lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ефремова, Надежда Павловна. - Восстановление утраченных уголовных дел: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Омск, 2001 220 с. РГБ ОД, 61:02-12/932-X

Posted in:

///^?- u/fJZ-Л

Министерство внутренних дел Российской Федерации Омская академия

На правах рукописи

Ефремова Надежда Павловна

ВОССТАНОВЛЕНИЕ УТРАЧЕННЫХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель -кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации Кальницкий В.В.

Омск-2001

2

Оглавление

Введение 3

Глава 1. Восстановление утраченных уголовных дел как особая форма

уголовно-процессуальной деятельности 13

§ 1. Восстановление утраченных уголовных дел - правовая и

организационная проблема уголовного судопроизводства 13

§ 2. Понятие, виды и содержание деятельности по восстановлению

утраченных уголовных дел 33

Глава 2. Восстановление утраченных уголовных дел на досудебном этапе

судопроизводства 49

§ 1. Общие условия производства по восстановлению уголовных дел 49

§ 2. Доказывание по восстанавливаемым уголовным делам 72

§ 3. Решения по восстанавливаемым уголовным делам 120

§ 4. Правовые и организационные вопросы предупреждения утраты

уголовных дел 135

Глава 3. Нормативно-правовая основа предупреждения утраты и

восстановления уголовных дел 150

§ 1 Уголовно-процессуальное регулирование предупреждения утраты и

порядка восстановления уголовных дел 150

§ 2 Ведомственное нормативное регулирование предупреждения утраты и

порядка восстановления утраченных уголовных дел 179

Заключение 188

Список использованной литературы 192

Приложение 209

3

Введение

Актуальность темы исследования. Системное реформирование уголовно- процессуального законодательства в направлении расширения прав участников процесса и повышения стандартов доказывания выявило ряд важных проблем правоприменения, долгое время остававшихся без должного теоретического анализа и нормативного регулирования. Одной из таких проблем является восстановление утраченных уголовных дел.

Утрата (потеря, уничтожение, кража, порча от воздействия огня, воды и т.д.) расследуемого, оконченного или рассматриваемого в суде уголовного дела - событие чрезвычайное. Несмотря на это, такие факты в следственных подразделениях органов внутренних дел, прокуратуры, а также в судах относительно многочисленны, что подтверждается опубликованными количественными данными (сведениями Судебного департамента при Верховном Суде РФ, постановлениями Совета судей РФ, материалами Следственного комитета при МВД России, Главного организационно-инспекторского управления МВД России) и отдельными примерами. В последние годы в стране произошли неединичные несчастные случаи и стихийные бедствия, повлекшие уничтожение дел1.

Тем не менее, утрата уголовных дел адекватного отражения в государственной статистике не имеет. Сложившаяся практика восстановления уголовных дел должной критической оценки не получает. Утраченные дела, как правило, восстанавливаются, и по ним принимаются решения, хотя происходит это в условиях полного отсутствия специального правового регулирования.

Проведенное исследование показывает, что при восстановлении дел преобладает применение общих норм закона. Вместе с тем утрата дела на предварительном следствии или в суде порождает новые фактические отношения между участниками процесса, не охватываемые правоотношениями, свойственными обычному порядку расследования и рассмотрения уголовных дел. По многим вопросам восстановитель-

’ Количественные данные, примеры и другие сведения, иллюстрирующие распространенность явления, приведены в первом параграфе 1 главы и в других разделах диссертации

4

ного производства исключается принятие решений на основе процессуальной аналогии.

Действующее законодательство не только не содержит развернутых процедур, позволяющих восстанавливать утраченные дела, но даже не предусматривает саму возможность наступления такой ситуации. В настоящее время большинство утраченных производств восстанавливается «технически», т.е. непроцессуально, без уведомления участвующих в деле лиц и вне правовых отношений с ними.

За более чем десятилетний период судебно-правовой реформы юристы, граждане России постепенно привыкают мыслить подлинно правовыми категориями. Сегодня трудно совместить в сознании установки на необходимость строгого соблюдения в судопроизводстве процессуальной формы, охрану прав и интересов личности, обеспечение высоких стандартов доказывания и реализацию иных охранительных норм с возможностью восстановить утраченные письменные материалы уголовного дела вне рамок правоотношений государственных органов с заинтересованными субъектами процесса, по существу, без их участия. Общее развитие российского права, совершенствование нормативной основы судопроизводства с закономерностью высветило фактически абсолютную пробельность уголовно-процессуального закона в рассматриваемой сфере.

В условиях современных повышенных требований к соблюдению процессуальной формы представляются недопустимыми используемые в практике неофициальные (стихийные) подходы к восстановлению дел, нередко граничащие с фальсифи- кацией доказательств. Перечень процессуальных особенностей производства по восстанавливаемым делам весьма значителен. Необходимо определение начального момента восстановительного производства, его субъектов, сроков и других общих условий, порядка подтверждения ранее принятых решений, использования сохранившихся материалов и повторного производства следственных действий. Осмысления требуют сама сущность восстановительного производства на досудебном этапе процесса, его цели, соотношение с «обычным» предварительным расследованием. Применительно к утрате дел в судах в урегулировании нуждаются подведомственность восстановительной деятельности (суд или органы расследования должны восстанавливать дело),

5

порядок возвращения дела для дополнительного расследования по этому основанию, пределы доказывания по восстанавливаемому делу.

Актуальность проблемы восстановления утраченных дел (в аспекте предупре- ждения утраты) подтверждается также очевидной незащищенностью порядка производства по уголовным делам от умышленного уничтожения собранных материалов. В настоящее время нет процессуальных профилактических мер против частичного или полного уничтожения обвиняемыми уголовных дел в ходе ознакомления с ними и при производстве следственных действий. Последовательно расширяя в уголовном судопроизводстве конституционное право граждан на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы, законодатель не предусмотрел разумных средств защиты от уничтожения этих материалов.

Вместе с тем уничтожение дела потенциально (а в ряде случаев и реально) стало одним из самых доступных способов уклонения обвиняемых от уголовной от- ветственности, приобрело черты организованного противодействия расследованию. В целом можно констатировать, что на законодательном и ведомственном уровне отсутствует система мер, обеспечивающих сохранность уголовных дел. Остро стоит проблема сохранности уголовных дел о преступлениях прошлых лет, количество которых постоянно возрастает. По данным ГИЦ МВД России остаток уголовных дел, приостановленных по пп. 1 и 3 ч. 1 ст. 195 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (далее - УПК), на начало 2001 г. составил свыше 10 миллионов. В ходе диссертационного исследования выявлены недостатки в хранении и довольно распространенные случаи утраты приостановленных уголовных дел.

Проблема предупреждения утраты и восстановления уголовных дел является межведомственной, требующей согласованных организационных усилий всех органов предварительного расследования, прокуратуры, судов (включая структуры, обеспечивающие их деятельность), Министерства юстиции. В тщательном изучении нуждается практика учета, хранения, перемещения, передачи уголовных дел внутри ведомства (при смене руководства, увольнении должностных лиц, структурных изменениях, по распоряжению руководителя) и за его пределы, а также подведомственность и порядок восстановления уголовных дел при их утрате в суде.

6

Степень научной разработанности проблемы в целом очень низка. Диссер- тантом не обнаружено работ, подготовленных в последние десятилетия, в которых рассматривались бы процессуальные вопросы восстановления утраченных дел. В отдельных публикациях практических работников (С.А. Баранов) ставился вопрос о необходимости подробной регламентации восстановления дел. Некоторые авторы (Г.М. Миньковский, Н.А. Якубович) писали о возможности уничтожения обвиняемыми материалов дел на этапе ознакомления с ними, об ответственности за утрату вещественных доказательств (СВ. Бажанов, Г.П. Химичева).

В научном плане значительный интерес представляет Инструкция о порядке восстановления утерянных, уничтоженных или похищенных производств по судеб- ным делам, объявленная циркуляром Наркомюста РСФСР от 6 января 1925 г. № 9, и обсуждение данного вопроса применительно к процессуальному законодательству 40-50 годов (Д.С. Карев, П. Купко). Однако ни в тот, ни в современный период монографическому исследованию проблема восстановления утраченных дел не подвергалась.

Цели и задачи исследования. Целями диссертационного исследования являются привлечение внимания законодателей, ученых, руководителей правоохрани- тельных и судебных органов, органов юстиции к теневому аспекту уголовно- процессуальной деятельности и значительному пробелу в регулировании производства по уголовным делам, а также разработка соответствующих предложений.

Для достижения этих целей автор ставил перед собой следующие задачи:

  • собрать сведения о фактах утраты уголовных дел и попытаться составить объективное представление о рассматриваемой проблеме;
  • изучить практику деятельности органов расследования и судов по восста- новлению уголовных дел и произвести ее критический анализ;
  • вычленить основные способы (направления) восстановительного производства, дать его сравнительную характеристику с «обычным» предварительным рас- следованием и судебным разбирательством, сформулировать необходимые понятия;
  • выявить, насколько применим к процедуре восстановления дел общий порядок производства по уголовным делам;

7

  • определить основное содержание уголовно-процессуального института вос- становления дел и внести конкретные предложения в порядке совершенствования законодательства.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являются правоотношения в сфере уголовного судопроизводства как в целом, так и в их специфическом преломлении, вызванном полной или частичной утратой уголовного дела. Непосредственным предметом исследования выступает порядок деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда по восстановлению утраченных уголовно-процессуальных производств.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Методологической основой работы является общенаучный диалектический метод, а также истори- ческий, сравнительно-правовой, формально-логический и статистический методы. Активно использованы методы включенного наблюдения и анализа материалов средств массовой информации.

В работе анализируется действующее российское и зарубежное уголовно- процессуальное законодательство, постановления (определения) Конституционного суда РФ, постановления Пленума Верховного суда РФ, ведомственные нормативные акты Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел РФ, труды ученых и специалистов в области уголовного судопроизводства и криминалистики.

Эмпирическая база исследования. Несмотря на отсутствие полной офици- альной статистической информации о фактах утраты уголовных дел и, более того, значительную закрытость проблемы, автором собраны репрезентативные эмпирические данные по теме, предопределившие достоверность и обоснованность выводов. Количественные сведения о фактах утраты дел и отдельные примеры почерпнуты из официальных выступлений руководителей и обзоров Следственного комитета при МВД России, Судебного департамента при Верховном суде РФ; информации Главного организационно-инспекторского управления МВД России; материалов инспекторских и иных контрольных проверок порядка регистрации и учета преступлений и уголовных дел в органах внутренних дел; результатов служебных расследований;

8

других ведомственных документов, в том числе различного рода служебной переписки.

В процессе подготовки диссертации в Омской, Свердловской, Тюменской об- ластях изучено 107 уголовных дел, материалы которых ранее были полностью или частично утрачены, а затем восстановлены. Из них 23 дела, рассмотренных судами, первоначальные материалы которых либо утеряны в результате пожара в здании суда либо частично уничтожены подсудимыми в ходе ознакомления. Проинтервьюированы 170 бывших и ныне работающих следователей и руководителей следственных подразделений, адвокатов, судей из Омской, Свердловской, Тюменской областей, а также следователей из пяти других регионов Российской Федерации, проходивших переподготовку в Санкт- Петербургском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ.

Автором использован личный двадцатидвухлетний опыт работы в качестве следователя прокуратуры и органов внутренних дел и руководителя методического отдела Следственного управления при УВД Омской области.

Научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту. Научная новизна диссертации предопределена самой темой работы. Автором впервые в отечественной уголовно-процессуальной теории на монографическом уровне проведено комплексное исследование правовых и организационных вопросов, связанных с предупреждением утраты и восстановлением уголовных дел. В условиях недостаточного законодательного регулирования и практически полного отсутствия специальных научных разработок соискатель предпринял попытку сформулировать ряд принципиальных положений, выносимых на защиту:

  1. Утрата (в любых формах) уголовных дел в следственных подразделениях, структурах дознания и судах представляет собой относительно распространенное явление, оказывающее существенное влияние на правовые отношения государственных органов и граждан в области уголовного судопроизводства.
  2. Порядок восстановления уголовного дела, утраченного на стадии предвари- тельного расследования, включает два основных направления. Первое состоит в вое-

9

создании материалов уголовного дела в том виде, в котором оно существовало на момент утраты. Для этих целей отыскиваются и приобщаются к делу копии и дубликаты уголовно-процессуальных документов, повторно производятся следственные действия, вновь запрашиваются необходимые сведения, выносятся аналогичные решения, допрашиваются следователи, судьи и участники процесса. Второе направление предполагает собирание новых фактических данных об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу. При этом следователь или орган дознания не связаны ранее принятыми решениями и самостоятельно определяют направление дальнейшего расследования.

  1. Доказывание в рамках производства по восстановлению утраченных дел не имеет формальных ограничений, обусловленных тем, что обстоятельства, подлежащие установлению по делу, ранее были полностью или частично исследованы.
  2. Деятельность по восстановлению утраченных уголовных дел не может осу- ществляться государственными органами в одностороннем порядке, вне правоотношений с участниками процесса. В случаях полной утраты уголовных дел непременным условием начала восстановительного производства является вынесение об этом специального постановления и уведомление всех заинтересованных лиц.
  3. Восстановление уголовных дел на досудебном этапе уголовного судопроиз- водства представляет собой особую форму предварительного расследования, со- стоящую в повторном собирании доказательств об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, путем проведения следственных действий, истребования и приобщения представленных материалов (включая копии и подлинные материалы первоначального расследования), оценки их в совокупности и принятия новых решений либо подтверждения решений, принятых ранее.
  4. Субъектами восстановления дел, утраченных в суде, являются как непо- средственно судьи, так и органы предварительного расследования. Порядок восстановления дел зависит от момента судопроизводства, на котором произошла утрата. Факт утраты дела, не назначенного к рассмотрению, является основанием для проведения предварительного слушания с участием сторон. Действующее регулирова-

10 ние судебного разбирательства, в частности, его непосредственность позволяют приступить к рассмотрению дела по существу без восстановления отдельных доказательств и решений предварительного расследования.

Наличие приговора в утраченном деле исключает всякую деятельность по до- полнительному собиранию фактических данных об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Восстановление возможно лишь посредством воссоздания материалов дела в прежнем объеме либо путем предлагаемых автором специальных согласительных процедур. С учетом изменения роли суда в состязательном процессе, отхода от ревизионных начал кассационного и надзорного производств недопустимо однозначно категорически отвергать проверку законности приговоров без полного восстановления дела.

  1. Действующее и перспективное уголовно-процессуальное законодательство не учитывают возможности утраты дел и не устанавливают порядка их восстановле- ния, что является пробелом. Восстановление дел не может производиться только на основании процессуальной аналогии, поскольку возникающие при этом отношения в силу значительного отличия от общих норм не могут рассматриваться в качестве схожих.
  2. Сложившаяся практика восстановления дел несовершенна и требует кор- ректировки. Эта деятельность, будучи не урегулированной законом, носит стихийный характер, она, как правило, сопряжена с существенными нарушениями уголовно-процессуальных норм и нередко имеет признаки фальсификации доказательств.
  3. Порядок производства по уголовным делам не содержит норм, позволяющих предупреждать умышленное уничтожение заинтересованными лицами уголовно- процессуальных документов. В этой части уголовный процесс слишком открыт, беззащитен от злоупотреблений и противодействия расследованию. Процедура ознакомления участников процесса с протоколами следственных действий и другими материалами дела заключает в себе потенциальную опасность их утраты. Уничтожение же уголовного дела является одним из способов уклонения от уголовной ответственности.

и

  1. Целесообразно различать полную и частичную утрату уголовного дела. Эти понятия являются оценочными. Их разграничение вытекает не из количествен- ного измерения (большая или меньшая часть листов дела), а из анализа утраченного в доказательственной базе и принятых решениях. Понятия «частичная утрата уголовного дела» и «полная утрата уголовного дела» соотносятся как подобные, их содержательные характеристики совпадают, отличается лишь объем утраченных материалов.
  2. Уголовно-процессуальное законодательство должно содержать институт восстановления утраченных дел, основные положения которого сформулированы соискателем. В качестве первого и неотложного шага необходимо принять межведомственную Инструкцию, структура и принципиальные позиции которой также вынесены на обсуждение.
  3. Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования. Соискатель не только констатирует наличие в современном российском уголовном судопроизводстве значительной правовой и организационной проблемы, но и, основываясь на анализе немногочисленных научных и прикладных работ, дает ее развернутое теоретическое обоснование, а также достаточно отчетливо формулирует направления и способы разрешения. Сделанные автором выводы и предложения будут иметь значение для последующего научного обсуждения вопросов предупреждения утраты и восстановления уголовных дел.

Применительно к действующему правовому регулированию производства по уголовным делам разработан оптимальный алгоритм деятельности органов расследования и судей по восстановлению частично или полностью утраченных дел.

Теоретические выводы и практические рекомендации, сделанные по результатам исследования, могут быть использованы для совершенствования законодатель- ства, разработки инструкций и других ведомственных нормативных актов.

Диссертация содержит материал, необходимый для углубленного изучения уголовного процесса курсантами, слушателями и студентами юридических вузов, переподготовки дознавателей, следователей, прокуроров и судей.

12

Апробация результатов исследования проходила по нескольким направле- ниям. Приоритетным с учетом новизны проблемы автор считал подготовку методических рекомендаций для органов расследования и судей, разработку образцов процессуальных документов, составляемых в ходе восстановительного производства, сопровождение внедрения этих разработок в практическую деятельность, а также непосредственное консультирование следователей и судей. Методические рекомендации следователям и судьям по порядку восстановления дел используются в Амурской, Омской, Свердловской, Тюменской областях, Алтайском крае, Еврейской автономной области и г. Ярославле. В Омской области по предложениям соискателя принят ряд следственных и судебных решений по утраченным делам, в том числе проведено предварительное слушание в стадии назначения судебного разбирательства.

Различные теоретические и прикладные положения диссертации стали пред- метом обсуждения на трех научно-практических конференциях, состоявшихся в 2000 г. в Красноярске (3-4 февраля), Иркутске (13-14 апреля) и Омске (10 мая).

Основные результаты исследования опубликованы в девяти работах общим объемом 8,7 авторских листа, подготовленных лично соискателем или в соавторстве.

Положения диссертационного исследования используются в учебном процессе Омской и Нижегородской академий, Сибирского юридического института, Перм- ского филиала Юридического института МВД России, Санкт-Петербургского Юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

С участием автора в рамках перспективного плана научной деятельности Омской академии МВД России разрабатывается проект межведомственной Инструкции по предупреждению утраты и восстановлению уголовных дел.

Структура и объем работы. Диссертация выполнена в объеме, предусмот- ренном ВАК, состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

ГЛАВА 1. ВОССТАНОВЛЕНИЕ УТРАЧЕННЫХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ КАК ОСОБАЯ ФОРМА УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

§ 1. Восстановление утраченных уголовных дел - правовая и организационная проблема судопроизводства

В сфере уголовного судопроизводства среди многих нерешенных вопросов правоприменения, на наш взгляд, особо выделяется один - восстановление утрачен ных уголовных дел. Выделяется он, в первую очередь, отсутствием внимания прак- * тикующих юристов и ученых. Единичные публикации по отдельным аспектам вос-

становления утраченных уголовных дел не только не претендуют на исчерпывающее освещение проблемы, но даже не завершают ее постановку.

Проблемную ситуацию определенное время можно не замечать совсем или делать вид, что она незначима, однако от этого объективно она не исчезнет. Утрата дел имела место в прежние годы, не в единичных случаях встречается она в современной практике уголовного судопроизводства, нет оснований рассчитывать, что таких фактов не будет в дальнейшем. Специалист со средним (даже по современным меркам) стажем работы в следственных подразделениях легко вспомнит случаи потери, порчи, похищения дел. Утверждение, что в органах предварительного расследования и судах с известной повторяемостью утрачиваются материалы уголовно-процессуальных производств, аксиоматично.

Однако официальной статистики по фактам утраты уголовных дел нет. По этому для получения объективной картины данного аспекта правоприменения воз- , никла необходимость обратиться к различным доступным источникам, содержащим

конкретные факты и количественные сведения по вопросу исследования.

14

Анализ публикаций подтвердил рабочую гипотезу диссертационного исследования о значительной распространенности фактов утраты уголовных дел, находящихся в производстве органов расследования и судов.

Причины этих чрезвычайных происшествий различны: халатность и безответ- , ственность сотрудников правоохранительных органов, умышленное уничтожение

ими документов, кражи уголовных дел заинтересованными лицами, уничтожение материалов при ознакомлении с результатами оконченных расследований, стихийные бедствия, пожары и др.

По сведениям Судебного департамента при Верховном Суде РФ только за один 1999 год в судах произошло 26 чрезвычайных происшествий, в результате чего утрачено 453 уголовных дела. Количество хищений из зданий судов материальных ценностей и уголовных дел возросло в 22 раза1. Констатация неблагополучной обстановки с обеспечением безопасности судей и охраной федеральных судов, приводящая к отмеченным чрезвычайным происшествиям, содержится в постановлении Совета судей РФ от 28 апреля 2000 г. № 31 «О передаче службы судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов в систему Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации».

В феврале 1998 г. совершено проникновение в здание Красноперекопского районного суда г. Ярославля и похищено 78 уголовных дел, назначенных к слушанию, по которым содержались под стражей 50 подсудимых. Через несколько месяцев были похищены дела из другого районного суда2.

По сообщению первого заместителя начальника Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации за 1999 г. и шесть месяцев 2000 г. в отношении судей совершено 16 преступлений, в том числе, и в зда-

1 См.: Чернявский В. Проблемы организационного обеспечения деятельности судов // Россий ская юстиция. 2000. - № 9. - С. 6, 7.

2 См.: Баранов С. Похищено уголовное дело. Что делать? // Российская юстиция. - 1998. - № 8.- С.

12.

15

ниях судов, например, при оглашении судебных постановлений. Число случаев, когда здания судов взрываются, поджигаются, также увеличивается1.

По информации Высшей квалификационной коллегии судей России в 1994 г. в Обском городском суде Новосибирской области рассмотрены уголовные дела по обвинению X. по ст. 122 и по обвинению С. по ст. 206 УК РСФСР. Однако «в канцелярию суда дела не сданы, где они находятся до настоящего времени, неизвестно, и это делает невозможным исполнение приговоров»2.

В обзорах Следственного комитета при МВД России сообщалось о многочис- ленных случаях утраты следователями уголовных дел. Такие факты имели место в МВД республик Карелия, Тыва, ГУВД г. Москвы, С.-Петербурга, УВД Приморского, Ставропольского, Красноярского краев, Челябинской, Калужской и Нижегородской областей3.

В официальных докладах руководителей Следственного комитета содержится также информация об умышленном уничтожении следователями материалов уго- ловных дел. «25 февраля 1998 г., - говорится в одном из них, - прокуратурой г.Уссурийска Приморского края предъявлено обвинение младшему следователю РОВД В. в том, что она, злоупотребляя служебным положением, уничтожила подлинные протоколы допросов в расследуемом деле по обвинению Борисова в совершении тяжкого преступления» .

1 См.: Серков П. Судебных приставов передать в штат судебных департаментов // Российская юс тиция. - 2000. - № П.-С. 25.

2 См.: ВКК борется за чистоту рядов судейского сообщества // Российская юстиция. - 1998. - № 2.- С.49.

3 О состоянии законности на предварительном следствии, фактах совершения преступлений и дру гих чрезвычайных происшествий следственными работниками органов внутренних дел в 1996 г. // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. - М. - 1997. - №2 (91). - С. 126, 127.

4 Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. - М. - 1998. - № 3 (96). - С. 35.

16

О фактах утраты уголовных дел в официальном бюллетене Следственного ко- митета (ранее ГСУ) сообщалось и прежде1. В частности, приведен случай, когда следователь в результате преступно-халатного отношения к исполнению служебных обязанностей уголовное дело утратил2.

О краже уголовных дел обвиняемыми повествуется в воспоминаниях ветеранов следствия прокуратуры3.

Отдельные юристы, основываясь на практике расследования, считают актуальной проблему сохранности вещественных доказательств по уголовным делам4, которая является частью рассматриваемой нами более общей проблемы.

В справках о соблюдении учетно-регистрационной дисциплины, составляемых ИЦ УВД субъектов федерации по результатам проверок подразделений органов внутренних дел, нередко содержится информация о необнаруженных уголовных делах и материалах протокольного производства. Предлагается по таким фактам провести служебные расследования и «принять меры к отысканию уголовных дел и материалов протокольной формы».

В аналитических документах информационного центра УВД Омской области за 2000 г. встретилась официальная информация об утрате дел, поступившая непо- средственно из прокуратуры и суда. Так, в письме прокурора города сообщалось об утрате 9 уголовных дел по вине бывшего помощника прокурора города. Районный суд поставил вопрос о “списании” уголовного дела, потерянного по вине курьера.

1 См.: Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. - М. - № 3 (56). - 1988. - С. 128 - 129.

2 См.: Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. - М. - № 1 (50). - 1987. - С. 39.

3 См.: Сафронова М.М.: полвека в прокуратуре…// 275 лет Прокуратуре России. - Омск. - 1997. - С. 30.

4 См.: Бажанов СВ. Персонификация ответственности за утрату вещественных доказательств при групповом методе расследования преступлений // Вестник МВД Российской Федерации.- 1994.- № 4. - С.45 - 47; Химичева Г.П., Бажанов СВ. Групповой метод расследования тяжких преступле ний. - Смоленск, 1997.- С. 45-48.

17

Как утрату следует расценивать и вопиющие факты сокрытия следователями уголовных дел, принятых ими к производству, в целях избежать ответственности за различные нарушения. Опросы следователей, проработавших на следствии более пяти лет, к сожалению, свидетельствуют, что подобные случаи неединичны. До момента обнаружения умышленно сокрытых дел, хотя фактически и не уничтоженных, они, как выпавшие из сферы уголовно- процессуальных отношений, также должны рассматриваться в качестве утраченных с принятием соответствующих мер организационного и правового характера.

Остро стоит проблема сохранности уголовных дел о нераскрытых преступлениях прошлых лет. Ежегодно в отдельных регионах в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, приостанавливается до не- скольких сотен уголовных дел. Следователь, специализирующийся на расследовании уголовных дел о нераскрытых преступлениях, приостанавливает до десяти и более дел в месяц.

Количество приостановленных уголовных дел постоянно возрастает. По данным ГИЦ МВД России, как мы уже говорили, остаток уголовных дел приостанов- ленных по п.п. 1 и 3 ч.1 ст. 195 УПК на 1 января 2001 г. нарастающим итогом составил свыше 10 млн. дел. Такой массив, конечно же, требует установленного порядка их учета и хранения. При опросе следователи отметили недостатки в хранении и довольно распространенные случаи утраты приостановленных уголовных дел о преступлениях прошлых лет. В одном из следственных подразделений г. Омска в 1998 г. при плановой проверке учетно- регистрационной дисциплины в течение месяца не были обнаружены 23 уголовных дела и протокольных производства, по учетным документам значившиеся направленными в суд, и 9 - приостановленными ввиду не- установления местонахождения обвиняемого. В связи с этим в одном из последних ответов начальник следственного управления при УВД округа сообщил в ИЦ: “…Уголовное дело № 1 (условно) приостановлено по п. 3 ч. 1 ст. 195 УПК в 1991 году, № 2 - по этому же основанию в 1995 г., дела № 3, 4, 5 восстановить не предста-

18

вилось возможным, так как отсутствуют наблюдательные производства в прокуратуре, местонахождение дел № 10, 11, 12, 13 устанавливается”.

В некоторых других актах проверок 1998-1999 г.г. отмечалось отсутствие уго- ловных дел, возвращенных для дополнительного расследования в 1993-1997 годах, причем в отдельных горрайорганах - до пятидесяти и более уголовных дел и протокольных производств. Начальник следственного отдела при одном из УВД округа по результатам проверки, зафиксировавшей необходимость отыскания 102 уголовных дел и протокольных производств, сообщает о принятии решений по 51 уголовным делам, а также о том, что «по остальным принимаются меры к восстановлению».

По данным Главного организационно-инспекторского управления МВД России в ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области по состоянию на декабрь 2000 г. числятся приостановленными по п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК 1300 уголовных дел, из них десятки дел приостановлены еще в 1988-1991 годах. Из-за текучести кадров многие дела «сейчас невозможно найти». В СУ при Петроградском РУВД проверяющим не были представлены 39 уголовных дел этой категории1.

Автором диссертации рассматриваемая проблема непосредственно исследо- валась в различных регионах России. При изучении уголовных дел в следственных подразделениях и судах были выявлены случаи сожжения обвиняемым уголовного дела при ознакомлении с ним; поджога кабинета судьи; хищения дела, подготовленного для направления в суд и оставленного следователем без присмотра в кабинете на столе; пропажи уголовного дела при передаче его в следственном подразделении “через вторые руки”; “недостачи” дел, обнаружившейся в процессе структурных изменений в следственных подразделениях.

Анализ изученных материалов приводит к убеждению, что факты утраты в следственных подразделениях органов внутренних дел, прокуратуры, а также в судах расследованных и подлежащих рассмотрению уголовных дел довольно многочисленны. Беспокойство вызывает не только распространенность явления, но и оче-

’ Сведения приводятся по стенограмме итогового совещания в ГУВД г. Санкт-Петербурга.

19

видная незащищенность порядка производства по уголовным делам, а также организация их хранения и передачи от умышленного уничтожения собранных материалов. Не будет преувеличением сказать, что уничтожение заинтересованными лицами уголовного дела можно рассматривать в качестве одного из самых доступных способов уклонения обвиняемых от ответственности за совершенные преступления. На совещании руководителей органов внутренних дел Дальневосточного федерального округа, состоявшемся 30 июля 2001 г., Министр внутренних дел России Б.В. Грызлов, говоря о борьбе с организованной преступностью, привел «беспрецедентный случай, когда из квартиры следователя УВД Хабаровска было похищено девять томов уголовного дела в отношении преступных сообществ»1.

21 февраля 2001 г. в известной телевизионной программе «Итоги» сообщалось о хищении из сейфа следователя в охраняемом здании прокуратуры г. Уфы шести томов уголовного дела. Хищение произошло за один день до истечения срока со- держания под стражей обвиняемого (известного криминального авторитета).

При изучении в Омском областном суде многотомного уголовного дела о со- вершении тяжких преступлений организованной преступной группой обнаружено отсутствие листов дела, соответствующих по описи показаниям, подтверждающим обвинение, отдельные листы дела были явно вырезаны . Несмотря на то, что после принятия дела к производству судом доступ к материалам дела ограничен, отдельные доказательства заинтересованным лицам удалось уничтожить.

Феномен противодействия уголовному судопроизводству обсуждается учены-ми и практическими работниками . По опубликованным данным опроса следовате-

1 Цитируется по стенограмме итогового совещания в УВД г. Владивостока.

2 Архив Омского областного суда за 1999 год. Уголовное дело № 2 - 58.

3 По утверждению В.Н. Григорьева, феномен организованной преступности, который ранее был в основном предметом исследования публицистов и криминологов, в настоящее время привлекает все больше внимание специалистов в области уголовного процесса, криминалистики и оперативно- розыскной деятельности. Проведенные исследования позволили получить ряд интересных данных об организованном противодействии судопроизводству. См.: Его. Организованное противодействие

20

лей органов внутренних дел, в числе наиболее распространенных форм противодействия расследованию названы: подкуп, запугивание, насилие в отношении потерпевших, свидетелей, членов их семей; незаконные действия защитников обвиняемых, подозреваемых; попытки влиять на ход расследования через средства массовой информации; попытки воздействовать на судей в целях принятия ими тех или иных решений, выгодных обвиняемым. Каждая из названных форм многогранна и включает в себя не один способ противодействия. Среди них - хищения и непосредственное уничтожение уголовных дел1.

Об утрате уголовных дел пишет и неюридическая пресса. Степень достоверности этой информации меньшая, однако вероятностные погрешности в точности воспроизведения отдельной ситуации не препятствуют ее использованию в системном анализе проблемы2. В некоторых статьях говорится о «таинственном» исчезновении из уголовных дел наиболее важных материалов, одновременно почти открыто указывается на преступный умысел органов расследования . Судя по прессе, про-

судопроизводству и проблемы его нейтрализации. // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 г., г. Руза). -М, 1997.-С. 131-137.

’ См.: Должникова И.Р. Противодействие расследованию корыстно-насильственных преступлений (по материалам ГУВД г. Москвы) // Там же. - С. 78. К сожалению, не все авторы, даже дающие классификацию форм и методов противодействия расследованию, называют среди них умышленное уничтожение уже сформированных доказательств (См.: напр., Бахин В.П., Когамов М. Ч, Карпов Н.С. Допрос на предварительном следствии (уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы). - Алматы, 1999. - С. 38; Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры его преодоления. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. - С. 9 -11).

2 Еремин В. Бандитская вдова // Криминал-экспресс. 1997. - № 11(137). - 27 мар.; Черепанов В. Ук рали … уголовные дела // Правда.- 1990.- 24 нояб.; Месть спекулянта // Правда.- 1991.-13 мар.; Тра гедия на Кузбасской // Кузбасс. - 2000. - 25 февр.; Воры явились в суд через окно // Уральский рабочий. - 2001 .-17 апр.

3 См., напр.: Антонов В. Суд состоялся - садитесь // Российская газета. - 1998. - 23 июл.; Шмелев К. Рогов, Филиппов, Старовойтова … Следы питерских убийств ведут в Москву // Комсомольская правда. - 1998.- 15 дек; Шинкин А. Майор Пронин стал полковником и дружит теперь с Моней //

21

блема сохранения дел знакома и зарубежному правосудию. «Особую тревогу, - писали «Известия», - вызывает проникновение итальянской мафии в испанскую судебную систему. В некоторых судах Андалусии были уничтожены или исчезли уже заведенные дела на торговцев и перевозчиков наркотиков»1.

Много проблем, имеющих отношение к рассматриваемой теме, создают пожары. У всех в памяти трагедия в Самаре, где в феврале 1999 г. в огне погибли ра- ботники областного УВД. При пожаре была уничтожена почти вся деловая и про- цессуальная документация. В 1996 г. 60 уголовных дел сгорели в суде Самарской области . В Усть-Камчатске полностью сгорело здание районного отдела внутренних дел, «не удалось спасти хранившиеся в РОВД уголовные дела, которые теперь придется восстанавливать» . Пожар случился в здании Свердловского областного суда, где выгорели чердак и несколько кабинетов4.

Вопрос о восстановлении уголовного дела возникает и при легальном его уничтожении. В одном из постановлений Президиума Верховного Суда России разъясняется, что «согласно требованиям, содержащимся в ст.ст. 376, 377 УПК РСФСР, принятие решения, в том числе прокурором и судом, может иметь место только лишь по истребованному делу. В случае утери, уничтожения или похищения производства по судебному делу, оно должно быть восстановлено судом. Никаких мер в этом отношении прокурором принято не было, хотя, как видно из справки областного суда, дело было уничтожено по истечении срока хранения, а в Президиум прокурор представил лишь приговор и кассационное определение. Протест проку-

Российская газета. - 1999.- 7 авг.; В Хабаровске украли уголовные дела наркоторговцев // Российская газета. - 2001. 4 окт.

1 Берников В. Итальянская мафия обживает Андалусию // Известия. - 1993.- 22 мая.

2 См.: Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. - М., 1997. - №2 (91). - С. 127.

3 Шкота С. Сгорело здание РОВД // Коммерсант. - 1999.- 29 сент.

4 Владыкин А. Судный пожар // Российская газета. - 1999. - 29 окт.

22

рора об исключении из приговора и кассационного определения указания о признании лица особо опасным рецидивистом оставлен без рассмотрения»1.

С фактами утраты уголовных дел автор сталкивался и по роду своей прежней деятельности следователя контрольно-методического отдела следственного управления УВД области. В 80-е годы в соответствии с ведомственными приказами МВД СССР во всех следственных подразделениях проводились инвентаризации уголовных дел. Почерпнутая информация позволяет констатировать, что в те годы во многих регионах выявлялись многочисленные случаи недостач приостановленных уголовных дел, о чем составлялись акты, в отдельные годы информация направлялась в ГСУ МВД СССР. Не секрет, что и в повседневной деятельности приходилось заниматься разбирательством по отдельным фактам утраты дел.

Изложенные сведения свидетельствуют о том, что вопросы восстановления утраченных уголовных дел и материалов отличаются безусловной практической значимостью. Несмотря на это, они не имеют надлежащего нормативного регулирования. Ни УПК, ни ведомственные нормативные акты Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел, Министерства юстиции Российской Федерации не предусматривают порядка восстановления утраченных уголовных дел.

Объяснение этому видится в двух причинах. Во-первых, в современной практике факты утраты дел, как правило, широко не афишируются. Руководители след- ственных подразделений стараются не выносить «сор из избы». Если возможно повторно допросить участников процесса, приобщить к делу копии документов, частично пересоставить их по памяти, этим непременно воспользуются, и дело не будет считаться утерянным. Для государственной отчетности многие случаи утраты уголовно-процессуальных производств остаются латентными. Не имея адекватного статистического отражения, они не воспринимаются законодателем масштабно, в каче-

1 Постановление № 599п96пр по делу Сахабутдинова // Обзор законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за 2 квартал 1996 г., утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 11 сентября 1996 г.

23

стве актуальной проблемы. Во-вторых, на протяжении многих лет за неимением специальной процедуры восстановления уголовно-процессуальных материалов в этих целях применяются общие нормы. Частично они оказываются для этого вполне пригодными, частично - нет. Восстанавливая уголовные дела, каждое следственное подразделение идет своим путем, ориентируясь на общие условия и порядок предварительного расследования. Однако в силу специфики восстановительного производства они не всегда могут быть применены в нем по аналогии. Существенные особенности, кроме того, здесь имеют доказывание и принятие решений.

В некоторых случаях правоохранительные органы вынуждены прибегать к «грубой аналогии», когда имеющаяся норма не применяется в соответствии с точным ее смыслом, а приспосабливается к ситуации. Естественно, что такой метод не может не повлечь за собой необоснованных ограничений прав и законных интересов участников процесса. Тем не менее практика не ставит перед законодателем вопрос об урегулировании относительно новых (точнее, «теневых») для уголовного судопроизводства отношений, реально возникающих в ходе восстановительного производства. Случаи восстановления утраченных дел, ставшие известными вышестоящим следственным органам, детально не анализируются, происходит простая констатация того, что такие дела направлены в суд . Не исключено, что это проявление правового нигилизма, отсутствия устойчивого привыкания к действиям в строгом соответствии с правовой нормой. В предисловии Комментария к УПК РСФСР В.Т. Томин остро заметил, что «в современных условиях особенно велик разрыв между текстом нормы и практикой ее применения» .

См., напр.: Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. - М. - № 2 (91). -1997.-С.-126- 127.

2 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томина. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 1999. - С. 6, 7.

24

В наше поле зрения попала лишь одна статья, непосредственно посвященная проблеме восстановления утраченных уголовных дел1. Констатируя неединичность случаев исчезновения уголовных дел по самым различным причинам (утеря, уничтожение в результате стихийных бедствий, умышленное хищение заинтересованными лицами), П. Купко подчеркивает разнообразие практики восстановления дел, являющееся следствием правового вакуума. Для иллюстрации он подробно анализирует известный ему случай пропажи дела, имевший место в линейном суде Южной ж. д. в 1937 г. Верховный Суд СССР отменил приговор этого суда и направил дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства. При подготовке вторичного рассмотрения дело было утеряно. В течение месяца суд своим аппаратом разыскивал дело, полагая, что оно было ошибочно куда-нибудь заслано или заложено в архив. Затем по поручению прокурора проводилось расследование факта и причин пропажи дела, которое длилось несколько месяцев. Подсудимый все это время находился под стражей. Только после окончания служебного расследования началось восстановление уголовного дела, в дальнейшем прекращенного!

Было предложено регламентировать в УПК порядок восстановления пропавших уголовных дел, который должен заключаться в следующем1.

  1. Если уголовное дело пропало во время производства предварительного следствия и причина пропажи дела ясна (уничтожение пожаром и т.п.), следственный орган оформляет соответствующими документами факт пропажи дела и, независимо от того, будет ли производиться расследование самого факта пропажи, выносит постановление о восстановлении дела. К этому постановлению приобщается наблюдательное производство прокуратуры по пропавшему делу, и следователь приступает к восстановлению пропавшего дела путем производства необходимых следственных действий. В то же время разрешается вопрос о том, подлежит ли из-

1 См.: Купко 77. О порядке восстановления утерянных уголовных дел // Соц. законность. - 1940. -№ 4. - С. 55 - 56.

25

менению избранная мера пресечения. Если ведется расследование о причинах пропажи дела, то, в зависимости от обстоятельств дела, расследование может быть объединено с производством по восстановлению дела или вестись отдельно.

  1. Если дело пропало из суда до рассмотрения его по существу, судья, оформив пропажу соответствующим актом, должен направить этот акт органам следствия для производства расследования по поводу пропажи дела. В то же время он должен внести на разрешение распорядительного заседания суда вопросы о необходимости восстановления дела и о мере пресечения в отношении обвиняемого, если последний содержится под стражей. Если причина пропажи дела ясна, распорядительное заседание должно разрешить вопрос о восстановлении дела немедленно и положительно.

Отдавая должное новаторским идеям автора цитируемой статьи, обратим внимание, что он охватил далеко не весь порядок восстановительного производства, а только начальную его часть. Публикация исследует такие проблемные вопросы: нужно ли выносить специальное постановление о восстановлении пропавшего дела; какой орган должен это сделать, суд или орган следствия, если о пропаже дела последним производится специальное расследование; когда может быть вынесено такое постановление; подлежит ли изменению (и чьей властью) мера пресечения, избранная обвиняемому.

В настоящее время не все знают, что раннему советскому уголовному процессу известна попытка нормативного регулирования восстановительного производст- ва. Циркуляром Наркомата юстиции РСФСР № 9 от 6 января 1925 г. была утверждена Инструкция о порядке восстановления утерянных, уничтоженных или похищен-ных производств по судебным делам . В ней регламентировалось три блока вопросов: первый - категории дел, подлежащих восстановлению; второй - порядок восста-

Учитывая библиографическую редкость издания, приводим предложения автора с незначительными сокращениями. 2 См.: Сборник циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922 - 1925 г.г. - М., 1926. - С. 146 - 148.

26

новления и собирания доказательств; третий - восстановление ранее принятых решений.

В рамках первого блока вопросов в Инструкции сформулировано принципи- альное правило об обязательности восстановления всех утраченных уголовных дел. Вне восстановленного дела исключалось принятие решения о признании лица виновным в совершении преступления. Однако наряду с этим предусмотрены исключения из общего подхода, вытекающие из вида производства, обстоятельств совершенного преступления и предполагаемого по делу решения, а также стадии процесса, на которой произошла утрата.

Согласно п. 2 Инструкции уголовные дела, возбуждаемые не иначе как по жа- лобе потерпевшего и подлежащие прекращению в случае его примирения с обвиняемым (в современной трактовке - дела частного обвинения), равно как и гражданские дела, восстанавливались лишь по заявлению сторон или по требованию прокурора. Истцы или потерпевшие могли взамен ходатайства о восстановлении1 дела предъявить новый иск или подать новую жалобу. Однако, суд, по ходатайству обвиняемого или ответчика, по таким делам мог, не давая движения новому делу, признать необходимым восстановить утраченное производство по первоначальному делу. Возможность рассмотрения дела частного обвинения без материалов предварительного расследования обусловлена правом суда непосредственно исследовать доказательства (главным образом - показания участников процесса) в судебном заседании. При возникновении существенных противоречий в полученных сведениях, затруднений в собирании иных фактических данных суд вправе признать необходи-

1 В Инструкции в двух случаях, в том числе и в этом, говорится о «возобновлении» дела. Анализ показывает, что термины «восстановление» и «возобновление» дела употребляются в ней как синонимы. В качестве синонимов они употреблены также в юридическом словаре, в котором понятие «возобновление утраченных уголовных дел» раскрыто следующим образом: «Возобновление утраченных дел - восстановление производства по уголовным и гражданским делам, утраченным вследствие пожара, военных действий или пропавшим по какой-либо иной причине» // Юридиче-

27

мым представление ему материалов предварительного расследования, т.е. принять решение об их восстановлении.

Пункт 4 Инструкции предусматривал, что уголовное дело не подлежало вос- становлению, если орган, в производстве которого оно находилось, признавал, что данное дело должно было быть прекращено по ряду оснований, указанных в законе. К таким основаниям относились обстоятельства, исключающие производство по делу (смерть обвиняемого, примирение обвиняемого с потерпевшим по делам частного обвинения или за отсутствием жалобы по таким делам, за истечением срока давности, за отсутствием состава преступления, вследствие акта амнистии), а также случаи, когда не были добыты доказательства для предъявления обвинения конкретному лицу. При наличии оснований орган расследования выносил мотивированное постановление о прекращении утраченного дела. Разрешение вопроса о невозобновлении (прекращении) дела судом производилось с обязательным извещением прокурора, неявка которого не останавливала разрешения данного вопроса. Постановления и определения о невозобновлении (прекращении) дела могли быть обжалованы в об- щеустановленном порядке.

Восстановление производств по делам, по которым уже постановлен приговор, не вступивший в законную силу, в случае обжалования приговора производилось кассационной инстанцией лишь в тех пределах, в которых она (после ознаком- ления с кассационной жалобой или протестом, если они сохранились, или после подачи новой жалобы или протеста) признает это необходимым для слушания дела.

Восстановление производств по делам, по которым приговор вступил в законную силу, касалось лишь приговора, но суду, постановившему приговор, и всем вы- шестоящим инстанциям предоставлялось право в особо исключительных случаях признать необходимым восстановить производство по такому делу как в части, так и полностью.

ский словарь. Под общ. ред. П.И. Кудрявцева. (Редактор раздела «уголовно-процессуальное право» Д.С. Карев). Том 1. А-Н. 2 изд. - М. 1956.-С.125.

28

Во втором блоке содержащихся в Инструкции нормативных предписаний приведены общие установки по поводу средств и процедуры восстановления утраченных уголовных дел. Важным для понимания сущности восстановительного производства является указание, что судебные и следственные органы, а равно - органы дознания должны использовать при восстановлении дела все доступные меры к собиранию необходимых материалов (п. 7). Конкретизируя названное дозволение, Инструкция говорит о том, что органы, восстанавливающие дела, осуществляют это, в частности, «указывая сторонам на необходимость представления ими тех или иных данных, облегчая им путем выдачи соответствующих удостоверений получение нужных документов, справок и т.д. из других учреждений». В современной законо- дательной трактовке таким способам собирания сведений о фактах (ст. 70 УПК) тождественны истребование и представление доказательств. Не являясь следственными действиями, эти средства позволяют органам, ведущим уголовный процесс, получать необходимые письменные материалы и предметы без применения процессуального принуждения. Обладая большой схожестью, истребование и представление различаются по тому, кто выступает инициатором приобщения к делу фактических данных. Если это государственные органы, осуществляющие судопроизводство, имеет место истребование, если иные физические и юридические лица - представление доказательств1. Текстуально анализируемое положение Инструкции ближе к истребованию, поскольку в нем говорится об исходящем от следственных органов предложении сторонам представить необходимые данные. Однако вывод о том, что инициативное представление должностными лицами и гражданами документов и материалов исключается, был бы, на наш взгляд, результатом чрезмерно формального толкования нормативного акта.

О соотношении понятий «истребование» и «представление» доказательств см. подробнее: Нико-люк В.В., Калъницкий В,В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела. - Омск, 1990. - С. 5 - 74; Пономаренков В.А. Проблемы представления и использования доказательств. - Саратов, 1998. - С. 3 - 20; Калъницкий В.В. Следственные действия. -Омск, 2001.-С. 97-102.

