lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Смирнова, Светлана Аркадьевна. - Организационно-тактические проблемы развития судебно-экспертной деятельности: По материалам Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации : Дис. ... д-ра юрид. наук :. - СПб., 2002 412 с. РГБ ОД, 71:02-12/166-2

Posted in:

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

СМИРНОВА Светлана Аркадьевна

ОРГАНИЗАЦИОННО-ТАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(по материалам Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации)

Том I

Специальность: 12.00.09- уголовный процесс; криминалистика и судебная

экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени доктора юридических наук

Санкт-Петербург

2002

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 4

Раздел I. Организация судебной экспертизы и судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации 21

Глава 1. Организация и система управления судебной

экспертизой в России 21

1.1. Появление и становление судебной экспертизы

в России. Краткий исторический очерк 21

1.2. Нормативно-правовые основы производства

судебных экспертиз в судебно-экспертных

учреждениях 49

1.3. Организационно-методические формы управления

судебной экспертизой в федеральном округе 77

Глава 2. Современное состояние деятельности судебно- экспертных учреждений Северо-Западного федерального округа РФ 118

2.1. Система управления Северо-Западным

региональным центром судебной экспертизы 118

2.2. Научно-исследовательская и экспертная

деятельность судебно-экспертных учреждений 154

2.3. Соотношение и связи экспертной и

правоохранительной деятельности 179

Раздел II. Общетактические аспекты судебно- экспертной деятельности 211

3

Глава 3, Основы тактики взаимодействия экспертных

учреждений и правоохранительных органов 211

3.1. Понятие, содержание и актуальные проблемы

тактики взаимодействия экспертных учреждений

и правоохранительных органов 211

3.2. Развитие государственных экспертных учреждений

на современном этапе в Северо-Западном

федеральном округе РФ 263

Глава 4. Тенденции и перспективы развития судебной

экспертизы , 295

4.1. Факторы, влияющие на совершенствование

экспертной деятельности и расширение ее

возможностей 295

4.2. Влияние процессов интеграции и дифференциации

научного знания на формирование новых видов

судебной экспертизы, методов и методик

экспертного исследования 317

4.3. Проблемы улучшения подготовки и повышения

профессиональной квалификации судебных

экспертов 363

Список использованных источников. 398

Приложения ..см. Том II

4

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена рядом положений. Во- первых, теми изменениями, которые произошли в экономической, социаль- но-политической и правовой сферах российского государства и которые повлекли за собой качественные и количественные изменения преступности, выразившиеся, в частности, в активном проникновении профессиональной и организованной преступности в самые различные сферы социальной жизни, что представляет реальную опасность для поступательного развития страны. В свою очередь указанные изменения вызвали к жизни появление новых видов преступлений, использование преступниками изощренных способов совершения и сокрытия преступлений с применением самых современных технических средств и технологий, приспособленных для достижения преступных целей. Повысилась мобильность преступников, их техническая оснащенность и вооруженность. Усложнились задачи, которые приходится решать следователю, усложнились и экспертные задачи. Тревожное положение с качеством предварительного следствия настоятельно потребовало изыскания средств повышения его эффективности, детального анализа форм его организации, выявления преимуществ и недостатков каждой из них. Не последнюю роль в работе правоохранительных органов играет государственная судебно-экспертная деятельность, в задачи которой входит, в частности, использование на всех этапах борьбы с преступностью действенных методов и технических средств, соответствующих более высокому уровню развития науки, в целях выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений. Проблема эффективного противодействия преступности приобретает особую остроту в условиях сверхкрупных городов и в условиях федерального округа России - административно-территориальных образованиях, отличающихся от городов средней и малой численности населения рядом существенных особенностей. Прежде всего - особой социально-экономической инфраструктурой и структурой правоохранительных органов; затем - характерными лишь для таких структур возможностями:

5 как у преступников в целях совершения и сокрытия преступлений, так и у противостоящих им правоохранительных органов; далее - особенностями функциональных и межтерриториальных связей преступной и правоохранительной деятельности; иными условиями, определяющими развитие и направленность обоих видов деятельности в пределах крупного административно-территориального образования. Не случайно поэтому в последнее время научные исследования, направленные на разрешение данной проблематики, привлекают к себе внимание ученых1,

Во-вторых, теми кардинальными изменениями, которые вызвал научно-технический прогресс, и которые, с учетом процессов интеграции и дифференциации научных знаний, взаимопроникновения методов познания, произошли в теории и практике судебной экспертизы, оказав влияние на некоторые принципиальные положения криминалистической науки. В частности эти изменения потребовали нового подхода к решению вопроса о природе судебной экспертизы, о ее структуре, пересмотра традиционных представлений о ее месте в системе научного знания, а также разработки новых и усовершенствования существующих методик исследования объектов экспертизы с учетом развития новых информационно- обрабатывающих технологий, автоматизации и компьютеризации различных, в том числе и производственных процессов, использования компьютерной техники в целях повышения оперативности деятельности правоохранительных органов и т.п.

В-третьих, специфической интерференцией - взаимообусловленностью и взаимовлиянием - изменений, происходящих в настоящее время в обеих указанных сферах: социально-политической и научно-познавательной. На цикле мартовских 2002 года рабочих встреч Президента России с ведущими российскими учеными и специалистами (Байкальск, Ир-

См., например: Черенков A.M. Экспертно-криминалистическое обеспечение раскрытия, расследования и предотвращения преступлений в условиях мегаполиса. - М., 1999; Гришин П.Л. Правовые и организационные проблемы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений в условиях сверхкрупного города. Дис… канд. юрид. наук. -М., 2001.

6

кутской обл.) отмечалось, что страна выходит из кризиса, порожденного ре- волюционными процессами конца XX века, с двумя острейшими проблемами. Первая - неэффективное государственное управление и неразвитая система демократических институтов; вторая - слабая, устаревшая инфраструктура промышленности, невосприимчивая к достижениям науки и последним достижениям техники. “Нужно осознать этот драматизм и понять, что новые условия существования страны требуют новых подходов в решении очень многих проблем,., нужно действовать… системно, аккуратно по очень многим направлениям, но не бояться новизны при принятии решений… Только системный подход может создать условия для развития страны…”, - подчеркивал Президент Российской Федерации. В последовавшем ежегодном послании Президента Федеральному Собранию повторно заявлялось, что богатый научно-технический потенциал России в полной мере не используется, и что эффективная судебная система - значимый экономический фактор развития государства. Поскольку судебно-экспертная деятельность представляет собой один из основных способов реализации научно- технического потенциала общества в судебном производстве, системный анализ этой деятельности является актуальной задачей для поиска путей придания нового импульса укреплению государства.

В-четвертых, тем интересом, который проявляется в последнее время к институту судебной экспертизы со стороны ученых самых разных специальностей и со стороны практических работников правоохранительных органов. Предпринимаются попытки открытия путей интенсификации научных исследований в области методики, техники и технологии производства экспертиз различных видов и родов, обосновывается формирование новых родов и видов экспертиз, детально исследуются справочная и консультационная деятельность сведущих лиц, прогнозируется возникновение института конкурирующей негосударственной экспертизы и др. Не следует забывать также, что на современном этапе развития нашего государства правоохранительные органы предъявляют к судебной экспертизе качественно но-

7 вые требования. Сегодня судебно-следственные работники нуждаются в решении, прежде всего, нетрадиционных экспертных задач, в использова- нии современных достижений научно-технического прогресса при решении этих задач, в уменьшении сроков проведения экспертиз при сохранении их высокого научного уровня, объективности, доказательственной ценности. Отсюда следует, что совершенствование системы судебно-экспертных уч- реждений, повышение эффективности их деятельности - один из факторов, определяющих уровень борьбы с современной преступностью.

Между тем, и это естественно в условиях политической и экономической нестабильности общества, деятельность экспертных учреждений стал- кивается со множеством существенных трудностей, вызванных не только сменой политических и экономических стандартов жизни, что является не- гативным и дестабилизирующим фактором, влияющим на все без исключе- ния сферы государственного управления, но и объективными факторами, действующими внутри самой системы экспертных учреждений. К таковым можно отнести рост разобщенности ее подсистем и отдельных элементов между собой: экспертных учреждений, их структурных подразделений, экспертов; нарушение прямых и обратных производственных связей как в самих экспертных учреждениях, так и между ними; расширение административных, структурно-информационных, междисциплинарных барьеров; разрушение сложившейся в СССР системы подготовки экспертных кадров и передачи экспертного опыта и т.п. Другими словами, те тенденции, которые характерны для современного состояния института судебной экспертизы, выдвигают на передний план ряд проблем, имеющих важнейшее значение для экспертной, следственной и судебной практики. Эти проблемы связаны с выявлением и устранением деформаций, накопившихся в практике судебно-экспертной деятельности и в практике управления ею, и, конечно же, требуют своего разрешения. Сказанное обусловило актуальность темы диссертационного исследования.

8 Степень разработанности темы. Проблемам организации экспертной деятельности, экспертно-криминалиетическому обеспечению расследования преступлений уделено значительное внимание в трудах многих ученых- криминалистов: Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина, С.Ф. Бычковой, И.А. Воз- грина, А.И. Винберга, А.Ф. Волынского, В.А. Волынского, СИ. Зернова, Е.М. Лифшица, Е.Р. Российской, В.А. Снеткова, В.Ф. Статкуса, А.Р. Шля- хова, Л.Г. Эджубова и других. Их исследования внесли существенный вклад в разработку теоретических основ и методологии судебной экспертизы.

Нормативно-правовые проблемы судебной экспертизы и криминалистики, а также вопросы методики экспертных исследований подробно отражены в работах таких ученых как Л.Е. Ароцкер, В.Д. Арсеньев, В.П. Бахин, Г.Л. Грановский, A.M. Зинин, Ю.Г. Корухов, З.И. Кирсанов, А.В. Кудрявцева, А.А. Леви, Н.П. Майлис, B.C. Митричев, В.А. Михайлова, Ю.К. Орлов, А.С. Подшибякин, Н.А. Селиванов и многих других.

Однако, имеющиеся в этой области работы при их несомненной ценности не исчерпывают всей актуальной проблематики, как и не могут полностью удовлетворить современных потребностей экспертной, следственной и судебной практики. В частности, недостаточное, на наш взгляд, внимание уделено научно-организационному аспекту судебно-экспертной дея- тельности на рубеже XX-XXI вв. Все известные нам работы в области управления и организации производства экспертиз в экспертном учрежде- нии (О.В. Жгенти, И.О. Кононенко, X. Линдмяэ, Н.В. Скорика и др.) отно- сятся к советскому периоду. Среди новых, учитывающих изменившуюся криминогенную обстановку и современное законодательство, следует на- звать уже упомянутые нами диссертационные исследования A.M. Черенкова и П.Л. Гришина. Содержащиеся в них научные положения и рекомендации по организации и осуществлению деятельности экспертно- криминалистической службы органов внутренних дел в условиях крупного мегаполиса в известной мере применимы и к организации функционирова- ния судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции, равно как и

9 других федеральных органов исполнительной власти. Но это не означает, что организация государственной судебно-экспертной деятельности систе- мы Министерства юстиции как самостоятельного публично-правового ин- ститута не имеет своей специфики. Эта специфика обусловлена правовыми, методическими, управленческими, материально-техническими, кадровыми и другими ресурсами судебно-экспертной деятельности, а также тем, что исторически судебно-экспертная деятельность системы Министерства юс- тиции не имела и не имеет таких тесных связей со смежными сферами дея- тельности правоохранительных и контролирующих органов (оперативно- розыскной, следственной, административно-правовой и т.п.), как, скажем, деятельность экспертно-криминалистической системы МВД. Дополнитель- ная специфика определяется и масштабом рассматриваемой администра- тивно-территориальной единицы - федерального округа России.

Недостаточная научная разработанность и одновременно высокая практическая значимость обусловили выбор настоящей темы диссертационного исследования, в котором рассматривается комплекс вопросов, касающихся организационных основ судебно-экспертной деятельности в федеральном округе на примере Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы.

Предмет и объект диссертационного исследования. Объектом ис- следования являются организационно-управленческие отношения в сфере судебно-экспертной деятельности на территории федерального округа; ор- ганизация судебно-экспертной деятельности и тактика взаимодействия экс- пертных учреждений системы Министерства юстиции с правоохранитель- ными органами; профессиональная деятельность сотрудников судебно- экспертного учреждения на примере Северо-Западного регионального цен- тра судебной экспертизы.

10 В качестве предмета исследовтшя выступают:

  • закономерности объективной действительности, оказывающие влияние на становление и развитие судебной экспертизы, ее современное состояние;
  • закономерности как самой судебно-экспертной деятельности в условиях федерального округа, так и ее управленческих начал;
  • закономерности влияния процессов интеграции и дифференциации научного знания на тенденции развития экспертной службы;
  • закономерности взаимодействия судебно-экспертных учреждений федерального округа как между собой, так и с правоохранительными орга нами.

Цели и задачи исследования. Общая цель состоит в разработке кон- цепции и определении стратегии развития института судебной экспертизы в целом, его отдельных подсистем с тем, чтобы обеспечить, в частности, на- учное и организационно-тактическое содействие уголовному судопроизводству.

Прикладная цель заключается в разработке комплекса теоретических и практических рекомендаций по совершенствованию нормативно-правового регулирования и организации деятельности судебно-экспертных учрежде- ний в крупном регионе - федеральном округе России.

Указанные цели определили необходимость решения при проведении исследования следующих основных задач:

определить закономерности становления и развития судебной экспертизы в процессуальной и непроцессуальной формах с позиций право- применительной практики;

проанализировать состояние и возможности судебно-экспертной деятельности в федеральном округе, выработать на научной основе различные варианты форм и систем организации и управления деятельностью регионального центра судебной экспертизы;

11

разработать концепцию развития государственного экспертного учреждения федерального округа Российской Федерации;

изучить степень влияния института судебной экспертизы на деятельность правоохранительных органов, на качество предварительного следствия и судебного разбирательства;

определить перспективы развития и выработать научные основы формирования новых родов и видов судебной экспертизы, новых методов экспертного исследования и экспертных методик, пути их внедрения в практику;

на основе новых методов и в соответствии с новыми задачами расследования разработать частные методики экспертного исследования некоторых объектов, внедрить их в экспертную практику в целях реализации требований перспективного развития судебных экспертиз;

разработать основные принципы и тактические рекомендации по развитию взаимодействия экспертных учреждений как между собой, так и с правоохранительными органами Северо-Западного федерального округа РФ;

разработать предложения по повышению профессиональной квалификации судебных экспертов в аспекте интеграции и дифференциации научного знания.

Методология и методы исследования. Методологическую базу ис- следования составили категории и законы материалистической диалектики. Вместе с этим, в ходе работы автором использовался общенаучный систем- ный подход, а также статистический, логический, социологический, ретро- спективный и другие общие и частные методы научно-исследовательской деятельности. Для решения поставленных задач применялись и такие обще- научные методы, как наблюдение, описание, сравнительно-правовое иссле- дование, системно-функциональный и системно-структурный анализы.

Диссертация опирается на положения и выводы ряда наук, обеспечи- вающих глубокое изучение поставленной проблемы; криминалистики и об- щей теории судебной экспертизы, уголовного права и процесса, граждан-

12 ского процесса, теории государства и права, общей теории управления, философии права, юридической психологии, логики и некоторых других.

Науковедческую базу исследования составили такие нормативные акты, как Конституция Российской Федерации, Федеральные законы и Указы Президента России, Постановления Правительства Российской Федерации. Наиболее широко в диссертации использовалось действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, в том числе Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации, вводимый в действие с 01 июля 2002 года, Федеральный закон “О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации”, постановления Плену- мов Верховного Суда России, а также ведомственные нормативно- правовые акты, регламентирующие работу судебно-экспертных учреждений.

Эмпирическую базу исследования составляют обобщения экспертной практики, официальные статистические данные деятельности судебно- экспертных учреждений и правоохранительных органов в целом по России и в Северо-Западном федеральном округе за последние 10 лет. С целью разрешения поставленных задач в процессе исследования по специально разработанной программе проведено интервьюирование более 50 руководителей и 220 экспертов судебно-экспертных учреждений, изучены материалы 473 уголовных и гражданских дел; по специальной методике проанализировано более 2,5 тысяч экспертных заключений. Использовались также результаты экспертных оценок специалистов и ученых.

Автором изучена тематика проводимых в последнее десятилетие научно- исследовательских работ в области судебной экспертизы и результаты их внедрения в экспертную практику, а также современный рынок эксперт- ного оборудования и приборов. Кроме того, исследованы существующие схемы и программы подготовки и повышения квалификации кадров для судебно-экспертных учреждений в различных учебных заведениях,

При написании работы был использован 15-летний личный опыт работы автора в качестве руководителя ведущего судебно-экспертного учрежде-

13 ния Северо-Западного федерального округа, а также в качестве преподавателя Северо-Западного филиала Российской Правовой Академии МЮ РФ и Санкт-Петербургского университета МВД РФ.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Определение места и роли судебно-экспертной деятельности в пра- воохранительном процессе. Судебно-экспертная деятельность является од- ним из исторически сложившихся видов правоохранительной деятельности, а судебно-экспертная система - подсистемой правоохранительной системы государства.
  2. Вывод о том, что между внедрением достижений научно-технического прогресса в жизнь общества, в том числе - вовлечением их в противоправную деятельность, и неуклонным ростом удельного веса судебной экспертизы в системе других доказательств существует прямая объективная связь.
  3. Положение об исторически закономерном развитии отношений между правоохранительной системой государства и ее судебно-экспертной подсистемой. Это развитие заключается в постепенном и необратимом пе- реходе: от субординационных («по вертикали») отношений управления от- дельными экспертами - физическими лицами, осуществлявшегося правоох- ранительными органами на этапе становления судебной экспертизы, - к го- ризонтальному, координационному взаимодействию (по типу отношений партнерства) двух равнозначимых и относительно автономных организационных подсистем на современном этапе. Оно обусловлено увеличением роли заключений экспертов в системе судебных доказательств и расширением процессуальной свободы экспертов, что, в частности, нашло отражение в законодательно закрепленном принципе независимости судебного эксперта.
  4. Предложения по изменению и дополнению федеральных законов: 4.1. Федерального закона “О государственной судебной экспертной

деятельности в Российской Федерации” - дополнительными нормативными положениями, направленными на:

14

  • кодификацию дополнительных субъективных прав эксперта (ст. 17) в соответствии с исторически установившимися пределами правомочий эксперта, закрепленными в действующем процессуальном законодательстве России;
  • закрепление института внештатных государственных экспертов (ст. 12-а);
  • расширение перечня объектов экспертного исследования в соответствии с закономерностями объективного мира и процесса научного познания (ст. 10);
  • 4.2. Уголовно-процессуального кодекса РФ - дополнительными пунктами отдельных статей:

  • пунктом 3 статьи 80, определяющим правовое основание назначения судебной экспертизы - необходимость использования специальных знаний: “Экспертиза назначается в случаях, когда при досудебном или судебном производстве по делу необходимы специальные знания в науке, технике, искусстве или ремесле “;
  • подпунктом 5 пункта 1 статьи 195, развивающим положения пунктов 1 и 2.7 статьи 131 “Процессуальные издержки”, которыми предусмотрена возможность оплаты сумм, израсходованных на производство экспертизы в экспертных учреждениях, за счет средств участников уголовного судопроизводства, и прямо регламентирующим право правоохранительных органов возлагать оплату экспертных работ на участников процесса, заявивших ходатайство о назначении экспертизы, или на иные заинтересованные организации: “Статья 195. Порядок назначения судебной экспертизы. 1. Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление,… в котором указывается: … 5) за чей счет проводится экспертиза”.
  • пунктом 2-а статьи 205, устанавливающим пределы допроса эксперта в качестве свидетеля: “Эксперт не может быть допрошен в качестве сви детеля по данному или иному уголовному делу в целях разъяснения, уточне-

15 ния или дополнения примененных им методов и методик исследования, а также существа сделанных им выводов”.

  1. Предложение о необходимости законодательного решения вопросов об обязательном лицензировании экспертной деятельности юридических лиц и об осуществлении координации и методического контроля за этой деятельностью со стороны государственных судебно-экспертных учреждений.
  2. Базовая модель судебно-экспертного учреждения федерального округа, система положений управления его структурными подразделениями, табель-перечень его материально-технической оснащенности.
  3. Понятие механизма судебно-экспертной деятельности, отображающего сложный субъектный состав, двойственную (познавательную и правоохранительную) природу и совместный характер этой деятельности.
  4. Модифицированная номенклатура учетных показателей деятельности судебно- экспертного учреждения, соответствующая технологии экспертного производства и отражающая роль и значение экспертной службы в правоохранительной практике. Предложение о дополнении абсолютных показателей экспертной деятельности приведенными показателями (на 1 млн. человек населения), как принято в судебной статистике и криминологии.
  5. Предложение о введении государственного учета затрат на произ водство экспертиз по уголовным делам.

  6. Принципы развития судебно-экспертной деятельности и соответ ствующие практические рекомендации, касающиеся:

• организации и управления взаимодействием экспертных учреждений как между собой, так и с правоохранительными органами в масштабах федерального округа; • • расширения и развития организационной структуры системы экспертных учреждений Северо-Западного и иных федеральных округов с перспективой объединения этих учреждений под управлением единого органа. Управление
государственной судебно-экспертной службой и обеспечение •

16

повседневного взаимодействия ее разнородных подразделений (медицинского, криминалистического, экономического, инженерно- технического и др.) -функция федерального органа судебной или исполнительной власти. Проблема обеспечения эффективного взаимодействия правоохранительных органов и судебно-экспертных учреждений в перспективе также должна рассматриваться как общегосударственная, которая не может быть решена в пределах одного, даже крупного СЭУ или в пределах одного федерального округа; • подготовки и повышения квалификации судебных экспертов, разработки программ обучения по новым экспертным специальностям и на- правлениям.

  1. Предложения по совершенствованию методических рекомендаций о назначении и проведении комиссионных и комплексных судебных экспер- тиз (для следователей и экспертов).
  2. Предложения по совершенствованию методики производства судебных товароведческих экспертиз автомобилей и других транспортных средств.
  3. Основные направления внедрения информационных технологий в судебно-экспертную деятельность: компьютеризированная система регист- рации и сопровождения экспертной деятельности (на базе локальной вы- числительной сети экспертного учреждения); специализированная межве- домственная телекоммуникационная компьютерная сеть экспертных учреж- дений; компьютеризированные обновляемые правовые и специальные базы данных для производства экспертиз; программное обеспечение инструмен- тально-аналитических и технологических экспертных исследований.
  4. Научная новизна исследования состоит в том, что на монографическом уровне впервые системно и всесторонне проанализированы состояние и тенденции развития института судебной экспертизы в реальных условиях современного государства. На примере одного из крупнейших судебно- экспертных учреждений России - Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы - показаны роль и место системы судебно-экспертных

17 учреждений в системе правоохранительных органов, междисциплинарные связи судебной экспертизы с другими отраслями научного знания. Впервые проведен статистический дисперсионный многофакторный анализ деятельности судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции России за десять лет (по семи федеральным округам), исследованы динамические ряды показателей государственной отчетности с дифференциацией экспертной продукции по категориям трудоемкости, по видам проводимых экспертиз. Помимо абсолютных
показателей деятельности рассчитаны относительные и приведенные (на 1 млн. человек населения округа), наглядно демонстрирующие тенденции развития судебной экспертизы в России. Впервые предложено понятие
механизма судебно-экспертной деятельности и раскрыто его содержание, дан анализ фактического состояния криминалистических, технических, экономических, товароведческих, технологических экспертиз по уголовным и иным делам в масштабах федерального округа. Описано значение результатов проведенных экспертиз для раскрытия и рас- следования преступлений, таможенных и иных правонарушений, для рас- смотрения дел и разрешения споров в судах. Предложена концепция даль- нейшего развития судебно-экспертной деятельности федерального округа, направленная на расширение экспертных возможностей и повышение каче- ства расследования преступлений.

Теоретическое и практическое значение исследования. Проведенное исследование вносит вклад в развитие теории судебной экспертизы как самостоятельной области научного знания, предлагая теоретическую основу для разработки новых рекомендаций по совершенствованию судебно-экспертной деятельности, методов и организационно-тактических приемов управления судебно-экспертными учреждениями с учетом особенностей текущего момента: революционных преобразований, происшедших в обществе за последнее десятилетие XX века, изменения схемы финансирования судебно-экспертных учреждений, образования новых ведомственных экспертных подразделений, принятия профильного Федерального закона “О госу-

18 дарственной судебно-экспертной деятельности в РФ”, смены уголовно- процессуального законодательства. Такой основой, помимо положений, выводов, решений и предложений, содержащихся в диссертации, служат разработанные автором понятие механизма судебно-экспертной деятельности и концепция развития государственных экспертных учреждений федерального округа Российской Федерации. Особую важность на современном этапе развития судебной экспертизы приобретают результаты исследования влияния судебно-экспертной деятельности на деятельность правоохранительных органов, на качество предварительного следствия и судебного разбирательства. Значимыми как в теоретическом, так и в практическом плане являются и определенные автором перспективы формирования новых родов и видов судебной экспертизы, новых методов и экспертных методик.

Практическая значимость диссертации определяется возможностями внедрения большинства сформулированных автором теоретических поло- жений и практических рекомендаций непосредственно в практическую дея- тельность государственных судебно-экспертных учреждений. Подобные положения и рекомендации содержатся как в разработанных с участием автора научно-методических пособиях: сборнике норм процессуального законодательства для экспертов, методическом руководстве для экспертов по определению стоимости, затрат на восстановление и утраты товарной стоимости автомотранспортных средств, сборнике профилактических и методических рекомендаций для правоприменителей и ряде других работ, так и в распорядительных актах администрации Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы, приказах Министерства юстиции РФ, посредством которых разработанные направления экспертной деятельности внедрялись в экспертную практику. Как результат проведенных исследований, в практику отдельных судебно-экспертных учреждений были внедрены новые виды экспертиз: продовольственных товаров, веществ неизвестной природы, отравляющих веществ раздражающего действия, информационно-технологическая, ситуалогическая (системный анализ события и места про-

19 исшеетвия), автодорожная, впоследствии утвержденные приказом МЮ РФ от 30 ноября 2000 г. № 363. В практику СЗ РЦСЭ внедрены новые методы и технологии экспертного производства, прежде всего - компьютерные: специализированный графический редактор “AUTOGRAF” для реконструкции места дорожно-транспортного происшествия, расчетно- текстовый редактор “AUTOTEXT” для математического анализа действий водителя и составления текста заключения эксперта, программа моделирования механизма ДТП “PC-CRASH”, автоматизированная база данных по автомобилям зарубежного производства “AUDATEX” для проведения автотовароведческих экспертиз, локальная вычислительная сеть экспертного учреждения для хранения, обмена и оперативного доступа экспертов к информационным ресурсам экспертного учреждения, автоматизированная система электронной регистрации экспертиз “ЭРЭКС” для централизованного учета, оперативного контроля и анализа работы экспертных подразделений и сотрудников учреждения. Перечисленные результаты исследования могут быть непосредственно использованы в практике многих других судебно-экспертных учреждений. Результаты исследования могут быть использованы также при дальнейшем совершенствовании законодательства и ведомственных нормативных актов, регулирующих экспертную деятельность, при осуществлении взаимодействия экспертных учреждений с правоохранительными органами, при совершенствовании подготовки и повышения квалификации руководящих экспертных кадров, при подготовке соответствующей учебной и методической литературы.

Обоснованность и достоверность результатов исследования под- тверждаются эмпирическими данными о деятельности судебно-экспертных учреждений Минюста России в 1991-2001 гг., собранными и систематизи- рованными в процессе работы над диссертацией, а также многолетним лич- ным опытом автора как научного сотрудника, эксперта, руководителя государственного судебно-экспертного учреждения. Репрезентативность исследования как важнейшая предпосылка научной обоснованности и достовер-

20 ности полученных результатов обеспечивалась его географией, количеством статистических данных.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры кри- миналистики Санкт-Петербургского университета МВД России, на научно- практических конференциях и семинарах, проводимых университетом в 1997-2000 гг., неоднократно излагались автором на криминалистических чтениях в Академии Управления МВД РФ, Санкт-Петербургском юридиче- ском институте Генеральной прокуратуры РФ. Кроме того, они были пред- метом обсуждения на коллегиях Министерства юстиции России, всероссий- ских совещаниях руководителей судебно-экспертных учреждений, посвя- щенных актуальным проблемам государственной судебно-экспертной дея- тельности. Основные положения диссертации докладывались также на 1-ой и 2-ой Всеевропейских конференциях судебных экспертов (Швейцария, Ло- занна, 17-19 сентября 1997 г.; Польша, Краков, 12-16 сентября 2000 г.).

Предложенные диссертантом рекомендации по организации и управлению экспертной деятельностью апробированы в Северо-Западном регио- нальном центре судебной экспертизы и внедрены в экспертную практику.

Основные результаты исследования изложены автором в 46 печатных работах (монографии, учебных пособиях, методических рекомендациях, статьях). Кроме того, они взяты за основу при подготовке ряда разделов Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельно- сти” от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ, Устава Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы, утвержденного приказом Министра юстиции 02 сентября 1999 г. № 257, Положения о Межведомственном методическом совете по проблемам экспертной деятельности в Санкт-Петербурге и других ведомственных нормативно-правовых актах.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух разделов, объединяющих четыре главы, включающих 11 параграфов, заключения, библиографии и приложений.

21

Раздел I. Организация судебной экспертизы и
судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации Глава 1. Организация и система управления судебной эксперти- зой в России

§ 1.1. Появление и становление судебной экспертизы в России. Краткий исторический очерк

Ретроспективный анализ истории возникновения и развития судебной экспертизы в России свидетельствует, что первыми в судебном процессе появились судебно-медицинская экспертиза и экспертиза документов.

Согласно историческим источникам первой была поставлена на службу правосудию судебная медицина. Именно медицина как область специ- альных знаний легла в основу развития основных направлений экспертных исследований. Практически одновременно с судебно-медицинской экспер- тизой появилась и экспертиза документов, в которой исследованию подвер- гались как графические формы - почерк, так и те движения, которыми они выполнялись. Долгое время судебно-экспертные исследования проводились случайными лицами и не имели под собой достаточной научно-методической основы.

К примеру, получило развитие такое направление исследования, как графология - учение об определении характера человека по почерку. По- скольку графология базировалась не на научных данных, а лишь на некотором опыте, приобретенном сведущими лицами в процессе их профессиональной деятельности (письмоводители, дьяки), все попытки использовать ее в судебной экспертизе документов были безуспешны. Забегая вперед отметим, что в настоящее время эксперты-почерковеды используют некоторые признаки почерка и письма, описанные графологами, для решения таких задач, как установление пола, состояния пишущего и других.

Крылов И.Ф. Судебная экспертиза в уголовно!^ процессе. - Л., 1963. С. 4.

22

Первый дошедший до нас случай судебно-медицинской экспертизы в России относится к 1535 году, когда по поручению правительницы Елены врач Феофил произвел освидетельствование князя Андрея Старицкого по поводу “подозрения его в притворной болезни”.1

Другой случай врачебного освидетельствования, произведенного по указу царя Михаила Федоровича, относится к первой четверти XVII века. Дело касалось девицы Марии Хлоповой, выбранной в царские невесты. Однако женой она не стала, так как незадолго до свадьбы бояре Салтыковы донесли царю, что Хлопова опасно и неизлечимо больна. Позже царь “возымел подозрение в том, что Мария Ивановна Хлопова была здорова завсегда, и что по злоумышленной токмо клевете отдалена она от двора”.” В процессе расследования придворные врачи дали заключение, что Мария Хлопова - невеста царя - совершенно здорова.

Начиная с середины XVII века, как утверждает Н.Новомбергский, врачебные освидетельствования стали происходить постоянно. Они назначались царским указом и исполнялись врачами Аптекарского приказа. Целью большинства их являлось определение пригодности тех или иных лиц к военной или другой государственной службе, установление характера те-лесных повреждений \

Например, в марте 1679 года велено было докторам Аптекарского приказа осмотреть 26 человек стольников, стряпчих, дворян московских и детей боярских, которые “били царю челом, что они де стары и больны, а за теми де болезными на государеве службы быть им немочно”.4

Первая медицинская экспертиза с судебной целью состоялась в 1649 году. Лекарь Елизарий Лорант обратился к боярину Морозову с устной челобитной на мастера Вилима Гамая, который “побил ево палкою неведомо за што”. Лекарь просил его осмотреть “и про то сыскать”. Просьбу уважили.

1 Соловьев СМ. История России с древнейших времен. Кн.З. - М., 1960. С. 402. ‘ Рихтер В. История медицины в России. Ч.П. - М., 1820. С. 122. J Новомбергскнй Н. Врачебное строение в до-Петровской Руси. - Томск, 1907. С. 249. 4 Материалы для истории медицины в России. Вып.4. - СПб, 1885. № 1489.

23 Заключение экспертов было немногословным: “А по осмотру бит по спине, на правом боку впухло и синево знать”.1

В монастырях обязанность таких освидетельствований выполняли так называемые судебные старцы.

Освидетельствованию подвергались не только живые люди, но и умершие, в тех случаях, когда возникали сомнения в причине смерти.

Врачам поручали также исследование кореньев и трав в случаях, когда кто-либо подозревался в отравлении другого или попытке такого отравления. В порядке исключения, в 1648 году найденные травы были показаны конским мастерам, которые дали заключение, что травы не ядовитые - они добавляются в конский корм.” Со второй половины XVII века врачебные исследования вещественных доказательств становятся частыми.

В XVI-XVII веках произошло зарождение в России судебно-психиатрической экспертизы. М.Ю.Лахтин в своем докладе на первом съезде Русского Союза психиатров и невропатологов в Москве в 1911 году привел интересный случай подобной экспертизы, относящийся к 1685 году, когда некая Авдотьица, совершив преступление, “возложила на себя умовред-ство, будто бесновалась”. В монастыре старцы наблюдали ее и дали заключение, что “в монастыре у нее не было никаких юродств, которые бывают у беснующихся.,к

При Петре I медицинская экспертиза при судебном разбирательстве преступлений против физической неприкосновенности человека стала обязательной. Первоначально экспертизы проводились сведущими в медицине людьми и носили случайный характер, а в 1755 г. с открытием Московского университета был создан факультет подготовки специалистов-медиков и подобные экспертизы стали проводиться профессионалами.

Материалы для истории медицины в России. Вып.З. - СПб, 1884. № 559. 2 Новомбергекий II. Указанное сочинение. С. 49.

J Лахтин М.Ю. Из прошлого русской психиатрии / Журнал невропатологии и психиатрии им. Корсакова. - 1911,№ 4. С. 573-574.

Уже в XVIII в. помимо своих прямых обязанностей врачи также выполняли: исследования трупов (при подозрении на насильственную смерть); исследования трупов новорожденных; судебно-медицинские освидетельствования живых лиц; исследования психического состояния обвиняемого или пострадавшего; определение годности к воинской службе; экспертизу по делам о незаконном врачевании; исследования вещественных доказательств’. Таким образом, будущее рождение криминалистической экспертизы во многом предопределялось развитием экспертизы судебно-медицинской. Тем не менее, криминалистическая экспертиза имела самостоятельные корни и пути развития.

Говоря об экспертизе документов - одному из первых видов криминалистической экспертизы - мы имеем в виду экспертизу^подложных документов. Из источников римского права известно, что уже в Древнем Риме были распространены подлоги завещаний. Позднее стали подделываться церковные документы, папские грамоты и сами папы проверяли их и признавали подлинными или подложными. А.А. Жижиленко в своей работе

,. 2

приводит ряд подооных случаев подделки документов.

Уже в XIV-XV веках в России встречались поддельные документы. В Псковской судной грамоте в статье 61 говорится: “Князь и посадник не (должны) объявлять недействительными грамот, составленных по форме; но подложные грамоты и доски, произведя по истине расследование (следует) на судебном разбирательстве признать недействительными”.

Осмотр документов и сличение почерков проводились при разбирательстве наследственных дел и спорных сделок купли-продажи.

Соборное уложение 1649 года отводило борьбе с подлогами документов отдельную главу “О подпищиках и которые печати подделывают”, в которой предусматривалась смертная казнь за поддельные грамоты, печати,

Шсршавкин СВ. История отечественной судебно-медицинской службы. М., 1968. С.55. 2 Жижиленко А,А. Подлог документов. - СПб., 1900. С. 74. 1 Памятники русского права. Вып.6. - М., 1957. С. 314

25

изменения в подлинных грамотах и приказных письмах, перенесение печатей с подлинных грамот на воровские (подложные) документы.1

В XVI веке зарождается и постепенно развивается экспертиза документов. Экспертизы производили дьяки и подьячие. Они обращали внимание на давность письма, на внешний вид документа, на его реквизиты, на начертание слов и букв. Для сравнительного исследования дьяки пользовались экспериментальными образцами.

В XVII веке вышло Повеление Василия Шуйского о сличении почерков дьяками и подьячими.

В XVIII веке подьячие в Москве и других городах уже составляли особую корпорацию, состоящую под надзором правительства.

А в 1832 году произошло введение в Свод законов правил судебной проверки подлинности документов путем сличения почерков секретарями присутственных мест.

Из приведенных исторических источников видно, что криминалистическая экспертиза документов в то время еще не имела научной основы. Она начинает строиться на основе естественнонаучных знаний только со второй половины XIX века. Начало этому положил Евгений Федорович Бу-ринский - изобретатель судебно-исследовательской фотографии. Разработав цветоделительный метод, он достиг возможности увидеть невидимое. Первая судебно-фотографическая экспертиза была произведена Е.Ф.Буринским 11 сентября 1889 года в Петербургском окружном суде и помогла суду ус-

2

тановить поддельную подпись и прочесть текст, залитый чернилами.

Свои экспертные исследования Е.Ф.Буринский проводил в судебно- фотографической лаборатории, организованной им в 1889 г. на собственные средства и располагавшейся в коридоре третьего этажа здания судебных ус- тановлений в Петербурге, где размещались судебные следователи. Несмотря на недостаток оборудования, кадров и денежных средств, лабораторию

’ Там же. С. 42

’ Крылов И.Ф. Указ. соч. С. 27

26 Буринского можно считать первым негосударственным криминалистическим судебно-экспертным учреждением России. Ее деятельность на начальном этапе была весьма плодотворной: за первый год своего существования лаборатория провела 78 различных исследований, выполняя поручения не только Петербургского, но и других окружных судов.

На втором году существования лаборатории количество запросов превысило возможности лаборатории и Буринский вынужден был отказаться от производства экспертиз для иногородних судебных следователей, вскоре он стал принимать только те экспертизы, которые представляли технический интерес, а также попытался ввести такой порядок, согласно которому суд должен был вносить вперед плату за исследования, поручаемые лаборатории.

Наряду с судебно-фотографической развивается судебно-баллистическая и дактилоскопическая экспертиза. Судебно-баллистическая исследует оружие и боеприпасы, дактилоскопическая - следы пальцев.

К началу XX века в России сложилась судебно-бухгалтерская экспертиза. В.К.Случевский в предисловии к книге С.Ф.Иванова о бухгалтерской экспертизе отмечал, что без специальных знаний по бухгалтерии невозможно порой разобраться в целом море цифр, встречающихся в бухгалтерских документах.

В конце XIX - начале XX вв. с особенной силой проявились тенденции консолидации экспертных знаний. Свое выражение они нашли в целенаправленной деятельности целой плеяды ученых, способствовавших развитию одного из направлений становления криминалистической науки - разработке научных методов исследования вещественных доказательств. Этот первый период становления и развития судебной экспертизы характерен ярко выраженным практическим уклоном, решением самых неотложных задач борьбы с преступностью. На этом этапе происходит накопление эмпирических данных: об объектах, методах и средствах исследования; о возможно-

1 Иванов СВ. Бухгалтерская экспертиза в судебном процессе. - СПб. 1913.

27 сти разработки собственно экспертных средств, методов и методик иссле- дования вещественных доказательств; о приспособлении методов и средств других наук к нуждам экспертной практики. Заканчивается данный этап организацией и становлением первых экспертных учреждений.

Образованию государственных экспертных учреждений предшествовали неоднократные обращения Е.Ф.Буринского в правительственные ин- станции с просьбой принять содержание его судебно-фотографической ла- боратории на казенный счет, но просьбы эти удовлетворены не были, а по- пытки взимать плату с судов вызвали неудовольствие судебного ведомства. Лишь через 20 лет, в начале XX века, были образованы первые государст- венные судебно-экспертные учреждения Российской империи.

28 июня 1912 года Государственным Советом и Государственной Думой Российской империи был одобрен и утвержден Императором закон об учреждении кабинета научно-судебной экспертизы в городе Санкт- Петербурге, который начал функционировать с 1 января 1913 года, а 4 июля 1913 года был принят закон об учреждении этих кабинетов в городах Москве, Киеве и Одессе, которые начали функционировать годом позже - с 1 января 1914 года.

Одобрению и утверждению законов Императором Николаем II пред- шествовала большая подготовительная работа по обоснованию необходимости образования судебно-экспертных учреждений. Ее результаты нашли отражение в объяснительных записках Министра юстиции к законопроектам об учреждении кабинетов научно-судебной экспертизы. Представленное в них научное обоснование необходимости создания системы судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции, с нашей точки зрения, отличается системностью и глубиной разработки проблемы. В определенной мере оно может служить источником формирования современной концепции развития государственной судебно- экспертной деятельности. Поэтому мы считаем целесообразным в нашем кратком историческом очерке остановиться на содержании указанных записок более подробно.

28 В объяснительных записках, представленных Императору Николаю II, приводится статистика Министерства юстиции Российской империи о раскрываемости преступлений в России, составляющей максимально 76,6%: “В 1909 году из 411065 производившихся следствий было прекращено 233 770, в том числе за необнаружением виновных - 96 247”’. Анализируются причины прекращения дел, делается вывод о качественном изменении преступности: “Неудовлетворительность постановки уголовного розыска не только у нас, но, до последнего времени, и на Западе, а также значительное развитие преступности и, притом, не только в смысле количественном, но и в отношении возрастающей утонченности способов совершения преступлений, побудили искать иных, кроме улучшения состава и увеличения количества органов розыскной деятельности, способов раскрытия преступлений и обнаружения виновных”/

Отмечается необходимость постоянного применения при расследовании уголовных дел методов биологических и физических наук, [которые] составили предмет новой отрасли уголовной науки - криминалистики.

Задача этой науки определяется как установление личности преступника, его участия в совершении преступления, орудий совершения преступления. Констатируется успешное применение трудов ученых-криминалистов (Ничефоро, Рейсса, Бертильона, Гросса, Гальтона и других) в практической деятельности институтов научной полиции, организованных в Италии, Франции и Швейцарии, где особенно активно и успешно применяются точные научные методы естествознания, общая и метрическая фотография, антропометрический, дактилоскопический и другие научные методы. Описываются цели применения указанных методов: изучение места совершения преступления и положения трупов, отыскание и сохранение следов, пятен и оттисков, восстановление картины события преступления, идентификация

Громов И.А. Кабинет научно-судебной экспертизы по закону 28.06.1912 г. - СПб, 1913. С. 8-9. 2 Там же. С. 8-9.

29 обвиняемых, установление их прежней судимости. Подчеркивается также возможность использования научных знаний для успешного выяснения ма- териальной истины не только по уголовным, но и по гражданским делам.

В записках утверждается, что для реализации этих возможностей не- обходимо создать одновременно несколько специальных научно-судебных экспертных учреждений. Был рассчитан положительный экономический эффект от их создания для государства (за счет уменьшения расходов казны на вознаграждение экспертов, по традиции привлекаемых к участию в судопроизводстве со стороны), а также подготовлены соответствующие изменения и дополнения в действующее законодательство - Судебные Уставы Императора Александра II1 (Учреждение судебных установлений, Устав гражданского судопроизводства, Устав уголовного судопроизводства. Таможенный Устав).

С учетом недостатка квалифицированных кадров предлагается на первом этапе учредить один специальный кабинет научно-судебной экспертизы - в Санкт-Петербурге, который должен служить сведущим органом по раз- нообразным вопросам, за исключением относящихся к судебной медицине. В научном обосновании описаны возможные организационная структура кабинетов научно-судебной экспертизы и их основные задачи, которым от- несены:

  1. “Производство всякого рода исследований, относящихся к области криминалистики по делам уголовным - бесплатно, по делам гражданским - за плату, в размере, определяемом по правилам Устава гражданского судо- производства”.
  2. “Оказание, в особо важных случаях, помощи следственной власти при производстве действий, касающихся обнаружения виновного или выяв- ления преступления”.”
  3. Свод законов, т. XVI, ч. 1, изд. 1892 г. “ Смирнова С.Л. Образование первых судебно- экспертных учреждений Министерства юстиции Российской империи // Бюллетень МЮ РФ. - М., 2000, № 10. С. 96.

30 Отмечается, что выполнение кабинетами научно-судебной экспертизы этих задач избавит от необходимости привлекать к работе и оплачивать из казны услуги случайных экспертов, не имеющих в большинстве случаев ни необходимой теоретической подготовки, ни надлежащего практического опыта, ввиду чего их экспертиза представляется весьма шаткой, а иногда и ошибочной.

В составе кабинетов научно-судебной экспертизы предлагается образовать лабораторию с 3-мя отделами (фотографический и каллиграфический; технических исследований; дактилоскопический) и “музей”’, который должен служить научно-практическим целям и выполнять основную задачу “установить, путем метода сравнения, каким орудием был достигнут обнаруженный преступный результат, а равно какое действие могло или должно было быть произведено найденным орудием”.”

Прилагаемый к запискам законопроект о кабинетах научно-судебной экспертизы включал в себя следующие основные положения:

  • Кабинеты научно-судебной экспертизы создаются при прокурорах судебных палат, в округах, где это предусмотрено штатами, для производ- ства исследований по уголовным и гражданским делам посредством фото- графии, дактилоскопии, химического и микроскопического анализов и иных приемов, за исключением исследований, проводимых врачебными отделениями губернских правлений.
  • Производство исследований возлагается на управляющих кабинетами научно-судебной экспертизы и их помощников, которые вступают в должность после принятия присяги, кроме того, при кабинетах служат тех- ники по вольному найму, назначенные управляющим. В примечании указывается, что Министерству юстиции предоставляется право перераспределять штатную численность, но с предварительным уведомлением Правительствующего Сената.
  • В современном понимании - криминалистическая коллекция, криминалистический учет. ‘ Указ. соч. С. 96

31

  • По порядку приема, увольнения, подчиненности, ответственности, оплаты труда и прочих прав управляющий кабинетом научно-судебной экспертизы приравнивается к заместителю прокурора судебной палаты, а помощники управляющего - к заместителям прокурора окружного суда. Министру юстиции предоставляется право допускать исключения из указанных правил для отдельных лиц кабинетов.
  • Должности управляющего кабинетом устанавливается определенное денежное содержание1: 5 класс по должности и шитью на мундир” и 1 степень III разряда по пенсии”. Должности помощника управляющего устанавливается около 75% от денежного содержания управляющего: 6 класс по должности и шитью на мундир и 2 степень III разряда по пенсии.
  • Задания на производство кабинетом научно-судебной экспертизы исследований следует давать надлежащему прокурору судебной палаты.
  • Должностные лица и другие специалисты, проводившие судебно-химические и микроскопические исследования не по месту нахождения кабинета, не вызываются для дачи объяснений в суд. Их заменяют местные врачи или иные специалисты.
  • После вступления приговора в законную силу вещественные доказательства, кроме орудий преступлений и предметов со следами преступлений, возвращаются их хозяину либо, если они представляют научный интерес, передаются в ближайший кабинет научно-судебной экспертизы для хранения в музее.
  • В законопроекте детально были отработаны и финансовые вопросы: предусматривалось выделение из средств государственного казначейства

5 500 руб. в год, в т.ч. 3 700 руб. жалованья, 750 руб. столовых и 1 050 руб. квартирных. “ В табели о рангах (закон о порядке государственной службы от 24.01.1722) 5 класс гражданского чина именовался статским советником, которому соответствовал придворный чин церемониймейстер; 6 класс - коллежский советник, соответствующий военному чину пол- ковник.

! “Размер полном пенсии по табели, за установленными вычетами, для должностей: I разряда - 1120 р. 83 к., II разряда - 840 р. 63 к., III разряда 1 степени - 560 р. 40 к. и 2 степени - 420 р. 24 к.” - Энциклопедический словарь. Т. 23. Изд. Брокгауза Ф.А. и Ефрона И.А. - СПб, 1898. С. 154.

32 определенных сумм на служебные разъезды управляющих кабинетами и их помощников в пределах городов, где расположены кабинеты научно-судебной экспертизы (в Санкт-Петербурге и Москве по 1000 руб., в Киеве и Одессе по 700 руб.). Определялись конкретные суммы, которые должны поступать из средств государственного казначейства Министерству юстиции на содержание кабинетов - по семьдесят тысяч рублей в год. Дополнительно за кабинетами научно-судебной экспертизы было закреплено право получать из-за границы без оплаты пошлин все необходимые для их деятельности “печатные произведения, инструменты, приборы и другие предметы”.1

Стремление оснастить кабинеты современным европейским оборудованием привело к появлению аппаратуры для репродукционной, проекционной и микроскопической фотографии, для фотосъемки в ультрафиолетовых лучах; в распоряжении сотрудников имелись спектрографы и другие приборы. С момента создания кабинетов сразу же резко активизировалось производство судебных экспертиз. Так, сотрудники петербургского кабинета за первый год его существования выполнили 365 различных исследований: 272 по уголовным делам и 93 по гражданским.

В результате экспертной и научно-исследовательской работы сотрудников кабинетов, проведенной в первые годы их существования, накопился достаточный эмпирический материал для обмена опытом экспертной работы, и 1-9 июля 1916 г. в Петрограде состоялся 1 съезд экспертов-криминалистов России. В его работе приняли участие все управляющие кабинетами научно-судебной экспертизы, их помощники, а также судебные следователи, физики, биологи, химики, судебные медики. Доклады, сделанные на съезде, сыграли большую роль в развитии отечественной судебной экспертизы.

Таким образом, первый этап формирования системы экспертных учреждений в России завершился в канун первой мировой войны созданием

1 Смирнова С.А. Образование первых судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской империи // Бюллетень МЮ РФ. - М., 2000, № 10. С. 96.

четырех кабинетов научно-судебной экспертизы - в Петербурге, Москве, Киеве и Одессе.

Вопрос о дальнейшем развитии судебно-экспертных учреждений России (позже - СССР) подробно исследовал Р.С.Белкин1.

Судьба кабинетов научно-судебной экспертизы сложилась трагически. В дни Февральской революции 1917 года был уничтожен Петроградский кабинет: он сгорел при пожаре здания суда, где размещался со дня своего создания; Московский кабинет прекратил существование; Киевский и Одесский кабинеты кое-как “держались на плаву” лишь благодаря энтузиазму сотрудников.

Для возрождения экспертных учреждений прежде всего следовало позаботиться о кадрах специалистов. В 1918 году по инициативе группы ученых в Петрограде создается Высший институт фотографии и фототехники. Наряду с другими специалистами программа института предусматривала подготовку всесторонне образованных экспертов-криминалистов. Для этой цели в институте была организована первая в СССР криминалистическая кафедра, носившая название кафедры судебно-фотографической энциклопедии.

Постановлением Совета народных комиссаров УССР от 10 июля 1923 года создается Харьковский кабинет научно-судебной экспертизы, а существовавшим Киевскому и Одесскому кабинетам придается государственный статус. Этим же постановлением было утверждено Положение о кабинетах, ставшее для них правовой и организационной основой.

В Положении о кабинетах указывалось, что они учреждаются “для производства различного рода научно-технических исследований по судебным делам””. Структура Киевского и Одесского кабинетов была однотипной. Они состояли из четырех секций: химических и физико-химических исследований; судебно- фотографических исследований; судебно-

! Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. М., 1999. 2 Бюллетень наркомюста УССР, 1923, № 47-48.

34 медицинских макро- и микроскопических исследований; идентификации личности.

В 1925 году расширение функций кабинетов повлекло за собой их преобразование в институты научно-судебной экспертизы, что нашло свое законодательное закрепление в Положении о судоустройстве УССР, приня- том 23 октября 1925 года. По этому положению структура институтов на- считывала уже 6 секций: помимо существовавших четырех создавались еще две - биологических исследований, криминально-психологических и психопатологических исследований.

Создание институтов научно-судебной экспертизы благотворно повлияло на развитие научных основ судебной экспертизы, расширение ее возможностей и совершенствование экспертной практики.

До 1929 года в Советском Союзе других судебно-экспертных крими- налистических учреждений органов юстиции, кроме украинских институ- тов, не существовало, хотя потребность в них ощущалась повсеместно. 16 августа 1929 года Постановлением Совета народных комиссаров Белорус- ской ССР при Наркомюсте республики в Минске был образован Институт научно-судебной экспертизы. В институте создавались секции: судебно- фотографичееких исследований и идентификации, физико-химических ис- следований, судебно-медицинских и биологических исследований. Был ор- ганизован научно-показательный музей.

В отличие от Украины и Белоруссии, Российская Федерация до войны не имела в системе органов юстиции экспертных криминалистических уч- реждений, хотя вопрос об их создании неоднократно ставился и учеными- криминалистами и практическими работниками органов расследования и суда. Можно полагать, что столь пассивное отношение Наркомюста России к организации экспертных криминалистических учреждений в республике объяснялось, в известной степени, тем, что к концу 20-х годов в РСФСР уже имелась разветвленная сеть научно-технических подразделений милиции, в основном удовлетворявших потребности судебно-следственной практики в

35 производстве криминалистических экспертиз. К тому же, начиная с 1930 года стали создаваться криминалистические лаборатории юридических вузов - по замыслу, как специальные криминалистические “полигоны” для студентов, а на практике ставшие экспертными учреждениями, которые выполняли задания органов следствия и суда.

С 1925 года на факультете советского права в Московском государственном университете начал читать курс криминалистики И.Н.Якимов, который затем преподавал ее в 30-е годы в Правовой академии, ас 1935 г. - в Московском юридическом институте. В конце 20-х и в 30-х годах курс криминалистики был включен в учебную программу Саратовского юридического института, а затем и других юридических ВУЗов.

Включение в программу подготовки юристов курса криминалистики потребовало обеспечения его необходимой учебно-методической базой. В этих целях сначала в Саратовском юридическом институте в 1930 году, а затем Московском правовом институте им. П.И. Стучки (1935 год). Ленинградском юридическом институте (1936 год) и Ташкентском юридическом институте (1940 год) создаются учебные криминалистические лаборатории. В московской лаборатории не было штатных сотрудников, она существовала на хозрасчете, взимала за производство экспертиз плату по специальной таксе.

В 1938 году в Институте права Академии наук, на базе ликвидированной лаборатории научно-судебной экспертизы Института уголовной политики, была организована криминалистическая лаборатория в составе секции судебного права. В задачи лаборатории входило производство наиболее сложных криминалистических экспертиз. В штате лаборатории состояли сотрудники- криминалисты, судебные химики, физик, судебный фотограф и технический персонал: лаборанты и препараторы.

Параллельно с созданием учреждений научно-судебной экспертизы происходило становление экспертно-криминалистической службы органов внутренних дел, что, как подчеркивает Р.С.Белкин, было связано с развита-

36 ем службы уголовного розыска, кровно заинтересованной в практическом использовании научных методов выявления и раскрытия преступлений.

В конце 1918 года было создано Центральное управление уголовного розыска НКВД РСФСР (Центророзыск), Центророзыск признал необходимость “поставить дело сыска на научную высоту и создать кадры действительно опытных сотрудников, научных специалистов”1. 15 февраля 1919 года Коллегия НКВД принимает решение о создании при Центророзыске в городе Москве: кабинета судебной экспертизы, регистрационного и дактилоскопического бюро, уголовного музея, - которые 20 июля 1921 г. были объединены в научно-технический подотдел. Кабинет не имел штатных экспертов и для решения экспертных задач привлекал экспертов-консультантов.

После ряда реорганизаций системы НКВД в 1922-1923 гг. научно-технический подотдел стал научно-техническим отделом с 5-ю подотделами, включая экспертный (его именовали экспериментальным) , в штате которого состояли начальник и три эксперта, а позднее вновь стал подотделом с 4-мя подразделениями: кабинетом научно-технической экспертизы; фотохимической лабораторией; центральным регистрационным бюро и делопроизводственным”. В 1925 году в научно-техническом подотделе помимо заведующего были три эксперта, три фотографа, два лаборанта и переводчик.

В начале 20-х годов научно-технические подразделения стали организовываться и в периферийных органах уголовного розыска. Первые такие подразделения были сформированы в Петрограде, Самаре, на Украине. Подразделения эти носили различные названия, но выполняли одни и те же функции - регистрационные и экспертные.

В Петрограде это было сначала справочно-регистрационное и дактилоскопическое отделение, а с 1922 года при Петроградском уголовном розыске был организован научный отдел, куда вошли научно-технический ка-

1 ЦГА РФ, ф.393, оп.6, д.4. С.6,

2 ЦГА РФ, ф.393, оп.39, д.30. С. 194.

37 бинет, справочно-регистрационное отделение и музей . В 1928 году в составе ленинградского уголовного розыска образуется научно-техническое отделение, которое до 1948 года являлось единственным в Ленинграде криминалистическим учреждением, производившим экспертизы для милиции, ГПУ, Губсуда, народных судов, военных трибуналов, финансовых учреждений.

В марте 1932 года в СССР создается общесоюзное научно-техническое отделение (НТО) в составе оперативного отдела Главной инспекции милиции ОГПУ. В 1940 году в составе НКВД успешно функционировало 30 научно-технических отделов - научно-технических групп, в каждом из которых (кроме Москвы и Ленинграда) было от двух до пяти экспертов. В 1941 году таких групп стало 35, к концу 1944 года - уже 1960, а через год - 1984 (в том числе три отдела).

В кругах судебных работников 20-х годов XX века термин “криминалистическая экспертиза” еще не завоевал общего признания, к тому же не было еще и четких представлений о содержании криминалистики, о том, какие экспертизы следует относить к этой области знаний. Подобно тому, как впоследствии криминалистические экспертизы стали подразделять на идентификационные и неидентификационные, в те годы нередко экспертизы разделяли на медицинские и немедицинские, проводимые различными сведущими лицами. Иногда немедицинские именовали техническими экспертизами. Именно им и был посвящен доклад А.А.Салькова - заведующего Петроградским научно- техническим кабинетом в 1927 году: “Вопросы немедицинской экспертизы”. Сальков привел многочисленные примеры из области исследования угасших и сгоревших документов, волокон, печатей и штампов и других объектов, экспертного установления способов совершения карманных краж и других преступлений. Все эти примеры подкрепляли заключительный вывод докладчика: “Судебно-технические экспертизы не-

Скилягин Д. и др. Дела и люди Ленинградской милиции. Очерки истории. Л., 1967. С. 144-149.

38 обходимо поручать только экспертам, знакомым с уголовной техникой расследования преступлений, именно экспертам-криминалистам, но никак не экспертам - сведущим людям, которые как раз в этих случаях никакими сведущими специалистами никак не являются”1.

