lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Савкин, Александр Васильевич. - Деятельное раскаяние в преступлении: Правовые и криминалистические проблемы : Дис. ... д-ра юрид. наук :. - Москва, 2002 425 с. РГБ ОД, 71:02-12/167-0

Posted in:

Текст воспроизводится по экземпляру, находящемуся в фонде РГБ:

Савкин, Александр Васильевич

Деятельное раскаяние в преступлении

М. 2002

Российская государственная библиотека, 2003 год (электронный текст).

^f:0?- /J//S? “O

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

«ВСЕРОССИИ СКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

ИНСТИТУТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

На правах рукописи

САВКИН АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ

ДЕЯТЕЛЬНОЕ РАСКАЯНИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ: ПРАВОВЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика

и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук

Научный консультант — Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Р.А. Журавлев

Москва - 2002

$М S3 J От Mi9^M)0J(z.

1

9

ОГЛАВЛЕНИЕ

стр.

Введение 3

Глава 1. Теоретические основы института деятельного раскаяния

§ 1.Социально-правовая природа и сущность деятельного раскаяния 19

§ 2. Ретроспективный анализ развития института деятельного раскаяния в отечественном уголовном законодательстве 45

§ 3. Зарубежный опыт применения поощрительных норм права, содержащих признаки деятельного раскаяния 64

Глава 2. Деятельное раскаяние как уголовно-правовой институт и проблемы его развития

§ 1. Уголовно-правовое значение и гарантии деятельного раскаяния в преступлении 95

§ 2. Деятельное раскаяние, как основание освобождения от уголовной ответственности 115

§ 3. Правовые проблемы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в случаях, специально предусмотренных законом 158

Глава 3. Уголовно-процессуальные аспекты деятельного раскаяния

§ 1. Процессуальные формы фиксации и правовой оценки деятельного раскаяния 205

3

§ 2. Уголовно-процессуальные проблемы доказывания деятельного раскаяния

§ 3. Процессуальные последствия деятельного раскаяния и порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

Глава 4. Криминалистические аспекты доказывания деятельного раскаяния

§ 1.Криминалистические особенности доказывания деятельного раскаяния. Деятельное раскаяние и самооговор

§ 2. Типичные следственные ситуации, версии и обстоя тельства, связанные с доказыванием деятельного раскаяния

§ 3. Тактика доказывания деятельного раскаяния

Заключение

Список литературы

4 ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В современных условиях развития Российской Федерации приоритетной обязанностью для государства является защита прав и свобод человека от преступных проявлений.

Несмотря на принимаемые к этому меры, криминогенная обстановка в стране остается сложной. За истекший 2001 год зарегистрировано 2 968 255 преступлений, отмечается рост преступности на 0,5% , а в ее структуре преобладают тяжкие и особо тяжкие преступления 1 769 565 или 59,6%, из них 20,6% остались нераскрытыми. Ежегодно увеличивается количество нераскрытых преступлений прошлых лет, среди которых 8 тысяч умышленных убийств.

В предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений важную роль играют более совершенное уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, научно обоснованные рекомендации и эффективная правоприменительная деятельность.

В связи с ростом преступности Россия, как и другие страны мира, принимает меры к усилению уголовной ответственности за терроризм, тяжкие и особо тяжкие преступления, деяния, совершенные с применением оружия и взрывчатых веществ.

Вместе с тем применение строгих мер уголовного наказания и мер процессуального принуждения в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России хотя и важное, но не единственное средство в борьбе с преступностью. Поэтому развиваются и совершенствуются и иные, не связанные с такими мерами средства и методы воздействия на лиц, впервые совершивших преступления небольшой, средней тяжести и некоторые преступления иной категории.

Одним из таких средств является правовой институт деятельного раскаяния в преступлении, применение которого в уголовном и уголовно-

5 процессуальном законодательстве позволяет правоохранительным органам с учетом позитивного постпреступного поведения лиц, совершивших пре- ступления, дифференцированно решать вопрос об их уголовной ответственности или о значительном смягчении наказания.

Деятельное раскаяние, как отмечал профессор С. П. Щерба, ~ это уникальное правовое и психологическое явление .

Применение данного правового института правоохранительными органами позволяет добиваться большей результативности в раскрытии преступлений, снижения рецидива и экономии уголовной репрессии, сокращения материальных затрат государства на уголовное судопроизводство. Деятельное раскаяние может свидетельствовать об уменьшении степени общественной опасности лица, совершившего преступление, а в некоторых случаях - и самого преступления (например, когда виновный предотвращает вредные последствия содеянного или заглаживает причиненный вред). Оно может быть правовым основанием освобождения от уголовной ответственности лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами, в том числе и на конфиденциальной основе.

Условиями действенности института деятельного раскаяния должна быть система эффективных, хорошо продуманных уголовных и уголовно- процессуальных норм, подробно регламентирующих основания и порядок его применения в судебно-следствешюй практике. Такие нормы закона должны быть правовыми гарантиями освобождения от уголовной ответственности или существенного смягчения наказания совершившим преступление лицам, в поведении которых содержатся признаки деятельного раскаяния.

Институт деятельного раскаяния в преступлении, введенный в 1997 г. в уголовное судопроизводство, все больше привлекает внимание участников уголовного процесса, практических работников и ученых.

1 См.: Щерба С. П., Савкин А. В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении: Практическое пособие / Под общ. ред. С. П, Щербы. М., 1997. С. 5-6.

6

Ежегодно дознавателями, следователями органов внутренних дел, органов прокуратуры и судами РФ прекращается в связи с деятельным раскаянием около сорока тысяч уголовных дел (в 1999 г. - 37 610, в 2000 г, -35 936, в 2001 г.- 46 647)1.

Вместе с тем наличие закона о деятельном раскаянии не является свидетельством того, что большинство лиц, совершивших преступления, добровольно являются с повинной, признают свою вину и раскаиваются в содеянном, способствуют раскрытию преступления и возмещают причиненный ущерб. Многие из них пытаются избежать уголовной ответственности и наказания, не признают свою вину и не желают добровольно возмещать причиненный ими ущерб, а проявляемые ими признаки деятельного раскаяния после предъявления доказательств нередко носят вынужденный характер и поэтому не всегда могут служить основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Кроме того, в результате применения незаконных приемов и способов получения показаний, а также и по другим причинам в следственной практике продолжают иметь место ложные показания лиц, совершивших преступления, самооговоры, оговоры в совершении преступления других лиц.

В этой связи важное значение имеют не только вопросы установления отдельных признаков деятельного раскаяния, но и доказывания, правильной правовой оценки их добровольности и своевременности, причин и мотивов такого поведения подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Поэтому проблемы применения института деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в сфере уголовного судопро- изводства в настоящее время имеют большое теоретическое и практиче-

Статистические данные взяты из отчетов Генеральной прокуратуры РФ о следствен- ной работе по форме 1-Е и из сводных отчетов отдела судебной статистики Главного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Судебного де- партамента при Верховном Суде РФ по форме 10.2 за 1999-2001 гг.

7 ское значение. Актуальность данной темы исследования в определенной ф степени связана и с принятием в 2001 г. нового Уголовно-процессуального

кодекса Российской Федерации, в котором хотя и сохранены основные положения УПК РСФСР о порядке освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, но внесены и некоторые дополнения, которые требуют уточнения и доработки.

В то же время пятилетняя практика применения этого правового института выявила множество теоретических и практических проблем, требующих научного осмысления и решения.

Действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодатель ство, к сожалению, не предусматривает понятия деятельного раскаяния. Указывая лишь отдельные его признаки, оно не раскрывает их содержания. Автор считает необходимым отметить некоторое несовершенство | специальных оснований освобождения от уголовной отвегсгвенности в

связи с деятельным раскаянием, их недоработанное^, несогласованность с требованиями Общей части УК РФ, что вызывает трудности в следственно-судебной практике и неоднозначное их толкование учеными и практическими работниками.

Создавшуюся ситуацию осложняет недостаточная теоретическая разработанность проблем, связанных с процессуальными формами и механизмом реализации института деятельного раскаяния. Научные знания в области уголовного, уголовно-процессуального права и криминалистики оказываются малоэффективными для решения практических задач приме- нения этого правового института. Решение вопросов эффективного функционирования норм закона о деятельном раскаянии реализуется противоречиво и медленно, вызывает среди ученых и практиков многочисленные споры, которые не находят своего разрешения.

См. здесь и далее: УПК РФ. Принят Государственной Думой РФ 22 ноября 2001 г.//

Рос. газета. 2001, 22 дек.

8 Научный интерес к проблемам правового института деятельного раскаяния с момента появления его в УК и УПК не только не ослабевает в последние годы, но и возрастает в связи с новым назначением уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Вопросы деятельного раскаяния исследовались: С, В. Алещенко, X. Д. Аликперовым, В. М. Барановым, А. В. Барковым, В. М. Галкиным, Е. К. Герасимовой, Л. В. Головко, Н. В. Григорьевым, А. П. Гуляевым, И. А. Джандарбековым, И. Э. Звечаровским, В. А. Елеонским, Н. П. Кирилловой, В. К. Коломейцем, Л. Л. Крутиковым, А. М. Лариным, Т. А. Лесниевски-Костаревой, П. А. Лупинской, С. И. Никулиным, А. Ю. Магомедовым, А. С. Михлиным, В. А. Михайловым, В. В. Николюком, О. К. Павловой, С. Н. Сабаниным, Р. А. Сабитовым, А. В. Савкиным, А. Д. Сафроновым, В. В. Сверчковым, В. В. Скибицким, Г. И. Чсчелем, А. А. Чувилевым, С. П. Щербой, 11. В. Яджиным, II. С. Яни и др.

Однако в работах названных авторов рассматривались лишь отдельные теоретические положения, связанные с деятельным раскаянием как институтом уголовного права, его отдельные признаки, являющиеся обстоятельствами, смягчающими наказание. Между тем специального, комплексного исследования теоретических и прикладных проблем деятельного раскаяния в преступлении, его доказывания в уголовном судопроизводстве и криминалистике, не проводилось.

Важность разрешения возникших в последнее время проблем института деятельного раскаяния в уголовном судопроизводстве Российской Федерации, необходимость их теоретического осмысления и недостаточно отвечающая потребностям практики степень их изученности и определяют актуальность настоящего диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования является комплекс правоотношений, складывающихся в процессе применения уголовных и уголовно- процессуальных норм, предусматривающих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности и смягчения наказания в связи с деятельным раскаянием в преступлении, тенденции и закономерности

9 практики правоприменения, особенности расследования преступлений при наличии признаков деятельного раскаяния лиц, их совершивших, а также деятельность следователя, дознавателя, прокурора и суда по собиранию доказательств деятельного раскаяния и принятию обоснованных процессу- альных решений по уголовным делам.

Предметом исследования является совокупность норм современного российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства о деятельном раскаянии; нормы конституционного и гражданского права; ведомственные нормативные акты; следственная и судебная практика, от- раженная в материалах уголовных дел; теоретические воззрения и научные разработки, в том числе зарубежных авторов, по рассматриваемым проблемам.

Сравнительному исследованию и анализу по данной тематике подвергнуто уголовное и уголовно-процессуальное законодательство дореволюционной России и некоторых зарубежных стран.

Цели и задачи исследования. Основные цели диссертационного исследования заключаются в том, чтобы на основе комплексного анализа уголовного и уголовно-процессуального законодательства, научных исследований и эмпирического материала, отечественного и зарубежного опыта развития института деятельного раскаяния разработать понятие деятельного раскаяния как психологического и уголовно-правового явления, теоретические проблемы деятельного раскаяния, определить перспективы его развития, пути совершенствования правового регулирования и механизма осуществления правоприменительной деятельности.

Для достижения указанной цели перед исследованием были поставлены следующие задачи:

определить правовую природу и понятие деятельного раскаяния в преступлении как уголовного и уголовно-процессуального института;

раскрыть сущность деятельного раскаяния на основе психологического и социального анализа его содержания;

10

проанализировать тенденции и выявить закономерности становления и развития законодательства о деятельном раскаянии России и некоторых зарубежных стран;

показать уголовно-правовое значение, правовые и процессуальные последствия деятельного раскаяния;

теоретически обосновать необходимость совершенствования института деятельного раскаяния и расширения сферы его применения;

определить юридический состав деятельного раскаяния;

исследовать уголовно-процессуальные проблемы правоприменительной практики института деятельного раскаяния, а также специальных видов освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и определить пути их разрешения;

обосновать необходимость и показать особенности доказывания деятельного раскаяния;

выявить наиболее типичные следственные ситуации, возникающие в связи с деятельным раскаянием, и определить их влияние на процесс его доказывания и правовой оценки;

определить методику и тактику доказывания деятельного раскаяния, а также выявления самооговора и ложных показаний;

разработать проекты уголовных и уголовно-процессуальных норм закона, предусматривающих понягие деятельного раскаяния, основание и порядок принятия решений об отказе в возбуждении уголовного дела и освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования послужила диалектическая теория познания объективной действительности, разработанные на ее основе общенаучные методы исследования, в частности, системно-структурного анализа, формальной логики и другие методы, позволяющие изучить во взаимосвязи общественные явления в сфере правоприменения, а также частные

11

методы - сравнительно-правовой, исторический, статистический, научного толкования, конкретно-социологических исследований (анкетирование, интервьюирование, анализ документов, экспертная оценка и т. д.).

При формулировании теоретических положений и практических рекомендаций использовались фундаментальные труды в области общей теории права, уголовного, уголовно-процессуального права, криминалистики, криминологии, философии, социологии, психологии и этики.

Нормативной основой диссертации явились Конституция Российской Федерации, нормы уголовного, уголовно-процессуального и гражданского законодательства Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, ведомственные нормативные акты МВД и Генеральной прокуратуры России, источники права некоторых зарубежных стран (США, ФРГ, Италии, Японии, Испании и др.).

Эмпирическая база исследования. Достоверность и обоснованность результатов исследования обусловлена репрезентативностью эмпирических данных. Эмпирическую основу исследования составили результаты изучения 500 прекращенных следователями и дознавателями, а также рассмотренных судами уголовных дел, по которым имели место признаки деятельного раскаяния, опросов 350 следователей, дознавателей, 80 судей, 120 адвокатов, 250 осужденных.

Изучение уголовных дел, анкетирование и опросы респондентов проводились в 1997-2001 гг. во Владивостоке, Воронеже, Иркутске, Краснодарском крае, Липецке, Москве и Московской области, Новосибирске, Омске, Рязанской, Смоленской областях, Санкт-Петербурге, Ставропольском, Хабаровском крае, Южно-Сахалинске. Изучены и проанализированы материалы опубликованной следственной и судебной практики, статистические данные ГИЦ МВД и СК при МВД РФ, Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Использован шестнадцатилетний личный опыт работы следователем, начальником следственного отдела в следственных подразделениях ГУВД г. Москвы и
одиннадцатилетний опыт научно-

12

исследовательской работы в лаборатории по разработке проблем расследования преступлений и уголовного законодательства ВНИИ МВД России.

При освещении ряда вопросов использованы результаты исследований, проведенных в 1992-2001 гг. во ВНИИ МВД России по темам, по которым автор был ответственным исполнителем и руководителем научно-исследовательских работ, это: «Проблемы обеспечения доказательственной ценности показаний и борьбы со лжесвидетельством», «Проблемы доказывания и правовой оценки деятельного раскаяния обвиняемого (подозреваемого) в уголовном процессе», «Применение новых процессуальных правил при получении и использовании доказательств по уголовным делам», «Особенности расследования отдельных видов преступлений», «Проблемы правового регулирования раскрытия и расследования преступлений», «Проблемы правового регулирования освобождения от уголовной ответственности» и др.

Таким образом, теоретические выводы, законодательные положения и практические рекомендации автора, как представляется, обоснованы достаточным, необходимым и достоверным фактическим материалом, оп- ределяющим репрезентативность полученных результатов.

Теоретическую базу диссертации составили труды ученых по общей теории права и теории уголовного права, процесса и криминалистики (С. С. Алексеев, В. М. Баранов, А. В. Барков, Р. С. Белкин, В. П. Божьев, С. В. Бородин, Г. Б. Виттенберг, В. М. Галкин, А. П. Гуляев, Н. В. Жогин, В. И. Жулев, Б. В. Здравомыслов, И. Э. Звечаровский, В. А. Елеонский, Л. М. Карнеева, И. И. Карпец, М. П. Карпушин, С. Г. Келина, В. И. Курлянд-ский, Л. Л. Кругликов, В. Н. Кудрявцев, Н. Ф. Кузнецова, А. М. Ларин, П. А. Лупинская, А. С. Михлин, В. А. Михайлов, А. В. Наумов, В. В. Нико-люк, В. М. Савицкий, М. С. Строгович, А. Я. Тупица, М. Д. Шаргород-ский, С. А. Шейфер, А. А. Чувилев, С. П. Щерба и др.).

В процессе написания диссертации изучены и использованы труды великих мыслителей (Ч. Беккариа, Ф. М. Достоевский, М. Монтень, 3.

13 Фрейд и др.), а также работы по социально-психологическим и этико- психологичсским проблемам поведения личности (А. Р. Ратинов, Н. С. Са-фаров, О. Д. Ситковская, А. Г. Спиркин и др.).

Ретроспективный анализ учения о деятельном раскаянии в истории отечественного уголовного права, криминалистики и в уголовном законо- дательстве зарубежных государств основан на работах О. Горегляда, Т. Грегорчука, Н. А. Гредескула, П. И. Люблинского, С. М. Мокринского, Э. Я. Немировского, Л. И. Петражицкого, П. А. Сорокина, В. Д. Спасовича, Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого, А. Чебышева-Дмитриева и других авторов. Проблемам освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в последние годы были посвящены научные работы П. В. Алюшкина, Н. С. Александровой, А. В. Ендольцевой, Н. В. Еро-хиной, А. Г. Калугина, Л. В. Лобановой, А. М. Крепышева, Ю. В. Матвеевой, А. Ю. Магомедова, В. В. Несвит. Работы вышеназванных и других авторов также использовались при написании диссертации.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые, с учетом нового уголовно-процессуальною законодательства, автором осуществлена комплексная монографическая разработка теоретических и прикладных проблем применения в уголовном судопроизводстве правового института деятельного раскаяния.

Новизна диссертации состоит и в том, что исследование актуальных проблем деятельного раскаяния проведено на стыке наук уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, а также социологии и психологии, что позволило определить взаимозависимость норм уголовного и уголовно-процессуального закона о деятельном раскаянии, взаимосвязь и достаточную совокупность его составных частей и с учетом этого разработать научно обоснованные положения о совершенствовании правового института деятельного раскаяния.

Впервые на междисциплинарном уровне деятельное раскаяние рассматривается
не только как правовой институт, но и как социально-

14

нравственное, психологическое явление, порождаемое внутренне осознанными переживаниями и потребностями человека и внешними причинами,

К числу новых научных результатов относятся такие выводы и положения диссертанта, в которых:

определены тенденции и закономерности развития деятельного раскаяния в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России, а также некоторых зарубежных стран;

выявлены уголовно-правовые и процессуальные последствия деятельного раскаяния;

разработаны процессуальные механизмы и рекомендации по методике и тактике доказывания и правовой оценки деятельного раскаяния, критерии его отграничения от самооговора;

обоснована целесообразность возмещения не только материального ущерба, но и морального вреда потерпевшему по уголовному делу при наличии деятельного раскаяния в преступлении;

разработаны предложения о возможности принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела в случаях деятельного раскаяния, когда нет необходимости в производстве следственных действий;

подготовлены проекты соответствующих уголовных и уголовно-процессуальных норм, которые необходимо включить в УК и УПК РФ.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Концептуальные положения о правовом институте деятельного раскаяния в преступлении, включающие теоретические основы о его понятии и значении, правовых и процессуальных последствиях, основных этапах развития, современном состоянии и перспективах.
  2. Комплекс научных положений о теоретических основах деятельного раскаяния:
  3. а) выводы автора об особенностях социальной природы, сущности и содержании деятельного раскаяния как поощряемого государством постпреступного поведения лица, выражающегося в совершении им активных,

15 общественно полезных, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации юридически значимых субъективных и объективных действий и поступков, вызываемых социальными, психологическими и нравственными побуждениями;

б) разработанные соискателем положения о критериях отличия ин ститута деятельного раскаяния как достаточной совокупности необходи мых его признаков от отдельных, входящих в его состав, обстоятельств, смягчающих наказание, условиях и основаниях применения этих критери ев органами, осуществляющими уголовное судопроизводство;

в) необходимость установления условий деятельного раскаяния в со вершенном преступлении (в частности, совершение преступления впервые и др.), доказывания входящих в его состав признаков;

г) предложение о целесообразности использования положительного опыта зарубежных стран по нормативному регулированию института дея тельного раскаяния в российском уголовном законодательстве;

д) предложение о необходимости расширения сферы применения института деятельного раскаяния в уголовном судопроизводстве на пре ступления средней тяжести и некоторые преступления иных категорий.

  1. Совокупность научных положений о правовых аспектах деятельного раскаяния в уголовном судопроизводстве:

а) выводы автора о необходимости внесения уточнений в уголовное законодательство о понятии деятельного раскаяния как добровольного за явления лица, совершившего преступление, о признании им вины и рас каянии в содеянном, объективно подтверждающегося его способствовани ем раскрытию и расследованию преступления либо возмещением причи ненного ущерба или иным заглаживанием причиненного вреда, либо явкой с повинной или другими действиями;

б) предложения о совершенствовании ряда статей УК РФ и примеча ний к ним, предусматривающих специальные случаи освобождения от

16

уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием путем введения в них в качестве обязательного признака явки с повинной;

в) предложения о внесении изменений и дополнений в уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующих порядок применения норм уголовного закона о деятельном раскаянии и формы осуществления связанного с ним уголовного судопроизводства.

  1. Комплекс научно обоснованных рекомендаций методического характера о криминалистических особенностях доказывания деятельного раскаяния:

а) предложения об особенностях организации и планирования дея тельности дознавателя, следователя, прокурора и суда по собиранию дока зательств деятельного раскаяния с учетом следственных ситуаций;

б) методические рекомендации установления мотивов, побудивших лицо к деятельному раскаянию, добровольности и своевременности вы полнения предусмотренных УК РФ действий, подтверждающих подлин ность признаков позитивного иостпреетупного поведения, как основания освобождения от уголовной ответственности;

в) предложения о наиболее оптимальных способах и формах фикса ции признаков деятельного раскаяния, о критериях его исследования и оценки, приемах изобличения ложных показаний и самооговора.

Теоретическое значение диссертационного исследования состоит в том, что разработанные автором научные положения о содержательной стороне института деятельного раскаяния, уголовно-процессуальных формах его применения, закономерностях и тенденциях его развития, критериях правовой оценки, методики и тактики его доказывания, приемах, обеспечивающих максимальную эффективность следственных и судебных действий, вносят существенный вклад в теорию уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, поскольку они обогащают и развивают научные понятия о предмете исследования, определяют стратегию дальнейшего совершенствования механизмов правового регулирования осво-

17 бождения от уголовной ответственности и смягчения наказания в связи с деятельным раскаянием и могут служить основой для дальнейших иссле- дований.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования внесенных автором предложений и рекомендаций в за- конотворческой нормотворчеекой работе по совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, в правоприменительной деятельности следователя, дознавателя, прокурора и суда; в научно-исследовательской работе, а также в учебном процессе юридических вузов.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные выводы и положения диссертации доложены на 14 между народных, всесоюзных и всероссийских научно-практических конференциях, проведенных в городах Иркутске (1995 г.), Краснодаре (1995 г.), Воронеже (1997 г.); Вологде (1998 г.); Санкт-Петербурге (в апреле и мае 1998 г.); Москве (1999, 2000, 2002 г.); Владимире (2001 г.); обсуждены на заседании Ученого совета ВНИИ МВД России (5 июля 2001 г.), где была дана положительная оценка теоретической и практической ценности исследования.

Сформулированные автором предложения использованы в законотворческой работе Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации, Правового управления Главного управления правовой работы и внешних связей МВД России, Следственного комитета при МВД России в процессе подготовки проекта УПК РФ, в практической деятельности Главного следственного управления ФСНП России, научно-педагогической деятельности Московской академии МВД РФ; Московского института права; Московского гуманитарно-экономического института.

Подготовленные соискателем научные разработки, методические рекомендации, учебные пособия, аналитические материалы по применению правового института деятельного раскаяния в уголовном судопроизводстве внедрены в 1994-2002 гг. в практическую деятельность всех территори-

18 альных подразделений Следственного комитета при МВД Российской Фе- дерации, следственных подразделений Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации, а также в учебный процесс высших учебных заведений системы МВД и других юридических вузов.

Результаты диссертационного исследования опубликованы в 53 научных работах, в том числе в монографии, 13 пособиях, 2 методических рекомендациях и других трудах общим объемом 65 п. л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих 12 параграфов, заключения, содержащего основанные на результатах проведенного исследования выводы, и списка литературы.

19

Глава 1. Теоретические основы института деятельного

раскаяния

§ 1. Социально-правовая природа и сущность деятельного раскаяния

В борьбе с преступностью наряду с усилением уголовной ответственности за тяжкие и особо тяжкие преступления не менее важное значение имеет дифференциация и индивидуализация уголовной ответственности и наказания, которые в значительной степени зависят и от поведения лиц, совершивших преступление1.

Именно поэтому в уголовном законодательстве и судебно-следетвенной практике России имеет место тенденция к расширению сферы действия поощрительных норм права, побуждающих граждан к позитивному, полезному для них и для общества поведению. К их числу относятся и нормы уголовного права о деятельном раскаянии, сущность которого тесно связана с понятием, задачами и функциями поощрительных норм права.

Поощрительные нормы уголовного права выполняют функции стимулирования желаемых действий, определенного воздействия на поведение граждан. Способ воздействия поощрительных норм выражается в том, что лицо не обязывается, а побуждается к достижению общественно по-лезного результата”.

Названные нормы права регулируют поведение людей путем установления мер поощрения за совершение определенных действий, полезных для общества. При этом лицо не может быть принуждено к совершению

См.: Щерба С. П., Савкин Л. В. Указ соч. С.5. “ См.: Баранов В. М.. Поощрительные нормы советского социалистического права. Саратов, 1978. С.22.

20

поощряемых государством действий и достижению определенных их ре- зультатов. Такие действия лиц могут носить лишь добровольный характер.

Поощрение выступает как мера государственного одобрения положительного поведения, предусмотренного законом. Вместе с тем рассматриваемые нормы права стимулируют активные, правомерные действия субъекта, за бездействие не может быть поощрения.

Правовая природа, понятие и классификация поощрительных норм права в общей теории права достаточно исследованы, однако они не являются бесспорными.

Так, В. А. Елеонский относит к ним вес нормы, поощряющие социально- правовую активность граждан (необходимую оборону, задержание преступника, крайнюю необходимость), нормы, поощряющие отказ от дальнейшей преступной деятельности и нормы, поощряющие исправление и перевоспитание осужденных .

Такой же точки зрения придерживается Ю. В. Баулин2.

Н. И. Загородников и Н. А. Стручков отрицают поощрительный элемент в нормах о необходимой обороне и крайней необходимости, мотивируя это тем, что они ничего не прибавляют к объему прав граждан и не дают ему никаких новых благ’.

А. Н. Берестовой считает, что по своей сущности поощрительные нормы, предусматривающие обстоятельства, исключающие преступность деяния, относятся к числу специальных, а не поощрительных. В числе специальных
норм им выделяются нормы-изъятия, примечания к статьям

‘См.: Елеонский В А. Поощрительные нормы уголовного права и их значение в дея- тельности органов внутренних дел. Хабаровск, 1984. С .94.

“См.: Баулин Ю. В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков. 1991. С. 130.

JCM.: Загородников Н. И., Стручков Н. А. Направления изучения советского уголовного права // Сов. государство и право. 1981, № 7. С.53.

Особенной части Уголовного кодекса, определяющие исключения из об- щего правила и содержащие некоторые отклонения от него1.

В. М. Галкин к поощрительным нормам права относит только те, ко- торые регламентируют пределы освобождения от уголовно-правовых последствий преступления в силу посткриминального поведения”.

Эту точку зрения о понятии поощрительных норм фактически разде- ляет и И. Л.Марогулова\

X. Д. Аликперов к поощрительным относит нормы, предусматри- вающие возможность сокращения или смягчения уголовного наказания для определенной категории осужденных при условии их добросовестного отношения к труду, соблюдения установленного режима поведения и не совершения за определенный период времени нового преступления, то есть нормы, относящиеся к поощрению пенитенциарного поведения. Нормы, в которых лицу, совершившему преступление, гарантируется освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания в обмен на совершение таким лицом поступков, определенных в законе и обеспечивающих реализацию основных задач уголовно-правовой борьбы с пре- ступностью, X. Д. Аликперов называет нормами, допускающими компромисс .

Рассматривая различные мнения о понятии поощрительных уголовно- правовых норм, следует отметить, что каждый из названных авторов уточняет и конкретизирует их в зависимости от криминального или не- криминального характера поведения субъекта уголовно- поощрительных правоотношений.

См.: Берестовой Л. Н.. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее пре- ступность деяния. Автореф. дис… канд. юрид. наук. С.-П., 1999. С. 10-11. “ См.: Галкин В. М. Система поощрений в советском уголовном праве // Сов. государство и право. 1977, № 2. С.92.

См.: Марогулова И. Л. Юридическая природа поощрительных уголовно-правовых норм // Правоведение. 1992. № 4. С.96. См.: Аликперов X. Д.. Преступность и компромисс. Баку, 1992. С.56-65.

77

Таким субъектом в одних случаях может быть лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, однако при определенных условиях, указанных в нормах закона, такие действия признаются правомерными, и тем самым поощряются законодателем.

В других случаях таким субъектом может быть и лицо, совершившее преступление, но в результате последующего правомерного его поведения и выполнения действий, предусмотренных в законе, оно может быть освобождено от уголовной ответственности, ему может быть смягчено наказание, вынесен приговор, не связанный с лишением свободы, применено условно-досрочное освобождение от отбытия наказания и т. д.

По мнению диссертанта, поощрительные нормы права в широком смысле включают в себя все институты уголовного права, предусматривающие стимуляцию поведения граждан, которое является полезным как для общества в целом, так и для отдельной личности и соответствует нормам нравственности и морали. Уголовный закон положительно реагирует на стимулируемые им конкретные, предусмотренные законом, правомерные действия граждан, обещая за это поощрение в виде освобождения от уголовной ответственности, смягчения наказания, устранения или уменьшения каких-либо ограничений. Применение или неприменение таких норм зависит от правомерности поведения лица в той или иной ситуации.

Поощрительные нормы улучшают положение виновных по сравнению с лицами, совершившими преступление и игнорирующими их предписания. В этой связи представляется, что к поощрительным нормам права относятся и статьи УК РФ о необходимой обороне, крайней необходимости, об обстоятельствах, смягчающих наказание, условном осуждении, отсрочке приговора, условно- досрочном освобождении и др., в том числе и о деятельном раскаянии.

Поэтому вполне обоснованно, что к поощрительным нормам права относятся и статьи уголовного и уголовно-процессуального законодательства о деятельном раскаянии в преступлении.

По социальной природе само раскаяние, как сожаление о совершенном преступлении и его последствиях, относится к категориям психологии, морали и этики, носит субъективный характер. Социальная природа деятельного раскаяния является одной из форм выражения его сущности и социального содержания. Подлинное раскаяние в преступлении всегда сопровождается переживанием чувства стыда и совести за содеянное, самоосуждения совершенного преступления. Такие переживания, сопровождающие раскаяние, являются свидетельством осознания чувства долга и ответственности за свои действия, свое поведение перед потерпевшим, отдельными людьми, коллективом.

Подлинное раскаяние по своей правовой природе в совокупности с активными, волевыми действиями, указанными в уголовном законе, носит объективный, деятельный характер, то есть является деятельным раскаянием. В этой связи необходимо различать раскаяние, как нравственно-психологическую категорию, как научное понятие и деятельное раскаяние, как юридический факт, имеющий правовое значение, как норму закона.

Раскаяние с нравственно-психологической точки зрения определяется как «мучительное чувство, связанное с мыслью о том, что дело идет не так, как оно в соответствии с совестью должно было бы идти. В раскаянии содержится намерение в будущем следовать голосу совести»1.

Понятие раскаяния тесно связано с понятием вины и стыда. Указанные чувства связаны друг с другом, но между ними существуют и некоторые различия: стыд - это ощущение, что вас разоблачили и опозорили в глазах окружающих, а чувство вины связано с внутренней самооценкой человеком своих поступков”.

М. Монтень в трактате «О раскаянии» определяет последнее «как отречение от нашей собственной воли и подавление наших желаний». Об

Философский энциклопедический словарь. М.,1997. С. 384. 2 См.: Фрейд 3.. Избранное. Книга 1. М, 1990. С.98.

24 истинном, искреннем раскаянии возможно говорить лишь тогда, когда оно «… захватило меня целиком, переворачивало мое нутро, проникало в меня так же глубоко и пронизывало насквозь, как божье око»1.

Деятельное раскаяние, хотя и отражает личностное, психологическое отношение субъекта к совершенному преступлению и выражается в форме переживаний, сожалений о содеянном, должно найти свое объективное подтверждение и в реальных, предусмотренных законом активных действиях. Правовое значение имеет только такое раскаяние, которое выражается в конкретных действиях. Мысли, психическое состояние лица, если они не выразились вовне в форме конкретных действий, поступков, не являют-ся объектом уголовно-правовой оценки”.

Для наличия признаков деятельного раскаяния необходимо учитывать не только факт покаяния и признания вины на предварительном следствии и в суде, необходимо также сопоставить с ними всё поведение лица после совершения им преступления и во время производства по делу, в частности, правдивость, полноту и последовательность его показаний, активность в вопросах возмещения причиненного ущерба, способствования раскрытию преступления, установлению новых доказательствЛ

Деятельное раскаяние является осознанным и эффективным механизмом правомерного поведения лица после совершения преступления. Оно имеет большое значение не только для социализации субъектов, выявления, раскрытия и расследования преступлений, но и для реализации принципов справедливости, гуманизма и законности.

Социально полезное лостпреступное поведение и, в частности, деятельное раскаяние лица, объективно указывает на его отрицательное от-

’ Монтень М. Опыты: В 2-х томах. Т.2. Кн. 3 / пер. с фр. М., 1996. С.23,29. ““См.: Сабитов Р. А.
Квалификация поведения лица после совершения им преступления. Омск;,1986. С.35.

~См.: Гуляев Л. П. Чистосердечное раскаяние лица, совершившего преступление // Сов. юстиция. 1991, № 3. С, 6.

25

ношение к совершенному деянию, что может подтверждать уменьшение щ общественной опасности личности преступника, однако не являться во

всех случаях свидетельством полной утраты лицом такой опасности, как считают некоторые авторы .

Вместе с тем диссертант считает, что применение норм уголовного закона о деятельном раскаянии, позволяющих дознавателю, следователю, прокурору или суду освободить от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление, является их правом, а не обязанностью.

Полагаю, что нельзя обязывать правоохранительные органы во всех случаях освобождать лиц, совершивших преступления, от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Существуют такие преступления, за совершение которых, несмотря ни на какие заслуги лица, освобождать его от уголовной ответственности невозможно. \ 1апример, не могут быть заглажены причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека и поэтому прекращение уголовного преследования в таких случаях вряд ли возможно. Этот вывод автора подтверждается и результатами проведенного опроса 550 следователей, дознавателей, прокуроров, судей и адвокатов, из которых 501 или 91,1% считают, что освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, как правило, должно носить не императивный, а дискреционный характер.

В процессе применения данного закона необходимо в каждом отдельно взятом случае строго индивидуально и дифференцированно решать вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности или наказания. Поэтому не случайно законодатель предусмотрел лишь возможный, а не обязательный характер освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и изменять в этом плане закон вряд ли целесообразно, как предлагают некоторые авторы”1.

См.: Кушнарсв В. А. Проблемы толкования норм уголовного права о деятельном раскаянии // Следователь. 2001, № 1. С. 13. ~ См. Гам же

В общей части действующего с 1997 г. Уголовного кодекса РФ впервые за последние 80 лет предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление. Согласно ст. 75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

Лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии вышеуказанных условий, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса.

Представляется, что к таким специальным случаям, при которых возможно освобождение от уголовной ответственности за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие относятся примечания к следующим статьям Особенной части Уголовного Кодекса: похищение человека (ст. 126), уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198, примечание к данной статье распространяется на ст. 194 - уклонение от уплаты таможенных платежей и на ст. 199 - уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций), коммерческий подкуп (ст. 204), терроризм (ст. 205), захват заложника (ст. 206), организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208), незаконный оборот, незаконное изготовление оружия (ст. ст. 222,223), незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228), государственная измена (ст. 275), шпионаж (ст. 276), на- сильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278), дача взятки (ст. 291), заведомо ложные показания, заключение экс-

перта или неправильный перевод (ст. 307), самовольное оставление части или места службы (ст. 337), дезертирство (ст. 338).

