lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Царенко, Павел Павлович. - Наблюдение как метод собирания, исследования и оценки доказательств: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Саратов, 2001 246 с. РГБ ОД, 61:02-12/884-6

Posted in:

САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВА

На правах рукописи

Царенко Павел Павлович

НАБЛЮДЕНИЕ КАК МЕТОД СОБИРАНИЯ, ИССЛЕДОВАНИЯ И

ОЦЕНКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Специальность 12.00.09-уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

кандидат юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ Степанов В.В.

САРАТОВ-2001

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3-10

ГЛАВА 1 Научные и правовые основы использования метода

наблюдения при расследовании преступлений 10-63

§ 1 Наблюдение - как метод научного исследования и познания

криминалистической деятельности 10-47

§ 2 Психологические и физиологические аспекты наблюдения 47-63

ГЛАВА 2 Использование метода наблюдения при собирании,

исследовании и оценке доказательств 64-156

§ 1 Формы и способы использования следователем и судом метода

наблюдения при познании обстоятельств преступления 64-78

§ 2 Особенности применения метода наблюдения при производстве

отдельных следственных действий 78-1 56

2.1. Роль наблюдения при осмотре места происшествия 78-119 2.2. 2.3. Наблюдение при следственном эксперименте 119-128 2.4. 2.5. Специфика использования метода наблюдения при производстве обыска 128-136 2.6. 2.4. Использование наблюдения при проверке показаний на месте 137-150

2.5 Наблюдение в форме контроля и записи переговоров 150-156

ГЛАВА 3 Наблюдение в процессе доказывания 156-201

§ 1 Способы удостоверения фактов (обстоятельств), выявленных

в ходе наблюдения 156-184

§ 2 Реализация результатов наблюдения на предварительном и

судебном следствии 184-201

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 201-208

Библиография 209-239

Приложение 240-246

з

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В нынешних социально-экономических условиях развития нашего общества проблема борьбы с преступностью требует повышения роли и эффективности деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений. Эта задача тесно связана с интенсификацией научных разработок и внедрением передовых методов в практику. Совершенствование в целом процесса познания по уголовным делам обусловлено, прежде всего, правильно выбранными методами такого познания. Методы деятельности следователя, суда и оперативно-розыскного органа, и являются, таким образом, методами познания. Стремясь в процессе доказывания к цели установления истины, субъект познания применяет в его рамках специальные средства и приемы, обеспечивающие выявление, собирание, исследование и оценку доказательств.

Наблюдение, будучи основой любого знания и выступая непосредствен-ным отражением в сознании человека явлений объективной реальности, имеет важное и неоценимое значение в деятельности субъекта доказывания. Б процессе познания обстоятельств расследуемого события следователь, лицо, осуществляющее ОРД, судья на соответствующих стадиях уголовного процесса, как и любой человек в процессе определенной деятельности, организует свои восприятия, чтобы выделить необходимое, понять существенное, учесть все, что может иметь значение для познания того или иного явления, для решения стоящей перед ним задачи, достижения определенной цели. Восприятие при наблюдении характеризуется активностью и системностью.

Актуальность исследования определяется насущной необходимостью совершенствования деятельности суда, органов предварительного следствия и органов, осуществляющих ОРД, повышения профессионального мастерства указанных субъектов уголовного процесса, разработки теоретических положений, призванных стать основой для практических рекомендаций. Наблюдение как планомерное, целенаправленное восприятие - один из наиболее распро-

4

страненных и вместе с тем очень эффективных общенаучных методов, исполь- зуемых для собирания и проверки доказательств в уголовном судопроизводстве, широко используется в следственной и судебной практике. В ходе наблюдения, следователю и судье подлежит установить обязательную совокупность обстоятельств, которые образуют предмет доказывания (ст.68 УПК). Разнообразные объекты (явления, предметы, следы) должны восприниматься и оцениваться ими не изолированно друг от друга, а во взаимосвязи, как целостная структура, в ракурсе конкретной криминалистической задачи.

Представляя собой общий метод судебного исследования, наблюдение в процессе доказывания выступает в то же время и в качестве метода проведения отдельных следственных действий. Оно служит не только методом познания, но и формой, в которой чувственное восприятие действительности соединяется с логическим решением задач, стоящих перед субъектом познания. При производстве любого следственного действия как элементарного акта практического познания проявляется необходимость использования различных общих методов, в совокупности образующих определенную систему приемов и средств, обусловливаемую и характеризующуюся видом следственного действия, целью его проведения и иной спецификой. В сочетании с другими методами наблюдение широко используется при осмотре места происшествия и других объектов, освидетельствовании, обыске, выемке, задержании, допросе, очной ставке, следственном эксперименте, проверке показаний на месте, предъявлении для опознания, получении образцов для сравнительного исследования, контроле и записи переговоров, иных следственных и судебных действиях, оперативно- розыскных мероприятиях.

Анализ следственной и судебной практики свидетельствует, что метод наблюдения в процессе доказывания по уголовным делам далеко не всегда используется эффективно, зачастую неверно. Следователи, дознаватели и лица, осуществляющие ОРД, допускают серьезные ошибки при осмотре и фиксации его результатов в процессе документирования. Основной их причиной является

5

незнание, либо слабое знание психофизиологических основ наблюдения, методики его проведения.

В литературных источниках по криминалистике, уголовному процессу, наблюдение в том или ином объеме рассматривается в качестве инструментального метода следователя и оперативного сотрудника. Однако комплексных монографических исследований по вопросу использования наблюдения как метода уголовно- процессуального познания в процессе доказывания пока не имеется. Одной из попыток ликвидировать этот пробел явилось диссертационное исследование в этом направлении Соколовой О.В. «Наблюдение как метод исследования в криминалистике и доказывании»1, однако и оно оставило немало «белых пятен» в данной проблеме. Наблюдение как метод познания истины в процессе доказывания необоснованно ограничен следователем и лицом, производящим дознание, оставляя за рамками исследования иных субъектов, как то судью и лицо, осуществляющее ОРД. Существенным пробелом является и то, что автором не исследована проблема специфики использования метода наблюдения в различных стадиях борьбы с преступностью. В этом отношении вне поле зрения оказался такой важный этап, как выявление преступлений. Кроме этого, не затронута проблема особенностей наблюдения при производстве отдельных следственных действий в так называемых неблагоприятных условиях (например, при осмотре места происшествия под водой и т.д.).

Недостаточная разработанность настоящей проблемы в литературе и её значимость для законотворческой деятельности, более глубокого познания сущности следственных и судебных действий, а также повышения эффективности раскрытия, расследования, рассмотрения в суде уголовных дел и предупреждения преступлений обусловили необходимость дальнейшего исследования проблемы наблюдения.

Цель диссертационного исследования заключается в анализе методологической сущности наблюдения, определении значения и места наблюдения как метода познания в криминалистике и уголовном процессе, а также в разра-

1 См.: Соколова О.В. Наблюдение как метод исследования в криминалистике и доказывании. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Академия МВД РФ. М., 1994.

6 ботке теоретических положений и практических рекомендаций по осуществле- нию наблюдения, направленных на совершенсгвование дсягсльносги всех субъектов уголовного судопроизводства (судьи, следователя, лица, осуществ- ляющего ОРД) по раскрытию, расследованию, рассмотрению уголовного дела в ходе судебного заседания, предотвращению преступлений.

Исходя из этой цели настоящего исследования, в ходе работы предпринята попытка решить ряд задач, в частности:

  • на основе анализа психофизиологических, уголовно-процессуальных, криминалистических аспектов проблемы наблюдения, учитывая уровень их разработанности в криминалистике и доказывании, комплексно на базе разработанной концепции исследовать сущность, специфику условий наблюдения как метода познания в криминалистике и уголовном судопроизводстве,
  • провести анализ основных направлений применения наблюдения в расследовании преступлений; особенностей его применения в зависимости от стадии уголовного процесса, характера наблюдаемого объек-
  • та, субъекта и цели наблюдения, }

  • выявить и рассмотреть типичные недостатки и ошибки в деятельности судьи, следователя и лица, осуществляющего ОРД, допускаемых ими в процессе наблюдения, установление их причин;
  • разработать и обосновать практические рекомендации, имеющие целью оказание помощи указанным субъектам при осуществлении наблюдения и фиксации его результатов;
  • разработать и предложить некоторые изменения и дополнения в УПК . Методология и методика исследовании. Методологическую основу

диссертационного исследования составили современные достижения теории познания. Опираясь на диалектический метод познания, диссертант использовал общие и частные методы исследования: логический, системно-структурный, сравнительно-правовой, социологический, статистический. Достоверность результатов исследования, обоснованность выводов и рекоменда-

7

ций обеспечены использованием апробированых общенаучных систем иссле- дования, полнотой изучения философской, психологической, социологической, уголовно-процессуальной и криминалистической литературы отечественных и зарубежных авторов.

Нормативная основа диссертации представлена Конституцией РФ. Под углом зрения избранной проблемы анализировалось и использовалось действующее законодательство Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда РФ, нормативно-правовые акты министерств и ведомств, иной нормативный материал. Кроме того, автором исследовалось проектируемое уголовно- процессуальное законодательство.

Теоретической базой исследования послужили работы ученых в области криминалистики, уголовного процесса и психологии Т.В. Аверьяновой, Г.М. Андреевой, О.Я. Баева, Р.С. Белкина, И.Е. Быховского, А.Н. Васильева, В.Л. Васильева, А.И. Винберга, Ф.В. Глазырина, ГЛ. Грановского, А.В. Дулова, М.И. Бникеева, В.Д. Зеленского, Л.М. Карнеевой, В.Я. Колдина, В.П. Колмако- ва, А.А. Леви, А.А. Леонтьева, Е.М. Лифшица, И.М. Лузгина, Д.П. Рассейкина, А.Р. Ратинова, Н.А. Селиванова, II.П. Хайдукова и др. ./

Объектом исследования выступала следственная, оперативно-

розыскная и судебная практика как специфическая деятельность, направленная на установление истины в процессе доказывания, а предметом - закономерности, выявленные в процессе реализации наблюдения при проведении конкретных следственных и других действий.

Самое пристальное внимание при подготовке и написании диссертации было уделено формированию эмпирической базы исследования. В ходе работы над диссертацией изучена и обобщена следственная и судебная практика: уголовные дела, рассмотренные судами, а также находившиеся в производстве различных органов предварительного следствия (прокуратуры, МВД и др.) Саратовской и других областей России (всего 250 уголовных дел). По результатам изученных уголовных дел составлена аналитическая справка. Кроме того, по данной проблеме были изучены мнения судей, следователей и лиц, осущеетв-

8

ляющих ОРД, в Саратовской, Тамбовской, Тульской, Волгоградской и Астра- ханской областях. При написании диссертации использован личный опыт шестилетней юридической деятельности автора, в том числе в должности сле- дователя прокуратуры и адвоката.

Научная новизна исследования заключается в комплексном подходе к проблеме использования метода наблюдения в криминалистике и процессе доказывания по уголовным делам. Указанная проблема исследовалась в нескольких аспектах, в своей совокупности образующих систему. Наблюдение анализировалось, прежде всего, как метод научного исследования и познания криминалистической деятельности в ракурсе его психологической и физиологической специфики. Значительное место в диссертационном исследовании отведено изучению особенностей применения метода наблюдения при производстве отдельных следственных действий (осмотра места происшествия, обыска, следственного эксперимента, проверки показаний на месте), форм и методов использования следователем и судом мегода наблюдения при познании обстоятельств преступления, соотношения наблюдения, осуществляемого различными его субъектами.

В качестве новых и дополнительных положений на защиту выносятся:

  • определение и основы гносеологической и психолого-физиологической сущности наблюдения как метода научного исследования и познания криминалистической деятельности;
  • понятие и сущность методики наблюдения;
  • соотношение наблюдения, осуществляемого следователем, оперативным сотрудником и судьей;
  • понятие и классификация форм и методов использования следователем и судом метода наблюдения при познании обстоятельств преступления;
  • особенности применения метода наблюдения при производстве отдельных следственных действий, а также разработанные с учетом их предложения и практические рекомендации для следователей, опера-,

9

тивных сотрудников и судей, направленные на оптимизацию наблюдения, осуществляемого указанными субъектами;

  • классификация видов наблюдения (понятие и анализ простого и ква- лифицированного, непосредственного и опосредованного наблюдения, характеристика научно-технических средств и приемов наблюдения);
  • понятие и классификация способов удостоверения фактов (обстоятельств), выявленных в ходе наблюдения;
  • предложения о дополнении УПК рядом новых правовых норм и статей, регламентирующих отношения, связанные с использованием метода наблюдения.
  • Научное и практическое значение исследования. Теоретические выводы и предложения, сформулированные в диссертации, вносят, по мнению автора, определенный вклад в развитие научных основ криминалистической методологии, криминалистической техники и тактики. Разработанные диссертантом научные положения и практические рекомендации могут использоваться в целях совершенствования уголовно-процессуального законодательства, практической деятельности органов предварительного расследования,./суда, органов, осуществляющих ОРД, а также при подготовке специалистов в юридических ВУЗах, на курсах повышения квалификации. Сформулированные в диссертации выводы, конкретные предложения и рекомендации могут использоваться при создании учебников, учебных и методических пособий (практикумов, спецкурсов и т.д.) в системе высших юридических учебных заведений. Материалы диссертации, отдельные положения и выводы могут стать основой для дальнейших научных изысканий в данной области.

Апробации результатов исследовании. Основные теоретические положения и предлагаемые практические рекомендации изложены в шести статьях, опубликованных в научных сборниках. Результаты исследования, а также выводы и рекомендации, к которым пришел автор в процессе исследования, докладывались на заседаниях кафедры криминалистики Саратовской государственной академии права, на научно-практических конференциях (на научно-

10

практической конференции «Следователь сегодня. Проблемы следствия в органах прокуратуры», г. Саратов, 1999 год; научной конференции СГАП «Совер- шенствование правовой политики», г. Саратов, 2000 год). Результаты диссер- тационного исследования внедрены в учебный процесс Саратовской государст- венной академии права.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и списка литературы, использованной при разработке проблемы. Наименование и расположение глав обусловлено логикой исследования и порядком изложения его результатов.

Глава 1 Научные и правовые основы использования метода наблюдения при расследовании преступлений

§ 1 Наблюдение как метод научного исследования и познания кримина- листической деятельности

Криминалистическая методология занимает одно из важнейших мест в структурной системе криминалистической науки. Трудно переоценить ее значение в процессе собирания, исследования и оценки доказательств. Значение общенаучных методов познания проявляет себя по нарастающей, что объясняется во многом интеграционными тенденциями в современной науке”. Наглядным проявлением синтеза научного знания служит всевозрастающая роль, которую играет принцип системного подхода 3. Учитывая особое значение для поисково- познавательной деятельности следователя, оперативного сотрудника и суда общенаучных методов познания, в работах по криминалистической проблематике, к сожалению, этим вопросам многие авторы порой уделяют недостаточно пристальное внимание. «Нельзя забывать, что у следователя, как и у

2 См.: Коршунов A.M. Познание и деятельное п.. М., 1984. С. 36. См.: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973.

11 любого другого исследователя, натолкнувшегося на область неизвестного, нет иного способа перекинуть в нее мостик, кроме философского анализа»4.

Криминалистическая методология представляет собой сложную систему самых разнообразных взаимосвязанных методов и принципов познания. Метод представляет собой способ изучения явлений материальной действительности, подход к исследованию. Любой из них представляет собой систему принципов исследовательских действий, которые предписывается осуществлять в опреде- ленной последовательности. Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что гно- сеологической основой криминалистики, как и иных наук, является диалекти- ческий метод, определяющий подход к изучению соответствующих явлений и предметов.

Таким образом, метод можно определить как некую совокупность операций, направленных на решение какой-либо научной или практической проблемы. «Метод - способ теоретического исследования или практического осуществления чего-нибудь»5. По своей сути понятия «метод», «способ»6, «при-ем» являются синонимами. Методами принято называть более сложные и общие системы, а приемами и способами - более простые операции, входящие в качестве элементов в упомянутые системы.

Если понятие «метод» большинством ученых определяется в целом одинаково, то по вопросу классификации методов единства во взглядах не достигнуто. Методы, используемые и разрабатываемые в криминалистике, могут быть поделены на виды по различным основаниям.

С точки зрения структуры, например Н.А. Селиванов, их делит на простые (элементарные) и сложные (составные, комплексные)8. Под сложностью здесь понимается не трудность овладения методом или не трудность его применения, а сочетание в одном методе двух или большего числа относительно самостоятельных способов познания. Например, в группу простых, по мнению

Протасевич А.Л., Степаненко Д.Л., Шиканов В.И. Моделирование в реконструкции расследуемою еиГн.пмя. Очерки теории и практики следственной работы. Иркутск, 1997. С. 16,

5 Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1987. С. 300.

6 См.: Там же. С. 658.

7 См.: Там же. С. 510.

8 См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С. 20-21.

12

Н.А. Селиванова, входят такие логические методы познания, как анализ и синтез. Примерами сложных (комплексных) могут служить сравнение и эксперимент. Каждый из них представляет сочетание нескольких элементарных спосо-бов, в частности наблюдения, анализа синтеза, индукции, дедукции, а иногда также измерения и др.

Деление методов на виды осуществляется и по характеру наук, в рамках которых они разрабатываются. В этом отношении их делят на: математические, логические, естественнонаучные, общественно-научные. В свою очередь каждая из указанных групп подвергается дальнейшему делению. Так, в группу естественнонаучных входят, например, химические, физические, биологические методы. Дальнейшее деление внутри этих подгрупп можно провести по характеру применяемых приемов и технических средств. В частности, к химическим относятся капельный, микрохимический, хроматографический анализ и многие другие, в число физических входят микроскопический, спектральный, колори-• метрический, рефрактометрический и т.д.

Методы, связанные с применением каких-либо технических средств, ино гда называют техническими9. ./

Важное значение имеет также их деление на виды по признаку общности. В работах по криминалистике это деление представлено несколькими модифи- ? кациями. Так, Р.С. Белкин придерживался трехчленной конструкции: всеобщий метод криминалистики (диалектический), частные и специальные методы . По терминологии И.М. Лузгина второй член деления именуется общими

11 1 “*

методами . Впоследствии к этому названию присоединился и Р.С. Белкин ‘. А.А. Эйсман предложил другое деление, состоящее из четырех членов: общепознавательные (диалектический, логические, математические); отраслевые (разрабатываемые отраслевыми науками - физикой, химией и т.д.); региональ-

9 См.: Селиванов Н.А. Указ. раб. С. 21.

10 См.: Белкин Р.С. Сущность экспериментального метода исследования в советском уюловном процессе и криминалистике. М., 1961. С. 24; Он же, Эксперимент в следственной и судебной практике. М., 1964.

11 См.: Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М.. 1969. С. 51.

12 См.: Курс советской криминалистики. Т. 1. С, 245.

13

ные (частно-отраслевые); конкретные (узконаправленные региональные) . Однако наиболее удачной, по нашему мнению, следует считать классификацию методов, предложенную Р.С. Белкиным, поскольку она является сравнительно удобной, рациональной, полно отражающей суть проблемы.

Метод отображает закономерности познания и определяется объектом познания, на который направлена деятельность человека. Специфические свойства объекта, отраженные в сознании, помогают человеку разрабатывать методы познания. «Метод не есть нечто отличное от своего предмета и содержания», - писал Гегель14.

Метод зависит также от того, какую цель ставит перед собой человек, чего он добивается в процессе познания. В то же время цель познавательной деятельности не изолирована от объекта и способа познания, она в свою очередь зависима от них.

В завершенном виде метод любого исследования, включая расследование по уголовному делу, должен, как полагает Л.В. Дулов, обеспечивать:

  • определение комплекса целей, которые могут быть достигнуты с применением данного метода; ,/
  • формулирование характеристики ситуаций, событий, явлений, для выяснения которых может быть применен данный метод;
  • возможные варианты реализации метода в зависимости от конкретизации целей, а также особенностей изучаемых объектов;
  • последовательное совершение действий при применении метода;
  • ,. совокупность средств и специальных приемов реализации данного метода.15

Как отмечает В.А.Образцов, в практическом следоведении в уголовном процессе реализуются методы трех уровней:

1) общие, используемые в различных областях человеческой деятельности; 2) 3) видовые, используемые только в рамках практического следоведения в уголовном процессе; 4) 1Э См.: Эйсман Л.А. Система методов исследования, применяемых в криминалистике. - В сборнике: Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С. 11 -13. >

’* Гегель. Наука логики. Т. 1. М., 1970. С. 108. 15 См.: Дулов Л.В. Судебная психология. Минск. 1970. С. 39-40.

14

3) внутривидовые, используемые в каких-то отдельно взятых разновидно- -

стях практического следоведения в уголовном процессе (например, в

оперативно-розыскной деятельности)16.

В каждой из названных групп могут быть выделены соответствующие подгруппы по различным основаниям. Возможно, например, деление на орга-нолептические (восприятие признаков и свойств объектов визуально, на слух, с помощью осязания, обоняния) и инструментальные методы (восприятие с помощью технических устройств, приборов, приспособлений, аппаратуры), а также на традиционные (наблюдение, измерение, описание, эксперимент, идентификация, моделирование, метод «словесного портрета», бригадный метод расследования и т.д.) и новые методы (генная идентификация, анализ оперативной обстановки, тестирование с помощью полиграфа, анализ управленческого решения и др.).

Существуют и другие классификации, например:

  • по целям применения (используемые для выявления и идентификации скрывшихся с места происшествия преступников, для установления личности по трупу и т.д.); /
  • по источнику происхождения (криминалистические, психологические, Логические и т.д.);
  • по универсальности (применяемые при поиске и исследовании различных объектов, применяемые при поиске и исследовании отдельных видов и раз- новидностей объектов);
  • по уровню (общие методы поиска и познания, например, анализ, синтез, индукция, аналогия, и специальные, например, методы исследования биологических объектов, в частности продуктов питания, методы экспресс-анализа наркотиков, методы биохимических анализов ткани, органов, взятых от трупов и т.д.)
  • По мере развития науки, совершенствования и развития сфер практической деятельности, система методов, реализуемых в целях поиска и исследова-

6 Подробнее об этом см: Образцов В.Л. Выявление и изобличение преступника. М., «Юрист». 1997. С. 204-205.

15

ния носителей информации, неуклонно преобразуется. Уходят в прошлое одни и появляются новые, более совершенные методы, создаются прежде неизвестные, более эффективные модификации используемых методов.

Среди методов собирания, исследования и оценки доказательств наблюдение - один из самых распространенных и эффективных. К понятиям «наблюдение», «наблюдать», «наблюдатель» имеет отношение практически каждый человек. Наблюдают всегда, наблюдают повсеместно, наблюдают все, кто способен это делать. Наблюдают за всем, что окружает людей и поддается наблюдению. Кроме того, так или иначе, каждый индивид наблюдает за самим собой. Метод наблюдения, процессы, связанные с его реализацией и использованием полученных результатов, пронизывают уголовное судопроизводство сверху донизу, вдоль и поперек. Преступник наблюдает за потенциальной жертвой, оказавшись в тюрьме - за надзирателями, сокамерниками, следователем, а позднее за судьей. Участковый инспектор наблюдает за лицами, находящимися под надзором, и порядком на вверенной ему территории, судья за ходом судебного заседания, надзирающий прокурор - за работой следователя и органа дознания, а персонал психиатрического экспертного учреждения за лицами, стационарно обследуемыми в нем в связи с производством судебно-психиатрической экспертизы, и т.д. Результаты наблюдения фиксируются приборами, тестами в памяти наблюдателей. Даже заводятся дела и папки, которые именуются наблюдательными производствами.

Таким образом, наблюдение в указанной сфере человеческих отношений осуществляется различными субъектами, с различных точек зрения, с различными целями. Одни это делают в целях удовлетворения банального интереса и не более того, другие - для последующего решения позитивных, полезных обществу и государству задач, третьи - исключительно для удовлетворения личных и групповых потребностей, подчас противоречащих закону, нравственным устоям, интересам общества. Поэтому результаты наблюдения могут быть нейтральными по отношению к интересам отдельных лиц, определенных социальных групп и слоев общества, полностью или хотя бы частично соответствовать.

16 этим интересам, являться благом либо иметь негативные последствия для об- щества и его членов, будучи использованы не в созидательных, полезных, а де- структивных разрушительных целях, как это имеет место в случае криминального наблюдения.

О наблюдении как методе познания истины в уголовном судопроизводстве писали еще до Октябрьской революции 1917 года А.Жиряев, В.Д.Спасович, И.Я.Фойницкий, М.В.Духовской и другие русские процессуалисты. Наблюдение представлялось им разновидностью «чувственного опыта» и именовалось «личным судейским осмотром», предметом которого могли быть и место совершения преступления и отдельные вещественные доказательства. А.Жиряев писал, что при уголовном судопроизводстве возможны три способа познания, « которые могут быть обозначены следующими краткими выражениями: 1) чувственное воззрение на самый предмет убеждения, 2) умственное в него проникание через указующие обстоятельства и 3) восприятие или усвоение чужих убеждений». В.Д.Спасович « чувственное воззрение» назвал «чувственным опытом», под которым предложил понимать наблюдение внешнею мира посредством органов чувств, отмечая, что при этом «наШс понимание не проникает в существо познаваемых предметов мира внешнего, а скользит только по их поверхности».1

Развивая взгляды Жиряева и Спасовича, М.В.Духовской, И.Я.Фойницкий, Д.Тальберг, Г.С.Фельдштейи и другие писали о личном судейском осмотре, под которым подразумевались «те действия, которыми судебный орган путем непосредственного наблюдения или при участии сведущих людей убеждается в существовании или несуществовании фактических данных, не могущих быть доставленными на суд, но способных помочь разъяснить дело»19. И.Я. Фой-ницкий считал непосредственное наблюдение источником интуитивного познания судом или следователем обстоятельств события и главным образом ве-

17 См: Жиряев Л, Теория улик. Дерпт, 1855. С.28.

18 См: Спасович В.Д. О теории судсбио-yi оловиых доказательств в связи с судоустройством и судопроизводст вом. СПб., 1861. С.11.

19 См: Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М., 1897. С. 150.

17

щественных доказательств . Некоторые авторы при этом понимали под осмотром восприятие «посредством всякого чувства», считая, что осмотром такое восприятие является потому, что «зрительные восприятия являются среди чувственных восприятий вообще преобладающими»” .

В значительной степени восприняв у Л.Жиряева схему методов познания истины в уголовном судопроизводстве, В. Громов и Н. Лаговиер отмечали в одной из первых советских работ по доказательственному праву, что непосредственное наблюдение и восприятие явлений окружающего мира - это первый источник познания человека, что предметом непосредственного наблюдения в уголовном судопроизводстве служат «некоторые факты, являющиеся доказательствами в деле (осмотр судом места преступления, осмотр следов преступ-ления, вещественных доказательств - предметов и документов)»””.

Вопрос о наблюдении как методе непосредственного познания в расследовании оказался дискуссионным и в советской юридической литературе. М.М. Гродзинский, например, писал, что непосредственное наблюдение как наиболее простой способ установления фактов в уголовном процессе исключено, так как событие преступления относительно времени расследования находится в про- шлом23. Того же мнения придерживалась П.А. Лупинская 24.

Наиболее полно вопрос о возможностях непосредственного познания в уголовном процессе был исследован В.Я. Лифшицем 2” и получил дальнейшее развитие в монографии по теории доказательств в советском уголовном процессе , а также в отдельных статьях и других работах советских юристов.

.. , Вопрос о возможностях непосредственного познания следует решать применительно к конкретным стадиям уголовного процесса, поскольку по от-

20 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства, Т.2. СПб., 1910. С. 179.

21 См.: Глазер Ю. Руководство по уголовному процессу, Т.1, вып.З. СПб.. 1886. С.249.

22 См.: Громов В., Лаговиер Н. Уголовно-судебные доказательства. М., 1929. С.25.

23 См.: Гродзинский М.М. Улики в советском уголовном процессе // «Ученые труды ВИЮН», вып. 7. М.,1944. С.З.

24 См.: Лупинская П.А. О понятии судебных доказательств // Сб. «Ученые записки ВИЮН», вып.7. М., 1958. С.98-113.

25 См.; ЛифшицВ.-Я. Принцип непосредственности в советском уголовном процессе. М., Госюриздат. 1947. С.18-19.

” См.: Теория доказательств в советском уюловном процессе. Часть Общая. «Юридическая .miepaispa». l’J(>(>. С.234- 240.

18

ношению к событию преступления они находятся в неравнозначном положении: стадии возбуждении уголовного дела и предварительного расследования по времени ближе к событию преступления, а стадии судебного разбирательства, надзорного и кассационного производства дальше.

То, что может быть непосредственно усмотрено и познано следователем, например, обстановка на месте происшествия, уже не может быть воспринято судом. Следователь в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством не в состоянии непосредственно наблюдать процесс совершения преступления, так как действия преступника и расследование, обусловленное этими действиями, не совпадают во времени. Если же следователь был очевидцем преступления, то в уголовном процессе он должен выступать в каче-стве свидетеля, а не следователя (ст.64 УПК ). Следователь не может непосредственно воспринимать причинные связи между фактами, образующими • преступление. Он может лишь реконструировать некоторые связи и на этом основании изучить действительное происхождение факгов, но это будут уже не те факты, которые составляли преступление, а подобные им, лишенные общественной- опасности и ряда других признаков. Нельзя непосредственно воспринять психическое отношение обвиняемого к своим действиям, цель, мотив преступления. Можно наблюдать лишь признаки, в которых отобразились мотив и цель, но не сами эти явления.

Непосредственно следователь может наблюдать предметы и явления, так или иначе связанные с действиями преступника, сохранившие на себе следы этих действий, явившиеся последствиями преступления.

Значение непосредственного познания на стадии предварительного расследования состоит в том, что оно обеспечивает обнаружение, исследование и оценку доказательств, то есть решение важнейшей задачи расследования. Благодаря непосредственному познанию происходит констатация фактов, их объяснение и использование в целях доказываний. Значение непосредственного наблюдения состоит также в том, что при этом обеспечивается фиксация фак-

Здесь и далее, если не делается специальная оговорка, имеется в виду УПК РСФСР 1961 года.

19

тов, благодаря чему создается возможность опосредствованного познания события преступления судом.

Средства и приемы непосредственного познания в расследовании достаточно унифицированы и описаны, что создает дополнительную возможность проверки и оценки следователем и другими лицами результатов непосредственного познания.

Наблюдение с субъективной точки зрения можно подразделить на про- фессиональное и наблюдение иными людьми, вовлеченными в уголовное судо- производство. В зависимости от вида субъекта, осуществляющего восприятие, наблюдение также можно дифференцировать на:

1) наблюдение лицами, осуществляющими доказывание (следователь, дознаватель, суд); 2) 3) наблюдение, проводимое лицами, участвующими в процессе доказывания (свидетель, потерпевший, эксперт и др.). 4) Обязательным субъектом наблюдения как метода познания в расследовании является следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, лицо, осу- ществляющее оперативно-розыскную деятельность и судья. К “йислу факульта- тивных субъектов можно отнести понятого и специалиста. Наблюдение, осуще- ствляемое этими лицами (за исключением понятого), - это профессиональное наблюдение. В обычных предметах и явлениях окружающей действительности, на которые не обратит внимание человек иной профессии, следователь выделит признаки, указывающие на обстоятельства совершения преступления и личность преступника, а также иные обстоятельства, имеющие значение с точки зрения задач предварительного расследования и установления истины в уголовном процессе. Специальные знания и практический опыт обостряют внимание следователя, делают его направленным на изучение таких свойств предметов и явлений, которые необходимы для раскрытия преступления. В связи с этим особое значение для субъекта приобретает воспитание в себе такой наблюдательности, тренировка внимания. Подавляющее большинство - 99 % , опрошенных нами следователей, оперативных сотрудников и судей высказади

мнение о том, что в процессе обучения в юридических ВУЗах проблеме выра- ботке внимания, столь важной для юриста-профессионала, не придается долж- ного высокого значения. Кроме этого, они согласились с целесообразностью введения в программу обучения в юридическом ВУЗе специального курса по выработке внимания, отметив, что это будет иметь большое практическое зна- чение для обучения и подготовки высококвалифицированных специалистов. Таким образом, в программу вузовского обучения следует ввести междисцип- линарные спецкурс и практикум по психологии и криминалистике, направлен- ные на тренировку внимания и воспитание наблюдательности по теме: «На- блюдение в деятельности следователя, оперативного работника и суда». Г. Гросс писал: «Любящий свое дело следователь на каждой прогулке будет об- ращать внимание, например, на следы ног человека, оставленные в пыли, в гря- зи дороги, на следы животных, следы колес, следы помятой травы, указываю- щие на то, что кто-нибудь на ней лежал или сидел, будет замечать оброненные клочки бумаги, повреждения, сделанные на деревьях, сдвинутые с места камни, осколки разбитой посуды, двери и окна, необычным образом отпертые или от- воренные, - все это может дать следователю повод для различных/комбинаций, вызвать на размышления о том, что происходило тут ранее»” .

Объектами наблюдения чаще всего являются реальные элементы окружающего мира (человек, группа людей, события, участки какой-либо территории, механизмы, иные предметы, технологические процессы, природные явления и т.д.). Реже в познании в их качестве выступают материальные аналоги (заместители) оригиналов29.

Субъект наблюдательной деятельности чаще всего наблюдает за такими объектами:

1) самим собой (самонаблюдение);

” Г. Гросс. Руководство для судебных следователей. Пер. с нем., Смоленск. 18У5. СЮ.

29 Например, при наблюдении в процессе моделирования. Вопрос о моделировании и сочетании в познания ме- тодов моделирования и наблюдения подробнее будет рассмотрен в настоящем параграфе ниже.

21

2) другими лицами, с которыми он вступает в контакт в связи со своей дея- тельностью (их внешностью, действиями, реакциями, речевыми и другими видами коммуникации и т.д.); 3) 4) производством процессуальных и непроцессуальиых действий, обстановкой, в которой они производятся, протекающими при этом процессами, событиями, объектами вещного порядка, с которыми участники указанных действий взаимодействуют. 5) Объектами наблюдения в расследовании могут быть разнообразные предметы и явления материального мира. К их числу Р.С. Белкин относил: обстановку на месте происшествия и ее элементы; обстановку проведения отдельных следственных действий; отдельные предметы, имеющие доказательственное значение; помещения и участки местности, не являющиеся местом происшествия, но представляющие интерес для следствия; тело человека; поведение некоторых участников процесса; результаты некоторых следственных действий30.

Соглашаясь с указанным перечнем объектов наблюдения, И.М. Лузгин, тем не менее, полагал целесообразным классифицировать их несколько иначе, в зависимости от обстоятельств возникновения и отношения к действиям преступника или следователя.” В связи с этим он свойства предметов и явлений, возникшие до проведения расследования, делил на две группы: А) Связанные с действиями преступника и характеризующие: 1) внешний облик и поведение правонарушителя; • 2) предметы посягательства (люди, вещи, животные, деньги и т.д.);

3) орудия преступления, технические средства, оружие; 4) 5) последствия преступления в виде различных следов, изменений в обстановке; 6) 7) поведение свидетелей, потерпевшего, обвиняемого под влиянием совершенного преступления (психическое состояние). 8) См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М.. 1966. С. ! 26-127. 51 См.: Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969. С. 69.

Б) Существовавшие независимо от этого, но имеющие значение для расследования и характеризующие:

1) обстановку совершения преступления; 2) 3) предметы и явления со стороны их общих родовых и видовых признаков; 4) 5) условия быта и труда обвиняемого; 6) 7) данные, характеризующие свидетелей, потерпевших; 8) 9) поведение членов коллектива, где жил и работал правонарушитель. 10) Обстоятельства, возникшие в связи с проведением расследования:

1) показания участников процесса, 2) 3) поведение участников процесса и лиц, присутствующих при производстве следственных действий (например, понятых); 4) 5) изменения в обстановке, связанные с производством следственных действий (реконструкция); 6) 7) результаты некоторых следственных действий (образцы для сравнительного исследования), зафиксированные с помощью фото-кино- видеосъемки, звукозаписи, а также в протоколах следственных действий, заключениях экспертов и в иных документах. j 8) Указанная классификация объектов непосредственного наблюдения позволяет провести, по мнению И.М.Лузгина, различие между свойствами пред-1 метов и явлений, возникшими в связи с совершением преступления и в связи с проведением расследования, что имеет значение для оценки доказательств, установления соответствия между результатами непосредственного восприятия следователем обстановки на месте происшествия и реконструированной обстановки, например, в связи с проведением следственного эксперимента, повторного осмотра, предъявлением для опознания.

Люди как объекты наблюдения и тактического воздействия могут быть подразделены на две группы: 1) носители информации, интересующей следствие; 2) иные участники уголовного судопроизводства (понятые, специалисты, руководители следственных и оперативно-розыскных подразделений, защитники и др.).

23 Наблюдение за объектами первой группы вооружает субъектов поисково- познавательной деятельности данными, которые используются для собирания доказательственной информации, ее оценки и проверки. Результаты наблюдения за объектами второй группы важны с точки зрения установления с ними контактов, лучшего понимания целей и особенностей совершенных ими действий, налаживания конструктивного взаимодействия с ними и решения других вопросов организационно-управленческого характера. Так, при произ-водстве допроса следователь оперирует комплексом познавательных методов: моделирует вопросы, подлежащие выяснению и обсуждению с носителем информации, строит и проверяет версии, сравнивает воспринятую им информацию, идущую от его процессуального собеседника, с другими собранными по делу данными по предмету допроса, анализирует и оценивает результаты предъявления допрашиваемому документов, вещественных доказательств. И все это протекает на фоне наблюдения за допрашиваемым, под воздействием знаний, почерпнутых в результате наблюдения за поведением носителя информации, его речевой продукцией, жестикуляцией, мимикой, реакциями на поставленные вопросы. Допрашиваемый является объектом наблюдения следователя на протяжении всего допроса - с момента появления вызванного лица в кабинет следователя и до его ухода.

Вне процессуальных рамок субъектом наблюдения выступает, во-первых, следователь и, во-вторых, сотрудник, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность. Следователь осуществляет наблюдение, участвуя в производстве некоторых оперативно-розыскных мероприятий, изучая образ жизни обвиняемого, устанавливая свидетелей и т.д. Результаты наблюдения, не оформленные в предусмотренном законом порядке, не имеют доказательственного значения, но они позволяют следователю составить верное представление о некоторых обстоятельствах, характеризующих событие, познать его глубже для себя, уста- новить новые источники информации.

Субъектами наблюдения в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела в суде становятся также понятые, обвиняемый (подозреваемый),

24

потерпевший, свидетель, представители общественности, принимающие участие в различных стадиях уголовного процесса. Однако их наблюдение относительно целей расследования нельзя считать профессиональным. Оно зависит от индивидуального опыта и познаний этих лиц, влияния, которое на них могло оказать преступление, а также специальных указаний следователя относительно задач следственного действия и объектов наблюдения. Исходя из этого, следователь, дознаватель, судья или оперативный сотрудник должны различными способами стимулировать внимание этих лиц. Например, следователю при производстве осмотра места происшествия следует обратить особое внимание понятых на наиболее значимые и характерные особенности обстановки, объектов, обнаруженных и изымаемых с места происшествия, могущих в перспективе иметь особое значение для установления истины по делу (к примеру, на расположение телесных повреждений на трупе, позу самого трупа, орудия преступления, место их обнаружения, наличие на них микрочастиц и т.д.). При проведении допроса свидетеля, потерпевшего, обвиняемого (подозреваемого), подсудимого следователем и в суде стимулирование и акцентирование внимания допрашиваемых лиц на тех или иных фактических обстоятельствах показаний, ответах на вопросы участников уголовного процесса, позволит более точно и максимально объективно установить обстоятельства происшедшего, добиваясь, например, от свидетеля, конкретизации в описании наблюдаемого им, выявить заблуждение и ложь допрашиваемого, к примеру, предложением детализировать объекты наблюдения, устранить противоречия.

, Участие понятых как субъектов наблюдательной деятельности призвано служить по замыслу законодателя гарантией законности проведения следственного действия, а также средством контроля объективности и полноты отображения криминалистической информации 2. Не рекомендуется приглашать в качестве понятых лиц, находящихся в состоянии опьянения, страдающих различными психическими и физическими недостатками (например, пониженной остротой зрения, слуха и тлт), проживающих в населенных пунктах, местности, не

32 Подробнее о значении и роли понятых при производстве следственных действии см.: Хи фона О.П. Учасше понятых в российском уголовном судопроишодсгве, М., 1998.

25

являющихся местом производства предварительного расследования, отбывающих наказание за административные правонарушения, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, а также проходящих практику в правоохранительных органах.

Некоторые исследователи высказывают мнение о наделении института понятых факультативным статусом, т.е. следователь по своему усмотрению в зависимости от некоторых обстоятельств (в частности, тяжести преступления, факта задержания с поличным, высокой доказательственной значимости результатов конкретного следственного действия и др.) решает вопрос о пригла-

33 Г7

шении понятых . по их мнению, роль понятых при производстве следственных действий незначительна. Действительно, с одной стороны, трудно согласиться, что «присутствие понятых побуждает следователя неукоснительно соблюдать предписания уголовно-процессуального закона»34. Как показывает наблюдение за деятельностью следователя и анализ материалов изученных уголовных дел, понятые, как правило, не имеют даже минимального объема знаний о законода- тельном порядке и условиях проведения следственных действий, в которых они принимают участие. Кроме этого, сам по себе процесс приглашения понятых для участия в следственных действиях, многие из которых длятся несколько часов, создает для следователя немалые трудности организационного характера, поскольку большинство граждан категорически отказывается от участия в следственных действиях в этом качестве. Нами было проведено исследование мнения практических работников, касающегося качества наблюдения, осущест- вляемого понятыми за производством следственного действия, в котором они принимали участие, и в результате было установлено, что 41 % респондентов оценивают качество наблюдения понятых на среднем уровне, т.е. они могут подтвердить лишь некоторые, не всегда значительные, обстоятельства о ходе следственного действия. 33 % опрошенных признают наблюдение понятых низкого качества, поскольку они могут подтвердить лишь сам факт участия в

33 См.: Шейфер С.Л. Следственные действия. Система и процессуальные формы. М., 1981. С. 76.; Цоколова О.И. Институт понятых должен стать результативным // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Иркутск. 1995 и др. ‘ Шейфер С.А. Указ. соч. С. 76.

26

следственном действии, и только 26 % респондентов считают результаты наблюдения понятых высококачественными, поскольку они могут дать обстоятельные показания о ходе следственного действия. Тем не менее, 61 % из числа работников правоохранительных органов, участвовавших в анкетировании, признали участие понятых необходимым, поскольку, наблюдая за ходом производства следственного действия, они выступают прежде всего гарантом соблюдения законности, и только 39 % опрошенных отметили, что участие понятых является формальностью, крайне затрудняющей работу следователя, и само их участие заранее подразумевает недоверие следователю33. Таким образом, большинство следователей, оперативных работников и судей высказались за сохра- нение института участия понятых в ходе определенных следственных действий как важной гарантии законности и объективности их производства, однако, отметив при этом, что приглашение понятых должно носить не обязательный, как в действующем УПК, а факультативный характер, что полностью совпадает с нашей позицией по указанной проблеме.

Обязательными в силу своей профессии субъектами наблюдения как ме- тода познания на предварительном и судебном следствии являются, как уже было отмечено, следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность и судья. Каково же соотношение наблюдения, осуществляемого указанными лицами ?

Уголовно-процессуальную деятельность, подобно другим областям чело- веческой деятельности, можно рассматривать в нескольких аспектах: как объект научного познания и как практическую деятельность следователя, оперативного сотрудника, суда по установлению обстоятельств совершенного преступления.

Для научных целей уголовный процесс изучается с разных сторон и различными науками: криминалистикой, судебной психологией, криминологией, уголовным, уголовно-процессуальным, административным правом, историей и

В проекте УПК РФ, принятом 20 июня 2001 года во втором чтении Государственной Думой ФС РФ с внесенными Президентом РФ поправками, сокращен перечень следе темных депстип с учасшем понятых.

27

теорией государства и права. Познавательные задачи ученого-юриста, изучающего уголовный процесс, определяют содержание, средства и приемы его научной деятельности, отличные от приемов и средств, используемых в молов-ном процессе.

Судья и следователь, ведущий расследование по уголовному делу, не преследуют научных целей. Они устанавливают обстоятельства преступления, в том числе виновность обвиняемого, то есть решают практические задачи, связанные с отправлением правосудия.

Но сказанное не означает, что в деятельности следователя, судьи, оперативного сотрудника нет познавательных элементов. Производя расследование, следователь приобретает определенные знания о совершенном преступлении, виновном лице и на этом основании делает выводы, принимает соответствующие решения. Познание фактов объективной действительности пронизывает всю деятельность следователя, судьи и оперативного сотрудника в уголовном процессе. Нельзя не согласиться с мнением А.И. Трусова, который, отмечая специфические черты уголовно- процессуальной деятельности, писал: «Как бы ни была существенна специфика доказывания, оно является ьЫчем иным как разновидностью познавательной деятельности, поскольку его цель заключается в том, чтобы установить истину».36

Р.С. Белкин подчеркивал, что уголовный процесс по существу является разновидностью познавательной деятельности человека. Предмет судебного исследования, пишет он, существующий независимо от сознания лиц, осущест- вляющих правосудие, становится предметом познавательной деятельности по- следних37.

А.Р. Ратинов, исследуя особенности знания, достигаемого в уголовном процессе, также разделяет указанную позицию, подчеркивая, что «познавательные элементы органически вплетены в уголовно-процессуальную деятель-

38

ность» .

36 Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М, Госюричдат. 1960. С.9.

37 См. Белкин Р.С. Сущность экспериментального метода исследования в советском уголовном процессе и криминалистике. М., ВШ МВД РСФСР. 1961. Сб.

3 Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном’доказывании. // Сов. государство и право. 1964. № 8. С. 106.

28 ‘

Сравнительный анализ задач уголовного судопроизводства и оперативно- розыскной деятельности позволяет сделать вывод, что они совпадают в главном: усилия уполномоченных органов и должностных лиц направляются на выполнение общей цели - раскрытие преступлений, выявление, установление и изобличение лиц, их совершивших39.

Однако при этом уголовно-процессуальная деятельность, как явствует из содержания УПК, реализуется исключительно гласными средствами, в уста- новленных законом формах. Предворяемое проверкой заявления или сообщения о преступлении расследование уголовного дела, как и его дальнейшее рассмотрение и разрешение судом, осуществляется гласно, и это положение возведено в принцип уголовного судопроизводства (ст. 18 УПК). Оперативно-розыскная деятельность осуществляется как гласно, так и негласно оперативными подразделениями уполномоченных государственных органов (ст. 1 Закона РФ «Об ОРД»). Закрепляя обязанность этих органов выявлять и устанавливать лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления, законодатель подчеркивает значимость для выполнения этой задачи именно негласных методов раскрытия преступлений, имеющихся на вооружении оперативных служб. Это обусловлено, прежде всего, состоянием преступности в стране. Анализ криминогенной ситуации в России свидетельствует о неукоснительном росте преступности. За истекший 2000 год в нашей стране было зарегистрировано 2 млн. 952 тысячи преступлений, из которых 706, 2 тысячи остались нераскрытыми, то есть каждое четвертое преступление, что на 10 % превышает аналогичный показатель прошлого года40.

Во многих случаях лица, совершившие тяжкие преступления, объективно могут быть выявлены и установлены лишь путем негласного наблюдения, оперативного внедрения в преступные формирования, контроля и записи переговоров между соучастниками преступления и т.п.

См.: ст.2 УПК; ст.2 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 го.- , да. Росс, газета. 1995. 18 августа. 40 Состояние преступности в России за январь-декабрь 2000 года. ГИЦ МВД РФ. М., 2001. С. 48-49.

29

Таким образом, задача быстрого и полного раскрытия преступлений, вы явления, установления и изобличения виновных в их совершении является об щей как для оперативно-розыскной, так и для уголовно-процессуальной дея тельности соответствующих государственных органов. Однако на этапе реали зации данной задачи как следователь, так и лицо, осуществляющее оперативно- розыскную деятельность, сталкиваются с рядом вопросов. Основная проблема заключается, прежде всего, в использовании результатов ОРД в расследовании уголовных дел и доказывании, а именно в каком качестве и формах результаты ОРД должны передаваться следователю, прокурору или в суд от органов, осуществляющих ОРД и работающих над раскрытием кон кретного преступления, иными словами, в законодательных возможностях ис пользования при расследовании уголовного дела результатов ОРД. Последняя проблема в настоящее время привлекает пристальное внимание юристов . Большинство ученых, занимающихся исследованием правоотношений в этой области, поддерживает идею более широкого и эффективного использования в процессе доказывания и расследовании уголовных дел результатов ОРД, а сле довательно, более тесного и продуктивного сотрудничества ii работе опера тивных подразделений и органов расследования по раскрытию преступлений. Но механизм и направления, а также формы использования результатов ОРД в гласном расследовании понимаются по-разному, точки зрения здесь часто взаимоисключающие.42

Обычно наблюдение осуществляется путем непосредственного восприятия и изучения объекта. В этом случае информация поступает к наблюдателю напрямую от объекта без каких-либо промежуточных звеньев, однако возможна иная ситуация, при которой объект не находится в поле зрения наблюдателя.

См.: Шейфер С.А. Доказательственные аспекты Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» //1 оеучар- ство и право. 1994. №1. С. 94-101; Лупинская П. Основания и порядок принятия решений о недопустимой и доказательств // Росс.юстиция. 1994. №11. С. 2-5; Чувилев А.А. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. М„ 1995, Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности, М., 1996; Томин В.Т., Поляков МП., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса. Пятигорск. 2000; Хомколов В.П. Организация управления оперативно-розыскной деятельностью: системный подход. М., 1999; Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании но уголовным делам. М. 2000 и др.,, _ 42 Проблема использования результатов ОРД в процессе расследования уголовных дел и доказывании будеГ рассмотрена в главе 3 диссертации.

30

В подобных ситуациях информация поступает от других лиц, ведущих непо- средственное наблюдение, а также через аппаратуру, приборы (например, с по- мощью радиотелефона, телетайпа, иных средств оперативной связи) по ходу наблюдения. Если в необходимых случаях наблюдающий использует технические средства, то коэффициент полезного действия данного метода резко возрастает. Они помогают фиксировать состояние и свойства объектов наблюдения, расшифровывать и объяснять происхождение, улавливать и регистрировать то, что недоступно непосредственному восприятию. В связи с этим наблюдение молено подразделить на простое (визуальное) и квалифицированное (с привлечением технических устройств, расширяющих границы и возможности непосредственного восприятия признаков и свойств объекта), а также непосредственное и опосредованное.

Рассматривая проблемы методов познания и вопросы их классификации, некоторые исследователи выделяют так называемое включенное наблюдение “. Включенное наблюдение рассматривается ими в двух формах:

1) исследователь осуществляет наблюдение за некоей социальной общ- ‘ ностыо, в том числе профессиональной, членом которой он является

вне зависимости от производимого исследования;

2) исследователь с целью наблюдения специально внедряется в какую- либо социальную общность (например, наблюдение внедренного аген та-информатора).

Важное значение наблюдение имеет и при производстве тактических и оперативно- розыскных операций - взаимосвязанного комплекса действий, направленных на решение одной задачи44. Выбору правильной линии поведения

43 См.: Томин B.T., Поляков М.П., Попов Л.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса. Пятигорск. 2000. С. 162.

О понятии и сущности тактической и оперативно-розыскной операции см: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. М., 1988; Лившиц 1:.М, Ьелкин Р.С. Такшка следеIBCIIIII.IN дсисмипХ М.. 1997; Дулов Л.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск. БГУ. 1979; Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения) M. 1976; Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических комбинаций при производстве следственных действий. Дне. … канд. юрид. наук. Саратов, 1988 и др.

31

следователя и адекватных ситуации тактических приемов способствуют, на пример, результаты наблюдения за поведением, содержанием и тональностью речи потерпевшего во время допроса, проведенного сразу после того, как за вершилось предъявление для опознания допрашиваемому другого лица, срав нение результатов наблюдения за ним во время данного допроса с тем, как он вел себя, как держался, как и что сказал во время опознания и на другом допро се, предшествовавшем опознанию. Оперативный работник, которому поручено обнаружить и задержать подозреваемого, если он ведет наблюдение в месте возможного появления искомого лица, наблюдает за всем, что там происходит, сопоставляет признаки внешности прохожих с признаками словесного портрета заподозренного. Выявив интересующее его лицо, оперативный работник какое- то время может незаметно «провести» его до намеченного пункта (в режиме наружного наблюдения). Наблюдение продолжается в момент задержания, дос тавки его в орган дознания, при объявлении ему о задержании и личном обы ске, водворении в камеру и после этого. Результаты задержания и наблюдения за задержанным могут быть использованы при подготовке и производстве до проса и т.д. - I

Особую значимость результаты применения данного метода имеют в том случае, когда создана возможность систематического целенаправленного наблюдения за одним и тем же объектом в различных ситуациях и состояниях. Сравнение результатов такого наблюдения на его различных этапах позволяет составить глубокое, целостное представление о свойствах и признаках изучаемого объекта, избежать ошибочных выводов и скоропалительных решений, неизбежных при мимолетном, одностороннем, поверхностном либо случайном наблюдении.

Немаловажное значение при наблюдении имеют условия, в которых оно осуществляется. Условия, в которых осуществляется наблюдение, можно клас- сифицировать относительно форм, в которых протекает деятельность субъекта, преимущественным образом следователя, и факторов, обусловливающих фор- мирование понятий и представлений. Условия наблюдения могут быть педраз-

32

делены на благоприятные (в кабинете следователя, в лаборатории с использо- ванием необходимых технических средств) и неблагоприятные (на месте про- исшествия), когда нормальному восприятию препятствуют климатические фак- торы, плохая освещенность, сложный рельеф местности (лесистый участок, ос- мотр места происшествия под водой и пр.), а также некоторые другие обстоя- тельства, например скопление людей, их повышенный интерес к деятельности следователя и работников милиции при производстве следственных действии, эмоциональные реакции окружающих, связанные с последствиями преступления (при пожарах, убийствах, террористических актах и некоторых других пре- ступлениях) и т.д.

Проведение наблюдения в неблагоприятных условиях требует от следователя значительно больших волевых усилий, напряженного внимания, сосре- доточенности, оперативности, умение сочетать быстрое принятие организационно- тактических решений, обеспечивающих нормальное проведение следственных действий.

Наблюдение имеет место при производстве любого следственного действия, связанного с обнаружением и исследованием доказательств. Ойо является не только методом познания, но и формой, в которой чувственное восприятие действительности соединяется с логическим, в том числе и интуитивным реше- нием стоящих перед субъектом задач. В сочетании с другими методами познания оно активно используется при осмотре места происшествия, вещественных доказательств, следственном эксперименте, проверке показаний на месте, предъявдении для опознания, получении образцов для сравнительного исследо- вания, освидетельствовании, обыске и выемке, задержании, допросе, очной ставке.