Резюмируя результаты развития отечественной криминалистики за первые два послереволюционных десятилетия, Р.С.Белкин приходит к выводу, что криминалистика в России сделала значительный шаг вперед: начала формироваться отечественная научная школа криминалистов, был на- коплен обширный эмпирический материал и положено начало разработке ряда частных криминалистических теорий. Криминалистика получила при- знание в системе высшего юридического образования. Возникли прочные - теоретические и эмпирические - предпосылки для ее дальнейшего развития на следующем этапе - этапе формирования частных криминалистических теорий.

В то же время явная недостаточность и разобщенность имеющихся в России экспертных криминалистических учреждений, отсутствие методиче- ских и научных центров, которые бы координировали и направляли их деятельность, тормозили внедрение достижений науки и техники в следственную и экспертную практику. К тому же постоянно росли практические потребности административной и судебной деятельности органов власти в специальных знаниях экспертов, которые требовали своего удовлетворения. Поэтому в послевоенный период в России началось мощное поступательное развитие судебно-экспертной деятельности и ее организационных форм. В этом поступательном движении можно условно выделить четыре направления, которые в совокупности означают, что отечественная судебная экспертиза вступила в качественно новый этап своего развития.

Во-первых, в первое послевоенное десятилетие на правительственном уровне проведены важные организационные мероприятия в целях активизации борьбы с преступностью. В результате были созданы
научно-

1 Прив. по кн.: Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. - М., 1999. С. 107- 110.

39 методические экспертно-криминалистические центры в МЮ СССР, МВД СССР, Прокуратуре СССР.

В 1944 г. создается Центральная криминалистическая лаборатория Министерства юстиции СССР, которая в 1946 г. была включена в структуру Всесоюзного института юридических наук Минюста на правах самостоятельного сектора. Лабораторию возглавил известный уже в то время ученый профессор Николай Владимирович Терзиев. В декабре 1945 г. в составе НТО Главного управления милиции МВД СССР был образован Научно-исследовательский институт криминалистики (НИИК), начальником которого стал Борис Максимович Комаринец. В 1949 г. решением правительства был образован Всесоюзный НИИ криминалистики Прокуратуры СССР. С 1950 г. директором института назначен Степан Петрович Митричев.

Сферы деятельности этих научных и методических центров сложились стихийно. ЦКЛ МЮ СССР возглавила научную и методическую работу в области криминалистической экспертизы, ее сотрудники занимались и практической экспертной деятельностью.

НИИ криминалистики НТО ГУМ МВД СССР стал центром решения проблем технико-криминалистического обеспечения деятельности оперативных аппаратов милиции, его сотрудниками проводились также наиболее сложные и повторные экспертизы. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР в мае 1950 г. НТО ГУМ МВД СССР был ликвидирован, НИИК стал самостоятельным подразделением МВД СССР и возглавил всю систему научно-технических подразделений милиции, для руководства которыми в нем был образован методический отдел.

ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР с самого начала был нацелен на оказание научной и методической помощи следственным работникам, поэтому основным направлением его деятельности была разработка проблем криминалистической тактики и методики расследования отдельных видов преступлений. Существовавший в институте отдел криминалистической техники занимался вопросами технического обеспечения следователей

40 (следственный чемодан, передвижная криминалистическая лаборатория, ос- нащение прокурора-криминалиста и т.п.).

Во-вторых, в послевоенный период формируется и расширяется разветвленная сеть периферийных государственных судебно-экспертных учреждений различных ведомств. Так, начала формироваться система судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции.

Первым межобластным экспертным учреждением Министерства юстиции России была созданная в 1948 году Ленинградская научно-исследовательская криминалистическая лаборатория - НИКЛ (ныне Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы - СЗ РЦСЭ), которая обслуживала помимо Ленинграда и Ленинградской области Мурманскую, Псковскую, Новгородскую, Архангельскую, Калининградскую, Ярославскую, Костромскую области и Карельскую АССР.

В соответствии с распоряжением Совета Министров СССР от 30 декабря 1950 года Министерство юстиции СССР организовало еще шесть научно-исследовательских криминалистических лабораторий: НИКЛ в Казани, Ростове-на-Дону, Саратове, Свердловске, Новосибирске и Хабаровске. Штат лабораторий был незначителен - 5- 6 человек оперативного состава. Техническое оснащение на первых порах было скудным, и лаборатории могли выполнять только почерковедческие и технико- криминалистические исследования документов, а также некоторые трасологические экспертизы. Примерно такая же картина наблюдалась и в научно-технических подразделениях (НТО) милиции.

Тем не менее, создание Ленинградской и других НИКЛ наряду с научно- исследовательскими институтами судебной экспертизы благотворно повлияло на развитие основ судебной экспертизы, расширение ее возможностей и совершенствование экспертной практики, что немедленно сказалось на уровне использования специальных познаний в следственной и судебной практике.

41 Продолжающийся процесс организации областных криминалистических лабораторий к началу 60-х гг. поставил на повестку дня вопрос о создании официального экспертного центра, обладающего необходимыми правами в области научно-методического руководства периферийными лабора- ториями и координации их деятельности. 1 октября 1962 года на базе двух учреждений юстиции: Центральной криминалистической лаборатории и Московской лаборатории судебной экспертизы был создан Центральный научно-исследовательский институт судебных экспертиз при Юридической комиссии Совета Министров России (ЦНИИСЭ, впоследствии Всесоюзный НИИСЭ, с 1991 г. - Всероссийский НИИСЭ, ныне - Российский федераль- ный центр судебной экспертизы - РФ ЦСЭ).

Аналогичные центры создаются в системе МВД: в 1960 г. на базе 11ИИК образуется научно-исследовательский институт милиции (НИИМ, впоследствии Всесоюзный НИИ МВД), а в 1969 г. министерством принима- ется решение об организации в системе органов внутренних дел собствен- ной центральной криминалистической лаборатории (ЦКЛ, впоследствии Центральная научно-исследовательская криминалистическая лаборатория - ЦНИКЛ). В 1983 г. ЦНИКЛ и ВНИИ МВД СССР объединяются, а в 1988 г. на их базе создается экспертно-криминалистический центр (ЭКЦ) Мини- стерства внутренних дел.

Структура и наименование судебно-экспертных учреждений Минюста России на протяжении десятилетий несколько раз менялись (НИКЛ, НИЛСЭ, ЦНИКЛ, ЦНИЛСЭ, ЛСЭ, ЦЛСЭ, ЦСЭ). То же относится и к экс- пертно-криминалистическим подразделениям (ЭКП) МВД (НТО, НТЛ, ОТО, ОТУ, ЭКО, ЭКУ). Тем не менее, можно утверждать, что в 60-е годы в стране сложилась разветвленная и устойчивая система государственных экспертных учреждений, состоящая из научно-исследовательских институ- тов и лабораторий судебной экспертизы Минюста и экепертно- криминалистических подразделений МВД. Это исторически подтверждается и тем, что помимо научно-методических центров, в структуре обоих мини-

42 стерств образуются дополнительные административные подразделения, осуществляющие управление в сфере организации и материально-технического обеспечения судебно-экспертной деятельности. В министерстве юстиции это - самостоятельное Управление (Отдел) судебно-экспертных учреждений, в министерстве внутренних дел - экспертно-криминалистический отдел оперативно- технического управления, а с 1981 г. - самостоятельное экспертно- криминалистическое управление1.

За годы своего существования лаборатории судебной экспертизы (ЛСЭ) Министерства юстиции России превратились в высокоавторитетные научно- экспертные учреждения. В настоящее время система экспертных учреждений Минюста России объединяет более 50 самостоятельных субъектов экспертной деятельности (см. Приложение 1). Она продолжает развиваться, и, в сущности, давно переросла рамки своего официального статуса, что мы постараемся показать в дальнейшем изложении, которое во многом посвящено современному состоянию судебно-экспертных учреждений юстиции.

Для полноты описания истории становления и развития системы судебно- экспертных учреждений России во второй половине XX века проследим кратко дальнейшую судьбу экспертно-криминалистичееких подразделений (ЭКП) органов внутренних дел - на примере ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Если в 1948 году в НТО Ленинграда работали всего 3 отделения: дак- тилоскопическое и выездное, экспертное, учебно-методическое, - с десятком штатных сотрудников, то за 50 последующих лет структура ЭКП МВД России существенно расширилась и сейчас ее составляют, помимо экспертно- криминалистических управлений (ЭКУ) в областях и крупных городах, управления и отделы (ЭКУ, ЭКО) на транспорте, в городах со средней численностью населения, в областных и районных центрах, непосредственно в

1 В настоящее время в Российской Федерации научно-технические подразделения МВД действуют в системе органов криминальной милиции.

43 районах (в небольших районах - экспертно-криминалистические отделения), а также в специализированных управлениях внутренних дел. В Ленинграде, затем Петербурге, расширение имеющихся и создание новых экспертных подразделений милиции, развитие их приборной и методической базы осуществлялись постоянно на протяжении полувека.

Первые должности экспертов в 4-х районах Ленинградской области: Волховском, Выборгском, Кингисеппском и Лужеком, - были введены в 1960 году, затем должности экспертов научно-технических лабораторий (НТЛ) были введены еще в 20 районных отделах милиции (РОМ) города. К 1965 году НТЛ имелись во всех районах города и области. В этот период в практику раскрытия и расследования преступлений были внедрены специальная фото- и киносъемка; специальные химические средства; магнитные порошки и химические реактивы для выявления следов рук; следокопиро-вальная масса на основе синтетических каучуков.

В 1970 году научно-технический отдел (НТО) совместно с отделом оперативной техники и связи (ООТ и С) вошел в состав оперативно-технического управления (ОТУ) ГУВД Леноблгорисполкомов. В 70-е годы в экспертную практику стали широко внедряться новые научно-технические методы. Из наиболее значимых отметим метод тонкослойной и газожидкостной хроматографии, метод цветной фотопечати (1974 год, Смирнов В.И.), метод композиционного портрета с использованием идентификационного комплекта рисунков ИКР-2 (1975 год, Сысоева Л.А.), а впоследствии с использованием полипроектора японского производства (1978 год). Была создана дежурная группа специалистов- криминалистов для участия в осмотрах мест происшествий, которая была оснащена первой в СССР передвижной криминалистической лабораторией - ПКЛ (1976 год, Овчинников О.Ф.).

В эти и последующие годы в составе ленинградского НТО, которым руководила Л.Е.Быстрова, имелись подразделения (лаборатории) традиционных криминалистических экспертиз - дактилоскопическая, трасологиче-ская, баллистическая, технического исследования документов, почерковед-

44 ческая, портретная; специальных экспертиз и исследований - химическая, физическая, фототехническая; создавались новые лаборатории и отделы -пожарно- техническая (1979 год), исследования пищевых продуктов (1983 год), фоноекопическая (1991 год), взрывотехническая (1993 год). Для обеспечения оперативного исследования состава изымаемых веществ (включая наркотические) был создан отдел химических исследований с отделением оперативных исследований, в 1993 году сотрудники химического отдела стали работать в круглосуточном режиме, а на базе ЭКО районных УВД были созданы 4 специализированные химические лаборатории.

В 90-е годы в целях повышения эффективности поиска лиц по следам их пальцев в практику экспертно-криминалистической службы Санкт-Петербурга и Ленобласти внедряется автоматизированная дактилоскопическая идентификационная система АДИС “Папилон” (1994 г.). В 1995 году создается межрайонная группа (впоследствии отдел) медико-криминалистического обеспечения по установлению личностей неопознанных трупов. В структуре ЭКУ образуется межрайонный отдел милиции по борьбе с преступлениями, связанными с подделкой маркировки автотранспортных средств. Решается задача кадрового укрепления ЭКУ, усиливается взаимодействие с администрацией города и по инициативе В.Ю.Владимирова за счет городского бюджета в службе появляются первые 173 техника-криминалиста.

В настоящее время все перечисленные подразделения ЭКУ ГУВД Санкт- Петербурга и Ленинградской области успешно функционируют. В 39 районных подразделениях ЭКУ (20 городских и 19 областных) действуют экспертно- криминалистические отделы и отделения (ЭКО).

Возвращаясь к послевоенным годам развития судебно-экспертной системы России, отметим, что третьей важной составляющей ее поступательного движения, помимо образования экспертных центров в столице и сети экспертных учреждений Минюста СССР и МВД СССР по всей территории страны, явилось продолжающееся развитие криминалистики в систе-

45 ме высшего юридического образования. Так, 13 сентября 1950 г. по приказу министра высшего образования СССР в Москве была создана кафедра кри- миналистики юридического факультета МГУ. Ее возглавил И.Н.Якимов. Еще раньше, в сентябре 1948 г., аналогичная кафедра была создана в Московском юридическом институте. Руководил ею до декабря 1951 г. П.И.Тарасов-Родионов, а затем до июня 1954 г. - В.Я.Колдин1.

Создание всесоюзных криминалистических исследовательских и экспертных центров и самостоятельных вузовских кафедр криминалистики существенно повлияло на развертывание научных исследований во всех областях криминалистической науки. Конец 40-х - начало 70-х гг. ознаменовались интенсивными исследованиями и в судебной экспертизе. Направленность этих исследований была двоякой: одни из этих исследований носили фундаментальный, в значительной части теоретический характер, другие представляли собой прикладные, практические ответвления формирующихся частных теорий, играли методическую или чисто рекомендательную роль. Из числа частных теорий следует назвать, прежде всего, теории отдельных родов и видов экспертиз, в рамках которых оттачивались существующие технологии экспертных исследований. Общенаучное значение имели взгляды того времени на предмет и систему криминалистической экспертизы как самостоятельной области практической деятельности.

Становление отечественной криминалистики и судебной экспертизы в автономную организационную систему в послевоенный период опиралось и на четвертую составляющую, которой Р.С.Белкин отводит важное место в этом историческом процессе. Ею стали шаги по консолидации деятельности криминалистов-ученых и экспертов-практиков, вылившиеся в создание совместных общественных организаций и в иные неофициальные формы сотрудничества.

1 В июле 1954 г. в результате объединения юридического факультета МГУ с МЮИ были объединены и обе кафедры.

46

Вопрос о создании научного общества криминалистов и судебных медиков возникал еще в 1926 году. В 20-х гг. в некоторых городах (Москве, Ленинграде, Харькове, Ростове-на-Дону) даже существовали небольшие научные общества судебных медиков и криминалистов, но архивы их не сохранились. После войны идея создания такого общества возродилась, и 15 августа 1946 г. в Одессе состоялось торжественное открытие 1-го Всесоюзного съезда судебно- медицинских экспертов и одновременно учредительной сессии по организации научного общества судебных медиков и криминалистов.

Учредительная сессия приняла решение о создании Всесоюзного научного общества судебных медиков и криминалистов. Был утвержден устав общества и избрано правление во главе с председателем - известным судебным медиком профессором В.И.Прозоровским - и его заместителем С.М.Потаповым. В состав правления вошли криминалисты Винберг, Кома-ринец, Рассказов, Зицер и Шевченко.

Согласно уставу общество ставило перед собой научные, практические и просветительские цели, в том числе и научную разработку теоретических и практических вопросов судебной медицины, судебной химии и криминалистики, оказание научно-методической помощи органам здравоохранения, юстиции и дознания, внедрение в их практику новейших достижений науки, содействие в повышении квалификации и подготовке специалистов в области судебной экспертизы и следствия.

Неофициальной формой сотрудничества, способствовавшей укреплению связей между криминалистами - учеными и практиками, координации их научных исследований, унификации экспертных исследований по конкретным делам являлись научные и научно-практические конференции различного уровня, проводимые довольно часто. Первые два научных совещания по криминалистике состоялись при Всесоюзном институте юридических наук (ВИЮН) еще до войны. 1-5 июля 1947 г. в Москве состоялось седьмое научное совещание по криминалистике, созванное ВИЮН.

47 Первым на совещании с докладом “Физико-технические методы исследования в криминалистике” выступил Н.В.Терзиев (ЦКЛ Минюста). Приведя примеры использования в криминалистике и судебной экспертизе физических и физико- химических методов, он заявил, что “в свете этих фактов представляется вполне своевременным поставить вопрос о создании судебной физики, подобно тому как развитие химических методов исследования привело к выделению специальной прикладной дисциплины - судебной химии. Доклад он завершил рядом организационных предложений: о создании в союзных республиках институтов судебной экспертизы, подобных украинским (в РСФСР такого института за все время советской власти создано не было); об организации в Москве Центрального криминалистического научно-исследовательского института союзного значения (как отмечалось, ЦНИИСЭ был создан через 15 лет); о надлежащем планировании научно-исследовательской работы всех криминалистических учреждений; о расширении подготовки кадров специалистов по всем отраслям криминалистики путем аспирантуры.

Важной формой консолидации экспертно-криминалистического потенциала государства являлись публикации. Наиболее значительными кри- миналистическими работами послевоенного периода, по мнению Р.С.Белкина, были:

  1. “Введение в криминалистику” С.М.Потапова;
  2. “Научные основы современной трасеологии” Б.И.Шевченко;
  3. “Основные принципы советской криминалистической экспертизы” А.И.Винберга;
  4. “Введение в криминалистическое исследование документов” (часть 1) Н.В.Терзиева;
  5. “Предмет, метод и система советской криминалистики” С.П.Митричева.
  6. Исследование вопросов появления и развития отечественной криминалистики и судебной экспертизы еще раз убедительно доказывает, что су-

48 дебная экспертиза, как особый социальный институт государства, появилась закономерно, на определенном этапе разделения общественного труда, развития производительных сил и экономических отношений. В ходе дальнейшего развития общества, дальнейшей специализации и дифференциации деятельности людей, институт судебной экспертизы все более и более обособлялся от юрисдикционной деятельности судебных и административных органов.

Этому способствовали и научные открытия конца XIX - начала XX вв. в области естествознания, а затем и последовавшие инженерно-технические изобретения и открытия. Известно, что социальная жизнь в целом во многом детерминируется существующим уровнем развития науки и техники. История криминалистики свидетельствует к тому же, что противоправная деятельность, как часть социальной жизни, особенно восприимчива к достижениям научно-технического прогресса. Очевидно, что для изучения способов и результатов неправомерного использования этих достижений в ходе расследования преступлений необходимы специальные знания экспертов. Поэтому имеется прямая объективная связь между широким вовлечением достижений научно-технического прогресса в жизнь общества и неуклонным возрастанием удельного веса судебной экспертизы в системе других судебных доказательств.

Система государственной судебно-экспертной деятельности на современном этапе существует и развивается так же, как и на этапе становления, исходя из удовлетворения практических потребностей органов власти и судопроизводства. Правильное изучение судебно-экспертной системы и получение достоверных выводов о закономерностях ее развития подразумевает не изолированное ее исследование, а исключительно в тесной взаимосвязи с правоохранительной системой. В этой связи изложение дальнейших результатов данного исследования целесообразно начать с нормативно-правовых основ производства судебных экспертиз.

49 § 1.2. Нормативно-правовые основы производства судебных экспертиз

в судебно-экспертных учреждениях

В настоящее время, когда приоритетами в нашей внутренней политике, определяющими направление судебной реформы, стали соблюдение прав человека и гражданина, стремление к повышению качества предварительного и судебного следствия, обоснованности приговоров, - судебная экспертиза приобретает еще большее значение. До 2001 года законодательное регулирование производства судебных экспертиз по уголовным делам осуществлялось только Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР 1960 года. В УПК РСФСР были сформированы и сосредоточены нормативно-правовые основы и принципы судебно-экспертной деятельности, которые в подавляющем большинстве оправдали себя временем и способствовали развитию судебной экспертизы, как эффективного инструмента борьбы с преступностью.

УПК РСФСР устанавливал важнейшие, непреходящие принципы уголовно- процессуального права. Один из них гласит, что нарушение процессуального закона при собирании, исследовании, оценке доказательств влечет за собой исключение доказательства из судебного процесса, делает доказательство недопустимым. В статье 69 УПК РСФСР прямо указывалось, что доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 68 УПК РСФСР (событие преступления, виновность лица, характер и размер причиненного ущерба, обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности).

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР определял заключение эксперта как источник доказательств . Это означало, что экспертизой могут

Часть ученых-процессуалистов считшта, что заключение эксперта - это не источник, а прямое доказательство. Данное разногласие снято новым УПК РФ, статья 74 которого гласит, что заключение эксперта допускается в качестве доказательства.

50 быть установлены фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке устанавливается наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 69 УПК РСФСР). Возводя в такой высокий ранг заключение эксперта, закон одновременно предупреждал, что никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы (ст. 71 УПК РСФСР)1.

Все собранные по делу доказательства подлежали тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда (ст. 70 УПК РСФСР). Более того, заключение эксперта считалось не обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, однако их несогласие с заключением должно было мотивироваться (ст. 80 УПК РСФСР).’

УПК РСФСР указывал основания назначения экспертизы. Согласно ст. 78 УПК РСФСР экспертиза назначается в случаях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и при судебном разбирательстве необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Экспертиза производится экспертами соответствующих учреждений либо иными специалистами, назначенными лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и судом. В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо, обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения. О перечне таких лиц и о проблемах правового регулирования их деятельности будет сказано ниже.

Процессуальная природа экспертизы вызывала споры в литературе конца XIX и начала XX века (Владимиров, Пеликан, Зубов, Фуке, Арсеньев). Наше исследование проведено на основе действующего законодательства, поэтому мы этих споров не касаемся. См.: Приложение2: Энциклопедический словарь. Издатели Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон. Том XL 979 полутом). -СПб, 1904. С. 305-306.

2 См.: Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка. - М., 1995.

3 См.: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. проф. П.А. Лупинской. - М, 1995. С. 176-183.

51

Очень важным требованием, записанным в законе, повышавшим в свое время ответственность экспертов и качество их исследований, являлось то, что вызов (привлечение) эксперта был обязателен для руководителя предприятия, учреждения или организации, где работает эксперт (ст. 78 УПК РСФСР).

Из более чем 500 статей УПК, 58 статей содержат нормативные поло- жения, прямо относящиеся к экспертам и их деятельности, и еще несколько десятков статей закона опосредованно касаются процесса производства экспертиз. Изложенные в этих статьях правовые нормы образуют прочный правовой скелет судебно-экспертной деятельности (СЭД).

Тем не менее, эти нормы УПК не во всех случаях являлись достаточно подробными и исчерпывающими для практического использования, в них не хватало детализации, сами статьи разбросаны в разных отделах и главах. Так, основные положения об экспертизе расположены в главе 5 УПК РСФСР - “Доказательства”, участие специалиста - в главе 10, обстоятельства, исключающие участие эксперта в деле - в главе 4, производство экспертиз - в главе 16, участие эксперта в судебном разбирательстве - в главе 21. Поэтому использование норм УПК РСФСР при назначении и производстве экспертиз на практике нередко сопровождалось их различным толкованием, что вызывало затруднения и разногласия у практических работников.

В целях упорядочения нормативно-правового регулирования СЭД во- просы проведения экспертиз изучались высшей судебной инстанцией госу- дарства. В результате 16 марта 1971 года Пленум Верховного Суда СССР в своем Постановлении № 1 “О судебной экспертизе по уголовным делам” дал необходимые руководящие разъяснения, которые актуальны до настоящего времени и являются важной составляющей нормативно- правовых основ судебной экспертизы.

Пленум отметил, в частности, что судебная экспертиза получает в уголовном процессе все большее распространение. Суды и органы рассле- дования в соответствии с законом проводят экспертизу для установления

52 обстоятельств, имеющих важное значение, когда необходимы специальные познания в науке, технике, искусстве или ремесле. Производимые экспертами исследования способствуют принятию правильных и обоснованных судебных решений. Вместе с тем встречаются случаи разрешения дел без производства экспертизы, когда она обязательна по закону или необходима по обстоятельствам дела. С другой стороны, суды назначают иногда экспертизу для выяснения вопросов, разрешение которых не требует специальных познаний, либо ставят перед экспертами правовые и иные вопросы, ответы на которые выходят за пределы их компетенции.

В целях совершенствования судебной практики по производству экспертиз по уголовным делам Пленум дал официальное толкование ряду важных положений УПК, вызывавших споры правоприменителей. Из их числа выделим два. Так, Пленум указывал судам, что экспертное исследование может быть проведено только лицом, назначенным в качестве эксперта в установленном законом порядке. Имеющиеся в деле акты либо справки о результатах ведомственного исследования какого-либо обстоятельства, в том числе и ведомственные заключения, именуемые экспертизой (о качестве товара, недостаче товарно-материальных ценностей и т.п.), хотя бы и полученные по запросу органов следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы.

Важным вкладом Пленума в механизм правового регулирования СЭД являлось и признание законности комплексной экспертизы, как важного познавательного инструмента в уголовном процессе. И хотя сам термин “комплексная экспертиза” в тексте Постановления отсутствовал, судам разъяснялось, что в необходимых случаях, когда установление того или иного обстоятельства невозможно путем проведения отдельных экспертиз либо это выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, может быть назначено проведение ряда исследований, осуществляемых не-

53 сколькими экспертами на основе использования разных специальных познаний. Эксперты вправе при этом составить совместное заключение.

Эти и другие нормативные разъяснения 1971 года многократно проверены и подтверждены практикой СЭД последующих трех десятилетий и были восприняты при дальнейшем совершенствовании уголовно-процессуального законодательства.

Необходимо отметить, что первые годы нормы УПК РСФСР практически монопольно регулировали всю судебно-экспертную деятельность, а по уголовным делам эта монополия была исключительной. Много позднее, через 40 лет действия УПК РСФСР, наряду с ним вступил в силу еще один федеральный закон прямого действия, регулирующий порядок производства судебных экспертиз по уголовным и иным делам: “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации”. Сегодня же мы являемся свидетелями смены уголовно- процессуального законодательства: с 1 июля 2002 года УПК РСФСР прекращает свое действие и в силу вступает новый УПК Российской Федерации. Временно оставляя в стороне анализ нормативно-правовых основ судебно-экспертной деятельности по новому законодательству, отметим лишь, что законодательные изменения 2001-2002 гг., хотя принципиально и не перестраивают сложившуюся систему судебной экспертизы в России, тем не менее вносят отдельные правовые новеллы в эту сферу.

Например, согласно УПК РФ, приведенные в начале параграфа нормы доказательственного права сохранились лишь наполовину . Если первые из них - положения статей 69, 68, 71 УПК РСФСР - фактически продублированы в статьях 75, 73, 74, 17 УПК РФ, то последующие нормы (выделенные курсивом) в новом УПК отсутствуют либо изложены иначе.

Требование тщательной проверки доказательств утратило императивный характер и изложено в статье 87 УПК РФ как диспозитивная норма.

Следует отметить известную непоследовательность законодателя, который в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях сохранил эти нормы и принципы полностью.

54 Понятия всесторонности и объективности вычеркнуты из лексикона законо- дателя. Необязательность заключения для правоприменителя лишь подра- зумевается, но не декларируется явно. Требование о вызове эксперта перестало быть обязательным для администрации учреждения.

Существенным, на наш взгляд, упущением законодателя является отсутствие в тексте нового УПК нормативного определения оснований для назначения экспертизы, хотя при заполнении бланка постановления о назначении экспертизы (Приложение 62 к УПК РФ) от следователя требуется эти основания указывать. Отсутствие в законе такого определения может затруднить на практике правильное решение вопроса о необходимости назначать или не назначать экспертизу. Поэтому не исключено, что вопрос этот отдельными должностными лицами будет решаться произвольно и не всегда на пользу правосудию. Мы предлагаем при ближайшем внесении поправок в процессуальный закон вернуть в текст статьи 195 - “Порядок назначения судебной экспертизы” - оправдавшее себя нормативное положение о правовых основаниях ее назначения.

Возвращаясь к вопросу о развитии законодательства, регулирующего судебно- экспертную деятельность, необходимо подчеркнуть, что после введения в действие УПК РСФСР 1960 года, несмотря на отдельные его недостатки, эксперты и экспертные учреждения России получили выверенный нормативно-правовой документ высокого уровня юридической техники. Теперь, опираясь на УПК, они могли решить множество спорных или неопределенных ситуаций, постоянно возникающих в экспертной практике. Эксперты, не имевшие юридического образования, лишний раз убеждались, что производство по уголовному делу осуществляется строго в соответствии с действующим законодательством, и что судебно-экспертная деятельность, как часть судопроизводства, подчинена не только научно-методическим, но и юридическим нормам. В этом смысле старый УПК выполнял для судебных экспертов России важную методическую функцию, а для развивающей-

55 ся судебно-экспертной системы - также конституирующую и стабилизи- рующую функции.

Достаточно сказать, что несмотря на огромное количество поправок, внесенных в УПК за 40 лет его существования, институт судебной экспер- тизы в уголовном процессе оказался практически нетронутым. Единствен- ная поправка, имевшая практическое значение для работников судебной экспертизы, но носившая несколько искусственный характер - это законо- дательный запрет на совмещение процессуальных статусов эксперта и спе- циалиста. Согласно пункту За статьи 67 УПК РСФСР, эксперт не мог при- нимать участия в производстве по делу, если он участвовал в деле в качестве специалиста (за исключением случая участия врача-специалиста в области судебной медицины, в наружном осмотре трупа).

Дальнейшее развитие советского государства во второй половине XX века привело к построению новых общественных отношений не только в уголовно-правовой и уголовно-процессуальной сферах. Закономерно возникало правовое регулирование этих новых отношений, появлялось новое отраслевое законодательство, в том числе в сфере гражданского, гражданско-процессуального и административного права. Последовавшие позднее революционные перемены в постперестроечной России придали развитию законодательства, включая процессуальное законодательство, новый, весьма ощутимый импульс.

Нормы, регулирующие деятельность эксперта, - это, в первую очередь, нормы процессуального права. Процесс применения права юридическая наука и практика относят к одной из форм реализации права, которая осуществляется по конкретным жизненным случаям (спорам о праве, нарушениям права) специально уполномоченными органами государства по специальным правилам рассмотрения дел. Этот процесс состоит из ряда обязательных стадий: установление и доказывание фактических обстоятельств дела, выбор правовой нормы и ее толкование, вынесение властного решения. В зависимости от отрасли правового регулирования (уголовные, граж-

56 данские, иные дела), конкретные стадии правоприменительного процесса, отдельные процессуальные процедуры и правила имеют свои особенности, которые закрепляются в соответствующем отраслевом процессуальном законодательстве.

Возникавшее новое отраслевое процессуальное законодательство РСФСР, а затем РФ, возводило наравне с УПК РСФСР заключения экспертов в ранг доказательств по делу, тем самым напрямую затрагивало дея- тельность судебных экспертов и судебно-экспертных учреждений. Таким образом, нормативно-правовые основы судебно-экспертной деятельности постепенно расширялись и усложнялись.

К настоящему моменту действующим законодательством Российской Федерации предусмотрены семь видов публичного правоприменительного процесса (категорий дел), участником которых может стать судебный эксперт:

Оуголовный процесс - с 01.01.61 регулируется нормами Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, а с 01.07.02 - нормами УПК РФ;

2) гражданский процесс - с 01.10.64 регулируется нормами Гражданского процессуального кодекса РСФСР; 3) 4) административный процесс - с 01.01.85 регулируется процессуальными нормами Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, а с 01.07.02 - нормами КоАП РФ; 5) 4)таможенный процесс - с 05.08.93 регулируется нормами Таможенного кодекса Российской Федерации;

5)конституционный процесс - с 23.07.94 регулируется нормами, со- держащимися в Федеральном конституционном законе РФ «О Конституционном Суде Российской Федерации»;

6)арбитражный процесс - с 01.07.95 регулируется нормами Арбит- ражного процессуального кодекса Российской Федерации;

7) налоговый процесс - с 01.01.99 регулируется нормами первой части Налогового кодекса Российской Федерации.

57 Производство судебных экспертиз в разных видах правоприменитель- ного процесса, по сравнению с уголовным процессом, отрегулировано с различной степенью подробности и полноты, наименее детально - в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях, более детально в Арбитражном процессуальном и Таможенном Кодексах РФ. При сравнении, например. Арбитражного процессуального Кодекса РФ с УПК РСФСР и УПК РФ очевидно, что они в большой степени похожи. Но, как уже отмечалось, при наличии общих черт, конкретные процессуальные нормы, регулирующие производство экспертизы, по уголовным, гражданским, административным, арбитражным и иным категориям дел имеют свои особенности, а иногда существенно различаются. Во всех семи перечисленных законах институт доказательственного права сформирован по-разному и процессуально-правовой статус эксперта (его права и обязанности), а также правовой режим заключения эксперта установлены без соблюдения цельности и единства правового пространства экспертной деятельности.

Таким образом, с течением времени процесс текущего правотворчества привел к накоплению множественных несогласованных и раздробленных норм, регулирующих производство экспертиз, которые нуждаются в систематизации. Приведем несколько примеров несогласованности норм экспертного права.

Так, например, во всех семи видах процесса установлено, что свои вы- воды по результатам исследования эксперт излагает письменно. При этом документ, составляемый экспертом, везде именуется одинаково: заключение эксперта (ст. 80 УПК РСФСР, ст. 80 УПК РФ, ст.26.2 КоАП РФ, ст.68 АПК РФ и другие) и считается доказательством по делу. Однако только в Таможенном кодексе прямо установлено, что никакие заключения, акты, справки и иные документы, содержащие результаты проведенных исследований и выводы, но подготовленные не по поручению правоохранительных органов, заключениями эксперта не являются (ч. 12 ст. 326 ТК РФ).

Во всех семи видах процесса установлено, что расходы, связанные с производством экспертизы, должны возмещаться. Однако, только в Налоговом кодексе прямо установлено, что эксперт привлекается на договорной основе (ст. 95(1, 2) НК РФ).

Везде, кроме конституционного и налогового процесса, предусмотрена возможность проведения экспертизы в специализированном экспертном учреждении. Однако из пяти кодексов только уголовно-процессуальным предусмотрены определенные юридические акты (действия, имеющие правовое значение) руководителя экспертного учреждения как самостоятельного субъекта судебно-экспертной деятельности (ст. 187 УПК РСФСР, ст.ст. 199, 200 УПК РФ).

Каждый из семи законодательных актов предусматривает право эксперта ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, однако только в уголовном и таможенном процессах определена сама процедура получения дополнительных материалов (образцов) для сравнительного исследования (ст.ст. 186 и 288 УПК РСФСР; ст. 202 УПК РФ, ст.ст. 135 и 347 ТК РФ).

Во всех семи видах процесса установлена ответственность эксперта за ненадлежащее выполнение своих обязанностей, однако, основания и виды ответственности существенно различаются. За неявку по вызову по уголовному делу судом на эксперта может быть наложен штраф (денежное взыскание): по старому УПК - в размере до одной третьей МРОТ (ст.ст. 73, 82 УПК РСФСР), по новому УПК - в размере до 25 МРОТ (ст. 117 УПК РФ), а за неявку по гражданскому делу - в размере до 100 МРОТ (ст. 160 ГПК РСФСР).

За дачу экспертом заведомо ложного заключения в уголовном, арбитражном, гражданском процессах наступает уголовная ответственность (ст.ст. 73, 82 УПК РСФСР; ст. 57(5) УПК РФ, ст. 45 АПК РФ; ст.ст. 62, 76 ГПК РСФСР), в налоговом процессе эксперт подвергается штрафу в размере 1000 рублей (ст. 129(2) НК РФ), а в административном - от 10 до 15 МРОТ

59 (ст. 17.9 КоАП РФ). Таможенный кодекс не предусматривает ответственности эксперта за дачу ложного заключения.

Все эти и многочисленные другие несоответствия и пробелы в дейст- вующем процессуальном законодательстве, вызванные развитием системы российского права, порождают значительные трудности при производстве судебных экспертиз и при оценке заключений экспертов как доказательств по делу. Усложняет ситуацию неравномерность развития и нестабильность институтов российского процессуального законодательства; в одних случаях эти институты недостаточно продуманны, а в других - страдают излишним консерватизмом.

В первую очередь, затруднения испытывают сами эксперты, поскольку в деятельности практикующего эксперта все чаще встречаются спорные ситуации по применению той или иной конкретной нормы процессуального права. В системе судебно-экспертных учреждений работают высококвалифицированные специалисты, компетентные в различных отраслях науки и техники. Но, как правило, они не имеют достаточно глубоких знаний в области юриспруденции, в том числе и в области уголовного, гражданского, арбитражного процесса. Не все эксперты четко понимают иерархию законодательных и подзаконных актов, нормативных актов и актов индивидуального действия, границы применения того или иного акта. Многообразие и изменчивость процессуальных норм вносят путаницу и не дают возможности нормальному эксперту запомнить их наизусть или хотя бы грамотно и свободно оперировать ими.

Тем не менее, обязанность соблюдения экспертом норм процессуального законодательства требует от эксперта знания и понимания этих норм, понимания их соотношения между собой. Согласно должностным инструкциям, действующим в системе Министерства юстиции России, каждый государственный судебный эксперт обязан знать не только предметную область своей экспертизы, но и нормы законодательства, регулирующего порядок назначения и производства экспертиз, то есть регулирующего его

60 деятельность как эксперта. При проведении квалификационных экзаменов на право самостоятельного производства экспертиз такие вопросы встречаются в каждом экзаменационном билете.

Эксперт при осуществлении профессиональной деятельности самостоятельно реализует свои процессуальные права и обязанности, в том числе и вне стен экспертного учреждения: при участии в следственных и судебных действиях - осмотре, допросе, освидетельствовании, следственном эксперименте, при выезде на экспертный осмотр объекта, при вызове на допрос или для дачи заключения на суде. Эти и другие экспертные ситуации характеризуются сложностью, эмоциональной напряженностью, часто в ходе них возникают спорные моменты, требующие юридического урегулирования. Для уверенного правомерного поведения эксперту необходим надежный и компактный правовой ориентир, своего рода универсальный Экспертный кодекс, роль которого не может выполнить ни один из указанных семи процессуальных законов - в силу ограниченности предмета правового регулирования каждого, а также и совокупность семи законов - уже в силу их взаимной несогласованности, наличия пробелов и слишком обширного предмета правового регулирования.

Роль Экспертного кодекса ранее, при относительно стабильном советском процессуальном законодательстве, выполняла общая Инструкция о порядке производства экспертиз, утвержденная Минюстом РСФСР в 1974 году. Несмотря на детальную проработанность ее положений, содержащих нормативно-правовые и организационно-методические основы экспертной деятельности, в целом на сегодня она по многим позициям устарела, не соответствует новому российскому законодательству и поэтому не выполняет своей нормативно-регулирующей функции. Поскольку Инструкция - лишь ведомственный подзаконный акт, ее юридическая сила на несколько ступеней ниже силы закона, и при наличии противоречий с законом действует не Инструкция, а непосредственно закон.

61

Таким образом, в 90-х годах XX века судебно-экспертные учреждения России оказались в серьезном правовом вакууме: старая нормативно-правовая база уже не работала, а новая либо отсутствовала, либо была представлена несогласованными и раздробленными правовыми актами, что порождало неопределенность правового положения экспертных учреждений. Серьезным испытанием для государственной судебно-экспертной деятельности стало то, что создавшийся правовой вакуум активно заполнялся деятельностью разнообразных частных физических и юридических лиц, пытавшихся вытеснить (и вытеснявших!) государственные СЭУ за пределы исторически закрепленной за ними сферы деятельности.

Понимая, что без развернутой систематизированной законодательной базы развитие судебно-экспертных учреждений невозможно, мы с 1993 года неоднократно ставили вопросы о совершенствовании нормативно-правовых основ производства судебных экспертиз в России. Нормотворческая работа проводилась на основании исследования имеющихся проблем и недостатков деятельности судебно-экспертных учреждений Северо-Западного региона России, анализа передового опыта учреждений других регионов, сопоставления с деятельностью ведомственных и негосударственных учреждений, проводящих экспертизы, изучения отзывов и представлений правоохранительных органов и судов, а также обобщений экспертной и судебно-следственной практики. Эта работа по созданию системы упорядоченного и основанного на законе регулирования СЭД строилась по нескольким направлениям.

Первое направление - развитие ведомственных нормативно-правовых основ деятельности судебно-экспертных учреждений и приведение ведомственных норм в соответствие с федеральным законодательством. Соглашаясь с нашей концепцией развития судебно-экспертных учреждений, Минюст РФ предпринял ряд шагов в направлении единого нормативно-правового регулирования судебно- экспертной деятельности. Так, в 1997 году были разработаны и обсуждены на Всероссийском совещании Инструкции об ор-

62 ганизации производства судебных и несудебных экспертиз в судебно- экспертных учреждениях системы Минюста РФ. Но до сих пор они не утверждены и не изданы.

Отдельные ведомственные нормативно-правовые акты, касающиеся сопутствующих видов экспертной деятельности (подготовки и повышения квалификации экспертов, контроля качества заключений и т.д.), принимались Министерством юстиции РФ в 1995-96 гг., ведомственная нормотвор-ческая деятельность Министерства активизировалась с 1999 года.

Параллельно с развитием ведомственной нормативно-правовой базы шла работа во втором направлении - по созданию общефедерального законодательства, регулирующего судебно-экспертную деятельность. В 1993 году в Верховном Совете России рассматривался закон “О судебной экспертизе”. Позднее в Федеральном собрании рассматривались Федеральные законы “О гарантиях социальной защиты работников судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации” и “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации”, Минюстом был подготовлен законопроект “Об органах и учреждениях юстиции”. Однако нормотворческий процесс идет весьма медленно, в течение 7 лет законопроекты неоднократно находились в обеих палатах Федерального собрания, рассматривались в нескольких чтениях, но так и не были введены в действие.

Следует особо подчеркнуть, что с 1991 по 2000 гг., несмотря на многочисленные предложения с мест, не было принято вообще ни одного нормативного акта федерального уровня, способствующего в масштабах государства более четкой организации производства экспертиз - основной деятельности судебно-экспертных учреждений. Исключение составляют лишь два акта. Первый - весьма важное Постановление Правительства РФ от 6 октября 1994 г. № 1133 “О судебно- экспертных учреждениях системы Ми-

См.: Проект инструкций о порядке производства судебных и несудебных экспертиз в экспертных учреждениях МЮ РФ. - МЮ РФ. - Исх. № 13-10-171-08 от 04.09.1997 г.

63 нистерства юстиции Российской Федерации”, определившее основную сферу деятельности этих учреждений как правоохранительную и установившее принципы оплаты труда экспертов, более или менее соответствующие зарплате сотрудников других правоохранительных органов.

Второй - письмо Министерства финансов от 29 мая 1998 г. № 3-01-012/14, которым с 01 января 1998 года прекращалась не оправдавшая себя практика государственного финансирования судебно-экспертных учреждений МЮ РФ как учреждений сугубо научно-исследовательских: по разделу 06 федерального бюджета “Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу”, подразделу 02, целевой статье 281 “Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы”, - и вводилась новая практика их финансирования как учреждений правоохранительных: по разделу 02 федерального бюджета “Судебная власть” .

В условиях сложившегося правового вакуума большую роль сыграло третье направление нормотворческой работы. В рамках этого направления все имеющиеся проблемы и неотрегулированые отношения в 90-е годы на практике решались и до настоящего времени решаются повседневными организационно- методическими и тактическими приемами, основанными на действующем законодательстве.

В сфере тактического регулирования судебно-экспертными учреждениями накоплен немалый практический опыт, который может служить существенным источником судебно-экспертного права. Конкретные проблемы и возможные пути их решения будут показаны в дальнейшем изложении.

Четвертым направлением, дающим практический выход из ситуации, в которой судебно-экспертные учреждения лишены единого, систематизированного и достаточно подробного нормативно-правового акта, кодифицирующего экспертную деятельность, становится такая форма систематизации

С 2000 года государственное финансирование СЭУ МЮ РФ согласно утвержденной Феде- ральным законом бюджетной классификации РФ осуществляется по разделу 05 федерального бюджета “Правоохранительная деятельность и обеспечение безопасности государства”.

64 законодательства, как его инкорпорация.

В 1998 году Северо-Западным региональным центром судебной экспертизы было внесено предложение издать сборник официальных норм, содержащий полные и аутентичные тексты действующего процессуального законодательства России, касающиеся порядка производства экспертиз по уголовным, гражданским и всем иным категориям дел, находящихся в ведении правоохранительных органов и рассматриваемых судами. В нем должны быть приведены все статьи процессуальных законов, содержащие такие, например, понятия, как «эксперт», «экспертиза», «экспертный», «специалист», а также другие статьи, непосредственно регламентирующие процессуальную деятельность судебного эксперта.

Предложение было одобрено Минюстом РФ и попытка издания такого сборника, предназначенного в первую очередь для судебных экспертов системы МЮ РФ, осуществлена1. Представляется, что сборник поможет облегчить поиск и использование правовых норм, снять большинство проблемных правовых ситуаций в ходе осуществления экспертами своей повседневной профессиональной деятельности. Мы также исходили из того, что в силу всеобщего характера норм, включенных в сборник, он может быть использован экспертами других ведомств (МВД РФ, ФСБ РФ, ГТК РФ, ФСНП РФ, Минздрава РФ и Минобороны РФ), негосударственными экспертами, работающими по заданиям судов и правоохранительных органов, равно как и самым широким кругом правоприменителей и адвокатов, использующих в своей работе заключения экспертов.

Пятым направлением укрепления нормативно-правовых основ судебно-экспертной деятельности могла бы стать инкорпорация подзаконных актов высших органов государства, изданных в этой сфере. Однако, перечень подзаконных федеральных актов 90-х годов, в той или иной мере регулирующих производство судебных экспертиз, весьма невелик, а сами акты имеют скорее декларативный или распорядительный характер, нежели нор-

1 С.А.Смирнова. Эксперт в правоприменительном процессе. Учебное пособие - СПб., 2001.

65 мативно-правовой. Краткий обзор этих актов приведен в следующем параграфе, посвященном управлению в сфере судебной экспертизы.

В результате анализа как законодательных, так и подзаконных актов, регулирующих судебно-экспертную деятельность, а также их многочисленных проектов было установлено, что в нормативно-правовой базе судебно-экспертной деятельности имеются многочисленные пробелы и противоречия, создающие реальные проблемы и трудности в организации работы судебных экспертов. Часть норм устарела и не соответствует сложившейся на практике схеме взаимодействия правоприменителя и эксперта. Часть норм не соответствует структуре современного научного знания и принципам познавательного процесса. А некоторые важные стороны деятельности эксперта и экспертного учреждения вообще не отрегулированы процессуальным законодательством.1

Именно поэтому научные и практические работники пришли к выводу о крайней необходимости подготовки и принятия Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации”. Принимая участие в разработке этого закона, мы исходили из концепции необходимости, с одной стороны, сохранения тех норм и принципов, которые положительно зарекомендовали себя в течение десятилетий, и, с другой стороны, необходимости развития законодательства в целях его соответствия современным общественным отношениям, в частности процессам, обусловленным внедрением результатов научно-технического прогресса в правоохранительную и в противоправную деятельность.

Принятие в 2001 году межотраслевого Федерального закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации’” позволило решить следующие важные задачи систематизации законода-

Возгрин И.А. Вопросы организации и правового регулирования криминалистического обеспечения правоохранительной деятельности органов внутренних дел // Теоретические и прикладные проблемы экепертно-криминалистической деятельности. - СПб, 1999. С. 29-35. 11 В целях сокращения далее - Закон о ГСЭД.

66

тельства в области судебно-экспертной деятельности:

  • установить для различных видов судопроизводств единые принципы и общий порядок производства судебных экспертиз в государственных су- дебно - экспертных учреждениях, что будет в максимальной мере способствовать полноте, всесторонности и объективности экспертного исследования и достоверности даваемого экспертного заключения;
  • обеспечить соблюдение прав и свобод граждан при производстве су- дебных экспертиз;
  • обеспечить четкую организацию производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях различных систем и ведомств с тем, чтобы экспертизы осуществлялись высококвалифицированными специалистами, отвечающими высоким требованиям, предъявляемым к государственному судебному эксперту.
  • Однако, этому, безусловно революционному событию в сфере судебно- экспертной деятельности, предшествовала многолетняя неопределенность, которая весьма существенно затрудняла нормальную деятельность всех судебно-экспертных учреждений России и отрицательно сказывалась на результатах правоохранительной деятельности. Процесс подготовки за- кона, в котором мы принимали активное участие, может быть предметом отдельного научного исследования.

В соответствии со ст. 80 УПК РСФСР, эксперт дает заключение от своего имени на основании произведенных исследований в соответствии с его специальными знаниями и несет за данное им заключение личную от- ветственность. К сожалению, данное положение отсутствует в тексте нового УПК РФ.

При назначении для производства экспертизы нескольких экспертов, они до дачи заключения совещаются между собой. Если эксперты одной специальности придут в общему заключению, последнее подписывается всеми экспертами. В случае разногласия между экспертами каждый эксперт

67 дает свое заключение отдельно (ст. 80 УПК РСФСР, ст. 200 УПК РФ, ст.21 Закона о ГСЭД).

Следует отметить, что это положение закона относится как к комиссионным экспертизам, которые производятся экспертами одной специальности, так и к комплексным, при которых в комиссию входят эксперты разных специальностей (например, медико-криминалистическим).

Продолжая указанную выше линию, законодатель предусматривает, что в случае недостаточной ясности или полноты заключения может быть назначена дополнительная экспертиза, поручаемая тому же или другому эксперту. В случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в ее правильности может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая другому эксперту или другим экспертам (ст.81 УПК РСФСР, ст. 207 УПК РФ, ст. 20 Закона о ГСЭД).

Анализируя текст прежнего и нового законодательства, следует сделать вывод, что с одной стороны, новое законодательство делает шаг вперед и юридически закрепляет понятия комиссионной и комплексной экспертиз. С другой стороны, приводимые формулы не до конца согласованы между собой и не всегда соответствуют пониманию, выработанному в науке и принятому в практике судебно-экспертной деятельности. Представляется, что должно пройти некоторое время применения законодательства на практике, прежде чем данные несоответствия будут устранены.

Закон предусматривает обязанности и права эксперта. Правовой статус эксперта изложен в разном объеме в УПК и в законе о ГСЭД. Согласно ст. 57 УПК РФ, эксперт - это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном статьями 195 - 207, 269, 282 и 283 УПК РФ.

Эксперт вправе: 1) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы; 2) ходатайствовать о предос-

68 тавлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов; 3) участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы; 4) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования; 5) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права; 6) отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения.

По УПК РФ эксперт не вправе: 1) без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы; 2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования; 3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств; 4) давать заведомо ложное заключение; 5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 УПК РФ.

Обязанности эксперта в диспозитивной форме УПК РФ не излагает (равно как и обязанности других участников процесса), говоря лишь об ответственности. За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, а за разглашение данных предварительного расследования - ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

69 Иное изложение правового статуса эксперта дает Закон о ГСЭД. Согласно ст. 17 Закона эксперт вправе: ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения; делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний; обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта. Эксперт также имеет права, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.

Об обязанностях эксперта говорит ст. 16 Закона о ГСЭД. Эксперт обязан: принять к производству порученную ему руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения судебную экспертизу; провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам; составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы; не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну; обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела. Эксперт также исполняет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.

70 По закону эксперт не вправе: принимать поручения о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения; осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта; вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела; самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы; сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших; уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

Сравнивая объем субъективных прав и обязанностей эксперта по двум федеральным законам: по уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации и по закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», следует сделать вывод, что, несмотря на существенную совпадающую часть правомочий эксперта по обоим источникам, отдельные элементы правового статуса эксперта по каждому из них различны. Такая ситуация не способствует устойчивому правовому регулированию судебно-экспертной деятельности.

В силу того, что оба источника имеют одинаковую юридическую силу, а Закон о ГСЭД выполняет для судебно-экспертного права кодифици- рующую функцию наше предложение заключается в том, чтобы дополнить последний недостающими правомочиями, закрепленными во всех отраслях процессуального законодательства. Из сравнительного анализа УПК РФ, КоАП РФ, АПК РФ и ГПК РСФСР вытекает, что к таким межотраслевым процессуальным правам законодатель относит:

1) право эксперта знакомиться с материалами дела; 2) 3) право эксперта ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов; 4)

71

3) право эксперта участвовать в исследовании доказательств по делу и задавать вопросы другим участникам; 4) 5) право эксперта на инициативу по установлению доказательственных фактов; 6) 7) право эксперта в установленных случаях отказаться от дачи заключения. 8) В случае отказа или уклонения эксперта от выполнения своих обязанностей без уважительных причин, или неявки без уважительных причин по вызову лица, производящего дознание, следователя и суда к эксперту по старому УПК РСФСР (ст. 82) применялись меры ответственности, предусмотренные статьей 73, говорящей об ответственности свидетеля за уклонение от своих обязанностей. При неявке свидетеля без уважительной причины лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд были вправе подвергнуть его приводу. Суд вправе также наложить на свидетеля денежное взыскание в размере до одной трети минимального размера оплаты труда.

По новому УПК возможность принудительного привода эксперта, в отличие от свидетеля, потерпевшего и гражданского ответчика, исключается, что продолжает ранее взятую линию законодателя на увеличение объема процессуальных свобод эксперта. В соответствии с прежним УПК и УК РСФСР эксперт за отказ или уклонение от дачи заключения нес уголовную ответственность. Начиная с 1 января 1997 года новым Уголовным кодексом Российской Федерации эта ответственность была отменена. Тем самым законодатель повысил статус судебного эксперта и защитил его права, как независимого и ответственного субъекта познания.

На наш взгляд, познавательные права эксперта нуждаются в дальнейшей, более сильной законодательной защите. Чтобы судебный эксперт мог эффективно выполнять свои профессиональные функции, он должен обладать свободой познания, то есть иметь право проводить исследование без обязанности отчитываться перед кем-либо о ходе исследования и тем более без опасения быть наказанным за выбор того или иного метода познания

72 или их совокупности. На практике в отдельных случаях правоприменители нарушают эту свободу, вызывая экспертов на допросы не как экспертов, а как свидетелей и принуждая их давать показания по поводу обоснования интеллектуальных процессов, сопровождавших производство экспертизы. Это недопустимо.

По закону возможен допрос эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения. В соответствии со статьей 80 УПК РФ показания эксперта - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями статей 205 и 282 настоящего Кодекса - допускаются в качестве доказательства. Статья 205 “Допрос эксперта” говорит о том, что следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в части первой статьи 206 настоящего Кодекса, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения. Допрос эксперта до представления им заключения не допускается. Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы.

Таким образом законодатель последователен в разграничении процессуальных статусов эксперта и свидетеля и в ограничении вмешательства в интеллектуальную деятельность эксперта. Поскольку право эксперта на выбор методики исследования непосредственно следует из статьи 4 закона о ГСЭД (из принципа независимости эксперта) и из содержания экспертной деятельности, - один и тот же объект может быть исследован различными методами, в различной их последовательности. Имеющиеся методические указания позволяют эксперту, например, при определении расстояния выстрела по его следам применить и диффузно- контактный метод, и метод эмиссионного спектрального анализа, и методы рентгеновского исследования, и метод визирования. При определении взаимного расположения столкнувшихся транспортных средств эксперт может исходить как из еле-

73 дов на дороге, так и из следов на транспортных средствах. Наилучшую методику может выбрать только сам эксперт в зависимости от особенностей конкретного происшествия.

Однако, поскольку это право вызывает возражения у отдельных пра- воприменителей, предлагается закрепить его текстуально. Одновременно нами предлагается внести дополнительное нормативное положение в статью 205 УПК РФ “Допрос эксперта” - принцип экспертного иммунитета:

“Эксперт не может быть допрошен в качестве свидетеля по данному или иному уголовному делу в целях разъяснения, уточнения или дополнения, примененных им методов и методик исследования, а также существа сделанных им выводов”.

Это может делать не свидетель, а только эксперт - носитель специальных знаний и только после проведения экспертного исследования. В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения какого-либо эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта (экспертов) согласно статье 207 УПК РФ по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Возможно деятельность судебного эксперта должна быть защищена от необоснованного вмешательства правоприменителя и уголовным законом. Следует отметить, что в определенной мере УК РФ все же предусматривает отдельные меры уголовно-правовой защиты эксперта.

Так, статья 295 УК РФ предусматривает, что посягательство на жизнь эксперта, а равно его близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта, совершенное в целях воспрепятствования законной деятельности эксперта либо из мести за такую деятельность, - наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

74 Статья 296 устанавливает уголовную ответственность за угрозу или насильственные действия в отношении эксперта в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования; статья 302 - за принуждение эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание; статья 309 - за подкуп эксперта в целях дачи им ложного заключения или ложных показаний или принуждение эксперта к даче ложного заключения, а равно за принуждение к уклонению от дачи показаний (заключения).

Не ставя перед собой цели полностью проанализировать нормативно-правовые основы проведения экспертиз, что в условиях смены действующего законодательства может быть предметом самостоятельного монографического исследования, назовем еще две, важные на наш взгляд юридические новеллы, вводимые новым УПК РФ .

В отличие от системы процессуального права других стран, например, США, российское законодательство последовательно проводит в жизнь принцип независимости эксперта от сторон. Так, в разделе II “Участники уголовного судопроизводства” УПК РФ выводит фигуру эксперта как из главы 6 - участники со стороны обвинения, - к которым, в частности относит не только прокурора, но и следователя, так и из главы 7 - участники со стороны защиты, называя эксперта в следующей, отдельной главе 8 - иные участники, в статье 57 которой прямо указывает, что эксперт привлекается не стороной, а назначается в установленном порядке правоприменителем для производства судебной экспертизы и дачи заключения. При этом допрос эксперта возможен только после проведения исследований и дачи заключения.

Одновременно новый УПК реализует и принцип состязательности

Часть нормативных положений нового законодательства в сфере СЭД проанализирована также при рассмотрении вопроса о взаимоотношении судебно-экспертной и правоохрани- тельной деятельности (см.§ 2.3).

75 сторон, предоставляя стороне защиты право привлекать специалиста для участия в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст.53 и 58 УПК РФ), В соответствии со ст. 70 УПК РФ, предыдущее участие лица в производстве по уголовному делу в качестве специалиста не является основанием для его отвода в качестве эксперта. Следовательно, специалисту, привлеченному стороной защиты, судом или органом предварительного расследования может быть назначена экспертиза. В случае, если по делу ранее уже проводилась экспертиза другим экспертом по тем же обстоятельствам, во избежание разногласий в выводах, следующая, дополни- тельная экспертиза может быть поручена комиссии, состоящей из обоих экспертов.

В итоге получается вполне удачная, на наш взгляд процессуальная конструкция, когда возможные разногласия между двумя экспертами (что является нормальным рабочим моментом для комиссионной экспертизы), будут решаться не публично, в зале суда, а в процессе экспертного исследования,

Второй важной и положительной новеллой является вводимая статьей 131 УПК РФ “Процессуальные издержки” возможность возмещения процессуальных издержек, в том числе сумм, израсходованных на производство судебной экспертизы в экспертных учреждениях, за счет средств участников уголовного судопроизводства (а не только за счет средств федерального бюджета). В этой связи мы считаем важным дополнить статьей, развивающей положения пункта 2.7 статьи 131 и прямо регламентирующей право правоохранительных органов возлагать оплату экспертных работ на участников процесса, заявивших ходатайство о назначении экспертизы, или на иные заинтересованные организации.

