lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Рытьков, Артур Александрович. - Правовое регулирование деятельности предварительного следствия в свете современных изменений уголовного судопроизводства: Дис. ... канд. юрид. наук :. - СПб., 2001 178 с. РГБ ОД, 61:02-12/691-6

Posted in:

САЖТ-ШТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

РЫТЬКОВ АРТУР АЛЕКСАНДРОВИЧ

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ В СВЕТЕ СОВРЕМЕННЫХ

ИЗМЕНЕНИЙ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Специальность 12.00.09 -

Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза,

оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации В.И. Рохлин

Санкт-Петербург 2001

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ стр.3

ГЛАВА I. Теоретико-методологические проблемы уголовно- процессуального регулирования деятельности органов предварительного следствия §1. Основные понятия, определяющие уголовно- процессуальное

регулирование деятельности органов предварительного следствия стр. 12

§2. Метод уголовно-процессуального регулирования деятельности органов

предварительного следствия стр. 27

§3. Форма правового регулирования и воздействия
уголовно- процессуального права стр.
46

§4. Правоприменение как способ обеспечения утоловно-процессуального

регулирования стр. 66

ГЛАВА П. Обеспечение уголовно-процессуального регулирования

предварительного следствия в свете современных изменений уголовного

судопроизводства

§1. Правовое регулирование деятельности органов предварительного

следствия по обеспечению прав и свобод личности в
уголовном

процессе стр. 98

§2. Правовое регулирование предварительного следствия и взаимодействие с

оперативно-розыскными органами стр. 116

§3. Совершенствование правового регулирования деятельности органов предварительного следствия стр. 134

ЗАКЛЮЧЕНИЕ стр.149

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ стр.152

ПРИЛОЖЕНИЯ стр.174

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования.

Происходящая в России демократизация политической и экономической системы, создание основ правового государства и гражданского общества вызывает необходимость коренной реорганизации форм и методов деятельности всех правовых институтов. В развитом, гражданском обществе повышается роль права и правового регулирования, как средств обеспечения развития и защиты общественных отношений, прав и свобод человека и гражданина, юридических средств борьбы с преступностью.

Актуальность изучения вопросов правового регулирования обусловлена необходимостью целостного, углубленного исследования процессов возникновения и развития новой уголовно-процессуальной политики Российской Федерации. Такое исследование приобретает особое значение в условиях проводимых в последнее время в России динамичных общественно-политических преобразований. В основе правовой реформы лежит признание необходимости проведения на демократических началах судебно-правовой реформы.

Судебно-правовая реформа, проходящая в нашем государстве, говорит об укреплении законности и правопорядка во всех сферах общественной жизни. Новые законы, прошедшие тщательное исследование, позволяют точнее регулировать различные стороны общественных отношений. Именно поэтому проблема правового регулирования общественных отношений в правоведении относится к одной из центральных. Такое же значение она имеет в науке уголовного процесса. Совершенствование правового
регулирования уголовно-

4

процессуальной деятельности необходимо для того, чтобы привести ее в полное соответствие с международными стандартами и Конституцией Российской Федерации.

Важнейшее место в этом процессе занимает совершенствование деятельности органов предварительного следствия - органов, которые как никакие другие, стоят на переднем фронте борьбы с преступностью. Именно от их деятельности в большей степени зависит дальнейшее разрешение уголовного дела по существу.

Уголовно-процессуальное право создает необходимые условия для успешного расследования, раскрытия преступлений, изобличения виновных, правильного применения наказания, недопущения привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных и, тем самым, обеспечивает охрану прав человека и гражданина. Этим обеспечивается утверждение начал законности в деятельности органов предварительного следствия.

Исследование теоретических проблем правового регулирования в различных типах уголовного процесса приобретает особую актуальность в рамках подготовки Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. С учетом общепризнанных норм международного права и Конституции Российской Федерации сущность реформы российского уголовного процесса состоит в преобразовании его типа, укреплении в нем состязательных начал и освобождении его от инквизиционных свойств.

В целом по данной проблеме существуют научные разработки, но применительно к деятельности предварительного следствия нет монографических исследований, и поэтому интерес исследователя к аспектам рассматриваемой проблемы представляется логически обоснованным, естественным и закономерным.

5

Пока существуют преступления, будет необходимость вести борьбу с ними, что, в свою очередь, вызывает и необходимость в правовом регулировании предварительного следствия. К тому же исследование этих проблем носит непреходящий характер, является актуальным не только для настоящего, но и для будущего.

Степень разработанности темы. Выбор темы диссертационного исследования обусловлен не только ее актуальностью, но и не достаточной разработанностью вопросов правового регулирования в научной литературе вообще, и вопросов правового регулирования деятельности органов предварительного следствия, в частности.

В области теории права правовым регулированием занимались С.С. Алексеев, Н.А. Беляев, С.Н. Братусь, А.Д. Витченко, Э.П. Григонис, Н.Б. Зейдер, Ю.М. Козлов, И.Ф. Крылов, В.В. Лазарев, Д.В. Ривман, В.П. Сальников, В.Д. Сорокин, В.А. Тарасов, B.C. Шадрин, Л.С. Явич и др.

В сфере уголовного судопроизводства проблемы правового регулирования привлекали внимание многих ученых-процессуалистов. Это труды В.П. Божьева, B.C. Бурдановой, И.А. Возгрина, В.Ю. Голубовского, В.Г. Даева, Л.Д. Зуся, Л.Д. Кокорева, И.Ф. Крылова, A.M. Ларина, С.Д. Милицина, В.П. Нажимова, И.Л. Петрухина, Д.В. Ривмана, В.И. Рохлина, М.С. Строговича, А.П. Стуканова, М.А. Чельцова, А.А. Чувилева, B.C. Шадрина, В.В. Шимановского, В.Н. Шпилева, П.С. Элькинд, М.Л. Якуба и др.

Наиболее крупная и широко известная диссертационная работа на данную тему Л.Б. Зуся “Правовое регулирование, его механизм в сфере уголовного судопроизводства” (1981 г.) и монография С.Д. Милицина “Предмет регулирования советского уголовно-процессуального права” (1991 г.)

6

Проблемы процессуального регулирования применительно к состязательности затрагивались в работах К.Б. Калиновского, А.В. Смирнова, С.Д. Шестаковой.

Вместе с тем среди исследований практически отсутствуют те, которые бы специально рассматривали правовое регулирование деятельности предварительного следствия. Теоретические аспекты данной проблемы освещены фрагментарно, вопросы уголовно- процессуального регулирования рассмотрены лишь в связи с другими темами. Стремясь восполнить данный пробел, диссертант предлагает исследовать правовое регулирование деятельности предварительного следствия в свете современных изменений уголовного судопроизводства.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления предварительного следствия в свете современных изменений уголовного судопроизводства. Предметом исследования выступают понятие, сущность и проблемы правового регулирования деятельности предварительного следствия.

Цель и основные задачи исследования. Целью диссертационной работы явилось комплексное исследование основных направлений и тенденций правотворческой деятельности государства и правоприменительной деятельности соответствующих государственных органов в сфере правового регулирования деятельности органов предварительного следствия в свете современных изменений уголовного судопроизводства на основе изучения и анализа данных, накопленных в этой области отечественной наукой. А также выдвижение и обоснование ряда предложений по совершенствованию

7

практики расследования преступлений, разработка рекомендаций и законодателю и правоприменителю.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

  • изучить и обобщить имеющиеся в области правового регулирования научные материалы;

  • раскрыть природу и значение правового регулирования в сфере уголовного судопроизводства, выявить закономерности функционирования их в борьбе с преступностью;
  • оценить современное состояние и тенденции развития наиболее важных институтов предварительного следствия и их правового регулирования;
  • выявить принципиально новые, ранее не рассматривавшиеся в научной литературе аспекты исследования особенностей правового регулирования деятельности органов предварительного следствия;
  • выявить и проанализировать проблемы, возникающие в деятельности органов предварительного следствия в свете современных изменений уголовного судопроизводства;

  • сформулировать предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства на стадии предварительного расследования и практики его применения.

Методология исследования. Методологической базой исследования является диалектический метод научного познания. В ходе исследования применялись логический, историко-правовой, сравнительно-правовой методы, методы конкретно- социологического исследования, а также методики обобщения документов и статистических данных.

В работе использовались труды специалистов по философии, теории государства и права, судоустройству, прокурорскому надзору,

8

гражданскому и уголовному процессам, а также криминалистике и теории оперативно-розыскной деятельности.

Нормативную базу исследования составляют нормы международного права в области правоохранительной деятельности, Конституции Российской Федерации, действующего уголовно-процессуального и уголовного законодательства России, федеральных законов Российской Федерации, регулирующих правоохранительную деятельность. В работе использованы положения решений Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а также ведомственные нормативно-правовые акты.

Эмпирическую базу исследования составляют результаты анкетирования 120 лиц, осуществляющих предварительное следствие в органах внутренних дел и прокуратуре Калининграда и Калининградской области. Диссертантом изучено более 150 уголовных дел, расследование которых производилось органами предварительного следствия, а результаты изучения используются в диссертационном исследовании.

В работе использованы обобщения практики МВД России, а также опубликованные социологические данные, анализ статистических данных о состоянии преступности и результатах борьбы с ней в Российской Федерации, Калининграде и Калининградской области. При подготовке диссертации использовался личный опыт работы автора в органах внутренних дел по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений.

Научная новизна исследования определяется темой исследования, комплексным подходом к ее изучению. Работа представляет собой
логически завершенное монографическое

9

исследование теоретико-методологических и прикладных аспектов правового регулирования деятельности органов предварительного следствия.

К новым результатам можно отнести уточнение понятия и содержания деятельности органов предварительного следствия и формы правового регулирования; выделение методов правового регулирования деятельности органов предварительного следствия; предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Метод уголовно-процессуального регулирования и вид уголовного процесса взаимосвязаны, а поэтому в зависимости от вида уголовного процесса выбирается метод регулирования, подходящий к этому виду. Регулирование деятельности органов предварительного следствия в условиях построения состязательного процесса в России должно осуществляться методом, включающим в себя состязательные начала.

  2. В условиях построения состязательного процесса в УПК РФ следует предусмотреть случаи предоставления возможности потерпевшему бесплатного адвоката - защитника для уравнивания его прав с правами обвиняемого (подозреваемого).
  3. В процессуальном законе следует наделить следователя правом обжаловать в суд следующие указания прокурора и начальника следственного отдела: о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела для предания обвиняемого суду, о прекращении дела, о мере пресечения и об отводе следователя или отстранении его от ведения дела.

10

  1. Закрепить в уголовно-процессуальном законодательстве правило о том, что полученные до возбуждения уголовного дела объяснения могут рассматриваться как доказательства (иные документы) на основе их оценки органом, ведущим дело (следователем).

  2. Наделить участника следственно-оперативной группы правом производства неотложных следственных действий без письменного поручения следователя.

  3. Следователь должен иметь право на ознакомление с оперативно-служебными документами, касающимися результатов оперативно-розыскных мероприятий по находящемуся в его производстве уголовному делу, но с определенными ограничениями, указанными в Федеральном законе Российской Федерации “Об оперативно-розыскной деятельности”.

Теоретическая значимость работы исследования заключается в том, что полученные в процессе исследования результаты и основанные на них теоретические выводы и предложения пополняют потенциал науки уголовного процесса и могут повлиять на процесс видоизменения и совершенствования отдельных норм и положений действующего уголовно-процессуального законодательства, регулирующих

предварительное следствие.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что в диссертации сформулированы предложения по реформированию уголовно-процессуального законодательства в интересах совершенствования уголовно-процессуальной деятельности, повышения эффективности работы следователя.

Отправные положения диссертационного исследования могут служить
базой, для дальнейшей научной разработки названной

11

проблематики, а также использоваться при написании учебных и методических пособий, в учебном процессе при изучении уголовного процесса студентами и аспирантами в высших учебных заведениях юридической направленности.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного процесса Санкт-петербургского университета МВД России, на которой осуществлялось ее обсуждение.

Основные положения работы изложены в выступлениях и тезисах к докладам на международных и российских научно-практических конференциях: “Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений несовершеннолетних” (Санкт-Петербург, 26-27 ноября 1999 года); “Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия” (Санкт-Петербург, 29 апреля 2000 года); “Теория и практика уголовно-процессуального доказывания” (Санкт-Петербург, 26 мая 2000 года); “Проблемы реформы уголовного судопроизводства в Российской Федерации” (Санкт-Петербург, 26 марта 2001 года); “Судебная реформа и эффективность деятельности органов суда, прокуратуры и следствия” (Санкт-Петербург, 21 апреля 2001 года), а также внедрены в учебный процесс Санкт-Петербургского университета МВД России и Калининградского юридического института МВД России. По теме диссертации автором опубликовано шесть статей общим объемом 0,95 п.л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения, библиографического списка использованной литературы и приложения.

12

Глава I. Теоретико-методологические проблемы уголовно- процессуального регулирования деятельности органов предварительного следствия

§ 1. Основные понятия, определяющие уголовно-процессуальное регулирование деятельности органов предварительного следствия.

В условиях проводимой в нашей стране судебно-правовой реформы и обновления законодательства особое значение приобретают исследования коренных проблем уголовного-судопроизводства, решение которых применительно к более конкретным вопросам имеет методологический, определяющий характер. К их числу, несомненно, относится проблема уголовно-процессуального регулирования деятельности органов предварительного следствия и его механизма, уяснение которой позволит увидеть пробелы в правовом регулировании, помочь в разработке научных концепций и создании кодифицированных нормативных актов.

Человеческое общество вообще характеризуется той или иной степенью организованности, упорядоченности. Это вызвано необходимостью согласования потребностей, интересов отдельного человека и сообщества людей. В целях достижения такого согласия осуществляется социальное регулирование, то есть целенаправленное воздействие на поведение людей. На всем протяжении своего развития общество выработало многообразную систему средств и способов регламентации поведения людей. Средства отвечают на вопрос, чем регулируется поведение людей, а способы - как осуществляется это

13

целенаправленное воздействие .

К средствам социального регулирования относятся, прежде всего, социальные нормы: правовые (юридические), моральные, корпоративные, обычаи и другие. Но норма - хотя и основное, далеко не единственное средство воздействия на поведение людей: средствами регулирования являются также индивидуальные предписания, властные веления, меры физического, психического, организационного принуждения и так далее2.

Автор не случайно стал рассматривать вопросы общеправового характера, поскольку “кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя “натыкаться” на эти общие вопросы”3.

“В системе социального регулирования, - пишет Р.К. Русинов, - важнейшая роль принадлежит правовому регулированию, под которым в узком смысле понимается воздействие норм права (системы правовых норм), других специально-юридических средств на поведение людей и на общественные отношения в целях их упорядочения и прогрессивного развития”4.

В теории государства и права правовое регулирование понимается как разностороннее воздействие на общественные отношения всех правовых явлений (законы, нормативно-правовые акты, решения судебных органов и другие). Роль и значение правового регулирования состоит в совокупности средств и способов реализации позитивного

1 См.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В.М. Корельекого и В.Д. Перевалова. - М, 1999. С.256.

2 См.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В.М. Корельекого и В.Д. Перевалова. - М., 1999. С.257.

3 Ленин В.И. Полное сборание сочинений Т. 15 С. 368.

4 См.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В.М. Корельекого и В.Д. Перевалова. - М., 1999. С.257.

14

права.

Позитивное право обладает свойствами и механизмами, обеспечивающими его реализацию в жизни общества. Нормативность, общеобязательность, формальная определенность, обеспеченность силой государственно-правового принуждения позволяет перевести правовые нормы из сферы должного в сферу сущего, в повседневную практическую жизнь человека и общества1.

Изучение правовых явлений, подчиненное практическим задачам, ставит целью понять регулятивную роль законов и других нормативных актов, индивидуальных решений, других правовых средств в их взаимосвязи и взаимодействии. Исходя из этого, можно сформировать следующее определение. Правовое регулирование - это целенаправленное воздействие на поведение людей и общественные отношения с помощью правовых средств.

Из определения вытекает, что регулированием можно назвать только такое воздействие, при котором ставятся достаточно ясно обозначенные цели. Основная цель уголовного процесса - это соблюдение законности в обеспечении прав и свобод человека и гражданина, а задачи уголовного процесса - это быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, правильное применение закона - с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был наказан и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст. 2 УПК РСФСР). В ряде случаев цели и задачи совпадают. При этом каждая последующая задача имеет своей целью решение предыдущей задачи. Так, для достижения цели изобличения виновных необходимо решить задачу быстрого и полного

1 См.: там же. С.257.

15

раскрытия преступления, что в свою очередь позволяет обеспечить правильное применение закона для определения наиболее справедливой меры наказания при наличии к тому оснований1.

Обобщив все сказанное выше, можно сформулировать следующее определение. Уголовно-процессуальное регулирование - это целенаправленное воздействие на поведение людей и общественные отношения с помощью уголовно-процессуального закона и других законов, регулирующих уголовно-процессуальную деятельность.

В основные понятия, определяющие уголовно-процессуальное регулирование, входит предмет. Определение предмета уголовно- процессуального регулирования поможет определить ту область общественных отношений, которую регулирует уголовно- процессуальное право.

Право не должно, да и не может регулировать все общественные отношения, все социальные связи членов общества. Поэтому на каждом конкретно-историческом этапе общественного развития должна быть достаточно точно определена сфера правового регулирования.

В тех условиях, когда сфера правового регулирования заужена, когда не используются возможности права для упорядочения общественных отношений, в обществе возникает угроза произвола, хаоса, непредсказуемости в тех областях человеческих отношений, которые можно и нужно упорядочить с помощью права. А когда сфера правового регулирования неоправданно расширена, особенно за счет централизованного государственно-властного воздействия, создаются условия для укрепления тоталитарных режимов, заурегулированности поведения людей, ведущего к социальной пассивности,

1 См., например: Элькинд П.С. Цели и средства их достижение в советском уголовно-процессуальном праве. - Л.: Изд. Лен. ун-та, 1976. -144 с.

16

безынициативности членов общества1.

В сферу правового регулирования должны входить те отношения, которые имеют следующие признаки. Во-первых, это отношения, в которых находят отражение, как индивидуальные интересы членов общества, так и интересы общесоциальные. Во-вторых, в этих отношениях реализуются взаимные интересы их участников, каждый из которых идет на какое-то ущемление своих интересов ради удовлетворения интересов другого. В-третьих, отношения эти строятся на основе согласия выполнять определенные правила, признания обязательности этих правил. В-четвертых, эти отношения требуют соблюдения правил, обязательность которых подкреплена достаточно действенной силой. Общественные отношения, входящие в эти группы, и будут составлять предмет правового регулирования2.

Характер, вид общественных отношений, составляющих предмет правового регулирования, обусловливают степень интенсивности правового регулирования, то есть широту охвата правовых предписаний, формы и методы правового принуждения, степень детализированности предписаний, напряженность правового воздействия на общественные отношения3.

Нормы многих отраслей права содержат прямое указание на свой предмет регулирования. Не смотря на то, что в уголовно- процессуальном кодексе РСФСР нет статьи с прямым указанием предмета регулирования, из определения понятия уголовно- процессуального права можно сделать вывод, что уголовно-

1 См.: Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. - М., 1999. С.259.

2 ЛивщицР.З. Теория права. М., 1994. С. 92-94.

3 Алексеев С.С. Теория права. М., 1995. С.214-215.

17

процессуальное право регулирует область общественных отношений, возникающих в связи с получением сообщения о готовящемся или совершенном преступлении, на протяжении всего производства по уголовному делу, а также при исполнении принятых по нему решений. Таким образом, уголовно-процессуальное право регулирует отношения, возникающие по поводу и в процессе возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел, то есть уголовный процесс.

Вообще, предметом правового регулирования в области теории права занимались С.С. Алексеев, Н.А. Беляев, С.Н. Братусь, А.Д. Витченко, Н.Б. Зейдер, Ю.М. Козлов, В.В. Лазарев, В.Д. Сорокин, В.А. Тарасов, Л. С. Явич и другие.

Большое внимание изучению предмета правового регулирования в области уголовно-процессуального права уделили С.А. Альперт, В.П. Божьев, СВ. Бородин, В.В. Вандышев, В.Г. Даев, Л.Д. Зусь, Д.С. Карев, Л.Д. Кокорев, В.Н. Кудрявцев, В.З. Лукашевич, С.Д. Милиция, В.П. Нажимов, В.А. Познанский, В.П. Сальников, М.С. Строгович, А.Л. Цыпкин, М.А. Чельцов, В.Н. Шпилев, П.С. Элькинд и другие.

Проблема понятия предмета регулирования уголовно-процессуального права, - пишет С.Д. Милиции, - прежде всего заключается в решении вопроса о соотношении уголовно-процессуальной деятельности и общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства. Для этого необходимо выяснить, что следует понимать под терминами “деятельность” и “общественные отношения”1.

По мнению Г.В. Мокроносова и А.Т. Москаленко, категория “деятельность” служит для характеристики всех видов проявления

См.: Милиции С.Д., Предмет регулирования советского уголовно- процессуального права. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. С.8.

18

сущностных сил человека, включая труд, творчество, общественно- политическую деятельность, занятия в сфере быта и так далее1. Этого мнения придерживаются многие другие философы и юристы. Например, В.Н. Кудрявцев считает, что деятельность - это совокупность действий, операций, поступков, направленных к единой цели2. Но общество не состоит из отдельных личностей, а выражает все те связи и отношения, в которых эти личности находятся друг к другу. Поэтому для любого общества представляют интерес не просто отдельные виды деятельности или конкретные действия, пусть даже самые важные и необходимые. Вследствие разделения социальных ролей между людьми особое значение приобретают взаимообусловленность и взаимопроникновение различных видов деятельности, отдельных действий, операций, их связь между собой3. Деятельность, осуществленная даже вне непосредственного общения с другими людьми, является общественной по своему характеру, ибо ее материалом служит общественный продукт, да и само бытие человека имеет общественное значение4.

В современной философской науке распространено положение, что общественные отношения представляют собой форму (результат) человеческой деятельности5. Его сторонники, принимая за основу

‘См.: Мокроносов Г.В., Москаленко А.т. Методологические проблемы исследования общественных отношений и личности. Новосибирск: наука, 1981. С. 38.

2См.: Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность. М.: Наука, 1986. С. 135. 3Подробнее см.: Фофанов В. П. Социальная деятельность как система, Новосибирск: Наука, 1981. С. 16.

См.: Милиции С.Д., Предмет регулирования советского уголовно- процессуального права. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. С.8.

3См., наример: Айзикович АС. Некоторые вопросы теории общественных отношений. // Филос. науки. 1979. № 6. С. 32; Андреев Ю.П. Содержание и структура общественных отношений. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1985. С. 169.

19

приведенные высказывания создателей исторического материализма и отстаивая принцип единства деятельности и общественных отношений, считают, что человек может стать субъектом какого-либо отношения, лишь включившись в общественную деятельность, лишь выполняя в ее рамках какую-либо роль, обусловленную конкретной потребностью, которая оказывается силой, определяющей социальную ориентацию объективной деятельности1. Общественный характер деятельности, необходимость включения в нее многих людей, выполняющих различные социальные роли, делает необходимыми и устойчивыми связи между ними. Эти связи вследствие взаимной обусловленности действий субъектов приобретают характер отношений, где действия одной стороны оказывают общественное влияние на действия другой. Таким образом, общественное отношение складывается из действий всех его субъектов.

Единство деятельности и общественных отношений признается и в юридической науке. О недопустимости их противопоставления писал Н.Г. Александров2. В.Н. Кудрявцев, считая, что деятельность и поступок - различные уровни поведения людей, называет их “кирпичиками” общественных отношений и утверждает, что “общественные отношения представляют собой более широкую категорию, чем деятельность”, и что “любое поведение, имеющее социальное значение, есть акт взаимодействия с другими людьми и с обществом в целом”3. Аналогичной точки зрения придерживаются Е.А.

‘См.: Лебедев А.Б. О единстве категорий деятельности и общественных отношений. // Общественные отношения развитого социализма. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1985. С. 221.

2 См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М.: Госюриздат, 1955. С. 102.

3 См.: Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М.: Юрид. лит., 1978. С. 60.

20

Лукашевич, Г.В. Мальцев и другие ученые-юристы1.

Таким образом, уголовно-процессуальная деятельность существует только в форме общественных отношений и, как всякая иная социально значимая деятельность, не может существовать иначе. Даже самое незначительное по правовым последствиям действие одного субъекта отношения всегда вызовет действие со стороны другого субъекта, поскольку соподчиненность и объективная взаимосвязанность всех действий в уголовном судопроизводстве являются их неотделимыми свойствами.

“Но признание общественных отношений в качестве обязательной формы уголовно-процессуальной деятельности, - пишет С.Д. Милиции, - не разрешает проблемы понятия предмета регулирования уголовно- процессуального права”2. Во-первых, объективно нельзя установить, какие действия нуждаются в правовом регулировании больше, а какие - меньше, так как для достижения требуемого результата все они, как правило, одинаково важны. Наделение правами одних участников отношения и закрепление этого положения в нормах права при одновременном отсутствии указаний на обязанности других участников ставит под угрозу нормальную реализацию отношения в целом, а в отдельных случаях приводит к отрицательному результату. В качестве примера можно привести право следователя вызвать любых не заинтересованных в деле граждан для участия в производстве следственных действий в качестве понятых. Согласно ч.2 ст. 135 УПК РСФСР понятые обязаны удовлетворить факт, содержание и результат

1 См.: Мальцев Г.В. Социальная справедливость и право. М.: Мысль, 1977. С. 52- 53; Лукашева Е.А. Право, мораль, личность. М.: Наука, 1986. С. 8.

2См.: Милиции С.Д., Предмет регулирования советского уголовно- процессуального права. - Свердловск: Йзд-во Урал, ун-та, 1991. С. 12.

21

действий, при которых они присутствовали, но закон не содержит какие-либо указания об обязанности для них самого вызова для участия в качестве понятых, не говоря уже о каких-либо правовых мерах в отношении неподчиняющихся лиц. Такое положение приводит к тому, что следователь вынужден иногда безрезультатно тратить время, пытаясь уговорить того или иного гражданина участвовать в качестве понятого при проведении следственного действия. Во-вторых, уголовное судопроизводство представляет собой сферу деятельности, в которой существенно затрагиваются законные права и интересы граждан. Это обстоятельство представляет собой требования к законности осуществляемой деятельности, что предопределяет максимально возможную правовую регламентацию всех элементов складывающихся при этом общественных отношений.

Вышесказанное позволяет еще раз подчеркнуть, что уголовно- процессуальное право регулирует именно общественные отношения, возникающие между участниками уголовного судопроизводства, а не их отдельные действия.

В юридической науке принято считать, что совокупности общественных отношений, составляющие самостоятельные предметы регулирования, имеют определенные признаки, к которым относятся: объективная потребность их правового регулирования в данных социально-экономических условиях; возможность этих отношений быть объектом правовой регламентации; качественная обособленность соответствующего вида общественных отношений1.

Общественным отношениям в сфере уголовного судопроизводства присущи как объективная потребность правового регулирования в

1 См., например: Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск: Св-кий юрид. инс-т, 1972. Вып. 1.С. 135-139.

22

данных социально-экономических условиях, так и возможность быть предметом правовой регламентации, тем более что эти признаки тесно связаны между собой. Правовое регулирование приносит в общественные отношения устойчивость и гарантированность, придает им классовую направленность и дает государственную охрану1. Все эти качества чрезвычайно важны и ценны для уголовно- процессуальных отношений. Более того, сама процессуальная форма общественных отношений вызвана повышением требований к упорядоченности и точности юридически значимых действий в процессе правоприменения2.

Детальная правовая регламентация уголовно-процессуальных отношений необходима, с одной стороны, для достижения целей уголовного судопроизводства, а с другой - для охраны прав и интересов лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства. При этом правовая форма является своеобразным средством защиты указанных отношений. Нарушение установленного порядка их осуществления свидетельствует о том, что желаемые цели могут быть не достигнуты или же при этом будут существенно затронуты права граждан, охраняемые законом. Уголовно-процессуальные отношения будут нуждаться в правовой регламентации до тех пор, пока будет существовать необходимость в них самих, поскольку общество не достигнет такой ступени развития, что сможет обходиться без правовой регламентации уголовного судопроизводства, в то время как еще будет существовать преступность.

1 См.: Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. М.: Юрид.лит., 1980. С. 102.

2 См.: Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1983. С. 54.

23

Возможность находиться под регулирующим воздействием норм права как признак общественных отношений также характерна для уголовно-процессуальных взаимосвязей. Она прямо вытекает из свойства нормативности, присущего всем общественным отношениям1.

Социальное взаимодействие людей объективно выражается в потребности упорядочить многообразные общественные отношения. В своей основе уголовно-процессуальные отношения, возникающие при возбуждении, расследовании, разбирательстве и разрешении конкретного уголовного дела, принципиально не отличаются от аналогичных отношений по другому делу, поскольку заранее определены и известны их цели, а также те рамки, в которых эти отношения могут развиваться. Возможность разделения всего уголовного процесса на отдельные стадии и обуславливает способность уголовно-процессуальных отношений находиться под регулирующим воздействием норм права.

Вопрос о специфике общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства неоднократно затрагивался в юридической литературе. К числу их особенностей обычно относят: обязательную правовую форму; связь с уголовно-правовыми отношениями; наличие собственного процессуального содержания; специфический круг участников; властный характер; наличие прав и обязанностей у каждого участника; зависимость от специфических юридических
факторов2. Несколько иное мнение высказывает В.П.

1 См.: Дроздов А.В. Человек и общественные отношения. Л.: Изд-во Ленингр. ун та, 1966. С. 28-29.

2 См.: Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М: Юрид. лит., 1967. С. 31-48; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978. С. 7-18.

24

Божьев, назвав в числе особенностей уголовно-процессуальных отношений, наряду с приведенными, многостадийность изменчивость, прерывистость, взаимообусловленность1.

Во многих работах ученых процессуалистов встречается утверждение, что общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства могут существовать только в виде правоотношений2. Но и в настоящее время, при развитом и достаточно совершенном правовом регулировании этой сферы, в уголовно-процессуальном праве встречаются пробелы, когда юридическое значение фактически сложившимся отношениям может придать, только используя прием аналогии. Этого не отрицают многие процессуалисты, в том числе некоторые из тех, кто считает правовую форму обязательной для данного вида отношений3. Но признание возможности применения норм уголовно-процессуального права по аналогии и распространение их действия на какие-то отношения, прямо не урегулированные правом, по сути, опровергают тезис об их обязательной правовой форме, поскольку предполагает наличие неурегулированных правом общественных отношений, которые нуждаются в таком регулировании. Если уголовно-процессуальные отношения всегда существуют только как правоотношения, то необходимость в использовании аналогии не может появиться, ибо в этом случае правовая форма должна быть присуща им изначально. И так,
общественные отношения в сфере

См.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М.: Юрид. лит., 1975. С 90-91.