В этих случаях приемы наблюдения зависят от содержания и задач следственного действия, процессуальной регламентации его проведения. Так, приемы наблюдения при проведении осмотра места происшествия с участием обви- няемого (подозреваемого) будут зависеть от содержания проверяемых показаний указанного лица, условий проверки, конкретных задач, которые следова-

33

тель ставит, проводя это следственное действие, тактических приемов его осу- ществления.

По степени использования метода наблюдения по сравнению с иными методами при производстве того или иного следственного действия, следственные действия можно подразделить на:

1) следственные действия, где метод наблюдения играет превалирующую роль (осмотр, освидетельствование, проверка показаний на месте, обыск, следственный эксперимент); 2) 3) следственные действия, где метод наблюдения играет второстепенную, незначительную роль (допрос, очная ставка, назначение и производство экспертизы и др.). 4) Следует отметить, что данная классификация следственных действий носит
исключительно методический характер, поскольку является условной, принимая во внимание то обстоятельство, что методы криминалистики используются в сочетании и тесной взаимосвязи между собой.

Важное значение имеет и цель в наблюдении. От того, насколько правильно и полно следователь определил ее, зависят результаты наблюдения.

Цель наблюдения зависит от общего представления следователя о характере расследуемого события, вида и содержания следственного действия. В связи с этим необходимо различать общие и частные цели наблюдения.

Общие цели типичны для всех или нескольких следственных действий. Например, такая цель, как установление признаков, характеризующих личность обвиняемого, типична для допроса, осмотра, освидетельствования, предъявления для опознания, задержания.

, Частные цели (можно назвать их частными задачами наблюдения) обу- словливаются спецификой конкретных следственных действий или оперативно- розыскных мероприятий. Так, при освидетельствовании потерпевшего в результате хулиганских действий наблюдением будет преследоваться частная цель: обнаружить повреждения на теле потерпевшего, установить их признаки и характер.

34

Целенаправленное наблюдение следователя, судьи, лица, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, носит аналитико-синтетический характер. Данные субъекты не просто наблюдают предметы и явления, они анализируют факты, концентрируя внимание на существенных для расследования фактах, выделяя их из множества других, мысленно объясняя возможные связи между ними, ища подтверждение или опровержение своих предположений.

Аналитико-синтетический характер наблюдения как метода познания в расследовании и рассмотрении дела в суде объясняется диалектикой процесса познания.

Обладая специфическими чертами, наблюдение в криминалистике в то же время подчинено единым законам диалектики, имеющим всеобщий характер. Оно осуществляется посредством аналитического рассмотрения фактов, образующих преступление, обнаружения признаков, характеризующих преступное деяние и позволяющих вскрыть внешние и внутренние связи между предметами и явлениями, правильно квалифицировать действия виновного и решить другие специальные задачи. Только таким путем следователь и иные субъекты в состоянии «развернуть истину» и составить на этом основании целостное представление о событии.

Целенаправленное наблюдение следователя можно сравнить с осмысленным чтением. Подобно тому, как для уяснения текста недостаточно понимать значения отдельных слов, знаков, а иногда целых предложений, а необходимо устанавливать взаимосвязь между отдельными элементами текста и их значение в определенном сочетании, так и для целенаправленного наблюдения недостаточно восприятия отдельных предметов, образующих, например обстановку на месте происшествия, а необходимо уяснение их взаимной связи, происхождения, отношения к событию преступления.

Аналитико-синтетическое наблюдение должно отличаться сосредоточенностью, внутренней организованностью, непрерывным самоконтролем.

35

Сосредоточенность при наблюдении тактически обеспечивается правильным определением круга объектов наблюдения, получением необходимой информации о характере объекта, хотя бы о его общих свойствах, и соответственно четким уяснением задач наблюдения.

Внутренняя организованность наблюдения достигается планомерностью действий, системой наблюдения от общего к частному и от частных признаков к общей характеристике объекта, выделением этапов наблюдения, повторно-стью актов наблюдения, умением отключаться от внешних неблагоприятных факторов, разумным чередованием напряжения и отдыха, настойчивостью в достижении цели, эмоциональной сдержанностью, самодисциплиной.

Непрерывный самоконтроль обеспечивается способностью субъекта наблюдения критически оценивать результаты наблюдения, постоянно ставить ?перед собой вопросы и искать на них ответы, исходя из свойств чувственно наблюдаемых предметов и явлений.

С учетом вышеизложенного, под наблюдением как методом собирания, исследования и оценки доказательств, мы понимаем, преднамеренное, целена- правленное,’ планомерное, систематическое восприятие посредством чувственных ощущений (зрительных, слуховых, осязательных, обонятельных), а в некоторых случаях и с применением необходимых технико-криминалистических средств, людей и их действий, стационарных и мобильных объектов, событий и обстоятельств, связанных с ними, носящее по своей сути аналитико-синтетический характер, обеспечивающее собирание, исследование и оценку доказательственной информации, необходимой для решения задач уголовного судопроизводства.

Особенностью целенаправленного наблюдения является фиксация его результатов в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, и в соответствии с рекомендованными криминалистикой правилами \ Следователь наблюдает предметы и явления, так или иначе связанные с преступлением,

4S Более подробно вопрос о фиксации результатов наблюдения, способах удостоверения фактов (обстоя- тельств), выявленных в ходе наблюдения, реализации результатов наблюдения на предварительном и судебном следствии будет рассмотрен в главе 3 «Наблюдение в процессе доказывания» настоящего диссертационного исследования.

36

прежде всего для того, чтобы собрать доказательства. Поэтому результаты це- ленаправленного наблюдения, осуществляемого в рамках следственных действий, получают словесное выражение. Они могут быть выражены и в виде наглядных схем, графиков, зарисовок и т.д., но лишь так, чтобы их значение мог-. ‘ ло быть осмыслено в языковой форме, трансформировано в определенных понятиях. В этой связи неоспоримое преимущество имеет фотосъемка и видеозапись, которые достаточно полно и непосредственно передают содержание и форму предмета или явления для различных субъектов наблюдения и уголовного процесса, и которая по возможности должна максимально использоваться при производстве тех или иных следственных и оперативно-розыскных мероприятий, что в настоящее время по ряду объективных и субъективных причин не удается сотрудникам правоохранительных органов.

Поскольку наблюдение в процессе расследования связано с поиском и исследованием доказательств, его результаты используются и для выработки тактики следствия. Фиксация результатов наблюдения при производстве следственных действий имеет выборочный характер. Следовагель фиксирует лишь то, что бесспорно имеет или предположительно может иметь доказательственное значение. Многие наблюдаемые им обстоятельства не отображаются в процессуальных следственных документах, как не имеющие доказательственного значения, но активно используются для принятия тактических решений, построения версий, обогащают опыт и познания следователя.

От наблюдательности субъекта наблюдения и умелого использования полученной путем наблюдения информации, подчас зависит не только успех допроса, другого действия или мероприятия, но и перспектива выявления и раскрытия преступления.

Универсальность, сравнительная простота, доступность, экономичность и другие преимущества метода наблюдения очевидны. Столь же очевидна и значимость результатов его применения при решении самых разнообразных задач.

Ни одно из процессуальных и непроцессуальных действий по собиранию и использованию информации не обходится без этого метода.

37

Метод наблюдения - эффективное средство решения не только поисковых и познавательных, но и организационно-управленческих задач. Поэтому в орбите наблюдения субъекта должны находиться не только носители собираемой и проверяемой информации, но и другие лица, включая партнеров по взаи- модействию.

Результаты наблюдения за понятыми, специалистами, своими коллегами и другими участниками процессуальных и непроцессуальных действии и мероприятий, их действиями и реакциями позволяют указанному субъекту корректировать свое поведение, осуществлять продуктивную координацию своих действий и действий иных лиц, успешно решать другие задачи организации работы и управления микроколлсктивом.

При наблюдении целесообразно придерживаться следующих правил:

  • до начала процесса наблюдения получить по возможности наиболее полное представление об изучаемом объекте, ориентируясь на другие источники;
  • в процессе наблюдения исходить из сформулированных цели и задач, реализуя при этом мысленный план, схему наблюдения;
  • отыскива’ть в наблюдаемом объекте не только то, что предполагалось обна- ружить, но и обратное;
  • мысленно расчленить объект наблюдения на части и в каждый момент на- блюдения фиксировать внимание на одной из частей, не забывая держать в поле зрения целое;
  • не доверять однократному наблюдению, исследовать объект с разных точек зрения, в разные моменты и в разных ситуациях, изменяя условия наблюдения;
  • подвергать сомнению воспринимаемые признаки, которые могут в конечном итоге оказаться ложной демонстрацией (симуляцией или инсценировкой);
  • сравнивать части (элементы, признаки, различные проявления и т.д.) объекта наблюдения, противопоставлять их, искать сходство, различие, связи;
  • сопоставлять результаты наблюдения с тем, что было ранее известно об объекте наблюдения и аналогичных объектах, с данными науки и практики;

38

  • привлекать в необходимых случаях к наблюдению специалистов соответст- вующего профиля, сравнивать результаты своего наблюдения с результатами наблюдения того же объекта другими участниками этой деятельности;
  • четко и конкретно формулировать результаты наблюдения, фиксировать их надлежащим образом и в соответствующей форме.
  • Метод наблюдения может входить как элемент в систему методов, реализуемых в ходе какого-либо действия, комплекса целенаправленных действий, а также рассматриваться в качестве самостоятельного действия и даже деятельности. Метод наблюдения широко используется во взаимодействии с дрчгими криминалистическими методами, в частности, с методом моделирования, при- обретая при этом определенную специфику.

Методу моделирования при расследовании преступлений, изучению возможностей его использования в борьбе с преступностью издавна уделяется большое внимание 46.

Сущность метода моделирования как одного из методов познания состо ит в создании модели исследуемого объекта, изучении этой модели и распро странении полученных выводов на сам объект. j

Модель - это «воспроизведение предмета в уменьшенном или в натуральном виде; образец, с которого снимается форма для отливки или воспроизведения в другом материале; то, что служит материалом для избражения, воспроизведения; натура »47.

По этимологии модель от « франц. modele, лат. Modulus- мера: 1) образец чего- либо, 2) подобие какого-либо предмета в натуральную величину или в уменьшенном (иногда в увеличенном) виде» .

46 См.: Ратинов А.Р. Вопросы следственного мышления в свете теории информации // Сб. Вопросы кибернетики и право, М., 1967. С. 180-194; его же, Психологические основы расследования преступлений. Лвтореф. дне. … док. юрид. наук. М., 1967; Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений // Груды Высшей школы МООП СССР. 1967, № 15. С. 12-32; его же: Расследование как процесс познания. Изд. Высшей школы МВД СССР. 1969. С. 109-125; Лашдман P.M. Кибернетическое моделирование при исследовании почерка “Сб. Вопросы кибернетики и право. М. «Наука», 1967. С. 246-252; ‘Зджубов Л.Г. Исподь’юшшис иекоюрыч метлой и средств кибернетики в дактилоскопии. Лвтореф. дне… канд. юрид. наук, 1962: Кирсанов З.И. Математические методы исследования в криминалистике//Сб. Вопросы кибернетики и право. М.,«Наука». 1967. С. 200-245; Коновалов СИ. Теоретико-методологические проблемы криминалистики. Ростов-на-Дону, 2001. С. 169-172 и другие работы.

4 Словарь современного русского литературного языка. М.-Д., 1957. Т. 6. С. 1131. 48 Энциклопедический словарь в 2-х томах. М., 1964. Т. 2. С. 41.

39

Модель - это мысленно представляемая или материально реализованная система, которая, отображая или воспроизводя объект исследования, способна замещать его таким образом, что исследование модели дает новую информацию об изучаемом объекте . Модель не повторяет объект, а представляет его в познании. Она является аналогом объекта, с помощью которого можно получить новую информацию о нем.

Преступление как социальное явление не может быть познано, если не рассматривать его как определенную систему, состоящую из разнообразных элементов, связанных между собой специфическими взаимосвязями и взаимо- зависимостями, подчиненную в ходе своего зарождения и развития своеобразным закономерностям. Это позволяет выделить его из совокупности других социальных явлений, мысленно представить себе его «очертания» и привязап> к конкретным материальным объектам и связанным с ними действиям, к определенным объемам пространства и периодам времени.

Построение модели требует знания всей системы в целом, знания хотя бы основных составляющих элементов, характера и направленности связей между отдельными’элементами, группами элементов и всеми элементами, 1\1ежду каж- дым элементом и системой в целом, знания о местоположении каждого элемента в общей структуре системы. Необходимо также четко представлять, как изменение положения отдельных элементов или их групп отражается на состоянии всей системы, как на это состояние влияет отсутствие каких-то отдельных элементов.

Нельзя не согласиться с М.Н. Хлыицовым, который считает, что главной целью и сутью моделирования любой исследуемой системы, каждого ее элемента состоит в выявлении, установлении связей. «Собирая информацию по любому вопросу, мы к каждому сообщению относимся как к вероятной информации по интересующей нас проблеме, обращаем внимание на те ее стороны, которые свидетельствуют или могут свидетельствовать о ее связанности с дан-

См. : Штофф В.А. Моделирование и философия, М,, 1966. С. 19.

40

ной проблемой, стремимся обнаружить точки соприкосновения между сообще- нием и нашей проблемой»50.

Только при наличии такого подхода к любому явлению можно говорить о построении модели явления, в том числе модели преступления и других крими- налистических моделей.

Поскольку следователь имеет дело с преступлением как событием прошлого, он познает его путем наблюдения и исследования отображений отдельных его элементов, их свойств в окружающей обстановке. «Носителем информации о фактах», о преступлении, как правильно полагали Р.С. Белкин и А.И. Винберг, «являются те изменения, которые возникли в среде под воздействием события преступления»51. Указанная информация содержится не на одном объ-etfte, а на комплексе их, который они называют «отражающим комплексом»”\ Следовательно, система «преступление» включает в себя элементы, которые воздействуют на другие элементы и могут быть отнесены к «отражаемому ком- плексу», и элементы, воспринимающие это воздействие, которые относятся к «отражающему комплексу». Таким образом, можно сделать вывод, что при мо- делирований системы и её элементов следователь должен создавать/две группы моделей, относящихся, в первую очередь, к двум этим комплексам. Но при со- бирании информации и формировании на ее основе информационных моделей как накопителей криминалистической информации он основное внимание (особенно на начальной стадии расследования) обращает на выявление объектов «отражающего комплекса», а следовательно, он должен был бы в первую очередь заниматься созданием информационных моделей только этих объектов. После этого, собрав достаточный материал, создавать на их основе модели объектов «отраженного комплекса». Однако это не так.

Расследование как познавательный процесс даже на начальной его стадии не может быть сведен только к накоплению информации в информационных

Хлынцов M.H. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. Саратов. 1982. С. 71.

51 Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М„ 1973. С. 27. * Там же. С. 26.

ГОСУДАРСТВЕННА* БИБЛИОТЕКА

41

моделях вообще. Расследование с самого начала есть процесс и создания ин- формационных моделей, и оперирования ими для получения новой информации, непосредственно в них не заложенной, и формирования на ее основе других моделей. Поэтому при формировании моделей элементов «отражающего комплекса» следователь одновременно и параллельно с ними, используя за- ключенную в них информацию, моделирует некоторые элементы «отраженного комплекса», оставившие свои «отпечатки» на элементах первого комплекса.

Две эти группы моделей на различном уровне, в различных планах воздействуя на психику следователя, одновременно формирует у него в сознании третью группу моделей, синтезируя обе предыдущие, о характере взаимосвязей между элементами первых двух комплексов и обо всем событии преступления, о связи его с другими событиями, предшествовавшими и последующими.

Таким образом, процесс получения криминалистической информации и использования ее представляет собой переплетение параллельно создаваемых моделей, отражающих элементы преступного события и содержание отдельных

53

элементов процесса расследования .

Создание криминалистических моделей начинается с момента/получения следователем определенного минимума информации о преступлении. Но по- скольку она является отражением в окружающей среде свойств составляющих событие элементов и следователь наблюдает отражение, а не само событие, то носители этой информации выступают в качестве моделей свойств события.

Данные модели элементов «отражаемого комплекса» создаются помимо сознания .следователя, до его появления и могут иметь вещный, материальный характер. Они доходят до него как материально фиксированные отображения поверхности одних предметов на поверхности других (к примеру, в виде различных криминалистических следов). Своеобразным отражением действия различных объектов, участвовавших в событии, является состояние обстановки на

О понятии и сущности криминалистической информации более подробно см., например: Колдин В.Л., По- левой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. М.. 1985: Хлыииои М.П. Укач. раоог.т.

42

месте происшествия, нарушение обычного порядка расположения вещей и предметов и т.п.

Значение всех перечисленных моделей может быть осознано следователем сразу, в момент обнаружения, наблюдения и первоначального исследования при осмотре места происшествия, или предполагаться. Они могут быть изъяты следователем в натуральной форме для изучения и использования в процессе расследования, а также для приобщения к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств. При отсутствии такой возможности следователь вынужден прибегнуть к моделированию их свойств с помощью других объектов. Создаваемые им таким образом копии объектов будут представлять собой материальные пространственно-подобные модели в виде слепков, фотоснимков, различных следов на дактопленке, на бумаге и других материалах. В связи с этим следователь должен правильно выбрать и применить необходимые способы и средства для объективного, полного и точного отражения в модели всех свойств оригинала. При создании таких моделей роль следователя состоит в точности и полноте словесного описания выявленных свойств, в подборе правильных терминов, определении нужных параметров, d также последовательности описания5 . Вместе с тем модель должна быть доступной для восприятия и понимания другими лицами, чтобы их понимание отраженных в ней свойств было адекватным пониманию следователя.

Модели элементов события могут формироваться не только в виде материально фиксированных отображений предметной обстановки, но и в виде мысленных образов, моделей образов, сохранившихся в памяти лиц, причастных к событию. Наличие и содержание этих моделей может быть выявлено только путем допроса указанных лиц. И поскольку такие модели не могут быть приобщены к делу в натуральном виде и с них не могут быть изготовлены ма-

Более подробно о речевом мастерстве юриста и о лингвистических познаниях в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений см., например: Заяц И.В. Использование лингвистических познаний при расследовании преступлений. Дис. … канд. юрид наук. Саратов. 2000; Доспулов Г.Г. Следственное общение. Алма-Ата, 1993; Дюженко Г.А. Документная лингвистика, М., 1975; Ивакина И.И. Профессиональная речь юриста. М., 1997; Караулов Ю.Н. Активная грамматика и ассоциативно- вербальная сеть, М., 1999: Лиспченки В.К.. Липовский В.В. Исправленному верить. Киев, 1990; Михайленко А.Р. Составление процессуальных актов по уголовным делам: Теория, методика, примерные образцы документов. Киев. 1989. и др.

43

термальные модели, следователь снимает с них «копии» путем отражения их содержания в протоколе допроса указанных лиц в письменной форме п:ш па магнитной ленте при звуко- и видеозаписи - в словесно-звуковой форме.

В теории моделирования, как уже было отмечено, принято различать мысленные и материальные модели55. Существуют и другие точки зрения на концепцию о видах моделирования. Так, например, И. Андреев классифицирует модели на вещественные и логические или воображаемые, идеальные модели.56 В.Е. Корноухов и его соавторы в зависимости от целей и задач моделирования выделяют два типа моделей: ретроспективную модель совершения преступления и перспективную модель расследования57. Н.И. Кондаков называет три типа моделей: физические, вещественно-математические, логико-математические.38 По его мнению, первые обладают сходством с оригиналом по своей физической природе, отличаясь размерами, материалами и некоторыми иными свойствами. Вещественно- математические имеют отличную от оригинала физическую природу, но допускают одинаковое с оригиналом математическое описание. Логико-математические модели конструируются из знаков. Это абстрактные модели. Материальные, или физические, модели - это предметы, созданные^ человеком и воспроизводящие свойства изучаемых объектов, динамику процессов, связи между ними, структуру (модели плотин, кораблей и т.п.)59.

Мысленные модели могут быть воплощены в чувственно-наглядные элементы, имеющие сходство с реальными явлениями, в виде схем, записей, рисунков и т.д. Однако все преобразования в этих моделях осуществляются мысленно в сознании человека. Поэтому сами модели названы мысленными или идеальными.

Некоторые ученые рассматривают мысленное моделирование как единство чувственно-наглядных образов и логических построений. А.В. Славин отме-

” См.: Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М. 1473. С. 163: Шюфф 15.Д. Моделирование и философия, М, 1966. С. 34.

56 См.: Андреев И. Мути и трудности познания. М., 1968. С. 303.

57 См.: Курс криминалистики. Общая часть / Под ред. проф. В.Е. Корноухова. М.: Юристъ, 2000. С. 260-261.

58 См.: Кондаков Н.И. Логический словарь. М, 1971. С. 313.

59 См.: Штофф В.А. Указ. соч. С, 24-25.

44

чает, что чувственно-наглядные образы помогают оперировать понятиями, со- единять их, устанавливать связи между фактами60.

Применительно к деятельности следователя это означает, что в мысленных моделях воспроизводится «картина» события, с их помощью оцениваются доказательства, строятся версии.

Материальное или физическое моделирование изучено более полно. К такому виду моделирования, используемому в расследовании, относятся:

  • моделирование обстановки на месте происшествия после ее изменения;
  • создание отдельных предметов (муляжей) для производства следственных действий (следственного эксперимента, предъявления для опознания и т.д.);
  • создание макетов, используемых в качестве иллюстраций к заключениям экспертов, протоколам осмотров либо в качестве подсобных средств при допросах;
  • подбор предметов-аналогов для постановки опытов при производстве экспертиз (например, пожарно-технической) и следственных экспериментов;
  • воссоздание отдельных предметов, уничтоженных или утративших свои первоначальные свойства в результате преступления;
  • моделирование внешнего облика человека.
  • Создание материальных моделей осуществляется в расследовании посредством реконструкции, которую следует рассматривать как один из способов моделирования.

Материальные модели применяются при производстве следственного эксперимента, допроса, предъявления для опознания, а также при проведении некоторых видов экспертиз. Их использование дает информацию об обстоя- тельствах, подлежащих доказыванию, поэтому сам процесс моделирования и его результаты должны быть отражены в протоколе соответствующего следственного действия. В протоколе указывается, кем, где, когда и в связи с чем бы-

См.: Славин В.А. Образная модель как форма научно-исследовательского мышления. //Вопросы философии 1968. №3. С. 53.

45

ло произведено моделирование, его содержание и приемы проведения, исполь- зовались ли при этом специалисты и какие именно, в чем выражалась их помощь. Кроме того, ход и результаты моделирования целесообразно фиксировать с помощью фото- и видеосъемки, а в отдельных случаях следует применять зарисовку и составление схем, отображающих первоначальное состояние объектов.

Таким образом, процесс создания моделей начинается с наблюдения и выявления в окружающей среде объективно существующих моделей, как материальных, так и идеальных, и запечатления содержащейся в них криминалистической информации в других моделях различного характера, которые могут быть восприняты другими лицами.

Одновременно следователь выделенную при этом наиболее существенную информацию закрепляет в своей памяти, создает, благодаря ей, мысленные, образные модели наблюдаемых ранее материальных моделей, отражаю-щие также наиболее общие, существенные свойства интересующих его объектов. В них не входят многие мелкие детали, которые были зафиксированы и нашли свое отражение в слепках, планах и схемах, на фотоснимках и видеозаписях, в протоколах осмотров или допросов.

При этом одновременно следователь должен использовать полученную информацию и в своей дальнейшей деятельности по расследованию преступления, добывая на ее основе новую информацию, изыскивая и выбирая для этого соответствующие направления. Таким образом он будет создавать мысленные модели своих дальнейших действий, модели иного класса и уровня, организующие и направляющие весь процесс расследования. Мысленные модели являются образно-понятийными ‘представлениями различных систем. Они «представляют собой результат отражения в сознании следователя (судьи) изучаемого (управляемого) объекта или ход предстоящих действий познающего субъек-

61 та» .

Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий. Автореф. дне. … канд. юрид. наук. М, 1978. С. 6.

46

Мысленная модель является в первую очередь моделью информационной, выступая в роли накопителя информации, а также содержательной, отражающей свойства объекта на чувсгвеино-рациональном уровне. В ней находят отражение как количественные, так и качественные характеристики объекта. Она упорядочивает полученную в результате наблюдения информацию и позволяет истолковывать и оценивать качества объекта познания. При этом она является моделью версионной, поскольку допускает различное толкование этого объекта. Однако по мере развития модели, в конце исследования она формирует достоверное представление о нем62.

Таким образом, сознание следователя выступает одновременно в качестве и воспринимающего информацию фактора, и преобразователя ее в соответст вующие мысленные модели, и хранилища созданных моделей, и создателя но вых моделей, и истолкователя их значения. Даже готовые, созданные событием преступления и существующие вне сознания материальные модели следователь воспринимает не механически, а соответствующим образом интерпретирует за ключенную в них информацию с помощью своего мышления, формируя ее в различные модели. ./

Моделирование охватывает разные уровни познания, позволяя осуществить связь между эмпирическим и рациональным. Оно органически связано с другими методами познания, в частности, с наблюдением.

Однако применение этих методов в сочетании с моделированием приобретает определенную специфику.

Так, наблюдение предполагает непосредственное восприятие объекта. Здесь между наблюдением и объектом нет промежуточных звеньев, за исключением приборов, инструментов, расширяющих возможности наблюдения, делающих результаты наблюдения более точными.

При моделировании тоже имеет место наблюдение, но в качестве наблюдаемого объекта используется модель, а не сам объект. Знание, полученное в результате наблюдения модели, переносится на действительный объект.

См.: Баянов А.И. Указ. раб. С. 6-9.

47

Таким образом, подобно другим методам познания метод моделирования позволяет получить некоторую информацию об изучаемом объекте. Но при мо- делировании, в отличие от наблюдения, информация извлекается посредством изучения модели, заменяющей в познании действительный объект.

§ 2 Психологические и физиологические аспекты наблюдения

Психологические основы доказывания - это психологические особенности деятельности в процессе доказывания его субъектов - прежде всего следователя и других субъектов доказывания.

Психологическим особенностям следственной деятельности, психологии других участников процесса, посвещсна значительная криминалистическая и уголовно- процессуальная литература . Все авторы единодушны в оценке и характеристике деятельности следователя и иных субъектов доказывания, как творческой, протекающей в условиях дефицита времени, в экстремальных условиях, вызывающих порой стрессовое состояние, требующих неординарных, порой эвристических решений. Подчеркивается такая особенность/следственной деятельности, как необходимость преодоления и нейтрализации противодействия лиц, заинтересованных в неудаче расследования, в сокрытии истины по делу.

Немаловажную роль в связи с изложенным играет наблюдение как метод познания, как психологическая категория. Психологическая и гносеологическая сущность наблюдения не меняется в зависимости от сферы применения этого частного метода. Поэтому всякая попытка сконструировать понятие «криминалистического» наблюдения оказывается несостоятельной. Такую попытку предпринял, в частности, А.А.Гусев, который термином «криминалистическое наблюдение» обозначил «восприятие явлений, предметов, фактов, в котором

63 См.: Ратинов Л.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967; Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1970, 1975; Дулов А.В, Основы психологического анализа на предварительном следствии. М., 1У73; Котов Д.П., Шиханцев Г.Г. Психология следователя, Воронеж, 1976; Баев О.Я. Конфликты в деятельное™ следователя. Воронеж, 1981; Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя па участвующих в деле лиц. Саратов, 1984; Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология п преступное поведение. М., 1988 и др. работы.

48

внимание сознательно направляете/) на имеющиеся индивидуальные признаки наблюдаемого с целью установления взаимосвязи и взаимозависимости между воспринимаемыми объектами и их признаками»’.

Анализ этого определения показывает, что ничего «криминалистического» оно фактически не содержит. В самом деле, речь идет о преднамеренном внимании, на монопольное использование которого криминалистика, разумеется, претендовать не может. Такая цель внимания, как установление взаимосвязи и взаимозависимости между объектами, их признаками и сторонами, также не может считаться специфически криминалистической. Что же касается того, что при «криминалистическом» наблюдении внимание направлено якобы только на индивидуальные признаки наблюдаемых объектов, то это просто ошибочное положение, так как в процессе наблюдения компетентное лицо обязано выявлять и общие признаки.

Криминалистическое наблюдение- разновидность общего метода наблюдения, один из частных случаев восприятия окружающего мира. Оно представляет собой процесс восприятия визуальным или иным способом свойств и признаков объекта наблюдения для получения и использования информации (зна-ния) о нем в организационно-управленческих, поисковых, познавательных и правовых целях. Криминалистическое наблюдение -. это не просто пассивное созерцание, а активная, планомерная и целенаправленная деятельность по изучению объекта.

Несмотря на единую психологическую и гносеологическую основу с наблюдением в общей теории познания, наблюдение в судебном исследовании имеет свою специфику. Нам представляется, что следует говорить, тем не менее, не о «криминалистическом» наблюдении, как о чем-то принципиально отличном от любого другого наблюдения, а о тех особенностях, которые приобретает наблюдение, осуществляемое в целях собирания, исследования и оценки доказательств.

Гусев Л.А. Установление личности по признакам внешности. Дне. … канд. юрид. наук. М.. 1955. С, 40.

49

Такие особенности имеются и выражаются они в субъекте, целях, объекте, условиях наблюдения. С учетом указанных критериев их можно подразделить на две группы: уголовно-процессуальные и прагматические. Кроме этого, специфика его в расследовании определяется также особенностью целей, средств и приемов наблюдения, способами фиксации его результатов.

Наблюдение - это восприятие, одна из форм чувственного познания. Однако от простого, элементарного восприятия наблюдение в своей наиболее эффективной форме отличается преднамеренностью, целенаправленностью и планомерностью65. При этом процесс наблюдения всегда связан с концентрацией внимания на объекте наблюдения, что усиливает восприимчивость наблюдателя к этим объектам. Процесс восприятия всегда связан с состоянием нашего сознания, направления мысли, концентрации внимания, что усиливает или ослабляет нашу восприимчивость предметов.

Полнота наблюдения зависит от его цели, от установки, с которой оно осуществляется. Н.Д.Левитов отмечал, что в зависимости от объекта наблюдения различают установку на определенный покоящийся предмет и установку на процесс, движение, а в зависимости от подготовленности к наблюдению различают установку с полной внутренней готовностью к определенным наблюдениям, установку вообще наблюдать, без определения предмета наблюдения, и установку с неготовностью или с потенциальной готовностью к наблюдению. 1-е-ли в первых двух случаях речь идет о выжидательном наблюдении, то з последнем случае будет наблюдение непроизвольное, вынужденное66.

Для наблюдения, осуществляемого следователем, судьей и лицом, осуще- ствляющим оперативно-розыскную деятельность (ОРД), наиболее харакгерна установка с полной внутренней готовностью к определенным наблюдениям, ибо они в процессе наблюдения решают конкретную задачу, преследуют определенную цель, связанную с соответствующими объектами наблюдения.

См.: Андреев И.Д. Основы теории познания. М., 1959. С. 142; Луков Г.Д., Платонов К.К. Психология. М., Воениздат. 1964. С. 101; Психология. Под ред. Смирнова А.Л., Леонтьева А.Н., Рубинштейна С.Л., Теплова Б.М.Учпедгиз, 1956. С. 172.

66 См.: Левитов Н.Д. Наблюдательность. М., 1924. С. 11-13.

50

Для того, чтобы наблюдение было достаточно эффективным,’ впечатления от наблюдаемого объекта должны быть достаточно сильными и разнообразными, они должны различаться, отделяться друг от друга, быть сравнительно не- многочисленными и сменять друг друга в относительно умеренном темпе. Полнота наблюдения обеспечивается при этом усилением внимания к тому или иному объекту (что понижает порог ощущаемого раздражения), переключением и распределением внимания между наблюдаемыми объектами. Под переключением внимания понимается изменение его направленности; распределение внимания представляет собой одновременное сосредоточение внимания на различных объектах.

Целенаправленность и организованность при наблюдении не только позволяют воспринимать наблюдаемый объект как некое целое, но и дают возможность распознать в нем и единичное и общее, состояние предмета и его изменения, различать детали предмета и установить некоторые виды его связей с другими объектами. Иными словами, наблюдение сочетает в себе и чувственное и рациональное познание, ибо воспринимается не простая сумма отдельных элементов, изолированных друг от друга. Предметы отражаются W известных взаимоотношениях, сочетаниях, связях, например в пространственных и временных отношениях, количественных отношениях, в известной последовательности, порядке и т.д. Восприятие при наблюдении включает анализ и синтез наблюдаемого, абстракции и обобщения. В восприятии заключена и способность сравнивать, выявлять тождества и различия. Об этом же пишет и О.Я.Обухова- Шарапова. 7

Восприятие - это отражение предметов в целом, действующих в данный момент на наши органы чувств, например, дома, дерева, человека, речи, музыки и т.д. В состав восприятия всегда входят ощущения: воспринимаются предметы, имеющие тот или иной цвет, запах, тяжесть, температуру и т.п. Вместе с этим воспринимаются предметы и явления в пространстве и во времени.

См.: Обухова-Шарапова О.Я. Переход от восприятия к целенаправленному наблюдению под влиянием спе- циальной инструкции // «Вопросы психологии». 1962. №6. С.89 и др.

51

Пространство и время как форма материального бытия воспринимаются также, как и другие реальности.

Восприятие, в отличие от ощущений, является сложным психическим процессом.

Эта сложность выражается, прежде всего, в том, что в каждом восприятии имеется несколько ощущений. Иными словами в восприятие входят зрительные, обонятельные, осязательные, мускульные и ряд других ощущений.

Более сложны, чем в ощущениях, нервно физиологические механизмы восприятий. Физиологической основой восприятия является аналитико-сиитетическая деятельность коры головного мозга, вызываемая не одним, а совокупностью, комплексом свойств предметов и явлений, действующих на наши органы чувств. И.П. Павлов говорил, что «природа действует на животное и совокупностью нескольких и часто очень многих элементов, комплексными раздражителями. Когда мы отличаем лицо одного человека от лица другого, мы принимаем одновременно в расчет и формы, и краски, и тени, и размеры…»68. Нервно-физиологическим механизмом восприятия является образование системы временных связей, вызываемых действием совокупности свойств предметов. По этой совокупности свойств каждого из них мы и отличаем один предмет от другого.

Опыты И.П. Павлова показали, что когда на анализатор систематически действует не изолированный раздражитель, а совокупность раздражителей, то ответная реакция зависит не от индивидуальности каждого раздражителя, а от своеобразия их связей, от их отношения. Это было названо И.П. Павловым рефлексом на отношение.

Образованием таких связей в зрительном анализаторе объясняется, например, одинаковое восприятие контуров каких-либо фигур независимо от того, какими красками и в какую величину нарисованы эти фигуры. Образованием таких связей в слуховом анализаторе объясняется восприятие мелодий как одной и той же, независимо от того, исполняется эта мелодия на высоких или

Павлов И.П. Полное собрание сочинений. М., 1951. т. 4. С.53

52

низких тонах. Рефлекс соотношения является отражением объективной связи между отдельными свойствами предмета. Поэтому каждое восприятие есть не просто сумма ощущений, а целостный образ предмета: восприятие отличается сложностью и в то же время целостностью. Целостность воспритий определяется тем, что сами воспринимаемые предметы являются целостными, а не суммой механически сцепленных свойств и элементов.

Таким образом, восприятие - это продукт деятельности не одного, а нескольких органов чувств, нескольких анализаторов. Но при этом во всяком восприятии один из органов является главенствующим. Например, при восприятии картины главным является зрительный орган, при восприятии музыкального концерта - слуховой орган. Восприятия, так же как и ощущения, можно классифицировать по этим главенствующим органам на зрительные, слуховые, вкусовые и т.д. В жизни человека наибольшее значение имеют восприятия зрительные и слуховые. Различаются еще и так называемые смешанные восприятия. Это такие восприятия, в которых одинаковое значение имеют не один, а два или три органа чувств. Простым примером смешанного восприятия может служить зрительно-слуховое восприятие звукового кинофильма или/восприятие оперы. Практически вся информация (до 90 %), имеющая значение для дела, воспринимается зрительно. Далее по степени приема информации стоят слух, осязание, вкус и органические ощущения69. Таким образом, зрение является главным каналом, по которому информация поступает в мозг. Зрительное восприятие в несколько раз быстрее, чем слуховое. Однако возможности зрения также ограничены. К примеру, следователь и участники осмотра не могут невооруженным глазом наблюдать микроследы на месте происшествия. Все органы чувств могут давать неадекватную информацию по целому ряду причин (невнимательности, оптических иллюзий и т.п.).

69 Подробнее о возможностях и эффективности зрительного восприятия информации человеком см.; 1 pei ори Р.Л. Глаз и мозг. Психология зрительного восприятия. М., 1970.

53

Вместе с ощущениями в состав каждого восприятия входят прежний опыт и имеющиеся знания. В процессы восприятия включается и деятельность памяти.

Если бы восприятия происходили без участия памяти, то они были бы менее содержательны, все вещи и явления всякий раз воспринимались бы человеком как нечто новое и неизвестное. Благодаря памяти предметы воспринимаются как те же самые (тождественные), как сходные или различные. Всякое восприятие в той или иной степени есть и процесс узнавания.

Наряду с прежним опытом в состав многих наших восприятий входят представления. Огромное значение представлений заключается в том, что в них имеются элементы обобщения не только тех отдельных предметов и явлений, которые в данный момент воздействуют на наши органы чувств, но и предме-

70

тов и явлений внешнего мира, которые воспринимались в прошлом . Содержа ние восприятий иногда бывает богаче, больше того, что имеется в восприни маемом объекте. Процесс воображения при восприятиях, так же как и процессы памяти, происходит непроизвольно, «неуловимо» для сознания. О наличии во ображения при восприятиях можно судить только по результатам анализа вос приятия. .*•

*;

*.ч”

В состав восприятия входит деятельность мышления и речи. Мышление и речь выражаются здесь прежде всего в назывании воспринимаемого предмета. Назвать предмет - это значит обозначить его и отнести к имеющемуся понятию. В этом проявляется осмысленность восприятия. Если воспринимаемый предмет является для человека новым, неизвестным, то мыслительный момент выражается здесь в вопросе «что это такое?», «как это называется?». Это также показывает на участие мышления в процессе восприятия.

При назывании предмета, вносится определенность в содержание нашего восприятия, что делает это восприятие известным и для других людей. За каждым словом закреплен исторически накопленный опыт людей. Поэтому при назывании воспринимаемого предмета в содержание этого восприятия вносится

70 Подробнее о понятии, сущности и значении представлений см.: Кондаков И.И. Логический словарь- справочник. М., 1975. С. 475.

54

не только свой личный опыт, но и опыт общественный. Можно сказать, что благодаря наличию мышления и языка человек воспринимает мир через «призму» общественного сознания.

В восприятиях имеют место и эмоциональные моменты. Сюда прежде всего относятся чувственные тоны тех ощущений, которые входят в состав данного восприятия. Сюда же относятся те чувства, которые связаны с прежними впечатлениями и мыслями о воспринимаемом предмете. Нередко в вос- принимаемые предметы человек привносит имеющиеся у него эмоциональные состояния - радость, веселость, грусть и т.п. Поэтому наблюдающий воспринимает «веселый» или «мрачный» пейзаж, «радостные» и «улыбающиеся» цветы и т.п.

Чувства вносят яркость, живость в содержание восприятия, они создают ту или иную направленность восприятий. Чувства усиливают активность восприятий, влияют на скорость других психических процессов, которые обусловливают восприятия, ускоряют или замедляют их. При восприятиях чувства стимулируют, в частности, процессы воображения. Так, испытывая чувство страха или радости, свидетель в самых обычных вещах может видеть или слышать нечто необычное, почему и говорят: «у страха глаза велики», «смотреть сквозь розовые очки».

В процессах восприятия очень большое значение имеет внимание, которое активизирует восприятия и обусловливает такие их качества, как полнота, точность, ясность.

Так как внимание по активности может быть непроизвольное и произвольное, то и восприятия различаются непроизвольные и произвольные71.

Непроизвольными называются такие восприятия, которые происходят без наличия поставленной заранее цели, без предварительного выбора объекта и без усилия. Эти восприятия вызываются самими объектами. Например, человек может невольно воспринять ночью костер где-то далеко в поле, гудок проходящего вдалеке поезда и т.п. Непроизвольно воспринимаются объекты, которые

См., например: Психология. Под ред. проф. В.Л. Крутсцкого. М., 1974. С. 84-85.

55

выделяются своей яркостью, красочностью, звучностью, подвижностью, кон- трастностью. Непроизвольно воспринимаются объекты, которые в данный момент соответствуют потребностям, интересам человека, объекты, которые в наибольшей степени соответствуют нашему опыту, нашим знаниям, которые имеют для нас наибольшее значение.

При бодром состоянии непроизвольные восприятия происходят у человека постоянно.

Произвольными называются восприятия, которые происходят с заранее поставленной целью, с выбором объектов для восприятия. ‘Гак следователь ос- матривает место происшествия, проводя проверку показаний на месте с подоз- реваемым или обвиняемым, воспринимает показания указанных лиц и проверяет их соответствие действительности, среди толпы оперативный сотрудник отличает нужных ему лиц.

Произвольные восприятия не происходят изолированно от непроизвольных. Последние служат как бы «фоном» при произвольных восприятиях.

Систематическое и длительное произвольное восприятие предметов какой-либо определенной области и принято называть наблюдением. I

Наблюдение может осуществляться при наличии достаточно сильного и устойчивого внимания и активной работы мышления.

Способность человека к систематическим, длительным и плановым вос приятиям называется наблюдательностью. Быть наблюдательным - это значит уметь систематически и планомерно воспринимать предметы окружающего пас- мира в соответствии с поставленной задачей. ‘..

Каждому человеку свойственна та или иная степень наблюдательности, она развивается у каждого человека в его жизненной практике и в познавательной деятельности. Абсолютное большинство - 100 % - опрошенных в процессе настоящего исследования респондентов из числа следователей, оперативных работников и судей, заявило, что они считают себя достаточно наблюдательными людьми. Но не каждого человека можно назвать наблюдательным. На- блюдательным обычно называют человека, который ставит перед собой обще-

56

ственно-полезные, научные и другие важные задачи, человека, который отличается умением выбирать среди всего многообразия окружающих его явлений нужные и наиболее существенные объекты. Наблюдательный человек умеет подмечать сходство и различие в воспринимаемых объектах, он умеет выделить из этих объектов наиболее важное и необходимое.

Сложный, творческий, поисковый характер, прежде всего следственной работы, а также работы судей и оперативных сотрудников, предъявляет самые серьезные требования к уровню интеллектуальных качеств указанных лиц. Особое место в спектре неотъемлемых профессиональных качеств работников правоохранительных органов и органов правосудия и занимает именно такое качество, как наблюдательность. По нашему мнению, необходимо проводить грань между обычной, житейской с одной стороны, и профессиональной криминалистической наблюдательностью, с другой.

Криминалистическую наблюдательность как разновидность наблюда тельности вообще, следует определить как умение замечать всякого рода изме нения в материальной обстановке и в психолого-физиологических проявлениях человека, вызванных расследуемым событием. /

Криминалистическая наблюдательность имеет огромное значение в деятельности следователя, судьи и оперативного сотрудника, как в целом, так и при проведении отдельных процессуальных действий.

С учетом этого существенные возможности для формирования профессиональных качеств и свойств следователя и иных указанных субъектов уголовно- процессуальной деятельности появляются при проведении практических и семинарских занятий с работниками правоохранительных органов, со студентами юридических ВУЗов по теме; «Наблюдение и внимание», в процессе которых следует уделить особое внимание исследованию и совершенствованию криминалистической наблюдательности студентов и слушателей.

Учитывая, что профессиональная наблюдательность может быть развита путем соответствующих тренировок, решения специальных задач и упражнений, для внедрения в учебный процесс можно предложить следующие приемы:

57

Слушателям предлагается описать признаки какого-либо предмета, внешность человека, особенности предъявленных им документов. При этом желательно, чтобы значительная часть заданий и упражнений по своему содержанию отражала типичные ситуации, возникающие в следственно-судебной практике. Для этого рекомендуется использовать реальные материалы архивных уголовных дел. Так, целесообразно предъявлять студентам и слушателям:

• фотографии, а при возможности и видеозаписи мест происшествий с задани-

ем определить, какие изменения могли быть вызваны действиями преступника;

• изображения различных предметов и следов для определения, каким из них

какой след был оставлен;

• фотографии незнакомых людей с заданием определить их примерный воз раст, выявить и описать характерные и особые для данного лица приметы и

.. т.д.

Для развития профессиональной наблюдательности в качестве темы для обсуждения на занятиях могут быть предложены, например, следующего типа вопросы: * ?

  • люди каких профессий применяют указанные виды инструментов, кто из них при этом обладает индивидуально-характерными навыками владения теми или иными инструментами или орудиями ?
  • представители каких слоев и групп общества, а также профессий могут часто использовать при разговоре указанные слова (при этом предъявляется набор различных слов, выражений и профессиональных терминов) ?
  • какой образ жизни, какие виды трудовой деятельности, досуга, развлечений способны оказать существенное влияние на изменение внешнего облика человека ?
  • какие национальные обычаи, особенности разговорной речи, произношения отдельных слов, присущие жителям различных регионов страны, представителям разных народностей (диалект) вам известны ?

58

  • каковы наиболее существенные привычки, любимые выражения, манеры по- ведения, жесты у ваших друзей и коллег по работе и учебе ?
  • у людей каких профессий хорошо развиты обоняние, осязание, дикция, спо- собность различать цвета ?
  • Если наличие первого вида наблюдательности, т.е. житейской, не является обязательным для человека, то развитие и совершенствование профессиональной наблюдательности - одно из необходимых условий успешной работы следователя, оперативного работника и судьи. Важным условием эффективности многих процессуальных действий, и прежде всего, осмотра места происшествия, обыска, допроса, является наличие у следователя такого психологического качества, как внимание.

При проведении занятий со студентами ВУЗов и практическими работниками необходимо дать характеристику внимания, коснувшись его объема, рас- пределяемости, концентрации, устойчивости и персключаемости. Задания и уп- ражнения должны преследовать цель определить уровень развития внимания, показать способы его развития и совершенствования. Хорошо развитое внимание имеет большое значение для следователя при проведении различных следственных действий. Например, следователь, проводя очную ставку, выполняет при этом одновременно несколько видов деятельности, а именно: наблюдает поведение участников очной ставки, задает им вопросы, выслушивает и оценивает ответы на них и фиксирует их в протоколе.

Для тренировки и повышения уровня внимания преподавателю, к примеру, следует зачитывать слушателям протоколы различных следственных действий (осмотров места происшествия, очных ставок, допросов), а после этого задавать конкретные вопросы по этим документам. В результате появляется возможность определить каким образом воспринята обстановка места происшествия, следы, относящиеся к расследуемому событию, основное содержание, противоречия в показаниях.

Целесообразно было бы использовать па практических занятиях упражнения и задания, рассчитанные на одновременное развитие внимания и наблю-

59

дательности. К примеру, преподаватель предъявляет слушателям протоколы следственных и судебных действий, фотографии и видеозаписи осмотра места происшествия, проверки показаний на месте, в которых необходимо выявить признаки различного рода инсценировок, ложных демонстраций ситуаций рас- следуемого события и т.п. Кроме этого, преподаватель зачитывает протоколы допросов и протоколы судебных заседаний, в которых имеются логические и другие противоречия и ошибки, предоставляя возможность слушателям установить их, проанализировать и дать соответствующую оценку.

Таким образом, изучение особенностей наблюдения как метода собирания, исследования и оценки доказательств’в процессе преподавания в юридических ВУЗах, при проведении практикумов имеет исключительно важное значение для формирования у студентов и практических работников правоохранительных органов необходимых профессиональных качеств.

Наблюдательность и внимание являются одними из ценнейших качеств личности. Воспитание этих качеств у студентов юридических ВУЗов, желающих стать в будущем высококвалифицированными специалистами - юристами- профессионалами, составляет существенную задачу криминалистики, правовой психологии, уголовного процесса, иных наук и дисциплин, процесса обучения в целом.

Внимание - необходимый элемент наблюдения. Выражая собой « направленность и сосредоточение нашей психической деятельности» ‘, внимание существует в нескольких формах. Первая такая форма - непреднамеренное, или непроизвольное внимание, характеризующееся отсутствием цели деятельности и волевых усилий для осуществления этой деятельности.

Непроизвольное (непреднамеренное) внимание свойственно не только человеку, но и животным. Простейшим видом такого внимания является безусловный ориентировочный рефлекс, который И.П. Павлов называл «рефлексом

)

что такое ?» Он имеется и у человека, носит непроизвольный характер и ва-

” См.: Добрынин Н.Ф. Произвольное и послепроизвольное внимание // В сб. Произвольное и послепроизволь- ное внимание. «Ученые записки МШИ». 1958. С. 17; Он же. Психология. М., 1950. С.117. 73 Там же.

bb

жен как начальная фаза ориентировки. Но в дальнейшем процесс ориентировки в окружающем мире и у животных не сводится только к безусловным рефлексам, но принимает более сложную форму.

Ориентировочный рефлекс быстро сменяется условно-рефлекторной дея- тельностью, если он связан с нею или же он угасает.

Некоторые физиологи считают, что третья стадия активности после пробуждения является стадией внимания. Так, Р. Шовсн, характеризуя внимание у животных двумя свойствами: интенсивностью реакции и ее избирательностью, указывает: «Употребляют понятие о внимании в двух значениях. В первом значении оно характеризует уровень бодрствования… . Во втором значении это слово употребляют в тех случаях, когда речь идет о способности выделять наиболее важный из совокупности раздражителей» . Итак, и у животных внимание проявляется не только в ориентировочной, но и в исполнительской деятельности, например, в отыскивании добычи, что подтверждают и повседневные наблюдения над животными.

Внимание ослаблено или отсутствует, когда человек выполняет автома- тизированную деятельность. Согласно теории установки Д.Н. Узнадзе, внимание возникает как «объективация», когда действие на основе установки встречает препятствие, и наша деятельность вынуждена задержаться и «объективироваться». Д.Н. Узнадзе отмечает: «Следовательно, внимание по существу нужно характеризовать как процесс объективации - процесс, в котором из круга … восприятий, возникших на основе наших установок, … выделяется какое-нибудь из них» . Это выделение есть особый акт психической деятельности.

Итак, непроизвольное внимание проявляется не только как ориентировочный рефлекс, вызываемый новизной, неожиданностью, контрастностью следующих друг за другом раздражителей, но и движением их. I !епроизволыюе внимание может быть вызвано непосредственным интересом, соответствием внешнего раздражения внутреннему состоянию организма и закрепившимся прошлым опытом, привычками, простейшими ассоциативными связями и ап-

74 Шовен Р. Поведение животных. М., 1972. С. 257.

75 Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М., «Наука». 1966. С. 256.

61 перцепцией и нарушением фиксированной «установки». Все это может потре- бовать особой деятельности психики человека, особых се актов, выражающихся в выборе и усилении впечатлений.

Непроизвольное внимание обусловлено прежде всего потребностями, сначала органическими, а затем и духовными. Эта обусловленность достаточно закреплена, а поэтому и выражается непосредственно, не всегда в достаточно осознанной форме, однако связь непроизвольного внимания с жизнью личности бесспорна. В теории принято считать, что непроизвольное внимание обусловлено интенсивными раздражителями, контрастами, появлением нового, движением тех или иных объектов, прерывистостью действия раздражителя. “ Такое внимание обычно характерно для формирования свидетельских показаний и, следовательно, для той формы наблюдения в процессе судебного исследования, которая именуется опосредованным наблюдением и о которой речь будет идти далее.

Вторая форма внимания - произвольное внимание, характеризующееся сознательно поставленной целью и волевыми усилиями для устойчивой кон- центрации внимания на выполнении деятельности, необходимой, /чтобы дос- тигнуть этой цели.

Если в обусловленности непроизвольного внимания у человека выявляются личностные факторы, то в произвольном внимании эти личностные черты выступают на первый план. Ведь это преднамеренное внимание, обусловленное намерениями, ее потребностями и интересами. Произвольное внимание, как из- вестно, возникло в человеческом обществе в процессе труда. Произвольное внимание зависит от сознательной воли и выражает личностные устремления и в этом смысле оно активно.

На личность в каждый данный момент действует множество разных воздействий. Но у каждого человека имеется большой запас прежнего опыта и побуждений, возникающих под влиянием потребностей. Личность получаст информацию от окружающей среды часто в очень большом объеме и обычно этот

?б См. об этом: Розон А.И. К вопросу о теории шшмания. //Вопросы психологии, 1956. № 6. С.29.

поток информации складывается в определенную систему. Навстречу ему идет поток информации, отражающий внутреннее состояние личности, ее знания, стремления и чувства.

Эти два потока систем информации вступают во взаимодействие и на этой основе отбирается то, что является для личности наиболее значимым в данных условиях. В результате возникают те идеальные побудительные силы, которые и являются непосредственными причинами волевых действий, выра-жающихся во внимании, отбирающем наиболее значимое для личности и регулирующем ее действия, как во внутреннем, так и во внешнем плане.

77

Некоторые зарубежные ученые (Д. Бродбент, A.M. Трейсман ) признавая роль внимания, представляют его в виде своего рода фильтра, отбирающего часть этой информации и устраняющего ненужное. Этот отбор они объясняют чисто физическими причинами, интенсивностью, контрастностью, пространственной близостью и последовательностью раздражений.

Внимание в трудовой деятельности следователя, судьи и оперативного работника должно быть рационально регулируемо. Например, опытный следователь, проводя то или иное следственное действие, не прибегает к Достоянным волевым усилиям для концентрации внимания. Ему хорошо известно, когда нужно повысить внимание, добиться его полной концентрации или несколько ослабить концентрацию внимания в соответствии с ходом того или иного следственного действия.

Нередко для того, чтобы принять решение, требуется достаточно длительный период для размышления, для анализа всей ситуации, направления внимания и на обстоятельства, сопутствующие принятию определенного решения, ориентироваться во всем этом и выделять существенное. И в этом ориен- тировочном периоде необходимо учить субъектов наблюдения разбираться в условиях, предлагаемых им задач, выявлять в них основные элементы.

Таким образом, уже в ориентировочном периоде размышления внимание проявляется достаточно отчетливо. Оно далее углубляется в процессе принятия

См.: Broadbent D. Percepcion and Communication. 1958.; Treisman A.M. Selective Attention in Man. 1970.

63

решения, особенно в случаях, когда решение сопряжено с трудностями. Но осуществляясь, оно выражает для личности наибольшую значимость в данный момент. Вот почему, определяя внимание как направленность и сосредоточенность личности, следует добавить: в данный момент и при данных условиях.

Сам процесс исполнения принятого решения также требует направленности и сосредоточенности внимания, проявляющихся в организованности личности. Основным в развитии произвольного внимания является повышение уровня профессиональной подготовки субъекта наблюдения к такой составляющей, как наблюдательность.

