lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ткачук, Татьяна Алексеевна. - Использование результатов исследований и экспертиз в поиске преступника: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2001 166 с. РГБ ОД, 61:02-12/375-5

Posted in:

(УС - С

6lWM~/M/%i

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

Ткачук Татьяна Алексеевна

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКСПЕРТИЗ

В ПОИСКЕ ПРЕСТУПНИКА

Специальность 12,00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -заслуженный юрист России, доктор юридических наук, профессор А.Ф.Волынский

Москва -2001

2

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава I. Научные основы использования результатов исследований экспертиз в целях поиска преступника.

§ 1. Лицо, совершившее преступление, как носитель криминалистически значимой информации , 10

§ 2. Исследования и экспертизы следов преступника как средства получе ния розыскной информации 27

§ 3. Анализ и оценка современного состояния использования результатов исследований и экспертиз в поиске преступника 56

Глава II. Организация и тактика использования результатов исследований и экспертиз в целях поиска преступника.

§ 1. Основные направления и особенности организации использования

результатов исследований и экспертиз в поиске преступника 74

§ 2. Особенности тактики использования результатов исследований и экспертиз в целях поиска преступника 98

§ 3. Возможности моделирования признаков и свойств преступника в це лях его поиска. 121

Заключение , 137

Список литературы 140

Приложения , 154

Введение.

Обеспечение законности и укрепление правопорядка - одна из важней ших функций нашего государства, ставшего на путь коренных социально- экономических преобразований, в том числе правовых реформ. При этом осо бое внимание уделяется охране гарантируемых Конституцией Российской Фе дерации законных интересов и прав граждан. Объективно актушшзировалась эта проблема в сфере борьбы с преступностью, где человек (его жизнь, здоро вье, права и интересы) является объектом преступного посягательства и субъ ектом преступной деятельности.

Раскрытие и расследование преступления предполагает, прежде всего, поиск лица, его совершившего. Только при наличии такого лица процесс расследования, и в частности, доказывания приобретает более целенаправленный характер. Отсутствие такого лица на определенном этапе расследования, как известно, влечет приостановление производства по уголовному делу (по данным ГИЦ МВД России - это более 60 % уголовных дел, возбужденных органами внутренних дел). При наличии же подозреваемых возбуждается менее 30 % (26,7 %) уголовных дел.1

Если учесть неуклонный рост преступности (за 10 лет - с 1990 по 1999 г.г. - количество зарегистрированных преступлений возросло почти в три раза), ее организованность (только за 4 месяца 2000 г. по сравнению с этим же периодом 1999 г. к уголовной ответственности привлечено лиц за совершение преступлений в составе организованных групп и преступных сообществах на 15, 9% больше)’ и профессионализм преступников, то становится еще более очевидной актуальность проблемы поиска лиц, совершивших преступление.

Министерство внутренних дел России. ГИЦ. Состояние преступности за январь-декабрь 1999 года. М., 2000.

” Статистический сборник ГИЦ МВД РФ (по форме 1 «а»). О состоянии преступности и результатах деятельности ОВД России по расследованию преступлений за январь-апрель 2000г. М., 2000.

4

Положение усугубляется еще и тем, что даже в ситуациях, когда преступники установлены, некоторые из них скрываются от следствия и суда, объявляются в розыск,

Тезис о том, что, в конечном итоге, весь процесс расследования и использования при этом криминалистической техники, включая исследования и экспертизы, направлен на достижение этой цели, безусловно, верен, как верно и то, что конкретизация цели (поиск преступника) предполагает конкретизацию и систематизацию форм, методов, средств деятельности по ее достижению, раз- работку мер по их совершенствованию. Прежде всего этим обстоятельством предопределяется выбор темы диссертационного исследования, его предмет и объект.

Актуальность темы исследования обусловлена практическим значением и недостаточной научной разработкой проблем организации и тактики использования в поиске лица, совершившего преступление, результатов исследований и экспертиз, формы взаимодействия при этом специалистов и следователей, с учетом этапов (стадий) расследования уголовных дел и имеющейся информации о личности преступника.

Целью исследования является анализ теории и практики поиска лица, совершившего преступление, разработка на этой основе научно-практических рекомендаций использования в этих целях результатов исследований и экспертиз и предложений по совершенствованию работы органов внутренних дел в этом направлении.

Данная цель конкретизируется постановкой и решением следующих задач исследования:

  • определение сущности и методологического значения самого понятия поисковой деятельности в процессе раскрытия и расследования преступлений и роли в ней результатов исследований и экспертиз;
  • изучение, анализ и обобщение практики использования научно-технических средств и методов, прежде всего, в форме исследований и

экспертиз, в целях поиска преступника по материалам уголовных дел и документам экепертно-криминшшстических подразделений;

  • анализ состояния и определение перспектив использования информации о признаках и свойствах лица, совершившего преступление, получаемой с помощью исследований и экспертиз, для построения информационно-достоверной модели преступника, в целях его поиска;
  • разработка предложений по организации и тактике использования результатов исследований и экспертиз в поисковой деятельности следователя,
  • Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются теория и практика поиска преступников с использованием информации об их признаках и свойствах, полученной по результатам исследований и экспертиз, современное состояние организации и правового регулирования данного направления деятельности в процессе раскрытия и расследования преступлений.

Предмет исследования - закономерности отражения признаков и свойств человека в различных носителях информации, организации и тактики использования поисковой информации, полученной с помощью исследований и экспертиз в установлении лица, совершившего преступление.

Методологической основой исследования послужил диалектический метод научного познания, а так же такие общенаучные методы, как сравнительно- правовой, логический, исторический, статистический, наблюдение, измерение, описание, сравнение и другие. Основу методики исследования составляют положения теории информации, моделирования, системно-структурный анализ, обобщение следственной и экспертной практики, а так же обзор современного состояния исследуемой проблемы в криминалистической литературе.

Значительное место в работе отводилось изучению и использованию ос новополагающих работ ученых-криминалистов О.Я.Баева, Р.СБелкина, А.Н.Васильева, А.И.Винберга, А. Ф.Волынского, Г.Л.Грановского,

В.А.Жбанкова, А.М.Зинина, В.Я.Колдина, Ю.Г.Корухова, В.П.Лаврова,

6

И.М.Лузгина, Н.Т.Малаховской, В.С.Митричева, В.А.Образцова,

И.А.Пампушко, В.О.Петроеяна, С.М.Потапова, Е.Р.Россинской,

Н.А.Селиванова, В.А.Снеткова, Н.В.Терзиева, А.А.Эйсмана, А.А.Экеархопуло, Н.П.Яблокова и других российских и зарубежных ученых в области кримина- листики.

В качестве нормативно-правовой базы использовались: Конституция Российской Федерации, действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, ведомственные нормативно-правовые акты.

Эмпирическая база исследования формировалась с 1986 года в ходе практического участия диссертанта в оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях в качестве специалиста-криминалиста, в установлении личности преступников с использованием субъективных портретов, производства криминалистических исследований и экспертиз. В ходе диссертационного исследования изучены и обобщены с использованием специально разработанных анкет более 200 архивных, рабочих и приостановленных уголовных дел, производство по которым производилось в органах внутренних дел Республики Саха (Якутия), Владимирской и Московской областей. Проведен опрос 280 со- трудников органов внутренних дел и прокуратуры Российской Федерации, про- анализированы его результаты.

Научная новизна исследования. Проблемы использования информации о признаках и свойствах лица, совершившего преступление, в целях его поиска ранее уже были предметом изучения В.А.Жбанкова, А.М.Зинина, А.А.Закатова, В.Г.Корнаухова, В.А.Образцова, В.А.Снеткова, Ш.Н.Хазиева, Л.Е.Эджубова и других ученых. Несмотря на бесспорную теоретическую и практическую зна- чимость их работ, проблема использования результатов исследований и экспертиз в поиске преступника, и связанные с этим вопросы организации и тактики поисковой деятельности следователя остаются пока слабо исследованными. В работах названных авторов, многие из которых изданы много лет назад или посвящены отдельным аспектам поиска лиц, совершивших преступление, объ-

7

ективно не могли найти отражение особенности рассматриваемой нами проблемы, обусловленные изменениями в криминогенной ситуации и современными требованиями практики адекватного реагирования на них.

В этой связи в диссертации определяются методологические основы исследуемой проблемы, анализируются основные направления использования результатов исследований и экспертиз в поиске преступников, определяются современные возможности совершенствования организации, тактики правового и научно- методического обеспечения этой работы, формулируются соответствующие предложения и рекомендации.

Содержащиеся в диссертационном исследовании положения направлены на определение путей более эффективного использования результатов исследований и экспертиз в поиске лица, совершившего преступление; на обогащение и конкретизацию деятельности, направленной на поиск такого лица с использованием возможностей моделирования его признаков и свойств, прежде всего, с учетом результатов исследований и экспертиз.

Основные положения, выносимые на защиту, в определенной мере отражают научную новизну исследования. К ним относятся:

  • содержание поисковой деятельности следователя, направленной на ус- тановление лица, совершившего преступление, с использованием результатов исследований и экспертиз;
  • результаты анализа и оценки современного состояния использования исследований и экспертиз в поиске лица, совершившего преступление;
  • организационные меры повышения эффективности использования результатов исследований и экспертиз в поисковой деятельности следователя;
  • особенности тактики использования результатов исследований и экспертиз в поиске лица, совершившего преступление, в частности, при проведении тактических комбинаций с использованием «словесного» и субъективного портретов;

8

  • методические рекомендации по описанию и моделированию признаков и свойств лица, совершивших преступление, с помощью результатов исследований и экспертиз;
  • предложения по совершенствованию нормативно-правовой базы использования результатов исследований и экспертиз в поисковой деятельности следователя на различных этапах раскрытия и расследования преступлений.
  • Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что в результате проведенного исследования выработаны конкретные предложения и рекомендации по совершенствованию организации и тактики использования результатов исследований и экспертиз в деятельности следователя по поиску лица, совершившего преступление, которые могут быть использованы:

  • в процессе совершенствования нормативно-правовой базы;
  • для оптимизации и повышения эффективности поисково-розыскной деятельности следователя;
  • для решения проблем совершенствования криминалистической тактики и методики расследования преступлений по горячим следам;
  • при подготовке учебно-методических материалов по криминалистике в учебных заведениях юридического профиля.
  • Апробация и внедрение результатов исследования. Отдельные положения диссертации докладывались и обсуждались на заседании кафедры криминалистики Юридического института МВД РФ, на научно-практической конференции «Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях российского общества» (Тульский филиал юридического института МВД РФ, 1998г.).

Научные положения, имеющие не только теоретическое, но и практическое значение, содержащиеся в диссертации, использовались при проведении занятий со слушателями ЮИ МВД России и сотрудниками экспертных подраз-

9

делений, что подтверждается актами о внедрении результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в пяти опубликованных научных статьях.

Структура и содержание диссертации определены с учетом целей и за- дач научного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав (шести параграфов), заключения, списка использованной литературы и приложений.

10

Глава 1. Научные основы использования результатов
исследований и экспертиз в целях поиска преступника.

§ 1. Лицо, совершившее преступление, как источник криминалистически значимой информации.

В единстве субъективного и сущностного определения человек - это предметно - социально - деятельное существо. В этом минимуме признаков выражен историко - материалистический фундамент его бытия, первичное определение человека.1 Разумность, идеальная субъективность - необходимая черта человеческого существования. В конкретных обстоятельствах и особенно в определенных формах деятельности она играет ведущую роль как для отдельных индивидов, так и для социальных групп. Человек, как продукт общественного бытия и ступень развития живой природы является элементом различных социальных и природных систем, входя в них той или иной группой своих свойств. Иными словами, биологическое и социальное в человеке диалектически взаимодействует и приводит к формированию двух подструктур; человека как природного организма и человека как социального существа, В целостной структуре личности, особое место с позиции предмета криминалистики занимают её психологические и биологические свойства. Первые в современной ли- тературе сводятся к трем подструктурам”:

  • направленность личности, т.е. влечения, желания, стремления, интере сы, идеалы, мировоззрение, миросозерцание, убеждение. Элементы этой под структуры формируются в процессе воспитания;

  • опыт, т.е. знания, умения, навыки и привычки, приобретенные в про цессе жизнедеятельности;

‘Перевалов В. П. Марксистская теория человека. Человек. Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии.//XIX век. М., 1995. С. 157-159,

“Платонов К. К. Структура и развитие личности. М., Наука. 1986. С. 87,

11

i - индивидуальные особенности отдельных психических процессов как

форм отражения (эмоции, ощущения, мышление, восприятие, внимание, воля, память). I Вторые обуславливают многочисленные биологические свойства и при-

i знаки личности, определяют её биологическую индивидуальность (групповую принадлежность, генетический код и т.д.). Важное значение имеют также ан тропологические признаки (рассовые, половые, возрастные); физические (раз меры тела, его структурно-механические свойства); внешняя анатомия тела 1 (черты лица, особенности строения других внешних органов, морфология кож- I ных узоров и т.д.); функционально-анатомические признаки (особенности голо- • сового аппарата, параметры и особенности движения тела и его частей). В са-

мостоятельную подгруппу свойств и признаков человека можно выделить его биохимические особенности (состав крови, слюны, пота, спермы, тканей тела, потожировых веществ, образующих запах тела и т.д.).1

Среди огромного количества объектов, изучаемых в криминалистике, в качестве носителей криминалистически значимой информации, человек занимает ключевое место. Он - и объект преступного посягательства, и субъект преступления. Этим объясняется пристальность внимания к данной проблеме ученых - криминалистов (В.А.Жбанкова, В.О.Петросяна, Г.А.Самойлова, Ш.Н.Хазиева, и др.)

Личность как объект криминалистического исследования, характеризуется комплексом свойств и признаков, связей и отношений, относящихся к предмету’ криминалистики и ограниченных задачей выявления и доказывания : роли человека в ситуациях, важных для расследования преступления. Криминалистическое установление личности по существу представляют собой систе-1 му действий, направленных на собирание розыскной и доказательственной ин-I
формации о человеке, её анализ (исследование), с целью установления отдель-

Жбанков В. А. Человек как носитель криминалистически значимой информации, Ф ML 1993. С. 5.

12

ной человеческой индивидуальности, характеризуемой совокупностью социальных, демографических, психофизических и анатомо- морфологических признаков.1 Причем, исследованию подвергаются свойства, имеющие информативный характер, то есть те, по которым составляется представление об информативной структуре личности преступника, личности жертвы преступного посягательства, потерпевшего. Здесь необходимо отметить наличие в структуре личности преступника еще одного элемента - элемента общественной опасности, являющегося социальным свойством.

До тех пор, пока существуют люди, их отношение к природе и между собой - две неразделимые стороны единого процесса, взаимоопределяющие и дополняющие друг друга. Для того чтобы достигнуть намеченного результата, преступник осуществляет определенные действия по приведению объектов материального мира из так называемого текущего состояния в заданное. «Действие» - это деятельность тактического порядка, поскольку она направлена на решение задач локального значения - задач данного действия.” Каждое действие протекает в тех или иных временных и пространственных границах, имеет свое начало и завершение. Где бы ни выполнялось какое-либо действие, оно всегда имеет окружающую среду, обстановку, на фоне, под прямым или опосредованным воздействием которой осуществляется.

При этом преступная деятельность отличается от других видов деятель- ности человека, так как она протекает в напряженных ситуациях, часто в условиях ограниченного времени и нервно-психического напряжения. В то же время преступную деятельность, как и любую другую, характеризуют: осознанность, целенаправленность, длительность и плановость/ Поэтому при изучении самого преступления интерес представляют самые различные виды и формы

1 3 и н и н А. М. Внешность человека в криминалистике. Субъективные изображения.// Учебн. пособ. М., 1995. С. 4.

‘Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника, М., «Юристь». 1997. С. 48.

’ М и л о в и д о в а М. А. Криминалистический учет по способу выполнения преступных действий и его использование в практике борьбы с преступлениями.// Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1994. С. 13.

13

связей, генетические (связь порождения), структурные, функциональные и другие. Решению задач по их выявлению и творческому использованию должно способствовать определение хода, порядка последовательной смены причинных, функциональных и иных взаимодействий, существующих между элементами преступления в процессе возникновения и развития их взаимодействия и отражения.

Любое взаимодействие, есть форма связи материальных систем и взаи- мообусловленного изменения их свойств в процессе закономерного обмена энергией, массой и информацией. Это позволяет устанавливать неизвестные обстоятельства, опираясь на знания об известных, находящихся в закономерной связи с первыми.

В результате взаимодействия преступника с окружающей обстановкой, происходит взаимное отражение свойств объектов материального мира. При этом преступник, являясь источником взаимодействия, занимает особое положение среди взаимодействующих объектов, поскольку наделен сознанием и является не только отражаемым объектом, но и отображающим, носителем специфических отображений - идеальных следов.

Следы, возникающие в процессе взаимодействия, несут информацию о преступнике, а потому выделенные свойства личности являются информативными, поскольку благодаря им становится возможным установить лицо, совершившее преступление.

Любое действие совершается при определенных условиях и является ре- зультатом каких либо причин, поэтому очень важно установить причинную связь между наблюдаемым результатом действия и условиями его совершения. Знание причинной связи способствует уяснению сущности события, а, значит, и установлению лиц, участвовавших в нем. Причинная связь носит всеобщий характер. Всякое явление имеет свою причину и само способно становиться

14

Причиной другого явления. Установление причинной связи может быть этапом решения многих задач и целью самостоятельного исследования.

Так, человек никогда не оказывается случайно в какой-либо ситуации, к этому его подводит вся цепочка предыдущих развивающихся связей. Сами же ситуации, в свою очередь, тоже оказывают влияние на личность, предлагая ей для выбора те или иные варианты поведения. Ситуация, преломляясь через психику субъекта, провоцирует совершение им соответствующего поступка в зависимости от морально-нравственных ценностей и ориентации личности, а так же от ряда биологических и психологических факторов.”

Во взаимодействии может участвовать один или несколько видов движения материи, на основании чего различают соответственно простые и сложные взаимодействия. По способу передачи энергии взаимодействие может быть контактное и бесконтактное (через промежуточный объект). А сам процесс от- ражения свойств личности преступника представляется системой, состоящей из следующих компонентов: а) отображаемое; б) отображающее. К отображаемым принято относить объекты материального мира, с помощью которых реализуется деятельность преступника. К отображающим относятся живые люди, трупы, животные, материальная обстановка места происшествия, документы и т.д.

До совершения преступления имеет место локализованная в пространстве и времени определенная социальная ситуация. Взаимодействие с ней потенциального субъекта преступления происходит различными способами: субъект может создать ее сам; сознательно приходит к соответствующей ситуации, или вовлекается в ситуацию другими лицами. Процесс возникновения следов события преступления таким образом находится в прямой зависимости от условий, в которых оно имело место.

Свалов В. И., Т а р а с о в В. П. Неидентификационная трасологическая экспертиза. //Лекция. Волгоград, 1988. С. 7.

“Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. //Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1997. С. 25.

15

Практика свидетельствует, что такие ситуационные особенности обу- славливают специфику расследования преступлений на первоначальном этапе.

Это проявляется, в частности, в объеме и характере исходной информации, с которой начинается расследование обнаруженного преступления. При- чем, раскрытие преступления, совершенного в условиях очевидности (ситуация, когда имеется информация о лице, его совершившем), не вызывает, как правило, каких либо затруднений, в отличие от раскрытия преступления, совершенного в условиях неочевидности (ситуация, когда информация о лице, его совершившем отсутствует). Деятельность по установлению преступника опирается на комплекс методологически важных положений. Определяющими элементами этого комплекса являются положения об индивидуальности, относи-тельной устойчивости, отражаемости и познаваемости каждого индивидуума.”

В этой связи, в криминалистике принято различать источники информации о личности преступника. К их числу относятся следы, возникающие в ре- зультате его деятельности. Говоря о следах, как источниках информации о признаках и свойствах определенного лица, следует исходить из научного понимания следов преступления, которые могут существовать в виде мысленных образов, формирующихся в сознании потерпевшего, свидетелей или других лиц как результат зрительных или иных восприятий, и в виде материального отображения соответствующих признаков и свойств. Они возникают как последствия совершаемых конкретными лицами преступных деяний, связаны с происшедшим преступлением, доказывают его реальность и свидетельствуют об объ- ективных свойствах окружающего нас материального мира, указывают на форму, вид и другие свойства объектов и предметов, а также на их взаимодействие между собой и не могут существовать и сохраняться вне материальных носите-

Сидоров BE. Особенности раскрытия преступлений по горячим следам. М , 1993. С. 8,

2 См., например, Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М., «Юристъ». 1997, С. 13.

16

лей и мысленных образов в сознании людей.1 Именно поэтому следы, являясь носителями информации о преступлении и лицах, причастных к его совершению, справедливо замечает В.П. Василенко, создают возможность установления в ходе расследования объективной истины по уголовному делу.

В криминалистической литературе неоднократно предпринимались попытки разработать, причем по различным основаниям, классификацию признаков и свойств человека, отображаемых в виде материальных следов. И это не случайно, поскольку их классификации способствуют:

единообразному пониманию и предоставлению в распоряжение следователя или оперативного работника имеющейся информации о личности разыскиваемого;

сужению круга лиц, среди которых следует искать преступника; идентификации лица по его материально фиксированным отображе ниям и т.п. Классификации следов в зависимости от их видов могут различаться по:

  • по характеру следообразующего объекта (следы рук, ног, обуви, транспортных средств, инструментов, и т.п.);
  • механизму следообразования (следы давления, скольжения, качения, отделения);
  • видам изменений, внесенных в воспринимающий объект (поверхностные, объемные);
  • виду отображения в них признаков (позитивные и негативные).
  • К.В. Скибицкий делит все материальные следы на две группы: «неотъемлемые» и «сопутствующие». В первую группу входят следы, в которых отражаются биологические, психологические, социальные и иные признаки собственно человека; во вторую - следы с отображением признаков вещей и пред

Василенко В. П. Проблемы исследования доказательств на предварительном следствии.// В сб. Актуальные вопросы использования достижений науки и техники в рас- следовании преступлений органами внутренних дел (вопросы криминалистики). М., 1990 С, 23.

17

метов, которыми воспользовался человек - предметов преступного посягательства, вещей, унесенных или оставленных преступником, орудий совершения преступлений, обуви, одежды и транспортных средств. Каждая из названных групп делится на структурные элементы более низкого уровня.

Б.И. Шевченко предложил классифицировать следы следующим образом:

  • объемные следы локального механического воздействия (оттиски, раз резы, пробоины);

  • поверхностные следы локального механического воздействия (отпечатки и отслоения, статистические и динамические);
  • объемные и поверхностные следы локального химического и термиче- ского воздействия;
  • объемные и поверхностные следы периферического воздействия.~ История криминалистической науки свидетельствует о том, что в создании различного рода классификаций, как правило, использовалась определен- ная схема, согласно которой, из всех возможных группировок, являющихся результатом распределения объектов, выбирались те, которые основаны на наибольшем числе сходных признаков. Признаки, отличающие данный класс объектов от других групп, составляют понятие, объемом которого становится все множество объектов, входящее в этот класс. Различие между выделенными таким образом понятиями в одном признаке, при полном совпадении всех остальных, предполагает наличие между ними связей, характерных для классификационной системы, и, следовательно, существование общего понятия/”

Так, В.А. Жбанков предлагает самую многочисленную группу следов - материальные следы, включая материальные образования (отображения, предметы, вещества), материальные явления, связанные с событием преступления

1 С к и б и ц к и й К. В. Теоретические основы получения информации из материальных источников на предварительном следствии, Харьков, 1973. С.7-29.

‘Шевчен ко Б. И. Научные основы современной трасологии. М., 1947. С.3-15.

3 Г о л о в и н А. Ю. Теоретические основы криминалистической классификации. Тула, Тульский государственный университет. 1999. С. 70.

18

(объекты, унесенные преступником с места кражи), - подразделять в зависимости от: а) выделенных свойств личности преступника; б) видов взаимодействия при следообразовании; г) связи следов с личностью преступника. И в качестве основного критерия в поисковой деятельности неизвестного преступника выделяет следы, отображающие биологические, психологические и социальные свойства его личности.

При этом следы, отображающие биологические свойства, на наш взгляд, необходимо подразделить на: морфологические (отображающие внешнее строение тела и его частей - следы рук, ног, зубов и др.); и субстратные (отображающие компоненты организма; кровь, слюну, сперму, волосы, пот, продукты жизнедеятельности организма, и т.д.).

Биологические свойства также отображаются в следах, возникающих в результате проявления психофизиологических функций (дорожка следов ног, голос человека, его почерк, письменная речь, устная речь, и другие явления, возникающие в результате действий преступника).

Следы, отображающие психологические свойства личности, не наблюдаемы непосредственно, а выявляются лишь в результате анализа материальных явлений. Они выявляются из смыслового значения и связей наблюдаемых следов, последствий поведения, выступающих в качестве показателей их содержания, а также через устную и письменную речь. В основе отображения психологических свойств личности в материальных явлениях лежит теория отражения и наличие взаимосвязи между психологическими, биологическими и социальными компонентами человека.

Особое значение для установления психологических свойств преступника имеет анализ способа преступления, в котором ярко проявляется подструктура опыта, включающая такие элементы, как знания, навыки, умения, привычки, черты характера и способности. Поэтому познание способа преступления можно рассматривать как метод практической деятельности, как один из путей

‘Жбанков В, А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. М., Академия МВД СССР. 1987. С, 11.

19

установления истины по схеме: от способа преступления к лицу его совершившему.

Поведение человека детерминировано условиями его существования. Они не только формируют способы деятельности, но и определяют линию дальнейшего поведения, полное или частичное повторение поведенческих актов. По мнению И.М. Сеченова,- «…при одних и тех же внутренних и внешних условиях человека, деятельность его должна быть одна и та же». В случаях, когда свойства или признаки не выступают основанием для классификации предметов, они сами могут стать объектом криминалистической классификации.

Криминалистические классификации свойств основываются на качест- венной их характеристике и предназначены либо для выделения предмета из группы подобных, отнесения к определенной группе, либо для обоснования доказательственного значения производных от этих свойств качеств,

Ш.Н. Хазиев считает, что при установлении неизвестного преступника в первую очередь должны решаться вопросы об общефизических признаках (пол, возраст, телосложение, национальность), затем следует исследовать отобразившиеся в материальных следах анатоморфические, функциональные, патологические, профессиональные и сопутствующие признаки.”

Однако не следует забывать, что, например, на месте происшествия часто обнаруживается большое количество следов, многие из которых не относятся к расследуемому событию. Немецкие криминалисты по-своему классифицируют эти следы. Так, они выделяют, наряду с подлинными следами, оставленными преступником в ходе совершения преступления, обманные следы, возникшие до и после события преступления; симуляционные - оставленные преступником с целью введения в заблуждение следствие. В свою очередь, среди

Сеченов ИМ. Избранные произведения. М., 1953. С. 114. 2 X а з и е в Ш, Н. Технико- криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. М., 1986 . С. 9.

подлинных следов выделяются: ситуационные (положение выключателя электроосвещения, дверей, окон, замков, штор и др.) и предметные следы - оставленные, либо забытые преступником предметы (окурки, пуговицы, фонари и др.). Из общей массы обнаруженных следов особую ценность имеют те, которые оставлены преступником, поскольку именно они содержат основную информацию, необходимую для поиска и последующего изобличения преступника. Различные исследования, проводящиеся с этой целью - сложный, многогранный процесс, требующий применения специальных познаний и опыта.

Довольно распространенным и содержательным источником кримина- листически значимой информации являются орудия преступления, представляющие собой неотъемлемую часть (элемент) способа преступления. Само орудие преступления и имеющиеся на нем следы, нередко обладают признаками, указывающими на его владельца, или свидетельствующими о распространенности его среди определенной этнической, социальной или иной группы людей, о профессиональной характеристике лица, совершившего преступление.

Категории пространства и времени первичны по отношению к другим понятиям, включенным в криминалистический предмет познания. Не получив ответа на вопрос о времени и месте преступления, трудно, а зачастую просто невозможно установить другие обстоятельства содеянного и самого преступника. В ряде случаев установление места преступления сразу же дает указание на лицо (лица), причастное в той или иной форме к содеянному2

И время, и пространство, как, впрочем, и следы преступления, в уголовном судопроизводстве выступают в качестве познаваемых объектов и средств познания других объектов, в том числе, в целях выявления преступника, скрывшегося с места преступления. Возникновение следов обусловлено отражением преступления и преступника в материальной среде и сознании, и этот

1 М а й е р X., Вольф К., Ч е к а л л а Й. Учебник криминалистики для полиции, ФРГ. 1983. С, 14-37.

2 Вопросы расследования преступлений. \ Справочн. пособ. М., «Спарк». 1997. С. 430-455, 595-625; Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М ,«Юристъ». 1997. С. 91-92; Попов В. И. «Собирание сведений о личности преступника в процессе ос мотра места происшествия». В кн. Осмотр места происшествия. М,, Госюриздат. 1959, С. 17.

процесс, происходя в пространстве и во времени, существенно зависит от фактора времени. То есть, чем дальше во времени мы будем находиться от момента совершения преступления, тем больше «отпечатков» события преступления будет исчезать или забываться в сознании очевидцев.1

Практикой доказано, что в большинстве случаев ответ на вопрос, кто совершил преступление, так или иначе лежит в русле получения и использования всестороннего знания по поводу того, в отношении кого совершено преступление. По делам о преступлениях против личности важное значение придается глубокому изучению жертвы преступления как носителю самой разнообразной информации, существенной с точки зрения решения познавательных и поисковых задач. Жертва преступления, отмечает В.А. Образцов, изучается, во-первых, как личность и субъект различных отношений (в сферах трудовой деятельности, быта и т.д.); во- вторых, как участник процесса следообразования, как следовоспринимающии и в то же время следоооразующии объект. Изучение образовавшихся в следах признаков преступника и других объектов, отмечает он далее, служит основой для суждений о их групповых характеристиках, свойствах и принадлежности к какому-либо классу”. Решение данного вида задач сводится к выдвижению гипотезы, основанной на имеющихся знаниях типичных «отправных точек» поиска преступника.” При этом имеется в виду:

  1. Некоторые установочные данные (имя или место рождения, жительства или работы), названные самим преступником или его соучастником в присутствии потерпевшего, очевидцев преступления либо известные из иных источников.

Сорокин В. С, Д в о р к и н А. И. Обнаружение и фиксация следов. М., 1974. С. 32-33; Сидоров В. Е.. Особенности раскрытия преступления по горячим следам. М., 1981. С. 5; М е ш к о в В, М. Основы криминалистической теории временных связей. М, 1994. С.28.

Тросе Г. Руководство по криминалистике. М., Юрид. изд.-воНКЮ СССР. 1941; Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М., «Юрист». 1997. С. 99-100; Скорченко П. Т. Технико-криминалистические следообразующие средства. В учебн. «Криминалистика». М., «Юрист». 1997. С. 346-350.

“Лавров В. П., Сидоров В. Е. Расследование преступлений по горячим следам.// Учебн. пособ. М, 1989. С. 46.

22

  1. Сведения о внешних признаках лица, образующих систему «словесный портрет».
  2. Фактические данные, позволяющие судить о его физической силе, профессии, навыках, образовании, культурном уровне, увлечениях, привычках.
  3. Следы (в узком трасологическом и судебно-медицинском смысле этого слова), оставленные преступником. Сюда относятся, прежде всего, следы рук, ног, обуви, зубов человека, следы транспортных средств, орудий взлома; кровь, сперма, слюна, пот и другие выделения человеческого организма, а также запах преступника.
  4. Сведения о принадлежащих или принадлежавших преступнику вещах, включая орудия совершения преступления и использованные им транспортные средства и т.п.
  5. Следы, которые возникли (или могли возникнуть) на самом преступнике, его одежде и окружающих его предметах в результате совершения преступления - повреждения на теле и одежде, следы крови потерпевшего, микрочастицы материальной обстановки места преступления и т.д.
  6. Сведения, характеризующие действия лица по подготовке, совершению преступления и сокрытию его следов. Все эти следы, сведения, фактические данные уже в обособленном (отдельно взятом варианте), а тем более в их совокупности, позволяют выдвинуть версии о круге лиц, среди которых надо искать преступника (знакомые, близкие потерпевшему люди; посторонние, незнакомые ему лица; несовершеннолетние; рецидивисты; душевнобольные и т.д.), планировать конкретные поисковые мероприятия, а нередко помогают определить лицо по характерному для него способу преступных действий.
  7. Нельзя не согласиться с учеными-криминштистами, которые подчерки-ают важность приобретения следователем и оперативным работником знания

23

корреляционных зависимостей между действиями преступника и окружающей материальной обстановкой, в которой отобразились результаты деятельности; между свойствами личности и условиями ее развития, формирования; между социальными, психологическими и биологическими свойствами, а также между свойствами каждого из трех указанных компонентов.1

Первый тип связей устанавливается с помощью логических методов познания. Так, при обнаружении следов орудий взлома, с учетом окружающей обстановки и расположения следов, можно предположить силу, рост преступника и т.д.

Второй тип связей устанавливается на основе выявленных закономерностей между личностью и средой ее формирования и обитания. Так, установлено, что особенности устной и письменной речи, проявляющиеся в отклонениях от литературного национального языка, несут информацию о принадлежности к определенной среде, месте формирования языковых признаков; анализ ритмики устной речи позволяет диагностировать носителей иностранного языка, говорящих на русском; тембриальных характеристик говорящего - национальность.

При исследовании субстратной структуры человека выявлено различное содержание антигенов в крови у представителей разных расе и национальностей, проживающих на определенных территориях. Исследованиями установлена зависимость таких морфологических признаков человека как внешний облик, строение папиллярных узоров концевых фаланг пальцев рук и ладоней, скелета от географической среды обитания.

Можно сказать, что основную роль в процессе установления природы (состояния) материального объекта, связанного с событием преступления (коим в определенном смысле является и сам преступник) с целью получения крими-

Зуйков ГГ. Поиск по признакам способа совершения преступления. М., 1970. С. 12-31; Зуев Е. И. Некоторые вопросы розыска следообразующих объектов по отображениям их общих траеологических признаков. // Тр. ВНИИ МВД СССР. Вып. 27, М., 1973. С. 74 - 82;
Жбанков В. А. Человек как носитель криминалистически значимой информации. М,,
1993. С. 22; Самойлов Г. А. Основы криминалистического учения о навыках, М, 1968. С. 11-25; X а з и е в Ш. Н. Криминалистическое моделирование неизвестного преступника по его следам. //Дис. … канд. юрид. наук. М.3 1983, С.57-91, и др.