76 Подводя итог нашему исследованию состояния и развития нормативно-правовой и законодательной базы судебно-экспертной деятельности, следует отметить, что нормативно-правовые основы производства судебных экспертиз в государственных экспертных учреждениях, сформированные ранее в УПК РСФСР постепенно развиваются, реорганизуются, представлены в специальном федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности» и, вероятнее всего, будут представлены в законе «О гарантиях социальной защиты работников судебно-экспертных учреждений Министерства Юстиции Российской Федерации» (еще не принят).

Осуществление такого правового регулирования поднимает вопрос о повышении статуса судебной экспертизы и возможном ее выделении в отдельный раздел науки криминалистики.

В перспективе стоит также вопрос о консолидации всех государственных судебно- экспертных учреждений различной ведомственной принадлежности в одну, независимую от органов предварительного расследования, самостоятельную федеральную государственную экспертную службу.

77 § 1.3. Организационно-методические формы управления судебной экс- пертизой в федеральном округе

Рассмотрение судебно-экспертной деятельности (СЭД), как сложно организованной деятельности, ее содержания, предмета, структуры, субъектного состава, связей с правоохранительной деятельностью невозможно вне системного подхода. Поэтому само понятие судебно-экспертной деятельности должно быть сконструировано на основе представлений о целостных (системных) объектах, сформулированных в рамках так называемой общей теории систем. Идеи общей теории систем, находящие свое научное обоснование в фундаментальных положениях диалектической логики, диалектического материализма, философии гуманитарного и технического знания, легли в основу таких научных методов исследования как системный, системно-структурный, структурно-функциональный и системно-функциональный анализ.1 На современном этапе развития науки применяемый повсеместно метод системного анализа следует по полному праву отнести к общенаучным методам познания.

Центральной категорией в понятийном аппарате системной теории является категория системы. Она определяется как целостное множество взаимосвязанных элементов, взаимодействие между которыми порождает новые (интегративные, системные) качества, не присущие ее составным частям’. Важнейшие признаки системы: целостность (реализация принципа единства внутреннего строения системного объекта), элементный состав (составные части системы), связь (иерархический или координационный способ взаимодействия элементов системы), внутренняя структура (сеть различных типов связей между элементами изучаемой системы), центр (ядро системы, определяющее единство ее компонентов с точки зрения сущности, содержания и принципов построения). Признаками системных объектов, изменяющихся во времени (динамических систем) и обладающих свой-

1 Теория государства и права. Под ред. А.И. Денисова. - М., 1980. С.271.

2 Там же. С.272.

78 ствами управляющих систем, являются цель и функции, определяющие дея- тельность системы и ее развитие.

К числу основных системных понятий мы относим также следующие: тело, или corpus, системы (совокупность всех ее элементов), подсистема (система, состоящая из части элементов исходной системы), надсистема, или метасистема (система, для которой исходная система является подсистемой), суперсистема (надсистема наиболее высокого порядка, включающая все элементы и факторы, существенные для правильного рассмотрения исходной системы), окружающая (внешняя) среда, или media externa (часть суперсистемы за вычетом самой заданной системы, включающая прилегающие и наиболее близкие к ней элементы), граница системы, или limen (совокупность таких элементов, которые одновременно принадлежат и к системе и к ее окружающей среде), внешняя структура системы (в отличие от внутренней структуры она объединяет в себе связи элементов системы не между собой, а с окружающей средой).

Для судебно-экспертной деятельности суперсистемой является социум в масштабах государства. Ее ближайшую окружающую среду образуют преступная и правоохранительная деятельность общества, а также соответствующие организации и органы власти. Неотъемлемыми составляющими окружающей среды экспертной деятельности, выполняющими роль питательной среды, являются научно-технический потенциал и знания, накопленные обществом.

Для динамических систем внешняя структура определяется важным понятием системного метаболизма (совокупности процессов взаимодействия, обмена с окружающей средой, происходящих на границе системы), который классифицируется по двум основаниям. По основанию направленности воздействий метаболизм делится на поток, входящий в систему (input, ассимиляция), и исходящий наружу (output, диссимиляция). По основанию содержания потоков метаболизм делится на материальный (поток материальных объектов: предметов, веществ, материальных ценностей и средств,

79 обеспечивающих жизнедеятельность системы или являющихся продуктами ее жизнедеятельности), информационный (поток информационных объектов; инструкций, методик и иных нормативных актов, научно-технической информации, заданий, распоряжений, заявлений, ходатайств), а также смешанный (поток объектов, имеющих одновременно обе соизмеримые по значимости компоненты - материальную и информационную).

К составляющим входящего материального метаболизма судебно- экспертного учреждения, как одного из субъектов СЭД, относятся средства производства - например, новое экспертное оборудование, расходные химические, фотографические и иные материалы, поступающие финансовые средства, вещественные доказательства и иные объекты, представляемые на экспертизу. Исходящий материальный метаболизм представлен списанным оборудованием, отходами экспертного производства, налоговыми отчислениями в бюджет, исследованными вещественными доказательствами.

Специальные знания и методики исследования, необходимые для про- изводства экспертиз и поступающие в судебно-экспертное учреждение в виде научных публикаций, ведомственных методических пособий или в виде профессионального образования принятых на работу молодых специалистов; поток исходных данных для проведения экспертиз по конкретным делам; поток вопросов, поставленных перед экспертами, - примеры входящего информационного метаболизма. Соответственно, консультации, справки, выводы экспертов, а также их показания при допросах на суде или на предварительном следствии - традиционные для экспертного учреждения компоненты исходящего информационного метаболизма.

Смешанный метаболизм судебно-экспертного учреждения представлен прежде всего процессуальными документами, имеющими значимые ма- териальные реквизиты и значимое информационное содержание: входящий - постановлениями (определениями) органов, назначающих экспертизу, исходящий - заключениями экспертов. Посетители судебно- экспертного учреждения - следователи и иные заказчики экспертиз - также являются при-

80 мером смешанного метаболизма.

Судебно-экспертная система характеризуется интегрированностью, что, в свою очередь, предполагает вертикальную и горизонтальную согласованность ее структурных элементов. Ее жизнеспособность определяется тем, насколько в ней преобладают согласие и сотрудничество между отдельными элементами и подсистемами1. Судебно-экспертная система самодостаточна в том смысле, что в силу своей внутренней организации и внутренних ресурсов, а также доступа к необходимым ресурсам в окружающей среде, она обладает способностью функционировать автономно, реализуя свои ценности, нормы и коллективные цели, приспосабливаясь к условиям среды. Равно как и любая другая система, она открыта влиянию окружающей среды, с которой она вовлечена в процессы взаимообмена и из которых получает важнейшие стимулы для своей деятельности. Открытость уже сама по себе предполагает, что судебно-экспертная система является частью, или подсистемой другой, более всеохватывающей системы, а именно - правоохранительной системы государства.

Наряду с интегрированностью и внутренним единством, которые определяются, во-первых, единством и целостностью государственной правоохранительной системы и, во-вторых, единой научно-познавательной природой судебно- экспертной деятельности, судебно-экспертная система обладает и свойством дискретности, распределенности своих элементов и подсистем.

Как видно из рис. 6. (см. § 2.3), прежде всего она распределена по ведомствам, что сложилось исторически. Судебная экспертиза проводится в специализированных экспертных учреждениях Министерства здравоохранения (медицинская и психиатрическая экспертизы) и Министерства юстиции (подавляющее большинство остальных видов криминалистических и некриминалистических экспертиз). Учреждения этих двух министерств выполняют экспертизы по заданиям органов, не входящих в систему самих

1 Гаджиев К.С. Политическая наука: Учебное пособие. 2-е изд. - М., 1995. С.] 16.

81 министерств, и в этом смысле являются независимыми. Близкое к независимому положение занимают лаборатории Министерства обороны (медицинская и традиционная криминалистическая экспертизы), выполняющие экспертизы по заданиям военной прокуратуры и военных судов.

Остальные экспертные учреждения являются ведомственными под- разделениями федеральных правоохранительных органов, входящих в систему Министерства внутренних дел, Федеральной службы безопасности, Государственного таможенного комитета, Федеральной службы налоговой полиции. Их основная сфера деятельности - производство криминалистических экспертиз по уголовным и иным делам соответствующей подведомственности. В ближайшем будущем не исключено создание собственных экспертных учреждений и в Министерстве финансов в связи с передачей ему части функций уголовного преследования в сфере отмывания денежных средств (легализации преступных доходов).

На современном этапе институализации судебно-экспертной деятельности описанная ведомственная дискретность постепенно изживает себя, поскольку способствует распылению государственных сил и средств, выделяемых на борьбу с преступностью и охрану правопорядка, порождает дублирование деятельности, и как следствие - ненужную конкуренцию между государственными экспертами и экспертными учреждениями различной ведомственной принадлежности.

На наш взгляд, федеральная судебно-экспертная служба государства, с точки зрения ее ведомственной организации, должна быть единой, что имеет место во многих странах Европы и Азии. Объективная предпосылка единой подведомственности заключается в том, что не существует никаких концептуальных принципов судебно-экспертной деятельности, обосновы- вающих ее разделение по ведомствам. Единственным исключением могут быть отдельные виды экспертных исследований, специфические для того или иного ведомства, требующие особых (ведомственных) ресурсов (при- борной базы, методик исследования, специалистов,
программно-

82 аппаратного обеспечения, информационных фондов), отсутствующих в других ведомствах. Однако сравнительный анализ научно-технических профилей экспертной деятельности существующих в России судебно- экспертных учреждений показывает, что совпадений в них гораздо больше, чем различий (за исключением, разве что, экспертных учреждений Министерства здравоохранения).

В пользу единой подведомственности судебно-экспертной службы федерального государства свидетельствует и новое уголовно-процес- суальное законодательство России. Согласно главе 1 УПК РФ, органы предварительного расследования являются стороной обвинения. Поэтому существующая сегодня в России ведомственная экспертиза не может в полной мере обеспечить выполнения принципа независимости эксперта и принципа объективности экспертного исследования. Она не всегда нацелена на решение задач судопроизводства, в том числе на соблюдение принципа состязательности сторон. Поэтому отдельные ведомственные направления экспертных исследований, выполненные по правилам судопроизводства, хотя и имеют вполне законное право на самостоятельное существование, строго говоря, должны рассматриваться как пограничные, переходные явления, обладающие свойствами как судебно-экспертной деятельности, так и иной (административной) деятельности.

Третьим аргументом в пользу единой подведомственности является история развития судебно-экспертных учреждений России. Она убедительно показывает, что подавляющее большинство экспертных направлений, зародившихся и развитых в границах какого-либо одного ведомства для решения специфических внутриведомственных задач, впоследствии перерастали эти границы и включались в экспертный профиль учреждений других ведомств. Не в последнюю очередь этот процесс был обусловлен необходимостью независимой проверки ведомственных заключений в судах. Однако, сегодня на практике мы имеем не антагонистическую конкуренцию судебно-экспертных учреждений разных ведомств, а по большей части их со-

83 трудничество. Оно проявляется в совместно проведенных экспертизах, иных совместных следственных действиях, совместных научно-практических семинарах и конференциях, совместных публикациях методик экспертного исследования, совместных органах экспертного сообщества, а также во взаимопомощи по конкретным делам1. Ведомственные барьеры лишь снижают эффективность этого сотрудничества, И хотя ведомственная распределенность судебно-экспертных учреждений закономерно приводит к ограничению круга обслуживаемых правоохранительных органов - в зависимости от их ведомственной принадлежности, - на практике нередки случаи, когда орган одного ведомства назначает экспертизу учреждению другого ведомства.

В настоящее время для производства криминалистических и иных экспертиз создана разветвленная ведомственных учреждений. И хотя их структура не однотипна, зависит от родов и видов проводимых в них экспертиз, возложенных на них функций, отличается своеобразием задач, форм и методов деятельности все они имеют, в общем, сходные функции:

  • производство судебных экспертиз по уголовным и иным делам по заданиям судов и следственных органов;
  • ведение научных исследований в целях разработки теоретических основ и более совершенных методик экспертизы;
  • разработка организационных и научно-технических предложений по предупреждению правонарушений на основе материалов конкретных экс-
  • ! Например, при задержании большой партии кокаина, закамуфлированного под мясные консервы, груз которых провозился в Россию через границу с Финляндией (контрабанда), экспертизу содержимого задержанных консервных банок проводили все экспертные учреждения Петербурга, имеющие необходимую хроматографическую аппаратуру. Аналогичная взаимопомощь на практике постоянно имеет место по сложным делам, делам имеющим большой общественный резонанс и другим нестандартным делам. В их расследовании в той или иной форме (от дачи устного совета
  • при осмотре места происшествия или при проведении экспертизы другими экспертами
  • до дачи совместного или дополнительного заключения) принимают участие эксперты разной ведомственной и даже территориальной принадлежности. Так было, например, при расследовании убийства певца И.Талькова, убийства вице-губернатора Санкт- Петербурга М.Маневича, убийстве журналиста Д.Холодова, перестрелки летом 1995 года на ул. Профсоюзной г. Москвы и т.д.

84 пертиз, специальных научных разработок и обобщений экспертной практики по отдельным видам экспертиз или категориям уголовных и гражданских дел;

  • оказание научно-технической помощи следователям и судам в осуществлении следственных и судебных действий (в качестве специалистов);
  • проведение научно-методической работы с сотрудниками следственных аппаратов и судов в целях ознакомления их с возможностями судебной экспертизы, техническими приемами обнаружения, фиксации, изъятия и оформления вещественных доказательств и сравнительных материалов, на- правляемых на экспертизу.
  • Общность функций судебно-экспертных учреждений различных ведомств является четвертым аргументов в пользу и ведомственного единства.

Таким образом, по комплексу указанных причин в перспективе стоит вопрос о выделении всех государственных судебно-экспертных учреждений различной ведомственной принадлежности в одну, независимую от органов предварительного расследования, самостоятельную федеральную государ- ственную экспертную службу.

Второй аспект распределенности судебно-экспертной системы, тесно связанный с ведомственной дискретностью и вытекающий из нее, - распределенность по отраслям и стадиям правоприменительного процесса. Если отрасли уголовного и административного судопроизводства обслуживаются экспертными учреждениями всех перечисленных ведомств, а в ряде случаев и научно-техническими службами других ведомств, то отрасль гражданского судопроизводства - только учреждениями Минздрава и Минюста. Экспертизы по заданиям арбитражных судов проводятся практически только вторыми. Экспертизы по делам о нарушениях таможенных правил и о налоговых правонарушениях - в основном экспертными подразделениями ГТК РФ и ФСНП РФ.

В уголовном процессе экспертизы распределены также и по стадиям. Судебно- экспертные подразделения правоохранительных органов работают,

85 как правило, на стадии доследственных проверок, в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий, а также на стадиях дознания и пред- варительного следствия, что определяется процессуальной компетенцией соответствующих органов, назначающих им экспертизы. На стадии судеб- ного следствия наибольший объем экспертных работ выполняется экспер- тами Минздрава и Минюста, а также негосударственными экспертами.

Третий аспект распределенности судебно-экспертной системы - по территориям, что является абсолютно закономерным с точки зрения теории и практики государственного управления. Экспертные учреждения должны быть приближены к основному заказчику и потребителю экспертной продукции - правоохранительным органам и судам на местах; в центре могут быть сосредоточены только отдельные (нестандартные, сложные) виды экспертиз. Территориальная распределенность экспертных учреждений имеет место во всех ведомствах. Она выражается в наличии у каждого учреждения определенной территориальной сферы (зоны) обслуживания правоохранительных органов. Как следствие, территориальная распределенность воплощается в иерархической структуре системы экспертных учреждений, состоящей из нескольких звеньев (от двух до четырех), в зависимости от площади обслуживаемой территории.

Первое звено (федеральный уровень) - головное экспертное учреждение ведомства; второе звено (региональный уровень) - экспертные центры и лаборатории в регионах и округах; третье звено (уровень субъектов федерации) - самостоятельные экспертные учреждения или их подразделения в крупных городах - центрах субъектов федерации; четвертое звено (районный уровень) - экспертные подразделения, группы экспертов и единичные эксперты на местах. На рис. 1 проиллюстрирована территориальная распределенность судебно-экспертной деятельности в пределах Северо-Западного федерального округа (звенья второго и третьего уровней). Следует отметить, что на данном этапе развития судебно-экспертной системы происходит постепенное приближение структуры ее территориального распределе-

Северо-Западный федеральный округ Российской Федерации и зона обслуживания Северо-Западного РЦСЭ МЮ РФ

Учреждения судебной экспертизы:

    • экспертные отделы (5-7 человек)

• - лаборатории судебной экспертизы (15-30 человек)

(*; - региональный центр (132 человека: 101 - штатный сотрудник, 31 -

(*)- федеральный центр судебной экспертизы (РФЦСЭ, г. Москв

Субъекты федерации:

  1. Санкт-Петербург
  2. Ленинградская обл.
  3. Калининградская обл.
  4. Псковская область
  5. Новгородская область
  6. Республика Карелия
  7. Мурманская область
  8. Ненецкий автон. округ
  9. Архангельская обл.

  10. Вологодская обл.
  11. Республика Коми 11а. Ярославская обл.

Рис. 1 .Территориальная распределенность судебно-экспертной деятельности в пределах Северо-Западного федерального округа

87 ния к территориальной структуре других сфер государственного управления (по семи федеральным округам). Это является положительным фактором, стабилизирующим управление в сфере борьбы с преступностью и повышающим эффективность взаимодействия правоохранительных органов и судебно-экспертных учреждений.

Четвертый аспект распределенности судебно-экспертной системы - по видам и задачам проводимых экспертиз, о чем упоминалось выше. Перечень видов экспертиз определяется соответствующим федеральным органом-учредителем (как правило, совместно с головным экспертным учреждением) и издается в виде отдельного нормативного акта (нескольких актов). Так, примерный перечень, общий для всех учреждений системы Минюста, утвержден приказом Министерства от 30 ноября 2000 г. № 363, в то же время для отдельных учреждений расширенные или суженные перечни видов экспертиз могут быть утверждены индивидуально, например, в виде приложения к уставным документам. Поскольку одно судебно-экспертное учреждение может проводить до нескольких десятков различных видов и подвидов экспертных исследований, требующих качественно разных ресурсов (оборудования, специалистов), видовая дискретность реализуется во внутренней структуре учреждения и в соответствующей ей системе управления учреждением.

Типовая структура судебно-экспертного учреждения, помимо органов управления, включает специализированные экспертные подразделения (см. § 2.1 рис. 4), которые можно разбить на 3 крупных блока, соответствующих природе исследуемых объектов и применяемым при исследовании специальным методам. Это - во-первых, традиционная криминалистическая экспертиза (например, дактилоскопическая, холодного оружия, почерковедче-ская), во-вторых - экспертиза материальных объектов и систем (криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий, автотехническая, бухгалтерская), в-третьих - экспертиза информационных объектов и систем

88 (видеофонографическая, кибернетическая, интеллектуальной собственности). Факультативно возможно наличие четвертого блока экспертных подразделений - территориальных, если задача управления ими (координации их деятельности) входит в функции судебно-экспертного учреждения.

Важное место в механизме судебно-экспертной деятельности занимают функции управления и развития этой деятельности. Понятие и сущность управления системой сводится к рациональной организации материальных и информационных потоков (материальное обеспечение, программирование деятельности), достигаемой через управленческий цикл:

• учет основных показателей деятельности системы (мониторинг); • • контроль соответствия результатов деятельности ранее поставленным целям и задачам; • • анализ причин отклонения результатов от цели, анализ факто ров, способствовавших целедостижению;

• формулирование новых целей, разработка планов и программ деятельности; • • практическая организация деятельности. • Типологическая универсальная схема системы управления представлена на рис. 2.

Под управленческой программой понимается последовательность знаков (символов, слов, текстов), выполненных на определенном коде (языке), воспринимаемом системой и приводящая ее к выполнению определенных функций, достижению заданных целей жизнедеятельности в окружающей среде. Программы делятся на внутренние и внешние. Внешними программами судебно-экспертной деятельности являются нормативно-распорядительные документы органов государственной власти (например, постановления и распоряжения Правительства РФ по вопросам судебной

1 Бондаренко Н.И. Методология системного подхода к решению проблем: история, теория, практика. СПб, 1997. С. 129.

89

U’ = Ke’

орган > - воздействующий

Е

е = Е’ - X’

орган 1 - целеполагающий

орган 2 - наблюдающий

Выход \проду кт

U

Вход

S

6

Объек т управле ния

С

В

Z

Q

Энергия, материальные и информационные ресурсы

Рис. 2. Типологическая универсальная схема систем управления

а) Значения переменных:

S - входные переменные, характеризующие полуфабрикат или сырье, подлежащее технологической

обработке в объекте; Y - выходные переменные, характеризующие конечный продукт; Q - критерий качества продукта; С - конструктивные показатели объекта;

В - контролируемые показатели технологического процесса, осуществляемого в объекте; X - управляемые переменные технологического процесса; Е установки, эталоны;

е - отклонение фактического состояния объекта от желаемого;

К - коэффициент, отражающий принятый, например, пропорциональный закон регулирования; U - управляющие воздействия на объект; Z - возмущающие воздействия.

б) Принцип управления:

В соответствии с целью управления информация о желаемом состоянии объекта задается с помощью органа 1. Фактическое состояние объекта оценивается с помощью показателей (х ) в органе 2. Информация о желаемом и фактическом состояниях объекта поступает в орган сравнений, в котором определяется величина несоответствия (отклонение) между ними. С учетом принятого в системе закона управления, определяемого органом4, величина выявленного отклонения формируется (соответственис выбранному закону) в информационный сигнал; последний, посредством органа5, преобразуется в управляющее воздействие, воспринимая которое, объект управленияб переходит из одного состояния в другое, наиболее приближенное к желаемому, в заданный промежуток времени.

90 экспертизы, программы борьбы с преступностью, ведомственные инструкции о порядке производства судебных экспертиз и другие), а также постановления (определения) правоохранительных органов о назначении экспертиз. К внутренним программам следует отнести методики экспертного исследования, разрабатываемые самими экспертными учреждениями, планы научно- исследовательских работ, приказы, распоряжения, резолюции администрации экспертного учреждения.

В сфере судебно-экспертной деятельности, как и в любой другой сфере человеческой деятельности, базисом, основой организационной системы является процесс производства продукции. В случае судебной экспертизы -это процесс производства экспертиз. Он представляет собой “комплекс технологических и других производственно-хозяйственных операций по преобразованию материально-вещественных (а иногда и информационных) потоков в конечную продукцию с заданными свойствами. Этот процесс осуществляется в производственных подразделениях, … составляющих производственную систему”1. Управление является органичной составной частью совокупного производственного процесса, его главным назначением является воздействие на судебно-экспертную деятельность для согласования, координации усилий отдельных работников (экспертов, специалистов), групп, подразделений и учреждений судебной экспертизы по достижению общей цели. В связи с этим управление играет роль одного из системообразующих факторов судебно- экспертной системы,

Система управления, в которой протекает процесс управления, как фактор надстройки вторична по отношению к производственной системе.

Она не имеет дело непосредственно с производственными потоками (экспертными исследованиями), а оперирует представлениями о них (моделями), являющимися информационным отображением производственного процесса. Поэтому процесс управления определяется как “комплекс опера-

Бурков В.II, Ириков В.А. Модели и методы управления организационными системами. - М.Л994. С.4.

91 ций, процедур преобразования информации, результатом которого является воздействие на производственный процесс, приводящее к достижению конечных целей организации” .

Способы воздействия на объект управления называют методами управления (административные, экономические, социально-

психологические методы), само воздействие - процессом управления, а со- вокупность правил, алгоритмов принятия решений и выработки управляющих воздействий - механизмом управления. Именно механизм управления в системе и процессе управления играет роль интеллектуального ядра, определяющего эффективность управления. Целостный процесс управления судебно-экспертной системой и судебно- экспертным учреждением можно разбить на два класса функций управления. Первый класс составляют функции управления, обеспечивающие в определенном смысле устойчивое, стабильное функционирование организационной системы. Второй класс -функции управления по изменению (совершенствованию) механизма управления и структуры управления, доля которых, по экспертным оценкам, составляет 10-20%.

Необходимость усовершенствования механизма управления в общем случае возникает, если изменение внешних условий или изменение целей организации приводит к невозможности обеспечить ее эффективное функ- ционирование на основе существующего механизма, по этой причине функции второго класса относят к функциям развития, которым соответствует так называемый механизм развития. Государственные судебно-экспертные учреждения, столкнувшиеся в начале 90-х гг. XX века с качественно иными внешними условиями деятельности: отсутствием государственного финансирования и поставленной задачей по самофинансированию; непригодностью устаревшей нормативно-правовой базы деятельности и отсутствием новой; образованием конкурирующих частных экспертных учреждений, не ориентированных на соблюдение принципов судебно-экспертной деятель-

1 Там же.

92 ности; лавинообразным ростом преступности и способов совершения пре- ступлений, - были вынуждены искать пути дальнейшего существования. Совершенствование механизма управления сыграло ключевую, определяющую роль в их выживании.

Управление судебной экспертизой осуществляется в целом достаточно эффективно. Нельзя отрицать научный, системный характер этого управления, основываясь только на том, что наука управления экспертизой находится в процессе формирования. Управление государственной судебно-экспертной деятельностью системно и целенаправленно уже потому, что опирается на закон, ведомственные нормативные акты, апробированные методики производства экспертиз, результаты анализа и обобщения практики, согласованные планы работы. Оно всегда основывалось на познании и использовании известных в криминалистике объективных закономерностей возникновения, обнаружения, исследования и использования вещественных доказательств, учитывало закономерности развития права и судопроизводства. Все это придает научный характер управлению производством экспертиз.1 Тем не менее, требуется дальнейшее, научно-обоснованное развитие механизма управления судебно- экспертной деятельностью.

Современное состояние государственной судебно-экспертной деятельности характеризуется ее серьезными изменениями, носящими качественный характер. Изменилась не только материально-техническая база, резко повысившая возможности экспертных исследований. В свете интеграции и дифференциации научного знания возросла роль согласованных, совместных действий лиц и экспертных подразделений, участвующих в производстве сложных, в особенности комиссионных и комплексных экспертиз. Усложнились связи не только между экспертами и экспертными подразделениями, но и между экспертными учреждениями разных ведомств (например, Минюста, МВД, Минздрава), производящими одну комплексную экспертн-

ом.: Линдмяэ X. Управление проведением судебных экспертиз в советском уголовном судопроизводстве, -Таллин, 1988.

93 зу. На одно из первых мест в управлении судебно-экспертной деятельностью выходит фактор времени, особенно если экспертиза состоит из множества исследований, часть из которых может проводиться параллельно, часть - последовательно. Экспертный производственный процесс и необходимо организовать так, чтобы уложиться в предусмотренные сроки производства экспертизы. Эти обстоятельства указывают на важность разработки организационно-методических форм научного управления экспертизой, причем всех его аспектов - не только организационных, но и психологических, этических.

Потребность развития научного управления экспертной деятельностью связана и с количественным ростом кадрового состава экспертных уч- реждений. К примеру, оперативный состав сотрудников Северо- Западного регионального центра судебной экспертизы за последние шесть лет увеличился почти на 30% (66 ед. - по состоянию на 01.01.1996 г., 91 ед. -01.01.2002 г.). Даже в экспертных учреждениях среднего звена в этот период увеличилось число экспертных подразделений, что связано с возникновением новых видов экспертиз и углублением методной специализации экспертов. Рост численности сотрудников, осуществляющих управленческие функции, также требует усовершенствования структуры управления, распределения управленческих функций, также выработки научно-обоснованных организационно-методических форм процесса управления.

Актуальность развития методов управления экспертной деятельностью обусловлена также расширением круга лиц, назначающих экспертизу и готовящих для нее исходные и дополнительные материалы. Организация управления предполагает регулирование связей с этими лицами, деятель- ность которых безусловно важна для повышения качества экспертизы.

Таким образом, сейчас очень важно, чтобы методы, средства, стиль управления и др. составляющие механизма управления основывались на данных современной науки управления. Однако в настоящее время ощущается отсутствие исследований, дающих всестороннее научное обоснование

94 методов и форм управления экспертной деятельностью. Приспособить достижения и рекомендации науки управления к условиям судебной экспертизы не просто, так как условия, в которых функционируют лица, несущие управленческие функции, для экспертных учреждений специфичны. Вопрос об управлении субъектами экспертной деятельности в условиях, когда в соответствии с законом основной объект управления - эксперт - это не коллектив, а физическое лицо, приобретает своеобразное звучание. К управлению коллективом специалистов, в той или иной мере связанных с производством однородных экспертиз, также предъявляются особые требования. Тем не менее, трансформация рекомендаций науки управления применительно к процессу производства экспертиз, по нашему мнению, так же реальна, как и соединение основных положений теории управления с теорией судебной экспертизы и криминалистики.

Из всех методов научного исследования, успешно используемых в науке криминалистике, следует остановиться, в первую очередь, на комплексном и системном методе построения структуры управления производством экспертиз в экспертном учреждении. В соответствии с комплексным подходом научным исследованием должны быть охвачены все стороны и явления, связанные с экспертной деятельностью и управления этим процессом: правовые, технические (технологические), организационные, психологические, этические и др. Системный метод требует, чтобы структура форм управления и связи между управляющей и управляемыми подсистемами и элементами разрабатывалась с учетом их количественных и качественных изменений во времени и в зависимости от конкретной ситуации процесса производства экспертиз. Поэтому рассматривая научные основы и организационно-методические формы управления государственной судебно-экспертной деятельностью, мы исходили из того, что они должны соответствовать потребностям практики - судебной, следственной и экспертной - и основываться на принципах: законности, научной и правовой обоснованности, непротиворечивости, конкретности, логической последовательности и

95 своевременности.

Исходя из территориальной дискретности судебно-экспертной системы, о которой говорилось выше, управление судебно-экспертной деятельностью осуществляется на нескольких уровнях. Самым верхним из них является уровень государственного управления (федеральный), который разделяется на 2 подуровня: управление со стороны высших органов государственной власти (Президента РФ, Правительства РФ, Федерального Собрания РФ, высших судебных органов) и управление, осуществляемое федеральными органами исполнительной власти (министерствами, ведомствами).

Средний уровень управления - региональный, который также может подразделяться на 2 подуровня: управление судебно-экспертной деятельностью в пределах федерального округа и управление в пределах одного субъекта федерации.

Нижний уровень управления судебно-экспертной деятельностью может иметь несколько подуровней, в зависимости от ведомственных и территориальных особенностей. Как правило, это 3 ступени: управление обособленными судебно- экспертными подразделениями, входящими в состав экспертного учреждения; управление внутри экспертного подразделения (отдельными экспертами и группами экспертов); управление, осуществляемое единичным экспертом при самостоятельной реализации своих прав и обязанностей в ходе осуществления конкретных экспертных действий.

Основным предметом нашего исследования является средний уровень управления, однако рассматривать его в отрыве от более высокого, федерального уровня неправильно. Поэтому проанализируем вначале акты государственного управления судебно-экспертными учреждениями, изданные в 1990-2000 гг.

12 марта 1990 года решением Коллегии Министерства юстиции РСФСР одобрены Рекомендации о порядке перевода научно-исследовательских лабораторий судебной экспертизы Министерства юстиции РСФСР на новые условия хозяйствования и новые условия оплаты тру-

96 да, которые направлены всем подразделениям Министерства юстиции России на местах и экспертным учреждениям Министерства . Согласно пункту 3 Рекомендаций, экспертизы по уголовным делам: почерковедческие, транспортно- траеологические, баллистические, автотехнические, бухгалтерские, биологические; технических исследований документов; исследований волокнистых, горюче-смазочных материалов, наркотических веществ, спиртосодержащих смесей, почв, металлов и сплавов, полимеров и пластмасс, лакокрасочных материалов и покрытий, - проводятся экспертными учреждениями Министерства юстиции за счет бюджетных ассигнований, выделяемых Министерству. Все остальные виды экспертиз по уголовным делам, а также экспертизы делам об административных правонарушениях не обеспечиваются бюджетными ассигнованиями и оплачиваются за счет средств, полученных от правоохранительных органов, назначивших производство этих экспертиз.

24 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР Постановлением № 1801-1 одобрил представленную Президентом РСФСР Концепцию судебной реформы в РСФСР. В числе главных задач судебной реформы в России Постановление Верховного Совета называло:

1) закрепление в нормах уголовного и гражданского процесса, в соответствующих законодательных актах демократических принципов организации и деятельности правоохранительных органов и положений, отвечающих рекомендациям юридической науки; 2) 3) достижение уровня материально-технического обеспечения судов, органов юстиции, прокуратуры, внутренних дел, следственных подразделений, а также материального, бытового и социального обеспечения работников правоохранительных органов, соответствующего возлагаемой на эти органы и их работников ответственности. 4) В разделе I концепции судебной реформы назывались причины кризисных явлений в системе юстиции, в разделе II - стоящие перед нею про-

1 Письмо заместителя министра юстиции РСФСР Шапкина М.А. от 9 апреля 1990 г. № 8/16-91

97 блемы. Отмечалось, что природа проблем юстиции различна, но большинство является следствием методологических ошибок, неправильного определения целей, функций, возможностей и задач правоохранительных органов,
организационно-управленческих просчетов. Подчеркивалось, что службы, обеспечивающие применение специальных познаний в деятельности уголовной
юстиции, не имеют своего стройного организационного оформления. Экспертные учреждения находятся в ведении МВД, КГБ, министерств юстиции, ощущают постоянный недостаток в кадрах и технике. Констатировалась чрезмерная длительность проведения криминалистических и ряда других судебных экспертиз, указывалось, что состояние экспертной деятельности и ее качество не удовлетворяют потребностей юстиции. В разделе IV концепции излагались основные идеи и мероприятия судебной реформы по 10 направлениям. Применительно к судебно-экспертной деятельности утверждалось, что в ведении Министерства юстиции РСФСР должны находиться организация учреждений экспертизы и руководство их деятельностью. Это позволит исключить
ведомственную разобщенность экспертных служб и их зависимость от “заказчиков”, в особенности от МВД и КГБ. Министерство юстиции должно иметь достаточные средства на содержание экспертных учреждений, оплату труда привлекаемых экспертов и специалистов.

2 декабря 1991 года Постановлением Правительства РСФСР № 29 на базе Всесоюзного научно-исследовательского института судебных экспертиз упраздняемого Министерства юстиции СССР в г. Москве образован Всероссийский научно-исследовательский институт судебных экспертиз Министерства юстиции РСФСР (впоследствии - РФ ЦСЭ).

6 августа 1993 года Постановлением Госстандарта России № 17 принят и введен в действие с 01.01.94 Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, продукции и услуг (ОКДП). В состав услуг по проведению расследований и обеспечению безопасности частных лиц и имущества (код 7492000) включена судебная экспертиза (код 7492082).

98 5 марта 1994 года приказом № 180 Государственного комитета РФ по высшему образованию утвержден и введен с 1994/1995 учебного года Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования в части Классификатора направлений и специальностей высшего профессионального образования. В число гуманитарно-социальных специальностей (код 020000) впервые включена самостоятельная специальность 022400 “Судебная экспертиза”. Приказом Министерства образования РФ № 686 от 2 марта 2000 года, которым утвержден новый Перечень направлений подготовки и специальностей высшего профессионального образования, специальность “Судебная экспертиза” получила новый код 350600 и была включена в число междисциплинарных специальностей (код 350000). Согласно Перечню, дипломированным специалистам, прошедшим обучение по этой специальности присваивается квалификация “Эксперт- криминалист”.

24 мая 1994 года Указом Президента Российской Федерации № 1016 утверждена первая Федеральная программа Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы. Этим же указом Правительству Российской Федерации предложено в целях укрепления системы судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации в месячный срок упорядочить оплату труда работников судебно-экспертных учреждений, применив принципы оплаты труда, действующие в научных и образовательных учреждениях Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а Министерству юстиции Российской Федерации в месячный срок подготовить проект положения о классных чинах экспертов судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации для внесения в установленном порядке в Государственную думу Федерального Собрания. Первое предложение было исполнено, а второе - не реализовано.

В самой Программе указывалось, что негативные тенденции в динамике и структуре преступности особо проявились в последние четыре года, когда ее общий уровень вырос более чем в два раза. Опережающими темпами увеличивается количество тяжких преступлений, связанных с применением

99 насилия. Преступность становится все более организованной и профессиональной. Существенно увеличилась и возрастает агрессивность совершаемых преступлений и причиненный ими ущерб, повышается уровень самозащиты преступников от разоблачения, в противоправную деятельность вовлекаются все новые участники. Одним из наиболее существенных факторов, определяющих криминальную ситуацию, является ослабление социального контроля над преступностью. Правоохранительная система, несущая основное бремя контроля за преступностью, переживает кризис. Основные усилия общества и государства должны быть направлены на создание эффективной системы противодействия преступности. Первоочередные мероприятия, преду- смотренные Программой, были рассчитаны на 1994-1995 годы, меры пер- спективного характера - на более длительный период.

В первоочередные меры, в числе прочих, была включена подготовка предложений о порядке передачи правоохранительным органам, судам и судебно-экспертным учреждениям оперативно-технических средств и ком- пьютерной техники, конфискованных по решению суда. В числе последующих мер, направленных на развитие судебно-экспертной системы, значились три мероприятия. Первое - изучить вопрос о введении государственной дактилоскопической регистрации граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории Российской Федерации. Создать на базе имеющихся экспертных учреждений единую систему генно- дактилоскопических учетов. Второе -разработать и реализовать комплекс мер по укреплению материально-технической базы экспертных учреждений Минюста России и Минздрав-медпрома России. Третье - подготовить предложения о создании на базе экспертных учреждений Минюста России, МВД России, Минздравмедпрома России единой государственной экспертной службы. Если первое мероприятие успешно реализовано в ряде важных практических шагов, включая специальный Федеральный закон от 25.07.98 “О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации”, то исполнение второго

100 и третьего мероприятий затягивается до настоящего времени.

2 мая 1996 года Указом Президента Российской Федерации № 642 “О мерах по развитию органов юстиции Российской Федерации” Министерству юстиции предложено: а) доработать в месячный срок и представить в Правительство концепцию реформирования органов юстиции, предусматривающую повышение их роли и ответственности при реализации правовой политики государства; б) внести в 2-месячный срок в Правительство предложения об укреплении системы судебно-экспертных и иных учреждений юстиции и о совершенствовании финансового и материально-технического обеспечения их деятельности.

17 мая 1996 года Постановлением Правительства Российской Федерации № 600 утверждена вторая Федеральная целевая Программа по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 годы. В разделе 2.1 Программы, посвященном повышению эффективности раскрытия и расследования преступлений, предусматривалось организовать на базе Экспертно-криминалистического центра МВД России: федеральный учет генетических паспортов биологических объектов, изъятых мест нераскрытых преступлений; информационный банк данных по взрывчатым веществам и взрывным устройствам промышленного изготовления; автоматизированную систему учета и розыска лиц по фонограммам их устной речи. В разделе 2.8. “Финансовое, материально-техническое и кадровое обеспечение правоохранительной системы” предусматривалось: “2.8.8. Осуществить комплекс мер, направленных на развитие сети судебно-экспертных учреждений, с учетом сложившейся практики; 2.8.9. Рассмотреть вопрос о передаче на баланс Минюста России помещений, арендуемых судебно- экспертными учреждениями и выделении лабораториям, не имеющим необходимых помещений, дополнительных помещений; 2.8.10. Осуществить меры по созданию необходимой для экспертных исследований информационной базы, программных комплексов и средств автоматизации экспертного производства”.

7 октября 1996 года Постановлением Правительства РФ № 1177 ут-

101 верждена “Концепция реформирования органов и учреждений юстиции Российской Федерации”. В пункте 10 - “Развитие судебно-экспертных, научных и образовательных учреждений юстиции” - указано, что Министерство юстиции РФ осуществляет меры по руководству, развитию и совершенствованию учреждений судебной экспертизы системы Министерства, а также разрабатывает и реализует мероприятия по рациональному использованию материальных средств и кадров, правовому обеспечению организации судебной экспертизы. Прорабатывается вопрос о создании в перспективе единой службы судебной экспертизы. В пункте 11 сообщалось, что реализация Концепции будет осуществляться поэтапно по мере принятия соответст- вующих законодательных актов, а также в соответствии с целями и задача- ми, поставленными перед органами юстиции указами Президента Россий- ской Федерации и другими нормативными правовыми актами. Общий срок реализации Концепции - до 2000 года.

14 октября 1996 года Распоряжением Правительства РФ № 1546-р в це- лях укрепления судебно-экспертных учреждений системы Министерства юстиции РФ предписано: а) Государственному комитету РФ по науке и технологиям совместно с Министерством юстиции РФ и Министерством финансов РФ рассмотреть вопрос о выделении в 1997 году средств на обновление и развитие приборной базы судебно-экспертных учреждений системы Министерства юстиции РФ; б) Государственному комитету РФ по управлению государственным имуществом совместно с Министерством юстиции РФ в установленном порядке решить до 1 января 1997 г. вопрос о передаче на баланс Министерства помещений, арендуемых судебно- экспертными учреждениями системы МЮ РФ, а также о выделении при необходимости указанным учреждениям дополнительных помещений, соответствующих характеру их деятельности.

10 марта 1999 года Постановлением Правительства РФ № 270 утверждена третья Федеральная целевая Программа по усилению борьбы с пре- ступностью на 1999-2000 годы. Экспертной деятельности в Программе посвящено всего 2 пункта. В разделе 7.7 “Реформирование правоохранитель-

102 ной системы…” предусмотрено разработать и осуществить комплекс мероприятий по совершенствованию информационного обеспечения деятельности правоохранительных органов, в том числе создать типовые региональные автоматизированные идентификационные дактилоскопические системы (АДИС), совместимые на уровне Протокола обмена информацией по каналам связи, и оснастить ими 6 экспертно- криминалистических подразделений. В разделе 7.8 “Совершенствование правовой базы правоохранительной деятельности в сфере борьбы с преступностью” предполагалось разработать проект Указа Президента РФ о разграничении функций заинтересованных федеральных органов исполнительной власти и порядке их взаимодействия при проведении мероприятий по обнаружению, обезвреживанию и экспертной оценке взрывных устройств.

Федеральное государство на уровне высших органов власти за последнее десятилетие XX века не принимало иных, помимо указанных, актов государственного управления судебно-экспертной деятельностью. Приве- денный обзор этих актов убедительно показывает, что они не охватывают всех сторон судебно-экспертной деятельности, не носят концептуального, системного характера, а представляют набор важных для судебной экспертизы, но сиюминутных и разрозненных решений, либо носят неконкретный, декларативный характер. К тому же многие из них до настоящего времени не реализованы. Поэтому, естественно, что основные функции управления судебно-экспертной деятельностью все эти годы сосредотачивались на среднем уровне - в федеральных округах и в субъектах федерации.

Управление производством экспертиз в экспертном учреждении феде- рального округа направлено на решение ряда задач:

  • обеспечение объективного и всестороннего исследования экспертами вещественных доказательств, дачи ими обоснованных заключений в стро- гом соответствии с требованиями процессуального закона;
  • научная организация и оптимизация процесса экспертного исследования;

103

  • соблюдение и возможное сокращение установленных сроков производства экспертиз;
  • материально-техническое обеспечение процесса производства экспертиз;
  • контроль за качеством производства экспертиз;
  • соблюдение установленных законом прав и обязанностей экспертов;
  • поддержание должного уровня специальных знаний экспертов (обучение, аттестация), обеспечение соблюдения специализации экспертов и дачи ими заключений в пределах своей компетенции;
  • достижение необходимой эффективности работы экспертных под разделений и каждого из экспертов.

Ранее рассмотрев иерархическую 4-х уровневую структуру судебно-экспертной системы, проанализировав организационные и правовые основы производства судебных экспертиз, мы выделили 3 уровня управления производственным процессом. Эту сложную вертикально организованную структуру управления можно описать также и в терминах классической кибернетики, выделив в ней наиболее важные управленческие связи и оперируя основополагающими кибернетическими понятиями «управляющая система» и «объект управления».1 С этих позиций можно разграничить четыре элементарные структуры управления этим производственным процессом в судебно-экспертном учреждении.

Рассмотрим этот процесс «снизу-вверх - от центральной составляющей (т.е. предмета экспертного труда) к периферии производственного процесса (т.е. к границе судебно-экспертной системы).

Упомянутые 4 элементарные структуры управления тогда расположатся в следующем порядке:

I. Управление собственно процессом экспертного исследования.

1 Далее, в § 2.3 будет показано, что данное описание не является абсолютно строгим, по- скольку из-за наличия активной обратной связи от судебно-экспертной системы к системе правоохранительных органов, соответствующая им структура перестает быть вертикальной (иерархической).

104

II. Управление проведением экспертиз в судебно-экспертном учреждении (подразделении). III. IV. Управление деятельностью судебно-экспертных учреждений. V. VI. Управление удовлетворением потребностей правоохранительных органов в судебной экспертизе. VII. Их индивидуальное описание приведено в виде таблиц и соответствующих кибернетических моделей на с.с. 105, 106, 107 и 108.

Процесс управления производством экспертиз в рамках каждой из описанных структур состоит из ряда стадий:

  1. принятие управленческого решения о проведении экспертизы (экспертиз);
  2. создание организационных и технических предпосылок для выполнения решения (образование экспертного учреждения или подразделения, формирование комиссии экспертов, выделение необходимых приборов и пр.);
  3. доведения решения до участников производства экспертизы;
  4. организация и поддержание взаимосвязи между управляющей (вышестоящий или правоохранительный орган, руководитель экспертного учреждения, заведующий подразделением, ведущий эксперт) и управляемой (эксперты и технический персонал) системами, а также между отдельными лицами, входящими в каждую систему;
  5. контроль за осуществлением управленческого решения.
  6. Принятие эффективных управленческих решений в целях повышения качества экспертиз, развития новых их видов и всестороннего обеспечения потребностей правоохранительных органов возможно лишь при наличии многосторонней и достоверной информации о работе экспертного учреждения. Одним из актуальных направлений оптимизации управленческой деятельности является компьютеризация ее информационного обслуживания.

105

Первая структура.

Управление собственно процессом экспертного исследования. Управленческие связи на этом уровне носят характер познавательный, исследовательский.

Табл. 1.

Структурно связанные подсистемы

Управляющая система:

Управляемая система (объект управления):

Эксперт (группа экспертов)

Материалы экспертизы

Некоторые характеристики подсистем

Эксперт (группа

экспертов) « i

»

? Материалы (объекты, информация)

i

Кибернетическая модель 1-ой структуры

Специальные знания

экспертов, методика

исследования

Знания об объекте ис- следования, имеющие доказательственное значение

личностные:

  • честность
  • внимательность
  • добросовестность
  • инициативность (творческий по- тенциал)
  • профессиональн ые:

  • знания (образование, экспертная специальность)
  • опыт работы
  • сторонняя оценка качества труда (рецензии на заключение, отзывы правоохранительных органов)
  • должностные и процессуальные:

  • права
  • обязанности
  • ответственность
  • компетенция
  • способность образовывать гори- зонтальные (междисциплинарные) связи
  • информационное обеспечение

познаваемость:

  • высокая
  • средняя
  • низкая
  • природа:

  • вещественная
  • невещественная (информационная)
  • смешанная
  • состав, структура, сложность

частота встречаемости в экспертной практике

относимость к определенному виду экспертизы

степень разработанности методик исследования

экспертные признаки:

  • выраженность
  • устойчивость
  • значимость
  • сопоставимость
  • трудоемкость исследования:

  • невысокая
  • средняя
  • повышенная

106

Вторая структура.

Управление проведением экспертиз в судебно-экспертном учреждении (подразделении),

Характер управленческих связей (тип воздействия): процессуальный и административный.

Табл. 2

Структурно связанные подсистемы

Управляющая система:

Управляемая система (объект управления):

Руководитель судебно-экспертного учреждения (подразделения)

Эксперт (группа экспертов)

Некоторые характеристики подсистем

личностные:

  • личная ответственность
  • талант руководителя
  • профессиональные
  • знания (образование, экспертные специальности)
  • опыт экспертной и руководящей работы
  • должностные (как эксперта; как ру- ководителя):

  • права
  • обязанности
  • ответственность
  • компетенция, в т.ч. распоряжение ресурсами учреждения (подразделения)

заинтересованность в качественной работе:

  • научная
  • социально-правовая
  • материальная
  • исполнительность психологическая совместимость взаимозаменяемость гит уникальность

способность брать на себя часть орган изационно-управленческих функций

Кибернетическая модель 2-ой структуры

Руководитель СЭУ (подраз- деления)

Поручения, разъяснения, материалы экспертизы

Проект заключения

(Сообщение о невозможност и

дать заключение)

Эксперт (группа экспертов)

107

Третья структура.

Управление деятельностью судебно-экспертных учреждений.

Характер управленческих связей: научно-методический и административный, включая финансирование, нормативное регулирование, учредительские функции (образование, реорганизация, ликвидация).

Табл. 3

Структурно связанные подсистемы

Управляющая система:

Вышестоящий орган государствен ного управления (Минюст, МВД, Минздрав и др.)

Управляемая система (объект управления):

Судебно-экспертное учреждение

Некоторые характеристики подсистем

Кибернетическая модель 3-ей структуры

Планирование, инструкции, финансирование, учреждение

Научные разработки, отчетность

внутриведомственные и межведомст- венные связи:

  • с учреждениями других ведомств
  • с правоохранительными органами
  • с Правительством РФ и Президентом РФ
  • с законодательными органами
  • с высшими судебными органами
  • способы построения ведомственной структуры (взаимоотношения между уровням и иерархии):

Министерство Юс тиции (вышестоя- щнй орган)

  • финансирование деятельности СЭУ
  • координация деятельности СЭУ
  • анализ деятельности СЭУ
  • кадровая политика
  • нормотворчество

юридический статус, правомочия

источники финансирования

функции и задачи

место в организационной структуре ведомственной системы СЭУ

зона обслуживания

другие структурные характеристики:

  • внутренняя организационная структура
  • виды проводимых в СЭУ экспертиз (профиль деятельности)
  • научно-методические связи с вышестоящим и другими СЭУ ведомства, включая другие территории зоны
  • связи с конкурентными СЭУ в пределах зоны обслуживания
  • административные (вертикальные связи) свышестоящими и нижестоящими СЭУ
  • связи с органами власти и управления в пределах зоны обслуживания
  • Судебно-экспертное уч-реждение

108

Четвертая структура.

Управление удовлетворением потребностей правоохранительных органов в судебной экспертизе.

Связи на этом уровне имеют процессуальный и в отдельных случаях административный характер.

Табл. 4.

Структурно связанные подсистемы

Управляющая система:

Подсистема однородных правоох- раннтельных органов (судов)

Управляемая система (объект управления):

Судебно-экспертное учреждение

Некоторые характеристики подсистем

отрасль процессуального и матери- ального права

место в правоохранительной системе государства

правомочия и юридический статус функции и задачи

зона обслуживания, подведомствен- ность, подследственность, подсудность

горизонтальные и вертикальные связи с однородными подсистемами (управление, главк, министерство и т.д.)

юридический статус, правомочия

функции и задачи

зона обслуживания

другие структурные характеристики:

  • внутренняя организационная структура
  • виды проводимых экспертиз
  • наличие договорных и неформальных отношений с правоохранительными органами
  • отличительные особенности:

  • особая аппаратура
  • редкие специалисты
  • методная специализация
  • объектная специализация
  • “внутренняя атмосфера’’ и психологический климат

Кибернетическая модель 4-ой структуры

Назначение экспертизы, материалы процессуальный контроль

Правоохранитель- ные органы

Сопроводительные письма, заключе- ние экспертов, профилактические и методические

? Судебно-экс-

пертное учреж- дение

109 К настоящему моменту в практике управления судебной экспертизой сформулированы некоторые принципы построения и
функционирования компьютерных информационных систем в области управления экспертным производством. На их основе в отдельных экспертных учреждениях разработаны и действуют компьютерные системы сбора и обработки статистической информации, отражающей состояние экспертного производства. В Северо-Западном региональном центре судебной экспертизы такая компьютерная система электронной регистрации экспертиз (ЭРЭКС) была разработана и внедрена в управленческую деятельность одной из первых среди экспертных учреждений МЮ РФ (1993 год). Основное предназначение системы ЭРЭКС состоит в регистрации поступающих экспертиз, учете выпол- ненных исследований, контроле за сроками их исполнения и формирования статистических отчетов по экспертной работе.

Конструирование ЭРЭКС проводилось на основе следующих принципов;

  1. Система должна быть многофункциональной, позволяющей решать разнородные управленческие задачи (экспертный и бухгалтерский учет, контроль, статистическая обработка информации и т.п.), и одновременно основываться на единой информационной базе данных.
  2. Количество учитываемой исходной информации должно позволять оперативно (еженедельно, ежеквартально и т.д.) формировать отчетные документы по основным параметрам экспертной деятельности, включая форму № 15 государственной статистической отчетности и бухгалтерскую отчетность по платным исследованиям, структуру и динамику проводимых экспертиз.
  3. Внедрение системы не должно сопровождаться существенной реор- ганизацией структуры управления и нарушениями действующей инструк- ции о делопроизводстве.
  4. Она должна обеспечивать разграничение доступа пользователей к информации в соответствии с их функциями в
    организационно-

no

управленческой структуре учреждения.

  1. Эксплуатация системы должна требовать минимальных трудозатрат со стороны пользователей. Технические средства системы должны поддер- живать безбумажный режим ее использования, в то же время обеспечивая возможность материальной фиксации выдаваемых ею данных на бумажном носителе.

Разработанная в Северо-Западном региональном центре судебной экс- пертизы компьютерная системы управления экспертным производством предоставляет возможность оперативной обработки информации об экс- пертной работе отдельных экспертов, экспертных подразделений, в целом учреждения по различным параметрам: срокам производства экспертиз, видам и заказчикам исследований и т.д. В результате управляющий субъект (руководитель экспертного учреждения, структурного подразделения) получает сведения, содержание и структура которых проиллюстрирована на схеме представления данных системой ЭРЭКС (рис. 3). Компьютеризация обработки управленческой информации - одна из актуальных форм управления судебно-экспертной деятельностью в государственных учреждениях.

Кроме государственной экспертной деятельности, система и формы управления которой изложены выше, существует и развивается негосудар- ственная судебная экспертиза, вызывающая затруднения в судебной дея- тельности, в том числе из-за отсутствия четкого механизма управления ею.

Суды постоянно испытывают трудности при оценке заключений, данных частными экспертами и коммерческими экспертными фирмами. Поэтому они все чаще обращаются в государственные экспертные учреждения с вопросами, имеющими управленческий характер: «На основании какого

См.: Смирнова С.А., Семенова Н.А. Автоматизация сбора, хранения и обработки статистических данных экспертного производства (на опыте ЦСПбЛСЭ) / Новое в производстве судебных экспертиз (Труды молодых ученых). - М., 1999. С. 99-102.

[Регистрация экспертиз

Выписка счетов 1 Ошстка выполнения экспертиз [ Отмет

Данные об экспертной работе

База данных ЭРЭКС

Сведения об экспертной работе

] Ё.”

отдельному эксперту

по структурному подразделению

I

I

Число эксперт» со сроками > 20 дней

Число эксперт m по уголовным делам

/

/

по лаборатории

X

Общее число вы полненных исследований

по типу заказчик

:::п

ИЗ

Число экспертиз, возвращенных бе:» исполнения

Число экспертиз по видам исследований

Сумма выписанных счетов

Сумма оплаченных

счетов

Список эксперта’», на в производстве >

ФормаМ» 15

Ежемесячный бухгалтерский шчст по платным исследования м

Рис. 3 Схема представления данных системой ЭРЭКС

112 нормативного или распорядительного документа можно исключить из числа доказательств неквалифицированное заключение частного эксперта?»; «Каким нормативным актом предусмотрено лицензирование судебно-экспертной деятельности?».

В настоящее время руководители государственных экспертных учреждений вынуждены отвечать, что подобных нормативных актов не существует и что судьи в каждом случае должны самостоятельно оценивать заключение наряду с другими доказательствами по делу, основываясь на внутреннем убеждении.

На сегодняшний день лицензирование регулируется статьей 49 Гражданского кодекса РФ «Правоспособность юридического лица», в которой записано:

«Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии)».

Однако Федеральным законом о лицензировании отдельных видов деятельности не относит судебно-экспертную деятельность к числу лицензируемых видов. Кроме того, со стороны отдельных правоприменителей и частных экспертов высказываются возражения против лицензирования судебно-экспертной деятельности. Они состоят в том, что нельзя нарушать процессуальную свободу правоприменителя при выборе конкретного эксперта, в том числе и частнопрактикующего.

С нашей точки зрения, приведенный контраргумент не исключает возможности лицензирования судебно-экспертной деятельности. Во-первых, сегодня в российском государстве в соответствии с Федеральным законом “О лицензировании отдельных видов деятельности” к лицензируемым видам деятельности относятся виды деятельности, осуществление которых может повлечь за собой в том числе нанесение ущерба правам и законным интересам граждан, обороне и безопасности государства и регулирование которых не может осуществляться иными методами,

113 кроме как лицензированием. Лицензируются такие, близкие по природе к экспертной деятельности, как оценочная деятельность, аудиторская деятельность, негосударственная (частная) сыскная деятельность, негосударственная (частная) охранная деятельность. Кроме того, мы не видим иных путей государственного регулирования экспертной деятельности юридических лиц, помимо лицензирования.

Во-вторых, неправомерная или непрофессиональная деятельность отдельного эксперта-физического лица намного менее опасна, чем подобная же деятельность юридического лица.

В-третьих, помимо обязательного лицензирования, существует доб- ровольное, которое вполне можно применить и к частнопрактикующим экспертам - физическим лицам. Для поднятия своего авторитета добросовестные эксперты, безусловно, будут заинтересованы в получении государственных лицензий.

Законодатель обязан обратить внимание на острейшую проблему, а именно: при имеющемся уровне законодательного регулирования судебной экспертизы государство выпускает из-под контроля многие виды экспертной деятельности, а значит обрекает правоприменительную практику на заведомо неправосудные решения.

Поэтому полагаем необходимым дополнить закон о судебно-экспертной деятельности статьей (условный номер 1-а), показывающей соотношение государственной и негосударственной судебно-экспертной деятельности:

«Статья 1-а. Судебно-экспертная деятельность юридических и фи- зических лиц

Судебно-экспертная деятельность юридических лиц, не являющихся государственными судебно-экспертными учреждениями, осуществляется только на основании лицензий. Порядок лицензирования судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации устанавливается Пра- вительством Российской Федерации.

114 Судебно-экспертная деятельность физических лиц, не являющихся государственными судебными экспертами, не требует обязательного ли- цензирования и осуществляется на основании определения (постановле- ния) органа или лица, рассматривающих конкретное дело,

Физические лица, имеющие постоянную судебно-экспертную практику на территории Российской Федерации, по желанию прикрепляются к государственным судебно-экспертным учреждениям или органам юсти- ции, которые осуществляют научно-методический контроль за их судеб- но-экспертной деятельностью. Условия и порядок прикрепления устанавливаются соответствующими федеральными органами исполнительной власти.»