Наконец нужно отметить, что в случае достаточно определенной значимости, сопровождаемой чувствами, внимание может уже не требовать волевых усилий для его поддержания. Тогда оно становится послепроизвольиым. Данный вид внимания нельзя сводить к непроизвольному. Оно вызывается сознательно поставленной целью, но не требует волевых усилий, что однако не лишает его активности. Опытные следователи, судьи и оперативные сотрудники умеют переводить произвольное внимание в послепроизвольное, что значительно уменьшает утомляемость и повышает работоспособность. Д1ри после-произвольном внимании налицо сознательно поставленная цель, но которое либо вовсе не требует усилий, либо требует лишь незначительных усилий для его поддержания. Такое внимание, по мнению психологов, имеет место при увлечении трудом, когда наличие упрочившихся связей в коре больших полушарий делает ненужными или почти ненужными усилия по поддержанию внимания78. Обе эти формы, и произвольное и послепроизвольное внимание, как разновидности преднамеренного внимания характерны для наблюдения при собирании, исследовании и оценке доказательств.

См.: Добрынин Н.Ф. Указ. работа. С. 62.

64

Глава 2 Использование метода наблюдения при собирании, исследовании и оценке доказательств

§ 1 Формы и способы использовании следователем и судом метода наблюдения при познании обстоятельств преступления

Исходя из содержания доказывания как деятельности по собиранию, ис следованию, оценке и использованию доказательств, следует различать процес суальные (процедурные) и познавательные способы (методы) и средства дока зывания. К числу процессуальных, но общему мнению, в первую очередь, от носятся следственные действия, т.е. процессуальные действия, которые пресле дуют цель собирания и исследования доказательств, исчерпывающий перечень которых содержится в уголовно-процессуальном законе. Это осмотр, обыск оч ная ставка, допрос, предъявление для опознания, следственный эксперимент, проверка показаний на месте (если она регламентирована законом), эксперт- за . Кроме следственных действий, к процессуальным способам собирания и исследования доказательств закон относит: I

1) действия по предварительной проверке в стадии возбуждении уголовного дела - получение заявлений и сообщений, получение объяснений, истребование ревизионных и иных материалов (ст. 109 УПК), явка с повинной (ст. 111 УПК); 2) 3) истребование документов и предметов, назначение ревизий и документальных проверок, восстановление бухгалтерского учета за счет собственных средств по инициативе субъекта доказывания (ст. 70 УПК); 4) 5) принятие представленных сообщений и предметов, документов от участников процесса, учреждений, предприятий, общественных организаций и иных лиц. 6) Всем этим способам присуща определенная законом процессуальная форма и содержание. Поэтому было бы неверно считать иные, кроме следст-

79 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1961, С. 3 и след.; Курс советского уголовного процесса. С. 613; Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М. 1966. С.43.

венных (судебных) действий, способы собирания и проверки доказательств не- процессуальными. Их процессуальная форма иная, нежели у следственных дей-

80

ствии, менее детализирована, но она существует .

Поскольку доказывание представляет собой единство познавательной и удостоверительной деятельности, все названные процессуальные способы со- бирания и исследования доказательств предполагают активную удоетовери- тельную деятельность следователя по формированию источников доказательств, протоколов соответствующих следственных действий. В этой связи С.А. Шейфер замечает, «… допрос, осмотр, следственный эксперимент, предъявление для опознания и т.д. - это активные действия следователя по формированию доказательств. Сказанное, разумеется, не означает, что доказательство oi начала до конца «создается» следователем в ходе следственного действия. Следы изучаемого события возникают независимо от сознания следователя и является объективной основой доказательств. Однако полнота выявления и сохранения фактических данных в немалой степени зависит от того, правильно ли выбрано и проведено следственное действие, пригодно ли оно по своей внутренней конструкции к отображению имеющихся следов, соответствуют ли примененные следователем средства фиксации особенностям подлежащих за-печатлению следов»81.

Очевидно, что речь должна идти о формировании следователем не доказательств, а именно их источников. Формирование в данном контексте равноценно созданию. Поэтому представляется правомерным говорить о создании источников доказательств, содержание которых - фактические данные - не создается, а лишь отображается.

По отношению к познавательной стороне доказывания названные процессуальные способы собирания и исследования доказательств играют роль процессуальных процедур, в рамках которых применяются методы и средства познания, среди которых ведущую роль играют законы и категории логики, криминалистические средства и методы, и в частности метод наблюдения.

80 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М, 1973. С. 372.

81 Шейфер С.А. Указ. соч. С. 5

66

Следственные действия представляют собой регламентированный уголовно- процессуальным законом способ собирания, исследования и оценки до- казательств. Характерная черта следственных действий - их правовая природа. Каждое следственное действие - это юридический факт, создающий некоторое правоотношение, в которое вступает следователь при собирании, исследовании и оценке доказательств. Именно поэтому действия следователя в необходимых пределах регламентированы уголовно-процессуальным законом, что придает стабильность уголовному процессу и гарантирует выполнение следователем своих обязанностей и соблюдение законных интересов и прав сторон.

Для следственного действия, создающего юридическое правоотношение, характерно следующее. Следственное действие осуществляется только в связи с расследованием и при надлежащем процессуальном оформлении его хода и результатов. Как исключение, в случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть проведен и до возбуждения уголовного дела.

Вся полнота ответственности за содержание и проведение следственных действий возложена законом на следователя. При производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производсЛве следственных действий, говорится в ст. 127 УПК, следователь принимает самостоятельно. В связи с этим трудно согласиться с И.М. Лузгиным, который считал, что следователь является процессуально самостоятельным лицом, который сам решает вопрос о производстве того или иного следственного действия, определяя тем самым направление расследуемого им дела «за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора».82 Как известно, прокурором санкционируются те следственные действия, которые в ходе их производства существенно затрагивают или ограничивают конституционные права и свободы граждан (например, обыск) и без получения указанной санкции соответствующего прокурора на производство того или иного следственного действия, следователь не вправе его проводить (за некоторыми исключениями, предусмотренными уголовно-процессуальным законодательством). Однако

’ Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1У73, С. 95.

следователь, тем не менее, сам выносит постановление о производстве следст- венного действия, признав необходимым его производство по уголовному делу, а следовательно, и решение о направлении следствия он принимает самостоятельно. Прокурор же именно санкционирует данное следственное действия, проверяя тем самым его законность и обоснованность, надзирая при этом за соблюдением прав и законных интересов граждан, не влияя своей санкцией на ход расследования по делу.

Следователь самостоятельно организует и направляет расследование в целях всестороннего, полного и объективного установления обстоятельств дела. На нем в стадии предварительного расследования лежит бремя доказывания, установления уличающих оправдывающих обвиняемого обстоятельств (ст.20 УПК). Соответственно этому следователь решает вопрос об участии специалиста в производстве следственных действий, назначении экспертиз, ревизий, истребовании документов, о применении научно-технических средств и т.д. Ему принадлежит право определять последовательность следственных действий, согласовывать их с оперативными мероприятиями.

Закон устанавливает основные условия производства следственных действий, место, время, сроки их проведения, порядок фиксации хода и результатов, необходимость не разглашать данные, полученные при проведении следственных действий. Поскольку для оценки фактических данных, установленных при производстве каждого следственного действия, первостепенное значение имеют методы познания, их достоверность, следователь обязан указывать в протоколах следственных действий, каким образом, с применением каких средств и приемов установлены те или иные обстоятельства, кто из специалистов участвовал в производстве следственных действий. При этом выбор методов должен определяться следователем, исходя из принципов законности, с учетом особенностей расследуемого события и научных рекомендаций криминалистики.

68

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает довольно широкий спектр следственных действий, которые следователь может использовать для достижения целей расследования.

Следственные действия представляют собой правовые формы, в рамках которых осуществляется деятельность по собиранию, исследованию и использованию доказательств на стадии уголовного процесса, именуемой предварительным расследованием преступлений. К сожалению, в литературе отсутствует однозначное определение понятия следственных действий. Наибольшее внимание изучению проблемы следственных действий уделил И.Е. Быховский. По его мнению, следственное действие представляет собой «вид познавательной деятельности следователя и иных управомоченных законом лиц, осуществляемой в стадии предварительного расследования и при расследовании вновь открывшихся обстоятельств на основании и в соответствии с регламентированным уголовно- процессуальным правом порядком обнаружения, исследования,

от

фиксации и изъятия доказательств » . В приведенном определении имеется три признака понятия: Г) познавательный характер действия; 2) его проведение в процессе предварительного расследования; 3) проведение в соответствии с ус- тановленным порядком собирания и исследования доказательств.

Хотя данное определение и выражает в значительной мере сущность рас- сматриваемого понятия, оно представляется все же не совсем точным, недоста- точным для четкого размежевания форм деятельности, за которыми закрепилось наименование «следственное действие», и иными действиями, выполняемыми лицом, осуществляющим предварительное расследование, И.Е. Быховский независимо от того, относил оп или нет некоторые формы деятельности к категории следственных действий, отступает от собственного определения этого понятия. Так, с его точки зрения, наложение ареста на имущество и задержание, хотя и не имеют познавательного характера, тем не менее относятся к числу следственных действий, а явка с повинной к таким действиям не относится,

Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следственных действий. Лвтореф. дне. … докт. горид. наук. М., 1976. С. 6-7.

69

Q I

хотя и может иметь место в процессе предварительного расследования . В по- следнее время некоторые авторы, исследуя данную проблему в свете теории следственных действий, отмечают, что ведущей характеристикой следственных действий, при обязательном их соответствии познавательным и нормативным аспектам, является системность, которая обусловлена, во-первых, объективными связями между следами изучаемого явления (по их мнению, для отображения комплекса взаимосвязанных следов необходимо применение комплекса взаимосвязанных следственных действий) и, во-вторых, правилами, регули- рующими производство следственных действий (основания производства, нра-

о г

вила поведения участников следственных действий и др.) ‘. Действительно, предусмотренные законом следственные действия в совокупности образуют систему, однако с тем, что системность является основной характеристикой следственных действий, вряд ли можно согласиться.

Представляется, что в определение рассматриваемого понятия целесообразно ввести следующие признаки: 1) регламентированность уголовно-процессуальным законом; 2) направленность на решение основных задач предварительного расследования; 3) сложный характер действия, представляющего систему, комплекс более простых действий; 4) сведение содержательной стороны следственного действия к собиранию и исследованию доказательств.

Нетрудно убедиться в том, что такие действия следователя, как следственный осмотр, следственный эксперимент, обыск, выемка, предъявление для опознания, допрос, проверка показаний па месте и другие, полностью отвечают понятию следственного действия и содержат указанные признаки. В то же время ему не отвечают, например: возбуждение уголовного дела (процессуальное действие, волевое решение, создающее правовую основу для последующего собирания доказательств); предъявление обвинения (процессуальное действие, создающее условия для более точной оценки имеющихся и поиска новых доказательств); наложение ареста на имущество (волевое решение, направленное на

14 См. Там же. С. 6-7. См.: Курс криминалистики. Общая часть / Под ред. проф. В.К. Корноухова. М.:Юрисп>, 2000. С. 265-276.

70 сохранение доказательств и обеспечение возмещения ущерба, причиненного преступлением).

Таким образом, важнейшей формой применения метода наблюдения следует считать следственные (судебные) действия. Наблюдение как метод познания обстоятельств, связанных с расследуемым событием применяется при производстве практически всего широкого спектра следственных действий.

Помимо следственных (судебных) действий как основной формы исполь-зования метода наблюдения при расследовании преступлений, его формой являются также оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ».

Специфичным для наблюдения как метода исследования в криминалистике при познании обстоятельств преступления, являелся, как уже было отмечено, использование научно-технических средств и приемов, влияющих на его эффективность, расширяющих возможности наблюдения, преодолевающих биологическую ограниченность органов чувств, превращающих простое на- блюдение в квалифицированное.

Закономерностью развития криминалистической техники является тенденция к использованию новейших научно-технических средств и приемов на базе последних достижений естественных и технических наук.

Традиционные формы и методы наблюдения не всегда оказываются достаточно эффективными для выявления имеющей значение для уголовного дела информации, вещественных доказательств и следов преступления. Нельзя не учитывать и возросшее техническое оснащение, уровень познаний, которыми обладают лица, совершающие преступления. Современный научно-технический прогресс, социально-экономическая и психологическая напряженность в обществе позволяют преступникам применять новые нетрадиционные способы совершения и сокрытия преступлений. Данные обстоятельства, естественно, обусловливают необходимость совершенствования технической, тактической, организационной и методической оснащенности правоохранительных органов. Следует учесть и то обстоятельство, что в последние годы подверглись

71

значительному изменению правовые основы функционирования всей государ- ственной системы и особенно основы деятельности правоохранительных органов. Необходимо более широко и эффективно использовать имеющийся положительный опыт работы правоохранительных органов ряда зарубежных стран, где приемы и методы, позаимствованные из смежных областей научных знаний, таких как психология, физиология, медицина, с успехом используются при раскрытии и расследовании преступлений.

В связи с этим особый интерес представляет вопрос об использовании научно- технических средств для наблюдения и фиксации психоэмоционального состояния лица, имеющего отношение к расследуемому событию на предварительном следствии и в суде.

Проблема тесной взаимосвязи психофизиологических реакций человеческого организма с поведением лица, в той или иной степени имеющего отношение к расследуемому событию, привлекала внимание специалистов в данной области еще в конце XIX начале XX века.

Первым попытался сопоставить показания испытуемого с колебаниями давления крови Ч. Ломброзо, который в 1895 году опубликовал от^ет о своих

86

опытах .

Однако, говоря о связи психофизиологических реакций подозреваемого с его виновностью или невиновностью, многие ученые отмечали вместе с тем её неоднозначность. «Страх, дрожь, блуждающий взгляд, вынужденный смех, притворный обморок и спазмы - все это свидетельствует о сознании своей ви-ны, но все-таки слишком полагаться на это нельзя», - отмечал А. Вейнгарт’ . Об этом же указывал и И.Н. Якимов: «В протоколе совершенно недопустимы отметки о том, как держал себя во время допроса допрашиваемый, волновался ли или менялся в лице, колебался при даче ответов, проявлял нерешительность и т.п., так как они не могут быть объективны и всегда носят, в качестве наблюдения субъективный характер, в то же время не дают ничего важного по суще-

86 Подробнее об этом см.: Reid J.E., Inbau F.E. Truth and Detection: The Polygraph ( “ Lie Detector “ ) Technique. Baltimore: Williams & Wiikins. 1977. Источник укатан no книге: Белкин Р.С. Курс криминалистики в.3-х т. Т. 3. М, 1997. С. 36.

87 Вейнгарт Л. Уголовная тактика. Спб., 1912. С. 1 1 7.

72

ству дела, опытные следователи указывают, что внешними признаками лживости допрашиваемого, когда он дает свое показание являются перемена окраски лица, неестественный румянец или внезапная бледность, дрожь в теле, подергивание рук, беспорядочные быстрые движения тела, облизывание языком пересыхающих губ, глотание воздуха, как будто его недостаточно ( Рейсе называет это аэрофагией ), но этим правилам доверяться особенно нельзя, так как они могут происходить вообще от душевного волнения, связанного с процедурой

оо

допроса и тем менее допустимо отмечать о них в протоколе» .

Криминалистическая полиграфология - область криминалистического знания, находящаяся в стадии формирования, которая возникла и развивалась на стыке двух проблем - участия специалиста в добывании криминалистически значимой информации и использования при этом научно-технических новшеств, она снискала себе как сторонников , так и непримиримых критиков . Основное, против чего выступают оппоненты - это возможность использования полиграфа в процессе доказывания в уголовном судопроизводстве. Однако таковой проблемы по сути дела не существует, поскольку, как абсолютно верно отмечает В.А. Образцов, «без решения вопроса о полиграфе на законодательном уровне бессмысленно спорить о том, может или не может следователь применять его в качестве «оружия» в «битве за информацию», имеющую доказательственное значение. Предмет для дискуссии, таким образом, отпадает сам собой»91. Вопрос может ставиться исключительно в плоскости использования

Якимов И.H. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и так гике. М.. 1925. С. 325.

89 См., например: Гладышев В.М., Фесенко Л.В., Холодный 10.И. Использование полиграфа в России: создание основ правового регулирования // Системы безопасности. 1997. № 2. С. 102-104; Злобин Г.А.. Янн С.Л. Про блема полиграфа // Проблемы совершенствования советского законодательства: Труды В11ИИСЗ Ml О СССР. 1976. № 6. С. 125; Комиссаров В.И. Использование полиграфа в борьбе с преступностью. //Законность. 1995. № 11. С.43-47; Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография. М., 1982. С. 23; Митричен В., Хо лодный Ю. Полиграф как средство получения ориентирующей криминалистической информации. Записки криминалистов. М.: «Юрикон», 1993. Вып. 1, С. 173-180. Нетрадиционные методы в раскрытии преступлений. М.: ВНИИ МВД РФ, 1994; Николайчик В.М. США: полицейский контроль над обществом. M.: «Наука». 19X7; Прукс П. Уголовный процесс: «детекция лжи». Инструментальная диагностика эмоциональной напряженности и возможности ее применения в уголовном процессе. Тарту, 1992; Холодный Ю.И. Применение полшрафа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений (генезис и правовые аспекты). М.: «Мир безо пасности», 2000; Abrams S. The Complete Polygraph Handbook, Toronto. 1989 и др.

90 См., например: Ларин A.M. Криминалистика и иаракриминалистика. М., 1996; Полянский H.H. Доказатель ства в иностранном уголовном процессе. М., 1946. С. 68-76; Элькинд П.С;. Научно-технический прогресс и уго ловное судопроизводство // Сов. юстиция, 1977. № 3. С. 3 и др.

73

полиграфа для добывания и использования ориентирующей криминалистически значимой информации, информации, имеющей не доказательственное, а лишь организационное, тактическое значение.

Полиграфное устройство, которое также называют «лай-детектор», «ва-риограф», «плетизмограф», представляет собой многоцелевой прибор, предназначенный для одновременной регистрации нескольких (от единиц до нескольких десятков) физиологических процессов, связанных с возникновением эмоций: дыхания, кровяного давления, биотоков мозга, сердца, скелетной и гладкой мускулатуры и т.п.. Приборы этого вида широко используются в клинической медицине, особенно в реанимационных целях, в медико-биологических и психологических исследованиях, в прикладной психофизиологии, одним из частных разделов которой является детекция лжи.

На протяжении многих лет полиграф применяется в практике борьбы с преступностью во многих странах американского континента, Европы и Азии. Анализ многолетней практики применения полиграфа за рубежом позволяет говорить о его высокой эффективности в раскрытии преступлений. Так, в США, Канаде, Израиле, Венгрии, Индии, ряде стран Азии с помощью этого прибора собираются данные, позволяющие сузить круг подозреваемых в совершении преступления лиц, выявить факт совершенного преступления, способствующие идентификации виновных лиц и созданию предпосылок для дачи ими правдивых показаний, выяснения неточностей, пробелов, преувеличений в показаниях, собиранию дополнительной информации.

Исследования, проведенные Американской ассоциацией операторов полиграфа, показали, что полученная с его помощью информация в 87-96 % случаев эффективно используется по уголовным делам 92.

Правовую основу тестирования с помощью полиграфа в РФ составляют нормы УПК, регламентирующие участие специалиста в производстве следственных действий и
возможность применения технико-криминалистических’

Образцов В.А. Криминалистическая полиграфологля. /Сб. научных трудов. Расследование преступлений: вопросы теории и практики. Воронеж. 1997. С. 50. 92 См.: Образцов В.А. Указ работа. С. 51.

74

средств для собирания, фиксации и использования информации, а также Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности». Кроме этого, в настоящее время действует Инструкция «О порядке применения полиграфа при опросе граждан», утвержденная Генеральной Прокуратурой РФ, ФСБ РФ и МВД РФ (заре- гистрирована в Министерстве Юстиции РФ 28 декабря 1994 года)9 .

Концепция использования психофизиологических реакций человека для раскрытия преступлений основана на том, что любая деятельность человека, в том числе и противоправная, осуществляется на фоне более или менее выраженного эмоционального напряжения. В ходе проверки оператор спокойным голосом задает опрашиваемому заранее сформулированные вопросы. Причем они формулируются таким образом, что на них требуются только короткие однозначные ответы, т.е. «да» или «нет». Между вопросами делают паузы 10-15 секунд, которые необходимы для исчезновения реакций на предыдущие вопросы и восстановления уровня психофизиологической активности. Оператор задает вопросы группами, каждый из которых повторяется в ходе специального психофизиологического исследования не менее двух раз. В ответ на задаваемые вопросы у опрашиваемого возникают различные реакции. При 3TOJ(I могут наблюдаться изменения в ритмике и амплитуде дыхания, урежения или учащения пульса, колебания артериального давления и электрического сопротивления кожи. Появление ярко выраженных, интенсивных реакций на те или иные вопросы свидетельствует о том, что в силу каких-то субъективных для опрашиваемого лица причин, эти вопросы являются для него более значимыми, чем остальные., Иными словами, чем более значима для субъекта ситуация, в которой он находится, тем выраженнее его психофизиологическая реакция. Сопоставляя выраженность и устойчивость реакций на задаваемые в ходе исследования вопросы, оператор полиграфа выносит суждение о субъективной значимости для данного человека конкретных вопросов в условиях проводимой проверки.

Характерно, что регистрируемые с помощью полиграфа реакции не обладают какой-то особой спецификой. Они не содержат каких-либо особых прием.: Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. М.: «Мир безопасности», 2000. С. 93.

75

знаков, которые бы однозначно указывали на ложность или правдивость ответов опрашиваемого человека. Поэтому, вполне очевидно, что в ходе испытания на полиграфе недостаточно ограничиться только проверочными вопросами.

Современная методология, по мнению З.А. Образцова, предполагает ис-

94 -.г

пользование двух типов вопросов - контрольных и нейтральных . Контрольные вопросы касаются тех фактов и событий, на которые опрашиваемый будет давать заведомо ложные ответы, скрывая, таким образом, какую-либо информацию вне проверяемой темы. Реакции на последние вопросы использую гея для сравнения с реакциями на проверочные вопросы. Нейтральные вопросы подбираются таким образом, чтобы они не вызывали, либо вызывали очень слабые, реакции и являлись своеобразным индикатором нормального фонового уровня психофизиологической активности организма проверяемого на полиграфе человека.

В основе контрольных вопросов лежит эмпирически установленное положение, что правдивый и невиновный человек будет более обеспокоен контрольными вопросами, не касающимися предмета расследования, чем проверочными, на которые его ответы будут искренними. Напротив, обманывающий человек, тот, которому есть что скрывать, будет более обеспокоен проверочными вопросами, а не контрольными, из-за тех неблагожелательных для него последствий, которые могут произойти, если его ложь будет выявлена.

Исследуя различия между реакциями на контрольные и проверочные вопросы, оператор полиграфа выносит суждение о ложности или правдивости ответов человека, подвергаемого испытанию.

Р.С. Белкин, в отличие от позиции В.А. Образцова, который выделяет две группы вопросов - контрольные и нейтральные, придерживается несколько иной точки зрения и предлагает трехчленную структуру деления вопросов, используемых оператором при проведении испытания на полиграфном устройст-

См., например: Образцов В.Л, Основы криминалистики. М., 1996; Он же. Выявление и изобличение преступ- ника. М, 1997 и др. 05 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3-х т. Т. 3. М., 1997. С. 44-56.

76

1) Релевантные (критические). Данные вопросы должны относиться непосред- ственно к обстоятельствам преступления. 2) 3) Иррелевантные (нейтральные). Указанная группа вопросов наоборот не должна относиться к обстоятельствам преступления и должна быть направлена на снижение эмоционального напряжения испытуемого. 4) 5) Контрольные. Эти вопросы не должны относиться к расследуемому событию, но по своей сути должны обладать «обвинительным» содержанием. 6) Принимая во внимание отсутствие единой и четкой правовой базы, регулирующей проблему полиграфа на законодательном уровне и как следствие недостаточную разработанность процессуального порядка испытаний на полиграфе, Р.С. Белкин вполне обоснованно предлагает рассматривать проблему полиграфа в четырех аспектах :

  1. Технический аспект, в соответствии с которым, полиграф следует признать точным прибором, эффективно используемым и положительно зарекомендовавшим себя прежде всего в медицинских, биологических, прикладных психофизиологических исследованиях, достоверно отражающим психофизио- логическое состояние организма испытуемого лица и требующим в связи с этим более широкого применения в процессе предварительного расследования и рассмотрения уголовных дел в суде;
  2. Тактический аспект проблемы, требующий ответа на вопрос: можно ли с помощью исследований на полиграфном устройстве получить однозначно толкуемую информацию о причинах эмоциональных реакций испытуемого? Это, по мнению Р.С. Белкина, решающий аспект проблемы полиграфа, в связи с чем, на первый план выступают организация и тактика самого эксперимента.
  3. Этический аспект, возникший по причине того, что ряд ученых высказывался о недопустимости использования в ходе расследования уголовных дел полиграфа именно из-за того, что это является безнравственным, унижаю-
  4. См.: Белкин Р.С. Указ, работа. С, 50-56,

77

щим честь и достоинство человека. Однако, теоретические и практические ис- следования указанной проблемы особенно в последние годы позволили доказать несостоятельность данной позиции, поскольку в процессе тестирования на полиграфе не нарушаются никакие нравственные нормы, честь и личное досто- инство испытуемого ни в коей мере не унижается и не оскорбляется. Как спра- ведливо замечает В.А. Образцов, «таким образом, метод испытаний на полиграфе после десятилетий огульного обвинения в безнравственности и лженаучности вошел в арсенал допущенных законом криминалистических средств» ;

  1. Уголовно-процессуальный аспект проблемы включает в себя условия, формы и пределы использования полиграфа в уголовном процессе.

Как уже было отмечено, законодательной базой применения полиграфа в настоящее время служит Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ», а следовательно, речь нужно вести не о правомерности использования полиграфа вообще, а об условиях его использования в процессе деятельности следователя и суда.

Несмотря на то, что деятельность по производству испытаний на полиграфе имеет свое нормативное закрепление, правовые нормы, регулирующие указанную сферу отношений не систематизированы, на уровне закона детально не разработаны, что, конечно же, не может положительно отразиться на процессе более широкого внедрения прежде всего в розыскную и следственную практику, биодинамических систем типа полиграф и их эффективного использования в практике правоохранительных органов.

Полиграф является одной из форм использования метода наблюдения, средством квалифицированного наблюдения, т.к. испытание на полиграфе основано на объективно существующей связи между скрыто протекающими про-

97 См., например: Прукс П. Уголовный процесс: «детекция лжи». Тарту, 1992, Данная монография П. Прукса. на основе которой им была подготовлена и защищена докторская диссертация, по мнению Р.С. Белкина, яв ляется наиболее обстоятельным исследованием по проблеме полиграфа, изданным на русском языке в послед ние годы. Автор дал развернутое изложение естественнонаучных основ полиграфа, детально проанализировал аргументацию его сторонников и противников как в нашей стране, так и особенно полно за рубежом. В книге использованы основные англоязычные и немецкие источники по проблеме полиграфа.

98 Во ВНИИ МВД РФ создан специальный отдел, укомплектованный юристами, психологами и биологами. Приоритетным направлением в его работе является изучение возможности и эффективности использования полиграфа в целях выявления, предупреждения, пресечения п раскрытия преступлений.

99 Образцов В.А. Основы криминалистики. М., 1996. С. 128.

78

цессами в психике испытуемого человека и наблюдаемыми с помощью соот- ветствующих технико-криминалистических средств (полиграфа) физиологическими проявлениями (реакциями) жизнедеятельности его организма.

Использование полиграфа, полученная в результате искомая ориентирующая информация об обстоятельствах, существенных для уголовного дела, поможет следователю в проверке и разработке версий при проведении обыска, обнаружении похищенного, захоронений трупов, выявлении из большого числа подозреваемых в совершении преступления людей, причастных к нему, о степени полноты и достоверности данных этими людьми показаний.

Таким образом, регламентация в новом УПК РФ использования полиграфа в следственной, розыскной и судебной практике с отнесением получаемых сведений к ориентирующей информации, послужила бы, по нашему мнению, основой для более широкого и эффективного использования в практике деятельности правоохранительных органов и суда перспективного и надежного метода, направленного на установление истины по уголовному делу.

Вместе с тем, мы полностью поддерживаем и разделяем мнение Р.С. Белкина о том, «что разработка процессуального порядка испытаний на полиграфе требует предварительно накопить значительный эмпирический материал на основе использования полиграфа в оперативно-розыскной деятельности. Поспешность в этом деле явно противопоказана»10 .

§ 2 Особенности применения метода наблюдения при производстве отдельных следственных действий

2.1 Роль наблюдения при осмотре места происшествия

Осмотр места происшествия является одним из наиболее распространенных следственных действий и его значение трудно переоценить. Особенно велика роль его в расследовании таких преступлений, как убийство, изнасилование, кража, разбой, поджоги, железнодорожные и автомобильные катастрофы и

Белкин Р.С. Указ. работа. С. 56.

79

т.д. Расследование по этим категориям уголовных дел начинается, как правило, именно с осмотра. В большинстве случаев результаты наблюдения, полученные при осмотре места происшествия, являются тем отправным началом, от которого зависит весь последующий ход расследования и в ряде случаев единственным средством получения фактических данных, позволяющих вести дальнейшее расследование. Осмотр места происшествия подчас дает возможность в общих чертах ответить почти на все вопросы, которые должно решить следствие для того, чтобы раскрыть преступление и изобличить преступника.

Значение осмотра места происшествия как одного из важнейших первоначальных следственных действий заключается в том, что он является незаменимым и неповторимым действием, дающим следователю посредствам наблюдения выявить важнейшую информацию и вещественные доказательства. Его нельзя заменить никакими другими следственными действиями, даже при наличии очевидцев происшедшего события, показания которых никогда не могут быть столь же эффективными как непосредственное восприятие. При производстве осмотра места происшествия осуществляется профессиональное наблюдение, восприятие же событий преступления свидетелем, как правило, носит общежитейский характер. Именно в этом смысле нельзя признать показания указанных лиц равнозначными осмотру101.

Осмотр места происшествия является неповторимым в том смысле, что в случае некачественного или несвоевременно проведенного осмотра восполнить упущенное почти никогда не удается, как бы тщательно впоследствии не про- изводился вторичный осмотр.

Изучение в процессе настоящего диссертационного исследования материалов 250 уголовных дел позволило выявить и сформулировать причины, в

Подробно о значении осмотра места происшествия см.: Попов В.И. Осмотр места происшествия. Ллма-Лта. 1957; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств: Сущность и методы. М.. 1966: Рассепкпн Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. Саратов. 1967; Колмаков В.] I. Следетве-ный осмотр, м., 1969; Попов В.И. Осмотр места происшествия. Алма-Ата, 1957; Мавлюдов А.К. Осмотр места происшествия по делам об авариях на водном транспорте. Саратов, 1985; Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий, Саратов, 1993; Степанов В.В. Тактика следственною осмотра и освидетельствования // В сб. «Тактика следственных действий». Саратов, 2000 и др.

80

силу которых осмотры места происшествия были проведены и оформлены не- качественно:

  1. Изъяны при производстве осмотров места происшествия связаны с не- достаточным уровнем знаний по методике наблюдения, выработанных крими- налистикой, психологией, уголовным процессом и иными дисциплинами, и как следствие с низким уровнем развития качеств и навыков, обеспечивающих успех в поисковой деятельности.
  2. Подавляющее большинство следователей (84 % от общего числа опрошенных нами) имеют непродолжительный стаж работы (до 5-ти лет) в указанной должности (в том числе 11 % - до 2-х лет, 73% - от 2-х до 5-ти лет), в связи с чем не имеют достаточных навыков выделения необходимой совокупности, образующей систему следов, отражающих прошлое событие.
  3. Следователи неэкономно используют свое внимание. Некоторые из них полагают, что на месте происшествия можно осмотреть и описать абсолютно все находящиеся там предметы. Многим следователям незнакома закономерность максимального восприятия человеком одновременно от 5 до 9 объек-тов .
  4. С учетом изложенного, глубокое и всестороннее раскрытие, в первую очередь психологических основ и закономерностей этого следственного действия позволит разработать рекомендации, направленные на повышение эффективности его производства.

Все сказанное свидетельствует о том, что проведение данного следственного действия весьма ответственное и серьезное дело, требующее от следователя настоящего искусства, но искусства, конечно, не в том смысле, о котором говорит Чарльз О. Хара, когда он утверждает, что ведение следствия это искусство, а не наука, где « элемент интуиции или счастливое вдохновение при выборе методов следствия также оказывает свое влияние на его результаты ».’оя

См.: Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М., 1981.

Wi Чарльз О. Хара Основы расследования уголовных дел. Спрингфилд. Иллинойс. 1956. С. 5. Цит. но : Ва- сильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. Изд. МГУ. 1962. С. 27.

81

Под искусством ведения осмотра нужно понимать умение, основанное на знании технических и тактических приемов, сочетаемое с практическим опытом, целеустремленностью, внимательностью, настойчивостью, творческим подходом к решению поставленных задач. Иначе говоря, только наука, возведенная в степень искусства, спосоона решать те ответственные задачи, которые стоят перед следователем при производстве осмотра места происшествия.

В свете философской теории отражения процесс отражения внешней сре-ды характеризуется определенной детерминированностью, активностью и ди- намичностью.

Этот процесс реализуется у человека на основе сложной системы психологического управления и имеет характер активной познавательной деятельности. Основные черты сложных систем управления раскрыты в исследованиях, посвященных теории функциональной системы П.К. Анохина104 и физиологии активности. В общем виде их можно свести к следующим позициям:

!) управление представляет собой процесс формирования и решения задачи, сформировавшейся в результате сопоставления воспринятой информации с прошлым опытом и в соответствии с потребностями системы;

2) формулирование задачи и оценка ситуации включает планирование и предвосхищение результатов предстоящих действий системы; 3) 4) процесс решения задачи сводится к выбору или построению программ действий; 5) 6) анализаторы обеспечивают полное, синтетическое и предметное отображение внешней среды («афферентный синтез»); 7) 5) в ходе решения задачи идет непрерывный процесс саморегулирования системы за счет реализации обратных связей (обратная афферентация о результатах действия системы) °5.

Анохин Петр Кузьмич (1898-1974) - известиг.’й физиолог, академик АН СССР, в своих фундаментальных трудах по нейрофизиологическим основам жизнедеятельности целостного организма предложил теорию функциональных систем, на основе которой сформулировал общие закономерности эволюционного процесса, представления об опережающем возбуждении и др. 105 См.: Рубахин В.Ф. Психологические основы обработки первичной информации. Л., 1974. С.247-248.

82

В системе первоначальных следственных действий осмотр места происшествия занимает наиболее важное, ключевое положение. Обусловлено это не только тем, что на месте происшествия запечатлены и могут быть обнаружены следы преступления и иные объекты. Особая значимость данного следственного действия в не меньшей степени определяется сложным содержанием обстановки, объектов и обстоятельств происшествия, наличием между ними причинно-следственных и пространственно-временных связей106, а также специфическими задачами, которые по своей сущности всегда являются проблемными и предполагают широкое использование для их решения различных форм деятельности. Непосредственно в процессе изучения объектов места происшествия следователь использует самые различные формы и методы познания, направленные на установление фактов, обстоятельств, которые дают возможность оп-ределить направление расследования и доказать истинный характер события

Производство осмотра места происшествия для следователя обычно совпадает с острым недостатком информации. Нередки случаи, когда в ходе осмотра места происшествия следователю необходимо получить ответ на главный вопрос: имело ли место событие преступления вообще.

Вопросы, которые ставит перед собой и пытается разрешить следователь в ходе осмотра места происшествия, имеют, как правило, комплексный характер. Следователь стремится установить, было ли совершено преступление или произошел несчастный случай, самоубийство и т.п., кто совершил преступление, когда, по каким причинам, где было совершено преступление, каков механизм действия преступников и т.п.

Характерная особенность осмотра места происшествия - получение информации именно путем наблюдения за конкретной обстановкой места происшествия с последующим анализом результатов наблюдения, т.е. информация

См.: Мешков В.М. Криминалистическое учение о временных связях и отношениях при расследовании пре- ступлений. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Академия МВД РФ. М., 1995; Тельцов A.H. Криминалистиче- ские проблемы пространственно-временных связей и отношений па предварительном следствии. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1992.

107 См.: Шмидт А.А. Сущность и понятие осмотра места происшествия // Сб. иауч. трудов. Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск. 1983. С. 89.

S3

при осмотре места происшествия получается на первом этапе на уровне конкретных образов, на уровне первой сигнальной системы, ассоциируется, направленно отбирается в мыслительные модели (версии), которые обретают словесно- логическую форму. При переходе информации из одной формы в другую происходит ее частичная утрата и возможные искажения, что неизбежно влияет на полноту и объективность выдвинутой версии.

Основное средство закрепления добытой в ходе осмотра информации -протокол осмотра, в котором вся собранная информация излагается в словесной форме, в синтезированном виде.

К протоколу осмотра места происшествия нередко прилагаются фототаблицы, схемы, рисунки, обнаруженные и изъятые предметы (в перспективе могущие стать вещественными доказательствами), отражающие результаты осмотра в форме образов, на уровне первой сигнальной системы.

Изучение предмета исследования как целого, как системы, как комплекса

( деятельности всегда имеет в качестве центральной задачи познание и раскрытие структуры этого предмета, того, что делает его системой и образует его ин- тегральные свойства и закономерности.

Таким образом, деятельность следует понимать как многоуровневое явление. В частности, при психологическом анализе деятельности следователя при осмотре места происшествия можно выделить следующие стороны деятельности: 1) организационную; 2) поисковую; 3) реконструктивную; 4) удо-стоверительную.

Каждая из указанных сторон образует определенный цикл, достижение успеха в котором обеспечивается определенной системой личностных качеств, навыков и умений следователя.

Таким образом, успешное разрешение этой ситуации обеспечивается сложной системой профессиональной деятельности.

После получения сообщения о преступлении включаются организационные структуры (волевые компоненты) личности следователя, обеспечивающие техническую и психологическую готовность к выезду, формирование группы

84

работников, участвующих в осмотре. Далее организационная деятельность спо- собствует своевременному прибытию на место происшествия, организации различных заградительных мероприятий, организации самого осмотра и коор- динации действий всех его участников.

Осмотр места происшествия относится к тем немногим следственным действиям, при проведении которых следователь действует публично, в присутствии других людей. Это требует определенной психологической подготовки, в частности, умения сосредоточиться, сохранять устойчивость, концентри-рованность и переключаемость внимания и в то же время руководить действиями участников осмотра, поддерживать необходимую дисциплину, атмосферу сотрудничества108.

Опорным свойством организаторской деятельности является способность тонко ориентироваться в действительности, в частности, в начальной ситуации, в качествах людей и их возможностях.

Действия следователя на месте происшествия имеют многообразный характер: он наблюдает, ищет, руководит, мыслит, выдвигая версии, и, наконец, упорядочивает и перекодирует полученную в результате наблюдения информацию и фиксирует ее различными способами. Для того, чтобы успешно справиться со всеми перечисленными задачами, следователь должен иметь не только высокий уровень знаний и интеллекта, но и обладать хорошо развитыми на основе этих знаний умениями и навыками.

С момента начала осмотра поисковая сторона деятельности обеспечивает выделение (вычленение) на месте происшествия криминалистически-значимой информации, отражающей динамику события преступления, личность преступника (преступников), личность потерпевшего, способ совершения преступления, предметы преступного посягательства и ряд других вопросов.

Преступление совершается в определенных условиях места и времени. Обстановка преступлений различна, различна материальная среда, на которую

О волевых качествах и организаторски* способностях следователя см.: Петелин Б.Я. Психология осмотра места происшествия. Волгоград, 1981. С. 12-14.

85

воздействует преступник при достижении преступного результата или при попытке его достигнуть, и тс последствия, которые влечет за собой преступление. В одних случаях преступник не оставляет видимых вещественных (материальных) следов в окружающей обстановке, в других такие следы остаются, и по ним может быть восстановлена картина преступления.

Преступление, оставляющее вещественные (материальные) следы, есть воздействие преступника на окружающую среду - прямое или косвенное, непосредственное или опосредствованное. Оно будет прямым в том случае, если в подобном воздействии заключается цель его совершения или если это воздействие - средство к достижению преступной цели. Воздействие можно рассматривать как косвенное, если оно не составляет ни цели преступника, ни средства достижения этой цели.

В том случае, когда воздействующим лицом будет сам преступник, непо- средственно производящий те или иные изменения в окружающей среде, воз-

!

действие следует считать непосредственным. При опосредствованном воздействии среда претерпевает изменения от иных действий, однако деятельность преступника служит первопричиной таких изменений. В этом случае между действиями преступника и изменениями среды, в которой совершено преступление, имеется ряд посредствующих звеньев, этапов.

Материальная среда, та обстановка, в которой совершается преступление и остаются его следы, ограничена определенным пространством. Дефиниции понятия места происшествия в юридической литературе всегда уделялось пристальное внимание, поскольку оно имеет важное теоретическое и практическое значение, однако единой точки зрения по этому вопросу нет. А.В. Дулов и П.Д. Нестеренко считают, что место происшествия - это помещение или участок какой-либо территории, где непосредственно произошло расследуемое событие, а также иные прилегающие к ним места, на которых могут быть обнаружены относящиеся к этому событию данные и их последствия . Д.П. Рассейкин полагал, что местом происшествия является та территория или помещение, где не-

См.: Дулов Л.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск, 1971. С. I (R

86

посредственно произошло подлежащее следственному осмотру событие. Ис- ключением из этого правила оп считал случаи обнаружения трупа не на месте убийства , Аналогичной точки зрения придерживается и Л.А. Иванов, уточняя при этом, что место происшествия, представляющее собой сложное материальное образование, включает в себя не только помещения, участки местности, транспортные средства и т.п., но и окружающую их среду ‘ . Слишком широко, по- нашему мнению, трактовал понятие места происшествия А.И. Васильев, который писал, что «место происшествия - это, как правило, тот участок местности или помещения, где совершено преступление. В более широком смысле это также место, где обнаружены последствия преступления (например, труп человека, убитого в другом месте), его концентрированные материальные следы (например, похищенное имущество)11”. Критикуя указанную точку зрения, Д.П. Рассейкин и другие авторы считали данное определение слишком широким и полагали, что оно недостаточно точно отражает сущность места происшествия. В большинстве определений места происшествия под ним понимается место, где наблюдаются последствия этого происшествия1 . Мы полностью разделяем точку зрения В.В. Степанова, полагающего, что «место происшествия - это участок местности (территория, акватория), подводная среда, подземное природное образование или сооружение, помещение, в пределах которых произошло преступление либо иное событие, непреступный характер которого в момент осмотра неизвестен»”4. Данное определение, по нашему мнению, наиболее полно и точно отражает понятие и сущность места происшествия как источника криминалистической информации.

Место происшествия и есть, таким образом, та часть материальной среды, с которой связано преступление. В пределах места происшествия эта связь может выразиться в том, что:

по См.: Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств. Саратов. 1967. С.с).

’” См.: Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий. Саратов. 1993 С.

21.

112 Криминалистика / Под ред. А.Н. Васильева. М, 1980. С. 260.

1,3 См.: Иванов Л.А. Указ раб. С. 20.

114 Тактика следственных действий. Учебное пособие. / Под ред. проф. В.И. Комиссарова. Саратов, 2000. С. 28.

87

1) преступление совершено с помощью оставшихся на данной территории орудий;

2) преступление направлено на один из объектов, находящихся на данной тер- ритории; 3) 4) на предметах оставлены следы действий преступника; 5) 6) преступление совершено в данной обстановке, хотя сама эта обстановка не претерпела в связи с преступлением существенных изменений. 7) Все эти виды взаимосвязи преступных действий с окружающей средой обусловливают приобретение последней специфических особенностей, в силу которых объекты попадают в поле зрения следователя и исследуются им. Свя- занные с преступлением и между собой причинно-следственными и простран- ственными связями, эти объекты образуют единый криминалистический комплекс, который и составляет содержание понятия «место происшествия». Одной из характеристик этого комплекса служит обстановка места происшествия.

(

Большинство авторов, писавших о работе следователя на месте происшествия, подчеркивает важность исследования, изучения именно обстановки происшествия или обстановки места происшествия. М.Е. Евгеньев, формулируя понятие осмотра места происшествия, писал, что под этим осмотром следует понимать «комплекс действий, с помощью которых следователь отыскивает различного рода следы на месте совершения или обнаружения преступления, с помощью которых он изучает обстановку на месте преступления».11’^ «Приступая к осмотру, - писал В. Громов, - производящий расследование должен обязательно сначала ориентироваться в общей обстановке»”’. Об этом же В. Громов писал и в последующих своих работах. Гак, В. Громов и II. Лаговиер указывали, что следственный осмотр места преступления должен дать в результате «подробную картину обстановки преступления»117. А.И. Винберг говорил о фиксации при осмотре обстановки преступления х и об изучении обстановки

115 Евгеньев М.Е. Методика и техника расследования преступлений. Киев. 1940. С. 39. “6 Громов В. Осмотр места происшествия. М., 1931. С. 23.

117 См.: Сборник «Методика и техника следственной работы». Вопросы методики расследования убийств. Киев. 1934. С. 111.

118 Винберг А.И. и Шавер Б.М. Криминалистика. Учебник для юридических школ. Изд. третье. М., 19-19. С. 61.

88

места происшествия.11’ П.И. Тарасов-Родионов указывал, что одна из важнейших задач осмотра - получение ясного представления об обстановке преступления.120 Н.П. Косоплечев считает уяснение обстановки происшествия задачей осмотра места происшествия.1”‘1 По А.И. Миронову, изучение обстановки на месте преступления входит в качестве составной части в предварительный осмотр места происшествия.1”” Упоминание в различных сочетаниях термина «обстановка места происшествия» содержат работы В.И. Попова123, В.П. Цип-ковского124 и коллективная работа «Осмотр места происшествия» !Ь.

Под обстановкой места происшествия следует понимать проявление качества и пространственных связей объектов, составляющих в своем комплексе место происшествия. Содержание обстановки места происшествия складывается из характеристики находящихся на этом месте объектов, т.е. характеристики их качественной определенности: выяснения, что представляют собой эти объекты и каково их назначение или происхождение, и из характеристики про-

( странственных связей между этими объектами: их положения на месте проис- шествия и взаиморасположения126.

Обстановку места происшествия следует отличать от обстановки самого происшествия или преступления. Обстановка происшествия или преступления - это конкретная жизненная ситуация. Она включает помимо материальной обстановки места происшествия также и другие элементы: поведение участников события, различные обстоятельства, способствующие или препятствующие действиям этих участников, хронологическую характеристику события, психо.-логические отношения, возникшее между участниками события и т.п. Обстановка происшествия, таким образом, - понятие более широкое, чем обстановка’ места происшествия.

119 Винберг А.И. Криминалистика. Вып. второй. М., 1950. С. 3.

120 Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие. М., 1948. С. 85.

121 Косоплечев Н.П. Осмотр места происшествий по делам, связанным с применением огнестрельного оружия. М., 1956. С. 6

” Миронов А.И. Осмотр места происшествия по делам об убийствах. М. 1958. С. 18. |Ь Попов В.И. Осмотр места происшествия. М. ! 959 .

Ципкоиский В.П. Осмотр места происшествия и трупа на месте ею обнаружения. Киев. 1960. ‘” См.: Осмотр места происшествия. М. 1960. 126 См.: Мешков В.М. Указ. аптореф.; Тельцов Л.П. Указ. автореф..

89

Типичной для начала процесса доказывания представляется ситуация ин- формационной неопределенности, в которой приходится действовать следователю, поскольку большинство преступлений, особенно тяжких, совершается в условиях неочевидности. Именно на ситуацию информационной неопределенности рассчитаны типичные версии и разрабатываемые алгоритмы расследования. Одной из задач первоначального этапа расследования и является устранение или хотя бы существенное ослабление информационной неопределенности, накопление данных, позволяющих следователю составить более или менее полное представление о событии и его участниках.

Типичность ситуации информационной неопределенности обусловливает требования к наличию у следователя определенных психологических качеств: наблюдательности, внимательности, способности к детальному анализу обстановки, к творческому мышлению и, наконец, эмоциональной устойчивости. В совокупности со знанием закономерностей возникновения информации о пре- ступлении и преступнике, способов соГзершения и сокрытия преступлений это дает ему возможность накопления сведений о механизме события и получения оснований для принятия необходимых организационных и тактических решений. Версии, формирующиеся иа начальном этапе расследования, позволяют начать расследование по горячим следам и постепенно преодолеть информационную неопределенность. Этим целям служат в принципе и первоначальные следственные действия, главенствующую роль среди которых играет именно осмотр места происшествия.

Процесс познания следователем места происшествия включает три этапа наблюдения: общий обзор, статический и динамический этапы наблюдения. При необходимости и в зависимости от конкретных условий может быть до- полнительное и повторное наблюдение.

Так, одной из задач осмотра места происшествия, служит ориентирование следователя в существе события, подлежащего расследованию. Успешное вы- полнение этой задачи позволяет сразу же сократить число типичных версий, объясняющих характер, механизм и содержание события, выбрать наиболее

90

правильное направление расследования. Неслучайно поэтому от качества осмотра места происшествия в конечном итоге зависит успех расследования.

Явные признаки преступления обычно характеризуются тем, что резко выделяются из «общего фона», т.е. находясь среди разнообразных и зачастую многочисленных предметов того места, где произошло событие, привлекают внимание своей необычностью или несоответствием привычному порядку вещей и обстоятельств.

В процессе предварительного обзора вопрос об отиосимости (связи отдельных частей и элементов обстановки, их отношений к событию) решается предположительным образом, т.е. происходит предварительное целостное, не- посредственное соотнесение материальной обстановки с окружающей местностью. Следователь не только выделяет обстановку в целом (общих чертах) из местности, но и уясняет ее частные и общие координаты. Решение перечисленных задач обзора во многом зависит от восприятия сложности и протяженности обстановки ‘“7.

О производстве следователем предварительного (общего) обзора материальной обстановки места происшествия в криминалистической литературе нет существенных разногласий. Вот как объяснял назначение предварительного обзора И.Н. Якимов: «Весьма полезно до приступа к производству осмотра ознакомление с главнейшими обстоятельствами дела, чтобы предшествующий большому и длительному осмотру обзор, т.е. предварительное ознакомление в основном с фактической стороной преступления, дал бы правильную ориенти-ровку для производства детального осмотра» “ . Здесь обзор понимается как общее вводное обозрение, способствующее лучшему пониманию деталей обстановки всего события при дальнейшем изучении.

Б.М. Комаринец включал предварительный обзор в так называемый общий осмотр, предшествующий детальному: «Общий осмотр наряду с опросом свидетелей состоит пока еще в поверхностном обзоре места происшествия,

127 См.: Ильченко Ю.И. Психологические вопросы предварительного обзора места происшествия. //Сб. науч ных трудов. Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск. 1088. С.119.

128 Якимов И.Н. Осмотр. М., Юриздат. 1935. С. 2.

91

причем в ходе его подробно осматриваются лишь те детали, предметы и следы, которые можно немедленно использовать для организации погони и розыска преступника. На основании … беглого обзора места происшествия намечается порядок дальнейшего детального осмотра» 129. Н.ГТ. Косоплечее высказывался по этому поводу следующим образом: «Задача такого обзора - выявить то главное, на что следует обратить внимание при детальном осмотре, а также наметить порядок осмотра и границы участка, подлежащего осмотру» ь0. В.И. Попов ставил задачи предварительного обзора места происшествия несколько иначе, чем названные авторы. По его мнению, обзор - «это общая ориентировка в обстановке места происшествия с одновременным продумыванием плана действий»131.

Называя обзор общей ориентировкой, Л.Н. Васильев указывал: «Общая ориентировка в событии будет неполна, если следователь или дознаватель са- молично с этой целью не ознакомятся с обстановкой. Поэтому рекомендуется (после получения сведений путем беседы) произвести обход территории … получив общую ориентировку о событии, необходимо определить границы осмотра и его метод» ш.

Р.С. Белкин считал, что «общий осмотр начинается с обзора места происшествия в целях ориентировки на месте происшествия; определения границ подлежащего осмотру пространства; решения вопроса об исходной точке и способе осмотра, т.е. определения последовательности осмотра; выбора позиции для производства ориентирующей и обзорной фотосъемки и осуществле-ния её» \

Общая ориентировка в обстановке места происшествия предполагает известную неполноту восприятия. Это усугубляется и тем, что последовательная обработка информации порой приводит к ее возможным потерям (при переходе

129 Осмотр места происшествия (Под ред. Н.В. Бодунова, М.В. Комаринца) М. 1947. С. 22.

130 Косоплечев Н.П. Осмотр места происшествия по делам, связанным с применением огнестрельного оружия. М. 1956. С. 19.

131 Попов В.И. Осмотр места происшествия. М., 1959. С. 25.

132 Васильев А.Н. Осмотр места происшествия. М., 1960. С. 30.

133 Руководство для следователей. М., 1981. С. 341.

92

от элемента к элементу) и к ограничению скорости ее переработки (из-за неод- нородности элементов).

Учитывая вышеизложенное, можно отметить, что формирование самого общего образа целостной материальной обстановки места происшествия при

предварительном обзоре заключается в интеграции (сведении) большого коли- чества симультанных отображений, когда образ обстановки продолжает фор- мироваться, конкретизироваться и уточняться в процессе осмотра места про- исшествия. Для успешного осмотра следователь должен обладать предвари- тельными данными о событии. Обычно он получает их до непосредственного взаимодействия с материальной обстановкой: в процессе собирания сведений о происшествии и в результате предварительного опроса потерпевших и свидетелей.

Обычно в начале осмотра следователь мысленно определяет предполагаемые пространственные границы места происшествия. Если эти границы намечены правильно, то это уже само по себе определяет успех выявления необходимых следов, а позднее выдвижение правильных версий. Неправильное определение пространства, которое связано с преступлением и в котором должны находиться следы преступления, приводит к значительным просчетам вплоть до построения ошибочных версий.

Следует отметить, что, как показал анализ протоколов осмотра места происшествия, многие следователи при осмотре места происшествия ограничивают его пространство плоскостью, например, пола осматриваемого помещения, асфальтового покрытия дороги, на котором остались следы дорожно- транспортного происшествия и т.д. При этом они нередко забывают, что всякое пространство имеет три измерения и, в частности, при осмотре места происше- ствия, кроме поиска следов в определенной плоскости, их следует искать выше и ниже ее уровня и в этом направлении активизировать свое внимание.

Таким образом, в целях оптимизации действий субъекта наблюдения, повышения качества и эффективности результатов производства осмотра места происшествия,
можно предложить алгоритм, в соответствии с которым, весь

93

процесс поисковой деятельности субъекта наблюдения в ходе осмотра места происшествия будет выглядеть в такой последовательности:

i.j На стадии общего обзора происходит выделение так называемого «криминального центра» (основного узла); к примеру, трупа, со следами на- сильственной смерти, взломанной двери квартиры или какого-либо хранилища, автомобиля с повреждениями, полученными в результате дорожно-транспортного происшествия и т.д.