2 См.: Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М.: Юрид. лит., 1967. С. 31-40; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978. С. 7-18.

3 См., например: Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М: Юрид. лит., 1967. С. 182-191.

25

уголовного судопроизводства могут существовать и будучи урегулированными нормами права, и без этого. Однако для отношений, которые находятся под нормативным воздействием права, соблюдение установленной правовой формы обязательно, в противном случае не наступят юридически значимые последствия.

Все изложенное позволяет сделать вывод, что общественные отношения в уголовном судопроизводстве существуют не только в виде правоотношений. Принимая и обращая к действию нормы права, законодатель исходит из потребностей и интересов общества, учитывая объективно сложившиеся в нем общественные отношения. Но если бы он ограничивался только их регулированием и требованием безусловного соблюдения установленной таким образом юридической формы, он препятствовал бы развитию и совершению этой сферы1.

В связи с изложенным представляется возможным сформулировать определение предмета регулирования уголовно-процессуального права следующим образом.

Предметом регулирования уголовно-процессуального права являются складывающиеся и урегулированные нормами уголовно- процессуального права общественные отношения, направленные на соблюдение прав и свобод человека и гражданина, а также реализацию уголовной ответственности или освобождение от нее, и некоторые иные непосредственно связанные с ними отношения.

Прежде чем перейти к подробному описанию формы, метода и применения правового регулирования деятельности органов предварительного следствия следует остановиться на стадиях правового регулирования.

1 См.: Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М: Юрид. лит., 1978. С. 18.

26

Правовое регулирование есть длящийся во времени процесс. Оно предполагает активную деятельность в процессе создания права и в ходе его воплощения в жизнь. Для контроля за этим процессом, целесообразно поделить его на отдельные стадии. Первая стадия правового регулирования - это возведение в закон, придание строгих юридических форм нормам права. На этой стадии введенные в правовую систему нормы регламентируют, направляют поведение участников общественной жизни путем установления их правового статуса. Для субъектов права очеркивается круг возможных прав и обязанностей.

На второй стадии правового регулирования происходят индивидуализация и конкретизация прав и обязанностей. После наступления обстоятельств, предусмотренных нормами, которые именуются юридическими фактами, возникают

индивидуализированные отношения, у участников которых возникают конкретные права и обязанности. Вторая стадия - стадия активной работы элементов правового регулирования, именуемого правоотношением.

Третья стадия правового регулирования характеризуется реализацией, воплощением в жизнь тех прав и обязанностей конкретных субъектов, которые у них имеются в той или иной правовой ситуации.

Подводя итог можно сказать, что уголовно-процессуальное регулирование, как разновидность правового регулирования есть прямое воздействие на общественные отношения и поведение людей, складывающихся в сфере уголовного процесса, с помощью уголовно- процессуального закона и других нормативных актов, регулирующих уголовно-процессуальную деятельность. Основными
понятиями

27

уголовно-процессуального регулирования являются не только предмет и стадии регулирования, которые рассмотрены автором, а также метод, форма и применение правового регулирования.

Определение предмета регулирования уголовно-процессуального права и описание стадий правового регулирования помогут перейти к подробному описанию метода, формы и применения правового регулирования деятельности органов предварительного следствия которые будут рассмотрены ниже.

§ 2. Метод уголовно-процессуального регулирования деятельности органов предварительного следствия.

Уголовный процесс представляет собой протекающую в рамках уголовно-процессуальных отношений деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию и разрешению уголовных дел, а также деятельность иных субъектов, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства в целях защиты своих прав и законных интересов, и содействия достижению его задач. Направленный на установление наличия или отсутствия оснований уголовной ответственности, он является средством реализации норм уголовного права и относится к видам государственной деятельности, в наибольшей степени связанным с вторжением в сферу конституционных прав и свобод человека и гражданина. Поэтому обуславливается необходимость детального правового регулирования составляющих содержание уголовного процесса уголовно- процессуальных отношений и протекающей в их рамках уголовно- процессуальной деятельности.

Являясь одной из отраслей российского права, уголовно-

28

процессуальное право регулирует общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства и оказывает юридическое воздействие на поведение субъектов уголовного процесса. Как и в любой другой отрасли права, регулирование общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства осуществляется посредством установления нормами уголовно-процессуального права круга участников уголовно-процессуальных отношений; объекта этих отношений, то есть того, на что направлено поведение их участников; юридических фактов, на основе которых возникают, изменяются или прекращаются уголовно-процессуальные отношения;

корреспондирующих друг другу прав и обязанностей, в рамках которых субъекты уголовно-процессуальных отношений

взаимодействуют.

Применительно к отраслям права, в которых выражена воля государства, к которым относится и уголовно-процессуальное право, выбор одного из возможных методов правового регулирования обуславливается существующим в соответствующем государстве политическим режимом. Зависимость уголовно-процессуального права от господствующего в государстве политического режима выражается, прежде всего, в применяемом методе правового регулирования уголовно-процессуальных отношений. Если предмет регулирования уголовно-процессуального права составляют уголовно- процессуальная деятельность и уголовно-процессуальные отношения, то, в свою очередь, метод уголовно-процессуального права - это система способов юридического воздействия на поведение участников уголовно-процессуальных отношений. Метод правового регулирования определяется предметом и целью правового регулирования.

Любой метод правового регулирования характеризуется

29

объективным и субъективным аспектами. Объективный аспект состоит в том, что конкретный предмет - регулируемые общественные отношения - обуславливает специфику метода правового регулирования. Субъективный аспект заключается в том, что в тех случаях, когда особенности предмета правового регулирования допускают возможность использования различных методов, выбор одного из них зависит от воли законодателя.

Уголовно-процессуальные отношения можно регулировать, например, исключив для обвиняемого (подозреваемого) юридическую возможность активно влиять на ход и исход уголовного дела. До вынесения постановления Конституционного Суда Российской Федерации1 единственно, кому обвиняемый (подозреваемый) могли обжаловать незаконные действия органов предварительного расследования (кроме незаконного заключения под стражу) был прокурор - лицо, которое осуществляет надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, дознание, администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание, судебными приставами (ч. 2 ст. 1 ФЗ “О прокуратуре РФ”) вообще и

Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 года № 5-П. “По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком””.

30

органов предварительного следствия в частности . И, что наиболее важно, прокурор выполняет функцию обвинения: он утверждает обвинительное заключение (п. И ч.1 ст.211 УПК РСФСР), поддерживает обвинение в суде (ст. 248 УПК РСФСР) и т.п. Но, тем не менее, нельзя не отметить, что прокурорский надзор за соблюдением законность -это не выражение недоверия, а инструмент помощи в выполнении сложных задач, защиты прав и свобод человека и гражданина2.

Уголовно-процессуальные отношения можно регулировать, оставляя значительный перевес за органами, осуществляющими производство по уголовному делу, в процессуальных средствах воздействия на движение уголовного дела, не предоставляя подозреваемому возможности пользоваться услугами защитника. Между тем, уголовно-процессуальные отношения можно регулировать и прямо противоположным образом - предоставляя обвиняемому (подозреваемому) и органам, осуществляющим предварительное расследование, равные процессуальные возможности воздействия на ход и исход уголовного дела. Например, путем предоставления защитнику права самостоятельного производства параллельного расследования или посредством возложения обязанности контроля за законностью и обоснованностью производства процессуальных действий органами, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность, на независимую процессуальную фигуру - судебного

1 Комментарий и разъяснения к ФЗ “О прокуратуре РФ”: - СПб: Изд-во Михайлова В.А., 1999. С. 13-14.

2 Рохлин В.И. Прокурорский надзор за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности //Законность, ОРД и уголовный процесс: Материалы межд. научн.-практ. конф. 9-10 апр. 1998г. ЧЛ. - СПб., 1998. С. 35.

31

следователя, как это имеет место быть в уголовном процессе Франции , или следственного судью, известного уголовно-процессуальному законодательству Германии2.

В теории права подчеркивается, что метод правового регулирования включает в себя: взаимное положение сторон регулируемого отношения; юридические факты, лежащие в основе возникновения, изменения и прекращения регулируемых отношений; способы защиты своих правомочий участниками отношений3.

Понятие метода регулирования уголовно-процессуальных отношений является дискуссионным. Одни авторы полагают, что специфическим методом процессуального регулирования является особая процедура применения юридических санкций нарушенных правовых норм4. Другие считают, что особенности метода регулирования процессуальных отношений в принципе публичности обвинения”. Третьи утверждают, что типичным свойством метода уголовно-процессуального регулирования является особая процедура возбуждения, расследования и разрешения уголовных дел, для которой характерно органическое сочетание
властных распоряжений и

См.: Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М: Изд-во “СПАРК”, 1995. -130 с.

2 См.: Уголовно-процессуальный кодекс ФГР /Предисл. Б.А. Филимонова. М: Изд- во “Манускрипт”, 1994. -204с.

3 См.: Алексеев С.С. О материалистическом подходе к системе советского права // Правоведение, 1961, № 3. С. 22; Элькинд П.С. Сущность советского уголовно- процессуального права. - Л.: изд-во ЛГУ, 1963. С. 44.

4 См., напр., Шаргородский М.Д., Иоффе О.С. О системе советского права // Советское государство и право. 1957. № 6. С. 109.

5 См., напр., Алексеев С.С. О теоретических основах классификации отраслей советского права // Советское государство и право. 1957. № 7. С. 105.

32

процессуального равенства .

По мнению С.Д. Шестаковой, наличие различных определений понятия метода уголовно-процессуального регулирования объясняется тем, что их авторы имели в виду способ упорядочивания уголовно-процессуальных отношений не между одними и теми же, а между разными субъектами2. При определении метода уголовно- процессуального регулирования одни ученые-правоведы отдавали предпочтение отношениям между органами, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность, и потерпевшим; другие - отношениям между органами, ведущими уголовное судопроизводство, и свидетелями, экспертами и переводчиками; третьи - отношениям между органами, осуществляющими производство по уголовному делу, и обвиняемым (подозреваемым). Однако игнорирование различий в субъектном составе уголовно-процессуальных отношений приводит не только к появлению разнообразных точек зрения, но и чревато недостаточно полным и обоснованным определением метода уголовно-процессуального регулирования.

Чтобы уяснить специфику метода уголовно-процессуального регулирования следует сопоставить характеристики субъектных составов материально-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

Субъектами материально-правовых отношений являются однородные с точки зрения целей и причин вступления в эти правоотношения их
участников. Эти участники вступают в

1 См., напр., Элькинд ПС. Сущность советского уголовно-процессуального права. ЛГУ, 1963. С. 45, 70.

См., также: Шестакова С.Д. “Состязательность уголовного процесса”. СПб. 2001. С.63.

33

правоотношения по одной и той же причине или для достижения одной и той же цели. Гражданские правовые отношения разнообразны. Тем не менее, причины появления субъектов гражданского права однородны и сводятся к стремлению участвовать в гражданском обороте путем приобретения для себя гражданских прав и обязанностей. Не менее разнообразны административно- правовые отношения. Однако и в этом случае появление физических и юридических лиц в качестве субъектов административного правоотношения обусловлено необходимостью упорядочивания управленческого процесса.

Однородность субъектов материально-правовых отношений определяет структуру метода правового регулирования. Она, прежде всего, обеспечивает взаимное положение участников регулируемых правоотношений. Определенная однородность участников отношений обусловливает затем единообразие юридических фактов, на основе которых возникают, изменяются или прекращаются регулируемые отношения. Аналогичным образом разрешается вопрос о правомочиях сторон по обеспечению своих прав. Если субъекты соответствующих прав однородны, то и принадлежащие им правомочия по защите этих прав имеют сходные черты.

В отличие от материальных правоотношений процессуальные правоотношения обладают определенной спецификой. Она заключается в том, что процессуальные отношения складываются между субъектами, существенно разнородными по целям и причинам участия в уголовном судопроизводстве. Известно, что обязательным субъектом процессуального отношения является государственный орган или должностное лицо, осуществляющее производство по уголовному делу. Они вступают в правоотношения с обвиняемым, подозреваемым, защитником, потерпевшим, представителем
гражданского истца,

34

свидетелем, экспертом, специалистом, переводчиком и т. д. Для этих участников уголовного процесса невозможно выделить общую цель или причину, которая обуславливала бы их вступление в уголовно- процессуальные отношения. Так, обвиняемый (подозреваемый) становится участником уголовного процесса потому, что, во-первых, органам, осуществляющим уголовно-процессуальную деятельность, необходимо реализовать публичный интерес государства; во-вторых, обвиняемому (подозреваемому) необходимо обеспечить защиту своих материальных и процессуальных интересов. Потерпевший становится участником уголовно-процессуальных отношений с тем, чтобы получить возможность восстановления нарушенных преступлением прав и законных интересов. Вступление в уголовно-процессуальные отношения свидетелей, экспертов, специалистов, понятых обусловлено необходимостью оказания ими соответствующей помощи в решении задач уголовного судопроизводства.

Тем не менее, в зависимости от причины участия в уголовно- процессуальных отношениях всех возможных субъектов уголовно- процессуальных отношений можно подразделить на следующие группы: 1) субъекты, на которых законом возложено возбуждать, расследовать, рассматривать и разрешать уголовные дела по существу. К ним относятся органы и должностные лица предварительного расследования, прокурор и суд; 2) субъекты, участие которых в уголовно-процессуальных отношениях обусловлено необходимостью защиты собственных или чужих прав и законных интересов от деятельности органов, осуществляющих уголовное судопроизводство. К ним относятся обвиняемый, подозреваемый, подсудимый, их законные представители и защитники, а также гражданский ответчик и представитель гражданского ответчика; 3) субъекты, участие которых в уголовно-процессуальных отношениях
обусловлено

35

необходимостью восстановления собственных или чужих прав и законных интересов, нарушенных преступлением. В эту группу входит потерпевший и его законный представитель, а также гражданский истец и представитель гражданского истца; 4) субъекты, участие которых в уголовно-процессуальных отношениях обусловлено необходимостью содействия осуществлению уголовного

судопроизводства. Это, прежде всего, свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, понятые и другие участники процесса.

В соответствии с этим в зависимости от места нахождения участника уголовного процесса в одной из указанных групп на соответствующие им группы можно классифицировать и уголовно-процессуальные отношения.

Элементом метода уголовно-процессуального регулирования является взаимное положение субъектов процессуального отношения. Разнородность субъектов свидетельствует о том, что конкретное их взаимное положение можно рассматривать лишь применительно к указанным выше классификационным группам. Для каждой из этих групп уголовно-процессуальных отношений характерно собственное, специфическое взаимное положение участников. Это означает, что взаимное положение субъектов правоотношений как элемент метода правового регулирования подразделяется на виды:

1) взаимное положение государственных органов, ведущих процесс, и участников, содействующих решению задач уголовного судопроизводства;

2) взаимное положение государственных органов и потерпевшего, его представителя;

3) взаимное положение государственных органов, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность,
и

36

обвиняемого, подозреваемого, их законных представителей и защитников1.

Также можно подразделить на три вида и такие компоненты метода правового регулирования, как юридические факты и правомочия по защите своих прав. Юридический факт и правомочия по защите своих прав следует раскрывать применительно к каждой из указанных групп правоотношений.

Рассмотрим взаимное положения субъектов уголовно-процессуальных отношений в рамках указанных классификационных групп.

Взаимоотношение государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по делу, и участников, содействующих решению задач процесса, характеризуется методом, не предусматривающим альтернативные варианты. Содержание уголовно-процессуальной деятельности предполагает, что лица, обладающие информацией для достижения целей этой деятельности, вовлекаются в уголовное судопроизводство волею соответствующих государственных органов. Если гражданину известны обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела, то органы, осуществляющие предварительное расследование, и суд правомочны вызвать и допросить его в качестве свидетеля - субъекта уголовного процесса (ст. 72 УПК РСФСР). Разумеется, свидетель наделяется определенными правами: 1) отказаться от дачи показаний на основании ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации, которая гласит, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется

1 См.: Шестакова С.Д. “Состязательность уголовного процесса”. СПб. 2001. С.63-65.

37

федеральным законом; 2) свободно, без принуждения давать показания по делу. Принуждение свидетеля к даче показаний путем применения угроз или иных незаконных действий является преступлением (ст. 179 УК РФ); 3) давать показания на родном языке и пользоваться услугами переводчика (ст. 17, 57, 134, 160 УПК РСФСР); 4) знакомиться с протоколом допроса и требовать дополнения протокола и внесения в него поправок, а также написать свои показания после допроса собственноручно (ст. 160 УПК РСФСР); 5) приносить жалобы на действия лица, производящего дознание и следователя (ст.218 УПК РСФСР). Однако его права по своему содержанию несопоставимы с полномочиями, которыми обладает по отношению к свидетелю государственный орган. Такого рода взаимное положение рассматриваемых субъектов объективно обусловлено тем, что субъекты, входящие в указанную группу, не заинтересованы в исходе дела и их назначение состоит в оказании содействия решению задач процесса. Эти обстоятельства определяют и юридический факт, влекущий возникновение отношений в рассматриваемой группе. Им является властное решение государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, либо суда.

В свою очередь взаимодействие государственных органов, осуществляющих производство по делу, и потерпевшего возможно в трех видах.

Первый вид характеризуется тем, что производство по делу государственный орган может начать независимо от волеизъявления потерпевшего. Это дела публичного обвинения. Потерпевший по таким делам не вправе прекратить производство по делу. Решение всех вопросов по делу полностью зависит от закона и
действий по

38

применению закона государственными органами. Юридическим фактом, порождающим уголовно-процессуальные отношения рассматриваемой группы, является акт государственного органа в виде постановления о признании лица потерпевшим (разумеется, после возбуждения уголовного дела в соответствии с принципом публичности). Потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. О признании гражданина потерпевшим лицо, производящее дознание, следователь и судья выносят постановление, а суд - определение (ст. 53 УПК РСФСР).

Второй вид взаимодействия государственного органа и потерпевшего заключается в том, что начало, движение и окончание производства по делу зависит от волеизъявления потерпевшего. Это дела частного обвинения (ч.1 ст. 27 УПК РСФСР). Его заявления по таким делам достаточно для того, чтобы органы, осуществляющие уголовно- процессуальную деятельность, начали проверять заявление (сообщение) о преступлении, выявлять наличие поводов и оснований для возбуждения уголовного дела (ст. 108 УПК РСФСР). Отказ потерпевшего от уголовного преследования независимо от его мотивов влечет за собой прекращение производства по делу, кроме случаев, предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 27 УПК РСФСР. В этом случае юридическим фактом является не властное решение государственного органа, а сам факт выраженного в соответствующем заявлении волеизъявления потерпевшего (п. 6,7 ч.1 ст. 5 УПК РСФСР).

Третий вид взаимодействия государственного органа и потерпевшего заключается в том, что начало производства по делу зависит от волеизъявления потерпевшего. Это дела частно-публичного обвинения. Его заявления по таким делам достаточно для того, чтобы

39

органы, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность, начали производство по уголовному делу. Отказ потерпевшего от уголовного преследования не влечет за собой прекращение производства по делу, производство то этим делам ведется в общем порядке (ч. 2 ст. 27 УПК РСФСР). Но и в этом случае юридическим фактом является не властное решение государственного органа, а сам факт выраженного в соответствующем заявлении волеизъявления потерпевшего (п. 6,7 чЛ ст.5 УПК РСФСР).

Первый вид взаимоотношений государственного органа и потерпевшего устанавливается методом, в основе которого лежат публичные начала, а второй и третий - методом, в основе которого лежат диспозитивные начала уголовного процесса. Следовательно, в качестве метода правового регулирования отношений между органами, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность, и потерпевшим могут выступать или публичность, или диспозитивность.

Взаимное положение органов, осуществляющих производство по делу, и обвиняемого может регулироваться тремя методами.

Первый метод правового регулирования заключается в том, что и на стадии предварительного расследования, и на судебных стадиях указанные субъекты взаимодействуют исключительно в рамках трехстороннего процессуального отношения: сторона обвинения - суд -сторона защиты (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и их защитник). Трехстороннее правоотношение не допускает непосредственной правовой связи между сторонами. Эта связь появляется опосредованно в результате соответствующих действий или решений суда. До утверждения судом избранной органами, осуществляющими производство по делу, меры пресечения они не вправе применить к обвиняемому эту меру, а обвиняемый не обязан

40

претерпевать соответствующее принуждение. Следовательно, юридическим фактом, порождающим возникновение взаимных процессуальных прав и обязанностей сторон, является соответствующее решение суда.

Рассматриваемый метод правового регулирования не допускает возникновения правоотношений между судом и стороной защиты при отсутствии стороны обвинения. Суд не может по собственной инициативе вынести решения, порождающее отношение между ним и стороной защиты, без участия органов, осуществляющих уголовно- процессуальную деятельность. Предпосылкой такого решения является соответствующее процессуальное действие органов предварительного расследования. Например, следователь, имея достаточные основания полагать, что в каком-либо помещении или ином месте или у какого- либо лица находятся орудия преступления, предметы или документы, могущие иметь значение для дела, производит обыск для их отыскания и изъятия (ст. 168 УПК РСФСР). Лицо, у которого был произведен обыск, подает жалобу в суд на действие следователя в порядке ст. 218 УПК РСФСР1. Это жалоба - юридический факт, порождающий

отношение между судом и лицом, произведшим обыск. Содержание этого правоотношения состоит из обязанности суда разрешить жалобу и права стороны требовать его разрешения. Решение суда об удовлетворении жалобы является юридическим фактом, прекратившим

1 Положения ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР признаны не соответствующими Конституции РФ постольку, поскольку они, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, исключают в ходе предварительного расследования для заинтересованных лиц, права которых нарушены, возможность судебного обжалования действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному
делу и продления срока

41 росник-* я

ГОСУД.и’-. -.?•? TAjf

отношение между судом и лицом, произведшим обыск, и породившим отношения между сторонами. Содержанием последнего правоотношения является право стороны обвинения направить обвиняемого на экспертизу и обязанность обвиняемого быть объектом экспертного исследования (ст. 184 УПК РСФСР).

Таким образом, взаимное положение органов, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, и обвиняемого при первом методе правового регулирования характеризуется следующим. Во- первых, эти субъекты взаимодействуют в рамках трехстороннего правоотношения. Во-вторых, для правовой связи между сторонами и судом характерно властное положение суда и подчиненное положение сторон. В то же время в правовой связи сторон элементы власти и подчинения отсутствуют. Взаимное положение сторон отличает процессуальное равноправие, обеспечиваемое участием независимого третьего участника - суда. В-третьих, стороны в равной мере вправе участвовать в формировании решений суда - юридических фактов, порождающих, изменяющих или прекращающих отношения между сторонами. В-четвертых, особенности защиты прав субъектов правоотношений как элемента метода правового регулирования заключается в том, что обвиняемый (подозреваемый) вправе обжаловать незаконные действия органов уголовного преследования не в вышестоящие звенья той же системы государственных органов, а в суд, независимый от органов уголовного преследования.

Рассмотренный метод правового регулирования характерен в основном для состязательной формы уголовного судопроизводства, где процесс регулируется сложным судопроизводственным
методом

предварительного расследования. (Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П).

42

трехстороннего правоотношения между судом, обвинителем и защитой1.

Второй метод характеризуется тем, что на стадии предварительного расследования и на судебных стадиях уголовного судопроизводства существуют не трехсторонние, а двухсторонние правоотношения: обвинитель - обвиняемый, суд - подсудимый.

На стадии предварительного расследования юридическими фактами, порождающими правоотношения между государственными органами и должностными лицами, осуществляющими уголовно- процессуальную деятельность и обвиняемым (подозреваемым), являются соответственно возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица2, протокол задержания лица по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 122 УПК РСФСР, постановление о применении меры пресечения до предъявления обвинения и постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Вынесение указанных решений во многом зависит от воли органов, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, которые по собственному усмотрению определяют момент их принятия. Рассматриваемый метод предусматривает ограничения состязательности, отстаивания своих точек зрения органами, осуществляющими уголовно-процессуальную деятельность и будущими обвиняемыми (подозреваемыми) по вопросу о законности и обоснованности этих решений. Он исключает наличие независимого

См., например: Вандышев В. В., Дербенев А. П., Смирнов А. В. Уголовный процесс. СПб., 1996. Ч. 1. С. 9-10; Шестакова С. Д. Проблемы состязательности в российском уголовном процессе: Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 58-71.

2 Федеральный закон “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод” от 23. марта 2001г.

43

третьего участника, разрешающего спор между субъектами с противоположными интересами. Защита обвиняемым (подозреваемым) своих прав возможна путем подачи жалобы, как право, вышестоящему должностному лицу той же самой системы государственных органов, как это было до 23 марта 1999 года1.

На стадии судебного разбирательства анализируемый метод правового регулирования не исключает возможности существования трехсторонних отношений (обвинитель - суд - подсудимый). Однако одновременно он допускает возложение судом обязанностей на подсудимого без участия обвинителя. Так, например, с целью установления обстоятельств дела суд по собственной инициативе может назначить экспертизу и принудить участвовать в ней подсудимого. Правоотношения могут складываться исключительно между судом и подсудимым в случаях, когда обвинитель не участвует в данной стадии. Также ранее, до вынесения постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года, суд мог при отказе прокурора от обвинения осуществлять не свойственную ему обязанность по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения2. Таким образом, в стадии судебного разбирательства суд в ряде случаев мог собой заменить обвинителя, заняв его место.

Этот метод правового регулирования характерен для розыскного типа уголовного процесса. Предметом регулирования выступают управленческие отношения, в которых объектом управления служит не процедура производства, а сами его участники, в равной степени и обвиняемый, и судья. Правовое регулирование осуществляется исключительно императивным методом. Такой угол зрения позволяет

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П.

2 Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. № 7-П.

44

определить розыскной процесс как последовательное применение метода власти - подчинения к общественным отношениям в области уголовного судопроизводства1.

Третий метод регулирования уголовно-процессуальных отношений характеризуется тем, что он устанавливает на стадии предварительного расследования в основном двухсторонние, а на стадии судебного разбирательства трехсторонние процессуальные отношения. На стадии предварительного расследования исключается состязание по вопросу о законности и обоснованности привлечения лица в качестве подозреваемого и обвиняемого. Эти решения принимаются по усмотрению органов, осуществляющих производство по уголовному делу. На стадии судебного разбирательства исключается возможность возложения судом процессуальных обязанностей на сторону защиты без соответствующих действий стороны обвинения. Разумеется, речь не идет о случаях применения мер пресечения, когда у суда есть основания полагать, что подсудимый скроется или будет воспрепятствовать установлению истины по делу, или будет заниматься преступной деятельностью, а также для обеспечения исполнения приговора (ст. 89 УПК РСФСР).

Рассмотренный метод правового регулирования характерен для смешанной формы уголовного процесса.

Таким образом, можно констатировать, что каждой из исторических форм уголовного процесса (розыскной, состязательной, смешанной) имеет свой метод правового регулирования отношений, складывающихся между органами осуществляющими производство по делу, и обвиняемым (подозреваемым). Каждый из этих
методов

1 См., например: Калиновский К.Б. Типы уголовного процесса: Учебное пособие. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2001. С. 60.

45

предполагает особый круг и специфическое положение субъектов уголовно-процессуальных отношений, особый характер порождающих их юридических фактов и специфический порядок защиты субъектами этих правоотношений своих прав.

В уголовном процессе орган дознания, следователь, прокурор и суд вступают в правоотношения не только с обвиняемым (подозреваемым), но и с другими участниками. В связи с этим каждый из указанных методов правового регулирования отношений между органами, осуществляющими производство по делу, и обвиняемым (подозреваемым) обязательно сочетается с другими методами регулирования в виде публичности или диспозитивности.

В соответствии с вышеизложенным можно сделать вывод, что уголовно-процессуальные отношения на стадии предварительного расследования регулируются методом, сочетающим публичность и диспозитивность.

Представляется целесообразным отметить, что уголовно- процессуальные отношения на стадии предварительного расследования можно регулировать двумя методами:

1) устанавливая равенство сторон обвинения и стороны защиты в процессуальных возможностях воздействия на ход и исход дела.

2) исключая равенство процессуальных возможностей воздействия на ход и исход дела стороны обвинения и защиты.

Из вышеизложенного следует, что в настоящее время в литературе нет единого метода уголовно- процессуального

регулирования, поскольку выбор метода зависит от нескольких аспектов. Так, метод уголовно-процессуального регулирования зависит от способа упорядочения уголовно-процессуальных отношений между разными субъектами, такими как органы, осуществляющие уголовно-

46

процессуальную деятельность, обвиняемый, подозреваемый, защитник, потерпевший, свидетель, эксперт, специалист, переводчик и так далее, которые автор подразделяет на четыре группы. Также метод уголовно-процессуального регулирования зависит от взаимного положения субъектов процессуальных отношений, и от того в какую из предложенных групп входят данные субъекты.

Рассмотрев метод уголовно-процессуального регулирования, перейдем к форме правового регулирования.

§ 3. Форма правового регулирования и воздействия уголовно- процессуального права.

Рассматривая вопросы правового регулирования деятельности органов предварительного следствия, нельзя не остановиться на проблемах определения формы правового регулирования и воздействия уголовно- процессуального права. Сразу же следует отметить, что процессуальная форма относится к числу фундаментальных категорий науки уголовного процесса. От точности определения этого понятия зависит разработка ряда важнейших теоретических проблем уголовного судопроизводства. Исследование сущности уголовно- процессуальной формы вообще и формы правового регулирования деятельности органов предварительного следствия, в частности, связано и с решением немалого числа практических задач, имеющих большое значение в деле повышения эффективности расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела по существу.

Определение уголовно-процессуальной формы относится к числу проблем, достаточно разработанных в науке уголовного процесса, и тем не менее, многие из вопросов, особенно о форме правового регулирования деятельности органов предварительного следствия

47

остаются дискуссионными. Причем различия во мнениях продолжают носить весьма существенный характер.

В уголовно-процессуальной литературе встречаются различные определения уголовно-процессуальной формы. Одни авторы выделяют уголовно-процессуальную форму как условия, установленные законом для совершения следственных и судебных действий1, другие, что это условия возникновения, изменения или прекращения правоотношений2, третьи, что это порядок и последовательность производства процессуальных действий (в том числе следственных и судебных)3. П.С. Элькинд утверждает, что уголовно-процессуальная форма охватывает весь уголовный процесс в единстве его содержания (уголовно-процессуальной деятельности) и формы4.

