать справедливому наказанию каждого совершившего преступление.

Из сказанного явствует, что благодаря динамической стороне, сфера действия принципа законности в уголовно-процессуальной деятельности предельно широка и подвижна. Его широта и подвижность позволяет данному принципу: 1) относиться ко всем стадиям и институтам уголовного процесса, ко всем субъектам; 2) распространяться на все действия и процессуальные решения; 3) характеризовать все грани процессуальной деятельности

100

и процессуальных отношении . Рассмотренная двусторонность принципа законности в уголовно-процессуальной деятельности, отражает его объек-

99 Лупинская П.А. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс / Под общ. ред. П. А. Лупинской. - С. 91.

1 Божьев В. П. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 1998. - С. 74-75.

72 тивное место среди других равновеликих принципов, и показывает самостоятельную его роль в перечне принципов.

Формула принципа: действующие правовые нормы должны неукосни- тельно соблюдаться и исполняться.

По мнению В.Т. Томина, содержание принципа законности в уголовном судопроизводстве во многом детерминировано общеправовым принципом законности и заключается, во-первых, в наличии оптимального количества процессуальных норм, во-вторых, в их скрупулезном соблюдении101.

Однако, на наш взгляд, с этим суждением сегодня можно согласиться лишь отчасти. Наше частичное несогласие с В.Т. Томиным заключается в терминологическом плане. Дело в том, что В.Т. Томин оперирует термином «законность» для обозначения одного из принципов уголовного процесса. Однако если вдумчиво проанализировать сущность явления, которое он помечает термином законность, то нетрудно увидеть, что о законности он говорит применительно к конкретной уголовно-процессуальной деятельности, т.е. по его мысли законность это не статистическая абстрактная категория, а конкретная динамическая дефиниция, являющаяся одной из мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве. Таким образом, о законности как о принципе уголовно-процессуальной дея- тельности В.Т. Томин говорит в динамике. Динамика законности есть форма её реализации, и проявляется она в виде правопорядка.

Следовательно, если быть скрупулёзно точным, то в данном случае было бы точнее и определеннее применительно к уголовному процессу говорить не о принципе законности, а о принципе правопорядка, поскольку законность явление многоплановое и емкое. Сегодня распространены многочисленные определения, раскрывающие тот или иной аспект законности, ту или другую её связь с социальными процессами. Это и принцип деятельности государст-

Томин В.Т. Принципы советского уголовного процесса. - С. 23.

73 венных, и своеобразный политико-правовой режим общественной
жизни, и

строгое требование соблюдения законов102.

Если же рассматривать законность как принцип деятельности, в том числе и уголовно-процессуальной, то следует признать, что в этом случае мы отождествляем законность с правомерной деятельностью субъектов уголовного процесса, с их отношениями, развивающими на основе и в рамках закона, т.е. с правопорядком, который определяют обычно как совокупность правовых отношений, складывающихся на основе законности, как порядок в отношениях людей, базирующийся на законах и строгом их выполнении103. Это с одной стороны. С другой стороны, диссертанту трудно представить ситуацию, когда субъекты уголовно-процессуальной деятельности участвуют в ней помимо уголовно-процессуального закона. Таким образом, термин законность сегодня не совсем адекватен обозначаемому им явлению. На наш взгляд, правильнее говорить не о принципе законности, а о принципе право- порядка.

Вместе с тем, содержание принципа правопорядка в уголовном процессе трудно рассматривать в отрыве от законности в сфере уголовного су- допроизводства. В результате реализации требований последней происходит упорядочение уголовно-процессуальных отношений. Поэтому не стоит искусственно отрывать законность, как идеальное представление о реализации законов в области борьбы с преступностью, от правопорядка в сфере уголовного судопроизводства. Исходя из сказанного, мы полагаем, что то, что В.Т. Томин вкладывал в содержание принципа законности (наличие оптимального количества процессуальных норм и их скрупулезное соблюдение) можно отнести к содержанию принципа правопорядка.

102 Лазарев В.В. Законность и правопорядок. В кн.: Общая теория права: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. А.С. Пиголкина. - М.: МГТУ им Н.Э. Баумана, 1996. -С. 252.

74

Под наличием оптимального количества процессуальных норм мы по- нимаем такую их достаточную совокупность, в соответствии с которой уголовно-процессуальная деятельность должна: с одной стороны, иметь достаточное правовое основание для своей деятельности; с другой, быть свободной от излишней регламентации.

Под скрупулезным соблюдением процессуальных норм в данном ис- следовании понимается такое поведение участников уголовно- процессуальной деятельности, которое осуществляется в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством. При этом, как верно отмечает В.П. Божьев, «должны точно соблюдаться требования не только

104

уголовно-процессуального, но и уголовного закона» .

Составной частью принципа правопорядка в уголовном судопроизвод- стве является начало целесообразности. Целесообразность в юридической литературе применительно к нашему исследованию обычно выражается в предоставлении свободы выбора, усмотрения государственно-властного органа в рамках и пределах, предоставленных уголовно-процессуальным законом. В рамках же содержания принципа правопорядка правомерно лишь объ- ективированное усмотрение, обусловленное особенностями фактических обстоятельств дела, иногда и тактическими соображениями. Субъективное усмотрение вне связи с объективными условиями, предусмотренными правовыми нормами, в силу рассматриваемого принципа недопустимо. Поэтому усмотрение процессуального органа ограничено пределами, очерченными в нормах права105.

Таким образом, содержание принципа правопорядка в уголовном про- цессе заключается: 1) в наличии оптимального количества процессуальных норм; 2) в их скрупулезном соблюдении; 3) в предоставлении свободы вы-

Божьев В. П. Указ. работа. - С. 75.

Подробнее см.: Якупов Р.Х. Указ. работа. - С. 62.

75 бора, усмотрения государственно-властного органа в рамках и пределах, пре-

106

доставленных уголовно-процессуальным законом .

Законность как принцип уголовного процесса находит свое проявление в ряде нормативных актов. Указанный принцип легко обнаружить в Конституции РФ, в федеральных конституционных и федеральных законах. Так, в Конституции принцип законности нашел свое проявление в ч. 2 и 3 ст. 15. В соответствии с этими положениями смысл принципа законности проявляется в следующем: 1) органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения (применительно к нашему исследованию субъекты уголовного процесса) обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы (ч. 2 ст. 15 Конституции РФ); 2) субъекты уголовного процесса обязаны применять в ходе уголовно- процессуальной деятельности только законы, которые были официально опубликованы (ч. 3 ст. 15 Конституции РФ). Уголовно-процессуальный принцип законности проявляется и в других статьях Конституции РФ, например, в ст. 49, 120,123 и др.

В федеральном уголовно-процессуальном законодательстве принцип законности нашел свое проявление в УПК РСФСР - ст. 4, 10, 19, 20, 31, 43 и 44 и др.

Подобное многоплановое проявление принципа законности в уголовно- процессуальном законодательстве способствует тому, что, во-первых, данный принцип не проявляет излишней своей агрессивности по отношению к другим принципам; во вторых, он устойчиво и динамично сохраняет свое содержание.

Характеристика принципа разделения основных уголовно- процессуальных функций. Наименование принципа: разделение основных

106 Диссертант, высказываясь за терминологическое уточнение рассматриваемого принципа, вместе с тем полагает, что в данном случае не следует без надобности вводить новое название явлению, которое уже достаточно устоялось в уголовно- процессуальной науке. В данном же исследовании мы лишь показали многоликость принципа законности. Поэтому в дальнейшем мы будем использовать термин «законность», а не термин «правопорядок».

76 уголовно-процессуальных функций. Формула принципа: функции обвинения,

защиты, разрешения дела - должны быть возложены на различных участников уголовного процесса.

Характеристика содержания принципа. В гносеологическом плане принцип разделения процессуальных функций основывается на содержа- тельной стороне уголовно-процессуальной деятельности и во многом обуславливается пониманием функции уголовного процесса. В связи со сказанным особое значение приобретает трактовка содержания основных уголовно-процессуальных функций, и поскольку вопрос о содержании функций в теории российского уголовного процесса остается дискуссионным и сегодня. Дискуссия ведется не только относительно понятия функций уголовного процесса, но и самой возможности их существования в рамках уголовного судопроизводства. Решительно против существования функций уголовного процесса выступал С. А. Голу некий в книге, являющейся во многих отношениях рубежной. Она - реакция юристов на новые Основы уголовного судо- производства - веяние тех политических реалий («оттепель»)107.

Диссертант же вслед за большой группой процессуалистов, последова- тельно обосновавшей существование уголовно-процессуальных функций, пола- гает, что уголовно-процессуальные функции отражают одну из важнейших сторон уголовно-процессуальной деятельности, и представляет собой её на-

108

правление, отраженное законом и проявляемое в назначении ее участников .

При этом мы исходим из того, что функции уголовного процесса - это главные (важнейшие) направления уголовно-процессуальной деятельности,

См.: Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судо- производства Союза ССР и союзных республик / Вопросы судопроизводства и судоуст- ройства в новом законодательстве Союза ССР. - М.: Госюриздат, 1959. - С. 125.

Агутин А.В. Взаимодействие частного детектива с адвокатом по защите законных ин- тересов участников уголовного судопроизводства. - С. 62-63; Сущность уголовно- процессуальной функции прокурора / Вопросы теории и практики прокурорского надзора. - Саратов: Саратовский университет, 1974; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - С. 188; Савицкий В. М. Государственное обвинение в суде. - М.: Наука, 1971. - С. 4—41; Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Воронеж, 1971.-С. 16.

77 субъектами уголовного процесса, а не частные её проявления, например,

поддержание гражданского иска и т.д.)109. Исходя из сказанного, традиционно в науке уголовного процесса выделяют три основные функции уголовно-процессуальной деятельности: обвинение, защита и разрешение уголовного дела. В широком смысле под функцией обвинения, мы понимаем, как установленную уголовно-процессуальным законом деятельность прокурора, следователя, органа дознания и лица, производящего дознание по установлению доказательств, уличающих лицо в совершении преступления или отягчающих его ответственность.

В зависимости от этапов, обвинение условно распадается на уголовное преследование и обвинение в суде (обвинение в узком смысле), поскольку только в данном виде она характеризует специфику российского уголовного судопроизводства и отражает уровень мыслительной деятельности субъектов обвинения. Под уголовным преследованием мы понимаем деятельность на то уполномоченных органов по установлению фактических данных, достаточных для привлечения лица к уголовной ответственности и его наказанию. Под обвинением в суде мы понимаем обоснование обвинителем (про- курором, общественным обвинителем и частным обвинителем) обвинительного тезиса с целью доказательства вины подсудимого и справедливого его наказания.

В теории российского уголовного процесса осуществление функции обвинения традиционно возлагается на прокурора, потерпевшего от преступления по делам частного обвинения, следователя, орган дознания, лицо производящее дознание110.

Под функцией защиты мы понимаем предусмотренную законом дея- тельность подозреваемого (обвиняемого) и его защитника по собиранию

Божьев В.П. Указ. работа. - С. 7. 110 Исключения из анализируемого принципа диссертант изложит при рассмотрение вопроса о реализации принципа разделения процессуальных функций в действующем российском уголовно-процессуальном законодательстве.

78 оправдательных доказательств. Под оправдательными доказательствами в

данном исследовании понимаются фактические данные, обосновывающие отсутствие события преступления, отсутствие вины данного лица, наличие обстоятельств, смягчающих ответственность либо исключающих производство по делу111.

Функция разрешения уголовного дела - это установленная уголовно- процессуальным законом деятельность суда направленная на достижение цели уголовного процесса по конкретному уголовному делу.

Характеристика принципа публичности. Наименование принципа: принцип публичности. Формула: компетентные государственные органы начинают и ведут уголовный процесс к достижению его цели в силу возложенной на них обязанности, не ставя принятие решений или совершение действий в зависимость от позиции и деятельности заинтересованных лиц (В.Т. Томин).

Содержание принципа публичности выражается в обязанности суда, прокурора, следователя и органа дознания в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц виновных в совершении преступления, и к их наказанию (ст. 3 УПК). Кроме ст. 3 УПК принцип публичности нашел свое правовое проявление и в Конституции РФ (ст. 2, 15, 17, 18, 46).

Принцип публичности получил свое нормативное закрепление не только в ст. 3 УПК и указанных статьях Конституции РФ, но и в нормах, кото- рые отражают специфику принципа публичности во всех стадиях уголовного процесса. Так, применительно к досудебным стадиям уголовного процесса, принцип публичности нашел воплощение в ст. ст. 5-9, 21 (1), 21 (2), 30, 58, 58 (1), 89-101, 108, 109, 112, 113, 122, 143 и других. При этом в приведен-

Винберг А.И. Классификация доказательств. В кн.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С. 258.

79 ных и других статьях выражено государственное начало как основа деятель-

119

ности в сфере уголовного судопроизводства .

Исключения из принципа публичности содержатся в ст. ст. 27 и 27 (1) УПК. Поскольку согласно ст. 27 УПК уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 частью первой, 130, 131 частью первой, 146 частью первой, и 147 частью первой УК РФ, возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего. Данное исключение из правил, мы вслед за В. Т. Томиным считаем, началами диспозитивности в публичном уголовном процессе. Диспозитивность же в настоящем исследовании понимается как возможность для сторон защиты и обвинения свободно распоряжаться материальными и процессуальными правами.

В ракурсе проводимых в нашей стране реформ под воздействием ры- ночных отношений идея диспозитивности в уголовном судопроизводстве начинает разворачиваться, и если реформы и дальше будут проводиться, то данная частная идея может подняться по иерархической лестнице выше и превратится в одно из общих условий судебного разбирательства. Поскольку, проводимые сегодня исследования в уголовно-процессуальной науке свидетельствуют о возможности расширения частных начал в уголовном судопроизводстве ~.

Воспринимает рассматриваемую идею нынешний законодатель. Так, в её расширении Федеральным законом от 15 декабря 1996 г. № 160 -ФЗ была внесена в УПК ст. 27 (1). Согласно данной норме, если деяние, предусмотренное главой 23 УК РФ причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам граждан, общества

112 Подробнее о государственных началах в сфере уголовного судопроизводства см.: на пример, Божьев В.П. Указ. раб. - С. 76.

113 В этом направлении проведены достаточно серьёзные исследования в нижегородской уголовно-процессуальной научной школе под руководством профессоров В.Т. Томина и В.Е. Гущева. См.: Александров А.С. Указ. работа. - С. 86; Агутин А.В. Правовые и так тические аспекты частной сыскной деятельности; Поляков М.П. Налоговая полиция как орган дознания: Дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995.

80 или государства, привлечение к уголовной ответственности осуществляется

по заявлению руководителя этой организации или с его согласия.

Однако диспозитивность сегодня, да и в ближайшем нашем будущем, по мнению диссертанта, не развернется до уровня принципа уголовного процесса т. к. посредством российского уголовного процесса защищаются, как правило, публичные интересы, охраняемые нормами УК РФ. Поэтому они (публичные) интересы являются пределом (границей) для развертывания диспозитивности в уголовном процессе, подобно тому, как частные интересы, охраняемые нормами ГК РФ, являются пределом для развертывания публичности в гражданском процессе.

Характеристика принципа народовластия. Наименование: принцип народовластия. Развитие содержания этого принципа в очередной раз демонстрирует необходимость исторического подхода при исследовании проблем уголовного судопроизводства. Буквально десять лет тому назад формула принципа народовластия была такова: во-первых, данный принцип означал, что уголовное судопроизводство осуществляется в интересах всего народа; во-вторых, знаменовал тенденцию к все большему включению народа в органы правосудия; в- третьих, этот принцип проявлялся во все большем учете следственными и судебными органами мнения трудящихся по тому или иному конкретному уголовному делу, без ущемления процессуальной самостоятельности этих органов; в-четвертых, в использовании государственными органами, ведущими процесс, помощи трудящихся114.

Подобное содержание мировоззренческой идеи относительно участия представителей народа в уголовном судопроизводстве отвечало объективным и субъективным условиям того времени. Оно характеризовалось реальной возможностью участия населения в уголовном судопроизводстве, часто выступая в качестве источника энергии для других принципов уголовно-процессуальной деятельности. Именно благодаря вышеизложенному пони-

Томин В.Т. Принципы советского уголовного процесса. - С. 25,

81 манию идеи народовластия компетентные органы государства пользовались

поддержкой у населения.

Однако сегодня ситуация коренным образом изменилась. Сегодня уже не должен ставиться вопрос о всеобщем участии населения в сфере уголовного судопроизводства. Оценивая современное состояние участия населения в уголовно-процессуальной деятельности, диссертант полагает, что принцип народовластия больше относится к государственному праву, чем уголовно-процессуальному. Уголовному же процессу свойственна другая мировоззренческая идея - идея об участии народного элемента в уголовно-процессуальной деятельности.

Данный вывод диссертанта правомерно следует из анализа взглядов ученых на идею об участии народного элемента в уголовном судопроизводстве. Так, например, В.И. Бадашханов, исследовав в 1990- 1993 г.г. проблему участия населения в уголовном процессе, убедительно доказал, что в современной общественно-политической, экономической и социальной ситуации является предпочтительнее идея об участии народного элемента в уголовном процессе, по сравнению с существующими идеями об участии в уголовном процессе трудящихся, народа и населения.

Кроме того, правомерность применения идеи об участии народного эле- мента в уголовном процессе обусловлена необходимостью восстановления традиций и преемственности отечественного (дореволюционного и современного отечественного) уголовного судопроизводства, удобством обозначения данным термином как «первого встречного», так и организованных групп граждан, вовлекаемых в уголовно-процессуальную деятельность.

Под участием народного элемента в уголовном судопроизводстве в на- стоящем исследовании подразумеваются отдельные действия, сопряженные с уголовно-процессуальной деятельностью, как отдельных граждан (феномен первого встречного), так и определенной общности граждан, эпизодически или систематически, как в силу велений закона, так и под влиянием иных детерминант. Вопрос о вознаграждении за совершенные действия может ста-

82 виться, однако это вознаграждение не должно приобретать характера содержания лица (лиц), за счет правоохранительного ведомства11 .

В УПК принцип об участии народного элемента в уголовном судопро- изводстве закреплен в ст. ст. 15, 70, 89, 94, 95, 128, 250, 370. В этих нормах, как правило, содержится и механизм реализации указанного принципа применительно к конкретным уголовным делам116.

Характеристика принципа процессуальной независимости должно- стных лиц - участников уголовного процесса. Наименование: принцип процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса. Формула: должностные лица, ведущие процесс, осуществляют свои полно-мочия независимо от каких бы то ни было органов и должностных лиц .

Содержание принципа процессуальной независимости должностных лиц участников процесса состоит в том, что они осуществляют уголовно- процессуальную деятельность исключительно по своему убеждению, основанному на совокупности доказательств по делу, подчиняясь единственному своему начальнику - закону, при этом, не рискуют остаться не у дел, и не будут вынуждены искать иных, новых занятий для поддержания своего существования. Кроме перечисленного, для процессуальной независимости государственных органов - участников уголовного процесса исключительно важное значение имеет и общее положение дел в РФ, основы её конституционного устройства и степень развития правосознания у лиц, осуществляющих уголовно- процессуальную деятельность, и их нравственные качества, ибо сами они и условия, в которых протекает вся их жизнь, а не искусственные правила, составляющие содержание законов, являются лучшими охранителя-

Бадашханов В.И. Народный элемент в уголовном судопроизводстве в современных условиях: Автореф… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1993. - С. 14-15.

116 Механизм реализации принципа участия народного элемента в уголовном судопроиз водстве подробно будет изложен в главе три настоящего исследования.

117 Томин В.Т. Принципы советского уголовного процесса. - С.25. При этом, следует иметь ввиду, что данная формула не относится к органу дознания и лицу, производящему дознание.

83 ми процессуальной независимости государственных органов- участников

уголовного процесса118.

Применительно к судьям принцип процессуальной независимости сформулирован в ст. 16 УПК. В соответствии с этой нормой принцип процессуальной независимости должностных лиц-участников процесса заключается в том, что судьи и народные заседатели независимы и подчиняются только закону. При этом они разрешают уголовные дела на основе закона, в соответствии с правосознанием, в условиях, исключающих постороннее воздействие на них.

Применительно к следователям принцип процессуальной независимости закреплен в ст. 127 УПК. Согласно ей, процессуальная независимость следователя состоит в том, что при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий он принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение разрешения суда или прокурора.

Процессуальная независимость прокурора, как составная часть прин- ципа процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса, закреплена в ч. 2 ст. 4 и в ч. 1 ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»119 в редакции от 17 ноября 1995 года (далее по тексту - Закон о Прокуратуре РФ). Согласно данной норме процессуальная независимость прокурора применительно к сфере уголовного судопроизводства состоит: 1) в независимом осуществлении от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, общественных объединений, прокурором своих полномочий в точном соответствии с законом (ч. 2 ст. 4 Закона о Про- куратуре РФ); 2) в запрете третьим лицам влиять на принимаемые решения

118 Викторский СИ. Русский уголовный процесс: Учебное пособие. - М.: Юридическое бюро «Городец», 1997. - С. 92.

119 Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» // Российская газета от 18 января 1999 года.

84 прокурором или воспрепятствование ему в какой-либо форме осуществлять

уголовно-процессуальную деятельность (ч. 1 ст. 5 Закона о Прокуратуре РФ).

Характеристика принципа обеспечения законных интересов лично- сти в уголовном процессе. Наименование принципа: обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе. Формула: законные интересы лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, не должны ущемляться ни на йоту больше, чем это необходимо для достижения цели “ .

При рассмотрении принципа обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе следует учитывать два нюанса. Первый, - данный принцип распространяется на всех участников уголовного процесса, за исключением должностных лиц, ведущих процесс. Второй, - принцип обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе должен в равной мере относиться, как к обвиняемому (подозреваемому), так и к потерпевшему (пострадавшему).

Однако в действующем уголовно-процессуальном законодательстве эти нюансы не учитываются. Поскольку «крен» в обеспечение законных интересов личности в уголовном процессе делается в пользу обвиняемого, что приводит к дисбалансу процессуальных прав сторон, и ущемлению законных интересов

121

потерпевшего от преступления . Для подтверждения своих слов диссертант обращается к тексту действующей Конституции РФ. Поскольку большинство ее норм, относящихся прямо или косвенно к уголовному судопроизводству, обеспечивают законные интересы обвиняемого, а не потерпевшего от преступления. Так, из шести статей (ст. ст. 47-53) Конституции РФ пять её статей непосредственно относятся к защите интересов обвиняемого, и только одна статья (ст. 53 Конституции) - потерпевшему от преступления. Кроме того, в УПК нет нормы в соответствии, с которой бы на должностных лиц - участников уго-

120 Томин В.Т. Принципы советского уголовного процесса. - С. 25

’ Справедливости ради, стоит отметит, что проблемы защиты подозреваемого тоже не избалованы вниманием ученых. В этой связи, стоит положительно отметить учебно- практическое пособие А.А. Давлетова «Подозрение и защита». - Екатеринбург, 1997.

