lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Папура, Александр Пантелеевич. - Организационно-тактические особенности расследования похищения человека: По материалам Северо-Кавказского региона : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 2001 229 с. РГБ ОД, 61:02-12/565-0

Posted in:

61–0Z - f?/ 56$ - О

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Папура Александр Пантелеевич

ОРГАНИЗАЦИОННО-ТАКТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

РАССЛЕДОВАНИЯ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

(по материалам Северо-Кавказского региона)

Специальность 12.00.09 -уголовный процесс;

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук профессор Меретуков Г.М.

Краснодар 2001

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 3

Глава I. Криминалистическая характеристика похищения человека 14

§ 1. Исторический анализ и современное состояние проблемы похищения человека 14

§ 2. Некоторые уголовно-правовые аспекты, влияющие на разработку элементов криминалистической характеристики похищения человека 20

§ 3. Криминалистическая характеристика преступных действий при похищении человека с конкретной целью 26

§ 4. Способы сокрытия похищения человека как форма

противодействия расследованию 75

Глава II. Организация расследования похищения человка 111

§ 1. Доследственная проверка информации и особенности возбуждения уголовного дела 111

§ 2. Организация планирования первоначального этапа расследования данной категории преступлений. Типичные следственные ситуации и версии 118

§ 3. Особенности взаимодействия следователя с органами дознания ! и другими подразделениями правоохранительной системы 140

Глава III. Особенности тактики проведения отдельных следственных и розыскных действий по делам о похищении человека 160

§ 1. Особенности тактики проведения отдельных следственных и розыскных действий по делам о похищении человека 160

§ 2. Технико-криминалистическое сопровождение процесса

расследования уголовных дел о похищении человека 187

Заключение 203

Литература 20 8

Приложения 226

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. На протяжении последних лет в России сохраняется сложная криминальная ситуация. Динамику и структуру преступности наряду с традиционными показателями продолжают определять криминогенные обстоятельства, вытекающие из трудностей социального и экономического развития современного общества.

Глубокие и координальные преобразования в экономике, развитие отношений собственности сопровождались болезненными явлениями в нравственной сфере. В сознании значительного числа граждан все более стирается грань между правомерной и противоправной деятельностью. Усилилось смещение ценностных ориентации отдельных групп населения в сторону криминального образа жизни. На изменении динамики регистрируемой преступности в определенной мере сказывается и достаточно высокий уровень латентности преступлений, в частности, таких как похищение человека, незаконное лишение свободы и т. п., происходящих под воздействием многих обстоятельств. Расширение частного сектора экономики, интенсивный рост коммерческих и банковских структур, развитие новых видов предпринимательства усиливает корыстную мотивацию кри- минального поведения и существенно изменяет направленность преступных посягательств.

Центром противоправных устремлений, особенно тяжких, стали крупные материальные и денежные средства. Одновременно все более настойчивы попытки преступников вписаться в экономический оборот, овладеть средствами для организации собственного бизнеса либо паразитировать на доходах, извлекаемых предпринимателями. Часть преступлений, в том числе тяжких, остается неизвестной правоохранительным органам, поскольку жертвы преступлений, желая оставаться в живых или на свободе, предпочитают молчать.

Обеспечение защиты права на свободу и личную неприкосновенность, создание безопасных условий каждому гражданину для свободного

4

перемещения и выбора места жительства приобретает в настоящее время особую актуальность. Как в целом по стране, так и в Северо- Кавказском регионе прошедшее десятилетие отмечено резким повышением удельного веса преступлений против свободы личности. Прежде всего это относится к похищению человека (ст. 126 УК РФ). Уголовная статистика и правоохранительная практика свидетельствуют не только о стремительном росте этих преступлений (в 1990 г. по Российской Федерации зарегистрировано всего два случая похищения человека, в 1998 г. - 1 415; 1999 г. - 1 556; в 2000 г. - 1 648, а за девять месяцев 2001 г. эта цифра достигла 1 377 похищенных людей).

Усилились дерзость и агрессивность преступников, пренебрежение жизнью и здоровьем окружающих. Во многих случаях они не останавливались перед похищениями людей, в том числе малолетних детей, пытками, физическим устранением жертв опасными способами (взрывами, поджогами, перестрелками в людных местах).

Похищение человека - не новый вид противоправного поведения. В истории России и других государств похищение человека имело место и преследовалось по закону.

В подавляющем большинстве случаев похищения людей стали со- вершаться из корыстных побуждений в отношении взрослых людей с целью получения выкупа за их освобождение.

Введение новой уголовно-правовой формы1, предусматривающей ответственность за похищение человека, требует совершенствования уголовно-правовых, процессуальных, криминалистических, оперативно-розыскных и других методов борьбы с этим видом преступлений, обладающих значительной общественной опасностью и высокой латентностью. Борьба с ними представляет многоаспектную проблему. Необходимость совершенствования методов борьбы с похищениями людей обусловлива-

1 О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации: Федераль- ный закон РФ от 3 июня 1996 г. № 63-ФЗ. Ст. 3.

5

ется резким ростом количества и качества этих преступлений; наличием четкой связи похищений людей с другими преступлениями: убийством, вымогательством, изнасилованием, их латентностью и низкой раскрываемостью. Пока еще наука уголовного права, уголовное законодательство и следственно-судебная практика не выработали единого подхода даже к уяснению самого понятия «похищение человека», достаточно четко не определили охватываемый круг деяний. Исследованы лишь некоторые криминалистические, уголовно-правовые и криминологические аспекты похищения детей и взрослых людей1. Органы внутренних дел, непосредственно столкнувшиеся с новыми модификациям этих преступлений, не рас- полагают достаточным количеством рекомендаций по раскрытию и расследованию похищений людей.

Современное состояние проблемы. Данная проблематика междис- циплинарна и в определенной мере освещалась в работах Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, В.И. Брылёва, В.П. Божьева, Л.Г. Гаухмана, А.А. Зака-това, П.А. Лупинской, В.М. Быкова, Ф.В. Глазырина, Г.Г. Зуйкова, Н.И. Кулагина, В.Т. Томина, Н.А. Селиванова, Б.П. Смагоринского, А.П. Резва-на, Г.М. Меретукова, А.А. Хмырова и др. Для совершенствования законодательной и нормотворческой деятельности органов власти и управления, разных уровней, тем более для органов, производящих предварительное расследование и оперативно-розыскную деятельность, назрела необходимость разработки на региональном уровне комплексного специального исследования, посвященного методике расследования похищения человека.

Специальные исследования по данной проблематике проведены та-

1 Лавров В.П. Расследование похищения или подмены ребенка. М., 1996; Дубровина А. Я. Организация и методика расследования похищения или подмены ребенка. М., 1987; Климов В. А. Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с похищением детей. М, 1989; Ахметов Б.И. Уголовно-правовая борьба с вымогательством и пути повышения ее эффективности. М, 1993; Козлова Н.Н. Ответственность за захват заложников. М, 1993; Мартыненко Н.Э. Похищение человека: уголовно-правовые и криминологические проблемы. М, 1994.

6 кими известными учеными, как Б.И. Ахметов, Н.В. Бойко, А.Н. Дубровина, В.А. Климов, Н.Н. Козлова, А.Г. Лоскутов, Н.Э. Мартыненко, и посвящены изучению следующих вопросов: проблемы борьбы с захватом заложников (Н.Н. Козлова, А.Г. Лоскутов); незаконное лишение свободы (Н.В. Бойко); вымогательство (Б.И. Ахметов); похищение детей (А.Н Дубровина, В.А. Климов); похищение людей (Н.Э. Мартыненко).

Авторы впервые подвергли анализу данный вид преступлений и обобщили существующие точки зрения, попытались ответить на нерешенные вопросы, дать рекомендации по спорным положениям. Не вызывает сомнения, что эти работы оказали существенную помощь следственной практике и при подготовке настоящего диссертационного исследования. Их результаты актуальны и в настоящее время, но остаются неизученны еще некоторые проблемы.

Однако никто из вышеперечисленных авторов не занимался ком- плексным исследованием проблемы борьбы с похищением человека с позиции правовых, организационных и тактико-методических аспектов, особенно по Северо-Кавказскому региону. Такое положение не соответствует насущным потребностям времени.

Раскрытие данного вида преступлений относится к категории наиболее сложных, требует специальной подготовки следственных и оператив- ных работников по борьбе с организованной преступностью1.

Все изложенное обусловливает выбор темы диссертационного ис- следования и показывает ее актуальность.

Объектом исследования являются преступные действия, связанные с похищением человека и деятельностью правоохранительных органов по выявлению, предотвращению, раскрытию, расследованию преступлений данной категории.

Предметом исследования является выявление закономерностей ме-

1 О дополнительных мерах по усилению борьбы с вооруженными организован- ными преступными группами: Приказ МВД России № 1 от 1 янв. 1993 г.

7

ханизма эффективного расследования преступлений в сфере похищения человека и выработка организационно-тактических мероприятий, основанных на передовой судебной, следственной и оперативно- розыскной практике.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является посильный вклад в разработку организационно-тактических аспектов проблем борьбы с похищением человека, выработка теоретических и практических рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, криминалистической науки, теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел.

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

  1. Определить социальные цели законодательного закрепления норм об ответственности за похищение человека, изучив современное состояние данной проблемы.

  2. Уточнить уголовно-правовые аспекты, влияющие на разработку элементов криминалистической характеристики похищения человека.

  3. Исследовать содержание преступных посягательств, связанных с похищением человека.
  4. На основе изучения судебной практики, используя методы сравни- тельного анализа:
  5. а) выявить недостатки в конструкции уголовно-правовых норм о похищении человека,

б) в деятельности по их применению,

в) разработать меры по устранению этих недостатков.

  1. На основе программированного изучения уголовных дел соста вить криминалистическую характеристику преступлений данного вида по элементно, выявить наиболее значимые элементы такой характеристики; установить типичные мотивы этих преступлений и способы их совершения и сокрытия, дать соответствующие классификации, влияющие на выбор методики расследования.

8

  1. На базе криминалистической характеристики данного вида пре ступлений и изучения особенностей первоначального этапа расследования разработать системы типичных следственных ситуаций, типичных версий и типичных первоначальных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий.

  2. Выявить недостатки в организации расследования преступлений данного вида и разработать предложения по ее совершенствованию.
  3. На основе криминалистической характеристики и типичных след- ственных ситуаций исследовать особенности тактики отдельных следст- венных действий.
  4. Уточнить особенности взаимодействия следователя с органами дознания и другими подразделениями правоохранительной системы.

  5. Рассмотреть технико-криминалистическое сопровождение процесса расследования уголовных дел о похищении человека.
  6. Сформулировать предложения по совершенствованию законода- тельства и повышению эффективности профилактических мер в борьбе с похищениями человека.
  7. Методологическая основа и методика исследования. Методоло- гическую основу составляет всеобщий метод диалектического познания, позволяющий рассмотреть преступление как явление материального мира. Кроме того, использованы и другие методы исследования: общенаучные (наблюдение, сравнение, анализ), теоретические (сравнительно-правовой, конкретно-социологический, статистический анализ) и эмпирические (изучение специальной, служебной, научной и нормативной литературы).

Нормативную базу исследования составляет Конституция Российской Федерации, Федеральные законы РФ, действующее уголовное зако- нодательство, ведомственные нормативные акты МВД России, относящиеся к проблемам исследования, и анализ практики их применения.

Разработка теоретических проблем и практических рекомендаций осуществлена как на основе исследования видных учений и основопола-

9

гающих криминалистических концепций, выдвинутых Т.В. Аверьяновой, Л.Е. Ароцкер, Р.С. Белкиным, В.М. Быковым, И.Е. Быховским, И.А. Васильевым, И.А. Возгриным, Л.Г. Видоновым, И.Ф. Герасимовым, Ф.В. Глазыриным, Г.Г. Зуйковым, В.П. Колмаковым, И.М. Лузгиным, А.Р. Ра-тиновым, Н.А. Селивановым, М.П. Шаламовым, А.А. Эйсманом и др., так и на теоретических и экспериментальных изысканиях в области уголовного права и процесса, криминологии, криминалистики, судебной медицины, психологии, оперативно-розыскной деятельности, теории управления, относящихся к предмету исследования и проведенных Г.А. Аванесовым, Г.З. Анашкиным, В.М. Быковым, И.Е. Быховским, И.А. Возгриным, Л.Я. Драпкиным, Л.М. Карнеевой, В.И. Кудрявцевым, Н.Ф. Кузнецовой, В.П. Лавровым, СИ. Медведевым, B.C. Митричевым, СП. Митричевым, И.А. Михайловым, И.Б. Михайловской, Г.М. Меретуковым, В.А. Образцовым, М.В. Салтевским, В.А Снетковым, А.Б. Соловьёвым, Л.А. Соя-Серко, М.С Строговичем, В.Г. Танасевичем, В.В. Томилиным, В.Т. Томиным, Н.И. Трофимовым, А.Г. Филлиповым, А.А. Чувилёвым, Д.Б. Юдиным, Н.П. Яблоковым и др.

Основные положения и выводы диссертации основываются как на теоретических положениях известных ученых-криминалистов, так и на анализе эмпирического материала, полученного в ходе прикладного социологического исследования. В целях изучения реальной практики раскрытия и расследования преступлений, связанных с похищением человека на территории Северо-Кавказского региона, по специально разработанной анкете было изучено 385 уголовных дел, рассмотренных судами в 1997-2001 гг., из них 222 дела переквалифицированы по другим статьям УК РФ, 56 дел приостановлены и 94 дела прекращены по различным основаниям. Анализу подвергнуто 26 оперативно-поисковых дел, по которым проведено сопровождение раскрытия и расследования похищения человека.

Проанкетировано 106 следователей и 182 работников Северо- Кавказского регионального управления по борьбе с организованной пре-

10

ступностью и ОБОП МВД Республики Дагестан, Ингушетии, Северная Осетия (Алания), Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик. Подробно изучена практика и статистика расследования похищения человека, отраженная в научных изданиях.

В основу исследования также положен собственный опыт диссертанта (более 25 лет) в должностях следователя, старшего следователя, начальника следственного отдела (управления) и министра внутренних дел МВД Карачаево-Черкесской Республики.

Научная новизна исследования. В ходе работы над диссертацией предпринята попытка на монографическом уровне изучить актуальную, мало исследованную тему. На основе системного подхода рассмотрены теоретические и практические вопросы расследования похищения человека, проведен исторический анализ возникновения данного вида преступлений. Диссертант с учетом современных теоретических позиций и судебной, следственной, оперативно- розыскной практики правоохранительных и правоприменительных органов Северо-Кавказского региона сделал обобщенный анализ организационно-тактических особенностей расследования похищения людей.

В диссертации показаны основные элементы криминалистической характеристики похищения людей, выявлены и исследованы закономерные связи и отношения между ними. Раскрыты типичные следственные ситуации, основные направления расследования, типичные следственные версии, разработаны оптимальные системы следственных и оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых в условиях той или иной следственной ситуации. Исследованы основные причины и условия, способствующие совершению похищения человека.

Научная новизна исследования определяется также потребностями выработки рекомендаций для правоприменительной деятельности органов внутренних дел при реализации новых уголовно-правовых норм об ответственности за преступления, связанные с похищением людей.

11 Обоснованность научных выводов и рекомендаций обусловлена глубиной и тщательностью проработки темы. Использование большого массива научной и учебной литературы и эмпирических данных обеспечило репрезентативность полученных результатов исследования, убедительность сформулированных на их основе выводов.

Достоверность результатов исследования обеспечивается его ме- тодологией и методикой, а также репрезентативностью эмпирического материала, на котором основываются научные положения, предложения и выводы.

В соответствии с изложенным на защиту выносятся следующие раз- работанные диссертантом основные положения:

  1. Исторический анализ и современное состояние проблемы похи- щения человека.
  2. Уголовно-правовые аспекты похищения человека, влияющие на разработку элементов криминалистической характеристики исследуемого вида преступления. На взгляд соискателя, именно объективные и субъективные признаки, характеризующие состав любого преступления, дают возможность разработки региональной криминалистической характеристики отдельного вида преступления. При этом следует учесть личность преступника, предмет преступного посягательства, выбор средств совершения преступления, особенно способы сокрытия похищения человека как форма противодействия процессу расследования.
  3. Особенности возбуждения уголовных дел и организация перво- начального этапа расследования похищения человека.
  4. Типичные следственные ситуации и связанные с ними вопросы построения и проверки следственных версий, проведения неотложных следственных действий оперативно-розыскных мероприятий на первоначальном этапе расследования похищения человека.
  5. Предложенная обобщенная технология следственных действий
    • это система комплексного использования современных
      научно-

12

технических средств и методов в расследовании преступлений. Использование этого термина ориентирует следователей на качественный сбор и обобщение материалов по уголовному делу. С учетом этого положения соискатель предлагает особенность технико- криминалистического сопровождения процесса расследования уголовных дел о похищении человека.

  1. Формы, способы и особенности взаимодействия следователя с ор- ганами дознания и другими подразделениями правоохранительной системы.
  2. Обоснованные предложения по совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства (ст. 61, 63 и 64 УК РФ и ст. 34, 68, 84, 87, 126, 127, 141 и 142 УПК РСФСР).
  3. Теоретическая значимость состоит в формулировании выводов и предложений, которые могут быть учтены в процессе расследования преступлений о похищении человека. На основе исследования практики применения законодательства об ответственности за похищение человека, анализа отечественного и зарубежного законодательства и литературы сформулированы теоретические положения, направленные на совершенствование уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также криминалистической науки.

Практическая значимость проведенного исследования вытекает из актуальности и новизны рассмотренных положений и обусловлена прикладным характером работы.

Научные результаты исследования и рекомендации, изложенные в работе, могут быть использованы в следственной практике по делам о похищении человека; в научно-исследовательской работе по проблемам методики расследования этого и других видов преступлений; в учебном процессе при подготовке специалистов- юристов высших и средних специальных учебных заведениях.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. По- ложения диссертационного исследования обсуждены на заседании ка-

13

федры криминалистики Краснодарского юридического института МВД России. Основные теоретические положения диссертации нашли отражение в четырех опубликованных научных статьях автора и учебно-практическом пособии «Некоторые проблемы методики расследования похищения людей, совершаемых из корыстных побуждений», которые используются в учебном процессе Краснодарского юридического института МВД России и Кубанского государственного аграрного университета, а также в практической деятельности управления ФСБ по Краснодарскому краю, МВД Карачаево-Черкессой Республики и УВД Ставропольского края.

Структура диссертации соответствует логике проведенного иссле- дования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения, литературы и приложений. Работа выполнена в объеме, соответствующем требованиям ВАКа.

ГЛАВА I. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

§ 1. Исторический анализ и современное состояние проблемы

похищения человека

Похищение людей как уголовное преступление известно в России еще со времен договора россиян с греками. Об этом свидетельствуют ан- тичные мифы Древней Греции. В древнеримской легенде рассказывается о том, что после основания Рима среди его жителей не было женщин, соседние же племена не хотели заключать браков с римлянами. Тогда первый царь Рима Ромул приказал похитить соседних собинянских девушек. Этой теме были посвящены работы известных живописцев и писателей.

В середине XIX в. становится массовым такое явление, как похищение африканских негров и продажа их в рабство. В обиход входит новое слово «blach birding» «черные дрозды».

Во времена правления королевы Виктории (1819 - 1901 гг.) похище- ние детей становится уголовно наказуемым. В настоящее время по англосаксонскому праву похищение человека признается мелким преступлением и не влечет строгой ответственности1.

Анализ законодательства XVIII - XIX вв. показывает, что многие уголовные кодексы предусматривали ответственность за похищение людей. Однако закон прежде всего защищал интересы «слабой» части общества - женщин и детей. Так, Уголовное уложение Германской империи2 в разделе 18 «Преступления и проступки против личной свободы» предусматривало две разновидности похищений:

похищение лица женского пола против ее воли для принуждения ее к блуду или вступления в брак. Наказание в первом случае - заключение в цухтгауз (смирительный дом) на срок до десяти лет, во втором - тюремное

1 Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное пра во. М.: Наука, 1990. С. 123.

2 Уголовное уложение для Северо-Германского союза. СПб., 1871. С. 50; Мате риалы для пересмотра нашего уголовного законодательства. СПб., 1880. С. 171.

15

заключение. Отдельно предусмотрена ответственность за похищение несовершеннолетней женского пола (§ 237 Уложения) и несовершеннолетних для нищенства или корыстных (безнравственных) целей (§235 Уложения);

похищение посредством хитрости, угрозы или силы с целью «бросить его (человека) на произвол судьбы или обратить в рабство, в крепост- ное состояние или же в иностранную военную или морскую службу».

В современном Уголовном кодексе Германии в разделе 18 «Престу- пления против личной свободы» полностью сохранились нормы о похищении, содержащиеся в Уголовном уложении Германской империи1.

Похищения людей были распространены и во Франции. Французское Уголовное уложение2 (1863 г.) предусматривало следующие виды по- хищения: а) похищение ребенка; б) несовершеннолетних; в) с согласия похищаемой, не достигшей шестнадцатилетнего возраста; г) против воли похищаемой, не достигшей шестнадцатилетнего возраста. Законы были чрезвычайно строги и имели единственную цель - воспрепятствовать неравным бракам. Так, суд Арраса признал г-на Деркюжи уличенным в похищении 18 февраля 1774 г. девицы Ферко и приговорил его к смертной казни3.

В уголовное законодательство Соединенных Штатов Америки норма об ответственности за похищение человека была введена только в 1932 г., когда был похищен сын известного авиатора Линдберга. Освещение этого дела в средствах массовой информации, внимание к нему мировой общественности оказали влияние на законодателей и способствовали принятию двух статей 1201 и 1202 в разделе 18 Свода законов США, предусматривающих ответственность за похищение человека (эту норму до сих пор называют «законом Линдберга»). Принятие этой нормы имело одну цель -

1 Уголовное право Германии. М., 1996. С. 80.

2 Материалы для пересмотра нашего законодательства. СПб.: Изд-во Мин. юст., 1880. С. 171.

3 Юридический вестник. М., 1863. № 7. С. 77.

16 вернуть сына авиатора живым, так как только в этом случае похитителям не угрожала смертная казнь.

Б.С. Никифоров, Ф.М. Решетников, ссылаясь на данные американ- ского исследователя Э. Аликса, приводят следующую цифру похищений: с 1874 по 1974 г. было совершено 236 похищений с целью выкупа1.

Параграф 1201 Федерального уголовного кодекса США носит назва- ние «Kidnapping», т. е. похищение человека. «Тот, кто незаконно захватывает, заключает, заманивает, похищает, насильственно или обманом увозит, уносит или удерживает какое-либо лицо с целью получения выкупа…»2, если: а) такое лицо умышленно перевозится из одного штата в другой или за границу; б) любое из этих действий в отношении такого лица осуществляется в пределах специальной морской и территориальной юрисдикции Соединенных Штатов. Более тяжким является похищение, совершенное группой лиц по предварительному сговору (наказание возможно вплоть до пожизненного тюремного заключения).

Виды похищений и наказание за это преступление по Федеральному уголовному кодексу США и законодательству отдельных штатов различны. В ряде штатов за похищение человека предусмотрена даже смертная казнь (хотя она возможна только в тех случаях, когда наступает смерть похищенного). Это, видимо, предусмотрено для того, чтобы вернуть похищенного живым и заставить похитителей заботиться о его жизни.

Уголовный кодекс Штата Нью-Йорк3 признает лицо виновным в по- хищении человека первой степени, если оно умыкает другое лицо и если:

1) намерение виновного состоит в том, чтобы вынудить третье лицо уплатить или передать в качестве выкупа деньги либо имущество или со-

Никифоров Б,С, Решетников Ф. М. Современное американское уголовное право. М.: Наука, 1990 . С. 123; Alix E. Ransom kidnapping in America 1874- 1974. South Illinois, 1978.P. 16-17.

2 Federal Criminal code and rules? 1988, West Publishing company. P. 546.

3 Козочкин ИД. Уголовное право Соединенных Штатов Америки: Сборник нор мативных актов. М., 1986. С. 137.

17

вершить определенные действия либо воздержаться от них;

2) если виновный удерживает другое лицо свыше 12 часов с намере- нием: а) причинить ему телесные повреждения или изнасиловать; б) совершить или способствовать совершению фелонии; в) терроризировать его или третье лицо; г) вмешаться в отправление административных или политических функций; 3) 4) похищенное лицо умирает во время похищения или до того, как его возвращают. 5) Примерный Уголовный кодекс США1 в разделе 212 «Похищение человека и родственные ему посягательства» содержит ст. 212.1 «Похищение человека», в которой говорится о том, что лицо виновно в похищении, если оно неправомерно перемещает лицо с места его проживания или занятий на значительное расстояние от того места, где оно находится, или если оно неправомерно помещает другое лицо на значительный период времени в изолированном месте с любой из следующих целей:

задержать его на предмет выкупа, или вознаграждения, или в качестве прикрытия, или заложника;

облегчить проведение какой-либо фелонии или бегства после ее совершения;

причинить телесное повреждение потерпевшему или другому лицу или вызвать у них страх;

воспрепятствовать осуществлению какой-либо государственной или политической функции.

Перемещение или помещение в изолированном месте является не- правомерным в смысле настоящей статьи, если оно совершается путем насилия, угрозы или обмана либо, в случаях, когда речь идет о лице, не достигшем 14-летнего возраста или недееспособном, если оно совершается без согласия родителей, опекуна или иного лица, ответственного за общее наблюдение за его благополучием.

1 Примерный Уголовный кодекс США. М., 1969.

18

Изложенное убедительно свидетельствует, что такое преступление, как похищение людей (в том числе и детей), уходит не только корнями в прошлое, но и является достаточно распространенным явлением в настоящее время, а во многих странах похищение человека включено в уголовные кодексы как тяжкое преступление.

Похищение людей как уголовное преступление известно и в России еще со времен договора русских с греками при князе Олеге (911 г.)1. Уже «Русская правда» в число других преступлений против семейного права и нравственности включала такое преступление, как похищение девиц. Преступление нарушало права родителей, бесчестило похищенную и являлось оскорблением нравственности.

Таким образом, представление о похищении людей в России прошлых веков, видах похищения можно получить, только исследуя уголовное законодательство того времени, так как конкретные факты похищения людей в литературе практически не описываются.

После Октябрьской революции 1917 г. уголовно наказуемым осталось лишь похищение детей. Это, очевидно, связано с тем, что большинст- во людей, имеющих деньги, после революции иммигрировали за границу, а у тех, кто остался, экспроприировали все, что могли. Рабочие и крестьяне были так бедны, что похищать их с целью выкупа было нецелесообразно. Кроме того, похищение людей, как правило, является одним из элементов организованной преступности. В условиях же тоталитарного государства существование организованной преступности в ее современном понимании было затруднено.

В настоящее время похищения людей совершаются чаще всего из корыстных побуждений. В связи с расширением внешнеэкономических связей и пребыванием большого количества зарубежных коммерсантов участились случаи похищения и рэкета в отношении иностранных граж-

1 Владимир-Будановский М. В. Хрестоматия по истории русского права. Ярославль, 1871. С. 10-11. Обзор истории русского права. СПб.; Киев, 1905. С. 12.

19

дан. Нередко такой преступной деятельностью занимаются соотечественники похищенных. Пытаясь включить в свои сферы влияния коммерческие банки, преступники похищают представителей мелких, средних, а также крупнейших российских банков, покушаются на жизнь их близких. В Российской печати приводились факты «коммерции» в отношении человеческих органов для трансплантации1. Главными поставщиками органов для пересадки являлись бедные бездомные люди. Известны случаи, когда сутенеры похищали девушек и заставляли их «работать» с клиентами2. Растет число преступных группировок, в практику которых вошло завладение жилой собственностью пожилых людей. Они, знакомясь с пенсионерами, похищали их и угрозами насилия заставляли оформлять договоры дарения на квартиры3. Налицо особая «окраска» организованной преступной деятельности, применение необычных способов, взятых из опыта международного гангстеризма и терроризма. Высокая степень общественной опасности этого деяния, а также размах, который оно приобрело в последнее время, привели к необходимости Верховным Советом Российской Федерации принять закон, предусматривающий уголовную ответственность за похищение человека. Исторический аспект этого деяния позволит глубже понять природу похищения человека, выявить не только правовую, но и психологическую сторону этого деяния.

В уголовном законодательстве России, вступившем в действие с 1 января 1997 г. законодатель предусмотрел ответственность за похищение человека4. Тем самым законодатель сохранил преемственность об ответст-

1 Уголовное дело № 489615. Архив Краснодарского краевого суда № 1/489615/1998.

2 Овчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993. С. 110-113; Турецкие и советские медики ударили по рукам. И по почкам // Коммерсант. 1991. № 31; Депутаты хотят отбить почки у иностранцев! // Коммерсант. 1991. № 44; Съезд моргов: глазные яблоки. Деньги… за почку, или сатанинский бизнес // Аргументы и факты. 1992. № 3; Пленники - «ночные бабочки» // Щит и меч. 1994. № 22.

3 Уголовное дело № 489625. Архив Краснодарского краевого суда № 1/489625/1999.

4 О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации: Федераль ный Закон РФ от 3 июня 1996 г. № 63-ФЗ. Ст. 3.

20

венности за похищенного человека. Несмотря на то, что в состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ «Похищение человека», введено несколько новых квалифицирующих признаков, остались проблемы, которые были в прежних законодательствах, т. е. сложности при квалификации, проблемы отграничения от смежных составов преступлений, таких как захват заложников, незаконное лишение свободы, вымогательство и т.п.1

Следовательно, органы предварительного следствия и дознания за- трудняются в четком определении в квалификации содеянного. В результате - процесс расследования затягивается, возникают трудности в выдвижении следственных ситуаций, версий и т. д..

В ходе проведенного интервьюирования следователей и работников органа дознания (всего 283) получены следующие результаты: законодательные противодействия расследованию преступлений о похищении человека существуют - 65,8%; необходимо повысить профессиональную подготовку сотрудников и создать постоянно действующие следственно-оперативные группы по раскрытию и расследованию данной категории преступлений - 12,4%; отсутствуют надлежащие тактико-методические рекомендаций по расследованию похищения человека - 21,8%.

§ 2. Некоторые уголовно-правовые аспекты, влияющие на разработку элементов криминалистической характеристики похищения человека.

Обращение к проблеме уголовно-правовой оценки похищения чело- века обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, данный вид преступления в настоящее время получает все большее распространение. Основным мотивом его совершения служат корыстные побуждения, наиболее

1 Уголовно-правовые проблемы похищений человека соискатель не рассматривает в качестве объекта и предмета исследования.

21

часто — получение выкупа. Во-вторых, существует значительная конкуренция уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за похищение человека, совершенное из корыстных побуждений, и захват заложника, совершенный по тому же мотиву.

Действительно, если обратимся к диспозициям п. «з» ч. 2 ст. 126 и п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ, то увидим, что оба преступления характеризуются корыстной мотивацией и состоят в противоправном, тайном или открытом завладении человеком, которое совершено с насилием или без такового сопряжено с удержанием потерпевшего в определенном месте помимо его воли. Конечно, похищение во многих случаях сопровождается изъятием лица из привычной микросоциальной среды, перемещением в иное место, но и захват возможен при таких же обстоятельствах. Кроме того, похищение человека может быть произведено в ситуации, когда похищенный добровольно прибывает на место последующего насильного удержания, когда похищение состоит в удержании человека в месте его привычного пребывания, но сопровождается дезинформацией о реальном местонахождении и т. д. Критерий изъятия лица из его микросоциальной среды не является достаточным для разграничения похищения человека и захвата заложника. Содержание рассматриваемых норм также не дает оснований для их разграничения по данному критерию.

Объектом похищения человека является его личная свобода, под ко- торой следует понимать не только физическую свободу (передвижения, перемещения), но и свободу поведенческого характера, лишенную физического принуждения. Таким образом, объектом похищения человека следует признать охраняемые уголовным законом общественные отношения, которые составляют содержание понятия свободы личности. Часть 3 ст. 126 УК РФ, в частности, предусматривает квалифицированные составы похищения, совершенного организованной группой, повлекшего по неос- торожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. Данные составы являются двухобъектными, поскольку преступлением причиняет-

22

ся вред не только свободе личности (основной объект), но и иным общественным отношениям — жизни, здоровью, собственности (дополнительный объект).

Основным объектом захвата заложника выступает общественная безопасность, а дополнительными — жизнь и здоровье людей, собственность, порядок управления. Почему же основным объектом захвата не является личность? Ведь именно на нее осуществляется посягательство, именно ее свободе, жизни, здоровью угрожает преступник? И все-таки основная опасность деяния заключается в том, что оно наносит ущерб жизненно важным интересам всего общества, неопределенно большого круга лиц. На это указывает цель совершения захвата — понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения как условие освобождения заложника. Сам же захват или удержание заложника является лишь средством достижения основной цели, поэтому посягательство на свободу человека, а также иные общественные отношения, за исключением общественной безопасности, в данном преступлении следует отнести к дополнительным, или факультативным объектам.

Итак, у похищения человека и захвата заложника разные основные объекты посягательства и, казалось бы, по этому критерию можно провести их разграничение. Однако во многих случаях при похищении так же, как и при захвате, целью посягательства и его основным объектом оказываются не свобода человека, а иные общественные отношения. Похищение, лишение или ограничение свободы служит лишь средством достижения поставленной цели, способом посягательства на другие объекты. Так, корыстный мотив может заключаться в стремлении получить деньги, имущество, права на него и т. д. Причем, как и при захвате, требования об их передаче, совершении определенных действий или воздержании от их совершения предъявляются, как правило, не самому похищенному, а иным лицам, заинтересованным в его освобождении. В этих ситуациях, естест-

23

венно, затрагиваются интересы неопределенно большого круга лиц. Полагаем, что в указанных случаях свободу человека необходимо считать дополнительным объектом, а общественную безопасность - основным. Таким образом, во многих случаях разграничение захвата заложника и похищения человека из корыстных побуждений по объекту преступления невозможно.

Весьма затруднительно разграничение рассматриваемых составов и по их объективной стороне. И захват, и похищение из корыстных побуждений, как отмечалось, заключаются в насильственном или ненасильственном завладении человеком, изъятии его, как правило, из привычной микросреды, лишении или ограничении свободы и предъявлении опреде-леных требований к иным субъектам с условием освобождения похищенного (захваченного) после их выполнения. Таким образом, объективные стороны обоих составов практически полностью совпадают.

В юридической литературе делаются попытки провести разграниче- ние между похищением человека и захватом заложника на основании того, что в первом случае факт насильственного удержания потерпевшего, а также содержание предъявляемых требований виновными не афишируются; требование выкупа, адресованное его близким, осуществляется тайно, скрытно от других лиц и тем более органов государственной власти; в тайне, как правило, сохраняется место удержания похищенного; круг лиц, к которым предъявляются противоправные требования, ограничен.

Такая попытка разграничения по меньшей мере дискуссионна. Во- первых, все предлагаемые критерии вполне могут быть отнесены к обоим составам. На это указывают и оговорки ее сторонников. Во- вторых, предлагаемые критерии не вытекают из содержания диспозиций норм и их можно отнести к категории расширительного доктринального толкования закона, каковое не является обязательным для применения на практике. В то же время легальное или судебное толкование вопроса отсутствует. Это объясняется тем, что, несмотря на широкое распространение деяний, под-

24

падающих под действие п. «з» ч. 2 ст. 126 и п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ, судебная практика по известным причинам почти отсутствует. Следовательно, и потребность точного решения вопросов разграничения названных составов судьями в настоящее время осознается не в полной мере.

Факт, что совпадение анализируемых составов наблюдается не только по объектам и объективным сторонам, но и по их другим элементам. Оба преступления совершаются с прямым умыслом, оба. в большинстве случаев имеют цель - понуждение третьей стороны совершить или воздержаться от совершения каких-либо действий. Правда, характер действий может различаться в зависимости от интересов похитителей (захватчиков), однако чаще всего он определяется корыстными побуждениями в широком смысле этого понятия.

Следует вывод: захват заложника, совершенный из корыстных по- буждений, и похищение человека, совершенное из тех же побуждений и сопряженное с предъявлением требований к третьей стороне, на самом деле являются одним составом, который должен, по нашему мнению, расцениваться как захват заложника. Наиболее четким критерием разграничения захвата и других смежных составов является выдвижение определенных требований к государству, организациям или гражданам как условие освобождения потерпевшего. Отсутствие этого признака означает отсутствие состава захвата заложника.

Оценивая осмотр места происшествия как одно из важнейших след- ственных действий, необходимо обратить внимание на поиск следов объективной и субъективной стороны преступления, особенно тех, которые подтверждают корыстные побуждения и цель похищения, а также на то, существует ли системность, которая может дать объяснение наличия преступной группы, занимающейся похищением людей в виде промысла.

В познавательном плане установление данных об объективной и субъективной стороне преступления как обязательных элементах предмета доказывания по делу должно происходить с самого начала расследования

25

и осмотра места происшествия, предметов, документов.

По изученным протоколам осмотра места происшествия в 68% дел не были зафиксированы прямые источники получения информации о субъективной стороне преступления, в 85,5% изученных дел в протоколе осмотра были зафиксированы источники получения информации об объективной стороне преступления (способы и средства совершения преступления, следы и механизмы следообразования и т. д.). Из этого следует, что в большинстве случаев информацию о субъективной стороне преступления, как правило, получают по материальным следам и результатам преступления, т. е. непосредственно по объективной стороне преступления.

Данные о субъективной стороне преступления не только представляют научный интерес, но и подлежат практическому применению в дея- тельности органов предварительного следствия и дознания. Для решения этой проблемы предлагаются два пути: первый - установление в ходе осмотра места происшествия данных о мотивах преступления; второй - о форме вины и целях преступления.

Как известно, частная методика расследования преступлений отли- чается от общей методики расследования преступлений. Исходя их этого, применительно к частной методике расследования отдельных видов преступления, в частности похищения человека, следует обязательно установить субъективную сторону преступления (формы вины - умысел, конкретизированный и заранее обдуманный умысел, мотив и цель преступления). Это требует правильной квалификации содеянного, что важно для организации и планирования процесса расследования преступления о похищении человека.

Таким образом, в ходе проведения следственных действий перед следователем возникают задачи восприятия и фиксации непосредственно наблюдаемой криминалистически значимой информации, характеризующей как состав исследуемого преступления, так и ее использование для выявления данных о субъективных признаках состава преступления (это

26

требует ст. 68 УПК РСФСР). В практической деятельности следователя возникает необходимость установления соответствия материальных следов преступного поведения. Естественно, что закономерности отражения субъективной стороны преступления в его материальных следах неизбежно выходят за традиционные рамки уголовно- правового, уголовно-процессуального рассмотрения субъективных элементов (вины, мотива и цели преступления) и обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Кроме правовых требований, подлежат учету и общенаучные положения о специфике отражения вины, мотива и цели совершения преступления и познания по материальным следам преступной деятельности субъекта преступления с учетом механизма развития следообразования при установлении события прошлого. При этом следует учитывать общие и специальные признаки субъекта преступления, так как в зависимости от его должностного положения, умения и навыков, интеллектуальных способностей могут быть образованы как количественные, так и качественные материальные следы. Необходимо помнить закономерности познания прошлых событий, присущих созданию организованию преступного сообщества1.

Основываясь на проведенных исследованиях, можно сделать вывод: методы установления вины, мотива и цели преступления должны определяться с учетом внешних признаков и субъективных элементов преступного поведения в ходе осмотра места происшествия, обыска, допроса и т. п., исходя из следов преступления.

§ 3. Криминалистическая характеристика преступных действий

при похищении человека

Криминалистическая наука, изучая передовую практику расследова- ния преступлений, первостепенное значение придавала приемам и методам

1 Уголовное дело № 42071. Архив суда г. Кисловодска Ставропольского края. 1997. №1/42071/97.

27

расследования, оставляя несколько в стороне изучение (по крайней мере, систематизированное) с криминалистических позиций самого феномена преступления. С развитием теоретических основ методики расследования, углублением анализа следственной практики, разработкой современных приемов и средств исследования возможно выделить общие положения расследования преступлений определенного вида и придать им системный характер. В дальнейшем было сформулировано понятие «криминалистическая характеристика преступлений», определены элементы, входящие в ее содержание.

Уголовно-правовая характеристика преступлений лежит в основе методики их расследования, так как она в большей степени определяет содержание предмета доказывания1. Исследуя следственную и судебную практику, значительное число авторов, разрабатывавших криминалистические методики, пришли к обоснованному выводу о том, что уголовно-правовые критерии оказываются недостаточными для учета всех особенностей преступлений, имеющих значение для их раскрытия и расследования.

Начиная с 70-х гг. в советской криминалистической теории и практике уделяется значительное внимание криминалистической характеристике преступлений как основному структурному элементу частной мето- дики2.

Несмотря на единодушное признание важности криминалистической характеристики преступления, в структуре частной криминалистической методики единого понимания ее содержания пока еще не достигнуто.

1 Меретуков Г.М. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с нар-кбизнесом, совершаемых организованными преступными группами: Дис. … д-ра. юрид. наук. М., 1995, С. 348-451.; Дармилов A.M. Установление объективных и субъ- ективных признаков незаконного оборота наркотиков как элемент предмета доказывания: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Волгоград, 1999. 28 с. и др.

2Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных ви- дов преступлений. Харьков, 1976. С. 19; Васильев А.Н. О криминалистической классификации преступлений. М, 1976. С. 26.

28

В криминалистической литературе существуют различные подходы к определению этого понятия.

По мнению Р.С. Белкина, криминалистическая характеристика пре- ступления - «абстрактное научное понятие, результат научного анализа определенного вида преступной деятельности (вида или рода преступления), обобщения его типичных признаков и особенностей»1. Криминалистическая характеристика преступления содержит: характеристику типичной исходной информации; систему данных о способах совершения и сокрытия данного вида (рода) преступлений и типичных последствиях его применения; характеристику особенностей обстоятельств, подлежащих выяснению и исследованию по данной категории дел, и типичных версий; указания на личность вероятного преступника, вероятные мотивы и цели преступления, личность вероятного потерпевшего и его характеристику; описание типичных для данного вида преступлений обстоятельств, способствующих его совершению.

Криминалистическая характеристика, по В.А. Образцову, представ- ляет собой «совокупность данных о механизме совершения преступления, средствах отражения, отражаемых и отражающих объектах, взаимодействующих при этом, особенностях и источниках формируемой ими фактической информации, имеющей значение для раскрытия определенных категорий преступлений путем применения обусловленных ими криминалистических средств, приемов и методов, а также разработки научных рекомендаций по оптимальному решению данной задачи»2.

И.А. Возгрин иначе подошел к решению этого вопроса. По его мне- нию, криминалистическая характеристика преступлений «представляет собой описание состояния и особенностей борьбы с различными катего-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 1997. С. 317.

2 Образцов В.А. Проблемы раскрытия преступлений против здоровья населения, связанных с пищевыми отравлениями. М, 1976. С. 8.

29

риями преступных действий»1. В последнее время И.А. Возгрин пришел к выводу, что структура криминалистической характеристики должна включать следующие элементы: 1) характеристика исходной информации; 2) сведения о предмете преступного посягательства; 3) данные о способах приготовления, совершения и сокрытия преступлений и типичных последствиях преступных действий; 4) сведения о типичных личностных особенностях преступников и потерпевших; 5) обобщенные данные о наиболее распространенных мотивах преступлений2.

Элементами, общими для определений И.Ф. Герасимова и В.А. Ле- дащева, явились: распространенность преступления, данные о способе совершения преступления, сокрытии,’ маскировке преступления, личности преступника, месте преступления3.

Подробно проанализировав некоторые высказанные в криминали- стической литературе мнения, следует согласиться с Р.С. Белкиным в том, что общим у представителей различных точек зрения на криминалистическую характеристику преступления является признание следующих элементов: а) типичные следственные ситуации, под которыми понимается характер исходных данных; б) способ совершения преступления; в) способ сокрытия преступления, маскировка; г) типичные материальные следы преступления и вероятные места их обнаружения; д) характеристика личности преступника; е) обстановка преступления (место, время и другие об- стоятельства)4.

Другими словами, криминалистическую характеристику преступления можно представить как совокупность данных о нем (преступлении),

1 Возгрин И.А.. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Л., 1976. С. 6-9.

2 Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. СПб., 1993. 4.4. С. 25-27.

3 Герасимов И. Ф. Криминалистические характеристики преступлений в методи ке расследования. М, 1976. С. 94-95.; Ледащее В.А. О совершенствовании структуры методики расследования отдельных видов преступлений. М., 1994. С. 172.

4 Белкин Р.С. Криминалистика. Проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М, 1988. С. 170.