29

Дважды циркуляр Наркомюста упоминает о производстве следственных дей- ствий - основном способе собирания доказательств по уголовным делам. «В случае надобности, - записано в п. 9 документа, - могут быть допрошены в качестве свидетелей все лица, присутствовавшие при производстве судебных или следственных действий, а в крайних случаях - даже лица, производившие по делу дознание, следствие… входившие в состав суда по рассмотрению данного дела, с тем, чтобы означенные лица в дальнейшем не участвовали в продолжении этого дела». Целью такого допроса являлось получение информации об обстоятельствах ранее произведенного расследования. В предмет показаний допрашиваемых лиц входили сведения о выполнявшихся по делу следственных, иных процессуальных, организационных действиях и полученных результатах, о принятых решениях. Не исключено, что в показаниях могли содержаться фактические данные о событии преступления и иных обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Их использование по восстановленному делу в качестве производных доказательств закону не противоречило. Однако, безусловно, требовалось быть осторожными при оценке их достоверности и стре- миться к отысканию первоисточников.

Второе обращение к следственным действиям как средствам собирания дока- зательств связано с указанием на возможность их повторения. «В тех случаях, когда соответствующий судебный или следственный орган, - говорится далее в Инструкции (п. 11), - исчерпает все средства к восстановлению дела и собранный материал будет недостаточен, он может прибегнуть к повторному производству уже проводившихся судебных или следственных действий, поскольку это представляется необходимым для дальнейшего движения дела (дознание, следствие, проверка доказательств по гражданскому делу, допрос свидетелей, экспертиза, осмотр на месте, судебное рассмотрение дела)». Очевидно, что содержащееся в скобках перечисление, которое по логике изложения должно содержать перечень следственных действий, могущих быть проведенными повторно, включает неоднородные категории. В нем наряду со следственными действиями указаны формы предварительного расследования и стадия процесса. Следственных действий можно насчитать три: допрос, ос-

30

мотр и экспертиза. Возникает, правда, потребность конкретизировать: какие виды осмотра позволялось осуществлять повторно (только ли осмотр места происшествия) и какие субъекты могли быть допрошены вторично (только ли свидетель). Скорее всего, имелись в виду различные варианты этих следственных действий. Более того, можно предположить, что не возбранялось повторное производство и других действий, и даже расследования в целом. Дознание, следствие, судебное рассмотрение дела в группу повторных действий (повторной деятельности), на наш взгляд, вошли не случайно.

Интересную информацию дает анализ п. 12 Инструкции, в соответствии с ко- торым «удостоверение обстоятельств, имевших место в судебном заседании, может производиться в порядке ст. 81 УПК». Эта статья регулировала порядок принесения и рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания. Но коль скоро протокол судебного заседания не только фиксирует ход процесса, но и является источником доказательств, замечания могли касаться и правильности записи показаний допрошенных в суде лиц. Тем самым в ходе восстановительного производства (осознанно или нет) давалась возможность восстанавливать доказательства «по памяти».

Кроме указания на способы собирания доказательств Инструкция содержала другие методические и процессуальные элементы порядка восстановления дел. В частности, определялись направления поиска материалов, подлежащих истребованию. В качестве таковых рекомендовано было использовать «оставшиеся части производства (если дело утрачено не полностью), копии документов и бумаг, имевшихся в деле, если они даже не заверены в установленном порядке, справки других учреждений и проч.».

Принципиально важным для осмысления сущности восстановительного про- изводства по замыслу составителей Инструкции (и актуальным на современном этапе) является положение п. 10 о том, что «все указанные материалы по восстановлению дела подлежат свободной оценке органов, производящих восстановление дела, а равно тех, на рассмотрение которых это дело поступит в дальнейшем». Здесь следует акцентировать внимание на словах «все материалы», позволяющих судить, что

31

результатом восстановительной деятельности будет совокупность как ранее полученных, так и вновь собранных фактических данных.

Порядок восстановления дела включал и указание на то, что участникам про- цесса (сторонам), пропустившим какой-либо срок по делу вследствие его утраты, «указанный срок должен быть восстановлен в порядке ст. 87 УПК», т.е. постановлением следователя или определением суда, в производстве которого находится дело.

Третий блок нормативных положений Инструкции посвящен восстановлению решений. «Приговоры, решения, определения и постановления судебно- следственных органов, - предписывалось в ней (п. 13), - могут быть восстановлены также по памяти должностными лицами или составом суда, их вынесшим». Эта лаконичная формулировка порождает множество вопросов, обусловленных разнообразием принимаемых по делу решений. Не ясен алгоритм действий следователя и суда по дальнейшему исполнению ранее приведенных в исполнение решений, восстановлению решений уже исполненных, контролю за их обоснованностью и другим процедурным вопросам. Порядок восстановления решений по памяти не урегулирован, за исключением восстановления приговора. Проект восстановленного приговора вносился в судебное заседание с вызовом сторон и прокурора, где он после ознакомления с дополнительными данными, если таковые были представлены, и заслушивания объяснений сторон и заключения прокурора или утверждался, или изменялся, или отвергался. Этот приговор мог быть обжалован в установленном порядке.

Оценивая Инструкцию Наркомюста РСФСР о порядке восстановления утерянных, уничтоженных или похищенных производств по судебным делам в целом, необходимо подчеркнуть ее высокую ценность для осмысления организационных и процессуальных проблем восстановления утраченных дел на современном этапе. Исторический факт ее существования легализует саму проблему восстановительного производства.

Однако ввиду недостаточной проработанности в Инструкции процедурных вопросов, дискуссия о том, сохранила ли она в настоящее время юридическую силу, на наш взгляд, лишена практического смысла. Не вызывает сомнений, что сегодня

32

порядок восстановления утраченных уголовно-процессуальных производств нуждается в подробной самостоятельной нормативной регламентации. Требуют разрешения такие вопросы: юридическая сущность производства по восстановлению утраченного уголовного дела; его начало и сроки; субъекты; особенности доказывания фактических обстоятельств (повторяющего ранее произведенное доказывание - доказывание «след в след», а также содержащего элементы нового самостоятельного расследования); процедура принятия и документального подтверждения фактически исполняющихся ранее принятых уголовно-процессуальных решений и многие другие.

Форма закрепления института восстановительного производства может быть разной. Предпочтительнее всего включить в УПК отдельную главу, однако, возможны и другие варианты. Так, в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР имеется приложение 2 «Восстановление утраченного судебного или исполнительного производства». В этом приложении, состоящем из семи лаконичных статей, указывается на принципиальную возможность полного либо частичного восстановления утраченного судебного или исполнительного производства, называются некоторые способы восстановления информации (истребование копий, допросы в качестве свидетелей лиц, присутствовавших при совершении процессуальных действий, а в необходимых случаях - лиц, входивших в состав суда, рассматривавшего дело), предусматривается основание прекращения разбирательства заявления о восстановлении производства, разрешается вопрос о судебных расходах. Нетрудно видеть, что приложение к ГПК восприняло основные идеи восстановления утерянных производств, заложенные в Инструкции Наркомюста, и фактически не развивает их, хотя, на наш взгляд, потребность в этом имеется.

Предложения по нормативному регулированию восстановления утраченных уголовных дел, безусловно, должны опираться на исследование сущностных, процедурных, организационных и других содержательных и сопутствующих вопросов деятельности государственных органов в подобных ситуациях. Подробнее о них пойдет речь в главе 3 диссертации.

33

§ 2 Понятие, виды и содержание деятельности по восстановлению утраченных уголовных дел

Правильное определение понятия деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по восстановлению утраченных уголовных дел невозможно без выявления ее правового содержания. О содержании же восстановительной деятельности, в свою очередь, однозначно судить весьма сложно, поскольку нет ее полного законодательного регулирования. Поэтому мы будем опираться на исторический нормативный материал, порядок восстановления утраченного судебного или исполнительного производства в гражданском процессе, а также на теоретический анализ реальных действий по восстановлению уголовных дел органов, осуществляющих уголовное судопроизводство.

С указанных позиций вновь обратим внимание на отдельные положения Ин- струкции о порядке восстановления утерянных, уничтоженных или похищенных производств по судебным делам Наркомюста РСФСР, позволяющие усматривать в восстановительной деятельности элементы (порой они значительны) копирования ранее существовавшего уголовного дела. Так, в п. 2 Инструкции говорится, что восстановление дел частного обвинения производится по заявлению сторон, которые вместо такого ходатайства могут подать новую жалобу. Производство по новой жалобе, состоящее в свободном, не ограниченном прежними пределами доказывания установлении обстоятельств преступного события, выступало своего рода альтернативой содержанию восстановительных действий. Повторного, не связанного с предыдущим, рассмотрения дела порой оказывалось недостаточно для суда, и он мог по этой причине, «не давая движения новому делу, признать необходимым восстановить утраченное производство по первоначальному делу».

Восстановление производств по делам, по которым постановлен приговор, не вступивший в законную силу (п. 6 Инструкции), вынужденно сведется также только

34

к воспроизведению ранее собранных материалов дела, поскольку наличие неотме-ненного приговора препятствует собиранию доказательств по тем же самым обстоятельствам преступного события. Доказательственные данные восстановленного дела не могут быть другими, поскольку это будет противоречить фундаментальному правилу о том, что суд основывает приговор на доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании (ч. 2 ст. 301 УПК), и автоматически повлечет отмену приговора ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (ст. 344 УПК). Таким образом, и здесь содержание восстановительной деятельности ограничивается копированием материалов.

Интересную информацию для понимания позиции составителей Инструкции по вопросу о сущности восстановительной деятельности дает сопоставление пп. 9 и 11. В первом говорится, что в качестве материалов для восстановления дела должны быть использованы оставшиеся части производства, копии документов и бумаг, имевшихся в деле, справки других учреждений, т.е. речь идет о «техническом» восстановлении. Далее разрешается допросить в качестве свидетелей всех лиц, присутствовавших при производстве судебных или следственных действий и производивших по делу дознание или следствие. Очевидно, что предметом показаний таких лиц будут не обстоятельства преступления непосредственно, а их отражение в имевшихся ранее источниках доказательств. Цель допроса - подтвердить наличие в прошлом определенной процессуальной деятельности и ее результаты. Это более сложная, не буквальная, но все же форма копирования. Она изначально не предполагает получение напрямую информации о преступлении, поскольку (это вытекает даже из состава участников) имеет другой «предмет доказывания».

Из пункта 11 Инструкции видно, что именно эта (по сути, копировочная) дея- тельность является собственно восстановительной. Иначе трудно истолковать слова, что в тех случаях, когда соответствующий судебный или следственный орган исчерпает все средства к восстановлению дела и собранный материал будет недостаточен, он может прибегнуть к повторному производству судебных или следственных действий. В подтверждение своего вывода сошлемся на ст. 6 приложения 2 к ныне дей-

35

ствующему ГПК, который, как уже подчеркивалось, воспринял идеи Инструкции Наркомюста. «При недостаточности собранных материалов, - говорится в приложении, - для точного восстановления утраченного производства (выделено мною. -Н.Е.) суд определением прекращает разбирательство заявления о восстановлении производства. В этом случае заявитель вправе предъявить иск в общем порядке». Судебное разбирательство, состоящее в собирании и исследовании фактических данных о предмете гражданского спора, вынесено за рамки восстановительной деятельности.

Предвидя резонное возражение, что представление о содержании восстановления утраченных дел не может основываться на инструкции давних лет и нормах иной отрасли права, сошлемся на известную нам современную практику. По разным причинам, детальный анализ которых составляет самостоятельную задачу, восстановительная деятельность по уголовным делам, как правило, сводится к точному «воспроизводству» утраченных материалов. Уголовное дело воспринимается преимущественно в качестве совокупности определенного количества письменных документов, однако это верно отчасти.

Употребляя термин «уголовное дело» более тысячи раз, Уголовно- процессуальный кодекс в отдельных случаях отождествляет его с понятиями «материалы», «документы». Например: с материалами дела знакомятся, выписывают из него сведения (ч. 3 ст. 46), уголовное дело можно потребовать для проверки (п. 1 ч. 1 ст. 211), изъять полностью (п. 9 ч. 1 ст. 211), изъять из него документ (п. 5 ст. 214), в деле может отсутствовать необходимый документ (п. 7 ч. 2 ст. 345), документы к делу можно приобщить (ст. 292) и т.д. Законодатель использует словосочетание «уголовное дело» и в другом значении, как производство: «правосудие по уголовным делам» (ст.ст. 13, 14), «производство по делам ведется в общем порядке» (ч. 2 ст. 27), «дела могут быть соединены в одном производстве» (ч. 1 ст. 26) и др. Понятия «возбудить» и «прекратить» уголовное дело произошли от подразумеваемого «возбудить производство», «прекратить производство». В третьих ситуациях, когда законодатель говорит, например, о всестороннем, полном и объективном исследова-

36

нии обстоятельств дела (ст. 20), он имеет в виду исследование события преступления и других связанных с ним и подлежащих доказыванию обстоятельств. Так же истолковываются выражения «установление истины по уголовному делу» (ч. 1 ст.89), «большой объем» дела (ч. 3 ст. 129).

Перечень значений понятия «уголовное дело» можно продолжить, оно много- аспектно1. Но важен не сам этот факт, а акцент на недопустимость упрощения проблемы восстановления дела. Утрата уголовного дела не равна утрате совокупности документов. С утратой многих подлинных документов снижается степень достоверности зафиксированных в них фактических данных, искажается информация о способах собирания доказательств, возникают непреодолимые препятствия для восстановления документов - вещественных доказательств. Поскольку уголовно-процессуальная деятельность осуществляется в рамках правоотношений2, возникающих между участниками процесса на конкретном этапе судопроизводства и отраженных в документах предварительного расследования и судебного разбирательства, то с изменением правовой позиции, например, обвиняемого, потерпевшего,

См., напр.: Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. - Воронеж, 1984. - С. 8 - 9; Ксшьницкий В.В., Марфицин П.Г. К вопросу о понятии «уголовное дело» // Научный вестник Омской академии МВД России.-2001. - № 1 (13).-С. 31-33.

2 На возникновение в ходе уголовно-процессуальной деятельности правоотношений между ее участниками указывается практически во всех определениях уголовного процесса (См., напр.: Добровольская Т.Н., Чувилвв А.А. Особенности преподавания уголовного процесса в вузах МВД СССР. -М., 1985 - С. 6 - 13; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. - С. 30 - 31; Курс советского уголовного процесса. Общая часть. Под ред. АД. Бойкова и И.И.Карпеца. - М., 1989. - С. 45); Проф. В.П. Божьев наличие правоотношений выдвинул в характеристике уголовного процесса на первый план, расценив их в качестве основного сущностного признака этой деятельности. По его мнению, уголовный процесс - это установленная уголовно-процессуальным законом и основанная на демократических принципах система отношений ответственных за ведение уголовных дел государственных органов между собой, с представителями общественных организаций, гражданами и другими субъектами в связи с выполнением задач уголовного судопроизводства. (См.: Уголовный процесс. Под ред. В.П. Божьева. - М., 1998. - С. 4 - 5).

37

защитника их нельзя принудить повторить свои показания, ходатайства, жалобы и обязать подтвердить продублированные документы своей подписью.

Восстановительная деятельность происходит на другом отрезке времени, но также в рамках реальных правоотношений, когда реализованному праву одного субъекта процесса соответствует обязанность другого. При конкуренции позиций субъектов процесса в ходе первоначального и повторного (восстановительного) расследования предпочтение должно быть отдано, как представляется, последнему волеизъявлению. Изложенное не означает, что первичные действия и показания участников процесса, от которых они впоследствии предпочитают отказаться, не могут быть подтверждены в прежнем виде. Могут, но только объективными свидетельствами (ранее составленными копиями протоколов, ходатайств), а не принудительным воздействием, противоречащим их более позднему волеизъявлению. Таким образом, полное копирование ранее произведенного расследования в целях восстановления уголовного дела, имеющее преимущественно технический характер, входит в противоречие с формой (порядком) судопроизводства.

К констатации невозможности свести процедуру восстановления утраченного уголовного дела исключительно к шаблонному воспроизведению текстов находившихся в нем документов приводит также анализ ч. 2 ст. 1 УПК, регулирующей действие уголовно-процессуального закона «во времени». Согласно этой норме, при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий соответственно во время дознания, предварительного следствия либо рассмотрения дела судом. Данная законодательная формулировка обязывает органы, ведущие уголовный процесс, исходить из того, что, во-первых, в новых правовых условиях применяется только новое нормативное правило, во-вторых, действия, произведенные до изменения закона, и доказательства, полученные на их основе, сохраняют юридическую силу. «Ранее действовавший закон не может порождать

38

недопустимые доказательства, - правильно пишет Э. Клямко, - как нельзя объявлять незаконным ранее действовавший закон»1.

Будучи понятным в условиях «обычного» расследования, это положение обя- зывает к предельной внимательности при восстановительном производстве. В том случае, когда восстанавливаемое доказательство (протокол следственного или судебного действия, заключение эксперта, показания участника процесса) удается воспроизвести в точной, не вызывающей сомнения в достоверности копии, оно может быть использовано в дальнейшем доказывании и положено в основу приговора, даже при условии изменения порядка его собирания. В ситуации же, когда такой копии нет, воспроизводить документ в первоначальном виде не имеет смысла, поскольку на момент восстановления действует другое регулирование отношений. Отступить от данного требования можно лишь при «ужесточении» процедуры собирания доказательств в новом законе. Если порядок становится «либеральнее» для определенных участников, они имеют право заявить о безусловном восстановлении доказательства в новых правовых условиях, т.е. путем процессуального расследования.

Сделанный нами вывод о невозможности механического воспроизведения в одностороннем порядке («по памяти») ранее составленных и утерянных письменных документов полностью распространяются и на случаи, когда законодательство осталось прежним. Это связано с тем, что в другой период времени (на момент восстановления дела) субъекты процесса могут иначе использовать предоставленные им законом права, т.е. придать правоотношениям новое содержание. В этом проявляет-ся диалектика «содержания» и «формы» правоотношений.

1 Клямко Э. Обратная сила уголовно-процессуальных норм // Законность. -1997. - № 8. - С.48.

2 О содержании и форме правоотношений см.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотно шения. М., 1975. - С. 144 - 145; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. - С. 34 - 35; Элькинд П. С. Еще раз к вопросу об уголовно-процессуальной форме // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе. -Ярославль, 1979. -С. 30.

39

Подводя итог сказанному, мы неизбежно становимся перед необходимостью признать, что такой способ восстановления утраченных уголовных дел, как воссоздание документов в первоначальном виде, применим в ограниченных пределах. Он распространяется, например, на случаи, когда в восстанавливаемых материалах выражено уже реализованное одностороннее волеизъявление государственных органов (решение о возбуждении уголовного дела, о соединении уголовных дел и др.). Здесь допустимо как точное копирование, так и «копирование по памяти»1. В остальных случаях допустимо лишь точное копирование, буквально и достоверно воспроизводящее утраченный процессуальный документ.

В гражданском судопроизводстве имеется самостоятельный способ восста- новления утраченных судебных или исполнительных производств. В силу специфики гражданского процесса он не может быть в настоящий момент реализован при восстановлении уголовных дел, однако в постановочном плане, с учетом развития состязательности предварительного и судебного следствия представляет интерес. Этот способ тесно связан с процедурой «копирования» утраченного дела и реализуется до этапа повторного собирания доказательств.

Как уже отмечалось, в приложении 2 к ГПК РСФСР предусмотрено восста- новление судом утраченного судебного или исполнительного производства, осуществляемое по заявлению лиц, участвовавших в деле, а также по инициативе суда. В заявлении указывается, о восстановлении какого производства просит заявитель,

Копирование по памяти, на наш взгляд, не может быть распространено на решения, законность и обоснованность которых подлежит обжалованию в суд. Здесь требуется дословное воспроизведение формулировок описательно-мотивировочной и резолютивной частей постановления. После принятия Конституционным судом России ряда постановлений (частично реализованных в уголовно-процессуальном законодательстве) к таким решениям на стадии предварительного расследования относятся решения о производстве обыска, наложении ареста на имущество, продлении срока следствия, приостановлении расследования, прекращении дела и отказе в его возбуждении, избрании в качестве мер пресечения ареста и подписки о невыезде. О предмете судебного контроля на стадии предварительного расследования см.: Лебедев В. Судейская беспристрастность и социальный конт-роль за судом // Российская юстиции. - 2001. - № 7. - С. 3.

40

цель его восстановления и другие сведения. К заявлению прилагаются имеющиеся подлинники и копии документов. На основании представленных материалов дело о восстановлении утраченного производства возбуждают или отказывают в этом1. «Предмет судебной защиты по этой категории дел - не нарушенные или оспариваемые субъективные права, а охраняемые законом интересы. Не имея характера спорного производства, рассмотрение этих дел преследует только цель реконструкции утраченного производства. По этим делам нет истца и нет ответчика, а имеется заявитель, нет спора о праве гражданском»2.

Главным средством восстановления утраченного судебного или исполнитель- ного производства служат сохранившиеся письменные материалы, представленные участниками разбирательства и истребованные судом. В качестве свидетелей вызывают и допрашивают лиц, присутствовавших при совершении процессуальных действий в период рассмотрения утраченного производства, а в необходимых случаях -судебный состав. Слушание дела завершается вынесением решения о восстановлении утраченного производства либо о его прекращении. В решении о восстановлении «излагается сущность утраченных судебных документов»3. В дальнейшем, при условии достаточности материалов для точного восстановления дела, оно назначается к рассмотрению по существу. Если дело о восстановительном производстве прекращено, заявитель вправе предъявить иск в общем порядке.

Рациональное зерно восстановительной процедуры, предусмотренной другой отраслью права, состоит в том, что утраченные материалы восстанавливаются в

1 См.: Гражданский процессуальный кодекс; Комментарий / Под ред. проф. М.К. Треушникова. М. - 1996.-С. 551.

2 Крецу В. Рассмотрение дел о восстановлении утраченного судебного или исполнительного произ водства // Сов. юстиция. - 1988.- № 23. - С. 26.

3 Там же. - С.27. Приведенные рекомендации основываются на разъяснениях, содержащихся в п. 19 постановления Пленума Верховного Суда СССР № 10 от 1 декабря 1983 г. (с изм. и доп., внесен. пост. Пленума № 3 от 3 апреля 1987 г.) «О применении процессуального законодательства при рас смотрении гражданских дел в суде первой инстанции» // Сборник постановлений Пленумов Вер ховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. - М, 1995. - С. 119.

41 Г- ?’… -“;НХ*

процессуальном порядке, гарантирующем соблюдение прав и полный учет волеизъявления всех заинтересованных лиц. Это, в свою очередь, позволяет без ущерба для интересов сторон не восстанавливать все источники доказательств дословно, а ограничиваться признаваемой всеми (значит, впоследствии не оспариваемой) констатацией их сущности. Такой порядок напоминает не признанную в «традиционном» современном российском уголовном процессе «сделку», «соглашение сторон». Однако он не лишен перспективы. Уже сегодня при рассмотрении дел с участием присяжных заседателей при признании подсудимым своей вины возможно проведение сокращенного судебного следствия (ч.2 ст. 446 УПК). Кроме того, проект УПК РФ содержит главу 40 «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением», согласно которой по делам о преступлениях, наказываемых до трех лет лишения свободы, суд вправе при наличии такого согласия постановить приговор без проведения судебного разбирательства1. По- этому для целей рационализации процедуры восстановления уголовных дел «соглашение сторон» может быть предусмотрено и в настоящее время.

В условиях действующего законодательства второй составляющей восстано- вительного производства (наряду с допустимым копированием) является повторное производство следственных и процессуальных действий. По нашим представлениям, эта составляющая в большей степени, чем копирование, определяет содержание деятельности по восстановлению уголовных дел. Новое (продолжающееся в новых условиях) расследование, производимое в соответствии с требованиями УПК, является гарантией законности и объективности собирания доказательств. Оно осуществляется в рамках правоотношений всех участвующих в деле лиц, на основе законодатель-

См.: Уголовно-процессуальный кодекс // Российская юстиция. - 2001. - № 8. - С. 19. Сокращенное судебное следствие предусматривалось и УПК РСФСР 1923 г. Так, в ст. 282 говорилось, что «если подсудимый согласился с обстоятельствами, изложенными в обвинительном заключении, признал правильным предъявленное ему обвинение и дал показания, суд может не производить дальнейшего судебного следствия и перейти к выслушиванию прений сторон».

42

ства, действующего в период расследования, с предоставлением заинтересованным лицам права на судебное обжалование незаконных действий.

Повторное выяснение в ходе предварительного следствия одних и тех же об- стоятельств не противоречит уголовно-процессуальному законодательству. Лишь отдельные процессуальные действия ввиду их специфики, как будет показано ниже, имеют противопоказания к повторению.

Итак, деятельность следователя по восстановлению уголовного дела включает в себя несколько направлений. Первое. Обнаружение и приобщение к восстанови- тельному производству сохранившихся материалов ранее проведенного расследования. Оно реализуется путем: а) истребования (в суде, прокуратуре, у начальника следственного отдела, следователя, проводившего первоначальное расследование, в других следственных отделах, экспертных бюро, розыскных подразделениях) подлинных документов утраченного дела и их копий, поступивших в эти органы и должностным лицам соответственно при обжаловании действий и решений следователя, в силу требований закона в надзорное производство, в порядке предварительного ознакомления и контроля, для целей исполнения отдельных поручений, для проведения экспертиз и в силу других причин хранившихся отдельно от основного производства; б) повторного запрашивания в надлежащих учреждениях фактических данных, имевшихся в утраченном деле (сведений о судимости, справок о нахождении на учетах и т.д.; в) восстановления отдельных документов «по памяти», например, некоторых письменных решений следователя; г) восстановления документов по их отражениям в технических средствах фиксации информации (компьютерах, ау- дио- и видеозаписях).

Второе. Допросы лиц, участвовавших при проведении следственных действий по утраченному делу с целью восстановления фактических данных, полученных пер- воначально. Следователи и дознаватели могут быть допрошены как о результатах первичного расследования, так и об обстоятельствах утраты. Названные направления повторного расследования объединены единой задачей - максимально полно восстановить утраченные фактические данные. Условно эту деятельность (совокуп-

43

ность первых двух направлений) можно именовать воспроизведением, «копированием» ранее состоявшегося расследования.

Третье. Собирание новых фактических данных в соответствии с правилами процессуального доказывания. Поскольку восстановительная деятельность не может протекать вне правоотношений, возникающих между ее субъектами на момент повторного расследования, результаты восстановительного производства не всегда будут соответствовать материалам утраченного дела. Предмет и средства доказывания в рамках восстановительного расследования относительно самостоятельны. Восстановленные фактические данные (точнее сказать, те же данные, полученные либо из другого источника, либо из того же источника, но в других условиях) могут сочетаться с принципиально новыми сведениями, добытыми в результате нового (продолжающегося) расследования. Все эти данные (содержащиеся в копиях, повторенные в других источниках, полученные дополнительно) подлежат оценке со стороны следователя на основе его внутреннего убеждения с вытекающим отсюда правом на свободное принятие решений.

Таким образом, восстановительная деятельность на досудебном этапе сохраняет общие черты предварительного расследования, производимого по уголовным делам в обычном порядке. Как справедливо отмечается в юридической литературе, понятие предварительного расследования (следствия и дознания) не относится к числу дискуссионных и формулируется, по существу, одинаково. Под предварительным расследованием понимается одна из стадий уголовного процесса со своими специфическими задачами и границами1. Элементы предварительного расследова-

См.: Чувилвв А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по особенной части. - М, 1986. -С. 24; О понятии предварительного расследования, его содержании и структуре подробнее см.: Дьяченко М.С. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М., 1956. - С. 5; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. - М, 1965. - С. 308 - 309; Ефимичев СП. Содержание и структура стадии предварительного расследования // Уголовно-процессуальная деятельность и правоотношения в стадии предварительного расследования. - Волгоград, 1981. - С. 5 -

44

ния преобладают в восстановительной деятельности, хотя и сочетаются с действиями, несвойственными обычному производству. Здесь не возбуждается самостоятельное производство, преследующее единственную цель - буквально, точно восстановить все, что такому восстановлению подлежит, и предшествующее сбору информации по существу. Целесообразность введения такого порядка требует отдельного обсуждения, но коль скоро его нет, будем исходить из реально возможного.

Изложенный анализ содержания деятельности органов дознания и следствия по восстановлению уголовных дел позволяет прийти к выводу, что она представляет особую форму предварительного расследования, состоящую в повторном собирании доказательств об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, путем проведения следственных действий, истребования и приобщения представленных материалов (включая копии и подлинные материалы первоначального расследования), оценки их в совокупности и принятия новых решений либо подтверждения решений, принятых ранее.

Давая определение восстановительной деятельности по уголовным делам как особой форме предварительного расследования, не исключаем иные процедуры (виды) восстановления уголовных дел. Например, утрата уголовного дела, по которому имеется приговор, тем более вступивший в законную силу, может препятствовать проведению повторного следствия. Без отмены приговора восстановление материалов дела возможно в порядке, близком к восстановительному производству в гражданском процессе. При утрате протокольного производства или материалов предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях восстановительная деятельность будет иметь свою специфику.

Так, при утрате протокольного производства в пределах установленных для него сроков, содержание деятельности по восстановлению может быть определено

6; Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. - Киев, 1984. - С. 130 - 140; Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования России: прошлое, настоящее, будущее… -Омск, 1998.-С. 15.

45

по аналогии с восстановительной деятельностью в стадии предварительного расследования: на первоначальном этапе это - «копирование», т.е. воссоздание материалов в прежнем объеме, в дальнейшем - продолжение протокольного производства предусмотренными для него средствами1. В случае невозможности восстановления материалов для принятия итогового решения, должно быть возбуждено уголовное дело и произведено предварительное расследование. Если утрачено протокольное производство в завершенном виде (на этапе ознакомления с производством начальника органа дознания, прокурора или возвращенное судом органу дознания), то в этом случае осуществляется предварительное расследование. Но, следует заметить, не в особой его форме, характерной для восстановления утраченных уголовных дел, а в порядке обычного предварительного расследования.

Утрата материалов предварительной проверки, по которым решение не принято, в практике явление нередкое. Зачастую эти факты связаны с волокитой при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях. В таких ситуациях возможно получение материалов повторно. В тех же случаях, когда материалы восстановить не представится возможным, может быть принято только одно решение - о возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления. При этом возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица считаем проблематичным, поскольку в современной трактовке оно практически приравнено к уголовному преследованию2. Решение об отказе в возбуждении дела при отсутствии достаточных материалов представляется невозможным. Отказ в возбуждении уголовного дела должен

О средствах протокольного производства см.: Уголовный процесс / Под ред. Божьева В.П. - М., 1998. - С. 515 - 516; Басков В.И. Протокольная форма досудебной подготовки материалов. - М., 1989. - С. 22; Коломеец В.К, Кобяков В.М. Протокольное производство по УПК РСФСР. Текст лекций. - Свердловск, 1987. - С. 22.

2 Об этом свидетельствует ряд решений Конституционного Суда РФ и изменения и дополнения, внесенные в УПК Федеральным законом от 20 марта 2001 г ФЗ № 26 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод». // Собрание Законодательства. - 2001.- № 13-ст. 1140.

46

быть основан на достаточной совокупности достоверных фактических данных, подтверждающих наличие обстоятельств, исключающих производство по делу1. Более того всем заинтересованным лицам в соответствии с решением Конституционного суда предоставлено право знакомиться с материалами об отказе, которого они не могут быть лишены произвольно2. Отсутствие документов практически аннулирует право на обжалование решения и затрудняет проверку его законности и обоснованности.

Спектр проблемных вопросов возникает при определении содержания и сущ- ностных признаков восстановительного производства при утрате уголовных дел в судах. Причем порядок восстановительной деятельности, на наш взгляд, различается в зависимости от этапа судопроизводства, на котором утрачено дело. Очевидно, что следует различать процедуру восстановления дела, утраченного до назначения судебного заседания, в стадии судебного разбирательства (как до, так и после вынесения приговора), и по вступлении приговора в законную силу. Здесь, прежде всего, имеется в виду определенная сложность в разграничении компетенции суда и органов расследования, а также в установлении пределов повторного расследования.

По нашему мнению, суд не лишен права и имеет достаточно полномочий са- мостоятельно восстановить уголовное дело, не прибегая к возвращению его для организации расследования. Собственно восстановление до начала судебного заседания может осуществляться только путем «копирования» (воссоздания) уголовного дела. При этом было бы неправильно утверждать, что деятельность суда по обнаружению и истребованию копий, повторному получению сведений, находившихся в деле, является чисто технической, непроцессуальной. Полученные сведения в даль-

1 Об этом см.: Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск, 1993. - С. 149; Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. - М., 1973. -С. Ъ\Чувилев А. А., Добровольская Т.Н. Указ. соч. -С. 20.

2 См.: Определение Конституционного суда РФ от 6 июля 2000 г по жалобе гражданина Луценко Н,М. на нарушение его конституционных прав ч. 3 ст. 113 УПК РСФСР // Вестник Конституцион ного Суда РФ.-2001. - № 1.-С. 35-37.

47

нейшем будут использованы в качестве доказательств. В таком же режиме, на наш взгляд, подлежат восстановлению многие решения следователя. Те фактические данные, которые реально собираются (или были собраны в утраченном деле) исключительно путем производства следственных (судебных) действий, могут быть повторно получены судом только в рамках отдельного (восстановительного) судебного заседания. В действующем законодательстве нет аналогов такому виду судебной деятельности, речь по сути идет о самостоятельном восстановительном производстве, которое на перспективу нуждалось бы в правовом регулировании.

Неизбежно возникает вопрос об оценке легитимности такой судебной дея- тельности в свете состязательных начал уголовного судопроизводства, современной трактовки роли и назначении суда в исследовании доказательств1. Воссоздание судом уголовного дела, направленного в суд, безусловно, имеет элементы (признаки) преследования, поскольку среди прочих материалов будут собраны и материалы обвинения. Для ответа на поставленный вопрос примем во внимание две позиции. В соответствии с одной, суд вправе осуществлять такого рода деятельность, поскольку она предопределена пределами уже утвержденного прокурором обвинительного тезиса, возможно (при состоявшемся назначении судебного заседания) признанного достаточным для рассмотрения дела судом. Сбор фактических данных судом в рассматриваемой ситуации предопределен чрезвычайным обстоятельством - пропажей дела. Безоговорочное утверждение, что суду следует дистанцироваться от деятель- ности по восстановлению дела, было бы слишком категоричным. Уступая доводам противников данной позиции, можно придти к компромиссному варианту, допус-

V

’ Различные, порой диаметрально противоположные точки зрения на роль суда в состязательном процессе См..:Ефимичев С, Ефимичев П. Конституция Российской Федерации и ее толко вание Конституционным судом РФ // Уголовное право. - 1999. - № 3. - С. 108 - 112; Божьев В. «Тихая революция» Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации //Российская юстиция. - 2000. - № 10. - С.9 -11; Селезнев Н.В. Конституционный суд и уголовное судопроизводство: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. - М., 1999. - С. 29.

48 кающему восстановление дела судом по ходатайству государственного обвинения или потерпевшего.

Другой подход выражается утверждением, что такого рода деятельность с функциями суда не совместима («не судейское это дело»). В таком случае решение может быть только одно: возвращение уголовного дела для дополнительного расследования, сущность которого нами определена. И все- таки автором отдается предпочтение первой позиции. Усиливая аргументы в ее поддержку, сошлемся на принцип непосредственности судебного разбирательства, в силу которого в основу приговора могут быть положены доказательства, полученные и исследованные в суде с участием сторон.

Специфическим видом восстановительной деятельности будет воссоздание уголовного дела, по которому постановлен приговор. Вступивший в законную силу приговор является обстоятельством, исключающим производство по этому же делу (п. 9 ч. 1 ст. 5 УПК). Следовательно, для цели проверки законности и обоснованности приговора в порядке надзора восстановительная деятельность суда (равно как и органов расследования) допустима лишь посредством «копирования». С точки зрения восстановления уголовного дела наличие приговора, не вступившего в законную силу, имеет такие же последствия.

Все обозначенные процедуры, безусловно, нуждаются в исследовании. В рамках диссертации предпринята попытка рассмотреть проблемные вопросы наиболее распространенного порядка восстановления утраченных уголовных дел -так называемого особого предварительного расследования. Остальные производства рассматриваются лишь в пределах, предопределенных основной задачей исследования.

49

ГЛАВА 2. ВОССТАНОВЛЕНИЕ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ НА ДОСУДЕБНОМ ЭТАПЕ СУДОПРОИЗВОДСТВА

  • § 1 Общие условия производства по восстановлению уголовных дел

Производство по восстановлению утраченных уголовных дел как особая фор ма предварительного расследования во многом подчиняется общим условиям произ водства предварительного следствия, предусмотренным главой 10 УПК. Некоторые из них в восстановительном производстве не имеют специфики и применяются в том же значении, что и в обычном расследовании. Это относится, на наш взгляд, к полномочиям следователя и начальника следственного отдела (ст.ст. 127, 1271), при влечению общественности к участию в раскрытии преступлений (ст. 128), порядку разрешения отвода следователя (ст. 130), обязательности удовлетворения хода тайств, имеющих значение для дела (ст. 131), участию специалиста, переводчика, понятых (ст.ст. 133’, 134, 135), признанию потерпевшим, гражданским истцом (136, 137), привлечению в качестве гражданского ответчика (ст. 138), принятию мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений (ст. “* 140), порядку протоколирования следственных действий (ст. ст. 141, 142), примене-

нию звукозаписи при допросе (ст. 141 УПК).

Другая часть общих условий либо имеет значимые особенности, требующие отдельного регулирования применительно к рассматриваемому виду расследования (начало и сроки предварительного следствия - ст.ст. 129, 131 УПК), либо нуждается в комментировании, адаптирующем их к данному производству (соединение и выделение уголовных дел - ст. 26 УПК, недопустимость разглашения данных предварительного следствия - ст. 139 УПК). Отдельно можно выделить те общие условия, которые при желании законодателя могли бы в целях повышения эффективности восстановительного производства получить иное регулирование (обязательность предварительного следствия и подследственность - ст. 126 УПК).

50

Начало восстановления утраченного дела. По общему правилу, предусмот- ренному ст. 129 УПК, начало предварительного следствия связывается с возбуждением следователем уголовного дела и принятием его к своему производству. При возбуждении уголовного дела другим субъектом (прокурором, судом) следователь обязан немедленно принять поступившее к нему дело к своему производству и приступить к расследованию. Эти решения оформляются постановлениями.

При утрате уголовного дела вопрос о его повторном возбуждении не возникает. В этом нет практической необходимости, потому что решение о возбуждении дела легко подтверждается учетными сведениями или имеющейся в надзорном про- изводстве копией. Новое решение как бы выведет за границы предварительного расследования предшествующую деятельность по собиранию доказательств и сделает невозможным использование их в производном виде.

Вместе с тем нештатная ситуация требует обозначения в процессуальном по- рядке. Иного не дано, если относиться к восстановительному производству как к полноценному этапу судопроизводства, на который распространяются все принципы уголовного процесса и конституционные гарантии прав и законных интересов его субъектов.

Факт утраты уголовного дела не должен оставаться в тайне ни от руководителей следственного аппарата и органов прокуратуры, ни от участников уголовного процесса. Предварительное расследование - официальная публичная деятельность, подконтрольная и поднадзорная в установленном порядке соответствующим субъектам. Уведомление начальника следственного отдела и прокурора об утрате материалов является не только служебной, а в первую очередь процессуальной обязанностью органов расследования, логически вытекающей из их правового статуса1.

1 О взаимоотношениях следователя с начальником следственного отдела и прокурором, из которых, на наш взгляд, вытекает сделанное предложение см.: Гуляев П.А. Следователь в уголовном процессе. - М., 1971.-С. 99, 104, 105.

51

Еще раз подчеркнем, что уголовно-процессуальная деятельность не может осуществляться односторонне, вне рамок правоотношений, возникающих между государственными органами и гражданами. Будучи вовлеченными в расследование, субъекты процесса имеют право быть информированными о том, что собранные с их участием фактические данные (либо ставшие им известными в ходе ознакомления с материалами дела), на которые они рассчитывали для защиты своих интересов, перестали существовать в первоначальном виде. Таким правом, на наш взгляд, обладают обвиняемый (подозреваемый), защитник, потерпевший, представитель потерпевшего, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители1.

В качестве аргумента против тезиса о невозможности проводить восстановление утраченных фактических данных односторонне, без вступления в установленном законом порядке в правоотношения с субъектами уголовного процесса, нельзя использовать (как иногда считают практические работники) положения ст. 139 УПК о недопустимости разглашения данных предварительного следствия. Анализ этой статьи в сочетании с нормой ст. 310 УК России, предусматривающей уголовную ответственность за разглашение данных предварительного расследования, позволяет заключить, что в ней идет речь о запрете разглашать «вовне» ставшие известными участникам процесса сведения, но не о лишении права на доступ к информации по мотивам сохранения ее в тайне. Из двух формул: «знать и не разглашать» и «оставить в неведении, чтобы избежать разглашения», безусловно, следует выбрать первую как адекватно отражающую сущность закона.

Понятие «данные предварительного следствия (расследования)» - категория многоплановая. Она включает в себя фактические данные, образующие содержание

Определяя концептуальные положения, подлежащие реализации в новом уголовно- процессуальном законодательстве, B.C. Шадрин не менее актуальным считает формирование практики, соответствующей современным требованиям обеспечения прав личности. На его взгляд, практическая деятельность по реализации предписаний закона не должна приводить к ограничению прав личности при любой коллизии между интересами личности и государства (См.: Его. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1999. - С. 46).

52

доказательств, следственные версии, планы мероприятий, информацию о движении дела и все другие сведения процессуального, тактического или организационного характера, в той или иной степени относящиеся к проводимому расследованию. Думается, что в этом ряду находится и информация об утрате уголовного дела. В соответствии с ч. 2 ст. 139 УПК следователь вправе (при наличии в том практической необходимости) предупредить обозначенных в ней субъектов процесса о недопустимости разглашения без его разрешения этого факта.

Итак, общее условие предварительного расследования, раскрывающее про- цессуальный порядок его начала, имеет существенное значение и для восстановительного производства. Реализация этого правила зависит от объема утраченных материалов. Целесообразно различать полную и частичную утрату уголовного дела. Эти понятия являются оценочными. Их разграничение вытекает не из количественного измерения (большая или меньшая часть листов дела), а из анализа утраченных доказательственной базы и принятых решений. Вряд ли у кого-нибудь вызовет сомнение, что полной утратой уголовного дела является потеря производства, по которому предварительное следствие признано законченным, а собранные доказательства - достаточными для составления обвинительного заключения (ст. 200 УПК), тем более, если участники процесса ознакомились с материалами дела и обвинительное заключение составлено. Резонно отнести сюда и случаи, когда по делу было предъявлено обвинение или имелись основания для его формулирования, в том же ряду -утрата дела в отношении арестованного обвиняемого. Перечень примеров может быть продолжен. Ситуации, когда утрата уголовного дела по обвинению лица в со- вершении одного преступления не будет признана полной, встречаются редко, число их, выражаясь математическим языком, «стремится к нулю».

Могут спросить, почему автор связывает понятие «полная утрата уголовного дела» с оценкой собранных доказательств в совокупности с учетом значимости принятых решений, в то время, когда имеется, казалось бы, абсолютно определенный и формальный критерий - наличие или отсутствие среди утраченных материалов постановления о возбуждении уголовного дела. В таком рассуждении имеется доля

53

истины, и первоначально оно рассматривалось как единственно верное и, главное, самое простое с позиций правоприменения. Данный тезис легко подкрепляется ссылкой на закон (ст. 116 УПК), где, говорится, что если дело возбуждено без законных поводов и оснований, прокурор своим постановлением отменяет постановление следователя или органа дознания, отказывая в возбуждении уголовного дела, либо прекращает дело, если по нему были произведены следственные действия. Итак, уголовное дело существует, когда постановление об его возбуждении «дополнено» реальными действиями (закон назвал только следственные, но, надо полагать, имеются в виду и другие) по собиранию доказательств. Исходя из этого, возбужденное дело, в котором осуществлен минимум практических действий по собиранию доказательств (достаточно одного) является полноценным делом. При установлении незаконности и необоснованности решения о начале расследования его нельзя отменить (оно реализовано), производство можно лишь прекратить.

Признавая разумность приведенных доводов, обратим внимание на различную природу прекращения уголовного дела и его восстановления. Восстановление продолжает ранее начатое расследование, развивает доказательственную базу, используя ранее собранные и вновь полученные фактические данные, а не прекращает его. Утратив уголовное дело, органы расследования теряют два вида сведений: а) об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу (доказательства) и б) о принятых решениях, среди которых первостепенное значение имеют решения, ограничивающие права и интересы граждан и сопровождаемые применением мер принуждения. Если же по возбужденному уголовному делу произведены одно или несколько следственных действий (например, допросы предполагаемых очевидцев), которые не дали относящихся к предмету доказывания фактических данных и не привели к принятию решений, с позиций сущности восстановительного производства такая утрата незначительна. Восстановление такого дела осуществимо односторонними организационными мерами. По нашему мнению, здесь можно говорить о формальной утрате уголовного дела.

54

Понятия «частичная утрата» и «полная утрата» уголовного дела соотносятся как подобные, их содержательные характеристики совпадают, различается лишь объем.

В уголовно-процессуальном законе о части дела говорится применительно к изменению обвинения. Согласно ч. 2 ст. 154 УПК, если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает дело в этой части. По сложившимся представлениям, под частью обвинения в данном случае подразумевается обвинение, квалифицируемое самостоятельной статьей Уголовного кодекса. «Частичное прекращение дела существует постольку, - пишет Ф.Н.Фаткуллин, - поскольку по нашему законодательству допускается соединение в одном производстве материалов о совершении одним человеком ряда самостоятельных деяний, а равно о преступлениях сразу нескольких лиц»1. Бесспорно, что утрата материалов в объеме, влекущем при неподтверждении обвинения частичное прекращение дела, может быть признана частичной утратой.

В отличие от института изменения обвинения, в котором подлежащие исклю- чению неподтвердившиеся факты (эпизоды) преступной деятельности не входят в понятие «часть дела», для целей определения объема утраченного уголовного дела -это все же его часть. Частичная утрата дела имеет место, когда определенный объем фактических данных и принятых решений (не обязательно совпадающий с уголовным преследованием за конкретное уголовно наказуемое деяние) сохранился. Оставшиеся материалы должны подтверждать основные решения по делу.

Полная утрата уголовного дела, на наш взгляд, требует вынесения самостоя- тельного постановления о восстановлении дела. Вынесение постановления позволит

Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. - М, 1971. - С. 64. Аналогичную позицию см.: Громов Н.А., Николайченко В.В., Соловьев В.В. Предъявление, изменение, дополнение обвинения и допрос обвиняемого. - Саратов, 1993. - С. 42; Соловьева Т.А. Частичное прекращение дела - средство аннулирования уголовной ответственности // Применение норм процессуального права (Процессуальные средства реализации уголовной ответственности). - Свердловск, 1977. - С.75 - 77.

55

не только констатировать факт пропажи дела, но и определить, кем и в какие сроки будет осуществляться его восстановление. В постановлении может содержаться информация о пределах восстановления дела и используемых для этого средствах. Вынесенное постановление предоставит следователю неоспоримое право на истребование в правоприменительных органах копий тех материалов ранее проводившегося расследования, которые им направлялись в соответствии с законодательством и ведомственными нормативными актами. Названное постановление может быть вынесено органом дознания, следователем, начальником следственного отдела по согласованию с прокурором либо непосредственно прокурором, а также судом.