85 ловного процесса возлагалась обязанность по защите законных интересов потерпевшего от преступления. Однако такая обязанность у должностных лиц -участников процесса имеется по отношению к подозреваемому и обвиняемому т.к. в соответствии со ст. 19 УПК лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд обязаны обеспечить подозреваемому, обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав.

Следует иметь в виду, что принцип обеспечения законных интересов личности нашел свое закрепление в ряде норм УПК (ст. ст. 19, 58, 150, 152, 185 и других).

Характеристика принципа объективной (материальной) истины.

Наименование: принцип объективной (материальной) истины.

Формула. Принцип объективной (материальной) истины проявляется: 1) в свободной оценке доказательств - в отсутствии всевозможных презумп- ций и фикций; 2) в свободном отношении должностных лиц - участников к речи или молчанию сторон; 3) в свободном определении способов доказывания; 4) обвиняемый предполагается невиновным, пока его вина не доказана в судебном порядке; 5) всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого; 6) обязанность доказывания ложится на обвинителя.

В уголовно-процессуальной литературе к объективной истине троякое отношение. При этом разброс мнений колеблется от придания объективной истине значения принципа уголовного процесса до - цели уголовного процесса. При этом ряд процессуалистов (М.И. Бажанов, Ю.М. Грошевой, Т.Н. Добровольская, A.M. Ларин, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, В.Т. Томин) последовательно обосновали наличие принципа объективной истины в уголовном процессе. Однако и среди них нет единства мнения относительно содержания данного принципа. Так, М.С. Строгович, Н.Н. Полянский вкладывали в него и принцип уго-ловного процесса, и его цель “, а М.И. Бажанов, Ю.М. Грошевой заменили

122 Строгович М.С. Указ. раб. - С. 135-136; Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1956. - С. 113.

86 цель, на задачу доказывания по каждому уголовному делу . Только Т.Н. Добровольская, А. М. Ларин, В.Т. Томин из этой группы процессуалистов однозначно констатировали, что объективная истина - это принцип уголовного процесса124.

Другая группа процессуалистов (СВ. Бородин, П.С. Элькинд, П.А. Лу- пинская) рассматривали объективную истину в качестве цели доказывания

125

или уголовного процесса . Проанализируем названые позиции.

Свой анализ мы начнем с оценки позиции первой группы авторов. Объ- ективный ее анализ позволяет диссертанту заключить, что М.И. Бажанов, Ю.М. Грошевой, М.С Строгович, Н. Н. Полянский при формулировании содержания принципа объективной истины не учли логический закон исключения третьего, в соответствии с которым из двух высказываний в одно и то же время и в одном и том же месте только одно непременно является истин-ным. Исходя из этого, мы вправе заключить, что трудно оперировать, и исследовать правильность высказывания, если оно в своей основе достаточно противоречиво. Поэтому будет справедливым, если мы его в ходе нашего исследования не будем использовать.

Теперь сопоставим позицию Т.Н. Добровольской, A.M. Ларина, В.Т. Томина, считающих, что объективная (материальная) истина - принцип, с позицией СВ. Бородина, П.А. Лупинской, П.С. Элькинд, считающих, что объективная (материальная) истина - цель доказывания, и зададим себе вопрос: какая из названных позиций является предпочтительнее для осуществления уголовно-процессуальной деятельности?

123 См.: Советский уголовный процесс / Под ред. М.И. Баженова и Ю.М. Грошевого. - С. 47, 51-54, ИЗ.

124 Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. - М .: Юрид. лит., 1971. - С. 39; Ларин A.M. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эф фективности. - М., 1979. - С. 316; Томин В.Т. Принципы советского уголовного процес са.- С. 26.

125 Объективную истину рассматривают как цель доказывания П.С. Элькинд и П.А. Лу- пинская, а С. В. Бородин видит в объективной истине - цель всего уголовного процесса. Думается такое разграничение взглядов лишь условно и не влияет концептуально на ре зультаты нашего исследования. Поэтому в нем мы эти взгляды не разводим, поскольку именно здесь указанные расхождения не принципиальны.

126 Кондаков Н.И. Указ. раб. - С. 213.

87

Для ответа на поставленный вопрос сделаем небольшой экскурс в дорево- люционную уголовно-процессуальную литературу с целью посмотреть, что традиционно вкладывалось в содержание объективной (материальной) истины в то время. Правомерность такого подхода, на наш взгляд, обусловлена необходимостью восстановления традиций и преемственности отечественного (дореволюционного и современного российского) уголовного судопроизводства.

Проделанный нами небольшой экскурс в дореволюционную уголовно- процессуальную литературу показывает, что в то время в уголовно- процессуальной теории обширно использовался термин «материальная ис-

127 т*

тина», означающий один из принципов уголовного процесса . Из сказанного диссертант констатирует, что является верным позиция тех авторов, которые полагают, что категория «объективная (материальная) истина» это принцип уголовного процесса, а не цель доказывания.

Свой вывод диссертант докажет следующими рассуждениями. Во- первых, содержательная сторона принципа объективной (материальной) истины в формулировке современных процессуалистов тождественна одной из сторон принципа материальной истины в дореволюционном уголовном судопроизводстве. Поскольку при сопоставлении первой стороны принципа материальной истины в дореволюционном уголовном судопроизводстве, проявляющейся: 1) в свободном отношении суда к оценке добытых судебным следствием доказательств - в отсутствии для него предустановленных принудительных доказательств, всевозможных презумпций и фикций; 2) в свободном отношении суда к речи или молчанию сторон; 3) в свободном определении самих способов открытия истины, т.е. пользования средствами процесса, с принципом объективной (материальной) истины в формулировке современных процессуалистов, проявляющегося в том, что основные (конечные) решения по уголовному делу принимаются на основе познания факти- ческих данных или констатации невозможности их познания (В.Т. Томин),

27 См.: например, Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. - Петроград, 1916. - С. 344- 345.

88 видно, что они характеризуют одно и то же явление, только в разном виде,

первые - в развернутом, вторые - в свернутом. Это с одной стороны.

С другой стороны - принцип материальной истины в дореволюционном уголовном судопроизводстве, означал доказанность обвинения и проявлялся в следующем: 1) обвиняемый предполагается невиновным, пока его вина не доказана в судебном порядке; 2) всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого; 3) обязанность доказывания ложится на обвинителя.

Теперь сопоставим данную формулу принципа материальной истины с формулой принципа объективной истины. Объективное сопоставление этих формул показывает, что принцип объективной истины является всего лишь составляющей частью (хотя и весомой) принципа материальной истины, поскольку в его содержание не включена другая сторона принципа материальной истины - доказанность обвинения. Однако такой отказ от последней составляющей, на взгляд диссертанта, является необоснованным, поскольку лишают уголовно-процессуальную деятельность важных её черт.

Таким образом, следует нам прийти к выводу, что формула принцип ма- териальной истины в дореволюционном уголовном судопроизводстве была достаточно верна и объективна. Данная формула вполне приемлема (при ее адаптации к современным условиям) и в современных реалиях. Применительно к нашему исследованию данная формула проявляется в следующем: 1) в свободной оценке доказательств - в отсутствии всевозможных презумпций и фикций; 2) в свободном отношении должностных лиц - участников к речи или молчанию сторон; 3) в свободном определении способов доказывания; 4) обвиняемый предполагается невиновным, пока его вина не доказана в судебном порядке; 5) всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого; 6) обязанность доказывания ложится на обвинителя.

Принцип объективной (материальной) истины закреплен в ст. 49 и ч. 2 ст. 51 Конституции РФ, а также в ст. ст. 13, 20 УПК, ч. 2 ст. 71 УПК, ч. 2 ст. 77 УПК, ч. 2 ст. 309 УПК.

89

ГЛАВА 3. ВОЗДЕЙСТВИЕ СИСТЕМЫ ПРИНЦИПОВ

СОВРЕМЕННОГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

НА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

§ 1. Механизм регулятивного воздействия системы принципов

современного отечественного уголовного процесса

на досудебное производство

  1. В уголовном процессе слово «механизм» используется в сочетании со словом «деятельность» и означает порядок совершения действии “ . Применительно к нашему исследованию использование слова «механизм» означает порядок регулирующего воздействия системы принципов уголовного процесса на уголовно-процессуальную деятельность.

Сам же порядок регулирующего воздействия системы принципов уго- ловного процесса на уголовно-процессуальную деятельность проявляется в двух формах: вне уголовно-процессуальных отношений и посредством уголовно-процессуальных отношений.

Вне уголовно-процессуальных отношений система принципов уголов- ного процесса воздействует на уголовно-процессуальную деятельность через правосознание. Посредством него принципы внедряются в сознание участников уголовного процесса и тем самым оказывают влияние на их поведение, в результате чего оказывается воздействие на уголовно-процессуальную деятельность. При этом, возможно выделение двух способов реализации системы принципов уголовного процесса: 1) воздержание от действий, запрещенных принципами уголовного процесса; 2) совершение активных действий по реализации системы принципов уголовного процесса.

Первый способ реализации системы принципов уголовного процесса проявляется в том, что участники уголовно-процессуальной деятельности не совершают действий, относительно которых в принципах имеется соответствующее запрещение. Например, должностные лица - участники уголовно-

128 Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М.: Юрид. лит., 1989. - С. 90.

90 процессуальной деятельности не совершают действий, которые бы ущемляли

законные интересы других участников процесса, а также иных лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Второй способ реализации системы принципов уголовного процесса про- является в том, что участники уголовного процесса и другие лица, опосредованные уголовным судопроизводством, совершают активные действия по реализации принципов. Причем специфика этих действий такова, что они не всегда направлены на получение конкретного результата. Например, мировоззренческая идея об участии народного элемента в уголовном судопроизводстве (принцип народовластия) требует от населения участия в уголовном судопроизводстве, однако, присутствие публики в зале судебного заседания не обязывает (формально) ни к чему ни присутствующих в качестве зрителей, ни суд.

У рассматриваемой формы воздействия системы принципов уголовного процесса есть ряд преимуществ по сравнению с формой воздействия принципов уголовного процесса на уголовно-процессуальную деятельность посредством уголовно-процессуальных отношений. Во- первых, рассматриваемая форма воздействия системы принципов уголовного процесса, по мнению В.Т. Томина, более динамична, поскольку в ней отсутствуют посредники (например, уголовно- процессуальные нормы). В связи с этим, мировоззренческие идеи реализуются по формуле: «идея - поведение». Во-вторых, регу- лирующие воздействие системы принципов уголовного процесса на уголовно-процессуальную деятельность посредством правосознания распространяется на больший круг лиц. Наряду с воздействием мировоззренческих идей на участников уголовного процесса, оказывается влияние и на лиц, выполняющих сопряженную деятельность, а также, иных лиц, находящихся под впечатлением проявлений принципов уголовного процесса129.

129 К лицам, находящимся под впечатлением проявлений принципов уголовного процесса, в настоящем исследовании понимаются лица, которым информация о мировоззренческих идеях относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве стала известна не из уголовно-процессуальных источников, например, из сообщений средств массовой информации.

91 Вместе с тем, данный способ не лишен недостатков. Поскольку каждой

социальной группе характерно свое правосознание, свои нравственные нормы, постольку и восприятие мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве в разных группах неодинаково. По-разному воспринимают их и должностные лица - участники уголовного процесса, что в свою очередь может проявиться через ущемление законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. В связи с этим, в теории уголовного процесса предусмотрена ещё одна форма реализации системы принципов уголовного процесса - посредством уголовно-процессуальных отношений.

На наш взгляд, применительно к задачам нашего исследования, эле- ментом, достаточным для характеристики механизма воздействия системы мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголовном процессе на уголовно-процессуальную деятельность, является уголовно-процессуальная норма (норма уголовно- процессуального закона, закрепляющая порядок реализации системы принципов уголовного процесса)130, обусловленная системой принципов уголовного процесса.

Исходя из сказанного, охарактеризуем механизм регулятивного воз- действия системы принципов на уголовно-процессуальную деятельность. Для этого разобьем его на два этапа. Первый этап характеризует период от зарождения системы принципов уголовного процесса до её проведения в нормы уголовно-процессуального закона. Такое проведение может быть осуществлено тремя способами:

1) посредством указания в законе наименования принципа. Этот способ реализации системы принципов уголовного процесса характерен для се- годняшних проектов УПК РФ;

Ранее, в главе первой, диссертант использовал данный элемент для характеристики статистической и динамической связи системы принципов уголовного процесса. Здесь же данный элемент будет использован для раскрытия и характеристики механизма воздействия системы принципов на уголовно-процессуальную деятельность,

92

2) посредством раскрытия в законе содержания принципа. Так, в ст. 3

УПК описывается содержание принципа публичности: суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию;

3) посредством проведения мировоззренческой идеи через множество частных норм, регулирующих процедуру уголовно-процессуальной деятель ности. К примеру, ст. 4 УПК гласит: никто не может быть привлечен в ка честве обвиняемого не иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом131.

В сущности данный этап регулятивного воздействия системы принципов нами уже был рассмотрен во второй главе нашего исследования. Здесь же мы рассмотрим порядок реализации идей-принципов в зависимости от уровней мыслительной деятельности субъектов уголовно- процессуальной деятельности и форм её проявлений в позитивном уголовном процессе. При этом, диссертант намерен выделить специфичность проявления системы принципов уголовного процесса на каждом из этих уровней.

На уровне мыслительно-практической деятельности в российском уго- ловном процессе преобладают черты инквизиционного процесса (почти полное отсутствие гласности, ограниченные возможности обвиняемого защищаться, письменность производства и т.д.), а на уровне мыслительно-проверочной - обвинительного (состязательного) (публичность заседаний, обеспечение права подсудимому защищаться самому, иметь защитника, оценка доказательств судьями по внутреннему убеждению и т.д.). Принципы уголовного процесса проявляются сообразно этим уровням мыслительной деятельности и, следовательно, различным образом воздействуют на деятельность уголовно- процессуальную.

131 Томин В.Т. К вопросу о понятии принципа советского уголовного процесса / Труды Высшей школы. Вып. 12. -Москва.1965. -С. 197.

93 На досудебных стадиях они детерминируют его общие условия, кото- рые в своей совокупности являют собой систему наиболее общих идей, характеризующих досудебное производство и отражающих его сущность. Однако в процессуальной литературе вопрос о таких идеях, как правило, не ставился. Ранее считалось достаточным рассматривать воплощение системы принципов уголовного процесса на этапе досудебного производства только применительно к двум его формам: дознанию и предварительному следствию, забывая еще одну его форму - протокольную.

Такой подход нам представляется не совсем удачным. Ибо, система принципов уголовного процесса предопределяет на досудебных стадиях не какую-либо часть уголовно-процессуальной деятельности, хотя и весомую, а всю её, включая все формы, т. е. мировоззренческие идеи уголовного судопроизводства, в специфических условиях досудебного производства, детерминируют все досудебное производство. С одной стороны данная детерминация производится в резко выраженных общих условиях инквизиционного процесса. С другой, система принципов уголовного процесса предопределяет уголовно-процессуальную деятельность в менее выраженных общих условиях, присущих протокольной форме досудебной подготовки материалов.

Объективное сопоставление и анализ двухстороннего воздействия сис- темы принципов уголовного судопроизводства на уголовно- процессуальную деятельность показывают, что больших различий между общими условиями предварительного расследования и общими условиями для протокольной формы досудебной подготовки материалов нет, поскольку и первые, и вторые являются формами инквизиционного досудебного российского уголовного процесса.

Регулятивное воздействие системы принципов уголовного судопроиз- водства на уголовно-процессуальную деятельность осуществляется сообразно способу (форме) досудебного производства. При этом, в каждом случае

94 такого воздействия различны и проявляющиеся свойства системы принципов

уголовного процесса.

Привычнее для процессуалистов они звучат как общие условия предва- рительного расследования. Под ними в настоящем исследовании понимаются такие обусловленные целью уголовного процесса условия, которые установлены законом в качестве общеобязательных или общевозможных для всех производств, осуществляемых в форме предварительного расследования132.

Отталкиваясь от сказанного, сформулируем понятие общих условий досудебного производства. Общие условия досудебного производства - это такие обусловленные целью уголовного процесса условия, которые установлены законом в качестве общеобязательных или общевозможных для всех форм досудебных производств. Эти общие условия в своей совокупности образуют систему, состоящую из следующих элементов: 1) осуществление досудебного производства специально на то уполномоченными государственными органами; 2) разграничение законом компетенции между органами, осуществляющими досудебное производство. Подследственность; 3) процессуальная самостоятельность органов, осуществляющих досудебное производство; 4) прокурорский надзор; 5) сотрудничество органов, осуществляющих досудебное производство, с оперативными, криминалистическими аппаратами, дежурными частями и между собой; 6) привлечение населения к осуществлению досудебного производства; 7) ограничение сроков досудебного производства: его быстрота; 8) обеспечение лицам, вовлеченным в досудебное производство возможности защиты своих законных интересов. Участие на судебном производстве защитника и других представителей участников уголовного процесса, отстаивающих в нем свой признаваемый законом интерес; 9) возможности соединения и выделения уголовных дел; 10) участие в производстве следственных действий - понятых - удостоверителей; 11) необходимость специального разрешения для предания гласности данных

Томин В.Т. Общие условия предварительного расследования. В кн.: Практикум по уголовному процессу. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1990. - С. 47.

95 досудебного производства; 12) письменность и строгая регламентированность фиксации хода и результатов досудебного производства; 13) необходимость процессуального акта признания для вступления в стадию участников уголовного процесса, отстаивающих в нем свой признаваемый законом интерес; 14) желательность принятия мер для выявления и устранения об-стоятельств, способствовавших совершению преступления .

Руководствуясь сказанным, рассмотрим механизм регулятивного воз- действия совокупности принципов уголовного судопроизводства на уголовно-процессуальную деятельность. При этом структура данного механизма воздействия состоит из трех уровней. На первом - базовом уровне - это принципы, наиболее общие мировоззренческие идеи, пронизывающие весь процесс, непосредственного регулирующего воздействия не оказывают. На втором уровне идут общие условия, которые находят свое выражение в конкретных правовых нормах, а последние уже непосредственно регулируют по-

134

ведение участников уголовного процесса .

Итак, учитывая данную структуру механизма регулятивного воздейст- вия системы принципов, приступим к его рассмотрению посредством реализации конкретных мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве.

Механизм регулятивного воздействия принципа законности на уголовно-процессуальную деятельность на досудебном производстве. Прежде чем рассмотреть механизм регулятивного воздействия принципа законности на уголовно-процессуальную деятельность на досудебном производстве, диссертант напомнит его содержание. Согласно последнему, содержание принципа законности в уголовном процессе характеризуется тремя составляющими: 1) наличием оптимального
количества процессуальных

133 Система общих условий досудебного производства диссертантом была сконструиро вана по аналогии с системой общих условий предварительного расследования, разрабо танной В.Т. Томиным.

134 Томин В.Т. Указ. соч.

96 норм; 2) их скрупулезным соблюдением; 3) предоставлением свободы выбора, усмотрения в рамках и пределах, предоставленных уголовно- процессуальным законом. Это базовый (первый) уровень механизма регулятивного воздействия принципа законности. На нем он, как правило, непосредственного регулирующего воздействия посредством правовых норм на поведение участников не оказывает. Здесь принцип всего лишь постулирует неукоснительное соблюдение закона.

Принцип законности начинает оказывать воздействие на поведение участников уголовного процесса после воплощения в его следующих общих условиях: 1) ограничение сроков досудебного производства: его быстроте; 2) письменности и строгой регламентированности фиксации хода и результатов досудебного производства.

Поскольку каждое из этих условий досудебного производства нашло свое закрепление в нормах УПК, постольку оно уже оказывает регулирующие воздействие на участников уголовно-процессуальной деятельности на досудебном производстве. Следовательно, для демонстрации механизма регулирующего воздействия принципа законности посредством его воплощения через круг общих условий на досудебном производстве достаточно будет указать на нормы УПК, отражающие сущность вышеуказанных общих условий.

Общее условие ограничение сроков досудебного производства: его бы- строта, как средство проявления принципа законности, определяет временные границы и тем самым вкладывает свою толику в точное и неукоснительное соблюдение процессуальных норм на досудебном производстве. По действующему уголовно-процессуальному законодательству временные границы досудебного производства зависят от его форм. При объединении стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования в одну стадию - досудебное производство (что мы сделали выше), временные границы последней складываются из временных границ объединенных стадий. Иными словами, когда мы будем говорить о той или иной форме досудебного произ-

97 водства мы будем складывать максимальный срок стадии возбуждения уголовного дела с максимальным сроком стадии предварительного расследования (в тех случаях, когда из нормы уголовно-процессуального закона явствует этот срок).

Теперь необходимый комментарий. По общему правилу, закрепленному в ст. 133 УПК, срок предварительного следствия равен двум месяцам. В этот срок включается время со дня возбуждения уголовного дела и до момента направления прокурору дела с обвинительным заключением или постановлением о передаче дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, либо до прекращения или приостановления производства по делу (ч. 1 ст. 133 УПК). Таким образом, исходя из этого общего правила о двухмесячном сроке предварительного следствия и максимальном сроке стадии возбуждения уголовного дела (десять суток) общий «первичный» срок предварительного следствия будет равным двум месяцам десяти суткам. Данный срок предварительного следствия может быть продлен районным, городским прокурором, военным прокурором гарнизона, объединения, соединения и приравненными к ним прокурорам ещё на один месяц, а по делам, расследование которых представляют особую сложность, прокурор субъекта РФ и приравненные к нему прокуроры или их заместители могут продлить срок предварительного следствия еще на три месяца. Дальнейшее продление срока может произведено только в исключительных случаях Генеральным прокурором РФ или его заместителем (ч. 2, 3 ст. 133 УПК).

Теперь перейдем к сроку следующей формы досудебного производства - дознания. Этот срок зависит от вида дознания. Исходя из этого, мы выделяем три срока дознания. Первый срок дознания равен десяти суткам со дня возбуждения дела - при осуществления дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно (ч.1 ст. 121 УПК). Второй - одному месяцу - по делам по которым производство предварительного следствия не обязательно (ч. 2 ст. 121 УПК). Третий - двадцати дням (по де-

98 лам о преступлениях перечисленных в ст. 414 УПК, когда
наличествуют

обстоятельства, препятствующие осуществлению производства в протокольной форме досудебной подготовки материалов). При этом, следует иметь ввиду, что в связи с тем, что диссертантом были объединены стадии возбуждения уголовного дела и стадия предварительного расследования в одну стадию - досудебное производство, сроки видов дознания должны быть увеличены на десять суток.