Однако, несмотря на имеющиеся различия во мнениях относительно уголовно-процессуальной формы, ни у кого не вызывает сомнений, что своевременное и правильное применение уголовного наказания к лицам, совершившим преступления, обеспечивается надлежащим порядком производства по уголовным делам, определяемым уголовно- процессуальным законодательством и облекаемым в процессуальные формы, которые призваны содействовать установлению истины по делу и обеспечивать соблюдение прав и законных интересов всех участников процесса при осуществлении уголовно-процессуальной
деятельности. Форма же правового

^м.. Советский уголовный процесс / под ред. Карева Д.С. - М., 1968. С. 19. 2См.: Уголовный процесс. / Под общ. ред. Алексеева Н.С. - М, 1972. С. 20.

3См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. - М: 1998. С. 109.

4См.: Элькинд П.С. Категории “содержание” и “форма” в сфере уголовно- процессуального регулирования. - Сб.: Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж, 1979. С. 44.

48

регулирования деятельности органов предварительного следствия в свою очередь является видом уголовно-процессуальной формы. Процессуальная форма и форма правового регулирования, как вид процессуальной формы, создают тот режим законности, который является первостепенным условием успешной борьбы с преступлениями и наряду с этим необходимой гарантией личности от произвола и судебных ошибок1.

Особо следует подчеркнуть, что последние положения, при всем их значении для науки уголовно-процессуального права и правоприменительной практики, носят характер не исходного знания об уголовно-процессуальной форме, а лишь констатации ее высокой правовой ценности.

Понятия формы правового регулирования и уголовно-процессуальной формы должны опираться на то общепризнанное положение, что уголовному закону, определяющему границы преступного и наказуемость за преступления, соответствует определенная форма его реализации, наиболее успешного и правильного его применения. Осуществлению норм уголовного права по применению мер уголовного наказания к лицам, совершившим преступление, не может служить никакая иная форма деятельности суда и других субъектов процесса, в том числе органов предварительного следствия, кроме уголовно-процессуальной.

Уголовно-процессуальная форма охватывает весь уголовный процесс в единстве его содержания и формы.

Форма правового регулирования, как и процессуальная форма,

См.: Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. Братуся С.Н. - М., 1975. С. 255.

49

определяемая наукой уголовно-процессуального права посредством указания на совокупность однородных процедурных требований к действиям участников процесса и направленных на достижение определенного материально-правового результата1, в области уголовного судопроизводства создает правовой режим деятельности органов предварительного следствия по возбуждению уголовных дел, и их расследованию, а также устанавливает последовательность процессуальных стадий, систему и условия производства по делу в целом и совершения отдельных процессуальных действий.

Процессуальная форма “есть всегда форма совершения предусмотренных законом действий и принятия предусмотренных этим законом решений и вместе с тем форма процессуального закрепления этих действий и решений (протокол, постановление, определение, приговор)” . Определение процессуальной формы в целом, подходит и к форме правового регулирования деятельности органов предварительного следствия. Это важно отметить в связи с тем, что в литературе встречаются утверждения, согласно которым нормы уголовно-процессуального права регулируют в одних случаях содержание уголовно-процессуальной деятельности, а в других - форму, порядок процессуальной деятельности . На самом же деле, по нашему мнению, процессуальные нормы регламентируют содержание уголовного процесса и его форму, что есть неразрывная связь, взаимопроникновение содержания и формы уголовного процесса.

1 См.: Юридическая процессуальная форма-теория и практика. /Под общ. ред. П.Е. Недбайло и В.М. Горшенева. - М., 1976. С. 13.

2 Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979. С. 17.

3 См., напр., Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М.,1981. С. 7-8.

50

Ряд авторов полагают, что к уголовно-процессуальной форме относится весь свод законов об уголовном судопроизводстве, а не отдельные его элементы1. Если такое утверждение и нуждается в уточнениях, то они должны быть направлены на преодоление

фактического отождествления уголовно-процессуальной формы и уголовно-процессуального права. А поэтому можно определить, что к форме правового регулирования деятельности органов предварительного следствия относятся те нормативные акты, которые касаются непосредственно деятельности следователей.

Существенную составляющую формы правового регулирования образует система требований, закрепленных нормами уголовно-процессуального права. Эта система “предполагает наличие в своем составе правил, которые определяют круг и порядок деятельности всех без исключения лиц, участвующих в процессе, последовательность, содержание и характер всех их действий, а также ответственность за невыполнение этих действий”2. “Сложность и детальность уголовно-процессуальной формы, - пишет П.А. Лупинская - выделяющая ее из всех иных юрисдикционных процессов (например, наложение штрафа за административные правонарушения), обусловлена спецификой задач уголовного процесса, в том числе, сложностью деятельности по установлению фактических обстоятельств уголовного дела, необходимостью создания максимальных гарантий прав личности в уголовном процессе, законности и
обоснованности всех уголовно-

См. напр., Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно-процессуальной формы по делам о малозначительных преступлениях. - Сов. государство и право. 1975. № 12. С. 60. 2 См.: Юридическая процессуальная форма. Теория и практика. - М. 1994. С. 174.

51

процессуальных действий и решений1”.

По нашему мнению, применительно к деятельности органов предварительного следствия, уголовно-процессуальный закон устана- вливает:

а) формы участия в уголовном судопроизводстве заинтере сованных в исходе дела лиц;

б) требования мотивировки и оформления соответствующим документом решений, принимаемых органами предварительного следствия;

в) обязательность точного протоколирования всех следственных действий, причем не только с указанием названия, но и с отражением содержания этих действий;

г) основания и порядок принятия и отмены решений органов предварительного следствия;

д) правила, которые определяют организацию деятельности следственных органов.

Уголовно-процессуальную форму можно определить как регламентированные уголовно-процессуальным правом систему и структуру уголовно-процессуальных институтов и правил, процедуру и последовательность стадий уголовного процесса, условия, способы и сроки совершения процессуальных действий, непосредственно или косвенно связанных с собиранием и исследовании доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве, их закреплением в правовых актах, а также порядок принятия и

Уголовный процесс. Учебник для вузов / Под общей редакцией Лупинской П.А -М: Юристъ, 1995. С. 35-36.

52

оформления решений по отдельным вопросам и по делу в целом .

Процессуальная форма как специфическая разновидность правовой формы государственной деятельности “создает детально урегулированный, устойчивый, юридически определенный, строго обязательный, стабильный правовой режим производства по уголовным делам” . Форма же правового регулирования деятельности органов предварительного следствия, по мнению автора, в свою очередь, является специфической разновидностью процессуальной формы, так как она создает детально урегулированный, устойчивый, юридически определенный, строго обязательный, стабильный правовой режим производства по уголовным делам для органов предварительного следствия.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что форма правового регулирования деятельности органов предварительного следствия - это установленные уголовно-процессуальным законом правила, процедура, условия, способы и сроки совершения процессуальных действий, непосредственно или косвенно связанных с собиранием, проверкой и оценкой доказательств на предварительном следствии их закреплением в процессуальных документах, а также процессуальный порядок принятия и оформления решений по отдельным вопросам и по делу в целом.

Порядок судопроизводства по уголовным делам в целом, а также основания, порядок и форма совершения отдельных процессуальных действий следователем - важнейшее условие строгого обеспечения

Курс советского уголовного процесса. Под редакцией А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца “Юридическая литература”. - М. 1989. С. 121.

См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. -М.Д981.С. 8.

53

законности при осуществлении уголовного судопроизводства. Поэтому мы считаем, что правильное построение формы правового регулирования является важной практической задачей, решение которой будет способствовать повышению эффективности расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела по существу.

Форма правового регулирования играет важную роль в правильном и быстром расследовании уголовных дел, то есть в выполнении стоящих перед уголовным судопроизводством задач. Это обстоятельство не только предопределяет ценность этой формы в уголовном процессе, но и обусловливает ее характер.

Форма правового регулирования деятельности органов предварительного следствия по нашему мнению позволяет следователю научно обоснованно, с минимально необходимыми затратами сил, средств и времени устанавливать все обстоятельства подлежащие доказыванию. Форма правового регулирования обеспечивает и оберегает характерные для уголовного судопроизводства права и свободы личности. В частности, это выражается в допустимости для достижения этих целей только тех средств, которые полностью согласуются с нравственно-правовыми критериями уголовно-процессуальной деятельности.

Конституция Российской Федерации, уделив огромное внимание урегулированию вопросов укрепления законности, весьма расширила и обогатила основные права и свободы граждан, усилила гарантии их правовой защиты. Процессуальные гарантии, предоставляемые гражданам, вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства, оп- ределяют одну из существенных сторон правового положения личности в современном обществе. Это означает, что в условиях
создания

54

правового государства и гражданского общества роль и ценность формы правового регулирования деятельности органов предварительного следствия, содержащей в себе гарантии охраны прав и свобод граждан и законных интересов личности все более и более возрастает. Эта форма создает стабильность процессуального положения его участников, приближает деятельность органов, осуществляющих производство по уголовному делу к нравственно- правовым критериям уголовно-процессуальной деятельности.

Проблема повышения качественного уровня разработки формы правового регулирования деятельности органов предварительного следствия, прежде всего, предполагает научную обоснованность установленного законом порядка производства по уголовному делу. Она охватывает собой вопросы необходимости и достаточности средств воздействия на поведение субъектов уголовно-процессуальных прав и обязанностей, а также иные компоненты определяющие порядок деятельности следователя, права заинтересованных лиц активно участвовать в процессуальной деятельности, процессуальные гарантии их соблюдения и охраны законных интересов этих лиц, порядок принятия решений следователем в соответствии с законом, на основании фактов, установленных законным способом, исходя из своего внутреннего убеждения.

Проблема качественной разработанности формы правового регулирования предполагает установление критериев допустимости и эффективности методов уголовно-процессуального регулирования, иначе говоря, требований, которым должна отвечать форма правового регулирования, или требований, которые должны быть к ней предъявлены с позиции задач уголовного судопроизводства и успешности решения этих задач. Метод же правового регулирования

55

был рассмотрен нами выше.

Комплексный характер проблемы качественной разработанности формы правового регулирования деятельности органов предварительного следствия наиболее убедительно проявляет себя в процессуальной деятельности следователей по собиранию, проверке и оценке доказательств, а также по обоснованию и мотивировке достоверных выводов по делу, для достижения задач уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальный закон, регулируя деятельность по доказыванию и те отношения, которые возникают между участниками уголовно-процессуального доказывания, предусматривает обязанность всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела1.

В уголовном судопроизводстве познание осуществляется с помощью уголовно-процессуальных доказательств являющихся единственным путем обоснования истинности выводов в уголовном судопроизводстве. Допрос, осмотр, обыск, следственный эксперимент и другие способы обнаружения, исследования и закрепления доказательств занимают особое место, прежде всего по своему объему, в системе предусмотренные законом процессуальных действий. Форма правового регулирования в целом призвана обеспечить наиболее эффективный, оптимальный путь познания в уголовно- процессуальной деятельности.

Для продолжения рассмотрения вопросов формы правового регулирования стоит остановиться в вопросе, что же такое уголовно-

Доп. см.: Бурданова B.C. Криминалистические проблемы обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений: Дис. … д.ю.н.-М., 1992.40 с.

56

процессуальная деятельность. Н.А. Комарова и Н.А. Сидорова указывают: “Будучи сложной и многогранной, уголовно- процессуальная деятельность предполагает не только действия компетентных органов государства (дознания, следствия, прокуратуры, суда) и их представителей по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел, но и совокупность действий, совершаемых в установленном законом порядке всеми участниками уголовного процесса, наделенными соответствующими процессуальными правами и обязанностями1”.

В литературе существуют и несколько иные определения уголовно- процессуальной деятельности. “Уголовно-процессуальная деятельность, связанная с доказыванием по уголовному делу, - пишет Т.Н. Москалькова, - заключается в обнаружении, собирании, закреплении, проверке и оценке доказательств, применении соответствующих уголовно-процессуальных норм”2. Или же в структуре уголовно-процессуальной деятельности выделяют процессуальное доказывание, юридическую оценку фактических обстоятельств дела и логическое доказывание3.

Автор, при определении уголовно-процессуальной деятельности, придерживается мнения Н.А. Комаровой и Н.А. Сидоровой и считает, что уголовно-процессуальная деятельность предполагает не только действия компетентных органов государства по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел, но и

1 Комарова Н.А., Сидорова Н.А. Судебная этика. - СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1993. С.21.

Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М, 1996. С. 7.

См.: Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в Российском уголовном процессе: Дис. … к.ю.н. -СПб., 1998. С. 133.

57

совокупность действий, совершаемых в установленном законом порядке всеми участниками уголовного процесса, наделенными соответствующими процессуальными правами и обязанностями.

Данное определение уголовно-процессуальной деятельности поможет перейти к вопросу формы правового регулирования.

В рамках формы правового регулирования происходит фиксация смыслового содержания и правовых свойств тех или иных фактов действительности в категориях и понятиях материального и процессуального закона.

Остановимся более подробно на исследовании уголовно- процессуальной деятельности органов предварительного следствия, связанной с доказыванием по уголовному делу. Известно, что данная деятельность заключается в собирании, проверке и оценке доказательств1, применении соответствующих уголовно-

процессуальных норм, для того, чтобы установить наличие или отсутствие события преступления, лиц, виновных в его совершении, характер и размер ущерба, причиненного преступлением, и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Сегодня это определение считается общепринятым, но в научной литературе встречается и несколько иное обозначение этапов процесса доказывания. Так, Ю.А. Иванов применительно к введению в доказательственную базу следов преступления так определяет процесс доказывания: “Следы преступления, т.е. любые объекты, содержащие в себе фактические данные об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, объекты, носящие самый разнообразный характер и представляющие собой объективную основу уголовно-процессуального познания, до их

1 См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей ред. П.А. Лупинской. -М.: Юристь, 1995. С.152-155.

58

восприятия следователем и до их отражения в материалах дела еще не являются доказательствами в смысле процессуального средства установления истины. Следы, оставленные преступлением в окружающем мире, будь то образы и представления, сохранившиеся в памяти свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, или всевозможные отпечатки, предметы материальной обстановки, возникающие и существующие независимо от сознания следователя, надо выявить, извлечь, затем соответствующим образом трансформировать и преобразовать и, наконец, отобразить, перенеся сведения о фактах, информацию о преступлении с его следов в материалы дела. Только после всего этого следы преступления приобретают значение доказательств”1.

Следователь не может создавать доказательства, он лишь собирает, проверяет и оценивает их по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием (ст. 71 УПК РСФСР). Но, обнаруживая и выбирая, с целью процессуального оформления в качестве доказательства из всей массы информации определенные, имеющие значение по уголовному делу фактические данные, работая с ними и оценивая их, следователи должны правильно с учетом формы информации и способа ее выражения в следах преступления определить те следственные действия, познавательное значение которых в данном конкретном случае способно обеспечить наибольшую полноту доказательственной информации.

Познание в уголовном судопроизводстве имеет ту особенность,

1 Курс советского уголовного процесса. Под редакцией А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца “Юридическая литература”, - М.,1989. С. 125.

59

что оно связано с широким применением и особым значением практики, проявляющейся в первую очередь в тех конкретных процессуальных действиях и отношениях, которые составляют содержание самого доказывания. Построение следственных версий, каждый шаг по собиранию доказательств, по их проверке и оценке представляют собой конкретное практическое средство познания обстоятельств дела. Практика применяется в виде многочисленных тактических, методических и иных положений науки уголовного процесса, криминалистики и оперативно-розыскной деятельности.

Процессуальное познание, по нашему мнению, должно широко использовать достижения практической деятельности, которая, в свою очередь, должна аккумулироваться наукой уголовно-процессуального права, и выражаться не только в процессуальных формах, но и во внедрении новых правовых норм.

Форма правового регулирования деятельности органов предварительного следствия и процессуальная форма доказывания, в частности, значение которой состоит в том, что она регламентирует все основные стороны доказывания (определяя обстоятельства, подлежащие доказыванию по каждому уголовному делу, называя средства, которые могут быть использованы в ходе уголовно- процессуального доказывания, прежде всего источники фактических данных, перечисляя следственные и судебные действия, направленные на установление истины, устанавливая круг лиц, осуществляющих доказывание и участвующих в нем, предусматривая их права и обязанности, связанные с осуществлением доказывания), постоянно развивается и совершенствуется, учитывая потребности практики, используя результаты и рекомендации научных исследований.

Соблюдение формы правового регулирования обнаружения и

60

закрепления доказательств является надежной гарантией соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства, способствует их сохранности, обеспечивает возможность их последующей проверки, оценки, использования для обоснования выводов по делу. В то же время она в известной мере способна обусловить сложности доказывания. Она, как подчеркивают многие авторы, содействует установлению истины, ее соблюдение - непременное условие успешного доказывания, но она может как уп- рощать его, так и усложнять1. Установление наиболее эффективного, оптимального процесса доказывания связано с развитием и совершенствованием как процессуальной формы так и формы правового регулирования.

Примером усложнения в процессе доказывания по уголовному делу, служит, по мнению автора, допрос лица в качестве свидетеля сразу после возбуждения уголовного дела, несмотря на то, что оно было опрошено следователем до возбуждения дела. Мы считаем, что отсутствие ненужных формальностей, таких форм и процедур, в которых нет надобности ни с точки зрения задач процесса, ни его принципов, которые искусственно усложняют процесс и не влияют на всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, позволяет ускорить процедуру уголовного судопроизводства. Речь идет не “о принципиальном противополагании простоты уголовного процесса процессуальному упрощенчеству”2, а о совершенствовании формы правового регулирования.

1 См., напр.: Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. С. 210.

См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве, -М., 1981. С. 25-29.

61

Осуществление правосудия по уголовным делам, сопряженное с процедурой применения правового принуждения, характеризуется столь обширным и многократным комплексом юридических гарантий, призванных обеспечить достижение истины по делу и охрану законных интересов всех его участников, что сами термины “процесс”, “процессуальная форма”, “форма правового регулирования” оказались нерасторжимо слитыми с представлениями об определенных правовых ценностях, прежде всего законности и обоснованности следственных действий.

Форма правового регулирования должна соблюдаться строго и неукоснительно. Негативно оценивая отношение к составлению процессуальных актов как к простому оформительству, СВ. Бородин справедливо отмечает: “Это глубоко ошибочное представление о значении процессуальной формы и средствах ее закрепления. Процессуальная форма служит наиболее полному раскрытию “сущности” дела, его содержания… Без предусмотренных законом процессуальных документов нет уголовного процесса, нет уголовного дела, а следовательно, и нет его “сущности”“1. Безусловно, это можно отнести и к форме правового регулирования деятельности органов предварительного следствия.

Нарушение формы правового регулирования отражается на правильности расследования уголовных дел. Любые нарушения, даже те, которые на первый взгляд кажутся незначительными, всегда могут иметь негативные последствия. Такие же последствия может иметь и формальное соблюдение требований этой формы, когда применение

1 Процессуальные акты предварительного расследования
(примерные образцы). Под ред. Бородина СВ. - М., 1978. С. 5.

62

закона не ориентировано достаточно строго на достижение поставленной цели или имеет двоякое понимание.

Форма правового регулирования деятельности органов предварительного следствия определяет оптимальные условия для позитивного решения важных задач, которые рассчитаны на творческое, разумное применение ее требований. Одновременно с детальной регламентацией определенных процессуальных действий она предоставляет лицам, осуществляющим производство по уголовным делам, возможность и обязывает их самостоятельно решать целый ряд важных вопросов. Так, регламентация порядка допроса свидетелей на предварительном следствии сводится к тому, что они должны быть допрошены порознь, следователем должны быть приняты меры к тому, чтобы свидетели по одному и тому же делу не могли общаться между собой (ч. 1 ст. 158 УПК РСФСР). Перед допросом необходимо удостовериться в личности свидетеля, разъяснить ему его обязанности и предупредить об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний (ст. УК РФ). Но вместе с тем невозможно указать на то, в какой момент и по каким вопросам следует допрашивать свидетеля, ибо это нельзя решить без учета особенностей не только самого уголовного дела, но и условий его расследования.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что форма правового регулирования вносит в деятельность органов предварительного следствия организованность, упорядоченность, устойчивость, динамичность и системность, создает уголовно- процессуальный порядок. А поэтому не должно быть двоякого понимания статей уголовно-процессуального кодекса, что в свою очередь влечет за собой неурегулирование целого ряда проблем,

63

возникающих у следователей при рассмотрении уголовных дел.

Мы считаем, что научно обоснованная, имеющая реальные гарантии форма правового регулирования создает оптимальные условия не только для раскрытия и расследования преступлений, наказания виновных, охраны прав и свобод граждан, но и для приближения уголовно- процессуальной деятельности к нравственно-правовым критериям.

Развитие и совершенствование как уголовно-процессуальной формы, так и формы правового регулирования деятельности органов предварительного следствия происходит под прямым влиянием не только правовых, но и нравственных принципов. Более того, целый ряд уголовно-процессуальных норм, регулирующих порядок производства по делу, обязан своим происхождением нормам нравственности.

Порядок производства по всем делам, независимо от тяжести преступления и сложности расследования, служит одним и тем же задачам и основывается на единых принципах уголовного судопроизводства, определяющих его демократическую сущность, направленность в сторону гуманизма1 и нравственного совершенствования уголовно-процессуальной деятельности2.

Развитие и совершенствование уголовного судопроизводства идет по пути расширения процессуальных гарантий участников процесса.

Закон предусматривает одинаковые по всем делам процессуальные средства установления фактических обстоятельств дела и способы их исследования, единые формы принятия решений, условий

Прокофьева СМ. Гуманистические начала уголовного судопроизводства: Автореф. дис. … к.ю.н. -СПб., 1999. - 18 с.

Антонов И. А. Уголовно-процессуальная деятельность следователей органов внутренних дел: нравственно-правовые критерии ее оценки: Автореф. дис. … к.ю.н. - СПб., 2000. - 30с.

64

их постановления и требований, которым они должны отвечать. Но, тем не менее, это не означает, что для всех категорий преступлений, без учета их свойств, должен быть установлен абсолютно одинаковый режим предварительного расследования. По отдельным категориям уголовных дел или в отношении определенных лиц имеются некоторые особенности порядка судопроизводства. По одним из этих дел принято известное усложнение общей процедуры, что выражается в предоставлении дополнительных гарантий обвиняемым (например, несовершеннолетним обвиняемым или обвиняемым, страдающим какими-либо физическими или психическими недостатками, обвиняемым, не владеющим языком судопроизводства, или лицам, обвиняемым в преступлениях, за которые по закону может быть применена смертная казнь (ст.391-402’,49 УПК РСФСР)). Но есть и другая группа дел, по которым возможно упрощение и ускорение досудебной подготовки материалов. Это касается преступлений, не представляющих большой общественной опасности, а также преступлений, относительно несложных с точки зрения установления обстоятельств их совершения. Автор имеет в виду: особенности возбуждения и судебного рассмотрения дел частного и частно- публичного обвинения (ст.27, 467-477 УПК РСФСР); особенности производства по делам, по которым предварительное расследование осуществляется в форме дознания (ст.120,121 УПК РСФСР).

В связи с необходимостью обеспечения оптимальных путей достижения задач уголовного судопроизводства в уголовно- процессуальной литературе наблюдается повышенный интерес к вопросу, должно ли совершенствование форм и порядка возбуждения и расследования уголовных дел идти по пути усиления единства порядка судопроизводства или же, наоборот, по пути развития его дифферен-

65

циации? Заметно, что внимание исследователей все более и более привлекает проблема дифференциации и упрощения форм судопроизводства при расследовании простых, ясных, очевидных преступлений1.

Ряд свойственных ныне действующему порядку судопроизводства форм правового регулирования и гарантий применительно к последним отдельными авторами объявляется “пустой бессодержательной формальностью, излишне усложняющей судопроизводство и препятствующей реализации процессуальных гарантий правосудия, искусственно загромождающей и бюрократизирующей процесс, помехой в осуществлении его задач”2.

Утверждение законности в отношении целей уголовного судопроизводства не может не означать и утверждения законности в отношении средств, используемых для достижения целей. Получение всестороннего, полного и объективного результата расследования за счет усовершенствования формы правового регулирования и есть цель уголовного судопроизводства.

Вместе с тем разработка предложений, направленных на повышение
эффективности уголовно-процессуальной деятельности,

1 См.: Пашкевич П.Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства нужно дифференцировать. - Соц. Законность. 1974. № 9. С мнением П.Ф. Пашкевича о рациональном, экономном использовании процессуальных средств в принципе солидарны и другие авторы, например: Анашкин Г.З. (Вопросы науки советского уголовного процесса и судоустройства. - В сб.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 20. М., 1974. С. 72); Гуляев А. Единый порядок предполагает дифференциацию. - Соц. законность. 1975. № 3. С. 65; Якуб М.Л. Порядок уголовного судопроизводства следует дифференцировать. - Соц. законность, № 1. 1975. С. 66-67; Арсеньев В.Д. Упрощение не равнозначно упрощенчеству. - Соц. законность, 1975. № 3. С. 63-64.

Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1981. С. 78-79.

66

неизбежно ведет к изысканию способов оптимизации деятельности, повышения ее оперативности, устранения из нее всего того, что лишь усложняет путь к достижению целей уголовного судопроизводства.

В связи с этим вызывает большой интерес не только форма правового регулирования деятельности органов предварительного следствия, но и метод правового регулирования этой деятельности, на исследовании которого мы остановились немного выше.

Таким образом, можно сделать вывод, что форма правового регулирования есть установленные уголовно-процессуальным законом правило, процедура, условия, способы и сроки совершения процессуальных действий, связанных с собиранием, проверкой и оценкой доказательств на предварительном следствии.

Форма правового регулирования создает урегулированный, юридически определенный, обязательный правовой режим производства по уголовным делам для органов предварительного следствия. Форма правового регулирования играет важную роль в правильном и быстром расследовании уголовных дел и обеспечивает защиту прав и свобод человека и гражданина.

Перейдем к рассмотрению правоприменения как способа обеспечения уголовно-процессуального регулирования.

§ 4. Правоприменение как способ организации уголовно-

процессуального регулирования

Правовое регулирование уголовно-процессуальной деятельности органов предварительного следствия проявляется в функционировании уголовно-процессуального закона, преобразовании его нормативности в упорядоченность регулируемых им отношений. Последние
не

67

появляются сами по себе. Юридический смысл, который заключен в уголовно-процессуальном праве, в процессуальных нормах и других, не сводимых непосредственно к праву средствах юридического воздействия на эти отношения в сфере уголовного судопроизводства, должен быть приведен в движение. Как правильно указывают А.Д. Бойков и И.И. Карпец: “Уголовно-процессуальный закон задает программу соответствующей деятельности, определяя ее задачи и способы их решения. Сам по себе закон, даже обладающий высокой степенью эффективности, не может привести ко всем тем социальным изменениям, которые преследуются законодателем; необходима специально организованная деятельность по реализации закона, по обеспечению и достижению предусмотренных им целей”1. Но уголовно-процессуальное право не саморегулирующаяся система. Именно поэтому требуется специфический способ, с помощью которого организуется его функционирование, реализация, претворение в жизнь процессуальных норм и тем самым обеспечивается правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия. Таким способом является правоприменение (применение норм уголовно-процессуального права), осуществляемое всеми участниками уголовно-процессуальной деятельности вообще и органами предварительного следствия, в частности.

На стадии предварительного расследования организация правового регулирования путем правоприменения есть активная деятельность следователя, опирающаяся на предоставленные ему законом полномочия, целевым образом направленная на реализацию уголовно- процессуальных норм, на обеспечение осуществления норм

1 Курс советского уголовного процесса. Под редакцией А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца, - М., “Юридическая литература”,!989. С.259.

68

уголовно-процессуального права всеми участниками уголовно- процессуальных отношений и урегулирование этих отношений для достижения задач уголовного судопроизводства, а именно, быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ч.1 ст.2 УПК РСФСР).

Правоприменение в процессе правового регулирования деятельности следователя выступает в качестве средства, с помощью которого при производстве по уголовному делу конкретизируется круг отношений, поскольку акты правоприменения влекут возникновение, изменение или прекращение конкретных уголовно-процессуальных отношений между участниками процесса, а также обеспечивается реализация уголовно-процессуальных норм, так как акты правоприменения создают условия и устраняют препятствия к использованию прав и исполнению обязанностей участниками процесса.

Правоприменительные акты предшествуют возникновению правоотношений (например, постановление о возбуждении уголовного дела), в них подводятся итоги деятельности на тех или иных этапах (постановление о привлечении в качестве обвиняемого), они воплощают в себе результат процесса (приговор, определения и постановления вышестоящих судов), в них решаются многие другие частные и общие вопросы судопроизводства (правоприменительные акты, связанные с доказыванием и реализацией
профилактических

69

функций и др.) .

Мы считаем, что правоприменительные действия занимают центральное место в механизме уголовно-процессуального регулирования, так как процессуальные нормы по своему характеру требуют применения, то есть специально организованной государственной деятельности, в отличие от непосредственной реализации большинства норм различных отраслей гражданского материального права.

Правоприменение в правовом регулировании деятельности органов предварительного следствия достигается упорядочением конкретных процессуальных ситуаций в сфере уголовного судопроизводства, а их урегулирование вслед за государством как раз и обеспечивается осуществлением многочисленных разовых актов правоприменения. Так, И. Сабо в работе по общей теории права пишет: “Применение права - единичная операция, распорядительная деятельность государственного органа в отношении конкретной ситуации”2. А если учесть, что посредством применения норм уголовно-процессуального права при производстве по конкретному уголовному делу решаются такие важнейшие вопросы, как возбуждение уголовного дела, привлечение лица в качестве обвиняемого, признание лица потерпевшим, признание гражданским истцом, избрание меры пресечения, вызов на допросы свидетелей, обвиняемых, назначение экспертизы и так далее, то важнейшее значение процессуального правоприменения для уголовно-процессуального регулирования представится несомненным.

1 Курс советского уголовного процесса. Под редакцией А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца, - М., “Юридическая литература”, 1989. С.259.

2 Сабо И. Основы теории права. - М., “Прогресс”, 1974. С. 128.

70

На органы предварительного следствия возлагается обязанность раскрывать все преступления и применять справедливые меры принуждения к лицам, их совершившим, так как ни один случай преступления не должен проходить не раскрытым, а к лицам допустившим нарушение уголовного закона, должны применяться соразмерные меры.