24

налистически значимой информации, - играют соответствующие диагностические признаки. Это является закономерным, так как в основе диалектического метода познания лежит абстрактное мышление, т.е. способность образовывать понятия и оперировать ими в форме суждений. Они обусловлены тем, что общее, существующее в самой объективной действительности проявляется только в отдельном, через отдельное, единичное.

Общность и взаимосвязь диагностического процесса познания и процесса построения версии для установления личности преступника выражаются в их изначальной природе и содержании. Сущность здесь заключается в изучении неизвестного факта, явления за счет его анализа и сравнительного исследования с существенной, значимой информацией, которая ранее уже была установлена наукой, опытом и т.п.

Результаты диагностирования позволяют формировать научно обоснованные предположения.1 Так, о некоторых признаках неизвестного лица, совершившего преступление (о его половой, возрастной, профессиональной принадлежности, примерном росте, об отдельных анатомических и функциональных признаках) можно составить представление, например, по обнаруженным на месте происшествия следам рук, ног, обуви, зубов, продуктам выделений человеческого организма и др. Ибо установлена зависимость между рассовой, этнической принадлежностью человека, с одной стороны, а с другой ^ составом крови, типами и видами папиллярных узоров пальцев рук, строением зубного аппарата, папиллярными узорами на ногах и запахом.2

Дубров и н СВ. Значение криминалистической диагностики для построения версий и производства следственных действий в целях установления личности преступника.// Сб. Актуальные вопросы использования достижений науки и техники в расследовании преступлений органами внутренних дел (вопросы криминалистики). М., 1990. С. 109-110; К о р у х о в Ю. Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. \ Науч-но-практич. пособ. М, «Норма». 1998. С. 221-249.

“Корнаухов В. ?. Комплексное исследование свойств человека. Красноярск, Из- дательство Красноярского университета. 1982, Лавров Ю. П. Изучение следов рук для установления признаков оставившего их лица. // Следственная практика. Вып. 84. М., 1969. С. 123-130; О в р у ц к и й Г. Д., Я п е е в А. С. Кислотный некроз зубов. М., 1974;
Худя ков В. 3. Роль предварительного исследования микрообъектов в розыске преступников по горячим следам. // Экспертная практика. Вып. 20. М., 1983. С. 72-74; Я н с о н X. А. Биомеханика нижней конечности человека. Рига, 1975. С, 5-17; и др.

Информация о расовых, этнических, профессиональных и иных социальных свойствах может содержаться в почерке, письменной речи, машинописных текстах. Выявление, собирание, закрепление следов преступления (преступника), является надежной гарантией для обнаружения и задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, и обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела. Содержание информации, извлекаемой в процессе этой работы, бывает разнообразным и зависит от вида преступления, от обстоятельств его совершения и обнаружения.

Как правило, в нее включаются сведения о времени, месте, способе, мотивах совершения преступления, приметах скрывшегося неизвестного преступника, возможных следах на нем, направлениях его отхода с места происшествия, признаках похищенного имущества и иных следах преступления.

Таким образом, подводя итог сказанному, отметим, что выявление лица, совершившего преступление, непременно связано с решением задач по уста- новлению:

  • биологических, психических и социальных свойств и признаков человека;
  • свойств и признаков орудий, инструментов, отобразившихся в следах и обстановке места происшествия;
  • механизма преступления, времени, способа его совершения и тому по добных признаков, отобразившихся в обстановке места происшествия, на от дельных предметах и в следах.

К теоретическим основам решения перечисленных задач относится диалектические положения об индивидуальности, ситуационной изменчивости, и в то же время, о материальном единстве свойств людей. Практическая реализация этих положений характеризует весь процесс раскрытия и расследования преступлений, установления и розыска лица, совершившего преступление. Однако при этом исключительные возможности предоставляют экспертизы и исследования следов человека и иных его отображений. Именно эти формы ис-

26

  • пользования специальных познаний позволяют всесторонне изучить свойства и

признаки неизвестного лица по его следам, как в целях его поиска, так и по- следующей идентификации.

Сама же задача определения лица, совершившего преступление, безусловно, должна решаться с помощью таких подходов, как: комплексный, информационный, ситуационный, использование моделирования, программирования, ИПС, ЭВМ, и др. Подробнее об этом в последующих параграфах данной работы.

*

В криминалистической литературе под поиском понимается комплекс следственных, организационных и оперативно-розыскных действий, направленных на установление места нахождения неизвестных объектов; под розыском - известных (объявить в розыск). Но ко нечная цель поиска - сделать неизвестный объект известным, т.е. установить его идентифи- 41 кационные признаки и свойства и тем самым обеспечить успех в его розыске.

27

§ 2 Исследования и экспертизы следов преступника как средства получения розыскной информации.

Проблема использования специальных познаний в раскрытии и рассле- довании преступлений традиционно является предметом особого внимания ученых процессуалистов и криминалистов. Только в последнее десятилетие ей посвящен ряд диссертационных и монографических работ (Т.В.Аверьяновой, А.Ф.Волынского, В.А.Волынского, Г.И.Грамовича, А.А.Маркаряна, Е.Р.Россинской, А.С.Шаталова, А.А.Эксархопуло и других).1 При этом не обойдены вниманием возможности криминалистических исследований и экспертиз как наиболее эффективных средств: получения розыскной и доказательственной информации; внедрения современных научно-технических достижений в уголовное судопроизводство. Довольно обстоятельно исследовались проблемы организации и методического обеспечения, производства экспертиз и исследований. Однако практика использования их результатов в целях решения задач установления признаков и свойств лица, совершившего преступление, и в целях его поиска остается слабо исследованной проблемой. Более того, постановка такой задачи перед экспертно- криминалистичеекой службой МВД РФ лишь «подтекстом» прослеживается в нормативных актах, регламентирующих деятельность ее структурных подразделений.

Аншшз практики борьбы с преступностью в ряде зарубежных стран по- казывает, что их экспертные службы на 90 % заняты работой, непосредственно связанной с раскрытием преступлений, с установлением и розыском лиц, совершивших преступления. А оставшееся время они расходуют на лабораторные

‘Аверьянова Т. В., Во л ы н с к и й А. Ф. и др. Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тенденции развития. М. 1994; Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. М., ВНИИ МВД РФ. 1994; Грамович Г. И. Тактика использования специальных познаний в раскрытии и расследовании преступлений. Минск, 1987; Р о с с и н к а я Е. Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996; Э к с а р х о п у л о А. А. Основы криминалистической теории. СПб., 1992 и др.

28

идентификационные исследования.1 Практика же наших экспертно- криминалистических подразделений прямо противоположна. Причина такого положения, на наш взгляд, кроется в несовершенстве правового регулирования и организации использования специальных познаний в борьбе с преступностью вообще и в розыске преступников, в частности. Вполне справедливо, на наш взгляд, утверждение А.Ф. Волынского о том, что совершенствование уголовно-процессуального законодательства в части использования криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений при всей сложности этого процесса, в конечном итоге является результатом анализа и оценки потребностей практики борьбы с преступностью, современных возможностей науки и техники, реального состояния технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.0

По мнению Герасимова И.Ф. «в настоящее время назрела необходимость более глубокого рассмотрения вопроса о назначении экспертных исследований именно для раскрытия преступлений: установления события, обстоятельств преступного деяния и лица, его совершившего».

Изученная автором по данной проблеме литература и результаты соот- ветствующих исследований позволяют утверждать, что объем знаний в этой области стал настолько значительным, что пользоваться ими на профессиональном уровне без помощи специалиетов-криминшшстов просто невозможно.

Институт сведущих лиц (специалистов) давно известен русскому уго- ловному процессу. Так, в ст.326 Устава уголовного судопроизводства, принятого в России после судебной реформы 1864 года, говорилось: «В качестве сведущих людей могут быть приглашены: врачи, фармацевты, профессора, учите-

йщенко П. П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступлений. М., 1994. С, 3.

” Об этом свидетельствует опыт практической деятельности автора в экспертно- криминалистических подразделениях МВД и результаты опроса экспертов-криминалистов, произведенного в рамках настоящего исследования.

Волынский А. Ф. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. Криминалистика. М.5 «Юнити». 1999. С. 64-77.

Герасимов И. Ф. О роли судебной экспертизы в раскрытии преступлений. Вопросы правовой психологии и судебной экспертизы. Свердловск, 1979. С, 88.

29

ля, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особенную опытность».1

Большая советская энциклопедия дает определение специалиста, как «… лицо, знания и навыки которого в определенной профессии (специальности) используются при собирании и фиксации доказательств».2 Более полным, на наш взгляд, будет определение специалиста в уголовном процессе как лицо, обладающее знаниями и навыками, привлекаемое с целью оказания содействия в обнаружении, закреплении, изъятии, исследовании и оценке доказательств.

Закон не дает определения понятия «специальные познания». В крими- налистической литературе и на практике под этим термином обычно понимают знания, приобретенные при получении специального образования или в процессе практической работы по конкретной специаньности/ Практически вполне возможно провести границы между специальными познаниями в области естественно-технических наук и юриспруденции. Специальными могут быть и юридические знания, но, как справедливо отмечает А.А. Эйсман, лишь в области законодательства и науки права».5

Следовательно, глубокие познания в области криминалистической техники, судебных экспертиз, будут специапьными по отношению к адресату до- казывания (следователю, суду, участникам процесса и др.), так как последние этими познаниями в достаточной степени не обладают. При конкретизации содержания специальных знаний, нами разделяется мнение П.П. Ищенко о том, что следует учитывать не только суть знаний как таковых, но и их роль в сис-

Устав уголовного судопроизводства. СПб. 1864. С. 190. “? Большая советская энциклопедия. М., 1976. С. 313.

“Российская Е. Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском арбитражном процессе. М., «Право и Закон». 1996. С. 6; Слепнева ЛИ. Взаимодействие следователя ОВД с сотрудниками криминалистических подразделений в процессе раскрытия и расследования преступлений. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., МВШ МВД СССР. 1987. гл. 2, и др.

Шляхов А. Р. Теория и практика криминалистической экспертизы. \ Сб. № 9-10. М, 1962. С. 13.

э Э й с м а н А. А. Заключение эксперта. М., 1967. С. 89-91.

теме уголовного процесса, связь с теорией и практикой доказывания, в частности собирания, исследования и оценки доказательств.1

Ю.Г. Корухов не включает в число специальных познаний умения и навыки в различных ремеслах, а относит к ним лишь совокупность в определенной отрасли современной науки, техники или искусства, применяемых в целях доказывания.” По мнению автора, навыки и умения в различных ремеслах не стоит исключать из специальных познаний, так как практика расследования и рассмотрения в суде конкретных дел свидетельствует о том, что довольно часто возникает необходимость в таких знаниях при собирании, оценке и использовании доказательств.

Не совсем удачным представляется определение специальных знаний, данное Е.И. Зуевым, считающим, что это любые познания в науке, технике, искусстве или ремесле (исключая область процессуального и материального права), применяемые для разрешения вопросов, возникающих при осуществлении правосудия.” По нашему мнению, автор излишне широко толкует область применения специальных познаний, так как при осуществлении правосудия решается обширный круг вопросов. Законодатель же ограничивает этот круг только обнаружением, фиксацией, изъятием и исследованием доказательств.

По мнению А.А. Закатова и Ю.Н. Оропай, «под специальными познаниями в судопроизводстве понимаются проверенные практикой профессиональные знания компетентных лиц, их умение пользоваться научно-техническими приемами для обнаружения, фиксации и исследования доказательств в ходе следственного действия». В данном определении использование специальных познаний офаничивается рамками проведения следственных действий, не учитывая

И щ е н к о П. П. Специалист в следственных действиях.\ Практич. пособ. М., «Юрид. лит.». 1990. С. 5-8.

2Корухов Ю. Г. Правовые основания применения научно-технических средств при расследовании преступлений. М., 1974. С. 17-18.

“Зуев Е. И. Непроцессуальная помощь сотрудника криминалистического подразделения следователю. М,, 1975. С. 89.

Закатов А, А, О р о п а й ЮН. Использование научно- технических средств и специальных познаний в расследовании преступлений. Киев, 1980. С. 81.

31

использование таких познаний при производстве судебных экспертиз, оказании специалистом непроцессуальной помощи следователю в справочно- консультационной форме, проведении организационных мероприятий.

И.Н, Сорокотягин к специальным познаниям в уголовно-процессуальном значении относит совокупность знаний в науке, технике, искусстве и ремесле, полученных в результате специальной подготовки и профессионального опыта и примененных для получения доказательственной, оперативно- розыскной и иной информации, необходимой для раскрытия и расследования преступлений. При этом, по его мнению, специальные познания включают в себя навыки и умения.

Именно специальные познания обеспечивают качество и результативность раскрытия и расследования преступлений. Некоторые авторы исключают из понятия «специшгьные познания», складывающихся из знаний, умений и на- выков, которые используются во всех сферах человеческой деятельности, и выделяют «криминалистические познания». «Основное отличие криминалистических познаний от всех иных состоит в том, что их носители специализируются на собирании и исследовании доказательств, т.е. это специалисты, чья деятель-ность постоянно связана с расследованием преступлений»/’

И.И. Шамсеева определяет специальные познания в криминалистической технике как совокупность знаний, умений и навыков в области трасологии, судебной баллистики, исследования холодного оружия, почерковедения, технического исследования документов, габитоекопии и судебной фотографии, необходимых для производства соответствующих судебных экспертиз и оказания помощи правоохранительным органам в производстве следственных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий/’

‘Сорокотягин И. Н. Специальные познания в расследовании преступлений. Ростов н\Д., Издательство Ростовского университета. 1984. С. 5-6. ; “ИщенкоП. П. Специалист в следственных действиях.\ Практич. пособ. М.,

f «Юрид. лит.». 1990. С, 7.

Шамсеева Л. И. Правовые и тактические аспекты применения специальных познаний при расследовании преступлений.\ В сб. Правовые вопросы деятельности органов ‘?.
внутренних дел в современных условиях. Ташкент, ТВШ МВД СССР. 1985. С 186-173.

32

Наиболее точное определение специальных познаний дано, на наш взгляд, в учебнике «Криминалистика» под редакцией Р.С. Белкина - это познания, приобретенные субъектом в процессе практической деятельности путем специальной подготовки или профессионального опыта, основанные на системе теоретических знаний в соответствующей области,1

К числу основных направлений применения специальных познаний в раскрытии и расследовании преступлений традиционно относятся:

? участие специалистов в следственных действиях и оперативно-розыскных мероприятиях; ? ? производство экспертиз и исследований; ? ? ведение криминачистических учетов; ? ? консультативная помощь. ? Каждое из этих направлений имеет одну общую цель - получение наибольшего количества качественной криминалистически значимой информации и обеспечение ее эффективного использования в целях раскрытия и расследования преступлений. Выделяя из этой массы только розыскную информацию, предполагая напичие и других ее видов, мы концентрируем свое внимание на сведениях, с помощью которых можно установить лицо, совершившее преступление, - а, значит, и раскрыть преступление.

Изучение следов человека производится специалистами для того, чтобы получить данные об участниках преступления и других обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Исследование может стать подлинно научным, если оно основывается на четко сформулированных научных понятиях (личность, ее свойства, методы исследования и др.). Любая научная методика включает в себя достаточно эффективные методы и порядок проведения экспертных операций/

Криминалистика. Под ред. PC. Белкина. М., «Норма-Инфра». 1999. С. 398. i Идентификация человека и диагностика его свойств, отображающихся в следах. // Учебн. метод, пособ, М„ ВНИИСЭ. 1993. С. 4.

Криминалистическое исследование может осуществляться на двух уров нях. Более общий уровень требует рассмотрения личности как общественной категории, отображающей особенности социальных отношений общества. По своей сути такие исследования направлены на отнесение личности к опреде ленной социальной группе людей. Второй уровень предполагает изучение лич ности в качестве конкретного индивида, характеризуемого разнообразными, присущими только ему признаками и свойствами. Именно на этом (втором) уровне проводится криминалистическое исследование различных объектов в целях установления таких признаков и свойств личности. В свою очередь, при знаки и свойства личности подразделяются на общие, используемые в различ- * ных областях деятельности; видовые, используемые только в рамках практиче-

ского следоведения; внутривидовые, используемые в каких-то отдельно взятых разновидностях практического следоведения.1

Современные достижения физики, химии, математики, физиологии, психологии и других наук широко используется при производстве экспертиз и исследований. Новейшие методы, заимствованные из других наук, разрабатываются, видоизменяются, совершенствуются, приспосабливаются к целям и задачам криминалистического исследования. Под методом вообще «понимают совокупность операций», направленных на решение какой-либо научной или практической проблемы.

Нельзя не согласиться с мнением ученых-криминалистов, которые под-разделяют методы криминалистики и других наук на общенаучные и специальные. При этом ряд специальных методов является общим для многих (или даже всех) родов судебных экспертиз. В целях терминологического отграничения таких методов от общенаучных (в операциональном плане они отличны: применяются не во всех науках и не во всех видах практической деятельности) их называют общеэкспертными. В тоже время некоторые методы, применяемые

Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М, «Юристъ». 1997. С.

  • 204.

34

только в экспертизах данного рода или только определенных объектов, можно назвать частноэкспертными.1

Методы и технические средства, предназначенные для исследования следов и различных отображений человека в целях его поиска подразделяются на следующие группы:

  • методы обнаружения следов и их исследования в целях получения ото- бразившейся в них информации о свойствах человека и ее анализа;
  • методы преобразования информации;
  • методы процессуальной фиксации полученной розыскной и доказа тельственной информации и процесса ее использования.*”

Кроме того, существует множество классификаций методов по таким основаниям, как: источник происхождения, универсальность, цель применения и др. Особое внимание в настоящее время уделяется экспрессным методам, которые, как отмечает М.А. Филиппова, обладают двумя важными преимуществами:

1) соотношение быстроты метода с продолжительностью следственного действия, в ходе которого он применяется (чтобы полученный ре зультата мог быть сразу же процессуально удостоверен участниками следственного действия);

2) возможность немедленного использования полученного результата, что особенно важно для расследования по горячим следам/

По мере развития науки, на вооружении криминалистов появляются новые, более совершенные методы, создаются более эффективные модификации используемых методов. И далеко не последнюю роль в совершенствовании методов и приемов исследования вещественных доказательств, играет сам пре

‘Белкин Р. С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. С. 12-57; Российская Е. Р. Тактика назначения экспертизы и получения образцов для сравни- тельного исследования. \ Курс лекций. Вып. 7. М., ЮИ МВД РФ. 1997. С. 46; и др.

2 Идентификация человека и диагностика его свойств, отображающихся в следах. \ Учебн. метод, пособ. М.} ВНИИСЭ. 1993. С 23.

3 Ф и л и п п о в а М. А. Экспрессные методы фиксации фактических данных на пред варительном следствии. \ Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Л., 1975. С, 67,

ступник, постоянно совершенствующий способы совершения и сокрытия преступления. «Изобретая все новые средства покушения на собственность, преступление вызывает к жизни все новые средства защиты собственности и этим самым в такой же степени стимулирует производство, в какой забастовки стимулируют изобретение машин ..».!

В современных условиях, подчеркивает А.М.Зинин, все более возрастает роль криминалистических методов и средств установления личности ви- новных в совершении преступления, потерпевших, поиска свидетелей, в первую очередь с использованием криминалистически значимой информации о внешнем облике человека, что обусловлено … нередким дефицитом следовой информации по многим неочевидным преступлениям. Однако более эффективное использование в поисковой деятельности различной информации о личности человека в настоящее время затрудняется ее разобщенностью. В связи с этим A.M. Зинин предлагает разработать единую систему регистрации информации о человеке, имеющей криминалистическое значение. Эта информация, по его мнению, должна собираться в ходе комплексной фиксации признаков, характеризующих всю совокупность признаков и свойств личности.”

При этом он не раскрывает вопросы о форме такой системы, ее месте в системе существующих криминалистических учетов, организационные, технические и методические особенности ее функционирования.

По нашему мнению, речь должна идти не о какой-то обособленной, са- мостоятельной системе, а об упорядочении существующей системы учетов, в которой сосредотачивается информация о признаках и свойствах соответствующих лиц. В этом отношении следует признать перспективными, хотя и требующими дальнейшей проработки идеи, положенные в основу системы «АБД», а в дальнейшем - в систему автоматизированных учетов (Приказ МВД

Маркс К,, Энгельс Ф. Теория прибавочной стоимости.// Соч. т.20 ч. 1. М , С. 394.

“Зинин А. М. Теоретические и практические проблемы криминалистического ус- тановления личности по признакам внешности,// Дис. … докт. юрид. наук в виде научного доклада, выполняющего функции автореферата. М., 1997. С. 52.

36

РФ № 400 - 1993г.), Это действительно единая система учетов, позволяющая осуществить розыск лиц, совершивших преступления, «по комплексу» их признаков и свойств, в том числе характеризующих их внешний облик.

Методологической основой многих видов исследований (экспертиз) яв- ляется теория криминалистической идентификации. Создание и разработка положений этой теории способствовали развитию современных средств и методов исследования вещественных доказательств в целях предупреждения и раскрытия преступлений. Успехи применения теории криминалистической идентификации в экспертной практике оказались настолько ощутимыми, что дали основания некоторым криминшшстам выдвинуть положение об отождествлении как едином методологическом основании криминалистических экспертиз.

В настоящее время все ученые-криминалисты, отдавая должное роли идентификации в экспертной практике, и в целом в расследовании преступлений, тем не менее исключают подобные крайности. Криминалистические исследования, писал В.П. Колмаков, нередко, кроме установления или отрицания тождества, имеют и иные задачи, например, восстановление залитого текста, установление подчистки, травления.2 Н.В. Терзиев так же подчеркивал, что идентификация не является единственным предметом криминалистической экспертизы, в частности при разрешении вопросов о механизме и условиях образования следов, способе взлома, дистанции выстрела, определении вида орудия взлома, системы оружия, марки автомобиля.”’

Данная позиция особенно актуальна с точки зрения предмета нашего ис- следования. Решение задач поиска лица, совершившего преступление связано, прежде всего, с установлением его признаков и свойств путем: почерковедче-ских исследований (установление пола, возраста, состояния писавшего); дакти-

Эртевциан А. Н. Основные вопросы теории и практики криминалистической экспертизы. \ Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1961. С. 57-58,

‘Колмаков В. П. Сущность и задачи идентификации личности в советской кри- миналистике^ Учен. зап. Харьковского ун-та. Вып. 6. 1955. С. 100.

Терзиев Н. В. Идентификация и определение родовой ( групповой ) принадлежности. М., 1961. С, 13,

лоскопических (определении руки и пальца лица, оставившего след, пригодности следа для идентификации личности, установление заболевания лица, его пола, возраста, внешних и психологических характеристик, профессиональных качеств по отпечаткам пальцев рук); технического исследования документов (установление профессиональных навыков, преступного опыта); исследования магнитных записей (установление особенностей голоса, речи); исследования следов ног, орудий взлома (установление роста, пола, физических данных, про- фессиональных навыков) и т.д. За такими экспертизами закрепилось наименование диагностических/

Основанием для выделения этих видов экспертиз в особую группу явилось отсутствие у них задач установления или исключения тождества.” Развитию неидентификационных криминалистических экспертиз (исследований) способствует толкование их сущности с привлечением данных диагностики -специального вида познания, применяемого для распознания неизвестных явлений. Диагностический процесс как процесс познания обеспечивает целеустремленное изучение неизвестного лица, организует разнообразные характеризующие его признаки и свойства в стройную логическую систему. Практически он состоит в распознавании сущности и формы изучаемого явления или объекта, в нашем случае - лица, на основе выявленных признаков и отнесении с их помощью изучаемого явления (объекта) к определенному классу, установленному наукой и опытом. Именно так трактуется понятие диагностики в общеметодологическом аспекте.’

Э д ж у б о в Л. Г. Статистическая дактилоскопия. М., «Городец». 1999. С. 8; X л ы н ц е в М. Н. Моделирование личности скрывшегося преступника по информации, полученной в процессе осмотра места происшествия. В кн. Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 3. Саратов, 3 978.С.25-27.

2Ароцкер Л. Е. Сущность криминалистической экспертизы. В кн. Криминалистическая экспертиза. Вып.1 М, 1986. С. 68.

’ Самойлов Г. А. Теоретические основы криминалистической идентификации и установления групповой принадлежности. В кн. Криминалистическая экспертиза. Вып. 1. М., 1966. С. 42, ‘

4Снетков В. А, Диагностика при производстве криминалистических экспертиз. Волгоград, 1981. С. 25.

“Тарасов К. Е. Некоторые вопросы методологии диагноза. М., 1965. С. 4-5.

38

Единство логического процесса диагностики в разных исследованиях не исключает, а предлагает специфику каждого его вида, определенного конкретными условиями диагностирования и, прежде всего, спецификой изучаемых объектов. При этом криминалистическая диагностика, как отмечает С.В. Дубровин, характеризуется следующими стадиями: установление отдельных диагностических признаков, установление группового диагностического признака; установление состояния материального объекта (собственно диагностика); установление диагностируемой группы.1 Традиционно диагностическая информация, выделяемая при проведении следственных действий, используется для построения версий о личности неустановленного преступника. Однако такая информация также важна и для проведения исследований и экспертиз; для осуществления оперативно-розыскных мероприятий; формирования криминалистических учетов; осуществления различных видов проверок и других поисковых действий. Особое значение диагностическая информация приобретает в поиске лица, совершившего преступление.

Экспертизы и исследования, как средства получения розыскной инфор- мации о личности неизвестного преступника, зачастую в конкретных ситуациях (в тактическом аспекте) выступают в качестве:

составной части следственного действия (предварительные исследования);

неотложного или последующего следственного действия (экспертиза). При этом путем производства исследований и экспертиз в части получения поисковой информации и установления лица, совершившего преступление, решаются следующие задачи: а) получение отправной, исходной информации о таком лице в контексте происшедшего события, механизма преступления; б) получение обобщенных данных о причастности к преступлению лица, обла-

Дубровин С. В. Значение криминалистической диагностики для построения версий и производства следственных действий в целях установления личности преступника.// В сб. Актуальные вопросы использования достижений науки и техники в расследовании преступлений органами внутренних дел (вопросы криминалистики). М., 1990. СП 1-113.

дающего определенными признаками и свойствами; в) проверка и уточнение полученных данных о личности неизвестного преступника, его признаках и свойствах; г) закрепление и выражение в форме, доступной для восприятия любым лицом информации о признаках и свойствах лица, совершившего преступление (подготовка ориентировок, изготовление субъективных портретов и т.п.); д) выявление других преступлений, совершенных лицом, обладающим аналогичным комплексом признаков и свойств.

Многие из названных задач решаются в порядке проведения предвари- тельных исследований уже на месте происшествия, когда имеется возможность исследовать не только отдельные следы и предметы, но и взаимосвязь между ними, их связи с окружающей обстановкой, т.е. общую «картину» события преступления. Главное преимущество подобных исследований, как правильно отмечают В.П. Лавров и В.Е. Сидоров, заключается, во-первых, в сокращении срока получения следователем их результатов, а во-вторых, в возможности безотлагательно, оперативно использовать информацию содержащуюся в выводах эксперта (специалиста), для быстрейшего установления лица, совершившего преступление, а значит, и для его раскрытия.1 При этом исследования, проводимые на месте происшествия, могут продолжаться в лабораторных условиях, с применением более совершенной, так называемой, стационарной приборной базы. Что, разумеется, не исключает исследование тех же объектов в порядке проведения экспертиз после возбуждения уголовного дела.

Ценность информации, которую можно получить в результате произ- водства таких экспертиз и исследований, трудно переоценить. В следах, обнаруживаемых на месте происшествия, отображаются анатомические и функциональные особенности тела человека и использованных им орудий и механизмов. Они позволяют установить (диагностировать) анатомические, биологические, психофизиологические, физические, профессиональные и т. п. признаки и свойства человека.

‘Лавров В. П.,Сидоров В.Е. Расследование преступлений по горячим следам.//Учебн. пособ. М., 1989. С, 40-41.

40

На возможность таких диагностических исследований, на их значение в установлении и поиске лиц, совершивших преступления, указывали многие из- вестные криминалисты, однако, реализация таких возможностей на практике оставляет желать лучшего из-за отсутствия научно - разработанных методик.1

Более или менее содержательную и ценную для поиска лиц, совершивших преступление, информацию на практике получают, пожалуй, только в результате криминалистических исследований следов рук. Хотя изучение остальных следов, справедливо отмечает П.П. Ищенко, позволяет получить ценные сведения о числе преступников, особенностях их рук (ног), механизме образования следов и др.2

Так, на территории Ленинского района города Гродно (Белоруссия) была совершена серия краж личного имущества из квартир граждан, расположенных на первых этажах зданий, путем проникновения через окно. При осмотре одного из мест происшествий на подоконнике с наружной стороны окна были обнаружены: след ладони левой руки и след овшгьной формы, предположительно, правого локтя с частично отобразившейся структурой ткани одежды. Предварительное исследование обнаруженных следов и механизма их образования непосредственно при осмотре места происшествия позволило предположить, что правая рука преступника повреждена, либо преступник имеет врожденный физический недостаток, не позволяющий полноценно использовать правую руку. Эта информация дала возможность конкретизировать направления поиска при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, в результате которых был установлен гр. Н., который

А у г у с т и н а с Б. П. и др. О диагностике свойств человека, отображающихся в следах его тела и орудий взлома.\ В сб.: Экспертная техника. Вып. 105. С. 62-84; Гранов с к и й Г. Л.., X а з и е в Ш. Н., Т о л с т у х и н а Т. В., К у р а п к а В. Э. О трасологиче-ской диагностике свойств человека по следам его действий. \ В сб. Экспертная техника. Вып. 110. М., С. 29, К о л д и н В. Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969; Снетков В. А. Проблемы криминалистической диагности-ки./ЛГр. ВНИИ МВД СССР. 1972. С. 103-106, и др.

^Ищенко П. П. Специалист в следственных действиях. \ Практич. пособ. М., «Юрид. лит.». 1990. С, 57-59.

4i Igcw -;?!«j4«i

^ являлся инвалидом 2-й группы из-за травмы правой руки, полученной в детст-

ве, После задержания в качестве подозреваемого, гр. Н. признался в совершении ряда краж на территории других районов Гродненской области.1

По следам рук можно получать информацию о росте человека, его поле, наличии особых примет на руках.” Пол может быть определен с помощью спе циальных таблиц, в основу которых положены установление антропологией и криминалистикой закономерности в соотношениях размеров кисти руки и рос та, папиллярных узоров на обеих руках. Методику диагностики возраста и пола по пальцевым отпечаткам одним из первых предложил использовать в крими налистике Э. Локар, затем она усовершенствована, детализирована усилиями Ь отечественных криминалистов/

Так, Ю.И. Лавров отмечал, что результаты изучения следов рук могут уже в начале расследования правильно определить направление розыска, ибо ладони и пальцы рук разных людей имеют различные размеры и форму. При тщательном изучении достаточно полных следов рук можно выявить особенности строения кисти руки лица, которое их оставило. Такими особенностями могут быть: форма и размер ладони, форма и размер патьцев и их концевых фа- ланг, форма сочлененных суставов, количество и форма сгибательных (флек-сорных) линий, уродство или отсутствие отдельных пальцев, болезни кожи, наличие на ладонной поверхности и пальцах рубцов, мозолей, посторонних предметов (кольца, повязки) и т.п.

Г.В. Дашков обратил внимание на возможность получать ориентировочную информацию о половой принадлежности преступника, характере его тру-

1 Пример взят из практической деятельности автора.

‘Хлынцев М. Н. Моделирование личности скрывшегося преступника по информации полученной в процессе осмотра места происшествия. В кн. Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Вып. 3. Саратов, 1978. С.25-27.

” Л о к а р Э. Руководство по криминалистике. М., 1941; К о р н а у х о в В Е. Ком- | плексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Красноярск, 1982; Снетков

В. А. Экспертная криминалистическая диагностика.//Сб. научн. тр. М., ВНИИ МВД СССР, 1984; Э д ж у б о в Л. Г. Статистическая дактилоскопия. М., «Городец». 1999, и др.

Лавров Ю.И. Изучение следов рук для установления признаков оставившего их * лица. // Следственная практика. Вып. № 84. М., 1969. С. 123-130.

42

довой деятельности с помощью изучения следующих признаков, присущим флексорным линиям: а) степень выраженности флексорных линий; б) степень изогнутости флексорных линий; в) расстояние между флексорными линиями; г) расстояние от точек пересечения флексорных линий (вершин острых углов) до радиального края ладони; д) величина углов, образуемых флексорными линиями.1 Именно предварительное исследование следов пальцев рук (ладоней, босой ноги), позволяет исключить следы, которые оставлены не причастными к преступлению лицами.

В 1996 году А.Н. Хоменко изобрел гомеоскопическую линейку, с помо- щью которой прямо на месте происшествия можно произвести расчет роста человека по следам его рук и ног.

О возрасте преступника можно судить по количеству папиллярных линий, имеющихся на площади 0,5 см. ногтевых фштанг пальцев рук.’ В отпечат- ках пальцев рук и ладоней могут отобразиться следы, являющиеся следствием систематического выполнения определенной работы, так называемые «профессиональные приметы» (мозоли, рубцы от ожогов и т.д.).

Интересные результаты исследования зависимости между признаками папиллярных узоров и внешностью человека получены В.Е. Корнауховым. В частности, он утверждает наличие связей между7 типами папиллярных узоров и размером головы, рта, формой и цветом волос, контуром бровей, губ и других признаков/1 Однако предложенная им методика вероятностно-статистического обоснования такой возможности пока исключает ее практическую реализацию.

Кроме того, по следам рук последнее время предпринимаются попытки установления черт психологического облика человека, в частности, темпера-

Дашков Г. В. Значение следов ладоней в установлении некоторых данных о личности преступника.//Следственная практика. Вып. № 84. М., 1969. С, 131-139.

“Сел Иванов Н. А. Математические методы в собирании и исследовании доказательств. М., 1974. С.7-34.

Корнаухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Красноярск,’1982. С. 158-162.