Деятельность государственных экспертных учреждений включает в себя и постоянные профессиональные контакты с лицами, которых пра- воохранительные органы могут приглашать в качестве экспертов. Нам представляется оправданным и необходимым, когда по нестандартным категориям экспертиз учреждение может информировать следователя, к кому ему следует обратиться. Кроме того, эксперт государственного уч- реждения может проконсультировать нештатного эксперта по тем видам знаний, которыми последний не обладает (основы криминалистики, так- тика поведения эксперта на суде, правовые основы судебной экспертизы и др.) С целью поддержания указанной формы взаимодействия в актуальном состоянии в Северо-Западном региональном центре судебных экспертиз имеется список таких экспертов, он постоянно пополняется и изменяется (по состоянию на 01.01.02 количество внештатных экспертов в СЗРЦСЭ - 25 ед., что составляет 33% от штатного оперативного состава экспертного учреждения).

В тексте закона о государственной судебно-экспертной деятельности отсутствует обусловленный практикой термин «внештатный эксперт»; термин «нештатный эксперт» имеется только в Постановлении Правительства РФ от 2 марта 1993 г. N 187.

115 Институт внештатных экспертов создавался десятилетиями и пол- ностью оправдал свое назначение. Судебно-экспертные учреждения по- лучили возможность выполнять возросший объем работ без расширения штатной численности и без существенного увеличения расходов государственного бюджета, сократить сроки производства экспертиз, использовать научно-технический потенциал предприятий, учреждений и организаций мегаполиса через их специалистов для расширения экспертных и, следовательно, правоохранительных возможностей. Становление института внештатных экспертов производилось по инициативе судебно-следственных органов и при их активной поддержке.

Поэтому термин «внештатный сотрудник» судебно-экспертного уч- реждения был предусмотрен в до сих пор не отмененном Положении об организации производства экспертиз в экспертных учреждениях Мини- стерства юстиции СССР 1972 года (п.4, абзац третий). Данное Положение было согласовано с Прокуратурой СССР, Верховным Судом СССР, МВД СССР, КГБ СССР.

В Северо-Западном центре судебной экспертизы зачисление вне- штатным экспертом производится приказом начальника. Специалисты проходят специальную подготовку и получают экспертную квалифика- цию по определенной экспертной специальности. В соответствии с ука- занным Положением экспертная деятельность внештатных экспертов проводится в полном соответствии с ведомственными нормативными ак- тами, регулирующими деятельность штатных экспертов.

Наше предложение о внештатных государственных экспертах сводится к тому, чтобы в закон о судебно-экспертной деятельности была включена статья (условный номер 12-а) «Внештатный государственный судебный эксперт»:

Внештатным государственным судебным экспертом (далее - внештатный эксперт) является физическое лицо, прикрепленное в установленном порядке к государственному судебно-экспертному учреждению

116

(органу юстиции) и производящее судебную экспертизу по поручению руководителя государственного судебно-экспертного учреждения.

На время исполнения поручения руководителя государственного судебно- экспертного учреждения внештатный эксперт имеет процессуальный статус работника этого учреждения, действует в соответствии с требованиями настоящего закона, предъявляемым к государственным судебным экспертам, и подчиняется установленным в учреждении нормативным правовым актам, регулирующим организацию и производство судебной экспертизы.

Одновременно внести соответствующие дополнения в Федеральный закон “О лицензировании отдельных видов деятельности” включив в статью 17 - «перечень видов деятельности, на осуществление которых требуются лицензии» - судебно-экспертную деятельность.

Подводя итог рассмотрению организационно-методических форм управления судебной экспертизой, исходя из проведенного анализа механизма управления судебно-экспертной деятельностью, эти формы можно объединить в два крупных блока.

  1. Традиционные формы, выработанные практикой и закрепленные в ведомственных и нормативно-распорядительных документах (инструкциях, положениях, приказах и пр.). Они связаны с: анализом и учетом издаваемых актов государственного управления в сфере судебной экспертизы; обратным влиянием на федеральные органы исполнительной власти, в том числе через нормотворчество экспертных учреждений; межведомственным и межтерриториальным взаимодействием различных судебно-экспертных учреждений; организацией и проведением комплексных и комиссионных экспертиз; ростом штатной численности экспертов и расширением круга лиц, участвующих в управлении производством экспертиз; обеспечением соответствия экспертной и правоприменительной практики.

117 2. Развивающиеся формы управления. Они направлены на объеди- нение судебно-экспертных учреждений различной ведомственной при- надлежности под управлением единого органа государственной власти, лицензирование судебно-экспертной деятельности; формирование института внештатных экспертов, а также связаны с компьютеризацией управления судебно-экспертной деятельности.

118

Глава 2. Современное состояние деятельности судебно- экспертных учреждений Северо-Западного федерального округа РФ

§ 2.1. Система управления Северо-Западным региональным центром

судебной экспертизы

Изменения социально-экономической и криминогенной ситуации в Российской Федерации обусловили необходимость организационных пре- образований и федеральной системы судебно-экспертных учреждений. Сложность однообразного, типового решения этой задачи связана с весьма пестрой картиной объема и структуры экспертной и ведомственной нагрузки в разных регионах, сбоями в бюджетном финансировании, наличием различных «вспомогательных» местных источников финансирования судебно-экспертных служб, а также тем, что, как было уже отмечено ранее, федеральные приказы, распоряжения и другие ведомственные нормативные документы, определяющие деятельность судебно-экспертных учреждений, содержат много пробелов и противоречий и, зачастую, носят рекомендательный характер.

Поэтому, с нашей точки зрения, реорганизация судебно-экспертной службы в стране должна начинаться на региональном уровне с учетом территориальной специфики потребности и условий производства экспертиз. В этой связи нами на основе анализа эффективности существовавших в последние 10 лет систем организации и управления центральных экспертных учреждений крупных регионов была обоснована и создана базовая модель судебно-экспертного учреждения федерального округа и типовая структура управления региональным центром судебной экспертизы (на примере Северо-Западного федерального округа), позволяющая значительно усиливать производственные возможности учреждения, в том числе по развитию новых видов судебной экспертизы - см. рис. 4.

119

Типовая структура управления региональным центром судебной экспертизы (на примере СЗФО)

Отделы ресурсного обеспечения жизнедеятел ьности

Заместител и начальника и

помощники

Канцелярия

Ученый совет

Производственн ые и

научно- методические

советы (комиссии!

по отдельным

направлениям

судебно- экспертной

деятельности

Финансирование, материально- техническая и

приборная база, бухгалтерский учет,

кадровая служба,

спец, библиотека

Информационны е

технологии

(компьютерные сети,

средства связи,

базы данных,

прогр, обеспечение,

АРМы экспертов)

Экспертно-

квалифика ц.

комиссия

региона

Секции по

конкретным

экспертным

специальностям

Отдел

координац ии

региональн ой

экспертной

деятельнос ти

Отделы судебных экспертиз (по объектам и методам исследования)

Анализ структуры и

состава вещества

преимущественно

методами естественных

наук(физ, хим., биол.)

Традиционная

криминалистичес кая

экспертиза

JL

Комплекс методов

Экспертиза материальных объектов и систем

Анализ объектов

преимущественно

методами технических,

гуманитарных и социаль-

но-зкономич. наук (инж..

экон., юр., искусств., арх.)

Экспертиза информационны х объектов и систем

Анализ объектов кибернетическими,

техническими,

технологическими,

психологическими, лингвистич,

экономическими методами

Региональные

отделы и лаборатории

судебной

экспертизы на

территории СЗФО

I

I

Ii

Sit

5l

a. a.

И II

I

I!

5 5 ‘

I j

8?

Я

га о

fi.

X С

3 ^

© {= с; -О

G4

Я

II

I!

о в5

  • го

Л 5

© -в-

S3

8*

b =

Рис. 4 К базовой модели судебно-экспертного учреждения федерального округа

120

При разработке модели мы исходили из того, что она должна обеспечить: производство судебных экспертиз и экспертных исследований в соот- ветствии с потребностями правоохранительных органов региона; научно- методическое сопровождение и координацию работы экспертных учреждений, курируемых региональным центром судебной экспертизы; осуществление роли ведущего экспертного учреждения по научно- методическому обеспечению организации и производства одного или нескольких видов экспертиз.

В качестве отправных положений для создания базовой модели нами выбран следующий перечень функций регионального экспертного учреждения, который в дальнейшем был одобрен Министерством юстиции РФ и взят за основу при разработке и утверждении Устава Северо-Западного и других региональных центров судебной экспертизы МЮ РФ:

осуществляет роль ведущего экспертного учреждения по научно- методическому обеспечению организации и производства одного или не- скольких видов экспертиз;

проводит наиболее сложные первичные и повторные экспертизы, которые не могут быть выполнены в курируемых центром экспертных учреж- дениях;

исходя из потребностей судебной, следственной и экспертной практики в регионе, развивает и внедряет новые виды судебных экспертиз, не пре- дусмотренные научно-техническим профилем;

выполняет по договорам с юридическими и физическими лицами платные экспертизы, экспертные исследования по гражданским делам, иные работы с использованием методов и методик, применяемых в судебно- экспертных учреждениях;

анализирует и обобщает экспертную практику курируемых им лабо- раторий судебной экспертизы, готовит и вносит на рассмотрение в руководящие органы рекомендации по ее совершенствованию;

осуществляет проведение прикладных научных работ - самостоятельное или совместно с другими экспертными или научными учреждениями;

осуществляет научное руководство темами, разрабатываемыми в ку- рируемых экспертных учреждениях, контролирует выполнение плановых заданий, представление рабочих программ, отчетов, иных материалов; дает оценку выполненных работ;

организует апробацию и внедрение новых научных разработок, методов и технологий, изучает результативность их использования в экспертной практике курируемых экспертных учреждений;

оказывает курируемым экспертным учреждениям научно-методическую помощь по направлениям их экспертной деятельности и в освоении новых для них видов экспертиз;

организует региональные и межрегиональные конференции, научно- практические семинары и школы по актуальным проблемам теории и практики судебной экспертизы;

осуществляет подготовку и повышение квалификации экспертных кадров, курируемых экспертных учреждений, проводит стажировки специалистов судебно-экспертных учреждений;

рецензирует заключения экспертов судебно-экспертных учреждений, вносит предложения в планы рецензирования заключений;

создает экспертно-квалификационные комиссии, присваивает и под- тверждает квалификацию судебного эксперта специалистам экспертных учреждений;

сотрудничает с экспертными, научными и образовательными учреж- дениями федеральных органов исполнительной власти, привлекает их спе- циалистов к производству исследований, проводимых центром и курируе- мыми им экспертных учреждений;

изучает зарубежную науку и практику судебно-экспертной деятельности; устанавливает и развивает связи с экспертными учреждениями ино- странных государств;

осуществляет методическую и профилактическую работу с правоох- ранительными органами и судьями по вопросам организации и производства судебных экспертиз и экспертных исследований;

в установленном порядке готовит к печати и издает методические и справочно-информационные материалы.

Для выполнения определенных выше функциональных задач в качестве составной части модели регионального экспертного учреждения была определена его организационно-штатная структура и реализована на примере Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы.

В частности. Центральная Санкт-Петербургская лаборатория судебной экспертизы приказом МЮ РФ № 7 от 15 января 1999 года преобразована в Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы. Нами раз- работан и согласован с Министерством юстиции Устав Центра, утвержден- ный приказом МЮ РФ № 257 от 2 сентября 1999 года. На базе Устава СЗ РЦСЭ были разработаны Уставы образованных впоследствии остальных региональных центров. Устав значительно усиливает производственные возможности учреждения по развитию новых видов судебной экспертизы (информационно-технологической, продовольственных товаров, видеофонографической, оценке недвижимости), а также повышает научно- методическую роль Центра среди региональных судебно-экспертных учреждений.

Одновременно, по результатам анализа эффективности организационной структуры экспертного учреждения за последние 5 лет проведена ре- организация структурных подразделений:

• Отдел автотехнических и автотовароведческих экспертиз преобразован в отдел автотехнических экспертиз и отдел автотовароведческих исследо- ваний. • • Отдел строительно-технических и товароведческих экспертиз преобразован в отдел товароведческих экспертиз и отдел строительно- технических экспертиз. •

123

• Отдел автоматизации экспертного производства преобразован в отдел исследования и внедрения информационных технологий в экспертную деятельность. • • Отдел инженерных исследований преобразован в отдел координации ре- гиональной экспертной деятельности. • • В соответствии с приказом Министра юстиции №. 32 от 10.02.99 г. Кали- нинградский отдел (филиал) расформирован в связи с образованием Ка- лининградской лаборатории судебной экспертизы. • • В соответствии с приказом Министра юстиции № 230-к от 03.03.99 г. образован Псковский отдел (филиал). • • Образован Новгородский отдел (филиал). • Новая организационно-штатная структура Центра, представляющая собой комплекс самостоятельных и одновременно взаимозависимых экспертных подразделений, позволяет более полно использовать процессы интеграции и дифференциации знаний и технологий в интересах повышения качества экспертной деятельности.

Как видно из схемы организации Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы (см. рис. 4) в его системе управления можно выделить три территориально обусловленных уровня деятельности: организацию и управление подразделениями центрального экспертного учреждения, расположенного в Санкт-Петербурге, организацию и управление экспертными учреждениями в городах Пскове, Петрозаводске, Новгороде и управление всем комплексом экспертных учреждений Северо-Запада от Архангельска до Калининграда.

Объем настоящей работы не позволяет нам проанализировать каждый из указанных уровней в полном объеме. Учитывая этот факт, мы подвергнем анализу наиболее важные, с нашей точки зрения, их составляющие с позиции выработки концепции стратегии развития деятельности экспертных учреждений в Северо- Западном регионе на 21 век.

124

Систематическое совершенствование организационной структуры и кадрового состава - одна из важнейших задач внутреннего управления. Имеющиеся в последнее десятилетие тенденции постоянного увеличения заказов на производство экспертных исследований, сокращения сроков их выполнения и расширения спектра проводимых экспертиз требуют от экс- пертного учреждения регулярного увеличения кадрового состава и усиле- ния дифференциации и интеграции его профессиональных знаний.

Решение первой подзадачи в Северо-Западном региональном центре судебной экспертизы нами осуществляется путем:

  • выделения Министерством юстиции РФ дополнительных бюджетных штатных единиц (см. таблицу № 5),
  • переводом специалистов из вспомогательного в оперативный кадровый состав,
  • принятия специалистов на экспертную хозрасчетную деятельность (производство экспертиз для заказчика на платной основе).
  • В результате штатная численность Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы на 01.01.2002 года составила 101 единицу (на 01.01.96 - 85 ед.), в том числе оперативного состава - 91 единица (на 01.01.96 - 66 ед.), в т.ч. содержащихся за счет бюджета - 62 единицы (на 01.01.96 - 49 ед.). Сведения о структуре и движении оперативного состава кадров представлены в таблицах №№ 5, 6.

Кроме того, с целью наиболее полного удовлетворения потребностей правоохранительных органов в производстве экспертиз в региональном центре создана система нештатных экспертов. Их количество и состав не постоянен и меняется в зависимости от поступления заказов на выполняе- мые их силами экспертные исследования (см. таблицу № 7).

См.: Паничев II.T. Организация работы по подбору, расстановке и профессиональному обучению экспертных кадров // Теоретические и прикладные проблемы экспертно- криминалистической деятельности. - СПб., 1999. - С. 97 - 102.

125

Изменение штатной численности сотрудников СЗРЦСЭ, содержащихся

за счет бюджета в 1996-2001 гг.

Таблица № 5 По состоя- нию на Кол-во бюджетных единиц по штатному расписанию Кол-во бюджетных единиц оперативного состава 01.01.96 55 49 01.01.97 55 48 01.01.98 55 50 01.01.99 58 50 01.01.00 58 53 01.01.01 60 60 01.12.01 62 62 01.01.02 62 62 Приказ Минюста РФ от 03.03.99 № 230-к (2 ед. эксп., 1 ед. ст. эксп. для организации работы Псковского филиала)

Приказ Минюста РФ от 12.07.2000 № 204 (2 ед. эксп. - строитель, инфор- мационных технологий)

Приказ Минюста РФ от 23.10.01 № 1639-к (1 ед. ст. эксп., 2 ед. вед. эксп).

Экспертный состав регионального центра судебной экспертизы должен обладать высокой квалификацией и наличием специалистов практически во всех областях знаний, соответствующих научно-техническому про- филю экспертного учреждения. Именно с этих позиций нами укомплектована экспертными кадрами организационно-штатная структура Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы, квалификационные характеристики которой отражены в таблице № 8 и приложении 4, и которая является составной частью базовой модели крупного регионального экспертного учреждения.

Разработанная нами система управления судебно-экспертным учреж- дением базируется на тщательно отработанной регламентации функцио- нальных обязанностей всех структурных подразделений и категорий штатных сотрудников.

126

Структура и движение оперативного состава СЗРЦСЭ в 1996-2001 гг.

(штатные сотрудники).

Таблица № 6 Поз.

Состояло на 01.01.96 Работает на 01.01.2002 1 Санкт-Петербург 58 83 9 Калининградский отдел 4 -

Петрозаводский отдел 4 4 4 Псковский отдел - 4 5 Содержатся за счет:

  • бюджетных средств 49 62

  • средств, поступающих от производства экспертиз и иных платных исследований 17 29 6 Административно-управленческого персонала 6 7 7 Руководителей структурных подразделе- ний 12 15 8
  • ведущих экспертов 1 5

  • старших экспертов 25 26

  • экспертов 13 25

  • главных специалистов 9

  • ведущих специалистов

5

  • специалистов 1 категории

7

  • специалистов 2 категории

    -

  • специалистов 5 -»

j 9 Всего оперативных сотрудников 66 91 в т.ч. - выполнявших экспертизы 51 75

  • с экспертным стажем более 5 лет 33 45

  • женщин 40 43

  • со средним образованием 6 7

  • с высшим образованием 60 84

  • имеют ученые степени 5 10

  • работают над кандидатскими диссерта- циями 1 10 Количество нештатных сотрудников СЗРЦСЭ в 1996-2001 гг.

Таблица № 7 Год 1996 1997 19981 1999 2000 2001 Кол-во нештатных сотрудников 28 38 48 39 35 31 Увеличение числа нештатных экспертов в 1998 году связано с активньш развитием в этот период Калининградского филиала СЗРЦСЭ, который в 1999 году был преобразован в Калининградскую лсэ.

127

Квалификация экспертного состава СЗРЦСЭ на 01.01.2002.

Таблица № 8 Квалификация, вид образования Количество сотрудников % от общего числа Доктора наук, кандидаты наук 13 10 Высшее образование 114 86 Инженерно-техническое 74 57 Юридическое 16 12 Химическое, химико-технологическое 15 11 Социально-экономическое, гуманитарное 11 8 Физико-математическое, кибернетическое т

J 2.3 Биологическое и медицинское 5 3.8 Регламентация - основное средство организации управленческих процессов, с помощью которого экспертное учреждение функционирует как система, ориентированная на определенные результаты.

Иногда высказываются возражения против строгой регламентации процессов управления в системе экспертных учреждений на том основании, что она будет порождать формализм в работе аппарата управления и сковывать инициативу работников-экспертов. Между тем регламентация предполагает изучение и анализ существующей практики и разработку наиболее рациональных способов выполнения процессов управления.

Чтобы избежать формализма, регламентирующие материалы должны отвечать следующим требованиям:

  • регламент должен закреплять самый рациональный вариант орга- низационного решения;
  • любые предложения по совершенствованию со стороны сотрудников должны быть внимательно рассмотрены;
  • регламент не должен быть статичным, неизменным в течение про- должительного времени, он должен приводиться в соответствие с меняющимися условиями, как внутренними, так и внешними.
  • См.: Слепенков И.М., Аверин Ю.П. Основы теории социального управления. - М., 1990. С.183-190.

128

Принцип регламентации означает установление и строгое соблюдение определенных правил, положений, указаний, инструкций, нормативов, в соответствии с которыми осуществляется деятельность кадрового состава. Как показал опыт Северо-Западного регионального центра судебной экс- пертизы на практике очень важно определить оптимальную степень регла- ментации служебной деятельности сотрудников, а также четко установить круг вопросов, при решении которых необходима жесткая, целенаправленная регламентация.

Исходя из содержания и характера выполняемых функций в крупном (региональном) экспертном учреждении можно выделить три категории служащих: руководители среднего звена, эксперты и другие служащие, обеспечивающие техническое сопровождение.

Труд руководителей по своему характеру является административно- управленческим и представляет собой комплекс систематических и целена- правленных действий по организации и координации деятельности подчи- ненных им сотрудников. К числу выполняемых ими функций относятся: служебно-коммуникационные, распорядительные, координационные, кон- трольно-оценочные и др. Руководитель наделен определенными полномо- чиями в принятии решений по конкретному кругу вопросов и несет всю полноту ответственности за результаты работы возглавляемого им струк- турного подразделения.

Труд эксперта связан с выполнением работ исследовательского, ана- литического и конструктивного характера, требует предоставления широ- ких возможностей для творчества как при постановке целей и задач, так и при определении путей и методов их осуществления.

Труд технических исполнителей состоит из относительно несложных, стереотипных, постоянно повторяющихся операций по информационному обеспечению управления, К ним относятся: документационные, первично- счетные и учетные, коммуникационно-технические, вычислительные и формально-логические.

129

Очевидно, различия в содержании труда требуют разного подхода при регламентации деятельности каждой из указанных категорий сотрудников экспертного учреждения. Труд руководителей менее всего поддается жесткой регламентации, так как именно на них лежит ответственность за качественную подготовку и принятие обоснованного и своевременного ре- шения. Управление экспертной деятельностью - процесс многогранный, неоднозначный, зависящий от сложной и подвижной совокупности факторов, постоянно создающих нестандартные ситуации. Это требует от руководителя творческого подхода, широкого кругозора, высокой профессиональной квалификации, а также интуиции, здравого смысла, особых личных качеств, которые необходимы при принятии решений и руководстве людьми.1

В связи с этим, чем выше уровень управления, тем более серьезное внимание необходимо уделять порядку подбора и назначения на руководящую должность кандидатур. Уровень управления влияет также на содержание и сложность работы руководителя, меру его ответственности и самостоятельности, объем его полномочий. Чем ниже уровень управления, тем конкретнее они могут быть определены и закреплены в нормативных документах.

Число уровней управления устанавливается под влиянием различных, в том числе противоположных по направленности, требований. С одной стороны, такое влияние должно быть как можно меньше, так как с уве- личением числа уровней управления возрастает опасность потери и искажения информации, а также увеличивается время ее прохождения по управленческой цепи. В результате снижаются оперативность и качество управления при росте затрат на содержание управленческого аппарата. С другой стороны, при неоправданном сокращении числа звеньев теряется управляемость, то есть возможность контроля и координации работ большого числа сотрудников.’

См.: Социальное управление: Словарь. - М., 1994. - С. 167. “ См.: Управление - это наука и искусство. - М., 1992. - С. 20-85.

1JU

Должностные обязанности руководителя прямо связаны с организационной структурой аппарата управления и вытекают из тех задач и функций, которые возложены на возглавляемое им структурное подразделение. Организационная структура аппарата определяет состав и взаимосвязь подразделений и должностных лиц. Она отражает специализацию каждого структурного подразделения, его место в общей системе управления, подчиненность и взаимодействие с другими подразделениями (по вертикали и горизонтали). Структура управления является той организационной формой, в рамках которой осуществляются процессы управления на основе разграничения функций и специализации подразделений. Деятельность аппарата управления как единой системы обеспечивается путем регламентации, то есть установления определенного порядка работы каждого его элемента (структурного подразделения, должностного лица). Для этой цели в Северо-Западном региональном центре судебной экспертизы разработаны положения о структурных подразделениях.

Положение о структурном подразделении - это документ, предназначенный для нормативно-правовой регламентации деятельности каждого структурного подразделения. Положение определяет статус данного подразделения, его место и роль в системе управления, внутреннюю организацию.

На основе положения о структурном подразделении осуществляется повседневная деятельность его сотрудников по реализации тех задач и функций, за выполнение которых подразделение в лице его руководителя несет полную ответственность. Положение является базовым документом для распределения функций и работ между исполнителями, установления их персональных должностных обязанностей. Оно позволяет более полно и обоснованно оценивать результаты труда всего коллектива подразделения и вклад отдельных работников, принимать решения о моральном и материальном стимулировании работников.

131

Для разработки качественных положений важно, чтобы их подготовка и утверждение проводилось одновременно для всех структурных подраз- делений или по строго установленному графику. Как показывает практика Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы, это обеспе- чит системность всего комплекса разрабатываемых документов, наиболее четкое распределение работ, ответственности и полномочий.

Проекты положений, целесообразно поручать разрабатывать самим руководителям структурных подразделений, однако в процессе работы необходимо обеспечить совместное обсуждение вопросов, касающихся смежных подразделений. Это позволяет подготовить целый комплекс документов, согласовать взаимосвязи между подразделениями и избежать дублирования, что неизбежно при автономной работе над каждым отдельным положением.

Составляя проекты положений, руководители структурных подразде- лений, как показывает наша практика, исходят из своих представлений о характере этих документов, их содержании и структуре. В результате документы получаются разностильными, различными по степени регламентации, что также противоречит принципу комплексности и системности. Чтобы этого избежать, необходимо обеспечить руководителей инструктивным материалом с методикой разработки положений (образцами и примерами) и организовать консультации.

Роль консультаций особенно важна на этапе системного анализа под- готовленных проектов, в результате которого выявляются слабые стороны и дисбалансы в деятельности взаимосвязанных структурных единиц, проводится увязка с целью более органичного и гибкого их взаимодействия, уточняются требования высшего уровня управления к подразделениям с точки зрения их вклада в решение задач, стоящих перед экспертным учреждением в целом.

По результатам этой тщательной аналитической работы и после со- гласования с руководителями подразделений предложений по дополнению

151

и корректировке документа может быть подготовлена его окончательная редакция, которая и утверждается.

Для вновь создаваемых подразделений, направление деятельности которых только формируется и в полной мере определится только в пер- спективе, следует разрабатывать временные положения, вводимые сроком на один год, по истечении которого они уточняются и утверждаются как постоянные.

Утвержденный комплекс положений отражает наиболее эффективный вариант разделения труда и кооперации структурных подразделений экспертного учреждения на конкретный период - момент разработки. Однако содержание и условия их деятельности постоянно изменяются под влиянием большого числа внешних и внутренних факторов. Поэтому утвержденные регламенты не должны превращаться в догму, препятствовать инновациям, т.е. должны обладать определенными адаптивными качествами, чтобы сохранять актуальность.

Предотвратить неоправданно быстрое старение положений возможно на основе правильного подхода к степени конкретности их содержания. Степень конкретности должна быть необходимой и достаточной, чтобы можно было четко зафиксировать круг задач и функций, контролировать ход их выполнения и результаты, установить должностных лиц, ответственных за ошибки и задержки при принятии управленческих решений, за некачественные, плохо подготовленные решения, а также на непринятие решения.

Вместе с тем излишняя конкретизация может только ограничить дея- тельность руководителя, снизить эффективность работы экспертного под- разделения и аппарата управления в целом. Это особенно важно учитывать потому, что наряду с регламентацией существует еще и область неформального взаимодействия между подразделениями и должностными лицами, в том числе руководителями подразделений, в ходе которого уточняются многие конкретные вопросы. Прямые неформальные контакты позволяют в

133

современных условиях оперативно найти разумное решение даже в весьма сложных и неожиданно возникающих обстоятельствах, в то время как все разнообразие жизненных ситуаций в регламентирующих документах преду- смотреть невозможно.

Появление новых задач и функций, смещение акцентов в значимости отдельных направлений деятельности, упразднение некоторых из них, применение новых информационных технологий, основанных на компьютерной обработке данных и создании сетей, совершенствование документооборота вносят серьезные изменения во взаимоотношения между элементами организационной структуры, что должно также находить отражение и в регламентирующих документах. Для поддержания комплекса положений о подразделениях в работоспособном состоянии с учетом изменений условий их функционирования в регламентирующие документы следует своевременно вносить изменения и дополнения. Однако по мере накопления таких изменений и дополнений становится все сложнее обеспечить эффективную совместную работу подразделений, поэтому необходимо систематически пересматривать и совершенствовать как структуру управления, так и комплекс дополняющих ее нормативных документов.

В соответствии с действующей в Северо-Западном региональном центре судебной экспертизы единой системой организационно-распорядительной документации в Положении о структурном подразделении (филиале, отделе) предусмотрены следующие разделы:

  • Общие положения;
  • Основные задачи;
  • Функции;
  • Права и ответственность;
  • Взаимодействие с другими структурными подразделениями. Связи.
  • В разделе “Общие положения” указывается точное название подразделения, определяется его место в организационной структуре, в чьем непосредственном подчинении оно находится, кем возглавляется. Устанавлива-

134

ется порядок назначения на должность и освобождения от должности его руководителя. Должна быть приведена также внутренняя структура подраз- деления. Необходимо четкое распределение функций между частями под- разделения, указание подчиненности и взаимодействия последних. Кроме того, устанавливается порядок утверждения структуры и штатов подразделения. Приводится перечень основных нормативных документов, которыми подразделение руководствуется в своей деятельности.

«1.1. Отдел координации региональной экспертной деятельности (далее отдел) является самостоятельным структурным подразделением СЗРЦСЭ, подчиненным начальнику СЗРЦСЭ, либо, по его поручению, заместителю начальника.

1.2. Отдел осуществляет свою деятельность в соответствии с требованиями Устава СЗРЦСЭ и настоящим Положением. 1.3. 1.4. Структура и штаты отдела ежегодно утверждаются начальником в общем штатном расписании СЗРЦСЭ с учетом лимита по фонду оплаты труда, утвержденного МЮ РФ», - пример из положения об отделе координации региональной экспертной деятельности СЗРЦСЭ: 1.5. Раздел “Основные задачи” содержит формулировку основных задач подразделения, пространство его управленческого воздействия, которое обеспечивает достижение общих целей, стоящих перед экспертным учреждением. В зависимости от принятой организационной структуры для этого может быть использован проблемно-целевой, функциональный, предметный или территориальный (региональный) подход. Задачи должны быть сформулированы достаточно укрупненно, масштабно, без излишней детализации. Оптимальным считается их количество от 3 до 5. В положении об отделе координации региональной экспертной деятельности СЗРЦСЭ их пять: “2.1. Координация деятельности системы судебно-экспертных учреждений МЮ РФ Северо- Западного региона: экспертной, научной, организационной.

135

2.2. Производство в объеме, согласованном с начальником СЗРЦСЭ, первичных и повторных экспертиз, иных исследований в соответствии с имеющимися у сотрудников экспертными специальностями. 2.3. 2.4. Проведение научно-исследовательских работ в целях создания и совер- шенствования методов и методик экспертных исследований. Внедрение результатов НИР в экспертную практику. 2.5. 2.6. Организация и практическое обеспечение учебно-методической работы по вопросам судебной экспертизы. 2.7. 2.8. Подготовка рекомендаций профилактического характера по результатам научной и экспертной деятельности.” 2.9. Раздел “Функции” является основным разделом положения. В нем должны быть отражены основные функции и виды работ, которые необходимо осуществить, чтобы выполнить сформулированные выше задачи, причем наиболее эффективным и экономичным способом. Разработка этого раздела базируется на изучении загрузки подразделений, состава и объема выполняемых ими работ, установлении четких границ и обеспечении надежных “стыков” между подразделениями применительно к той технологии, которая является наиболее эффективной для решения поставленных задач. Поэтому при разработке положений решаются вопросы совершенствования управленческих технологий и организации труда сотрудников; проводятся анализ и рационализация информационных связей и документопотоков; уточняется роль подразделения в подготовке проходящих через него документов; устанавливается круг вопросов, по которым подразделение принимает решения самостоятельно. Например, к основным функциям отдела бухгалтерского учета и контроля СЗРЦСЭ отнесены: “3.1. Осуществление финансирования расходов СЗРЦСЭ, предусмотренных

лимитными обязательствами и сметами. 3.2. Ведение бухгалтерский учета и отчетности в соответствии с требованиями директивных документов,
регулирующих финансово-хозяйственную деятельность.

136

3.3. Проведение экономического анализа хозяйственно-финансовой деятельности СЗРЦСЭ по данным бухгалтерского учета и отчетности в целях выявления внутренних резервов, предупреждения потерь, непроизводственных расходов, рационального использования материальных, трудовых и финансовых ресурсов. 3.4. 3.5. Разработка и осуществление мероприятий, направленных на соблюдение структурными подразделениями СЗРЦСЭ финансовой дисциплины и хозяйственного расчета. 3.6. 3.7. Обеспечение совместно с отделом исследования и внедрения информа- ционных технологий использования современных форм и методов бухгалтерского учета с применением компьютерных технологий. “ 3.8. Раздел “Права и ответственность” основывается на материалах предыдущих разделов. В нем устанавливается компетенция подразделения и закрепляются права, необходимые для выполнения соответствующих функций, определяется мера ответственности за их выполнение в полном объеме и надлежащим образом.

Права подразделения осуществляются его руководителем, а также другими должностными лицами, которым он передает часть своих полномочий. Масштаб полномочий, предоставляемых руководителям соответствующих уровней, определяет степень централизации организационной структуры. Централизация характеризуется отсутствием передачи полномочий, в связи с чем большая часть решений принимается только на уровне руководителей высшего звена. К недостаткам централизации относятся: снижение оперативности в принятии решений, рост бюрократизма, увеличение количества документов и их оборота.

Децентрализация, составной частью которой является делегирование полномочий, направлена на преодоление этих недостатков. Делегирование полномочий дает право принятия решений должностным лицам нижестоящего уровня. Прежде всего это касается тех вопросов, которые требуют немедленной реакции либо носят узкий, специальный характер.

137

При делегировании полномочий должны соблюдаться определенные условия:

  • передача полномочий связана с конкретным заданием и ожидаемым результатом, а объем полномочий должен быть достаточным для его достижения;
  • передача полномочий осуществляется по управленческой вертикали (линейное подчинение) таким образом, чтобы каждый подчиненный знал, кто конкретно его уполномочил, перед кем он несет ответственность;
  • передаются лишь полномочия, ответственность за действия своего подчиненного перед вышестоящим уровнем управления несет руководитель соответствующего подразделения.
  • Результативность передачи полномочий зависит, в основном, от причин субъективного характера, в том числе от восприимчивости верхнего уровня управления к новым идеям, доверия к подчиненным и готовности пойти на некоторый риск, желания подчиненных взять на себя дополнительное задание и соответствующую ответственность.1

С учетом особенностей работы подразделения, его функций и прав устанавливается ответственность руководителя за своевременное и соответ- ствующее установленным требованиям выполнение всех закрепленных за подразделением работ, рациональную организацию труда сотрудников. Вопрос об ответственности решается на основе принципа единоначалия, в соответствии с которым эта ответственность возлагается на одно лицо, а не распределяется между несколькими лицами, что особенно важно при выполнении комплексных задач несколькими подразделениями.

Раздел “Взаимоотношения с другими подразделениями. Связи” устанавливает совокупность устойчивых связей и взаимных обязательств между подразделениями. Без связей и реального взаимодействия частей не может быть организованного целого. Распределение функций, прав и ответственности должно быть уравновешено мерами по интеграции и координации,

1 См.: Лахтин Г.А. Управление в научном учреждении. - М., 1983. С. 53-90.

138

которые связывали бы эти разрозненные элементы и обеспечивали необходимую согласованность в их действиях. Чаще всего взаимодействие осуществляется по таким основным видам связи, как вертикальные (линейные) и горизонтальные (функциональные).’

Вертикальные связи соединяют иерархические уровни в организационной структуре. Они жестко установлены, действуют постоянно и отражают распределение полномочий. Эти связи служат каналами передачи распо- рядительной (вниз) и отчетной (вверх) информации. В рамках вертикальных связей решаются проблемы власти и влияния. С их помощью руководитель реализует свои властные права и осуществляет прямое руководство, используя для этого форму приказа, распоряжения, команды, указания и т.д.

Горизонтальные связи отражают отношения с другими подразделениями, другими элементами организационной структуры, не носящими ха- рактера подчиненности. Их главное назначение - способствовать наиболее эффективному взаимодействию путем передачи информации смежным подразделениям в соответствии с принятой процедурой подготовки и принятия управленческих решений. По этим каналам связи передаются статистическая информация, аналитические материалы, проекты документов, предложения и замечания по их доработке и корректировке. На их основе осуществляется комплексный, многоаспектный подход к разработке и принятию управленческих решений. Большое количество и неупорядоченность горизонтальных каналов связи свидетельствуют о недостатках в организационной структуре. Горизонтальные связи не всегда удается полностью формализовать, поэтому они, как правило, дополняются неформальным взаимодействием. Формальные же связи, то есть закрепленные в положении, отражают лишь обязательные и постоянные, стабильно поддерживаемые связи между “неперсонифицированными” элементами организационной структуры.

Наряду с регламентацией деятельности подразделений в Северо-Западном региональном центре судебной экспертизы осуществляется и рег-

1 См.: Фетисов В.А. Основы системного анализа. Учеб. пособие. - Л.. 1988. С. 26 - 32.

139

ламентация работы каждого сотрудника. Для этой цели разработаны типовые или персональные должностные инструкции. Работа по формулированию функциональных обязанностей специалистов исходила из пяти основных предпосылок: конкретность, отражение всех видов деятельности, возможность объективного контроля, переонализация ответственности, возможность взаимозаменяемости.1 По своему назначению, структуре и содержанию они близки положениям о подразделениях (см. приложение № 5).

В разделе “Общие положения” инструкции содержатся основные сведения о должности, наименование подразделения, в котором работает со- трудник, занимающий данную должность, его основные задачи, основные документы и материалы, которыми он руководствуется в своей деятельно- сти, его подчиненность, порядок назначения и освобождения от должности, требования к образованию и практическому опыту работника, внутридолж-ностное квалификационное категорирование (для специалистов).

В разделе “Функции” перечисляется часть тех функций, которые предусматриваются для данного структурного подразделения.

Раздел “Обязанности” содержит описание конкретных работ, выполнение которые необходимо для реализации функций, возлагаемых на данного работника. Состав и объем обязанностей формируется таким образом, чтобы обеспечить однородность, технологическую взаимосвязь и соответ- ственно оптимальную специализацию работников.

В разделе “Права” определяются конкретные права работника для реализации порученных ему функций и выполнения обязанностей.

В разделе “Ответственность” формулируются содержание и формы ответственности должностного лица за результаты и последствия его дея- тельности, а также за непринятие своевременных надлежащих мер, если они относятся к кругу его обязанностей.

Функционирование судебно-экспертного учреждения с учетом со-

См.: Научная организация труда в аппарате судов и учреждений юстиции. - М., 1984. С. 66-74.’

140

временного развития науки и техники невозможно без регулярного его ос- нащения современными приборами. Связанные с этим значительные капи- таловложения придают первостепенную важность определению для типовой модели любого экспертного учреждения принципов его обеспечения современным оборудованием. Разработанный нами единый стандарт оснащенности экспертного учреждения крупного региона комплексами технических средств и приборной базы основан на достоверной научно-обоснованной количественной оценке потребности в оборудовании для производства определенного количества и спектра экспертных исследований в рамках действующего и перспективного научно-технического профиля СЭУ МЮ РФ. В рамках этой работы нами проводился также комплексный сравнительный анализ эффективности использования различного современного оборудования в решении экспертных, научно-исследовательских и административно- управленческих задач с целью выбора наиболее экономически оптимального для внедрения в систему экспертных учреждений (см. приложение № 6). Представляемый типовой проект оснащенности
экспертного учреждения позволяет добиться помимо повышения качества экспертных исследований существенного роста производительности труда специалистов при минимальных финансовых затратах.

Важнейшим составным элементом системы управления является фи- нансово-экономическое обеспечение экспертной и других видов деятельности регионального экспертного учреждения. Как показывает опыт Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы, оно может быть успешным только при использовании как бюджетных, так и внебюджетных источников финансирования. В условиях сложившейся экономической ситуации в стране экспертное учреждение может не только лишиться возможности развивать свою материально-техническую базу, не только не иметь средств для приобретения текущих расходных реактивов и материалов, но и получить неполный фонд заработной платы. Поэтому нами практикуются мероприятия по целевому финансированию ежегодных программ из местно-

141

го бюджета. Цель и содержательная сторона программы тщательно обосно- вываются, согласовываются с правоохранительными органами и в необходимых случаях представляются на утверждение Правительству и Губернатору. Постановления Правительства и распоряжения Губернатора становятся обязательными для финансовых органов и обеспечиваются целевым бюджетным финансированием. Благодаря целевому финансированию в 1995-2001 гг. в Северо- Западном региональном центре судебной экспертизы были реализованы следующие программы:

  • компьютеризация структурных подразделений;
  • укомплектование подразделений КЭМВИ современными аналитическими приборами;
  • реконструкция служебных помещений; Внебюджетные источники включают в себя:

  • оплату за подготовку экспертных кадров (тематическое усовершенствование, освоение разных методик на рабочих местах и т.п.), программное обеспечение, методическую литературу;
  • оплату по договорам с юридическими и физическими лицами за экспертных исследований по их заявлением;
  • оплату за экспертизы для правоохранительных органов других регионов и ведомств;
  • оплата экспертиз по уголовным и гражданским делам частного обвинения.
  • Оставляя в стороне анализ бюджетных ассигнований, недостаточность которых очевидно привела к необходимости организации в 1990-91 г. хозрасчетной деятельности во всех СЭУ, проанализируем возможности управления последней.

С выходом его на новое направление деятельности - коммерческой, система управления судебно-экспертным учреждением претерпевает значительные изменения В данном случае экспертная деятельность становится функциональным элементом не только сферы процессуального права, но и

142

сферы экономики, что дает основания считать его сложной экономической (хозяйственной) системой. Ее функция “состоит в преобразовании ресурсов и накопленных в системе знаний в удовлетворительные общественные потребности”.1

Следует отметить, что с переходом экспертного учреждения к ком- мерческой деятельности на первых трех ранее выделенных уровнях управления производством экспертизы практически не происходит каких- либо существенных изменений:

  1. Остаются неизменными формы исследования экспертом материалов, представленных на экспертизу.
  2. Руководитель более гибко может менять зарплату эксперту. В ос- тальном административные связи между руководителем СЭУ и экспертом практически сохраняются неизменными.
  3. Диапазон возможностей перехода СЭУ к коммерческой деятельности определяется нормативными документами и руководящими указаниями вышестоящего органа (министерства юстиции).
  4. Основные последствия перехода СЭУ к деятельности на рынке ком- мерческой экспертизы комплексно проявляются на уровне управления удовлетворением потребностей в экспертных услугах. Здесь управляющая система представляет собой рынок потребностей экспертных услуг, объединяющая в себе помимо правоохранительных органов (прежней управляющей системы) всех существующих и потенциальных потребителей экспертизы. Управляющие воздействия рынка - имеют характер экономический, однако сохраняются и воздействия процессуального характера на производство экспертизы.

В данных условиях система управления удовлетворением потребностей в экспертных услугах, предъявляемых рынком коммерческой экспертизы, может быть описана в виде таблицы №9и соответствующей кибернети- ческой модели на с. 143.

Экономическая кибернетика. Часть 1. Основы ТХС. 1974. С. 8.

143

Система управления удовлетворением потребностей в экспертных услугах, предъявляемых рынком коммерческой экспертизы.

Таблица № 9 Структурно связанные подсистемы Управляющая система: Объект управления: Рынок потребителей экспертных услуг Судебно-экспертное учреждение Некоторые характеристики подсистем - объем спроса - статус, правомочия - емкость рынка - функции (виды деятельности СЭУ) - основные сегменты - зона обслуживания - условия конкуренции - организационная структура - формы и методы сбыта - виды (ассортимент) экспертн. услуг

  • отличительные особенности

(ключевые факторы успеха, “имидж “) Кибернетическая модель

Рынок экспертных услуг

Заказы на экспертизу: потребность в

Предприятия,

организации,

учреждения

услугах экспертов, материалы, оплата Экспертная услуга

Назначение, материалы, процессуальный

Правоохранительные органы

контроль ^Заключение эксперта, сопроводительное

Судебно-экспертное учреждение

Отдельные 1раждане

письмо Заказ на экспертизу: потребности в экс-

пертизе, материалы, оплата услуг Экспертная услуга: заключение эксперта,

материалы, дополнительные услуги

Маркетинговая среда1 крупного экспертного учреждения складывается из внутренней и внешней среды.

Внутренняя среда представлена силами, имеющими непосредственное отношение к самому экспертному учреждению и его возможностям по обслуживанию заказчиков экспертных исследований. Внешняя среда обусловлена силами более широкого социального плана, которые оказывают влия-

’ «Маркетинговая среда фирмы - совокупность активных субъектов и сил, действующих за пределами фирмы и влияющих на возможности руководства службой маркетинга устанавли- вать и поддерживать с целевыми клиентами отношения успешного сотрудничества» -Котлер Ф. Основы маркетинга. - М., 1990. С. 142.

144

ние на внутреннюю среду, такими, как факторы демографического, эконо- мического, природного, политического и культурного характера.

Основные факторы внутренней среды (микросреды) функционирования экспертного учреждения включает в себя: высшее руководство (руково- дитель СЭУ); производство экспертизы; службу материально- технического снабжения; службу научно-исследовательской работы; бухгалтерию и пр. К микросреде относят функциональные структуры экспертного учреждения, обеспечивающие управление, разработку и внедрение новых видов экспертных услуг, производство экспертизы, взаимодействие с поставщиками, с финансовыми и иными внешними органами.

В понятие микросреды входят квалификация и опыт сотрудников, система координации работы структурных подразделений, система передачи информации от верхних этажей управления к нижним и обратно, гибкость структур и экспертного учреждения в целом по отношению к изменениям рыночной ситуации и внешней среды вообще.

Основные факторы внешней среды функционирования экспертного учреждения:

  • право (законы и законодательные акты, регулирующие как сферу права, так и экономику);
  • экономика (темпы роста инфляции, темпы роста безработицы и др.);
  • научно-технический прогресс (появление новых методик и новых объек- тов экспертного исследования, новых технических средств);
  • демография (отрицательный прирост населения крупных городов, рост дифференциации доходов различных слоев общества);
  • политика (силы, действующие на политической арене, - стремящиеся к власти и влиянию по территории и по сфере влияния (экономическая, государственная, религиозная));
  • культура;
  • экология
  • и другие общечеловеческие проблемы.

145

В основу работы экспертного учреждения, придерживающегося в своей коммерческой деятельности стратегии и тактики маркетинга, кладется наиболее эффективный с точки зрения сбыта экспертных услуг принцип: производить и продавать экспертные услуги, которые, безусловно, пользуются спросом. Успех в работе на рынке может быть достигнут только в том случае, если экспертное учреждение будет строить свою производственную политику не на базе своих производственных возможностей, а на базе потребностей заказчиков - покупателей своих экспертных услуг. При этом нельзя подменять потребности спросом, ибо спрос есть не более чем платежеспособная потребность, в силу этого он всегда сиюминутен и подвержен сильным колебаниям, тогда как потребности достаточно стабильны и могут быть прогнозируемы с гораздо большей точностью, нежели спрос.

Концепция маркетинга1 коммерческой экспертизы Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы заключается в том, что нами рассматривается его хозрасчетная деятельность следующим образом:

Во-первых, основная задача заключается в удовлетворении разумных потребностей определенных групп заказчиков - покупателей в тех или иных экспертных услугах. На наш взгляд, основным, помимо роста прибыли, критерием успешности маркетинговой деятельности СЗРЦСЭ является направленность на одновременное соблюдение прав человека и принципов правового государства. Прежде объективность и соответствие принципам правового государства любой экспертизы обеспечивались законодательно закрепленным процессуальным порядком и контролем за проведением со стороны государства. Без посредничества системы правоохранительных органов в производстве экспертизы может встать проблема ее противоправности или необъективности. Это может быть вызвано: представлением неполных или искаженных материалов; наличием 2-х и более сторон, заинтересованных в

Маркетинг определяется всеми исследователями как способ изучения спроса с целью вскрытия и использования потребностей в коммерческих целях фирмы.

146

противоположных результатах экспертизы; материальной заинтересованностью эксперта в даче ложного или искаженного заключения.

Во-вторых, руководство СЗРЦСЭ отдает себе отчет в том, что для удовлетворения потребностей в экспертных услугах необходимо вести разнообразные и дорогостоящие исследования, а также разрабатывать новые направления деятельности по удовлетворению растущих потребностей покупателей.

В третьих, маркетинговая деятельность подвергается постоянному внутреннему контролю, результатом чего являются разнообразные усовершенствования экспертных услуг в интересах покупателя. Новые виды экспертизы (новые товары, усовершенствованные товары) - это научные разработки специалистов по проблемам криминалистики и судебной экспертизы, апробированные и внедренные в экспертную практику в виде новых методик исследований, позволяющих: а) решать старые задачи на качественно новом уровне и б) решать новые задачи, актуальные для расследования преступлений и одновременно для коммерческой деятельности

В четвертых, все это приводит к тому, что в глазах клиентов СЗРЦСЭ у экспертного учреждения формируется положительное устойчивое реноме (деловая репутация).

Действуя в рамках сформулированной концепции, система маркетинга Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы обеспечила:

  • надлежащую, достоверную и своевременную информацию о рынке, структуре и динамике конкретного спроса, вкусах и предпочтениях покупателей, то есть информацию о внешних условиях функционирования Центра;
  • создание такого ассортимента экспертных услуг, который более полно удовлетворяет требованиям рынка, чем экспертные услуги конкурентов - негосударственных коммерческих экспертных организаций;

147

  • необходимое воздействие на потребителя, на спрос, на рынок, обеспечивающее максимально возможный контроль сферы реализации.

При этом сама система маркетинга СЗРЦСЭ основывается на следующих принципах:

1) быть комплексной (т.е. охватывать все необходимые элементы деятельности); 2) 3) быть хорошо скоординированной с другими функциями управления; 4) 5) быть четко направленной на достижение поставленных целей; 6) 7) быть достаточно эффективной, чтобы обеспечить быстрое достижение целей при минимальных затратах.” 8) Организация научного маркетинга в СЗРЦСЭ включала в себя:

1 - исследование концепции маркетинга коммерческой экспертизы, в развитии, обусловленном динамикой процессов, происходящих в экономике, в сфере права и т.д. 2 3 - в ходе разработки этой концепции, среди прочих мероприятий, формирование информационной базы маркетинга: 4

2.1 отработку форм тех информационных документов, которые и составляют основную структуру банка данных службы маркетинга. Перевод информации на компьютерный учет и анализ (разработка баз данных, алгоритмов, программ); 2.2 2.3 определение всех доступных источников информации, обращение к которым будет полезным для заполнения указанных форм; 2.4 2.3 налаживание деловых связей с различными информационными центрами, консультационно-информационными фирмами.

3 - конструирование необходимых, юридически верных механизмов контроля за преодолением противоречий, возникающих при начале судеб-

См.: Завьялов П.С, Демидов В.Е. Формула успеха: маркетинг (сто вопросов - сто ответов о том, как эффективно действовать на внешнем рынке). - М, 1991. С. 10. 2 См.: Завгородняя А.В., Кадзевич М.С. ‘‘Маркетинг: методы и процедуры”. - Л., 1990. С. 10.

148

но-экспертным учреждением коммерческой экспертной деятельности.

4 - реализация некоторые маркетинговых мероприятий, взятых в от- дельности:

4.1 проведение анализа деятельности СЗРЦСЭ (ретроспективный, си- туационный, перспективный). Такой комплексный анализ позволил оценить прошлую деятельность экспертного учреждения, рассмотреть его достижения, неудачи, вскрыть причины тех и других, проанализировать его потенциал и пределы его возможного использования; 4.2 4.3 дача пробных рекламных и/или пропагандных обращений (отработан выбор целевой аудитории, средств информации, графика обращений, объема и содержания текстов). 4.4 4.5 детальная разработка на практике двух основных предложений по назначению цены на экспертизы: 4.6 а) почасовая (определяется исходя из времени работы эксперта, за траченного на выполнение конкретного заказа и минимальной стоимости одного часа работы эксперта, дифференцированная в зависимости от слож ности экспертного исследования).

б) договорная (устанавливается в зависимости от конкретных усло вий проведения экспертизы и от платежеспособности заказчика).

4.4 разработка с использованием машинных методов, форм входной и выходной документации, способы оформления исходных данных и итогов проведения экспертных исследований. Подготовка бланков к заполнению для заказчиков единые по каждому отделу (требования к документации: ясность, доходчивость, краткость, компактность, удобство для использования неподготовленному клиенту). 4.5 4.6 разработка с участием всех сотрудников единого свода норм и правил поведения внутри и вне лаборатории при общении с частными (не- традиционными) клиентами (например, в целях предупреждения обвинений экспертов в предвзятости и т.д.). 4.7

149

5 - определение необходимых первоначальных вложений средств, ожидаемый эффект и сроки их окупаемости на основе оценки эффективности пробных маркетинговых мероприятий (так называемая “обратная связь”); расчет «хозрасчетного» бюджета экспертного учреждения и увязка его с общим бюджетом.

Проведенное нами ретроспективное исследование хозрасчетной деятельности Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы и еще 5-ти экспертных учреждений МЮ РФ Северо-Западного федерального округа убедительно показало, что успех этого направления работы во многом зависит от того, насколько полно будет разработан и реализован комплекс всех перечисленных выше практических действий по внедрению маркетинговой концепции управления функционирования экспертным учреждением.

В СЗРЦСЭ правильная реализация этих мероприятий позволила по состоянию на 01 января 2002 года выполнить объем работ на основе самоокупаемости на общую сумму около 10.6 млн. руб. Распределение поступивших средств по видам выполненных экспертиз приведено в приложении 3, таблица № 17.

Выполнение работ на основе хоздоговоров и платных исследований дало возможность Центру выплачивать исполнителям и организаторам зарплату в пределах 25% от сумм, поступивших на расчетный счет центра за выполненную работу. Достаточно эффективное применение хозрасчетной деятельности обеспечило своевременное осуществление обязательных платежей (по аренде, вневедомственной охране), приобретение оборудования, материалов, специальной литературы (см. приложение №3, таблица №15).

Данные, представленные в приложении № 3, таблица №15, указывают на то, что при штатной численности, содержащейся за счет бюджетных средств 62 единицы (61.4% от общей численности) затраты на содержание Центра из бюджета РФ составили в 2001 году всего лишь 37% от фактиче-

150

ских расходов центра. Основное бремя содержания центра легло на сотрудников, выполняющих платные виды работ.

Анализ хозрасчетной деятельности показывает, что содержать центр и развивать проводимые им виды экспертных исследований невозможно без увеличения объемов работ на основе самоокупаемости и хоздоговоров либо без увеличения объема бюджетного финансирования.

В то же время в 1998-99 г. наблюдался резкий спад объема поступивших средств за производство платных экспертных исследований, обу- словленный уменьшением количества заказов на их производство в связи с оттоком заказчиков в другие экспертные организации (в таможенные лаборатории ГТК РФ; частично - в экепертно-криминалиетические подразделения МВД РФ; в частные оценочные, аудиторские, риэлтерские и иные экспертные фирмы, предприятия, торгово-промышленные палаты), (см. приложение № 3, диаграмма к таблице №15).

Выполненные маркетинговые исследования показали, что одним из путей преодоления этих отрицательных тенденций может быть более широкое использование возможностей СЭУ МЮ РФ в части оценки имущества должников и конфискованного имущества.

Экспертные учреждения являются многопрофильными учреждениями и способны квалифицированно и объективно оценить многие виды не- движимого и движимого имущества, разнообразный спектр товаров про- мышленного и кустарного изготовления от холодильников и стиральных машин до ювелирных изделий и антиквариата. Ими проводятся экспертные исследования автомобилей, радиоэлектронной аппаратуры, предметов одежды, пищевых продуктов, компьютерной техники, интеллектуальной собственности (контрафактные видеозаписи, аудиокассеты, компьютерные диски и т.п.).

Часть средств, вырученных от реализации указанного имущества, це- лесообразно было бы направить не в бюджет, а непосредственно на разви- тие органов и учреждений юстиции, в частности - на поддержку эксперт-

151

ных учреждений. Для реализации данной идеи необходимо принятие соот- ветствующих норм на уровне федерального Министерства юстиции и Пра- вительства РФ.

В случае, если имущество должников или конфискованное имущество изъято из гражданского оборота или ограничено в обороте, представляет криминалистический интерес и может быть использовано при проведении криминалистических экспертиз в качестве сравнительных образцов (холодное и огнестрельное оружие, фальшивые деньги, поддельные документы, компьютерные базы данных и т.д.), то за счет него могли бы пополняться имеющиеся в лабораториях криминалистические коллекции средств и инструментов противоправной деятельности.

В работе СЗРЦСЭ имеется положительный опыт, когда часть изъятого имущества (например, дорогостоящие компоненты электронно-вычисли- тельной техники) по решению суда непосредственно передается в лабораторию в целях укрепления ее инструментальной базы. Это существенно расширяет технические возможности судебной экспертизы по борьбе с преступностью и иными видами правонарушений. Такой подход к укреплению экспертных учреждений дает судам возможность впоследствии выносить правосудные решения, основанные на более прочной и объективной доказательственной базе. В конечном итоге - это неплохой способ экономии средств федерального бюджета при проведении судебно-правовой реформы в России.

Говоря о системе управления региональным центром судебной экс- пертизы нельзя не упомянуть о двух важных органах управления, в функции которых входит подготовка и принятие наиболее важных управленческих решений.

Речь идет об экспертно-квалификационной комиссии (ЭКК) и Ученом (научно-производственном) совете экспертного учреждения, (см. рис. 4).

152

В функции ЭКК входит прием квалификационных экзаменов у сотрудников экспертного учреждения региона и присвоение им права самостоятельного производства экспертиз по той или иной экспертной специальности.

В функции Совета включено рассмотрение наиболее важных вопросов текущей деятельности экспертного учреждения и принятие по ним решений (заключений), являющихся рекомендательными для начальника экспертного учреждения.

Так как, например в 1997 - 1998 годах на заседаниях научно-производственного совета обсуждались следующие вопросы:

  1. Об итогах сентябрьских 1997 года Всероссийского и Всеевропейского совещаний по проблемам судебной экспертизы;
  2. О задачах экспертного учреждения на 1997-98 гг. в области внедрения и исследования информационных технологий (по материалам научно-методического совета РФ ЦСЭ 30 июня - 1 июля 97 г. и VI Международной конференции «Информатизация правоохранительных систем»);
  3. Об участии экспертного учреждения в выполнении основных научно- исследовательских работ в области судебной экспертизы по плану МЮ РФ (темы №№ 1-а, 7, 13, 39-а, 44, 47);
  4. Об утверждении дополнительных тем НИР в план работы на П-ое полугодие и о перспективах их координации с РФ ЦСЭ;
  5. Об утверждении отчетов по научно-исследовательской работе за год;
  6. О работе экспертного учреждения по обобщениям экспертной практики, апробации и внедрению результатов научных разработок;
  7. Об утверждении плана НИР на следующий год;
  8. О проблемах экспертного исследования бумажных документов, исполненных с использованием современных информационных технологий;
  9. О порядке перехода на новую систему экспертных специальностей;

153

  1. Об утверждении рекомендаций межрегиональной школы семина ра «Актуальные вопросы организации и производства судебных экспертиз» и их внедрении в экспертную практику;

  2. О схеме Централизованного управления судебно-экспертными учреждениями МЮ РФ;

  3. Об утверждении деятельности комиссии по информационной безопасности по разработке Перечня информации о работе СЗ РЦСЭ, неог раниченно доводимой до сведения публики.