В случае выявления факта утраты приостановленного уголовного дела решение о его восстановлении может быть выражено несколькими способами. Первый способ включает в себя вынесение постановления о восстановлении уголовного дела, а также самостоятельное решение, предопределенное ситуацией: либо об отмене постановления о приостановлении предварительного расследования или о возобновлении производства. Второй - предполагает вынесение только постановления о возобновлении предварительного расследования, в котором в качестве мотивов принятия решения будут изложены обстоятельства утраты дела.

При частичной утрате уголовного дела необходимость вынесения постановления о восстановлении материалов уголовного дела определяется по усмотрению ор- гана расследования, основанному на сопоставлении и оценке утерянной и оставшейся его частей. Потеря отдельных материалов дела может не препятствовать целостному восприятию проведенного расследования. Такая частичная утрата уголовного дела не требует принятия специального решения о начале восстановительного производства, поскольку фрагментарное восполнение исчезнувших доказательств или других документов не меняет направление процесса доказывания, не требует специального корректирования его сроков и средств. В тех случаях, когда на основе утраченных доказательств были приняты уголовно - процессуальные решения, подлежащие проверке прокурором или судом, к делу могут быть приобщены рапорт или справка следователя, подтверждающие их законность и обоснованность.

56

Субъекты расследования при восстановлении дела. Повторное расследование может быть осуществлено тем субъектом, в производстве которого находилось утраченное уголовное дело. По общему правилу, установленному ч. 1 ст. 64 УПК, участие дознавателя или следователя в дознании или предварительном следствии, которое ранее производилось по данному делу, не является основанием для отвода. Безусловно, новое расследование, вызванное утратой уголовного дела, нужно отличать от дополнительного расследования, обусловленного другими причинами. Первое, если потеря дела в какой-то мере связана с небрежностью или халатностью следователя, содержит оттенок его вины. Однако факт утраты дела сам по себе не свидетельствует о личной заинтересованности следователя и не является безусловным основанием для его отвода. Во многих случаях оставление дела в производстве «прежнего» следователя наиболее целесообразно, поскольку он знает его фактические обстоятельства и источники доказательственной информации. При ограниченных сроках восстановительного производства, информационных и других трудностях это немаловажно.

В целях обеспечения полного, всестороннего и объективного расследования прокурор, согласно п. 8 ст. 211 УПК, вправе передать дело другому следователю. Если следователь, утративший дело, допустил нарушения закона, он может отстранить его от ведения следствия (п. 10 ст. 211). Замена лиц, производящих расследование, необходима и в тех ситуациях, когда не исключается возможность их допроса в качестве свидетелей.

При детальном регулировании процедуры восстановительного производства в новом уголовно-процессуальном законодательстве нельзя оставить без внимания вопрос об изменении подследственности восстанавливаемых уголовных дел, в частности, о передаче их от органов дознания следователям, а также об определении подведомственности и подследственности восстановительной деятельности при утрате дела судом.

Необходимо отметить, что и действующая правовая регламентация подслед- ственности уголовных дел оставляет простор для разумного варьирования при вы-

57

боре субъекта повторного расследования, вызываемого как обстоятельствами утраты уголовного дела, так и условиями его восстановления. При этом могут быть учтены сроки, оценка перспектив восстановления первоначальной доказательственной базы, заинтересованность конкретных лиц (включая наличие явного противодействия) и другие причины. Право принять такое решение закон предоставил суду или прокурору.

При утрате уголовных дел в суде (принятых к производству конкретными судами или пересылаемых ими) надлежит решить вопрос о подведомственности вос- становления. На наш взгляд, и в этих случаях (при признании такой необходимости судом) восстановление уголовного дела должно осуществляться органами предварительного следствия. Решение о восстановлении пропавшего дела и о подследственности целесообразно принять в распорядительном заседании суда (либо в порядке предварительного слушания), одновременно разрешив вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей.

Сроки восстановления утраченных дел. Любая уголовно-процессуальная деятельность осуществляется в рамках определенных сроков. Применительно к общему порядку предварительного расследования законодатель установил конкретные временные границы: в течение одного месяца производится дознание по делам, по которым предварительное следствие не обязательно; в двухмесячный срок должно быть закончено предварительное следствие. Срок предварительного расследования при необходимости может быть продлен (чч. 2, 3 ст. 133 УПК) либо установлен дополнительно (ч. 4 ст. 133 УПК). По отношению к срокам обжалования решений уголовно-процессуальный закон оперирует также понятием «восстановление пропущенного срока» (ст.ст. 104, 329 УПК).

Производство по восстановлению утраченных дел, сопровождаемое проведением следственных действий и применением мер принуждения, также должно осу- ществляться в рамках уголовно-процессуальных сроков. К сожалению, данное, казалось бы, очевидное положение зачастую не соблюдается. Особенно это относится к восстановлению приостановленных уголовных дел о нераскрытых преступлениях

58 «прошлых» лет. Изучение дел этой категории показало, что более 80% из них восстановлено не официально, с существенными нарушениями закона, в том числе, вне процессуальных сроков.

На наш взгляд, возможны следующие варианты обеспечения восстановительного производства «временными ресурсами».

  1. Восстановление дела может быть осуществлено в пределах оставшегося, неиспользованного срока. Этот вариант приемлем (и фактически реализуется), когда следователь располагает достаточным временем, позволяющим в интенсивном режиме провести повторное расследование. Одним из условий его применения является своевременное обнаружение факта утраты дела и отсутствие препятствий для начала его восстановления.
  2. В случае, если первоначальный срок расследования не истек, но недостаточен для окончания производства, следователь вправе возбудить перед прокурором ходатайство о его продлении. Основанием для продления срока здесь будет необходимость восполнить совокупность утраченных доказательств и собрать новые, позволяющие завершить расследование. В такой ситуации применяется общий порядок продления срока, поскольку иное не установлено. Специалисты отмечают, что существующая процедура продления срока следствия длительна, процессуально и организационно громоздка, связана с потерей следователями рабочего времени, дублированием усилий ответственных работников следственных аппаратов и прокуроров. Исходя из этого, вносилось предложение о целесообразности перенесения центра тяжести прокурорского надзора и ведомственного контроля за сроками следствия на более ранний этап производства по уголовным делам с предоставлением местным прокурорам в законодательном порядке полномочий по продлению срока следствия1. В настоящее время данное предложение реализовано.
  3. См.: Гуляев АЛ. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. - М., 1976. - С. 59, 60.

59

Вместе с тем для столь неординарных случаев, каковыми являются факты утраты уголовных дел, необходимо предусмотреть в дальнейшем дифференциацию и упрощение порядка продления сроков. В частности, утрата дела в силу стихийного бедствия или иной объективной причины, не связанной с халатностью должностного лица, осуществляющего расследование, могла бы служить основанием для расширения компетенции прокуроров по продлению срока следствия. Когда же утрата дела связана с умыслом или грубой неосторожностью должностных лиц, нынешний порядок продления сроков может служить своего рода санкцией за их проступок или небрежность. Не исключено в этом случае, что ходатайство о продлении срока будет оставлено без удовлетворения.

Последний исход на первый взгляд кажется нереальным. И хотя, по сложившимся представлениям, продление срока должно быть осуществлено во всех случаях, поскольку уголовное судопроизводство направлено на быстрое и полное раскры- тие каждого преступления с тем, чтобы все совершившие преступления лица были подвергнуты справедливому наказанию, в современных правовых условиях такому суждению можно противопоставить другие аргументы. Рассмотрим, в частности, положения постановления Конституционного Суда России по делу о проверке конституционности ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР от 23 марта 1999 г1. В описательно-мотивировочной части этого постановления (п. 5) говорится, что ст. 133 УПК, по ее буквальному смыслу, не допускает произвольного и неограниченного продления срока предварительного расследования. Применение данной нормы в соответствии с ее конституционным смыслом обеспечивается вытекающей из ст. 15 Конституции России обязанностью органов, осуществляющих предварительное расследование, и судов следовать конституционным предписаниям, гарантирующим гражданам доступ к правосудию и судебную защиту (ст.ст. 52 и 46). При этом учитываются также положения международно-правовых актов, закрепляющих право каждого на рассмотрение его дела судом в разумные сроки и без неоправданной за-

См.: Собрание законодательства. - 1999.- № 14. - Ст. 1749.

60

держки. Исходя из этого, суды общей юрисдикции обязаны проверять по жалобам заинтересованных лиц законность и обоснованность продления сроков расследования, что предполагает установление как юридических, так и фактических оснований решения1.

Конституционное толкование нормы о продлении срока предварительного расследования потребует выработки критериев оценки обоснованности постановления об этом. В свете рассматриваемого толкования ст. 133 УПК вряд ли будет считаться обоснованным всякое продление срока, вызванное одной лишь потребностью производства действий по собиранию доказательств виновности обвиняемого. Соглашаясь с решениями органов уголовного преследования о расширении временных границ этой деятельности, суд невольно будет способствовать сбору доказательств обвинения, если в основу согласия не лягут фактические данные, указывающие на насущную потребность продолжить расследование в связи с обстоятельствами преступления и ходом следствия. В этом смысле продление срока производства по делу аналогично возврату его для дополнительного расследования, которое не может инициироваться судом, поскольку отражает интересы обвинения и обеспечивает восполнение недостатков именно обвинительной деятельности2.

Сведения о факте утраты уголовного дела, а также о причинах, ее вызвавших, об объеме утраченного материала, об этапе предварительного расследования, на ко- тором утрата произошла, о принятых по делу решениях, сроках расследования, предполагаемых направлениях дальнейшего производства и видах его окончания и другие должны учитываться прокурором и судом при решении вопроса соответст-

См.: Калъницкий В.В. Решения и действия следователя могут быть обжалованы в суд // Законодательство и практика. - 1999. - № 1. - С.95 - 97.

2 См.: Постановление Конституционного Суда России по делу о проверке конституционности положений пп. 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР от 20 апреля 1999г. // Собрание законодательства. - 1999. - № 17. - Ст. 2205; Постановление № 84 Пленума Верховного Суда России от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего

61

венно о продлении срока следствия или о проверке законности и обоснованности такого продления. Если из мотивированного постановления о возбуждении ходатайства о продлении срока расследования и оставшихся материалов вытекает, что утрата дела произошла по объективным причинам, то решение, скорее всего, должно быть положительным. По крайней мере у прокурора и суда не возникнут основания полагать, что имеет место произвольное ограничение следователем конституционного права гражданина на доступ к правосудию, на беспрепятственное рассмотрение его дела судом. Положительное решение по ходатайству может быть предопределено и мотивированным обоснованием того, что продолжение расследования требуется для установления истины по делу, в частности, обстоятельств, реабилитирующих подозреваемого (обвиняемого) или смягчающих его ответственность. Для целей реабилитации срок расследования должен быть продлен в любом случае, независимо от причин утраты дела. И напротив, потеря «заволокиченного» дела, срок производства по которому ранее продлялся, вряд ли является безусловным основанием предоставления дополнительного времени для продолжения уголовного преследования. Изучение восстановленных дел свидетельствует, что потребность в повторном получении доказательств, в воссоздании утраченных материалов в прежнем объеме фактически приводила к продлению сроков следствия. Однако в соответствующих постановлениях нам лишь в единичных случаях встречалось прямое указание на утрату дела как на основание возбуждения такого ходатайства. Отсюда возникает на первый взгляд противоречивая ситуация: автор формулирует «жесткие» теоретические требования к основаниям и порядку продления срока по восстанавливаемым делам, но в современной практике они не реализуются. Что же, с наличием такого противоречия надо согласиться. Но нельзя не признать, что на сегодняшний день оно предопределено объективно. Во-первых, закон не содержит требований к порядку продления срока расследования по восстанавливаемым делам и правоприме-

направление уголовных дел для дополнительного расследования» от 8 декабря 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2000. - № 2. - С. 3.

62

нитель, естественно, ими не связан; во-вторых, на данный момент пока еще нет устоявшейся судебной практики проверки законности и обоснованности решений о продлении срока производства по уголовным делам. Имеет место уникальная ситуация, когда правоприменение действительно затруднено, а его ошибки не могут быть объяснены одним лишь нигилистическим отношением к закону.

Объективности ради хотелось бы отметить, что в приведенных результатах исследования речь идет об утрате дел по вине правоохранительных органов. В тех случаях, когда утрата вызвана стихийным бедствием или несчастным случаем продление срока следствия, как правило, мотивируется ссылкой на это обстоятельство.

  1. По действующему законодательству установление срока следствия или доз- нания имеет место при возвращении судом дела для дополнительного расследования, а также при возобновлении приостановленного или прекращенного дела. Установление срока является исключением из общего порядка его продления. Исключительность определяется тем, что необходимость продления срока в этих случаях бесспорна, необходимость продолжения следствия не вызывает никаких сомнений, основания для продления срока достаточно ясно вытекают из таких процессуальных документов, как определение или постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования, постановление об отмене ранее вынесенного постановления о прекращении дела, постановление о возобновлении уголовного дела. В силу этого установление срока осуществляется прокурором как бы «автоматически», и даже возможно без вынесения следователем постановления о возбуждении соответствующего ходатайства1.

Другим признаком установления срока следствия или дознания как разновид- ности продления выступает наличие перерыва между первоначальным и дополни- тельным расследованием. В точном значении этого слова продлить можно текущий срок. При истечении срока он устанавливается вновь и подлежит дальнейшему продлению на общих основаниях.

1 См. об этом: Гуляев А.П. Указ. соч. - С. 61, 62.

63

Также можно обратить внимание на то, что установлению срока присуща оп- ределенная императивность. По общему правилу, продление срока протекает в рамках правоотношений, возникающих между следователем (органом дознания) и прокурором. При этом инициатива, как правило, исходит от органа расследования. Устанавливая срок, прокурор предписывает завершить производство к указанному времени или по его наступлении решить вопрос о дальнейшем продлении срока. Такому одностороннему волеизъявлению в случаях возвращения судом дела для дополнительного расследования организационно способствует передача дела органу расследования через прокурора.

Итак, установление дополнительного срока расследования характеризуется, во- первых, бесспорностью оснований принятия этого решения, во-вторых, истече- нием основного или ранее продленного срока, в-третьих, односторонностью и императивностью предписания. Первый признак обусловливается сущностными особенностями дела, два других отражают внешнее проявление ситуации, ее формальную сторону.

Насколько процедура установления срока расследования применима к случаям утраты уголовных дел? При сочетании обозначенных признаков, полагаем, при- менима. Так, в ходе пожара в Самаре, где полностью сгорело здание областного управления внутренних дел, были утрачены, в частности, материалы уголовных дел. Оценивая степень вины конкретного следователя или следственного подразделения, трудно назвать более смягчающее обстоятельство. Стихийность и трагизм происшедшего делают причину уважительной, а основания для начала восстановительного производства - бесспорными. Не исключено, что по ряду дел сроки расследования были на исходе и к началу повторного производства истекли полностью. В такой ситуации срок расследования, как представляется, может быть инициативно установлен прокурором, осуществляющим надзор, одновременно с вынесением постановления о начале производства.

  1. Часть 1 ст. 104 УПК предусматривает, что пропущенный по уважительной причине срок должен быть восстановлен постановлением лица, производящего доз-

64

нание, следователя, прокурора или судьи, в производстве которого находится дело. В этой норме не говорится, о каком сроке идет речь. Однако из контекста ч. 3 ст. 103, ч. 2 ст. 104, ст. 329 УПК вытекает, что восстанавливается срок обжалования или опротестования следственных и судебных решений.

Основные черты восстановления срока следующие. Во-первых, срок должен быть пропущенным, т.е. не использованным по назначению. Во-вторых, принимается во внимание только уважительная причина пропуска срока. В-третьих, восстанав- ливаются те сроки, продление которых не предусмотрено. В-четвертых, очевидна охранительная роль срока обжалования или опротестования, он отвечает интересам лиц, имеющим такое право, поэтому восстановление срока не может нанести ущерб этим интересам.

Оценивая возможность применения процедуры восстановления срока к случаям утраты уголовно-процессуальных производств, необходимо отметить, что, скорее всего, она для этих целей непригодна. На первый взгляд, восстановление срока могло быть использовано при утрате материалов об отказе в возбуждении уголовного дела. Так же, как и срок обжалования и опротестования, исключительный десятису-точный срок проверки заявлений и сообщений о преступлениях продлению не подлежит. Это их объединяет. Сходство обнаруживается и в том, что необходимость в восстановлении (или установлении) срока при наличии оснований для производства действий, на которые этот срок отпущен, как бы абсолютна, неизбежна. Вне сроков эти действия (принесение жалобы или протеста, предварительная проверка инфор- мации) не проводятся. В то же время существенны различия. Предварительная проверка в отведенное время фактически произведена. Полученные в ходе ее материалы (объяснения, акты специальных исследований, характеристики и др.) в копиях могут войти в содержание повторной проверки, это, в свою очередь, допустимо лишь постольку, поскольку ранее первичные материалы собирались в рамках предусмотренных сроков. Восстановить срок в новых временных границах - значит юридически аннулировать все, что происходило в прежних. В большинстве случаев это неприемлемо.

65

По аналогичной причине не может быть восстановлен срок протокольного производства при утрате собранных материалов. Справедливости ради надо отме- тить, что и потребность в этом не так уж высока, так как в действующем законе имеется относительно простой способ получения дополнительного времени для повторного установления обстоятельств преступления - возбуждение уголовного дела.

Нет необходимости пространно говорить о том, что восстановление срока не- применимо для случаев утраты уголовных дел. Расследование сопряжено с государственным принуждением (потенциальным или реализованным), отказаться от которого, восстановив уже использованный для принудительного воздействия срок, просто невозможно.

Таким образом, восстановительное производство может быть осуществлено в оставшийся неиспользованным срок, а также в срок, специально для этих целей продленный или установленный соответствующим прокурором. Восстановление пропущенного срока не допускается. В порядке совершенствования законодательства желательно предусмотреть особую процедуру продления и установления прокурорами сроков повторных проверки заявлений и сообщений о преступлениях, протокольного производства или предварительного расследования.

Обратим также внимание на принципиальную применимость к восстанови- тельному производству такого общего условия предварительного расследования, как соединение и выделение уголовных дел. Полагаем, что если лицо обвиняется в совершении двух или более преступлений, расследуемых в рамках разных уголовных дел, одно из которых утрачено, то при отсутствии прочих препятствий дальнейшее производство по всем преступлениям можно осуществлять по одному объединенному делу.

Формальным препятствием для принятия решения о соединении дел выступает практическая трудность подтверждения «причастности» лица к совершению пре- ступления, дело о котором утрачено. В части 1 ст. 26 УПК говорится, что могут быть соединены в одном производстве лишь дела по обвинению группы лиц или одного лица в совершении нескольких преступлений. Понятие «обвинение» истолковывает-

66

ся по-разному. Идеальным вариантом выполнения требования закона является ситуация, когда по всем уголовным делам вынесены (предпочтительнее - предъявлены) постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. В таких случаях функция обвинения материализуется в виде оформленного решения, доступного для процессуального контроля и прокурорского надзора, что до минимума сводит вероятность ошибки в выводе о совершении преступлений одним лицом. Однако вариативность формулировки закона не исключает иной точки зрения. В юридической литературе отстаивается возможность соединения в одном производстве дел о нераскрытых преступлениях, «когда получены доказательства, свидетельствующие о большой степени вероятности того, что они совершены одним и тем же лицом»1, что не вызывает категорических возражений органов прокуратуры и судов. В этой связи было бы излишним выдвигать требование о полном восстановлении всех доказа- тельств обвинения до соединения дел в одном производстве. Достаточно убежденности, основанной на фактических данных предыдущего расследования и подтвержденной сохранившимися материалами, о совершении преступления конкретным лицом. В крайнем случае ошибочное решение не вызовет необратимых последствий и легко исправимо противоположным решением о выделении дела в отдельное производство.

Имеется еще один интересный аспект, возникающий на «стыке» института со- единения уголовных дел и проблем восстановительного производства. Например, лицо обвиняется в совершении умышленного убийства. В ходе предварительного расследования к нему применена мера пресечения в виде содержания под стражей. В судебном заседании виновность лица не была доказана, и суд постановил оправдательный приговор. В силу ст. 58 УПК у государства возникает обязанность возместить гражданину ущерб, причиненный незаконными действиями органов расследования. Однако в период производства по уголовному делу в связи с убийством было

1 Шарафутдинов Ш. Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. -Уфа, 1990. -С. 29.

67

возбуждено уголовное дело по факту кражи, как оказалось впоследствии, совершенной тем же лицом. Мерой пресечения избрана подписка о невыезде. Поскольку в период предварительного следствия и судебного разбирательства информации о причастности к обоим преступлениям одного и того же лица по первому делу не имелось, решение о соединении дел не принималось. За второе преступление подсудимый осужден к наказанию в виде лишения свободы, которое обязан отбыть полностью, без учета времени содержания под стражей по делу об убийстве. Изменим ситуацию. Уголовные дела на стадии предварительного расследования соединены в одно производство. В судебном заседании кража была доказана, виновность в убийстве подтверждения не нашла. В резолютивной части приговора суд сформулировал решение о признании подсудимого виновным в краже и об оправдании по статье, предусматривающей ответственность за убийство. Назначая наказание, суд зачел в срок лишения свободы время нахождения лица под стражей по делу об убийстве. Оснований для реабилитации и возмещения ущерба, причиненного незаконным арестом, нет.

Итак, соединенное производство приобретает новое качество. В нем допустимы решения, принятие которых по отдельным делам исключается. Безусловным благом для обвиняемого является включение времени содержания под стражей в срок наказания, но он не подлежит реабилитации. Как видим, «издержки» производства по одному из дел на совершенно законном основании «поглощены» доказанным обвинением по другому делу.

При соединении производства по утраченному уголовному делу с другим делом складывается подобная ситуация. Основным негативным последствием утраты дела становится недостаточный объем доказательственного материала, при невозможности восполнить который возникает обязанность реабилитировать обвиняемого. Понятия «утраченное производство» и «производство, обвинение по которому не доказано» близки по содержанию. Поэтому, наверное, не должно быть возражений против такой посылки: по общему правилу, частичное аннулирование обвинения не влечет полной реабилитации лица, значит и оправдание по утраченному обвинению

68

(при наличии обвинения доказанного) не вызывает таких последствий. Тезис о новом качестве совокупного обвинения применим и здесь. Таким образом, утрата материалов одного из подлежащих соединению уголовных дел не препятствует этому, более того, делает решение о соединении с определенных позиций целесообразным. Конечно, речь идет не о попытке «спрятать» утраченное обвинение в другом. В любом случае утраченные материалы должны восстанавливаться. Такая цель должна ставиться. Но если ее достижение окажется нереальным, взаимным интересам обвиняемого и органов судопроизводства в большей степени будет отвечать совокупное решение.

В частичной утрате материалов есть определенное сходство с обстоятельствами, влекущими выделение дела. Согласно ч. 2 ст. 26 УПК выделение дел допускается только в случаях, вызываемых необходимостью, если это не отразится на всесто- ронности, полноте и объективности исследования и разрешения дела. Закон не расшифровывает, какие фактические данные ложатся в основу этого решения. Конкретизация «случаев, вызываемых необходимостью», содержится лишь применительно к появлению оснований для приостановления уголовного дела в отношении одного из обвиняемых (ч. 2 ст. 195 УПК) и по делам о преступлениях несовершеннолетних, совершенных совместно с взрослыми (ст. 396 УПК). Усмотрение следователя при выделении дела ограничивается обязанностью обеспечить полноту и объективность исследования, однако оно все же остается довольно широким. Это, несомненно, должно оцениваться положительно, поскольку практическая потребность выделения дел порой бывает весьма значительной.

Интересно отметить, что законодатель, столкнувшись с необходимостью учесть насущные интересы борьбы с преступностью, сам воспользовался возможностью расширить основания обсуждаемого решения. Так, Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в статьи 26, 97, 133 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР» от 31 декабря 1996 г. № 163-ФЗ1 ч. 2 ст. 26 была дополнена нор-

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 1. - Ст. 4.

69

мой, согласно которой при соблюдении общего правила о недопустимости выделения дел, если это отразится на всесторонности, полноте и объективности исследования всех материалов, по указанию прокурора из уголовного дела по обвинению лица или лиц в совершении нескольких преступлений в отдельное производство для завершения расследования может быть выделено дело в отношении указанных лица или лиц о преступлении или преступлениях при установлении по ним всех обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Смысл этой нормы может быть правильно уяснен в контексте всего закона и предыстории его принятия. Постановлением Конституционного Суда России от 13 июня 1996 г.1 была признана не соответствующей Конституции ч. 5 ст. 97 УПК (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 декабря 1989 г.)2, согласно которой время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей не учитывалось. Исключив из Уголовно-процессуального кодекса данное положение (жесткое, отвечающее интересам органов уголовного преследования), законодатель ввел несколько «компенсирующих» новелл, среди которых анализируемое дополнение ч. 2 ст. 26 УПК. Прокурор получил право давать указание о выделении дела в ситуациях, когда, по общему правилу (ч. 1 ст. 26 УПК), они, напротив, подлежат соединению. Цель нововведения - посредством осуждения обвиняемого за одно из совершенных преступлений получить право содержать его под стражей на период расследования других дел.

Приведенный пример нас интересует в большей степени не по содержанию, а в качестве иллюстрации тезиса о том, что при наличии дополнительных гарантий

Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности части 5 ст. 97 * УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В.Шелухина от 13 июня 1996 г. // Вестник Конститу-

ционного Суда Российской Федерации. - 1996. - № 4. - С.2 - 10.

2 Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 декабря 1989 г. «О внесении изменений и до- полнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. -1989. - №50. -Ст. 1478.

70

(указаний прокурора) практическая целесообразность позволяет прибегать к разъединению фактически любых дел, которые могут быть рассмотрены судами самостоятельно. В этой связи логично предположить, что утрата материалов уголовного дела по отдельным эпизодам преступной деятельности обвиняемого или относящимся к одному члену из группы обвиняемых служит достаточным основанием для выделения этой части производства с целью повторного расследования. Более того, предусмотренные в Конституции России гарантии граждан на судебную защиту их прав и свобод (чч. 1 и 2 ст. 46) и на доступ потерпевших к правосудию (ст. 52) делают такой порядок судопроизводства предпочтительным.

Конституционный Суд России формирует правосознание юристов, основываясь на положении о том, что действия и решения органов предварительного рассле- дования, отдаляющие перспективу судебного разбирательства «приводят к сохранению неопределенности в правовом статусе участников процесса, продлевают применение в отношении граждан ограничительных мер, включая меры пресечения и отстранение от занимаемой должности», а «незаконное и необоснованное продление сроков предварительного расследования, тем более приостановление производства по делу могут стать причиной утраты доказательств по делу и тем самым привести к невозможности восстановления нарушенных прав и законных интересов участников процесса»1. Повторное доказывание обстоятельств одного из преступлений может осложнить и затянуть в целом завершенное расследование. В современных правовых условиях этот фактор, конечно, расценивается как негативный. К тому же (если допустить легкое утрирование указания в приведенной цитате на возможную утрату доказательств в ходе продолжающегося расследования), направляя оставшееся производство в суд, мы уменьшаем тем самым риск утратить его полностью.

Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч.1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.А. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» от 23 марта 1999 г. // Собрание законодательства РФ. - 1999. - №14. - Ст. 1749.

71

Выделив производство, материалы по которому утрачены, для осуществления самостоятельного расследования, следователь столкнется с проблемой исчисления его сроков. Этот вопрос полностью не урегулирован ни в законе, ни в ведомственных нормативных актах, а на практике и в юридической литературе по нему нет единства взглядов1. Специфика отношений, возникающих в связи с восстановлением производств, усугубляет ситуацию. Например, к ним не всегда применима рекомендация при выделении дела, не имеющего общей фабулы с основным производством, исчислять срок расследования с даты проведения первого процессуального действия по этому делу (преступлению). Неприменима она потому, что такая дата потребует подтверждения, которое при утрате документов проблематично.

Условна рекомендация исчислять срок расследования при выделении дела, которое ранее было присоединено к другому, с момента возбуждения выделенного дела. Здесь сложность не в установлении даты (имеется надзорное производство и учетно-регистрационные сведения), а в констатации совпадения объемов первоначально самостоятельного дела и подлежащих восстановлению утраченных материалов. Копии протоколов следственных и процессуальных действий, заключений экспертов и некоторые другие источники доказательств не будут иметь юридической силы, если окажутся датированными ранее, чем постановление о возбуждении уголовного дела.

Анализ позиций по проблеме исчисления сроков по выделенным делам и предложения для практического применения см.: Шарафутдинов Ш.Ф. Указ. соч. - С. 50 - 52. Попытка частичного решения этого вопроса предпринята в указании Генерального прокурора Российской Федерации от 18 июня 1998 г. №38/36 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при продлении сроков предварительного следствия, дознания и содержания обвиняемых под стражей», в п. 18 которого сказано, что «при выделении возбужденного уголовного дела о новом преступлении или в отношении другого лица в отдельное производство срок предварительного следствия исчисляется со дня вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. В остальных случаях срок следствия по выделенному делу исчисляется с момента возбуждения основного уголовного дела».

72 Исчисление срока выделенного производства во временных границах основного дела, пожалуй, единственный безусловный вариант решения обсуждаемого вопроса.

§ 2. Доказывание по восстанавливаемым уголовным делам.

На вопрос анкеты «Повлияла ли утрата дела на результаты расследования?» большая часть правоприменителей, столкнувшихся с проблемой восстановления утраченных дел (63%), ответила положительно и согласилась с тем, что восстановить доказательства в прежнем объеме не представилось возможным. Более того, как сообщили респонденты, в ряде случаев имело место принятие иного итогового решения по делу (11%) и даже - прекращение уголовного дела в отношении обвиняемого за отсутствием события, состава преступления, за недоказанностью (9%). Естественно, речь идет о ситуациях, когда изменение решения или реабилитация вызваны изменениями степени доказанности фактических обстоятельств1.

В этой связи интерес представляет изучение особенностей доказывания по восстанавливаемым делам. В основу исследования положено наиболее устоявшееся, общепризнанное понимание доказывания как осуществляемой в установленном процессуальным законом порядке деятельности органов предварительного расследования, прокурора и суда, а также участников уголовного процесса по собиранию,

  • ’ Понятие «степень доказанности» введен в научный оборот проф. Л.М. Карнеевой для выражения

сущности более широкого понятия «пределы доказывания» (См.: Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Волгоград, 1988. - С. 16.). Ее предложение не получило однозначной поддержки, однако, на наш взгляд, имеет под собой рациональную основу и очень удачно характеризует сложность процедуры оценки доказательств при восстановлении дел.

73

проверке и оценке доказательств в целях установления истины по уголовному делу и выполнения задач уголовного процесса1.

Трактовка восстановления утраченного уголовного дела на досудебном этапе как разновидности предварительного расследования определяет параметры доказы- вания по восстанавливаемым делам. По нашему мнению, доказывание в рамках рассматриваемого производства не имеет формальных ограничений, обусловленных тем, что обстоятельства, подлежащие установлению по делу, ранее были полностью или частично исследованы. Органы расследования не связаны выводами предшествующего производства, и вправе как расширить предмет доказывания и собранную совокупность доказательств, так и остаться в их пределах.

Тем не менее, восприятие доказывания по восстанавливаемому уголовному делу как не имеющего специфики по отношению к общим правилам доказывания на предварительном следствии было бы слишком категоричным и неверным по существу. Отсутствие ограничений в выборе направлений расследования не устраняет особенностей использования отдельных способов собирания доказательств, а принципиальная непредустановленность доказательственной силы ранее полученных и новых фактических данных все же не делает их оценку равнозначной.

Характеризуя доказывание при восстановлении уголовных дел, необходимо обратить внимание на порядок истребования и представления доказательств, выбор, процессуальный порядок производства и отдельные тактические особенности следственных действий, оценку собранной совокупности доказательств.

Составной частью предварительного расследования по восстановлению утраченных уголовных дел является приобщение к нему сохранившихся материалов ранее произведенного расследования и их копий. В первую очередь сле-

1 См.: Уголовный процесс // Под ред. В.П. Божьева. - М., 1998. -С.151 - 152. В литературе имеются и другие понятия доказывания, в которых выделяются дополнительные его элементы. См., напр.: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976. - 2-е изд. - С. 14; Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина. - М., - 1973 -2-е изд. -С. 298.

74

дователь должен стремиться воссоздать (возродить) дело, т.е. максимально вернуть к использованию документы, закрепившие правоотношения участников процесса на момент их реального существования. Будучи в свое время приобщенными к делу, эти материалы оценивались и порождали новые уголовно- процессуальные отношения. Полная замена документов (отказ от отыскания документов ранее составлявших существо дела) может неверно отразить содержание имевшей место деятельности, а потому, на наш взгляд, невозможна.

В то же время попытка восстановления дела исключительно путем «копиро- вания», «след в след» также несостоятельна, она не согласуется с сущностью уголовно-процессуальной деятельности и неизбежно приведет к нарушениям закона. Поэтому в восстановительной деятельности наряду с элементами «копирования» утраченных материалов проявляются признаки нового расследования, направление которого определяет следователь, оценив результаты ее начального этапа.

Данные анкетирования практических работников подтверждают предыдущий тезис. Так, на вопрос о применяемом порядке восстановления дел 78 % опрошенных назвали производство повторных следственных действий, а 49% - отыскание и приобщение к производству сохранившихся подлинников и копий утраченного дела (превышение 100% вызвано тем, что отдельные респонденты назвали два направления, что, на наш взгляд, является единственно правильным вариантом).

Характеристику процесса доказывания в восстановительном производстве, по нашему мнению, целесообразно построить в соответствии с обозначенными путями его осуществления.

Поэтому непосредственное значение для настоящего исследования имеют анализ уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной дея- тельности в аспекте использования копий, классификация его направлений, правила работы с копиями и другие сопутствующие вопросы.

По нашим подсчетам термин «копия» в различных контекстах употребляется в УПК около тридцати раз.

75

В соответствии со ст.ст. 112, 129 УПК в надзорное производство прокурора направляются копии постановлений следователя о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству, о принятии им к производству ранее возбужденного дела. Следователь обязан направить прокурору копию постановления о возбуждении уголовного и в том случае, когда решение принято начальником следственного отдела или судом по делам частного обвинения. Согласно ст. 124 УПК орган дознания направляет прокурору копии постановлений о прекращении и приостановлении уголовного дела. У следователя данная обязанность имеется только применительно к постановлению о прекращении дела (ст. 209 УПК).

В соответствии с Инструкцией по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации1 в надзорном производстве по каждому расследованному уголовному делу фактически сосредотачиваются копии постановлений и других документов (около двадцати наименований), в их числе все постановления о «движении» уголовного дела, избрании меры пресечения, привлечении в качестве обвиняемого, протокол задержания или сообщение о нем и др. Приобщение к делу материалов надзорного производства позволит следователю не только восстановить ранее принятые по делу решения, но и определить направление повторного расследования.

Некоторые материалы расследования утраченного уголовного дела могут на- ходиться в суде. В соответствии со ст.ст. 220] и 2202 УПК при обжаловании ареста или продления срока содержания под стражей в суд направляются материалы дела, подтверждающие законность и обоснованность принятых решений. Постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993г. определены форма и перечень таких материалов. Это надлежаще заверенные копии постановлений о возбуждении уголовного дела, при-

1 Приказ Генерального Прокурора РФ № 93 от 28 декабря 1998 г. «О введении в действие Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации».

76

влечении в качестве обвиняемого, применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, протоколов задержания подозреваемого, допросов подозреваемого и обвиняемого, а также сведения об их личности и другие данные, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу. В производстве по жалобе могут находиться также фактические данные, представленные сторонами, и иные документы, не являющиеся материалами дела.

По сложившейся в ряде регионов практике, в суд для разрешения жалобы на- правляются не копии документов, а непосредственно уголовное дело, которое возвращается следователю. В таких случаях истребуется решение суда. Постановление судьи по результатам проверки законности и обоснованности ареста или продления его срока может быть опротестовано (обжаловано) в кассационном и надзорном порядке. Если это имело место, то в соответствующих судебных инстанции могут быть получены итоговое решение и иные материалы. Постановлениями и определениями Конституционного Суда РФ перечень действий и решений органов предварительного расследования, подлежащих обжалованию в суд, значительно расширен. Отдельные из них реализованы в законе1, другие - исполняются непосредственно2.

В настоящее время из предписаний закона и Конституционного суда вытекает, что помимо ареста в суд могут быть обжалованы постановления об отказе в возбуждении и прекращении уголовного дела, избрании подписки о невыезде, решения и

1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК от 13 ноября 1995 г. // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 47. - Ст. 45 51.

2 См.: Определение Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ч.ч. 4, 5, и 6 ст. 97 УПК от 25 декабря 1998 г. // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 1. - Ст. 230; Поста новление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 113 УПК от 29 апреля 1998г. // Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 19. - Ст. 2142; Постановление Консти туционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК от 23 марта 1999 г. // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 14. - Ст. 1749; Определе ние Конституционного Суда РФ по жалобе граждан на нарушение их конституционных прав рядом положений статей 201, 202, 218 и 220 УПК РСФСР от 17 февраля 2000 г. // Вестник Конституцион ного Суда РФ. - 2000. - № 4. - С. 54-57.

77 действия следственных органов, связанные с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовным делам и продлением срока предварительного расследования. Анализ судебной практики (к сожалению, в этой части весьма противоречивой) дает повод для неподдерживаемого нами утверждения, что в суд могут быть обжалованы любые решения следователей1.

Порядок рассмотрения таких жалоб законом не предусмотрен. Но коль скоро Конституционный и Верховный Суды РФ рекомендуют, используя процессуальную аналогию, рассматривать жалобы в порядке, установленном ст. 220-2 УПК применительно к судебной проверке законности и обоснованности ареста1, то правомерно использовать аналогию и в вопросе представления в суд необходимых материалов. Полагаем, что в каждом случае обжалования в суд решений и действий органов расследования они обязаны инициативно представлять копии соответствующих документов.

Материалы проверки таких жалоб также представляют интерес для следователя.

Основанием для получения копий процессуальных документов в прокуратуре и суде служит постановление о восстановлении утраченного уголовного дела. Изъятие необходимых доказательств может быть произведено путем их истребования или производства следственных действий.

Имеются и другие источники получения следователем копий процессуальных документов.

В 1992 г. одновременно с введением института судебного контроля за арестом ст. 92 УПК была дополнена частью второй, предусматривающей немедленное вру- чение копии постановления или определения о применении меры пресечения лицу, в отношении которого оно вынесено. Логика такого шага законодателя понятна: труд-

1 См.: Обзор судебной практики рассмотрения дел по жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц // Бюллетень Верховного Суда РФ. -2000. -№ 11. -С. 20, 21.

78 но реализовать право на обжалование решения, не имея его текста. Однако обращает на себя внимание, что в статье речь идет о вручении копии постановления об избрании любой меры пресечения, а не только заключения под стражу. Случаи вручения подозреваемым и обвиняемым копий постановлений об избрании подписки о невыезде или иной меры пресечения, не связанной с арестом, по нашим сведениям, встречаются довольно редко. Практика не восприняла данное требование закона, самовольно расценив его как избыточное с позиции рационализации производства. Вместе с тем в свете конституционного требования (ст.24 Конституции РФ) об обеспечении каждому гражданину возможности ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, данная норма УПК должна соблюдаться. С позиций интересов восстановительного производства нельзя пренебрежительно относиться к любой возможности нахождения копии первоначального документа.

В целях обеспечения участникам процесса права на защиту и реализации права лица знать, в чем оно обвиняется закон (ст. 237 УПК) предписывает суду вручать подсудимому копию обвинительного заключения, а при расследовании, осуществленном в порядке главы 34 УПК - копию протокола досудебной подготовки материалов.

По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 частью первой и 130 УК РФ, если по ним не производилось предварительное следствие или дознание, подсудимому вручается копия заявления потерпевшего (ч. 3 ст. 237 УПК). При производстве по этим же делам у мирового судьи он вручает копию жалобы обвиняемому или (в случае его неявки) направляет ее по почте (ст.ст. 469, 470 УПК).

В кассационной инстанции осужденному или оправданному по их просьбе вручается копия протеста прокурора или жалобы потерпевшего (ст. 327 УПК). Порядок апелляционной проверки законности и обоснованности решений мирового судьи предусматривает более широкий круг участников процесса, которым должна

См.: Указ. Определение Конституционного Суда РФ от 25 декабря 1998 г.

79

быть вручена копия жалобы или протеста. Это - осужденный или оправданный, их защитники или законные представители, частный обвинитель и его представитель, потерпевший и его представитель, а также гражданский истец, гражданский ответчик и их представители (ст. 484 УПК). Все перечисленные лица, участвующие в кассационном и апелляционном производстве, вправе подать возражения на протест и жалобы.

Копии уголовно-процессуальных документов вручаются участникам процесса и в других целях, например, в целях охраны их имущественных прав. Так, лицу, внесшему в депозит суда деньги и ценности в обеспечение явки по вызовам обви- няемого, вручается копия протокола принятия залога (ч. 1 ст. 99 УПК). Заинтересованным лицам обязательно вручаются копии протоколов выемки, обыска и наложения ареста на имущество (ст. 177 УПК).

Копии постановлений и протоколов следственных действий могут быть получены также от руководителей учреждений и организаций, которым они были вручены. Закон предусматривает ряд случаев изготовления и направления копий решений, принятых в стадии исполнения приговора (ч. 1 ст. 359, ч. 2 ст. 368, ч. 3 ст. 354, ст. 402 и др.), а также в целях реализации воспитательно-профилактической функции судопроизводства (ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 21-2 УПК).

В отдельных случаях использование копий прямо не предусмотрено правовыми нормами, но предопределено порядком производства процессуальных действий. Необходимость изготовления копий документов вытекает из многих уголовно- процессуальных институтов, а также из самого существа уголовного дела как совокупности документов, отражающих ход расследования.

В ряде норм УПК содержатся положения о вручении или направлении участ- никам процесса, гражданам и должностным лицам некоторых документов, отра- жающих возникшие правоотношения. В этих случаях должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, обязаны подготовить копии документов, которые либо приобщаются к материалам дела, либо вручаются (направляются) заинтересованным лицам. Так, например, ст. 189 УПК предусматривает вручение следо-

80

вателем эксперту постановления о назначении экспертизы; ст. 21 - внесение пред- ставления о принятии мер по устранению причин и условий, способствующих со- вершению преступлений; ст. 127 - дачу следователем органам дознания поручений и указаний о производстве розыскных и следственных действий; ст. 158 - направление постановления об отстранении от должности обвиняемого для исполнения по месту его работы; ст.ст. 6, 7, 113, 200, 209, 219, 336 и некоторые другие - уведомление (извещение) заинтересованных лиц о принятых следственными и судебными органами решениях. В названных случаях направляются подлинные документы следователя.

В следственной практике копии решений вручаются и в случаях, не предпи- сываемых законом. Например, представители администрации учреждений и предприятий нередко требуют вручения не только копии протокола выемки документации или материальных ценностей, но и постановления об этом. Такой порядок действий рекомендуется в примерных образцах уголовно- процессуальных документов1.

Часть 2 ст. 26 (выделение уголовного дела), часть 3 ст. 17 (вручение обвиняе- мому следственных и судебных документов в переводе), часть 6 ст. 29 (предъявление гражданского иска, оставленного без рассмотрения, в порядке гражданского судопроизводства) и другие аналогичные нормы предполагают изготовление копий документов по остающимся в деле подлинникам.

Копирование отдельных материалов уголовного дела предусмотрено и меж- дународными соглашениями. Конвенция о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанная в Минске 22 января 1993 г. странами СНГ, среди документов, взаимно представляемых запрашивающей и запрашиваемой сторонами, непосредственно называет копии постановлений о заключении под стражу, приговоров, окончательных решений. Коль скоро к поручениям об осуществлении уголовного преследования прилагаются имеющиеся в рас-

1 См., напр.: Процессуальные акты предварительного расследования. Примерные образцы. - М., 1983.-С. 95.

81

поряжении запрашивающей стороны доказательства, то и с них изготавливаются копии.

Столь подробным перечислением вариантов использования копий в уголовном процессе автор еще раз хочет подчеркнуть, что наряду с собственно уголовным делом (как совокупностью документов, отражающих ход уголовного судопроизводства по конкретному событию преступления), параллельно реально в копиях существуют многие из их аналогов. Задача знать источники их отыскания, способы вовлечения в восстановительное производство и возможности использования в дальнейшем доказывании.

Для приобщения к восстанавливаемому уголовному делу копий документов могут использоваться все предусмотренные законом (ст. 70 УПК) способы собирания доказательств: истребование, представление, производство следственных действий. Выбор способа зависит от усмотрения следователя. Следственному действию (выемке, обыску) предпочтение отдается тогда, когда для следствия имеет значение естественная среда местонахождения копии или для ее получения необходимо применить принуждение. В других случаях (как правило, бесконфликтных) допустимо истребование, оформляемое самостоятельным протоколом. В деле должен найти отражение способ получения каждой копии.

Исключительно значимыми при использовании копии в качестве доказательства по восстанавливаемому уголовному делу, на наш взгляд, становится правильное понимание ее сущности и формы.

Анализ справочной и специальной литературы позволяет заключить, что пер- воисточником (подлинником) именуется документ, составленный и подписанный лицом, значащимся его составителем. Копия же (от лат. copia - множество) - точное воспроизведение текста какого-либо документа . Из этого понятия следует, что копией является всякий носитель, воспроизводящий содержание того или иного документа, независимо от того каким способом он изготовлен. Это может быть перепи-

1 См.: Словарь иностранных слов. Изд. - 13-е. М., 1986. - С. 253.

82

сывание «от руки», перепечатывание на машинке, сканирование и тиражирование с помощью компьютера, использование ксерокса, фотоаппарата и других технических средств. Не исключается изготовление документа-копии по памяти. Определяющим является точность передачи текста первоисточника. Способ получения и форма копии значимы в зависимости от целей ее дальнейшего использования. Копия документа - вещественного доказательства должна изготавливаться путем фотографирования, сканирования или на ксероксе с тем, чтобы точно воспроизвести не только его содержание, но и форму.

Любая используемая в уголовном деле копия должна быть надлежащим образом заверена, на что обращает внимание Верховный Суд РФ. Так, например, в опре- делении Судебной коллегии по делу Клевакина, согласившейся с решением нижестоящего суда о направлении уголовного дела для дополнительного расследования, указано, что «в суд направлены лишь ксерокопии протоколов следственных действий и иных процессуальных документов, подлинность которых в установленном порядке не удостоверена. В связи с этим суд лишен возможности проверить допустимость доказательств»1. К сожалению, порядок удостоверения копий, равно как и критерии оценки «надлежащего заверения» законом не регламентированы.

По сложившейся практике в основном используются такие способы заверения копий, как-то: а) подтверждение подлинности копии текстуально и подписью следователя; б) дополнительно скрепление подписи следователя печатью2, в некоторых случаях исключительно гербовой; в) нотариальное удостоверение подлинности документа.

С понятием «копия» документа по значению тесно связаны понятия «экземпляр» и «дубликат». Если следователь составил без разрыва во времени несколько

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997. - № 10. - С. 11.

2 О необходимости заверения копий процессуальных документов гербовой печатью применительно к международным поручениям по уголовным делам. См.: Указание Генерального прокурора РФ - № 1/20 от 20 января 1993 г «Об изменении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи».

83

документов с одним и тем же содержанием, подписав каждый документ, то их следует рассматривать как экземпляры одного документа - первый, второй, третий и т.д., причем номер экземпляра должен быть проставлен в документе. Именно по этим соображениям в литературе обращается внимание на определенную неточность формулировки ст. 177 УПК о вручении копии протокола обыска, выемки, наложения ареста на имущество, поскольку фактически вручается не копия, а второй экземпляр оригинала1. С таким суждением следует согласиться при условии, что в каждом экземпляре имеется подлинная подпись следователя.