30

которые способствуют его раскрытию. Таким образом, она включает любые обстоятельства преступления, а также факты, связанные с ним и облегчающие предварительное следствие. Как видно из определений криминалистической характеристики преступления она складывается из ряда элементов. Все их многообразие поддается научной систематизации. Наиболее общее логическое основание такого деления - элемент состава преступления. Слагаемые криминалистической характеристики отражают данные об объекте посягательства, способе, месте, времени, иных обстоятельствах объективной стороны преступления, личности преступника, его связях и отношениях с потерпевшими, о субъективной стороне преступления, в частности, мотиве содеянного. При расследовании различных видов преступлений доминирующее значение приобретают соответствующие элементы криминалистической характеристики преступления. Так, «при расследовании убийств исключительно велика роль таких элементов, как вид места происшествия (жилище потерпевшего или иного лица, открытое место в черте населенного пункта либо вне его и т.д.); возраст, половая принадлежность потерпевшего; время, место, способ убийства, характер и количество причиненных телесных повреждений; сопутствующие убийству действия преступника (в частности, расчленение, сокрытие трупа); пол, возраст, черты характера, иные характеризующие данные виновного; его связи и отношение с потерпевшим (родственные, дружеские, приятельские, нейтральные, враждебные отношения); мотив убийства»1.

На основе изложенного диссертант считает возможным определить криминалистическую характеристику как структуру информационного характера, включающую в число своих элементов данные о криминалистически значимых признаках и обстоятельствах определенного вида преступления, их связях и зависимости.

Совокупность признаков, образующих криминалистическую харак- теристику исследуемых преступных деяний, включает в себя способы под-

1 Селиванов Н.А. Руководство для следователей. М., 1998. С. 24.

31

готовки, совершения и сокрытия преступления; особенности личности как исполнителя, так и организатора, и посредника; особенности личности жертвы (объекта преступного посягательства); обстановку места преступления; особенности следов их взаимосвязей и механизма образования; характеристику причиненного материального ущерба; информацию, связанную с видом, размером вознаграждения и способами его передачи исполнителям в случае «заказного» похищения человека.

Установив какие-либо элементы криминалистической характеристики, следователь пытается использовать их для установления других данных о преступлении.

Таким образом, «…понятие криминалистической характеристики с момента своего возникновения рассматривалось как совокупность конкретных признаков и свойств преступлений, имеющих значение для его раскрытия и расследования»1. В более поздних публикациях преобладает понимание криминалистической характеристики как «системы информации»2, «системы объективных данных о преступном деянии»3. Содержательная сторона криминалистической характеристики в работах разных авторов представляется достаточно сходной (способ совершения преступления, его подготовки и сокрытия, данные о предметах преступного посягательства, личности преступника, особенностях обстановки совершения преступлений). Появляются смелые предложения о междисциплинарном характере рассматриваемого понятия.

В настоящем исследовании мы исходим из представления о понятии криминалистической характеристики преступления, предложенном Н.Н. Колесниченко. Он, как и В.Е. Коновалова4, рассматривает само понятие

1 Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика и типичные следственные ситуации как важные факторы разработки методики расследования преступлений. М., 1979. С. 112.

2 Яблоков Н.П. Криминалистика социалистических стран. М., 1986. С. 112.

3 Танасевич ВТ. .Образцов В. А. О криминалистической характеристике престу плений. М, 1976.

4 См.: Теоретические проблемы криминалистической характеристки: Сб. науч. тр. М., 1984. С. 16.

32

криминалистической характеристики в качестве закономерного следствия развития понятийного аппарата криминалистики. При раскрытии содержания этого понятия следует исходить из тех научных и практических задач, которые оно призвано решать. В последних работах А.Н. Колесниченко определяет криминалистическую характеристику преступления как «…систему сведений (информации) о криминалистически значимых признаках преступлений данного вида, отражающих закономерные связи между ними и служащих построению и проверке следственных версий для решения конкретных задач расследования»1.

А.Н. Колесниченко, как ряд других криминалистов, изучающих эту проблему, признает, что криминалистическая характеристика состоит из некоторых элементов информационного характера. При построении характеристики каждого явления, протекающего в объективной действительности, необходимо исходить из его внешних проявлений. Преступное событие по своей сущности - объективное явление, возникающее, совершающееся и заканчивающееся в окружающей среде в связи и во взаимодействии с остальными объектами и явлениями, вызывая при этом определенные изменения в них. Последние являются, в широком смысле слова, носителями криминалистической информации, так как именно происшедшие во внешней среде изменения информируют нас об объектах, их фор- мирующих. Вот почему, говоря о криминалистической характеристике конкретного вида преступления, следует иметь в виду не что другое, как определенный вид информации.

В процессе раскрытия и расследования преступлений существенное значение часто имеет не только выявление признаков преступления, но и другие данные, касающиеся обстоятельств различного характера, которые и не входят в состав преступления, но нередко играют существенную роль

Советская криминалистика. Методика расследования отдельных видов пре- ступлений. Киев, 1988. С. 30.

33

в определении направления расследования, изобличения виновных и других важных моментов уголовного процесса.

К преступлениям, связанным с похищением человека, относятся не- которые преступления против жизни и здоровья, осуществляемые общественно опасным способом («в», «г» ст. 126 УК РФ), а также, на первый взгляд, и преступления, предусмотренные ст. 127 УК РФ «Незаконное лишение свободы», ст. 163 УК РФ «Вымогательство», ст. 206 УК РФ «Захват заложника», иногда, ст. 128 УК РФ «Незаконное помещение в психиатрический стационар» как способ похищения человека. Объективная сторона исследуемого состава преступления достаточно близка к другим составам, находится в конкуренции и требует отграничения, особенно от захвата заложника и незаконного лишения свободы.

Выполнение объективной стороны состава преступления, преду- смотренного ст. 126 УК РФ предусматривает перемещение потерпевшего помимо его воли из того мест.а, где он находился, и удержание помимо его воли с последующим ограничением его свободы. Похищение может быть тайным (87,2%) или открытым (12,8%)’, совершенным с применением насилия, обмана, путем злоупотребления доверием, использования состояния человека, при котором он не может в полной мере понимать характер действия виновного, например, путем похищения спящего, находящегося в тяжелой степени опьянения, психически больного, ребенка и т. д. Выполнение объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ «Похищение человека» по субъективной стороне следует рассматривать только с умышленной формой вины с конкретизированным прямым умыслом. Мотивы для квалификации не имеют значения, а цель значительно влияет на квалификацию содеянного. При этом, рассматривая способы похищения человека, необходимо определить, уточнить соотно-

1 Приведенные данные в процентном соотношении получены в ходе изучения архивных и действующих уголовных дел.

34

шение с квалифицирующим признаками данного состава преступления. Определение на первоначальном этапе расследования объективных и субъективных признаков, характеризующих состав преступления (ст. 126 УК РФ), позволяет установить косвенную вину содеянного по другим составам преступления. Это позволяет органу предварительного следствия и дознания решить вопрос о квалификации совершенного общественно опасного деяния по совокупности преступления, например, по ст. 126 и п. «в» ст. 105 УК РФ, ст. 126 и ст. 111 УК РФ и т. д.

Криминалистическая характеристика рассматриваемой категории преступлений основывается на следующих положениях, являющихся исходными в процессе ее построения: а) общее понятие криминалистической характеристики в системе понятий криминалистической методики; б) изучение и обобщение значительного эмпирического материала на основе исследования достаточного количества уголовных дел, относящихся к избранному временному интервалу.

Многие авторы утверждают, что элементы криминалистической ха- рактеристики подлежат установлению в уголовном процессе и большинство из них рассматривается как обстоятельства, имеющие значение для установления истины по делу1. Еще больше распространено утверждение, что криминалистическая характеристика детализирует предмет доказывания и тем самым способствует целенаправленности процесса расследования, который всегда «..шире процесса доказывания…»2. Раскрывая свое понимание содержания криминалистической характеристики, Р.С. Белкин считает, что она «…охватывает собой все элементы предмета доказывания с теми их особенностями, которые присущи именно конкретной

Образцов В. А. Теоретические проблемы криминалистической характеристики преступлений: дискуссионные вопросы и пути их решения. М., 1984. С. 9; Драпкин Л.Я. Предмет доказывания и криминалистические характеристики преступлений. Свердловск, 1987. С. 112.

2 Облаков А. Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и кримина- листические ситуации. Хабаровск, 1983. С. 8.

35

категории преступлений»1. Соглашаясь с этими рассуждениями, ни в коей мере не следует считать, что необходимость предмета доказывания в качестве процессуальной категории, определяющей основные задачи расследования, отпадает. Кроме того, нужно иметь в виду, что содержание предмета доказывания в своей основе определяется уголовно-правовой характеристикой преступления.

Предлагаемые выше рассуждения находились в основе конструиро- вания системы элементов данной криминалистической характеристики преступлений. В ходе исследования мы попытались построить такую информационную структуру рассматриваемых видов преступлений, которая содержит данные обо всех элементах доказывания, а также других обстоятельствах, имеющих криминалистическое значение.

Определяя элементы криминалистической характеристики рассмат- риваемой категории преступлений, мы стремились учесть их роль именно в криминалистическом аспекте, т. е. криминалистическая характеристика должна включать те существенные черты преступления, которые определяют его как криминалистическое явление. Мы исходим из того, что криминалистическая характеристика не может существовать независимо от других характеристик преступления - уголовно-правовой, криминологической и др. В то же время было бы ошибочно утверждать, что они обязательно предопределяют одна другую. В литературе встречается мнение о том, что в криминалистической характеристике содержатся элементы, ко- торые, кроме криминалистического значения, могут рассматриваться и как элементы состава, и как элементы доказывания . Одновременное включение одного и того же обстоятельства в различные виды характеристик исследуемого события не означает, что в них оно выступает в идентичном

1 Белкин Р. С. Криминалистика. Проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. С. 191; Меретуков Г.М. Правовые и криминалистические пробле мы борьбы с наркобизнесом совершаемым организованными преступными группами. М., 1995. С. 246-247.

2 Облаков А. Ф. Указ. соч. С. 8 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1979. Т. 3. С. 183 - 193; Меретуков Г.М.. Указ. соч. С. 246 -247.

36

виде. При различных точках отсчета выступает на первый план тот или иной аспект, та или иная степень детализации одного и того же обстоятельства. Чтобы проиллюстрировать сказанное, обратимся к такому обстоятельству, как время, имеющее достаточное значение, как криминалистически значимая информация. Данное обстоятельство в уголовно-правовой характеристике выступает в качестве элемента объективной стороны состава преступления в достаточно общем виде (военное время и т. п.), однако в криминалистической характеристике так же, как и в предмете доказывания, оно уже присутствует в качестве строго определенной конкретной реальности. Ведь если время преступления не будет установлено с максимальной точностью, то и не будет доказан факт его совершения определенным лицом.

Другой пример. Личность преступника является элементом как кри- минологической, так и криминалистической характеристики. Первая содержит в себе некоторые данные о половозрастных, социальных, профессиональных и других свойствах, обладатели которых составляют группу риска, т. е. лица, входящие в эту группу, совершают эти преступления чаще, чем те, которые этими свойствами не обладают. Криминалистическая же характеристика личности преступника включает те его особенности, которые могут находиться в причинной связи с совершенным деянием (профессиональные навыки, криминальный опыт и т. п.), а следовательно, позволяют выдвинуть ряд версий о возможном субъекте конкретного пре- ступления.

Функциональное значение понятия криминалистической характери- стики преступлений состоит в обособлении общей системы сведений о признаках соответствующей разновидности преступлений, используемой в качестве инструмента их научного анализа. Другими словами, криминалистическая характеристика преступлений призвана служить научной базой для разработки частных криминалистических методик. Таким образом, криминалистическая характеристика преступлений должна прийти к еле-

37

дователю, реализованной в методических рекомендациях - частной криминалистической методике. Однако нельзя полностью отрицать самостоятельное значение криминалистической характеристики. Например, А. К. Дубровина считает, что для следователя высокой квалификации, в совершенстве владеющего криминалистической тактикой, интерес представляет, в первую очередь, систематизированная информация о преступлении, которое ему предстоит расследовать. Он, как правило, в состоянии, минуя стадию типовых методических рекомендаций, сделать выводы, необходимые для расследования конкретного преступления, адаптировать получен- ную информацию к реальной ситуации1.

К настоящему времени учение о криминалистической характеристике преступлений достаточно разработано и используется на практике, од- нако по некоторым вопросам среди ученых существуют различные точки зрения. Среди таких вопросов - определение понятия криминалистической характеристики и ее элементного состава.

Раскрывая криминалистическую характеристику похищения челове- ка, И.А. Анфиногенова считает необходимым строго придерживаться схемы, предложенной А.Н. Дубровиной, которая, на наш взгляд, является недостаточно удачной для данного вида преступления, хотя предлагаемая конструкция носит условный, упрощенный характер, но в немалой степени способствует упорядочению предлагаемого материала3.

Дубровина А. К Криминалистическая характеристика преступлений и следственная ситуация: понятия, виды, значение для раскрытия и расследования преступле- ний: Лекции по криминалистике (для слушателей с сокращенным сроком обучения). М.: ВЮЗШ МВД Росси 1992. С. 96 - 97.

2 Анфиногенова И.А. Проблемы расследования и предупреждения похищений людей, совершаемых из корыстных побуждений. Дис. … канд. юр. наук. М, 1996. С. 20.

3 Диссертант, в отличии от А.Н. Дубровиной, предложил авторскую концепцию, на взгляд диссертанта, более совершенную.

38

Личность преступника ь Мотивы и цели преступления ->

Обстановка совершения

W

преступления

чг

Способ совершения и сокрытия преступления — > Некоторые характерные следы преступления

V V

Типичная исходная информация Диссертант считает, что предлагая данную схему, А.Н. Дубровина имеет в виду следующее: «Мотивы и цели входят в структуру личности преступника… и вместе с обстановкой совершения преступления определяют способ его совершения и сокрытия и через них - некоторые характерные следы; типичная исходная ситуация содержит сведения непосредственного характера об обстановке и следах, сведения о других элементах криминалистической характеристики носят опосредствованный, выводной характер»1.

Далее, И.А. Анфиногенова пишет, что «под мотивами в психологи- ческой науке понимаются активность личности, движущая сила, лежащая в основе действий человека, источник поведения. Для того чтобы уяснить, на что была направлена воля лица, совершившего похищения человека, необходимо установить, чем оно руководствовалось при совершении определенных действий. Поэтому важно установить мотив и цель, к которой стремится лицо при похищении человека. Нельзя говорить о мотиве вне его связи с целью. Между ними всегда имеется внутренняя связь»2.

’ Дубровина А.Н. Организация и методика расследования похищения или подмена ребенка. М, 1987. С. 59.

1 Анфиногенова И.А. Указ. соч. С. 21.

39

По нашему мнению, способ совершения преступления, имеющий наибольшее криминалистическое значение, обусловливается, в основном, личностью преступников (в первую очередь, его мотивами и целями) и обстановкой совершения преступления. По некоторым преступлениям при наличии одного и того же (корыстного) мотива решающая роль в выборе способа совершения преступления принадлежит обстановке, условиям, при похищении человека взаимосвязь «мотив - способ» носит более непосредственный и очевидный характер. Наличествует, разумеется, и обратная связь.

Практика показывает, что для такого преступления, как похищение человека, характерно большое разнообразие мотивов и целей. Мотивами этого преступления чаще всего выступают различные потребности человека: корысть, низменность побуждения или иные личные мотивы. Изучая уголовные дела данной категории установлено, что наиболее распространенной формой проявления корысти является стремление получить значительную сумму денег за освобождение похищенного. Если систематизировать перечень мотивов и целей данного преступления по частоте встречаемости в порядке убывания, то они выстроятся в следующий ряд:

а) для получения выкупа - 86,9%;

б) для возвращения денег, данных в долг, - 0,5%;

в) для передачи в собственность похитителей квартир, автомашин, принадлежащих потерпевшему, —12,4%;

г) из мести похищенному или его родственникам - 0,2%.

Что же касается похищения детей, то они совершаются в настоящее время в основном по вышеуказанным мотивам. Хотя ранее чаще всего осуществлялись: для присвоения и воспитания ребенка как своего; для использования его при занятии бродяжничеством и попрошайничеством; с целью получения выкупа; совершения в отношении ребенка развратных действий; из мести его родителям; по различным иным личным мотивам (продемонстрировать наличие ребенка мужу, его родственникам и т. п.); с

40

целью понуждения лица (в том числе должностного) к совершению определенных действий; с целью хищения носильных вещей ребенка; с целью понуждения его матери к сожительству; с целью получения жилплощади, алиментов и т. п.; в связи с плохим обращением с ребенком его родителей; с целью получения вознаграждения за отыскание ребенка; с целью избежать ответственности за другое совершенное преступление; для продажи бездетным супругам1.

На основе вышеуказанных соображений и общепринятого в литера- туре представления об элементах криминалистической характеристики, а также с учетом результатов проведенного исследования следственной и судебной практики мы остановились на следующей структуре криминалистической характеристики преступлений: 1) способ совершения и сокры-тия преступления ; 2) характеристика орудий и средств, применяемых при совершении преступления; 3) особенности механизма следообразования; 4) характеристика личности преступника и потерпевшего; 5) предмет преступного посягательства.

Что касается конкретной структуры каждого из предлагаемых эле- ментов, то она строилась с учетом особенностей каждого из них, одновременно подчиняясь следующим требованиям: а) выявить все, что является типичным, оговаривая при этом некоторые особенности, являющиеся исключениями; б) подчеркнуть практическую значимость информационного содержания элемента для расследования дел; в) отметить некоторые основные корреляционные связи между элементами или между совокупностями данных, охватываемых их содержанием.

Центральным элементом криминалистической характеристики по- хищения человека является способ совершения преступления.

Способы похищения человека разнообразны и включают в себя под-

1 Дубровина А.Н. Расследование похищений и подмен детей. М., 1988. С. 6.

2 Диссертант отдает приоритетное направление способу совершения и сокрытия похищения человека и в связи с этим рассматривает отдельным параграфом сокрытие преступлений как элемент преступной деятельности.

41

готовительные меры действия преступниками, их действия в ходе захвата, непосредственно после него и в процессе последующего удержания потерпевшего, применение при этом оружия, автотранспорта и сокрытие следов. По нашему мнению, подготовка к совершению похищения человека включает основные виды деятельности: интеллектуальную (мыслительную) и практическую.

С возникновением понятия криминалистической характеристики и ее превращением в элемент структуры частной криминалистической мето- дики способы совершения и сокрытия преступления заняли в ней основное место. Специальное внимание уделяется их описанию, так как им придается большое криминалистическое значение. Поддерживая позицию Г.Г. Зуйкова, Р.С. Белкин определяет этот элемент как «систему действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированных условиями внешней среды и психофизиологическими свойствами личности, могущих быть связанными с избирательным использованием соответствующих орудий или средств, условий места и времени, объединенных общим преступным замыслом»1. Очевидно, понимаемый так способ пре- ступления включает в своей структуре три подструктуры: подготовительные действия, способ совершения и способ сокрытия преступления. Однако, в некоторых случаях действия по сокрытию преступления могут быть и не связаны общим замыслом с приготовлением и совершением преступления. Специфичным для способа совершения рассматриваемых преступлений является формирование комплекса взаимосвязанных и взаимо-упорядоченных действий, образующих при этом относительно самостоятельные акты преступного поведения, направленные к подготовке, совершению и сокрытию преступлений.

Прежде чем перейти к анализу данных о способе совершения пре-

1 Белкин Р. С. Криминалистика. Проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. С.211-217.; Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе со- вершения преступления. М., 1970. С. 10.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА

42

ступлений рассматриваемой категории, необходимо отграничить уголовно-правовое понятие этого определения от криминалистического. Согласно уголовно-правовой точке зрения способ совершения преступления - «это метод, прием, набор тактических средств, с помощью которых достигается успех преступного деяния или его неудача»1. Достижение преступной цели в большинстве случаев напрямую связано с избранным способом. Пределы уголовно-правовых явлений реальны и одновременно условны, так как они должны укладываться в рамки законодательной формулы. Из этого следует, что понятие способа преступления с точки зрения уголовного права может не совпадать с содержанием способа совершения преступления с позиции криминалистики. Если само преступное деяние представляет собой определенную акцию, операцию или серию операций для достижения определенной цели, способ свидетельствует о том, как, каким образом лицо совершило общественно опасное действие, какие приемы, методы и средства применило. В уголовно-правовом смысле к способу совершения преступления нельзя относить приемы, с помощью которых осуществлялись приготовительные действия, так как приготовление как таковое не относится к элементам объективной стороны состава преступления. К ним не относится также и способ сокрытия преступления, поскольку эта акция не имеет никакого отношения к объективной стороне преступления. Способ совершения преступления как элемент объективной стороны преступления должен отличаться с точки зрения криминалистики и от понятия способа преступления, ибо для него важно зафиксировать следы преступления и преступника, а для этого надо исследовать не только то, как исполнитель совершил преступление, но и как он его скрыл или пытался скрыть.

Таким образом, очевидно, что только определение способа совер- шения преступления в криминалистическом смысле отражает сущность

1 КозаченкоИ.Я., Незнамов З.А. Уголовное право. Общая часть. М, 1997. С. 165.

43

предпринимаемых преступных действий, а следовательно, и способствует выработке оптимальных методов решения задач раскрытия преступления1.

Обусловленность способа совершения преступления различными объективными и субъективными факторами признают некоторые авторы криминалистических работ (например, Р.С. Белкин, Г.Г. Зуйков и др.). В отношении рассматриваемых нами преступлений выбор способа совершения и сокрытия преступления детерминируется следующими объективными и субъективными факторами:

Объективные факторы - специфические свойства и особенности функционирования и предназначения предметов преступлений (например, их поражающие свойства, особенности обращения с ними, многообразие видов и т. д.); наличие объективных возможностей использования общественных, государственных и личных материалов, приспособлений и инструментов для самостоятельного изготовления указанных предметов; особенности объективной обстановки, в которой действовал преступник (неудовлетворительные меры охраны со стороны заинтересованных лиц, предприятий и учреждений, неэффективное осуществление соответствующего специализированного контроля со стороны органов МВД и других ведомств и др.).

Субъективные факторы - мотивы и цели преступления; группа об- стоятельств, связанных с полом, возрастом, навыками, предпочтениями конкретного преступника; некоторые характерологические особенности личности преступника: агрессивность, пренебрежение к окружающим, резкость, конфликтность и т. п. либо, наоборот, замкнутость, необщительность и т.п.; наличие специальных знаний и умений по изготовлению и использованию предметов преступления.

Спецификой рассматриваемых преступлений является исключительное многообразие форм преступного деяния. В то же время составы

ЯблоковН.П., Васильев А.И. Предмет, система и теоретические основы крими- налистики. М., 1984. С. 118.

44

преступления, содержащие признаки ст. 126 УК РФ объединены в определенном смысле одинаково повышенной общественной опасностью, специфичным предметом посягательства (жизнь и здоровье людей), предметом совершения преступления (взрывчатые вещества, взрывные устройства, боеприпасы). В способе их совершения прослеживаются общие, типичные для всех деяний, объединенных в обозначенную группу, признаки и черты. Во многом совпадают преступные мотивы и цели этих лиц. Кроме того, преступлениям, предусмотренным ст. 126 УК РФ, свойственен также сходный порядок образования материальных и идеальных следов, характер и свойства данных следов.

Исследуемые нами преступления, безусловно, имеют свои внешние признаки проявления, по которым можно судить о совершении последних.

Как правило, они характеризуются дерзостью, продуманностью дея- ния по способу, времени и месту совершения, неслучайным выбором объекта посягательства. При совершении преступления с участием группы лиц прослеживается четкое распределение ролей, высокий уровень согласованности действий преступников, предварительная подготовка к совершению деяния (предшествующее наблюдение за объектом посягательства, рекогносцировка местности, прогнозирование путей отхода, использование заранее подготовленного транспорта, средств маскировки, связи, документов и т. д.).

Время совершения рассматриваемых преступлений в основном ох- ватывает длительные сроки. Что же касается других его аспектов, то необходимо учитывать специфику проявления временных связей и отношений, возникающих в процессе реализации всего механизма преступного события, т. е. с момента начала противоправных действий до момента раскрытия преступления. На наш взгляд, было бы нецелесообразно вычислять дни, месяцы, годы осуществления незаконной деятельности преступного характера. Это дало бы нам только характеристику их латентности. Важнее учитывать время как критерий для определения преступного деяния либо

45

как одноактного деяния, либо как длящейся преступной деятельности. Такого рода характеристика деяния - неотделимая часть установления механизма данного преступного события. Необходимость подробного выяснения всего круга фактических действий преступника в их хронологической последовательности определяется потребностью уточнить вид совершаемой незаконной деятельности.

Изучение уголовных дел свидетельствует, что время совершения преступления должно учитываться при решении следующих вопросов: при определении последовательности эпизодов преступной деятельности, независимо от длительности каждого из них: при определении одновременного существования определенны фактов; для учета изменений, наступивших в источниках доказательственной информации; для учета возрастных изменений личности преступника. В криминалистическом аспекте место совершения рассматриваемых преступлений опять же неизбежно связано с конкретным способом его совершения: выбор того или иного способа совершения преступления напрямую зависит от места, где планируется совершить данное преступление. Естественно, преступник находится в определенной связи как с местом наступления преступного события, так и с местом, содержащим следы преступления. Здесь на передний план выступают данные о местах концентрации предметов, контролируемых разре- шительной системой (предприятия военного профиля, склады хранения оружия и боеприпасов, взрывчатых веществ и т.п.).

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что подробное выяснение способа совершения преступления требует тщательного установления конкретной совокупности фактических действий преступников в их конкретном проявлении, взаимосвязи, обусловленности. Кроме того, установление всех конкретных действий способствует правильному ответу на вопросы относительно оконченности преступления. Наконец, для применения уголовной ответственности существенное значение имеет установление временного интервала преступного события (месяц, год) с начала осуществления неза-

46

конной деятельности и до ее прекращения по каким-либо причинам.

С учетом подготовленности похищения людей могут быть спланиро- ванными и спонтанными. Последние встречаются крайне редко. Предварительная подготовка имела место в 100% похищений с целью получения выкупа. Типичная модель подготовки, на наш взгляд, состоит из пяти элементов: формирование преступной группы, в том числе организованной; подбор объекта похищения и сбор информации о нем; подготовка к похищению, распределение ролей; похищение; предъявление требований

На первом этапе происходит формирование преступной группы, объединенной, как правило, общими интересами. Сообщники находят друг друга по таким признакам, как дерзость, алчность, жестокость, преступный опыт, старые связи т. п. Однажды проявленная жестокость, приведшая к достижению цели, становится нормой для всех соучастников преступления. При повторении преступления возрастает и дерзость преступной группы, соблазн получения материальных средств оправдавшим себя способом. На процесс формирования и укрепления негативных качеств и черт характера членов преступной группы оказывает влияние не только жестокое обращение с потерпевшим других соучастников как оптимальное средство достижения цели, но и чувство страха у кого-либо из участников, что в случае его «лояльного» поведения, не одобряемого остальными членами группы, по отношению к потерпевшему, с ним могут поступить точно так же жестоко. Характерно, что преступные группы до совершения похищения людей, как правило, приобретают криминальный «опыт» на других преступлениях (кражи, разбои, вымогательства). Согласно данным, организаторы и члены преступных группировок ранее имели навыки владения холодным и огнестрельным оружием, были знакомы с оперативно-розыскной и следственной деятельностью (служба в «горячих точках», в правоохранительных органах, охранных службах и т. д.).

На втором и третьем этапах ведется поиск объекта похищения, обес- печивается сбор необходимой информации, разрабатывается план похи-

47

щения, подготавливается место для укрытия похищенного человека, отрабатываются детали похищения. Следует уточнить, что данные действия нередко обусловливают образование материальных следов преступлений и иных вещественных доказательств. Отмечаются факты, когда у преступников-похитителей изымались записи домашних адресов, телефонов потерпевших. В целом на этом этапе преступники осуществляют, как правило, материально не фиксируемые действия, поэтому выявить их сугубо криминалистическими средствами и методами затруднительно. Особую роль приобретают оперативно-розыскные меры. Главный фактор при похищении - достижение корыстной цели, выдвинутой преступниками. Например, при похищении с целью выкупа, это максимальная величина вымогаемой суммы, кроме того, группа преступников должна быть уверена, что потерпевшие не заявят о преступлении в правоохранительные органы. Поэтому преступниками дается психологическая и социальная оценка личности будущего жертвы, ее окружения, всех ситуаций, которые могут возникнуть в связи с похищением. Жертва, как правило, должна обладать значительными денежными средствами или ценностями (квартира, автомашина и т. п.); источники накопления этих ценностей, возможно, должны носить незаконный характер. Такие потерпевшие склонны не сообщать о похищении в правоохранительные органы, потому что не смогли бы объяснить источники дохода.

Для поиска людей и сбора информации о них используют самые раз- личные источники информации: родственники потерпевших; знакомые; сослуживцы; соседи.

В подавляющем большинстве случаев преступники перепроверяют полученные сведения путем личного наблюдения за намеченной жертвой, используют связи в органах власти, где регистрируются предприниматели и выдаются лицензии, через работников налоговой службы и правоохранительных органов.

На роль исполнителей похищения преступной группы выдвигаются

48

те участники преступления, которые обладают следующими качествами: физически сильны, решительны, дерзки по натуре, умеют быстро ориентироваться во внезапно возникающих ситуациях.

Создаются группы «прикрытия» непосредственных похитителей. Они также формируются в соответствии с определенными требованиями: умение анализировать и хладнокровно оценивать ситуацию, способность к решительным действиям в случае возникновения препятствий для реализации преступного замысла, вплоть до применения холодного и огнестрельного оружия. При совершении похищений людей преступники всегда располагают арсеналом оружия. Основным источниками пополнения преступных арсеналов остаются контрабандный ввоз из-за рубежа, хищения с оружейных заводов и из воинских частей.

Следующей основной частью приготовления к похищению человека является решение технологических задач самого похищения: определение его времени и места; выбор и отработка способа; подыскание необходимых средств совершения преступления; подготовка места укрытия похищаемого; определение размера и возможного места получения выкупа.

При подготовке похищения людей и определении конкретного спо- соба похищения преступники исходят из следующего: характеристика личности избранной жертвы (физические особенности, доверчивость к людям или осторожность, коммуникабельность, а также другие черты, влияющие на характер действий человека в практической ситуации); характеристика образа его жизни (маршруты наиболее частого перемещения, передвижения и места времяпрепровождения, обычное время ухода из дома и возвращения домой, другие обстоятельства образа жизни, которые могут облегчить и, наоборот, затруднить похищение); возможность наступления в каждом конкретном случае непредвиденных обстоятельств (случайное появление посторонних, непричастных лиц, их вмешательство в действия преступников; случайные неисправности автомашины, предназначенной для похищения; другие обстоятельства, которые могут затруд-

49

нить или помешать реализации преступного замысла).

Немаловажное значение к похищению имеет определение места по- лучения выкупа для членов преступных групп. Основным условием является обеспечение собственной безопасности, т. е. возможность беспрепятственно забрать деньги, скрыться незамеченным. Преступники всегда предупреждают потерпевших и их родственников о необходимости соблюдения строгой тайны похищения и под различными угрозами запрещают информировать о факте похищения органы внутренних дел, хотя сами не исключают возможности этих действий со стороны потерпевших и их близких и всегда готовы к этому.

Преступники тщательно обдумывают и прорабатывается место и способ получения денег и ценностей при выкупе. Как правило, они избирают пустыри, заброшенные дома, поляны в лесу, гаражи, подъезды домов, лестничные клетки т. п. - здесь удобнее всего провести передачу выкупа, либо, наоборот, избирают многолюдные улицы, площади, магазины и т. д. Преступники учитывают, что в толпе в случае опасности можно быстрее затеряться и скрыться, работниками отдела внутренних дел не будет применено при задержании огнестрельное оружие. Для более быстрого и успешного отхода с места передачи выкупа преступники заранее располагают автомашинами и подготавливают специальную группу, прикрываю- щую соучастников, изымающих деньги ценности.

Похищения людей могут быть осуществлены двумя способами: без физического насилия и с применением физического насилия. Первый способ обычно используется преступниками при похищении детей или когда потерпевший, по их мнению, основанному на анализе собранной о жертве информации, не будет оказывать сопротивления. Основной целью применения насилия является не причинение умышленного вреда потерпевшему, а предупреждение его предполагаемого сопротивления, максимально быстрое лишение его возможности обратиться за помощью, обеспечение удаления жертвы с места похищения в специально подготовленное укрытие.

50

Готовясь к применению насилия, преступники иногда прибегают к специальным тренировкам, репетируют действия исполнителей по захвату «потерпевшего», роль которого играет один из соучастников, отрабатывают способы блокирования возможного сопротивления, быстрого помещения жертв в автомашину и удаления с места похищения.

При похищении преступники всегда используют автотранспорт. По всем изученным нами фактам похищений использовался автотранспорт: личный транспорт одного из соучастников преступления - 26,2%; личный транспорт потерпевшего - 24,1%; специально угнанные для этой цели автомашины - 48,9%; боевая техника - 0,8%.

После похищения и водворения похищенного в специально подго- товленное помещение (укрытие), т. е. на стадии предварительных переговоров с потерпевшим (или его близкими), угроза насилия обретает для него реальность. В большинстве случаев похищение сопровождается нанесением удерживаемому лицу морально- психологических и физических травм, вплоть до причинения тяжкого вреда здоровью (угроза, имитация ударов кулаком или ножом, взведение курка и направление на потерпевшего огнестрельного оружия, истязания,’связывание или сковывание наручниками, утопление в водоемах или ваннах, морение голодом, насильственное введение психотропных препаратов). При похищении человека, не- посредственно до и после захвата потерпевшего, угрозы высказываются не всегда напрямую, требования ставятся следующие: предлагается оказание охранных и брокерских услуг, вложение средств в коммерческую структуру, получение льготных кредитов, предоставление помещений и т. д.

Следует отметить также, что основная линия поведения для склонения потерпевших к тем или иным действиям в большинстве случаев опре- деляется преступниками еще на этапе подготовки похищения - при сборе информации о личности похищаемого, его окружении, образе жизни и реальном материальном положении и т. д. В качестве мер оказания давления обычно избирались такие, с которыми потерпевший, по мнению преступ-

51

ников, не может не считаться. Основными средствами, в случае несогласия с требованиями преступников, являлись угрозы причинения вреда родственникам и близким потерпевшего (особенно детям), разглашения каких-либо компрометирующих потерпевшего сведений; причинения вреда самому потерпевшему вплоть до лишения его жизни. Выбор того или иного средства воздействия всегда определялся на основе информации, полученной на этапе приготовления, и все угрозы носили реальный характер.

Судебной и следственной практике известны случаи, когда преступ- ники получали требуемое за похищенного, а затем их лишали жизни по причине того, что могли быть разоблачены после его освобождения1.

Независимо от согласия или отказа потерпевшего преступники обычно устанавливают контакт с близкими или родственниками удерживаемого. В случае согласия на выполнение требований похитителей потерпевший пишет родственникам либо компаньонам записку с просьбой выполнить требования преступников или звонит по телефону. Как правило, в записке или в телефонном разговоре содержался запрет на информирование органов милиции. Когда же преступникам удавалось добиться согласия, то же самое проделывалось ими самими, всегда высказывались угрозы применения насилия над похищенным или его убийства случае невыполнения предъявленных требований. Во всех случаях похищения человека, преступники имели связь с родственниками или друзьями, от которых зависело выкуп или выполнение каких-либо требований, выдвигаемых похитителями. Контакты отмечены посредством писем и записок - 39,9%, путем ведения телефонных переговоров - 42,1%, контакты через посредников и подставных лиц - 18%.

После того как переговоры с потерпевшим, его близкими о выдви- гаемых требованиях завершились, детально оговаривалась, например, про-

1 Уголовное дело № 48967, возбужденное прокуратурой г. Тимашевска // Архив Краснодарского краевого суда № 2/48967/ 2000 г.; Уголовное дело № 2-30/95 Ростовского областного суда.

52

цедура передачи денег (пятый этап). Преступники конкретно определяли место, куда необходимо принести оговоренную сумму, либо указывали место и время встречи с одним из членов преступной группы или посредником, которым потерпевшие или их близкие (родственники) должны передать требуемое. Преступниками при этом предпринимаются меры для обеспечения своей безопасности в момент передачи денег. Они в большинстве случаев настаивают, чтобы требуемая сумма денег была доставлена женщиной; изменяют в ходе переговоров условия и места передачи денег либо других ценных бумаг, причем эти изменения вносились за час до оговоренного времени встречи; применялись и другие ухищрения и уловки. Нередко ими посылались специальные группы слежения, обеспе- чивающие прикрытие и безопасность получения требуемого. Организовывалось скрытое наблюдение за местом контакта с лицом, которое должно было оставить деньги, ценные бумаги, ценности и т. д., сопровождение этого лица от дома до места встречи т. п.

После задержания преступника или группы преступников, освобож- дения похищенного и возбуждения уголовного дела требуется оперативное сопровождение дела вплоть до вынесения приговора суда, потому что находящиеся на свободе неустановленные члены организованной преступной группы, совершившей похищение, сразу же после ареста активных участников преступления оказывают противодействие процессу расследования (моральное давление на потерпевшего и его семью с целью не допустить доведения дела до суда и т. д.).

Иногда преступники похищают и удерживают сразу несколько чело- век. В некоторых ситуациях преступник и его жертва могут быть связаны между собой договорными отношениями и иными обязательствами, что устанавливается при производстве следственных действий.

В органы внутренних дел часто поступают сообщения о захвате так называемых «мнимых заложников», что отнимает определенное время и отвлекает значительное количество оперативного состава. При проверке

53

таких сообщений выясняется, что лица удерживаются в квартире или гостиничном номере (в основном это приезжие и командированные) ввиду того, что за ними имеется карточный долг или денежные средства попросту истрачены в игорных или других увеселительных заведениях. В большинстве случаев захвату лиц, в качестве заложника предшествует невыполнение договорных обязательств коммерческим партнерами. Нарушение сроков возвращения кредитов или выплаты процентов по ним, а также несвоевременной уплаты штрафных санкций по договорам.

По абсолютному большинству похищений необходимым элементом способа совершения преступления являлось его сокрытие. По вопросу сокрытия мы разделяем концепцию И.М. Лузгина и В.П. Лаврова1. К факторам, обусловливающим сокрытие преступлений данного вида, относятся все факторы, детерминирующие сокрытие преступлений вообще, а именно: умысел на сокрытие, личность преступника, предмет посягательства, место, время совершения преступления и др. Многие из них применительно к похищению человека имеют определенную специфику. Среди факторов, оказывающих влияние на выбор субъектами данного преступления того или иного комплекса приемов сокрытия, особое место принадлежит мотивам и целям похищения, обстановке совершения преступления, в первую очередь предмету посягательства.

В момент совершения похищения человека преступник применяет своего рода «маскировку поведения» путем создания у окружающих впечатления, что происходит некриминальное событие. Преступник, предполагая, что его могут узнать, предопределяет необходимость такого рода сокрытия, как быстрый отъезд с места происшествия. Если же преступление совершалось с целью получения выкупа, число приемов сокрытия не-

1 Лузгин И.М., Лавров В.П. Сокрытие преступления и его криминалистическое значение. М.: ЮЗО при Академии МВД СССР, 1980; Способы сокрытия следов преступлений и криминалистические методы их установления.: Сб. М.: Академия МВД СССР, 1984 и др.

54

обыкновенно разнообразное и изощренное. К их числу можно отнести разработку подробных планов сокрытия преступления; использование тайников и мест укрытия похищенного; маскировку внешности, голоса, почерка; угон автотранспортных средств; использование оружия; воздействие на потерпевших для превенции их обращения в органы внутренних дел; разведку за деятельностью органов по раскрытию преступления и поведением потерпевших. В некоторых случаях с целью сокрытия похищения, о котором стало известно правоохранительным органам, были совершены убийства. В различных разновидностях похищений сам факт преступления, как правило, скрывался. При совершении похищений с целью получения выкупа от потерпевших этот факт не скрывался, а сокрытие его от правоохранительных органов обеспечивалось приемами воздействия на близких похищенного. При всех похищениях скрывается предмет посягательства - человек; при похищениях с целью выкупа или возврата долга сокрытие человека временное и носит «материальный» характер (используются тайники). При похищениях тщательно скрываются: личность преступника (ов), орудия и средства преступления. В некоторых случаях похищений имело место сокрытие самого факта преступления со стороны потерпевших, так как те боялись мести преступников или разоблачения их в совершении тяжких преступлений.

Характер и обстановка совершения рассматриваемого преступления свидетельствуют о том, что материальных следов на месте преступления остается немного, обнаружение и фиксация их затруднены по причине высокой вероятности уничтожения. При похищениях и предъявлении каких-либо требований в ряде случаев удавалось установить следы рук преступников на записках, письмах, на конвертах была обнаружена слюна. В случае локализации места похищения возможно обнаружение следов автотранспортных средств. По некоторому количеству дел имелись образцы почерка преступника или машинописный текст, позволяющий идентифицировать пишущую машинку; по большинству - фонограммы с записью

55

голосов преступников. Характерной особенностью расследования преступлений этого вида является необходимость обнаружения и изъятия следов не только преступников, но и похищенного человека в местах его удержания. Специфика рассматриваемых преступлений такова, что они, как правило, совершаются на глазах очевидцев, т. е. оставляют так называемые «идеальные следы». Очевидцы устанавливаются очень редко. Это может быть объяснено двумя факторами, во-первых, они имелись, но в силу ряда обстоятельств не были установлены в процессе расследования, и, во-вторых, хорошей подготовкой преступников к совершению преступления и стремительным оставлением места захвата. По некоторым делам очевидцами явились близкие, родственники, знакомые похищенного. От них были получены сведения о поле похитителя, возрасте, внешнем облике, особых приметах, голосе, особенностях речи, манерах, одежде и находившихся при нем предметах, автотранспорте, направлении движения и некоторые другие, имеющие значение для установления преступников.

Обнаруженные (на начало расследования) следы преступления, вос- принимаемая следователем непосредственно и через имеющиеся следы обстановка совершения преступления и сведения об иных обстоятельствах, входящих в составе криминалистической характеристики, образуют (в обобщенном виде) содержание типичной исходной информации о преступлении данного вида, которая является одновременно и элементом криминалистической характеристики, и компонентом типичной исходной следственной ситуации, возникающей при расследовании преступлений данного вида. Для криминалистики обобщение и анализ данных о личности преступника имеют значение постольку, поскольку позволяют сделать вывод о таких зависимостях, знание которых способствует установлению личности виновного1.

Абсолютно справедливо отметил Н.Т. Ведерников, что основная

1 Матусевич И.А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного раследования преступлений. Минск, 1975. С. 33.

56

«…задача заключается в том, чтобы предмет изучения личности преступника получил закрепление в уголовно-процессуальном законе в качестве самостоятельного элемента предмета доказывания, что не только сделало бы изучение личности обязательным, но и гарантировало необходимый минимум сведений о ней в каждом уголовном деле и достаточный, равный уровень изученности личности всякого, совершившего преступление»1. Предлагаемое решение вопроса о предмете изучения личности преступника по уголовному делу, не нашедшее пока реализации в законе, логически приводит к мысли о необходимости и возможности использования его в методике расследования, в частности, при разработке криминалистической характеристики преступления и следственных ситуаций.

Криминалистика как наука всегда уделяла достаточное внимание проблеме изучения личности преступника. Криминалистика как наука решает главный вопрос: кто совершил преступление и не совершил ли его именно данный субъект? Но криминалистика не может обойти и задачи выявления таких сведений о личности преступника, которые бы характеризовали данного субъекта, отвечали на вопрос: каков он - субъект, совершивший данное преступление?

До недавнего времени данные о личности преступника использовались в криминалистике главным образом для решения следственно- тактических задач, для отыскания наиболее эффективных приемов проведения отдельных следственных действий. Разработка вопросов криминалистической характеристики преступлений, следственных ситуаций со всей определенностью указывает на необходимость дальнейшего исследования и использования данных о личности преступника как в общих положениях методики расследования, так и в методиках расследования отдельных групп (видов) преступлений.

Криминалистически значимая информация о том, какие категории

1 Ведерников Н. Т. Личность обвиняемого и подсудимого (понятие, предмет и методика изучения). Томск, 1978. С. 79-83.

57

лиц чаще всего совершают те или иные преступления, как они характеризуются, имеет важное значение для решения криминалистических вопросов.

Данные о личности преступника следует включать в содержание со- ответствующего элемента частной криминалистической характеристики преступления. Весьма затруднительно выделить информацию, имеющую чисто криминалистическое значение. Личность - единое целостное явление, все стороны которого взаимосвязаны и взаимообусловлены, хотя, конечно, в научном отношении вполне правомерно ставить вопрос о криминалистически значимых свойствах личности преступника, о криминалистическом аспекте в изучении личности обвиняемого.

На первом этапе криминалистического изучения личности преступ- ника, на этапе собирания данных о том, кто же совершил то или иное преступление, на первый план выступают биологические, физиологические признаки личности. Точнее было бы даже говорить о признаках и свойствах не личности, а человека. Поскольку наш уголовный и уголовно-процессуальный закон не знает термина «человек», а оперирует лишь термином «личность», мы также считаем возможным употреблять лишь данный термин, включая в него и свойства человека как индивида, и свойства, присущие личности.