В этих примечаниях подчеркивается, что лицо при наличии указанных в них условий или выполнении действий, многие из которых относятся к признакам деятельного раскаяния, освобождается от уголовной ответственности.

Наряду с этим следует также отметить, что в УК РФ имеются и другие нормы, имеющие прямое отношение к деятельному раскаянию. В соответствии с п.п. «и», «к» ст. 61, ст. 62 УК РФ явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и розыск имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, являются смягчающими наказание обстоятельствами.

По мнению диссертанта, перечисленные обстоятельства (как несколько, так и каждое из них) в совокупности с признанием лица вины и раскаяния в совершенном преступлении также относятся к признакам деятельного раскаяния.

Социальное и правовое значение норм уголовного права о деятельном раскаянии трудно переоценить. Деятельное раскаяние - это правовое, социальное и психологическое явление, которое подлежит исследованию, анализу и оценке органами предварительного следствия и суда на всех этапах производства по делу, поскольку включает в себя совокупность обстоятельств, позволяющих освободить от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление, или смягчить им наказание.

Применение института деятельного раскаяния в уголовном и уголовно- процессуальном законодательстве, а также в практической деятельности органов предварительного следствия и судов направлено на то, что-

28 бы в сфере уголовного судопроизводства обеспечить индивидуальный подход к лицам, совершившим преступления.

Термин «деятельное раскаяние» является устоявшимся и достаточно распространенным в юридической литературе. Он уже на протяжении дли- тельного времени, еще до выхода УК РФ, предусмотревшего норму о дея- тельном раскаянии, применялся в научных работах, в учебниках уголовного права и процесса, комментариях к Уголовному кодексу.

Однако, несмотря на то, что в Уголовном кодексе Российской Федерации указаны основные признаки деятельного раскаяния, единообразного толкования и четкого определения этого понятия в юридической науке и в судебно- следственной практике до сих пор нет.

Так, по мнению некоторых учёных, авторов публикаций и работников правоохранительных органов не всегда при деятельном раскаянии должны иметь место в полном объеме все его признаки, указанные в законе. Например, профессор А. Л. Чувилев, Н. В. Ерохина предлагали считать факт деятельного раскаяния доказанным и при отсутствии его отдельных признаков .

Такого же мнения придерживаются и другие авторы, в частности, А. В. Ендольцева, А. Г. Калугин, которые считают, что наличие всех упомянутых в части 1 ст. 75 УК РФ условий освобождения от уголовной ответственности (совершение впервые преступления небольшой тяжести, выполнение всех перечисленных в статье действий, свидетельствующих о деятельном характере раскаяния) необязательно для прекращения уголов-ного дела в связи с деятельным раскаянием”.

Анализ судебно-следственной практики показывает, что по большинству изученных автором уголовных дел, по которым имели место при-

См.: Чувилев А., Ерохина Н. Деятельное раскаяние // Рос. юстиция. 1998, № 6. С. 10.

См.: Ендольцева Л. В. Институт деятельного раскаяния в уголовном праве: Дисс… канд. юрид. наук. М.. 2000. С. 25-27; Калугин А. Г Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием: Дисс… канд. юрид. наук. М., 1999. СП; Калугин А. Г. Деятельное раскаяние в российском уголовном и уголловно-процессуальном праве: Монография. Красноярск, 2001. С.70-71.

знаки деятельного раскаяния, (95 %) отсутствовала совокупность всех его условий, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ.

На мой взгляд, такая практика прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием не отвечает прямым требованиям действующего закона. Все перечисленные в ч. 1 ст. 75 УК РФ признаки деятельного раскаяния носят обязательный, а не факультативный характер и отсутствие хотя бы одного из них, согласно букве закона, уже не будет являться деятельным раскаянием, В данной норме признаки деятельного раскаяния перечисляются через запятую, разъединительный союз «или» отсутствует. По этой причине трудно согласиться с точкой зрения вышеназванных авторов и их толкованием закона.

Вместе с тем следует отметить, что результаты исследования свидетельствуют о сложившемся несоответствии судебно-слсдствснной практики требованиям закона. Из этого вытекает вывод о необходимости либо усовершенствования закона о деятельном раскаянии в преступлении, либо изменения практики его применения. Представляется, что первый путь предпочтительней.

Профессор С. П. Щерба правильно отметил, что деятельное раскаяние нельзя считать простым понятием, по своему содержанию оно являет-

i ся достаточно глуооким и сложным

По толковому словарю В. Даля, раскаяться - означает «каяться, сожалеть о поступке своем, сознавать, что сделано не то, убиваться совестью, казниться за прошлое… Позднее раскаяние не спасает. Без раскаяния нет прощения»’.

Путем введения термина «раскаяние» в уголовно-правовое законодательство государство поднимает роль этических, нравственных начал в уголовном судопроизводстве, повышает его воспитательное значение, ук-

См.: Щерба С. П., Савкин А. В. Указ соч. С.6. “ Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. М.„ 1982. С. 59.

30 репляет связь между правом и моралью, В этой связи профессор И. И. Карпец отмечал, что этические начала должны занимать важнейшее, если не первое место в науке уголовного права1.

Применение института деятельного раскаяния в уголовном судопроизводстве призвано служить идеям справедливости, гуманности, компромисса как по отношению к государству, обществу, потерпевшим, так и к совершившим преступление лицам, с учетом их позитивного постпреступного поведения.

Помимо полного признания лицом своей вины и раскаяния в совершенном преступлении (они носят субъективный характер и, хотя прямо не указываются в содержании закона, но, по мнению диссертанта, должны иметь место при деятельном раскаянии) деятельное раскаяние включает в себя и объективное постпреступное поведение (добровольную явку с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание причиненного в результате преступления вреда). Отдельные обстоятельства, составляющие в своей совокупности деятельное раскаяние, также являются не бесспорными, не простыми понятиями и в каждом отдельном случае подлежат тщательному исследованию и правовой оценке.

Деятельное раскаяние лица, совершившего преступление, является не только индивидуальным выражением психических свойств и состояний субъекта в связи с его отрицательной оценкой противоправных деяний, но и представляет собой совокупность активных и волевых поступков, объективно подтверждающих раскаяние.

Такое поведение является социально полезным, вызывает положительную оценку в обществе, поощряется государством закрепленными в

См.: Карпец И.И. Уголовное право и этика. М., 1985. С. 4.

31 законе правовыми гарантиями смягчения наказания или полного освобож- дения от уголовной ответственности.

Сущность деятельного раскаяния заключается в том, что лицо, впервые совершившее преступление, признаёт свою вину и не только словесно выражает раскаяние в содеянном, но и подтверждает его всем своим дальнейшим поведением и конкретными поступками. Помимо заявления о признании своей вины и раскаянии в совершенном преступлении, такими действиями должны быть именно те, которые указаны в Общей и Особенной части Уголовного кодекса.

Свидетельством проявления деятельного раскаяния, кроме деяний, указанных в законе, могут быть и иные аналогичные действия, подтверждающие сожаление лица о совершении преступления. К таковым, на мой взгляд, можно отнести, например, попытки предотвращения вредных последствий, оказание пострадавшему первой медицинской помощи, вызов милиции и др.

Два и более таких действий должны рассматриваться в их единстве и взаимосвязи. По мнению автора, в соответствии с требованиями действующего закона наличие лишь одного из них (при отсутствии заявления о полном признании вины и раскаянии в совершенном преступлении) следует рассматривать как отдельный признак деятельного раскаяния, как смягчающее наказание обстоятельство, а не как деятельное раскаяние.

Так, например, если гражданин явился с повинной и признался в убийстве на почве ревности своей жены, однако при этом заявляет, что отказывается участвовать в проведении следственных действий и давать подробные показания, нисколько не раскаивается в совершенном преступлении, то явку с повинной следует рассматривать не как признак деятельного раскаяния, а как смягчающее наказание обстоятельство.

Представляется, что для наличия состава деятельного раскаяния в действиях виновного в каждом отдельном случае необходима определен-

32 ная достаточная совокупность признаков такого поведения, которые он мог и обязан выполнить.

На мой взгляд, к ним относятся в первую очередь такие, как полное признание своей вины и раскаяние в содеянном, а также способствование раскрытию и расследованию преступления. Это действия, которые непосредственно зависят от волеизъявления виновного и которые он обязан выполнить в любом случае. Другие признаки деятельного раскаяния (добровольная явка с повинной, возмещение причиненного ущерба) могут носить факультативный характер, так как в определенных случаях их выполнение может и не зависеть от воли и возможностей субъекта. Однако такой дифференциации закон не предусматривает и диссертант видит в этом его несовершенство.

В русском языке слово «деятельный» понимается как «живой и энергичный, активно действующий» . Социологами и психологами «деятельность» трактуется как поведение людей, как целенаправленное воздействие субъекта на объект, как система, со своим строением, внутренними переходами, превращениями, развитием, разносторонний процесс преобразования реальности в соответствии с общественными потребностями, целями и задачами”.

Другими словами, деятельное раскаяние - это общественно полезное, позитивное постпреступное поведение, вызываемое экономическими, социальными, психологическими и нравственными побуждениями, страхом перед наказанием за содеянное, желанием искупить вину. Но оно не сводится только к моральному, психическому состоянию лица, совершившего преступление. Одного лишь самопереживания и осуждения совершенного преступления для деятельного раскаяния явно недостаточно. Оно должно быть активным и выражаться вовне. Поощрение, предусмотренное

1 Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Словарь русского языка. М„ 1996. С. 159.

” См.: Аванесов Г. Л. Криминология и социальная профилактика. М.. 1980. С.255,

1 ->

.)->

законом, ориентирует лишь на активное, полезное и правомерное действие.

Психические состояния и свойства человека, цели и мотивы его поступков, если они не выразились вовне в конкретных фактических действиях, не являются деятельным раскаянием. Судить о человеке, его поведении можно только по совершенным поступкам. Поведение же каждого субъекта определяют его духовные и материальные потребности. Мотивы поведения вызываются убеждениями, идеалами, моральными установками, целями и эмоциями.

Психологическая и социальная природа действий и поступков человека может быть определена путем понятия мотивов его поведения. Лицо, раскаявшееся в совершенном преступлении, сообразовывает свое дальнейшее поведение с оценкой общественного мнения. Регуляторами такого поведения выступают сложившиеся взгляды и установки человека, его представления о существующих в обществе на данный момент нормах поведения, нормах права, морали и нравственности. Они стимулируют человека к совершению положительных поступков. Многое зависит как от внешних условий и окружающей его среды, так и от его личных качеств, воспитания, нравственных и моральных установок, интеллекта и темперамента.

Особенностью деятельного раскаяния является то, что оно протекает в период после совершенного преступления в условиях процессуальных процедур и ситуаций, когда происходит самооценка субъектом своей роли в содеянном, когда анализ криминального и посткриминального поведения и его оценку дает общественность. У субъекта на этом этапе срабатывает инстинкт самозащиты, естественной потребности к свободе, стремление избежать уголовной ответственности. Мысли о предстоящем наказании за содеянное определяют дальнейшее поведение лица, воздействуя на его сознание и эмоциональное состояние.

34 Генетически запрограммированные в психике человека страх, стрем- щ ление к безопасности и самосохранению могут выполнять функции моти-

вов деятельного раскаяния. Однако нередко эти свойства и состояния личности могут мотивировать и уклонение субъекта от уголовной ответственности.

Великий русский писатель Ф. М. Достоевский в своем романе «Преступление и наказание» замечательно описал мысли и переживания Родиона Раскольникова после убийства старухи- процентщицы: «Ему показалось, что он как будто ножницами отрезал себя сам от всех и всего… Страх, как лед, обложил его душу, замучил его, окоченел его…»1.

Деятельное раскаяние, как внутреннее отношение личности к содеянному может вызываться и желанием заслужить снисхождение у правоохранительных органов, и страхом перед наказанием, негативными последствиями совершенного преступления.

Таким образом, по своей социальной природе деятельное раскаяние лица представляет собой совокупность объективных и субъективных обстоятельств, проявляемых в совершении активных, общественно полезных и юридически значимых действий и поступков, которые могут быть вызваны любыми побуждениями.

Автор полностью разделяет ранее высказанное мнение о том, что по своей правовой природе сущность деятельного раскаяния, как юридического понятия, составляет комплекс субъективных и объективных признаков этого вида поведения. Юридический состав такого раскаяния характеризует его как систему: субъект, субъективная сторона, объект, объектив- ная сторона”.

Субъектом деятельного раскаяния является физическое, вменяемое лицо, достигшее установленного законом возраста привлечения к уголов-

’ Достоевский Ф. М. Преступление и наказание. Л., 1980. С. 147.

\Л ‘ См.: Щерба С. П.. Савкин А. В. Указ соч. С. 12; Никулин СИ. Деятельное раскаяние и

щ его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступное гью. Учебное пособие.

Г МЛ985.С.38.

35 ной ответственности за совершение конкретного преступления. Им может быть именно то лицо, которое впервые совершило преступление, а не его представители, родственники и знакомые или посторонние лица, проявившие действия, свидетельствующие в определенной степени о деятельном раскаянии виновного (например, предотвратили вредные последствия преступления, загладили причиненный вред без его ведома и поручения).

Позитивная постпреступная деятельность должна иметь место со стороны лица, впервые совершившего преступление, или осуществляться при его активном участии. Необходим личный характер участия в такой деятельности. Вместе с тем в некоторых случаях субъект, будучи больным или арестованным, не может сам совершить такие действия и вправе поручить их выполнение третьим лицам, но при этом он должен проявить инициативу и активность.

Если же виновное лицо, имея реальные возможности, фактически не содействует этому, то оно не отвечает признакам деятельного раскаяния.

Субъективной стороной деятельного раскаяния является психическое отношение к совершаемым общественно полезным постпреступным действиям. Это внутренние, осознанные, побудительные мотивы, чувства и эмоции.

При этом важно установить необходимый признак деятельного раскаяния - добровольность, которая предполагает наличие у лица свободы выбора в конкретной ситуации.

Если признание вины и раскаяние в совершенном преступлении наступают под влиянием психического или физического насилия, в результате незаконных методов ведения следствия или дознания, то такое «раскаяние» является вынужденным. В таких случаях оно не является свидетельством подлинного осознания вины и действительного сожаления в совершенном преступлении и нередко становится самооговором. Поэтому оно не должно повлечь за собой всех поощрительных мер, предусмотренных законом. Как правило, по такой категории уголовных дел впоследствии эти

36

лица отказываются от признания своей вины и раскаяния в преступлении. По своей форме субъективная сторона деятельного раскаяния выражается в признании лица своей вины и раскаянии в совершенном преступлении, проявляемых чувствах сострадания и жалости к потерпевшему, в желании искупить свою вину и т. д.

При подлинном деятельном раскаянии субъект осознает характер совершаемых им действий и желает предотвратить последствия преступления или возместить ущерб, загладить вред, причиненный преступлением.

Вместе с тем деятельное раскаяние может иметь место и при неполном контроле сознания и воли виновного лица в виде аффективного поведенческого акта, без осознания уголовно-правовых последствий, которое может прийти к нему несколько позднее .

Такое поведение, на мой взгляд, не теряет своего юридического значения и должно в полной мере учитываться при индивидуализации ответственности.

К субъективным признакам деятельного раскаяния относятся и его побудительные мотивы (причины), которые внутренне и внешне детерми- нированы,

Внешние факторы - это процессуальная обстановка, жизненная ситуация, сложившаяся у подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Внутренние факторы - особенности личности: пол, возраст, характер, физическое и психическое состояние. К последним относятся: социальная направленность личности, ее отношение к обществу, материальным и духовным ценностям, к учебе, труду, досугу, коллективу, семье, миру в целом (мировоззрение человека). Здесь важное значение имеют и особенности психических процессов (восприятия, мышления, памяти). Мотивами, которыми руководствуется субъект при совершении того или иного поступка либо преступления, является внутреннее осознанное побуждение,

1 См.: Кудрявцев В. Н., Малеин II. С. Правовое поведение, его еубъекты и пределы. М.. 1980. №З.С.ЗЗ-34.

37 порожденное системой потребностей и принятое как идеальное основание и оправдание деяния .

В основе психических явлений, выступающих в качестве побуждений, лежат потребности. Под потребностями в психологическом плане понимается отражение индивидом нужды в определенных условиях жизни и развития. Нужда индивида отражается в потребностях в форме переживаний. Психической формой существования потребности является эмоция. Потребность выступает источником активности индивида по отношению к окружающей среде.

В качестве побудителя поведения могут выступать те или иные интересы (материальные, духовные, личные, общественные и т. д.). Однако в основе интереса лежат осознанные потребности. Интерес следует рассматривать как направление мыслей и чувств субъекта на определенные объекты, удостоверяющие его потребности.

Чувства человека, его мысли, идеи, переживания, сознание, психика, то есть субъективные моменты в деятельности индивида находятся в определенной связи с физиологическими процессами. Психическое - это субъективное, духовное, идеальное содержание нервной деятельности человека”. В то же время психика связана с физиологическими процессами.

Действительно, как показывает практика, большинство женщин в отличие от мужчин подвержены глубоким эмоциональным внутренним переживаниям, они острее реагируют на различные раздражители и конфликтные ситуации. Поведение личности зависит и от возраста. Например, несовершеннолетние часто совершают поступки необдуманно, машинально, склонны к фантазированию, преувеличению своей роли в содеянном, к самооговору. Людей преклонного возраста отличает уравновешенность,

См.: Котов Д. П. Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу. Воронеж. 1987. С. 31. ~ См.: Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. М., 1972. С. 64;

38 взвешенность совершаемых поступков, спокойствие, медлительность, а иногда и забывчивость.

Понятно, что причины, корни деятельного раскаяния могут определяться не только окружающей средой и условиями существования личности, но и ее физическими или психическими особенностями и состояниями, которые подлежат выяснению, изучению и доказыванию по уголовным делам.

На поведение человека в значительной степени оказывает влияние вид его темперамента. И. П. Павлов писал: «Темперамент есть… основная характеристика нервной системы, придающая определенный облик всей деятельности каждого индивида» .

Важную роль в определении линии поведения человека играют сложившиеся наиболее устойчивые черты его характера, особенности личности, выражающиеся в волевой активности, отношении к окружающему миру (к людям, труду, вещам) и к самому себе. К чертам характера относятся, например, скромность и нахальство, самообладание и безволие, мужество, храбрость, смелость и пр. Характер обвиняемого, как и психическое своеобразие любого человека, определяет мотивы его поведения и проявляется в них. Характер и мотивы оказывают друг на друга взаимное влияние и воздействие”. Поэтому при анализе мотивов действий, поступков и высказываний подозреваемого, обвиняемого необходимо изучать и его характер.

Следует отметить, что, по мнению некоторых исследователей, субъективная сторона деятельного раскаяния, в частности, признание вины и раскаяние в содеянном, а особенно мотивы такого поведения, поскольку они не указаны в законе, не имеют значения для квалификации деятельного раскаяния. Согласно данной точки зрения словосочетание «деятельное

1 Павлов И. П. Физиологическое учение о типах нервной системы, темпераментах.. Соч. Т. 3. Кн. 2. Л.. 1951. С. 77-88. ‘

” См.: Филановский И. Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступ- лению. Л.. 1970. С. 31. 40.

39 раскаяние», употребляемое в теории и практике уголовного права, - это специальный юридический термин, содержание которого не совпадает со значением общеупотребительных слов .

Из этого можно предположить, что для деятельного раскаяния главное - это совершение лишь предусмотренных законом позитивных действий, а субъективная сторона — добровольность и своевременность признания вины и раскаяния в содеянном, побудительные мотивы такого поведения, которыми могут быть и незаконные методы ведения следствия и дознания, не имеют значения.

Однако нельзя безоговорочно согласиться с таким мнением. Представляется, что обязательным элементом состава деятельного раскаяния является субъективная сторона поведения лица — добровольное, полное признание вины и раскаяние в преступлении, позитивные побудительные мотивы и причины такого поведения. При этом диссертант исходит из того, что раскаяние включает в себя признание вины в совершенном преступлении и является следствием, а не причиной и мотивом позитивного поведения. Причинами, побудившими лицо признать вину и «раскаяться» в преступлении, могут быть и применение к нему насилия, угроз и иных незаконных мер. При таких обстоятельствах у лица, совершившего преступление не будет состава деятельного раскаяния, так как вряд ли в таких случаях будет иметь место добровольное волеизъявление.

Субъективную сторону деятельного раскаяния, его причины и мотивы, также как и другие элементы его состава, необходимо устанавливать и доказывать в процессе дознания, предварительного следствия и в суде. Поэтому такой важный элемент субъективной стороны деятельного раскаяния как признание вины и раскаяние в содеянном, по мнению диссертанта, нельзя исключать и из самого понятия деятельного раскаяния.

См.: Ендольцева А. В. Указ.соч. С. 25-27.

40 Объект деятельного раскаяния — это то, на что раскаяние направлено, то, о чем сожалеет субъект, то есть возникшие общественные отношения в связи с совершенным лицом преступным деянием, с причинением имущественного, физического или морально-нравственного вреда. Содержание объекта деятельного раскаяния определяется содержанием объекта соответствующего преступления, а также характером наступивших общественно опасных последствий или тех, которые могут наступить. При этом не имеет значения сформулированный в законе состав преступления: формальный или материальный,

Объектом деятельного раскаяния может быть не только вред, входящий в состав преступления в качестве конструктивного признака объективной стороны, но и иные вредные последствия, лежащие за рамками состава (например, моральный, организационный вред) . При этом способ действий виновного может быть самым различным, однако он должен быть законным и правомерным,

По мнению некоторых авторов, объектом деятельного раскаяния следует считать общественные отношения, которым приносится реальная польза’.

Однако с таким определением трудно согласиться, так как оно носит общий, абстрактный характер, выражает только деятельную сторону позитивного поведения и не отражает связь раскаяния с совершенным преступлением.

На мой взгляд, раскаиваться можно в своем поведении, в совершении каких-либо действий и поступков, а не в общественных отношениях,

См.: Крутиков Л. Л. Смягчающие и отягчающие обстоятельства в советском уголовном праве. Часть особенная: Учебное пособие / Под общ. ред. Е. А. Фролова. Ярославль, 1979. С. 33.

~ См.: Григорьев II. В.. Сабитов Р. А. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ: Учебное пособие. Хабаровск: 1993. С. 19; Ендольцева А. В. Указ. соч. С. 37.

41 ‘я*,:.:.. :

которым приносится польза. Общественные отношения в данной ситуации могут быть объектом деятельного раскаяния только в тех случаях, когда они рассматриваются в непосредственной связи с совершенным преступлением, с его негативными последствиями.

Объективной стороной деятельного раскаяния являются определенные действия, из которых оно складывается, их последствия, причинная связь между действиями и последствиями, а также время и способ их совершения.

К объективной стороне относятся: добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба или иное заглаживание причиненного преступлением вреда, а также другие аналогичные активные действия лица, совершившего преступление.

Таковыми могут быть, например, предотвращение наступления вредных последствий, вызов потерпевшему скорой помощи, сообщение о содеянном в милицию и т. д. При этом неудавшиеся попытки заглаживания причиненного вреда или предотвращения преступного результата, по мнению диссертанта, должны также относиться к признакам деятельного раскаяния.

Также к объективной стороне деятельного раскаяния в преступлении относятся и все перечисленные действия в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, например, добровольная выдача оружия или наркотических средств, добровольное сообщение о коммерческом подкупе, добровольное или по требованию властей освобождение заложника, добровольное сообщение органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки и т.д.

Говоря о времени и способе проявления деятельного раскаяния, можно отметить, что, как правило, оно имеет место после окончания преступного деяния, а в некоторых случаях и на стадии оконченного покушения. Однако для освобождения от уголовной ответственности правовое

значение имеет такое деятельное раскаяние, которое имело место до изо- бличения виновного, то есть оно должно носить добровольный и своевременный характер.

В юридической литературе имеются и иные взгляды на состав деятельного раскаяния. Так, В. В. Сверчков считает, что деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности состоит из объективного условия — совершение преступлений небольшой тяжести впервые и субъективных условий - явки с повинной, способствования раскрытию преступления, возмещения причиненного ущерба или иного заглаживания вреда, причиненного преступлением. Для освобождения от уголовной ответственности необходима сумма перечисленных условий, совокупность допустимых, достаточных признаков1.

Однако вряд ли можно признать субъективными признаками деятельного раскаяния такие активные действия и поступки виновного лица, как, например, явка с повинной или способствование раскрытию преступления.

Представляется, что к субъективным признакам деятельного раскаяния относится внутреннее, психологическое отношение лица к содеянному им, то есть добровольное признание вины и раскаяние в совершенном преступлении, сожаление о содеянном, искреннее желание заслужить своим дальнейшим поведением снисхождение у правоохранительных органов. Последующие позитивные активные действия субъекта, выражающиеся в возмещении причиненного ущерба, способствовании раскрытию преступления, явке с повинной, объективно подтверждают признание вины и раскаяние в преступлении.

См.: Сверчков В. В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Гос.и право. 1999, № 12. С.53.

43

Кроме того, действие закона о деятельном раскаянии распространяется и на иные преступления, не относящиеся к категории небольшой тяжести (ч. 2 ст. 75 УК РФ).

Поэтому диссертант полагает, что указанные в ст. 75 УК РФ категория преступлений небольшой тяжести, совершение преступления впервые, а также специальные случаи, по которым возможно освобождение от уголовной ответственности (примечания к статьям Особенной части УК РФ, которые не содержат добровольной явки с повинной, способствования раскрытию преступления, возмещения ущерба, причиненного преступлением) не входят в состав деятельного раскаяния. Они являются лишь предусмотренными законом условиями, позволяющими освободить лицо от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, при обязательном наличии его признаков в действиях этого лица.

Вместе с тем следует отметить, что примечания к статьям Особенной части УК РФ могут быть и самостоятельными нормами закона, позволяющими освободить лицо, совершившее преступление от уголовной ответственности. При отсутствии в таких случаях признаков деятельного раскаяния основанием освобождения от уголовной ответственности являются сами примечания к статьям Особенной части УК РФ, а при их наличии - ч. 2 ст.75 УК РФ, то есть деятельное раскаяние.

Последствиями деятельного раскаяния являются устранение ущерба, раскрытие преступлений, установление всех обстоятельств дела. Деятельное раскаяние, как правовой институт, представляющий собой совокупность, предусмотренных законом (ст. 61 УК РФ) смягчающих наказание обстоятельств, независимо от тяжести совершенного преступления (при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание) должно учитываться в процессе уголовного судопроизводства и повлечь смягчение виновному наказания (ст. ст. 62, 64, 65 УК РФ).

Когда впервые совершено преступление небольшой тяжести или преступление иной категории в случаях, специально предусмотренных со-

44 ответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса РФ воз- можно и освобождение от уголовной ответственности лиц, проявивших деятельное раскаяние (ст. 75 УК РФ).

Состав деятельного раскаяния отсутствует, когда лицо раскаивается в совершении деяния, формально подпадающего под признаки преступления, но фактически не являющегося преступным.

Такое раскаяние может иметь место, например, при совершении дорожно- транспортных происшествий, когда водитель полностью признает свою вину в наезде на пешехода и раскаивается в этом, оказывает помощь пострадавшему, возмещает причиненный ущерб, однако при проверке выясняется, что пострадавший сам виновен в данном происшествии. Такое же раскаяние может иметь место и при совершении лицом деяний в условиях необходимой обороны или крайней необходимости, то есть когда в его, предшествующих раскаянию, действиях нет состава преступления. Деятельному раскаянию всегда должно предшествовать совершение преступления, криминальное поведение. Деяния, составляющие понятие деятельного раскаяния, носят характер посткриминального поведения. В данном случае такое поведение должно рассматриваться как уже совершенные действия, как имеющие юридическое значение установленные факты, с наступлением которых уголовный закон связывает конкретные правовые последствия, то есть меры поощрения.

Таким образом, по своей правовой природе деятельное раскаяние -это добровольные, активные и своевременные действия лица, впервые совершившего преступление, выражающиеся в полном признании вины и раскаянии в содеянном, которые объективно подтверждаются способствованием раскрытию и расследованию преступления либо возмещением причиненного ущерба или иным заглаживанием причиненного вреда, либо явкой с повинной или другими действиями, свидетельствующими о раскаянии.

45

§ 2. Ретроспективный анализ развития института деятельного раскаяния в отечественном уголовном законодательстве

Анализ отечественного уголовного законодательства и науки уголовного права России свидетельствует о том, что в борьбе с преступлениями более важная роль в основном отводилась мерам наказания, а не поощрительным нормам права.

Однако попытки обобщить, применить в действующих законах, исследовать социальную, правовую и психологическую природу таких норм, к которым относится и деятельное раскаяние, имеют глубокие исторические корни1. Деятельное раскаяние вытекает из идеи христианства — идеи покаяния в совершенных грехах и проступках.

Впервые о раскаянии было сказано в Ветхом Завете Библии: «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и ос-тавляет их, тот будет помилован»”.

Знал норму о деятельном раскаянии и первый на Руси источник уголовного права начала XII века «Русская Правда», являющийся своеобразным Уголовным кодексом. Согласно этому закону лицо, растратившее товар, освобождалось от наказания при уплате его стоимости владельцу. По делам о воровстве «…кто, не будучи задерживаемым, сам приносил владельцу им похищенное… не подвергался никакой ответственности»”1. Следует отметить, что при освобождении от ответственности не имели значения ни размер похищенного, ни повторность совершения хищений.

В Новгородской Судной грамоте начала XV века (ст. 36) при определении процедур привлечения к ответственности за наиболее тяжкие преступления, совершенные в Новгородских волостях (воровство, грабеж, разбой, поджог, убийство), запрещались насильственные действия в отно-

1 См.: Щсрба С. II., Савкин А. В. Указ соч. С.6.

2 Библия. М., 1979. С. 615.

J Ланге Н. И. Исследование об уголовном праве Русской Правды. СПб., 1860. С. 188,

46 шении лица, совершившего преступление (а до суда над ним силы не де-ять, а кто силу доспеет ино тым его и обвинить) .

Белозерская Уставная грамота 1488 года в ст. 10 обязывала виновных в наиболее опасных преступлениях - убийстве, разбое, краже возмещать причиненный ущерб.

Такому признаку деятельного раскаяния как возмещение ущерба, причиненного преступлением придавалось первостепенное значение и в таких случаях лицу, совершившему преступление, не предусматривалась смертная казнь”.

Известна отечественному уголовному законодательству и явка с повинной как признак деятельного раскаяния. По русским Судебникам 1497 и 1550 годов явиться с повинной означало признаться, сделать себя явным, раскрытым, известным, сделать «предостережение» о преступлении’1. При этом явка с повинной означала непосредственное заявление лицом о содеянном им, включала в себя сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, а также признание вины в содеянном.

Не менее важное значение придавалось и субъективному отношению лица к совершенному им преступлению, раскаянию в содеянном. Такому поведению особое внимание уделялось в церковных законодательных актах.

Так, «Стоглав» - сборник постановлений церковно-земского собора 1551 года неоднократно призывал к истинному покаянию лиц, совершивших преступления. Например, в случае покаяния лиц, совершивших содомию, мужеложство предусматривалось освобождение от наказания и их разрешалось пускать в церковь. Совершившие указанные преступления

См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М.,1984. С. 308,318.

” См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. Т.2.. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985. С. 194,197. 3 Там же С. 194.

47 лица, которые не покаялись и не исправились, должны были быть под- вергнуты великим истязаниям и испытаниям, они отлучались от церкви !.

Вместе с тем согласно Уставной книги разбойного приказа 1617 года лица, совершившие разбой или кражу, несмотря на то, что они признали свою вину и раскаялись в содеянном, не освобождались от наказания и подвергались пыткам с целью проверки их на причастность к совершению других аналогичных преступлений, установления их сообщников и пособников’’.

Данный закон свидетельствует об усилении репрессивных мер, направленных на борьбу именно с разбоями и кражами. При этом не предусматривалось никаких мер смягчения наказания лицам, совершившим эти преступления, несмотря на их признание вины и раскаяние в содеянном.

По мнению автора, вряд ли было оправдано принятие таких жестоких законов, предусматривающих применение пыток даже к лицам, признавшим свою вину и раскаявшимся в содеянном. Под воздействием пыток лицо может дать любые показания даже и о преступлениях, которое оно не совершало, оговорить других граждан.

Несколько позднее, в Соборном Уложении 1649 г. в соответствии со ст. 11 (глава вторая) лицо, причастное к изменническим действиям против государя, раскаявшееся в содеянном и возвратившееся в Московское государство после бегства за границу, могло быть освобождено от наказания в виде смертной казни1.

Однако этот закон носил характер лишь частичного смягчения наказания и поэтому не способствовал возвращению соотечественников из-за границы на Родину, где их ожидало не освобождение от наказания, а лишь

’ Там же. С. 242, 264, 296.

” См.: Владимирский-Буданов М. Ф. Хрестоматия по истории русского права. Выпуск третий. СПб., 1889. С. 53.

J См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах. 1.3.. Законодательст- во периода образования и укрепления Русского централизованного государства. Со- борное Уложение 1649 года.М, 1985 С.88.

48

замена смертной казни на другое строгое уголовное наказание, связанное с # лишением свободы.

Соборное Уложение предусматривало и такие понятия, как возмещение потерпевшим причиненного ущерба, признание вины, покаяние. Лицам, которым за совершение преступлений должна была быть применена смертная казнь, исполнение наказания откладывалось на шесть недель для покаяния. Для этого преступников переводили в особую избу при тюрьме.

В случаях избиения родителями своих детей и причинения им смерти, если виновные после отбытия годичного тюремного заключения принесут свое покаяние перед людьми у церкви, то они освобождались от наказания и смертная казнь к ним не применялась.

Лица, совершившие кражи, мошенничество, разбой и повинившиеся в содеянном, подвергались тюремному заключению на срок от двух до че- щ тырех лет с отрезанием за впервые совершенное преступление левого уха,

за повторное - правого уха.

Признание и покаяние виновного в совершении убийства не освобождало от наказания в виде смертной казни. Согласно Соборному Уложению в большинстве случаев совершения преступлений признание вины и раскаяние в содеянном, получаемое нередко путем физической и нравственной пытки, признавалось одним из главных доказательств вины в содеянном и при этом не являлось поводом для освобождения от уголовной ответственности или смягчения наказания1.

Соборное Уложение предусматривало проведение предварительного I расследования, так называемых «обысков», обязательной проверки пока-

’ заний лиц, совершивших преступления на их причастность к аналогичным

и другим правонарушениям.

i

;•

1 Там же. С. 231, 232, 234, 248.

49

При производстве но делу проявлялась жестокость по отношению к подозреваемому, широко применялась пытка, которую довели до самых мучительных способов истязаний. Пытка и признание обвиняемого имели значимость «царицы доказательств». Пытка как способ выяснения истины оставалась в России на всем продолжении восемнадцатого столетия. Она была отменена указом Александра I от 27 сентября 1801 г.

Суд был тайным и в отношении публики и в отношении сторон. Он совершался по актам, составленным полицией, и по записке, изготовленной в канцелярии. Происходил, как правило, в отсутствие подсудимого.

Опубликованные в 1719 году Артикул и Устав воинский Петра 1 не заменили Уложение 1649 года и действовали параллельно с ним до создания Свода законов Российской империи. Артикул воинский включал статьи о воинских, политических и обще уголовных преступлениях.

Артикул воинский Петра I, предусматривающий смертную казнь за дезертирство, значительно смягчал наказание лицам, которые «после своего побегу, раскаясь по дороге, сами возвратятся и добровольно у своего офицера явятся». Смертная казнь таким лицам заменялась наказанием шпицрутенами либо другим более мягким наказанием.

Специальными указами и манифестами дезертиры в случае добровольной их явки могли быть полностью освобождены от наказания. В случаях бегства воинской части с поля боя действия военнослужащих квалифицировались как государственная измена и они наказывались смертной казнью. Однако если солдаты и офицеры приводили смягчающие вину обстоятельства, то есть свои храбрые дела в ходе боя, они могли быть освобождены от наказания или оно заменялось на более мягкое (арт. 96, 97).

Лицо, совершившее богохульство, но принесшее «господу богу явное покаяние при собрании людей» и уплатившее половину своего жалованья, освобождалось от телесных наказаний и более крупного штрафа (арт. 4-8).