Восприятие «криминального узла» - своеобразного условного центра - активизирует поисковую доминанту следователя, которая в свою очередь спо- собствует концентрации всех психических процессов в направлении раскрытия преступления, реконструкции происшедшего события по выявленным следам.

? Вторым этапом является вычленение из обстановки места происшествия следов или их групп, так называемых «опорных точек», например, следы насилия на трупе, следы взлома, оставленные преступником при проникновении в помещение, следы орудий преступления и т.д. Выделенные следователем «опорные точки» включаются в построение схемы предполагаемого события.

Выделение схемы события совпадает с версией, объясняющей данное происшествие. Под углом зрения этой гипотезы следователь продолжает оты- скивать другие опорные точки, содержащие информацию, входящую в предмет доказывания, познавая тем самым истину по делу (например, личность пре- ступника и личность потерпевшего, характер их взаимоотношений, мотивы преступления, время его совершения и ряд других обстоятельств).

Одна из главных задач на этапе общего обзора - выделение (вычленение) на месте происшествия всех следов, которые относятся к преступному деянию, и которые отражают это событие. Психологическая сложность этой проблемы заключается в том, что указанные следы могут быть слабо видимы или невидимы вовсе, а внимание осматривающего могут отвлекать следы и предметы обстановки, не имеющие значения для дела, но привлекающие внимание своим внешним видом, контрастностью, размерами и т.п.

94

Поисковая деятельность следователя отличается нестандартным характером распознаваемой информации, а также уникальностью многих распознаваемых признаков. Трудность задачи следователя на этом уровне деятельности за- ключается в невозможности заранее предусмотреть все сочетания признаков и состояний объектов распознания, так как последние имеют индивидуальный и нестандартный характер.

Все это требует высокого уровня развития такого качества следователя, как наблюдательность, которая, как отмечает К.К. Платонов, является свойством личности как способность замечать в воспринимаемом малозаметные, но существенные для определенной цели детали, как «фигуры» на мало нужном «фоне»

Высокий уровень наблюдательности следователя обусловлен следующими аспектами:

1), установкой на восприятие информации, имеющей значение для рас-крытия преступления и расследования уголовного дела. Эта установка помогает преодолеть ряд неблагоприятных факторов: брезгливость (например, при осмотре разлагающегося трупа); усталость и апатию (к примеру, при длительном и безрезультатном обыске и т.д.);

2) специфическим концентрированием внимания на именно тех объектах и их свойствах, которые могут дать необходимую информацию (обнаружение следов сопротивления на трупе потерпевшего и т.п.); 3) 4) длительным сохранением устойчивого внимания, обеспечивающего готовность всей системы следователя к восприятию в нужный момент необходимой исходной информации (особенно при длительных осмотрах мест происшествия). 5) Восприятие следователя является, таким образом, целенаправленным, планомерным, осмысленным. Это связано с прошлым опытом и способностями мышления.

См.: Платонов К.К. Указ, работа.

Для повышения эффективности наблюдения надо соблюдать следующие рекомендации. До начала осмотра важно получить общее представление о слу- чившемся. Хотя первоначальная информация является нередко весьма прибли- зительной, она тем не менее позволяет следователю наметить план осмотра, приступить к построению мысленной модели случившегося.

Особое место в процессе наблюдения занимает установка как готовность к определенной активности, зависящая от наличия потребности и объективной ситуации ее удовлетворения 1”\

Понятие установки тесно связано с проблемой единства и целостности деятельности ьб.

У лиц, работающих в следственных органах, наряду с установкой на обычное восприятие, развивается установка на восприятие, направленное на раскрытие преступления, которая в результате накопления опыта следственной работы может превратиться в устойчивую профессиональную наблюдательность.

В поисковой деятельности следователя первоначальный отбор информации организован по так называемому бинарному принципу, т.е.: да - нет. Таким образом, в первую очередь вычленяется криминалистически значимая информация и ее носители, которые входят в уже известный следователю ряд и обладают известными ему криминалистическими признаками. Этот процесс вычленения начинается с определения потенциальных носителей криминалистически значимой информации. Наиболее результативно симультанное, т.е. одновременное, вычленение достаточно крупных блоков, которые являются носителями криминалистически значимой информации. Это делает процесс вычленения и переработки информации более экономичным. Симультанный процесс восприятия положительно влияет на процесс оперативной памяти и мышления, которые включаются в переработку информации на уровне реконструктивной деятельности.

15 См.: Узнадзе Д.Н, Психологические исследования. М., 1966. С. 251-232.

136 См.: Прангшнвилн Л.С. Установка и деятел.ч-юсть.// Вопросы психологии. 1972. № 1.

96

Совершенно очевидно, что закономерности мысленной деятельности очень важны для изучения осмотра места происшествия. Однако нельзя забывать, что процесс и результаты восприятия места происшествия в конечном итоге влияют на создание мысленных моделей, поскольку первоначальная информация является исходной.

Как правило, на первоначальном этапе удается выделить часть следов, которые отражают отдельные фрагменты прошлого события.

Реконструктивная сторона деятельности по самой своей сути заключается в упорядочении путем анализа и синтеза полученной в результате поисковой деятельности информации.

При осмотре места происшествия следователь сталкивается с совокупностью вещей и обстоятельств, которые либо никак не связаны друг с другом, либо связаны таким образом, что не позволяют сразу установить путь расследования. Элементы этой совокупности обладают бесчисленным количеством признаков, каждый из которых может иметь решающее значение для раскрытия преступления. Поэтому следствие, идущее путем полного перебора всех вариантов с отбрасыванием неудачных проб, является или нерациональным или даже невозможным. Для того, чтобы действовать целесообразно в условиях этой практически бесконечной среды, следователь, действуя избирательно, связывает между собой элементы совокупности и создает систему обстоятельств. При этом отражаются определенные признаки этих элементов, т.е. предметов и явлений, составляющих поле действия. В процессе осмотра приходится искать, пробовать, вести мысленный эксперимент, отвлекаться от имеющейся уже информации и искать другие доказательства.

Внешний вид обстановки места происшествия, легко воспринимаемый при осмотре, как и внутреннее содержание предметной среды, включающее в себя связи и отношения с расследуемым событием, познаются в равной мере путем чувственного восприятия и рационального, логического мышления. Различие заключается в том, что внешняя вещная структура всегда воспринимается как совокупное целое, а внутренние связи и отношения нередко отражаются

97

разорванно. Как следствие этой причины связи и отношения наблюдаемых объ- ектов с расследуемым событием и между собой оказываются скрытыми. Их нужно истолковать тогда, когда обнаруживается, что они либо связаны с обстановкой среды как целостным предметным множеством, либо относятся к статичным материальным образованиям, привнесенным в обстановку места происшествия преступлением, или к предметам, не имеющим существенных структурных связей ни с местом происшествия, ни с механизмом события

Созданная следователем система определяет схему преступления. Это более или менее образная динамическая картина событий и представляет собой форму существования версий.

Изучение материалов следственно-судебной практики показывает, что даже следователю, имеющему длительный стаж работы в правоохранительных органах, обладающему глубокими знаниями и навыками, при осмотре места происшествия по преступлению, совершенному в условиях неочевидности, редко удается сразу вычленить псе следы, полностью отражающие динамику прошлого преступного события.

При непосредственном обозрении обстановка места происшествия воспринимается как совокупность множества предметов, следов и других материальных образований, где каждый объект имеет присущие ему формы, размеры, проявляет свое качество и пространственные связи в данном множестве объектов, составляющих место происшествия ‘ 8. Таким образом, обстановка кажется целостной структурой. Но достаточно попытаться объяснить системно- структурные связи, определяющие единство элементов, как сразу обнаруживается, что часть объектов в данном множестве случайны, их внешние связи с другими элементами и множеством в целом не составляют единой композиции. Только внутренняя упорядоченность, закономерность связей и отношений представляет системную целостность, пока же закономерности структуры не

137 См.: Онучин А.П. Обстановка места автодорожного происшествия как предмет криминалистическою ис следования. CS. научных трудов. Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск. 1983.

138 См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., 1973. С. 201.

98

раскрыты, наблюдаемое остается множеством объектов, не сведенных в единую

139

систему

В результате реконструктивной деятельности следователь выдвигает версии. Каждая выдвинутая версия проверяется и по ней планируется дальнейшая работа.

На начальном этапе работы, особенно по раскрытию так называемых не- очевидных преступлений, возрастает роль эвристических приемов выдвижения гипотез и разработки версий. Успех раскрытия большинства преступлений, со- вершенных в условиях неочевидности, в значительной степени зависит от свое- временно и правильно выдвинутой версии. Версия рождается на границе ре- конструктивной и поисковой деятельности.

Большую роль в этом процессе играют интуиция и воображение следователя140. Интуитивный процесс выражается в комплексном подходе при анализе информативных ориентиров поиска. Сущность его заключается в имеющейся у следователя совокупности признаков, соответствующей предмету доказывания по данной категории преступлений. Чем богаче у следователя такая совокуп- ность и чем выше развито у него умение наложения, сопоставления этой сово- купности с получаемой извне информацией, тем результативнее его версионное мышление.

Воображение помогает следователю воссоздать картины прошлого, основываясь при этом на восприятии фактов действительности.

Специфика следственного воображения и мышления заключается в выдвижении одновременно целого ряда взаимно исключающих друг друга версий.

В зависимости от характера и содержания деятельности различают следующие виды воображения: художественное, научное, техническое и т.п. Учи-

’ См.: Коган М.С Человеческая деятельность. М., 1974. С. 25.

140 См.: Буиге М. Интуиция и наука. М, 1967; Ратинов Л.Р. Судебная психология для следошпелсп. М.. 1967; Налчаджанян А.А. Некоторые психологические и философские проблемы интуитивного познания (интуиция в процессе научного творчества). М., 1972; Степанов В.В. Интуиция и ее роль в деятельности следователя и суда /.’ Вопросы криминалистики и судебной экспертизы, Межвузовский научный сборник. Вып. 1. Саратов, 1976. С. 22-29; Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М,, 1972 и др.

99

тывая своеобразие следственной работы, можно говорить и о следственном во- ображении, которое имеет свои особенности

Во-первых, оно носит рекоиструкционный характер. Если в большинстве других видов воображение дает возможность опережать развитие событий, то воображение следователя большей частью реконструирует события прошлого. Причем эта реконструкция происходит на основе информации, поступающей большей частью из второй сигнальной системы.

Во-вторых, следственному воссоздающему воображению присуща особая отчетливость и конкретность при оперировании образами и представлениями. Только образы, рожденные обстоятельствами данного конкретного дела, выте- кающие из реальной обстановки, основанные на конкретной информации, играют положительную роль. Отрыв воображения от конкретных фактов заводит следствие в тупик.

В-третьих, особенностью творческого следственного воображения является то, что оно, отражая явления настоящего времени, рождает предположения об имеющихся следах и иных отображениях расследуемого события. Используя свое воссоздающее воображение, следователь должен стараться по оставленным на месте происшествия следам с максимальной полнотой «увидеть» картину преступления. Эту воображаемую ситуацию следователь сопоставляет с реальной обстановкой места происшествия и отмечает при этом либо возникающие в результате такого противопоставления противоречия, либо возможные пути отыскания недостающих дополнительных следов, которые должны завершить воссозданную им пока в воображении ситуацию. Обнаружение этих новых следов свидетельствует о правильности построенной версии и расширяет возможности для дальнейших предположений и поисков.

В мышлении следователя, особенно на первом этапе расследования, создается несколько моделей складывающейся по уголовному делу ситуации.

141 Васильев В.Л. Психология осмотра места попешеепшя. Л., 1986. С. 21-22.

100

Большую роль здесь несомненно играет правое «неречевое» полушарие головного мозга, связанное с оперированием чувственно непосредственными образами.

«На первой стадии рождения новой идеи, - указывает Ж. Адамар,- многие используют расплывчатые образы, а не мышление в словах и точных алгебраических знаках» 142. С этим наблюдением согласен психолингвист Г. Якобсон: «… внутренняя мысль, особенно когда эта мысль творческая, охотно использует другие системы знаков, более гибкие и менее стандартизированные, чем речь, и которые оставляют больше свободы, подвижности творческой мыс-ли »143

Полученную таким образом модель события следователь мысленно со- поставляет со всей обстановкой места происшествия, отмечая при этом выявленные в ходе этого сопоставления противоречия. Например, отсутствие крови под трупом при наличии ранения, которое, несомненно, должно было сопровождаться обильным кровотечением, свидетельствует о несовпадении места убийства с местом обнаружения трупа. В этом и заключается суть реконструктивной деятельности.

На первоначальном этапе осмотра места происшествия следователь вы- деляет на нем предметы, которые в той или иной степени имеют следы воздействия преступника. При квартирной краже, например, к таким следам можно отнести следы взлома или иного проникновения, действия преступника по отысканию тех или иных ценностей и т.д.

Следующий этап - это синтез, полученной в результате осмотра объектов информации, отражающей сведения о преступнике. Так, способы проникновения в помещение могут свидетельствовать о большом преступном опыте или его отсутствии. Далее информация, содержащаяся в тех же следах взлома, может говорить о профессии, выработанности профессиональных навыков или отсутствии таковых.

142 Адамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики. М., 1979. С. 79. 92.

143 Симонов П.В., Ершов П.М. Темперамент, характер, личность. М., 1984. С. 78.

101

Предметы непосредственного посягательства вора могут свидетельствовать о структуре его потребностей и интересов, уровне его культуры, а его об- ращение с этими предметами говорит о наличии или отсутствии культурных навыков поведения.

Исследуя место происшествия с целью реконструкции события преступ- ления, следователь должен хорошо представлять, каковы особенности личности его участников, каким образом и где они отразились во внешнем мире. Таким образом, следователь по следам воссоздает антропометрические характеристики преступника и его жертвы, их привычки, навыки, умения, их взаимоотношения и мотивы преступления.

Мыслительная деятельность следователя при осмотре протекает на фоне тех психических процессов, которые определяют его состояние и способность выполнения профессиональных задач. Анализируя психологические основы осмотра места происшествия, Ф.В. Глазырин справедливо заметил: «Именно такая сложная мыслительная деятельность следователя, основанная на правовых, криминалистических, психологических знаниях, профессиональном и жизненном опыте, с использованием помощи специалистов, других участников этого процессуального действия, на проявлении профессионально необходимых психологических качеств, делает осмотр места происшествия рациональ- ным и эффективным, позволяет определить связь обнаруженных объектов с расследуемым событием, выявить различные причинные зависимости между обнаруженными явлениями, негативные обстоятельства, распознать возможные инсценировки » . Таким образом, с полным основанием можно заключить, что психологические основы осмотра - составная часть психологии доказывания.

Наблюдение, будучи основным методом изучения следователем обстановки места происшествия, в процессе осмотра, по мнению Р.С. Белкина, по- зволяет:

Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград. 1983. С. 14.

102

1) получить представление об общем виде места происшествия: его расположении, границах и пространственной протяженности, назначении помещения или участка местности; 2) 3) установить, какие объекты находятся на месте происшествия и что они собой представляют, выдвинуть предположение о причинах появления или отсутствия на месте происшествия тех или иных объектов; 4) 5) зафиксировать положение объектов на месте происшествия и их взаиморасположение, т.е. установить их пространственные отношения друг с другом и выявить отклонения от обычного для данной ситуации характера этих пространственных отношений.145 6) Наблюдение обстановки места происшествия служит средством установ- ления подлинного механизма события. Обстановка места происшествия выступает при этом в качестве явления, через которое следователь познает причинно-следственные отношения - сущность события, искомую по делу истину.

В дежурную часть отдела внутренних дел от оператора-диспетчера стан- ции скорой помощи поступило сообщение, что в квартире обнаружен труп гражданина У. без внешних признаков насильственной смерти. Со слов родственников, смерть гражданина У., который на протяжении многих лег злоупотреблял спиртными напитками, наступила скоропостижно от хронических заболеваний (острой коронарной недостаточности больного ишемической болезнью сердца и цирроза печени). Данное обстоятельство подтвердили врач поликлиники по месту жительства, где состоял на учете гражданин У. и врачи бригады скорой помощи, прибывшие на место. Однако несмотря на это, на место происшествия была направлена следственно-оперативная группа. В ходе осмотра места происшествия следователем на шее трупа были выявлены маловидимые телесные повреждения в виде странгуляционной борозды. По мнению специалиста - судебного медика, который принимал участие в осмотре, смерть граж- данина У., учитывая характер, механизм образования и локализацию указанных телесных повреждений, с большой вероятностью носила насильственный ха-

145 См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М. «Наука». 1966. С. 140.

103

рактер и наступила от механической асфиксии от сдавливания шеи петлей. Принимая во внимание полученные результаты осмотра трупа, следователем прокуратуры были даны указания работникам отделения уголовного розыска о производстве соответствующих оперативно-следственных мероприятий (в ча- стности, опросе граждан). Из объяснений соседей работниками милиции было установлено, что у погибшего фажданина У. есть старший брат, с которым он продолжительное время находился в личных неприязненных отношениях. Оба брата ранее неоднократно судимые, много лет злоупотребляли спиртными на- питками. Кроме этого, соседи сообщили, что в день обнаружения трупа из квартиры гражданина У., где он проживал совместно с матерью и братом слышался шум, крики спорящих мужчин. По подозрению в совершении убийства был задержан старший брат гражданина У.

Изучение обстановки места происшествия имело, таким образом, решающее значение для установления истинной картины происшедшего, позволило задержать преступника, который уже в этот же день дал признательные показания, сознавшись в совершении убийства в ходе ссоры своего брата - гражданина У.

Через познание явления - обстановки места происшествия - следователь пришел, таким образом, к познанию сущности события, установив его содержание и доказав, что событие не могло происходить таким образом, как утверждали первоначально родственники гражданина У. (в частности, мать убитого), что позволило быстро и своевременно возбудить уголовное дело по данному факту по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, установить виновное лицо, привлечь его к уголовной ответственности, обнаружить и изъять с места происшествия орудие преступления и иные вещественные доказательства146.

Наблюдение обстановки места происшествия приводит к возникновению у следователя целостного представления об осматриваемом месте, его общего образа. Разумеется, такое представление может возникнуть при тщательном

Материалы уголовного дела №79101, Прокуратура Фрунченского района г.Саратова. 2000.

104

осмотре как результате сосредоточенности и внимательности наблюдателя, т.е. при наличии у наблюдателя определенных качеств, необходимых для производства полноценного наблюдения. Эти качества относятся к субъективным факторам, определяющим полноту наблюдения на месте происшествия.

Элементы субъективного неизбежны при наблюдении обстановки места происшествия и других объектов. Речь идет не о том, чтобы устранить субъективность, да это практически и не возможно, а о том, чтобы отбросить то субъективное при оценке результатов наблюдения, что не является отражением действительности, максимально точным запечатлением обстановки.

Всему этому и способствует развитие наблюдательности у следователя как способности не только правильно и полно воспринимать объекты, но и объективно их анализировать.

Об острой наблюдательности лица, производящего осмотр, можно судить по примеру, приведенному выше. После обнаружения на шее трупа телесных повреждений, выяснения предположительного механизма наступления смерти, возник вопрос об орудии убийства. Следователем было принято решение о более детальном и тщательном осмотре вначале самого трупа, а затем квартиры, где он обнаружен. В ходе осмотра на лице трупа следователем было обнаружено микроволокно, которое им было изъято для экспертного исследования. Однако уже в ходе осмотра визуально было установлено, что данное микроволокно ткани синего цвета. С учетом данной информации, в результате дальнейшего осмотра квартиры в мусорном бачке был обнаружен и изъят пояс с пряжкой от верхней одежды, которым и было, как выяснилось впоследствии, совершено убийство гражданина У.

Именно при наблюдении места происшествия запечатлевается общий вид места происшествия, устанавливается характер и положение находящихся на нем объектов и их пространственных отношений. Помимо целостной обстановки места происшествия, объектами наблюдения являются элементы обстановки, воспринимаемые изолированно от других объектов, связанных с расследуемым

105

событием. Наблюдение этих объектов, при осмотре места
происшествия составляет основное содержание детального (динамического) осмотра.

Эффективность наблюдения в известной степени зависит от тех его приемов и средств, которые использует следователь. С этой точки зрения условно можно говорить о простом и квалифицированном наблюдении.

Простое наблюдение - это восприятие объектов следователем бе? приме- нения специальных приемов и средств, когда единственным «инструментом» следователя служит его орган зрения.

Зрение человека больше других органов чувств приспособлено к воспри- ятию внешних признаков и пространственных отношений сосуществующих во времени объектов наблюдения. «Пространственно ориентирующую функция зрения коренным образом отличается от подобной функции других органов чувств благодаря тому обстоятельству, что зрительный аппарат обеспечивает возможность одновременного восприятия нескольких элементов в их пространственном соотношении»147. Однако человеческому зрению присущи дефекты, которые либо сужают границы зрительных восприятий, либо диктуют необходимость вносить в них известные поправки.148 Поэтому простое наблюдение не всегда достаточно эффективное средство познания. Ряд специально разработанных криминалистикой приемов и средств существенно расширяют возмож- ности наблюдения при собирании, исследовании и оценке доказательств. Иными словами, используя их, следователь превращает простое наблюдение в квалифицированное.

Выполнение задач уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК) немыслимо без использования научно-технических средств. С помощью технико- криминалистических средств следователь устанавливает факты, имеющие доказательственное значение.

Значение технико-криминалистических средств состоит в том, что с их помощью может быть установлено значительное количество доказательстве н-

Шифман Л.А. К вопросу о взаимосвязи органов чувств и видов чувствительности. //В сб. «Исследования по психологии восприятия». М.-Л. 1948. С.82.

148 См.: Майзель СО. Свет и зрение. М. 1932; Кравков СВ. Глаз и его работа. М.-Л. 1950; Глезер В.Д. и Цу- керман И.И. Информация и зрение. М.-Л. 1961.

106

ных фактов. Технико-криминалистические средства и приемы направлены на обеспечение объективности, полноты расследования, а также быстрого получения фактических данных об обстоятельствах совершенного преступления.

Уголовно-процессуальный закон служит основным нормативным актом, регламентирующим применение технико-криминалистических средств. Кроме уголовно-процессуального законодательства, применение технических средств регламентируется различными подзаконными актами (ведомственными приказами, инструкциями, положениями и т.д.). Закон не дает исчерпывающего перечня технических средств, которые могли бы быть использованы при расследовании преступлений, ибо они постоянно совершенствуются и обновляются .

Совершенно правильно, отмечая диалектическое развитие технико- криминалистических средств и приемов в практике борьбы с преступностью, Р.С. Белкин, Н.И. Порубов, В.В. Степанов и Н.А. Селиванов указывают, что любая попытка выразить в правовых нормах исчерпывающий перечень технических средств и приемов препятствовала бы процессу развития, совершенствования и внедрения научных основ в раскрытие и расследование преступлений149. Исследование мнения практических работников правоохранительных органов и суда по этому вопросу показало, что 86 % респондентов считают, что поскольку наука и техника постоянно разрабатывает и внедряет все новые технико- криминалистические средства, то в УПК законодатель не должен мелко указывать исчерпывающий перечень технико-криминалистических средств, которые могут применяться при расследовании уголовных дел и рассмотрении их в суде, т.к. данная мера резко негативно ограничила бы возможности познания обстоятельств совершенного преступления.

С учетом этого положения, справедливо пишет Р.С. Белкин, «важное зна- чение приобретают общие принципы допустимости применения в уголовном

См.: Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических и специальных знаний при рас- следовании преступлений//В кн.: Вопросы криминалистики. М., 1963. № 12. С. 6; Белкин Р.С. Правовые основы использования технических средств и тактических приемов раскрытия преступлений // Материалы V Международного криминалистического симпозиума. М„ 1968. С. 5; Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. С. 237; Степанов В.В. Процессуальные и криминалистические проблемы использования технических средств при расследовании преступлений // Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. Саратов. 1978. вып.З, С. 3-10.

107

судопроизводстве технических средств и тактических приемов расследования. Допустимость как принцип применения технических средств и тактических приемов заключается в том, что по своему характеру, содержанию и целена- правленности эти средства и приемы должны полностью соответствовать духу и букве закона, а их применение - требованиям законности »150.

Нормы УПК, регламентирующие применение технических средств, как правило, допускают, но не предписывают их использование в ходе проведения следственных действий. Исключение составляет ч. 2 ст. 84 УПК, которая обязывает следователя сфотографировать вещественные доказательства, если они в силу их громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле.

Особенно возрастает роль технических средств в процессе наблюдения при проведении следственных действий, которые не могут быть воспроизведены в суде. Таковыми нередко бывают осмотр места происшествия, а также следственный эксперимент, в том числе с целью проверки показаний на месте. Эффективным средством, обеспечивающим непосредственность восприятия в суде, является в таких случаях воспроизведение видеозаписи указанных следственных действий, объединяющих изображение и звук.

В процессуальной литературе высказано различное отношение к возможности воспроизведения видеозаписи в судебном заседании. Наряду с положительным решением этого вопроса встречается и более осторожный подход.

По мнению Ю.И. Стецовского, воспроизведение видеозаписи следственного эксперимента, предъявления для опознания, проверки показаний на месте, осмотра места происшествия могут иметь место лишь при наличии существенных противоречий между доказательствами151. Полагаем, что автор прав лишь отчасти. Если речь идет о видеозаписи допроса, когда суд получает вербальную информацию, воспроизведение ее (как и воспроизведение звукозаписи) дейст- вительно возможно лишь в случаях, когда закон разрешает воспроизведение

Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. М.. 1970. С. 75-76.

1 ‘ См.: Стецовский Ю.И., Ларин A.M. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988. С. 160.

108

показаний (ст. ст. 281, 286 УПК). Иначе обстоит дело с воспроизведением .видеозаписи хода и результатов осмотра места происшествия, следственного эксперимента и проверки показаний на месте. В этих случаях доказательственная информация выражена в наглядно-образной форме, и она не может быть воспринята судом путем допроса свидетелей или обвиняемого. Поэтому при воспроизведении видеозаписи непосредственность восприятия в суде не только не пострадает, но, наоборот, получит более последовательное осуществление, позволяя суду наглядно наблюдать обстановку места происшествия и его отдельные детали, признаки объектов, что несомненно создает более широкие воз- можности исследования существенных обстоятельств дела.

Особую значимость использование технических средств приобретает при расследовании уголовных дел по особо тяжким преступлениям, по сложным, многоэпизодным делам, по делам, при расследовании и дальнейшем судебном рассмотрении которых возникают разного рода конфликтные ситуации (отказ подсудимого от своих признательных показаний, данных им в ходе производства предварительного следствия, в стадии судебного разбирательства и отрицание вины в совершенном преступлении с целью избежать уголовной ответственности за содеянное и т.п.). Приведем характерный пример.

Между гражданами С. и А. произошла ссора на почве личных неприяз- ненных отношений, в ходе которой С. стал избивать А., причинив ему телесные повреждения; После ссоры А. заявил С. и присутствующим при ссоре гражданину Р. и гражданке И., что он по поводу происшедшего обратится в милицию. Опасаясь этого, С. с применением физической силы поместил А. в погреб, где стал его удерживать, лишая его тем самым незаконно свободы. После згою граждане С. и Р., а также гражданка И. Стали распивать спиртные напитки. В ходе распития спиртного у С. возник умысел на убийство А. с целью скрыть другое преступление. Для осуществления задуманного С, а чуть позднее присоединившейся к нему Р. спустились в погреб, где находился А. и убили его, задушив его с помощью веревки и куска металлической арматуры. С целью скрыть совершенные преступления граждане С. и Р., а также гражданка И. С

109

помощью топора и кухонных ножей расчленили труп гражданина Л.. Некоторые части трупа граждане С. и И. бросили в реку Волгу в г. Саратове, а другие отвезли на рейсовом автобусе в Духовницкий район Саратовской области, где бросили в лесопосадках. В ходе предварительного расследования обвиняемые С. и Р. при допросе их следователем прокуратуры Саратовской области дали показания, признав свою вину в убийстве А. После чего следователем были проведены осмотры места происшествия с участием обвиняемых, в ходе которых обвиняемые подтвердили ранее данные ими признательные показания, пояснив подробности обстоятельств совершенного ими преступления. В ходе до- просов обвиняемых и осмотрах места происшествия с их участием применялись технические средства - видеозапись. При рассмотрении данного дела судом подсудимый С. свою вину в убийстве А. стал отрицать, изменив показания в целях избежать уголовной ответственности за содеянное, объясняя, что ранее на предварительном следствии он давал признательные показания под физическим и психологическим воздействием со стороны работников милиции. Суд, просмотрев в ходе заседания видеозаписи следственных действий с участием подсудимого С, из которых явствовало, что он добровольно и без принуждения давал подробные показания об обстоятельствах совершения им убийства, признавая тем самым свою вину, установил истину и с учетом иных доказательств в совокупности пришел к выводу о виновности подсудимого С. в убийстве А. и приговорил его к длительному сроку лишения свободы152.

Несмотря на то, что закон не предписывает обязательного применения технических средств, ведомственные акты и рекомендации криминалистической науки обязывают следователя использовать технические средства при расследовании преступлений и предлагают принять меры к дальнейшему совершенствованию работы по внедрению научных рекомендаций и технических средств в практику расследования преступлений.

Неприменение технических средств в ходе выполнения следственных действий в определенных ситуациях следует рассматривать как нарушение за-

”” Архив Саратовского областного суда. 2000. Уголовное дело № 2-103/2000.

по кона, что может повлечь за собой возвращение уголовного дела прокурором или судом для производства дополнительного расследования.

В тех случаях, когда в законе непосредственно не содержится указание о применении конкретного технического средства, а в этом есть необходимость, следует исходить из общих принципов допустимости их использования в уголовном судопроизводстве. Общие принципы допустимости применения технических средств и технических приемов, указывает Р.С. Белкин, определяются правовыми нормами. «Это, во- первых, нормы выражающие требование полноты, всесторонности, объективности, быстроты и активности расследования. Во-вторых, это нормы, определяющие права граждан, соблюдение которых при расследовании преступлений гарантируется законом. В-третьих, это нормы, указывающие на пределы доказывания как на фактические пределы использования технических средств и тактических приемов - по объекту приложения (фактические данные), во времени и в пространстве ».154

К научно-техническим средствам наблюдения могут быть отнесены: 1) средства выявления невидимого; 2) средства расширения границ зоны на- блюдения; 3) средства улучшения условий наблюдения. Данная классификация является условной, т.к. одни и те же средства с равным основанием могут быть отнесены к различным категориям. Средства выявления невидимого можно подразделить на механические (например, различные порошки, употребляемые для опыления невидимых следов пальцев рук), химические (например, иол, различные проявители текстов, исполненных симпатическими чернилами и т.п.), термические (нагревание для выявления скрытых текстов или изображений и т.п.) и электронно- оптические, позволяющие наблюдать в невидимых лучах спектра объекты, в обычных условиях недоступные для наблюдения.

К числу средств, расширяющих границы зоны наблюдения, относятся различные оптические приспособления и приборы, применяемые как для наблюдения в видимых зонах спектра (лупа, бинокль, микроскоп и т.д.), так и в невидимых (например, приборы ночного видения).

153 См.: Порубов Н.И. Указ. соч. С. 237.

154 Белкин Р.С. Указ. соч., С. 76.

Ill

Средствами улучшения условий наблюдения служат различные освети- тельные приборы и приспособления.

Криминалистическими приемами наблюдения можно считать наблюдение объектов:

  • в специальных условиях освещения - косопадающем и проходящем свете, затемненном помещении, в условиях, вызывающих люминесценцию, в рентгеновских лучах и т.п.;
  • под измененным против обычного углом зрения;
  • через светофильтры;
  • по ориентирам, установленным предшествующим визированием и др.
  • Приведенный перечень криминалистических приемов наблюдения не яв- ляется исчерпывающим. Использование тех или иных технических средств может потребовать разработки различных приемов наблюдения, в том числе и таких, которые применимы только в данном конкретном случае.

Особый интерес с точки зрения субъекта наблюдения, непосредственности, достоверности и объективности, а также допустимости наблюдения явля- ется проблема осмотра места происшествия в так называемых неблагоприятных условиях (например, под водой, в шахтах и иных производственных и природных объектах.) Данная проблема является дискуссионной, неоднозначной и в последнее время привлекает все более пристальное внимание не только ученых-криминалистов, но и ученых в других областях научных знаний, а также практических работников различных ведомств и организаций .

Остановимся более подробно в связи с этим на осмотре места происшест- вия под водой 5 . Необходимость в данном осмотре возникает не только при расследовании категории уголовных дел о преступлениях против безопасности

1,5 См., например, серию публикаций и журнале «Новое иремя». посвишсшто аварии па атмной полно.той лодке «Курск»: Гибель подлодки. Наши средства спасения из времен царя 1 ороха.// № 34. 200U. С. 4 -13,1 it-бел ь «Курска».// № 52. 2000. С. 22-23; «Курск»: адмиральские манёвры.//№ 44. 2000. С. 4-5; Кроме этого, см.: Русский путь от «Варяга» до «Курска» // Российская Федерация сегодня. № 17. 2000. С. 18-20. 156 Проблемы, связанные с осмотром места происшествия под водой достаточно подробно исследованы в ра- боте: Мавлюдов А.К. Осмотр места происшествия по делам об авариях на водном транспорте. Саратов. 1985, Кроме этого см.: Ландышев Н.П. Особенности осмотра места происшествия под водой. //Соц. зак.. 1965. №9: Захаров C.H. Расследование морских аварий и кораблекрушений. М., 1973; Карпович Г’.Ь. Расследование аварий на водном транспорте, М, 1953 и др.

112

движения и эксплуатации транспорта, когда одно судно или оба судна, получив значительные повреждения, затонули, но и при расследовании иных категорий преступлений.

В Волжский РОВД г. Саратова с заявлением о явке с повинной обратилась гражданка М, которая указала, что 23 февраля 1998 года она вместе со своей матерью и отцом в доме в поселке Затон, где они проживали, распивали спиртные напитки. После распития спиртного между пей и матерью с одной стороны и отцом с другой произошла ссора, в ходе которой она убила отца, задушив его капроновым чулком. После совершения убийства она вместе с матерью с целью скрыть следы совершенного преступления, положили труп в мешок и на санках отвезли его к реке Волга. Для того, чтобы мешок с трупом не всплыл гражданка М. и ее мать положили в мешок несколько кирпичей. С берега реки мешок с трупом был выброшен ими в прорубь, из которой жители поселка Затон брали воду. По данному факту прокуратурой Волжского района г. Саратова было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК. В ходе предварительного следствия по данному делу в качестве подозреваемых были допрошены гражданка М. и ее мать, которые признались в совершении преступления, однако, кроме их признательных показаний, которые в соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК не могут быть положены в основу обвинения, какими-либо иными доказательствами вина гражданки М. в убийстве своего отца не подтверждалась. Свидетелей данного преступления не было. Осмотр следователем дома, где произошло убийство, положительных результатов не дал. С целью обнаружения трупа, возникла необходимость в производстве осмотра на дне реки Волга. Однако по ряду объективных и субъективных причин данный осмотр должным образом следователем произведен не был. Так как труп обнаружен не был, а следователем не была собрана необходимая совокупность доказательств для предъявления гражданке М. обвинения в убийстве, данное уголовное дело было производством приостановлено157.

Архив прокуратуры Волжского района г. Саратова. 1998. Уголовное дело № 90018.

113

На практике осмотр затонувших судов в результате различных аварий производят, как правило, после их извлечения со дна водоема. Однако весьма важно осматривать их под водой, т.к. при подъеме им могут быть причинены повреждения, и кроме того много важных объектов может остаться под водой. В ряде случаев судоподъемные операции дорогостоящи и занимают много времени, что может привести к неоправданному затягиванию сроков расследования. Иногда подъем затонувшего судна нецелесообразен и невозможен. Кроме того, подъем судна со дна водоема приводит к изменению положения самого судна и различных объектов, в связи с чем непосредственная обстановка места происшествия в водной среде следователем не воспринимается.

Анализ следственной практики Саратовской, Самарской, Астраханской, Архангельской и Ленинградской областей по авариям на водном транспорте показывает, что осмотр места происшествия в водной среде следователями прокуратуры с участием специалистов-водолазов производился по 4% дел. Только по одному делу дознаватель сам произвел осмотр места происшествия под водой. По 31% дел подводные обследования производились водолазами по инициативе ведомственных органов (Управлений пароходств и т.п.) и результаты фиксировались в актах ведомственного обследования. Из них в 10% следователи ограничивались приобщением акта ведомственного осмотра к материалам уголовного дела. По 65% дел следователи прокуратуры вообще не осмат- ривали место происшествия, хотя по обстоятельствам дела осмотр был необхо-

158

дим . Указанные данные свидетельствуют о серьезных недостатках в работе следственных органов при проведении этого важного, незаменимого и сложного следственного действия. Основные причины их, и на это обращает внимание А.К. Мавлюдов, - отсутствие у следователей специальной подготовки для производства осмотра места происшествия в водной среде, недостаточная разработанность в криминалистике тактических приемов и методов осмотра места про-

Материалы следственной практики взяты: Мавлюдов Л.К. Осмотр места происшествия но делам ой авариях на водном транспорте. Саратов. 1985. С. 74.

114

исшествия в водной среде, отсутствие у следственных органов специальных технических средств и транспорта.

В юридической литературе высказываются различные мнения по поводу осмотра места происшествия под водой. Н.П. Ландышев предлагает обучать следователей.159. С.Н. Захаров рекомендует проводить осмотр места происше- ствия под водой специалистами-водолазами (аквалангистами) .

Имеются по этому вопросу и другие точки зрения. Так, Д. Турчин, говоря об участии специалиста в производстве следственного действия, рекомендует вменить в обязанности специалиста составление справки о результатах своей деятельности и приобщать ее к протоколу осмотра161. Мнение Д. Турчина про- тиворечит действующему уголовно-процессуальному законодательству, которое четко разграничивает функции следователя, специалиста и эксперта. Пере- кладывание функций следователя на специалиста и эксперта стирало бы различия между ними.

В некоторых специальных источниках даются не совсем правильные ре- комендации, ориентирующие следователей не проводить осмотр места проис- шествия на том основании, что на месте затопления судна никаких следов не остается. “ Однако как содержание ст. 178 УПК, так и практика показывают, что цели осмотра шире, чем только обнаружение следов преступления. С реко- мендацией, ограничивающее это важное следственное действие, согласиться нельзя.

Исследуя вопрос о возможности осмотра места происшествия под водой, отмечает А.К. Мавлюдов, надо различать две предпосылки - правовую и техническую. Правовую предпосылку, в свою очередь, можно рассматривать в двух аспектах - материально-правовом и уголовно-процессуальном. Первый базируется на уголовном законе. Материально-правовая база содержится в конкретных составах преступлений, предусмотренных уголовным кодексом, спе-

Ландышев Н.П. Особенности осмотра места происшествия под водой //Соц.’законность. 1965. № 9. С. 70.

160 См.: Захаров С.Н. Расследование морских аварий и кораблекрушений. М„ 1973. С. 14.

Он же : Водно-транспортные преступления: расследование и предупреждение. М.. 1977. С. S,

161 См.: Турчин Д. Специалист в уголовном процессе// Соц.законность. 1972. № И). С. -44.

162 См.: Карнович Г.Б, Расследование аварии на водном транспорте. М., 1953, С, 65.

115

цифика расследования которых требует осмотра места происшествия в водной среде, в том числе под водой. Круг данных составов преступлений достаточно многообразен, и не ограничивается лишь главой 27 УК.

С процессуальной точки зрения закон не конкретизирует среду, в которой допускается производство осмотра места происшествия, а следовательно она может быть различной. В этом плане нет каких-либо правовых препятствий для осуществления самим следователем осмотра в водной среде. На практике, когда возникает необходимость осмотра объектов, находящихся под водой, некоторые следователи привлекают специалистов-водолазов, которые самостоятельно без следователя их осматривают . Подобные осмотры специалистами-водолазами недопустимы, ибо в данном случае функции следователя по осмотру переходят к специалисту, что противоречит действующему уголовно- процессуальному законодательству (ст. 178 УПК), а также потому что следователь лично не воспринимает обстановку места происшествия.

I

При осмотре места происшествия под водой с участием специалистов- водолазов следователи неправильно фиксируют результаты этого следственного действия. В протоколе осмотра места происшествия они предупреждаю! специалиста-водолаза об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ или уклонение от дачи показаний, а затем подробно пишут о том, что они наблюдали и обнаружили под водой164. «По существу, - отмечает А.К. Мавлюдов, - это гибрид двух следственных действий - осмотра места происшествия и допроса свидетеля».165 Смешивать и объединять эти два самостоятельных и по сути совершенно различных следственных действий было бы неразумно.

6 В указанном выше уголовном деле № 90018 по факту убийства гражданина М осмотр места происшествия проводили именно специалисты-водолазы Саратовского судоремонтного завода без участия следователя. Архив прокуратуры Волжского района г, Саратова. 1998.

164 См..например,: Архив транспортной прокуратуры г. Ленинграда за 1966 год . угол.дело № 209П: 1967 ип. угол.дело № 17357; Архив Ленинградского юродского суда за 1966 год, угол.дело № 2-127. Цнт но кн.: Мав- людов А.К. Осмотр места происшествия по делам об авариях на водном транспорте. С’араюв. 1985. >ь> Мавлюдов А.К. Осмотр места происшествия по делам об авариях на водном транспорте. Саратов, 1985. С. 80.

116

Кроме этого, приглашенный следователем водолаз выполняет функции специалиста, который в силу ч. 3 ст. 133’ УПК обязан содействовать следователю в обнаружении, закреплении, изъятии доказательств и не может быть одновременно свидетелем. При проведении следователем осмотра под водой участие специалиста-водолаза целесообразно и обосновано во всех случаях. Эта необходимость диктуется особой специфической средой. Пребывание под водой и выполнение подводных работ требуют больших навыков, физической и психологической подготовки, умения ориентироваться в сложных ситуациях. Такие навыки приобретаются в каждодневной подводной работе, чем следователь по объективным причинам заниматься не имеет реальной возможности.

В связи с этим заслуживает внимания проблема опосредствованного исследования обстановки места происшествия в неблагоприятных условиях, в труднодоступных и недоступных для следователя местах.

Метод опосредствованного исследования объектов и обстановки места

I происшествия в глубоководных условиях не противоречит принципам уголовно- процессуального законодательства и на практике способствует качественному и квалифицированному проведению этого следственного действия. Однако применять его нужно лишь тогда, когда отсутствует реальная возможность провести осмотр непосредственно, т.е., например, отсутствуют глубоководные аппараты, позволяющие брать на борт всех обязательных участников осмотра.

Подводный осмотр, по мнению Л.К. Мавлюдова, на малых глубинах (до 40-50 метров) должен проводить сам следователь. Но такой осмотр можно проводить только в тех случаях, когда прозрачность водоема позволяет всем участникам осмотра одновременно воспринимать обстановку места происшествия под водой. В других же водоемах, где нельзя визуально воспринимать обстановку из-за плохой прозрачности воды, целесообразно производить осмотр места происшествия опосредствованно с применением теле-видео-техники с соответствующими приспособлениями. При непосредственном осмотре в указанных условиях возникает серьезная проблема с участием в ходе осмотра по-

117

нятых, которых потребуется приглашать из числа лиц, имеющих, как минимум, навыки подводного плавания.

В связи с изложенным при принятии нового УПК РФ в статьи, регламентирующие осмотр места происшествия, представляется целесообразным включить норму, предоставляющую лицу, проводящему предварительное расследо- вание, право проводить осмотр места происшествия в труднодоступных земных средах и в условиях затрудняющих нормальное наблюдение, опосредованно с применением теле-видео аппаратуры и иных технико- криминалистических средств. Указанную норму можно изложить в следующей редакции: «В усложненных условиях (в глубоководных, малопрозрачных водоемах, шахтах и т.п., а также иных условиях, объективно исключающих возможность непосредственно воспринимать следователю обстановку места происшествия) следователь производит осмотр с участием специалистов с помощью теле-видео аппаратуры».

Небезынтересен в связи с этим и тот факт, что 93 % от общего числа оп-I рошенных в процессе анкетирования следователей, оперативных сотрудников и

судей поддержали предложенную новеллу и согласились, что наблюдение при производстве отдельных следственных действий может быть опосредствованным с применением соответствующих технико- криминалистических средств, что явится в данном случае эффективным и целесообразным.

Это позволит следователю производить осмотр практически в любых труднодоступных земных средах (глубоководных условиях, в малопрозрачных водоемах, в шахтах, пещерах и т.п.). Так, например, экипаж малого батискафа, учитывая конструктивные особенности и техническую оснащенность этих аппаратов, по указанию следователя может передавать изображение с применением телеаппаратуры на поверхность, где следователь и другие участники осмотра, находясь на судне, проводят осмотр, изучая подводную обстановку опо-средственно через телеэкран монитора. Осмотр, проводимый таким образом, имеет ряд существенных преимуществ, устраняя тем самым многие трудности, которые возникали бы при производстве осмотра традиционным способом. Например, при плохой видимости понятые не могут реализовать предусмотрен-

118

ные законом (ст. 135 УПК) обязанности, удостоверить факт, содержание и ре- зультаты действий, при производстве которых они присутствуют, другие участники осмотра лишаются права делать замечания по ходу осмотра. В таких условиях осмотр места происшествия целесообразно проводить с участием специалистов- водолазов, специалистов иных профессий и с применением подводной (или соответственно подземной) телевизионной установки. В некоторых зарубежных странах (США, Норвегии и ряде других) подводное телевидение широко применяется в криминалистических целях уже многие годы, чей богатый опыт и достижения в этой области отечественным правоохранительным органам следовало бы взять на вооружение. Например, криминалисты

США используют подводное телевидение в специальном защитном устройстве

166 издавна .

Следователь, находясь на поверхности, например, на судне, поддерживает связь с водолазами и опосредствованно наблюдает подводную обстановку через экран телевизионного монитора вместе с понятыми и другими участниками осмотра. Он имеет возможность давать водолазам указания о перемещении передающей трубки в нужных ему направлениях для изучения обстановки места происшествия и демонстрации узлов, деталей подводных объектов, имеющих значение для установления истины по делу. В необходимых случаях следователь поручает водолазам поднять на поверхность определенные предметы, которые в дальнейшем могут выступать в качестве вещественных доказательств.

При осмотре места происшествия под водой нередко возникает необходимость в участии специалистов, обладающих специальными познаниями в различных областях знаний. Спуск же их под воду не всегда возможен. К тому же при осмотре места происшествия в шахтах, например по уголовным делам о нарушении правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (ст. 216 УК) и иных преступлениях, предусмотренных главой 24 УК, спуск в нее для осмотра представляет серьезную опасность для всех участников

См,: Митричев СП. О буржуазной криминалистике. Уч.пособие. М.. 1977. С. 46.

119

осмотра, поскольку возможны обвалы, взрывы и т.п., могущие повлечь за собой гибель людей . В этих условиях особенно сказываются преимущества осмотра при помощи телевизионной установки. Информация, полученная при осмотре поврежденных участков аварийного судна, гидротехнического сооружения и т.п. по монитору видеоконтрольного устройства, позволяет специалисту объективно судить о механизме аварии, об исправности определенных узлов и агрегатов. Следователь и другие участники осмотра при необходимости имеют возможность длительно рассматривать изображение подводною или подземного объекта на экране, а при обнаружении повреждений, размеры которых превышают поле изображения, перемещая передающую камеру (методом линейного панорамирования), получить полное представление о характере, размерах и формах повреждений. При исследовании сложных объектов, сооружений теле- визионный метод позволяет вести наблюдение одновременно несколькими спе- циалистами. Кроме того, в процессе наблюдения через монитор видеоконтрольного устройства можно произвести видеозапись осматриваемых объектов, с которой впоследствии при необходимости можно изготовить и фотоснимки, при необходимости повторить осмотр и уточнить вызвавшие сомнение места повреждений и другие объекты.

2.2. Наблюдение при следственном эксперименте

Следственный эксперимент относительно широко применяется органами предварительного расследования. Однако анализ практики показывает, что во многих случаях, когда осуществление следственного эксперимента является весьма желательным, следователи не проводят его, стремясь получить недостающие доказательства при помощи других процессуальных действий. Такое положение может быть объяснено следующими обстоятельствами. Следственный эксперимент относится к числу наиболее сложных, многоструктурных

Подробнее об осмотре места происшествия в угольных шахтах см.: Зудин В.Ф. 11редотвратение и расследование преступлений (по материалам нарушений правил безопасности в угольных шахтах). Саратов. Н)6.\ С. 112-223.

120

процессуальных действий. Зачастую при его проведении следователи встречаются с немалыми трудностями организационного характера (определение необходимого места, времени, подбор участников, подыскание технических средств и т.п.). Кроме этого, результаты эксперимента далеко не всегда приводят к бесспорным, категорическим выводам. Вместе с тем при расследовании значительного количества самых разнообразных преступлений следственный эксперимент является необходимым, а иногда и незаменимым средством получения доказательств.

Сотрудниками отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД Саратовской области в ходе производства оперативно-розыскных мероприятий были задержаны граждане X. и 3., пытавшиеся сбыть наркотическое вещество- героин в особо крупном размере гражданину Ч. Сбыт наркотиков происходил в салоне автомашины, где находились указанные лица. Процесс продажи героина

контролировался сотрудниками милиции: трое из них находились в нескольких

I метрах от машины на улице, осуществляя визуальное наблюдение один - в салоне автомашины, а один в багажнике, записывая разговор, происходящий в салоне, на диктофон. После задержания подозреваемые X. и 3. в ходе допроса свою вину в совершении сбыта наркотических средств не признали и заявили, что изъятые наркотики были им подброшены сотрудниками милиции. Разговор с участием подозреваемых по техническим причинам на магнитную пленку в диктофоне записан не был. Следователем были допрошены в качестве свидетелей работники милиции, проводившие задержание. В частности, сотрудник милиции, находившийся в багажнике автомашины, показал, что слышал разговор между X. и 3., и пояснил, что они предлагали купить именно наркотик, называя его при этом «товаром». На очной ставке X. заявил, что действительно в холе разговора употреблял слово «товар», однако имел в виду не наркотик, а кирпич для строительства кафе. Кроме этого, подозреваемый X. и его защитник выразили сомнение в том, что сотрудник милиции, находясь в багажнике автомашины, вообще мог слышать разговор в салоне и ходатайствовали о проведении следственного эксперимента. Данное ходатайство следователем было удовле-

121

творено. В процессе следственного эксперимента в обстановке, максимально приближенной к той, в которой было совершено преступление, указанный со- трудник милиции был помещен в багажник автомашины, а находившимся в салоне подозреваемым X. и 3. поочередно было предложено прочесть заметки из газет на тему о незаконном сбыте наркотиков. После этого, сотрудник милиции, находившийся в багажнике, пересказал услышанные им из салона тексты газетных заметок. Таким образом, в результате данного следственного эксперимента были проверены показания свидетеля - сотрудника милиции и одновременно опровергнуты показания подозреваемого X., который после этого признался в совершении сбыта наркотических средств

Сущность следственного эксперимента в ч. 1 ст. 183 УПК определяется так: «В целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения

действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и со-

/ вершения необходимых опытных действий». Таким образом, по УIIK сущность

следственного эксперимента слагается из двух компонентов: во-первых, вос- произведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного со- бытия и, во-вторых, совершение необходимых опытных действий.

Представляется, что такая формулировка сущности следственного эксперимента является правильной. В словаре русскою языка эксперимент толкуемся как опыт, попытка сделать, предпринять что-нибудь. А опыт заключается в воспроизведении какого-либо явления, создании чего-нибудь нового в определенных условиях с целью исследования, испытания’ . Само собой разумеется, что при этом необходимы практические действия, поэтому следственный эксперимент невозможен без их совершения. Действительно, лишь совершая соответствующие опытные действия, следователь может, например, выяснить механизм проникновения в помещение, установить, возможно ли пробежать он-

Материалы уголовного дела № 48723, Следственное управление УВД Саратовской области. Архив Ьалаков-ского городского суда Саратовской области за 2001 год. 169 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М„ 1973. С. 832. 417.

12”*

ределенное расстояние за некоторый промежуток времени, протащить через отверстие в потолке предмет определенных габаритов и т.п.

Положение уголовно-процессуального закона о «воспроизведении» при следственном эксперименте действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события не следует понимать буквально, поскольку невозможно воспроизвести (в точном смысле этого слова) то же самое явление, событие или действие. Материальная действительность постоянно изменяется, абсолютно тождественных самим себе предметов и явлений не бывает 17°. Р.С. Белкин совершенно справедливо отмечает: «Нельзя воспроизвести положение потерпевшего и нападавшего в момент совершения преступления, нельзя воспроизвести действия преступника на месте совершения преступления и т.п. Мы всегда будем иметь при этом дело с новым, иным событием, явлением, признаком. Поэтому следственный эксперимент заключается не в воспроизведении в букваль- ном смысле этого слова какого-либо явления или факта, а в совершении дейст-

f вий, сходных с исследуемыми. И обстановка, в которой совершаются эти деи*

ствия, будет не той, в которой имело место подлинное событие, а лишь сходной

171

с нею»

Чем большего сходства мы достигаем - и в совершаемых опытных дейст- виях, и в создании условий, в которых протекали проверяемые действия, - тем точнее полученный результат будет соответствовать проверяемому. Фактические же данные, установленные при выполнении следственного эксперимента, будут оцениваться так же, как и любые другие доказательства: лишь в совокупности со всеми имеющимися по делу.

Таким образом, законодатель признает следственный эксперимент само- стоятельным следственным действием, а протокол его производства, составленный в установленном законом порядке, - самостоятельным источником доказательств.

Вместе с тем в литературе по уголовному процессу и криминалистике следственный эксперимент еще рассматривается иногда как разновидность ос-

170 См.: Философский словарь. М., 1975. С. 416.

171 Белкин Р.С. Теория и практика следе темного эксперимента. М., 1959. С. 10.

123

мотра. Например, М.С. Строгович писал: «По существу следственный эксперимент - особая форма осмотра. В большинстве УПК союзных республик норма о следственном эксперименте помещена в главе об осмотре и освидетельствовании (гл.15 УПК), но и в тех уголовно- процессуальных кодексах, где следственный эксперимент выделен из главы об осмотре, по сути своей он сохраняет характер особой формы осмотра»
“.

Это объясняется прежде всего тем, что до принятия ныне действующего уголовно-процессуального законодательства производство следственного эксперимента не было регламентировано. Будучи довольно распространенным, данное следственное действие процессуально оформлялось протоколом следственного осмотра, предусмотренного уголовно-процессуальным законом.

В настоящее время взгляд на следственный эксперимент как на разновид- ность следственного осмотра юридически не обоснован. Необходимо отметить, что и до принятия действующего УПК многие ученые- процессуалисты и криминалисты относили следственный эксперимент к числу самостоятельных следственных действий 173.

Анализ осмотра и следственного эксперимента и их сравнение позволяю! сделать вывод о различии этих процессуальных действий.