С целью установления личности преступника широко используются обнаруживаемые на месте преступления следы пальцев рук, слюна, кровь, сперма и другие выделения организма человека, а также черты его внешности, различного рода физические данные, профессиональные навыки и другие признаки, отобразившиеся в объектах материальной обстановки. Указания на места возможного обнаружения этих следов, их фиксации и использования должны найти свое место в криминалистической характеристике отдельных видов преступлений.

Большее значение для криминалистической характеристики престу- плений имеют социальные, социально-демографические и
социально-

58

психологические свойства личности преступника, которые и указывают на личность, индивидуализируя ее и одновременно ее характеризуя. Сюда включаются сведения биографического, анкетного характера (пол, возраст, национальность, образование, семейное положение, род занятий и т. п.); сведения, характеризующие проявление личности в основных сферах деятельности нашего общества, нашего образа жизни (участие в трудовой и общественно-политической деятельности, поведение в быту и в свободное время); социально-психологические свойства личности (темперамент, воля, эмоции), накладывающие «отпечаток» и в определенной мере регулирующие все проявления личности.

Важной характеристикой личности преступника, имеющей особое значение для определения криминалистической, характеристики преступления, является установление отношения данного субъекта к закону, его правовое поведение в норме и патологии, т. е. установление наличия или отсутствия фактов прошлого антиобщественного и противоправного поведения обвиняемого (административные правонарушения, задержания приводы, прекращенные дела с передачей на поруки, в комиссии по делам несовершеннолетних и т. д.).

Существует зависимость между определенными свойствами и каче- ствами личности преступника и избранным им способом совершения преступления, а также особенностями предметов преступлений.

Характеристика личности преступника как элемента криминали- стической характеристики преступления должна строиться на основе учета тех типичных черт социального и социально-психологического характера, которые свойственны лицам, совершившим преступления рассматриваемой категории в течение определенного временного периода. Зная их, сле-. #дователь сможет правильнее определить направление расследования. Кроме того, нельзя забывать, что чем глубже следователь изучит психологию обвиняемого, тем эффективнее он сможет проводить любое следственное действие, получить наиболее полный доказательственный материал.

59

На основе вышеуказанных соображений, суммируя собранные све- дения о личности преступников, можно представить их в форме совокупности сведений, имеющих криминалистическое значение.

Как показывает практика, женщины совершают рассматриваемые нами виды преступлений весьма редко. Хотя в практике международного терроризма известно много случаев участия женщин в подобных акциях. Известный криминолог из Германии фон Гентиг, работая в этой области, пришел к выводу о том, что в похищениях женщины более упорны и жестоки и не так легко сдаются, как мужчины. Они, например, скорее выступают за то, чтобы убивать заложников по причинам безопасности.

На практике следователь сталкивается с психологическими особен- ностями различных возрастных групп и должен учитывать их. Кроме мотива преступления, следователя интересуют навыки и объем знаний таких людей.

На наш взгляд, наиболее логическим основанием для классификации субъектов рассматриваемых преступлений может выступать про- фессиональный уровень исполнителя. Исходя из этого основания и основываясь как на разнообразии, так и на стабильности повторения связей между отдельными элементами криминалистической характеристики данных видов преступлении, мы попытались обрисовать три типа личности вероятного преступника. При раскрытии содержания построенных типов мы пытались отразить такие свойства и черты личности, как пол, возраст, наиболее распространенные мотивы, специфика общеопасных средств, ко- торыми пользуется преступник, их количество и сочетание, отношение к содеянному, «профессиональные качества», «почерк» при совершении преступления, используемые методы.

Не переоценивая познавательного значения предлагаемых типов, следует подчеркнуть, что они отражают связи и зависимости между особенностями личности преступника и локализацией следов преступления, а также другими видами преступной деятельности.

60

Одним из важнейших элементов криминалистической характеристики похищения человека является личность преступника(ов), обладающая специфически деформированной структурой, влияющей на способ реализации корыстного низменного и иного мотива. Вместе с тем есть и некоторые общие для всех разновидностей похищений человека черты личности преступников, о наличии которых говорит, в первую очередь, выбор всеми ими специфического предмета посягательства, сам по себе свидетельствующий об определенной нравственно- психологической дефектности личности похитителей.

Раскрытие и расследование данного вида преступлений касается ус- тановления личности преступника, признаков, свойств, образа жизни, связей, его характеризующих. Нельзя получить полного представления о криминалистической характеристике похищения человека в целом, не располагая сведениями о личности преступника.

В структуре криминалистической характеристики личность преступ- ника представляет интерес, в первую очередь, в плане тех специфических признаков и свойств, которые коррелируют с другими элементами криминалистической характеристики, прежде всего, с мотивом, целями, способом совершения, предметом посягательства и т. д.

На наш взгляд, содержание криминалистической и криминологиче- ской характеристики личности в основном совпадает. В этих характеристиках используются одни и те же качества и характерные признаки. Различие же криминалистической и криминологической характеристик, видимо, состоит в целевом использовании этих признаков и качеств каждой из наук (криминалистикой и криминологией). Такие характерные качества, как специальность, род занятий, образование, место работы и другие, в криминалистической характеристике личности используются для конструирования вероятной модели других ее элементов, а также позволяют судить о мотивах, целях, способе совершения похищения, что суживает круг поиска преступника. Данные качества личности используются криминоло-

61 гией для предупреждения преступлений.

Таким образом, криминалистическая оценка преступления немыслима без учета данных о свойствах личности субъекта1. Выделим типы по- хитителей.

  1. «Случайный» преступник - лицо(а), преступное деяние в биографии которого являлось лишь эпизодом, контрастирующим со свойствен- ными ему поступками и действиями; совершал в основном похищения детей с целью присвоения и воспитания, а также по иным личным мотивам (10,0%).
  2. Лицо(а), совершившее преступление спонтанно, без особой пред- варительной подготовки, например, похищение для возвращения денег, данных в долг. Характеристика мотива - субъективное мучительное чувство обиды, стыд, униженное достоинство, вследствие причиненного или воображаемого морального вреда (15%).
  3. Действия этой категории преступников целеустремленны, проду- манны, логичны настолько, насколько позволяет интеллект преступника. Место похищения - любое удобное для захвата и удержания помещение (квартира, дом, офис и т. п.). Потерпевшие - лица, состоящие с преступником в каких-либо отношениях, члены их семей, а также родственники, близкие, друзья (подруги) «объекта» мести. Преступник - личность, действующая из чувства мести. Его психическое состояние - гипертрофированные переживания, обид, стыд, унижения. Как правило, эмоциональное состояние такого преступника достаточно напряженное, поэтому в случае контакта с ним разговор следует вести в спокойной, ровной манере, употребляя успокоительные выражения. Анализ изученных дел показывает, что с этим типом преступника возможен ненасильственный путь освобожде- ния похищенного. Поскольку действия такого преступника логичны и продуманы необходимо дать ему несколько вариантов рационального выхода из сложившейся ситуации.

1 Криминалистика. /Под ред. проф. И. П. Яблокова. М., 1995. С. 54

62

  1. Лица, совершившие похищение человека с предварительной под готовкой. Назовем такого преступника условно «вымогателем», когда мо тив поступка - получение выгоды, чаще всего выкупа в виде денег, недви жимости и т. д. Такие преступления в основном совершаются организо ванной преступной группой (67,0%).

Преступники этой категории, как правило, хорошо подготовлены, имеют несколько проработанных вариантов действий. Место похищения -изолированное помещение (квартира, дом, подвал, сарай и т. п.), автомобиль и т. д. Преступники перемещаются с потерпевшим, скрывают места его удержания. Число жертв иногда зависит от места захвата. Кроме группы исполнителей, которая действует «на виду» возможны сообщники, например, группа прикрытия, руководители, которые действуют скрытно. Состояние такого типа преступников следующее: они отчетливо осознают свои действия и их возможные последствия; готовы к различным вариантам развития событий, имеют большое самообладание, хладнокровие, смелость, решительность, напористость. Так как поведение осознанное, методическое, расчетливое, «торг» - необходимое условие эффективных пере- говоров.

  1. «Психический больной». Действия его в основном бессознатель ны, нелогичны, непредсказуемы. Место захвата потерпевшего; случайно выбранное; обычно в момент обострения психического болезненного со стояния потерпевшими подчас оказываются случайно оказавшиеся рядом люди. В момент совершения преступления его состояние таково: повы шенная тревога, двигательная гиперактивность, страх, возможное помут нение сознания, проявляющееся в галлюцинациях, бреде преследования, воздействия и т. п., поведение в значительной степени определяется осо бенностями течения болезненного психопатологического процесс (8,00%).

Шесть месяцев находилась «в плену» 19-летняя москвичка, похудев за это время на тридцать килограммов. Ее похититель - психически неполноценный человек, страдающий шизофренией, который ранее был знаком

63

с потерпевшей. Он позвонил ей домой и сообщил, что молодой человек, с которым она дружила, хочет ее видеть, и назначил место встречи. Когда к указанному времени девушка пришла на свидание, преступник встретил ее и сопроводил к себе домой, где, по его словам, она должна была увидеть друга. В квартире преступник избил и изнасиловал свою жертву, но затем, видимо испугавшись наказания, решил ни за что не выпускать ее. Он держал ее голой либо в ванной комнате, либо туалете. В течение всего срока «пленения» девушка практически ничего не ела, изредка довольствуясь отбросами и объедками, которые ей предоставлял преступник. Каждый день он избивал ее и насиловал, а чтобы она не кричала, затыкал рот кляпом. За долгое время совместного пребывания в одних стенах преступник, видимо, привык к своей жертве и поверил, что такое положение вещей для него может продолжаться бесконечно долго и безнаказанно. В какой-то момент девушке удалось упросить его отпустить ее, пообещав выплатить 8 тыс. дол. США, якобы приготовленных родителями девушки для выкупа. Преступник взял у девушки расписку, в которой та обязалась заплатить, и, вернув одежду, выпустил из квартиры1.

Похищения людей совершаются хорошо подготовленными органи- зованными и многочисленными по своему составу группами. Значительную часть из них составляют группировки, сформировавшиеся на этнической основе. Социологический и криминологический анализ показывает, что питательной средой для формирования преступных групп является паразитический образ жизни. Паразитизм порождает у граждан антисоциальные корыстные цели, мотивы, толкает их на путь поиска легких и вместе с тем крупных доходов, получение которых весьма часто связано с совершением преступлений. Продолжается процесс интеллектуализации и профессионализации преступной деятельности. Усиливаются дерзость и агрессивность преступников, пренебрежение жизнью и здоровьем окружающих.

1 Криминальная хроника. 1994. № 12 (51). Уголовное дело № 58672. Архив Ставропольского краевого суда. 1999. № 1/58672/99.

64

Во многих случаях они не останавливаются перед таким преступлением, как похищение людей, в том числе малолетних детей, пытками, физическим устранением жертв способами, опасными для многих люде (взрывами, поджогами, перестрелками в людных местах.) Данный вид преступления представляет большую общественную опасность, как правило, сопровождается причинением телесных повреждений, в том числе тяжких, психологических травм и совершается хорошо подготовленными организованными преступными группами.

Похищения, совершенные из корыстных побуждений, носят, как по- казало исследование, в большинстве своем экономическую окраску, поэтому совершаются преступными группами. Анализ показал, что исполнитель-женщина встречается крайне редко. Захват, как правило, происходит насильственным путем, а для этого необходимо обладать значительной физической силой, жестокостью. Поэтому мужчинам- преступникам легче захватить потерпевшего заставить его силой сесть в машину, в случае необходимости подавить его сопротивление, удерживать против воли в определенном месте, угрожать так, чтобы склонить похищенного или его семью выполнить его требования.

Среди преступников бывают и несовершеннолетние, как правило, юноши и девушки, совершившие или принявшие участие в похищениях с целью выкупа. По данным исследования, это лица без постоянного источника дохода1.

Среди лиц, совершивших похищение, многие работали на различных должностях в кооперативах, малых предприятиях и коммерческих структурах.

Работая в вышеуказанных структурах, похитители не были связаны определенным режимом работы, который установлен на государственных предприятиях, это давало им возможность отсутствовать длительное время

1 Уголовное дело № 26825. Архив Кабардино-Балкарского республиканского суда. 2000. № 1/26825/2000.

65

на рабочем месте, обладали значительными материальными средствами, что немаловажно для такого специфического вида преступления, как похищение человека, имели личный автотранспорт, что облегчало им возможность похищения. И что самое важное, вращаясь в коммерческих кругах, они располагали информацией о том, кто из бизнесменов каким капиталом располагает.

Чаще всего мозговым центром являются генеральные директора, на- чальники отделов и т. д. Это, на наш взгляд, закономерно, так как во многих случаях похищение человека связано с коммерческими разборками.. Ряд похищений людей были совершены участниками иногородних и этнических преступных группировок.

Вышеизложенное подтверждает и изученная следственная и судебная практика Южного административного округа. В ходе исследования проанализировано 385 уголовных дел, возбужденных ст. 126 УК РФ. Однако из них по вновь возникшим обстоятельствам прекращено производство 125 дел1; 52 дела переквалифицированы по ст. 127 «Незаконное помещение в психиатрический стационар», ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», ст. 117 «Истязания», ст. 105 «Убийство», ст. 163 «Вымогательство», ст. 152 «Торговля несовершеннолетними», ст. 153 «Подмена ребенка», ст. 131 «Изнасилование», ст. 154 «Незаконное усыновление (удочерение)»2, ст. 177 «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля», ст. 206 «Захват заложника»; 56 дел приостановлены и 94 прекращены за отсутствием события и состава преступления. Лишь только 158 дел дошло до суда.. Используя личный опыт работы в следственных и оперативных подразделениях, диссертант пришел к выводу, что все дела, переквалифицированные в другие статьи

‘В некоторых случаях эти обстоятельства обоснованы, в основном, по вине ра- ботников органов предварительного следствия: ошибки в квалификации; неправильное выдвижения версии; несвоевременное проведение неотложных следственных действий и т. д. В 12 случаях оказано противодействие расследованию преступлений.

Диссертант в системе МВД работает более 30 лет: следователем, начальником следственного отдела, управления и министром внутренних дел КЧР.

66 Уголовного кодекса, а также прекращенные и приостановленные уголовные дела имели достаточно убедительные основания для продолжения процесса расследования по ст. 126 УК РФ. Исходя из этого, тем не менее диссертант посчитал необходимым провести подробный анализ по всем уголовным делам, возбужденными правоохранительными органами Северо-Кавказского региона. В результате проведенного анализа выявлено: в 42,3% состав группы похитителей включали в себя от 4 до 10 человек, в 32,6% - от 11 до 15 похитителей, 18,5% - от 16 до 20 человек и 6,6% -преступники- одиночки. Первые три для с момента похищения похищенных избивали, психологически истязали, угрожали в 26,5% случаях, а в последующие дни причинялись телесные повреждения в 45% случаях; во всех случаях преступниками оказывались мужчины (100%).

Анализ показал, что исполнитель-женщина встречается крайне редко, в основном женщины выступают в роли пособников (жертву вовлека- ют в непристойные дела или завлекают под благовидным предлогом), подстрекают или, оказывая содействие преступникам, поддерживают связь между похищенным и близкими родственниками. В качестве соучастников по рассмотренным делам проходило 16 женщин, т. е. 1,28% (это характерное явление на Кавказе, так как все дела вне дома возлагаются на мужчин). Состав групп выглядит следующим образом: мужчины-исполнители и соисполнители составляют 100 %; другие участники, женщины - 1,28%, среди них 2,5% несовершеннолетние. Из числа похищенных оказались иностранцами 4,2% ( Ингушетия и Чечня). Средний возраст похитителей 18-35 лет: возраст преступников до 18 лет - 2,5%, 19-30 лет - 45%, 31-40 лет - 32,5%, от 40 - 50 лет - 12,8 % и свыше 50 лет - 7,2 %.

Проведенный анализ показал, что похитители в 68,5% не занимались общественно полезным трудом; 21,8% - лица, работающие на различных должностях в кооперативных и иных коммерческих предприятиях; 1,5% -руководители коммерческих банков; государственные служащие - 8,2%. Образовательный уровень похитителей (преступников) и похищенных раз-

67

личен (табл. 1).

Таблица 1 Образовательный уровень преступников и похищенных

п/п Уровень образования Преступ-Нитки, % Похищенные, % 1 Лица, имеющие неполное среднее образование 29,4 0,5 2 Лица, имеющие среднее образова- ние 21,5 17,5 3 Лица, имеющие средне- специальное образование 24,3 8,2 4 Лица, имеющие неполное высшее образование 2,6 45,6 5 Лица, имеющие высшее образова- ние 22,2 28,2 Значительная часть похитителей (64,5%) на момент совершения имела семьи.

Обобщив вышесказанное, мы приходим к следующему выводу, что личность преступника-похитителя характеризуется следующими параметрами: физически развитые мужчины в возрасте от 18 до 35 лет, иногда занимающиеся коммерческой деятельностью, имеющие опыт преступной деятельности, среднее образование, использующие свои или чужие автомобили, квартиры дачи.

Мотивы и цели похищений людей во взаимодействии с иными ком- понентами структуры личности преступника составляют одну группу факторов, обусловливающих выбор способа совершения преступления. Обстановка совершения преступления образует вторую группу факторов. Определяя криминалистическую характеристику похищения человека, в об-

68

становку совершения данного преступления целесообразно включать сведения о месте совершения похищения человека, времени его совершения; предмете преступного посягательства; особенности поведения участников события, в частности потерпевших; некоторые последствия преступления.

В самом общем виде обстановка совершения похищения может быть классифицирована следующим образом:

а) благоприятная для совершения преступления, т. е. такая, которая способствовала совершению преступления и сокрытию его следов или, по крайней мере, будучи учитываемой преступниками, не препятствовала реализации преступного замысла, не внесла в него существенных коррек тивов;

б) неблагоприятная для совершения преступления, т. е. создавшая препятствия на пути реализации преступных намерений или даже поме шавшая их осуществлению.

Установление места совершения похищения человека имеет сущест- венное значение для получения криминалистически значимой информации, однако нельзя забывать и об уголовно-правовом значении. При похищении (захват плюс удержание) человека второй компонент объективной стороны (удержание) невозможен без первого, составляющего (при отсутствии второго) покушение на похищение человека, поэтому полагаем правильным считать местом похищения человека - место его захвата не зависимо ответственность того, где производилось удержание. Данное место и будет определять территориальную подсудность уголовного дела.

Места захвата человека преступниками избирались следующие: на открытой местности (улица, парк, сквер и т. п.) - 18,5%; жилое помещение (квартира, дом, дача, гостиница) - 16,2%; офис организации, учреждения, предприятия - 0,6%; автотранспорт (под видом ДТП останавливали похищаемого на трассе) - 4,2%; в процессе имитации дорожно-транспортного происшествия - 2,7%; предполагаемую жертву приглашали якобы на дело-

69

вую встречу - 12,3%; с использованием форменной одежды офицера милиции, прибывшего с обыском, или под другим благовидным предлогом проникали в домовладение похищаемого, после чего предлагали проехать с ними в ОВД - 24,1%; иное (входили в доверие с предполагаемой жертвой для оказания услуг: охрана, обучение и воспитание детей и т. д.) - 14,6%.

Место совершения преступления - похищения человека - в крими- налистическом смысле совпадает с уголовно-правовой его трактовкой, в отличие от места происшествия (применительно к осмотру), каковым может являться место последующего удержания человека, место обнаружения каких-либо следов преступления и т. п. Места последующего удержания человека практически всегда были удалены от места захвата и места жительства похищенного на значительное расстояние, что было обусловлено необходимостью сокрытия похищенного, личности похитителей, а в некоторых случаях и самого факта совершения преступления.

После похищения человека конкретными местами укрытия являлись: домовладение родственников - 1,2%; квартиры знакомых - 0,4%; нежилые помещения (специально оборудованные шалаши, подвалы в лесу и горах)

  • 14,9%; специально снятые квартиры - 21,8%; помещения, оборудованные под офис, различные подразделения и службы правоохранительных органов - 9,8%; здания местного самоуправления - 1,5%; специально оборудованные гаражи с подвальными помещениями - 2,6%; оздоровительные центры - 3,4%; пансионаты и туристические базы - 12,4%; мельницы
  • 1,9%; складские помещения баров, ресторанов - 6%.
  • Насильственное помещение человека в незнакомую и непривычную обстановку, сочетающую с ощущением реальности угрозы насилия либо непосредственно с насилием, позволяло быстро сломить сопротивление жертвы, добиться согласия на выполнение выставленных преступниками условий.

Выбор места похищения в значительной степени зависел от мотива и цели преступления. По большинству дел о похищениях людей в исходной

70

информации не было сведений о месте совершения преступления, за ис- ключением, конечно, похищений малолетних детей. Продиктовано это был тем, что преступление совершалось, как правило, на улице, по дороге на работу и т. п., т. е. когда «место» приобретало определенную протяженность, но и в этих случаях при правильном планировании расследования уже на первоначальном этапе удавалось конкретизировать место совершения похищения.

Сведения о времени совершения похищения человека носили опре- деленный характер, но, как правило, временные границы определялись от 3 часов до нескольких дней.

Во многих случаях для похищения избираются рабочие дни. Это объясняется тем, что успешно реализовать его легче в привычных, обыденных для потерпевших условиях (дневное время, наличие людей на улицах и т. п.); в это время у человека притупляется чувство осторожности, преступникам легко скрыть свои истинные намерения.

Результаты исследования показывают, что похищения совершились в основном в утреннее и вечернее время: 7-10 часов - 10,9%; 10-14 часов -29,4%; 14-17 часов- 15,1%; 17-21 час-30,5%; 21-23 часа- 12,3 %; после 23 часов - 1,8%.

По дням недели совершение подобных преступлений приходится на выходные (праздничные) и конец рабочей недели: понедельник - 0,8%; вторник - 1,2%; среда - 8,9%; четверг - 16,3%; пятница - 51,6%; суббота -19,8%; воскресение -1,4%.

Промежуток времени, в который совершается похищение, а именно захват человека и удаление его с места захвата, исчисляется, в основном, нескольким минутами, что же касается последующего удержания, то при похищениях человека диапазон временных промежутков достаточно широк: от нескольких часов до нескольких лет.

По изученным уголовным делам дни удержания распределились следующим образом: от 1 до 6 дней - 21,2%; от 7 до 10 дней - 16%; от 11

71

до 15 дней - 12,1%; от 15 до 20 дней - 10,6%; от 30 до 40 дней - 9,4% от 41 до 60 дней - 10, 3%; от 61 до 100 дней - 9,1%; от 6 месяцев до 1 года -8,5%; от 1 года до 3 лет - 2,8%.

Существенное значение для формирования криминалистической ха- рактеристики рассматриваемого преступления имеют сведения о предмете преступного посягательства. Его криминалистическое значение состоит в том, что именно выбор специфического предмета посягательства в значительной степени предопределяет применение определенных приемов совершения и сокрытия преступления; возникновения определенных характерных следов; с ним связан определенный комплекс действий преступника после совершения похищения; поиск, освобождение и идентификация похищенного составляют одну из основных задач расследования преступлений этого вида1.

Характеристика личности потерпевших имеет криминалистическое значение при раскрытии и расследовании данного преступления. В силу негативных явлений образуются определенные группы населения, располагающие значительными денежными суммами и ценностями, полученными не всегда законным путем.

В основном похищение людей, например, с целью вымогательства или склонения к подписанию заведомо невыгодного соглашения, совер- шаются в отношении руководителей коммерческих структур, занимающихся посреднической и торговой деятельностью. По имеющимся оперативным данным Северо-Кавказского РУОП, более 90% таких структур ежемесячно вынуждены были выплачивать огромные суммы денег преступным группам. Руководителей большинства этих фирм такое положение вполне устраивало, так как преступные группы, контролирующие их, помогали решать вопросы, связанные с возвратом долгов, защищали от других вымогателей. Причиной этому является крайне неэффективная работа арбитражных судов в части решения имущественных споров, а также

1 Дубровина АН. Указ. соч. С. 76.

72

отсутствие у коммерсантов уверенности в том, что в случае обращения с заявлением о вымогательстве или похищении человека органы внутренних дел смогут защитить потерпевших от физического и иного воздействия со стороны других членов преступных группировок, оставшихся на свободе. Слабость правового регулирования предпринимательства и конкуренции способствует продолжению разрешения значительной части экономических споров не через судебные органы, а при помощи представителей уголовной среды.

Таким образом, как показывало изучение уголовных дел, жертвами похищения чаще всего становятся лица, занимающиеся коммерческой деятельностью или их близкие родственники, имеющие в своем распоряжении значительные денежные суммы в рублях и иностранной валюте. Потерпевшими от похищений были директора фирм и совместных предприятий, председатель правления акционерного общества, главный бухгалтер внешнеэкономической ассоциации, сотрудники коммерческих и частных предприятий. Всех их объединяет то, что они могут в пределах своей компетенции решать многие коммерческие вопросы: предоставление кредитов и займов, перевод денежных средств с одного счета на другой, прием и увольнение сотрудников и др.

Как видно из перечисленных выше данных, по изученным уголовным дела по ст. 126 УК РФ потерпевшие, работающие на государственных предприятиях, составляют очень малое количество. Остальные - вне государственной сферы. И это естественно, так как заработок на государственных предприятиях намного ниже, чем в коммерческих структурах. Похищают людей чаще всего потому, что они так или иначе связаны с коммерческой деятельностью, от их воли, зачастую, зависит распределение доходов, заключение выгодных сделок. Некоторые люди похищаются и с другой целью, например, заставить их приватизировать, передать в собственность похитителей принадлежащие им квартиры или автомашину, либо потерпевшие имеют богатых родственников или знакомых, и их похищают

73

для того, чтобы заставить родственников платить выкуп за освобождение.

Похищаются и нигде не работающие молодые люди, чтобы впослед- ствии потребовать от их родителей или близких родственников деньги за освобождение. Иногда похищаются незадачливые «дети», запутавшиеся в коммерчески делах, с целью потребовать у родителей за освобождение деньги, которые те задолжали. В своем исследовании А.Н. Дубровина пишет о том, что ею не было выявлено ни одного случая похищения грудных детей и детей ясельного возраста с целью получения выкупа1. В настоящее время имеют место случаи похищения малолетних детей именно с целью получения выкупа. Вот некоторые примеры: в мае 1993 г. в г. Санкт-Петербурге похищена двухлетняя дочь Фазиля Хемидуллина. Отец работал в крупной фирме. Потребован выкуп - 50 тыс. дол. Дагестанской группировкой была похищена двухлетняя дочь 30-летней коммерсантки из Сургута. За ее освобождение преступники потребовали выкуп - 24 тыс. дол.2 32 дня находилась в руках преступников восьмимесячная дочь дирек- тора совместного предприятия. В качестве выкупа за девочку похитители требовали 500 тыс. дол.3.

Возраст похищенных: до 17 лет - 4,5%; 18-35 лет - 50%; 36 - 40 лет - 39%; свыше 40 лет - 6,5%.

Большинство потерпевших - лица в возрасте 18-35 лет. Именно данный возраст является возрастом лиц, совершивших похищение, т. е. жертва и преступник примерно одного и того же возраста (уровня развития), часто принадлежат одному и тому же социальному кругу, иногда знакомы между собой. Из вышеизложенного следует, что, в ряде случаев будущая жертва и хотя бы один из похитителей знакомы, живут в одном доме, и по тем признакам, как одет человек, какой он ведет образ жизни вы-

1 Дубровина А Н. Указ. соч. С. 76.

2 Уголовное дело № 156897. Архив республиканского суда Дагестанской рес публики № 1/156897/98.

3 Уголовное дел № 169674. Архив республиканского суда Дагестанской респуб лики № 1/169674/99. По делу проходило 28 преступников из числа жителей Дагестана и Чечни.

74

бирают жертву; либо потерпевший и похитители ранее были связаны деловыми контактами в сфере бизнеса, поэтому преступники хорошо осведомлены о финансовых возможностях будущей жертвы.

Все похищения человека можно подразделить на две группы:

а) похищения, в которых предмет посягательства был определен за ранее (с целью получения выкупа или возврата долга, из мести);

б) похищения, в которых предмет посягательства заранее не индиви дуализирован (с целью присвоения для бродяжничества и попрошайниче ства).

Помимо резюмируемого нормой закона и причиняемого практически в каждом случае похищения вреда охраняемым законом общественным отношениям, обеспечивающим свободу личности человека, совершенные похищения людей в некоторых случаях повлекли за собой дополнительные последствия, как образующие самостоятельное преступление, так и не являющиеся таковыми. Иногда похищение сопровождалось нанесением удерживаемом лицу морально- психологических травм и телесных повреждений; это приводило к тому, что после освобождения у похищенного возникали нервные и другие заболевания. В ряде случаев в отношении похищенных людей совершалось изнасилование и мужеложство, а иногда похищение ребенка заканчивалось его убийством. Ребенок был знаком с одним из похитителей и в случае освобождения мог его назвать. Наличие столь тяжелых последствий существенно повышает общественную опасность рассматриваемого преступления. Как правило, между захватом че- ловека и наступлением описанных последствий проходит достаточно продолжительное время (от нескольких дней до нескольких месяцев) при быстром раскрытии совершенного похищения существует реальная возможность предотвратить наступление этих последствий. В виде материального ущерба чаще всего выступает выплаченный выкуп, передача какой-либо ценности и т. д.

75

§ 4. Способы сокрытия похищения человека как форма противодействия расследованию

Прежде чем сформулировать понятие способа сокрытия преступле- ния, надлежит определить, что составляет саму деятельность по сокрытию преступления как элемент, составную часть преступной деятельности в целом. Характеристика деятельности по сокрытию преступления как одной из форм противодействия расследованию еще не дает содержательного ответа на этот вопрос.

Первым обратившим внимание на проблему сокрытия преступления является Б.Б. Рыбников, который считал, что «сокрытие преступления -это деятельность лица, направленная на утаивание известных ему фактов и обстоятельств совершенного преступления»1. Это определение явно неполное, поскольку, как это будет показано далее, утаивание информации о преступлении отнюдь не единственный способ сокрытия преступления.

Г.Н. Мудьюгин полагал, что сокрытие преступления представляет собой комплекс действий преступника в целях уклонения от ответственности за содеянное. Они могут быть направлены на сокрытие самого события преступления, его преступного характера, участия в нем виновного лица2.

В.Н. Карагодин, не давая самостоятельного определения деятельности по сокрытию преступления, ограничился характеристикой всякого противодействия расследованию, под которой понимал «умышленные действия (или система действий), направленные на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объективной истины по уголовному делу»3.

По определению Р.С. Белкина, «сокрытие преступления - деятель-

1 Рыбников В. Б. Проблема сокрытия преступлений и ее место в советской кри- миналистике // Криминалистический сборник. Рига, 1972. С. 67.

Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений. С. 67 - 68.

3 Карагодин В.Н. Указ. соч. С. 18.

76

ность (элемент преступной деятельности), направленная на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и преступника и их носителей»1. Это определение едва ли можно считать исчерпывающим, поскольку в нем отсутствует указание на сущность сокрытия преступления, заключающуюся в создании препятствий получению органами расследования информации о событии, а все сводится к способам такого воспрепятствования.

В информационном аспекте процесс расследования представляет со- бой движение информации между участниками расследования, ее накопление до уровня доказанности, т. е. установление всех элементов предмета доказывания. Сокрытие преступления - барьер на пути движения информации, воспрепятствование ее получению следователем, недопущение включения ее в сферу судопроизводства. Информация в результате сокрытия остается «за кадром», следователь может даже не предполагать о ее существовании, либо предполагать, но быть лишен возможности ее получения. Наконец, информация может быть искажена умышленно и в таком качестве только повредить следствию или существенно его задержать.

Из вышеизложенного следует, что преступления — это деятельность (бездействие), препятствующая получению достоверной информации о расследуемом событии либо путем искажения информации, дезори- ентирующей органы расследования. Именно в операциях с доказательственной и ориентирующей информацией и заключается сущность сокрытия преступлений.

Как известно, всякая деятельность осуществляется различными спо- собами, и сокрытие преступления не является в этом отношении исключением. Ранее была обоснована возможность существования самостоятельного способа сокрытия преступления. Теперь, руководствуясь представлениями о сущности деятельности по сокрытию преступлений, следует по-

1 Белкин Р. С. Курс криминалистики. М., 1997. С. 364.

77

пытаться сформулировать определение способа этой деятельности.

Предложенные в литературе определения способа сокрытия престу- плений немногочисленны. В.Н. Карагодин определил его как «систему (комплекс) находящихся за пределами способа совершения преступления взаимосвязанных, детерминированных объективными и субъективными факторами материальных и вербальных действий, направленных на воспрепятствование установлению объективной истины о преступлении и уклонение виновного от ответственности»1.

В.А. Овечкин понимал под способом сокрытия преступления «сово- купность действий и бездействие всех лиц, скрывающих преступление или способствующих этому в момент его совершения или после его окончания»2.

В.Е. Корнаухов предложил следующее определение: «Способ сокры- тия - это одна из форм противодействия, представляющая систему действий или бездействие виновного лица или других заинтересованных лиц, направленных на сокрытие самого события преступления, его преступного характера, участия в нем преступника, которое осуществляется как при совершении преступления, так и после его окончания»3.

Приведенные определения нельзя назвать безупречными. Наиболее полное из них - определение В.Н. Карагодина - ограничивает способ лишь действиями по сокрытию, не учитывая возможность сокрытия путем бездействия. В.А. Овечкин упускает возможность применения способа сокрытия на стадии подготовки к преступлению; этим же грешит и определение В.Е. Корнаухова.

Определение понятия способа сокрытия требует предварительного ответа на вопросы о том, с какой целью осуществляется сокрытие, что

1 Карагодин В.Н. Указ. соч. С. 25.

2 Овечкин В.А. Указ. соч. С. 6.

3 Корнаухов В.Е. Способы сокрытия преступлений // Курс криминалистики. Красноярск, 1995. С. 102.

78

скрывается и результатом чего оно является.

Как уже отмечалось, целью сокрытия служит ограничение информа- ционной осведомленности следователя, недопущение в сферу судопроизводства значимой для установления истины информации или создание у субъекта доказывания искаженного о ней представления. В тех случаях, когда сокрытие осуществляется в стадии подготовки к совершению преступления, его целью может быть:

а) создание необходимых условий для реализации преступного за мысла;

б) создание условий, затрудняющих предстоящее расследование;

в) создание у субъекта доказывания искаженного представления о сущности события в целом или отдельных его элементов.

В тех случаях, когда сокрытие осуществляется в процессе совершения преступления, его целями являются создание затрудняющих следствие условий и дезинформация следователя. Если же налицо самостоятельный способ сокрытия преступления, то его реализация имеет целью либо вообще воспрепятствование возникновению информации о событии преступления (оно как бы «исключается» из числа явлений реальной действительности), либо дезориентацию следствия о сущности и обстоятельствах события, его участниках.

Между целью сокрытия и способом достижения этой цели - способом сокрытия и результатом деятельности - существует неразрывная связь. Эта связь — проявление необходимой целесообразности любой че- ловеческой деятельности. Цель всегда субъективна, она всегда есть цель некоего субъекта: человека, группы людей и т. п. Являясь целью субъекта, она имеет определенное объективное содержание и вполне определенные объективные предпосылки. В определение цели входит и осознание объективной возможности деятельности, представление о способах достижения цели и об объективных результатах деятельности.

Сокрытие преступления как элемент преступной деятельности опре-

79

деляется путем соотнесения со средством ее реализации. Без этого соотнесения цель не является целью деятельности и представляет собой не более, чем абстрактное стремление. Предметы, вещи, инструменты, орудия, действия становятся средствами достижения цели не объективно, сами по себе, но лишь в качестве предметов, необходимых для достижения и реализации цели. Это свойство средства, которое не есть свойство самого по себе предмета - его способность служить - цели, и обнаруживает наиболее существенный момент в отношении цели и средства. Иначе говоря, средство всегда есть средство той или иной цели.

Общая структура акта целеполагающей деятельности выступает как система отношений: отношения субъективной цели средства определения цели, отношения средства определения цели и средства ее реализации, отношения средства реализации результата деятельности. Действительный результат деятельности отличается от поставленной цели, и поэтому субъективная цель и результат ее реализации не могут совпадать полностью, абсолютно. Анализ цели и результата деятельности по ее достижению свидетельствует, что действительный результат только в известной мере и в известных пределах оказывается «выполненной», достигнутой целью.

Мы уже перечислили цели сокрытия преступлений на разных стадиях преступной деятельности. Средствами реализации этих целей служат способы сокрытия преступлений - достижения поставленных целей. Вариантами такого результата могут быть: полное сокрытие преступления, т. е. «перевод» его в разряд латентных преступлений; сокрытие (уничтожение, фальсификация и др.) отдельных обстоятельств преступления, личности подлинных участников события; сокрытие подлинных мотивов преступления, фальсификация его результат; неудача в реализации поставленной цели, недостижение планируемого результата (полное или частичное). Эта неудача может быть следствием различных причин: несоответствие средства (способа сокрытия) поставленной цели; неумение субъекта сокрытия осуществить в полном объеме необходимую деятельность по сокрытию;

80

действие случайных обстоятельств (сознательные действия лица, которому было поручено сокрытие); действие непредусмотренных объективных факторов, сводящих на нет усилия субъекта сокрытия; наконец, несоответствие самой цели объектам сокрытия преступления.

Объектами сокрытия являются: событие преступления; мотив и цель субъекта преступления; обстановка совершения преступления: время, место, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления; личность субъекта преступления; преступный результат и иные последствия преступления. Объектом сокрытия может быть и некриминальное событие, но мотивы его сокрытия и способы сокрытия приобретают противоправный характер (стремление избежать ответственности за проступок, осуждение за аморальное поведение, месть, корысть и др.).

Субъекты сокрытия: субъект преступления, его соучастники и по- собники: иные участники преступного события - потерпевший, свидетели; иные связи преступника - родственные, бытовые, дружеские, служебные и пр.; руководители государственных, коммерческих, общественных организаций, на территории или в сфере деятельности которых совершено преступление.

Исходя из целей, объектов и субъектов сокрытия преступлений, способ этой формы преступной деятельности может быть определен следую- щим образом.

Способ сокрытия преступления - это детерминируемая объек- тивными и субъективными факторами система действий (бездействие), направленных на воспрепятствование получения субъектом доказывания значимой для установления истины по делу информации, ее искажение или уничтожение.

Г.Г. Зуйков разграничивает объективные и субъективные факторыде- терминирующие выбор и содержание способа сокрытия преступления.

Понятие детерминизма базируется на представлении всеобщей связи, взаимодействии и обусловленности объектов, явлений, процессов матери-

81

ального мира. Детерминация обусловлена не только внешними факторами, но и факторами внутренними, саморегуляцией процесса. И те, и другие по отношению к субъекту сокрытия могут быть как объективными, так и субъективными. Следственная практика свидетельствует, что объективными факторами, влияющими на способ сокрытия, являются: 1) обстановка, в которой осуществляется сокрытие. Как элемент преступной деятельности сокрытие связано с обстановкой совершения преступления, т. е. с условиями места и времен и, предметом посягательства и др. Это тем более существенно, когда обстановка преступления и выступает как объект сокрытия; 2) результаты применения избранного способа совершения преступления: следовая картина, изменения обстановки совершения преступления и т. п.; 3) предмет посягательства - его характер, признаки, особенности, наличие или отсутствие связи субъекта преступления с предметом посягательства; 4) условия, способствующие или препятствующие, осложняющие процесс сокрытия - наличие или дефицит времени, требуемые средства, климатические условия, присутствие посторонних и т. п.

Менее многочисленны субъективные факторы, детерминирующие способ сокрытия. В первую очередь это свойства и особенности личности субъекта сокрытия: наличие необходимых навыков, требуемых для применения того или иного способа сокрытия, владение нужными техническими средствами, психическое и физическое состояние субъекта. Другим субъективным фактором выступает цель сокрытия. Если такой целью служит сокрытие самого события преступления, будет избран способ сокрытия иной, нежели если такой целью является сокрытие причастности субъекта к совершению преступления, и т. п. Наконец, еще одним субъективным фактором может стать наличие или отсутствие связей субъекта с иными лицами, способствующими или затрудняющими сокрытие, например, связи с коррумпированными должностными лицами, способными скрыть пре- ступление от учета, фальсифицировать бухгалтерские документы, покрыть недостачу и т. п. С факторами, детерминирующими способ сокрытия, свя-

82

зан вопрос о повторяемости избранного способа, его идентификационной или диагностической значимости.

В философском смысле повторяемость - это проявление и воспроиз- водство общих признаков явлений, процессов, вещей, предметов. Повторяемость зависит от устойчивости детерминирующих факторов и не бывает абсолютной. Относительность повторяемости объясняется изменениями среды протекания процессов, изменяемостью системы детерминирующих факторов, изменяемостью самого субъекта деятельности. Повторяемость поэтому не означает воспроизведения точно такого же явления, процесса, вещи, полностью тождественных воспроизводимым, что вообще невозможно. Повторяемость выступает как совпадение некоего общего, каких-то общих признаков. Здесь уместно обратиться вновь к способу совершения преступления, феномен повторяемости которого детально исследован в работах Г.Г. Зуйкова.

Г.Г. Зуйков различал повторяемость способов совершения преступ- лений в деятельности одних и тех же и разных лиц. В зависимости от этого он подразделил формы повторяемости способа на следующие: а) повторное совершение однородных преступлений способами, не характеризующимися устойчивостью; б) повторяемость способов совершения преступлений, характеризующиеся совпадением родовых признаков; в) повторное совершение преступлений при совпадении видовых признаков; г) повторно применение способов преступления, отражающих индивидуальные особенности личности субъекта1. По его мнению, идентифицировать повторяющийся способ совершения преступления можно лишь в случаях совпадения видовых признаков, сочетание которых маловероятно для других лиц. В этих же целях могут быть использованы отразившиеся в способе индивидуальные признаки исполнителя2.

1 Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Дис…. д-ра юрид. наук. М., 1970. С. 578 - 579.

2 Там же. С. 579.

83

Маловероятность совпадения не может служить основанием для констатации наличия тождества. Во всех случаях совпадения как родовых, так и видовых признаков следует делать вывод лишь о групповой принадлежности способа. О тождестве уместно судить лишь при уникальности способа, не имевшего аналогов в следственной практике. Эта уникальность может определяться его сложностью и изощренностью, использованием уникальной системы технических средств и некоторыми личностными особенностями исполнителя. То же самое можно сказать и об идентификации исполнителя по способу сокрытия преступления. Практика свидетельствует о том, что преступники предполагают обычно использовать сравнительно простые способы сокрытия. Исключение составляют сложные инсценировки преступлений, сам рисунок и содержание которых в совокупности с данными о личности их предполагаемого инициатора и исполнителя позволяют иногда сделать вывод о тождестве последнего.

В.Н. Карагодин приводит полученные Э.П. Котовой результаты ана- лиза влияния на способ совершения преступления ригидности, т. е. такого свойства личности, которое выражается в привязанности «к ставшему неадекватным способу действия или восприятия, относительная неспособность изменить действие или отношение, когда этого требует объективная обстановка»1. По мнению Э.П. Котовой, ригидность обусловливает пренебрежение субъекта к мерам по сокрытию преступления, использование в преступной деятельности упрощенных и даже примитивных способов. Неригидные же субъекты не принимают решений о совершении преступлений до тех пор, пока не продумают мер по их сокрытию2. В.Н. Карагодин высказывает сомнения в правильности этих выводов, отмечая вероятность изменений способов сокрытия даже по однородным преступлениям. Кроме того, повторяемость нельзя объяснять только ригидностью, «ибо это при-

1 Котова Э.П. Учет психологических детерминант способа совершения престу пления в деятельности следователя // Проблемы психологии следственной деятельно сти. Красноярск, 1986. С. 15.

2 Там же. С. 21.

84

водит к необоснованному принижению значения повторяемости для раскрытия и расследования преступлений»1.

Повторяемость, ее значение не следует преувеличивать. Как правило, ее констатация играет лишь ориентирующую роль для следователя. За- метим, что с повторяемостью способов сокрытия сталкивались в своей практике лишь 23% респондентов.

Диагностирование факта повторяемости сокрытия позволяет следо- вателю при наличии совпадения видовых признаков способа выдвинуть версии: о совершении различных преступлений одним лицом или группой лиц; о наличии у преступника известного преступного опыта или необходимых знаний способов, почерпнутых из различных источников; о преступном профессионализме виновного, его ригидности. Показная повторяемость способа сокрытия, его распространенность может в известных ситуациях служить и признаком инсценировки преступления, когда умышленно используется такой способ сокрытия, который должен «броситься в глаза» следователю и побудить его к выдвижению ложной версии о событии.

