lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Данилова, Светлана Ивановна. - Установление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного следствия: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2001 184 с. РГБ ОД, 61:02-12/482-4

Posted in:

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

ИНСТИТУТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

ДАНИЛОВА СВЕТЛАНА ИВАНОВНА

УСТАНОВЛЕНИЕ И УСТРАНЕНИЕ ПРИЧИН Ш УСЛОВИЙ,

СПОСОБСТВОВАВШИХ СОВЕРШЕНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЯ,

В СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика

и судебная экспертиза, оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -кандидат юридических наук старший научный сотрудник Н.А. Власова

Мое

ква - 2001

о

ОГЛАВЛЕНИЕ

стр. Введение 3

Глава 1. Причины и условия, способствовавшие совершению преступления

§ 1. История становления и развития института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению пре ступления 10

§ 2. Понятие и классификация причин и условий, способство вавших совершению преступления 23

§ 3. Субъекты установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предвари тельного расследования 50

Глава 2. Деятельность по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования

§ 1. Установление причин и условий, способствовавших со вершению преступления 75

§ 2. Сущность, значение и порядок внесения представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления 111

§ 3. Иные меры по устранению причин и условий, способство вавших совершению преступления 135

§ 4. Ведомственный контроль и прокурорский надзор за дея тельностью по установлению и устранению причин и условий, спо собствовавших совершению преступления 145

Заключение 159

Список литературы i о7

ksH ff ЦС^ о! Ja.o5.CbY

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Криминальная ситуация в России, сложившаяся за последнее десятилетие, требует принятия адекватных мер по противодействию преступности. Дальнейшая криминализация общества, рост организованной преступности, значительное ее омоложение представляют серьезную угрозу для реформ, направленных на построение в России демократического, правового государства. Для создания должного противовеса этим явлениям необходима сильная государственная политика, которая должна обеспечивать не только своеврехменное реагирование правоохранительных органов на каждый факт совершения преступления. но и принятие эффективных профилактических мер.

Очевидно, что своевременное выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, имеет не только правовое значение, но и оказывает положительное психологическое воздействие, демонстрируя стремление и способность лиц, производящих предварительное расследование, всесторонне, полно и объективно устано- вить все обстоятельства совершения преступления, в том числе их причины и условия. Необходимо также отметить социальное значение профи- лактической деятельности органов расследования, поскольку установленные и устраненные, причины и условия, способствовавшие совершению преступления, не могут содействовать аналогичным или иным преступным деяниям.

Об актуальности темы диссертационного исследования свидетельствует тот факт, что попытка исключить из проекта УПК нормы о профилактической деятельности органов расследования вызвала такую бурную реакцию ученых, практиков и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации С. Герасимова, А.И. Гурова, В.И. Илюхина, что при рассмотрении названного законопроекта во втором чте-

4

нии в него вновь были включены нормы о необходимости в процессе рас- следования выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и принимать меры, направленные на их устранение.

Тем не менее эти нормы как в действующем, так и в проектируемом УПК не отвечают современным требованиям и нуждаются в совершенствовании. В частности, в них не закреплены такие понятия, как причины и условия, способствовавшие совершению преступления; представление о принятии мер по устранению этих обстоятельств. Отсутствие законодательного закрепления структуры и порядка внесения представлений, ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение этих процессуальных документов отрицательно сказывается на эффективности профилактической деятельности. Кроме того, в законодательном урегулировании нуждаются некоторые другие вопросы совершенствования практики установления и устранения обстоятельств, обусловивших совершение преступления.

Значительный вклад в разработку организационно-процессуальных аспектов выявления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, внесли А.А. Алексеев, В.Н. Асанов, В.Д. Ар-сеньев, А.П. Бондарь, Н.И. Ветров, М.М. Выпря, В.Ф. Горский, А.П. Гуляев, Н.И. Гуковская, П.М. Давыдов, А.П. Дербенев, А.Э. Жалинский, А.М Жуков, В.К. Звирбуль, B.C. Зеленецкий, Г.Г. Зуйков, М.Ч. Когамов, Л.Д. Кокорев, Ф.А. Лопушанский, Л.П. Макушненко, А.Г. Михайлянц, Г.Е. Морозов, В.В. Назаров, А.И. Рощин, А.П. Сафонов, В.Г. Танасевич, А.С. Шляпочников, П.С. Элькинд, Н.А. Якубович и др.

Криминологическим исследованиям проблемы причин и условий преступности посвящены научные труды таких ученых, как Ю.М. Анто-нян, Б.С. Волков, А.А. Герцензон, Н.П. Дубинин, И.И. Карпец, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Н.С. Лейкина, Г.М. Миньковский, Е.Л. Рубачева и

др.

Последние диссертационные исследования по этой теме написаны в

5

начале 90-х годов’. Однако с тех пор произошли значительные социальные и правовые изменения, которые заставляют по-новому взглянуть на проблему установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления. В последнее время такие попытки были пред- приняты В.Г. Баяхчевым, Ю.К. Лукьяновым, В.Д. Малковым, А.В. Савки-ным, А.В. Харчиковым и др. Однако в их работах рассмотрены лишь отдельные вопросы указанной проблемы и они не носят комплексного характера.

Вышеизложенное и предопределяет выбор и направление диссертационного исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, скла- дывающиеся в процессе осуществления органами предварительного рас- следования деятельности по выявлению и устранению обстоятельств, спо- собствовавших совершению преступления.

Предметом исследования являются нормы уголовно-процессуального, уголовного и административного права, регламентирующие и обеспечивающие эффективность функционирования института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению пре- ступления; теоретические воззрения по указанной проблематике, а также следственная практика.

Цель и задачи исследования.

Целью диссертационного исследования является разработка теоретически обоснованных предложений и рекомендаций, обеспечивающих эффективность установления и устранения причин и условий, способство- вавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования и внедрение полученных результатов в практическую деятельность.

См.: Веренчиков И.Р. Профилактическая деятельность следователя (Криминалистиче- ский аспект); Дис… канд. юрид. наук. Минск, 1990: Абашева Ф.А. Профилактика (пре- дупреждение) преступлений как уголовно-процессуальная функция: Дис… канд. юрид. наук. Свердловск, 1991.

6

Для достижения этой цели автор ставит перед собой следующие задачи:

изучить историю возникновения и развития уголовно-процессуального института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления;

определить сущность и значение таких категорий, как причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и дать их научную классификацию;

исследовать деятельность работников органов предварительного расследования по выявлению и устранению причин и условий, способст- вовавших совершению преступления, в стадии предварительного рассле- дования;

определить сущность и значение представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, и обосновать требования, предъявляемые к данному процессуальному документу;

определить иные меры по устранению выявленных в ходе расследования причин и условий, способствовавших совершению преступления;

раскрыть особенности ведомственного контроля и прокурорского надзора за выявлением и устранением причин и условий, способствовавших совершению преступления,

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частнонаучные методы познания общественных явлений и процессов, происходящих в сфере право- применения: исторический, формально-логический, системный, сравни- тельно-правовой, статистический, методы конкретно-социологических ис- следований (анкетирование, интервьюирование) и другие.

Нормативная база исследования представлена Конституцией Российской Федерации, действующим и проектируемым УПК, уголовным, адми-

7

нистративным и другим федеральным законодательством, межведомст- венными и ведомственными нормативными актами.

Научная обоснованность результатов диссертационного исследования обусловлена репрезентативностью эмпирических данных. Автором по специально разработанной программе изучено 150 уголовных дел, рассле- довавшихся в различных регионах страны (в Приморском крае, Воронежской, Иркутской, Нижегородской, Кемеровской, Ростовской областях, Москве и Омске); 150 представлений о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления; проведен опрос 150 работников органов предварительного следствия и дознания.

Эмпирическую базу исследования составили также статистические данные информационных центров МВД России, судебная практика.

Наряду с этим диссертант использовал личный опыт работы следователем.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые на теоретическом уровне, с учетом последних изменений и дополнений отечественного законодательства диссертантом предпринята попытка:

комплексного исследования проблемы установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, органами предварительного расследования в современных условиях;

выявления коллизий и пробелов в уголовно-процессуальном законо- дательстве, регламентирующем предупредительную деятельность в стадии предварительного расследования;

определения основных направлений совершенствования института установления и устранения причин и условий, способствовавших совер- шению преступления.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Уголовно-процессуальное определение причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления, и их классификация.

8

  1. Определение и классификация субъектов деятельности по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования.
  2. Научно обоснованные рекомендации по тактике проведения следственных действий, направленных на установление и устранение обстоятельств, способствовавших совершению преступления.
  3. Определение сущности и значения представлений о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, и предложения по совершенствованию порядка внесения представлений и контроля за их исполнением.
  4. Разработка иных профилактических мер и предложения по их за- конодательному закреплению.
  5. Теоретическая и практическая значимость.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что сформулированные в процессе исследования выводы и предложения вносят определенный вклад в развитие науки уголовного процесса, поскольку направлены на разрешение проблем, связанных с реализацией органами предварительного следствия и дознания полномочий по предупреждению преступлений. Результаты работы направлены на совершенствование института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, и определение его места и значения в уголовно-процессуальном праве, а также в системе профилактики преступлений и правонарушений.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования результатов диссертационного исследования в практической деятельности следователей и дознавателей по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений; в учебном процессе; в нормотворческой деятельности по совершенствованию отечественного уголовно-процессуального законодательства; при подготовке ведомственных и межведомственных нормативных актов; в научно-

9

исследовательской деятельности при разработке проблем профилактики преступлений.

Апробация результатов исследования.

Сформулированные в исследовании предложения диссертанта ис- пользовались при подготовке проекта УПК Российской Федерации, принятого Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации во втором чтении 20 июня 2001 года, а также при выработке Комплексной Программы мероприятий по предупреждению преступлений и других правонарушений в Пермской области на 2000 год, утвержденной Указом исполняющего обязанности губернатора Пермской области № 90 от 30 марта 2000 года.

На основе материалов диссертационного исследования подготовлены и направлены в Следственный комитет при МВД России методические ре- комендации по теме «Установление и устранение причин и условий, спо- собствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования». Полученные отзывы свидетельствуют о том, что внедренные в практику рекомендации позволяют более эффективно осуществлять профилактическую деятельность в ходе предварительного расследования по уголовным делам.

Выводы и рекомендации диссертационного исследования использованы в учебном процессе Академии управления МВД России и Военного университета Министерства Обороны Российской Федерации.

По теме исследования опубликовано 6 научных статей.

Структура работы обусловлена темой исследования, исходя из по- ставленных диссертантом целей и задач. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения и списка литературы.

10

Глава 1. Причины и условия, способствовавшие совершению преступления

§1. История становления и развития института установления

и устранения причин и условий, способствовавших

совершению преступления

История уголовно-процессуального института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, уходит корнями в XVII век, когда в отечественном законодательстве только начинали формироваться предпосылки для возникновения профилактики преступлений.

Законодательство того периода не содержало четких юридических норм, обязывающих компетентные органы выявлять обстоятельства, обусловившие преступное деяние, однако предусматривало необходимость изобличения и наказания зачинщиков преступления: «А будет которые разбойники два, или три человеки с пыток учнут говорити на кого в разбое на причинных людей: и тех причинных людей по язычным молкам и без обыску пытати, и указ им чинити, до чего доведется»1.

Разгул многочисленных бандитских групп, голод и частые пожары, возникающие в результате разорительных междоусобиц, привели к зарож- дению всеобщего страха, нежеланию законопослушных граждан оказывать сопротивление преступности. Такое пассивное отношение общественности к произволу, чинимому свободно разъезжавшими по Руси отрядами воо- руженных преступников, во многом обусловливало их жестокость и цинизм, уверенность в безнаказанности. В связи с этим в законодательство была введена норма следующего содержания: «А где учинится разбой, а которые сторонние люди слышачи крик и воп разбитых людей, как их разбойники разбивают, и те люди на крик и на воп не пойдут и их выдадут, или которых людей после разбою разбитые люди учнут за разбойники в

1 Полное собрание законов Российской империи. T.I. СПб., 1830. С142.

11

погоню и на след звати, а те люди в погоню за разбойники, или на след не пойдут же, а истцы на них учнут бити челом: и про то сыскати окольными людьми, и которые в те поры в погоне и на следу были. Да будет на них в сыску скажут, что слыша крик разбитых людей на пособ к ним не пошли, и в погоню за разбойники, или следом не пошли же: и на тех людех за вы-дачку и за ослушание имати выти, и чинити жестокое наказание, бити кнутом нещадно»1.

В начале деятельность по выявлению так называемых «причинных» людей (организаторов, пособников, подстрекателей), а также людей, не- вмешательство которых создавало благоприятные условия для совершения краж, разбойных нападений и убийств, осуществляли воеводы. Затем по указанию государя Алексея Михайловича осуществление этой деятельности в городах было возложено на сыщиков и губных старост.

Период правления Петра I связан с реформированием правоохранительных органов российского государства. Именно в этот период создаются специализированные, с относительно определенным кругом задач и компетенцией, государственные органы по борьбе с преступностью, а также вводится термин «полиция», со временем вытеснивший соответствующее ему русское слово «благочиние»2.

В это время было издано свыше трех тысяч законов, Уставов, Регламентов, Учреждений и Указов. Впервые в истории российского законодательства были приняты первые кодификационные акты: «Краткое изображение процессов или судебных тяжб» (Март 1715 года) и «Артикул воинский» (Апреля 26 дня 1715 года).

Прямого указания об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений, в законодательных актах петровского периода не содержалось. Однако анализ ряда нормативных актов позволяет

‘Там же. С. 145-146.

2 См.: Полиция и милиция России (очерки истории). М., 1993. С.З.

12

сделать вывод о законодательном закреплении обязанности лиц, которым что-либо известно о совершаемом или совершенном преступлении, сообщать в соответствующие государственные органы в целях своевременного принятия предупредительных мер.

Так, например, в «Артикуле воинском» записано: «Кто его величества или государственныя деньги в руках имея, из оных несколько утаит, украдет, и к своей пользе употребит, и в расходе меньше записано и сочтено будет, нежели что он получил, оный живота лишится и имеет быть повешен. Тую же казнь чинить и тем, кои ведая про то, а не известят». (Артикул 194.)’.

При царствовании преемницы и продолжательницы реформаторской деятельности Петра Великого - Екатерины II в 1775 году издается «Учреж- дение для управления губерний», которое обеспечило дальнейшее расши- рение аппарата государственной полиции, разделившейся на уездную и городскую. Помимо прочих функций, указанный нормативный акт возложил на полицию обязанность «предупреждать и пресекать преступления и принуждать к исполнению законов»2. Таким образом, перед полицией впервые была поставлена задача профилактики преступлений.

В 1782 году на основании «Устава благочиния или полицейского» в городах образуются так называемые управы благочиния, являющиеся су-дебно- полицейскими органами. В их компетенцию входило следствие по уголовным делам, а также разрешение дел о кражах на сумму не свыше 20 рублей. Помимо этого на управы благочиния возлагалось «открытие преступлений и проступков, предупреждение оных, взятие под стражу преступников, исследование на месте, обнаружение и утверждение доказательств преступлений или проступков»3.

1 Законодательство Петра I. М., 1997. С.788.

’ Цит. по: Фоминых И.С. Становление института предварительного следствия в России

в 1860-64 годах (уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты): Дис…

канд. юрид. наук. Томск, 1998. С.24.

3 Учреждения для управления губерний. Устав благочиния. Т.5. М., 1987. С.528.

13

Новый виток развития профилактической деятельности произошел в период царствования Александра II и связан с правовыми реформами 60-х годов XIX века.

Со времен Петра I расследование производилось органами общей полиции и подразделялось на предварительное и формальное до тех пор, пока 8 июня 1860 года по Именному Высочайшему Указу императора Николая I не произошло отделение следственной части от полиции. К Указу прилагались 3 законодательных акта: «Учреждение судебных следователей», «Наказ судебным следователям», «Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок». Впоследствии был принят «Устав о предупреждении и пресечении преступлений», опубликованный в 1876 году. Этот законодательный акт состоял из пяти разделов, включающих 326 статей, и регламентировал деятельность полиции и населения по предупреждению и пресечению раз- личных видов преступлений.

Первый раздел - «О предупреждении и пресечении преступлений против веры»; второй - «О предупреждении и пресечении преступлений против общественного порядка и учреждений правительства»; третий - «О предупреждении и пресечении беспорядков при увеселениях и забавах, также о пресечении явного соблазна и разврата в поведении»; четвертый -«О предупреждении и пресечении преступлений против личной безопасности; пятый - «О предупреждении и пресечении преступлений против имущества».

После октябрьского переворота 1917 года прежнее законодательство, регламентирующее профилактическую деятельность полиции, было признано недействительным, а сам Департамент по решению Временного пра- вительства был упразднен. Таким образом, российская полиция прекратила свое существование. Декретом о суде № 1 от 24 ноября 1917 года был также ликвидирован институт судебных следователей.

С момента организации советского суда расследование проводилось

14

как органами предварительного следствия, так и следственными комиссиями, а также органами дознания (хотя законодательное оформление этого положения произошло позднее) и народными судьями. При этом сам декрет подчеркивал временный характер обязанности местного судьи производить следствие.

В это время профилактика преступлений официально закрепляется в качестве одного из направлений деятельности правоохранительных органов советской власти. Так, Протокол № 61 заседания СНК от 31 января 1918 года устанавливал: «в Чрезвычайной комиссии концентрируется вся работа розыска, пресечения и предупреждения преступлений…»’.

Перемена власти ознаменовала и формирование нового законодательства. Однако в первых уголовно-процессуальных кодексах РСФСР 1922, 1923 годов, а также в Общесоюзном законе — Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1924 года не упомина- лось о задаче предупреждения преступлений. Не вносились дополнения по этому вопросу и в официальный текст УПК РСФСР с изменениями на 1 января 1952 года, хотя ведомственные циркуляры и инструкции ориентировали органы предварительного следствия, суд и прокурора на установление и устранение обстоятельств, способствовавших совершению преступления2. Например, в циркуляре Прокурора СССР от 5 апреля 1937 года № 21/4 «Об усилении .борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» указывалось на необходимость обязательного уведомления местных руководящих органов о выявленных недостатках в работе школ, детдомов, комсомола и других организаций, явившихся причиной преступлений детей3.

Немалую роль в развитии профилактики преступлений сыграли созданные в 1928 году общества содействия органам милиции и уголовного

1 Из истории ВЧК (1917-1921 гг.) // Сборник документов. М., 1958. С.91.

2 См.: Сборник циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922-1925 гг. М., 1926. С.71. J См.: Сборник приказов Прокуратуры Союза ССР. М., 1939. С. 131-132.

15

розыска1.

В середине 40-х годов появились первые научные труды, в которых обосновывалась необходимость выявления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования. Так, в 1935 году В.У. Громов писал: «Органы расследования не могут ограничивать свои задачи только преследованием и изобличением преступников и принятием против них соответствующих мер. Охраняя пролетарское государство от преступлений, они обязаны заботиться и о принятии профилактических (предупредительных) мероприятий, направленных на устранение ближайших причин, способствующих или благоприятствующих совершению тех или других преступлений»2.

В 40-х - 50-х годах о целесообразности научного исследования про- филактической деятельности органов предварительного расследования за- говорили многие ученые - криминалисты.

«Советская криминалистика не может быть полноценной, если ею не освоены такие важнейшие разделы, как методика расследований преступлений и методика предупреждения преступности»3, - писал Г.А. Александров.

Определяя предмет науки криминалистики, А.И. Винберг отмечал, что она изучает не только технические и тактические приемы и средства расследования преступлений, но и изыскивает способы предупреждения преступлений4.

Тогда же на практике следователи подготавливали материалы для представлений о принятии мер по устранению причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления, которые вносил соответствующим

1 См.: Еженедельник советской юстиции. М., 1928, № 26. С.751.

2 Громов В.У. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. М., 1935. С.16.

3 Александров Г.А. Совершенствование методов расследования преступлений - в центр внимания советской криминалистики // Соц. законность. 1948, № 2. С.7.

4 См.: Винберг А.И. Предмет и метод советской криминалистики // Криминалистика. 4.1. М.. 1950. С.4.

16

руководителям прокурор. Следователи же ограничивались «сигнализацией» через наблюдавшего прокурора в партийные и хозяйственные органы о выявленных в ходе предварительного расследования недостатках, которые способствовали совершению преступления.

Приказом Генерального прокурора СССР от 28 июля 1949 года № 131 была введена участковая система работы следователей, благодаря которой их деятельность по предупреждению преступлений стала более организованной. В соответствии с приказом в следственной практике получила распространение такая форма реагирования на выявленные причины и условия, способствовавшие совершению преступления, как внесение в соответствующие учреждения, предприятия и организации представлений о принятии мер по устранению этих обстоятельств1.

Таким образом, реагирование следователей на выявленные причины и условия, способствовавшие совершению преступления, посредством внесения представлений получило распространение на практике еще до издания этого приказа. Однако в силу отсутствия законодательного закре- пления, внесение таких представлений не являлось обязанностью лиц, производящих предварительное расследование, а было результатом их инициативы.

После того, как Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1955 года” было утверждено Положение о прокурорском надзоре в СССР, представление окончательно закрепилось в прокурорской и следственной практике как процессуальная форма реагирования на выявленные в ходе предварительного расследования причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

В приказе Генерального прокурора СССР от 19 июня 1955 года № 69 отмечалось, что «по каждому делу о хищении государственного или обще-

См.: Сборник действующих приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. М., 1958. С.102. 2 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1955, № 9.

17

ственного имущества необходимо выявлять причины, способствовавшие совершению хищений, и принимать меры к их устранению …путем внесения представлений местным руководящим органам и соответствующим хозяйственным организациям…»’.

Новый этап развития института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, начался с принятием в 1958 году Основ уголовного судопроизводства Союза ССР, а также новых уголовно-процессуальных кодексов союзных республик 1959-1961 годов, в которых указывалось, что «производя расследование, следователь с помощью общественности должен выявлять причины и условия, способ- ствовавшие совершению преступления, и принимать меры к их устранению (ст. 21, 68, 112-114, 128, 140 УПК РСФСР)».

В соответствии с Законом о прокуратуре СССР органы прокуратуры были призваны разработать совместно с другими государственными органами меры предупреждения преступлений и иных правонарушений, коор- динировать деятельность правоохранительных органов (ст. 3).

Таким образом, в 60-х годах в советском уголовно-процессуальном законодательстве появляются юридические нормы, согласно которым ус- тановление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, становится обязанностью органов предварительного расследования.

В дальнейшем Советское правительство приняло ряд постановлений по вопросам борьбы с преступностью и совершенствованию профилактической деятельности правоохранительных органов (например, Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по улучшению работы следственного аппарата органов прокуратуры и охраны общественного порядка» от 10 декабря 1965 года, в котором отмечалось, что актив-

1 Цит. по: Зеленецкий B.C. Представление следователя об устранении причин и усло- вий, способствовавших совершению преступления (по материалам Украинской ССР): Дис… докт. юрид. наук. Харьков. 1969. С.113.

18

ное выявление и устранение причин, порождающих преступления, и условий, способствующих их совершению, является одной из важнейших задач работников следственных органов ).

Указанием Генеральной прокуратуры СССР от 18 декабря 1962 года № 5/92 был введен институт помощников следователя, которые наряду с выполнением прочих обязанностей должны были оказывать содействие работникам органов предварительного следствия в осуществлении профи- лактики преступлений.

Тем не менее, указанные меры не позволили избежать на практике проблем, связанных с недостаточностью контроля за исполнением вносимых в соответствующие учреждения представлений о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

Впервые вопрос о необходимости включения в наблюдательное производство справочных данных о предупредительной работе следователя, органа дознания был поставлен в 1953 году В.И. Теребиловым. Однако выдвинутое им предложение касалось лишь уголовных дел, связанных с расследованием преступных нарушений правил техники безопасности.

В 1965 году заместитель Генерального прокурора СССР поставил перед прокурорами задачу «обеспечить должный контроль за своевременным рассмотрением и принятием мер по представлениям»2.

В 60-70 годы происходила активная теоретическая разработка вопросов, связанных с выявлением в процессе расследования и устранением об- стоятельств, способствовавших совершению преступления. В это время были опубликованы научные труды А.Б. Сахарова3; Г.М. Миньковского,

1 См.: Сов. гос. и право. 1966, № 4. С.20.

~ Сборник действующих приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. М.,

  1. С.101.

3 См.: Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М..

1961.

19

Т.М. Арзуманяна, В.К. Звирбуля, М.И. Кацука и В.И. Шинда1; В.Г. Тана- севича, В.К. Звирбуля, И.Б. Кагановича, В.Ф. Статкуса и М.В. Яковлева2; А.А. Герцензона, В.Г. Танасевича, Е.Б. Болдырева, С.С. Степичева, A.M. Яковлева и Г.Б. Карновича3; Ю.Д. Блувштейна4 и других.

При этом большинство ученых склонялось к мнению, что институт установления и устранения причин и условий, способствовавших совер- шению преступления, играет большую роль в практической деятельности органов предварительного расследования, поскольку помимо обеспечения всестороннего и полного выявления обстоятельств дела, предусматривает конкретные процессуальные средства по ликвидации негативных факторов, обусловивших совершение того или иного преступления. В связи с этим проблема совершенствования этого процессуального института является одной из наиболее актуальных проблем в теории уголовного процесса.

Однако демонтаж профилактической системы в России в 80-х годах, вызванный в большей степени причинами субъективного характера, привел к свертыванию многочисленных исследований в области предупреждения преступлений. Интерес к проблемам института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, и профилактической деятельности начал постепенно возрождаться только в конце 90-х годов. Подтверждением тому служит принятие свыше ста ве- домственных нормативных актов, регламентирующих предупредительную деятельность правоохранительных органов.

Наиболее значимыми из них являются:

1 См.: Миньковский Г.М., Арзуманян Т.М., Звирбуль В.К., Кацук М.И., Шинд В.И. Дея тельность органов расследования, суда и прокуратуры по предупреждению преступле ний. М., 1962.

2 См.: Танасевич В.Г., Звирбуль В.К., Каганович И.Б., Статкус В.Ф., Яковлев М.В. Изу чение преступности в районе. М, 1962.

3 См.: Герцензон А.А., Танасевич В.Г., Болдырев Е.Б., Степичев С.С., Яковлев A.M., Карнович Г.Б. Вопросы методики изучения и предупреждения преступлений. М., 1962.

4 См.: Блувштейн Ю.Д. Изучение личности преступника и предупредительная работа следователя. М., 1969.

20

  1. Приказ МВД России от 12 июня 1993 года № 284, которым одобрено и принято к исполнению решение коллегии МВД России от 1 июня 1993 года «О мерах по организации и совершенствованию профилактической деятельности органов внутренних дел».
  2. Приказ МВД России от 12 июня 1993 года № 261 «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», содержащий основные направления предупредительной деятельности эксперта в рамках предварительного расследования по уголовным делам.
  3. Совместный приказ Минздрава России и МВД России от 30 апреля 1997 года № 133/269 «О мерах по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами», утвердивший Инструкцию «Об организации взаимодействия органов здравоохранения и органов внутренних дел Российской Федерации по предупреждению об- щественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстрой- ствами».
  4. Приказ МВД России от 11 августа 1998 года № 490 «Об утверждении нормативных актов о деятельности органов внутренних дел по преду- преждению преступлений». Этим приказом утверждено Наставление «О деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений», в том числе и по делам, по которым предварительное следствие обязательно; образован Координационно-методический совет МВД России по пре- дупреждению преступлений, основными задачами которого являются:
  5. разработка и внесение на рассмотрение руководства МВД России предложений по повышению эффективности профилактической деятельности органов внутренних дел, ее методическому и правовому обеспечению;

выработка предложений и мер по укреплению взаимодействия между органами внутренних дел и органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями, организа-

21

циями, общественными объединениями в сфере предупреждения преступ- лений.

Согласно ст. 21’, 140 УПК РСФСР основной формой профилактической работы следователя, органа дознания, прокурора является внесение представлений о принятии мер по устранению причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления. Статистические данные о количестве внесенных представлений в соответствии с Инструкцией, утвержденной постановлением Госкомстата России № 20 от 26 марта 1997 года, в обязательном порядке отражаются в отчете о следственной работе по форме 1 -Е за полугодие и год.

Принятие в последние годы вышеупомянутых нормативных актов свидетельствует о том, что проблема установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступлений, в настоящее время является одной из наиболее актуальных и значимых не только в теории уголовного процесса, но и в практической деятельности правоохранительных органов.

Таким образом, исторический анализ отечественного законодательства показал, что институт установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, известен с XVII века. В его развитии можно выделить несколько этапов:

  1. XVII - I половина XVIII века. Законодательные акты обязывали выявлять «причинных» людей и тех, чье пассивное отношение к преступлениям способствовало их совершению.
  2. Конец XVIII - I половина XIX века. Впервые в законодательных актах была поставлена задача профилактики преступлений.
  3. 60-е годы XIX века- 1917 год. В это время институт установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, получил детальную законодательную регламентацию.
  4. С 1917 года до 80-х годов. Советский период постепенного становления и теоретической разработки профилактической деятельности.

22

  1. В 80-х годы XX века политические изменения и демонтаж профи- лактической системы привели к заметному снижению активности исследо- ваний в области предупреждения преступлений.
  2. С 90-х годов XX века по настоящее время - возрождение интереса к разработке проблем профилактики преступлений, в том числе и в дея- тельности органов предварительного расследования.

23

§2. Понятие и классификация причин и условий, способствовавших совершению преступления

Анализ института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, предполагает рассмотрение таких понятий, как «причина», «условие», «следствие». В юридической литературе существуют различные точки зрения по поводу их сущности. Отсутствие единой позиции отчасти обусловлено необычайной сложностью исследуемого вопроса, выходящего за рамки науки уголовного процесса. Разрешение поставленной проблемы возможно лишь при использовании комплексного подхода, включающего в себя философский, социальный, психологический и правовой аспекты.

Как уже отмечалось, свертывание профилактической деятельности в России в 80-х годах привело к депопуляризации исследований института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления. Поэтому при рассмотрении вопроса, связанного с определением и классификацией указанных понятий будут проанализированы точки зрения криминологов и процессуалистов, занимавшихся этой проблематикой в 60-70 годах, так как без опоры на опыт предшествующих поколений нельзя выработать новый подход к исследованию той или иной проблемы. Несмотря на то, что в 90-х годах интерес к профилактической деятельности постепенно начал возрождаться; появились научные труды, затрагивающие наиболее острые вопросы, возникающие при установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению отдельных видов преступлений, тем не менее эта проблема до конца не исследована.

Приступая к ее рассмотрению важно подчеркнуть, что для уяснения сущности таких научных категорий, как «причина», «условие» и «следствие», на наш взгляд, следует исходить из общепринятого научного понятия причинно-следственной связи. При этом под причиной в философском

24

смысле следует понимать «явление, действие которого вызывает, определяет, изменяет, производит или влечет за собой другое явление»1. Последнее в данном случае по отношению к первому является следствием. Таким образом, причина «есть внутренняя связь между тем, что уже есть, и тем, что им порождается, что еще только становится»2.

Характеризуя причинно-следственную связь, необходимо отметить следующее:

во-первых, причина всегда предшествует по времени следствию;

во-вторых, причина не сводится к следствию, поскольку следствие не повторяет причину, а представляет собой результат преобразования, изменения объекта;

в-третьих, причина и следствие могут меняться местами. Однако это не означает, что следствие может при определенных обстоятельствах стать причиной той причины, что изначально породила его. Но оно может стать причиной другого следствия;

в-четвертых, для того, чтобы причина породила следствие, необходимо наступление условий, обеспечивающих такое развитие причинно- следственной связи, при котором наступление ожидаемого следствия не- избежно. В противном случае последнее может и не наступить, так как не- зависимые от причины условия могут оказать ей противодействие. При этом важно учитывать, что различие между причиной и условием имеет относительный характер, поскольку «конкретное явление в одних взаимо- действиях может играть роль причины, в других - условия»\ При разгра- ничении этих понятий следует иметь в виду, что отличие причин от условий состоит в активности первых и относительной пассивности вторых. Если причина - есть нечто изменяющееся, то условие — есть нечто устой-

Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С.531. “ Там же. С.532. 3 Преступность и реформы в России / Под ред. А.И. Долговой. М, 1998. С56,

25

чивое ;

в-пятых, действие одной и той же причины при одном и том же условии порождает одно и то же следствие. Анализ таких философский категорий, как «причина», «условие», «следствие» позволил прийти к выводу о том, что если причина конкретного преступления не будет устранена, то при наличии тех же условий, она непременно приведет к возникновению аналогичных преступных деяний в будущем. При расследовании должны быть приняты меры по устранению также и условий, способствовавших совершению преступления, поскольку только при полном уничтожении причинно- следственной связи, включающей в себя в качестве промежуточного звена условия, можно гарантировать предупреждение совершения аналогичных противоправных общественно опасных деяний в будущем. Данное положение имеет важное теоретическое значение для определения профилактической деятельности, осуществляемой компетентными государственными органами и должностными лицами в стадии предварительного расследования.