Обстановка или иные обстоятельства какого-либо события при осмотре наблюдаются и исследуются в первоначальном состоянии. Так, П.Л. Селиванов и В.И. Теребилов указывают, что в ходе осмотра надлежит принять все необходимые меры предосторожности, чтобы не уничтожить следы и не изменить обстановку ‘ . При производстве же следственного эксперимента они искусственно воссоздаются, причем в максимальном соответствии с теми, которые имели место в действительности. Следственный эксперимент может быть неоднократно повторен и обычно проводится после других процессуальных действий- для проверки и уточнения их результатов.

172 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. Т. 2. С. 131,

173 См.: Гродзинский М. О способах получения доказательств в советском уголовном процессе.// Сов. юстиция . 1958. № 6 ; Колмаков В.П., Ароцкер Л.Е. Следственный эксперимент на предварительном следствии. Харьков. 1949; Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. М., 1958; Белкин Р.С. Теория и практика следственного экс перимента. М., 1959; и др.

174 См.: Селиванов H.A., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. М., 1969. С. 23.

124

При производстве осмотра восприятие субъекта направлено на различные материальные объекты, имеющие или могущие иметь значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу. В ходе эксперимента субъект воспринимает определенные опытные действия и устанавливает их результаты, причем эти результаты не всегда носят материальный характер (например, при определении возможности слышать звук выстрела или видеть что-либо с указанного свидетелем места).

При осмотре следователь всегда имеет дело с предметами в том виде, в каком он их обнаружил. Производя же следственный эксперимент, следователь довольно часто использует другие предметы, лишь аналогичные тем, которыми пользовался преступник, или тем, которые были объектами преступных посягательств.

Во время осмотра также совершаются различные опытные действия,

обычно для проверки какого-либо частного обстоятельства (например, откры-

f вается ли окно или дверь из комнаты и т.п.). По подобные действия в ходе осмотра совершаются лишь тогда, когда они носят несложный характер. Если же требуется искусственное воспроизведение обстоятельств проверяемого события, то возникает необходимость в следственном эксперименте как самостоятельном следственном действии.

Следственный эксперимент имеет общие признаки с проверкой показаний на месте, обусловленные характером объекта наблюдения: а) динамизм; б) скоротечность явления; в) необходимость охвата значительного числа объектов; г) многочисленность участников, что существенно затрудняет наблюдение.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство следственный эксперимент на виды не делит. В юридической литературе до настоящего времени нет общепринятой точки зрения по этому вопросу. Некоторые авторы ограничиваются приведением перечня случаев, в которых применяется следственный эксперимент. Причем обычно указывают, что этот перечень не является исчерпывающим . Другие авторы, рассматривая виды следственного экснери-

175 См., например: Селиванов Н.А., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. М., 1969. С. 260.

125

мента, называют лишь «основные», а полностью виды не перечисляют . Однако в литературе есть и достаточно разработанные классификации видов следственного эксперимента. По мнению Н.И. Гуковской, следственные эксперименты целесообразно разделить на виды в зависимости от того, устанавливается ли: 1) возможность слышать; 2) возможность видеть; 3) возможность совершать какие-то действия; 4) возможность совершить какие-то действия за определенное время; 5) специальные или профессиональные навыки конкретного

лица; 6) каким образом произошло событие или отдельные его обстоятельство177 ва .

Р.С. Белкин предлагает несколько иную классификацию видов следственного эксперимента. Совершенно правильно подчеркивая, что попытка дать ис- черпывающий перечень случаев использования следственного эксперимента нереальна, он разделяет следственные эксперименты на следующие виды: I) по установлению возможности наблюдения, восприятия какого-либо факта, явления; 2) по установлению возможности совершения какого-либо действия; 3) по установлению возможности существования какого-либо явления; 4) по уста- новлению отдельных деталей механизма события; 5) по установлению процесса образования следов события, обнаруженных в ходе расследования

Классификация видов следственного эксперимента в зависимости от его целей представляется правильной, однако необходимы некоторые уточнения. Два первых вида, предложенные Н.И. Гуковской (следственные эксперименты по установлению возможности слышать и возможности видеть), Р.С. Белкин объединяет в один (следственный эксперимент по установлению возможности наблюдения, восприятия какого-либо факта, явления). Позиция Р.С. Белкина в данном случае предпочтительнее, поскольку эксперименты по установлению возможности видеть и слышать являются разновидностями эксперимента по установлению возможности восприятия какого-либо факта, явления.

См.: Советский уголовный процесс. Особенная часть: Учебник для вузов МВД СССР. М., 1976. С. 11 3. См.: Гуковская Н.И. Следственный эксперимент. М., 1958. С. 53.

См.: Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. М.. 1964. С. 58,

126

Нет также необходимости выделять в самостоятельный вид эксперимент по установлению специальных или профессиональных навыков конкретного лица: это частный случай следственного эксперимента по установлению возможности совершения определенных действий.

Не бесспорна и классификация Р.С. Белкина. «Думается, что установление опытным путем времени, которое необходимо затратить на совершение тех или иных действий, представляет собой самостоятельный вид следственного экспе- римента. Ведь иногда нет сомнений в возможности совершения каких-либо действий: сомнение вызывает лишь возможность их совершения в течение оп- ределенного времени»179.

Мы полностью разделяем точку зрения Ф.В. Глазырина и Л.П. Крутикова, что нельзя включать в число видов следственного эксперимента как самостоятельного следственного действия «эксперимент по установлению процесса образования следов события, обнаруженных в ходе расследования». Сходные между собой следы могут быть получены в результате воздействия на тот или иной предмет различных объектов (предметов). По этой причине в целях избежания ошибки, «процесс образования следов события» следует установить путем производства экспертизы, в ходе которой лицо, обладающее определенными специальными познаниями, лучше и достовернее выяснит интересующие следователя вопросы, дав на них исчерпывающие ответы в заключении, которое и явится доказательством по делу.

Ф.В. Глазыриным и А.П. Крутиковым была предложена классификация видов следственного эксперимента, которую мы считаем правильной, отражающей наиболее полно и точно понятие и сущность следственного эксперимента:

1) по установлению возможности восприятия какого-либо факта, явления; 2) 3) по установлению возможности совершения какого-либо действия; 4) 5) по установлению возможности существования какого-либо факта, явления; 6) Глазырин Ф.В., Крутиков А.П. Следственный эксперимент. Учебное пособие. Волгоград, 1981. (.’. 24,

127

4) по установлению механизма события или отдельных его деталей; 5) 6) по установлению времени, которое необходимо затратить на соверше- 7) 180

ние тех или иных действии . При этом следовало бы отметить, что любая классификация условна, так как с развитием знаний происходит ее уточнение и изменение. Что же касается классификации видов следственного эксперимента, то, по правильному замечанию Н.И. Гуковской, «некоторые из экспериментов в значительной степени переплетаются между собой, но … деление полезно в методических целях»

Исследовательская, проверочная функция следственного эксперимента в практике его проведения выступает на первый план. В конечном счете, следственный эксперимент всегда проводится для проверки и уточнения либо имеющихся доказательств - достоверности их существования, соответствия их содержания объективной реальности, самого механизма их возникновения - либо тех или иных представлений следователя или суда - выдвинутых версий, значения предположений и умозаключений относительно отдельных обстоятельств дела. Результаты проведенных опытов при условии соблюдения необходимых требований по обеспечению их достоверности приобретают доказательственное значение. Это всегда непременно новые доказательства, поскольку ранее они не существовали и в деле не фигурировали. Однако содержащаяся в них доказательственная информация не всегда нова по своей сути. 11риицмпи-ально новой она бывает лишь в тех случаях, когда экспериментально доказывается невозможность того, что было предметом проверки, несоответствие проверяемых утверждений объективной действительности.

Достоверность результатов следственного эксперимента в значительной степени зависит от соблюдения при его производстве двух основных условий: 1) проведение эксперимента в условиях тех же или максимально сходных с теми, в которых имели место событие или факт, ставшие предметом исследования, проверки;

См.: Глазырин Ф.В„ Крутиков А.П. Указ. работа. С. 25. Гуковская Н.И. Указ. соч. С. 53.

128

2) многократное проведение однородных опытов с целью исключения случайного результата.

Достоверность выступает как показатель допустимости использования результатов эксперимента.

Содержание полученных данных с точки зрения их доказательственного значения может быть двояким.

При достоверном отрицательном результате делается категорический вывод: того, что требовалось подтвердить экспериментально, не могло быть (действие не могло быть совершено, субъект не имел соответствующих навыков, следы преступления не могли образоваться данным образом и т.п.).

При достоверном положительном результате вывод носит вероятный характер (выстрел мог быть услышан, подозреваемый мог быть опознан в описываемых условиях, кража могла быть совершена через указанное окно и т.д.), ибо то, что произошло при проведении эксперимента, в действительности мог-ло произойти, а могло и не произойти.

2.3. Специфика использования метода наблюдения при производстве обыска

Обыск является одним из основных следственных действий, с помощью которых обнаруживается и включается в сферу процессуального доказывания значительная часть материальных носителей криминалистической информации.

Еще в начале века в юридической литературе отмечалось, что « обыск представляется одним из наиболее рискованных и в то же время одним из наиболее плодотворных следственных действий. Ни одно сколько-нибудь сложное следствие не может обойтись без обыска на том простом основании, что самое отыскание или собирание вещественных доказательств, возлагаемое на судеб-ного следователя … естественнее всего облекается в форму обыска » ~. В современной уголовно- процессуальной науке под обыском понимается следст-

Бразоль Б.Л. Очерки по следственной части: История. Практика. Петроград. 1916. С. 180.

129

венное действие, заключающееся в принудительном обследовании помещений, иных мест или отдельных лиц в целях отыскания и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для дела, а также для обнаружения разыскиваемых лиц или трупов !83. Аналогичного же взгляда на содержание обыска как следственного действия придерживается большинство авторов: Р.С. Белкин, А.Н. Васильев, Ф.В. Глазырин, А.В. Дулов, А.А. Леви, СП. Митричев, А.И. Михайлов, В.А. Притузова, А.Р. Ратинов и др. Данная дефиниция в целом верна, т.к. в ней рассматриваются наиболее значимые процессуальные и кримина- листические стороны обыска.

По своему характеру обыск - многоплановое следственное действие, имеющее не только процессуальные, криминалистические, но и психологические, этические и другие аспекты.

Как было отмечено, объектом наблюдения следователя может быть об- становка проведения отдельных следственных действий, в частности, обыска.

Необходимость наблюдать обстановку проведения отдельных следствен- ных действий, как отмечает Р.С. Белкин, «возникает всякий раз, когда перед следователем стоит задача: а) обеспечить сходство обстановки следственного действия с обстановкой расследуемого события в целом или одного из его эпизодов; б) проверить путем наблюдения обстановки следственного действия собранные по делу доказательства; в) составить представление о возможном местонахождении искомых объектов» .

Типичным случаем решения задачи третьего рода является наблюдение обстановки того помещения или участка местности, где производится обыск. Наблюдение в этом случае, как правильно отмечает Р.С. Белкин, позволяет следователю сделать вывод о возможном местонахождении искомых объектов, расположении тайников, изменениях в убранстве помещения или в расположении объектов на местности, свидетельствующих о произведенных изменениях

183 См.: Учебник уголовного процесса, М., 1995, С. 193.

184 Более подробно об обыске см.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М., 1961; Комиссаров В.И. Научные, право вые и нравственные основы следственной тактики, Саратов, 1980; Петрухин ИЛ. Личная жшнь: пределы вме шательства. М., 1989; Иванов Л.И. Производство обыска: уголовно-процессуальные и криминалисщчеекпе ас пекты. Саратов, 1999; Жбаиков В.А., Девяткина Н.М, Производство обыска и выемки оркшамп доншнпм I осл- дарственного таможенного комитета России: Учебное пособие. М., 2000 и др.

130

обстановки для сокрытия тех или иных предметов, маскировки обычного образа жизни, создания впечатления убогости обстановки и затруднительною материального положения обыскиваемого и т.п. .

Собирая, исследуя и оценивая доказательства, следователь вступает в регламентированные законом отношения с рядом лиц: обвиняемыми, подозреваемыми, потерпевшими, свидетелями и др. Эти лица ведут себя или действуют определенным образом, по-разному реагируют на слова или поступки следователя, по-разному проявляют свое отношение к исходу дела. Наблюдая поведение и действия этих лиц, следователь делает определенные выводы, влияющие как на направленность и содержание следственного действия, так и на формирование его внутреннего убеждения. С этой точки зрения поведение и действия лиц, проходящих по делу или привлеченных к участию в производстве отдельных следственных действий, представляют несомненный интерес.

Из методических соображений Р.С. Белкин различал поведение лиц, ин- тересующих следователя по тем или иным мотивам, и действия участников следственных актов

Поведение лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, - это ком- плекс проявлений различных психологических и психофизиологических факторов: физического и морального состояния данного лица во время следственного действия, совершаемых им при этом по собственной инициативе поступков, избранной им линии демонстрации следователю своих характерологических черт и пр. Разумеется, при такой конструкции понятия поведения в него включаются и действия данного лица, но только те, которые совершаются импульсивно или в своих целях, иногда даже вопреки требованиям и указаниям следователя.

Как поведение, так и действия могут быть объектом наблюдения, прово- димого следователем при производстве следственных актов. Поэтому целесообразно рассмотреть значение и цели, преследуемые следователем при наблюдении этих объектов, определить доказательственную ценность результатов наблюдения и их роль в собирании, исследовании и оценке доказательств.

185 Белкин Р.С, Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М„ 1966, С. 142. IS6 См. Белкин Р.С. Указ. соч. С, 148.

131

В теории уголовного процесса давно привлекает внимание термин «улики поведения», под которыми понимают либо «действия обвиняемого, направленные на сокрытие истины… с целью избежать ответственности за совершенное

1 R7

им преступление» , либо «поведение обвиняемого после совершения престу-пления, обусловленное фактом совершения им преступления , либо «действие или бездействие обвиняемого (подозреваемого), которое, не входя в состав преступления, может оказаться причинно связанным с его совершением, а поэтому указывает на возможную причастность к нему обвиняемого»

К уликам поведения обвиняемого, по мнению А.И. Винберга , Г.М. Миньковского и Р.Д. Рахунова, относится заведомая ложность показаний, фальсификация доказательств; данные, свидетельствующие о знании им определенных обстоятельств расследуемого события; данные о том, что обвиняемый при обыске отказался добровольно выдать отыскиваемую вещь, заявив заведомо ложно, что ее у него нет; данные о том, что обвиняемый преднамеренно уклоняется от явки к следователю или в суд.1 ‘ Дополняя и детализируя этот перечень, Г.Н. Мудъюгин называет следующие доказательства поведения: 1) ложь (как в процессе расследования, так и вне его рамок); 2) умолчание о невыгодном факте; 3) заведомо ложное неопознание; 4) «инсценировки» как комплекс искусственно созданных доказательств; 5) уничтожение или сокрытие вещественных доказательств (следов, предметов), документов, одежды и вещей потерпевшего; 6) меры, применяемые для непосредственного уклонения от уголовной ответственности (тайный отъезд, изменение фамилии и пр.); 7) поступки и высказывания, в которых проявляется осведомленность о событии, характере и обстоятельствах преступления и которые могли быть известны

Гродзинский М.М. Улики в советском уголовном процессе //«Ученые трулы ВИЮП». Вып.7. М., 1945.С. 111.

188 Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955. С. 373.

189 Мудъюгин Г.Н, Расследование убийств по делам, возбуждаемым в связи с исчезновением потерпевшею. Дис. … канд. юрид. наук. М., 1962. С. 338.

190 См.: Винберг А.И., Миньковский Г.М., Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в счжеи’ком yi олоцном про цессе. М., 1956. С. 58-59,

132

лишь лицам, виновным в его совершении (сознательное или неосторожное, бессознательное проявление)19!.

Не все обстоятельства, перечисленные в качестве улик поведения, могут быть установлены и надлежащим образом оценены следователем при наблюдении за подозреваемым или обвиняемым. Например, ложь устанавливается при помощи сравнения с другими доказательствами; инсценировки хотя и признаются наблюдением, но, тем не менее, представляют собой не поведение подозреваемого или обвиняемого в рассматриваемом смысле, а скорее результаты прошлого поведения, которое мы непосредственно уже не можем наблюдать.

В то же время в поведении лиц, привлеченных к расследованию, наблю- даемом следователем, есть такие элементы, которые хотя и не упоминаются в приведенных перечнях улик поведения, но тем не менее представляют существенный интерес для следователя. В данном случае речь идет о различных проявлениях психологических и психофизиологических факторов, например, отчаяния, смущения, волнения, замкнутости, развязности, возмущения, негодования и т.п.. Можно ли считать доказательством вины подозреваемого то смятение, которое он испытывает, когда следователь в ходе производства обыска задает ему вопрос о предположительном местонахождении искомого предмета ? Решение этого и многочисленных подобных вопросов несомненно важно для собирания, исследования и оценки доказательств, для расследования уголовного дела в целом.

В отечественном доказательственном праве единодушно признавалось, что различные проявления физического или морального состояния обвиняемого или подозреваемого в ходе предварительного следствия или в суде не могут служить доказательством. Можно присоединиться к утверждению М.С. Стро-говича, который считал, что «то или иное поведение обвиняемого на допросах, тон даваемых им ответов на вопросы, манера держаться и другие подобные обстоятельства, конечно, не могут рассматриваться как самостоятельные доказа-

191 Мудьюгин Г.Н. Указ. дисс.

133

тельства виновности ввиду того, что они могут проистекать из причин, не связанных с исследуемым по делу событием» |92.

Однако было бы неправильно вовсе игнорировать все эти обстоятельства, не реализовывать результаты их наблюдения в интересах расследования. Следует только правильно определить пути их использования, не переоценивая их и не вкладывая в их содержание того, чего в них нет. Необходимо не забывать, что доказательственное значение имеют только те действия обвиняемого или подозреваемого, в отношении которых нам достоверно известно, что они происходят из причин, связанных с расследуемым событием.

Наблюдаемые проявления физического или морального состояния, по мнению Р.С. Белкина, могут служить для следователя: I) указателем правильности его действий или, наоборот, сигналом о необходимости изменить направление действий или их тактику; 2) ориентиром для выбора путей установления с данным лицом необходимого психологического контакта как предпо-i

сылки успешности данного следственного действия; 3) материалом для изучения психологических и иных особенностей участников процесса.

«Все эти обстоятельства в известной степени влияют на формирование внутреннего убеждения следователя. Их нельзя положить в основу процессуальных решений, так как они не являются доказательствами, но, давая материал для предложений, они могут быть основой решений тактического характера, определении линии поведения следователя, выбора тех или иных тактических

193

приемов, построения плана конкретного следственного действия» .

Поэтому неверно было бы утверждать, что на базе наблюдения различных проявлений физического и морального состояния обвиняемого, подозре- ваемого иных участников процесса, следователь вообще не может делать никаких выводов. Такой точки зрения придерживается, к примеру, Г.Н. Мудьюгин,

” Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М.. 1055. С. 378. т Белкин Р.С. Указ. соч. С. 152.

134

рекомендуя категорически воздерживаться от «каких бы то ни было выводов на

• основе подобного рода реакций обвиняемого» ‘ .

С учетом различных тактических приемов обыска, метод наблюдения, применяемый следователем в процессе производства данного следственного действия, следует рассматривать в ракурсе бесконфликтных, слабоконфликтных и остроконфликтных ситуаций производства обыска 195.

Бесконфликтной является ситуация, возникающая в ходе обыска, когда обвиняемый, члены его семьи и другие лица не противодействуют поисковым

. действиям или даже помогают обнаружить объекты, интересующие следствие.

Полное или частичное совпадение интересов обыскивающих и обыски- ваемых, отсутствие между ними серьезных противоречий встречается достаточно редко. Например, когда обыск проводится в служебном кабинете, общежитии, коммунальной квартире и т.п. В указанных ситуациях следователь про проведении обыска не испытывает какого-либо противодействия со стороны участвующих в данном следственном действии лиц, а поэтому существуют условия для обеспечения эффективности и полноты наблюдения обстановки места, где проводится обыск, направляя свое внимание на обнаружение искомых объектов.

Анализ следственной практики и литературных источников показывает, что большинство обысков проводятся в так называемых конфликтных ситуаци- ях, которые могут быть обусловлены недоверием, неприязнью, предубеждением со стороны обыскиваемых к работникам правоохранительных органов, боязнью предания огласке интимных сторон жизни, принудительным характером общения, реальными опасениями ухудшения положения в результате успешного обыска (задержание, арест, предъявление обвинения, наложение ареста на имущество и т.д.)196.

Мудьюгин Г. Косвенные доказательства, связанные с поведением обвиняемого // Соц. законность. 1961. № 6. С. 29.

1,5 О тактике производства обыска см.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М.. 1961: Комиссаров В.И. 1Ьгучные правовые и нравственные основы следственной такшкн. Саратов, 1980; Ьслкпн Р.С.. Лифшпн Г..М. Такшка следственных действий. М„ 1997. С. 94; Иванов A.I I. I Ipoiiзводстио обыска: уголовно-процессуальные н криминалистические аспекты. Саратов. 1999. т Подробнее об этом см.: Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград. 1983. С. 78-79.

135

В остроконфликтных ситуациях производства обыска значительную роль играет умение следователя вести эффективное наблюдение. А.Р. Ратинов полагает, что посредством наблюдения за участниками обыска достигаются три цели. Во-первых, обеспечивается порядок, безопасность обыскивающих, сохранность найденных предметов. Во-вторых, контроль за действиями лиц, ведущих поиски, за полнотой и тщательностью обыска. В-третьих, обнаружение в поведении заинтересованных лиц признаков, указывающих на место сокрытия искомых предметов

Несколько шире рассматривает цели наблюдения при производстве обыска Р.С. Белкин. По его мнению, наблюдение в данном случае должно помочь следователю убедиться в правильности своих действий, внести коррективы в намеченную последовательность изучения объектов обыска, определить объекты, требующие особенно тщательного исследования, принять меры против попыток уничтожить или скрыть вещественные и другие доказательства или соз-i

дать условия, затрудняющие производство следственного действия.

Объектами наблюдения при обыске являются: 1)окружающая обстановка, 2) поведение людей, а в некоторых случаях - животных и птиц, поскольку осо- бенности их поведения дают возможность выявить места укрытия трупов, нар- котиков, скрывающихся лиц и т.д. В криминалистической литературе наиболее важное значение придается наблюдению за поведением обыскиваемого. «Можно утверждать, - пишет В.И. Попов, - что наблюдение за поведением обыскиваемых с целью обнаружения тайников является неотъемлемой частью работы по производству обыска. Это правило основывается на том, что обыскиваемые своим поведением часто дают указания на местонахождение того, что MULCT следователь» . На необходимость наблюдения за эмоциональным состоянием обыскиваемых лиц указывается практически во всех работах, посвященных во- просам производства обыска 199.

197 См.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. M., 1961. С. 75.

198 Попов В.И. Обыск. Алма-Ата. 1959. С. 51-52.

199 См., например: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М., 1961. С. 89-92; Никифоров В.М. Обыск. Ашхабад. 1943. С. 39-40.; Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственного действия. Свердловск. 1973. С. 75-78; ЛифшицЕ.М. Тактика и техника производства обыска на предварительном следствии. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1954. С. 10; Баев О,Я. Тактика следственных действий, Воронеж. 1995. С. 88-<)(); и .т.

136

И.М. Снигирев писал, что «нередко сам подозреваемый, находясь при обыске, происходящею переменою в лице наводит на указание, где разыскиваемое скрыто, и поэтому при производстве обыска можно рекомендовать осторожно, но внимательно наблюдать за выражением лица и вообще за поведе-

е. 200

нием обыскиваемого в это время»

Наблюдение может быть непосредственным, когда поведение обыскиваемых воспринимает сам следователь, и опосредованным, когда его ведет специально выделенный для этого участник следственно-оперативной группы, проводящей обыск.

Внимательно и в то же время незаметно наблюдая и правильно оценивая различные проявления психологических и психофизиологических факторов, выражающихся как в непроизвольных, так и произвольных реакциях обыскиваемых (например, мимике, тактильных действиях, вегетативных реакциях и т.д.), можно получить ориентирующие признаки о месте сокрытия искомых объектов. Однако, как уже указывалось, придавать решающее значение результатам наблюдения, как это порой отмечается в специальной литературе, все же нельзя. Следует иметь в виду, что подобные реакции обыскиваемых (мимика и т.д.) могут быть вызваны боязныо огласки, нежеланием показывать предметы интимного характера, иными причинами, вообще не связанными с расследуемым делом. Хотя, безусловно, поведение обыскиваемого может облегчить работу следователя, но это случается не всегда и это не освобождает его от необходимости тщательной подготовки к обыску и целенаправленного обследования всего помещения или участка местности. Поэтому от следователя требуется не только пассивное наблюдение и созерцание, но и активные, настойчивые, целеустремленные действия в сочетании с грамотным применением данных психологии.

Снигирев И.М. О сыске. Касимов. 1908, С. 161.

137

2.4. Использование наблюдения при проверке показаний на месте

Возникший в следственной практике эффективный способ собирания и проверки доказательств, именуемый «выездом на место», «выходом на место», «воспроизведением показаний на месте», «проверкой показаний на месте», не получил четкой регламентации в нормах уголовно- процессуальною законодательства. Вместе с этим названный способ собирания доказательств имеет широкое применение в процессе расследования уголовных дел и суды, рассматривая результаты проверки показаний на месте в качестве доказательств, ссылаются на них в приговорах. Так, по 81 % от числа изученных уголовных дел сле- дователями были проведены по сути проверки показаний на месте, оформленные как осмотры места происшествия с участием обвиняемого (подозреваемого), а по уголовным делам о преступлениях, относящихся по закону к категориям тяжких и особо тяжких, проверки показаний на месте были проведены в 97 % случаях. На высокую эффективность данного средства собирания доказательств в процессе доказывания, как видно из материалов изученной судебной практики, указывает и то обстоятельство, что в 100 % случаев отказа подсудимых в суде от ранее данных признательных показаний, суд в ходе судебного заседания принимал решение о просмотре видеозаписи проверки показаний на месте с целью установления истины по делу и опровержения ложных показаний подсудимых. Таким образом, проверка показаний на месте, является важ- нейшим доказательством, которое закладывается судом в приговоре в основу критической оценки ложных показаний.

Л.А. Соя-Серко выделил четыре ситуации целесообразности проведения проверки показаний на месте. Такая необходимость возникает тогда, когда: 1) в показаниях допрошенного лица указаны имеющие важное значение место или маршрут, которые допрошенный не мог назвать или описать так, чтобы следователь мог получить о них полное представление, исключающее необходимость их непосредственного восприятия;

138

2) в показаниях допрошенного лица содержатся сведения о местонахождении каких-либо следов преступления или предметов, могущих служить вещественными доказательствами по делу; 3) 4) необходимо сопоставить показания двух или более лиц относительно события, происшедшего в определенном месте, или его деталей или маршрута следования к этому месту; 5) 6) в показаниях допрошенного лица содержатся сведения об обстановке места, где произошло расследуемое событие 7) «В таких случаях при проверке показаний на месте иногда удается вос- становить эту обстановку и тем самым проверить осведомленность допрошенного лица относительно обстоятельств произошедшего события» 201.

Справедливо отмечено Б.В. Фуфыгиным, что «нерегламентированность процедуры, споры в теории и неопределенность в вопросах о способах и процессуальных формах проверки показаний на месте на практике не случай-ны» . Поэтому вопрос о правовой природе и, естественно, о праве на существование проверки показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия, является актуальным и по сей день.

Проблема рассматриваемого способа собирания и проверки доказательств исследовалась многими учеными, точки зрения которых оказывались различными203. Многие ученые: Л.П. Васильев, В.В. Степанов, С.С. Степичев, Р.С. Белкин, М.М. Гродзииский, Л.Л. Соя-Серко, М.Н. Хлынцов, С.А. Шейфер, В.И. Шобик, И.Б. Быховский, Н.Л, Корниенко, И.Л. Петрухин и другие научно обосновали самостоятельный характер проверки показаний на месте как самостоятельного следственного действия ~ .

201 Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. М„ 1966. С. 16-17.

202 ФуфыгинБ.В. Процессуальные формы проверки показаний на месте.// Сов. государство и право. 1978. М> 5. С. 135-139.

203 См.: Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний па месте при расследовании преступлении. М., 1959; Александров Т.Н., Строгович М.С. Неправомерная практика.// Сон. законность. 1060. № 3. С, 20- 27: Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие л советском уголовном процессе. М.. 1965. С. ЫХ- N9.

204 См.: Степичев С.С. Выезд на место как тактический прием проверки доказательств.// Соц. законность. 1955. № 12; Васильев А.Н.. Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. М., 1959; Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. М, 1961; 1 родзинский М.М. Советский уго ловный процесс и криминалистика.//Вопросы криминалистики. 1961. № 1-2. С. 17-20; Соя-Серко Л.А. Провер ка показаний на месте. M., 1966. С. 12; Хлыниов М.Н. Проверка показаний на месте. Саратов, 1971; Шейфер С.А. Процессуальные и тактические особенности проверки показании на месте //Совершенствовать следеiвен-

П9

Задачи наблюдения в процессе рассматриваемого следственного действия, непосредственно обусловлены задачами проверки показаний на месте. Несмотря на исследование данной проблемы, в криминалистической литературе нет общепринятой классификации видов и задач проверки показаний на месте.

Восполняя, имеющийся пробел и используя принятую в криминалистике классификацию, в частности, Е.П. Фирсов задачи проверки показаний на месте подразделяет на общие и частные 205. Общие задачи проверки показаний на месте являются типичными для всех следственных действий, регламентированных уголовно-процессуальным законом. К ним относятся получение новых до- казательств, проверка и уточнение имеющихся доказательств и др.

Круг частных задач, разрешаемых проверкой показаний на месте, по мнению Е.П. Фирсова, весьма широк. В зависимости от однородности содержания разрешаемых задач он выделяет следующие виды проверки показаний на месте:

1) проверка показаний на месте по установлению неизвестных следствию про- странственных связей мест, маршрутов, объектов, имеющих отношение к расследуемому событию. Он наиболее часто применяется в следственной практике; 2) 3) проверка показаний на месте по восстановлению (реконструкции) неизвестной следствию фактической обстановки места происшествия в момент совершения расследуемого события; 4) 5) проверка показаний на месте по установлению содержания действий подоз- реваемых (обвиняемых) при подготовке, совершении и сокрытии расследуемого события; 6) 7) проверка показаний на месте по собиранию исходных данных для установления личности неизвестных следствию подозреваемых, потерпевших и свидетелей. 8) ное мастерство. Куйбышев. 1974; Шобик В,И. Проверка и уточнение показаний на месте. Хабаровск. 1987; Ьы-ховский И.Б., Корниенко H.A, Проверка показаний на месте. М., 1988; Петрухин И.Л. Уголовно- процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель (под ред. U.M. Савицкого).
М., 1У90. I л. 30 и др.

205 См.: Фирсов Е.П. Проверка показаний на месте н участие специалиста-кримнналнпа в со проишолстс (под ред. проф. Степанова В.В.). Саратов, 1997.

140

Н.В. Власенко, подчеркивая условность любой классификации, указывает, что деление проверки показаний на виды может быть осуществлено по различным основаниям: по количеству лиц, показания которых предстоит проверить; по числу эпизодов преступного деяния; в зависимости от наличия в показаниях противоречий; по степени информированности следователя о месте проведения проверки; по характеру проверки (первичная, повторная, дополнительная); по расположению места; по способам восприятия места, где должна быть

« / \206

проведена проверка показании (непосредственная и опосредованная) .

Все перечисленные виды проверки показаний на месте по разрешению задач, возникающих при расследовании преступлений, преследуют конечную цель - установление осведомленности допрошенных лиц об обстоятельствах расследуемого события, в частности, тех фактах и деталях, о которых допрошенные могли знать только в случаях их непосредственного участия в событии или его восприятия.

К обстоятельствам расследуемого события, знание которых свидетельст- вует об осведомленности ранее допрошенных лиц, могут относиться самые различные факты, детали и сведения о них. Например, расположение участников расследуемого события в процессе его совершения; в какую одежду был одет каждый из преступников, кто из них применял какое орудие и каких образом и т.п.

Сопоставление полученных показаний с отдельными обстоятельствами расследуемого события позволяет следователю выяснить противоречия в показаниях ранее допрошенных лиц, установить факты самооговора или лжесвидетельства.

7 ноября 2000 года примерно в 21 час гражданин К. и гражданин С, на- ходясь в состоянии алкогольного опьянения, пришли домой к гражданину П. Зная, что П. занимается нелегально продажей спиртных напитков, К. стал просить у него спиртное в долг. После того, как П. отказался выполнить просьбу,

” См.: Власенко Н.В. Информационная сущность и тактика осуществления проверки показаний на месте. Ав-тореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 11-13.

141

между ним и К. возле дома, где проживал П. произошла ссора, в ходе которой П., выбежал из дома с кухонным ножом и ударил того по лицу рукой. К., испытывая к П. личную неприязнь на почве произошедшей ссоры и нанесенных ему телесных повреждений, отобрал у П. кухонный нож и, имея умысел на убийство, нанес этим ножом потерпевшему П. один удар в левую область груди, причинив телесное повреждение несовместимое с жизнью. После совершения преступления К. вместе с С. с места преступления скрылись, а потерпевший П. от полученного колото- резанного ранения скончался на месте.

Через несколько минут после совершения преступления К. и С. были задержаны на улице сотрудниками милиции ППС. При личном досмотре на одежде и руках К. были обнаружены следы крови. На вопрос работников милиции К. и С. пояснили, что подрались с неизвестными подростками. По подозрению в совершении преступления К. и С. на патрульной автомашине были доставлены в Волжский РОВД г. Саратова. По пути следования К. и С. договорились между собой, придумав версию о том, что они оборонялись от нападения со стороны потерпевшего П.

Допрошенные в ходе предварительного следствия обвиняемый К. и свидетель С. показали, что потерпевший П. выбежал на улицу с кухонным ножом и стал, угрожая убийством, приближаться к С. Тогда с целью пресечь преступное посягательство П., К., сзади прыгнул на спину П., схватив его за руки, в одной из которых находился нож. В результате падения на землю П. собственной ру: кой причинил себе ножевое ранение, а К. и С, испугавшись убежали.

Указанная версия обвиняемого К. и свидетеля С. на первый взгляд была правдоподобной и не противоречила заключению судебно-медицинской ‘экс- пертизы, в соответствии с которой обнаруженное на теле П. колото-резанное ранение груди расположено в месте, доступном для нанесения собственной рукой и при падении.

Ряд других добытых по делу доказательств поставил под сомнение данные обвиняемым К. и свидетелем С. показания и следователем прокуратуры

142

было принято решение о проведении проверок показаний на месте с указанными лицами.

В ходе проведенных проверок показаний на месте, оформленных процессуально следователем протоколами осмотров места происшествия с участием специалиста - судебного медика, К. и С. показали совершенно иные места, где по их словам произошло расследуемое событие. Данные в ходе проверок показаний на месте пояснения К. и С. существенно противоречили иным доказательствам, собранным по делу, в частности, протоколу осмотра места происшествия, из содержания которого следовало, что труп и следы крови были обнаружены в иных местах, нежели тех, которые были указаны обвиняемым и свидетелем, протоколу осмотра одежды обвиняемого К., в процессе которого было установлено, что следы крови расположены на передней поверхности одежды, а следовательно он находился не сзади потерпевшего, а перед ним. Таким образом,, проведенные проверки показаний на месте позволили установить истину по данному уголовному делу. В приговоре суд сослался на протоколы указанных следственных действий как на доказательства вины подсудимого, К. был признан виновным в совершении убийства П. и приговорен к длительному сроку лишения свободы

Разумеется, на практике проверку показаний на месте, хотя и проводят «под флагом» какого-либо из признанных законом следственных действий, но оформляют не так, как оформляются они, в результате чего могут возникнуть основания для признания этого процессуального документа не имеющим законной силы. Тактическое же своеобразие проверки показаний на месте требует самостоятельной процессуальной регламентации, с указанием на добровольность действий лица, чьи показания проверяются таким способом.

Непременным тактическим элементом проверки показаний на месте является органическое сочетание рассказа и показа лицом, чьи показания проверяются, объектов или деталей обстановки, удостоверяющих правдивость его слов, с демонстрацией действий, подтверждающих показания. I la данном этапе

Уголовное дело № 5070. Архив Волжского районного суда г. Саратова. 2001 .

143

следственного действия роль следователя изменяется: из в определенной мере пассивного наблюдателя он превращается в активного участника, поскольку по его инициативе могут осуществляться показ или подтверждающие действия, необходимое их уточнение и т.п. Смысл сочетания рассказа с показом заключается в объективизации критериев оценки достоверности показаний. По этим не ограничивается значение данного следственного действия. Показ может привести к обнаружению в прямом смысле слова новых, подчас более значительных, чем проверяемые, доказательств.

На определенном этапе рассказа лицо, чьи показания проверяются, дви- гаясь с участниками следственного действия, показывает путь следования и место, где произошло расследуемое событие, указывая на признаки, по которым оно опознает устанавливаемый им путь или место. Следователь протоколирует показания лица, с которым проводится проверка показаний, и описывает установленный путь или место, а специалист фиксирует показания и порядок движения’участников следственного действия путем видеозаписи или фотосъемки.

По прибытии на место следователь, с участием лица, чьи показания про- веряются, должен совместно обозначить границы установленного места, наметить порядок его исследования, определить места вероятного нахождения следов расследуемого события и порядок применения технико-криминалистических средств и приемов для обнаружения следов и вещественных доказательств.

В дальнейшем следователь исследует установленное место, где произошло расследуемое событие, с целью обнаружения, фиксации, изъятия доказа- тельств и установления иных обстоятельств, имеющих значение для дела.

В процессе осмотра установленного места следователь должен организо- вать наблюдение за поведением обвиняемого (подозреваемого), с которым проводится проверка показаний на месте, чтобы не допустить уничтожения оставленных следов и других вещественных доказательств во время совершения расследуемого события.

144

При исследовании обстановки установленного места для выявления сла- бовидимых следов и микрообъектов сначала должны применяться такие приемы обнаружения, которые исключают возможность их повреждения и уничтожения.

Выявление и консервирование запаховых следов, обнаружение, фиксация и изъятие микрообъектов осуществляется специалистом, обладающим специальными знаниями и навыками работы с указанными объектами

Фиксируя ход и результаты осмотра установленного места, следователь должен полно описать в протоколе его расположение, фактическую обстановку, обнаруженные следы, предметы и иные объекты, а специалист, оказывая помощь следователю в осмотре и составлении описательной части протокола, должен произвести вначале ориентирующую и обзорную, а в поеледующем-узловую и детальную фотосъемку, изготовить копии и слепки следов, изъять, упаковать и опечатать доказательства, вычертить необходимые планы и схемы.

Одновременно с этим следователь обязан проконтролировать деятель- ность специалиста по применению технико-криминалистических средств и методов для обнаружения и фиксации доказательств, обеспечить понятым условия для наблюдения их совместной со специалистом деятельности.

При фиксации процесса производства и результатов проверки показаний на месте в первую очередь должны использоваться такие способы фиксации, которые исключают искажения получаемой информации (фотосъемка и видеозапись).

В случаях разрешения задач по определению содержания действий уча- стников расследуемого события на установленном месте лицо, с которым проводится проверка показаний на месте, по предложению следователя, демонстрирует ранее совершенные или наблюдаемые им действия. При этом не допускается совершение действий, опасных для жизни и здоровья либо унижающих

” Более подробно о взаимодействии следователя и специалиста-криминалиста в процессе осмотра места происшествия см.: Вэаимодейстие следователей со специалистами экспертно-криминалистических подразделений при производстве расследования (под общей ред. В.Ф. Статкуса, СМ. Сыркова) М,, 1988. С. 8-12; I рамонпч Г.И. Тактика использования специальных знаний и раскрытии и расследовании преступлений. Минск. 1087. С.25-29; Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1092. С. 24, 35 и др.

145

честь и достоинство участников и окружающих лиц. Следователь, наблюдая демонстрируемые действия, должен описать их в протоколе, а специалист за- фиксировать их путем видеозаписи или фотографирования.

Понятым должна быть обеспечена возможность и соответствующие условия для наблюдения демонстрируемых действий.

После этого следователь со специалистом при необходимости имеют возможность изучить обстановку на месте действий с тем, чтобы уяснить, например, механизм образования следов или установить иные обстоятельства, связанные с демонстрируемыми действиями.

В случае если обстановка на установленном месте по различным причинам изменилась и необходимо её восстановить в том виде, в каком она находилась во время совершения расследуемого события, следователь с помощью лица, чьи показания проверяются, и специально приглашенных лиц, реконструирует обстановку. I

Реконструированная обстановка изучается следователем с целью установления механизма расследуемого события, уяснения механизма образования различных следов и выявления иных обстоятельств, имеющих значение для дела.

На наш взгляд, обстановка установленного места, содержание действий по её реконструкции и восстановленная обстановка должна быть зафиксирована следователем в протоколе, а специалистом с помощью технических средств- видеозаписи или фотографирования.

В случаях участия в проверке показаний на месте в качестве специалиста-эксперта- криминалиста, следователь вправе поручить ему в пределах его компетенции, проведение предварительного исследования обнаруженных следов и иных вещественных доказательств ~’ .

С учетом изложенного, тактическими условиями проведения проверки показаний на месте, таким образом, являются:

” Подробнее о проблеме предварительного исследования вещественных доказательств см.: Фирсов П.П, Проверка показаний на месте и участие специалиста-криминалиста в её производстве. Саратов. 1997. С. 41.

146

  1. Предварительный детальный допрос лица (а в необходимых случаях - и по- вторный допрос) об обстоятельствах, проверка которых составит цель след- ственного действия;
  2. Добровольность участия допрошенного лица в проверке показаний на месте. Мы поддерживаем точку зрения признающих неубедительным высказанное мнение, что соблюдение этого правила не обязательно, когда проверяются показания свидетеля или потерпевшего, поскольку закон обязывает их участвовать в следственных действиях по требованию следователя и всегда давать правдивые показания, что вытекает из смысла ст. 73 УПК ~ ‘. Никакая установленная законом обязанность говорить правду, как убедительно свидетельствует следственная практика, не может служить достаточной гарантией правдивого поведения свидетеля (потерпевшего), который может просто заявить о том, что не помнит тех или иных обстоятельств, интересующих следователя, и тем самым лишит всякого смысла проведение проверки показаний на месте;
  3. Индивидуальный характер участия допрошенных лиц в данном следственном действии, вне зависимости от числа лиц, давших показания об одних и тех же обстоятельствах, подлежащих проверке;
  4. Сочетание рассказа с демонстрацией действий, осуществляемой лицом, чьи показания проверяются.
  5. Выделим некоторые из числа основных тактических приемов проведения данного следственного действия, имеющих отношение к теме исследования:
  • направление движения указывает само лицо, чьи показания проверяются;
  • лицо, чьи показания проверяются, должно давать пояснения по мере движения, и так же последовательно их необходимо фиксировать в протоколе;
  • если проверка показаний сопровождается демонстрацией конкретных действий, то эти действия должны проводиться именно в тех местах, о которых говорилось в проверяемых показаниях;
  • 210 См,: Хлынцов М.Н. Проверка показаний па месте. Саратов, 1971. С. 67.

147

  • следователь совместно со специалистом должен исследовать установленное место (маршрут, объект) с целью обнаружения, фиксации и изъятия следов, предметов и иных объектов, имеющих значение для дела, наблюдая при этом за поведением лица, чьи показания проверяются, с тем, чтобы не допустить возможности уничтожения им ранее оставленных следов, предметов и иных доказательств;
  • необходимо создать условия понятым для наблюдения за общим ходом про- верки показаний на месте, за деятельностью следователя и специалиста по исследованию установленных мест и фиксации получаемых результатов;
  • все объекты, на которые указывает допрошенный или обнаруженные в ука- занных им местах, надлежит осматривать на месте обнаружения и описание этих объектов в протоколе должно обеспечить их индивидуализацию;
  • в случае изменения обстановки на установленном месте после совершения расследуемого события, следователь совместно с лицом, чьи показания про- веряются, должен провести реконструкцию фактической обстановки иа ус- тановленном месте;
  • Однако изучение следственной и судебной практики свидетельствует о том, что при производстве проверки показаний иа месте зачастую допускаются ошибки процессуального, тактического и организационного характера, сводящие на нет результаты её проведения. Допускаемые ошибки, как правило, служили и служат сейчас основанием для нигилистического отношения к рассматриваемому способу получения и проверки доказательств.

Основной причиной возникновения большинства ошибок при проведении проверки показаний на месте без сомнения является отсутствие до настоящего времени правовой регламентации этого следственного действия.

В результате указанного пробела в праве следователи вынуждены при ее производстве руководствоваться по аналогии нормами уголовно-процессуального закона, регламентирующими те следственные действия, отдельные элементы которых составляют содержание этого комплексного по своей сути следственного действия, хотя, как было указано рапсе, проверка пока-

148

заний на месте, являясь самостоятельным следственным действием, по процессуальным и тактическим критериям отличается от допроса, предъявления для опознания, осмотра, следственного эксперимента и обыска.

В процессе производства проверки показаний на месте наиболее распро- страненными являются следующие ошибки:

  • ограничение следователем самостоятельности лица, показания которого про веряются, в определении направления движения участников следственного действия от исходной точки к устанавливаемому месту;

  • предоставление обвиняемому (подозреваемому, свидетелю, потерпевшему) возможности дачи показаний в условиях одновременного наблюдения маршрута движения или устанавливаемого места;
  • непроведение или некачественное проведение осмотра установленного маршрута движения или места, где произошло расследуемое событие;
  • непредоставление лицу, чьи показания проверяются, возможности для де- монстрации ранее совершенных или наблюдаемых им действии;

  • необеспечение условий понятым для восприятия действий следователя, спе циалиста, а также показаний и действий проверяемого лица в процессе всего периода проведения проверки показаний на месте”11.

Итогом перечисленных ошибок является неполное выполнение намеченных задач, подлежащих разрешению при производстве проверки показаний на месте, либо недостижение возможности объективного сопоставления ранее полученных показаний лица, с которым проводится проверка показаний на месте, с установленным местом или маршрутом, а также с проверяемыми действиями и иными обстоятельствами расследуемого события.

Наряду с этим представляется исключительно важным уяснение причин, порождающих названные ошибки. Изучение следственной и судебной практики путем анализа уголовных дел позволило выявить и сформулировать основные. причины ошибок, допускаемых при проведении проверки показаний на месте.

См.: Фирсов Н.П. Проверка показаний па месте и участие специалиста-криминалиста и ее’ нроичнодстпе. Саратов, 1997. С. 44-49.

149

Во-первых, недооценка следователями возможностей проверки показаний на месте как источника новых доказательств. В 93 % случаев от числа изученных нами уголовных дел следователи проводили проверки показаний на месте с участием обвиняемого (подозреваемого) с применением видеозаписи исключи- тельно с одной целью - закрепления признательных показаний лица, совер- шившего преступление, т.е. иными словами получения еще одного доказательства, по сути своей дублирующего допрос. Изучение судебно-следственной-практики показывает, что случаи изменения подсудимыми своих первоначальных показаний, которые они давали на стадии предварительного следствия, и в которых они признавали свою вину в инкриминируемом преступлении, встре- чаются достаточно часто. Как правило, основной причиной, по которой они от- казываются от своих признательных показаний, подсудимые указывают так на- зываемые незаконные методы ведения следствия, в частности применение фи- зической силы. С целью опровержения таких ложных показаний и их критической оценки, суд в ходе судебного заседания просматривает видеозапись проверки показаний на месте с участием подсудимого. Факт добровольной дачи показаний, без принуждения и применения физического и психологического воздействия может подтверждаться поведением самого подсудимого, его пси-хо- эмоциональным состоянием (например, обвиняемый, давая показания сле- дователю, ведет себя раскованно, непринужденно, уверенно, подробно и об- стоятельно отвечает на все вопросы следователя и т.п.). Однако, такое ограничение и недооценка возможностей проверки показаний на месте является пагубной тенденцией в практике органов предварительного расследования. Как видно из протоколов следственных действий, следователи, проводя проверки показаний на месте, даже не ставят своей целью в процессе производства данного следственного действия обнаружение и фиксацию новых доказательств, а неоправданно ограничиваются дублированием уже добытых. Такое отношение следователей к рассматриваемому источнику доказательств лишает их эффек- тивного механизма получения новых фактических данных по делу, каковым яв- ляется проверка показаний на месте.

150

Во-вторых, недостаточное использование и недооценка возможностей технико- криминалистических средств и участия специалиста.

2.5. Наблюдение в форме контроля и записи переговоров

Одной из форм использования следователем метода наблюдения при познании обстоятельств преступления является контроль и запись переговоров. Контроль и запись переговоров - достаточно новое следственное действие”12, законодательное закрепление которого было вызвано насущной необходимостью более эффективной борьбы с преступностью. Преступления в последние годы все чаще совершаются преступными сообществами с применением последних достижений науки и техники, и в частности, разнообразных средств коммуникации. Как показывает практика, средства связи широко и активно используются при подготовке и совершении заказных убийств, похищений людей, взяточничества, вымогательств, хищений чужого имущества, иных тяжких преступлений, а также в целях противодействия расследованию, оказания воздействия на участников уголовного процесса213. В подобных случаях каналы и линии связи служат важными источниками доказательственной информации, наблюдение за которыми значительно расширяет познавательные возможности правоохранительных органов, способствует выявлению и изобличению преступников, в том числе и организаторов, чье участие в преступлении, как правило, всегда трудно или практически невозможно доказан», а ыавное создаем условия для предупреждения преступлений.

До введения в УПК ст. 1741 некоторые ученые высказывали мнение о том, что прослушивание телефонных и иных переговоров нельзя признавать следственным действием214. Основным аргументом в обоснование указанной

Указанное следственное действие регламентируется ст. 1741 УПК, введенной в действие Федеральным зако- ном № 26-ФЗ от 20 марта 2001 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных сноГюл» ‘. Российская газета. 2001. 23 марта.

См., например: Ьахин В., Карпов II, Проблемы защиты участников уюлонною судопршиводсша и ‘{икон н жизнь. 1999. № 1. С. 23-27.

См., например: Доля Е. Прослушивание телефонных и иных переговоров - следственное ли это действие? // Соц. законность. 1992. № 19-20. С. 12.

151

позиции служило то обстоятельство, что непосредственное прослушивание переговоров следователем придало бы ему статус свидетеля и явилось бы безусловным основанием для его отвода в порядке ст. 64 УПК. Тем не менее, активная позиция другой группы ученых и практических работников, высказывавших мнение о необходимости существования контроля и записи переговоров не только в ранге оперативно-розыскного мероприятия, но и следственного действия, ссылаясь при этом на богатый опыт, накопленный в этой области рядом зарубежных стран, способствовала принятию указанной новеллы в УПК~Ь.

Познание в этом случае обеспечивается наблюдением за переговорами и одновременной фиксацией их на определенный материальный носитель информации (магнитную ленту, дискету компьютера и т.д.) Таким путем следователь имеет возможность не только проверить определенные версии и собранные по делу доказательства, но и получить новые фактические данные о преступлении, о лицах к нему причастных и иных обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела.

В.А. Дубривный полагает, что целями контроля и записи переговоров яв- ляются: выявление лиц, участвовавших в совершении преступления; розыск скрывшегося обвиняемого; обнаружение места сокрытия похищенного и орудий преступления; получение информации об обстоятельствах, имеющих значение для дела; предупреждение пресечение готовящихся преступлений216. По мнению В.В. Кузнецова, наряду с указанными задачами, целью данного следст-

215 См.: Аверьянова Т.В. Технология прослушивания и записи телефонных переюворов /Криминалнсшка: Учебник для вузов (под ред. А.Ф. Волынского). М., 1999. С.281-285; Дубривный В.А. Процессуальные вопросы прослушивания телефонных и иных переговоров, их звукозапись // Проблемы повышения качества следствия в органах прокуратуры: Научно-практический сборник. Саратов. 1994. С. 54-57; Данилюк С, Виноградов С, Щерба С. Как прослушать телефонный разговор // Соц. законность. 1991. № 2. С. 32; Карнеева Л.М. Доказа тельственное значение материалов видео- и звукозаписи // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 7. С. 31- 32; Комлев В. О порядке прослушивания телефонных переюворов // Соц. законность. 1991. № 7. С. 54: Канев ский Л.Л. Использование оперативно-розыскной информации в процессе доказывания по уголовным делам // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Г.кагерннбур!. 1992. С. 76; Фирсон I 11 1 1роцесс>а.!ыыя pci ламентация прослушивания переговоров, ведущихся с использованием технических устройств // Социально- экономические, правовые, оперативно-розыскные и экспертно-криминалистические проблемы борьбы с орга низованной преступностью: Материалы научно-практической конференции. Саратов. 1995. С. 87-92 и др.

216 См.: Дубривный В.А. Процессуальные вопросы прослушивания телефонных и иных переговоров, их звуко запись // Проблемы повышения качества следствия в органах прокуратуры: Научно-практический сборник. Са ратов. 1994. С. 54.

152

венного действия является выявление роли каждого участника преступления” . Как отмечает Е.П. Фирсов, задачами контроля и записи переговоров могут являться также: розыск лип, пропавших без вести, установление личности неопознанного трупа, выявление других ранее совершенных и нераскрытых преступлений218. Л.Г. Юрина подразделяет задачи данного следственного действия на основные и дополнительные” . Основными задачами, на ее взгляд являются: выявление лиц, совершивших преступление; установление вины и роли каждого участника в совершении преступления; установление мотива преступления; выявление других эпизодов преступлений, совершенных виновными лицами; розыск скрывшегося обвиняемого; розыск без вести пропавшего лица; установ- ление места совершения преступления; обнаружение места сокрытия похищенных ценностей и орудий преступления. К дополнительным задачам контроля и записи переговоров, т.е. задачам, решаемым попутно, наряду с основными, она относит получение сведений, характеризующих личность виновных лиц, об организации противодействия расследованию (подкуп свидетелей, эксперта и других участников расследования, оказание на них давления и т.д.), о подготовке к совершению преступления и т.д.

Контроль и запись переговоров представляет собой комплекс взаимосвя- занных операций, в числе которых:

1) получение разрешения на осуществление данного следственного действия; 2) 3) негласное подключение специальных устройств к определенной системе связи (телефонной: городской, междугородной, международной; радиотелефонной, радиорелейной, высокочастотной и др.) или нескольким системам связи одновременно; 4) 5) непрерывное наблюдение и фиксирование переговоров; 6) 7) прослушивание и осмотр фонограммы, процессуальное оформление полученных результатов наблюдения. 8) “ См.: Кузнецов В.В. Тактика использования прослушивания и звукозаписи переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств // Курс лекции по криминалистике. Вып. 11. М„ 1999. С. 26. “
См.: Фирсов Б.П. Прослушивание телефонных и иных переговоров как способ получения доказательств при расследовании преступлений // Теория и практика криминалистики и судебной ‘экспертизы. Сб. научи, ст. /11од ред. проф. В.В. Козлова. Саратов: СТАИ. 1998, С. 73.