Версия о преступном профессионализме виновного при неоднократном повторении способа сокрытия основывается на характеристике совре- менной профессиональной преступности. В.И. Куликов справедливо отмечает, что «профессиональная преступная деятельность отличается от других ее разновидностей тем, что вырабатывает у ее носителя определенные, сугубо криминальные знания, практические навыки, нередко доходящие до автоматизма»2. Подобный автоматизм и может проявиться при совершении и сокрытии преступлений одними и теми же способами.

В современных условиях профессиональная и организованная пре- ступность постепенно смыкаются, что влечет за собой наличие в некото-

1 Карагодин В.И, Указ. соч. С. 74.

2 Куликов В. И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск, 1994. С. 13,42.

85

рых организованных преступных сообществах специальной группы лиц (блока), чьей функциональной ролью становится сокрытие преступлений. Как правило, их действия по сокрытию преступления не образуют самостоятельного способа сокрытия, поскольку охватываются единым преступным замыслом со способами подготовки и осуществления преступного деяния. Однако в некоторых случаях, например, при отсроченном сокрытии, они могут выступать как групповой субъект сокрытия преступления.

Сокрытие преступления, предпринятое участниками организованного преступного сообщества, отличается диапазоном применявшихся технических средств, продуманностью деталей, нередко изощрен- ностью способа сокрытия. Во всех подобных случаях задачей следователя при разоблачении факта сокрытия является выявление признаков групповой деятельности субъектов сокрытия, аналогично тому, как выявляются подобные признаки при анализе способа совершения преступлений1.

Способ сокрытия преступления, как и способ его совершения, входят на правах структурных элементов в содержание механизма преступления. Выяснение места способа сокрытия в системе механизма преступления требует рассмотрения, хотя бы в общем виде, понятия последнего.

Как известно, «криминалистика акцентирует свое внимание на функ- циональной стороне противоправной деятельности, на той системе от- ношений и действий, которые образуют то, что нередко называют механизмом преступления»2. Понятие механизма преступления трактуется в литературе по-разному. Так, А.П. Васильев понимал под механизмом преступления «процесс совершения преступления, в том числе его способ и все действия преступника, сопровождающиеся образованием следов материальных и нематериальных, могущих быть использованными для раскры-

1 Аверьянова Т.Н. Особенности расследования преступлений организованных преступных сообществ // Криминалистическое обеспечение деятельности криминаль ной милиции и органов предварительного расследования. М., 1997. С. 345 - 366.

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М, 1997. Т. 1. С. 116 - 117.

86

тия и расследования преступлений»1. И.А. Возгрин включал в содержание механизма преступления лишь признаки способа совершения преступления, личности преступника и личности потерпевшего2. В.А. Образцов рассматривает механизм преступления как совокупность динамично развивающихся в определенной последовательности материальных систем и процессов, взаимодействующих между собой и обусловливающих возникновение информации о данном событии (преступлении)3.

В фундаментальном исследовании A.M. Кустова, посвященном ме- ханизму преступления, автор предлагает «понимать под механизмом преступления систему процессов взаимодействия участников преступления, как прямых, так и косвенных, между собой и с материальной средой, сопряженных с использованием соответствующих орудий, средств и отдельных элементов обстановки»4. Он, как и остальные авторы, рассматривавшие содержание механизма преступления, считает его существенным эле- ментом способа совершения преступления, причем имеется в виду полноструктурный способ, охватывающий действия по приготовлению, совершению и сокрытию преступления. Возможность существования самостоятельного способа сокрытия никем из них не учитывается. Такая трактовка наводит нас на мысль о существовании раздельных понятий: механизм преступления и механизм сокрытия преступления.

Применительно к полноструктурному способу совершения преступ- ления можно согласиться с теми определениями механизма преступления, которые предлагаются в литературе, тем более, что существующие отличия в его определении и содержании у разных авторов не представляются нам существенными и принципиальными. Если способ сокрытия преступ-

1 Криминалистика. М: МГУ, 1971. С. 8.

2 Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдельных видов пре ступлений. Л., 1976. С. 43.

3 Криминалистическое обеспечение предварительного расследования. М., 1992. С. 15.

4 Кустов A.M. Теоретические основы криминалистического учения о механизме преступления. М., 1997. G. 15.

87

ления выступает как самостоятельная категория и не входит в содержание механизма преступления, а фактически механизма совершения преступления, следует сформулировать иное понятие той системы, в которую входит только способ сокрытия преступления.

Как и механизм совершения преступления, механизм его сокрытия представляет собой динамическую систему процессов и явлений, цен- тральным звеном которой служит способ сокрытия преступления, систему, отражающуюся в окружающей среде и тем самым способствующую возникновению информации о деятельности виновного и иных лиц по сокрытию преступления.

Как и преступная деятельность в целом, механизм сокрытия и из- бранный для сокрытия способ подчиняются определенным объективным закономерностям, как всякая человеческая деятельность. К числу таких закономерностей в рассматриваемом аспекте относятся: закономерности возникновения связей и отношений внутри механизма сокрытия преступлений; закономерности формирования и выбора способа сокрытия; закономерности возникновения информации о деятельности по сокрытию преступления и объектов-носителей доказательственной и ориентирующей информации; закономерности возникновения и течения процессов, сопутствующих деятельности по сокрытию преступления.

Преступная деятельность как объект криминалистической науки и феномен реальной действительности по своему содержанию неоднородна. В ней обычно различают три фазы (или элемента): деятельность по подготовке к совершению преступления; деятельность по совершению преступления; деятельность по сокрытию преступления. Иногда к ним добавляют четвертый элемент - формирование и обнаружение преступного умысла, что в буквальном смысле едва ли можно назвать деятельностью, а если уж и называть, так скорее мыследеятельностью, в отличие от практической преступной деятельности, тем более что собственно преступными являются лишь весьма редкие ситуации обнаружения умысла, выражающие-

88

ся в угрозе убийством (ст. 119 УК РФ) или угрозе в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст. 296 УК РФ).

Традиционно сокрытие преступлений рассматривалось как составная часть способа его совершения. Так, еще в 1949 г. в «Настольной книге следователя», первом в отечественной литературе издании подобного рода, Т.М. Арзуманян писал, что «составной частью способа совершения преступления является способ сокрытия преступления»1. Позже его позицию разделила Э.Д. Куранова, посчитавшая, «что способ совершения преступления - это комплекс действий по подготовке, совершению, сокрытию преступления»2. Законченное выражение такая трактовка содержания способа совершения преступления получила в трудах Г.Г. Зуйкова, в которых неоднократно утверждалось, что структуру способа совершения преступления составляют действия по подготовке, совершению и сокрытию преступления, связанные между собой и выступающие в комплексе3. Эту концепцию поддержали многие криминалисты4. Однако высказывались и иные мнения по этому поводу.

Возглавлявший в течение многих лет Харьковскую школу кримина- листов известный ученый-криминалист В.П. Колмаков различал способ совершения и способ сокрытия преступления. К первому он относил не только действия и бездействие с целью достижения преступного результата, но и иные его компоненты - орудия и средства преступления, выбран-

1 Настольная книга следователя. М., 1949. С. 634.

2 Куранова Э.Д. Об основных положениях методики расследования отдельных видов преступлений // Вопросы криминалистики. М., 1962. № 6 - 7. С. 165.

3 Зуйков Г.Г. Поиск по признакам способов совершения преступлений. М, 1970. С. 74; Он же. Криминалистическое учение о способе совершения преступления. //Соц. законность. 1971. № 11. С. 16 - 17 и др.

4 Жорданш И.Ш. Понятие, классификация и правовое значение способов со вершения преступлений: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Тбилиси, 1972. С. 9; Сен ник НА. Особенности установления способа совершения спекуляции // Криминалисти ка и судебная экспертиза. Киев, 1971. Вып. 8. С. 71; Куклянскис С. С. Криминалистиче ское значение способа совершения хищения // Применение научных методов при рас следовании преступлений и изучении преступности. Вильнюс, 1973. Ч. 2. С. 48 и др.

89

ные или созданные преступником условия реализации преступного замысла - место, время, примененные уловки и т.п. Способ сокрытия преступления он понимал, как действия, направленные на маскировку следов преступления или их уничтожение1. Таким образом, он первым в отечественной литературе допустил самостоятельное существование способа сокрытия преступления.

Взгляды В.П. Колмакова разделил другой харьковский криминалист- А.Н. Колесниченко, обосновывая самостоятельность способа сокрытия преступления тем, что сокрытие может быть осуществлено в другое время, другими лицами, нежели совершение преступления2.

Двое других харьковских ученых, Б.Н. Коврижных и В.А. Овечкин, предложили несколько иное решение проблемы. Они полагали, что следует ввести в научный обиход общее понятие «способ преступления», объединив в его содержании самостоятельные способы подготовки, совершения и сокрытия преступления3.

Компромиссную по отношению к двум изложенным позициям занял Г.Н. Мудьюгин полагая, что «о способе совершения можно говорить в двух смыслах: а) в широком, включая в это понятие как само совершение, так и сокрытие преступления, и б) в узком, имея в виду лишь непосредственное совершение преступления», причем при определенных условиях способ сокрытия можно считать самостоятельным комплексом действий,

1 Колмаков В.П. Значение для расследования точного установления способов со вершения и сокрытия преступлений против жизни // Тр. Харьк. мед. ин-та. Харьков, 1956. Вып. 5. С. 193-196.

2 Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных ви дов преступлений. Харьков, 1965. С. 18-19.

3 Коврижных Б.Н Деятельность органов прокуратуры по делам о нераскрытых убийствах: Автореф. дисс…. канд. юрид. наук. Харьков, 1969. С. 14; Овечкин В.А. Об щие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками. Харьков, 1975. С. 5.

90

не входящим в содержание понятия способ совершения преступления1. Эту концепцию впоследствии в основном разделил В.Г. Танасевич2 и косвенно ее поддержал М.С. Уткин, выделив в своей классификации способов совершения преступлений помимо так называемых им полноструктурных способов, охватывающих все элементы преступной деятельности, непол-ноструктурные, включающие в себя два или даже один элемент преступной деятельности3.

В 1979 г. к проблематике сокрытия преступлений обратился Р.С. Белкин в третьем томе «Курса советской криминалистики». Во втором издании «Курса советской криминалистики» сокрытию преступлений посвящена специальная, тринадцатая глава, «Сокрытие преступления как форма противодействия расследованию». В общих чертах его концепция заключается в следующем.

Поскольку в структуре преступной деятельности различают такой элемент, как действия по сокрытию преступления, логично предположить, что при определенных условиях может существовать самостоятельный способ сокрытия преступления. Таким условием является отсутствие единого преступного замысла, охватывающего все элементы преступной деятельности. Отсутствие единого преступного замысла может выразиться в следующем:

«а) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления, либо относясь к ним безразлично, либо предполагая, что их все равно не удастся осуществить, а затем, после совершения преступления, в связи с неожиданно возникшим намерением

1 Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович НА. Планирование расследования преступлений. М., 1957. С. 66.

2 Танасевич ВТ. Проблемы борьбы с хищениями государственного и общест венного имущества: Дисс…. д-ра юрид. наук. М., 1967. С. 123.

3 Уткин М. С. Особенности расследования и предупреждения хищений в потре бительской кооперации. Свердловск, 1975. С. 6.

91

или неожиданно появившимися благоприятными для него обстоятельствами, принимает меры к сокрытию преступления;

б) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступлений, рассчитывая что его следы сами ис чезнут под воздействием природных или иных стихийных факторов, а за тем, обманувшись в своих ожиданиях, импровизирует меры по сокрытию преступления;

в) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действия по сокрытию преступления по тем же причинам, что и в первом случае, но эти действия предпринимаются иными лицами, заинтересован ными в исходе дела,..;

г) при подготовке и совершении преступления субъект планирует осуществление действий по его сокрытию другими лицами (пособники, укрыватели), однако в связи с их неосуществлением по тем или иным при чинам вынужден с разрывом во времени сам принимать меры к сокрытию, ранее им не планировавшемуся и не соответствующему единому преступ ному замыслу;

д) при подготовке и совершении’ преступления субъект первона чально планирует осуществление неких действий по его сокрытию, но вследствие изменившихся обстоятельств вынужден принимать иные меры, не соответствующие единому преступному замыслу и не обеспечивающие предусмотренного планом оптимального варианта сокрытия»1.

Разделяя в целом эти соображения Р.С. Белкина, заметим что в по- следнем случае меры по сокрытию преступления, хотя и измененные в силу обстоятельств, в сущности, охватываются единым преступным замыслом, и поэтому вряд ли можно считать, что это служит основанием для констатации существования самостоятельного способа сокрытия преступления.

Утверждая возможность существования самостоятельного способа

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М, 1997, Т. 3. С. 360.

92

сокрытия преступления, Р.С. Белкин посчитал нецелесообразным изменять положительно оцененное им определение способа совершения преступления, предложенное Г.Г. Зуйковым, сформулировав его несколько измененную редакцию: «Способ совершения преступления - это система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированных условиями внешней среды и психофизиологическими свойствами личности, могущих быть связанными с избирательным использованием соответствующих орудий или средств и условий места и времени и объединенных общим преступным замыслом»1. Дополнение определения указанием на общий преступный замысел позволяет считать возможным самостоятельное существование способа сокрытия преступления, когда сокрытие этим замыслом не охватывается.

Анализ изложенных взглядов ученых-криминалистов на проблему самостоятельного существования способа сокрытия преступлений позволяет нам прийти к следующим выводам.

  1. Следует признать, что способ совершения преступления не всегда охватывает собой действия по сокрытию, а лишь тогда, когда последние охватываются единым преступным замыслом.
  2. Способ сокрытия преступления может входить в качестве само- стоятельного структурного элемента в комплексное понятие «способ преступления» наряду со способом подготовки и совершения преступления.
  3. По своей целевой направленности способ сокрытия преступления представляет собой одну из форм противодействия расследованию и установлению истины в судопроизводстве.
  4. Субъектом сокрытия преступления может быть как лицо, непо- средственно виновное в совершении преступления, и его соучастники, так и посторонние лица; их ответственность за сокрытие преступления должна определяться, исходя из мотивов, целей и содержания действий по сокрытию преступления. Действия этих лиц могут образовывать самостоятель-
  5. 1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М, 1997. Т. 3. С. 359.

93

ный состав преступления в соответствии с УК РФ.

  1. Действия по сокрытию преступления, когда они не образуют само- стоятельного способа сокрытия, могут быть составной частью деятельности по подготовке к совершению преступления и носить упреждающий по отношению к преступлению характер. В этом случае они могут преследовать цель заблаговременной фальсификации следов замышляемого преступления или создания условий, затрудняющих их обнаружение. На подобное сочетание действий по подготовке и сокрытию преступлений, как на типичное для замаскированных хищений, указывают многие авторы, например, С.С. Куклянские.

Цель сокрытия преступления - воспрепятствование установлению истины по делу, т. е. оказание противодействия расследованию.

Проблема противодействия расследованию, пути и средства его пре- одоления в последнее время привлекает пристально внимание криминалистов. Начало этому важному научному направлению положили исследования В.Н. Карагодина, СЮ. Журавлёва, Н.П. Яблокова, А.Ф. Волынского и некоторых других ученых, которые вышли за рамки сокрытия преступлений единственной формы противодействия, рассматривавшейся в криминалистике. Благодаря им, сформировалось представление о противодействии расследованию как о комплексе противоправных деяний, осуществляемых как причастными, так и непричастными непосредственно к событию преступления лицами.

К числу наиболее значимых работ, посвященных проблеме противо- действия расследованию, можно назвать докторскую диссертацию и монографию В.Н. Карагодина «Преодоление противодействия предварительному расследованию» (Свердловск, 1992), кандидатскую диссертацию СЮ. Журавлёва (Н. Новгород, 1992), докторскую диссертацию В.М. Меликова «Криминалистическое учение о временных связях и отношениях при расследовании преступлений», кандидатские диссертации В.М. Меликова «Изобличение лидера преступной группы и ее организации и руководства

94

преступной деятельностью», О.Л. Стулина «Тактические основы преодоления умышленного противодействия расследованию преступлений», А.Н. Петрова «Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры его преодоления» (1995, 1999 и 2000), обстоятельный очерк Н.П. Яб-локова «Способы противодействия следствию при раскрытии и расследовании преступлений, совершенных организованными преступными фор- мированиями» в коллективной монографии «Основы борьбы с организованной преступностью» (М., 1996) и главы в учебниках, написанные Р.С. Белкиным1. Во всех этих работах такая форма противодействия, как сокрытие преступлений, занимает, хотя и не единственное, но центральное место; это объясняется, по нашему мнению, тем, что данная форма противодействия наиболее распространена и ее преодоление порой сопряжено с наибольшими трудностями.

В.Н. Карагодин, классифицируя формы противодействия расследо- ванию, называет следующие их виды: акты, препятствующие раскрытию преступления; акты, препятствующие привлечению к ответственности виновных и способствующие привлечению невиновных; акты противодействия установлению характера и размера ущерба; акты противодействия, препятствующие установлению обстоятельств, которые характеризуют личность виновного и влияют на степень и характер его ответственности; акты противодействия, направленные на воспрепятствование установлению причин и условий, способствовавших совершению преступления2.

Нам представляется более предпочтительной общая классификация форм противодействия, которой фактически придерживаются все названные авторы: на внутреннее и внешнее противодействие. Эти понятия Р.С.

1 Белкин Р. С. Противодействие расследованию и пути его преодоления крими налистическими и оперативно-розыскными средствами и методами // Криминалистиче ское обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М, 1997; Криминалистика: Учеб. для вузов. М., 1999. Гл. 43.

2 Карагодин В.Н. Указ. соч. С. 21.

95

Белкин раскрывает следующим образом.

Под внутренним противодействием понимается противодействие, оказываемое лицами, в любой форме причастными к расследованию, обладающими информацией о событии и стремящимися скрыть эту информацию от следствия.

Под внешним противодействием понимается «деятельность лиц, либо не связанных с данным событием и лицом, осуществляющим рас- следование, либо связанных со следователем (дознавателем) процессуальными, служебными или иными властными отношениями либо другими зависимостями»1.

По его мнению, субъекты «внутреннего» противодействия реализуют свои замыслы преимущественно путем сокрытия преступления, что подтверждает наше мнение о центральной роли сокрытия в системе форм противодействия расследованию. Более того, сокрытие преступления выступает на первый план и при «внешнем» противодействии. Мы имеем в виду такие ситуации, когда преступление скрывается руководителями предприятий, организаций в целях сохранения их престижа, или по корыстны мотивам, или из ложного понимания профессиональных интересов и т. п. Скрывается в этих случаях само событие преступления или отдельные ха- рактеризующие его степень общественно опасности элементы.

Сокрытие преступления, если оно не повлекло перехода преступления в категорию латентных, и признаки его обнаружены органами рассле- дования, оказывает влияние на возникшую следственную ситуацию, прежде всего на ее психологические компоненты. Известно, что одним из оснований деления следственных ситуаций по этим компонентам служит характеристика отношений сторон: ситуации делятся на конфликтные и бесконфликтные.

Конфликтные ситуации выражаются в соперничестве и противодей-

1 Белкин Р.С. Противодействие расследованию… М., 1997. С. 130.

96

ствии сторон, цели и интересы которых при расследовании преступлений не совпадают. Причем соперничество может быть строгим, не допускающим компромисса, и нестрогим когда компромисс между сторонами возможен.

Бесконфликтная ситуация, по мнению А.Р. Ратинова, характеризуется полным или частичным совпадением интересов участников взаимодей- ствия, отсутствием противоречий в целях, к достижению которых направлены их усилия на данном этапе расследования. Ситуации конфликтов различной длительности и остроты возникают тогда, когда между участниками процесса складываются отношения соперничества и противодействия1.

Рассмотрение данных положений необходимо для определения со- отношения между понятиями «противодействие» и «конфликт», с одной стороны, и «конфликтная ситуация» и «ситуация противодействия» - с другой.

Понятие «ситуация противодействия» в криминалистическую харак- теристику преступлений предложил ввести СЮ. Журавлёв2, обосновав целесообразность введения этого термина следующими аргументами: не все конфликты в деятельности следователя являются следствием противодействия преступников; противодействие, в отличие от конфликтов, имеет место не только в период предварительного расследования, но и в латентной стадии преступной деятельности, а также на последующих стадиях уголовного судопроизводства; понятие конфликта предполагает наличие в качестве участников двух лиц, одним из которых является следователь или оперуполномоченный, а при оказании противодействия последним могут противостоять «немые свидетели» - широкий круг объектов, начиная от документа, свидетельствующего о «невиновности» преступника, его не-

1 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М, 1967. С. 15.

1 Журавлёв СЮ. Противодействие деятельности по раскрытию и расследованию преступлений и тактика его преодоления: Дис…. канд. юрнд. наук. Н. Новгород, 1992. С. 29-32.

97

причастности к событию преступления, и заканчивая трупом важного свидетеля или самого субъекта преступной деятельности; следователь или оперуполномоченный могут и не являться участниками ситуации противодействия, что имеет место при воздействии преступников, непосредственно на следы преступления или максимального обеспечения ими скрытого характера совершенного преступления; конфликтная ситуация, может быть как заключительным этапом сложной продолжительной ситуации противодействия, так.и первой фазой его преодоления.

В качестве примера он приводит процесс преодоления следователем неосознаваемого противодействия. После того как противодействующий субъект осознает суть совершаемых им действий, ситуация противодействия становится конфликтной, поскольку авторы, на которых ссылается цитируемый, в качестве первой стадии конфликта выделяют «осознание участниками ситуации как конфликтной»1.

Любая следственная ситуация - ситуация, связанная с сокрытием преступления, т. е. с противодействием расследованию, и предполагает взаимодействие ее участников. Взаимодействие характерно и для ситуации противодействия, под которой СЮ. Журавлёв понимает совокупность действий, условий и обстоятельств, осуществляемых, создаваемых и используемых инициатором противодействия или иными лицами в целях воспрепятствования процессу раскрытия и расследования преступлений2.

В психологии взаимодействие чаще всего подразделяется на коопе- рацию (согласие) и конкуренцию (конфликт). Кооперированному, согласованному поведению присущи единство целей и объединение усилий нескольких субъектов для достижения желаемых целей. В конфликтном же

1 Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж, 1984. С. 56; Дрсткин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987. С. 106; Петровская Л.Я. О понятийной схеме социально-психологического конфликта // Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. М., 1977. С. 133; Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1971. С. 322 - 324.

2 Журавлев СЮ. Указ. соч. С. 33.

98

взаимодействии одна сторона препятствует достижению целей и намерений другой, ибо конфликт - это противоположность, несовместимость це-леи .

Одним из составных компонентов конфликта психологи называют конфликтное поведение, которое определяется как «действия, направленные на то, чтобы прямо или косвенно блокировать достижение противостоящей стороной ее целей, намерений и т. д.»2. Поэтому противодействие, поскольку оно направлено на недопущение достижения целей противостоящей стороной, и является разновидностью конфликтного поведения.

Таким образом, в основе любого противодействия лежит конфликт, столкновение интересов и целей. Хотя не все конфликты в деятельности следователя являются следствием противодействия. И в этом автор понятия «ситуация противодействия» прав. Однако это говорит о том, что именно понятие «конфликта» шире и многообразнее понятия «противодействие», а не наоборот.

С другой стороны, будет неверным и отождествление конфликта со стадией конфликтного поведения. Переход к конфликтному поведению означает вступление конфликта в открытую, явную и обычно наиболее острую стадию3.

Далее, рассматривая аргументы в пользу введения названного тер- мина, следует заметить, что действительно противодействие может осуществляться как в латентной стадии преступной деятельности, так и на последующих стадиях уголовного судопроизводства. Но и в этих случаях проявляются столкновения интересов преступника с охраняемыми законом правоотношениями, возникающими в связи с выявлением совершенного или предполагаемого преступления.

В этом и заключается специфика предварительного расследования.

1 Лефевр В.А., Смолян Г.П. Алгебра конфликта. М., 1968. С. 7, 82.

2 Петровская Л.А. Указ. соч. С. 133.

3 там же. С. 134.

99

Эта деятельность осуществляется в сфере особых правоотношений, и она при этом достаточно подробно регламентирована уголовно- процессуальным законом. Противодействие расследованию также включается в структуру возникающих правоотношений, что отличает его от противодействия другим видам человеческой деятельности.

Поскольку функция производства предварительного расследования возложена законом на специально уполномоченных субъектов - следователя и работника дознания, то противодействие, в конечном счете, всегда обращено к работникам органа дознания или следствия. Вышеизложенное, безусловно, не означает, что во всех случаях субъект противодействия направляет свои усилия против конкретного дознавателя или следователя.

При совершении действий, направленных на сокрытие преступления, противодействие направлено на воспрепятствование расследованию конкретного деяния. В этих случаях субъект противодействия руково- дствуется не информацией о действиях конкретного дознавателя или следователя, а представлениями о возможной деятельности органов предварительного расследования. Таким образом, обязательной стороной противодействия как особого вида деятельности является орган расследования в широком смысле.

Причем, как отмечено выше, противодействие может осуществляться до того, как начнется расследование, а в которых случаях имеет целью предотвратить его начало. Выявленное обстоятельство означает, что, с точки зрения причинности и содержания противодействие, имея в качестве участников две стороны, детерминировано деятельностью органов расследования. Эта детерминация осуществляется уже начавшимся или предполагаемым расследованием. Состояние проводимого расследования, условия конкретной ситуации, наконец, осведомленность субъекта противодействия о ходе и направлении расследования, безусловно, влияют на выбор им тех и иных приемов сокрытия преступления.

Аналогичным образом противодействие может продолжаться и в су-

100

дебной стадии уголовного судопроизводства, но здесь оно перерастает в противодействие правосудию, продолжая при этом оставаться разновидностью конфликтного поведения. Это значит, что сохранилось конфликтное состояние, имеющее в своей основе противоречие целей и интересов участников, в частности, субъекта противодействия.

Не случайно, психологи определяют конфликт как способ существо- вания противоречия во взаимодействии, заключающийся в столкновении носителей противоречия и их изменении, обусловленном этим столкновением1.

Обращаясь к конфликтному состоянию, можно определить его место в генезисе конфликта как сквозное состояние, т. е. переживание конфлик- та, начиная с момента осознания несовместимости целей и интересов. Таким образом, одна из сторон может считать себя в конфликтном состоянии задолго до ожидаемого взаимодействия, и перейти, имея установку на противодействие, к конфликтному поведению. Отсюда конфликтное состояние - сквозной атрибут всего процесса развития конфликта от возникновения до исхода. Изложенное приводит к выводу о необоснованности противопоставления деятельности по оказанию противодействия и конфликтной деятельности. Что же касается утверждения: что следователю и оперуполномоченному могут противостоять «немые свидетели», следует заметить, что автор допускает смешение понятий самого субъекта противодействия и предмета его деятельности: в действительности следователю или оперуполномоченному противостоят конкретные лица, своими действиями создавшие этих «немых свидетелей». Речь идет о дистанционном характере противодействия деятельности по раскрытию и расследованию преступления, когда информация, создаваемая путем фальсификации материальных следов преступления может передаваться органам расследования без вступления в непосредственный контакт с их представителями.

101

Относительно следующего аргумента о том, что следователь или оперуполномоченный могут и не являться участниками ситуации противодействия при воздействии субъектов на следы преступления или максимального обеспечения ими скрытого характера совершенного преступного акта, то выше мы уже пришли к выводу, что именно деятельностью органов расследования детерминирована деятельность субъекта противодействия, цель которого воспрепятствовать достижению этими органами своей цели - установлению истины.

Не является точным также мнение автора о том, что возникновению конфликтной ситуации может предшествовать сложная продолжительная ситуация противодействия, скажем, при преодолении неосознаваемого противодействия.

Во-первых, авторы, на которых делается ссылка, выделяя в качестве первой стадии конфликта осознание участниками ситуации как конфликтной, имеют в виду осознание хотя бы одним из участников. Так, Л.А. Петровская пишет, что конфликтное поведение одной стороны по отношению к другой не обязательно является результатом осознания конфликтной ситуации между этими сторонами’. Аналогичной позиции придерживаются и остальные авторы . Таким образом, при преодолении неосознаваемого противодействия сам следователь осознает конфликтность поведения субъекта неосознаваемого противодействия.

Во-вторых, действия такого лица, именуемые в данном случае не- осознаваемым противодействием, не имеют целью сокрытие преступления и недопущение вовлечения его следов в сферу уголовного судопроизводства в качестве судебных доказательств, как это следует из определения

1 Хасаи Б. И. О понятийной схеме и особенностях конфликта в деятельности по расследованию преступлений // Проблемы психологии следвенной деятельности: Сб. науч. ст. / Под ред. А.Р. Ратинова. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1986. С. 48.

1 Петровская Л.А. Указ. соч. С. 134.

2 Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж, 1984. С. 56; Драпкин Л.Я. Основы теории следственные ситуаций. Свердловск, 1987. С. 106; Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1971. С. 322 - 324.

102

противодействия по С.Ю.Журавлёву1. Поэтому такие действия представляют собой ту разновидность конфликтного поведения, которая не вызвана противодействием установлению истины.

Наконец, обратимся к самому понятию «ситуации противодействия» как совокупности действий, условий и обстоятельств, осуществляемых, создаваемых и используемых инициатором противодействия в целях вос-пре-пятствования процессу раскрытия и расследования преступлений.

В данном определении допущена терминологическая неточность, связанная с одновременным включением в содержание категории «ситуация» (которая представляет собой сочетание условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение, как было отмечено нами выше) как условий и обстоятельств, так и действий. Хотя, если принимать во внимание последовательность действий по оказанию противодействия во времени, выбор субъектом тех или иных приемов осуществления детерминируется, предопределяется состоянием производимого расследования, условиями конкретной ситуации и осведомленностью субъекта про- тиводействия о ходе и направлении расследования.

Подобное смешение в одном определении условий и обстоятельств вместе с действиями наделяет предлагаемый термин всеми признаками определения конфликтного поведения, а не ситуации, под которой сам автор подразумевает лишь данное состояние отношений участников уголовного судопроизводства2, любой временной срез (момент) в процессе развития того или иного события или явления от возникновения до исхода.

Следует отметить важность предлагаемой указанным автором клас- сификации ситуаций противодействия. В ней прослеживается принципиально новый подход к рассмотрению механизма противодействия во всей его динамике, подчеркивается необходимость и возможность исследования факторов, детерминирующих противодействие, с целью последующего ис-

1 Журавлев СЮ. Указ. соч. С. 27.

2 Там же. С. 30.

103

пользования полученных знаний для прогнозирования будущего про- тиводействия.

Рассматривая деятельность органов расследования как один из фак- торов, детерминирующих противодействие, следует сказать, что в некоторых случаях эта деятельность сама может стать причиной оказания противодействия. Представление о деятельности по расследованию преступлений, как о преимущественно конфликтной, нередко создает у самих следственных работников специфические социальные установки на преодоление противодействия. Такая установка реализуется в конкретных действиях лица, осуществляющего расследование, и проявляется в соответствующем его отношении к субъекту «противодействия». Это же, в свою очередь, порождает ответные реакции у других участников расследования и неизбежно ведет к столкновению сторон.

К оказанию противодействия зачастую могут привести проявление работниками органов расследования неосведомленности, нетактичное отношение к свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Поэтому в деятельности по расследованию преступлений следует усматривать свои специфические факторы, вызывающие, с одной стороны, реальное противодействие следователю в достижении им целей расследования преступления, с другой - факторы, вызывающие у следователя осмысление действий участника взаимодействия как противодействующих.

Коль скоро нами были затронуты вопросы детерминации противо- действия деятельности органов расследования, остановимся на тех его проявлениях, которые не вызваны целью сокрытия преступления. Тем более, как показывает изучение криминалистической и психологической литературы, эта область юридических знаний является малоисследованной.

Речь идет о тех трудностях, с которыми зачастую приходится стал- киваться следователю при взаимодействии с различными участниками предварительного расследования, исключая тех, кто напрямую заинтересован в исходе расследования.

104

Так, Л.М. Карнеева отмечает, что следователю в его нелегком труде по установлению обстоятельств расследуемого преступления нередко приходится преодолевать сопротивление, оказываемое лицом, совершившим преступление. В разрешении этой сложной задачи он вправе рассчитывать на помощь свидетелей и потерпевших, т. е. лиц, не причастных к преступлению и, казалось бы, не заинтересованных в сокрытии истины. В тех случаях, когда расчет следователя не оправдывается, он попадает в условия исключительной трудности1.

К оказанию противодействия со стороны участников расследования, не причастных к совершению и сокрытию преступления, толкает потребность избежать вовлечения в сферу деятельности правоохранительных органов. Действительно, в практике следователь довольно часто наталкивается на стремление таких участников «не связываться» с правоохранительными органами ввиду восприятия их деятельности как фактора, вторгающегося в их личную жизнь. Такое отношение вызвано психологической защитой от неопределенной угрозы, своеобразной защитной реакцией сознания.

А.Р. Ратинов и Г.Х. Ефремова на этот счет пишут, что подтвержде- нием реальности существования защитных механизмов может послужить тот факт, что эта проблема так или иначе врывается в изложение разнообразных вопросов, когда речь заходит о бессознательных или не вполне осознаваемых элементах психической деятельности, особенно при анализе мотивационной сферы личности2.

Сама ситуация расследования сопряжена не только с необычностью условий, в которых оказывается лицо, привлекаемое к уголовному процес-

1 Карнеева Л.М. Проблемы соотношения теории криминалистики и уголовно- процессуальной науки со следственной практикой // Актуальные проблемы советской криминалистики. М., 1980. С. 10.

2 Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Психологическая защита и самооправдание пре ступного поведения // Личность преступника как объект психологического исследова ния. М, 1979. С. 48.

105

су, но и с трудностями индивидуально-психического и этического плана, так как человек сталкивается с необходимостью решения сложных задач (дача показаний, воспроизведение виденного, пережитого, оценка других людей), выполнение которых, как правило, имеет общественно необходимый характер и в некоторых случаях связано с угрозой личному благополучию. Это ставит субъекта перед разного рода альтернативами. В зависимости от того, в какой степени человек использует систему социальных значений как основу планирования своих действий, выбирается и соответствующая стратегия взаимодействия.

Поскольку в структуре личностной регуляции деятельности особое место занимает осознание человеком себя, своих свойств и состояния, постольку на таком отношении субъекта к самому себе и другим базируется любое принятое им решение, включая и выбор стратегии взаимодействия.

Таким образом, если субъект оценивает свои действия как несоот- ветствующие своему образу, самооценке, это может стать детерминантой противодействия практически любого участника процесса. В качестве одной из таких причин можно назвать амбиции некоторых участников процесса, когда конфликт наступает не только из-за столкновения интересов и целей, но и из-за намерения одной из сторон сделать свое мнение доминирующим. Причем такой стороной может быть и сам следователь, на что указали 25% респондентов.

Осуществление правосудия, как правило, вторгается в жизнь человека не по его воле, внося изменения в мотивацию, установки, эмоциональ- ную сферу, отношения, а это в свою очередь вызывает определенную поведенческую реакцию (в том числе и противодействие).

Таким образом, достаточно распространенной причиной противо- действия является восприятие деятельности по расследованию как досадного фактора, мешающего собственной, субъективно наиболее важной деятельности. К примеру, раскрытие преступления может не затрагивать коренных интересов очевидцев, но они все же уклоняются от дачи показа-

106

ний, не желая тратить время на выполнение обязанностей свидетеля.

При этом рассматриваемые психологические механизмы защиты приводят в действие защитные мотивы, которые проявляются в различных способах оправдания своих поступков. Процесс самооправдания, несмотря на искаженное видение действительности, носит бессознательный или же не совсем осознаваемый характер.

Отсюда следует, что процесс привлечения лица к участию в рассле- довании, в новую непривычную и значимую обстановку побуждает большинство людей использовать в качестве ведущего инструмента взаимодействия защиту, реализующуюся в противодействии.

Достаточно интересное исследование, наглядно подтверждающее данный вывод, было проведено группой психологов. Полученные ими экспериментальные данные позволили сделать ряд заслуживающих внимания предположений: 1) негативное отношение к процессу расследования имеет место с позиций всех участвующих в деле лиц, что неизбежно служит причиной противодействия; 2) негативное отношение к расследованию со стороны потерпевших, характеризуемое установкой на противодействие, объясняется неверием в возможность раскрытия преступления и наказания виновного. Это еще усугубляется убеждением, что невозможно путем наказания виновного восстановить расстроенное здоровье, вернуть к жизни погибшего; 3) само принятие роли лица, привлекаемого к расследованию, в большинстве случаев вводит испытуемого в конфликтогенное состояние, характеризуемое установкой на противодействие1.

Учет обнаруженных тенденций представляется, на наш взгляд, весьма важным в практической деятельности следователя, позволяет прогнози- ровать и распознать противодействие и обеспечивать, при грамотном управляющем воздействии, гибкий подход во взаимодействии с участни-

1 Брязгина Л.Г., Лукьянова О.Д., Хасан Б.И. Экспериментальное исследование готовности к взаимодействию в условиях расследования // Проблемы психологии следственной деятельности: Сб. науч. ст.7 Под ред. А.Р. Ратинова. Красноярск, 1986. С. 67-

73.

107

ками расследования.

Еще одной особенностью процесса детерминации противодействия расследованию является то, что его эффективность во многом зависит от эффективности самой деятельности по расследованию. Вряд ли субъект предпримет попытки к сокрытию очевидных фактов, установленных в ходе расследования и уже зафиксированных в материалах уголовного дела. В свою очередь противодействие оказывает определенное влияние на ход, содержание и результативность расследования.

Безусловно, взаимное влияние друг на друга процесса расследования с одной стороны, и оказываемого противодействия - с другой, происходит с учетом внутренних качеств, свойств личности представителей противостоящих сторон. Обе стороны направляют свои усилия на достижение своих целей оптимальным путем, используя свои знания о свойствах и качествах противоположного участника взаимодействия. Особенно это проявляется при непосредственном контакте субъекта противодействия и лица, осуществляющего расследование.

Взаимообусловленность предварительного расследования и оказы- ваемого ему противодействия вызвана наличием противоположных целей соперничающих сторон: субъект противодействия вынужден принимать во внимание осуществляемое или предполагаемое расследование, а следователь должен учитывать оказываемое ему противодействие, поскольку цели субъектов расследования и противодействия взаимоисключают друг друга. Поэтому тактика следствия по преодолению противодействия избирается следователем в зависимости от того, какие приемы и средства использованы субъектом противодействия для воспрепятствования достижению задач и целей предварительного расследования.

При этом круг факторов, побуждающих субъекта к противодействию, а также используемых им при осуществлении своей деятельности, намного шире и многообразнее по сравнению с детерминантами способа совершения и сокрытия преступного деяния. Именно этим и

108

объясняется неограниченность средств противодействующих лиц, а также наличие достаточно большого количества разновидностей актов противодействия, к которым, помимо действий по сокрытию преступления, может прибегнут его субъект для воспрепятствования установлению объективной истины.

Мы уже упоминали, что конфликтное состояние и связанное с ним противодействие сторон можно определить как сквозной атрибут всего процесса развития конфликта от возникновения до исхода.

Важной неотъемлемой характеристикой следственной ситуации в условиях противодействия расследованию является вызванная им информационная неопределенность, которая так же, как и конфликтное состояние, является сквозной характеристикой процесса расследования.

Р.С. Белкин, рассматривая вопрос о том, из каких компонентов скла- дывается следственная ситуация, относит осведомленность следователя (об обстоятельствах преступления, возможных доказательствах, возможностях их обнаружения и экспертного исследования, местах сокрытия искомого и т. п.) и осведомленность противостоящих следователю и иных проходящих по делу лиц (о степени информированности следователя и свидетелей, обнаруженных и необнаруженных доказательствах, намерениях следователя и т.п.) к компонентам информационного характера1.

В.Е. Далин относит информационную неопределенность к числу по- стоянно действующих факторов расследования , причем достаточно большой уровень она может иметь не только на начальном этапе расследования, как это обычно отмечается в литературе, но и в следственных ситуациях любого из его этапов, например, при расследовании нераскрытых преступлений прошлых лет, когда, несмотря на большой объем проделан-

1 Белкин Р.С. Криминалистические средства, приемы и рекомендации // Курс со ветской криминалистики. М, 1979. Т. 3. С. 70.

2 Далин В.Е. Обусловленность тактического поведения следователя отдельными постоянно действующими факторами // Сборник статей адъюнктов и соискателей. М, 1973. Вып. 1.

109

ной работы, раскрыть преступление не удается, в случаях возвращения дела на дополнительное расследование и т. д.

Это объясняется тем, что, во-первых, сложность расследуемого со- бытия, следственных ситуаций, неупорядоченность взаимодействия их элементов, связей и отношений, особенности влияния условий, в которых протекает расследование, и другие факторы, смогут заявить о себе не только на первоначальном папе расследования, но и на последующих; во-вторых, объективно существующая информационная неопределенность своевременно не выявляется и не устраняется, количество ее увеличивается, и когда достигает такого уровня, что «не заметить» ее уже невозможно, следователь сталкивается с рядом осложнений; в-третьих, возникновению неопределенности способствуют и различные ошибочные действия следователя, оперативных работников, специалистов, экспертов и других участ- ников. Например, в практике расследования групповых преступлений (о похищении человека) нередки случаи, когда один из участников берет на себя вину с тем расчетом, что остальные, «выходя из дела», обеспечат его будущее после отбытия наказания, позаботятся о семье и т. д.

Реализуя свой замысел такой подозреваемый (обвиняемый) начинает разыгрывать (временами весьма искусно) сцены «чистосердечного» раскаяния. Следователь, не замечая информационной неопределенности (хотя на ее появление указывают некоторые признаки, в частности, «гладкость» показаний, расхождение их с некоторыми данными, полученными из других источников), расценивает совершенное преступление как не вызывающее особой сложности и, не затрудняя себя тщательной проверкой и оценкой собранных доказательна, начинает «сворачивать» расследование по делу.

Однако когда раскаявшийся преступник узнает о действительном или предполагаемом нарушении правил игры, то, естественно, он начинает энергично действовать - заявлять о самооговоре, применении к нему недозволенных методов следствия и т. д. В такой ситуации не замеченная ра-

*

по нее следо вател ем неоп редел еннос ть предс тает перед ним во всей своей полн оте, выну ждая пров одить рассл едова ние, по суще ству, с самог о нача- ла.

Ill

ГЛАВА II. ОРГАНИЗАЦИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

§ 1. Доследственная проверка информации и особенности возбуждения уголовного дела

Решение задач уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК РСФСР), как правило, представляет собой сложную и многогранную деятельность работников органов предварительного следствия и дознания, осуществляемую на различных этапах работы по уголовному делу. Вопрос об этапах расследования в течение многих лет является предметом дискуссии в криминалистике и не утратил своей актуальности до настоящего времени. Более того, наметилась дальнейшая актуализация данной проблемы1.

Попытки деления предварительного следствия на «периоды» или «важнейшие стадии» были уже в первых работах ученых- криминалистов2.

До конца 60-х гг. наибольшее распространение в криминалистике получило мнение о двух этапах предварительного расследования: начальном и последующем3.

Позднее была высказана точка зрения о необходимости делить пред- варительное следствие на три этапа. Свое наиболее полное выражение концепция «трехэтапнои периодизации расследования» получила, на наш взгляд, в работах Р.С. Белкина, который различает: 1) начальный этап (или этап первоначальных следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий); 2) последующий этап, основная направленность которого сводится к доказыванию формулы обвинения; 3) заключительный этап, вклю-

Танасевич ВТ. Теоретические основы методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения): Матер, науч.-практ. конф. М., 1976. С. 8.

2 Якимов И.И. Практическое руководство к расследованию преступлений. М., 1924. С. 168 - 171; Громов В.Л. Методика расследования преступлений. М., 1930. С. 44 и др.

3 Криминалистика. М., 1997. С. 330.

112

чающий процессуальные действия, организационные и организационно-технические мероприятия, необходимые для завершения расследования1.

Как двухэтапная, так и трехэтапная периодизация расследования по уголовному делу имеет своих сторонников2.

В то же время некоторые ученые-криминалисты высказываются за необходимость выделения в методике расследования еще одного этапа. Начало его связывают с получением заявления или сообщения о преступлении (ч. 1 ст. 109 УПК РСФСР), а окончание - с принятием решения о возбуждении уголовного дела (либо об отказе в его возбуждении, либо о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсудности -ч. Зет. 109 УПК РСФСР).

Так, В.Г. Танасевич, разбивая методику расследования отдельных групп преступлений на четыре самостоятельных этапа, выделяет при этом этап, содержанием которого является реагирование на повод к возбуждению уголовного дела, проверка поступивших заявлений или сообщений о преступлениях, возбуждение уголовного дела в случае наличия к тому оснований3.

Разрабатывая модель наиболее общей структуры методики расследо- вания, Л.Я. Драпкин выделил два самостоятельных этапа, предшествующих начальному: а) предварительная проверка поводов к возбуждению

’ Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. С. 235-242.