В тех случаях, когда следователь, принимая решение или фиксируя ход и ре- зультаты процессуальных действий, вынес соответствующее постановление и оформил протокол в единственном экземпляре, то по истечении времени (даже если временной перерыв незначительный) каждый вновь составленный документ с тем же текстом, содержащим подлинную подпись следователя является не очередным его экземпляром, а дубликатом. Значение термина «дубликат» (от лат. duplicates - удвоенный) определяется следующим образом: «повторный экземпляр письменного документа, имеющий одинаковую с подлинником юридическую силу»2; «второй или следующий экземпляр какого-либо письменного документа, имеющий в отличие от копии, одинаковую с подлинником юридическую силу»3. Уголовно-процессуальное законодательство не пользуется термином «дубликат», в нем говорится лишь о копиях. Соотношение этих понятий довольно сложное, во многом они совпадают. Для целей восстановления утраченных уголовных дел важно подчеркнуть, что дубликат может быть изготовлен в отсутствие подлинника, по сведениям отраженным в других документах. По смыслу и юридической силе дубликат равен оригиналу, хотя может не повторять его точь-в-точь по форме и (на наш взгляд, применительно к отдельным документам это не исключается) по тексту.

1 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С. 266.

2 Словарь иностранных слов. - 13-е изд. - М., 1986. - С. 176.

3 Юридический энциклопедический словарь. - М., 1984. - С. 94.

84

От копий изготовленных в процессе уголовно-процессуальной деятельности следует отличать копии документов, приобщенных к делу именно в таком (произ- водном) виде. В соответствии с общими правилами доказывания использование копий возможно лишь в случаях, когда вовлечение в процесс первоисточника невозможно1.

Копии документов оцениваются следователем по признакам их относимости, допустимости и достоверности. От вида копии зависят способы ее проверки.

Документ-копия признается недопустимым, если:

  • в материалах дела не отражен способ его получения;
  • отсутствуют обязательные реквизиты документа (например, нет подписи со- ставителя, даты, копия не заверена надлежащим лицом);
  • плохо различим текст документа, что позволяет отдельные слова или фразы истолковывать по-разному;
  • доступен подлинный документ (общие правила пользования производными доказательствами обязывают стремиться к получению первоисточника. Так, при наличии копии заключения эксперта о степени вреда здоровью возможно и целесообразно назначение экспертизы по истории болезни);
  • вызывает сомнение наличие первоисточника, т. е. не исключается, что это копия мнимого доказательства .
  • Вместе с тем, следует согласиться с мнением, что при оценке в доказывании по восстановительному производству копий документов следует исходить из того, что «критерием решения вопроса о допустимости доказательств является восполни-мость подобного рода нарушений, допущенных при его получении и фиксации»3.

1 См.: Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. - Тула, 2000. - С. 188, 194; Строго- вич М.С. Уголовный процесс. - М., 1940. - С. 124: Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе. - М., 1967. - С.42.

2 См.: Пашин С. Основания оспаривания допустимости доказательств стороной защиты // Уголов ное право.-1998. - № 1.-С. 52-59.

3 См.: Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977. - С.10.

85

Небрежно оформленная или незаверенная копия потребует дополнительной проверки. В этом случае возможно истребование и изучение судом (следователем) необходимых подлинных документов. Однако если из-за плохого качества копии нарушено право участников процесса на доступ к материалам судопроизводства, то имеет место существенное нарушение уголовно- процессуального закона1.

Достоверность копии может быть установлена как доказательствами, восста- новленными из утраченного уголовного дела, так и вновь полученными. Способы проверки копии зависят от ее вида. При проверке копии, исполненной «от руки», наряду с другими следственными действиями возможно производство почерковед-ческой экспертизы, при использовании ксерокопии и машинописного текста - криминалистической.

Путем приобщения к делу копий документов могут быть восстановлены такие доказательства, как протоколы следственных действий, заключение эксперта, иные документы, акты ревизий и документальных проверок, вещественные доказательства. Показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, зафиксированные в протоколах их допросов, также являются допустимыми при наличии копий этих протоколов.

Под копиями протоколов следственных действий, могущими быть использо- ванными в дальнейшем доказывании, безусловно, имеются в виду точные не по форме, а по внутренней сущности отражения, не снижающие по сравнению с первоисточником достоверности оцениваемых фактических данных. Подчеркнем, что термины «первоисточник» и «копия» характеризуют внешнюю сторону документа, по существу содержащиеся в них фактические данные (взятые отдельно, не в контексте всех собранных материалов) не меняют доказательственной силы. Показания свидетеля не становятся производными при использовании копии протокола допроса, если они были первоначальными при непосредственном свидетельствовании. Точность копирования, условия, в которых оно производилось, его субъекты и спо-

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 8. - С. 17, 18.

86

собы, подлежат самостоятельной оценке на предмет выявления потерь доказательственной информации.

Не могут признаваться допустимыми показания участников процесса, содер- жащиеся в протоколах допросов, восстановленных следователем по памяти (даже в тех случаях, когда в протоколе имеется подпись допрашиваемого), или в выписках из этих протоколов, сделанных обвиняемым, защитником, потерпевшим и другими субъектами при ознакомлении с материалами дела (хотя при определённых условиях такая информация может быть использована в ходе повторного расследования). Сказанное полностью относится к «копированию» по памяти протоколов других следственных действий. С точки зрения допустимости доказательств оно неприемлемо и должно быть устранено из практической деятельности, хотя, надо отметить, часть опрошенных следователей (9%) допускает составление постановлений и протоколов следственных действий «по памяти».

В качестве примера можно привести уголовное дело по обвинению Б. в краже автомашины из гаража, которое утрачено спустя шесть дней после его возбуждения1. К этому моменту было установлено лицо, совершившее преступление, ему предъявлено обвинение, избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, изъяты похищенные предметы, собраны другие доказательства. Восстанавливая утраченные материалы, следователь приобщил к делу заключение служебной проверки по факту утраты, в котором не оговаривались сроки следствия, принятые следователем решения, виды утерянных документов, необходимость их восстановления и т.д. Дальнейшее расследование велось в рамках обычного производства, и восстановление материалов дела осуществлялось с нарушением УПК, вследствие чего ценность многих доказательств, по существу, оказалась ничтожной. Так, в заявлении потерпевшего, содержащемся в восстановленном уголовном деле, имеется запись: «Написано собственноручно 8.09.1998 г.», - в то время как письменное указание на заявлении о необходимости его проверки датировано 9 октября 1998 г. (в день принятия решения

1 Архив Центрального районного суда г. Омска за 1999 г. Уголовное дело № 1-84.

87

о восстановлении дела); в протоколах допроса потерпевшего и свидетелей даты производства следственных действий исправлены с 8 сентября 1998 г. (дата допроса по утраченному протоколу) на 18 сентября. 1998 г. (в этот период восстановление дела не велось). В протоколе допроса Б. в качестве подозреваемого указано время его первоначального допроса (10 сентября 1998 г.), хотя фактически протокол был потерян. Аналогичная ситуация с фиксацией показаний потерпевшего, в протоколе допроса которого дата его проведения исправлена с 8 на 18 сентября 1998 г., а показания «скопированы» по памяти с утраченного протокола, о чем свидетельствует, например, фраза: «Вчера, 7 сентября 1998 года я поставил свою автомашину в гараж…». Позже в обвинительном заключении в качестве доказательств приведены два протокола осмотра гаражей, хотя один из протоколов в деле отсутствует, так как на первоначальном этапе расследования он был утерян вместе с другими материалами дела. Такой порядок «восстановления» свидетельствует о прямой фальсификации доказательств.

Наиболее искаженная практика восстановления утраченных производств сло- жилась по уголовным делам прошлых лет, приостановленным ввиду неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 195 УПК). Большинство изученных уголовных дел восстановлено путем составления процессуальных документов, включая протоколы следственных действий, по памяти.

Если выделенное уголовное дело восстанавливается по материалам направ- ленного в суд основного дела, копии протоколов допроса, как и копии протоколов других процессуальных и следственных действий, могут служить законным источником показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и других фактических данных1.

’ Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России отменила постановление Тульского областного суда, возвратившего для дополнительного расследования уголовное дело по обвинению Ф., в связи с тем, что оно состоит из копий документов из другого уголовного дела, выделенного в отдельное производство. Судебная коллегия указала, что поскольку приобщенные к делу копии документов надлежаще заверены, необходимости в повторном проведении одних и тех же

88

При выделении уголовного дела путем копирования каждая из его частей (ос- новное и выделенное производство) становится самостоятельным делом, на мате- риалах которого должно основываться итоговое решение. Например, рассматривая дело, доказательственная база которого представлена в основном в копиях, суд не имеет возможности обращаться к подлинникам находящимся в приостановленном или уже рассмотренном («архивном») деле, не приобщив их к производству процессуально.

В выделенном уголовном деле могут находиться копии различных документов: постановлений, указаний, поручений следователя; источников доказательств (протоколов следственных действий, заключений экспертов, вещественных доказательств и др.); уведомлений, сообщений, справок и иных организационных документов, а также копии материалов, представленных или истребованных следователем от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц и граждан.

При выделении уголовного дела копии документов составляются следователем с оригиналов, полученных в установленном законом порядке. Подлинники ос- таются в сфере уголовного судопроизводства, они доступны, но организационно приобщены не к выделенной, а к оставшейся совокупности материалов. В этой связи было бы не совсем правильно рассматривать копии протоколов следственных действий, заключений экспертов, актов ревизий, так называемых «иных» документов в качестве производных доказательств. По классическим представлениям производные доказательства - это «доказательства не являющиеся первоисточниками сведений о подлежащем установлению факте, а содержащие сведения, взятые из другого источника: копии документов…»1. Но копия в выделенном деле - техническая ко-

следственных действий нет. (См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1999. -№2.-С. 15).

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1. М., - 1968. С. 374. См., также; Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - С. 266, 682; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976. - С. 161; Громов Н.А, Пономаренков В.А. Доказательства и доказывание в уголовном процессе. - Самара, 1999. - С. 39.

89

пия, изготовленная за рамками процесса собирания отображенного в ней доказа- тельства. В уголовный процесс первоначально вовлечен подлинник документа, значит содержащиеся в нем фактические данные, скорее всего, достоверны. На этапе формирования доказательства погрешностей нет. При оценки копии документа в выделенном деле, бесспорно, необходимо принять во внимание точность копирования. Нельзя категорически отрицать, что по небрежности или злому умыслу копия может не соответствовать первоисточнику. Если сомнения в этом отсутствуют, то в уголовном деле полноценное первоначальное доказательство.

В целях совершенствования уголовно-процессуального законодательства и, в частности, урегулирования деятельности по восстановлению утраченных уголовных дел обратим внимание на ч. 1 ст. 141 УПК, допускающую составление протокола следственного действия как в ходе следственного действия, так и непосредственно после его окончания. Термин «непосредственно» означает, что между восприятием информации и ее фиксацией имеется минимальный временной промежуток, не заполненный какой-либо существенной деятельностью. Отсутствие наслоений информации, в свою очередь, гарантирует точность ее воспроизведения в протоколе. Однако в экстремальных ситуациях, к которым, безусловно, относится и утрата уголовных дел, составление протокола возможно и по прошествии значительного времени. Гарантией достоверности отраженных в протоколе фактических данных могло бы стать участие в процедуре составления протокола защитника (даже если он не участвовал в проведении следственного действия), понятых, прокурора и других лиц. Чем больше участников составления протокола пришли к искреннему соглашению по поводу его содержания, тем выше достоверность. Можно пойти по пути заключения формального соглашения, признания факта достоверным. Не исключено, что дальнейшее развитие этого порядка приведет законодателя к мысли о регламентации самостоятельного восстановительного производства, аналог которого имеется в гражданском процессе и о возможности введения которого в уголовный процесс говорилось выше.

90

Во всех других ситуациях единственным способом восстановления показаний являются повторные допросы, иных сведений - соответствующие следственные и процессуальные действия, произведенные повторно. Так, может быть целесообразным истребование вещественных доказательств, переданных потерпевшему, другим участникам судопроизводства до разрешения дела в соответствии с ч.2 ст.85 УПК. Эти объекты должны быть осмотрены. В дальнейшем они хранятся при деле.

В доказывании при восстановлении уголовных дел и рассмотрении их в суде возникают вопросы определения правового статуса сохранившихся аудио - видеокассет с записью показаний, полученных в ходе допроса с применением звукозаписи (ст. 141-1 УПК), в то время как протоколы допроса утрачены. Составление протокола по звукозаписи технически возможно, но как доказательство оно не имеет юридической силы. Тем не менее, по данным опросов судей использование научно-технических средств фиксации показаний рассматривается ими в качестве одной из профилактических мер, обеспечивающих рассмотрение уголовного дела. Закон не допускает использование записи показаний в качестве доказательства в отсутствие протокола. Как нам представляется, использование в восстановительном производстве аудио- видеокассет в качестве самостоятельного доказательства было бы вполне разумным.

Проблема эта не проста и активно обсуждается в научной литературе. Так, В.М. Галкин еще в 1967 г. полагал, что «по мере возрастания научно-технического уровня указанных материалов (именно тех, о которых мы ведем речь - Н.Е.) они займут самостоятельное место в системе средств доказывания»1. Из контекста рассуждений И.Е. Зуева понятно, что он сторонник закрепления в законе использования научно-технических средств в качестве доказательств2. Повышение «статуса» звуко-

1 Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе. Часть 1. - М., 1967. - С. 47.

2 См.: Зуев И.Е. Организационно-тактические и процессуальные проблемы использования научно- технических средств при расследовании преступлений // Труды Академии МВД СССР. - М., 1984.

-С. 74, 75.

91

записи и киносъемки следственных действий допускал A.M. Ларин1. О необходимости совершенствования регламентации применения научно- технических средств, фиксирующих процедуру следственных действий, пишет В.Т. Томин, который полагает, что «продукты применения НТС» должны стать не факультативными приложениями к протоколам, а самостоятельными (полноценными) источниками доказательств2. Справедливости ради надо обратить внимание и на противоположные мнения3.

В этом же ряду вопрос об использовании фактических данных утраченного уголовного дела, сохранившихся в компьютерной памяти и т. д. Представляется, что универсальность российского доказательственного права не исключает использование в качестве доказательств компьютерной фиксации показаний участников процесса. Безусловно, для этого нужно разработать алгоритм действий по изъятию и проверке получаемой информации .

Документы, составленные должностными и частными лицами не в связи с производством по уголовному делу, но приобщенные к нему для целей процесса доказывания (финансовая отчетность, приказы, письма), восстанавливаются по копиям, хранящимся у этих лиц. Документы, составленные по запросам правоохранительных органов (характеристики, справки о стоимости) могут представляться как в копиях, так и в новой редакции.

1 См.: Ларин A.M. Работа следователями с доказательствами. - М., 1966. - С. 66.

2 См.: Томин В.Т. Уголовное судопроизводство: революция продолжается. - Горький, 1989. - С.50, 51.

3 См., напр.: Петпрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. - М., 1985.-С. 226, 227.

4 О порядке выемки и обыска вычислительной техники, производства программно- технической экспертизы см.: Марфицин П.Г., Горев А.И. Производство следственных действий в помещениях, оборудованных средствами вычислительной техники. - Омск, 2000. - С. 51 - 63; Белый С.Л., Волков Г.А., Зубаха B.C. Некоторые практические рекомендации по изъятию компьютерной информации // Экспертная практика. - М., 2000. - № 48. - С. 68 - 94;

92

Истребованные копии используются в доказывании в основном в качестве иного документа. При наличии на них следов подчисток, внесения нового текста (например, на перевозочных документах, ведомостях, квитанциях) они в предусмотренном порядке приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств1.

В условиях организованного противодействия расследованию, при котором уничтожение уголовных дел или отдельных материалов становится одним из на- правлений противодействия, весьма важно в процессе доказывания при восстановлении дел использовать возможности оперативно-розыскных аппаратов. Содействие оперативных служб органам расследования по восстановительному производству может быть осуществлено в следующих направлениях:

  1. Выявление и предупреждение противоправных действий, нацеленных на уничтожение материалов уголовного дела.
  2. Использование материалов дел оперативного учета для восстановления ут- раченной доказательственной базы.
  3. Производство дополнительных оперативно-розыскных мероприятий в целях использования их результатов в доказывании по восстанавливаемому делу.
  4. Два последних направления станут предметом нашего рассмотрения в данном параграфе.

В качестве одной из составляющих «копирования» в восстановительном про- изводстве нами выделено обнаружение и приобщение к делу сохранившихся вне основного дела подлинных документов и их копий. В этой связи представляют интерес дела оперативного учета, ведение которых предусмотрено Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности»2. Согласно этому закону практически во всех делах оперативного учета могут находиться копии материалов уголовного

См.: Зинченко И. А. Вещественные доказательства при расследовании преступлений. - Ташкент, 1991.-С. 15.

2 См.: Федеральный закон РФ от 12. 08. 95 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ. - № 33 - 1995. - Ст. 3349.

93

дела, а также подлинные документы, содержащие гласные фактические данные, относящиеся к событию преступления.

Понятие оперативно-служебных документов, сосредотачиваемых в делах опе- ративного учета, в ведомственных нормативных актах не раскрывается1, не определен и перечень таких документов. Тем не менее, в некоторых из них содержатся прямые указания на использование в системе учетов копий материалов уголовного дела. Так, Приказ МВД России № 213 от 5 мая 1993 г., регламентирующий организацию и тактику розыскной работы органов внутренних дел, устанавливает, что для заведения розыскного дела следователь обязан представить в розыскное подразделение копии постановлений о возбуждении уголовного дела, приостановлении предварительного следствия, избрании меры пресечения и справку о личности обвиняемого. К оперативному делу приобщаются копии постановлений о привлечении лица в качестве обвиняемого, прекращении уголовного дела, обвинительного заключения, справок медицинских учреждений, свидетельства о смерти. Могут использоваться и другие копии материалов уголовного дела, составление которых предопределено основаниями и порядком заведения и прекращения дела оперативного учета, а также осуществлением собственно оперативно- розыскной деятельности. В практической деятельности оперативно-розыскных аппаратов к делам оперативного учета приобщаются копии постановлений о приостановлении предварительного расследования, избрании меры пресечения, наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, выделении и соединении уголовных дел, протоколов некоторых следственных действий, например, допроса обвиняемого, свидетеля - очевидца преступления и др.

В делах оперативного учета, равно как и в уголовных делах, закрепляются фактические данные, относящиеся к событию преступления. В
оперативно-

06 оперативно-служебных документах: См.: Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности». Научно-практический комментарий. - Омск: Омский юридический институт МВД России, 1999.-С. 113.

94

поисковых делах - также данные, относящиеся и к другим обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу. Дела оперативного учета заводятся по постановлению сотрудника оперативного подразделения и не требуют соблюдения специальной процедуры получения от следователя копий материалов уголовного дела и приобщения их к делу оперативного учета. По сложившейся практике в розыскное подразделение необходимые документы следователь передает в общем порядке прохождения служебных документов внутри ведомства, как правило, через регистрацию. Важно определить «обратный» порядок получения копий следователем для использования их в восстановительном производстве по уголовному делу. Принимая во внимание, что подлинные документы дела утрачены (похищены, уничтожены, утеряны и т.п.), «возвращение» их копий из дела оперативного учета в восстанавливаемое уголовное дело не может быть осуществлено вне рамок процессуальных действий.

Полагаем, что для этих целей возможно проведение выемки документов, по- скольку для оценки доказательства значима среда нахождения изымаемых копий. Кроме того, такой порядок целесообразен с учетом сохранения всех фактических данных в деле оперативного учета, послуживших основанием для его заведения, прекращения или для производства оперативно-розыскных мероприятий. При этом в деле оперативного учета остаются копия постановления о производстве выемки, протокол выемки и «вторые» копии изымаемых документов. Возможность изготовления и использования в деле оперативного учета дубликата документа (в том числе в целом дубликата дела) допускается ведомственным нормативным регулированием, в частности, при направлении дела оперативного учета по территориальности.

Копии, используемые в последствии в качестве доказательства, могут быть инициативно представлены следователю сотрудником оперативного аппарата в соответствии со ст. 70 УПК. Документы могут быть также истребованы следователем. В таком порядке целесообразно получать копии постановлений, поручений, протоколов, справок, которые были составлены следователем по утраченному уголовному делу.

95

В восстановительном производстве весьма эффективно могут использоваться результаты документирования гласных и негласных оперативно-розыскных мероприятий. Документирование в оперативно-розыскной деятельности в юридической литературе нередко называют «негласным расследованием», «негласным дознанием»1.

К числу средств установления фактических данных о событии преступления и лицах, их совершивших, относят проведение опросов, выявление предметов и документов, имеющих признаки доказательств, проведение криминалистических, иных исследований, негласное получение отпечатков пальцев рук и иных следов, результаты которых фиксируются в оперативно-служебных документах. Это могут быть данные, зафиксированные в объяснениях, актах исследования и обследования, справках и рапортах о получении негласно следов преступления2.

Особого рассмотрения требует вопрос о возможности использования объяснений участников процесса. В объяснениях могут содержаться фактические данные, соответствующие предмету показаний, данных на предварительном следствии и зафиксированных ранее в утраченных протоколах допроса. В ходе повторного допроса незаинтересованные в восстановлении уголовного дела участники процесса нередко не сообщают сведения в прежнем объеме, порой умышленно изменяют показания. В таком случае для оценки показаний важное значение имеют фактические данные, содержащиеся в объяснении.

1 См.: Суслов В.М. Вопросы теории сокриминальных признаков в оперативном документировании // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его ней трализации: материалы научно-практической конференции (29-30 октября 1996 г., г. Руза) - М., 1997.-С. 61.

2 Документы, составляемые в ходе оперативно-розыскной деятельности и содержащие сведения, имеющие значение для расследования уголовного дела, А.А.Чувилев подразделяет на четыре груп пы и к числу доказательств относит те документы, «сведения, содержащиеся в которых, могут быть проверены и оценены с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности». См.:Чувилев А.А. О возможности использования материалов оперативно-розыскной деятельности в доказыва нии» // Основные направления и средства политико-правовой реформы. - Пермь, 1989. - С.86 - 88.

96

Сотрудниками оперативного аппарата объяснение может быть получено при осуществлении оперативно-розыскной деятельности или в порядке ст. 109 УПК при проверке заявлений и сообщений о преступлениях, т.е. как до, так и после возбуждения уголовного дела. В современном уголовно-процессуальном законодательстве к личным доказательствам отнесены: показания подозреваемого, показания обвиняемого, показания потерпевшего, показания свидетеля1. Порядок опроса не регламентирован. Получение объяснения осуществляется вне рамок строго определенной процедуры. Вопросы обеспечения конституционных прав гражданина при производстве опроса, проводимого на основании поручения следователя, стали предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ по жалобе гр. Барковского2. В решении содержится ряд положений, представляющих интерес для определения возможности использования результатов опроса в качестве доказательства при восстановлении дела. Первое положение. Проведение оперативно-розыскных мероприятий, сопровождающих производство предварительного расследования по уголовному делу, не может подменять процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом. Второе. Нормы отраслевого законодательства, носящие общий характер, не могут применяться в отношении обвиняемого без учета особенностей его правового положения, в том числе вытекающих из предписаний статей 48, 49 и 51 Конституции РФ.

По смыслу определения Конституционного Суда, на наш взгляд, опрос лица, привлеченного к уголовной ответственности, равно и лица, в отношении которого

Однако, это «вовсе не устанавливает, что единственным источником доказательств, исходящим от лица, являются его показания. Объяснения - документ (ст.88 УПК РСФСР) и, следовательно, полноценный источник доказательства». См.: Томин В.Т. Уголовное судопроизводство: революция продолжается. - Горький, 1989. - С. 48.

2 Определение Конституционного суда РФ от 1 декабря 1999 г об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Барковского К.О. на нарушение его конституционных прав частью четвертой ст. 127 УПК РСФСР, пунктом 1 части первой статьи 6 и пунктом 3 части первой статьи 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства. -2000.-№10.-Ст. 1164.

97

осуществляется уголовное преследование до возбуждения уголовного дела, может быть произведен сотрудниками оперативных аппаратов только с соблюдением процессуальных гарантий обеспечения прав личности1, среди которых выделим право на квалифицированную юридическую помощь и право не свидетельствовать против себя самого. Если в деле оперативного учета имеется объяснение от лица, привлеченного к уголовной ответственности, оно может быть использовано в доказывании по восстанавливаемому уголовному делу на основании ст. 11 Закона «Об ОРД». При этом следует учитывать, что объяснения используется в качестве доказательства, если нет возможности допросить данное лицо, например, в связи с его смертью; а также в совокупности с показаниями опрошенного лица при их оценке1. Является ли объяснение, представленное оперативными службами, достоверным и допустимым оценят органы предварительного расследования и суд.

Результаты гласных оперативных мероприятий представляются следователю в порядке ст. 70 УПК в виде предметов и документов. Принятие представленных материалов из дела оперативного учета о результатах ОРД, произведенной не по поручению следователя, целесообразно оформить протоколом. Поскольку Межведомственной Инструкцией о порядке представления оперативными подразделениями результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору, в суд допускается представление материалов в копиях с оставлением оригиналов в оперативном подразделении, то в случае утраты дела в восстановительное производство повторно могут быть представлены либо оригиналы материалов, либо их вторично изготовленные копии.

Следователю также могут быть представлены результаты негласных оперативно- розыскных мероприятий, которые используются в доказывании по уголовным делам. К ним следует отнести зафиксированные с помощью видео- и аудиозаписи,

1 См.: Николюк В., Калънщкий В. Применение статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве // Законность. - 1997. - № 8. - С. 15.

98

фотосъемки или иным законным путем данные, полученные в результате проверочной закупки, контроля почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивания телефонных переговоров, снятия информации с технических каналов связи, оперативного внедрения, контролируемой поставки, оперативного эксперимента. Видео- и аудиокассеты, иные предметы, имеющие признаки вещественных доказательств, могут напрямую использоваться по восстанавливаемому уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Результаты оперативно-розыскных мероприятий, зафиксированные в рапортах, справках, актах могут служить доказательствами в качестве иных документов .

Перед представлением следователю материалы негласной оперативно- розыскной деятельности, содержащие сведения о силах, средствах, источниках и методах такой деятельности, а также о лицах, внедренных в организованные пре- ступные группы, штатных негласных сотрудниках и лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, подлежат рассекречиванию на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность .

Утрата уголовного дела и необходимость его восстановления могут оказаться тем препятствием к установлению истины по делу, которое потребует использования в доказывании информации конфиденциальных источников. В соответствии с ч. 3 ст. 21 Закона об ОРД предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, возможно только с письменного согласия перечисленных лиц, за исключением случаев, требующих их привлече-

’ См.: Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж, 1983. - С.67-68; Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств. - М., 2001. - С.ЗЗ - 35. 2 См.: Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Научно- практический комментарий. / Под ред. В.В. Николюка. - 4-е изд. перераб. и доп. - М., 1999. - С. 114. См.: Там же -С 122.

99

ния к уголовной ответственности. Кроме того, предание гласности таких сведений возможно лишь по делам о тяжких преступлениях, когда иными способами и средствами невозможно установить истину1. Согласие упомянутых лиц на участие в доказывании должно быть дано на основе их внутреннего убеждения. Именно за ними остается решение о реализации полученных данных.

В соответствии со ст. 21 Закона об ОРД дела оперативного учета (информация конфиденциальных источников при названных условиях) представляются прокурору по его требованию в целях осуществления надзора. При восстановлении утраченного уголовного дела прокурор может стать тем должностным лицом, которое определит возможности, пределы использования данных оперативного учета в восстановлении доказательственной информации. Это не исключает права следователя и оперативного работника обменяться необходимой информацией и на первом этапе организационно согласовать вопросы предполагаемого использования оперативно-служебных документов в деле оперативного учета. После чего следователю на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, могут быть представлены рапорта, справки, акты, отчеты о результатах ОРД, в которых не содержатся сведения о негласных источниках, методах и средствах ОРД.

Право следователя ознакомиться с делом оперативного учета, его пределы, основания, условия не оговорены ни в Законе об ОРД, ни в ведомственных норма- тивных актах, но по смыслу закона нет запрета на его ознакомление с разделом, содержащим результаты гласной оперативно-розыскной деятельности.

’. См.: Там же. - С. 124; Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности. - М, 1996. - С 53.

100

Следует обратить внимание на то, что в системе мер восстановления уголовных дел, могут быть использованы возможности допроса в качестве свидетелей со- трудников оперативно-розыскных аппаратов1.

Изучение практики показало, что восстановление уголовных дел не обеспечи- вается должным оперативно-розыскным сопровождением. По одному из утраченных уголовных дел следователи столкнулись с проблемой установления потерпевшей, так как в учетных данных на зарегистрированное преступление фамилия указана не была; по другому - с проблемой установления частной фирмы, сведения о которой в сообщение о преступлении были внесены неточно. Однако, несмотря на наличие потребности в установлении этих данных, соответствующие задания оперативным работникам не давались. Интервьюирование следователей и работников УР, связанных с расследованием этих дел, показало, что они не принимали во внимание возможность взаимодействия при восстановлении дел, поскольку преступления раскрыты.

Наше внимание привлекло также уголовное дело, возобновленное в связи с задержанием обвиняемого Т., спустя почти два года после совершения преступления. Но как выяснилось, материалы приостановленного дела были утрачены, не удалось обнаружить и изъятые вещественные доказательства, в том числе, орудие преступления - нож. При таких обстоятельствах следователь вынес постановление о возобновлении предварительного следствия, составил по сохранившейся копии постановление о привлечении в качестве обвиняемого, допросил потерпевшего, допросил в качестве обвиняемого задержанного Т., который заявил, что ничего о случившемся не знает. Следователь направил поручение органу дознания для установления очевидцев преступления, но незамедлительно получил сообщение, что сведений о них нет. Однако из протокола допроса следователя, работавшего в составе следственно- оперативной группы, видно, что на месте происшествия были установлены

1 См.: Доля Е.А. Указ. соч. - С.79; Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного^?^’.?’? rfwtti- Пятигорск, 2000. - С. 134.

101 обстоятельства совершения преступления и очевидцы причинения потерпевшему телесных повреждений. В таком случае исходные данные могли быть получены преимущественно оперативным путем .

На наш взгляд, при таких обстоятельствах утраты и восстановления дел, а также в каждом случае утраты дела в результате его хищения или уничтожения за- интересованными лицами можно предложить следующее. Первое. В поручении следователя органу дознания на основании ст. 127 УПК официально сообщать об утрате уголовного дела. К сожалению, закрытость проблемы утраты уголовных дел привела к тому, что оперативное обеспечение деятельности по восстановлению уголовных дел практически не осуществляется. Оперативные службы не привлекаются к отысканию дел и установлению лиц, виновных в их утрате. Второе. Утрата уголовного дела должна, на наш взгляд, служить основанием для заведения самостоятельного оперативно-поискового дела в целях установления обстоятельств хищения или уничтожения уголовного дела, лиц, его похитивших или уничтоживших, а также, возможно, заинтересованных в утрате дел сотрудников правоохранительных органов. Оперативно-поисковое дело заводится в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. По согласованию с начальником органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, данное дело может быть приобщено к делу оперативного учета, содержащему результаты ОРД по утраченному уголовному делу. Третье. С учетом обстоятельств утраты дела необходимо использовать весь комплекс оперативно-розыскных мер, включая возможности конфиденциальных источников.

Итак, подытоживая возможности использования в восстановительном произ- водстве сохранившихся материалов ранее произведенного расследования, включая копии документов, следует сказать, что они весьма значительны. Тем не менее, сведение порядка восстановления дел исключительно к копированию, имеющему пре-

1 Следственное управление при УВД - 2 Центрального административного округа г. Омска. Уголовное дело № - 341553.

102

имущественно «технический» характер, входит в противоречие с формой (процедурой) судопроизводства.

Другим направлением в деятельности следователя по восстановлению уголовного дела является собирание новых фактических данных в соответствии с правилами процессуального доказывания1.

При дополнительном расследовании в целях восстановления утраченных до- казательств широко используется производство повторных следственных действий.

Практика повторного производства следственных действий в упомянутых си- туациях сомнений не вызывает. Уголовно-процессуальный закон допускает принципиальную возможность подобной тактики собирания доказательств, по крайней мере, не запрещает ее. Отказ от повторного проведения любого следственного действия не может быть мотивирован прямой ссылкой на закон. Основываясь на этом, многие криминалистические методики рекомендуют повторное производство одних и тех же следственных действий (осмотров мест происшествий, обысков и др.) для более полного собирания доказательств. Совокупность фактических данных, послужившая основанием для нового проведения следственных действий, зачастую отличается от первоначальной. Повторное производство таких действий может быть вызвано и иными основаниями. Заметим, что большинство предусмотренных законом следственных действий может проводиться повторно.

В некоторых случаях УПК разрешает (рекомендует) производить следственные действия повторно, хотя текстуально это не выражено. Осмотр эксгумированного трупа, возможность которого вытекает из ст. 180 УПК, бывает как первоначаль-

1 В своих предложениях автор отталкивался от общих теоретических подходов к пониманию нового и повторного расследования, имеющихся в литературе. Об этом писали: Лавринович О.И. Дополнительное расследование после отмены приговора кассационной инстанцией // Вопросы уголовного процесса: Межвуз. сб. науч тр. - Саратов, 1984. - Вып. 3. - С.70-7’1; Крамаренко В.П. Некоторые вопросы повторного следствия // Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам: Сб. науч. тр. - Калининград, 1984. - Вып.12. - С.80 - 88; Бахин В.П., Быков В.М., Макаров Н.Л. О

103

ным, так и повторным. Очная ставка - поочередный допрос ранее допрошенных лиц, т.е., по существу, повторение уже произведенного действия. В законе имеется одно прямое упоминание повторности следственного действия: ст. 81 УПК непосредственно говорит о назначении повторной экспертизы в случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности.

Для полноты характеристики законодательной техники в интересующем нас вопросе можно выделить предписание ч. 1 ст. 154 УПК, в соответствии с которым при изменении или дополнении предъявленного обвинения следователь обязан предъявить обвиняемому новое обвинение и допросить его в соответствии с ним. Хотя измененное и дополненное обвинение именуется в законе «новым», в боль- шинстве ситуаций оно содержит значительный объем ранее предъявленного обвинения. Поэтому допрос по нему обвиняемого в известной мере является повторным.

Некоторые следственные действия не могут быть проведены повторно (например, предъявление для опознания лица). В отдельных случаях нельзя повторить конкретные виды экспертиз (если исследуемое вещество или предмет не сохрани- лись) или получить образцы для сравнительного исследования (образцы крови для обнаружения в ней химических веществ).

В юридической литературе имеются исследования, посвященные проблеме повторных следственных действий. Так, В.В. Рябоконь и В.И. Шиканов предлагают различать все следственные действия по тем же основаниям, которые в законе (ст. 81 УПК) используются применительно к судебной экспертизе, а именно: по последовательности проведения - на первичные и повторные; по объему проведения - на основные и дополнительные. Поскольку дополнительные следственные действия, как и повторные, могут производиться два, три раза и более, по мнению этих авторов, представляется возможным говорить о повторности в широком и узком смысле. В узком смысле повторными будут действия, имеющие тот же предмет (объект и

тактике повторного следствия // Сибирские юридические записки. - Иркутск - Омск, 1974, - Вып. 4. -С. 182- 190; и др.

104

задачи), что и проводимые ранее. В широком смысле к повторным будут относиться как следственные действия, повторные в узком смысле, так и дополнительные. На основании изложенного авторы сформулировали дефиницию: повторное следственное действие - это действие, проводимое второй (и более) раз в рамках конкретного уголовного дела с целью проверки имеющейся и получения дополнительной информации, относящейся к предмету одноименного, ранее проведенного следственного действия1.

По общему правилу, целью повторного следственного действия является по- лучение новых данных, относящихся к предмету доказывания и предмету ранее проведенного следственного действия. Всякое повторное следственное действие осуществляется с целью проверки имеющейся и получения дополнительной информации. Необходимость производства повторных следственных действий при восстановлении уголовных дел сомнений не вызывает. Повторным по восстанавливаемому уголовному делу будет любое осуществленное в его рамках следственное действие, одноименное следственному действию, ранее проведенному по утраченному делу, и имеющее с ним единый предмет. Целью повторного следственного действия является, во-первых, восстановление фактических данных, полученных в ходе первоначального производства данного следственного действия, во-вторых, получение новых фактических данных.

Повторные следственные действия в рамках восстановительного производства, равно как и «обычного» предварительного расследования, могут быть осуществ- лены по прямому предписанию закона и указанию начальника следственного отдела, прокурора, суда или по усмотрению следователя. Следователь, оценив материалы уголовного дела, восстановленные на первом этапе расследования в копиях, анализирует, какие доказательства, включая первоначально полученные путем производства следственных действий, необходимо восстановить, и принимает решения. Как

См.: Рябоконь В.В., Шиканов В.И. Организация и тактика повторных следственных действий. -М., 1985.-С. 16.

105

правило, это решения о производстве следственных действий. При восстановлении утраченного уголовного дела следователь не связан обязанностью повторить каждое следственное действие и вправе отказаться от его производства, если это не повлияет на полноту и всесторонность расследования. Тем не менее доказательства, послужившие основанием действующих решений (об избрании меры пресечения, наложении ареста на имущество и т. п.), должны быть по возможности восстановлены.

Совокупность фактических данных, ставшая основанием для повторного про- ведения следственного действия, может отличаться от первичного основания, со- вершенно иными могут быть его результаты. Особенности повторных следственных действий при восстановлении утраченных уголовных дел, их практическое назначение в процессе доказывания целесообразно рассмотреть по отдельным видам следственных действий.

Среди следственных действий, производимых повторно, широкое распро- странение имеют допросы. При восстановлении утраченных уголовных дел решение о том, на каком этапе осуществить допрос интересующих следствие лиц, принимается на основе имеющихся фактических данных и с учетом их позиции, занимаемой на предыдущем допросе.

Вряд ли с истечением времени можно осуществить повторное следственное действие, предмет которого совпадает буквально с предметом действия, проведенного ранее. При повторном допросе, с одной стороны, может иметь место переоценка допрашиваемым своего поведения, умышленное изменение им показаний или объективное заблуждение относительно предмета показаний1; с другой, - нельзя не учитывать возможную смену субъекта доказывания, иной уровень его подготовлен-

06 оценке повторных показаний см.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. 2-е изд. М., 1973.- С.632 - 634; Рахунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. - М., 1955. - С. 91; Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М., 1968. - С. 28 - 31; Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978. - С. 114; Руководство для следователя. М., 1981. - С.345 - 346.

106

ности к допросу или владения информацией, другую оценку им существа дела, добросовестность и прочие обстоятельства.

При повторных допросах в предмет показаний должны быть включены ссылки на ранее данные показания, отражены причины изменения показаний, получены ответы на новые вопросы. В любом случае повторному допросу по восстанавливаемому уголовно-процессуальному производству должна предшествовать оценка доказательств, сохранившихся или уже восстановленных следователем, проведена параллель в соотношении имеющихся и необходимых доказательств для подтверждения ранее принимавшегося решения. Так, если на принятие решения о производстве обыска в числе других доказательств значительное влияние оказали фактические данные, полученные при допросе свидетеля (что может подтвердить, в частности, постановление о производстве обыска или другие процессуально оформленные решения следователя), предмет его допроса должен быть определен с учетом этого. В случае принципиального изменения показаний следователь должен при соблюдении процедуры допроса отразить в протоколе содержание первого допроса через его оценку свидетелем при повторном допросе. Во всяком случае элемент восстановления показаний при повторном допросе должен иметь место.

В рамках обычного расследования повторный допрос осуществляется с со- блюдением общих правил и имеет целью дополнить, уточнить ранее данные показания. Как правило, начинается он не с предложения свидетелю рассказать все известное ему о деле, а с частного вопроса, уточняющего те или иные обстоятельства1. При осуществлении повторного допроса по восстанавливаемым уголовным делам необходимо учитывать некоторые особенности, поскольку процесс доказывания осуществляется заново. Допрос целесообразно начать с предложения допрашиваемому рассказать все известное по делу. Следователь не вправе начинать допрос с предложения повторить ранее данные показания или подтвердить их. При допросе необходимо использовать максимум материалов, позволяющих допрашиваемому лицу вос-

’ См.: Рябоконъ В.В., Шиканов В.И. Указ соч. - С. 60.

107

становить события, о которых оно свидетельствует (сохранившиеся видео-, аудиозаписи показаний, компьютерную информацию о предыдущих показаниях, другие материалы), но это не допускает возможности формального доказывания тех фактических данных, которые были установлены, скажем, в обоснование ранее принятых решений. Видимо, следует признать формальным положение ст. 158 УПК, обязывающее следователя принять меры к тому, чтобы свидетели по одному и тому же делу не могли общаться между собой.

Особое значение в процессе доказывания по восстанавливаемому уголовно- процессуальному производству имеют проверка и оценка доказательств. При проверке показаний, с одной стороны, проверяется их соответствие другим доказательствам, имеющимся в деле, с другой - принимаются решения о дальнейшем направлении процесса доказывания. Правило о непредустановленности доказательств, сформулированное в ч. 2 ст.71 УПК, в полной мере распространяется и на производство по восстановлению утраченных уголовных дел. Следователь оценивает показания допрошенного лица по своему внутреннему убеждению на основе совокупности собранных доказательств. Конечно, в этих случаях он не может и не должен игнорировать показания и иные доказательства по утраченному делу. Результаты повторного допроса могут быть совершенно иными, как по объективным, так и по субъектив- ным причинам. Важно не допустить неверной оценки, скорректированной предыдущими показаниями. Нередко в повторных допросах наблюдаются явления репродукции (воспроизведения)1, когда свидетель воспроизводит не то, что он в свое время воспринимал, а свои первоначальные показания, или, напротив, реминисценции (отсроченного воспроизведения) , в результате которого возникают дополнительные данные. В тех случаях, когда ранее данные показания согласовывались с фактическими обстоятельствами дела и использовались для обоснования обвинительного тезиса, следователь при повторном допросе нередко ограничивается репродукцией

1 См.: Там же. - С. 50;

2 См.: ЯкубЛ.М. Показания свидетелей и потерпевших. - М., 1968. - С. 31.

108

показаний, тем более - при восстановлении утраченных дел. Однако повторное сви-детельствование вряд ли может быть абсолютно неизменным. Показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого - доказательства личные, естественно, при допросе всегда присутствует элемент осмысления ранее сказанного, в зависимости от восприятия и воспроизведения конкретным лицом того или иного события. Проверка и оценка показаний следователем должна осуществляться еще в ходе допроса. Как должен поступить следователь, если при повторном допросе по восстанавливаемому уголовному делу допрашиваемое лицо существенно или принципиально изменит показания? Независимо от причины изменения показаний (умышленно, из-за возникшей конфликтной ситуации или в силу заблуждения, подтверждают они обвинительный тезис или нет) следователь оценивает сказанное и определяет дополнительные возможности проверки данных показаний. В этих целях в рамках производства по восстановлению утраченного дела возможно проведение дополнительных допросов, очных ставок, следственного эксперимента и других следственных действий, что, безусловно, связано с расширением пределов доказывания.

Свои особенности при восстановлении утраченного дела имеет допрос обви- няемого1. Допрос обвиняемого является завершающим действием предусмотренного уголовно-процессуальным законом порядка привлечения лица в качестве обвиняемого2. При утрате уголовного дела, по которому состоялось привлечение лица в качестве обвиняемого, на первых этапах восстановления дела к нему приобщается копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Эта копия может быть подписана обвиняемым, защитником, что свидетельствует о состоявшемся предъявлении обвинения, хотя чаще всего в надзорном производстве прокуратуры содержится постановление только как решение следователя. Здесь возникают как мини-

Об ошибках при повторном допросе обвиняемого, связанных с обвинительным уклоном в оценке показаний см.: ГорскийГ.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж, 1978. - С. 157.

2 Карнеева Л.М., Чувилев А.А. Обеспечение законности и обоснованности привлечения в качестве обвиняемого. - М., 1976. - С. 48 - 49.

109

мум три вопроса: возможно ли предъявление обвинения по копии постановления; следует ли обвинение предъявить незамедлительно; допустим ли в рамках восстановительного производства дополнительный допрос обвиняемого без соблюдения всей процедуры привлечения в качестве обвиняемого?

Если предъявление обвинения по утраченному уголовному делу состоялось, то это порождает определенные уголовно-процессуальные последствия. Могли быть приняты решения, которые фактически исполняются (обвиняемому избрана мера пресечения, в частности содержание под стражей, обвиняемый отстранен от должности). В таком случае следователь, принимая во внимание факт утраты уголовного дела, прежде всего оценивает возможность дальнейшего их исполнения. При этом не обязательно наличие ходатайств обвиняемого, защитника, законного представителя, потерпевшего или иного лица об отмене решения. Если следователь приходит к выводу о законности и обоснованности действующих решений (на основе полученных документов надзорного производства в прокуратуре, суде, экспертных бюро, а также некоторых проведенных повторных допросов или других следственных действий), то он вправе дополнительно допросить обвиняемого по существу предъявленного ему обвинения с целью уточнения и проверки ранее данных показаний. До- полнительный допрос обвиняемого допускается уголовно-процессуальным законодательством, о чем свидетельствует содержание ст. 151 УПК. По смыслу ст.ст. 150 и 151 УПК, в этом случае не требуется выяснять, признает ли обвиняемый себя виновным. Обязанность следователя задать такой вопрос (ч. 5 ст. 151 УПК) относится только к процедуре первоначального допроса обвиняемого. Если по восстанавливаемому уголовному делу следователь придет к выводу об изменении или дополнении обвинения, в силу закона он обязан предъявить обвиняемому новое обвинение и допросить его по новому обвинению. Если обвинение, предъявленное по утраченному уголовному делу, не нашло своего подтверждения, следователь своим постановлением прекращает его в этой части. В следственной практике зачастую перво-

по

начально предъявляется «предварительное»1 или как его называют практические работники «дежурное» обвинение, которое впоследствии уточняется, конкретизируется, хотя основной обвинительный тезис может не измениться. Кроме того, при предъявлении такого обвинения следователи допускают поверхностное изложение обстоятельств преступления в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Чаще всего при окончании расследования обвиняемому предъявляется новое постановление, независимо от того, следует ли обвинение дополнить или изменить.

После восстановления материалов утраченного уголовного дела следователь вновь оценивает, имеются ли в восстановленных материалах достаточные основания для предъявления обвинения. Собственно, весь процесс доказывания по восстанавливаемому уголовному делу следует расценивать и как проверку законности и обоснованности принятых следователем решений, например, о привлечении лица в качестве обвиняемого, по утраченному делу. Принимая во внимание, что основанием для привлечения лица в качестве обвиняемого являются доказательства, восстановленные посредством проведения повторных и дополнительных следственных и иных процессуальных действий, ему должно быть предъявлено новое обвинение с соблюдением требований ст.ст. 143, 144, 148 УПК. При изменении доказательственной базы может быть принято иное решение - о прекращении дела в отношении обвиняемого. Если это связано с появлением новых обстоятельств, установленных при повторном расследовании, то в этом случае «прекращение дела в отношении обвиняемого по реабилитирующим основаниям не всегда означает, что обвинение было предъявлено неосновательно» .

Повторное предъявление для опознания большинство процессуалистов про- водить не рекомендуют, хотя признают возможным после предъявления для опознания фотографии лица или объекта предъявить для опознания непосредственно это

Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. - М., 2000. - С. 75. 2 См.: Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Указ. соч. С. 53.