По протокольной форме досудебной подготовки материалов дела срок досудебного производства равен десяти дням (ч. 1 ст. 415 УПК).

Таким образом, из вышеизложенного явствует, что ограничение сроков досудебной подготовки является общим условием досудебного производства, которое посредством своего закрепления ст. ст. 121, 133, 415 УПК является одним из «рычагов» воздействия на участников уголовно-процессуальной деятельности.

Одним из общих условий («рычагов») воздействия принципа законности на уголовно-процессуальную деятельность в досудебном производстве является его письменность и строгая регламентированность фиксации хода и результатов. Данное общее условие закреплено в ст. ст. 141, 141 (1), 142 УПК. Благодаря этим нормам, рассматриваемое общее условие оказывает воздействие на поведение участников уголовно- процессуальной деятельности. Воздействием указанного общего условия следователь обязан о производстве каждого следственного действия составить протокол в котором указать: место и дату производства следственного действия, время его начала и окончания, должность и фамилию лица, составившего протокол; фамилию, имя, отчество каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а также иные сведения, указанные в ст. 141 УПК.

Из изложенного видно, что принцип законности, воплотившись в такое общее условие досудебного производства, как письменность и строгая регламентированность фиксации хода и результатов досудебного производства,

99 оказывает регулирующее воздействие на уголовно-процессуальную деятельность.

Механизм регулятивного воздействия принципа разделения про- цессуальных функций на уголовно-процессуальную деятельность в досудебном производстве. Принцип разделения процессуальных функций на досудебном производстве проявляется в двух общих условиях досудебного производства: 1) разграничение законом компетенции между органами, осуществляющими досудебное производство; 2) сотрудничество органов, осуществляющих досудебное производство, с оперативными, криминалистическими аппаратами, дежурными частями и между собой.

Первое, из этих условий, отражено в ст. ст. 119, 120, 126, 132, 415 УПК. Анализ данных статей показывает, что совокупность, закрепленных в них положений, оказывает регулирующее воздействие на поведение участников уголовного процесса. Данное воздействие сводится к трем элементам: 1) разграничение компетенции между органами предварительного следствия, с одной стороны, и дознания, с другой, а равно между различными следственными аппаратами и органами дознания осуществляется по установленной законом подследственности уголовных дел; 2) разграничение компетенции между территориальными органами внутри этих систем осуществляется по установленным законом правилам относительно места досудебного производства; 3) разграничение компетенции между звеньями внутри каждой из

135

систем осуществляется ведомственным регулированием .

Регулирующие воздействие принципа разделения процессуальных функций на досудебном производстве этим не исчерпывается. Поскольку анализируемый принцип предполагает, с одной стороны, разграничение компетенции между органами, осуществляющими досудебное производство с целью их отраслевой и процессуальной специализации, с последующим повышением эффективности уголовного судопроизводства, с другой, - сотруд-

135 Томин В.Т. Общие условия предварительного расследования. В кн.: Практикум по уголовному процессу. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1990. - С. 47.

100 ничество между органами, которые разграничены между собой законом.

Вторая сторона регулирующего воздействия принципа разделения процессуальных функций и есть его проявление на досудебном производстве в «ранге» общего условия.

При этом, при рассмотрении этого (второго) общего условия следует учитывать больше его внутреннюю сущность, чем внешнее проявление. Внутренняя сущность общего условия - сотрудничество органов, осуществляющих досудебное производство, с оперативными, криминалистическими аппаратами, дежурными частями и между собой - заключается в том, что сотрудничество (взаимодействие в узком смысле) указанных органов - это совместная или согласованная в пространстве и времени деятельность двух и большего числа субъектов по достижению одной или нескольких целей. Применительно к нашему исследованию данная деятельность характеризуется взаимовлиянием, воздействием и включает обмен людьми, деятельностью, информацией с целью защиты законных интересов физических и юридических лиц136.

Механизм регулятивного воздействия принципа публичности на уголовно-процессуальную деятельность в досудебном
производстве.

Данное определение, сформулированное В.Т. Томиным, отражает доминирующий в юридической литературе подход к раскрытию сути сотрудничества государственных органов, ведущих процесс. Кроме того, В.Т. Томин, В.И. Бадашханов, Г.Н. Козырев М.П. Поляков, А.В. Агутин справедливо полагают, что на уровне больших систем их воздействие друг на друга принято называть взаимодействием в широком смысле, а на уровне малых - при совместной или согласованной в пространстве и времени деятель- ность двух и большего числа субъектов по достижению одной или нескольких целей - взаимодействие в узком смысле или сотрудничество. Томин В.Т. Дис… д-ра юрид. наук. -М., 1982. - С. 35—41; См.: Бадашханов В.И. Народный элемент в уголовном судопроизводстве в современных условиях: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1993. - С. 3; Козырев Г.Н. Взаимодействие следователя и защитника- адвоката в достижении цели уголовного процесса: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Киев, 1987. - С. 9; Поляков М.П. Налоговая полиция как орган дознания. - С. 164; Агутин А.В. Правовые и тактические аспекты частной сыскной деятельности. - С. 210. Под государственными органами, ведущими уголовный процесс диссертант понимает те государственные органы и лица, которые в силу закона обязаны принимать меры к раскрытию, расследованию и разрешению общественно-опасных деяний и наделенные необходимой компетенцией. См.: В.Т. Участники советского уголовного процесса // Практикум по советскому уголовному процессу. Вып. 1. -Горький, 1988. -С. 32.

101 Принцип публичности на досудебном производстве проявляется в
таком

общем условии, как производство досудебного производства специально на то уполномоченными государственными органами. Нормативное воплощение - ст. ст. 125, 117-120 УПК. Регулирующее воздействие положений, закрепленных в перечисленных статьях на уголовно- процессуальную деятельность заключается, во-первых, в возложении производства предварительного следствия только на следователей прокуратуры, а также следователей органов внутренних дел, следователей органов федеральной службы безопасности и следователей федеральных органов налоговой полиции (ст. 125 УПК). Во-вторых, в указании на исчерпывающий перечень лиц и органов, могущими быть органами дознания (ст. 117 УПК). В-третьих, в обязанности органов дознания принимать необходимые оперативно-розыскные и иные предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, а также для предупреждения и пресечения преступлений (ст. 118 УПК). В-четвертых, в обязанности органов дознания возбуждения уголовного дела при обнаружении признаков преступления и принятия по нему всех мер, предусмотренных уголовно-процессуальным законом (ч. 1. ст. 119 и ч. 1 ст. 120 УПК).

Механизм регулятивного воздействия принципа участия народного элемента в уголовном судопроизводстве на уголовно- процессуальную деятельность в досудебном производстве. Принцип участия народного элемента в уголовном судопроизводстве в досудебном производстве проявляется в досудебном производстве в качестве общего его условия - привлечение населения к осуществлению досудебного производства. Данное общее условие досудебного производства закреплено в ст. ст. 70 ч. 2, 94-95, 108 ч. 1, 128 УПК. В соответствии с указанными нормами, регулирующее воздействие принципа участия народного элемента в уголовном судопроизводстве, опосредованное общим условием досудебного производства (при- влечение населения к осуществлению досудебного производства) таково: 1) граждане при осуществлении досудебного производства по уголовному

102 делу вправе представлять доказательства должностным лицам - участникам

процесса (ч. 2 ст. 70 УПК); 2) граждане и их объединение (общественная организация) вправе ручаться за надлежащее поведение и явку подозреваемого и обвиняемого по вызову лица, производящего дознание, следователя и прокурора (ст. ст. 94-95); 3) заявления, письма граждан и сообщения общественных организаций рассматриваются как поводы для возбуждения уголовного дела (п.п. 1,2 ч. 1 ст. 108 УПК). Кроме того, регулирующее воздействие принципа участия народного элемента в уголовном судопроизводстве в досудебном производстве еще заключается и в использовании следователем помощи общественности для раскрытия преступлений и для розыска лиц, их совершивших, а также для выявления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступлений (ст. 128 УПК).

Механизм регулятивного воздействия принципа процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса на уголовно- процессуальную деятельность в досудебном производстве. Принцип процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса на досудебном производстве, на наш взгляд, проявляется в двух его общих условиях: ^процессуальной самостоятельности органов досудебного производства137; 2) прокурорском надзоре.

Первое общее условие досудебного производства закреплено в ряде уго- ловно-процессуальных норм (ст. ст. 22, 23 Конституции РФ и ст. ст. 119, 120, 127, 127 (1), 415 УПК). Объективный анализ данных норм показывает,

137 Это общее условие детерминируется не только принципом процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса, но и принципом объективной (материальной) истины. В связи с этим, содержание общего условия - процессуальной самостоятельности органов досудебного производства складывается из двух составляющих. Первая состоит из совокупности элементов, детерминированных принципом процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса. Вторая, - состоит из совокупности элементов, детерминированных принципом объективной (материальной) истины. Исходя из изложенного, мы поступим следующим образом, сначала мы рассмотрим первую составляющую анализируемого общего условия, а затем, при изложении механизма регулирующего воздействия принципа объективной (материальной) истины рассмотрим вторую.

103 что все общеобязательные веления, обеспечивающие процессуальную самостоятельность органов досудебного производства, заключенные в этих нормах сводятся к следующему. Первое, - при производстве досудебного производства следователь: 1)
самостоятельно решает вопрос: о возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст. 112 УПК), об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. ст. 113 УПК), о направлении заявления или сообщения по подследственности (ст. 114 УПК); 2) все решения о направлении следствия и производстве следственных действий принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора или разрешения от суда (ч. ч. 2 ст. ст. 22, 23 Конституции РФ и ч. 1 ст.
127 УПК); 3) в случае несогласия с указаниями прокурора о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления, об объеме обвинения, о направлении дела для назначения дела к судебному разбирательству и о прекращении дела следователь вправе представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений (ч. 2 ст. 127); 4) по делам, по которым предварительно следствие обязательно, следователь вправе в любой момент приступить к производству предварительного следствия (ч.З ст. 127 УПК); 5) по расследуемым им делам вправе давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий и тре- бовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий (ч. 4 ст. 127 УПК); 6) выносит постановления по находящимся уголовным делам, которые являются обязательными для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 5 ст. 127 УПК).

Второе, - орган дознания процессуально менее самостоятелен по срав- нению со следователем, однако, это не значит, что он вовсе не наделен процессуальной самостоятельностью при осуществлении дознания. Данный вывод следует из анализа уголовно-процессуальных норм, регламентирующих деятельность органа дознания при осуществлении дознания. В подтверждение сказанного диссертант приведет два
весомых, на его взгляд, аргумента.

104 Первый - процессуальная самостоятельность органа дознания есть проявление принципа процессуальной независимости должностных лиц- участников уголовного процесса, который, взаимодействуя с иными принципами уголовно-процессуальной деятельности на досудебном производстве «опекает» заложенную в себе мировоззренческую идею от агрессивности иных мировоззренческих идей. Кроме того, в рассматриваемом механизме регулятивного воздействия системы мировоззренческих идей относительного сущего и должного на досудебном производстве отсутствует противоположная идея того же уровня и характера идеи о процессуальной независимости органа дознания. Имеющиеся же частные идеи о процессуальной несамостоятельности органа дознания нейтрализуются агрессивностью как самого принципа, так и свойств системы принципов уголовного процессуальной деятельности или производной от них системы общих условий. Поскольку, частная идея уголовно-процессуальной деятельности (тем более идущая в разрез с основными его началами) не может вступать в противоречие с руководящей для неё идеей.

Второй аргумент, отстаивающий процессуальную самостоятельность ор- гана дознания, базируется на действующих уголовно-процессуальных нормах. В соответствии с ч. 1 ст. 119 УПК при наличии признаков преступления, по которым производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь правилами уголовно-процессуального закона, производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления. Анализ данного положения показывает, что орган дознания все решения принимает самостоятельно, за исключением проведения тех следственных действий, для которых требуется санкции прокурора или разрешения суда. Однако данное ог- раничение процессуальной самостоятельности органа дознания в рассматриваемом ракурсе ни на йоту не больше ограничения процессуальной самостоятельности следователя.

105 Еще больше проявляется процессуальная самостоятельность
органа

дознания по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, поскольку по ним орган дознания уже не ограничен возбуждением уголовного дела и производством неотложных следственных действий, как по делам, по которым предварительное следствие обязательно, а вправе принимать все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, руководствуясь при этом правилами, установленными УПК для предварительного следствия.

Кроме того, весомая часть процессуальной самостоятельности органа дознания на досудебном производстве заключена в ст. 415 УПК. В соответствии с данной нормой орган дознания при осуществлении досудебной подготовки материалов дела в процессуальном плане полностью самостоятелен.

Из вышеизложенного видно, что в действующем уголовном судопроиз- водстве орган дознания процессуально достаточно самостоятелен. Поэтому он является полноправным субъектом досудебного производства и в отношении его в полном объеме распространяется как мировоззренческая идея о процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса, так и общее условие досудебного производства - процессуальная самостоятельность органов досудебного производства.

Теперь перейдем ко второму (по счету, но не по сущности) общему усло- вию, детерминированному принципом процессуальной независимости долж-

138

ностных лиц, участников уголовного процесса - прокурорскому надзору
.

Прокурорский надзор на досудебном производстве, с одной стороны, являет собой общее условие досудебного производства, с другой, характеризует процессуальную са- мостоятельность прокурора, как органа, осуществляющего досудебное производство по уголовному делу. Поэтому, излагая формы прокурорского надзора, диссертант одновременно раскрывает и процессуальную самостоятельность прокурора на досудебном производстве. В таком подходе мы не видим ничего плохого или нелогичного, поскольку обе стороны прокурорского надзора являются специфическими проявлениями принципа процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса.

106 В самом общем виде139 прокурорский надзор, как одно из проявлений принципа процессуальной независимости должностных лиц - участников уголовного процесса на досудебном производстве (его общее условие), закреплен в ст. 211 УПК и ст. ст. 2, 25, 26, 27 Закона о прокуратуре140. В соответствии с этими нормами прокурор в пределах своей компетенции осуществляет надзор и координацию деятельности органов уголовного преследования на досудебном производстве в следующих формах: 1) требует от органов дознания и предварительного следствия для проверки уголовные дела, документы, материалы и иные сведения о совершенных преступлениях, ходе дознания, предварительного следствия и установления лиц, совершивших преступления; проверяет не реже одного раза в месяц исполнение требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлений; 2) отменяет незаконные и необоснованные постановления следователей и лиц, производящих дознание; 3) дает письменные указания о расследовании преступлений, об избрании, изменении или отмене меры пресечения, квалификации преступления, производстве отдельных следственных действий и розыске лиц, совершивших преступления; 4) поручает органам дознания исполнение постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу, производстве обыска, выемки, розыске лиц, совершивших преступления, выполнение других следственных действий, а также дает указания о принятии необходимых мер для раскрытия преступлений и обнаружения лиц, их совершивших, по делам, находящимся в производстве прокурора или следователя прокуратуры; 5) участвует в производ-

Диссертант полагает, что для показа механизма регулирующего воздействия принципа законности нет надобности в раскрытии тонкостей того или иного общего условия. Кроме того, мы далеки от мысли, что здесь надо давать характеристику каждому общему условию досудебного производства, поскольку подобная характеристика не обоснованно бы расширяла предмет настоящего исследования. Поэтому наше комментирование общего условия досудебного производства будет сводиться на его закреплению в нормах УПК, посредством которых оказывается регулирующие воздействие на участников уголовного процесса.

140 Федеральный закон от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации» в ред. ФЗ от 23 декабря. 1998 г. // РГ. 1999. 17 февраля.

107 стве дознания и предварительного следствия и в необходимых случаях лично

производит отдельные следственные действия или расследование в полном объеме по любому делу; 6) санкционирует производство обыска, отстранение обвиняемого от должности и другие действия следователя и органа дознания в случаях, предусмотренных УПК; 7) продлевает срок расследования и содержания под стражей в качестве меры пресечения; 8) возвращает уголовные дела органам дознания и предварительного следствия со своими указаниями о производстве дополнительного расследования; 9) изымает от органа дознания и передает следователю любое дело, передает дело от одного органа предварительного следствия другому в целях обеспечения наиболее полного и объективного расследования; 10) отстраняет лицо, производящее дознание, или следователя от дальнейшего ведения дознания или предварительного следствия, если ими допущено нарушение закона при расследовании дела; 11) возбуждает уголовные дела или отказывает в их возбуждении; прекращает либо приостанавливает производство по уголовным делам; дает согласие на прекращение уголовного дела следователем или органом дознания в тех случаях, когда это предусмотрено УПК; утверждает обвинительные заключения (постановления); направляет уголовные дела в суд.

Таким образом, из изложенного видно, что прокурорский надзор является весомой частью специфического проявления принципа процессуальной независимости должностных лиц - участников уголовного процесса.

Механизм регулятивного воздействия принципа обеспечения за- конных интересов личности в уголовном процессе на уголовно- процессуальную деятельность в досудебном производстве. Принцип обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе на досудебном производстве проявляется в двух его общих условиях: 1) обеспечение лицам, вовлеченным в досудебное производство возможности защиты своих законных интересов. Участие на досудебном производстве защитника и других представителей участников уголовного процесса, отстаивающих в нем свой признаваемый законом интерес; 2) необходимость процессуального

108 акта признания для вступления в стадию участников уголовного процесса,

отстаивающих в нем свой признаваемый законом интерес. Рассмотрим правовое закрепление этих общих условий в нормах уголовного процессуального закона.

Начнем с обеспечения лицам, вовлеченным в досудебное производство возможности защиты своих законных интересов и участия на судебном производстве защитника, а также других представителей участников уголовного процесса, отстаивающих в нем свой признаваемый законом интерес. Данное общее условие досудебного производства возможно рассматривать в формальном и материальном смысле. В формальном смысле рассматриваемое общее условие заключается в том, что лицам, вовлеченным в досудебное производство предоставляется возможность пользоваться помощью защитника или представителя, деятельность которых, направлена на установление фактических данных и их «освещение» с точки зрения интересов данных лиц.

В формальном смысле это общее условие досудебного производства за- креплено в ст. ст. 46, 47-51, 53, 54, 55, 56, 70 ч. 2 УПК. Исследование указанных норм= позволяет выделить следующие Положения: 1) подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик обладают достаточными «собственными» процессуальными правами для защиты своих законных интересов: представлять доказательства, заявлять ходатайства, отводы, приносить жалобы и т.д. (ст. ст. 46, 52, 53, 54, 55, 70 ч. 2 УПК); 2) подозреваемому и обвиняемому обеспечивается защита их законных интересов посредством привлечения защитника (ст. ст. 46, 47-52, 426 УПК); 3) потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик вправе иметь защитника (ст. 56 УПК).

В материальном смысле общее условие обеспечения лицам, вовлечен- ным в досудебное производство возможности защиты своих законных интересов и участия на досудебном производстве защитника и других представителей участников уголовного процесса, отстаивающих в нем свой признавав-

109 мый законом интерес, означает такой порядок досудебного производства,

который проникнут полным беспристрастием и объективностью.

В этом смысле анализируемое общее условие проявляется в следующем: 1) прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельства дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие или отягчающие его ответственность обстоятельства (ч. 1 ст. 20 УПК); 2) прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав (ст. 58 УПК); 3) прокурор, следователь, орган дознания обязаны принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготовляемом преступлении и принять по ним решение (ч. 1 ст. 109 УПК); 4) обязательности удовлетворения ходатайств, имеющих значение для дела (ст. 131 УПК).

Таким образом, из вышеизложенного видно, что благодаря рассмотрен- ному общему условию принцип обеспечения законных интересов личности оказывает регулирующее воздействие на уголовно- процессуальную деятельность на досудебном производстве.

Теперь перейдем к рассмотрению к другого общего условия досудебно- го производства, детерминированного принципом обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе - необходимость процессуального акта признания для вступления в стадию участников уголовного процесса, отстаивающих в нем свой признаваемый законом интерес.

Данное общее условие закреплено в ст. ст. 136, 137, 138, 143 УПК. В соответствии с данными нормами регулирующее воздействие рассматриваемого общего условия сводится к следующему: 1) следователь установив, что преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред гражданину, по собственной инициативе или на основании заявления этого лица выносит постановление о признании его потерпевшим, о чем уведомляет потерпевшего и его представителя (ст. 136 УПК); 2) в случае предъяв-

по

ления гражданского иска следователь обязан вынести мотивированное постановление о признании гражданским истцом или об отказе в нем (ч.2 ст. 137 УПК); 3) следователь установив, что материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого, должны в силу закона нести родители, опекуны, попечители и другие лица либо предприятия, учреждения, организации, выносит мотивированное постановление о привлечении соответствующего лица или предприятия, учреждения, организации в качестве гражданского ответчика (ч.1 ст. 138 УПК); 4) при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения, следователь выносит мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 143 УПК).

Таким образом, принцип обеспечения законных интересов личности в уголовном судопроизводстве посредством общего условия досудебного производства (необходимости процессуального акта признания для вступления в стадию участников уголовного процесса, отстаивающих в нем свой признаваемый законом интерес) является одним из регуляторов поведения участников уголовного процесса, и, следовательно, воздействует на уголовно-процессуальную деятельность.

Механизм регулятивного воздействия принципа объективной (ма- териальной) истины на уголовно-процессуальную деятельность в досудебном производстве. Досудебному производству принцип объективной (материальной) истины «делегирует» ряд идей, которые нашли прямо или косвенно проявление в трех общих условиях досудебного производства, а именно: 1) возможности соединения или выделения уголовных дел; 2) участие в производстве следственных действий - понятых - удостоверителей; 3) желательность принятия мер для выявления и устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступлений. Это с одной стороны. С другой стороны, часть своих черт рассматриваемый принцип проявляет уже в рассмотренном нами общем условии - процессуальной самостоятельности органов досудебного производства. При этом, проявляемые черты принципа

Ill

объективной (материальной) истины в его общем условии досудебного производства, на наш взгляд, не тождественны проявляемым на досудебном производстве чертам принципа процессуальной независимости должностных лиц участников процесса . В силу этого, проявляемые черты принципа объективной (материальной) истины в общем условии - процессуальной самостоятельности органов досудебного производства оказывают регулирующее воздействие на уголовно-процессуальную деятельность.