2 См: Лузгин ИМ. Методические проблемы расследования. М., 1973. С. 89; Бахин В.М., Быков В.М., Макаров Н.Л. О тактике повторного следствия // Сибирские юридические записки. Иркутск; Омск, 1974. Вып. 4, С. 182-190; Возгрин И.А. О структуре методики расследования отдельных видов преступлений // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью. Л., 1974. С. 82; Селиванов И.А. Определение понятия методики расследования и ее принципы // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1976. С. 13; Филиппов А.Г. Этапы расследования преступлений как категория криминалистической методики // Проблемы первоначального этапа расследования: Сб. науч. тр. Ташкент, 1986. С. 18-19 и др.

5 Танасевич ВТ. Указ. соч. С. 8.

из уголовного дела и данных о признаках преступлений; б) принятие процессуального решения по результатам проверки1.

А.Г. Филиппов также приходит к выводу о необходимости выделения в методике расследования отдельных видов преступлений, самостоя- тельного этапа предварительной проверки материалов, служащих основанием к возбуждению уголовного дела2. Аналогичные высказывания имеются и у других ученых3. Разделяя в целом эту позицию, отметим, что проверка материалов о преступлении в порядке ст. 109 УПК РСФСР не рассматривается как один из этапов расследования в связи с тем, что расследование по уголовно- процессуальному законодательству начинается только после возбуждения уголовного дела при наличии к тому повода и оснований (ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР) и отсутствия обстоятельств, исключающих производство по нему (ч. 1 ст. 113 УПК РСФСР). «Находясь за преде- лами трехэтапного процесса собственно расследования, этот этап по времени примыкает к началу исследования и во многом определяет его эффективность и значимость для последующей стадии процесса», - замечает Л.Я. Драпкин4.

Содержание проверки материалов уголовно-процессуальным зако- нодательством ограничивается «истребованием материалов и получением объяснений»; при этом, как говорится в законе (ч. 2 ст. 178 УПК РСФСР),

1 Драпкин Л.Я. Структура и функции первоначальных следственных действий в ме тодике расследования // Там же. С. 87.

2 Филиппов А.Г. О понятии и содержании криминалистической характеристики пре ступлений // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984. С. 23.

3 Яблоков Н.П. Общие положения методики расследования отдельных видов пре ступлений // Криминалистика: Учеб. для юрид. вузов. Л.: ЛГУ. 1980. 330 с; Проткин А А. Первоначальные следственные действия при расследовании хищений горючего на нефтесбытовых и автотранспортных предприятиях: Дис…. канд. юрид. наук: М., 1983. С. 57 и др.

4 Драпкин Л.Я. О некоторых дискуссионных проблемах периодизации процесса расследования (вместо введения) // проблема оптимизации первоначального этапа рас следования преступлений: Межвуз. Сб. науч. тр. Свердловск, 1988. С. 4.

114

может быть проведено лишь одно следственное действие - осмотр места происшествия1.

Результаты проведенного нами исследования показывают, что в ходе проверки материалов по делам о похищении человека, следователи, как правило, выполняют большой объем работ, решают сложные и специфические задачи.

Так, уголовные дела, по которым проводилась проверка материалов по фактам о похищении человека, составили 3,5% от общего числа изу- ченных. Опросом также установлено, что практические работники хорошо понимают значение проверки: 288 респондентов, т. е. 70,2% опрошенных высказались за необходимость выделения работы, проводимой до возбуждения уголовного дела, в самостоятельный этап в целях повышения ее значимости и ответственности за ее исполнение.

Это подтверждает и Л.Я. Драпкин, который пишет: «В силу своей информационно-поисковой направленности данный этап заслуживает детального и комплексного исследования криминалистами, процессуалистами и специалистами в области теории оперативно- розыскной деятельно-сти» . Такая необходимость, с нашей точки зрения, обусловлена еще и тем, что деятельность следователя по проверке материалов, связанных с похищением человека, т. е. с оценкой следственной ситуации, ее распознаванием, в криминалистической литературе ранее не рассматривалась.

Учитывая высказывания ученых-криминалистов и результаты нашего комплексного исследования, мы пришли к выводу о реальном сущест- вовании по делам данной категории преступлений вполне самостоятельного подготовительного этапа; он предваряет следственную технологию расследования. Его содержанием является доследственная проверка законно-

1 Некоторые авторы указывают на несовершенство закона в этой части. (См.: Сте панов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлении. Саратов, 1972. С. 66-68).

2 Драпкин Л.Я. О некоторых дискуссионных проблемах периодизации процесса расследования // Проблема оптимизации первоначального этапа расследования престу плений: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1988. С. 4.

115

сти поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, установление признаков преступлений, выяснение наличия обстоятельств, исключающих производство по делу (прил. 3), или, другими словами, распознавание наличия следственной ситуации.

Нам представляется, что основными задачами доследственнои про- верки являются:

1) принятие правильного процессуального решения по результатам проверки законности поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в связи с поступившим заявлением (материалом) о похищении человека; 2) 3) сбор и систематизация вещественных доказательств и информации о похищении человека, создание доказательственной базы; 4) 5) принятие мер к предотвращению или пресечению похищения че- ловека; 6) 7) выявление и закрепление следов похищения человека на месте происшествия; 8) 9) принятие следователем окончательного процессуального решения по оценке поступившего и «наработанного» в ходе проверки материала на предмет наличия типовой или нетиповой следственной ситуации. 10) Решение указанных задач этапа возбуждения уголовного дела в ре- шающей степени способствует результативному проведению расследования и четко ориентирует следователей на качественный осмотр места происшествия, проведение 1-го и 2-го этапов расследования.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом и с учетом ре- зультатов проведенного исследования поводом к доследственнои проверке информации (материалов) о возможном преступлении, связанном с похищением человека, могут стать:

поступившее в правоохранительный орган письменное или устное заявление, сообщение граждан - 12% случаев;

материалы оперативно-розыскной деятельности органов дознания - 75%;

116

рапорт работника милиции, протокол допроса- 13 %.

Дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные основания и данные, указывающие на признаки преступления. Несвоевременное принятие такого решения в дальнейшем может задержать проведение неотложных следственных действий, что, в свою очередь, повлечет утрату имеющихся следов и вещественных доказательств1.

При явке с повинной необходимо тщательно проверить поводы, мо- тивы и цели, побудившие признаться в совершенном преступлении.

При оценке исходной информации для решения вопроса о возбужде- нии уголовного дела должны соблюдаться общие методические требования, к числу которых относятся: определение источника информации, отнесение его к определенному виду источников (процессуальные или непроцессуальные), выделение признаков, указывающих на состав преступления; выделение признаков, указывающих на личность преступника; выделение признаков, указывающих на обстоятельства преступления и источника доказательственной информации; выделении противоречий, пробелов, спорных положений.

Если поступившие материалы содержат достаточно оснований к воз- буждению уголовного дела, следует немедленно его возбудить и проводить расследование.

На стадии возбуждения уголовного дела необходимо установить на- личие поводов и оснований, изучить имеющиеся данные о совершенном деянии и осуществить предварительную проверку имеющихся первичных материалов. В общем виде структура данной стадии выглядит следующим образом:

1 Подробно о практике возбуждения уголовного дела см.: Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М, 1970; Бородин СВ., Плесин В.И., Шавшин М.Н. Рассмотрение и разрешение органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях. М., 1971; Хмыров А.А. Расследование хищений социалистического имущества, совершаемых должностными лицами: Учеб. пособие. Краснодар, 1981 и др.

117

1) изучение первичных материалов, поступивших к следователю либо в орган дознания; 2) 3) анализ и оценка фактических данных, содержащихся в этих материалах; 4) 5) истребование дополнительных данных, если первичные материалы не позволяют решать вопрос по существу; 6) 7) изучение всех собранных сведений; 8) 9) окончательная оценка фактических данных и принятие решения в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР о возбуждении уголовного дела, об отказе в его возбуждении либо о передаче материалов по подследственности. 10) • Судебная и следственная практика свидетельствует, что заявления и сообщения по большинству преступлений, связанных с похищением чело века, поступают в органы внутренних дел, в частности, в подразделения криминальной милиции (УР, РУОП).

В соответствии с приказом МВД России информация о преступлениях и происшествиях подразделяется в зависимости от формы поступления на две группы:

заявления и сообщения о преступлениях, поступающие в органы внутренних дел и являющиеся в соответствии с уголовно-процессуальным законом поводом к возбуждению уголовного дела;

другая информация о преступлениях и происшествиях.

К заявлениям и сообщениям о преступлениях, являющимися поводами к возбуждению уголовного дела, относятся:

устные заявления после разъяснения ответственности за заведомо ложный донос, оформленные протоколом и подписанные заявителем;

  • письменные заявления и письма граждан, имеющие необходимые реквизиты и оформленные в соответствии с уголовно-процессуальным за коном;

заявления и сообщения о безвестном исчезновении граждан;

118

письменные сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц.

Другая информация о преступлениях и происшествиях - это те сообщения, которые не являются поводом для возбуждения уголовного дела, но требуют проверочных действий с целью установления признаков преступления или отсутствия таковых.

К сожалению, законопослушные граждане не всегда могут официально сообщить о готовящихся преступлениях, связанных с похищением человека. В таких случаях граждане делают анонимные сообщения (письменные, устные по телефону или передают факсом и т. п.)1.

Анонимная информация, поступившая в ОВД, не регистрируется, а

  • просто передается без регистрации в оперативные службы для использова ния в пресечении и раскрытии преступлений. Добросовестные работники проводят соответствующие оперативно-розыскные мероприятия, и каждая вторая из проверенных подтверждается. По раскрытым и расследованным уголовным делам о похищении человека (из числа изученных дел) по каж дому третьему преступлению за 12 часов до его совершения были сделаны анонимные сообщения в ОВД, однако меры по ним не были приняты.

§ 2. Организация планирования первоначального этапа расследования данной категории преступлений. Типичные следственные

ситуации и версии

Первоначальным этапом расследования мы обозначаем период, в течение которого решаются специфические задачи начала расследования2,

1 В Северо-Кавказском региональном управлении по борьбе с организованной пре-

  • ступностью ведется специальный журнал регистрации анонимной информации. Из 45 анонимных информации поступивших в 1998-2000 гг., подтвердились 28 фактов о го товившемся похищении человека.

2 В криминалистической литературе выделение первоначального этапа расследова ния традиционно. Его задачи сформулированы, например, Р.С. Белкиным еще в 1959 г. (Криминалистика: Учеб. для сред. юрид. школ. М., 1959. С 333-334.

119

заканчивающийся, как правило, появлением достаточных оснований для выдвижения версии о лице, совершившим преступление. На первоначальном этапе происходит разрешение исходной следственной ситуации, сложившейся на момент получения органом расследования информации о совершенном преступлении. Исходные следственные ситуации, возникающие по делам о похищениях человека, могут быть классифицированы с использованием в качестве критерия любого компонента психологического, процессуального, материального, организационно-технического характера.

По делам о похищениях человека значительная часть исходной ин- формации поступает из первоначальных источников. Следователь получает данную исходную информацию на двух уровнях: на уровне конкретных образов (место похищения человека, обнаруженные предметы, тайники, письма, очень редко следы преступника и похищенного), и в абстрактной форме (описание очевидцами преступника, версии потерпевших и их родственников и т. п.). Обработка полученной информации и проверка выдвинутых предположений идут также на обоих уровнях. По процессуальной природе (поводы к возбуждению уголовного дела) источники исходной информации по делам о похищениях человека подразделяются на следующие:

заявления от похищенных, их родственников или близких - 85,0%;

сообщения от посторонних граждан, организаций и должностных лиц - 8,0%;

результаты следственных действий или оперативно-розыскных ме- роприятий (непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором признаков преступления) - 5,0%;

сочетания из перечисленных выше и др. - 2,0%.

По времени поступления в органы расследования (по отношению ко времени совершения преступления и его обнаружения) исходная информация может подразделяться:

120

а) информация о готовящемся преступлении;

б) поступившая непосредственно после совершения преступления;

в) поступившая непосредственно после обнаружения преступления, но с существенным отрывом во времени от момента совершения преступ ления;

г) поступившая с существенным отрывом во времени от момента об наружения преступления.

Большую массу исходной информации о похищениях людей состав- ляет информация группы «в», как правило, по делам с целью получения выкупа, возвращения долга. Группа «а» также может составлять указанную исходную информацию. Информация группы «в» встречается по делам о похищениях человека с целью использования молодых женщин занятием проституцией. Информация группы «г» сравнительно часто может встречать по делам о похищениях с целью вымогательства имущества либо денег, а также выполнения каких-либо других требований, и обусловлена тем, что большая часть потерпевших предпочли не обращаться в право- охранительные органы. Все выявленные случаи необращения потерпевших в правоохранительные органы были обусловлены боязнью наступления тяжких последствий в отношении похищенного и неверием в возможности милиции предотвратить их наступление.

С содержательной стороны исходная информация по делам о похи- щениях человека бывает следующих видов:

1) содержащая сведения о совершении именно похищения человека (имеются свидетели насильственного лишения свободы, предъявлено требование выкупа или иное требование, задержаны похитители, похищенный освобожден и т. п.); 2) 3) содержащая сведения о возможности совершения как похищения человека, так и другого преступления (ранее, до похищения, потерпевшему высказывались реальные угрозы убийством, после похищения есть ос- 4)

121

нования подозревать похитителей в убийстве похищенного, обнаружены предметы одежды потерпевшего со следами крови и т. п.);

3) известен только факт похищения либо имеется лишь заявление (предположение) родственников и иных лиц о похищении человека.

В исходной информации о похищении человека, как правило, содер- жаться данные о месте, времени совершения преступления, предмете преступного посягательства. В основу исходной информации о похищениях должно быть положено наличие сведений о лице, совершившем преступление, и мотиве преступления.

I. Имеются сведения о лице(лицах), совершившем(шим) преступление, и мотиве преступления.

  1. Имеются сведения о местонахождении похитителя(ей), при этом:

а) сведения о местонахождении похищенного человека имеются;

б) сведения о местонахождении похищенного человека отсутствуют;

  1. Сведения о местонахождении похитителя(ей) отсутствуют, при этом:

а) сведения о местонахождении похищенного человека имеются;

б) сведения о местонахождении похищенного человека отсутствуют. Способ совершения преступления по таким делам, как правило, из вестен.

II. Имеются сведения о лице(лицах), совершившем(ших) преступле ние, мотив преступления неизвестен:

а) сведения о местонахождении похищенного человека имеются;

б) сведения о местонахождении похищенного человека отсутствуют.

Местонахождение лица, совершившего преступление, в этих случаях, как правило, неизвестно, сведения о способе совершения преступления обычно имеются.

III. Сведений о лице(ах), совершившем(ших) преступление, нет, но известен мотив совершения преступления (похищение с целью получения выкупа, фиктивное устройство в организацию на работу с выплатой зар-

122

платы, понуждение к совершению определенных действий, похищение носильных вещей, либо находящихся при похищенном ценностей).

  1. Способ совершения преступления известен, при этом:

а) сведения о местонахождении похищенного имеются;

б) сведения о местонахождении похищенного человека отсутствуют.

  1. Способ совершения преступления известен, при этом:

а) сведения о местонахождении похищенного человека отсутствуют. IV. Нет сведений ни о лице, совершившем преступление, ни о мотиве:

  1. Сведения о способе совершения преступления имеются, при этом:

а) сведения о местонахождении похищенного имеются;

б) сведения о местонахождении похищенного человека отсутствуют. Приведенные выше классификации можно объединить и получить

вариантность исходных следственных ситуаций, обладающих опреде- ленной спецификой. В данном случае количество их может быть и большим. Следователь должен найти место конкретной реальной следственной ситуации и сформулировать следственные задачи с позиций установления искомого неизвестного. Нельзя не согласиться с А.Н. Дубровиной в том, что ближайшей перспективой в этой области представляется разработка оптимальных (или максимально возможных) классификаций следственных ситуаций и корреспондирующих им решений тактических задач с использованием возможностей ЭВМ1.

На основе изучения уголовных дел выделим наиболее часто встре- чающиеся исходные ситуации при похищении человека, при которых решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

1 Дубровина А.Н. Расследование похищений и подмена детей: Лекция. М., 1988. С. 18.

123

  1. Констатировано исчезновение человека. Информация получена от родственников, нет никаких признаков другого преступления (оно предполагается в качестве одной из версий).
  2. Получены данные от граждан (сделано заявление) о насильственном лишении их родственника свободы (и, может быть, вымогательстве). Заявившие родственники согласны на совместные действия по освобождению потерпевшего и разоблачению преступников.
  3. Получена информация от потерпевших или их родственников (сделано заявление) о том, что имело место кратковременное лишение свободы потерпевших, после чего они были отпущены преступниками. Предварительно запуганы ими (к ним применялись меры физического воздействия и высказывались предупреждения о том, что если потерпевшие к определенному сроку не выполнят требования похитителей, то будут убиты или искалечены, либо так преступники поступят с родственниками потерпевших).
  4. Сведения о похищении человека (продолжающемся или кратко- временном), а также сопряженном с ним вымогательстве поступили не от потерпевших или их родственников (последние скрывают преступление и ведут переговоры с преступниками).
  5. Поступили сведения об уже состоявшемся похищении и выполнении требований преступников, которое было скрыто потерпевшим и его родственниками от правоохранительных органов.
  6. Поступили сведения о действующей организованной преступной группе, которая специализируется на вышеуказанном виде преступлений. Заявлений от потерпевших не поступало.
  7. Анализ изученных уголовных дел, связанных с похищением людей, показывает, что можно выделить несколько вариантов содержания исходных данных:

• данные, в которых имеется прямое указание на совершение похи- щения человека конкретными лицами;

124

• данные о подозрительном поведении группы лиц или одного лица, когда это поведение может свидетельствовать о причастности к насильст венному лишению свободы человека;

• сведения о подозрительном поведении родственников, которое также может быть связано со сбором денег, необходимых для выкупа, тайным общением с лицами, похитившим потерпевшего; • • наличие сведений об исчезновении гражданина, отсутствие его на работе, дома, в лечебных учреждениях; • • оперативная информация о том, что конкретное лицо находится в состоянии подавленности, в его поведении, внешнем облике произошли заметные изменения, на теле есть признаки насилия; • • в контакте с потерпевшим, его родственником или лицом, выпол- нявшим функции посредника, получена информация о конкретном факте похищения человека. • Исходя из многовариантности поступления исходной информации, следственно-оперативные работники должны по-разному реагировать на нее. Сама специфика исходной информации предполагает проведение оперативно-розыскных мероприятий по нескольким направлениям:

для проверки первичной информации;

для розыска пропавшего без вести человека;

для раскрытия похищения человека неустановленными лицами;

для оперативной разработки конкретных лиц, подозреваемых в по- хищении человека.

Наименее насыщенной признаками преступления о похищении чело- века является первая ситуация, т. е. официальное заявление об исчезновении человека. В этой информации не усматриваются признаки похищения, либо похищения с целью вымогательства, хотя и не может быть исключена версия о похищении. Оперативно- розыскные мероприятия должны проводится по существующим правилам розыска без вести пропавшего лица по розыскному делу. При этом необходимо в «ожидании» действий преступ-

125

ников, характерных для похищения, вымогательства, организовать оперативный контроль за родственниками и связями пропавшего. Следует учитывать, что преступники могут сделать паузу в расчете на то, чтобы усилить эмоциональное напряжение в семье похищенного, тем самым рассчитывая подвигнуть их к выполнению впоследствии выдвинутых требований, либо, наоборот, предполагают, что их пассивность в первые дни похищения человека исключит версию о вымогательстве. Одновременно необходимо изучить связи без вести пропавшего, обратив особое внимание на проявление интереса к без вести пропавшему со стороны лиц, относящихся к преступной среде. В отношении этих лиц также необходимо провести оперативную проверку.

По второй ситуации, когда родственники заявляют о похищении че- ловека, сопряженном с вымогательством и выставлением преступниками требований, и согласны на сотрудничество с правоохранительными органами, налицо факт совершения преступления и отсутствие информации о преступниках. При данных типичных обстоятельствах возбуждается уголовное дело, и проводятся оперативно-следственные мероприятия, направленные на обнаружение признаков похищения и вымогательства, причастности конкретных лиц к данному преступлению. При получении вышеука- занных признаков и обнаружении конкретных лиц проводятся следственно-оперативные меры по их изобличению.

По третьей ситуации, когда от потерпевших или их родственников поступают прямые указания на преступников и описываются их действия, также возбуждается уголовное дело, и проводятся оперативно-следственные мероприятия по установлению, задержанию преступников, раскрытию и расследованию по данному уголовному делу.

По четвертой и пятой ситуациям налицо противоборство потер- певших и их родственников, т. е. нежелание вмешивать правоохранительные органы, стремление справиться с ситуацией своими силами, выполнить требования преступников, например, выплатить выкуп и сохранить в

126

тайне от милиции возможность уплаты требуемой суммы. Для данных ситуаций характерна необходимость проведения оперативно- розыскных мероприятий до получения от потерпевших и их родственников сведений о преступнике. Поскольку есть данные о преступной деятельности, требующие проверки^ то существует необходимость проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий. При установлении признаков преступной деятельности, конкретных лиц проводится оперативная разработка либо задержание преступников.

По шестой ситуации, когда есть сведения о сформировавшейся пре- ступной группе, но нет заявлений о преступлениях, связанных с похищением людей, возникают основания для проведения оперативно- розыскных мероприятий по установлению круга участников преступления, выдвигаемых требований, потерпевших, получения объективных подтверждений действий преступников.

При похищениях, сопряженных с вымогательством, место укрытия самих вымогателей может совпадать с местом укрытия похищенного человека, поэтому требуются оперативно-розыскные меры для его обнаружения. Реальная возможность причинения существенного вреда похищенным, стремление большинства из них и их родственников скрыть от органов внутренних дел факт похищения, сопряженного с ним вымогательства, а также преступный опыт участников организованных преступных групп, совершающих похищения людей, в совокупности предопределяют необходимость выполнения комплекса требований, предъявляемых к организации раскрытия и расследования данного вида преступления.

Перечисленные выше варианты поступления исходной информации предполагают разнообразие ситуаций, в которых предстоит принимать оперативно-следственные тактические решения и реализовывать их в осуществляемых мероприятиях.

Организация и тактика раскрытия, расследования преступлений, связанных с похищением людей, имеет свою специфику.
Практика

127

показывает, что работа по этой категории дел осуществляется чаще всего в условиях дефицита исходной информации и времени на принятие решений. Помимо всего прочего, поиск и изобличение похитителей требуют задействования значительных сил и средств из различных подразделений милиции (ГУОП, ГУУР, ОПУ, УОТМ и др.), а также взаимодействия работников прокуратуры, ФСБ и координации их действий. Одной из особенностей работы по данной категории дел является ограниченность возможностей получения процессуальным путем доказательственной информации по сравнению с другими видами преступлений. Более всего это касается первоначального периода выявления и раскрытия, когда обычно неизвестно само место происшествия (похищения человека), отсутствуют следы и, как правило, очевидцы преступления и т. д.

По данным проведенного исследования, сообщения о похищениях людей в органы внутренних дел в основном поступали от родственников похищенных, что явилось поводом к возбуждению уголовных дел. Примерно о 20% фактов сообщили другие граждане, которым каким-либо образом стало известно о похищении человека. Причем во всех изученных заявлениях и сообщениях приводятся сведения, позволяющие установить предполагаемых потерпевших и, как правило, отсутствует информация о преступниках и обстоятельствах совершения преступления. Однако оперативные работники получают и иную информацию, когда источник сообщает о факте похищения человека, сопряженном с ним вымогательстве и о предполагаемых преступниках, но требуется установить потерпевших. Поводом к возбуждению уголовных дел также могут быть сведения, содержащиеся в заметках, письмах и статьях, опубликованных в печати (п. 4 ст. 108 УПК РСФСР), материалы выступлений по радио и телевидению.

Все элементы организации раскрытия похищений людей имеют спе- цифику, которая обусловлена определенной новизной складывающихся следственно-оперативных ситуаций: насильственным удержанием похи-

128

щенного, вступлением преступников в переговоры с заложниками и их родственниками (близкими) по поводу выдвинутых ими требований, существованием угрозы убийства похищенных людей, часто непредсказуемостью поведения потерпевших и их родственников. В этой связи представляется актуальным исследование именно специфических аспектов организации раскрытия похищений людей. К числу таких аспектов следует отнести выбор организационных форм осуществления комплексных оперативно- следственных мероприятий, адекватных конкретно складывающимся ситуациям. Перед тем как классифицировать эти ситуации, заметим, что существенным для организации работы по раскрытию похищений людей является ограниченность возможностей по сравнению с други- ми видами преступлений, особенно в связи с оперативной отработкой места происшествия.

Установление местонахождения похищенного человека, его освобо- ждение, а также задержание преступников в 95% случаев обеспечивается с помощью оперативно-технических и оперативно- розыскных мероприятий. От оперативных работников требуется максимально возможная конспиративность действий и наступательность их проведения, чтобы сохранить жизнь потерпевшим (похищенным), удерживаемым преступниками в неволе до получения выкупа, а иногда даже и после его передачи или выпол- нения иных требований. Промедление или расшифровка проводимых оперативно-розыскных мероприятий могут привести к человеческим жертвам.

Во многих случаях место похищения человека остается неизвестным до того, как он освобожден и получает возможность рассказать, что именно с ним произошло. Отсутствие следов, очевидцев преступления, неизвестность направления, в котором скрылись преступники, ставят работу по раскрытию похищений людей в зависимость от ситуации, в которой получена первичная информация, и от ее содержания.

Более подробно остановимся на проведении оперативно-розыскных мероприятий по фактам о похищении людей, которые можно разделить:

129

1) предварительная проверка сведений о похищении человека;

2) проведение оперативно-розыскных мероприятий по выявлению участников преступления, документированию их преступной деятельности и установлению места удерживания похищенного; 3) 4) оперативно-розыскные мероприятия по освобождению похищен- ного и задержанию преступников. 5) На первом этапе проверки необходимо убедиться, что действительно имеет место похищение человека, так как нередко в органы милиции обращаются граждане, ошибочно полагающие, что речь идет о похищенном. В случаях, если в результате проверки сообщения подтверждается только исчезновение человека и не усматривается признаков его похищения, то поиск пропавшего необходимо производить в рамках оперативно-розыскной деятельности подразделениями службы криминальной милиции.

При обращении граждан в органы милиции по поводу похищения человека необходимо выяснить следующее:

• данные потерпевшего (место работы и жительства, кто проживает в квартире, телефон, иные сведения о похищенном человеке и членах его семьи и т. п.); • • кто сообщил о преступлении (его данные, кем он приходится по- терпевшему, как ему стало известно о похищении человека, известно ли ему место, где похищенного содержат); • • когда и откуда похищен потерпевший, характер преступных дейст- вии в отношении него (с применением холодного оружия, огнестрельного оружия и т. д.), есть ли свидетели преступления, их данные; • • примерное количество преступников, их приметы, каким авто транспортом пользовались (марка, цвет, номерной знак); кому и какие предъявляются требования, каким способом эти требования передаются (по телефону, через посредника, запиской и т. д.);

130

• проинструктировать родственников и лиц, которым предъявляются требования о мерах предосторожности, так как в отношении них преступ ники могут вести контрнаблюдение,

При получении достаточных сведений, указывающих на похищение человека в качестве заложника, должностное лицо, первоначально рассматривающее заявление, обязано сообщить об этом руководству подразделения по борьбе с организованной преступностью (РООП, РУОП, УОП) и передать туда материалы оперативному работнику, специализирующемуся на раскрытии преступлений, связанных с похищением людей, захватом заложников и вымогательством.

Одним из главных условий выполнения требований комплекса опе- ративно-розыскных мероприятий является наступательность, неотложность, опережение действий преступников. Данное требование особенно актуально для организации раскрытия похищений людей, сопряженных с вымогательством, поскольку в этих случаях преступники ограничивают выполнение своих требований временными рамками, что определяется трудностями длительного укрытия и содержания похищенных людей в условиях активного их поиска органами внутренних дел. Негласность оперативно-розыскных мер и следственных действий имеет особое значение при раскрытии и расследовании дел о похищениях людей.

Организационно конспиративность должна достигаться следующим образом:

• поступившая любым путем информация о похищении человека не должна включаться в суточные сводки, в книге учета происшествий де журной части территориальных органов милиции следует предусмотреть лаконичную форму записи, не раскрывающую в деталях само событие преступления, а также фамилию потерпевшего, место его проживания и работы, необходимо устно докладывать о преступлении начальнику органа внутренних дел и прокурору;

131

• все сотрудники, привлекаемые к участию в оперативно-розыскных и следственных мероприятиях, должны знакомиться с оперативно- тактической ситуацией лишь в пределах, необходимых для выполнения отдельно даваемых им заданий; • • в сводки-ориентировки сведения о фактах похищения человека не включаются; • • все наряды патрульно-постовой службы и иные подразделения ор- ганов внутренних дел об этих преступлениях не оповещаются; • • оперативные совещания по данному преступлению необходимо проводить в максимально узком кругу руководящих сотрудников; • • по возможности, документы с изложением всех обстоятельств по- хищения не подлежат размножению и печатаются лично исполнителями. • Каждый сотрудник органов внутренних дел, посвященный в обстоя- тельства похищения человека, должен отдавать себе отчет в том, что ежеминутно сохраняется угроза расправы над потерпевшим или ужесточение условий его содержания.

Затем силами сотрудников РООП, РУОП проводится в порядке ст. 109 УПК РСФСР комплекс необходимых оперативно-розыскных (прове- рочных) мероприятий по поступившему заявлению. Дополнительно опрашиваются заявитель и свидетели с целью получения максимально полной информации об объекте похищения.

В связи с выделением типичных ситуаций в следственной практике по делам о похищении человека необходимо построение (выдвижение) ти- пичных следственных версий.

Разработка следственных версий способствует быстрому и плано- мерному установлению истинных обстоятельств расследуемого события лишь тогда, когда версии строятся с учетом различных способов совершения похищения человека и особенностей их расследования.

132

Вопросам выдвижения и проверки следственных версий учеными криминалистами уделялось много внимания1. Вопрос же о розыскных версиях не получил еще достаточно четкого освещения, хотя они имеют важное теоретическое и практическое значение.

Версии следователя и оперативного работника не должны существенно отличаться, но способы и методы их проверки могут быть разными. Имея специфический характер, розыскная версия служит базой целена- правленной деятельности по обнаружению орудий и средств совершения преступления, установлению механизма следообразования, задержанию лица, скрывшегося от следствия и суда и т. д.

На наш взгляд, розыскная версия - это обоснованное предположение следователя или оперативного работника органа дознания об обстоятельствах, имеющих значение для установления способа совершения преступления, места сокрытия похищенного человека, механизма следообразования, а также о личности подозреваемого, места его нахождения в настоящее время либо возможного появления в будущем и т. д.

Поисковая направленность розыскной версии сосредоточена главным образом на установлении:

а) определенного адреса или хотя бы конкретного описания места похищения человека, способов совершения и сокрытия преступления, то го, где находится или может находиться подозреваемый, скрывшийся от следствия и суда;

б) разнообразных связей разыскиваемого; личности подозреваемого; вероятного местонахождения орудий и средств совершения преступления, проверка которых может привести к его установлению и т. д.

1 АрцишевскийГ.В. Следственные версии: Дис. … канд. юрид. наук. М, 1973; Он же. К вопросу о следственных версиях // Вопросы борьбы с преступностью. М, 1976. С. 163 - 164; Белкин Р.С. Версии в доказывании // Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1966. С. 323; Карагодин В.Н. Выдвижение версии об обстоя- тельствах скрываемого преступления // сб. науч. тр. Свердловск, 1985; Сотников К.И. Прогнозирование в деятельности следователя: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Свердловск, 1987 и др.

133

Процесс построения розыскных версий состоит из следующих этапов:

формирование необходимой информационной и доказательственной базы;

определение необходимой теоретической базы, аккумулированной в знаниях следователя, лица, производящего дознание, его личном и обобщенном опыте;

оценка следователем (оперативным работником органа дознания) имеющейся информации, ее логический анализ с точки зрения достаточности для построения розыскных версий.

При выдвижении розыскной версии следователь и оперативный ра- ботник всегда преследуют единые цели и задачи - раскрытие и расследование преступления, поэтому нет необходимости разделять розыскные и оперативно-розыскные. Следственную версию о похищении человека целесообразно строить поэтапно.

Первый этап - формирование версии (анализ), своей задачей имеет познание, т. е. отбор, систематизация и аналитическое исследование. Сложность данного этапа обусловливается ограниченным объемом информации, что нередко влияет на круг предположений, которые закономерно несут в себе эту информацию как исходную.

Второй этап - формирование собственно предположения означает начало перехода от вероятности менее обоснованной к вероятности более обоснованной и значимой.

Последний этап - следственные выводы, которые позволяют реально и быстро подтвердить предположение, дают возможность быстро про- верить всю мысленную схему, а следовательно, и обозначить ее доказательственную ценность.

Иными словами, этапы формирования версий предполагают: анализ события преступления; осмотр места происшествия; осмотр мест сокрытия преступления; установление похищения человека; установление механиз-

134

ма следообразования, анализ обнаруженных следов и построение частной версии (чем оставлен след на предмете и каковы средства совершения преступления); построение частной версии относительно личности преступника; выведение следствий; проверка версии и ее подтверждение, т. е. раскрытие преступления.

При расследовании преступлений, связанных с похищением человека, наиболее часто выдвигаются версии о наличии в действиях лица, по- дозреваемого в совершении преступления, признаков состава преступления.

Вывод о наличии или отсутствии таких признаков может быть сделан на основе фактических данных, характеризующих элементы состава преступления.

На первоначальном этапе расследования преступления часто возни- кает сложная ситуация, характеризующаяся минимумом фактических данных.

В этих случаях расследование начинают обычно с выдвижения и проверки типичных версий. Под типичной версией понимается объяснение преступного события в целом или отдельных его сторон, основанное на данных обобщенного опыта следственной, судебной, экспертной и оперативно-розыскной практики по аналогичным делам.

Р.С. Белкин типичной версией считает наиболее характерное с точки зрения соответствующей отрасли научного знания или обобщения практики судебного исследования (оперативно-розыскной, следственной, экспертной, судебной) положительное объяснение отдельных фактов и события в целом. Типичная версия - это своеобразный зародыш системы общих (а иногда и частных) следственных версий по данному конкретному делу1.

1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. Т. 2. С. 296-297.

135

Аналогичные по своему содержанию определения содержатся в ра- ботах А.Н. Колесниченко, Г.А. Матусовского, Н.А. Якубовича, И.Е. Бы-ховского и некоторых других ученых1.

Выдвижение типичных версий на практике нередко основывается на стереотипе мышления, обусловленном уровнем профессиональных знаний и опытом расследования аналогичных дел.

Рассмотрим процесс построения (выдвижения) типичных версий по предмету преступления на основе тех элементов криминалистической характеристики, которые присущи распространенным следственным ситуациям, складывающимся при расследовании похищения человека.

«Мысль не ждет, когда копилка фактов у следователя наполнится до какой-либо заранее продуманной отметки, - пишет А.Р. Ратинов, - требование же воздержаться до поры до времени от построения версий равносильно запрещению мыслить в проблемной ситуации, в условиях неопределенности, что противоречит природе человеческого разума»2.

Знание следователем версий, типичных для расследования преступ- лений, связанных с похищением человека, находящегося в его производстве, расширяет возможность построения аналогичных конкретных версий.

Системы типичных версий не могут заменить творчества следователя. Нельзя абсолютизировать типичные версии, использовать их необ- ходимо в каждом конкретном случае с определенной осторожностью. Подводя итоги, необходимо отметить: типичные версии по своей природе криминалистические; в отличие от конкретных версий, они основываются не только на информации по конкретному делу, но и на других данных, особенно на систематически выявленных закономерных связях в преступ-

1 Колесниченко А.Н., Матусовский Г.А. О системе версий и методике их построения // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1970. Вып. 7. С. 9-11; Сергеев Л.А., Соя-Серко Л.А., Якубович Н.А. Планирование расследования. М., 1975. С. 33; Быхов- скии И.Е. Программированное расследование: возможности и перспективы // Актуаль ные проблемы советской криминалистики. М., 1980. С. 63.

2 Ратинов А.Р. Вступительная статья к книге: Пещак Я. Следственные версии. М., 1976. С. 13.

136

лениях одного вида или подвида; типичные версии используются в случае отсутствия или недостаточности информации по конкретному преступлению на любом этапе расследования; типичные версии могут быть общими, охватывающими все события преступления в целом, и частными, определяющими пути решения других задач; использование систем типичных версий не исключает, а предполагает творческий подход к расследованию каждого конкретного преступления.

К числу основных причин, ведущих к неблагоприятному развитию процесса расследования преступлений при использовании системы типовых версий, относятся: 1) неумение перейти от типовой версии к полной системе специфических версий; 2) ошибки в оценке вероятных характеристик версий, в результате чего следователь даже не приступает к проверке некоторых из них, необоснованно преувеличивая перспективность других версий и уделяя их исследованию все имеющиеся в его распоряжении силы и время; 3) недоброкачественная, поверхностная проверка версий, когда в силу психологической усталости, нехватки времени, неправильной оценки и иных причин следователь не доводит до конца исследование версий и переходит к исследованию другой или же приостанавливает предва- рительное следствие1.

Особенно эффективным является использование типовых версий на первоначальном этапе расследования неочевидных преступлений. Осуществляемое с их помощью поисковое прогнозирование2, при котором используются закономерности, фиксируемые в криминалистической характеристике преступлений, позволяет повысить практическую отдачу розыскных версий, правильно определить направление поиска скрывающегося преступника.

1 Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций: Дис. … д-ра юрид. наук. М, 1987. С. 385.

2 Сотников К.И. Прогнозирование в деятельности следователя: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Свердловск, 1987. С. 8-14; Горшеиин Л.Г. Теория криминалистиче ского прогнозирования: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. М., 1993. 33 с.

137

Следователь, закончив выдвижение версий по конкретному преступ- лению, связанному с похищением человека, переходит к планированию расследования. К нему нужно приступать немедленно, сразу же после возбуждения уголовного дела.

Для успешного расследования похищения человека необходимо тщательно и окончательно спланировать ход расследования. Успех расследования зависит от того, насколько хорошо было проведено первоначальное планирование.

По мнению И.Н. Сорокотягина, «планирование - это развернутая по- этапно программа практических действий, важнейший элемент реконструктивной деятельности следователя. Успех планирования предварительного следствия во многом зависит от умения восстановить события прошлого по следам. Для этого необходимы психические качества, которые характеризуют творческое начало в деятельности следователя: следственное воображение, объективность мышления, интеллектуальный уровень, хорошая память, ум (система знаний), интуиция, умение фантазировать и др.»1. Мы придерживаемся его мнения.

Как справедливо считает Н.А. Селиванов, выделение комплекса пер- воначальных следственных действий «ориентирует следователя на использование максимума возможностей для обнаружения доказательств, имеющихся на исключительно важном - первоначальном - этапе расследования, и на создание надлежащей базы для тщательного обоснованного планирования всего следственного производства по делу»2. Это предполагает не- обходимость составления общего плана расследования первоначального этапа и отдельного плана по каждому следственному действию.

1 Сорокотягин И.Н. Роль психологических и других специальных познаний в пла нировании предварительного следствия // Версии и планирование расследования: Меж- вуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1985. С. 107.

2 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 122.

138

Учитывая исходную информацию о похищении человека, полученную следователем, следует отметить, что она препятствует разработке подробного плана по делу в целом.

На первоначальном этапе практически предусмотреть в плане все невозможно, но к этому надо стремиться, однако в процессе расследования возникают и непредвиденные обстоятельства, заслуживающие серьезного внимания, что приводит к составлению дополнительного плана.

В этой связи важно подчеркнуть, что всякое пополнение знаний сле- дователя о расследуемом преступлении, должно влечь немедленное уточнение пунктов составленного плана.

Прав A.M. Ларин, говоря, что «планирование основывается на все- стороннем учете фактических данных, которые в ходе расследования неуклонно пополняются, уточняются, переосмысливаются. Соответственно пополняется, корректируется, изменяется и план. Поэтому процесс планирования от принятия дела к производству и вплоть до составления обвинительного заключения непрерывен»1. Важность динамичности планирования подчеркивают и другие авторы2.

Опрос следственных работников показал, что в их производстве на- ходятся дела, число которых колеблется в разное время от 20 до 30 штук в месяц: одноэпизодные - 19, многоэпизодные (два и более преступлений) -5, кроме того, нераскрытые преступления (отсутствие подозреваемого лица) - от 6 дел и выше. Учитывая такую нагрузку на одного следователя, планирование расследования обязательно, чтобы не упустить основные мероприятия, необходимость производства, которых не терпит отлагательства на первоначальном этапе.

1 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование и организация. М., 1970. С. 58.

2 Колесиичеико А.Я., Сущенко В.Н. О принципах планирования расследования пре ступлений // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев: Вища школа, 1983. Вып. 26. С. 58.

139

В ходе планирования расследования преступлений о похищении че- ловека следователь должен учитывать поток информации, полученной из сложившейся следственной ситуации, и теоретические и практические знания для выбора первоочередных следственных действий.

Уместно привести высказывание В.Н. Махова о том, что научно- технический прогресс постоянно открывает все новые возможности использования достижений науки и техники в уголовном судопроизводстве. Сейчас даже самых глубоких профессиональных знаний следователя может не хватить для успешного расследования. «Путь к установлению истины по многим делам оказался бы намного длиннее, целый ряд преступлений не удалось бы раскрыть, если бы следователи не использовали при этом специальные знания, т. е. знания, которые приобретаются путем целенаправленной подготовки и опыта работы для определенного вида деятельности в рамках той или иной профессии, исключая в данном случае профессию самого следователя»1. Подобного мнения придерживаются и другие авторы2.

При составлении плана на первоначальном этапе расследования пре- ступлений о похищении человека следователь обязан продумать, каких специалистов, как и когда привлечь, наметить мероприятия (оперативно-розыскные), в которых они будут участвовать. Для этого в плане должен быть приведен не только перечень научно- технических средств, но и конкретные тактические приемы их использования.

Анализ уголовных дел, связанных с похищением человека, показал, что следователи еще не полностью представляют значимость привлечения специалистов в расследовании, т. е. ограничиваются лишь экспертами-

1 Махов В.Н. Использование познаний сведущих лиц при расследовании преступ лений // Проблемы предварительного следствия в уголовном судопроизводстве. М., 1980. С. 48-49.

2 Лисиченко В. К. Использование данных естественных и технических наук в след ственной и судебной практике. Киев: Вища школа, 1979; Готаренко В.И. Использова ние данных естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве (методо логические вопросы). Киев: Вища школа, 1980.

140

криминалистами, которые выезжают на место происшествия в составе следственно-оперативной группы, и то не всегда. В 40,5% случаях принимали участие эксперты-криминалисты; 59,5% - ограничивались назначением трасологических и баллистических экспертиз. Однако специфика таких уголовных дел требует привлечения специалистов, например, в области психологии, и получения соответствующих консультаций. Все это создает впечатление о формальном подходе к расследованию преступлений.

Кроме того, следственная практика показала, что следователи допус кают существенные просчеты в организации, планировании и взаимоот ношении с участниками следственных действий. Только 17,1% опрошен ных нами следователей отметили важность всех рассмотренных мероприя- * тий; 48,6%, респондентов, считая определение роли каждого участника

следственного действия наиболее значимым, не уделяли внимания ознакомлению участников следственного действия с их правами и обязанностями и контролю за их действиями; 18,3% - необходимость только ознакомления участников следственного действия с их правами и обязанностями, а 16% - контроль за их действиями.

§ 3. Особенности взаимодействия следователя с органами дознания и другими подразделениями правоохранительной системы

Большую роль в раскрытии преступлений призвано сыграть взаимодействия следователя с органами дознания и другими подразделениями правоохранительной системы. В процессуальной и криминалистической литературе этому уделено немало внимания1.

• ‘ Гуткин КМ. Правовые вопросы взаимодействия следователей и органов дознания

в уголовном процессе. М., 1967; 206 с; Жогин И.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965; Аверьянова Т.В., Белкин Р.С. и др. Криминалистическое обеспечение расследования преступлений: Учеб. М., 1998; Акту- альные проблемы теории и практики взаимодействия подразделений органов внутренних дел в борьбе с преступностью // Матер. Межвуз. науч.-практ. конф. Челябинск: ЧЮИ МВД России, 1998. 162 с.

141

Проблема взаимодействия следователей с оперуполномоченными уголовного розыска, РУБОП, органами дознания, ОВД (участковыми инспекторами милиции, работниками других подразделений правоохранительной системы) становится особо актуальной в свете современных требований.

В некоторых монографических работах1, кандидатских диссертациях2, а также статьях3 освещаются вопросы взаимодействия предваритель- ного следствия и органа дознания.

Однако остается еще не изученной специфика этой деятельности, особенно по делам о похищении человека.