50

Церковное покаяние наряду с другими мерами наказания возлагалось на лиц, причинивших гражданам телесные повреждения при неосторожном обращении с оружием, при превышении «правил нужного оборо-нения», и в некоторых других случаях (арт. 157, 158, 174).

К числу обстоятельств, смягчающих наказание согласно Артикулу относились следующие: неумышленное убийство жены или ребенка в результате их наказания, совершение преступления в условиях крайней необходимости (голодной нужды), а также малолетними, слабоумными, совершение малозначительной кражи (арт. 163, 195).

Вопросам признания вины в совершенном преступлении посвящена в Артикуле вторая глава второй части процесса. Признание считалось лучшим доказательством, не требующим более каких-либо других действий для выяснения истины. При этом признание могло быть положено в основу приговора при определенных условиях: признание должно быть полным и безоговорочным, оно должно быть сделано перед судом добровольно (применение пытки было возможно только до суда и не считалось принуждением), признание должно доказываться и подтверждаться виновным лицом. В Артикуле указывались условия применения пыток или расспроса с пристрастием (троекратная пытка огнем и кнутом от 80 до 120 ударов). Для того, чтобы подозрение было признано оооснованнььм и вело к пытке были необходимы показания двух свидетелей и нежелание ответчика признаться в предписываемых ему действиях. Пытка применялась по уголовным и по гражданским делам, пытке могли подвергаться не только подозреваемые, но и свидетели, ответчики .

Уголовное законодательство при Петре 1 отличалось особой строгостью и жестокостью. Весьма широко применялась смертная казнь. Почти каждая статья Воинского артикула предусматривала смертную казнь, которая полагалась даже за дуэль и медленную доставку почты.

См.: Артикул Воинский с кратким толкованием и с процессами. СПб.. 1755. С. 114.

51 Однако, несмотря на это в названных законах имело место достаточно широкое распространение смягчающих вину обстоятельств (покаяние и возмещение причиненного ущерба), которые в значительной степени облегчали участь виновных.

Петровский процесс оставался без существенных изменений на протяжении всего XYII века. Однако Екатерина II внесла в него некоторые изменения. Так, указом 1763 г. «О порядке производства уголовных дел по воровству, разбою и пристанодержательству» провозглашалось, что в случае собственного признания обвиняемого его не следовало пытать. При первых допросах обвиняемого предлагалось «делать довольные увещевания, объявляя, что истинное их признание в винах избавит их при допросах от истязания и пыток». При добровольной явке воров и разбойников в течение трех месяцев после издания указа, они подлежали освобождению от наказания, за исключением обвиняемых в убийстве .

Уголовное законодательство при Екатерине II носит более прогрессивный характер, так как оно отменило пытки, предусмотрело добровольную явку. Более того, с 1763 г. смертная казнь юридически перестала существовать.

Свод законов Российский империи 1832 г. (том XY, ст. 128)’’ и Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (ст. ст. 104, 134, 135, 153, 319- 324, 558, 573, 1663 и др.)л указывали на значительное снижение наказания явившимся с повинной, раскаявшимся преступникам, когда в результате такого поведения создавалась возможность предупредить вредные последствия.

Так, согласно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных в числе мер, определяющих размер наказания за совершенное преступле-

‘См.: Шворина Т. И. Уголовное законодательство Екатерины II. Ученые записки Всесоюзного института юридических наук. Вып. I. M., 1940. С. 227. 228 “ См.: Свод законов Российской Империи. Т. 15. СПб.. 1832. С. 43. J См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПб.. 1845. С. 550.

ние, отмечались и обстоятельства, уменьшающие вину преступника. К таким обстоятельствам относились случаи:

когда виновный добровольно и прежде, нежели на него пало какое-либо подозрение, явился в суд или же к местному или другому начальству, и вполне чистосердечно с раскаянием сознался в учиненном преступлении; если он, хотя и после уже возбуждения на счет его подозрения, но вскоре, без упорства, по одному из первых на допросе убеждений или увещеваний, учинил с раскаянием, полное во всем признание; если он указал всех соучастников его преступления; если при самом содеянии преступления он почувствовал раскаяние или сожаление к жертвам, не совершил всего преднамеренного им зла, удержал от того и своих сообщников;

если после содеяния преступления старался по крайне мере отвратить, хотя некоторые из вредных последствий и вознаградить причиненные зло или убыток.

К обстоятельствам, уменьшающим вину, согласно ст. 134 Уложения относились и мотивы, и побуждения, вызвавшие преступную деятельность: глупость, легкомыслие, слабоумие и крайнее невежество, которыми воспользовались другие для вовлечения виновного в преступление; сильное раздражение, вызванное обидами или другими поступками потерпевшего; вовлечение в преступление убеждениями, приказами или дурным примером людей, имевших над ним по природе или по закону высшую сильную власть; крайность и совершенно неимение средств к пропитанию и работе.

В случае наличия перечисленных выше обстоятельств суду представлялось право уменьшать виновному наказание в пределах назначенной законом степени или понижать его одной или двумя степенями. При назначении наказания за преступления печати (подделка документов, печатей, подписей) суду предоставлялось право смягчать наказание одной или несколькими степенями и даже переходить к высшей степени ближайшего

53

низшего рода наказания. Виновному в краже наказание могло быть по ус- мотрению суда уменьшено не только одной или двумя, но и тремя степенями, если виновный в краже добровольно возвратил украденное хозяину.

Кроме того, в случаях, когда преступник, явившийся в суд с повинной или на допросе по подозрению, не только учинит полное чистосердечное признание в своем преступлении и укажет всех своих сообщников, но и своевременным предоставлением сведений предупредит исполнение другого преступления, суд может назначить наказание даже в размере, выходящем из пределов судебной власти.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных предусматривало и случаи полного освобождения от наказания. Например, при совершении фальшивомонетничества, подделки государственных кредитных бумаг, если участники преступления явятся благовременно с раскаянием и повинною в своем преступлении к суду или начальству, откроют правительству о своих соумышленниках и дадут средство обнаружить и пресечь их преступные действия, то они освобождаются от всякого наказания и их имена сохраняются в тайне.

Лица, участвовавшие в преступном противодействии властям, когда к ним начальство обратилось с воззванием прекратить незаконные действия, и они без принятия мер усмирения разошлись, и оставили свои намерения, освобождались от наказания.

Лицам, получившим взятку, если они, прежде чем допустят нарушение своих служебных обязанностей, объявят о том с раскаянием своему начальству, наказание ограничивалось выговором или исключением из службы, удалением от должности.

Предусматривалось наказание и следователя, который угрозами или другими противозаконными средствами принуждал обвиняемого к признанию или свидетеля к показаниям (отрешение от должности, вычет до одного года из времени его службы, строгий выговор).

54

Таким образом, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных не только содержит все признаки деятельного раскаяния (добровольную явку с повинной, чистосердечное признание и раскаяние, возмещение причиненного ущерба, разоблачение соучастников и т.д.), но раскрывает их содержание.

В частности, явка с повинной лица могла иметь место лишь добровольно и прежде, нежели на него пало какое-либо подозрение, когда оно явится в суд или же к местному, или другому начальству, и с раскаянием сознается в учиненном преступлении. Возмещение причиненного ущерба включало и упущенную выгоду.

Устав Уголовного судопроизводства 1864 года также содержал признаки деятельного раскаяния (ст. ст. 297, 310) и предусматривал при их наличии смягчение наказания (ст. ст. 774,775) .

Явка с повинной рассматривалась как законный повод к началу предварительного следствия. При этом судебный следователь по явке с по- винной был обязан провести проверку и если явка с повинной опровергалась другими сведениями, то следователь составлял протокол о причинах такой «явки с повинной», копия которого направлялась прокурору. Согласно Уставу Уголовного судопроизводства при наличии предусмотренных законом обстоятельств, уменьшающих вину подсудимого, суду предоставлялось право смягчать наказание одной или двумя степенями, переходя притом и к ближайшему низшему роду наказаний.

В чрезвычайных случаях суд мог ходатайствовать перед императорским величеством о смягчении наказания в размере, выходящем из пределов судебной власти или о помиловании подсудимого. В качестве альтернативной меры наказания за некоторые преступления и проступки преду-

См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. В девяти томах, Т.8. Судебная реформа. М.. 1991. С. 150. 151. 194. 195. 217.

55

сматривалось и церковное покаяние (чтение молитв, поклоны перед иконой).

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 года в качестве обстоятельств, уменьшающих вину подсудимого, предусматривал признание и чистосердечное раскаяние, добровольное, до вынесения приговора, вознаграждение понесшего вред или убыток (ст. 13) . Перечень таких обстоятельств не являлся исчерпывающим и применялся он не автоматически, а по усмотрению суда.

По Уголовному уложению 1903 г. (ст. ст. 574, 581, 591) снижалось наказание при возмещении ущерба применительно к присвоению, неквалифицированному воровству, мошенничеству*’.

Вопросам смягчения и замены наказаний при наличии уменьшающих вину обстоятельств, заслуживающих снисхождения, посвящено шестое отделение Уголовного уложения (ст. ст. 53-59).

В частности, предусматривалось, что при наличии уменьшающих вину обстоятельств не могла быть назначена высшая мера наказания, установленная за данное деяние в законе; при определении в законе за преступное деяние низшего предела наказания суд мог уменьшить наказание до низшего законного размера такого рода наказания или перейти к другому виду более мягкому наказанию (от смертной казни - к каторге, от бессрочной каторге - к срочной, от ссылки - на поселение и т.д.).

При смягчении наказания за тяжкие преступления, к которым относились преступления против власти и правосудия, о государственной измене, некоторые преступления по государственной службе, каторга заменялась только ссылкой на поселение.

При наличии в деле чрезвычайных обстоятельств, уменьшающих вину, суд мог ходатайствовать перед Его Императорским Величеством о

1 См.: Там же. Т. 8. С. 396.

2 См.: Таганцсв Н. С. Уголовное Уложение 22 марта 1903 г. СПб., 1904. С. 829.

56

чрезвычайном смягчении участи виновного или об его освобождении от наказания.

Следует отметить, что Уголовное уложение не предусматривало перечня обстоятельств уменьшающих или увеличивающих вину обстоятельств. По мнению диссертанта, отсутствие перечня таких обстоятельств являлось пробелом закона, что могло повлечь за собой судебные ошибки. Возможность устанавливать и оценивать эти обстоятельства предоставлялась суду, с учетом конкретной обстановки дела и опыта судебной практики. В решениях главного военного суда разъяснялось, что для смягчения наказания по ст. 53 Уголовного уложения не требуется нескольких уменьшающих вину обстоятельств, вполне достаточно и одного, установление которого зависит от усмотрения суда.

Уголовное уложение предусматривало ответственность за явку с повинной в тяжком преступлении, совершенном заведомо другим лицом или выдачу себя во время следствия или на суде заведомо ложно за другое лицо, привлеченное в качестве обвиняемого в тяжком преступлении.

Первыми декретами и постановлениями Правительства России 1918, 1921 гг. устанавливалась ненаказуемость взяткодателей и посредников во взяточничестве, если они своевременно заявят о вымогательстве взятки и окажут помощь в раскрытии преступления .

Постановлением Совета рабочей и крестьянской обороны 25 декабря

1918 г. «О дезертирстве» дезертиры, которые в течение двухнедельного срока со дня опубликования особого приказа добровольно явятся в распо ряжение военных властей, освобождались от наказаний.

Постановлением Совета рабочей и крестьянекой обороны 3 июня

1919 г. « О мерах по искоренению дезертирства» предоставлялась возмож ность всем уклонившимся от мобилизации и дезертировавшим из армии

1 См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. М., 1953. С. 25, 101.

57 загладить свое преступление добровольной явкой в ближайший комисса- ф риат по военным делам. Явившиеся добровольно в течение 7 дней со дня

опубликования указанного постановления освобождались от суда и наказания за уклонение от мобилизации и дезертирство, а не явившиеся в течение этого срока объявлялись предателями и врагами народа и приговаривались к строгим наказаниям вплоть до расстрела1.

Декретом Совета Народных Комиссаров 17 октября 1921г. «О порядке реквизиции и конфискации имущества частных лиц и обществ» лица, добровольно сдавшие в установленные сроки, подлежащие реквизиции или конфискации, предметы или имущество, освобождались от уголовной ответственности.

В соответствии с УК РСФСР 1922 г. (ст. ст. 85, 114) при наличии смягчающих обстоятельств снижалось наказание от двух до трех лет ли шения свободы за подделку денежных знаков и других государственных _ документов, за организацию и участие в бандах и организуемых бандами

разбойных нападениях и ограблениях.

В случае наличия по делу исключительных обстоятельств (каких не указывалось) суд мог определить меру наказания ниже низшего предела наказания, указанного в соответствующей по данному преступлению статье Уголовного кодекса или перейти к менее тяжкому роду наказания, в этой статье не обозначенному. При этом суд должен точно изложить мотивы назначения такого наказания.

Освобождалось от наказания лицо, давшее взятку, если оно своевременно заявило о вымогательстве взятки или оказало содействие раскрытию дела о взяточничестве. Эти же положения были сохранены и в Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г. (ст. 32), а также в УК РСФСР в редакции 1926 г. (ст. ст. 59, 114).

1 См.: Там же. С. 42.47.

58 Однако перечень смягчающих обстоятельств был исчерпывающим и не предусматривал добровольной явки с повинной, заглаживания причиненного вреда, признания вины и раскаяния в содеянном и других признаков деятельного раскаяния.

Смягчающими обстоятельствами признавались, если преступление совершено:

в первый раз;

рабочим или крестьянином; под влиянием сильного душевного волнения;

в состоянии голода, нужды или под влиянием стечения тяжелых личных или семейных условий;

по невежеству, несознательности или случайному стечению обстоятельств;

лицом, не достигшим совершеннолетия или женщиной в состоянии беременности;

с превышением необходимой обороны, но для защиты от посягательства на советскую власть или личность и права обороняющегося или другого лица.

Положением о воинских преступлениях, утвержденным Постановлением ЦИК СССР 31 октября 1924 г., предусматривалось освобождение от уголовного наказания военнослужащих, самовольно оставивших места службы, если в течение 6 суток добровольно явятся в свою часть (ст. 5)’.

Постановлением ЦИК «О дополнении положения о государственных преступлениях статьями об измене Родине» от 8 июня 1934 г. предусмат- ривалось, что если измена Родине имела место при наличии смягчающих обстоятельств, то такое деяние каралось не расстрелом, а лишением свобо-

1 См.: Там же. С. 107, 127, 131,205, 207. 271, 279.

59 ды на срок до 10 лет1.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1957 г. «О внесении изменений и дополнений в Положение о воинских преступлениях от 27 июля 1927 г.» военнослужащим, совершившим дезертирство, предусматривалось наказание в виде расстрела, а при смягчающих обстоятельствах, расстрел таким лицам заменялся на лишение

2

своооды на срок не ниже семи лет .

Основами уголовного законодательства союза ССР и союзных республик, утвержденными Верховным Советом СССР 25 декабря 1958 г., было предусмотрено (ст. ст. 32, 33), что при назначении наказания суд должен учитывать помимо других обстоятельств дела и обстоятельства, смягчающие ответственность. К таким, в частности, были отнесены чистосердечное раскаяние или явка с повинной, предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления или добровольное возмещение нанесенного ущерба или устранение причиненного вреда и др.’.

УК РСФСР I960 г. хотя еще и не предусматривал понятия деятельного раскаяния в преступлении, однако все его признаки в полном объеме нашли свое отражение в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность (ст. 38).

К ним, в частности, относились: предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, или добровольное возмещение нанесенного ущерба, или устранение причиненного вреда; чистосердечное раскаяние или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления. Перечень обстоятельств, смягчающих ответственность, не являлся исчерпывающим и при назначении наказания суд мог признать смягчающими ответственность и другие обстоятельства.

1 См.: Хрестоматия по истории отечественного государства и права: Учебное пособие.

М,. 1994. С.212-213.

” См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР

(1953-1991гг.)Ч 1. Казань, 1992. С. 3132.”

’ См.: Гам же. С. 85.

60 Кроме того, по нормам Особенной части Уголовного кодекса РСФСР предусматривалось освобождение от уголовной ответственности:

гражданина, завербованного иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против государства, если он во исполнение по- лученного преступного задания никаких действий не совершил и добровольно заявил органам власти о своей связи с иностранной разведкой (п. «б» ст. 64);

взяткодателя, если он после дачи взятки добровольно заявил о случившемся (примечание к ст. 174);

лица, добровольно сдавшего огнестрельное оружие, боевые припасы или взрывчатые вещества, хранившиеся у него без соответствующего разрешения (примечание к ч. 2 ст. 218);

лица, добровольно сдавшего наркотические средства или добровольно обратившегося в медицинское учреждение за оказанием медицинской помощи в связи с потреблением наркотических средств в немедицинских целях (примечание к ст. 224).

При наличии смягчающих обстоятельств предусматривалось освобождение от уголовной ответственности и применение правил Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации за совершение воинских правонарушений: неисполнение приказа (п. «б» ст. 239); угрозу начальнику (п. «б» ст. 241); самовольную отлучку (п. «г» ст. 245); нарушение правил несения пограничной службы (п. «б» ст. 256); разглашение военных сведений, не подлежащих оглашению, не являющихся государственной тайной (п. «д» ст. 259).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1962 г. «Об усилении уголовной ответственности за взятничество» было предусмотрено, что лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответст-

61

венности, если это лицо после дачи взятки добровольно заявило о случившемся .

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 февраля 1974 г. «Об ответственности за незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление и сбыт огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ» лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, боевые припасы или взрывчатые вещества, хранившиеся у него без соответствующего разрешения освобождается от уголовной ответст-венности’.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1987 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР» предусматривалось, что лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или добровольно обратившееся в медицинское учреждение за оказанием медицинской помощи в связи с потребление наркотических средств в немедицинских целях освобождается от административной и уголовной ответственности за незаконное их приобретение, хранение, перевозку, пересылку и потребление.

В Основах уголовного законодательства союза ССР и республик, принятых Верховным Советом СССР 2 июля 1991 г. указано (ст. ст. 42, 48), что перечень обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, устанавливается уголовными кодексами республик. В случаях, предусмотренных законами СССР и уголовными кодексами республик, лицо, совершившее преступление, может быть судом освобождено от уголовной ответственности, если оно после совершения преступления явилось с по-

1 См.: Там же. С. 85.

2 См.: Там же. С. 120.

винной, раскаялось и загладило причиненный вред .

Проблемам деятельного раскаяния уделялось внимание и в науке уголовного права. Уже в первом учебнике уголовного права О. Горегляда (1815 г.) описывались смягчающие вину обстоятельства или, так называемые, «знаки меньшей жестокости права», к которым относились: «воспрепятствования преступником худым последствиям преступления», «старания виновного вознафадить нанесенный вред», «раскаяние с предоставле-нием главного сообщника»”. В последнем случае предусматривалось освобождение от наказания даже за государственное преступление.

Русские ученые правоведы и криминалисты XIX - начала XX века (В. Д. Спасович, Н .С. Таганцев, А. Чебышев-Дмитриев, Э. Я. Немировский, И. Я. Фойницкий, С. П. Мокринский и др.) в своих работах также исследовали позитивные действия виновных лиц и в особенности действия, связанные с предотвращением вредных последствий преступления, с деятельным раскаянием.

При этом единства взглядов в юридической оценке такого поведения не было. Одни из ученых, например, В. Д. Спасович и 11. С. Таганцев «деятельное раскаяние» понимали как «добровольно оставленное покушение», то есть как добровольный отказ от совершения преступления’.

Другие, в частности, П. И. Люблинский, Э. Я. Немировский, И. Я. Фойницкий, более смело употреблявшие термин деятельное раскаяние, рассматривали его как постпреступное позитивное поведение лица, совершившего преступление, как «предотвращение результата самим виновным до раскрытия его деяния»4, как «обстоятельство, заглаживающее социаль-

’ См.: Там же. С. 195.

’ Горегляд О. Опыт начертания Российского уголовного права. Часть первая. О преступлениях и наказаниях вообще. СПб., 1815. С. 89. 137.

J Спасович В. Д. Учебник уголовного права. Т. 1. СПб., 1863. С. 139; Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Т. 1. СПб., 1902. С. 718-719. 4 Немировский Э. Я. Основные начала уголовного права. Одесса, 1917. С. 561.

63

но вредные последствия преступления и обнаруживающее в преступнике

• чувства активного стремления к доброму»1.

Вместе с тем все вышеуказанные авторы придерживались единого мнения о необходимости значительного смягчения наказания или полного освобождения от уголовной ответственности лиц, проявивших деятельное раскаяние, то есть поощрения их за положительные, полезные действия.

Еще один русский ученый - П. А. Сорокин даже предпринял попытку построить «наградное» право по аналогии с уголовным правом”. При этом им исследовались и необходимые условия применения таких норм права: моральное осознание лицом своей вины в совершенном преступлении и его объективизация в добровольных, полезных действиях и поступках, а также в обязательном применении к нему в предусмотренных зако-

I ном случаях мер поощрения со стороны государства.

1 Прослеживая историю развития мер наказания, называемых им, П.

g. А. Сорокиным, карами, он отмечает их тенденцию к постепенному сниже-

нию, падению. По его мнению, одновременно со снижением количества кар пропорционально им снижаются и награды. Такое снижение происходит не прямолинейно, а зигзагообразно. В определенные периоды времени в связи с ростом преступности может иметь место и рост жестокости кар. Этот процесс связывается с определенным складывающимся историческим моментом. Чем более примитивно данное общество - тем больше в нем интенсивность кар и наград и наоборот, чем более культурно данное общество и чем более однородна психика и поведение его членов - тем менее жестоки кары и менее интенсивны награды3.

Русские профессора JI. И. Петражицкий и Н. А. Гредескул также говорили о необходимости нафадного права. Последний, в частности, под-

Люблинский П. И. Международные съезды по вопросам уголовного права за десять лет (1905-1915 гг.). Пг„ 1915. С. 53. 54. • “ См.: Сорокин П .А. Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об

основных формах общественного поведения и морали. СПб., 1914. С. 125. 3 См.: Там же. С. 95,97,118,327,424.

64

черкивал не только воздействие права на жизнь путем принуждения и кар, но и путем обещаний выгод и наград .

Таким образом, отечественное уголовно-правовое законодательство, а также Российская уголовно-правовая наука уделяли большое внимание развитию и совершенствованию поощрительных норм права, содержащих признаки деятельного раскаяния в преступлении,

§ 3. Зарубежный опыт применения в уголовном законодательстве норм права, содержащих признаки деятельного раскаяния

Проводимая реформа российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства проявляет интерес к зарубежному опыту организации и законодательной регламентации судопроизводства в современных демократических странах. Однако диссертант полагает, что заимствование правового опыта зарубежных стран должно быть творческим, учитывающим только положительное, то есть то, что органически вписывается и применимо к сложившейся системе уголовно-правового законодательства России, которое имеет определенные отличия от зарубежного законодател ьства.

Уголовное законодательство многих зарубежных стран, так же как и Российское, содержит положения о позитивной оценке активных действий виновного после совершения им преступления в социально полезном для общества направлении.

Например, Уголовные кодексы Болгарии, Вьетнама, Монголии провозглашают ненаказуемость лиц, совершивших преступления, если ими добровольно предотвращено наступление вредных последствий. При этом такие действия не считаются добровольным отказом. Они должны активно

См.: Гредескул Н. А. К учению об осуществлении права. Харьков, 1901. С.3,4.

65

и успешно проявиться вовне лицом, совершившим преступление. В случаях безуспешной попытки виновного предотвратить наступление последствий преступления суду предоставляется право применять чрезвычайное смягчение наказания. Согласно ст.78а УК Республики Болгария предусмотрено право суда освобождать от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших умышленные преступления, предусматривающие наказание до 2-х лет лишения свободы в случае возмещения причиненного имущественного вреда”.

Успешное предотвращение вредных последствий, полное возмещение причиненного ущерба расценивается как деятельное раскаяние, влекущее неограниченное снижение наказания или полное освобождение от уголовной ответственности, если суд сочтет это необходимым, за такие преступления как поджог, недоносительство, дача ложных показаний, недостача, присвоение имущества, кража, мошенничество.

Уголовный кодекс Польши (ст. ст. 15, 60, 61, 239) предоставляет возможность суду применять чрезвычайное смягчение наказания (имеется ввиду назначение наказания ниже низшего предела), условно отсрочить его исполнение или даже отказаться от его назначения в отношении лица в случаях, если оно добровольно старалось предотвратить последствия совершенного преступления, стремилось загладить причиненный вред или в иной форме удовлетворить общественное чувство справедливости, если оно раскроет органу, занимающемуся преследованием преступлений, сведения, касающиеся лиц, участвующих в совершении преступления, а также существенные обстоятельства его совершения либо сообщит о ранее неизвестных важных обстоятельствах преступления, за которое предусмотрено наказание лишением свободы на срок свыше 5 лет.

1 См.: Щерба С. П., Савкин А. В., Указ соч. С.9.

” См.: Уголовный кодекс Республики Болгария / Ред. кол.: А.И. Лукашов, Д. В. Милу- шев; Пер. с болг. Д. В. Милушев, А. И. Лукашов. Минск, 2000; Уголовный кодекс Со- циалистической республики Вьетнам, (пер. с въетн.). Ханой, 1985; Уголовный кодекс МНР. ( пер.с монгол.). Улан-Батор, 1987.

66

Не подлежит наказанию лицо, принимавшее участие в организованной группе или сообществе, целью которого является совершение преступлений, если оно отказалось от участия в группе или сообществе и раскрыло органу, занимающемуся расследованием преступлений, все существенные обстоятельства совершенного преступления или предотвратившее совершение планируемого преступления (ст. 258 УК Польши).

В соответствии со ст. ст. 296 ,297, 298 УК Польши не подлежат наказанию должностные лица за злоупотребление предоставленными им правами или лица, совершившие другие преступления в сфере экономики (незаконное получение кредита, страхового возмещения), если они добровольно полностью возместили причиненный ущерб до возбуждения уголовного производства .

Следует отметить, что в уголовном законодательстве вышеназванных стран поощряется активная, деятельная сторона иосткриминального позитивного поведения виновного, которая должна выражаться, в основном в таких формах, как предотвращение вредных последствий совершенного преступления либо возмещении причиненного ущерба.

Одного лишь признания вины и раскаяния в содеянном без совершения виновным указанных активных действий недостаточно для решения вопроса о смягчении наказания или освобождении от уголовной ответственности.

Освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания при совершении указанных позитивных посткриминальных действий, относящихся к признакам деятельного раскаяния, возможно, как правило, в суде и только в случаях, предусмотренных законом лишь за определенные виды преступлений, включая и категорию тяжких. Освобождение от

См.: Кодексы Польши. Уголовный кодекс. Уголовно-процессуальный кодекс. Уголовно-исполнительный кодекс. М.. 1998.

67 уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием носит огра- ниченный, исключительный характер.

В ряде стран понятие «деятельное раскаяние» получило законодательное закрепление. На мой взгляд, наиболее широкое применение оно имеет в уголовном законодательстве ФРГ.

Так, Уголовный кодекс ФРГ в соответствии с правилами назначения наказания предусматривает необходимость учета судом поведения виновного после совершения преступления, в особенности старание загладить причиненный вред .

В случаях возмещения преступником вреда потерпевшему суд может смягчить наказание или отказаться от наказания вообще, если за совершение уголовно- правового деяния не предусмотрено более суровое наказание, чем лишение свободы на срок до одного года.

При наличии вышеназванных, а также других смягчающих обстоятельств, которые говорят в пользу правонарушителя, то есть свидетельствуют о его положительных качествах (личные и экономические условия, прошлая жизнь, взгляды и т. д.) предусматриваются следующие виды снижения наказания:

пожизненное лишение свободы заменяется лишением свободы на срок не менее трех лет;

при лишении свободы на определенный срок наказание назначается максимум до трех четвертей предусмотренного максимального срока;

минимальный срок наказания в виде лишения свободы от десяти до пяти лет снижается на два года, от трех до двух лет - на шесть месяцев, от одного года - на три месяца.

См.: Игнатов А. Н. Уголовное право буржуазных стран. Общая часть: Сборник законодательных актов. М., 1990. С. 236.

68

В остальных случаях при наличии смягчающих обстоятельств суд назначает минимальный срок, предусмотренный законом или может заменить наказание в виде лишения свободы денежным штрафом.

Таким образом, при наличии такого смягчающего наказание обстоятельства как возмещение причиненного потерпевшему ущерба лицо, совершившее преступления, за которое предусмотрено наказание до одного года лишения свободы может быть полностью освобождено от уголовной ответственности, а за другие преступления в таких случаях наказание значительно смягчается.

Кроме этого, в УК ФРГ имеется четыре специальных § 83а, § 310, § 311е, § 330Ь, каждый из которых получил наименование «Деятельное раскаяние».

Так, в соответствии с § 83а при наличии деятельного раскаяния суд по своему усмотрению может смягчить наказание или отказаться от наказания за совершение тяжких преступлений - государственной измены Федерации (§ 81); государственной измены Земле (§ 82), приготовления к государственной измене (§ 83). Максимальное наказание за названные преступления предусмотрено в виде пожизненного лишения свободы или лишение свободы на срок до десяти лет.

При этом под деятельным раскаянием понимаются такие действия, как добровольный отказ лица от дальнейшего выполнения им деяния и предотвращение известной ему опасности продолжения преступления другим лицом, существенное ее уменьшение, препятетвование доведению этого деяния до конца. Если указанная опасность была предотвращена или существенно уменьшена без участия лица, то достаточно его добровольного и настойчивого усилия в достижении этой цели.

Также предусмотрено право суда смягчить наказание или отказаться от назначения наказания при наличии признаков деятельного раскаяния и за ряд других преступлений, наказание за которые предусмотрено в основном в виде лишения свободы на срок не ниже пяти лет:

69

продолжение деятельности партии, объявленной противоречащей Конституции, если лицо добровольно и настойчиво старалось предотвратить продолжение существования партии (§ 84);

агентурную деятельность в целях саботажа, если лицо добровольно прекращает свои действия и доводит до сведения соответствующих органов информацию о готовящихся актах саботажа (§ 87);

шпионскую агентурную деятельность, когда лицо добровольно прекращает свою деятельность и сообщает о том, что ему известно соответствующему органу (§ 98);

создание преступных сообществ, если лицо добровольно и настойчиво прилагает усилия для предотвращения существования сообществ или совершения соответствующего его целям преступления, или добровольно сообщает соответствующему органу все, что оно знает, настолько своевременно, что преступное деяние, о планировании которого ему известно, еще может быть предотвращено (§ 129);

похищение человека с целью вымогательства, если лицо, отказавшись от желаемого вознаграждения, отпускает жертву (§ 239а);

отмывание денег, когда лицо добровольно сообщает о деянии, о соучастниках компетентным органам или добровольно дает повод для подобного сообщения, если деяние в этот момент не является полностью или частично раскрытым и исполнитель это знает и рассчитывает на это при разумной оценке фактических обстоятельств, существенно способствует тому, чтобы деяние было раскрыто (§ 259);

мошенничество, связанное с получением субсидий, кредита, при ка- питаловложении, когда лицо добровольно предотвращает наступление вредных последствий (§§ 264, 264а, 265Ь);

поджог, если лицо потушило пожар до того, как он был обнаружен, и до того, как был причинен дальнейший ущерб помимо того, который был причинен данным поджогом (§310 «Деятельное раскаяние»). Лицо в данном случае за поджог не наказывается;

70 создание взрывоопасной ситуации при использовании ядерной энергии, ошибочное производство ядерно-технической установки, создание опасности путем использования взрывчатых веществ, злоупотребление ионизирующим излучением, подготовку преступных деяний, связанных с использованием взрывчатых и ядерных веществ, когда лицо добровольно предотвращает грозящую опасность, прежде чем возникает значительный ущерб и добровольно отказывается от дальнейшего совершения деяния (§ § 310Ь, 311, 311 а, 311 Ь,311 с, 311 е - «Деятельное раскаяние»);

разбойное нападение на водителя автомобиля, нападение на воздушный или речной транспорт, если лицо добровольно прекращает свою деятельность и предотвращает результат (§§ 316а, 316с);

создание опасности в результате нарушения правил строительных работ, когда лицо добровольно предотвращает опасность, прежде чем наступил значительный вред (§ 323);

преступные деяния против окружающей среды - создание шума и сотрясений, высвобождение неионизирующих лучей, ликвидацию отходов, создающих угрозу окружающей среде, незаконное обращение с радиоактивными веществами и другими опасными материалами и ресурсами, создание серьезной опасности из-за выброса ядов, если лицо, совершившее деяние, добровольно предотвращает опасность или устраняет содеянное им, прежде чем наступил значительный вред (§§ 325а, 326, 328, 330а, 330b - «Деятельное раскаяние») в указанных преступлениях, против окружающей среды;

получение выгоды должностным лицом, если оно незамедлительно сообщает о готовящемся правонарушении и получит официальное разрешение на принятие какого-либо вознаграждения (§ 331);

предоставление выгоды должностному лицу, когда компетентный орган в рамках своих полномочий заранее разрешил лицу принятие выгоды либо разрешил принятие выгоды по немедленно поданному заявлению лица, получившего вознаграждение (§ 333).

71 Статья 153а УПК ФРГ предоставляет прокурору с согласия суда, компетентного рассматривать дело, право отказаться от возбуждения публичного обвинения при условии, если лицо после совершения преступления, прежде чем ему стало известно о его раскрытии, выполнит возложенные на него обязанности: загладит вред, выполнив определенную работу; внесет денежную сумму в доход общеполезного учреждения или в государственную казну и т. д. либо способствует предотвращению целостности и безопасности ФРГ или конституционному строю по делам об измене родине, выдаче государственной тайны, угрозе внешней безопасности. Если же обвинение уже возбуждено, то компетентный суд с согласия прокурора вправе прекратить производство по делу .

Таким образом, уголовно-правовое и уголовно-процессуальное зако- нодательство ФРГ подробно регламентирует основания, условия освобождения от уголовной ответственности и смягчения наказания в связи с деятельным раскаянием виновного.

На мой взгляд, эти нормы закона по своему содержанию вполне продуманы и справедливы. При этом необходимо отметить, что освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания по данному основанию достаточно широко распространено в уголовном законодательстве ФРГ и предусмотрено не только за преступления, которые наказываются лишением свободы в основном на срок до пяти лет, но и за тяжкие преступления, влекущие за собой пожизненное лишение свободы. Среди них и такие как шпионаж, создание преступных сообществ, вымогательство, похищение человека и т. д.

Вместе с тем решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности или смягчение наказания предоставлено только суду с согласия прокурора и носит возможный, а не обязательный характер и, как прави-

1 См.: Уголовный кодекс ФРГ. М. 1996; Филимонов Б. А. Основы уголовного процесса Германии. М., 1994. С. 13.

ло, лишь в случаях предотвращения виновным вредных последствий содеянного либо возмещения причиненного ущерба и при отсутствии тяжких последствий.

По мнению диссертанта, деятельное раскаяние по уголовному законодательству ФРГ обладает некоторыми особенностями, так как включает в себя не только способствование раскрытию преступления, предотвращение наступления вредных последствий преступления либо возмещение ущерба или заглаживание причиненного преступлением вреда, но и сообщение о готовящемся преступлении, а также добровольный отказ от совершения преступления.

Однако УК ФРГ не включает в понятие деятельного раскаяния явку с повинной. Полагаем, что это объясняется тем, что этот признак деятельного раскаяния носит не обязательный характер и он не всегда может иметь место в действительности в силу каких-либо уважительных причин. Отсутствие этого признака не только не принижает значения института деятельного раскаяния, но и способствует более широкому его применению на практике, усиливает его профилактические функции. Основным, доминирующим признаком деятельного раскаяния в УК ФРГ является предотвращение наступления вредных последствий совершенного преступления либо возмещение виновным причиненного ущерба потерпевшему.

В Уголовном кодексе Японии наоборот придается большее значение явке с повинной нежели другим признакам деятельного раскаяния. Так, УК Японии предусмотрено, что лицу, совершившему преступление и явившемуся с повинной до того, как оно было выявлено властями, наказание может быть значительно смягчено. При этом подробно регламентированы правила смягчения наказания .

В Италии деятельное раскаяние используется в уголовном законода-

См.: Щерба С. П., Савкин А. В. Указ. соч. С.9.

73 тельетве против мафии. Террористу, проявившему деятельное раскаяние (тому, кто признается в совершении преступления и назовет сообщников) срок наказания может быть снижен в пять раз . Однако полного освобождения от уголовной ответственности в таких случаях законом не предусмотрено.