Ill

лицо или объект. В то же время многие криминалисты полагают возможным предъявление для опознания повторно в тех случаях, когда при первичном предъявлении для опознания были допущены ошибки организационного или тактического характера .

Повторное предъявление личности для опознания, на наш взгляд, невозможно в принципе1. Сущность предъявления для опознания заключается в- том, что опо- знающий при выполнении названного следственного действия сравнивает сохра- нившийся у него в памяти зрительный образ, возникший при непосредственном восприятии объекта, с представленным объектом. Результаты проведенного опознания только тогда имеют доказательственное значение, когда отсутствовало промежуточное узнавание объекта, в частности связанное с отождествлением личности. Следовательно, если по утраченному уголовному делу предъявление для опознания состоялось, то независимо от его результатов проводить опознание повторно при восстановлении дела не следует. Стремление следователя зафиксировать в материалах восстанавливаемого дела результаты состоявшегося предъявления для опознания подозреваемого, обвиняемого вполне понятны и обоснованны. Единственный путь отражения такой информации в деле - допросы опознающих, понятых, статистов, других участников предъявления для опознания. Недопустимо восстановление про- токола следственного действия следователем по памяти: никакого доказательственного значения такой протокол не несет, поскольку составлен с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Более того, если восстановленный по памяти протокол будет подписан участниками следственного действия уже при восстановлении дела, а датирован временем фактического производства следственного действия, это может быть расценено как фальсификация, а доказательство - признано недопустимым.

’ См., напр.: Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. - М., 1981. - С. 31, 32; Он же. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. - Алматы, 1995. - С. 29;

112

При восстановлении утраченного уголовного дела возможно (но не обязательно) повторное производство следственного эксперимента. Принимая решение о производстве следственного эксперимента, следователь оценивает доказательства, собранные по восстановленному делу, имеющуюся информацию о результатах первичного эксперимента и условиях его производства. Повторный эксперимент, направленный на проверку объективной возможности совершения каких-либо действий, производится, если не утрачена возможность воссоздания обстановки или имеются сведения, подтверждающие ее неизменность. Например, нет объективных препятствий для определения, каким ключом из изъятой при обыске связки ключей открывается определенный замок. В таком эксперименте выбор субъекта, осуществляющего опытные действия, как правило, произволен. Следственный эксперимент, имеющий целью установление субъективной возможности совершения действий, требует привлечения к нему определенного лица. Отказ лица от участия в опытных действиях делает эксперимент невозможным.

При восстановлении утраченного производства имеет свои особенности по- вторный осмотр места происшествия (если протокол осмотра утрачен непосредственно после его составления, то в этом случае возможно восстановление протокола «по памяти» с участием участников осмотра). Целесообразно повторный осмотр провести с участием обвиняемого или потерпевшего с целью реконструирования места происшествия и одновременной проверки их показаний2.

В тех случаях, когда невозможно провести повторные следственные действия, необходимые обстоятельства могут быть выяснены с помощью других следственных действий, в частности допросов лиц, участвующих при производстве первоначальных следственных действий: специалистов, понятых и др. лиц3.

1 См.: Калъницкий В.В. Следственные действия. - Омск, 2001. - С. 48. Автор не разделяет позицию Гинзбурга А.Я о возможности производства предъявления для опознания повторно.

2 См.: Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М., 1966. - С. 238 - 239.

3 См.: Петуховский А.А., Якупов Р.Х. Дополнительное расследование уголовных дел: вопросы со вершенствования правового регулирования и правоприменения этого института // Совершенство-

113

Следователь должен быть свободен при выборе понятых, специалиста, других участников повторных следственных действий. С одной стороны, приглашение тех же самых понятых или специалиста может облегчить проведение повторного следственного действия. Лица, ранее участвовавшие в его проведении, могут обратить внимание на некоторые детали, о которых им было известно при производстве первоначальных следственных действий, например, в ходе осмотра места происшествия, следственного эксперимента. С другой стороны, их участие способно оказать и негативное влияние, нарушить объективность при создании условий и порядка производства следственного действия.

Каждое доказательство, полученное при производстве повторных следственных действий, оценивается по признакам их относимости, достоверности, допусти- мости. Оценка доказательств по восстанавливаемому уголовному делу имеет свои особенности. Уже при непосредственном производстве следственного действия следователь оценивает его содержание относительно фактических данных, которые были установлены ранее по утраченному уголовному делу, включая результаты первичного одноименного следственного действия. С учетом этого следователь может скорректировать предмет следственного действия, например, поставить дополнительные вопросы допрашиваемому. При установлении тех же фактических обстоятельств они могут в полной мере соответствовать результатам первичного действия, поэтому доказательство можно считать восстановленным, что важно для подтверждения оснований действующих решений. В любом случае результаты повторного следственного действия в рамках восстановительного производства оцениваются по общим правилам оценки доказательств в совокупности с другими полученными по делу доказательствами1.

вание уголовно-процессуальной деятельности органов внутренних дел. Труды Академии. - М., 1984.-С61 -62.

1 О свободной оценке доказательств см.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М., 1964. - С. 154; Орлов Ю.К. Внутреннее убеждение при оценке доказательств (правовые аспекты) // Вопросы борьбы с преступностью.-М., 1981.-Вып.35.-С. 55 -62.

114

Результаты повторных следственных действий в большей или меньшей степени могут не соответствовать первоначальным результатам, что, возможно, потребует расширения пределов доказывания. В ходе восстановления утраченных уголовных дел во всяком случае рекомендуется допросить понятых и других лиц, участвовавших при производстве следственных действий. При необходимости могут быть допрошены следователь и другие лица, осуществлявшие предварительное расследование. Инструкция Наркомюста 1925 г. предусматривала допрос следователя, дознавателя, состава суда в крайнем случае, при невозможности другими способами восстановить утраченное уголовное дело. На наш взгляд, допрос в качестве свидетелей лиц, производивших предварительное расследование по уголовному делу, можно использовать гораздо шире. По нашему мнению, утрата уголовного дела служит достаточным основанием для его проведения, кроме того, уголовно- процессуальное законодательство не содержит формальных ограничений для допроса следователя в качестве свидетеля .

Принятие решения о допросе следователя обусловлено выбором субъекта вос- становления производства. Если в целях объективности доказывания расследование дела будет поручено новому следователю, допрос следователя по утраченному делу необходим. Наряду с изучением первоначально полученных материалов надзорного производства он позволит определить направление расследования, осуществить его в сокращенные сроки. При принятии решения о допросе следователя, утратившего дело, нельзя не учитывать причины его отстранения. Допрос следователя может быть произведен по самостоятельному решению следователя, восстанавливающего дело, по указанию начальника следственного отдела или прокурора. В судебной практике вызов следователя для допроса в качестве свидетеля - явление нередкое. Об этом говорят данные опросов следователей. Чаще всего следователей допраши-

1 См.: Миронов В.Ф., Шимановский В.В. О допросе следователей в суде в качестве свидетелей. // Правоведение. - 1988. - № 6. - С.66 - 70; Кальницкий В.В., Бекетов О.И. О презумпции доверия сотруднику милиции и оценке его показаний. // Государство и право. - 1994. - № 8-9. - С. 136 - 138.

115

вают при изменении показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей для подтверждения и «закрепления» их показаний на предварительном следствии. Такой допрос следователя вряд ли оправдан. Следователь не может свидетельствовать об обстоятельствах, сведения о которых он получил при производстве по уголовному делу, а также об оценке доказательств. При утрате дела ситуация несколько иная. Предмет доказывания по восстановительному производству шире, чем по обычному, и включает в себя установление фактических данных не только об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по данному делу, но и о некоторых других, обусловленных фактом утраты уголовного дела: об объеме ранее выполненной работы, допрошенных лицах, принятых решениях и др. Эти обстоятельства могут быть установлены и при допросе следователя в качестве свидетеля.

В связи с этим интерес представляет предмет показаний свидетеля-следователя. Автору довелось присутствовать при судебном разбирательстве ряда уголовных дел, восстановленных после их утраты. По уголовному делу по обвинению Яценко и др.1 в судебном заседании по ходатайству подсудимого в качестве свидетеля был допрошен следователь. Подсудимый, его защитник, председательствующий задали следователю вопросы, в частности, о достаточности доказательств для привлечения Яценко к уголовной ответственности; показаниях, которые он сообщил при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого; разъяснении ему прав, в том числе, права не свидетельствовать против себя самого; количестве листов дела, предъявленных для ознакомления. Кроме того, следователю были поставлены вопросы, изобличающие его в совершении служебного проступка и уголовно- процессуальных нарушений. На наш взгляд, суд был не вправе входить в оценку правомерности действий следователя и тем самым расширять предмет показаний свидетеля .

1 Архив Октябрьского районного суда г. Омска за 2000 г. Уголовное дело № 1 - 96.

2 О предмете показаний свидетеля см.: Ракунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголов ном процессе. - М, С. 17; ЯкубМ.Л. Показания свидетелей и потерпевших. - М., 1968. - С. 101.

116

Факт утраты уголовного дела при осуществлении предварительного расследо- вания относится к тем объективным обстоятельствам, которые, безусловно, влияют на объем восстановительного производства. Отдельные обстоятельства, которые подлежали доказыванию по уголовному делу и были установлены, при их утрате могут не быть частью предмета восстановительного производства. Так, материалы проверки, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела, восстанавливаются с определенными ограничениями. Отдельные материалы, например, объяснения, акты изъятия, взвешивания не могут быть восстановлены в силу объективных причин.

Не представляет сложности получение вновь подлинных или в копиях доку- ментов справочно-удостоверительного характера (справки медицинских учреждений, платежные ведомости и др.). Если законность возбуждения уголовного дела подтверждена последующим расследованием, на наш взгляд, обязательно восстанавливаются лишь те документы, которые содержат фактические данные об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, если они не могут быть восстановлены другим путем. Так, если проведению экспертизы предшествовали исследование каких-либо веществ или медицинское обследование, в рамках восстановительного производства возможно ограничиться результатами экспертизы. В случае необходимости следователь приобщает к делу и акты исследования (или обследования) в сохранившихся копиях. Обязательному восстановлению подлежат имеющие значение для дела акты ревизий и документальных проверок. Процессуальной формой получения таких доказательств служит их истребование или представление в соответствии со ст. 70 УПК.

Перед следователем обязательно встанет вопрос о необходимости доказывания фактов, на основе которых органами предварительного расследования в соот- ветствии со ст. 154 УПК были вынесены решения о прекращении уголовного дела в части или о прекращении уголовного преследования по другим основаниям. Обстоятельства, по которым ранее состоялось решение, могут вновь возникнуть в процессе доказывания при допросе участников процесса, производстве других повторных и

117 дополнительных следственных действий. Если сохранившиеся копии постановлений приобщены к делу и при этом не вызывает сомнение их достоверность, то они могут при определенных условиях исключить необходимость повторного установления положенных в их основу фактических данных1. В том случае, если копии названных постановлений не сохранились и они восстановлены следователем по памяти, необходимость повторного собирания фактических данных, на основе которых были приняты решения, зависит от усмотрения следователя, основанного на оценке собранных доказательств и определения пределов доказывания по восстанавливаемому уголовному делу.

Не подлежат повторному доказыванию фактические данные по проверке вер-сий, не нашедших своего подтверждения . Они признаются не относящимися к делу. От усмотрения следователя зависит также сужение пределов доказывания. На основе свободной оценки доказательств следователем может быть принято решение об ограничении круга лиц, допрашиваемых в качестве свидетелей, о сокращении числа документов, отражающих обстоятельства, подлежащие доказыванию, если это не скажется на полноте и объективности исследования и разрешения дела. Так, если в ходе следственных действий были получены доказательства, устанавливающие побочные сведения, то в восстановительном производстве можно ограничиться только прямыми фактическими данными. Например, не всегда стоит повторно допрашивать свидетелей, из косвенных показаний которых были установлены очевидцы преступления. Вместе с тем, по изученным уголовным делам мы столкнулись со случаями неоправданного сужения пределов доказывания. По нашему мнению, это обусловлено тем, что внутреннее убеждение следователя во многом предопределено ранее принятыми решениями по утраченному уголовному делу, связанными с привлечени-

1 О преюдициальном значении для уголовного дела не отмененных в установленном законом по рядке постановлений прокурора, следователя или органа дознания о прекращении дела см.: Резник Г.М. Указ. соч.-С. 56, 57.

2 О совпадении (несовпадении) пределов проверки версий с пределами доказывания см.: Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М., 1976.-С. 193, 194.

118

ем лица к уголовной ответственности и применением в отношении его мер принуждения. Такие случаи свидетельствуют об обвинительном уклоне в оценке доказательств по восстанавливаемым делам1. Прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям и вынесение оправдательного приговора в практической деятельности следователей признается нарушением законности и является одним из основных критерием неудовлетворительной работы следственных подразделений. Поэтому было бы неправильным полагать, что это не скажется на состоянии расследования по восстанавливаемому уголовному делу.

Представляет интерес возможность использования в процессе доказывания по восстанавливаемому производству преюдициально установленных обстоятельств. Статья 28 УПК предусматривает обязательную силу решений суда по гражданскому делу, если событие и действия обвиняемого попадут в сферу доказывания по уголовному делу. В теории уголовного процесса преюдициальный характер носят факты, которые установлены вступившим в силу приговором, определением или постановлением суда (судьи). В уголовно- процессуальной литературе высказываются неоднозначные мнения о доказывании таких фактов. Одни авторы относят их к фактам, не подлежащим доказыванию, другие отрицают специфику доказывания таких фактов2. По восстановительным уголовно-процессуальным производствам преюди-ция может быть использована при восстановлении выделенного уголовного дела, если по основному делу состоялся приговор суда. Факты, связанные с установлением события преступления, размера похищенного, роли осужденного в совершении преступления, и некоторые другие обязательны для другого суда, и, естественно, для следственных органов. Но значит ли это, что при восстановлении уголовного дела

1 О тенденции обвинительного уклона см. Резник Г.М. Указ. соч. - С.96; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Указ. соч. - С. 157.

2 См. об этом: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973.- С. 360; Строго- вич М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. - М., 1947. - С.212 - 224; Резник Г.М. Указ. соч. С.58 - 60; Гай О.Ю. Законность и сила приговора в уголовном процессе. // Юрист. - 1999.-№ 11.-С. 21 -25.

119

они ни в коей мере не должны исследоваться, проверяться и оцениваться? Если преюдиционные факты входят в предмет доказывания, они, конечно же, будут ис- следоваться и следователем и судом. В этом случае может возникнуть противоречие между преюдицией и внутренним убеждением следователя, судьи, имеющих право на свободную оценку доказательств, особенно при восстановлении утраченных уголовных дел.

Сам факт утраты может послужить решающим обстоятельством субъективного характера, оказавшим существенное влияние на результаты расследования или судебного разбирательства по выделенному делу. Так, следователь может прийти к иным выводам о распределении ролей участников преступления, способе совершения преступления, размере похищенного, характере его использования и т.д. Такая ситуация в литературе проанализирована. И.Л. Петрухин приходит к выводу о том, что внутреннее убеждение суда, рассматривающего выделенное уголовное дело, не должно быть предопределено вступившим в законную силу приговором (определением) суда по другому делу. «Обвиняемый по выделенному уголовному делу не участвовал в этом качестве при рассмотрении основного дела, следовательно, полнота и достоверность установления фактов, характеризующих его личное участие в преступлении, при рассмотрении основного дела не были обеспечены достаточными процессуальными гарантиями… поэтому могут быть подвергнуты сомнению и опровергнуты»1. Тем более в процессе восстановления выделенного уголовного дела следователь, оценив собранные по делу доказательства, может прийти к иному выводу о содержании обвинения (событии, квалификации преступления и виновности лиц) как по основному, так и по выделенному уголовному делу. Такие обстоятельства неизбежно оказываются в числе фактов, устанавливаемых по делу, но глубина их исследования, пределы их доказывания могут быть иными. В результате по восстанавливаемому уголовному делу следователь может установить фактические данные, не соответствующие тем, которые установлены судом. Как же поступить в этом случае?

Теория доказательств в советском уголовном процессе. - С. 362 - 363.

120

Прямо в законодательстве такая ситуация не регламентирована. По смыслу закона следует, что вынесенный ранее приговор подлежит проверке с позиций законности и обоснованности. Следователь же, восстанавливающий уголовное дело, не может делать окончательные выводы, противоречащие преюдиционному акту, пока последний не отменен в установленном законом порядке.

§ 3. Решения по восстанавливаемым уголовным делам

Принятие решения в уголовно-процессуальной деятельности включает две основные стадии: установление с использованием предусмотренных в законе средств и способов доказывания фактических данных, образующих основание решения; анализ этих данных и собственно принятие решения.

Под решением в уголовном судопроизводстве понимается облеченный в уста- новленную законом процессуальную форму правовой акт, в котором орган дознания, следователь, прокурор, судья или суд в определенном законом порядке дают ответы на возникающие по делу правовые вопросы и выражают властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона1.

На деятельность по восстановлению утраченных уголовных дел, представ- ляющую собой повторное установление исследуемых обстоятельств, в полной мере распространяется общее учение о двухактном (двустадийном) характере принятия решений. Следователь сначала собирает (возможно восстанавливает) фактические данные, а затем на их основе делает юридически значимые выводы, являющиеся продуктом его свободного волеизъявления, не скорректированного первоначальным направлением расследования. Восстановительное производство может не содержать первой стадии принятия решения - собирания фактических данных, ограничиваясь воспроизведением отражающего его правового акта. Необходимость подтверждения

1 См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. - М., 1976. - С. 18 - 19.

121 ранее принятых решений (равно как и выбор способа такого подтверждения) или принятие других обусловливается направлением повторного расследования.

Для определения порядка воспроизведения и принятия решений по восста- навливаемым делам, а также для ответа на вопрос, какие решения могут и должны быть восстановлены, а какие приняты вновь, необходимо обратиться к классификации принимаемых следователем решений.

Наиболее полная классификация процессуальных решений предложена П.А. Лупинской, подразделяющей решения по содержанию; функциональному назначению; субъектам, правомочным принимать решения; времени принятия и длительности действия; форме; юридической силе и другим свойствам1. Обратимся к тем классификационным признакам, которые присущи решениям в рамках восстановительного производства. Здесь интерес представляет их классификация: а) по содержанию - на основные и вспомогательные; б) по выполняемым задачам (функциональному назначению) - на определяющие возникновение и направление дела; устанавливающие процессуальное положение участников процесса; направленные на собирание доказательств; обеспечивающие реализацию гарантий прав лиц, участвующих в процессе; устраняющие причины и условия, способствующие совершению преступлений; решения о применении мер процессуального принуждения. К этой же категории относится деление решений на начальные, промежуточные и окончательные (итоговые); в) по процессуальному порядку постановления решений и требованиям к их форме; г) по времени принятия решений и срокам их действия.

Для классификации решений в восстановительном производстве применима также классификация решений следователя, предложенная А.Я. Дубинским, кото- рый, в частности, по функциональному назначению подразделяет решения следователя на: определяющие возникновение и направление дела (о возбуждении дела, приостановлении и возобновлении, объединении, выделении и др.); констатирующие введение в дело участников процесса; направленные на собирание и проверку

1 См.: Там же. С.25 - 39.

122 доказательств, имеющие целью реализацию прав и законных интересов лиц, участвующих в процессе, и другие1.

Принятие решений по восстанавливаемому уголовному делу имеет специфи ку, позволяющую дополнительно выделить некоторые другие критерии их класси- У фикации. При восстановлении уголовного дела следователь производит повторное

расследование, которое должно отвечать требованиям закона о полном, объективном и всестороннем исследовании всех обстоятельств преступления. С одной стороны, он заново осуществляет процесс доказывания и вправе принять новые решения, с другой - связан ранее принятыми решениями. Отдельные ранее принятые решения нуждаются в полном восстановлении независимо от изменения направления повторного расследования; восстановление некоторых возможно без предшествующе-го этапа, связанного с установлением фактических обстоятельств дела; может быть установлен особый порядок восстановления уже реализованных или действующих решений и т.п.

На наш взгляд, классификацию решений в восстановительном производстве нужно дополнить следующими видами решений: требующие восстановления и не требующие восстановления; реализованные (выполнившие свою функцию) и не реа- > лизованные; требующие подтверждения и не требующие подтверждения; имеющие

действие и не имеющие действия. Внутри этих классификационных групп можно выделить и подвиды решений, значимые для обоснования необходимости и порядка их восстановления. К их числу можно отнести решения реабилитирующего характера, ограничивающие конституционные права граждан и некоторые другие.

Каждое решение может отвечать одновременно нескольким квалификационным признакам и свойствам. Так, решение следователя о применении меры пресечения в виде заключения под стражу - это решение (а) о применении меры принужде-ния; (б) требующее вынесения постановления, санкционированного прокурором; (в) нуждающееся при его восстановлении в подтверждении; (г) реализованное (в неко-

1 См.: Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. - Киев, 1984. - С.56-57.

123 торых случаях возможно и не реализованное); (д) действующее; (е) ограничивающее конституционные права граждан.

С учетом предложенной классификации решений можно назвать решения, ко- торые должны быть восстановлены в обязательном порядке, а также определить способы их восстановления. Понятно, что речь пойдет только о решениях следователя, требующих письменного оформления. Решения, письменно не оформляемые1, в той или иной мере были реализованы при первоначальном расследовании, и восстановлению могут подлежать лишь те фактические данные, которые установлены при их реализации. Восстановление письменного решения предполагает абсолютно точное воспроизведение формы (постановления) ранее состоявшегося решения независимо от направления повторного расследования. Такое восстановление не связано с восстановлением (либо повторным установлением) фактических данных, послуживших основанием для его принятия.

Обязательно подлежат восстановлению решения (постановления или опреде- ления) о движении уголовного дела. Такие решения выражены в постановлениях следователя о возбуждении уголовного дела, принятии дела к производству, соединении и выделении уголовных дел, направлении дела по подследственности, приостановлении предварительного расследования, возвращении для дополнительного расследования, продлении сроков расследования и др. Они могут быть получены в копиях или восстановлены следователем по памяти. Отдельные из них выполнили свою функцию и считаются в полной мере исполненными (например, постановление о возбуждении уголовного дела, направлении дела по подследственности, соедине-

1 Мы разделяем высказанные в литературе мнения о том, что решения следователи не обязательно имеют письменную форму. См.: Дубинский А.Я. Там же. - С. 40; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М., 1981. - С. 49; Он же. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М. - 2001. - С. 116; Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. М., - 2000. - С.21. Иных позиций придерживается, например, Ю.В.Манаев. См.: Его Законность и обоснованность процессуальных решений следователя. - Волгоград, 1977. - С. 7.

124 нии дел). Действие иных - продолжается (о возвращении для дополнительного расследования, продлении сроков следствия и содержания под стражей). На момент утраты уголовного дела они, возможно, не были исполнены или были исполнены не в полной мере.

Должны быть восстановлены (путем получения в копии или по памяти) решения, устанавливающие процессуальное положение участников процесса (постанов- ление о возбуждении уголовного дела в отношении лица, постановления о признании потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, привлечении в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения в отношении подозреваемого; протокол задержания подозреваемого).

В ряду процессуальных решений следователя по их функциональному назна- чению выделяются решения, направленные на собирание и проверку доказательств (решения о производстве следственных действий, истребовании или представлении доказательств). При первоначальном расследовании большинство из них было реализовано, в результате чего установлены фактические данные об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Например, в числе других материалов дела были утрачены постановление следователя о производстве выемки, протокол выемки, постановление о приобщении к делу в качестве вещественных доказательств изъятых документов, собственно документы. Утрата документа как вещественного доказательства невосполнима, а возникающие в связи с этим пробелы в доказывании могут быть установлены другим путем. Так, факт и обстоятельства изъятия документов могут подтвердить понятые и лица, участвующие при производстве выемки. Но при оценке их показаний, вероятнее всего, будут необходимы сведения, не только зафиксиро- ванные в протоколе, но и изложенные в постановлении.

Если сохранились и подлежат дальнейшему использованию фактические данные, первоначально в соответствии с законом полученные на основании письменных решений следователя (вещественные доказательства, заключения эксперта, протоколы обыска, выемки, эксгумации и др.), то такие решения должны быть восстановле-

125 ны. Способом восстановления является воспроизведение по памяти или истребование копий, находящихся в прокуратуре, суде или у граждан.

По уголовному делу о мошеннических действиях обвиняемого А.1 при перво- начальном расследовании были изъяты доллары США, приобщены к делу в качестве вещественного доказательства и переданы на хранении в финансовые органы. Оказалось невозможным по памяти восстановить протокол осмотра различных долларовых купюр и постановление о приобщении их в качестве вещественного доказательства. Решение следователя было восстановлено следующим образом. На основании постановления о производстве выемки следователем были получены в финансовых органах долларовые купюры, копия постановления о сдаче ценностей и копия квитанции об их принятии, где были указаны номера купюр. Затем следователь произвел осмотр и вынес постановление о хранении этих купюр при деле. После чего был допрошен потерпевший, который, пользуясь своими черновыми записями, назвал номера купюр, переданных обвиняемому. Таким путем были восстановлены не только решения следователя по собиранию доказательств, но и собственно доказа- тельства.

Бывают ситуации, когда невозможно получить копию протокола следственного действия. Например, законом не предусмотрено направление в надзорные и кон- тролирующие инстанции или заинтересованным лицам копий протоколов освиде- тельствования, следственного эксперимента, получения образцов для сравнительного исследования и др. Казалось бы, при таких обстоятельствах восстановление постановлений о производстве названных следственных действий теряет смысл, поскольку доказательство, полученное по исполненному постановлению, безвозвратно утрачено. Доказательство (протокол следственного действия) не может быть восстановлено по памяти в отличие от собственно решения следователя. Но необходимо учесть, что результаты реализованных решений либо служили основанием для принятия других, последующих, решений следователя и могли стать основой формиро-

1 Архив Кировского районного суда г. Екатеринбурга за 1997 г. Уголовное дело № 1-2183.

126 вания обвинения, либо могли подтвердить обстоятельства реабилитирующего характера (при освидетельствовании не были установлены следы преступления, ничего не обнаружено и не изъято при выемке, подтверждены доводы обвиняемого при следственном эксперименте и т.д.).

Восстановленные постановления могут оказать влияние и на оценку вновь со- бранных следователем доказательств. Обвиняемый, потерпевший, другие заинтересованные участники процесса вправе настаивать на восстановлении не только зафиксированных результатов первичного следственного действия, но и постановлений, на основе которых они были проведены. Реализация этого права не должна зависеть от того, знакомились они с этими документами при первоначальном расследовании или нет. В любом случае решение о восстановлении такого рода постановлений, связанных с производством следственных действий или истребованием доказательств, принимает следователь. По его усмотрению могут быть восстановлены все решения утраченного дела, включая связанные с собиранием доказательств. На наш взгляд, так целесообразно поступать по каждому восстановительному произ- водству1.

Следует особо оговорить необходимость восстановления обеспечивающих процесс доказывания решений следователя, законность и обоснованность которых подлежат проверке в порядке прокурорского надзора или судебного контроля. Такие

1 В монографическом исследовании B.C. Шадрина, посвященном обеспечению прав личности при расследовании преступлений (См.: Его. Указ. соч. - С. 22 -23) проводится анализ возможного и дозволенного в поведении должностных лиц и участников процесса в ситуациях, не получивших достаточного урегулирования. Автор пишет, что в правовом государстве лица, ведущие уголовный процесс, в своих публичных действиях должны исходить из ограничительного требования: «запрещено все, что не разрешено законом». Для граждан, напротив, предусмотрено правило: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом» (ст. 45 Конституции России). Развивая это справедливое суждение, хотелось бы подчеркнуть, что в условиях восстановительного производства должностные лица обязаны исходить из приоритета интересов участников процесса, даже если их права прямо не предусмотрены. На этом принципе построены наши рекомендации о восстановлении утраченных решений следователя.

127 решения следователя, независимо от того, к какому классификационному виду они относятся, должны быть восстановлены. В силу закона могут быть подвергнуты проверке решения следователя о возбуждении уголовного дела, приостановлении предварительного следствия, прекращении уголовного дела, избрании меры пресечения, продлении сроков следствия и содержания под стражей, наложении ареста на имущество, контроле и записи переговоров. Получение копий таких постановлений обусловлено необходимостью подтверждения в рамках восстановительного производства законности исполненных или действующих решений следователя по утраченному уголовному делу.

По аналогичным мотивам должны быть восстановлены также и другие пись- менные решения следователя, ограничивающие конституционные права граждан.

Должны быть восстановлены все действующие решения следователя: о при- менении меры пресечения, наложении ареста на имущество, наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, контроле и записи переговоров. Ранее уже обосновывалась необходимость их восстановления как решений, ограничивающих конституционные права граждан. Представляется, что одновременно с восстановлением такого рода решений, следователю необходимо рассмотреть вопрос о дальнейшем их исполнении. Интересно отметить, что по уголовно-процессуальному законодательству Латвии, предусматривающему институт восстановления утраченных уголовных дел, в случае утраты уголовного дела, находящегося в стадии расследования, прокурор выносит постановление о восстановлении производства по делу и одновременно решает вопрос о мере пресечения1.

Отдельного рассмотрения требуют вопросы восстановления итоговых решений следователя. К их числу в практической деятельности следователя традиционно относят: принятие следователем решения о привлечении в качестве обвиняемого, признании предварительного расследования законченным, прекращении уголовного преследования, приостановлении предварительного следствия, а также все решения

1 См.: УПК Латвии - Рига: Балтийский русский институт, - 1998. - С. 100.

128 об окончании предварительного следствия (направлении дела в суд с обвинительным заключением, прекращении уголовного дела, прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с направлением в суд для принятия мер воспитательного воздействия, прекращении дела с направлением в суд для применения принудительных мер медицинского характера).

Решение следователя о признании предварительного следствия законченным не облекается в форму постановления. Но вопрос о его восстановлении может быть поставлен, например, в случае утраты уголовного дела именно на этом этапе, когда оно было принято. Решение следователя о признании предварительного следствия законченным связано с оценкой собранных доказательств. Признав их достаточными для составления обвинительного заключения, следователь обязан выполнить ряд процессуальных действий, предусмотренных ст.ст. 200 и 201 УПК. Возможно, они были выполнены по утраченному уголовному делу полностью, или частично (например, направлены уведомления потерпевшему, гражданскому истцу). Если следователь произвел эти действия или приступил к ним, то этот факт даст возможность подтвердить принятие им ранее решения о признании доказательств достаточными. К восстановленному производству могут быть приобщены копии уведомлений об окончании расследования, копии постановлений об удовлетворении заявленных ходатайств или об отказе в этом, графики ознакомления с материалами уголовного дела, справки о состоявшемся ознакомлении с материалами дела обвиняемого, потерпевшего и других лиц. Если следователь не произвел каких-либо действий, направленных на ознакомление участников процесса с материалами дела, и, соответственно, нет их документального отражения, то решение о признании расследования оконченным, а собранной совокупности доказательств достаточной для составления обвинительного заключения, может быть подтверждено только следователем, принимавшим такое решение. Подтверждение названного решения, наряду с доказательствами нового расследования, может оказать влияние на оценку законности действий следователя по утраченному делу, определить выбор направления повторного

129 расследования, воспроизвести позицию потерпевшего, обвиняемого, защитника и других лиц в ходе ознакомления с материалами уголовного дела. В практической деятельности следователей протоколы и иные материалы, составленные в соответствии ст.ст. 200-203 УПК, в отличие от других материалов, чаще всего хранятся при деле неподшитыми, а в некоторых случаях и отдельно, что, возможно, позволит приобщить их к восстанавливаемому производству как сохранившуюся часть утраченного дела.

В системе процессуальных решений, принимаемых следователем при оценке доказательств, достаточно распространено решение о прекращении уголовного преследования, облеченное в форму постановления. Оно принимается не только в отношении обвиняемого и подозреваемого, но и в отношении лица, не поставленного в положение подозреваемого, если в отношении него в какой-либо форме осуществлялось уголовное преследование, а также по неподтвердившемуся преступному эпизоду в отношении обвиняемого или подозреваемого. Такого рода постановления следователя иногда называют «отсекающими». По содержанию их можно отнести к реабилитирующим. Как исполненные, они должны быть восстановлены. При новом расследовании в рамках восстановительного производства предыдущее решение следователя должно найти отражение независимо от того, изменились выводы следствия в оценке доказательств или нет. Понятно, что в данном случае восстанавливается и форма принятого решения - постановление. Его копия может быть получена в числе других материалов в прокуратуре, в суде, от участников процесса. Возможно восстановление по памяти. Аналогично решаются вопросы в отношении постановлений следователя об изменении или дополнении обвинения, имевших место по утраченному делу. В случаях, когда фактические данные, собранные в ходе восстановительного производства, дают основания для продолжения (возобновления) ранее прекращенного уголовного преследования, а соответствующее постановление в полном объеме воссоздать сложно, решение о прекращении уголовного преследования,

130 на наш взгляд, может быть отменено прокурором и без восстановления его письменной формы.

Решение о приостановлении предварительного следствия является промежу- точным решением следователя. Но в тех случаях, когда на основании ст. 195 УПК приостанавливается в целом производство по делу, то для конкретного этапа расследования оно является условно итоговым. Если уголовное дело приостанавливалось неоднократно, то первоначальные решения о приостановлении (как исчерпавшие свой потенциал и, по сути, не действующие) не значимы для разрешения дела по существу. Трудно смоделировать ситуацию, когда бы ранее принятое постановление о приостановлении уголовного дела (на момент восстановления фактически отмененное постановлением о возобновлении дела) оказало негативное воздействие на разрешение его по существу или отрицательно отразилось на обеспечении прав участников процесса. Даже неблагоприятные для субъектов расследования последствия, вызванные незаконным приостановлением дела, можно признать нейтрализованными и ничтожными для целей его последующего разрешения. То же самое можно сказать и о единственном для данного дела решении - о его приостановлении, при условии, что дело возобновлено. Поэтому вряд ли целесообразно сосредоточивать усилия на восстановлении таких («отработанных») постановлений, хотя при отсутствии значительных затруднений можно восстановить и их. Ходатайства заинтересованных лиц о восстановлении решений о приостановлении дела также целесообразно удовлетворить, не отвлекаясь на аргументирование отказа в этом. В то же время восстановление промежуточного решения о приостановлении предварительного расследования может иметь реальный смысл. Например, при необходимости обоснования продления и исчисления сроков расследования постановление о приостановлении должно быть приобщено к материалам восстановительного производства, хотя можно ограничиться справкой следователя.

При утрате уголовного дела, по которому предварительное следствие на момент утраты было приостановлено по одному из оснований, предусмотренных ст.

131 195 УПК, решение о приостановлении как итоговое восстанавливается в обязательном порядке. По нашему мнению, в этом случае предварительное следствие следует возобновить соответствующим постановлением следователя или отразить это решение в постановлении о восстановлении утраченного уголовного дела. Как показало изучение уголовных дел о нераскрытых преступлениях, которые приостановленны на основании п.З ч.1 ст. 195 УПК, а по информации, содержащейся в различных ведомственных документах, в свое время были утрачены, их восстановление осуществлялось, как правило, «нелегально», а значит - непроцессуальным путем. Утрата таких дел выявляется при инвентаризации уголовных дел, при проведении различного рода контрольных проверок, обычно спустя длительное время после приостановления. При проведении ежегодных инвентаризаций уголовных дел, предусмотренных ранее действовавшей инструкцией МВД 1983 г. (утратила силу на основании приказа МВД № 197-92 г.), по неофициальным сведениям, была установлена утрата не одной сотни уголовных дел прошлых лет. Восстановить такие уголовные дела более чем затруднительно. Реально восстанавливались только письменные решения следователя посредством получения копий в прокуратуре, по памяти или по сохранившимся записям в следственном журнале и журналах учета преступлений. Такие способы восстановления уголовных дел имеют место и при законном его осуществлении, но только как фрагмент и только в тех случаях, когда при новом расследовании не окажется иных возможностей.

В восстановительном производстве должно найти отражение ранее принятое итоговое решение следователя по утраченному уголовному делу, если таковое состоялось, независимо от того, изменились или нет основания и условия принятия решения по существу дела.

Поскольку при восстановлении уголовного дела следователь не связан ранее принятыми пределами доказывания и оценивает в совокупности как восстановленные, так и новые доказательства, постольку итоговые решения могут быть принципиально иными по содержанию. Нельзя полностью исключить ситуацию, когда в

132 процессе доказывания будут исчерпаны все средства собирания доказательств, однако восстановить прежнюю их совокупность не представится возможным. В таких случаях решение по делу может повлечь реабилитацию лиц, привлечённых к уголовной ответственности. Мотивируя такое решение, следователь в числе других обстоятельств должен привести факт утраты уголовного дела.

При восстановлении итоговых решений следователя интерес представляет во- прос о гарантиях интересов обвиняемого при возобновлении прекращенного уго- ловного дела.

Данный вопрос обсуждался в литературе1. Так, Я.О. Мотовиловкер считает, что природа реабилитации лица при прекращении в отношении него уголовного дела по реабилитирующим или нереабилитирующим основаниям не меняется в зави- симости от того, кем принято решение судом или следователем. Как он полагает, в уголовном судопроизводстве должно быть обеспечено стабильное положение лица, в отношении которого дело прекращено. В связи с этим названным автором высказывается предложение о том, что отмена постановления о прекращении дела и возобновлении производства должны допускаться не в пределах сроков давности, а в течение года со дня вступления постановления в законную силу.

Рассматривая решение следователя о прекращении дела, как преюдиционное для органов предварительного расследования, полагаем, что вывод о восстановлении каждого утраченного дела, включая прекращенные, слишком категоричен. Вме- сте с тем нельзя не учитывать, что непринятие мер к восстановлению дела, может серьезно осложнить эту процедуру или сделать ее невозможной в то время, когда при поступлении жалобы встанет вопрос о проверке законности и обоснованности решения о прекращении дела. На наш взгляд, решение о необходимости его восста-

’ См., напр.: Мотовиловкер Я.О’. Некоторые аспекты проблемы уголовно-процессуальных гарантий. // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе: Мужвуз.сб. - М., 1979. - Вып. 4. - С. 6 - 8; Сахарова Л.В. Прекращение уголовного дела как форма окончания предварительного

133 новления и, соответственно, отмене постановления о прекращении дела вправе принять прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов при расследовании преступлений1.

В случаях, когда полно и достоверно установлены обстоятельства, исключающие производство по делу (ст. 5 УПК), следователь вправе прекратить уголовное дело. Представляется, здесь нет необходимости восстанавливать все материалы уголовного дела, коль скоро они не могут повлиять на принятое решение. Обвиняемый, защитник, потерпевший или другие лица вправе настаивать на продолжении восстановления материалов дела, если возможности восстановления утраченных материалов не исчерпаны, в этом случае прекращение уголовного дела следует считать преждевременным, поскольку не установлены с достаточной полнотой все обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу. Решение следователя о прекращении уголовного дела может быть обжаловано заинтересованными лицами в установленном законом порядке.

Когда следователь придет к выводу, что уголовное дело подлежит направлению по подследственности (например, при изменении квалификации преступления или при соединении уголовных дел), то должны быть приняты все возможные меры по его восстановлению с использованием ранее предложенных средств (восстановление в копиях, по памяти, производство повторных и дополнительных следственных действий). Только после этого принимается решение. При относительно определенной (альтернативной) подследственности направление восстановленного уголовного дела должно согласовываться с прокурором.

В ситуациях, когда при изучении и оценке фактических данных, полученных на первоначальном этапе восстановления, следователь обнаружит, что ранее по делу

расследования // Актуальные вопросы советской юридической науки. - Саратов. - 1978. - ч.2. - С. 114; Резник Г.М. Указ. соч. -С. 57.

134 были допущены ошибки в оценке доказательств, применении материального или процессуального права и на основе этого приняты ошибочные решения, он должен принять новое решение, отменяющее или изменяющее ранее принятое. Например, следователь вправе изменить или отменить меру пресечения, изменить или дополнить обвинение, прекратить обвинение в части, прекратить уголовное преследование, отменить другие незаконные и необоснованные действующие решения (о наложении ареста на имущество, почтово-телеграфную корреспонденцию, задержании подозреваемого).

Если следователь приходит к выводу о том, что уголовное дело было необос- нованно прекращено за отсутствием в действиях обвиняемого состава преступления или за недоказанностью либо по нереабилитирующим основаниям и дело подлежит направлению в суд с обвинительным заключением, то, сохраняя в деле копию постановления о прекращении дела, он обращается к прокурору с ходатайством об его отмене, а в необходимых случаях - и об отмене любых других постановлений о прекращении уголовного преследования.

При восстановлении утраченных уголовных дел, по которым предварительное расследование было приостановлено, следователь также не связан ранее принятым решением и вправе принять любое другое решение, предусмотренное законом. Исчерпав в процессе доказывания все средства собирания доказательств и не найдя возможность восстановить их прежнюю совокупность, он вправе прекратить уголовное дело в отношении ранее привлеченного к уголовной ответственности лица на основании п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК - за недоказанностью участия лица в совершении преступления или при наличии оснований - по другим реабилитирующим мотивам. В необходимых случаях следователь приостанавливает уголовное дело в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

’ О предупреждении нарушений закона при расследовании преступлений средствами прокурорского надзора см., напр.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е, Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. - М., - 2000. - С.75 - 79.

135

§ 4. Правовые и организационные вопросы предупреждения утраты и уничтожения уголовных дел

Одной из целей обсуждения проблемы утраты уголовных дел является выработка эффективных мер по предупреждению подобных случаев. Не всякую беду можно предотвратить, но к этому всегда надо стремиться. Порой достаточно элемен- тарной осторожности и внимательности. Напротив, пренебрежение мерами безопасности, халатность руководителей и рядовых сотрудников, самонадеянный расчет на благополучный исход, неправильная оценка обстановки приводят к печальным результатам. Мы не говорим, что нужно жить в постоянном опасении пожара, наводнения или насилия с целью захвата дел (хотя соответствующие должностные лица должны предусмотреть меры защиты и от подобных напастей), но и чувства реальности, бдительности терять нельзя. Нам не показалось странным как образно один наблюдательный корреспондент завершил очерк о прокуроре, проживающем в служебном помещении напротив своего кабинета. «Поздно вечером я покидаю гостеприимную прокуратуру, - пишет он. -Налоговая инспекция на первом этаже давно уже поставлена на сигнализацию. Благо прокуратура имеет свой выход. Единственным охранником важных прокурорских документов остается прокурор в тапочках и его семья…»1.

Анкетный опрос показал, что в правоприменении не только наслышаны о фактах утраты дел, но имеют четкое представление о причинах такого явления. По полученным нами сведениям это: уничтожение дел обвиняемым или другими заинтересованными участниками процесса - (43,3 %); уничтожение в результате пожара, других стихийных бедствий - (31,7 %); пропажи из кабинета следователя при неустановленных обстоятельствах - (21,7 %), по халатности следователей - (28,3 %),

Никоноров Н. Прокурор в домашних тапочках… // Российская газета. - 2001.-26 апр.

136 пропажи при передаче внутри ведомства - (18,3 %); при передаче в другие ведомства - (21,7 %); и некоторые иные - (6,7 %).

Проблема сохранности уголовных дел и вещественных доказательств сущест- вовала всегда1, а в современных условиях становится более актуальной. Тем не менее учет и хранение уголовных дел во многих следственных подразделениях не налажен, их надлежащее хранение не обеспечено, меры сохранности на ведомственном уровне не разработаны. Это делает возможным утрату дел и материалов не только в результате пожаров, умышленного уничтожения, но и по небрежности следователей и дознавателей из их кабинетов, при передаче дел в другие следственные подразделения и ведомства, другим следователям.

Кроме организационного имеется процессуальный аспект предупреждения утраты уголовных дел. Порядок расследования и рассмотрения дел беззащитен перед грубой силой и вероломством и, в частности, обеспечивая конституционное право участников процесса на доступ к материалам судопроизводства, не учитывает вероятность их уничтожения. На наш взгляд, определенная взвешенная корректировка законодательства в направлении защиты собранных доказательств от уничтожения не входит в противоречие с современными тенденциями развития права.

В том или ином контексте упоминание об этом см.: Купко П. О порядке восстановления утерянных уголовных дел // Соц. законность. - 1940 - № 4. - С. 55 - 56; Юридический словарь. Гл. редактор П.И.Кудрявцев. М., - 1956. - С. - 125; Должикова И.Р. Указ. соч.- С. 78, 79. О возможности уничтожения обвиняемым материалов уголовного дела при ознакомлении предостерегала Н.А. Якубович. См.: Ее. Окончание предварительного следствия. - М., 1962. - С. 45. Г.М. Миньковский одной из нестандартных ситуаций при ознакомлении с материалами дела называет уничтожение обвиняемым уголовных дел. См. Его. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. - М., 1957. - С. 125. По нашему мнению, об этом же свидетельствуют имеющиеся в теории общие положения о противодействии следователю, связанные с уничтожением до- казательств. См. напр.: Куцова Э.Ф. О единстве прав и обязанностей личности в советском уголовном процессе // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов - 1981. - С. 50; Быховскш И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. -Волгоград.- 1977-С. 51.

137

Единый порядок учета уголовных дел предусмотрен совместным приказом Генеральной прокуратуры и МВД № 66/418 от 14 декабря 1994 г. «О введение в действие Инструкции о едином учете преступлений», согласно которому учет уголовных дел ведется на основании статистических карточек (формы 1 - на преступление и формы 3 - о принятых решениях по уголовному делу, таких как о соединении дел, направлении по подследственности, приостановлении дела, возвращении для дополнительного расследования и других). Централизованный контроль за движением уголовных дел осуществляется по представленным в информационный центр УВД документам первичного учета, составляемым лицом, расследующим уголовное дело. В Инструкции и других ведомственных актах не оговорены вопросы, касающиеся непосредственно передачи дел (нередко дела передаются с непронумерованными материалами, без их описи и сопроводительных документов).

Некоторые положения, касающиеся сохранности уголовных дел, ранее содер- жались в Инструкции об организации деятельности следственного аппарата, предусматривавшей проведение ежегодной инвентаризации уголовных дел во всех следственных подразделениях. В настоящее время Инструкция отменена.

Опрос руководителей следственных подразделений, работавших в те годы, подтвердил, что при инвентаризациях в следственных подразделениях выявлялись недостачи десятков уголовных дел о нераскрытых преступлениях, которые по учетам информационного центра значились приостановленными по п. 3 ч. 1 ст. 195 УПК. Восстановление таких дел осуществлялось, как правило, путем воссоздания материалов по памяти, в отдельных случаях, если это было связано с необходимостью возобновления предварительного следствия, - путем повторных допросов потерпевших, свидетелей, но нередко уже за пределами истекших сроков следствия.

И сегодня в деятельности следственного аппарата по существу не отлажена система приема и передачи уголовных дел при назначении на должность, переводе, увольнении руководителя следственного отдела (отделения). Имеют место случаи, когда недостача дел выявляется через определенное время после смены руководства,

138 что осложняет процедуру поиска или восстановления дел. Руководители, не принимавшие уголовные дела и материальные ценности, не всегда относятся к этому ответственно. По результатам опросов нам стал известен случай, когда при расформировании одного из структурных следственных отделов города, не была проведена инвентаризация уголовных дел. Только спустя определенное время, ИЦ УВД (как обычно на начало очередного текущего месяца) был выведен остаток уголовных дел, по которым сроки следствия истекли, но решения по делам приняты не были. В их числе оказались дела расформированного подразделения, не переданные по территориальности. Выяснилось, что несколько дел находились «без движения» «на руках» у следователей, приступивших к работе в других отделах, одно дело оказалось потерянным. Восстановить его предложили начальнику расформированного подразделения, разумеется, неофициальным путем. Данный пример наглядно свидетельствует об остроте проблемы.