Процессуальные правоприменительные акты, прежде всего, имеют своей целью обеспечить достижение принципа публичности уголовного процесса, так как в сферу правового регулирования деятельности органов предварительного следствия попадают в основном дела публичного и частно-публичного обвинения. Дела, воз- буждаемые по инициативе потерпевших, в связи с преступлениями, преследуемыми в порядке частного обвинения (ст. 27 УПК РСФСР), составляют незначительную часть дел по сравнению с возбуждаемыми в порядке публичного обвинения. В работах ученых-процессуалистов уже отмечалось, что отрицание возможности применения норм про- цессуального права равносильно отрицанию способности данного вида норм к принудительному осуществлению, без которой они утратили бы свой правовой характер1.

Возбуждая и расследуя уголовные дела, следователи применяют как нормы уголовно-процессуального права, так и нормы уголовного права. Иначе и быть не может, поскольку при разрешении всякого уголовного дела применение уголовно-процессуального закона является предпосылкой, обеспечивающей применение уголовного закона. Вместе с тем в их деятельности вполне определенно можно разграничить

См., напр., Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., “Юрид. лит.”, 1975. С.56-61; Комиссаров К.И. Правоприменительная деятельность суда в гражданском процессе. //Советское государство и право. 1971. № 3. С. 76.

71

элементы применения норм материального и процессуального права. Как правильно отмечал В. Н. Кудрявцев: “В уголовном процессе имеют место пять этапов применения норм уголовного права при квалификации преступления: вынесение постановления о возбуждении уголовного дела, об избрании меры пресечения, о привлечении в качестве обвиняемого, при составлении обвинительного заключения, при вынесении приговора судом”1. Тогда становится очевидной обширная сфера уголовного судопроизводства, где процесс правоприменения не охватывает собой применение норм уголовного права, но в его содержание входят многократные акты применения норм уголовно-процессуального права.

И, тем не менее, в арсенале правоприменительного процесса, пожалуй, больший удельный вес занимает применение именно процессуальных норм. И это не случайно. Чтобы правильно применить уголовный закон, то есть квалифицировать определенные общественно опасные деяния как преступление и назначить лицу, виновному в совершении преступления, справедливое наказание (или оправдать невиновного), производство по уголовному делу обычно должно пройти ряд процессуальных стадий, вобрать в себя многообразную деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела, обеспечить гарантирование прав и свобод личности, вовлекаемой в сферу производства по уголовному делу. Длительный и сложный путь искания истины требует многократной и разнообразной деятельности по применению уголовно- процессуального закона.

1 Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. - М., Госюриздат, 1963. С. 206.

72

Применение уголовно-процессуальных норм, осуществляемое органами предварительного следствия, обращено ими не к собственной деятельности, а к определенной процессуальной ситуации, либо к другим лицам. Как и в иных отраслях права, здесь действует общее теоретическое положение: “Норму права нельзя применять по отношению к собственному поведению, она всегда применяется по отношению к другому лицу”1. Исключением является самоотвод следователя (ст. 64 УПК РСФСР).

Уголовный процесс относится к такой сфере общественной жизни, в которой реализация значительного количества субъективных процессуальных прав и обязанностей невозможна без предварительного и решающего содействия компетентных органов2. Например, признав предварительное следствие законченным, а собранные доказательства достаточными для составления обвинительного заключения, следователь обязан уведомить об этом потерпевшего и его представителя, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей и одновременно разъяснить им, что они вправе ознакомиться с материалами дела (ст. 200 УПК РСФСР), а также обеспечить возможность их ознакомления. После чего, следователь объявляет обвиняемому и его защитнику, что следствие по делу окончено, и что он имеет право на ознакомление со всеми материалами дела (ст. 201 УПК РСФСР).

Организация применения процессуальных норм участниками процесса заключается и в ознакомлении с принадлежащими им процессуальными правами, чтобы незнание их не являлось

1 См.: “Советское государство и право”. 1955, № 3. С.51.

2 Зусь Л. Б. Проблемы правового регулирования в сфере
уголовного судопроизводства. Владивосток, 1978, с. 54-55.

73

препятствием к реализации соответствующих процессуальных норм. Поэтому уголовно-процессуальный закон требует, чтобы следователь разъяснил, участвующим в деле лицам их права, и обеспечил возможность осуществления этих прав (например, ст.46, 52, 53 УПК РСФСР).

Аналогично обеспечивается реализация субъективных процессуальных обязанностей. Следователь определяет правообязанное лицо в данной процессуальной ситуации, разъясняет ему содержание правового требования и создает условия для исполнения правообязывающей нормы. Например, согласно ч. 5 ст. 175 УПК РСФСР следователь, передавая на хранение имущество, на которое наложен арест, представителю домоуправления, владельцу этого имущества или иному лицу, разъясняет его ответственность за сохранность имущества (процессуальная обязанность) и отбирает у него об этом подписку.

Также орган предварительного следствия в соответствии с обстоятельствами конкретного дела и на основании норм

уголовно-процессуального закона вправе освободить субъекта уголовного процесса от несения юридической обязанности. Так, например, происходит, когда прекращается уголовное дело по основаниям, указанным в ст. 9 УПК РСФСР. Следователь с согласия прокурора вправе на основании соответствующего заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный преступлением потерпевшему вред.

Связь норм уголовно-процессуального права с регулируемыми им отношениями по-разному проявляется при реализации и

74

правоприменении. Процессуальные нормы воздействуют на эти отношения (волевое поведение и процессуальные отношения субъектов) путем предоставления прав, возложения обязанностей и установления запретов. Соответственно этому образуются три формы реализации норм уголовно-процессуального права в общественных отношениях: использование процессуальных прав, исполнение процессуальных обязанностей и соблюдение процессуальных запретов. Любой субъект уголовно-процессуального права может реализовать уголовно-процессуальные нормы в форме использования, исполнения или соблюдения и тем самым быть участником правового регулирования соответствующих общественных отношений, поскольку реализация процессуальных норм влечет за собой движение механизма правового регулирования и образование общественных отношений.

Вышесказанное дает нам основание полагать, что применение норм уголовно-процессуального права больше тяготеет к способам воздействия, чем к способам реализации. “Разумеется, - пишет В. М. Горшенев, - в применении права есть не только воздействующие средства - в известной степени оно обладает и реализующими качествами. Однако результата реализации права в применении нет, применение только способствует реализации определенных норм права, которые нуждаются в организации деятельности уполномоченных субъектов”1. Это положение подходит к характеристике применения норм уголовно-процессуального права, как специфического способа организации правового регулирования деятельности органов предварительного следствия. В ходе правоприменения органы предварительного следствия используют
процессуальные права,

1 Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. - М, “Юридическая литература”, 1972,. С. 54.

75

исполняют процессуальные обязанности, соблюдают процессуальные запреты, в результате чего наступает реализация норм уголовно- процессуального права. Таким образом, акты применения правовых норм сами становятся объектом реализации в одной из указанных выше трех форм.

Применение норм уголовно-процессуального права органами предварительного следствия следует рассматривать как особый способ приведения в движение механизма уголовно-процессуального ре гулирования в целях выполнения требований норм уголовно- процессуального права путем “осуществления процессуальной деятельности в направлении, определенном их назначением и ролью в уголовном судопроизводстве; организации поведения других

участников процесса в соответствии с их процессуальными

функциями; охраны прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе; принуждения участников процесса к осуществле- нию требований норм уголовно-процессуального права”1.

Главным в правоприменении органов предварительного следствия является обеспечение действия норм уголовно-процессуального права. Это достигается посредством определенных уголовно-процессуальных !

функций. “В настоящее время, - пишет Л.Б. Алексеева, - наметились два
(

1 принципиально различных подхода к проблеме процессуальных ‘

функций. Первый, именуемый традиционным, выделяет лишь три

функции, связанные с основными направлениями деятельности:

обвинением, защитой и разрешением дела” . И.В. Тыричев выделяет \

1 См.: Зусь Л.Б. Проблемы правового регулирования в сфере уголовного судопроизводства. - Владивосток, 1978. С. 57.

2 Курс советского уголовного процесса. Под редакцией А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М, н Юридическая литература”, 1989. С.420.

76

также эти три основные уголовно-процессуальные функции: обвинение, защиту и разрешение дела. “В этих трех функциях, - пишет он, -выражен тот специфический процессуальный смысл деятельности субъектов процесса, который на протяжении всей истории процесса служит основанием для определения того или иного типа процесса”1. Автор берет за основу традиционный подход с дальнейшим выделением функции следователя.

Многие авторы относят следователя к стороне обвинения. Л.Б. Алексеева отмечает, что “на базе функции расследования, или функции раскрытия, или функции установления фактических обстоятельств дела начинает формироваться функция обвинения” . И.В. Тыричев отмечает: “В стадии предварительного расследования функции проявляются следующим образом. Следователь (орган дознания) выполняет функцию предварительного расследования, направляя свои усилия на собирание и закрепление доказательств, тщательное исследование всех обстоятельств дела, установление лица, совершившего преступление и решение вопроса о дальнейшем направлении дела.

В содержание данной функции входит уголовное преследование. Следователь (орган дознания) задерживает подозреваемых, формулирует и предъявляет обвинение, применяет меры принуждения, в том числе и меры пресечения, составляет обвинительное заключение, в котором подводит результаты своей деятельности по раскрытию преступления, доказыванию обвинения. Это и есть осуществление функции уголовного преследования, которая находит свое выражение в

1 Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей ред. П.А. Лупинской - М.: Юристь, 1995. С. 47.

Курс советского уголовного процесса. Под редакцией А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М., “Юридическая литература”, 1989. С. 432.

77

форме выдвижения против конкретного лица обвинения в совершении преступления и его доказывание.

“Отрицать это, - пишет П.А. Лупинская, - значит отрицать и функцию защиты. … Ибо нет и не может быть положения, чтобы в деле фигурировал подозреваемый или обвиняемый и его никто и ни в чем не подозревал либо не обвинял”1.

Уголовное преследование - это процессуальная деятельность, направленная на доказывание виновности определенного лица, состоящая в формировании и обосновании вывода о совершении определенным лицом преступления2.

С такой позицией мы согласиться не можем, так как считаем, что следователь не обвиняет, он расследует факт, который расценивается (при возбуждении дела и в ходе расследования) как содержащий признаки преступления. Но следователь обязан расследовать объективно, полно и всесторонне, собирая как обвиняющие, так и оправдывающие доказательства, как отягчающие, так и смягчающие вину. Думается, что нельзя расценивать при таких условиях следователя как сторону обвинения. Нельзя говорить и о негласной деятельности следователя (это не оперативно-розыскная деятельность) и отсутствии активного состязания сторон. Как только появляется обвиняемый (подозреваемый) появляется и состязание, в том числе заявление ходатайств, участие в следственных действиях и т.п. Можно ли при этом говорить о следователе как стороне обвинения? Нам представляется, что нет.

См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей ред. П.А. Лупинской - М.:Юристь, 1995. С. 48.

2 См.: Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М, 1986. С. 25,38.

78

В связи с этом следователь обязан возбуждать и расследовать уголовное дело (ст. 3 УПК РСФСР), а завершая свою деятельность, направлять дело прокурору с обвинительным заключением (ст. 207 УПК РСФСР), либо прекращать уголовное дело (ст. 208 УПК РСФСР) или отказывать в возбуждении дела (ст. 113 УПК РСФСР). Таким образом, деятельность следователя связана с решением вопросов непосредственно затрагивающих права, свободы человека и гражданина, вторгаясь зачастую в сферу законных интересов личности. Именно поэтому так важно, чтобы следователь при производстве по уголовному делу неукоснительно соблюдал не только уголовно-процессуальные нормы, но и нормы Конституции Российской Федерации, международные нормы и нормы нравственности.

В сфере, урегулированной уголовно-процессуальным правом, участники уголовного процесса зачастую не могут осуществлять свои права и нести обязанности без вмешательства органа предварительного следствия на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, то есть без его правоприменительной деятельности, обеспечивающей им возможность беспрепятственно осуществлять требования и дозволения процессуальных норм. Правоприменение в данном случае - это способ, при помощи которого государственная воля, возведенная в закон, в уголовно-процессуальные нормы реализуется при производстве по уголовного делу.

Правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия опосредствуется как в самой их деятельности, так и в деятельности граждан, участвующих в уголовном процессе. Но, чтобы деятельность последних правомерно осуществлялась в уголовном судопроизводстве, она должна быть организована. Заметим, что организация подразумевает под собой четкое соблюдение норм
Конституции

79

Российской Федерации и УПК РСФСР, а также норм международного права и иных нормативно-правовых актов. Необходимость привлечения в уголовный процесс его участников на стадии возбуждения и предварительного расследования не требует доказательства. Вместе с тем их участие на этих стадиях не может самостоятельно, неурегулированно вливаться в уголовный процесс. Оно должно быть организовано и урегулировано, а обязанность это выполнить на этих стадиях лежит на органах предварительного следствия.

Способом организации участия в уголовном процессе привлеченных и вовлеченных лиц, как и обеспечения их правомерного проведения, является применение норм уголовно-процессуального права. Применение права проявляется в актах, представляющих собой форму организации исполнения требований права.

Организация правового регулирования исполнимости норм уголовно- процессуального права состоит, во-первых, в привлечении к участию в уголовном процессе лиц, которые могут оказать необходимую помощь в установлении истины по уголовному делу -потерпевшего, свидетелей, специалиста, эксперта, понятых; в привлечении в качестве обвиняемого лица, совершившего преступление; в допущении к участию в деле защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и др.; в обеспечении выполнения ими соответствующих процессуальных функций. Во- вторых, в воздействии на поведение привлеченных или допущенных к участию в деле лиц, в направлении использования, исполнения и соблюдения ими прав, обязанностей, запретов, содержащихся в процессуальных нормах.

Прежде чем ожидать от граждан процессуальной активности, следует
позаботиться об усвоении принадлежащих им по закону

80

процессуальных прав и возложенных на них процессуальных обязанностей. Уголовное судопроизводство предполагает необ- ходимость информированности всех участников процесса о своем правовом положении. Осведомленность о процессуальных правах и обязанностях дает гражданам возможность компетентно и сознательно осуществлять свое поведение, проявляя при этом процессуальную активность в интересах, соответствующих целям и задачам правового регулирования.

Следует подчеркнуть, что имеются случаи, когда органы предварительного следствия не применяют процессуальные нормы, которые должны обеспечить надлежащую деятельность участников уголовного процесса. В следственной практике встречаются случаи, когда заявителям о преступлении не сообщается об отказе в возбуждении уголовного дела и не разъясняются права на обжалование указанных постановлений. Эти случаи показывают, что здесь не было должной организации деятельности названных участников уголовного процесса, в связи с чем, они были лишены возможности реализовать свои законные права.

Для устранения подобных нарушений не требуется введение дополнительных гарантий обеспечения знания закона участниками процесса, так как закон обязывает вручать обвиняемому, а также потерпевшему гражданскому истцу, гражданскому ответчику письменного текста с перечнем прав и обязанностей, и с которым заинтересованное лицо может ознакомиться. Важно, чтобы участники уголовного процесса были осведомлены и о процессуальных обязан- ностях. Между тем согласно закону (ст. 58 УПК РСФСР) им должны разъясняться только права. Но, не зная обязанностей, граждане не могут ориентироваться на соблюдении законности. Между тем принцип

81

законности заключается в точном осуществлении правил судопро- изводства не только должностными лицами компетентных органов власти, но и другими участниками процесса. Принципу законности присуще двуединое начало. Во-первых, полноценную охрану прав граждан, недопущение каких бы то ни было проявлений произвола, в том числе со стороны должностных лиц. Во-вторых, точное соблюдение законов, правил общественного порядка всеми гражданами.

Известно, что закон можно обойти, даже под видом его исполнения. Подобные попытки должны неукоснительно пресекаться средствами правового регулирования. В древнем Риме говорили, что плох тот закон, который нельзя обойти. Нам представляется, что хорош тот закон, который не надо обходить. “Будучи со всех сторон ограничена берегами, вода застаивается и портится; будучи же со всех сторон свободна, она распространяется повсюду и течет тем свободнее, чем больше находит выходов. Подобно этому и граждане цепенеют, если не делают ничего без прямого предписания со стороны законов, разбегаются во все стороны, если законы позволяют им делать все и пользуются тем большей свободой, чем больше дел законы оставляют на их усмотрение. Обе крайности вредны, ибо законы установлены не для устрашения, а для направления человеческих действий, подобно тому, как природа поставила берега не для того, чтобы задержать течение реки, а для того, чтобы направить его. Меру этой свободы должно определить благо граждан и государства”1.

Исключительно ярки в этом отношении слова И.А. Ильина, который отмечал: “Правовые нормы, стоящие в согласии с моралью и справедливостью, называются естественным правом (т.е. правом,

1 См.: Томас Гоббс. Избранные произведения. - М. В 2т. Т. 1 . С. 381.

82

соответствующим самому “естеству” человека как духовно- нравственного существа). Когда человек имеет дело с такими нормами, то он получает возможность повиноваться им не только за страх, но и за совесть. Тогда оказывается, что каждый человек имеет не только правовую, но и моральную обязанность повиноваться праву, потому что тогда право предписывает во внешнем поведении то самое, что голос совести одобряет как нравственное и справедливое. При таком положении дел право требует от человека как бы известного минимума морального и справедливого поведения, именно - моральной корректности во внешних поступках, и этим оно содействует нравственному воспитанию человека, начиная это воспитание с “внешнего”. Тогда и мораль находит в праве могучую и достойную опору и между обеими сторонами устанавливается живое и творческое взаимодействие. В естественном праве обе стороны соединяются и согласуются: право остается правом, но получает значение моральной верности и становится естественным правом; мораль не вытесняется и не нарушается правом, но руководит его предписаниями и придает ему характер “естественности”1.

Такого верного соотношения в действительности достигнуть трудно, но оно необходимо. Поэтому сегодня актуальна задача -работать над нравственным усовершенствованием норм права. Правильно отмечает В.П. Федоров: “Чем более гуманны, справедливы и нравственны законы, чем более гуманно и нравственно поведение граждан, тем легче гуманно, нравственно и справедливо действовать сотрудникам
правоохранительных органов, тем более гуманной и

1 Ильин И.А. Собрание сочинений. В Ют. Т.4. М, 1993. С. 80-81.

83

нравственной будет сама правоохранительная деятельность”.

Применение норм уголовно-процессуального права в деятельности органов предварительного следствия целевым образом направлено на охрану прав и законных интересов участников уголовного процесса. Не случайно органы предварительного следствия входят в состав правоохранительных органов. Здесь имеется в виду то обстоятельство, что деятельность этих органов направлена на охрану, как интересов общества, так и законных прав и интересов граждан. Охрана правового положения личности, вовлеченной в сферу правового регулирования, - часть общей проблемы правоприменительного процесса. Следователь обязан принимать меры к охране условий и порядка производства по уголовному делу, установленному законом. Благодаря этому создается реальная возможность у всех участников процесса свободно и беспрепятственно пользоваться и распоряжаться предоставленными им процессуальными правами и нести процессуальную обязанность. Российское уголовно-процессуальное законодательство предоставляет потерпевшему право иметь представителя, в том числе и профессионального юриста - адвоката (ст. 56 УПК РСФСР). “В этой части оно в целом соответствует принципам и нормам международного права. Однако в современных условиях, с развитием демократических основ уголовного судопроизводства… содержание права потерпевшего на юридическую помощь нуждается в пересмотре в сторону его расширения…nl. В.И. Рохлин считает, что при защите и соблюдении гарантий прав потерпевших от преступных посягательств существует противоречие, несогласованность в гарантиях

1 Федоров В.П Человек и правоохранительная деятельность (философско- правовой аспект): Дис. … д.ю.н. - СПб., 1996. С. 331.

84

Конституции Российской Федерации и действующем законодательстве, в частности уголовно-процессуальном, в котором ряд положений, не проработаны должным образом. Это не дает возможности защищать, обеспечивать в необходимой степени права и интересы граждан, пострадавших от преступления. “Причем, - продолжает В.И. Рохлин, -усиление защиты прав и интересов потерпевших ни в какой степени не может отразиться на правах лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, ибо, в конечном счете, защита прав и интересов любого участника уголовного процесса способствует объективному, всестороннему и полному установлению обстоятельств события, законности и обоснованности выводов и принимаемых решений, а следовательно, достижению действительного интереса общества, государства, всех граждан”2.

С этим мнением нельзя не согласиться, тем более, что в ст. 48 Конституции Российской Федерации указано, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. К сожалению, потерпевший, в отличие от обвиняемого (подозреваемого), не наделен правом на бесплатную юридическую помощь, хотя именно его права были нарушены преступным посягательством. Исходя из принципа состязательности уголовного судопроизводства и равноправия сторон в процессе, автор считает необходимым обеспечить уравнивание права потерпевшего с

1 Юношев СВ. Адвокат - представитель потерпевшего: Дис. … к.ю.н. - Самара, 2000.30 с.

Рохлин В.И. Защита и обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве как обеспечение конституционных прав человека и гражданина //Актуальные проблемы юриспруденции в условиях становления правовой системы и гражданского общества в России. - СПб.: Изд-во СПбГУП. Вып. № 5. 2000. С. 80-81.

85

правом обвиняемого (подозреваемого), при помощи предоставления по его просьбе бесплатного, профессионального юриста - адвоката.

В процессуальной науке общепризнанно, что, какое бы правовое положение в конкретном уголовном деле ни занимала личность (потерпевший, обвиняемый, гражданский истец, гражданский ответчик), ее права и законные интересы должны неуклонно соблюдаться и охраняться. Сущность и направленность уголовно- процессуального права проявляется не только в предоставлении прав, но и в обеспечении необходимыми гарантиями возможности их осуществления. Права, предоставленные законом личности, должны быть охраняемы соответствующими процессуальными гарантиями.

Важными гарантиями в уголовном судопроизводстве на стадии предварительного расследования являются принципы уголовного процесса, процессуальная форма, деятельность органов предварительного следствия и деятельность защитника. И все же, по нашему мнению, суть процессуальных гарантий состоит в том, что это установленные в нормах уголовно-процессуального права процессуальные средства, с помощью которых каждому участнику уголовного процесса обеспечивается реальная возможность лично или через представителя осуществлять свое правовое положение в деле, чем обеспечивается правильное осуществление задач уголовного судопроизводства. Например, право обвиняемого давать показания, представлять доказательства, иметь защитника на предварительном следствии (ст. 46, 74, 77 УПК РСФСР) гарантировано тем, что в процессуальных нормах возлагается на следователя обязанность вынести постановление о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 143 УПК РСФСР), предъявить обвинение и разъяснить его сущность (ст. 148 УПК), допросить обвиняемого после предъявления обвинения (ст.

86

150 УПК), допустить защитника к участию в деле (ст. 47 УПК) и т. д. Гарантией права потерпевшего на заявление отвода следователю и суду, принесение жалобы на приговор (ст. 53 УПК РСФСР) является обязанность следователя и суда разъяснить потерпевшему его права (ст. 58, 274 УПК), порядок и сроки обжалования приговора (ст. 317 УПК) и др. Соответствующие процессуальные права и процессуальные обязанности, которыми обеспечена реализация субъективных прав лица, и составляют уголовно-процессуальные гарантии1.

Уголовно-процессуальные гарантии присутствуют в нормах уголовно- процессуального права как процессуальные средства, служащие обеспечению реализации прав и законных интересов личности. Осуществляются же они как самой этой личностью, субъектом права, так и посредством правоприменительной деятельности органов предварительного следствия, а также и деятельности защитника, законного представителя обвиняемого, представителей потерпевшего, гражданского истца и ответчика участием в деле защитника и других лиц.

Особая роль органов предварительного следствия в обеспечении процессуальных гарантий прав личности состоит в том, что они несут ответственность за судьбу дела, в силу своего правового положения постоянно соприкасаются со всеми участниками процесса, в связи с чем имеют возможность обеспечить осуществление всего комплекса процессуальных гарантий в уголовном судопроизводстве. Правоприменительной деятельности принадлежит здесь решающая роль. Закон требует, чтобы следователь обеспечил участвующим в деле лицам возможность осуществления их прав. Данная
норма

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2-х т. Т.2.-М., С. 120- 140.

87

свидетельствует о коренных изменениях, происходящих в нашем государстве, о направлении реформ, в том числе и судопроизводства в направлении гуманизации уголовного судопроизводства, нравственного совершенствования уголовно-процессуальной деятельности, чтобы деятельность органов дознания, следователя, прокурора и суда соответствовала сложившимся в нашей стране представлениям о праве и нравственности.

Тем не менее следует отметить, что гарантии уголовного судопроизводства и гарантии личности в уголовном процессе могут и не совпадать. Выделение в понятии гарантии правосудия процессуальных гарантий для граждан обусловлено тем, что в реальной действительности, в конкретном уголовном деле интересы личности и государства в лице государственных органов, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, возможно, могут и расходиться. Из правильного положения о совпадении коренных интересов людей в обществе отнюдь не следует вывод о том, что здесь отсутствуют какие-либо специфические интересы, а, следовательно, нет и противоречий между ними1. Сочетание понятий “охрана прав” и “охрана интересов” не означает слияние их в правовом регулировании. Охранять известный интерес не всегда значит охранять соответствующее субъективное право.

Исследуя эту проблему в общей теории права, Г. В. Мальцев, подчеркнул, что недостаточно относить к законным интересам только те, которые названы в законе, так как количество поименованных в нем

Глезерман Г.Е. Исторический материализм и развитие социалистического общества. - М., Политиздат, 1967. С. 12.

88

интересов значительно меньше всего объема интересов личности1. Он также отмечал: “Понятие индивидуального интереса как объекта правовой охраны шире понятия интереса как объекта правового регулирования, так как юридической защитой пользуются не только интересы, нашедшие выражение в нормативных актах, субъективных правах и обязанностях, но и другие интересы, не обеспеченные особыми субъективными правами”2.

Уголовно-процессуальное законодательство охватывает правовой регламентацией весьма широкий круг интересов общества, граждан, организаций и обеспечивает их защиту путем реализации процессуальных прав. Это законные интересы участников уголовного процесса. Вместе с тем следует иметь в виду, что есть интересы лично- сти, совпадающие с социальными интересами, но не получившие нормативного закрепления. Интересы личности объективны по своему происхождению. “Надо различать личный интерес и интерес личности, -пишет Г. М. Гак. - последний включает первый, но выходит за его пределы, так как заключает в себе интересы семейные, групповые, на- циональные и общечеловеческие”3. Этот вопрос получил актуальность и в настоящее время. Многие ученые процессуалисты поднимают вопрос нравственности, нравственных начал уголовного судопроизводства и неприкосновенности личности при производстве по уголовному делу4.

Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности. Теоретические вопросы. -М., “Юридическая литература”, 1968. С. 134.

2 Мальцев Г.В. Указ. соч. С. 134.

Гак Г.М. Диалектика коллективности и индивидуальности. - М., “Мысль”, 1967. С. 101.

4 См., напр.: Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Автореф. дис. … д.ю.н. - М., 1997. - 35 с; Комарова Н.А., Сидорова Н.А. Судебная этика. - СПб.: Издательство Санкт-Петербургского ун-та, 1993. - 136 с; Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного

89

В процессуальных ситуациях встречаются такие интересы личности, которые законодатель не урегулировал посредством установления субъективного права, но которые, совпадая с социальными интересами, должны заслуживать внимания как с точки зрения нравственности, так и с точки зрения права.

Для защиты законных интересов личности, вовлекаемой в сферу уголовного судопроизводства, следователь действует в пределах предоставленных ей процессуальных прав и обязанностей, с постоянно функционирующим прокурорским надзором и судебным контролем. Заинтересованные лица имеют право на обжалование действий и решений следователя (ст. 218 УПК РСФСР)1. Однако, следователь, при несогласии с решением прокурора и начальника следственного отдела, не может обратиться в суд, что на наш взгляд, сужает процессуальную самостоятельность следователя. Возможность следователя обратиться в суд при несогласии с решением прокурора и начальника следственного отдела обеспечит ему действительную, а не мнимую процессуальную самостоятельность, провозглашенную в ст. 127 УПК РСФСР.

Правоприменительная деятельность органов предварительного следствия в необходимых случаях может выражаться в принудительном воздействии на поведение участников процесса в целях подчинения его требованиям уголовно-процессуальных
норм. Обеспечение целей

процесса. Учебное пособие, - Воронеж; Изд-во Воронеж, ун-та, 1993. - 211 е.; Антонов И.А. Уголовно-процессуальная деятельность следователей органов внутренних дел: нравственно-правовые критерии ее оценки: Автореф. дне. … к.ю.н. - Спб., 2000. - 30 с; Прокофьева СМ. Гуманистические начала уголовного судопроизводства: Автореф. дис. … к.ю.н. -СПб., 1999. - 18 с. 1 Положения части 1 статьи 218 УПК РСФСР, исключающие возможность судебного обжалования признаны не соответствующими Конституции РФ (Постановления Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П, от 14 января 2000 г. № 1-П, от 17 февраля 2000 г. № 84-0.

90

правового регулирования путем принуждения является функцией органов предварительного следствия, так как уголовно-процессуальное право, как и право, вообще ничто без органа, способного принуждать к соблюдению норм права. При этом принуждение строится на общей для государства основе - убеждении1, а реализуется в форме уголовно- процессуальных правоотношений.

Уголовно-процессуальное принуждение - сложное правовое явление. Меры уголовно-процессуального принуждения - это предусмотренные законом средства принудительного предупреждения и пресечения неправомерных действий обвиняемого и других лиц для обеспечения установления истины по делу, применяемые при наличии оснований уполномоченными на то должностными лицами и органами с соблюдением процессуальных гарантий2. Принуждение представляет собой систему юридических средств, установленных нормами уголовно-процессуального права, обладающих свойством принудительности, посредством которой обеспечивается устранение препятствий на пути нормального развития производства по уголовному делу и успешное решение задач уголовного судопроизводства.

В целях более четкого уяснения характера и назначения мер про- цессуального принуждения их можно условно сгруппировать, классифицировать. Анализ уголовно-процессуального законодательства дает основание считать, что имеются следующие формы проявления уголовно-процессуального принуждения: уголовно- процессуальные санкции; меры уголовно-процессуального
пресечения; уголовно-

Сальников В.П., Федоров В,П. Убеждение и принуждение в деятельности органов внутренних дел; Пособие. - Л., 1989. - 92 с.

Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П.Божьева. - М: Спарк, 1998.С.191.