Вместе с тем в уголовно-процессуальном законодательстве Италии достаточно широкое распространение получили компромисс и «соглашение» между прокурором и обвиняемым, в результате которых обвиняемый признает свою вину в совершении преступления и имеет право на упрощенную или ускоренную процедуру рассмотрения дела судом.

При этом либо прокурор, либо обвиняемый могут просить о замене наказания, если речь идет о тюремном заключении на срок не более трех лет. В таких случаях обвиняемый отказывается от своего права на полное рассмотрение своего дела в суде и уполномочивает судью, участвующего в предварительном расследовании, использовать все имеющие отношение к расследованию документы. Обвиняемый заранее дает свое согласие на такой вердикт, выносимый судом во время предварительного слушания.

Прокурор, подтвердив факт «сотрудничества» обвиняемого, соглашается на смягчение приговора но не более, чем на одну треть от возможного срока наказания. Суд после этого уже не может вынести другого решения (ст. 438 УПК Италии).

Представляют интерес положения УПК Италии о том, что все существенные заявления допрашиваемого подозреваемого, в том числе и о признании вины в совершенном преступлении, могут прилагаться к материалам дела и считаться доказательствами только в тех случаях, если они сделаны в присутствии прокурора и защиты.

См.: Минна Р. Мафия против закона. М., 1988. С. 283; Борьба с преступностью за ру- бежом (по материалам зарубежной печати). Ежемесячный информационный бюлле- тень. ВИНИТИ. РАН. № 5. М..1993. С.21-29.

74 Следует отметить, что и в англо-американском уголовном процессе в считается недопустимым и не может быть использовано для обоснования

обвинительного приговора признание подозреваемого, обвиняемого в совершенном преступлении, полученное в отсутствие защитника.

Уголовный процесс США относится к состязательной модели уголовного процесса, согласно которой предполагается разделение функций:

сторона обвинения возбуждает уголовное дело в отношении какого-либо лица перед судом, собирает обвинительные доказательства, поддерживает обвинение в суде;

сторона защиты собирает оправдательные доказательства, защищает обвиняемого в суде;

суд обеспечивает соблюдение сторонами правил судебного спора и решает вопрос о виновности, определяет меру наказания подсудимому. I В уголовном процессе СЩЛ признание своей вины, как правило,

влечет упрощение дальнейшего судопроизводства и вынесение обвинительного приговора. При этом судебное исследование других доказательств не производится.

В США широко распространен и повсеместно действует установленный уголовно- процессуальным законодательством институт сделки между обвинителем и защитником о признании вины обвиняемым, предусматривающий упрощенную, ускоренную процедуру судебного разбирательства (единолично судьей) и возможное вынесение более мягкого при- говора, если обвиняемый сделает заявление о признании вины. Обвиняемый в данном случае имеет право выбрать себе судью, имеющего, по его мнению, репутацию снисходительного человека .

См.: Ллойд Л. Уайнреб. Отказ в правосудии. Уголовный процесс в США. М.. 1985. С. 95.

75

Данный институт является составной частью американского уголовного процесса, он применяется на практике более 150 лет и в настоящее время он имеет место, примерно, по 90% рассматриваемых уголовных дел.

Свое процессуально правовое закрепление он получил в Федеральных правилах уголовного процесса в окружных судах США (Правило 11). «Сделка о признании вины» рассматривается как контракт, который может быть заключен в письменной либо в устной форме. Это соглашение, посредством которого обвинение и защита приходят к согласию о разрешении дела только по тем пунктам обвинения, по которым обвиняемый признает себя виновным в совершении менее тяжкого преступления, инкриминируемого ему или не по всем пунктам обвинения. В результате переговоров между прокурором и обвиняемым последний признает себя виновным в обмен на снижение тяжести обвинения, обещание определенного снисхождения при назначении наказания.

Если обвинитель не уверен в достаточности доказательств о совер- шении обвиняемого конкретного преступления, то он предъявляет менее серьезное обвинение (например, не умышленное убийство, а причинение смерти по неосторожности).

Сделка о признании вины может быть заключена между сотрудником полиции и лицом, виновным в правонарушении. Сотрудник полиции, арестовывая лицо, виновное в незначительном преступлении, сам оценивает доказательства и передает дело в суд с составленным им обвинительным документом, называемым информацией.

При этом сотрудник полиции сам может решить вопрос о снижении предъявляемого обвинения с учетом поведения виновного, его искренности и раскаяния в содеянном, характеристики личности, а также и ряда других факторов (социально-экономический статус виновного, его пол, раса, вежливое поведение и т.д.).

Такой вид сделки о признании вины в основном зависит от усмотрения сотрудника полиции. В США сделки о признании вины, оформляемые

76 сотрудниками полиции широко распространены в случаях допущения автомобилистами транспортных правонарушений и на разговорном языке их часто называют «придорожной сделкой о признании вины».

Так, если задержанный гражданин управлял автомобилем в нетрезвом виде или превысил скорость, но впоследствии вежливо вел себя с со- трудником полиции, последний может привлечь его к ответственности и оформить ему вызов в суд за другие действия, за которые предусмотрена менее строгая мера наказания, например за то, что он ехал без ремня безопасности или со стертой шиной. Об этом может быть известно и судье, которого сотрудник полиции вправе проинформировать, что к обвиняемому им уже было проявлено снисхождение.

При совершении более серьезных правонарушений или преступлений сделка о признании вины заключается между прокурором, на которого по закону возлагается обязанность в совершении какого деяния предъявить обвинение, и лицом, совершившим преступление, или его защитником.

Такая сделка обычно заключается в письменной форме. Прокурор устно или письменно может передать защитнику свое предложение о сделке о признании вины или может это сделать в открытом суде, где это заносится в протокол судебного заседания. Такое предложение может быть сделано и в отсутствие судьи.

Защитник может представить прокурору свои возражения и попытаться получить обязательство о смягчении наказания. Окончательное ре- шение о заключении сделки принимает обвиняемый.

При заключении сделки о признании вины определенную роль играет и потерпевший. Прежде чем обратиться с предложением к защитнику о заключении сделки о признании вины, прокурор обсуждает этот вопрос с потерпевшим, сообщает ему сведения о доказательствах, о сильных и слабых сторонах обвинения. Однако окончательное решение вопроса о внесении предложения о заключении сделки о признании вины зависит от про-

77

курора, особенно по делам, связанным с организованной преступностью и коррупцией, по которым потерпевшим в США считается все общество.

Нередко прокуроры умышленно выдвигают «завышенные обвинения» преследуя при этом цель, чтобы впоследствии виновный согласился на переговоры и на заключение сделки о признании вины.

Защитник, выступая на стороне обвиняемого, при заключении с прокурором сделки о признании вины ведет с ним переговоры, приводит смягчающие наказание обстоятельства. Он может встретиться с прокурором и в неофициальной обстановке и получить от него более полную картину доказательств против своего клиента. В присутствии прокурора и с его согласия защитник может ознакомиться с полным содержанием имеющихся у прокуратуры обвинительных доказательств по делу (обычно эта процедура возможна, когда у прокурора имеются против обвиняемого бесспорные доказательства), а также и сам предоставить прокурору имеющиеся доказательства в пользу клиента.

Суд при наличии по уголовному делу сделки о признании вины должен обеспечить соблюдение законности и справедливости. При этом суд может участвовать в процессе переговоров о сделке о признании вины и убедиться в том, что заявление о признании вины носит добровольный характер и что обвиняемый понимает сущность предъявленного ему обвинения и его последствия.

Законом оговорена специальная процедура оформления переговоров о сделке о признании вины, которая реализуется клерком суда в присутствии федерального судьи, обвиняемого, его защитника и обвинителя (прокурора), а также потерпевшего. Если при этом договоренность не была достигнута, то обвинитель не вправе использовать на процессе заявления обвиняемого, которые им были сделаны во время обсуждения сделки о признании вины.

78

Вместе с тем, соглашаясь на участие в сделке о признании вины, обвиняемый тем самым отказывается от права на полноценное судебное разбирательство, в том числе и от права на суд присяжных.

Признание, сделанное обвиняемым в суде, рассматривается судьей единолично как юридический факт, делающий ненужным процесс рассмотрения и оценки доказательств, так как этим заявлением устраняется спор между обвинением и обвиняемым.

Однако по делам о тяжких преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде смертной казни, суд рекомендует обвиняемому отказаться от своего признания, что дает основание рассматривать дело с участием присяжных. По некоторым делам о преступлениях, совершенных с особой жестокостью или в силу их широкой известности вопрос о сделке о признании вины, как правило, вообще не подлежит обсуждению.

Судья при наличии у него сомнений вправе отказаться принять заявление о признании вины. Оно принимается лишь в том случае, если было сделано добровольно, без насилия и угроз, в присутствии защитника, в открытом судебном заседании и при наличии фактических оснований для заявления о виновности.

Суд с целью поощрения сторон к сделке о признании вины может участвовать в самом процессе переговоров и встать на сторону защиты или обвинения, оказать на них активное давление, указать их сильные или слабые позиции и доказательства и пообещать определенное наказание или диапазон наказаний.

Судьи могут и не вступать в процесс переговоров о сделке о признании вины и только узнают достигли ли стороны такого соглашения или нет. При этом не существует специальных норм, регламентирующих порядок участия суда в процессе обсуждения сделки о признании вины. Имеется лишь специально разработанная Памятка для Федерального судьи США, в которой указываются вопросы, которые рекомендуется выяснить судье при принятии заявления о признании вины. Эти вопросы задаются

79

судьей обвиняемому после приведения его к присяге и оглашения обвини- тельного заключения и касаются они в основном прав обвиняемого. Судья выясняет у него разъяснены ли ему защитником его права, последствия сделки о признании вины, не является ли заявление о признании вины результатом каких- либо угроз, обмана, либо обещаний, помимо тех, которые содержатся в соглашении о признании вины, добровольно ли заключено такое соглашение и действительно ли обвиняемый виновен в инкриминируемом ему деянии. Обвиняемому разъясняется его право отозвать свое признание и что на этой стадии не принимаются к рассмотрению доказательства, что он может быть привлечен за возможную дачу ложных показаний.

Обвиняемому также разъясняется, что суд может назначить ему любое наказание, более строгое, чем рекомендовано прокурором при заключении сделки о признании вины и что после назначения наказания обвиняемый не вправе отозвать свое заявление о признании вины.

После того как обвиняемому будут разъяснены его права и выяснены названные выше вопросы, суд издает приказ, в котором указывает, что заявление о признании вины сделано свободно и добровольно, с полным пониманием обвинений против него и последствий его заявления и приказывает ввести заявление о признании вины в силу. Суд ведет полный протокол соглашения о признании вины, включая договоренность относительно снижения тяжести первоначального обвинения и снижении наказания.

С момента вступления сделки о признании вины в законную силу судья может разрешить обвиняемому отказаться от договоренности только в случае, если это будет необходимо для исправления явной несправедливости.

Для вступления соглашения о признании вины в законную силу оно должно быть представлено судье и одобрено им в открытом заседании.

80

Признание виновности считается недействительным, если судьей будет установлено, что оно было получено в результате обмана или принуждения.

При наличии сделки о признании вины суд, как правило, выносит наказание, соответствующее условиям сделки и признании вины. Как только наказание будет назначено, решение об осуждении становится окончательным.

Наиболее часто разрешаются путем сделки о признании вины уголовные дела о менее тяжких преступлениях, за совершение которых в качестве меры наказания может быть назначено лишение свободы на срок до одного года либо штраф не более 500 долларов. Существует практика не применять лишение свободы при наличии сделки о признании вины к лицам, дважды судимым и совершившим ненасильственное преступление, связанное с собственностью.

В США довольно распространено «условное соглашение» о назначении наказания. Сущность его состоит в том, что обвиняемому обещается конкретное наказание или «вилка» наказаний при условии его положительного поведения после ареста, возмещения убытков потерпевшему, выполнения полезной для общества работы, прохождения курса консульта-

1 ции со специалистом или психотерапевтом .

Таким образом, сделка о признании вины в уголовном процессе США возможна как на досудебной стадии, так и в суде, при этом наиболее часто и, как правило, она имеет место при участии суда, на стадии предварительного слушания уголовного дела судьей.

Суть сделки о признании вины состоит в достижении договоренности между представителями обвинения и защиты (обвиняемым) при участии суда о том, что в случае признания своей вины в совершении престу-

1 См.; Николайчик В. М. Уголовный процесс США. М, 1981. С. 135-153. Махов В.Н.. Пешков М.А. Уголовный процесс США (досудебные стадии): Учебное пособие. М„ 1998. С108.

81 пления обвиняемый получит определенные преимущества при назначении ему наказания. Это дает возможность суду рассмотреть дело в упрощенном, ускоренном порядке, без соблюдения всех процедур, способствует уменьшению загруженности судей и приближению момента реализации уголовной ответственности. В этом положительная сторона рассматриваемого института.

В связи с этим сделка о признании вины имеет много своих сторонников среди отечественных ученых юристов и правоприменителей.

По их мнению, при отсутствии правового спора исследование доказательств в сложном, долгом и дорогостоящем судебном разбирательстве представляется излишним. Законодательное закрепление сделки о признании вины не только позволит рационализировать процедуру рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции, но и значительно разгрузит суды второй и надзорной инстанции. Достигшие соглашения стороны не станут оспаривать приговор, на который они заранее согласились1.

Однако существует и другая, оборотная сторона. Этот институт, по моему мнению, не лишен и существенных недостатков. Признание обвиняемым вины становится не предметом объективного судебного исследования, а результатом соглашения, торга, сделки между обвинителем и защитой (обвиняемым). В результате такой сделки сторон и упрощения судебной процедуры разбирательства суд и прокурор умышленно отказываются от рассмотрения и исследования всех материалов дела и доказательств. Обвинительный приговор может быть вынесен лишь на одном признании вины обвиняемым без проверки обстоятельств дела. Суд не стремится глубоко вникать и полно исследовать суть происшествия и, ограничиваясь формальным признанием обвиняемого вины в преступлении

1 См.: Милиции С. Сделка о признании вины: возможен российский вариант?// Рос.юстиция.1999, № 12. С.41; Лазарева В. Легализация сделок о признании вины /У Рое.юстиция. 1999. № 5. С.40.

82 менее тяжком, чем то, которое им было фактически совершено, проявляет заинтересованность в возможности быстрого вынесения приговора еще на стадии его предварительного слушания.

При этом отсутствуют какие-либо предусмотренные законом гарантии того, что обвиняемому будет смягчено наказание, сознательно нару- шаются основополагающие задачи и принципы уголовного судопроизводства - законности, вины, справедливости, всестороннего, полного и объективного, исследования обстоятельств дела. Поэтому не случайно институт сделки о признании вины не воспринимается однозначно, а иногда и подвергается справедливой критике в работах некоторых ученых-юристов России и США.

Так, по мнению известного процессуалиста США, профессора Кали- форнийского университета Питера Аринеллы сделка о признании вины показывает фундаментальные пороки американского уголовного процесса, являющегося частью рыночной системы, в которой стороны сами регулируют спор, составляя контракт. При этом рыночная система, а не закон устанавливает оптимальную цену преступления. Сделка о признании вины, переговоры подрывают моральные аспекты уголовного закона, уничтожают любое объективное определение вины1.

Представляется нецелесообразным внедрять в уголовный процесс Российской Федерации институт сделки о признании вины без изменений, с теми недостатками и в том виде, в котором он действует в США. Это может вызвать отрицательные последствия, так как работники дознания не готовы к этому и нередко добиваются у лица, совершившего преступление признания вины любыми путями, в том числе насилием и обманом.

Диссертант разделяет взгляды по этим вопросам профессора В. Н. Махова, М. А. Пешкова, И. Петрухина о том, что необходимо использовать лишь положительные стороны этого института применительно к Россий-

1 См.: Arenella Peter, Professor, University of California. Los Angeles. Procedure. The Warren and Burger Courts “Coftipeting Ideoligies, 72 Georgetown Law Journal 195 (1983).

83 скому уголовно-правовому законодательству, что развитие уголовного процесса России пойдет все же своим путем’.

Поощрительные нормы права, содержащие признаки деятельного раскаяния широкой популярностью пользуется в Англии, в Израиле, во Франции, Греции, Норвегии, Турции.

Так, согласно новому Уголовному кодексу Франции суд может отстрочить назначение наказания или объявить об освобождении от наказания в том случае, когда представляется, что исправление виновного достигнуто либо виновный находится на пути к исправлению, причиненный ущерб возмещен либо возмещается и нарушение, явившееся следствием деяния, прекратилось либо прекращается (ст. ст. 132-59, 132-60, 132-61).

Лицам, принимавшим участие в незаконном обороте наркотических средств, наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет уменьшается наполовину, если они предупредили о содеянном административные или судебные власти, позволили положить конец преступным деяниям и, в случае необходимости, установить личность остальных виновных (ст. ст. 222-34, 222- 43).

Наказание в виде двадцати лет заточения за похищение и незаконное удержание человека заменяется пятью годами тюремного заключения, а за совершения такого деяния организованной бандой тридцатилетнее заточение заменятся десятью годами тюремного заключения, если лицо, содержащееся в заключении или незаконно удерживаемое в закрытом помещении, будет добровольно освобождено до истечения седьмого дня, считая со дня его задержания (ст. 224- 1, 224-3).

1 См.: Махов В. Н., Пешков М. А. Юристы США о моделях уголовного процесса // Сле- дователь. 1999, № 6. С.38-49; Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины // Рос, юстиция. 1998, № 7. С.17; Петрухин И. Сделки о признании вины чужды российскому менталитету // Рос. юстиция. 2001. № 5. С.38.

84

По делам о преступлениях против нации и государства (предусмотрено наказание в виде пожизненного заточения или тюремного заключения на срок от десяти до тридцати лет) - измена и шпионаж, передача информации иностранному государству, саботаж, повстанческое движение, если лицо пыталось совершить одно из этих деяний или принимало участие в заговоре и, предупредив администрацию или судебную власть, позволило избежать совершения деяния и, в случае необходимости, установить других виновных, то такое лицо освобождается от наказания или наказание ему снижается наполовину (ст. ст. 414-2, 414-3, 414-4).

При условии выполнения вышеназванных действий (своевременное предупреждение органов власти, пресечение преступного деяния, установление и разоблачение соучастников) лицо, совершившее покушение на подделку денег (карается от десяти до тридцати лет тюремного заключения), может быть освобождено от наказания, а исполнителю или соучастнику названного деяния на тех же условиях наказание уменьшается наполовину (ст. ст. 442-9, 442-10).

В соответствии со ст. 450-2 УК Франции любое лицо, принявшее участие в объединении преступников для совершения преступлений (наказывается десятью годами тюремного заключения), освобождается от наказания, если оно, до привлечения к ответственности, раскроет эту группу

или этот сговор компетентным властям и позволит установить других со-

i участников .

УК Франции не содержит понятия деятельного раскаяния, но фактически предусматривает почти все его признаки, за исключением явки с повинной:

способствование раскрытия преступления, выражающееся в своевременном предупреждении органов власти о готовящемся или совершен-

См.: Новый уголовный кодекс Франции. М,. 1993.

85

ном преступлении, способствовании его пресечению, установлении и ра- зоблачении соучастников;

возмещение причиненного ущерба;

добровольное прекращение преступного деяния, добровольное освобождение похищенного или удерживаемого человека.

Эти действия виновным должны быть совершены добровольно и, как правило, до привлечения его к уголовной ответственности. При чем более важное значение придается раскрытию преступления, установлению и разоблачению соучастников содеянного.

Уголовный кодекс Испании, принятый в 1995 году, также предусматривает ряд поощрительных норм права, которые относятся к признакам деятельного раскаяния.

Согласно ст. 16 УК Испании не подлежит уголовной ответственности лицо, которое добровольно предотвращает совершение преступления, отказавшись от его завершения, препятствуя наступлению последствий.

К смягчающим наказание обстоятельствам в УК Испании относятся: действия виновного, направленные на возмещение ущерба, причиненного потерпевшему или устранение его последствий в любой стадии производства по делу до вынесения приговора;

признание виновного властям в совершении преступления, когда он еще не знал о возбуждении уголовного дела против него;

смягчающими обстоятельствами могут быть признаны и другие существенные обстоятельства (ст. 22).

Если есть одно или несколько смягчающих обстоятельств, то назначается наказание по нижнему пределу установленных законом санкций, если есть два и более смягчающих обстоятельств, то наказание может быть назначено на одну или две степени ниже предусмотренного в законе, продолжительность которого соответствует значению и количеству указанных обстоятельств (ст. 66).

86 Суд или трибунал при наличии смягчающих обстоятельств и, особенно при старании виновного возместить причиненный ущерб, может заменить не закоренелому преступнику меры тюремного заключения, срок которых не превышает двух лет, на штраф или на арест в конце недели из расчета замены каждой недели тюремного заключения на два ареста на конец недели или каждый день тюремного заключения - на штраф в размере двухмесячных зарплат (ст. 88).

Предусмотрено освобождение от уголовной ответственности лиц, которые получили дотацию, снижение налога или денежную помощь от государства, сфальсифицировав условия, требующиеся для их представления, а также лиц, уклонявшихся от уплаты налогов или взносов по социальной безопасности, в случаях, когда они возместят ущерб до того, как они будут уведомлены соответствующими органами о начале проверки в отношении них (ст. ст. 305, 307, 308).

Освобождается от наказания лицо, по вине которого произошел пожар в лесном массиве, если оно предотвратит распространение огня по лесу (ст. 354).

По делам о незаконном обороте наркотиков, психотропных, токсических веществ суд или трибунал могут назначить наказание на одну или две ступени ниже, чем предусмотрено в законе (от трех до восемнадцати лет тюремного заключения), если субъект добровольно оставил преступную деятельность и предстал перед властями с признанием о деяниях, в которых он участвовал или которым активно содействовал, с целью предотвратить совершение преступления либо с целью предоставить решающие доказательства для идентификации или ареста других виновных, либо с целью воспрепятствовать деятельности организаций, в которых он участвовал (ст. ст. 368-372, 376).

Освобождается от наказания за взяточничество частное лицо, если заявит о содеянном должностному лицу, ответственному за расследование,

87

до начала соответствующего производства, если со дня деяния прошло не более десяти дней (ст. 427).

Согласно ст. 462 УК Испании освобождается от наказания лицо, давшее ложные показания по уголовному делу, если откажется от них до вынесения приговора в процессе.

Предусмотрено освобождение от наказания лиц, участвовавших в восстании, если они сообщат о нем на момент, когда возможно предотвратить его последствия (ст. 480).

По делам о терроризме (от пятнадцати до тридцати лет тюремного заключения) суд и трибунал, мотивируя свое решение в приговоре могут назначить наказание ниже на одну или две ступени, чем предусмотрено в законе, если лицо добровольно прекратит свою преступную деятельность и предстанет перед властями, признаваясь в совершенных деяниях и, кроме того, будет содействовать властям в предотвращении совершения преступления либо окажет существенную помощь в идентификации или аресте других лиц, которые должны понести ответственность либо окажет помощь в прекращении деятельности или развитии вооруженных банд, формирований или террористических групп, в которых он участвовал либо которым оказывал содействие (ст. 579) .

По УК Испании допускаются сделки о признании вины. Однако, если в США они возможны практически по всем делам, в том числе, когда обвиняемому грозит смертная казнь, то в Испании допускается возможность согласительных процедур только в случаях, если обвинитель требует наказания, не превышающего шести лет лишения свободы.

В Кодекс Уголовного расследования Бельгии в 1984 году введена (в 1994 г. подверглась изменениям и дополнениям) статья 216-бис, в соответствии с которой во избежание судебного разбирательства по всем делам о

1 См.: Уголовный кодекс Испании. М.. 1998,

88 преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет, обвиняемый, не отрицающий своей вины и уплативший в казну устанавливаемую в каждом конкретном случае сумму (если преступлением причинен вред только интересам государства), а также полностью возместивший ущерб потерпевшему (если вред причинен интересам частного лица), освобождается от уголовной ответственности с прекращением дела в досудебной стадии уголовного процесса.

Примерно, одна треть всех уголовных дел, поступающих из полиции в прокуратуру, разрешается именно таким способом. При этом прокуратура, решая в таких случаях вопрос об освобождении от уголовной ответственности, определяет в рамках, установленных законом, размер денежной суммы и срок ее уплаты (от 8 дней до 3 месяцев) направляет лицу предложение уплатить денежную сумму. Если это лицо выплатит указанную ему денежную сумму, то уголовное преследование прекращается, а если нет, то оно продолжается в обычном порядке.

Подобная процедура, получившая название «трансакция», с 1983 г. существует и также широко применяется в Нидерландах, где в таких случаях допускается освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях, предусматривающих наказание до 6 лет тюремного заключения1.

Различные формы прекращения либо отказа от уголовного преследо- вания при условии обязательного возмещения вреда, причиненного преступлением, существуют и в других странах, (Австрия, Португалия и др., там эти процедуры известны под наименованием «медиация»).

В Бельгии медиация может применяться по делам обо всех преступ- лениях, предусматривающих наказание до 20 лет лишения свободы. Прекращение уголовного преследования в таком случае обусловливается выполнением одной из следующих обязанностей:

1 См.: The Legal Scope of non-prosecution in Europe HeuNi (Helsinki). 1986, № 8. P. 46, 86.

89

возместить ущерб;

пройти курс лечения;

выполнить работу в общественных интересах или прослушать курс профессионального обучения в объеме до 120 часов,

Основной целью трансакции или медиации является предоставление правоприменительным органам возможности более быстро и адекватно реагировать, прежде всего, на мелкую преступность1.

По мнению автора, такое освобождение от уголовной ответственности в связи с возмещением причиненного преступлением вреда носит слишком широкий характер и вряд ли его можно считать справедливым во всех без исключения случаях.

В результате применения такого закона лица, имеющие денежные или иные материальные средства могут неоднократно безнаказанно совершать преступления, за которые предусмотрено наказание до 5 лет лишения свободы, в каждом случае лишь возмещая причиненный вред.

Лица, не обладающие такими средствами, не имеют возможности возместить причиненный ущерб и, совершая вышеуказанные преступления, будут подвергаться уголовному наказанию.

Представляется, что данный закон в том виде, в котором он существует, то есть без определенных законом условий, таких как, например, совершение преступления впервые, возможный, а не обязательный характер освобождения от уголовной ответственности, противоречит принципу равенства граждан перед законом.

Имеют достаточно широкое распространение поощрительные нормы права, содержащие признаки деятельного раскаяния, и в странах ближнего зарубежья, в СНГ.

См.: Головко Л. В. Новые основания освобождения от уголовной ответственности и проблемы их процессуального применения. // Государство и право. 1997, № 8. С.77-79.

90

На мой взгляд, наиболее удачно сформулирована норма об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в УК Республики Казахстан1.

Так, согласно ч. 1 ст. 65 УК РК лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно после совершения преступления добровольно явилось с повинной или способствовало раскрытию преступления, или иным образом загладило нанесенный преступлением вред.

Разделительный союз «или» в данном случае исключает споры о том, требуется ли для освобождения от уголовной ответственности вся совокупность указанных в законе признаков деятельного раскаяния или достаточно лишь одного из них. Вопрос об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием решается однозначно: достаточно одного из указанных в законе признаков деятельного раскаяния.

Однако недостатком данного закона является то, что в нем не дается самого понятия деятельного раскаяния и не указываются такие, как нам представляется, важные его признаки, как полное признание вины и раскаяние в содеянном. Ведь лицо может явиться с повинной, однако не раскаяться в совершенном преступлении и лишь частично признать свою вину в содеянном. В таких случаях можно говорить о смягчении наказания, а не

0 полном освобождении от уголовной ответственности. Кроме того, по мнению диссертанта, способствование раскрытию преступления, также как и признание вины и раскаяние в совершенном преступлении, непосредст венно зависит от волеизъявления субъекта преступления и во всех случаях должно быть составляющим, обязательным признаком деятельного рас каяния.

В соответствии с ч. 2 ст. 65 УК РК предусмотрена возможность освобождения судом от уголовной ответственности и лица, совершившего

1 См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан: официальный текст Алматы, 1997.

91

преступление иной категории, за исключением тяжкого или особо тяжкого преступления против личности, в случаях их активного способствования предотвращению, раскрытию или расследованию преступлений, совершенных организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), изобличению других соучастников преступлений, совершенных организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией),

Представляется, что данная норма закона имеет большое значение, способствует профилактике и активизации борьбы с организованными формами преступности. Однако освобождение от уголовной ответственности в таких случаях возможно только в суде. Во всех остальных случаях право прекращения уголовного дела с освобождением лица от уголовной ответственности по нереабилитирующим обстоятельствам имеет и следователь, и орган дознания с согласия прокурора, а также прокурор (ст. 38 УПК РК).

На основании ч. 3 ст. 65 УК РК лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных в частях первой и второй данной статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности также в случаях, специально предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса.

К таким случаям в УК РК отнесены по аналогии с УК РФ примечания к статьям о государственной измене, шпионаже, насильственном захвате власти или насильственном удержании власти, о коммерческом подкупе, терроризме, захвате заложника и др.

УПК РК (ст. 51) регламентирует процессуальный порядок прекращения уголовного дела. До прекращения уголовного дела подозреваемому, обвиняемому разъясняются основания прекращения и его право заявлять возражения против прекращения по этим основаниям. О прекращении уго- ловного дела письменно уведомляются не только обвиняемый и потерпевший, но и их защитник и иные лица, заинтересованные в исходе дела.

Уголовный кодекс Республики Беларусь также предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности и значительного смягчения наказания в связи с деятельным раскаянием лиц, совершивших преступления (ст. ст. 63, 70, 88) . При этом содержание деятельного раскаяния и условия освобождения от уголовной ответственности и смягчения наказания по данному основанию имеют сходство с аналогичными положениями УК РФ.

Однако в отличие от УК РФ ст. 20 УК РБ (по аналогии с ч. 2 ст. 65 УК РК) предусматривает освобождение от уголовной ответственности участника преступной организации (кроме организатора или руководителя) за участие в ней и совершение им в составе этой организации преступления, за исключением особо тяжких или тяжких преступлений, связанных с посягательством на жизнь или здоровье человека, если он добровольно заявил о существовании преступной организации и способствовал ее изобличению.

По мнению автора, ст. 20 УК РБ, также как и аналогичные положения УК РК способствует более эффективной борьбе с организованной преступностью.

Уголовные кодексы Республики Таджикистан (ст. ст. 60, 61, 63. 73) и Туркменистана (ст. ст. 57, 59, 71) содержат аналогичные УК РФ положения об освобождении от уголовной ответственности и смягчения наказания в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление”.

Вместе с тем названные УК имеют и некоторые особенности при разрешении указанных вопросов.

Так, УК Республики Таджикистан предусматривает положение о том, что при назначении наказания суд обязан учитывать и мнение потер-

См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск, 1999. “” См.: Уголовный кодекс Республики Таджикистан. Душанбе, 1998; Уголовный кодекс Туркменистана. Ашхабад, 1997.

93 певшего по делу (ч. 3 ст. 60). Среди обстоятельств, смягчающих наказание, имеются и такие, как способствование лица, совершившего преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, а также компенсация материального и морального вреда, причиненного преступлением (ст. 61 УК РТ).

В примечании к ст. 187 УК Республики Таджикистан указано об освобождении от уголовной ответственности лица, добровольно заявившего органам власти об участии в преступном сообществе и способствовавшего пресечению его деятельности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

УК Туркменистана (п.«л», п.«м» ст. 57), кроме способствования раскрытию преступления среди обстоятельств, смягчающих ответственность, выделяет изобличение лицом, совершившим преступление, других соучастников, а также оказание медицинской и иной помощи потерпевшему.

Кроме того, УК Туркменистана (примечание к ст. 186) в отличие от УК РФ предусматривает освобождение от уголовной ответственности лица, выполнявшего функции посредника при получении или даче взятки, если оно добровольно сообщило органу или должностному лицу, имеющему право возбудить уголовное дело, о посредничестве во взяточничестве.

Согласно примечанию к ст. 326 УК Туркменистана лицо, совершившее нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, если оно приняло все возможные меры для оказания помощи потерпевшему, то наказание ему не может превышать половины максимального размера, предусмотренного в санкции данной статьи.

Таким образом, уголовное законодательство многих зарубежных стран и стран СНГ содержит достаточно развитую систему поощрительных норм, учитывающих социально полезное постпреступное поведение виновных лиц, в том числе и деятельное раскаяние в преступлении. Анализ этого законодательства свидетельствует о том, что поощрительные нормы

94

уголовного права, содержащие признаки деятельного раскаяния, имеют тенденцию к расширению сферы их влияния и совершенствованию механизма их применения.

Однако в различных странах они, с учетом истории развития нацио- нального уголовно-правового законодательства, имеют много отличительных, индивидуальных признаков, которые содержат не только положительные моменты, но и отдельные недостатки.

Поэтому автор считает, что необходимо творчески и осмысленно подходить к изучению и применению в отечественном законодательстве положительного зарубежного опыта применения поощрительных норм права, содержащих признаки деятельного раскаяния.

95

Глава 2. Деятельное раскаяние как уголовно-правовой институт и проблемы его развития

§ 1. Уголовно-правовое значение и гарантии деятельного раскаяния

Правовое значение деятельного раскаяния состоит в том, что оно облегчает раскрытие совершенных преступлений, способствует возмещению ущерба или иному заглаживанию вреда, причиненного преступлением, является одним из оснований и условий смягчения наказания, вплоть до освобождения от уголовной ответственности случаях, предусмотренных законом.

Уголовное законодательство придает большое значение поведению виновного после совершения преступления, его отношению к содеянному, предотвращению и ликвидации вредных последствий криминального деяния, стремлению загладить причиненный вред, искупить вину перед обществом .

При наличии обстоятельств, смягчающих наказание, положительного посткриминального поведения, деятельного раскаяния лица, совершившего преступление, законом в определенных случаях предусматривается значительное смягчение уголовного наказания или полное освобождение от уголовной ответственности.

В связи с этим важное теоретическое и практическое значение имеет более широкое использование института деятельного раскаяния в преступлении в уголовном и в уголовно-процессуальном законодательстве, а также в практической деятельности органов предварительного следствия, дознания, прокуратуры и суда.

1 См.: Савкин А. В, Проблемы доказывания и правовой оценки деятельного раскаяния обвиняемого (подозреваемого) на предварительном следствии Днсс.каид. юрид. наук М., 1994. С.68; Щерба С. П., Савкин А. В., Указ соч. Сб.

96

Для современного этапа развития уголовного права характерен диф- ференцированный подход к лицам, совершившим преступление. Применительно к деятельному раскаянию вопрос о дифференциации ответственности в уголовном законодательстве ранее поднимался профессорами И. И. Карпецом, Н. Ф. Кузнецовой и др. , а в последнее время он вновь поставлен рядом ученых”.

Суть предложений сводится к тому, чтобы предусмотреть в Уголовном кодексе Российской Федерации более широкий круг случаев освобождения лиц, совершивших преступные деяния, от уголовной ответственности, если с их стороны имело место деятельное раскаяние.

Кроме того, само понятие деятельного раскаяния в преступлении недостаточно ясно и неоднозначно определено в действующем уголовно-правовом законодательстве, и, по мнению автора, требует существенных доработок и уточнений.

В связи с этим правоохранительные органы в процессе применения поощрительных норм права о деятельном раскаянии в практической дея- тельности сталкиваются с серьезными трудностями в вопросах квалификации действий, подпадающих под признаки деятельного раскаяния.

При наличии в поведении подозреваемого, обвиняемого признаков деятельного раскаяния на первоначальном этапе расследования изменяется объем, характер, и направленность оперативно-розыскных мер и следственных действий.

Деятельное раскаяние создает возможность сократить сроки следствия и
материально-финансовые затраты на проведение оперативно-

См.: Карпец И. И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. С.82; Кузнецова Н. Ф. Уголовное право и мораль. М., 1967. С.91.

” См., напр: Аликпсров X. Д., Курбанова К. Ш. Уголовный кодекс РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности // Государство, и право, 2000. № 1. С.54-60; Дагель П. С. Проблемы советской уголовной политики. Владивосток, 1982. С.54: Никулин С. И. Нравственные начала уголовного права, его реализация правоох- ранительными органами в процессе правоприменительной практики. М., 1992. С.33-53.

97

розыскных и следственных действий по раскрытию преступлений, установлению всех фактических обстоятельств, имеющих значение для дела.

В определенных ситуациях деятельное раскаяние может свидетельствовать и о снижении степени общественной опасности лица, совершившего преступление, особенно в случаях, если оно проявляется в добровольной явке с повинной, предотвращении вредных последствий, заглаживании причиненного ущерба. О таком содержании деятельного раскаяния можно говорить применительно не только к преступлениям небольшой тяжести, но и к преступлениям иных категорий в случаях, предусмотренных законом.