Взаимодействие следователя с оперативными работниками уголовного розыска, региональными управлениями по борьбе с организованной преступностью, участковыми инспекторами милиции, работниками пас- портно-визовой службы, экспертами и другими всегда представляет собой временно-пространственный процесс, включающий в себя:

а) решения следователя о взаимодействии с оперативно- розыскными и иными работниками органа дознания и правоохранительной системы;

б) деятельность оперативных и иных служб органа дознания по ис полнению этого решения следователя;

1 Белозёров Ю.Н., Гуткин ИМ., Чувилёв А.А., Чугунов В.Е. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. М., 1973; Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии. Волгоград, 1976; Чувилёв А. А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией. М., 1981 и др.

2 Балашов А.К Взаимодействие следователей и органов дознания при расследова нии преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1973; Герасимов И.Ф. Теоре тические проблемы раскрытия преступления: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1979; Пршуцкий Г.Ю. Взаимодействие органов предварительного следствия и дозна ния при раскрытии и расследовании корыстно-насильственных преступлений: Авто реф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2001. 24 с. и др.

3 Ларин A.M. Процессуальные вопросы соотношения следствия и оперативно- розыскной деятельности органов дознания // Соц. законность. 1964. № 7; Карнеева Л.М. Правовые основы взаимодействия следователя с сотрудниками милиции // Соц. закон ность. 1981. № 5. С. 50-53; Укреплять взаимодействие, обеспечить комплексное ис пользование сил и средств в раскрытии каждого преступления // Бюллетень ГСУ МВД СССР. М., 1988. № 4. С. 7 и др.

142

в) процессуальную и иную деятельность следователя, связанную с оценкой доказательственной и ориентирующей информации, полученной в результате взаимодействия с органами дознания, и включением ее в систему доказательств по данному уголовному делу.

В отечественной юридической литературе отмечается, что взаимо- действие следователя с органом дознания осуществляется на основе уголовно-процессуального закона о взаимодействии не подчиненных друг другу органов1.

Кроме официального (уголовно-процессуального) взаимодействия существует внепроцессуальное (организационное). Взаимодействие следователя с оперативно-розыскными и другими работниками правоохранительной системы по уголовному делу должно протекать в строгом соответствии с ведомственными актами2.

Необходимо отметить, что это взаимодействие в любой форме осу- ществляется под руководством следователя. В соответствии со ст. 127 УПК РСФСР инициатива взаимодействия исходит от следователя, он также несет ответственность за быстрое и полное раскрытие преступлений. Следователь по конкретному уголовному делу определяет формы взаимодействия, его цели, пределы и осуществляет контроль за исполнением процессуальных решений.

Таким образом, взаимодействие следователя с оперативно- розыскными и иными работниками органа дознания необходимо понимать как объективно необходимую для раскрытия преступлений, основанную на законе и ведомственных нормативных актах, координируемую и согласованную по промежуточным и конечным целям деятельность независимых друг от друга в административном отношении органов, направляемую сле-

1 Гуткин ИМ. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. М, 1973. С. 70 и др.

2 Гуткин ИМ. Указ. соч. М., 1973. С. 75 - 76; Чувилёв А.А. Указ. соч. С. 7.

143

дователем и осуществляемую при правильном сочетании и эффективном использовании полномочий, методов и форм, присущих каждому из них1.

В ст. 127 и 132 УПК РСФСР закреплены процессуальные формы взаимодействия следователя с оперативно-розыскными и другими работниками органа дознания.

Уголовно-процессуальное и нормативное регулирование указанной деятельности предполагает, с одной стороны, право следователя осуществлять эту деятельность, а с другой - обязанность работника уголовного розыска, дежурной части, участкового инспектора милиции и других работников органа дознания и правоохранительной системы производить в целях раскрытия преступления процессуальные действия по поручению и указанию следователя.

В соответствии со ст. 27 Закона о прокуратуре РФ прокурор по де- лам, находящимся в его производстве или в производстве следователя прокуратуры, вправе поручить органам дознания исполнение постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу, производстве обыска, выемки, розыске лиц, совершивших преступления, исполнение других следственных действий, а также давать указания о принятии необходимых мер для раскрытия преступлений и обнаружения лиц, их совершивших.

Согласно ст. 29, 30 Основ уголовно-процессуального законодатель- ства РФ и УПК взаимодействие может иметь место лишь по находящимся в производстве следователя делам, которое осуществляется в трех основных формах: а) в ст. 119 УПК РСФСР указано на необходимость уведомления следователя о результатах оперативно-розыскных действий по делам, переданным ему органом дознания до установления лица, совершившего преступление; б) ст. 119 и 127 УПК РСФСР определяют обязательное исполнение органом дознания розыскных и следственных действий по по-

1 Об объявлении решения коллегии МВД СССР от 22 мая 1985 г. «О состоянии и мерах обеспечения своевременного, полного раскрытия и расследования преступлений».

144

ручению следователя; в) ст. 127 УПК РСФСР на орган дознания возлагает обязанность содействовать следователю при производстве им следственных действий.

Деятельность органа предварительного следствия должна строиться на основе тесного взаимодействия, особенно с уголовным розыском, РУБОП, дежурной частью, участковым инспектором милиции и другими работниками правоохранительной системы, в течение всего следствия с тем, чтобы был обеспечен постоянный обмен информацией.

Анализ изученной следственной практики и проведенное анкетиро- вание следователей показали, что на начальном этапе осуществляются следующие формы взаимодействия: проведение обыска - 12%; установление круга связей - 7%; выявление очевидцев, проведение совместных рейдов, задержание подозреваемых, дактилоскопирование и изъятие следов пальцев рук, составление совместного плана проведения следственных и оперативно-розыскных действий - 7%; установление источника криминалистически значимой информации - 5%; сбор и получение информации о личности подозреваемого - 8%; осмотр места происшествия (задержания) - 4%; создание следственно- оперативных групп - 4%; не ответили - 46%. На последующем этапе расследования отмечены следующие виды взаимодействия: розыск скрывшихся с мест совершения преступления или лиц, уклоняющихся от следствия и суда, - 30%; одновременные обыски у подозреваемого, его друзей либо других лиц, причастных к преступлению, -3%, назначение экспертизы - 1%, проведение криминалистической дея- тельности по предупреждению преступления - 6%; допрос свидетелей - 6%; привод для допроса или другие следственные действия - 5%; сбор различных документов (справки из медицинских учреждений, с места работы и учебы и пр.) - 4%; не ответили - 40%.

Таким образом, к числу форм взаимодействия правомерно отнести: совместный выезд на место происшествия (понятие совместного выезда не отождествляется с совместным осмотром места происшествия, поскольку

145

при выезде на место происшествия, как правило, возникает необходимость в проведении целого комплекса следственных действий и оперативно-розыскных мер); совместное или согласованное планирование по уголовному делу; обмен информацией, представляющей взаимный интерес для следователей, оперативных работников и криминалистической деятельности; создание следственно- оперативных групп; совместные выезды в другие города страны для производства следственных действий и принятия оперативно- розыскных мер; совместная разработка и принятие мер по устранению выявленных в ходе проверки заявлений и сообщений о преступлениях, а также обстоятельств, способствующих совершению преступлений, обнаруженных во время предварительного следствия; отчеты опера- тивных работников, следователей и экспертов перед руководителями соответствующих подразделений о ходе выполнения плановых мероприятий.

При осуществлении указанных форм взаимодействия обязательны следующие условия: 1) соблюдение всеми участниками взаимодействия законности; 2) разделение компетенции следователя и оперативного ра- ботника, вытекающее из требований закона и специфики их деятельности; 3) комплексное использование сил и средств, которыми располагает следователь и оперативные работники; 4) организующая роль следователя и его процессуальная самостоятельность во взаимодействии на стадии возбуждения уголовного дела и в процессе расследования.

При любой форме взаимодействия деятельность следователя, опера- тивно-розыскных и иных работников органа дознания не должна противоречить требованиям уголовно-процессуального закона, необходимо четкое распределение и соблюдение функциональных обязанностей участников взаимодействия. Нарушение этих условий включает неправомерность и недопустимость использования той информации, которая получена в результате этого взаимодействия, а иногда - незаконность и необоснованность процессуальных решений следователя, принимаемых по данному уголовному делу (например, незаконное и необоснованное вынесение по-

146

становления следователя о привлечении подозреваемого в качестве обвиняемого)1.

И.М. Гуткин отмечает, что отступление от внепроцессуальных (ор- ганизационных) форм взаимодействия может причинить ущерб интересам расследования, но не сопряжено с процессуально- правовыми последст-виями . В ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР говорится о том, что следователь вправе поручать органам дознания лишь производство следственных и розыскных действий, хотя ч. 1 ст. 118 УПК РСФСР четко определяет и возлагает на орган дознания принятие оперативно-розыскных мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших.

На наш взгляд, ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР необходимо привести в со- ответствие со ст. 118 УПК РСФСР. Это будет способствовать расширению предоставленных прав как следователям, так и работникам оперативно-розыскных служб. Несоответствие ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР и соответствующей статьи Основ порождает разногласия между учеными, исследующими правовой механизм взаимодействия следователя с органом дознания3.

Закон не определяет розыскных и оперативно-розыскных действий, он дается в ведомственных нормативных актах. Таковыми действиями могут быть внепроцессуальные действия гласного и негласного характера

1 Гуткин И.М. Органы дознания и предварительного следствия системы МВД и их взаимодействие. М., С. 75; Кукушкин Ю А. Общие вопросы организации следственной работы. Волгоград, 1975. С. 31.

2 Гуткин И.М. Указ. соч. С. 76.

3 Осипов А.Ф. Вопросы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно- розыскной деятельности. М., 1976. С. 19-23; Балашов А.Н. Обеспечение законности в процессе взаимодействия следователей и органов дознания при расследовании престу плений // Укрепление законности в деятельности следователей в свете Конституции СССР. М., 1979; Ларин А М. Проблемы расследования в советском уголовном процес се: Дис. … д-ра юрид. наук. М, 1973. С. 64-65; Гуткин И.М. О соотношении понятий «оперативно-розыскные меры» и «розыскные действия» в советском уголовно- процессуальном законодательстве. //50 лет советской прокуратуре и проблемы совер шенствования предварительного следствия. Л., 1972. С. 60-63; Шиканов В.И. Актуаль ные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современно го научно-технического прогресса. Иркутск, 1978. С. 131.

147

при осмотре места происшествия, обыске, выемке и т. д. Им присущи поисковая, розыскная направленность (поквартирные, подворные обходы, засады, прочесывание местности или выявление несвойственных признаков на месте обыска, выемки, осмотра места происшествия в целях поиска предметов, могущих служить вещественными доказательствами, обследование условий жизни лица, склонного к совершению преступления, подозреваемого или обвиняемого).

Кроме того, аппараты уголовного розыска, РУБОП наиболее приспо- соблены для решения задач, связанных с оперативно-розыскными мероприятиями и действиями.

Оперативно-розыскные меры применяются как самостоятельно, так и в сочетании с гласными методами и средствами розыска. Сбор информации, необходимой для изобличения виновного, привлечения его к уголовной ответственности, осуществляется тайно и сопровождается преодолением различных ухищрений преступников, стремящихся скрыть эти сведения. Следовательно, оперативно- розыскную деятельность можно рассматривать как систему разведывательных мероприятий1.

Однако разведывательные мероприятия нельзя сводить к негласному собиранию сведений. Так, в ст. 118 УПК РСФСР, определяющей обязанности органов дознания, указывается, что на органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших.

В литературе существует различное понимание этих мер. К ним от- носят: меры по охране места происшествия, преследование преступника по «горячим следам», применение служебно-розыскной собаки, выявление свидетелей и очевидцев происшествия, обследование района происшест-

1 Ратинов А. Р. Взаимодействия следователей прокуратуры и органов милиции при расследовании преступлений // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предварительного расследования. М., 1962. С. 87.

148

вия, поиск по следам, преследование преступника и заградительные мероприятия1, использование уголовной регистрации, розыск лиц и предметов по приметам , использование ЭВМ, кибернетики и др.

Отсутствует единство взглядов и в определении оперативно-розыскных мер4. Не дает точного их толкования и ст. 118 УПК РСФСР, где речь идет о розыске, проводимом с помощью оперативных мер. В данном случае термин «оперативный» означает особый метод осуществления этих мер, а «розыскной» - их направленность.

В целях успешной борьбы с тяжкими преступлениями необходимо противопоставить тайной деятельности преступных элементов, их ухищрениям специальные меры, которые позволили бы своевременно разведать, узнать о преступных намерениях, действиях и использовать полученные данные для предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, изобличения виновных. Эти меры в законе называются оперативно-розыскными. Их отличительная особенность - негласный характер применения, позволяющий сделать тайное явным и тем самым обеспечить достижение задач уголовного судопроизводства5.

1 Криминалистика. М., 1963. С. 460.

2 Давыдов П.М., Сидоров Д.В., Якимов П.П. Судопроизводство по новому УПК РСФСР. Свердловск, 1962. С. 149.

3 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы тенденции, перспективы. От теории к практике. М, 1988. С. 6-10.

4 Миньковский Г.М. Некоторые вопросы дознания и предварительного следствия в свете Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Важный этап в развитии советского права. М, 1960. С. 107; Ратинов А.Р. Взаимодействие сле дователей прокуратуры и органов милиции при расследовании преступлений // Прак тика применения нового уголовно-процессуального законодательства в стадии предва рительного расследования. М., 1962. С. 87; Коврига З.Ф. Дознание в органах милиции. Воронеж, 1964. С. 7; Герасимов И.Ф. Взаимодействие органов предварительного след ствия и дознания при расследовании особо опасных преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1966. С. 7.

5 О негласной характеристике оперативно-розыскных мер см.: Лекарь А.Г. К во просу о правомерности и правовых основах агентурно-оперативной работы учрежде ний внутренних дел // Труды Высшей школы МВД СССР. М., 1957.

149

Некоторые юристы отождествляют следственные действия и опера- тивно-розыскные меры, относя к последним действия по обнаружению, закреплению и изъятию доказательств1, привод, арест, обыск2.

Такое понимание неверно и противоречит задачам и целям опера- тивной работы подразделений службы криминальной милиции.

Между оперативно-розыскными мерами и следственными действиями существуют принципиальные различия, которые в основном заключа- ются в следующем.

В практике расследования преступлений, связанных с похищением человека нередко возникают ситуации, когда следователю необходимо, чтобы орган дознания произвел розыскные действия по установлению источников доказательственной информации, а затем закрепил ее путем соответствующих следственных действий. Например, нужно произвести по-квартирный (подворный) обход с целью установления очевидцев совершенного преступления, лиц, имеющих определенную информацию, допросить установленных лиц в качестве свидетелей по определенным вопросам. Это решение следователь оформляет поручением, которым обязывает орган дознания произвести перечисленные розыскные и следственные действия.

Роль следственно-оперативной группы в раскрытии преступлений весьма значительна и не противоречит требованиям уголовно- процессуального законодательства, и в рамках группы оперативные работники выполняют следственные, розыскные и оперативно- розыскные действия по поручениям и указаниям следователя3.

1 Зотов Б.Л. Важный этап в развитии советского права. М., 1960 и др.

2 Стремовский В.А. Предварительное расследование. М., 1958. С. 99; Герасимов И. Ф. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания при расследова нии особо опасных преступлений: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Свердловск, 1966. С. 7.

3 Вопрос об организации и деятельности следственно-оперативной группы всесто ронне рассматривался в литературе. {Карнеева Л.М. Следственно-оперативная группа // Сов. милиция. 1981. № 12. С. 23-25; Дубинский А.Я., Шостак Ю.И. Организация и дея тельность следственно-оперативной группы. Киев, 1981).

150

Особенности рассматриваемого взаимодействия при расследовании похищения человека могут быть наиболее полно исследованы, если взаимодействие указанных органов рассматривать применительно к этапам предварительного расследования.

Следует отметить, что по данной проблеме среди ученых юристов единого мнения нет1.

Применительно к исследуемой категории преступлений можно вы- делить следующие этапы: 1) проведение оперативно-розыскных действий до возбуждения уголовного дела; 2) возбуждение уголовного дела; 3) проведение следственных и оперативно- розыскных действий на начальном этапе расследования (осмотр места происшествия; задержание подозреваемого; допрос подозреваемого; проверка показаний подозреваемого на месте происшествия; обыск или выемка с целью изъятия вещественных доказательств и т. п.); 4) проведение следственных и оперативно-розыскных действий на последующем этапе расследования (одновременные обыски подозреваемого и других, выемка, осмотр и орудий совершения преступления; осмотр одежды, предметов и т. д.; допрос свидетелей, родственников, знакомых, соседей, соучастников преступления; проверка показаний обвиняемого; розыск лиц, скрывшихся от следствия и суда); 5) окончание предварительного расследования.

Перечисленные этапы позволяют сделать вывод о том, что полное и быстрое раскрытие преступлений по делам о похищении человека во многом зависит от правильного использования процессуальных и непроцессуальных форм взаимодействия следователя с оперативно- розыскными и иными работниками органа дознания, особенно на первоначальном этапе расследования.

1 Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М, 1973. С. 89; Гаври-лов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии. Волгоград, 1976. С. 100; Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования. М, 1971. С. 31 -35; Стремовский В.А. Актуальные проблемы организации и производства предварительного следствия в СССР. Краснодар, 1978. С. 24 и др.

151

На первоначальном этапе предварительного расследования выбор формы взаимодействия обусловлен тем, какой орган возбудил уголовное дело.

Оперативно-розыскные подразделения органа дознания возбуждают уголовные дела, связанные с похищением человека тогда, когда эти службы до возбуждения уголовного дела проводили оперативно- розыскные действия. Ими могут быть непроцессуальные действия работников уголовного розыска и РУБОП (личный сыск; скрытое наблюдение; разведывательные опросы; оперативная установка; выявление лиц, представляющих оперативный интерес и пр.). При правильной организации и проведении оперативно-розыскных действий будут установлены места хранения и сокрытия предметов преступления, способы совершения преступления, средства и орудия преступления, лица, на которых направлены противоправные действия.

Имея определенную доказательственную информацию о преступных деяниях лица (подозреваемого), орган дознания применяет служебно- розыскных собак в целях обнаружения следов преступления, производит задержание, личный обыск, досмотр автотранспорта, одежды, предметов, и т.д.

После возбуждения уголовного дела данной категории преступления оперативно-розыскные и иные работники органа дознания во взаимодействии со следователем проводят следственные и оперативно- розыскные действия: совместно обсуждают план проведения неотложных следственных действий, определяют круг лиц, подлежащих немедленному допросу, намечают розыскные и следственные версии, возникающие при производстве дознания и предварительного следствия. Следователь, как и лицо, производящее дознание, заинтересован в том, чтобы расследование на начальном этапе проводилось активно и целеустремленно, и все неотложные следственные и оперативно-розыскные действия выполнялись в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и норматив-

152

ными актами МВД России. Поэтому он часто прибегает к таким формам взаимодействия с оперативно-розыскными и иными работниками органов внутренних дел, как обмен информацией, представляющей взаимный интерес для следователей и оперативных работников, а также совместное согласованное планирование. По мнению A.M. Ларина, целесообразно, чтобы следователь изучил материалы дела и собранные оперативные данные, составил план предварительного следствия, пока еще ведется дознание1.

В результате анкетирования оперативных работников, непосредст- венно ведущих борьбу с похищением человека на Северном Кавказе, выявлено их отношение к единому согласованному плану следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Положительного мнения придерживаются 30% опрошенных работников. По изученным уголовным делам, рассмотренным районными судами Краснодарского края, согласованные планы следственных и оперативно-розыскных действий имеются в 4%, не имеются - 49%, а по 47% - составлены планы только следственных действий.

Итак, в более половины случаев расследование ведется по планам следственных или следственно-оперативных действий, причем только 3% запланированных мероприятий выполнены полностью, 49% - частично, 48% - не выполнены.

Такое положение можно объяснить тем, что следователи и оперативные работники свои обязанности выполняют не в полной мере, а опера- тивно-розыскные подразделения о проведении дознания не информируют органы предварительного следствия. Видимо, уголовно- процессуальное законодательство должно закрепить обязанность органов дознания немедленно уведомлять об обнаруженных преступлениях, требующих обязательного предварительного расследования, не только прокурора, но и начальника соответствующего следственного отдела (отделения). Это имело

1 Ларин А М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С. 112.

153

бы важное значение в свете совершенствования деятельности следственного аппарата.

Анализ результатов опроса следователей, оперативных работников уголовного розыска, РУБОП и изученных уголовных дел показывает, что в ситуации, когда дело о похищении человека возбуждено следователем, на первоначальном этапе расследования распространены такие формы вне-процессуального взаимодействия следователя с оперативно- розыскными и иными работниками органа дознания, как повседневный личный контакт, совместное составление единого согласованного плана следственных действий и оперативно- розыскных мер, разработка следственных и розыскных версий, а также совместные выезды на места происшествий.

Согласно данным исследования уголовных дел, выезды следственно- оперативной группы осуществлялись в следующем составе: работники РУБОП и уголовного розыска - 36%, БЭП - 1%, следователи - 12%, милиционеры патрульно-постовой службы - 40%, участковый инспектор милиции - 6%, дежурный органа внутренних дел - 3% и работники ГАИ - 2%.

Взаимодействие следователя с иными работниками органа дознания имеет некоторые особенности на первоначальном этапе расследования. В процессе осмотра места происшествия следователь может дать поручения и указания о производстве розыскных действий и принятии оперативно-розыскных мер. Например, произвести тщательный осмотр или прочесывание местности, прилегающей к месту происшествия.

Анализ следственной практики показал, что следователи в процессе расследования поручают также органам дознания производство обысков, выемок, допросы свидетелей, задержание подозреваемых. Так, по изученным уголовным делам следователи произвели 38% всех обысков, из них 21,4% с участием оперативных работников, а оперативные работники уголовного розыска и РУБОП - 62%.

154

Из 38% обысков, проведенных следователями, в 19,8% случаев изы- мались вещественные доказательства, в 18,2% не были обнаружены следы преступления.

Изученные уголовные дела показывают, что ни по одному делу перед производством обыска следователями не дано указание или отдельное поручение уголовному розыску, РУБОП, связанное с установлением мест сокрытия преступления и возможные противодействия процессу расследования дел о похищении человека. В результате не были использованы широкие возможности органа дознания, в чьем распоряжении подсобные службы, оперативный учет, оперативная техника и другие средства и методы оперативно-розыскной деятельности. Комплексное их применение позволяет проводить широкие наступательные мероприятия, отражающие действия и ухищрения преступников.

Опрошенные работники уголовного розыска и РУБОП сообщили, что во взаимодействии с органами предварительного следствия на перво- начальном этапе расследования дел исследуемого состава преступления проводили задержание - 33%; установление очевидцев - 32%; профилактические мероприятия - 18%; засады - 5%; обыски - 9%; установление каналов сбыта во взаимодействии со службами органов внутренних дел других регионов страны - 1%; оперативные осмотры - 1%; оперативно-розыскные мероприятия в местах концентрации преступников - 1%.

Кроме того, из 23% действий, проводимых следователем совместно с уголовным розыском, РУБОП и другими работниками органа дознания, на указания, полученные в устной форме, приходится 20%, на письменные -3%.

Как видим, письменные указания и поручения оперативно-розыскным и другим работникам органа дознания даются редко, хотя это обязательное требование уголовно-процессуального закона (ст. 127 УПК РСФСР). Если при производстве осмотра места происшествия и других следственных действий, особенно на последующем этапе расследования,

155

по некоторым объективным причинам следователь дает устные указания и поручения, впоследствии необходимо оформлять их письменно. A.M. Ларин отмечает, что поручения иногда даются устно, по телефону, зафиксировать их можно позже1.

Такого же мнения придерживается А.А. Чувилёв, который считал, что следователь, дав устное распоряжение о производстве того или иного процессуального или розыскного действия, должен оформить его в виде письменного поручения (указания) и приобщить к делу .

Как свидетельствует следственная практика, на начальном этапе предварительного расследования следователи недостаточно используют помощь органа дознания и по выполнению таких следственных действий, как допросы подозреваемых, свидетелей и др. (данная ситуация складывалась по 21,6% случаев). Имеют место случаи, когда следователи в нарушение ст. 127 УПК РСФСР устно дают поручения органам дознания о производстве допросов подозреваемых, свидетелей или когда оперативные работники по собственному усмотрению от своего имени производят эти следственные действия, а потом следователь при окончании расследования вынужден письменно выносить отдельные поручения и копии вшивать в материалы уголовного дела для соблюдения законности. Таких случаев возникает чуть не по каждому третьему делу, находящемуся в производстве следователя3.

Для получения правдивой и объективной информации при допросах подозреваемых, свидетелей и других лиц, проходящих по делу, важно установить с’ ними надлежащий психологический контакт. В литературе справедливо отмечено, что психологический контакт возможен, когда уча-

1 Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С. 177.

2 Чувилёв А.А. Взаимодействие следователя органов внутренних дел с милицией. М., 1981. С. 7,37.

3 Установлено в результате интервьюирования следователей и оперуполномочен ных РУОП.

156

стники следственных действий понимают полезность и необходимость данного общения1.

На первоначальном этапе предварительного следствия по делам о похищении человека следователи взаимодействуют с оперативно- розыскными и иными подразделениями правоохранительной системы при задержании подозреваемых. В соответствии со ст. 127 УПК РСФСР следователь лично может произвести задержание подозреваемого, а также дать письменное отдельное поручение об этом органу дознания, указав основания и мотивы задержания. Это поручение следователь может дать органу дознания только в том случае, если следователь в силу сложившейся следственной ситуации не имеет возможности выполнить это следственное действие лично, так как выполняет иные неотложные следственные действия. Ответственность за необоснованное задержание в таких случаях несет следователь. Правильное и своевременное взаимодействие следователя с оперативно-розыскными и иными работниками органа дознания имеет первостепенное значение, необходимость следственно- оперативных мероприятий очевидна.

Для интенсификации расследования похищения человека на началь- ном этапе большое значение имеет своевременное создание следственно-оперативной группы.

На первоначальном этапе расследования преступлений, связанных с похищением человека, процессуальные и непроцессуальные формы взаимодействия следователя с оперативно-розыскными и иными работниками органа дознания преимущественно должны быть направлены на достоверное установление события преступления и лиц, виновных в его совершении, на выявление причин и условий, при которых совершилось похище-

1 Порубов И. И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. С. 42; Лосев Д.М. Некоторые аспекты психологического контакта при допросе несовершеннолетних // Проблемы правового статуса личности. Саратов, 1981. С. 153; Каневский Л.Л. Нравственно-психологические начала в деятельности следователя по делам несовершеннолетних // Вопросы борьбы с преступностью. 1981. Вып. 34. С. 85.

157

ние человека, а также на установление обстоятельств, характеризующих личность совершившего деяние, влекущее уголовную ответственность по ст. 126 УК РФ. Проведенные исследования позволили выявить основные причины низкой эффективности деятельности по раскрытию преступлений: неумелое, формальное проведение первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; использование старой схемы (задержание, признание, арест), основанной на «признательных» показаниях, которая в нынешних условиях не срабатывает и нередко ведет к грубым нарушениям законности; отсутствие целенаправленной организованной работы с применением научно-технических средств и методов, достижений передового опыта; неудовлетворительное оперативное обеспечение процесса расследования, слабое участие других служб в раскрытии преступлений.

Следственная и судебная практика на первоначальном этапе дослед- ственной подготовки материалов, при производстве предварительного расследования свидетельствует, что органами дознания допускается немало ошибок, которые не всегда удается исправить в процессе дальнейшего расследования. В результате этого следы, вещественные доказательства зачастую невосполнимо утрачиваются. На качество работы по борьбе с похищением человека отрицательно влияет недостаточная профессиональная подготовка следователей, особенно работников уголовного розыска и РУБОП.

За 1998-2001 гг. из числа прекращенных по различным основаниям были выборочно исследованы 94 уголовных дел. В результате анализа этих дел выяснилось, что причиной прекращения явилось несоблюдение следователями требований норм уголовно- процессуального законодательства, а именно: производство личного обыска без понятых; присутствие только одного или заинтересованных понятых; несвоевременное, неполное и по-

158

верхностное проведение следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий1.

Среди причин можно назвать, в частности, следующие: несвоевре- менность возбуждения уголовного дела и принятия его к производству, а также первоначальных следственных действий (выемка, обыск, опознание и т. д.); формальное планирование следственных действий и проведение их без учета исходной следственной ситуации на начальном этапе расследования. По многим делам не устанавливались негативные обстоятельства при осмотре места происшествия, предметов или средств совершения преступления и т. д. Зачастую отсутствовали или несвоевременно использовались косвенные доказательства, имеющие существенное значение по рассматриваемой категории дел, особенно когда установлена их связь с доказываемым положением2.

В целях повышения качества расследования преступлений о похи- щении человека, а также активизации взаимодействия следователя с оперуполномоченными РУБОП и иными работниками органа дознания необходимо:

1) выделить специальный автотранспорт и оператора ЭВМ; 2) 3) освободить следователя от несвойственной ему работы; на место происшествия направлять только следователя, специализирующегося по расследованию дел о похищении человека, оперуполномоченного РУБОП и специалистов; 4) 5) материалы, поступившие в дежурную часть, рассматривать совме- стно с работниками РУБОП и руководством РУВД; 6) 1 Архив ГУВД Краснодарского края (по Армавиру уголовные дела № 82448 - 96 г., № 24596 - 97 г., № 24223 - 97 г. и др.).

гХмыровА.А. Косвенные доказательства. М, 1979. С. 18-19; Он же. Основы тео- рии доказывания. Краснодар, 1981. С. 23; Он же. Теоретические основы и практика использования косвенных доказательств в уголовных делах: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М, 1980. С. 11.

159

4) работникам РУБОП и другим подразделениям отдела внутренних дел более качественно и своевременно выполнять поручения и указания следователя согласно ст. 127 УПК РСФСР; 5) 6) создать постоянно действующие следственно-оперативные группы, бригады по линии борьбы с похищениями человека и дополнительно включить в них участковых инспекторов милиции, ГИБДД и др.; 7) 8) систематически составлять согласованные планы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; 9) 10) перед каждым участником следственно-оперативной группы по- ставить конкретную задачу по оказанию помощи с момента возбуждения уголовного дела до окончания расследования, проводить следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия под контролем следователя. 11)

160

ГЛАВА III. ОСОБЕННОСТИ ТАКТИКИ ПРОВЕДЕНИЯ

ОТДЕЛЬНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ И РОЗЫСКНЫХ ДЕЙСТВИЙ

ПО ДЕЛАМ О ПОХИЩЕНИИ ЧЕЛОВЕКА

§ 1. Особенности тактики проведения отдельных следственных и розыскных действий по делам о похищении человека

Поскольку для похищенных существует реальная угроза жизни и здоровью, на первоначальном этапе не следует в полном объеме задействовать весь арсенал имеющихся сил и средств. Нельзя открыто осуществлять осмотр места происшествия, проводить массовые допросы людей, подворные обходы, вызывать повесткой в правоохранительные органы родственников потерпевших, посещать их квартиры и дома. Все следственные действия и особенно оперативно- розыскные мероприятия в этот период проводятся предельно осторожно с соблюдением мер конспирации.

Преступники (обычно из числа родственников или близких связей) для выявления возможных контактов объекта вымогательства с сотрудни- ками милиции по данным исследования в 15% случаев подключались к его телефону или ставили в квартире подслушивающее устройство. Во избежании этого необходимо с помощью технических средств проводить проверку помещений.

За лицом, к которому предъявляются требования (например, о пере- даче денег), целесообразно установить скрытое наблюдение при помощи работников оперативно-поискового подразделения, что позволит выявить наличие контрнаблюдения со стороны преступников, которые в ряде случаев не вступают сразу же в переговоры с указанными лицами, осуществляя слежку за ними, его родственниками или ближайшими знакомыми с целью выявления их контактов с работниками милиции. При осуществлении скрытого наблюдения за объектом передачи требуемого выкупа работники милиции могут получить сведения о преступниках или связанных

161 с ними лицах. В процессе наблюдения необходимо производить фотографирование, кино-, видеосъемку лиц, попадающих в сферу его жизнедеятельности (следящих за ним пешком, на автомашине, ожидающих появления при посещении им какого-либо помещения и т. п.). По адресам родственников и близких связей потерпевшего необходимо организовывать засады на случай, если похищенное лицо смогут склонить к выплате выкупа. За лицами, явившимися по этим адресам за деньгами (по письму потерпевшего), устанавливается скрытое наблюдение, и выявляется место нахождение преступников и заложника. По данным нашего исследования, в 43,9% случаев преступники похищали из квартиры потерпевшего ценные вещи (видеоаппаратуру, золото, валюту и т. д.), поэтому целесообразно си- лами аппаратов уголовного розыска и работников РУОП осуществлять оперативное наблюдение за местом проживания потерпевшего.

Для успешного освобождения похищенного необходимо разъяснить лицу, являющемуся объектом вымогательства, как надо вести себя после обращения в милицию, дабы избежать подозрений у преступников, какие меры предосторожности предпринять в целях обнаружения за ним слежки со стороны похитителей и т. д. Сотрудники милиции должны проинструктировать заявителя о линии его поведения в экстремальных ситуациях, о способах связи с оперативными работниками как в служебное, так и в нерабочее время. Разъяснить необходимость оказания с его стороны помощи при проведении работниками милиции розыскных и следственных дейст- вий, без которой освобождение похищенного будет весьма затруднительно.

Привлечение заявителя к этой работе возможно лишь с его добро- вольного согласия и при наличии сил и средств для реального обеспечения безопасности ему и членам его семьи. Оказание помощи с его стороны заключается в ведении контролируемых переговоров с похитителями по телефону или при личной встрече, передачи преступникам требуемой суммы и участии в других мероприятиях.

162

Хочется добавить, что если в подтверждение похищения человека заявитель представит следователю фонограммы разговоров с преступниками или видеограммы, фиксирующие общение с похитителями, то факт передачи таких материалов следует отразить в протоколе, подробно описав их внешний вид, содержание записи и меры, принятые к их сохранности. Правильное и детальное оформление данных, полученных от заявителя, не только обеспечивает использование этих материалов в качестве доказательств, но и станет препятствием для изменения показаний.

В процессе осуществления такого следственного действия целесооб- разно применение видео- и звукозаписи для документирования преступной деятельности похитителей. Опыт показывает, что проведение указанных оперативно-розыскных мероприятий бывает достаточно для выявления преступников и установления места, где удерживается похищенный1. Если же данные мероприятия не дают положительного результата, то необходимо дополнительное проведение оперативных комбинаций, направленных на установление преступников и похищенного.

Подключив аппаратуру с записывающим устройством, следует про- извести прослушивание и звукозапись телефонных переговоров в соответствии с действующим законодательством; предварительно проинструктировав лицо, к которому предъявляются требования, в необходимости с его стороны убедить преступников дать ему возможность поговорить с заложником под любым предлогом (убедиться, что он жив, что это не мошенничество, и т. д.). После этого обсудить условия выполнения требований преступников, заранее обговорить время и место встречи, способ передачи выкупа. По выявленным адресам установить лиц, которые там проживают, данные, их характеризующие, не может ли там находится заложник. За лицами, подозреваемыми в преступлении, следует установить наружное на-

1 Наше исследование показало, что в 76,5% от изученных нами дел в первоначальный период получить сведения о преступниках не представилось возможным и пре- ступники устанавливались лишь на последующем этапе расследования.

163

блюдение. Целесообразнее назначать место встречи с преступниками в многолюдном месте, где удобнее осуществлять визуальный и технический контроль за переговорами. Также следует пытаться убедить преступников в том, чтобы место, время передачи выкупа совпадало с местом и временем освобождения заложника.

Возникает сложность установления местонахождения преступников в тех случаях, когда в целях конспирации они ведут переговоры из теле- фон-автоматов. Если при первоначальных телефонных разговорах удалось зафиксировать номер и район местонахождения таксофона (таксофонов), следователь должен проинструктировать заявителя, чтобы тот под благовидным предлогом предложил преступникам перезвонить ему в следующий раз в определенное время. К этому моменту выставляются скрытые посты наблюдения за телефон- автоматами, расположенными в данном районе. Каждая из оперативно- поисковых групп должна быть снабжена радиостанцией. За лицом, осуществляющим разговор, устанавливается негласное наблюдение и его сопровождение с целью выявления местонахождения преступников и заложника.

Затруднительно установить лиц, причастных к похищению человека, если номер абонента, с которого велись телефонные переговоры, принадлежит учреждению или организации. В данных случаях следует получить сведения о преступниках с помощью зашифрованных разведывательных опросов сотрудников данного учреждения, зашифрованного оперативного осмотра помещения, где установлен телефон, и агентуры, имеющей подходы к данному объекту. Если абонент принадлежит немногочисленному коллективу сотрудников, то проведение указанных мероприятий должно планироваться и проводиться с особой осторожностью. По адресам, установленным в результате телефонных звонков преступников, устанавливаются лица, проживающие там, характеризующие их данные, выясняется возможность нахождения заложника. За этими лицами следует установить наружное наблюдение. Как правило, преступники могут вести переговоры

164

с объектом вымогательства путем личной встречи с ним либо через по- средника (постороннее лицо).

В этом случае первичные сведения о похитителях-вымогателях могут быть получены путем установления за ними скрытого наблюдения и проведения оперативных установок по адресам, которые они посещают. Кроме того, данные о похитителях могут быть добыты также и с помощью фиксации номерных знаков транспортных средств преступников или посредников с последующей проверкой их по учетам информационных центров и ознакомлением с документацией нотариальных контор.

В случае предъявления требований с использованием писем, отправ- ляемых по почте, возникают сложности документирования деятельности похитителей, так как в данной ситуации фактически существует односторонняя связь и невозможно навязать преступникам свои условия.

В соответствии с законодательством выносится постановление о про- смотре поступающей корреспонденции. Устанавливается дежурство по месту жительства родственников или знакомых похищенного человека. Данные нашего исследования свидетельствуют о том, что преступники, использовавшие письменную форму общения с близкими и знакомыми, предпочитали получать деньги не при личной встрече, а требовали оставить их в различного рода тайниках. Там же они нередко заставляют их оставлять записки с ответом. Исследованием определено, что к такому обезличенному способу контакта прибегают, как правило, преступники из числа близкого окружения потерпевшего из-за боязни быть опознанным. Для обнаружения местонахождения заложника и установления лиц, причастных к его похищению, необходимо установить наблюдение за местом, где произойдет встреча с преступником (посредником) или закладывается записка.

Тактическим приемом в данный момент является оттягивание времени выполнения требований преступников (отсутствие денег в настоящий момент, невозможность быстро собрать требуемую сумму денег, доехать к

165

месту встречи и т. д.) для того, чтобы подготовиться к проведению необ- ходимых оперативных мероприятий и следственных действий.

Анализ следственной практики показывает, что при правильной ор- ганизации и проведении оперативных и следственных действий удается выявить преступников, установить место, где удерживается похищенный, либо получить сведения о тех и других лицах одновременно.

После того как получены сведения о месте, где удерживается похищенный, начинается третий этап: освобождение заложника и задержание преступников.

Для проведения операции по захвату преступников и освобождению похищенного следует создавать штаб, следственно-оперативные, а также оперативно-розыскные и поисковые группы различного назначения - раз- ведки, захвата, применения технических средств. Перед началом этой опе- рации проводится инструктивное совещание. Общее руководство при ме- роприятиями возлагается на начальника отдела РУОП по борьбе с захватом заложников, наделенного полномочиями на принятие самостоятельных решений в условиях быстро меняющейся оперативной обстановки.

Основой планирования специальной операции по освобождению по- хищенного человека, по возможности, должен быть типовой план, который в каждом конкретном случае детализируется и уточняется, исходя из осо- бенностей ситуации и оперативной обстановки (это позволяет в дальнейшем определить конкретные направления и объект сосредоточения усилий, произвести расчет сил и средств, определить меры материально- технического обеспечения операции и т. п.).

Для проведения третьего этапа следует: выяснить количество преступников, под охраной которых находится похищенный, наличие у них холодного или огнестрельного оружия; составить схему помещения, в котором находится похищенный, в ней отметить места проникновения в помещение и возможные пути отхода преступников, местонахождение похищенного, сектор обстрела, места для выставления на случай применения

166 огнестрельного оружия. Для освобождения заложников и задержания воо- руженных преступников должны использоваться созданные в РУОП под- разделения специального назначения (отряды быстрого реагирования).

Однако необходимо помнить, что в ситуациях, когда преступники известны, но не удается получить никаких данных о местонахождении похищенного, его освобождение и захват преступников осуществляются в момент передачи выкупа или после него. При этом ни в коем случае не следует задерживать человека, пришедшего на встречу за выкупом, если с ними нет похищенного и его местонахождение неизвестно.

Непосредственно перед захватом (при наличии времени) необходимо провести оперативный осмотр предлагаемого места встречи и подходов к нему с целью выбора оптимального варианта расстановки участников операции, обеспечивающего скрытое наблюдение за местом и ее проведе- ние всех возможных путей отхода преступников.

Перед передачей выкупа лицу, передающему его, должны разъясняться основные обстоятельства: как вести себя, если вымогатели не явятся к месту встречи; каким должно быть его поведение в период ожидания вымогателей; каким должен быть разговор и как его вести в момент встречи и т, д. В случае неявки преступников, после непродолжительного ожидания он должен уходить с места встречи по заранее определенному маршруту под наблюдением оперативных работников, потому что, возможно, похитители наблюдают за ним и намереваются вступить в контакт в другом месте неожиданно для него и сотрудников органов внутренних дел. Кроме того, необходимо настаивать на том, чтобы до или при передаче денег ему показали похищенного. В то же время всегда следует помнить, что при разговоре с похитителями вести беседу нужно таким образом, чтобы не спровоцировать их на применение силы или другие внезапные действия в отношении похищенного человека.

Лицо, передающее выкуп, не должно позволить уговорить себя покинуть место встречи, ему нельзя садиться в автомашину преступников и

167

проводить другие действия, осложняющие проведение их задержания. На этот счет должна быть заранее выработана легенда, объясняющая причину отказа в выполнении тех или иных требований со стороны похитителей.

Перед тем как отправится на встречу с преступниками, в присутствии понятых следует выдавать портативный магнитофон (типа «Пирлкор- дер») с чистой кассетой и составить об этом соответствующий протокол. Можно также использовать радиомикрофон, который прячется под одеждой лица, передающего выкуп. Во время ведения переговоров с преступниками в автомашине, находящейся недалеко от места встречи, осуществляется запись разговора на магнитофон в присутствии понятых.

Использование радиомикрофонов имеет преимущество: разговор с преступниками могут слышать все сотрудники милиции, участвующие в операции, что позволяет им в случае внезапного ее изменения своевременно принять необходимые меры для обеспечения безопасности гражданина, передающего деньги, и задержания с поличным виновного. Однако следует всегда помнить: преступники могут подвергнуть лицо, передающее выкуп, обыску, поэтому необходимо, чтобы эти средства были надежно замаскированы. Заранее с этим лицом оговариваются условные знаки, которые он должен подать при появлении преступников на случай их явки без похищенного или, наоборот, с ним, после передачи денег или наступления иных непредвиденных обстоятельств.

Все сотрудники, участвующие в операции по освобождению похи- щенного, должны прибыть на место заблаговременно, оценить склады- вающуюся ситуацию, проверить связь, установить, нет ли поблизости работников милиции в форме, присутствие которых может отпугнуть преступников. Данные исследования показывают, что преступники в 35% изученных нами дел меняли свои намерения и требовали от идущего на встречу лица действий, ранее не оговоренных. Одним из таких способов с их стороны являлась смена места встречи. Лицу, передающему выкуп, предлагалось ждать звонка у телефона и в последний момент сообщался иной

16S

адрес, куда он должен был доставить деньги (ценности). Причем сами преступники порой не являются на указанное место, посылая туда кого- нибудь для осуществления контрнаблюдения. После его возвращения домой, назначалось новое время и место встречи.

Имели место случаи, когда после назначения места и времени встречи похитителей с родственниками разворачивалась работа по блокирова- нию района, где должна была произойти встреча, выставлялись засады, а наблюдение за самим лицом, передающим выкуп, не производилось. Последний выходил из дома и направлялся к месту встречи с преступниками, они же поджидали его у подъезда. Поэтому к месту встречи лицо, передающее выкуп, должно следовать под наблюдением сотрудников милиции по заранее оговоренному с ними маршруту.

Задержание преступников производится сразу же после получения ими выкупа в том случае, если похищенный находится в одном месте с по- хитителями и обстановка позволяет освободить заложника без риска для его жизни и здоровья, либо делается это через определенное время - после того, как похищенный будет отпущен на свободу и окажется вне опасности. Захват преступников должен быть стремительным, чтобы преступники не имели возможности выбросить или уничтожить полученную сумму денег или ценностей.

При освобождении похищенных проводится документирование пре- ступной деятельности подозреваемых с помощью следственных групп, что позволяет сохранить доказательства, а в случае предъявления претензий -наглядно обосновать правомерность предпринятых действий. Как правило, необходимо организовать наблюдение обстоятельств совершаемых преступлений, обеспечить фиксацию поведения группы преступников, ее лидеров, действий спецподразделений. Должна вестись кино-фотосъемка, видеозапись, звукозапись, протоколирование, применяться приемы открытой, негласной, зашифрованной съемки. Для выполнения действий, свя-

169

занных с применением криминалистической и оперативной техники, привлекаются специалисты.