X а з и е в Ш. Н. Криминалистическое моделирование неизвестного преступника по его следам. //Диес… канд. юрид. наук. М., 1983. С. 90

43

мент лица, оставившего след пальца, можно определить на основе изучения типа узоров. Соответствующие разработки, выполненные по этому поводу, свиде- тельствуют, что ногтевые фаланги пальцев рук, например, у флегматиков, содержат только петлевые узоры. Дуговые узоры характерны для меланхоликов (чем больше у меланхолика дуговых узоров, тем слабее его нервная система).

Применительно к задаче поиска лиц, совершивших преступление, таким образом, все больше обращают на себя внимание возможности учения о кожных узорах (в широком смысле слова) - дерматоглифика, в частности, ее генетический, медико- генетический, судебно-медицинский, популяционно-генетический и другие аспекты, что связано с высокой информационностью кожного рельефа.А

В докторской диссертации В.В.Яровенко показаны направления, в которых дактилоскопия могла бы заимствовать определенный арсенал знания для решения экспертных, следственных и оперативных задач, в том числе и в определении вероятностных связей между папиллярными узорами и национальными, географическими особенностями человека, отдельными чертами характера, предрасположенностью к заболеваниям, профессиональными навыками, пове- дением в экстремальных ситуациях, что позволит расширить арсенал средств и методов поиска неизвестных преступников/

Изучая следы ног, следователь, с помощью специалиста может получить следующую информацию о личности преступника: размер ступни, размер и фасон обуви, походка и ее особенности врожденного и временного характера, рост человека, оставившего следы. Так, в декабре 1998 года в гараже гр. С. была обнаружена и изъята боевая граната РГД-5 с запалом УЗРГМ-2 и 33 единицы боеприпасов. В процессе осмотра гаража, на грунтовой поверхности пола были обнаружены следы обуви, оставленные не обувью гр. С. и следы пальцев рук,

Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. М., «Юристъ». 1997. С. 119- 123.

2 Хить Г. А, Дерматоглифика народов СССР. М., 1983. С. 12-43. “Яровенко В.В. Проблема применения дерматоглифических исследований в

криминалистике. \ Автореф. лисе. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1996. С.5-7.

44

также оставленные другим лицом. Свою причастность к хранению боеприпасов гр. С. отрицал. Специалист-криминалист в ходе предварительного исследования обнаруженных следов сделал соответствующие предположения о поле, возрасте, росте и комплекции (телосложении) возможного хозяина указанных предметов. После чего гр. С. вспомнил, описал и указал место жительства гр. Д., который определенное время находился один в гараже, якобы с целью его последующего приобретения. В ходе комплексного проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий была задержана преступная группа в составе 3 человек, возглавляемая гр. Д., в квартире которого были обнаружены и изъяты: 4 обреза охотничьих ружей ИЖ-58; ИЖ-12; МЦ-2112; ТОЗ-32, пистолет ПМ и боеприпасы к ним. По данному факту было возбуждено уголовное дело по ст. 222 ч.1 УК РФ. В ходе дальнейшего расследования была установлена причастность указанной преступной группы к совершению ряда разбойных нападений, кражи личного имущества, вымогательства на территории Республики Саха (Якутия). В настоящее время всем участникам группы вменена ст. 209 УК РФ.1

При определении размера и некоторых особенностей ступни, следует иметь ввиду, что эти величины могут меняться под воздействием холода. Еще Р.А. Рейсе отмечал, что в следах босых ног, оставленных в холодном помещении, обнаруживаются многочисленные морщины (складки кожи), в то время как при обычной (комнатной) температуре эти морщины исчезают. Существенно изменяются и линейные размеры следов: ширина следа обычно на 3-5 мм,, а длина - в среднем на 20 мм. меньше, чем при нормальной температуре.”

Особенности походки определяются лишь по дорожке содержащей не менее четырех следов ног (обуви). При этом выявляются направление и способ передвижения, механизм образования следов (бег, прыжки, скольжение); не оставлены ли они человеком, шедшим в темноте; не свидетельствуют ли эти сле-

1 Уголовное дело № 34613 находится в Верховном суде PC (Якутия).

2 Р е й с с Р. А. Научная техника расследования преступлений. //Курс лекций, прочи танных в г. Лозане, профессором Рейссом Чинам русского судебного ведомства детом 1911 г. под редакцией С Н. Трегубова. СПб. 1912. С. 47.

ды о том, что человек нес груз и др. Устойчивая разница в длине шага левой и правой ноги или в величине утла разворота стоп, как правило, говорит о хромоте, Не стоит игнорировать информацию, которая может быть получена при изучении гипсовых копий следов обуви, по стоптанности, неравномерному износу обуви, ее деформации, кроме того, специалист может установить косолапость, хромоту владельца обуви. В настоящее время разработана методика определения угла разворота стопы при ходьбе по одиночному следу, а также по обуви преступника, оставленной на месте происшествия.1

Глубина вдавленных следов ног, позволяет высказать предположительные суждения о телосложении человека, например, угол разворота стопы со- держит информацию об особенностях осанки (прямая, сутулая), физических недостатках (хромота), состоянии (опьянение, ранение, болезнь), о возможной профессии. По особенностям следов обуви можно предположить пол человека, в частности, по очертанию подошвы, площади и отпечатку каблуков, а также по углу разворота стопы при ходьбе/ Установить половую принадлежность по следам ног польские криминалисты предлагают, используя разницу продольно-го свода стопы и длину первого пальца правых ног/ Однако, отсутствие статистически обоснованных закономерностей, справедливо отмечает П.П. Ищенко, исключает возможность разработки соответствующей методики, а значит и практическую реализацию данного предложения.

Важные для решения поисковых задач признаки и свойства человека можно установить путем трасологических исследований, например, профессиональные навыки человека, завязавшего узел,5 выполнившего ручной шов, а

‘Ищенко П. П, Специалист в следственных действиях.\ Практич. пособ. М, «Юрид. лит.». 1990. С, 62-65.

  • Методические рекомендации по предварительному исследованию следов на месте происшествия и использованию результатов в раскрытии преступлений по горячим следам. М, 1983. С, 7.

” Drozdowski Z. Doniesienie о dimor fiznum charakterze tupu formulu palcow reki i stopu. - Monogr.podz. skz. - AWF Posnaniu. Ser. Vonogr. 1980. № 140. С 131-133.

4Йщенко П. П. Получение розыскной информации в ходе предварительного ис- следования следов преступления. М., 1994. С. 28.

‘Майлис Н. Экспертиза исследования узлов.// Соц. законность. № 2. 1982 .С. 18.

46

так же его относимость к левшам, В исключительных случаях в результате экспертизы узлов (петель) могут быть установлены примерный рост и сила завязавшего их человека. Основу таких исследований составляют сведения о виде и отдельных свойствах узлов (петель), а также данные об их расположении, характере основы, на которой они выполнены, и др.

Криминалистическое исследование следов орудий взлома дает возмож- ность в отдельных случаях судить о профессии преступника, его возрасте, росте, комплекции, физической силе, о некоторых особенностях (левша). С этой целью следы взлома изучают с точки зрения их местоположения, количества, каких-либо особенностей и приложенной при всем этом силе.’

Однако следы орудий взлома (так же, как все следы, оставленные неиз- вестным преступником) должны исследоваться в совокупности с имеющейся информацией и другими следами, обнаруженными в ходе проведения следственного действия. Именно этот принцип положен в основу АИПС «Сейф», разработанной и функционирующей в ЭКЦ МВД РФ. Важное место в ней занимают сведения о профессиональных навыках в части владения электрогазорежу-щими средствами/

Кроме признаков самого орудия (инструмента, прибора) о профессии преступника могут свидетельствовать признаки профессионального владения им, наличия (отсутствия) оптимальных приемов действий, навыки работы. Анализ механизма взлома позволит уточнить место локализации следов - наложений на одежде (обуви, теле) преступника; получить такие сведения о преступнике, как: знание о наличии, размещении и принципе действия охранной сигнализации; устройств запоров и др.

Идентификация человека и диагностика его свойств, отображающихся в следах.// Учебн. метод, пособ. М., ВНИИСЭ. 1993. С. 225.

‘Басалаев А. Н., Г у н я е в В. А., Следы орудий и инструментов. Л., Прокуратура СССР. 1979. С. 17.

” Исследование сварочных материалов и продуктов ручной дуговой сварки (рез-ки).\Учебн. пособ. М., ВНИИ МВД СССР. 1980. С. 50-60.

4Ищенко П. П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М., 1994. С. 36-48.

47

В этом отношении представляются перспективными исследования, про- водимые в НИИ специальной техники МВД России. В частности, была предпринята попытка определить скорость и энергию при ударе холодным оружием, с помощью специально разработанной установки, динамические характеристики которой соответствуют характеристикам удара, выполняемого клинковым оружием среднестатистическим человеком. Результаты этого исследования, по мнению его исполнителей, позволят определить такие признаки преступника, как мускульная сила, рост, длина руки и др.’

Информацию о некоторых анатомических особенностях зубного аппарата, об отсутствии одного или нескольких зубов, наличии протезов, - необходи- мую для розыска преступника - можно получить при криминалистическом изучении следов зубов, обнаруженных на месте происшествия. В объемных следах зубов в процессе комплексного криминалистического и судебно-стоматологического исследования возможно установление также профессиональных признаков (изменений) зубов человека.2 Кроме того, подобные исследование позволяют установить патологические изменения зубов и зубного аппарата. По степени стертости зубов и размерным характеристикам решается вопрос о возрастной группе лица, оставившего следы. Стоматология содержит данные, позволяющие, к тому же, определить пол человека, оставившего следы по ширине и типу коронки верхних средних резцов и др. признакам.’’

Следы курения в виде пепла, окурков, спичечных коробков и другие, часто обнаруживаемые в ходе осмотра места происшествия, также содержат ценную розыскную информацию. Известно, что у большинства курильщиков

Зарубин В. Н., Елисеев К. В., К в а ш н и н С. Е. К вопросу об оценке энер- гетических характеристик при верхнебоковом ударе клинковым оружием. \ Сб. научн. тр. ГУНПО. М, «Спещ-ехника и связь МВД России». 1998. С. 107-113’

“Кузьм енко Д. И. Изменения зубочелгостной системы под влиянием вредных производственных факторов при производстве соляной кислоты.\ Автореф. дис. … .канд. мед. наук. Кемерово, 1968. С. 3-5.

” X а з и е в Ш. Н. Технико-криминалистические методы установления признаков не- известного преступника по его следам. М., 1986. С. 17.

эта привычка является устойчивой. У них вырабатываются нерегулируемые сознанием, а значит, устойчивые (доводимые до автоматизма) движения, образующие следы. По окурку сигареты или папиросы, например, можно определить, чем курильщик держал сигарету (губами или зубами), смачивал ее слюной или нет.1 По следам курения можно определить количество (курящих) преступников, их пол (если отобразились окрашенные помадой следы губ); по по-тожировым следам определяют групповую принадлежность крови и пол лица, оставившего след. Следует отметить, что существующие методики исследования следовых количеств слюны на папиросах, сигаретах, почтовых марках и других аналогичных объектах зарекомендовали себя как достаточно надежные. Ценные сведения розыскного характера могут быть получены в ходе исследования отдельных предметов, в том числе и документов. Так, работа оперативных сотрудников и следователя по установлению лица, изготовившего фальшивые деньги (ценные бумаги, документы) будет облегчена, если специалисты установят: каким способом и с использованием какого оборудования изготовлены денежные знаки; на какой бумаге (марка, место изготовления, целевое назначение и т.п.), с помощью каких реактивов и красок (их состав, способ приготовления и т.п.) изготовлены фальшивки. При этом важные сведения могут быть получены и о субъекте преступления, его профессиональных навыках в области фотографии, цинкографии, компьютерной техники и т.п. Исследование документа как письменного доказательства позволяет решить такие вопросы, как установление авторства, исполнителя документа и не только по рукописному тексту, но и по текстам, выполненным на пишущих машинках, а иногда и по типографским текстам и рисункам.-1

Анализ содержания письма, почерковедческие исследования позволяют установить возраст, пол, профессию, степень грамотности и другие сведения об

1 И щ е н к о П, П. Получение розыскной информации в ходе предварительного ис- следования следов преступления. М., 1994. С. 97-105.

‘Барсегянц Л. О., Левченков Б. Д. Судебно-медицинская экспертиза выделений организма. М., 1978. С. 50-52, 60-61.

” Криминалистика. Криминалистическая техника. // Учебн. пособ. под ред. П о л е в о го Н. С. и Самойлова Г. А. М„ 1963. С. 113-114.

49

исполнителе, в том числе данные о внешней обстановке и внутреннего состояния писавшего - факт исполнения рукописи в необычном состоянии, положении, с преднамеренным искажением почерка.’

Эксперты могут высказать свои предположения о перенесенных разы- скиваемым лицом заболеваниях, влияющих на почерк (травма руки, глазные, психические, нервные болезни и т.д.), об авторе рукописи (путем анализа признаков письменной речи, сопоставления языковых (лексических, синтаксических, стилистических) и интеллектуальных навыков, нашедших отображение в тексте.*” Е.И. Азарченкова и М.П. Черных отмечают, что исследование рукописного текста, позволяет, на основании признаков письменной речи, свидетельствующих об определенном уровне языковой культуры, помимо перечне-ленных, решать вопрос о национальной принадлежности автора документа.”

Информацию о личности преступника можно получить с помощью ис- следования микрочастиц. Изучение микрообъектов способствует установлению его внешних черт, пола (микрочастицы волос, ногтей, микроследы выделений, кусочки пленок маникюрного лака, микроследы губной помады, волокна тканей и т.д.). Микрочастицы содержат сведения о навыках и профессиональных признаках лица, совершившего преступление (частицы табака, гашиша, конопли, пепла, опилки, стружка, краска, смазочные материалы и т.п.). Одним из первых на «профессиональную» пыль как на источник информации о преступнике, роде его занятия обратил внимание Э. Локар.

Кулагин П. Г., Дозоров Н. Т. Рекомендации по практическому применению методики дифференциации рукописей на мужские и женские. //Экспертная практика. Вып. 6. М., 1975, С. 11-13; С е р е г и н В. В. О возможности диагностирования профессиональной информации техническими средствами на предварительном следствии. Киев, 1980, С. 167-171, и др.

“Кирсанов 3. И. К проблеме распознавания личности по почерку в криминалистике. Вероятностно-статистические методы почерковедческих исследований. М., 1974. С.5-10.

3Азарченкова Е. И., Черных М. П. Проблемы криминалистической диагностики личности автора документа по признакам письменной речи. //Экспертная практика. № 28. M.J9S9. С.32-34.

4 Л о к а р Э. Руководство по криминалистике. М, 1941. С. 393-395.

50

Весьма ценную розыскную информацию о личности преступника содержат микрообъекты биологического происхождения: потожировые выделения пальцев рук и ладоней (даже в тех случаях, когда следы не имеют четкого отображения морфологических особенностей, рисунка папиллярных линий), крови, спермы, слюны, мочи, пота, тканей и органов человека, волос и его останков. Значимость таких следов как источников личностной информации постоянно возрастает. С помощью экспертизы (исследования) микрообъектов волос, следов крови, выделений человека, устанавливается: группа крови по системе АВО, патологические процессы или генетические заболевания, примерный возраст человека. Институтом молекулярной биологии разработан метод генной идентификации (генная диагностика), суть которого заключается в выделении из любой клетки организма тех участков ДНК, которые содержат индивидуальные, отличительные особенности хозяина. Получаемая при этом электрофореграмма указывает на индивидуальные особенности ее владельца/

В следах губ, также может отобразиться ряд заболеваний, патологии, как и в следах других участков тела человека - лба, подбородка, ушей, предплечья, колен и т.п., что существенно пополняет знание о признаках неизвестного преступника.

Существенную роль в получении данных о личности неизвестного преступника играет судебно-медицинская экспертиза: — предположительные сведения о поле;

К и с и н MB. Использование микрообъектов биологического происхождения для получения личностной информации; П и т р ю к А. П. Микрообъекты почвенного и растительного происхождения - источник оперативно-розыскной и доказательственной информации; Худяков В. 3. Роль предварительного исследования микрообъектов в розыске преступника по горячим следам, Федоров Б.В. Экспертиза микрообъектов помогает раскрывать преступления, \ Экспертная практика № 20. М.,,1983.

‘Андреева Ю. Найти преступника.// газ. «Труд» от 16.05.91. С. 3; Ж у р а в л е в А. Н. Некоторые аспекты применения генотипических методов исследования в судебно- биологической экспертизеАХ В сб. Криминалистическая и судебная экспертиза. Вып. № 36. М., 1988. С. 71-75; Исследование крови человека методом генорипоскопии (ДНК - дактилоскопия). Методические рекомендации. М., ВНКЦ МВД СССР, 1991;Перепечина И. О. и др. Использование методов генотипического анализа в экспертизе вещественных доказательств.\ В сб. Экспертная практика, № 35. М., 1994, С. 58-63.

51

— наличие профессиональных навыков и умений (умелое расчленение трупа, профессиональный удар в жизненно важный орган тела и т.д.); — — количество преступников участвующих в нападении на потерпевшего (по характеру телесных повреждений и механизму их причинения); — — данные о физической силе преступника (способность совершить определенные действия: поднять тяжесть, перенести ее на определенное расстояние и т.д.). — При расследовании половых преступлений судебно-медицинская экс- пертиза устанавливает наличие (отсутствие) у преступника телесных повреждений, венерических заболеваний и т.д.1 При установлении личности умерших в качестве источников данных о внешности могут использоваться слепки лица (посмертные маски), останки человека (труп, череп, кости скелета), различные учеты (криминалистические, в медицинских учреждениях и др.), подробное

г- 2

описание осооых примет, одежды и предметов, принадлежащих неизвестному.

Все более широкое распространение в практике установления и поиска лиц, совершивших преступление, находит субъективные портреты, создаваемые на основе показаний потерпевших, свидетелей и других очевидцев преступления. ‘ Подобные ситуации возникают и тогда, когда необходимо представить внешний облик преступников, многие годы скрывающихся от правосудия. Знание закономерности возрастной изменчивости признаков внешности позволяет решать эту задачу. Портрет выполняется художником, при участии специалиста по возрастной морфологии человека, челюстно-лицевой хирургии, стоматологии. В последние годы появились компьютерные программы, позволяющие

Туманов А. К. Судебно-медицинское исследование вещественных доказательств. М., 1961. С.24-75.

2 ГИГД МВД России. Эксперсс-информация. Зарубежный опыт. Вып. № 3. М., 1995 .

J А л е н и н А. П., Д у б я г и н Ю. П., К у з н е ц о в А. А. Использование словесного портрета в розыскной деятельности органов внутренних дел. Омск, 1996; Снетков В, А., Зи нин А. М. Использование признаков внешности при установлении личности. М, 1976, и

ДР” 4

3 и н и н А. М. Внешность человека в криминалистике. Субъективные изооражения, //Учебн. поеоб. М.. 1995. С, 6-7.

автоматизировать процесс изготовления субъективных портретов, в том числе с корректировкой возрастных изменений в исходное изображение.

Другими словами, сам преступник, его моторика являются источником доказательств о комплексе присущих ему свойств: индивидуальных особенностях телосложения, биохимических характеристиках основных качеств, двигательных предпочтениях, профессиональных и бытовых навыках, аномалиях, паталого-анатомического и физиологического характера и др.

В установлении свойств человека, отобразившихся в следах, использо- ванных им орудий и инструментов, велика роль комплексного, ситуационного подхода к анализу таких следов. При этом учитываются все факторы, влияющие на следовое взаимодействие и движение человека, охватывается обстановка места происшествия в целом. Ситуалогическое исследование выгодно отличается от традиционного: широтой охвата всего многообразия вещей, следов, обстановки и других факторов, влияющих на следовое взаимодействие; глубиной проникновения связи между следами и другими элементами обстановки места происшествия; динамичностью и гибкостью исследования, позволяющими переходить от одного следа к другому, от одной подструктуры к другой в поисках информации, обеспечивающей получение важных сведений о свойствах человека.’

Хорошей иллюстрацией сказанного является пример, описанный в анкете одним из сотрудников уголовного розыска по факту разбойного нападения на гр. X., занимающегося скупкой золота в г. Мирный Республики Саха (Якутия). Сам потерпевший ничего о нападавших, кроме того, что «их было много» и они были в масках, сообщить не мог. В ходе осмотра места происшествия было обнаружено несколько следов обуви, позволивших предположить количество преступников и то, как они ориентировались в обстановке. Кроме того, на полу в коридоре возле входной двери потерпевшего были обнаружены частицы

‘Грановский ГЛ. Ситуалогическое исследование места происшествия. Про- граммирование и ситуалогические методики трасологических исследований. // Сб. научн. тр. ВНИИСЭ. Вып. 37. М„ 1979. С. 104-139.

серо-зеленого вещества, исследование которого показало, что это «насвай», свободно реализуемый на азиатских рынках. Благодаря тому, что дом потерпевшего находился в тупике, специалист обнаружил следы разворота транспортного средства на снегу и предположил, что преступники могли воспользоваться автомобилем марки УАЗ. Совокупность обнаруженных следов, их размещение и механизм образования позволили предположить, что преступники -выходцы из среднеазиатских республик бывшего СССР в количестве не менее 3 человек и, вероятно, скрылись на автомашине марки УАЗ. Введенный в действие «Перехват» способствовал задержанию преступной группы из 4 граждан Республики Узбекистан, которые не успели «избавиться» от похищенных драгоценностей.

Каждый след в ситуалогичееком исследовании рассматривается как один из элементов более сложных системных образований - отдельных узлов места происшествия, вещественных доказательств, а также все обстановки в границах места происшествия. Такой подход, справедливо замечает Ш.Н. Хази-ев, позволяет выделить в отдельных следах и объектах те свойства и признаки, которые способны охарактеризовать действия и особенности оставивших следы людей.

Очевидно, что подобные исследования, как и обнаружение, фиксация следов преступления, содержащих соответствующую информацию, возможны только с участием специалистов (криминалистов, судебных медиков и других -в зависимости от вида преступления). При этом для них не должно быть мелочей, «второстепенных следов». Любой из них, причинно связанный с событием преступления, с лицом его совершившем, уже содержит полезную розыскную информацию, а совокупность таких следов, полученной из них информации, непременно проявляется в качественно ином и более результативном решении задач установления и розыска преступника.

X а з и е в Ш. Н. Технико-криминалистические методы установления признаков не- известного преступника по его следам. М., 1986. С. 8.

Имеющиеся знания и опыт в области получения информации о связи между признаками следов и свойствами личности, а также о способах использования этой информации в установлении неизвестного преступника, стали настолько объемными и сложными, что реализовать их на практике могут только люди, обладающие специальными познаниями. К сожалению, таких специалистов в системе правоохранительных органов, мягко говоря, не хватает. Проблема профессиональной подготовки кадров для различных служб правоохранительных органов неоднократно поднималась в соответствующей литературе. Так, по мнению А.Ф. Волынского, чью точку зрения автор полностью разделяет, в отличие от зарубежной практики, где в ведомственных учебных заведениях готовят работников полиции с выдачей им «профессиональных дипломов», в России сохраняется практика подготовки «юристов широкого профиля». Это обязывает организовывать учебный процесс в соответствии с государственным стандартом по специальности «юриспруденция» с соблюдением обозначенного в нем перечня учебных дисциплин. При этом специальные, профессионально значимые дисциплины не занимают в учебных планах надлежащего места.

Причины недостаточной подготовки специалистов, также верно было подмечено Г.А. Голубенко, кроются в издержках самого обучения. По мнению Г.А. Голубенко, в большинстве учебных заведений, призванных решить проблему комплектации МВД следователями, оперативными работниками, специалистами-криминалистами, - по сути готовят юристов- правоведов широкого профиля, а это также неопределенно, как инженер или врач «вообще». Становление и развитие системы подготовки сотрудников милиции России и множество возможных мер решения проблемы эффективности работы органов внутренних дел недавно рассматривались на заседании «Круглого стола» в Юриди-

Волынский А. Ф. Концептуальные основы технико-криминалистического обес- печения раскрытия и расследования преступлений. \ Дис. … докт. юрид. наук в виде научного доклада. М, ЮИ МВД РФ. 1999. С.37. ‘

Толубенко Г. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия квартирных краж на первоначальном этапе расследования. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ, 1993. С. 59.

55

*” ческом институте МВД России ведущими специалистами.1 В частности, отме-

чалось, что повышение профессионализма сотрудников правоохранительных органов - проблема с множеством составляющих, но наиболее важное из них, это подготовка специалистов по раскрытию и расследованию преступлений, соответствующих новым условиям, новым реалиям их деятельности.” Необходимые теоретические знания должны дополняться определенными тениями и навыками как в стенах учебного заведения, так и в дальнейшем - в рамках занятий по служебной подготовке и в ходе практической деятельности. В этой связи очень важно обеспечить преемственность и непрерывность профессиональной подготовки, имея в виду постоянное нарастание объема полученных

  • знаний.”

Очевидно, что решение поисковых задач само по себе предполагает необходимость наличия высоко профессионштьной технико-криминшшстической подготовки и оснащенности соответствующими технико-криминалистическим средствами субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

?

Концептуальные основы образовательной политики МВД России. Меры усиления профессиональной подготовки слушателей (курсантов) в учебных заведениях МВД России. Под ред. профессора А. Ф. В о л ы н с к о г о. М,5 ГОИ МВД РФ. 2000.

” С т а т к у с В. Ф. Новые условия требуют новых решений. Указ. сб. статей. С. 22-23, “Коломацкий В. Г. Концепция криминалистического образования (понятие, система, структура).// Проблемы криминалистики и криминалистической подготовки кадров ОВД в условиях правовой реформы. Тезисы выступлений участников совещания-семинара преподавателей криминалистики и уголовного процесса. Калининград, ВЮЗЩ МВД РФ, 1992. С. 29.

56

§ 3 Анализ и оценка современного состояния использования ре- зультатов исследований и экспертиз в поиске преступника.

В условиях неочевидности совершается абсолютное большинство тяжких и особо тяжких преступлений, раскрытие и расследование которых предпо- лагает, прежде всего, поиск лиц, их совершивших. Как уже отмечалось, только при наличии подозреваемых (обвиняемых) процесс доказывания, а, следовательно, и всего расследования приобретает наиболее целенаправленный характер. В противном случае производство по уголовному делу приостанавливается (около 60% уголовных дел, возбуждаемых органами внутренних дел), преступление остается нераскрытым.1

В литературе деятельность, связанную со сбором сведений о личности преступника, построением его интегративной модели и, в конечном счете - поиском оригинала, т. е. установлением конкретного лица, совершившего преступление, - определяют как розыскную (в широком значении). Подобная деятельность рассматривается как система мероприятий, направленных на установление предметов, индивидуально-определенные признаки которых в данный момент неизвестны. Розыск же в узком понимании представляется розыском конкретного, индивидуально- определенного объекта по известным групповым и индивидуальным признакам. Подобное разграничение розыска в широком и узком смысле применительно к личности преступника у многих криминалистов вызывает возражения.” Как показывает практика, собранная информация о личности неизвестного преступника может содержать сведения как об отсутствии у

Директива Министра внутренних дел РФ «О задачах органов внутренних дел и внутренних войск на 1998 год. № 2 от 15.11.1997 г.»,

‘Жбанков В. А, Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике.\ Автореф. дис. .. .докт. юрид. наук. М., Академия МВД РФ. М., 1995. С. 32;
Коновалов Е,Ф. Розыскная деятельность следователя. М., ВШ МВД СССР, 1973; Косенко А. С. Розыскные действия в советском уголовном процессе. Хабаровск, 1989; Ш у р у х н о в Н. Г. Розыскная и поисковая деятельность следователя. В кн. Криминалистика. М, «Юнити». 1999. С. 261-281.

него индивидуально-конкретных признаков, так и о наличии таковых. Информация же о индивидуально-конкретных признаках, как правило, содержится в различных следах (материальных и идеальных), А так как основным содержанием деятельности по установлению конкретного лица, совершившего преступление в условии неочевидности, является проведение поисковых мероприятий на основе собранной информации, то более точно, на наш взгляд, ее называть не розыскной, а поисковой.

Поисковая деятельность в целях установления личности преступника на основе собранной информации - элемент процесса расследования, для которого характерно выдвижение версии как логической основы планирования поисковых мероприятий. При этом преследуются цели: первая - ограничение круга лиц, среди которых может находиться преступник; вторая - установление самого преступника. Если достижение первой цели осуществляется на основе анализа события преступления, способа его совершения и других элементов преступной деятельности, то достижение второй задачи предполагает анализ имеющейся у следователя, органа дознания информации о личности преступника, а в ряде случаев проведение идентификационных исследований. И в том и в другом случае используется как идеальная, так и материальная информация, в ее сочетании и взаимодополнении.

Поиск (установление) преступника представляет собой систему следст- венных действий, организационных и оперативно-розыскных мероприятий по установлению лица, совершившего преступление. Хотя некоторые криминалисты, например, В.А. Жбанков, не включают в этот комплекс организационные мероприятия,1 которые, по нашему убеждению, являются неотъемлемой частью поисковой деятельности.

В зависимости от следственной ситуации, решающее значение в которой

Жбанков В.А, Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. М., Государственный таможенный комитет. Российская таможенная академия. 1999. С. 85.

играет информационный аспект, можно выделить следующие направления поиска преступника с использованием данных о его личности:

  • по свойствам и признакам внешности;
  • по способу преступления,1
  • с использованием данных о предметах и объектах преступного пося- гательства;
  • с использованием данных о личности потерпевшего.
  • Поисковый эвристический характер деятельности по установлению лич- ности преступника предопределяет использование при выдвижении версий о нем не только традиционных логических методов (индукции, дедукции, аналогии и т.д.), но и других, имеющих сугубо эвристическую направленность, в частности, метода конфигурации идей (при выдвижении версии о личности преступника по результатам осмотра места происшествия). В таких случаях, отмечают В.П. Лавров и В.Е. Сидоров, действия следователя и взаимодействующих с ним оперативных работников нередко бывают столь целеустремленными и интенсивными, что по сути своей имеют характер преследования неизвестного преступника по выявленным следам, отражающим признаки и свойства его личности^ а специальные исследования приобретают роль неотложных мероприятий. Объектами экспертиз и исследований становятся материальные следы преступлений и отраженные в них криминалистически значимые признаки и свойства лица, совершившего преступление.

Возможность их познания определяется с позиций таких общефилософских и методологических категорий, как «взаимодействие», «отражение», «де- терминированность», получившими соответствующую интерпритацию в криминалистике. Эти категории признаны основополагающими в исследовании следов человека, на них базируются криминалистические учения о диагностике

Здесь и далее «способ преступления» включает в себя: способ подготовки, совершения и сокрытия преступления.

2 Лавров В. П., Сидоров В.Е. Расследование преступлений по горячим сле- дам.\Учебн. пособ. М., 1989. С. 10-13.

59

и идентификации; они лежат в основе методов и технических средств обнаружения следов человека, получения отобразившейся в них информации о его признаках и свойствах, ее преобразования и процессуальной фиксации результатов исследования.2

Поиск преступника может производиться по любому отдельно взятому следу, содержащему информацию о его признаках и свойствах. Это могут быть следы частей тела и выделений человека (рук, ног, зубов, крови, пота, слюны, волос и т.п.); следы в которых отражаются психологические свойства, профессиональные и функциональные навыки человека, например, почерка и письма, изготовления каких-либо предметов, машинописных текстов; следы-предметы, оставленные преступником на месте происшествия (предметы одежды, головные уборы, обувь, орудия преступления, окурки и т.п.).

Однако при совершении преступления, как правило, преступник оставляет некую совокупность следов. Их количество и разнообразие, естественно, увеличивается при совершении одним и тем же лицом серии преступлений. В таких ситуациях появляется реальная возможность соединить уголовные дела в одно производство и организовать поиск соответствующего лица по комплексу его признаков и свойств.

Такая информация позволяет не только более содержательно оформить розыскную ориентировку, но и по существу представить своеобразную модель преступника, его пол, возраст, рост, групповую принадлежность, профессиональные навыки и т.п.

При составлении такой модели используется как идеальная, так и материальная информация. Она может быть получена при проведении следственных действий (начиная от осмотра места происшествия) и оперативно-розыскных

Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т. 2. М., Академия МВД СССР. 1978. С. 303; В и н б е р г А. И., Малаховская Н. Т. Судебная эксперте)логия. Волгоград, 1979, С. 160; Корухов Ю. Г. Тасодогическая диагностика. М., 1983. С. 75; Ко л дин В. Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М.5 1969. С 12-27; и др.

’ Идентификация человека и диагностика его свойств, отражающихся в следах. М., РНИИСЭ. Мин. юст. РФ. 1993. С. 23.

60

мероприятий, однако в любом случае должна быть, систематизирована и обобщена с участием специалистов-криминалистов. По существу в этих целях проводится комплексное исследование всех следов преступлений, в которых отразились признаки и свойства лица их оставившего. Всю информацию о свойствах личности устанавливаемого преступника следует вычленять, анализировать и группировать по определенной системе. Схематично весь механизм формирования криминалистически значимой информации о разыскиваемом лице, ее получения, использования в раскрытии и расследовании преступлений, для наглядности можно представить в виде схемы (см. схему 1).

К сожалению, на практике, следователи зачастую не назначают исследование следов и вещественных доказательств до установления и задержания подозреваемого лица. Например, из числа изученных уголовных дел, исследования назначались по 46 % из них, а экспертизы по 54 %. При этом до возбуждения уголовного дела и на первоначальном этапе расследования, когда задача поиска преступника является ключевой, приоритетной, - исследования производились лишь в 43 % уголовных дел. И только в 3 % изученных нами уголовных дел были назначены и проведены экспертизы и исследования, направленные на установление признаков и свойств преступника по его следам и моделирование его внешнего облика. Хотя вполне очевидно, что уже в начале расследования специалисты могут дать ответы на широкий круг вопросов, интересующих органы дознания и предварительного следствия. Эффективность этой работы можно рассматривать с позиции сформировавшегося в криминалистике понимания эффективности деятельности специалистов-криминалистов в целом и, в частности, по производству экспертиз и исследований.

61

Схема 1. Механизм формирования криминалистически значимой информации о лице, совершившем преступление.