91

процессуальная ответственность; иные меры уголовно- процессуального принуждения. И.Л. Петрухин все меры процессуального принуждения классифицирует на пять групп. Первую группу составляют меры уголовно-процессуального принуждения, направленные на

предупреждение и пресечение преступной деятельности обвиняемых (подозреваемых); вторую - меры, обеспечивающие процесс собирания, проверки и оценки доказательств, установления истины по уголовному делу; третью - меры, обеспечивающие процесс расследования, судебного разбирательства и участия в нем обвиняемого; четвертую - меры, способствующие обеспечению исполнения приговора; пятую - меры, направленные на обеспечение возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества1. Существуют и другие варианты классификации2, но не будем рассматривать их более подробно, тем более, что это не является целью данного исследования.

Таким образом, цели, достигаемые в уголовном процессе с помощью уголовно-процессуального принуждения, многообразны. Однако при этом следует предостеречь от абсолютизации, от преувеличения роли и возможностей процессуального принуждения в достижении целей судопроизводства по уголовным делам. Процессуальное принуждение не единственное в уголовном процессе, а одно из многочисленных средств в достижении по делу истины, в профилактике, пресечении преступлений и в решении иных целей.

1 Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. Общая концепция. Неприкосновенность личности / отв. ред. И.Б. Михайловская. - М, 1985. С.З.

2 См., напр.: Ахпанов А.Н. Меры процессуального принуждения: социальная ценность, терия и практика применения. Уч. пособие. - Караганда: Караг. высш. Школа МВД СССР, 1989. С.21.

92

Поэтому, говоря об уголовно-процессуальном принуждении, следует иметь ввиду, что оно используется при достижении целей уголовного судопроизводства не само по себе, а в единстве с другими процессуальными мерами.

Теперь же предстоит раскрыть выделенные нами виды мер принуждения. Уголовно-процессуальная санкция - это средство устранения и восполнения последствий нарушения процессуальных норм и осуществления правового воздействия для восстановления законности1. В широком понимании санкция - вообще любой акт принуждения к соблюдению требований процессуальных норм. Особенность же санкции как самостоятельной формы проявления уголовно-процессуального принуждения состоит в том, что наряду с карательной функцией она выполняет правовосстановительную функцию, а также направлена против тех участников уголовного процесса, которые нарушают требования уголовно-процессуального закона.

Так согласно ст. 211 УПК РСФСР прокурор имеет право отменить незаконные и необоснованные постановления следователя. Эта общая санкция применяется в случаях, когда необоснованно возбуждено или отказано в возбуждении уголовного дела (ст. 116 УПК РСФСР), незаконно лишен свободы гражданин (ст. 11 УПК РСФСР), избрана мера пресечения; необходимость которой отпала, закончено уголовное дело с обвинительным заключением, по которому необходимо дополнительное расследование или которое должно быть прекращено производством (ст. 214 УПК РСФСР). Суд в соответствии с его компетенцией наделен правом применять следующие
санкции:

1 См., напр.: Уголовный процесс: Учебник для вузов /Под общей ред. П.А. Лупинской - М.: Юристь, 1995. С. 32.

93

отменять или изменять приговор и другие решения (ст. 341, 342, 350, 378 УПК РСФСР), возвращать уголовное дело для производства дополнительного расследования (ст. 232, 258, 339, 378), прекращать производство по уголовному делу (ст. 250, 339, 349, 378 УПК РСФСР) и др.

Меры уголовно-процессуального пресечения - это предусмотренные уголовно-процессуальным законом и применяемые с соблюдением гарантий меры уголовно-процессуального принуждения, временно ограничивающие права и свободы обвиняемого (подозреваемого) для того, чтобы воспрепятствовать его уклонению от органов расследования и суда, не дать ему возможности помешать установлению истины по делу или продолжать преступную деятельность, а также уклониться от исполнения приговора1. К мерам пресечения относятся подписка о невыезде, личное поручительство или поручительство общественных объединений, залог, наблюдение командования воинской части, заключение под стражу, отдача несовершеннолетнего под присмотр (ст. 89, 394 УПК РСФСР)2. Однотипным по процессуальным последствиям является и задержание лица, подозреваемого в совершении преступления (ст. 90, 122 УПК РСФСР).

Уголовно-процессуальная ответственность есть мера принудительного воздействия, которая состоит в возложении на участника процесса, совершившего процессуальное правонарушение, обязанности впредь
сообразовывать свое поведение с требованиями уголовно-

Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева.- М: Спарк, 1998. С. 192.

2 В ред. ФЗ “О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РСФСР, УИК РФ и другие законодательные акты” от 21.02.01 // РГ 14 марта 2001г.

94

процессуальных норм. При этом нарушитель несет дополнительные процессуальные обязанности помимо тех, которые предусмотрены в процессуальной норме, нарушенной его поведением. “Ответственность, - пишет П. С. Элькинд, - это реальное возложение на правонарушителя дополнительной уголовно-процессуальной обязанности, лишение его тех или иных процессуальных прав или же и возложение дополнительной обязанности, и лишение соответствующих процессуальных прав”1.

Уголовно-процессуальная ответственность имеет место в случаях замены подписки о невыезде, нарушенной обвиняемым, на заключение под стражу (ст. 93, 101 УПК РСФСР); привода свидетеля, потерпевшего, не явившихся без уважительной причины по вызову компетентного органа (ст. 73, 75 УПК РСФСР); удаления подсудимого из зала судебного заседания за злостное нарушение порядка (ст. 263 УПК РСФСР) или удаления гражданского истца, гражданского от- ветчика, потерпевшего, их представителей, эксперта, специалиста, переводчика за нарушение порядка в суде (ст. 263 УПК РСФСР); отстранения обвиняемого от должности (ст. 153 УПК РСФСР). Процессуальной ответственности может подвергаться и следователь. Так согласно п. 10 ст. 211 УПК РСФСР следователь может быть отстранен прокурором от дальнейшего ведения следствия, если им допущено нарушение закона.

Иные меры процессуального принуждения создают условия и устраняют препятствия к установлению истины по делу путем вторжения в личные или имущественные права граждан. К ним можно отнести осмотр, выемку, обыск, освидетельствование, наложение

1 Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском
уголовно-процессуальном праве. - Л-д.: Издательство ЛГУ, 1976. С. 26.

95

ареста на имущество, отобрание образцов для сравнительного исследования, принудительное помещение обвиняемого в медицинское учреждение для проведения медицинской или судебно- психиатрической экспертизы, предложение о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, предложение об устранении причин, повлекших нарушение законности при производстве предварительного следствия.

Располагая правом применять меры уголовно-процессуального принуждения, следователь воздействует на поведение участников уголовного процесса, направляет его в русло решения задач уголовного судопроизводства и тем самым обеспечивают достижение цели правового регулирования.

Таким образом, можно сделать вывод, что правоприменение является одним из важнейших способов уголовно-процессуального регулирования, с помощью которого организуется функционирование, реализация, претворение в жизнь процессуальных норм и, тем самым, обеспечивается правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия. Правоприменение осуществляется всеми участниками уголовно-процессуальной деятельности.

Основным в правоприменении органов предварительного следствия является обеспечение действия норм уголовно-процессуального права. Правоприменение затрагивает все сферы деятельности органов предварительного следствия, в правовом регулировании это достигается упорядочением конкретных процессуальных ситуаций, а их урегулирование обеспечивается осуществлением многочисленных разовых актов применения. Так, путем правоприменения в конкретном уголовном деле решаются такие важнейшие вопросы, как возбуждение уголовного дела, привлечение

96

лица в качестве обвиняемого, признание лица потерпевшим, признание гражданским истцом, избрание меры пресечения и так далее.

Подводя итог сказанному в I главе, можно сделать вывод, что уголовно-процессуальное регулирование общественных отношений, возникающих между участниками уголовного судопроизводства, приносит в данные отношения устойчивость и упорядоченность и является гарантом законности. Уголовно- процессуальное

регулирование включает в себя такие теоретические понятия как предмет, стадии, метод, формы и применение правового регулирования деятельности органов предварительного следствия.

Предметом регулирования уголовно-процессуального права являются складывающиеся и урегулированные нормами уголовно- процессуального права общественные отношения, направленные на соблюдение прав и свобод человека и гражданина, а также реализацию уголовной ответственности или освобождение от нее, производные от них отношения по возмещению ущерба, причиненного преступлением, выявление причин и условий, способствовавших совершению преступлений, и предупреждение новых преступлений, а также некоторые иные непосредственно связанные с ними отношения, способствующие их осуществлению. Правовое регулирование состоит из следующих стадий:

  • возведение в закон, придание строгих юридических форм нормам права;
  • индивидуализация и конкретизация прав и обязанностей;
  • реализация прав и обязанностей субъектов в определенной правовой ситуации.
  • Метод правового регулирования включает в себя взаимное положение
    субъектов отношений; юридические факты, лежащие в

97

основе регулируемых отношений; способы защиты субъектами своих прав.

Форма правового регулирования деятельности органов предварительного следствия - это установленное уголовно- процессуальным законом правило, процедура, условия, способы и сроки совершения процессуальных действий, связанных с собиранием, проверкой и оценкой доказательств на предварительном следствии, их закреплением в процессуальных документах, а также процессуальный порядок применения и оформления решений по отдельным вопросам и по делу в целом. Форма правового регулирования обеспечивает правильное и быстрое расследование уголовных дел и гарантирует защиту прав и свободу человека и гражданина.

Организация правового регулирования на стадии предварительного следствия осуществляется путем правоприменения, то есть путем деятельности следователя, опирающейся на предоставленные ему законом полномочия, главным образом направленной на реализацию уголовно-процессуальных норм. Правоприменение осуществляется всеми участниками уголовно-процессуальной деятельности и затрагивает все сферы деятельности органов предварительного следствия.

98

Глава II. Обеспечение уголовно-процессуального регулирования органов предварительного следствия в свете современных изменений уголовного судопроизводства

§ 1. Правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия по обеспечению прав и свобод личности в уголовном процессе

На сегодняшний день, после принятия Конституции Российской Федерации 1993 года, которая провозгласила человека, его права и свободы высшей ценностью общества и государства, перед лицами занимающимися правотворческой деятельностью появились серьезные задачи по приведению в соответствие с Конституцией Российской Федерации всех правовых актов во всех сферах жизнедеятельности человека. Это в особенности касается уголовно- процессуального кодекса и уголовно-процессуальной деятельности, при осуществлении которой государственные органы и должностные лица наиболее сильно вторгаются в сферу прав и свобод человека и гражданина.

В.М. Лебедев подчеркивает, что “характер предварительного расследования таков, что интересы защиты общества от преступлений требуют принятия мер, ограничивающих конституционные права граждан на свободу и личную неприкосновенность, а также на неприкосновенность жилища, частной жизни, личную и семейную тайну. В связи с тем значением, которое в демократическом обществе придается свободе и личной неприкосновенности, проблема ограничения этого права в конституционных рамках признается одной из актуальных. Отсюда и то внимание, которое уделяется гарантиям защиты прав и свобод граждан, попавших в сферу уголовного

99

судопроизводства, от незаконного и произвольного их ограничения” . Поэтому перед автором данного диссертационного исследования встали задачи по разрешению вопросов правового регулирования деятельности органов предварительного следствия по соблюдению законных интересов личности при производстве по уголовному делу.

Правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия по обеспечению прав и свобод личности в уголовном процессе наиболее ярко отражаются в международно-правовых и собственно уголовно-процессуальных принципах.

Для определения нынешнего состояния данной области необходимо выделить критерии по которым мы будем оценивать правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия в свете современных изменений уголовного судопроизводства. Данным вопросом, отдельными его элементами уже занимались некоторые ученые правоведы2. Так, например, И.А. Антонов выделяет “два типа нравственно-правовых критериев, применительно к уголовно- процессуальной деятельности в органах внутренних дел:

  1. нравственные нормы, базируясь на которые дается оценка уголовно-процессуальной деятельности;
  2. нравственные нормы, опираясь на которые дается оценка личности сотрудников, осуществляющих предварительное
  3. 1 Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности граждан на предварительном следствии. Учебное пособие. Российская академия правосудия. М., 2001. С. 96.

2 См. напр.: Комарова Н.А., Сидорова Н.А. Судебная этика. - СПб., 1993. - 136 с; Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования) - М.: Изд-во “Спарк”, 1996. - 125 с; Антонов

100

расследование”1.

Опираясь на уже имеющийся материал, применяя его к теме настоящей работы, следует отметить, что

критерии правового регулирования применительно к уголовно- процессуальной деятельности - это нормы, на основании которых дается оценка деятельности субъектов уголовного процесса с точки зрения ее справедливости, законности, обоснованности, достижения цели и выполнения задач уголовного судопроизводства. Этими нормами должна регулироваться их деятельность, на них должны опираться органы и должностные лица при осуществлении производства по уголовному делу.

Правовые нормы, которыми руководствуется следователь в сфере уголовно-процессуальной деятельности, целесообразно разделить на две группы:

1) нормы, закрепленные в международных документах;

2) нормы, закрепленные в российских нормативно-правовых актах, регулирующих уголовно-процессуальную деятельность органов предварительного следствия.

Разновидностью первой формы являются нормы, получившие признание и закрепление на международном уровне. Среди действующих международно-правовых актов о правах человека, имеющих непосредственное отношение к правоохранительной деятельности и к уголовному процессу, следует прежде всего назвать Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый

И.А. Уголовно-процессуальная деятельность следователей органов внутренних дел: нравственно-правовые критерии ее оценки: Дис. … к.ю.н. - Спб., 2000. - 20 с. 1 Антонов И.А. Уголовно-процессуальная деятельность следователей органов внутренних дел: нравственно-правовые критерии ее оценки: Дис. … к.ю.н. - Спб., 2000. С. 39.

101

Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 году на основе Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года. С учетом вступления в Совет Европы и присоединением к его Уставу Россия стала участником Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года.

Данные, а также иные документы содержат нормы, закрепляющие требование справедливости, беспристрастности, совести и долга. Например, ст.7 Всеобщей декларации прав человека устанавливает, что все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона1. Указанные и другие нормы содержатся в Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. В ней предписывается, что каждое государство-участник обеспечивает, чтобы его компетентные органы проводили быстрое и беспристрастное расследование, когда имеются достаточные основания полагать, что пытка была применена на любой территории, находящейся под его юрисдикцией (ст. 12); предпринимаются меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения и запугивания, в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями (ст. 13) . Основные принципы, касающиеся роли юристов предусматривают положение о том, что юристы при всех обстоятельствах сохраняют честь и достоинство, присущие их профессии, как ответственные сотрудники в области отправления правосудия (ст. 12).

Согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные
принципы и нормы международного права и

1 Международная защита прав и свобод человека. // Сборник документов. - М„ 1989. С. 16.

2 Указ. соч. С. 109-125.

102

международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. В настоящее время нормы международных правовых актов, предусматривающих основные права человека, в той или иной степени закреплены в Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуальном законодательстве. В частности, право на свободу и личную неприкосновенность, право не подвергаться пыткам, право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности и т.п. (ст. 7, 9, 10 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Однако не все нормы международного права о правах человека, затрагиваемых при производстве по уголовному делу, в настоящее время закреплены в российском уголовно-процессуальном праве. В подобных случаях при коллизии между требованиями международного договора и закона государства применению подлежат правила международного договора (ст. 15 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, в России конституционно установлен приоритет международного договора, открывающий дорогу непосредственному применению норм международного права в различных областях внутригосударственной деятельности, в том числе при производстве по уголовным делам. Однако в нашей стране существует традиционный путь, когда норма международного договора проходит стадию трансформации в национальное право, а затем обеспечивается национальными юридическими средствами, поскольку непосредственное применение органами, осуществляющими предварительное расследование, прокурором и судами норм международных договоров представляет известную сложность. Кроме того, в России еще не сложились традиции непосредственного применения международных норм.

103

Но, несмотря на имеющиеся трудности, в настоящее время критерием любого закона должно быть признано соответствие его положениям международного права, которые, в свою очередь, все больше и больше отражает общечеловеческие ценности: гуманизм, справедливость, уважение естественных прав человека, его гражданских и политических свобод.

Вторую группу составляют нормы, закрепленные в российских нормативно-правовых актах, регулирующих уголовно- процессуальную деятельность в органах внутренних дел.

Лица, осуществляющие уголовно-процессуальную деятельность должны руководствоваться в своей работе общими принципами уголовного процесса.

Под принципами уголовного процесса принято понимать основные правовые положения (нормы общего и руководящего значения), определяющие построение всех его стадий, форм и институтов и обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач. Принципы выражают сущность и содержание уголовного процесса, характеризуют самые важные его свойства и качественные черты, предмет и метод процессуального регулирования1. В рамках данного параграфа автор рассмотрит принципы, которые непосредственно касаются стадии предварительного расследования. Это принцип законности, принцип справедливости, принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению, принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, принцип презумпция невиновности.

1 См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общей ред. П.А. Лупинской -М.:Юристь, 1995. С.88.

104

Уголовно-процессуальный кодекс закрепляет принцип законности. Вся деятельность органов предварительного следствия основывается на точном соблюдении законов, на неуклонном следовании закону. В их работе недопустимы никакие нарушения закона, нетерпимы какие бы то ни было отступления от закона, обход закона, неподчинение закону1.

Данным органам и должностным лицам закон предоставляет широкие полномочия для выполнения своих функций, в том числе полномочия применять меры государственного принуждения, что они могут делать только в соответствии с законом, на законном основании и в законных формах. Основная проблема - это широкие полномочия следователя для выполнения, каких именно функций? Ответ на этот вопрос лежит в определении статуса следователя.

B.C. Шадрин и Г.В. Овчинникова пишут, что современный следователь в российском уголовном процессе - не следственный судья и даже не судебный следователь, действовавший в отечественном уголовном процессе согласно Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. почти до конца 1917 г. Существование института судебного следователя себя не оправдало, так как практика выявила и подтвердила его приверженность функции уголовного преследования, что спустя полвека после принятия указанного Устава констатировали правоведы. В послереволюционный период следователь не только фактически, психологически и организационно, но по своему процессуальному статусу занял положение
представителя

1 Доп. см.: Возгрин И.А., Сальников В.П. Новое информационное обеспечение правоохранительной деятельности органов внутренних дел. - СПб.: СПб ун-т МВД России, Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности, 2000. С. 24-25; Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса: Автореф. дас … канд. юрид. наук. - СПб., 1999. - 21 с.

105

обвинительной власти или, иначе говоря, исполнителя функции уголовного преследования1.

Они пишут: “Если говорить об интересах и обеспечении прав вовлекаемых в расследование граждан, выполнение следователем обязанностей обвинительного характера по установлению и изобличению виновных лиц (что недопустимо отождествлять с обвинительным уклоном как необъективным, предвзятым отношением к обвиняемому) компенсируется беспрецедентным для отечественного уголовного процесса усилением позиций защиты, а также распространением судебного контроля на досудебное производство. Причем указанный процесс развивается наряду с

расширением возможностей обжаловать в суд практически любые действия следователя, связанные с ограничением конституционных прав граждан. Процессуальная самостоятельность следователя выражается прежде всего в праве не согласиться с прокурором и не выполнять его указания по основным вопросам уголовного дела - о привлечении лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объеме обвинения, направлении уголовного дела в суд или его прекращении. Этого вполне достаточно, чтобы следователь мог реализовать принцип оценки доказательств по своему внутреннему убеждению”2.

Автор настоящего исследования придерживается иной точки зрения. Статус следователя должен определятся с учетом статей 3, 20 УПК
РСФСР без выполнения им исключительно обвинительных

1 Шадрин B.C., Овчинникова Г.В. Актуальные проблемы создания нового УПК и роль прокурора в уголовном процессе// Труды Санкт-Петербургского юридического института генеральной прокуратуры РФ. СПб. 2000 г. С. 29-30.

2 Указ. соч. С. 29-30.

106

функций. Если следователь не согласен с решением прокурора, он должен иметь право обратиться в суд, так как обращение с жалобой в вышестоящий орган уголовного преследования на действия нижестоящего не является состязательным методом уголовно- процессуального регулирования и реально не выражает процессуальную самостоятельность следователя.

Не менее важное значение для уголовно-процессуальной деятельности имеет принцип справедливости. В статье, определяющей задачи уголовного судопроизводства: каждый совершивший преступление должен быть подвергнут справедливому наказанию и ни один не виновный не должен быть привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст. 2 УПК РСФСР). Таким образом, справедливость есть главный принцип государственной деятельности, направленной на борьбу с преступностью, в том числе и в первую очередь уголовно-процессуальной деятельности.

Анализ российского уголовно-процессуального законодательства свидетельствует о стремлении нашего общества к построению предварительного следствия в рамках трехстороннего процессуального отношения на предварительном следствии. Вместе с тем демократические реформы, существенно расширившие в последние годы права граждан в области уголовного процесса, как ни парадоксально, в ряде случаев привели к обратному эффекту и ослабили гарантии справедливости в данной сфере государственных отношений.

Многочисленные дополнения и изменения российского уголовно- процессуального кодекса приводят к значительному смещению акцентов в сторону усиления процессуальных полномочий и гарантий прав обвиняемого (подозреваемого) в определенных ситуациях в ущерб

107

правам потерпевшего, в том числе такого его важнейшего конституционного права, как право на доступ к правосудию. Речь идет не только о значительном расширении процессуальных иммунитетов (депутатского, судейского, прокурорского, иммунитета близких родственников обвиняемого и подозреваемого), ужесточении требований к формированию доказательственной базы (доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, в том числе по формальному признаку, теряют юридическую силу), расширении полномочий защитника обвиняемого (подозреваемого)1, но и о не предоставлении потерпевшему бесплатного представителя в том числе и профессионального юриста - адвоката, о чем автор уже обращал внимание.

Не смотря на это, многие изменения оставляют за собой пробелы в праве, а значит, являются не урегулированными, что влечет двоякое понимание в применении норм права на стадии предварительного следствия. Примером является реакция государства на Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР . Новые изменения внесли неясность во временной промежуток нахождения подозреваемого в своем положении. Так часть первая статьи 52 УПК РСФСР гласит, что подозреваемый - это лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, но подозреваемый должен находиться в своем положении ограниченный период времени.

1 Доп. см.: Антонов И.А. Уголовно-процессуальная деятельность следователей органов внутренних дел: нравственно-правовые критерии ее оценки: Дис. … к.ю.н. - Спб., 2000. С. 50.

гу

См. Постановление Конституционного Суда от 27 июня 2000 г. № 1 i-П. “По делу о проверке конституционности положений части первой статью 47 и части второй статьи 51 уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.Й. Маслова.

108

В соответствии же с частью 2 статьи 22 Конституции РФ задержание в связи с подозрением в совершении преступления не может продолжаться свыше 48 часов1. Данное положение войдет, несомненно, в содержание нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В проекте УПК РФ, одобренном во втором чтении Государственной Думой РФ, оно сформулировано в ч. 2 ст. 94 следующим образом: “По истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном пунктом 3 части шестой статьи 108 настоящего Кодекса”2.

В исключительных случаях мера пресечения может быть применена в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, и до предъявления ему обвинения. В этом случае обвинение должно быть предъявлено не позднее десяти суток с момента применения меры пресечения. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется (ст. 90 УПК РСФСР).

В юридической литературе существует мнение, что 72-х часов задержания (а с приведением уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ - 48 часов) вполне достаточно для решения вопроса о предъявлении обвинения, и поэтому нет никакой необходимости сохранять в законе
правило,

1 До приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с данным положением Конституции сохраняется прежний порядок задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, то есть задержание лиц по подозрению в совершении преступления осуществляется в порядке, установленном ст. 122 УПК РСФСР (см. п. 6 второго раздела Конституции РФ). 2См.: Постановление Государственной Думы РФ “О проекте Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации” № 1659-Ш ГД от 20 июня 2001 г.

109

предусматривающее возможность применения в исключительных случаях меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления1.

По нашему мнению, урегулирование этой проблемы возможно путем введения новой статьи в УПК РСФСР, связанной с ограничением времени в пределах 20 суток на предъявление обвинения, если в отношении лица возбуждено уголовное дело. Если в пределах 20 суток будет применена мера пресечения, то срок устанавливается по правилам ст. 90 УПК РСФСР.

В правотворческом аспекте разрешение данных и иных проблем следует вести в первую очередь в рамках завершения работы над проектом нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Следует закрепить основные процессуальные гарантии, удовлетворяющие представлениям о справедливом уголовном процессе.

Особое место в уголовном процессе занимает принцип оценки доказательств по внутреннему убеждению.

Анализ законодательства и следственной практики показывает, что оценка доказательств по внутреннему убеждению означает такой порядок при котором, во-первых, данная оценка производится органом, осуществляющим производство по делу, при отсутствии заранее установленных правил о значении и силе доказательств и, во- вторых, эта оценка завершается выводами и решениями, исключающими сомнение в их правильности.

*См., например: Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений. //Государство и право, 1993, № 7. С. 84-85; Он же. Перетягивание каната. //Московская правда, 1994, 1 ноября. С. 2; Петрухин И.Л., Рогаткин А. О реформе уголовно-процессуального права. //Законность, 1996. № 2. С. 41; Истина … И

по

Правовое начало предоставления возможности оценки доказательств лицу, осуществляющему производство по делу, означает его самостоятельность, независимость при оценке доказательств. Внутреннее убеждение исключает всякое внешнее принуждение, и это свойство убеждения оттеняется словом “внутреннее”. В этом смысле внутреннее убеждение понимается как самоубеждение, как формирование собственного взгляда на фактические обстоятельства дела.

Принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела говорит сам за себя. Объективность и беспристрастность лица, осуществляющего предварительное расследование способствует лучшему выполнению поставленных перед ним задач, служит одной из гарантий установления истины и является необходимым условием усиления воспитательной роли предварительного расследования, укрепления авторитета следственных органов и органов дознания1.

Требование всесторонности и объективности прямо сформулировано в уголовно-процессуальном законе. Согласно ст.20 УПК РСФСР следователь и лицо, производящее дознание обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства.

Объективный, непредвзятый подход к расследованию любого

только истина. - М.: Юрид. Лит., 1990. С. 318-319 ) авторы - Стецовский Ю.И., Петрухин И.Л.).

1 Доп. см.: Бурданова B.C. Криминалистические проблемы обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений: Дис. … дло.н.-М, 1992. 40 с.

Ill

дела - выражает самостоятельность следователя. Привлечение к уголовной ответственности невиновного или преувеличение его действительной вины, как и оставление преступника безнаказанным, противоречит задачам уголовного процесса, сформулированным в ст.2 УПК РСФСР.

Фактическая возможность использования участниками стадии предварительного расследования своих прав во многом зависит от того, насколько объективно и беспристрастно следователь осуществляет производство по делу. Следователь не вправе забывать, что односторонность расследования, обвинительный уклон приводят к невосполнимым потерям. Чрезмерное увлечение следователя одной версией, игнорирование не соответствующих ей данных, особенно если эти данные вообще не выясняются и не фиксируются в материалах дела, влечет за собой не только следственные, но в дальнейшем и тяжкие судебные ошибки1.

Интересы дальнейшего совершенствования предварительного расследования требуют строгого и принципиального осуждения любых проявлений обвинительного уклона. Все это возлагает на следователя огромную ответственность за правильное производство расследования.

Закон предоставляет органам следствия широкие и действенные полномочия для того, чтобы раскрывать совершенные преступления и изобличать преступников. Вместе с тем, закон предоставляет лицу, подозреваемому в совершении преступления, а также, привлеченному в качестве обвиняемого по уголовному делу, право на защиту2.

1 См., также: Бурданова B.C. Следственные (криминалистические) ошибки //Вопросы совершенствования прокурорско-следственной деятельности. Сб. ст. Вып.8. СПб., 1996, с. 117.

2 См.: Проблемы судебной этики. / Под ред. М.С. Строговича. - М.: Изд-во “Наука”, 1974. С.69.

112

В ст. 19 УПК РСФСР прямо указывается, что подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, а также лицо, производящее дознание и следователь обязаны обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав, а в ст. 58 УПК РСФСР обязанность следователя и лица, производящего дознание разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав.

Эти нормы отнюдь не декларативного характера - закон четко формулирует правовой принцип права подозреваемого и обвиняемого на защиту, реализация которого обеспечивается посредством более частных и конкретных процессуальных норм на всем протяжении производства по уголовному делу, на всех стадиях уголовного процесса1.

Общеизвестна формулировка презумпции невиновности: всякий обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке. Презумпция невиновности, будучи принципом уголовного процесса, вытекает из более широкого, общего принципа - ценности человеческой личности, предполагающего уважение к человеку, к его достоинству, заботу о человеке, охрану его чести. Такое отношение должно действовать и тогда, когда лицу предъявлено обвинение в совершении преступления .

Для успешной борьбы с преступлениями закон при наличии определенных оснований предоставляет следователю
полномочия

См.: Указ. соч. С.69. 2 См.: Там же. С.73.

113

ставить определенное лицо в положение обвиняемого, исследовать его действия и поступки, в случае необходимости применять к нему меры принуждения, иногда очень ощутимого характера. Но пока этот человек не изобличен окончательно и его виновность не установлена приговором суда, для него сохраняются все возможности защиты от предъявленного ему обвинения, оспаривая обвинение, и закон сохраняет для него общий статус гражданина и не допускает его зачисления в категорию лиц, виновных в совершении преступлений.

Именно из содержания презумпции невиновности вытекают и в ней находят свое обоснование такие положения, прочно укоренившиеся в науке уголовного процесса и в следственной и судебной практике, как недопустимость возложения обязанности доказывания на обвиняемого (п. 2 ст. 49 Конституции РФ) и толкование неустранимых сомнений в виновности лица в пользу обвиняемого (п. 3 ст. 49 Конституции РФ).

Реализация указанных принципов требует от следователей неуклонного соблюдения правовых норм.

Обширная область нравственных отношений, которые затрагиваются в процессе доказывания по уголовному делу, связанная этическими категориями изучалась И.А. Возгриным, Т.Н. Москальковой, В.П. Сальниковым, М.С. Строговичем и другими известными правоведами. Но автора наиболее интересует правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия, затрагивающей сферу наиболее деликатных и психологически уязвимых отношений, непосредственно связанных с правами и свободой личности. Основными средствами такой защиты могут служить максимальная законодательная детализация процедуры применения уголовно-процессуального
принуждения, связанного с

114

вторжением в частную жизнь, личную или семейную тайны и жесткие ограничения произвола властей в этой сфере деятельности. Сказанное не исключает, однако возможности таких законодательных решений, при которых неправомерное вмешательство в частную жизнь, личную и семейную тайны порождало бы компенсационные имущественные правоотношения1.

С вторжением в частную жизнь человека, в его личные и семейные тайны связаны следующие следственные действия: обыск, выемка, личный обыск, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, ее выемка, контроль и запись переговоров (ст. 1741 УПК РСФСР)2. Именно в силу этого признака решение об их производстве, по общему правилу, требует прокурорской санкции или судебного решения, что усиливает гарантии охраны тайны частной жизни, при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности3.