Документирование осуществляется на протяжении всех этапов, предшествующих операции, в ходе ее проведения, а также при ликвидации последствий, вызванных преступными действиями преступников. Если при организации документирования следователь оказался очевидцем противоправных действий, он может быть допрошен в качестве свидетеля. В этом случае он в соответствии со ст. 64 УПК РСФСР подлежит отводу. Вопрос о его участии в расследовании других эпизодов преступлений решается в общем порядке. Все материалы, полученные в результате документирования, подлежат передаче руководителю специализированной следственной группы. Они используются как в оперативных целях, так и в доказывании по уголовному делу в виде иных документов, вещественных доказательств (ст. 87, 83 УПК РСФСР). В частности, фактические данные, полученные с использованием видеозаписи действий преступников, кинофотосъемки и звукозаписи, могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Обычно такая проверка проводится путем осмотра видеограмм, кинолент, фотоснимков и фонограмм, допроса лиц, их изготовивших, специалистов, а также лиц, которым известны сведения о запечатленных объектах, назначения различных экспертиз и т. д.

С лицами, задержанными в результате проведения специальной опе- рации, силами следственно-оперативной группы проводятся следственные действия: личный обыск, обыск автомобилей, находящихся у преступников в момент задержания. Организуется их регистрация, съемка для фототаблицы и видеобанка. О задержании в порядке ст. 122 УПК РСФСР или аресте составляются соответствующие процессуальные документы. В протоколе обязательно отразить: в связи с чем применялась звукозапись; какая применялась звукозаписывающая техника с указанием марки, года изготовления и заводского номера (необходимо для производства фоноскопи-

170

ческой экспертизы). После прослушивания звукозаписи необходимо уча- стием понятых упаковать кассету, опечатать ее, заверить подписями сле- дователя, понятых и приобщить к материалам дела в качестве вещест- венного доказательства.

В зависимости от полученных в ходе расследования данных следователь дает конкретные задания в порядке ст. 127 УПК РСФСР на установление других соучастников, отыскание вещественных доказательств. В задании должно быть отражено, что конкретно необходимо установить, каких именно лиц и изложить всю полученную информацию о предмете поиска (возможные места проживания, работы, описания личности, одежды, используемого автотранспорта и т. д.). Для исполнения поручения уста- навливается срок и осуществляется контроль за его исполнением.

Если похищенному были нанесены телесные повреждения, следует организовать оказание медицинской помощи и его освидетельствование.

Таким образом, специфика расследования рассматриваемых похищений состоит в том, что в значительной части случаев на первоначальном этапе в качестве основной стоит задача - обеспечение безопасности человека, находящегося в руках преступников, и в связи с этим - обеспечение тайности производимого расследования. Поскольку проведение следственных действий в этих ситуациях затруднительно, то следует перенести акцент на оперативно-розыскные мероприятия. В структуре этих тактических операций значительный объем занимают оперативно-розыскные ме- роприятия, направленные на своевременное обнаружение изменений есте- ственного хода события преступления; установление маскируемых связей между преступниками, их намерений, действий по сокрытию преступления; установление характера взаимоотношений между преступниками и близкими похищенного, места нахождения потерпевшего, его состояния и намерений преступников по отношению к нему, планов преступников по получению выкупа или исполнения иных требований и обеспечению соб- ственной безопасности и т. п. Следователь ориентирует оперативных ра-

171

ботников о возможных направлениях поиска похитителей и потерпевшего; совместно с ними выдвигает версии; участвует в разработке тактических операций по задержанию преступников, передаче выкупа маркированными купюрами и т.п.; возбуждает уголовное дело и назначает экспертизы, когда имеются соответствующие объекты для получения ориентирующей информации о преступнике; доводит ее до сведения оперативных работников. Однако, оставаясь процессуальным организатором раскрытия престу- пления, следователь не должен организовывать проведение оперативных мероприятий, что является прерогативой руководителя оперативный службы. Нецелесообразно также участие следователя в проводимых органом дознания негласных мероприятиях, хотя бы и по возбужденному уголовному делу. Организующая роль следователя (и его процессуальная самостоятельность) как на стадии возбуждения уголовного дела, так и в процессе расследования является одним из основных условий его взаимодействия с органом дознания. Работа следователя по этим делам проводится, как правило, после освобождения похищенного.

Вопрос же о возбуждении уголовного дела должен решаться сразу при получении достаточных данных, дающих основание полагать о похи- щении лица. Поэтому целесообразно (аналогично тому, как по сообщениям об убийствах орган дознания не производит ни проверочных, ни следственных действий без участия следователя прокуратуры) установить порядок рассмотрения сообщений о похищении человека с участием следователя, которому будет поручено расследование этого преступления. Исходя из изложенного следует внести дополнения в ст. 126 УПК РСФСР: «подследственность преступлений, предусмотренных ст. 126, 127 УК РФ, отнести к компетенции органов внутренних дел.

По делам о похищениях человека примерно 10-15% от общего коли- чества зарегистрированных преступлений этой категории дел составляют случаи прекращения уголовных дел по пп.1 и 2 ст. 5 УПК РСФСР. Одной из причин принятия таких решений является изменение показаний потер-

172

певшим, а также ненадлежащее оформление материалов, послуживших поводом для возбуждения дела. Как показало исследование, большинство дел о похищении человека возбуждается органом дознания. Это зачастую давало возможность следственным работникам прокуратуры уклоняться от принятия их к дальнейшему производству, ссылаясь на не перспективность, недостатки при проведении следственных действий и другие надуманные причины. Это отчасти справедливо, потому что оперативные сотрудники, не имея практики следственной работы, допускали процессуальные и иные ошибки, которые приводили к утрате доказательств, а это повышало процент уголовных дел данной категории, прекращенных по реабилитирующим основаниям.

Расследование уголовных дел органом дознания приводило к нару- шению ст. 20 УПК РСФСР и ставило под сомнение объективность исследования обстоятельств дела. Интервьюирование сотрудников органов внутренних дел дало возможность сделать заключение о том, что сбор основной массы доказательств, позволяющих принимать те или иные решения по делу, происходит на первоначальном этапе расследования. При возбуждении и проведении первоначальных следственных действий оперативными работниками подразделений по борьбе с организованной преступности страдает прежде всего качество расследования.

Необходим поиск путей совершенствования взаимодействия следо- вателя с оперативными работниками, который ведется как криминалистами и процессуалистами, так и теоретиками оперативно- розыскной деятельности. Наметились два направления поиска: на существующий правовой основе взаимодействия и на базе предложений по ее реформе1. Мы

1 Гавршов А.К., Михайлов В. А. Совершенствовать взаимодействие аппаратов и оперативных служб МВД при расследовании преступлений // Использование норм права в борьбе с преступностью: Тр. Омской высшей школы милиции. Омск, 1972. Вып. 12. С. 114.

173

поддерживаем точку зрения Р.С. Белкина о том, что укрепление взаимодействия следователя и оперативных работников должно происходить на правовой и организационной основе. Совершенствоваться должны методы и формы взаимодействия . По изученным нами уголовным делам применялись следующие формы взаимодействия с органом дознания:

создавалась следственно-оперативная группа (25% дел, из них при- мерно в 2/3 случаев - на весь период расследования);

давались указания и поручения органу дознания о выполнении от- дельных следственных действий (задержание, обыск, выемка, допрос), о проведении розыскных мероприятий (розыск преступника, розыск похищенного человека, вещей, переданных преступникам, наведение справок по спецучетам и др.), о содействии при производстве следственных действий (осмотр места происшествия, обыск, задержание).

По многим делам применялась такая форма взаимодействия следова- теля с оперативными работниками, как взаимный обмен информацией. Нормативными актами МВД России предусмотрено право следователя с разрешения начальника органа внутренних дел знакомиться с необ- ходимыми оперативно-розыскными материалами.

Данные, полученные оперативным путем, служат основанием для решения вопроса о возбуждении дела. Они служат информационной базой для определения направления расследования и разработки тактических комбинаций по изобличению участников похищения человека. Если изобличению преступников предшествовало проведение оперативно-розыскных мер, следователю очень важно ознакомиться с оперативной информацией в полном объеме. Учитывая современные тенденции развития организованной преступности, а также зарубежный опыт борьбы с проявлениями организованной преступности, следует иметь в виду, что

1 Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учеб. пособие. Волгоград, 1993.С. 62.

174

выявление и изобличение организованных групп похитителей станет возможным и действенным лишь при надлежащей организации оперативно-розыскных мер. При этом следует менять целевые установки и тактику расследования.

В настоящее время уголовные дела на участников преступных групп ведутся в основном традиционными методами. В ходе расследования следователь не ставит перед собой задачи изобличить максимальное число членов преступной группы, установить организаторов преступления, им обрабатывается лишь информация, послужившая основанием для возбуждения уголовного дела и задержания похитителей. Задержание похитителей и привлечение их к уголовной ответственности вполне оправдано, но преступному формированию со сложной структурой особого вреда не наносит, и дает им возможность, быстро восполнив потери, продолжить свою преступную деятельность, нейтрализовать или даже полностью исключить возможность дальнейшего успешного расследования1.

С помощью оперативно-розыскных мер раскрыто 85% похищений человека. Во всех случаях задержания похитителей начальником следственного отделения контролируется: произведено ли задержание в соответствии со ст. 122 УПК РСФСР; интенсивность работы по сбору доказательств для предъявления обвинения и ареста; направлено ли прокурору сообщение о задержании; уведомлены ли в случаях, предусмотренных законом, родственники задержанных; соблюдается ли срок задержания; оказывается ли следователю помощь оперативными работниками.

Принятие 5 июля 1995 г. Федерального закона РФ «Об оперативно- розыскной деятельности», позволяет расширить возможности правоох- ранительных органов при доказывании таких преступлений, как похищение человека2.

1 Архив Московского городского суда. Дело № 23567. 1994 г.

2 Известие. 1990. 21 июля; Рос. газ. 1995. 18 авг. В связи с чем утратил силу дей ствовавший с 1992 г. Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Фе дерации».

175

В целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершив- ших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, на органы дознания возложена обязанность принять необходимые оперативно- розыскные меры с использованием видеозаписи, киносъемки и звукозаписи. Однако следует учитывать, что Закон «Об оперативно- розыскной деятельности в Российской Федерации» в прежней редакции предлагал использовать оперативные данные в качестве доказательств по уголовным делам, что противоречило общепризнанным принципам уголовного процесса, могло привести к судебным ошибкам. Действующий Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» отводит им в уголовно-процессуальной процедуре более скромное место: они не могут служить основаниями для признания человека виновным, а могут лишь использоваться для поиска дока- зательств.

Новый Закон, по сравнению с прежним, устанавливает более деталь- ную и выверенную процедуру получения разрешения на проведение негласных осмотров, прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с корреспонденцией и т. п. мероприятия: не прокурор, а суд или судья (т. е. независимые субъекты, не заинтересованные в уголовном преследовании, поскольку выполняют другую функцию) знакомятся с представленными им материалами и дают разрешение на проведение указанных действий.

По действующему уголовно-процессуальному закону представлять доказательства могут не только потерпевшие, но и «любые граждане» (ст. 70 УПК РСФСР). Поэтому допустимо их представление заявителем до возбуждения уголовного дела. Это подтверждает и судебно- следственная практика. Все большее распространение получают случаи, когда родственники или близкие потерпевших сами записывают требование о передаче выкупа или иные требования на магнитофон или фиксируют на видеограмму встречу с участниками группы. Однако неурегулированность в за-

176

коне процессуального порядка оформления этих материалов порождает на практике различные затруднения.

В УПК не содержится каких-либо правил фиксации представляемых доказательств, поэтому представление фонограмм, видеограмм оформляется различными документами (заявлениями, рапортами, актами принятия и добровольной выдачи и т. п.), в которых не всегда излагаются важные сведения об обстоятельствах их происхождения. Кроме того, из-за неясности процессуальной природы таких документов суды иногда отказываются рассматривать их как источники доказательств.

В целях исключения возможных осложнений на предварительном следствии и в суде, связанных с допустимостью представленных доказательств, необходимо составлять протокол с учетом требований, содержащихся в ст. 141 и 142 УПК РСФСР. В нем должны найти отражение не только факты передачи доказательств, но и подробно описаны получаемые объекты, а также указаны меры, исключающие их уничтожение или подмену.

Лица, предоставившие фонограммы, видеограммы, киноленты или фотографии, свидетельствующие о похищении людей или сопряженном с ним вымогательстве, должны быть опрошены об обстоятельствах их получения, а результаты опросов зафиксированы в объяснениях. Наличие таких документов позволит следователю и суду правильно решить вопрос о допустимости представленного материала, относимости и достоверности содержащихся в нем сведений.

Н.Э. Мартыненко в своем диссертационном исследовании выдвигает ряд гипотез, объясняющих появление такого преступления, как похищение человека. Во-первых, последовательное увеличение в структуре преступности корыстно-насильственных преступлений предопределило появление такого общественно опасного деяния, как похищение человека. Поскольку известные формы противоправного поведения не всегда успешно применялись преступниками для удовлетворения своих интересов, появилась по-

177

требность в получении денежных сумм или иных ценностей с использованием более «эффективных» методов воздействия на потерпевших. Во-вторых, даже частичное «копирование» западной экономики неизбежно влечет появление в России сопровождающих эту экономику негативных явлений, в том числе и похищение людей, обладающих значительными суммами денег, активно участвующих в коммерческих сделках. В-третьих, появление такого деяния, как похищение человека, такой же закономерный процесс в развитии преступности, как и развитие экономических отношений1. Мы также можем добавить, что умысел на похищение человека по некоторым уголовным делам сформировался у преступников под воздействием прочтения статей о похищении человека в периодической печати. Представляется, что издания, публикующие такого рода материалы должны по крайней мере избегать описания способов совершения этих преступлений.

Повышение эффективности производимого расследования служит правильно избранная тактика проведения отдельных следственных действий.

Следственный осмотр проводился по 51% изученных дел, в том ^ числе осмотр места происшествия - по 35% дел. Одной из важнейших задач, стоящих перед следственной группой при проведении операции по освобождению похищенного, является качественное проведение осмотра места происшествия (если оно известно). Для этой цели может потребоваться целая группа следователей, что оформляется постановлением по уголовному делу. Необходимо учесть также, что осмотр места происшествия относится к следственным действиям, которые могут производиться и до возбуждения уголовного дела (ст. 178 УПК РСФСР). Похищение человека в большинстве случаев осуществляется в условиях, где выявление следов затруднено. Лишь в 20% проведенных осмотров (на месте захвата) были изъяты следы. Даже при отсутствии каких-либо вещественных дока-

1 Мартыненко Н.Э. Указ. соч. С. 114 - 115.

178

зательств результаты осмотра и составленный при этом протокол помогут следователю, а затем и суду правильно представить и оценить обстановку преступления. По делам о похищениях с целью получения выкупа одной из задач первоначального этапа нередко является обеспечение тайности производимого расследования. В этих случаях бывает целесообразно отказаться от проведения осмотра места похищения, заменив его соответствующими оперативно-розыскными мерами, направленными на обнаружение следов. Вместе с тем следователю необходимо изыскать возможность ознакомиться с местом похищения.

Во всех случаях необходимо осмотреть место содержания потерпев- шего, так как здесь могут быть обнаружены следы преступления: обнаруженные в них предметы, использовавшиеся для подготовки и совершения преступления, автотранспортные средства, оружие. Изъятые при следственном осмотре предметы должны быть тщательно осмотрены специалистом с целью выявления фиксации следов рук, красителей т. д., что позволит получить доказательства, свидетельствующие о принадлежности оружия, других предметов участникам преступлений и исключить в дальнейшем выдвижение версий о том, что изъятое им не принадлежит. Все изъятые с места происшествия объекты должны быть упакованы, снабжены со- ответствующими бирками и внесены в протокол осмотра. По возбужденному уголовному делу незамедлительно назначаются экспертизы.

Кроме указанных следственных действий, рекомендуем немедленно после освобождения потерпевшего или же одновременно с этим провести и другие следственные действия, к которым относятся: допрос потерпевшего; личный обыск задержанного; обыски по месту жительства и работы подозреваемых; допросы подозреваемых; допросы свидетелей; осмотр вещественных доказательств; направление изъятого холодного и огнестрельного оружия для экспертного исследования; процессуальное оформление технических и других средств документирования преступных действий

179

подозреваемых, обвиняемых; установление и розыск соучастников; другие мероприятия.

Методика и тактика проведения перечисленных следственных дейст- вии общеизвестна. Поэтому необходимо остановиться лишь на особенностях их проведения при собирании доказательств в ходе расследования уголовных дел данной категории.

В зависимости от конкретной ситуации усилия следственной группы направлены на отыскание как можно большего количества следов и объектов имеющих значение по делу. Если преступники совершали похищение человека на личном автотранспорте либо прибыли к месту получения выкупа на автомашине и были при этом задержаны, следует провести тщательный осмотр салона автомашины. Как правило, в ходе осмотра обнаруживается холодное или огнестрельное оружие, иногда расписки потерпевших, следы ног, грунта, отпечатки пальцев, следы рук (перчаток), волокна ткани и других материалов, окурки, кровь, волосы и т. д.

Похитители, спрятав оружие в салоне автомашины или в местах со- держания похищенного, на следствии заявляют, что обнаруженное оружие им не принадлежит, и они его никогда не видели. Для того чтобы следователь мог успешно опровергнуть эти аргументы, все вещественные доказательства должны быть осмотрены специалистами на предмет выявления на них следов рук, красителей или смазки, что позволит получить доказательства, свидетельствующие о принадлежности оружия участникам преступления. При осмотре места происшествия с наличием одного или нескольких трупов объектами, имеющими значение по делу, являются волокна ткани и других материалов, волосы, кровь, окурки, оружие, предметы, приспособленные для нанесения телесных повреждений или использование которых возможно для этой цели; гильзы, патроны, пули, следы рук и ног, повреждения окружающих предметов, повреждения на трупе, его одежды, предметы, предположительно оставленные преступником, и т. д.

180

Как показывает анализ уголовных дел, чаще всего следователями в уголовных делах плохо отражаются действия по подготовке к совершению преступления. Не заостряется внимание на подборе участников преступления, не раскрывается распределение ролей в планируемом преступлении. Не устанавливаются организаторы преступления, а также другие участники. Не уточняется, где конкретно преступниками приобреталось оружие.

Крылов, Сучков, Космачев, Царьков, Батраченко были задержаны в сентябре 1993 г. в момент передачи выкупа женой одного похищенного. Во время проведения оперативно-следственных мероприятий выяснилось их участие еще в двух похищениях. Органами внутренних дел была установлена квартира на проезде Шокальского г. Москвы, где преступники скрывали своих жертв. Один из похищенных - Назаров, бизнесмен, гражданин Болгарии. Впоследствии был отпущен, но у преступников осталась его жена, пока муж искал потребованные 20 тыс. дол. У преступников был изъят целый арсенал оружия: 1 357 патронов различного калибра, охотни- чье ружье, мелкокалиберная винтовка, глушители, гранатомет, 24 гранаты, запалы для гранат, оптические прицелы, взрывные устройства, детонаторы, наручники, 5 радиостанций, милицейская форма, общевойсковое обмундирование. При всем при этом осмотр этих вещей специалистами не проводился на предмет наличия на них следов рук, что не позволило получить дополнительные доказательства, свидетельствующие о принадлежности оружия участникам преступления. В обвинительном заключении было подчеркнуто, что преступниками был разработан план, согласовано распределение ролей, использованы автомашины и квартиры, однако организаторы преступления не установлены.

Московский городской суд в приговоре указал, что ни одно из выше- названных понятий следствием не доказано. Двое преступников на следствии и в суде показывали, что не принимали участия в похищении и были уверены, что осуществляют охрану людей за предоставленную им плату. Каких-либо других доказательств, опровергающих показания подсудимых

181

в этой части ни органами следствия, ни судом не было добыто, что дало им возможность уйти от ответственности1. По изученным нами уголовным делам о похищениях людей в 35% случаев неконкретное указание места изъятия оружия повлекло уклонение обвиняемых от ответственности за ношение и хранение огнестрельного оружия.

Если похитители задержаны, следует принять безотлагательные меры к установлению мест их постоянного или временного проживания, ра- боты и немедленно провести там обыски, так как разыскиваемые предметы, документы, ценности, оружие и т. д. могут быть уничтожены или укрыты в другом месте, и промедление с обыском может повлечь утрату доказательств или имущества, подлежащего описи в обеспечение гражданского иска или конфискации2.

Если следственный осмотр имеет вопросы идентификации в качестве одной из задач, то предъявление для опознания полностью подчинено этой цели.

Опознание при расследовании в ситуации, связанной с похищением человека, проводится как с целью изобличения конкретных лиц в совершении преступлений, так и с целью розыска. Практикуется опознание участников похищения (в том числе в группе задержанных лиц) и опознание их по фото- и видеоизображениям, в частности, по фотографиям из паспортных отделений, видеофрагментам, фототаблицам и групповым любительским фотоснимкам. Для опознания могут предъявляться видеофрагменты инсценировок, видеобанки подозреваемых и видеозаписи реальных событий.

В практике расследования уголовных дел о похищениях людей объ- ектами опознания чаще всего являются люди. К ним относятся непосредственные исполнители похищения, охранники, связные- «почтальоны» (при требовании выкупа). По данным исследования, их около 75%. Нередки

1 Архив Московского городского суда. Уголовное дело № 2-18. 1995 г.

2 Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология обыска и выемки. М., 1994. С. 5.

182

случаи предъявления для опознания и средств автотранспорта, с помощью которых потерпевший был похищен.

Предъявление для опознания людей и вещей осуществляется в соот- ветствии с уголовно-процессуальными правилами производства следст- венных действий, с использованием общих тактических приемов. Вместе с тем приемы предъявления для опознания могут иметь некоторую специфику, обусловленную способом совершения похищения человека, поскольку преступники часто стараются изменить внешность при совершении преступления (надевают, маски, наклеивают бороду, усы, накладывают грим). Предъявлению для опознания предшествует подготовка. Это, как правило, предварительный допрос опознающего, объявление ему о цели предстоящего следственного действия, подбор объектов, в числе которых будет предъявлен опознаваемый объект. Здесь необходимо учитывать следующие факторы: в каком состоянии находится опознающий, в качестве которого при рассматриваемом нами преступлении часто является сам похищенный; в каких условиях он наблюдал похитителя, как долго; был ли преступник в маске (такие факты встречаются по некоторым делам); какие применял орудия угрозы и физического воздействия. Необходимо определить, возможен ли допрос в связи с состоянием потерпевшего, его заинте- ресованностью в исходе дела.

Дабы избежать различных выпадов со стороны опознаваемого, учи- тывая его дерзость и агрессивность, необходимо определить готов ли он для опознания. В этом случае следователь должен допросить его, разъяснить цель опознания, не раскрывая сути и опознающего, получить согласие на использование в опознании определенной одежды и вещей.

Особенности опознания людей по звуковой речи (голосу). Звуковая речь и голос присущи человеку. Звуковая речь несет смысловую нагрузку, а голос представляет лишь отдельные звуки. Если при похищении человек слышал речь преступников, то имеет смысл опознать последнего по звуковой речи. Тактика опознания по звуковой речи общеизвестна. Если же по-

183

терпевший или свидетель слышал преступников с помощью средств связи (телефон, переговорное устройство, радиостанции), то в этих случаях опознание проводится с помощью этих же средств.

Особенности опознания по фонограмме записи речи. Когда звуковая речь похитителя записана на магнитофон, видеомагнитофон, опознание может производится по фонограмме. В этом случае следователь должен подготовить не менее трех образцов записи речи каких-либо лиц, и в ходе следственного действия воспроизвести фонограммы записи речи, в том числе и фонограмму с записью речи опознаваемого. При этом следователь предлагает понятым назвать порядок воспроизведения предъявленных фонограмм. Опознанная фонограмма под конкретным номером фиксируется в протоколе.

В работе следователя допрос занимает более четверти его рабочего времени1. Допрос является и наиболее психологизированным следственным действием, связанным с личностными особенностями допрашиваемого и допрашивающего, с психическим взаимодействием между ними. Знание закономерностей отражения расследуемого события в сознании свидетелей, потерпевших, обвиняемых, знание процессов восприятия, формирование представлений, воспроизведение образов и представлений в устных и письменных показаниях с учетом особенностей воспринимаемого события и личности допрашиваемого - все это составляет теорию допроса2. Допрос - не только одно из распространенных, но и в тактическом отношении одно из сложнейших следственных действий3. Он проводится в строгом соответствии с уголовно-процессуальными нормами.

Готовясь к допросу потерпевшего необходимо помнить о том, что в основном информация о преступных действий обвиняемых, установление

1 Горский Г.Ф. Научные основы организации и деятельности следственного ап парата в СССР. Воронеж, 1970. С. 108.

2 Криминалистика социалистических стран. М., 1986. С. 17.

3 Белкин Р.С. Понятие, значение и виды допроса// Криминалистика. Т. 2. М, 1980. С. 132; Пантелев И. Ф., Савкин А. Ф. Общие положения тактики допроса // Кри миналистика. М., 1988. С. 400.

184

мотива, способа совершения преступления, получение дополнительных доказательств, уяснение роли каждого из преступников в совершенном преступлении зависит от его показаний, данных в ходе расследования уголовного дела. В связи с этим в его показаниях, которые желательно записать на видеопленку, так как опыт показывает, что преступники принимают всевозможные меры к тому, чтобы потерпевший отказался от показаний, должны быть подробные сведения о следующем: обстоятельства его похищения; круг лиц, принимавших участие в похищении; транспортные средства, используемые в ходе совершения преступления; место, где находился потерпевший весь период его незаконного лишения свободы; условия его содержания; возможные очевидцы похищения, транспортировки, незаконного лишения свободы, вымогательства; роль каждого из соучастников в совершенном преступлении; имеющееся в распоряжении преступников огнестрельное и холодное оружие, его принадлежность, а также использование оружия в ходе совершения преступления; местонахождение имущества, которым завладели преступники; возможные взаимоотношения преступников с потерпевшим до преступления (наличие договорных отношений, взаимные обязательства) и другие обстоятельства.

При расследовании похищений с целью получения выкупа, которые совершаются почти всегда в группе, необходимо использовать методику расследования групповых преступлений1.

Вопросы, подлежащие выяснению в ходе допроса свидетелей, зависят от предмета показаний и касаются обстоятельств, предшествовавших похищению человека и приведших допрашиваемого на место происшествия, конкретных действий преступников.

При определении тактики допроса потерпевших необходимо прини- мать во внимание различные варианты организации этого следственного

1 Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1980.

185

действия, учитывать и другие факторы объективного и субъективного свойства.

Готовясь к допросу подозреваемого, следователь должен учитывать: личные и психологические качества подозреваемого, позволяющие ожидать от него правдивых показаний; наличие доказательств участия этого подозреваемого в совершении преступления; роль подозреваемого при совершении преступления.

В ходе допроса следует выяснить обстоятельства, относящиеся к со- бытию преступления: когда, где при каких обстоятельствах он познакомился с потерпевшим; при каких обстоятельствах был задержан потерпевший, каков мотив его задержания; транспорт, на котором потерпевший был доставлен к месту удержания, где и по какому адресу он находится, условия содержания потерпевшего; какие требования предъявлялись к потерпевшему и высказывались ли угрозы в его адрес, если да, то какие именно и кем из соучастников; когда и при каких обстоятельствах он познакомился с лицами, принимавшими вместе с ним участие в совершении преступления и какова роль каждого; каким образом осуществлялась связь с род- ственниками, знакомыми, коллегами по работе потерпевшего и какие требования предъявлялись к ним; каким имуществом они успели завладеть и где оно находится в настоящее время.

При работе с неоднократно судимыми обвиняемыми следует учиты- вать, что их поведение имеет определенную шаблонность, стереотип, проявляющийся, в частности, в своеобразных приемах противодействия расследованию: сокрытие вещественных доказательств, отказ от дачи показаний, опорочивание других людей, требование немедленного проведения названных ими процессуальных действий и срыв их, временное признании вины и т. п.

В общении с родственниками и близкими похищенного необходимо учитывать состояние их психики, проявлять особой такт, принимать меры к противодействию и нейтрализации отрицательных эмоциональных по-

186

следствий. Целесообразно задавать больше контрольных, проверочных вопросов, заранее планировать повторный допрос. При допросе особое внимание следует уделять выяснению окружения похищенного и его близких, поведению их родственников и знакомых. В некоторых случаях не следует «форсировать» события. Иногда родственники похищенного отказываются давать показания для протокола, но сообщают некоторые сведения в устной форме. Поэтому не всегда целесообразно настаивать на немедленном исполнении ими обязанности дать показания, в ряде случаев имеет смысл временно ограничиться беседой и отложить допрос.

Анализ уголовных дел о похищениях человека показывает, что по- дозреваемые по некоторым уголовным делам дают правдивые показания, а затем отказываются, ссылаясь на то, что дали показания под физическим или психическим воздействием оперативных работников или следователя. Изученные уголовные дела дают основания полагать, что следователями допускаются тактические и процессуальные просчеты. Не правильно оформляется получение признательных показаний. Ошибка заключается в том, что в протокол заносятся только результаты проделанной работы, что не позволяет суду объективно оценить правдивость показаний. Поэтому мы рекомендуем в ходе составления протокола отразить, какие именно доказательства и в какой последовательности были предъявлены подозреваемому, а также для усиления доказательственного эффекта чаще использовать, особенно в случаях, когда подозреваемый отрицает свое участие в совершении преступления, прерывание допроса с указанием времени и причины этого (для проведения опознания, очной ставки), проводить опознание его лицами, дающими правдивые показания, очные ставки между ними, затем вновь продолжать допрос подозреваемого с фиксированием времени возобновления допроса и с обязательным указанием, что допрос возобновлен после проведения опознания или очной ставки.

Таким образом, допрос как следственное действие является не только средством получения информации, но и средством проверки ее досто-

187

верности. Проверка и анализ показаний усиливает убежденность следователя в правильности сделанных выводов относительно достоверности источника получения соответствующей информации, относимости к делу и значимости определенных доказательств. Оценка и проверка показаний, полученных на допросе, осуществляется с помощью тактических приемов в ходе самого допроса, путем сопоставления доказательств, уже имеющихся в деле, с полученными сведениями на допросе, а также путем дополнительного получения доказательств.

§ 2. Технико-криминалистическое сопровождение процесса расследования уголовных дел о похищенияи человека

Дерзость и организованность преступных групп, совершающих похищения людей, все большая их оснащенность, конспирация затрудняет их разоблачение, поэтому возникает необходимость в использовании технических средств для быстрого и наиболее полного документирования преступной деятельности преступников.

Если в первоначальный период получить сведения о преступниках не возможно, то приступают (о чем мы уже говорили выше) проведению опе- ративно-розыскных мероприятии по выявлению участников преступления, документированию их преступной деятельности и установлению места удерживания похищенного. Этой работой занимаются недавно созданные оперативно-технические подразделения органов внутренних дел, которые вправе проводить негласное прослушивание и аудиозапись телефонных переговоров проверяемых лиц, а также осуществлять наблюдение с ис пользованием аппаратуры аудиозаписи и других технических средств с це- • лью негласного слухового контроля и аудиозаписи в помещении, транс-

портном средстве или на открытой местности и выполнять иные технические мероприятия.

т

188

Для записи предъявляемых по телефону требований необходимо к аппарату абонента подключить записывающее устройство. Прослушивание и звукозапись телефонных переговоров граждан, от которых требуют передачи выкупа, должна осуществляться только с их согласия.

Следует знать, что при отсутствии у оперативно-технических под- разделений органов внутренних дел надлежащих технических средств следует обратиться за помощью к аналогичной службе ФСБ, которая определит номер телефона и осуществит прослушивание телефонных переговоров путем подключения к стационарной аппаратуре предприятий и учреждений связи.

Изучение уголовных дел показывает, что при проведении оперативных мероприятий, связанных с освобождением похищенных людей, воз- никает острая необходимость в специальных технических средствах, позволяющих вести скрытое наблюдение за преступниками и фиксировать их действия (перископ дальнего фотографирования, установка для сверхдальнего наблюдения, эндоскоп, портативная установка для рентгеновизу-ального контроля, микрофоны направленного действия). Особое значение может иметь разработанная за рубежом и прошедшая апробацию в ЭКЦ МВД России аппаратура, которая позволяет «снять маски» - чулки с лица (если преступники будут в них) и получить, высококачественные полутоновые портреты преступников, не уступающие по своим качествам фотографическим.

В процессе диссертационного исследования нами установлено, что эффективность работы по раскрытию и расследованию дел о похищениях людей во многом снижалась из-за отсутствия у сотрудников милиции скрыто носимых радиостанций закрытой связи с микрогарнитурой. Имеющиеся на вооружении органов внутренних дел радиостанции для выполнения служебно-боевых задач в специальных операциях высокой сложности не пригодны в связи с небольшим радиусом действия и доступностью каналов для несанкционированного прослушивания и вмеша-

189

тельства. Так, команды сотрудников милиции при желании и минимальной технической вооруженности могут прослушиваться самими похитителями и их соучастниками. Далее мы остановимся на технической оснащенности преступных групп, совершающих похищения людей, захват заложников и другие опасные преступления. По результатам опроса сотрудников органов внутренних дел, на нехватку необходимых специальных средств обратили внимание 69%; средств связи - 50%; низкий уровень и малый радиус их действия - 61%.

Нередко преступники назначают передачу ценностей в условленном месте обезличенным способом, т. е. потерпевшие должны положить в тайник (специально оборудованный или специально приспособленный - банку, коробку, почтовые ячейки и т. д.) без непосредственного контакта с вымогателями. В таких случаях тайник либо другое место, предназначенное для передачи выкупа, должны быть оборудованы средствами сигнализации, срабатывающими при изъятии вложенных туда предметов (как правило, эффект срабатывания при этом должен быть незаметен для преступников). Одновременно производится наблюдение за тайником с помощью оптических средств и использования в темное время суток приборов ночного видения, а также фотографирование с помощью телескопической техники лиц, приближающихся к нему.

При контактном способе передачи денег и ценностей проводятся при помощи сотрудников оперативно-поисковых подразделений, ведется визуальное наблюдение за районом контакта и негласная фото- киносъемка.

Важным обстоятельством является решение вопроса о передаче пре- ступникам настоящих денег или имитации выкупа - денежной «куклы». Следует предвидеть, что преступники или посредник может сразу же вскрыть передаваемый пакет с деньгами, чтобы убедиться, передаются настоящие деньги или нет. В случае обнаружения подделки передаваемой суммы преступник убеждается, что потерпевший или его близкие вошли в контакт с милицией, а это крайне опасно для похищенного. Следует отме-

190

тить, что в 90% изученных нами уголовных дел связанных с похищением людей, в ходе специальных операций по задержанию преступников при передаче им выкупа использовались настоящие деньги.

Прежде всего количество передаваемых вымогателям денег должно соответствовать требуемому выкупу. Формирование денежной суммы и вручение ее лицу, которое будет передавать деньги преступникам, осуществляется в присутствии понятых, которые осматривают купюры и удостоверяют факт их получения непосредственно перед встречей с похитителями (в протоколе обязательном порядке указываются достоинства и номера купюр). Денежные знаки, предназначенные для использования при проведении операции, должны быть, по возможности, максимально большого достоинства - 100-тысячные рублевые купюры, либо 100-долларовые банкноты. Исходя из размеров вымогаемых сумм, использование таких купюр не вызывает у преступников подозрений. Более того, в большинстве случаев преступники во время переговоров с потерпевшим или его родственниками и близкими о сумме выкупа оговаривали, что деньги должны быть именно такого достоинства. Это позволит снизить общее количество передаваемых денежных знаков (удобство при переписи их номеров и серии и последующего розыска по ним преступников, если им удастся скрыться); при неблагоприятном исходе операции значительно затруднит преступникам реализацию этих денег.

В этих же целях желательно также, чтобы денежные знаки, исполь- зуемые в операции, были новыми. Изготовление муляжей представляется нам целесообразным в двух основных формах:

1) денежные «куклы», изготовленные в виде банковских упаковок денежных знаков с вмонтированным в отдельных пачках устройством, разбрызгивающим красящие вещества. Использование таких «кукол» предпочтительно в тех случаях, когда заранее предполагается задержание преступников в ходе осуществления операции, когда известно, где находится похищенное лицо;

191

2) специальные муляжи денежных знаков, являющиеся их промыш- ленно изготовленными копиями с особой защитной системой, позволяющей легко отличить их от настоящих купюр. По внешним признакам (размер, цвет, характер бумаги и т. п.) они не должны резко отличаться от настоящих денежных знаков.

Подчеркиваем, когда преступники выдвигают жесткие требования о передаче наличности, причем значительных сумм, а в последнее время преимущественно в долларах США, возникают сложности, непозволяю-щие задокументировать в полном объеме факт вымогательства, так как почти во всех случаях потерпевшая сторона не располагает требуемой суммой денег, а в подразделениях по организованной преступности отсутствуют и деньги (не говоря уже о валютных средствах), и заменяющие их профессионально выполненные денежные «куклы». Механизм получения крупных денежных средств на оперативные расходы в указанных случаях не отработан, «муляжи» промышленного изготовления выпускаются в недостаточном количестве. Вместе с тем их изготовление (разумеется, цен- трализованное и под строгим контролем) в целях обеспечения проведения специальных операций (как это делается, например, в некоторых других странах) представляется желательным и необходимым, так как исключается риск утраты настоящих денег. Такой тактический прием, как пометка денег радионуклидами (спецсредством «Бумеранг») облегчает наблюдение и сопровождение лиц, получивших (изъявших) помеченные денежные знаки. Кроме того, эти пометки могут затем служить уликой при определении принадлежности денег.

Анализ уголовных дел показал, что преступные группы располагают самой совершенной импортной аппаратурой, видеотехникой, радиосвязью, портативными компьютерами, имеют новейшие с мощными моторами автомашины, вооружены стрелковым нарезным оружием, гранатами, минами, используют различные средства личной защиты и психологиче-

192

ского воздействия на объекты посягательств, иногда в своем распоряжении имеют военную технику.

В ряде случаев перед похищением преступники использовали тех- нические средства, чтобы получить информацию о распорядке дня жертвы. Они с помощью различного рода устройств прослушивали конфиденциальные разговоры, в том числе в зданиях и помещениях фирм, на улице, на свободном пространстве, в автомобилях. Одна группировка даже установила «клопа» на телефоне в квартире потерпевших и некоторое время не без успеха противодействовала усилиям РУОП по их разоблачению, прослушивая переговоры родственников с сотрудниками органов внутренних дел. Для внедрения техники прослушивания преступниками разрабатываются целые операции с предварительным изучением места установки подслушивающих устройств, планированием и координацией действий всех участников операций.

Эмпирический материал показывает, что все преступные группировки, занимающиеся похищением людей, высокомобильны; лидеры и значи- тельная часть рядовых участников владеют современными средствами автотранспорта, в том числе мощными иномарками, что позволяет им «отрываться» от преследования. Большинство автомашин оборудовано радиотелефонами. Участники преступных групп имеют на вооружении радиопередающие устройства западных образцов, современные технические средства промышленного шпионажа (наблюдения, перехвата, подслушивания и др.), самое разнообразное оружие (огнестрельное, газовое, пневматическое, холодное), средства личной защиты (бронежилет и пр.).

Используя специально угнанные автомашины, преступники руково- дствовались двумя основными соображениями: отсутствием у всех участников преступления личного транспорта, либо нежеланием использовать его для преступных целей из боязни разоблачения. Кик правило, на угнанных автомашинах заменялись номера на фальшивые или похищенные с другой машины.

193

Подготовить любое преступление невозможно без получения хотя бы минимальной информации. Для этого необходимы современные технические средства. В настоящее время для этого за рубежом и в нашей стране создана целая индустрия технических средств промышленного шпионажа, открыто предлагающая через торгово- посреднические фирмы любые механические, электрические и электронные средства различного назначения. В каталогах, рекламирующих такую аппаратуру, обычно приводятся следующие группы технических средств: средства наблюдения, подслушивания, фотографирования, звуко- и видеозаписи, съема информации с про- водов, стен и окон и т. п.

Рассмотрим лишь отдельные из этих средств, которые наиболее часто встречались в изученных нами уголовных делах и использовались преступными группами для получения интересующей их информации. Для наблюдения и фотографирования интересующего объекта в ночное время или в условиях пониженной освещенности преступниками использовались специальные комплекты аппаратуры. Приборы устроены на базе электронно-оптического преобразователя второго поколения, в состав комплектов входили: зеркальные фотокамеры типа «Зенит», специальные оптические узлы для стыковки приборов ночного видения с фотокамерами или с видеокамерами, съемные окуляры и дополнительные элементы питания. Для прослушивания информации преступниками использовались малогабаритные микрофонные радиопередатчики, которые были закамуфлированы в предметы быта: цветочные вазы, авторучки, стаканы, часы и другие предметы. Особо следует отметить, что по 6,9% уголовных дел у преступников были изъяты средства прослушивания телефонных переговоров и снятия информации с каналов связи, хотя факты их использования доказаны лишь по 1,5% дел.

Анализ уголовных дел показал, что в процессе совершения преступ- ления преступниками использовались различные виды оружия и средства индивидуальной самозащиты и активной обороны. Преступники широко

194

использовали боевое огнестрельное оружие отечественного и зарубежного производства, газовое, пневматическое, холодное н иные виды оружия и средства самообороны: бронежилеты, шлемы, защитные очки, маски. Основными источниками пополнения преступных арсеналов остаются контрабандный ввоз из-за рубежа, хищения из оружейных заводов и из воинских частей. По изученным уголовным делам холодное оружие у похитителей имелось в 98,3% случаев, огнестрельное - в 96,6% случаев.

По результатам исследования можно сделать вывод, что преступники пользуются недостаточной взаимной координацией и несовершенством технического оснащения органов внутренних дел. Некоторые организо- ванные группы до задержания успевают совершить десятки преступлений. Существенная доля таких преступлений остается нераскрытой. Отмеченные обстоятельства указывают на необходимость постоянного совершенствования всей инфраструктуры органов, осуществляющих борьбу с преступлениями. Одно из первых мест при этом должна занимать проблема повышения функционального качества информационного обеспечения криминалистической деятельности по раскрытию, расследованию и преду-. преждению преступлений. В связи с этим возрастает роль современных информационных технологий сбора, передачи, обработки и использования розыскных и доказательственных сведений. В криминалистике конкретная реализация указанного процесса должна происходить, на наш взгляд, и происходит путем компьютеризации, т. е. создания и эксплуатации раз- личных автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС), используемых при решении криминалистических задач. При этом главная доля объемов информационных потоков приходится на систему криминалистической регистрации, традиционно рассматриваемую в криминалистике в качестве одной из отраслей криминалистической техники. Однако изначально роль этой системы проявлялась в развитии криминалистических тактики и методики. В последнее время, в связи с появлением информационно- вычислительных сетей, эта взаимосвязь становится органиче-

195

ской, а отнесение АИПС к криминалистической технике - все более ус- ловным. Указанные системы превращаются в единые интегрированные банки данных, являющиеся неотъемлемой частью в целом науки кри- миналистики. Хотя сами по себе технические средства автоматизации и вычислительной техники в этом случае правомерно рассматривать в контексте средств криминалистической техники, как одну из ее разновидностей.

В этом процессе ярко проявляется насущная потребность активного внедрения современных автоматизированных информационно- поисковых систем технико-криминалистического назначения (АИПС ТКН) в повседневную криминалистическую практику. В свою очередь появление автоматизированных информационно-поисковых систем технико-криминалистического назначения стимулирует разработку и внедрение принципиально новых технико-криминалистических средств и методов, с помощью которых становится возможным проведение более углубленного комплексного сбора и изучения необходимой розыскной и доказательственной (криминалистически значимой) информации1.

По мнению автора, определенный интерес представляет опыт ис- пользования зарубежной полицией при расследовании преступлений различных технических средств. Одно из приоритетных направлений технического вооружения полиции занимает компьютеризация и разработка методик программированного установления личности задержанного или разыскиваемого преступника. Накапливаемая полицией информация используется для обнаружения доказательств, которые бы позволили произвести арест подозреваемого и доказать его виновность. Такого рода доказательство может обнаружиться в результате проведенного с помощью ЭВМ сопоставления отдельных фактов и обстоятельств, каждое из которых в от-

Вехов В. Б. Криминалистическая характеристика и совершенствование практики расследования и предупреждения преступлений, совершаемых с использованием средств компьютерной техники: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1995. С. 151- 153.