Данное воздействие складывается из совокупности, проявляемых свойств принципа объективной (материальной) истины на досудебном про- изводстве. Они, на наш взгляд, таковы: 1) свободная оценка доказательств;

2) свободное отношении должностных лиц - участников к речи или молчанию участников процесса, отстаивающими в деле собственный
интерес; 3) 4) свободное определении способов доказывания; 4) предположение о невиновности обвиняемого на досудебном производстве; 5) возложение обязанности доказывания на обвинителя. 5) Исходя из изложенного, мы и рассмотрим регулирующее воздействие принципа объективной (материальной) истины на уголовно-процессуальную деятельность. Порядок этого рассмотрения будет таков. Сначала диссертант изложит регулирующее воздействие принципа объективной (материальной) истины по- средством его общих условий: 1) возможности соединения или выделения уго- ловных дел; 2) участие в производстве следственных действий - понятых - удо- стоверителей; 3) желательность принятия мер для выявления и устранения об- стоятельств, способствовавших совершению преступлений, а затем посредством части общего условия процессуальной самостоятельности органов досудебного производства, детерминированной рассматриваемым принципом.

Имея ввиду сказанное, приступим к рассмотрению механизма, регули- рующего воздействия принципа объективной (материальной) истины на уголовно-процессуальную деятельность на досудебном производстве.

Итак, общие условия: возможность соединения или выделения уголов- ных дел, участие в производстве следственных действий - понятых - удосто-

112 верителей, желательность принятия мер для выявления и устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступлений отражены в ст. ст. 21, 26, 135 УПК.

Регулирующие воздействие положений, закрепленных в этих нормах, на уголовно-процессуальную деятельность следующее: 1) при производстве дознания, предварительного следствия орган дознания, следователь, прокурор обязаны выявлять причины и условия способствующие совершению преступления (ст. 21 УПК); 2) могут быть соединены в одном производстве лишь дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений или же дела по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений, а равно в заранее не обещанном укрывательстве этих же преступлений и недонесения о них (чЛ ст. 26 УПК); 3) выделение дел допускается только в случаях, вызываемых необходимостью, если это не отразится на всесторонности, полноте и объективности исследования и разрешения дела (ч. 2 ст. 26 УПК); 4) при производстве осмотра, обыска, выемки, освидетельствования, а также других следственных действий, в случаях, предусмотренных УПК вызываются понятые. Понятые вызываются в количестве не менее двух (ч. 1 ст. 135 УПК).

Однако регулирующее воздействие принципа объективной (материаль- ной) истины на уголовно-процессуальную деятельность в досудебном производстве указанными положениями не исчерпывается. Регулирующие воздействие названного принципа, как нами было уже отмечено, осуществляется и посредством одной из вышеизложенной составляющей общего условия - процессуальной самостоятельности органов, осуществляющих досудебное производство. Эта составляющая данного общего условия в действующем уголовно-процессуальном законодательстве закреплена в ст. ст. 49, 51 Конституции РФ, а также ст. ст. 70, 71 УПК.

Регулирующее воздействие положений, закрепленных в названных нормах, таково: 1) каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном

113 федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу

приговором суда (ч. 1 ст. 49 Конституции РФ); 2) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ); 3) неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч.З ст. 49 Конституции РФ); 4) никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (ч.1 ст. 51 Конституции РФ); 5) обвиняемый вправе, но не обязан давать показания по предъявленному ему обвинению, а равно по поводу иных известных ему обстоятельств по делу и имеющихся в деле доказательств. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ст. 77 УПК); подозреваемый вправе дать показания по поводу обстоятельств, послуживших основанием для его задержания или заключения под стражу, а равно по поводу иных известных ему обстоятельств по делу (ст. 76 УПК); 6) прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием (ст. 71 УПК); 7) лицо, производящее дознание, следователь, прокурор по находящимся в их производстве делам вправе вызывать в порядке предусмотренном УПК, любое лицо для допроса или для дачи заключения в качестве эксперта; проводить осмотры, обыски и другие предусмотренные УПК следственные действия; требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные, и восстановления бухгалтерского учета за счет собственных средств; требовать про- изводства ревизий и документальных проверок (ч. 1 ст. 70 УПК); 8) все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора (ч. 3 ст. 70 УПК).

114 Таким образом, принцип объективной (материальной) истины на досудебном производстве оказывает регулирующее воздействие посредством его общих условий, а именно: 1) возможности соединения или выделения уголовных дел; 2) участия в производстве следственных действий - понятых удостоверителей; 3) желательности принятия мер для выявления и устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступлений оказывает, а также одной из составляющих процессуальной самостоятельности, оказывает весомое регулятивное воздействие на уголовно-процессуальную деятельность.

§ 2. Значение и практика применения системы принципов современного отечественного уголовного процесса на досудебном производстве

В самом общем виде значение системы принципов заключается в том, что они, являясь основными, исходными мировоззренческими идеями относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве детерминируют эффективную уголовно-процессуальную деятельность на досудебном производстве.

Под эффективной уголовно-процессуальной деятельностью в настоящем исследовании понимается такой порядок её организации, при котором каждое лицо, нуждающееся в защите своих законных интересов посредством уголовного судопроизводства, могло быстро и легко получить её, - это с одной стороны, с другой - и в то же время, суд, прокурор, следователь, орган дознания, лицо, производящее дознание, к которым обратилось, вышеупомянутое лицо, были в состоянии без лишней затраты труда удовлетворить его законные требования.

Исходя из сказанного, схематично попытаемся дать определение эффек- тивной уголовно-процессуальной деятельности. При этом, мы исходим из того, что эффективность досудебного производства во многом предопределяет-

115 ся эффективностью деятельности органов, применяющих нормы права141.

Поскольку судить об эффективности процессуального закона можно лишь на

основе анализа правоприменительной деятельности участников досудебного

производства. При этом понятие эффективности применимо лишь к дейст-

142 т-г

вию, к деятельности по применению норм, но не к самим нормам . Применительно к нашему исследованию, приемлемо следующее определение эффективности досудебного производства.

Эффективное досудебное производство - это такой порядок досудебного производства при котором законные интересы лиц, пострадавших от преступления защищаются быстро и легко, т.е. чем короче и легче путь от момента поступления повода к возбуждению уголовного дела в компетентный орган до направления дела прокурору с обвинительным заключением, тем эффективнее досудебное производство. Таким образом, из изложенного видно, что условно в эффективности досудебного производства возможно выделить две составляющие.

Первая составляющая характеризует количественный аспект эффектив- ности досудебного производства и представляет собой промежуток времени в течении которого органы досудебного производства установят все фактические данные, достаточные для направления уголовного дела с обвинительным заключением прокурору, для его последующего направления в суд. При этом, на этот аспект эффективности влияют различные факторы: организационные, материальные, кадровые и другие.

В данном исследовании мы остановимся на одном из них - организаци- онном. Поскольку большинство ученых-процессуалистов так или иначе свя-

Здесь мы солидарны с А.Д. Бойковым и Г.А. Тумановым, что эффективность органов, применяющих нормы права зависит от системы факторов, стимулирующих и деетимули-рующих деятельность, благоприятствующих ей или дезорганизующих её. См.: Бойков А.Д. Проблемы эффективности судебной защиты: Автореф. дис… д-ра. юрид. наук. -М., 1974. - СП; Туманов Г.А. Организация управления в сфере охраны обшественного порядка. - М., 1973.

142 Михайлов А.И. Проблемы эффективности предварительного следствия // Эффектив- ность применения уголовного закона. - М.: Юридическая литература, 1973. - С 181-182.

116

зывают эффективность досудебного производства со степенью приближения деятельности, к зафиксированной в ней модели. Такой моделью для деятельности на досудебном производстве выступает уголовно-процессуальная норма. Сама деятельность на досудебном производстве может приближаться к этой модели, но никогда, даже при самых идеальных условиях не будет соответствовать ей полностью. Именно степенью приближения деятельности на досудебном производстве к установленной уголовно-процессуальной нормой идеальной модели (организационной технологии деятельности) отмечают ученые процессуалисты и будет в основном определяться количественный критерий эффективности досудебного производства1 .

Однако с таким утверждением вряд ли стоит согласиться, поскольку проведенное исследование показывает, что 57 % судей и 63 % следователей отметили, что нормы уголовно-процессуального законодательства не учитывают условий и потребностей современной уголовно-процессуальной деятельности. Кроме того, судьи (72 %) и следователи (81 %) высказались о том, что модель уголовно- процессуальной деятельности, закрепленная в нормах уголовно- процессуального законодательства ставит перед лицами, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность недостижимую цель, теми способами и средствами, которые предусмотрены самими уголовно-процессуальными нормами.

Поэтому, на наш взгляд, следует полагать, что количественный показа- тель в оценке эффективности уголовно-процессуальной деятельности не должен быть доминирующим. Ибо, существует опасность того, что коли- чество, а не качество раскрытых и разрешенных уголовных дел станет основным показателем деятельности судей и следователей, поскольку гиперболизирующее акцентирование внимания в оценке эффективности уголовно-

143 См.: например, Ленский А.В. Указ. работа. - С. 100; Фаткуллин Ф.Н. Проблемы эф- фективности советского права. В кн.; XXIY съезд КПСС и проблемы повышения эффективности советского права / Под ред. Д.И. Фельдмана, В.П. Малкова. - Казань, 1973. -С. 16-17; Цыпкин А. Л. Очерки советского уголовного судопроизводства. - Саратов, 1975. - С. 3 и другие.

117 процессуальной деятельности только на количественном показателе способна привести к инфляционным процессам в самом критерии эффективности отношений, складывающихся в сфере уголовного судопроизводства. В следствие чего общий показатель количества расследованных и разрешенных уголовных дел будет достаточно высоким (в силу расследования и разрешения преступлений, лица по которым были известны уже в момент возбуждения уголовного дела или выставления значительного количества карточек на дополнительно выявленные преступления), а по так называемым неочевидным крайне низкий.

В подтверждение сказанного укажем на наметившиеся некоторые тре- вожные тенденции в деятельности следственных подразделений в РФ. Так, например, в 1999 году в России было зарегистрировано свыше 3 млн. преступлений (3.001. 748), из них было приостановлено за неустановлением либо нерозыском лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемого 784,3 тыс. преступлений, и из них 692,3 тыс. Тяжких, т.е. тяжких преступлений осталось нераскрытыми в шесть раз больше по сравнению с не тяжкими.

Таким образом, статистические данные убедительно свидетельствуют, что существует опасность в некачественной оценке деятельности следственных аппаратов РФ.

Кроме того, существует опасность, что в погоне за количественными показателями следственные органы попросту не будут расследовать сложные с точки зрения доказывания преступления. Так, по мнению начальника Следственного комитета при МВД России Н.Г. Соловьева неудовлетворительно расследовались уголовные дела о мошенничестве. Из 20,5 тысяч оконченных преступлений прекращено практически каждое третье, а в ряде автономных округов до 80 процентов. Еще более удручающее положение, по мнению начальника Следственного комитета при МВД РФ, сложилось с качеством расследования дел о преступлениях, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, приобретенных неза-

118 конным путем. В 1998-99 г.г. ежегодно выявлялось таких преступлений по

одной тысячи, однако проведенный анализ Следственным комитетом МВД РФ показал, что почти девяносто процентов из этих преступлений проходят в качестве дополнительных эпизодов, не имеющих отношения «к отмыванию денег». Например, в Самарской области по уголовному делу о краже автомашин и последующем их сбыте выставлены 24 дополнительные карточки по ч.З ст. 174 УК Российской Федерации.144

На наш взгляд, приведенные статистические данные наглядным образом показывают, что увлечение одним количественным показателем в оценке уголовно-процессуальной деятельности неоправданно. Поэтому, на наш взгляд, более оптимальной является оценка эффективности уголовно- процессуальной деятельности с позиции характеристики качества защиты законных интересов лиц, пострадавших от преступления.

При этом качество защиты законных интересов лиц, пострадавших от преступления, во многом предопределяется, проявляющимися чертами системы принципов на досудебном производстве. Подобное проявление системы принципов уголовного процесса на досудебном производстве условно складывается из двух элементов.

Первый элемент. Объективно существующая система принципов уго- ловного процесса значима для законодателя и законодательствования.

Второй элемент. Научно обоснованная, адекватно и строго отражающая сущность уголовного судопроизводства имеет значение для правоприменительной деятельности участников уголовного процесса и для формирования общественного и индивидуального правосознания.

Проанализируем, каждый из этих элементов.

Значение системы принципов уголовного процесса для законодателя и законодательствования на досудебном производстве. Значение сис- темы принципов уголовного процесса для законодателя и законодательство-

О результатах работы органов предварительного следствия в 1999 году. Письмо След- ственного комитета при МВД РФ от 17.02. 2000. №17/1-1192.

119 вания на досудебном производстве характеризуются двумя чертами. Первая

  • характеризует сущий уголовный процесс, вторая - должный.

Для сущего уголовного процесса значение системы принципов уголов- ного процесса, для законодателя состоит в том, что законодатель не должен без должной на то необходимости во вновь издаваемые нормы закладывать мировоззренческие идеи, противоречащие системе мировоззренческих идей действующего уголовного судопроизводства. Поскольку, несоблюдение этого правила способно привести в теоретическом плане к неустранимым противоречиям основных начал уголовно-процессуальной деятельности, т.е. к их дезингрессии. Под дезингрессиеи основных начал уголовно-процессуальной деятельности, на наш взгляд, следует понимать уменьшение полезных свойств системы принципов уголовного процесса в зависимости от способа сочетания самих принципов. Иными словами, свойство системы принципов о том, что сумма принципов уголовного процесса больше суммы своих частей, при дезингрессии переходит в свою противоположность, где система принципов уголовного процесса меньше суммы принципов уголовного процесса.

В практическом плане рассматриваемый процесс мировоззренческих идей способен привести не только к нейтрализации принципов, входящих в систему уголовно-процессуальной деятельности, но исчезнет, на наш взгляд, вероятно и всякое сопротивление этой деятельности по отношению к внешним для нее видам деятельности. А они всегда имеются, например, организованная преступная деятельность, которая системно враждебна уголовно-процессуальной деятельности, и которая, развертываясь по своим направлениям, способна нарушать или разрушать не только форму, но и содержание уголовно-процессуальной деятельности.

В рассматриваемом ракурсе это будет, например, субъективное умале- ние мировоззренческой идеи об обеспечении законных интересов лиц, пострадавших (потерпевших) от преступления и субъективная гиперболизация идеи о защите законных и незаконных интересов лиц, совершивших общест-

120 венно опасные деяния приведет к уменьшению целостных свойств системы

принципов уголовного процесса, а, следовательно, к снижению
эффективности уголовно-процессуальной деятельности.

Так, например, проведенное нами исследование показывает, что значи- тельная часть опрошенных нами сотрудников органов предварительного расследования (22 %) высказались за то, что принцип законности сегодня имеет большее значения по сравнению с такими принципами, как объективной истины, процессуальной независимости должностных лиц участников процесса, участия народного элемента в уголовном процессе, обеспечения законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство и публичности.

Другая часть проинтервьюированных сотрудников органов внутренних дел (13 %) из названных принципов отдала предпочтение двум - принци- пу законности и принципу объективной истины. Одиннадцать процентов сотрудников органов предварительного расследования посчитали, что сегодня актуальнее принцип законности, принцип объективной истины, принцип процессуальной независимости должностных лиц участников процесса.

Другие опрошенные сотрудники органов предварительного расследова- ния актуальными на сегодняшний день называли принцип объективной истины (10 %), принцип законности и процессуальной независимости (9,5 %) и только три процента следователей и дознавателей считают актуальными сегодня все предложенные для выбора принципы145.

Мнения других сотрудников органов предварительного расследования об актуальности на сегодняшний день того или иного принципа распределились следующим образом: принцип законности + принцип объективной истины + принцип обеспечения законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство (6,5 %); принцип законности + принцип обеспечения законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство (3 %); принцип объективной истины + принцип процессуальной независимости (3 %); принцип законности + принцип процессуальной независимости + принцип разделения процессуальных функций (3 %). Оставшиеся респонденты называли актуальными различные принципы или их комбинации, но количественный показатель каждой позиции в отдельности достаточно мал (менее двух процентов) и поэтому диссертант воздержится от их анализа.

121

Ещё более удручающим является то, что по данным нашего исследо- вания большинство следователей чаще всего в своей деятельности руководствуются только двумя принципами законности и объективной истины (64,5 %), другими принципами они руководствуются только в зависимости от складывающиеся ситуации.

Приведенные результаты нашего исследования уже сегодня ясно говорят о том, что одним из факторов порождающих противоречие в процессе расследования преступлений снижающих эффективность уголовно- процессуальной деятельности является отсутствие системного понимания у сотрудников органов предварительного расследования как самой уголовно-процессуальной деятельности, так и стоящих перед ней задач и целей.

Такое системное непонимание сотрудниками органов предварительного расследования уголовно-процессуальной деятельности и стоящих перед ней задач говорит о том, что в настоящее время у следователей и дознавателей отсутствуют отчетливые ориентиры для принятия решений в процессе раскрытия и расследования и они не способны субъективно на сегодняшний день принимать решения, которые были бы объективно оптимальными. Кроме того, существует опасность того, что сотрудники органов предварительного расследования в своей деятельности будут принимать односторонние решения, возможно и полярно противоположные.

Значение системы принципов уголовно-процессуальной деятельно- сти для законодателя и законодательствования применительно к должному уголовному судопроизводству. Под должным уголовным судопроизводством в данном исследовании понимается такая его модель, отражающая закономерности уголовно-процессуальной деятельности, которая впитала в себя, с одной стороны, последние достижения науки и уголовно-процессуальной деятельности по эффективной защите законных интересов лиц, вовлеченных в неё, с другой, - имеет наименьшее сопротивление со стороны норм уголовно- процессуального права.

122 Наименьшим сопротивлением со стороны уголовно- процессуальных

норм обладает такая уголовно-процессуальная деятельность, которая, во-первых, соответствует объективно существующей системе принципов, во-вторых, между положениями, закрепленными в уголовно- процессуальных нормах, предусматривающими технологию уголовно- процессуальной деятельности и уголовно-процессуальной деятельностью по конкретному уголовному делу имеется наименьшее количество противоречий.

Руководствуясь изложенным диссертант закономерно приходит к выво- ду о том, что, разрабатываемые модели уголовно-процессуальной деятельности, должны учитывать отмеченные нами выше критерии её эффективности. Из сказанного, на наш взгляд, вытекает и значимость системы принципов уголовного процесса для законодателя. По мнению автора эта значимость такова. Законодатель должен разрабатывать и принимать уголовно-процессуальные нормы, закрепляющие систему мировоззренческих идей эффективной уголовно-процессуальной деятельности.

Применительно к досудебному производству эти идеи должны детер- минировать его общие условия таким образом, что бы они не связывали по рукам и ногам уголовно-процессуальную деятельность на данном этапе.

Однако, в разработанных моделях уголовно-процессуальной деятельно- сти (проектах УПК РФ) указанные нами обстоятельства не усматривается. Поскольку, наряду с противоречивостью, закрепленных в них идей относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве, механизм регулирующего воздействия системы принципов уголовного процесса настолько дисфункционален, что порой у диссертанта при объективном его анализе создается впечатление, что усилия разработчиков проектов УПК РФ были направлены не на оптимизацию национальной системы уголовно-процессуальной деятельность на досудебном производстве, а, наоборот, на её разрушение. В подтверждение своих слов диссертант укажет на следую- щие обстоятельства. Во-первых, каждый из ныне существующих проектов

123 УПК РФ упорно закрепляют в своих текстах систему принципов уголовного

146

процесса .

Такое отношение проектов к общим дефинициям на первый взгляд яв- ляется позитивным. Однако при более глубоком анализе подобного отношения проектов к закреплению в законодательстве общих формулировок приводит к мысли, что оно не совсем удачно. Поскольку «жесткие» не терпящие компромиссов требования этих формулировок способны привести к разрушению системы уголовного судопроизводства. Разрушение системы российского уголовного судопроизводства в рассматриваемом аспекте будет обуславливаться тем, что в процессе воздействия системы принципов уголовного процесса на уголовно-процессуальную деятельность мировоззренческие идеи будут неспособны генерировать её (системы) интегративное свойство. В связи с чем, принципы, входящие в систему принципов уголовного судопроизводства не будут комбинироваться в зависимости от внешних и внутренних факторов уголовно-процессуальной деятельности.

Предполагаемое не комбинирование принципов уголовного процесса приведет к проявлению их крайних агрессивных качеств. Отрицательные последствия от такого поведения системы принципов могут быть самые разнообразные. Однако при всем их многообразии мы назовем один из них: не обеспечение законных интересов, лиц вовлеченных в уголовно- процессуальную деятельность со стороны лиц, её осуществляющих.

Не обеспечение законных интересов, лиц вовлеченных в уголовно- процессуальную деятельность со стороны лиц, её осуществляющих, будет обуславливаться тем, что компетентные органы, осуществляющие уголовное судопроизводство, в зависимости от своего усмотрения и профессиональной

146 Модность закрепления общих положений в тексте нормативного акта приводит к то- му, что опрошенные нами сотрудники органов предварительного расследования и судьи (85,%) первоначально положительно отнеслись к такому закреплению, но в дальнейшем при беседе автора исследования с этими лицами о технологии влияния принципов на уголовно-процессуальную деятельность респонденты в своем большинстве изменили позицию прямо на противоположную.

124 подготовки будут выпячивать тот или иной принцип, выгодный им для принятия решения. Хотя последнее возможно и будет ущемлять законные интересы лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Одним из возможных результатов подобного ущемления того или иного принципа будет заключаться в том, что пострадавшие (потерпевшие) от преступления попросту перестанут обращаться за помощью к государственным органам, которые в силу императивных свойств российского публичного уголовного процесса обязаны принимать все необходимые меры для надлежащей защиты законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Однако такой искусственно образовавшийся вакуум «заявок на об- служивание» весьма опасен для самих компетентных государственных органов, ведущих уголовный процесс. Поскольку они лишатся одного из рычагов своего воздействия на общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовного судопроизводства.

Освободившаяся же ниша, связанная с защитой законных интересов пострадавших (потерпевших) от преступления, на наш взгляд, не будет пустовать. Перспектива её заполнения по мнению диссертанта такова. Одну часть рассматриваемой ниши займут пострадавшие от преступления, которые самостоятельно будут защищать свои законные интересы.

Вместе с тем, при данной защите никто не застрахован, что она будет осуществлена надлежащим образом. Хотя, следует признать, что в отдельных случаях сам пострадавший от преступления будет защищать свои законные интересы более эффективно, по сравнению с защитой его интересов государственными органами в рамках уголовно- процессуального закона.