Социальный аспект понятий причин и условий, способствовавших совершению преступления, связан с проблемой соотношения таких научных категорий, как «биологическое» и «социальное». Это обусловлено тем, что исследование обстоятельств, способствовавших совершению уголовно наказуемого общественно опасного деяния, невозможно в отрыве от рассмотрения взаимосвязи «человек-преступление».

В результате исследований данной проблемы сформировались три концепции: биологическая, социальная и биосоциальная, объясняющая причины преступлений как биологическими, так и социальными факторами.

Основоположником биологической концепции преступности являет-

1 См.: Мусабаева Н.А. Проблема причинности в философии и биологии. Алма-Ата. 1962. С. 106.

26

ся итальянский врач-психиатр и антрополог Ч. Ломброзо, отвергавший со- циальную обусловленность преступности и выдвинувший теорию о суще- ствовании «прирожденного преступника», обладающего особыми физиче- скими чертами. Впоследствии эта концепция получила развитие в так на- зываемых неоломброзианских теориях расовой, психической, конститу- циональной и наследственной предрасположенности к совершению пре- ступлений. При этом важно подчеркнуть, что эта классификация носит ус- ловный характер, поскольку каждая теория, как правило, аккумулирует в себе положения, содержащиеся в других теориях.

Теории расовой предрасположенности к совершению преступлений основаны на учениях о «высших» и «низших» расах, созданных в конце XIX - начале XX вв. Гобино (Франция), Чемберленом (Великобритания), Вольтманом (Германия). Суть данных теорий сводилась к попытке научно обосновать тезис о том, что представители так называемых «высших» рас в силу своего благородного происхождения не склонны по своей природе к совершению преступлений. В то время как представители «низших» рас в силу своих особенностей изначально предрасположены к криминогенным вариантам поведения.

В настоящее время данные теории мало популярны, поскольку лишены научного обоснования. Однако некоторые ученые до сих пор считают, что предрасположенность человека к совершению преступлений заложена в его принадлежности к «преступной» расе. Такой позиции придерживаются криминологи Зеелинг (Германия), Беммелен (Голландия) и др.

В конце XIX века получили распространение теории психической предрасположенности к преступлениям. Основные положения о биологи- ческом и психологическом генезисе преступлений были сформулированы в 1885 году криминологом Альбрехтом, а впоследствии нашли отражение в работах психиатра Дюпре и криминолога Бонфильи. Наибольшую же по- пулярность среди криминологов в начале XX века завоевала теория авст- рийского психиатра и психолога 3. Фрейда, считавшего, что причины пре-

27

ступлений заложены в инстинктивных наклонностях личности. Однако в 1997 году ведущие психиатры Запада признали эту теорию несостоятельной.

Рассматривая биологическую концепцию причин антиобщественного поведения, нельзя не остановиться на теориях конституциональной предрасположенности к совершению преступлений. Среди них наиболее значительными являются эндокринная теория и теория немецкого психиатра Э. Кречмера о взаимосвязи между физической конструкцией человека и его психическим складом, а также между ними обоими и характером преступного поведения1.

Становление и развитие эндокринной теории в 20-30 годах связано с именами Брансберга (Норвегия), Кронфельда (Германия), Хардинга (США), которые полагали, что основными причинами преступлений являются аномалии желез внутренней секреции. В настоящее время сторонники этой теории высказывают более осторожные суждения по поводу обусловленности преступлений эндокринными факторами, рассматривая последние, как правило, в совокупности с факторами социального характера.

Кроме того, в 20-х годах XX столетия в таких европейских государствах, как Австрия, Германия, Италия получила развитие теория наследственной предрасположенности к совершению преступлений. Одним из ярких представителей этой теории является А. Ленц, идеи которого в дальнейшем были развиты такими западными учеными, как Кинберг, Ланге, Штумпфль и др.

Из отечественных ученых данную теорию поддерживает И.С. Ной. По его мнению, некоторые люди наделены «определенными психофизическими задатками», имеющими генетический характер и обладающими криминогенной значимостью. При стыковке неблагоприятных условий

’ См.: Герцензон А.А. Против биологических теорий причин преступности // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.5. М, 1967. Сб.

28

микросреды и криминогенных качеств людей порождается закономерность, определяющая преступность. Обосновывая изложенную позицию, он указывает на то, что «в прирожденных программах поведения преступников, обладающих нормальной психикой, проявляются социальные инстинкты, имеющие криминогенное значение»1, установление которых возможно лишь при помощи генетики. Именно в генезисе антисоциального поведения, с точки зрения И.С. Ноя, «проявляют себя определенные гены»”. Однако о каких конкретно генах идет речь автор, к сожалению, умалчивает.

Результаты исследований в области генетики, связанные с изучением хромосомных аномалий и однояйцовых близнецов, привели к обострению спора между сторонниками биологической и социальной концепций пред- расположенности человека к совершению преступления. Это связано с тем, что в зарубежной литературе появилось утверждение о том, что наличие у мужчин лишней 47-й хромосомы типа X (синдром Клейнфельтера) или типа Y обусловливает их предрасположенность к совершению преступлений. Однако подобное суждение было подвергнуто аргументированной критике со стороны многих отечественных и зарубежных ученых. Исследовав лиц с хромосомными аномалиями, Л.Г. Колмыкова и В.П. Эфроимеон пришли к выводу, что никакой фатальной связи между наличием у человека лишней хромосомы и преступным поведением не установлено3. Английские иссле- дователи И. Нильсон и Е. Нордланд, пытаясь объяснить механизм поведения лиц с хромосомными аномалиями, пришли к заключению, что наличие дополнительной Х- или Y-хромосомы не обязательно приводят к соверше- нию преступления, но обусловливают «повышенный уровень внешней ак- тивности человека», которая при столкновении с препятствиями, чинимы-

1 Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии. Саратов, 1975. С.143.

2 Там же. С. 146.

3 См.: Там же. С. 143-144.

29

ми социальной средой, может привести такое лицо к совершению антиоб- щественного деяния. Исследования французских ученых также не выявили наличие каких-либо корреляций между преступлением и наличием лишней Y-хромосомы1.

Изучение близнецов с целью выявления степени совпадения крими- нологических признаков на основании идентичности их генотипа привели к выводу, что сходство психологических особенностей, предопределяющих поведение обследуемых лиц, объясняется не столько тождественностью их генотипа, сколько сочетанием этого генотипа с одинаковой социальной средой”. Обобщая результаты исследований генетических факторов преступности, немецкий ученый Г, Кайзер отмечает следующее: «Мы должны определенно признать неудавшейся попытку объяснить преступное поведение наследственными факторами» . Аналогичной точки зрения придерживался и отечественный генетик Н.П. Дубинин, который в связи с обсуждением указанной проблемы, заявил о том, что «в свете современных данных по генетике человека очевидно, что специальных генов для насле- дования таких социальных признаков, как преступность, проституция и т.д., не существует»5. Таким образом, современные генетические исследования не выявили криминогенных генов. В связи с этим вряд ли можно вести речь о биологической (генетической) структуре преступника и генетическом характере причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Становление и развитие диаметрально противоположной тенденции

1 Benezech and oth. Conduite antisociale et lorgucur du cromosome. - Journal of Human ge netics, 1976, 32,1. P.77-80.

2 Данными исследованиями занимались такие ученые, как Р. Вильсон, К. Кристиансен, Н. Кантонистова, А. Матени и др.

3 См.: Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 137.

4 Kaiser G. Genetics and Crime. - Proceedings of the 11 International Symposium on Crimi nology. Sao Paulo, Brasil, 1975. P.7-8.

э Дубинин Н.П. Философские и социологические аспекты генетики человека // Вопросы философии. 1971, № 1.С.37.

30

в объяснении сущности причин и условий преступного поведения в отече- ственной криминологии связано с именем профессора А.А. Герцензона. Исходя из основных положений марксистской социологии, он считал, что причины конкретного преступления носят не биологический, а социальный характер. Человек не рождается преступником, а становится таковым в результате воздействия на него окружающей среды1.

С указанной точкой зрения трудно не согласиться, поскольку любое преступное деяние, несмотря на то, что оно носит антисоциальный характер, в то же время является порождением того самого общества, для которого в последствии представляет повышенную опасность. Исходя из тезиса

0 том, что всякое следствие имеет причину, можно сделать вывод, что пре ступление не возникает само по себе. Для этого необходимо становление и развитие в социальной среде определенных предпосылок, которые неиз бежно подготавливали бы данное преступное деяние.

Однако нельзя забывать, что преступления совершаются конкретными людьми, обладающими как социальными, так и биологическими осо- бенностями. Поэтому, на наш взгляд, наиболее правильной является точка зрения тех авторов, которые считают недопустимым как натурализацию, так и одностороннюю социализацию личности”. Объяснение причин преступления с точки зрения биологической предрасположенности человека к его совершению не только не соответствует действительности, но и отрицает существование таких научно обоснованных уголовно-правовых категорий, как «вина» и «ответственность». В то же время крайняя социализация лица, совершившего преступление, неизбежно приводит к уничтожению комплексного подхода в исследовании причин и условий данного об- щественно опасного деяния. Это связано с тем, что исключается сама не-

1 См.: Герцешон А.А, Современная буржуазная криминология // Сов. гос. и право. 1963, №2. СПб.

2 См.: Волков Б.С. Детерминистическая природа преступного поведения. Казань. 1975. С.79.

31

обходимость изучения индивидуальных особенностей формирования и развития личности преступника. Как в первом, так и во втором случае страдает принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Вышеизложенное дает основание сделать вывод о взаимообусловленности биологического и социального в человеческой личности, поскольку не только социальная жизнь влияет на биологическую природу человека, но и биологические особенности людей во многом предопределяют их социальную жизнь. Объяснение подобному явлению заключается в том, что с развитием и становлением человека как личности в его внутреннем мире аккумулируются, главным образом, те общественные отношения, которые более всего соответствуют его биологическим особенностям. При этом, как справедливо отмечает А.Б. Сахаров, «…во взаимодействии социального и биологического причиной конкретного социально значимого поступка, в том числе и преступления, выступает всегда социальное начало. Оно, во-первых, активно воздействует на индивидуальные особенности человека, во-вторых, определяет, в каком социально значимом направлении эти особенности проявятся. Биологические же особенности индивида выступают в качестве условий действия социальных причин» .

Рассматривая психологический аспект понятий причин и условий, способствовавших совершению преступления, важно отметить, что его ос- новой является учение о «свободе воли», основополагающие моменты ко- торого сводятся к тому, что человек от природы наделен сознанием и волей. В силу этого он способен осознавать как происходящие вокруг него явления, события, процессы, так и свои собственные действия. Кроме того, обладая волевыми качествами, человек способен не только руководить

1 Сахаров А.Б. Учение о личности преступника и его значение в профилактической деятельности органов внутренних дел. М., 1984, С.25.

32

своими собственными поступками, но и оказывать активное воздействие на те явления, события и процессы, с которыми он так или иначе сталкивается в действительности. Сообразно с этим свобода воли - есть ничто иное как способность человека осознавать и осознанно действовать тем или иным образом в различных жизненных ситуациях. Как справедливо отмечает Б.С. Волков, «свобода воли - понятие конкретное. Нет свободы вообще, а есть свобода выбора поведения, …свобода совершения конкретного действия. Любая свобода имеет свое конкретное содержание, т. е. свое объективное и субъективное основание»1. При этом, по мнению автора, наиболее важными являются объективные основания свободы, поскольку если в объективных условиях исключается всякая альтернатива, то теряет смысл и понятие свободы”. Таким образом, речь о свободе воли может идти только в том случае, когда человек имеет возможность выбрать тот или иной вариант поведения.

Подчеркивая важное значение объективных оснований свободы, Б.С. Волков тем не менее признает, что «роль субъективных факторов в причинной обусловленности человеческого поведения не является пассивной», поскольку «изменяясь под влиянием социальных условий, индивидуальные свойства личности приобретают самостоятельное значение»”. Это означает, что лицо, совершающее преступление, является не только пассивным объектом, испытывающим на себе воздействие окружающей среды, но и активным субъектом, самостоятельно направляющим свою волю и действующим согласно выбранной цели. Данный вывод исключительно важен для понимания сущности причин и условий, способствовавших совершению преступления, поскольку из него следует, что в целом вышеуказанные обстоятельства не могут находиться вне пределов челове-

1 Волков Б.С. Марксистско-ленинское понимание детерминизма и его значение в кри минологическом исследовании преступлений // Ленинская теория социалистического государства и права и современность. Казань, 1970. С.230.

2 См.: Там же.

3 Там же. С.232.

33

ческого сознания и вне его воли. Исключение составляют те условия, которые не осознаются лицом как явления, благоприятствующие приведению в исполнение его преступного умысла. То же самое может иметь место и в случае совершения неосторожных преступлений. Таким образом, на наш взгляд, нельзя согласиться с точкой зрения В.К. Звирбуля, считающего, что «обвиняемые зачастую не знают причин совершения преступления, либо не отдают себе полного отчета о них»1. Неспособность обвиняемых дать исчерпывающие показания по поводу причин и условий, способствовавших совершению ими преступлений, по нашему мнению, вовсе не свидетельствует о том, что указанные обстоятельства им не известны. Дело в том, что для основной массы лиц, совершающих преступления, не свойственно критическое отношение к своим поступкам.

Исследуя проблему причин и условий, способствовавших совершению преступления, важно подчеркнуть, что хотя на законодательном уровне вопрос о том, что следует понимать под указанными обстоятельствами, остается открытым, в науке уже сложились определенные понятия данных явлений.

Так, под причинами конкретного преступления, по мнению Г.Г. Зуйкова, М.И. Ковалева, В.Н. Кудрявцева, принято понимать такие обстоятельства, явления и процессы, которые в результате своего воздействия породили антиобщественные взгляды лица, проявившиеся в совершении преступления . К условиям, спосооствовавшим совершению преступления, В.Н. Кудрявцев и А.С. Шляпочников относят обстоятельства, способство-вавшие достижению преступного результата”,

Звирбуль В.К. Деятельность следователя по предупреждению преступлений: Дис… канд. юрид. наук. М, 1963. С. 164.

2 См.: Зуйков Г.Г. К вопросу о понятии причин преступления и условий, способствую щих его совершению // Вопросы предупреждения преступности. Вып.2. М., 1965. С.З- 19; Ковалев М.И. Основы криминологии. М., 1970. С.44-48; Кудрявцев В.Н. К вопросу об изучении причин преступности // Сов. гос. и право. 1964, № 5. С. 12.

3 См.: Кудрявцев В.Н. Указ. раб. С.11-20; Шляпочников А.С. О классификации обстоя тельств, способствующих совершению преступления // Сов.гос. и право. 1964, .No 10. С.99.

34

С точки зрения А.И. Алексеева и А.Б. Сахарова «причиной отдельного преступления (индивидуального преступного поведения) является взаи- модействие негативных нравственно-психологических свойств личности, сложившихся под влиянием неблагоприятных условий нравственного формирования индивида, с внешними объективными обстоятельствами (конкретной ситуацией), порождающими намерение и решимость совершить данное преступление, либо способствующими этому»’. Данное определение включает в себя два взаимосвязанных между собой аспекта: анти- общественную установку личности и конкретную жизненную ситуацию, складывающуюся к моменту совершения преступления. При этом важно подчеркнуть, что при совершении умышленных преступлений решающую роль, как правило, играет антиобщественная установка. Тогда как при со- вершении неосторожных преступлений возрастает роль жизненной ситуации.

Однако, на наш взгляд, криминологическое определение рассматриваемых понятий не может заменить уголовно-процессуального. Это обусловлено тем, что для уголовного процесса значимость понятия причин и условий, способствовавших совершению преступления, определяется прежде всего отражением в нем границ, в рамках которых данные обстоятельства подлежат выявлению и устранению. О необходимости определения уголовно- процессуального аспекта причин и условий, способствовавших совершению преступления, высказывались многие авторы (В.И. Курлянд-ский, В.К. Звирбуль, Ф.А. Лопушанский и др.)~. Однако до сих пор в уго-

1 Алексеев А.И., Сахаров А.Б. Причины преступлений и их устранение органами внутренних дел. М, 1982. С.4.

~ См.: Курляндский В.И. К вопросу об изучении причин и условий, способствующих совершению преступлений // Труды Военно-политической академии. Вып. 17. М., 1957. С. 122; Звирбуль В.К. Деятельность следователя по предупреждению преступлений // Практика применения нового уголовно- процессуального законодательства. М., 1962. С. 15; Лопушанский Ф.А. Теоретические проблемы профилактики преступлений, осуществляемой органами предварительного следствия: Дис… докт. юрид, наук. Киев, 1979. С.84.

35

ловном процессе по данной проблеме также не сложилось единого мнения. В связи с этим считаем необходимым рассмотреть основные признаки, которые, по нашему мнению, должны приниматься во внимание при определении таких явлений, как «причина» и «условие».

Во-первых, причины и условия, способствовавшие совершению преступления, должны быть необходимыми. Под необходимыми причинами и условиями следует понимать такие явления, без которых возникновение прогнозируемого следствия (т.е. преступления) было бы сведено на нет.

Во-вторых, причины и условия должны быть юридически значимыми. Юридическая значимость, на наш взгляд, определяется взаимосвязью двух критериев. Первый критерий заключается в том, что причины и условия, способствовавшие совершению преступления, должны непосредственно относиться к расследуемому деянию. Второй критерий связан с тем, что установление и устранение вышеуказанных обстоятельств должны способствовать обеспечению задач уголовного судопроизводства.

О необходимости установления по делу лишь непосредственных причин и условий писал еще профессор А.А. Герцензон1. Данная позиция представляется достаточно обоснованной. Кроме того, она ни в коем случае не противоречит принципу всесторонности, полноты и объективности в исследовании причин и условий, благоприятствующих совершению пре- ступления, а наоборот способствует наиболее глубокому изучению указанных обстоятельств. Вышеизложенную точку зрения разделяет и Г.Г. Зуйков, который справедливо отмечает, что преступление является следствием причинно-следственной цепи предшествующих явлений. Эта причинно- следственная цепь является «неопределенно длительной», в силу чего проводить ее полное исследование «невозможно и нецелесообразно». Поэтому автор предлагает ограничиться изучением определенной части

1 См.: Герцензон А.А. Вопросы предупреждения преступлений в новом законодательстве союзных республик // Сов. гос. и право. 1961, № 7. С.68.

36

этой цепи1,

На основании изложенного нельзя согласиться с теми авторами, которые считают, что при производстве расследования по уголовному делу необходимо выявлять не только обстоятельства, которые непосредственно способствовали совершению конкретного преступления, но и те, которые не имеют отношения к расследуемому делу”. На наш взгляд, орган дознания и следователь не обязаны устанавливать обстоятельства, находящиеся вне границ расследования по конкретному уголовному делу. Этим должны заниматься специализированные службы правоохранительных органов. Причины, носящие обобщенный экономический, политический, демогра- фический характер, порождающие всю совокупность преступлений, со- вершаемых на территории государства, находятся вне ^>амок уголовно- процессуального исследования, так как являются объектом изучения кри- минологии.

Установление в процессе предварительного следствия или дознания причин и условий криминогенного характера, которые не имеют непосредственного отношения к расследуемому уголовному делу, не является обязанностью следователя, органа дознания. Это связано с тем, что эти обстоятельства не входят в предмет доказывания по данному уголовному делу. Однако подобное положение не означает, что следователи и органы дознания в этой ситуации должны бездействовать. Например, обнаружив признаки преступления, при наличии достаточных оснований в соответствии со ст. 108 УПК РСФСР они могут возбудить уголовное дело.

В-третьих, между причинами и условиями, способствовавшими совершению преступления, с одной стороны, и преступлением - с другой

1 См.: Зуйков Г.Г. Выявление в процессе расследования причин и условий, способст- вующих совершению преступлений, и принятие мер к их устранению. М., 1964. С. 15. “ См.: Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М, 1961. С.273; Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М., 1966. С.33; Дербенев А.П. Деятельность следователя по предупреждению преступлений: Автореф… дис. канд. юрид. наук. Л., 1969. С.9.

37

должна существовать закономерная связь, т.е. объективно существующая, повторяющаяся, обусловливающая развитие преступного деяния.

В-четвертых, причины и условия должны неизбежно приводить к совершению преступления. Это означает, что в случае неустранения ука- занных обстоятельств, обязательно будет совершено аналогичное преступ- ление.

В-пятых, причины и условия преступления должны быть выявлены в совокупности, поскольку при частичном (неполном) выявлении и устранении данных явлений, они могут привести к совершению новых преступных деяний.

Определение понятия причин и условий, способствовавших совершению преступления, в действующем и проектируемом УПК, на наш взгляд, не только способствовало бы формированию у практических работников единого понимания их признаков и пределов выявления, но и более эффективному осуществлению профилактической функции в целом. Указанную точку зрения разделяет большинство практических работников. Так, 62% опрошенных следователей и дознавателей считают необходимым законодательное закрепление определения причин и условий, способство- вавших совершению преступления; 22% высказали противоположное мнение; 16% затруднились ответить на поставленный вопрос.

В связи с этим считаем необходимым сформулировать законодательное понятие вышеназванных обстоятельств в следующей редакции:

«Причины и условия, способствовавшие совершению преступления (общественно опасного деяния) есть совокупность необходимых, юриди- чески значимых явлений, закономерно и неизбежно приводящая к совершению преступления (общественно опасного деяния)».

Упоминание в скобках об общественно опасном деянии свидетельствует о признании диссертантом необходимости установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, при

38

производстве расследования по делам об общественно опасных деяниях невменяемых.

Исследуя проблему понятия причин и условий, способствовавших совершению преступления, нельзя не затронуть вопроса о классификации указанных обстоятельств.

Научная классификация (от лат. classis - разряд, класс и facio -делаю, раскладываю) представляет собой систему соподчиненных научных понятий какой-либо области знания, которая используется для установления связей между этими понятиями, а также для ориентации в их многообразии . Несмотря на то, что классификация, как правило, является условной, тем не менее она позволяет отграничить одно понятие от другого. Это способствует более глубокому их изучению и определению места в единой классификационной системе. Научная классификация находит применение во многих науках, в том числе и правого характера, таких как уголовное право, уголовный процесс. Исследуя проблему классификации причин и условий, способствовавших совершению преступления, важно подчеркнуть, что огромный вклад в ее разработку внесли такие ученые, как А.А. Герцензон, И.Н. Даньшин, A.M. Жуков, Г.Г. Зуйков, В.Н. Кудрявцев, Г.М. Миньковский, В.Г. Танасевич, А.С. Шляпочников, Н.А. Якубович и др.

Профессор А.А. Герцензон, систематизируя обстоятельства, способ- ствовавшие совершению преступления выделил «две основные группы: а) причины и условия объективного характера и б) причины и условия субъ- ективного характера»”. Первые, по его мнению, характеризуют внешние условия формирования и развития личности (воспитание, условия быта и т.д.), а также те «внешние условия, которые непосредственно способствовали совершению преступления». Вторые характеризуют саму личность, ее

См.: Философский энциклопедический словарь. М, 1983. С.257. 2 Герцензон А.А. Указ раб. С.69.

39

индивидуальные особенности (навыки, привычки, психология, характер)1.

Бесспорно, эта классификационная система представляет собой богатую теоретическую основу для разработки последующих классификаций, однако, на наш взгляд, объединение внешних условий развития личности и условий, непосредственно способствовавших совершению преступления, в единую группу, не совсем удачно, поскольку, несмотря на то, что эти обстоятельства носят объективный характер, они существенно отличаются друг от друга по времени и пространству действия.

И.Н, Даньшин считает, что конкретное преступное деяние совершается под влиянием совокупности различных взаимосвязанных и взаимообусловленных обстоятельств, среди которых он различает непосредственные причины преступления, обусловившие процесс неблагоприятного нравственного формирования личности, и условия (внешние обстоятельства, облегчающие совершение преступления)’.

По мнению В.Г. Танасевича, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, можно разделить на две группы: 1) неблагоприятные условия формирования личности преступника; 2) обстоятельства, связанные с обстановкой совершения преступления^.

Аналогичной классификации придерживался и А.С. Шляпочников. Он считал, что причины и условия, способствовавшие совершению преступления, можно сгруппировать по двум основным разделам.

В первый, общий раздел должны быть включены причины и условия, отрицательно сказавшиеся на формировании личности правонарушителя, обусловившие его антиобщественные взгляды и привычки. Сюда следует отнести ненормальную обстановку в семье и недостатки семейного воспи- тания; недостатки воспитательной работы в учебном заведении; в коллек-

1 См. Там же.

’ См.: Даньшин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. М.. 1973. C.I27.

J См.: Танасевич В.Г. К теоретическим основам разработки мер предупреждения пре- ступлений // Сов. гос. и право. 1964, № 6. С.89.

40

тиве по месту работы; неудовлетворительную массовую культурно-просве- тительную работу по месту жительства; отрицательное влияние ближайшего бытового окружения; неблагоприятные факторы материального порядка; стойкость антиобщественных взглядов и привычек лица.

Ко второму разделу предлагаемой А.С. Шляпочниковым классификации относятся условия, способствующие реализации преступного замысла. Сюда относятся недостатки в деятельности государственных оргаг нов и общественных организаций, поведение отдельных лиц, создающее благоприятную обстановку для реализации преступного умысла. По его мнению, вышеуказанные обстоятельства следует дифференцировать в за- висимости от характера совершенного преступления1.

Данную точку зрения по поводу классификации разделяет и Н.Ф. Кузнецова, разделяя обстоятельства преступления на две группы: условия, способствующие совершению преступных деяний (так называемые «си- туативные условия») и условия, формирующие криминогенную мотивацию. При этом, по мнению автора, эти условия находятся в информационном взаимодействии. По механизму воздействия на преступления ситуативные условия могут быть нейтральными, способствующими или препятствующими совершению преступления. В эту же группу, по мнению Н.Ф. Кузнецовой, входят и так называемые «виктимогенные условия», представляющие собой поведение потерпевших, провоцирующее совершение преступного деяния субъектом преступления*. При этом важно подчеркнуть, что ситуационные условия в отличие от условий, формирующих криминогенную мотивацию личности, более приближены к моменту совершения преступного деяния, в силу чего являются в большей степени конкретными, ярко выраженными. Психологические же условия, формирующие личность и ее мотивацию, более отдалены от факта преступления,

1 См.: Шляпочников А.С. Указ. соч. С.96-99.

~ Криминологические исследования виктимогенных условий преступлений впервые

были проведены в 40-х годах XX века.

РОССИЙСКАЯ / 41 f^vfl-A-“.г ^Щл I

в силу чего установить и устранить их гораздо сложнее1.

Изучая проблему классификации обстоятельств, способствовавших совершению преступления, А.Б. Сахаров разделяет их также на две группы: условия нравственного формирования личности и криминогенную ситуацию. На основании криминологических исследований к первой группе автор относит такие неблагоприятные условия, как нарушение целостности семьи; ненормальные взаимоотношения между ее членами; наличие в семье антиобщественных нравов и традиций; антисоциальное поведение членов семьи; невыполнение родителями своих обязанностей по воспитанию детей; неправильное воспитание; прямое потакание антисоциальным наклонностям детей и вовлечение их в преступную деятельность. Элементами второй группы обстоятельств, способствовавших совершению преступления, по мнению А.Б. Сахарова, являются недостатки организационно-хозяйственной деятельности, поведение отдельных лиц, природные явления. При этом криминогенная ситуация во временном отношении может иметь длительный характер или кратковременный. В пространственном отношении она может распространяться на обширную территорию (голод в стране), а может концентрироваться в ограниченном пространстве (квартирный конфликт). По объему воздействия криминогенная ситуация может затрагивать одного человека или узкий круг людей, а может приобрести и массовый характер (катастрофа). В зависимости от содержания и значения для субъекта преступления выделяют также проблемную и конфликтную ситуацию. В то время, как первая связана с определенными трудностями и препятствиями, мешающими преступнику достичь поставленной цели, вторая носит более обостренный характер и связана с различного рода столкновениями и острыми противоречиями между интересами субъекта преступления и других людей. При этом важно подчеркнуть, что кримино-

1 См.: Криминология. Учебное пособие / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой. М.. 1998. С.51.

42

генная ситуация может быть создана как противоправными, преступными действиями самого субъекта преступления, его сообщниками, посторонними людьми, так и стихийными силами природы1. В том случае, когда криминогенная ситуация возникла в результате правомерных действий, вопрос об их устранении отпадает.

Несмотря на глубокие исследования, проведенные различными учеными, эти классификации по сути аналогичны друг другу. В то же время они представляют собой достаточно богатую теоретическую основу для последующих разработок классификаций причин и условий, способство- вавших совершению преступлений.

Так, Г.Г. Зуйков определяет следующую совокупность обстоятельств, подлежащих установлению и устранению по уголовному делу: непосредственную причину совершения преступления; условия, способст- вовавшие действию непосредственной причины в конкретном преступном посягательстве; обстоятельства, сформировавшие непосредственную причину и являющиеся ее причинами; условия, способствовавшие действию факторов, сформировавших непосредственную причину. При этом автор полагает, что в большинстве случаев установление перечисленных обстоятельств в целях их последующего устранения вполне достаточно, за исключением случаев, когда при осуществлении расследования по уголовному делу возникает необходимость в установлении и устранении еще более отдаленных от преступления причин и условий”.

В.Н. Кудрявцев, исследовав проблему причин преступности, пришел к выводу о том, что наиболее значимыми являются три группы обстоятельств, способствующих совершению преступления (аналогичной клас-

сы.: Алексеев А.И., Сахаров А.Б. Указ. раб. С.9-21. 2 См.: Зуйков Г.Г. К вопросу о понятии причин преступления и условий, способствующих его совершению. С.5.

43

сификации придерживаются В.К. Звирбуль, А.И. Михайлов1). К первой группе он относит «конкретные внешние обстоятельства, побудившие лицо к совершению … преступления». Сюда входит все то, что вызывает у человека «решимость совершить преступление (при умысле) или решимость совершить иное действие, которое при отсутствии должной преду- смотрительности ведет к наступлению вредных последствий (при неосто- рожности)» . К этой же группе В.Н. Кудрявцев относит и непосредственный повод к совершению преступления3. При этом он считает, что ни внешняя обстановка, предшествующая совершению преступления, ни повод, не могут породить «решимости совершить общественно опасное действие или бездействие, если субъект не имеет в своем сознании более или менее стойких антиобщественных навыков, взглядов и_ привычек». Последние, в свою очередь, составляют вторую группу обстоятельств, способствовавших совершению преступления, которую принято называть «условиями нравственного формирования личности»4.

К третьей группе относятся обстоятельства, способствующие достижению преступного результата. По мнению В.Н. Кудрявцева, эта группа отличается от двух предыдущих тем, что, во-первых, она в большей степени связана с объектом преступного посягательства, а во-вторых, обстоятельства, благоприятствующие совершению преступления, могут и не влиять на возникновение преступного намерения5. Кроме того, обстоятельства третьей группы, в свою очередь, можно классифицировать на физические (технические), организационные и психологические условия, способство-

1 См.: Звирбуль В.К. Указ. соч. С. 105-106; Михайлов А.И. Процессуальные и тактичес кие основы выявления и устранения следователем причин преступлений: Дис.канд. юрид. наук. М., 1965. С.26.

2 Кудрявцев В.Н. Указ. раб. С.12-13.

3 В отличие от В. Кудрявцева С. Остроумов и Н. Кузнецова отводят поводу самостоя тельную роль, выходящую за рамки причин и условий, способствовавших совершению преступления.

4 Кудрявцев В.Н. К вопросу об изучении причин преступности. С. 13.

5 См.: Там же. С.18-19.

44

вавшие совершению преступления.

К физическим (техническим) условиям относятся особенности места и времени совершения преступления, оснащенность преступника, а также наличие предметов и обстоятельств внешнего мира, облегчающих совер- шение преступления.

В качестве примеров организационных условий можно привести недостатки в учете, контроле, обеспечении безопасности людей и имущества, а также другие обстоятельства, помогающие преступнику реализовать преступный умысел.

Психологические условия, как правило, связаны с безразличным отношением населения и представителей правоохранительных органов к преступности, что несомненно, облегчает совершение общественно опасных деяний .

Г.М. Миньковский считал, что «причины и условия конкретного преступления - это:

а) среда, формирующая дисгармонию или деформацию потребно стей, интересов, ценностных ориентации конкретной личности, которые становятся основой криминогенной мотивации;

б) сама криминогенная мотивация;

в) ситуации, в которых находится личность в процессе формирова ния, жизнедеятельности и непосредственно в процессе совершения пре ступления и которые способствуют возникновению и реализации крими ногенной мотивации в поведении (условия, способствующие конкретному преступлению);

г) психофизиологические и психологические особенности личности, усиливающие ее чувствительность к криминогенным влияниям извне и

См.: Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирова- ния. М.Л 998. С. 133-134.

45

стимулирующие превращение их во внутреннюю позицию»!.

Н.А. Якубович по характеру и удаленности от преступления, выступающего в роли следствия, выделяет причины объективного и субъективного характера, а также непосредственные и более отдаленные причины. При этом причины, являющиеся по отношению к преступлению отдаленными, по ее мнению, являются «причинами причин»’.

Рассматривая предмет доказывания обстоятельств, способствовавших совершению преступления, Н.А. Якубович выделяет пять групп обстоятельств:

1.Обстоятельства, определяющие форму и содержание антиобщественной установки. Эти обстоятельства являются непосредственной причиной совершения преступления.