Деятельность указанных двух органов управления способствует более эффективной работе экспертного учреждения в целом по разработке усовершенствованных методик экспертных исследований и по обеспечению потребностей правоохранительных органов качественными заключениями экспертов.

154 § 2.2. Научно-исследовательская и экспертная деятельность судебно- экспертных учреждений

Научно-исследовательская работа (НИР) в области судебной экспертизы и собственно судебно-экспертная деятельность по конкретным делам являются двумя неразрывными и взаимно дополняющими составляющими деятельности государственного СЭУ. Их глубокая взаимосвязь обусловлена гносеологически. С содержательной точки зрения, и научно-исследовательская и экспертная работа представляют собой процесс познания, процесс исследования. Подчас довольно сложно провести четкую границу между экспертным и научным исследованием; особенно это относится к нестандартным делам: нестандартным следственным ситуациям и задачам расследования, нестандартным объектам экспертного исследования.

Практически всякая экспертиза содержит в себе элементы научного исследования. Прежде всего, она предполагает наличие квалификации (теоретических знаний эксперта, опыта практической работы с аналогичными объектами познания), что также необходимо и для научного исследования. Технология экспертного производства включает в себя комплекс используемых методов, как общих, так и частных, что принято и в науке. Экспертиза практически всякого объекта построена по схеме: «квалифицированное наблюдение объекта - его описание - анализ - эксперимент - сравнение - оценка совпадающих и различающихся признаков - синтез - формулирование вывода».

Экспертиза всякого объекта заканчивается получением нового знания. Часто в ходе экспертизы создаются новые методики исследования.

Основные отличия сводятся к отличиям в задачах судебно-экспертной и научно- исследовательской деятельности. Судебно-экспертная деятельность предполагает получение знания о прошедших событиях, явлениях, ситуациях. Задачей собственно научно-исследовательской деятельности является получение знания о свойствах и закономерностях изучаемого объек-

155 та с целью прогнозирования будущего или с целью использования этих знаний в будущей практической деятельности.

Имеются также промежуточные (переходные) ступени между процессом чисто экспертного и чисто научного исследования, выработанные исторически, в процессе полувекового становления и развития системы судебно-экспертных учреждений Минюста РФ.

Современного научного подхода требует и адаптация (трансформация) данных уже сложившихся наук, далеких от сферы судопроизводства, к судебно-экспертной деятельности, к новым объектам экспертизы и к новым задачам.

В соответствии со сложившейся практикой и имеющимися нормативно-правовыми актами, новые методики подлежат апробации в экспертной практике и внедрению в деятельность судебно-экспертных учреждений.

Собственно судебно-экспертная деятельность Северо-Западного РЦСЭ по видам и категориям проводимых экспертиз изложена в нашей монографии . Особое внимание в этом разделе мы уделим научно-исследовательской работе, прибегая к иллюстрациям из экспертной практики постольку, поскольку они демонстрируют тесную взаимосвязь обоих видов деятельности между собой, а также с правоохранительной деятельностью, и показывают направления дальнейшего развития правоприменительной практики в области использования специальных знаний.

Планируя и организуя научно-исследовательскую работу, мы исходим из основной концептуальной задачи развития судебно-экспертной деятельности - исследовать злободневные и перспективные проблемы доказывания, разработать методики, позволяющие решать соответствующие следственные и экспертные задачи в возможно короткие сроки. В этом направлении работы имеются тактические нюансы, связанные с интеграцией и дифференциацией научных знаний. Работа проводится в соответствии с планами научно- исследовательской работы Министерства юстиции РФ и Северо-Западного регионального центра судебных экспертиз.

’ Смирнова С, А. Судебная экспертиза на рубеже XXI века (монография). СПб., 2002.

156 Отчеты по темам рецензируются, обсуждаются и утверждаются на заседании научно-производственного совета Центра. Практически все разработки внедрены в экспертную практику. Планируются разработки, которые завершаются подготовкой и защитой диссертаций. За три последние года защищены две кандидатские диссертации и одна докторская.

При организации научно-исследовательской работы применяется указанный выше тактический принцип: прежде всего планируются злободневные работы, необходимость которых возникла или возникнет в ближайшем будущем. Планирование тем, проводимых в региональном Центре зависит также и от федерального плана, которым Центру могут быть поручены отдельные разделы научно-исследовательских работ. Одновременно центр может предложить Министерству юстиции включить определенные темы в федеральный план.

Проведенный нами анализ тематики НИР, выполненной по федеральному плану, показывает, что имеется ряд основных направлений научно-исследовательских деятельности, актуальность которой определяется структурой потребностей правоохранительных органов в развитии судебно-экспертной деятельности и соответствует ей, что еще раз подтверждает неразрывную содержательную связь между тремя формально различными видами деятельности: научная работа - экспертная работа - расследование правонарушений. Бинарные связи имеются между любыми двумя составляющими указанной цепочки (что структурно превращает ее в треугольник) и обоснованы общей познавательной природой всех трех указанных видов деятельности:

Актуальные экспертные

задачи «Г

/

Научные исследования

и методики экспертизы

как их результат

Задачи расследования преступлений

ч )

157

Первое направление научных исследований связано с процессами управления судебно-экспертной деятельностью: новыми технологиями, разработкой программ для компьютерного решения экспертных задач: подготовка словаря основных терминов по судебно-экспертным информационным технологиям, систематизация специальных программных средств с целью обеспечения организационно- методического единообразия их использования в экспертной практике, разработка программы графической реконструкции обстановки места дорожно-транспортного происшествия “AUTO-GRAF”, разработка программы “AUTO-TEXT” (расчетно-текстовый редактор для производства экспертиз обстоятельств ДТП).

Важное теоретическое значение имеет методологическая и методическая модификация экспертных методик с целью их паспортизации. Для раз- работки этой темы был проведен анализ экспертной практики по кримина- листическим и иным экспертизам с целью определения различий в методи- ческих подходах при решении экспертных задач. Проблемы паспортизации экспертных методик подробно рассмотрены ниже, в § 3.2.

Особым вниманием хочется отметить конкретные темы по исследованию печатей и штампов, изготовленных по новым технологиям, текстильных материалов современного ассортимента одежды, методика судебных инженерно-технических экспертиз, связанных с разделом объектов недви- жимости, темы по товароведческой экспертизе и другие.

Анализ тем, выполнявшихся по региональному плану в 1996-2001 годах, показывает, что кроме первого направления, связанного с новыми ин- формационными технологиями, разрабатывались правовые вопросы, исследующие новое законодательства. Подготовлен и издан сборник, регламентирующий участие эксперта в уголовном, административном, таможенном, арбитражном, налоговом процессах. Изучены особенности назначения и производства экспертиз по поручениям судебных приставов.

Постоянное изменение законодательства и экспертной практики вызвали необходимость организовать школу-семинар, чтобы силами широкой

158 экспертной общественности обсудить современные проблемы организации и производства судебных экспертиз. Такая школа-семинар была организована в 1998 году, по ее результатам издан специальный сборник объемом 376 с.

Центр проводит исследования совместно с другими научными учреж- дениями. Так совместно с Академией Управления МВД РФ разработана тема “Правовые и организационно-методические проблемы использования компьютерных технологий в производстве судебных экспертиз”. По итогам исследования защищена кандидатская диссертация на указанную тему.

В процессе исследования изучена история внедрения компьютерных технологий в экспертную практику Центра, выявлены основные тенденции компьютеризации, сформулированы некоторые принципы концепции ком- плексной автоматизации экспертных исследований, проведено анкетирова- ние судебно-экспертных учреждений МЮ РФ по вопросам внедрения ком- пьютерных технологий в экспертную практику, классифицированы организационно-методические проблемы разработки и внедрения компьютерных технологий в практику судебно-экспертных учреждений, разработана новая концепция информатизации судебной экспертизы и положение об отделе исследования и внедрения информационных технологий. Автор оценивает указанное направление как одно из наиболее перспективных.

Одновременно в планах работы по указанному направлению проводится разработка и техническая реализация формализованной модели управления судебно-экспертным учреждением с приложением компьютер- ных технологий. Для этой цели формализованы основные показатели дея- тельности судебно-экспертного учреждения, повышения квалификации кадрового состава, финансовых результатов. Классифицирована управленческая документация, разработана структура баз данных внутреннего и внешнего учета. Структура рынка программного обеспечения по управлению документооборотом малых учреждений изменена с использованием нового программного обеспечения.

159 В организации судебной деятельности научно-исследовательская функция включает в себя не только собственные исследования, но и поис- ковую деятельность, изучение российских и европейских рынков про- граммного обеспечения разных видов экспертной деятельности. Так был проведен сравнительный анализ достоинств и недостатков различных про- грамм в области автотовароведческой экспертизы, апробирована, экономически обоснована программа AUDATEX M21. Изучен и предложен администрации программный комплекс НАМИ-Сервис “Определение сумм возмещения ущерба при повреждении отечественных легковых, грузовых автомобилей и автобусов”. Поисковой темой является и разработка принципов сопровождения компьютерных технологий финансовой деятельности судебно-экспертного учреждения.

Проводимая научно-исследовательская работа позволила выявить также некоторые тенденции экспертной практики последнего 10-летия XX века.

Экспертная практика Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы за ряд предшествующих лет выявила три новые системооб- разующие1 тенденции, важные для эффективной организации судебно- экспертной и правоохранительной деятельности, на которых следует оста- новиться особо.

Тенденция первая. Анализ повседневной деятельности судебных экспертов показывает, что многие направления экспертных исследований, из- начально зародившиеся не по уголовным, а по другим категориям дел (гражданским, наследственным, частным и другим), впоследствии становятся важным видом доказательств по совершенным преступлениям.

К примеру, в начале 90-х годов, в связи с проводимой кампанией по борьбе за здоровье населения, судебно-экспертные учреждения (СЭУ) России были значительно перегружены потоком заявлений от частных лиц

1 Имеется в виду система, состоящая из двух взаимодействующих подсистем: 1. - системы государственных экспертных учреждений и 2. - системы органов государства, осуществ- ляющих правоохранительную и судебную деятельность.

160 (граждан, торгующих организаций) с просьбами провести экспертизу пло- доовощной продукции (картофель, капуста, свекла, арбузы, дыни и т.д.) на предмет превышения в них содержания вредных химических веществ (нитратов, пестицидов и т.д.). И хотя специальных подразделений по производству экспертиз пищевых продуктов на тот момент в учреждениях судебной экспертизы еще не было, пришлось развивать данное направление, исходя из имеющейся приборной базы и специальных знаний экспертов.

Отказать в таких исследованиях, со ссылкой на имеющиеся в Санкт-Петербурге пищевые лаборатории, было практически невозможно, так как в Центр судебной экспертизы (бывшую Центральную Ленинградскую НИЛ-СЭ), обращались за проведением повторных экспертиз, как в “третейскую инстанцию”. Заявители не доверяли сертификатам качества продукции, ранее выданным на основании экспертиз, проведенных в других лабораториях.

Недоверие было обусловлено следующими причинами:

  1. первичная экспертиза проводилась по заявлениям лиц, заинтересованных в сбыте овощей и фруктов.
  2. эксперт, первоначально замерявший концентрацию вредных веществ, не имел возможности сделать это объективно из-за отсутствия достаточной приборной и методической базы исследований;
  3. эксперт был прямо или косвенно заинтересован в занижении ре-зультатов исследований;
  4. эксперту не была представлена полностью вся партия продукции для отбора проб (образцов) продукции;
  5. эксперту была представлена не та партия продукции, которая впоследствии реализовывалась и вызвала сомнения покупателя;
  6. сертификат качества продукции подделывался продавцом путем ксерокопирования или иным способом.
  7. По результатам проведенных судебными экспертами Центра многочисленных повторных экспертиз отделами БХСС (впоследствии БЭП) было

161

возбуждено не одно уголовное дело по фактам злоупотреблений в сфере торговли.

Через несколько лет общественный “ажиотаж” сошел на нет. Экспертизы плодоовощной продукции сегодня проводятся в плановом порядке специализированными (не судебными) экспертными организациями, а Северо- Западный региональный центр судебной экспертизы имеет аккредитованную пищевую экспертную лабораторию, работающую преимущественно по заданиям не частных лиц, а правоохранительных органов.

Ассортимент исследуемой пищевой продукции, приборная и методическая база исследований с тех пор существенно расширились, а основные категории дел, по которым проводятся экспертизы - это не гражданско-правовые деликты, а публичные правонарушения и преступления в сфере экономики, включая нарушения таможенных правил.

Указанная тенденция характерна не только для «пищевого» направления. Из сферы частного в сферу публичного права «произросли» экспертизы по оценке автомобилей, по оценке недвижимости, по исследованию интеллектуальной собственности, ювелирных изделий и антиквариата и многие другие.

Практика следственной работы показывает, что без этих несудебных экспертиз, развитых Северо-Западным Центром в инициативном порядке, многие преступления остались бы впоследствии нераскрытыми. Поэтому следует не пресекать, а всячески приветствовать деятельность судебных экспертов по заявлениям частных лиц - как важный и эффективный источник научно- методического развития экспертизы судебной.

Тенденция вторая. В ходе производства экспертизы в государственном судебно- экспертном учреждении выявляются новые обстоятельства, свидетельствующие о совершении более тяжких правонарушений, нежели те, которые были предметом рассмотрения в рамках первоначального производства.

162

Как правило, это случается при изучении материалов гражданских, административных, арбитражных дел, дел о нарушении таможенных пра- вил, материалов финансовых и налоговых проверок, нотариальных и исполнительных действий (арестов имущества). Зачастую гражданское, административное и иное производство возбуждается в целях скрыть истинные масштабы правонарушений, либо истинный объект преступного посягательства.

Нередко такие негативные обстоятельства выявляются после экспертизы, проведенной негосударственными экспертами или в негосударственной экспертной организации.

Если один и тот же объект экспертизы повторно попадает в поле зрения правоохранительных органов (в другое время и по другому делу), то обращение к государственным судебным экспертам часто помогает снять имеющиеся противоречия, сомнения и подозрения, в том числе относительно правомерности и достоверности ранее проведенного экспертного исследования.

Например, такие материальные объекты, как импортируемые в Россию пищевые товары или автомобили, после прохождения процедуры “растаможи вания” (а она невозможна без экспертизы), - могут оказаться вовлеченными в преступный оборот и подлежать новому экспертному исследованию. Наиболее характерны сомнения следователей в правильности ранее проведенной оценки стоимости товара, в правильности его классификации по товарной номенклатуре ВЭД, в подлинности товаросопроводительной документации и маркировочных обозначений.

Экспертной практике известны диаметрально противоположные случаи: как подтверждения, так и опровержения предыдущих заключений. По- этому изучение экспертной практики государственного СЭУ полезно для создания базы данных о частных экспертах (экспертных организациях), деятельность которых в целом надежна либо же вызывает сомнения.

163

Ясно, что такие данные имеют существенное значение для профилактики правонарушений, совершенных с использованием специальных знаний негосударственных экспертов.

Многолетняя конкуренция с частными экспертами, которые, в отличие от государственных СЭУ, никому неподконтрольны, привела нас к твердому убеждению о необходимости лицензирования экспертной деятельности частных юридических лиц. К сожалению, это нормативное предложение не нашло отражения в принятом Федеральном законе «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации».

Признаки преступления могут быть выявлены не только при повторном, но и при первичном экспертном исследовании в государственном СЭУ. Такое не раз случалось в практике экспертного исследования материальных объектов и документов. Например, при экспертизе маркировочных обозначений (VIN номера) автомобиля, изначально не вызывавших сомнений ни у владельца, ни у ГИБДД, было установлено, что исследуемая маркировка не является подлинной (достоверной) и что, следовательно, автомобиль ранее был похищен и продан новому добросовестному владельцу.

Аналогичные случаи известны и по другим направлениям экспертной практики. Приведем пример по интеллектуальной собственности. В Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассматривался гражданский правовой спор о качестве программы для ЭВМ, разработанной для нужд истца по договору с ответчиком. На определенном этапе длящихся договорных отношений истец (предприятие пищевой промышленности) засомневался в добросовестности ответчика и надлежащем качестве программного обеспечения, прекратил финансирование разработки и предъявил претензии к функционированию программы. Разработчик, имевший доступ к программе (под предлогом ее постоянного усовершенствования и обучения персонала истца) и не исключавший возможность такой реакции истца, заблаговременно ввел в пароль доступа к программе ограничение по дате. То есть незаконно заблокировал работу программы, чем парализовал хозяй-

164 ственную деятельность истца. Суд назначил экспертизу, в ходе которой эксперты установили факт блокировки, содержащий признаки преступления в сфере компьютерной информации.

Приведенные примеры убедительно показывают, что для уголовной юстиции важное профилактическое и методическое значение имеет изуче- ние практики производства экспертиз не только по уголовным, но и по всем иным категориям дел, включая гражданские и частные.

Тенденция третья. Она, в некотором смысле, противоположна второй тенденции и также тесно связана с бесконтрольностью деятельности част- ных экспертов. Эта бесконтрольность подрывает доверие правоохранительных органов и граждан к экспертизе вообще и к государственной экспертизе в частности.

Тенденция подрыва авторитета государственных судебно-экспертных учреждений становится особо деструктивной на рубеже XXI века, когда в правоохранительной деятельности институт судебной экспертизы становится не менее важен, чем институт предварительного следствия или институт прокурорского надзора. Анализ практики показывает, что он вполне может конкурировать с ними по значимости, что подчас один эксперт своим одним заключением может установить для дела, для раскрытия преступления больше, чем вся следственная бригада вместе взятая.

Такое положение вещей обусловлено объективно наличием прямой связи между широким вовлечением достижений научно-технического прогресса в жизнь современного общества (не исключая противоправную дея- тельность) и неуклонным возрастанием удельного веса судебной эксперти- зы в системе других доказательств (показаний свидетелей, результатов опознаний, очных ставок, осмотров и т.д.).

Однако не все это понимают. Многие следователи и прокуроры вообще не различают компетенции эксперта и свидетеля: допрашивают экспертов как свидетелей, пытаются вникнуть в детали профессиональной деятельности эксперта, не имея специального образования и необходимой

165 квалификации. Известны случаи необоснованного недоверия к эксперту; имеют место попытки склонить эксперта к своей точке зрения, навязать ему способ решения экспертной задачи.

Подобные действия правоохранительных органов по отношению к экспертам, с одной стороны, знаменуют собой возврат в позапрошлый век, когда процессуально-правовые статусы эксперта и свидетеля еще не имели принципиальных различий. С другой стороны, эти действия свидетельствуют о принижении реальной роли экспертизы в системе правосудия и о нарушении принципа независимости эксперта, установленного ст. 7 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности».

Согласно закону, при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями. Не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц.

Анализ экспертной практики показывает, что любой государственный судебный эксперт работает по заданиям многочисленных правоохранительных органов, у которых различны ведомственная принадлежность, территория их деятельности, категория рассматриваемых дел (подследственность), поставленные задачи. Тем не менее, принципы и методы экспертной работы, выработанные системой государственных СЭУ в течении десятилетий, остаются неизменными, независимо от «заказчика» экспертизы и от существа дела.

Поэтому, исходя из здравого смысла, экспертиза, проведенная в стенах государственного судебно-экспертного учреждения по заданию суда

166

или правоохранительного органа, при отсутствии повторной экспертизы с иным выводом, должна иметь преюдициальное значение для другого правоохранительного органа. Однако, при новом расследовании все чаще происходит обратное.

Из-за нарушений, допущенных третьими лицами, результаты первичной экспертизы необоснованно ставятся под сомнение, повторная экспертиза не назначается, а вместо этого эксперты вызываются на допросы. Допросы отвлекают экспертов от работы, однако, по закону не могут иметь дока- зательственного значения, поскольку единственной законной и полноцен- ной формой использования специальных знаний является экспертиза, которую никак не может заменить допрос эксперта в качестве свидетеля.

К сожалению, применение метода вызова эксперта на многочисленные допросы для «проверки» его заключения все чаще встречается в следственной практике. Как правило, это происходит именно по нетрадиционным видам экспертиз, о которых говорилось выше при анализе первой тенденции. Причем обычно такой «метод» применяется именно в тех случаях, когда правоохранительному органу необходимо дезавуировать, исключить из числа допустимых доказательств неудобную экспертизу, не вписывающуюся в версию следствия.

Анализ деятельности Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы за последние годы свидетельствует, что один и тот же пра- воохранительный орган (и даже один и тот же следователь) может приостановить экспертную деятельность целого подразделения Центра, вызывая сотрудников на многочасовые допросы и срывая сроки производства экспертиз по заданиям других правоохранительных органов, и в то же время назначать экспертизы другому подразделению Центра.

Так, например, случилось при проверке Управлением Генеральной прокуратуры РФ в СЗ ФО ряда заключений экспертов пищевой лаборатории СЗ РЦСЭ, данных в июле 2000 года по результатам исследования куриных

167 окороков, доставленных на территорию России из США на теплоходе «Спринг Феникс».

Указанную практику нельзя считать ни обоснованной, ни законной, ни целесообразной.

Следует отметить, что профессиональные следователи заранее допускают возможность расхождения выводов экспертов и собственного мнения и поэтому подобных ошибок не совершают. Они либо принимают заключе- ние эксперта, либо - при наличии сомнений - назначают повторную экспертизу, которую поручают другим экспертам той же специальности, что в полной мере соответствует закону. Такая практика давно сложилась, например, по делам о дорожно-транспортных преступлениях, где в подав- ляющем большинстве случаев имеются взаимоисключающие версии происшедшего, и где заключение эксперта обязательно будет противоречить одной из версий.

В целях прекращения описанной негативной тенденции в государственной судебно-экспертной деятельности следует совместно с правоохрани- тельными органами разработать для государственных судебных экспертов принципы и необходимые условия допроса, а также принципы экспертного иммунитета.

В качестве примера экспертной работы приведем 3 экспертизы разных видов, выполненные за последние годы.

  1. Комплексная информационно-технологическая (кибернетическая), трасологическая и почерковедческая экспертиза совместно с Управлением Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Ленинградской области по гражданскому делу № 2-370 по заданию Калининского Федерального районного суда СПб. Гражданином, участвовавшим в долевом строительстве квартиры, по показаниям одного из двух его сыновей, был взят заем для погашения стоимости строительства. Гражданин скончался. Сын скончавшегося заявил о том, что отец перед заимодателем погасить долг не успел и предъявил незаверенную ксерокопию договора займа с рас-

Фото У.

Изображения подписей Макаром с днетон дела 12 и 17,

приведенные к одинаковому размеру.

Черным цветом обозначена подпись е листа дела 3ft 17

(до| овор № 112-45 о долевом участии в строительстве жилого

дома)

Рис. 5 Подписи заемщика на различных копиях договора займа.

168 пиской о погашении им долга отца, после чего предъявил другим наследникам иск с требованием возместить ему часть погашенного долга отца. Другие наследники иск не признали, заявив, что договор займа не существовал, Экспертам требовалось установить, не была ли смонтирована подпись заемщика на представленном им договоре. На исследование были представлены 5 ксерокопий спорного договора займа, оригинала договора в деле не имелось. Экспертное исследование было проведено зав. отделом ИВИТ Н.В. Семеновым, зав. отделом ТиБИ В.Е. Долинским, ст. экспертом ОИД Л.М. Алексеевой, экспертом ГСЭиКЭ УФСНП РФ В.Н. Гладышевым. В процессе исследования установлено что, подпись заемщика на всех копиях договора займа смонтирована (см. рис. 5) и происходит из одного и того же источника - подписи на документе, оригинал которого в материалах дела отсутствует. Проведенное исследование помогло установить необоснованность иска.

169 2. Трасологическая экспертиза по уголовному делу N 25686 по заданию прокуратуры Калининского района г. СПб. На одной из улиц СПб в строительном ремонтном колодце был обнаружен труп гражданина с признаками насильственной смерти. Ранее по данному делу проводилась судебно-медицинская экспертиза. Согласно заключению которой, смерть гражданина, находившегося в сильной степени алкогольного опьянения, наступила от утопления в луже воды, скопившейся на дне колодца. Кроме того, на теле потерпевшего были обнаружены множественные телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы, ссадин, ушибов и осаднений кожи, как на туловище и голове, так и на верхних и нижних конечностях. По подозрению в нанесении телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, были задержаны два обвиняемых отрицающие свою вину. Их показания опровергались показаниями свидетеля. По уголовному делу ор- ганами следствия была назначена ситуационная экспертиза, по которой перед экспертом были поставлены задачи экспертным путем проверить соответствие показаний обвиняемых вещно-следовой обстановке на месте происшествия и экспертным путем восстановить (реконструировать) развитие ситуации на месте происшествия в определенное время. В распоряжение эксперта были предоставлены материалы уголовного дела, в том числе протокол осмотра места происшествия с фототаблицей, заключения судебно-медицинской и судебно- биологической экспертиз. Экспертное исследование было проведено экспертом отдела ТиБи В.В. Гармановым. При проведении исследования был применен метод анализа вещно-следовой обстановки, зафиксированной в материалах дела, как системы определенных взаимодейст-воваших элементов. В вещно-следовую обстановку экспертом были включены все элементы материальной обстановки на месте происшествия (собственно следы на месте происшествия - следы крови с установлением в ходе их исследования механизма образования, положение трупа на месте его обнаружения, имевшиеся у него телесные повреждения и установленный судмедэкспертизой механизм их образования, наличие, локализация и давность

170

образования имевшихся у одного из подозреваемых телесных повреждений в виде ссадин кистей рук). После анализа материалов уголовного дела эксперту удалось не только установить соответствие вещно-следовой обстановки на месте происшествия, зафиксированной в материалах дела, показаниям свидетеля и несоответствие указанной обстановки показаниям подозреваемых, но и с учетом достоверных показаний свидетеля, полностью объективно реконструировать ситуацию на месте происшествия в определенное время, изложив ход развития событий на месте происшествия в исследовательской части заключения. Проведенное исследование позволило следственным органам успешно завершить расследование.

  1. Криминалистическое исследование маркировочных обозначения ав- томобиля, в ходе которого требовалось установить:
  • какая маркировка идентификационного номера (VIN) нанесена на раме автомобиля?
  • заводским ли способом нанесена маркировка идентификационного номера (VIN) на раме автомобиля?
  • изменялся ли идентификационный номер (VIN) автомобиля? Приведем полное описание процесса экспертного исследования, в хо де которого было установлено следующее.

Заводская идентификационная алюминиевая табличка фирмы MITSUBISHI Motor Corporation установлена на щите моторного отсека в правом верхнем углу, закреплена 2 заклепками односторонней клепки. Маркировочные обозначения на идентификационной табличке, в том чис- ле и маркировка идентификационного номера (VIN) автомобиля с огра- ничительными символами в виде фирменного знака “Mitsubishi Motor Corporation” - “JMB0NV440PJ308112”, - четкие, ровные, нанесены за- водским способом клеймением маркиратором. Следов изменения марки- ровочных обозначений на табличке или перестановки таблички не имеет- ся.

171

На внутренней стороне капота двигателя установлена заводская табличка с различными кодовыми данными автомобиля, на которой клеймением маркиратором нанесены маркировки: “MODEL V44WGNXFL6” - кодовое обозначение модели (спецификации) автомобиля; “ENGINE 4D56” - код модели турбодизельного двигателя объемом 2,5 литра (“4” - четырехци- линдровый, “D” - дизельный, “56” - тип). Следов изменения маркировоч- ных обозначений на табличке или перестановки таблички не имеется.

На штатном месте нанесения маркировки идентификационного номера шасси (VIN) автомобиля - на внешней боковой стороне правого лонжерона рамы, за задним правым колесом, имеются следы значительной коррозии, на фоне которых идентификационная маркировка VIN не различима.

Для исследования идентификационной маркировки VIN на раме авто- мобиля производилась очистка рабочей поверхности маркировочной площадки лонжерона от плотных наслоений продуктов коррозии с применением специальных химических средств и латунной щетки.

Исследованием лонжерона рамы в нише заднего правого колеса, рабочей поверхности маркировочной площадки лонжерона рамы, очищенной от наслоений продуктов коррозии, имеющихся на рабочей поверхности лонжерона следов, маркировки VIN и макрофотоснимков рабочей поверхности установлено: рабочая поверхность лонжерона - ровная, без прогибов и углублений, со следами длительной поверхностной коррозии в виде множества мелких “точечных” и более глубоких и обширных раковин, заполненных плотными наслоениями продуктов коррозии; на рабочей поверхности лонжерона рамы имеются следы знаков идентификационной маркировки VIN с ограничительными символами “Mitsubishi Motor Corporation” - ,,(J)(#)(#)(#)(#)(V)(4)(#)(#)(#)(J)(3)(0)(8)(1)(1)(2),,; ограничительные сим- волы маркировки VIN - четкие, глубокие, визуально достаточно хорошо различимы; знаки идентификационной маркировки (VTN) практически полностью уничтожены в результате длительной коррозии, вероятно - из- за неоднократных абразивных очисток маркировки от продуктов коррозии, и

172 на фоне следов коррозии визуально не различимы, а некоторые знаки с трудом определяются на фотоснимках; следов механического уничтожения или изменения знаков идентификационной маркировки номера двигателя не имеется.

На левой стороне турбодизельного двигателя объемом 2,5 литра модели 4D56, в задней верхней части блока цилиндров расположена маркиро- вочная площадка фигурной формы, на рабочей поверхности которой в 2 строки клеймением маркиратором нанесена идентификационная маркировка двигателя - “4D56” и “FN1005”, которая состоит из кодового обозначения модели и серийного номера.

При проверке автомобиля Mitsubishi-Pajero с VIN JMB0NV440PJ308112 по компьютерной базе данных фирмы “Mitsubishi Motor Corporation” установлено, что кодовые данные исследуемого автомобиля полностью соответствуют данным заводской комплектации автомобиля Mitsubishi- Pajero темно-серого цвета с VIN JMB0NV440PJ308112, выпущенного во второй декаде апреля 1993 года.

Эксперты пришли к выводам:

Идентификационная маркировка VIN “JMB0NV440PJ308112” на раме автомобиля “Mitsubishi-Pajero” темно-серого цвета 1993-го года выпуска с пластинами регистрационного знака р782уа78 нанесена клеймением маркиратором заводским способом, является первичной и не изменялась, но практически полностью уничтожена длительной естественной коррозией и для дальнейшей идентификации автомобиля не пригодна.

Идентификационный номер шасси (VIN) автомобиля не изменялся.

Автомобиль “Mitsubishi-Pajero” с VIN JMB0NV440PJ308112 имеет турбодизельный двигатель модели 4D56 с идентификационной маркиров- кой “4D56 FN1005”, а не “5D56 FN1005”, как указано в регистрационных документах на автомобиль.

173 Прежде чем перейти к непосредственному рассмотрению проблем взаимодействия судебно-экспертных учреждений и правоохранительных органов, приведем пример проведенного в СЗ РЦСЭ исследования экспертиз волокнистых материалов, наглядно иллюстрирующие эти проблемы. Предпринятое исследование имело цели:

а) выявить общие и специфические характеристики и тенденции практики подготовки и назначения экспертиз волокнистых материалов пра воохранительными органами зоны обслуживания (на примере городской и областной прокуратуры);

б) определить уровень эффективности методической работы с право охранительными органами, наличие недостатков в их деятельности;

в) исследовать динамику таких недостатков во времени (на базе ранее проведенных обобщений и методических рекомендаций);

г) оценить эффективность взаимодействия с экспертными учрежде ниями других ведомств, в частности, практику назначения комплексных межведомственных экспертиз;

д) сформулировать эффективные рекомендации, соответствующие современному уровню экспертной деятельности.

Объем и характер исследуемого материала диктовался целями обобщения и предполагаемым конечным результатом. Исследовалась практика последних двух лет по назначению экспертиз волокнистых материалов и по проведению исследований таких системных объектов, как ‘одеж-да<—>одежда’ и ‘одежда<—> орудие травмы’. Проводилось сопоставление с практикой предыдущих лет, учитывались ранее проведенные обобщения и имеющиеся у следователей материалы рекомендательного характера (пособия, инструкции, справочники).

Результаты исследования позволяют дать следующие оценки состояния практики назначения и использования экспертиз волокнистых материалов.

174

По взаимодействию с правоохранительными органами.

Уровень эффективности методической работы со следователями очень низкий. Из года в год повторяются одни и те же недостатки на всех стадиях работы следователей: при изъятии вещественных доказательств, при их хранении и транспортировке, при постановке вопросов эксперту. Эти недостатки приобрели «хронический» характер, стали вредной устоявшейся практикой,

Так, на стадии осмотра места происшествия не изымаются и не упаковываются предметы одежды потерпевших, необходимые для экспертизы. Не принимаются меры для обеспечения сохранности возможно имеющихся на одежде микрочастиц волокон, происходящих от преступника. В частности, при транспортировке в морг трупов потерпевших не соблюдаются условия, исключающие потерю микрочастиц; возможно привнесение новых микрочастиц и загрязнений, не имеющих отношения к расследуемому событию. Одежда в моргах изымается неквалифицированно и доставляется в экспертное учреждение на предмет поиска микрочастиц волокон без надлежащей упаковки, в скомканном виде, в узлах из кусков простынной ткани. Предметы одежды потерпевших предоставляются непросушенными, не пригодными для поиска микрочастиц (сгнившие, заплесневелые). В последние годы такая практика несоблюдения элементарных криминалистических норм стала обычной, при этом следователи уверены в положительном исходе последующего экспертного исследования. Создается впечатление, что они не изучали криминалистику.

Одежда подозреваемых для поиска имеющих отношение к делу микрочастиц волокон иногда представляется на экспертизу по истечении длительного времени после происшествия, как правило, уже после проведения судебно-медицинской экспертизы, что резко снижает успех экспертизы волокон.

В последнее время экспертизы волокнистых материалов на срезах ногтевых пластин и отпечатках рук трупов часто назначаются без предос-

175 тавления сравнительного материала, хотя из обстоятельств дела, изложенных в постановлении, известно о наличии подозреваемого.

Имеет место назначение экспертиз «для галочки», проведение которых заведомо ничего не даст для расследования. Например:

  1. известно об отсутствии контакта между объектами (убийца производит выстрел с расстояния и скрывается), при этом назначается экспертиза по выявлению возможно перешедших волокон - на одежде трупа, на от- печатках его рук и срезах ногтевых пластин;
  2. для изъятия микрочастиц с автомобильных чехлов и других предметов большой площади используются дактопленки несопоставимых размеров - иногда всего одна пленка размером 1 х 1 см.
  3. Районные прокуратуры Санкт-Петербурга не всегда представляют вещественные доказательства на экспертизу в опечатанном виде; имею- щиеся сопроводительные надписи часто не заверяются подписями понятых.

Несмотря на систематически проводимые Северо-Западным РЦСЭ занятия со следователями, при назначении экспертиз их современные воз- можности не учитываются. При формулировке вопросов следователи часто проявляют необоснованную инициативу и не руководствуются имеющимися в достаточном числе печатными изданиями, в том числе, пособием для следователей, судей и экспертов «Назначение и производство судебных экспертиз» (М., Юридическая литература, 1988, 2000), Справочником Северо-западного регионального центра судебной экспертизы, в которых подробно излагаются объекты и задачи экспертного исследования,,

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что перечисленные недостатки в работе следователей с материалами для экс- пертизы отрицательно влияют как на конечный результат конкретного экспертного исследования, так и на результативность деятельности экспертного учреждения в целом. Количество успешных идентификационных экспертиз неуклонно снижается, что, в конечном счете, дискредитирует ценность криминалистической экспертизы микроволокон.

176 Причины подобного положения известны. Это и трудности в организации работы следственных аппаратов, прежде всего - текучесть кадров. Это и недостатки образования, добросовестные и недобросовестные заблуждения следователей. Постоянная ротация следственного состава сводит на нет положительный эффект от проводимых занятий: молодые следователи не успевают приобрести достаточный опыт назначения и использования в доказывании разных видов криминалистических экспертиз, имеют ограниченное представление об экспертизе волокнистых материалов. Отсутствие практики взаимодействия с экспертами при подготовке материалов на экспертизу не дает им возможности четко ориентироваться в важных вопросах: в каких ситуациях, как, когда изъять вещественные доказательства, какова последовательность назначения экспертиз разных видов, какие дополнительные данные могут потребоваться экспертам, как правильно оценить полученные результаты экспертизы.

По взаимодействию с экспертными учреждениями других ведомств. Практика совместной работы СЗ РЦСЭ, городского и областного бюро судебно- медицинской экспертизы убедительно показывает, что необходимым условием проведения комплексных межведомственных экспертиз является инициатива как следственных, так и судебно-медицинских экспертных подразделений.

То, что взаимодействие может быть эффективным, доказывает совместная практика СЗ РЦСЭ и Ленинградского Областного бюро судебно-медицинских экспертиз по исследованию орудий травмы. Среди проводимых ранее экспертиз экспертами Областного БСМЭ за полгода в 8 % экспертиз были обнаружены и изъяты волокна-наслоения на ножах. По инициативе судебных медиков следователями были привлечены эксперты-волокноведы СЗ РЦСЭ, которые дали положительные выводы о наличии на орудиях волокон общей групповой принадлежности и с соответствующими признаками отчленения. Четыре экспертизы были проведены комплексно (ведущим экспертом выступал судебный медик). В результате были даны

177 категорические положительные выводы о причинении повреждения конкретным ножом. Немалое значение для выводов имели волокна- наслоения.

Напротив, следователями прокуратур Санкт-Петербурга выносятся единичные постановления по исследованию волокон на орудиях травмы.

Положительный опыт взаимодействия с Областным бюро судебно- медицинских экспертиз выявил также и ряд общих недостатков и трудно- стей при назначении экспертиз волокнистых материалов на орудиях травмы:

• на стадии изъятия объектов - трудности своевременного изъятия орудия травмы, сохранности наслоений в процессе осмотра, транспортировки, упаковки. Одежда с повреждениями может попасть в больницу, где часто теряется; повреждения и следы уничтожаются при снятии одежды с потерпевшего; • • на стадии назначения и организации экспертизы - трудности, опре- деляемые территориальной разобщенностью экспертных учреждений и отсутствием координирующей роли следователя. Постановления выносятся либо на отдельные (независимые) исследования, либо на комплексную экспертизу только в Областное бюро. Организовывать взаимодействие при исследовании одного объекта в двух учреждениях вынуждены сами эксперты, что не входит в их функции. • Выводы. Проведенное обобщение практики подготовки материалов и назначения экспертиз волокнистых материалов позволяет в целом говорить об отсутствии явных позитивных изменений следственной и экспертной практики, отмеченные недостатки на стадиях осмотра, назначения и организации экспертиз носят системный характер и стали сложившейся закономерностью. Инструкции, лекции, беседы, носящие рекомендательный характер, практически не влияют на устоявшийся стиль работы правоохранительных органов. Экспертизы назначаются не на базе научно обоснованных рекомендаций, а по внутреннему убеждению следователя, не имеющего специальных знаний и опыта.

178 Для эффективной организации комплексных экспертиз Межведомст- венным советом по проблемам экспертной деятельности при Координационном совещании руководителей правоохранительных органов Санкт-Петербурга разработаны методические рекомендации, выполнение которых следователями должно дать позитивные сдвиги,

179 § 2.3. Соотношение и связи экспертной и правоохранительной

деятельности

Категория судебно-экспертной деятельности (СЭД), как самостоятельного вида социально-полезной деятельности, выработана криминалистической наукой и на современном этапе закреплена в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В нем же закреплены принципы и правовые основы СЭД, исторически сложившиеся на основе многолетней правоприменительной практики.

Анализ текста закона и его отдельных нормативных положений в контексте законодательства, регулирующего правоохранительную деятельность, сопоставление этих норм с другими источниками судебно-экспертного права (обычаями экспертной и судебно-следственной практики; ведомственными нормативно-правовыми актами; договорами об экспертном обслуживании и иных формах сотрудничества экспертных учреждений с правоохранительными органами; нормативными предложениями, содержащимися в работах ученых и специалистов; руководящими разъяснениями и рекомендациями высших судебных и правоохранительных органов) позволяют определить основное содержание судебно-экспертной деятельности, а также соотношение судебно-экспертной и правоохранительной деятельности и их основные связи.

Согласно статьям 1 и 2 закона, государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно- экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами. Эта деятельность состоит в организации и производстве судебной экспертизы. Задачей государственной судебно-экспертной деятельности является оказание содействия правоохранительным органам («судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам») в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Содействие оказывается посредством разрешения вопро-

180 сов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

В статье 9 даны определения основных понятий, используемых в законе. Под судопроизводством понимается «регулируемая процессуальным законодательством Российской Федерации деятельность суда или судьи в ходе судебного разбирательства гражданских, административных и уголовных дел, а также деятельность органа дознания, лица, производящего дознание, следователя или прокурора при возбуждении уголовного дела, проведении дознания и предварительного следствия». Под судебной экспертизой закон понимает процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний и которые поставлены перед экспертом правоохранительным органом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. Заключение эксперта - письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом.

В законе не раскрыто понятие исследование, являющееся центральным в судебно- экспертной деятельности, однако само это понятие активно используется законодателем и встречается в тексте закона 67 раз - в два раза чаще, чем сопутствующие понятия заключение эксперта (34 раза) и деятельность (33 раза). Анализ контекстного окружения позволяет раскрыть существенные признаки, вкладываемые законодателем в понятие экспертного исследования.

Закон дает ключевые определения субъектов судебно-экспертной деятельности, к которым относятся: государственные судебно-экспертные учреждения и приравненные к ним экспертные подразделения неспециализированных органов исполнительной власти (статья 11; далее - судебно-экспертные учреждения, СЭУ); руководитель государственного судебно-экспертного учреждения или подразделения (статья 9; далее - руководитель); государственный судебный эксперт (статья 12; далее - эксперт); ли-

181 цо, осуществляющее судебно-экспертную деятельность, но не являющееся государственным судебным экспертом (статья 41; далее - негосударственный эксперт).

Статья 3 закона определяет правовую основу государственной судебно-экспертной деятельности, в которую, помимо Конституции Российской Федерации и других федеральных законов, а также нормативно-правовых актов федеральных органов исполнительной власти, регулирующих организацию и производство судебной экспертизы, включен практически полный1 перечень федерального процессуального законодательства: Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях’, Таможенный кодекс Российской Федерации, Налоговый кодекс Российской Федерации”’.

В статьях 4-8 закона изложены основные принципы государственной судебно- экспертной деятельности, которые, согласно статье 41, распространяются и на судебно-экспертную деятельность негосударственных экспертов. Эти принципы разбиваются на две группы. Первая группа - процессуально-правовые (общеюридические) принципы деятельности: принцип законности (статья 5) и принцип соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица (статья 6) при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности.

Вторую группу составляют профессиональные (специальные) принципы судебно- экспертной деятельности, являющиеся межотраслевыми, то есть не зависящими от вида правоприменительного процесса (уголовный, гражданский, иной), в котором участвует эксперт. К ним законодатель отнес фундаментальный принцип независимости эксперта, в соответствии с кото-

За исключением Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ». 2 В ред. Федерального закона «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об ад- министративных правонарушениях» от 30 декабря 2001 года № 196-ФЗ. * Имеются в виду нормы не материального, а процессуального права, содержащиеся в КоАП РФ. ТК РФ. и НК РФ.

182 рым при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц. Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации (статья 7).

В науке уголовно-процессуального права, теории и практике судебной экспертизы известен общеюридический принцип наличия у эксперта определенной и ограниченной процессуальной компетенции, объем которой задается конкретным процессуальным законодательством и которая представляет собой совокупность процессуальных прав и обязанностей эксперта. Об ограниченной процессуальной компетенции судебного эксперта говорят также статьи 17 и 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». Наряду с этим общеюридическим принципом, ограничивающим свободу деятельности судебного эксперта, федеральный закон дополняет и уравновешивает профессиональный принцип независимости эксперта вторым, не менее важным межотраслевым профессиональным принципом. Этот принцип заключается в наличии у эксперта определенной и ограниченной специальной компетенции: «эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями» (статья 7). Это принципиальное дополнение тем более важно, поскольку в новом УПК РФ 2001 года из главы 10 «Доказательства в уголовном судопроизводстве» (статья 80 - «Заключение и показания эксперта») изъята соответствующая нормативная формула, имевшаяся ранее в УПК РСФСР 1960 года (часть 1 аналогичной статьи 80 - «Заключение эксперта»). УПК РСФСР, придавая высокое дока-

183 зательственное значение институту судебной экспертизы, одновременно оберегал правоприменителя от возможных судебных ошибок, вызванных некритическим отношением к выводам эксперта, и поэтому правомерно ог- раничивал специальную компетенцию последнего. Эта позиция отражена также и в статье 78 УПК РСФСР, где указанное положение продублировано в более жесткой форме: «Вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта». Каких-либо оснований отказаться от проверенной временем и практикой позиции при введении нового уголовно-процессуального закона не усматривается. Приведенный пример дает возможность подчеркнуть положительную, стабилизирующую роль Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» при смене уголовно-процессуального законодательства.

К числу важнейших принципов профессиональной деятельности судебного эксперта закон относит такой общий принцип научного познания, как объективность исследований (статья 8): «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соот- ветствующей специальности…». В научном сообществе принято, что одним из критериев объективности исследования является получение тех же или близких результатов при воспроизведении исследования другим лицом или учреждением. В этой связи закон формулирует важную новеллу - принцип проверяемости заключения: «Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных». Данный принцип судебно- экспертной деятельности ранее соблюдался в деятельности государственных судебно-экспертных учреждений, но не был сформулирован ни в одном процессуальном законе, и его введение в качестве нормативного можно только приветствовать.

Следует отметить, что в старом уголовно-процессуальном законодательстве принцип объективности исследования обстоятельств дела приме-

184 нительно к деятельности суда, прокурора, следователя, дознавателя был закреплен текстуально (статья 20 УПК РСФСР), то есть являлся общим нормативным принципом как судебно-экспертной, так и правоохранительной деятельности. Он сопровождался еще двумя принципами: всестороннего и полного исследования. Эту логику прежнего законодателя воспроизводит закон «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ», дополняя в той же статье 8 принцип объективности экспертных исследований принципами всесторонности и полноты, то есть еще теснее сближая основы судебно-экспертной и правоохранительной деятельности.

Исходя из логики закона, принцип полноты экспертного исследования означает, что при даче заключения эксперт должен, как минимум, сформу- лировать выводы по всем поставленным перед ним вопросам, а также по возможности стремиться проявлять экспертную инициативу, то есть указы- вать на фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, но по по- воду которых ему не были поставлены вопросы, если такие обстоятельства были им установлены в ходе исследования. Право эксперта на инициативу анализируемый Федеральный закон не формулирует в диспозитивной форме, однако дает отсылочную норму к процессуальному законодательству, анализ которого показывает, что во всех шести видах правоприменительного процесса эксперт наделен правом на инициативу. Исключение составлял лишь старый КоАП РСФСР, но и этот пробел устранен пунктом 3 части 5 статьи 25.9 нового КоАП РФ, вступающего в силу с 1 июля 2002 года, одновременно с новым УПК РФ.

Принцип всесторонности применительно к деятельности судебного эксперта следует трактовать как исследование и оценку всех признаков представленного объекта: свидетельствующих как в пользу положительного вывода по поставленному вопросу, так и в пользу отрицательного вывода либо вывода о невозможности решения вопроса. На практике, в соответствии с действующими методиками экспертного исследования, оценка («взвешивание») совокупности всех установленных признаков «за» и «про-

185 тив» проводится экспертами на завершающей, синтезирующей части иссле- дования и отражается в соответствующем разделе заключения.

Анализ УПК РФ 2001 года показывает, что имевшиеся ранее нормы, утверждающие принцип объективности исследования обстоятельств дела, равно как и нормы, утверждающие принципы всесторонности и полноты исследования, равно как и нормы, устанавливающие юридические последствия нарушения указанных трех принципов, - изъяты из текста кодекса. Это еще раз подтверждает стабилизирующую и конституирующую роль закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» при смене уголовно-процессуального законодательства.

Из определений и принципов, приведенных в анализируемом законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и изложенных выше, можно сделать выводы, касающиеся места и роли судебно-экспертной деятельности в современном обществе, а также ее связей с правоохранительной деятельностью.

Во-первых, судебно-экспертная деятельность является исторически сложившимся, самостоятельным и организованным видом деятельности, необходимым для эффективного осуществления государством своих административных и судебных функций. Во-вторых, она представляет особую, процессуально нормированную разновидность познавательной деятельности. В-третьих, как и всякая другая деятельность, она является целенаправленной.

В-четвертых, и мы это подчеркивали особо, поставленная цель достигается только в результате совместной деятельности двух сторон. Одна из сторон - это исследующий, познающий субъект (эксперт) и его окружение (экспертное учреждение, руководитель), другая сторона — это правоприме-няющий субъект (правоохранительный орган, суд, лица, их представляющие). Общей целью обеих сторон, согласно закону, является «установление обстоятельств, подлелсащих доказыванию по конкретному делу», то есть установление доказательственных юридических фактов. Иными словами

186 общей целью познающего и правоприменяющего субъектов является полу- чение судебных доказательств.

Закон прямо не называет правоприменяющего субъекта в качестве стороны судебно-экспертной деятельности, однако отводит его статусу и его деятельности весьма существенные место и роль при достижении общей цели. Назовем еще несколько законных оснований, свидетельствующих о тесной взаимосвязи деятельности эксперта и правоприменителя. Прежде всего, закон констатирует, что судебно-экспертная деятельность осуществляется ее субъектами не по собственной воле, не независимо, а в процессе деятельности правоприменителя (в процессе судопроизводства). Далее указывается, что целедостижение (установление юридических фактов) осуществляется субъектами СЭД не самостоятельно, а в рамках содействия правоприменителю. Статья 11 прямо указывает, что судебно-экспертные учреждения создаются для «обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров». Такой структурный элемент деятельности, как целеполагание (определение целей и задач деятельности), также невозможен без правоприменителя, так как именно на правоприменителя закон возлагает обязанности принимать решение о назначении экспертизы, ставить вопросы перед экспертом, оценивать результаты экспертизы.

Нельзя забывать также, что согласно процессуальному законодательству, к которому неоднократно отсылает закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», познавательная функция при проведении расследования или судебного разбирательства, принадлежит к числу совместных элементов деятельности обеих сторон, то есть осуществляется и экспертом и правоприменителем. Познание, исследование фактических обстоятельств дела является одной из основных функций правоприменителя, поэтому, хотя последний и не использует специальных (неюридических) знаний напрямую, он не может быть безразличен к познавательной деятельности судебного эксперта.

187 Федеральный закон предполагает интенсивное двустороннее взаимодействие субъекта судебно-экспертной и субъекта правоохранительной деятельности на различных технологических этапах производства судебной экспертизы; апеллирует к последнему в различных статьях более 30 раз, называя его либо полностью, например как в статье 11 («органы дознания, органы предварительного следствия и суды, расположенные на определенной территории»), либо чаще как «орган или лицо, которые назначили судебную экспертизу». Наконец, Федеральный закон, упоминая об отдельных структурных элементах судебно- экспертной деятельности, распределяет роли между ее субъектами и между обеими взаимодействующими сторонами.

Таким образом, судебно-экспертная деятельность на рубеже XXI века является, с одной стороны, сложившимся и относительно автономным видом социально- полезной деятельности, с другой стороны, она невозможна без правоохранительной деятельности и тесно связана с нею.

На современном этапе развития криминалистической науки и практики верно и обратное: осуществление правоохранительной деятельности без судебно- экспертной деятельности, как самостоятельного вида деятельности, также невозможно. Свидетельством тому являются:

  1. Факт принятия межотраслевого Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», адресованного не только судебным экспертам, но, по большей мере, правоприменителям.
  2. Постоянный рост количества экспертиз, назначаемых правоохранительными органами и судами;
  3. Появление и развитие новых видов экспертиз в соответствии с растущими потребностями правоохранительных органов;
  4. Рост штатной численности государственных судебных экспертов, создание государством в течение последнего десятилетия новых, в том числе ведомственных экспертных подразделений и учреждений (таможенные лаборатории, подразделения органов налоговой полиции);

188

  1. Постоянные рабочие контакты между судебно-экспертными учреждениями и правоохранительными органами, осуществляемые в непроцессуальной форме (получение консультаций, справок по конкретным делам);
  2. Контакты, осуществляемые не в связи с расследованием конкретного дела, а в плановом порядке (лекции, занятия, стажировки сотрудников правоохранительных органов в экспертных учреждениях по определенным направлениям экспертной и правоохранительной работы; совместные школы-семинары и научно-практические конференции, проводимые по проблематике, актуальной для обеих сторон; создание совместных совещательных органов, действующих на постоянной основе; участие руководителей судебно-экспертных учреждений в работе коллегий и совещаний правоохранительных органов);
  3. Включение проблем судебно-экспертных учреждений в федеральные и региональные программы борьбы с преступностью;
  4. Большое внимание к судебно-экспертной проблематике со стороны научной общественности, включая представителей как юридических специ альностей (криминалистов, процессуалистов), так и неюридических наук (инженеров, экономистов, психологов, медиков и других), рост числа науч ных работ и исследований в области судебной экспертизы, межрегиональ ных и международных научно-практических конференций и семинаров.

Анализируя распределение ролей и взаимосвязи между двумя сторонами, совместно осуществляющими судебно-экспертную деятельность, следует сделать вывод, что судебно-экспертная деятельность является одной из форм реализации правоохранительных правоотношений и, следовательно, самостоятельным видом правоохранительной деятельности.

Следует отметить, что процесс институализации судебно-экспертной деятельности в особую общегосударственную политико-правовую категорию исторически прошел три более или менее ясно различимых этапа.

На первом этапе зарождения и становления судебной экспертизы, занявшем несколько столетий, с XVI по XX вв., - судебные экспертизы про-

189 изводились разрозненными физическими лицами, которые не были органи- зованы в специализированные учреждения, а выполняли судебно- экспертные функции либо эпизодически, в экстраординарном порядке, по разовым, единичным заданиям правоохранительных органов, либо в качестве неосновных, дополнительных служебных обязанностей (например, врачи при исследовании телесных повреждений и причин смерти или болезни; дьяки и подьячие, позже - секретари присутственных мест - при проверке подлинности документов). На этом этапе отношения между субъектами правоохранительной и судебно-экспертной деятельности являлись строго иерархическими, субординационными: правоприменитель самостоятельно и произвольно выбирал эксперта, поручал ему проведение исследования, определял пределы и условия исследования, получал готовый результат, который далее использовал по своему усмотрению, - то есть являлся по отношению к эксперту органом управления. В рамках указанных отношений эксперт был зависим, наделен лишь обязанностями, исполнял чужую волю; степень его активности по отношению к правоприменителю была мини- мальной и определялась только ситуационными факторами; возобновления отношений в общем случае не предполагалось. Поэтому на первом этапе нельзя говорить ни о самостоятельном характере судебно-экспертной деятельности как отдельного вида, ни о систематичности этой деятельности, ни о ее включенности в деятельность правоохранительных органов.

Второй этап развития судебно-экспертной деятельности занял первую половину XX века. Он явился следствием «возрастающей утонченности способов совершения преступлений», что было обусловлено научно-техническим прогрессом. Развитие преступной деятельности вызвало ответную реакцию общества: рождение в конце XIX века новой науки, криминалистики, - сопровождавшееся ее многочисленными практическими достижениями и успехами, что также определялось научно-техническим прогрессом. Правоприменительная практика России и ряда европейских стран восприняла
достижения криминалистики, поставила их на вооруже-

190 ние, результатом чего явилось создание первых специализированных экспертных учреждений (в России - 4-х кабинетов научно-судебной экспертизы). На этом этапе взаимоотношения между субъектами правоохранительной и судебно-экспертной деятельности хотя и продолжали оставаться субординационными, однако уже не были экстраординарными и перестали носить характер строгого, абсолютного подчинения.

Смена типа взаимоотношений вытекает, прежде всего из того, что появился новый самостоятельный субъект судебно-экспертной деятельно- сти - экспертное учреждение. Этот новый субъект, наравне с правоохранительными органами учреждался государством, находился под его управлением, юрисдикцией и защитой, включался в систему других государственных органов (в России - входил в состав Министерства юстиции) и выполнял общегосударственную функцию - обеспечение органов государственной власти судебными доказательствами. Эксперт - сотрудник экспертного учреждения - являлся уже профессиональным государственным служащим, подчинялся локальным нормам учреждения, включая нормы и правила научно- методического характера, находился в зависимости от вышестоящих должностных лиц, поэтому прямое управление со стороны правоприме- няющего субъекта исключалось. Для второго этапа развития СЭД характерно «двойное» подчинение эксперта: по службе - на постоянной основе - и по конкретным делам - эпизодическое. В числе прочих характерных черт данного этапа следует назвать, во-первых, постоянную (профессиональную) мотивированность эксперта, его нацеленность на решение задач правосудия, подчиненность этим задачам, во-вторых, неоднократность, систематичность, повторяемость - то есть устойчивость судебно-экспертной деятельности, в-третьих, наличие активной обратной связи от эксперта к правоприменителю, возможность влиять на его поведение при подготовке материалов и назначении экспертизы. Эта обратная связь обуславливалось уже не только ситуативно, но и закономерностями складывающейся экспертной практики.

191 Тем не менее на втором этапе институализации СЭД, свобода поведе- ния эксперта (экспертного учреждения) и мера его возможного влияния на правоприменяющего субъекта была довольно ограничена.
Ограничения объективно были обусловлены недостаточным развитием,
эмпирическим характером молодой науки криминалистики, отсутствием фундаментальных теоретических разработок, включая неразработанность учения о предмете криминалистики, рядом ошибок и заблуждений в применении криминалистической техники, допускавшихся на практике. Следует добавить, что на тот момент еще не была накоплена статистически представительная совместная экспертно-следственная практика, необходимая для глубокого анализа взаимоотношений обеих сторон и для познания действительного значения судебно-экспертной деятельности при раскрытии и расследовании преступлений.

Имелись и субъективные ограничения свободы самостоятельных действий субъектов судебно-экспертной деятельности. Они проистекали из не- достаточности материально-технических и кадровых ресурсов экспертной деятельности, слабой связи учреждений судебной экспертизы с вузами и научными учреждениями некриминалистического профиля. Значительная часть ограничений субъективного порядка лежала в правовой плоскости. Процессуальное законодательство начала XX века не предоставляло судебному эксперту особой (специальной) процессуальной правоспособности.

Так по УПК РСФСР 1923 года, действовавшему вплоть до 01 января 1961 года, процессуально-правовой статус эксперта практически не отличался от статуса свидетеля и излагался в одной с ним главе 13 «Допрос сви- детелей и экспертов». И хотя УПК формально различал заключения экспертов и показания свидетелей, выделяя их в разные виды доказательств (по основанию использования или не использования специальных знаний), эксперт, как и свидетель, наделялся обязанностями, не свойственными активно и независимо действующему познающему субъекту.

192 Он был обязан, во-первых, явиться по вызову под угрозой санкций принудительного привода и уголовного наказания. Вторая его обязанность - участвовать в осмотрах и освидетельствованиях, проводимых следователем (статья 64 УПК). Эти нормы УПК свидетельствуют о том, что судебно-экспертная деятельность по отношению к деятельности правоприменителя на втором этапе институализации носила все еще подчиненный характер.