153

Наиболее трудоемкими и ответственными операциями в данном комплексе являются непосредственно контроль и запись переговоров, поскольку данные операции по своей сути представляют непрерывное наблюдение за линиями связи и постоянную готовность субъекта наблюдения, а также имеющихся в его распоряжении технико-криминалистических средств для записи интересующей следствие доказательственной информации.

Для достижения максимального эффекта контроля и записи переговоров следует соблюдать следующие основные тактические условия: конспиративность, активное взаимодействие с органами дознания, привлечение высококвалифицированных специалистов, ограниченное число участников, непрерывность следственного действия.

С учетом характера и видов наблюдения как метода познания обстоя- тельств преступления, лежащего в основе контроля и записи переговоров, процесс прослушивания следует классифицировать на непосредственный и опосредованный. При непосредственном прослушивании следователь лично воспринимает информацию, снимаемую с линий и каналов связи, анализирует, оценивает ее значимость для дела, используя соответствующие научно-технические средства и приспособления, фиксируя криминалистически значимую информацию на разного рода материальные носители. В случае значительной продолжительности и непрерывности контроля и записи переговоров участие следователя и иных субъектов наблюдения в данном следственном действии становится затруднительным по очевидно объективным причинам. R такой ситуации наблюдение должно происходить с использованием автоматизированных систем контроля и записи переговоров, основным достоинством которых является практически неограниченная временем непрерывная работа устройства, фиксирующего переговоры. «Опыт использования таких систем в целом ряде государств свидетельствует о высокой степени их надежности и эффективности. Так, система многоканальной цифровой записи DIGIT и система перехвата факсимильной и звуковой информации FOX sentinel обеспечива-

9 См.: Юрина Л.Г. Процессуальные и криминалистические проблемы контроля и записи переговоров. Дне. … канд. юрид. наук. СЮИ МВД РФ. Саратов. 2001. С. 40-41.

154

ют запись и воспроизведение аналоговых сигналов речевого диапазона с городских телефонных линий и других источников звука по 30 каналам одновременно. Контроль переговоров происходит с помощью компьютера. Специалист в этом случае имеет возможность гибко управлять процессом записи с помощью специальных программ. После того, как запись окончена, формируется файл,

который в любой момент может быть прослушан через блок воспроизведе но ТА ~ 1

ния» . В такой форме процесс прослушивания переговоров, по нашему мнению, следует признать опосредованным.

Некоторые ученые, подразделяя контроль и запись переговоров на непосредственное и опосредованное, исключают возможность участия следователя в непосредственном прослушивании, что, на наш взгляд, является неверным”” . Главным аргументом такой позиции является то, что следователь, непосредственно наблюдая обстоятельства, связанные с расследуемым преступлением, становится в результате этого свидетелем, что лишает его возможности вести в дальнейшем расследование по данному уголовному делу (ст. 64 УПК). Действительно, следователь подлежит отводу, если он является свидетелем. Однако, в данном случае эти факты становятся ему известными в связи с выполнением функций следователя по обнаружению и фиксации доказательств. Если следовать такой логике, то любое собирание доказательств исключает его дальнейшее участие в расследовании, т.к. он становится обладателем определенной информации. Следователь в ходе следствия по уголовному делу и производства других следственных и иных действий многократно наблюдает обстоятельства, связанные с расследуемым событием, что, однако, не дает оснований для его отвода. Совершенно очевидно, что лишение возможности следователя принимать участие в расследовании дела в случае, если он является свидетелем, закреплено законодателем исключительно в целях соблюдения принципов законности и объективности в расследовании дела, что с одной стороны вполне справедливо и не может вызывать каких-либо возражений. С другой стороны

“° Юрина Л.Г. Укаг лис. С. 119.

221 См., в частности; Доля Е.А. Указ. соч. С, 12; Юрина JI.I . Укач. дне, С. 120.

155

несовершенство в данном вопросе действующего уголовно-процессуального закона совершенно необоснованно лишает следователя эффективного средства доказывания, каковым является непосредственное прослушивание переговоров.

В связи со сказанным, с целью устранения существующего противоречия в законе, мы предлагаем ч. 2 ст. 72 УПК дополнить п. 4, изложив ее в следующей редакции:

«Не могут допрашиваться в качестве свидетеля: … 4) следователь - о фактических обстоятельствах по находящемуся у него в производстве делу, которые стали ему известны в связи с расследованием данного дела и в ходе производства им по данному делу следственных действии».

Проведение рассматриваемого следственного действия требует использования специальных познаний и предполагает привлечение специалиста в порядке ст. 133 УПК. Характер участия специалиста в следственном действии зависит от того, каким образом будут осуществляться контроль и запись перего-воров: непосредственно или в автоматическом режиме.

В случае автоматического режима контроля и записи специалист проводит подключение соответствующей аппаратуры и следит за качеством записи информации, используя современные научно-технические средства и научные рекомендации. При непосредственном контроле и записи переговоров специалист не только выполняет перечисленные выше функции, но и прослушивает’ информацию, проводя своего рода анализ поступающей информации с целью определения ее значимости для дела. Для этого он должен обладать информацией о расследуемом событии и круге вопросов, интересующих следствие в связи с проводимым следственным действием.

Рассматриваемое следственное действие тесно связано с иными процессуальными действиями, в частности, с фоноскопической экспертизой, которая дает возможность в случае сомнений в подлинности фонограммы выявить подделку, а также доказать причастность лица к совершенному преступлению.

156

Глава 3 Наблюдение в процессе доказывания

§ 1 Способы удостоверения фактов (обстоятельств), выявленных в ходе наблюдения

Чтобы доказательства могли быть использованы как средства доказывания, их следует собрать: тем или иным допускаемым законом путем получить в распоряжение следователя или суда именно как доказательства, выделить из всего множества фактических данных по признаку их значения для дела, т.е. соблюсти важнейшие требования относимости и допустимости доказательств.

Собирание доказательств, неотъемлемым атрибутом которого является деятельность по удостоверению фактов, выявленных в ходе наблюдения, пред- ставляет собой необходимый элемент процесса доказывания. В уголовно- процессуальной и криминалистической литературе по-разному определяется понятие и сущность собирания доказательств.

В частности, И.В. Терзиев не включал в понятие собирания доказательств их обнаружение и закрепление и рассматривал в одном ряду обнаружение, собирание, закрепление и исследование доказательств”. Такой же позиции придерживался в своих работах и СП. Митричев223.

В.П. Колмаков не включал в понятие собирания доказательств их закрепление и говорил либо о «способах собирания и закрепления» доказательств, либо наряду с собиранием - об обнаружении доказательств224.

Фиксация доказательств как неотъемлемый элемент деятельности по собиранию доказательств в целом, представляет собой закрепление, т.е. запечат-ление доказательств в установленном законом порядке. Фиксация информации представляет собой совокупность действий, а также методов и приемов, на которых они основаны по закреплению информации на определенном материальном носителе. Целью фиксации является сохранение данных, предназначенное для их последующего использования путем накопления, обработки и обмена. К

211 См.: Терзиев Н.В. Лекции по криминалистике. М., 1951. С. 6.

” См. : Митричев СМ. 11редмет советской криминалистики и ее место в сие теме юридических на> к // Соц.

законность. 1952. № 3. С. 25-26; Советская криминалистика. М., 1962. 4.1. Сб.

” Колмаков В.П. Способы собирания и закрепления судебных доказательств // Сон. законное! ь. 11’55. № 4.

157

условиям фиксации доказательственной информации в уголовном процессе следует отнести, во-первых, требования к информации, т.е. ее относимость и допустимость и, во-вторых, требования к порядку оформления, т.е. законом устанавливаются обязательные реквизиты документов. Уголовно- процессуальный закон предусматривает в качестве форм процессуального закрепления доказательств составление протоколов, непосредственное приобщение планов и схем, моделирование и изготовление копий. Доказательством могут быть только те фактические данные, которые зафиксированы одним или несколькими из названных способов.

По мнению И.М. Лузгина, «существуют две основные формы фиксации доказательств в процессе расследования: 1) описание; 2) запечатление с помощью технических средств и различных материалов»”” .

Описание представляет собой средство словесного выражения результатов наблюдения, сравнения, измерения, эксперимента и некоторых других ме-

I тодов познания и потому само рассматривается как один из методов позпа-

ния226.

Сущность описания определяется информационным характером процесса познания по уголовному делу, ^первичностью фактов, образующих событие преступления, и вторичностыо их отображения в сознании следователя, целенаправленностью поиска источников информации. Важным элементом процесса фиксации выступает перекодировка информации и ее перенос на средство фиксации. Алгоритм психологического механизма фиксации следователем выглядит следующим образом: восприятие объекта --оценка -» вычленение необходимой информации -йк- оценка -й^- запоминание —^» воспроизведение. В большинстве случаев субъект фиксации осуществляет преобразование визуального образа в словесно-письменную форму за исключением протоколирования устной речи, где информация изначально представлена в виде вербального образа. Эффективность преобразования кодов одной знаковой системы в коды

225 ЛузгинИ.М. Расследование как процесс пепппмин. М,, I960 С, 79,

224 См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств, М„ 1966, С. 165.

158

другой зависит от ряда факторов: соотиосимости знаковых систем, их сложности и гибкости, объективных характеристик потока информации, условий деятельности и индивидуальных свойств человека “ .

Поэтому для описания характерно единство объективного и субъективного моментов. Следователь, наблюдая объекты материального мира, описывает предметы и явления, фиксирует объективно присущие им свойства, отображает то, что имеет место в действительности, вне и независимо от его сознания.

Вместе с тем все, что получает выражение в следственных актах, проходит через сознание следователя. Описание поэтому содержит в себе не только объективное отображение фактов, но и субъективные элементы, обусловленные знаниями следователя, его профессиональным опытом, способностью к целенаправленному восприятию, оценке фактов, нередко состоянием здоровья - все это влияет на качество, полноту и всесторонность описания. Показателем эффективности (адекватности и точности) перекодировки служи! доля потери информации, которая определяется отношением выходного и входного потоков. При протоколировании следственного действия входной поток образуется всей доказательственной информацией, воспринимаемой следователем, а вы- ходной поток - информацией, зафиксированной в документе. В зависимости от наличия или отсутствия потерь при фиксации доказательственной информации выделяют полное и частичное описание ~ . Описывая наблюдаемый объект, субъект наблюдения должен стремиться максимально полно и точно, а главное объективно отобразить все характерные и значимые его признаки, исключая элементы субъективного восприятия, в целях фиксации фактических данных и дальнейшего эффективного использования как самим субъектом непосредственного наблюдения, так и иными лицами, которые будут использовать зафик- сированное доказательство в дальнейшем в различных стадиях уголовного процесса. «Важными условиями наблюдения, проводимого следователем, необходимо считать требования полноты и объективности наблюдения. Полнота дос-

” Более подробно об эффективности преобразования одних кодон различных знаковых спаем и ;ip\i не см.: ЗаяцИ.В. Использование лингвистических познаний при расследовании преступлений. Дне. … канд. юрид. наук. Саратов. 2000. С. 179-188. ~м См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т.2.: Частные криминалистические теории. М., 1997. С. 138.

159

тигается правильно определенной целью, последовательностью и методичностью»229. Превалирование в процессе фиксации результатов наблюдения элемента субъективности, затрудняет восприятие объективной действительности происшедшего события и процесс установления истины по уголовному делу в целом. Необходимо различать объективное соотношение информации, имеющей или не имеющей доказательственного значения, и субъективное представление лица о полезности той или иной информации. Важным фактором, облегчающим отбор информации, является в первую очередь компетентность следователя, оперативного сотрудника или судьи, включающая в себя уровень образованности, интеллект, профессиональный опыт и т.д.

Возникновение подавляющего большинства ошибок и недостатков на- блюдения, осуществляемого в процессе предварительного и судебного следствия, происходит по причине нарушения должного соотношения между чувственным и рациональным содержанием наблюдения, когда в наблюдаемом фак-те или явлении воспринимается не все и не так, что и как в нем содержится, либо когда наблюдатель привносит в наблюдаемый факт, домысливает то, чего в нем нет. Изучение материалов следственно- судебной практики, а также анализ теоретических исследований в данной области230 позволили выявить типичные ошибки, допускаемые следователями, оперативными работниками и судьями в процессе наблюдения и описания воспринимаемых объектов:

1) неправильное определение цели наблюдения или отсутствие четко обозначенной цели, что приводит к рассеиванию внимания наблюдающего; 2) 3) неумение правильно установить границы наблюдения, определить ею глубину; 4) 5) нарушение последовательности наблюдения и описания в результате возврата к уже описанному объекту, а также указания сначала частных, а затем общих признаков объектов; 6) 229 Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М, 1966. С. 135.

230 См.: Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997; Заяц И.В. Указ. диссертация; Ше балин В.В. Документальная фиксация и формирование доказательств. /Теоретические проблемы криминали стической тактики. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск. 1981. С. 124-129 и др.

160

4) неполнота описания узлового объекта, которая выражается в игнорировании существенных обстоятельств в силу невнимательности, нехватки времени, недобросовестности и других причин; 5) 6) неточность в локализации объектов (отсутствие координации, «привязки к месту», стороны объектов обозначаются без указания точки отсчета; места обозначаются с помощью неопределенных номинаций и т.п.); 7) 8) неотчетливость наблюдения, т.е. наблюдатель не умеет дать точный отчет о наблюдаемом; 9) 10) субъективное отношение к наблюдаемым объектам, находящее свое негативное проявление в описании; 11) 12) подмена факта, выводом из факта. Зафиксированное обстоятельство представляет собой умозаключение, результат рассуждения, а не объективную действительность, что недопустимо; 13) 14) обозначение одного и того же наблюдаемого объекта с помощью разных но- 15) ! минаций;

10) размытость и неконкретность концепции адресата”31 результатов наблюдения; 11) 12) ничем неоправданное чрезмерно подробное описание ненужных для дела деталей и признаков объектов наблюдения и обстоятельств, связанных с ними. 13) Основной причиной указанных ошибок, допускаемых в процессе наблю- дения и фиксации результатов наблюдения, следует признать отсутствие у следователей достаточных знаний методики наблюдения как психофизиологического процесса познания объективной действительности, как криминалистического метода познания обстоятельств расследуемого события.

231 О концепции автора и концепции адресата указывает И, В. Заяц, справедливо отмечая, что автор и/рае г роль приемника информации, осуществляющего ее перекодировку. Автор, по ее мнению, беспристрастный наблюдатель, показателем чего служит нейтральный тон изложения. Адресат протокола - абстрактное лицо, не обладающее определенными социально-психологическими характеристиками, что вызывает необходимое и, ориентироваться на некоего «усредненного» индивида, соблюдая условие доступности языка протокола, т.е. способность текста быть понятным другим носителям языка. Доступность языка проюко.за обеспечиваемся выпо.ше-нием требований ясности, точности изложения, уместности и чистоты речи на лекенко-фразеоло! нческом, синтаксическом, семантическом и композиционном языковых подуровнях. - См.; Заяц И.В. Указ. лис. С. 1X3-187.

161 Методика наблюдения - это обусловленная предметом доказывания сис- тема взаимосвязанных и взаимообусловленных действий субъекта наблюдения, осуществляемых в оптимальной последовательности в целях преднамеренного, планомерного и целенаправленного восприятия и доказывания обстоятельств расследуемого события путем применения характерных для их расследования тактических приемов и научно- технических средств наблюдения. Методика наблюдения представляет собой наиболее целесообразное сочетание общих принципов, условий, рекомендаций, связанных с использованием наблюдения как метода собирания, исследования и оценки доказательств. Методика наблюдения тесно взаимосвязана с системой тактических приемов и правил наблюде- ния, осуществляемых в рамках проведения отдельных следственных и судебных действий.

Основными тактическими правилами, требующими безусловного соблю- дения в процессе наблюдения, являются: I

• Принцип четкого отражения субъектом объективной реальности в ходе наблюдения. В соответствии с указанным принципом субъект наблюдения должен свести до минимума субъективный фактор в восприятии окружаю- щей обстановки и адекватно зафиксировать ее в определенной форме. • • Принцип полноты и целостности наблюдения. Полнота определяется объемом зафиксированной доказательственной информации, а целостность предполагает единство воссоздаваемого после наблюдения объекта па определенном материальном носителе информации при фиксации. Она достигается в основном за счет соблюдения последовательности з наблюдении и фиксации. • К основным тактическим приемам наблюдения и фиксации его результатов следует отнести следующие:

• наблюдение объектов следует начинать от общего вида к наблюдению от дельных элементов, частей, внутренней структуры и признаков объекта;

162

• при наблюдении и описании одного объекта следует учитывать его взаимо- расположение относительно иных ранее наблюдаемых и описанных объектов; • • необходимо выявлять и вычленять узловые объекты наблюдения, а также соблюдать последовательность перехода наблюдения от одного места концентрации доказательственной информации (криминалистического узла, центра) к другому; • • дифференцированное наблюдение и описание, в соответствии с которыми криминалистические узлы исследуются и фиксируются более полно, чем условное пространство между ними, описание которого носит вспомогательный, прежде всего ориентирующий характер. • В процессе расследования должны использоваться разрабатываемые кри- миналистикой специальные приемы описания предметов и явлений, имеющих доказательственное значение. Сущность этих приемов заключается, во-первых, в унификации терминологии, используемой в целях описания и, во-вторых, в разработке определенной системы, порядка описания. Это обеспечивает единообразие приемов описания, возможность систематизации фактов по криминалистическим учетам, быстроту и удобство описания. Среди них могут быть названы системы описания объектов (например, методика «словесного портрета», системы признаков различных материальных объектов, содержащиеся в раз- личной специальной литературе ) и автоматизированные методики расследования отдельных видов преступлений. Методики содержат алгоритмы следственных действий с изложением порядка и особенностей их производства (к примеру, в разделе программы «осмотр места происшествия» дается перечень следов, объектов и их признаков, подлежащих установлению и т.п.)’ . Любая

232 См., например: Осмотр места происшествия. Справочник следователя. М., 1974; Руководство для следонатс-лей (под ред. Н.А. Селиванова, В.Л. Снеткова). М.: ИПФРЛ-М. 1997; Усмаиов У.А. Справочник следователя. М„ 1998; Руководство для следователей (Под ред. В.В. Найденова, П.А. Олейника). М.,1981; Справочник следователя (практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. М., 1990 и ряд др. “ 3 См.: Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений: Уч. пособие для ВУЗов. М. «Былина», 1999. С. 170-174; Стальмахов А.В., Сумарока A.M., Сухарев A.I . Описание объектов судебно-баллистической экспертизы. Саратов, 1995; Сухарев А.1 ‘., Кудпнова II.С., Киселев А.А., Родионова М.П., Грешное А.В., Боровиков МП. Описание объектов дактилоскопической тксперппы Саратов, 2001.

163

система описания представляет собой терминологическую систему, поскольку каждый из признаков получает свое конкретное наименование. Использование терминологии при описании материальных объектов обеспечивает полноту, единообразие описания, исключает многозначные толкования при прочтении текстов протоколов. Данное обстоятельство позволило условно классифицировать описание на упорядоченное (систематизированное) и неупорядоченное (произвольное). «При упорядоченном описании признаки объектов указываются в определенном порядке, круг этих признаков определяется заранее, словесная форма их выражения стандартизирована. При неупорядоченном описании последовательность и круг описываемых признаков определяется произвольно, форма их словесного выражения не регламентирована»234.

Описание представляет собой результат непосредственного познания фактов самим следователем. Описывая изучаемые предметы и явления, следователь не механически их фиксирует. Он отображает лишь то, что существенно, на его взгляд, что представляет, по его мнению, интерес для расследования. В описании, поэтому, концентрируются результаты аналитико-синтетическои деятельности следователя, оценка фактов, установленных им при производстве следственных действий. Посредством описания фиксируется не только содержание сведений, но и признаки, характеризующие источник информации, условия и тактические приемы проведения следственного действия, что в ряде случаев также может иметь доказательственное значение.

С описанием тесно связана фиксация фактов с помощью других средств, в частности составления схем, планов, зарисовок, о чем подробнее будет сказано ниже. Словесное описание может быть переведено в схему и, наоборот, содержание схемы выражено в словах.

Факты могут быть зафиксированы и путем применения технических средств, например, фотографии, видеосъемки, звукозаписи, пластических масс и т.д. При помощи этих средств запечатляются:

Белкин PC. Указ. соч. С. 140.

164

  • внешние признаки объектов (например, снятие слепков со следов, копирование следов пальцев рук на дактопленку, фотографирование человека, а также отдельных предметов и явлений);
  • динамические признаки, в частности состояние, движение. Положение раз- нообразных объектов (например, фиксация с применением видеозаписи);
  • содержание сообщений, условия и приемы их получения (использование в ходе допроса звукозаписывающей аппаратуры).
  • Фиксация с помощью технических средств в обязательном порядке должна найти отражение в протоколе соответствующего следственного действия, проводимого следователем. Необходимо указывать, какие технические средства и материалы были применены, их характеристика, условия и приемы их применения. Это требование уголовно-процессуального закона обеспечивает возможность проверить достоверность средств фиксации, правильно оцени и» результаты их применения.

Кроме придания обнаруженным фактам доказательственной силы фиксация доказательств преследует цель запечатлеть их содержание, их признаки (применительно к материальным объектам). В известной степени она служит средством их сохранения для последующего исследования, оценки и использо- вания в процессе доказывания.

Наиболее полной и точной, а поэтому правильной, на наш взгляд, является точка зрения по этой проблеме А.И. Винберга, по мнению которого собирание доказательств- это понятие комплексное, включающее в себя действия по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению доказательств. Л.И. Винберг, в своих работах обычно останавливавшийся на понятии собирания доказательств, определяет содержание это понятия как « совокупность действий по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению различных доказательств »23\ Аналогичной точки зрения придерживался и Р.С. Белкин”36.

Винберг Л.И., Шавер Б.М.. Криминалистика. Учебник для средних юридических школ. М., 1959. С. 6; Кри- миналистика. М, 1962. Раздел 1. Введение в науку. С, 16-17. 2i” См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966. С. 29.

165

Наблюдение как метод познания при собирании доказательств служит, главным образом, целям обнаружения фактических данных, которые могут стать доказательствами. Центральный элемент наблюдения, как уже указывалось, - восприятие - несет в себе, прежде всего, информацию о тех сторонах объекта, которое оно непосредственно отражает. Эта информация составляет сущность восприятия.

В восприятие включается информация о тех свойствах предмета, которые непосредственно не отображаются, но которые внутренне связаны с отобра- жаемыми признаками. Так, зрительное восприятие при наблюдении отображает оптические свойства, форму, объем предметов и обычно не отображает плотности, фактуры и некоторых других свойств. Но отсюда не следует, что наблюдающий при этом не получает информации об указанных свойствах. В самом объекте наблюдения все его свойства, как правило, связаны неразрывно, а потому отражение в восприятии одной группы свойств предполагает отражение связи их с другими свойствами. Это выявление скрытой информации в процессе наблюдения производится непрерывно, представляя собой осмысливание субъектом доказывания наблюдаемого, основу продолжения наблюдения.

Наблюдение как метод познания при собирании доказательств направлен на получение тем или иным образом доказательственной информации, ее фиксацию и сохранение. Специфические особенности того или иного источника доказательств особенно наглядно проявляются при фиксации доказательств, выборе ее форм и приемов.

Существуют следующие формы фиксации доказательственной информации: 1) словесная (вербальная); 2) графическая; 3) предметная; 4) наглядно-образная.

В целях повышения качества закрепления добытых по делу доказательств, позволяющего с максимальной эффективностью оперировать полученными доказательствами в процессе установления истины по уголовному делу, необходимо соблюдать принцип дублирования, заключающийся в иснользова-

166 нии различных комбинаций этих форм, например, сочетание вербальной и графической, наглядно-образной и вербальной и т.д.

Основными методами фиксации из числа общенаучных методов познания являются измерение, описание и моделирование. Техническими приемами реализации этих методов служат:

A) при вербальной форме фиксации - протоколирование, звукозапись;

Б) при графической форме фиксации - графическое отображение (схемати- ческие и масштабные планы, чертежи, кроки, рисунки, в том числе рисованные портреты);

B) при предметной форме фиксации - изъятие предмета в натуре и его кон сервация, изготовление материальных моделей (реконструкция, в том числе макетирование, копирование, получение слепков и оттисков);

Г) при наглядно-образной форме - фотографирование (в видимых и невидимых лучах), киносъемка, видеозапись, голография.

Возможны комбинации методов и технических приемов фиксации, их комплексное применение, например, протоколирование и реконструкция; протоколирование, фотосъемка и копирование и т.п.

Использование любой формы фиксации, применение ее методов и техни- ческих приемов, поскольку речь идет о процессе доказывания, обусловлены определенными процессуальными требованиями.

В науке уголовного процесса и криминалистике, как было отмечено, при- нято различать четыре формы фиксации доказательств. Применительно к этим формам говорят об основных и дополнительных, обязательных или необязательных формах фиксации. Под основной формой фиксации имеется в виду только протоколирование, в качестве дополнительных называют фотографирование, получение слепков и оттисков следов. Такое деление исходит из того, что результаты применения иных, кроме протоколирования, процессуальных форм фиксации не приобретают значения источников доказательств, что в известном смысле находит свое подтверждение в уголовно-процессуальном законе (ч. 2 ст. 69 УПК), называющем в качестве средств доказывания лишь прото-

167

колы следственных и судебных действий и не упоминающем результатов при- менения научно-технических средств (фотоснимков, фонограмм, кино - и ви- деофильмов), хотя сами эти средства законом допускаются (ст.ст. 84, 179, 183 и др. УПК). Такая недостаточно точная формулировка ч. 2 ст. 69 УПК ставит, на наш взгляд, на повестку дня вопрос о соответствующем восполнении пробела в законе.

В целях единообразного понимания и устранения возможности двусмысленного толкования этой важной уголовно-процессуальной нормы, мы предлагаем дополнить действующую ч. 2 ст. 69 УПК, изложив ее в следующей редакции:

«Эти данные устанавливаются: показаниями свидетелей, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, заклю- чением эксперта, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий с соответствующими приложениями, предусмотренными законом, и иными документами. Соответствующими приложениями к протоколам следственных и судебных действий являются результаты применения в процессе производства конкретных следственных и судебных действий научно-технических средств».

Мы полагаем, что с процессуальной точки зрения было бы целесообразнее делить формы фиксации доказательств не на основные и дополнительные, а на обязательные, т.е. императивно предписанные законом, и необязательные (факультативные), которые, с одной стороны урегулированы законом и носят нормативный характер, а с другой, их применение зависит oi обусловленною конкретной ситуацией усмотрения субъекта фиксации.

Кроме этого, формы фиксации необходимо дифференцировать по их юридическим последствиям:

1) имеющие сами по себе доказательственное значение; 2) 3) имеющие доказательственное значение лишь в сочетании с протоколированием; 4) 5) не имеющие по своей сути доказательственного значения. 6)

168

Характеризуя в целом технические средства фиксации, можно разделить их на следующие группы средств;

  • фиксации вербальной информации (средства изготовления протоколов, звукозаписывающая аппаратура);
  • создания идеальных моделей - планов, чертежей, рисунков, схем;
  • создания материальных моделей (средства консервации, слепочные массы, фото- киноаппаратура, видеомагнитофонные устройства, комплекты рисунков для создания синтетических портретов и т.п.).
  • Выше отмечалось, что вербальная форма фиксации доказательственной информации наиболее распространена, что даже дало основание некоторым авторам говорить о протоколировании как об основной форме фиксации доказательств. Распространенность вербальной формы фиксации объясняется несколькими причинами.

Во-первых, этому способствует, несомненно, позиция законодателя, обя- зывающего составлять протоколы всех следственных и некоторых иных про- цессуальных действий.

Во-вторых, распространенность вербальной формы фиксации обусловлена многообразием объектов фиксации, которые могут быть запечатлены путем их словесного описания. К их числу относятся: 1) заявления, показания и замечания; 2) действия и процессы; 3) материальные образования, их признаки, свойства и состояния - люди, трупы, животные, вещи, документы, обстановка, транспортные средства и др.

Данная форма фиксации исторически самая старая и сравнительно самая простая, что делает ее общедоступной. Как указывалось, технические приемы ее осуществления - протоколирование и звукозапись.

В основе протоколирования лежит описание как метод фиксации. Гно- сеологическая природа его как общенаучного метода криминалистики и дока- зывания и приемы его осуществления были детально исследованы, неоднократно описаны, и повторять их нет необходимости237. При протоколировании опи-

237 См., например: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966, Глава 7; Курс советской криминалистики. М., 1977, т. 1, гл.7; Курс криминалистики. М., 1997, т.2, гл. 4.

160

сание получает выражение в виде письменной речи. Поскольку протокол процессуальный документ, закон предъявляет к его содержанию и процессу составления определенные требования, нарушение которых может повлечь за собой утрату им юридической силы как источника доказательств или средсгва удостоверения фактов.

Специальному рассмотрению в литературе подвергается и протокольный язык. Многие ученые-правоведы, давая рекомендации по оптимизации проведения различных процессуальных действий, так или иначе, затрагивали указанную проблему 238.

Е.Е. Подголин, занимающийся этой проблемой, считает, что язык прото- кола должен отвечать следующим требованиям: 1) однозначности; 2) дословному, по возможности, отображению существенных данных, содержащихся в показаниях, и стилистической нейтральности при фиксации других сведений; 3) точности; 4) понятности; 5) лингвистической правильности; 6) уместности; 7)

239

краткости.

Исследования в данной области позволили выработать ряд рекомендаций общего плана по вопросам фиксации информации:

1) при составлении протокола должны использоваться короткие, ясные фразы, малоизвестные и узкоспециальные термины - нежелательны;

2) при составлении протоколов необходимо соблюдать единство в наименова нии предметов;

3) максимально полное описание всех существенных особенностей обнару- женных вещественных доказательств; 4) 5) показания должны заноситься в протокол в первом лице и по возможности дословно (ч.2 ст. 151 УПК); 6) 7) в протокол не заносятся нецензурные и жаргонные выражения; 8) 238 См., к примеру: Комарков B.C. Тактика допроса. Учебное пособие. Харьков, 1975. С. 27; 11орубон II.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. С.48; Нникеев М.И. Общая и юридическая психология в 2 ч„ ч. 2 «Юридическая психология». Учебник. М., 1996. С. 229; Ивакина Н.И. Профессиональная речь юриста. М„ 1997; Андреев И.С, Грамович Г.И., Порубов II.И. Криминалистика. Учебное пособие. Минск. 1997. С. 136; Криминалистика (под ред. проф. Яблокова). М., 1995; Пнколапчпк В.М. Соединенный оемшр вещественных доказательств. М., 1968. н др.

См.: Подголин Е.Е, О протокольном языке. // Вопросы совершенствования предварительною следи имя. Л.,1974; Михайлов А.И., Подголин П.И, Письменная речь при производстве следственных депинпи. М.. 1980.

170

6) протокол должен отражать не только содержание показаний, но и индивидуальные особенности речи допрашиваемого.

Однако, указанные рекомендации имеют общий характер и порой не применимы к отдельным категориям дел (например, существенно затрудняется процесс установления истины по уголовному делу об оскорблении, если следователь не отмечает в протоколе нецензурные выражения, которые использовались при совершении преступления. Фиксация указанных выражений имеет важное значение и при расследовании других категорий преступлений, например, убийства, т.к. оскорбления, выраженные в нецензурной форме, часто являются одним из мотивом преступления, а следовательно, входят в предмет доказывания), по причине чего требуют существенного дополнения и унификации. В настоящее время перспективными направлениями исследований в данной области являются: выявление особенностей протоколирования в сфере правовых отношений (виды протоколов, логическая структура изложения, язы-ковые средства протоколирования, влияние субъективных и объективных факторов на качество протокола и т.д.), анализ коммуникативных особенностей отдельных процессуальных действий (типы взаимодействия участников, обмен информацией и т.д.), исследование ложных показаний, лингвистическая характеристика документирования в юридической деятельности, исключая протоко- лирование и др240.

И.В. Заяц в зависимости от роли документа в процессе доказывания предложена классификация требований, предъявляемых к процессуальным документам . Совокупность требований к уголовно-процессуальным документам, по ее мнению, включает:

I. Общие требования к документам, которые разрабатываются ко всем документам, вовлеченным в документооборот: I) доступность для вос- приятия; 2) логичность; 3) лаконичность; 4) удобство в обработке.

Подробнее об укачанных исследованиях см.: Заяц И.В. Исиольюнание лшн нпешческнх иошании 1фн рас- следовании преступлений. Дис. … канд. юрид. наук. Саратов. 2000. 241 Заяц И.В. Укач. дис. СМИ.

171

II. Специальные требования к документам, отражающие особенности функционирования документов в уголовном процессе:

1) нормативные: а) законность; б) обоснованность; в) мотивированность; 2) 3) выработанные наукой и практикой: а) требования к содержанию доку- мента; б) требования к языковому оформлению. 4) Протоколирование как прием вербальной формы фиксации открывает возможности для применения некоторых средств оргтехники и специальных приемов запечатления устной речи. Таковыми являются стенографирование, машинопись и магнитная запись.

Звукозапись относится к факультативным формам фиксации доказатель- ственной информации. Факультативность заключается в создании специальных условий для ее производства (наличие технических средств, выполнение ряда требований, обеспечивающих хорошее качество записи) и доказательственным статусом полученной фонограммы. Фонограмма должна прилагаться к прото-колу следственного действия. В случае несоставления протокола или отсутствия в протоколе отметки о применении в ходе следственного действия звукозаписи полученная фонограмма не будет иметь доказательственной силы, как доказательство, полученное с нарушением закона. Таким образом, протокол и фо- нограмма фактически образуют единое целое, с одной стороны повторяя и дублируя по своей сути друг друга, т.к. фиксируют одно и то же следственное действие, а с другой, в силу специфических свойств и преимуществ каждого дополняют друг друга, позволяя более точно, полно без потери драгоценной информации зафиксировать полученные доказательства. Некоторые исследователи называют сочетание вербальной и иных форм фиксации, т.е. фонограммы и протокола, протокола и схемы, протокола и изъятых предметов, протокола и видеопленки «комплексным доказательством»242. Фонограмма позволяет зафиксировать все признаки разговорной речи, включая особенности произношения, интонацию и целый ряд других характеристик, о чем не раз указывалось в

242 См., например: Шейфер С.Л. Сущность и способы собирания доказательств и советском уголовном процессе. М., 1972. С. 82.

172

криминалистической литературе243. Кроме этого, фонограмма дает прекрасную возможность более полно воссоздать коммуникативную ситуацию (характер отношений собеседников, психологический фон общения, уровень взаимопо- нимания и т.п.), оценить систему использованных следователем тактических приемов с позиции их целесообразности и допустимости.

Звукозапись как прием вербальной формы фиксации имеет известные преимущества перед протоколированием. Она позволяет зафиксировать не только содержание показаний, но и акустическую сторону допроса, которая содержит большее количество информации, нежели протокол допроса, но не получает своего отражения в протоколе. Воспроизведение звукозаписи оказывает большее эмоциональное воздействие, нежели оглашение протокола допроса. Наконец, звукозапись обеспечивает передачу особенностей речи допрашиваемого, индивидуальность его языка, что также бывает затруднительно, а иногда и невозможно отразить в протоколе допроса.

Однако в ряде отношений звукозапись уступает протоколированию. В ней содержится много избыточной информации, пользование которой, поиск в ней нужного материала технически затруднены. Звукозапись требует особых условий для долговременного хранения пленки, специальных мер предосторожности от случайного повреждения. Сложность доказывания принадлежности записанных на фонограмме показаний данному л и игу при возникновении сомнений или оспаривании этого обстоятельства дает преимущество протоколированию перед звукозаписью. Производство звукозаписи оказывает влияние на психологический фон и непринужденность общения, имеет определенное дисциплинирующее действие244. «Производство звукозаписи является фактором, оказывающим воздействие на непринужденность общения. Это связано не столько с установкой самой звукозаписывающей аппаратуры, сколько с коммуникативным значением фонограммы. Текст фонограммы рассчитан на воспро-

” См.: Васильев Л.И., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М.. 1970. С.54; Леви А.А., Горинов IO.A. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве. М.. 1083. С. 32 и др. 244 См.: Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973. С. 259; Кулагин 11.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. Минск, 1997. С. 60; Нфимчев СП., Кулагин Н.И., Ямпольский А.К. Допрос. Уч.пособие. Волгоград. 1978. С. 46.

173

изведение, т.е. на восприятие ее третьим лицом. Данная ситуация аналогична деятельности в условиях массовой коммуникации, где речевое действие разыгрывается для третьего лица - наблюдателя или косвенного адресата. Отсюда и более тщательный отбор языкового материала, высокий уровень самоконтроля участников общения, и, как следствие, рост психологической напряженности, нервозности в речевом поведении коммуникантов»” .К этому нужно добавить неудобства, испытываемые следователем при применении звукозаписи. Процесс звукозаписи является достаточно трудоемким, требующим определенных специальных знаний. В связи с этим рекомендуется привлекать соответствующего специалиста для технического обеспечения следственного действия.

В следственной и экспертной практике все большее распространение по- лучают предметная и наглядно-образная формы фиксации доказательств.

Изъятие предмета в натуре - это, с нашей точки зрения, наиболее пред- почтительный в подавляющем большинстве случаев прием предметной фиксации. Однако это мнение разделяется не всеми, некоторые авторы вообще не считают изъятие материальных объектов приемом фиксации доказательственной информации. Так, Г.И. Грамович, не считая изъятие предмета приемом ею фиксации, полагает, что «в результате такого расширения понятия «фиксация» применение научно-технических средств как бы отодвигается на второй план, хотя, как известно, только использование этих средств может обеспечить объективное, полное, точное и наглядное запечатление информации, имеющей значение при раскрытии и расследовании преступлений»246. Рассуждая подобным образом, Г.И. Грамович допускает, на наш взгляд, две ошибки. Во- первых, сама процедура изъятия объекта не исключает, а нередко прямо предполагает для ее осуществления применение научно-технических средств (например, изъятие части объекта со следами, изъятие обугленных документов и др.). Во-вторых, максимум информации содержит сам объект-носитель, а не любая его копия, при получении которой часть информации неизбежно утрачивается.

245 ЗаяцИ.В. Указ. дис. С. 106.

246 Грамович Г.И. Основы криминалистической техники. Минск, 1981. С. 67.

174

Как уже было отмечено, одной из целей фиксации доказательств является их сохранение для участников процесса, для следователя и суда. Так как приобщение предмета к делу есть средство его сохранения, то такое приобщение, а следовательно, и предшествующее ему изъятие, делающее возможным сам акт приобщения, надо рассматривать как прием фиксации. На этих же позициях стоит и ряд процессуалистов, например, A.M. Ларин, который называл приобщение к делу вещественных доказательств одной из процессуальных форм закрепления доказательств, равно как и приобщение к делу иных документов.”

Следует признать изъятие предмета в натуре с последующей (при необходимости) консервацией предпочтительным приемом предметной фиксации по следующим основаниям:

  • этот прием сводит к минимуму потери доказательственной информации, не- избежные при копировании, получении слепков и применении других приемов фиксации;
  • обеспечивается возможность непосредственного восприятия участниками процесса доказывания изъятого предмета, что исключает сомнения, которые могут возникнуть при восприятии производных от него объектов;
  • создаются условия для более полного исследования содержащейся в предмете информации;
  • сохраняется возможность получения копий предмета, если характер предмета допускает его многократное копирование.
  • Графическая форма фиксации доказательств заключается в запечатлепии доказательственной информации путем зарисовки объектов или исполнения графических знаков, выражающих обусловленным образом фиксируемую ин- формацию.

Зарисовка как прием фиксации исторически предшествовала применению в этих целях технических средств и обычно сопутствовала протоколированию. В настоящее время зарисовка чаще всего производится в « аварийных » си-

Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами. М„ 1966. С. 55-56.

175

туациях, когда по каким-либо причинам не представляется возможным применить технические средства запечатления внешнего вида объекта.

Зарисовка сохраняет свое значение как средство материализации мыс- ленного образа, возникшего в результате наблюдения какого-то объекта, содержащего доказательственную информацию, особенно при создании рисованных портретов по показаниям свидетелей, потерпевших, а иногда и обвиняемых. Таким образом, рисованные портреты по показаниям свидетелей, потерпевших, обвиняемых содержат доказательственную информацию, а следовательно должны быть приложены к протоколу соответствующего следственного действия и признаны доказательствами. С этой целью в ч.2 ст. 69 УПК следует внести соответствующие дополнения, изложив ее в следующей редакции:

«Эти данные устанавливаются: показаниями свидетеля, показаниями по- терпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, а также

приложенными к ним графическими изображениями людей, предметов и иных

i

объектов, выполненных самостоятельно указанными лицами, …» и далее по тексту.

Составление планов и схем - наиболее распространенный прием графи- ческой формы фиксации доказательственной информации.

Говоря о соотношении плана, схемы и чертежа, прежде всего, следует об- ратиться к происхождению и значению этих слов в русском языке. По этимологии слова «план» и «схема» являются синонимами, производными от слова «чертеж». В словаре русского языка СИ. Ожегова - «план» - это чертеж, изображающий на плоскости какую-нибудь местность, сооружение; взаимное расположение частей248. Под «схемой» понимается чертеж, изображающий устройство, взаимоотношение частей чего-нибудь, а также изложение, описание, изображение чего-нибудь в главных чертах 4 . «Чертеж» - это изображение чего-нибудь чертами, линиями на плоскости” . Таким образом, понятие «чертеж» более общее, раскрывающее в целом сущность и механизм изображения

См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1987. С.448. См.: Там же. С. 679. См.: Там же. С. 766.

176

разнообразных объектов на плоскости. При определении понятия «план» делается акцент на изображении на плоскости именно местности и объектов на ней находящихся. В этом заключается специфика плана как формы графической фиксации. В свою очередь «схема» еще менее масштабное понятие, обращенное к сути предмета, его структуре и устройству, отражающее характер соотношения отдельных ее элементов, их качественные и количественные параметры.

Схемы и планы могут быть изготовлены как лицом, передающим информацию субъекту доказывания (свидетелем, потерпевшим, обвиняемым, экспертом и т.п.), так и самим субъектом доказывания при опосредствованном или непосредственном описании.

Схемы и планы, составляемые субъектом доказывания, могут быть клас- сифицированы по различным основаниям: по характеру изображения, по способу (методу) изготовления плана или схемы и т.п. С учетом изложенного, можно выделить следующие основные разновидности схем и планов, составляемых субъектом доказывания при непосредственном наблюдении и описании и, фиксирующих:

  • обстановку места производства следственного действия: осмотра места происшествия, следственного эксперимента, обыска и др.;
  • расположение и пути перемещения участников следственных действий;
  • размещение технических средств фиксации информации при производстве следственных действий, если это имеет доказательственное значение или необходимо для оценки зафиксированной доказательственной информации.
  • Изготовление чертежей как прием графической формы фиксации может принести пользу «главным образом в случаях сложного взаиморасположения характерных особенностей на осматриваемом объекте» “ . Представляется, что чертеж, подлинность и точность которого не вызывают сомнений, может играть роль графической модели отсутствующего объекта и служить источником доказательственной информации.

Николайчик В.М. Следственный осмотр пешестиеинмч докачательсп». М.. 1У68. С 62.

177

В основе всех остальных приемов предметной формы фиксации доказа- тельственной информации лежит метод моделирования.

Важное значение имеют копирование и получение слепков и оттеков. Различие между этими понятиями, по нашему мнению, чисто условное: копирование в практике понимается как получение плоскостных отображений, хотя в буквальном смысле слова копией является и объемное отображение оригинала (слепок, оттиск).

При копировании происходит перенос информации с объекта-носителя на искусственную подложку - следокопировальную пленку, специально подготов- ленную для этой цели фотобумагу, лейкопластырь и т.д., а при копировании документов - на обычную или специальную бумагу. При получении слепков и оттисков информация переносится на объемное отображение, изготавливаемое из гипса, различных слепочных масс и т.д. Степень потери информации при таких приемах фиксации зависит от свойств копируемого объекта и, главным образом, от свойств и разрешающей способности применяемых технических средств.

Предметное моделирование внешнего облика человека как прием фиксации может быть сходен с описанным выше приемом графической формы фиксации, когда облик человека воссоздается путем рисования по мысленному образу. Различие здесь лишь в средствах моделирования: в рассматриваемом случае речь идет об изготовлении синтетических портретов с помощью специальных технических средств. Но предметное моделирование внешнего облика человека возможно и в результате воссоздающего воображения, базирующегося не на мысленном образе, а на материальном объекте, как это бывает при пластической реконструкции лица по черепу.

Во всех случаях предметного моделирования внешнего облика человека происходит фиксация информации, в той или иной степени имеющей значение для дела, которая по своей сути носит доказательственный характер. Если рисованный портрет исполняется самим допрашиваемым в ходе допроса и как любой подобный объект такого рода - прилагается к протоколу, то содержа-

178

щаяся в нем информация, полученная процессуальным путем, имеет доказа- тельственное значение. Изготовление портретов художником или с помощью специальных технических средств (например, с помощью фоторобота, иденти- фикационного комплекта рисунков и др.) не регламентировано действующим процессуальным законом, хотя является формой фиксации именно доказатель- ственной, а не ориентирующей информации как считают некоторые авторы” “.

Указанная точка зрения вызывает возражения, прежде всего потому, что может быть расценена как предложение о создании неравнозначных условий для применения тех или иных форм фиксации информации, которая может иметь существенное значение для установления истины при раскрытии и расследовании преступлений. Как известно, все формы фиксации представляют собой способы осуществления деятельности по закреплению информации и поэтому имеют единый порядок регулирования. Информация, используемая при составлении указанных портретов, исходит от свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, которые получили ее путем наблюдения тех или иных объектов, событий и явлений, имеющих отношение к расследуемому событию, а следовательно, является доказательством. Более того, портреты, изготовленные самими допрашиваемыми лицами, не имеющими соответствующих навыков по изображению, значительно уступают по качеству коммуникации информации, по адекватности восприятия иными лицами, портретам, выполненным профессиональным художником или с применением технических средств. От- личительным признаком каждой из форм фиксации служит система кодирования данных, а не процессуальный порядок ее использования. Следовательно, процессуальную неурегулированность изготовления портретов с помощью ху- дожника и технических средств нельзя расценивать как определяющий критерий и основание признания его не формой фиксации доказательств, а способом получения исключительно ориентирующей информации. Исходя из этого, в свете разработки и принятия нового УПК РФ, представляется необходимым ввести в систему новое следственное действие, именуемое «Составление след-

См., например: Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999. С. 156-1 57.

179

ственного портрета неизвестного», дополнив действующий УПК новой нормой, изложив статью в следующей редакции:

«Составление следственного портрета неизвестного В случае необходимости установления лиц, неизвестных следствию и имеющих отношение к расследуемому событию, следователь вправе при участии свидетеля, потерпевшего, обвиняемого, подозреваемого изготовить порт- реты указанных лиц.

При составлении портретов могут применяться соответствующие технико- криминалистические средства для создания портрета и фиксации результа- тов. Следователем для участия в следственном действии в соответствии со ст. 1331 настоящего Кодекса может быть приглашен специалист, в том числе художник-профессионал.

Следователем перед началом следственного действия участвующим в нем лицам разъясняются их процессуальные права и обязанности, предусмотренные законом, о чем делаются отметки в протоколе.

Свидетель и потерпевший предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний по ст. 307 и ст. 308 УК.

Специалисту разъясняются его права и обязанности, предусмотренные ст.1331 настоящего Кодекса.

Следователь лично или по его поручению специалист производит состав- ление портрета на основании показаний лиц, указанных в части первой настоящей статьи. Лица, указанные в части первой настоящей статьи, участвуют в процессе изготовления портрета, давая по ходу следственного действия соответствующие пояснения, корректируя характеристики портрета, добиваясь максимального сходства изображения на бумаге с наблюдаемым ими ранее оригиналом. После заявления лица о том, что полученное изображение имеет максимальное сходство с оригиналом, процесс составления портрета считается оконченным.

180

Полученное изображение на бумаге предъявляется лицу, на основании чьих показаний был составлен портрет, для обозрения и удостоверения правильности его изготовления. Указанное лицо имеет право требовать дополнения изображения и внесения в него поправок. Эти дополнения и поправки подлежат обязательному исполнению, после чего изображение вновь предъявляется лицу для обозрения.

После обозрения изображения указанное лицо, а также иные лица, участ- вующие в производстве следственного действия, своими подписями удостоверяют его правильность.

Об изготовлении портрета составляется протокол с соблюдением требо- ваний статей 141 и 142 настоящего Кодекса. В протоколе указываются сведения о лице, на основании чьих показаний был составлен портрет, о личности, чей портрет составлялся, если следователь ими располагает. Полученное в результате данного следственного действия изображение портрета на бумаге приоб-щается к протоколу».

Реконструкцию как прием предметной фиксации’ И.М. Лузгин определял как «воссоздание первоначального состояния обстановки или отдельного объекта, его частных признаков с целью решения задач расследования254». Ана- логично или с некоторыми незначительными вариациями определял реконструкцию И.М. Лузгин и в последующих работах””.

Функции приема предметной фиксации выполняются лишь тогда, когда объект реконструируется при непосредственном участии источника доказательственной информации или эксперта и на основе информации, получаемой в процессе реконструкции.

«Антропология, особенно такие ее разделы, как антропогенез и морфоло- гия человека (учение о закономерностях роста и общих для всего человечества вариациях в строении тела), а также остеология, изучающая строение скелета,

253 См., например: Кравчинская Л.С. Состояние практики проведения криминалистических чкспертнч отожде ствления личности по чертам внешности, М., 1977; Лузшн И.М. Реконструкции в расследовании престше- ний. Волгоград, 1981 и др.;

254 Лучгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1973. С. 167. “55 См., например: Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981.

181

накопили громадный объем научных данных об анатомических особенностях людей, принадлежащих к различным этносам. Назначая антропологическую экспертизу, следователь (суд) может рассчитывать на то, что специалисты, исследовав костные останки, по форме костей черепа могут определить, к какой расе принадлежал умерший, его пол и возраст, а также ответить и на многие другие вопросы, которые интересуют следствие. В пределах компетенции названных специалистов (их коллегия, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, может быть расширена за счет включения в ее состав судебного медика, хирурга, дантиста и др.) находится и определение прижизненных признаков внешнего облика лицевой части головы покойного. Выполненные при этом графические построения выступают в качестве соответствующего иллю-

256 » *

стративного материала» . Мы полностью поддерживаем данную позицию и солидарны с авторами, полагающими, что реконструкцию лица по черепу, проводимую антропологами и другими специалистами следует проводить в про-цессуальном режиме комплексной еудебно- антропологометрической экспертизы.

Получение образцов для сравнительного исследования также является приемом предметной фиксации информации. Образец для сравнительного исследования - материальный объект. В зависимости от содержащейся в них информации образцы принято делить на две группы:

1) образцы, отражающие фиксированные признаки следообразующего объекта; 2) 3) образцы, отражающие свои собственные признаки” . 4) В рассматриваемом аспекте получение образцов первой группы пред- ставляет собой предметную фиксацию информации, перенесенной на них с объекта-носителя.

Образцы второй группы такой информации не несут. Они используются в процессе доказывания как носители их собственных характерных признаков. Ценность и значение этих объектов заключается не в наличии результата их

Протасевич А.А., Степаненко Д.А., Шиканоп В.И. Молелиронание в реконструкции расследуемого события. Иркутск, 1997. С. 163.

См.: Белкин Р.С. Новый УПК РСФСР и некоторые вопросы науки советском криминалистики.” Сборник статей по новому уголовному и уголовно-процессуальному законодательству. M, 1961. С. 59.

182

взаимодействия с идентифицируемым объектом, а в том, что обычно они служат для установления признаков, необходимых для решения вопроса о сходстве (тождестве) объектов. При получении таких образцов также происходит процесс переноса и закрепления информации, однако не в связи с расследуемым преступлением, а поэтому их получение нельзя рассматривать как прием пред- метной формы фиксации информации. Информация же о самом факте и процессе их получения закрепляется, как и при получении образцов первой группы, в вербальной форме - в протоколе о получении образцов для сравнительного исследования. О закреплении информации, содержащейся в образцах второй группы, можно говорить не в процессуальном, а чисто техническом аспекте -как о мерах по сохранению (консервации) самих объектов в том виде, который обеспечивает извлечение из них нужной информации.

Наглядно-образная форма фиксации доказательственной информации позволяет запечатлеть чувственно воспринимаемый образ объекта либо его признаки и свойства, недоступные для обычного непосредственного восприятия. Приемами реализации этой формы фиксации являются фотографирование, киносъемка, видеозапись и в перспективе - голография. Основное достоинство этой формы фиксации доказательств - наглядность результатов фиксации. В философии под наглядностью понимают «свойство отражения действительности в форме чувственно-конкретных образов »258, причем считается, что «наглядными являются не только зрительные, но и любые другие чувственные восприятия материальных объектов»”59.

Философское понимание наглядности включает в себя и более узкое, се- мантическое толкование этого термина, когда оно связывается только с визуальным (зрительным) восприятием объекта. Именно в этом смысле можно говорить о наглядности применительно к рассматриваемой форме фиксации доказательств. Все приемы наглядно-образной формы фиксации доказательственной информации обеспечивают наглядность, позволяя запечатлеть либо то, что было доступно для субъекта фиксации при непосредственном визуальном на-

Штофф В.Л. О роли моделей в квантовой механике// Вопросы философии. 1958..N» 2. С. 73. 259 Штофф В.Л. Моделирование и философия. М.-Л., 1966. С. 276,

183

блюдении объекта в натуре, либо те его признаки и свойства, которые стали доступны для такого восприятия после применения соответствующих средсгв фиксации.

По мере прогрессивного развития науки и техники с учетом их новых достижений криминалистикой вырабатываются рекомендации по совершенствованию средств фиксации доказательственной информации, в криминалистике наблюдается проявление тенденции совершенствования средств и приемов поиска и обнаружения доказательств. Это - разработка экспресс-методов поиска объектов- носителей доказательственной информации, новых средств и приемов выявления невидимого: рентгенографии, гаммаграфии, фотоэлектронографии и др.

Значение фиксации в расследовании состоит в том, что она обеспечивает возможность последующего изучения фактических обстоятельств события самим следователем, участниками процесса, а главное судом, на который законом возложена обязанность решить вопрос о виновности или невиновности подсу- димого.

Допрос свидетелей, потерпевших, обвиняемого (подозреваемого) в ряде случаев проводится с предъявлением показаний других участников процесса или показаний, ранее данных допрашиваемым лицом, результатов осмотра, ос- видетельствования, обыска, заключения экспертизы. Исключительно благодаря фиксации доказательств возможно осуществление прокурорского надзора за законностью ведения предварительного расследования, передачи уголовного дела от одного следователя к другому, от органа дознания следователю.