  1. Обстоятельства, явившиеся источником формирования антиобщественной установки. Поскольку они являются причинами непосредственной причины совершения преступления, то, по мнению Н.А. Якубович, могут быть названы основной (главной) причиной преступления”. Сюда относятся неблагоприятные условия среды, в которой жил, воспитывался, учился и работал субъект преступления.
  2. Обстоятельства, способствовавшие действию источников формирования антиобщественной установки (т.е. условия, благоприятствующие действию основной причины преступления).
  3. Обстоятельства, способствующие превращению антиобщественной установки в преступное намерение. Эти обстоятельства, будучи про- воцирующими поводами, возникающими в определенной жизненной ситуации, хотя и выступают в роли «толчка», под воздействием которого человек решается совершить преступление, однако не являются причиной
  4. 1 Криминология. Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского М., 1998. С.136.

2 Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М, 1971. С.113.

3 См.: Там же. С. 115.

46

преступного деяния и должны быть отнесены к условиям, благоприятст- вующим его совершению.

  1. Обстоятельства, способствовавшие реализации преступного намерения в общественно опасное действие. Данные обстоятельства являются объективными факторами, обусловливающими достижение преступного результата. Однако, как считает Н.А. Якубович, «в некоторых случаях такого рода условия могут стать причинами формирования антиобщественной установки у лиц, находящихся под их длительным воздействием»1.

Безусловно, эти сложные и глубоко исследованные классификации имеют важное теоретическое и практическое значение для уяснения сущности таких понятий, как причина и условие, способствовавшие совершению преступления. Однако, на наш взгляд, они носят в основном кримино- логический характер. В определенной степени это связано с тем, что наи- больший вклад в исследование проблемы систематизации причин и условий, способствовавших совершению преступления, внесли именно ученые криминологи. В связи с этим в уголовно-процессуальном аспекте, по нашему мнению, более удачной является классификация, разработанная A.M. Жуковым, который проанализировав наиболее распространенные класси- фикационные системы, пришел к выводу, что обстоятельства, способство- вавшие совершению преступления, следует разделить на две группы: свя- занные с лицом, совершившим преступление (неблагоприятные условия формирования личности и т.п.) и существующие независимо от него (не- достатки в охране собственности, ненадлежащий учет материальных цен- ностей и т.п.). Различие между ними состоит в том, что обстоятельства первой группы выясняются после установления лица, совершившего преступление, а обстоятельства второй группы выясняются при установлении факта совершения преступления независимо от того, установлено лицо, совершившее преступление или нет (нередко эти обстоятельства способст-

Там же. С. 116.

47

вуют розыску преступника). Кроме того, по мнению A.M. Жукова, конста- тировать обстоятельства второй группы и принимать меры по их устранению вправе органы предварительного расследования, в то время, как установление и устранение обстоятельств первой группы относятся к компетенции суда. В этой связи выводы органов предварительного расследования и прокурора по поводу этой, группы обстоятельств носят лишь предварительный характер. Обосновывая указанную точку зрения, A.M. Жуков исходит из того, что согласно закону, «никто не может быть признан виновным в совершении преступления…иначе как по приговору суда» (ст. 13 УПК РСФСР). Это означает, что отнесение обстоятельств, связанных с личностью субъекта преступления, к способствовавшим совершению преступления, возможно лишь в случае признания лица виновным. А поскольку это возможно только по приговору суда, то до этого момента нельзя признавать данные обстоятельства таковыми. В связи с этим A.M. Жуков полагает, что внесение органом дознания, следователем, прокурором представления об устранении причин и условий преступления, относящихся к обстоятельствам, связанным с личностью обвиняемого, выходит за рамки их компетенции. И если в таком представлении содержится утверждение о виновности лица, то это непременно ведет к созданию предпосылок для преждевременного суждения о причастности последнего к совершению преступления до суда и без суда1.

Высоко оценивая разработанную A.M. Жуковым классификацию обстоятельств, способствовавших совершению преступления, и подчеркивая ее большое теоретическое и практическое значение, диссертант, тем не менее, считает такую позицию спорной.

Во-первых, анализ статей 16, 71, 240 УПК РСФСР позволяет сделать вывод, что доказательства, добытые в процессе осуществления предвари-

1 См.: Жуков A.M. Выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. Свердловск, 1980. С.22-24.

48

тельного расследования по делу, не имеют заранее установленной силы и не предрешают выводы судьи (суда) относительно виновности или невиновности лица в совершении преступления. Поэтому установление любых обстоятельств на стадии предварительного расследования, а не только причин и условий, связанных с личностью обвиняемого, носит предвари- тельный характер.

Во-вторых, предварительный характер доказывания не свидетельствует о необоснованности и преждевременности внесения органами дознания, следователями и прокурорами представлений об устранении выявленных в процессе предварительного расследования обстоятельств, способствовавших совершению преступления, поскольку в соответствии с законом лицо может быть привлечено в качестве обвиняемого только «при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления» (ст. 143 УПК РСФСР). При наличии достаточных оснований, т.е. доказанности тех или иных фактов, орган дознания, следователь и прокурор вносят в соответствующие инстанции или должностным лицам представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Кроме того, требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела при осуществлении предварительного расследования (ст. 20 УПК РСФСР) также является своего рода гарантией от принятия органами предварительного расследования необоснованных решений по поводу устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления.

В-третьих, промедление в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, может привести к совершению аналогичных преступлений в будущем.

Таким образом, уяснение сущности таких явлений, как «причина», «условие», «следствие» для исследования и определения понятия причин и условий, способствовавших совершению преступления, возможно лишь

49

при использовании комплексного подхода, включающего в себя философ- ский, социальный, психологический и правовой аспекты.

Уголовно-процессуальный аспект понятия причин и условий, спо- собствовавших совершению преступления, определяется границами, в рамках которых эти обстоятельства подлежат выявлению и устранению. Исходя из этого, причины и условия, способствовавшие совершению преступления (общественно опасного деяния) - совокупность необходимых, юридически значимых явлений, закономерно и неизбежно приводящая к совершению преступления (общественно опасного деяния).

Важную роль в уяснении сущности причин и условий, способствовавших совершению преступления, играет их классификация, которая, по мнению диссертанта, должна проводиться по субъективно-объективному фактору: связанные с лицом, совершившим преступление, и существующие независимо от него. При этом органы расследования обязаны устанавливать и те и другие и принимать меры, направленные на их устранение.

50

§ 3. Субъекты установления и устранения причин и условий,

способствовавших совершению преступления, в стадии

предварительного расследования

Исследуя проблему установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования, нельзя не затронуть вопроса, связанного с определением субъектов, уполномоченных осуществлять профилактическую деятельность. Для этого необходимо четкое представление о том, кто является субъектом уголовно-процессуальной деятельности.

В действующем уголовно-процессуальном законе не содержится оп- ределения понятия «субъект установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления», как нет и определения таких понятий, как «участник уголовного процесса1» и «субъект уголовно- процессуальной деятельности». Это привело к тому, что в теории уголовного процесса по существу данного вопроса сложилось несколько точек зрения.

Одни ученые-процессуалисты склоняются к мнению, что понятия «участник уголовного процесса» и «субъект уголовно-процессуальной деятельности» тождественны2.

Другие полагают, что «понятия субъектов процесса и участников процесса соотносятся между собой как род и вид»3.

Согласно п. 18 ст. 5 проекта УПК, принятого в первом чтении Госу- дарственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 6 ию-

В главе 3 УПК РСФСР содержится лишь перечень участников процесса, их права и обязанности.

2 См.: Божьев В.П. Уголовный процесс. Учебник для высших юридических учебных заведений и юридических факультетов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 122; Ряби-нин А.Г. Участники уголовного процесса и их правовое положение: Фондовая лекция. М., 1997. С.5идр.

”’ Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С.73.

51

ня 1997 года , под «участниками процесса» следует понимать: 1) органы и лиц, осуществляющих уголовное преследование и поддержание обвинения в суде (прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя); 2) лиц, за- щищающихся от обвинения, отстаивающих свои права и интересы, а также интересы других лиц (потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, их законных представителей и представителей, подозреваемого, об- виняемого, их законных представителей, защитника, гражданского ответчика, его законного представителя и представителя).

На наш взгляд, это определение понятия участника процесса более удачно, нежели то, что нашло отражение в аналогичной статье проекта УПК, принятого во втором чтении Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 20 июня 2001 года, согласно которому участниками уголовного процесса являются лица, принимающие участие в уголовном судопроизводстве. Оно более конкретизировано и не только способствует формированию единого понимания круга участников уголовного судопроизводства, но и дает возможность выработать единую классификацию субъектов уголовно-процессуальной деятельности2. Однако отнесение, согласно этому определению, следователя, органа дознания и дознавателя к органам и лицам, осуществляющим уголовное преследование, на наш взгляд, не вполне удачно, поскольку данные субъекты уголовно-процессуальной деятельности обязаны выявлять «как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства».

Кроме того, само определение в этом проекте УПК уголовного преследования как деятельности, осуществляемой прокурором, следователем,

! См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997, № 25. Ст. 2895. 2 Анализ ст. 5 проекта УПК, принятого в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 6 июня 1997 года, позволяет сделать вывод о том, что закрепленное в законопроекте понятие «участник процесса» и выработанное теорией уголовного процесса понятие «субъект уголовного процесса» равнозначны. Поскольку последнее понятие нам наиболее импонирует, то в диссертационном исследовании мы будем использовать именно его.

52

органом дознания, дознавателем с целью изобличения на основе собранных доказательств подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, по нашему мнению, является некорректным. Разработанная и обосно-ванная A.M. Лариным функция уголовного преследования1 представляет собой по сути родовое понятие, включающее в себя подозрение, обвинение, признание виновным лица, в отношении которого дело прекращено по нереабилитирующим основаниям. Между тем деятельность следователя, органа дознания, лица, производящего дознание (дознавателя) выходит за рамки этих понятий, поскольку кроме полномочий по осуществлению обвинительной деятельности, следователь вправе принимать решения, носящие далеко не обвинительный уклон (например, прекратить уголовное дело по реабилитирующим основаниям).

Поскольку в настоящее время в уголовно-процессуальном законе нет классификации субъектов уголовного процесса, а упоминается лишь о его % участниках (обвиняемом, подозреваемом, защитнике, потерпевшем, граж-

данском истце, гражданском ответчике, представителях потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, переводчике), в теории уголовного судопроизводства сложилось несколько классификационных систем.

Так, одни авторы выделяют три группы субъектов уголовного процесса:

1) органы государства и должностные лица - суд (судья), прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания и лицо, производящее дознание (дознаватель), которые осуществляют производство по делу, занимают в нем ведущее положение и несут ответственность за его правильный ход и справедливое разрешение; 2) 3) участники уголовного процесса, отстаивающие в деле охраняемый 4) 1 См.: Ларин A.M. Процессуальные гарантии и функция уголовного преследования // Сов. гос. и право. 1975, № 7. С. 95-103.

53

законом личный, защищаемый или представляемый интерес, - подозре- ваемый, обвиняемый, их защитники, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители;

3) лица, вовлекаемые в процесс для содействия органам государства (должностным лицам) в выполнении задач уголовного судопроизводства и гражданам в защите их прав (свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятые)1.

Несмотря на то, что данная классификация частично противоречит действующему уголовно-процессуальному закону, относя переводчика к категории лиц, вовлекаемых в процесс для оказания содействия органам государства (должностным лицам) и гражданам2, на наш взгляд, такое ре- шение правомерно. Переводчик не может быть отнесен к группе участников уголовного процесса, перечень которых предусмотрен главой 3 УПК РСФСР, поскольку все они либо защищают свои интересы, либо представляют интересы других лиц. Переводчик же должен быть абсолютно бес- пристрастным и не обладать какой-либо заинтересованностью в исходе дела. В противном случае на основании закона он подлежит отводу (ст. 66 УПК РСФСР).

Некоторые ученые-процессуалисты выделяют классификацию, пре- дусматривающую восемь групп субъектов уголовного процесса:

1) органы судебной власти (суд, судья); 2) 3) прокурор; 4) 5) государственные органы, ответственные за досудебное производство по уголовному делу (следователь; начальник следственного отдела; орган дознания; лицо, производящее дознание); 6) 7) субъекты (участники уголовного процесса), имеющие правовой интерес в уголовном судопроизводстве (подозреваемый, обвиняемый, по- 8) 1 См.: Лупинская П.А, Там же.

2 Согласно УПК РСФСР переводчик является «участником процесса».

54

терпевший, гражданский истец, гражданский ответчик);

5) защитники и представители (обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и ответчика); 6) 7) представители общественных объединений; 8) 9) лица, вовлеченные в сферу судопроизводства в связи с процессом доказывания (свидетели, эксперты, специалисты, понятые, ассистенты и 10) др.);

8) лица, выполняющие вспомогательные задачи (переводчики, пору читель, залогодатель и др.)1.

Несмотря на ряд достоинств, связанных с тем, что при разработке указанной классификации учитывались цели участия субъектов в уголовном процессе, их функции, отношение к результатам производства по уголовному делу, она заключает в себе слишком дробное членение на группы. Некоторым из них целесообразно придать статус подгрупп и объединить в более общие группы, поскольку они имеют достаточное количество общих признаков.

Некоторые авторы выделяют четыре группы субъектов уголовного судопроизводства:

1)суд;

2) государственные органы и должностные лица, осуществляющие уголовное преследование: прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, дознаватель; 3) 4) участники уголовного процесса, защищающие свои права или представляемые права и интересы; 5) 4) иные лица, участвующие в уголовном процессе2. Несомненно, что при разработке данной классификации учитывались

1 См.: Божьев В.П. Там же. С. 123.

2 См.: Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учебное пособие для юридических ВУЗОВ. М., 1997. С. 8.

55

основополагающие задачи судебной реформы в Российской Федерации1, направленной на создание сильной независимой судебной власти. Согласно действующему законодательству только суд осуществляет в установленном законом порядке функцию правосудия. Ни один другой орган либо должностное лицо не обладают теми полномочиями, которыми наделен суд (судья). И Конституция Российской Федерации и действующий уголовно- процессуальный закон подчеркивают главенствующую роль суда (судьи) в уголовном судопроизводстве. Только этому субъекту уголовно- процессуальной деятельности предоставлено право разрешать уголовные дела по существу, признавать лицо виновным или невиновным в совершении преступления и решать вопросы, связанные с назначением наказания.

Однако представление суда в классификационной системе в качестве самостоятельного субъекта уголовного процесса, по нашему мнению, является не вполне обоснованным, поскольку он обладает многими признаками, которые присущи и другим субъектам уголовно-процессуальной деятельности (прокурору; начальнику следственного отдела; следователю; органу дознания; лицу, производящему дознание). Среди таких признаков можно выделить следующие: осуществление правоохранительной деятельности и принятие решений от имени государства; наличие общих задач, а именно быстрое и полное раскрытие преступлений, обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден; исполнение общих подфункций, среди которых исследование обстоятельств дела, обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, и исполнение приговора в части конфискации имущества, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления и т.д. В совокупности данные признаки позволяют объединить суд

См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992.

56

(судью) наряду с другими субъектами уголовного судопроизводства в группу государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

В связи с этим, наиболее удачной, на наш взгляд, является четырех-звенная классификационная система, группирующая субъектов уголовного процесса следующим образом:

1) органы и лица, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность. Сюда следует отнести суд; прокурора; следователя; начальника следственного подразделения; орган дознания; начальника органа дознания; лицо, производящее дознание (дознавателя); 2) 3) участники уголовного процесса, защищающие свои права, а также права и интересы других лиц; 4) 5) представители общественности (трудовые коллективы и общественные организации); 6) 7) иные субъекты. 8) Данная классификация, на наш взгляд, более соответствует уголовно- процессуальному закону и позволяет выделить следующих субъектов установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования;

  • государственные органы и должностные лица, уполномоченные законом осуществлять деятельность по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления;
  • процессуальные лица, наделенные правом принимать участие в ус- тановлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, в связи с защитой охраняемых законом интересов (личных или других лиц);
  • лица (юридические и физические), привлекаемые органами предва- рительного расследования к деятельности по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления;
  • представители общественности, оказывающие органам предвари-

57

тельного расследования, прокурору помощь в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, на доб- ровольной основе.

Рассмотрим каждую из этих групп более подробно.

Государственные органы и должностные лица, уполномоченные законом осуществлять деятельность по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Согласно ст. 21, 21’ УПК РСФСР субъектами установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования являются орган дознания, следователь и прокурор.

Следователь. По действующему законодательству предварительное следствие по уголовным делам производится следователями прокуратуры, органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, а также сле- дователями федеральных органов налоговой полиции (ст. 125 УПК РСФСР)1. Независимо от ведомственной принадлежности все следователи имеют равное процессуальное положение и обладают одинаковым объемом полномочий.

Помимо этого, следователи наделены процессуальной самостоятельностью. Это означает, что при производстве предварительного следствия, в рамках которого происходит установление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, все решения о направлении процессуальной деятельности следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора или решения суда, и несет за них полную ответственность.

Процессуальная самостоятельность следователя проявляется еще и в праве при несогласии не выполнять указания начальника следственного подразделения, прокурора о привлечении в качестве обвиняемого, о ква-

1 См.: Федеральный закон от 17 декабря 1995 г. № 200-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Собрание законодательства РФ. 1995, № 51. Ст. 4973.

58

лификации преступления и объеме обвинения, а также о прекращении или направлении дела в суд. В первом случае следователь обжалует указания начальника прокурору; во втором - предоставляет дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений (ч. 4 ст. 1271, ч. 2 ст. 127 УПК РСФСР).

Кроме того, следователь по расследуемым им делам вправе давать органам дознания письменные поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий, а также требовать от органов дознания содействия при производстве следственных действий по установлению факторов, обусловивших совершение преступления (ст. 127 УПК РСФСР).

Согласно ст. 21’ УПК РСФСР следователь, установив причины и условия, способствовавшие совершению преступления, вносит в соответствующий государственный орган, общественную организацию или должностному лицу представление о принятии мер по устранению этих причин и условий.

Не позднее чем в месячный срок по представлению должны быть приняты необходимые меры и о результатах сообщено лицу, направившему представление.

Начальник следственного подразделения. Несмотря на то, что в ст. 21, 211 УПК РСФСР начальник следственного отдела не упоминается в числе субъектов, уполномоченных выявлять и устранять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, тем не менее анализ уголовно- процессуального законодательства позволяет сделать вывод о том, что это должностное лицо наделено достаточно большим объемом полномочий по осуществлению предупредительной деятельности.

Согласно п. «6 а» ст. 34 УПК РСФСР под понятием «начальник следственного отдела» подразумеваются начальники следственного комитета, управления, службы, отдела, отделения, группы органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, федеральных органов налоговой полиции и их заместители, действующие в пределах своей компетен-

59

ции . На основании изложенного можно сделать вывод о том, что фактический смысл термина «начальник следственного отдела» значительно шире, поэтому его закрепление в названии и тексте ст. 127’ УПК РСФСР пред- ставляется нам не совсем удачным. В юридической литературе этого субъекта уголовного процесса нередко называют «начальником следственного подразделения»’. Несмотря на то, что этот термин не соответствует закре- пленному в уголовно-процессуальном законе, на наш взгляд, по вышеука- занным причинам он является более удачным. В дальнейшем мы будем использовать именно этот термин.

В зависимости от вида полномочий участие начальника следственного подразделения в установлении и устранении причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления, в рамках конкретного уголовного дела может носить эпизодический или постоянный характер.

Осуществляя контроль за своевременностью действий следователей по раскрытию и предупреждению преступлений, принимая меры к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия, начальник следственного подразделения вправе проверять уголовные дела, давать указания следователю о производстве предвари- тельного следствия, о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела, о производстве от- дельных следственных действий (в том числе и по установлению обстоя- тельств, способствовавших совершению преступления). Эти указания даются в письменной форме и обязательны для исполнения, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 127 УПК РСФСР.

Таким образом, законодательное регулирование отношений начальника следственного подразделения и следователя способствует обеспече-

1 См.: Там же.

2 См., напр., научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР под общей редакцией В.М. Лебедева. М, 1996. С, 195; Уголовно-процес суальное право: Учебник / Под общей редакцией П.А. Лупинской. 2-е изд., перераб. и доп. М. 1997. С. 61.

60

нию процессуальной самостоятельности последнего.

Уголовно-процессуальный закон не наделяет начальника следственного подразделения полномочиями по утверждению процессуальных документов следователя, поэтому нельзя признать соответствующей закону получившую распространение практику утверждения постановлений и обвинительных заключений начальником соответствующего следственного подразделения.

Помимо осуществления контроля за предварительным расследованием, начальник следственного подразделения может лично принимать участие в производстве следственных действий или принятии процессуальных решений, а также производить предварительное следствие в полном объеме, пользуясь при этом полномочиями следователя. В этом случае он са- мостоятельно принимает процессуальные решения, производит следственные действия, дает указания органам дознания, вносит представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в рамках расследуемого уголовного дела.

Орган дознания. В отличие от понятий «следователь» и «начальник следственного отдела» понятия «орган дознания» и «лицо, производящее дознание» в действующем Уголовно-процессуальном кодексе не определены. В связи с этим в юридической литературе по данному вопросу сложились различные точки зрения. Так, по мнению А.А. Чувилева «органы дознания, по советскому уголовно-процессуальному законодательству -это органы предварительного расследования, уполномоченные, как и следователи, осуществлять процессуальную деятельность, в связи с поступающей к ним информацией о совершении преступлений, возбуждать и расследовать уголовные дела»1. Однако с указанной позицией вряд ли можно согласиться по той причине, что помимо указанной функции органы дознания в соответствии с законом осуществляют и иные виды дея-

Дознание в органах внутренних дел: Учебное пособие. М., 1986. С.7.

61

тельности: рассмотрение заявлений и сообщений о преступлениях, досу- дебную подготовку материалов в протокольной форме и др. Кроме того, отдельные авторы считают, что отнесение органа дознания к органам предварительного расследования ошибочно, поскольку как дознание в по- рядке ст. 119 УПК РСФСР в отрыве от продолжающегося после него пред- варительного следствия не может называться формой предварительного расследования, так и расследование, осуществляемое органом дознания, в полном объеме, предусмотренное ст. 120 УПК РСФСР, не может быть раз- новидностью дознания, представляющего собой прежде всего деятельность, связанную с производством неотложных следственных действий1.

В связи с этим в теории уголовного процесса сложилось еще одно мнение относительно понятия данного субъекта установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления. Так, А.П. Рыжаков считает, что под органом дознания «следует понимать государственный орган, обязанный осуществлять направленную на обеспечение расследования уголовно-процессуальную (в том числе, производить неотложные следственные действия) и иную деятельность в связи с наличием у него информации о возможном совершении преступления, а оперативно- розыскную (в целях выявления преступления) — и без наличия таковой»2. Аналогичной точки зрения по поводу определения понятия «орган дознания» придерживается и Д.В. Осипов3.

Согласно ст. 117 УПК РСФСР под органом дознания подразумевается как государственное учреждение (милиция, орган федеральной службы безопасности, орган государственного пожарного надзора, орган погра- ничной службы Российской Федерации, федеральный орган налоговой по-

1 См.: Мачковский Г.И. О сущности дознания и органов дознания // Проблемы предварительного следствия и дознания. М., 1987. С.61; Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. М, 1999. С.57-59 и др. “ См.: Рыжаков А.П. Там же. С.71.

J См.: Осипов Д.В. Понятие дознания в науке уголовного процесса и законодательстве // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД России, 1998. С.9.

62

лиции, таможенный орган), так и должностное лицо (командир воинской части и соединения, начальник военного учреждения, начальник уголовно- исполнительного учреждения, начальник следственного изолятора, на- чальник воспитательно-трудового профилактория, капитан морского судна, начальник зимовки).

При этом особенностью органов дознания, представленных государ- ственными учреждениями, является их неопределенность как органов предварительного расследования на законодательном уровне. В результате этого на практике орган дознания при расследовании преступления действует обычно в составе двух субъектов: начальника учреждения и подчиненного ему должностного лица. При этом начальник учреждения при производстве дознания по конкретному уголовному делу выступает в роли начальника органа дознания, а должностное лицо, которому он поручил производство расследования - в качестве лица, производящего дознание (дознавателя).

Действующий УПК напрямую не относит лицо, производящее дознание (дознавателя), к субъектам установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, хотя по роду своей деятельности он также призван осуществлять эту деятельность в стадии предварительного расследования. Такой вывод следует из анализа статей УПК РСФСР, адресованных непосредственно этому субъекту уголовно- процессуальной деятельности (ст. 19, 20, 22, 23, 26, 46, 53-55, 58, 64, 70, 71, 73,75, 82, 84, 92, 93, 111 УПК РСФСР и др.).

Кроме того, отсутствие законодательного определения понятий органа дознания и лица, производящего дознание (дознавателя), приводит к тому, что действующий УПК содержит ряд предписаний, адресованных одновременно обоим вышеуказанным субъектам уголовного процесса. К числу таких предписаний относится и требование об установлении обстоя- тельств, способствовавших совершению преступления (ст. 70, 119, 120 УПК РСФСР).

63

Так, например, согласно ст. 21’ УПК РСФСР помимо следователя и прокурора лишь орган дознания вправе внести в соответствующую государственную или общественную организацию, должностному лицу представление о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в то время как выявление указанных обстоятельств, осуществляемое, главным образом, путем производства следственных действий, адресовано и органу дознания и дознавателю (ст. 70, 119, 120 УПК РСФСР).

Отсутствие четкого законодательного определения понятия органов дознания приводит к тому, что на практике до сих пор возникают споры относительно того, обладает ли начальник органа внутренних дел процессуальными полномочиями.

В письме Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, Следственного комитета МВД России № 1/3986, № 25/15-1-193г. от 9 сентября 1993 г. «О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел» по этому поводу содержатся разъяснения, согласно которым, исходя из положений Закона РФ «О милиции» и УПК РСФСР, «следует признать, что процессуальными полномочиями органа дознания (ст. 117-120 УПК РСФСР) обладают начальники криминальной милиции и милиции общественной безопасности (местной милиции), а также терри- ториальных и линейных отделов (отделений) милиции и их заместители, Органы внутренних дел не упомянуты в числе органов дознания, поэтому их начальники не обладают процессуальными правами, предусмотренными уголовно-процессуальным законодательством»1.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что начальник органа внутренних дел не является начальником органа дознания. В связи с этим он не только не уполномочен производить дознание, но и да-

1 Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под ред. А.Я. Качанова. М., 1996. С.26.

64

вать указания лицу, производящему дознание, о производстве тех или иных процессуальных действий по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, осуществляемых в рамках предварительного расследования по уголовному делу.

Прокурор. В соответствии с действующим Уголовно-процессуальным кодексом прокурор также уполномочен выявлять и устранять причины и условия, способствовавшие совершению преступления,

Согласно закону термином «прокурор» обозначаются Генеральный прокурор Российской Федерации, прокуроры республик, краев, областей, прокуроры городов, действующие на правах прокуроров областей, прокурор автономной области, прокуроры автономных округов, районные и городские прокуроры, военные, транспортные и другие прокуроры, приравненные к прокурорам областей, районным или городским прокурорам, их заместители и помощники, прокуроры отделов и управлений прокуратур, действующие в пределах своей компетенции (п. 6 ст. 34 УПК РСФСР, ст. 11 Федерального закона Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г. с изменениями и дополнениями от 17 ноября 1995 г.1).

Являясь субъектом установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, прокурор обладает широким спектром полномочий в осуществлении указанной деятельности на стадии предварительного расследования.

В соответствии со ст. 211 УПК РСФСР, осуществляя надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, он отменяет незаконные и необоснованные постановления следователей и лиц, производящих дознание (дознавателей); дает письменные указания о расследовании преступлений, производстве отдельных следственных дей- ствий; поручает органам дознания исполнение постановлений о производ-

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995, № 47. Ст. 4472.

65

стве обыска, выемки, а также других следственных действий; участвует в производстве дознания и предварительного следствия и в необходимых случаях лично производит отдельные следственные действия или рассле- дование в полном объеме по любому делу; санкционирует производство обыска, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и ее выемку, отстранение обвиняемого от должности и другие действия следо- вателя и органа дознания в случаях, предусмотренных законом; возвращает уголовные дела органам дознания и предварительного следствия со своими указаниями о производстве дополнительного расследования, в частности, когда не выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и не приняты меры к их устранению.

Арсенал таких полномочий позволяет прокурору эффективно влиять на ход предварительного расследования по делу и в то же время не умалять процессуальной самостоятельности следователя и органа дознания при выборе тех или иных действий, направленных на установление и устранение обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Таким образом, выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования - процессуальная обязанность целого ряда субъектов уголовно- процессуальной деятельности. Каждый из них при этом наделен опреде- ленными полномочиями и не вправе вмешиваться в деятельность другого субъекта, за исключением случаев, прямо указанных в законе.

Процессуальные лица, наделенные правом участия в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, в связи с защитой охраняемых законом интересов (личных или других лиц).

Некоторые ученые считают, что устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и принимать меры к их уст- ранению в стадии предварительного расследования помимо органа дознания, следователя, прокурора могут и другие участники уголовного процес-

66

са.

Так, ранее Л. Бобров, И. Гершингорин и А. Дербенев1 утверждали, что несмотря на отсутствие в УПК РСФСР юридический нормы, определяющей обязанность защитника выявлять и устранять обстоятельства, спо- собствовавшие совершению преступления, необходимость ее выполнения вышеуказанным субъектом уголовно-процессуальных правоотношений вытекает из общих задач уголовного процесса, сформулированных в ст. 2 УПК РСФСР, а также из ряда статей Положения об адвокатуре РСФСР, ут- вержденного Законом РСФСР от 20 ноября 1980 года (ст. 1, 16, 18)”.

Аналогичную точку зрения по поводу обязательного участия защитника в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, высказывали Г.П. Саркисянц и И.И. Карпец. По их мнению, бытующие на практике представления о том, что защитнику не следует проявлять интерес к причинам и условиям преступления -ошибочны, поскольку защитник призван не только защищать обвиняемого, но и помогать решению задачи выявления причин и условий, толкнувших подозреваемого (обвиняемого) на преступный путь

Однако обоснованность указанных точек зрения представляется нам небесспорной, поскольку Уголовно-процессуальный закон не возлагает на защитника обязанность выявлять и устранять причины и условия, способ- ствовавшие совершению преступления. И это весьма разумно: законода- тельное закрепление обязанности защитника наряду с органами расследо- вания и прокурором устанавливать и устранять обстоятельства, способст- вовавшие совершению преступления, противоречило бы основной задаче защитника, который обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих или

1 См.: Бобров Л., Гершингорин И. Работа адвоката по профилактике преступлений // Сов. юстиция. 1962, № 3. С. 18-19; Дербенев А.П. Деятельность следователя МВД по предупреждению преступлений: Дис… канд. юрид. наук. Л., 1969. С. 130-131.

2 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. № 48. Ст. 1596.

67

смягчающих ответственность подозреваемого, обвиняемого (ст. 51 УПК РСФСР).

В связи с этим наиболее верной нам представляется позиция А.И. Михайлова, который считает, что в данном случае «можно лишь говорить

0 праве защитника представлять доказательства о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, да и то лишь в тех случаях, когда это содействует выполнению его основной задачи»1.

Однако и это положение требует уточнения. Говорить о «праве защитника», на наш взгляд, в этом случае также не совсем верно, поскольку установление причин и условий, способствовавших совершению преступления, если это оправдывает подследственного или смягчает его ответственность, является не правом, а обязанностью защитника. Этот вывод вытекает из положений, закрепленных в ст. 51 УПК РСФСР, ст. 7 Закона СССР «Об адвокатуре в СССР»2.

В случае, когда выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, может усугубить положение обвиняемого, вмешательство защитника в указанную деятельность недопустимо.

В соответствии с законом защитник с момента допуска к участию в деле вправе принимать активное участие в установлении обстоятельств, способствовавших совершению преступления (например, участвовать в допросе подозреваемого и обвиняемого, а также в иных следственных дей- ствиях, производимых с их участием).

Защитник также вправе представлять доказательства. Согласно Закону «Об адвокатуре в СССР» член коллегии адвокатов имеет право запрашивать через юридическую консультацию справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, из государственных и общественных организаций, которые обязаны в ус-

1 Михайлов А.И. Процессуальные и тактические основы выявления и устранения сле дователем причин преступлений: Дие… канд. юрид. наук. М., 1965. С.69-70.

2 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1797, № 49. Ст.846.

68

тановленном порядке выдавать эти документы или их копии (ст. 6 Закона).

Помимо этого, защитник наделен правом заявлять ходатайства. Изучение материалов уголовных дел свидетельствует о том, что 50% ходатайств об установлении причин и условий, способствовавших совершению преступления, на стадии предварительного расследования, заявлены именно защитниками подозреваемых (обвиняемых), тогда как на долю самих подозреваемых (обвиняемых) приходится всего 10% заявленных ходатайств. Остальные 40% распределились следующим образом: 30% ходатайств исходят от потерпевших; 10% - от представителей подозреваемого (обвиняемого), потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. Подобное соотношение объясняется тем, что защитники, каковыми, зачастую, являются адвокаты, то есть лица, специализирующиеся на оказании юридической помощи, обладают большим объемом знаний в области юриспруденции по сравнению с другими участниками уголовного процесса (потерпевшим, свидетелем и т.д.), хорошо владеют ситуацией, связанной с расследованием по уголовному делу и в связи с этим могут оказать высококвалифицированную помощь своему подзащитному.