поя

рост

ЛИЦО

соверш ившее преступ ление

система онологи ческих психоло гически х, соци- альных, профес- сиональ ных н внешни х признак ов

наличие

вредны х ппивыче к

особенн ости одежды

возраст

наличие болезни . травмы

физиче- ские данные

професс ия, род занятий

Следы

прес тупл ения

Материальные

рук. ног. зубов. крови,

слюны, орудий взлома,

и т.п.

Идеальные

показания потерпевших, оовиняемых,

свидетелей, оперативно - розыскные

данные и т.п.

Получение информации путем проведения:

следственных действий, оперативно-розыскных

и организационных мероприятий.

О признаках и свойст- вах лица, совершившего преступление

О признаках способа преступления.

средств, приемов и механизма действий

преступника

О признаках предме- тов преступного посягательства

Разработка модели

Лица, соверпптшего преступление

Способа преетугагашя

Проверка по учетам, подготовка ориентировок и т.п.

Разработка версий, планирование и осуществление поисковых мероприятий

62

По мнению А.И.Винберга и Н.Т.Малаховекой, эффективность экспертиз - это возможность получения «достоверных результатов, определенных с достаточной точностью, при … минимальной затрате времени».1 Д.Я.Мирский, М.М.Ростов и Т.В.Устьянцева при этом обращают внимание на отсутствие нарушений процессуальных норм и сроков проведения экспертизы.” Г.Л.Грановский эффективность экспертизы определяет приростом доказательственной информации, появляющейся в результате ее производства/

В юридической литературе эффективность определяется отношением достигнутого результата к цели деятельности, с учетов произведенных расходов.

Наиболее предпочтительным, на наш взгляд, является определение эффективности технико-криминалистической работы, данное В.А. Волынским, как степени готовности (приспособленности) системы в целом и, в частности, отдельных ее элементов к решению поставленных перед ней задач. Эффективность любой организационной системы - это ее потенциальные возможности (реализуемые или нереализуемые в конкретной ситуации), а поэтому выражаемые в определенных результатах ее функционирования.5 Таким образом, понятие «эффективность» более широкое и объемное, включающее «результативность» как один из основных ее показателей, но не единственный. Нередко результат зависит от внешних (иногда случайных) условий, в которых приходится функционировать системе. Иначе говоря, эффективность системы, при условии ее постоянности, может остаться неизменной, и даже невостребованной, а результативность ее функционирования будет различной. В этом смысле нельзя

1 В и н б е р г А. М, Малаховская Н. Т. Судебная экспертология. (Общетеоре тические и методологические проблемы судебных экспертиз). Волгоград, 1979. С. 98.

2 М и р с к и й Д. Я,, Ростов М. М., Устьянцева ТВ. Вопросы эффективно сти исследований при решении экспертных задач.// Экспертные задачи и пути их решения в свете научно-технической революции.№ 42. М., ВНИИСЭ. 1980. С. 44-63,

3 Г р а н о в с к и й ГЛ. Научно-техническая революция и перспективы совершенст вования судебных экспертиз.// Вопросы судебной экспертизы. Вып. № 43. М., 1980. С. 35-36.

4 А л е к с е е в С. С. Эффективность правовых норм. М,, 1980, С. 21-75. “Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и рас следования преступлений. М., 1994. С. 37.

63

не согласиться с теми авторами, которые считают, что наряду с результатом в области правоприменительной деятельности следует использовать и такие параметры, которые позволяли бы оценить и саму деятельность, и путь, ведущий к ее достижению. Например, при неблагоприятных организационных и правовых условиях самые совершенные и эффективные криминалистические средства и методы, используемые при производстве экспертиз и исследований могут оказаться не результативными.

Оценка результативности использования криминалистических экспертиз и исследований в поиске преступника, как и оценка любой другой деятельно- сти, базируется на анализе. Всесторонняя и объективная оценка результативности позволяет выявить отрицательные и положительные стороны в функционировании всей системы, принять меры к нейтрализации негативных тенденций.

Оценку же эффективности, справедливо относят к задачам функции контроля.” При этом критерием оценки эффективности и результативности какой-либо деятельности принято считать показатель статистической отчетности.”

Довольно часто в литературе эффективность функционирования какой- либо системы оценивается по результату и в этом случае, на наш взгляд, эффективность и результативность вполне можно рассматривать как синоним.

Нельзя не согласиться с мнением А.С. Шаталова, что давать оценку эф- фективности деятельности необходимо с учетом динамики и статистики рассматриваемых процессов. Применительно к поисковой роли результатов криминалистических экспертиз и исследований, оценка эффективности, по нашему

‘Бурнашев Н. А. Типичные недостатки осмотра места происшествия и их влияние на эффективность его производства при расследовании краж из помещений. // Укрепление общественного порядка и законности в правовом государстве. Межвуз. сб. научн. тр. М., МВШМ. 1990. С.23-27.

Г у р н е й Б. Введение в науку управления. М., 1969. С. 133.

“Баранов Н. Н., Кондратюк Л. В. Методика оценки эффективности деятельности следственного аппарата. М., 1976. С. 5-8.

Шаталов А. С. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков. \ Дис. … канд. юрид. наук. М”, ВЮЗШМВДРФ. 1993. С. 35.

64

мнению, должна учитывать главную цель - установление неизвестного пре- ступника, в совокупности с затратами, качеством и сроками производства экспертиз и исследований.

По мнению В.А. Волынского, получение и прирост относящейся к делу информации, в результате применения технико-криминалистических средств, всего лишь одна сторона рассматриваемой проблемы - позитивная. Но есть и другая, не менее важная - негативная, касающаяся «упущенных возможностей», т.е. что из указанных средств в каждой конкретной ситуации нужно было применить (но не применено) и какие реально результаты можно было получить (но они не получены).’

В ходе проведенного исследования, нами по специально разработанной анкете было проведено выборочное изучение уголовных дел (в том числе архивных) по кражам чужого имущества, разбоям и убийствам (раскрытым, нераскрытым и приостановленным по ч.З ст. 195 УПК за неустановлениехМ лица подлежащего привлечению к уголовной ответственности). В частности^ изучались протоколы осмотров мест происшествий, постановления о назначении экспертиз, заключения экспертов и другие процессуальные документы, в которых нашел отражение процесс технико-криминалистической работы с материальными следами преступления, их использование как носителей розыскной и доказательственной информации в целях поиска преступника.

Результаты проведенного анализа уголовных дел свидетельствуют о том, что в ходе осмотров мест происшествий собираются в основном «традици- онные» следы (рук, ног, орудий взлома и т.п.). При этом участники следственно-оперативной группы, судя по результатам их опроса, явно переоценивают результативность своей работы со следами, считая, что, они изымают более 90% от всех возможных следов преступника. Однако по данным ряда исследований, количество фактически изымаемых следов составляет около 43,7% от

В о л ы н с к и й В А. Указ. соч. С. 37.

реально возможных. Этот показатель оказывается еще более низким (27,6%), если учитывать следы, входящие в группу «вероятного их оставления».

Некоторые авторы считают, что оценить результативность осмотра места происшествия можно «по количеству как изъятых, так и эффективно исполь- зованных в раскрытии преступления вещественных доказательств».” Однако количественный критерий не всегда означает качество, в смысле относимости данных следов к делу, их поисково-розыскной и идентификационной ценности.

Время, затрачиваемое на осмотры мест происшествия - фактор довольно условный при оценке результативности этой работы, и в то же время, весьма показательный. По данным проведенного исследования около половины (46%) осмотров мест происшествий, проведенных в пределах 1-1,5 часов закончились без изъятия материальных следов преступления. Осмотры мест происшествий, проводившиеся более 2,5 - 3 часов оказались результативными в 94 % случаях.

При этом не было зафиксировано ни одного факта изъятия одорологических следов преступника, транспортных средств, а так же следов ног и обуви за пределами внутренней обстановки помещений. Иными словами, члены следственно- оперативной группы упускают из виду следы вероятного подхода и отхода с места происшествия, подготовки и сокрытия преступления, что влечет за собой упущение реальных возможностей собирания более полной информации о личности преступника, а в конечном итоге более оперативного, с меньшими затратами сил раскрытия преступлений. Результативность осмотра места происшествия, в свою очередь, является основой результативности экспертиз и исследований, проводимых по следам преступника в целях его поиска.

Из всех обнаруженных следов (по изученным уголовным делам) на предварительное исследование направлялось 58%, а на экспертизу - 67%. Ре- зультаты предварительного исследования следов использовались в процессе

‘Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и рас- следования преступлений. М., 1994. С. 43-44.

’ Повышать эффективность осмотров мест происшествий.// Экспертная практика № 24. М, 1986. С.З.

66

первоначальных следственных действий, как и результаты экспертиз, лишь в 43% изученных уголовных дел. В подавляющем большинстве это дактилоскопические экспертизы (34%) и исследования микрообъектов (9%) (от общего количества уголовных дел). В то время как любая информация, полученная в результате исследования материальных следов, может быть полезной для успешного раскрытия и расследования преступления.

Особое значение при решении таких задач приобретают предварительные исследования материальных следов преступления непосредственно на месте происшествия. Сущность таких исследований 3. Берначик определяет как «оперативную оценку следов преступлений», под которой понимается «научный анализ каждого следа и информации с места происшествия, - в отдельности, по группам и комплексно производимый, который дает возможность вывести бесспорные утверждения и гипотетические выводы о ходе преступного поступка и его виновнике (-ах), позволяет оценить доказательственное значение следов и определить способ их использования в оперативно-следственной работе, направленной на задержание виновника».1

Любопытен и о многом говорит такой факт: 40% опрошенных нами специалистов-криминалистов, отметили, что работают в ходе осмотра места происшествия инициативно, вместе с тем указали, что результаты предварительных исследований следов на месте происшествия остаются невостребованными следователями и оперативными работниками. Остальные 60% специалистов, утверждали, что они работают строго по заданию следователей, которые, как правило, не поручают производство предварительного исследования на месте происшествия.

Подавляющее же большинство следователей и работников дознания (более 75%) считают, что главным препятствием эффективной работы специалиста в поиске, анализе и оценке исходной информации о личности преступни-

1 Берначик 3. Выводы из осмотра места происшествия, // 9 Международный кри- миналистический симпозиум социалистических стран, (февраль 1973 г.). Научный доклад 6\01. Берлин, 1973. С. 4.

67

ка на месте происшествия, является недостаточное количество самих специалистов и, зачастую, низкий уровень их профессионализма.

По ныне действующему уголовно-процессуальному законодательству документы, в которых отражены результаты предварительных исследований на месте происшествия, не относятся к источникам доказательств, не приобщаются к протоколам их осмотров. Их проведение теряет практический смысл для многих специалистов-криминалистов. Формальное выполнение требований УПК РСФСР и указаний следователей, является основой их (как правило) без-инициативной деятельности на местах происшествий.

Проблеме исследования места происшествия экспертами (специалистами) уделяют внимание многие криминалисты. В частности, Б.М. Комаринец отмечал, что такие исследования не только возможны, но и во многих случаях необходимы для более полного разрешения вопросов, возникающих при расследовании преступления.1 Очевидно, что полное и всестороннее исследование места происшествия как совокупности объектов, с целью поиска неизвестного преступника по его отображениям в вещной обстановке, следователю без соответствующих специалистов невозможно. И.В. Постика, изучив опыт производства осмотров мест происшествий в некоторых зарубежных странах, предлагает использовать необходимое количество специалистов (по усмотрению следователя, в зависимости от вида и способа совершения преступления) для участия в осмотрах мест происшествий/ При этом специалисты, по мнению автора, смогли бы охватить всю территорию места происшествия, все обнаруженные следы, оперативно оценить их совокупность, а, значит можно было бы оперативно использовать подученную информацию о лице, совершившем преступление, в целях его поиска.

Комаринец Б.М. Участие экспертов-криминалистов в проведении следственных действий по особо опасным преступлениям против личности. \ В сб. Теория и практика судебной экспертизы. Вып. 1.(11). М., 1964. С. 21.

2Постика И. В. Выявление и расследование очага преступлений (по материалам европейских социалистических стран). Одесса, УВД. 1981. С. 19,

68

Исследование экспертом обстановки места происшествия, обнаруженных вещественных доказательств, как справедливо отмечают отечественные криминалисты, даст возможность установить существенные для дела обстоятельства, получить необходимые данные для построения следственных версий, выявить признаки и свойства лица, совершившего преступление,1

Следует отметить, что производство исследования в условиях места происшествия будет наиболее результативным при условии наличия надлежащего информационного обеспечения. В этом плане нельзя не согласиться с С.Х. Хаматовым, который настаивает на необходимости соответствующей подготовки местных информационных фондов, из которых специалист-криминалист, производящий предварительное исследование материальных следов на месте происшествия, сможет взять необходимые справочные данные.”

Заслуживает внимания, на наш взгляд, высказанное в литературе пред- ложение некоторых криминалистов о целесообразности введения специального приложения к протоколу осмотра места происшествия, которое объективно отражало бы объем работы каждого из специалистов.” Г.Н. Порошин и А.Г. Щу-рин в свою очередь предлагают процесс и результаты экспертного исследования места происшествия, как и результаты лабораторных исследований объектов, отражать в заключении эксперта в соответствии со ст. 80 и 191 УТЖ РСФСР.4

По мнению автора, учитывая все трудности, с которыми приходится сталкиваться следователю и эксперту при производстве предварительных ис-

3 а к у т с к и й Д. М. Исследование экспертом места происшествия.\ В сб. Экспертная практика. № 6. 1975. С. 26; С ы с о е н к о Г. И. Вопросы совершенствования производства осмотра места происшествия. \ В сб. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 39. 1989 С. 45; Разумов Э. А. Изучение вещной обстановки места происшествия с целью определения времени совершения убийства. Там же. С. 47.

2 Ха матов С. X. Пути повышения качества осмотра места происшествия специа листами криминалистических подразделений. Организация полноты исследования изъятых вещественных доказательств.\ В сб.: Экспертная практика № 39. 1996. С. 23.

3 К о б е р н и к С. Д., С е г а й М. Я, С т р и н ж а В. К,, Ц ы м б а л П. В. Вопросы следственной тактики и методики расследования преступлений. Криминалистическая техни ка. \ Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 39. К, 1986. С. 39.

Порошин Г.Н., Щ у р и н А. Г. Исследование места происшествия при проведении экспертиз. \В сб. Экспертная практика. № 13. 1979. С. 8.

69

следований с целью получения розыскной и доказательственной информации во время осмотра места происшествия, наряду с протоколом осмотра места происшествия следует ввести протокол предварительного исследования следов и вещественных доказательств на месте происшествия, в котором специалист смог бы закрепить результаты своей работы (поисковой и исследовательской). Придание же правового значения такому документу, на наш взгляд, позволило бы избежать трудностей при использовании его в качестве доказательства.

Нами разделяется мнение многих криминалистов и процессуалистов о необходимости допустить производство экспертизы до возбуждения уголовного дела, тем более, что абсолютное большинство предварительных исследований, результаты которых несут ценную поисково-розыскную информацию о лице, совершившем преступление, как уже отмечалось выше, проводятся именно на этой стадии раскрытия преступления.” Экспертное исследование, произведенное до возбуждения уголовного дела, несомненно будет способствовать решению целого ряда вопросов: а) имеющих значение для поиска лица, совершившего преступление; б) связанных с выяснением отдельных элементов объективной стороны состава преступления и других вопросов, поставленных эксперту следователем.”’

На наш взгляд, следует обратить внимание на необходимость производства экспертного исследования до возбуждения уголовного дела и непосредст-

Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия пре- ступлений (Методологические, организационные и правовые проблемы)Л\ Дис. … канд. юрид, наук. M.s 1991; П а м п у ш к о И. П. Совершенствование правовых и организацион- ных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступленийЛХ Дис. .. канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1996; Черенков А. М. Экспертно- криминалистическое обеспечение раскрытия, расследования и предотвращения преступлений в условиях мегаполиса. М., 1999. С. 15.

2 Следует заметить, что этот вопрос уже решен положительно в УПК Узбекистана и Казахстана,

“Комаринец Б. М. Участие экспертов-криминалистов в проведении следственных действий по особо опасным преступлениям против личности.\ В сб. Теория и практика судебной экспертизы. Вып. 1(11). М., 1964. С. 21; П л е с к а ч е в с к и й В.М. Судебно- баллистические исследования на месте происшествия. \ В сб. Вопросы судебной экспертизы. Вып. П.Баку, 1974. С. 28.

70

венно на месте происшествия не только криминалистических, но и других видов судебных экспертиз.1

В результате изучения уголовных дел и материалов предварительной проверки, нами установлено, что всего было проведено 478 экспертиз и исследований: первых - 324, вторых - 154. Их соотношение, примерно, 2 к 1. Но, что показательно, 76 % исследований затем, в целях процессуального закрепления их результатов, дублировались в виде экспертиз. При этом нами не установлено ни одного случая, чтобы такие результаты не подтвердились.

Поэтому нами полностью разделяется мнение В.Т. Томина, который предлагает записать в ст. 109 УПК: «допускается производство следственных действий, не связанных с реальным применением мер процессуального принуждения до возбуждения уголовного дела».2 Кроме того, дальнейшая дифференциация организационно-правовых форм использования результатов предварительных исследований и экспертиз в уголовном процессе, безусловно, должна способствовать повышению эффективности работы со следами, а, значит, и сокращению сроков расследования преступлений.

Отмеченные недостатки осмотров мест происшествий, крайне низкая ре- зультативность работы специалистов-криминалистов приводит к тому, что практически не назначаются экспертизы в целях решения вопросов прежде всего розыскного характера. К числу таких вопросов относятся: о количестве преступников; их половой принадлежности; возрасте; росте; профессиональных навыках; преступном опыте; физических данных; психическое состояние; цвете материала и других особенностях верхней одежды, обуви; о наличии, типе и виде орудии преступления; о транспортном средстве и т.п. В зависимости от

1 Д о л и ц к и й Е. А. Технические экспертизы по делам о крушениях и авариях на железнодорожном транспорте. М., 1951. С. 28; М и т р и ч е в СП. Значение пожарно- технической экспертизы при расследовании пожаров. \ В сб. Материалы Ташкентской кри миналистической конференции, Ташкент, 1961. С. 9-10; Шаталов А. С. Тактика назначе ния экспертизы при расследовании преступлений, связанных с наркотиками. \ В сб. Пробле ма обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения. М., «Юрист». 1998. С. 293-294, и др.

2 Т о м и н В. Т. Острые утлы уголовного судопроизводства. М., «Юридическая лите ратура», 1991. С. 117.

71

конкретных обстоятельств преступления и оставленных следах данный перечень может быть значительно расширен и конкретизирован.

Проведенное нами изучение более 400 постановлений о назначении экс- пертизы и заключений экспертов, показало, что лишь в 7 из них были заданы и решены вопросы подобного характера (по видам экспертиз это выглядит следующим образом: 1 - почерковедческая; 2 - дактилоскопических и 4 -микрообъектов). При этом подавляющее большинство изученных дактилоскопических экспертиз (77 %) назначались для решения вопросов о пригодности следов для идентификации, (хорошо для статистики, но мало что дает для практики). Практически все почерковедческие экспертизы (98 %) проводятся в целях идентификации исполнителя рукописей. Ни одной из них не решались вопросы, касающиеся пола, возраста, состояния человека. Биологические и химические исследования в 74 % были нацелены на установление групповой принадлежности, химической и биологической природы веществ. И буквально единицы из числа изученных экспертиз проводились по следам обуви, одежды, запаха и практически ни одной из них в целях установления признаков и свойств неизвестного преступника. Из 7 экспертиз, в которых решались подобные вопросы, в дальнейшем результаты лишь двух были использованы в процессе поиска лица, совершившего преступление. Вот пример одной из них: на экспертизу представлен волос, обнаруженный и изъятый в ходе осмотра места происшествия по факту кражи из квартиры гр. Е., с поврежденных оконных решеток. Перед экспертом были поставлены следующие вопросы: - происходит ли волос от головы; - подвергался ли волос окраске и каким способом удален. Результаты проведенной экспертизы позволили ответить на поставленные вопросы следующим образом: представленный волос принадлежит человеку, происходит от головы, подвергался обесцвечиванию, является жизнеспособным, вырванным. Подобная характеристика одного из основных признаков внешности предпола- гаемого преступника (волос), позволила скоординировать поисковые меро-

72

приятия и значительно сузить круг подозреваемых в совершении данного преступления.1

Приведенные факты не дают оснований для высокой оценки результа- тивности использования возможностей экспертиз и исследований в установлении лица, совершившего преступление, и в его розыске. В качестве основных причин недостаточно эффективной работы с материальными следами преступлений, начиная с осмотра места происшествия, можно указать несовершенство организации, правового регулирования, технического и научно-методического обеспечения поиска неизвестного преступника. Причем все эти проблемы, как правильно отмечал А.Ф.Волынский, должны решаться комплексно, с учетом их взаимосвязи и взаимообусловленности.”

Наличие самой совершенной техники не даст желаемого результата без соответствующей организации работы с ней, а так же без высоко профессиональных соответствующих специалистов, на подготовку которых в настоящее время нужно обратить особое внимание. Повышение эффективности применения криминалистических средств и методов в раскрытии и расследовании преступлений, и, в частности, использование в этих целях материальных следов преступлений в качестве источников розыскной и доказательственной информации, невозможно без личной заинтересованности субъектов данной деятельности в конечном результате.

В заключении данной главы отметим:

1). Результативность осмотров мест происшествий как основы результа- тивности экспертиз и исследований, проводимых по материальным следам преступника в целях его поиска, оставляет желать лучшего. Этим, в свою очередь, предопределяется слабое использование потенциальных возможностей экспертиз и исследований, проводимых в указанных целях, В частности, исследования и экспертизы в поисковых целях до воз-

1 Уголовное дело № 19172 ( ГУВД г. Москвы).

2 В о л ы н с к и й А. Ф. Концептуальные основы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. \ Дис, … докт. юрид. наук в виде научного доклада, М., ЮИ МВД РФ. 1999. С.5-17.

73

буждения уголовного дела и на первоначальном этапе расследования, когда задача поиска является ключевой, назначаются крайне редко. 2). Вполне очевидны, с одной стороны, все возрастающие потребности практики в более результативном использовании криминалистических экспертиз и исследований в целях поиска лиц, совершивших преступление, а с другой - колоссальные потенциальные (и пока нереализуемые) научно- технические возможности более успешного решения соответствующих задач. Очевиден и серьезный разрыв между теорией и практикой осуществляемой в этом направлении деятельности. 3). Знания и опыт в области получения информации о связи между признаками и свойствами личности, стали настолько объемными и сложными, что реализовать их на практике могут лишь лица, обладающие специальными познаниями. В то же время соответствующих специалистов для работы по извлечению поисковой информации из материальных следов, явно не хватает, так как в системе образования МВД,, как и во многих отечественных ВУЗ(ах) готовят юристов «широкого» профиля. На наш взгляд, для исправления указанных недостатков использования

результатов исследований и экспертиз в поиске неизвестных преступников, а

так же их причин, необходимо принятие следующих мер:

  1. Допустить производство экспертизы до возбуждения уголовного дела;

  2. Ввести, наряду с протоколом осмотра места происшествия, - протокол предварительного исследования следов и вещественных доказательств на месте происшествия;
  3. Разработать и ввести в учебный процесс в специальных учебных за- ведениях МВД Программы подготовки специалистов, могущих про- изводить предварительные исследования материальных следов пре- ступления непосредственно на месте их обнаружения.

74

Глава II. Организация и тактика использования результатов исследований и экспертиз в целях поиска преступника.

§ 1. Основные направления и особенности организации использования результатов исследований и экспертиз в поиске преступника.

Организация деятельности по установлению и поиску лица, совершившего преступление, предполагает разработку и реализацию определенного комплекса общих, рассчитанных на перспективу и ситуационных - подготовительных и вспомогательных мероприятий.

Любое преступление как действие представляет собой сложное системо- образующее явление с множеством взаимозависимых, взаимообусловленных признаков: от причин, условий, механизма и природы их образования до видов и форм проявления. В орбиту преступления, как затем и в сферу деятельности по его раскрытию и расследованию, по разным причинам включается значительное количество людей. Это, с одной стороны, непосредственные участники самого события преступления (преступник, потерпевший); с другой - лица, оказавшиеся его случайными очевидцами или располагающие сведениями о преступниках и их действиях, а также непосредственные участники деятельности по раскрытию и расследованию преступления (следователь, работники опе- ративных аппаратов, иных органов дознания, специалисты-криминалисты, эксперты и т.д.). Наконец, небезучастны к этому процессу, как и к самому факту преступления, широкий круг граждан, средства массовой информации и т.д. К тому же следует отметить, что процесс раскрытия и расследования преступлений - это решение задачи, образно говоря, со многими неизвестными, особенно на первоначальном его этапе, со множеством неожиданных и спонтанных «вводных».

75

В раскрытии и расследовании преступлений, в поиске лиц, их совершивших, участвует множество людей, представляющих различные службы правоохранительных органов, а порой задействуются целые коллективы, при- влекаются граждане и т.д.

Уже сами по себе названные обстоятельства обусловливают необходимость четкой организации, осуществляемой в этом направлении деятельности, которая предполагает:

  • анализ следственной (розыскной) ситуации, оценку имеющейся кри- миналистически значимой информации;
  • принятие организационно-тактических решений и разработку плана следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;
  • организацию выполнения запланированных действий и мероприятий, обеспечение взаимодействия субъектов этой деятельности, использования помощи граждан и средств массовой информации;
  • наконец, оценку результатов произведенных действий и мероприятий, последующая корректировка (дополнение, уточнение) плана расследования.
  • С содержательной точки зрения процесс раскрытия и расследования преступлений характеризуется, как отмечали Р.С. Белкин и А.И. Винберг, собиранием, анализом, обобщением и использованием криминалистически значимой (розыскной и доказательственной) информации.1 На закономерности количественного роста такой информации применительно в целом к проблеме борьбы с преступностью обратил внимание В.А. Волынский. «По данным академической науки, - отмечает он, число информационных связей (каналов) возрастает пропорционально квадрату объема производства, по другим данным -кубу».2 Если учесть, что за последние 10 лет число зарегистрированных в стра-

1 Б е л к и н Р. С, В и н б е р г А. И. Криминалистика и доказывание (методологиче ские проблемы). М., 1968. С. 180; Б е л к и н Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М., 1987. С. 61-71.

2 В о л ы н с к и й В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и рас следования преступлений.\ Пособ. М., ВНИИ МВД РФ, 1994. С. 8.

76

не преступлений увеличилось более чем в 3 раза, не трудно подсчитать, что за это же время объем информационных связей возрос в 9-27 раз. Однако есть все основания полагать, что эта закономерность, возможно, не в такой пропорции, но проявляется и на уровне раскрытия и расследования отдельно взятых преступлений.

Основание для таких выводов дают нам факты, связанные, прежде всего:

а) с обострением криминогенной ситуации в стране, с ростом числа групповых (в том числе организованных), серийных, т.е. более сложных и тяж ких преступлений;

б) с демократизацией уголовного процесса, обусловившей более жест кие требования, с точки зрения законности, к доказательствам, процессу их по лучения и использования;

в) с изменившимся в общей массе, и далеко не в пользу правоохрани тельных органов, общественным мнением о преступности и необходимости борьбы с ней, о деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и необходимости содействия ей.

Одним словом, содержание, объем, условия деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, по установлению и поиску преступника, объ- ективно обусловливают осуществление адекватной организаторской работы следователя и других ее участников. При этом аналитическая работа предполагает всестороннюю и объективную оценку всей вербальной и материальной криминалистически значимой информации прежде всего о лице, совершившем преступление, ее систематизацию в режиме накопления (дополнения, уточнения). Результаты такой работы находят свою реализацию в разработке и проверке версий, отражаются в плане расследования (следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий).

77

В криминалистической литературе довольно детально рассмотрены во- просы методики и техники планирования, его принципы и т. д. То же самое можно сказать о версиях, их роли в раскрытии и расследовании преступлений, методике их разработки и проверки.2 Поэтому в данной работе позволим себе несколько подробнее остановиться лишь на особенностях планирования, обусловленных предметом нашего исследования. При этом поиск преступника мы рассматриваем не иначе как в общей системе деятельности следователя по раскрытию и расследованию преступлений, для которой характерно собирание и исследование доказательств, проведение множества следственных действий, оперативно- розыскных и организационных мероприятий. Особое внимание мы уделяем преступлениям (по линии уголовного розыска, РУБОП), по которым очевиден факт их совершения, но отсутствуют лица, подозреваемые в их совершении.

Прежде всего отметим, что реализация возможностей экспертиз и иссле- дований в целях поиска преступника, с точки зрения уголовно- процессуального закона, осуществляется в двух организационно-правовых формах: процессуальной и непроцессуальной.

Непроцессуальная форма имеет решающее значение на первоначальном этапе раскрытия и расследования преступлений, а, соответственно, и поиска преступника. Для этого этапа, как правило, характерен дефицит розыскной и доказательственной информации, получаемой, в основном, в порядке осмотра места происшествий, опроса потерпевших и очевидцев. Непроцессуальная форма реализуется в консультациях и предварительных исследованиях, произ-

1 Д у б р о в и ц к а я Л. П., Л у з г и н И. М. Планирование расследования. М., ВШ МВД СССР. 1973. С.4-12; Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., «Юрид. лит.» 1970. С. 7-23; Соя-Серко Л. А., Якубович Н. А. Планирование расследования. М., Институт прокуратуры СССР. 1973. С.3-10, и др.

  • А р ц и ш е в с к и й Г. В. Выдвижение и проверка следственных версий. М., «Юрид. лит.» 1978. С.11-17; Васильев А. Н., М у д ь ю г и н Г. Н., Якубович Н. А. Плани- рование расследования преступлений. М., Госюриздат. 1957. С.7-12; Михайлов В. А. Организация в системе ОВД раскрытия и расследования преступлений. Криминалистика. М., «Юнити». 1999. С.296, и др.

78

водимых до возбуждения уголовного дела и при проведении последующих поисковых мероприятий, в основном, в рамках оперативно-розыскной деятельности.

При этом постоянно преследуется конечная тактическая цель - найти преступника. Ее достижение сопровождается, а, в конечном итоге, и обеспечивается успехом решения множества тактических задач по собиранию, анализу и оценке, исследованию и использованию розыскной и доказательственной информации о признаках и свойствах лица, совершившего преступление, особенностях орудий преступлений, приметах предметов преступного посягательства и т.д. Именно в этой форме (непроцессуачьной) проводятся так называемые предварительные исследования объектов-носителей указанной информации. При этом чаще всего в рамках таких исследований решаются диагностические и классификационные задачи (более 62%), позволяющие установить обстоя- тельства совершения преступления и, что самое главное, - выявить признаки и свойства лица, его совершившего. Все это чрезвычайно важно для поиска и задержания преступника по горячим следам.

Понимание данного обстоятельства, по нашему мнению, было решающим фактором в зарождении и развитии идеи предварительного исследования следов преступлений непосредственно на местах происшествий. С этим же связаны усилия ученых-криминалистов и практических работников в целом повысить эффективность работы на местах преступлений (сократить время прибытия следственно-оперативных групп, улучшить их техническое оснащение,

Лавров В. П. Расследование преступлений по горячим следам. В кн. Криминалистика. М., «Юнити». 1999. С.360-374; Сидоров В. Е. Особенности раскрытия преступлений по горячим следам. М., 1981.С.4-15.

2 В о л ы н с к и й А.Ф. Место происшествия: следы ведут к преступнику. \ Советская милиция. № 5. 1984. С. 22-25; его же. Специалист-криминалист, на выезд! \ Советская милиция. № 1. 1989. С. 60-62, Сырков С. М., Фефилатьев А. В. Проведение предва- рительных исследований материальных следов на месте происшествия. \ Учебн. пособ. М., 1986. С. 12; Предварительные криминалистические исследования следов на месте происшествия^ Учебн. пособ. М., ВНИИ МВД СССР. 1987. С. 12-19; Худяков В. 3. Роль предварительного исследования микрообъектов в розыске преступников по горячим следам. \ Экспертная практика № 20. М, ЦНИКЛ МВД СССР. 1983. С. 72-75, и др.

79

упорядочить взаимодействие ее участников и т.д.).

В рамках процессуальной формы использование результатов исследований и экспертиз в поиске лица, совершившего преступление, отличается, преж- де всего, осуществлением процессуально регламентированных следственных действий, необходимостью соблюдения определенного законом порядка их проведения. Такие действия осуществляются в рамках возбужденного уголовного дела, а по своим тактическим целям направлены: а) на процессуальное закрепление, оформление результатов ранее проведенных предварительных исследований, т.е. полученных с их помощью фактических данных; б) на получение новой или дополнительной розыскной, поисковой и доказательственной информации.

Для этой формы в большей мере характерно проведение экспертиз (хотя и не исключаются предварительные исследования), причем, направленных на решение в значительной части идентификационных задач.

Результаты исследований и экспертиз в целях поиска преступника ис- пользуются следователем или оперативным работником, если иметь в виду сугубо организационный аспект рассматриваемой проблемы, так же в двух формах: а) непосредственно в процессе работы по уголовному делу, в определенные законом сроки расследования; б) опосредствованно, т.е. через систему криминалистических учетов, и не только по расследуемым, но и приостановленным уголовным делам, когда активно продолжается работа по поиску преступника.

При этом проявляются свои закономерные особенности организации, обусловленные в целом, с одной стороны, частной методикой расследования определенного вида преступлений, а с другой - обеспечением функционирования криминалистических учетов и их использованием в раскрытии и расследо-

1 В о з г р и н И. А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Курс лекций. Часть 3. Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский ЮИ МВД РФ. 1993. С.3-8; Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий.\ Под ред. Кожевникова И. Н. М., ЭКЦ МВД РФ. 1995. С.7- 22; Гер а с и м о в И. Ф. Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений. W Межвузовский сб. научн. тр. Свердловск, СЮИ. 1984. С.21-27, и др.

80

вании преступлений. Обе эти формы, что очевидно, взаимосвязаны, вторая является логическим продолжением первой, но только во времени, а не в содержании процесса раскрытия и расследования преступлений.