Другую часть образовавшейся ниши займут лица, обладающие эконо- мической властью в обществе. Среди последних сегодня как раз достаточно большой процент тех, от кого и надо защищать сегодня пострадавших от преступления, т.е. если сказать просто, то в случае принятия одного из проектов УПК РФ практическим воплощением его норм будут заниматься криминальные структуры. Данный вывод диссертанта обуславливается, скла-

125 дывающейся тенденцией реализации принципов уголовного процесса в

сфере законодательствования.

Тенденция реализации принципа законности. Мудрость законода- телей конца 50-х годов нашего столетия по многоплановому проявлению принципа законности в уголовно-процессуальном законодательстве не взимает должного осмысления со стороны разработчиков, опубликованных проектов УПК РФ, которые с упорной настойчивостью вплетают в УПК абстрактную дефиницию теории уголовно- процессуальной деятельности - принцип законности, посвящая ей отдельные статьи в проектах УПК.

Такой непродуманный шаг сегодняшних разработчиков проектов УПК в дальнейшем (в случае принятия одного из проектов) превратит видимую агрессивность принципа законности в реальную и усугубит сегодняшний кризис уголовно-процессуальной деятельности.

В опубликованных проектах УПК РФ, а также в «Концепции модельного Уголовно-процессуального кодекса, разработанной в соответствии с Постановлением Совета Межпарламентской Ассамблеи государств- участников Содружества Независимых Государств» (далее по тексту - Концепция УПК СНГ) от 14 февраля 1995 года № 4 «О Программном комитете и рабочих группах по созданию модельных уголовного и уголовно-процессуального кодексов для государств - участников СНГ» рабочей группой в составе представителей десяти государств, входящих в СНГ, принципу законности, как правило, посвящена отдельная норма.

Так, в вышеупомянутой Концепции УПК СНГ принципу законности посвящена статья 11 этой концепции, которая так и именуется «Законность уголовного судопроизводства». По своей сущности принцип законности в редакции указанной статьи далек от теоретических положений и напоминает собой винегрет модных ныне конституционных лозунгов. Поскольку, согласно ст. 11 Концепции УПК СНГ законность уголовного судопроизводстве предполагает в частности: 1) связанность суда и других государственных органов, а также участвующих в деле лиц нормами международного права и

126 национального законодательства; 2) право суда непосредственно применять

нормы международного права и конституции, отказывая в применении тем законам и другим нормативным актам, которые находятся в противоречии с нормами международного права и конституции; 3) необязательность для суда руководящих разъяснений высшего органа судебной власти; 4) невозможность произвольного изменения подсудности уголовного дела; 5) признание за обвиняемым права быть судимым законным судом в надлежащем составе.

Прокомментируем. Объективный анализ данной нормы позволяет дис- сертанту сделать негативное заключение относительного подобного понимания принципа законности в уголовном судопроизводстве. Негативность заключения диссертанта к такому пониманию принципа законности складывается из следующего. Первое. Подобное понимание принципа законности в уголовном судопроизводстве ещё более усугубляет дисбаланс процессуальных прав между потерпевшим (пострадавшим) от преступления и обвиняемым (подозреваемым) в преступлении в пользу последнего. Данный дисбаланс процессуальных прав явствует из анализа пункта пятого анализируемой статьи. В соответствии с этим пунктом ст. 11 Концепции УПК СНГ только за обвиняемым признается право защищать свои законные интересы посредством законного суда в его надлежащем составе, лишая потерпевшего аналогичного права.

Второе. Принцип законности в таком понимании «связывает по рукам и ногам» всех участников уголовно-процессуальной деятельности, включая и суд. Ибо, положения п.п. 1и 2 ст. 11 Концепции УПК СНГ слишком не конкретны и внутренне противоречивы. Неконкретность данных положений состоит в том что: 1) диссертанту непонятно выражение о связанности суда и других государственных органов, а также участвующих в деле лиц нормами международного права и национального законодательства (п.1 ст. 11 Концепции УПК СНГ). Поскольку, Концепция УПК СНГ является международным документом, регламентирующим взаимоотношения независимых ныне государств, постольку она и должна относиться к нормам международного

127 права. Толкование по иному анализируемого нами положения приведет нас к

тому, что участники уголовно-процессуальной деятельности в России будут обязаны, например, в правоприменительной практике в Приморском крае ориентироваться на китайское мировоззрение, а, следовательно, и китайское право, а в Европейской части - на западное мировоззрение (под эгидой американского мировоззрения), поскольку, единого международного уголовно-процессуального права нет, а имеющие международные договоры и конвенции носят не абсолютный характер; 2) право суда непосредственно применять нормы международного права и конституции, отказывая в применении тем законам и другим нормативным актам, которые находятся в противоре- чии с нормами международного права и конституции (п.2 ст. 11 Концепции УПК СНГ) противоречит в таком понимании как конституции, так и действующему федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 года. Противоречие Конституции РФ и указанному федеральному закону положения, содержащегося в п. 2 ст. 11 Концепции УПК СНГ состоит в том, что, согласно, ч. 3 ст. 15 Конституции любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего обозрения.

И ещё, нормы международного права не соответствующие Конституции РФ не подлежат введению в действие и применению (ч.б ст. 125 Консти- туции РФ). Поэтому о непосредственном применении норм международного права не может идти и речи, т. к. их применение во всех случаях опосредовано действующей системой российского законодательства; 3) кроме того, формулировка «нормы международного права» таит в себе много неясностей, поскольку в мире не существует общепринятого определения этих норм. Таковыми называют принципы Устава ООН и «некоторые другие», но даже универсальное признание какой-либо нормы (т. е. подавляющим боль- шинством государств) не порождает обязанности каждого государства со-

128 блюдать её, если эта норма не нашла своего закрепления во внутреннем праве, в акте ратификации или в международном договоре
.

Таким образом, формулировка в ст. 11 Концепции УПК СНГ принципа законности является противоречивой, а её содержательные аспекты во многом не соответствуют ни докторальным разработкам российских ученых, ни действующему сегодня в России уголовно-процессуальному законодательству. Подобное несоответствие, на наш взгляд, в практическом аспекте не способствует защите законных интересов личности в уголовном судопроизводстве, а лишь способно усугубить сегодняшний кризис уголовной юстиции.

В ракурсе изложенного, более удачной является понимание принципа законности в проектах УПК РФ т.к. его содержание и место в уголовном судопроизводстве в ретроспективном плане не ново, поскольку лишь устами разработчиков проектов УПК РФ повторяет резко поляризованные правовые взгляды реформы 1958-1961 гг.: с одной стороны - радикал-реформаторы С.А. Голунский, М.А. Чельцов и другие выступали за объединение принципа законности только с принципом публичности, под эгидой законности; с другой, - М.С. Строгович не рассматривал законность в качестве отдельного принципа уголовного процесса, относя её к общеправовому принципу, объе- диняющему все принципы процесса в их взаимосвязи148.

По нашему мнению сегодня наблюдается преемственность в понимании принципа законности и в проектах УПК РФ. Так, например, В.П. Божьев, А. П. Гуляев, П. А. Лупинская и другие в подготовленном ими проекте УПК РФ в соответствии с Указом Президента Р Ф от 5 декабря 1991 года № 261 «О министерстве юстиции РСФСР» (далее по тексту- Проект УПК РФ Минюста), в соответствии с которым на Минюст была возложена функция обес-

147 Подробнее см.: Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов и факультетов. - М.: ИНФРА-М - НОРМА, 1997. - С, 23.

148 См.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. - М.: Наука. Т. 1. 1968.

С.175.

129 печения и координации работы по практической реализации судебной реформы, а также пунктом первым Федеративной программы Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994- 1995 годы, утвержденной Указом Президента РФ от 24 мая № 1016, где Минюст определен головным исполнителем по подготовке нового УПК, не оставили место принципу публичности, «растворив» его в законности.

Согласно ст. 9 данного проекта «Законность при производстве по уго- ловным делам» под принципом законности при производстве по уголовному делу понимается точное исполнение при производстве по уголовному делу Конституции РФ, УПК и других законов судом, судьей, прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем.

Объективный анализ указанной нормы и других норм проекта УПК РФ Минюста наглядным образом отражает позицию радикал-реформаторов сорокалетней давности. В связи с этим содержание принципа законности в анализируемом проекте имеет методологическую основу, что его выгодно отличает от понимания принципа законности в Концепции УПК СНГ, поскольку закрепляет первую его составляющую в теоретическом аспекте. Однако от последнего отличается в негативном плане т. к. не учитывает по крайней мере две важных составляющих принципа законности: скрупулезное соблюдение уголовно-процессуальных норм и предоставление свободы выбора, усмотрения государственно-властного органа в рамках и пределах, предоставленных уголовно- процессуальным законом. Без учёта этих составляющих принцип законности не сможет в полной мере выполнять свое назначение в конкретной уголовно-процессуальной деятельности149.

149 Близкой по своему духу к рассмотренному содержанию принципа законности является содержание закрепленное в проекте УПК РФ, обсуждаемого в Государственной Думе РФ. Кажущаяся разница в количестве составляющих содержания принципа законности в указанном проекте УПК РФ в гносеологическом плане является тождественной принципу законности закрепленного в проекте УПК РФ Минюста. Исходя, из этого мы опускаем анализ содержания принципа законности, закрепленного в ст. 7 проекта УПК, обсуждаемого в Госдуме. Для помощи же восприятия информации и для подтверждения сказанного приведем дословно ст. 7 обсуждаемого проекта УПК РФ. Итак, статья 7. «Законность при производстве по уголовному делу». Согласно данной нормы, принцип закон-

130 В свою очередь приемники процессуальных идей М.С.
Строговича

(Э.Ф. Куцова, А. М. Ларин, И.Б. Михайловская, С.А. Пашин, И.Л. Петрухин, Ю.И. Стецовский) последовательно проводят идею о «всеобщности принципа законности» в подготовленном ими проекте Общей части УПК РФ, разработанного в соответствии с распоряжением Президента РФ от 7 июня 1994 года № 282 -рп в Государственно- правовом управлении Президента РФ (в дальнейшем Проект УПК ГПУ Президента).

Так, согласно ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента «Законность уго- ловного судопроизводства» под принципом законности понимается: 1) дознаватель, следователь, прокурор, суд, а также иные органы и лица, участвующие в уголовном судопроизводстве, обязаны строго соблюдать Конституцию Российской Федерации, УПК РФ, принятые в соответствии с Конституцией Российской Федерации законы субъектов Российской Федерации и другие нормативные акты, соответствующие законам, общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации; 2) существенное отступление от точного исполнения норм уголовно-процессуального права влечет предусмотренную федеральным законом ответственность, недействительность и отмену незаконных процессуальных актов; 3) дознаватель, следователь, прокурор, суд применяют закон в соответствии с собственным правопониманием. Толкование Конституции РФ, данное Конституционным Судом РФ, обязательно для всех органов, ведущих уголовный процесс; 4)разъяснения по вопросам судебной

ности заключается в том, что: 1) суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель при производстве по уголовным делам обязаны точно исполнять требования Конституции Российской Федерации, настоящего Кодекса и других законов; 2) нарушение закона указанными в п, 1 лицами при производстве по уголовным делам недопустимо и влечет за собой установленную законом ответственность, признание недействительными незаконных актов и их отмену; 3) суд не вправе применять закон, противоречащий Конституции Российской Федерации; 4) в случае неопределенности вопроса о соответствии Конституции Российской Федерации закона, примененного или подлежащего применению в конкретном уголовном деле, суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного закона; 5) суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом.

131 практики, данные Верховным Судом РФ обязательны для всех органов, ведущих уголовный процесс. Суд, найдя данное Верховным Судом РФ разъяснение не соответствующим федеральному закону, применяет закон в соответствии с собственным правопониманием; 5) дознаватель, следователь, прокурор, суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору РФ, Конституции РФ, другому закону, принимают решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу; 6) при осуществлении правосудия не допускается использование в качестве доказательств материалов, полученных с нарушением федерального закона.

Проанализируем содержание принципа законности в Проекте УПК ГПУ Президента. При этом анализ содержания принципа законности диссер- тант осуществит по следующим направлениям. Во-первых, сначала мы разберем сущность принципа законности, исходя из его назначения по отношению к другим принципам уголовного процесса, указанным в анализируемом проекте. Во-вторых, выделим внутреннюю и внешнюю противоречивость принципа законности, изложенного в Проекте УПК ГПУ Президента.

В анализируемом проекте УПК содержание одной из составляющих принципа законности - соблюдение процессуальных норм. Данная составляющая принципа законности проявляется в ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента в следующих чертах: 1) в обязанности строго соблюдать, действующее российское уголовно-процессуальное законодательство (п.п. 1, 3, 5, 6 ст. 14); 2) в обязанности соблюдать действующие общепризнанные принципы и нормы международного права (п.п. 1, 5 ст. 14). Эти две черты в анализируемом направлении, на наш взгляд, еще не подчеркивают всеобщность принципа законности, поскольку они не охватывают своим содержанием, т.е. не проявляют агрессивного свойства по отношению к оставшимся принципам. Агрессивность же принципа законности проявляется в его третьей черте (существенное отступление от точного исполнения норм
уголовно-

132 процессуального права влечет предусмотренную федеральным законом ответственность, недействительность и отмену незаконных процессуальных актов) и четвертой (при осуществлении правосудия не допускается использование в качестве доказательств материалов, полученных с нарушением федерального закона).

Анализ третьей и четвертой черты принципа законности показывает, что в таком изложении и понимании они подчиняют себе (свертывают) дру- гие принципы уголовного процесса.

Таким образом, подводя итог анализу содержания принцип законности, изложенного в ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента мы вправе конста- тировать, что данный принцип становится принципом для всех других принципов, поскольку в содержательном аспекте содержит в себе содержание всех других принципов, изложенных в анализируемом проекте УПК.

Теперь перейдем к имеющимся в содержание принципа законности, за- крепленного в ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента, внутренним и внешним противоречиям. Внутренние противоречия анализируемого содержания принципа законности заключаются в следующем. Первое внутреннее противоречие: между требованием о строгом соблюдении действующего уголовного процессуального законодательства (п.1 и другие ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента) и возможностью его не соблюдения (применение закона по собственному усмотрению правоприминителей (п.п. 3 и 4 ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента)). Второе внутреннее противоречие: между обязательностью разъяснений Верховного Суда по вопросам судебной практики для всех органов, ведущих уголовный процесс (п. 4 ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента) и возможностью игнорирования данных разъяснений (п.4 ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента).

Внешние противоречия принципа законности, изложенного в ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента) слагаются из двух противоречий данного принципа. Первое внешнее противоречие состоит в том, что с одной стороны имеется требование о неукоснительном соблюдении общепризнанных

133 принципов и норм международного права, с другой, - отсутствием таковых150. Второе внешнее противоречие имеет место между требованием о строгом соблюдении Конституции РФ и прямым указанием на право ее нарушения. Поскольку в п. 1 ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента имеется требование о соблюдении законов субъектов РФ при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности. Однако данное положение п. 1 ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента прямо противоречит п. «о» ст. 71 Конституции РФ, согласно которому в исключительном ведении находится вопросы, регулирования уголовно- процессуальной деятельности.

Таким образом, мы констатируем, что принцип законности, закреп- ленный в ст. 14 Проекта УПК ГПУ Президента по своему содержанию агрессивен и способен поглотить другие принципы уголовного процесса, составляющие вместе с ним систему. Подобная агрессивность принципа способна, на наш взгляд, свернуть не только другие принципы уголовно- процессуальной деятельности, но и связать по рукам и ногам уголовно- процессуальную деятельность. Поскольку сегодня очевидна в правоприменительной практике несколько иная картина, связанная с реализацией идей законности. Так, например, большинство опрошенных нами сотрудников органов предварительного расследования (57 %)в ходе проведенного диссертантом социологического исследования отметили, что в целях эффективного раскрытия и расследования преступлений, они были вынуждены в силу процессуальной необходимости идти на нарушения требований УПК. При этом надо помнить, что сотрудники органов предварительного расследования не одиноки в нарушении уголовно-процессуального закона, поскольку проведенное нами исследование среди судей выявило, что до семидесяти процентов судей сталкивается с нарушением закона со стороны защитников.

Подробно сущностная сторона этого явления автором была уже указана. Поэтому мы не будем останавливаться на этом подробно и ограничимся лишь констатацией, имею- щегося противоречия.

134 Кроме того, агрессивность принципа законности, в системе принципов

уголовного судопроизводства опасно еще и имеющимися противоречиями, которые в случае их реализации в правоприменительной практике способны спровоцировать дополнительный кризис в сфере уголовного судопроизводства.

Тенденция реализации принципа публичности на досудебном про- изводстве. В проектах УПК РФ публичность представлена следующим образом. Наиболее решительно публично-правовую природу уголовного судопроизводства отражает Концепция УПК СНГ. Согласно ст. 12 данного документа принцип публичности предполагает, в частности: 1) обязанность органов уголовного преследования возбудить производство по уголовному делу во всех случаях обнаружения признаков преступления или других обстоятельств, указывающих на возможное совершение деяния запрещенного уголовным законом; 2) признание за государственным обвинением роли «пружины» уголовного судопроизводства (именно на органах уголовного преследования лежит обязанность установить истину по делу и обосновать свои выводы перед судом приведением допустимых доказательств); 3Обязанность суда в рамках надлежащей правовой процедуры рассмотреть уголовное дело и разрешить вопрос о правомерности или неправомерности возложения на подсудимого уголовной ответственности во всех случаях обращения к суду, который не вправе отказать в правосудии по мотивам неясности или отсутствия закона, как и под иным предлогом.

Данная формула принципа публичности является традиционной в уго- ловно-процессуальной науке. Вместе с тем, диссертант обращает внимание оппонентов на третью составляющую вышеизложенной формулы - обязанности суда в рамках надлежащей правовой процедуры рассмотреть уголовное дело и разрешить вопрос о правомерности или неправомерности возложения на подсудимого уголовной ответственности во всех случаях обращения к суду, который не вправе отказать в правосудии по мотивам неясности или отсутствия закона, как и под иным предлогом. Посколько, подобное дополне-

135 ние указанной составляющей является шагом вперед в осмыслении
места

принципа публичности в уголовно-процессуальной деятельности. Это с одной стороны. С другой, - осмысление принципа публичности с позиции осмысления «природы» его генерирования подчеркивает и публичную природу суда, как органа государственной судебной власти по осуществлению правосудия по уголовным делам.

В Проекте УПК ГПУ Президента, как и в Проекте УПК РФ Минюста, принципу публичности также не нашлось формально места в изложенной там системе принципов. Вместе с тем, подобное формальное не нахождение принципа публичности в системе принципов Проекта УПК ГПУ Президента еще не говорит о том, что он перестал быть «пружиной» уголовного судопроизводства. Просто авторы данного проекта видимо в силу модности, а может быть по иным соображениям (автор не исключает того, что разработчики проекта, опасаясь нерадивых рецензентов, специально замаскировали эту мировоззренческую идею) поместили принцип публичности под вывеску «других основных положений». Однако от такого помещения принцип публичности не перестал быть принципом российского уголовного процесса и сохранил свои признаки. Для подтверждения своих слов диссертант приведет дословно содержание принципа публичности в анализируемом проекте. Итак, согласно ст. 26 Проекта УПК ГПУ Президента принцип публичности предполагает, что всякое должностное лицо органа дознания, дознаватель, следователь, прокурор, получив сведения о готовящемся или совершенном деянии, являющем признаки преступления, либо непосредственно обнаружив соответствующие происшествие обязаны принять меры к закреплению следов происшествия. При этом соответствующий орган уголовного преследо- вания обязан в пределах своей компетенции немедленно возбудить производство по уголовному делу и приступить к его расследованию. В случае если наличие преступления будет в достаточной степени подтверждено материалами дела, государственный обвинитель обязан изобличить виновного перед судом, потребовав для него должного наказания. В необходимых случаях

136 прокурор требует применения к соответствующим лицам принудительных

мер медицинского характера и принудительных мер воспитательного воздействия.

В проекте УПК РФ Минюста идее публичности не нашлось места среди принципов. Однако от такого к ней субъективного отношения со стороны авторов проекта не лишило идею о публичности (официальности) уголовного процесса мировоззренческого характера и не перевело её в ранг частных черт уголовно-процессуальной деятельности, т. к. объективная обусловленность идеи публичности в российском уголовном процессе не зависит от субъективного усмотрения авторов данного проекта.

В подтверждение сказанного, диссертант укажет на два нюанса, на ко- торые авторы этого проекта, на наш взгляд, не обратили внимания. Первый, -заключается в том, что ст. 24 Проекта УПК РФ Минюста практически является дословным воспроизведением ст. 3 действующего УПК.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 24 Проекта УПК РФ Минюста принцип пуб- личности сформулирован следующим образом: прокурор, следователь, орган дознания обязаны в предела своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, его совершивших, и при наличии достаточных доказательств передать материалы в суд151.

Второй нюанс, которые упустили разработчики данного проекта - это неразрывность мировоззренческой идеи о публичности уголовного судопроизводства с императивным способом воздействия на уголовно- процессуальную деятельность. Ибо, уголовный процесс в большей части своей все же есть форма реализации публичных материально-правовых отношений, а не частных. Кроме того, данные проведенного нами социологического исследования убедительно подтверждают, что идеи о развитии пуб-

Аналогичное отношение к публичности и в проекте УПК РФ, обсуждаемого ныне в Госдуме, который был разработан в НИИ при Генеральной прокуратуре РФ под руководством проф. А.Д, Бойкова (далее по тексту Проект УПК Генпрокуратуры РФ).

137 личности российского уголовного судопроизводства разделяет большинство судей (77%) и сотрудников органов предварительного расследования (89%). Вместе с тем, указанные лица полагают, что идея публичности уголовного процесса, в связи с изменением экономических отношений, нуждается в корректировке. Так, респонденты считают, что сегодня необходимо провести более четкое разграничение между частными интересами и государственными (публичными) в сфере уголовного судопроизводства для большей концентрации сил и средств органов предварительного следствия и дознания на расследовании тяжких для государства и общества преступлений.

Тенденция реализации принципа участия народного элемента в до- судебном производстве. Сегодня принцип участия народного элемента в уголовном судопроизводстве формально ещё имеет свое проявление в уголовном судопроизводстве и означает участие народа в принятии законов, отражающих его волю, суверенитете законопослушных граждан, распространяющемся на уголовно-процессуальную деятельность и подразумевающим активное выполнение ими своего гражданского долга по оказанию содейст-вия судебным и правоохранительным органам в их деятельности . Вместе с тем, под принцип участия народного элемента в уголовном судопроизводстве, если образно выражаться, подложена «социальными реформаторами» мина - устранение народного элемента153 из уголовного судопроизводства.