Тем не менее, результаты деятельности защитника по установлению причин и условий, способствовавших совершению преступления, могут быть использованы им лишь в том случае, когда это не противоречит интересам подозреваемого (обвиняемого).

Многие авторы считают, что устанавливать обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, вправе также потерпевший; гражданский истец; гражданский ответчик; представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика; подозреваемый, обвиняемый1. Это мнение не лишено оснований, поскольку согласно ст. 70 УПК РСФСР «доказательства могут быть представлены» (курсив мой. - С.Д.) подоз-

1 См.: Герцензон А.А. Вопросы методики изучения и предупреждения преступлений. М, 1962. С.22; Михайлов А.И. Указ. работа. С. 70 и др.

69

реваемым, обвиняемым, а также потерпевшим, гражданским истцом, гра- жданским ответчиком и их представителями, любыми гражданами, пред- приятиями, учреждениями и организациями, т.е. указанные лица в соот- ветствии с законом вправе принимать участие в доказывании любых об- стоятельств, в том числе и способствовавших совершению преступления.

Лица, привлекаемые органами предварительного расследования к деятельности по установлению и устранению причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления. К категории таких лиц, на наш взгляд, следует отнести тех субъектов уголовного процесса, участие которых в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, является обязанностью, обусловленной основанным на законе властным распоряжением органа дознания, следователя, прокурора.

Так, согласно закону, орган дознания, следователь, прокурор для ус- тановления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, и разработки мер по их устранению, могут использовать помощь лиц, об- ладающих специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, т.е. эксперта и специалиста.

В этом случае специалист обязан явиться по вызову; участвовать в производстве следственного действия, используя свои специальные знания и навыки для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств; обращать внимание следователя на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств; давать пояснения по поводу выполняемых им действий (ст. 133’ УПК РСФСР), а эксперт - явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам (ст. 82 УПК РСФСР).

Следователь, дознаватель могут привлечь специалиста или эксперта к совместной работе по разработке мер, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, по конкрет-

70

ному уголовному делу.

Кроме того, приказом МВД России от 1 июня 1993 года «О повышении эффективности экепертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» утверждено Наставление по работе экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел, согласно которому в целях предупреждения преступлений экспертно- криминалистические подразделения используют результаты обобщения экспертной практики при подготовке предложений (мер) об устранении условий, способствующих совершению преступлений, в соответствующие учреждения, организации, предприятия. Такие предложения подписываются министрами внутренних дел республик, начальниками ГУВД, УВД, УВДТ (ОВДТ), отдела внутренних дел.

К группе лиц, привлекаемых органами предварительного расследования к установлению причин и условий, способствовавших совершению преступления, также относится свидетель, который обязан явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и дать правдивые показания относительно известных ему обстоятельств, подлежащих установлению по делу, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ними, а также о причинах и условиях, спо- собствовавших совершению преступления (ст. 72, 73, 74 УПК РСФСР).

Помимо свидетеля в деятельность по установлению причин и условий, способствовавших совершению преступления, могут быть вовлечены такие участники уголовного процесса как переводчик и понятые (ст. 57, 134, 135 УПК РСФСР).

Кроме того, к вышеуказанной группе, на наш взгляд, следует отнести государственный орган, общественную организацию, должностное лицо, которым в соответствии со ст. 21! УПК РСФСР орган дознания, следователь, прокурор, установив причины и условия, способствовавшие совершению преступления, вносят представления о принятии мер по устранению этих причин и условий.

71

Представители общественности, оказывающие органам предварительного расследования, прокурору помощь в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, на добровольной основе. Достаточно широкое распространение в научной литературе, особенно в 70-80-е ГГ., получило мнение о необходимости привлечения к установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, представителей общественности1.

На современном этапе развития науки уголовного процесса некоторые авторы отстаивают диаметрально противоположную точку зрения, считая, что профилактической работой должны заниматься исключительно профессионалы”.

На наш взгляд, данное утверждение представляется спорным, поскольку оно противоречит нормам уголовно-процессуального закона. И в то же время, безусловно, нельзя не согласиться с мнением о том, что низкий профессиональный уровень практических работников, призванных осуществлять профилактическую деятельность, зачастую приводит к тому, что работа по предупреждению преступлений носит формальный характер. Однако, как нам представляется, игнорировать помощь общественности из-за этого нецелесообразно.

Согласно ст. 128 УПК РСФСР, производя расследование, следователь должен широко использовать помощь общественности для раскрытия преступлений, розыска лиц, их совершивших, а также для выявления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступле-

1 См.: Джакишев Е.Г. Некоторые вопросы использования помощи общественности в расследовании и предупреждении преступлений // Юридические науки. Вып.6. Алма- Ата, 1976. С.230-234; Зарубин Н., Пахмутов А. Участие общественности в прокурор- ско-следственной работе // Соц. законность. 1962, № 9. С.3-7; Устинова В. Обществен ность и предупреждение правонарушений несовершеннолетних // Сов. юстиция. 1974. №23. С.19идр.

2 См.: Квашис В.Е., Бабаев ММ. Обеспечение законности и прав человека в процессе профилактики преступлений и иных правонарушений // Предупреждение преступности и обеспечение безопасности в городах. Материалы международной научно- практической конференции (7-8 апреля 1999 г.) М., 1999. С.64-65.

72

НИИ.

Результаты проведенного исследования показывают, что 33% следователей и дознавателей используют помощь общественности при установлении причин и условий, способствовавших совершению преступления. Из них 22% используют помощь общественных помощников, 10% - профсоюзных активистов (для изучения личности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего по месту работы); 1% - сотрудников добровольных народных дружин. При этом основной формой взаимодействия следователей и дознавателей с общественностью является получение информации о при- чинах и условиях, способствовавших совершению преступления, а также источниках такой информации (31%), тогда как непосредственное привле- чение представителей общественности к подготовке и проведению следст- венных действий по установлению вышеуказанных обстоятельств исполь- зуется крайне редко (2%).

Безусловно, это способствует повышению ответственности практических работников, не перекладывающих свои обязанности по предупреждению преступлений на плечи представителей общественности. И в то же время очевидно, что одной из причин сложившейся ситуации является ослабление интереса общественности к активному сотрудничеству с работниками органов предварительного расследования.

В отличие от действующего уголовно-процессуального законодательства, ни один из вышеупомянутых проектов УПК не содержит юридической нормы, устанавливающей обязанность следователя использовать помощь представителей общественности для выявления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступлений. На наш взгляд, это не совсем верно, поскольку без опоры на общественность не возможна эффективная профилактика преступлений, осуществляемая в рамках предварительного расследования по уголовным делам.

Таким образом, анализ действующего уголовно-процессуального за- конодательства и практики его применения позволяет сделать вывод, что к

73

числу указанных в ст. 21 УПК РСФСР субъектов, выявляющих и устраняющих причины и условия, способствовавшие совершению преступления, в стадии предварительного расследования, относятся также лицо, производящее дознание (дознаватель), и начальник следственного подразделения. Участие других субъектов уголовного процесса (специалиста, эксперта, подозреваемого, обвиняемого, их защитников и представителей, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, свидетелей и законных представителей несовершеннолетних потерпевшего, обвиняемого) в установлении факторов, обусловивших совершение преступления (общественно опасного деяния) не всегда имеет место и зависит от ряда обстоятельств (властного распоряжения следователя, обстоятельств дела, собственного волеизъявления или волеизъявления защищаемого лица).

Кроме того, к профилактической деятельности органов предварительного расследования необходимо привлекать представителей общественности. В связи с этим целесообразно обязать не только следователя использовать помощь общественности для выявления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления (ст. 128 УПК РСФСР), но и орган дознания и прокурора.

Резюмируя сказанное, субъектами установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования, являются:

  • государственные органы и должностные лица, уполномоченные законом осуществлять деятельность по выявлению причин и условий, спо- собствовавших совершению преступления, и принятию мер по их устранению;
  • процессуальные лица, наделенные правом принимать участие в ус- тановлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, в связи с защитой охраняемых законом личных интересов или интересов других лиц (потерпевший; гражданский истец; граждан-

74

ский ответчик; представители потерпевшего, гражданского истца и граж- данского ответчика; законные представители несовершеннолетнего потер- певшего, обвиняемого; подозреваемый; обвиняемый; защитник);

  • лица (юридические и физические), привлекаемые органами предва- рительного расследования к деятельности по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления (специа- лист, эксперт, свидетель, переводчик, понятой);
  • представители общественности, оказывающие органам предварительного расследования, прокурору помощь в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, на добровольной основе.

75

ГЛАВА 2. Деятельность по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования

§ 1. Установление причин и условий, способствовавших совершению преступления

Согласно ст. 68 УПК РСФСР при производстве предварительного расследования подлежат доказыванию: 1) событие преступления; 2) ви- новность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; 3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого; 4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Такая неопределенность в формулировании ст. 68 УПК РСФСР привела к возникновению в теории и практике уголовного процесса различных точек зрения относительно того, входят ли обстоятельства, обусловившие совершение преступления, в предмет доказывания.

Так, одни авторы считают, что эти обстоятельства в предмет доказывания не входят1. Другие полагают, что «нерасчлененное выделение в структуре предмета доказывания всей совокупности обстоятельств, способствовавших совершению преступления, в качестве самостоятельной группы … подтверждает тезис о принципе, которым руководствовался законодатель, размещая элементы предмета доказывания, исходя из целенаправленности выявления тех или иных обстоятельств и последовательности решения на их базе вопросов применения права»2. Из этого следует, что законодатель намеренно отнес доказывание обстоятельств, обусловивших совершение преступления, в последнюю очередь, т.е. после того,

1 См.: Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962. С. 175; Шала- мов М,П. Теория улик. М., 1960. С. 182.

2 Миньковский Г.М., Танасевич В.Г., Эйсман А.А. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина, 2-е изд. испр. и доп. М., 1973. С. 156.

76

как по делу будут доказаны все иные обстоятельства, составляющие предмет доказывания по уголовному делу. В то же время, большинство ученых считает причины и условия, способствовавшие совершению преступления, неотъемлемым элементом предмета доказывания, подлежащим обязатель- ному установлению наравне с иными обстоятельствами, перечисленными в ст. 68 УПК РСФСР’.

На наш взгляд, эта точка зрения вполне обоснована, поскольку неразрывная связь этих причин и условий с элементами состава преступления, свидетельствует о необходимости их одновременного доказывания с иными обстоятельствами, перечисленными в ст. 68 УПК РСФСР. В противном случае исследование существенных обстоятельств дела будет односторонним и неполным.

В ст. 73 проекта УПК, принятого Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении 6 июня 1997 года, и проекта, принятого во втором чтении 20 июня 2001 года, среди обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, перечислены также причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Однако они не выделены в отдельном пункте, а изложены во второй части указанной статьи аналогично тому, как это сделано в ст. 68 УПК РСФСР.

На наш взгляд, такая редакция не вполне удачна, поскольку несет в себе опасность двусмысленного толкования воли законодателя. В связи с этим предлагаем внести соответствующее изменение в ст. 68 УПК РСФСР посредством включения причин и условий, способствовавших совершению преступления, в самостоятельный пункт части 1.

Деятельность компетентных государственных органов и должностных лиц по установлению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования, осуществ-

1 См.: Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе: Фондовая лекция. М., 1997. С. 12; Селиверстов В.И., Власова Н.А. Уголовный процесс: Вопросы и ответы / Под ред. Р. А. Журавлева. М., 2000. С.50 и др.

77

ляется путем производства следственных действий.

Рассмотрим те из них, при проведении которых наиболее часто происходит выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Осмотр места происшествия — неотложное следственное действие, заключающееся в обнаружении следов преступления и иных материальных объектов, а также установлении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Практика показывает, что осмотр места происшествия является одним из наиболее распространенных следственных действий, проводимых с целью установления информации о факторах, обусловивших совершение преступления. Так, 73 % опрошенных следователей и дознавателей считают, что именно при производстве осмотра часто выявляются причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Тема осмотра места происшествия достаточно широко освещена в юридической литературе1, поэтому мы затронем лишь те аспекты, которые непосредственно связаны с институтом установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Характерной особенностью осмотра места происшествия является возможность получения наиболее объективной информации о факте пре- ступления, поскольку следователь (дознаватель, прокурор)2 непосредственно воспринимает ту обстановку, в которой совершалось преступное деяние. Такое восприятие уже на первоначальном этапе предварительного расследования позволяет выдвинуть и частично проверить версии относи- тельно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в

1 См., например, Васильев А.Н. и др. Осмотр места происшествия. М., I960; Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969; Леви А.А. Осмотр места происшествия. М., 1979; Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992. СИ 1-122; Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Под ред. А.И. Дворника. М., 2000 и др.

” В дальнейшем для краткости речь будет идти только о следователе, подразумевая при этом всех должностных лиц, производящих расследование.

78

том числе причин и условий, способствовавших совершению преступления.

При производстве осмотра места происшествия могут быть выявлены факторы как объективного (низкое качество или неисправность обору- дования; нарушения технологического режима; отсутствие или ненадле- жащая организация охраны материальных ценностей и денежных средств; дефекты планировки, строительства и содержания путей сообщения; плохая охрана посевов наркосодержащих растений, огнестрельного оружия и т.п.), так и субъективного характера (недостатки воспитания; наличие различных заболеваний, психических аномалий; обладание определенными навыками и уровнем знаний, обусловившими совершение преступления, и т.п.).

В науке осмотр места происшествия принято разделять на два этапа: подготовительный и непосредственного осмотра.

В свою очередь подготовительный этап включает в себя действия следователя до выезда и непосредственно на месте происшествия.

До выезда эти действия носят, как правило, организационный характер: через ответственного дежурного даются указания об охране места происшествия; определяется круг лиц, участие которых необходимо при производстве осмотра; подготавливаются и проверяются на предмет исправности научно- технические средства, используемые в целях обнаружения, фиксации и изъятия материальных носителей информации о преступлении, а также обстоятельствах, способствовавших его совершению и т.д.

Зачастую в этот период трудно говорить о планировании действий по обнаружению и фиксации данных о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления. Поскольку осмотр места происшествия часто проводится до возбуждения уголовного дела в условиях жесткого лимита времени и отсутствия полной информации о случившемся, следователе- не успевает подготовить хорошо продуманный, подробный план действий. Однако по прибытии на место он самостоятельно знакомится с

79

обстановкой и планирует те действия, которые, по его мнению, необходимо выполнить для того, чтобы осмотр места происшествия прошел наиболее эффективно: намечает границы и порядок осмотра, определяет круг лиц, обладающих какой-либо информацией о факте преступления, в том числе об обстоятельствах, способствовавших его совершению; выясняет личность потерпевшего и совершившего преступление; предпринимает меры к задержанию последнего; разъясняет права и обязанности лицам, принимающим участие в осмотре.

После этого следователь приступает к непосредственному осмотру места происшествия. Последовательность поисковых действий зависит от периода осмотра.

В теории криминалистики выделяют обзорный, общий, детальный и заключительный периоды осмотра места происшествия.

При осуществлении обзорного осмотра необходимо произвести предварительный обход места происшествия, уточнить его границы, соот- ношение с примыкающей территорией; выявить объекты, связанные с фактом преступления, а также причинами и условиями, способствовавшими его совершению. Так, например, при осмотре зоны горения и прилегающих к ней участков могут быть обнаружены вещественные доказательства, спо- собствующие установлению непосредственной причины возникновения огня и данных о преступнике.

При общем осмотре необходимо тщательное обследование всех элементов обстановки места происшествия с целью выявления так называемых критических признаков1, в том числе несущих информацию об об- стоятельствах, способствовавших совершению преступления. Так, например, в ходе общего осмотра места дорожно-транспортного происшествия могут быть выявлены такие факторы, обусловившие совершение преступ-

1 См.: Селиванов Н.А. Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М, 1994. С.245.

80

ления, как отсутствие надлежащих дорожных знаков и ограждений стоянок; захламленность дороги; ограничение видимости из-за подступившего леса и т.д.).

В период детального осмотра исследуются конкретные предметы, детали, а также их части; выявляются особенности их форм, состояний, каких-либо изменений, не поддающихся всестороннему восприятию в период общего осмотра. Например, может быть установлено, что возгорание произошло из- за неисправности изоляции в электропроводке; одним из обстоятельств, обусловивших совершение хищения, явилась неисправность сигнализационного устройства и т.д.

Помимо этого, в ходе детального осмотра необходимо обращать внимание на материальные источники информации о факторах, обусловивших совершение преступления, субъективного характера (письма, записные книжки, зарисовки, чертежи, дневники, медицинские карты, аудио и видеозаписи и т.п.). Последние помимо данных о личности преступника могут содержать информацию о местах его возможного укрытия, сбыта или хранения похищенного имущества, сокрытия наркотических средств, оружия, взрывчатых веществ, трупа и т.д.

При этом задача следователя состоит не только в обнаружении и фиксации информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, но и по возможности, в безотлагательном принятии мер по ликвидации этих обстоятельств в процессе осмотра или непосредственно после него.

Заключительный период связан с фиксацией результатов осмотра.

Согласно закону при производстве любого следственного действия, в том числе и осмотра места происшествия, необходимо составление протокола, в котором подробно и последовательно описываются все действия, произведенные в процессе осмотра, а также все то, что было выявлено и изъято с места происшествия.

Помимо этого, в процессе осмотра могут производиться измерения,

81

фотографирование, киносъемка, составляться планы, схемы, а также изго- тавливаться слепки и оттиски следов. Это способствует более наглядному отображению информации о причинах и условиях, способствовавших со- вершению преступления, а также во многом облегчает решение задачи, связанной с определением, какие меры по устранению этих обстоятельств необходимо указать в представлении.

Так, например, фиксация загрязненных зон (водоемов, населенных пунктов, сельскохозяйственных угодий и др.) и источников загрязнения (предприятий, транспортных средств, животноводческих ферм и др.); отсутствия ограждений вокруг источников опасности, специальных знаков, инструкций по технике безопасности, средств индивидуальной защиты, могут способствовать наглядному восприятию руководителями организаций факторов, способствовавших совершению преступных загрязнений вод (атмосферы), нарушений правил техники безопасности.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом осмотр места происшествия производится в присутствии понятых (ст. 179 УПК РСФСР). На наш взгляд, законодательное закрепление необходимости участия понятых в осмотре места происшествия и иных следственных действиях, направленных на установление причин и условий, способствовавших совершению преступления, нецелесообразно. Зачастую присутствие понятых не влияет на процесс производства следственного действия и фиксацию его результатов, а лишь осложняет работу следователя. Кроме того, граждане всеми способами стараются уклониться от участия в производстве следственного действия. К тому же нередки случаи, когда в дальнейшем их вызывают на допросы в качестве свидетелей, заставляя давать показания по поводу обстоятельств, очевидцами которых они стали при производстве осмотра места происшествия, освидетельствования, опознания, обыска, выемки, следственного эксперимента и т.д.

Таким образом, использование в отечественном уголовном процессе института
понятых представляется нам нецелесообразным, поскольку

82

вполне достаточно произвести фиксацию процесса и результатов осмотра места происшествия, а также иных следственных действий при помощи современных, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, тех- нических средств (фотографирование, киносъемка и др.). Если следователь хочет быть уверенным, что осмотр места происшествия или иное следст- венное действие осуществляется правильно и информация, полученная в результате его проведения будет иметь доказательственное значение, можно пригласить в качестве наблюдателя работника прокуратуры или пред- ставителя защиты.

Допрос потерпевшего (свидетеля) - неотложное следственное действие, заключающееся в получении следователем непосредственно от потерпевшего (свидетеля)1 в установленном законом порядке информации об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

На вопрос, при производстве каких следственных действий наиболее часто происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, 85 % опрошенных следователей и дознавателей ответили, что таким следственным действием является допрос потерпевшего, 78 % - допрос свидетеля.

Допрос свидетеля можно разделить на несколько этапов: подготовка к допросу и непосредственно допрос.

Подготовка к допросу состоит в проведении действий, направленных на обеспечение эффективности и результативности этого следственного действия, получение от допрашиваемого максимально полной и достоверной информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.

Подготовительными действиями являются:

  1. Изучение материалов уголовного дела и уточнение обстоятельств,

1 Поскольку допрос потерпевшего и свидетеля имеет много общего, в дальнейшем для краткости будет упоминаться лишь свидетель.

83

которые могут быть известны допрашиваемому. В процессе изучения ма- териалов дела следователь получает такую информацию об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, которая может быть им использована в процессе допроса в целях активизации памяти допраши- ваемого или уличения его во лжи.

  1. Изучение личности допрашиваемого посредством допросов лиц, обладающих информацией о личности свидетеля; истребования необходимых документов (справок, характеристик) на допрашиваемого; использования информации, полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий и т.д.
  2. Изучение вопросов, касающихся факторов, обусловивших совершение преступления, и требующих специальных познаний. В этом случае следователь использует помощь специалистов (например, по делам о на- рушении правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов; нарушении правил пожарной безопасности и т.д.).
  3. Решение вопроса, связанного с допуском к участию в допросе специалиста, переводчика, эксперта (при наличии его ходатайства о допуске к участию в указанном следственном действии), педагога, а в случае необходимости также законных представителей несовершеннолетнего потерпевшего.
  4. Изучение специальной литературы, законодательных актов, научных комментариев в целях грамотного с юридической и тактической точек зрения допроса. Составление плана, содержащего комплекс вопросов о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.
  5. Так, в зависимости от категории уголовного дела в ходе допроса могут быть выяснены следующие вопросы: кто из знакомых знал о расположении квартиры и местах хранения материальных ценностей; каким образом обеспечивается охрана и учет типографских шрифтов, специальных сортов бумаги, красящих веществ, способствовавших реализации преступ-

84

ных целей; кто участвовал в незаконных операциях с денежными средствами; отвечают ли современному состоянию технологии установленные нормы расхода сырья и материалов; каковы недостатки технической базы предприятия; какова степень оснащенности производства очистительными сооружениями и установками; кто обеспечивает охрану объектов размещения наркотических средств, психотропных и ядовитых веществ и т.д.

В отличие от показаний свидетеля показания потерпевшего относительно причин и условий, способствовавших совершению преступления, зачастую, более результативны. Это обусловлено тем, что свидетель не всегда может сообщить следователю подробную информацию об указанных обстоятельствах. При этом особое внимание необходимо уделять показаниям тех потерпевших, поведение которых тем или иным образом спровоцировало совершение преступления1.

Такое поведение, явившееся обстоятельством, способствовавшим со- вершению преступления, может быть моральным и аморальным, право- мерным и неправомерным и, как крайнее проявление неправомерности, преступным. В случае, когда виктимное поведение потерпевшего аморально или противоправно, к нему могут быть применены специальные профи- лактические меры (в том числе дисциплинарного, административного или уголовно-правового характера).

Практика показывает, что следователи иногда упускают из виду не- обходимость выяснения в процессе расследования преступления вопроса о возможном виктимном поведении потерпевшего.

1 Проблемы виктимологии (раздела криминологии, изучающего поведение потерпевшего в связи с совершенным против него преступлением) достаточно подробно исследованы в отечественной литературе. См., например, Репецкая А.Л. Виновное поведение потерпевшего и принцип справедливости в уголовной политике. Иркутск, 1994; Са-фиулин Н. Преступник-жертва: Социологический анализ // Рос. юстиция. 1996, № 6; Ривхман Д.В. Виктимологический аспект аналитической работы в органах внутренних дел. СПб., 1997; Варчук Т.В. Виктимологические аспекты профилактики имущественных преступлений в условиях крупного города: по материалам квартирных краж в Москве: Автореф… дис. канд. юрид. наук. М„ 1999 и др.

85

Так, 37 % опрошенных следователей и дознавателей заявили, что вообще не устанавливают эти факты. 63 % из числа опрошенных проверяют возможность виктимного поведения потерпевшего, причем 24 % из них осуществляют эту проверку путем допроса потерпевшего. Однако для более достоверного вывода о характере поведения потерпевшего необходимо проверить его показания при помощи допросов свидетелей, подозреваемых, обвиняемых; истребования необходимой документации о физическом, психическом состоянии здоровья потерпевшего, о его противоправном прошлом и т.д.

Практика показывает, что следователи, решая вопрос об установлении возможности виктимного поведения потерпевшего, также используют допросы свидетелей (об этом заявило 18 % опрошенных), допросы подозреваемых или обвиняемых (об этом заявило 16 % опрошенных); иные следственные действия (об этом заявило 3 % опрошенных). Об использовании информации, полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий в порядке ст. 127 УПК РСФСР заявило 2% опрошенных.

Важно отметить, что выявление виктимного поведения потерпевшего не всегда имеет место, поскольку это напрямую зависит от того, какое преступление совершено. В большинстве случаев установление данного обстоятельства происходит при расследовании преступлений, посягающих на жизнь и здоровье личности, когда потерпевший напрямую сталкивается с преступником в процессе совершения преступления.

Потерпевшие и свидетели, являющиеся очевидцами преступления, способны предоставить наиболее подробную информацию о преступлении и о факторах, обусловивших его совершение. Однако при этом необходимо помнить, что указанные участники уголовного процесса могут и исказить известные им факты или дать ложные показания. По этой причине информация, изложенная ими в процессе допроса, должна в обязательном поряд-

86

ке перепроверяться и уточняться при производстве иных следственных действий.

При допросе свидетелей важно учитывать в каких отношениях они состоят с подозреваемым (обвиняемым), потерпевшим. Этот фактор позволяет классифицировать свидетелей на несколько групп:

1) лица, обладающие информацией о личности подозреваемого или обвиняемого: родственники и близкие люди, соседи, друзья, соученики, педагоги, коллеги, руководитель, лечащий врач, другие лица. Они могут быть допрошены о физическом и психическом состоянии здоровья подозреваемого (обвиняемого), его взглядах, привычках, интересах, связях, отношении к окружающим и работе, обстоятельствах формирования антиобщественной установки и т.д.; 2) 3) лица, обладающие информацией о личности потерпевшего. Такие свидетели могут быть допрошены об обстоятельствах, способствовавших формированию виктимного поведения потерпевшего; 4) 5) лица, не обладающие информацией о личности подозреваемого (обвиняемого) или потерпевшего, но являющиеся очевидцами преступления. Они могут дать показания о факте преступления, а также об обстоятельствах, создавших благоприятные условия для его подготовки и совершения. Например, когда и в результате чего возник пролом в ограде или вышли из строя сигнализационные системы, которыми воспользовались преступники; кто был на посту из охраны в ночь, когда было совершено преступление; кто отвечает за исправное состояние запирающих и охран-но-сигнализационных устройств; кто из обслуживающего персонала имеет ключи от тех или иных кабинетов; кто из работников имеет доступ к тем или иным базам данных, документам; кто помимо свидетеля владеет информацией, которой воспользовались преступники при совершении преступления и т.д. 6) Освидетельствование — неотложное следственное действие, заключающееся в обследовании тела обвиняемого, подозреваемого, свидетеля

87

или потерпевшего в целях установления следов преступления или наличия особых примет, если при этом не требуется судебно-медицинской экспертизы (ст. 181 УПК РСФСР).

Практика показывает, что в целях выявления информации об обстоятельствах, обусловивших совершение преступления, это следственное действие применяется крайне редко. Так, всего 3 % опрошенных следователей и дознавателей устанавливали причины и условия, способствовавшие со- вершению преступления, в процессе освидетельствования.

На наш взгляд, причиной редкого использования на практике осви- детельствования в этих целях является недостаточное представление о возможностях данного следственного действия и порядке его производства.

Между тем освидетельствование позволяет выявить новые и проверить собранные по делу доказательства (например, факт причинения потерпевшим телесных повреждений подозреваемому (обвиняемому); получить информацию о личности подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего (например, о наличии у подозреваемого (обвиняемого) фи- зического заболевания, обусловившего совершение преступления); о при- чинах и условиях, способствовавших совершению преступления (например, выявление у подозреваемого (обвиняемого) состояния наркотического опьянения).

Зачастую, на практике в целях установления обстоятельств, способ- ствовавших совершению таких преступлений, как убийство; причинение вреда здоровью; изнасилование; разбой; грабеж; хулиганство; незаконное приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, проводится судебно-медицинское ос- видетельствование подозреваемого (обвиняемого). Это связано с тем, что указанные преступления нередко совершаются в состоянии опьянения.

Поскольку в действующем УПК понятие судебно-медицинского ос- видетельствования не закреплено, в теории уголовного процесса относи-

88

тельно его сущности сложились различные точки зрения.

Так, одни ученые (Л.Е. Сигалов, Н.Г. Шалаев, С.А. Шейфер) считают судебно- медицинское освидетельствование разновидностью судебно - медицинской экспертизы. Другие (Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин, В.И. Кук-лин) полагают, что судебно-медицинское освидетельствование занимает особое промежуточное положение между следственным освидетельствованием и судебно- медицинской экспертизой. Третьи (Л.В. Виницкий) склоняются к тому, что следственное освидетельствование и судебно-медицинское освидетельствование - это одно и то же.

Однако, на наш взгляд, наиболее верной является точка зрения Н.А. Маркс, полагающей, что судебно-медицинское освидетельствование «является особым видом следственного освидетельствования»’, поскольку в отличие от последнего обладает рядом специфических признаков.

На практике для его производства следователи не выносят постановления о назначении судебно-медицинского освидетельствования, а заменяют его сопроводительными документами (отношениями). Кроме того, судебно- медицинское освидетельствование проводится без участия понятых и, как правило, без участия следователя, даже в тех случаях, когда последний одного пола с испытуемым.

В связи с этим некоторые авторы делают вывод о том, что производство судебно-медицинского освидетельствования не относится к уголовно- процессуальной деятельности, а осуществляется в соответствии с указаниями Минздрава России и его результат как источник доказательств следует отнести к иным документам2.

На наш взгляд, такая позиция представляется не совсем верной, поскольку судебно-медицинское освидетельствование осуществляется в рамках уголовно-процессуальной деятельности по распоряжению следователя,

1 Маркс Н.А. Освидетельствование при расследовании преступлений: Авто реф… дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 1980. С. 12.

2 См.: Рыжаков А.П. Указ. соч. С. 197.

89

а составленный по его результатам протокол или акт в соответствии со ст. 69 УПК РСФСР относится к «иным документам».

На практике судебно-медицинское освидетельствование часто производится с целью установления физиологического состояния испытуемого. Однако в действующем уголовно-процессуальном законе об этой цели не упоминается. В то время как ст. 180 проекта УПК, принятого Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации во втором чтении 20 июня 2001 года, предусматривает возможность освидетельствования для выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля.

В связи с тем, что выявление возможного состояния алкогольного, наркотического, токсикологического опьянения подозреваемого (обвиняе- мого) имеет важное значение, так как эти факторы нередко являются об- стоятельствами, способствовавшими совершению преступления, нам пред- ставляется необходимым законодательное закрепление судебно-медицин- ского освидетельствования как разновидности следственного освидетель- ствования, производимого врачом на основании постановления следователя для установления на теле обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего следов преступления, наличия особых примет, а также вы- яснения физиологического состояния1 (рост, вес, физические недостатки; признаки алкогольного, наркотического, токсикологического опьянения и т.п.) испытуемого, если для этого не требуется производство экспертизы.

Помимо этого, необходимо законодательное определение наименования и порядка оформления документа, составляемого по результатам судебно- медицинского освидетельствования, и признание такого документа в качестве самостоятельного источника доказательств.

1 Этот термин представляется нам наиболее удачным, поскольку физиология как наука о процессах и функциях организма включает в себя и возрастную физиологию, занимающуюся, главным образом, исследованием физического развития, и патологическую физиологию, и фармакологию, изучающую закономерности реакции организма на болезни, лекарственные или иные вещества.

90

В целях повышения эффективности освидетельствования полагаем целесообразным предусмотреть в УПК РСФСР возможность проведения указанного следственного действия до возбуждения уголовного дела в тех случаях, когда промедление может привести к потере следов преступления или особых примет, а также изменению физиологического состояния лица, подлежащего освидетельствованию.

Обыск — неотложное следственное действие, заключающееся в обследовании помещений, участков местности и отдельных лиц в целях отыскания и изъятия орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путем, а также других предметов PI документов, могущих иметь значение для дела. Обыск может производиться и для обнаружения разыскиваемых лиц, а также трупов (ст. 168 УПК РСФСР).

Согласно проведенному исследованию 8 % следователей и дознавателей считают, что при обыске наиболее часто происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления. Обычно это следственное действие производится по месту жительства подозреваемого (обвиняемого) с целью обнаружения и изъятия предметов и документов, содержащих информацию о личности обыскиваемого и факторах, обусло- вивших совершение преступления. Это могут быть взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества, яды, лекарственные пре- параты, запрещенные к свободному обращению, иные предметы, свиде- тельствующие об антиобщественной направленности подозреваемого (об- виняемого) и его преступной деятельности. В данном случае к производству обыска целесообразно привлечь кинолога, иного специалиста (например, химика, врача-фармацевта, взрывотехника и т.д.).