Говоря о доказательственном значении криминалистически значимой и «регистрационной информации», сосредотачиваемой в системе криминалистических учетов, С.А. Ялышев утверждает, что последняя «по своему объему, качеству и достоверности остается более бедной».1 Представляется, что это утверждение не имеет под собой каких-либо оснований. «Регистрационная информация», по существу, - та же криминалистически значимая информация, но используемая в несколько иной организационной форме - опосредствовано (через систему учетов). Более того, такая информация в своей совокупности приобретает качественно иное значение, позволяя в ряде случаев моделировать и механизм преступления, и признаки, свойства лица, его совершившего. Наиболее показательно это проявляется при установлении погибшего лица по останкам его трупа (учет без вести пропавших граждан и трупов неизвестных лиц).”

Учеты активно используются уже на первоначальном этапе процесса рас- крытия и расследования преступления, выполняя свое изначальное предназначение информационно-поисковой системы, суть которой заключается в обеспечении установления, поиска и идентификации самых различных объектов, а в первую очередь, лица, совершившего преступление. Не случайно ряд ученых-криминалистов систему криминалистических учетов рассматривают в качестве одного из важнейших элементов технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.J

Условно весь процесс организации деятельности по поиску лица, совер- шившего преступление, в соответствии с его основными задачами можно раз-

1 Я л ы ш е в С. А. Криминалистическая регистрация: проблемы, тенденции, перспективы. \ Дис. … докт. юрид. наук. М., 1999. С. 142.

2Петросян ВО. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан. \ Дис. ,,, канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1999. С. 77.

“Волынский В. А. Указанная работа. С. 66-78.

81

бить на три этапа:

а) собирание и уточнение информации о признаках и свойствах такого лица;

б) использование полученной информации при проведении поисково- розыскных мероприятий;

в) установление (идентификация) лица, совершившего преступление. Какую-либо четкую временную границу *между названными этапами

сложно провести. Так, собирание и уточнение информации о признаках и свойствах искомого лица может продолжаться и в процессе поиска, а идентификация преступника может сопутствовать поисковым мероприятиям или быть их логическим продолжением. Например, обнаружение сходства признаков и свойств искомого лица и конкретного человека, влечет за собой безотлагательную проверку его документов, производство соответствующих исследований и экспертиз, допрос (опрос), предъявление для опознания и иные действия по идентификации. Фактически в таких ситуациях идет непрерывно длящейся процесс собирания и исследования информации о неизвестном преступнике, а накапливаемая информация в ее качественно новом сочетании постоянно анализируется, оценивается и используется в целях его поиска.

Очевидно, что сложность этого процесса, предполагающего использование помощи специалистов различных отраслей знания, необходимость проведения значительного количества экспертиз и исследований, предопределяет существенные особенности его организации. О серьезности этих аспектов про- блемы применительно к предмету нашего исследования свидетельствуют сле- дующие факты: более половины опрошенных нами следователей и оперативных работников (54 %) отметили отсутствие у них умений и знаний, необходимых даже для заполнения всех позиций розыскной карты. Только 23% респо-дентов имеют относительно четкое представление о вопросах, решаемых различными видами криминалистических экспертиз. А именно на этих работников

82

возлагаются организационные задачи и функции, в том числе в использовании специальных познаний в целях поиска преступников.

Не случайно при изучении уголовных дел было установлено, что по 18 % из них не назначались экспертизы и не проводились исследования, когда необходимость в них была очевидной (имелись соответствующие объекты); около 15 % исследований, и более 30% экспертиз, назначались не своевременно (спустя 10 и более дней после получения объектов исследования); сроки производства исследований и экспертиз нарушались по 23 % от их общего количества (по сравнению со сроками, установленными ведомственными нормативно-правовыми актами). Впрочем, последнее обстоятельство в большей мере зависит от экспертов, а не следователей и оперативных работников.

Особого внимания, что вполне естественно, в организации поиска неиз- вестного преступника заслуживает тщательная проверка и оценка данных о его признаках и свойствах, полученных с помощью технико- криминалистических методов и средств, в результате производства исследований и экспертиз. При этом в обязательном порядке должны быть решены следующие вопросы: а) возможна ли принадлежность полученных данных одному или нескольким лицам; б) нет ли противоречий в результатах исследований и экспертиз и в чем они выражаются; в) какие из установленных признаков неизвестного преступника относятся к устойчивым, а какие к изменяемым и др.

С тактической стороны поиск преступника основывается на информации о признаках и свойствах его личности, которая в свою очередь, может со- держать или не содержать конкретно-индивидуальные сведения о нем. По своему содержанию мероприятия в целях поиска неизвестного преступника в плане расследования по уголовному делу условно можно разбить на три большие группы: следственные действия, поисково-розыскные мероприятия, организационные мероприятия.

Система следственных действий, как известно, определена УПК РСФСР. К организационным мероприятиям в рассматриваемом аспекте можно отнести

83

собственно планирование (разработка плана), комплектование следственно-оперативных группы, обеспечение ее работы и иных форм взаимодействия со службами органов внутренних дел и другими правоохранительными органами. К поисково-розыскным мероприятиям, на наш взгляд, можно отнести: направление розыскных ориентировок и запросов в органы внутренних дел по местам возможного пребывания разыскиваемого; проверки по различным учетам органов внутренних дел; анализ уголовных дел, находящихся в производстве и архивных уголовных дел по аналогичным и другим преступлениям и т.п.

Разграничивая поисково-розыскные действия и организационные меро- приятия, мы учитывали трактовку термина «организовывать» в толковом словаре, как подготовку к чему-либо.1 Следовательно, если поисково- розыскные действия направлены на получение информации, то организационные - на под-готовку к ним и их обеспечение (т.е. носят обеспечивающий характер). Как совершенно верно отмечала ТВ. Боголюбская, организация розыска - это, прежде всего создание соответствующих условий для этой деятельности.” В юридической литературе существуют различные классификации организационных мероприятий. В частности, они подразделяются на меры по организации расследования в целом и организационные меры по обеспечению решения отдельных задач расследования. В поисково-розыскной деятельности это - организационные меры по обеспечению обнаружения искомого лица.5 Важной организационной мерой в ходе поиска преступника, на наш взгляд, является приведение в полную готовность криминалистической техники, поскольку без соответствующих технико-криминшшстичееких средств поисковая работа обре-

‘Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1992. С. 472.

2 й о ф ф е М. Организационные меры следователя по расследованию преступления. \ Социалистическая законность. № 12. М., 1970. С. 33.

3Боголюбская Т. В. Деятельность следователя органов внутренних дел по розыску скрывшихся обвиняемых. М,5 1986. С. 6-7.

4 Г у т е р м а н М. П. Организационные мероприятия следователя в процессе рассле- дования преступлений. М., 1983. С, 26.

‘Лавров В. П. Организация расследования преступлений.\ Курс лекций. Вып. 4. Под ред. Зуйкова Г. Г. М., 1977. С. 68.

84

чена на неудачу.

Очевидно, что вся система соответствующих следственных действий, оперативно-розыскных и поисковых мероприятий, предполагающих использование таких методов и средств, должна находить отражение в планах расследования уголовного дела. Вместе с тем, проведенный нами аначиз планов следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по изученным уголовным делам свидетельствует, что зачастую, если не сказать, как правило, конкретика работы в этом направлении «распыляется» в массе иных задач, а соответственно и мероприятий по собиранию и исследованию доказательств. Судя по всему, эту, в основе своей аналитическую работу, в ее сиете*ме и должной последовательности не до конца понимали даже те, кто составлял (разрабатывал) эти планы. Чаще всего в них наблюдается сугубо версионный подход с ориентацией на лиц, возможно причастных к преступлению. Нам представляется, что в таких планах, особенно по сложным, многоэпизодным делам, следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия, в частности направленные на поиск лица, совершившего преступление, следовало бы выделять в самостоятельный раздел.

Хотя, следует отметить, что на первоначальном этапе расследования не- очевидных преступлений абсолютное большинство плановых мероприятий (по нашим данным 72 %) нацелены именно на поиск преступника.

Соответственно» значительно меньше внимания уделяется в планах меро- приятиям, направленным на получение поисковой, потенциально доказательственной информации, безотносительно к наличию подозреваемых. Их основная цель - не только установить подозреваемого, но и облегчить его идентификацию, а затем и доказывание его вины.

К числу таких мероприятий можно отнести, в частности, коллективно- экспертную оценку информации об обстоятельствах совершения преступления и о преступнике, полученной как из идеальных, так и материальных следов преступлений; моделирование обстоятельств
преступления, признаков и

свойств лица, его совершившего; проведение проверок по криминалистическим учетам и постановка на учет объектов по расследуемому преступлению; отбор образцов для сравнительных исследований, в том числе негласно; проведение ситуационных исследований и экспертиз, и т.п.

Представляется, что такой подход к планированию поиска лица, совер- шившего преступление и в целом расследования корреспондируется с идеей технико-криминалистического сопровождения этого процесса, о чем говорят уже давно, как о назревшей задаче, многие криминалисты.1

Кстати, некоторые из них (В.Ф. Статкус, В.А. Снетков и др.) говорят по существу об этом же, утверждая, и справедливо, что экспертно- криминалистические подразделения органов внутренних дел - самостоятельные подразделения, их задача заключается не помогать кому- то, а раскрывать преступления, «в условиях равноправных отношений, неся равную ответственность за конечный результат».” Однако равная ответственность, «равноправные» отношения предполагают соответствующую организацию, элементом которой является планирование «обязательств» в деятельности взаимодействующих сторон.

Примером таких «равноправных» отношений могут служить отношения следователя и оперативных сотрудников. И не случайно оперативно- розыскные мероприятия в планах расследования обозначаются, как правило, конкретно с указанием исполнителей из числа сотрудников оперативных аппаратов, не говоря уже о том, что по оперативно- поисковым делам составляются отдельные планы оперативно-розыскных мероприятий. Может быть, есть смысл и в том,

‘Волынский А. Ф. Твой вклад, эксперт. \ Советская милиция. № 5. 1983; Олей н и к П. А. Повысить уровень экспертно-криминалистической службы. \ Советская юстиция. № 1. 1986. С. 6; его же. Повысить уровень использования криминалистических средств и методов в борьбе с преступностьюА\ Экспертная практика. №20. 1983. С.8; Щ е р б и ц к и й Е, А. Криминалистическую технику - в следственную практику.\ Экспертная практика. №26. 1988. С. 18-20, и др. ‘

‘Статкус В. Ф Новые условия требуют новых решений.\ В сб. Концептуальные основы образовательной политики МВД России. М., ЮИ МВД РФ. 2000. С.23; Снетков В. А. Деятельность экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел по применению экспертно-криминалистических методов и средств в раскрытии и расследо- вании преступлений, М., ЭКУ МВД РФ. 1996. С. 4.

86

чтобы такие, если не самостоятельные планы, то разделы в общем плане расследования, в которых бы отражались мероприятия по линии экспертно-криминалистических подразделений, также появились в уголовных делах.

Вместе с тем, эксперты-криминалисты, даже в составлении планов рас- следования по изученным нами уголовным делам принимали участие лишь в 1 из 14 случаев, - по наиболее тяжким преступлениям (убийства, разбойные нападения) - в 1 из 8.

И все-таки при всем при этом руководящая, организующая роль следова- теля должна быть непререкаемой - закон есть закон. Следователь координирует работу представителей всех служб, принимающих участие в раскрытии, расследовании преступлений и поиске преступников. При необходимости он составляет координационные планы и планы тактических операций (комбинаций), проведения отдельных следственных действий, в том числе, в целях поиска преступника.2 Соответственно, степень активности экспертов-криминалистов в этом процессе зависит, прежде всего, от следователя, от его знаний и умений рационально распорядиться соответствующими возможностями.

Планирование, являющееся одним из обязательных условий любого рас- следования, должно базироваться на фактической основе, которую образуют сведения о событии, содержащем признаки преступления и лице, его совершившем.

Прав В.П. Лавров, который в своих работах неоднократно указывал на то, что планирование поисково-розыскной деятельности имеет две задачи: а) тактическую - установление личности неизвестного преступника и б) стратегиче-

‘Михайлов В. А. Организация в системе ОВД раскрытия и расследования пре- ступлений. В кн. Криминалистика. М., «Юнити». 1999. С.296; Васильев А. Н., Мудьго г и н Г. Н., Якубович Н. А. Планирование расследования преступлений. М., Госюриз- дат. 1957. С.34-37; и др.

“Арцишевский Г. В. Выдвижение и проверка следственных версий. М, «Юрид. лит». 1978. С. 11 -16; Д у б р о в и ц к а я Л. П., Л у з г и н И. М. Планирование расследования. М., ВШ МВД СССР. 1973. С.21-30; Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация, М., «Юрид. лит.» 1970. С. 11-27; Соя- Серко Л. А., Я к у б о вич Н. А. Планирование расследования. М., Институт прокуратуры СССР. 1973. С.5-11.

87

скую - обеспечение создания исходной базы для всего последующего расследования, организация получения доказательственного и поискового материала, необходимого для дальнейшего полного и объективного исследования всех обстоятельств дела.1

На начальном этапе расследования любого преступления, как уже отме- чалось, сведения о событии преступления и лице его совершившем, как правило, ограничены. Это осложняет планирование, обязывая следователя (лицо, производящее дознание) по мере установления новых фактических данных (в том числе, результатов экспертиз и исследований) пересматривать план поисковой деятельности, уточнять и дополнять его. Другими словами, планирование работы по поиску и установлению лиц, причастных к совершению преступления, - непрерывный процесс, прекращающийся только в связи с задержанием подозреваемого.

С учетом содержания задач поиска неизвестного преступника, его плани- рование является типичным этапом начальной стадии расследования. Более того, этот этап расследования характеризуется как поисковый, для которого типично изучение единичных фактов и последующего выявления связей между ними. Таким образом, в процессе поисковой деятельности происходит переход от неполного, ориентировочного знания к знанию более полному и достоверному, от изучения отдельных явлений к познанию события в целом и установлению лица, совершившего преступление,

При этом информация о лице, совершившем преступление, полученная в результате проведения исследований и экспертиз, может быть использована или, во всяком случае, должна учитываться при проведении мероприятий любой из названных ранее групп. Это становится очевидным в результате анализа содержания поисковой деятельности и расследования основных направлений использования исследований и экспертиз в ее процессе. К таким направлениям по нашему мнению относятся:

‘Лавров В. П. Расследование преступлений по горячим следам. В кн. Криминалистика. М., «Юнити». 1999. С. 364.

88

  • разработка и проверка следственных версий;
  • производство отдельных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий;
  • использование помощи граждан и средств массовой информации. Рассмотрим вкратце эти направления.

Разработка и проверка версий. Версии, как известно, базируются в своей основе на фактических данных, значительная часть которых появляется в результате исследования следов преступления. Этим определяется в целом роль таких исследований в разработке и проверке версий. Версии в специальной литературе не без оснований рассматривается в качестве ядра планирования и в целом организации розыска.1 При этом, как известно, должен соблюдаться ряд общих требований (принципов), в том числе: полнота круга версий; их логическая обоснованность; преемственность. Соблюдение этих требований практически невозможно без учета результатов проведенных исследований и экспертиз.

На первоначальном этапе расследования и поиска неизвестного преступ- ника, особую роль выполняют типичные версии, которые дают наиболее общее предположительное объяснение расследуемого события с точки зрения обобщений следственной практики и опыта следователя. При этом чаще всего используются типичные версии по объекту преступления, по поисковым данным о лицах, могущих быть причастными к преступному деянию, орудии и спосо-бов совершения преступления, предметов преступного посягательства. В свою очередь, BE. Сидоров предлагает использовать возможность построения типичных версий в качестве основы для типовых рабочих программ по их быст-

Петросян ВО. Использование криминалистических методов и средств в розыске безвести пропавших граждан. \ Дне. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1999. С. 79-80.

‘Василенко В. П. Проблемы исследования доказательств на предварительном следствии.// в сб. Актуальные вопросы использования достижений науки и техники в расследовании преступлений органами внутренних дел. М., 1990. С. 26.

89

рой проверке. Однако желаемое в этом отношении может стать реальностью только при наличии достаточно полной и точной (достоверной) информации о свойствах и признаках искомых объектов и не только лиц, совершивших преступление, но и иных объектов, причинно связанных с преступными действиями. Это напрямую и во многом зависит от качества проведенных ранее экспертиз и исследований. Показателен в этом отношении следующий пример.

В конце 1998 года неизвестные лица совершили ряд бандитских нападений в г. Якутске (Республика Саха) с убийством 6 человек. Было возбужденно 3 уголовных дела. Уже в ходе осмотров мест происшествий предварительным исследованием было установлено, что указанные преступления совершены группой и с использованием одного и того же охотничьего ружья марки МЦ-2112. При этом анализ действий преступников недвусмысленно свидетельствовал о наличии у преступников «профессионального» опыта (использование перчаток, выстрелы в голову через покрытие, чтобы исключить разброс брызг крови и т.п.), что позволило предположить (выдвинуть версию) о том, что в составе группы имеются ранее судимые лица. В дальнейшем, баллистическая экспертиза подтвердила результат предварительного исследования о совершении указанных преступлений с использованием одного и того же ружья. По признаку судимости удалось ограничить круг проверяемых лиц, в числе которых оказался ранее судимый В. При обыске в его квартире был изъят обрез охотничьего ружья марки МЦ-2112 и другие вещественные доказательства преступной деятельности руководимой им группы. *

Производство отдельных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий. Здесь следует отметить одно очень важное общее положение, что чем более полной и достоверной информацией об объектах и предмете таких действий и мероприятий располагают следователь или оперативные работники, тем больше гарантий на успех в их проведении. В самом де-

1 Сидоров В.Е. Особенности раскрытия преступлений по горячим следам, М., 1981 С. 19.

” Здесь и далее: если не указан номер уголовного дела, значит, пример позаимствован из анкеты опроса следователей и оперативных работников.

90

ле, нельзя проводить обыск, не располагая информацией об индивидуализирующих признаках искомых объектов, наблюдать за местом возможного появления преступника (личный сыск), не имея сведений о его приметах и т.д. Именно такую информацию дают в распоряжение следователя исследования и экспертизы. Тактические и организационные особенности ее использования при проведении отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в целях поиска преступника будут рассмотрены в следующем параграфе данной работы.

Использование помощи населения и средств массовой информации (СМИ) в установлении и поиске лиц, совершивших преступление, как свидетельствует отечественная и зарубежная практика, имеет исключительно важное значение. Связь правоохранительных органов с населением, традиционно рассматривается в аспекте не только тактики, но и стратегии их деятельности. Именно поэтому в ряде зарубежных стран разрабатываются специальные программы, системы практической реализации возможностей таких связей в борьбе с преступностью. Население располагает большей частью информации о преступлении и преступнике. Причем, в самых сложных криминогенных ситуациях многие граждане придерживаются принципа законопослушания, отрицания преступного образа жизни и готовы оказать помощь правоохранительным органам.

Этот принцип в ряде зарубежных стран положен в основу работы органов полиции. Например, в США, отмечает В.А. Волынский, само создание ор- ганов полиции начиналось с формирования правоохранительных форм деятельности населения - «пристальное наблюдение», когда сами жители, выявляя подозрительное поведение соседей или иных лиц, сообщали об этом в Большое

Майоров Н.,Наумкин Ю. Расследование преступлений и средства массовой информации. \ Советское государство и право. № б. 1978; Т о м и н В. Т. Использование средств массовой информации в борьбе с преступностью. Горький, 1978. С.37-94, и др.

2 Е р е м и н В. Н. Полиция Японии.\ Учебн. пособ. М., Академия МВД СССР. 1977. С. 70; Экспресс-информация. № 35\ 6-245. Вып. 7 (9). М., ГИЦ. 1987.

91

жюри. Позже в этом же аспекте создавались специальные программы сотрудничества полиции с населением, типа «Программы квартального наблюдения». И как справедливо отмечает В.А. Волынский, подобные программы в некотором смысле показательны на фоне «всплесков» негативного общественного мнения, проявляющегося в нашей стране в отношении граждан, оказывающих помощь милиции.1

Огульная, во многом несправедливая и тем более непрофессиональная критика в средствах массовой информации негласных методов и средств оперативно-розыскной деятельности, особенно в начале 90-х годов нашего столетия, самым отрицательным образом сказалось на взаимосвязях органов милиции и граждан. В основе таких взаимосвязей всегда была общая правовая культура, сознание граждан необходимости борьбы с преступностью как одного из непременных условий безопасности всех и каждого. Вместе с тем в условиях криминализации нашего общества и здесь произошли за последние годы существенные и далеко не позитивные изменения. Иными стали и правоохранительные органы, и граждане, а соответственно, и взаимосвязь между ними.

И тем не менее, из общего числа опрошенных нами практических работ- ников каждый шестой привел примеры успешного использования помощи граждан в поиске лиц, совершивших преступления. Основная часть таких примеров связана с использованием субъективных портретов (18%), с информацией о соответствующих лицах на стендах «их разыскивает милиция» (27%), с публикациями в средствах массовой информации (21%). Примерно каждый третий пример характеризуется наличием личных достоверных отношений оперативных работников, участковых инспекторов милиции с гражданами. И это не случайно, потому что «живое» общение с человеком в таких случаях незаменимо.

Волынский В, А. Становление и развитие систем подготовки сотрудников полиции США и милиции РоесииЛХ В сб. Концептуальные основы образовательной политики МВД России. Меры усиления профессиональной подготовки слушателей (курсантов) в учебных заведений МВД России. М„ ЮИ МВД РФ. 2000. С. 36.

92

Крайне неоднозначно, противоречиво в современных условиях проявляются в раскрытии и расследовании преступлений, а, соответственно, и в поиске преступников, возможности средств массовой информации.

Используя средства массовой информации в погоне за сенсациями и деньгами, нередко журналисты, еще до решения судов кому-то «выносят приговор», а кого-то «оправдывают», разглашая при этом материалы расследования. Кстати заметим, что делается это вопреки конституционного принципа презумпции невиновности, с позиций, как нам представляется, формального толкования принципа независимости прессы. Проведенное на*ми специальное (пилотажное) изучение соответствующих публикаций в газетах, передачах по телевидению (1997 г. Республика Саха - Якутия) показало, что подобные факты имели место по 4% изученных уголовных дел. Примерно две трети из них появились в средствах массовой информации без согласования содержания публикуемых (показываемых) материалов со следователями. При этом зачастую оглашались сведения, касающиеся способа действий преступников, их примет, улик, обнаруженных на местах происшествий и полученных из других источников. Очевидно, что подобная информация помогает скорей преступникам, чем следствию, не говоря уже о нежелательном формировании общественного мнения еще до решения суда. В этом отношении весьма любопытен тот факт, что более трети публикаций (показов по телевидению) из числа несогласованных со следователем, как выяснилось после суда, мягко говоря, были недостоверны.

Следует иметь в виду, что проблема связи с населением и использования возможностей средств массовой информации в борьбе с преступностью, а, осо- бенно, в поиске преступников, не только организационная, но и тактическая.1 Сообщаемая широкой аудитории информация становится достоянием самих преступников, так или иначе, предупреждая их о возможных действиях право-

Майоров Н.,Наумкин Ю. Расследование преступлений и средства массовой информации. \ Советское государство и право. № 6. 1978; Томин ВТ. Использование средств массовой информации в борьбе с преступностью. Горький, 1978.С.35-48, и др.

охранительных органов. Это обстоятельство необходимо учитывать как при подготовке соответствующей информации, так и в разработке тактических приемов и ее реализации.

Например, с помощью потерпевшей и соседей - очевидцев при совершении разбойного нападения трех неизвестных лиц на квартиру, был изготовлен рисованный портрет одного из них. Однако, принимая решение о демонст- рации данного портрета в средствах массовой информации, следователь и оперативные работники не указали в описании внешнего облика преступника для средств массовой информации свои предположения о наличии у него на тыльной стороне кисти левой руки татуировки или ранения (потерпевшая обратила внимание на «странность» - у преступника на этом месте в виде повязки был носовой платок). Кроме того, при описании его одежды умышленно обозначили иной цвет и покрой куртки (точнее, особенности ее воротника). В то время, как точная информация и в полном объеме была представлена всем сотрудникам милиции, в том числе наружной службы, разумеется, с разъяснениями причин указанных расхождений в ее деталях. На второй день после публикации указанного портрета в газете, преступник был задержан по приметам на железнодорожном вокзале, при попытке выехать в другой город. При этом он оказался в той же куртке, что и при ограблении, а на левой руке действительно была татуировка его имени, которую он, к тому же, безуспешно пытался вывести.

Таким образом, организационно и тактически хорошо продуманное ис- пользование возможностей средств массовой информации обусловило, в известной мере, прогнозируемое поведение преступника и, соответственно, его задержание.

Более детальное и откровенно достоверное изложение данных о пре- ступниках в средствах массовой информации оправдывается, когда имеют место факты тяжких серийных преступлений, вызывающих у большинства населения резко отрицательное отношение к лицам, их совершающим, либо есть

94

необходимость в установлении самих потерпевших. Но даже в таких случаях информация должна быть разумно дозированной с учетом конкретной цели,

В этом отношении показателен следующий пример, описанный в одной из анкет следователем г. Якутска. В период с 1997 по 1998 год гражданка К., входя в доверие отдельных лиц, обещая им обналичить за дисконт 20% товарные талоны, введенные в обращение на территории Якутии (Республика Саха), забирала такие талоны и скрывалась. Следователь обратился к гражданам по местному телевидению (демонстрируя субъективный портрет К.) и радио с просьбой сообщить любую информацию о разыскиваемом лице, обозначив ее самые общие приметы (возраст, рост, особенности речи). В результате было дополнительно установлено 18 потерпевших, которые, в свою очередь смогли помочь следователю в установлении искомой женщины и ее задержании. В дальнейшем следствием было установлено, что она путем мошенничества выманила у доверчивых граждан более 1 миллиарда (неденоминированных) рублей.

Из изложенных в данном параграфе теоретических положений и резуль- татов анализа практики организации использования результатов исследований и экспертиз в поиске лиц, совершивших преступление, видно, что особое значение в этой деятельности имеет в целом технико- криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. Понятие, содержание и организационно-функциональное назначение этой криминалистической категории подробно исследованы и освещены в специальной литературе.1

Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. М., ВНИИ МВД РФ. 1994. С. 16; Г о л у б е н к о Г. А. Технико- криминалистическое обеспечение раскрытия квартирных краж на первоначальном этапе расследования. \ Дис. … канд. юрид. наук, М, ЮИ МВД РФ. 1993. С. 59; Ш а т а л о в А. С. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, со- вершаемых в условиях массовых беспорядков. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ВЮЗШ МВД РФ. 1993. С. 35.

95

Из этих исследований вытекает, по нашему мнению, два очень важных вывода: а) совершенствование ТКО не мыслимо иначе, как во взаимосвязи всех составляющих его элементов (организации, правового регулирования, научно-технического и методического обеспечения), б) как и в раскрытии, расследовании преступлений, в ТКО, особенно в использовании криминалистических методов и средств в указанных целях, не может быть «мелочей». Любой, прежде всего, материальный след преступления может оказаться решающим для его успешного раскрытия, расследования и поиска преступника.

В связи с этим нам представляются небесспорными рекомендации неко- торых ученых обеспечить участие специалистов-криминалистов только в осмотрах мест происшествий по особо тяжким и тяжким преступлениям, или изымать с мест происшествий только очевидные следы преступлений.1 Практическая реализация таких рекомендаций неизбежно приведет к снижению общего уровня результативности технико-криминалистической работы.

Во-первых, одни и те же лица зачастую совершают самые разнообразные, в том числе по степени тяжести преступления. Не изъяв, например, следы пальцев рук, на месте совершенной «малозначимой» кражи, мы исключаем возможность не только использования их в качестве доказательства, но и постановки на учет, а, следовательно, использования этих следов в поиске преступника, который, совершив затем более тяжкое преступление, может оставить те же следы.

Во-вторых, в первой главе диссертации мы обозначили возможность мо- делирования признаков и свойств лица, совершившего преступление, что реализуемо только при условии наличия максимально возможного количества следов - носителей информации о таких признаках и свойствах. При этом следует учитывать тот факт, что, прежде всего, при совершении наиболее тяжких преступлений, преступниками принимаются исключительные меры предосторож-

Снетков В. А. Творческие решения в практику. \ Экспертная практика. № 26. ЦНИКД. 1988. С. 32-34; он же Технико-криминалистическая ситуация работы с микрообъектами на месте их нахождения. \ Экспертная практика. № 20. ЦНИКЛ. 1983. С. 23-29.

96

ности, направленные на предупреждение оставления различных следов или на их уничтожение.

Инициаторы подобных рекомендаций, как правило, ссылаются на мало- численность экспертно-криминалиетической службы. Однако опыт показывает, что основная причина не в количестве специалистов- криминалистов, а в системе организации их работы.

Еще в 1984 году А.Ф. Волынский предлагал организационно разделить экспертно-криминалистическую службу органов внутренних дел на: а) сугубо экспертную, ориентированную на производство экспертиз и предварительных исследований в лабораторных условиях, на разработку и внедрение в производство экспертных исследований новейших средств, методов и соответствующих рекомендаций по их использованию; б) научно-техническую, обеспечивающую собирание и предварительное исследование следов преступления в полевых условиях. Кстати, именно такой опыт сложился в ряде зарубежных стран (Франция, Италия, Бельгия и др.), где в органах полиции существуют «научные» и «технические» подразделения в зависимости от особенностей решаемых ими задач/ При этом «техническая» полиция осуществляет работу с самыми разно- образными следами непосредственно на месте происшествия, работу весьма специфическую (по сравнению с экспертной) и требующую специальной подготовки лиц, ее осуществляющих. К задачам «научной» полиции сторонники такого разделения относят проведение исследований и экспертиз, причем не только криминалистических, но и судебно- медицинских, судебно-токсикологических, судебно-психологических и др. Другими словами, «научная полиция» использует всю совокупность лабораторных научных методов, позволяющих установить особенности события преступления, способ его совершения, произвести идентификацию живых лиц и трупов, различных предметов и веществ,

‘Волынский А. Ф. Место происшествия: следы ведут к преступнику. \ Советская милиция. № 5. 1984. С. 22-25.

2 Криминалистика. Под ред. А.Ф. Волынского. М., «Юнити» 1999. С. 42-44.

97

  • Такое решение данного организационного вопроса позволит, что очень важно, обеспечить дальнейшую узкую специализацию не только «технических сотрудников», но и «научных экспертов». Здесь важно понять не только разли чие того и другого вида деятельности, но и их взаимозависимость. Эксперты исследуют только то, что им предоставляется по результатам осмотров мест происшествия. А в этом отношении, что отмечают многие криминалисты, си туация крайне неудовлетворительная. По некоторым данным с мест происше ствий изымается один из 3-4 возможных следов преступлений. Именно в этой связи, как нам представляется, следует рассматривать предложения, высказан ные в специальной литературе об организационном разделении функций экс-

? пертов и специалистов, о введении последних в штаты следственных подразде лений и оперативно-розыскных аппаратов.1

Подводя итог сказанному, следует отметить, что совершенствование организации использования результатов исследований и экспертиз в поиске преступника остается одним из проблемных и перспективных направлений в целом повышения эффективности раскрытия и расследования преступлений. При этом очевидна необходимость повышения роли специалиста в осмотрах мест происшествий, более активного их участия в разработке версий и планировании расследования преступления. Значительные резервы имеются в использовании помощи граждан и СМИ.

Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия преступлений (Методологические, организационные и правовые проблемы). \ Дне. … канд. юрид. наук, М., 1991. С.53-77; Пампушко И, П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1996. €.56-90; Петросян В. О. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИМВД РФ. 1999. С.77-89.

98

§ 2. Особенности тактики использования результатов исследований и экспертиз в целях поиска преступника.

Тактика получения и использования информации о преступлении и лице, его совершившем, достаточно детально разработана в криминалистике, и включает в себя: систему научных положений и основанных на них приемов и рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, по определению линии поведения лиц, осуществляющих судебное исследование; проведение процессуальных действий, направленных на собирание и исследование доказательств; установление причин и условий, способствовавших совершению и сокрытию преступлений.1 Опираясь на общую теорию криминалистики, криминалистическая тактика использует положения многих частных криминалистических теорий: учения о криминалистической версии, о планировании расследования, о криминалистической регистрации, о розыске и

ДР-

Традиционно к основным задачам криминалистической тактики относят:

  • разработку рекомендаций по выдвижению и проверке следственных версий, организации и планированию расследования;
  • разработку тактических приемов подготовки и производства отдельных следственных действий, тактических комбинаций (операций);
  • поиск наиболее рациональных форм взаимодействия следователя с оперативными аппаратами МВД РФ, ФСБ РФ, сотрудниками налоговой полиции и др.;
  • разработку рекомендаций по использованию специальных познаний при производстве отдельных следственных действий, и др.

1 Б е л к и н Р. С: Очерки криминалистической тактики. Волгоград, ВСШ МВД РФ. 1993. С.24-75; Белкин Р. С., Лившиц Е. М. Тактика следственных действий. М., «Новый юрист». 1997. С, 55-67; Баев О. Я. Тактика следственных действий. Воронеж, Изд.-во Воронежского университета. 1995. С.24-49; Поташник Д. П. Криминалистическая так- тика. М., «Зерцало». 1998. С.21-34, и др.

99

Общеизвестно, что расследование любого преступления осуществляется в конкретных условиях, обозначаемых термином «следственная ситуация». Говоря о расследовании неочевидных преступлений, следует отметить, что здесь почти не бывает «простых» ситуаций, обычно они либо «проблемные», либо «конфликтные», так как лицо, совершившее преступление, остается неизвестным и имеет возможность активно противодействовать его поиску.

В этой связи у следователя объективно возникает необходимость ис- пользовать, с учетом особенностей конкретной ситуации, тактические средства, в частности, охватываемые понятиями;

а) тактический прием - наиболее рациональный и эффективный в кон кретной ситуации способ действия лица, осуществляющего расследование пре ступления;

б) тактическая комбинация - сочетание тактических приемов в рамках одного или различных следственных действий с целью решения конкретной задачи расследования в данной ситуации;

в) тактическая операция - сочетание следственных действий, оператив но-розыскных и организационных мероприятий, направленных на решение за дач расследования, с учетом сложившейся по уголовному делу следственной ситуации, объединенных общим замыслом и осуществляемых под единым ру ководством и в соответствии с ранее составленным планом.