Ибо, учреждения массовой информации154 посредством распростране-

152 Бадашханов В.И. Народный элемент в уголовном судопроизводстве в современных условиях: Автореф. дис… канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1993. - С. 19.

153 Термины «народный элемент», «население», «общественность», используемые приме нительно к характеристики принципа народовластия, в данном исследовании диссертан том понимаются как синонимы.

154 Под учреждениями массовой информации мы понимаем органы, или учреждения, производящие массовую информацию: редакции, агентства, компании и т.п. См.: подроб нее. Томин В.Т. Взаимодействие правоохранительной и массово-коммуникативной сис тем в правовом и нравственном воспитании трудящихся // Проблемы нравственного вос питания населения в свете требований XXY Съезда КПСС. - Горький: ВВКИ, 1979. - С. 187-1191.

138 ния массовой информации155, в течение последних пятнадцати лет форми- ровали общественное мнение15 по негативному отношению населения к лицам, которые по различным мотивам информировали или смогут в будущем информировать правоохранительные органы РФ о готовящихся, совершаемых или совершенных преступлениях.157

Подобное воздействие массовой информации на умы и настроения населения не могло позитивно отразиться на поступках сотрудников органов предварительного расследования. Так, по данным нашего опроса ни один следователь и дознаватель (из ста пятнадцати нами опрошенных сотрудников органов предварительного расследования г. Н. Новгорода и г. Пензы) в своей практической деятельности не руководствуется мировоззренческой идей об участии народного элемента в уголовном процессе, а сама эта идея для них не имеет никакого практического значения. Подобное отношение к принципу участия народного элемента в уголовном процессе со стороны лиц, осуществляющих уголовное преследование, на наш взгляд, и объясняется как раз негативным воздействием массовой информации на выработку общественного мнения, поскольку фактические данные, полученные в ходе изучения 113 уголовных дел свидетельствуют о том, что многие преступле-

’’ Под массовой информацией в настоящем исследовании понимаются публично распространяемые печатные, аудио- и аудиовизуальные сообщения и материалы. См.: То-мин В.Т., Сочнев Д.В. Словарь-инструментарий: для исследования проблем, связанных с взаимодействующим влиянием правоохранительной и массово- коммуникативной систем на преступность и виктимность молодежи и несовершеннолетних. — Н. Новгород, 1998. — С. 48.

156 Общественное мнение - это явление мира чувств, представляющее собой эмоциональную реакцию на события; психическое состояние определенное общностью людей, части или всего населения (В.Т. Томин). См.: Томин В.Т., Каминский М.К. К проблеме информационных связей органов внутренних дел с населением // Труды ГВШ МВД СССР. Вып. 7. Проблемы уголовно-процессуальной и управленческой деятельности в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. - Горький, 1976. - С. 12— 23.

3 Диссертант конечно далек оттого, что подобная работа средств массовой информации заказывается разведывательными службами иностранных государств, деятельность которых направлена на развал государства, но он уверен в другом - некоторые средства массовой информации буквально превращены в рупор криминальных структур России. См.: например, Прошутинский А. Что голубой экран еще нам напророчит? // Российская газета. - 2000. - 14 июня. - С. 2.

139 ния (48%) были раскрыты и расследованы благодаря помощи общественности. Кроме того, активность участия народного элемента в уголовном процессе подтверждается и тем, что граждане активно представляют доказательства по уголовному делу. Сведения об этом имеются в каждом втором уголовном деле, изученном диссертантом.

Таким образом, налицо противоречие между логикой мышления со- трудников органов предварительного расследования о принципе участия народного элемента в уголовном судопроизводстве и объективной реализацией данной мировоззренческой идеи. Из изложенного закономерно следует вывод, следователи и дознаватели подверглись негативному воздействию со стороны учреждений массовой информации посредством массовой информации о роли населения в раскрытии и расследовании преступления.

Вместе с тем, идея об участии населения является эффективной в том случае, если она поддерживается большинством населения, проживающего на территории РФ т.е. гражданами объединенными в различные общественные союзы и организации. Напомним, что под участием народного элемента в уголовном судопроизводстве подразумеваются отдельные действия, сопряженные с уголовно- процессуальной деятельностью, как отдельных граждан (феномен первого встречного), так и определенной общности граждан, эпизодически или систематически, как в силу велений закона, так и под влиянием иных детерминант . В сегодняшних же реалиях, в отличие от советского периода нашего государства, последнее не заинтересована в подобных объединениях. Поскольку, оно, государство, в своем на её взгляд в основном законе, именуемым - Конституцией РФ констатирует защиту отдельного человека, а не общества в целом. Данная идея заложена во внешне привлекательной формуле, закрепленной в ст.2 Конституции РФ. В соответствии с данной нормой человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Бадашханов В.И. Указ. раб. - С. 15.

140 Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Из объективного анализа приведенной нормы явствует, что будто бы государство заботится о каждом человеке и гражданине в отдельности. Однако фактически это не так. Государство, а точнее группа лиц, выполняющие государственные полномочия, защищают только сугубо свои интересы. Лозунг же закрепленный в ст. 2 Конституции позволяет «социальным реформаторам» разобщить общество на отдельных индивидов, поскольку каждым в отдельности легче управлять.

Подобное разобщение населения может отрицательно сказываться на участие народного элемента в уголовном судопроизводстве. Поскольку в сложившейся ситуации отдельный его представитель не способен эффективно влиять на защиту законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, диссертант на основании вышеизложенного констатиру- ет, что мировоззренческая идея об участии населения в осуществлении правосудия вступает в противоречие с идей о защите законных интересов не общества, а отдельных его представителей. Результат данного противоречия предсказать не затруднительно - обе идеи не будут работать, а общество не будет участвовать реально в уголовном судопроизводстве, при этом, и отдельный его индивид не будет защищаться посредством средств уголовного судопроизводства надлежащим образом.

Опережая упрек оппонентов, что диссертант не учитывает возможности использования, активно формируемого ныне гражданского общества, а, следовательно, возможности реформирования института участия населения в сфере уголовного судопроизводства применительно к реалиям сегодняшнего, мы говорим - нет, гражданское общество неспособно эффективно влиять на уголовное судопроизводство. Поскольку по Канту (а к нему, думается нам сегодня следует прислушиваться) функция гражданского общества в обеспечении соблюдения нравственных норм, а не правовых (процессуальных). В

141 обеспечении же правопорядка (применительно к нашему исследованию -сфере уголовного судопроизводства) гражданское общество оказывается неспособным его обеспечить. Эту роль на себя в каждом случае берет государство159. Поэтому говорить о том, что гражданское общество в сфере уголовного судопроизводство это общество индивидов способных влиять на его ход и результаты является неверным и преждевременным. Поскольку у него (гражданского общества) иное поле деятельности. Следовательно, говорить о возможности использования потенциала гражданского общества в уголовном судопроизводстве, значит вводить общественность в заблуждение.

На основании вышеизложенного диссертант констатирует нам немед- ленно надобно «реанимировать» мировоззренческую идею об активном и реальном участии населения в уголовном судопроизводстве. При данной «реанимации» исследуемого принципа следует иметь ввиду, что сегодня из российского уголовного судопроизводства из него пока ещё не убраны основания, формы и способы участия населения160.

Эти основания, формы и способы участия населения являются прояв- лениями принципа участия народного элемента в уголовном судопроизводстве, и на сегодня мы полагаем, вслед за В. Т. Томиным, что они таковы. Во-первых, это широкое участие представителей населения в творении акта правосудия: народные и присяжные заседатели. Во-вторых, это наличие механизмов донесения до суда групповых мнений и настроений по конкретным уголовным делам: общественные обвинители и общественные защитники161.

Названные формы проявления принципа участия народного элемента в уголовном судопроизводстве в действующем уголовно-процессуальном за-

” Герасимов А.П. Роль государства и права в обеспечение социальной безопасности. В кн.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. - М.: Юристъ, 1996.-С. 425.

160 Так, из уголовного судопроизводства ныне вымыто участие народных заседателей по определенной категории. Подобное выталкивание народного элемента, на первый взгляд, кажется привлекательным. Однако, при осмыслении народного элемента с позиции цело стности свидетельствует об обратном.

161 Томин В, Т. О понятии принципа советского уголовного процесса. - С. 195.

142 конодательстве нашли свое закрепление, как в Конституции РФ, так и в Федеральных конституционных законах, а также в Федеральных законах. В Конституции РФ составная часть принципа участия народного элемента в уголовном судопроизводстве закреплена в части 5 ст. 32 Конституции РФ. В соответствии с данной нормой граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия. Статья 8 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»162 от 31 декабря 1996 года конкретизирует конституционное положение об участии граждан в отправлении правосудия. Согласно данной норме граждане РФ имеют право участвовать в осуществление правосудия только в порядке, предусмотренном федеральным законом. Кроме того, в ст. 8 анализируемого закона участие граждан (народных и присяжных заседателей) в осуществлении правосудия является гражданским долгом.

В проектах УПК РФ к принципу участия народного элемента в уголов- ном судопроизводстве отношение двоякое. Поскольку в одних проектах УПК мы находим исследуемый принцип в перечне принципов, однако, его содержание свернуто. В других не находим, хотя он вытекает из анализа ряда норм.

Например, принцип участия народного элемента в уголовном судопро- изводстве отсутствует среди круга принципов, закрепленного в проектах УПК РФ Минюста УПК РФ, Генпрокуратуры РФ данном проекте. Однако достаточно проанализировать последующие нормы этих проектов становится ясным - несмотря на негативное отношение к принципу народовластия со стороны разработчиков проектов УПК РФ Минюста УПК РФ, Генпрокуратуры РФ он объективно существует. Этот наш вывод вытекает из анализа норм, которые безапелляционно подчеркивает верность нашей мысли.

Так, например, составная часть принципа народовластия - гласность (ст. 20 проекта УПК РФ Минюста) возведена в ранг принципа и является обяза-

”’ Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 1. - Ст. 1.

143 тельной для судебного разбирательства. Является обязательным для судебного разбирательства и положение о составе суда при рассмотрении дела (ст. 29 проекта УПК РФ Минюста). Согласно этой норме при рассмотрении дела по первой инстанции в установленном законом случае суд действует в составе судьи и присяжных заседателей. Участие народного элемента является и общим условием предварительного расследования, поскольку положение об участии понятых при производстве следственных действий (ст. 172 проекта УПК РФ Минюста) в данном проекте выступает в качестве общего условия предварительного расследования. Таким образом, из вышеизложенного диссертант констатирует, что принцип об участие народного элемента в уголовном судопроизводстве объективно наличествует в проекте УПК РФ Минюс-

_„163

та .

В проекте ГПУ Президента РФ и в проекте Концепции УПК СНГ прин- ципу участия народного элемента посвящены ч. 1 ст.43 и ч. 2 ст. 18 соответственно. По своему гносеологическому содержанию формулировки принципа участия народного элемента в уголовном судопроизводстве в указанных нормах являются тождественными. Тождество формулировок в доктриналь-ном плане выглядит следующим образом. Народный элемент привлекается к осуществлению правосудия по уголовным делам только в качестве присяжного заседателя.

При объективном сопоставлении данной формулы принципа с формулой принципа участия народного элемента в уголовном судопроизводстве, изложенного нами выше, видно, что авторы проекта УПК ГПУ Президента РФ и проекта Концепции УПК СНГ практически свели на нет идею об участии народного элемента в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, проведенный краткий анализ содержания и тенденции развития мировоззренческой идеи об участии народного элемента в уголовном судопроизводстве показывает, что сегодня данная идея не находит

163 Аналогично обстоит дело с принципом народовластия и проекте УПК РФ Генпрокуратуры РФ.

144 должного восприятия ни со стороны «законотворителей» близких к властным

структурам, ни со стороны законодателей.

Тенденция реализации принципа процессуальной независимости должностных лиц - участников процесса. По мысли разработчиков проектов УПК РФ принцип процессуальной независимости должностных лиц -участников процесса должен относиться только к суду. Поэтому во всех трех проектах УПК РФ, анализируемых в настоящем исследовании, идея о процессуальной независимости относится только к суду. Так, в перечне принципов проекта УПК РФ Минюста отсутствует принцип процессуальной независимости - участников процесса, а имеется принцип независимости судей (ст. 16 проекта УПК РФ Минюста)164.

На наш взгляд, подобный недосмотр со стороны разработчиков проек- тов УПК может негативно сказаться на процессуальную деятельность должностных лиц участников процесса на досудебном производстве в случае принятия какого-либо проекта УПК РФ в установленном порядке, поскольку, значительная часть сотрудников органов предварительного расследования (47 %) считает, что процессуальная независимость сотрудника органа предварительного расследования является одним из важнейших условий его деятельности и фактором, предопределяющим во многих случаях эффективность расследования.

Тенденция реализации принципа обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе на досудебном производстве.

В проектах УПК РФ анализируемый принцип также нашел свое после- довательное закрепление. В них, в отличие от действующего уголовно- процессуального законодательства, принцип обеспечения законных интересов в большинстве своем касается в равной мере как обвиняемого, так и потерпевшего от преступления. Однако и в них все еще сохраняется «крен» в пользу интересов обвиняемого (особенно на досудебном производстве). На-

164 Аналогично принцип процессуальной независимости - участников процесса свернут и в других проектах УПК, а в Концепции УПК СНГ он вообще отсутствует.

145 пример, применительно к проекту УПК ГПУ Президента РФ
данный

«крен» состоит в том, что в соответствии с ч.2 ст. 23 этого проекта закон обязывает орган, ведущий процесс разъяснить подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечить им фактическую возможность защищаться от обвинения всеми не запрещенными законом средствами, а также принять меры к охране их личных и имущественных прав. Однако подобная обязанность у органа ведущего расследования отсутствует по отношению к потерпевше-му165.

Очевидно, что если закон обяжет лиц, осуществляющих уголовное рас- следование, разъяснять одному субъекту процессуальные права и не разъяснять другому, то это приведет к дисбалансу процессуальных прав, применительно к одному виду субъекта уголовного судопроизводства, а сам уголовный процесс не будет выступать одним из эффективных средств установления порядка в обществе. Способствовать тому, чтобы законопослушному гражданину в его обрядах и формах жилось, по крайней мере, не менее комфортно, чем незаконопослушнику166.

По данным проведенного нами исследования большинство опрошенных нами сотрудников органов предварительного расследования (81 %) негативно относятся к положениям проекта УПК ГПУ Президента РФ и другим проектам УПК в соответствии с которыми, разработчики данных проектов упустили из своего внимания важную составляющую уголовно- процессуальной деятельности о предоставлении равных возможностей для защиты своих законных интересов, как подозреваемому (обвиняемому), так и потерпевшему (пострадавшему) от преступления. Подобная реакция со стороны правоприменителей свидетельствует о том, что мировоззренческая идея уголовного процесса, об обеспечении законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, в процессе своей реализации оказывает сего-

” Аналогичные недостатки содержатся и в других проектах УПК РФ. 1 6 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. Томина В.Т. -М.:Юрайт, 1999.-С. 7.

146 дня важное регулирующее воздействие на уголовно процессуальную деятельность.

Тенденция реализации принципа объективной (материальной) ис- тины на досудебном производстве. В проектах УПК, хотя и нет принципа с названием объективной (материальной) истины, однако практически в каждом из них имеются его составляющие, которые в совокупности образуют принцип объективной (материальной) истины. Такой вывод, например, вытекает из анализа ст. ст. 22, 23, 25 проекта УПК РФ ГПУ Президента РФ167.

Как уже отмечалось выше принцип объективной (материальной) в том значении, которое ему обычно придается в уголовно-процессуальной литературе сегодня способен усугубить кризис уголовно- процессуальной деятельности. Разумная же модернизация рассматриваемой мировоззренческой идей придаст деятельности направленной на раскрытие и расследование конкретных преступлений дополнительный импульс. Подобный оптимизм у автора настоящего исследования появился после проведенного социологического исследования. Так, значительная часть судей Нижегородской области (71 %) и большинство сотрудников органов предварительного расследования (89%) полагают, что является оправданным положение, когда все факты, полученные в ходе дознания и следствия, могут быть предоставлены суду, для разрешения на их основе вопроса о виновности лица и его наказании.

Таким образом, проведенное нами исследование убедительно свиде- тельствует о том, что в современных условиях принципа объективной (материальной) истины выступает в качестве мировоззренческой идеи уголовно-процессуальной деятельности.

Тенденция реализации принципа разделения процессуальных функций на досудебном производстве. Во всех проектах УПК последовательно проводится идея о разделении процессуальных функций в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности.
Однако, «визуально»

167 Подробнее о механизме регулятивного воздействия принципа объективной (матери- альной) истины ем. параграф первый главы третей настоящего исследования.

147 исследуемая идея проявляется по-разному. Так, например, в
проекте УПК

РФ Минюста принцип разделения процессуальных функций являет собой одну из составляющих, закрепленного в проекте принципа состязательности и равноправия сторон (ст. 17 проекта УПК РФ Минюста).

В другом проекте УПК, ставшим «компромиссным», в связи с его кон- солидирующей ролью, а именно в проекте УПК, обсуждаемого в Госдуме, мировоззренческая идея о разделении процессуальных функций нашла такое же проявление, какое свойственно принципу разделения процессуальных функций в проекте УПК РФ Минюста. Однако, такое его месторасположение в проектах УПК, на наш взгляд, не способно кардинальным образом повлиять на мировоззренческую значимость анализируемой идеи о разделении процессуальных функций и перевести её в разряд частных идей уголовного судопроизводства. Поскольку, например, если мы сравним таких две идеи как состязательность и разделение процессуальных функций в проекте УПК Минюста, то увидим, что в иерархии этих двух идей первенство проект отдает второй идее, а не первой. Это наше утверждение в частности ос- новывается на том, что ст. ст. 28-37 проекта УПК РФ Минюста представляют стороне обвинения в ходе уголовно-процессуальной деятельности на досудебном производстве применять меры процессуального принуждения, а у стороны защиты такого права нет (ст. ст. 37-48 проекта УПК РФ Минюста). Поэтому, только исходя из этого положения, можно сделать достаточно обоснованный вывод, что на досудебном производстве стороны процессуально не равны, а если это так, то ни о какой состязательности не может идти и речи. Вместе с тем, если мы проанализируем процессуальные права сторон, закрепленные в тех же статьях того же проекта, то увидим, что при судебном разбирательстве их возможности практически равны. Следова- тельно, идея о разделении процессуальных функций охватывает больший объем уголовно-процессуальной деятельности, имеет большее процессуальное значение для уголовного судопроизводства, чем идея процессуальной состязательности сторон, и находится в иерархической упорядочности уров-

148 нем выше. Применительно к нашему исследованию, сказанное означает, что

принцип уголовного процесса о разделении процессуальных функций нашел достойное проявление в проектах УПК РФ, в том числе, и ныне находящегося в Госдуме.

В правоприменительной практике принцип разделения процессуальных функций является важным фактором, оптимизирующим уголовно- процессуальную деятельность. Помимо разделения основных направлений уголовно-процессуальной деятельности, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, анализ уголовных дел выявил следующую закономерность - по большинству уголовных дел (72 %) оправдательные доказательства были собраны и представлены стороной защиты, либо по запросу следователя или органа дознания, по ходатайству обвиняемого или его защитника. В связи с изложенным, закономерен вывод, что принцип разделения процессуальных функций в процессе своей практической реализации эволюционирует и в скором будущем возможно потребуются изменения в уголовно-процессуальном законе, в соответствии с которыми сторона обвинения будет законодательно освобождена от бремени собирания оправдательных доказательств. По мнению диссертанта, подобные изменения должны позитивно сказаться на повышении эффективности деятельности, как органов и лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, так и в целом уголовно-процессуальной деятельности.

Значение системы принципов уголовного процесса для правопри- менительной деятельности участников уголовного процесса и для формирования общественного и индивидуального правосознания. Значение системы принципов уголовного процесса для правоприменительной деятельности участников уголовного процесса рассмотрим с позиции функционального подхода168, который позволит нам глубже показать роль системы принципов уголовного процесса в воздействие на поведение людей, и позво-

168 Напомним, слово «функция» производно от лат. functio - исполнение, осуществле- ние.

149 ляет дать обобщающую характеристику «работы» принципов уголовно-процессуальной деятельности.

Последние, содержа в себе правовую сторону выступают регулятором уголовно-процессуальных отношений. Это основное функциональное предназначение системы принципов уголовного процесса проявляется в ряде более конкретных функций уголовно-процессуальных норм.

Соответственно этому можно выделить следующие особенности функционального предназначения системы принципов уголовного процесса:

  1. Функции системы принципов уголовного процесса производны от их сущности и определяются назначением уголовно-процессуальной деятель ности в обществе.

  2. Функции системы принципов уголовного процесса - это такие на- правления их воздействия на уголовно-процессуальные отношения, по- требность в осуществлении которых порождает необходимость существования уголовно-процессуальной деятельности как социального явления.
  3. Функции системы принципов уголовного процесса выражают наибо- лее существенные, главные черты принципов уголовного процесса и направлены на разрешение задач уголовно-процессуальной деятельности.
  4. Функции системы принципов уголовного процесса представляют на- правления её активного действия, упорядочивающего определенный вид уголовно-процессуальных отношений. Поэтому одним из важнейших признаков функции системы принципов уголовного процесса является ее динамизм, движение, действенность.
  5. Определенное постоянство, как необходимый признак функции сис- темы принципов уголовного процесса, характеризует непрерывность, длительность её действия.
  6. Сообразно изложенному, и принимая во внимание, что принципы уго- ловного процесса содержат две стороны: с одной стороны принципы уголовного процесса - это принципы уголовно-процессуальной деятельности; с другой стороны, принципы уголовного процесса опосредованы правовыми

150 нормами, мы полагаем, что в известной степени и функциональное воздействие системы принципов уголовного процесса на уголовно- процессуальные отношения, а, следовательно, и на правоприменительную деятельность участников уголовно- процессуальной деятельности складывается из трех составляющих.

Первая, - обуславливает правоприменительную деятельность участников уголовно-процессуальной деятельности посредством, объективно скла- дывающихся общественных отношений (политических, экономических, социальных) 69.

Вторая, - характеризует основные направления самой правопримени- тельной деятельности в зависимости от её вида (основными из которых являются: обвинение, защита, разрешение дела)17 .

Третья, - вытекает из правовой природы принципов уголовного процес- са, и подчеркивает способы воздействия системы принципов уголовного судопроизводства на правоприменительную деятельность участников уголовного процесса и особенности форм реализации. Следовательно, для этой составляющей присущи функциональные свойства права вообще, и уголовно-процессуального в частности.