Вместе с тем не следует и преувеличивать способность деятельного раскаяния снижать степень общественной опасности совершенного антиобщественного деяния. Действительно, если лицо, совершившее особо тяжкое преступление проявит после этого деятельное раскаяние в содеянном, то в результате не всегда такое деяние и лицо, совершившее его, будут менее опасными.

По мнению диссертанта, ни при каких условиях не следует предусматривать в законе освобождение от уголовной ответственности в случаях деятельного раскаяния по таким преступлениям, как умышленное убийство, изнасилование, разбойное нападение.

В то же время, если при совершении неосторожных преступлений, преступлений в сфере экономики и некоторых других, деятельное раскаяние предполагает возможность наступления отрицательных последствий или же при этом материальные и моральные последствия уменьшаются, устраняются либо заглаживаются, то может иметь место снижение общественной опасности субъекта преступления. Социально полезное постпреступное поведение может объективно указывать на отрицательное отношение лица к совершенному деянию.

Указанные в первой главе данной работы поощрительные нормы уголовного закона, предусматривающие освобождение от уголовной от-

98

ветственности в связи с деятельным раскаянием, составляют в совокупности самостоятельный правовой институт - институт освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

В обоснование этого можно сослаться на существующие положения теории государства и права о том, что критериями деления правовых норм на отрасли и институты являются предмет и метод правового регулирования1.

Предмет правового регулирования института - это часть отрасли права, состоящая из норм, регулирующих определенный вид, сторону однородных общественных отношений. Предметом правового регулирования в рассматриваемых случаях являются общественные отношения, возникающие в связи с деятельным раскаянием в преступлении.

Метод правового регулирования - это способы, при помощи которых на основе данной совокупности норм обеспечивается нужное поведение людей как участников правоотношений.

Правовой институт как элемент системы права обладает относительной самостоятельностью, специфичностью способов правового регулирования, такой степенью выделения юридических норм, что при изъятии его из правового регулирования становится невозможной регламентация данного вида общественных отношений. Правовой институт представляет собой обособленный комплекс правовых норм, регулирующий с помощью специфичных приемов и способов однородный вид или сторону общественных отношений”.

Совокупность норм Общей и Особенной части Уголовного кодекса РФ, а также норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, устанавливаю-ем.: Ендольцева А. В. Институт деятельного раскаяния в уголовном праве: Дисе… канд. юрид. наук, М., 2000. С. 16; Общая теория государства и нрава: Акад. Курс лекций: В 2 т. Т.2 Теория права. Под ред. М.Н. Марченко, М., 1998; Курс лекций по теории права и государства. Под ред. Н. А.Катаева, В. В.Лазарева. Уфа, 1994. “ См.: Керимова Е. А. Правовой институт: понятие и виды / Под ред. Сенякина И. Н.. Саратов. 2000. С. 15.

99

щих основания, условия и порядок освобождения от уголовной ответственности при наличии признаков деятельного раскаяния в преступлении, и составляют правовой институт деятельного раскаяния.

Деятельное раскаяние может обеспечивать предупреждение конкретного преступления или определенной группы преступлений. Так, лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, своим своевременным сообщением об этом органам власти предотвращает осуществление тяжкого (ч. 1 ст. 205 УК) и особо тяжкого (ч. 2, 3 ст. 205 УК) преступлений, совершение которых может повлечь за собой тяжкие последствия.

Освобождение от уголовной ответственности взяткодателей и лиц, совершивших коммерческий подкуп, способствует раскрытию преступлений, обладающих большой латентностью (ст. 290, ст. 204 УК РФ), предупреждению новых преступлений со стороны должностных лиц и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

Так, по данным А. Баркова факты получения взяток в 73% случаев стали известны благодаря заявлениям взяткодателей1. Наличие в законе таких норм (примечания к ст. ст. 291, 204 УК РФ) оказывает предупредительное влияние на сознание лиц, которые способны использовать свое должностное положение в корыстных целях.

Норма об освобождении от уголовной ответственности лица, добровольно сдавшего оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, хранившиеся у него без соответствующего разрешения, направлена на предотвращение использования перечисленных предметов в преступных целях, неосторожных преступлений. Деятельное раскаяние лица, добровольно сдавшего наркотические или психотропные вещества, предупреждает их распространение.

См.; Барков А. Уголовный закон и раскрытие преступлений. Минск, 1980. С.57,

100

Институт деятельного раскаяния защищает граждан от угрозы реального посягательства, когда безопасность их жизни и здоровья зависит от усмотрения лица, совершившего преступление, в случаях похищения человека или захвата заложника. Добровольное освобождение похищенного человека или заложника предупреждает совершение преступлений против их жизни и здоровья.

Деятельное раскаяние лжесвидетелей, экспертов, потерпевших, давших ложные показания, предотвратит общественно опасные последствия совершенного преступления, т.е. возможное привлечение невиновного к уголовной ответственности, вынесение неправосудного приговора, решения или иного судебного акта и т. п.

Институт деятельного раскаяния в преступлении позволяет экономить уголовную репрессию, снизить количество осужденных и рецидивную преступность в обществе, склонить отдельные категории лиц, совершивших преступление, к обнаружению и добровольному устранению либо смягчению вредных последствий содеянного.

Не случайно законодатель в новом Уголовном кодексе Российской Федерации 1997 года расширил перечень норм Особенной части УК, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. В такого рода положениях закона просматривается средство предупреждения преступлений, причем такое, к которому законодатель обращается вынужденно, учитывая серьезную трудность борьбы с некоторыми общественно опасными посягательствами.

Особую значимость имеет позитивное посткриминальное поведение лица в связи с раскрытием групповых преступлений. Явка с повинной одного из соучастников преступления и его способствование раскрытию тяжкого преступления имеет большое значение для установления и розыска всех виновных, выявлению преступной деятельности в полном объеме. Деятельное раскаяние в преступлении призвано заинтересовать виновных,

101

отдельных участников преступных групп, в сотрудничестве с правоохра- нительными органами.

Важное значение имеет деятельное раскаяние осужденных, содержащихся в местах лишения свободы, для раскрытия и расследования преступлений прошлых лет. Наличие поощрительных норм уголовного закона в связи с деятельным раскаянием виновных, когда они могут рассчитывать на снисхождение, является побудительным мотивом к явке с повинной таких лиц, стимулом к критической оценке ими своего прошлого. Это нашло подтверждение и в результатах опросов самих осужденных, 92% из которых считают, что нормы закона о деятельном раскаянии способствуют раскрытию таких преступлений

Анализ института деятельного раскаяния позволяет совершенно определенно говорить о его весомом вкладе в предупреждение преступлений. Правоохранительные органы должны учитывать это и использовать в своей повседневной деятельности, всячески пропагандируя значение деятельного раскаяния, а также проводя работу по склонению лиц к такому постпреступному поведению. «Общество крайне заинтересовано в подобном социально полезном поведении и поэтому имеет все основания стимулировать освобождением виновного от ответственности либо смягчением ему наказания» .

Применение рассматриваемых поощрительных норм о деятельном раскаянии в преступлении основывается на таких основополагающих принципах уголовного права как законность, справедливость, гуманизм.

Вместе с тем с принятием закона о деятельном раскаянии в преступлении, законодатель сделал исключение и частично отказался от принципа неотвратимости наказания. При этом пришлось сделать выбор между двумя конституционными положениями о признания лица виновным только приговором суда (ст. 49 Конституции РФ) и ст. 2 Конституции РФ, провоз-Сахаров А. Б. Предупредительная функция еоветского уголовного закона // Актуальные проблемы уголовного права. М., 1988. С.81.

102

глашающей, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Законодатель отдал предпочтение второму положению, так как УК РФ и вся система правосудия должны быть нацелены на защиту прав и свобод человека и гражданина.

Уголовно-правовое значение деятельного раскаяния состоит и в том, что оно способствует установлению объективных и субъективных признаков деяния, так как включает в себя признание вины и раскаяние в совершенном преступлении, а также явку с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба, заглаживание причиненного вреда и другие активные действия, объективно подтверждающие правдивость данных показаний.

При деятельном раскаянии лицо, совершившее преступление, отрицательно оценивая свои действия и действия соучастников, добровольно и подробно раскрывает все обстоятельства преступления, уточняет и конкретизирует форму и степень своей вины и вины соучастников, мотивы и цели деяния, выяснение которых бывает не менее сложным, чем установление фактических обстоятельств содеянного.

Уголовно-правовое значение деятельного раскаяния заключается и в возможном предотвращении совершения лицом новых преступлений и является предпосылкой для его исправления и перевоспитания. Позитивное постпреступное поведение лица, совершившего преступление, является также достаточно эффективным средством предупреждения преступлений, содействует выявлению и устранению причин и условий, способствовавших их совершению.

Деятельное раскаяние наряду с выполнением общей уголовно пре- дупредительной функции в ряде случаев может обеспечивать предупреждение конкретного преступления или определенной группы преступлений. Так, предупредительное значение деятельного раскаяния в государственной измене, насильственном захвате или удержании власти заключается в предотвращении наступления фактического ущерба суверенитету,

103

территориальной неприкосновенности, государственной безопасности и обороноспособности нашей страны. Реальный вред, который может возникнуть в результате преступных действий субъекта, повышает степень общественной опасности государственной измены. Средством предупреждения общественно опасных последствий преступления в этом случае является законоположение о ненаказуемости лиц, завербованных иностранной разведкой.

Действие норм права о деятельном раскаянии в преступлении обеспечивается определенными правовыми гарантиями, которые выражают общие экономические, социальные, идеологические, морально-нравственные условия и основы жизни общества. Назначение правовых гарантий состоит в обеспечении фактической возможности охраны как интересов общества в целом, требующих раскрытия каждого преступления и неотвратимости предусмотренной за него законом ответственности, так и реализации и охраны прав личности. Правовые гарантии деятельного раскаяния устанавливаются в целях охраны интересов личности в уголовном процессе и повышения эффективности уголовного судопроизводства в целом.

К правовым гарантиям, кроме норм уголовного и уголовно-процессуального закона, регламентирующих основания и порядок деятельности участников уголовного судопроизводства, в первую очередь необходимо отнести Конституцию Российской Федерации, закрепившую права и свободы человека и гражданина, основные принципы судебной власти.

Правовые гарантии установлены и в иных законах (Федеральные законы, Указы Президента РФ), предусматривающих санкции за невыполнение предписаний закона, порядок контроля за законностью действий должностных лиц и т. д.

Правовые гарантии деятельного раскаяния в преступлении - это предусмотренная Конституцией РФ, уголовным и уголовно-

104

процессуальным законом, а также иными нормативными актами, система общих условий, способов, форм и средств, обеспечивающих соблюдение законных прав и интересов личности, демократических принципов правосудия, полноты и достоверности установления фактических данных в уголовном судопроизводстве.

Так, в статьях 21 ,22, 50, 51 Конституции РФ закреплено: достоинство личности охраняется государством, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность;

при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона;

никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего суп-рута и близких родственников.

Названные положения Конституции РФ гарантируют защиту граждан государством от насилия со стороны органов предварительного следствия и дознания, судебной врасти при осуществлении уголовного судопроизводства.

Законными могут быть признаны только добровольные действия и поступки граждан, их свободное, без какого-либо принуждения волеизъявление при принятии решения о деятельном раскаянии в преступлении, признании вины в содеянном.

К правовым гарантиям деятельного раскаяния в преступлении относятся и действующие нормы уголовного и уголовно-процессуального законов, регламентирующие основания (ст. 75 УК РФ и примечания к соответствующим статьям Особенной части УК РФ) и порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ), а также смягчение наказания, в случаях, предусмотренных законом (ст. ст. 60-62, 64-65 УК РФ).

105

Деятельное раскаяние лиц в преступлениях, совершенных впервые и относящихся к категории небольшой тяжести, а также в преступлениях иной категории, средней тяжести (12 деяний), тяжкие (14 деяний), особо тяжкие (10 деяний) в соответствии с требованиями общей части УК РФ (ст. 75) и примечаниями к статьям Особенной части УК (примечания к ст. ст. 126, 198, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228, 275, 276, 278, 291, 307, 337, 338 УК РФ) является законным основанием для освобождения от уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 75 УК РФ понятие деятельного раскаяния в преступлении включает в себя обстоятельства, смягчающие наказание (ст. 61 УК РФ). Среди них такие, как добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или заглаживание вреда, причиненного в результате преступления. Поэтому при наличии этих обстоятельств, а фактически при наличии деятельного раскаяния лиц в преступлениях, за которые законом не предусмотрено освобождение от уголовной ответственности по рассматриваемому нами основанию, при назначении наказания в соответствии со ст.60 УК РФ суд обязан учитывать деятельное раскаяние и смягчать наказание.

В соответствии со ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления, при наличии иных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления суд может назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

106

По моему мнению, в отдельных случаях исключительными обстоятельствами вполне могут быть как вся совокупность обстоятельств, составляющих деятельное раскаяние, так и его отдельные признаки (явка с повинной, способствование раскрытию преступления и т. д.). Об этом указывалось и в постановлении № 40 Пленума Верховного Суда РФ “О практике назначения судами уголовного наказания” (п. п. 5, 8)1.

Следует отметить, что, если в действиях лица, совершившего преступление, имеются признаки деятельного раскаяния или иные обстоятельства, смягчающие наказание, даже при наличии рецидива суд вправе применить ст. 64 УК РФ. Об этом свидетельствуют и примеры из еудебно-следственной практики.

Так, ранее судимый гр. К. 15 мая 1998 г. в г. Уфе в ходе ссоры совершил покушение на убийство гр. П., за что был Демским районным судом г. Уфы Башкортостана осужден к семи годам лишения свободы. Однако по протесту заместителя Генерального прокурора РФ Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ это судебное решение изменила и, признав чистосердечное раскаяние виновного и неправомерное поведение потерпевшей исключительными обстоятельствами, позволяющими применить правила ст. 64 УК РФ о назначении наказания ниже низшего предела, снизила наказание осужденному до пяти лет шести месяцев”.

При назначении наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении в соответствии со ст. 65 УК РФ также учитываются смягчающие обстоятельства и при этом срок или размер наказания не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, смертная казнь или пожизненное лишение свободы не применяются.

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999,. № 4. С.4-5. 2 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001, № 5. С. 11-12.

107

Важной правовой гарантией деятельного раскаяния в преступлении является предусмотренная в ст. 73 УПК РФ обязанность органов следствия, дознания и суда наряду с событием преступления и виновностью обвиняемого, доказывать также обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и обстоятельства, смягчающие наказание. Поскольку деятельное раскаяние в преступлении включает в себя предусмотренные законом обстоятельства, смягчающие наказание, и является основанием освобождения от уголовной ответственности, то из этого следует, что деятельное раскаяние подлежит доказыванию по делу, то есть оно входит в предмет доказывания.

Деятельное раскаяние в преступлении должно быть полно и всесторонне исследовано, проверено и отражено в материалах уголовного дела, протоколах допросов, постановлениях следователя, в обвинительном заключении, приговоре суда и иных документах.

Правовые гарантии деятельного раскаяния закреплены и в нормах, регламентирующих права и обязанности участников уголовного судопро- изводства. В частности, если подозреваемый, обвиняемый, подсудимый считает, что его деятельное раскаяние не учтено или не в полной мере учтено органами предварительного следствия или суда, то он вправе обжаловать решения органов предварительного расследования и суда.

Кроме того, такие лица могут использовать и другие свои права, предусмотренные уголовно-процессуальным законом: право на защиту, на ознакомление с материалами уголовного дела, на заявление ходатайств, на обжалование в суд действий дознавателя, следователя, прокурора.(ст. ст. 46-48, 53, 119-127, 217, 267 УПК РФ).

Государственные органы, уполномоченные на производство дознания и предварительного следствия, в соответствии с установленными в законе обязанностями должны разъяснять участвующим в деле лицам их права и обязанности, реально обеспечивать возможность осуществления этих прав.

108

Органы ведомственного, а также судебного контроля, прокурорского надзора обеспечивают защиту прав участников уголовного процесса, они обязаны принять, обсудить и рассмотреть заявления, ходатайства и жалобы граждан на незаконные и необоснованные действия или решения следователя, дознавателя, прокуратуры и суда. Уголовное судопроизводство в соответствии со ст. 6 УПК РФ имеет своим назначением защиту прав и интересов лиц от преступлений,
защиту личности о незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, а также уголовное преследование, назначение виновным справедливого наказания освобождение от наказания тех, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Ведомственный контроль, прокурорский надзор и судебный контроль за законностью и обоснованностью освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием предусмотрен УПК РФ (ст. ст. 37, 38, 39, 40, 41, 214, 229, 360, 410, 419), Федеральным законом от 17 ноября 1995 года «О прокуратуре Российской Федерации» (ст.29), иными нормативно-правовыми и ведомственными актами, приказами, инструкциями, регламентирующими организационную, не процессуальную деятельность следователя, дознавателя, руководителей следственных подразделений и органов дознания.

Дача прокурора согласия на освобождение следователем, дознавателем лица от уголовной ответственности, по мнению автора, является одной из важных правовых гарантий применения деятельного раскаяния и, как правильно отмечали некоторые исследователи, это правило должно толковаться как обязанность прокурора проверять обоснованность и законность, справедливость принятого решения1.

Применительно к деятельности органов предварительного расследования системы МВД РФ ведомственный контроль осуществляется в двух

См.: Угодьникова II. В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М.. 2G00.C.24.

109

формах: процессуальной и организационной. Так, в полномочия начальника следственного отдела входит право проверять материалы уголовного дела, давать следователю обязательные указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения и т. д. (ст. 39 УПК РФ). К организационным формам контроля относятся организация и проведение заслушиваний хода расследования по уголовным делам, координация деятельности следователя, обеспечение взаимодействия в работе следователя с оперативными службами, создание следственно-оперативных групп по расследованию сложных и больших по объему уголовных дел и т.д.

К сожалению, следует отметить, что в новом УПК РФ не регламентированы вопросы контроля за работой дознавателя при расследовании уголовных дел со стороны начальника органа дознания.

Однако, представляется, что решение этих проблем может иметь место не только законодательным путем, но и путем издания соответствующих ведомственных нормативно-правовых актов.

Законом предусмотрены и обязанности дознавателя, следователя, прокурора и суда обеспечивать участие в деле защитника, рассматривать ходатайства подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (ст. ст. 37, 50, 119-122 УПК РФ).

Правовыми гарантиями деятельного раскаяния в преступлении являются и общие принципы судопроизводства, например, такие как законность, презумпция невиновности, состязательность сторон, свобода оценки доказательств, право на обжалование процессуальных действий и решений и некоторые другие.

Важные правовые гарантии деятельного раскаяния - это и соблюдение определенных законом уголовно-процессуальных форм в ходе предва- рительного следствия, дознания и судебного разбирательства, система проверки
и контроля за обоснованностью и законностью принимаемых

по

решений и проводимых процессуальных действий по уголовному делу, прокурорский и судебный надзор.

Строго определенный законом порядок деятельности следственных органов обеспечивает правильное применение правовых норм, укрепление законности. Уголовно-процессуальная форма служит успешному осуществлению правосудия и исполнению участниками процесса возможности реализации и использования их прав и соблюдения обязанностей, сводит к минимуму допускаемые ошибки следственной и судебной практики. Следователь, дознаватель, прокурор наделены правами и обязанностями, соблюдение которых гарантируется законом. Основа этих гарантий лежит в обеспечиваемых Конституцией РФ правах и свободах граждан (ст. ст. 17-64).

В соответствии со ст. ст. 45, 46 Конституции РФ государством гарантируется защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Таким образом, государство принимает на себя обязательство защитить любого субъекта уголовно-процессуальных отношений, добросовестно выполняющего свой гражданский долг .

Профессор А. М. Ларин в связи с этим отмечал, что право на защиту должно быть обеспечено обвиняемому, не только оспаривающему обвинение, но и сотрудничающему с обвинителем, а также потерпевшему, свидетелям, защитникам и другим участникам процесса вплоть до судей, следователей, прокуроров, их родственников и др., которые должны быть надежно ограждены от угроз насилия, с целью повлиять на их показания или позицию, от мести и т. пА

См.: Зайцев О. А. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного процесса: Монография / Под науч. ред. С. П.Щсрбы М.: ВНИИ МВД России, 1997. С.95.

” См.: Ларин А. М. Конституция Российской Федерации и совершенствование юридических механизмов защиты прав человека // Государство, и право. 1994. № 10. С Л 6.

Ill

Представляется, что гарантиями применения норм права о деятельном раскаянии должен служить правовой и государственный механизм защиты участников уголовного процесса.

В связи с этим правовые гарантии деятельного раскаяния находят отражение в законах, предусматривающих обеспечение личной безопасности участников уголовного процесса.

Так, законом Российской Федерации «О милиции» установлена обязанность милиции принимать меры по охране лиц, участвующих в уголовном деле, а также членов их семей и близких, если здоровье, жизнь или имущество этих лиц находятся в опасности (п. 24 ст. 10).

В соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, обязаны содействовать личной безопасности, со- хранности имущества лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, участников уголовного судопроизводства, а также членов их семей и близких указанных лиц от преступных посягательств (п. 6 ст. 14).

Важной правовой гарантией рассматриваемого нами института деятельного раскаяния является и Федеральный закон РФ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». Следователи, дознаватели, прокуроры и судьи, принявшие решение в соответствии с законом об освобождении лица от уголовной ответственности или смягчении наказания в связи с деятельным раскаянием должны быть надежно защищены от какого-либо неправомерного влияния на них.

По моему мнению, к правовым гарантиям обеспечения механизма применения института деятельного раскаяния в уголовном судопроизводстве относится положение УК РФ (ст. 309), устанавливающее ответственность за принуждение участников уголовного процесса к даче показаний, уклонению от них либо к неправильному переводу со стороны лиц, заин-

112

тересованных в принятии по делу незаконных и необоснованных решений. Это особенно важно в случаях, когда оказывается давление такими лицами на участников процесса,, дающих правдивые показания по уголовному делу, способствующих раскрытию преступления, в том числе и на субъектов деятельного раскаяния.

В ст. 296 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за угрозу убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении судьи, следователя, а также других участников процесса и их близких в связи с осуществлением правосудия и производством предварительного следствия.

В ст. 294 УК РФ устанавливается уголовная ответственность за вмешательство в деятельность суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования осуществлению правосудия и всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

Разработанные проекты Федеральных законов «О борьбе с организованной преступностью», «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству» содержат целый комплекс конкретных положений о правовой и государственной защите участников уголовного процесса, сотрудничающих с пра-воохранительными органами.

В соответствии с названными законопроектами мерами безопасности, применяемыми в отношении защищаемых лиц, включая и субъектов деятельного раскаяния, когда они изобличают соучастников преступления, являются:

допустимость допроса с сохранением анонимности допрашиваемого;

отражение в специальных протоколах, не предъявляемых для ознакомления стороне защиты, данных об участниках процесса;

возможность замены показаний потерпевшего или свидетеля видео-и аудиозаписью под псевдонимом и при изменении внешности, голоса, с использованием других приемов;

113

допустимость допроса отдельных участников процесса в суде в присутствии судей и прокурора;

предъявление для опознания «без ведома опознаваемого лица или когда оно не видит опознающего»;

допустимость рассмотрения дела в закрытом судебном заседании;

личная охрана, охрана жилища и имущества защищаемого лица;

прослушивание телефонных переговоров защищаемого лица;

выдача защищаемому лицу специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;

наложение временного запрета на выдачу сведений о защищаемом лице из информационно-справочных фондов;

переселение защищаемого лица на другое место жительства;

замена документов, изменение внешности защищаемого лица;

изменение места работы (службы) или учебы защищаемого лица;

временное помещение защищаемого лица в безопасное место,

При наличии оснований в отношении защищаемого лица могут применяться также другие меры безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Аналогичные положения содержит и УПК РФ (ст. 11), где, например, указывается, что «При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам судопроизводства, а также их близким родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные статьями 166 частью девятой, 186 частью второй, 193 частью восьмой, 241 пунктом 4 части второй и 278 частью пятой настоящего Кодекса».

Предусмотрено право следователя при необходимости не приводить в протоколе следственного действия данные о личности потерпевшего,

114

свидетеля, их близких родственников и близких лиц, а в суде производить их допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, без оглашения подлинных данных об их личности для обеспечения их безопасности (ст. ст. 166, 278 УПК РФ).

В таких случаях следователем с согласия прокурора выносится постановление, в котором излагаются причины принятого решения о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия, указывается псевдоним участника следственного действия, приводится образец подписи, которые будут использоваться в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу.

Введен и специальный порядок предъявления лица для опознания вне визуального наблюдения опознаваемым опознающего в целях обеспечения безопасности последнего (ст. 193 УПК РФ).

Представляется, что указанные положения УПК РФ при наличии го- сударственных гарантий их применения на практике будут способствовать и более широкому применению поощрительных норм права, содержащих признаки деятельного раскаяния.

Деятельное раскаяние в преступлении становится важным фактором, влияющим на индивидуализацию уголовного наказания, дифференцирующим основания и пределы уголовной ответственности за содеянное. Реализация в полном объеме предлагаемых решений на практике будет способствовать более эффективной работе правоохранительных органов по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений.

На мой взгляд, более четкое и широкое закрепление в законе и применение норм о деятельном раскаянии на практике явилось бы воплощением принципов индивидуализации и дифференциации ответственности лиц, совершивших преступления.

115

§ 2. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности

При рассмотрении проблем освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лица в преступлении, необходимо остановиться на вопросах, касающихся понятия и оснований уголовной ответственности, момента, с которого она наступает. По этим вопросам существуют различные точки зрения ученых.

Одни из них уголовную ответственность понимают как принудительное применение санкции, уголовного наказания, мер государственного принуждения к лицам, совершившим преступление .

Другие считают, что уголовная ответственность является обязанностью лица, совершившего преступление, быть подвергнутым мерам уголовно-правового воздействия”.

Третьи уголовную ответственность определяют как правовое положение лица, совершившего преступление, и возникающие в связи с этим процессуальные, уголовные, исполнительные правоотношения^.

Ряд авторов полагают, что уголовная ответственность — это осуждение лица в обвинительном приговоре суда .

Представляется, что названные мнения аргументированно отражают лишь отдельные стороны понятия уголовной ответственности. Это понятие более широкое и включает в себя правоотношения, возникающие между

См.: Денисов Ю. А. Общая теория правонарушения и ответственности. Л. 1983. С. 139-140; Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М. 1976. С. 103:. Кели-на С. Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 1974. С.26-27; Иоффе О. С, Шаргородский М. Д. Указ. Соч. С. 451-452; Лейст О. Э. Санкции в советском праве. М., 1962. С. 85-88.

” См.: Карпушин М. П., Курляндский В. И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974. С. 21; Явич Л. Общая теория права. Л., 1976. С.233. ‘’ См.: Мельникова Ю Б, Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания. Красноярск, 1989. С.31; Санталов А. И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. Л., 1982. С.12.

См.: Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000. С. 42-45.

116

лицом, совершившим уголовно-наказуемое деяние, - с одной стороны и с государством - с другой стороны. При этом государство посредством уголовных законов устанавливает гражданам запрет совершать определенные деяния, предусматривает за конкретные действия или бездействие меры наказания (в отдельных случаях смягчение наказания) и обязано через уполномоченные на это правоохранительные органы добиваться неукоснительного их исполнения. Граждане, нарушающие эти законы, вступают в уголовно-правовые отношения с государством в лице его правоохранительных органов и должны претерпеть в соответствии с законом меры принуждения.

Вместе с тем лицо, совершившее уголовно-наказуемое деяние, вправе в соответствии со своим поведением требовать от государства ограничения репрессии в рамках закона, а в случаях, предусмотренных законом, и смягчения наказания, освобождения от уголовной ответственности.

По мнению диссертанта, уголовную ответственность можно определить как правоотношения, возникающие между государством в лице его правоохранительных органов и гражданами, совершившими уголовно- наказуемые деяния, по поводу применения к ним мер государственного принуждения в соответствии с требованиями уголовного закона.

Некоторые исследователи, как представляется, излишне широко трактуют понятие уголовной ответственности, включая в ее содержание позитивный аспект, т.е. уголовно-правовой запрет не совершать определенных действий . Согласно этой точки зрения любой законопослушный гражданин несет уголовную ответственность с момента издания закона.

Думается, что это не совсем верно. Граждане только тогда вступают в уголовно- правовые отношения и только тогда несут уголовную ответственность, когда совершают преступление.

1 См.: Загородников Н. И. О пределах уголовной ответственности // Сов. государство и право. 1967. С.44: Журавлев М. П. Уголовная ответственность и формы ее реализации // Проблемы уголовной политики и уголовного нрава. М., 1994. С.68.

117

Очевидно, что уголовная ответственность может наступить для гражданина после совершения им преступления. До совершения лицом преступления оно не может быть привлечено к уголовной ответственности и, следовательно, не несет уголовной ответственности.

Поэтому не совсем обоснованы и мнения других исследователей о том, что началом течения уголовной ответственности следует считать вынесение обвинительного приговора и вступление его в законную силу либо привлечение лица в качестве обвиняемого .

По мнению автора, уже непосредственно после совершения преступления лицо подлежит привлечению к уголовной ответственности, но оно может и до привлечения его в качестве обвиняемого понести определенные законом меры процессуального принуждения (обыск, задержание, заключение под стражу и т. д.).

Освобождение от уголовной ответственности означает принятие в соответствии с законом решения дознавателем, следователем, прокурором или судом освободить лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, от вынесения обвинительного приговора и от предусмотренных законом мер государственного принудительного воздействия. При этом совершенное уголовно наказуемое деяние не декриминализируется и остается преступлением, а лицо, его совершившее не оправдывается в содеянном. Оно лишь освобождается от уголовной ответственности. Однако к такому лицу при наличии соответствующих оснований могут быть применены другие формы ответственности, например, административная, дисциплинарная.

Юридическим основанием освобождения от уголовной ответственности является выполнение лицом определенных в законе условий, необходимых для принятия соответствующего решения компетентными органами. При этом наиболее общими, типовыми условиями освобождения от

См.: Огурцов Н .А. Правоотношение и ответственность в советском уголовном праве. Рязань. 1976. С. 155, 165; Карпушин М. П., Курляндский Б. И. Указ. соч. С.30.

118

уголовной ответственности являются невысокая степень опасности личности виновного и невысокая степень общественной опасности совершенного преступления. Совокупность всех этих факторов должны указывать на то, что цель уголовной ответственности может быть достигнута в рассматриваемом случае без применения мер уголовного наказания.

Однако некоторые исследователи имеют иную точку зрения и считают, что основания освобождения от уголовной ответственности можно обнаружить только в личности виновного. Ее особенности должны свидетельствовать о возможности исправления лица без применения наказания. Критериями возможности такого исправления лица являются обстоятельства, смягчающие наказание .

По мнению автора, эта позиция правильно отражает лишь только одну сторону рассматриваемого вопроса. Действительно, первой причиной освобождения от уголовной ответственности должна быть невысокая степень общественной опасности личности виновного, его позитивное посткриминальное поведение, то есть совершение лицом таких действий, которые влекут за собой освобождение от уголовной ответственности.

Вместе с тем такие лица не за любое совершенное преступление могут быть освобождены от уголовной ответственности, а лишь в случаях, специально предусмотренных законом.

Как правило, освобождение от уголовной ответственности по нереа- билитирующим основаниям может иметь место в соответствии с действующим уголовным законом по преступлениям небольшой тяжести.

По преступлениям иной категории освобождение от уголовной ответственности также возможно, но, в основном по ограниченному кругу

См.: Филимонов В. Д. Личность преступника и проблема уголовно-правового регули- рования освобождения от уголовной ответственности и наказания /7 Сборник Томского гос. ун-та: Правовые вопросы борьбы с преступностью на современном / Под ред.. В. Д. Филимонова. Томск. 1989. С.8.

119

деяний и лишь в определенных законом случаях, то есть носит исключительный характер.

В соответствии со ст. 75 УК РФ основанием освобождения от уголовной ответственности является деятельное раскаяние, которое включает: добровольную явку с повинной; способствование раскрытию преступления; возмещение причиненного ущерба или заглаживание вреда, причиненного в результате преступления.

Условиями освобождения от уголовной ответственности по данному основанию является совершение лицом впервые преступления небольшой тяжести.

Некоторые исследователи, в частности В. В. Сверчков, предлагают предусмотреть в законе о деятельном раскаянии и иные дополнительные условия освобождения от уголовной ответственности. Среди таких условий им выделяются наличие положительных характеристик обвиняемого, не нахождение его на учетах у психиатра, нарколога, в инспекции по делам несовершеннолетних, в комиссии по делам несовершеннолетних и т.д.

Кроме того, В. В. Сверчков в зависимости от характеристики личности обвиняемого предлагает считать возможным освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием при установлении такому лицу определенного испытательного срока, мер контроля или ограничения .

По моему мнению, вряд ли обоснованы такие предложения о дополнительных условиях освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Нецелесообразно сужать стимулирующие функции деятельного раскаяния. Законом не предусмотрены дополнительные условия для применения на практике как деятельного раскаяния, так и его отдельных признаков. На это указывал и Верховный Суд РФ.

См.: Сверчков В. В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Государство, и право. 1999. № 12. С.59.

120

Так, Нижегородским областным судом Крутков был осужден к 13 годам лишения свободы за убийство Тимина. Суд при обсуждении вопроса о назначении наказания Круткову не признал смягчающим обстоятельством его явку с повинной и признание вины в содеянном ввиду того, что первоначально он давал противоречивые показания.

По делу Артемова, осужденного Брянским областным судом за убийство, суд не признал явку Артемова с повинной смягчающим обстоятельством в связи с последующим изменением поведения.

Коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ сочла, что указанные решения не соответствуют требованиям закона, так как закон не предусматривает дополнительных условий для признания явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством и поэтому изменила приговоры нижестоящих судов и смягчила наказание осужденным .

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием по Российскому уголовному праву может иметь место только тогда, когда имеются все необходимые условия для привлечения лица к уголовной ответственности за совершение преступления. В действиях освобождаемого от уголовной ответственности лица должны содержаться признаки состава конкретного преступления. Если же в деянии лица не установлено наличие состава преступления, то такое лицо не подлежит уголовной ответственности, а, следовательно, и не может ставиться вопрос об освобождении от такой ответственности.

Например, не может идти речь об освобождении от уголовной ответственности лиц в случаях невиновного причинения вреда (ст. 28 УК РФ); когда их действие или бездействие, хотя формально и содержит признаки преступления, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности (ч.2 ст. 14 УК РФ); лиц, которые добровольно отказались от

См.: Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1999 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000.. № 9. С.24.

121

доведения преступления до конца (ст. 31 УК РФ); лиц, правомерно причинивших вред посягающему при необходимой обороне (ст. 37 УК РФ); лиц, действовавших в состоянии крайней необходимости (ст. 39 УК РФ), а также при наличии и других обстоятельств, исключающих преступность деяния в соответствии с главой 8 УК РФ.

Однако имеется и иная точка зрения. Некоторые авторы считают возможным освобождение от уголовной ответственности лиц в связи с деятельным раскаянием, когда в их действиях имеется добровольный отказ от преступления, считая его одним из видов освобождения от уголовной ответственности.

Профессор С. Г. Келина полагает, что добровольный отказ нужно рассматривать в качестве вида освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующим обстоятельствам. В. В. Сверчков утверждает, что добровольный отказ от преступления является основанием освобождения от уголовной ответственности. Н. М. Скорилкин, посвятивший диссертационное исследование добровольному отказу от преступления, также рассматривает его как обстоятельство, освобождающее от уголовной ответственности. По мнению А. В. Ендольцевой, добровольный отказ является одним из видов деятельного раскаяния в преступлении1.

На мой взгляд, деятельное раскаяние отличается от добровольного отказа от преступления и является самостоятельным институтом в уголовном праве. Деятельное раскаяние может иметь место только после совершения преступления, когда налицо состав преступления и имеются основания для привлечения лица за содеянное к уголовной ответственности.

См.: Келина С .Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления, // Сб.; Институт государства и права. Уголовное право: Новые идеи. М., 1994, С. 77; Сверчков В. В. Основания освобождения от уголовной ответственности и (или) наказания: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1997.С.16; Скорилкин Н. М Добровольный отказ от преступления и его место в системе обстоятельств, освобождающих от уголовной ответственности:. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1998. С. 98-99; Ендольцева Л. В. Институт деятельного раскаяния в уголовном праве:. Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 2000. С.8.

122

Добровольный отказ от преступления изначально предполагает, что такое лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности и нет необходимости освобождать его от этой ответственности.