С 1992 г. обязательные инвентаризации уголовных дел в системе МВД не пре- дусмотрены. Более того, приказ МВД России от 4 января 1999 г. №1 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422» признал утратившим силу приказ МВД России № 197 - 92 г., содержавший Инструкцию об организации деятельности следственного аппарата, заменив ее типовыми Положениями о следственных подразделениях, не в полной мере регламентирующими порядок их деятельности.

Многолетней следственной практикой выработан определенный порядок пе- редачи дел в другие следственные подразделения, в том числе в иные ведомства. В этих случаях отправление и получение дела удостоверяется документально. Отправление дел в другие регионы, как правило, осуществляется фельдсвязью. Передача дела внутри следственного подразделения чаще всего документально не фиксируется. Нередко дело передается следователю не лично, а через других сотрудников. При временном относительно длительном отсутствии следователей (болезнь, отпуск, учеба, командировка) дела, в силу разных причин хранившиеся у них (приостанов-

139 ленные по п. 1,2 ч. 1 ст. 195 УПК, прекращенные, но еще не сданные в архив, и некоторые другие), другому следователю или руководителю следственного подразделения зачастую не передаются. При отсутствии надлежащих условий для хранения дел, это также способствует их утрате.

О недостатках в системе учета, хранения и передачи уголовных дел наглядно свидетельствуют результаты контрольных проверок состояния учетно- регистрационной дисциплины. Соответствующая информация была приведена в параграфе первом главы первой. Отраженное в актах предложение «принять меры к отысканию дел», повторяющееся неоднократно, нередко в отношении одних и тех же дел, позволяет говорить о так называемой скрытой утрате. Естественно, по таким делам в случае констатации факта утраты, сложнее восстановить доказательства, подтвердить ранее принятые решения. Поэтому нередко восстановление осуществляется неофициальным путем, без принятия письменного решения о восстановлении утраченного уголовного дела.

Мы не можем сказать с абсолютной достоверностью, что приведенные на момент проверок учетно-регистрационной дисциплины недостачи дел результат их ут- раты, но “появление” дел после достаточно длительного срока их “отыскания” дает основания предположить, что часть таких дел была не найдена, а восстановлена неофициальным путем.

На наш взгляд, любая недостача дела на момент проверки состояния учетно- регистрационной дисциплины должна расцениваться как его утрата, требующая повторного расследования по постановлению о восстановлении дела или возобновлении предварительного расследования по ранее приостановленному делу.

Практике известны случаи, когда при обнаружении пропажи уголовного дела в пределах установленных сроков следствия, материалы дела восстанавливались в течение двух-трех дней, но к моменту завершения восстановления отыскивалось основное дело. В таких случаях второе (восстановленное) дело исключалось из сферы уголовного судопроизводства чисто технически: уничтожалось или хранилось для

140 организационных целей, или оставалось в личном архиве следователя. Это не имело каких-либо правовых последствий именно потому, что восстановление осуществлялось «след в след», то есть путем копирования, включая восстановление по памяти. Представляется, что при отыскании дела восстановительное производство может быть прекращено либо приобщено к материалам основного дела. Решение об этом принимает следователь. Во всяком случае, если при восстановительном расследовании будут собраны новые доказательства (изменены показания, истребованы дополнительные сведения), могущие повлиять на итоговую оценку всей совокупности доказательств, материалы восстановительного производства должны быть приобщены к основному делу. Ходатайство о приобщении материалов восстановительного производства могут заявить участники процесса.

Есть еще аспект проблемы обеспечения сохранности уголовных дел (материа- лов), на который обращается внимание в литературе. В качестве одного из основных требований, предъявляемых к фиксации доказательств А.В. Белоусов называет надежность их закрепления. Это понятие он определяет как этап в доказывании, позволяющий сохранить полученную информацию и содержащие ее носители на протяжении длительного времени без существенных изменений, предотвратить их подмену и порчу1. При изучении в судах уголовных дел, поврежденных в результате пожара, нам довелось убедиться в важности проблемы закрепления письменных доказательств надлежащим образом. В уголовных делах, незначительно поврежденных огнем (например, по краям бумажного носителя), доказательственная информация, зафиксированная в протоколах чернилами, была уничтожена при тушении огня водой. На наш взгляд, следует поддержать предложение названного автора, полагающего «разумным включение в УПК нормы, обязывающей следователя обеспечить требование надежности не только при работе с вещественными доказательствами,

1 Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. - М, -2001.-С. 19.

141 но и при закреплении всех иных доказательств», таким образом, «чтобы это исключало возможность их утраты или видоизменения» .

Итак, назовем основные причины организационного плана, способствующие уничтожению и потере уголовных дел. К ним следует отнести:

  1. Отсутствие надлежащих условий хранения уголовных дел (требуется выде- ление дополнительных помещений, оборудование их пожарной и охранной сигнализацией, обеспечение следователей, прокуроров и судей несгораемыми сейфами и т.д.). Во многих следственных подразделениях отдельные следователи не имеют даже индивидуальных шкафов для хранения дел.
  2. Нерегламентированность порядка хранения, перемещения и передачи уго- ловных дел, в том числе по подследственности в другие ведомства, внутри следственного подразделения.
  3. Недостатки в организации процессуального контроля за «движением» и сроками расследования уголовных дел, в частности, возвращенных для дополни- тельного расследования; приостановленных по п. 1 ч. 1 ст. 195 УПК, по которым розыск обвиняемых прекращен; выделенных; направленных для соединения с другим уголовным делом или по подследственности в иные регионы.
  4. Значительное противодействие, оказываемое следствию со стороны подоз- реваемого, обвиняемого, других заинтересованных участников процесса, которое чревато умышленным уничтожением уголовных дел или отдельных материалов и, на этом фоне, отсутствие в уголовно-процессуальном законе адекватных мер защиты.
  5. В ряду субъективных условий, способствующих утрате уголовных дел, нельзя не учитывать низкий уровень профессиональной подготовки отдельных следовате- лей. В следственные подразделения органов внутренних дел в 90-е годы в большом количестве были приняты лица, не имеющие юридического образования, нередко случайные для этой работы люди. Кроме того, небрежность при хранении и рассле-

Там же. - С. 20.

142 довании уголовных дел отчасти обусловливается существенным объемом работы на каждого следователя, высокой физической и эмоциональной нагрузкой.

Анализ причин и условий, способствующих утрате уголовных дел, или допус- кающих такую возможность, приводит к выводу о необходимости детальной проработки профилактических мер, предупреждающих такие явления.

Они могут рассматриваться в двух аспектах: организационном (ведомственном) и уголовно-процессуальном.

К числу организационных мер следует отнести меры по созданию надлежащих условий хранения уголовных дел (выделение помещений, оборудование их охранной и пожарной сигнализацией, обеспечение следователей сейфами и т.д.), и меры по обеспечению надлежащего учета, хранения и передачи уголовных дел. Порядок учета, хранения и передачи уголовных дел должен быть детально проработан и отражен, возможно, в межведомственной инструкции Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел, ФСБ, ФСНП, Министерства юстиции или в самостоятельных актах названных ведомств.

Однако предупреждение утраты уголовных дел и материалов в результате умышленного уничтожения заинтересованными лицами не может быть обеспечено только организационными средствами.

Предусмотренное в законе ознакомление обвиняемого, потерпевшего, их представителей, гражданского истца, гражданского ответчика с материалами уго- ловного дела в процессе расследования и при его окончании чревато потенциальной опасностью их уничтожения. По смыслу закона, не определяющего форму ознакомления с материалами дела, предполагается личное непосредственное прочтение участниками процесса представленных материалов. Иные способы доведения содержания уголовного дела до обвиняемого и его защитника могут вступить в противоречие (ограничить) с их правом выписывать из дела любые сведения и в любом объеме. На фоне повышенного значения, придаваемого в последние годы праву обвиняемого на защиту, принудительное обязывание его конспектировать материалы де-

143 ла со слов следователя (даже полностью читающего тексты документов), на первый взгляд, представляется абсолютно неприемлемым.

Вместе с тем в следственной практике оглашение материалов уголовного дела следователем без вручения соответствующих документов обвиняемому, потерпевшему и другим заинтересованным лицам явление довольно распространенное (такую форму ознакомления допускают 30% опрошенных следователей). В какой-то мере это вызвано стремлением следователей ускорить процедуру ознакомления с делом (в связи с истечением сроков следствия и содержания под стражей, необходимостью работы по другим делам), но главное - потребностью предупредить уничтожение дела, утрату доказательств.

По ранее упомянутому уголовному делу по обвинению Яценко1 следователь в помещении следственного изолятора ознакомила обвиняемого с материалами дела. Ознакомившись, обвиняемый заявил, что желал бы воспользоваться предоставленным ему правом сделать выписки. Следователь, опасаясь уничтожения дела, поместила его на столик, придвинутый к зарешеченному ограждению, за которым находился обвиняемый, предоставив таким образом возможность прочесть документы и выписать из них сведения. Тем не менее сохранность дела обеспечена не была. Обвиняемый сумел протащить дело через решетку и сжег его. Следует заметить, что конвоя при арестованном не было. По сложившейся практике в следственном изоляторе при выполнении процессуальных действий с участием обвиняемого он, как правило, остается в кабинете без конвоя.

Попробуем смоделировать ситуацию, при которой сохранность дела была бы обеспечена. Можно предложить несколько вариантов ознакомления обвиняемого с материалами дела: 1) Помещение листов дела в пленочные файлы. 2) Ознакомление с делом по копиям. 3) Оглашение материалов дела следователем. Первый вариант, как не противоречащий закону, может быть использован, но он не обеспечивает аб-

1 Архив Октябрьского районного суда г. Омска за 2000 год. Уголовное дело № 1-96.

144 солютно профилактику уничтожения дела. Такая практика уже имеется1, однако она неоднозначно воспринимается, прежде всего, стороной защиты. Второй - также нельзя исключить, но в данном случае копии не были изготовлены, кроме того, ознакомление по копиям также не может быть принято бесспорно. Проанализировав все три варианта, мы придем к выводу, что в конкретной ситуации наиболее целесообразной формой ознакомления обвиняемого с материалами дела могла быть процедура оглашения их следователем2.

По данным опросов следователей, при ознакомлении обвиняемых с материалами дела без помощи защитника, в 70% случаев именно следователь (или его по- мощник) оглашают материалы дела, кстати сказать, не всегда в полном объеме.

Возникает вопрос: насколько правомерна такая организация ознакомления участников процесса, в первую очередь, обвиняемого с материалами дела, при которой он не имеет возможности непосредственно соприкасаться с ними (брать в руки), а значит уничтожить? Согласно ст. 184 УПК следователь обязан ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы, ст. 193 УПК определяет, что обвиняемому предъявляется заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса эксперта. О предъявлении материалов дела обвиняемому и его защитнику в подшитом и пронумерованном виде говорится в ст. 201 УПК. “Ознакомить” - означает “дать сведения”, “предъявить” - показать в подтверждение чего- нибудь”1. Не требуется пространно доказывать, что, конечно же, законодатель имел в виду такое ознакомление с документами, при котором обвиняемый имеет возможность непосредственно их осмотреть и изучить содержание. Тем более, что он имеет право выписывать из него сведения, то есть читать и производить запись прочитанного. “Выписать” - “выбрать из текста, списать,

1 Архив Омского областного суда за 1998 и 2000 г.г. Уголовные дела соответственно № 2- 95 и 2-54.

2 Н.А. Якубович полагает возможным оглашение материалов дела следователем. См.: Ее. Указ. соч. - С. 42 —43. Такая практика была рекомендована и в русском уголовном процессе. См.: Максимовъ В. Руководство для составления деловых бумагь // Юристь. - М., 1910. - С. 526.

145 записать”2. Выбрать что-либо из текста опосредовано очень сложно. Гипотетически выбрать сведения без ущерба для качества восприятия можно и при медленном чтении текста кем-либо посторонним. Но для повседневных реалий следственной работы - это не вариант решения проблемы.

Из этого следует несколько выводов. Первый. В целях профилактики уничто- жения обвиняемым уголовных дел необходимо изменить закон, прямо предусмотрев порядок ограничения их права на ознакомление с материалами. Например, по постановлению следователя производить зачитывание текста. В условиях усиленного противодействия следствию эта мера целесообразна. Тем более УПК допускает некоторое ограничение права обвиняемого на ознакомление с материалами дела, регламентируя порядок, в соответствии с которым при явном затягивании ознакомления для этого может быть установлен определенный срок. Второй. Предусмотреть ознакомление по копиям.

Обязанность следователя выдать обвиняемому по его просьбе копии протоколов и постановлений без оплаты, а жалобщику - за плату предусматривала ст. 475 Устава уголовного судопроизводства .

В современных Комментариях к УПК обращено внимание на возможность ис- пользования различных технических средств для изучения участниками процесса материалов дела (начитывание текста на магнитофонную пленку, фотографирование основных документов и вещественных доказательств, производство светокопий, использование иной ксерокопировальной техники и др.)1. Применение копий при ознакомлении с материалами уголовного дела допускается уголовно-процессуальным законодательством некоторых иностранных государств. Так в соответствии с ч. 2 ст. 275 УПК Республики Казахстан обвиняемый и защитник в процессе ознакомления с

1 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М. - 1995. - С. 226, 572.

Там же. - С. 112. 3См.: Устав уголовного судопроизводства. -М., 1913.

146 материалами дела наряду с другими правами имеют право снимать копии с документов, в том числе, с помощью технических средств2. Ст. 202 УПК Латвии предусматривает право потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей при ознакомлении с делом копировать техническими средствами необходимые материалы дела . На основании ст. 118 УПК Франции «защитник обвиняемого, представитель гражданского истца вправе истребовать за свой счет копию любого процессуального документа для личного пользования, равно как и копии протоколов допроса и очной ставки, при которых они присутствовали»4.

На наш взгляд, использование копий при ознакомлении с материалами дела может быть допущено гораздо шире. При наличии реальных оснований полагать (в том числе и по оперативно-розыскной информации), что дело может быть уничтожено или будут предприняты попытки к его уничтожению, следователь вправе принять решение об ознакомлении обвиняемого с делом по копиям. В данном случае цель изготовления копии сберечь подлинный документ. Если копия и по форме и по содержанию абсолютно соответствует подлинному документу, то сам факт ознакомления по копиям не ограничивает права обвиняемого на ознакомление с делом. Предоставленное обвиняемому право выписывать из дела любые сведения может быть реализовано также путем подготовки и предоставления обвиняемому точной копии (копий) документа. При необходимости может быть скопировано уголовное дело в полном объеме. По крайней мере, закон не содержит ограничений для ознакомления с фактическими данными по копиям.

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР под ред. В.Т.Томина. - 5-е изд. - М. Юрайт-2001 г.-С. 363.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. - Алматы, 2001.

3 Уголовно-процессуальный кодекс Латвии. - Рига: Балтийский русский институт, 1998.

4 См.: Шанталь Амбасса Леон. Организация предварительного следствия во Франции на современ ном этапе // Государство и право. - 1999. - № 1. - С. 110; Об этом же см.: Петрухин И.Л. Человек и власть.-М., 1999.-С. 136.

147

Представление фактических данных в копиях не вводит абсолютно никаких ограничений для непосредственного их восприятия. Следственная и судебная практика уже имеет отдельные примеры ознакомления обвиняемых с некоторыми процессуальными документами в копиях. Предусмотренная в законе обязанность председательствующего обеспечить участникам процесса возможность ознакомиться с протоколом судебного заседания не подкреплена процедурно, в том числе, возможностью ограничения сроков. В то же время нередки случаи умышленного затягивания сроков ознакомления с достаточно объемными протоколами. В связи с этим суды идут по пути изготовления ксерокопий, которые вручаются осужденному1. Возможность объективной и целостной оценки доказательств, подтверждающих законность и обоснованность ареста и продления сроков содержания под стражей по ко-пиям уже признана практикой Верховного суда-. Тем не менее в литературе высказывается и другая позиция, в соответствии с которой под материалами, предоставляемыми следователем в обосновании законности ареста «следовало бы понимать подлинные материалы уголовного дела . Чтобы исключить возможные споры о том, имело ли место ограничение прав обвиняемого, основания и порядок ознакомления с материалами дела по копиям должны быть предусмотрены на законодательном уровне.

Отсутствие правовых средств профилактики уничтожения уголовных дел не- минуемо приведет к использованию уже практикуемых (не вполне совершенных) форм ознакомления с материалами уголовного дела.

В системе мер профилактики фактов утраты и уничтожения уголовных дел следует выделить меры, способствующие обеспечению процесса доказывания по восстанавливаемому уголовному делу в случае его утраты.

1 Архив Омского областного суда за 1999 г. Уголовное дело № 2-58.

2 Постановление № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. “ О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей”.

148

Назрела необходимость по некоторым категориям дел (о преступлениях, свя- занных с организованной преступностью, о серийных преступлениях, расследуемых бригадой следователей и других) непосредственно в следственных отделах вести контрольные производства, в которых должны содержаться копии основных процессуальных документов о принятых по делу решениях и, возможно, отдельных протоколов следственных действий, например, протокола допроса обвиняемого. Целесообразно также расширить перечень документов, направляемых следователями в надзорное производство прокурора. В целях восстановления уголовных дел о нераскрытых преступлениях прошлых лет при возможной их утрате следует шире использовать уже действующую в некоторых следственных органах практику составления справок о результатах расследования уголовных дел, приостанавливаемых ввиду неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Все изготовленные для этих целей копии могут быть использованы при утрате уголовных дел или отдельных материалов.

В связи с этим представляет интерес следственная и судебная практика, сло- жившаяся в правоохранительных органах г. Екатеринбурга. Несколько лет назад следователи и судьи, столкнувшись с организованным противодействием расследованию со стороны известных преступных группировок, выразившемся, в частности, в уничтожении отдельных материалов уголовного дела, пришли к необходимости принятия мер по сохранности таких дел. По уголовным делам следователи предусмотрительно составляют копии документов, утрата которых может быть исключительно значимой при оценке обоснованности привлечения лица к уголовной ответственности (признательные показания обвиняемого, протоколы очных ставок, обыска и др.) и хранят их у себя. В случае необходимости суд может ими воспользоваться. Такая практика по отдельным делам имеется. Копии документов были получены от следователей по запросу суда и приобщены к материалам дела. Порядок получения и использования таких копий не бесспорен, но судами они были приняты в ка-

’ См., напр.: Петрухин И. Л. Человек и власть. - М. 1999. - С. 324.

149 честве доказательств. На наш взгляд, было бы правильнее направить копии в надзорное производство прокурора, обеспечив тем самым их большую достоверность.

В ряду мер обеспечивающих процесс доказывания по восстанавливаемому делу находится широкое использование при производстве следственных и иных про- цессуальных действий аудио-, видео- и электронных средств фиксации. Как отмечалось, в дальнейшем этим техническим носителям информации может быть придано значение вещественных доказательств.

В системе мер предупреждения умышленного уничтожения уголовных дел не последнюю роль играет изучение следователем личности обвиняемого (подозреваемого) и других заинтересованных участников процесса. В этих целях могут быть использованы возможности оперативно-розыскных аппаратов.

Потребность обеспечить сохранность уголовных дел обязывает также обратиться к профилактической функции уголовного права. Об обратном влиянии уголовно- процессуального права на материальное уголовное право высказываются многие процессуалисты1. А.Д. Прошляков называет четыре формы такого обратного воздействия2. Разделяя выводы этого автора, полагаем возможным относительно восстановительного производства сказать о влиянии уголовного процесса на совершенствование норм уголовного закона. Утрата материалов уголовного дела может стать тем обстоятельством, которое не позволит выполнить задачи правосудия при расследовании конкретного преступления. Поэтому есть необходимость в главу 31 УК РФ «Преступления против правосудия» включить самостоятельную статью, предусматривающую ответственность за умышленное уничтожение уголовного дела. В качестве альтернативного варианта могло бы стать изменение санкции ст. 325 УК РФ, по которой в настоящее время возможно наступление ответственности за данное противоправное деяние.

1 См., напр.: Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального права. - Екатеринбург. 1997. - С. 72; Даев ВТ. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л., 1982. - С. 35.

2 См.: Прошляков А.Д. Указ. соч. - С. 73 - 75.

150

ГЛАВА 3. НОРМАТИВНО ПРАВОВАЯ ОСНОВА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ УТРАТЫ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

§ 1. Уголовно-процессуальное регулирование предупреждения утраты и порядка восстановления уголовных дел

Логическим следствием анализа объективной картины сохранности в следст- венных подразделениях и судах материалов уголовно-процессуальных производств, а также сложившегося порядка их восстановления является вывод о необходимости неотложной регламентации как профилактических мер, способных, если не устранить такие факты, то уменьшить их количество, так и собственно восстановительных процедур.

Неурегулированность порядка восстановления утраченных уголовных дел на законодательном или ведомственном уровне более других причин влияет на неудовлетворительные результаты их расследования и рассмотрения в суде. Основывается такое заключение на анализе изученных уголовных дел и результатах анкетирования правоприменител ей.

По данным опросов следователей восстановлению утраченных уголовных дел законным (процессуальным) путем мешает закрытость проблемы утраты уголовных дел (такую причину назвали 26,7 % опрошенных), попытки скрыть утрату дела -(28,3 %), незнание процессуального порядка восстановления уголовных дел -(31,7%), неурегулированность в законе и ведомственных нормативных актах порядка восстановления уголовных дел - (55 %).

Очевидно, что сокрытие факта утраты дел более всего не дает следователю быть свободным в выборе направления расследования, оценке доказательств, огра- ничивает его рамками отработки одной версии, что, естественно, мешает исследованию всех обстоятельств преступления и принятию единственно верного решения. Незаконные средства никогда не могут привести к законному решению.

Из всего объема изученных восстановленных уголовных дел мы, к сожалению, не можем назвать таких, в которых не содержались бы те или иные нарушения

151 частных и принципиальных положений производства по уголовным делам, в той или иной мере не ограничивались права и законные интересы участников процесса.

В наше поле зрения попали восстановленные уголовные дела, в которых были выявлены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Например, в обвинительном заключении приведены утраченные доказательства (с указанием листов дела в соответствии с сохранившейся копией обвинительного заключения); исправлены даты в протоколах повторных следственных действий; использованы ненадлежащие копии; в судебном заседании показания свидетеля оглашены по тексту обвинительного заключения (при отсутствии в деле протокола допроса) и др. Только одно постановление о прекращении дела за отсутствием состава преступления было отменено прокурором, ни по одному из дел, рассмотренных в суде, не было вынесено частное определение. Случилось так, что пробельность в законе привела к его существенным нарушениям, которые не скрывались и сравнительно спокойно воспринимались на всех уровнях.

Утрату дел в суде скрыть труднее, порой невозможно. Обозначить факт утраты становится для суда необходимым. Но каким путем идти дальше? Как процедурные вопросы восстановления уголовных дел могут быть связаны с общими условиями судебного разбирательства, какова сила сохранившегося приговора при утрате материалов дела? Представляется, что на эти и другие вопросы правоприменитель должен получить ответ на законодательном уровне.

Сегодня при осуществлении процедуры восстановления дела, каждый следо- ватель, прокурор, судья вынужденно избирают свой путь, ориентируясь на порядок обычного судопроизводства и прибегая к процессуальной аналогии.

В теории уголовного процесса допускается возможность применения аналогии уголовно-процессуального закона, но с ограничениями1. По мнению большинст-

См.: Божьев В.П. Источники уголовно-процессуального права. - М., 1994. - С. 30-31; Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М., 1967. - С. 182 - 189; Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М., 1979. - С. 208 - 209; Лившиц Ю.Д. К вопросу о применении уголовно-процессуального закона по аналогии // Труды Академии МВД СССР. - М., 1984. - С. 18 - 24; Ракунов Р.Д. Аналогия в советском уголовном процессе. // Правоведение. - 1971. - № 2. - С.69; Кемула-рия Э.Ш. О применении уголовно-процессуального закона по аналогии // Суд и применение закона. - М., 1982. - С. 98 - 101. В этом же ряду, насколько мы понимаем, находятся воззрения В.Т. Томи-на, текстуально выраженные как противоположное мнение. Так, он пишет, что «российский уго-

152 ва авторов, аналогия допустима, если: имеется пробел в законодательстве; признаки рассматриваемого случая и признаки, предусмотренные нормой УПК, обнаруживают существенное сходство; обеспечено соблюдение принципов уголовного процесса; гарантированы все процессуальные права участников процесса. Добавим к этому интересное суждение В.О. Белоносова и Н.А. Громова, полагающих, что аналогия допустима лишь по таким случаям, которые «не предопределяют разрешение уголовного дела по существу и помогают преодолевать небольшие пробелы». Эти же авторы считают недопустимой аналогию к исключительным, особым случаям, выходящим за рамки обычного применения уголовно-процессуального права1.

Определение пределов применения аналогии в восстановительном производстве, равно как и установление принципиальной возможности применения аналогии к производству в целом особенно значимо. Специфика новых отношений, вызван- ных утратой дела, такова, что в ряде аспектов ставит под сомнение возможность применения аналогии, так как может существенно ограничивать права и свободы граждан. В восстановительном производстве следователь получает дополнительную возможность собирания доказательств, нередко за пределами сроков расследования, во изменение ранее принятого решения, целенаправленно формируя доказательства, по существу восстанавливая обвинительный тезис. При истечении сроков следствия, отсутствии доказательств (пусть даже по причине утраты, связанной с действиями криминального характера) участники процесса, наверное, вправе настаивать на принятии решения в установленном законом порядке; в том числе - о прекращении преследования. При продолжении обвинительной деятельности в отсутствие зафиксированных доказательств появляются новые отношения, которые либо должны быть урегулированы в законе, либо признаны недопустимыми.

ловно-процессуальный, как и уголовный закон не знает аналогии. Поэтому если какой- либо возникающий в уголовном судопроизводстве вопрос прямо не разрешен в действующем законодательстве, то применяется более общая норма, а в случае отсутствия таковой - общие начала уголовно-процессуального права». (См.: Комментарий к уголовно- процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под. ред. В.Т. Томина. - М.: Юрайт - М, 2001. - С. 16.). Скорее всего, речь идет

0 глубинных научных различиях в понятийном аппарате. Для целей нашего исследования все на званные позиции совпадают и, выражаясь языком постановлений и определений Конституционного Суда РФ, позволяют говорить о применении закона «на основе процессуальной аналогии».

1 См.: Белоносов В.О., Громов Н.А. Критерии допусти аналогии в уголовном процессе // Государст во и право. - 2001. - № 7. - С. 69.

153

При реформировании уголовного судопроизводства в направлении укрепления законности в следственной и судебной деятельности, усиления процессуальных гарантий прав личности, правовая неурегулированность столь значительного спектра практической деятельности не позволяет избежать существенных следственных и судебных ошибок.

Первый шаг в правовом регламентировании восстановления уголовных дел заключается в том, что данный процесс должен стать легитимным. Проблему необходимо вывести из числа закрытых, уже это позволит изменить отношение следователей, прокуроров, судей к процессу доказывания при восстановлении дел, избежать грубой аналогии, нарушений прав участников процесса, создать дополнительные гарантии для вынесения справедливого решения по делу. С этой целью нужно как минимум включить в уголовно-процессуальный закон общее дозволение о возможности восстановления утраченных уголовно- процессуальных производств (по примеру ст. 32 УПК, устанавливающей общий порядок сношения судов и органов расследования с соответствующими органами иностранных государств или ст. 58-1, закрепляющей обязанности по принятию мер к возмещению ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями). Иначе случаи неофициального восстановления, допускающие нарушения в процессе собирания доказательств, граничащие с фальсификацией, будут неизбежны.

В этой связи представляет интерес зарубежное законодательство. В наше поле зрения попали УПК Латвии и Франции. В законе прибалтийского государства нет развернутых процедур восстановления дел, однако, принципиальная возможность восстановления производства в стадии досудебного расследования и в суде предусмотрена (ст. ст. 214, 266 УПК Латвии). Если дело утрачено на досудебных стадиях, решение о восстановлении производства по делу принимает прокурор своим постановлением и решает вопрос о мере пресечения; в случае утраты уголовного дела, переданного в суд, суд выносит определение о восстановлении производства и в необходимых случаях решает вопрос о мере пресечения. Данные положения вполне могут быть восприняты российским законодателем. В то же время для нас оказывается неприемлимым положение УПК Латвии о возможности приостановления производства по делу до его полного или частичного восстановления или прекращения.

154 Статья 200 данного закона предусматривает возможность производства отдельных следственных действий после приостановления дела в связи с розыском скрывшегося преступника. По УПК РСФСР производство следственных действий возможно только после возобновления расследования. Исходя из общего положения, что одним из направлений восстановительного расследования является производство повторных следственных действий, приостановление производства не позволит восстановить утраченное уголовное дело. Хотя частичное восстановление путем копирования в этот период исключать нельзя. Поэтому представляется, что Р.Х Якупов был неточен, назвав полное или частичное восстановление утраченного (и по этой причине приостановленного) уголовного дела одним из оснований возобновления приостановленных уголовных дел в стадии предварительного расследования в советском уголовно-процессуальном законодательстве1.

УПК Франции в книге четвертой «О некоторых особых видах производств» несколько шире регламентирует процессуальные действия, выполняемые в случае утраты процессуальных документов. Этому посвящена самостоятельная часть 3 данного раздела. В частности, установлен порядок действий при утрате приговора и других решений суда и жюри. Регламентировано, например, что в качестве подлинника приговора рассматривается засвидетельствованная или аутентичная его копия. Если сохранились решения суда и жюри, зафиксированные на опросном листе, то на основе этого выносится новый приговор. В случаях, когда решение суда и жюри не может быть восстановлено, и по делу не сохранилось ни одного письменного документа, то судебное следствие возобновляется с той стадии процесса, когда были утрачены документы2.

Оценивая зарубежное регулирование рассматриваемых отношений, надо, ко- нечно же, отдать предпочтение французскому законодательству, как более развернутому.

Нормальный ход расследования преступлений при утрате доказательств по уголовному делу невозможно обеспечить только общим дозволением в законе. История деятельности следственного аппарата на разных этапах его развития показы-

1 См.: Р.Х. Якупов. Возобновление предварительного следствия.- Волгоград, 1976. - С. 11.

2 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Франции. - М., 1967. - С. 232 - 233.

155 вает, что отсутствие процедуры в рамках сложившихся фактических отношений между следователем и участниками процесса, чаще всего ведет к нарушению законности. Так случилось и с порядком восстановления уголовных дел. В условиях недостаточно высоких требований к процессуальной форме, меньшего внимания к соблюдению прав участников процесса в рамках данного производства правоприменитель «обходился» без специальных восстановительных процедур, порой произвольно применяя действующие нормы. Не вызывает сомнений, что сегодня порядок восстановления утраченных уголовно-процессуальных производств нуждается в подробной самостоятельной регламентации.

Каким же быть производству по восстановлению утраченных уголовных дел? Какова форма его закрепления в законе и юридическая сущность? Кстати, обратим внимание, что во Франции восстановительное производство отнесено к числу особых,

В российской (советской) теории уголовного процесса вопрос о понятии особого производства исследовался неоднократно1. Так, Т.Н.Добровольская к особым производствам относит деятельность по разрешению вопросов, связанных с испол-

нением приговора . Авторы монографии «Проблемы судебного права», оценивая возражения против обвинения как уголовного иска, говорят о существовании особого производства по делам частного обвинения3. В.В.Кальницкий и В.В. Николюк в качестве особого производства рассматривают деятельность органов следствия, прокуратуры, суда по применению принудительных мер медицинского характера, воз-

См., напр.: Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном процессе России. - Томск, 1994. - С.7-8; Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. -М., 1981. - С. 103 - 104; Ленский А.В., Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Дифференциация уголовного процесса. - М., 2000. - С. 8 - 10 и др.

2 См.: Добровольская Т.Н. Деятельность суда, связанная с исполнением приговоров // Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. -М., 1979. - С. 20.

3 См.: Полянский Н.К, Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. -М., 1988.-С.91.

156 ражая против отнесения к таковым производств по делам несовершеннолетних и протокольного .

Разделяя позицию В.В.Кальницкого и В.В.Николюка, которые определяющим критерием отнесения того или иного порядка уголовно-процессуальной деятельности в качестве особого производства называют особенности материально-правового предмета судопроизводства и его цели2, скажем, что деятельность по восстановлению уголовных дел не может быть отнесена к особым производствам, так как предмет и цели этой деятельности отвечают общему предмету и целям уголовного процесса.

Обращение к признакам (свойствам) особого производства, общим критериям дифференциации уголовного судопроизводства, достаточно разработанным в теории уголовного процесса, представляет интерес для определения формы правового регулирования деятельности по восстановлению уголовных дел.

А.В. Ленский, Т.В. Трубникова, Ю.К. Якимович выделяют такие признаки са- мостоятельного производства, как: наличие материально-правовой базы, объективно требующей отличий в законодательном регулировании; комплексность - наличие особенностей для всех или нескольких стадий; наличие существенных различий по сравнению с обычным порядком производства. Эти же авторы в качестве критериев, по которым возможно дифференцировать уголовно-процессуальные производства, относят: направленность производства, его задачи, материально-правовые отношения, предмет и цели процессуальной деятельности, степень сложности уголовно-процессуальной формы, степень соотношения в производстве публичных и диспози-тивных начал3.

Возможность выделения деятельности по восстановлению утраченных уго- ловных дел в самостоятельное производство предмет специального исследования.

См.: Кальницкий В.В., Николюк В.В. Особые производства в советском уголовном процессе. // Совершенствование правовых основ уголовного судопроизводства. - Ярославль, 1988. - С. 111 - 118.

2 См.: Там же. — С. 111 - 118, Николюк В.В., Кальницкий В.В. Уголовно-процессуальная деятель ность по применению принудительных мер медицинского характера. - Омск, 1990. - С. 5 - 7.

3 См.: Ленский А.В., Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Указ соч. - С. 8-10 и др.

157

Мы уже назвали возможные формы закрепления института восстановительного производства: включение отдельной главы в УПК; принятие приложения к УПК (как в гражданском процессуальном законе) или межведомственной инструкции. Выбор формы зависит от многих обстоятельств. Уже тот факт, что в перспективном уголовно-процессуальном законодательстве эти вопросы не нашли отражения, предложения о включении в УПК отдельной главы или приложения к УПК, на наш взгляд, не скоро будут восприняты законодателем. В то же время принятие инструкции в полной мере не восполнит пробелы в законодательстве. Потребуется изменение и дополнение ряда норм УПК. О том, каких норм и в каком объеме, речь пойдет ниже.

По нашему мнению, единственной формой производства по восстанавливаемым делам, в том числе, и в тех случаях, когда обычное производство осуществлялось в виде дознания, является предварительное следствие. В теории уголовного процесса признано возможным при необходимости заменять один вид производства на другой при условии, что заменяется «менее сложное производство на более сложное, но не наоборот»1. Основанием для замены производства может послужить полная утрата доказательств и обусловленные этим фактом сложность доказывания, подтверждения ранее принятых решений, необходимость дополнительных временных затрат.

Считаем возможным предложить следующую редакцию ч.1 ст. 126 УПК: «Производство предварительного следствия обязательно по всем уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут осуществлять свое право на защиту; а также по утраченным уголовным делам, подлежащим восстановлению. Предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, перечисленных в части первой настоящей статьи и совершенных несовершеннолетними или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществить свое право на защиту, производится следователями органов внут-

1 Якимович Ю.К, Система и структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств. - Томск, 1991. - С. 31 - 46.

158

ренних дел. Подследственность утраченных уголовных дел, подлежащих восстановлению, определяется прокурором».

Часть третью ст. 132 УПК представить в следующей редакции: «При соединении уголовных дел, подследственных равным органам расследования, если хотя бы одно из этих дел утрачено и подлежит восстановлению, предварительное следствие производится тем органом и на той территории, где расследовалось утраченное дело. Иной порядок может быть установлен прокурором или судом “. Часть 3 ст. 132 УПК считать частью четвертой.

Для более четкого определения начала восстановительного производства сле- дует дополнить УПК статьей 129-1 в следующей редакции:

«Начало восстановительного производства по утраченному уголовному делу.

Восстановление утраченного уголовного дела производится только по по- становлению о восстановлении утраченного уголовного дела в порядке установленном настоящим Кодексом для начала производства предварительного следствия.

Решение о восстановлении утраченного уголовного дела может быть принято судом, прокурором, следователем или органом дознания в пределах своей компе- тенции».

Отмечая особенности доказывания по восстановительному производству, до- пуская возможность точного копирования и «копирования по памяти», полагаем необходимым предусмотреть в законе пределы такого копирования: требования к документу-копии, выступающему в качестве доказательства; восстановление «по памяти» только тех документов, в которых выражено уже реализованное одностороннее волеизъявление государственных органов.

Вопрос использования копий в доказывании по уголовным делам в достаточной степени не разработан. Выше было обращено внимание на подходы судебной практики к оценке в качестве доказательств копий документов, но, как показывает изучение уголовных дел, правоприменитель нуждается в более четком регулировании. Для подтверждения сказанного в качестве примера приведем уголовное дело, вызвавшее наш интерес. Уголовное дело по обвинению Н. в совершении разбойного нападения по предварительному сговору с неустановленным следствием лицом было возвращено судом для дополнительного расследования. В связи с тем, что подсуди-

159 мый скрылся от органов суда, суд изменил меру пресечения данному лицу с залога на арест. После розыска обвиняемого, он был помещен для содержания в следственный изолятор, а к этому времени выяснилось, что производство утрачено. Следователь приобщил к уголовному делу ксерокопии всех материалов, выделенных в отношении неустановленного лица в копиях с основного дела. В ксерокопии протокола отображена подпись допрошенного лица, заверенная подписью следователя и скрепленная печатью. Обвиняемый к этому времени заявил, что никакого преступления не совершал, и воспользуется своим правом хранить молчание. Свидетели (знакомые обвиняемого) также изменили показания. Местонахождение потерпевшей, выехавшей в Сирию, не устанавливалось. При таких обстоятельствах уголовное дело было прекращено за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления, из-под стражи он был освобожден. В данном случае копиям протоколов первоначального расследования была дана совершенно иная оценка, нежели при наличии основного уголовного дела. Но ведь и при рассмотрении выделенного уголовного дела в суде документы-копии оцениваются без их сверки с подлинниками в основном деле. Следственные органы, на наш взгляд, слишком легко отнесли копии выделенного дела (в условиях отсутствия основного) к «сомнительным» доказательствам. Думается, что к такому решению привели закрытость темы утраты и восстановления дел, а также правовая неурегулированность использования копий в уголовном судопроизводстве.

В гражданском процессуальном праве использование письменных доказательств подробно регламентировано. В уголовно-процессуальном законодательстве термин «письменные доказательства» не употребляется, называются протоколы следственных и судебных действий и иные документы. Копия в уголовном деле используется в качестве иного документа или вещественного доказательства.

Если в обычном производстве не требуется дополнительной регламентации порядка формирования и оценки в качестве доказательств иных документов, то при восстановлении утраченных уголовных дел использование документов - копий (в силу их достаточной распространенности в доказывании) она вполне обоснованна. В этой связи представляется необходимым закрепить в законе требования к документу-копии.

160

На наш взгляд, целесообразно в ст. 88 УПК изложить норму, в которой будут предусмотрены требования, предъявляемые к письменному документу. В формули- ровании нормы, в частности, могут быть использованы теоретические положения о письменных доказательствах в гражданском процессе1.

Статья 88. Документы.

«Документы являются доказательствами, если… далее по тексту…, имеют значение для уголовного дела.

Копия документа используется в качестве письменного доказательства, если она составлена по подлинному документу, выдана или заверена компетентным органом, в пределах его прав и обязанностей, в установленном законом порядке, и содержит все необходимые реквизиты».

Такое дополнение снимет многие практические вопросы, связанные с использованием в качестве доказательств копий документов, в том числе и таких как протоколы следственных и судебных действий. Понятие «необходимые реквизиты» может быть дано в ведомственной инструкции.

Другие способы собирания, проверки и оценки доказательств при восстановлении уголовных дел, хотя и имеют некоторые особенности, но вполне согласуются с общими нормами и не требуют дополнительного нормативного регулирования.

При обосновании мер профилактики утраты и восстановления уголовных дел мы показали необходимость внесения изменений в ст.201 УПК относительно формы ознакомления с материалами уголовного дела. Часть третья ст.201 УПК может быть изложена в следующей редакции: «При наличии достаточных оснований полагать, что материалы уголовного дела при ознакомлении с ними могут быть уничтожены, следователь вправе предъявить обвиняемому и его защитнику материалы дела в надлежаще заверенных копиях. По просьбе обвиняемого или его защитника следователь вправе разрешить им знакомиться с материалами дела раздельно. Если обвиняемый знакомится с материалами дела лично, оглашение материалов дела следователем допускается по ходатайству обвиняемого или в исключительных случаях

См.: Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. - М., 1982.-С. 102- 106.

161

по решению следователя на основании постановления, утвержденного прокуро- ром».

Часть третью считать частью четвертой и далее соответственно. Часть пятую ныне действующей нормы изложить в следующей редакции: «Обвиняемый вправе в процессе ознакомления с материалами дела выписывать из него любые сведения в любом объеме, или получить копии документов, содержащие указанные сведения».

Как мы уже оговорили в главе второй, при восстановлении уголовных дел нельзя полностью исключить ситуацию, при которой не представится возможным восстановить (подтвердить) ранее принятые действующие решения о привлечении в качестве обвиняемого, избрании меры пресечения, иные решения, ограничивающие конституционные права граждан. Вполне возможно не удастся подтвердить ранее состоявшееся решение об окончании расследования, исключающее реабилитирующие основания. В этом случае следователь примет новое решение, которое повлечет реабилитацию лиц, привлеченных к уголовной ответственности. Правовое регулирование такого решения, на первый взгляд, полностью охватывается положениями п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК. Но лишь на первый взгляд. В подтверждение этого приведем несколько тезисов.

Первый. Обусловленность недостаточности доказательств, подтверждающих обвинение, фактом утраты уголовного дела, не дает нового основания для его прекращения, а лишь является еще одним обстоятельством в ряду других, которое должно найти отражение в постановлении о прекращении дела.

Второй. Подчеркнем исключительность обстоятельства - «утрата дела», дез- организующего расследование (как в силу объективных, так и субъективных при- чин).

Третий. Данное основание позволяет прекратить уголовное дело лишь при не- доказанности участия обвиняемого в совершении преступления и не предусматривает прекращение уголовного дела в отношении подозреваемого или при недоказанности события или состава преступления.

Как верно отмечает Н.Г. Стойко «оба эти основания - отсутствие состава пре- ступления и отсутствие события преступления сформулированы таким образом, что исключают возможность толкования их как характеристик недостоверного уровня

162 знаний»1. В обычном производстве недоказанность события и состава преступления расцениваются как основания прекращения дела по ст. 5 п.п. 1, 2 УПК. Н.Г. Стойко предлагает недоказанность события преступления и недоказанность участия в преступлении подозреваемого включить в качестве дополнительных оснований прекращения уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК. Считаем такую позицию приемлемой для целей восстановительного производства

По нашему мнению, если недоказанность обстоятельств уголовного дела, в части, касающейся установления (неустановления) события (деяния) преступления, недоказанности участия подозреваемого в совершении преступления, была вызвана невозможностью восстановить утраченное уголовное дело, то такое основание к прекращению преследования должно найти прямое отражение в законе.

При проведении исследования по теме «предупреждение утраты и восстанов- ление утраченных уголовных дел» после появления первых публикаций к нам неоднократно обращались практические работники с вопросами, касающимися не только процедуры восстановления дел и оценки доказательств, но и принятия итоговых решений. Нами давались рекомендации, составлялись проекты некоторых решений. Особую сложность в восстановлении и принятии решений у следователей вызвали дела, по которым не представилось возможным установить даже те фактические данные, которые послужили основанием возбуждения уголовного дела. Факт утраты таких дел был выявлен при контрольных проверках информационным центром УВД. Так, по одном делу в надзорном производстве прокурора имелись постановления о возбуждении уголовного дела об обмане покупателей, совершенном К., и передаче дела по подследственности. К сожалению, в постановлениях, как и в книге учета происшествий и в статистической карточке ф. 1.0 (на преступление) при описании признаков деяния не были указаны фамилии потерпевших. Дело в течение двух лет по данным информационного центра значилось в числе тех, срок расследования по которым истек, но решение не принято. Установить обстоятельства события преступления не представилось возможным. Нами было предложено прекратить уголовное дело по основаниям п. 1 ст. 5 УПК - отсутствие события преступления,

’ См.: Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Красноярск, 1984. - С.76 - 87.

163 так как прекращение дела ввиду недоказанности события преступления в законе не предусмотрено. В изложении оснований и мотивов прекращения было рекомендовано указать на недостаточность обстоятельств, подтверждающих события преступления, в связи с утратой уголовного дела.

По другому делу, недостача которого была выявлена в связи с расформирова-нием структурного подразделения, имелась в наличии только «форма» 1.0 и запись в книге учета происшествий. Как было установлено, название фирмы в учетных документах указано неправильно. При восстановлении дела выяснилось, что фирмы под соответствующим названием не существует. Повторное расследование не дало результатов. Не было получено необходимой информации и от бывших следователей. В данном случае могло быть принято только одно решение - о прекращении уголовного дела ввиду недостаточности доказательств, подтверждающих событие преступ-ления.

Среди процессуалистов распространено мнение о том, что недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления, как основание прекращения уголовного преследования, «не обеспечивает в достаточной мере реабилитацию опороченного обвинением или подозрением лица, ставит под сомнение его невиновность»1. М.С. Строгович, Л.Б. Алексеева, А.М.Ларин предлагают исключить недоказанность участия лица в совершении преступления из числа оснований прекращения

  • уголовного дела (оправдания), поскольку «противопоставление ситуаций «доказана невиновность» - «не доказана виновность» представляется несоответствующим пра вовой действительности»2.

Не включаясь в полемику по данному вопросу, отметим ценность приведенных позиций для нормативного регулирования восстановительного производства. Необходимость нормы, предоставляющей следователю, прокурору, суду право прекратить уголовное преследование (оправдать) за недоказанностью участия обвиняемого, для принятия решения по результатам восстановления утраченного уголовного

? дела не вызывает сомнения. На наш взгляд, если по утраченному уголовному делу

’ См.: Рахунов Р.Д. Только истина. - Известия. - 1968. -21 янв.; Стойко Н.Г. Указ. соч. - С. 88.

2 См.: Строгович М.С, Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно-процессуальный закон и

проблемы его эффективности. - М., 1979. -С. 311, 315.

164 осуществлялось уголовное преследование в отношении подозреваемого, обвиняемого, но доказательства, подтверждающие основания преследования, утрачены и восстановить их не представилось возможным, уголовное дело подлежит прекращению именно за недоказанностью участия в совершении преступления или недоказанностью события преступления (при установлении такого рода обстоятельств).

Четвертый тезис. Прекращение уголовного дела по п.п. 1 и 2 ст. 5 УПК и п. 2 ст. 208 УПК предоставляют лицу, привлеченному к уголовной ответственности, право на реабилитацию и возмещение причиненного вреда. Однако прекращение уголовного дела по реабилитирующим основаниям может последователь после констатации невозможности восстановить уголовное дело, уничтоженного обвиняемым (такие примеры есть). Имеет ли такое лицо право на возмещение вреда? Во всяком случае, если материалы уголовного дела уничтожены обвиняемым при оказании противодействия следственным и судебным органам, и по данному факту он привлечен к уголовной ответственности (а возможно по каким-то основаниям освобожден к уголовной ответственности), вопрос о праве на реабилитацию становится про- блематичным. На наш взгляд, легализация на законодательном уровне фактов утраты уголовных дел потребует корректировки института возмещения вреда, причиненного действиями лиц, осуществляющих предварительное расследование.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР «О возмеще- * нии ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и

общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей», принятым 18 мая 1981 г.1, причиненный имущественный ущерб не подлежит возмещению при условии, если имел место самооговор, препятствующий установлению истины по делу (ч. 3 ст. 2).