Исходя из сказанного, на наш взгляд, являются вполне приемлемыми для характеристики функционального воздействия системы принципов уголовного процесса на правоприменительную деятельность участников уголовного процесса концептуальные положения общей теории права о функциях права , с учетом специфики деятельности в сфере уголовного судопроизводства.

Об этом мы достаточно подробно указывали в главе первой настоящего исследования.

170 Данный аспект воздействия системы принципов уголовного процесса на правоприме нительную деятельность участников уголовного процесса был рассмотрен в главе второй работы и в первом параграфе данной главы.

171 Базовыми исследованиями в этом направлении для нас стали работы профессоров: В.М. Баранова, В.М. Корельского, С. Н. Кожевникова и других, а также доцентов В,А. Толстика и Н.Н. Тарасова.

151

Применительно, к нашему исследованию, концептуальные положения

общей теории права о функциях права проявляются в следующих функциях системы принципов уголовного процесса: регулятивно- статической, регуля-тивно-динамической, охранительной и оценочной. Прокомментируем изложенное.

Регулятивно-статическая функция наиболее отчетливо выражается в статусе различных групп участников уголовного процесса: закреплении компетенции государственных лиц и органов, призванных к осуществлению уголовно-процессуальной деятельности, статуса лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство. К числу последних автор работы относит всех участников уголовно-процессуальной деятельности, а именно: 1) физических и юридических лиц, имеющих в деле признаваемый законом интерес; 2) представителей участников уголовного процесса; 3) физических лиц, действия которых служат средствами доказывания или иным способом обеспечивают нужды доказывания; 4) физических лиц, выполняющих обеспечительные уголовно-процессуальные функции (деятельность понятых, переводчика, ко-мандования воинской части и других); 5) представителей общественности ‘. Данная функция системы принципов уголовного процесса в наибольшей степени выражает ее* правовую сторону: участникам уголовного процесса представляются правомочия, в которых они действуют свободно, по своему усмотрению. Так, потерпевшему от преступления в соответствии со ст. 53 УПК предоставлены следующие права: представлять доказательства; заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела с момента окончания предварительного следствия; участвовать в судебном разбирательстве, заявлять отводы; приносить жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, а также приносить жалобы на приговор или определение суда и постановление судьи.

2 Томин В.Т. Участники уголовного процесса. - С. 30.

152

Регулятивно-статическая функция системы принципов уголовного про- цесса реализуется с помощь управомочивающих и запрещающих норм и возникающих на их основе уголовно-процессуальных отношений. В подобных ситуациях участники уголовно-процессуальной деятельности сами, по собственной инициативе реализуют предоставленные им права. Например, подозреваемый заявляет ходатайство о предоставлении ему защитника.

Регулятивно-динамическая функция системы принципов уголовного процесса проявляется в том, что данная функция определяет, каким должно быть будущее поведение участников уголовно-процессуальной деятельности. Эта функция системы принципов уголовного процесса осуществляется с помощью обязывающих норм.

Оценочная функция системы принципов уголовного процесса ответст- венна за формирование критерия правомерности или неправомерности чьих-либо решений и поступков. Иными словами оценочная функция системы принципов уголовного процесса воздействует на формирование совокупности представлений и чувств, выражающих отношение людей к уголовно-процессуальному праву и правовым явлениям в общественной жизни. Подобное отношение людей к праву в юридической литературе принято называть правосознанием173. Из изложенного видно, что оценочная функция системы принципов уголовного процесса в сфере уголовного судопроизводства оказывает воздействие на правосознание.

Правосознание (как общественное, так и индивидуальное) в своей структуре содержит правовую идеологию и правовую психологию. Применительно к рассматриваемому нами вопросу это означает, что оценочная функция системы принципов уголовного процесса оказывает воздействие на формирование правовой идеологии и правовой психологии.

Русинов Р.К. Правосознание и правовая культура. В кн.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Пере-валова. - М.: Издательская группа ИНФРА - М - Норма, 1997. - С. 324.

153 Правовая идеология есть систематизированное научное выражение правовых взглядов, принципов, требований общества, классов, различных групп

174

и слоев населения .

Правовая идеология в сфере уголовного судопроизводства есть выра- жение процесса формирования социального компромисса мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголовно- процессуальной деятельности. В случае достижения социального компромисса правовая идеология будет содержать позитивный нравственный потенциал в борьбе с преступностью, подразумевающий объективную защиту всех лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, Посредством правовой идеологии система принципов уголовного процесса обосновывает и оценивает сущие и должные уголовно-процессуальные отношения. В связи с чем, она, система принципов уголовного процесса, как впрочем и правовая идеология, являются «детищем» конкретно-исторических условий общества, расстановки экономических и социальных сил, уровня общественного сознания, а также других факторов.

Из изложенного явствует, что система принципов уголовного процесса функционально оказывает воздействие на правовую идеологию в сфере уголовного судопроизводства. Последняя, являясь частью правовой идеологии, уже сама оказывает на неё воздействие.

Система принципов уголовного процесса также оказывает воздействие на формирование правовой психологии. Под правовой психологией в настоящем исследовании понимается совокупность чувств, ценностных отношений, настроений, желаний или переживаний, характерных для всего общества в целом или конкретной социальной группы (групп) \ Совершенно очевидно, что чувства эмоции, переживания по поводу существующего уголовного процесса формируются посредством восприятия его основных идей.

Общая теория права и государства: Учебник / Под. ред. В.В. Лазарева. - М.: Юристъ, 1996.-С. 201. m Там же.

154 Это может быть рассмотрено как формирование своеобразного правового

психологического фона.

Видно, что правовая психология представляет собой эмоциональную окраску в поведение людей. Применительно к нашему исследованию это означает, что эмоции органически включены в правосознание и участник уголовного процесса не может руководствоваться в сфере уголовного судо-производства только рациональным мышлением . Эмоциональная окраска (положительная или отрицательная) существенно влияет на деятельность участника уголовного процесса. Так, ст. 70 УПК обязывает следователя, суд, орган дознание оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению.

Из изложенного видно, что система принципов уголовного процесса, оказывает функциональное воздействие на формирование правовой психологии в сфере уголовного судопроизводства.

Подведем итог нашим рассуждениям об оценочной функции системы принципов уголовного процесса. Она, на наш взгляд, заключается в сле- дующем; во-первых, оценочная функция системы принципов уголовного процесса показывает механизм регулятивного воздействия на деятельность участников уголовного процесса помимо уголовно- процессуальных норм; во-вторых, оценочная функция системы принципов уголовного процесса ответственна за формирование правосознания.

Под рациональным мышлением в настоящем исследовании понимается процесс отра- жения объективной действительности в представлениях, суждениях, понятиях.

155

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении автор хотел бы выделить некоторые концептуально важ- ные моменты диссертации.

  1. Уголовно-процессуальной науке присущ плюрализм подходов к принципам и обилие дефиниций последних. Вместе с тем, указанное множество вполне может быть объединено в три концептуальных подхода: правовой, деятельностный и интегративный.

Первый подход акцентирует внимание на правовой стороне принципов уголовного процесса. В рамках правового подхода принцип уголовного процесса предстает как проекция общеправовых идей на отношения, регулируемые уголовно-процессуальным правом, и представляет собой - правила уголовного судопроизводства; руководящие нормативные требования, лежащие в основе всей системы норм уголовно- процессуального права и регулируемого им порядка следственной, судебной и прокурорской деятельности.

Второй подход характеризует принцип уголовного процесса с позиций воздействия на уголовно-процессуальную деятельность и лиц, ее осуществляющих, естественных законов общественного развития. Генерируемые этими законами общесоциальные идеи либо совсем не закрепляются в тексте процессуальных законов в виде адекватных терминов и словесных формулировок, либо получают в них лишь частичное проявление.

Интегративный подход аккумулирует в себе лучшие положения право- вого и деятельностного подходов. В его рамках принципы уголовного процесса рассматриваются как - принципы уголовно-процессуальной деятельности, опосредованные правовыми нормами. Достоинство названного подхода, по мнению автора, заключается в том что в определение принципов уголовного процесса вкладываются мировоззренческие идеи относительно должного в организации и динамике уголовно-процессуальной деятельности. В этом подходе находят компромисс мировоззренческие идеи судоустройства и су-

156 допроизводства, объединенные единой целью уголовного процесса. Интегра-

тивный подход раскрывает сущность принципов уголовного процесса на более высоком научном уровне.

  1. Принципы уголовного процесса это - мировоззренческие идеи макси мально высокой степени общности относительно сущего и должного в уго ловном судопроизводстве, детерминирующие уголовно-процессуальную дея тельность и возникающие в ходе нее правоотношения и свободно проявляю щиеся в уголовно-процессуальном праве.

Каждому принципу современного отечественного уголовного процесса присущи шесть признаков:

  • принцип уголовного процесса характеризует уголовно- процессуальную деятельность и возникающие в ходе нее правоотношения.
  • принцип - мировоззренческая идея.
  • принцип проявляется в правовых нормах различными способами (сво- бодно).
  • принцип уголовного процесса - идея максимальной (для уголовного процесса) степени общности.
  • принцип уголовного процесса - идея, проходящая через все его стадии.
  • принцип уголовного процесса имеет две стороны: первая - обобщение сущего: вторая - детерминация должного
  1. Парадигмой для генерирования мировоззренческих идей и описания их системных свойств в сфере уголовного судопроизводства является целостное понимание уголовно-процессуальной деятельности.
  2. Система принципов уголовного процесса - это приобретенная сово- купность определенных свойств функционирующих и взаимодействующих принципов уголовного процесса. Структура системы принципов российского уголовного судопроизводства характеризует организованность системы принципов уголовного процесса, а также устойчивую упорядоченность ее элементов и связей.

157 Основными свойства системы принципов уголовного процесса на сегодняшний день являются: свойство взаимодействия части и целого; свойство иерархической упорядоченности; свойство функционирования и развития; свойство - осуществимости.

  1. В зависимости от формы проявления, принципы уголовного процесса возможно классифицировать на принципы непосредственно уголовно- процессуальной деятельности и принципы организации (технологии) этой деятельности.

Принципы непосредственно уголовно-процессуальной деятельности -это вид мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголов- ном судопроизводстве, которые характеризуют конкретную уголовно- процессуальную деятельность.

Принципы организации (технологии) уголовно-процессуальной деятель- ности - это вид мировоззренческих идей относительно сущего и должного в уголовном судопроизводстве, касающихся норм, его регламентирующих.

  1. В качестве теоретико-методологической платформы для построения современной системы принципов отечественного уголовного процесса может служить система, сконструированная профессором В.Т. Томиным и вклю чающая:
  • принцип законности;
  • принцип разделения процессуальных функций;
  • принцип официальности (публичности);
  • принцип народовластия;
  • принцип процессуальной независимости должностных лиц-участников процесса;
  • принцип обеспечения законных интересов личности в уголовном про- цессе;
  • принцип объективной истины.
    1. Принцип законности может быть преобразован в принцип правопо- рядка. Содержание принципа правопорядка в уголовном процессе характери-

158 зуется тремя составляющими: 1) наличием оптимального количества процессуальных норм; 2) их скрупулезным соблюдением; 3) предоставлением свободы выбора, усмотрения государственно- властного органа в рамках и пределах, предоставленных уголовно- процессуальным законом.

  1. Диспозитивность сегодня, да и в ближайшем будущем вряд ли сможет развернуться до уровня принципа уголовного процесса, ибо отечествен- ный уголовный процесс по-прежнему защищает преимущественно публичные интересы. Именно эти интересы и ограничивают бурное развитие диспо-зитивности в уголовном процессе, подобно тому, как частные интересы противодействуют вторжению публичности в гражданский процесс.
  2. Принципа процессуальной независимости должностных лиц участ- ников процесса состоит в том, что эти лица осуществляют уголовно- процессуальную деятельность исключительно по своему убеждению, основанному на совокупности доказательств по делу, подчиняясь единственному своему начальнику - закону.
  3. Принцип обеспечения законных интересов личности в уголовном процессе распространяется на всех участников уголовного процесса, за исключением должностных лиц, ведущих процесс. Он в равной мере относится как к обвиняемому (подозреваемому), так и к потерпевшему (пострадавшему).
  4. Принцип объективной (материальной) истины проявляется: 1) в свободной оценке доказательств, в отсутствии всевозможных презумпций и фикций; 2) в свободном отношении должностных лиц - участников процесса к речам или молчанию сторон; 3) в свободном определении способов доказывания; 4) обвиняемый предполагается невиновным, пока его вина не доказана в судебном порядке; 5) всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого; 6) обязанность доказывания лежит на обвинителе.
  5. На уровне мыслительно-практической деятельности в российском уголовном процессе преобладают черты инквизиционного процесса: почти полное отсутствие гласности, ограниченные возможности обвиняемого за-

159 щищаться, письменность производства и т.д.; на уровне мыслительно-проверочной - черты обвинительного (состязательного) процесса: открытость судебных заседаний, обеспечение права подсудимому защищаться самому и иметь защитника, оценка доказательств судьями по внутреннему убеждению и т.д.

Принципы уголовного процесса проявляются сообразно этим уровням и, следовательно, различным образом воздействуют на уголовно- процессуальную деятельность. На досудебных стадиях они детерминируют их общие условия, отражающие сущность досудебного производства.

  1. Общие условия досудебного производства - это такие вытекающие из принципов уголовного процесса и обусловленные целью уголовного процесса условия, которые установлены законом в качестве общеобязательных или общевозможных для всех форм досудебных производств.

Указанные условия в своей совокупности образуют систему, состоящую из следующих элементов: 1) осуществление досудебного производства специально на то уполномоченными государственными органами; 2) разграничение законом компетенции между органами, осуществляющими досудебное производство (подследственность); 3) процессуальная самостоятельность органов, осуществляющих досудебное производство; 4) прокурорский надзор; 5) сотрудничество органов, осуществляющих досудебное производство, с оперативными, криминалистическими аппаратами, дежурными частями и между собой; 6) привлечение населения к осуществлению досудебного производства; 7) ограничение сроков досудебного производства, его быстрота; 8) обеспечение лицам, вовлеченным в досудебное производство возможности защиты своих законных интересов; 9) возможность соединения и выделения уголовных дел; 10) участие в производстве следственных действий понятых-удостоверителей; 11) необходимость специального разрешения для предания гласности данных досудебного производства; 12) письменность и строгая регламентированность фиксации хода и результатов досудебного производства; 13) необходимость для вступления в стадию участников уголовного

160 процесса, отстаивающих в нем свой признаваемый законом интерес, процессуального акта признания; 14) желательность принятия мер для выявления и устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

  1. Принцип законности, закрепленный ст. 14 Проекта УПК ГПУ Пре- зидента РФ по своему содержанию агрессивен и способен поглотить (свернуть) другие принципы уголовного процесса, составляющие вместе с ним систему. Подобная агрессивность принципа способна свернуть не только другие принципы уголовно-процессуальной деятельности, но и связать уголовно-процессуальную деятельность.
  2. Система принципов уголовного процесса оказывает функциональное воздействие на формирование правовой идеологии и правовой психоло- гии в сфере уголовного судопроизводства.
  3. Значение системы принципов уголовного процесса для законодателя и законодательствования применительно к досудебному производству характеризуется двумя чертами. Первая - характеризует сущий уголовный процесс, вторая - должный. Для сущего уголовного процесса значение системы принципов уголовного процесса состоит в том, что законодатель не должен без необходимости во вновь издаваемые нормы закладывать мировоззренческие идеи, противоречащие системе мировоззренческих идей действующего уголовного судопроизводства. Несоблюдение этого правила, по мнению автора, способно привести к противоречиям основных начал уголовно-процессуальной деятельности, к их дезингрессии.
  4. В практическом плане анализируемый процесс способен привести к пассивности принципов, входящих в систему уголовно-процессуальной деятельности, к неспособности их оказывать должное сопротивление неблагоприятным воздействиям среды, в первую очередь организованной преступности. Последняя, развертываясь по всему фронту, способна нарушить и даже разрушить не только форму, но и содержание уголовно-процессуальной деятельности.

161

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Нормативный материал:

  1. Конституция Российской Федерации. Принята 12 декабря 1993 всенародным голосованием // Российская газета. 1993, 25 декабря;
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 года;
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Утвержден Законом РСФСР от 27.10.1960 г.// Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1960.-№ 40. - Ст. 592. (с изменениями и дополнениями);
  4. Закон от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» // ВСНД РФ и ВС РФ. 1992 г. № 30. - Ст. 1792.
  5. Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. -№ 16.-Ст. 503;
  6. Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» // Ведомо сти Съезда народных депутатов РФ и ВС РФ. - 1993. - № 29. - Ст. 1114;

  7. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушаю щих права и свободы граждан» от 27.04.93 №4866-1 (в ред. Федерального за кона от 14.12.95 № 197-ФЗ) // ВВС РФ. 1993. № 19. Ст. 685; СЗ РФ. - 1995. №51.-Ст. 4970.

  8. Закон РФ от 11.03.91 «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» // Ведомости съезда… - 1992. - № 17. - Ст. 888;
  9. Закон РФ от 5 марта 1992 г. «О безопасности». Ст. 1 и 10 // ВСНД РФ. - 1992. - № 15. - Ст. 769.
  10. Закон СССР от 12.06.90 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы Уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» // Ведомости Верховного Совета … СССР. - 1990. - № 26. - Ст. 495;

162

  1. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Утверждены Законом СССР от 25.12.58 г.// Ведомости Верховного Совета СССР.
    • 1959.- № 1. - Ст. 15;
  2. Постановление Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» ВВС РСФСР. - 1991. - № 51. - Ст. 1798.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. N 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» (с изм. и доп. от 26 апреля 1984 г.).
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. Алматы, 1998.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан. Ташкент: «Адолат», 1995.
  6. Федеральный закон (далее - ФЗ) от 12.08.95 «Об оперативно-розыскной деятельности» // Сборник федеральных конституционных законов и федеральных законов. - 1995. - № 12;
  7. Федеральный закон от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации» в ред. ФЗ от 23 декабря. 1998 г. // РГ. - 1999. - 17 февраля.
  8. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе в Российской Федерации». // РГ. 1997. 6 января; СЗ РФ. 1997.- №1.-Ст. 1.
  9. ФЗ от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (с изм. и доп. внесенными ФЗ от 18.07.97., 21.07.98 и 05.01.99).
  10. ФЗ от 31 марта 1999 № 68-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О милиции» // Собрание законодательства РФ, 05.04.99, № 14, ст. 1666.

163 Монографии, учебники, учебные пособия, словари:

  1. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В. Е. Крутских. - М.: ИНФРА-М, 1997. - 790 с;
  2. Абдумаджидов Г.А. Расследование преступлений. - Ташкент, 1986. -191 с;
  3. Абрамова Н. Т. Целостность и управление. - М.: Наука. 1974. -248 с;
  4. Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе. - Н. Новгород,
  5. -209 с;
  6. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. - 252 с;
  7. Арсеньев К. Судебное следствие. - СПб., 1871.
  8. Афанасьев В.Г. Проблема целостности в философии и биологии. -М.: Мысль. 1984.- 416 с;
  9. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для юридических вузов и факультетов. - М.: ИНФРА- М - НОРМА. -1997;
  10. Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. - М., 1979. - 112 с;

  11. Барак А. Судейское усмотрение. - М. 1999. - 376 с.
  12. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование пре- ступлений. - М., 1991. - С. 109-127. - 208 с;
  13. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии. Курс лекций. - М., 1998. - 320 с;
  14. Богданов А.А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн.: Кн.1. - М.: Экономика. 1989. - 304 с;
  15. Большой Энциклопедический словарь. - М.: «Советская Энциклопедия», «С- Петербургский фонд «Ленинградская Галерея», 1993;

164

  1. Борико СВ., Дергай Б.И., Митрохин Н.П. Обеспечение законности

при производстве дознания. - Минск, 1990. - 90 с;

  1. Буцковский А. О приговорах по уголовным делам, решаемым с участием присяжных заседателей. - СПб. 1866;
  2. Вандышев В.В., Лиманский В.А. Правоохранительные органы. -Спб, 1998.-80 с;
  3. Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. -М., 1913;
  4. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - М.: Городец, 1997. -448 с;
  5. Викторский СИ, Русский уголовный процесс. Учебное пособие. -М.: Юридическое бюро «Городец», 1997;
  6. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. - Тула. 2000. - 464 с;
  7. Волкова В.Н., Денисов А.А. Основы теории систем и системного анализа. - СПб.: СПбГТУ, 1997;
  8. Воробьева И.Б. Взаимодействие следователя с контролирующими органами в борьбе с преступностью. -Саратов, 1988.-112 с;
  9. Вышинский А.Я. Советский уголовный процесс. М. 1938;
  10. Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. М. 1927. - 108 с;
  11. Гольмстен А. X. Юридические исследования и статьи. - Спб., 1894. Т. 2;
  12. Громов Н.А. Уголовный процесс России. - М. Юристъ, 1998. - 552 с;
  13. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Изд. 2-е, испр. и доп. - Екатеринбург: изд-во Гуманитарного ун-та, 1997. - 191 с.
  14. Давлетов А.А. Подозрение и защита. Учебно-практическое пособие. - Екатеринбург, 1997. - 48 с.
  15. Давыдов П.М. Принципы советского уголовного процесса. - Свердловск, 1957;

165

  1. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса

(вопросы теории и практики). - М.: Юридическая литература. 1971;

  1. Дознание в органах внутренних дел / Под ред. А.А. Чувилева. - М. МВШМ МВД СССР, 1986. - 148 с;
  2. Дорошков В.В. Частное обвинение: правовая теория и судебная практика. - М., 2000. - 144 с;
  3. Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные проблемы. - Киев: Наукова Думка, 1984. -132 с;
  4. Духовской М.В. Из лекций по уголовному процессу. -М., 1895;
  5. Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1908. - 464 с;
  6. Захарова Т.П., Мищенко И.Н. Досудебное производство в протокольной форме. Методические рекомендацию. - Нижний Новгород, 1991. -35 с;
  7. Исследования по общей теории систем / Под ред. Садовского В.Н. и Юдина. - М.: Прогресс, 1969. - 520 с;
  8. Карташов В.Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. - Ярославль: ЯГУ, 1997;
  9. Клиланд Д., Кинг В. Системный анализ и целевое управление. Пер. С англ.- М.: Сов. радио. 1974. -280 с;
  10. Ковтун Н.Н. Обеспечение неотвратимости ответственности при возбуждении уголовного дела. - Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1995. - 79 с
  11. Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. - Воронеж: ВГУ, 1971.-160 с

  12. Кондаков Н.Н. Логический словарь - справочник. - М.: Наука. 1975. - 720 с;

  13. Константинов А.Д. Коррумпированный Петербург: Документальные очерки. - СПб.: Фолио-Пресс, 1997. - 448 с.
  14. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М., 1992;

166

  1. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов опе- ративно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. - М. 2000. - 144 с;

  2. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. - СПб., 1894;

  3. Котарбинский Т. Трактат о хорошей работе. - М.: Экономика, , 1975.-271 с;
  4. Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. - Л.: ЛГУ, 1984.-217 с;
  5. Кудинов Л.Д. Система правоохранительных органов. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989. - 128 с;
  6. Кузин Ф.А. Кандидатская диссертация, методика написания, правила оформления и защиты. Практическое пособие для аспирантов и соискателей ученой степени. - М.: «Ось-89», 1997. - 208 с;
  7. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под. ред. А.Д.Бойкова и И.И.Карпеца. - М.: Юридическая литература, 1989. - 638 с;

  8. Ларин A.M. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М. 1979;
  9. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки / Под ред. Савицкого В.М. - М.: БЕК, 1997;
  10. Макс Фасмер. Этимологический словарь русского языка. - М.: «Аз- бука», «Терра», 1996;
  11. Малышев К. И. Курс гражданского судопроизводства. - СПб. 1876;
  12. Мамут Л.С. Народ в правовом государстве. 1999. - 160 с;
  13. Мартынчик Е.Г., Милушев Д.В. Предварительное производство в социалистическом уголовном процессе. - Кишинев: Штиница, 1986. - 140 с;
  14. Мельник В.В. Искусство доказывания в состязательном уголовном процессе. - М., 2000. - 496 с;
  15. Мизулина Е. Уголовный процесс: концепция самоограничения го сударства. - Тарту, 1991. - 140 с.