Добровольный отказ от преступления, также как и малозначительность деяния, крайняя необходимость, необходимая оборона и т. п. не относятся к видам освобождения от уголовной ответственности.

В ст. 31 УК прямо указывается, что «лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения преступления до конца».

Поэтому автор разделяет принципиальную позицию по этому вопросу Т. А Лесниевски-Костаревой, которая утверждает, что нельзя согласиться с авторами, относящими малозначительность преступлений, крайнюю необходимость, необходимую оборону, добровольный отказ и т.п. к проявлениям освобождения от уголовной ответственности, отсутствие оснований для привлечения лица к уголовной ответственности не идентично освобождению от ответственности .

Многие другие исследователи также не считают добровольный отказ от преступления деятельным раскаянием. «Основной признак, отличающий добровольный отказ от деятельного раскаяния, - отмечается в Комментарии к УК РФ, - состоит в том, что он имеет место лишь при неоконченном преступлении, тогда как деятельное раскаяние проявляется после его окончания. Поэтому добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность, а деятельное раскаяние, как правило, нет»”.

Рассматривая отличия добровольного отказа и деятельного раскаяния, следует также отметить, что добровольный отказ, в основном выражается в бездействии, в воздержании от дальнейшего совершения преступления (за исключением действий организатора, подстрекателя и пособника в

1 См.: Лесниевски-Костарева Т. А. Указ. соч. С.182-183.

~ Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. М., 1996.

С.78.

123

соответствии ч. 4 ст. 31 УК РФ), а деятельное раскаяние - всегда в активном поведении лица.

Деятельное раскаяние отличается от добровольного отказа, как отмечали некоторые исследователи и последствиям содеянного. Если вредные последствия наступили, то в этом случае может иметь место деятельное раскаяние .

Нормы уголовного закона о деятельном раскаянии и другие нормы, предусматривающие возможность освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, ограничивают сферу уголовной ответственности, как верно отметили некоторые ученые, являются альтернативными мерами уголовной ответственности\

Чтобы объективно проанализировать нормы закона о деятельном раскаянии, на мой взгляд, следует раскрыть содержание условий его применения.

Условиями освобождения от уголовной ответственности лица в связи с деятельным раскаянием в соответствии с ч. 1 ст. 75 УК являются совершение лицом впервые преступления небольшой тяжести.

Преступлением, совершенным впервые, признается деяние, которое лицо фактически совершает в первый раз, либо деяние, совершенное не в первый раз, но если за ранее совершенное преступление истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное преступление была погашена или снята, произошло освобождение от уголовной ответственности в силу акта амнистии или по иным нереабилитирующим или реабилитирующим лицо основаниям.

См.: Антонов А. Г. Добровольный отказ и деятельное раскаяние соучастников // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Со мат. межд. науч.-практ. конференции (7-8 февраля 2002 г.). Часть 1. Красноярск, 2002. С Л 35. “” См.: Звечаровский И. Меры уголовно-правового характера: понятие, система, виды // Законность. 1998, № 3. С.32: Забрянский Г. И. Наказание несовершеннолетних и ею региональные особенности. М., 2000. С.19.

124

Специального рассмотрения требуют вопросы о том, допустимо или нет применение ст. 75 УК РФ, когда лицо ранее освобождалось от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям (ст. ст. 75-78, 90 УК РФ).

По мнению большинства ученых-юристов, лица, освобожденные от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, юридически должны считаться совершившими преступление впервые (такая же позиция по этому вопросу и у Верховного Суда Российской Федерации)1.

При этом решение об освобождении от уголовной ответственности лиц, действия которых содержат признаки деятельного раскаяния, следует принимать с учетом наличия по делу смягчающих наказание обстоятельств. Некоторые из них могут свидетельствовать и о деятельном раскаянии, а также с учетом мнения потерпевшего и данных о личности подозреваемого, обвиняемого.

Вместе с тем ряд авторов по этой проблеме считают, что лицо не может быть освобождено от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, включая и деятельное раскаяние, если оно ранее уже освобождалось от уголовной ответственности по этим основаниям и со дня совершения преступления не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, предусмотренные ч. 1 ст. 78 УК РФ”.

В соответствии с данной точкой зрения этих лиц следовало бы считать совершившими преступление повторно (неоднократно). В таких случаях прокурор должен отменить постановление о прекращении уголовного дела и дать указание о вменении в вину лицу по вновь совершенному преступлению квалифицирующего признака повторности (неоднократно-

См: Забрянский Г. И. Указ соч. С. 210; Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. М., 1997. С.346; Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1.Общая часть. М., 1999. С. 464-465; Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995. С.168. ‘ См.: Келина С. Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 1974. С. 17, 74; Ендольцева А .В. Указ.соч. С. 9.

125

сти), если он предусмотрен законом за рассматриваемый вид преступления.

Представляется, что рассматриваемая точка зрения исходит лишь из здравого смысла и поэтому она вполне имеет право на свое существование, однако она не основана на требованиях действующего закона. В соответствии с ч. 2 ст. 16 УК РФ преступление не может быть признано совершенным неоднократно, если за ранее совершенное преступление лицо в установленном законом порядке было освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята.

Кроме того, прокурор на основании ст. 37 УПК РФ, осуществляя надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, в пределах своей компетенции вправе отменить лишь незаконные и необоснованные постановления следователей и лиц, производящих дознание. В данной же ситуации речь не идет о каких-либо нарушениях закона или необоснованности постановления об освобождении от уголовной ответственности на момент принятия такого решения. В соответствии с УПК РФ прекращение дела по нереабилитирующим основаниям в отношении лица позволяет считать вновь совершенное преступление тем же лицом как преступление, совершенное впервые.

По мнению автора, принятое решение об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, как впрочем, и по другим нереабилитирующим основаниям, носит безусловный характер, то есть при совершении нового преступления прекращенное дело не подлежит возобновлению.

Однако, это не означает, что лицо, ранее освобожденное от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или по иному не- реабилитирующему основанию, может бесконечно совершать преступления и по этому основанию в обязательном порядке подлежит освобождению от уголовной ответственности. При таких обстоятельствах деятельное

126

раскаяние может рассматриваться лишь как обстоятельство, смягчающее наказание. Это вытекает из содержания ч. 1 ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, где прямо указывается лишь возможный характере освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и говорится о праве суда, прокурора, а также следователя и дознавателя, а не об обязанности прекращения уголовного дела или уголовного преследования.

По ч. 1 ст. 75 УК РФ в связи с деятельным раскаянием лицо может быть освобождено от уголовной ответственности лишь за преступления небольшой тяжести. В соответствии со ст. 15 УК РФ - это умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых предусматривается максимальное наказание, не превышающее двух лет лишения свободы.

По ч. 2 ст. 75 УК РФ в связи с деятельным раскаянием и в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, лицо, совершившее преступление иной категории (включая тяжкие и особо тяжкие) также может быть освобождено от уголовной ответственности.

По мнению автора, было бы целесообразно расширить сферу применения института деятельного раскаяния по ч. 1 ст. 75 УК РФ и распространить его как возможное основание освобождения от уголовной ответственности на преступления средней тяжести.

Это связано с тем, что за большинство групповых преступлений действующий УК РФ предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы. Такое изменение нормы закона о деятельном раскаянии имело бы важное значение для повышения эффективности раскрытия и расследования групповых преступлений, когда необходимо решать вопрос об освобождении от уголовной ответственности лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами, соучастников, роль которых в совершении деяний была незначительной, но которые оказали помощь в выявлении и изобличении их организаторов. Принятие такой прогрессивной нормы способствовало бы формированию у лиц, совершивших преступления средней тяжести,

127

уверенности в том, что в случае проявления деятельного раскаяния есть возможность освобождения их от уголовной ответственности. У судебно- следственных работников будет больше свободы выбора при принятии соответствующих процессуальных решений. Отпадет необходимость в будущем вносить отдельные изменения в уголовное законодательство с целью расширения сферы действий данной поощрительной нормы. Данное предложение нашло поддержку и у 85% сотрудников правоохранительных органов, опрошенных автором в процессе проведенного исследования

Однако принятие такого закона не должно означать императивности таких норм. Статья 75 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в отличие от норм закона о смягчении наказания по этим признакам носят возможный, а не обязательный характер. Институт деятельного раскаяния не должен быть лазейкой в законе, позволяющей формально, лишь при наличии признаков такого поведения многократно и безнаказанно совершать преступления.

В научной литературе высказана точка зрения, согласно которой из содержания ст, 75 УК РФ следует убрать слово «впервые» и считать субъектом деятельного раскаяния любое вменяемое, даже ранее судимое и достигшее установленного возраста лицо, а слова «может быть освобожден», заменить на слово «освобождается». Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием предлагается применять к лицам, совершившим преступление любой категории, не повлекшее тяжких последствий. Более того, если лицо выполнит все требования нормы закона о деятельном раскаянии оно в любом случае должно быть освобождено от уголовной ответственности1.

Автор данного исследования не может согласиться с такими радикальными предложениями по ряду причин. Принятие таких изменений и

См., напр.: Кушнарев В. А. О необходимости совершенствования института деятель- ного раскаяния // Рос. следователь. 2001, № 2. С.20; Ендольцева А, В. Указ соч. С.8,9.

128

дополнений к норме закона о деятельном раскаянии позволит всем лицам, совершившим преступления любой категории и проявившим деятельное раскаяние, избежать уголовной ответственности. Такой закон предоставил бы многим преступникам свободу от ответственности за содеянное.

Полагаю, что нельзя освобождать от уголовной ответственности любое лицо в связи с деятельным раскаянием за все без исключения преступления. Вряд ли подлежат прекращению по данному основанию уголовные дела в отношении лиц, совершивших преступления и не относящиеся к категории тяжких, например, такие, как вандализм, умышленное заражение ВИЧ-инфекцией, развратные действия в отношении лица, заведомого не достигшего четырнадцатилетнего возраста и некоторые другие. Неприменима данная норма закона об освобождении от уголовной ответственности к большинству тяжких и особо тяжких преступлений, а также к лицам, неоднократно совершавшим преступления, судимым. Данное мнение автора подтверждается и результатами опроса сотрудников правоохранительных органов, 65,5% которых считают, что совершение лицом преступления впервые является обязательным условием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием за совершение преступлений, не относящихся к категории тяжких и особо тяжких. Однако осужденные придерживаются противоположного мнения, что легко объясняется их заинтересованностью в этом, и 82% из них полагают возможным освобождать от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лиц неоднократно совершавших преступления и судимых.

Действительно, при деятельном раскаяния в преступлении небольшой или средней тяжести вряд ли возможно освобождение от уголовной ответственности, если по делу имеются такие отягчающие наказание обстоятельства, как неоднократность, рецидив преступлений, а также совершение преступления в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица, совершение преступления с особой жестокостью и т. д.

129

Представляется, чтобы исследовать сущность механизма и форм проявления деятельного раскаяния необходимо проанализировать содержание его составных элементов.

Полагаю, что освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием предполагает признание вины и раскаяние в совершенном преступлении, хотя это прямо и не указано в тексте статьи 75 УК РФ. Раскаяние указано только в названии статьи. В этом можно усмотреть недостаток текста закона либо нежелание законодателя допускать повторение дважды слова раскаяние или же раскаяние носит факультативный характер.

Однако некоторые исследователи считают, что раскаяние в совершенном преступлении вообще не является признаком деятельного раскаяния и условием освобождения от уголовной ответственности по этому основанию, так как оно не указано в диспозиции ст. 75 УК РФ и сужает сферу применения этого закона .

По мнению автора, по смыслу закона деятельное раскаяние может иметь место только при наличии признания вины и раскаяния лица в совершенном преступлении. Нельзя ставить вопрос об освобождении от уголовной ответственности по данному основанию и в отношении лица, в действиях которого содержатся отдельные признаки деятельного раскаяния, при его заявлениях о том, что оно не осуждает совершенное им преступление, не признает полностью свою вину, не раскаивается в содеянном и в будущем намерено продолжать совершать преступления. Это подтверждается и результатами проведенного автором исследования. 94% из числа опрошенных сотрудников правоохранительных органов и 92% из числа опрошенных осужденных лиц считают, что норма уголовного закона о

1 См.: Головко Л. В. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием // Законодательство. 1999, № 1. С.77; Ендольцева А. В. Указ. соч. С.24,25; Павлова О. К. Указ. соч. С.51.

130

деятельном раскаянии должна содержать требования о признании обвиняемым, подсудимым вины и раскаянии в совершенном им преступлении

Понятие и содержание признания вины и раскаяния в совершенном преступлении не раскрывается законом. Эти понятия относятся к социально- нравственной, психологической категории, к субъективным признакам деятельного раскаяния (вероятно, это также могло явиться причиной того, что законодатель счел возможным не указывать их в тексте статьи о деятельном раскаянии).

По мнению диссертанта, признание вины и раскаяние в преступлении являются непременным условием, свидетельством деятельного раскаяния. Не случайно в уголовно-процессуальном законе предусмотрена обязанность следователя и суда выяснять в начале допроса у обвиняемого, подсудимого признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении ст. ст. 173,273 УПК РФ.

Представляется, что без признания вины и раскаяния в совершенном преступлении вряд ли безоговорочно во всех случаях лицо может осво- бождаться от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Специалисты в области психологии утверждают, что понятие раскаяния используется в праве, религии, в бытовом общении. Оно является выражением осознания своего поведения как преступного, осуждения (самоосуждения) этого поведения и сожаления о нем, стремления помочь максимально уменьшить причиненный вред. С точки зрения психологии речь идет о внутреннем состоянии субъекта, которое даже с помощью методик психологической диагностики с достоверностью установить нельзя. Здесь все основывается на оценочных суждениях следователя и суда «со слов» виновного .

Видимо поэтому в новом Уголовном кодексе РФ чистосердечное раскаяние и было исключено из числа обстоятельств, прямо указывающих

См.: Ситковекая О. Д. Психология уголовной ответственности. М., 1998, С..235,236.

131

на смягчение наказания. Однако нам представляется, что это сделано не- обоснованно, так как в результате утрачивается значение этого немаловажного обстоятельства.

Следует отметить, что по этому поводу имеются и иные взгляды. Так, О. Мясников утверждает, что чистосердечное раскаяние вполне обоснованно не упоминается в ст. 61 УК РФ среди обстоятельств, смягчающих наказание, так как оно может проявиться лишь в явке с повинной, способствовании в изобличении соучастников преступления и т. п. и поэтому оно не должно учитываться как обстоятельство, смягчающее наказание .

Диссертант не может согласиться с такой точкой зрения. Полагаю, что признание вины и раскаяние в преступлении может иметь место и при отсутствии явки с повинной, способствовании раскрытию преступления и возмещении причиненного вреда и подтверждаться помимо признательных показаний лица другими признаками (показаниями свидетелей, вызовом им врача для оказания помощи потерпевшему, правдивостью и последовательностью даваемых им показаний в ходе предварительного следствия и судебного заседания, результатами наблюдения за его поведением и т.д.).

Кроме того, перечень смягчающих обстоятельств, указанных в ст. 61 УК РФ, не является исчерпывающим. При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные ст. 61 УК РФ.

В связи с этим считаю, что признание вины и раскаяние в преступлении, хотя и не предусмотрены в законе, но они должны учитываться в качестве иных обстоятельств, смягчающих наказание.

Ученые-юристы, психологи и практики, считающие раскаяние (в узком понимании этого слова) как оценочную категорию, как элемент психической, субъективной стороны, не подлежащее достоверному установ-

1 См.: Мясников О. О смягчающих наказание обстоятельствах, не указанных в законе // Рос. юстиция. 2001. № 4. С.52.

132

лению, по своему правы. Действительно, оценить подлинность раскаяния лица в преступлении только на основании лишь одних показаний, без учета его действий и поступков после совершения преступления очень трудно (хотя по ранее действовавшему УК РСФСР 1960 года чистосердечное раскаяние было предусмотрено как смягчающее ответственность обстоятельство и когда оно имело место, как правило, учитывалось в ходе предварительного следствия и дознания, а также в суде).

Для раскаяния в широком понимании этого слова, то есть именно как для деятельного раскаяния, характерны не только субъективные признаки такого поведения, но и объективные признаки, действия и поступки, подтверждающие факт признания вины и раскаяния в преступлении.

По своему содержанию признание вины и раскаяние в преступлении, как элементы субъективной стороны поведения лица, могут сопровождаться глубокими внутренними переживаниями, сожалением о содеянном, правдивыми показаниями, осознанием общественной вредности совершенного преступления, отрицательной оценкой содеянного как неправомерного. Раскаяние может быть вызвано такими чувствами человека, как стыд, совесть, осознание и понимание ответственности за совершенное преступление, гражданский долг, самоосуждение и самопорицание, собственная критическая оценка своего поведения, а также уважением к общественным нормам и правилам поведения, нормам нравственности и закона. Оно наступает и вследствие боязни, нежелания утратить прежние хорошие отношения и связи в трудовом коллективе и остаться впоследствии в одиночестве, потерять доверие среди близких, друзей, окружающих, из-за жалости к потерпевшим.

Нередко раскаяние вызывается и такими побудительными мотивами, как страх перед наказанием, желанием освободиться от уголовной ответственности или смягчить наказание, чему способствуют логичные и убедительные разъяснения виновному закона сотрудниками правоохранительных органов.

133

В этой связи А. П. Гуляев обоснованно утверждает, что подлинное чистосердечное раскаяние - это нравственно-психическое явление, которое всегда означает перелом в сознании человека, вызывает у него стремление искупить вину, решимость не совершать преступления в будущем. Имея большое нравственное и юридическое значение, раскаяние занимает особое место среди других смягчающих обстоятельств. Поэтому на предварительном следствии и в суде, помимо установления факта раскаяния, важно определить глубину раскаяния, факторы, побудившие его наступление, стремление виновного искупить свою вину, загладить причиненный преступлением вред .

Раскаяние нельзя сводить лишь к моральному или психическому состоянию лица. Правовое значение может иметь только такое раскаяние, которое выразилось в определенном позитивном поведении. На практике процесс определения подлинности раскаяния, степени его полноты, искренности и правдивости нередко вызывает затруднения. Чтобы прояснить истину, в каждом конкретном случае необходимо тщательное исследование поведения виновного после совершения преступления, правдивости его показаний как в ходе следствия и дознания, так и в суде.

Раскаяние всегда связано с особенностями нравственно-психического состояния лица, совершившего преступление. В процессе предварительного расследования важно тщательно изучить и выяснить и психологическую сторону раскаяния, зафиксировать его причины и мотивы в протоколах допроса, собственноручных показаниях, в протоколе о явке с повинной, с помощью технических средств звуко - или видеозаписи, иными установленными в законе процессуальными способами.

Мотивы и цели, побуждающие лицо к совершению поступков, его моральное, нравственное и психическое отношение к совершенному пре-

1 См.: Гуляев Л. П. Указ. соч. С. 6.

134

ступлению, раскаяние в содеянном определяются осознанными потребностями и интересами, чувствами и желаниями индивида, окружающей его материальной и общественной средой. Раскаяние возникает, как правило, не одномоментно, а в процессе борьбы различных человеческих чувств, эмоций, переживаний.

Принимаемое решение о раскаянии - это результат выбора, предпочтения одного поведения другому. Выбор такого поведения зависит и от мировоззрения человека, его опыта, знаний, образования, правосознания, волевых, моральных качеств. Процесс осознания неправомерности совершенного преступления психологически сложен. При этом работники правоохранительных органов, выясняя в каждом конкретном случае, как протекает этот процесс, изучая и исследуя его, обязаны, на мой взгляд, не созерцательно относиться к нему, а всеми допустимыми законными средствами активно в него вмешиваться, побуждать лицо к искренним, правдивым показаниям, к признанию вины и раскаянию в содеянном, изменению мотивов поведения.

Вместе с тем следует иметь в виду, что воздействие на виновного с целью его побуждения к признанию вины и раскаянию допустимо только методами убеждения и разъяснения закона о возможном освобождении от ответственности или смягчении наказания. Противоправные методы и средства побуждения к раскаянию (запугивание, обман и тому подобные действия) недопустимы.

На психологические процессы в момент возникновения раскаяния у лица, совершившего преступление, оказывают защитное влияние принимаемые в ходе следствия решения, затрагивающие его права и свободы:

о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела;

о задержании подозреваемого;

об избрании меры пресечения;

о направлении уголовного дела в народный суд или о его прекращении.

135

Раскаяние тесно связано с признанием вины в совершении преступления. Но следует отметить, что признание вины и раскаяние не однозначны и не тождественны.

Раскаяние в преступлении — понятие более широкое, оно включает в себя признание вины в содеянном. Лицо, раскаявшееся в преступлении, всегда признает свою вину. Однако лицо, признавшее свою вину может и не раскаяться в совершенном преступлении. Например, преступник, неоднократно совершавший мошенничество, в ходе следствия признал свою вину, но не раскаялся в содеянном, заявив, что обман граждан - это его основной способ получения средств на жизнь. Нередко раскаяние отсутствует у лиц, совершивших преступления вследствие неправомерного поведения потерпевшего. Подлинное раскаяние в совершенном преступлении, в особенности деятельное раскаяние проявляется не только на словах, но и в определенных положительных действиях и поступках, помогающих органам правосудия и потерпевшим.

Раскаяние может иметь место на любой стадии уголовного процесса: до возбуждения уголовного дела в процессе производства доследственной проверки, после возбуждения уголовного дела в ходе расследования или дознания по уголовному делу, при разбирательстве уголовного дела в судебном заседании, после вынесения приговора, при отбытии наказания. Раскаяние может проявиться как до изобличения виновного, так и после предъявления ему улик в совершении деяния.

Но в зависимости от стадии уголовного процесса, на которой оно возникает, раскаяние по-разному будет оцениваться и учитываться следователем и судом.

Раскаяние может наступить и после изобличения виновного, при условии, если оно является правдивым, искренним и добровольным. Однако в таких случаях оно может повлечь за собой иные правовые последствия для обвиняемого (как смягчающее наказание обстоятельство), нежели раскаяние, которое имело место до его изобличения.

136

Можно привести множество примеров из судебно-следственной практики, когда обвиняемым, подсудимым предъявлялись бесспорные и очевидные доказательства, но, несмотря на это они не признавали свою вину и не раскаивались в содеянном.

В других же случаях подозреваемые, обвиняемые, зная о правовых гарантиях применения в отношении них содержания закона об освобождении от уголовной ответственности либо о смягчении наказания в связи с деятельным раскаянием или в силу иных причин, осознав свою вину и ответственность, добровольно давали отрицательную оценку совершенному преступлению, указывали на наличие доказательств, ранее неизвестных следствию и суду, и твердо заверяли о намерении не совершать впредь криминальных поступков.

Подлинное раскаяние как элемент субъективной стороны деятельного раскаяния в большинстве случаев является переломным моментом в постпреступном поведении, обусловливает его активную, деятельную сторону, предшествует ему, является ее побудительным мотивом, сочетается с ней.

Раскаяние может проявляться в предотвращении вредных последствий совершенного преступления, явке с повинной, активном способствовании раскрытию преступлений, заглаживании причиненного вреда, то есть, в основном, в активных действиях, придающих ему деятельный характер.

Поэтому признание вины и раскаяние в совершенном преступлении как проявление воли субъекта имеет важное значение при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Вместе с тем следует отметить, что нельзя и преувеличивать роль признания вины и раскаяния в преступлении, которые только в совокупности с другими признаками деятельного раскаяния являются условиями освобождения лица от уголовной ответственности.

137

Признание вины и раскаяние в преступлении как элемент субъективной стороны деятельного раскаяния выражает внутреннее, психическое отношение лица к содеянному и заключается в осознании его противоправности, добровольном, правдивом сообщении и проявлении сожаления о совершенном им преступном деянии и причиненном им вреде, намерении своими действиями возместить ущерб или иным образом загладить вред и впредь не совершать преступлений.

Добровольная явка с повинной, согласно действующему закону является одним из признаков деятельного раскаяния.

Понятие и содержание явки с повинной в уголовном законодательстве России не определено. Однако это юридически важное обстоятельство отражено в УК РФ (п. «и» ст. 61, ч. 1 ст. 75), а в УПК РФ (ст. 142) оно указывается как заявление о явке с повинной, как добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.

К сожалению, ее сущность и критерии значимости такого поведения субъекта в нормах закона не раскрываются. На органы дознания, следователя, прокурора возложена обязанность удостоверить и процессуальными средствами зафиксировать факт явки с повинной: установить личность явившегося, составить соответствующий протокол, в котором подробно отразить сущность сделанного заявления.

В юридической литературе о содержании понятия явки с повинной имеются различные точки зрения.

Так, ряд авторов считают, что к явке с повинной относится любое добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Такое сообщение может быть направлено им в правоохранительные органы и через третьих лиц, знакомых, родственников, а также по почте, по телефону, через другие средства связи. По мнению А. Р. Михайленко, В. К. Коломейца и других авторов, при явке с повинной не обязательно, чтобы заявитель лично являлся в эти органы, явка с повинной не должна пониматься как обязательный и непосредственный личный приход человека в точно обо-

138

значенное место. Явка с повинной - это прекращение и признание, раскрытие своего участия в преступлении .

Другие ученые, в частности, Е. К. Герасимова, Н. В. Яджин, В. В. Николюк, А. Ю. Магомедов, В. Г. Шаламов не согласны с точкой зрения вышеуказанных авторов и считают явкой с повинной только личное и непосредственное, добровольное обращение гражданина в правоохранительные органы с сообщением о совершенном им преступлении”1.

И. Л. Марогулова считает, что явка с повинной предполагает добровольное сообщение виновного о совершенном преступлении в любой форме - письменно или устно, непосредственно или через другое лицо”1.

X. Д. Аликперов пишет, что законодатель ставит во главу угла не форму проявления посткриминального поведения, а сам факт явки с повинной, который и имеет правовое значение .

По моему мнению, явка с повинной непременно должна найти выражение в непосредственных добровольных и активных действиях лица, совершившего преступление. Явка в русском языке означает необходимость прийти куда- нибудь^. Добровольность явки с повинной означает наличие у лица, совершившего преступление, свободы выбора не сообщать о содеянном им, о своем месте нахождении, избежать уголовной ответственности, а также скрыться от следствия и суда либо явиться с повинной.

См.: Коломеец В. К. Явка с повинной по российскому законодательству (1845-1995 гг.). Екатеринбург, 1996. С.115; Явка с повинной: новая трактовка // Рос. юстиция 1997. №10. С.35. Михайленко А. Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов, 1975. С.50; Галкин В. М. Указ соч. С. 92; Елеонский В. А. Поощрительные нормы уголовного права их значение в деятельности органов внутренних дел. Хабаровск, 1984. С.76.

2 См.: Герасимова Е. К Явка с повинной. М., 1980. С. 3-11; Яджин Н .В. Явка с повин ной и тактика проверки заявления явившегося. Тюмень, 1999. С. 10-11; Николюк В. В., Магомедов А. Ю., Шаламов В. Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования. Омск:, 1999. С. 26-30.

См.: Марогулова И. Л. Указ. соч. С. 98. 4 См.: Аликперов X. Д. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Законность. 1999, № 5. С. 18.

3 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1990. С. 520.

139

Если же в поступившем заявлении о явке с повинной сообщается о действиях, не являющихся преступлением, то, следовательно, нет и оснований к возбуждению уголовного дела. Более того, действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости (ст. ст. 37, 39 УК РФ), не признаются общественно опасными, они поощряются государством и содействуют укреплению законности и правопорядка.

Считаю, что по таким заявлениям правоохранительные органы могут без возбуждения уголовного дела проводить соответствующую проверку для полного выявления обстоятельств, исключающих уголовную ответственность.

Таким образом, явка с повинной, как признак деятельного раскаяния - это акт добровольного, непосредственного либо через других лиц обращения гражданина в правоохранительные органы с указанием своего места нахождения, с правдивым сообщением о совершенном им преступном деянии, предусмотренным уголовным законом и признанием им своей вины в содеянном при наличии у него свободы выбора не делать этого либо избежать уголовной ответственности за содеянное и скрыться от следствия и суда или же явиться с повинной.

Значение явки с повинной в структуре деятельного раскаяния состоит в том, что она придает раскаянию деятельный характер, подтверждает его истинность. Поэтому не случайно 64,2% от числа опрошенных сотрудников правоохранительных органов считают явку с повинной обязательным составным элементом деятельного раскаяния.

Способствование раскрытию преступлений, по мнению автора, означает, что подозреваемый, обвиняемый правдивыми показаниями о совершенном им преступлении, а также своими действиями оказывает помощь и содействие правоохранительным органам:

в выявлении орудий, следов и предметов преступления;

в проведении следственных действий;

140

в обнаружении, задержании и изобличении соучастников преступления;

в установлении фактических обстоятельств, входящих в предмет доказывания и позволяющих установить истину по делу (время, место, способ, обстоятельства совершенного преступления, мотивы преступления, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, причиненный ущерб и т.д.).

При этом субъект как по собственному решению, основанному на внутреннем убеждении, так и по предложению сотрудников правоохранительных органов может оказать помощь следствию и дознанию в проведении различных следственных действий, в результате которых отыскиваются орудия и средства совершения преступления, имущество и предметы, добытые преступным путем, устанавливаются иные доказательства, разоблачаются соучастники, раскрываются неизвестные обстоятельства дела.

По мнению С. И. Никулина, под этим видом позитивного посткриминального поведения следует понимать указание на соучастников преступления; оказание помощи в их обнаружении, а при необходимости - задержании и доставлении в органы внутренних дел; правдивое изложение обстоятельств совершенного деяния; активное инициативное участие в следственных действиях, помощь в отыскании вещественных доказательств, указание на места сокрытия похищенного имущества, каналов его приобретения и сбыта и т.д.1.

В юридической литературе существует понятие «раскрытие преступлений в ходе оперативно-розыскной деятельности». Действительно, в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. предусмотрено, что обстоятельства преступления могут устанавливаться и непроцессуальными способами, оперативно-розыскными мерами.

См.: Никулин С. И. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. М., 1985. С. 22.

141

Такая деятельность осуществляется в основном по неочевидным преступлениям, когда лицо, его совершившее еще не установлено. Полученные в процессе оперативно-розыскной деятельности данные о лицах, причастных к преступлению, фактические обстоятельства содеянного, а также информация о следах и орудиях преступления, других доказательствах, должны быть задокументированы. Эти данные передаются оперативными службами органам предварительного следствия для использования, получения новых и закрепления имеющихся доказательств по уголовному делу процессуальными способами и средствами.

Способствовать раскрытию преступления может также и конфиденциальное сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, лиц, входящих в состав преступных групп, организованных преступных групп и сообществ. Со стороны таких лиц способствование раскрытию преступлений может выразиться: в добровольном или вынужденном, скрытом или явном, инициативном или по заданию правоохранительных органов противодействии совершению преступлений; изъятии или уничтожении средств совершения преступления; введении в заблуждение членов преступной организации; создание условий для задержания их правоохранительными органами; оказании физического или психологического воздействия на членов преступной организации с целью предотвращения их дальнейшей преступной деятельности. При этом не исключается и причинение определенного вреда правоохраняемым интересам в рамках обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст. ст. 37—42 УК Российской Федерации)1.

В части 4 статьи 18 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» указано, что лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких по-

! См.: Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния // Рос. юстиция. 1998, № 4. С. 6.

следствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляю- щим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным способом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Феде- рации. К такому законодательству, по мнению диссертанта, относятся статьи Уголовного (ст. 75) и Уголовно-процессуального (ст. 28) кодексов о деятельном раскаянии.

Однако указанная норма Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» носит императивный характер, указывая на обязательность освобождения таких лиц независимо от тяжести совер- шенного ими преступления, а в ст. 75 УК РФ говорится лишь о возмож- ном освобождении от уголовной ответственности лиц, впервые совер- шивших преступления небольшой тяжести или преступления иной ка- тегории в случаях, специально предусмотренных Особенной частью Уголовного кодекса. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» такого ограничения не содержит. Эти противоречия в на- званном законодательстве несколько затрудняют реализацию содержа- щихся в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» положений и поэтому не обеспечивается в полной мере реальная право- вая защита лиц, привлеченных к конфиденциальному сотрудничеству с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

По моему мнению, эти недостатки в законодательстве в определенной степени устраняются с расширением сферы применения норм закона о деятельном раскаянии на преступления средней тяжести, а также на некоторую категорию соучастников организованных преступных групп и сообществ.

После этого было бы целесообразно привести рассматриваемые нормы Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

143

в соответствие с предлагаемыми автором изменениями и дополнениями в УК РФ, в частности, положений об освобождении от уголовной ответственности участников устойчивых вооруженных групп и организованных преступных сообществ.

Дискуссионным в юридической литературе является и вопрос о самом понятии «раскрытия преступления». В конце семидесятых годов широкое распространение по этому вопросу получила точка зрения, согласно которой раскрытие преступления ограничивалось установлением факта преступного деяния и его совершения определенным лицом, а процессуальным моментом, закрепляющим это положение, являлось вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого .

Профессор Н. А. Якубович раскрытие преступления определила как деятельность, «направленную на установление события преступления, вы- явления лиц, его совершивших, и сбор достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения»”. По этому же пути определенное время шла и следственная практика.

Согласно другой точки зрения преступление можно считать раскрытым после установления всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу и направления его в суд с утвержденным прокурором обвинительным заключением либо после его прекращения но не- реабилитирующим основаниям с согласия прокурора’.

Ряд ученых считают, что вопрос о раскрытии преступлений окончательно может быть разрешен только судом при вынесении приговора4.

См.: Гаврилов А. К. Раскрытие преступлений. Волгоград, 1976. С.23: Сидоров В. Е. Раскрытие преступлений по горячим следам. М., 1979. С.11-12.

” Якубович Н. А. Процессуальные функции следователя II Проблемы предварительного следствия в уголовном производстве. М., 1980. С. 15.

’ См.: Остроумов С, Панченко С. Критерии оценки раскрытия преступлений // Соц. За- конность. 1976, № 9. С. 51.

См.: Нагиленко Б. Я, О понятии раскрытия преступлений // Совершенствование управления раскрытием и расследованием преступлений. М., 1981. С. 19; Статкус В. Ф. Становление, развитие, некоторые проблемы совершенствования предварительного расследования и повышение его роли в раскрытии преступлений. М., 1977. С. 46.

144

По мнению автора, суд не является и не должен быть субъектом рас- крытия преступления. Согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П положения УПК РСФСР даже в той части, в какой они предусматривают или допускают полномочия суда возбуждать уголовное дело, в том числе в отношении нового лица, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации1.

Представляется более правильным считать преступление раскрытым к моменту установления всех обстоятельств, входящих в предмет доказы- вания по уголовному делу, то есть когда выявлены расследуемые эпизоды преступной деятельности и изобличены участники преступления, когда окончено расследование. Раскрытие преступления начинается со стадии возбуждения уголовного дела с помощью оперативно-розыскных мер и следственных действий, осуществляется путем доказывания и завершается окончанием расследования по делу.

Согласно «Инструкции о едином учете преступлений», утвержденной 14 декабря 1994 г. совместным приказом Генеральной Прокуратуры и МВД России, преступление учитывается раскрытым, когда уголовное дело по обвинению лица, совершившего преступление, закончено производством; обвинительное заключение утверждено прокурором с направлением дела в порядке ст. 217 УПК РСФСР в суд; уголовное дело в отношении лица, виновность которого доказана, прекращено по нереабилитирующим основаниям, предусмотренным УПК РСФСР; в отношении лица, совершившего преступление, направлен в суд материал протокольной формы в порядке ст. 415 УПК РСФСР.

Деятельность следователя по доказыванию подлежащих установлению обстоятельств значительно облегчается, если в этом участвует лицо, совершившее преступление. Мотивами такого поведения подозреваемого, обвиняемого могут быть: осознание своей вины в совершении преступле-

См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2000,. № 5. Ст. 611.

145

ния; произошедшие изменения в правосознании личности виновного; желание добиться освобождения от уголовной ответственности или смягчения наказания.

Согласно закону подозреваемый, обвиняемый не обязан изобличать себя или доказывать свою невиновность, способствовать раскрытию преступления. Поэтому оказание им помощи в раскрытии преступления может быть только добровольным, оно поощряется уголовным законом и как отдельное действие (без явки с повинной и возмещения ущерба, причиненного преступлением) является обстоятельством, смягчающим наказание (п. «и» ст. 61 УК РФ).

Содержанием рассматриваемого обстоятельства является способствование раскрытию преступления. Отсюда можно сделать вывод о том, что предложение лица, совершившего преступление, участвовать в раскрытии преступления, не подкрепленное конкретными действиями, не может свидетельствовать о его помощи следствию и способствовании раскрытию преступления. К тому же попытки оказать «помощь» следователю в некоторых случаях могут оказаться обманными и иметь цель завести расследование или суд в тупик, затянуть сроки, выиграть время, чтобы исчезли улики. Поэтому способствование раскрытию преступления, как и другие признаки деятельного раскаяния и смягчающие наказание обстоятельства подлежат доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ.