В.М. Савицкий называл четыре условия, соблюдение которых позволяет рас сматривать самооговор в качестве обстоятельства, исключающего возмещение вре да. В рамках нашего исследования обратим внимание на одно из них, а именно на *» то, что самооговор должен быть умышленным. Для признания наличия самооговора

необходимо установить умысел обвиняемого на провоцирование ситуации. Уста-

1 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. - № 21. -Ст. 741.

165 новление умысла обвиняемого на причинение вреда путем самооговора исключает право на его возмещение . Данное положение по аналогии может быть распространено на случаи отказа в возмещение вреда, если прекращение уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК обусловлено уничтожением уголовного дела обвиняемым.

Названные положения привели нас к выводу, что при невозможности восстановить материалы уголовного дела вследствие их умышленного уничтожения обвиняемым, основание прекращение дела за недоказанностью участия в совершении преступления должно содержать указание на факт утраты дела с отражением причин утраты. Это делает необходимым соответствующее изменение редакции ст. 208 УПК.

Полагаем необходимым дополнить ч. 1 ст. 208 УПК пунктом третьим следующего содержания: «при недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для восстановления утраченного уголовного дела».

Кроме того, требует детального обсуждения вопрос о дополнительном основании прекращения уголовного дела - при недоказанности события преступления и участия подозреваемого в совершении преступления.

Ст. 209 УПК также нуждается в корректировке. Часть 1 данной статьи после слов «излагаются сущность дела и основания прекращения” необходимо дополнить предложением: «О прекращении утраченного уголовного дела в постановлении изла- гаются также причины и обстоятельства утраты».

При рассмотрении оснований реабилитации также полагаем необходимым обратить внимание на некоторые аспекты соединения уголовных дел. В частности, целесообразно соединение в одно производство восстанавливаемого утраченного уголовного дела и дела, возбужденного по факту его уничтожения, что позволит в рамках действующего законодательства исключить возможную реабилитацию обви- няемого, умышленно уничтожившего материалы дела.

Савицкий В.М. Новый закон о возмещении ущерба невиновным // Суд и применение закона. - М., 1982.-С.12- 15.

166

Представим ситуацию, что по утраченному делу не представилось возможным восстановить материалы в тех же пределах, но итоговый документ предварительного расследования - обвинительное заключение, а также основные письменные решения следователя (постановления о привлечении в качестве обвиняемого, применении меры пресечения и других мер принуждения) были восстановлены. Наряду с этим в результате повторного расследования подтверждены некоторые фактические данные, служившие в совокупности с другими доказательствами основанием для принятия названных решений. Представляется, что при таком положении было бы поспешным прекращение уголовного преследования в части предъявленного обвинения по утраченному уголовному делу. Такое предположение может быть обосновано с учетом следующих позиций. Сам факт уничтожения обвиняемым уголовного дела может стать тем обстоятельством, которое сыграет свою роль в оценке достаточности собранных доказательств. Главный вопрос уголовного дела о виновности лица разрешает суд. Рассмотрение дела в суде подчиняется, в частности, такому общему условию судебного разбирательства как непосредственность. Исходя из этого, полагаем возможным не изменять на предварительном следствии решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, окончательную оценку в части подтверждения обвинения оставить на усмотрение суда. При этом следователь, конечно, не лишается права на свободную оценку доказательств и принятие решения о прекращении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК. Но, с учетом сказанного, полагаем, следует нормативно предусмотреть процедуру согласования такого решения с прокурором.

В предложениях о нормативном регулировании восстановительного произ- водства, наверное, более чем в любом другом, следует принять во внимание известные в теории уголовного процесса идеи компромисса, разумного соотношения законности и целесообразности1.

1 См.: Аликперов Х.Д. Уголовно-правовые нормы, допускающие компромисс в борьбе с преступностью // Государство и право. - 1992. - № 9. - С. 7 - 78.; Мотовиловкер Я.О. О законности и целесообразности в уголовном судопроизводстве // Сборник научных трудов Калининградского университета. -Калининград, 1983. - С. 15 - 23.

167

Принимая решение о прекращении уголовного дела по другим основаниям в рамках восстановительного производства следователь, как представляется, заинтересован в использовании сделки о признании вины. В последнее время идея компромисса в уголовном судопроизводстве приобретает новое звучание. Ее применение одобряется многими процессуалистами1.

И.В.Смолькова предлагает предусмотреть такую стадию уголовного процесса, как предварительное рассмотрение уголовного дела, в котором участвуют судья, прокурор, адвокат и подсудимый. В случае полного признания подсудимым своей вины на этой же стадии суд выносит соответствующее наказание2. Утрата и восстановление утраченного уголовного дела, как правило, не позволяет осуществить расследование преступления в оптимальные сроки, без дополнительных сложностей в обеспечении прав участников процесса. Полагаем, что идея И.В. Смольковой может быть интересна для определения процедуры рассмотрения некоторых утраченных уголовных дел, по которым, например, возможно прекращение дела вследствие акта об амнистии.

Элементы сделки о признании вины на предварительном расследовании по существу уже восприняты законодателем. Современная редакция ст. 7 УПК содержит нормативные предписания, устанавливающие процессуальный порядок реализации положений ст. 75 УК РФ, образующих правовой институт прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. Проявлением деятельного раскаяния могут быть явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба, заглаживание преступного вреда в иной форме.

Представим такую ситуацию: уголовное дело утрачено по халатности сотруд- ников правоохранительных органов, в результате пожара или по другой причине. Повторное доказывание по делу вызывает определенную сложность, многие фактические данные восстановить не удается. При этом лицо, обвиняемое в совершении

1 См., напр.: Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины // Российская юстиция. - 1998. - № 7. - С. 17; Тейман С. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства: по какому пути пойдет Россия // Российская юстиция. - 1998. - № 10. - С. 35 - 37.

2 Смолькова И.В. Реализация идеи компромисса в уголовном процессе // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. - Красноярск, 2000. - С. 139.

168 преступления, сознавая, что обстоятельства утраты дела предоставляют ему возможность уйти от ответственности, является в следственные органы и передает себя в руки правосудия. В данном случае по смыслу закона мы не можем оценить такие действия как явку с повинной. При оценке собранных повторно доказательств показания обвиняемого могут быть расценены лишь как чистосердечное признание, раскаяние в содеянном. Но нельзя отрицать, что ситуация необычная, доказательства утрачены, а многие - невосполнимо. Лицо проявляет готовность к взаимодействию с правоохранительными органами, его показания во многом обеспечивают нормальный ход повторного расследования по утраченному уголовному делу, возможно, способствуют изобличению организаторов и активных участников преступления. Наверное, такие действия обвиняемого (подозреваемого) могут быть поощрены.

О необходимости поощрительных норм в материальном и уголовно- процессуальном праве сегодня пишут многие процессуалисты. Если по утраченному уголовному делу совершено преступление небольшой или средней тяжести, то имеют место основания освобождения лица от уголовной ответственности в соответствии со ст. 7 УПК. Если совершено преступление организованной группой, следует оценить возможность прекращения уголовного дела в соответствии с ч.4 ст. 18 Закона об оперативно-розыскной деятельности. Закон об ОРД предусматривает освобождение от уголовной ответственности члена преступной группы при наличии следующих условий: 1) преступление не повлекло тяжких последствий; 2) лицо привлечено к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; 3) оно активно способствовало раскрытию преступлений; 4) возместило нанесенный ущерб или иным образом загладило причиненный вред. Результатом содействия, на наш взгляд, может быть возможность восстановления доказательств утраченного уголовного дела. Такой результат в совокупности с другими фактическими данными может свидетельствовать о том, что лицо перестало быть обще- ственно опасным, что является основанием прекращения уголовного дела по ст. 6 УПК, если преступление не относится к числу преступлений небольшой или средней

169 тяжести - напрямую по ч. 4 ст. 18 Закона об ОРД1. Во всех иных случаях содействие обвиняемого в восстановлении материалов уголовного дела может расцениваться лишь как чистосердечное признание или раскаяние и учитываться при назначении наказания.

Таким образом, соответствующее поведение обвиняемого, может служить га- рантией освобождения его от ответственности, хотя и при определенных условиях. Дополнительной правовой регламентации в связи с этим не требуется. Любое нормативное закрепление «добросовестного» поведения обвиняемого (подозреваемого) при восстановлении уголовного дела в качестве одного из признаков деятельного раскаяния, освобождающих от уголовной ответственности, может использоваться преступником с целью уйти от ответственности, более того может спровоцировать обвиняемого на неправомерное поведение.

Оценивая возможность применения сделки о признании вины при восстановлении утраченных уголовных дел, хотелось бы обратить внимание на имеющую от- ношение к нашему рассуждению позицию А.В. Победкина2. Как отмечает автор, может сложиться такая ситуация, когда в силу объективных обстоятельств признание вины не подтверждается собранными доказательствами, но и не противоречит им. Он предлагает «в случае объективной невозможности» отыскать доказательства, подтверждающие признание обвиняемого, направлять дело в суд для рассмотрения по существу, основываясь на признательных показаниях обвиняемого. Гарантией справедливости приговора в таких случаях выступают: требование закона принять законные меры к установлению истины; обязанность органов, ведущих производство по делу, выполнить все возможные следственные действия с целью проверить достоверность признания обвиняемого; непротиворечие результатов других следственных действий показаниям обвиняемого; установленная добровольность показаний обвиняемого.

См.: Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Научно-практический комментарий.-С. 169- 171.

2 См.: А.В.Победкин. К вопросу о роли признания обвиняемым своей вины в уголовно- процессуальном доказывании // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях. - М., 1997. - С. 198 - 199.

170 Следственная и судебная практика, действительно, знает такие случаи по делам о преступлениях, связанных с причинением телесных повреждений на бытовой почве, при отсутствии очевидцев, не заинтересованных в исходе дела. Сложность доказывания по таким преступлениям стала более очевидной в последние годы в связи с применением в процессе расследования ст. 51 Конституции РФ. Показания обвиняемого, не воспользовавшегося правом не свидетельствовать против себя самого, нередко ключ к раскрытию и расследованию преступления. Тем не менее, мы позволим себе не согласиться с мнением названного автора. На наш взгляд, позиция А.В. Победкина противоречит закрепленным в законе правилам оценки доказательств, среди которых в качестве фундаментального следует назвать правило оценки доказательств на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела в их совокупности. Именно так, а не иначе, могут быть рас-ценены признательные показания обвиняемого по восстановительному производству. Вместе с тем положения, приводимые им в обоснование своей позиции, могут быть применимы при оценке доказательств по восстановленному уголовному делу, скажем, в тех случаях, когда отдельные доказательства восстановить не удалось, но сохранилось обвинительное заключение, в котором они изложены, что может оказать влияние на формирование убеждения следователя, прокурора, суда.

Могут оказаться совершенно неприемлемыми сроки обжалования действий

  • следственных органов по утраченным уголовным делам прокурору и в суд. На наш

взгляд, изменения главы 19 УПК в этой части должны предусматривать разумные сроки для представления следователем материалов уголовного дела и рассмотрения жалоб прокурором и судом. Часть 4 ст. 220-1 УПК предусматривает обязанность лица, производящего дознание, следователя и прокурора в течение 24 часов направить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, а при необходимости - также и со

« своими объяснениями.

Вряд ли утрата уголовного дела, по которому поступила жалоба, может стать безусловным основанием отмены меры пресечения и освобождения лица из-под стражи по основаниям, предусмотренным ч. 8 ст. 220-2 УПК (если не пред-

171 ставлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу). Коль скоро на законодательном уровне мы признаем возможность восстановления решений следователя и в целом материалов уголовного дела, то необходимо признать целесообразным предоставление следователю времени для восстановления доказательств. Поскольку в данном случае одним из участников правоотношений является суд, то именно суду (судье) должно быть предоставлено право установления дополнительных сроков с учетом обстоятельств утраты дела.

На наш взгляд, ч. 3 ст. 220-1 УПК после слов «а при необходимости - также и со своими объяснениями» необходимо дополнить словами «Если установлен факт утраты уголовного дела, суд своим определением устанавливает сроки представления восстановленных материалов, подтверждающих законность и обоснованность применения заключения под стражу».

С некоторой осторожностью, основываясь на изложенных ранее положениях о порядке восстановления уголовных дел, выскажем ряд дополнительных предложений по правовому регулированию восстановительной деятельности при утрате дел в судах.

При изучении рассматриваемой проблемы в наше поле зрения попали различные факты утраты дел, поступивших в суды. Такие факты не получили широкой ог- ласки. В каждом конкретном случае принималось то решение, которое представлялось верным правоприменителю, исходившему из оценки как правовых, так и организационных нюансов ситуации. Не всегда эти решения отвечали формально-правовым требованиям закона, но при этом, как правило, их нельзя было назвать нецелесообразными, неэффективными и, в конечном счете, неправосудными.

Вместе с тем, очевидно, что при современных тенденциях развития уголовно- процессуального права вопрос о том, что делать при утрате уголовного дела в суде должен найти развернутый ответ в законодательстве. Он в одинаковой степени важен и для органов предварительного следствия и для суда.

Применительно к утрате дел в судах этот общий вопрос расчленяется на спектр более частных положений, нуждающихся в осмыслении. Изучение практики показывает, что при восстановлении дел преобладает применение общих норм зако-

172 на. Но такой подход не всегда эффективен, а во многих аспектах и не оправдан. Утрата дела в суде порождает новые отношения между участниками процесса, находящиеся в довольно сложном взаимодействии с обычным порядком расследования и рассмотрения уголовных дел.

Сегодня, когда нет специального регулирования, допускающего какие-либо исключения из действующей процедуры судопроизводства, надо признать, что материалы утраченного дела подлежат обязательному восстановлению. По крайней мере, к этому надо стремиться. На судейском столе должно лежать уголовное дело. Каково будет его качество - это проблема оценки доказательств. Иной порядок действий не предусмотрен, а для участников судебного разбирательства непривычен. Вместе с тем с учетом мнения сторон по отдельным категориям дел можно было бы ограничиться материалами судебного следствия, например, по делам частного обвинения, если первоначально предварительное расследование было признано необходимым. В порядке совершенствования законодательства есть смысл расширить ка- тегории преступлений, по которым допускалось бы рассмотрение дела без материалов следствия или дознания. Условиями такого своего рода исключения могли бы стать: а) констатация судом факта кражи, потери, порчи и т.д. уголовного дела; б) небольшая или средняя тяжесть преступления; в) согласие подсудимого с выводами обвинительного заключения; г) отсутствие возражений сторон.

При частичном повреждении уголовного дела огнем, водой или механическим воздействием, при условии, что подписи, даты и тексты протоколов и иных доку- ментов читаемы, они, на наш взгляд, могут быть использованы в качестве доказа- тельств. Ситуация осложняется, если отдельные документы дела или их фрагменты, содержащие атрибуты, удостоверяющие закрепленные сведения, подвергнуты значительной порче. Однако, представляется, что в таких случаях судебное разбирательство все же может быть начато .

1 Надеемся, что мы не сильно покривим против истины, если обратим в свою пользу суждение B.C. Шадрина о том, что «расследование существует постольку, поскольку имеется необходимость в осуществлении правосудия и результаты расследования предназначены для использования в судебном разбирательстве» (См.: Его. Указ соч. - С. 49).

173

Непосредственность судебного разбирательства позволяет собрать достаточные доказательства для разрешения дела по существу. Показания участников про- цесса, зафиксированные в испорченных протоколах допросов, могут быть вновь получены в суде. При соответствии их общей совокупности доказательств нет необходимости прибегать к анализу показаний на предварительном следствии. Кроме того, из описательно-мотивировочной части одного из определений Конституционного Суда РФ вытекает, что показания, данные участниками процесса на досудебных стадиях, становятся юридически ничтожными, если эти лица не присутствуют в судебном заседании. Причем указанная санкция, как мы поняли, не зависит от наличия или отсутствия законных оснований для неявки в суд. Исходя из международных правовых актов, право подсудимого допрашивать свидетельствующих против него лиц расценено как приоритетное1. Поэтому роль показаний, зафиксированных в протоколах допросов, снижается. Их утрата (особенно частичная) не является абсолютным препятствием для начала судебного слушания. В то же время нужно категорически возразить против практики воспроизведения показаний по их изложению, содержащемуся в сохранившихся экземплярах обвинительного заключения.

Результаты следственных действий восстанавливаются либо путем истребования судом изготовленных в процессуальном порядке (следовательно, юридически значимых) копий протоколов, либо посредством показаний участвовавших в них лиц. Ряд следственных действий можно провести на суде повторно.

Если в судебном заседании возникнет необходимость обратиться к материалам предварительного расследования и предметом оглашения (исследования) станут поврежденные документы, суд, оценив их, может возвратить уголовное дело для дополнительного расследования. Нами такая положительная практика изучена в одном районном суде г. Екатеринбурга. В качестве основания по аналогии применим п. 1 ч. 1 ст. 232 УПК. Для принятия данного решения необходимо ходатайство стороны. В противном случае (при отсутствии процессуальных условий направления дела для

1 См.: Определение Конституционного Суда РФ об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Идалова Т.С.-М. на нарушение его конституционных прав рядом статей УПК РСФСР и частью второй ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 21 декабря 2000 г. № 290-О // Российская газета. - 2001. - 12 мар.

174 дополнительного расследования) выводы суда основываются на имеющейся совокупности доказательств. Интересно отметить, что в нескольких приговорах, вынесенных по делам, уничтоженным пожаром и позже восстановленным, вообще не упоминались материалы досудебного производства. На них не было ссылок ни в подтверждение виновности, ни в целях оценки тех или иных сведений.

Ходатайство о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования, заявленное на стадии назначения судебного заседания в связи с непригодностью его материалов для исследования, разрешается в порядке предварительного слушания. Это вытекает из п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. № 84 “О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования”1.

Для иллюстрации возможных вариантов восстановления пропавшего дела приведем, условно скажем, стенограмму обмена мнениями с нашим участием в Центральном районном суде г. Омска. Поводом послужил реальный факт исчезновения уголовного дела. Прежде всего, было уточнено на каком этапе производства утрачено дело, рассмотрено ли по существу. Оказалось, что оно даже не назначалось к рассмотрению. Дело поступило в суд, но не зарегистрировано. Один обвиняемый арестован, второй ограничен подпиской о невыезде. Мы взяли на себя ответственность высказать приведенное выше суждение о необходимости производства предварительного слушания с участием сторон. Его, как представляется, назначает судья, которому официально передается «дело». В описательно-мотивировочной части соответствующего постановления констатируется факт пропажи уголовного дела. Судья истребует надзорное производство, дело арестованного, а также иные материалы, наличие которых регламентировано. До начала слушаний может быть истребована иная первоначальная и производная документация, отражающая ход расследования, например, ранее выделенные дела, заключения экспертов и т.д. Итоговое решение, на наш взгляд, зависит от оценки характера и обстоятельств преступления, доказательственной базы, возможности собирания доказательств на судебном следствии,

‘См.: Бюллетень Верховного суда РФ. - 2000. - № 2. - С. 2.

175 позиций сторон. В анализируемом случае с учетом действующего законодательства наиболее вероятным, по высказанным нами предположениям, будет возвращение дела для дополнительного расследования. Для этого прокурор или потерпевший заявляют соответствующее ходатайство. Мера пресечения арестованному, как правило, должна изменяться. Если бы дело пропало после назначения к рассмотрению, то его судьба разрешалась бы в ходе судебного разбирательства .

Предложенная схема действий, на наш взгляд, логична, но, надо признать, больше применима к единичным фактам утраты дел. Когда в одном суде одновременно уничтожаются десятки или сотни производств возникает потребность в учете данных форс-мажорных обстоятельств. Только инвентаризация дел занимает несколько недель. В отношении арестованных подсудимых истекают сроки содержания их под стражей, предусмотренные ст. 239-1 УПК, не соблюдаются временные рамки судебных слушаний. При массовом уничтожении дел не должно исключаться их возвращение органам предварительного расследования для восстановления. Возвращаются фактически уцелевшие материалы, оставшиеся в производстве суда. Порой от дела не остается ничего, тогда понятие «возвращение» используется условно. Суд как бы перечисляет производство за органами предварительного расследования.

При возвращении дела для восстановления желательно руководствоваться

  • специальным основанием, а не аналогией закона. В случаях уничтожения дел в ре зультате стихийных бедствий, т.е. действий, не связанных с халатностью или злым умыслом сторон, решение суда, по нашему мнению, не должно быть обуслов лено наличием или отсутствием их соответствующих ходатайств.

Суд вправе также самостоятельно приступить к восстановлению дела. Для этого он истребует из прокуратуры, органов предварительного следствия, других мест процессуальные (как мы условно называем) копии документов. Могут быть использованы иные копии, т.е. не предусмотренные законом, а изготовленные «для

  • себя» или в организационных целях. Практика противодействия организованной

1 Архив Центрального районного суда г. Омска за 2001 г. Уголовное дело № 1 - 776. В настоящее время уголовное дело рассмотрено и приговор вступил в законную силу.

176 преступной деятельности знает такой способ сохранения документов как изготовление их в нескольких экземплярах. Все эти вторичные (порой первоначальные) материалы доступны непосредственно суду. Иногда для их получения он может прибегнуть к содействию органов следствия или дознания. Понятно, что этап «сбора» материалов потребует времени. Не исключаем, что на этот период рассмотрение дела по существу может быть приостановлено. Такого решения не знает действующее законодательство, речь идет о перспективе. Подчеркнем, что по приостановленному делу суд не вправе производить судебные действия, направленные на собирание новых доказательств, он занимается лишь «воссозданием» дела по сохранившимся ко- пиям.

Выбор решения: возвратить дело или приостановить - часть более общего во- проса о подведомственности восстановительной деятельности. Нами рассмотрен вариант направления судом дела органам расследования для целей восстановления. Однако такие действия нуждаются в санкционировании законодателем с указанием конкретных оснований и условий. Иначе не исключены споры. Например, неоднозначно может быть воспринято прокурором и следователем решение о возвращении дела для дополнительного расследования при частичной утрате материалов в суде. По-особому должны учитываться такие случаи направления дела для дополнительного расследования и в статистической отчетности.

Нуждаются в конкретизации пределы восстановительного производства. Применительно к случаям утраты дел на досудебных стадиях исходим из того, что следователь при повторном расследовании не связан ранее принятыми решениями. Он вправе как полностью “повторить” первоначальную доказательственную базу и ее оценку, так и собрать новые доказательства и выйти за рамки ранее сформулированных решений, в том числе предъявить более тяжкое обвинение. Но мы не уверены, что это допустимо при наличии, например, не отмененного постановления о назначении судебного разбирательства. Кстати, также требует обсуждения вопрос о судьбе других состоявшихся судебных решений. Встречаются ситуации, когда утрачивается отложенное или приостановленное дело. Надо ли в таких случаях восстанавливать протокол судебного заседания, если да, то когда это делать: до возвращения дела для дополнительного расследования или после его повторного направления

177 в суд? Очевидно, что решения и действия суда, зафиксированные в протоколе, не могут не оказывать влияние на ход повторного предварительного расследования.

Существующий порядок изготовления протокола судебного заседания не пре- пятствует его восстановлению. Закон (ч. 3, 4 ст. 264 УПК) определяет, что протокол судебного заседания должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем не позднее чем через трое суток по окончании судебного заседания. То есть в отличие от порядка производства следственных действий, когда протокол составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания и подписывается всеми участвующими лицами, протокол судебного заседания разрешается изготавливать позже: после окончания протоколируемой деятельности. Это принципиально важно. В реальных условиях по сложным многоэпизодным делам на составление протокола порой уходит не один месяц. В этом никто не усмат- ривает нарушение, поскольку очевидно, что законодатель не учел такую категорию дел. Таким образом, определенный разрыв во времени между совершением действий и их протоколированием допустим. Поэтому, наверное, нет веских оснований возражать против повторного изготовления протокола судебного заседания взамен утраченного. Пусть восстановленный протокол не будет абсолютной (до запятой) копией первоначального, но он будет также точно передавать содержание судебных слушаний. Широкое использование компьютерной техники вообще снимет проблему восстановления протокола.

Обращает на себя внимание, что порядок ознакомления участников процесса с протоколом, принесения и рассмотрения на него замечаний является прообразом специальной восстановительной процедуры. Если замечаний нет или они учтены, то можно констатировать, что протокол как источник доказательств и отражение хода судебного разбирательства восстановлен полностью и имеет равную юридическую силу с первоначальным документом.

В отдельных изученных делах не были восстановлены все материалы, отра- жающие состоявшуюся судебную деятельность, хотя, судя по косвенным признакам, видно, что, она имела место. На наш взгляд, если суд признает необходимым не восстанавливать утраченные судебные документы, об этом должно быть указано в соот-

178 ветствующем определении (постановлении). О факте утраты дела необходимо извещать всех заинтересованных участников процесса.

По утраченным в судах делам, по которым подсудимые были арестованы, мера пресечения, как правило, изменялась на подписку о невыезде. Решение разумное, поскольку нельзя содержать лицо под стражей в отсутствие подтверждающих это решение оснований. Вместе с тем, применение подписки то же не бесспорно. Законодатель должен высказаться и по этому вопросу.

Самостоятельного обсуждения требует проблема утраты дела после постанов- ления приговора. Известен случай, когда кассационная инстанция рассмотрела жалобу на тяжесть наказания и изменила решение суда первой инстанции без восстановления всего производства. Текст приговора был изготовлен по сохранившемуся компьютерному файлу, кассационная жалоба получена от осужденного вновь, часть материалов истребована из надзорного производства прокуратуры. Подход суда не бесспорный, но применительно к конкретной ситуации объяснимый. Во-первых, в жалобе не оспаривалась доказанность обвинения. Во-вторых, принято благоприятное для осужденного решение. В- третьих, с развитием состязательности процесса и изменением в нем роли суда ревизионное начало перестало быть одной из сущностных черт кассационного производства. Поэтому не исследование кассационным судом материалов дела в рассматриваемом случае, надо полагать, не ущемило чьих-либо интересов1.

Для объективной оценки проблемы нужно принять во внимание и противопо- ложный подход, избранный по конкретному материалу Президиумом Верховного

1 В юридическом словаре, дающем понятие возобновления (восстановления) утраченных производств и рекомендации по некоторым вопросам процедурного характера, в частности, предлагается: по уголовным делам, по которым приговор не вступил в законную силу, рассмотреть кассационную жалобу или протест, если это возможно, без восстановления производства по делу. Понятно, что в этом случае исполнение приговора приостанавливается. Если приговор вступил в законную силу, протест может быть рассмотрен и без восстановления дела, если необоснованность приговора ясна из его содержания или представленных материалов. Но, даже если рассмотрение протеста откладывается до восстановления производства по делу, авторы названного словаря полагают возможным восстановление в объеме, необходимом для рассмотрения протеста. (См.: Юридический словарь (Под общей редакцией П.И.Кудрявцева). - М., 1956. - С. 125.

179 Суда РФ. В постановлении № 599п 96пр по делу Сахатбутдинова читаем: «В случае утери, уничтожения или похищения производства по судебному делу, оно должно быть восстановлено судом. Никаких мер в этом отношении прокурором принято не было, хотя, как видно из справки областного суда, дело было уничтожено по истечении срока хранения, а в Президиум прокурор представил лишь приговор и кассационное определение. Протест прокурора об исключении из приговора и кассационного определения указания о признании лица особо опасным рецидивистом оставлен без рассмотрения». То есть Верховным Судом сформулировано безусловное требование о восстановлении каждого дела». Думается, что при комплексном регулировании порядка восстановления дел возможны разумные исключения из этого в целом справедливого разъяснения.

Интересно отметить, что в Инструкции о порядке восстановления утерянных, уничтоженных или похищенных производств по судебным делам предусматрива- лось, что «восстановление производств по делам, по которым приговор или решение вступили в силу, производится лишь в части восстановления приговора или решения, но суду, постановившему приговор или решение, предоставляется право в особо исключительных случаях признать необходимым восстановить производство по такому делу как в части, так и полностью».

Как нам представляется вопрос о пределах прав по восстановлению уголовных дел в судах кассационной и надзорной инстанции требует дополнительных об- суждений и согласований.

§ 2 Ведомственное нормативное регулирование предупреждения утраты и порядка восстановления уголовных дел.

Стремление обратиться к проблеме подзаконного нормативного регулирования рассматриваемых вопросов вызвано довольно очевидными причинами. В оче- редной раз повторим, что в судопроизводстве по восстановлению утраченных уголовных дел наблюдается спектр специфических отношений, имеющих важное значение с точки зрения интересов государства и личности, но абсолютно не урегулированных. Добавим к этому - не только не урегулированных, но и неисследованных

180 в теории уголовного процесса. Поэтому рассчитывать на скорое законодательное реагирование, к сожалению, не приходится.

Если выстроить иерархию желаемых нами (и реально возможных) вариантов нормативного решения вопроса, то подзаконное регулирование восстановительной деятельности останется внизу лестницы приоритетов, вершиной которой будет раздел УПК. Только исчерпывающее законодательное регулирование снимет необходимость ведомственного (или межведомственного) нормотворчества. Во всех других случаях, в том числе при дополнении УПК рядом предлагаемых нами норм, потребность в установлении механизма их реализации останется. Индивидуальным под-нормативным регулированием1 здесь не обойтись, поскольку, восстанавливая уголовное дело, правоприменитель сталкивается с очень высокой степенью пробельно-сти в праве, фактически с полным отсутствием схожих (однородных) норм.

Современное правоприменение в области уголовного судопроизводства знает несколько видов подзаконного нормативного регулирования. Это руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, издаваемые в форме постановлений; приказы, указания, инструкции Генерального прокурора, МВД и других ведомств Российской Федерации2; межведомственные инструкции3.

Для восстановительного производства возможно использование всех указанных форм, но в практической деятельности сегодня, на наш взгляд, предпочтение следует отдать инструкции.

Делопроизводство в следственных органах внутренних дел, прокуратуры, ФСБ, ФСНП, а также в судах имеет свои особенности, обусловленные порядком их

См.: Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. - Владивосток, 1984.-С. 100.

2 См.: Божъев В. Т. Источники уголовно-процессуального права. - М., 1994. - С.25.

3 См., напр.: Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятель ности органу дознания, следователю, прокурору и в суд. -Приложение к Приказу ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56/; Инструкция о едином учете преступлений. Введена в действие приказом Генерального прокурора и Министра внутренних дел Российской федерации от 14 декаб ря 1994 г. №66/418.

181 деятельности, что допускает принятие соответствующих инструкций в каждом ведомстве. В системе организационных мер по хранению уголовных дел следует учитывать массив уголовных дел, принятые по ним решения, периодичность обращения к архивным делам, особенности регистрации и т. д. Так, следователями при МВД России расследуется около 90 % от общего числа уголовных дел, находящихся в производстве названных ведомств. Соответственно внутриведомственный порядок хранения такого количества дел может иметь свои особенности.

Имеет специфику порядок хранения и «движения» уголовных и гражданских дел в судах. На совместном российско-американском семинаре по проблемам уго- ловной юстиции, состоявшемся в мае 2000 г. в г. Омске, обращено внимание, в частности, на необходимость: четкого формулирования в инструкции Минюста обязанностей экспедитора, курьера, рассыльного; потребность урегулирования механизма направления судебных дел за пределы населенного пункта; установления порядка ознакомления с материалами дел в суде (помещение, круг лиц, осуществляющих ознакомление с делами) и хранения дел между судебными заседаниями, а также регламентирования других вопросов, связанных с реализацией права граждан на доступ к правосудию и обеспечением сохранности судебных дел1.

Вместе с тем можно выделить общие положения о порядке учета, хранения и движения уголовных дел и закрепить их в межведомственной Инструкции. Порядок восстановления дел, вне всякого сомнения, должен быть единообразным независимо от того в каком ведомстве находилось утраченное уголовное дело.

Итак, предлагаемая нами Инструкция может быть межведомственной или со- гласованной со всеми заинтересованными ведомствами.

Как представляется, она должна содержать два основных раздела: первый - порядок хранения, учета, передачи уголовных дел; второй — порядок восстановления дел в случае их утраты. Если первый раздел требует в основном принятия извест-

1 Лебедева Д.Е. Организация делопроизводства в суде // Пособие для занятий с российскими судьями (сравнительно-правовые материалы). - Омск - 2000.- С.З -6.

182 ных организационных мер, то второй - осмысления сущности восстановительного производства в условиях современного развития уголовно- процессуального законодательства, сложившейся следственной и судебной практики.

В общих положениях должны быть оговорены требования к помещениям, где хранятся уголовные дела, включая их укрепленность, оборудование пожарной и охранной сигнализацией и т.д. Здесь же может быть определено в каком архиве хранятся прекращенные уголовные дела по разным основаниям, порядок хранения приостановленных дел прошлых лет.

На наш взгляд, в первом разделе Инструкции во всяком случае должны найти отражение положения о:

1) едином учете уголовных дел, ведении следственного журнала и иных жур- нальных форм учета (о фактической передаче уголовных дел в другие ведомства, следственные подразделения, другим следователям, в другие регионы). 2) 3) проведении инвентаризации уголовных дел на начало нового отчетного года. 4) 5) порядке передачи уголовных дел при смене руководства следственного от- дела; при увольнении, уходе в отпуск следователя; иных случаях по распоряжению начальника СУ (включая форму документального закрепления передачи дел). 6) 7) возложении на начальника следственного отдела обязанности вести допол- нительный учет выделенных уголовных дел, приостановленных; возвращенных для дополнительного расследования, принятых и направленных по подследственности, в том числе, в другие ведомства и в другие регионы. 8) 9) порядке передачи уголовных дел и материалов дежурным следователем; за- прещении передачи дел для ознакомления с ними всем иным должностным лицам, кроме начальника следственного отдела и прокурора, осуществляющего надзор за расследованием; возможности предоставления дела сотрудникам следственных подразделений вышестоящих аппаратов по распоряжению начальника следственного управления или его заместителя; запрещении передачи следователем уголовного 10)

183 дела или материалов проверки заявлений и сообщений о преступлениях сотрудникам оперативно-розыскных аппаратов, в дежурную часть и другие службы штабов горрайорганов внутренних дел.

6) порядке передачи уголовных дел внутри ведомства и в другие ведомства по основаниям, предусмотренным УПК; порядке хранения и перемещения уголовных дел за пределами расположения органа расследования (при выходе для работы в СИЗО, ИВС; предоставлении эксперту, прокурору, руководству СУ или сотрудникам методического, организационно-аналитического отделов и отдела зонального контроля).

Естественно данный перечень не исчерпывающий. Разработчикам Инструкции1 предстоит продумать все направления возможного «движении» уголовного дела и предусмотреть условия, обеспечивающие его сохранность. Значительную по- мощь в этом может оказать служба информационного центра МВД.

Как показывает изучение практики, возможности информационных центров в осуществлении контроля за состоянием сохранности уголовных дел используются не в полной мере. Сегодня достаточно спокойно воспринимается несоответствие одних отчетов о результатах следственной работы другим. Их достоверность проверяется в основном при контрольных проверках, в то время как при сдаче отчетов проверяются, как правило, логические равенства, информация с указанием остатка дел, по существу, принимается на веру. Распространенные во многих следственных подразделениях приложения к отчету со списками уголовных дел на момент принятия отчета - также всего лишь «книжный» остаток.

Следует продумать систему проверки достоверности сведений о количестве принятых, оконченных, соединенных, приостановленных, направленных по под-

В соответствии с п. 24 раздела 1 Плана научной деятельности Омской академии МВД России на 2001 г. автор участвует в проведении комплексного исследования на тему «Правовые и организационные вопросы предупреждения утраты и восстановления утраченных уголовных дел», программа которого предусматривает, в частности, разработку такой Инструкции.

184 следственности уголовных дел, составляющих остаток на начало нового отчетного периода, фактическому положению дел. По крайней мере, упомянутым спискам уголовных дел следовало бы придать статус официального приложения к отчету, что повысило бы ответственность руководителей за объективность информации.

В подразделе «контроль» должны найти отражение вопросы, связанные с оп- ределением круга лиц, ответственных за сохранность уголовных дел, порядком согласования с прокурором учетных документов о принятых по уголовным делам решениях.

Инструкцией должно быть также предусмотрено ведение делопроизводства, отражающего результаты проверок и других действий по обеспечению сохранности уголовных дел (проверки достоверности отчетов о результатах следственной работы, акты инвентаризаций, акты передачи уголовных дел и т.п.).

Второй раздел - о процедуре восстановления уголовных дел.

Мы неоднократно отмечали, что восстановление дел не может быть осущест- влено вне рамок правоотношений, регулируемых на законодательном уровне. В инструкции сегодняшнего дня процедурные вопросы могут быть отражены лишь в той мере, какой это не противоречит действующему законодательству. Предлагаемые нами новации могут быть восприняты на перспективу. С изменением законодательства, содержание инструкции может быть иным, например, при внесении изменений в УПК, регламентирующих деятельность следственных и судебных органов, ранее регулируемых инструкцией.

Порядок восстановления утерянных, уничтоженных или похищенных уголовных дел представляет собою ряд правил, обязательных для следственных и судебных органов. Важно сделать акцент на недопустимость упрощения процедуры вос- становления дел. Нормативные положения этой части инструкции должны регла- ментировать все вопросы восстановления утраченных дел, что позволит применять правила единообразно в независимости от ситуации, связанной с утратой дела.

185

Отдельные вопросы, возможно, обусловленные причиной утраты, при том ус- ловии, что они не нашли отражения в законе, могут быть разрешены и в других ведомственных нормативных актах. Так, например, Указанием Генерального прокурора может быть предусмотрен «льготный» порядок продления сроков следствия по восстанавливаемым уголовным делам, уничтоженным в результате стихийного бедствия или криминального поджога, соединения и выделения уголовных дел, одно из которых утрачено.

Еще раз заметим, что деятельность по восстановлению уголовных дел пре- имущественно уголовно-процессуальная, а не организационная. Соответственно правила будут иметь преимущественно уголовно-процессуальный характер. Будут ли они содержать развернутые процедуры, зависит от законодательного урегулирования восстановительного производства.

В рамках исследования, не ставя задачу полной разработки регламента вос- становления утерянных, уничтоженных или похищенных уголовных дел, полагаем возможным представить на обсуждение для подготовки возможного проекта Инструкции следующие положения.

В Инструкции надлежит указать какие уголовные дела подлежат обязательному восстановлению. Вне сомнения, это уголовные дела, находящиеся в производстве следственных органов и органа дознания, в том числе приостановленные, оконченные с направлением в суд. При указании дел, не подлежащих восстановлению (основанием может служить прекращение уголовного дела или наличие обстоятельств, исключающих производство по делу, возникших после его утраты), следует определить порядок принятия решения. Отдельно должны быть оговорены вопросы, связанные с восстановлением уголовных дел частного обвинения.

В Инструкции должны найти отражение все направления деятельности следо- вателя по восстановлению дела: обнаружение и приобщение к производству сохранившихся материалов ранее проведенного расследования; допросы лиц, участвующих при проведении следственных действий по утраченному делу с целью восста-

186 новления фактических данных, полученных первоначально; собирание новых фактических данных. Подчеркивая пределы «копирования», надлежит указать какие материалы могут быть получены в копиях. Здесь же, возможно, следует указать, что означает понятие «надлежащее заверение документа-копии» (данное понятие может быть раскрыто и в другой ведомственной инструкции по делопроизводству), однако, важно отразить, что копия документа, независимо от ее формы подлежит оценке по правилам ст.71УПК.

На наш взгляд, было бы правильным указать в Инструкции о том, что решения следователя, содержащие его индивидуальное волеизъявление, могут быть вос- становлены «по памяти». Возможно, есть необходимость дать перечень основных письменных решений следователя, подлежащих восстановлению в таком порядке. В условиях действия Инструкции при полном отсутствии регулирования восстановительного производства на законодательном уровне, было бы разумно включить положения о рассмотрении вопроса о мере пресечения одновременно с принятием решения о восстановлении (или возобновлении) уголовного дела.

Наибольшую сложность при составлении Инструкции вызовут вопросы, ка- сающиеся порядка восстановления уголовных дел, утраченных в суде. В этом блоке вопросов выделим следующие: все ли утраченные уголовные дела подлежат восстановлению; возможно ли ограничиться материалами судебного следствия и при каких условиях; кто субьекты восстановления; порядок получения сохранившихся материалов дела и их копий в следственных органах; пределы восстановления материалов судом; порядок восстановления дела после постановления приговора; и другие. В первом параграфе настоящей главы высказаны некоторые предложения по порядку восстановления дел, утраченных в судах. Позволим себе повторить, что при современных тенденциях развития уголовно-процессуального права эти предложения большей частью могут быть восприняты исключительно законодателем. Тем не менее в отсутствие законодательного регулирования наиболее общие положения могут быть включены в Инструкцию. В этом случае вполне может быть воспринят истори-

187 ческий опыт1. Так, в п.5 и п.6 Инструкции 1925 года предусмотрен порядок восстановления производств по делам, по которым приговор или решение вошли или не вошли в законную силу.

В современной Инструкции должны найти отражение вопросы, связанные с восстановлением приговора (в том числе при исполнении его в компьютерном варианте); порядок использования видео-, аудиозаписей, содержащих показания участников процесса, при уничтожении протоколов и др.

В заключительной части Инструкции, как представляется, необходимо изложить положения, касающиеся прокурорского надзора, судебного контроля и обжа- лования действий и решений следственных и судебных органов.

О некоторых других ведомственных актах, в которые могут быть включены фрагменты, касающиеся восстановительного производства, уже упоминалось в тексте параграфа.

Назовем еще одну проблему. Прокурором Советского административного округа г. Омска в 2000 г. было возбуждено уголовное дело по факту халатности дозна- вателя, приведшей к утрате двух протокольных производства. Как оказалось, ведомственными нормативными актами ответственность за утрату уголовных дел и других процессуальных производств не предусмотрена. Коль скоро в принципе не допускалась возможность утраты дела, то и ответственность за небрежное хранение уголовных дел, их утрату или повреждение не предусматривалась. Полагаем, что этот пробел должен быть устранен путем установления ответственности следователей, дознавателей, прокуроров за утрату уголовных дел в результате их халатности.

Подготовка нормативного акта (Инструкции), который бы детально регламен- тировал все вопросы восстановления утраченных уголовных дел, является непре- менным условием повышения эффективности деятельности органов расследования, а также прокуратуры и судов.

1 См.: Сборник Циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922 - 1925 гг. - М, 1926. - С. 146 - 148.

188

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование по теме «Восстановление утраченных уголовных дел» позволяет сформулировать следующие основные выводы, рекомендации и предложения.

  1. Системное реформирование уголовно-процессуального законодательства, совершенствование правоприменения в области уголовного судопроизводства с неизбежностью высветило проблему предупреждения утраты и восстановления уголовных дел. Утрата (потеря, уничтожение, порча) уголовных дел на этапе досудебного производства и в судах явление относительно распространенное. Факты потерь уголовных дел в результате их ненадлежащего хранения, в том числе, по причине халатного отношения следователей к сохранности дел, имели место всегда, но в силу разных причин замалчивались. В последние годы тема вышла из числа закрытых. Поджоги в зданиях УВД, судов, хищения уголовных дел и отдельных материалов, их уничтожение обвиняемыми (подсудимыми) и другими заинтересованными лицами при ознакомлении с материалами дела стали одной из форм организованного противодействия правосудию.
  2. Порядок деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда по восстановлению утраченных уголовно-процессуальных производств на законодательном и ведомственном уровне не урегулирован. Имеет место абсо- лютная правовая пробельность в данной сфере. К сожалению, не воспринят исторический опыт восстановления утраченных дел, накопленный в рамках применения Инструкция Наркомюста РСФСР о порядке восстановления утерянных, уничтоженных или похищенных производств по судебным делам. Не учитывает возможность утраты уголовных дел и перспективное уголовно- процессуальное законодательство.
  3. Анализ восстановленных уголовных дел показывает, что практика не выра- ботала единых подходов по многим процедурным вопросам восстановительной дея-

189 тельности, при этом каждый следователь избирает свой путь, ориентируясь на применение норм по аналогии, нередко в ущерб результатам производства. Вместе с тем, специфика новых отношений, вызванных утратой дела, ставит под сомнение возможность применения аналогии к столь исключительному случаю, выходящему за рамки обычного применения уголовно-процессуального закона.

Деятельность по восстановлению утраченных уголовных дел не должна осу- ществляться государственными органами в одностороннем порядке, вне правоотношений с участниками процесса.

  1. Восстановление уголовных дел на досудебном этапе уголовного судопроиз- водства является разновидностью предварительного расследования, осуществляемого в особой форме, состоящей в повторном собирании доказательств об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, путем проведения следственных действий, истребования и приобщения представленных материалов, оценки их в совокупности и принятия новых решений или подтверждения решений, принятых ранее.
  2. Расследование по восстанавливаемым уголовным делам осуществляется по двум тесно взамосвязанным и дополняющим друг друга основным направлениям: 1) обнаружение и приобщение к делу подлинных документов утраченного дела и их копий, воссоздание отдельных документов по памяти, а также подтверждение допустимыми средствами ранее установленных фактических данных; 2) производство повторного (нового) расследования, пределы которого не предопределены ранее принятыми решениями.
  3. Специфика восстановительного производства весьма существенна и касается многих общих условий и иных принципиальных положений предварительного расследования, использования средств доказывания, принятия решений. Так, начало расследования в рамках восстановительной процедуры предполагает вынесение следователем письменного постановления о восстановлении или возобновлении предварительного расследования. Появляются новые обстоятельства для оценки наличия оснований продления сроков следствия или установления их в «льготном» порядке.

190 Возникает потребность в изменении формы расследования и в определении подве-дом ственности.

В собирании доказательств по восстанавливаемым делам важно соблюдение правила о действии уголовно-процессуального закона во времени. Показания участников процесса, полученные до утраты дела, могут быть использованы только в том случае, если они зафиксированы в сохранившихся протоколах. Восстановление показаний по памяти не допустимо. При оценке всей совокупности фактических данных (полученных как первоначально так и повторно) правоприменитель исходит из их равной юридической силы.

При восстановлении дела следователь вправе принять новые решения, в то же время связан ранее принятыми решениями. Отдельные из них нуждаются в полном восстановлении вне зависимости от изменения направления расследования; восстановление некоторых возможно без предшествующего этапа, состоящего в установлении фактических обстоятельств дела; может быть установлен особый порядок восстановления реализованных и действующих решений.

По памяти могут быть восстановлены лишь те решения, которые выражают единоличное волеизъявление лиц, осуществляющих предварительное расследование. Восстановление иных решений и некоторых фактических данных осуществимо только с участием сторон, возможно, в рамках специальных согласительных процедур-

  1. Субъектами восстановления уголовных дел, утраченных в суде, могут быть

как судьи, так и органы предварительного расследования. При выявлении утраты уголовного дела в суде должно состояться предварительное слушание с участием сторон, определяющее принятие решения о назначении дела к рассмотрению или возвращении уголовного дела прокурору для организации восстановления материалов дела. Действующий порядок судебного разбирательства, подчиняющийся такому общему условию как непосредственность, позволяет начать слушание дела без полного восстановления его доказательств.