Кроме того, при обыске могут быть обнаружены письма, дневники, различные записи, чертежи и схемы, карты с обозначением мест последующих преступных действий и т.д. Если доподлинно известно, где и у кого находятся предметы и документы, свидетельствующие о факторах, обу-

91

словивших совершение преступления, производится выемка (ст. 167 УПК РСФСР).

Из числа опрошенных 7 % следователей и дознавателей считают, что при ее производстве наиболее часто происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления. С помощью выемки, как правило, изымаются истории болезни, амбулаторные карты, иные ме- дицинские документы, свидетельствующие о наличии у подозреваемого (обвиняемого) заболевания, явившегося обстоятельством, обусловившим совершение преступления.

Допрос подозреваемого (обвиняемого) - следственное действие, за- ключающееся в получении следователем непосредственно от подозреваемого (обвиняемого)1 в установленном законом порядке информации об об- стоятельствах совершения преступления.

Практика показывает, что допросы подозреваемых, обвиняемых достаточно активно используются лицами, осуществляющими предварительное расследование по делу, для установления причин и условий, способст- вовавших совершению преступления.

Кроме того, 57% опрошенных следователей и дознавателей считают, что допрос подозреваемого относится к числу следственных действий, при производстве которых наиболее часто выявляются обстоятельства, способ- ствовавшие совершению преступления. В то время как 45% опрошенных относят к таким следственным действиям допрос обвиняемого.

Поскольку особенности допроса обвиняемого достаточно подробно освещены2, мы рассмотрим лишь те моменты, которые непосредственно связаны с установлением и устранением причин и условий, способствовавших совершению преступления.

’ В дальнейшем для краткости будет упоминаться лишь обвиняемый. “ См., напр., Кривошеин И.Т. Криминалистическая характеристика личности обвиняемого и тактика его допроса: Дис… канд. юрнд. наук. Томск, 1991; Победкин А.В. Пока- зания обвиняемого в уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. М., 1998.

В зависимости от следственной ситуации (конфликтной, бесконфликтной) и занимаемой обвиняемым1 позиции следователь избирает в процессе допроса те или иные тактические приемы.

В конфликтной ситуации обвиняемый отказывается давать показания, отрицает свою причастность к совершению преступления, дает ложные показания об обстоятельствах дела, в том числе и о факторах, обусловивших совершение преступления и т.д. В этом случае следователь может использовать тактические приемы эмоционального воздействия, а именно: побуждение к раскаянию на основании использования положительных качеств допрашиваемого; создание впечатления повышенной осведомленности о преступлении, а также причинах и условиях, способствовавших его совершению; предъявление доказательств, изобличающих допрашиваемого во лжи и т.д.

В бесконфликтной ситуации следователь должен стремиться к наиболее подробной и точной фиксации показаний обвиняемого, поскольку в данном случае, как справедливо указывает А.А. Шмидт, «важно не само признание, а сведения о фактах, обстоятельствах, соответствующих действительности»2.

В результате допроса обвиняемого следователь может найти ответы на следующие вопросы: каковы истинные причины совершения преступления; каким путем обвиняемый проник и удалился с места происшествия; использовал ли он при этом транспортные средства, технические приспо- собления для прибытия на место происшествия, преодоления преград, а также животных или людей для отвлекающего маневра или в качестве «приманки» для потерпевшего; на протяжении какого времени обвиняемый находился на месте происшествия; какими условиями, способствовавшими совершению преступления, воспользовался; кто является под-

1 В дальнейшем для краткости будет упоминаться лишь обвиняемый.

2 Шмидт А.А. Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994. С.291.

93

стрекателем, организатором или пособником преступления; каким образом вел себя потерпевший непосредственно перед совершением преступления и в процессе его совершения; знали ли участники преступления о нарушениях правил хранения материальных ценностей на предприятии, материально ответственных лицах и т.д.

Так, на допросах обвиняемые С. и М. показали, что, воспользовавшись наступлением темноты и отсутствием должного освещения на территории АООТ «Мосжиркомбинат» перелезли через блочный забор в том месте, где отсутствовала колючая проволока и имелись пробоины и, оказавшись таким образом, на площадке, где под открытым небом хранились стройматериалы, тайно похитили доски, которые собирались использовать для ремонта фургонов своих грузовых автомашин1.

В любом случае в целях установления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, необходимо истребовать информацию о личности обвиняемого (психическом состоянии здоровья, наличии - отсутствии тяжких заболеваний, отношении к алкоголю, наркотическим средствам, психотропным веществам и т.п.).

Анализ практики свидетельствует о том, что следователи получают эти сведения, как правило, путем истребования амбулаторных карт, медицинских документов и справок (68%), допроса самого обвиняемого (63%), а также допросов в качестве свидетелей его родственников, друзей, сослуживцев, лечащего врача (52%).

Помимо этого, в ходе расследования подлежат установлению и такие обстоятельства, как особенности воспитания и нравственного формирования личности обвиняемого; условия проживания и работы; отношение к окружающим и труду; взгляды и увлечения; наличие - отсутствие судимостей, а также связей с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни;

См.: Архив Люблинского ,\1ежмуниципального суда г. Москвы, 2000. Уголовное дело Г» 203541.

94

социальные проблемы; отношения с потерпевшим до и после совершения преступления и т.п.

Помимо допросов обвиняемого, свидетелей и потерпевших, эти сведения наиболее часто выявляются путем истребования справок о наличии-отсутствии судимостей (65%); характеристик, иных документов с места жительства, учебы, работы и иных учреждений (55%); реже при помощи непосредственного ознакомления следователя с условиями жизни и дея- тельности обвиняемого (15%); изъятия писем, дневников, а также личных записей обвиняемого (3%).

В ходе допроса обвиняемого следователь может получить информацию об обстоятельствах, связанных с готовящимися или совершаемыми на момент допроса преступлениями, и своевременно принять соответствующие меры профилактического характера.

При этом важно подчеркнуть, что показания подозреваемого или обвиняемого, как и показания потерпевшего (свидетеля) подлежат тщательной, всесторонней проверке и оценке наряду с другими собранными по делу доказательствами.

Очная ставка - одновременный допрос двух ранее допрошенных лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия (ст. 162 УПК РСФСР). Существенность противоречий определяется лицом, производящим предварительное расследование по делу, с учетом особенностей расследуемого преступления. Противоречия, касающиеся обстоятельств, входящих в предмет доказывания (в том числе причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления), всегда существенны. Однако это не означает, что следователь обязан в таких случаях проводить очную ставку. Проведение этого следственного действия - не обязанность, а право лица, производящего предварительное расследование. Ее результаты могут иметь как положительные, так и отрицательные последствия. По-

95

этому некоторые авторы1 считают, что очная ставка не единственный и не самый лучший способ преодоления существенных противоречий в показа- ниях двух ранее допрошенных лиц. И тем не менее психологическое воз- действие очной ставки настолько сильно, что в практике наблюдались случаи, когда при одном лишь упоминании о необходимости ее проведения недобросовестные потерпевшие, свидетели, подозреваемые, обвиняемые начинали давать правдивые показания.

Вместе с тем очная ставка может проводиться и в условиях бесконфликтной ситуации, когда противоречия в показаниях обусловлены добросовестным заблуждением, непроизвольными ошибками либо физическими или психическими дефектами восприятия одного из ранее допрошенных лиц. При таких обстоятельствах существенные противоречия устраняются посредством обоюдных усилий участников очной ставки.

В любом случае указанное следственное действие требует предварительной подготовки и планирования: уяснения существенных противоречий в показаниях лиц, между которыми целесообразно проведение очной ставки; формулировка вопросов; установление очередности допроса участников; анализ и подготовка доказательств, которые могут быть использованы для разрешения противоречий; определение времени и места проведения очной ставки и пр.

Практика показывает, что в целях устранения противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц относительно обстоятельств, способствовавших совершению преступления, очная ставка производится редко. Лишь 11% опрошенных следователей и дознавателей заявили о том, что проводят очные ставки в целях выявления причин и условий, способствовавших совершению преступления. Однако на практике имели место случаи, когда при разрешении на очной ставке существенных противоречий в

1 См., напр., Каневский Л.Л. Указ. соч. С.294; Справочная книга криминалиста / Под ред. Н.А. Селиванова. М, 2000. С. 146.

96

показаниях двух ранее допрошенных лиц, следователю удавалось выявить факты, касающиеся обстоятельств, способствовавших совершению пре- ступления.

Например, в результате проведения очной ставки между обвиняемым по ст. 112 УК РФ Г. и потерпевшим Н. в целях устранения существенных противоречий в их показаниях, обвиняемый не только сознался в совершенном преступлении, но и сообщил ранее неустановленные следствием факты, касающиеся обстоятельств, способствовавших совершению преступного деяния, а именно: противоправные действия Г. были спровоцированы хулиганским поведением его соседей по коммунальной квартире -Н., которые, находясь в нетрезвом состоянии, учинили скандал, в результате чего Г. нанес Н. телесные повреждения’.

Экспертиза - следственное действие, заключающееся в исследовании при помощи специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле представленных эксперту материалов для установления обстоятельств дела (ст. 178 УПК РСФСР).

Анализ практики свидетельствует о том, что после осмотра и допроса экспертиза является одним из наиболее распространенных следственных действий, проводимых в целях выявления обстоятельств, обусловивших совершение преступления. Так, 21 % опрошенных следователей и дознавателей называют экспертизу в числе следственных действий, при производстве которых наиболее часто происходит выявление причин и ус- ловий, способствовавших совершению преступления. Она назначается по каждому четвертому уголовному делу, однако этого недостаточно.

На наш взгляд, основная причина слабой активности следователей в использовании экспертизы для установления факторов, обусловивших со- вершение преступления, заключается в недостаточном знании ими профи-

1 См.: Архив Люблинского межмуниципального суда г. Москвы, 2000 г. Уголовное дело №203971.

97

лактических возможностей этого следственного действия, а между тем в процессе экспертных исследований могут быть выявлены важные обстоя- тельства, способствовавшие совершению преступления.

Так, в процессе судебно-ветеринарных и комплексных ветеринарно- зоотехнических экспертиз по делам о нарушении ветеринарных правил, могут быть установлены причины смерти животных, птиц, рыб (истощение, отравление, заболевание); внешние условия, способствовавшие их быстрой гибели (неправильный уход и кормление, чрезмерная эксплуатация животных, несвоевременное проведение противоэпизоотических, лечебно- профилактических мероприятий).

В результате проведения технических экспертиз по делам об авто- транспортных происшествиях могут быть установлены непосредственные причины столкновения, наезда транспортного средства на пешехода, опро- кидывания (неисправность автомашины, неправильное управление ею, на- рушение правил дорожного движения); условия, способствовавшие совер- шению преступления (ненадлежащие осмотры и проверки транспорта, не- качественный ремонт автомашин).

По делам о пожарах при помощи технических экспертиз устанавливаются непосредственные причины возникновения пожара, а также условия, способствовавшие его возникновению (например, непринятие мер пожарной безопасности).

В ходе судебно-бухгалтерской экспертизы могут быть выявлены нарушения или недостатки правил оформления бухгалтерских документов, контроля за документооборотом, а также возможности их использования для совершения преступления.

Посредством трасологических экспертиз устанавливаются конструктивные дефекты, недостатки изготовления, крепления, ремонта замков, пломб и иных запирающих, а также сигнализационных устройств, подрывающие их охранительные свойства и способствующие тем самым совершению преступлений.

98

При помощи судебно-баллистических экспертиз могут быть установлены конструктивные дефекты, недостатки изготовления оружия и боеприпасов; нарушение правил продажи, хранения, учета оружия и боеприпасов и т.д.

Многие ученые считают необходимым предусмотреть в уголовно- процессуальном законодательстве возможность назначения и производства экспертизы до возбуждения уголовного дела1.

Следственная практика показывает, что производство в стадии возбуждения уголовного дела осмотра места происшествия не всегда достаточно для решения вопроса о наличии признаков преступления, а также установления иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Между тем, как обоснованное возбуждение уголовного дела по некоторым статьям Уголовного кодекса Российской Федерации (ст. 222-226, 228, 232-234, 327) возможно лишь при проведении специальных исследований.

В большинстве случаев такие исследования производятся по поручению следователя сотрудниками криминалистических подразделений органов внутренних дел и именуются «предварительными исследованиями».

Такие исследования производятся в упрощенном варианте, иногда без учета всех требований научной методики экспертного исследования.

Документы, составляемые по результатам этих исследований, не имеют единого наименования («справка эксперта», «справка» или «акт предварительного исследования», «предварительное заключение») и со- ставляются в произвольной форме.

Кроме того, встречающиеся на практике случаи полного уничтожения в процессе предварительного исследования наркотических, психо-

1 См.: Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии в российском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С.59; Зайцева Е.А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования: Автореф… дис, канд. юрид. наук. Волгоград, 1994. С. 15; Францифоров Ю., Николайченко В., Громов Н, Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Рос. юстиция. 1999, № 3. С.28 и др.

99

тропных, ядовитых веществ, лекарственных препаратов, приводят к потере доказательственной информации об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления.

На основании изложенного можно сделать вывод о необходимости законодательного закрепления возможности назначения и производства экспертизы до возбуждения уголовного дела.

По результатам производства экспертного исследования составляется заключение эксперта, являющееся согласно ч. 2 ст. 69 УПК РСФСР са- мостоятельным источником доказательств.

Наряду с установлением иных обстоятельств, имеющих значение для дела, в заключении фиксируются причины и условия, которые, по мнению эксперта, способствовали совершению преступления.

Если в постановлении о назначении экспертизы не содержатся вопросы относительно установления факторов, обусловивших преступление, они могут быть указаны экспертом по собственной инициативе.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству производство экспертизы - не единственная форма использования специальных познаний в целях установления обстоятельств, способство- вавших совершению преступления.

Статьи 133’, 170, 179, 183, 186 УПК РСФСР предоставляют следователю возможность использования помощи специалиста при производстве следственных действий, направленных на установление фактических об- стоятельств дела, в том числе и факторов, обусловивших совершение пре- ступления.

Результаты проведенного опроса свидетельствуют о том, что следователи и дознаватели достаточно часто используют помощь специалиста в установлении причин и условий, способствовавших совершению преступ- ления. Об этом заявило 67 % опрошенных: из них 32 % сообщили о том, что используют помощь специалиста в проведении следственных действий; 17,5 % заявили об использовании помощи специалиста в форме кон-

100

сультирования относительно разработки мер профилактического характера; 17,5 % показали, что используют помощь специалиста в форме проведения предварительных исследований, направленных на установление об- стоятельств, способствовавших совершению преступления.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод о необходимости внесения в него изменений и дополнений, касающихся использования помощи специалиста при расследовании.

Так, мы разделяем точку зрения, согласно которой в ст. 1331 УПК РСФСР необходимо закрепить право следователя вызывать специалиста для участия в производстве любых следственных действий, а не только в случаях, предусмотренных действующим УПК1. Отражение в уголовно- процессуальном законе данного положения способствовало бы, на наш взгляд, обеспечению наиболее эффективного установления фактических данных, касающихся причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Представляется целесообразным также предусмотреть в УПК РСФСР в качестве самостоятельной процессуальной формы использования специальных познаний допрос специалиста, который в отличие от допроса эксперта не ограничен рамками проведенного исследования2.

Кроме того, мы поддерживаем мнение таких ученых, как Л.Е. Ароц-кер, Г.И. Грамович, Н.Е. Сурыгина, СМ. Сырков и других, о необходимости отмены п. За ст. 67 УПК РСФСР, согласно которому специалист, принимавший участие в деле, не может привлекаться в качестве эксперта по этому же делу.

См.: Мотря СМ. О некоторых проблемах использования специалиста при расследовании уголовных дел // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. науч. тр. М. НИИ МВД РФ, 1992. С.90.

” См.: Назаров В.В. Процессуальная деятельность следователя по предупреждению преступлений: Дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1980. С. 102-103; Евстигнеева О.В. Указ. соч. С. 167.

101

Представляется, что законодательное закрепление такого запрета не способствует реализации на практике принципа всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела, поскольку эффективность экспертных исследований во многих случаях зависит от того, принимал ли эксперт участие в непосредственном обнаружении и исследовании объектов, касающихся причин и условий, способствовавших совершению преступления, на месте происшествия; получении образцов для сравнительного исследования; производстве иных следственных действий, направленных на фиксацию доказательственной информации, имеющей непосредственное отношение к экспертному исследованию.

Предъявление для опознания является одним из наиболее сложных следственных действий, используемых на практике в целях получения до- казательственной информации о факторах, обусловивших совершение пре- ступного деяния. 8% опрошенных следователей и дознавателей считают предъявление для опознания одним из тех следственных действий, при производстве которых наиболее часто происходит выявление причин и ус- ловий, способствовавших совершению преступления.

В криминалистике принято различать объекты опознания (личность конкретного человека, предметы, животные, птицы, тождество или различие которых необходимо установить) и объекты предъявления для опознания, которые предъявляются свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому в ходе опознания (человек, труп, предметы, животные и птицы в натуре, а также их фото и видеоизображения)1.

Предъявление для опознания в целях выявления обстоятельств, спо- собствовавших совершению преступления, производится в тех случаях, когда необходимо получение доказательственной информации о соучастниках преступления (организаторах, подстрекателях, пособниках), влияв-

1 См.: Бритвич Н.Г. Теоретические основы и практика предъявления для опознания: Автореф… дис. канд. юрид. наук. Харьков, 1968. С.8.

102

ших на обвиняемого и создававших благоприятные условия для совершения им преступного деяния, а также о потерпевших, виктимное поведение которых обусловило совершение преступления.

Так, допрошенный в качестве свидетеля М. сообщил о том, что видел, как один из потерпевших выражался в адрес обвиняемого Б. нецензурной бранью, нанес ему пощечину и попытался оттолкнуть, но был сбит с ног и избит Б. В последствии было проведено предъявление для опознания, в ходе которого М. опознал потерпевшего Р., неправомерные действия которого обусловили совершение преступления обвиняемым Б.1.

Согласно ст. 165 УПК РСФСР при невозможности предъявления лица опознание может быть произведено по его фотокарточке, предъявляемой одновременно с другими фотокарточками. Однако на практике при производстве этого следственного действия нередко возникают проблемы из- за низкого качества фотоизображений. Поэтому в настоящее время особой популярностью среди работников органов внутренних дел пользуется видеокартотека «Фейсменеджер», предназначенная для автоматизированного сбора высококачественных видеоизображений лиц с помощью видеокамеры и персонального компьютера2. Однако сам факт получения у граждан их видеоизображений в настоящее время на законодательном уровне не регламентируется.

В связи с этим считаем целесообразным изложить ч. 3 ст. 165 УПК РСФСР в следующей редакции: «при невозможности предъявления объекта опознание может быть произведено по его диапозитиву, фото или видеоизображению с другими диапозитивами, фото или видеоизображениями в количестве не менее трех».

Кроме того, в уголовно-процессуальном законе не предусмотрено участие специалиста в предъявлении для опознания, тогда как на практике

1 См.: Архив Люблинского межмупиципального суда г, Москвы, 2000, Уголовное дело № 203984.

2 См.: Багаутдинов Ф. Опознание // Законность. 1999, № 10. С.22.

103

они нередко привлекаются следователями к подготовке и производству этого следственного действия. Это связано с тем, что профессиональных знаний и жизненного опыта лица, производящего предварительное расследование по делу, иногда недостаточно для того, чтобы произвести эффективное предъявление для опознания с целью выявления доказательственной информации об обстоятельствах, обусловивших совершение преступления. В таких случаях используются навыки специалистов иных областей знаний.

Так, например, специалист может оказать помощь в предъявлении для опознания по фотокарточкам соучастников преступления, особенно если опознаваемые сфотографированы много лет назад1; помочь следователю в получении правдивых показаний от несовершеннолетнего опознающего; оказать содействие в выявлении и описании специфических признаков объекта, способствовавшего реализации преступного умысла обвиняемого и т.д.

Следственный эксперимент. Несмотря на то, что 17 % опрошенных следователей и дознавателей относят следственный эксперимент к числу следственных действий, при производстве которых наиболее часто выяв- ляются факторы, обусловившие совершение преступления, анализ мате- риалов уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что производство этого следственного действия в целях выявления доказательственной информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, имеет место лишь в 6% случаев. Подобная ситуация обусловлена тем, что следственный эксперимент является одним из наиболее сложных следственных действий, требующих тщательной подготовки и планирования, а также привлечения большого числа людей, каждый из которых в за- висимости от процессуального положения выполняет определенные функ-

1 См.: Морозов Г.Е. Роль специалиста в производстве процессуальных и профилактических действий в стадии предварительного расследования. Хабаровск, 1985. С.26.

104

ции. Кроме того, производство следственного эксперимента, для которого характерны сложное организационное и тактическое обеспечение, высокое психологическое напряжение, не всегда позволяет добиться объективного результата. Но это не означает, что следственный эксперимент следует иг- норировать и по возможности стремиться заменить его иным следственным действием (например, экспертизой или осмотром).

Несмотря на то, что в настоящее время в теории уголовного процесса превалирует точка зрения, согласно которой следственный эксперимент является самостоятельным следственным действием, анализ УПК РСФСР свидетельствует об обратном. Так, ст. 183 расположена в главе 15 УПК, которая называется «Осмотр и освидетельствование».

На основании этого можно сделать вывод о том, что следственный эксперимент является разновидностью следственного осмотра, что, на наш взгляд, неверно, поскольку и по целям и по содержанию следственный эксперимент существенно отличается от последнего.

В связи с этим полагаем целесообразным изложить название главы 15 УПК РСФСР в следующей редакции: «Осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент».

В целях выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, следственный эксперимент производится в тех случаях, когда необходимо получение доказательственной информации о навыках об- виняемого, способствовавших реализации преступного умысла (например, профессиональное выведение из строя сигнализационных и фиксирующих устройств), а также о реальных возможностях использования тех или иных условий, которые, по словам обвиняемого, облегчили совершение престу- пления.

Так, например, обвиняемые по ст. 158 УК РФ К. и М., пытаясь отвести подозрения от работников охраны, оказавших им содействие при совершении кражи готовой продукции с предприятия, на допросе показали, что выносили похищенное имущество не через пост охраны, а через забор

105

в том месте, где был небольшой проем. Усомнившись в истинности показаний обвиняемых, следователь произвел следственный эксперимент, в результате которого было установлено, что ни сами обвиняемые, ни похищенные двери от автомашин марки «Волга» не могли быть перемещены через вышеуказанный проем1.

Производство рассматриваемого следственного действия в целях ус- тановления причин и условий, способствовавших совершению преступления, можно разграничить на несколько этапов: подготовительный и этап непосредственного производства следственного эксперимента.

Подготовительный этап включает в себя: изучение материалов уголовного дела, оперативных данных, специальной юридической литературы; четкое определение подлежащих выявлению, проверке и уточнению обстоятельств, способствовавших совершению преступления; подбор необходимых для эксперимента предметов, изготовление муляжей; определение места, времени, условий производства следственного действия; принятие мер к обеспечению охраны места эксперимента; решение вопроса о составе участников; составление плана действий; подбор транспортных средств для выезда на место.

По прибытии на место следственного эксперимента необходимо проверить, не нарушена ли его обстановка (в случае ее нарушения провести восстановительные работы); организовать охрану места эксперимента, а также обеспечить безопасность его участников; проинструктировать их о целях и содержании опытных действий, разъяснить права и обязанности, а также определить средства связи между ними и места нахождения; при не- обходимости зафиксировать особенности обстановки места эксперимента до его производства.

Проверка показаний на месте. Несмотря на то, что действующий

1 См.: Архив Люблинского межмуниципального суда г. Москвы, 2000. Уголовное дело № 203004.

106

УПК такого следственного действия не предусматривает, проверка показаний на месте достаточно часто производится на практике и имеет большое значение для установления обстоятельств, обусловивших совершение пре- ступления.

19% опрошенных следователей и дознавателей заявили о том, что проверка показаний на месте является одним из наиболее часто проводимых действий, в результате которых происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Анализ уголовно-процессуального законодательства стран ближнего зарубежья позволяет сделать вывод о том, что проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие закреплена в УПК Казахстана, Латвии, Литвы, Таджикистана и Туркменистана.

Предусмотрена она и в проектах УПК. Это обусловлено тем, что в последнее время все больше практических работников и ученых разделяют позицию авторов (А.И. Белова, Н.В. Васильева, М.М. Гродзинского, Н.И. Гуковской, А.Б. Зозулинского, С.С. Степичева, Л.А. Соя-Серко), подчеркивающих важность и самостоятельность проверки показаний на месте.

Тем не менее, некоторые авторы (Г.Н. Александров, В.PL Каминская, М.С. Строгович, А.И. Трусов) придерживаются диаметрально противоположной точки зрения. Их отрицательное отношение к проверке показаний на месте в определенной степени обусловлено отдельными встречающимися на практике случаями создания для суда посредством допроса на месте преступления потерпевшего, свидетеля (чаще подозреваемого, обвиняемого, у которых удалось получить вынужденное признание) некоего псевдодоказательства в виде соответствующего протокола, в котором устное показание «закрепляется» подписями понятых1.

См.: Трусов А.И. Уголовный процесс: Учебное пособие / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1995. С.132.

107

Однако подобное суждение, на наш взгляд, не может быть положено в обоснование нецелесообразности законодательного закрепления и прак- тического применения проверки показаний на месте в целях установления фактических обстоятельств дела, в том числе причин и условий, способст- вовавших совершению преступления.

Любое следственное действие может быть использовано недобросовестными сотрудниками правоохранительных органов для искусственного создания ложных доказательств, однако, как справедливо отмечает профессор Е.Е. Центров «нельзя, указывая на такую возможность, отказывать в праве на существование тем или иным следственным действиям. Тем более, что лица, поступающие подобным образом, нарушают основные положения закона об обеспечении объективного, непредвзятого расследования, недопустимости физического и психического насилия, фальсификации доказательств и т.п. действий, за совершение которых установлена уголовная ответственность (ст. 299, 302, 303 УК РФ)»1.

Целесообразность законодательного признания проверки показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия, на наш взгляд, не вызывает сомнений.

Проверка показаний на месте носит комплексный характер, поскольку включает в себя элементы таких следственных действий, как осмотр места происшествия, допрос, следственный эксперимент, предъявление для опознания. Однако, несмотря на это обстоятельство, ни одно из указанных следственных действий не может заменить проверку показаний на месте.

При помощи проверки показаний на месте могут быть получены, например, новые вещественные доказательства, свидетельствующие об употреблении обвиняемым незадолго до совершения преступления спиртного,

1 Центров Е.Е. Проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие. Российский следователь. 1999. № 1. С.37.

108

наркотических средств или психотропных веществ, обусловивших совер- шение преступного деяния. Так, в ходе производства указанного следст- венного действия могут быть обнаружены тщательно спрятанные обрывки жгутов, бинты, использованные шприцы и иглы, упаковки от таблеток, бу- тылки из-под спиртного и т.п.

Кроме того, при выявлении доказательственной информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, в ходе проверки показаний на месте может быть установлен факт самооговора и ложного оговора лица, не имеющего отношения к преступному деянию.

Так, например, подозреваемая Е. на допросе показала, что одним из условий, способствовавших совершению преступления, явилось повреждение металлической ограды, через которое она с наступлением темноты незаметно прокралась к вещевым складам, откуда похитила носильные вещи. Однако в ходе проверки показаний на месте Е. не сумела показать то место, в котором, с ее слов, часть ограды была повреждена. Кроме того, в результате проверки никаких повреждений в ограде обнаружено не было. Это позволило следователю выдвинуть версию о том, что хищение совершено не Е., а проживающим в ее квартире, где были обнаружены и изъяты похищенные вещи, ранее судимым Н. Позднее было установлено, что гражданка Е., желая оградить своего сожителя от повторного привлечения к уголовной ответственности, призналась в совершении преступления, которого не совершала1.

Поэтому так важно, чтобы цели, процессуальный порядок производства, а также особенности фиксации условий, хода и результатов проверки показаний на месте нашли скорейшее отражение в отечественном уголовно- процессуальном законодательстве.

Контроль И запись переговоров - следственные действия, произво-

! См.: Архив Люблинского межмуниципального суда г. Москвы, 2000. Уголовное дело № 203556.

109

димые в отношении подозреваемого, обвиняемого и других лиц по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях с целью получения информации об обстоятельствах, имеющих значение для дела (ст. 1741 УПК РСФСР).

С помощью контроля и записи телефонных и иных переговоров могут быть выявлены соучастники подозреваемого (обвиняемого); информация об условиях, используемых преступниками в целях реализации преступного умысла; о потерпевшем и его родственниках, в отношении которых планируется совершение преступления; о психическом и физическом состоянии подозреваемого (обвиняемого) и т.д.

Контроль и запись переговоров производится на основании мотивированного постановления следователя о возбуждении перед судом надлежащего ходатайства, а также постановления судьи, содержащего разрешение на осуществление этих следственных действий.

После этого постановление судьи направляется следователем в соот- ветствующий орган для исполнения. При этом важно отметить, что осуще- ствление контроля и записи переговоров может быть установлено на срок не более чем шесть месяцев.

В течение этого срока следователь в любое время вправе истребовать от органа, производящего контроль и запись переговоров, фонограмму для ее осмотра и прослушивания. Последняя передается в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором содержатся сведения о времени начала, окончания записи переговоров и использованных средствах.

О результатах осмотра и прослушивания фонограммы в присутствии понятых и при необходимости специалиста, а также лиц, переговоры которых записаны, следователь составляет протокол с максимально подробным изложением той части фонограммы, которая, по его мнению, имеет отношение к обстоятельствам дела, в том числе причинам и условиям, способствовавшим совершению преступления. Лица, участвующие в осмотре и

по

прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно из- ложить свои замечания.

Таким образом, при производстве следственных действий выявляются и проверяются ранее установленные причины и условия, способствовавшие совершению преступления; происходит их обобщение и анализ с целью подготовки профилактических мероприятий.

Ill

§ 2. Сущность, значение и порядок внесения представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших

совершению преступления

Установив обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, следователь, орган дознания, прокурор в соответствии со ст. 2V, 140 УПК РСФСР обязаны принять меры, направленные на их устранение. Чаще всего такой мерой является внесение в государственный орган, общественную организацию или должностному лицу представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Проведенное исследование показало, что по 79% уголовных дел практические работники вносят представления. При этом 52% этих процессуальных документов вносятся в конце предварительного расследования, тогда как остальные 27% приходятся на его начальный (2%) и последующий (25%) этапы.

Такая практика, на наш взгляд, вполне оправдана, поскольку именно на заключительном этапе предварительного расследования, когда всесторонне, полно и объективно установлены и исследованы все обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, орган дознания, следователь, прокурор могут составить и внести в соответствующий государственный орган, общественную организацию или должностному лицу наиболее полное и обоснованное представление. Однако это не означает, что оно не может быть внесено в начале или в середине расследования, поскольку в законе на этот счет нет указаний.

Нередко представление является юридическим основанием для привлечения лица, создавшего благоприятные условия для совершения преступления, к уголовной, административной или дисциплинарной ответственности. Поэтому внесенное представление должно основываться на собранных в ходе предварительного расследования доказательствах. Только после того, как следователь придет к выводу о наличии достаточных дан-

112

ных для принятия соответствующего процессуального решения в целях устранения обстоятельств, обусловивших совершение преступления, он может внести представление, которое будет законным.

Помимо этого, представление должно быть и обоснованным, т.е. ос- новывающимся на доказательственной информации.

Некоторые причины и условия, способствовавшие совершению преступления, могут быть выявлены и до возбуждения уголовного дела. Например, в ходе осмотра места происшествия или проверочных действий могут быть установлены такие обстоятельства, обусловившие совершение хищения, как отсутствие сигнализационных устройств, наличие повреждений в ограждении и т.д. Учитывая, что эти факторы могут и в дальнейшем способствовать совершению аналогичных преступлений, считаем, что внесение представлений о принятии мер, направленных на незамедлительное устранение подобных обстоятельств до возбуждения уголовного дела, вполне законно и обоснованно.

Этот вывод вытекает из положения ст. 114 УПК РСФСР, согласно которому прокурор, следователь, орган дознания, не возбуждая уголовного дела, могут направить полученное заявление или сообщение о преступлении по подследственности, приняв при этом меры к предотвращению или пресечению, а также к закреплению следов преступления.

В связи с этим мы разделяем позицию авторов1, предлагающих дополнить ст. 140 УПК РСФСР положением о том, что в случаях выявления причин и условий, способствовавших совершению преступления, до возбуждения уголовного дела следователь вправе внести в соответствующее предприятие, учреждение или общественную организацию представление

0 принятии мер по устранению этих обстоятельств.

Это позволило бы активизировать предупредительную деятельность

1 См.: Макушненко Л.П. Доказывание следователем обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и принятие мер к их устранению. (По материалам следст венного аппарата МВД СССР): Дис… канд. юрид. наук. М., 1974. С. 133.

113

следователей в стадии возбуждения уголовного дела и избежать возможности повторного совершения преступлений, обусловленных теми обстоятельствами, которые были выявлены в ходе проверочных действий.