Фиксация в ходе предварительного расследования и рассмотрения дела в суде осуществляется в установленном законом порядке. Она обеспечивает соблюдение предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий прав и обязанностей участников уголовного процесса (например, ознакомление с ма- териалами дела, заявление ходатайств, предъявление иска и т.п.). В связи с этим фиксация должна быть достаточно полной и точной, а ее приемы и средства - научно обоснованными, достоверными, соответствующими закону.

184

§ 2 Реализация результатов наблюдения на предварительном и судебном следствии.

Полученные в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, предварительного расследования и рассмотрения уголовного дела в суде ре- зультаты наблюдения должны реализовываться в процессе доказывания для достижения его цели и решения поставленных перед ним задач.

Реализация результатов наблюдения осуществляется в двух формах: 1) процессуальной; и 2) непроцессуальной.

Результаты наблюдения, реализуемые в указанных формах, играют по своей сути неравнозначные роли в процессе доказывания в связи с чем, по своему доказательственному значению могут быть классифицированы на:

1) непосредственно имеющие доказательственное значение (например, результаты наблюдения следователя при осмотре места происшествия и т.д.);

2) имеющие доказательственное значение после предусмотренной зако-ном трансформации и придания им значения источника доказательств (к примеру, результаты оперативно-розыскных мероприятий, предоставленные органу дознания, следователю, прокурору или в суд и т.д.) 3) 4) не имеющие доказательственного значения (например, наблюдение следователя за психофизиологическим состоянием и поведением подозреваемого в ходе производства допроса, обыска и т.д.) 5) Результаты наблюдения, относящиеся по критерию доказательственного значения к первой и третьей группам, их получение, исследование и оценка в ходе предварительного и судебного следствия, были рассмотрены во второй

  • О трансформации, в частности, пишет проф. В.И. Басков: «В зависимости от относимости полученных сведений и их процессуального значения следователь или прокурор трансформирует эти сведения в виде доказательства по уголовному делу (ст.69 у| |К), остальные сведения остаются нереализованными» (Ьасков В.И. Оперативно-розыскная деятельность. М., 1997. С. 53). Проф. И.Т. ‘Сомин в 1996 году предложил термин «уголовно-процессуальная интерпретация», вложив в него следующий смысл - истолкование полученных онерашвпо-розыскным путем результатов как и отношении их содержания, гак и формы, с позиции целесообразное!и и возможности использования их при производстве по уголовному делу (См.: Сомин B.C., 11оляков M.I С, 1 (опов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса. Пятигорск. 2000. С. 121).

185

главе настоящего диссертационного исследования, и по этой причине не будут предметом анализа в этой главе.

Исследуя вопрос о реализации результатов наблюдения на предварительном и судебном следствии, необходимо рассмотреть важную дискуссионную проблему использования непроцессуальных познавательных мероприятий в доказывании по уголовному делу и, прежде всего, использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности.

Как уже было отмечено, сравнительный анализ задач уголовного судопроизводства и оперативно-розыскной деятельности позволяет сделать вывод, что они совпадают в главном: усилия уполномоченных органов и должностных лиц направляются на выполнение общей цели - раскрытие преступлений, выявление, установление и изобличение лиц, их совершивших.261

Однако при этом уголовно-процессуальная деятельность, как явствует из содержания УПК, реализуется исключительно гласными средствами, и в уета- новленных законом формах. Расследование уголовного дела, как и его дальнейшее рассмотрение и разрешение, осуществляется судом гласно, и это положение возведено в принцип уголовного судопроизводства (ст. 18 УПК). Оперативно- розыскная деятельность осуществляется как гласно, так и негласно оперативными подразделениями уполномоченных государственных органов (ст. 1 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»). Закрепляя обязанность этих органов выявлять и устанавливать лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления, законодатель подчеркивает значимость для выполнения этой задачи именно негласных методов раскрытия преступлений, имеющихся на вооружении оперативных служб различных правоохранительных органов. В нынешних криминогенных условиях «в России вес большее распространение получают совершаемые организованными группами заранее спланированные, подготовленные и тщательно замаскированные преступления, что делает расследование особо сложным. Раскрыть такие преступления только

261 См.: ст.2 УПК, ст.2 Федеральною Закона «Об оператнпно-рочыскноП деятельности» от 12 августа 1995 года. Росс.гачета. 1995. 18 августа.

186

традиционными методами трудно, а порой и невозможно. Использование в уго- ловном процессе данных, полученных оперативно-розыскным путем, - объективная необходимость»262. С учетом сложившейся ситуации такой акцент законодателя становится понятным.

Во многих случаях лица, совершившие тяжкие преступления, действительно объективно могут быть выявлены и установлены лишь путем негласного наблюдения, оперативного внедрения в преступные формирования, прослушивания переговоров между соучастниками преступления и т.п. Рост организованной преступности, глубокая конспирация деятельности преступных сообществ, их высокая техническая оснащенность, ненадежность самого распространенного, и до недавнего времени самого эффективного и совершенного источника доказательств - показаний свидетеля, вынуждают законодателя искать принципиально новые правовые возможности для борьбы с преступностью, активно совершенствовать уже имеющиеся в арсенале правоохранительных орга-нов и суда способы и средства собирания доказательств и разрабатывать новые.

Таким образом, задача быстрого и полного раскрытия преступлений, выявления, установления и изобличения виновных в их совершении является общей как для оперативно-розыскной, так и для уголовно-процессуальной деятельности соответствующих государственных органов. Однако на этапе реализации данной задачи, как следователь, так и лицо, осуществляющее опера шв-но-розыскную деятельность, сталкиваются с рядом проблем. Основная проблема заключается, прежде всего, в использовании результатов ОРД в расследовании уголовных дел и доказываниии, а именно в каком качестве и формах результаты ОРД должны передаваться следователю, прокурору или в суд от органов, осуществляющих ОРД и работающих над раскрытием конкретного преступления. Последняя проблема в настоящее время привлекает

26з ~ о

пристальное внимание юристов . Это связано, вероятно, с принятием Закона

” Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в дока- зывании по уголовным делам. М., 2000. С. 3.

2(0 См.: Шейфер С.Л. Доказательственные аспекты Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Гос.и право. 1994. №1. С. 94-101; Лупинская П. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Росс.юстиция. 1994. № 11. С. 2-5; Чувилев А.Л. Прокурорский надзор за исполнением законов opi a-

187

РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ»264. Среди ученых, зани- мающихся исследованием этой области государственной деятельности, боль- шинство поддерживают идею более широкого и эффективного использования в процессе доказывания и расследовании уголовных дел результатов ОРД, а сле- довательно, более тесного и продуктивного сотрудничества в работе оперативных подразделений и органов расследования по раскрытию преступлений. Но механизм и направления, а также формы использования результатов ОРД в уголовном процессе понимаются по-разному, точки зрения здесь часто взаимоисключающие.

Истоки разночтений усматриваются прежде всего в непоследовательности в этом вопросе законодателя.

24 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР утвердил Концепцию судебной реформы в России, где абсолютно однозначно отмечено: «Результаты опросов, розыска и негласного наблюдения доказательственного значения не имеют». Спустя полгода Государственной Думой России принимается Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ», в ст. 10 которого содержится диаметрально противоположная мысль: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в качестве доказательств по уголовным делам, после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законода- тельством» 266.

В новом Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» приведенное положение о возможности использования результатов ОРД в качестве доказательств по уголовным делам отсутствует, а вместо него в ст. 1 I записано: «Результаты ОРД могут представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которых находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, про-

нами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. М., 1995, Доля Г.Л. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности, М., 1996 и др.

264 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992. №17. Ст.892,

265 Концепция судебной реформы в РФ, М., 1992. С.93

266 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 17. Ст. 892.

188

верку и оценку доказательств»267. В связи с этим возникает вопрос: В каком же качестве в соответствии с этой нормой могут использоваться, следователем, прокурором или судом результаты ОРД ? Предыдущий Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ» содержал ответ: «…в качестве доказательств по уголовным делам.» Таким образом, подразумевается, что законодатель предлагает использовать результаты ОРД непосредственно в качестве доказательств при расследовании уголовного дела, однако такой вывод делать неправомерно, поскольку он бы противоречил действующему уголовно-процессуальному за- конодательству, а именно ст.69 УПК, которая четко и ясно указывает все источники доказательств, не подлежащие расширительному толкованию, не включая при этом в их число результаты ОРД в той или иной их форме. В результате, с учетом требований указанной нормы права, следователь обязан, получив от органа, осуществляющего ОРД, материалы, содержащие фактические

данные, относящиеся к предмету доказывания и имеющие значение для дела,

i проводить следственные и иные действия с целью придания указанным материалам статуса доказательств. Например, получив в свое распоряжение рапорт, сводку, справку-меморандум, акт оперативного сотрудника и т.п., следователь с целью получения доказательства обязан допросить в качестве свидетеля этого сотрудника, а аудио-видеозапись, кинофотоматериалы, иные материалы осмотреть, назначить по ним соответствующие экспертизы (в частности, фоноскопи-ческую), затем своим постановлением приобщить их в качестве вещественных доказательств, а при необходимости допросить и эксперта. Разумеется, все эти действия следователя были бы обоснованы, если бы он хотел получить дополнительные доказательства, подтверждающие факты, содержащиеся в материалах по результатам ОРД. Очевидно, что сами фактические данные, содержащиеся в результатах ОРД, если они получены, оформлены и переданы следователю в полном соответствии с законом, по своей сути являются доказательствами и не требуют проведения дополнительных следственных и иных действий с целью предания им силы доказательств, однако в рамках действующего УПК

267 Федеральный Закон «Об оператшшо-рошскной деятельности», принят Гос.Думой 5 июля 1995 года, в ред. Ф3 от 18 июля 1997 года, № 101-Ф3.

189

это не осуществимо. Новый Закон об ОРД исключил положение о непосредст- венном использовании результатов ОРД в качестве доказательств, чем сущест- венно затруднил его толкование и применение в этой части. Правоприменителю приходится обращаться к ч.1 ст. 11 Закона, где записано, что «результаты ОРД могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий», но как представляется, исключительно в качестве ориентирующей, подсобной, факультативной информации. В этом же качестве результаты ОРД использовались ранее и продолжают использоваться сейчас при выдвижении и проверке следственных версий, для розыска лиц, скрывшихся от следствия и суда и т.д.

В соответствии с Инструкцией о порядке представления результатов оперативно- розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд результаты ОРД отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, актах, отчетах и т.п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий. В случае проведения в рамках ОРД оперативно-технических мероприятий (далее - ОТМ) результаты ОРД могут быть также зафиксированы на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеограммах, кинолептах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.).

Под результатами ОРД, как предусматривает указанная Инструкция, понимаются фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Федеральным Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших правонарушение, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, укло- няющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях

См.: Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дозна- ния, следователю, прокурору или в суд. Приложение к Приказу ФСНП РФ. ФС1> РФ. МВД РФ. ФСО РФ. ФИО РФ, ГТК РФ, СВР РФ от 13 мая 1998г. № 175/226/336/ 201/ 286/410/56 // Оперативно-розыскная деятельность. Учебно-справочное пособие. Саратов: СЮИ МВД РФ, 2000. С.58.

190

или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются те результаты ОРД, которые могут:

  • служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;
  • быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;
  • использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламен- тирующими собирание, проверку и опенку доказательств.
  • Результаты ОРД могут представляться по инициативе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, либо при выполнении отдельных поручений органа дознания, следователя, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, (п. 2 Инструкции).

Сотрудники оперативных подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, при решении вопросов, связанных с представлением результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд, обязаны руководствоваться положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, устанавливающими поводы и основания к возбуждению уголовного дела, обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, доказательства, виды доказательств, порядок собирания и проверки доказательств (п. 3 Раздела Инструкции).

Проанализировав ст.69 УПК, в которой указано, что доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для пра- вильного разрешения дела, и ст.68 УПК, определяющую предмет доказывания, сопоставив их с содержанием п.2 Раздела 1 Инструкции можно сделать вывод о

101

единой природе происхождения, сущности и функциональной направленности результатов ОРД и доказательств.

По своему информационному содержанию результаты ОРД и доказательства идентичны. Определение результата ОРД, содержащееся в упомянутой Инструкции, вообще сильно напоминает определение доказательства: это тоже фактические данные, добытые предусмотренным законом путем и закрепленные в установленной этим же законом форме. Отличие от доказательств заключается в том, что законодатель не требует, чтобы результаты ОРД являлись информацией, полученной из строго определенного законом круга источников269. Результат ОРД получается в результате информационного взаимодействия субъекта, осуществляющего ОРД и непосредственного источника фактической информации.

В Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» не закреплена, как представляется, правомерная практика применения ряда статей УПК, в соот- ветствии с которыми, отдельные следственные и процессуальные действия осуществляются на основании результатов ОРД. О наличии в УПК такой воз- можности отмечалось в юридической литературе” . К такому выводу приводит сравнительный анализ ч.1 и ч.2 ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной дея- тельности». В ч.1 этой статьи говорится о том, что «результаты ОРД могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий». Такая редакция оставляет возможность использования оперативных материалов лишь в качестве факультативной, дополнительной информации, к примеру, для подготовки плана проведения обыска, определения плана и тактики задержания, допроса подозреваемого и т.д. Однако из содержания ч,1 данной статьи не вытекает, что результаты ОРД могут служить основанием для производства обыска, задержания и т.д. Вывод о возможности принятия реше-

“6Ч Доказательства, как фактические данные, как известно, характеризуются относимостыо и допустимостью, т.е. эти данные должны быть получены из источника, предусмотренного законом, и который должен бып> достоверно известен. В случая несоблюдения этих требований доказательство не имеет юридической силы со всеми вытекающими последствиями.

  • См.: Ратинов А.Р., Якубович Н.Л. Понятие и содержание процесса доказывания. В книге: Теория доказа- тельств в советском уголовном процессе. М., 1973. С,290; Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание при расследовании уголовных дел. Горький, 1977. С .31; Чувнлев Л.А., Добровольская Т.П. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. М., 1985. С. 87-88 и др.

192

ний об обыске, задержании подозреваемого в совершении преступления на ос- новании данных ОРД можно сделать, проанализировав ст.ет. 168, 122 УПК. Из указанных норм отнюдь не следует, что основаниями для их осуществления служат исключительно процессуальные доказательства. Кроме того, в деятельности правоохранительных органов широко используется практика возбуждения уголовных дел на основании данных ОРД, однако законодатель «промолчал» по поводу иных процессуальных решений и следственных действий.

Представляется, что ст. 10 Закона «Об ОРД» более предпочтительна ст.11, т.к. характеризуется большей ясностью и четкостью в вопросе о направлении и формах использования результатов ОРД в доказывании по уголовному делу. Данной позиции придерживается большинство юристов” . Высказаны и другие оценки изменению законоположения об использовании результатов ОРД в доказывании272.

В обоснование целесообразности и необходимости использования ре-зультатов ОРД именно в качестве доказательств по уголовным делам (естественно после их проверки в соответствии с правилами УПК) можно привести дополнительные аргуMCIГГЫ.

Первый можно отыскать в уголовно-процессуальном законодательстве СССР, в частности, в последней редакции ст.29 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, где говорится: «… на органы дознания возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных мер, в том числе с использованием видеозаписи, кинофотосъемки и звукозаписи, в целях обнаружения признаков преступления и лиц, их совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу в соответствии с уголовно-процессуальным зако-

См.:Бедняков И.Д. Непроиессуалыгая информация и расследование преступлений. М., 1991. С. 67; Зина гал- лии 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993. С.103; Кокорев Л.Д.. Кузнецов 11.11. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. С. 164, Москалькова Т.П. )тика уголовно-процессуального доказывания. М.,1996. С.78-80 и др.

2 г См., например: Научно-практический комментарий Федерального Закона «Об оперативно-розыскной дея- тельности. Омск, 1996. С.4; Доля R.A. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. С. 64-77.

I УЗ

нодательством.” Вряд ли правильно предавать забвению законодательный опыт СССР в этой части, тем более, что он оценивается учеными-юристами положительно.274

Второй довод более весомый. Через несколько месяцев после принятия и опубликования действующего Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» состоялся Пленум Верховного Суда РФ, принявший Постановление «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении

275

правосудия» . Проанализировав судебную практику в части оценки и использования при расследовании, рассмотрении и разрешении уголовных дел результатов ОРД, Пле!гум констатировал, что «результаты оперативно-розыскных мероприятий … могут быть использованы в качестве доказательств по уголовным делам лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проведены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством» ~76. I Многократное и кардинальное изменение в течение последних лег позиции официальных государственных органов в сфере уголовной юстиции и в особенности по одному из главных вопросов борьбы с преступностью - о комплексном использовании оперативно- розыскных и уголовно-процессуальных средств раскрытия преступлений не способствует правильному толкованию и применению конкретных норм федерального законодательства, в известной мере дезориентирует в этой части следователя, оперативного работника и суд. Улучшению ситуации здесь могло бы способствовать решение вопроса о принципиальной возможности использования результатов ОРД в качестве доказательств по уголовным делам в новом УПК РФ.

Однако, несмотря на вполне разумные и обоснованные аргументы сто- ронников прямого использования результатов оперативно-розыскной деятель-Закон СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» от 12 июня 1990 года // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 26, ст.495.

4 См.: Корнеева Л.М. Доказательственное значение материалов видео- и звукозаписи // Вестник Верховною Суда СССР. 1991. №7. С. 31; Лукашевич В.З., Шимановский В.В. Процессуальные вопросы применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве //1 !равовеление. 1992. №3. С.61 “ 5 См.: Росс.газета, 1995. 28 дек. “ * Там же.

194

ности в доказывании, прежняя формулировка вряд ли вернется в законодательство. Скорее всего, в нем будет сохранена прежняя норма. Такой вывод можно сделать, проанализировав ст. 85 проекта УПК РФ, принятого в первом чтении. Согласно ей, «результаты оперативно- розыскной деятельности, полученные при соблюдении требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями настоящего Кодекса, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств». Текст указанной статьи в тексте проекта УПК, подготовленного для второго чтения, остался без изменений. Кроме общего дозволения, проект УПК не содержит иных норм, регламентирующих порядок использования результатов ОРД. Это свидетельствует о том, что наука пока не выработала достойного инструментария решения проблемы. Хотя вопрос о подобной регламентации процедуры процессуального закрепления результатов ОРД в УПК был поставлен достаточно давно. Еще в 1993 году Е.А. Доля писал о том, что подобная регламентация позволила бы решить вопрос о достоверности результатов и их допустимости в качестве доказательств, а также определить процессуальный порядок передачи их органу дознания, следова-

777

телю и суду” . Е.А. Доля предложил для проекта нового УПК РФ следующую редакцию статьи: «Результаты оперативно-розыскной деятельности, имеющие значение для правильного разрешения дела, могут быть использованы в доказывании только по уголовным делам о преступлениях, представляющих повышенную общественную опасность, и в соответствии с требованиями настоящего кодекса, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, в этих случаях обязаны предоставить по требованию суда, прокурора, следователя и дознавателя сведения,
необходимые для использования результатов оперативно-

97Я

розыскной деятельности в доказывании»” . Мы полностью согласны с Е.А. До-

111 См.: Доля Е.А, Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Советская юстиция. 1993. №8. С. 7.

278 Доля Е.А. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. 1995. №5. С. 43.

195

лей в том, что нормативная регламентация использования результатов ОРД должна быть осуществлена на законодательном уровне, т.е. в УПК, в котором кроме общих положений, должен быть четко и детально разработан весь механизм этих правоотношений. Кроме этого, следовало бы, на наш взгляд, в целях исключения возможности двусмысленного толкования более точно сформулировать правовой статус результатов ОРД, а именно указать, что результаты ОРД не «могут быть использованы в доказывании», а являются доказательствами. Вызывает сомнение и необходимость предложенных ограничений применения результатов ОРД в зависимости от тяжести преступления. Подобный подход, по всей вероятности, обусловлен ошибочным представлением о том, что оперативно-розыскная деятельность ущемляет права граждан, причиняя им существенный вред, а также предубежденностью некоторых известных ученых против оперативных аппаратов и ОРД в целом, боязнью с их стороны негативного смешения оперативно-розыскной и уголовно- процессуальной деятельности”7 . Действительно, некоторое ограничение конституционных прав и свобод гражданина при проведении оперативно- розыскных мероприятий имеет место, как, впрочем, и при проведении многих следственных действий, однако «следует заметить, что нарушаются права не деятельностью, а деятелями; в этом плане авторы теории доказательств правы: не гносеологические приемы бывают виноваты, а конкретные оперативные работники и следователи, да и то, между нами юристами говоря, после вступления приговора суда в законную силу (ст.49 Конституции РФ)»280.

По нашему мнению, законодательство об ОРД целесообразно было бы кодифицировать, путем включения в УПК РФ специального раздела, регулирующего ОРД. Кроме этого, при принятии нового УПК РФ представляется необходимым, и вполне обоснованным возвести ряд оперативно-розыскных ме-

” Наиболее категоричные высказывания по этому вопросу принадлежат проф. A.M. Ларину. См., например: Ларин A.M. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте У1IK // Росс, юстиция. 1997. № 9. С. II; Ларин A.M., Мельникова Э.В., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. М., 1997. С. 196 и др.

2Й” Томин В.Т., Поляков М.П., Попон А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса. Пяппорск. 2000. С. 111.

1% роприятий, в частности наблюдение, в ранг следственных действий и включить их соответственно в число источников доказательств.

В частности, мы предлагаем включить в статью нового УПК РФ, содер- жащую перечень источников доказательств, правовую норму следующего содержания:

«Результаты оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных на- стоящим кодексом, могут быть использованы в качестве доказательств, если они представлены лицом, которому достоверно известен источник их происхождения, и которое может засвидетельствовать их подлинность и обстоятельства получения»281.

Наблюдение, как одно из важнейших оперативно-розыскных мероприя- тий, позволяющее наиболее полно и достоверно установить истину путем непосредственного или опосредствованного (с помощью технико- криминалистических средств) восприятия объектов, имеющих отношение к расследуемому событию, по нашему мнению, следует отнести к числу следственных действий, предложив следующую редакцию статей:

« Следственное наблюдение

Статья 1. Для получения и проверки фактических данных, имеющих от- ношение к расследуемому уголовному делу и составляющих предмет доказывания по нему, следователь по решению соответствующего суда имеет право установить и провести наблюдение в естественных условиях за различными стационарными и мобильными объектами и связанными с ними лицами без вмешательства в ход их деятельности.

Под наблюдением в настоящей статье понимается - преднамеренное, сис- тематическое и целенаправленное восприятие объектов, указанных в ч. 1 настоящей статьи, обеспечивающее негласные регистрацию, оценку, изучение и фиксацию специфики их поведения, определение его смысла и мотива, данных о лице, его связях, иной информации, необходимой для решения задач уголовного судопроизводства.

~81 Аналогичная новелла была предложена Государственным правовым управлением при Президенте РФ, которое занималось разработкой Проекта Общей части УПК РФ.

197

Для проведения наблюдения следователь вправе пригласить специалиста, имеющего специальную подготовку, которому перед началом следственного действия разъясняются его права и обязанности специалиста, предусмотренные настоящим кодексом.

В ходе наблюдения могут применяться различные технологии, обеспечи- вающие достоверное получение и фиксацию информации, а также разного рода технико-криминалистические средства: сверхчувствительные микрофоны, высокочувствительные принимающие устройства, телевизионные системы со специальными устройствами для наблюдения и фиксации происходящего, материалы и вещества, не наносящие вреда жизни, здоровью и окружающей среде.

Статья 2. После принятия решения о необходимости проведения наблю- дения следователь выносит мотивированное постановление о возбуждении ходатайства об установлении и проведении наблюдения, которое направляется в

соответствующий суд. Копия указанного постановления направляется прокуро-

/ ру для сведения.

В постановлении указывается: кем оно составлено, фабула уголовного дела, причины и доводы в обоснование необходимости установления и проведения наблюдения, а также объекты наблюдения и срок, в течение которого наблюдение будет проводиться. Постановление подписывается лицом его составившим.

В случаях, не терпящих отлагательства и при наличии угрозы утраты до- казательственной информации, наблюдение может быть установлено без решения суда. В этой ситуации разрешение суда на проведение следственного действия должно быть получено в течение 24 часов, а в случае отказа произволеi во следственного действия прекращается незамедлительно.

Статья 3. Постановление следователя подлежит рассмотрению судом в течение 6 часов с момента поступления указанного постановления в канцелярию суда. В целях проверки достаточности оснований для вынесения решения по вопросу установления и проведения наблюдения судья вправе получить от

198

следователя объяснения, а также истребовать необходимые документы и материалы.

По результатам рассмотрения ходатайства судья выносит постановление о проведении наблюдения или об отказе в их осуществлении с обязательным указанием мотивов такого отказа.

Статья 4. Проведение наблюдения может быть установлено на срок не более чем 2 месяца. В случае необходимости указанный срок может быть продлен судом, принявшим решение об установлении и проведении наблюдения. При этом следователь обязан предоставить соответствующие материалы в обоснование необходимости такого продления.

Проведение наблюдения прекращается по постановлению следователя, но не позднее срока, установленного решением суда. В исключительных случаях установление и проведение наблюдения может проводиться по уголовным делам, приостановленным по основаниям, указанным в настоящем кодексе.

О ходе проведения наблюдения составляется протокол с соблюдением требований статей настоящего Кодекса. В протоколе указываются сведения о лице, составившем данный протокол, а также описывается ход и порядок проведения наблюдения. Полученная в результате данного следственного действия информация, зафиксированная па различных материальных носителях, приобщается к протоколу и является его неотъемлемой частью».

Проведенное в процессе диссертационного исследования анкетирование показало, что 16 % от числа опрошенных следователей, оперативных работников и судей считают необходимым отнести наблюдение к числу следственных действий, законодательно включив его в число источников доказательств, причем подавляющее большинство (89 %) от указанного числа составляют оперативные сотрудники. Полученный результат, вероятно, объясняется тем, что лица, осуществляющие ОРД в силу специфики своей работы больше, чем другие категории опрошенных понимают, прежде всего, гносеологическую сущность наблюдения и его неоспоримые достоинства, имея «на вооружении» наблюдение непосредственно в качестве оперативно-розыскного мероприятия. Важно

199

отметить, что 94 % от общего числа опрошенных респондентов считают объем действующих источников доказательств недостаточным, требующим изменений и дополнений, включения в него новых средств доказывания, и только 6 %, что субъект доказывания располагает широким спектром следственных действий, позволяющих ему быстро и качественно расследовать дело и в законодательном закреплении новых источников доказательств нет необходимости.

Более широкому и правильному использованию результаты ОРД подле- жат и в ходе судебного следствия. Указанная проблема заслуживает внимания, поскольку в соответствии с Федеральным Законом от 12 августа 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности»282 суд не является органом, наделенным полномочиями по осуществлению такой деятельности. Помимо этого, к моменту направления конкретного уголовного дела в суд, как правило, прекращается и осуществление этих мероприятий соответствующими органами, перечисленными в ст. 13 названного Закона. Однако практика порождает ситуации, не все-гда «вписывающиеся» в данную правовую норму.

Небезынтересна, неоднозначна и спорна в связи с этим позиция по этому вопросу А.Чуркина, который в обоснование своей точки зрения приводит при- меры следственно-судебной практики . Так в выездном судебном заседании (в клубе населенного пункта) слушалось уголовное дело по незаконному производству аборта (ст. 123 УК). В период предварительного следствия не был обнаружен имеющий значение вещественного доказательства медицинский шприц, при помощи которого, по версии следователя, были совершены действия, инкриминируемые подсудимой. В процессе судебного слушания, которое привлекло пристальное внимание общественности, в адрес государственного обвинителя и судьи от присутствующих в зале граждан поступила неофициальная информация о месте нахождения данного шприца. Направление уголовного дела на дополнительное расследование на основании ст.258 УПК вряд ли бы привело к обнаружению вещественного доказательства, т.к. оно могло быть пе-

282 Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 ашуста 1995 года. Российская nisei а. 1995. 18 августа. t

283 См.: Чуркин Л. Оперативно-розыскные мероприятия в судебном следствии //Росс, юстиция. № 4. 1999 . С.21.

200

репрятано или уничтожено. По нормам УПК в рамках судебного следствия сул в этой ситуации лишен правовой возможности направить в адрес органов дознания и предварительного следствия отдельное поручение (для сравнения еле-

?под

дует отметить, что в соответствии со ст.ст.51 и 52 ГПК” , а равно со ст.ст.73 и 74 ЛПК285 суд при слушании гражданского или арбитражного дела наделен правом давать судебные поручения).

По другому уголовному делу о разбойных нападениях на граждан, кото- рые подсудимый совершал в камуфляжной одежде, не обнаруженной в ходе предварительного следствия, но имеющей доказательственное значение, в ходе судебного следствия подсудимый неожиданно изъявил желание указать ее место нахождения.

Суд в первом и во втором примере, по мнению Л. Чуркина, оказался в тупике. Выход, вместе с тем, как указывает автор, был найден. В обоих случаях начальники органа внутренних дел на основании ст. 11 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности » и п.2 Инструкции от 13 мая 1998 года проявили инициативу и по их постановлениям суды в закрытых судебных заседаниях санкционировали проведение обследований помещений (жилищ), где предположительно находились ранее названные предметы (медицинский шприц и камуфляжная одежда). На основании полученных судебных решений орган милиции провел соответствующие оперативно-розыскные меро- приятия, обнаружил искомые вещественные доказательства и представил их в судебные заседания вместе со служебными документами (актами) об осуществлении оперативно-розыскных мероприятий. На основании положений УПК данные акты, так же как и свидетельские показания участников оперативно-розыскных мероприятий, наряду с другими доказательствами были использованы для обоснования вины подсудимых.

Комментарий к Гражданско-процессуальному кодексу РСФСР (под ред. проф. М.К. Треушинкова). М.. 1947. С. 83-86.

285 Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (иод ред. проф. В.Ф. Якон-лева). М., 1999. С. 180-183.

28ь См.: Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Приложение к Приказу ФСНП РФ, ФС1> РФ, МВД РФ, ФСО РФ, Ф| К’ РФ, ГТК РФ, СВР РФ от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/ 201 / 286/410/56.

201

Вряд ли можно согласиться с Л. Чуркиным в том, что суд в обоих приве- денных им случаях оказался в тупике, и что найденные выходы из указанных ситуаций были наиболее оперативными, эффективными и рациональными. На наш взгляд, суду следовало бы просто на основании ст.293 УПК провести осмотры местности или помещения и изъять в ходе них необходимые вещественные доказательства, приобщив их к материалам уголовного дела.

Осмотр, осуществленный судом, являлся бы в данном случае более эф- фективным средством установления истины по уголовному делу, поскольку позволил бы суду наиболее полно, а главное непосредственно наблюдать обстановку, выявить и изъять вещественные доказательства, а, следовательно, в конечном итоге максимально эффективно реализовать полученные результаты наблюдения при вынесении приговора. Надо признать, что проведение осмотра местности и помещений - достаточно трудоемкое судебное действие, требующее хорошей организации, довольно больших затрат времени. Это вероятнее I всего и служит объяснением полученных нами неутешительных результатов

обобщения следственно-судебной практики. Так, по 250 изученным уголовным делам судебный осмотр не проводился ни разу, что является, на наш взгляд, негативной тенденцией судебной практики, отражающейся на всесторонности, полноте и объективности исследованию обстоятельств дела. Суд, выявив неполноту предварительного расследования, возникшую в результате непроведения или некачественного осмотра места происшествия, обязан выполнить данное судебное действие.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги исследования, представляется необходимым сформулиро- вать некоторые выводы, обозначить направления дальнейших научных исследований вопросов, касающихся методологии криминалистики и совершенствования средств доказывания287, использования наблюдения как одного из эффек-

287 На необходимость совершенствования и дополнения существующей системы способов собирания доказательств в своих работах указывает проф. В.В. Степанов. См.: Степанов В.В. Проблемы средств доказывания но делам о преступлениях, совершенных организованными группами // Социально- экономические, правовые, оперативно-розыскные и экспертно-криминалистнческие проблемы борьбы с преступностью: Материалы научно-

тивных методов собирания, исследования и оценки доказательств. Провед^ ное исследование проблем, связанных с применением наблюдения в процессе доказывания, позволило разработать некоторые пути по их решению, связанные, прежде всего, с совершенствованием и оптимизацией действующих уголовно-процессуальных норм, введением законодательных новелл, касающихся в той или иной степени использования метода наблюдения на предварительном и судебном следствии. Теоретические положения и выводы, содержащиеся в настоящем диссертационном исследовании, а также практические предложения и рекомендации, основываются на анализе значительного количества специальной литературы по различным отраслям научных знаний, обобщении судеб no-следственной практики, анкетировании следователей, оперативных сотрудников и судей по исследуемым проблемам, должны, по нашему мнению, значительно расширить формы и сферы, а также повысить эффективность применения метода наблюдения и реализации его результатов.

Криминалистическая методология занимает одно из важнейших мест в структурной системе криминалистической науки. Трудно переоценить ее значение в процессе собирания, исследования и оценки доказательств. Значение общенаучных методов познания проявляет себя по нарастающей, что объясняется во многом интеграционными тенденциями в современной науке. Наглядным проявлением синтеза научного знания служит всевозрастающая роль, которую играет принцип системного подхода. Учитывая особое значение для поисково-познавательной деятельности следователя, оперативного сотрудника и суда общенаучных методов познания, в работах по криминалистической проблематике, к сожалению, этим вопросам многие авторы порой уделяют недостаточно пристальное внимание. «Нельзя забывать, что у следователя, как и у любого другого исследователя, натолкнувшегося на область неизвестного, нет иного способа перекинуть в нее мостик, кроме философского анализа»288. Кри-

практической конференции, Саратов. 1995. С. 115-117; Степанов В.В., Денежкин Ь.А. Проблемы развития средств доказывания в уголовном судопроизводстве // Вестник СГЛ11. 1995. № 3. С. 89-93,

288 Протасевич Л,Л,, Степаненко Д.А., Шиканов В.И. Моделирование в реконструкции расследуемого события. Очерки теории и практики следственной работы. Иркутск, 1997. С. 16.

203

миналистическая методология представляет собой сложную систему самых разнообразных взаимосвязанных методов и принципов познания, в которой одно из важнейших мест занимает метод наблюдения.

Метод наблюдения, процессы, связанные с его реализацией и использованием полученных результатов пронизывают уголовное судопроизводство сверху донизу, вдоль и поперек. Предметом настоящего диссертационного исследования и анализа явилось наблюдение как метод достижения целей уголовного судопроизводства.

Наблюдение как метод собирания, исследования и оценки доказательств по своей сути представляет преднамеренное, целенаправленное, планомерное, систематическое восприятие посредством чувственных они’” \ зри-

тельных, слуховых, осязательных, обонятельных), а в HeKoivrpm/\ случил. \ и с применением необходимых технико-криминалистических средств, людей и их действий, стационарных и мобильных объектов, событий и обстоятельств, свя- занных с ними, носящее по своей сути аналитико-синтетический характер, обеспечивающее собирание, исследование и оценку доказательственной ин- формации, необходимой для решения задач уголовного судопроизводства.

Субъектом наблюдения как метода познания в расследовании является следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность и судья. Наблюдение, осуществляемое этими лицами, - это профессиональное наблюдение.

Субъектами наблюдения в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела в суде становятся также понятые, обвиняемый (подозреваемый), потерпевший, свидетель, представители общественности, принимающие участие в различных стадиях уголовного процесса. Однако их наблюдение относительно целей расследования нельзя считать профессиональным. Оно зависит от индивидуального опыта и познаний этих лиц, влияния, которое на них могло оказать преступление, а также специальных указаний следователя относительно задач следственного действия и объектов наблюдения. Исходя из этого, следо-

204

ватель, судья или оперативный сотрудник должны различными способами сти- мулировать внимание этих лиц.

Объектами наблюдения чаще всего являются реальные элементы окружающего мира, в числе которых человек, его психофизиологические реакции, группа людей, события, участки какой-либо территории, механизмы, иные предметы, технологические процессы, природные явления и т.д.

Обычно наблюдение осуществляется путем непосредственного восприятия и изучения объекта. В этом случае информация поступает к наблюдателю напрямую от объекта без каких-либо промежуточных звеньев, однако возможна иная ситуация, при которой объект не находится в поле зрения наблюдателя. В подобных ситуациях информация поступает от других лиц, ведущих непо- средственное наблюдение, а также через аппаратуру, приборы (например, с по- мощью радиотелефона, телетайпа, иных средств оперативной связи) по ходу наблюдения. В связи с этим наблюдение можно подразделить на простое (визу- альное) и квалифицированное (с привлечением технических устройств, расши- ряющих фаницы и возможности непосредственного восприятия признаков и свойств объекта), а также непосредственное и опосредованное. Рассматривая проблемы методов познания и вопросы их классификации, некоторые исследо- ватели выделяют так называемое включенное наблюдение289.

Немаловажное значение при наблюдении имеют условия, в которых оно осуществляется. Условия, в которых осуществляется наблюдение, могут быть классифицированы относительно форм, в которых протекает деятельность субъекта, преимущественным образом следователя, и факторов, обусловливающих формирование понятий и представлений.

Условия наблюдения могут быть подразделены на благоприятные (в кабинет следователя, в лаборатории с использованием необходимых технических средств) и неблагоприятные (на месте происшествия), когда нормальному восприятию препятствуют климатические факторы, плохая освещенность, слож-

” См.: Томин В.Т., Поляков М.П., Попов Л.II. Очерки теории эффективной) >IOJK>BIK>IO пронесен. 11мштрек. 2000. С.162.

205

ный рельеф местности (лесистый участок, осмотр места происшествия под водой) и т.д.

Важное значение имеет и цель в наблюдении. От того, насколько правильно и полно следователь определил ее, зависят результаты наблюдения.

Цель наблюдения зависит от общего представления следователя о характере расследуемого события, вида и содержания следственного действия. В связи с этим необходимо различать общие и частные цели наблюдения.

Традиционные формы и методы наблюдения не всегда оказываются достаточно эффективными для выявления информации, имеющей значение для уголовного дела, вещественных доказательств и следов преступления. Нельзя не учитывать и возросшее техническое оснащение, уровень познаний, которыми обладают лица, совершающие преступления. Современный научно-технический прогресс, социально-экономическая и психологическая напряженность в обществе позволяют преступникам применять новые нетрадиционные способы совершения и сокрытия преступлений. Данные обстоятельства, естественно, обусловливают необходимость совершенствования технической, тактической и организационной оснащенности правоохранительных органов. Следует учесть и то обстоятельство, что в последние годы подверглись значительному изменению правовые основы функционирования всей государственной системы и особенно основы деятельности правоохранительных органов. Необходимо более широко и эффективно использовать имеющийся положительный опыт работы правоохранительных органов ряда зарубежных стран, где приемы и методы, позаимствованные из смежных областей научных знаний, таких как психология, физиология, медицина, с успехом используются при раскрытии и расследовании преступлений.

В связи с этим особый интерес представляет вопрос об использовании полиграфных устройств для наблюдения и фиксации психо-эмоционального состояния лица, имеющего отношение к расследуемому событию на предвари- тельном следствии и в суде и более широкого внедрения их в судебно- следственную практику.

206

Одной из форм использования следователем метода наблюдения при познании обстоятельств преступления является контроль и запись переговоров. Контроль и запись переговоров - достаточно новое следственное действие, законодательное закрепление которого было вызвано насущной необходимостью более эффективной борьбы с преступностью.

Особое значение наблюдение имеет при осмотре места происшествия. В большинстве случаев результаты наблюдения, полученные при осмотре места происшествия, являются тем отправным началом, от которого зависит весь по- следующий ход расследования и в ряде случаев единственным средством полу- чения фактических данных, позволяющих вести дальнейшее расследование. Осмотр места происшествия подчас возможность в общих чертах ответить почти на все вопросы, которые должно решить следствие для того, чтобы раскрыть преступление и изобличить преступника.

Особый интерес с точки зрения субъекта наблюдения, непосредственности, достоверности и объективности, а также допустимости наблюдения является проблема осмотра места происшествия в так называемых неблагоприятных условиях, например, под водой, в шахтах и иных производственных и природных объектах.

В связи с изложенным при принятии нового УПК РФ в статьи, регламентирующие осмотр места происшествия, представляется целесообразным включить норму, предоставляющую лицу, проводящему предварительное расследование, право проводить осмотр места происшествия в труднодоступных земных средах и в условиях затрудняющих нормальное наблюдение, опосредованно с применением теле-видео аппаратуры и иных технико-криминалистических средств.

С учетом различных тактических приемов обыска, метод наблюдения, применяемый следователем в процессе производства данного следственного действия, следует рассматривать в ракурсе бесконфликтных, слабоконфликтных и остроконфликтных ситуаций производства обыска.

207

Фиксация доказательств как неотъемлемый элемент деятельности по собиранию доказательств в целом представляет собой закрепление, т.е. запечат-ление доказательств в установленном законом порядке. Фиксация информации представляет собой совокупность действий, а также методов и приемов, на которых они основаны по закреплению информации на определенном материальном носителе. Целью фиксации является сохранение данных, предназначенное для их последующего использования путем накопления, обработки и обмена. К условиям фиксации доказательственной информации в уголовном процессе следует отнести, во-первых, требования к информации, т.е. ее относимость и допустимость и, во- вторых, требования к порядку оформления, т.е. законом устанавливаются обязательные реквизиты и иные требования к документам. Доказательством могут быть только те фактические данные, которые зафиксированы одним или несколькими из предусмотренных законом способов.

Основной причиной ошибок, допускаемых в процессе наблюдения и фик-сации результатов наблюдения, следует признать отсутствие у следователей достаточных знаний методики наблюдения как психофизиологического процесса познания объективной действительности, как криминалистического метода познания обстоятельств расследуемого события.

Методика наблюдения - это обусловленная предметом доказывания система взаимосвязанных и взаимообусловленных действий субъекта наблюдения, осуществляемых в оптимальной последовательности в целях преднамеренного, планомерного и целенаправленного восприятия и доказывания обстоятельств расследуемого события путем применения характерных для их расследования тактических приемов и научно-технических средств наблюдения. Методика на- блюдения представляет собой наиболее целесообразное сочетание общих принципов, условий, рекомендаций, связанных с использованием наблюдения как метода собирания, исследования и оценки доказательств. Методика наблюдения тесно взаимосвязана с системой тактических приемов и правил наблюдения, осуществляемых в рамках проведения отдельных следственных и судебных действий.

208

По нашему мнению, законодательство об ОРД целесообразно было бы кодифицировать, путем включения в новый УПК РФ специального раздела, регулирующего ОРД. Кроме этого, при принятии новою УПК РФ представляется необходимым и вполне обоснованным возвести ряд оперативно-розыскных мероприятий, в частности наблюдение, в ранг следственных действий и включить их соответственно в число источников доказательств.

В частности, мы предлагаем включить в статью нового УПК РФ, содер- жащую перечень источников доказательств, правовую норму следующего содержания:

«Результаты оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных на- стоящим кодексом, могут быть использованы в качестве доказательств, если они представлены лицом, которому достоверно известен источник их происхождения, и которое может засвидетельствовать их подлинность и обстоятельства получения».

^Наблюдение как одно из важнейших оперативно-розыскных мероприя- тий, позволяющее наиболее полно и достоверно установить истину путем непосредственного или опосредствованного (с помощью технико- криминалистических средств) восприятия объектов, имеющих отношение к расследуемому событию, по нашему мнению, следует отнести к числу следственных действий.

Универсальность, сравнительная простота, доступность, экономичность и другие преимущества метода наблюдения очевидны. Столь же очевидна и значимость результатов его применения при решении самых разнообразных задач.

209

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Нормативные источники н комментарии

1.1. Конституция Российской Федерации. М.: «Юридическая литература». 1995.- 64 с. 1.2. 1.3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М.: Издательская группа ИНФА.М.Норма. 1997.-336 с. 1.4. 1.5. Проект УПК РФ // Юридический вестник. 1995, №31. 1.6. 1.7. Уголовный кодекс Российской Федерации (принят Государственной Думой РФ 24 мая 1996 г., введен в действие с 1 января 1997 г.)- М.: Библиотечка Российской газеты. Вып. 11. 1996 г.- 208 с. 1.8. 1.9. Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Феде- рации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992, № 17, ст. 892. 1.10. 1.11. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» // СЗ РФ.1995.№ЗЗ.Ст. 3349. 1.12. 1.13. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (с изменениями от 20 марта 2001 г.) // СЗ РФ, 2001, № 13, ст. 1140. 1.14. 1.15. Федеральный закон № 26-ФЗ от 20 марта 2001 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» // Российская газета, 23 марта 2001 года. 1.16. 1.17. Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации и Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. №47. Ст.4472. 1.18. 1.19. Закон СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» от 12 июня 1990 го- 1.20.

210

да- Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1990. №26, Ст.495.

1.11. Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд. Приложение к Приказу ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ, СВР РФ от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/ 201/ 286/410/56. // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998, №23. 1.12. 1.13. Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1992, №17, ст.892. 1.14.

1.13. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации ( Отв.ред. доктор юрид. наук Л.В. Наумов).-М.:Юристъ, 1996.- 824 с. 1.14. 1.15. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть ( Под общ. ред. Генерального прокурора РФ Ю.И. Скуратова и Председателя Верх. Суда РФ В.М. Лебедева,- М.гИНФРА М- Норма, 1996.-832 с. 1.16. 1.17. Научно-практический комментарий Федерального Закона «Об оперативно- розыскной деятельности, Омск, 1996.- 497 с. 1.18. 1.19. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно- практический комментарий (Под ред. проф. В.В. Николюка). М.:Спарк, 1999.- 198 с. 1.20. 1.21. Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон об оперативно- розыскной деятельности: Комментарий. (Под ред. проф. П.Г. Пономарева). М.: Новый юрист, 1997.- 576 с. 1.22. 1.23. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (со вступительной статьей председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации В.Ф. Яковлева). Издание 2-е, доп. и пе-рераб. М.: Юрид. фирма КОНТРАКТ, Изд. Дом ИНФРА-М, 1999.- 517 с. 1.24.

211

1.19. Комментарий к Грамсданскому процессуальному кодексу РСФСР ( под ред. проф. М.К. Треушникова). М: Изд-во «Спарк», Юрид. бюро «Горо-дец», 1997.-588 с.

2 . Специальная литература

2.1. Лдамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики. М., 1979.- 397 с. 2.2. 2.3. Андреев И.Д. Проблемы логики и методологии познания. М: «Наука», 1972.- 319 с. 2.4. 2.5. Лнтонян 10.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М.: «Юрист», 1996.- 464 с. 2.6. 2.4. Артамонов И.И., Порубов Н.И. Советская криминалистика: Учебно- , наглядное пособие ( Под ред. проф. А.В. Дулова. Минск: Вышейшая

школа, 1977.-208 с.

2.5. Лбдумаджидов Г. Проблемы совершенствования предварительного рас- следования. Ташкент. Изд-во «Фап», 1975.-148 с. 2.6. 2.7. Афанасьев В.Г. Социальная информация. М.: «Паука», 1994.- 199 с. 2.8. 2.9. Андреев И.Д. Основы теории познания. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1959.- 358 с. 2.10. 2.11. Ароцкер JT.E. Об оценке результатов следственного жсперимента следо- вателем и судом. Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.З. Харьков, 1950.- 76 с. 2.12. 2.13. Андреев И. Пути и трудности познания. М.: «Московский рабочий», 1968.- 401 с. 2.14. 2.15. Андреев И.С., Грамович Г.И., Порубов Н.И. Криминалистика: Учеб. пособие/ под ред. Н.И. Порубова.- Минск:Выи1.шк., 1997.- 344 с. 2.16. 2.1 1. Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для вузов.- М.: «11аука», 1994.-324 с.

212

2.12. Лсмолов А.Г. Психология личности. Принципы общепсихологического анализа.- М: Изд-во МГУ, 1990.- 308 с. 2.13. 2.14. Баев О.Я. Тактика следственных действий. Учебное пособие.- Воронеж: НПО «МО-ДГК», 2-е изд-е, доп. и испр., 1995.- 224 с. 2.15. 2.16. Баев О.Я. Конфликты в деятельности следователя. Воронеж, 1981.- 2.17. 2.18. Белкин А.Р. Теория доказывания. Научно-методическое пособие. М.: «Норма», 1999.- 418 с. 2.19. 2.20. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств Сущность и методы.- М.: Изд-во «Наука», 1966.- 295 с. 2.21. 2.22. Белкин Р.С. Сущность экспериментального метода исследования в советском уголовном процессе и криминалистике. - М: Высшая школа МВД РСФСР, 1961.- 2.23. 2.24. Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1970. -128 с. 2.25. 2.26. Белкин Р.С. Правовые основы использования технических средств и так- тических приемов раскрытия преступлений. - Материалы V Международного криминалистического симпозиума. М., 1968.- 71 с. 2.27. 2.28. Белкин Р.С, Белкин Л.Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. Метод, пособие. -М.: Изд. Группа И11ФРЛ-М-1IOPMA, 1997 .- 160 с. 2.29. 2.30. Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике.- М.: Юрид. лит., 1964.- 223 с. 2.31. 2.32. Белкин Р.С. Теория и практика следственного эксперимента (под общ. ред. А.И. Винберга)- М., 1959.- 169 с. 2.33. 2.34. Белкин Р.С. Проверка и уточнение показаний на месте. Высшая школа МВД РСФСР, М., 1961.- 25 с. 2.35. 2.36. Белкин Р.С, Белкин А.Р. Вопросы тактики следственных действий.- М., 1998.- 265 с. 2.37. 2.38. Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические проблемы). М.: Юридическая литература, 1969.-216 с. 2.39.

213

2.26. Белкин Р.С, Винберг Л.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М: Юрид. литература, 1973.- 264 с. 2.27. 2.28. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. В 2 т., т. 2: От теории к практике.- М.: Юридическая литература, 1988.- 304 с. 2.29. 2.30. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики.- М.: Юристъ, 1997.- 408 с. 2.31. 2.32. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М: Издательство БОК, 1997.- 342 с. 2.33. 2.34. Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.З Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М: Юристъ, 1997.- 480 с. 2.35. 2.36. Белкин Р.С. Новый УПК РСФСР и некоторые вопросы науки советской криминалистики.// Сборник статей по новому уголовному и уголовно- процессуальному законодательству.- М., 1961.-81 с. 2.37. 2.38. Белкин Р.С, Лифшиц П.М. Тактика следственных действий.- М, 1997.-176 с. 2.39. 2.40. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступ- лений. М.: Юридическая литература, 1991.- 208 с. 2.41. 2.42. Бентам И. Трактат о судебных доказательствах. Пер. с франц. Киев, 1876.-423 с. 2.43. 2.44. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М. 1973.- 2.45. 2.46. Бразоль Б.Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Петроград, 1916.-215 с. 2.47. 2.48. Быстряков Е.Н. Организация деятельности следователя при расследовании тяжких преступлений против личности. Учебное пособие. Саратов, 1992.- 107 с. 2.49. 2.50. Быховский И.Б., Корниенко И.Л. Проверка показаний на месте. М., 1988.-67 с. 2.51. 2.52. Васильев Л.Н. Советская криминалистика. М: Изд-во МГУ, 1970.- 48 с. 2.53.

214

2.40. Васильев А.Н. Следственная тактика. М.: Юридическая литература, 1976.- 200 с. 2.41. 2.42. Васильев А.Н. Тактика отдельных следственных действий. М.: Юридическая литература, 1981.-112 с. 2.43. 2.44. Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений (отв. ред. С.А. Голупский) М.: Госюрнздат, 1959.-47 с. 2.45. 2.46. Васильев В.Л. Юридическая психология.- СПб: Питер Пресс, 1997.- 656 с. 2.47. 2.48. Васильев В.Л. Психология осмотра места происшествия, Л., 1986.- 31 с. 2.49. 2.50. Видинеев Н.В. Природа интеллектуальных способностей человека.- М.: Мысль, 1989.- 175 с. 2.51. 2.52. Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики.- М: Изд-во МГУ, 1962.-28 с. 2.53. 2.54. Винберг А.И., Шавер Б.М. Криминалистика. Учебник для юридических школ. Издание третье.- М., 1949.- 199 с. 2.55. 2.56. Винберг А.И. Криминалистика. Выпуск второй.- М., 1950.- 270 с. 2.57. 2.58. Винберг А.И., Миньковский Г.М., Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе.- М,: Изд. Юрид лит., 1956.- 219с. 2.59. 2.60. Винберг А.И., Шавер Б.М.. Криминалистика. Учебник для средних юри- дических школ.- М., 1959.- 507 с. 2.61. 2.62. Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. Межвуз. научи, сборник. Вып. 1, Саратов: Изд-во СГУ, 1976.- 152 с. 2.63. 2.64. Гапанович И.П., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений. Учебное пособие для вузов. Изд-во БГУ, 1983.- 104 с. 2.65. 2.66. Гегель Г.В.Ф. Наука логики. В 3-х т. (отв. ред. М.М. Розенталь) Т. 1. М., 1970.- 501 с. 2.67. 2.68. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. Свердловский юридический институт. Среднеуральское книжное издательство, 1975.-184 с. 2.69.

215

2.55. Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск. Свердловский юридический институт, 1973.-157 с. 2.56. 2.57. Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград. BCLIJ МВД СССР, 1983.-136 с. 2.58. 2.59. Глазырин Ф.В., Кругликов А.П. Следственный эксперимент ( отв. ред. проф. Р.С. Белкин ), Волгоград, 1981.- 69 с. 2.60. 2.61. Грамович Г.И. Тактика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений. Минск, 1987.- 141с. 2.62. 2.63. Грамович Г.И. Основы криминалистической техники. Минск, 1981. -191 с. 2.64. 2.65. Громов В.И. Методика расследования преступлений. Руководство для ор- ганов милиции и уголовного розыска.- М., 1929.- 114 с. 2.66. 2.67. Громов П.А., Николайченко В.В., Францифоров Ю.В. Принципы уголовного процесса: Учебное пособие.- Саратов, 1997.- 60 с. 2.68. 2.69. Гросс Г. Руководство к расследованию преступлений. Перевод с немецкого языка. Изд-во нар. Комиссариата внутр. дел.- М., 1930.- 139 с. 2.70. 2.71. Гросс Г. Руководство для судебных следователей. Перевод с немецкого языка. Смоленск., 1895.- 177 с. 2.72. 2.73. Годфруа Ж. Что такое психология: В 2-х т. Изд. 2-е, стереотипное. Г.2: Пер. с франц.- М.: Мир, 1996.- 376 с. 2.74. 2.75. Гончаренко В.И., Бергер В.Е. Криминалистика и криминалисты.- Киев: Выща шк. Изд-во при Киев. Ун-те, 1989.- 128 с. 2.76. 2.77. Горинов Ю.А. Скоромников К.С. Применение видеозаписи при расследо- вании преступлений.- М., 1975.- 110 с. 2.78. 2.79. Громов В. Осмотр места происшествия. Руководство для органов рассле- дования. - М.: Изд-во НКВД, 1931.- 48 с. 2.80. 2.81. Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие.- М.: Юристъ, 1998.-552 с. 2.82. 2.83. Глазер Ю. Руководство по уголовному процессу, Т.1, вын.З, СПб., 1886.-496 с. 2.84.