Процедура взаимодействия следователя и эксперта в УПК 1923 года не детализировалась. Лишь при обязательном проведении экспертизы (медицинской или психиатрической) указывалось, что «порядок вызова и дачи экспертизы определяется в этих случаях особой инструкцией, издаваемой НКЮ по соглашению с Наркомздравом» (статья 62). Неразработанность взаимоотношений обеих сторон, недостаточная видовая самостоятельность и автономность судебно- экспертной деятельности может быть проиллюстрирована следующими нормами процессуального закона первой половины XX века.

Прежде всего, в УПК отсутствовал такой важный структурный элемент познавательной деятельности, как стадия формулирования вопросов эксперту и подготовки материалов на экспертизу, то есть стадия постановки задач исследования и определения круга исследуемых объектов. Этот пробел кодекса не восполнялся, а усугублялся подзаконным актом - циркуляром Наркомюста № 93 1929 года. В циркуляре, в частности, указывалось, что «расследующее лицо на протяжении предварительного расследования обязано составить целый ряд формальных постановлений: о возбуждении уголовного преследования, … о назначении экспертизы… До сих пор эти постановления излагались в виде отдельных документов, подчас очень длинных и сложных, но по существу очень трафаретных. Впредь предлагается эти постановления, как правило, выполнять в виде кратких резолюций на соответствующих документах…» .

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: 6-е систематизированное издание. М., 1934. Примечание к статье 110.

193

Число экспертов, вызываемых на допрос, согласно УПК 1923 года определялось следователем (статья 169). После удостоверения «в их самоличности», предупреждений «о необходимости давать заключение» и об ответственности «за отказ от заключения и за дачу ложного заключения» (статья 170) следователь устно «излагал эксперту те пункты, по которым должно быть дано заключение» (статья 170). Заключение давалось также устно, после чего могли последовать дополнительные вопросы следователя. Экспертиза оканчивалась составлением протокола, аналогичного протоколу допроса свидетеля, который составлялся следователем, а подписывался обеими сторонами - экспертом и следователем (статьи 173, 77 и 168). Лишь на суде при допросе экспертов из этих правил делалось исключение: «заключение, данное экспертами, после его устного изложения, должно быть представлено затем экспертами в письменном виде и приобщено к делу» (статья 298).

При недостаточности материалов, представленных следователем эксперту, эксперт составлял не ходатайство о предоставлении дополнительных материалов, а акт о невозможности дать заключение. В этом случае вопрос о «пределах материалов предварительного следствия, долженствующих быть представленными эксперту» решался в надзорном порядке прокурором (статья 171).

Экспертное учреждение не упоминалось в тексте УПК в качестве са- мостоятельного субъекта судебно-экспертной деятельности.

Свобода экспертного познания и иные профессиональные принципы судебно- экспертной деятельности в УПК не декларировались; категория «исследование» применительно к субъекту экспертизы вообще отсутствовала. Познавательная активность исходила в основном от правоприменяюще-го субъекта, от позиции которого в конечном счете зависели и успех и результат экспертного исследования в целом. Элементом свободы познания было разве лишь предоставление возможности нескольким вызванным экспертам «в случае их о том требования» совещаться между собой до дачи заключения (статья 172).

194 Положение, закрепленное процессуальным законом 1923 года, сменилось в первые послевоенные годы. К этому времени был накоплен достаточный эмпирический материал для осознания государством действительного, истинного места заключений экспертов, основанных на данных современной науки, среди прочих доказательств. Понимание возрастающей роли экспертизы в уголовном судопроизводстве ознаменовалось созданием государственной системы специализированных судебно-экспертных учреждений (научно-исследовательских криминалистических лабораторий Министерства юстиции СССР). Этот период можно считать началом третьего этапа институализации судебно-экспертной деятельности.

Бурное развитие естественно-научных основ криминалистики в послевоенные годы сопровождалось практическим внедрением в арсенал криминалистических средств современных данных и методов физики, химии, биологии, техники. Это значительно ускорило течение третьего этапа институализации СЭД.

Наряду с осознанием истинного доказательственного значения судебной экспертизы, в середине XX века было осознано самостоятельное значение процесса экспертного исследования и принципиальное отличие этого процесса от других познавательных процедур, законодательно закрепленных в источниках уголовно-процессуального права (осмотр, обыск, допрос, следственный эксперимент). Указанные процедуры строятся по схеме: «активный познающий субъект (следователь, суд, прокурор) —> пассивный объект - источник доказательственной информации (место происшествия, документ, потерпевший, свидетель)». В отличии от них, процедура получения заключения эксперта не может строиться по такой схеме субъект-объектных взаимоотношений. Практикующим правоприменителям и законодателю стало ясно, что экспертиза - это исключительно активная и относительно свободная форма участия в уголовном судопроизводстве, причем

В смысле возможностей познания обстоятельств дела.

195

степень активности и мера свободы эксперта намного превосходит анало-»

гичные показатели всех других познавательных следственных действий,

осуществляемых правоприменителем с участием иного лица (освидетельствование, опознание и др.)- Был осознан и тот факт, что для обеспечения успеха экспертного исследования при производстве экспертизы необходимо активное двустороннее (прямое и обратное) взаимодействие правоприменителя и эксперта по типу субъект- субъектных отношений.

Осознание указанных феноменов нашло воплощение сначала в ведом ственных нормативных документах, адресованных экспертам и правопри- • менителям, затем в УПК РСФСР 1960 года, за 40 лет действия которого бы-

ли многократно подтверждены и отшлифованы институциональные нормы и принципы судебно-экспертной деятельности.

УПК закреплял процессуальную свободу эксперта, наделяя его совокупностью специфических прав, обеспечивающих процесс познания, из которых главные - право (и обязанность) проводить исследование; право знакомиться с материалами дела (имелось и в УПК 1923 года), право с разрешения правоприменителя участвовать в любых следственных действиях и задавать вопросы другим участникам процесса1, право экспертной инициативы. В числе важнейших «познавательных» прав эксперта следует назвать также право запрашивать у правоприменителя дополнительные, в том числе - отсутствующие в деле материалы и объекты, необходимые для проведения экспертного исследования. К этому праву примыкает и выработанное практикой право просить о проведении дополнительных следственных действий. Реализацию указанных прав, принятие решения о необходимости того или иного познавательного акта УПК РСФСР 1960 года отводил исключительно эксперту.

Здесь следует добавить, что согласно ст. 190 УПК РСФСР (ст. 197 УПК РФ), следователь вправе присутствовать при производстве экспертизы, что лишний раз свидетельствует о совместном характере судебно-экспертной деятельности.

196 Большое значение имеют закрепленные в УПК 1960 года принципы: принцип персонифицированное™ заключения («эксперт дает заключение от своего имени»), принцип личной ответственности эксперта за данное за- ключение и принцип ограниченной профессиональной компетенции, о ко- тором говорилось выше. Из совокупности этих принципов вытекало фундаментальное для исследователя право: при решении поставленных вопросов эксперт мог самостоятельно, в пределах своих специальных знаний, выбирать ту или иную методику исследования. Дополнительную свободу познавательной деятельности эксперта давало положение (существовавшее и в УПК 1923 года) о принципиальной возможности разногласий между несколькими экспертами, совместно проводящими исследования по одному и тому же вопросу. На современном этапе институализации СЭД совокупность указанных принципов закономерно эволюционировала в принцип независимости эксперта, о котором также говорилось выше.

Из числа норм экспертной деятельности, включенных в УПК РСФСР, но не подтвержденных или не полностью подверженных правопримени- тельной практикой, следует назвать, пожалуй, всего три. Первая - норма, устанавливающая уголовную ответственность эксперта за отказ от дачи заключения (статья 82 УПК РСФСР, часть 4, а также статья 182 УК РСФСР). Вторая - норма, запрещающая лицу участвовать в деле в качестве эксперта, если до этого он привлекался в качестве специалиста (статья 67 УПК, пункт За). Третья - норма, обязывающая эксперта являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора, суда (статья 82, часть 1). В новом уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России эти не оправдавшие себя нормы судебно- экспертной деятельности отсутствуют.

В остальном же, УПК РСФСР 1960 года сыграл весьма положительную роль для развития государственной судебно-экспертной деятельности в России на третьем этапе.

Подводя итоги рассмотрению процесса институализации СЭД в целом, следует сделать вывод, что ее развитие выразилось, в том числе, в ко-

197 ренном изменении отношений между субъектами судебно-экспертной и правоохранительной деятельности. За время существования судебной экс- пертизы произошел постепенный и необратимый переход от субординаци- онных отношений управления единичными экспертами, которое на этапе становления судебной экспертизы осуществлялось правоохранительными органами по типу субъект-объектного взаимодействия («по вертикали»). Этот переход осуществлялся в направлении горизонтального, координационного взаимодействия двух равнозначимых и равнозависимых партнеров по совместной деятельности, объединенных с одной стороны общей целью (получение судебных доказательств) и общими принципами деятельности, а с другой стороны, имеющими относительную автономию друг от друга и выполняющими различные социальные роли.

Каждый из субъектов, помимо общих, имеет и свои специфические задачи и принципы деятельности, и в рамках решения специфических задач действует независимо, взаимодействуя лишь при решении общих задач. Например, следователь не вмешивается в процесс исследования, а эксперт - в процесс принятия решения по делу. Напротив, план совместного следственного эксперимента, процедуру осмотра или допроса с участием эксперта, порядок получения образцов для сравнительного исследования, других следственных действий, необходимых для установления доказательственных фактов с применением специальных знаний, - обе стороны, как правило, будут разрабатывать вместе.

Переход происходил и в направлении расширения субъектного состава участников отношений. На современном этапе субъектами взаимодействия в ходе осуществления судебно-экспертной деятельности являются не только отдельные физические лица (следователь, эксперт), непосредственно исполняющие обязанности по назначению и производству экспертизы, но и другие субъекты. Это - экспертное учреждение и его администрация с одной стороны, а также правоохранительный орган и его администрация - с другой. Каждый из субъектов выполняет специфические функции по осу-

198 ществлению совместной деятельности и влияет на деятельность остальных субъектов, при этом роли субъектов распределены и переплетены настолько сложно, что невозможно однозначно выделить ведущую сторону судебно-экспертной деятельности.

При производстве судебной экспертизы ведущим субъектом является, безусловно, эксперт, поскольку именно он проводит исследование и дает заключение, то есть устанавливает искомые доказательственные факты. При организации судебной экспертизы ведущую роль исполняет руководитель экспертного учреждения, от которого зависит выбор эксперта, обеспечение эксперта необходимым оборудованием и методическими источниками, профессиональная подготовка и повышение квалификации эксперта, решение о принятии экспертизы к производству или о возвращении материалов без исполнения экспертизы, контроль сроков и качества экспертизы. При назначении экспертизы ведущим субъектом является следователь (судья, дознаватель, прокурор), поскольку именно он принимает решение о необходимости проведения экспертизы и формулирует ее задачи. При проведении координационных совещаний, изучении проблем использования в судопроизводстве специальных знаний экспертов, решении проблем взаимодействия с экспертными учреждениями ведущее место занимают руководители правоохранительных органов.

Таким образом, можно однозначно утверждать, что на современном этапе субъектами взаимодействия в ходе осуществления судебно-экспертной деятельности, сторонами этой деятельности являются не просто физические лица, а автономные организационные системы. При этом уро- вень их взаимодействия, степень сближения настолько высоки, а сами сис- темы настолько необходимы друг другу, что тип их взаимодействия не может быть сведен к простой координации деятельности, а адекватно может быть обозначен лишь понятием «системный симбиоз», по типу известного биологического взаимодействия двух живых организмов. Каждый участник такого взаимодействия выполняет функцию жизнеобеспечения другого уча-

199 стника. Субъекты судебно-экспертной деятельности обеспечивают правоох- ранительные органы и суды доказательствами (заключениями экспертов), без которых эффективное функционирование второй стороны невозможно. И обратно, правоохранительные органы и суды обеспечивают первую сторону исследовательскими задачами, которые являются питательной средой судебно- экспертных учреждений и без которых функционирование этих учреждений также невозможно и теряет всякий смысл.

Немаловажное значение для правильного понимания всех аспектов взаимодействия сторон судебно-экспертной деятельности имеет тот факт, что обе стороны являются не изолированными организациями, а включены в состав более крупных систем (метасистем). Так, судебно-экспертные учреждения разной ведомственной принадлежности образуют судебно-экспертную систему государства, правоохранительные органы и суды - систему правоохранительных органов. Базовые взаимоотношения и связи между обеими системами проиллюстрированы на рис. 6.

Далее, обе взаимодействующие системы входят в состав еще более крупной системы - правоохранительной системы государства, конечной целью которой является обеспечение правопорядка в обществе. К правоохранительной системе, помимо уже названных правоохранительных органов и судов, принимающих властные решения в правоприменительном процессе, и судебно-экспертных учреждений, обеспечивающих этот процесс судебными доказательствами, относятся также: органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность; органы, исполняющие решения правоохранительных органов и судов; иные органы исполнительной власти, в сферу деятельности которых входит осуществление отдельных правоохранительных функций; юридические консультации и коллегии адвокатов; нотариальные конторы и нотариальные палаты; лица, занимающиеся частной детективной и охранной деятельностью; образовательные и научно- исследовательские учреждения юридического профиля; разнообразные

1 Г

1 I L >s i-

!» 3 3

я S

Ь s

^-, ^- li^

“ЗС ВкЫ

5=2 №

frS

if ~ Го

там<:

II

2 к

?-

и X

g- 2 *–l i— —

;. Si

*

s

=

S S

Й

1 S >, Д. =; ^-

У

1 н 5 9 3 у | ft Д? У “ ю 200

Рис. 6 Базовые взаимоотношения и связи между судебно-экспертной системой государства

и системой правоохранительных органов.

2U1

общественные организации и объединения представителей перечисленных органов и учреждений (органы судейского сообщества, координационные и научно-методические советы, ассоциации и союзы юристов и пр.).

Возвращаясь к вопросу о субъектном составе непосредственного предмета нашего рассмотрения, судебно-экспертной деятельности, - следует подчеркнуть, что законодатель впервые дает прямые и развернутые нормативные определения субъектов СЭД именно в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

Государственными судебно-экспертными учреждениями, согласно закону, являются специализированные учреждения федеральных органов ис- полнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Россий- ской Федерации, созданные для обеспечения исполнения полномочий су- дов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы. Организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться также экспертными подразделениями, которые приравниваются к экспертным учреждениям (статья 11).

Руководителем государственного судебно-экспертного учреждения является директор или начальник (заведующий) государственного судебно-экспертного учреждения либо приравненного к нему специализированного подразделения, осуществляющий функцию руководства при организации и производстве судебной экспертизы в соответствующем учреждении или подразделении (статья 9).

Государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанно- стей (статья 12).

Негосударственным (частным) экспертом является физическое лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, производящее судебную экспертизу вне государственного су-

дебно-экспертного учреждения в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации, но не являющееся государственным судебным экспертом (статья 41).

На судебно-экспертную деятельность негосударственных экспертов распространяется действие обоснованных нормативных положений Феде- рального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»: статьи 2 (задача государственной СЭД), статей 4, 6, 7, 8 (принципы государственной СЭД), статей 16 и 17 (обязанности и права эксперта), части второй статьи 18 (возможность и основания отвода эксперта), статьи 24 (присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы) и статьи 25 (заключение эксперта и его содержание).

Проведенный анализ Федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в РФ» в контексте действующего процессуаль- ного законодательства позволяет получить представление о центральной, стержневой составляющей этой деятельности - организации и производстве судебных экспертиз. Анализ закона позволяет также определить субъектный состав деятельности и ее предмет - правоохранительные правоотношения. Тем не менее, закон не исчерпывает полного содержания судебно-экспертной деятельности и не дает целостного представления о ней.

Обозначим две крупные составляющие СЭД, неразрывно связанные с производственной деятельностью судебно-экспертного учреждения по уголовным и гражданским делам, но не отрегулированные Федеральным законом.

За рамками закона остался такой важный аспект судебно-экспертной деятельности, как организация и производство экспертиз вне судопроизводства. Такие экспертизы проводятся по трем основным направлениям деятельности, включенным в учредительные документы экспертных учреждений,

Первое направление - производство экспертиз и исследований по за- даниям правоохранительных органов по делам, отнесенным к их ведению

203

процессуальным и иным законодательством. Такие задания поступают в судебно-экспертное учреждение вне судопроизводства в двух случаях. Во- первых, по делам, рассмотрение которых не отнесено законом к судопроизводству. Это дела о нарушении таможенных правил, дела о налоговых правонарушениях, задания по которым поступают соответственно от таможенных и налоговых органов, а также дела об административных правонарушениях, рассматриваемые не судами, а иными органами (внутренних дел, пограничной службы, безопасности, пожарного надзора и др.). Во-вторых, такие задания поступают на двух стадиях, окружающих процесс судопроизводства. Это стадия доследственной проверки (до возбуждения уголовного дела) и стадия исполнительного производства (после вступления решения по делу в силу). Искусственно отрывать экспертную деятельность по перечисленным случаям от судебно-экспертной деятельности неправильно, прежде всего потому, что в процессе рассмотрения таких дел, включая результаты проведенной экспертизы, в действиях нарушителя может быть обнаружен состав преступления либо могут быть найдены основания для предъ- явления судебного иска. Поэтому проведенное экспертное исследование (либо его повторение в рамках нового дела) может стать судебным доказа- тельством.

Второе направление СЭД вне судопроизводства - это производство экспертиз и исследований по заданиям (заявлениям) организаций и лиц, входящих в состав правоохранительной системы, но не являющихся право-применяющими органами и не принимающих властных решений по существу дела. Потребность в таких экспертных исследованиях обусловлена необходимостью обеспечения доказательств (одна из функций нотариата) либо необходимостью предварительной подготовки сторон к возможному возбуждению судебного дела (иска, уголовного преследования), либо же необходимостью подготовки к производству отдельных следственных действий по уже возбужденному делу. Помимо нотариусов, такие экспертизы необходимы адвокатам и частным детективам.

204

Третье направление СЭД вне судопроизводства- производство экспертиз и исследований по заявлениям частных физических и юридических лиц. Оно осуществляется в двух случаях. В первом случае инициатива (предложение) о проведении экспертного исследования исходит от правоохранительных или
контролирующих органов, если при осуществлении своих контрольных и профилактических функций они сталкиваются с фактами, законность которых вызывает сомнения. В этом случае они могут направить гражданина в экспертное учреждение, предложив ему самостоятельно, без возбуждения дела провести экспертизу спорного объекта. Характерным примером являются направления органов ГИБДД для проведения экспертизы подлинности маркировочных обозначений (VIN-номеров) автомобилей, с целью исключить автомобиль из числа похищенных. Как правило, после экспертизы подозрения снимаются, но в ряде случаев подозрения оказываются обоснованными и маркировка автомобиля действительно является поддельной (номер перебит). По результатам трасологического исследования эксперт может даже установить первоначальный номер, что придает проведенному несудебному исследованию статус источника доказательств по уголовному делу о краже автомобиля.

Во втором случае инициатива о проведении экспертизы исходит непосредственно от заявителя - частного физического или юридического лица. Подобные обращения граждан и должностных лиц в экспертное учреждение обусловлены неординарными жизненными ситуациями (бытовыми и производственными конфликтами, спорами о праве, неправомерными поступками других лиц), для понимания которых необходимы специальные знания. Эти обращения, число которых постоянно растет, имеют целью, не прибегая к защите правоохранительных органов, самостоятельно и оперативно разобраться в ситуации (получить доказательственные факты) и при возможности восстановить правопорядок своими силами, что в частности предусмотрено статьей 14 Гражданского кодекса РФ - «Самозащита гражданских прав». Примером могут служить обращения в экспертное учреждение рабо-

205

тодателей, проводящих служебные расследования в отношении своих ра- ботников (как правило, по фактам недостач). В случае невозможности самозащиты права, заявитель, имея на руках заключение эксперта, вправе предоставить его в ПОО или в суд для возбуждения судопроизводства.

Все три перечисленные направления экспертных исследований вне су- допроизводства органично включены в деятельность судебно-экспертных учреждений, равно как и в правоохранительную деятельность государства в целом. Они составляют значительную долю в общем объеме продукции экспертного учреждения, и, как следует из приведенных примеров, имеют ту же цель, что и государственная судебно-экспертная деятельность: уста- новление доказательственных фактов с помощью специальных знаний. При последующем возбуждении судебных производств проведенные экспертные исследования на практике не отвергаются правоохранительными органами и судами, а признаются источниками судебных доказательств. В отличие от «экспертиз», проводимых коммерческими учреждениями, несудебные экспертизы государственного экспертного учреждения проводятся и оформляются по правилам государственной судебно-экспертной деятельности, исходя из принципов и традиций этой деятельности, при этом в качестве основы проведения
таких экспертиз принимаются методики судебно-экспертного исследования. Накапливающаяся практика таких несудебных экспертных исследований к тому же оказывается всегда востребованной в будущем. Она играет важную роль своеобразного «полигона» для разработки новых методик судебно-экспертных исследований именно для целей су- допроизводства.

Таким образом, недооценивать место и роль несудебных экспертиз в общей структуре судебно-экспертной деятельности и рассматривать их как некую постороннюю деятельность - глубокое заблуждение. Правильнее было бы придать этим трем направлениям работы судебно-экспертных учреждений более высокий статус, обозначив их особым термином и закрепив их законодательно.

20b

Исходя из оснований возникновения этих видов деятельности: неор- динарная (конфликтная, спорная) жизненная ситуация, нарушающая правопорядок и являющаяся основанием для возникновения правоохранительных правоотношений, - а также исходя из целей деятельности (ближайшая цель - установление доказательственных фактов, конечная цель - охрана правопорядка), нами предложен обобщающий термин для обозначения описанного несудебного профиля экспертной деятельности государственных СЭУ-«правоохранная экспертиза».

Для определения истинного значения несудебных правоохранных экс- пертиз чрезвычайно важно и то, что многие из них проводятся на коммерческой основе. При остром дефиците бюджетного финансирования последнее обстоятельство, в конечном итоге, обеспечивает жизнеспособность судебно-экспертного учреждения. Следует отметить, что возможность самофинансирования учреждений судебной экспертизы и выполнения ими несудебных экспертиз хотя и не расшифрована, но тем не менее упомянута в статье 37 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»: «Государственные судебно- экспертные учреждения вправе проводить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юридических лиц, взимать плату за производство судебных экспертиз по гражданским и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях. Порядок расходования указанных средств определяется соответствующими федеральными органами исполнительной власти».

Помимо несудебных правоохранных экспертиз за рамками Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», осталась вторая крупная составляющая СЭД. Это те формы и виды судебно-экспертной деятельности, которые окружают процесс производства экспертиз и сопутствуют этому процессу, но без которых сам этот процесс был бы невозможен либо неэффективен.

207

К числу таких направлений СЭД прежде всего относится деятельность, направленная на поддержание и развитие судебно-экспертной системы и на укрепление ее связей с правоохранительной системой:

• постоянное изучение и обобщение экспертной практики, обмен опытом работы различных экспертных учреждений в целях устранения недостат- ков СЭД и внедрения в СЭД передового опыта; • • изучение и обобщение судебно-еледственной практики по использова- нию специальных знаний в судопроизводстве в целях изучения потреб- ностей правоохранительных органов, повышения эффективности их взаимодействия с судебно-экспертными учреждениями; • • изучение достижений современной науки в целях их внедрения в практику судебной экспертизы; • • разработка новых методов, частных и общих методик экспертного исследования, осуществляемая как при производстве экспертиз, так и в ходе самостоятельных научно-исследовательских работ, проводимых экспертными учреждения м и; • • разработка на базе специальных знаний экспертов профилактических рекомендаций правоохранительным органам по предупреждению правонарушений; • • влияние на правоприменительную практику через непроцессуальные формы деятельности (консультации, справки экспертов, методическую работу со следователями и судьями, совместные рабочие совещания и научно-практические конференции).

Несмотря на стабилизирующую и прогрессивную роль Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», пере- численные пробелы и несоответствие в правовом регулировании СЭД вы- нуждают внести ряд поправок к Закону, основанных на многолетней прак- тике деятельности судебно-экспертных учреждений и закономерностях этой практики.

208

Выявление закономерностей строения судебно-экспертной деятельности, оптимального соотношения ее структуры и функций требует широкого и углубленного применения современных познавательных средств. В социальных и юридических науках для изучения сложных, комплексных, неоднородных явлений выработано понятие механизма. Так в теории государства выработано понятие государственный механизм, в теории права - механизм правового регулирования, в криминалистике - механизм преступления. В социально-экономических науках важное значение имеют понятия хозяйственного механизма, механизма управления и т.д.

Поэтому для адекватного и полноценного описания судебно-экспертной деятельности, определения ее места и роли в других видах человеческой деятельности, нами предложено понятие механизма этой деятельности. С нашей точки зрения, механизм судебно-экспертной деятельности - это динамическая саморазвивающаяся система, состоящая из: совокупности средств (материальных и информационных ресурсов), методов, форм, технологий и стадий судебно- экспертной деятельности, ее профессиональных принципов и нормативно-правовых основ, субъектов этой деятельности, действий субъектов и результатов их действий, методов управления деятельностью и механизма ее развития, - имеющая двойственный (познавательный и правоохранительный) характер, функционирующая в среде противоправной и правоохранительной деятельности общества, оказывающая прямое позитивное (синергическое) воздействие на правоохранительную систему и опосредованное негативное (антагонистическое) воздействие на преступную среду, реализующая (трансформирующая) в процессе функционирования свой собственный потенциал в совокупность судебных доказательств - заключений экспертов.

С понятием механизма судебно-экспертной деятельности прежде всего тесно связано и в него включается понятие судебно-экспертной системы как целостного единства субъектов судебно-экспертной деятельности (судебных экспертов, судебно-экспертных учреждений, руководителей), вклю-

209

чая результаты их деятельности, распределенных по территориям, ведомствам, процессуальным отраслям и стадиям и связанных между собой отношениями субординации и координации. Подробное рассмотрение судебно-экспертной системы проведено нами ранее (см. § 1.3).

Приведенный выше анализ и описание отдельных структурных эле- ментов механизма судебно-экспертной деятельности, их взаимосвязи между собой и с элементами правоохранительной деятельности позволяет кратко сформулировать и выделить базовые элементы и основные признаки этого механизма:

  1. Двойственная природа, бифункциональность судебно-экспертной деятельности, заключающаяся, во-первых, в ее познавательном характере (выполнении познавательной функции), а во-вторых - в ее правоохранительном характере (выполнении правоохранительной функции).
  2. Сложный состав субъектов судебно-экспертной деятельности, из которых ведущая роль принадлежит судебным экспертам и судебно- экспертным учреждениям, интегрированным в судебно-экспертную систему государства, обладающую свойствами как единства, так и дискретности.
  3. Совместный, двусторонний (субъект-субъектный) характер судебно- экспертной деятельности; одной стороной совместной деятельности яв- ляется судебно-экспертная система государства, другой стороной - система правоохранительных органов и судов.
  4. Источник судебно-экспертной деятельности - неординарная (кон- фликтная, спорная) жизненная ситуация, нарушающая правопорядок, для понимания которой необходимы специальные знания.
  5. Среда судебно-экспертной деятельности - противоправная и право- охранительная деятельность общества.
  6. Предмет судебно-экспертной деятельности - правоохранительные правоотношения, возникающие или могущие возникнуть в результате противоправной ситуации, требующей познания.

210

  1. Цель судебно-экспертной деятельности - эффективное установление доказательственных фактов с помощью специальных знаний экспертов, обеспечение правоохранительной деятельности судебными доказательствами.
  2. Задача судебно-экспертной деятельности - оказание содействия правоохранительным органам и судам в установлении доказательственных фактов.
  3. Основные ресурсы судебно-экспертной деятельности - знания в различных областях науки и техники, накопленные обществом; специаль- ные методики экспертных исследований, разрабатываемые судебно- экспертными учреждениями; профессиональные кадры экспертов, владею- щих этими знаниями и методиками; специальная аппаратура для проведе- ния исследований.
  4. Основное содержание судебно-экспертной деятельности - получение заданий на проведение экспертизы, организация производства экспер- тизы, проведение экспертных исследований, составление заключений с вы- водами по поставленным вопросам, направление заключений заказчикам. Основное содержание СЭД дополняется множеством разнообразных актов самостоятельной и совместной с правоохранительными органами деятельности экспертов и экспертных учреждений.
  5. Основные методы судебно-экспертной деятельности - методы научного познания.
  6. Основной результат судебно-экспертной деятельности - заключения экспертов.
  7. Основные принципы судебно-экспертной деятельности - законность деятельности, независимость судебного эксперта, ограниченная про- фессиональная компетенция эксперта.

211

Раздел II. Общетактические аспекты судебно-экспертной дея- тельности Глава 3. Основы тактики взаимодействия
экспертных учреждений и правоохранительных органов

§ 3.1. Понятие, содержание и актуальные проблемы тактики взаимодействия экспертных учреждений и правоохранительных органов

Проведенный в предыдущем параграфе анализ механизма судебно- экспертной деятельности (СЭД), ее места в системе правоохранительной деятельности государства убедительно свидетельствует, что судебная экс- пертиза является наиболее квалифицированной и эффективной формой ис- пользования специальных познаний в уголовном судопроизводстве. Она существенно расширяет познавательные возможности следствия, позволяя опираться на весь доступный арсенал современных научно-технических средств в целях полного и быстрого расследования преступлений. В связи с этим в последнее время приобрели особую актуальность вопросы взаимоотношений и взаимодействия обеих сторон: следователя, прокурора, суда, оперативного работника - с соответствующими специалистами, и другими субъектами СЭД. Данное обстоятельство заставляет искать пути грамотного решения вопросов тактики взаимодействия правоохранительных органов и экспертных учреждений.

Взаимодействие экспертных учреждений с правоохранительными ор- ганами осуществлялось давно и постоянно. Но на первых этапах институа- лизации СЭД это взаимодействие находилось на эмпирическом уровне и проводилось методом проб и ошибок. Монографических исследований на эту тему не было ни в экспертной, ни в криминалистической литературе. Ряд ученых криминалистов рассматривали проблему взаимодействия между непосредственными участниками подготовки и проведения экспертизы -следователем, прокурором, судьей и экспертом, не затрагивая вопросов

212 взаимодействия правоохранительных органов и экспертных учреждений, как самостоятельных целостных субъектов.1

В 1998 году появилось монографическое исследование В.Г. Петухова, защитившего кандидатскую диссертацию на тему «Организация взаимодействия правоохранительных органов и судебно-медицинской службы при расследовании убийств». “ Как следует из названия, его исследованию подверглись взаимоотношения судебно-медицинских экспертных учреждений с правоохранительными органами при расследовании преступлений против личности. Наше исследование охватывает все категории преступлений, со- вершаемые на территории Северо-Западного региона России.

Перед нами была поставлена задача выработать основные тактические правила указанного взаимодействия, с тем, чтобы обмен информацией между экспертными учреждениями и правоохранительными органами происходил с наибольшей эффективностью. Вторая цель - обеспечить внедрение новых экспертных разработок в практику расследования и судебного разбирательства уголовных дел. Pic следование взаимодействия с точки зрения тактики позволило нам на основе известных форм взаимодействия, предложить некоторые тактические решения, по выбору тех форм, которые соответствуют конкретному типу следственной ситуации и стадии ее развития.

Правовые основы взаимодействия экспертных учреждений и правоохранительных органов, как самостоятельных субъектов права заложены в законах Российской Федерации и ряде соответствующих им подзаконных

См.: Скорченко П.Т. Взаимодействие следователя, оперативно-розыскных органов и экс- пертно-криминалистических подразделений в процессе раскрытия преступлений // Кримина- листика: учебник / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. - М., 1993. С. 97; Лубин А.Ф. Взаимодействие субъектов расследования преступлений // Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: учебник / Под ред. В.Д, Грабовского, А.Ф, Лубина. - Пиж. Новгород, 1995. С. 89; Криминалистика: учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. - М., 2000. С. 491-500; Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий. Учеб. пособие / Под ред. И.Н. Кожевникова. - М., 1995. ‘ Петухов В.Г. Организация взаимодействия правоохранительных органов и судебно- медицинской службы при расследовании убийств / Автореф. дис. … канд. юрид. наук. -СПб.. 1998.

213 нормативных актах. К числу первых относятся Конституция Российской Федерации, Федеральный закон государственной судебно-экспертной дея- тельности в Российской Федерации и иное уголовно-процессуальное зако- нодательство Российской Федерации. Из числа вторых важное значение имеют указы Президента Российской Федерации, постановления и решения Правительства РФ, ведомственные и межведомственные нормативные акты правоохранительных органов, а также материалы судебной системы Российской Федерации. Указом Президента Российской Федерации утверждено «Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью», в котором отмечается, что эта деятельность осуществляется на основе «самостоятельности каждого правоохранительного органа в пределах предоставленных ему законодательством Российской Федерации полномочий при выполнении согласованных решений и проведении мероприятий» .

Взаимодействие регулируется также приказами и указаниями Генерального прокурора РФ по вопросам организации следственной работы, приказами и инструкциями министра внутренних дел РФ, министра юстиции РФ.2

Улучшение взаимодействия правоохранительных органов и судебно-экспертных учреждений разной ведомственной принадлежности требует от них практических усилий, как на общефедеральном, так и на региональном уровнях. Принципы и правовые условия осуществления взаимодействия правоохранительных органов закреплены законодательно.

1 См.: Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Утверждено указом Президента Российской Федерации № 567 от 18.04.1996 г. // СЗ РФ. - 1996. № 17. Ст. 1958.

2 См.: Приказ МВД РФ № 334 от 20.06.96 г. «Об утверждении инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений»; Приказ МВД РФ № 261 от 01.06.1993 г. «О повышении эффективности экспертно- крими- налистического обеспечения подразделений органов внутренних дел РФ»; Инструктивное письмо МЮ РФ № 6/10-30 от 28.01,93 г. “О проведении экспертиз по заданию таможенных органов”; Письмо МЮ РФ № 7298-БК от 03.11.1998 г. “О взаимодействии службы судебных приставов и судебно-экспертных учреждений.

214 Статьей 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 года на прокуратуру Российской Федерации в числе прочих функций возложено осуществление координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

Статья 8 указанного закона раскрывает понятие координации деятельности по борьбе с преступностью. В соответствии с ней Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов налоговой полиции, органов таможенной службы и других правоохранительных органов.

В целях обеспечения координации деятельности перечисленных органов прокурор созывает координационные совещания, организует рабочие группы, истребует статистическую и другую необходимую информацию, осуществляет иные полномочия в соответствии с Положением о координации деятельности по борьбе с преступностью, утверждаемым Президентом Российской Федерации . Согласно Положению, координация деятельности правоохранительных органов осуществляется в целях повышения эффективности борьбы с преступностью путем разработки и осуществления этими органами согласованных действий по своевременному выявлению, раскрытию, пресечению и предупреждению преступлений, устранению причин и условий, способствующих их совершению.

Субъектами координации являются Генеральный прокурор Российской Федерации, прокуроры субъектов Российской Федерации, городов, районов и другие территориальные прокуроры, а также приравненные к ним военные и иные специализированные прокуроры (п.З Положения). Координация деятельности правоохранительных органов с учетом криминогенной обстановки может проводиться на межрегиональном уровне по поручению

Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 18 апреля 1996 года № 567.

215 руководителей федеральных правоохранительных органов или по согласованию с ними.

В процессе взаимодействия правоохранительные органы совместно анализируют состояние преступности, ее структуру и динамику, прогнози- руют тенденции ее развития, изучают практику выявления, расследования, раскрытия, предупреждения и пресечения преступлений, выполняют ряд других координационных функций (п. 5 Положения).

К числу таких функций Положение относит разработку предложений о предупреждении преступлений, осуществляемую совместно с другими го- сударственными органами и научными учреждениями. Важной координа- ционной функцией, возложенной на правоохранительные органы, является подготовка и направление в необходимых случаях информационных мате- риалов по вопросам борьбы с преступностью Президенту Российской Федерации, Федеральному Собранию Российской Федерации и Правительству Российской Федерации, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, а также органам местного самоуправления. Правоохранительные органы совместно обобщают практику применения законов о борьбе с преступностью, подготавливают предложения об улучшении правоохранительной деятельности, разрабатывают предложения о совершенствовании правового регулирования деятельности по борьбе с преступностью. Положение предписывает правоохранительным органам изучать собственную координационную деятельность и распространять положительный опыт.

Координация деятельности правоохранительных органов осуществляется в следующих основных формах:

  • проведение координационных совещаний руководителей правоох- ранительных органов;
  • обмен информацией по вопросам борьбы с преступностью;
  • совместные выезды в регионы для проведения согласованных действий, проверок и оказания помощи местным правоохранительным

216 органам в борьбе с преступностью, изучения и распространения положительного опыта;

  • создание следственно-оперативных групп для расследования кон- кретных преступлений;
  • проведение совместных целевых мероприятий для выявления и пресечения преступлений, а также устранения причин и условий. способствующих их совершению;
  • взаимное использование возможностей правоохранительных органов для повышения квалификации работников, проведение совместных семинаров, конференций;
  • оказание взаимной помощи в обеспечении собственной безопасности в процессе деятельности по борьбе с преступностью;
  • издание совместных приказов, указаний, подготовка информационных писем и иных организационно-распорядительных документов:
  • выпуск совместных бюллетеней (сборников) и других информаци- онных изданий;
  • разработка и утверждение согласованных планов координационной деятельности.

Выбор названных и иных форм координационной деятельности опре- деляется ее участниками, исходя из конкретной обстановки (п. 6 Положе- ния).

В целях обеспечения координации деятельности правоохранительных органов прокуроры созывают координационные совещания. В состав координационного совещания входят прокурор (председатель совещания) и руководители соответствующих правоохранительных органов или исполняющие их обязанности (члены совещания). Совещание созывается председателем по мере необходимости, но не реже одного раза в квартал, а также по инициативе одного из членов координационного совещания (п. 7 Положения).

217 Координационные совещания правоохранительных органов принимают решения, которые оформляются в письменной форме. Решение считается принятым, если оно одобрено руководителями тех правоохранительных органов, на которых возлагается его выполнение. Эти руководители во исполнение решений координационного совещания издают собственные приказы, указания, распоряжения, принимают соответствующие организационно-распорядительные меры (п. 8 Положения).

В промежутках между совещаниями практическую работу по взаимодействию правоохранительных органов осуществляют рабочие группы. Рабочие группы организуются в целях подготовки материалов и проектов документов по конкретным вопросам, вынесенным на рассмотрение координационного совещания. Рабочие группы собирают и направляют в различные государственные органы информацию, необходимую для проработки конкретных вопросов и подготовки материалов, осуществляют взаимодействие со средствами массовой информации (п. 11 Положения).

Важное место в координационной деятельности правоохранительных органов Положение отводит осуществлению взаимодействия с судами и органами юстиции. Согласно п. 14 Положения, председатели судов и руководители органов юстиции могут принимать участие в координационных совещаниях правоохранительных органов. Взаимодействие правоохранительных органов с судами и органами юстиции осуществляется в целях повышения эффективности координации и может проводиться в следующих согласованных формах:

  • взаимное информирование о состоянии преступности и судимости;
  • использование данных судебной статистики и материалов судебной практики при разработке мер по усилению борьбы с преступностью;
  • совместная работа по подготовке законопроектов о борьбе с преступностью;

218

  • проведение совместных семинаров и конференций, участие соответствующих специалистов в работе по повышению квалификации работников правоохранительных органов;
  • направление совместных информационных писем, справок, обзоров;
  • участие в подготовке постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
  • Перечисленные выше принципы и формы взаимодействия властных субъектов в процессе осуществления правоохранительной деятельности могут быть во многом распространены на взаимодействие в судебно-экспертной сфере, как подсистеме, непосредственно обеспечивающей правоохранительную деятельность.

Следует подчеркнуть, что законодательное закрепление принципов взаимодействия судебно-экспертных учреждений как между собой, так и с правоохранительными органами в настоящее время отсутствует. Это безусловно является существенным пробелом и в праве, и в государственном управлении.

В целях восполнения указанного пробела экспертные учреждения и правоохранительные органы вынуждены проявлять инициативу и самостоятельно упорядочивать организационно-правовые условия своего взаимодействия, учреждая соответствующие общественные объединения (Советы).

Важным этапом работы по обеспечению взаимодействия судебно-экспертных учреждений России между собой и с правоохранительными органами явилось создание в 1996 году в Москве на базе двух крупнейших государственных экспертных учреждений федерального уровня: Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции России и Экспертно- криминалистического центра Министерства внутренних дел России, - Федерального межведомственного координационно-методического совета по проблемам экспертных исследований.

219 Заместителями министров юстиции РФ и внутренних дел РФ было ут- верждено положение о Федеральном Совете, согласованное также с Вер- ховным судом РФ и Генеральной прокуратурой РФ. Согласно Положению, Федеральный Совет создан на общественных началах в целях координации научных исследований, совместной разработки в необходимых случаях экспертных методик и технических средств, их апробации, рассмотрения проблем экспертной практики, возможной унификации методик, обучения и аттестации экспертных кадров. Предметом координационной деятельности Совета являются проблемы экспертных исследований в уголовном, гражданском, арбитражном и административном процессах.

В состав Совета входят полномочные представители министерств юстиции и внутренних дел Российской Федерации, руководители головных экспертных учреждений этих министерств, ведущие ученые в области кри- миналистики и судебной экспертизы, полномочные представители Верхов- ного Суда и Генеральной Прокуратуры. В состав членов Совета могут быть введены и представители других учреждений, осуществляющих экспертную деятельность.

Основными задачами Совета являются:

  • определение актуальности, приоритетности, при необходимости и координация научно-исследовательских работ и конкретных тем, требующих совместной или согласованной разработки;
  • рассмотрение вопросов об обмене научно-технической информацией (результатами научных разработок, данными справочно- информационных фондов и др.) статистическими данными по профилю деятельности;
  • рассмотрение, утверждение каталогов и паспортов методик иссле- дования; дополнение их новыми методиками;
  • определение единых (межведомственных) квалификационных тре- бований к экспертам одной специальности;

220

  • подготовка рекомендаций о лицензировании деятельности частных экспертных учреждений по производству исследований, относящихся к предмету ведения государственных учреждений;
  • рассмотрение предложений по вопросахМ регламентации экспертной деятельности;
  • методические и методологическое разрешение спорных вопросов экспертной практики.
  • Основной формой деятельности Совета являются заседания, которые проводятся по мере необходимости, но не реже 1 раза в 6 месяцев. На засе- • даниях могут присутствовать с совещательным голосом авторы методик, их

рецензенты и другие специалисты.

Для предварительной проработки вопросов, входящих в компетенцию Совета, образуются комиссии. В состав комиссий, помимо членов Совета, могут входить научные работники и сотрудники практических экспертных учреждений.

Принятые Советом решения имеют рекомендательный характер и на правляются руководителями государственных экспертных учреждений для использования в научной и практической деятельности. В случае необходи- ф мости эти решения могут быть реализованы в приказах руководителей со-

ответствующих ведомств.

Совет издает информационный бюллетень, в котором помещаются решения, принятые Советом, утвержденные каталоги, квалификационные требования к экспертам и другие материалы. Некоторые важные вопросы судебно-экспертной деятельности, рассмотренные Советом и имеющие важное значение для судебно- экспертных учреждений всех ведомств, проанализированы в ходе дальнейшего изложения.

В Санкт-Петербурге Межведомственный методический Совет по про блемам судебно-экспертной деятельности создан в 1997 году. Подробно его ^ работа по координации деятельности экспертных учреждений также рас-

смотрена в следующем параграфе. При разработке научно-правовых основ

221 деятельности Совета учитывались принципы, заложенные в упомянутом Положении о координации деятельности по борьбе с преступностью, а также специфика Санкт-Петербурга, как крупного мегаполиса, с индивидуальной структурой преступности и с развитой структурой судебно-экспертной и научной деятельности. В состав Санкт-Петербургского Совета помимо представителей
правоохранительных органов и экспертных учреждений Минюста и МВД РФ, входят также региональные экспертные и научно-исследовательские учреждения
других ведомств: Министерства здравоохранения, Министерства обороны, Федеральной службы налоговой полиции, Государственного таможенного комитета, Федеральной службы безопасности. К участию в Совете привлечены ведущие петербургские специалисты в области криминалистики - представители высших учебных заведений юридического профиля (Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ, Санкт-Петербургского университета МВД РФ, юридического факультета Санкт-Петербургского
государственного университета), а также ведущие специалисты в области судебной медицины - представители Военно-медицинской академии Министерства обороны РФ, Санкт-Петербургского медицинского университета им. академика И.П, Павлова.

Анализ эффективности деятельности Совета показал, что к участию в решении проблем экспертной деятельности в будущем необходимо привлечь и представителей судебной власти, которые непосредственно используют заключения экспертов в ходе судебного разбирательства, самостоятельно назначают экспертизы, а также оценивают заключения экспертов при вынесении приговоров.

Практическая работа Совета потребовала также дальнейшей координации усилий правоохранительных органов и судебно-экспертных учреждений не только на межведомственном, но и на межтерриториальном уровнях. В состав Совета были дополнительно включены представители экспертных учреждений Ленинградской области. В настоящее время актуален вопрос о

222 дальнейшем расширении территориальной деятельности Совета в пределах Северо-Западного федерального округа.

Известно, что с образованием в России семи федеральных округов в них создана система федеральных окружных органов государственной власти и управления. Практически завершено структурное формирование ок- ружных правоохранительных органов. В июне 2001 года Указом Президента Российской Федерации образованы Главные управления МВД России, объединяющие следственные управления следственного комитета, комитеты федеральной криминальной милиции и другие региональные структуры. Функционируют Главные управления Федеральной службы налоговой полиции, федеральные управления Минюста, Таможенные управления и другие структуры. Федеральной службой безопасности созданы советы начальников органов федеральной службы безопасности, объединяющие систему региональных органов ФСБ субъектов Федерации, входящих в состав федеральных округов. В федеральных округах действуют и другие структуры федеральных министерств и ведомств, охватывающие различные направления их деятельности (межрегиональные инспекции Министерства налоговой службы России, региональные отделения федеральной Комиссии по рынку ценных бумаг, межрегиональные органы федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению, управления Министерст- ва по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства и др.).

Приказом Генерального прокурора РФ от 05 июня 2000 г. созданы семь управлений Генеральной прокуратуры РФ в соответствующих феде- ральных округах, на которые помимо иных функций прокуратуры возложена координация деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

Наличие в системе судебно-экспертных учреждений МЮ РФ исторически сложившейся межтерриториальной организационной структуры судебно- экспертной деятельности создало предпосылки для относительно безболезненного перехода к осуществлению этой деятельности по феде-

223 ральным округам. Так, до образования федеральных округов в системе су- дебно-экспертных учреждений МЮ РФ, помимо РФ ЦСЭ и СЗРЦСЭ, действовало еще шесть центральных лабораторий судебной экспертизы, в задачи которых входило обслуживание правоохранительных органов в пределах соответствующей территориальной зоны, оказание научно-методической помощи и координация экспертной деятельности зональных лабораторий и отделов судебной экспертизы.

На Западно-Европейской части территории России это - Центральная Воронежская лаборатория судебной экспертизы (г. Воронеж), которая координировала деятельность Брянской, Волгоградской, Калужской, Курской, Орловской, Саратовской, Тульской, Ульяновской лабораторий. В центральной части России это - Центральная Нижегородская лаборатория судебной экспертизы (Нижний Новгород), которая курировала Владимирскую, Ивановскую, Мордовскую, Пензенскую, Рязанскую, Тамбовскую лаборатории; Центральная Средне-Волжская лаборатория судебной экспертизы (Т. Казань), которая координировала деятельность Самарской и Чувашской лабораторий; Центральная Северо- Кавказская лаборатория судебной экспертизы (г. Ростов-на-Дону), в зону обслуживания которой входили Дагестанская, Краснодарская, Ставропольская лаборатории; Центральная Уральская лаборатория судебной экспертизы (г. Екатеринбург), которая курировала Башкирскую, Омскую, Пермскую, Тюменскую, Челябинскую лаборатории. На востоке России это - Центральная Сибирская лаборатория судебной экспертизы (г. Новосибирск), которая координировала деятельность Алтайской, Забайкальской, Иркутской, Красноярской, Кемеровской, Приморской, Сахалинской, Томской, Хабаровской, Читинской, Якутской лабораторий.

С образованием в 2000 году семи федеральных округов Центральная Северо- Кавказская лаборатория судебной экспертизы была преобразована в Южный региональный центр судебной экспертизы (ЮРЦСЭ), Центральная Нижегородская лаборатория судебной экспертизы - в Приволжский РЦСЭ, Центральная Уральская лаборатория судебной экспертизы - в Уральский

224 РЦСЭ, Центральная Сибирская лаборатория судебной экспертизы - в Сибирский РЦСЭ. Центральная Воронежская и Центральная Средне- Волжская лаборатории судебной экспертизы вошли соответственно в состав Центрального и Приволжского федеральных округов, хотя территориальная сфера их деятельности, сложившаяся еще в бывшем СССР в соответствии с делением союзного государства на экономические регионы, значительно выходит за пределы указанных федеральных округов. Подобные несоответствия территориальных сфер деятельности судебно-экспертных учреждений федеральным округам имеются и в некоторых других случаях.

К примеру, в Северо-Западный федеральный округ не входят Яро- славская, Костромская и Тверская области, расположенные на территории Центрального округа. Однако исторически сложилось так, что территорию Ярославской области всегда обслуживала Вологодская лаборатория судебной экспертизы, которая входила в зону деятельности Центральной Санкт-Петербургской лаборатории и имела в г. Ярославле свой отдел, впоследствии преобразованный в самостоятельную лабораторию. С образованием Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Ярославская лаборатория была по-прежнему закреплена за ним в качестве курируемой (приказ Министерства юстиции России № 257 от 02.09.99, Приложение №3). А через год (приказ Министерства юстиции России № 391 от 15.12.00, Приложение № 2) за Ярославской лабораторией была закреплена территория экспертного обслуживания, включающая не только Ярославскую, но и Костромскую и Тверскую области, которые традиционно относились не к Северо- Западному, а к Центральному экономическому региону.

Следует отметить, что сама идея образования на базе Центральной Санкт- Петербургской лаборатории судебной экспертизы регионального центра с территорией экспертного обслуживания в пределах будущего Северо- Западного федерального округа во многом питалась именно необхо- димостью улучшения координации деятельности как судебно-экспертных учреждений, так и правоохранительных органов Северо-Запада.

225 Представляется, что пока имеющиеся формальные несоответствия и противоречия между традиционным и новым распределением сфер экспертного обслуживания, перечисленные выше и подобные им, не окажут заметного влияния на практическое осуществление тактически верного, оперативного и эффективного, взаимодействия правоохранительной и судебно-экспертной систем России. С течением времени эти несоответствия должны быть устранены или сглажены экспертной и правоохранительной практикой под влиянием двух основных факторов - императивных требований борьбы с преступностью.

Первый фактор - необходимость обеспечить наиболее эффективную управляемость обеими системами. Второй - требование соответствия на- правлений взаимодействия правоохранительной и судебно-экспертной систем направлениям преступной деятельности, в том числе соответствия направлений их взаимодействия территориальной структуре преступности.

Не секрет, что наиболее опасные формы организованной преступности давно перешагнули рамки отдельных субъектов федерации. Поэтому в работе правоохранительных органов субъектов федерации нередко возни- кают сложности по пресечению и расследованию межтерриториальных преступлений, связанных с незаконным оборотом и контрабандой наркотиков, оружия, с крупными хищениями государственных средств, проявлениями коррупции в действиях высокопоставленных должностных лиц региона. Следовательно, необходимо на межтерриториальном уровне осуществлять координацию деятельности экспертных учреждений и правоохранительных органов по борьбе с указанными и иными формами межрегиональной преступности.

Наличие общих проблем борьбы с наркоманией, экономической и ор- ганизованной преступностью, профилактики преступлений несовершенно- летних и другие приоритеты совместной деятельности разных субъектов федерации также требуют координации деятельности по борьбе с преступ- ностью в масштабах федерального округа.

На сегодняшний день эта координирующая роль может быть успешно выполнена судебно-экспертными учреждениями и правоохранительными органами, территориальная сфера деятельности которых распространяется на федеральные округа. Как показывает, например, опыт работы управления Генеральной прокуратуры РФ в Северо- Западном федеральном округе, весомым результатом изменения уровня координации деятельности правоохранительных органов в названном направлении стало выявление в округе крупномасштабного канала по расхищению государственных средств.1

Анализ литературных источников, судебной, следственной и экспертной практики позволяет сделать вывод о том, что взаимодействие правоох- ранительных органов с судебно-экспертными учреждениями (подразделе- ниями) должно основываться на единых принципах, важнейшие из которых: законность, непрерывность, планирование, эффективность, комплексность. Кроме того, принятие организационно-тактического решения по осуществлению конкретной формы (вида) взаимодействия должно быть обосновано содержанием этого взаимодействия, и его своевременностью.”

В практической работе взаимодействие между правоохранительными органами и экспертными учреждениями отличается большим многообразием форм и многоуровневым характером. Возможно поэтому, единого мнения о формах и пределах взаимодействия в целях применения специальных знаний в уголовном судопроизводстве до сих пор не выработано/ В результате проведенного анализа мы выделяем следующие формы взаимодействия между правоохранительными структурами и судебно-экспертными учреждениями;

1 См.: Рябцев В., Капитонова Ю. Координация деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в федеральных округах // Законность. - 2001. № 10 (804). С. 7 - 11. ? См.: Лзаренко В.М. Цель, задачи и принципы взаимодействия участников подготовки и проведения криминалистических экспертиз // Теоретические и прикладные проблемы экс-пертно-криминшшстичеекой деятельности. Материалы всероссийской науч.-практ. конф. -СПб, 1999. С. 19-21.

” См.: Давудов Ф.Э. Процессуальные и организационно-методические формы использо- вания возможностей науки и техники в целях расследования и профилактики преступ- лений: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. - Тбилиси, 1972.

227

  1. оказание научно-технической помощи сотрудникам правоохранительных органов в осуществлении следственных и судебных действий (участие в них в качестве специалистов),
  2. производство экспертиз по заданиям правоохранительных органов,
  3. предварительное исследование следов и вещественных доказательств,
  4. научные консультации по конкретным уголовным делам;
  5. научно-методическая работа с сотрудниками правоохранительных органов, (лекции, семинары, стажировки);
  6. разработка на основе материалов экспертиз, анализа и обобщения экс- пертной практики, и специальных знаний экспертов методических реко- мендаций правоприменителям и предложений по предупреждению пра- вонарушений.
  7. Перечисленные формы взаимодействия тесно связаны между собой, основываются на единых принципах, направлены на достижение общей конечной цели. Поэтому совокупность этих форм целесообразно рассматривать как систему, состоящую из упорядоченных определенным образом элементов, которые взаимосвязаны между собой и образуют единое целое, где каждый элемент оказывается в конечном счете связанным со всеми другими элементами.

Вышеуказанные формы взаимодействия можно классифицировать по различным основаниям, например: правовые и организационно- тактические; регламентированные УПК, не регламентированные УПК. В частности, правовые основы и правовые формы взаимодействия установлены уголовно-процессуальным законом и иными нормативно- правовыми актами (Указами Президента, приказами и указаниями Генерального прокурора РФ, приказами и инструкциями министра внутренних дел РФ, министра юстиции РФ). Организационно-тактические формы взаимодействия определены ведомственными нормативными актами и выработаны практикой. Исходя из положений уголовно- процессуального и иного законодательства из

228 указанных шести форм первые три формы следует отнести к правовым, а три последующие - к организационно-тактическим.

Ниже мы рассмотрим указанные формы взаимодействия более подробно и постараемся показать эффективность использования каждой из них на примере Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы МЮРФ.

  1. Сотрудники учреждений судебной экспертизы могут привлекаться в качестве специалистов1 для оказания научно-технической помощи при производстве следственных (судебных) действий, в частности следственного осмотра, следственного эксперимента, отбора сравнительных образцов (в соответствии со ст. 168 УПК РФ). Участвуя в производстве следственных (судебных) действий, сотрудники не выступают как судебные эксперты, они лишь помогают следователю обнаружить, изъять вещественные доказательства, зафиксировать обстановку места происшествия, получить или отобрать образцы для сравнительного исследования. Как специалисты сотрудники экспертных учреждений исполняют функции научно-технических помощников-консультантов и действуют под руководством следователя (суда), которым производится какое- либо процессуальное действие.

Эксперты также могут присутствовать при проведении следственных (судебных) действий, если это необходимо им для получения информации в связи с проведением экспертизы. Однако, в этом случае они действуют на основании постановления (определения) о назначении экспертизы, то есть самостоятельно, в соответствии с предусмотренным законом правами и обязанностями эксперта,

Ввиду большой экспертной загрузки и недостаточной штатной численности Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы вы-

Форма привлечения специальных знаний экспертов в качестве специалистов для судебно- экспертных учреждений МЮ РФ является исключительной и прямо не предусмотрена ус- тавными документами. Она более характерна для судебно-экспертных учреждений МВД РФ.

229 нужден в некоторых случаях отказываться от выполнения его сотрудниками функций специалистов.

  1. Проведение экспертиз по заданиям правоохранительных органов является основным видом деятельности любого экспертного учреждения, в том числе СЗРЦСЭ. Это направление его работы достаточно подробно описано и проанализировано нами выше. В данном разделе исследования мы хотим подчеркнуть что взаимодействие судебно-экспертного учреждения и правоохранительных органов при производстве экспертиз является во-первых, главной формой их взаимодействия, как партнеров по совместной деятельности, а во-вторых, осуществляется не эпизодически, и не в одностороннем порядке, а на постоянной основе и имеет двухсторонний характер. Поэтому, исходя из динамики производства экспертиз разных видов по заданиям правоохранительных органов различной ведомственной и территориальной принадлежности, а также по заявлениям граждан, можно судить о характере этого взаимодействия, о потребностях общества в судебной экспертизе, удовлетворяемых как напрямую, так и через посредство правоохранительных органов государства.

Статистический анализ этих потребностей с дифференциацией по ведомственной принадлежности заказчиков экспертиз, по видам судопроизводства (уголовное, гражданское, арбитражное), по источникам финансирования проводимых экспертиз приведен в Приложении 3 (таблицы № 24 и последующие). Там же проанализированы такие (предусмотренные законодательством) показатели взаимодействия судебно-экспертного учреждения с правоохранительными органами как:

  • Ходатайства экспертов и средние календарные сроки их удовлетворения (в днях);
  • Причины возвращения материалов заказчикам без исполнения экспертиз;
  • Сроки назначения экспертиз в 1996-2000 гг.;
  • Средние календарные сроки (в днях) предоставления материалов на

230 экспертизу в 1996-2000 гг. (от вынесения постановления до регистра- ции в экспертном учреждении). Статистический анализ в частности показывает, что для полного и объективного решения поставленных вопросов эксперты обращаются к правоприменителям за дополнительными материалами в одной экспертизе из одиннадцати (в среднем), при этом правом возврата материалов без производства экспертизы по уголовным делам они пользуются в исключительных случаях (в среднем - в 1.2% случаев). По иным категориям дел этот показатель варьирует от 2% до 10%, причем в этих случаях основная причина возврата - не содержательная, а организационная: перегрузка экспертного учреждения или неоплата экспертизы. По уголовным делам неоплата экспертизы, как причина возврата материалов, составляет от 14% до 44% случаев возврата и только по видам экспертиз, не обеспеченных бюджетным финансированием. Основные же причины возврата материалов по уголовным делам - перегрузка экспертного учреждения (39%) или недостаток материалов для проведения исследования (43%).