В законе не определено количество представлений, которые могут быть внесены в соответствующие учреждения или должностным лицам в рамках расследования по уголовному делу. Поэтому практика внесения по делу нескольких представлений, на наш взгляд, вполне обоснованна. Тем более, что после внесения представления на начальном этапе или в середине расследования могут быть установлены дополнительные причины и условия, способствовавшие совершению преступления, в связи с чем орган дознания, следователь, прокурор обязаны внести в соответствующий государственный орган, общественную организацию или должностному лицу повторное представление.

Исходя из смысла ст. 21’ УПК РСФСР представление является юридическим основанием для принятия соответствующим государственным органом, общественной организацией или должностным лицом мер по устранению выявленных в процессе предварительного расследования обстоятельств, обусловивших совершение преступления. Но само понятие представления до сих пор законодательно не определено.

Статья 182 проекта УПК, принятого Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации во втором чтении 20 июня 2001 года («Представление по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления…») также не содержит каких-либо разъяснений по этому поводу, а лишь закрепляет право следователя использовать пред- ставление в качестве профилактической меры.

Тем не менее результаты опроса свидетельствуют о том, что большинство следователей и дознавателей (75%) считает необходимым законодательное закрепление в ст. 34 УПК РСФСР понятия представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. В связи с этим полагаем целесообразным закрепить

114

понятие представления на законодательном уровне. Это позволит внести ясность относительно характера этого процессуального документа подобно тому, как это сделано в отношении приговора, определения и постановления, понятия которых закреплены в ст. 34 УПК РСФСР.

Определение понятия представления в теории уголовного процесса разрабатывалось многими авторами.

Одни рассматривали представление как процессуальное действие следователя, направленное на устранение причин и условий, способство- вавших совершению преступления1.

Другие полагали, что представление - специальный процессуальный акт реагирования следователя на вышеуказанные негативные обстоятельства2.

Третьи видели в нем итоговый процессуальный документ следовате-ля3.

Однако, на наш взгляд, более предпочтительной является позиция П.А. Лупинской, считающей, что представление - это прежде всего решение следователя, направленное на устранение криминогенных факторов4.

Аналогичной позиции придерживается и М.Ч. Когамов. В целях устранения обстоятельств, обусловивших совершение преступления, следователь в ходе предварительного расследования принимает различные процессуальные профилактические решения: о применении в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения; об отстранении обвиняемого

1 См.: Алексеев А.А. Внесение следователем представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений // Вопросы криминалистики. М., 1964, №2/27. С.70-77.

’ См.: Бажанов М.И. К вопросу о содержании представлений следователя и частных определений судов, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления // Работа прокурора по предупреждению правонарушений. Харьков, 1968. С.41.

3 См.: Звирбуль В.К., Михайлов А.И. Основные направления и формы работы следова теля по предупреждению преступлений // Проблемы искоренения преступности. М., 1965.С.123-134.

4 См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. М, 1976. С.28-29.

135

от должности; о наложении ареста на имущество и т.д. К числу этих решений относится и представление о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Таким образом, М.Ч. Когамов делает вывод о том, что «представление следователя - это процессуальное решение, во-первых, имеющее профилактическую направленность и цель - устранить причины и условия преступления, которые установлены в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, во-вторых, внесенное при соблюдении требований законности и обоснованности в соответствующий государственный орган, общественную организацию или должностному лицу с обязательным их письменным уведомлением следователя о принятых мерах в срок, предусмотренный законом»1.

Разделяя эту точку зрения, хотелось бы отметить, что представление подобно постановлению, приговору, определению суда является процессуальным решением властного характера (курсив мой - С.Д.), облекаемым в форму процессуального документа. Поэтому даже тогда, когда содержащиеся в нем меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, носят рекомендательный характер, устранение этих причин и условий является обязанностью для соответствующих государственных органов, общественных организаций и должностных лиц.

Однако было бы неправильным ассоциировать внесение представления только с профилактической деятельностью следователя, так как он - не единственный субъект, наделенный правом устанавливать и устранять в ходе предварительного расследования причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Само понятие «представление следователя» представляется нам не совсем удачным, поскольку выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, а также вносить

1 Когамов М.Ч. Предупредительная деятельность следователя и ее эффективность (на материалах органов внутренних дел Казахстана): Учеб. пособие. Караганда, 1986. С.22.

116

в соответствующие учреждения представления о принятии мер по устранению этих причин и условий, вправе не только следователь, но и орган дознания, прокурор. Начальник следственного подразделения, наделенный правом лично производить предварительное следствие, пользуясь при этом полномочиями следователя, также может вносить представления о принятии мер по устранению обстоятельств, обусловивших совершение преступления.

Кроме того, целесообразно расширить процессуальные полномочия дознавателя путем наделения его правом самостоятельно вносить в соот- ветствующие государственные органы, общественные организации или должностным лицам представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления,,

На практике большинство представлений либо составляются от имени начальника органа дознания, либо им утверждаются. В противном случае эти процессуальные акты не обладают юридической силой, хотя и выносятся лицами, уполномоченными осуществлять профилактическую деятельность в рамках дознания. В связи с этим большая часть практических работников (81 %) полагает, что расширение самостоятельности дознавателя даст положительный результат, поскольку позволит упростить саму процедуру внесения представлений.

Однако 19 % опрошенных придерживаются противоположной точки зрения, полагая, что такое упрощение процедуры внесения представления может негативно отразиться на качестве этих процессуальных документов. На наш взгляд, эти опасения излишни, так как контроль за своевременностью и качеством принимаемых дознавателем решений осуществляет начальник органа дознания, указания которого носят обязательный характер. Это является своего рода гарантией законности и обоснованности вносимых дознавателями представлений.

Таким образом, целесообразно сформулировать в ст. 34 УПК РСФСР определение понятия представления в следующей редакции: «Представле-

117

ние - процессуальное решение, составленное дознавателем, следователем, прокурором в связи с установлением причин и условий, способствовавших совершению преступления, и внесенное в соответствующий государственный орган, общественную, коммерческую организацию или должностному лицу с целью устранения этих обстоятельств».

В действующем Уголовно-процессуальном кодексе не закреплены также форма и содержание представления.

В научной литературе по этому поводу существуют две диаметрально противоположные точки зрения.

Одни авторы выступают против введения единой формы представления, «поскольку каждое конкретное преступление имеет свои причины и условия, способствовавшие его совершению»1.

Другие считают, что представление должно быть единым по форме2.

Последняя точка зрения представляется более верной, поскольку отсутствие законодательного закрепления формы и содержания представления приводит к тому, что на практике составление этого процессуального акта носит произвольный характер и не соответствует тем требованиям, которые предъявляются к остальным процессуальным документам.

Анализ ст. 140 УПК РСФСР позволяет сделать вывод о том, что она не имеет самостоятельного значения. Закрепленная в ней юридическая норма аналогична той, что содержится в ст. 21 УПК РСФСР, а ссылка на ст. 211 УПК РСФСР еще более подчеркивает то обстоятельство, что эта статья никакой самостоятельной смысловой нагрузки не несет. В связи с этим считаем целесообразным прежнюю редакцию ст. 140 УПК РСФСР упразднить, изложив в ней порядок вынесения, форму и содержание пред-

! Дербенев А.П. Деятельность следователя МВД по предупреждению преступлений: Дис… канд. юрид. наук. Л., 1969. С155-156.

2 См., напр., Жуков А.П. Указ. соч. С. 132; Звирбуль В.К. Деятельность следователя по предупреждению преступлений: Дис… канд. юрид. наук. М., 1963. С.196.

118

ставления подобно тому, как это сделано в отношении других процессу- альных документов.

В научной литературе неоднократно высказывались предложения о необходимости законодательного закрепления структуры представления1. Однако до сих пор эта проблема остается нерешенной.

Большинство авторов придерживается точки зрения, согласно которой представление, как и все процессуальные документы, должно состоять из трех частей: вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной2 (заключительной3 или рекомендательной4).

В вводной части должно содержаться:

  1. Наименование адресата, которому направляется представление. Практика показывает, что большинство представлений вносится в государственные органы (50%), а также должностным лицам (38%). Количество представлений, вносимых в общественные организации составляет лишь 12%. На наш взгляд, это связано с тем, что государственные органы и должностные лица обладают более действенными механизмами по устранению негативных обстоятельств, обусловливающих совершение преступлений. Однако это не означает, что внесение представлений в общественные организации можно игнорировать ввиду того, что последние наименее приспособлены к осуществлению профилактической деятельности.

Кроме того, редакция ст. 211 УПК РСФСР исключает возможность расширительного толкования перечня субъектов, обязанных на основании представления принимать меры по устранению причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления.

В соответствии с названной нормой такими субъектами являются го-

1 См., напр., Выпря М.М., Михайлов М.А. Представление следователя // Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. Омск. 1973, № 14. С. 45. “ См.: Жуков A.M. Предупредительная деятельность следователя по уголовному делу. Саратов, 1990. С.73.

3 См.: Назаров В.В. Указ. соч. С. 110-113.

4 См.: Когамов М.И. Указ. соч. С.23.

119

сударственный орган, общественная организация или должностное лицо. Однако в настоящее время совершается большое количество преступлений, связанных с деятельностью коммерческих организаций. Но в ст. 21’ УПК РСФСР коммерческая организация не указана в числе субъектов, обязанных принимать меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в связи с внесенным представлением.

Тем не менее, как показывает практика, следователи достаточно активно вносят представления в коммерческие структуры1.

Полагаем, что ч. 1 ст. 21’ УПК РСФСР необходимо изложить в следующей редакции: «Дознаватель, следователь, прокурор, установив причины и условия, способствовавшие совершению преступления, вправе внести в соответствующий государственный орган, общественную, коммерческую организацию или должностному лицу представление о принятии мер по устранению этих причин и условий».

Кроме того, в целях повышения эффективности профилактической деятельности и предварительного расследования в целом полагаем целесо- образным указать на возможность следователя вносить представления по поводу выявленных недостатков в деятельности оперативных подразделений, обусловивших совершение преступления.

  1. Полное наименование документа. На практике встречаются следующие наименования: «Представление»; «Представление в порядке ст. 140 УПК РСФСР»; «Представление следователя»; «Представление об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступления»; «Представление о принятии мер по устранению причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления» и т.д.

Поскольку последнее наименование, на наш взгляд, является наиболее удачным, так как соответствует содержанию ст. 21’ УПК РСФСР, в це-

См.: Архив следственной части УВД ВАО Москвы. 1999-2000гг.

120

лях формирования единой практики составления представлений, название ст. 140 УПК РСФСР необходимо изложить в следующей редакции: «Пред- ставление о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления».

  1. Время и место составления (вынесения) документа.
  2. Должность, специальное звание (классный чин) и фамилия должностного лица, составившего документ.
  3. Номер уголовного дела, по материалам которого вносится представление (за исключением случаев внесения представления до возбуждения уголовного дела).
  4. Некоторые авторы считают целесообразным отражать в вводной части представления содержание ст. 21’ УПК РСФСР1. Однако, на наш взгляд, в резолютивной части представления вполне достаточно сделать ссылку на указанную статью.

В описательно-мотивировочной части представления должно содержаться:

  1. Краткое изложение обстоятельств совершенного преступления. Проведенное исследование показало, что в большинстве случаев

(79%) в описательно-мотивировочной части представлений излагаются краткие сведения об обстоятельствах совершенного преступления как поводе для внесения представления. В то же время 21% представлений не содержит такой информации.

  1. Изложение причин и условий, способствовавших совершению преступления.

В большинстве случаев следователи отражают в описательно-мотивировочной части представления (92%) обстоятельства, обусловившие совершение преступления. При этом практические работники указы-

1 См., напр., Щекин Г.И. и др. Представления следователей по делам несовершеннолетних: Метод, рекомендации. М.. 1988. С. 12.

вают те обстоятельства, которые связаны с обстановкой преступного деяния (60%). В 30% случаев описательно-мотивировочные части представлений содержат информацию об обстоятельствах, связанных с личностью обвиняемого. И лишь 2% представлений имеют сведения как об обстоя- тельствах, связанных с обстановкой совершения преступления, так и с личностью обвиняемого. Представляется, что такое положение связано с трудностями выявления субъективных факторов, обусловивших совершение преступления (антиобщественных взглядов, установок, привычек обвиняемого и т.д.). Явления субъективного (внутреннего) характера очень сложны, поскольку связаны с комплексом переживаний человека, его мыслительной деятельностью, мироощущением, которые с трудом поддаются осознанию. Однако это не означает, что указанные обстоятельства не подлежат установлению. Напротив, без их выявления и тщательного исследования нельзя всесторонне, полно и объективно оценить собранные доказательства, особенно по делам несовершеннолетних, а также по делам об общественно опасных деяниях невменяемых.

  1. Доказательства, подтверждающие наличие причин и условий, спо- собствовавших совершению преступления.

Необходимость ссылки на доказательства, подтверждающие наличие тех или иных причин и условий, способствовавших совершению преступления, обусловлена тем, что на основании представления соответствующий государственный орган или должностное лицо могут принять решение о привлечении лица, по вине которого возникли указанные обстоятельства, к административной или дисциплинарной ответственности. Поэтому представление должно быть мотивированным, т.е. основанным на тех фактических данных, которые в соответствии с законом установлены в ходе предварительного расследования по уголовному делу.

В резолютивной части представления должны указываться:

  1. Предложения об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления.

122

Проведенное исследование показало, что в большинстве случаев (53%) в резолютивной части представлений содержатся либо рекомендации об устранении обстоятельств, обусловивших совершение преступления, либо конкретные профилактические меры. При этом большинство практических работников (70%) считает, что представления, предусматривающие конкретные меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, являются более эффективными, поскольку воспринимаются адресатом как процессуальные документы, носящие обязательный характер. В то же время 30%) опрошенных следователей и дознавателей придерживаются противоположной точки зрения, полагая, что более эффективными являются представления, содержащие профилактические меры рекомендательного характера. По их мнению, ру- ководители соответствующих государственных органов, общественных организаций или должностные лица более компетентны в решении вопроса о том, какие профилактические механизмы в рамках их учреждений более эффективны для устранения причин и условий, способствовавших со- вершению преступления.

Кроме того, следователь не вправе вмешиваться в административно-кадровые вопросы, то есть не может указывать кого и как наказать или кого уволить. Это может сделать только руководитель. Следователь в таких случаях должен ограничиваться лишь указанием на необходимость принятия со стороны руководства мер по устранению выявленных в ходе расследования причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Однако в настоящее время наблюдается негативная тенденция, связанная с тем, что такие представления не воспринимаются соответствующими государственными органами, общественными организациями или должностными лицами как документы, обязательные для исполнения. В связи с этим считаем целесообразным, по мере возможности, предусматривать в представлении конкретные меры по устранению негативных об-

123

стоятельств, обусловивших совершение преступления. Для того, чтобы эти меры были эффективными, необходимо использовать помощь соответст- вующих специалистов или руководителей тех учреждений, в рамках которых эти меры будут впоследствии реализованы.

  1. Срок, в течение которого меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, должны быть приняты и о результатах сообщено лицу, направившему представление (со ссылкой на ст. 21’УПК РСФСР).

На законодательном уровне до сих пор остается нерешенным вопрос, связанный с моментом начала срока исполнения представления. В связи с этим на практике он исчисляется по-разному. Одни практические работники (12%) исчисляют срок исполнения представления с момента его составления (вынесения); другие (20%) - с момента направления представления адресату. Большая часть следователей и дознавателей (68%) исчисляет этот срок с момента получения представления адресатом. При этом 41% опрошенных считает, что данный вопрос нуждается в законодательном закреплении.

В связи с этим полагаем целесообразным изложить ч. 2 ст. 21’ УПК РСФСР в следующей редакции: «Не позднее чем в месячный срок со дня получения представления государственный орган, общественная, коммерческая организация или должностное лицо обязаны принять меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, и о результатах сообщить лицу, направившему представление».

Установленный таким образом месячный срок для принятия профилактических мер должен исчисляться по правилам ст. 103 УПК РСФСР, т.е. со следующих суток после тех, в которые адресат получит представление.

Опрос следователей и дознавателей показал, что большинство из них (67%) в целях усиления контроля за своевременностью принятия мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступле-

ния, проверяют получение адресатом внесенного по окончании уголовного дела представления. Из них 42% для этого дают поручения работникам милиции, обслуживающим территорию, на которой расположен адресат; 30% выясняют факт получения представления по телефону; 28% производят проверку при помощи личной беседы с лицами, ответственными за ис- полнение представления.

В целях упрощения этой процедуры следует поддержать авторов, предлагающих дополнить ст. 2\1 УПК РСФСР указанием на обязанность государственного органа, общественной организации, должностного лица уведомить орган дознания, следователя, прокурора о дате получения вне- сенного ими представления1.

Изучение представлений показало, что большинство из них (75%) содержит информацию о сроке принятия необходимых профилактических мер и уведомлении об их результатах лиц, направивших представление. При этом 73% представлений содержат установленный законом максимальный срок по устранению вышеуказанных обстоятельств; остальные 2% - предусматривают иные сроки. Это связано с тем, что некоторые причины и условия, способствовавшие совершению преступления, требуют незамедлительного устранения, тогда как установленный законом максимальный месячный срок позволяет недобросовестному адресату игнорировать вышеуказанное обстоятельство. В связи с этим некоторые следователи и дознаватели самостоятельно устанавливают сроки исполнения внесенных ими представлений. По этой же причине многие практические работники (72%) считают целесообразным предусмотреть в уголовно-процессуальном законе право следователя, органа дознания в необходимых случаях устанавливать по своему усмотрению более короткие сроки

1 См.: Казанджан М.А. Деятельность следователя по выявлению криминогенных об- стоятельств и привлечению общественности к их устранению. Ташкент, 1979. С.69; Рощин А.И. Теоретические проблемы профилактической деятельности органов следствия по делам о преступлениях несовершеннолетних (по материалам Украинской ССР): Дис… канд. юрид. наук. Киев, 1981. С. 169 и др.

125

устранения государственными органами, общественными, коммерческими организациями или должностными лицами причин и условий, способство- вавших совершению преступления.

На основании изложенного целесообразно внести в ч. 2 ст. 21’ УПК РСФСР дополнение следующего содержания: «В отдельных случаях, в целях наиболее быстрого устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, дознаватель, следователь, прокурор вправе по своему усмотрению установить более короткие сроки исполнения пред- ставления».

На наш взгляд, процессуальное закрепление этого положения повысит эффективность функционирования института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Поскольку профилактическая деятельность по уголовным делам включает в себя процессуальные действия дознавателя, следователя, прокурора (арест, обыск, выемку, внесение представления и т.д.), а также принимаемые организациями, учреждениями и должностными лицами меры, до сих пор не определен момент ее завершения.

Отсутствие законодательного регулирования этой проблемы привело к тому, что мнения практических работников разделились. Одни считают, что деятельность по установлению и устранению причин и условий, спо- собствовавших совершению преступлений, завершается после внесения представления (11%); другие - после проведения проверки его исполнения (42%). Большинство следователей и дознавателей придерживается мнения о том, что деятельность по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, считается завершенной после получения сообщения о принятых мерах (47%).

Последняя точка зрения представляется нам более верной. Внесение представления нельзя рассматривать как свидетельство об окончании про- филактической деятельности дознавателя, следователя, прокурора даже в том случае, когда это процессуальное решение принято на заключитель-

126

ном этапе расследования, поскольку составление и направление процессу- ального документа властного характера и его реальное исполнение - не одно и то же. Кроме того, сам факт внесения представления является юридическим основанием для осуществления профилактической деятельности соответствующим государственным органом, общественной, коммерческой организацией или должностным лицом, которые обязаны проинформировать дознавателя, следователя, прокурора о результатах своих действий.

Официальным документом, уведомляющим дознавателя, следователя, прокурора об исполнении внесенного ими представления, является письменное сообщение адресата о принятых мерах по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Однако в целях предупреждения направления в адрес работников органов предварительного расследования, прокурора ложных сообщений об исполнении представлений считаем целесообразным дополнить ст. 21’ УПК РСФСР ч. 3 следующего содержания: «Представление считается исполненным с момента официального уведомления дознавателя, следователя, прокурора государ- ственным органом, общественной, коммерческой организацией или долж- ностным лицом о результатах принятых мер по устранению причин и ус- ловий, способствовавших совершению преступления,

Дознаватель, следователь, прокурор вправе проверять эффективность принятых мер и требовать надлежащего исполнения внесенного представления».

Такая проверка может осуществляться дознавателем, следователем или прокурором как самостоятельно, так и поручена общественным помощникам.

  1. Порядок обжалования представления.

Указание на порядок обжалования является, на наш взгляд, одной из важнейших составляющих резолютивной части представления. Ее отсутствие может повлечь за собой существенные нарушения прав и интересов

127

личности, поскольку в представлении может ставиться вопрос об ответст- венности лиц, виновных в нарушении законов и создании благоприятных условий, способствовавших совершению преступления.

Однако введение в связи с этим в действующее уголовно-процессуальное законодательство отдельной статьи, закрепляющей особенности обжалования представления, на наш взгляд, нецелесообразно. Глава 19 УПК РСФСР достаточно подробно регламентирует общий порядок обжалования действий органа дознания, следователя и прокурора. Поэтому в резолютивной части представления, на наш взгляд, необходимо кратко изложить порядок обжалования представления, сделав при этом ссылку на ст. 218-220 УПК РСФСР.

Большинство опрошенных практических работников (70%) полагает, что внедрение в практику типографских бланков представлений способствовало бы повышению эффективности деятельности органа дознания, следователя по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Разделяя указанную позицию, считаем, что внедрение в подразделения органов дознания и предварительного следствия таких бланков подобно бланкам постановлений и протоколов, позволило бы избежать на практике многих ошибок, допускаемых при составлении представлений.

Кроме того, представление должно составляться не менее чем в трех экземплярах, один из которых приобщается к уголовному делу, второй на- правляется адресату, а третий - прокурору для приобщения к надзорному производству.

В некоторых следственных подразделениях эти процессуальные документы составляются в четырех экземплярах. Последний хранится в специальной папке для учета представлений и ответов на них у начальников следственных подразделений (следственные отделы УВД ЮВАО Москвы) или в канцеляриях (следственная часть УВД ВАО Москвы).

128

На наш взгляд, такая практика вполне обоснована, поскольку позволяет вести строгий учет количества внесенных представлений и полученных на них ответов, а также способствует усилению контроля за принятием необходимых мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, со стороны руководства следственных отделов.

Кроме того, поскольку во многих подразделениях проводится специализация следователей на расследовании определенных видов преступлений, полагаем вполне обоснованной практику внесения следователями обобщенных представлений, которые составляются на основании анализа материалов нескольких уголовных дел.

При внесении представления на практике часто возникает вопрос о том, кого из участников процесса следует знакомить с его содержанием. В научной литературе по этому поводу существует несколько точек зрения.

Одни авторы полагают, что во всех случаях знакомить с представлением необходимо обвиняемого1.

Другие считают, что помимо обвиняемого знакомить с представлением необходимо и его защитника2.

Некоторые авторы обосновывают точку зрения о том, что ознакомление обвиняемого и других участников уголовного процесса с представлением не обязательно, поскольку этот процессуальный документ может быть составлен (вынесен) как до, так и после окончания предварительного расследования по делу3.

На наш взгляд, указанные точки зрения не соответствуют нормам уголовно- процессуального законодательства. Поскольку представление является процессуальным решением властного характера и может повлечь

1 См.: Кушнир Л.А. Представление следователя как одно из средств предупреждения преступлений // Вопросы предупреждения преступности. М. 1966, № 3. С.41.

2 См.: Алексеев А.А. Указ. соч. С.76.

J См.: Миньковский Г.М. Предупреждение преступлений / Под ред. Н.В. Жогина. М., 1962. С.98; Коврига З.Ф. Роль представлений органов милиции в предупреждении преступлений // Изучение и предупреждение преступности. Воронеж. 1965. № 2. С.169-170.

определенные негативные последствия для лиц, виновных в создании бла- гоприятных обстоятельств, способствовавших совершению преступления, оно должно представляться для ознакомления не только обвиняемому и его защитнику, но и другим участникам уголовно-процессуальных отношений. В связи с этим мы разделяем позицию тех авторов, которые считают, что по окончании предварительного расследования с представлением имеют право ознакомиться и такие субъекты уголовного процесса, как потерпевший, его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого’.

Такое понимание вышеуказанной проблемы не только соответствует нормам, закрепленным в ст. 46, 51, 53-55, 200-204, 398 УПК РСФСР, но и позволяет вышеперечисленным участникам судопроизводства реально защитить свои права и интересы, а также интересы других лиц путем обжалования и заявления ходатайств о производстве следственных действий, направленных на проверку выявленных или установление дополнительных причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Из этого следует вывод о том, что внесение представления должно быть завершено до окончания предварительного расследования по делу, т.е. до ознакомления участников уголовного процесса с материалами дела.

После выполнения требований ст. 200-204 УПК РСФСР на заключительном этапе предварительного расследования составляется обвинительное заключение.

Регламентирующая содержание обвинительного заключения ст. 205 УПК РСФСР не предусматривает среди обстоятельств, подлежащих отражению в этом итоговом процессуальном документе, причины и условия, способствовавшие совершению преступления. В то же время в этой статье

1 См.: Жуков A.M. Указ. сон. С.76; Звирбруль В.К. Указ. соч. С.195; Розовский Б.Г. Расследование и предупреждение хищений имущества в угольной промышленности: Ав-тореф… дис. канд. юрид. наук. Киев, 1968. С. 17 и др.

130

содержится указание на то, что в описательной части обвинительного за- ключения излагаются «и другие существенные обстоятельства».

Поскольку причины и условия, способствовавшие совершению преступления, входят в предмет доказывания по уголовному делу, безусловно, они являются существенными обстоятельствами. Однако проведенное исследование показало, что большинство практических работников (59%) не излагает в описательной части обвинительного заключения факторы, обусловившие совершение преступления. Объяснением этому является расплывчатость законодательной формулировки, не дающей четкого представления об обязательности фиксации подобного рода информации в обвинительном заключении.

В то же время результаты опроса свидетельствуют и о том, что большинство следователей и дознавателей (60%) поддерживает идею конкретизации положения ст. 205 УПК РСФСР в части необходимости отражения в обвинительном заключении обстоятельств, обусловивших совершение преступления.

В связи с этим полагаем необходимым дополнить ч. 2 ст. 205 УПК РСФСР указанием на обязательное изложение в описательной части обвинительного заключения причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Аналогичным образом целесообразно закрепить в ч. 1 ст. 206 УПК РСФСР обязательность отражения в прилагаемой к обвинительному заключению справке информации о принятых мерах по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

На наш взгляд, эти дополнения способствовали бы акцентированию внимания практических работников на установлении и исследовании обстоятельств, обусловивших совершение преступления.

Анализ состояния профилактической деятельности следователей и дознавателей свидетельствует о том, что в целом по России удельный вес уголовных дел, по которым внесены представления о принятии мер по

131

устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, имеет постоянную тенденцию к росту. Если в 1998 году органы пред- варительного следствия системы МВД России использовали эту форму профилактической работы по 68,7% оконченных уголовных дел, то в 1999 году эта цифра возросла до 77,3%, а в первом полугодии 2000 года - до 79,8% оконченных уголовных дел.

Всего в 2000 году следователями МВД России было внесено 787381, органами дознания МВД России, включая производства по протоколам, -250382 представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Но несмотря на это, по-прежнему остается актуальной проблема обратной связи между лицом, обязанным принять меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, и следователем.

Так, на вопрос «имеют ли место в вашей практике случаи неполучения ответов на вносимые по делу представления», 75% следователей и дознавателей ответили, что сталкивались с подобными фактами. Из них 48% заявили о том, что случаи игнорирования вносимых представлений со стороны должностных лиц и руководителей государственных органов, а также общественных организаций достаточно часты; 27% ответили, что сталкивались с подобными ситуациями редко; 25% опрошенных сообщили о том, что всегда получают ответы на вносимые ими представления.

При этом большинство работников органов предварительного расследования (94%» опрошенных) указывает на низкое качество исполнения вносимых ими представлений. Так, 65% из них заявили о том, что большая часть присылаемых ответов носит формальный характер; 29% указывают на то, что в большинстве случаев представления исполняются частично и потому ответы на них отчасти формальны. Лишь 6% следователей и дознавателей заявили о том, что большинство представлений исполняется своевременно и качественно.

132

По мнению практических работников основными причинами неисполнения или ненадлежащего исполнения вносимых ими представлений являются:

  • незнание должностными лицами, а также руководителями учреждений и организаций уголовно-процессуального закона (6%);
  • отсутствие опыта у должностных лиц и руководителей учреждений и организаций по проведению мероприятий, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления (7%);
  • недостаточный контроль за исполнением представлений со стороны органов дознания, следователей, прокуроров (13%);
  • отсутствие понимания у должностных лиц и руководителей учреждений и организаций необходимости своевременного принятия мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления (30%);
  • умышленное игнорирование требований органа дознания, следователя, прокурора о принятии мер по ликвидации негативных обстоятельств, обусловивших совершение преступления (38%).
  • В связи с этим большинство работников органов предварительного расследования {11%) считает необходимым законодательное закрепление правовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение указаний органа дознания, следователя, прокурора об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления. Из них 57% полагают, что эти санкции должны носить административно-правовой характер; 20% опрошенных считают, что при наступлении тяжких последствий виновные должны привлекаться к уголовной ответственности.

В настоящее время руководители следственных подразделений в случае неисполнения представлений могут обращаться в прокуратуру для привлечения виновных к ответственности в соответствии со ст. 165-10 Ко- декса об административных правонарушениях РСФСР (невыполнение за- конных требований прокурора). И хотя практика показывает, что эта мера

133

административного воздействия применяется редко (в отдельных регионах возбуждается по 2-3 административных производства в течение года)1, тем не менее ст. 165-10 КоАП РСФСР на сегодняшний день продолжает оставаться единственным действенным правовым механизмом, позволяющим прокурору активно воздействовать на лиц, уклоняющихся от исполнения законных требований органов предварительного следствия по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

В целях упрощения этой процедуры и повышения авторитета органов предварительного следствия и дознания считаем целесообразным пре- дусмотреть в УПК норму, содержащую санкции за невыполнение законных требований дознавателя, следователя, прокурора по аналогии со ст. 94, ч. 4 ст. 263 УПК РСФСР в части наложения штрафа.

В то же время считаем нецелесообразным введение в Уголовный кодекс Российской Федерации самостоятельной статьи, предусматривающей ответственность за вызвавшее наступление тяжких последствий неисполнение или ненадлежащее исполнение законных указаний органа дознания, следователя, прокурора о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, поскольку в этом случае действия виновного должностного лица могут быть квалифицированы по ст. 293 УК РФ (Халатность).

На основании изложенного предлагаем дополнить ст. 21’ УПК РСФСР ч. 4 следующего содержания: «Неисполнение или ненадлежащее исполнение представления дознавателя, следователя, прокурора об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, -влечет штраф до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда».

Итак, действующий УПК в качестве мер, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, на-

1 См.: Материалы Координационно-методического Совета МВД России по заслушиванию отчета Следственного комитета о результативности применения следователями органов внутренних дел ст. 140 УПК РСФСР. М., 1998. С.5.

134

зывает только внесение представления в соответствующее учреждение или должностному лицу.

Представление — это решение властного характера, облекаемое в форму процессуального документа, обязательное для исполнения. Однако до сих пор на законодательном уровне не закреплены форма и содержание представления. Сформулированные предложения о внесении изменений и дополнений в действующий УПК относительно понятия и структуры представления, направлены на повышение эффективности профилактической деятельности органов предварительного расследования.

135

§ 3. Иные меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления

Помимо внесения представлений на практике встречаются и иные формы деятельности по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Выбор той или иной формы обусловливается материалами уголовного дела; обстановкой совершенного преступления, а также обстоятельствами, сложившимися на момент принятия решения профилактического характера; особенностями личности обвиняемого; иными факторами, связанными с причинами и условиями, способствовавшими совершению преступления.

Согласно проведенному опросу 82% следователей и дознавателей заявили о том, что помимо внесения представлений они достаточно широко используют в своей деятельности иные меры по устранению обстоятельств, обусловивших совершение преступления.

Наиболее распространенными среди них являются:

  • выступления (доклады) в трудовых коллективах (26%), в учебных заведениях (26%) и средствах массовой информации (23%);
  • письма (сообщения) руководителям организаций, предприятий и учреждений (8%), а также личные беседы с должностными лицами (7%);
  • публикации научных статей, заметок в печати (6%);
  • лекции (4%).
  • Рассмотрим указанные формы предупредительной деятельности более подробно.

Выступления (доклады) в трудовых коллективах, учебных заведениях и средствах .массовой информации

При выборе одной из указанных форм реагирования на причины и условия, способствовавшие совершению преступления, следователь должен учитывать возраст, национальность, семейное положение, профессию,

136

круг интересов людей. Учет этих факторов имеет важное значение для обеспечения наиболее эффективного контакта с аудиторией, вызова у нее интереса к выступлению (докладу), а также желания оказать содействие в решении профилактических задач.