Участники уголовного процесса для защиты своих прав и законных интересов при производстве по уголовному делу наделяются необходимыми процессуальными правами. Эффективность осуществления прав личности зависит, кроме того, от профессиональной юридической помощи, оказываемой человеку с одной стороны, защитником или законным представителем, а с другой - следователем, в производстве которого находится уголовное дело.

Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования) - М.: Изд-во “Спарк”, 1996. С.24. 2 В ред. Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод” от 21 февраля 2001г. // РГ. 2001 г. 23 марта.

Подробнее см.: Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). - М.: Издательство “Спарк”, 1996. С. 17-28.

115

Практическое же разрешение проблемы реализации прав человека, попавшего в сферу уголовного процесса, находится в правовом регулировании деятельности органов предварительного следствия.

Уголовно-процессуальное законодательство содержит гарантии прав и законных интересов, нормативно регулирует отдельные ситуации. Однако далеко не всегда законодатель расписывает процедуру обеспечения прав участников уголовного процесса. В связи с чем положительной оценки заслуживает предусмотренное в проекте уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации положение, согласно которому “суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим лицам, участвующим в уголовном судопроизводстве, их права, ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав” (ч.1 ст.И)1.

В практической следственной деятельности это означает, что в каждом отдельном случае при расследовании уголовного дела необходимо правильно понять юридическое содержание применяемых правовых норм и искать законные пути и средства применения этих норм.

В сфере уголовно-процессуальной деятельности отмечаются отношения, выходящие за пределы правового регулирования2. Сегодняшний день определяет в качестве неурегулированных правом многие отношения участников процесса между собой. Возникая и развиваясь в уголовном процессе, эти отношения соответствуют целям

1 Постановление Государственной Думы РФ № 1659-Ш ГД от 20 июня 2001 г.

2 См., напр.: Элькинд ПС. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С. 8-9; Кокорев Л.Д. Участники

116

уголовно-процессуального регулирования, требованиям и дозволениям уголовно-процессуального права, принципам уголовного процесса, точно урегулированному нормами права порядку, содействует осуществлению задач уголовного судопроизводства. Нельзя не согласиться с В.Г. Даевым в том, что “выведение этих общественных отношений за пределы уголовного процесса, как и поведения их участников, не оправдано, так как отрывает от процесса значительные конгломераты явлений, органически связанных с правоприменительной деятельностью”1.

Таким образом, правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия является гарантом законности по обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Поэтому, когда мы говорим о правовом регулировании деятельности органов предварительного следствия, то подразумеваем, что следователь при производстве по уголовному делу во избежание ущемления прав и свобод личности должен руководствоваться в своей деятельности не только нормами, закрепленными в Конституции Российской Федерации, уголовно-процессуальном законодательстве, но и опираться на нормы международного права и нравственные нормы, соизмерять свои действия с нравственно-правовыми критериями уголовно-процессуальной деятельности.

§ 2. Правовое регулирование предварительного следствия при взаимодействии с оперативно-розыскными органами

Важнейшим условием успеха в раскрытии и расследовании преступлений является правильная организация взаимодействия всех

правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971. С. 43-45. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982. С. 11.

117

органов, которые принимают участие в этой деятельности. Разработка вопросов, касающихся координации усилий в борьбе с преступностью в уголовном судопроизводстве, ведется давно и по различным направлениям. На важность правильного решения данных проблем и необходимость улучшения совместной деятельности государственных органов по борьбе с преступностью давно обращено внимание многих ученых процессуалистов1.

Вместе с тем в настоящее время еще не все аспекты названной проблемы полностью исследованы. Помимо недостаточности научных разработок можно отметить и неполноту правового регулирования.

Представляется, что под взаимодействием органов, призванных бороться с преступностью, надо понимать такую взаимосвязь в их деятельности, которая обеспечивает правильное сочетание полномочий, методов и средств, присущих каждому из названных органов, и направлена на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений. В данном случае имеется в виду взаимодействие в широком смысле слова.

В соответствии с законом в уголовном судопроизводстве перед судом, прокурором, следователем и органами дознания поставлены единые задачи. Следовательно, правильная организация взаимодействия этих органов - одно из условий выполнения поставленной законом задачи по раскрытию всех преступлений, изобличению виновных.

Наиболее частым видом взаимодействия является взаимодействие

См., напр., Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. Авт. канд. дис. - М.., 1973. - 25 с; Осипкин В.Н. Организация и методика прокурорского надзора за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности: Учебное пособие. СПб., 1997. -36 с.

118

между следователем и органами оперативно-розыскной деятельности. Взаимодействие следователя и оперативных работников в процессе раскрытия и расследования преступлений - наиболее распространенный и важнейший вид взаимодействия, ибо оно во многих случаях является необходимым условием успеха в раскрытии преступлений. Тем более, что в последние годы в России все большее распространение получают преступления, совершаемые организованными группами. Такая преступная деятельность, как правило, планируется, причем в процессе планирования преступники осуществляют целый комплекс разведывательных мероприятий, разрабатывают варианты поведения при наступлении тех или иных событий, способы прикрытия преступной деятельности, а также меры противодействия правоохранительным органам1, что делает расследование таких преступлений особо сложным. Раскрыть подобного рода преступления, привлечь виновных лиц к уголовной ответственности только традиционными методами трудно, а порой и невозможно. Таким образом, взаимодействие следователя с органами оперативно-розыскной деятельности является важным фактором в борьбе с преступностью.

На основе рассмотренных в первой главе общих понятий правового регулирования дадим анализ использованию результатов оперативно- розыскной деятельности как компоненту предмета правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности следователя.

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности как одного из видов взаимодействия, - объективная необходимость потому,

1 Осипкин В.Н. Организация и методика прокурорского надзора за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности: Учебное пособие. СПб., 1997. С. 3.

119

что “расследование по уголовным делам - сложная деятельность следователя, направленная на познание событий прошлого, установление имевших место фактов, в ходе которой он должен собрать доказательства, необходимые для решения вопроса о наличии преступного деяния и виновности конкретных лиц”1. При производстве предварительного следствия следователь, как правило, испытывает дефицит времени и информации. Это усложняет его задачу, требует четкой организации работы, использования всех средств, с помощью которых данная задача может быть решена в предельно короткий срок, полно, всесторонне и объективно. По некоторым категориям дел следователь может получить излишек информации, что также не облегчает его труда, поскольку на переработку, проверку и правильную оценку большого информативного материала требуется много времени2.

Взаимодействие следователя и оперативных работников носит широкий характер и направлен на координацию и согласование в решении общих вопросов борьбы с преступностью. Взаимодействие и координация бывают различные. Среди них: правильное и своевременное использование результатов оперативно-розыскной деятельности для формирования доказательств и в качестве ориентирующей информации в процессе доказывания и так далее. Указанные формы координации, конечно, не являются исчерпывающими возможностями взаимодействия и объединения

См: Рохлин В.И. Некоторые проблемы взаимодействия следователя в процессе расследования уголовных дел //Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений. Межв. сб. науч. трудов., Свердловск., 1984. С. 39-40.

2 Там же. С. 40.

120

усилий предварительного следствия и органов оперативно-розыскной деятельности, но носят довольно существенный, а иногда и решающий характер.

Таким образом, использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам имеет важное значение в борьбе с преступностью, защите от преступных посягательств прав и законных интересов граждан, интересов общества и государства. Вместе с тем, нельзя не учитывать реально существующего риска отрицательных побочных последствий этой деятельности. Оперативно-розыскная деятельность по своему характеру и особенностям, а именно: негласность большинства оперативно-розыскных мероприятий, ограниченность прав лиц, в отношении которых такие мероприятия проводятся; отсутствие ряда гарантий, имеющихся в уголовно-процессуальной сфере; закрытость в определенной мере даже от прокурорского надзора и судебного контроля, чревата опасными нарушениями прав и свобод человека1. Поэтому использование оперативно-розыскных средств для оформления доказательств и как ориентирующей информации в процессе доказывания требует чрезвычайной осторожности. Эта деятельность предварительного следствия при взаимодействии с оперативно-розыскными органами должна быть строго регламентирована законом.

Деятельность по предотвращению и раскрытию преступлений в настоящее время нуждается в более оперативных, действенных и отлаженных связях между этими органами. И не даром, для

1 См.: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. “Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам”. Методическое пособие. М., 2000. С. 5.

121

правильного понимания и применения законодательства об использовании в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности, были вынесены постановления Пленума Верховного Суда РФ: от 24 декабря 1993 года № 13 “О некоторых вопросах, связанных с применением ст. ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации”, от 31 октября 1995 года № 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации”, а также издан приказ Генерального прокурора РФ от 25 апреля 2000 года № 56 “Об организации надзора за исполнением Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”” и приказ об утверждении инструкции “о порядке предоставления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд”1. Данные нормативные акты не решили всех аспектов правового регулирования, хотя и существенно облегчили взаимодействие между этими органами.

Закон об оперативно-розыскной деятельности должен применяться следователем в процессе правового регулирования, в частности его нормы, посвященные ч. 1 ст. 11 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, где результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно- розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести
пропавших.

1 Приказ ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56.

122

Предписания этой правовой нормы открывают широкие возможности для информационного обеспечения процесса доказывания по уголовным делам.

Обобщение практики предварительного расследования преступлений, и, прежде всего - тяжких и особо тяжких, преступлений организованных сообществ, совершенных в условиях неочевидности, свидетельствуют о том, что их успешное раскрытие, изобличение виновных во многом зависят от правильной организации взаимодействия следователей с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Одним из важных условий такого взаимодействия, несомненно, является своевременный обмен ориентирующей информацией между ними, позволяющий наиболее целенаправленно и рационально использовать возможности этих органов и задействованные по каждому конкретному делу силы.

Следователь использует в своей работе по уголовному делу, различную информацию. В зависимости от способов получения и доказательственного значения она делиться на процессуальную и непроцессуальную. Первая может быть получена следователем из показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, заключения эксперта, актов ревизий и документальных проверок, вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов (ч. 2 ст. 69 УПК РСФСР) с обязательным соблюдением установленного уголовно- процессуальным

законодательством порядка. Заключена в предусмотренную законом форму и отвечая требованиям относимости, допустимости, достоверности, она приобщается к уголовному делу и рассматривается в качестве доказательства. Доказательствами по уголовному делу, как гласит ч. 1 ст. 69 УПК РСФСР, являются любые фактические данные,

123

на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства имеющие значение для правильного разрешения дела.

Непроцессуальная информация не обладает такими свойствами. Она может быть почерпнута следователем из средств массовой информации, в ходе бесед, телефонных переговоров с разными лицами, которые не могут назвать источник сообщаемых сведений. К непроцессуальной информации относятся и сведения, представляемые следователю оперативно-розыскными службами, которые получены ими при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

По признаку открытости и защищенности законом от разглашения непроцессуальная информация подразделяется на гласную полученную с помощью гласных мероприятий из гласных источников (например, при опросе граждан, оказавшихся на месте происшествия), и негласную - полученную при проведении негласных мероприятий от негласного источника. “Следует иметь в виду, - пишут Ю.В. Кореневский, М.Е. Токарева, - что при определенных условиях непроцессуальная негласная информация может быть преобразована в установленном законом порядке в процессуальную и гласную”. До того как это произойдет она не подлежит оглашению и не имеет доказательственной силы1.

Использование каждого из перечисленных видов информации следователем при организации, планировании расследования, подготовке и проведении следственных действий имеет
свою

1 См.; Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. “Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам”. Методическое пособие. М., 2000. С. 30.

124

специфику. “Но следует проводить грань, - подчеркивает А.А. Кобликов, - между использованием оперативно-розыскной деятельности в целях раскрытия преступлений, обнаружения преступников и попытками рассматривать саму эту деятельность в качестве доказывания, а ее результаты - как доказательства”1. Возможные формы использования процессуальной информации наиболее широки. Она, как и непроцессуальная информация, может служить в этих случаях для ориентации следователя при выборе оптимальных организационных и тактических решений. Вместе с тем, в отличии от непроцессуальной информации она может быть положена в основу принятия планируемых мер процессуального принуждения по уголовному делу, использована в качестве доказательств при производстве следственных действий в тактических целях, например, путем предъявления доказательств при допросе.

Все непроцессуальные виды информации имеют более ограниченные возможности использования при расследовании. Их достоверность не проверена процессуальным путем и это необходимо учитывать, имея в виду их исключительно ориентирующий характер. Полученные непроцессуальным путем сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, возможных источниках получения доказательств, особенностях личности и связях подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, других участников уголовного процесса нередко способствуют правильному выбору направлений расследования и установлению истины по уголовному делу. Однако при планировании работы, подготовке и проведении следственных действий следователь обязан помнить об их возможной

1 См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. - М.: 1998. С. 159.

125

недостоверности и не упускать из виду необходимость проверки всех вероятных версий и корректировки тактических решений.

Гласная непроцессуальная информация может использоваться следователем относительно свободно. На нее можно ссылаться как на доказательство и предъявлять в качестве такового при допросе, а также использовать для формулировки вопросов допрашиваемому, применения не противоречащих закону психологических хитростей1. Это относится и к ориентирующей информации оперативно- розыскных подразделений, полученной из гласных источников гласным путем.

Информацию оперативно-розыскных служб, полученную из негласных источников или путем проведения негласных мероприятий, которые не подлежат разглашению использовать сложнее. Здесь требуется особая осторожность. Формы реализации такой информации следователю нужно согласовывать с руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, от которого эта информация поступила, а руководитель этого органа, перед вынесением постановления о передаче результатов оперативно- розыскной деятельности, обязан определить объем передаваемой информации и вынести постановление о ее рассекречивании (ч. 1 ст. 12 ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”).

Из сказанного видно, что непроцессуальная информация, поступившая следователю от оперативно-розыскных служб, в случаях, когда она не трансформируется путем производства процессуальных и следственных действий в доказательства, носит для следователя вспомогательный характер и не подлежит обязательному приобщению к материалам уголовного дела, но ее роль в процессе расследования

1 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 163- 171.

126

очень важна. При этом надо не забывать, что рапорты, протоколы оперативно-розыскных мероприятий, справки и акты, составленные оперативными работниками, в соответствии со ст. 69 УПК РСФСР будут являться таким источником доказательств, как иные документы1. Уголовно-процессуальное законодательство, устанавливая обязательный порядок осуществления расследования, в том числе производства следственных действий, оставляет на усмотрение следователя решение многих связанных с процессом собирания доказательств вопросов, которые носят, главным образом, организационно-методический и тактический характер. Перечень подлежащих доказыванию обстоятельств указан в ст. 68 УПК РСФСР. Это такие обстоятельства, как событие преступления (время, место, способы и другие обстоятельства совершения преступления); виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; характер и размер ущерба, причиненного преступлением. Подлежит выявлению также причина и условия, способствовавшие совершению преступления. В УПК РСФСР дается также перечень следственных действий, с помощью которых осуществляется доказывание. Для проведения обыска, выемки, очной ставки и других следственных действий необходимы основания, а при задержании или предъявлении обвинения указаны конкретные сроки допроса подозреваемого, обвиняемого. Однако для вызова и допроса свидетеля достаточно

1 Осипкин В.Н. Организация и методика прокурорского надзора за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности: Учебное пособие. СПб., 1997. С. 15-16.

127

предположения следователя о том, что лицу известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу. Такие предположения могут быть основаны не только на прямых указаниях в процессуальных документах и результатах анализа материалов уголовного дела, но и на непроцессуальной информации, полученной следователем из самых разных источников, в том числе из органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

По своему содержанию получаемая следователем от оперативно- розыскных служб ориентирующая информация подразделяется на содержащую сведения: об источниках доказательств по уголовному делу и об обстоятельствах, имеющих значение для правильной организации расследования и тактики производства следственных действий. В первом случае это сведения о лицах, показания которых могут иметь значение для выяснения подлежащих доказыванию обстоятельств, о наличии и местах нахождения орудий преступления, похищенных ценностей и денежных средств, предметов, носящих следы преступления и прочее. Во втором - сведения о конфликтах в преступной группе, индивидуальных особенностях личности потерпевших, свидетелей, обвиняемых, их ценностных ориентациях, характере взаимоотношений, других обстоятельствах, которые могут не входить в предмет доказывания по делу, но иметь важное значение для организации и планирования расследования, повышения результатов следственных действий и расследования в целом1.

В материалах оперативно-розыскных подразделений содержится самая разная информация, имеющая ориентирующее значение для

1 См.: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. “Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам”. Методическое пособие. М., 2000. С. 32-33.

128

собирания доказательств по уголовному делу, но, несмотря на ее важность, она далеко не полностью предоставляется следователю, в производстве которого находится уголовное дело и не используется им. Это же подтверждают и результаты социологического опроса автора, которые показали, что 60,3 % опрошенных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, считают, что оперативные сотрудники не делятся информацией, которой они обладают. По мнению автора, этому способствует неотрегулированность данного вопроса законодательством и подзаконными нормативными актами. В подтверждении этого свидетельствуют результаты анкетирования. 57,7 % из респондентов считают, что вопрос взаимодействия следователя с оперативно- розыскными органами неотрегулирован1.

В настоящее время, несмотря на серьезные позитивные сдвиги в правовом регулировании оперативно-розыскной деятельности и использовании ее результатов, положение с информированием следователей о результатах оперативно-розыскной деятельности в целом мало изменилось.

Наряду с такими процессуальными формами взаимодействия следователя с оперативно-розыскными органами, как совместная работа по делу с начала расследования (ст. 118, 127 УПК РСФСР), производство оперативно-розыскных мер органами дознания по делу, по которому не установлено лицо, совершившее преступление, после передачи этого дела следователю (ч. ст. 119 УПК РСФСР), выполнение органами дознания поручений следователя о производстве следственных и розыскных действий (ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР), содействие следователю со стороны органов дознания при выполнении

1 См.: Приложение.

129

отдельных следственных действий (ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР), взаимодействие по приостановленным производством делам (ст. 195- 197 УПК РСФСР), надо выделить организационно-тактические формы взаимодействия: совместный выезд следователя и работников органов дознания на место происшествия, совместное или согласованное планирование расследования по делу, создание следственно- оперативных групп для раскрытия и расследования сложных дел о тяжких преступлениях с большим количеством участников и эпизодов преступной деятельности. Последняя организационно-тактическая форма взаимодействия получила сейчас распространение как одна из наиболее эффективных. Следственно-оперативная группа обеспечивает постоянный обмен информацией между участниками в процессе совместной разработки версий и их проверки не только следственным, но и оперативно-розыскным путем, совместно анализирует собранные по уголовному делу доказательства, позволяет обнаружить пробелы в исследовании обстоятельств, подлежащих доказыванию, намечает пути их устранения. Это подтверждают, изученные автором, статистические данные о состоянии преступности и результатах борьбы с ней в Калининграде и Калининградской области, которые показывают, что собранные по делу материалы в следственно-оперативной группе позволяют более полно собрать и зафиксировать доказательства по уголовному делу, на начальном этапе, что влечет за собой правильный выбор следователем организации расследования и тактики производства следственных действий в последующем.

Вместе с тем более широкому ее использованию в определенной мере препятствуют отсутствие указаний в законе, недостаточность процессуальной регламентации внутренних взаимоотношений участников следственно-оперативных групп. Автору думается,
что,

130

несмотря на Инструкцию по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений1, где основной организационной формой взаимодействия является следственно-оперативная группа, настало время внести соответствующие дополнения в уголовно- процессуальный закон. В частности, ст. 119 УПК РСФСР целесообразно дополнить указанием на возможность оперативного сотрудника (иных участников), включенного в следственно- оперативную группу, производить неотложные следственные действия без отдельного поручения следователя, то есть наделить его правами предусмотренными ч. 1 ст. 119 УПК РСФСР. Данная новелла освободит следователя, находящегося в следственно-оперативной группе, от дачи отдельного поручения и “развяжет” руки оперативного сотрудника. В этом случае оперативный сотрудник будет полноценной единицей следственно-оперативной группы. На удивление автора, проводившего социологический опрос следователей, 75,3 % опрошенных считают необходимым наделение оперативного сотрудника, находящегося в следственно-оперативной группе, правами следователя, но с определенными ограничениями.

В случаях, когда орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, является одновременно и органом дознания по уголовным делам, требующим предварительного расследования, он вправе возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия. Однако, после передачи дела следователю следственные и оперативно-розыскные действия производятся им только по поручению следователя. На проведение оперативно-

1 Приказ МВД России № 334 от 20 июня 1996 года.

131

розыскных мероприятий по делам о нераскрытых преступлениях такое поручение не требуется, но органу, осуществляющему оперативно- розыскную деятельность, вменяется и обязанность уведомления следователя о результатах оперативно-розыскной деятельности (ч. 4 ст. 119 УПК РСФСР). А при проверке оперативно-розыскных мероприятий по поручениям следователя прокурору необходимо обращать внимание, во-первых, на полноту выполнения поручения, во- вторых, на использование всех предусмотренных законом средств, в- третьих, на своевременность выполнения поручения и направления информации следователю, (поскольку сам следователь не имеет права проверять эти вопросы) и наконец, проверять полноту, своевременность и обоснованность поручений, которые следователь направил органам, выполняющим оперативно-розыскную деятельность1.

Представители оперативно-розыскных подразделений в силу недостаточности знания специфики уголовно-процессуальной деятельности следователя и ее организационно-методических основ, а также чрезмерной конспирации своей деятельности, необоснованно ограничивают объем представляемой следователю ориентирующей информации, к тому же дают ее с запозданием. Распространены случаи недобросовестного, формального отношения к выполнению поручений следователей и указаний прокуроров по уголовным делам, направленных на получение сведений об источниках новых доказательств при их дефиците и др. Своевременно выявить и устранить эти нарушения и недостатки в работе оперативно- розыскных

Организация и методика прокурорского надзора за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности: Методические рекомендации /Авторы составители: В.И. Рохлин, А.Ф. Козусев, A.M. Дворянский. СПб., 1994. С.23-24.

132

подразделений не просто из-за ограниченности возможностей прокуроров и, тем более, - следователей. Кроме того, следователи, опрошенные автором, обоснованно ставят вопрос о необходимости предоставления им законом права на ознакомление с оперативно- служебными документами, касающимися разработок по находящемуся в их производстве уголовному делу. Поэтому автор считает, что следователю нужно предоставить такое право, но с определенными ограничениями указанными в ст. 12 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”. Это подтверждают и результаты социологического опроса, где 97,3 % следователей считают необходимым предоставление им права на ознакомление с оперативно-служебными документами, касающихся разработок по находящемуся в их производстве уголовным делам1.

Зная о возможностях оперативно-розыскных подразделений получать и представлять по уголовному делу непроцессуальную информацию, необходимую для организации, планирования, избрания наиболее рациональной тактики следственных действий и расследования, собирания доказательств, следователь может и должен активно их использовать, в том числе - путем дачи органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в

предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР порядке конкретных поручений, ориентирующих на поиск интересующей его информации, обмена ориентирующей информацией в рамках деятельности следственно-оперативных групп, путем установления постоянных деловых контактов с оперативными подразделениями.

Характер взаимодействия следователя с органами,

1 См.: Приложение.

133

осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и содержание ориентирующей непроцессуальной информации, в которой нуждается следователь, на разных этапах предварительного расследования преступлений имеют свою специфику. Она непосредственно связана с особенностями задач, стоящих на первоначальном этапе расследования; этапе дальнейшего собирания и проверки доказательств, обеспечивающем выполнение по уголовному делу требований закона о всесторонности, полноте, объективности исследования всех обстоятельств, указанных в УПК РСФСР; этапе окончания расследования1.

Анализ изученных нами уголовных дел показывает, что без использования ориентирующей информации оперативно-розыскных подразделений в отношении сложных по доказыванию преступлений работа следователя по решению всех задач часто оказывается недостаточно целеустремленной и эффективной. Это ведет к прекращению уголовных дел полностью либо частично, их возвращению для дополнительного расследования, вынесению судом оправдательных приговоров. В то же время практика совместной деятельности следователей и работников дознания на протяжении всего периода расследования вплоть до его окончания в рамках следственно-оперативных групп и других форм взаимодействия следователя с оперативно-розыскными подразделениями, как правило, дает хорошие результаты.

Многие следователи не знают о возможностях оперативно- розыскных подразделений по установлению ориентирующих их в

1 Подробнее см.: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. “Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам”. Методическое пособие. М, 2000. С. 38-55.

134

процессе собирания и проверки доказательств сведений, а оперативные работники в силу недостаточности компетентности в вопросах следствия зачастую оставляют следователей в неведении о значимых для них результатов оперативно-розыскной деятельности. И не даром 91,5 % следователей ратуют за создание следственно-оперативных групп, так как считают, что это взаимодействие сглаживает пробелы в знании обоих о специфики их работ1.

На основании изложенного можно сделать вывод, что в настоящее время недостаточно урегулирован вопрос взаимодействия органов предварительного следствия с оперативно-розыскными органами. Автор, в свою очередь, предлагает внести дополнения в УПК РСФСР в части процессуального положения оперативного сотрудника, включенного в следственно-оперативную группу. Также мы предлагаем расширить полномочия следователя, предоставив ему право знакомиться с оперативно-служебными документами, по находящемуся в его производстве уголовному делу. Таким образом, автор видит возможность повышения эффективности взаимодействия органов предварительного следствия и оперативно-розыскных органов и пытается восполнить пробел в правовом регулировании данного вопроса.

§ Э. Направления совершенствования деятельности органов предварительного следствия.

В последние годы в Российской Федерации начались \ полномасштабные реформы государственной власти, нацеленные на построение подлинно правового государства. Эти реформы в первую

1 См.: Приложение.

135

очередь коснулись уголовного судопроизводства, многогранные проблемы реформирования которого постепенно разрешаются, что в конечном итоге должно привести к созданию нового УПК Российской Федерации с расчетом на длительное его применение. Принятие УПК Российской Федерации, конечно, затронет деятельность органов предварительного следствия, которая будет усовершенствована.

Поэтому автор и не говорит о совершенствовании в целом, так как с принятием нового кодекса оно не закончится - он акцентирует внимание на конкретных направлениях совершенствования. Этот процесс постоянен. Но при этом важно сохранить все положительное из созданного российской наукой уголовного процесса за предшествующие десятилетия.

В любом случае, когда мы говорим о совершенствовании деятельности органов предварительного следствия, то должны помнить\ что это одно из важнейших звеньев в уголовном судопроизводстве. Ни в какой другой сфере деятельности государственных органов не затрагиваются так остро права и свободы граждан. Никакие иные нарушения законных интересов личности не причиняют ей таких нравственных и физических страданий, как нарушение законности в ходе предварительного следствия, в особенности если они связаны с незаконными задержаниями и арестами, необоснованным привлечением к уголовной ответственности и осуждением невиновных. Работа следственных органов должна быть обеспечена так, чтобы были по возможности исключены даже единичные случаи подобных нарушений. “Говоря о значении деятельности следственного аппарата, акцентирует внимание В.И. Басков, - надо помнить о масштабах этой деятельности. В орбите следствия ежедневно оказываются не тысячи, не десятки, а сотни тысяч людских судеб. И в каждом случае надо

136

принять единственно правильное решение . “Люди всегда остаются людьми, независимо от государственной формации, - продолжает он, - поэтому мы должны создать такой государственный следственный механизм, чтобы он уже сам по себе представлял достаточную гарантию законности его деятельности”2.

При выборе направления совершенствования важно знать какой тип уголовного процесса будет сформирован в России. В свете современных изменений уголовного судопроизводства ясно, что государство укрепляет в нем состязательные начала и освобождает его от инквизиционных свойств.

До сегодняшнего дня в России довольно последовательно реализована французская модель публично-состязательного процесса, предусмотренная кодексом Наполеона 1808 г. Эту модель можно назвать начальной, поскольку в развитых европейских странах состязательность прочно закрепила свои позиции и на досудебном производстве. Эта же задача стоит и перед современной реформой российского уголовного судопроизводства3.

Действующее российское законодательство закрепляет публично- состязательный тип процесса. Согласно Конституции РФ Россия провозглашается демократическим правовым государством (ст. 1 Конституции РФ), судопроизводство в котором строится на основе состязательности и равноправия сторон (ст. 123 Конституции РФ). Ряд изменений в уголовно-процессуальном кодексе более полно реализуют состязательное начало. Кроме того, данными идеями руководствуется и судебная практика Это находит свое отражение в целом комплексе решений

1 Истина … И только истина: 5 бесед о судебно-правовой реформе /Ред. Ю.М. Хотченков. - М.: Юрид. Лит., 1990. С. 258.

2 Там же. С. 259.

3 См., например: Смирнов А. В. Нужен суд правый и милостивый, решительный и скорый. Российская юстиция. 1995. № 10. С. 18-21.

137

высших судебных органов, в том числе Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ. Из этого следует, что и УПК РФ должен закрепить публично-состязательный тип процесса.

Правильный выбор типа уголовного процесса важен не только потому, что “нельзя отрицать очевидного: после войн и революций именно уголовный процесс занимает “почетное третье место” среди самых острых орудий политической борьбы, и даже величайшая в мире история, рассказанная в Новом Завете, - это с внешней, земной стороны репортаж о судебном деле”1, а еще и потому, что от него отталкивается метод правового регулирования.

Таким образом, направления совершенствования правового регулирования, как сферы уголовного судопроизводства в целом, так и деятельности органов предварительного следствия возьмут за основу состязательный метод правового регулирования.

В рамках состязательного метода правового регулирования, который включает в себя соблюдение прав и свобод человека и гражданина, и необходимо усовершенствовать деятельность следователя. На многие изменения в статьях УПК РСФСР, которые, несомненно, войдут в УПК РФ, уже было автором акцентировано внимание. Это и предоставление потерпевшему бесплатного представителя (адвоката) для уравнивания его прав с правами обвиняемого (подозреваемого). Именно потерпевший - лицо, понесшее от преступного деяния материальный, физический и моральный вред, должен охраняться государством, а правовое государство до раскрытия преступления, вынесения приговора и его исполнения должно брать на себя материальные расходы, в частности на юридическую помощь

1 Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. - СПб.: “Наука”, 2000. С.219.