Следует отметить также прямую корреляционную зависимость между статистическими данными и необходимости дополнительных материалов для решения поставленных вопросов и трудоемкостью экспертных исследований. И это закономерно, поскольку трудоемкие исследования предполагают учет и анализ большего числа факторов, определяющих процесс познания представленного объекта и обеспечивающих всесторонность, полноту и объективность расследования преступления. О правильно организованном взаимодействии между заказчиками и исполнителями экспертиз свидетельствует также значительный удельный вес в обвинительных заключениях и приговорах ссылок на доказательства, полученные при производстве судебной экспертизы.

Рассматривая взаимодействие при назначении и производстве судебных экспертиз, нельзя забывать, что эксперт не только «процессуальная фи- гура». В процессе любых взаимоотношений определенное значение играют

231 чисто личностные отношения или человеческий фактор. Любой эксперт-исполнитель вправе знать, действительно ли без применения его методов и средств не могут быть решены задачи по выявлению и раскрытию конкретного преступления, каков его реальный вклад в предупреждение правонарушений, в общую деятельность по борьбе с преступностью. Игнорирование человеческого фактора не только обедняет процесс взаимодействия, ведет к формализму, но и может лишить его значительной доли эффективности.

Сам процесс взаимодействия предполагает наличие надежной обратной связи - как условие и средство создания должной психологической ус- тановки на будущее взаимодействие. Именно наличие обратной связи по- зволяет отличить взаимодействие от того, что называют «участием». Однако на практике этому уделяется недостаточное внимание. Анкетный опрос показывает, что следователи очень высоко оценивают роль судебной экспертизы в уголовном деле. 95% опрошенных следователей отмечают, что назначают проведение криминалистической экспертизы по каждому уголовному делу, 70% отмечают, что заключение эксперта по отдельным категориям дел достаточно часто становится одним из основных доказательств по делу. Но эксперты об этом практически не информированы. В свою очередь в анкетах они на те же вопросы отвечают иначе. Только 40% из них считает, что заключение эксперта достаточно часто становится одним из основных доказательств по делу.

В качестве одного из вариантов решения данной проблемы нам пред- ставляется возможным для объективной оценки значимости судебной экс- пертизы в расследовании преступлений и вынесении приговоров ввести государственный учет затрат на производство экспертиз по уголовным делам. А для этого разработать и внедрить соответствующие формы годовой статистической отчетности для судебно-следственных органов. Хороший эффект в обеспечении обратной связи (от правоприменителя к эксперту), как будет показано ниже, дают различные формы межведомственного взаимо-

232 действия: координационные совещания, межведомственные советы, обобщения следственной практики и пр. Все эти меры помогут правоохранительным органам и государству в целом фактически оценить истинную роль судебной экспертизы в борьбе с преступностью и более адекватно реагировать на жизненные проблемы экспертных учреждений.

  1. При производстве доследственных проверок имеет место практика проведения так называемых предварительных (не процессуальных) иссле- дований, с помощью которых криминалистическому исследованию подвергаются материальные объекты, впоследствии, как правило, фигурирующие в качестве вещественных доказательств. Данная проблема обусловлена тем, что по действовавшему процессуальному законодательству РСФСР до возбуждения уголовного дела не допускались экспертные исследования материальных объектов, результаты которых приобрели бы доказательственное значение. Иными словами не допускалось производство судебных экспертиз. Между тем, обоснование решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела нередко требует использования специальных познаний как раз для выявления признаков преступления. Это, в основном, специальные криминалистические, химические, биологические и некоторые другие исследования таких объектов, как
    документы, денежные знаки и ценные бумаги, вещества неизвестной природы, пищевые продукты и др. Большая часть от общего объема предварительных исследований следов и вещественных доказательств проводится работниками экс- пертных подразделений Министерства внутренних дел. В системе экспертных учреждений Министерства юстиции РФ, в частности СЗРЦСЭ, выполняются, как правило, те предварительные исследования, которые в силу различных причин не могут быть проведены в экспертных подразделениях МВД (отсутствие необходимых специалистов и оборудования). Основную часть предварительных исследований, выполняемых в СЗРЦСЭ, составляют автотехнические. По своему содержанию и применяемым методам предварительные исследования практически не отличаются от соответствующих

233 судебных экспертиз. Имеется лишь три формально-юридических различия: процессуальному статусу лица, производившего исследование, по форме итогового документа, в котором излагаются результаты исследования и по его доказательственному значению. Справка, заключение специалиста или акт экспертизы источником доказательств не являются и не имеют доказательственной силы. Данный документ к уголовному делу не приобщается и вообще в нем никак не фигурирует: «Предварительное исследование нормами закона не регламентировано и является внепроцессуальным. Выводы по его результатам доказательственного значения не имеют и являются рабочим “инструментом” следователя, они используются для решения оперативных вопросов, встающих перед ним в процессе расследования» . По новому УПК РФ (статья 146, ч. 4) проблема предварительных исследований частично снимается, поскольку закон допускает назначение судебной экспертизы в случае производства неотложных следственных действий при проведении доследственных проверок, то есть до дачи прокурором согласия на возбуждение уголовного дела.

Перейдем к рассмотрению организационно-тактических форм взаимодействия судебно-экспертных учреждений и правоохранительных органов. Статистический анализ этих форм применительно к деятельности судебно-экспертного учреждения также приведен в Приложении 3 (таблицы №№ 32-34).

  1. Научные консультации по конкретным уголовным делам. В су-дебно- следственной практике нередко возникает необходимость получения консультации о возможностях судебной экспертизы на стадии подготовки и принятия решения о ее назначении, а также в связи с проверкой материалов до возбуждения уголовного дела, либо при рассмотрении дел в надзорной инстанции2. В последних двух случаях судебная экспертиза не может быть

Дворкии А.И. Осмотр, предварительное исследование и экспертиза вещественных доказа- тельств - микрочастиц. - М, 1980. С. 44.

2 Статья 377 нового УПК наделила суд кассационной инстанции правом непосредственного

исследования доказательств.

234 назначена. Однако это не означает, что органы расследования, прокурор, суд лишены возможности обратиться к специалистам в области криминалистической техники и судебных экспертиз.

Действия эксперта, совершаемые не по постановлению органа, назна- чившего экспертизу, а по иному документу органа расследования, с процессуальной точки зрения не могут рассматриваться как экспертиза, а представляют по существу консультации, даваемые в письменной или, чаще, устной форме. Эти консультации не следует смешивать с деятельностью специалистов, оказывающих научно-техническую помощь при производстве следственных (судебных) действий. Консультационная деятельность осуществляется вне уголовного процесса, тогда как специалист является процессуальной фигурой, наделенной определенными правами и обязанностями. Задачи, порядок и условия дачи консультаций определяются положениями об экспертных учреждениях, приказами их руководителей и предложениями органов, ведущих судопроизводство.

Консультационная помощь экспертов Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы МЮ РФ следователям, судьям, прокурорам и другим лицам включает в себя следующие сведения:

  • определение вида и наименование экспертизы, которую необходимо назначить для решения возникших вопросов;
  • разъяснение компетенции, определенной экспертизы и примерного перечня вопросов, разрешаемых ею;
  • определение круга сравнительных материалов и перечня исходных данных, необходимых для выполнения экспертизы;
  • разъяснение способов обнаружения, фиксации, изъятия, упаковки и транспортировки объектов исследования;
  • разъяснение методики получения сравнительных материалов, исходных данных, необходимых для выполнения экспертного исследования;

235

  • выбор эксперта и экспертного учреждения;
  • разъяснение значения отдельных методов исследования и получаемых при этом результатов;
  • разъяснение методики оценки отдельных составных частей иссле- довательской части и всего заключения экспертизы;
  • разъяснение порядка и методики назначения дополнительной и по- вторной экспертизы.
  • Как сказано выше, консультации могут быть письменными (в виде информационно-методических писем) и устными, что определяется формой обращения с вопросом (письмо, телеграмма, устное обращение), и пожеланиями обратившегося.

Наши исследования практики Северо-Западного центра судебной экс- пертизы и экспертных учреждений других федеральных округов показывают, что письменные консультации даются значительно реже нежели устные. Так за период 1996 - 2001 гг. экспертами СЗРЦСЭ были даны 27 тысяч 994 устные консультации, в то время как информационно- методических писем направлено всего 942 (см. таблицу № 10).

Количество устных и письменных консультаций СЗРЦСЭ за 1996-2001 гг.

Таблица № 10

Год 1996 1997 1998 1999 2000 2001 Всего Дано научных консультаций 4851 4925 4846 4737 4321 4314 27994 Направлено методических писем 219 195 203 197 113 15 942 В среднем по России доля письменных консультаций экспертов составляет 37%, причем этот показатель весьма не однороден по территориям и экспертным учреждения (Приложение 3, таблица №32). Если в Дальнево- сточном федеральном округе эта доля составляет всего 3%, в Сибирском - 12.5%, то в Центральном и Южном - около 60%. Такой разброс показателей связан с тем, что у руководителей СЭУ нет однозначного подхода к оценке важности сообщаемых суду и следствию сведений: что считать простым

236 информационным сообщением (письмом), а что - содержательной научной консультацией.

На наш взгляд письменная консультация представляет собой довольно трудоемкий процесс, на который необходимо затратить больше времени и творческих усилий. Если устная консультация занимает от 15 минут до 1 часа рабочего времени эксперта, то на подготовку письменной консульта- ции может потребоваться несколько рабочих дней. Объясняется это, с од- ной стороны, тем, что письменная консультация запрашивается, как правило, по более серьезным вопросам и, с другой стороны, тем, что письменная консультация требует четкого и всестороннего изложения вопроса (в необходимых случаях со ссылкой на справочную литературу). Кроме того, дача такой консультации может быть связана с изучением большого по объему исходного материала и часто - уголовного дела в целом, что характерно, например, для консультаций относительно качества и достаточности ревизионного материала для назначения судебно-бухгалтерской экспертизы.

Взаимодействие Центра судебной экспертизы со следователями и судьями в форме консультирования осуществляется не только тогда, когда последние непосредственно обращаются за консультацией, но и при подготовке экспертных запросов, направляемых в случаях неполноты материалов, представленных на экспертное исследование. При этом содержание запроса наполняется следующими элементами: называется и перечисляются все материалы, представленные на экспертизу; указываются причины, в силу которых представленные материалы признаны недостаточными, и указывается, что именно и в каком количестве должно быть представлено дополнительно. Мотивы признания материалов недостаточными, неполными или непригодными к производству экспертизы и требования о предоставлении дополнительных образцов аргументируются ссылкой на закономерности предметной области экспертизы, а также на соответствующие нормативные акты и нормы закона.

237 Так практика показала, что наибольшее количество подобных письменных консультаций в СЗРЦС-Э дается по материалам почерковедческих экспертиз, технических экспертиз документов и криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий (см. таблицу № 11).

Пример. В феврале 2001 года отделом исследования документов СЗРЦСЭ было возвращено без исполнения определение Калининского районного федерального суда Санкт-Петербурга о назначении почерковедче-ской экспертизы, а вместе с ним: материалы гр. дела по иску Никифорова Ю.Е. о признании недействительными договора приватизации и купли продажи квартиры; договор приватизации и договор купли-продажи, а также доверенность и образцы подписей Никифорова Ю.Е (экспериментальные и условно-свободные). В мотивированном отказе от производства экспертизы экспертом было указано, что “представленных образцов почерка и подписей Никифорова Ю.Е. не достаточно для проведения исследования. Необходимо дополнительно представить свободные образцы почерка и подписей Никифорова Ю.Е., сопоставимые с исследуемыми, т.е. образцы, выполненные ранее даты подписания договоров, но наиболее приближенные к ним по времени. Кроме того, целесообразно провести исследования не только подписи в договоре приватизации, но и в заявлении на приватизацию, так как исследуемая подпись в договоре приватизации относительно краткая и простая по строению, поэтому решение вопроса об ее исполнителе в категорической форме не гарантировано”.

17 апреля 2000 года в СЗРЦСЭ поступили постановление следователя СУ Всеволожского УВД Ленинградской области по уголовному делу № 40234, крыло велосипеда со следом инородного лакокрасочного покрытия и образец покрытия крыши проверяемого по делу о наезде на велосипедиста автомобиля Опель-Кадет. Предметом экспертизы являлось установление общей (различной) родовой (групповой) принадлежности ЛКП следа и покрытия кузова автомобиля.

Ознакомившись с представленными объектами эксперт сообщил, что

238

Направлено СЗРЦСЭ информационно-методических писем (письменных кон- сультаций) за 1996-2001 гг. по видам экспертиз.

Таблица № 11

Год

1996 1997 1998 1999 2000 2001 Всего 01 Почерковедческая 61 70 52 68 75 64 390 02 Техническая экспертиза документов 16 25 21 30 24 19 135 03 Трасологическая 1 2

1

5 9 04 Баллистическая 3 1

2

1 7 05 Мат. веществ и изделий. Волокон. 7

1 3

2 13 06 Лакокрасочных материалов и покрытий 3 5 1 4 1 3 17 07 Горюче-смазочных материалов

1

1

1 3 Е08 Наркотических веществ 1 3

7 1 12 М

в 09

И 10^ Спиртосодержащих смесей 5 8 12

1

26

Почв

1

1

2 Г11 Металлов и сплавов 2 6 1 5 3 2 19 12 Биологические 1 1 2

3 7 13 14 Автотехническая 1 7 3 1 2 13 27

Транспортно-трасологическая 15 7 4 11 8 13 58 15 Пожарно-техническая

1 1 2 16 Строительно-техническая 9 6 2 8 4 13 42 17 Судебно-бухгалтерская 8 4 9 2 5 7 35 18 Планово-Экономическая

0 19 Товароведческая (кроме автооценки) 1

3

1

5 20 Прочие

1

1 23 Автотовароведческая 1

3 5 14 23 24 Исследование пищевых продуктов

2

1 3 26 Оценка продуктов питания

2 1 1

4 27 Видеофонографическая 8 3 11 1 5 3 31 28 Кибернетическая 5 9 6 4 7 2 33 30 Автодорожная

2 1

3 31 Техническое состояние ТС 1

1 1 3 32 Инженерно-психологическая

2 1

3

Всего 149 160 131 151 153 169 913

239 исследуемый след образован кустарным ЛКП автомобиля и позволяет установить не только общую родовую и групповую принадлежность с покрытием автомобиля, но и дает возможность категорически решить вопрос о том, что след на детали велосипеда образован кустарным покрытием конкретного автомобиля Опель-Кадет. Для этого эксперту необходимо представить дополнительные образцы покрытия деталей кузова проверяемого автомобиля, желательно, в первую очередь, из предполагаемой зоны первичного контакта при столкновении транспортных средств. Кустарное покрытие кузова автомобиля, чаще всего, неравномерно по деталям кузова и в данном случае покрытие крыши кузова по ряду признаков отличается от частиц ЛКП следов меньшей информативностью.

  1. Совершенствование российского законодательства, развитие форм деятельности органов правосудия, необходимость обмена передовым опы- том работы, внедрения в судебно-следственную практику новейших дости- жений естественных и технических наук требуют проведения систематиче- ских занятий с работниками правоохранительных органов. Одной из форм методической деятельности экспертных учреждений и является проведение семинарских занятий, лекций, докладов, сообщений для судебно-следственных работников.

Как показывает опыт нашего Центра, организационная часть по под- готовке этих занятий, в большинстве своем, координируется с заинтересо- ванными в этом ведомствами, после чего включается в годовые и полугодовые планы работы экспертных учреждений. В содержание тактического планирования входит определение: времени и места проведения каждого занятия; состава участников; тематики занятий; лиц, ответственных за организацию и проведение занятий. Характерным примером подобного планирования может служить план методической работы экспертов СЗРЦСЭ с судьями федеральных районных судов Санкт-Петербурга и Ленинградской области на 2000-2001 год (см. Приложение 7).

Время, место проведения занятий и состав участников определяется

240 тем ведомством, для которого планируется занятие. Местом проведения занятий является как СЗРЦСЭ, так и конкретный суд, прокуратура, орган МВД, в зависимости от того, где это окажется более целесообразным.

Следует отметить, что часто лекции, доклады, сообщения для судеб-но- следственных работников проводятся по их разовым заявкам (вне плана). Пик этой работы (197 лекций и семинаров) пришелся на 1996 год, когда в прокуратуре Санкт-Петербурга имелась существенная нехватка опытных следователей в связи с текучестью кадров (см. таблицу № 33.1).

Тематика, проводимых СЗРЦСЭ занятий по судебной экспертизе, практически не ограничена и зависит от целого ряда условий: целей и задач занятий, возможностей центра на момент проведения занятий, запросов су-дебно-следственных органов.

Как правило, тематика занятий подлежит разделению на общие и спе- циальные вопросы. К первой группе относятся вопросы организации, компетенции судебной экспертизы, процессуальные основы экспертизы, общие принципы оценки заключения, основные положения криминалистической идентификации. С учетом того, что определенный объем теоретических познаний в различных отраслях материального права, уголовного и гражданского процесса, криминалистике и других юридических науках практические работники получают в стенах учебных заведений, большую часть занятий по общим вопросам судебной экспертизы СЗРЦСЭ проводит для резерва правоохранительных органов: слушателей юридических факультетов различных высших учебных заведений (см. таблицу 12, строка 20).

Специальными являются темы, представляющие наиболее полную информацию по частным, узловым вопросам. К ним относятся вопросы компетенции отдельных видов экспертиз, правила подготовки материалов для конкретных видов исследований, физические и химические методы ис- следования вещественных доказательств, оценка заключений почерковедче-

241 ской, автотехнической и других экспертиз.1 Очевидно, что вопросы, касающиеся общей характеристики судебной экспертизы и отдельных ее составных частей, приемлемы для любой аудитории. Выбор же специальных вопросов СЗРЦСЭ и правоохранительными органами производится с учетом состава слушателей, их специализации. Так, например, для сотрудников ГИБДД экспертами СЗРЦСЭ читаются лекции по вопросам, относящимся к методике осмотра места ДТП, проверки технического состояния автотранспорта, составления первичной документации по фактам ДТП. Для работников нотариальных контор с учетом характера их деятельности особый интерес представляют вопросы, связанные с возможностями экспертизы документов и, в первую очередь, технического исследования документов.

При определении тематики и планировании лекций с судебно- следственными работниками главными задачами СЗРЦСЭ являются: планомерный охват занятиями всех категорий работников правоохранительных органов и судов; анализ типичных возможностей судебно-экспертных учреждений и ошибок правоприменителей при назначении экспертиз; выбор наиболее актуальных и практически необходимых тем. В противном случае результат обучения будет ограниченным и неудовлетворительным.

При формировании же планов семинарских занятий с работниками правоохранительных органов учитывают: состояние преступности и рас- пространенность определенных видов преступлений в федеральном округе; сведения о наиболее часто встречающихся недостатках и типичных ошибках и трудностях в работе следователей, судей при производстве действий, не связанных непосредственно с экспертизой (осмотр, выемка и т.д.); информацию о трудностях, испытываемых работниками судебно-следственных органов при применении научно- технических средств в расследовании и судебном рассмотрении дел; новые возможности криминалистической и других видов судебной экспертизы. Так как двумя первыми

1 См.: Эфендиев М,3. Организация и формы методической работы экспертных учреждений системы МЮ СССР. - Махачкала, 1976.

242

Количество лекций, докладов, сообщений, проведенных СЗРЦСЭ в 1996-2001 гг

по видам экспертиз

	Таблица №  12

для ПОО для резерва ПОО

96 9798) 99 00 01 Всего 96 97 98 99 00 01 Всего 01 Почерковедческая

1 2 1 3 7 30

4 4 1 3 42 02 Техническая экспертиза документов

4 3 4 11 30

5 3 4 3 45 03 Трасологическая

1

2 6 2 11 2 3

2 8 1 16 04 Баллистическая

5 3 8 60 3

1 8 1 73

КЭМВИ

5 1 1 7

3 2 4 1 1 11 05 Мат. веществ и изделий. Волокон.

2 2 2 6

3

4

1 8 06 Лакокрасочных материалов и покрытий

1 1

1 3

07 Горюче-смазочных материалов

1 1 1 3

08 Наркотических веществ

2

4 1 2 9

09 Спиртосодержащих смесей

2

2 4

10 Почв

11 Металлов и сплавов

2 |1

2 5

12 Биологические

1 1

13 Автотехническая 12

2 7 3 24

3

1

4 14 Транспортно-трасологическая

15 Пожарно-техническая

16 Строительно-техническая

1 6 7

3

3 17 Судебно-бухгалтерская

1

1

3

3 18 Планово-Экономическая

19 Товароведческая (кроме автооценки)

3 1

4 20 Прочие

5

5 63 2

65 23 Автотовароведческая

1

1

24 Исследование пищевых продуктов

26 Оценка продуктов питания

27 Видеофонографическая

1

2 3

3

3 28 Кибернетическая

2

1 3

3

1 4 30 Автодорожная

31 Техническое состояние ТС

32 Инженерно-психологическая

Всего 12 6 4 32 29 36 119 185 32 12 19 2 2 11 281 группами сведений располагают подразделения правоохранительных органов, а двумя последними - СЗРЦСЭ, то, как уже отмечалось нами, тематика занятий определяется совместно центром судебной экспертизы и конкрет-

243 ным подразделением правоохранительных органов,

Проведенный анализ тематики занятий, лекций, докладов, сообщений СЗРЦСЭ для судебно-следственных работников, показывает, что они достаточно многообразны. Так в таблице № 12 приведено распределение тематики занятий по видам экспертиз и их количество за 1996-2001 гг. Приведенные данные таблицы показывают, что наибольшее внимание судебно-следственные органы уделяют повышению квалификации своих работников в вопросах производства КЭМВИ (38 лекций), автотехнической экспертизы (24), трасологической экспертизы (11), технической экспертизы документов (11), баллистической (8) и почерковедческой экспертизы (7). Экспертизе материалов, веществ и изделий физическими, химическими и биологическими методами уделяется наибольшее внимание, поскольку объекты указанных исследований и их возможности неисчерпаемы. Кроме того, повышение профессионализма преступников, совершенствование ими орудий преступлений и способов преступных деяний, выводят данный вид экспертизы на первый план при проведении расследования по возбужденным уголовным делам.

Относительно тематики занятий по другим видам экспертиз можно сказать, что в СЗРЦСЭ практически не проводятся занятия для судебно-следственных работников по автодорожной, инженерно-психологической, товароведческой экспертизам, некоторым разновидностям КЭМВИ (например, биологической экспертизе, экспертизе почв) и некоторым другим. Как правило, это достаточно новые и/или редко назначаемые экспертизы, поэтому правоохранительные органы не включают занятия по этой тематике в планы учебно-методической работы даже при наличии заявки со стороны СЗРЦСЭ. Думается, что такая резкая полярность в количестве занятий по традиционным и новым развивающимся видам экспертиз совершенно не оправданна, особенно с учетом все возрастающего внедрения последних достижений науки и техники в современную преступную деятельность.

Весьма содержательна и разнообразна тематика лекций, семинаров,

244 проводимых СЗРЦСЭ для резерва правоохранительных органов. Например, в 1996 году экспертами центра судебной экспертизы были прочтены три цикла лекций по курсу криминалистической тактики и техники, проведены семинары и практические занятия со студентами 3 курса Высшей школы МВД (240 человек):

I. «Тактика применения специальных познаний в расследовании уголовных дел». II. III. «Криминалистическое оружиеведение». IV. V. «Криминалистическое документоведение». VI. Кроме того, по первому циклу были проведены занятия также и со студентами 4 курса заочного отделения ВШ МВД (150 человек).

А в 1997 году силами сотрудников СЗРЦСЭ были прочитаны три цикла лекций по курсу криминалистической тактики и техники с курсантами 4 курса Академии МВД (240 человек): «Тактика применения специальных познаний в расследовании уголовных дел». Дополнительно к ним были проведены семинары и практические занятия: 1. Криминалистическая экспертиза информационных объектов. 2. Видеофонографическая экспертиза, 3. Су-дебно-товароведческая экспертиза. 4. Судебная строительно-техническая экспертиза. 5. Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. 6. Судебно-баллистическая экспертиза. 7. Судебно-трасологичеекая экспертиза. 8. Судебно-бухгалтерская экспертиза. 9. Подготовка материалов и назначение экспертиз волокнистых материалов, биологических объектов и почв. 10. Виды автотехнических экспертиз.

Анализируя статистику проведенных СЗРЦСЭ занятий для резерва правоохранительных органов, можно выявить те же тенденции, что и по семинарам для практических судебно-следственных работников (см. таблицу № 12). Однако, учебно-методическая работа СЗРЦСЭ с резервом характеризуются тем, что наряду с традиционными и самыми распространенными темами занятий - о возможностях отдельных видов экспертиз и правил подготовки материалов, содержатся вопросы, посвященные тактике назначения и

245 производства судебных экспертиз, перспективам развития нетрадиционных видов экспертиз (видеофонографических, кибернетических).

Вопрос организационно-тактических форм научно-методической работы по взаимодействию с судебно-следетвенными работниками их кратко- временные стажировки в экспертном учреждении (см. таблицу №33.2). Данная форма взаимодействия способствует приобретению сотрудниками правоохранительных органов познаний в следующих направлениях: воз- можности судебной экспертизы в целом и возможности конкретного экс- пертного учреждения; научно-техническое оснащение, используемое со- трудниками экспертного учреждения в экспертной практике и научно- исследовательской работе; правила и особенности подготовки материалов для различных видов экспертиз; методика и практика производства отдельных видов исследования.

В период подобных стажировок судебно-следственные работники зна- комятся с различными обобщениями экспертной практики, посвященными многообразным вопросам судебной экспертизы. Непосредственное общение с сотрудниками экспертных учреждений позволяет выяснить, лучше осознать значение тех или других недостатков подготовки материла для производства экспертизы.

Такие стажировки обычно проводятся в период прохождения опера- тивным работником стажировки в центральном аппарате своего ведомства (МВД, прокуратуры, суда). Поэтому они, как правило, кратковременны и являются составной частью общего плана стажировки. Несмотря на кратковременный характер такой формы повышения квалификации судебно-следственных работников она является очень полезной.

Количество подобных стажировок в СЗРЦСЭ составляет в среднем 1-2 в год. Например, в 1996 году в СЗРЦСЭ прошел стажировку помощник прокурора Прионежского района Республики Карелия по вопросам возможности проведения различных видов экспертиз в Петрозаводском филиале СЗРЦСЭ, а в 1998 году - прокурор-криминалист Санкт- Петербурга по во-

246 просам подготовки материалов для почерковедческой экспертизы. 10 ин- спекторов по розыску и инспекторов ДПС отдельного батальона № 1 ДПС ГИБДД стажировались в отделе трасологических и баллистических исследований СЗРЦСЭ по экспертизе идентификационных номеров агрегатов ав-томототранспортных средств в 2000 году.

Приведенная в приложениях статистика по данному виду деятельности свидетельствует, что принятая в СЗРЦСЭ тактика ведения научно-методической работы с судебно-следственными работниками обеспечивает эффективное использование в процессе расследования специальных познаний. Это косвенно подтверждается устойчивым снижением числа даваемых экспертами СЗРЦСЭ научных консультаций по назначению конкретных экспертиз за период 1994-2001 гг. (с 5.0 до 4.3 тыс.ед.).

Несомненно полезными следует признать написание и издание силами СЗРЦСЭ научно-методических пособий по различным вопросам судебной экспертизы для правоохранительных органов. Так, в 2000-2001 годах для следственных работников и судей мы подготовили:

  • справочник, в котором подробно изложены основные возможности проведения всех видов экспертиз в СЗРЦСЭ, вплоть до объектов и задач исследования;
  • методическое пособие по законодательному регулированию экспертной деятельности в различных процессах (конституционном, уголовном, гражданском, арбитражном и др.);
  • сборник обобщений экспертной практики, содержащий в том числе профилактические и методические рекомендации для правоприменителей .
    1. Разработка практических рекомендаций для правоприменителей. Выявление причин и условий, способствовавших совершению престу-

1 См.: Государственная экспертная деятельность в Северо-Западном регионе России. Выпуск 1. Обобщения экспертной практики Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы за 1996 - 2000 гг./ Под редакцией С.А.Смирновой. - СПб, 2001 г.

247 пления, исследование экспертом подобного рода обстоятельств играет су- щественную роль в принятии мер к их устранению. Северо-Западным ре- гиональным центром судебной экспертизы накоплен немалый опыт превентивной работы. За 1996-2001 гг. его экспертами направлено более 60 предложений профилактического характера по конкретным делам и обобщениям. В этом плане внимания заслуживают предложения:

  • по устранению заводом изготовителем причин брака детали подвески транспортного средства;
  • по повышению ответственности сотрудников жилищных органов при оформлении документации и по принятию соответствующих законодательных решений;
  • по изменению оформления таможенной товаросопроводительной документации, в частности способа брошюровки листов в книжке МДП1;
  • по изменению заводом-изготовителем транспортного средства расположения и количества световозвращателей;
  • по проведению проверок специальных марок на алкогольную продукцию.
  • В то же время, проведенное нами исследование, показывает, что следователи довольно редко привлекают сотрудников судебно-экспертных учреждений, в частности СЗРЦСЭ, к установлению указанных обстоятельств и разработке предложений по их устранению, недооценивая их возможности в данном направлении. В последние годы и сами эксперты не проявляют должной активности. По результатам анкетного опроса установлено, что около 90% следователей никогда не получали таких предложений от экспертов, 5% отметили, что предложения поступают от случая к случаю, 5% следователей получают предложения по профилактике и предупреждению

Международный документ таможенного транзита (в соответствии с Таможенной конвенцией 1975 г.)

248 преступлений от руководителей экспертных учреждений. Опрос сотрудников различных экспертных учреждений по этому вопросу показал, что 40% не направляли такие предложения ни разу, 15% экспертов считают, что это должен делать руководитель экспертного учреждения по результатам обобщения экспертной практики. Изменение ситуации по этому вопросу в лучшую сторону нам видится в налаживании более тесных контактов между экспертными учреждениями и правоохранительными структурами в части информирования о результатах проделанной работы по предложениям профилактического характера.

Обобщение является универсальным средством получения первичной информации для последующего использования в различных формах мето- дической работы. Обобщение судебно-следственной практики назначения, проведения судебной экспертизы, оценки и использования ее заключений в деятельности экспертного учреждения является наиболее распространен- ным и одним из важнейших направлений деятельности методического ха- рактера. Эта работа позволяет в целом или частично подвергнуть анализу и оценке практику органов правосудия по использованию возможностей учреждений судебной экспертизы, выявить наиболее типичные ошибки в этой области, их причины, наметить меры, направленные на устранение недостатков, сформулировать предложения по профилактике и предупреждению преступлений .

Изучение и анализ взаимодействия СЗРЦСЭ с правоохранительными органами показывает, что подготовка обобщений практики судебно- следственных органов по использованию возможностей судебной экспертизы представляет его значительную часть. За последние 9 лет в центре судебной экспертизы было выполнено 43 обобщения по весьма разнообразной тематике, которая в свою очередь, определяется судебно- следственной и

См.: Алиев И.А. Проблемы экспертной профилактики. - Баку, 1991; Алиев И.А. Методические проблемы экспертной профилактики. Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. - Баку, 1987.

249 экспертной практикой.

Имеющиеся данные свидетельствуют, что в течение 5 лет в СЗРЦСЭ обобщениями экспертной практики были охвачены около 60%, выполняемых в центре видов экспертиз (см. таблицу № 13).

Количество обобщений экспертной практики, выполненных в СЗРЦСЭ,

по видам экспертиз за 1996-2001 гг.

Таблица № 13 № Вид экспертизы / год Количество обобщений

96 97 98 99 00 01 Всего 01 Почерковедческая

1

1

2 02 Техническая экспертиза документов 1 1

1

3 03 Трасологическая 1 1

2 04 Баллистическая

1

1 05 Мат, веществ и изделий. Волокон. 1

1 06 Лакокрасочных материалов и покрытий 1

1

2 07 Горюче-смазочных материалов

08 Наркотических веществ

09 Спиртосодержащих смесей

1

1 10 Почв

11 Металлов и сплавов

12 Биологические

1

1 13 Автотехническая

1

1 14 Транспортно-трасологическая

15 Пожарно-техническая

16 Строительно-техническая

1 1 1

1 4 17 Судебно-бухгалтерская

2 1 1

1 5 18 Планово-Экономическая

19 Товароведческая (кроме автооценки) 1

1

2 20 Прочие 1

3

1 1 6 23 Автотовароведческая

1

1 24 Исследование пищевых продуктов

26 Оценка продуктов питания

27 Видеофонографическая 1

1 28 Кибернетическая 2

2 30 Автодорожная

31 Техническое состояние ТС

32 И нженерно-психологическая

Всего 9 7 7 б 3 3 35

250 Существующее распределение тематики обобщений экспертной прак- тики по видам экспертиз объясняется, во-первых, большим количеством экспертиз по тому или иному виду (строительно-технической, автотехнической, трасологической), во-вторых, наибольшей трудностью подготовки материалов для определенных видов экспертиз (КЭМВИ, технической экспертизы документов, почерковедческой, судебно- бухгалтерской).

Как уже отмечалось ранее, все большее место в следственной и экспертной практике занимает исследование материалов и веществ. Результативность этих видов исследований в определенной степени зависит от соблюдения правил подготовки материала, четкого определения задания. Как следствие, в СЗРЦСЭ были подготовлены следующие обобщения эксперт- ной практики:

  • «Практика криминалистического исследования спиртосодержащих жидкостей в СЗРЦСЭ за 1997-1998 гг.»;
  • «Люминесцентный микроскопический анализ в экспертизе покрытий кузовов легковых автомобилей»;
  • «Вещественные доказательства при назначении экспертиз волокнистых материалов» и др.
  • Одним из положительных моментов рассматриваемого вида взаимодействия является выполнение обобщений судебно-следственной и экспертной практики по использованию возможностей новых развивающихся видов и методов экспертных исследований, а также общим проблемным вопросам назначения и проведения судебных экспертиз, доля которых от общего числа обобщений составляет 25%, например:

  • «Экспертная практика использования ЭВМ в СЗРЦСЭ»;
  • «Экспертная практика СЗРЦСЭ по исследованию компьютерных систем»;
  • «О причинах повторных обращений граждан в СЗРЦСЭ, путях уст- ранения недостатков в работе экспертов и рекомендациях судьям» и др.

251

Очевидно, что наибольшая эффективность данного вида работы обеспечивается только при условии ее проведения экспертным учреждением во взаимодействии с заинтересованными ведомствами, умелом и своевременном использовании результатов обобщений. В этой связи в СЗРЦСЭ сложилась практика направления обобщений в судебно-следственные и другие органы для распространения среди сотрудников, использования их при проведении занятий с судьями, следователями и другими работниками. Итоги обобщений становятся также предметом специальных обсуждений на межведомственных совещаниях, используются при подготовке памяток, информационных писем. К примеру, результаты обобщения “Практика еудебно-почерковедческих экспертиз по гражданским делам, связанным с отказом граждан возвратить муниципальным органам жилую площадь в связи с получением улучшенных условий проживания в Санкт-Петербурге” отделом исследования документов СЗРЦСЭ были направлены в Комитет по жилищной политике мэрии Санкт-Петербурга, Управление юстиции Санкт- Петербурга.

Обобщения экспертной практики, направляемые правоохранительным органам могут способствовать повышению квалификации следственных и судебных работников, овладевающих таким путем современными достижениями науки и техники.

Известно, что обобщение как общенаучный метод предполагает реализацию той или иной системы приемов и способов исследования. К ним относятся широко используемые в науке методы непосредственного познания - наблюдение, сравнение, эксперимент и некоторые другие, логические приемы - анализ, синтез, абстрагирование, которые обеспечивают познание различных сторон явления в зависимости от поставленной задачи.

Научное обобщение в области судебной экспертизы имеет важное мето- дологическое значение в развитии судебной экспертизы и как вида деятельно-

Горский Д.11. Обобщение и познание. - М.,1985.

252 сти, и как системы знаний. Как форма изучения, осмысления и освоения прак- тики (действительности), оно является исходной базой для определения на- правлений развития экспертной науки и практики. Одновременно обобщение выступает как метод и форма аналитической работы судебно-экспертных учре- ждений, целью которой является получение информации о состоянии и тенденциях развития практики.

Обобщения научно-практического характера, проводимые на эмпирическом уровне, позволяют накопить факты о практике, необходимые для оптимизации деятельности и развития организационных и методических основ судебных экспертиз. В этих целях изучается практика организации производства экспертиз, систематизируются объекты судебной экспертизы, их свойства и признаки, экспертные задачи и методы.

Обобщения экспертной практики регулярно проводились в судебно-экспертных учреждениях СССР. Они традиционно являлись и до сих пор являются действенной непроцессуальной формой профилактической деятельности судебно-экспертных учреждений, направленной на выявление наиболее типичных обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и иных правонарушений, а также на разработку предложений по устранению этих негативных обстоятельств. Анализ практики обобщений показал, что в свое время они использовались также для изучения состояния и оценки результатов всех видов деятельности судебно- экспертных учреждений. Прежде всего - это виды деятельности, направленные на обеспечение высокого научно-методического уровня производства судебных экспертиз: научные исследования, методическая, информационная и организационная работа.”

Особенно широко метод обобщения применяется для решения задач по оптимизации практики взаимодействия экспертных учреждений и правоохра- нительных органов на основе определения ее современного состояния и тен-

1 Научно-методические и организационные основы проведения обобщений практики в области судебной экспертизы. - М., 1990. ~ Там же, с.5.

253 денций развития. Изучение правоприменителями экспертной практики важно для избежания нежелательных перекосов в совместной деятельности правоохранительных органов и судебно-экспертных учреждений, к сожалению, имеющих место в последнее время. В заключительной части настоящего раздела исследования назовем еще 2 направления возможного взаимодействия правоохранительных органов и судебно-экспертных учреждений, осуществляемого вне судопроизводства.

  1. В ходе проведения судебно-правовой реформы не последнее место отведено активизации и координации взаимодействия между службами судебных приставов и судебно-экспертными учреждениями. На наш взгляд, это чрезвычайно актуальные задачи, решение которых должно способствовать надлежащему исполнению актов судебных и иных органов.

Сама необходимость взаимодействия указанных подразделений Министерства юстиции прямо вытекает из определения их места в системе государственных органов, из наличия совместных целей и задач их деятельности, установленных государством в законодательных и иных правовых актах.

Проанализируем их.

В своей совместной деятельности службы судебных приставов и судебно- экспертные учреждения руководствуются, прежде всего, законом “Об исполнительном производстве” (№ 119-ФЗ от 21.07.97), в котором четко прописана процедура оценки имущества должника: Статья. 52:

“1.Оценка имущества должника производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, действующим на день исполнения исполнительного документа, за исключением случаев, когда оценка производится по регулируемым ценам.

  1. Если оценка отдельных предметов является затруднительной либо должник или взыскатель возражает против произведенной судебным приставом-

254 исполнителем оценки, судебный пристав-исполнитель для
определения стоимости имущества назначает специалиста.” Статья 41:

“1. Для разъяснения возникающих при совершении исполнительных дейст- вий вопросов, требующих специальных знаний, судебный пристав- исполнитель по собственной инициативе или по просьбе сторон может сво- им постановлением назначить специалиста, а при необходимости - нескольких специалистов.

  1. В качестве специалиста может быть назначено лицо, обладающее необходимыми знаниями. Специалист дает заключение в письменной форме.”

Согласно Уставам судебно-экспертных учреждений МЮ РФ, утвер- жденным Министром юстиции, производство экспертиз и исследований по поручениям судебных приставов-исполнителей также относится к основной деятельности экспертных учреждений. Наиболее часто службы судебных приставов привлекают специалистов судебно-экспертных учреждений для проведения оценочных экспертиз. Они назначают в экспертных учреждениях проведение оценок всевозможного имущества и нематериальных активов: оценку недвижимости, оценку аренды земельного участка, оценку транспортных средств, оценку всевозможных непродовольственных товаров, оценку пищевых продуктов, оценку ценных бумаг, оценку программного обеспечения, изобретений и иных объектов интеллектуальной собственности.

В процессе взаимодействия в ходе исполнительного производства как службы судебных приставов, так и эксперты сталкиваются с рядом проблем, в которых можно выделить 4 основных аспекта.

Первая и главная проблема - это несовершенство законодательной базы совместной деятельности службы судебных приставов и судебно- экспертных учреждений. В законодательстве, регулирующем экспертную деятельность, оценочную деятельность и исполнительное производство имеются пробелы и противоречия.

255

Так, в законе «О государственной судебно-экспертной деятельности» (№ 73-ФЗ от 31.05.2001 г.) отсутствует четкое определение места государ- ственной судебно-экспертной деятельности среди смежных видов деятельности. В частности, не определено соотношение а) с оценочной деятельностью и б) с деятельностью негосударственных (коммерческих) экспертных организаций. Представляется, что и та, и другая должны занимать в судопроизводстве и в исполнительном производстве подчиненное положение по отношению к государственной судебно- экспертной деятельности.

Однако, принятие, наряду с законом “Об исполнительном производст- ве”, и введение в 1998 году в действие закона “Об оценочной деятельности в Российской Федерации” (№135-Ф3 от 29.07.98 г.) привело к возникновению целого ряда противоречий. Их наличие, в свою очередь, приводит к многочисленным спорным ситуациям, возникающим в деятельности как службы судебных приставов, так и судебно-экспертных учреждений.

На практике несовершенство законодательной базы приводит к пере- гибам двух противоположных направлений:

1) Часть должников и приставов-исполнителей при оценке заключения экспертов переоценивают его значение, считая его документом, обязательным для исполнения. Дело дошло до того, что, к примеру, Северо-Западному региональному центру судебной экспертизы МЮ РФ был предъявлен иск в Арбитражный суд о признании заключения эксперта недействительным. Решение суда еще раз подтвердило, что заключение эксперта не устанавливает прав, не возлагает обязанностей, поскольку оно - не акт органа, обязательный для исполнения, не решение, влекущее юридические последствия1.

Общеизвестно, что заключение - это доказательство, подлежащее дальнейшей юридической оценке правоприменительным органом
или

1 Одновременно заключение эксперта, в отличие от отчета оценщика, не является и сделкой (либо результатом сделки), поскольку выполняется не по договору с заказчиком, а по поручению государственного органа.

г

256 должностным лицом. И вопрос об использовании либо отклонении заключения, уполномоченное лицо, в том числе и судебный пристав-исполнитель, должно решать по своему усмотрению.

2) Другая часть потребителей экспертных заключений принижает их значение. Они считают, что в качестве надлежащего доказательства может рассматриваться только отчет об оценке имущества, данный лицензирован ным и сертифицированным оценщиком в полном соответствии с законом “Об оценочной деятельности”. Однако, и эта позиция является заблуждени ем.

Упускается из виду, что основная направленность закона “Об оценочной деятельности” - это правовое регулирование исключительно материально- правовых (рыночных), а не процессуально-правовых отношений, что в статье 3 закона четко указаны границы его применимости: объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства, то есть когда одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки… и принуждения к совершению сделки в отношении сторон сделки с чьей-либо стороны не было. А в случае исполнительного производства имеет место не свободный рынок, а принудительные действия государства.

3) Кроме того, неправильно трактуются отдельные статьи закона. Так, из смысла статьи 11 следует, что составление письменного отчета об оценке обязательно только, если оценщик выполняет обязанности по договору с заказчиком оценки: “Надлежащим исполнением оценщиком своих обязан ностей, возложенных на него договором, являются своевременное составле ние в письменной форме и передача заказчику отчета об оценке объекта оценки…”

А из смысла части 2 статьи 9 вытекает право, а вовсе не обязанность уполномоченного органа обратиться за экспертизой именно к сертифициро- ванному оценщику, действующему по лицензии: “В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, оценка объекта оценки, в

том числе повторная, может быть проведена оценщиком на основании определения суда, арбитражного суда, третейского суда, а также по решению уполномоченного органа.

Суд, арбитражный суд, третейский суд самостоятельны в выборе оценщика. Расходы, связанные с проведением оценки объекта оценки, а также денежное вознаграждение оценщику подлежат возмещению (выплате) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации”.

Таким образом, судебно-экспертная деятельность по оценке имущества не относится к оценочной деятельности. Тем не менее, на практике государственное судебно-экспертное учреждение зачастую вынуждено доказывать (в том числе и в судах) свое право проводить оценочные экспертизы, что отвлекает от основной деятельности.

В этой связи представляется необходимым ходатайствовать перед Министерством юстиции РФ о выходе с законодательной инициативой по внесению дополнения в федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности». В этом дополнении должно быть однозначно определено, что Государственные судебно-экспертные учреждения осуществляют экспертную деятельность (включая оценочные экспертизы) без каких-либо лицензий.

Вторая проблема состоит в том, что несмотря на имеющиеся положительные тенденции во взаимодействии со службами судебных приставов, при оценке арестованного имущества приоритет отдается все же коммерческим структурам, а не государственным судебно-экспертным учреждениям. К тому же выполненные судебно-экспертными учреждениями экспертизы оплачиваются не в полном объеме.

Необходимо продумать и внедрить в практику механизм усиления роли государственного СЭУ в исполнительном производстве, решить вопрос координации деятельности оценочных организаций, возложить на СЭУ ме- тодический контроль за их деятельностью в ходе исполнительного производства.

Целесообразно основной объем экспертных работ по оценке имущества проводить в специализированных государственных экспертных учрежде- ниях (судебно-экспертных учреждениях МЮ РФ), привлекая сторонние коммерческие организации лишь в случае перегрузки экспертного учреждения либо при наличии разногласий с должником. Оперативно решать вопросы оплаты проведенных исследований.

Для глубокой проработки этих вопросов требуется провести изучение и обобщение практики деятельности сторонних оценочных организаций по заданиям приставов-исполнителей за 2000-2001 года. Результаты обобще- ния и предложения по совершенствованию этой практики можно было бы доложить на коллегии Министерства юстиции РФ.

Третья проблема - в ряде случаев при оценке арестованного имущества встречаются случаи занижения его стоимости. Тем самым наносится эко- номический ущерб государству и собственнику имущества. Возникающие споры о величине оценки своевременно не решаются, что приводит к жалобам и последующей загрузке судов самостоятельными делами по рассмотрению этих жалоб. Одновременно отвлекаются от выполнения прямых обязанностей как приставы-исполнители, так и эксперты.

Очевидно, что споры по величине проведенной оценки необходимо решать на стадии исполнительного производства, сведя к минимуму прак- тику рассмотрения этих споров судами. В случае разногласий с должником можно проводить за его счет повторную оценку, назначая дополнительных специалистов (комиссионную экспертизу) в соответствии со ст.41 закона «Об исполнительном производстве».

Четвертая проблема - при производстве оценочных экспертиз допус- каются нарушения федерального закона «Об исполнительном производст- ве».

Для их устранения судебным приставам-исполнителям при оценке арестованного имущества необходимо строго руководствоваться положе- ниями федерального закона «Об исполнительном производстве». Одновре-

259 менно, нужно исключить практику направления в экспертное учреждение постановлений о назначении специалиста через торгующие организации.

Проблемам взаимодействия служб судебных приставов с судебно-экспертными учреждениями, а также учреждений юстиции, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, была посвящена состоявшаяся 28 мая 2001 года коллегия Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. При рассмотрении перечисленных проблем взаимодействия на коллегии результаты наших исследований данного вопроса были учтены и по большинству из них приняты соответствующие положительные решения.

  1. Наконец, последней, но, на наш взгляд, одной из перспективных организационно-тактической форм координационной деятельности по про- филактике правонарушений могут быть профильные комиссии, создаваемые при органах исполнительной власти в субъектах федерации с введением в их состав представителей правоохранительных органов и экспертных учреждений. Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы имеет подобный опыт участия в работе Комиссии по экспертной оценке продукции эротического характера при Администрации Санкт-Петербурга.

Данная комиссия является постоянно действующим координационным и консультативно-совещательным органом Администрации Санкт-Петербурга, созданным в целях выработки и реализации единой согласованной и эффективной городской политики в сфере защиты нравственности и здоровья граждан в связи с оборотом аудиовизуальной и печатной продукции, а также зрелищных мероприятий и иной продукции эротического характера. Она образована распоряжением губернатора Санкт-Петербурга от 03.10.2000 № 1060-р.

Основными задачами Комиссии в соответствии с Положением о ней являются:

260

1) Обеспечение взаимодействия структурных подразделений Администрации Санкт-Петербурга и государственных органов Санкт-Петербурга, а также учреждений, предприятий (организаций) Санкт-Петербурга независимо от их ведомственной подчиненности и организационно-правовой формы по осуществлению контроля за оборотом продукции эротического характера. 2) 3) Оказание содействия структурным подразделениям Администрации Санкт- Петербурга в разработке и реализации программ и проектов по со- вершенствованию системы контроля за оборотом продукции эротического характера. 4) В соответствии с возложенными на нее задачами Комиссия осуществляет следующие функции:

а) Организует и проводит комплексную экспертизу продукции, опреде ляет, относится ли она к продукции эротического, порнографического ха рактера или не является таковой, затем выдает соответствующее заключе ние.

б) Определяет специальные помещения для розничной продажи печат ной продукции эротического характера, осуществляет разработку и утвер ждение критериев выбора этих помещений.

с) Разрабатывает методические рекомендации и процедуру их применения в сфере регулирования оборота продукции эротического характера.

В состав комиссии, помимо специалистов и представителей общественности, входят сотрудники Администрации и правоохранительных органов Санкт- Петербурга.

Актуальность данной формы координации деятельности определяется тем, что уголовным законом России запрещен незаконный оборот порнографической продукции, Законом РФ о средствах массовой информации ограничен оборот эротических изданий. Однако, законодательство содержит существенные пробелы и недостатки. Отсутствует необходимые легитимные определения объекта оборота, критерии ограничения и адекватные меры юридической от-

261 вететвенности, поэтому на практике оборот эротической продукции не регулируется должным образом.

Конструкция норм действующего законодательства не позволяет органам исполнительной и судебной власти применять право непосредственно, а вынуждает прибегать к аналогиям и экспертному толкованию.

На наш взгляд, при отсутствии действенного федерального законода- тельства попытка субъекта федерации самостоятельно выработать критерии относимости эротической продукции к той или иной категории, основанные на изучении мировой практики, является безусловно стабилизирующим фактором и помогает заполнить имеющийся правовой вакуум.

Участие правоохранительных органов и экспертного учреждения в работе Комиссии позволяет достичь соответствия практики экспертной оценки эротической продукции, допустимости ее оборота, определения мест ее реализации в ходе административно-правового регулирования ее оборота и судебно-экспертной практики в ходе рассмотрения дел о правонарушениях в области оборота эротической продукции.

В настоящее время решается вопрос о распространении сферы дея- тельности Комиссии на межрегиональный уровень: готовится совместное распоряжение губернаторов Санкт-Петербурга и Ленинградской области об образовании единой комиссии для 2-х субъектов федерации.

В заключение следует отметить, что взаимодействие судебно-экспертных учреждений и правоохранительных органов - сложный и многогранный процесс. Он имеет как положительные, так и отрицательные аспекты. Особенно опасно перерастание взаимодействия в подчинение, диктат одних субъектов по отношению к другим. Во избежание такой негативной тенденции при осуществлении взаимодействия должны соблюдаться сле- дующие принципы:

  • законности - стороны должны действовать строго в пределах норм законодательства, регулирующих деятельность каждого из них;

262

  • независимости эксперта и экспертного учреждения от правоохра- нительного органа;
  • невмешательства во внутренние дела друг друга;
  • различной подведомственности экспертных учреждений и правоохранительных органов;
  • взаимного уважения друг к другу.

263 § 3.2. Развитие государственных экспертных учреждений на современном этапе в Северо-Западном федеральном округе РФ

При описании судебно-экспертной системы и ее субъектов отмечалось, что в настоящее время судебные экспертизы, как правило, проводятся сотрудниками специализированных экспертных учреждений. В Северо-Западном федеральном округе Российской Федерации большая часть криминалистических экспертиз выполняется в экспертных учреждениях МВД, Министерства юстиции и Министерства здравоохранения России. Свои экспертные подразделения имеют и Федеральная служба безопасности. Министерство обороны, Федеральная служба налоговой полиции, Государственный таможенный комитет. Непосредственно в Санкт-Петербурге функционируют экспертные учреждения разных ведомств, каждое из которых имеет свой профиль (специализацию), свой кадровый состав и свою категорию субъектов, назначающих проведение экспертизы. Судебно- экспертные учреждения различаются между собой по зонам территориального обслуживания, по исследуемым объектам, по используемым методикам, по родам и видам проводимых экспертиз.

Экспертно-криминалистическое управление ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области входит в систему экспертных подразделений МВД, головным учреждением которых является Экспертно-криминалистический центр. Его сотрудники осуществляют производство наиболее сложных и повторных криминалистических и иных экспертиз. На местах же - в республиках, краях, областях, крупных городах функционируют экспертно-криминалистические управления, отделы, отделения соответствующих органов внутренних дел. Эксперты этой системы проводят в основном криминалистические экспертизы по уголовным делам по заданиям органов внутренних дел, участвуют в качестве специалистов при произ-

См.: Воронцов С.А. Правоохранительные органы и спецслужбы РФ. История и современность. - Ростов н/Д., 1999; Правоохранительные органы РФ: Учебник / Под ред. В.П. Божье-ва.-М.. 1997.

264 водстве следственных и судебных действий, оказывают непроцессуальную помощь при производстве оперативно-розыскных мероприятий.

Судебно-медицинская экспертная служба г. Санкт-Петербурга и Бюро судебно- медицинской экспертизы Ленинградской области проводят судебно-медицинские экспертизы по уголовным и гражданским делам для всех органов, кроме военной прокуратуры. 78 судебно-медицинская лаборатория Министерства обороны России осуществляет производство судебно-медицинских и криминалистических экспертиз по заданиям военной прокуратуры Ленинградского военного округа. Их работу организуют и контролируют соответствующие главные судебно- медицинские эксперты, находящиеся в ведении Министерства здравоохранения РФ. Судебно-психиатрические экспертизы проводят специализированные учреждения и судебно-психиатрические экспертные комиссии при психоневрологических учреждениях (больницах, диспансерах). Головными научно-практическими учреждениями системы являются Научно- исследовательский институт судебной медицины и Государственный научный центр общей и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.1

Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы относится к системе судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции, которые проводят экспертизы не только по уголовным, но и по гражданским и арбитражным делам. Управленческие и организационные функции по отношению к системе судебно- экспертных учреждений выполняет Отдел экспертных учреждений МЮ РФ. Головным научно-исследовательским и экспертным учреждением в системе Министерства юстиции является Российский федеральный центр судебных экспертиз - научно-практическое учреждение, сотрудники которого проводят все распространенные виды судеб-

См.: Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. - М., 1979. С, 35-61; Энциклопедия судебной экспертизы / Под ред. Т.В. Аверьяновой, Е.Р. Российской. - М., 1999. С. 426, 496; Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М., 1997. С. 220, 266; Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. - М„ 1999. С. 168-183.

ных экспертиз и ведут работу по разработке новых экспертных методик и их внедрению в практику. Второе звено системы - региональные центры, центральные лаборатории судебных экспертиз, третье звено - республиканские, краевые, областные лаборатории, филиалы лабораторий всех уровней и отдельные группы экспертов. Всего в РФ функционирует свыше 50 экспертных учреждений МЮ РФ, около 30 их филиалов, отделений и групп экспертов. Экспертные учреждения МЮ РФ производят все виды экспертиз и исследований, ведут значительную научно- исследовательскую, методическую и учебную работу.

Организация и проведение судебных экспертиз в указанных учреждениях регламентируется соответствующими ведомственными нормативными актами (положениями, инструкциями) . Проведенное нами исследование показало, что эти нормативные документы не обеспечивают в полном объеме правовую и организационно-методическую базу для осуществления быстрого и эффективного взаимодействия между экспертными учреждениями, с целью не допущения ошибок* в процессе подготовки и проведения различных видов криминалистических и иных экспертиз. Отдельные различия, имеющиеся в работе судебно-экспертных учреждений разных ведомств, порождают определенные трудности в выборе оптимальной тактики и методики проведения экспертизы.

Анкетирование руководителей судебно-экспертных учреждений показало, что указанные проблемы характерны не только для Северо-Западного, но и для других федеральных округов, то есть, по сути, являются общефедеральными, имеющими свою региональную специфику. Поэтому для решения вопросов согласованной работы экспертных учреждений различных ведомств на федеральном уровне необходимы определенные организационные усилия по коор-

См. Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы в РФ // Приложение № 1 к Приказу МЗ РФ № 131 от 22.04.1998 г.; Положение о производстве экспертиз в экснертно- криминалиетичееких подразделениях органов внутренних дел // Приложение № 2 к Приказу МВД РФ № 261 от 01.06.1993 г.; Инструкция о порядке производства судебных экспертиз в экспертных учреждениях МЮ РСФСР. - М., 1975.

266 динации судебно-экспертной деятельности. Важным источником такой коорди- нации деятельности является практика координации правоохранительных органов по борьбе с преступностью, о которой говорилось в предыдущем параграфе. Второй источник - практика работы межведомственных советов судебно- экспертных учреждений.

В целях развития государственных судебно-экспертных учреждений России и улучшения их взаимодействия Федеральным межведомственным координационно- методическим советом по проблемам экспертных исследований в 1996-2000 гг. рассматривались разнообразные вопросы экспертной деятельности. Среди них - вопрос об утверждении каталога экспертных методик исследования вещественных доказательств. Советом принято единогласное решение о содержании каталога экспертных методик, расположенных в алфавитном порядке и включающих следующие роды (виды) экспертиз: «автотовароведческая, автотехническая, ботаническая, взрывотехническая, взрывотехнологиче-ская, видео- фонографическая, волокон, волокнистых материалов и изделий из них, выделений и тканей человека, горюче-смазочных материалов и нефтепродуктов, дактилоскопическая, запаховых следов, зоологическая, инженерно-транспортная, лакокрасочных материалов и покрытий, металлов, сплавов и изделий из них, наркотических средств, огнестрельного оружия, боеприпасов и следов и выстрела, пищевых продуктов, пожарно-техническая, полимерных материалов, пластмасс и изделий из них, портретная, почвоведческая, почерко-ведческая, стекла, керамики и изделий из них, строительно-техническая, табака (махорки) и изделий из него, техническая документов, товароведческая непродовольственных товаров, трасологическая, фототехническая, холодного оружия, экономическая».

Совместный для всех судебно-экспертных учреждений и правоохранительных органов научный и практический интерес имеет вынесенный на рассмотрение Федерального Совета вопрос о содержании типовой экспертной ме-

Бюллетень Федераиьного межведомственного координационно-методического совета по проблемам экспертных исследований. - 1997. № 2. С. 3

267 толики. При этом под экспертной методикой понимается «научно- обоснованная последовательность действий для решения конкретной или типовой экспертной задачи», а под типовой экспертной методикой - «методика, в которой выражен обобщенный опыт решения типовой, то есть часто встречающейся в практике, экспертной задачи».