Кроме того, это позволяет должным образом подготовиться к предстоящему выступлению (докладу): учесть те или иные нюансы при составлении основного текста или его тезисов; решить вопрос, связанный с ис- пользованием в процессе выступления магнитофонных записей допросов участников уголовного процесса, а также фотоснимков и видеозаписей, обеспечивающих более наглядное представление о тех недостатках, которые обусловили совершение преступления.

В процессе выступления (доклада) целесообразно делать ссылки на соответствующие нормы уголовно-процессуального законодательства, разъясняя при этом их содержание. Это позволит исключить возможность неправильного истолкования гражданами того или иного процессуального положения.

В отличие от представления, выступление (доклад) позволяет решать профилактические задачи при помощи прямого контакта с аудиторией. Это преимущество дает более эффективный результат, поскольку данная форма реагирования на обстоятельства, обусловившие совершение преступления, несет в себе не только информационно-управленческий, но и воспитательно- просветительский, психологический и коммуникативный потенциал.

Кроме того, выступления (доклады), посвященные причинам и условиям, способствовавшим совершению преступления, могут побудить граждан обратиться к следователю и сообщить дополнительную информацию об указанных обстоятельствах.

В настоящее время все чаще в реализации профилактических функ-

137

ций следователей принимают участие средства массовой информации1. Это обусловлено тем, что СМИ позволяют в короткие сроки обеспечить розыск лиц, причастных к совершению преступления; осуществить профилактическое воздействие на отдельных руководителей, должностных лиц, граждан; побудить неизвестных следствию свидетелей, а также потерпевших сообщить органу, производящему предварительное расследование, дополнительную информацию о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.

Следственные подразделения и следователи имеют возможность использовать в профилактических целях СМИ как через отделы (отделения, группы) информации (пресс-службы), так и самостоятельно. Однако практические работники, как правило, не обладают знаниями и навыками, позволяющими грамотно подготовить материалы для СМИ.

В связи с этим в Волгоградской академии МВД России для курсантов последнего курса обучения введен спецкурс «Использование СМИ при расследовании и профилактике преступлений».

На наш взгляд, повсеместное включение такого спецкурса в учебные программы вузов МВД России позволило бы избежать многих проблем, с которыми приходится сталкиваться молодым следователям при взаимо- действии со СМИ.

Публикации научных статей, заметок в печати

По поводу использования этой формы реагирования на обстоятельства, обусловившие совершение преступления, в научной литературе сложилось несколько точек зрения.

Одни авторы полагают, что публикации статей и заметок в печати по материалам конкретных уголовных дел, находящихся в производстве сле- дователя, недопустимо2.

В дальнейшем для краткости будет употребляться СМИ. “ См., напр., Гальперин И.М. Советская печать и некоторые вопросы борьбы с преступностью // Сов. гос. и право. 1963, № 5. С. 137.

138

Другие считают, что такие публикации вполне допустимы, если при этом не происходит разглашение сведений, составляющих тайну следствия, а также не предрешается вывод о виновности обвиняемого в совершении преступления1.

Разделяя эту точку зрения, А.Н. Тюменцев приходит к выводу, что при обнародовании информации предварительного следствия нельзя также оглашать данные, свидетельствующие о пробелах и просчетах, а также беспомощности органов расследования2.

На наш взгляд, такая позиция весьма обоснована, поскольку досудебные публикации играют важную роль в расследовании и профилактике преступлений. Через них осуществляется пропаганда права среди населения, предупреждение виктимного поведения граждан; оказывается воздействие на должностных лиц, обязанных в рамках своей компетенции принимать меры, направленные на устранение обстоятельств, благоприятствующих совершению преступлений. Важным обстоятельством, которое всегда необходимо учитывать при принятии решения о публикации материалов предварительного расследования, является форма их «подачи». От этого во многом зависит, какое мнение вызовет публикация у читателя, каким образом это отразится на авторитете органов расследования.

К тому же следователь всегда должен помнить о том, что в его обязанности входит защита тайны предварительного расследования. Поэтому публикация тех или иных сведений из досудебных материалов, может иметь место лишь с письменного разрешения следователя.

Возможность возникновения затруднений в работе следователя из-за преждевременного информирования общественности о тех или иных при-

См., напр., Кулагин Н.И. Использование органами следствия средств массовой ин- формации. М, 1971. С.48, Макушненко Л.П. Указ. соч. С. 138.

” См.: Тюменцев А.Н. Организационно-правовые и тактические вопросы использования средств массовой информации при расследовании и профилактике преступлений: Ав- тореф… дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. С. 18.

139

чинах и условиях, способствовавших совершению преступления, является обстоятельством, заставляющим отказаться от использования публикации статей и заметок в печати в качестве профилактической меры. В связи с этим ст. 40 Закона России «О средствах массовой информации»1 предусматривает отказ или отсрочку от предоставления журналистам информации, которая может нанести ущерб интересам следствия, а также отдельным гражданам.

Кроме того, при опубликовании информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования, недопустимо разглашение подробностей интимной жизни участников процесса, а также непроверенных сведений о безнравственных и противоправных поступках конкретных лиц.

Письма (сообщения) руководителям организаций, предприятий и уч- реждений; личные беседы с должностными лицами

При выявлении причин и условий, способствовавших совершению преступления, следователи направляют руководителям организаций, пред- приятий и учреждений письма (сообщения) с требованиями принять необ- ходимые меры по устранению этих обстоятельств. Реже на практике в профилактических целях следователи проводят личные беседы с должно- стными лицами, в компетенцию которых входит устранение недостатков, обусловивших совершение преступления.

В основном указанные формы реагирования на обстоятельства, спо- собствовавшие совершению преступления, используются следователями в стадии возбуждения уголовного дела. В случае непринятия по ним должных мер по устранению выявленных недостатков, следователи вносят в соответствующие государственные органы, учреждения, организации, должностным лицам представления.

В отличие от представления письмо (сообщение) составляется в ме-

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000, № 32. Ст. 3333.

140

нее категоричной форме и содержит лишь указание на те недостатки, которые способствовали совершению преступления, и в связи с этим нуждаются в устранении.

В случае быстрого и полного устранения указанных обстоятельств после получения письма (сообщения) внесение представления, на наш взгляд, нецелесообразно. Достаточно приобщить к материалам уголовного дела уведомление соответствующего руководителя или должностного лица о принятых мерах. Это необходимо для того, чтобы прокурор и суд при изучении уголовного дела имели полное представление о проделанной ра- боте по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, и не дублировали профилактическую деятельность следова- теля, органа дознания.

Кроме того, использование следователем указанных мер в профилактических целях не противоречит ст. 140 УПК РСФСР. Однако ввиду отсутствия законодательного закрепления перечня и содержания этих мер, их применение не порождает тех правовых последствий, которые возникают в результате внесения представлений. Иногда руководители соответствующих учреждений и организаций, а также должностные лица игнорируют подобные формы профилактического воздействия и не принимают меры по устранению выявленных при производстве проверочных действий обстоятельств, обусловивших совершение преступления. Поэтому исполнение профилактических требований следователя, содержащихся в письмах (сообщениях) подлежит обязательной проверке.

Лекции

На практике выступления следователей перед населением с лекциями, посвященными проблемам профилактики, по сравнению с другими предупредительными мерами, встречаются довольно редко.

При подготовке к лекциям необходимо соблюдать те же правила, что и при разработке, планировании выступлений (докладов) в трудовых коллективах, учебных заведениях и средствах массовой информации.

141

Однако в отличие от этих профилактических мер, выступления с лекциями перед населением, как правило, основываются на обобщенных данных о причинах и условиях, способствовавших совершению преступлений.

При их подготовке используются статистические данные о количестве выявленных преступлений в том или ином районе, а также причинах и условиях, наиболее часто способствующих их совершению; соответствующая информация из материалов уголовных дел; научная литература, посвященная предупреждению виктимного поведения граждан; личные наблюдения следователя и т.д.

При подготовке таких лекций целесообразно использовать профессиональный опыт пенсионеров — бывших сотрудников правоохранительных органов, суда.

Согласно приказу МВД России от 30 декабря 1997 года № 859 «О привлечении пенсионеров к работе в системе МВД России», эти люди могут оказать помощь следователю путем консультирования по проблемам профилактики преступлений; изучения и анализа нормативных актов, служебной документации, передового опыта оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел, архивных материалов с целью обобщения и составления конкретных рекомендаций по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений; участия в решении вопросов взаимодействия следователей и дознавателей с общественными объе- динениями и т.д.

Изучение материалов уголовных дел показывает, что сам факт использования вышеперечисленных мер не всегда находит отражение в материалах уголовных дел.

Из изученных 150 уголовных делах лишь в 32 имелись документы, содержащие информацию об использовании этих мер следователями, доз- навателями в профилактических целях. В большинстве случаев это были письма руководителям организаций, предприятий и учреждений (12%), а

142

также справки о проведенных беседах с должностными лицами государст- венных органов, руководителями и представителями организаций (5%). В отдельных случаях в материалах уголовных дел содержалась информация о выступлениях (докладах) следователей, дознавателей в трудовых коллек- тивах (1%), учебных заведениях (1%), подготовке лекций (1%), публикации научных статей, заметок в печати (1%).

Несмотря на отсутствие законодательного закрепления необходимости фиксирования в материалах уголовного дела применения вышеуказанных мер предупреждения причин и условий, способствовавших совершению преступления, на наш взгляд, каждый такой случай должен находить документальное отражение. Это не только позволит сформировать наиболее полное представление о проделанной следователем, дознавателем работе по профилактике преступления в рамках конкретного уголовного дела, но и выявить наиболее эффективные механизмы предупредительной деятельности.

Наряду с этим практике известны и такие формы реагирования на причины и условия, способствовавшие совершению преступления, как:

  • разработка совместно с другими следователями и дознавателями органов внутренних дел комплексных мероприятий профилактического характера;
  • проведение бесед с потерпевшими, чье виктимное поведение спро- воцировало совершение преступления; лицами, совершившими антиобще- ственные поступки, но не привлеченными по тем или иным законным ос- нованиям к уголовного ответственности; родителями, близкими, знакомыми, друзьями, соучениками, коллегами, педагогами, руководителями вы- шеуказанных лиц;
  • участие в диспутах, «круглых столах», конференциях, симпозиумах, иных мероприятиях, посвященных вопросам профилактики преступлений и т.д.
  • Использование любой из вышеперечисленных профилактических

143

мер не означает, что в процессе расследования по этому же уголовному делу не может быть внесено представление. Так, например, следователь может направить представление соответствующему руководителю и договориться с ним о выступлении перед трудовым коллективом, а также провести профилактическую беседу с потерпевшим, виктимное поведение которого обусловило совершение преступления. Такой комплексный подход к деятельности по устранению причин и условий, способствовавших со- вершению преступного деяния, позволяет наиболее эффективно решать профилактические задачи.

При этом, по мнению некоторых авторов, любая профилактическая мера, используемая в рамках конкретного уголовного дела с целью устранения обстоятельств, обусловивших совершение преступления, является процессуальной, поскольку «она проводится в соответствии с требованием закона об обязанности следователя принимать, в случае выявления при расследовании причин и условий, меры по их устранению (ст. 21, 114, 128 УПК РСФСР)»1.

Однако, на наш взгляд, в целях формирования единого понимания процессуальной сущности вышеуказанных профилактических мер, необ- ходимо их законодательное закрепление. Это не только позволит активи- зировать работу следователя по устранению причин и условий, способст- вовавших совершению преступлений, но и повлечет правовые последствия, которые возникают при внесении представлений. При этом необходимо наделить следователя правом выбора той или иной профилактической меры в зависимости от обстоятельств дела и обстановки, сложившейся на момент производства расследования. То же самое относится и к представлению, внесение которого согласно ст. 182 проекта УПК, принятого Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации во втором чтении 20 июня 2001 года, является не обязанностью, а правом

Макушненко Л.П. Указ. соч. С. 127.

144

следователя.

Таким образом, закрепление обязанности следователя выявлять и устранять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, с правом выбора той или иной профилактической меры обеспечит эффективное функционирование всех механизмов профилактической деятельности, осуществляемой в рамках расследования по конкретным уголовным делам.

145

§ 4. Ведомственный контроль и прокурорский надзор за деятельностью по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления

В целях наиболее полного, всестороннего и объективного установления причин и условий, способствовавших совершению преступления, а также своевременного принятия мер по их устранению, действующее уголовно- процессуальное законодательство предусматривает необходимость осуществления начальниками следственных подразделений ведомственного контроля за производством предварительного следствия по уголовным делам (ст. 1271 УПК РСФСР).

Кроме того, во избежание нарушений закона со стороны следователя, дознавателя при принятии наиболее серьезных процессуальных решений, направленных на осуществление профилактической функции, закон содержит нормы, регламентирующие порядок осуществления прокурорского надзора на досудебных стадиях уголовного процесса (ст. 211-217 УПК РСФСР).

Однако анализ вышеуказанных норм позволяет сделать вывод о том, что полномочия прокурора в определенной степени дублируют полномочия начальника следственного подразделения. В связи с этим на практике «распространенным явлением в системе органов внутренних дел стала фактическая подмена начальника следственного отдела прокурором»1.

На наш взгляд, такая ситуация недопустима, поскольку она приводит к снижению инициативы, ответственности начальников следственных подразделений за результаты профилактической деятельности, осуществ- ляемой во вверенных им подразделениях. В связи с этим диссертант разделяет позицию авторов, которые считают, что несмотря на общность объекта (точное и неуклонное соблюдение закона) ведомственный контроль и

Селезнев М.А. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии // Законность. 1999, № 1. С. 13.

146

прокурорский надзор должны быть организованы таким образом, чтобы не подменять друг друга1.

По этой причине представляется неправильным закрепление в ст. 211 УПК РСФСР возможности дачи прокурором письменных указаний следователю о производстве отдельных следственных действий, а также о передаче дела от одного следователя другому в целях обеспечения наиболее полного и объективного расследования. Решать эти вопросы, на наш взгляд, должен только начальник следственного подразделения, поскольку именно на него возложена обязанность осуществления контроля за быстрым, всесторонним и объективным расследованием преступлений, исключающим принятие незаконных и необоснованных процессуальных решений. Основная же обязанность прокурора состоит в принятии мер, направленных на устранение нарушений закона при производстве предварительного расследования по уголовным делам.

При этом важно подчеркнуть, что по отношению к следователям своего ведомства прокурор помимо надзора за исполнением законов также призван осуществлять функцию процессуального контроля. Такое положение представляется спорным. Прокурор не обязан осуществлять руководство предварительным расследованием, поскольку контрольная функция как таковая ему не свойственна. В связи с этим, считаем целесообразным дополнить п. 6а ч.1 ст. 34 УПК РСФСР положением о том, что под началь- ником следственного подразделения также следует понимать начальника следственного отдела органов прокуратуры и его заместителей, действующих в пределах своей компетенции.

Таким образом, повсеместное введение должности начальника следственного подразделения органа прокуратуры, наделенного полномочиями, предусмотренными ст. 1271 УПК РСФСР, освободило бы прокуроров и

1 См.: Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии // Сов. гос. и право. 1975, № 3. С.73-74.

147

их заместителей от осуществления внутриведомственного контроля за предварительным расследованием и позволило бы сконцентрировать их внимание на основной задаче, заключающейся в своевременном принятии мер к устранению нарушений закона.

Эти выводы основаны на убеждении, что ведомственный контроль и прокурорский надзор, несмотря на ряд общих признаков, в то же время существенно отличаются друг от друга.

Во-первых, полномочия прокурора распространяются не только на деятельность следователя, но и начальника следственного подразделения, который обязан исполнять данные ему указания. Обжалование начальником следственного подразделения указаний прокурора согласно ст. 1271 УПК РСФСР не приостанавливает их исполнения.

Во-вторых, прокурор также осуществляет надзор за дознанием, в отношении которого начальник следственного подразделения не обладает какими-либо процессуальными или контрольными полномочиями.

В-третьих, ведомственный контроль включает в себя меры как про- цессуального, так и организационного характера, тогда как прокурорский надзор представляет собой только процессуальную деятельность.

Осуществляя ведомственный контроль за деятельностью следователей по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, начальник следственного подразделения пред- принимает следующие меры организационного и процессуального характера:

  1. Контроль за планированием следователями профилактической деятельности.

Проведенное исследование показало, что большинство следователей (58%) включает в планы предварительного расследования по уголовным делам мероприятия по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Из них 47% отражают эти мероприятия в специальном разделе плана; 6% составляют специальные

148

планы по установлению и устранению обстоятельств, обусловивших со- вершение преступления; 5% планируют профилактическую работу путем ведения отдельных записей, не входящих в планы расследования по уго- ловным делам. В то же время 42% следователей не планируют свою дея- тельность по установлению и устранению факторов, обусловивших совер- шение преступления. При этом практика показывает, что отсутствие пла- нирования значительно снижает эффективность предварительного рассле- дования в целом. Поэтому начальники следственных подразделений обязаны следить за тем, чтобы в план расследования по каждому уголовному делу были включены мероприятия, направленные на установление и устранение обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

  1. Проверка уголовных дел с целью контроля за сбором доказательственной информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, и формулирование на основании этого указаний следователю о производстве предварительного следствия.
  2. Дача указаний о производстве отдельных следственных действий, направленных на выявление причин и условий, способствовавших совер- шению преступления.
  3. Результаты исследования показали, что в большинстве случаев (76%) материалы уголовных дел не содержат указаний начальников следственных подразделений относительно установления и устранения вышеизложенных обстоятельств. Однако, на наш взгляд, такая практика не соответствует положениям уголовно-процессуального закона.

Согласно ч. 3 ст. 1271 УПК РСФСР указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются в письменной форме. Законодательное закрепление этого положения достаточно обосновано, поскольку наличие в материалах уголовного дела письменного указания начальника следственного подразделения может явиться правовым основанием для его обжалования прокурору.

149

В связи с этим в научной литературе существует мнение о необходимости унификации структуры такого указания путем придания ему формы «постановления о проверке уголовного дела»1. Это приведет к возникновению у следователя определенных прав и обязанностей (право на обжалование указаний, обязанность выполнения постановления и содержащихся в нем указаний в полном объеме). Однако, на наш взгляд, придание указанию начальника следственного подразделения формы постановления излишне, поскольку из содержания ст. 127! УПК РСФСР следует, что наличие такого указания в письменном виде по сути своей уже является основанием для его исполнения либо обжалования в установленном законом порядке.

Постановление всегда является процессуальным решением властно- распорядительного характера, тогда как в указании начальника следственного подразделения не содержится никаких решений. Кроме того, оно может носить чисто организационный характер. В связи с чем составление указанного документа в виде постановления, на наш взгляд, незаконно и необоснованно.

  1. Участие при производстве следственных действий с целью обеспечения наиболее полного, всестороннего и объективного выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления.
  2. Оказание помощи следователям в решении профилактических задач.
  3. Начальник следственного подразделения может оказать помощь следователю в составлении плана профилактических мероприятий по уголовному делу, а также письменного поручения органу дознания; помочь неопытному следователю в принятии наиболее эффективного процессуального решения; составлении процессуальных документов и т.д.

Ашитко В.П. Функция контроля начальника следственного управления в уголовном судопроизводстве: Автореф… дис. канд. юрид. наук. М., 1996. С.20.

150

  1. Организация совместно с начальником органа дознания своевре менного и качественного выполнения органом дознания указаний и пору чений следователей по установлению причин и условий, способствовав ших совершению преступлений.

Согласно проведенному опросу большинство следователей (75%) направляют органам дознания поручения о производстве профилактических мероприятий. При этом 45% поручений касаются установления причин и условий, способствовавших совершению преступления, с помощью оперативно-розыскных мероприятий; 30% - оказания содействия следова- телям в производстве следственных действий.

При этом на вопрос «каким образом Вы реагируете на случаи неисполнения или ненадлежащего исполнения сотрудниками ^органов дознания поручений по установлению причин и условий, способствовавших совершению преступления», 2% следователей заявили, что информируют об этом прокурора; 33% доводят соответствующую информацию до сведения начальника органа дознания; 40% докладывают об этом начальнику след- ственного подразделения. В связи с этим можно сделать вывод, что большинство следователей считает обращения по поводу неисполнения или ненадлежащего исполнения их поручений к своему непосредственному начальнику или начальнику органа дознания наиболее эффективными способами разрешения указанной проблемы. Однако, на наш взгляд, это не соответствует ст. 21’ УПК РСФСР, согласно которой следователь, установив причины и условия, способствовавшие совершению преступления, вносит в соответствующий государственный орган, должностному лицу представление о принятии мер по устранению этих обстоятельств. В связи с этим полагаем целесообразным использование следователем в качестве профилактической меры представления об устранении недостатков в работе оперативных подразделений, обусловивших совершение преступления.

  1. Контроль за своевременностью и качеством вносимых следовате лями представлений, а также приобщением этих процессуальных докумен-

151

тов к материалам уголовных дел.

  1. Изучение материалов уголовных дел е целью анализа причин и условий, способствовавших совершению преступлений, и внесение в соответствующие государственные органы, общественные и коммерческие организации, а также должностным лицам обобщенных представлений.
  2. Контроль за исполнением внесенных представлений.
  3. Поскольку УПК РСФСР не содержит конкретных указаний, кто должен осуществлять контроль за исполнением представлений, в научной литературе по этому поводу сложилось несколько точек зрения.

Одни авторы полагают, что контроль за реализацией представлений обязаны осуществлять следователи1.

Другие придерживаются мнения, что этим должен заниматься прокурор2.

B.C. Зеленецкий выдвинул тезис о том, что до окончания предварительного расследования по делу исполнение представления контролирует следователь, далее эту функцию выполняет прокурор3.

М.Ч. Когамов считает, что «обеспечение безусловного реагирования адресатов на внесенные представления и надлежащий учет всей профилактической работы, проводимой по уголовным делам» - одна из профилактических задач начальника следственного подразделения4.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что

См.: Калайтанов И.В. Прокурорский надзор за исполнением следователями требова- ний закона о выявлении причин и условий, способствовавших совершению преступления, и принятии мер к их устранению // Работа прокурора по предупреждению правонарушений. Харьков, 1968. С.39; Сташис В.В., Сенчин А.В. Представление следователя об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений, должно быть эффективным // Работа прокурора по предупреждению преступлений. Харьков, 1968. С.46-49.

2 См.: Буларгин В., Мелкумов В. Представление следователя // Соц. законность. 1966, № 3. С. 18; Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. М,, 1968. С.203.

J См.: Зеленецкий B.C. Предупреждение преступлений следователем. Харьков, 1976. С.147. 4 См.: Когамов М.Ч. Указ. раб. С.56.

152

среди практических работников также нет единого мнения о том, кто должен осуществлять контроль за исполнением представлений. Большинство опрошенных (42%) считает, что этим должны заниматься орган дознания, следователь, внесшие представление; 15% полагают, что это обязанность прокурора и его помощников; 21 % придерживается точки зрения, что в ходе предварительного расследования по делу эту функцию должны выполнять орган дознания, следователь, а после окончания предварительного расследования - прокурор; 22% высказали мнение о том, что контроль за реализацией представлений должны осуществлять орган дознания, следо- ватель, начальник следственного подразделения. Если они не могут оказать должного воздействия на лиц, ответственных за исполнение представления, но не принимающих должных мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, эту функцию должен взять на себя прокурор.

Для разрешения указанной проблемы следует обратиться к ч. 2 ст. 211 УПК РСФСР, в которой закреплено положение о том, что не позднее чем в месячный срок по представлению должны быть приняты меры и о результатах сообщено лицу, направившему представление.

На основании этого можно сделать вывод, что контроль за устранением государственными органами, общественными, коммерческими организациями и должностными лицами причин и условий, способствовавших совершению преступления, должны осуществлять орган дознания, следователь, прокурор, которые внесли представления.

Аналогичными полномочиями, на наш взгляд, обладает и начальник следственного подразделения. Такой вывод вытекает из анализа правовых положений, закрепленных в ст. 1271 УПК РСФСР.

Согласно указанной статье начальник следственного подразделения, во- первых, вправе лично производить предварительное следствие, пользуясь при этом полномочиями следователя. Это означает, что в рамках расследования по уголовному делу он также как и следователь обязан уста-

153

навливать причины и условия, способствовавшие совершению конкретного преступления; вносить в соответствующие учреждения представления о принятии мер по устранению этих обстоятельств, а также обеспечивать реализацию этих профилактических мер.

Во-вторых, начальник следственного подразделения принимает меры к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предва- рительного следствия, составной частью которого является своевременное устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления.

В-третьих, на основании анализа материалов уголовных дел начальник следственного подразделения вправе вносить обобщенные представления, обеспечение исполнения которых является его прямой обязанностью.

В научной литературе неоднократно высказывалось мнение о необходимости расширения процессуальных полномочий начальника следственного подразделения путем предоставления ему таких правовых средств, которые позволили бы не только контролировать следствие, но и отменять незаконные и необоснованные решения следователей1. Поскольку среди этих процессуальных решений может оказаться и представление о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, выскажем свой взгляд по этому поводу. Думается, что законодательное закрепление таких предложений нецелесообразно, так как это приведет не только к ущемлению процессуальной самостоятельности следователя, но и необоснованной концентрации в руках начальника следственного подразделения полномочий прокурора. При этом вряд ли наделение нескольких субъектов уголовно-процессуальной деятельности одинаковыми полномочиями повысит эффективность предварительного расследования. Нежелательность расширения полномочий начальника следст-

См., напр.. Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Указ. соч. С.77-78.

154

венного подразделения обусловлена и тем, что в отличие от прокурора, со- гласно различным ведомственным нормативным актам, он также осуществляет и организационно-административные функции.

Кроме того, в соответствии с уголовно-процессуальньш законодательством задача начальника следственного подразделения заключается не в устранении допущенных в ходе следствия нарушений закона, а в предупреждении возможности их возникновения, что и является критерием оценки эффективности ведомственного контроля.

В связи с этим мы разделяем позицию бывшего прокурора г. Щелково Московский области М.А. Селезнева о целесообразности законодательного закрепления обязанности начальника следственного подразделения при установлении незаконных и необоснованных решений следователя не- замедлительно ходатайствовать перед прокурором об их отмене1. Пред- ставляется, что внесение такого дополнения в ст. 1271 УПК РСФСР спо- собствовало бы повышению не только ответственности руководителей следственных подразделений, но и эффективности прокурорского надзора за предварительным следствием в целом.

Надзор прокурора за профилактической деятельностью органов дознания и предварительного следствия, на наш взгляд, должен иметь только процессуальные формы реализации. В связи с этим мы разделяем позицию авторов, выступающих против административных отношений между органами предварительного расследования и прокуратуры2.

Наиболее значимыми процессуальными формами реализации прокурорского надзора за деятельностью по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, являются:

См.: Селезнев М.А. Указ. соч. С. 15. ‘ См., напр., Гуляев А.П. Особенности прокурорского надзора за предварительным расследованием в советском уголовном процессе // Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. Омск, 1977, № 24. С.55; Клочков В. К разработке концепции прокурорского надзора в уголовном процессе // Соц. законность. 1989. № 11.С.31.

155

  1. Участие в профилактической деятельности следователя, дознава теля, осуществляемой в рамках предварительного расследования по делу. В необходимых случаях прокурор лично производит расследование в пол ном объеме по любому делу либо отдельные следственные действия, в том числе по выявлению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Так, например, согласно приказу Генерального прокурора №31 от 18 июня 1997 года «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием» по делам об убийствах, терро ристических актах, бандитизме, массовых беспорядках прокуроры или их заместители обязаны лично выезжать на место происшествия и принимать меры к проведению его качественного осмотра (см. п. 1.4. Приказа).

Помимо этого, присутствие прокурора обязательно и при производстве выемки, обыска в помещениях, занимаемых дипломатическими пред- ставительствами, а равно в помещениях, в которых проживают члены ди- пломатических представительств и их семьи (ст. 173 УПК РСФСР).

  1. Отстранение дознавателя или следователя от дальнейшего установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, если ими допущено нарушение закона при расследовании дела.
  2. Поручение органам дознания исполнения постановлений о задержании, приводе, заключении по стражу, производстве обыска, выемки, розыске лиц, совершивших преступления, выполнения других следственных действий по установлению обстоятельств, обусловивших совершение преступления.
  3. Санкционирование производства следственных действий, наиболее существенно затрагивающих права и законные интересы граждан. К числу таких следственных действий, в результате которых могут быть установлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, относятся: обыск; выемка документов, содержащих сведения, являющиеся государственной тайной; наложение ареста на корреспонденцию и выемка

156

ее в почтово-телеграфных учреждениях (ст. 167, 174 УПК РСФСР). В со- ответствии со ст. 26 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в редакции от 8 июля 1999 г.)1 для осуществления выемки документов, составляющих банковскую тайну, необходимо согласие прокурора. Если при производстве судебно-психиатрической экспертизы возникает необходимость в стационарном наблюдении, помещение подозреваемого или обвиняемого в лечебно-психиатрическое учреждение также производится с санкции прокурора или его заместителя (ст. 188 УПК РСФСР).

В результате этих следственных действий могут быть установлены сведения об условиях воспитания и жизни обвиняемого; обстоятельствах, толкнувших его на совершение преступления или способствовавших совершению конкретного преступного деяния; лицах, склонивших обвиняемого к совершению преступления или оказывавших ему помощь в реализации преступных намерений и т.д.

Кроме того, согласно действующему уголовно-процессуальному за- конодательству прокурор также санкционирует такую меру пресечения, как заключение под стражу (ст. 96 УПК РСФСР) и отстранение обвиняемого от должности (ст. 153 УПК РСФСР).

  1. Отмена незаконных и необоснованных процессуальных решений следователей и дознавателей, в том числе и представлений о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Обладая такими полномочиями, прокурор исключает из материалов уголовного дела процессуальные документы, составленные с нарушением закона. Это способствует повышению качества расследования, позволяет избежать ошибок, результатом которых нередко становится получение доказательств, полученных с нарушением федерального закона, которые согласно ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации не могут

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999, № 28. Ст. 3470.

157

быть положены в основу обвинения. Таким образом, прокурор обеспечивает качество предварительного расследования по уголовным делам, верховенство принципа законности.

  1. Проверка материалов уголовных дел.

При поступлении уголовного дела от органа дознания или следователя прокурор оценивает собранные доказательства (полноту, всесторонность и объективность исследования обстоятельств дела), проверяет законность и обоснованность всех действий и решений следователя или органа дознания. В рамках этой деятельности прокурор устанавливает выявлены ли причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и приняты ли меры к их устранению (ст. 213 УПК РСФСР). Если в результате проверки выяснится, что эти обстоятельства не установлены и не устранены, прокурор может возвратить уголовное дело органу дознания или следователю со своими письменными указаниями для производства дополнительного расследования (ст. 214 УПК РСФСР) или принять его к своему производству (п. 5 ст. 211 УПК РСФСР).

Однако результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что прокуроры очень редко возвращают уголовные дела органу дознания или следователю для производства дополнительного расследования в связи с неустановлением и непринятием мер по устранению негативных факторов, обусловивших совершение преступления. Это объясняется тем, что в большинстве случаев (99%) материалы уголовных дел содержат достаточную доказательственную информацию о вышеуказанных обстоятельствах.

  1. Надзор за исполнением законов соответствующими государствен ными органами, общественными, организациями и должностными лицами.

В рамках этой деятельности прокурор обеспечивает реализацию вышеуказанными субъектами уголовного процесса профилактических мер по внесенным представлениям. Невыполнение требований органа дознания, следователя по устранению обстоятельств, обусловивших совершение

158

преступления, является нарушением закона и служит основанием для про- изводства общенадзорных проверок, в рамках которых выясняется, какие профилактические меры принимались по представлению и какова их эф- фективность.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что ведомственный контроль и прокурорский надзор играют значительную роль в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, не умаляя при этом процессуальной самостоятельности как органа дознания, так и следователя, осуществляющих профилактическую деятельность в ходе предварительного расследования по делу. При этом деятельность начальника следственного подразделения и прокурора не однородна. Каждый из них, действуя в рамках своих полномочий, направленных на обеспечение эффективности функционирования института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, взаимно дополняет друг друга, реализуя комплекс мер по профилактике преступлений.

159 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе диссертационного исследования произведен анализ института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления; правового положения субъектов, уполномоченных осуществлять профилактическую деятельность в стадии предварительного расследования, а также организационных и правовых основ этой деятельности и сформулированы предложения, направленные на повышение эффективности предупредительной работы органов предварительного следствия и дознания.

С этой целью с исторических позиций проанализировано становление и развитие института установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, и профилактической дея- тельности органов предварительного расследования России; раскрыто со- держание таких научных категорий, как «причина», «условие», «следствие»; дана подробная классификация субъектов деятельности по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования, и рассмотрена роль каждого из них в процессе осуществления этой деятельности; выявлены особенности производства следственных действий по установлению вышеуказанных обстоятельств; освещены теоретические и практические аспекты внесения представлений о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений; изучена практика использования иных мер профилактической деятельности следователя, дознавателя; исследована специфика ведомственного контроля и проку- рорского надзора за профилактикой преступлений в стадии предварительного расследования.

В процессе диссертационного исследования сделан ряд теоретических и практических выводов.

  1. Анализ отечественного законодательства показал, что ИНСТИТУТ

160

установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, известен с XVII века. В разные исторические периоды он претерпевал взлеты и падения. Диссертантом выделено 6 этапов его развития.