196

дельности не свидетельствует о виновности подозреваемого или о какой-либо причастности его к расследуемому преступлению. Так, в США и Японии с помощью компьютеров в настоящее время созданы банки-фонотеки с голосами подучетных граждан (в том числе и записи бесед, полученные в результате негласного электронного наблюдения), находящимися в памяти ЭВМ, в целях получения новых доказательств либо раскрытия иных преступлений. Эксперт выступает в суде с заключением по идентификации голоса. Успешно используются зарубежной полицией научные разработки компьютерного составления фотороботов - графическое (композиционное) воссоздание внешности преступников. С помощью программ «Компаскетч» и «Комфотовит» компьютер в состоянии отфильтровать из любой толпы искомого человека. Однако не следует забывать, что некоторые АИПС ТКН у нас в России проектируются как универсальные, например, «Досье», другие - наоборот, узко специализированы, в том числе: «Девиза», «Гильза», «Роза», «Автоинф», «Оружие», «ВВ», «Марка», «Истевол», «Сейф», «Насилие» и т. п. Отдельные АИПС ТКН объединены в функциональные блоки: почерковедческие, о веществах и материалах, автотранспортные и т. д. Однако отсутствуют общая и достаточно строгая концепция оптимального сочетания универсальных и специализированных АИПС ТКН в криминалистике, а также единые методики определения их параметров для прогнозных оценок и оптимизации. Нет единых нормативно утвержденных требований (отраслевого стандарта) к криминалистической информационной технологии и порядку ее разработки.

Между тем универсальные и специализированные АИПС ТКН обла- дают своими специфическими достоинствами и недостатками. В первых используются сильно упрощенные типизированные криминалистические описания каждого конкретного вида преступления. Вторые, к примеру, имеют ограниченные возможности для увязывания между собой сведений о разных (по виду) преступлениях. Не всякое сочетание таких систем будет в целом эффективно. Об этом свидетельствует опыт развитых зару-

197

бежных стран, где с начала 80-х гг. функционируют сети взаимодейст- вующих между собой оперативно-розыскных и криминалистических АИПС. Универсальные АИПС в них содержат кратко описывающий каждое преступление набор основных сведений, а специализированные системы - значительные по подробности наборы криминалистических данных (включая углубленное описание важнейших элементов криминалистической характеристики преступлений).

Создание АИПС предполагает активное использование сведений об элементах криминалистической характеристики преступлений и возможно лишь при тщательной проработке общих системных вопросов движения и преобразования информации на разных стадиях и этапах уголовного процесса. Кроме того, очевидна потребность дальнейшего развития понятийного аппарата в связи с методологическими и алгоритмическими трудностями, возникающими при разработке АИПС ТКН. Они появляются прежде всего из-за взаимных смысловых несоответствий некоторых базовых категорий и понятий, используемых в криминалистике, информатике и математике. На это указывает большинство ученых-криминалистов, касающихся проблем автоматизации.

Ключевое значение дня повышения функциональной эффективности АИПС ТКН приобретает проблема достижения адекватности описания преступления в информационных системах реальным обстоятельствам его совершения. Проблемы обостряются еще и тем, что в случае использования АИПС ТКН для информационного обслуживания раскрытия и расследования серийных неочевидных преступлений, имеющих в первую очередь межрегиональный поиск, успешно раскрываются только после объективного выделения серий, последующего соединения уголовных дел и, следовательно, аккумулирования криминалистически значимой информации. Это возможно лишь при условии детального и объективного описания элементов их криминалистической характеристики. Однако в органах внутренних дел пока нет эффективных криминалистических учетов, на-

198

пример, по способу преступлений, что признается многими криминалистами. Отсутствуют также автоматизированные видеобанки, слабо внедряются автоматизированные дактилоскопические информационные системы. Практически нет информационных связен между АИПС экспертно-кримнналистических подразделений и информационных центров органов внутренних дел1.

Вернемся к зарубежному опыту, ученые США достигли определенных успехов в работы по идентификации личности человека с помощью генетического кода, который сугубо индивидуален и позволяет установить личность неопознанных трупов. Создание массива генетического кода граждан всей страны в соответствующей компьютерной сети разрешило бы многие, и не только криминалистические, проблемы.

В недалеком будущем надо ожидать перехода всего цивилизованного мира на подобный вид идентификации личности. Противникам подобных мер, равно как и более расширенного дактилоскопирования населения, можно справедливо возразить, что абсолютное большинство граждан в течение своей жизни неоднократно попадает в число «сосчитанных» и закрепленных за определенным только ему принадлежащем номером: при получении свидетельства о рождении, паспорта, а также другого документа, удостоверяющего личность, аттестата об образовании, диплома об окончании вуза, пропуска на работу, при установке телефона и т. д. Однако ни у кого это обстоятельство не вызывает протеста, а следовательно, не гнетет.

Внедрено расширенное дактилоскопирование населения России как мера, исключительно важная при розыске безвестно пропавших лиц и установлении законный владельцев имущества, обнаруженного у преступ-

; Вехов В.Б. Указ. соч. С. 161.

199

ников1. На наш взгляд, данное нововведение - расширенное дактилоскопирование - можно было бы рассматривать как начальный этап процесса создания генетического кода населения так, как в случае перехода экономически развитых стран Запада на подобный вид идентификации личности (этого не избежать и нашей стране). В этом есть немало положительных моментов. Отпали бы проблемы установления личности жертв автодорожных происшествий и самоубийств, лиц, потфявших память, а также психически больных, или установления личности похищенного грудного или малолетнего ребенка, который не в состоянии сообщить какие-либо сведения о себе. Данное действие в немалой степени оказывало бы нажим на психику потенциальных преступников и тем самым в какой-то мере помогло бы предотвратить некоторое количество преступлений.

В настоящее время в отечественной оперативно-розыскной и следст- венной деятельности все шире стал использоваться психофизический метод обнаружения у человека скрываемой им информации с помощью полиграфа. Полиграф является средством объективной фиксации психического состояния испытуемого и позволяет получить достаточно надежные данные о том, носят ли сведения, им сообщенные, правдивый характер или нет. Неоднократные и всесторонние исследования, как за рубежом, так и в нашей стране, наглядно продемонстрировали, что в подавляющем большинстве случаев полиграф способствует раскрытию преступлений и позволяет исключить из числа подозреваемых непричастных к ним лиц и тем самым направить следствие по истинному пути. Однако эффективному его внедрению в практику препятствует ряд обстоятельств субъективного и объективного характера. Также одним из актуальных правовых вопросов является вопрос о добровольности согласия конкретного лица на проведение проверки на полиграфе. Необходимо отметить слабую разработан-

1 О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации: ФЗ от 25 июля 1998 г. № 128; О проведении обязательной дактилоскопической регистрации: Приказ МВД России от 19 мая 1999 г. № 417.

200

ность методических основ деятельности в указанном направлении, поэтому использование полиграфа в настоящее время возможно в деятельности органов внутренних дел, но лишь в рамках оперативно- розыскной деятельности как способ получения ориентирующей информации (выяснение мест укрытия похищенного, направления ухода сообщников, нахождения лиц, трупов, вещественных доказательств, ценностей и т. д.). Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности» определяет «содержание оперативно- розыскной деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, и закрепляет систему гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий». Но законодателем не были предусмотрены технология и процедура оперативно-розыскной деятельности. В соответствии с ст. 4 указанного Закона органам, наделенным правом осуществления оперативной деятельности, разрешено издавать нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий. К настоящему времени успешно удалось преодолеть эту ситуацию только федеральным органам контрразведки, накопившим определенный опыт применения полиграфа в своей работе. Внутриведомственная инструкция, регламентирующая использование проверок на полиграфе одобрена Генеральной прокуратурой и зарегистрирована Министерством юстиции России»1. Таким образом, применение полиграфа могло бы в немалой степени способствовать раскрытию таких преступлений, как похищение людей или фальсификация похищений, к которым преступники прибегают с целью извлечь какую-то выгоду или избежать наказания за другие преступления.

Быстрое и полное раскрытие преступлений на стадии предваритель- ного следствия невозможно без научных, технических и других специ- альных познаний.

’ Записки криминалистов // Правовой общественно-политический и научно популярный альманах. / Под ред. В, А. Образцова. М, 1995. С. 220-221.

201

Назначение экспертиз играет весьма существенную роль при рас- следовании преступлений данного вида. Различные экспертизы проводились по большей части изученных дел, однако анализ видов произведенных исследовании, поставленных перед экспертами вопросов показал явно недостаточны уровень использования специальных познаний по делам о похищениях людей. В процессе расследования названных уголовных дел назначаются дактилоскопические, почерковедческие, криминалистические исследования документов, баллистические, фоноскопические. иные разновидности криминалистических экспертиз, а также судебно- медицинские, судебно-психиатрические, судебно-психологические и иные экспертизы. Уже на первоначальном этапе в распоряжении следователя порой оказываются написанные преступниками письма, записки, телеграммы, по которым назначается (помимо почерковедческой или технического исследования документов) психолингвистическая экспертиза, анализирующая признаки содержания исследуемых документов (логику, характер изложения, меру выразительности, организованности текста и др.).

На основе исследования перечисленных и иных признаков письмен- ной речи экспертиза ответит на вопросы об авторстве письменного документа, эмоциональном состоянии, внутренней позиции, личностных и других особенностях исполнителя, диагностирует наличие и характер психических заболеваний и болезненных состояний. Чаще других назначается почерковедческая экспертиза: для решения вопросов, не написаны ли письма с требованием выкупа подозреваемым в похищении лицом, переданного от его имени. По 23% изученных дел назначалась судебно-портретная экспертиза. По незначительному количеству дел проводилась судебно- психиатрическая экспертиза; вызвано это было неадекватностью избранного средства при достижении цели и видимой безмотив- ностью похищения. Фоноскопическая (вокалоскопическая, вокалографи-ческая, судебно-акустическая) экспертиза направлена на решение идеи-

202

«

тификационных и диагностических задач: идентификация говорящего человека по физическим характеристикам речевых сигналов, звукозапи сывающих объектов; определение характера акустической среды; обна ружение склейки фонограмм, способов компиляции, фальсификации за писей. Экспертиза позволяет устанавливать, какому конкретному лицу принадлежит устная речь на данной фонограмме; мужчине или женщине; сколько лиц участвовало в разговоре; кому из них принадлежат опреде ленные фрагменты речи; имитирована ли устная речь и кем. Экспертиза решает задачу отождествления средств звукозаписи, а также первичная или вторичная запись на исследуемой фонограмме, имеется ли на фоно грамме монтаж и каким способом он произведен, каковы характеристики * звукозаписывающего устройства.

т

203

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог проведенному исследованию, необходимо сделать сле- дующие выводы, возникшие при написании данной работы.

  1. В последние годы в Российской Федерации наблюдается тенденция увеличения случаев похищения человека и захвата заложников, что объясняется напряженной обстановкой на Северном Кавказе и огромной разницей в жизненном уровне различных слоев населения.
  2. В криминалистической литературе на базе комплексного подхода к проблеме разработаны основные положения, отсутствовавшие в системе методики расследования отдельных видов преступлений, в частности, методики расследования похищения человека.
  3. Проанализированы принципиальные вопросы криминалистиче ской характеристики преступлений, что позволило определить криминали стическую характеристику похищений людей и сконструировать структуру ее основных элементов. Криминалистическая характеристика похищения человека включает в себя сведения о мотивах и целях преступления, лич ности преступника, способе совершения и сокрытия преступления, обста новке совершения похищения, некоторых характерных следах преступле ния, типичной исходной информации о преступлении.

  4. Установлено, что личность похитителя нельзя отнести к самостоя тельно группе, так как в нее входят различные категории граждан, харак теризующиеся противоположными социально-демографическими и нрав ственно-психологическими качествами. Большинство похищений человека имеет соответствующий виктимологический аспект. Потерпевшими от по хищения, как правило, становились люди, имеющие в своем распоряжении значительные денежные суммы или обладающие ценным имуществом. Ре зультаты исследования показали, что способы совершения и сокрытия по-

204

хищений человека совершенствуются, им предшествует тщательная подготовка.

  1. Исключая стандартный подход к расследованию таких видов пре- ступлений и учитывая особенности данного преступления, возникает опасности обоснованная необходимость создания постоянно действующих специализированных следственно-оперативных групп для борьбы с похищениями людей.
  2. Для совершенствования эффективности и качества расследования рассматриваемых преступлений целесообразно установить порядок рассмотрения сообщений о похищении человека с участием следователя, которому будет поручено расследование этого преступления, аналогично тому, как по сообщениям о убийствах орган дознания не производит без участия следователя прокуратуры ни проверочных, ни следственных действий, кроме мер, направленных на охрану места происшествия и задержание преступника.
  3. Для совершенствования организационной и методической дея- тельности правоохранительных органов, специализирующихся на расследовании дел о похищениях человека, предлагается:

• создать банки данных о преступниках, квалифицирующихся на дан- ном виде преступления, и разработать продуманную систему контроля над их поведением с использованием гласных и негласных возможностей; • • создать аналогичные банки данных также об оперативных работниках, следователях, экспертах, психологах и других специалистах, которые могут быть и пользованы в операциях по освобождению похищенных и захваченных в качестве заложников, раскрытии и расследовании таких преступлений. • 8. Проведенное нами диссертационное исследование позволило вы явить, что 21% похищений человека заканчивается тем, что жертву пыта ются спрятать в соседних городах, областях либо на территории госу дарств СНГ. В этих условиях важное значение имеют вопросы взаимодей-

205

ствия и взаимопомощи правоохранительных органов других государств. Со многими из них у России нет договора о взаимопомощи в раскрытии и расследовании преступлении. Отсутствует четкая регламентация действий для сотрудников органов внутренних дел со стороны МВД России, прокуратуры по раскрытию преступлений, задержанию граждан, нарушающих законы смежных государств. Необходимо заключить межправительственное Соглашение о координации, взаимодействии и взаимопомощи силовых и других структур государств СНГ в ситуациях, связанных с похищениями людей.

  1. Проведенное диссертационное исследование, может оказать по- сильную помощь правоохранительным органам в познании сути рассматриваемого преступления, разработке мер по его предупреждению и более эффективной борьбе с этим уродливым явлением.

В целях совершенствования уголовно-правового и процессуального законодательства, автором предлагается следующие:

  1. Статью 83 УПК РСФСР необходимо дополнить часть 2 следующего содержания: «…все материалы, полученные в результате оперативного документирования, и иные документы (фотоснимки, видеозаписи и т. п.), представленные любым лицом после их процессуальной проверки, признает вещественным доказательством».
  2. В п. 4 ст. 127 УПК РСФСР внести дополнение в конце обзаца: «.. .следователь обязан органу дознания дать конкретные задания».
  3. Из п. 3 ст. 126 УПК РСФСР изъять ст. 126 УК РФ и включить в п. 4 ст. 126 УПК, речь идет о производстве предварительного следствия и дознания органами внутренних дел по преступлениям, предусмотренным ст. 126 УК РФ.
  4. В ст. 141 и 142 УПК РСФСР должно быть отражено: «…не только факты передачи доказательств, но и подробно описаны получаемые объекты, а также указаны меры, исключающие их уничтожение или подмену»

206

  1. Ныне действующий УПК не содержит определения понятия «доз- наватель». К сожалению, и в проекте УПК РФ эта проблема должным образом не решена. С 1992 г. в системе МВД созданы специализированные подразделения РУОП, где в штате предусмотрены «инспектора дознания», «начальник отдела дознания» и т. д., осуществляющие расследование на доследственном этапе расследования о похищении человека. Их статус четко в законе не определен, поэтому с этим предлагается ввести в ст. 34 УПК РСФСР понятия «дознаватель», «инспектор дознания», «специализированное подразделение дознания».
  2. В ст. 64 УК РФ внести .дополнение, предусматривающее возмож- ность в исключительных случаях, с учетом степени тяжести совершенных деяний и личности виновных, освобождать от наказания соучастников группового преступления, активно содействующих правоохранительным органам в раскрытии преступлений.
  3. В ходе проведения следственных действий перед следователем воз- никают задачи восприятия и фиксации непосредственно наблюдаемых криминалистически значимых объектов, характеризующих как состав исследуемого преступления, так и их использование для выявления данных о субъективных признаках состава преступления (это требует ст. 68 УПК РСФСР). В практической деятельности следователя возникает необходимость установления соотношения материальных следов преступного поведения и субъективной стороны преступления. Естественно, что закономерности отражения субъективной стороны преступления в его материальных следах неизбежно выходят за традиционные рамки уголовно-правового и уголовно-процессуального рассмотрения субъективных элементов (вины, мотива и цели преступления) и обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Диссертант считает, что кроме правовых требований подлежат учету и общенаучные положения познания по материальным следам пре- ступной деятельности субъекта преступления с учетом механизма развития следообразования при установлении события прошлого. При этом следует

207

учитывать общие и специальные признаки субъекта преступлений, так как в зависимости от его должностного положения, умения и навыков, интеллектуальных способностей могут быть образованы как количественные, так и качественные материальные следы. С учетом сказанного, диссертант предлагает новую детализированную редакцию ст. 68 УПК РСФСР.

Статья 68. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уго- ловному делу

При производстве дознания, предварительного следствия и разбира- тельства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1) наличие или отсутствие общественно опасного деяния, наступивших или могущих наступить последствий; способ совершения преступления, с помощью которого образованы следы преступления; данные об об- становке преступления (место, время, обстоятельства), при которых готовилось или было совершено преступление; 2) 3) данные о субъекте преступления (возраст, вменяемость, дополни- тельные признаки специального субъекта, личность преступника, характеризующие положительные или отрицательные черты, и др.); 4) 5) данные об обязательных (вина) и факультативных (мотив, цель, эмоциональное состояние субъекта) признаках субъективной стороны преступления. 6) Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ, иные обстоятельства, характеризующие специальные, нравственные и психофизические свойства личности обвиняемого, подлежат доказыванию, а также обстоятельства, способствующие совершению преступления.

208

ЛИТЕРАТУРА Законы, нормативные акты и другие официальные документы

  1. Конституция Российской Федерации. М, 1996.
  2. Декларация прав и свобод человека и гражданина: Принята Вер- ховным Советом РСФСР 22 нояб. 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №
  3. Ст. 1865.
  4. О милиции: Закон РСФСР от 18 апр. 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 16.
  5. О мерах по защите прав граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с преступностью: Указ Президента Российской Федерации от 8 окт. 1992 г. № 1189 // Собрание актов Президента и Правительства РФ.
  6. №18.
  7. Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 5 июля 1995 г.
  8. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: комментарий. / Под ред. проф. П.Г. Пономарева. М.: Новый юрист, 1997.

  9. Об оружии: Закон Российской Федерации от 20 мая 1993 г. // Ве- домости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.
  10. № 24.
  11. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 1996.
  12. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М: Юрид. лит., 1990.
  13. Гражданский кодекс РСФСР. М., 1996.
  14. Уголовный кодекс Российской Федерации: Науч.-практ. коммент.: В 2 т. / Под ред. П.Н. Панченко. Н.-Новгород, 1996.
  15. О неотложных мерах по реализации Федеральной программы Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью за 1994- 1995 годы: Указ Президента Российской Федерации № 1016 от 24 мая 1994 г. // СЗ РФ. 1995. С. 664-706.

209

  1. О мерах по защите прав граждан, охране порядка и усилению борьбы с преступностью: Указ Президента Российской Федерации № 1189 от 8 отк. 1992 г. // СЗ РФ. 1992. № 42. Ст. 2373.
  2. О концепции развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России: Приказ МВД России № 145 от 20 марта 1996 г.
  3. О неотложных мерах по улучшению деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел: Приказ МВД России № 197 от 19 апр.
  4. 1993 г.

  5. Об утверждении инстукции «О порядке исполнения и направления органами внутренних дел Российской Федерации запросов и поручений по линии Интерпола»: Приказ МВД России № 10 от 11 янв.

1994 г.

  1. О формировании и ведении централизованных оперативно- справочных, розыскных, криминалистчисеких учетов, экспертно- криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации: Призаз МВД России № 752 от 12 июля 200 г.
  2. Об утверждении инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений: Приказ МВД России № 334 от 20 июня 1996 г.
  3. Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд: Приказ МВД России № 175/226/336/201/286/410/56 от 13 мая 1998 г.

  4. Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Су- дов СССР и РСФСР (1938-1978гг.). М., 1980.
  5. О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сент. 1986 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 10.

210

  1. О практике применения судами законодательства, регламенти- рующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве: Поста- новление Пленума Верховного Суда СССР от 1 нояб. 1985 г.
  2. Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Вер- ховного Суда СССР по уголовным делам (1971-1979 гг.) М., 1981.
  3. Постановления и определения по уголовным делам Верховного суда РСФСР (1981-1988 гг.). М., 1989.
  4. Монографии, учебники и учебные пособия

  5. Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и основы новых методов судебной, экспертизы. М.: Акаде- мия МВД России, 1994.
  6. Антонян Ю.М., Еиикеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. М., 1996. 186 с.
  7. Антипов B.C., Прохорова Е.В., Гусев В.Г. Предотвращение и рас- крытие преступлений. М., 1979. 32 с.
  8. Арцишевский Г.В. Выдвижение и проверка следственных версий. М.,
  9. 104 с.
  10. Астапкина СМ. Тактика обыска и выемки. М., 1989. 21с.
  11. Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1992. 205 с.
  12. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1991.
  13. Бахин В.И., Бипенчук П.Д., Кузмечев B.C. Криминалистические проблемы и средства разрешения следственных ситуаций. Киев, 1991.

  14. Белкин Р.С Курс советской криминалистики: Учеб. пособие. М.: Академия МВД СССР, 1977. Т. 1, 2.

  15. Белкин Р.С, Лузгин И.М. Криминалистика: Учеб. пособие. М.: Юрид. лит., 1978.

211

  1. Белкин Р.С, Винберг А.И, Криминалистика и доказывание. М.: Юрид. лит., 1969.
  2. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М.: Наука, 1966.
  3. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М: Юрид. лит., 1988.
  4. Белкин Р. С. Понятие, значение и виды допроса. Криминалистика. М„ 1980. Т. 2.
  5. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993.200 с.

  6. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Общая теория криминали стики: В 3 т. М.: Юристь, 1997.

  7. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. 304 с.

  8. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М: Бек, 1997. 342 с.
  9. Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. М.: Норма,
  10. 1999.485 с.

  11. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. М, 1997. 400 с.
  12. Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. проф. Р.С. Белкина. М.: Норма-Инфра, 1999. 990 с.
  13. Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М, 1970. 248 с.

212

  1. Бородин СВ., Плесин В.К, Шавлин М.Н. Рассмотрение и размешение органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступленийх. М, 1971. 294 с.

  2. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: Узбекистан, 1991. 143 с.
  3. Быховский И.Е. Осмотр места происшествия. М., 1973. 97 с.
  4. Быховский И.Е. Допустимость тактических приемов при допросе. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989. 48 с.

  5. Буринская Е.Ф. Судебная экспертиза документов, производство и пользование ею. СПб., 1903. 352 с.
  6. Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976. 200 с.
  7. Васильев A.M. Тактика отдельных следственных действий. М., 1981. 112с.
  8. Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. Томск, 1969. 198 с.
  9. Вандышев В.В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступника в раскрытии и расследовании насильственных преступлений: Учеб. посо- бие. СПб., 1992.
  10. Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М: МГУ, 1984.
  11. Вафин P.P. Вымогательство («рэкет»). Криминалистические проблемы. Екатеринбург: ЕВШ МВД России, 1993.
  12. Владимирский-Буданов. М. Хрестоматия по истории русского права. СПб., 1899.

213

  1. Возгрин И.А. Общие положения методики расследования отдель- ных видов преступлений. Л., 1976.
  2. Волков B.C. Мотивы преступлений (уголовно-правовые и соци- ально-психологические исследования). Казань: ЮГУ, 1982.
  3. Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов перступлений. Томск, 1985.
  4. Гавршов А.К. Раскрытие преступлений на предварительном следствии (правовые и организационные вопросы). Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976. 143 с.
  5. Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Преступления в сфере экономической деятельности. М.: Библиотека юр. инфор., 1998. 106 с.

  6. Гельманов А.Г. Криминалистическая характеристика способа со- крытия преступления против жизни и здоровья: Учеб. пособие. Омск: ВШМ МВД СССР. Омск, 1989.
  7. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск, 1975. 184 с.
  8. Глазырш Ф.В. Личность обвиняемого и тактика следствия // Ленинский принцип неотвратимости наказания и задачи советской криминалистики. Свердловск, 1972. 70 с.
  9. Головин ЕМ., Громов М.Я. Основное задание к игре по теме «Управление силами и средствами ГРОВД при освобождении заложников». М.: Академии МВД СССР, 1991.
  10. Горский Г.Ф. Научные основы организации и деятельности след- ственного аппарата в СССР. Воронеж, 1970.
  11. Громов В.И. Предварительное расследование в советском уголов- ном процессе. М., 1935.
  12. Гранат Н.Л., Ратинов А.Р. Решение следственных задач: Учеб. пособие. Волгоград, 1978. 94 с.
  13. Грос Г Руководство для судебных следователей, чинов общей и жандармской полиции и др. /Пер. с нем. Смоленск, 1896. 980 с.

214

  1. Гуров А. Профессиональная преступность. М., 1994.
  2. Гуров A.M. Профессиональная преступность: прошлое и современ- ность. М., 1990.
  3. Догель П.С, Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974.
  4. Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Сверд ловск, 1987.

  5. Дубинская А.Я., Шостак Ю.И. Организация и деятельность след- ственно-оперативной группы. Киев, 1981.
  6. Дубровицкая Л.П., Лузгин ИМ. Планирование расследования. М., 1972.
  7. Дубягин Ю.П. Как не пропасть без вести. СПб.: Питер Пресс, 1996.
  8. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975.
  9. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология обыска и выемки. М., 1994.
  10. Загородников И.И., Сахаров А.Б. Демократизация советского об- щества и проблемы науки уголовного права. М., 1975.
  11. Записки криминалистов // Правовой общественно-политический и научно-популярный альманах / Под ред. В.А. Образцова. М., 1995.
  12. Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград: ВЮИ МВД России,
  13. 152 с.
  14. Закатов А.А., Цветков СИ Тактика допроса при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами. М., 1996.54 с.
  15. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации: Учеб. пособие. Волгоград: ВЮИ МВД России,
  16. 72 с.

215

  1. Зеленский B.C. Предупреждение преступлений следователем. Харьков: Вища школа, 1975.
  2. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. Ростов-н/Д, 1999. 152 с.
  3. Зимин А.А. Россия на рубеже XV-XVI столетий. М., 1982.
  4. Зорин Г.А., Танасевич О.В. Криминалистическая характеристика транснациональных преступных групп. Гродно, 1997. 104 с.
  5. Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам
    способов совершения преступлений. М, 1970. 98 с.

  6. Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М, 1991.
  7. Изучение следователем психологии обвиняемого (методическое пособие). М, 1987.
  8. Ищенко Е.П. Тактический прием и место научно-технических средств в его структуре. Свердловск, 1981. 69 с.
  9. Козак В.К Право граждан на необходимую оборону. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1972.
  10. Колычева Е.И. Холопство и крепостничество (конец XV-XVIBB.). М., 1971.
  11. Косоплечее Н.П., Григорян В.А., Федулов И.В. Система мер преду- преждения преступности. М.: ВНИИ укрепления законности и правопорядка, 1988.
  12. Костенко А.Н. Принцип отражения в криминологии. Киев, 1986.
  13. Котов Д.П. Мотивы преступлений и их доказывание. Воронеж, 1975.
  14. Котов Д.П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж, 1987.
  15. Корнеева Л.М. Тактические основы организации и производства допроса на предварительном следствии. М., 1976. 94 с.

216

  1. Колесничеснко A.M. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Харьков, 1976. 20 с.
  2. КолмаковЕ.П. Следственный осмотр. М., 1976. 193 с.
  3. Кривошеее А. С. Изучение личности в процессе расследования. М., 1981.94 с.
  4. Кудрявцев В.Е. Механизм преступного поведения. М., 1981. 94 с.
  5. Кукушкин Ю.А. Общие вопросы организации следственной работы. Волгоград, 1975. 101с.
  6. Кузъменко Н.К. Систематизация неотложных следственных действий при раскрытии и расследовании преступлений: Учеб. пособие. Киев, 1981.96 с.
  7. Криминалистика./ Под ред. Р.С. Белкина, В.П. Лаврова, И.М. Луз- гана. М, 1988. Т. 2.
  8. Криминалистика: Учеб. Т. 2: Техника, тактика, организация и ме- тодика расследования преступлений / Под ред. Б.П. Смагоринского. Волгоград: ВСШ МВД России, 1994.
  9. Криминалистика: Учеб. / Под ред. проф. Н.П. Яблокова. М., 1995.
  10. Криминология и профилактика преступлений. М., 1989.
  11. Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. М., 1968.
  12. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960.
  13. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминалистической детерминации. М., 1984.
  14. Курс советского уголовного права. Часть” Особенная. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та. 1973. Т. 3.
  15. Криминальная мотивация / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1986.
  16. Лавров В.П. Расследование похищения или подмены ребенка. М., 1966.
  17. Лавров В.П, Особенности расследования нераскрытых преступле- нии прошлых лет. М., 1972.

217

  1. Лавров В.П. Предмет, история и методология криминалистики. М., 1994.
  2. Литвинов В.И. Корыстный мотив, цель, корыстная мотивация и их уголовно-правовое значение. М.: Академия МВД СССР, 1983.
  3. Личность преступника: методы изучения и проблемы воздействия: Сб. науч. тр. М.: Академия МВД СССР, 1988. 44 с.
  4. Лившиц ЕМ., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997. 176 с.
  5. Лузгин ИМ. Моделирование при расследовании преступлении. М., 1981.
  6. Лузгин ИМ. Расследование как процесс познания. М., 1969.
  7. Лузгин ИМ. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1987.
  8. Ляпунов Ю. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права. М., 1989.
  9. Миндагулов А.Х., Рябикин Ф.К., Сердюк Л.В. Причины преступ- ности: Лекция. Хабаровск, 1988.
  10. Миронычев М.И., Хоботов А.Н. Организация и тактика розыска скрывшихся преступников и установления личности трупов неизвестных граждан, больных и детей: Лекция. М.: Академия МВД России. М., 1992.
  11. Образцов В.А. Криминалистика. М., 1994.
  12. Овчинский B.C. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993.
  13. Осин В.В. Вопросы совершенствования методики расследования отдельных видов преступлений: Сб. науч. тр. М.: ВНИИ МВД СССР.
  14. №94.
  15. Осин В.В., Константинов В.И. Расследование дел о вымогатель- стве: Учеб. пособие. М.: НИИ МВД России, 1991.
  16. Осмотр места происшествия. М., 1982.
  17. Пантелеев И.Ф., Селиванов Н.А. Криминалистика: Учеб. М.: Юрид. лит., 1993.

218

  1. Пантелеев И.Ф., Савкин А.Ф. Общие положения тактики допроса // Криминалистика. М, 1988.
  2. Петелин Б.Я. Установление мотива и цели преступления. М.: ВНИИ МВД СССР, 1978.
  3. Побегашо Э.Ф. Пути совершенствования деятельности органов внутренних дел по борьбе с тяжкими насильственными преступлениями: Учеб. пособие. М.: Академия МВД СССР. М., 1986.
  4. План проведения комплексного оперативного учения «Лавина». М.: Академия МВД России. М., 1994.
  5. Ратинов А,Р., Ефимова И.И. Психология допроса обвиняемого. М., 1988.
  6. Российское законодательство Х-ХХ веков. М., 1984. Т. 1.
  7. Сборник учебных материалов командно-штабного учения «Гро- за» (вводные и решения к ним). М., 1994. Ч. 2.
  8. Свирская И.Б., Андреев И.В. Переговоры: психологическая ха- рактеристика и методы отбора инструкторов по переговорной деятельности: Лекция. М.: Академия МВД России. М., 1995.
  9. Советское уголовное право: Учеб. М.: Юрид. лит., 1988.
  10. Снетков В.А., Виннченко И.Ф., Житников B.C., Зинин A.M., Ов- сянникова М.Н. Криминалистическое описание внешности человека. М.: ВНИИ МВД СССР, 1984.
  11. Таций В.Я. Объект и предмет преступления по советскому уго- ловному праву. Харьков, 1988. С. 218.
  12. Теоретические основы предупреждения преступности. М., 1977.
  13. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности человека. М., 1969.
  14. Ткаченко В.И. Преступления против личности: Учеб. пособие. М.:ВЮЗИ, 1981.
  15. Трайнин A.M. Общее учение о составе преступления. М., 1957.

219

  1. Турчин Д.А. Теоретические основы учения о следах в кримина- листике. Владивосток, 1983.
  2. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. Издано Н.С. Таганцевым. 14-е изд. СПб., 1909.
  3. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. М., 1987.
  4. Фойнщкий И.Я. Курс уголовного права. 3-е изд. СПб., 1990.
  5. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемых обстоятельств. М, 1979.
  6. Хлюпин И.И. Методика расследования преступлений. Общие положения. Ульяновск, 1983. Ч. 1,2.
  7. Шарков А.В, Переговоры с преступниками, захват заложников: Учеб. пособие. Минск: Академия МВД Республики Беларусь, 1993.
  8. Швец И.Я. и др. Технические средства и системы в предупреж- дении и раскрытии преступлений: Межвуз. сб. науч. тр. Киев: КВШ МВД СССР, 1990.
  9. Экономический и социальный Совет ООН. Жертвы преступлений и злоупотребления властью. 13-е пленарное заседание (24 мая 1990 года). Нью-Йорк, 1990. С. 59.
  10. Яблоков ИЛ., Колдин В.Я. Криминалистика: Учеб. М.: МГУ, 1990.
  11. Яровенко В.В. Доказывание признаков субъективной стороны состава преступления. Криминалистическая виктимология. Иркутск, 1980.
  12. Яковлев A.M. Индивидуальная профилактика преступного пове- дения. Горький, 1977.
  13. Научные статьи

  14. Беляева Н.В., Орешкша Т. Ю. Действующий уголовный закон и некоторые проблемы его совершенствования // Проблемы формирования

220

уголовной политики РФ и ее реализация органами внутренних дел: Труды Академии МВД России. М. 1995.

  1. Борзенков Г.И. Усиление ответственности за вымогательство // Вест. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1990. С. 19.

  2. Гаврилов А.К., Михайлов В. А. Совершенствовать взаимодействие аппаратов оперативных служб МВД при расследовании преступлений // Использование норм права в борьбе с преступностью: Тр. Омской высшей школы милиции. Омск, 1972. Вып. 12.
  3. Гаухман Л., Максимов С, Сауляк С. Об ответственности за захват заложников и похищение человека // Законность. 1994. № 10. С. 43 -46.
  4. Горбунов Ю.С. Международно-правовое регулирование борьбы с захватом заложников // Московский журнал международного права.
  5. № 3. С. 23.
  6. Иванов Н. Уголовная ответственность за вымогательство // Сов. юстиция. № 10. 1989. С. 27.
  7. Комиссаров В. Захват заложников: происхождение нормы, вопросы совершенствования // Законность. 1995. № 3. С. 42-46
  8. Лысое М. Ответственность за незаконное лишение свободы, по- хищение человека и захват заложников // Юстиция. № 5. 1994.
  9. Ляхов Е.Г. Проблемы сотрудничества государств в борьбе с меж- дународным терроризмом. М.: Международные отношения, 1979. С. 32.
  10. Марков А.Я., Стеснова Т.И. Уголовно-правовые меры борьбы с захватом заложников // Проблемы предварительного следствия и дознания: Сб. науч. тр. М: ВНИИ МВДСССР. 1991. С. 46-52.
  11. Мартыненко Н.Э. Пути совершенствования законодательства в борьбе с похищениями людей как направление реализации уголовной политики // Проблемы формирования уголовной политики РФ и ее реализация органами внутренних дел: Тр. Академии МВД России М.,
  12. С. 147-155.

221

  1. Матвеев В. Судебно-психологическая экспертиза расследования бандитизма // Законность. 1995. № 6. С. 24-26.
  2. Миньковский Г.М. Задачи и возможности использования уголовно- правовых средств профилактики преступности // Пути совершенствова- ния мер по предупреждению преступности: Матер, всесоюзн. науч.- практ. конф., (17-18 декабря 1987 г.) М.: Академия МВД СССР, 1988. Вып. 2. С. 31.
  3. Организация взаимодействия следственных и оперативно- розыскных аппаратов при раскрытии и расследовании преступлений М.: Академия МВД СССР, 1990.

  4. Похитить могут каждого. Анализ отечественного киднеппинга // Подмосковные известия. 1995. 27 мая.
  5. Ткаченко В. Торговля несовершеннолетними. Социальные аспекты и юридические нормы // Рос. юстиция. 1995. № 8. С. 47—48.
  6. Фролов Е.А. Спорные вопросы общего учения об объекте престу- пления // Сб. науч. тр. Свердловск, 1969. Вып. 10.
  7. Юдин И. Освобождение заложников. Ставка - одна жизнь // Щит и меч. 1995. № 5. С. 4.
  8. Диссертации и авторефераты диссертаций

  9. Ахметов Б.И. Уголовно-правовая борьба с вымогательством и пути повышения ее эффективности: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1993.
  10. Бойко Н.Н. Ответственность за незаконное лишение свободы по советскому уголовному праву: Дис…. канд. юрид. наук. Харьков, 1989.
  11. Дубровина А.Н. Организация и методика расследования похищении или подмены ребенка: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1987.
  12. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: Дис. … канд. юрид. наук. М..: Академия МВД СССР, 1970.

222

  1. Климов В. А. Криминологические и уголовно-правовые проблемы борьбы с похищением детей: Дис…. канд. юрид. наук М., 1986.
  2. Контемиров В.Т. Криминалистическая характеристика групп в сфере организованной преступности: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград: ВСШ МВД России, 1992.
  3. Мартыненко Н.Э. Похищение человека: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Дис. … канд. юрид. наук. М, 1994.
  4. Бугай В.В. Методика расследования вымогательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1991.
  5. Вафин P.P. Криминалистическая характеристика вымогательства и проблемы ее использования в расследовании: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград: МВД России ВШМ, 1992.

  6. Илларионов В.Л. Правовые, организационные, оперативно- технические основы ведения переговоров с преступниками в целях преду преждения, раскрытия и расследования преступлений. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.: Академия МВД России, 1995.

  7. Козлова Н.Н. Уголовная ответственность за захват заложников: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1992.
  8. Лоскутов А.Г. Уголовная ответственность за захват заложников в местах лишения свободы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1991.
  9. Макуха А.Д. Уголовная ответственность за хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.: МВШМ МВД России, 1993. С. 16
  10. Трухачев В.В. Мотивация как элемент криминалистической харак- теристики: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Саратов, 1990.
  11. Хлюпин Н.И. Методические основы расследования преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1989.
  12. Герасимов И.Ф. Теоретические проблемы раскрытия преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1979.

223

  1. Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1987.

  2. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса конфликтной ситуации: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1996.
  3. Кустов A.M. Криминалистическое учение о механизме преступления: Дис. … канд. юрид. наук. М.: Академия МВД России, 1997.
  4. Логинов Е.А. Теоретичесикие основы тактических операций и их производство на первоначальном этапе расследования умышленных убийств: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1996.

  5. Меретуков Г.М. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом, совершаемым организованными преступными группами: Дис. … канд. юрид. наук. М: Академия МВД России, 1995.

  6. Марков А.Я. Тактика использования доказательств и опертивных данных при допросе обвиняемых: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1982.

  7. Вишневецкий КВ. Исследование доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2001.

  8. Горшенин Л.Г. Теория криминалистического прогнозирования: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1993.

  9. Дармшов A.M. Установление объективных признаков и субъективных признаков преступления как предмет доказывания в процессе расследования незаконного оборота наркотиков (теоретические и тактико-методические аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 1999.

  10. Кунщына А.В. Тактика выявления организаторов преступных групп: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000.

  11. Колесникова Т. В. Криминалистическая характеристика преступных групп, совершающих вымогательство: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000.

224

  1. Лысое КН. Криминалистическое учение о фиксации доказательственной информации в деятельности по выявлению и раскрытию преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1995.

  2. Мордачев В.В. Вымогательство: криминалистический анализ и прогнозирование: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1988.
  3. Мешкова B.C. Изобличение лидера преступных групп в ее организации и руководстве преступной деятельностью: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1998.
  4. Мешков В.М. Криминалистическое учение о ввременах связях и отношениях при расследованиии преступлений: Автореф. дис. … канд юрид. наук. М., 1995.
  5. Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистическое и иные меры его преодоления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2000.

  6. Побережный С.К. Криминалистические средства разрешения конгфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2000.
  7. Стулин О.Л. Тактические основы преодоления умышленного противодействия расследованию преступлений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1999.
  8. Савельев А.К. Процессуальные и органзационно-тактические проблемы расследования сложных многоэпизодных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1999.
  9. Хлус A.M. Огранизационно-тактические проблемы расследования вымогательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Гродно, 1996.
  10. Резван А.П. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с хищениями предметов, имеющих особую ценность: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2000.

с*

225

  1. Шма тов М.А. Теор ия опера тивно - розы скной деяте льнос ти в систе ме уголо вно- прав овых наук (по матер иала м орган ов внутр енних дел). Волг оград , 2000.

Слов ари

  1. Даль Вл. Толковый словарь живого великого русского языка. М.: Рус. яз.,
  2. Т. 3.

  3. Краткий психологический словарь / Сост. Л.А. Карпенко; Под общ. ред. А.В. Петр овско го, М.Г. Яро шевс кого. М., 1985.

  4. Кр имин алист ика: Крат кая энцик лопед ия. М., 1993.
  5. О
    жого
    в СИ,
    Швед
    ова
    Н.Д.
    Толк
    овый
    слова
    рь
    русск
    ого
    языка
    3-е изд. М., 1995.
  6. Сл оварь русск ого языка . М., 1981.
  7. Со ветск ий энцик лопед ическ ий слова рь / Гл. ред. A.M. Прох оров, 4-е изд. М., 1989.
  8. Со
    време
    нная
    запад
    ная
    социо
    логия
    Слов арь. М., 1990.
  9. Фи лосо фски й слова рь/ Под ред. М.М. Розен таля. М., 1975.
  10. Ю риди ческа я энцик лопед ия. М., 1995.

226

Приложение 1 Авторская схема криминалистической характеристики похищения человека

Способ совершения и сокрытия прес- тупления

Некоторые харак- терные следы пре- ступления

Типичная исходная информация

Механизм следо-образования

Личность преступника

Мотивы и цели со- вершения

?

Обст ановк а совер шени я прест уплен ия

227

Приложение № 2

Этапы расследования

Возврат УД на

дополни- тельное рас- следование

*” Неподтверждение формулы обвинения (недостатки в работе следствия)

Реагирование на нее

Отсутствие реак- ции (отказ в воз- буждении УД)

  1. Этап доследственной проверки и возбуждения УД

  2. Первоначальные следственные действия и ОРМ (начальный этап)

  3. Доказывание
    формулы обви- нения (последующий этап)

  4. Составление обвинительного заключения (заключительный этап). Предъявление УД в суд

Подтверждение формулы обвинения (адекватная реакция правоохранительных органов на ситуацию)

осударственног о а

н 9 # *

АКТ

Об использовании результатов научных исследований Папура А.П.

в учебном процессе юридического факультета

Мы, нижеподписавшиеся: профессор кафедры криминалистики Савельев В.А. и Натура А.И. и доцент кафедры Сабиров Х.А. составили настоящий акт о том, что положения учебно-практического пособия Папура А.П. «Некоторые проблемы методики расследования похищения людей, совершаемых из корыстных побеждений» (г. Краснодар, 2000г.), подготовленного по материалам его диссертационного исследования, внедрены в учебный процесс по кафедре криминалистики и уголовного процесса.

Зам. декана юрфака, профессор кафедры криминалистшси–к.ю.н., профессор

Профессор кафедры криминалистики, к.ю.н., профессор

Кандидат юридических наук, Доцент

А. Савельев А.И. Натура Х.А. Сабиров

«УТВЕРДЖАЮ» Краснодарского ого института

фских наук милиции Ю.А. Агафонов ря 2001г.

АКТ

Внедрения результатов диссертационного исследования, проведенного

Панурой А.П. на тему: «Некоторые проблемы методики расследования

похищения людей» на соискание ученой степени кандидата

юридических наук по специальности 12.00.09. - уголовный процесс;

криминалистика и судебная экспертиза; теория оперативно-розыскной

деятельности. Мы, нижеподписавшиеся, комиссия в составе председателя: доктора

философских наук, профессора Шалина В.В., начальника
кафедры

криминалистики С.А. Данильяна и начальника кафедры уголовного процесса

и ОРП В.А. Карлеба составили настоящий акт о том, что нами изучены

результаты вышеуказанного диссертационного исследования,
которые

используются в учебном процессе при преподавании курсов уголовного

процесса и криминалистики.

Председатель комиссии Зам. начальника института, доктор философских наук, профессор полковник милиции

В.В. Шалин

.А. Карлеба

С.А. Данильян

Начальник кафедры криминалистики к.ю.н., доцент подполковник милиции

Члены комиссии: Начальник* кафедры уголовного процесса и ОРП полковник милиции