Особой разновидностью тактических операций является розыскная так- тическая операция. В ситуации, когда лицо, совершившее преступление, неизвестно, по мнению многих криминалистов, она включает в себя следующие основные элементы:

  • тактическую цель (установление и розыск лица, совершившего пре- ступление);

Криминалистика. Под ред. Р.С.Белкина и И. М. Л у з г и н а. т. 1. М., Академия МВД СССР. 1978; т. 2, М., Академия МВД СССР. 1980. С21-45; Белкин Р. С.,Л и ф ш и ц Е. М. Тактика следственных действий. М., «Новый Юрист». 1997. С.33-52, и др.

100

  • тактическую задачу (цель деятельности органа расследования в про- блемной ситуации, или данная в определенных условиях), т.е. поиск неизвестного преступника с использованием данных о его признаках и свойствах, полученных при производстве отдельных следственных действий и из результатов исследований и экспертиз его отображений);
  • способы достижения цели (конкретная программа действий, наиболее типичная для разрешения той или иной ситуации, возникающей при расследовании неочевидных преступлений);
  • технико-криминалистические, оперативно-розыскные, организационно- технические и др. средства, используемые в установлении признаков и свойств лица, совершившего преступление и организации его поиска.г
  • Разумеется, что при расследовании неочевидных преступлений тактиче- ский прием, как и тактическая комбинация, операция, применяемые следователем, должны соответствовать ситуации и быть направлены, прежде всего, на достижение общей тактической цели - поиск неизвестного преступника.

При этом тактические комбинации и операции, как нам представляется, выступают в качестве своеобразной организационной формы осуществления следственных действий, организационных и оперативно- розыскных мероприятий, предполагающей взаимодействие следователя с другими органами и учреждениями, а с учетом предмета данного исследования, особенно, с судебно-экспертными (прежде всего криминалистическими).

‘Корнаухов В. Е. О системах тактических задач и операций при расследовании убийств и их специфике на начальном этапе расследования. \ В сб.; Проблемы оптимизации первоначального этапа расследования преступлений. Свердловск, 1988. С. 90; Леонтьев А. Н. Общее пошггае деятельности. Хрестоматия по психологии под ред. Петровского А. В, М., 1977. С. 211; П о н а м о р е в а Л. В. Тактические операции в типичных следственных ситуациях расследования изнасилований. \ Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1997. С. 16; Решетников В, Я. Следственные ситуации и тактические операции по делам о завладении из жилища имуществом граждан. \ Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1995. С. 16; Цветков СИ. Криминалистическая теория тактических решений. \ Дис. … докт. юрид. наук. М.. 1991. С. 80.

101

В процессе принятия тактического решения необходимо учитывать фактор тактического риска, поскольку поиск неизвестного преступника осуществ- ляется, как правило, в условиях информационной неопределенности и кон- фликта. Анализируя подобную ситуацию, следователь, как правило, рассматривает несколько альтернативных вариантов решения, из числа которых он должен выбрать один. Конечно, следователь осознает, что выбранный вариант может оказаться не оптимальным, то есть идет на риск. Его задача в этом случае, как отмечал А.А. Закатов, заключается в том, чтобы, прибегая к прогнозированию, системному и рефлексивному мышлению, по возможности нейтрализовать отрицательные последствия неверного тактического решения и принять иное, правильное решение.1 Проблема тактического риска Ю.Ю. Осиповым справедливо рассматривается в контексте формирования тактических операций и тактических комбинаций. При этом акт риска в структуре следственной деятельности может обусловливать различные психологические функции, по-разному отражаться не ее течении и результатах.”

Ранее нами уже приводился пример (с. 93) довольно успешного исполь- зования (дозированной) информации в средствах массовой информации о внешнем облике преступника, участвовавшего в разбойном нападении на квартиру. А вот пример обратного характера.

На пункт обмена валюты было совершено вооруженное нападение. Ох- ранник, будучи тяжело раненным, все-таки достаточно детально описал особенности внешнего вида, в основном, одежду одного из нападавших. Все это в деталях было представлено в местной газете. Через два дня недалеко от входа в здание отдела внутренних дел была обнаружена коробка, в которой находилась одежда, аналогичная (по приметам) той, в которой находился преступник и пистолет «ТТ», из которого был ранен охранник. Таким образом, из-за тактиче-

Закатов А. А. Криминалистическое учение о розыске. \ Учебн. пособ. Волгоград, ВСШ МВД СССР, 1988. С. 9.

2 О с и п о в Ю. Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. \ Дис. … канд. юрид. наук. М, ВЮЗШ МВД РФ, 1992,- 193с.

102

ского просчета следователя, информация охранника в значительной мере потеряла свое поисковое значение. Более того, следователь допустил существенный тактический просчет, упустив возможность провести тщательный осмотр содержимого коробки, изъять возможные следы пальцев на пистолете, микрообъекты на одежде, не обеспечил реализацию возможностей одорологии. Преступление остается нераскрытым.

По мнению многих криминалистов, в современных условиях сверхкри- минализации нашего общества, именно материальные следы преступлений, установление с их помощью доказательственных фактов и получение необходимой поисковой информации, приобретают все большее значение в процессе полного и быстрого расследования преступлений, совершенных в условиях неочевидности.1 А реализуется такая возможность в значительной мере с помощью исследований и экспертиз, которые всегда рассматривались и рассматриваются в качестве формы использования специальных познаний в раскрытии и расследовании преступлений.

Последовательность, содержание, специфика следственных действий, ор- ганизационных и оперативно-розыскных мероприятий (направление, характер поиска и задержание преступника), как уже отмечалось, непосредственно зависят от результатов соответствующих исследований и экспертиз. Кроме того, информация, полученная из результатов предварительных исследований, может использоваться при решении вопроса о возбуждении уголовного дела и раскрытия преступления по горячим следам; при проведении отдельных следственных действий.

Арсеньев В. Д. Проведение экспертизы на предварительном следствии. \ Учебн. Пособ. Волгоград, ВСШ МВД СССР. 1978. С. 45; М о д о г а е в А. А. Организация использования специальных познаний, научно-технических средств и методов в расследовании преступлений. \ Лекция. М, Академия МВД РФ. 1996-21с; Роз енталь М. Я. Значение результатов экспертиз микрочастиц при расследовании преступлений. \ Сб. научн. тр. № 25. ВНИИСЭ. С. 102-117; С к о р ч е н к о П. Г. Криминалистика. Технико- криминалистическое обеспечение расследования преступлений. \ Учебн. пособ. М., «Былина». 1999. С.42-61,идр.

103

Использование результатов исследований в раскрытии преступлений по горячим следам.

В раскрытии преступлений и поиске преступников по горячим следам решающую роль играет фактор времени. Само понятие «по горячим следам» определяется с акцентом на время действий лиц, раскрывающих преступление в пределах 3 суток или (в исключительных ситуациях) - до 10 суток. Ограниченность времени объективно обусловливает требование быстрого и максимально возможного задействования имеющихся сил и средств. В их числе исключительно важное значение имеют экспертизы и исследования, поскольку это те средства, с помощью которых имеется возможность получить розыскную (поисковую) и доказательственную информацию, содержащуюся в материальных следах преступлений. В этой связи обращают на себя внимание не согласованное во времени осуществление действий по назначению и проведению экспертиз и исследований. Даже исследования в соответствии с Наставлением о повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности ОВД РФ (Приказ № 261 от 01.06,1993г.) проводятся в срок до 3 дней, а экспертизы - до 15 дней. Следовательно, экспертизы вообще выпадают по срокам их проведения из возможных средств получения розыскной и доказательственной информации. То же самое получается и с исследованиями, если учесть время, затрачиваемое на их назначение.

По изученным нами уголовным делам только 14 % исследований было назначено и проведено в пределах 3 суток после обнаружения преступления. Немногим лучше положение отмечается в проверке по учетам - в первые 3-е суток они были проведены по 21 % дел. Очевидно, было бы более мобилизующим требование и для следователей и для экспертов о назначении и проведении исследований в порядке раскрытия преступлений по горячим следам (при наличии соответствующих материалов), как правило, «немедленно», т.е. в течение суток.

104

С этих позиций обращают на себя внимание определенные издержки во взаимодействии следователей и оперативных работников с экспертами- криминалистами, которое является обязательным условием эффективного поиска и установления личности, выступает, на наш взгляд, одной из форм комплексного исследования, направленного на достижение этой цели. В 93 % уголовных дел непосредственное участие специалистов в работе следственно-оперативных групп заканчивалось практически осмотром места происшествия. Иначе говоря, проблема технико- криминалистического сопровождения раскрытия и расследования преступлений даже на первоначальном этапе этой работы (по горячим следам) практически не решается. В то время, как важным условием эффективности взаимодействия в поиске преступника является как его ком- плексность, так и систематичность. При этом, комплексность будет состоять в привлечении к взаимодействию всех необходимых для поисковой деятельности субъектов в обусловленных ходом следствия ситуациях. Систематичность же должна проявляться в совместной, согласованной работе всех субъектов взаимодействия на всех этапах поисково-розыскной деятельности по уголовному делу - начиная со сбора информации о признаках и свойствах лица, совершившего преступление, и заканчивая идентификацией разыскиваемого после его задержания, доказыванием его вины.

Нам представляется возможным указать несколько конкретных организа- ционно-методических мер повышения уровня взаимодействия следователя и оперативных работников с экспертами и специалистами, как составной части комплексного обеспечения процесса раскрытия, расследования преступления и доказывания:

  • повышение уровня информированности следователей (оперативных работников) о новых средствах, методах, предназначенных для собирания и о новых методиках исследования доказательств;

105

  • повышение качества технико-криминалистических средств и уровня обеспеченности ими оперативных, следственных и экспертных подразделений;
  • обеспечение систематичности глубокого и тщательного анализа практики получения и использования криминалистически значимой информации с помощью экспертиз и исследований в поисковой деятельности со всеми ее плюсами и неизбежными минусами.
  • Одной из реальных мер решения проблемы взаимодействия, как уже отмечалось в литературе , было бы введение в штаты следственных органов и оперативных аппаратов должностей специалистов-криминалистов, а вместе с тем и организационное разделение экспертно-криминалистических подразделений, о чем мы уже говорили, - на «технические» и «научные». Кстати, по этому пути идут в ряде зарубежных стран. Например, в Италии, Германии организационно выделены подразделения научной полиции и технической полиции.

При этом значительная часть исследований могла бы проводиться «техническими» специалистами и, что самое важное, немедленно, в режиме постоянного сопровождения процесса раскрытия преступления и поиска преступников. Особое внимание, по нашему мнению, они могли бы уделять сбору поисковой информации о неизвестном преступнике непосредственно на месте происшествий:

  • определение способа преступления, количества преступников, их навыков;
  • установление признаков и свойств преступников, направления, в котором они скрылись, признаков использованных ими транспортных средств и орудий преступлений;
  • Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия преступлений (Методологические, организационные, и правовые проблемы), \ Дис. … канд. юрид. наук. М.,
    1. С.75-97; П а м п у ш к о И. П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений, \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1996.-220с.

’ Криминалистика, Под ред. проф. Волынского А. Ф. М., 1999. С. 43.

106

  • выявление особенностей предметов и веществ, оставленных на месте происшествия преступниками или потерпевшими, особенностей предметов преступного посягательства, и т.д.

По существу это те задачи, которые должны решаться в порядке предварительных исследований непосредственно на местах происшествий.1

При этом особое внимание заслуживает, на наш взгляд, использование для предварительного исследования поисковой информации, содержащейся в криминалистических учетах/

Непроцесеуальный характер таких исследований создает предпосылки для непосредственного участия в них специалистов самого различного профиля. Это делает более эффективным само исследование, повышает его надежность и результативность, облегчает проверку обоснованности полученных сведений. Следует отметить, что предварительные исследования, базирующиеся на познаниях епецишшстов в различных областях знаний, позволяют получить более содержательную и достоверную поисковую информацию. Объединение разнородных познаний особенно целесообразно в условиях ограниченного срока и недостаточной информационной обеспеченности таких исследований.”

Действия «технических» специалистов по поиску информации о личности неизвестного преступника не ограничиваются местом происшествия. Их участие весьма полезно и в дальнейшем, начиная от разработки и проверки поисковых версий и заканчивая производством отдельных следственных действий

Предварительные криминалистические исследования следов на месте происшествия. \ Учебн. пособ. М, ВНИИ МВД СССР. 1987. С.22-48.

Тиринский В. Е., Худо м и н с к и й Б. И. Информационно-поисковая система «Автопоиск». М., 1970. С. 161-162. Казанский С. И., Пименов Н. Ф, Принципы формирования трасологических справочных коллекций.// Экспертная практика № 29. 1990. С. 25-27; Л е ж и к о в Г. Оперативно-справочные и розыскные учеты.// Информационный бюллетень № 11. М, 1995. С. 55-60; П а н ь к о в В.Г, Жидков Н. Н. Организация работы коллекции следов орудий взлома.// Экспертная практика № 23. 1985. С. 107-109, и др.

‘Сырков С. М ., Ф е ф и л а т ь е в А. В. Проведение предварительных исследований материальных следов на месте происшествия. \ Учебн. пособ., М., 1986. С. 12.

107

(обысков, допросов, следственных экспериментов, проверки и уточнения показаний на месте и др.), а так же розыскных мероприятий.

Следует учитывать, что технико-криминалистические методы и средства все более широко применяются для получения не только материальной, но и вербальной криминалистически значимой информации.

В целях раскрытия преступления и поиска преступника по горячим следам, на наш взгляд, актуальным является предложение некоторых криминали- стов об алгоритмизации действий следователя на первоначальном этапе расследования. При этом под алгоритмом понимается «предельно сжатая программа действий следователя, отражающая особенности конкретного вида преступлений, «экстракт» типовой частной криминалистической методики раскрытия и расследования преступлений данного вида, при создании которого следователь самостоятельно включает в него необходимые организационные, следственные и розыскные мероприятия, исходя из особенностей расследуемого события».

Универсальный алгоритм поиска неизвестного лица, совершившего пре- ступление, на наш взгляд, должен включать в себя следующие элементы:

  • изучение обстановки места происшествия с целью обнаружения следов, оставленных преступником;
  • предварительные исследования и производство экспертиз обнаружен- ных следов, установление с их помощью признаков и свойств искомого лица;
  • составление субъективного портрета (модели) преступника;
  • составление ориентировок и проверка полученной информации по оперативно-справочным и иным учетам;
  • изучение архивных и приостановленных уголовных дел;
  • Лекарь А. Г, Б е з р у к и х Р. К. Организационно-тактические основы раскрытия преступлений. М., 1977. С. 82; Ш а т а л о в А. С. Алгоритмизация некоторых действий следователя при осуществлении розыска скрывшегося обвиняемого. \ В сб. Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения, М., 1998. С. 271.

108

  • истребование (изучение на местах) различных документов, способствующих установлению скрывшегося преступника (военкоматы, лечебные учреждения, бюро по трудоустройству, таможня, ГИЦ и т.д.);
  • организация обходов и прочесываний местности, наблюдения и засад в местах возможного появления искомого лица;
  • производство соответствующих следственных действий, и др. Причем производство этих действий не обязательно подразумевает то,

что следователь будет осуществлять их лично. Перечисленные в алгоритме по- исковые действия могут осуществляться специалистом или органом дознания по поручению следователя. Решение об этом принимается, исходя из обстоятельств расследуемого события.

Автоматизировать поисковую деятельность следователя, на наш взгляд, можно, создав специальную программу, которая бы позволила в диалоговом режиме работать со сведениями о признаках и свойствах искомого лица, способе преступления, предметах преступного посягательства и др. При этом в процессе использования такого алгоритма поисковая информация о признаках и свойствах искомых лиц, полученная с помощью исследований и экспертиз, дополняется и уточняется, соответственно корректируется следователем план поисковой работы.

Использование результатов исследований и экспертиз при проведении отдельных следственных действий. С учетом результатов исследований и экспертиз, прежде всего, определяются поводы и основания проведения след- ственных действий, меры по их подготовке, наиболее целесообразные тактические приемы их производства.

На стадии подготовки к производству следственного действия, например, информация о признаках и свойствах искомых объектов служит для анализа и оценки ситуации для определения наиболее целесообразного времени и места проведения следственного действия, для решения вопросов технического обес- печения следователя, прогнозирования возможного поведения участников следственного действия и т.п.

109

Анализ изученных уголовных дел показывает, что результаты экспертиз и исследований использовались при планировании по 63 % дел и при проведении отдельных следственных действий:

  • в осмотре места происшествия (повторном, дополнительном) соответственно: - 7%; 2% уголовных дел;
  • в обыске (все виды) - 23% уголовных дел;
  • в допросе (все виды) - 37% уголовных дел;
  • в следственном эксперименте - 17% уголовных дел;
  • в освидетельствовании - 11% уголовных дел.
  • При этом учитывались экспертизы и исследования, проведенные только на первоначальном этапе расследования, т.е. до задержания подозреваемых в совершении преступления лиц.

При производстве осмотра места происшествия в основном (если осмотр первоначальный) как уже говорилось ранее, используются результаты предварительных исследований, проведенных здесь же. Специалист-криминалист, после предварительного исследования следов и других вещественных доказательств, обеспечивает следователя информацией о механизме возникновения следов и повреждений; о количестве, поле, росте, возрасте, патологических и функциональных особенностях, профессиональных навыков лиц, их оставивших; о типе и виде примененного орудия; о возможности дальнейшего использования следов в поисково-розыскной деятельности, назначения экспертизы, проверки по криминалистическим учетам. Результаты предварительных исследований, проведенных в ходе осмотра места происшествия, таки образом, предоставляют в распоряжение следователя максимально достоверную и полную на момент производства этого следственного действия информацию о событии преступления и лицах, его совершивших, для раскрытия преступления по горячим следам.

При производстве обыска результаты исследований и экспертиз могут сориентировать следователя в части времени и места его проведения, примет искомых объектов, возможного места их хранения и т.п. При этом используется

по

информация, полученная в результате исследований следов преступлений, про- веденных непосредственно на месте происшествий и экспертиз - в лабораторных условиях.

В порядке подготовки к обыску важно проанализировать и оценить фактические данные, установленные экспертами (или специалистами). К их числу относятся данные: о личности обыскиваемого (искомого) человека, его признаках и свойствах, о наличии у него определенных профессиональных навыков и умений, индивидуализирующих его признаков внешности, одежды и т.п., что позволяет прогнозировать возможное поведение обыскиваемого, места хранения искомых объектов, их состояние. Нередко результаты экспертиз и исследований дают основания и поводы для проведения повторных и дополнительных обысков, которые, как справедливо отмечает М.А. Удовыдченко, зачастую проводятся в форме тактической комбинации. В начате проводится обыск заведомо неэффективный. Его цель - создать у подозреваемого представление о том, что обысканное место теперь становится безопасным для сокрытия объектов поиска, которые туда и перепрятываются, а затем, обнаруживаются при повторном обыске.

0 возможностях эффективного использования результатов исследований и экспертиз при производстве обыска свидетельствует следующий пример. При попытке незаконного сбыта золотых самородков общим весом около 140 грамм, был задержан гр. Н. Во время задержания он выбросил бумажный пакет с золотом и заявил, что никогда его не видел. Произведенным комплексным исследованием на поверхности самородков были обнаружены микроволокна хлопчатобумажной ткани зеленого цвета, микро-наслоения частиц краски и олифы. Следователь при производстве обыска учел данное обстоятельство и то, что Н. Работал на стройке маляром. При обыске в гараже Н., оборудованном под мастерскую, были обнаружены лоскуты зеленой ткани, местами вымазан-

1 У д о в ы д ч е н к о М. А. Использование результатов оперативно-розыскной дея тельности в расследовании преступлений, (криминалистический аспект). \ Дис. … канд. юрид. наук. М, ЮИ МВД РФ, 1999. С. 129.

Ill

ные краской и олифой. Проведенная после обыска экспертиза изъятых лоскутов ткани и ее волокон, следов краски и олифы обнаруженных на золотых самородках не исключала их однородность. Однако не менее важное значение имел вывод экспертов о том, что на лоскутах ткани имелись следовые образования золота, идентичного тому, что было в самородках.

Особенно следует отметить возможность использования результатов исследований и экспертиз для легализации оперативно-розыскных данных об объектах поиска и местах их нахождения. В ранее приведенном случае такие данные были получены после задержания Н. и проведенного у него обыска. Часть золотых самородков, оказывается, были спрятаны им в тайнике, оборудованном в виде двойного дна в тумбе верстака. Возникла необходимость проведения повторного обыска. В качестве повода для него следователь использовал тот факт, что следы золота на лоскутах изъятой ткани (по площади их расположения) свидетельствуют, что в данную ткань упаковывалось значительно больше по объему золота, чем было изъято при задержании Н. При повторном обыске, проведенном с помощью поисковой техники, было еще изъято более 400 гр. золотых самородков.

Использование результатов исследований и экспертиз при допросе зависит от личности допрашиваемого, его процессуального статуса и занятой им позиции. При допросе свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, результаты исследований и экспертиз позволяют следователю оценить правдивость и достоверность их показаний, получить представление о том, какими сведениями располагают допрашиваемые, а иногда помочь им вспомнить и уточнить важные для следствия детали.

При допросе лиц, дающих ложные показания, результаты исследований и экспертиз используются для изобличении во лжи через соответствующие тактические приемы допроса; а также и как средство преодоления отказа от дачи показаний. В таких ситуациях наличие у допрашиваемого информации об обстоятельствах преступления и его участниках, полученной по результатам ис-

112

следований и экспертиз, позволяет следователю продемонстрировать свою осведомленность о том, что может показать допрашиваемый и тем самым убедить его в важности дачи правдивых показаний, в первую очередь, для самого допрашиваемого.

При этом эффективным средством изобличения во лжи служат тактические комбинации, реализация которых, на наш взгляд, помимо других доказа- тельств, обеспечивается грамотно оцененными следователем результатами произведенных ранее по расследуемому делу исследованиями и экспертизами.

Результаты исследований и экспертиз используются в ситуациях, когда допрашиваемый располагает интересующей следователя информацией, но по тем или иным причинам не может передать ее. В таких ситуациях в криминалистической литературе рекомендуется расширять границы восприятия, стимулировать память допрашиваемого, не только правильной постановкой вопроса, но и логически верным определением и описанием того или иного признака внешности человека, по методу словесного портрета, а также других свойств искомого лица.’

Анализ практики показывает, что из общей массы примеров использования исследований и экспертиз в поиске лиц, совершивших преступление, при- мерно, четыре из пяти приходится на ситуации, когда с их помощью следователь разоблачает допрашиваемого во лжи. При этом используются не только результаты таких, довольно распространенных экспертиз и исследований, как дактилоскопические, трасологические, но и относительно редкие - например, проводимые по микрообъектам и микроследам.

В Подмосковье на берегу лесного озера было совершено изнасилование и убийство двух девушек. На месте происшествия следователь зафиксировал наличие трех пеньков от срезанных деревьев и изъял их обрезки. По оперативным данным вскоре в поле зрения следствия оказались два жителя близь находящегося села, которые к тому времени скрылись (по показаниям родственников,

113

уехали «на заработки в город»). Вместе с тем, оперативный работник, посещая место жительства одного из них, обратил внимание на длинные хворостины во дворе дома. Отец подозреваемого, очевидно уже осведомленный о факте пре ступления и не исключая возможного участия в его совершении сына, пояснил, что это заготовки для удочек, которые он сам принес из леса. Эти хворостины были изъяты и направлены на комплексную трасолого-биологическую экспертизу, которая установила, что обрезки пеньков и хворостины ранее составляли единое целое. При первом допросе отец подозреваемого вновь утверждал, что хворостины принес он, но после предъявления результатов экспертизы вынужден был дать правдивые показания.

При проверке и уточнении показаний на месте, при проведении следственного эксперимента результаты исследований и экспертиз используются, прежде всего, для определения тактических особенностей этих следственных действий, для установления истинного намерения лиц, показания которых проверяются, по поводу места, способа преступления, количества участников преступления, их действий и т.д. Информация, полученная из результатов произведенных по уголовному делу исследований и экспертиз, может быть использована для реконструкции места происшествия, моделирования отдельных действий участников преступления, в целом способа его совершения. Наиболее показательны в этом отношении ситуационные экспертизы.

В ряде областей центрштьного региона России была совершена серия краж денежных средств из касс сельскохозяйственных предприятий со взломом сейфов. В совершении этих преступлений подозревался гр. К. Его задержали, а при обыске в доме изъяли инструменты, с помощью которых предположительно вскрывались сейфы. Трасологичеекая экспертиза подтвердила данное предположение, установив, что сейф в одном из случаев краж действительно вскрыт с помощью «гусиной лапки», изъятой у К. Однако, поскольку сейф был доволь-

Аленин А. П., Д у б я г и н Ю. П., Кузнецов А. А. Использование словесного портрета в розыскной деятельности ОВД. Омск, 1996. С. 31.

114

но прочный, засыпной, возникло сомнение, мог ли К. один с помощью примитивных средств справиться с такой трудоемкой работой, причем в пределах максимум полутора часов, как заявил допрошенный по делу сторож. Возникла необходимость проведения следственного эксперимента с выходом на место, в результате которого показания К. полностью подтвердились. Свою привязанность к орудию “медвежатника” он объяснил тем, что оно «не шумит».

При освидетельствовании нередко возникает необходимость в проведении трасолого-медицинских исследований для определения механизма возникновения повреждений на теле человека; биологических исследований - для обнаружения на теле освидетельствуемого выделений человеческого организма (крови, слюны, спермы и т.п.) и установления их индивидуализирующих признаков; исследований иных веществ и материалов (ГСМ, красящих материалов, волокон и т.п.). Такие исследования расширяют возможности дальнейших экспертиз. Кроме того, результаты произведенных исследований и экспертиз могут ориентировать следователя на поиск микрообъектов (на одежде, теле человека, под ногтями и т.д.).

Одновременно экспертом - криминалистом может быть произведены осмотр и предварительное исследование одежды и обуви освидетельствуемого. Это соответствует комплексному характеру проводимых действий, позволяет устанавливать важную для дела поисковую и доказательственную информацию, определять ее связь с преступным событием, а в конечном итоге - направления поиска скрывшихся преступников.

На пустыре в ночное время была ограблена и изнасилована гр. М. На ее теле при освидетельствовании были обнаружены мазки пальцев рук черного цвета. Проведя исследование этих мазков, специалисты установили наличие в них графитных компонентов. Недатеко от пустыря находился завод, в одном из цехов которого изготавливалась продукция с использованием графитных материалов. Возникла вполне обоснованная версия о совершении преступления кем-то из рабочих данного завода. Ее проверка путем проведения поисковых меро-

115

приятии, следственных действий, включая экспертизы (волокон на одежде, спермы и др.) привела в итоге к успеху. Преступник был установлен и задержан.

На наш взгляд, особенности тактики использования результатов исследо- ваний и экспертиз в поисковой деятельности во многом обусловлены особенностями тактики их назначения и прежде всего отбора образцов для сравнительного исследования. Одним из тактических условий решения этой задачи является верное (с точки зрения следственной ситуации, цели исследования и состояния объектов) определение момента, формы и способа соответствующих действий. В частности, образцы могут быть получены гласно - следователем, в соответствии с требованиями ст. 176 УПК РСФСР, или непосредственно самим экспертом в ходе исследования и негласно - в порядке проведения оперативно-розыскных мероприятий. Получаемые таким способом образцы (негласно) предназначены для проверки по различным оперативным и криминалистическим учетам, отбираются сотрудниками оперативных служб у тех лиц, которые представляют оперативный интерес или являются фигурантами оперативной разработки.

В любой из названных ситуаций отбора образцов для сравнительного ис- следования, очень важно участие специалистов-криминалистов, которые предварительно могут провести их раздельное исследование и с учетом обстоятельств дела оценить их идентификационное значение.

Помощь эксперта, как отмечают многие криминалисты, может оказаться необходимой при наличии в материалах уголовного дела противоречивых экспертных заключений и заключений с вероятными выводами, а также когда результаты экспертизы противоречат другим собранным по делу доказательствам и при недостаточном опыте следователя.1 Поскольку на практике подобные ситуации встречаются довольно часто, по нашему мнению, заслуживает несо-

Деятельность ЭКП ОВД по применению экспертно-криминалистических методов и средств в раскрытии и расследовании преступлений.// Учебн. пособ. М., МВД РФ. ЭКЦ. 1996 С. 52.

116

мненното внимания высказываемая в криминалистической литературе идея введения в уголовное судопроизводство принципа состязательности экспертов, Эту идею в свое время активно поддерживали прогрессивные ученые-процессуалисты и криминалисты России (Е.Ф.Буринский, A.M.Кузьминский, Ф.Н.Плевако и др.)

Например, А.Ф. Кони указывал на необходимость правового закрепления этого принципа как на один из существенных гарантов выяснения истины по делу. Заметим, что состязательность экспертов как логическое следствие со- стязательности сторон в суде, довольно успешно используется во многих странах мира. Именно в этой связи непосредственное участие экспертов в судебном разбирательстве уголовных дел является там правилом, а не исключением из него, как в Российском уголовном процессе.

Не случайно по изученным нами уголовным делам, рассмотренными судами, только в 27 % из них в обвинительных заключениях, а в приговорах судов и того меньше (в 15 %) были ссылки на результаты проведенных экспертиз.

Причинами такой ситуации, согласно опроса следственных работников, помимо несовершенства уголовно-процессуального законодательства, можно назвать: низкий уровень осведомленности следователей о новых средствах и методах, предназначенных для собирания и исследования доказательств, в том числе с целью получения поисковой информации о неизвестном преступнике; недостаточность или отсутствие методических материалов о новых методиках таких исследований; отсутствие и некачественность технических средств и материалов; слабая профессионатьная подготовка самих специалиетов-криминшшстов.”

Особое место в системе средств и методов поиска неизвестных преступников занимают криминалистические и иные учеты органов внутренних дел.

‘Кони А. Ф. Соб. соч. Т. 3. М. 1968. С. 418; Соб. соч. Т. 1. М„ 1966. С. 192.

  • На эту проблему обращали внимание многие криминалисты, в том числе; С т р и н ж а В. К., Бах и н В. П., Карпов НС. Проблемы полноты использования научно- технических возможностей в расследовании.// Сб. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 38. Киев, «Вища школа». 1989. С. 30-37.

117

Анализ практики использования информации, содержащейся в этих учетах, показал, что следователи и оперативные работники, нередко игнорируют их возможности. Например, из общей массы изученных нами уголовных дел, только по одному из трех проводились проверки по криминалистическим учетам, практически по всем делам - по оперативно-справочным (в основном о наличии судимости). И только в одном из девяти дел такие проверки по учетам реально способствовали поиску преступников и раскрытию преступлений.

Очевидно, что различные виды криминалистических учетов содержат различную по объему информацию поэтому, к услугам одних видов учетов следователи и оперативные работники обращаются чаще, других — реже. Отсюда и различные мнения по поводу того, какой из имеющихся криминалистических учетов отнести к категории приоритетного. По нашему мнению, это не имеет принципиального значения. Точно так же, как не бывает мелочей в целом в технико- криминалистическом обеспечении раскрытия и расследования преступлений, не может быть менее или более важных криминалистических учетов. Любой из них в определенной ситуации может иметь решающее значение. Иначе говоря, следует совершенствовать всю систему учетов, расширяя ее, наполняя новой возможной информацией. Именно в этом аспекте нами рассматривается предложение А.Г.Бронникова и Ю.П.Дубягина дополнить учет по признакам внешности информацией о татуировках.1 Это особенно важно для установления личности неизвестных граждан по их трупам.

Типичный в этом отношении пример. В 300 метрах от Вилюйского тракта (г. Якутск) был обнаружен расчлененный труп (голова и туловище без конечностей) неизвестного мужчины кавказской национальности. На груди туловища имелась татуировка в виде портрета женщины. Проверка по алфавитно- дактшюскопическому учету с большим трудом, но позволила установить личность погибшего. Работа по проверке была бы значительно облегчена, если бы

‘Бронников А. Г., Дубягин Ю. П. Использование сведений о татуировках в целях предотвращения и раскрытия преступлений. Пермь, УИТУ УВД Пермского облиспол- кома. 1986. С. 46-47.

118

татуировка значилась в качестве самостоятельного поискового признака. В ко- нечном итоге был установлен круг знакомых погибшего, в числе которых оказался преступник.

Вот почему нам представляется, что суть проблемы заключается в со- вершенствовании не отдельных видов «приоритетных» учетов (что, как правило, наблюдается на практике), а их системы. В ее решении необходим принципиально иной методологический подход, в основе которого должно быть совершенствование всех тесно взаимосвязанных и определяющих содержание данной системы элементов: организационного, правового, научно-технического, методического. Любые попытки совершенствовать или повышать эффективность функционирования отдельно взятых учетов вне их системы, обречены на неудачу, о чем свидетельствуют многочисленные примеры таких попыток. В этом отношении весьма рациональной представляется идея системного рассмотрения технико- криминалистического обеспечения раскрытия преступлений как вида деятельности. Криминалистический учет - одно из важнейших его направлений.!

Одна из первых серьезных попыток представить криминалистические и иные учеты в их системе с перспективой ее автоматизации была предпринята в 1993 году - Приказ МВД РФ № 400.” Однако, на практике предписания этого приказа, и не без оснований, воспринимаются как хорошая идея, реализация которой пока не обеспечивается ни материально, ни организационно.

Вместе с тем, в криминалистической литературе уже высказываются предложения о создании единой государственной информационной системы о населении, которая могла бы использоваться и в целях борьбы с преступно-

Волынский В. А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия пре- ступлений (Методологические, организационный и правовые проблемы). \ Дис. … канд. юрид. наук. М., 1991. С. 31-34; Голубенко ГА. Технико-криминалистическое обеспе- чение раскрытия и расследования преступлений. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1993.-196с; Шаталов А. С. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массовых беспорядков. \ Дис. … канд. юрид. наук. М,5 ВЮЗШ МВД РФ. 1993.-197с.

  • Такие попытки были и ранее, например, АБД в середине 80-х годов.