В каждой экспертной методике должны быть представлены ее реквизиты и структура. К реквизитам экспертной методики, удостоверяющим ее, относятся: наименование методики; автор (составитель) методики; организация-разработчик методики; библиографические данные опубликованной методики.

Наименование методики должно отражать сущность устанавливаемых экспертом фактических данных по результатам исследования, проведение которых требует специальных познаний. Методика может представлять собой как авторскую разработку, так и компиляцию работ других авторов, позволяющую получить в результате проведения экспертного исследования ответ на поставленную задачу.

Структура методики, отражающая основные этапы ее реализации, представленные в логической последовательности, предложена в следующем виде:

  1. Экспертная задача. Указывается доказательственный факт, который должен быть установлен или опровергнут экспертом, или вопрос, на который должен ответить эксперт.
  2. Объект исследования. Указывается объект или группа объектов, исследуемых экспертом. При необходимости - дополнительные сведения об объекте, позволяющие решить экспертную задачу, например, ситуационную.
  3. Сущность методики (принцип решения задачи). Должна отражать принципы установления и оценки комплекса признаков, необходимого для сравнения присущих и выявляемых экспертом признаков исследуемых объектов.
  4. Бюллетень Федерального межведомственного координационно-методического совета по проблемам экспертных исследований. - 2000. № 9. С. 5.

268

  1. Перечень подзадач (для сложной методики). Сложный характер за дачи исследования предопределяет в некоторых случаях необходи мость ее разбиения на группу подзадач. При этом каждая из подза дач решается так же, как и отдельная экспертная задача.

4а. Наименование конкретной подзадачи (каждой).

  1. Объект исследования для экспертной подзадачи (каждой).

4в. Принцип решения подзадачи (каждой).

  1. Совокупность признаков, характеризующих объект и устанавливаемая экспертом. Должна охватывать все те информативные признаки, которые присущи объекту исследования. Как правило, признаки перечисляются в порядке убывания их значимости. При этом необходимо указать тот минимум признаков, который составляет необходимый и достаточный комплекс для результативного решения экспертной задачи (подзадачи).
  2. Перечень оборудования, материалов и реактивов. Должен включать полное описание материально-технического обеспечения проводимых исследований.
  3. Последовательность действий эксперта. Центральный, системооб- разующий элемент структуры экспертной методики, который опи- сывается подробно для всех этапов работы, включая осмотр объектов исследования, получение экспериментальных образцов и оценку получаемых в исследовании результатов.
  4. Формулирование вывода эксперта.
  5. Основная использованная литература.
  6. Предложенные на рассмотрение Совета содержание и структура типовой экспертной методики во многом соответствуют исторически сложившимся обычаям и традициям экспертной практики учреждений разных ведомств и регионов. Поэтому их принятие и утверждение на федеральном межведомственном уровне могут только способствовать развитию и улучшению взаимодействия судебно-экспертных учреждений.

269

При отсутствии достаточной нормативно-правовой базы в области методического обеспечения экспертных исследований актуальным следует признать также и вопрос о создании комиссии для подготовки предложений в проект Постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной экспертизе», рассмотренный Федеральным Советом в 2000 году.1

На заседании Совета отмечалось, что в 1993 году Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (п. 2) сформулировано следующее требование: «суды при рассмотрении дел данной категории должны располагать экспертным заключением, полученным в соответствии с методиками, утвержденными Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здраво- охранения РФ»…

Этим Постановлением высшая судебная инстанция государства впервые в экспертной практике рекомендовала судам принимать в качестве доказательства только те экспертные заключения, которые проведены по методикам, утвер- жденным специальным комитетом. Видимо, Верховный Суд РФ связал эту ре- комендацию с научным авторитетом упомянутой организации. В 1998 году в новом Постановлении от 27 мая «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими ядовитыми веществами» (п.1) Пленум Верховного Суда РФ дословно воспроизвел формулировку Постановления 1993 года.

Федеральный Совет согласился, что в дальнейшем подобные рекомендации должны возникать и по другим категориям уголовных и гражданских дел.

Проблема нормативного заполнения «методического вакуума» может обостриться, по мнению членов Совета, и в связи с распространением в Российской Федерации частных экспертных организаций, которые порою склонны опровергать заключения экспертов Минюста и МВД РФ. При этом в своих заклю-

ем.: Бюллетень Федерального межведомственного координационно-методического совета по проблемам экспертных исследований. - 2000. № 9.

270 чениях они не указывают, кем и как апробирована используемая методика экс- пертного исследования, рассмотрена и утверждена ли она научным сообществом и т.д. Дальнейшая деятельность Федерального Совета по вопросам регистрации, унификации и паспортизации экспертных методик подробно рассмотрена нами ниже, в § 4.2.

В качестве важного практического результата деятельности Федерального Совета приведем пример экспертной методики по отнесению предмета к огнестрельному оружию и регистрационного паспорта на эту методику, которые были утверждены Федеральным Советом 29 февраля 2000 г. (протокол № 8) (см. стр. 9, 10).

На региональном уровне при прокуроре г. Санкт-Петербурга 30 июня 1997 года с нашим участием был создан Межведомственный методический Совет по проблемам судебно-экспертной деятельности. Данный совет действует на основании Положения, подготовленного и утвержденного руководителями правоохранительных органов и судебно-экспертных учреждений города. Совет является постоянно действующим на представительной основе совещательным и рекомендательным органом при координационном совещании руководителей правоохранительных органов Санкт-Петербурга, координирующим экспертную деятельность государственных судебно-экспертных учреждений, научно- исследовательских и высших учебных заведений соответствующего профиля в Санкт-Петербурге по вопросам научно-методического характера. (В Положении о Совете координируемая экспертная деятельность трактуется как деятельность по использованию специальных знаний, специальной техники, информационных ресурсов и научного потенциала Санкт-Петербурга всеми субъектами и участниками правоохранительной деятельности). Основной целью деятельности Совета стало решение проблемных вопросов судебно-экспертной деятельности в Санкт-Петербурге, координация научных исследований, методического обеспечения различных видов судебных экспертиз, организация комис-

См.; Содоклад В.Ф. Статкуса // Бюллетень Федерального межведомственного координаци- онно-методического совета по проблемам экспертных исследований. - 2000. № 8.

РЕГИСТРАЦИОННЫЙ ПАСПОРТ ЭКСПЕРТНОЙ МЕТОДИКИ

№ ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ, БОЕПРИПАСЫ И СЛЕДЫ ВЫСТРЕЛА - 000001 1 Наименование методики Экспертное решение вопроса о принадлежности предмета к огнестрельному оружию 2 Экспертные учреждения - разработчики методики ГУ ЭКЦ МВД России, РФЦСЭ при МЮ России 3 Авторы методики: должность, ученая степень, ученое звание,
Ф.И.О. Мартынников Н.В,, Макаров ИМ., Лесников В.А., к.ю.н, Горбачев И.В., к.т.н, Сонис М.А., к.ю.н. Устинов А.И., Сазонов М.В. 4 Содержание методики

4.1 Экспертные задачи, решаемые с помощью

методики установление принадлежности исследуемого объекта к огнестрельному оружию 4.2 Объекты исследования огнестрельное оружие промышленного производства; огнестрельное оружие кустарного производства; огнестрельное оружие самодельного изготовления; самодельные стреляющие устройства или предметы, имеющие отдельные конструктивные признаки огнестрельного оружия или сходные с ним по внешнему виду:

предметы промышленного производства хозяйственно- бытового и специального назначения, имеющие отдельные конструктивные элементы и механизмы или внешние признаки, свойственные огнестрельному оружию, но не предназначенные для поражения цели (строительные инструменты, сигнальные устройства,: сигнальные пистолеты и револьверы, линеметы,! макеты, копии-реплики, устройства для забоя скота и обездвиживания животных, игрушки и т.д.); иные виды
оружия промышленного производства, сходные по
внешнему виду и отдельным конструктивным
признакам с огнестрельным или имеющие другой источник энергии, основанный не на энергии сгорания метательного заряда (пневматическое, гидропневматическое, газовое, газобаллонное, оружие для подводной охоты и т.д.). 4.3 Методы исследования осмотр и исследование объекта; сравнительное исследование; экспертный эксперимент. 4.4 Краткая характеристика этапов экспертного исследования анализ (исследование материальной части объекта); экспертный эксперимент (экспериментальная стрельба): синтез (оценка конструктивных признаков материальной части объекта и его поражающих свойств); формирование выводов.

272

4.5

Прибор ы и оборудо вание (основн ые) для реализа ции методик и

пулеула вливате ль, обеспеч ивающи й эффект ивное тормож ение снарядо в, выстрел янных из ручного стрелко вого огнестр ельного оружия;

измерит ель скорост и полета снаряда с точност ью измере ний 0,1 м/с;

устройс тво дистанц ионного управле ния стрельб ой;

универс альный измерит ельный инструм ент для произво дства линейн ых измере ний с точност ью 0,1 мм (штанге нциркул ь типа ШЦ-Н);

набор слесарн ых инструм ентов;

весы с точност ью измере ний не менее 0,01 г;

приспос облени я и инструм енты для разряж ения (демонт ажа) и снаряж ения патроно в и заряжа ния оружия;

бинокул ярный микроск оп типа МБС-1, 2, 3;

калькул ятор;

натурна я кримина листиче ская коллекц ия образцо в огнестр ельного оружия и патроно в;

справоч ные матери алы по матери альной части огнестр ельного оружия и патрона м;

средств а
фиксац ии
исследу емых
объекто в и иллюст рации
эксперт ных
выводов
(фотоап паратур а сканеры , устройс тва цифров ой записи, принтер ы и т.д.).

4.6

Реактив ы и расходн ые матери алы (основн ые) для реализа ции методик и

элемент ы снаряж ения патроно в; фотома териал ы.

Сведения о дате и месте опубликования методики

Сведения об апробации методики и решении о ее одобрении

Дата утверждения и

регистрации паспорта

Федеральным

межведомственным

координационно-методическим

советом

29 февраля 2000 года - протокол № 8

Должностное лицо экспертного учреждения, составившее паспорт экспертной методики

273 сионных экспертиз, исследований комплексного характера и оказание практи- ческой помощи органам предварительного следствия по делам о преступлениях против личности и экономическим преступлениям. Исходя из этой цели, перед Советом нами были поставлены следующие задачи:

  • определение приоритетных направлений в научно-исследовательской работе по вопросам совершенствования научно-методического, материально-технического и организационно-тактического обеспечения использования специальных познаний при предупреждении, раскрытии и расследовании тяжких преступлений против личности и экономических преступлений;
  • рассмотрение вопросов, связанных с научной обоснованностью разрабатываемых судебно-экспертными учреждениями, научно- исследовательскими и учебными заведениями методических рекомендаций и методик исследования различных следов, материалов, веществ и изделий и дача рекомендаций по их внедрению в судебно-экспертную деятельность;
  • разработка рекомендаций по наиболее эффективной организации использования специальных знаний в правоприменительном процессе, по устранению недостатков при подготовке материалов на экспертизу, при ее назначении и оценке;
  • совместная постановка вопросов о пополнении приборного парка и штатной численности экспертных подразделений, о поиске дополнительных источников финансирования перед вышестоящими организациями, феде ральным и местным бюджетом, иными распорядителями кредитов.

Важность и эффективность координации взаимодействия экспертных учреждений региона через межведомственный методический Совет можно проиллюстрировать темами нескольких заседаний Совета, состоявшихся, например, в 1999 году:

  • проблемы взаимодействия судебно-медицинской экспертной службы Администрации Санкт-Петербурга с правоохранительными органами и другими экспертными учреждениями;
  • проблемы материально-технического обеспечения экспертных учрежде-

274 ний Санкт-Петербурга и Ленинградской области;

  • организация на базе СЗРЦСЭ научно-методических советов и экспертно- квалификационных комиссий по новым направлениям судебно- экспертной деятельности с участием экспертной и научной общественно сти Санкт-Петербурга и представителей правоохранительных органов.

Создание межведомственного методического Совета позволило по-новому подойти к решению таких проблем работы единичного экспертного учреждения СЗРЦСЭ, как

  • разработка, планирование и осуществление комплекса мероприятий по взаимодействию СЗРЦСЭ и других экспертных структур;
  • оценка эффективности судебной экспертизы для проведения расследования преступлений различных категорий, выявление и устранение взаимопретензий, связанных с экспертной деятельностью;
  • подготовка и направление совместных писем и представлений в вышестоящие органы управления по вопросам улучшения деятельности СЗРЦСЭ (увеличение штатной численности, улучшение материально-технического обеспечения и пр).
  • Кроме того, следует отметить, что участие СЗРЦСЭ в методическом Совете повысило эффективность планирования научных исследований, разработку и совершенствование методик исследования, так как центр судебной экспертизы смог оперативно учитывать замечания и предложения следственных, судебных органов и экспертных структур по данной проблематике.

Именно в рамках деятельности межведомственного методического Совета нами совместно с прокуратурой города Санкт-Петербурга в 1997 году были разработаны методические рекомендации по назначению и организации проведения комиссионных и комплексных экспертиз и исследований в Санкт- Петербурге (для следователей и экспертов).

1 См.: Миляев СВ. Об опыте работы межведомственного совета экспертных учреждений Волго-вятского региона по координации их деятельности с целью повышения качества экспертиз // Теоретические и прикладные проблемы экспертно-криминалистической деятельности.-СПб. 1999. С. 66-71.

275 Мы уже отмечали, что взаимодействие между экспертными учреждениями в области организации и проведения комиссионных и особенно комплексных экспертиз имеет определенные трудности. Это обусловлено тем, что хотя в принципе вопрос о правомерности комплексной экспертизы практическими работниками давно был решен положительно, законодательное признание в УПК РСФСР она не получила. И некоторые ученые считали назначение комплексных экспертиз вообще недопустимым. При этом обычно ссылались на ст. 80 УПК РСФСР, в которой говорится о возможности подписания заключения экспертами одной специальности, если они придут к общему мнению.1 Этот вопрос снят Федеральным законом о государственной судебно-экспертной деятельности и новым УПК России, которые подтвердили правомерность комплексной экспертизы.

Нам представляется, что производство комплексной экспертизы закономерно вытекало из требований ст. 78 УПК РСФСР о полноте и обоснованности заключения эксперта и не противоречило другим статьям УПК. Опыт работы СЗРЦСЭ показывает, что назначение и производство комплексных экспертиз обусловлено потребностью решения практических вопросов, возникающих в процессе расследования уголовного дела, когда следователь и суд в соответствии с предоставленными им правомочиями могут назначить любую экспертизу.” Наша позиция подтверждается данными о количестве обращений следователей и судей в судебно-экспертные учреждения МЮ РФ для проведения комплексных и комиссионных экспертиз за последние несколько лет (см. Приложение 3).

Разработанные методические рекомендации имели целью на основании норм уголовно-процессуального закона, ведомственных инструкций по производству
судебных экспертиз, инструкции о порядке производства

См.: Бергер В.Е. О подготовке экспертов к производству комплексных межведомстве-ных экспертиз // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 35. - Киев, 1987. С. 7-9. * См.: Митричев B.C. Методические рекомендации по организации и проведению в судебно- экспертных учреждениях комплексного исследования вещественных доказательств. Материалы к ученому совету. - М., 1977.

276 комплексных межведомственных экспертиз дать различным ведомственным экспертным учреждениям и, конечно же, правоохранительным органам Санкт-Петербурга и всего Северо- Западного региона России наиболее оптимальные пути взаимодействия при совместном использовании специальных знаний экспертов в целях доказывания. Для иллюстрации путей взаимодействия между экспертами и между экспертами и правоприменителями при производстве комиссионных и комплексных экспертиз мы приведем ряд основных положений из подготовленных методических рекомендаций.

Основанием для назначения комплексной межведомственной экспертизы служит необходимость проведения экспертных исследований одного объекта, которые не могут быть выполнены в рамках одного экспертного учреждения.

При проведении комплексных экспертиз необходимо выбирать такую методику исследования, которая при минимальных затратах времени и финансовых средств обеспечила бы наиболее полное решение экспертных задач и установления доказательственных фактов. Поэтому следует уделять особое внимание: формулировке вопросов, выбору экспертных учреждений, определению ведущего учреждения, наиболее целесообразной (максимально сохраняющей объект) последовательности направления объекта в различные СЭУ, упаковке микрообъектов. Все эти вопросы невозможно решить без эффективного и согласованного взаимодействия правоприменителя с экспертами и экспертов между собой.

Из необходимости взаимодействия вытекают дополнительные этапы экспертизы :

• консультация с ведущим учреждением (экспертом) о современных воз- можностях исследования объекта, имеющегося в распоряжении следствия; • • формулировка вопросов в оптимальной редакции; • • выбор ведущего экспертного учреждения; • • решение вопросов финансирования: участия внештатных
экспертов, •

277 аренды стороннего оборудования и производства нетрадиционных экспертиз;

• направление ведущим экспертом сообщений, запросов и ходатайств пра- воприменителю: о предоставлении дополнительных материалов, необходимых для проведения исследований (объектов, сравнительных образцов, исходных данных), о производстве дополнительных следственных действий (осмотров, экспериментов, изъятий, допросов) и о предоставлении их протоколов; • • сбор правоприменителем дополнительных материалов и их представление на экспертизу, • • организация ведущим экспертом работы всей комиссии: проведение совещаний экспертов; постановка частных исследовательских задач; контроль сроков их решения; сбор результатов исследования, полученных разными экспертами; оформление результатов в единый текст заключения; • • пересылка объекта экспертизы от одного эксперта (экспертного учреждения) другому. • Назначение межведомственной комплексной или комиссионной экспертизы рекомендуется согласовывать с руководителями всех учреждений, в которых планируется проведение экспертных исследований.

При производстве единичной комплексной (комиссионной) межведомственной экспертизы выбор экспертных учреждений, определение ведущего учреждения, координация их деятельности и согласование всех возникающих вопросов может осуществляться непосредственно правоприменителем. После необходимого согласования с руководством СЭУ непосредственное взаимодействие комиссии экспертов и правоприменителя осуществляется через ведущего эксперта (председателя экспертной комиссии), назначенного руководителем ведущего учреждения. Ведущий эксперт контролирует плановые сроки производства разнородных исследований, обеспечивает наилучшие условия сохранности объектов экспертизы, получает от участников комиссии письменные отчеты о проведенных исследованиях,

278 назначает совещания экспертной комиссии и руководит их работой, организует оформление итогового заключения и сдает его вместе с объектами руководителю ведущего учреждения для направления правоприменителю.

В случаях частой необходимости производства комплексных (комис- сионных) экспертиз определенных направлений один из членов межведом- ственного Совета может выйти с инициативой о создании постоянно дейст- вующей рабочей группы экспертов к руководителям экспертных учрежде- ний, участвующих в реализации данного направления. После согласования с ними Совет создает по каждому из направлений рабочую группу (экспертную комиссию) из числа наиболее опытных специалистов Санкт-Петербурга и утверждает ее руководителя (ведущего эксперта).

Назначение и проведение комплексной или комиссионной межведом- ственной экспертизы планируется. Составление плана такой экспертизы проводится в две стадии. На первой стадии (до назначения экспертизы - организационно-подготовительный этап) правоприменитель осуществляет предварительное планирование и согласование плана. Он самостоятельно, исходя из обстоятельств конкретного дела, должен выбрать ведущее учреждение из числа имеющихся и определить конкретный алгоритм действий по экспертизе. С нашей точки зрения, не следует назначать комплексных и комиссионных экспертиз при наличии собранных правоприменителем достаточных доказательств или при возможности ограничиться единоличной или однородной экспертизой (злоупотребление подобными экспертизами приводит к излишней загрузке СЭУ и необоснованному увеличению сроков следствия).

Постановление о назначении комплексной (комиссионной) экспертизы должно быть вынесено только после предварительных консультаций с руководителями учреждений, в которых предполагается проведение исследований. В противном случае, ожидаемый положительный результат может быть не получен. До вынесения постановления следователю (иному правоприменителю) необходимо связаться с руководством всех СЭУ для уточне-

279 ния возможностей этих СЭУ, необходимых сроков производства отдельных этапов, необходимости привлечения одного или нескольких экспертов данного СЭУ, для определения кандидатуры ведущего эксперта, способного провести необходимые исследования и организовать работу комиссии. В случае привлечения к экспертизе нескольких СЭУ он также должен согласовать позиции их руководителей.

Когда все эти вопросы решены и согласованы - выносится постановление о назначении экспертизы. Оно должно быть составлено в нескольких экземплярах и направлено в каждое СЭУ, участвующее в производстве экспертизы. В сопроводительных письмах правоприменителя руководителям СЭУ указывается на достигнутые договоренности.

При этом все “участники” комплексной экспертизы (и следователь и экспертные учреждения) до ее назначения должны договориться о единых сроках проведения этапов экспертизы и соблюдать их.

Правоприменитель должен учитывать, что всякий этап исследований требует отдельных сроков. Поэтому, назначая комплексную экспертизу, для определения итогового срока ее производства, он должен четко знать, из скольких этапов она состоит (согласовать с руководством всех задействованных СЭУ) и сколько времени займет каждый этап (по правилам - не более 1 месяца). Суммарный срок может быть уменьшен, но для этого следователь должен проявить личную инициативу и согласовать с руководством всех СЭУ меньшие сроки каждого этапа либо возможность параллельного (одновременного) проведения двух разнородных исследований.

При выборе СЭУ необходимо разграничивать (различать) ведущее уч- реждение, осуществляющее координацию всех исследований по конкретной экспертизе, и профильное учреждение, специализирующееся в каком-либо одном нетрадиционном, наукоемком виде исследований, способное провести его наиболее квалифицированно.

После всех согласований и назначения экспертизы ведущий эксперт по поручению своего руководителя организует работу комиссии самостоя-

280 тельно, в рамках имеющихся у него процессуальных полномочий, в том числе осуществляет связь с правоприменителем.

На второй стадии планирование дальнейших этапов межведомственной экспертизы осуществляется полным составом комиссии экспертов под руководством ведущего эксперта и во взаимодействии с правопримените- лем. Первое совещание экспертной комиссии (организационное) созывается в течение 5 рабочих дней с момента назначения экспертизы. Ведущий эксперт на основании письменных сообщений всех участников экспертизы о требуемых ресурсах (сроки исследований, объемы финансирования, приборная база, кадровое обеспечение) составляет общий план исследования и утверждает его на комиссии. На организационном совещании экспертов желательно присутствие правоприменителя.

Постановление о назначении комплексной или комиссионной экспертизы должно оформляться по общим правилам. Дополнительно в нем необ- ходимо указывать следующую информацию.

Во вводно-описательной части постановления - помимо подробного изложения фабулы дела, исходных данных и сведений о происхождении объектов экспертизы - указываются основания необходимости привлече- ния нескольких экспертов (нескольких специальностей). Перечисляются необходимые специальности и привлекаемые к экспертизе внештатные специалисты.

В случаях назначения комиссионных экспертиз с привлечением экспертов, работающих в различных СЭУ, в постановлении о назначении экспертизы обязательно указывается полный перечень привлекаемых СЭУ и какое из них правоприменитель назначил в качестве ведущего. Ведущее учре- ждение указывается первым в списке. Кроме того, в постановлении о назначении экспертизы, наряду с предупреждением экспертов по ст. 307 УК РФ, необходимо указывать на недопустимость разглашения данных предварительного расследования и об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ. Особенно это важно при привлечении к производству экспертизы

281 внештатных экспертов и неэкспертных учреждений. В этих случаях целесообразно поручить отобрать соответствующие подписки руководителю ведущего государственного судебно-экспертного учреждения.

Сопроводительное письмо органа, назначающего экспертизу, адресуется всем задействованным в экспертизе учреждениям (специалистам). В нем перечисляются все представляемые на экспертизу объекты. Даются ука- зания о движении объектов (куда они направляются в первую очередь, ка- кие меры предосторожности к ним принимать, разрешается ли частичное изменение или уничтожение объектов). Как правило, сначала объекты на- правляются в ведущее СЭУ, которое затем распределяет их между всеми исполнителями экспертизы.

В сопроводительном письме могут быть также указаны возможные этапы экспертизы, оговоренные в процессе предварительных консультаций с СЭУ; дальнейшая последовательность направления объектов на исследо- вания; пожелания по срокам и по кандидатуре ведущего эксперта, коорди- наты для связи между экспертами и т.п.

Изложенные положения организации взаимодействия экспертных уч- реждений при производстве комиссионных и комплексных экспертиз нашли широкое применение в экспертной практике СЗРЦСЭ. Это позволило на более высоком уровне осуществлять организацию указанных экспертиз, что, в свою очередь, снизило сроки их производства и повысило их качество.

Проведенный нами анализ взаимодействия экспертных учреждений показал, что задержки в развитии данного процесса во многом связаны с проблемами оперативного обмена информацией между экспертными учреждениями. Следует отметить, что аналогичные проблемы имеют место и при взаимодействии между экспертами и правоприменителями. Одним из способов решения этого вопроса нам видится в использовании для связи экспертов между собой современных информационных технологий, электронных средств передачи информации путем создания специализирован-

282 ных телекоммуникационных сетей.1

В этой связи мы предлагаем создать, на первом этапе в Санкт-Петербурге, специализированную межведомственную телекоммуникационную компьютерную сеть экспертных учреждений, основными целями которой могут быть:

  • организация постоянного информационного обмена по междисциплинарным связям экспертных учреждений (комплексные, комиссионные экспертизы);
  • формирование распределенного архива научно-практической и учебно- методической литературы. Создание электронных учебников по вопросам назначения и производства экспертиз;
  • организация информационного взаимодействия с российскими и зарубежными экспертными учреждениями;
  • организация и проведение оперативных консультаций экспертов различных специальностей;
  • организация и проведение телеконференций (электронная доска объявлений, стендовых докладов с обратной связью, доступная всем экспертам).
  • Одной из новых тактических форм взаимодействия экспертных учреждения является совместная разработка и обмен методиками экспертных исследований. Ее появление, с нашей точки зрения, обусловлено появившейся в последнее время тенденцией к интеграции экспертных учреждений различных ведомств. Характерной иллюстрацией этого процесса является выполнение совместной научно-исследовательской работы СЭУ МЮ РФ и ЭКЦ МВД “Методологическая и методическая модификация экспертных методик с целью их паспортизации”, о роли СЗРЦСЭ в выполнении которой нами уже ранее говорилось.

1 См.: Полевой Н.С, Компьютерные технологии в юридической деятельности. - М., 1994. - С, 140-203; Замараева Н.А, Проблемы объединения информационных ресурсов правоох- ранительных органов в борьбе с преступностью // Актуальные вопросы организации и про- изводства судебных экспертиз. Материалы - школы - семинара. - СПб, 1999. С. 216-220.

283 В границах Северо-Западного федерального округа эта тенденция на- шла свое отражение в разработке СЗРЦСЭ и ЭКУ ГУВД СПб и ЛО общих рекомендаций по применению в экспертной практике “Сборника информа- ционных листов холодного (метательного) оружия и предметов хозяйственно-бытового назначения, сходных с ним, прошедших сертификационные криминалистические испытания в 1994-1995 гг.”,
подготовленного Экс-пертно-криминалистическим центром МВД РФ. В частности нами было рекомендовано не использовать сборник, как документ нормативного характера, то есть как категорическое императивное указание о принадлежности исследуемого образца к какой- либо категории, а рассматривать его, как справочную литературу, содержащую один из вариантов мнений по данному вопросу.

В качестве примера обмена новыми научными разработками между экспертными учреждениями различных ведомств можно привести передачу СЗРЦСЭ экспертной методики исследования спиртсодержащих смесей Северо-Западной Таможенной лаборатории в 1997 году. Следует отметить, что осуществление подобных обменов, с нашей точки зрения, в дальнейшем может быть использовано руководством экспертных учреждений для регулирования (управления) их экспертной загрузки. Статистика выполнения экспертиз спиртсодержащих жидкостей СЗРЦСЭ за 1996-2000 гг. (см. таблицу №14) свидетельствует, что после передачи методики этой экспертизы центром судебной экспертизы он был значительно разгружен по производству этого вида исследований и смог освободившуюся часть кадровой и материально-технической базы перераспределить на другие направления исследований.

Таблица № 14

Год 1996 1997 1998 1999 2000 Выполнено экспертиз спиртсодержащих смесей 225 238 124 37 56

284

Обмен новыми разработками в области экспертных исследований помимо прямой передачи научно-технической документации ведется и путем проведения совместных школ-семинаров, конференций, совещаний, стажировок экспертов в экспертных учреждениях “чужих” ведомств. СЗРЦСЭ накоплен значительный опыт подобного взаимодействия. Только в 1999 году центром судебной экспертизы для экспертных подразделений МВД РФ и ГТК РФ подготовлены эксперт-бухгалтер, эксперт-товаровед, эксперт по технической экспертизе документов.

В рамках рассматриваемого взаимодействия нами в 1997 году был проведен анализ сведений о повторных экспертизах, выполненных СЗРЦСЭ по материалам первичных заключений экспертов органов внутренних дел, и подготовлены предложения, направленные на снижение числа расхождений в выводах экспертов различных ведомств. Обсуждение полученных результатов со всеми заинтересованными сторонами на межведомственном методическом Совете легло в основу решения о взаимном рецензировании заключений экспертов СЗРЦСЭ и ЭКУ ГУВД СПб и Л О по всем проводим им видам экспертиз. Указанное рецензирование было проведено в 1998 году.

Значительную роль во взаимодействии экспертных учреждений традиционно играет оказание ими друг другу различной научно-методической, организационной, технической, экспертной помощи, осуществление подготовки и повышения квалификации экспертных кадров1.

Научно-методическая работа, которую ведет Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы с экспертными учреждениями МЮ РФ, заключается, как правило, в проведении рецензирования экспертных заключений и стажировок сотрудников экспертных учреждений, по результатам которых им присваивается (подтверждается) квалификация судебного эксперта.

Для характеристики объемов проводимого СЗРЦСЭ рецензирования и стажировок на рис. №№ 7-12 представлена динамика изменения количества

Проблемам подготовки и повышения квалификации экспертных кадров посвящен специ- альный параграф 4-ой главы (§ 4.4).

285 отрецензированных СЗРЦСЭ заключений и стажировок специалистов экспертных учреждений системы МЮ РФ за 1996-2001 гг. Северо-Западного региона, других территорий РФ, характеризующаяся постоянным ростом объемов этого вида работы.

Рецензирование заключений и стажировки экспертов лабораторий су дебной экспертизы МЮ РФ Северо-Западного региона проводятся по их за явкам, которые включаются в годовые и полугодовые планы работы СЗРЦСЭ. Кроме того, СЗРЦСЭ, как орган, курирующий и координирующий деятельность зональных лабораторий судебной экспертизы, в качестве мето- * дического контроля самостоятельно планирует рецензирование их специали-

стов, которые недавно получили квалификацию судебного эксперта или после экспертиз которых назначаются в СЗРЦСЭ повторные экспертизы и пр.

Распределение поступающих из Северо-Западного региона России на рецензирование экспертных заключений и стажировок по видам экспертиз определяется:

во-первых, экспертным профилем лабораторий судебной экспертизы, который более узок по сравнению с профилем СЗРЦСЭ;

во-вторых, развитием новых для зональных лабораторий судебной экспертизы видами экспертиз;

в-третьих, сменой экспертного кадрового состава (подготовкой молодых специалистов).

В рассматриваемый период в зональных лабораториях судебной экспертизы также, как и в СЗРЦСЭ, активно развивались строительно-техническая, автотовароведческая и товароведческая экспертизы, произошло увеличение (обновление) экспертного состава по традиционным видам экспертиз. Как следствие, количество выполняемых СЗРЦСЭ рецензий заключений и стажировок экспертов зональных лабораторий судебной экспертизы постоянно увеличивается, (см. таблицу №15)

Рецензирование экспертных заключений экспертных учреждений МЮ РФ других территорий России осуществляется по плану Министерства юс-

286

300т-

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Рис. № 7. Динамика изменения количества отрецензированных СЗРЦСЭ заключений ЛСЭ МЮ РФ Северо-Западного региона в 1996-2001 гг.

1996

1997

1998

1999

2000

2001

Рис. № 8. Динамика изменения количества отрецензированных СЗРЦСЭ заключений ЛСЭ МЮ РФ других территорий России в 1996-2001 гг

,tr Ртж1 Рр-*<1 Ё

1997

1996

1998

К”

400 350 300 250 200 150 100 50 0

л и

1999

2001

2000

Рис. № 9 Динамика изменения общего количества отрецензированных СЗРЦСЭ заклю- чений СЭУ МЮ РФ в 1996-2001 гг.

287

Рис. № 10. Динамика изменения количества стажировок в СЗРЦСЭ специалистов ЛСЭ МЮ РФ Северо-Западного региона в 1996-2001 гг.

1996 1997 1998 1999 2000 2001

Рис, №11. Динамика изменения количества стажировок в СЗРЦСЭ специалистов ЛСЭ МЮ РФ других территорий РФ в 1996-2001 гг.

Рис. № 12. Динамика изменения общего количества стажировок в СЗРЦСЭ специалистов ЛСЭ МЮ РФ в 1996-2001 гг.

288 Количество рецензий заключений экспертов и стажировок специалистов

зональных ЛСЭ в 1996-2001 гг.

Таблица № 15 № Вид экспертизы Рецензии Стажировки

96 97 98 99 00 01 у 96 97 98 99 00 01 V 01 Почерковедческая 6 13 11 43 36

109

1 3 1 5 02 Техническая экспертиза документов 11 5 19 26 3 5 69 2 1 2

5 03 Трасологическая 10

10 10 20 15 65 1 1 2 1 1

6 04 Баллистическая

5

16

5 26

1

1

2 05 Мат. веществ и изделий. Волокон. 9 10 10 28 5 5 67 1 1 3

5 06 Лакокрасочных материалов и покрытий

2 5

5 12

1

1 2 07 Горюче-смазочных материалов

5 5

08 Наркотических веществ

2 5

5 12

09 Спиртосодержащих смесей

5 5

10 Почв

11 Металлов и сплавов 7

3

10 1

1 12 Биологические

20 5

25

13 Автотехническая 10 5 6 35 25 20 101

1 2 1 1 5 14 Транспортно-трасологическая 6 3 8 10 10 20 57 1

2 3 6 15 Пожарно-техническая

16 Строительно-техническая

13 33 10 25 81 1

2 4 2 4 13 17 Судебно-бухгалтерская 5

5 5 2 6 23

1

1 2 18 Планово-Экономическая

19 Товароведческая (кроме автооценки)

10 15 15 40

3 3 1 7 20 Прочие

23 Автотовароведческая 36 25 3 31 25 15 135 3 1

4 3 2 13 24 Исследование пищевых продуктов

26 Оценка продуктов питания

27 Видеофонографическая

28 Кибернетическая

30 Автодорожная

31 Техническое состояние ТС 7 3 3 10 5 5 33 1

1 2 4 32 Инженерно-психологическая

Всего 107 69 115 272 156 156 875 11 5 12 16 16 16 76

289 тиции, который также составляется по заявкам экспертных учреждений. Ста- жировки экспертов экспертных учреждений системы МЮ РФ из других территорий России проводятся по разовым заявкам после согласования с Минюстом РФ. Представленное в таблице № 16 распределение рецензий заключений и стажировок по видам экспертиз в определенной мере показывает лидирующие позиции СЗРЦСЭ в научно-методическом обеспечении производства отдельных видов экспертиз (строительно-технических, автотовароведческих, товароведческих, некоторых видов КЭМВИ и др.). Рост числа выполняемых внешних рецензий свидетельствует о возрастающей роли СЗРЦСЭ, как одного из ведущих научно- методических центров судебной экспертизы.

СЗРЦСЭ проводит по отдельным поручениям Минюста РФ повышение квалификации административно-управленческого состава экспертных учреждений. Практически ежегодно в СЗРЦСЭ проходят стажировки руководители и главные бухгалтера экспертных учреждений системы МЮ РФ. Основными темами их стажировок были организационно-методические вопросы деятельности экспертного учреждения и вопросы организации бухгалтерского учета в экспертном учреждении.

К СЗРЦСЭ обращаются с целью подготовки и повышения квалификации экспертных кадров также экспертные подразделения других ведомств: МВД, таможни, налоговой полиции (см. таблицу № 17). Эти обращения носят разовый и одновременно постоянный характер и связаны с необходимостью освоения производства того или иного вида экспертиз конкретным экспертным подразделением, ранее ими не проводимого: таможенными лабораториями - почерковедческой и технической экспертизы документов, экспертами МВД - товароведческих экспертиз, улучшения качества исследования идентификационных номеров агрегатов транспортных средств.

В течение 1996-2001 гг. СЗРЦСЭ в 152 случаях оказал различные виды помощи экспертным учреждениям системы МЮ РФ и других ведомств.

В качестве научно-методической помощи направляются методические письма по теоретическим и практическим вопросам производства различ-

290

Количество рецензий заключений экспертов и стажировок специалистов ЛСЭ МЮ РФ других территорий в 1996-2001 гг.

Таблица № 16 № Вид экспертизы Рецензии Стажировки

96 97 98 99 00 01 у 96 97 98 99 00 01 у 01 1очерковедческая

8 10 7 6 2 33

02 Техническая экспертиза документов

10

18 11 39

3

3 03 Трасологическая

5

15 14 15 49

1 1 1 3 04 Баллистическая

5 5 15 19

44

05 Мат. веществ и изделий. Волокон. 6

5

16 27

1 1 06 Лакокрасочных материалов и покрытий 4

19

5 28

1

1 07 Горюче-смазочных материалов 5

5

08 Наркотических веществ 5

4

9

1 1 09 Спиртосодержащих смесей 4

4

10 Почв 5

8

8

21

11 Металлов и сплавов 5

11 6

22

1

1 12 Биологические

5 15

20

1 1 13 Автотехническая 5

11 10 15 5 46

1

1

2 4 14 Транспортно-трасологическая 4

4 5

5 18

2 2 15 Пожарно-техническая

16 Строительно-техническая

31 15 14

10 70

1

1 17 Судебно-бухгалтерская

2

8 10 5 25 1 1

2 18 Планово-Экономическая

^

1

19 Товароведческая (кроме автооценки) 10 13

17 15 5 60

2 3

5 20 Прочие

23 Автотовароведческая

5

10 15 30

1

1 24 Исследование пищевых продуктов

26 Оценка продуктов питания

27 Видеофонографическая

5

5

1

1 28 Кибернетическая

5 5

1 1 30 Автодорожная

31 Техническое состояние ТС

5

5

32 Инженерно-психологическая

Всего 53 69 103 107 135 99 566 1 6 1 6 5 9 28

291

Стажировки и рецензии заключений сотрудников экспертных подразделений

других ведомств в 1996-2001 гг. Таблица № 17 № Вид экспертизы Стажировки (МВД/таможни/налоговой) Рецензии (МВД/Таможни)

96 97 98 99 00 01 Е 96 97 98 99 00 01 X 01 Почерковедческая

/ /2

/ /2

5

5 02 Техническая экспертиза документов /1 /1 1 /1

1/3 /2

/4

/6 03 Трасологическая

1

1

04 Баллистическая

5

5 08 Наркотических веществ

6

6 14 Транспортно- трасологическая

3

3 17 Судебно-бухгалтерская

1 1

19 Товароведческая (кроме автооценки) 1

1 5

5

Всего 1 /1 /1 1/1 / /2 1 1 4/3/2 5/2

19/4

24/6 Количество оказанной СЗРЦСЭ помощи другим экспертным учреждениям по

ее видам за 1996-2001 гг.

Таблица № 18 №

п/п Экспертные учреждения Вид помощи Всего

метод. организ, техн. эксперт.

1 Зоны обслуживания СЗРЦСЭ 50 16 11 1 78 2 Архангельская 13 3 2

18 3 Вологодская 2 2 2

6 4 Калининградская 11 4 3

18 5 Мурманская 14 3 3 1 21 I 6 Псковский отдел 6 1 1

8 7 Петрозаводский отдел 2

2 8 Ярославская 2 3

5 9 Др. территорий РФ 55 5 4

64 10 11 Др. ведомств 8

2 10

Всего 113 21 15 3 152

292 ных видов экспертиз, даются письменные и устные консультации, передаются копии экспертных заключений и пр. Организационная помощь выражается в консультировании и направлении ведомственных нормативных и иных документов по вопросам регулирования экспертной деятельности, организации финансово-хозяйственной деятельности экспертного учреждения, производства того или иного вида экспертизы. Техническое содействие состоит в передаче экспертным учреждениям экспертного оборудования и приборов, расходных материалов (химических реактивов, хроматографиче-ских фаз, угольных электродов и пр.), оказании помощи в ремонте, юстировке, вводе в эксплуатацию приборов и т.д. Экспертная поддержка заключается в проведении различных исследований, для которых обращающиеся экспертные учреждения не располагают приборной базой.

Статистика фактов обращения в СЗРЦСЭ других экспертных учреждений по различным вопросам показывает, что почти 75% из всей оказываемой СЗРЦСЭ помощи составляет научно-методическая (см. таблицу № 18). Эта цифра несколько меньше для зональных лабораторий - 64%, которые чаще просят осуществить организационное и техническое содействие СЗРЦСЭ, как их ведущего экспертного учреждения.

Практика методической работы СЗРЦСЭ с другими экспертными уч- реждениями свидетельствует, что наиболее часто они запрашивают научно-методическую информацию:

  • по новым объектам и задачам исследования традиционных видов экспертиз (исследование маркировочных обозначений транспортных средств и огнестрельного оружия, определение давности рукописных и машинописных текстов, исследование акцизных марок алкогольной и табачной продукции);

  • некоторым видам КЭМВИ (исследование наркотических веществ, экс- пертиза спиртосодержащих жидкостей, исследование лакокрасочных по- крытий транспортных средств и др.) (см. таблицу № 19).

293

Количество методической и экспертной помощи, оказанной СЗРЦСЭ в 1996-2001 гг., по видам экспертиз. Таблица № 19 № Вид экспертизы Методическая и экспертная помощь

С-3 ре- гиону др. терр. РФ др. ве- домств Всего 01 1очерковедческая 1 2 1 4 02 Техническая экспертиза документов 5 7 2 14 03 Трасологическая 10 12 1 23 04 Баллистическая 4 6 1 11 05 Мат, веществ и изделий. Волокон. 1 3

4 06 Лакокрасочных материалов и покрытий 5 3

8 07 Горюче-смазочных материалов 1 4

5 08 Наркотических веществ 11 5 2 18 09 Спиртосодержащих смесей 3 3 1 7 10 Почв

11 Металлов и сплавов 1 2 1 4 12 Биологические

13 Автотехническая 1

1 14 Транспортно-трасологическая

15 Пожарно-техническая

16 Строительно-техническая 2 1

3 17 Судебно-бухгалтерская 1

1 18 Планово-Экономическая

19 Товароведческая (кроме автооценки) 2 2

4 20 Прочие

23 Автотовароведческая 2

2 24 Исследование пищевых продуктов

26 Оценка продуктов питания

1

1 27 Видеофонографическая

1

1 28 Кибернетическая

1 1 2 30 Автодорожная

31 Техническое состояние ТС

32 Инженерно-психологическая 1 2

3

Всего 51 55 10 116

Особо следует отметить, такой вид взаимодействия экспертных учреждений в рамках научно-методической деятельности как подготовка отзывов и рецензий на научно-методические рекомендации, научные статьи, учебные и методические пособия, научно-исследовательские работы по различным теоретическим и практическим вопросам судебной экспертизы.

Подробно рассмотрев комплекс методов и форм взаимодействия судебно- экспертных учреждений и правоохранительных органов как между собой, так и при осуществлении совместной деятельности, в заключении мы считаем необходимым отметить, что наметившееся в последние годы усиление взаимодействия между экспертными учреждениями и правоохранительными органами и экспертными учреждениями между собой во многом обусловлено все возрастающей дифференциацией и интеграцией научного знания, являющимися основными факторами современного этапа развития всей теории и практики судебной экспертизы.

295

Глава 4. Тенденции и перспективы развития судебной экспертизы

§ 4.1. Факторы, влияющие на совершенствование экспертной деятельности и расширение её возможностей

Решающее воздействие научно-технического прогресса на развитие судебной экспертизы и расширение ее возможностей очевидно. Однако, как представляется, нельзя при этом ограничиваться анализом лишь этого влияния. Помимо научно- технической стороны и даже при ее приоритете судебная экспертиза подвержена влиянию и иных социальных факторов. В последних находят свое отражение закономерности, присущие разным этапам судебно-экспертной деятельности: организации судебно-экспертной деятельности; исследованию объектов, представляющих существенное доказательственное значение по делу; оценке результатов экспертизы как органом ее назначившим, так и субъектами самого экспертного исследования. Проявление названных и иных факторов в рассматриваемой сфере носит комплексный характер, что усложняет их анализ.

Проведенное изучение практики судебной экспертизы, анализ литературных источников по проблемам судебной экспертизы позволяют выделить следующие и тенденции развития судебной экспертизы:

  • расширение круга объектов и методов исследования;
  • их усложнение;
  • возникновение новых экспертных задач, диктуемых следственной практикой;
  • комплексирование видов экспертной деятельности;
  • внедрение и расширение использования компьютерных и информационных технологий в экспертной практике;
  • возрастание обусловленности развития экспертизы: требованиями современного законодательства и его изменениями; рекомендациями научной организации деятельности эксперта и экспертных уч-

296 реждений в целом; необходимостью экономии сил, средств и времени при сохранении высокого качества и эффективности экспертных исследований. Конечно, интенсивность влияния указанных факторов не одинакова ни по времени, ни по направлениям их воздействия, поскольку зависит от условий экспертной деятельности. Поэтому излагаемые далее соображения в известной степени носят обобщенный характер.

За последние годы существенно расширилась номенклатура объектов экспертного исследования. Так, по данным только отдела физико-химических исследований СЗ РЦСЭ:

  • появились новые устойчивые материалы, из которых изготавливаются традиционные объекты (одежда и ее элементы, конструктивные элементы транспортных средств, зданий и сооружений, отделочные материалы, предметы быта и пр.). Просматривается тенденция замены металлов полимерными материалами - носителями новых свойств, как с повышенной устойчивостью, так и одноразовыми; замены стальных конструкций - легкосплавными и композитными материалами;
  • расширилось применение новых технологий, связанных с формованием и отделкой изделий. Преобладающими стали литье, прессование, штамповка, фототехнические методы;
  • наметился переход к иному способу маркирования изделий; реже используется традиционные способы пломбирования, набивки номеров и клеймения. Чаще применяются электроискровой (электроэрозионный) способы, поверхностное химическое травление, вакуумное напыление, использование одноразовых наклеек и шильд;
  • -отмечается интенсивная замена отечественной продукции на рынке технологиями, изделиями и материалами зарубежного производства (ткани

См.: Abstracts Cracow 2000: Forensic Science Challenges for the New Millennium. Second European Academy of Forensic Science Meeting. Cracow, September 12-16, 2000. - Cracow: In- stitute of Forensic Research Publishers, 2000.

297 и нити, изделия бытовой химии и пищевые продукты, элементная база, те-ле- радио-видеотехника, инструменты и пр.). Сведения о составе, свойствах, номенклатуре новых материалов, изделий и композиций, как правило, отсутствуют или не сообщаются по запросу экспертного учреждения, являясь предметом «know- how»,

Тенденция расширения числа и усложнения экспертных методов обусловлена рядом причин, основная из которых - результат интеграции и дифференциации научного знания. “Одной из доминирующих тенденций развития науки в условиях НТР выступает дифференциация и интеграция научного знания. Она играет определяющую роль и в изменении природы существующих наук, и в формировании новых наук названных типов, и в процессе взаимопроникновения, диффузии научных идей и методов. Если основная роль, которую играет дифференциация знаний в развитии науки, заключается преимущественно в обосновании возникновения новых наук, в решении проблем классификации отраслей знания, то роль интеграции знаний в современных условиях гораздо более многопланова”.1 Процессы интеграции и дифференциации приводят к формированию представлений о возможностях использования достижений смежных отраслей знания для расширения круга задач, решаемых различными видами судебных экспертиз. В частности, с развитием аналитической химии, связанным с внедрением новейших инструментальных методов, открылась перспектива исследования многообразных физических явлений, а также элементного состава вещества, концентрации которых очень малы.” В итоге возможность исследования мельчайших частиц, именуемых микрообъектами или микроследами, стала реальностью. В последние годы в практику судебной экспертизы материалов, веществ и изделий из них внедрены методики исследования микроколичеств (микроследов), осуществляемые на основе применения ла-

1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. -М., 2001. С. 22 - 23.

2 См.: Аверьянова Т.В. Содержание и характеристика методов экспертного исследования.

Алма-Ата, 1991; Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний как источ ники и основы новых методов судебной экспертизы. - М, 1993. С. 82-83.

298 зерной техники, методов электронной и сканирующей микроскопии, хрома- тографии, химического и металлографического, рентгеновского фазового, молекулярного спектрального анализов и пр.1

Для судебной экспертизы эти новшества принципиально важны, поскольку субъекты преступлений, стараясь уничтожить видимые следы своей причастности к содеянному, практически не задумываются о микроследах, оставляемых ими на местах происшествия и зачастую являющимися единственными уликами против них.

Усложнение новых объектов и методов экспертного исследования, напрямую связанное с общей тенденцией развития техники, не позволяет рассматривать их влияние и достижения в расширении возможностей судебной экспертизы в отрыве от условий их применения в конкретном экспертном учреждении. Иными словами, на современный процесс развития судебной экспертизы особое влияние оказывает производственный фактор. К судебной экспертизе необходимо относиться как к производству, причем не кустарному, мелкообъемному, а крупномасштабному. Расширение круга объектов и методов исследования, вызывает появление новых задач, которые ставятся на разрешение экспертов, и определяет новый уровень требований к технологии судебной экспертизы как таковой. Данные задачи ставятся в рамках уголовных, гражданских, арбитражных дел; таможенных и налоговых проверок, число которых в настоящее время все возрастает,

В СЗРЦСЭ и других судебно-экспертных учреждениях России, количество единиц производимой продукции (экспертиз), как видно из Приложения 3, измеряется тысячами в год. Поэтому для глубокого понимания судебной экспертизы ее надо рассматривать не только традиционно - как инструмент правоприменительной деятельности и видеть не только юридиче-

1 См.: Приложение 8. Сопоставление рабочего принципа и возможностей важнейших инструментальных методов анализа следов; Вандер МБ. Объективизация доказывания в уголовном процессе с применением научно-технических средств. - СПб, 1994; Майорова Г.В. Использование следов лакокрасочных покрытий в расследовании преступлений. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - СПб, 1999; Ваганов П.А., Лукницкий В.А. Нейтроны и криминалистика.-Л.. 1981.

299 ский и специально-экспертный аспект проблем государственной судебно- экспертной деятельности, но также и производственный. Сегодня, в силу крупномасштабности, производственно-технологические проблемы судебной экспертизы выходят на первый план по сравнению с юридическими.

Известно, что основными принципами научной организации производства являются специализация и кооперация трудовых усилий. На этих началах базируются определения профилей деятельности подразделений в экспертных учреждениях и специализация судебных экспертов. Помимо названных принципов научной организации производственной деятельности, влияющих на развитие судебной экспертизы, следует упомянуть: улучшение организации и обслуживания рабочих мест; нормирование труда и обеспечение его нормальной интенсивности; изучение и распространение передовых приемов и методов организации производства и др. Указанные принципы организации производства по-разному воздействуют на процесс развития судебной экспертизы. К тому же их влияние нередко проявляется в той или иной комбинации. В этой связи представляется, что при существующем уровне развития экспертного производства в штат судебно- экспертных учреждений следует включать специалистов-технологов, которые смогут, используя свои профессиональные знания, рационально создавать и организовать экспертные технологии. К сожалению, в литературе вопросы экспертной технологии освещены пока очень мало, хотя впервые он был поднят еще в 1984 году М.Я. Сегаем и В.К. Стринжей, в частности, они предложили следующее определение этого термина: “Экспертная технология - совокупность правил, приемов и способов наиболее рациональной и эффективной организации производства экспертиз в судебно-экспертных учреждениях.”

См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М., 1997. С. 266; Замараева Н.А. Понятие, структура экспертной технологии // Актуальные вопросы организации и производства судебных экспертиз. Материалы школы - семинара. - СПб, 1999. С. 29-41.

300 Усиление роли производственной составляющей в судебно-экспертной деятельности потребовало использования информационных и компьютерных технологий. Их внедрение в экспертную практику, как уже отмечалось, является также одним из важнейших если не одним из определяющих факторов, влияющих на расширение возможностей судебной экспертизы. Остановимся на значении этого факта для развития экспертизы подробнее.

Проведенный опрос экспертных учреждений Минюста РФ показал. что за период 1993-2001 гг. их оснащенность компьютерной техникой значительно возросла. Если в 1993 г. почти в 10% лабораторий судебной экспертизы вообще отсутствовала какая-либо вычислительная техника, то в 2001 году, по крайней мере, 1-2 персональных компьютера появилось в каждой лаборатории. Две трети экспертных учреждений увеличили парк персональных компьютеров до 5 - 10 единиц, а в региональных центрах и центральных лабораториях судебной экспертизы он достиг более 15 единиц. Общее количество эксплуатируемых компьютеров в опрошенных экспертных учреждениях за рассматриваемый период возросло в три раза.

Значительно изменился и качественный состав парка вычислительной техники экспертных учреждений. К настоящему моменту у большинства из них сформировался парк персональных компьютеров на 70-80% укомплектованный Pentium и 486-процессорами. В 20% экспертных учреждений компьютеры с 386- процессорами уже перестали эксплуатироваться.

В настоящее время почти 80% лабораторий судебной экспертизы располагают «стандартным набором» периферийных устройств компьютерной техники: 1 модем, 1 CD-дисковод, 1 сканер. У 60% экспертных учреждений каждый персональный компьютер укомплектован периферийным печатающим устройством - принтером. В 7 лабораториях функционируют локальные сети различного типа (Novell Netware, Windows NT и пр.).

В указанный период расширился спектр программного обеспечения общего
назначения, используемого в экспертных учреждениях. Помимо

301 текстовых и табличных редакторов, средств разработки прикладного про- граммного обеспечения стали применяться графические редакторы, системы оптического распознавания символов, системы управления базами данных, системы оцифровки и ввода изображений и прочие. Одновременно, использование специальных компьютерных технологий для решения экспертных задач сократилось. К примеру, в 1993 году компьютерные программы для выполнения автотехнических исследований применялись более 70% опрошенных лабораторий судебной экспертизы, а в 2001 году - меньше 30%. Причиной этому служит быстрое моральное старение программного обеспечения. Компьютерные программы для решения экспертных задач, созданные в конце 80-х начале 90-х годов для ЭВМ типа Искра, ЕС, Робо-трон и прочих, на современных компьютерах либо не работают, либо их эксплуатация связана со значительными непроизводительными трудозатратами. Разработка новых современных компьютерных технологий для специфических задач судебной экспертизы в связи с тяжелым финансовым кризисом в стране сильно затормозилась.

Проведенный опрос еще раз убедительно показал, что, несмотря на финансовые и организационные трудности, процесс внедрения компьютерных и иных информационных технологий в деятельность экспертных учреждений очень быстро набирает силу и становится, как уже отмечалось, важным фактором расширения возможностей судебной экспертизы.

Представляется очевидным, что дальнейшее развитие процесса компьютеризации судебной экспертизы будет проходить одновременно в двух направлениях: создание современной материально-технической базы во всех экспертных учреждениях и разработка современного программного обеспечения, ориентированного на решение производственно-управленческих и экспертных задач. Эти два направления тесно взаимосвязаны, так как выбор технических средств компьютеризации определяется типом программного обеспечения. В ближайшее время следует добиться такого положения, при котором каждая лаборатория судебной экспертизы об-

302 ладала бы «стандартным набором» периферийных устройств компьютерной техники, а в перспективе каждое рабочее место эксперта было бы снабжено современным и высокопроизводительным персональным компьютером. Опыт компьютеризации экспертных учреждений показывает, что ее наибольшая продуктивность достигается лишь в том случае, когда каждый эксперт и каждый аналитический прибор снабжен компьютером.

Сегодня ясно, что автоматизация судебной экспертизы принципиально невозможна до появления средств искусственного интеллекта. На рубеже XX-XXI века пока реально достижима лишь компьютеризация отдельных, вспомогательных элементов экспертного производства или отдельных элементов экспертных технологий.

Пример автоматизации отдельной экспертной операции - баллистическая система ТАИС, установленная в Экспертно-криминалистическом управлении ГУВД СПб и ЛО. Ее разработчики (РусПрибор) первоначально предполагали создать систему автоматической идентификации огнестрельного оружия по следам на пулях и гильзах. Однако в процессе разработки и общения с экспертами они пришли к выводу, что это принципиально невозможно, изменили первоначальную задачу и создали удобный инструмент, автоматизирующий оцифровку следов с пуль и гильз, их первичную обработку и первичный поиск по базе следов. Собственно же решение вопроса об индивидуальном тождестве, как и прежде, оставлено эксперту - человеку. Аналогичный пример - система Папилон, разработанная для автомати- зированного дактилоскопического учета в органах внутренних дел.

Точка зрения, согласно которой компьютеризация вспомогательных операций вообще считается ненужной, наносит большой урон всему процес-

сы.: Кибернетика- неограниченные возможности и возможные ограничения. Современное состояние. - М., 1980. С. 154-165; Семенов Н.В. Информационные системы и технологии в судебной экспертизе. Проблемы применения и экспертного исследования // Актуальные во- просы организации и производства судебных экспертиз. Материалы школы - семинара. -СПб, 1999. С. 45-51; Замараева Н.А. Правовые и организационно-методические проблемы использования компьютерных технологий при производстве судебных экспертиз. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 2001.

303 су компьютеризации и развитию судебной экспертизы в целом. Практика по- казала, что компьютеризация даже отдельных элементов экспертных технологий приводит к улучшению качества заключений эксперта. Именно она в настоящий момент является ключевым методом повышения производительности экспертного труда.1 Поэтому сейчас, при сложившемся техническом и программном обеспечении лабораторий судебной экспертизы, с нашей точки зрения, наиболее целесообразно внедрять использование экспертами компьютерной техники и программных продуктов общего назначения, активно применяемых во всех иных сферах производства и жизнедеятельности. Кроме того применения этих информационных технологий от системы судебно-экспертных учреждений требует и внешняя среда. Окружающие ее организации, учреждения, граждане все шире используют при взаимодействии с ней компьютерные и информационные технологии (посылают задания по факсу, информацию служебного характера через Интернет и т.п.). Исходя из этого, необходимо сосредоточить усилия, в первую очередь, не на разработке новых компьютерных экспертных технологий, а на изучении и внедрении готовых компьютерных технологий, как специальных, так и общего назначения. Это должно стать первой ступенью внедрения компьютерных и информационных технологий в деятельность судебно-экспертных учреждений. Всего же в данном процессе нам видится три этапа: 1) применение готовых, имеющихся на рынке программных средств компьютерных технологий; 2) модернизация готовых компьютерных технологий с учетом специфики решаемых судебной экспертизой задач; 3) разработка специальных компьютерных экспертных технологий. Следует отметить, что второй этап за