191

  1. Если по делу постановлен приговор, то деятельность по восстановлению утраченного дела, связанная с дополнительным собиранием фактических данных, исключается, вплоть до принятия решения об отмене приговора. Возможно лишь воссоздание материалов в прежнем объеме. Приговор, вступивший в законную силу, не исключает возможность проверки его законности и обоснованности в надзорном порядке и по вновь открывшимся обстоятельствам без восстановления материалов утраченного дела.
  2. В целях профилактики утраты и обеспечения условий для эффективного восстановления утраченных уголовных дел на ведомственном и законодательном уровне должен найти отражение ряд организационных и правовых мер. В частности, нуждается в регулировании порядок учета (инвентаризации), хранения, движения и перемещения уголовных дел, в том числе, при передаче внутри и за пределы ведомства. Наряду с этим в законе необходимо предусмотреть дополнительные положения, регулирующие доступ участников процесса к материалам досудебного производства: возможность ознакомления с материалами дела по копиям и (или) путем оглашения их следователем.
  3. Уголовно-процессуальный закон должен содержать институт восстановле ния утраченных уголовных дел, основные положения которого сформулированы в диссертации. Наиболее приемлемым вариантом будет включение в УПК самостоя тельной главы или развернутого приложения. В качестве первого и неотложного этапа, наряду с признанием в законе данной процедуры легитимной (по аналогии со ст.ст.58-1, 32 УПК) следует рассматривать принятие межведомственной Инструк ции, предусматривающей порядок учета, хранения, движения уголовных дел, а так же их восстановления в случае утраты.

192

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Нормативные акты, официальные материалы

  1. Конституция Российской Федерации. - М.: Известия, 1995;
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Проспект, 2001;
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. - М.: Госуд. изд во «Со- ветское законодательство», 1935;
  4. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР. - Екатеринбург: Уральское юридическое издательство, 1998;
  5. Уставъ уголовного судопроизводства / Составлен М.П. Шрамченко и В.П.Широковымъ. - СПб.: Изд. Юрид. книж. маг. Н.К. Мартынова, 1909;
  6. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 11 декабря 1989 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1989. - № 50. - Ст. 1478;
  7. Указ Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, при- чиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» от 18 мая 1981 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. - № 21. - Ст. 741;
  8. Инструкция о порядке восстановления утерянных, уничтоженных или по- хищенных производств по судебным делам от 6 января 1925 г. // Сборник циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922-1925 г.г. - М.: 1926. - 223 с;
  9. Федеральный закон РФ № 144 - ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г // Собрание законодательства РФ - 1995.- № 33. - Ст. 3349;
  10. Федеральный закон РФ № 26 - ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» // Собрание Законодательства РФ.-2001.-№ 13.-Ст. 1140;
  11. Федеральный закон РФ № 163 - ФЗ «О внесении изменений и дополне ний в статьи 26, 97, 133 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 1. - Ст. 4;

193

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Латвии. - Рига, 1998. -Балтийский русский институт;
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан. - Алматы, 2001;
  3. Уголовно-процессуальный Кодекс Франции. - М.: Юрид. лит., 1994;
  4. Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. - М. -1988.-№ 1 (50);
  5. Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. - М. -1988.-№3(56);
  6. Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. -М. - 1998.-№3(96);
  7. Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. -М., 1997.-№2(91);
  8. Аналитические материалы Главного организационно-инспекторского управления МВД России к совещанию «Об итогах работы органов внутренних дел Дальневосточного федерального округа за первое полугодие 2001 г.»;
  9. Аналитические материалы Главного организационно-инспекторского управления МВД России к совещанию «О результатах работы следственных подразделений г. Санкт-Петербурга в 2000 г.»;
  10. « 21. Указание Генерального прокурора РФ - № 1/20 от 20 января 1993 г. «Об

изменении порядка выполнения ходатайств об оказании правовой помощи»;

  1. Указание Генерального прокурора № 38/36 от 18 июня 1998 г “Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при продлении сроков предварительного следствия, дознания и содержания обвиняемых под стражей”;
  2. Приказ МВД России № 1 от 4 января 1999 г. «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 23 ноября 1998 г. № 1422»;
  3. Приказ Генерального прокурора РФ № 93 от 28 декабря 1998 г. «О введении в действие Инструкции по делопроизводству в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации»;

194

  1. Приказ МВД России № 150 от 1 марта 1999 г. «Об организации дело- производства и порядке работы с обращениями граждан в центральном аппарате и подчиненных подразделениях МВД России»;
  2. Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору и в суд. Приложение к Приказу ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56/;
  3. Приказ МВД России № 66/418 от 14 декабря 1994 г. «О введении в действие Инструкции о едином учете преступлений»;
  4. Решения судебных органов

  5. Определение Конституционного Суда РФ по делу о проверке конститу- ционности ч.ч. 4, 5, и 6 ст. 97 УПК от 25 декабря 1998 г. // Собрание законодательства РФ. - 1999.-№ 1.-Ст. 230;
  6. Определение Конституционного суда РФ об отказе в принятии к рас- смотрению жалобы гражданина Барковского К.О. на нарушение его конституционных прав частью четвертой ст. 127 УПК РСФСР, пунктом 1 части первой статьи 6 и пунктом 3 части первой статьи 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 1 декабря 1999 г // Собрание законодательства РФ. -2000. - № 10.-Ст. 1164;
  7. Определение Конституционного Суда РФ по жалобе граждан Лазарева А.В., Русановой Е.С., Эрнезакса О.В. на нарушение их конституционных прав рядом положений статей 201, 202, 218 и 220 УПК РСФСР от 17 февраля 2000 г. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2000. - № 4. - С. 54 - 57;
  8. Определение Конституционного суда РФ по жалобе гражданина Луцен-ко Н.М. на нарушение его конституционных прав ч. 3 ст. 113 УПК РСФСР от 6 июля 2000 г // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2001. - № 1. - С. 35 - 37;
  9. Определение Конституционного Суда РФ об отказе в принятии к рас- смотрению жалобы гр. Идалова Т.С. на нарушение его конституционных прав рядом статей УПК РСФСР и частью второй ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 21 декабря 2000 г // Российская газета. -
    • 3 мар.;

195

  1. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке консти- туционности ч. 5 ст. 209 УПК от 13 ноября 1995 г. // Собрание Законодательства - № 47. - Ст.4552;
  2. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке консти- туционности части 5 ст. 97 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В.Шелухина от 13 июня 1996 г. // Вестник Конституционного Суда РФ. - 1996. - № 4;
  3. Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке консти- туционности ч. 4 ст. 113 УПК РСФСР в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия от 29 апреля 1998 г. // Собрание законодательства РФ -1998.-№ 19.-Ст. 2142;
  4. Постановление Конституционного Суда России по делу о проверке кон- ституционности положений ст. 133, ч.1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР в связи с жа- лобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.А. Монастырецкого, Д.И. Фуфлы- гина и общества с ограниченной ответственностью «Моноком» от 23 марта 1999 г. // Собрание законодательства РФ. - 1999. - №14. - Ст.1749;
  5. Постановление Конституционного Суда России по делу о проверке кон- ституционности положений пп. 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР от 20 апреля 1999г. // Собрание законодательства. - 1999. - № 17. - Ст. 2205; - 27 апр.;
  6. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Клевакина // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1997. - № 10;
  7. Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 8;
  8. Определение судебной коллегии Верховного Суда РФ от 17 июня 1998 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1999. - № 2;
  9. Постановление №3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» от 27 апреля 1993 г. // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М: Спарк, 1995. - 599 с;

196

  1. Постановление № 599 п 96 пр по делу Сахабутдинова // Обзор законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за 2 квартал 1996 г., утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 11 сентября 1996 г.;
  2. Постановление № 10 Пленума Верховного Суда СССР «О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции от 1 декабря 1983 г. (с изм. и доп., внесен, пост. Пленума № 3 от 3 апреля 1987 г.) // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. - М., 1995. - 587 с;
  3. Постановление № 10 Пленума Верховного Суда СССР «О практике рассмотрения судами уголовных дел в кассационном порядке» от 17 декабря 1971 г. (с изм., внесенными постановлением Пленума № 9 от 1 декабря 1983 г.) // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. -М.гСпарк, 1995.-599 с;
  4. Постановление № 84 Пленума Верховного Суда России от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» от 8 декабря 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. -
    • № 2;
  5. «Обзор судебной практики рассмотрения дел по жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должност-
  6. ч ных лиц» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2000. - № 11;

Книги и монографии

  1. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в уголовном процессе. - М: Юрид. лит., 1964. - 179 с;
  2. Басков В.И. Протокольная форма досудебной подготовки материалов. -М: Юрид. лит.,
    • 175 с;
  3. Бахин В.П., Когамов М.Ч., Карпов Н.С. Допрос на предварительном следствии - уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы. - Ал маты: «Оркениет», 1999. - 208 с;
  4. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М.: Наука, 1966.-295 с;

197

  1. Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. М.гООО Изд-во «Юрлитинформ», 2001. - 174 с;
  2. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М.: Юрид. лит., 1975.-175 с;
  3. Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. - Волгоград, 1977. - 92 с;
  4. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. -Тула: Автограф, 2000. - 463 с;
  5. Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе. Часть 1. -М.: Изд-во Центрального научно-исследовательского института судебных экспертиз, 1967.-49 с;
  6. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. - Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1978.-303 с;
  7. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. - М: Юрид. лит., 1976. - 142 с;
  8. Гуляев П.А. Следователь в уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1971. - 192 с;
  9. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л.: Изд-во Ленин- « градского ун-та, 1982. - 112 с;

  10. Доля Е. А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М.: «Спарк», 1996. - 111 с;
  11. Дьяченко М.С. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М.: Всесоюзный юридический заочный институт, 1956. - 51 с;
  12. Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. -Киев: Изд-во «Наукова думка», 1984. - 182 с;
  13. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. - М.: Юрид. щ лит., 1965.-93 с;

  14. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. - Ижевск: Изд- во Удм. ун-та, 1993.-180 с;

198

  1. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе.
    • Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - 106 с;
  2. Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. - Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та, 1984. - 148 с;
  3. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж: Издательство Воронежского ун-та, 1983. - 116 с;
  4. Ларин A.M. Работа следователями с доказательствами. - М.: Юрид. лит.,
    • 155 с;
  5. Ларин A.M. От следственной версии к истине. - М.: Юрид. лит., 1976. -199 с;
  6. Ленский А.В., Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Дифференциация уго- ловного процесса.- М.:Изд-во: Эконом, образ. - 2000. - 320 с;
  7. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. - М.: «Юрлитинформ»,
  8. -104 с;
  9. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. - М.: Юрид. лит., 1976.-167 с;
  10. Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. - М.: Юрид. лит., 1957. - 210 с;
  11. Мотовиловкер Я.О. Основной вопрос уголовного дела и его компоненты. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1984. - 152 с;
  12. Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). -М.: Юристъ, 1999.-391 с;
  13. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуж- дение. - М.: Наука, 1985. - 238 с;
  14. Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. - М.: Наука, 1983. - 221 с;
  15. Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск: Изд-во «Вышэйшая школа», 1978. - 175 с;
  16. Прошляков А. Д. Взаимосвязь материального и процессуального права. - Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 1997. - 207 с;

199

  1. Рахунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1955. - 164 с;
  2. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. -М.: Юрид. лит., 1977.-118 с;
  3. Соловьев А.Б., Токарева М.Е, Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. - М.: Изд-во «Юрлитин- форм», -2000.-176 с;
  4. Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. —М.: Наука, 1979. - 319 с;
  5. Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. -М.: Изд-во Академии Наук СССР, 1947. - 274 с;
  6. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина.- М.: Юрид лит., 1973. -2-е изд. - 735 с;
  7. Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М.: Юрид. лит., 1991.-239 с;
  8. Томин В.Т. Уголовное судопроизводство: революция продолжается. - Горький: Изд-во Горьковской высшей школы МВД СССР, 1989. - 112 с;
  9. Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса / Под ред. проф. В.Т. Томина. - Пятигорск, 2000. - 164 с;
  10. Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. - М.: Изд-во Московского ун-та, 1982. - 160 с;
  11. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1976. - 176 с;
  12. Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. - М.: Юрид. лит.,1971. - 164с;
  13. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений.
    • 2-е изд. - Волгоград: Волгогр. юрид. ин-т МВД России, 1999. - 228 с;
  14. Шейфер С.А. Следственные действия: Система и процессуальная форма.- М.: Юрид. лит., 1981.- 128 с;
  15. Шейфер С.А. Следственные действия: Система и процессуальная форма. - М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2001. - 208 с;

200

  1. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. - М: Юрид. лит., 1967. - 192 с;
  2. Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном процессе России. - Томск, 1994. - 105 с;
  3. Якимович Ю.К. Система и структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств. - Томск, 1991. - 136 с;
  4. Якуб М.Л Процессуальная форма в советском уголовном судопроиз- водстве. -М.: Юрид. лит., 1981. - 144 с;
  5. Якуб М.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М.: Изд-во Московского ун-та, 1968. - 128 с;
  6. Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. - М.: Юрид. лит., 1962.- 141 с;
  7. IV Статьи

  8. Аликперов Х.Д. Уголовно-правовые нормы, допускающие компромисс в борьбе с преступностью // Государство и право. - 1992. - № 9;
  9. Амбасса Л.Ш. Организация предварительного следствия во Франции на современном этапе // Государство и право. - 1999. - № 1;
  10. Антонов В. Суд состоялся - садитесь // Российская газета. - 1998.- 23 июл.;
  11. Бажанов СВ. Персонификация ответственности за утрату вещественных доказательств при групповом методе расследования преступлений // Вестник МВД Российской Федерации. - 1994. - № 4;
  12. Баранов С. Похищено уголовное дело. Что делать? // Российская юстиция. -
  13. -№ 8;
  14. Белоносов В.О., Громов Н.А. Критерии допусти аналогии в уголовном процессе // Государство и право. - 2001. - № 7;
  15. Божьев В. «Тихая революция» Конституционного Суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция. - 2000. - № 10;
  16. Бандитская вдова // Криминал-экспресс. - № 11(137).- 1997.- 27 мар.;
  17. Воры явились в суд через окно // Уральский рабочий. - 2001. - 17 апр.;

201

  1. Верников В. Итальянская мафия обживает Андалусию // Известия.-1993.- 22 мая;
  2. BKK борется за чистоту рядов судейского сообщества // Российская юс- тиция. - 1998.-№ 2;
  3. Владыкин А. Судный пожар // Российская газета. - 1999. - 29 окт.;
  4. Гай О.Ю. Законность и сила приговора в уголовном процессе // Юрист. - 1999.-№ 11;
  5. Григорьев В.Н. Организационное противодействие судопроизводству и проблемы его нейтрализации (по результатам социологического исследования) // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: материалы научно-практической конференции (29 - 30 октября 1996 г., г. Руза). - М, 1997. - 224 с;
  6. Добровольская Т.Н. Деятельность суда, связанная с исполнением при- говоров // Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. - М., 1979. - 41 с;
  7. Должикова И.Р. Противодействие расследованию корыстно- насильственных преступлений (по материалам ГУВД г. Москвы) // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: материалы научно-практической конференции (29 - 30 октября 1996 г.г. Руза).-М., 1997.-224 с;
  8. Зуев И.Е. Организационно-тактические и процессуальные проблемы использования научно-технических средств при расследовании преступлений // Труды Академии МВД СССР. - М., 1984. - 159 с;
  9. Ефимичев С, Ефимичев П. Конституция Российской Федерации и ее толкование Конституционным судом РФ // Уголовное право. - 1999. - № 3;
  10. Ефимичев СП. Содержание и структура стадии предварительного рас- следования // Уголовно-процессуальная деятельность и правоотношения в стадии предварительного расследования. - Волгоград, 1981. - 112 с;
  11. Кальницкий В.В. Решения и действия следователя могут быть обжалованы в суд // Законодательство и практика: Науч. практ. журнал. Омск, 1999. - № 1;

202

  1. Кальницкий В.В., Николюк В.В. Особые производства в советском уго- ловном процессе. // Совершенствование правовых основ уголовного судопроизводства. -Ярославль, 1988. - 149 с;
  2. Кальницкий В.В., Бекетов О.И. О презумпции доверия сотруднику милиции и оценке его показаний. // Государство и право. - 1994. - № 8-9;
  3. Кальницкий В.В., Марфицин П.Г. К вопросу о понятии «уголовное дело» // Научный вестник Омской академии МВД России. - Омск, 2001. - № 1 (13);
  4. Кемулария Э.Ш. О применении уголовно-процессуального закона по аналогии // Суд и применение закона. - М., 1982. - 171 с;
  5. Клямко Э. Обратная сила уголовно-процессуальных норм // Законность. - 1997.-№8;
  6. Крецу В. Рассмотрение дел о восстановлении утраченного судебного или исполнительного производства // Сов. юстиция. - 1988. - № 23;
  7. Купко П. О порядке восстановления утерянных уголовных дел // Соц. законность. - 1940 - № 4;
  8. Куцова Э.Ф. О единстве прав и обязанностей личности в советском уго- ловном процессе // Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов, 1981.-196 с;
  9. Лавринович О.И. Дополнительное расследование после отмены приговора кассационной инстанцией // Вопросы уголовного процесса. - Саратов, 1984. -127 с;
  10. Лебедев В. Судейская беспристрастность и социальный контроль за судом. // Российская юстиция. - 2001. - № 7;
  11. Лебедева Д.Е. Организация делопроизводства в суде // Пособие для за- нятий с российскими судьями (сравнительно-правовые материалы). - Омск, 2000. -363 с;
  12. Лившиц Ю.Д. К вопросу о применении уголовно-процессуального закона по аналогии // Труды Академии МВД СССР. - М., 1984. - 159 с;
  13. Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины // Российская юстиция. - 1998.-№ 7;

203

  1. Мотовиловкер Я.О. О законности и целесообразности в уголовном судопроизводстве // Сборник научных трудов. - Калининград, 1983 - Вып. 2. 134 с;
  2. Миронов В.Ф., Шимановский В.В. О допросе следователей в суде в качестве свидетелей // Правоведение. - 1988. - № 6;
  3. Мотовиловкер Я.О. Некоторые аспекты проблемы уголовно-процессуальных гарантий. // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе: Мужвуз.сб. - М., 1979. - Вып. 4. - 126 с;
  4. Николюк В., Кальницкий В. Применение статьи 51 Конституции РФ в уголовном судопроизводстве // Законность. - 1997. - № 8;
  5. Никоноров Н. Прокурор в домашних тапочках…// Российская газета. -2001.-26апр.;
  6. Орлов Ю.К. Внутреннее убеждение при оценке доказательств (право-вые аспекты) // Вопросы борьбы с преступностью. -М., 1981. - Вып.35. - 112 с;
  7. Пашин С. Основания оспаривания допустимости доказательств стороной защиты // Уголовное право. - 1998. - № 1;
  8. Петуховский А.А., Якупов Р.Х. Дополнительное расследование уголовных дел: вопросы совершенствования правового регулирования и правоприменения этого института // Совершенствование уголовно-процессуальной деятельности органов внутренних дел. Труды Академии МВД СССР. -М.: 1984. - 159 с;
  9. -*? 142. Победкин А.В. К вопросу о роли признания обвиняемым своей вины в

уголовно-процессуальном доказывании // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в новых экономических и социальных условиях / Под ред. Н.Г. Шурухнова, Н.И. Ветрова, Г.П. Химичевой- М.: Юридический институт МВД России, 1997. - 271 с;

  1. Рахунов Р.Д. Аналогия в советском уголовном процессе // Правоведение. - 1971.-№ 2;
  2. Рахунов Р.Д. Только истина. - Известия. - 1968. -21 янв.;
  3. Савицкий В.М. Новый закон о возмещении ущерба невиновным. // Суд и применение закона. -М., 1982. - 171 с;

204

  1. Сахарова Л.В. Прекращение уголовного дела как форма окончания предварительного расследования // Актуальные вопросы советской юридической науки. - Саратов, 1978. - ч.2. - С. 114;
  2. Серков П. Судебных приставов передать в штат судебных департаментов // Российская юстиция. - 2000. - № 11;
  3. Соловьева Т.А. Частичное прекращение дела - средство аннулирования уголовной ответственности // Применение норм процессуального права (Процессуальные средства реализации уголовной ответственности). - Свердловск, 1977. - 158 с;
  4. Смолькова И.В. Реализация идеи компромисса в уголовном процессе // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе. - Красноярск, 2000.-часть 2.-213 с;
  5. Суслов В.М. Вопросы теории сокриминальных признаков в оперативном документировании // Организованное противодействие раскрытию и расследо- ванию преступлений и меры по его нейтрализации: материалы научно- практической конференции (29-30 октября 1996 г., г. Руза) - М., 1997. - 224 с;
  6. Тейман С. Сделки о признании вины или сокращенные формы судо- производства: по какому пути пойдет Россия // Российская юстиция. - 1998. - № 10;
  7. Трагедия на Кузбасской // Кузбасс. - 2000. - 25 февр.;
  8. Черепанов В. Украли … уголовные дела // Правда.- 1990.- 24 нояб.;
  9. Чернявский В. Проблемы организационного обеспечения судов // Рос- сийская юстиция. - 2000. - № 9;
  10. Чувилев А.А. О возможности использования материалов оперативно- розыскной деятельности в доказывании // Основные направления и средства политико-правовой реформы. - Пермь, 1989. - 104 с;
  11. Шинкин А. Майор Пронин стал полковником и дружит теперь с Моней //Российская газета.- 1999.- 7 авг.
  12. Шкота С. Сгорело здание РОВД // Коммерсант.- 1999.- 29 сент.;
  13. Шмелев К. Рогов, Филиппов, Старовойтова … Следы питерских убийств ведут в Москву // Комсомольская правда. - 1998. - 15 дек;

205

  1. Элькинд П.С. Еще раз к вопросу об уголовно-процессуальной форме // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе. - Ярославль, 1979.-126 с;

V. Авторефераты и диссертации.

  1. Селезнев Н.В. Конституционный суд и уголовное судопроизводство: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М, 1999. - 24 с;
  2. Петрова А.Н. Противодействие расследованию, криминалистические и иные меры преодоления: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 2000. -26 с.
  3. VI. Учебная и справочная литература

  4. Божьев В.П. Источники уголовно-процессуального права. - М.: Академия МВД России, 1994. - 32 с;
  5. Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1973.-126 с;
  6. Громов Н.А, Пономаренков В.А. Доказательство и доказывание в уголовном процессе. - Самара: Изд-во Гос. академии сферы быта и услуг Самарский филиал, 1999.-81 с;
  7. Громов Н.А., Николайченко В.В., Соловьев В.В. Предъявление, изменение, дополнение обвинения и допрос обвиняемого. - Саратов, 1993. - 46 с;
  8. Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. - М.: Юрид. лит., 1981.- 63 с;
  9. Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экс- пертной практике. - Алматы, 1995. - 122 с;
  10. Гражданский процессуальный кодекс. Комментарий / Под ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1996;
  11. Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования России: прошлое, настоящее, будущее… - Омск: Омский юридический институт, 1998. - 98 с;
  12. Зинченко И. А. Вещественные доказательства при расследовании пре- ступлений. - Ташкент: Ташкентская высшая школа МВД СССР, 1991. - 67 с;

206

  1. Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности». Научно- практический комментарий. - М.: Спарк, 1999. - 198 с;
  2. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Научно- практический комментарий. / Под ред. В.В. Николюка и др. - 4-е изд. перераб. и доп. - Омск: Омский юридический институт, 1999. - 179 с;
  3. Кальницкий В.В. Следственные действия. - Омск: Омская академия МВД России, 2001. - 104 с;
  4. Карнеева Л.М., Чувилев А.А. Обеспечение законностии и обоснованности привлечения в качестве обвиняемого. - М.: Изд-во Академии МВД СССР, 1976. - 67 с;
  5. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - Вол- гоград, 1988.-65 с;
  6. Коломеец В.К., Кобяков В.М. Протокольное производство по УПК РСФСР. Текст лекций. - Свердловск: Юридический институт им. Руденко, 1987. - 47 с;
  7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. В.Т.Томина. - 5-е изд. - М.: Юрайт, 814 с;
  8. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. Бойкова А.Д. и Карпеца И.И. - М.:Юрид. лит., 1989. - 639 с;
  9. Николюк В.В., Кальницкий В.В. Уголовно-процессуальная деятельность по применению принудительных мер медицинского характера. Омск: Высшая школа милдиции МВД СССР, 1990. - 40 с;
  10. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела. - Омск: Омская высшая школа МВД, 1990.-74 с;
  11. Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя. - Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1977. - 86 с;
  12. Марфицин П.Г., Горев А.И. Производство следственных действий в помещениях, оборудованных средствами вычислительной техники. - Омск: Юридический институт МВД России, 2000. - 68 с;

207

  1. Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995.- 797 с;
  2. Процессуальные акты предварительного расследования. Примерные образцы. - М.: Юрид. лит, 1983. - 248 с;
  3. Руководство для следователя. - Часть первая - М.: Юрид. лит., 1981. -544 с;
  4. Рябоконь В.В., Шиканов В.И. Организация и тактика повторных след- ственных действий. - Иркутск, 1985. - 94 с;
  5. Строгович М.С. Уголовный процесс. - М.: Юрид. из-во НКЮ СССР, 1940.- 311 с;
  6. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, т. 1 - М.: Наука, 1968.-470 с;
  7. Стойко Н.Г. Недоказанность обстоятельств уголовного дела. - Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1984. - 104 с;
  8. Словарь иностранных слов. - 13-е изд. - М.: Изд-во «Русский язык», 1986.- 607 с;
  9. Советский уголовный процесс / Под ред. А.С. Кобликова - книга первая - М.: Военный краснознаменный ин-т, 1982. - 112 с;
  10. Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 1998. - 591 с;
  11. Химичева Г.П., Бажанов СВ. Групповой метод расследования тяжких преступлений. - Смоленск, 1997. - 56 с;
  12. Шарафутдинов Ш.Ф. Соединение и выделение уголовных дел и материалов в советском уголовном процессе. - Уфа: Уфимская высшая школа МВД СССР, 1990. - 88 с;
  13. Чувилев А.А. Добровольская Т.Н. Особенности преподавания уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по особенной части. - М.: Московская высшая школа милиции, 1985. - 93 с;
  14. Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по общей части. - М.: 1985. - 93 с;
  15. Юридический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1984.-415 с;

208

  1. Юридический словарь / Под общ. ред. П.И. Кудрявцева. (Редактор раздела «уголовно- процессуальное право» Д.С. Карев). Том 1. А-Н. 2 изд. - М. 1956.
  2. Якупов. Р.Х. Возобновление предварительного следствия.- Волгоград: Высшая следственная школа, 1976. - 56 с;
  3. «

«.

Иные решения (постановления о принуди- тельном приводе, поручения, указания и

Некотооые итоговые оешения

Некоторые решения о производстве следст- венных действий

Решения о движении уголовного дела, ис- полненные и неподлежащие обжалованию

Решения о производстве следственных действий -подлежат восстановлению при сохранении или возможности восстановления в копии протокола следственного действия

Решения о движении уголовного дела (действующие), в том числе промежуточные (постановления (определения) о принятии дела к производству, о направлении дела по подследственности, о возобновлении следствия, о возвращении уголовного дела для дополнительного оасслелованияУ

Решения, подлежащие обжалованию в судебном порядке (постановления о наложении ареста на имущество, о производстве обыска и выемки, об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или подписки о невыезде, о продлении сроков следствия и содержания под стражей, о приостановлении предварительного следствия, об отказе в возбуждении и прекращении уголовного дела)

Итоговые решения об окончании предвари- тельного следствия, если при восстановлении дела принимается иное итоговое решение - как правило, восстанавливаются (обвинительное заключение, (постановление) о направлении дела в суд для применения мер медицинского характера, постановление о прекращении уголовного дела, постановление о прекращении уголовного дела в отношении несоверше ннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия

Решения, определяющие процессуальный статус лица (постановление о признании потерпевшим, постановление о признании гражданским истцом, постановление о привлечении в качестве гражданского ответчика, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление об избрании меры пресечения, протокол задержания)

210

Приложение 2 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о восстановлении утраченного уголовного дела.

16 февраля 2001 г. Новоомск.

Следователь следственного управления при УВД Новоленинского администра- тивного округа капитан юстиции Владимирова К.В., рассмотрев материалы служебной проверки по факту утраты уголовного дела № 232133,

установил:

2 февраля 2001 г. в Новоленинский УВД поступило заявление гр. Кедрова Г.П. о том, что из его гаража, расположенного в кооперативе «Полёт-8» по ул. Мостовой в г. Новоомске, неизвестными лицами похищен принадлежащий ему автомобиль ВАЗ № н 154 вк 55 RUS.Сообщение о преступлении зарегистрировано 2.02.2001 г. в книге учёта преступлений по УВД Новоленинского АО под № 148.

По данному факту 2 февраля 2001 г. следователь следственного управления при УВД Новоленинского административного округа капитан юстиции Елизарова O.K. возбудила уголовное дело № 232133 по признакам преступления, предусмотрен- ного п. «б», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ. Статистическая карточка ф.1.0 на преступление направлена в ИЦ УВД. Запись о возбуждении уголовного дела внесена в следственный журнал учета и движения уголовных дел.

8 этот же день по подозрению в совершении преступления на основании ст. 122 УПК РСФСР был задержан Ольшин И.П. Из принадлежащего ему гаража изъяты запчасти к автомобилю, которые потерпевшим были опознаны и ему возвращены. 4 февраля 2001 года в отношении подозреваемого Ольшина избрана мера пресечения содержание под стражей, 7 февраля 2001 г. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного пп. «б», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ. 9 10 февраля 2001 года во исполнение указания начальника следственного отдела уголовное дело подлежало передаче следователю Вишневской О.П. 11 Следователь Елизарова, не обеспечив сохранность уголовного дела, оставила его в рабочем кабинете следователя Вишневской в ее отсутствие, вследствие чего уголовное дело было утрачено.

Принимая во внимание необходимость подтверждения действующих решений следователя, и в целях обеспечения полного, всестороннего и объективного расследования совершенного преступления, руководствуясь ст.ст. 20, 68, 127, 129 УПК РСФСР,

постановил:

Принять уголовное дело № 232133 к своему производству и приступить к его восстановлению и дальнейшему расследованию.

Копию постановления направить прокурору Новоленинского административного округа.

Следователь следственного управления

при УВД Новоленинского АО

капитан юстиции К.В.Владимирова.

211

Прокурору

Новоомского административного округа младшему советнику юстиции Задорожному Т. П.

Направляю Вам постановление следователя Владимировой К.В. о восстановлении утраченного уголовного дела № 232133, возбужденного 2 февраля 1998 года по признакам преступления, предусмотренного пп. «б», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ,

По факту утраты уголовного дела проводится служебная проверка, заключение о ее результатах Вам будет направлено.

Прошу Вас предоставить следователю Владимировой К.В. возможность получения копий документов надзорного производства по делу для использования их при его восстановлении.

Начальник следственного управления

при УВД Новоленинского АО

подполковник юстиции О.Н. Гудалова

Адвокату юридической консультации № 8 г. Новоомска Мельниченко И.К. Уведомляю Вас о начале процессуальной деятельности по восстановлению ут- раченного уголовного дела № 232133 по обвинению Ольшина И.П. в преступлении, предусмотренном пп. «б», «в» ч.2 ст. 158 УК РФ.

Если Вы располагаете какими-либо материалами, подтверждающими принятые решения следователя по утраченному делу, прошу Вас по возможности предоставить их для использования в организации повторного расследования.

Следователь следственного отдела при УВД

Новоленинского АО

капитан юстиции К.В. Владимирова

212 СПРАВКА.

2 февраля 2001 г. в дежурную часть Новоленинского УВД г.Новоомска обратился гр. Кедров Г.П. с заявлением о краже принадлежащего ему автомобиля ВАЗ № н 154 вк 55 RUS из гаража кооператива «Полёт», расположенного в г. Новоомске по адресу ул. Мостовая 7.

На место происшествия выехала следственно-оперативная группа в составе следователя следственного управления при УВД Новоленинского округа капитана юстиции Елизаровой O.K., оперуполномоченного ОУР капитана милиции Ленского В.Г., эксперта-криминалиста Дорохова О.Д. в качестве специалиста. Произведен осмотр места происшествия, с места происшествия ничего не изъято. По данному факту следователем Елизаровой О.К было возбуждено уголовное дело № 232133 по признакам преступления, предусмотренного п. «б», «в» ч.2 ст158 УК РФ. Допрошен потерпевший Кедров Г.П.

В результате оперативно-розыскных мероприятий был установлен подозреваемый в совершении кражи автомобиля Ольшин. 2 февраля 2001 г. в 23 часа в гараже Олынина был обнаружен в разукомплектованном состоянии автомобиль ВАЗ № н 154 вк.

8 этот же день Ольшин задержан на основании ст. 122 УПК РСФСР, 5 февраля 2001 г. ему предъявлено обвинение и избрана мера пресечения - содержание под стражей.

5 февраля 2001 г. обнаруженные запчасти автомобиля были возвращены потер- певшему Кедрову.

9 февраля 2001 г. по указанию начальника следственного управления Гудало- вой уголовное дело подлежало передаче следователю Вишневской О.П., работающей в руководимом мною отделе.

Следователь Елизарова в отсутствие следователя Вишневской оставила уголовное дело в кабинете Вишневской на столе. С этого момента уголовное дело утеряно.

Восстановление уголовного дела поручено следователю Владимировой К.В.

Постановление о восстановлении дела вынесено 16 февраля 2001 г.

Начальник отдела по расследованию имущественных

преступлений следственного управления при УВД

Новоленинского АО Г.А. Воробьева.

213

Протокол допроса свидетеля

Место допроса г. Новоомск

Допрос начат 17 февраля 2001 г. в 16 часов 30 минут, окончен в 17 часов 20 минут. Следователь следственного управления УВД Новоленинского АО г. Новоомска капитан юстиции Владимирова К.В. в соответствии со ст.ст. 160, 161 УПК РСФСР допросила в качестве свидетеля

Фамилия, имя, отчество Голиков Иван Иванович

Год рождения 1948

Место рождения: г. Новоомск

Адрес: г. Новоомск, 644099, ул. Тарская 64, квартира 17; № телефона 211321

Национальность русский, гр. России.

Паспорт серия 1 КН № 643333 выдан 14 марта 1977 г. Новоомским РОВД

Образование высшее

Место работы и должность гимназия № 3, учитель по автоделу (рабочий телефон №

311817).

Предусмотренное ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников мне разъяснено и понятно

Голиков

Об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст.308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ предупреждён.

Голиков

По существу заданных вопросов Голиков показал:

2 февраля 2001 г. в 8 часов я ушел на работу, возвращался около 16 часов. В это время к дому подошли работники милиции, и меня пригласили в качестве понятого для участия в осмотре квартиры № 2 , принадлежащей Орлову Игорю Николаевичу. Квартира № 2 расположена на первом этаже первого подъезда. Я проживаю в этом же подъезде на 4 этаже. При осмотре вторым понятым была наша соседка Новикова Тамара Николаевна, проживающая в квартире № 6. Я, конечно же, понял, что из квартиры Ольшина Игоря Николаевича была совершена кража. Он рассказал, что у него похитили две дублёнки, видеомагнитофон, несколько видеокассет, две норковых шапки. Осмотр квартиры проводила следователь в звании капитана. Ее фамилию, имя, отчество я не знаю. Следователь разъяснила мне и Новиковой наши права и обязанности: обязанность удостоверить факт осмотра и его результаты, право делать замечания по поводу проведенных в моем присутствии действий. Осмотр проводился в течение полутора часов. Я отметил, что входная дверь в квартиру взломана, ригель внутреннего замка был в выдвинутом состоянии, на косяке двери на уровне замка имелись повреждения от постороннего предмета. Я наблюдал, как эксперт нанес порошок серого цвета на поверхность дверок серванта, шифоньера, тумбы для телевизора, находящихся в самой большой комнате квартиры, а потом на пленку снял отпечатки пальцев рук. Составив протокол, следователь прочитала его вслух. В протоколе были правильно отражены все действия следователя и эксперта, поэтому я и Новикова этот протокол подписали. Следователь обратила наше внимание на то, что с места происшествия изымаются следы пальцев рук. После того как работники милиции ушли из квартиры, я разговаривал с Орловым о краже. Он был растерян и никаких предположений о том, кто мог совершить эту кражу, не высказывал. Орлов проживает с женой

214

и семнадцатилетним сыном Олегом, который учится в юридическом колледже. Эту семью все соседи уважают, Орловы ведут добропорядочный образ жизни. Ни 2 февраля, ни в предшествующие ему дни никаких подозрительных людей в подъезде и около дома я не видел. Входная дверь в наш подъезд не закрывается. Ничего другого, что могло бы оказать содействие в розыске преступников, я не знаю.

С моих слов записано верно, мною прочитано.

Голиков

Следователь Владимирова.

215

Протокол принятия представленного документа

г. Новоомск 18 февраля 2001 г.

Следователь следственного управления при УВД Новоленинского адми- нистративного округа капитан юстиции Владимирова К.В. по уголовному делу № 132131 в присутствии понятых:

Новосельцевой О.Н., проживающей в г. Новоомске, ул. Жданова 8, кв. 2;

Колесниковой П.К., проживающей в г. Новоомске, ул. Перелётная 3, кв.17,

принял в служебном кабинете от следователя СУ при УВД Новоленинского АО Роговой П.И. постановление о привлечении в качестве обвиняемого по уголовному делу № 132131 Соколова Александра Павловича и протокол допроса обвиняемого Соколова А.П., представленные на основании ст.70 УПК РСФСР, о чем, в соответст- вии со ст. 141 УПК РСФСР, составил настоящий протокол.

Перед принятием представленных документов всем участвующим лицам разъяснено их право присутствовать при всех действиях следователя и делать замечания, подлежащие занесению в протокол.

Понятым на основании ст. 135 УПК РСФСР разъяснена их обязанность удо- стоверить факт и обстоятельства принятия документов.

Понятые: Новосельцева О.Н.

Колесникова П.К.

Представлены: постановление о привлечении в качестве обвиняемого Соколова Александра Павловича по ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ, составлено и подписано следо- вателем следственного управления при УВД Новоленинского АО капитаном юстиции Роговой П.И. 2 февраля 2001 г., оформлено на двух листах; протокол допроса обвиняемого Соколова Александра Павловича, составлен 2 февраля 2001 г. на двух листах; оба текста отпечатаны на машинке.

Следователь Рогова П.И. пояснила, что данные документы ею были составлены 2 февраля 2001 года по находящемуся у нее в производстве уголовному делу №132131. Непосредственно после предъявления обвинения она в качестве дежурного следователя выехала на место происшествия, уголовное дело с подшитыми материалами оставила на столе, а постановление о привлечении в качестве обвиняемого и протокол допроса обвиняемого - в ящике стола. Уголовное дело было утеряно, а документы в столе сохранились.

Протокол оглашен следователем, замечаний не поступило.

Понятые Новосельцева О.Н.

Колесникова П.К. Лицо, представившее документ Рогова П.И.

Следователь

капитан юстиции Владимирова К.В.

216

Протокол допроса потерпевшего (фрагменты)

Место допроса, г. Новоомск

Допрос начат 20 апреля 2001 г. в 18 часов 00 минут, окончен 20 апреля, в 19 часов 30 минут.

Следователь следственного управления при УВД Новоомского административного округа капитан юстиции Владимирова К.В. в соответствии со ст.ст. 158-161 УПК РСФСР допросил в качестве потерпевшей Никифорову Ирину Николаевну.

На предложение рассказать об обстоятельствах совершённого в отношении её ограбления Никифорова показала:

«28 марта 2001 г. перед обедом я решила сходить в дежурный гастроном за хлебом. Примерно в 12 часов я вышла из дома и направилась по улице 22-я линия в сторону гастронома «Солнечный»…

…В этот же день обо всех этих обстоятельствах я рассказала на допросе следователю Роговой, был составлен протокол, и я его подписала. Сейчас я по существу повторила все, что рассказала тогда на допросе.

…2 апреля 2001 г. около девяти часов утра мне позвонила следователь и попросила прийти в отдел милиции для уточнения обстоятельств ограбления. Когда я пришла в райотдел, следователь объяснила мне, что будет проводиться опознание. Я некоторое время ждала в коридоре отдела милиции, потом незнакомый мне сотрудник милиции пригласил меня пройти в кабинет следователя. Я зашла в кабинет, где находились следователь Рогова и еще несколько человек. Из сказанного следователем я поняла, что две женщины понятые. У стены стояли трое мужчин, одного из них я узнала, именно он 28 марта на улице сорвал у меня с головы норковую шапку. Мужчина назвался Соколовым Александром Павловичем. После этого следователь составила протокол, и все присутствующие, в том числе и я, его подписали. Примерно через час в этом же кабинете следователь передала мне под расписку похищенную у меня шапку.

Протокол мною прочитан, с моих слов записано правильно. Никифорова

Следователь Владимирова

Председателю

Первомайского суда г.Новоомска В связи с утратой уголовного дела № 132131 прошу Вас направить в следственное управление при УВД Новоленинского административного округа материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения обвиняемому Петрову Игорю Всеволодовичу, представ- ленные следователем Иванцовой О.Н. на основании ч.З ст.220-1 УПК РСФСР.

• Следователь следственного управления

при УВД Новоленинского АО капитан юстиции Горлова Горлова

217

Начальнику ЭКУ УВД Новоомской области подполковнику милиции Каспаровой И.А.

В связи с восстановлением утраченного уголовного дела № 144154 прошу Вас представить в следственное управление при УВД Кировского административного округа подлинник постановления следователя Ожиговой Т.В о назначении химической экспертизы по делу от 11 мая 2001 г. и соответствующее заключение эксперта.

Следователь СУ при УВД

Кировского административного округа

капитан юстиции Т.В. Ожигова

218

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о возобновлении предварительного следствия и о возбуждении ходатайства

об установлении срока следствия. г. Новоомск 17 марта 2001 г.

Следователь следственного управления при УВД Кировского административного округа майор юстиции Зверева Л.К., рассмотрев материалы проверки по факту утраты уголовного дела № 168157,

установил:

3 апреля 1999 г. около 14 часов неизвестные преступники путем взлома двери проникли в квартиру гр. Приходько Г.И. по адресу ул. Петровского 4, кв.6 и похитили принадлежащие Приходько видеомагнитофон японского производства «Sony»HD 150, стоимостью 4,3 тысячи рублей, норковую шапку, стоимостью 2 тысячи рублей, и шубу из меха нутрии, стоимостью 18 тысяч рублей.

По данному факту в этот же день следователь следственного отдела УВД Ки- ровского административного округа Севастьянова Р.К. возбудила уголовное дело № 168157 по признакам преступления, предусмотренного пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 158 УК РФ.

3 июня 1999 г. на основании п. 3 ч.1 ст.195 УПК РСФСР предварительное следствие по уголовному делу было приостановлено ввиду неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

По распоряжению начальника следственного управления при УВД Новоомской области полковника юстиции Токарева К.Л. в период с 20 по 27 февраля 2001 г. в связи со сменой руководства следственного управления при УВД Кировского административного округа в этом подразделении проведена инвентаризация уголовных дел. В результате инвентаризации выявлена утрата уголовного дела № 168157. Данный факт подтверждён материалами служебной проверки.

В целях восстановления уголовного дела и, принимая во внимание необходимость производства повторного расследования, руководствуясь ст. 197 и ч.З ст. 133 УПК РСФСР,

постановил:

Предварительное следствие по уголовному делу № 168157 возобновить.

Ходатайствовать перед прокурором Кировского административного округа Новоомской области об установлении срока следствия по делу до 17 апреля 2001 г.

Следователь следственного управления Кировского административного округа майор юстиции Л.К.Зверева

219

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о назначении судебного разбирательства

г. Омск 29 июля 2001 г.

Судья Центрального районного суда г. Омска Ерохина В.А. с участием прокурора, советника юстиции Корякиной Т.Н., адвоката Задорожной И.П., при секретаре Розовой Г.И., в присутствии потерпевшего Вахрушева Н.С., подсудимого Студеники-на К.Л., его законного представителя Студеникиной P.M. в г.Омске в зале № 3 здания суда, расположенного в доме 25, по улице Тарской, рассмотрев в рамках процедуры предварительного слушания вопрос о назначении к судебному разбирательству уголовного дела № 12354 по обвинению Студеникина К.Л. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ,

установил:

Уголовное дело № 12354, по которому Студеникин К.Л. обвиняется по ч.2 ст. 213 УК РФ, поступило в канцелярию Центрального районного суда 18 июля 2001 г., но было утеряно, что установлено результатами служебной проверки.

При подготовке к судебному разбирательству судом истребованы копии мате- риалов уголовного дела из надзорного производства в прокуратуре (постановлений о возбуждении уголовного дела, привлечении в качестве обвиняемого, избрании меры пресечения, обвинительного заключения). Кроме того, в бюро судебно-медицинской экспертизы получена копия заключения СМЭ о тяжести вреда здоровью, в дежурной части УВД Центрального округа - выписка из книги учета происшествий о явке Студеникина с повинной.

Выслушав мнения потерпевшего, подсудимого, его защитника, законного представителя, полагавших возможным рассмотрение в суде частично восстановленного уголовного дела, а также заключение прокурора, считающего необходимым назначение судебного разбирательства без изменения меры пресечения подсудимому, руководствуясь ст.ст. 221, 222, 223, 228, 230 УПК РСФСР, п. 5 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 8 декабря 1999 г. № 84 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования»,

постановил:

Рассмотрение уголовного дела по обвинению Студеникина К.Л. по ч. 2 ст. 213 УК РФ назначить в открытом судебном заседании 7 августа 2001 г. в 10 часов здании суда ул. Тарская, 25 в г. Омске с участием прокурора и защитника.

Вызвать в судебное заседание лиц, указанных в приложении к обвинительному заключению.

Меру пресечения подсудимому Студеникину К.Л. оставить прежнюю - подписку о невыезде.

Постановление может быть опротестовано в судебную коллегию по уголовным делам Новоомского областного суда.

Судья - подпись.

220

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования

г. Новоомск 18 июня 1999 г.

Судья Центрального районного суда г. Новоомска Ерохина В,А. с участием прокурора, советника юстиции Корякиной Т.Н., адвоката Степашина В.Г., при секретаре Розовой Г.И., в присутствии потерпевшего Вахрушева Н.С., подсудимого Стро-гова П.Е., его законного представителя Строговой P.M. в г. Новоомске в зале № 3 здания суда, расположенного по улице Тарской, 25, рассмотрев в рамках процедуры предварительного слушания вопрос о назначении судебного разбирательства по уголовному делу № 12354 по обвинению Строгова П.Е.. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ,

установил:

30 мая 1999 г. в здании Центрального районного суда г. Новоомска в результате криминального поджога кабинета судьи огнем было уничтожено уголовное дело № 12234 по обвинению Строгова П.Е.

Потерпевший, подсудимый, его защитник, законный представитель считают невозможным рассмотрение дела в суде без восстановления его материалов и заявили ходатайство о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования.

В своем заключении прокурор поддержал ходатайство о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования.

Выслушав мнения участников процесса и заключение прокурора, принимая во внимание, что для восстановления уголовного дела необходимо производство следственных действий, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, п. 5 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 8 декабря 1999 г. № 84 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования»,

постановил:

Уголовное дело № 12234 по обвинению Строгова П.Е. по ч. 2 ст. 213 УК РФ направить прокурору Центрального округа г. Новоомска для проведения дополни- тельного расследования

Меру пресечения Строгову П. Е. оставить прежнюю - подписку о невыезде.

Постановление может быть опротестовано в судебную коллегию по уголовным делам Новоомского областного суда.

Судья - подпись.