Способствование раскрытию преступления — это не простое стремление обвиняемого содействовать, помочь органам правосудия в установлении истины по делу, как считают некоторые авторы , а это, прежде всего, его определенная активная деятельность, правдивый рассказ о содеянном, сообщение о местонахождении объектов, имеющих отношение к де-

См.: Крепышев А. М. Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности: Автореф. дне… канд. юрид. наук. П. Новгород, 2000. С. 17; Анаш-кин Г. 3. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность // Сов. юстиция. 1980, №16. С. 22.

146

лу, добровольная выдача вещественных доказательств, непосредственное участие в производстве конкретных процессуальных действий. При этом инициатива в проведении отдельных следственно-розыскных мероприятий по сбору и фиксации доказательственной информации, направленных на раскрытие преступления, может исходить не только от сотрудников правоохранительных органов, но и от лица, совершившего преступление. Такие действия должны оказать существенную помощь следователю в раскрытии преступления, сократить время, затраты на выполнение процессуальных процедур, ускорить возмещение потерпевшему причиненного ущерба. Результатом этих действий, в основном, должно быть раскрытие преступления.

Способствование раскрытию преступления предполагает добровольное и активное участие лица, совершившего преступление, не только в оперативно- розыскных мероприятиях по установлению соучастников и отысканию следов, предметов и орудий преступления, но и в проведении следственных действий. Такими следственными действиями могут быть допрос, очная ставка, осмотр места происшествия, следственный эксперимент и т. д. На практике могут иметь место случаи, например, при задержании лица с поличным, когда и не потребуется его участие в раскрытии преступления и в проведении оперативно- розыскных мероприятий. Однако всегда необходимо участие лица, совершившего преступление, в проведении следственных действий по уголовному делу. Органы предварительного следствия заинтересованы в таком участии и в способствовании этого лица в расследовании преступлений. Это позволит уменьшить материальные затраты на расследование уголовного дела, сократить сроки следствия, возместить ущерб потерпевшим и т.д.

Но в ч. 1 ст. 75 УК РФ указано только о способствовании лица в раскрытии преступления как признаке деятельного раскаяния, а не о способствовании в расследовании преступления. Поэтому диссертант настаивает на своей точке зрения, изложенной в предыдущих работах, о включении

147

способствования лица в расследовании преступления как обязательного составообразующего элемента деятельного раскаяния и поддерживает ана- логичную позицию по этому вопросу других ученых1.

Вместе с тем попытки подозреваемого, обвиняемого оказать помощь в раскрытии преступления, если они выражались в конкретных активных действиях, но не смогли вопреки их воле дать положительного результата, также могут рассматриваться как способствование раскрытию преступления.

По времени и моменту своего возникновения способствование раскрытию преступления, как правило, наступает после явки с повинной, признания вины и раскаяния в преступлении. В структуре деятельного раскаяния оно имеет важное значение в плане доказывания вины, раскрытия преступления, изобличения, задержания соучастников, а также способствует последующему заглаживанию причиненного преступлением вреда.

Таким образом, способствование раскрытию и расследованию преступления означает добровольное и активное участие лица, совершившего преступление в оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию, отысканию следов, предметов, орудий и средств преступления, выявлению и изобличению соучастников.

Возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного в результате преступления осуществляется путем не- посредственного возмещения нанесенного материального ущерба, а также путем иных действий, направленных на заглаживание вреда, которое состоит в устранении уже наступивших последствий, восстановлении со-

См.: Савкин Л. В. Проблемы доказывания и правовой оценки деятельного раскаяния обвиняемого (подозреваемого) на предварительном следствии: Дисс… канд. юрид. на- ук. М., 1994. С. 108; Сверчков В. В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Гос. и право. 1999. № 12. С.58;

148

стояния объекта преступления в положение, в котором он находился до момента совершения преступления.

В уголовном законодательстве употребляются термины - «имущественный ущерб» и «моральный вред» (п. «к» ст. 61 УК РФ), а также причиненные в результате преступления «ущерб», «вред» (ст. ст. 75, 76 УК РФ). В УПК РФ (ст. 42, 44 УПК РФ) речь идет о физическом, имущественном, моральном вреде.

«Ущерб» и «вред» понятия схожие, но не тождественные. М. М. Бабаев правильно отметил, что «вред» понятие более широкое, чем «ущерб», он охватывает отрицательные, нежелательные последствия как материального, так и нематериального порядка Под термином «ущерб» предполагается только вред имущественного характера1.

Причиненный преступлением вред может включать в себя: физический ущерб, материальный (имущественный) ущерб и моральный, нравственный вред. Понятие каждого из этих видов вреда ни в УК РФ, ни в УПК РФ нет.

Физический ущерб - это причиненный преступлением вред жизни и здоровью гражданина.

Материальный ущерб - это причиненный преступлением вред имуществу граждан, имуществу государственных и иных учреждений и организаций.

Под причиненным преступлением ущербом, подлежащим возмещению, подразумевается не только ущерб имущественного характера как результат незаконного воздействия (завладение, повреждение, уничтожение и др.) на принадлежащие потерпевшему материальные ценности, но и по-несенные потерпевшим в связи с этим убытки”.

1 См.: Бабаев М. М. Социальные последствия преступности. Учеб. Пособие. М.. 1982.

С.11.

~ См.: Рыжаков А. II. Возмещение вреда, причиненного преступлением М., 1999. С. 5.

149

Гражданское законодательство (ст. 15 ГК РФ) уполномочивает лицо, право которого нарушено, требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Под убытками понимаются расходы, которые потерпевший понес или должен будет понести для восстановления нарушенного права; расходы на восстановление поврежденного или уничтоженного имущества; неполученные доходы, которые потерпевший получил бы при обычных условиях, если бы его права не были нарушены. Автор считает, что потерпевший по уголовному делу имеет право на возмещение не только одного лишь имущественного ущерба, причиненного преступлением, но и на восстановление всех нарушенных преступлением его и неимущественных прав, включая и компенсацию за причиненный физический, моральный, нравственный ущерб.

Однако следует отметить, что действующее уголовное, гражданское или иное законодательство не предусматривает возможность компенсации морального вреда, причиненного преступлениями против имущественных благ. Такая компенсация может иметь место лишь по преступлениям против личности, против конституционных прав и свобод человека и гражданина и по другим преступлениям, посягающим на нематериальные блага.

На это указывалось и Верховным Судом РФ. Так, Тверским областным судом были осуждены гр. С. и Ш. за совершение кражи чужого имущества. С осужденных в пользу потерпевшей в счет возмещения материального ущерба взыскано 867 тыс. рублей и в счет компенсации морального вреда - 1 млн. рублей (недоминированных). Однако Президиум Верховного Суда РФ отменил предыдущие решения нижестоящих судов в части компенсации морального вреда указав при этом, что в соответствии со ст. ст. 151, 1099 ГК РФ компенсация морального вреда допускается, когда совершаются действия, посягающие на личные неимущественные права гражданина либо на принадлежащие гражданину другие нематериальные бла-

150

га. Действующее законодательство не предусматривает возможность ком- пенсации морального вреда, причиненного хищением имущества1.

Вместе с тем автор считает, что если при совершении преступлений против собственности причиненный имущественный ущерб явился причинами последующего заболевания потерпевшего (инфаркт, инсульт, гипертонический криз, психическое заболевание и т. д.) или причинения ему нравственных страданий (кража инвалидной коляски или автотраснпорта для передвижения инвалида), то помимо имущественного ущерба в таких случаях подлежит возмещению и моральный вред.

Моральный, нравственный ущерб - это причиненный преступлением вред чести и достоинству, моральным и нравственным, духовным и психическим устоям личности. Конституцией Российской Федерации гражданам гарантируется неприкосновенность личности. Поэтому такой ущерб личности, причиненный преступлением, подлежит компенсации виновным лицом. Это предусмотрено и гражданско-правовым законодательством (ст. 151 ГКРФ).

В п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» говорится о том, что по уголовному делу потерпевший вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда, под которым понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право пользования своим именем, право авторства и другие неимущественные права в

См.: Бюллетень Верховною Суда РФ. 2001, № 3. С.16.

151

соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права граждан1.

Возмещение материального ущерба предполагает передачу потерпевшему определенных вещей, ценностей. Ущерб возмещается, когда потерпевшему возвращаются похищенные вещи либо предоставляются предметы, аналогичные похищенным, такого же рода и качества или выплачиваются суммы, компенсирующие их стоимость. Возмещение нанесенного материального ущерба может иметь место и в форме устранения причиненного вреда путем восстановления первоначального состояния предмета преступного воздействия (например, исправление или ремонт поврежденного имущества, автомобиля); путем возмещения убытков потерпевшему на уход за ним и лечение, на восстановление здоровья, если ему был причинен физический вред; путем возмещения потерпевшему неполученных им доходов в связи с причиненным ему вредом (например, потеря заработка вследствие временной нетрудоспособности).

Поведение субъекта при этом проявляется в активных действиях по возмещению вредных последствий (например, передача виновным денег на ремонт поврежденного автомобиля или иного имущества, предоставление ценностей либо ценных бумаг и т. п.). Возвращаемое имущество, вещи, деньги и ценности могут принадлежать как лицу, совершившему преступление, так и его родственникам, знакомым, но при этом должны отвечать важному требованию - их владельцы не должны нарушать прав третьих лиц и иметь законный источник их приобретения.

Возмещение морального вреда может быть осуществлено виновным лицом как в виде денежной или иной материальной компенсации, предоставленной потерпевшему, так и в виде принесения ему личных или публичных извинений. Вид или размер компенсации, как правило, определяем.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” от 20 декабря 1994 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995, № 3. С.9.

152

ется потерпевшей стороной. В спорных случаях размер денежной компенсации за причиненный моральный вред может быть определен судом в соответствии с гражданско-правовым законодательством (ст. ст. 151, 1101 ГК РФ).

Извинение перед потерпевшим должно выражаться в гласной просьбе виновного простить его за причиненный моральный вред. Извинение может быть принесено лично — при условии, чтобы об этом знали окружающие, либо носить публичный характер (например, быть высказанным в присутствии членов коллектива, через печать, радио, телевидение).

Заглаживание причиненного вреда предполагает устранение как материальных, физических, так и морапьных последствий преступления. Чтобы заглаживание вреда отвечало особенностям деятельного раскаяния, оно должно быть произведено собственными силами и средствами виновного. Если же оно осуществляется с помощью других лиц, - необходимо сознательное и активное участие в этом самого подозреваемого, обвиняемого.

Заглаживание вреда означает добровольный характер действий, то есть подозреваемый, обвиняемый осознанно, по своему убеждению, без принуждения, по собственной инициативе или по чьему-либо совету совершают вышеуказанные действия.

Вместе с тем по данному вопросу имеются и иные точки зрения. Так, некоторые авторы считают, что добровольное возмещение ущерба предполагает, что виновный сам, без каких-либо предложений со стороны органов дознания, следствия, прокуратуры или суда, возвращает украденное имущество, выплачивает стоимость поврежденного имущества потерпевшему и т. п. .

Однако с таким мнением трудно согласиться, поскольку не все подозреваемые, обвиняемые знают содержание норм о деятельном раская-

См.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1985. С.83.

153

нии и о смягчении наказания в случае возмещения ими ущерба или иного заглаживания вреда, причиненного преступлением. По результатам про- веденного автором исследования 72% из числа опрошенных осужденных не знали содержание закона об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Кроме того, они не всегда имеют возможность лично, по собственной инициативе, возместить ущерб потерпевшему. Учитывая, что в силу своего фактического положения задержанные и арестованные лишены возможности самостоятельно (без участия их представителей, адвокатов или следователя) загладить причиненный потерпевшим вред, желательно дать им такой совет, разъяснить, как лучше поступить. Необходимо предоставить возможность виновным сделать добровольный выбор в пользу поощряемого уголовным законом поведения. Следователи и работники дознания не должны быть молчаливыми и безынициативными чиновниками, они обязаны активно вмешиваться в сознание подозреваемого, обвиняемого, побуждать своими предложениями, советами и разъяснениями закона положительное посткриминальнос поведение, то есть деятельное раскаяние.

Некоторые авторы считают, что добровольное, даже частичное возмещение виновным лицом материального ущерба или морального вреда, причиненного преступлением, должно, безусловно, признаваться деятельным раскаянием и самостоятельным основанием освобождения от уголовной ответственности в порядке ст. 75 УК РФ1.

Хотя в законе и не указано в какой мере должен быть возмещен ущерб - полностью или частично, но, по мнению диссертанта, возмещение ущерба, тем более частичное, никак не может быть безусловным основа-

См.: Ендольцева А. В. Указ соч. С. 54.

154

нием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Частичное или полное возмещение виновным лицом материального ущерба или морального вреда, причиненного преступлением не всегда могут свидетельствовать о раскаянии лица в содеянном.

На мой взгляд, даже полное возмещение материального ущерба и морального вреда, причиненного преступлением, если оно не соединено с признанием вины, раскаянием в содеянном, способствованием раскрытию преступления или с явкой с повинной, в соответствии с действующим уголовно-правовым законодательством нельзя признать деятельным раскаянием, а следует считать лишь как обстоятельство, смягчающее наказание.

В связи с этим, следует поддержать мнение О. К. Павловой и П. Яни, которые предлагают считать возмещение ущерба лишь составоооразующим признаком освобождения от уголовной ответственности и только в том случае, если виновный полностью возместил ущерб, причиненный преступлением. Частичное же возмещение ущерба должно являться обстоятельством, смягчающим наказание1.

Однако диссертант поддерживает мнение названных авторов в той части, что возмещение ущерба, причиненного преступлением, является лишь составоооразующим признаком деятельного раскаяния и считает возможным решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и при неполном возмещении ущерба при наличии согласия на это потерпевшего или прощения им долга в соответствии со ст. ст. 9, 415 ГК РФ, а также в случаях отсутствия реальной возможности у обвиняемого для полного возмещения ущерба. Такого же мнения придерживается 85% из числа опрошенных сотрудников правоохранительных органов.

См.: Павлова О. К, Институт деятельного раскаяния по советскому уголовному праву: Дисс.канд. юрид. наук, М., 1986. С.153; Яни П. Специальный случай освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступления // Рос. юстиция. 2000. № 1. С.44.

155

Вместе с тем следует отметить, что в таких случаях необходим диф- ференцированный подход к решению этих вопросов, и что условием освобождения от уголовной ответственности должно быть полное возмещение причиненного преступлением ущерба, когда на этом настаивает физическое или юридическое лицо, которому причинен ущерб, или когда ущерб причинен имущественным интересам государства.

Закон не устанавливает временных ограничений для возмещения ущерба или иного заглаживания вреда, причиненного преступлением, и оно может иметь место со стороны совершившего преступление лица по его инициативе или по предложению следователя, дознавателя, прокурора или суда как до возбуждения уголовного дела, так и в процессе предварительного или судебного следствия, но, как представляется, не позднее принятия решения об освобождении лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Однако данный признак деятельного раскаяния по времени своего осуществления может иметь место только после того, как преступлением нанесен вред личности, государственным или иным предприятиям, учреждениям и организациям и наступили общественно опасные последствия.

Таким образом, возмещение ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного в результате преступления как признак деятельного раскаяния заключается в активных действиях совершившего преступление лица по его инициативе или по предложению следователя, дознавателя, прокурора или суда, как до возбуждения уголовного дела, так и в процессе предварительного или судебного следствия по добровольному возмещению имущественного ущерба или устранению его вредных последствий, иных действиях по компенсации имущественного, физического и морального вреда.

По мнению автора, согласно буквальному толкованию ч. 1 ст. 75 УК РФ перечень признаков, входящих в понятие деятельного раскаяния, явля- ется исчерпывающим. Для решения вопроса об освобождении от уголов-

156

ной ответственности по этому основанию правоохранительные органы не вправе требовать от субъекта преступления совершения каких-либо других действий.

С учетом изложенных выше изменений и дополнений к норме закона о деятельном раскаянии нами предлагается новая редакция ч. 1 ст. 75 УК РФ:

«Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно добровольно заявило о признании своей вины и раскаянии в содеянном и способствовало раскрытию и расследованию преступления либо явилось с повинной, либо возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, или совершило иные действия, свидетельствующие о раскаянии в преступлении».

При наличии сходных признаков освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием с другими нереабилитерующими основаниями освобождения от уголовной ответственности, в частности, в связи с примирением с потерпевшим, изменением обстановки, с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного характера (ст. ст. 76, 77, 90 УК РФ) может иметь место конкуренция норм закона. В таких случаях необходимо правильно квалифицировать основания освобождения от уголовной ответственности и не допускать их смешения, хотя одни из них могут дополняться другими.

По мнению автора, критериями выбора правильного решения, наиболее верного основания освобождения от уголовной ответственности должны быть: наличие по делу или в действиях лица, совершившего преступление обстоятельств, позволяющих освободить его от уголовной ответственности в соответствии с нормами закона; предусмотренные законом условия освобождения от уголовной ответственности; соблюдение принципов справедливости и гуманизма. При этом в каждом отдельном случае лицом, принимающим решение по делу, должны учитываться лич-

157

ность преступника, его отношение к содеянному и его последствиям, осо- бенности совершения преступления, его последствия.

Так, чтобы освободить лицо от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК РФ в связи с примирением с потерпевшим необходимо соответствующее заявление потерпевшего. Для прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием такое мнение потерпевшего не имеет юридического значения. Уголовное дело на основании ст.75 УК РФ в связи с деятельным раскаянием может быть прекращено без заявления потерпевшего об освобождении лица от уголовной ответственности. Институт прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием применяется к лицам, впервые совершившим преступления небольшой тяжести, при этом не имеет значения, в отношении юридического или физического лица совершено преступление. Положения ст. 76 УК РФ распространяются только на случаи совершения преступлений в отношении физических лиц.

Нередки ситуации, когда несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой тяжести, проявляет деятельное раскаяние, выражающееся в позитивном посткриминальном поведении и не нуждается в применении к нему принудительных мер воспитательного характера. В таких случаях целесообразно в качестве основания освобождения от уголовной ответственности применить ст. 75 УК РФ, хотя формально несовершеннолетний должен освобождаться от уголовной ответственности на основании ст. 90 УК РФ.

Вместе с тем, если несовершеннолетний впервые совершил преступление средней или иной категории тяжести и проявил признаки деятельного раскаяния, то он может быть освобожден от уголовной ответственности лишь на основании ст. 90 УК РФ с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия.

Необходимо отличать деятельное раскаяние, а также специально, предусмотренные примечаниями к статьям Особенной части УК РФ слу-

158

чаи освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием от случаев освобождения от уголовной ответственности вследствие изменения обстановки, когда лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными (ст. 77 УК РФ), Представляется, что, указанные в ст. 75 УК РФ признаки деятельного раскаяния являются самостоятельным, отличающимся от расплывчатой формулировки изменения обстановки конкретным и непосредственным основанием освобождения от уголовной ответственности. Эти обстоятельства необходимо разграничивать.

Кроме того, под действие ст. 77 УК РФ в отличие от ст. 75 УК РФ подпадают и преступления средней тяжести.

Следует отметить, что в случаях, когда лицо при наличии признаков деятельного раскаяния не подлежит освобождению от уголовной ответственности, деятельное раскаяние непременно учитывается и судом при назначении наказания.

§ 3. Правовые проблемы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в случаях, специально

предусмотренных законом

Частью первой ст. 75 УК РФ предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием только лиц, впервые совершивших преступления небольшой тяжести, добровольно явившихся с повинной, способствовавших раскрытию преступления, возместивших ущерб или иным образом загладивших вред, причиненный в результате преступления.

Часть вторая ст. 75 УК РФ предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления иной категории - средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие при наличии условий, предусмотренных ч. 1 этой статьи только в случаях, специально

159

предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК (их перечень приведен нами в первой главе настоящей работы).

В примечаниях к этим статьям называются конкретные позитивные действия, в случае совершения которых лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности. К их числу, в частности, относятся; сдача оружия; наркотических средств или психотропных веществ; добровольное сообщение о даче взятки; добровольное заявление о ложности показаний и др. Выполнение этих действий носит обязательный характер для освобождения от уголовной ответственности. В примечаниях к статьям Особенной части УК отсутствуют указания законодателя на необходимость соблюдения условий, названных в ст. 75 УК РФ об освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Однако из текста ч. 2 ст. 75 УК РФ — «при наличии условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи» следует, что для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием требования, изложенные в примечаниях к статьям Особенной части уголовного Кодекса, должны дополняться условиями, перечисленными в ч. 1 ст. 75 УК РФ, то есть добровольной явкой с повинной, способствованием раскрытию преступления, возмещением причиненного ущерба или иным заглаживанием вреда, причиненного преступлением, а также совершение преступления впервые.

По моему мнению, требование законодателя о соблюдении вышеназванных условий лицом, совершившим преступления иной категории, при освобождении от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных Особенной частью УК РФ, сформулировано не удачно.

В примечаниях к статьям Особенной части УК РФ, за исключением примечаний к статьям 337, 338 УК РФ, указывается, что лицо, выполнив изложенные в них действия, освобождается от уголовной ответственности. Слово «освобождается» в данном случае большинством ученых и практиков понимается как требование, которое носит обязательный характер.

160

Однако и в первой и во второй части статьи 75 УК РФ говорится о том, что лицо «может быть» освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Из этого следует, что правоприменитель по своему усмотрению может решить вопрос об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. В соответствии со ст. 75 УК РФ освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием носит не императивный, а возможный характер.

В связи с этим многие исследователи усматривают наличие противоречий в содержании части второй статьи 75 УК РФ и примечаний к статьям Особенной части УК, позволяющим освобождать лиц от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Так, профессор X. Д. Аликперов и профессор А. А. Чувилев отмечали, что поскольку примечания к статьям Особенной части УК РФ не содержат ссылки на необходимость соблюдения условий, указанных в ст. 75 УК РФ, они являются специальными, самостоятельными нормами, позволяющими освобождать лиц от уголовной ответственности в обязательном порядке лишь при соблюдении условий, указанных в соответствующих примечаниях. По существу по тем же причинам самостоятельным, новым институтом уголовного права считают примечания к статьям Особенной части УК РФ профессор И. Петру хин и В. Сверчков1.

Исходя из этих соображений, В. Сверчков полагает, что примечания к ст. ст. 337,338 УК РФ о совершении преступления военнослужащими в результате стечения тяжелых обстоятельств не относятся к институту деятельного раскаяния, так как они не обязывают виновного деятельно раскаяться”.

См.: Аликперов X. Д., Курбанова К. Ш. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности // Гос. и право. 2000, № 1. С.57; Чувилев А. Деятельное раскаяние // Рос .юстиция. 1998, № 6. СП; Петрухин И. Гуманность или трезвый расчет? // Рос. юстиция. 1999, № 9. С.25; Сверчков В. Деятельное раскаяние в нормах Общей и Особенной частей УК РФ II Рос. юстиция. 2001, № 2. С.62. ‘ См.: Сверчков В. Указ .соч. С.63.

161

Согласно данной точки зрения для освобождения лица от уголовной ответственности не требуется выполнения лицом условий, указанных в ч. 1 ст. 75 УК РФ. Это означает, что в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части УК РФ в обязательном порядке подлежат освобождению от уголовной ответственности все, даже ранее судимые лица, неоднократно совершавшие преступления, указанные в этих примечаниях.

Однако другие ученые и практики, например, профессор П. Ян и, И. Пастухов, В. Коломеец убедительно доказывают противоположное: примечания к статьям Особенной части УК РФ не противоречат требованиям ст. 75 Общей части УК РФ, а лишь дополняют ее, они не являются самостоятельными нормами права, а только частью нормы о деятельном раскаянии лица как основания освобождения его от уголовной ответственности. Поэтому освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части УК РФ может иметь место лишь на основании и при условии выполнения требований ст. 75 УК РФ о добровольной явке с повинной, способствовании раскрытию преступления, возмещении ущерба или иного заглаживания вреда, причиненного преступлением1.

Анализируя эти две противоположные точки зрения следует отметить, что сторонники каждой из них достаточно убедительно обосновывают свое мнение, ссылаясь на действующий закон.

Действительно, согласно ст. 75 УК РФ ее требования распространяются на примечания к статьям Особенной части УК РФ об освобождении лиц от уголовной ответственности в случаях, если в их действиях имеются признаки деятельного раскаяния.

В соответствии же с существующей редакцией ст. 75 УК РФ и примечаний к статьям Особенной части УК РФ об освобождении лиц от уго-

См.: Пастухов И., Яни П. Ответственность за налоговые преступления // Рос. юстиция. 2000, № 4. С.25; Яни П. Специальный случай освобождения от уголовной ответственности за напоговые преступления // Рос юстиция. 2000, № 1. С.45; Коломеец В. Старые и новые проблемы правоприменения ст.7 УПК // Следователь. 1999, № 5. С.26.

162

ловной ответственности при отсутствии признаков деятельного раскаяния в действиях лица, совершившего преступление, вряд ли может идти речь об этих специальных нормах как о деятельном раскаянии. В таких случаях примечания к статьям Особенной части УК РФ носят самостоятельный, исключительный характер, так как они являются законным основанием освобождения от уголовной ответственности и согласно УК РФ действуют параллельно с нормами закона о деятельном раскаянии. До принятия УК РФ не существовало ст. 75 УК РФ и лица, совершившие преступления, освобождались от уголовной ответственности согласно примечаниям к статьям Особенной части УК РФ, что также свидетельствует о самостоятельности рассматриваемых норм закона. Это отмечали и другие ученые .

Относительная самостоятельность примечаний к статьям Особенной части УК РФ об освобождении лиц от уголовной ответственности под- тверждается и результатами изучения автором судебной практики. Уго- ловные дела прекращаются судами как на основании ст. 75 УК РФ в связи с деятельным раскаянием, так и на основании примечаний к статьям Особенной части УК РФ. Так, за 12 месяцев 2000 г. в связи с деятельным раскаянием судами РФ было прекращено 12 603 уголовных дела, в том числе 12 496 - о преступлениях небольшой тяжести и 104 дела о преступлениях средней тяжести.

На основании примечаний к статьям Особенной части УК РФ судами за тот же период было прекращено 147 дел, в том числе 13 о преступлени- ях небольшой тяжести, 94 - о преступлениях средней тяжести, 34 - о тяж- ких преступлениях, 6 - об особо тяжких преступлениях. За 2001 г. на основании примечаний к статьям Особенной части УК РФ судами прекращено

См.: Химичева Г. П., Мичурина О. В., Химичева О. В. Окончание предварительного расследования прекращением уголовного дела: Монография. Рязань,. 2001. С] 11.

163

327 уголовных дел . Официальный статистический учет прекращенных уголовных дел дознавателями, следователями, прокурорами на досудебной стадии в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части УК РФ, к сожалению не ведется.

Отдавая приоритет примечаниям к статьям Особенной части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности перед ст. 75 Общей части УК РФ в случаях несоответствия между ними, вышеназванные авторы обосновывают свое мнение конституционным положением о том, что все сомнения должны решаться в пользу обвиняемого”.

Однако в Конституции Российской Федерации (ч. 3 ст. 49) по этому поводу говорится о том, что в пользу обвиняемого толкуются лишь неустранимые сомнения в виновности лица.

В данном же случае речь идет о другом - о приоритете одних норм уголовного закона перед другими и никаких сомнений в виновности лица, совершившего преступления нет. Поэтому названное положение Конституции РФ в данном случае вряд ли применимо.

При рассмотрении вопроса о конкуренции общих и специальных норм уголовного закона об освобождении от уголовной ответственности, автор считает, что предпочтение в таких случаях следует отдавать специальным нормам. При этом указанные выше специальные нормы действительно не соответствуют нормам Общей части УК РФ. Но поскольку законодатель предусмотрел их в такой редакции, то они имеют силу закона и являются самостоятельными нормами УК РФ. По отношению к общим нормам уголовного закона специальные нормы являются исключением из общих правил. Их действие в отношении лиц, совершивших преступление, являются формой выражения компромисса между государством и субъек-

Статистические данные взяты из Сводного отчета отдела судебной статистики Глав- ного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Судебно- го департамента при Верховном Суде РФ за 2000-2001 гг. по форме 10.2. “ См.: Чувилев А. Деятельное раскаяние // Рос. юстиция. 1998, № 6. С. 11.

164

том преступления. Законодатель, освобождая преступника от уголовной ответственности, умышленно допускает отступления от требований Общей части УК РФ с тем, чтобы защитить интересы государства, потерпевшего, которым угрожает опасность, либо предотвратить больший вред, который может быть причинен в результате продолжения преступной деятельности.

В этой связи следует согласиться с обоснованным мнением профессоров Л. В. Иногамовой - Хегай и Н. И. Матузова, утверждающих, что при конкуренции общей и специальной норм предпочтение следует отдавать специальной .

Однако сохраняющаяся при этом проблема несоответствия ст. 75 УК РФ специальным случаям освобождения от уголовной ответственности, указанным в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ, на мой взгляд, может быть разрешена только законодательным путем и непременно, чтобы эти нормы действовали и рассматривались не самостоятельно, а в единстве, совместно, дополняя и уточняя посткриминальное позитивное поведение субъекта.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в случаях, специально предусмотренных законом, имеет свои особенности. В этих случаях требуется выполнение лицом, совершившим преступление, действий, указанных в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ. При этом поведение и действия лица после совершения им преступления должны строго отвечать требованиям этих примечаний и носить добровольный, а не вынужденный характер.

В Особенной части Уголовного кодекса РФ действует определенное количество норм, являющихся специальными случаями деятельного раскаяния. Особенность их состоит в том, что они относятся только к преступлению, указанному в данной статье, содержащей наряду с санкциями и

1 См.: Иногамова-Хегай Л. В. Конкуренция норм уголовного права. М.. 1999. С.205.; Матузов Н. И.. Малько А. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2001. С.374.

165

указанное в примечании поощрение в виде освобождения от уголовной от- ветственности .

Следует отметить, что число специальных оснований освобождения от уголовной ответственности имеет тенденцию к увеличению. Некоторые примечания к статьям Особенной части УК РФ были приняты и после вступления Уголовного кодекса в законную силу, что свидетельствует о расширении сферы их применения, об их важности и значении для борьбы с преступностью, о необходимости их совершенствования.

Этот процесс объясняется стремлением законодателя предотвратить вред, который может быть причинен гражданам или государству, защитить их интересы, возместить причиненный ущерб, способствовать раскрытию и предупреждению преступлений.

Исследователи данных норм права с целью их усовершенствования предлагают постепенно заменять положения Общей части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием на конкретные указания в примечаниях Особенной части УК либо, наоборот, обобщить специальные основания в Общей части УК1.

В частности, профессор В. Н. Григорьев правильно отметил, что необходимо в Общей части УК РФ предусмотреть специальное основание освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части УК РФ’.

Считаю, что основания и условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием действительно должны быть отражены в Общей части УК РФ с указанием перечня примечаний к статьям Особенной части УК, которые предусматривают специальные случаи освобождения от уголовной ответственности.

См.: Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И. Я.Козаченко, 3. А. Незнамовой, Т ,П. Новоселова. М., 1997. С.5; Сверчков В. В. Указ.соч. С. 15-16. “ См.: Григорьев В. Н. Некоторые вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с добровольным сообщением о даче взятки II Проблемы борьбы с коррупцией. Сборник статей. М., 1999. С. 125.

166

Необходимо, чтобы в законе было четко указано, при каких условиях и по каким конкретно преступлениям лица, проявившие деятельное раскаяние, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Это связано с тем, что одни и те же признаки деятельного раскаяния в одних, предусмотренных законом, случаях (ст. 75 УК РФ) являются основанием освобождения от уголовной ответственности, а в других - обстоятельствами, смягчающими наказание (п. «и», «к» ч.1 ст. 61, ст. 62 УК РФ).

Полагаю целесообразным ч. 2 ст. 75 УК РФ дополнить перечнем статей Особенной части УК, содержащих примечания об освобождении от уголовной ответственности (ст. ст. 126, 198, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228,275, 276, 278, 291, 307,337, 338). При этом примечания к ст. ст. 337,338 УК РФ необходимо дополнить одним из признаков деятельного раскаяния — «явкой с повинной».

Для признания отдельных видов деятельного раскаяния основанием освобождения от уголовной ответственности, особенно за тяжкие и особо тяжкие преступления, необходимо специальное выделение в законе конкретных составов преступлений и условий освобождения от уголовной ответственности, то есть указать конкретные признаки позитивного постпреступного поведения. Такие условия освобождения от уголовной ответственности и содержатся в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ.

Однако многие из этих примечаний, на мой взгляд, сами нуждаются в изменениях и дополнениях, которые также могли бы устранить имеющиеся противоречия с требованиями Общей части УК РФ.

Изучение уголовных дел, прекращенных в соответствии с примечанием к статье 198 УК РФ о преступлениях, связанных с уклонением физического лица от уплаты налога, таможенных платежей (ст. 194 УК РФ), налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, взимаемых с организаций (ст. 199 УК РФ), показывает, что ни одно ранее не судимое лицо, совершающее названные преступления, фактически невозможно осудить за содеянное.

167

Видимо поэтому более 2/3 возбужденных уголовных дел о преступлениях указанной категории прекращается. Так, из 36 400 уголовных дел, возбужденных в 2001 году следственными подразделениями Федеральной службой налоговой полиции, 24 670 дел было прекращено, в том числе 13 482 в связи с деятельным раскаянием по ст. 7 УПК РСФСР. Причина этого состоит и в том, что решения об освобождении от уголовной ответственности принимаются уполномоченными на то органами лишь в соответствии с примечанием 2 к статье 198 УК РФ, где указано, что лицо, впервые совершившее данное преступление, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб. При этом не принимается во внимание требование Общей части УК РФ (ст. 75), где в качестве основания освобождения от уголовной ответственности указывается и явка с повинной. Однако явки с повинной у таких субъектов преступления, освобождаемых от уголовной ответственности, нет, а уголовные дела прекращаются в связи с деятельным раскаянием лишь по признаку
возмещения причиненного ущерба, которое в большинстве случаев не носит добровольного характера.

Такие лица после возбуждения в отношении них уголовного дела по предложению следователя или самостоятельно, зачастую и не за свой счет, возмещают государству ущерб, причиненный преступлением, рассказывают о причинах и обстоятельствах совершенного деяния, что признается способствованием раскрытию преступления, последствием чего является прекращение дела в связи с деятельным раскаянием. Зная содержание закона, лица могут уклоняться от уголовного наказания и не уплачивать даже в особо крупном размере взносы и налоги, так как впоследствии возбужденные в отношении них дела после возмещения ими ущерба и способствования раскрытию преступления каждый раз должны прекращаться на основании вышеназванного примечания к статье 198 УК РФ.

168

Такое же положение может иметь место и когда лица, доставленные в органы милиции или даже при производстве у них обыска по предложению сотрудников правоохранительных органов «добровольно» выдают наркотические средства или оружие (примечания к ст. ст. 222, 223, 228 УК РФ).

В результате статьи УК РФ, содержащие примечания об освобождении от уголовной ответственности, позволяют лицам, совершившим преступления, оставаться фактически безнаказанными, а иногда и продолжать преступную деятельность.

В этой связи было бы целесообразно в текст примечания 2 к статье 198 УК РФ внести дополнение о явке с повинной. Полагаю, что только при наличии явки с повинной возможно освобождение от уголовной ответственности по данным преступлениям. Это дополнительное условие сократит количество прекращенных дел по данным составам преступлений и будет способствовать повышению роли и значения института деятельного раскаяния, его воспитательного значения. Существующая в настоящее время редакция примечаний к названным статьям УК РФ приводит к тому, что фактически не действуют сами статьи, следователи работают лишь на прекращение дел, а лица, совершающие названные преступления, остаются безнаказанными. Между тем возмещение причиненного ими ущерба должно иметь место в любом случае, то есть и при направлении дела в суд и назначения виновному меры уголовного наказания.

В примечаниях к статьям 126, 205, 206, 222, 223, 275 УК РФ следует исключить оговорку «если в его действиях не содержится иного состава преступления», которая может толковаться неоднозначно и многими учеными и практиками понимается так, что если в действиях лица содержатся признаки другого преступления, то оно вообще не подлежит освобождению от уголовной ответственности.

В этой связи общую статью, касающуюся всех примечаний об освобождении от уголовной ответственности (ч. 2 ст. 75 УК РФ), можно до-

169

полнить положением об освобождении от уголовной ответственности только за преступления, к которым относятся примечания.