119

стью. Такая система (аналоги ее уже имеются в ряде зарубежных стран) предполагает накопление и обработку самой различной информации о населении, представляющей интерес не только в плане поиска неизвестного преступника, но и5 по мнению О.В. Петросяна, - в различных сферах социальной жизни общества (оборона, налоги, здравоохранение, социальное обеспечение и т.д.). Аналогичного мнения придерживается и СЕ. Еркенов, предлагая создать единую межгосударственную систему криминалистической регистрации стран СНГ.2

Следует отметить, что уже в настоящее время сведения, относящиеся к неустановленному преступнику или к разыскиваемым предметам, могут быть получены путем проверки по иным учетам, носящим административно-правовой характер (картотеки паспортной службы отделов внутренних дел, учеты военных комиссариатов Министерства обороны, налоговых, транспорт- ных, таможенных и ряда других органов управления). Значительную помощь в поиске и установлению лица, причастного к совершению преступления, может оказать использование различных видов учета больных и некоторых иных категорий граждан, ведущегося в лечебных учреждениях. При этом учеты психических и наркологических больных осуществляются как в лечебных учреждениях, так и в органах МВД. Но осуществляемый при этом спонтанно- периодический обмен информацией (чаще по запросам) не обеспечивает в должной мере эф- фективность ее использования в раскрытии преступлений. Вот почему создание указанной системы, при всей ее очевидной сложности, представляется нам как, несомненно, весьма перспективное дело. Решение этой глобальной по своей сути проблемы не исключает, а скорей предполагает совершенствование имеющихся и создание новых видов криминалистических учетов.

Петросян О.В. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан.// Автореф. Дисс. … канд. юрид. наук, М., 1998. С. 15.

” Еркенов СЕ. Взаимодействие правоохранительных органов стран СНГ при раскры- ^ тии и расследовании транснациональных преступлений. \ Дис. … докт. юрид. наук. М., 1999.

С. 96-155.

120

Например, Государственной Думой принят законопроект о дактилоскопической регистрации населения. Очевидно, что положительное решение этого вопроса позволит многократно повысить эффективность данного учета в борьбе с преступностью. К тому же нельзя недооценивать роль такого учета в решении иных социальных проблем (установлении личности погибших граждан по их трупам, розыск без вести пропавших, контроль за передвижением иностранцев, лиц без гражданства и т.п.).

В рамках такой универсальной системы могут создаваться отраслевые системы учетов, в том числе рассчитанных на раскрытие и расследование отдельных видов преступлений. Например, эта идея реализована в штате Вашингтон (США), где создана и внедрена в практику работы полиции система расследования и анализа убийств (HITS). С помощью этой системы полицейские могут получать информацию не только о самом преступлении, но и специалистах, которые могут помочь в расследовании преступления и оказать консультативную, техническую и иную помощь.

Подобные учеты создают предпосылки для системного анализа и совокупной оценки криминалистически значимой и организационной информации, что несомненно очень важно в плане принятия тактических решений, объективной оценки следственных ситуаций. В рамках этих учетов вполне решаемой становится задача моделирования признаков и свойств лица, совершившего преступление, по его следам, а соответственно появляется реальная возможность получения и обработки, даже на уровне решения идентификационных задач, максимально возможной розыскной и доказательственной информации. Этим проблемам посвящается следующий параграф данной работы.

ГИЦ МВД России. Экспресс-информация. Зарубежный опыт. Выпуск 13. М., 1994.

121

§ 3. Возможности моделирования признаков и свойств преступника в целях его поиска.

Моделирование рассматривается материалистической, диалектикой как одно из средств отображения и познания действительности, способствующее раскрытию закономерностей природы и общества. Моделирование как метод научного познания широко используется в логике, математике, физике, химии, биологии, кибернетике, политической экономике и других науках. Существует мнение, что познать какой-либо объект, - значит, построить его мысленную модель, образ этого объекта.

« Под моделью понимается такая мысленно представляемая или матери- ально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект ие-ледования, способна заменить его так, что ее изучение дает нам новую информацию об этом объекте».* Пользуясь концепцией В.А. Штоффа, мы акцентируем свое внимание, на возможности моделирования признаков и свойств преступника и получения в результате изучения модели новой информации, т.е. на возможность модели быть источником информации.

Моделирование используется в науке и практике, когда прямое исследо- вание фактов невозможно или нецелесообразно. Значение любой модели определяется информацией о моделируемом объекте, которую она содержит. Модели отражают различные признаки объекта и на разных уровнях структурного подобия. Это обстоятельство позволяет подразделить их на; общие и специаль-ные, а каждый из них на подвиды: изоморфные и гомоморфные.’ При этом, как

‘Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1993. С. 387, 812.

‘Штофф В. А, Моделирование и философия. Л., 1966. С. 197.

” «Изоморфизм» и «гомоморфизм» относятся к системе объектов с заданными в них операциями (или отношениями), при этом «изоморфизм» представляется способностью однотипных по химическому составу и сходных по кристаллической форме веществ выделяться в виде кристаллов смешанного состава, либо характеризуется как независимое появление одинаковых морфологических признаков. «Изоморфизм» распространяется только на общие признаки веществ. «Гомоморфизм» - обр. от «Изоморфизма» и распространяется на частные признаки. См. БСЭ М., Советская энциклопедия, 1972. Т. 7. С. 56; Т. 10. С. 98.

122

отмечает Г.Л. Грановский, уровень подобия (изоморфизм или гомоморфизм) не является единственным и даже главным показателем соответствия модели ори- гиналу. Модель может быть изоморфной оригиналу, но в идентификационном плане недостаточно эффективной, т.к. изоморфизм распространяется только на общие признаки. Подобная модель, по его мнению, представляет меньшую идентификационную ценность, чем модель гомоморфная, но отображающая частные признаки оригинала.]

Проблема моделирования в криминалистике довольно основательно разработана применительно в целом к процессу расследования преступлений. Особенно содержательны в этом отношении работы И.М.Лузгина, Т.С.Волчецкой. Не обойдена эта проблема и вниманием Р.С.Белкина.”

Из множества имеющихся оснований возможных классификаций моделей, на наш взгляд, следует особо отметить два: а) по отношению к другим моделям; б) по объекту моделирования. В первом случае модели будут подразделяться на интегральные (созданные на основе нескольких моделей) и дифференциальные. Интегральная модель при этом всегда будет содержать больше признаков, чем каждая из объединяемых в ней моделей. А дифференциальная модель будет содержать значительно меньше признаков по сравнению с каждым из моделируемых в ней объектов или объединяемых моделей. Так, если в ходе осмотра места происшествия, обнаружены различные следы неизвестного преступника (пальцев рук, обуви, слюны и др.), то дифференциальная модель лица, совершившего преступления может быть составлена по признакам и свойствам, отразившимся в каком-либо одном следе, например, пальца руки (пол, возраст и др.). Интегральную же модель можно создать, объединив в комплекс свойства и признаки искомого человека, отобразившиеся во всех обна-

Грановский Г. Л. Теоретические проблемы моделирования в криминалистике Д\ в сб. Актуальные проблемы теории и практики криминалистики и судебной экспертизы. М., ВНИИСЭ Мин. юст. СССР. 1978. С. 17-21.

“Белкин Р. С. Криминалистика; проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории, М., 1987. С.34-97; В о л ч е ц к а я Т. С. Криминалистическая социология. \ ДЙС … докт. юрид. наук, М., 1997, С.5-12; Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. М., «Юрид. лит.». 1982.С. 23-35,

123

руженных следах (в следах обуви - рост, телосложение, особенности походки (по дорожке) и др; в слюне - группа крови, заболевания и т.д.).

Во втором случае применительно к человеку, на наш взгляд, модели можно подразделить на:

  • модели идентификационных и диагностических признаков объектов следообразования;
  • модели механизма следообразования и взаимодействия и др.
  • Кроме того, криминалистические модели традиционно подразделяются на: а) материальные (конструкции, предметы - оригиналы и др.); б) идеальные (мысленные). Следует отметить, что математические модели также подразделяются на идеальные (знаковые математические модели) и материальные (в создании которых используют ПВМ и другие вычислительные машины). В настоящее время многие объекты не могут быть достаточно подробно изучены и использованы в криминалистических целях без математического моделирования, позволяющего упрощенно описывать их, сводить к комбинациям простых однородных элементов. Математические символы позволяют отобразить в модели основные признаки и связи, составляющие структуру исследуемых объектов.

Для создания математических моделей успешно используются такие методы, как - измерение со статистической обработкой его результатов; определение вариабельности отображений количественных (т.е. поддающихся счету и измерениям) свойств и отношений; вычисление индекса расчлененности следа; вероятностные методы локализации отобразившихся в следе участков папиллярного узора; профилометрия; реконструкция общего строения неполностью отобразившихся в следе папиллярного узора; определение по следам нескольких пальцев руки строения папиллярных узоров на остальных пальцах; усреднение математических моделей профилограмм, полученных в

124

различных участках следа; количественное моделирование средней высоты трасс и среднего шага трасс.1

Особым видом моделирования признают реконструкцию, под которой в расследовании понимается восстановление, воссоздание объектов, ситуации по сохранившемся описаниям, фотоснимкам и другим данным. Она рассматривается как разновидность материального моделирования и зависит от особенностей изучаемого объекта, целей исследования.

И.М. Лузгин о мысленной реконструкции говорил как о форме проявления мысленного моделирования. Для модели неизвестного лица, как и для любой другой модели, по его мнению, характерно «понижение по сравнению с оригиналом уровня насыщенности информацией,

сосредоточение внимания на существенных для данного исследования признаках».А

Идеальные мысленные модели, как известно, могут содержать как достоверные, так и предположительные знания. При этом важной особенностью мысленной модели, как формы мышления, отмечает В.А. Образцов, является ее свойство быть аналогом еще не познанных обстоятельств, скрытых связей, не выявленных отношений/’ Разновидностью мысленного моделирования, на наш взгляд, является образное представление о месте происшествия, следах преступления и иных вещественных доказательствах, связанное с логическими суждениями о внешнем облике неизвестного лица, о причинных связях между людьми, предметами, явлениями.

Т.С. Волчецкая отмечала, что построить мысленную, информационную модель расследуемого события, - значит, выстроить в сознании цепочку

1 Идентификация человека и диагностика его свойств, отображающихся в следах.// Учебн. пособ. М, Мин. Юст. РФ. РНИИСЭ 1993. С.49-50, К о л д и н В. Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969. С.41-49; Корнаухов В. Е. Комплексное исследование свойств человека. Красноярск, Изд-во Красноярского ун-та. 1982. С. 21-43.

“Лузгин И. М. Моделирование при расследовании преступлений. М., «Юрид, лит.». 1982. С. 15.

Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. «Юристъ». М.} 1997. С.

125

всей системы криминальных ситуации, разоораться в сущности, проследить развитие, на этой основе - уяснить механизм происшедшего.1

В этом контексте А.А. Бодалев выделяет следующие факты, определяющие формирование мысленного образа неизвестного преступника:

  1. Характер события, место, время, обстоятельства его совершения, отношение очевидца к событию, длительность происшествия, реакцию окружающих, местонахождение очевидца и его отношение к событию в целом;
  2. Индивидуальную выразительность внешнего облика воспринимаемого человека или отдельных элементов его внешности.2
  3. В основе целостного восприятия любой модели, на наш взгляд, ле- fr жит отображение формы и контура объекта, которые выделяют объект из ок-

ружающей среды и выражают единство строения объекта как целого.

Модель личности преступника, по мнению В.А. Жбанкова, может быть определена как физический аналог, знаковое описание или мысленное пред ставление его социальных, психологических и биологических свойств. В соот ветствии с этим можно выделить интегративную модель, содержащую, соци альные, психологические и биологические свойства неизвестного лица. В каче стве примера В. А. Жбанков приводит описание по методу словесного портрета, в содержание которого входит определенный набор биологических и социаль ных признаков/ ^ Следует отметить, что адекватность модели человека, составленной с ис-

пользованием метода словесного портрета, будет значительно выше, если как можно точнее будут соблюдены требования самого метода:

  • наименование и последовательность отдельных элементов и признаков внешности, а также одежды, обуви, предметов, используемых человеком и характеризующих их признаков;

1 В о л ч е ц к а я Т. С. Криминалистическая социология. // Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. М, 1997. С, 33.

‘Бодалев А. А. Воспроизведение человека человеком. М., 1965. С. 16-17. ф “Жбанков В. А. Человек как носитель криминалистически значимой информации.

М., 1993. С.21.

126

  • правила описания элементов и признаков внешности человека с исполь- зованием специальной терминологии, а также различных альбомов с изображением типов и элементов внешности.

Иными словами, при отсутствии точных сведений о скрывшемся пре- ступнике, по словесным описаниям очевидцев с помощью специальных приемов вполне возможно моделирование внешнего облика неизвестного преступника. Полученная таким образом модель, как правило, и используется для розыска преступника. Чаще всего на практике моделируются внешние признаки лица и головы человека, в отдельных случаях - фигура, особенности строения тела, одежда, предметы украшения, сопутствующие предметы (очки, трость, зонт, сумка, портфель). К этому следует добавить функциональные, профессиональные, биологические признаки и свойства человека.

Сама возможность создания модели обусловлена фактом отражения. Поэтому необходимые для поиска данные о неизвестном преступнике могут и должны быть получены не только при производстве следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, но и при проведении экспертных исследований следов и других вещественных доказательств.

Сведения об искомом человеке, как правило, довольно разрозненные и не всегда удается их собрать в стройную систему традиционными способами. Поэтому, на наш взгляд, для создания максимально приближенной к оригиналу криминалистической модели преступника, необходим синтезирующий, инте-гративный подход к изучению самого места происшествия, комплексное использование всех имеющихся на нем материальных следов, которые могут быть осуществлены с помощью ситуационного анализа. Объектом в этом случае, как отмечает Ш.Н. Хазиев, является человек, исследуемый по его материальным отображениям в вещной обстановке места происшествия .

Комплексность исследования заножена в самой сущности решаемых вопросов, относящихся к установлению признаков такого сложного феномена,

Хазиев Ш. Н. Криминалистическое моделирование неизвестного преступника по

его следам. \ Дис… канд. юрид. наук. М., Академия МВД СССР. 1993. С. 45-46.

127

каким является человек, и многообразием его свойств, которые отражаются в следах. Однако это не исключает возможности решения вопросов специалистами какого-то одного профиля. Роль исследования отдельных объектов не уменьшается, а, напротив, возрастает, так как каждый объект при этом рассматривается во всем многообразии его функциональных и иных связей с другими объектами и обстановкой в целом.

Установление признаков и свойств искомого лица предусматривает одновременное извлечение информации из различных источников, в том числе из результатов комплексных экспертных исследований. С целью получения такой информации перед экспертами ставятся вопросы, позволяющие лучше уяс-

I нить механизм произошедшего события, получить необходимые для розыска

данные о личности преступника, особенности применявшихся орудий преступления и транспортных средств и др.

Результаты опроса специалистов показали, что большинство из них высоко оценивают возможности комплексных исследований и экспертиз в установлении признаков и свойств лиц, причастных к совершению преступлений. Однако редкость производства таких исследований свидетельствует о необходимости совершенствования организации работы специалистов и их взаимодействия с другими службами правоохранительных органов. Анализ изученных уголовных дел подтвердил данный вывод, так как зачастую следователи попросту не назначают комплексных экспертиз, ссылаясь на то, что производство

  • экспертизы проще поручить какому-либо одному экспертному учреждению,

однако не всегда экспертное учреждение располагает соответствующими специалистами. Так, из всех выполненных по изученным уголовным делам экспертиз, лишь 3,5 % были комплексными. И одна из причин такой ситуации, на наш взгляд, в том, что следователи, вынося постановление о назначении экспертизы, пытаются ограничить экспертов рамками какого-либо одного вида исследования, в то время, как решение интересующих их вопросов требует применения разносторонних средств и методов, особенно когда речь идет об установлении признаков и свойств искомого человека.

128

Внешние признаки, как известно, основаны на устойчивых антропологических характеристиках вида и в то же время обладают индивидуальной неповторимостью, присущей каждому человеку, что, в конечном итоге, и позволяет отождествить его, выделить из массы сходных людей.

Иными словами, структура криминалистической модели человека определяется структурой человека как живого организма, но для ее создания используются лишь данные о тех свойствах, которые могут быть полезны для криминалистических целей - розыска виновного, выдвижения и проверки следственных, оперативно- розыскных и экспертных версий, планирования расследования. Основными элементами структуры криминалистической модели чело века являются признаки, которые могут быть обозначены и сгруппированы соответственно цели, способу моделирования, характеру источников информации.

К основным группам признаков человека, сведения о которых могут быть использованы при построении модели искомого лица, кроме биологических (пол, возраст, телосложение, особые приметы, физические недостатки и др.); психических (профессиональные и другие навыки, увлечения, возрастные психические особенности, волевые качества, уровень психического развития, признаки письменной речи, почерка и др.) и социальных (национальность, место проживания и др.), - на наш взгляд, следует добавить патологические признаки и, признаки образовавшиеся на теле и одежде преступника в процессе совершения преступления.

Говоря о создании модели неизвестного преступника, следует отметить, что этот процесс был бы невозможен без установления целей, мотивов, способов преступления и других обстоятельств, имеющих значение для дела. Именно установление указанных обстоятельств позволяет мысленно воссоздать целостную картину содеянного, выявить так называемые вспомогательные факты, относящиеся к пред - и посткриминальным событиям, связанным с преступлением.

129

Практическую значимость построения модели лица, совершившего пре- ступление, по его признакам и свойствам, отобразившимся в следах, можно проиллюстрировать следующим примером. Летом 1988 года в Подмосковье было совершено изнасилование семи женщин, четыре из которых были убиты. Преступник выслеживал свои жертвы на железнодорожных платформах, в электричках, сопровождал их до безлюдного места, надевал маску и совершал нападение, оглушая жертву каким-либо тяжелым предметом. Во всех случаях были изъяты следы спермы, в одном - волосы и следы крови (потерпевшая, сопротивляясь, укусила преступника за руку и кровь попала на ее одежду). В двух случаях удалось обнаружить и изъять следы обуви, в одном - следы пальцев рук (на брошенной преступником пустой пачке сигарет), во всех случаях была изъята одежда потерпевших, на которой имелись микрообъекты, образовавшиеся в результате ее контакта с одеждой преступника.

В результате исследования этих следов и суммирования содержащейся в них информации, а так же учитывая показания оставшихся в живых потерпевших, специалисты-криминалисты составили модельный образ преступника, довольно точно определив его рост, возраст, особенности речи, одежды, обуви, естественно - группу крови, цвет волос. При отсутствии возможности изготовить субъективный портрет преступника, эта информация, в конечном итоге, имела решающую роль в поиске преступника и его задержании.

Важно заметить, что в таких ситуациях используются не только матери- альные источники информации, получаемой, соответственно, с помощью экспертиз и исследований, но и вербальные, в частности, о наличии причинно-следственных и пространственно-временных связей между действиями преступника и теми изменениями, которые произошли в материальной обстановке места происшествия.

Вместе с тем, моделирование признаков и свойств преступника по его сле- дам с неменьшим успехом может осуществляться в случаях совершения от- дельных (единичных) преступлений. Так, в пос. Б. Марха (республика Саха) в

130

ночное время на коммерческую палатку было совершено разбойное нападение. Продавец в результате полученных тяжких телесных повреждений, скончался. Нападение на палатку, где продавались, в основном, сигареты, жевательные ре- зинки, водка, конфеты, давало основание для выдвижения версии о том, что преступление могли совершить несовершеннолетние. Судя по следам обуви, логично было предположить, что преступников было не менее 2-х. Однако более содержательная поисковая информация была получена в результате исследований обнаруженных на месте происшествия следов. По размеру обуви был установлен примерный рост преступников, по волокнам, оставшимся на грубо обработанных торцах прилавка - цветовые особенности свитера одного из нападавших, по слюне на полу и прилавке - группа крови. Суммируя результаты этих исследований, и дополнительные факты (наличие на месте происшествия окурков, двух пустых бутылок из-под вина, надкусанных плиток шоколада), специалисты составили модели преступников, описав их следующим образом: подростки в возрасте до 16 лет, ростом не выше 160 см., среднего телосложения, курящие, злоупотребляющие спиртными напитками. У одного из них поврежден (выщерблен) верхний резцовый зуб, расположенный слева от центра. Один из преступников имеет свитер, содержащий синие и красные волокна. Использование этой информации позволило резко ограничить круг проверяемых лиц, а в итоге установить и задержать преступников, которые проживали в другом поселке и в течение 1997 года совершили на территории республики Саха (Якутия) 19 различных преступлений.1

Тактически моделирование личности неизвестного преступника, осуществляется в несколько этапов:

  • собирание материальных носителей информации о преступниках;
  • раздельное исследование материальных носителей информации;
  • интеграция в модель информации, полученной из материальных и вербальных источников;
  • Уголовное дело № 34101 (СУ МВД Якутии).

131

  • оценка модели и определение направлений ее использования, Отправной точкой начального этапа моделирования, как правило, является место происшествия. Уже в этой ситуации на основе результатов предвари- тельного исследования следов преступлений и общей «картины» места происшествия создается мысленная модель искомого лица и иных объектов, причинно связанных с событием преступления, разрабатываются версии, определяются направления, задачи предстоящего поиска неизвестного преступника, последовательность выяснения иных обстоятельств, подлежащих установлению; разрабатывается программа деятельности по практическому использованию исходной и модельной информации, обеспечивается взаимодействие в поиске преступника соответствующих служб правоохранительных органов.

В.А. Образцов справедливо отмечает, что для следователя, занятого ис- пользованием модели неизвестного преступника в целях его поиска, необходимо принять меры по организационному, техническому, кадровому и иному обеспечению предстоящей поисковой работы, реализации принятых программ и мер.

Иными словами, первоначально (уже в ходе осмотра места происшествия), субъектами этой деятельности создается некоторая схема искомой личности, ее мысленный образ. Постепенно она наполняется конкретным содержанием, благодаря поступлению новой информации, получаемой в результате проведения других следственных действий, в том числе экспертиз и исследований, оперативно розыскных и организационных мероприятий. Прежде всего в этой связи нами предпринята попытка систематизировать корреляционные взаимосвязи в системе: «следы - отображающиеся в них признаки и свойства человека», реализуемой с помощью экспертиз и исследований (схема 2).

Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. «Юристъ». М., 1997. С.

17-18.

132

Признаки и свойства неизвестного лица. Виды следов. Пол человека следы рук, ног, зубов, орудий взлома, до- кументы, рукописный текст, предметы и части одежды, микрообъекты биологического происхождения и др. Возраст человека следы рук, ног, зубов, орудий взлома, до- кументы, рукописный текст, микрообъекты и др. Рост человека следы рук, ног, орудий взлома, микрообъекты, следы губ, части одежды и др. Навыки человека (профессиональные и преступные). следы рук, микрообъекты, узлы и ручные швы, следы зубов, следы орудий взлома, документы, рукописный текст, предметы и части одежды и др. Количество человек следы рук, ног, зубов, орудий взлома, мик- рообъекты, предметы и части одежды, и др. Наличие особых примет следы рук, ног, зубов, микрообъекты, предметы и части одежды и др. Телосложение физиче- ская сила следы рук, ног, орудий взлома, предметы и части одежды, и др. Особенности врожден- ного и временного ха- рактера следы рук, ног, зубов, орудий взлома, мик- рообъекты, предметы и части одежды, и др. Наличие заболеваний следы рук, ног, зубов, рукописный текст, микрообъекты, следы губ, лба, подбородка, ушей, предплечья, предметы и части одежды и др. Психологический облик следы рук, орудий взлома, документы, ру-

133

кописный текст, предметы и части одежды и др. Наличие вредных
привычек следы курения, употребления наркотиков и

др- Такая систематизация, по нашему мнению, имеет важное практическое значение, и не только для моделирования признаков и свойств искомого человека, но и для собирания информации о нем, подготовки розыскных ориентировок и т.д. Следует отметить, что составляемая таким образом модель не является пассивным аккумулятором информации. Она призвана выполнять ори-еттфующую и эвристическую функции, помогает в отборе фактов, мобилизует опыт и знания, активизирует аналитическую деятельность, способствует уточнению проблемной ситуации, помогает определить пути ее решения.1 Сам процесс моделирования признаков и свойств неизвестного преступника основан на рефлексивном мышлении, успех которого во многом зависит от опыта следователя, оперативного работника, уровня их общего развития и образования, их профессиональной подготовки.

В процессе построения модели неизвестного лица А.А. Закатов рекомендует руководителю расследования неочевидных преступлений использовать метод экспертных оценок. Сущность метода заключается в привлечении опытных сотрудников следственных и оперативных аппаратов ОВД, а так же специалистов-психологов и криминалистов к разработке прогнозов, моделей пове-дения, выдвижению следственно-розыскных версий/ Особенно, на наш взгляд, подобные методы оправдывают себя при расследовании серийных преступле-

Ж б а н к о в В. А., Меглицкий Г Н . Криминалистические средства и методы установления лиц, совершивших преступления. М, 1993. С. 39.

‘3 а к а т о в А. А. Криминалистическое учение о розыске. // Учебн. пособ. Волгоград, 1988. С. 16.

134

ний, в розыске без вести пропавших и установлению личности погибших граждан (по их трупам).”

Безусловно, как и любая иная деятельность, создание криминалистических моделей неизвестных преступников, предполагает необходимую организацию, соответствующую решаемым при этом задачам и уровню развития кри- миналистической техники.

Соответственно субъектами моделирования признаков и свойств лица, совершившего преступление, выступают: следователь, оперативный работник или иное лицо, производящее дознание и специалисты.

Результаты моделирования личности искомого лица находят отражение (или реализуются) в розыскных ориентировках, на специальных стендах, в розыскных картах криминалистических учетов и т.п.

Безусловно, все источники информации о признаках неизвестного лица важны, однако наиболее ценным, по мнению многих криминалистов, справедливо считается мысленный образ очевидца. Остальные источники информации имеют как бы вспомогательное значение и призваны активизировать мысленный образ, помочь правильно воспроизвести его/ Так, трасологическая биомеханика, изучающая движения человека в процессе определения физических нагрузок, рассматривает двигательные действия преступника в качестве системы взаимосвязанных движений. Изучаются механические и биологические причины движений и зависящие от них особенности двигательных действий в различных ситуациях события происшествия. Получив определенную информацию о двигательной деятельности преступника, специалисты смогут создать модель именной той системы движения, которая присуща конкретному челове-

См., например, Л а в р у х и н А., Дмитр и е в О. По следу маньяка . Владимир, «Калейдоскоп», 1999. С.21-76.

2Петросян В. О. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан. W Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИМВД РФ. 1998. С.57-98.

“А л е к с е е в А, М. Психологические осооенности показаний очевидцев. М., 1972. * С. 12-43.

135

ку, и по которой можно судить о его физической силе, знании преград, профессии и т.п.

Анализ изученных уголовных дел показал, что одной из основных причин недостаточно высокой результативности розыска скрывшихся преступников, без вести пропавших, установления личности неопознанных трупов и других категорий лиц, является несвоевременное применение криминалистических и специальных методов для создания информационно-достоверных моделей искомого лица. Так, только в 63% изученных уголовных дел, использовалась при осмотре места происшествия - фотосъемка, в 2 % - видеосъемка, в 37 % - средства изъятия следов рук, в 3% - следов ног и т.д. В 39 % уголовных дел следы и вещественные доказательства, обнаруженные при осмотре места происшествия, не были направлены на исследование до задержания подозреваемого, то есть результаты экспертиз использовались только в целях идентификации и далее в процессе доказывания.

Поиск неизвестного преступника, как и многие другие задачи расследования преступления, содержат в себе элементы неизвестного, что объясняется не только желанием преступника скрыть следы преступления, но и временным разрывом, отдаленностью события преступления от времени его расследования, невозможностью непосредственно наблюдать ход события. В этой ситуации мысленное моделирование является важным, хотя и не единственным фактором познания, оно замещает недостающие звенья, пробелы в объяснении фактов, способствует отысканию доказательств, их исследованию и, таким образом, раскрытию неизвестного.

Факторы времени и многоэтапность переработки информации обязывают оценивать модель как источник вероятностной информации. Именно поэтому такая модель, как правило, не используется в качестве аргумента при доказывании обстоятельств уголовного дела, но она успешно может применяться при поиске, установлении и задержании подозреваемого.

136

В заключении данной главы следует отметить, что при современном уров- не развития криминалистической техники имеются вполне реальные возможности моделировать признаки и свойства лиц, совершивших преступление и скрывшихся с мест происшествия. В настоящее время достаточно обстоятельно разработана методика такого моделирования, система его информационного обеспечения. Однако серьезные проблемы в части более широкого использования методов и средств моделирования остаются в области организационного обеспечения соответствующей деятельности, начиная с осмотров мест происшествия и заканчивая использованием розыскной информации в поиске преступников.

Изменить к лучшему сложившуюся ситуацию, на наш взгляд, можно:

  • с помощью конкретных рекомендаций, рассмотренных в данной главе, по организации комплексного решения задач поиска и установления преступника с использованием результатов исследований и экспертиз;
  • разделив экспертную службу на экспертную и научно-техническую;
  • приступив к рассмотрению вопроса о создании единой государственной информационной системы о населении, к разработке единой информационно-поисковой системы на базе ЭВМ, содержащей сведения о признаках и свойствах подучетных лиц;
  • алгоритмизировав поисково-розыскную работу следователя и других субъектов этой деятельности при расследовании преступлений по горячим сле дам.

137

Заключение.

В результате проведенного нами исследования имеются все основания отметить, что, с одной стороны, все более возрастают потребности практики раскрытия и расследования преступлений, поиска лиц, их совершивших, в совершенствовании организации и тактики использования экспертиз и исследований, а с другой - имеются колоссальные потенциальные (и пока нереализуемые) научно-технические возможности более успешного решения соответствующих задач. Очевиден и серьезный разрыв между теорией и практикой осуществляемой в этом направлении деятельности.

Основные проблемы совершенствования и повышения эффективности деятельности правоохранительных органов в использовании результатов исследований и экспертиз при поиске преступников заключаются:

а) в несовершенстве правового регулирования использования научно- технических методов и средств в целом в уголовном процессе;

б) в несоответствии сложившейся много десятилетий назад в совершенно иных условиях системы организации использования научно-технических мето дов и средств в борьбе с преступностью современным возможностям науки и техники, современной криминогенной ситуации в стране;

в) в низком уровне профессиональной, технико-криминалистической под готовки не только следователей и оперативных работников, но и специалистов, прежде всего, криминалистов. Практически отсутствует система специальной подготовки таких специалистов, участвующих в проведении следственных дей ствий, а в целом, призванных обеспечивать фактически технико- криминалистическое сопровождение процесса раскрытия и расследования пре ступлений;

г) в крайне низкой результативности осмотров мест происшествий, про ведение, так называемых, предварительных исследований следов преступлений

138

и их “картины” непосредственно при производстве этого следственного действия. Нашим исследованием подтверждаются данные, уже опубликованные в специальной литературе, что в среднем с одного места происшествия изымается, примерно, один из четырех потенциально возможных следов;

д) в слабом тактическом обеспечении проведения исследований и экспертиз и использовании их результатов при осуществлении отдельных следствен- ных действий и поисковых мероприятий.

В целях повышения эффективности данного направления поисковой дея- тельности правоохранительных органов и результативности использования в этих целях исследований и экспертиз, нами аргументируется необходимость осуществления следующих мер:

  1. Разрешить при определенных в законе условиях, производство экс- пертиз до возбуждения уголовного дела, как это сделано в УПК Ка- захстана, Узбекистана, или изменить правовую оценку результатов исследований, признав их в качестве источников доказательств, как это предусмотрено в УПК Румынии, Франции.
  2. Разграничить функциональные (служебные) обязанности экспертов- криминалистов и специалистов-криминалистов. Создать в ОВД, наряду с экспертно-криминалистическими (научными) подразделениями, основной задачей которых является производство экспертиз в лабораторных условиях, технико-криминалистические (технические) подразделения, как это сделано в Германии, Италии и ряде других зарубежных стран.
  3. Ввести должности специалистов непосредственно в штаты следственных органов и оперативно-розыскных аппаратов органов внутренних дел. Основной их задачей должно стать технико-криминалистическое сопровождение раскрытия и расследования преступлений, в том числе поиска лиц, совершивших преступления.

139

Организационно обеспечить внедрение в практику раскрытия и рас- следования наиболее тяжких преступлений методику моделирования признаков и свойств лиц, их совершивших, по совокупности следов, оставленных ими на местах происшествий. Организовать ее исполь- зование при разработке штгоритма поиска таких лиц и его практической реализации на базе ЭВМ.

Алгоритмизировать поисковую деятельность (использовать в работе предельно сжатую программу действий) следователя и других субъектов процесса раскрытия и расследования преступления, применяя при этом предложенную таблицу корреляционной взаимосвязи в системе «следы - отображающиеся в них свойства и признаки человека». В планах, составляемых следователями, при расследовании сложных многоэпизодных дел, выделять самостоятельный раздел, где бы от- ражались планируемые мероприятия по линии экспертно- криминалистических подразделений.

Создать единую государственную или межведомственную систему информации о населении на базе ЭВМ, предполагающую накопление и обработку кодированной информации о гражданах, в том числе, со- держащей сведения, представляющие интерес для органов внутренних дел.

140

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Законы и нормативные акты

1.1. Конституция (основной закон) Российской Федерации. М., Акалис, 1996.-48с. 1.2. 1.3. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., Проспект, 1999-160с. 1.4. 1.5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., Про- спект, 1999.-208C. 1.6. 1.7. Закон «О милиции» \ Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. № 16,1991.Ст.503. 1.8. 1.9. Закон «О оперативно-розыскной деятельности». \ Собрание зако- нодательства РФ. № 33. 1995. Ст.3349. 1.10. 1.11. Решение Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» № 315-2281 от 5 декабря 1997 г. 1.12. 1.13. Директива Министра внутренних дел РФ «О задачах органов внут- ренних дел и внутренних войск на 1998 год». № 2 от 15.11.1997 г. 1.14. 1.15. Приказ МВД РФ № 400 от 31 августа 1993 г. «О формировании и ведении централизованных оперативно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации». 1.16. 1.17. Приказ МВД РФ № 334 от 20 июля 1996 г. «Об утверждении Инст- рукции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений». 1.18.