После депопуляризации проблем профилактики преступлений в 80-е гг. интерес к институту установления и устранения причин и условий, спо- собствовавших совершению преступления, с конца 90-х годов XX века по- степенно возвращается в связи с актуализацией интереса к проблемам профилактики преступлений.

  1. Уяснение сущности таких явлений, как «причина», «условие», «следствие», возможно лишь при использовании комплексного подхода, включающего в себя философский, социальный, психологический и правовой аспекты.

Уголовно-процессуальный аспект понятия причин и условий, спо- собствовавших совершению преступления, определяется границами, в рамках которых эти обстоятельства подлежат выявлению и устранению. Исходя из этого, причины и условия, способствовавшие совершению преступления (общественно опасного деяния) - совокупность необходимых, юридически значимых явлений, закономерно и неизбежно приводящая к совершению преступления (общественно опасного деяния).

Существующие классификации причин и условий носят в основном криминологический характер.

Уголовно-процессуальная классификация причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления, должна проводиться по субъективно- объективному фактору: связанные с лицом, совершившим преступление и существующие независимо от него.

Органы расследования должны устанавливать и те и другие и принимать меры, направленные на их устранение, поскольку:

во-первых, анализ статей 16, 71, 240 УПК РСФСР позволяет сделать вывод, что доказательства, добытые в процессе осуществления предвари-

161

тельного расследования по делу, не имеют заранее установленной силы и не предрешают выводы судьи (суда) относительно виновности или невиновности лица в совершении преступления. Поэтому установление любых обстоятельств в стадии предварительного расследования, а не только причин и условий, связанных с личностью обвиняемого, носит предварительный характер;

во-вторых, предварительный характер доказывания не свидетельствует о необоснованности и преждевременности внесения органами дознания, следователями и прокурорами представлений об устранении выявленных в процессе предварительного расследования обстоятельств, способствовавших совершению преступления, поскольку в соответствии с законом лицо может быть привлечено в качестве обвиняемого только «при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления» (ст. 143 УПК РСФСР). При наличии достаточных оснований, т.е. доказанности тех или иных фактов, орган дознания, следователь и прокурор вносят в соответствующие инстанции или должностным лицам представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Кроме того, требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела при осуществлении предварительного расследования (ст. 20 УПК РСФСР) также является своего рода гарантией от принятия органами предварительного расследования необоснованных решений по поводу устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления;

в-третьих, промедление в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, может привести к совершению аналогичных преступлений в будущем.

  1. Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства и практики его применения позволяет сделать вывод, что субъектами установления и устранения причин и условий, способствовавших совер-

162

шению преступления, в стадии предварительного расследования, являются:

  • государственные органы и должностные лица, уполномоченные законом осуществлять деятельность по выявлению причин и условий, спо- собствовавших совершению преступления, и принятию мер по их устранению;
  • процессуальные лица, наделенные правом принимать участие в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, в связи с защитой охраняемых законом личных интересов или интересов других лиц (потерпевший; гражданский истец; гражданский ответчик; представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика; законные представители несовершеннолетнего потерпевшего, обвиняемого; подозреваемый; обвиняемый; защитник);
  • лица (юридические и физические), привлекаемые органами предва- рительного расследования к деятельности по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления;
  • представители общественности, оказывающие органам предварительного расследования, прокурору помощь в установлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, на добровольной основе.
  • Диссертант предлагает дополнить ст. 128 УПК РСФСР указанием на обязательное использование помощи общественности в выявлении и уст- ранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, как следователем, так и органом дознания, прокурором, осуществляющими производство по уголовным делам.
  1. Институт установления и устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления, является составной частью профилактической функции органов предварительного расследования, обладающей двуединой направленностью и характеризующейся двумя аспектами:

163

установлением обстоятельств, способствовавших совершению преступления, и принятием мер по их устранению.

  1. Установление причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования, осуществляется путем производства следственных действий, в результате которых выяв- ляются и проверяются ранее установленные причины и условия, способст- вовавшие совершению преступления; происходит их обобщение и анализ с целью подготовки профилактических мероприятий.

Диссертантом внесены конкретные предложения, направленные на обеспечение наиболее эффективного установления фактических данных, касающихся обстоятельств, обусловивших совершение преступления, в ча- стности, связанные с участием специалиста в профилактической деятельности органов предварительного расследования и регламентированием производства таких следственных действий, как судебно-медицинское ос- видетельствование, экспертиза, предъявление для опознания, проверка по- казаний на месте.

  1. Устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, в стадии предварительного расследования, связано с внесе- нием в государственный орган, общественную, коммерческую организацию или должностному лицу представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

В случаях выявления причин и условий, способствовавших совершению преступления, до возбуждения уголовного дела следователь вправе внести в соответствующее предприятие, учреждение или организацию представление о принятии мер по устранению этих обстоятельств. Это позволит активизировать предупредительную деятельность следователей в стадии возбуждения уголовного дела и избежать возможности повторного совершения преступлений, обусловленных теми обстоятельствами, которые были выявлены в ходе проверочных действий.

164

  1. Диссертант считает, что необходимо законодательно закрепить понятие представления о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, а также структуру этого процессуального документа.

В целях формирования единой практики составления представлений, название ст. 140 УПК РСФСР необходимо изложить в следующей редакции: «Представление о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления».

Представление подобно постановлению, приговору, определению суда является процессуальным решением властного характера, облекаемым в форму процессуального документа. Поэтому даже тогда, когда содержащиеся в нем меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, носят рекомендательный характер, устранение этих причин и условий является обязанностью для соответствующих государственных органов, организаций и должностных лиц.

Кроме того, диссертант полагает целесообразным расширить процессуальные полномочия лица, производящего дознание (дознавателя), и наделить его правом самостоятельного внесения представлений в соответствующие государственные органы, общественные организации или должностным лицам, а также расширить круг адресатов представления за счет включения в него коммерческих структур.

  1. Поскольку на законодательном уровне до сих пор остается нере шенным вопрос, связанный с моментом исчисления срока исполнения представления, предлагается следующая редакция ч. 2 ст. 21’ УПК РСФСР: «Не позднее чем в месячный срок со дня получения представления госу дарственный орган, общественная, коммерческая организация или долж ностное лицо обязаны принять меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, и о результатах сообщить лицу, направившему представление».

165

В целях предупреждения направления в адрес работников органов предварительного расследования, прокурора ложных сообщений об испол- нении представлений целесообразно внести в ст. 21’ УПК РСФСР следующее дополнение: «Представление считается исполненным с момента официального уведомления дознавателя, следователя, прокурора о результатах принятых государственным органом, общественной, коммерческой организацией или должностным лицом мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Дознаватель, следователь, прокурор вправе проверять результаты принятых мер по устранению указанных обстоятельств и требовать надлежащего исполнения внесенного представления».

  1. Ст. 21’ УПК РСФСР следует дополнить также указанием на обя занность государственного органа, общественной, коммерческой органи зации, должностного лица уведомлять орган дознания, следователя, про курора о дате получения внесенного им представления.

Кроме того, необходимо предусмотреть в УПК РСФСР норму, содержащую штрафные санкции за невыполнение законных требований дознавателя, следователя, прокурора.

  1. Несмотря на то, что закон устанавливает только один способ реа гирования на выявленные причины и условия, способствовавшие соверше нию преступления (представление), на практике широко используются иные профилактические меры (выступления в трудовых коллективах, учебных заведениях, средствах массовой информации; публикации науч ных статей и заметок в печати; сообщения руководителям организаций, предприятий и учреждений о недостатках, обусловивших совершение пре ступления; личные беседы с должностными лицами и пр.).

По мнению диссертанта, в целях формирования единого понимания процессуальной сущности вышеуказанных профилактических мер необходимо их законодательное закрепление. Это не только позволит активизировать работу следователя по устранению причин и условий, способство-

166

вавших совершению преступлений, но и повлечет правовые последствия, которые возникают при внесении представлений. При этом необходимо наделить следователя правом выбора той или иной профилактической меры в зависимости от обстоятельств дела и обстановки, сложившейся на момент производства расследования. Таким образом, закрепление обязанности следователя выявлять и устранять причины и условия, способствовавшие совершению преступления, с правом выбора той или иной профилактической меры, обеспечит эффективное функционирование всех механизмов профилактической деятельности, осуществляемой в рамках расследования по конкретным уголовным делам.

  1. В целях наиболее широкого использования в профилактической деятельности средств массовой информации необходимо повсеместное распространение опыта введения спецкурса «Использование СМИ при расследовании и профилактике преступлений» в Волгоградской академии МВД России.
  2. Для повышения ответственности руководителей следственных подразделений и эффективности прокурорского надзора за предварительным следствием целесообразно закрепление в ст. 1271 УПК РСФСР обязанности начальника следственного подразделения при установлении незаконных и необоснованных решений следователя незамедлительно ходатайствовать перед прокурором об их отмене.

167

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Нормативные акты

  2. Конституция Российской Федерации. М., 1997.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1997.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации. М, 1996.
  5. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. М., 1996.
  6. Федеральный закон от 17 декабря 1995 г. № 200-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995, № 51. Ст. 4973.
  7. Федеральный закон от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации» с изменениями и дополнениями от 17 ноября 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995, № 47. Ст. 4472.
  8. Федеральный закон от 10 февраля 1999 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федера ции // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999, № 7. Ст. 878.

  9. Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1991, № 16. Ст.503.
  10. Федеральный закон от 31 марта 1999 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О милиции» // Российская газета. 1999, 8 апр.
  11. Закон СССР от 30 ноября 1979 г. «Об адвокатуре в СССР» // Ведомости Верховного Совета СССР. 1797, № 49. Ст.846.
  12. Закон РСФСР от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности» (редакция от 8 июля 1999 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999, № 28. Ст. 3470.
  13. Закон России «О средствах массовой информации» (редакция от 5 августа 2000 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000, №32. Ст. 3333.
  14. Указ Президента Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. «О

168

милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации // Собрание актов Президента и Правительства Российской Фе- дерации. 1993. № 7. Ст.562.

  1. Положение об адвокатуре РСФСР, утвержденное Законом РСФСР от 20 ноября 1980 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980, №48. Ст. 1596.

  2. Приказ МВД Российской Федерации от 12 июня 1993 г. № 284, которым одобрено и принято к исполнению решение коллегии МВД России «О мерах по организации и совершенствованию профилактической деятельности органов внутренних дел» от 1 июня 1993 г.
  3. Приказ МВД Российской Федерации от 11 августа 1998 г. № 490 «Об утверждении нормативных актов о деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений».
  4. Совместный приказ Минздрава России и МВД России от 30 апреля 1997 г. № 133/269 «О мерах по предупреждению общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами».
  5. Приказ МВД России от 30 декабря 1997 г. № 859 «О привлечении пенсионеров к работе в системе МВД России».
  6. Приказ МВД России № 261 от 1 июня 1993 г. «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации».
  7. Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 10 от 21 февраля 1995 г. «Об организации прокурорского надзора за расследованием и раскрытием преступлений» // Сборник нормативных актов по деятельности органов дознания и предварительного следствия. М., 1998.
  8. Письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, Следственного комитета МВД России от 9 сентября 1993 г. № 25/15-1-19-93, № 1/3986 «О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел» // Сборник нормативных актов по деятельности органов дознания и предварительного следствия. М., 1998.

169

  1. Полное собрание законов Российской империи. T.I. СПб. 1830.
  2. Артикул воинский. 26 апреля 1715 г.// Законодательство Петра I. М., 1997.
  3. Учреждения для управления губерний. Устав благочиния. Т.5. М., 1987.
  4. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по улучшению работы следственного аппарата органов прокуратуры и охраны общественного порядка» от 10 декабря 1965 г. // Советское государство и право. М., 1966. Выпуск 4.
  5. Протокол № 61 заседания СНК от 31 января 1918 г. // Сборник документов. М., 1958.
  6. Сборник циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922-1925 гг. М., 1926.
  7. Сборник приказов Прокуратуры Союза ССР. М, 1939.
  8. Сборник действующих приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. М., 1958.
  9. Сборник действующих приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. М., 1966.
  10. Книги

  11. Алексеев А.И., Сахаров А.Б. Причины преступлений и их устранение органами внутренних дел. М., 1982.
  12. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М., 1973.
  13. Васильев А.Н. Осмотр места происшествия. М., 1960.
  14. Власов В.И., Гончаров Н.Ф. История розыскного процесса в России. Законодательство и практика. В 2-х ч. Домодедово. 1997.
  15. Волков Б.С. Детерминистическая природа преступного поведения. Казань, 1975.
  16. Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М,

170

1962.

  1. Герцензон А.А. Вопросы методики изучения и предупреждения преступлений. М., 1962,
  2. Горский Г.Ф. Выявление и изучение причин преступности в стадии предварительного расследования. Воронеж, 1964.
  3. Громов В.У. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. М., 1935.
  4. Гуковская Н.И. Деятельность следователя и суда по предупреждению преступлений несовершеннолетних. М., 1967.
  5. Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. М., 1981.
  6. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981.
  7. Данынин И.Н. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. М, 1973.
  8. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. М., 1982.
  9. Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями. Саратов, 1980.
  10. Жуков A.M. Предупредительная деятельность следователя по уголовному делу. Саратов, 1990.
  11. Звирбуль В., Кудрявцев В., Михайлов А., Рахунов Р., Якубович Н. Выявление причин преступления и принятие предупредительных мер по уголовному делу. М., 1967.
  12. Зеленецкий B.C. Предупреждение преступлений следователем. Харьков, 1976.
  13. Зуйков Г.Г. Выявление в процессе расследования причин и условий, способствующих совершению преступлений, и принятие мер к их устранению. М., 1964.
  14. Казанджан М.А. Деятельность следователя по выявлению криминогенных обстоятельств и привлечению общественности к их устранению. Ташкент, 1979.

171

  1. Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969.
  2. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М.: Изд-е Верховного Совета Российской Федерации, 1992.
  3. Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М., 1976.
  4. Кулагин Н.И. Использование органами следствия средств массовой информации. М., 1971.
  5. Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М.. 1966.
  6. Леви А.А. Осмотр места происшествия. М., 1979.
  7. Лопушанский Ф.А. Следственная профилактика преступлений. Киев, 1980.
  8. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. М., 1976.
  9. Миньковский Г.М., Танасевич В.Г., Эйсман А.А. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. 2-е изд. испр. и доп. М., 1973.
  10. Михайлянц А.Г. Уголовно - процессуальная деятельность по пре- дупреждению преступлений. Ташкент, 1975.
  11. Морозов Г.Е. Роль специалиста в производстве процессуальных и профилактических действий в стадии предварительного расследования. Хабаровск, 1985.
  12. Мусабаева Н.А. Проблема причинности в философии и биологии. Алма- Ата, 1962.
  13. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 1996.
  14. Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии. Саратов, 1975.
  15. Полиция и милиция России (очерки истории). М., 1993.
  16. Преступность и реформы в России / Под ред. А.И. Долговой. М., 1998.
  17. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.

172

  1. Репецкая А.Л. Виновное поведение потерпевшего и принцип справедливости в уголовной политике. Иркутск, 1994.

  2. Ривман Д.В. Виктимологический аспект аналитической работы в органах внутренних дел. СПб., 1997.
  3. Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. М., 1999.
  4. Сафонов А.П. Представление прокурора об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступления. М., 1970.
  5. Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М.5 1961.
  6. Сахаров А.Б. Учение о личности.преступника и его значение в профилактической деятельности органов внутренних дел. М., 1984.
  7. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаи- модействие, тактика. М., 1992.
  8. Соя-Серко А.А. Проверка показаний на месте. М., 1966.
  9. Справочная книга криминалиста / Под ред. Н.А. Селиванова. М., 2000.

  10. Философский энциклопедический словарь. М, 1983.
  11. Шаламов М.П. Теория улик. М., 1960.
  12. Щекин Г.И. Представления следователей по делам несовершеннолетних. Методические рекомендации / Химичева Г.П., Петрунев В.П., Щекин Г.И., Липец А.Я., Коханов В.А. -М.: ВНИИ МВД СССР, 1988.
  13. Щерба СП., Жулев В.И. и др. Дознание. М., 1986.
  14. Яковлев A.M. Индивидуальная профилактика преступного поведения. (Социально-психологический аспект). Горький, 1977.
  15. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М., 1971.
  16. Учебники и учебные пособия

  17. Баяхчев В.Г., Савкин А.В., Харчиков А.В. Выявление и устране ние причин преступного поведения несовершеннолетних на предваритель-

173

ном следствии: пособие. М.: ВНИИ МВД РФ, 1996.

  1. Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе. Пособие. М., 2000.
  2. Власова Н.А., Леконцев Ю.А., Павличенко М.В. Расследование дел о заражении венерической болезнью и СПИДом: Учебное пособие / Под. общ. ред. Н.А. Власовой. М.: НИИ МВД РФ, 1992.
  3. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. Под ред. А.Я. Качанова. М., 1996.
  4. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. Учебное пособие /Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1998.
  5. Дознание в органах внутренних дел: Учебное пособие. М., 1986.
  6. Жданов Ю.Н., Емелин А.С. Судебные уставы России 1864 г. (опыт истории и современность): Учебное пособие. М., 1998.
  7. Зарипов З.С. Профилактическая функция следственных подразделений органов внутренних дел: Учебное пособие. Ташкент, 1980.
  8. История полиции России. Краткий очерк и основные документы: Учебное пособие под ред. В.М. Курицына. М., 1999.
  9. Когамов М.Ч. Предупредительная деятельность следователя и ее эффективность (на материалах органов внутренних дел Казахстана): Учебное пособие. Караганда, 1986.
  10. Косоплечее Н.П., Измайлова Ф.Ш., Кондрашкова О.Н. Ком плексное планирование предупреждения преступлений и иных правона рушений на предприятии. Методическое пособие. М., 1985.

  11. Криминалистика. 4.1. М., 1950.
  12. Криминалистика / Под ред. А.И. Винберга. М., 1959.
  13. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994.
  14. Криминология: Учебное пособие / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1998.
  15. Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Минь-

174

ковского. М., 1998.

  1. Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Под ред. А.И. Дворника. М, 2000.

  2. Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса: Учебное пособие для юридических вузов. М., 1997.

  3. Селиверстов В.И., Власова Н.А. Уголовный процесс: Вопросы и ответы / Под ред. Р.А. Журавлева. М., 2000.

  4. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. 2-е изд., испр. и доп. М., 2000.
  5. Уголовный процесс: Учебное пособие / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1995.
  6. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. П.А. Лупинской. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1997.
  7. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2000.
  8. Статьи и лекции

  9. Александров Г.А. Совершенствование методов расследования преступлений - в центр внимания советской криминалистики // Социали- стическая законность. 1948, № 2.
  10. Алексеев А.А. Внесение следователем представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений // Вопросы криминалистики. 1964, № 2/27.
  11. Антонян Ю,М. проблемы индивидуальной профилактики преступлений // Пути совершенствования мер по предупреждению преступности. М., 1988.
  12. Багаутдинов Ф. Опознание // Законность. 1999, № 10.
  13. Бажанов М.И. К вопросу о содержании представлений следователя и частных определений судов, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления // Работа прокурора

175

по предупреждению правонарушений. Харьков, 1968.

  1. Бажанов С. Предупреждение общественно опасных деяний невменяемых // Законность. 1997, № 2.
  2. Баринова Л.В., Ревин В.П. Совершенствование нормативно-правовой базы профилактики преступлений - веление времени // Современные криминологические проблемы борьбы с преступностью. М, 2000.
  3. Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте: Лекция. М., 1961.
  4. Бобров Л., Гершингорин И. Работа адвоката по профилактике преступлений // Советская юстиция. 1962, № 3.
  5. Братко А.Г. Следственная профилактика и ее роль в правовой охране общественных отношений // Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел. Волгоград, 1989.
  6. Буларгин В., Мелкумов В. Представление следователя // Социа- листическая законность. 1966, № 3.
  7. Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого как объект изучения на предварительном следствии // Актуальные вопросы борьбы с преступностью. Томск, 1990.
  8. Волков Б.С. Марксистско-ленинское понимание детерминизма и его значение в криминологическом исследовании преступлений // Ленинская теория социалистического государства и права и современность. Казань, 1970.
  9. Волкова В. Профилактическая работа судебно-экспертных учреждений // Советская юстиция. 1973, № 17.
  10. Выпря М.М., Михайлов М.А. Представление следователя // Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. Омск,
  11. № 14.
  12. Гальперин И.М. Советская печать и некоторые вопросы борьбы с преступностью // Советское государство и право. 1963, № 5.

176

  1. Герасименко А.Ю. Подготовка к обыску: подготовка и тактический риск // Проблемы социалистической законности. Харьков, 1991. Выпуск 26.
  2. Герасимов СИ. Проблемы предупреждения преступности в современных условиях // Закон и право. 1999, № 4.
  3. Герцензон А.А. Вопросы предупреждения преступлений в новом законодательстве союзных республик // Советское государство и право. М.,
  4. Выпуск 7.
  5. Герцензон А.А. Современная буржуазная криминология // Советское государство и право. М.? 1963. Выпуск 2.
  6. Герцензон А.А. Против биологических теорий причин преступности // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1967. Выпуск 5.
  7. Глебов В.Г. О совершенствовании уголовно-процессуальной регламентации освидетельствования // Укрепление законности предвари- тельного расследования в условиях перестройки. Волгоград, 1990.
  8. Гордон Э.С. О некоторых путях повышения эффективности ос- видетельствования при расследовании уголовных дел // Актуальные вопросы борьбы с преступностью. Томск, 1990.
  9. Гуляев А.П. Особенности прокурорского надзора за предварительным расследованием в советском уголовном процессе // Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. Омск. 1977, №24.
  10. Джакишев Е.Г. Некоторые вопросы использования помощи об- щественности в расследовании и предупреждении преступлений // Юриди- ческие науки. Алма-Ата, 1976. Выпуск 6.
  11. Дубинин Н.П. Философские и социологические аспекты генетики человека // Вопросы философии. 1971, № 1.
  12. Естюков В.Н. Об экспертной инициативе и формах ее проявления в свете нового уголовно-процессуального законодательства // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. 1962, №1.

177

  1. Ефимичев СП. Реформирование уголовно-процессуального за- конодательства России // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам. М., 1999.
  2. Жуковский В.М. Процессуальная независимость следователя и некоторые ее гарантии // Предварительное следствие в условиях правовой реформы. Волгоград, 1991.
  3. Зарубин Н., Пахмутов А. Участие общественности в прокурор-ско- следственной работе // Социалистическая законность. 1962, N° 9.
  4. Звирбуль В.К., Михайлов А.И. Основные направления и формы работы следователя по предупреждению преступлений // Проблемы искоренения преступности. М., 1965.
  5. Зуйков Г.Г. К вопросу о понятии причин преступления и условий, способствующих его совершению // Вопросы предупреждения преступности. М., 1965. Выпуск 2.
  6. Игнатов А.Н. Социальное и биологическое в преступном поведении // Вопросы советской криминологии. Материалы научной конференции. Часть 2. М., 1976.
  7. Калайтанов И.В. Прокурорский надзор за исполнением следователями требований закона о выявлении причин и условий, способствовавших совершению преступления, и принятии мер к их устранению // Работа прокурора по предупреждению правонарушений. Харьков, 1968.
  8. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе: Фондовая лекция. М., 1997.
  9. Карпец И.И. Глубоко разрабатывать теорию и практику изучения и предупреждения преступности // Социалистическая законность. 1963, № 10.
  10. Квашис В.Е., Бабаев М.М. Обеспечение законности и прав человека в процессе профилактики преступлений и иных правонарушений // Предупреждение преступности и обеспечение безопасности в городах. Ма- териалы международной научно-практической конференции (7-8 апреля

178

1999 г.) М: МЮИ МВД России, 1999.

  1. Клочков В. К разработке концепции прокурорского надзора в уголовном процессе // Социалистическая законность. 1989, №11.
  2. Коврига З.Ф. Роль представлений органов милиции в предупреждении преступлений // Изучение и предупреждение преступности. Воронеж. 1965, №2.
  3. Колосович М.С., Колосович О.С. Использование результатов следственного осмотра в доказывании // Вопросы правоохранительной деятельности. Волгоград, 1996.
  4. Кудинов Л.Д. Некоторые вопросы правовой регламентации взаимоотношений следователя, начальника следственного отдела и прокурора // Укрепление законности предварительного расследования в условиях перестройки. Волгоград, 1990.
  5. Кудрявцев В.Н. К вопросу об изучении причин преступности // Советское государство и право. М., 1964. Выпуск 5.
  6. Кушнир Л.А. Представление следователя как одно из средств предупреждения преступлений // Вопросы предупреждения преступности. М.,
  7. Выпуск 3.
  8. Ларин A.M. Процессуальные гарантии и функция уголовного преследования // Советское государство и право. М., 1975. Выпуск 7.
  9. Лукьянов Ю.К. Нерешенные проблемы законодательства о профилактике преступлений // Современные криминологические проблемы борьбы с преступностью. М., 2000.
  10. Малков В.Д. О концептуальных основах развития государственной системы профилактики правонарушений // Современные криминологические проблемы борьбы с преступностью. М., 2000.
  11. Мачковский Г.И. О сущности дознания и органов дознания // Проблемы предварительного следствия и дознания. М., 1987.
  12. Михайлов А.И. Исследование проблем предварительного следствия и прокурорского надзор за законностью расследования преступлений

179

// Вопросы борьбы с преступностью. М., 1988. Выпуск 46.

  1. Мотря СМ. О некоторых проблемах использования специалиста при расследовании уголовных дел // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. М.: НИИ МВД РФ, 1992.
  2. Ной И.С., Шабалин В.А., Демидов Ю.А. К вопросу о научной основе изучения личности преступника // Некоторые философские проблемы государства и права. Саратов., 1969. Выпуск 1.
  3. Осипов Д.В. Понятие дознания в науке уголовного процесса и законодательстве // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД РФ, 1998.
  4. Пономарев Г. Прокурорский надзор в новых условиях // Социа- листическая законность. 1991, № 10.
  5. Розенцвайг В.Е. Предотвращение преступлений - важнейшая задача предварительного следствия // Юридические науки. Алма-Ата, 1976. Выпуск 6.
  6. Рябыкин Ф.К., Кириллов Д.А. О совершенствовании правового регулирования деятельности органов внутренних дел по осуществлению индивидуальной профилактики преступлений II Проблемы совершенствования законодательства, регулирующего деятельность органов внутренних дел. М., 1991.
  7. Сапун А., Хоменко Ф. Процессуальная природа и пределы применения следственного эксперимента и проверки показаний на месте // Некоторые вопросы борьбы с преступностью. Алма-Ата, 1970.
  8. Саркисянц Г.П. Участие защитника в выявлении причин и условий, способствующих совершению преступлений // Общественные науки в Узбекистане. 1966, № 4.
  9. Сафиулин Н. Преступник-жертва: Социологический анализ // Российская юстиция. 1996, № 6.
  10. Селезнев М.А. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии // Законность. 1999, № 1.

180

  1. Сигалов Л.Е. Уголовно-процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования. Волгоград, 1985.
  2. Статкус В.Ф., Чувилев А.А. Прокурорский надзор и ведомственный контроль на предварительном следствии // Советское государство и право. М.,
  3. Выпуск 3.
  4. Сташис В.В., Сенчин А.В. Представление следователя об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений, должно быть эффективным // Работа прокурора по предупреждению преступлений. Харьков, 1968.
  5. Танасевич В.Г. К теоретическим основам разработки мер предупреждения преступлений // Советское государство и право. М., 1964. Выпуск 6.
  6. Танасевич В.Г. Понятие причин, условий и обстоятельств, спо- собствующих преступлениям // Вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. Душанбе, 1966.
  7. Устинова В. Общественность и предупреждение правонарушений несовершеннолетних // Советская юстиция. 1974, № 23,
  8. Францифоров Ю., Николайченко В., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. 1999, №3.
  9. Химичева Г.П. Общие условия производства предварительного расследования: Фондовая лекция. М., 1997.
  10. Центров Е.Е. Проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие // Российский следователь. 1999, № 1.
  11. Шишов Е.Е. Специальные познания в уголовном процессе и формы их использования на предварительном следствии // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. Материалы научно-практической конференции (3-4 февраля 2000 г.) Часть 2. Красноярск, 2000.
  12. Шляпочников А.С. О классификации обстоятельств, способст-

181

вующих совершению преступления // Советское государство и право. М, 1964. Выпуск 10.

  1. Диссертации, авторефераты

  2. Абашева Ф.А. Профилактика (предупреждение) преступлений как уголовно-процессуальная функция: Дис… канд. юрид. наук. Свердловск, 1991.
  3. Ашитко В.П. Функция контроля начальника следственного управления в уголовном судопроизводстве: Автореф… дис. канд. юрид наук. М, 1996.
  4. Бритвич Н.Г. Теоретические основы и практика предъявления для опознания: Автореф… дис. канд. юрид. наук. Харьков, 1968.
  5. Варчук Т.В. Виктимологические аспекты профилактики имущественных преступлений в условиях крупного города: по материалам квартирных краж в Москве: Автореф… дис. канд. юрид. наук. М., 1999.
  6. Веренчиков И.Р. Профилактическая деятельность следователя. (Криминалистический аспект): Дис… канд. юрид. наук. Минск, 1990.
  7. Гуковская Н.И. Теория и практика проведения следственного эксперимента на предварительном следствии: Автореф… дис. канд. юрид. наук. Томск, 1991.
  8. Дербенев А.П. Деятельность следователя по предупреждению преступлений: Автореф… дис. канд. юрид. наук. Л., 1969.
  9. Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии в российском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1998.
  10. Жуков A.M. Выявление и устранение причин и условий, способ- ствовавших совершению преступления, в советском уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. Свердловск, 1980.
  11. Зайцева Е.А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования: Автореф… дис. канд. юрид. наук.

182

Волгоград, 1994.

  1. Звирбуль В.К. Деятельность следователя по предупреждению преступлений: Дис… канд. юрид. наук. М., 1963.

  2. Зеленецкий B.C. Представление следователя об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления (по материалам Украинской ССР): Дис… докт. юрид. наук. Харьков, 1969.
  3. Иванова Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии: Дис… канд. юрид. наук. Самара, 1999.
  4. Кривошеий И.Т. Криминалистическая характеристика личности обвиняемого и тактика его допроса: Дис… канд. юрид. наук. Томск, 1991.
  5. Ледащев В.А. Надзор прокурора за законностью деятельности следователей и органов дознания по предупреждению преступлений: Ав- тореф… дис. канд. юрид. наук. М., 1969.
  6. Лунгу В.И. Первоначальный этап расследования преступлений. Процессуальные и организационные аспекты: Дис… канд. юрид. наук. Киев, 1991.
  7. Лопушанский Ф.А. Теоретические проблемы профилактики преступлений, осуществляемой органами предварительного следствия: Автореф… дис. канд. юрид. наук. Киев, 1979,
  8. Макушненко Л.П. Доказывание следователем обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и принятие мер к их устранению. Дис… канд. юрид. наук. М., 1975.
  9. Мамонтов А.Г. Реформа предварительного следствия во второй половине XIX века в России (историко-правовое исследование): Дис… канд. юрид. наук. М., 1996.
  10. Маркс Н.А. Освидетельствование при расследовании преступлений: Автореф… дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 1980.
  11. Михайлов А.И. Процессуальные и тактические основы выявления и устранения следователем причин преступлений: Дис… канд. юрид. наук. М., 1965.

183

  1. Назаров В.В. Процессуальная деятельность следователя по пре- дупреждению преступлений: Дис… канд. юрид. наук. Саратов, 1980.
  2. Победкин А.В. Показания обвиняемого в уголовном процессе: Дис… канд. юрид. наук. М., 1998.
  3. Рощин А.И. Теоретические проблемы профилактической деятельности органов следствия по делам о преступлениях несовершеннолетних (по материалам Украинской ССР): Дис… канд. юрид. наук. Киев, 1981.
  4. Сидорик П.Н. Профилактическая деятельность следователя по делам несовершеннолетних: Дис… канд. юрид. наук. Минск, 1988.
  5. Сидоров А.А. Проблемы организации участия специалистов в расследовании преступлений; Автореф… канд. юрид. наук. Краснодар, 2000.
  6. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Автореф… дис. докт. юрид. наук. М, 1997.
  7. Тюменцев А.Н. Организационно-правовые и тактические вопросы использования средств массовой информации при расследовании и профилактике преступлений: Автореф… дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 2000.
  8. Филиппов М.Н. Прокурорский надзор за всесторонностью, полнотой и объективностью расследования преступлений: Автореф… дис. канд. юрид. наук. М., 1992.
  9. Фоминых И.С. Становление института предварительного следствия в России в 1860-64 годах (уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты): Дис… канд. юрид. наук. Томск, 1998.
  10. Фридман И.Я. Судебная экспертиза и вопросы предупреждения преступлений: Дис… докт. юрид. наук. М., 1974.
  11. Зарубежная литература

  12. Benezech and oth. Conduite antisociale et loreueur du cromosome. -

^-

184

Journa l of Huma n geneti cs, 1976.

  1. Kaiser G. Geneti cs and Crime.
    • Procee dings of the 11 Intern ationa l Symp osium on Crimi nolog y. Sao Paulo, Brasil, 1975.