138

потерпевшему. “Права потерпевшего от преступления, - пишет В.И. Рохлин, - в процессе расследования и судебного рассмотрения уголовных дел должны быть столь же полными, как и права обвиняемого, чтобы была возможность добиваться реального восстановления нанесенного ущерба, разумеется, без ущемления прав гражданина, который привлекается к уголовной ответственности”1. В подтверждение этого свидетельствуют результаты социологического опроса следователей2, которое было проведено автором при подготовке диссертации. 81,9% из респондентов считают, что необходимо предоставление потерпевшему бесплатного представителя (адвоката) хотя подчеркивают, что это усложнит их работу. Остальные респонденты ответили - “нет” но только потому, что это усложнит их работу. Но не все, что совершенствуется должно облегчить работу следователя, так как главная задача правосудия - это конституционная законность, на которую неоднократно обращает внимание Президент России В.В. Путин. Это и усовершенствование во взаимодействии предварительного следствия и оперативно-розыскной деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Но особое внимание хочется уделить деятельности следователя на стадии возбуждения уголовного дела. На наш взгляд, совершенно верно отмечает С.Ф. Шумилов, что “судебно-правовая реформа как одна из слагаемых построения правового государства предполагает проведение радикальных преобразований уголовно- процессуального

законодательства. Одним из направлений реформы уголовно-

Рохлин В.И. Защита и обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве как обеспечение конституционных прав человека и гражданина //Актуальные проблемы юриспруденции в условиях становления правовой системы и гражданского общества в России. - СПб.: Изд-во СПбГУП. Вып. № 5. 2000. С. 82. 2 Полные результаты опроса доп. см.: Приложение.

139

процессуального законодательства должно быть совершенствование полномочий следователя в стадии возбуждения уголовного дела”1. Возбуждение уголовного дела - это самостоятельная стадия уголовного процесса, с которой начинается уголовное судопроизводство. Эта стадия служит выполнению общих задач уголовного судопроизводства, указанных в с. 2 УПК РСФСР, но, кроме того, имеет и самостоятельную задачу - разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. От правильного и своевременного возбуждения уголовного дела зависит решение остальных задач по борьбе с преступностью. Для возбуждения уголовного дела необходимы не только поводы, их исчерпывающий перечень дан в ст. 108 УПК РСФСР, но и основания, причем достаточные. “Собирание фактических данных в стадии возбуждения уголовного дела органом предварительного следствия (дознания), как пишет И.Л. Петрухин и А. Рогаткин, - есть непроцессуальная процедура его деятельности”2. Эту процедуру, по их мнению, следовало бы исключить из УПК РСФСР, а стадию возбуждения уголовного дела ликвидировать из уголовного процесса. При появлении признаков преступления сразу же должно быть возбуждено уголовное дело без всякой предварительной проверки…3. Такие радикальные изменения, на наш взгляд, неэффективны, поскольку стадия возбуждения уголовного дела призвана обеспечить законное и обоснованное принятие решения по поступившей информации о совершенном или готовящемся преступлении.

‘Шумилин С.Ф. Совершенствование уголовно-процессуального законодательства, регулирующего деятельность следователя в стадии возбуждения уголовного дела //Совершенствование уголовно-процессуального законодательства. Сб. науч. тр. - М.:МЮИ, 1991. С.55.

2 Петрухин И.Л., Рогаткин А. О Реформе уголовно-процессуального права. //Законность, 1996. № 2. С. 42.

3 Там же. С.42.

140

Значение данной стадии заключается в том, что она отделяет непроцессуальную деятельность по обнаружению преступлений от процессуальной и служит формальным основанием для начала производства следственных действий и применения мер уголовно- процессуального принуждения. Исключение на сегодняшний день допускается только для осмотра места происшествия, который может быть произведен в случаях, не терпящих отлагательства, и до возбуждения уголовного дела.

Совокупность фактических данных свидетельствующих о признаках преступления, позволяют судить о достаточности основания к возбуждению уголовного дела. В каждом конкретном случае вопрос о достаточности данных для возбуждения уголовного дела разрешается компетентным должностным лицом по своему внутреннему убеждению с учетом всей совокупности первичных материалов. Закон требует основывать решение о возбуждении уголовного дела на фактических данных, а это означает, что выводы в частности следователя не могут опираться на слухи или иные сомнительные источники. Одним из источников, на которые следователь опирается при проверке заявления или сообщения о преступлении, является опрос очевидцев, который оформляется в виде объяснений (ст. 109 УПК РСФСР). В дальнейшем, если в этих объяснениях есть информация не только достаточная для возбуждения уголовного дела, но и для расследования в целом, следователь после возбуждения дела допрашивает это лицо в качестве свидетеля, так как сразу произвести предварительную проверку путем следственных действий нельзя. “По своей природе получение объяснений существенно отличается от допроса, производимого после

141

возбуждения уголовного делаи, - пишет СВ. Бородин . Существенные отличия заключаются в том, что если допрос свидетеля, потерпевшего производится для выяснения всей совокупности обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу, то объяснения направлены на проверку оснований к возбуждению уголовного дела и лицо, дающее объяснение в порядке ст. 109 УПК РСФСР, не предупреждается об уголовной ответственности по ст. 308, 309 УК РФ . Но, не смотря на это, предварительная проверка первичных материалов служит одной из гарантий законного и обоснованного возбуждения уголовного дела.

В УПК РСФСР запрещается производить следственные до возбуждения уголовного дела, кроме осмотра места происшествия (ч. 2 ст. 178 УПК РСФСР). Конечно, проводить следственные действия в виде допроса свидетелей до возбуждения уголовного дела нельзя, но проведенный автором социологический опрос респондентов показал, что 60,4 % следователей не получают дополнительную информацию, имеющую значение для дела при этом допросе, они просто дублируют опрос очевидцев. 18,7 % следователей лишь в редких случаях получают дополнительную информацию. И так, следователю нужно дать возможность самому выбрать: нужно ли тратить время на допрос свидетеля, если он его опросил по всем интересующем вопросам до возбуждения уголовного дела, или нет. В таком случае, при проведении предварительной проверки, следователь будет более тщательно подходить к опросу очевидцев, для того чтобы: во-первых, не было необоснованного возбуждения уголовного дела, а, во-вторых, если дело будет возбуждено, то не дублировать свои действия. Так или иначе, никто иной, как следователь на предварительном следствии принимает

1 Уголовный процесс: Учебник для вузов /Под ред. В.П. Божьева. М, 1998. С. 241.

2 Там же. С. 241,

142

решение о достаточности доказательств для составления обвинительного обвинения или прекращения уголовного дела. В случае, если следователю будет дана возможность приобщать объяснения очевидцев к материалам уголовного дела в качестве доказательств, он должен предупредить лиц об уголовной ответственности по статье 307 УК РФ. Предупредить очевидца за заведомо ложные показания на данный момент нельзя, так как субъект преступления всегда специальный - лицо, привлеченное в установленном процессуальном законом порядке к участию в деле в качестве свидетеля. В данном случае статья 307 УК РФ требует дополнения словами “заведомо ложные показания очевидца”. На наш взгляд эти изменения не ущемляют права и свободы личности, а лишь усовершенствуют деятельность органа предварительного следствия. Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что и показания очевидца, не обличенные в протокол допроса, могут быть источником доказательств по делу, то есть полученные до возбуждения уголовного дела объяснения могут рассматриваться как доказательства (иные документы) на основе их оценки органом, ведущим дело (следователем).

Одним из направлений совершенствования деятельности предварительного следствия автор считает возможность проведения экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. О целесообразности назначения и производства экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела упоминают многие авторы научных работ1. Харабара Л.А., например, указывает, что при
расследовании преступлений

1 См., например: Харабара Л.А. Основы криминалистической методики расследования экологических преступлений (по материалам уголовных дел о незаконной порубке деревьев и кустарников): Дис. … к.ю.н. - СПб,2000. 191 с.

143

именно ориентирующая информация в виде вероятного заключения эксперта, которая не имеет доказательственного значения, может играть важную ориентирующую роль при выдвижении следственных версий, определение направлений дальнейшего расследования, сужение круга подозреваемых1. На наш взгляд это действительно необходимо в тех случаях, когда не ущемляются права участников процесса. Следователь, при возбуждении уголовного дела, не редко сталкивается с трудностями в квалификации деяния или с выяснением, является ли данное деяние преступным или нет. В этом случае без производства экспертизы не обойтись, но она может быть назначена только в рамках возбужденного уголовного дела. Вот и приходится на практике следователю проводить экспертизу, которая не является в последствии источником доказательств. Но ведь следствие от “а” до “я” должно быть строго регламентировано уголовно- процессуальным

законодательством2.

В связи с изложенным представляется целесообразным назначение и производство экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, для определения правильной квалификации деяния или выяснения вопроса, является ли данное деяние преступным или нет. В этом случае, проведенная экспертиза не должна ущемлять права участников процесса. Для этого необходимо внести соответствующие редакции поправок в законодательство.

Следующим направлением совершенствования является вопрос о расширении самостоятельности следователя. На стадии предварительного расследования следователь не обладает действенной

1 Указ. соч. С. 41.

2 Истина … И только истина: 5 бесед о судебно-правовой реформе /Ред. Ю.М. Хотченков. - М.: Юрид. Лит., 1990. С. 277.

144

процессуальной самостоятельностью. Об этом говорят и результаты опроса. 78,8 % следователей считают, что на практике не реализуется принцип самостоятельности и независимости в отношении них. Например, следователь органов внутренних дел находится под руководством начальника отдела милиции. При любой организационной структуре этот руководитель может легко командовать следователем. Нет и достаточных гарантий, что при рассмотрении жалоб прокурором на действия нижестоящего прокурора будут соблюдены законные интересы следователя. Многие ученые процессуалисты видят решение этой проблемы в создании единого следственного аппарата1. Автор же, говоря о направлениях совершенствования, ведет речь не о том, где быть следствию, а каким ему быть. Поэтому важно наделить следователя такой самостоятельностью, чтобы независимо от того, где и под каким подчинением он находится, следователь мог решать задачи, поставленные перед ним, законодательством.

Но нельзя при этом сводить вместе такие понятия, как процессуальная самостоятельность и процессуальная независимость следователя. По этому поводу Т.Г. Морщакова утверждает: “Неверно, что мы “доверяем следователю решать судьбу человека”“2. Для этого есть другой орган. Делает это в уголовном процессе только суд. В уголовном процессе должна действовать не “презумпция доверия следователю”, а презумпция невиновности. В процессуальном отношении зависимость следователя должна выражаться в его подконтрольности и поднадзорности, имеющих характер процессуального подчинения, хотя и действующих в определенных

1 Указ. соч. С.245. См.: там же. С. 262.

145

пределах1.

Непосредственный контроль за работой следователя осуществляет начальник следственного отдела. Он следит за своевременностью действий следователя по раскрытию и предупреждению преступлений, принимает меры к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия по уголовному делу. Он вправе проверять уголовные дела; давать указания следователю о производстве предварительного следствия, о привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела, о производстве отдельных следственных действий; передавать дело от одного следователя другому, поручать расследование дела нескольким следователям, а также участвовать в производстве предварительного следствия и лично его производить, пользуясь при этом полномочиями следователя.

Указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются следователю в письменной форме и обязательны для исполнения (ч. 3 ст. 1271 УПК РОСФСР). Обжалование полученных указаний прокурору не приостанавливает их исполнение, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 127 УПК РСФСР (ч. 4 ст. 1271 УПК РСФСР).

Таким образом, начальник следственного отдела в большей мере призван выполнять организационные функции, а также частично функции контроля.

Надзор за деятельностью следователя осуществляет прокурор. Уголовно-процессуальный закон, в частности ст.211 УПК РСФСР, наделила прокурора полномочиями, которые носят
властно-

1 См.: там же. С. 262.

146

распорядительный характер.

При всех условиях, надзор прокурора за предварительным рас- следованием, должен осуществляться так, чтобы были полностью соблюдены все принципы уголовного процесса и общие условия предварительного расследования, направленные на выполнение задач, стоящих перед данной стадией.

В диссертационном исследовании уже было упоминание о предоставлении следователю возможности обжаловать решения прокурора в суд. Более подробное изучение этой проблемы позволило сделать определенные выводы. Результаты социологического опроса, проводимые автором, для получения ответа на вопрос о предоставлении следователю возможности обжаловать решения прокурора и начальника следственного отдела в суд, подтверждают правильность решения данной проблемы таким образом, так как 98,2 % респондентов за предоставления им такой возможности.

И, действительно, обжалование решения прокурора вышестоящему прокурору, находящемуся в одной и той же системе и выполняющему одни и те же функции, является не действенным, с точки зрения объективности рассмотрения поданного следователем возражения. Только суд может объективно и независимо рассмотреть возражения следователя, так как находиться в совсем другой системе и не выполняет функции свойственные прокурору.

Автор не говорит о том, что все указания прокурора или начальника следственного отдела могут быть обжалованы следователем в суд. В данном случае речь идет о несогласии следователя с указаниями прокурора по вопросам о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела для предания обвиняемого суду или о прекращении

147

дела (ч. 2 ст. 127 УПК РСФСР), о мере пресечения и об отводе следователя или отстранении его от ведения дела (ст. 38 ч. 3 Проекта УПК РФ).

Таким образом, можно сделать вывод, что на сегодняшний день процессуальная деятельность органов предварительного следствия не удовлетворяет правовые потребности современного общества. В связи, с чем автор предложил несколько важных направлений совершенствования деятельности предварительного следствия. Все эти направления совершенствования позволяют строить предварительное следствие по состязательному типу и убирают некоторые черты инквизиционного процесса.

На основании изложенного в главе II можно сделать вывод, что правовое регулирование предварительного следствия затрагивает многие сферы жизнедеятельности человека. В связи с чем, оно имеет большое значение при соблюдении прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе.

Критериями правового регулирования уголовно-процессуальной деятельности являются нормы, на основании которых дается оценка деятельности субъектов уголовного процесса с точки зрения ее справедливости, законности, обоснованности, достижения цели и выполнения задач уголовного судопроизводства. Правовые нормы, которыми руководствуется следователь в сфере уголовно- процессуальной деятельности, подразделяются на нормы, закрепленные в международных документах, и нормы, закрепленные в российских нормативных актах, регулирующих уголовно- процессуальную деятельность органов предварительного следствия.

Деятельность органов предварительного следствия затрагивает сферу наиболее деликатных и психологически уязвимых отношений,

148

непосредственно связанных с правами и свободой личности. Основными средствами защиты могут служить максимальная законодательная детализация процедуры применения уголовно- процессуального принуждения, связанного с вторжением в частную жизнь, личную или семейную тайны.

Правовое регулирование предварительного следствия при взаимодействии с оперативно-розыскными органами играет важную роль, поскольку данное взаимодействие позволяет успешно раскрыть преступление и изобличить виновных. Однако вопрос взаимодействия органов предварительного следствия с оперативно-розыскными органами еще недостаточно урегулирован. В связи с чем, мы предлагаем внести дополнения в Уголовно-процессуальный Кодекс РСФСР в части процессуального положения оперативного сотрудника, входящего в следственно-оперативную группу, что значительно облегчит работу следователя и ускорит процесс раскрытия преступлений. Также предлагается предоставить следователю право знакомиться с оперативно-служебными документами по находящемуся в его производстве уголовному делу.

В рамках совершенствования деятельности органов предварительного следствия автор также предлагает внести некоторые изменения в статьи УПК РСФСР, например, предоставить потерпевшему бесплатного представителя (адвоката) для уравнивания его прав с обвиняемым (подозреваемым); дать возможность следователю приобщать объяснения очевидцев к материалам уголовного дела в качестве доказательств; проводить экспертизу в стадии возбуждения уголовного дела, не ущемляя права участников процесса; расширить процессуальную самостоятельность следователя.

149

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, автор в своей работе, рассмотрев правовое регулирование деятельности органов предварительного следствия, пришел к выводу, что оно приносит в общественные отношения, возникающие между участниками уголовного судопроизводства, устойчивость и упорядоченность и является гарантом законности. Правовое регулирование предварительного следствия затрагивает многие сферы жизнедеятельности человека, в связи с этим оно было рассмотрено и переосмыслено нами в свете современных изменений уголовного судопроизводства. Нами определены понятие правового регулирования деятельности, предложены некоторые направления совершенствования деятельности органов предварительного следствия.

Анализ действующего уголовно- процессуального

законодательства позволяет вскрыть некоторые проблемы, связанные с правовым регулированием. Исследование теоретических проблем правового регулирования в уголовном процессе позволяет выделить ряд вопросов, решение которых целесообразно учесть в рамках подготовки Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации, что создает необходимые условия для успешного расследования, раскрытия преступлений, изобличения виновных, правильного применения наказания и обеспечение охраны интересов человека и гражданина.

В связи с этим, в научной литературе нет четкой ясности по вопросам понятия и содержания правого регулирования; метода и формы уголовно-процессуального регулирования; рассмотрения правоприменения как способа обеспечения уголовно-процессуального

150

регулирования. Это позволило автору сформулировать решения некоторых из этих проблем, которые содержаться в выводах и предложениях, выносимых на защиту, таких как:

  • метод уголовно-процессуального регулирования и вид уголовного процесса взаимосвязаны, а поэтому в зависимости от вида уголовного процесса выбирается метод регулирования, подходящий к этому виду. Регулирование деятельности органов предварительного следствия в условиях построения состязательного процесса в России должно осуществляться методом, включающим в себя состязательные начала;
  • в условиях построения состязательного процесса в УПК РФ следует предусмотреть случаи предоставления возможности потерпевшему бесплатного адвоката - защитника для уравнивания его прав с правами^ обвиняемого (подозреваемого);
  • в процессуальном законе следует наделить следователя правом обжаловать в суд следующие указания прокурора и начальника следственного отдела: о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела для предания обвиняемого суду, о прекращении дела, о мере пресечения и об отводе следователя или отстранении его от ведения дела;
  • закрепить в уголовно-процессуальном законодательстве правило о том, что полученные до возбуждения уголовного дела объяснения могут рассматриваться как доказательства (иные документы) на основе их оценки органом, ведущим дело (следователем);
  • наделить участника следственно-оперативной группы правом производства неотложных следственных действий без письменного поручения следователя;

151

  • следователь должен иметь право на ознакомление с оперативно- служебными документами, касающимися результатов оперативно- розыскных мероприятий по находящемуся в его производстве уголовному делу, но с определенными ограничениями, указанными в Федеральном законе Российской Федерации “Об оперативно- розыскной деятельности”.

В заключении хотелось бы отметить, что сделанные выводы имеют теоретическое и практическое значение для вопроса уголовно- процессуального регулирования, совершенствования деятельности органов предварительного следствия, в том числе повышения эффективности работы следователя.

152

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ЗАКОНЫ И ИНЫЕ НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

(р Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. - М., 1989. - С.413- 419.

Ф Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Российская газета от 5 апреля 1995 г. ф Конституция Российской Федерации. - М.: Юрид. лит., 1993. - 58 с. Qu Постановление Государственной Думы РФ “О проекте Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации” № 1659-Ш ГД от 20 июня 2001 г.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с приложениями (с изменениями и дополнениями на 7 августа 2000 года). - М.: Юриспруденция,
    • 496 с.

<ф. Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации” от 17 ноября 1995 года (в ред. от 10 февраля 1999 года) // РГ. -1999. - 23 февраля. 7. Федеральный закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений’’ от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1995. - № 29. - Ст.2759.

т8. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от
12 августа 1995 года // СЗ РФ. 1995. - № 33. - Ст. 3349.

  1. Федеральный закон “О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РСФСР, УИК РФ и другие законодетельные акты” от 21.02.01 // РГ 14 марта 2001г.

?5Ъ.Федерального закона “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с
ратификацией

153

Конвенции о защите прав человека и основных свобод” от 21 февраля 2001г. //РГ. 23 марта 2001г.

  1. Постановление Конституционного Суда от 27 июня 2000 г. № 11-П. “По делу о проверке конституционности положений части первой статью 47 и части второй статьи 51 уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова”.
  2. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. № 7-П. “По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород”.
  3. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П. “По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком””.
  4. Постановления Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П. “По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного суда Российской Федерации”.
  5. Постановления Конституционного Суда РФ от 17 февраля 2000 г. № 84-О. “По жалобе граждан Лазарева А.В., Русановой Е.С и Эрнезакса О.В. на нарушение их конституционных прав рядом положений статей 201, 202, 218 и 220 УПК РСФСР”.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 13 от 24 декабря 1993 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации” //
    Сборник

154

постановлений Пленумов ВС СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995. С. 564-565.

  1. Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 от 29 сентября 1994 года (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 № 10) “О выполнении судами Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 года № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей”” // Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР с приложениями (с изменениями и дополнениями на 7 августа 2000 года). - М.: Юриспруденция, 2000. С. 256- 258.
  2. Приказ МВД России № 334 от 20 июня 1996 года.
  3. -f 19. Приказ ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56.

  4. Уголовно-процессуальный кодекс ФГР /Предисл. Б.А. Филимонова. М.: Изд-во “Манускрипт”, 1994. -204с.

МОНОГРАФИИ, УЧЕБНИКИ, ПОСОБИЯ

  1. Абрамкин В.Ф. Поиски выхода. Преступность, уголовная политика, места

заключения в постсоветском пространстве. - М.: “Права человека”, 1996. -

240 с. р 2. Авруган Ю.Е. Эффективность деятельности органов внутренних дел

(опыт системного исследования): СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД

России, 1998.-412 с. f 3. Александров А.И. Уголовно-процессуальная
политика в России в

условиях реформирования государства: история и современность.

Монография. - СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998. -

234 с.

155

  1. Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М.: Госюриздат, 1955. -176 с.
  2. Алексеев Н.С. Очерк развития науки советского уголовного процесса / Под ред. Н.С. Алексеева, В.Г. Даева, Л.Д. Кокорева. - Воронеж: ВГУ, 1980. -252 с.
  3. Алексеев Н.С, Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. - 251 с.
  4. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск: Св-кий юрид. институт. В 2-х т. 1972 - Т. 1 - 396 с. 1973 - Т.2 - 401 с.
  5. Алексеев С.С. Теория права. М., 1994. - 224 с.
  6. Андреев Ю.П. Содержание и структура общественных отношений /Под ред. В.А. Демичева. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1985. -171 с. Ю.Ахпанов А.Н. Меры процессуального принуждения: социальная ценность, теория и практика применения. Уч. Пособие /Под ред. СП. Щербы -Караганда: Карат, высш. Школа МВД СССР, 1989. - 92 с.
  7. 11.Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. - Воронеж:

НПО «МОДЭК», 1995 - 224 с.

12.Басков В.И. Курс прокурорского надзора: Учебник для студентов юрид.

вузов. -М.: Изд. ЗЕРЦАЛО, 1999. - 480 с.

13.Басков В.И. Прокурорский надзор за исполнением законов
при

рассмотрении уголовных дел в судах. 2-е изд. М., 1986. - 286 с. <- 14.Бастрыкин А.И., Крылов И.Ф. Розыск, дознание, следствие. - Л.: Изд-во

ЛГУ, 1984.-217 с.

15.Белкин Р.С Курс криминалистики в 3-х томах. - М.: Издательство

“Юристь”, 1997г. / 16.Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правовые
отношения. - М.,

“Юрид. лит.”, 1975. -176 с.

17.Боннер А.Т. Законность и справедливость в правоприменительной

деятельности. М., 1992. - 319 с.

156

18.Бурданова B.C. Выдвижение и проверка версий защиты при расследовании преступлений. - Л.: Изд-во Института усовершенствования следственных работников, 1983. - 44 с.

19.Бурданова B.C. Криминалистическое обеспечение всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела. - СПб.: Изд-во Института повышения квалификации прокурорско-следственных работников, 1994. - 68 с.

f20. Вандышев В.В., Дербенев А.П., Смирнов А.В. Уголовный процесс: Учебно-методическое пособие: в 2-х ч. СПб., 1996. Ч. 1. - 97 с. 21.Вандышев
В.В., Пушкарев М.Ф. Возбуждение уголовных дел о преступлениях, совершенных работниками милиции: Учеб пособие. / Под ред. В.П. Сальникова; МВД России, СпбА. - СПб., 1997. - 54 с.

122.Васильев В.В., Усманов У.А. Практическое руководство следователя. - М: Изд. ПРИОР, 1999.-224 с.

23.Викторский СИ. Русский уголовный процесс. Учебное пособие. (Отпечатано по 2-му изд., М., 1912) - М., 1997. - 448 с.

24.Владимиров В.Ю., Кузьминых К.С. Особенности расследования убийств, совершенных по найму: Лекция / Под ред. B.C. Бурдановой; МВД России, СпбУ -СПб., 1998.-32 с. ?? 25.Власов В.И., Гончаров Н.Ф. История розыскного процесса в России (законодательство и практика): Монография. Домодедово, 1997. - 101 с. 26.Возгрин И.А. Криминалистика. Материалы к кандидатскому экзамену /специальность 12.00.09 - уголовный процесс, 1фиминалистика, теория оперативно-розыскной деятельности/. - СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт МВД России, 1996. - 127с.

27.Возгрин И.А. Общие положения криминалистической тактики: Учебно- метод. пособие / ВПУ им. 60-летия ВЛКСМ МВД СССР. - Л., 1988. - 27 с. 28.Возгрин И.А., Сальников В.П. Новое информационное
обеспечение правоохранительной деятельности органов внутренних дел (Концептуальные

157

проблемы и система организации) / МВД России, СПбУ. АПЭ и БЖ. - СПб.,

2000.- 60 с. -? 29.Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права /Под

ред. М.И. Байтина. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1983. - 184 с.

ЗО.Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общей

редакцией И.Н. Кожевникова /. Издательство 2-е, переработано и дополнено.

  • М.: Издательство “Спарк”, 1997. - 799 с.

31.Гаврилов С.Н. Адвокат в уголовном процессе: Учебно- методическое

пособие. М, 1996. -112 с.

32.Гак Г.М. Диалектика коллективности и индивидуальности. - М.: “Мысль”,

1967.-167 с.

ЗЗ.Гельдибаев М.Х. Уголовный процесс. Учебное пособие. - СПб.: Альфа,

2001.-255 с.

34.Глезерман Г.Е. Исторический материализм и развитие социалистического

общества. - М.: Политиздат, 1967. - 304 с.

35.Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в
уголовном

процессе Франции. - М.: Изд-во “СПАРК”, 1995. - 130 с. ^36.Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в

советском уголовном процессе. - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978.

303 с. f37.ropmeHeB B.M. Способы и организационные формы
правового

регулирования в социалистическом обществе. - М.:
“Юридическая

литература”, 1972. - 256 с.

38.Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. - М., 1998. -

552 с.

  1. Давыдов П.М. Принципы советского уголовного процесса. - Свердловск, 1957.-51 с.
  2. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л., 1982. -112 с.
  3. 41.Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. - Л.,

158

    • 135 с.
  1. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. Вопросы

теории и практики. - М., 1971. -198 с.

43.Дроздов А.В. Человек и общественные отношения. - Л.: Изд-во Ленингр.

ун-та, 1966.-124 с. ?44.3усь Л.Б. Механизм уголовно-процессуального регулирования (общая

характеристика основных элементов). - Владивосток. Изд-во Дальнее, гос.

университета, 1976. -107 с. *? 45.3усь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. -

Владивосток: Изд-во Дальнее, университета., 1984. -145 с. г 46.3усь Л.Б.
Проблемы правового регулирования в сфере уголовного

судопроизводства Учебное пособие. 4.2 Вопросы теории. - Владивосток:

Изд-во Дальнее, гос. университета, 1978. - 87 с.

  1. Ильин И.А. Собрание сочинений: В 10 т. - М.: Русская книга, 1993. 148.Истина … И только истина: 5 бесед о судебно-правовой реформе /Ред.

Ю.М. Хотченков. - М.: Юрид. Лит., 1990. - 430 с.

49.Калиновский К.Б. Типы уголовного процесса: Учебное пособие. СПб.:

Санкт-Петербургский университет МВД России, 2001. - 75 с.

50.Кокорев Л.Д. Участники правосудия по уголовным делам. Воронеж, 1971.

-160 с.

51.Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Учебное пособие. -

Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1993. - 211 с.

52.Комарова Н.А., Сидорова Н.А. Судебная этика. - СПб.: Издательство

Санкт-Петербургского ун-та, 1993. - 136 с.

53.Комментарий и разъяснения к Федеральному закону “О прокуратуре

Российской Федерации”. - СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999. - 176 с. t 54.Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. / под общ.

ред. В.М. Лебедева - М.: Издательство “Спарк”, 1995. - 613 с. -? 55.Кореневский
Ю.В., Токарева М.Е. “Использование результатов

159

оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам”.

Методическое пособие. М., 2000. -152 с.

56.Крылов И.Ф. Как наука помогает раскрывать преступления. Л., 1959. - 48

с.

57.Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М.: Юрид. лит., 1978. -191 с. г?_58.Кудрявцев В.Н. Закон, поступок, ответственность /АН СССР. М.: Наука,

1986.-448 с.

59.Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. - М.,

Госюриздат, 1963. - 324 с.

бО.Кузнецов Э.В., Сальников В.П. Наука о праве и государстве: Пособие для

юрид. вузов: Методические рекомендации по освоению предмета Теории

права и государства в схемах и определениях. Тематика поисковых проблем,

новые идеи и научная литература. / МВД России. СпбГУ. - М., СПб.: Герда,

1999.-411с. у 61.Курс советского уголовного процесса: Общая часть./ Под ред. А.Д.

Бойкова и И.И. Карпеца., 1989. - 640 с. i62. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.

  • М.: Юрид. лит., 1986. - 159 с. 1^63.Ларин A.M. Я - следователь. - М.: Юрид. лит., 1991. -192 с. Г 64.Ларин A.M., Мельников Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России.

Лекции - очерки / Плд ред. Проф. В.М. Савицкого. М., 1997. - 324 с.

65.Лебедев В.М. Судебная защита свободы и личной неприкосновенности

граждан на предварительном следствии. Учебное пособие.
Российская

академия правосудия. М., 2001. -160 с.

  1. Ленин В.И. Полное собрание сочинений Т. 15 - 583 с. > 67.Ленский А.В. Досудебное /предварительное/ производство в современном

уголовном процессе России и его эффективность. - Томск: Издательство

Томского университета, 1998. -186 с.

68.Лившиц Р.З. Теория права. Учебник. М., 1994. - 208 с.

160

69.Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле. Учебно-практическое пособие. / Под ред. И.Б. Мартковича М., 1997. - 408 с.

70.Лукашева Е.А. Право, мораль, личность. М.: Наука, 1986. - 262 с. 71.Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л., 1985. -193 с.

72.Любичев С.Г. Этические основы следственной тактики. - М.: Юрид. лит., 1980. - 95 с.

73.Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности. Теоретические вопросы. -М., “Юридическая литература”, 1968. -143 с. 74.Мальцев Г.В. Социальная справедливость и право. М.: Мысль, 1977. - 255 с.