167

  1. Милиция как орган дознания / Под ред. Е.А. Гомилко. - Киев: КШ

МВД СССР, 1989.-88 с;

  1. Муравьев Н. Н. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. -М. 1889;
  2. Муромцев С. Определение и основное разделение права. - М. 1879;
  3. Нефедьев Е. А. Учебник русского судопроизводства. - Казань, 1910;
  4. Новгородцев П.Н. Историческая школа юристов. - СПб., 1999. -192 с;
  5. Общая теория права / Под общ. ред. Пиголкина А.С. - М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана. 1996;
  6. Общая теория права и государства. Учебник / Под. Ред. В.В. Лазарева. - М.: Юристь. 1996;
  7. Общая теория права. Курс лекций. - Н. Новгород: НВШ МВД. 1993;
  8. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1986. -797 с;
  9. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М. 2000. - 144 с;
  10. Павлов. Н.Е. Субъекты уголовного процесса. - М., 1997. - 144 с;
  11. Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1956. - 212 с;
  12. Петражицкий Л.И. Теория права и государтсва. - СПб. 2000. -608 с;
  13. Поляков М.П., Попов А.П., Попов Н.М. Уголовно-процессуальное использование результатов оперативно-розыскной деятельности / Под ред. проф. В.Т. Томина. Пятигорск, 1998. - 104 с;
  14. Полянский Н.Н. К семидесятилетию со дня рождения. - М. 1948.;
  15. Полянский Н.Н. Очерк общей теории уголовного процесса. - М. 1927.-147 с;
  16. Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса.-М. 1960.-212 с;

168

  1. Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд. М. 1911. -

230 с;

  1. Правоохранительные органы Российской Федерации. Учебник / Под ред. В.П. Божьева. - М: Спарк, 1997. - 400 с;

  2. Практикум по советскому уголовному процессу / Под общ. ред. В.Т. Томина, Г.Н. Козырева. Выпуск 1. - Горький: ГВШ МВД СССР, 1988. -98 с.
  3. Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы / Научн. ред. Кокорев Л.Д. - Воронеж: ВГУ, 1979 - 136 с;
  4. Расследование контрабанды: Практическое пособие. - М.: Юрист, 1999.-208 с;
  5. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. -М.: Юридическая литература, 1961. -279 с;
  6. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. - Петроград. 1916;
  7. Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. Судебная реформа. - М.:Юрид.лит., 1991;
  8. Ю7.Румянцев О.Г., Додонов В.Н. Энциклопедический юридический словарь. - М.: Инфра-М, 1996. - 384 с;

Ю8.Рустамов Р.У. Уголовный процесс. Формы. - М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998.-304 с;

  1. Савицкий В. М. Государственное обвинение в суде. - М.: Наука. 1971;

  2. Садовский В.Н. Основания общей теории систем: Логико-методологический анализ. - М.: Наука. 1974. - 279 с;
  3. Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ по уголовным делам. - М.: Спарк, 1996. - 599 с;
  4. Синха Сурия Пракаш. Юриспруденция. Философия права. Краткий курс / Пер. С англ. - М.: Издательский центр «Академия». 1996;
  5. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса: судоустройство - судопроизводство. - СПб. 1913;

169 1 Н.Советский уголовный процесс / Под ред. Карнеевой Л.М., Лупин-

ской П.А., Тыричева И.В. - М., 1980;

  1. Советский уголовный процесс / Под ред. СВ. Бородина. - М., 1982;
  2. Советский уголовный процесс: Особенная часть / Под ред. Б.А. Викторова, B.C. Чугунова. - М., 1976;
  3. П7.Соломичев В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие. - М., 1998.-176 с;

  4. Стремовский В. А. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М. Юридическая литература, 1958 - 136 с.
  5. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. - М.: Наука. Т. 1. 1968.;
  6. Строгович М.С. Уголовный процесс. М. 1946. - 340 с;
  7. Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. - М. 1947.;
  8. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. - М.: Издательская группа ИНФРА
    • М - Норма, 1997;
  9. Толстик В. А. Теория права и государства в определениях и схемах. - Н. Новгород: НЮИ МВД, 1996;
  10. Томин В.Т. Взаимодействие органов внутренних дел с населением в борьбе с преступностью. - Омск.: ОВШ МВД СССР. 1975. - 178 с;
  11. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М.: Юридическая литература, 1991. - 240 с;
  12. Томин В.Т. Проблемы оптимизации среды функционирования органов внутренних дел. - Горький, 1978. - 112 с;
  13. Томин В.Т., Сочнев Д.В. Словарь-инструментарий для исследования проблем, связанных с взаимодействующим влиянием правоохранительной и массово-коммуникативной систем на преступность и виктимность мо-

170 лодежи и несовершеннолетних. Изд. 3-е. - Н. Новгород: Нижполиграф, 1999.

-116с;

  1. Туманов Г.А. Организация управления в сфере охраны общественного порядка. -М. 1973;
  2. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР (теоретическая модель) / Под ред. В.М.Савицкого. - М., 1990. - 317 с;
  3. Уголовно-процессуальное право / Под ред. П. А. Лупинской. - М., 1998.-696 с;
  4. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.: Зерцало, 1997. -576 с;
  5. Уголовный процесс в европейских социалистических государствах / Под ред. В. П. Божьева. - М., 1978. - 360 с;
  6. Уёмов А.И. Системный подход и общая теория систем. - М.: Мысль. 1978.- 272 с;
  7. Умаров К.У. Органы милиции - основные органы дознания. -Ташкент, 1968;
  8. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2-х т. Т. 2. - Санкт- Петербург: Альфа. 1996.
  9. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. - СПб. 1896;
  10. Холл. Опыт методологии для системотехники. - М.: Советское радио. 1975.- 448 с;
  11. Цыпкин А. Л. Очерки советского уголовного судопроизводства. — Саратов. 1975;
  12. Челпанов Г. И. Учебник логики. - М.: ГИЗПЛ. 1946;
  13. Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. - М., 1957.-846 с;
  14. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. - М.: «Русский язык», 1993;

171

  1. Черняк Ю.И. Системный анализ в управление экономикой. - М.:

Экономика. 1975. - 191 с;

  1. Чувилев А.А., Чувилев Ан.А. Правоохранительные органы: вопро- сы и ответы. - М., 1998. - 160 с;
  2. Шадрин И.С. Обеспечение прав личности при расследовании пре- ступлений. - М.: ООО Изд-во «Юрлитинформ», 2000. - 232 с.
  3. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. - Минск, 1970;
  4. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. - Минск, 1974.-143 с;
  5. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. - Л., 1976;
  6. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. - М.: Госполитиздат. 1957.;
  7. Эхо Ю. Письменные работы в ВУЗАХ. Практическое руководство для всех, кто пишет дипломные, курсовые, контрольные, доклады, рефераты, диссертации. - М., 1997. - 240 с;
  8. Эшби У. Р. Введение в кибернетику. - М.: ИЛ. 1959. - 432 с;
  9. Юридическая процессуальная форма: теория и практика / Под ред. П.Е. Недбайло и В.М.Горшенева. - М., 1976;
  10. Якуб М.Л. Демократические основы советского уголовно- процессуального права. - М.: МГУ, 1960;

  11. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судо- производстве. - М., 1981;
  12. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. - М.: Зерцало, 1998. - 448 с;
  13. Статьи:

  14. Абдрахманов Р.С. О быстроте уголовно-процессуальной деятель- ности // Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе. - Волгоград, 1988. - С.56-62;

172

  1. Агутин А. В. Взаимодействие частного детектива с адвокатом по

защите законных интересов участников уголовного судопроизводства // Вестник Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского. Законные интересы граждан и правовые средства их защиты в России / Под ред. В.Т. Томина и И.А. Склярова. - Н. Новгород: НГУ. 1997. - С.61-64;

  1. Асриев Б.В. Некоторые вопросы совершенствования дознания // Сборник статей адъюнктов и соискателей. - М.: ВШ МВД СССР, 1973. -С.169-175;
  2. Арсеньев Б.Я. О системе принципов советского уголовного процесса // Первая научная сессия Всесоюзного института юридических наук. -М. 1940.-С. 36-73.
  3. Бабаева С. Отдельные участки «рубежей Родины» приватизированы // Известия. 1999, 7 июля.
  4. Балакшин В. Истина в уголовном процессе // Российская юстиция. 1998. № 2.;
  5. Берталанфи Л. фон. История и статус общей теории систем // Системные исследования. Ежегодник. М.: Наука. 1972. С.20-37;
  6. Берталанфи Л. фон. Общая теория систем критический обзор. // Исследования по общей теории систем. М.: Прогресс. 1973. С. 23-82;
  7. Быков В.М. Принципы уголовного процесса по Конституции РФ // Российская юстиция. 1994. № 8. С. 9-10.;
  8. Виницкий Л. Уравнять права сторон в уголовном процессе // Российская юстиция. 1999. № 6.;
  9. Галай Ю.Г. Русская полиция и судебный следователь в предварительном расследовании: тенденции пореформенного развития // Проблемы уголовно- процессуальной и управленческой деятельности в сфере борьбы с посягательствами на социалистическую собственность. - Горький, 1979. -С.100- 105;
  10. Гельфанд И.А. О некоторых вопросах предварительного расследования в общесоюзном уголовно-процессуальном законодательстве // Ученые

173 записки Киевского Государственного Университета им. Т. Г. Шевченко. Т. 7,

вып. 2. Киев, 1948. С. 45-70;

  1. Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик / Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М.: Госюриздат. 1959. С. 125.
  2. Голунский С.А. К вопросу о реформе предварительного расследования // Проблемы социалистического права. 1938, № 4;
  3. Городилов В.В. О понятии принципа советского уголовного процесса // Научные труды Омской высшей школы милиции МВД СССР. Омск. 1969. Вып. 5.,
    С. 80-89;
  4. Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятие и система // Государство и право. 1997. №7. - С. 33;
  5. Губин В. Б. О роли деятельности в формировании моделей реальности // Вопросы философии. 1997. № 8. С. 166-174;
  6. Давлетов А.А. Нормативная модель общей части доказательственного права в уголовном процессе // Государство и право. - 1992. - № 10. -С. 63-66.
  7. Давлетов А.А. Системность теории уголовно-процессуального познания //Правоведение. - 1991. -№ 6. - С. 97-93.
  8. Демидов И.Ф. Исследование проблем неотвратимости ответственности в досудебных стадиях уголовного процесса // Укрепление законности в уголовном судопроизводстве. М., 1986. С.35.
  9. Джусупов А., Биятов Т. О допустимости оперативно-розыскных данных в качестве доказательств // Юридическая газета (Республика Казахстан). 1995. №15.-С. 14;
  10. Добровольская Т.Н., Элькинд П.С. Уголовно-процессуальная форма, процессуальные нормы и производства // Юридическая процессуаль ная форма. Теория и практика. М. Юридическая литература, 1976. С. 233- 275.

174

  1. Донцов A.M. К вопросу об органах предварительного следствия и

дознания в советском уголовном процессе // Сборник статей адъюнктов и со- искателей. М.: ВШ МВД СССР, 1969. - С. 121-126;

  1. Дроздов Г. В. Содержание и структура предварительного произ водства в советском уголовном процессе // Правоведение. 1990. № 3. С.69-70.

178.Дубинский А.Я. Актуальные проблемы совершенствования пред- варительного расследования преступлений // Дальнейшее укрепление социа- листической законности в деятельности органов внутренних дел. Киев, 1986. С.83;

  1. Дьяченко В.И. О рационализации деятельности органов предварительного расследования в системе МВД СССР // Проблемы совершенствования законодательства, регулирующего деятельность органов внутренних дел. М., 1991.-С. 114;
  2. Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации // Государство и право. 1996. № П.;
  3. Каган М.С. Философия как мировоззрение // Вопросы философии. 1997. №9. С. 38-44;
  4. Колбаев Р. О равенстве прав участников уголовного процесса // Законность.
  5. №10.;
  6. Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям // Российская юстиция. 1997. № 1.С. 19- 20.
  7. Королев Г.З. Налоговые расследования и налоговый суд в Японии // Финансы. 1994. 9. С. 28-30.
  8. Крутиков А.П. Орган и лицо, производящее дознание в советском уголовном процессе // Гарантии прав лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Свердловск, 1975. С.48.
  9. Кузнецов Н.П. Процессуальная форма возбуждения уголовного дела // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Во ронеж, 1979.-С. 139;

175

  1. Ларин A.M. Эффективность уголовно-процессуального законодательства // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. М.,
  2. С. 182-184;
  3. Ларин A.M., Савицкий В.М. Каким быть следственному аппарату // Государство и право. 1991. № 1.- С. 31;
  4. Лисицин Р. Право на защиту: международные стандарты и российская действительность. // Российская юстиция. 1999. Ш 6.;
  5. Масленникова Л.М. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела // Социалистическая законность. 1989. № 6. С.49.
  6. Митричев СП. О едином следственном аппарате // Известия, 1957, 2 июля и др.
  7. Михайлов А. И., Черный А.И., Гиляровский Р.С. Научные коммуникации и информатика // Научно-техническая информация. 1956. № 12. С. 12-23;
  8. Михайлов А.И. Проблемы эффективности предварительного следствия // Эффективность применения уголовного закона. М.: Юридическая литература.
  9. С. 181-182;
  10. Михайлов А.И. Сущность и значение предварительного следствия в советском уголовном судопроизводстве // Проблемы совершенствования предварительного следствия и прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. М., 1982. С.5.
  11. Михайловская И.Б. Проблемы укрепления социалистической законности в стадии предварительного расследования // Советское государство и право. 1989. N 7. С. 77.
  12. Мотовиловкер О.Я. Уголовно-процессуальное законодательство Польской народной республики (общая характеристика) // Предварительное расследование в Польской народной республике. Волгоград, 1976. - С. 40;
  13. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы содержания и формы советского уголовного процесса // Вестник Ярославского университета, 1972. № 4. С. 56-77;

176

  1. Нажимов В. П. Дискуссионные вопросы учения о принципах советского уголовного процесса / Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Калининград. 1975. С. 3-33.
  2. Нажимов В. П. О системе принципов организации и деятельности советского уголовного суда // Воплощение ленинских идей в советском праве. Калининград,
  3. С. 156—188.;
  4. Николаев С. Большое олигархическое контрнаступление // Российская газета. 1999, 5 января;
  5. Николюк В., Кальницкий В. Применение статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве // Законность. 1997. № 8. С. 14-18;
  6. Новой службе - силовую поддержку (Интервью с руководителем службы судебных приставов Омской области В. В. Головиным) // Российская юстиция.
  7. № 5. - С. 20.
  8. Основы уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и союзных республик. Инициативный проект // Советское государство и право. 1990. №2. С. 101.
  9. Перлов Д.И., Рагинский М.Ю., Назревшие вопросы дознания и предварительного следствия // Советское государство и право. 1957. № 4. С. 115- 121;
  10. Петрухин И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе // Российская юстиция. 1999. № 3.;
  11. Петрухин И.Л. Об упрощенной (протокольной) форме расследования преступлений // Проблемы правосудия и уголовного права. М., 1978. С. 50-61.
  12. Планк М. Позитивизм и реальный внешний мир. Доклад, прочитанный 12 ноября 1930 г. в Гарнак-Хаузе Общества поощрения науки имп. Вильгельма. // Вопросы философии. 1998. №3. С. 120-132.
  13. Попов Н.М. Оперативно-розыскное обеспечение досудебного производства в Российском уголовном процессе // Проблемы юридической

177 науки и практики в исследованиях адъюнктов и соискателей. Нижний Новго- род; НВШ МВД РФ, 1995. С. 73-76.

  1. Проблемы преступности капиталистических стран. М., 1985. № 10. С. 26.
  2. Проект УПК РФ // Юридический вестник. 1994. № 30-31;
  3. Распопов Ю.М., Золотухин В.В. Взаимодействие с таможней // Финансы.
  4. №5. С.35; и др.
  5. Рахунов Р.Д. Проблема единства и дифференциации уголовно- процессуальной формы // Вопросы борьбы с преступностью. 1978. Выпуск 29. С.84.
  6. Савицкий В.М. Кому проводить дознание (к вопросу о терминологии закона) // Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов ОВД. Ташкент; ТВШ МВД СССР, 1987. С. 35-40.
  7. Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела // Советское государство и право. 1974. № 8 С. 88.
  8. Савицкий М.Я. К вопросу о системе принципов советского уголовного процесса // Советское государство и право. 1950. С. 46-56;
  9. Седов И.П. Некоторые правовые и организационные вопросы взаимодействия следователя и органа дознания как элемента следственной тактики // Проблемы советского государства и права. Иркутск, 1975. С.54.

  10. Сергиевский Н.Д. Основные начала и формы уголовного процесса // Временник Демидовского юридического лицея. 1875. Кн. 9. С. 4-9.
  11. Скрипилев А.Е. Полиция России во второй половине XIX - начале XX веков // Полиция и милиция. М., 1992. С. 38.
  12. Строгович М.С. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса // Советское государство и право. 1952. № 8. С. 29-39.
  13. Строгович М.С. О дознании и предварительном следствии и о едином следственном аппарате // Социалистическая законность. 1957, № 5. С. 19-26;

178

  1. Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства и

пределах ее дифференциации // Социалистическая законность. 1974. № 9. -С.52;

  1. Творческая научная дискуссия о принципах советского уголовного процесса // Социалистическая законность. 1952. № 6. С. 79-82.
  2. Томин В. Т. О понятии принципа советского уголовного процесса // Труды Высшей школы МООП РСФСР .1965. Вып. 12, С. 193-198;
  3. Томин В.Т. Понятие цели уголовного процесса // Правоведение.
  4. С.65-70.
  5. Томин В.Т. Ленинские принципы советского уголовного процесса. // В кн.: Труды высшей школы. М. 1970. Вып.27. С. 193-197;
  6. Фаткуллин Ф.Н. Проблемы эффективности советского права. // В кн.: XX1Y съезд КПСС и проблемы повышения эффективности советского права / Под ред. Д.И. Фельдмана, В.П. Малкова. Казань.
  7. С. 16-17;
  8. Цесляк М.: Подготовительная стадия уголовного процесса // Пред- варительное расследование в уголовном процессе Польской Народной республики. - Волгоград, 1976. - С. 47.
  9. Чувилев А. Новшества в регламентации подследственности уго- ловных дел // Законность. 1997. № 3. С. 29-32.
  10. Шадрин B.C. Сущность досудебного производства и дальнейшее развитие его форм в советском уголовном процессе // Формы досудебного производства и их совершенствование. - Волгоград, 1989. - С. 4-16;
  11. Шимановский В. Разграничение подследственности уголовных дел // Российская юстиция. 1997. № 7. - С. 35;
  12. Элькинд П.С. Категории «содержание» и «форма» в сфере уголов- но-процессуального регулирования // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. - С. 43.
  13. Яковец Ю.В. Формирование постиндустриальной парадигмы: ис- токи и перспективы // Вопросы философии. 1997. №1. С. 11-20.

179 233. Якуб М.Л. О принципах советского уголовного процесса // Социалистическая законность. - 1951. - № 8. - С. 29-39.

Диссертации и авторефераты:

  1. Агутин А.В. Правовые и тактические аспекты частной сыскной деятельности. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Н.Новгород, 1996 - 25 с;
  2. Александров А.С. Диспозитивность в уголовном процессе. Дисс. на соиск. … к. ю. ю. Н. Новгород. 1995.
  3. Бадашханов В.И. Народный элемент в уголовном судопроизводст- 1 ве в современных условиях. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Нижний

Новгород, 1993-28 с;

  1. Бойков А. Д. Проблемы эффективности судебной защиты. Авто реф. дисс д.ю.н. М. 1974. -48 с;

Щ 236. Ленский А. В. Досудебное (предварительное) производство в со-

i временном уголовном процессе России. Дисс. на соиск. … к.ю.н. Н. Новгород.

1998.-206 с;

( 237. Милушев Д.В. Особенности предварительного производства в

уголовном процессе Народной Республики Болгарии. Автореф. дис… канд.

юрид. наук. - М., 1983. - 23 с;

  1. Мичурина О.В. Процессуальные и организационные вопросы осу- 1| ществления начальниками следственных изоляторов и лечебно-трудовых

профилакториев функций органов дознания. Автореф. дис… канд. юрид. наук.-М., 1993.-23 с;

  1. Поляков М.П. Налоговая полиция как орган дознания Автореф.

! дис…. канд. юрид. наук. - 23 с;

i

I 240. Поляков М.П. Налоговая полиция как орган дознания. Дис. …

канд. юрид. наук. - Н. Новгород, 1995 - 229 с;

180

  1. Попов А.П. Непосредственное обнаружение признаков преступления как повод к возбуждению уголовного дела. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. -21 с;
  2. Степанова И.А. Протокольная форма досудебной подготовки материалов в советском уголовном процессе. Автореф. дис… канд. юрид. наук. -М., 1989.-20 с.