141

  1. Учебники, учебные пособия, монографии

2.1. Астапкина С.М.,Дубровицкая Л.П., Плееовских Ю.Г. Участие спе- циалиста-криминалиста в расследовании преступлений.//Учебн. по-соб. М., Учебно-методический центр МВД РФ. 1992.-72с. 2.2. 2.3. Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, изд-во Воро- нежского университета. 1995.-224с. 2.4. 2.5. Басалаев А.Н., Гуняев В.А. Следы орудий и инструментов. Л., Про- куратура СССР. 1979.-56с. 2.6. 2.7. Белкин Р.С. Собирание, использование и оценка доказательств. М., Наука. 1966.-296G, 2.8. 2.9. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., Академия МВД СССР,т.1Л995.-280с. 2.10. 2.11. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, ВСШ МВД РФ, 1993.-200с. 2.12. 2.13. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., «БЕК», 1997.-342с. 2.14. 2.15. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Том I. Общая теория кримина- листики. М., «Юристь». 1997.-470с. 2.16. 2.17. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Том И. М., «Юристь». 1997.-464с. 2.18. 2.19. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Том III. Криминалистические средства, приемы, рекомендации. М., «Юристь». 1997.-480с. 2.20. 2.21. Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М.5 «Новый юрист». 1997.-Г76с. 2.22. 2.23. Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование рас- следования преступлений. М., «Госюриздат». 1957.-115с. 2.24. 2.25. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М.5 Юрид. Лит. 1981.-112с. 2.26.

142

  1. Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при произ- водстве следственных действийЛ\ Под ред. Кожевникова И.Н. М., ЭКЦМВДРФ. 1995.-136с.
  2. Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступления. М., ВНИИ МВД РФ. 1994.-78с.
  3. ГИЦ МВД России. Экспресс-информация. Зарубежный опыт. Вып. №З.М, 1995.
  4. Головин А. Ю. Теоретические основы криминалистической клас- сификации. Тула, Тульский государственный университет. 1999.-87с.
  5. Грановский Г.Л. Основы трасологии. Часть особенная. М., 1974.-93с.
  6. Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел.//Учебн. пособ. Ташкент, ВШ МВД СССР. 1986.-88с.
  7. Деятельность ЭКП ОВД по применению экспертно- криминалистических методов и средств в раскрытии и расследовании преступлений. \Учебн. пособ. М., МВД РФ. ЭКЦ. 1996.-104с.
  8. Drozdowki Z. Doniesienie о dimor fiznum charakterze tupu formulu palcow reki l stopu. - Monogr. Podz. Skz. - AWF Posnaniu Ser. Vo-nogr. 1980. № 140. С131-133.
  9. Дубровин СВ. Криминшшстическая диагностика.\Учебн. пособ. М.э Московская средняя школа милиции МВД СССР. 1989.-56с.
  10. Еремин В.Н. Полиция Японии. \ Учебн. пособ. М., Академия МВД СССР. 1977.-97С.
  11. Жбанков В.А. Криминалистические средства и методы раскрытия неочевидных преступлений. М., Академия МВД СССР. 1987.-78с.

143

  1. Жбанков В.А. Человек как носитель криминалистически значимой информации. М., 1993.-69с.
  2. Жбанков В.А.Получение образцов для сравнительного исследова- ния.\Учебн. пособ. М., Учебно-методический центр МВД РФ, 1992.-54.
  3. Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. \ Учебн. пособ. Волгоград, ВСШ МВД СССР. 1988.-99с.
  4. Зинин A.M. Внешность человека в криминалистике. Субъективные изображения. \ Учебн. пособ. М., ЭКЦ МВД РФ. 1995.-102.
  5. Зинин A.M. Криминалистическое описание внешности челове- ка.\Справочн. пособ. М., ВНИИ МВД СССР. 1988.-242с.
  6. Зуйков Г.Г. Поиск по признакам способа совершения преступления. М., ВШ МВД СССР. 1970.-192с.
  7. Идентификация человека и диагностика его свойств, отражающихся в следах. \ Учебно-метод. пособ. М., ВНИИСЭ. 1993.-229с.
  8. Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предвари- тельного исследования следов преступлений. М., НТИ РАН. 1994-185с.
  9. Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. \ Практич. пособ. М., Юрид. лит. 1990.- 12с,
  10. Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., Изд-во МГУ. 1969.-149с.
  11. Колдин В.Я. Идентификация при расследовании преступлений. М., Юрид. лит, 1978.-144с.
  12. Колдин В.Я. Роль науки в раскрытии преступлений. М., Знание. 1975,- бЗс.
  13. Кони А.Ф. Собр. Соч. Т.1 М., 1966, Т. 3. М.5 1968.-418с.

144

  1. Корнаухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. Красноярск, Изд-во Красноярского университета. 1982,-215с.
  2. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. \ Научно-практич. пособ., М., Норма. 1998.-288с.
  3. Криминалистика, (под ред. Яблокова Н.П.). М., БЕК. 1995.-708с.
  4. Криминалистика. Учебник. (Под ред. Белкина Р.С, Коломацкого В.Г., Лузгина И.М.). М., Академия МВД РФ. 1995.-637с.
  5. Криминалистика. Техника и тактика расследования преступлений. (Под ред. Вышинского А.Я.). М., Юрид. изд. 17 ф-ка нац. книги. 1938.-540с.
  6. Криминалистика социалистических стран. (Под ред. Колдина В.Я.). М., Юрид. лит. 1986.-509с.
  7. Крылов И.Ф. Криминштистическое учение о следах. Л., Изд-во ЛГУ. 1976.-200с.
  8. Крылов И.Ф. Как наука помогает раскрывать преступления. Л., 1959.-48с.

  9. Использование специальных познаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. \ Учеб. пособ., Красноярск, Изд-во Красноярского университета. 1986.-152с.
  10. Лавров В.П. Особенности расследования нераскрытых преступлений прошлых лет. М., ВШ МВД СССР. 1972.-88с.
  11. Лавров В.П., Сидоров В.Е, Расследование преступлений по горячим следам. \ Учебн. пособ., М., ВЮЗШ МВД СССР. 1989.-57е,
  12. Ломброзо Ч. Преступление. М., Спартак. 1994.-108с.
  13. Локар Э. Руководство по криминалистике. М., 1941-495с.
  14. Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., ВШ МВД СССР. 1969.-178с.

145

2.52. Маркс К., Энгельс Ф. Теория прибавочной стоимости. \ Соч. т.20 4.1.- 394с. 2.53. 2.54. Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М., Юристь. 1997-ЗЗбс. 2.55. 2.56. Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., Русский язык. 1984.-798с. 2.57. 2.58. Перепечина И.О. ДНК в вопросах и ответах. М., ПАИМС. 1999,-58с, 2.59. 2.60. Перепечина И.О., Гришечкин С.А. Вероятные расчеты в ДНК- дактилоскопии. \ Метод, рекомендации М., ЭКЦ МВД РФ. 1996.-15с. 2.61. 2.62. Постика И.В. Оперативная оценка следов преступлений. \ Метод. рекомендации. Одесса, УВД. 1988. -27с. 2.63. 2.64. Поль Клаус Дитер. Естественно-научная криминалистика. (Опыт применения научно-технических средств при расследовании отдельных видов преступлений). Пер. с нем. Под общ. ред. Колдина В.Я. М„ Юрид. лит. 1985,-ЗООс. 2.65. 2.66. Применение специальных познаний в борьбе с преступность, \ Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, СЮИ. 1983.-103с. 2.67. 2.68. Рейсе Р.А. Научная техника расследования преступлений. \ Курс лекций под ред. С.Н. Трегубова. СПб. 1912.-164с. 2.69. 2.70. Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., «Право и Закон». 1996.-224с. 2.71. 2.72. Российская Е.Р. Тактика назначения экспертизы и получения образцов для сравнительного исследования. \ Курс лекций. Вып. 7. М, ЮИ МВД РФ. 1997. С.44-60. 2.73. 2.74. Салтевский М.В. Следы человека и приемы их использования для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления. \ Лекция. Киев, НИИ. 1983.-44с. 2.75.

146

2.64. Самойлов Г.А. Основы криминалистического учения о навыках. М., ВШ МВД СССР. 1968. 2.65. 2.66. Селиванов Н.А. Математические методы в собирании и исследовании доказательств. М., 1974.-64с. 2.67. 2.68. Скорченко П.Г. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений. \ Учебн. пособ. Былина. М., I999.- 272C. 2.69. 2.70. Снетков В.А. Криминалистическое описание человека. М., ВНИИ МВД РФ. 1995.-126С. 2.71. 2.72. Сорокотягин И.Н. Специальные познания в расследовании престу- плений. Ростов н\Д., Изд-во Ростовского университета. 1984.-119с. 2.73. 2.74. Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. М., Академия МВД СССР. 1986.-40с. 2.75. 2.76. Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. М., Академия МВД СССР. 1986.-40с. 2.77. 2.78. Шиканов В.И. Комплексная экспертиза и ее применение при рас- следовании убийств. Иркутск, Вост.-Сиб. кн. изд-во. 1976.-230с. 2.79. 2.80. Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., Юрид. лит. 1979.-168С. 2.81. 2.82. Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. М., 1967 .-152с. 2.83. 2.84. Экспресс информация № 35\6-245, Вып 7 (9). М„ ГИЦ. 1987. 2.85. 2.86. Юридический словарь. М., Юрид. лит.. 1953.-670с. 2.87. 2.88. Яблоков Н.П. Криминалистика. М., БЕК. 1995.-708с. 2.89.

147

  1. Статьи.

3.1. Азарченкова Е.И., Черных М.П. Проблемы криминалистической диагностики личности автора документа по признакам письменной речи. \ Экспертная практика. № 28. М., 1989. С. 32-34. 3.2. 3.3. Азарченкова Е.И.. Возможности диагностики личностных характеристик человека по фонограммам речи. \ В сб. Возможности судебной видео- фонографической экспертизы. М., ВНИИСЭ. 1989. С. 91-100. 3.4. 3.5. Андреева Ю. Найти преступника. \ Газ. «Труд» от 16.05.91.-4с. 3.6. 3.7. Аугустинас Б.П. и др. О диагностике свойств человека, отобра- жающихся в следах его тела и орудий взлома.\ В сб. Экспертная техника. Вып. 105. М., 1989. С. 62-84. 3.8. 3.9. Волынский А.Ф. Место происшествия: следы ведут к преступнику. \ Советская милиция. № 5. 1984. С, 22-25. 3.10. 3.11. Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений. \ Материалы научно-практической конференции. М., ЮИ МВД РФ. 1996. С. 93-99. 3.12. 3.13. Волынский В.А. Становление и развитие систем подготовки со- трудников полиции США и милиции России. \ В сб. Концептуальные основы образовательной политики МВД России. Меры усиления профессиональной подготовки слушателей (курсантов) в учебных заведениях МВД России. М., ЮИ МВД РФ. 2000. С. 35-41. 3.14. 3.15. Грановский Г.Л. Теоретические проблемы моделирования в криминалистике. \ В сб. Актуальные проблемы теории и практики криминалистики и судебной экспертизы. М., ВНИИСЭ Мин. Юст. СССР. 1978. С, 17-21. 3.16. 3.17. Грановский Г.Л. Ситуалогическое исследование места происшествия. Программирование и ситуалогичеекие методики трасологиче- 3.18.

148

ских исследований. \ Сб. научн. тр. ВНИИСЭ. Вып. 37. М, 1979. С. 102-105.

3.10. Дашков Г.В. Значение следов ладоней в установлении некоторых данных о личности преступника. \ Следственная практика. Вып. 84. М., 1969. С. 131-139. 3.11. 3.12. Дубровин СВ. Значение криминалистической диагностики для по- строения версий и производства следственных действий в целях установления личности преступника. \ Сб. Актуальные вопросы использования достижений науки и техники в расследовании преступлений органами внутренних дел (вопросы криминалистики). М., 1990. С. 111-113. 3.13. 3.14. Журавлев А.Н. Некоторые аспекты применения генотипических методов исследования в судебно-биологической экспертизе. \ В сб. Криминалистическая и судебная экспертиза. Вып. 36. М., 1988. С. 71-75. 3.15. 3.16. Зарубин В.Н., Елисеев КВ., Квашнин СЕ. К вопросу об оценке энергетических характеристик при верхнебоковом ударе клинковым оружием. \ Со научн. тр. ГУ НПО. М,, «Спецтехника и связь МВД России». 1998. С. 107-113. 3.17. 3.18. Зуев Е.И. Некоторые вопросы розыска следообразующих объектов по отображениям их общих трасологических признаков. \ Тр. ВНИИ МВД СССР. Вып. 27. М., 1973. С. 74-82. 3.19. 3.20. Иоффе М. Организационные меры следователя по раследованию преступления. \ Социалистическая законность. № 12. М., 1970. С 32-34. 3.21. 3.22. Коберник С.Д., Сегай М.Я., Стринжа В.К., Цымбал П.В. Вопросы следственной тактики и методики расследования преступлений. Криминалистическая техника. \ Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 33. К., 1986. С 33-40. 3.23.

+

149

3.17. К олдин В.Я. Комп лексн ое иссле дован ие в судеб ном доказ ывани и. \ Сов. госуд арств о и право. № 7. М., 1971. С. 108- 112. 3.18. 3.19. К омари нец Б.М. Участ ие экспе ртов- крими налис тов в прове дении следс твенн ых дейст вий по особо опасн ым прест уплен иям проти в лично сти.\ В сб. Теори я и практ ика судеб ной экспе ртизы. Вып.1 (11). М., 1964. С. 20- 22. 3.20. 3.21. К орнау хов В.Е. О систе мах тактич еских задач и опера ций при рас- следо ваний убийс тв и их специ фике на начал ьном этапе рассл едо- вания Л\ В сб. Пробл емы оптим изаци и перво начал ьного этапа рас- следо вания прест уплен ий. Сверд ловск, 1988. С. 89- 93. 3.22. 3.23. К улаги н П.Г., Дрозд ов Н.Т. Реком ендац ии по практ ическ ому при- менен ию метод ики диффе ренци ации в рукоп иси на мужск ие и жен- ские. \ Экспе ртная практ ика. Вып.6. М., 1975. С. 11- 13. 3.24. 3.25. Л авров Ю.П. Изуче ние следо в рук для устан овлен ия призн аков ос- тавив шего их лица. \ Следс твенн ая практ ика. М., 1969. Вып. 84. С. 123- 130. 3.26. 3.27. Л авров В.П. Рассл едова ние прест уплен ий по горяч им следа м. В кн. Крим инали стика. М., Юнит и. 1999. С. 360- 374. 3.28. 3.29. Л ежико в Г. Опера тивно- справ очные и розыс кные учеты. \ Инфо р- мацио нный бюлле тень № И, М., 1995. С. 55- 60. 3.30. 3.31. М ирски й Д.Я., Росто в М.М., Устья нцева Т.В. Вопро сы эффек тив- ности иссле дован ий при решен ии экспе ртных задач. \ Экспе ртные задач и и пути их решен ия в свете научн о- техни ческо й револ юции. № 42. М., ВНИИ СЭ. 1980. С. 44- 63. 3.32. 3.33. М итрич ев СП. Значе ние пожар но- техни ческо й экспе ртизы при рассл едова нии пожар ов. \ Сб. Матер иалы Ташке нтско й крими на- листи ческо й конфе ренци и. Ташке нт, 1961. С. 1- 11. 3.34.

150

3.26. Михайлов В.А. Организация в системе ОВД раскрытия и расследования преступлений. В кн. Криминалистика. М., Юнити. 1999. С. 286-309. 3.27. 3.28. Паньков В.Г., Жидков Н.Н. Организация работы коллекции следов орудий взлома. \ Экспертная практика. № 23. М., 1985. С. 107-109. 3.29. 3.30. Перепечина И.О. и др. Использование методов генотипического анализа в экспертизе вещественных доказательствЛ\ В сб. Экспертная практика № 35. М., 1994. С. 58-63. 3.31. 3.32. Повышать эффективность ОМП. \ Экспертная практика № 24. М., 1986. С. 3-4. 3.33. 3.34. Порошин Г.Н., Щурин А.Г, Исследование места происшествия при проведении экспертиз.\ В сб. Экспертная практика № 13. М., 1979. С. 6-8. 3.35. 3.36. Розенталь М.Я. Значение результатов экспертиз микрочастиц при расследовании преступлений. ВНИИСЭ.\ Сб. науч. тр. № 25. М., 1980. С. 102- 117. 3.37. 3.38. Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных познаний при расследовании преступлений. \ Вопросы криминалистики. № 6-7 (21-22). М., Юр. лит. 1962. С. 111-139. 3.39. 3.40. Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики. \ Труды ВНИИ МВД СССР. 1972. С. 103-106. 3.41. 3.42. Снетков В.А. Диагностика при производстве криминалистических экспертиз. \ В кн. Современные вопросы криминалистической экспертизы. Волгоград, ВСШ МВД СССР. С. 22-29. 3.43. 3.44. Снетков В.А. Творческие решения в практику. \ Экспертная практика. № 26. ЦНИКЛ. 1988. С. 32-34. 3.45.

151

3.36. Снетков В.А. Технико-криминалистическая ситуация работы с микрообъектами на месте их нахождения. \ Экспертная практика. № 20. ЦНИКЛ. 1983. С.23-29. 3.37. 3.38. Снетков В.А. Проблема криминалистического установления лич- ности. \ Сб. ЭКЦ МВД РФ. 50 лет НИИ криминалистики. 1995. С, 53- 61. 3.39. 3.40. Статкус В.Ф. Новые условия требуют новых решений. \ Концептуальные основы образовательной политики МВД России. М., ЮИ МВД РФ. 2000. С. 22-27. 3.41. 3.42. Сысоенко Г.И. Вопросы совершенствования производства осмотра места происшествия. \ В сб. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 39. М., 1989. С. 43-47. 3.43. 3.44. Хаматов С.Х. Пути повышения качества осмотра места происшествия специалистами криминалистических подразделений. Организация полноты исследования изъятых вещественных доказательств. \ В сб. Экспертная практика. № 39. М,5 1996. С. 21-27. 3.45. 3.46. Худяков В.З. Роль предварительного исследования микрообъектов в розыске преступников по горячим следам. \ Экспертная практика. Вып. 20. М., 1983. С, 72-75. 3.47. 3.48. Шамсеева Л.И. Правовые и тактические аспекты применения спе- циальных познаний при расследовании преступлений. \ В сб. Пра- вовые вопросы деятельности органов внутренних дел в современных условиях. Ташкент, ТВШ МВД СССР. 1985. С. 186-173, 3.49. 3.50. Шаталов А.С, Тактика назначения экспертизы при расследовании преступлений, связанных с наркотиками. \ Сб. Проблема обеспечения безопасности на объектах транспорта и пути ее улучшения. М., Юрист. 1998. С. 293-296. 3.51. 3.52. Шурухнов Н.Г. Розыскная и поисковая деятельность следователя. В кн. Криминалистика. М., Юнити. 1999. С. 261-281. 3.53.

152

3.45. Щербицкий Е.А. Криминалистическую технику - в следственную практику. \ Экспертная практика. № 26. М.; 1988. С. 18-20.

  1. Диссертации и авторефераты.

4.1. Волынский А.Ф. Концептуальные основы технико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. \ Дис. … докт. юрид. наук в виде научного доклада. М., ЮИМВДРФ. 1999.- 54с. 4.2. 4.3. Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия преступлений (Методологические, организационные и правовые проблемы). М.,\ Дис. … канд. юрид. наук. 1991.-212с. 4.4. 4.5. Голубенко Г.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия квартирных краж на первоначальном этапе расследования. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1993.-196с. 4.6. 4.7. Жбанков В.А. Концептуатьные основы установления личности пре- ступника в криминалистике. \ Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., Академия МВД РФ. 1995.-45с 4.8. 4.9. Осипов Ю.Ю. Деятельность следователя в условиях тактического риска. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ВЮЗШ МВД РФ, 1992.-193с. 4.10. 4.11. Пампушко И.П. Совершенствование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1996.-220с. 4.12. 4.13. Петросян О.В. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан. \ Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1998.-186с. 4.14.

153

4.8. Руденко О.А. Собирание и использование данных о признаках внешности человека при проведении розыскных и следственных действий. \ Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., Академия МВД СССР. 1991.-21с. 4.9. 4.10. Слепнева Л.И. Взаимодействие следователя ОВД с сотрудниками криминалистических подразделений в процессе раскрытия и расследования преступлений. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., МВШ МВД СССР. 1987.-227С. 4.11. 4.12. Удовыдченко М.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений, (кримина- 4.13. ^ листический аспект). \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ.

1999.-197с,

4.11. Хазиев Ш.Н. Криминалистическое моделирование неизвестного преступника по его следам. Дис. … канд. юрид. наук. М., Академия МВД СССР. 1983.-258с. 4.12. 4.13. Черенков A.M. Криминалистическое исследование малообъемных записей с целью розыска и установления преступников. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ЮИ МВД РФ. 1993.- 479с. 4.14. 4.15. Шаталов А.С. Технико-криминатистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений, совершаемых в условиях массо- 4.16. ^ вых беспорядков. \ Дис. … канд. юрид. наук. М., ВЮЗШ МВД РФ.

1993.-197C.

*

154

ПРИЛОЖЕНИЯ

Анкета по уголовному делу

  1. Архивный и рабочий номер уголовного дела (место его нахождения)
  2. Краткая фабула уголовного дела:
  3. *
  • раскрыто (нераскрыто)
  • приостановлено по ч.З ст. 195 УТЖ (за неустановлением лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности).
    1. Дата возбуждения и окончания уголовного дела
  • квалификация на момент возбуждения уг. дела
  • квалификация на момент окончания следствия
  • результат рассмотрения в суде___


  1. Обвиняемые (подозреваемые)

(Ф.И.О., год и место рождения, судимость, место жительства)

  • при наличии судимости указать время, прошедшее с момента освобождения до совершения нового преступления
  1. Дата обнаружения преступления_
  • время совершения преступления

155

  • предмет преступного посягательства

  • способ проникновения _____
  • количество преступников
  • размер ущерба
    1. СОГ прибыла на место происшествия после поступления заявления о преступлении в течении:
  • 1 часа ___

  • от 1 до 3 часов

^ - от 3 до 5 часов

  • от 5 до 10 часов
  • свыше 10 часов
    1. Осмотр места происшествия проводился в течение:
  • до 30 минут __
  • от 30 минут до 1 часа
  • от 1 до 3 часов
  • от 3 до 6 часов
  • свыше б часов

8 , В осмотре места происшествия принимали участие:

щ - следователь

  • оперуполномоченный (УР, ОБЭП)
  • судмедэксперт
  • кинолог
  • другие (указать)
9.Какие технико-криминалистические средства и методы применялись:
  • передвижная крим. лаборатория
  • спец. наборы тех. средств
  • экспресс-методы

156

средства освещения поисковые приборы

порошки и реактивы

средства изъятия микрообъектов_

средства изъятия запаховых следов

средства изъятия следов (гипс и др.)_

средства изъятия следов орудий взлома (паста «К» и др.)_ другие технико-криминалистические средства (какие)

  1. В ходе осмотра изъяты: 10.1 Следы;
  • пальцев рук
  • ног(обуви)
  • транспортных средств взлома

материалов, веществ

применения огнестрельного оружия_

биологического происхождения (кровь, слюна и т.д.) запаховые

10.2. Объекты: - микрообъекты (какие)

стреляные пули, гильзы окурки

брошенные

  1. С места происшествия при осмотре ничего не изъято

  2. Предварительное исследование изъятых следов и объектов производилось в полевых условиях: да - нет; если да, то что позволили установить:

  • механизм их образования

  • причинную связь с преступлением

157

какими объектами оставлены ____

  • какие действия и в какой последовательности совершены преступником

  • признаки и свойства преступника
  • идеальную модель неизвестного преступника
  • материальную модель неизвестного преступника
    1. Результаты предварительного исследования следов, (объектов) исполь зовались в процессе первоначальных следственных действий (ОРМ):
  • обыск
  • допрос
  • опознание
  • иные „
    1. Результаты след. действий использовались при назначении экспертиз:
  • идентификационных
  • неидентификационных
  • повторных
  • дополнительных
  • комплексных ___
  • комиссионных
  • 14.1. Из них способствовали поиску (розыску) неизвестного преступника:

  • дактилоскопическая экспертиза
  • трасологическая экспертиза
  • почерковедческая экспертиза
  • техническая экспертиза документов
  • экспертиза холодного оружия
  • баллистическая экспертиза

портретная экспертиза

  • фото-хйхМическая экспертиза
  • авто-техническая экспертиза

158

  • пожарно-техническая экспертиза __
  • иные ___
    1. Какие виды крим. учетов использовались для установления (поиска) преступника (или установления личности потерпевшего):
  • пофамильные картотеки
  • дактилоскопические картотеки_
  • пулегильзотека
  • поддельных рецептов на наркотикосодержащие лекарства
  • поддельных денежных знаков
  • лиц, пропавших без вести, неопознанных трупов
    • утраченного, похищенного и выявленного огнестрельного нарезного

оружия

  • похищенных и изъятых номерных вещей

похищенных и изъятых предметов старины и изобразительного искус-

ства(антиквариата)

I - похищенных, утраченных паспортов (бланков паспортов) и паспортов j скрывшихся преступников

  • иных (указать объект, вид учета)
  • учеты не использовались
    1. Преступление раскрыто по «горячим» следам: да -нет.

щ- 17. В процессе следствия преступник оказыват содействие: да - нет.

  • противодействие: да - нет.
  1. Результаты экспертиз и исследований (проверки по учетам) использо вались в процессе:
  • поиска преступника
  • установления преступника
  • изобличения преступника
    1. Результаты экспертиз и исследований нашли отражение в: обвинитель ном заключении: да -нет; приговоре суда: да -нет.

159

Анкета

для опроса следователей и оперативных работников

органов внутренних дел по проблеме «Использование

криминалистических исследований и экспертиз в поиске

преступников»

Уважаемый коллега!

Юридическим институтом МВД РФ проводится изучение практики использования экспертиз и исследований в поиске лиц, совершивших преступление. Ваши опыт, знания по этой проблеме могут стать достижением многих, если Вы ответите на ниже предлагаемые вопросы:

  1. Краткие сведения о Вас и Вашей работе:

1.1 .Образование_ .._

1.2. Должность

1.3.Стаж работы следователем(о\у)_

1.4.Стаж работы в правоохранительных органах

  1. Какие виды преступлений Вы расследовали (нужное подчеркнуть): 2.1 .Против личности.

2.2. Имущественные.

2.3.Против общественного порядка.

2.4. Должностные.

2.5.Иные.

  1. Какое количество преступлений Вами расследовано (раскрыто), \примерно\ за время пребывания в должности
  2. Если все возможные на месте происшествия следы преступника составляет 100%, то какое количество из них собирается (нужное подчеркните) - 100%, 90%, 80%, 70%, 60%, 50%, 40%, 30%, …

160

4.1 .Какое количество из них направляется:

а) на предварительное исследование - 100%, 90%, 80%, 70%, 60%, 50%, 40%, …

б) на экспертизу - 100%, 90%, 80%, 70%, 60%, 50%, 40%, …

  1. Обозначьте цифрами, начиная от «1», приоритет действий, при выполнении которых утрачивается информация о признаках и свойствах лица, совер шившего преступление.

5.1 .Осмотр места происшествия.

5.2.Хранение изъятых следов.

5.3.Назначение экспертиз и исследований.

5.4.Производство экспертиз и исследований.

5.5.Проведение иных следственных действий.

5.6.Иные.

  1. Обозначьте цифрами, начиная от «1», приоритет основных причин, обуслав ливающих недостатки осмотров мест происшествий.

6.1 Слабая техническая оснащенность.

6.2.Низкий уровень технико-криминалистической подготовки следовате-лей(о\у).

6.3.Низкий уровень профессионализма экспертов.

6.4.Безответственное отношение сотрудников к выполнению служебных обя- занностей.

6.5.Иные (указать какие)

  1. Обозначьте цифрами, начиная от «1», приоритет недостатков при назначе нии экспертиз и исследований.

7.1.Нечетко и неполно обозначаются вопросы экспертиз. 7.2.Упущения допускаются при отборе образцов. 7.3.Чрезмерная нагрузка по работе.

  1. Были ли в Вашей практике случаи, когда Вы сами проводили исследование следов и идентифицировали:
  • человека по следам рук (да\нет)

161

  • обувь по ее следу __ (даХнет)
  • одежду по ее следам (да\нет)
  • орудие взлома по его следу ___ (да\нет)
  • транспортное средство по его следам (да\нет)
  • 8.1 .устанавливали:

  • количество преступников по их следам (да\нет)
  • каким пальцем и какой рукой оставлен след _(да\нет)
  • физические или анатомические признаки преступника (да\нет)
    1. Какие первоочередные меры Вы считаете необходимым осуществить для

повышения результативности использования экспертиз и исследований в

поиске преступников (укажите)

9.1 .По совершенствованию законодательства

9.2.По совершенствованию организации работы ЭКП

9.3.По совершенствованию криминальных учетов

9.4.Иные

Благодарим за ответы.

162

Опросный лист

для специалистов (экспертов) по проблеме: «Использование экспертиз и исследований в поиске преступников».

-*

Уваж аемы й колл ега!

Юри дичес ким инсти тутом МВД РФ пров одитс я изуче ние практ ики испол ьзо- вания экспе ртиз и иссле дован ий в поиск е лиц, совер шив ших прест уплен ие. Мы прос им Вас оказа ть помо щь в прове дении этого науч ного иссле дован ия, запол нив ниже прил агаем ый опро сный лист.

1.Кра ткие сведе ния о Вас и Ваше й работ е:

  • образ овани е _ ___

специальность должность

стаж раооты экспертом

  1. В расследовании каких видов преступлений Вы принимали участие в качестве специалиста:
  • против личности
  • имущественные
  • против общественного порядка
  • должностные
  • иные
  • 2.1. Привлекали ли Вас к производству следственных действий:

  • осмотр места происшествия ___ (да/нет)
  • иные виды следственного осмотра (да/нет)
  • проверка показаний на месте (да/нет)
  • обыск и выемка (да/нет)
  • предъявление для опознания (да/нет)

163

  • следственный эксперимент (да/нет)
  • получение образцов для сравнительного исследования (да/нет)

2.2. Проводили ли Вы предварительное исследование в ОМП: да, нет (нужное подчеркнуть). 2.3. 2.4. При этом Вы решали следующие вопросы: 2.5.

  • установление наличия крови и других выделений человека: да-нет.
  • установление механизма образования следов (характер телесных повреждений, род орудия преступления, идентификация орудия по его следам; время образования следов: да-нет)
  • определение группы крови, наличие заболеваний и т.д.: да-нет
  • установление качественного состава вещества: да-нет
  • установление целого по частям: да-нет
  • обнаружение микроследов и определение их природы: да-нет
  • другие цели получения розыскной информации (указать какие)
  • 2.4. В ходе осмотра места происшествия Вы действуете:

  • строго по заданию следователя
  • инициативно
  • сочетая задания и инициативу
  • 2.5. Результаты предварительных исследований на месте происшествия Вы докладываете следователю (указать % от общего их количества):

  • в устной форме %
  • в виде справки специалиста %
  • не докладываете %
  • 2.6. Обсуждаете ли Вы совместно с другими участниками осмотра места про исшествия, полученные в ходе него, данные:

  • по каждому осмотру места происшествия
  • по 1 из 2, 1 из 3, 1 из 4, 1 из 5, и т.д.
  • не обсуждаете совсем: да-нет.

164

3.Считаете ли Вы целесообразным назначение и проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела: (нужное подчеркнуть): да-нет.

3.1. Считаете ли Вы целесообразным поручение производства экспертизы тому же специалисту, который участвовал в осмотре места происшествия по этому же делу (нужное подчеркнуть): да-нет.

  1. Что, на Ваш взгляд, препятствует эффективной работе специалиста в поиске следов и отображений лица, причастного к совершению преступления:
  • отсутствие необходимых научно-технических средств
  • ограниченная компетентность епециштистов
  • низкий уровень квалификации специалистов
  • недостаточное количество специалистов __
  • иные причины
    1. Почему назначение экспертизы микрообъектов по-прежнему остается ред костью:
  • отсутствие необходимых научно-технических средств для работы на месте происшествия __ ___
  • отсутствие заинтересованности следователей в изъятии микрообъектов
  • иные _____
  1. Почему, на Ваш взгляд, информация, полученная при осмотре места происшествия и других следственных действиях, остается
    невостребованной

  2. Ваши предложения по организации работы специалистов, по созданию уче тов и других мероприятий

Благодарим за ответы.

165

СПРАВКА СПЕЦИАЛИСТА-КРИМИНАЛИСТА

по результатам предварительных исследований следов на месте происшествия

« » г.

характер события район и адрес места происшествия На основании проведенных исследований можно предположить, что лицо, ос тавившее следы, характеризуется следующими признаками: 1. Пол . 2. Примерный рост 3. Примерный возраст лет.

  1. На ____

указать руку, палец, на которых имеются особенности (шрамы, порезы, ампутация, кольца и т.п.)

  1. Признаки походки: хромота, волочение ноги (указать какой ноги), пользование тростью, костылем (нужное подчеркнуть),
  2. Иные признаки: „
  3. например: левша, наличие повреждений на теле, возникших при совершении преступления; признаки профессиональных навыков

  4. Признаки одежды и обуви

вид, цвет ткани, наличие и вид перчаток,

возможная обувь и т.п.

  1. На теле и одежде могут находиться

частицы краски, СХВ, штукатурки, опилки, стружки, почвы

  1. Иные сведения

может иметь при себе ( орудия взлома, оружие и т.п.)

166

ПО ДЕЛУ ДОПОЛНИТЕЛЬНО ТРЕБУЕТСЯ :

  1. Изъять
  2. Сфотографировать __
  3. Дактилоскопировать
  4. Составить композиционный портрет
  5. Назначить экспертизу (исследование)

  6. Дактилоскопическую в 7. Судебно-портретную в
  7. Трасологическую в 8. Физико-химическую в
  8. Почерковедческую в ____ 9. Автотехническую в
  9. Техн. иссл. докум-в в 10. Пожаро-техническую в
  10. Холодного оружия в 11. Иную __
  11. Баллистическую в
  12. Проверить по криминалистическим учетам:

  13. Следы рук - по учетам ЭКП ОВД
  14. Следы орудий взлома - по коллекции ЭКП ОВД
  15. Следы обуви - по коллекции ЭКП ОВД
  16. Пули, гильзы, оружие - по пулегильзотеке ЭКЦ МВД РФ
  17. Поддельные документы, деньги - по учетам ЭКП ОВД и ЭКЦ МВД РФ
  18. Иным
  19. (указать объект и вид учета)

Специалист-криминалист ___

должность, звание, ф.и.о., орган внутренних дел

« » 200 г. _______

(подпись)

Справку получил

« » 200_ г. ____

(подпись)