75.Мещеряков Ю.В. Формы уголовного судопроизводства Учебное пособие. Л., 1990. - 91 с. 4>76. Милиции С. Д., Предмет регулирования советского
уголовно-процессуального права. - Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. -112 с. 77.Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. / Ассоциация рос. раб-в правоохранительных органов. - М.: Право и закон, 1996.-300 с. -ju 78.Мокроносов Г.В., Москаленко А.Т. Методологические
проблемы исследования общественных отношений и личности. Новосибирск: наука, 1981.-295 с.

79.Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания /стадия предварительного расследования/. - М.: Издательство “Спарк”, 1996. - 125 с. 80.Мотовиловкер Я.О. Вопросы теории советского уголовного процесса. Томск, 1971.-284 с.

  1. Нажимов В.П. Типы, формы и виды уголовного процесса Учебное пособие. Калининград, 1977. - 92 с.

82.Николайчик В.М. Уголовный процесс США. М., 1981. - 224 с. 83.Общая
теория права и государства: Учебник /под редакцией В.В.

161

Лазарева. - М.: Юрист, 1994. - 360 с.

  1. Организация и методира прокурорского надзора за соблюдением

законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности:

Методические рекомендации / Авторы составители: В.И. Рохлин,
А.Ф.

Козусев, А.М. Дворянский. СПб., 1994. - 30 с.

85.0сипкин В.Н. Организация и методика прокурорского надзора за

соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной

деятельности: Учебное пособие. СПб., 1997. - 36 с.

  1. Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник /Под ред. В.Б.

Рушайло. Серия “Учебники для вузов. Спец. лит-ра.” Изд-во 2-е, испр. и доп.

  • СПб.: Изд. “Лань”, 2000. - 720 с.

87.Петрухин И. Л. Неприкосновенность личности и
принуждение в

уголовном процессе /Отв. ред. И.Б. Михайловская. - М.: Наука, 1989. - 252 с.

88.Петрухин И.Л. Правосудие: время реформ. М., 1991. - 207 с.

89.Петрухин И. Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное

принуждение. Общая концепция. Неприкосновенность личности / отв. ред.

И.Б. Михайловская. - М., 1985. - 239 с.

90.Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы

эффективности правосудия. М., 1979. - 392 с.

91.Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М.,

1956.-272 с.

92.Проблемы судебной этики. / Под ред. М.С. Строговича. - М.: Изд-во

“Наука”, 1974. -272 с.

93.Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учебник. - М.: Изд.

МНЭПУ; Юрайт, 2000. - 336 с.

94.Процессуальные акты предварительного расследования (примерные

образцы). Под ред. Бородина СВ. - М., 1978. - 248 с.

95.Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: Изд-во высш.

школы МООП СССР, 1967. - 300 с.

162

96.Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. - 300 с.

97.Ривман Д.В. Сущность, задачи, принципы оперативно-розыскной

деятельности органов внутренних дел: Лекция. / МВД России, СпбУ, АПЭ и

БЖ. - СПб.: Университет, 1999. - 32 с.

98.Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. Пособие к лекциям. Изд. 3- е

переем. Петроград, 1916. - 599 с.

99.Рохлин В.И. Прокурорский надзор в Российской Федерации. Курс лекций.

СПб., 1998. -112 с.

  1. Рохлин В.И., В.И. Пинчук, В.М. Сердюк. Расследование и прокурорский надзор по фактам нарушения природоохранного законодательства: Вопросы методики и квалификации: Уч. пособие / В.И. Рохлин, В.И. Пинчук, В.М. Сердюк; Прокуратура СССР, Институт усовершенствования следственных работников. - Л., 1991. -156 с.
  2. Рохлин В.И., Осипкин В.Н. Доказательства / СПбЮИ Ген. Прокуратуры Российской Федерации. - СПб., 1998. - 32 с.
  3. Сабо И. Основы теории права. - М., “Прогресс”, 1974. - 270 с.
  4. Сальников В.П. Уважение к праву в деятельности органов внутренних дел.-Л., 1987.-88 с.
  5. Сальников В.П., Федоров В.П. Убеждение и принуждение в деятельности органов внутренних дел: Пособие. - Л., 1989. - 92 с.
  6. Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве (процессуальные и криминалистические аспекты проблемы). - Казань: Изд. Казан, ун-та, 1990. - 158 с.
  7. ?106. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. - СПб.: “Наука”,
  8. -224 с.

  9. Смирнова Н.Н. Уголовный процесс: Учебник - СПб.: Изд. Михайлова В.А., 2000. - 384 с.

  10. Советский уголовный процесс / под ред. Карева Д.С. - М., 1968. - 552 с. ^109. Строгович М.С Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. -

163

470 с.

  1. Строгович М.С. Избранные труды. Т. 1 Проблемы общей теории права. ^М., 1990 - 304 с.
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. В 2-х т. - М. ,1968 - Т.1 - 470 с, 1970 - Т.2 - 516 с.
  3. Д12. Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979. - ^319 с.

  4. Стуканов А.П. Прокурорский надзор за исполнением законов органами административной юрисдикции РФ. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2000. -225 с.
  5. Судебная практика в советской правовой системе /Под ред. Братуся С.Н. - М., 1975. - 328 с.
  6. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. - М., 1999. - 570 с.
  7. Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. М.: Юрид. лит., 1980. - 176 с.
  8. Томас Гоббс. Избранные произведения. - М.: Мысль. 1965. В 2т. Т.1 583 с.
  9. Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. Учебное пособие. М., 1983. - 80 с.
  10. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 1998. - 696 с.

  11. Уголовно-процессуальное право: Учеб. программа. / Сост.: Гельдибаев М.Х. и др.; под ред В.П. Сальникова; МВД России, СПб ун-т. - СПб., 1999. -75 с.
  12. Уголовный процесс. / Под ред. Алексеева Н.С. - М.: Юрид. лит.,
  13. -583 с.

164

ч 122. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под. общей редакцией П.А.

Лупинской. - М, 1995. - 544 с. f 123. Уголовный процесс: Учебник для вузов /Под ред. В.П. Божьева. М.,

1998.-591с. ~^124. Усманов У.А. Справочник следователя. - М.: Изд. ПРИОР, 2000. - 256 с.

  1. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства СПб., 1996. Т. 1. - 552 с.

  2. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 2. ^607 с.

  3. Фофанов В.П. Социальная деятельность как система, Новосибирск: Наука, 1981.-304 с.
  4. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. 4-е изд. М., 1962. - 504 с.
  5. / 129. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права Очерки ‘ по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и 1 буржуазных государствах. СПб., 1995. - 846 с. I 130. Чувилев А.А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с

’ милицией. - М: Изд-во МВШ МВД СССР, 1981. - 79 с.

  1. Шестакова С.Д. “Состязательность уголовного процесса”. СПб., 2001. -220 с.
  2. Шимановский В.В. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела: учебное пособие. Л.: Прокуратура СССР, институт усов. следственных работников. - 2-е изд., 1987. - 49 с.
  3. Шимановский В.В. Обеспечение законности и прокурорский надзор при прекращении уголовного дела на предварительном следствии и дознании: учебное пособие. СПб.: ИПК прок. - следств. работников, 1996. -52 с.
  4. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск,
    • 143 с.
  5. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. -

165

Л.: изд-во ЛГУ, 1963. -172 с.

  1. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М, 1967. -191 с.

  2. Элькинд П.С. Цели и средства их достижение в советском уголовно-процессуальном праве. - Л.: Изд. Лен. ун-та, 1976. -144 с.

  3. Юридическая процессуальная форма: теория и практика. /Под общ. ред. П.Е. Недбайло и В.М. Горшенева. М., 1976. - 280 с.
  4. Явич Л.С. Общая теория права - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та им. А.А. Жданова, 1976. - 287 с.
  5. Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М., 1981. -144 с.
  6. ?П41. Якупов Р.Х. Уголовный процесс. Учебник для вузов. /Под ред. В.Н. Галузо. М., 1998.-448 с.

НАУЧНЫЕ СТАТЬИ

  1. Айзикович А. С. Некоторые вопросы теории общественных отношений. // Филос. науки. 1979. № 6. С. 27-37.
  2. Алексеев С.С. О материалистическом подходе к системе советского права //Правоведение, 1961, № 3. С. 15-24.
  3. Алексеев С.С. О теоретических основах классификации отраслей советского права // Советское государство и право. 1957. № 7. С. 99-107.
  4. Анашкин Г.З. Вопросы науки советского уголовного процесса и судоустройства. - В сб.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 20. М.,
  5. С. 60-72.
  6. Арсеньев В.Д. Упрощение не равнозначно упрощенчеству. - Соц. законность, 1975. № 3. С. 63-64.
  7. Бурданова B.C. Следственные (криминалистические) ошибки // Вопросы совершенствования прокурорско-следственной деятельности. Сб. ст. Вып. 8.

166

СПб., 1996, с. 117.

  1. Бурданова B.C. Повышение качества расследования. // МВД России - 200 лет: Матер. Межд. научн.-практ. конф. 28-29 мая 1998 г. 4.3. - СПб., 1998. С.5-8.
  2. Бурданова B.C., Петухов В.Г., Заславский Г.И., Попов В.Л. Определение и значение криминалистических ошибок. // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Матер, межд. научн.-практ. конф. 9-10 апреля 1998 г. 4.2. - СПб., 1998. С. 43-48.
  3. Возгрин И.А. К вопросу о соотношении ОРД и доказывания в уголовном процессе. // Правовое государство и органы внутренних дел: Сб. научн. тр. Вып.
    • СПб., 1995. С. 20-27.
  4. Ю.Возгрин И.А., Сальников В.П. Комплексное исследование актуальных

проблем этики уголовно-процессуального доказывания // Следователь. -

    • №2. С. 69-71.

П.Возгрин И.А., Сальников В.П. Уголовно-процессуальное доказывание:

проблемы этики // Правовые и организационные вопросы совершенствования

деятельности органов внутренних дел. Сб. трудов. Вып. 4. - СПб.: СПб

юридический институт МВД России, 1995. С. 264-273.

12.Воскресенский В. Проблемы доказывания обвинения //
Российская

юстиция. 1995. № 4. С. 3-5.

1 З.Гуляев А. Единый порядок предполагает дифференциацию. - Соц.

законность. 1975. № 3. С. 64-65. “^14.Даев В.Г. Судебно-правовая реформа и законность // Эффективность

уголовно-правовых и процессуальных норм в борьбе с преступностью:

Межвуз. темат. сб. науч. тр. Калининград, 1993. С. 3-10.

  1. Демидов И.Ф. Обеспечение прав человека в сфере борьбы
    с

преступностью // Законность в Российской Федерации. М., 1998. С. 141-158. ^16.Доля Е. Новая Конституция РФ и уголовно-процессуальная деятельность

//Российская юстиция. 1994. №4. С. 17-19.

167

17.К итогам дискуссии о применении норм советского права.// Советское

государство и право. 1955, № 3. С. 44-53.

18.Колосова Н.М. Обеспечение конституционной законности // Законность в

Российской Федерации. М., 1998. С.27-47.

19.Комиссаров К.И. Правоприменительная деятельность суда в гражданском

процессе. //Советское государство и право. 1971. № 3. С. 71-77.

20.Кузнецов Э.В. Законность, правомерность и правопорядок (анализ

понятий). // Правовое государство и органы внутренних дел: Сб. научн. тр.

Вып. 2. -СПб., 1995. С.12-20.

21.Кузнецов Э.В., Сальников В.П. Правовая теория Л.И. Петражицкого и

современные проблемы правовой культуры. // Методологические проблемы

воспитательной и кадровой работы в ОВД и ВВ.: Сб. научн. тр. - СПб.: ВУ

ВВ, 1991. С. 43-53.

22.Мизулина Е.Б. О модели уголовного процесса // Правоведение. 1989. № 5.

С. 48-55.

23.Нажимов В.П. О соотношении понятий законности и справедливости //

Эффективность уголовно-правовых и процессуальных норм в борьбе с

преступностью: Межвуз. темат. сб. науч. тр. Калининград, 1993. С. 52-59.

24.Нажимов В.П. Развитие системы демократических принципов советского

уголовного процесса в свете новой Конституции // Вопросы осуществления

правосудия в СССР. Калининград, 1979. С. 3-13. ^25.Нерсесянц B.C. Пути развития правового государства и права: история и

перспективы // Пульс реформ (юристы и политологи размышляют). - М.:

Прогресс, 1989. С. 30-48. ^ 26.Пашкевич II. Ф. Процессуальные формы уголовного судопроизводства

нужно дифференцировать. - Соц. Законность. 1974. № 9. С. 54-56.

27.Петрухин И.Л. Перетягивание каната. //Московская правда, 1994,
1

ноября. С. 2.

28.Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование
преступлений.

168

//Государство и право, 1993, № 7. С. 81-91.

^29.Петрухин И.Л,, Рогаткин А. О реформе уголовно-процессуального права. //Законность, 1996. № 2. С. 38-44.

ЗО.Проект нового Уголовно-процессуального кодекса РФ: Стенограмма № 2 Совместного заседания ученых советов МГКА и Правовой Академии МЮ РФ //Проблемы Российской адвокатуры. Сб. ст. М., 1997. С. 39-76. 31.Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно-процессуальной формы по делам о малозначительных преступлениях. - Сов. государство и право. 1975. № 12. С. 60- 68.

32.Ривман Д.В. К вопросу о гарантиях соблюдения прав человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий в органах внутренних дел. // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс: Матер, межд. научн.-практ. конф. 9-10 апреля 1998 г. 4.1.- СПб., 1998. С. 245-248.

ЗЗ.Ривман Д.В. О некоторых положениях оперативно-розыскного сопровождения расследования по уголовным делам. // МВД России - 200 лет: Матер. Межд. наута-практ. конф. 28-29 мая 1998 г. 4.3. - СПб., 1998. С. 3-5.

f 34.Рогаткин А.А., Петрухин И.Л. О реформе уголовно- процессуального права РФ // Проблемы Российской адвокатуры. Сб. ст. М., 1997. С. 100-114.

-f 35.Рохлин В.И. Некоторые проблемы взаимодействия следователя в процессе расследования уголовных дел //Вопросы взаимодействия следователя и других участников расследования преступлений. Межв. сб. науч. трудов., Свердловск., 1984. С. 39-44.

Зб.Рохлин В.И. Прокурорский надзор за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности //Законность, оперативно- розыскная деятельность и уголовный процесс: Матер, межд. научн.-практ. конф. 9-10 апреля 1998 г. 4.1. - СПб., 1998. С. 29-35.

^37.Рохлин В.И. Защита и обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве как обеспечение конституционных прав человека и

169

гражданина //Актуальные проблемы юриспруденции в условиях становления правовой системы и гражданского общества в России. - СПб.: Изд-во СПбГУП. Вып. № 5. 2000. С. 80-83.

38.Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и сроки содержания под стражей // Российская юстиция. -1997. - № 5. С. 16-19.

^39. Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. 1994. № 6. С. 96-107. 40. Смирнов А.В. Об исторической форме советского уголовного процесса // Правоведение. - 1989. № 5. С. 56-61. f41. Смирнов А. В. Нужен суд правый и милостивый, решительный и скорый// Российская юстиция. - 1995. № 10. С. 18-21.

42.Соловьев А. Якубович Н. Предварительное расследование и прокурорский надзор в свете судебной реформы //Законность. 1995. № 8. С. 2-7. 43.Сухарев А.Я. Актуальные проблемы законности в условиях реформ и роль прокуратуры в ее обеспечении //Законность в Российской Федерации. М., 1998. С. 109-140.

  1. Уильям К. Брайсон Американское уголовное
    судопроизводство //Верховенство права: Сборн. Пер с англ. М, 1992. С. 166-184. 45.Федоров В.П. Право и правоохранительная деятельность. //Использование зарубежного опыта в деятельности ОВД РФ: Матер, межвуз. научн-практ. конф. 27-28 мая 1993 г. 4.4. - СПб., 1995. С. 200-206.

46.Шадрин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в российском уголовном процессе //Государство и право. 1994. №4. С. 96-104. 4 47.Шадрин B.C., Овчинникова Г.В. Актуальные проблемы создания нового УПК и роль прокурора в уголовном процессе //Труды Санкт-Петербургского юридического института генеральной прокуратуры РФ. СПб. 2000 г. С. 25-30. 48.Шаргородский М.Д., Иоффе О.С. О системе советского права // Советское

170

государство и право. 1957. № 6. С. 101-110.

49.Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе //

Государство и право. 1996. № 9. С. 60-67.

50.Шейфер С.А. Проблемы правовой регламентации доказывания
в

уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации //

Государство и право. 1995 № 10. С. 87-103.

4 51. Шумилин С.Ф. Совершенствование уголовно-процессуального законодательства, регулирующего деятельность следователя в стадии возбуждения уголовного дела //Совершенствование уголовно- процессуального законодательства. Сб. науч. тр. - М.: МЮИ, 1991. С. 55-63. 52. Шимановский В. Сроки предварительного следствия: порядок исчисления и продления // Законность. 1995. № 2. С.21-23. 53.Шимановский В. Сроки содержания под сражей на предварительном следствии: порядок исчисления и продления // Законность, 1995. № 3. С. 16-18.

54.Элькинд П.С. Категории “coдepжaниe,, и “форма” в сфере уголовно- процессуального регулирования. - Сб.: Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж, 1979. С. 34-45.

4 55.Якимович К.К. Первоочередные задачи реформирования уголовно- процессуального законодательства // Актуальные вопросы правоведения в современный период. Сб. ст. / Под ред. В.Ф. Воловича. Томск, 1995 С. 253-258.

56.Якуб М.Л. Порядок уголовного судопроизводства следует дифференцировать. -Соц. законность, № 1. 1975. С. 66-67.

ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

“t 1- Антонов И.А. Уголовно-процессуальная деятельность следователей

171

органов внутренних дел: нравственно-правовые критерии ее оценки: Дис. … к.ю.н. - Спб., 2000. - 20 с.

  1. Баев М.О. Тактика профессиональной защиты от обвинения в уголовном процессе России: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Воронеж, 1998. - 24 с.
  2. Баландин В.Н. Принципы юридического процесса: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1998. -16 с.
  3. -f4. Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. Авт. канд. дис. - М.., 1973. - 25 с.

  4. Биктасов O.K. Справедливость и законность в деятельности ОВД. Теоретические проблемы: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1994. - 17 с.
  5. Бурданова B.C. Криминалистические проблемы обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений: Дисс. в форме научного доклада … докт. юрид. наук. - М., 1992. - 40 с.
  6. Вандышев В.В. Правовые и этические проблемы использования данных виктимологии в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Л., 1977. - 25 с.
  7. Гааг Л.В. Законность как принцип деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1998. - 23 с.
  8. Гуцериев Х.С. Законность и профилактика правонарушений (теоретико- правовой анализ): Дис. … докт. юрид. наук. - СПб., 1998. - 375 с.
  9. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе: Концептуальные положения: Докт. дис. в форме науч. доклада. М., 1996. - 60 с.
  10. И.Зусь Л.Б. Правовое регулирование, его механизм в сфере уголовного

судопроизводства: Автореф. дис. … докт. юрид. наук - Ленинград, 1981. - 33

с.

  1. Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса: Автореф. дис.

172

… канд. юрид. наук. - СПб., 1999. - 21 с. ~fl3. Капустин А.А. Реформа советского предварительного расследования:

сущность, предпосылки, основные направления: Дис. … канд. юрид. наук. -

СПб., 1992. - 206 с.

  1. Кузьминых К.С. Криминалистические проблемы назначения и

проведения экспертиз наркотических средств: Дис. … канд. юрид. наук.

СПб., 1997.-311 с. fl5. Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия

предварительного расследования): Автореф. дис. … д.ю.н. - М., 1997. - 35 с.

  1. Ничипоренко Т.Ю. Единоличное рассмотрение уголовных дел: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1998. - 30 с.

  2. Петуховский А.А. Направление уголовного дела на дополнительное расследование и проблемы повышения качества дознания и предварительного следствия: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1991.-21 с.

  3. Пономаренко В. А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1998. - 20 с.
  4. Примак Т.К. Совершенствование законодательства как средство обеспечения законности: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1998. - 24 с.
  5. Прокофьева СМ. Гуманистические начала уголовного судопроизводства.: Автореф. дис. … к.ю.н. - СПб., 1999. - 18 с.
  6. Резник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар,
    • 19 с.
  7. Рустамов Х.У. Дифференциация форм уголовного процесса: Автореф. дис…. докт. юрид. наук. М., 1998. - 41 с.
  8. Телега Т.М. Обеспечение гласности в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.

173

Киев, 1991.-22 с.

  1. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Докт. дис. в форме науч. доклада. М., 1997. - 73 с.

  2. Федоров В.П. Человек и правоохранительная деятельность (философско- правовой аспект): Дис. … докт. юрид. наук. - СПб., 1996. - 378 с.

  3. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: Автореф. дис …докт. юрид. наук. - М., 1997. - 39 с.

  4. Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в Российском уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. - СПб., 1998. -184 с.

-428. Шимановский В.В. Правовое положение следователя в советском уголовном процессе: Автореф. … канд. юрид. наук. - Л., 1966. - 30 с.

  1. Юношев СВ. Адвокат - представитель потерпевшего: Дис. … к.ю.н. - Самара, 2000.-30 с.

  2. Якупов Д.А. Проблемы обвинительного и оправдательного уклонов в уголовном судопроизводстве: Автореф. … канд. юрид. наук. - М, 1999. - 34 с.
  3. Янгол Н.Г. Свобода личности и деятельность органов внутренних дел в условиях чрезвычайных правовых режимов (теоретический и историко- правовой аспекты): Дис. … докт. юрид. наук. - СПб., 1999. - 541 с.
  4. СЛОВАРИ, СПРАВОЧНИКИ

~^1. Юридический словарь / Под ред. П.И. Кудрявцева. 2-е изд. Т. 1-2. - М., 1956.-Т.1.-687 с.

174

Приложение 1 АНКЕТА

Уважаемый коллега!

Предлагаем Вам принять участие в исследовании правового регулирования деятельности предварительного следствия. Для этого заполните данный опросный лист. Исследование анонимно и мы надеемся на Вашу искренность в ответах. При заполнении листа просьба отмечать галочкой номер ответа удовлетворяющий Вас. Будьте, пожалуйста, внимательны при заполнении. Заранее благодарны Вам за сотрудничество. Данная работа поможет исследовать проблемы профессиональной деятельности следователей в целях их дальнейшего устранения. А также, она направлена на совершенствование деятельности органов предварительного следствия.

  1. Укажите, пожалуйста, срок Вашей службы в органах предварительного следствия.

до 1 года доЗ лет от 3 до 7 лет от 7 до 10 лет более 10 лет

  1. Как на Ваш взгляд, вся ли деятельность предварительного следствия является урегулированной.

2.1 Да 2.2 Нет 2.3 Затрудняюсь ответить

  1. Сталкиваетесь ли Вы с проблемами при производстве по уголовным делам, находящимся в Вашем производстве.

3.1 Да 3.2 Иногда 3.3 Нет никогда

  1. Нужно ли совершенствовать деятельность органов предварительного следствия.

4.1 Да 4.2 Нет, она и так совершенна

  1. Реализуется на практике принцип самостоятельности и независимости в отношении следователя.

5.1 Да 5.2 Нет

  1. Были ли в Вашей профессиональной деятельности случаи, когда на Вас оказывалось “давление извне”.

6.1 Да 6.2 Нет

  1. Как на Ваш взгляд, нужно ли в случае несогласия следователя с указаниями прокурора и начальника следственного отдела о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела для предания обвиняемого суду или о прекращении дела, наделить его правом обжаловать данные указания в суд.

175

7.1 Да 7.2 Нет

  1. Как Вы отмечаете качественное состояние предварительного расследования.

8.1 высокое 8.2 среднее 8.3 низкое

  1. Как на Ваш взгляд, есть ли необходимость допрашивать лиц в качестве свидетелей сразу после возбуждения уголовного дела, если они были опрошены следователем до возбуждения этого дела.

9.1 Да 9.2 Нет 9.3 Это зависит от конкретной ситуации

  1. Получает ли следователь дополнительную информацию, имеющую значение для дела при этом допросе, или просто дублирует опрос.

ЮЛ Да 10.2 Практически никогда 10.3 Иногда П. Есть ли
необходимость проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела, если она влияет на квалификацию деяния. 11.1 Да 11.2 Нет 12.Как вы считаете, нужно ли предоставлять потерпевшему бесплатного представителя (адвоката), как это предусмотрено с
обвиняемым (подозреваемым).

12.1 Да, но это усложнит работу следователя 12.2 12.3 Нет, это усложнит работу следователя 12.4 13. Как на Ваш взгляд, отрегулирован ли вопрос взаимодействия следователя с оперативно-розыскными органами. 13.1 Да 13.2 Нет

14.Как Вы считаете, всей информацией делится оперативный сотрудник со следователем, по находящемуся в производстве следователя уголовному делу.

14.1 Да 14.2 Нет 14.3 Затрудняюсь ответить

15.Нужно ли следователю иметь право на ознакомление с оперативно- служебными документами, касающимися разработок по находящемуся в его производстве уголовному делу.

15.1 Да, это поможет выбору наиболее рациональной тактики следственных действий, организации, планированию

15.2 Нет, это усложнит работу следователя

  1. Эффективно ли создание следственно-оперативных групп.

16.1 Да 16.2 Нет 16.3 Затрудняюсь ответить

  1. Как на Ваш взгляд, нужно ли наделять оперативного сотрудника правами следователя, если он находится в следственно-оперативной группе.

17.1 Да 17.2 Не вижу необходимости

  1. Следите ли Вы за развитием и достижениями науки, внедряете ли эти достижения в своей профессиональной деятельности.

18.1 Да 18.2 Нет

176

РЕЗУЛЬТАТЫ АНКЕТИРОВАНИЯ:

(всего 120 респондентов)

из них, работавших в органах предварительного следствия до 1 года -19,6 % до 3 лет -39,3% от 3 до 7 лет - 23,3 % от 7 до 10 лет-11,6% более 10 лет - 6,2 %

  1. Как на Ваш взгляд, вся ли деятельность предварительного следствия является урегулированной.

2.1 Да - 7 % 2.2 Нет - 82,5 % 2.3 Затрудняюсь ответить -10,5 %

  1. Сталкиваетесь ли Вы с проблемами при производстве по уголовным делам, находящимся в Вашем производстве.

3.1 Да - 62,2 % 3.2 Иногда - 37,8 % 3.3 Нет никогда - 0 %

  1. Нужно ли совершенствовать деятельность органов предварительного следствия.

4.1 Да - 87,8 % 4.2 Нет, она и так совершенна -12,2 %

  1. Реализуется на практике принцип самостоятельности и независимости в отношении следователя.

5.1 Да - 21,2 % 5.2 Нет - 78,8 %

  1. Были ли в Вашей профессиональной деятельности случаи, когда на Вас оказываюсь “давление извне”.

6.1 Да - 84,7 % 6.2 Нет -15,3 %

  1. Как на Ваш взгляд, нужно ли в случае несогласия следователя с указаниями прокурора и начальника следственного отдела о привлечении в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела для предания обвиняемого суду или о прекращении дела, наделить его правом обжаловать данные указания в суд.

7.1 Да - 98,2 % 7.2 Нет -1,8 %

  1. Как Вы отмечаете качественное состояние предварительного расследования.

8.1 высокое - 2,3 % 8.2 среднее - 39,4 % 8.3 низкое - 58,3 %

  1. Как на Ваш взгляд, есть ли необходимость допрашивать лиц в качестве свидетелей сразу после возбуждения уголовного дела, если они были опрошены следователем до возбуждения этого дела.

9.1 Да - 30,2 % 9.2 Нет - 32,4 % 9.3 Это зависит от конкретной ситуации -37,4 %

  1. Получает ли следователь дополнительную информацию, имеющую значение для дела при этом допросе, или просто дублирует опрос.

10.1 Да - 20,9 % 10.2 Практически никогда - 60,4 % 10.3 Иногда - 18,7 %

177

Ю.Есть ли необходимость проведения экспертизы до
возбуждения уголовного дела, если она влияет на квалификацию деяния. 11.1 Да - 79,2 % 11.2 Нет - 20,8 %

  1. Как вы считаете, нужно ли предоставлять потерпевшему бесплатного представителя (адвоката), как это предусмотрено с обвиняемым (подозреваемым).

12.1 Да, но это усложнит работу следователя - 81,9 % 12.2 12.3 Нет, это усложнит работу следователя -18,1 % 12.4 12. Как на Ваш взгляд, отрегулирован ли вопрос взаимодействия следователя с оперативно-розыскными органами.

13.1 Да - 42,3 % 13.2 Нет - 57,7 %

13.Как Вы считаете, всей информацией делится оперативный сотрудник со следователем, по находящемуся в производстве следователя уголовному делу. 14.1 Да -16,4 % 14.2 Нет - 60,3 % 14.3 Затрудняюсь ответить - 23,3 %

14.Нужно ли следователю иметь право на ознакомление с оперативно- служебными документами, касающимися разработок по находящемуся в его производстве уголовному делу.

15.1 Да, это поможет выбору наиболее рациональной
тактики следственных действий, организации, планированию - 97,3 %

15.2 Нет, это усложнит работу следователя - 2,7 %

  1. Эффективно ли создание следственно-оперативных групп.

16.1 Да - 91,5 % 16.2 Нет - 2,5 % 16.3 Затрудняюсь ответить - 6 %

  1. Как на Ваш взгляд, нужно ли наделять оперативного сотрудника правами следователя, если он находится в следственно-оперативной группе.

17.1 Да - 75,3 % 17.2 Не вижу необходимости - 24,7 %

  1. Следите ли Вы за развитием и достижениями науки, внедряете ли эти достижения в своей профессиональной деятельности.

18.1 Да - 24,9 18.2 Нет - 75,1 %

178

Приложение 2

СПРАВКА-АНАЛИЗ

по изученным уголовным делам.

Автором при подготовке диссертационного исследования было изучено 150 уголовных дел, находящихся в производстве у следователей Ленинградского РОВД Калининградской области.

При изучении этих уголовных дел установлено, что:

  • опросы очевидцев в подавляющем большинстве дублируются при допросе свидетелей;
  • в рапортах оперативных сотрудников по отдельным поручениям следователей в 147 уголовных делах отсутствует информация, имеющая значения для расследования уголовных дел;
  • указания прокуроров не обжаловались;

  • потерпевшие в 32 уголовных делах имеют своих представителей, которые являются близкими родственниками.

Данные, полученные автором диссертационного исследования при изучении уголовных дел, используются для формирования и утверждения положений, выносимых на защиту, и составляют эмпирическую базу исследования.