216

2.70. Громов В., Лаговиер Н. Уголовно-судебные доказательства.- М., 1929.-206 с. 2.71. 2.72. Гродзинский М.М. Улики в советском уголовном процессе. «Ученые труды ВИЮН».- Вып. 7, М., 1944.- 121 с. 2.73. 2.74. Глезер В.Д., Цукерман И.И. Информация и зрение.- М.-Л. 1961.- 92 с. 2.75. 2.76. Гуковская Н.И. Следственный эксперимент.- М., 1958.- 71 с. 2.77. 2.78. Густов Г.А. Проблемы методов научного познания в организации рассле- дования преступлений. М., 1993.- 63 с. 2.79. 2.80. Гродзинский М.М. Кассационное и надзорное производство в советском уголовном процессе. - М.: Изд-во юрид. лит., 1949.- 220 с. 2.81. 2.82. Денежкин Б.Л. Взаимодействие органов предварительного следствия с другими государственными службами в борьбе с преступностью.- Саратов: СГЛП, 1997.-64 с. 2.83. 2.84. Доспулов Г.Г. Следственное общение.- Алма-Ата, 1993.-31 с. 2.85. 2.86. Друзин Е.В. Основания признания доказательств недопустимыми. По ма- териалам законодательства и судебной практики: Учебно-практическое пособие.- Саратов: СВШ МВД РФ, 1997.- 38 с. 2.87. 2.88. Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Минск: Вышейшая школа, 1971.- 272 с. 2.89. 2.90. Дулов А.В. Судебная психология. Минск: Вышейшая школа, 1975. -462 с. 2.91. 2.92. Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1970.- 381 с. 2.93. 2.94. Дулов А.В. Основы психологического анализа на предварительном след- ствии. М.: Юрид. лит., 1973.- 168 с. 2.95. 2.96. Духовской М.В. Русский уголовный процесс- М., 1897.- 271 с. 2.97. 2.98. Добрынин Н.Ф. Произвольное и послепроизвольное внимание. В сборнике « Произвольное и послепроизвольное внимание»,- «Ученые записки МГПИ».-М„ 1958,-69 с. 2.99. 2.100. Добрынин Н.Ф. Психология,-М., 1950.-293 с. 2.101. 2.102. Добрынин Н.Ф. Колебания внимания. -М., 1928.- 127 с. 2.103.

217

2.87. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности.-М.: Спарк, 1996.- 141 с. 2.88. 2.89. Доценко Е.Л. Психология манипуляций. М.: Изд-во МГУ, 1996.- 193 с. 2.90. 2.91. Дюженко Г.А. Документная лингвистика, М.: Статистика, 1975.- 64 с. 2.92. 2.93. Евгеньев М.Е. Методика и техника расследования преступлений. - Киев, 1940.-78 с. 2.94. 2.95. Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическая экспертиза. Методическое руководство.- Калуга-Обнинск-Москва, 1997.-190 с. 2.96. 2.97. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология обыска и выемки. Практикум по юридической психологии. Учебное пособие. М., 1994.- 79 с. 2.98. 2.99. Еникеев М.И. Общая и юридическая психология ( в 2-х частях) Часть 2: «Юридическая психология». Учебник.- М.: Юридическая литература, 1996.-560 с. 2.100. 2.101. Жбанков В.А. Организация и тактика групповых обысков при расследо-вании деятельности преступных структур. М.: ЮИ МВД РФ, 1995.- 85 с. 2.102. 2.103. Жбанков В.А., Девяткина Е.М. Производство обыска и выемки органами дознания Государственного таможенного комитета России: Учебное пособие. М.: РИО РТА. 2000.- 84 с. 2.104. 2.105. Жиряев А. Теория улик.- Дерпт, 1855.- 145 с. 2.106. 2.107. Жогин И.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие в советском у го-‘ ловном процессе. М.: Юр. издательство, 1965.- 367 с. 2.108. 2.109. Жукова И.И., Жуков A.M. Производство следственного эксперимета. Саратов: Изд-во Сар. ун-та, 1989.- 120 с. 2.110. 2.111. Закатов А.А., Ямпольский А.Е. Обыск. Учебное пособие. Волгоград.: ВСШ МВД СССР, 1983.- 40 с. 2.112. 2.100.3еман И. Познание и информация. Гносеологические проблемы кибернетики. М.: «Прогресс», 1966.- 254 с.

2.101.Захаров С.Н. Расследование морских аварий и кораблекрушений. - М., 1973.- 21 с.

218

2.102.Захаров С.Н. Водно-транспортные преступления: расследование и преду- преждение.- М.: Юрид. лит., 1977.- 128 с.

2.103.3инатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Учебное пособие. - Ижевск: Изд-во Удм. ун-та, 1993.- 180 с.

2.104.3орин Г.А. Криминалистическая методология (Фундаментальная крими- налистика XXI века). М.: Амалфея, 2000.- 608 с.

2.105.Зудин В.Ф. Предотвращение и расследование преступлений. Саратов: Изд-во СГУ, 1963.-316 с.

2.106.Ивакина Н.И. Профессиональная речь юриста. Учебное пособие. М: Изд-во БЕК, 1997.-348 с.

2.107.Иванов A.M. Производство обыска: уголовно-процессуальные и кримина- листические аспекты. Уч. пособие (под ред. проф. В.И. Комиссарова) -Саратов: Изд-во СГАП, 1999.- 120 с.

2.108.Иванов Л.А. Следственный осмотр при расследовании транспортных происшествий. - Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1993. -155 с.

2.109.Ильченко Ю.И. Психологические вопросы предварительного обзора места происшествия. /Сб. научных трудов. Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск. 1988.- 82 с.

2.1 Ю.Казинян Г.С, Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий.- Ереван. Гос.ун-т. Ереван: Изд-во Ереван, ун-та. 1987.- 216 с.

2.111.Каневский Л.Л. Организация расследования и тактика следственных действий по делам несовершеннолетних. (Учебное пособие). Уфа, 1978.- 87 с.

2.112.Каневский Л.Л. Криминалистические проблемы расследования и профи- лактики преступлений несовершеннолетних.- Красноярск: Изд-во Красноярского университета., 1991 .-286 с.

2.113.Караулов Ю.Н. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть. М., 1999.-180 с.

219

2.1 Н.Карев Д.С. Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.: Изд-во «Высшая школа», 1967.- 170 с.

2.115.Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание при расследовании уголовных дел.- Горький, 1977.- 132 с.

2.116.Карнович Г.Б. Расследование аварий на водном транспорте.- М., 1953.-121 с.

2.1 П.Кирсанов З.И. Математические методы исследования в криминалистике. Сб. «Вопросы кибернетики и право»,- М.: «Наука». 1967.- 98 с.

2.118.Коган М.С. Человеческая деятельность. М, 1974,- 283 с.

2.119.Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и дока- зывание, Воронеж, 1995.- 121 с.

2.120.Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985.- 134 с.

2.121.Колмаков В.П., Ароцкер Л.П. Следственный эксперимент на предвари- тельном следствии.- Харьков, 1949.- 129 с.

2.122.Колмаков В.П. Следственный осмотр. М.: «Юрид. лит.», 1969.- 196 с.

2.123.Коновалов СИ. Теоретико-методологические проблемы криминалистики. Ростов-на-Дону, 2001.- 208 с.

2.124.Коршунов Л.М. Познание и деятельность. М., 1984.-

2.125.Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М.: К)р-литформ, 2000.- 144 с.

2.126.Котов Д.П., Шихаицев Г.Г. Психология следователя. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1976.- 133 с.

2.127.Компьютерные технологии в юридической деятельности: Учебное и практическое пособие ( под ред. Н.С. Полевого), М.:БЕК, 1994.- 301 с.

2.128.Концепция судебной реформы в Российской Федерации ( сост. С.Л. Па-шин ), - М.: Республика. 1992.- 111с.

2.129.Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1987.- 156 с.

220

2.130.Комиссаров В.И. Научные, правовые и нравственные основы следственной тактики. - Саратов, 1980.- 122 с.

2.131.Кондаков Н.И. Логический словарь. - М.: «Наука», 1971.- 636 с.

2.132.Косоплечее Н.П. Осмотр места происшествия по делам, связанным с применением огнестрельного оружия. - М., 1956.- 180 с.

2.133.Кравков СВ. Глаз и его работа. М.-Л. 1950.- 136 с.

2.134.Кривошеев Л.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследова- ния.- М.: «Юрид. литература», 1971.- 78 с.

2.135.Криминалистика ( под ред. СП. Митричева, М.П. Шаламова). М.: Юрпд. литература, 1966.- 607 с.

2.136.Криминалистика (под ред. СП. Митричева, Н.Л. Селиванова, М.П. Ша- ламова) М.: Юрид.литература, 1973.- 536 с.

2.137.Криминалистика. Учебник ( под ред. И.Ф. Крылова ), Л., 1976.- 591 с.

2.138.Криминалистика ( под ред. Б.Л. Викторова и Р.С Белкина.), М.: Юрид. литература, 1976.- 552 с.

2.139.Криминалистика. Учебник (под ред. И.Ф. Пантелеева, П.Л. Селиванова), М.: Юрид. литература, 1993.- 592 с.

2.140.Криминалистика. Учебник для ВУЗов ( под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина.), М.: Высш. Шк., 1994.- 528 с.

2.141.Криминалистика. Учебник для ВУЗов МВД России. ( под ред. Б.П. Сма- горинского).- Волгоград: ВСШ МВД России, 1994.- 560 с.

2.142.Криминалистика ( под ред. В.Л. Образцова), М.: Юрист, 1995.- 592 с.

2.143.Криминалистика. Учебник для ВУЗов ( отв. Ред. Н.П. Яблоков).- М.: Ичд- воБЕК, 1995.-708 с.

2.144.Криминалистика: расследование преступлений в сфере экономики. Учебник ( под ред. В.Д. Грабовского, А.Ф. Лубина), Ииж.Новгород, Нижегор. ВШ МВД России, 1995,- 400 с.

2.145.Криминалистика. Учебное пособие ( под ред. Л.В. Дулова), Мн.: НКФ «Экоперспектива», 1996.- 415 с.

221 ‘

2.146.Криминалистика. Учебное пособие ( под ред. Ы.И. Порубова), Мн.: Высш.

шк, 1997.- 344 с. 2.147.Криминалистика. Учебник ( под ред. Л.Г. Филиппова / отв. ред. / и Л.Ф.

Волынского), М.: Изд-во «Спарк», 1998,- 543 с. 2.148.Криминалистика социалистических стран ( под ред. В.Я. Колдина), М.:

Юрид. литература, 1986.- 512 с. 2.149.Криминалистические средства и методы раскрытия преступлений./ Сб.

научн. трудов. Волгоград, 1982.- 88 с. 2.150.Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции

и органов предварительного расследования ( под ред. Т.В. Аверьяновой и

Р.С. Белкина), М., 1997.- 400 с. 2.151.Курс криминалистики. Т. 1 ( отв. ред. проф. В.Е. Корнаухов), Красноярск:

Кн. изд-во, 1996.-448 с. 2.152.Криминалистический словарь: Пер. с нем.- М.: Юрид. лит, 1993.- 192 с. 2.153.Криминалистика. - Раздел 1. Введение в науку. М., 1962.-421 с.

2.154. Курс Советской криминалистики. 1 т., М., 1977.- 464 с. 2.155. 2.156. Курс криминалистики. ( Белкин Р.С. и др.авторы) Т. 2, М., 1997.- 464 с. 2.156.Ланцмаи P.M. Кибернетическое моделирование при исследовании почерка. Сб. «Вопросы кибернетики и право», М.: «Наука», 1967.- 90 с. 2.157. 2.157.Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организа- ция. М.: Юрид. литература, 1970.- 223 с.

2.158.Ларин A.M. Криминалистика и паракримипалистика. Научно-практическое и учебное пособие.- М.: Издательство БШ<, 1996.- 192-с.

2.159.Ларин A.M. Работа следователя с доказательствами.- М., 1966.-

2.160. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. М., 1997.-

2.161.Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск (справочник следователя). М.: Юрид. литература, 1983.- 95 с.

2.162.Леви А.А. Звукозапись в уголовном процессе.- М.: Юрид. литература, 1974.- 104 с.

222

2.163.Леви А.А., Горинов IO.A. Звукозапись и видеозапись в уголовном судо- производстве. М.: Юрид. литература, 1983.- 112 с.

2.164.Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. Справочник.- М.: Юрид. лит., 1987.- П2 с.

2.165.Левитов Н.Д. Наблюдательность. М., 1924.- 386 с.

2.166.Леонтьев А.А. Психология общения: Учеб. пособие. Изд. 2-е, испр. и доп.- М.: Смысл, 1997.- 365 с.

2.167.Лисиченко В.К., Липовский В.В. Исправленному верить. Киев: «Лы-бидь», 1990.- 128 с.

2.168.Лифшиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий.- М.: Новый Юристъ, 1997.- 176 с.

2.169.Лифшиц В.Я. Принцип непосредственности в советском уголовном процессе.- М.: Госюриздат, 1947.- 89 с.

2.170.Лукашевич В.Г. Тактика общения следователя с участниками оперативно- следственных действий. Учебное пособие.- Киев, 1989.- 88 с.

2.171.Луков Г.Д., Платонов К.К. Психология. М: Воениздат. 1964.- 309 с.

2.172.Лузгин И.М. Расследование как процесс познания.- М.: Изд. Высшей школы МВД СССР.- 1969.- 178 с.

2.173.Лузгин И.М, Методологические проблемы расследования.- М.: Юрид. ли- тература, 1973.-215 с.

2.174.Лупинская П.А. О понятии судебных доказательств. Сб. «Ученые записки ВИЮН», вып.7.- М., 1958.- 76 с.

2.175.Лурия А.Р. Этапы пройденного пути. Научная автобиография ( Под ред. Е.Д. Хомской ), М.: Изд-во МГУ, 1982.- 184 с.

2.176.Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. Экспе- риментально-психологическое исследование. М.: «Наука», 1974.- 172 с.

2.177.Мавлюдов А.К. Осмотр места происшествия по делам об авариях на водном транспорте.-Саратов, 1985.- 106 с.

2.178.Майзель СО. Свет и зрение.- М. 1932.- 176 с.

22.1

2.179.Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей, состоящих при окружных судах, ч.2. СПб, 1899.- 775 с.

2.180.Максутов И.Х. Судебный осмотр места происшествия и особенности его проведения.- Л., 1972.- 38 с.

2.181.Матусовский Г.А. Криминалистика в системе научных знаний.- Харьков: «Вища шк.». Изд-во при Харьк. ун-те, 1976.- 111с.

2.182.Медведев СИ. Негативные обстоятельства и их использование в раскрытии преступлений. Учебное пособие. Волгоград, 1973.- 120 с.

2.183.Мелибруда Е. Я-ты-мы: Психологические возможности улучшения общения.- М.: Прогресс, 1986.- 256 с.

2.184.Методика и техника следственной работы. Сборник научных трудов.- Киев, 1934.-82 с.

2.185.Миронов А.И. Осмотр места происшествия по делам об убийствах. Учебно- методическое пособие.- М., 1958.- 152 с.

2.186.Митричев СП. О буржуазной криминалистике. Уч. пособие., М., 1977.-66 с.

2.187.Михайленко А.Р. Составление процессуальных актов по уголовным делам: Теория, методика, примерные образцы документов.- Киев:”«Вища школа», Головное изд-во, 1989.- 200 с.

2.188.Моделирование при расследовании преступлений.- М.: Юрид. лит., 1981.-150 с.

2.189.Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М.: СПАРК, 1996.- 125 с.

2.190.Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного рассле- дования: Вопросы теории и практики.- Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1989.- 117 с.

2.191.Николайчик В.М. Следственный осмотр вещественных доказательств.-М., 1968.-68 с.

2.192.Никифоров В.М. Обыск.- Ашхабад, 1943.- 126 с.

224

2.193.Ниренберг Д., Калеро Г. Читать человека как книгу. М: «Экономика», 1990.-368 с.

2.194. Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений.- Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1988.- 176 с.

2.195.Образцов В.А. Криминалистика: Курс лекций. М., 1996.- 448 с.

2.196.Образцов В.А. Основы криминалистики. М: «Юристы», 1996.- 160 с.

2.197.Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника.- М.: «Юрисгь», 1997.-336 с.

2.198.Ожегов СИ. Словарь русского языка. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1987.- 795 с.

2.199.0нучин А.П. Обстановка места автодорожного происшествия как предмет криминалистического исследования. Сб. научных трудов. Следственные действия ( криминалистические и процессуальные аспекты ). Свердловск. 1983.-93 с. /

2.200.Осмотр места происшествия. - М, I960.- 121с.

2.201.Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Под ред. А.И. Дворкина. М.: Юристъ, 2000.- 336 с.

2.202.Павлов И.П. Полное собрание сочинений. Т. 4. М., 1951.- 390 с.

2.203.Павлов Т.Д. Информация, отражение, творчество. М.: «Прогресс», 1967.-102 с.

2.204.Пантелеев И.Ф. Теоретические проблемы советской криминалистики. Учебное пособие. М, 1980.- 96 с.

2.205.Петелин Б.Я. Психология осмотра места происшествия. Волгоград, 1981.-24 с.

2.206.Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. Общая концепция. Неприкосновенность личности. М.: «Наука», 1985.-239 с.

2.207.Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе.- М.: «Наука», 1989.- 256 с.

225

2.208.ГТетрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М: Юридическая литература, 1989.- 192 с.

2.209.ГТетрухин И.Л. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель (под ред. В.М. Савицкого). М, 1990.- 98 с.

2.210.Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. Учебное пособие. М.: Высшая школа, 1981.- 175 с.

2.211.Подголин Е.Е. О протокольном языке. /Вопросы совершенствования предварительного следствия.- Л., 1974.- 75 с.

2.212.Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. 2-ое изд. М.: Изд-во МГУ. 1989.-328 с.

2.21 З.Полянский H.IT. Доказательства в иностранном уголовном процессе. Во- просы и тенденции нового времени. М: Юр. изд. Мин. Юст. СССР, 1946.-139 с.

2.214.Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. Учебное пособие.- М.: Изд-во «Зерцало», 1998.- 64 с.

2.215.Попов В.И. Обыск и выемка ( под ред. проф. Терзиева и П.Н. Александрова ). М.: Государственное издательство юридической литературы, 1948.-39 с.

2.216.Попов В.И. Обыск. - Алма-Ата, 1959.- 42 с.

2.217.Попов В.И. Розыскная работа следователя ( пособие для следователей ), Государственное издательство юридической литературы. М., 1950.-57 с.

2.218.Попов В.И. Осмотр места происшествия. - М.: Госюриздат, 1959.- 230 с.

2.219.Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. Минск: «Вы-шэйшая школа» .- 261 с.

2.220.Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве.- Минск: «Вышэйшая школа», 1973.- 367 с.

2.221.Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии.- Минск, 1978.- 176 с.

226

2.222.Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии: Учебное пособие.- М: Издательство БЕК, 1998.- 208 с.

2.223.Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной об- щественной опасности / Под ред. доктора юрид. наук проф. II.Л. Селиванова и канд. юрид. наук А.И. Дворкина.- М.: «Лига Разум», 1998.- 444 с.

2.224.Правовые формы и эффективность доказывания по уголовным делам. Тольятти, 1994.- 164 с.

2.225.Проблемы повышения качества уголовно-процессуальной деятельности в условиях перестройки. Межвузовский сборник научных трудов. Ижевск, 1989.-
199 с.

2.226.Протасевич А.А., Степаненко Д.А., Шиканов В.И. Моделирование в ре- конструкции расследуемого события. Очерки теории и практики следственной работы. Иркутск, 1997.- 208 с.

2.227.Психологические исследования познавательных процессов и личности. М.: Наука, 1983.-216 с.

2.228.Психология воздействия (проблемы теории и практики): Сборник научных трудов /Редкол.: А.А. Бодалев, Г.А. Ковалев и др.- М.: Изд-во АПН СССР, 1989.-152 с.

2.229.Психология труда (пер со словац. Г.В. Матвеевой-Муниповой).- М.: Профиздат., 1979.-216 с.

2.230.Психология. Учебник. / Под ред. Смирнова А.А., Леонтьева A.M., Рубин- штейна С.Л., Теплова Б.М., М.: Учпедгиз, 1956.- 396 с.

2.231.Психология. Учебник (под ред. проф. В.А. Крутецкого). М, 1974.- 304 с.

2.232.Психология. Учебник (под ред. А.А. Крылова). М.: Проспект, 2000.-584 с.

2.233.Рассейкин Д.П. Осмотр места происшествия и трупа при расследовании убийств.- Саратов: Приволжское книжное изд-во, 1967.- 152 с.

2.234.Расследование преступлений: руководство для следователей. /Коллектив авторов.- М.: Изд-во «Спарк», 1997.- 367 с.

227

2.235.Расследование преступлений: вопросы теории и практики. Вып. 7. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1997.- 176 с.

2.236.Ратинов Л.Р. Обыск и выемка. М.: Госюриздат, 1961.- 219 с.

2.237.Ратинов Л.Р. Вопросы следственного мышления в свете теории информации. Сб. « Вопросы кибернетики и право », М., 1967.- 78 с.

2.238.Ратинов А.Р., Якубович Н.Л. Понятие и содержание процесса доказывания.- В книге: Теория доказательств в советском уголовном процессе.-М., 1973.-148 с.

2.239.Ратинов Л.Р. Судебная психология для следователей (учебное пособие). М.: Издательство Высшей школы МООП СССР, 1967.- 288 с.

2.240.Ратинов Л.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. М, 1988.- 338 с.

2.241.Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по со- ветскому праву.- М.: Госюриздат, 1961.- 277 с.

2.242.Реализация уголовной ответственности: уголовно-правовые и процессу- альные проблемы. Межвузовский сборник. Куйбышев: Изд-во Куйб. Гос. ун-та, 1987.- 184 с.

2.243.Рубахин В.Ф. Психологические основы обработки первичной информации. Л., 1974.- 64 с.

2.244.Руководство для следователей /Под ред. В.В. Найденова, П.Л. Олейника, М.: Юридическая литература, 1981. Ч.1.- 544 с.

2.245.Руководство для следователей. Под ред. Н.Л. Селиванова, В.Л. Снетко-ва.- М: ИНФРЛ М, 1997,- 732 с.

2.246.Рыжаков Л.П. Следственные действия и иные способы собирания доказа- тельств. М.: ИИД «Филинъ», 1997.- 336 с.

2.247.Самойлов Г.Л. Основы криминалистического учения о навыках.- М., 1968.- 109 с.

2.248.Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических и специальных знаний при расследовании преступлений. - В кн.: Вопросы криминалистики. М., 1963, № 12, С. 6.

22S

2.249.Селиванов Н.Л., Теребилов В.И. Первоначальные следственные действия. Изд. 2-е испр. и доп. М.: Юрид. лит., 1969.- 295 с.

2.250. Селиванов Н.Л. Вещественные доказательства (криминалистическое и уголовно-процессуальное исследование).- М.: Юридическая литература, 1971.-200 с.

2.251.Селиванов Н.Л. Математические методы в собирании и исследовании до- казательств.- М.: «Юрид. лит», 1974.- 120 с.

2.252.Селиванов Н.Л. Советская криминалистика: система понятий. М.: Юри- дическая литература, 1982.- 152 с.

2.253.Сибирские юридические записки. Вып. 4. Проблемы борьбы с преступностью. Иркутск-Омск, 1974.- 223 с.

2.254.Симонов П.В., Ершов П.М. Темперамент, характер, личность. М., 1984.-352 с.

2.255.Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспе-чеиие расследования преступлений: Учебное пособие для вузов.- М.: «Былина», 1999.- 272 с.

2.256.Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Волгоград, СВШ МВД СССР, 1984.-240 с.

2.257.Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов /Под ред. проф.В.Л. Образцова. М.:Юристъ, 1999.-501 с.

2.258.Словарь современного русского литературного языка. Т. 6, М.-Л., 1957.-1674 с.

2.259.Снигирев И.М. О сыске.- Касимов, 1908.- 252 с.

2.260.Советская криминалистика. Учебное пособие. М., 1962. Ч.1.- 421 с.

2.261.Советский уголовный процесс. Особенная часть: Учебник для вузов МВД СССР.-М., 1976.-386 с.

2.262.Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Л.М. Карнеевой, Т.Л. Лупинской, И.В. Тыричева.- М.: Юрид. литература, 1980.- 586 с.

229

2.263.Соя-Серко Л.Л. Проверка показаний на месте. М., 1966.- 73 с.

2.264.Специализированный курс криминалистики. Учебник. Киев: НИИ И РИО Киевской высшей школы МВД СССР, 1987.- 384 с.

2,265.Спасович В.Д. О теории судебно-уголовных доказательств в связи с су- доустройством и судопроизводством.- СПб., 1861.- 228 с.

2.266.Справочник следователя (практическая криминалистика: следственные действия). Выпуск первый. М.: Юрид. литература, 1990.- 228 с.

2.267.Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о пре- ступлениях. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1972.- 142 с.

2.268.Степанов В.В. Процессуальные и криминалистические проблемы исполь- зования технических средств при расследовании преступлений. - В кн. Теория и практика криминалистической и судебной экспертизы. Саратов, 1978, вып.З, С. 3- 10.

2.269.Степии B.C., Елсуков А.Н. Методы научного познания,- Минск: «Вы-шейшая школа», 1974.- 152 с.

2.270.Страхов Н. Наблюдение и развитие наблюдательности.- М., 1915.- 89 с.

2.271.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. М.: Изд-во «Наука», 1970.-515 с.

2.272.Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в совет- ском уголовном процессе.- М.: Академия Наук СССР, 1955.- 383 с.

2.273.Тактика следственных действий: Учебное пособие /Под ред. проф. В.И. Комиссарова. Саратов: СГАП, 2000.- 202 с.

2.274.Тарасов-Родионов П.И. Следственный эксперимент. / Материалы учебной конференции следователей Прокуратуры СССР.- М., 1937.- С.38-47.

2.275.Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие.- М., 1948.- 194 с.

2.276.Тарасов-Родионов П.И. Следственный эксперимент. Настольная книга следователя.- М., 1949.- 86 с.

2.277.Тарасов-Родионов П.И. Предварительное следствие. М., 1955.- 226 с.

2.278.Тарасов-Родионов П.И. Следственный эксперимент. Криминалистика.-М., 1956.- 141 с.

230

2.279.Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В.

Жогина. М.: Юрид. литература, 1973.- 736 с. 2.280.Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть Общая. М.:

«Юридическая литература», 1966.- 584 с. 2.281.Теоретические проблемы криминалистической тактики. Межвуз. сб. научи. трудов. Свердловск: Изд-во Ур. гос. ун-та, 1981.- 152 с. 2.282.Терзиев И.В. Лекции по криминалистике.- М., 1951.- 63 с. 2.283.Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного

уголовного процесса ( под общ. ред. проф. В.Т. Томима ), Пятигорск,

2000.- 164 с. 2.284.Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. Краткий очерк. -

М.: Госюриздат, I960.- 176 с. 2.285.Узнадзе Д.И. Психологические исследования. М.: «Наука». 1966.- 450 с. 2.286.Украинцев Б.С. Отражение в неживой природе. М.: «Наука», 1969.-

272 с. 2.287.Урсул А.Д. Отражение и информация. М.: «Мысль», 1973.- 231 с. 2.288.Урсул А.Д. Проблема информации в современной науке. Философские

очерки. М., «Наука», 1975.- 283 с. 2.289.Учебник уголовного процесса. М.: Фирма «Спарк», 1995.- 382 с. 2.290.Уголовный процесс: Учебник для вузов. Под ред. П.А. Лупинской.- М.:

Юристъ, 1995.- 544 с. 2.291.Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства, Т.2, СПб., 1910.-

572 с. 2.292.Формирование профессиональных качеств следовагеля при
изучении

криминалистики и судебной психологии. Учебное пособие. Волгоград,

1976.-121 с. 2.293.Философский словарь (под ред. М.М. Розенталя) 3 изд. - М.: Политиздат,

1975.-496 с. 2.294.Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства.- М.: Изд-во МГУ, 1979.- 100 с.

231

2.295.Фирсов Е.П. Проверка показаний на месте и участие специалиста- криминалиста в ее производстве. Учебное пособие ( под ред проф. В.В. Степанова). Саратов, 1997.- 56 с.

2.296.Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц / Под ред. проф. В.В. Козлова.- Саратов: Изд-во Сарат. ун- та, 1984.- 125 с.

2.297.Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве.- М.: Изд-во «Спарк», 1998.- 80 с.

2.298.Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений / Под ред. В.Г. Власенко. Саратов: Изд-во Сар. ун-та, 1982.- 159 с.

2.299.Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте (под ред. проф. Д.П. Рассей- кина). Саратов, 1971.- 119 с.

2.300.Холодный Ю.И. Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений (генезис и правовые аспекты). М: «Мир безопасности», 2000.- 160 с.

2.301.Хомколов В.П. Организация управления оперативно-розыскной деятель- ностью: системный подход. М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1999.- 191 с.

2.302.Ципковский В.П. Осмотр места происшествия и трупа па месте его обна- ружения.-Киев. I960.- 121 с.

2.303.Чарльз О. Хара. Основы расследования уголовных дел.- Спрингфилд. Ил- линойс. 1956.- 398 с.

2.304.Челышева О.В. Объект и предмет криминалистики (генезис, содержание, перспективы развития) / Под ред. И.Л. Возгрина. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2001.- 158 с.

2.305.Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - Гос.издат.юрид.литер. М., 1951.-511 с.

2.306.Чувилев А.А. Прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.- М., 1995.-

232

2.307.Чувилев А.Л., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уго- ловного процесса в вузах МВД СССР.- М., 1985.- 72 с.

2.308.Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: Юридическая литература, 1981.- 128 с.

2.309.Шеннон К. Математическая теория связи. Работы по теории информации и кибернетике. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1963.- 829 с.

2.310.Шобик В.И. Проверка и уточнение показаний на месте. Хабаровск, 1987.-117 с.

2.31 ГШовен Р. Поведение животных. М., 1972.- 236 с.

2.312.Штофф В.А. Моделирование и философия, М., 1966.- 271 с.

2.313.Штофф В.А. Введение в методологию научного познания. Учебное пособие.- Л.: Изд-во Лениигр. ун-та, 1972.- 191 с.

2.314.Энциклопедический словарь в 2-х томах. Т. 2.- М., 1964.- 736 с.

2.315.Ядов В.А. Социологическое исследование. Методология, программа, ме- тоды. Самара: Изд. Самарского ун-та, 1995.- 341 с.

2.316.Якушин С.Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. Ка- зань: Изд-во Казан, ун-та, 1983.- 104 с.

  1. Статьи

3.1. Гибель подлодки. Наши средства спасения из времен царя Гороха.// «Новое время». № 34. 2000. С. 4 -13. 3.2. 3.3. Гибель «Курска» // «Новое время» № 52. 2000. С. 22-23. 3.4. 3.5. Гродзинский М. О способах получения доказательств в советском уго- ловном процессе.// Сов. юстиция . 1958. № 6. 3.6. 3.7. Голуиский С.А. Осмотр места преступления. // «Советская юстиция». 1936. № 16. С. 12. 3.8. 3.9. Данилюк С, Виноградов С, Щерба С. Как прослушать телефонный разговор // Соц. законность. 1991. № 2. С. 32. 3.10.

233

3.6. Доля Е.Л. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Сов. юстиция. 1993. № 8. С. 7. 3.7. 3.8. Злобин Г.А., Яни С.А. Проблема полиграфа //Проблемы совершенствования советского законодательства: Труды ВНИИСЗ МЮ СССР. 1976. № 6. С. 125. 3.9.

3.8. Каневский Л.Л. Использование оперативно-розыскной информации в процессе доказывания по уголовным делам // Актуальные проблемы борьбы с преступностью. Екатеринбург. 1992. С. 76. 3.9. 3.10. Колмаков В.П. Способы собирания и закрепления судебных доказательств // « Соц. законность » . 1955. № 4. 3.11.

3.10. Комиссаров В.И. Использование полиграфа в борьбе с преступностью. // Законность. 1995. № 11. С. 43-47. 3.11. 3.12. Комлев В. О порядке прослушивания телефонных переговоров // Соц. за- конность. 1991. № 7. С. 54. 3.13. 3.14. Корнеева Л.М. Доказательственное значение материалов видео- и звуко- записи.- //Вестник Верховного Суда СССР, 1991. №7. С. 31. 3.15. 3.16. «Курск»: адмиральские манёвры.// «Повое время» № 44. 2000. С. 4-5. 3.17. 3.18. Ландышев Н.П. Особенности осмотра места происшествия под водой. Соц. зак. 1965. №9. 3.19. 3.15. Ларин A.M. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав лично сти в проекте УПК // Росс, юстиция. 1997. № 9. С. 11.

3.16. Лукашевич В.З., Шимановский В.В. Процессуальные вопросы применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве. // Правоведение, 1992. №3. С.61. 3.17. 3.18. Лупинская П. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств. // Российская юстиция, 1994, № 11, С. 2-5. 3.19. 3.20. Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. //Труды Высшей школы МООП СССР. 1967. № 15. С. 12-32. 3.21. 3.22. Мудыогин Г. Косвенные доказательства, связанные с поведением обви- няемого. //Соц. законность. 1961. № 6. С. 29. 3.23.

234

3.20. Митричев С.П. Предмет советской криминалистики и ее место в системе юридических наук. //Соц. законность. 1952. № 3. С. 25-26. 3.21. 3.22. Обухова-Шарапова М.И. Переход от восприятия к целенаправленному наблюдению под влиянием специальной инструкции. //Вопросы психологии. 1962.№6.С.89. 3.23. 3.24. Орлов Л.Б. Внешнее и внутреннее «я» человека. //Вопросы психологии. 1995. № 2. 3.25. 3.26. Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии расследования преступ- лений // Труды ВЮЗИ . Вып. XXIX. Теоретические и практические проблемы укрепления советского государства и социалистической законности. М., 1973. С. 218-235. 3.27. 3.28. Ратинов Л.Р. Вопросы познания в судебном доказывании. //Советское го- сударство и право. 1964. № 8. С. 106. 3.29. 3.25. Ратинов Л.Р., Гаврилова Н.И. Логико-психологическая структура лжи и ! ?

ошибки в свидетельских показаниях // Вопросы борьбы с преступностью.

Вып. 37.-М., 1982. С. 44-57.

3.26. Розов Л.И. К вопросу о теории внимания. //Вопросы психологии, 1956. № 6. С.29. 3.27. 3.28. Русский путь от «Варяга» до «Курска» // Российская Федерация сегодня. № 17. 2000. С. 18-20. 3.29. 3.30. Славин В.А. Образная модель как форма научно-исследовательского мышления. //Вопросы философии. 1968. № 3. С. 53. 3.31. 3.32. Степанов В.В. Проблемы средств доказывания по делам о преступлениях, совершенных организованными группами // Социально-экономические, правовые, оперативно-розыскные и экспертно-криминалистические проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы научно-практической конференции. Саратов, 1995. С.115. 3.33. 3.34. Степанов В.В., Денежкин Б.А. Проблемы развития средств доказывания в уголовном судопроизводстве // Вестник Саратовской Государственной академии права. 1995, № 3. С. 89-93. 3.35.

235

3.31. Турчин Д. Специалист в уголовном процессе. // Соц. законность, 1972, № 10, С. 44. 3.32. 3.33. Фирсов Е.П. Прослушивание телефонных и иных переговоров как способ получения доказательств при расследовании преступлений // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Сб. научи, ст. / Под ред. проф. В.В. Козлова. Саратов: СГЛП. 1998, С. 73. 3.34. 3.35. Чуркин Л. Оперативно-розыскные мероприятия в судебном следствии. //Российская юстиция. № 4. 1999 . С.21. 3.36. 3.37. Шабалин В.Е. Документальная фиксация и формирование доказательств // Теоретические проблемы криминалистической тактики. Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск. УрГУ, 1981. С. 124-129. 3.38. 3.39. Шейфер С.А. Доказательственные аспекты Закона «Об оперативно- розыскной деятельности».- //Государство и право. 1994. № 1. С. 94-101. 3.40. 3.41. Шейфер С.Л. Процессуальные и тактические особенности проверки пока- заний на месте. /В кн.: Совершенствовать следственное мастерство. Куйбышев, 1974. С. 137-146. 3.42. 3.43. Шифман Л.Л. К вопросу о взаимосвязи органов чувств и видов чувстви- тельности. /Сборник «Исследования по психологии восприятия».- M.-J1. 1948. С. 98-115. 3.44. 3.45. Шмидт А.А. Сущность и понятие осмотра места происшествия. Сб. нау-ных трудов. Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск. 1983. С. 37-46. 3.46. 3.47. Штофф В.А. О роли моделей в квантовой механике// Вопросы философии. 1958. №2. С. 73. 3.48. 3.49. Эйсман А.А. Система методов исследования, применяемых в криминали- стике. //В сб.: Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С. 11-13. 3.50. 3.51. Элькинд П.С. Научно-технический прогресс и уголовное судопроизводство. // Сов. юстиция. 1977. № 3. С. 3. 3.52.

236

  1. Диссертации

4.1. Быстряков Е.Н. Криминалистические и организационные основы деятельности следователей, органов дознания и сведущих лиц на первоначальном этапе расследования тяжких преступлений против личности. Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1988.- 196 с. 4.2. 4.3. Заяц И.В. Использование лингвистических познаний при расследовании преступлений. Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000.- 230 с. 4.4. 4.5. Иванов А.Н. Обыск как средство поиска и предварительного исследования материальных источников криминалистической информации. Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1999.- 196 с. 4.6. 4.7. Мудъюгии Г.Н. Расследование убийств по делам, возбуждаемым в связи с исчезновением потерпевшего. Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1962.- 185 с. 4.8. 4.5. Михальчук А.Е. Теоретические и практические вопросы тактических ком- I

бинаций при производстве следственных действий. Дисс. … канд. юрид.

наук. Саратов, 1988.- 190 с.

4.6. Шабалин В.Е. Документальная фиксация доказательств ( криминалистический и процессуальный аспекты). Дис. … канд. юрид. наук.- М., 1974.-165 с. 4.7. 4.8. Юрина Л.Г. Процессуальные и криминалистические проблемы контроля и записи переговоров. Дис. … канд. юрид. наук.- Саратовский юридический институт МВД РФ, Саратов, 2001.- 214 с. 4.9. 5. Авторефераты

5.1. Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1978.- 21 с. 5.2. 5.3. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы системы следст- венных действий. Автореф. дис. … доктора юридических наук. М., 1976.-46 с. 5.4.

237

5.3. Власенко Н.В. Информационная сущность и тактика осуществления проверки показаний на месте. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001.-25 с. 5.4. 5.5. Густов Г.А. Проблемы методов научного познания в организации рассле- дования преступлений. Автореф. дис. … доктора юрид. наук. М., 1993.-63 с. 5.6. 5.7. Долгинов С.Д. Использование обыска в раскрытии, расследовании и пре- дупреждении преступлений. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М, 1991.-19 с. 5.8. 5.9. Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии в Российском уголовном процессе. Саратов, 1998.-21 с. 5.10. 5.11. Зезянов В.П. Роль, место и значение специальных знаний в криминалисти- ческой методике, дупреждении преступлений. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 1994.- 24 с. 5.12. 5.13. Зорин Г.А. Проблемы применения логико-психологических методов при подготовке и проведении следственных действий. Автореф. дис. … док г. юрид. наук. ML, 1991.- 45 с. 5.14. 5.15. Иванов А.И. Обыск как средство поиска и предварительного исследования материальных источников криминалистической информации. Саратов, 1999.-18 с. 5.16. 5.10.Камалов Р.З. Специальные технические средства криминалистики и их ис- пользование в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1991.- 16 с.

5.1 ЦТифшиц Е.М. Тактика и техника производства обыска на предварительном следствии. Автореф. дис. … канд. юрид. наук, М. 1954.- 17 с.

5.12.Мешков В.М. Криминалистическое учение о временных связях и отношениях при расследовании преступлений. Автореф. дис. … докт. юрид. наук, Академия МВД РФ, М., 1995.- 40 с.

238

5.1 З.Никифоров Л.Т. Наблюдение как метод изучения межличностного общения. Лвтореф дис. … канд. психолог, наук, Л., 1985.- 26 с.

5.14.Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования доказательств в уголовном процессе. Лвтореф. дис… канд. юрид. наук, Саратов, 1998.-21 с.

5.15.Ратинов А.Р. Психологические основы расследования преступлений. Лвтореф. дис. … док. юрид. наук. М., 1967.- 41 с.

5.16.Романов В.И. Процессуальные, тактические и этические вопросы применения научно-технических средств при расследовании преступлений. Лвтореф. дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1997.- 19 с.

5.17.Сафаргалиева О.Н. Осмотр места происшествия и установление личности преступника по материальным следам преступления. Лвтореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1990.- 18 с.

5.18.Соколова О.В. Наблюдение как метод исследования в криминалистике и доказывании . Лвтореф. дис. канд. юрид. наук. Академия МВД РФ. М, 1994.-28 с.

5.19. Сурков К.В. Оперативно-розыскное законодательство России: пути со- вершенствования и развития. Лвтореф. дис. … док. юрид. паук. М., 1997.-43 с.

5.20.Тельцов А.П. Криминалистические проблемы пространственно-временных связей и отношений на предварительном следствии. Лвтореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1992.- 20 с.

5.21. Топорков А.А. Проблемы совершенствования традиционной разработки и внедрения новых криминалистических концепций, методов, рекомендаций. Лвтореф. дис… докт. юрид. наук / Московская гос. юрид. академия, М., 2001.-46 с. 5.22. 5.23. Турчин Д.А. Теоретические основы криминалистического учения о мате- риальных следах. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1989.- 51 с. 5.24.

239

5.23.Федоров В.И. Значение истребования и представления доказательств для обоснования процессуальных решений по уголовному делу. Автореф. дис… канд. юрид. наук, Саратов, 1990.- 19 с.

5.24. Эджубов Л.Г. Использование некоторых методов и средств кибернетики в дактилоскопии. Автореф. дис… канд. юрид. наук, 1962.- 23 с.

240

Приложение

АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА

ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИЗУЧЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
И АНКЕТИРОВАНИЯ СУДЕЙ, СЛЕДОВАТЕЛЕЙ И ОПЕРАТИВНЫХ РАБОТНИКОВ

В процессе настоящего диссертационного исследования было изучено 250 уголовных дел, находившихся в производстве судов, прежде всего, Саратовской области, других областей РФ, а также различных органов предварительного следствия (прокуратуры, МВД) Саратовской и других областей России. По исследуемой проблеме были изучены мнения судей, следователей и лиц, осуществляющих ОРД, Саратовской, Тамбовской, Тульской, Волгоградской и Астраханской областей.

Учитывая важность и несравнимую превалирующую роль метода наблюдения по сравнению с иными методами при производстве-осмотра места происшествия, особо пристальному изучению были подвергнуты протоколы и иные материалы уголовных дел, связанные с его производством. В результате были выявлены ошибки и нарушения, а также причины их порождающие:

  1. Изъяны при производстве осмотров места происшествия связаны с недоста- точным уровнем знаний по методике наблюдения, выработанных криминалистикой, психологией, уголовным процессом и иными дисциплинами, и как следствие с низким уровнем развития качеств и навыков, обеспечивающих успех в поисковой деятельности.
  2. Подавляющее большинство следователей (84 % от общего числа опрошенных нами) имеют непродолжительный стаж работы (до 5-ти лет) в указанной должности (в том числе 11% - до 2-х лет, 73% - от 2-х до 5-ти лет), в связи с чем не имеют достаточных навыков выделения необходимой совокупности, образующей систему следов, отражающих прошлое событие.
  3. Следователи неэкономно используют свое внимание. Некоторые из них по- лагают, что на месте происшествия можно осмотреть и описать абсолютно

241

все находящиеся там предметы. Многим следователям незнакомы закономерности восприятия различных объектов.

По 81 % от числа изученных уголовных дел следователями были проведены по сути проверки показаний на месте, оформленные как осмотры места происшествия с участием обвиняемого (подозреваемого), а по уголовным делам о преступлениях, относящихся по закону к категориям тяжких и особо тяжких, проверки показаний на месте были проведены в 97 % случаях, что свидетельствует об огромном значении и важности данного действия. Па высокую эффективность данного средства доказывания, как видно из материалов изученной судебной практики, указывает и то обстоятельство, что в 100 % случаев отказа подсудимых в суде от ранее данных признательных показаний, суд в ходе судебного заседания принимал решение о просмотре видеозаписи проверки показаний на месте с целью установления истины по делу и опровержения ложных показаний подсудимых. Таким образом, проверка показаний на месте, является важнейшим доказательством, которое закладывается судом в приговоре в основу критической оценки ложных показаний и требует самостоятельной уголовно-процессуальной регламентации

В 93 % случаев от числа изученных уголовных дел следователи проводили проверки показаний на месте с участием обвиняемого (подозреваемого) с применением видеозаписи исключительно с целью закрепления признательных показаний лица, совершившего преступление, т.е. иными словами получения еще одного доказательства, по сути своей дублирующего допрос. Такое формальное проведение проверки показаний на месте, с составлением короткого и несодержательного протокола, в ходе которой обвиняемый (подозреваемый) практически подтверждает лишь сам факт своего участия в совершении пре- ступления необходимо следователям только для того, чтобы в случае отказа об- виняемого от своих признательных показаний привести полученное доказательство в опровержение этих ложных показаний. Изучение судебно-следственной практики показывает, что случаи изменения подсудимыми своих первоначальных показаний, которые они давали на стадии предварительного

242

следствия, и в которых они признавали свою вину в инкриминируемом престу- плении, встречаются достаточно часто. Как правило, основной причиной, по которой они отказываются от своих признательных показаний, подсудимые указывают на незаконные методы ведения следствия, в частности применение физической силы. С целью опровержения таких ложных показаний и их крити- ческой оценки, суд в ходе судебного заседания просматривает видеозапись проверки показаний на месте с участием подсудимого. Факт добровольной дачи показаний, без принуждения и применения физического и психологического воздействия может подтверждаться поведением самого подсудимого, его пси-хо- эмоциональным состоянием (например, обвиняемый, давая показания сле- дователю, ведет себя раскованно, непринужденно, уверенно, подробно и об- стоятельно отвечает на все вопросы следователя и т.п.). Однако, такое ограничение и недооценка возможностей проверки показаний на месте является пагубной тенденцией в практике органов предварительного расследования. Как видно из протоколов следственных действий, следователи, проводя проверки показаний на месте, даже не ставят своей целью обнаружение и фиксацию новых доказательств, а неоправданно ограничиваются дублированием уже добытых. Такое отношение следователей к рассматриваемому источнику доказательств лишает их эффективного механизма получения новых фактических данных по делу, каковым является проверка показаний на месте.

Изучение материалов следственно-судебной практики позволили выявить типичные ошибки, допускаемые следователями, оперативными работниками и судьями в процессе наблюдения и описания воспринимаемых объектов:

1) неправильное определение цели наблюдения или отсутствие четко обозна- ченной цели, что приводит к рассеиванию внимания наблюдающего; 2) 3) неумение правильно установить границы наблюдения, определить его глубину; 4) 5) нарушение последовательности наблюдения и описания в результате возврата к уже описанному объекту, а также указания сначала частных, а затем общих признаков объектов; 6)

243

4) неполнота описания узлового объекта, которая выражается в игнорировании существенных обстоятельств в силу невнимательности, нехватки времени, недобросовестности и других причин; 5) 6) неточность в локализации объектов (отсутствие координации, «привязки к месту», стороны объектов обозначаются без указания точки отсчета; места обозначаются с помощью неопределенных номинаций и т.п.); 7) 8) неотчетливость наблюдения, т.е. наблюдатель не умеет дать точный отчет о наблюдаемом; 9) 10) субъективное отношение к наблюдаемым объектам, находящее свое негативное проявление в описании; 11) 12) подмена факта, выводом из факта. Зафиксированное обстоятельство пред- ставляет собой умозаключение, результат рассуждения, а не объективную действительность, что недопустимо; 13) 14) обозначение одного и того же наблюдаемого объекта с помощью разных но- минаций; 15)

10) размытость и неконкретность концепции адресата результатов наблюдения; 11) 12) ничем неоправданное чрезмерно подробное описание ненужных для дела деталей и признаков объектов наблюдения и обстоятельств, связанных с ними. 13) По 250 изученным нами в процессе настоящего диссертационного исследования уголовным делам судебный осмотр не проводился ни разу, что является, на наш взгляд, негативной тенденцией судебной практики, причиняющей ущерб всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела.

Исследование мнения практических работников правоохранительных органов и суда по вопросу использования в процессе расследования технико- криминалистических средств показало, что 86 % респондентов считаю!, что поскольку наука и техника постоянно разрабатывает и внедряет все новые технико- криминалистические средства, то в УПК законодатель не должен четко

244

указывать исчерпывающий перечень технико-криминалистических средств, ко- торые могут применяться при расследовании уголовных дел и рассмотрении их в суде, т.к. данная мера резко негативно ограничила бы возможности познания обстоятельств совершенного преступления.

Небезынтересен в связи с этим и тот факт, что 93 % от общего числа опрошенных в процессе анкетирования следователей, оперативных сотрудников и судей поддержали предложенную новеллу и согласились, что наблюдение при производстве отдельных следственных действий (в частности, в труднодоступных земных средах) может быть опосредствованным с применением соответствующих технико-криминалистических средств, что явится в данном случае эффективным и целесообразным.

Анализ практики показал, что криминалистическая техника использовалась следователями и специалистами при производстве различных следственных действий по 68 % уголовных дел, в том числе следственные чемоданы по 23 % дел, приборы для исследования в невидимых лучах - 6 % .

Проведенное анкетирование показало, что 76 % от числа опрошенных следователей, оперативных работников и судей считают необходимым отнести наблюдение к числу следственных действий, законодательно включив его в число источников доказательств, причем подавляющее большинство (89 %) от указанного числа составляют оперативные сотрудники. Полученный результат, вероятно, объясняется тем, что лица, осуществляющие ОРД в силу специфики своей работы больше, чем другие категории опрошенных понимают, прежде всего, гносеологическую сущность наблюдения и его неоспоримые достоинства, имея «на вооружении» наблюдение непосредственно в качестве оперативно-розыскного мероприятия. Любопытно, что 94 % от общего числа опрошенных респондентов считают объем действующих источников доказательств несовершенным, требующим изменений и дополнений, включения в него новых средств доказывания, и только 6 %, что субъект доказывания располагает широким спектром следственных действий, позволяющих ему быстро и качест-

245

венно расследовать дело и в законодательном закреплении новых источников доказательств нет необходимости,

Подавляющее большинство - 99 %, опрошенных нами следователей, опе- ративных сотрудников и судей высказали мнение о том, что в процессе обучения в юридических ВУЗах проблеме выработке внимания, столь важной для юриста-профессионала, не придается должного высокого значения. Кроме этого, они согласились с целесообразностью введения в программу обучения в юридическом ВУЗе специальной дисциплины (занятий) по выработке внимания, отметив, что это будет иметь большое теоретическое и практическое значение для обучения и подготовки высококвалифицированных специалистов. Таким образом, в программу вузовского обучения следует ввести междисциплинарные спецкурс и практикум по психологии и криминалистике, направленные на тренировку внимания и воспитание наблюдательности для студентов и практических работников суда, прокуратуры, МВД, иных правоохранительных и правоприменительных органов по теме: «Наблюдение в деятельности следователя, оперативного работника и суда».

САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВА

АНКЕТА для следователей, оперативных работников и судей

Уважаемый респондент ! В Саратовской государственной академии права проводится исследование по проблеме использования метода наблюдения в процессе собирания, исследования и оценки доказательств. В связи с этим убедительно просим Вас заполнить анкету, подчеркнув ответ в вопросе либо изложив письменно свои соображения по указанной проблеме. Заранее благодарны Вам за сотрудничество.

  1. Пол. (муж/жен)

  2. Должность .

  3. Образование (укажите учебное заведение, которое Вы закончили ).

  4. Специальность.

  5. Соответствует ли профессии Ваше первоначальное образование ? А) да Б) нет
  6. Осуществлялась ли переподготовка в связи с несоответствием образования занимаемой должности ? А) да Б) нет
  7. Проходили ли Вы курсы повышения квалификации ?

А) да (укажите какие именно )

Б) нет

  1. Общий стаж работы в правоохранительных органах

А) до 2-х лет; Б) от 2-х до 5-ти лет; В) от 5 до 10 лет; Г) от 10 до 15 лет; Д) свыше 15 лет;

  1. Стаж работы следователем, оперативным сотрудником или судьей

А) до 2-х лет; Б) от 2-х до 5-ти лет; В) от 5 до 10 лет; Г) от 10 до 15 лет; Д) свыше 15 лет;

  1. Считаете ли Вы наблюдение :

А) исключительно оперативно-розыскным мероприятием;

Б) методом познания обстоятельств совершенного преступления и установления истины по уголовному делу при проведении следственных действий; В) иное (укажите)

  1. Необходимо ли, по Вашему мнению, более широко и эффективно использовать в процессе доказывания и расследовании уголовных дел результаты оперативно-розыскной деятельности (ОРД) ?

A) да, это облегчит органу предварительного следствия и суду установление истины по уголовному делу и принятия по нему решения.

Б) нет, результаты ОРД можно использовать лишь на стадии до возбуждения уголовного дела для решения вопроса в порядке ст. 109 УПК РСФСР, розыска скрывшихся лиц и т.п. и использование результатов ОРД в качестве доказательств недопустимо.

B) иное (укажите)

  1. Считаете ли Вы действующий объем следственных действий (источников доказательств ), предусмотренный ч. 2 ст. 69 УПК РСФСР полным, обеспечивающим эффективность расследования ?

А) да, следователь располагает широким спектром следственных действий, позволяющих ему быстро и качественно расследовать дело, за- конодательно закреплять новые источники доказательств нет необходимости.

Б) нет, объем действующих источников доказательств несовершенен, требует изменений и дополнений, включения в него новых источников доказательств. В) Иное (укажите)

  1. Следует ли, на Ваш взгляд, наблюдение отнести к числу следственных действий, законодательно включив его в число источников дока зательств ?

А) да ( почему)

Б) нет ( почему)

В)иное

  1. Должен ли следователь, оперативный сотрудник или суд при производстве осмотра места происшествия, обыске, следственном экспери менте применять технико-криминалистические средства ?

А) да; Б) нет; В) иное

  1. Считаете ли Вы, что в УПК РФ законодатель должен четко указать исчерпывающий перечень технико-криминалистических средств, которые могут применяться при расследовании уголовных дел и рассмотрении их в суде ?

А) да, это послужило бы гарантией соблюдения прав и законных интересов граждан;

Б) нет, поскольку наука и техника постоянно разрабатывает и внедряет все новые технико-криминалистические средства, а поэтому

данная мера резко негативно ограничила бы возможности следователя, оперативного работника и суда по собиранию, исследованию и

оценке доказательств.

В)иное