Чтобы уяснить правовую природу и особенности квалификации специальных видов освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, проанализируем примечания к соответствующим статьям Особенной части УК РФ.

Согласно примечанию к ст. 126 УК РФ «Похищение человека» лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной от- ветственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Особенность данного примечания состоит в том, что добровольность действий по освобождению похищенного человека исключается в случаях, когда это освобождение произошло, хотя и при наличии возможности удерживать похищенного, но уже после выполнения требований или условий, выдвинутых похитителями.

На необходимость соблюдения этих обстоятельств указывал и Президиум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 23.07.1997 г. по уголовному делу в отношении Расулова. Последний похитил Магомсдова и потребовал, чтобы он освободил его сестру, украденную им для вступления в брак. Когда Расулов убедился, что его сестра освобождена, то он освободил и Магомедова. Аналогичное постановление от 18 августа 1999 г. по уголовному делу в отношении Дышекова и др. вынесено Президиумом Верховного Суда РФ. Преступники освободили похищенную ими потерпевшую после выполнения их условий и были задержаны в момент по-

1 лучения выкупа .

На мой взгляд, когда похититель добился выполнения поставленной

им цели похищения (получив денежное вознаграждение или, добившись

исполнения других замыслов) необходимость дальнейшего удержания че-

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6. С.12-13; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000, № 3. С.21.

170

ловека исчезла, то в таких ситуациях освобождение носит вынужденный характер.

Основная цель примечания к ст. 126 УК РФ при похищении человека - это защита интересов личности, жизни, здоровья, свободы, побуждение преступника к отказу от других насильственных действий в отношении похищенного.

Закон допускает компромисс с похитителями, освобождая их от уголовной ответственности в обмен на предоставление ими свободы похищенному. Такой компромисс с похитителями допускается только при своевременном и добровольном освобождении похищенного, независимо от мотивов такого поведения.

Своевременность и добровольность освобождения означает, что похититель человека так поступает не вынужденно, а по собственной воле, имея реальную возможность не делать этого, когда правоохранительным органам неизвестно местонахождение похищенного и нет возможности его освободить. При этом инициатива освобождения, как правило, исходит от самого похитителя.

Однако, представляется, что освобождение похищенного может быть произведено и по предложению, сделанному другими лицами (его близкими, родственниками потерпевшего, представителями правоохранительных органов и т.д.).

Вместе с тем отдельные исследователи, в частности Р. М. Мелтонян, считают, что уголовно-правовое поощрение в данном случае может иметь место только в тех случаях, когда инициатива освобождения потерпевшего исходит от самого похитителя1.

См.: Мелтонян Р. М. Поощрительные нормы Уголовного кодекса Российской Федерации: Дисс.канд. юрид. наук. Рязань, 1999. С. 125.

171

Диссертант не может согласиться с таким мнением, поскольку это ничем не оправданное сужение сферы применения данного закона не отвечает его целям.

Условием освобождения от уголовной ответственности похитителя человека является отсутствие в его действиях иного состава преступления, например причинения вреда здоровью, истязания, изнасилования, незаконного приобретения и хранения оружия и т. д. Когда же в его действиях есть состав иного преступления, то оно освобождается от уголовной ответственности только за захват заложника. Одновременно захватчик подлежит ответственности по тем статьям УК РФ, которые предусматривают ответственность за иной самостоятельный состав преступления. При этом следует иметь ввиду, что при похищении человека не образует признаков иного самостоятельного преступления незаконное лишение свободы, а также насилие, не опасное для жизни и здоровья, применяемое при захвате заложника, то есть нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ.

Аналогично по своему содержанию и примечание к статье 206 УК РФ о добровольном освобождении захваченного заложника. Однако оно отличается предусмотренной в нем альтернативой добровольному освобождению заложника, произведенному по инициативе захватчика, освобождением заложника, произведенного по требованию властей.

На мой взгляд, введение законодателем такой альтернативы для освобождения от уголовной ответственности захватчика объясняется повышенной общественной опасностью этого преступления, а также тем, что его объектом является не только свобода личности, но и общественная безопасность. Преступнику в случаях, когда он добровольно, по своей инициативе не освободил заложника, предоставляется и гарантируется дополнительная возможность быть освобожденным от уголовной ответственности при освобождении заложника по требованию властей.

Захватчики заложников, понуждая государство, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника не могут быть освобождены от уголовной ответственности согласно примечанию к ст. 206 УК РФ, если они освободили заложника уже после того как их требования были выполнены. Причем, в соответствии со ст. 206 УК РФ требования захватчиков должны носить незаконный характер.

На практике может возникнуть весьма спорный вопрос — можно ли считать, что требования захватчика являются выполненными, если ему представителями властей лишь было дано такое обещание, но впоследствии оно не было выполненным? Подлежит ли захватчик в такой ситуации освобождению от уголовной ответственности, если он под это обещание ОТПУСТИЛ заложника?

Профессор В. Комиссаров, ставя эти вопросы, считает, что в таких случаях преступник подлежит освобождению от уголовной ответственности1.

Однако, диссертант придерживается иного мнения и полагает, что критериями оценки такой ситуации, связанной с освобождением виновного от уголовной ответственности являются субъективные факторы — отношение виновного к такому обещанию и объективные факторы - добровольность и своевременность освобождения заложников.

Особенностью освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к статье 198 УК РФ о преступлениях, связанных с уклонением физического лица от уплаты налога, таможенных платежей (ст. 194 УК РФ), налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, взимаемых с организаций (ст. 199 УК РФ), является то, что условиями освобождения от уголовной ответственности в этих случаях предусмотрено совершение лицом названных преступлений впервые, а

См.: Комиссаров В. Захват заложника: стремление к наживе или преступление от бе- зысходности? // Законность. 1999. № 3. С.20.

173

также способствование им раскрытию преступления и полное возмещение причиненного ущерба,

При этом способствованием раскрытию преступления могут быть не только правдивые показания лица, совершившего данные преступления, об обстоятельствах и причинах содеянного, но и рассказ о способах уклонения от платежей, налогов и взносов, способах обмана контролирующих органов, а также добровольная выдача следствию необходимой документации и т.д.

Полное возмещение ущерба в соответствии с п.18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» означает не только выплату виновным неуплаченных СУММ платежей, налогов и взносов, но и уплату им штрафных санкций и пени . Обещания возместить ущерб, отсутствие средств для погашения ущерба не может считаться основанием для освобождения от уголовной ответственности.

На мой взгляд, не совсем убедительным является предложение отдельных исследователей расширить сферу применения примечания 2 к ст. 198 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности за данные преступления за счет исключения из него слова «впервые»,

Так, А. В. Ендольцева полагает, что это могло бы способствовать тому, что лица, совершившие такие преступления, будут заинтересованы рассказывать о дополнительных эпизодах этих преступлений’.

Однако в это предположение трудно поверить, потому что непременным условием освобождения от уголовной ответственности за эти преступления является полное возмещение этими лицами ущерба, включая

См.: Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Россий- ской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.516.

’ См.: Ендольцева А. В. Институт деятельного раскаяния в уголовном праве: Дисс… канд. юрид. наук. М., 2000. С. 167.

174

штрафы и пени, в чем они никак не могут быть заинтересованы. Это для них принесет дополнительные расходы и убытки, а целью совершения названных преступлений и было, чтобы не допустить их.

По моему мнению, для того, чтобы указанные статьи носили более действенный характер и чтобы примечание к ним не являлось «лазейкой» от уголовной ответственности, целесообразно предусмотреть в нем в качестве обязательного условия добровольную явку с повинной.

Освобождение от уголовной ответственности за коммерческий подкуп в соответствии с примечанием к ст. 204 УК РФ предусмотрено только в отношении лиц, осуществивших незаконную передачу денег, ценных бумаг, имущества, оказание услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым служебным положением, то есть лиц, совершивших деяния, предусмотренные частями первой и второй этой статьи. Условиями освобождения от уголовной ответственности в данном случае являются добровольное сообщение лицом о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело, либо когда в отношении этого лица имело место вымогательство.

Аналогичные условия освобождения от уголовной ответственности предусмотрены законодателем и в примечании к статье 291 УК РФ за дачу взятки. Коммерческий подкуп, как и дача, и получение взятки, считается оконченным составом преступления с момента получения или передачи предмета подкупа .

Добровольность сообщения следует понимать как заявление о коммерческом подкупе или о даче взятке в органы внутренних дел, ФСБ, прокуратуру или в суд. Это заявление может быть сделано лицом в любой форме, письменно или устно и должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель, ими могут быть и месть, и невыполнение обещанного, и страх перед возможным на-

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999, № 3. С.14.

175

казанием за содеянное и т. д. Такое заявление может рассматриваться как явка с повинной.

Не может, на мой взгляд, признаваться добровольным заявление, сделанное лицом, давшим взятку или совершившим коммерческий подкуп, когда это заявление сделано только в связи с тем, что об этом уже стало известно органам власти.

Оно должно быть произведено не вынужденно, не после изобличения, а по собственному желанию лица, совершившего преступление, своевременно, то есть лицо должно знать или предполагать о том, что об этом еще не известно правоохранительным органам.

По этому поводу в юридической литературе утверждалось о том, что не может признаваться добровольным заявление, если оно сделано после возбуждения уголовного дела по данному факту1.

Другие исследователи полагают, что не имеет значение, когда лицо заявит о совершенном преступлении (до или после возбуждения уголовного дела). Важно, чтобы заявление было сделано не в связи с тем, что об этом преступлении уже стало известно органам власти”.

По мнению диссертанта, при оценке добровольности сделанного заявления взяткодателя или лица, совершившего коммерческий подкуп, в каждом отдельном случае следует учитывать, было ли известно виновному о возбуждении уголовного дела по этому факту, что послужило основанием для возбуждения уголовного дела, имеются ли доказательства его вины.

Если взяткодатель, изобличенный по одному эпизоду дачи взятки, полагает, что следствию известны и другие факты дачи им взяток, и вынужден сообщить и о них, хотя на самом деле они не были ранее установле-

См.: Барков А. В. Уголовный закон и раскрытие преступлений. Минск, 1980. С.77; Палиашвили Ш. Г. Должностные преступления в теории уголовного права, законода- тельной и судебной практике. Тбилиси, 1988. С. 178.

” См.; Волженкин Б. Освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным заявлением о даче взятки // Соц законность 1989, № 1. С.57: Зубкова В. И. Пути повышения эффективности борьбы со взяточничеством и поборами // Сов. государство и право, 1985, № 4. С.81; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. М., 1984. С.370.

176

ны органами расследования, то в этих случаях лицо должно нести ответст- венность за все эпизоды, а его признательные показания могут быть признаны обстоятельствами, смягчающими наказание.

В случаях, когда лицо сообщает о даче взяток, совершенно не связанных с расследуемым преступлением, налицо добровольное заявление1.

Некоторые ученые, в частности, Б. Волженкин, В. Ю. Ивонин, С. Н. Никулин, А. В. Ендольцева связывают добровольность заявления о даче взятки с необходимостью способствования раскрытию и расследованию совершенного преступления, предлагая этими словами дополнить примечание к ст. 291 УК РФ2.

Действительно, если освобождение от уголовной ответственности за дачу взятки или коммерческий подкуп связано с деятельным раскаянием, то оно предполагает не только добровольное заявление о совершенном преступлении, но и способствование его раскрытию и расследованию, возмещение ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного преступлением.

Вымогательство взятки или вознаграждения при коммерческом подкупе означают требование под угрозой нанесения ущерба или иного совершения незаконных действий в отношении дающего или его близких. Лицо в результате таких действий оказывается поставленным в такие условия, при которых оно вынуждено дать взятку или совершить коммерческий подкуп, чтобы предотвратить для себя предполагаемые вредные последствия, носящие реальный характер.

См.: Волженкин Б. Указ. соч. С.58. ‘ См.: Волженкин Б. Указ.соч. С.57; Ивонин В. Ю. О понятии добровольности в специальных видах освобождения от уголовной ответственности. Роль органов внутренних дел в формировании правового государства. Сб.науч.тр. М., 1991. С.91; Никулин С. И. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. Учебное пособие. Под ред. Н. И. Загородникова. М., 1985. С. 42; Ендольцева А. В. Указ. соч. С. 137.

177

При таких условиях в соответствии с примечаниями к ст. ст. 204, 291 УК РФ лицо, совершившее подкуп, или взяткодатель подлежат освобождению от уголовной ответственности. В таких случаях закон не требует от них совершения каких-либо позитивных постпреступных действий, в частности, добровольной явки с повинной и способствования раскрытию преступления.

В связи с этим, автор считает, что освобождение от уголовной ответственности по таким делам должно быть произведено не в связи с деятельным раскаянием, так как его признаки отсутствуют, а в соответствии с примечаниями к ст. ст. 204, 291 УК РФ или отсутствием в деянии состава преступления.

На мой взгляд, по таким же основаниям должны прекращаться уголовные дела и в отношении лиц, сообщивших в правоохранительные органы о требовании с них дачи взятки или незаконной передачи денег или иных ценностей в виде коммерческого подкупа до их передачи и когда она (передача) производилась под контролем таких органов.

Об этом свидетельствуют и выводы, сделанные Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении № 6 от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». В пункте 24 данного постановления указано, что по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе при наличии факта вымогательства, а также в случаях, когда до передачи денег или ценностей лицо добровольно заявило органу, имеющему право возбуждать уголовное дело, о требовании у него дачи взятки или о незаконной передаче денег, ценных бумаг, иного имущества в виде коммерческого подкупа, и передача денег, ценных бумаг, иного имущества проходила под контролем с целью задержания с поличным, то деньги и другие ценности, явившиеся предметом взятки или коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу.

Однако при освобождении взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, от уголовной ответственности по мотивам добро-

178

вольного сообщения о совершении преступления не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращении им ценностей, переданных в виде взятки или коммерческого подкупа1.

Из приведенных нами положений данного постановления Пленума Верховного Суда РФ и анализа примечаний ст. ст. 204, 291 УК РФ можно сделать вывод о том, что освобождение от уголовной ответственности за указанные преступления может быть произведено в связи с деятельным раскаянием на основании ч. 2 ст. 75 УК РФ только в случаях, когда лицо, совершившее коммерческий подкуп или взяткодатель, передав предмет взятки, после этого, явившись с повинной, добровольно сообщили об этом органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Продолжает вызывать дискуссии в юридической литературе вопрос о целесообразности освобождения от уголовной ответственности взяткодателей, если в отношении них имело место вымогательство взятки.

Одни исследователи считают нецелесообразным привлечение взяткодателя к уголовной ответственности при вымогательстве взятки, полагая, что взяткодатель не представляет большой общественной опасности, поскольку его действия в такой ситуации вынуждены и у него отсутствует умысел подкупить должностное лицо”.

Другие авторы, в частности, В. Ю. Ивонин, полагают, что в условиях вымогательства взятки взяткодатель не лишается свободы выбора между незаконными и законными действиями, имеет реальную возможность обратиться в правоохранительные органы с требованием защиты его законных интересов до или после передачи взятки (совершения подкупа). Одна-

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 /7 Закон- ностъ.2000, № 4. С.58.

” См.: Здравомыслов Б. В. Должностные преступления. Понятие и квалификация. М., 1975. С.143; Мельникова В Е. Ответственность за взяточничество. Учебное пособие. М„ 1982.С.40.

179

ко взяткодатель, не предпринимая таких действий, в любом случае остается безнаказанным1.

По моему мнению, позиция В. Ю. Ивонина более аргументирована и поэтому заслуживает поддержки. Представляется, что законодатель действительно в определенной степени поощряет взяткодателя к бездействию, особенно в случаях, когда он заинтересован в даче взятки или совершения коммерческого подкупа, хотя в отношении него и имело место вымогательство.

На мой взгляд, взяткодатель или лицо, совершившее коммерческий подкуп, если в отношении них имело место вымогательство, могут быть освобождены от уголовной ответственности при наличии в этом определенной заслуги виновного, которая может проявиться в добровольном заявлении о совершенном преступлении. При таком условии отпадает необходимость специально оговаривать в законе вымогательство взятки или коммерческого подкупа как отдельного условия освобождения от уголовной ответственности. Оно будет полностью охватываться имеющимся в примечаниях к ст. ст. 204, 291 УК РФ добровольным сообщением о содеянном органу, имеющему право возбудить уголовное дело и подпадать по признаки деятельного раскаяния как основания освобождения от уголовной ответственности по ст. 75 УК РФ.

В связи с этим из примечаний к ст. ст. 204, 291 УК РФ, на мой взгляд, целесообразно было бы исключить вымогательство в отношении лица, давшего взятку либо совершившего коммерческий подкуп, как отдельное условие освобождения от уголовной ответственности.

В соответствии с примечанием к ст. 205 УК РФ лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным

См.: Ивонин В. Ю. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особен- ной части уголовного законодательства и его применение органами внутренних дел: Дисс.канд. юрид. наук. М, 1992. С. 136-137.

180

способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Своевременность предупреждения о готовящемся акте терроризма означает такое сообщение, которое сделано заранее, когда у органов власти имеется время для принятия мер по пресечению такого акта или по предотвращению возможных его вредных последствий.

Иное способствование предотвращению акта терроризма может выражаться в принятии лицом всех других возможных с его стороны мер к недопущению его совершения либо предотвращению возможных его вредных последствий (например, предупреждение местных жителей о готовящимся акте терроризма и его возможных негативных последствиях).

По мнению некоторых авторов, положения данной нормы совпадают по своему содержанию с институтом добровольного отказа от преступления, закрепленного в ст. 31 УК РФ и поэтому они считают, что нет необходимости ее закрепления в примечании к ст. 205 УК РФ .

Другие - полагают, что законодатель закрепляет здесь освобождение от уголовной ответственности, включающее в себя свойства как добровольного отказа от совершения преступления, так и деятельного раскаяния в зависимости от того, произошло ли преступление или оно было пре-дотвращено”.

Представляется, что применительно к рассматриваемому основанию освобождения от уголовной ответственности более приемлемой является точка зрения последних авторов. Действительно, в примечании к ст. 205

См.: Ендольцева А. В. Указ соч. С. 135: Гаухман Л. Уголовно-правовая борьба с тер- роризмом // Законность. 2001, № 5.С.6-7.

’ См.: Михайлов В, Признаки деятельного раскаяния // Российская юстиция, 1998, № 4. С.6-7; Тюнин В. И., Карпов В. В. Освобождение от уголовной ответственности за преступления, предусмотренные Особенной частью УК, в связи с деятельным раскаянием. // МВД России - 200 лет: Материалы межд. науч.-практ. конф. С.-Петербург, 28-29 мая 1998г. Часть 3 / Под общ. ред. О. М. Латышева, В. П. Сальникова. Спб: 1998. С. 16-21.

181

УК РФ указываются действия, способствовавшие предотвращению осуще- ствления акта терроризма, то есть при таких обстоятельствах дела, когда преступление не окончено, может иметь место добровольный отказ.

Вместе с тем диспозиция данной нормы закона предусматривает не только непосредственное совершение действий террористического характера (взрывы, поджоги и иные действия, создающие опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба и т.д.), но и угрозу совершения указанных действий. Террористический акт считается оконченным преступлением с момента его осуществления, то есть совершения взрыва или поджога и других действий. На стадии предварительной организации, сговора, подготовки таких действий и может иметь место добровольный отказ.

Однако в случае угроз совершения акта терроризма, которые считаются оконченным преступлением с момента их заявления, при возможном, реальном характере их осуществления, такие действия должны квалифицироваться по ст. 205 УК РФ.

По моему мнению, в этом случае добровольного отказа не может быть, так как преступление уже совершено и основанием освобождения от уголовной ответственности является только деятельное раскаяние в преступлении при выполнении лицом условий, указанных в примечании к ст. 205 УК РФ.

По этому основанию от уголовной ответственности могут быть освобождены только лица, вовлеченные в подготовку акта терроризма. Освобождение от уголовной ответственности непосредственных исполнителей актов терроризма законом не предусмотрено. Это можно объяснить большой общественной опасностью этого вида преступления. Поэтому вряд ли оправданы предложения отдельных авторов расширить сферу применения рассматриваемого примечания к ст. 205 УК РФ и распростра-

182

нить освобождение от уголовной ответственности по этому основанию на непосредственных участников акта терроризма .

Некоторые общие черты с условиями освобождения от уголовной ответственности за рассматриваемое преступление имеет примечание к ст. 275 УК РФ, в котором указано, что лицо, совершившее преступление, пре- дусмотренное этой статьей, а также статьями 276 и 278 УК РФ, устанавли- вающими уголовную ответственность за преступления против государственной власти (государственная измена, шпионаж, насильственный захват или удержание власти) освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Названные преступления являются оконченными с момента выполнения лицом действий, указанных в законе, (формальный состав преступления), и для наступления уголовной ответственности не требуется вредных последствий содеянного. Лицам, совершившим указанные преступления, законом предоставляется возможность с гарантией освобождения от уголовной ответственности, предотвратить возможные вредные последствия содеянного до их наступления, а также принять участие в раскрытии преступлений против государственной власти и разоблачении деятельности иностранных разведок.

Условиями освобождения от уголовной ответственности за вышеназванные преступления являются добровольность и своевременность сообщения о содеянном органам власти, которые означают наличие у лица свободы выбора такого поведения, наличие у него такой возможности до того как наступят вредные последствия совершенного преступления (нанесен

См.: Ендольцева А. В. Указ соч. С. 136.

183

ущерб государственной безопасности, разглашены сведения, составляющие государственную тайну, причинен иной ущерб государству и т. д.).

На мой взгляд, такие позитивные действия будут носить вынужденный характер, если лицо их совершило, зная, что о его криминальной деятельности стало известно правоохранительным органам, что за ним установлено наблюдение, и было уверено, что оно в любой момент может быть задержано.

Иное способствование предотвращению дальнейшего ущерба интересам государства, по мнению автора, может выражаться не только в участии в раскрытии содеянного, но и в последующем конфиденциальном сотрудничестве со спецслужбами.

В соответствии с примечанием к ст. 208 УК РФ лица, добровольно прекратившие участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшие оружие, освобождаются от уголовной ответственности, если в их действиях не содержится иного состава преступления.

Признаками деятельного раскаяния согласно этому примечанию, являются заявление лица о прекращении своего участия в вооруженном формировании, которое может быть выражено в виде добровольной явки с повинной, а также сдаче имеющегося у него оружия. Отсутствие у такого лица оружия, на мой взгляд, не может быть препятствием для освобождения от уголовной ответственности, если с его стороны имела место добровольная явка с повинной в виде соответствующего официального заявления.

Представляется, что в этом примечании речь идет об освобождении от уголовной ответственности только лиц, участвовавших в вооруженном формировании и его действие не распространяется на лиц, их создавших, их организаторов и руководителей.

Вместе с тем в юридической литературе высказано мнение о том, что действие примечания к статье 208 УК РФ распространяется как на участ-

184

ни ков, так и на организаторов и руководителей незаконного вооруженного формирования1.

Однако диссертант не может согласиться с такой точкой зрения и считает, что простое участие в незаконном вооруженном формировании может быть действием менее опасным, чем его организация и руководство им. Оно может выражаться в формальном вступлении в его ряды, в выполнении отдельных поручений и заданий, обучении, получении профессиональных навыков, несении дежурств и т. д.

Создание, организация и руководство вооруженным формированием означает более активную и более общественно опасную деятельность, включая в себя выработку стратегических целей и задач формирования, вербовку людей, обеспечение их вооружением, контроль за их деятельностью и т. д. Не случайно для таких лиц в данной статье УК РФ предусмотрена и повышенная уголовная ответственность за содеянное.

Большое значение для предупреждения преступности имеют примечания к ст. 222, а также ст. 223 УК РФ, согласно которым освобождаются от уголовной ответственности лица, сдавшие предметы, указанные в этих статьях, и если в их действиях не содержится состава иного преступления.

От уголовной ответственности освобождаются при соблюдении названных условий лица, совершившие незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение (ст. 222 УК) огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия” либо лица, незаконно их изготовившие или осуществившие ремонт (ст. 223 УК).

Добровольное обращение в правоохранительные органы граждан, незаконно хранивших оружие, с целью его сдачи следует рассматривать

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Ростов-на-Дону. 1996. С.449. ‘ В дальнейшем для краткости - «оружие».

185

как явку с повинной, являющуюся поводом к возбуждению уголовного дела. Добровольная сдача огнестрельного оружия и других предметов преступления, указанных в ст. ст. 222, 223 УК РФ, - это выдача лицом таких предметов по своей воле независимо от мотивов такого решения.

Такая выдача вышеназванных предметов признается добровольной как по собственной инициативе лица, совершившего преступление, так и по совету других лиц, по предложению сотрудников правоохранительных органов, а также и за вознаграждение. Выдача оружия может быть произведена непосредственно лицом, совершившим преступление, также этим лицом может быть указано и место его хранения. О добровольной выдаче оружия может свидетельствовать факт его выдачи или сообщение об их местонахождении органам власти при реальной возможности его дальнейшего хранения.

По этому вопросу в юридической литературе высказывались различные мнения. Некоторые авторы считают, что не следует признавать добровольным заявление о выдаче оружия, сделанное по инициативе работников правоохранительных органов1.

Другие авторы полагают, что добровольная выдача оружия или наркотических средств может иметь место только в случаях, когда правоохранительным органам не известно предполагаемое место их хранения подозреваемым лицом, хотя им и может быть известно об их наличии у него.

Возникают спорные вопросы о квалификации поведения лиц, когда ими выдается оружие непосредственно перед производством у них обыска или при их задержании.

Так, В. В. Кальницкий пишет, что «если при производстве обыска, осуществляемого не с целью отыскания оружия или наркотических средств и психотропных веществ, лицо по предложению следователя вы-

См.: Рустамбаев М. X. Ответственность за незаконное ношение, хранение, приобрете- ние. изготовление и сбыт оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ. Учеб. по- соб.. Ташкент, 1985. С,44; Рябчук В. Н. Освобождение от ответственности в связи с со- циально одобряемым поведением правонарушителя //Правоведение. 1989, № \ш С.34.

186

дает эти объекты, то имеет место добровольная сдача как условие освобождения от уголовной ответственности за хранение и использование этих средств. В том же случае, когда в уголовном деле имелись сведения о нахождении в помещении оружия или наркотиков и обыск производился для их обнаружения и изъятия, добровольная выдача объектов, регулируемая ч. 3 ст. 170 УПК РСФСР не может быть приравнена к добровольной сдаче в уголовно-правовом значении»1.

Несколько иную позицию по этому вопросу занимает Верховный Суд Российской Федерации. По ряду конкретных уголовных дел, например, по делу в отношении Власова, по делу в отношении Диски, осужденных за незаконное хранение оружия, Судебной коллегией по уголовным делам и Президиумом Верховного Суда РФ приговоры были отменены с прекращением производства по ним ввиду применения примечания к ст. 222 УК РФ.

Органам следствия было известно о наличии оружия у виновных, и последние выдали его при производстве обыска. При таких условиях Судебная коллегия и Президиум Верховного Суда РФ признали необоснованными доводы нижестоящих судебных инстанций о том, что если органам следствия было известно о наличии у лица оружия и ими были приняты меры к его отысканию, то выдача его не может считаться добровольной. Такую позицию Верховный Суд РФ признал не соответствующей требованиям закона. В п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» указывается, что под добровольной сдачей огнестрельного оружия, его основных частей либо комплектующих деталей к

См.: Кальницкий В, В, Освобождение от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст.228 УК России (комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации) // Законодательство и практика. 1998, № 1. С.30.

187

нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, преду- смотренной примечаниями к статьям 222 и 223 УК РФ, следует понимать выдачу лицом указанных предметов или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности их дальнейшего хранения1.

По мнению автора исследования, в таких ситуациях в каждом отдельном случае следует строго индивидуально решать вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела. При этом в основе признания добровольности действий субъекта должны учитываться все объективные и субъективные критерии такого поведения. Добровольность тех или иных действий предполагает возможность свободного волеизъявления, наличие у лица выбора варианта поведения. Лицо, незаконно хранившее оружие, может не знать и не догадываться, что об этом стало известно правоохранительным органам.

Когда же ему предъявляется постановление о производстве у него выемки или обыска и предлагается добровольно выдать незаконно хранящиеся оружие или другие предметы, изъятые из гражданского оборота, то у такого лица есть два варианта поведения: либо самому добровольно выдать эти предметы, либо не выдавать их, надеясь, что они могут быть не обнаружены и не изъяты, а если и будут изъяты, то необходимо будет еще доказать кому они принадлежат. Даже при задержании вооруженного лица у него остается право выбора выдать оружие или не выдавать его, оказать вооруженное сопротивление.

Таким образом, в рассматриваемых нами следственных ситуациях у лица имеется свобода выбора одного из двух вариантов своего поведения, то есть добровольность в принятии лицом того или иного решения. Поэто-

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ 1999, № 1. С. 19; Бюллетень Верховного Суда РФ 2000, № 9. С.21; Рос. газета. 2002, 19 мар.

188

му диссертант, хотя и не безоговорочно, но разделяет по этому вопросу позицию Верховного Суда РФ, аргументом в пользу которой является также и цель рассматриваемых нами норм о поощрении законодателем в виде освобождения от уголовной ответственности лиц за добровольную сдачу таких предметов.

Вместе с тем в случаях совершения таким лицом, других преступлений, оно освобождается от уголовной ответственности лишь за незаконный оборот оружия и несет ответственность за совершение других преступлений.

Однако следует отметить, что на практике могут иметь место и такие ситуации, когда лицо перед началом обыска не добровольно, а вынужденно выдает оружие (например, оружие лежит на видном месте или легко может быть обнаружено и т. п.) и тогда оно вряд ли будет освобождено от уголовной ответственности. Поэтому постановление Пленума Верховного Суда РФ по этому вопросу носит лишь рекомендательный характер для правоохранительных органов.

В этой связи автор разделяет мнение профессора А. И. Рарога о том, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не являются обязательными для правоохранительных органов и не всегда являются истиной в последней инстанции, объять всю разнообразную практику невозможно1.

Серьезную опасность для общества представляют преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Эти преступления причиняют непоправимый вред здоровью человека, являются причиной совершения многих других преступлений. Вероятно, поэтому законодатель предусмотрел в примечании к ст. 228 УК РФ освобождение от уголовной ответственности лиц, добровольно сдавших наркотические средства или психотропные вещества и активно способст-

См.: Рарог А. И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Гос. и право. 2001, № 2, С.51-57.

189

вовавших раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем.

В соответствии с п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» освобождение лица от уголовной ответственности за совершение какого-либо из преступлений, предусмотренных чч. 1 - 4 ст. 228 УК РФ, возможно при наличии совокупности двух обязательных условий: добровольной сдачи наркотических средств или психотропных веществ и его активного способствования раскрытию или пресечению преступления, в котором лицо принимало участие, и других заведомо ему известных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ.

Вместе с тем закон не исключает возможности освобождения от уголовной ответственности лица, хотя и не сдавшего наркотические средства или психотропные вещества в связи с отсутствием у него таковых, но активно способствовавшего раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем.

Добровольная сдача наркотических средств или психотропных веществ означает выдачу лицом этих средств или веществ представителям власти при реальной возможности распорядиться ими иным способом. В частности, как добровольную сдачу наркотических средств или психотропных веществ следует считать выдачу их лицом по предложению следователя перед началом производства в помещении выемки или обыска1.

См.: Постановления Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.520-521.

190

Некоторые авторы, в частности профессор И. Э. Звечаровский, высказывают свое несогласие с отдельными требованиями названного постановления, усматривая в нем противоречие с текстом самого примечания к ст. 228 УК РФ.

С его точки зрения является неприемлемой оговорка указанного постановления об освобождении от уголовной ответственности лица, не сдавшего наркотические средства или психотропные вещества в связи с отсутствием у него таковых. Если лицо уже реализовало наркотические средства или психотропные вещества, то оно не может быть освобождено от уголовной ответственности, а все его поступки, свидетельствующие о деятельном раскаянии, могут быть признаны обстоятельствами, смягчающими наказание .

Однако диссертант не может согласиться с таким мнением, и полагает, что нет противоречия между указанным постановлением Пленума Верховного Суда РФ и примечанием к ст. 228 УК РФ, поскольку добровольная сдача наркотических средств или психотропных веществ, как обязательное условие освобождения от уголовной ответственности, может иметь место только при их наличии.

Но если они утрачены, похищены, переданы на хранение или реализацию другим гражданам помимо воли лица, которое приобрело такие средства, и оно после этого, добровольно явившись с повинной, дает правдивые показания о совершенном им преступлении, способствуя его раскрытию, называет места приобретения и сбыта наркотиков, соучастников, указывает их адреса или возможное местонахождение, участвует в их изобличении, но не может по объективным причинам выдать эти средства или вещества, то оно, при наличии соответствующих доказательств, подлежит

См.: Звечаровский И. Новый УК: Проблемы применения // Законность. 1999, № 1.

191

освобождению от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Поэтому диссертант считает, что по своему содержанию вышеназванное требование постановления Пленума Верховного Суда РФ отвечает целям и задачам данной поощрительной нормы, призвано способствовать борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, поощрять любое позитивное поведение лиц, совершивших такие преступления.

В случаях, когда наркотические средства или психотропные вещества имелись в наличии у подозреваемого, обвиняемого, но не были им добровольно выданы, то тогда действительно он не может быть освобожден от уголовной ответственности, хотя и активно способствовал раскрытию преступления.

Не согласны некоторые авторы и с указанием Пленума Верховного Суда РФ о том, что выдачу наркотических средств или психотропных веществ, произведенную лицом перед началом обыска или выемки следует признавать добровольной .

Однако, по причинам, изложенным выше диссертант убежден в неоднозначности решения таких вопросов и придерживается своей точки зрения об индивидуальном, объективном подходе к каждой конкретной ситуации с учетом полученных результатов доказывания добровольности действий подозреваемого лица, правильной правовой оценки его поведения перед производством обыска или выемки. При этом если у подозреваемого имеется свобода выбора в его поведении (например, он был убежден, что предмет обыска или выемки невозможно обнаружить, предмет обыска перепрятан, находится в другом, неизвестном для правоохранительных органов месте, занимаемое помещение принадлежит другим лицам или находится в совместном пользовании и т.д.) и он добровольно, хо-

См.: Кальницкий В В. Указ.соч. С.30; Николюк В. В.. Магомедов А. Ю., Шаламов В. Г. Указ.соч. С.80-81.

192

тя и по предложению сотрудников правоохранительных органов, выдал незаконно хранившиеся им наркотические средства, то в соответствии с законом должен быть освобожден от уголовной ответственности.

Активное способствование раскрытию преступления означает добровольное и непосредственное участие лица в мероприятиях, направленных на раскрытие и пресечение рассматриваемых преступлений, установление фактических обстоятельств дела, соучастников преступления, обнаружение имущества, добытого преступным путем, участие в проведении очных ставок, осмотров, следственных экспериментов и других следственных действий. Особенно важное значение это обстоятельство имеет для установления и пресечения источников приобретения и распространения наркотических средств и психотропных веществ, каналов их сбыта. Предложение об участии в таких действиях может исходить как от лица, совершившего преступление, так и от сотрудников правоохранительных органов.

Вместе с тем, по мнению некоторых авторов, для освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к ст. 228 УК РФ и усиления его действенности должно быть достаточным выполнение одного из указанных в законе условий - добровольной сдачи наркотических средств или психотронных веществ, а требовать активного способствования раскрытию преступления нельзя, так как государство не может обеспечить защиту таких лиц .

Однако безоговорочно с такой точкой зрения вряд ли можно согласиться. Несмотря на то, что следственная практика идет в основном по пути освобождения от уголовной ответственности только лиц, добровольно сдавших наркотические средства, во многих случаях, на мой взгляд, более важный характер носит не сам факт добровольной сдачи наркотиков (ко-

См.: Ахмадулин А. Сложности применения ст. 228 УК // Законность. 2000, №11. С.27.

193

торый может иметь место и при задержании и при обыске) а именно активное способствование раскрытию этого преступления, установления источника его приобретения и каналов сбыта.

Кроме того, подозреваемое лицо может и не иметь при себе или в своем жилище наркотических средств, участвовать лишь в качестве посредника в операциях, связанных с их незаконным оборотом, однако своими активными действиями может способствовать раскрытию данного преступления. В этой связи может быть обоснованно поставлен вопрос о его освобождении и от уголовной ответственности на основании ч. 2 ст. 75 УК РФ и примечания к ст. 228 УК РФ.

Трудно согласиться с тем, что активное способствование раскрытию или пресечению преступления не может быть условием освобождения от уголовной ответственности за данное преступление. Раскрытие этих преступлений и пресечение распространения наркотических средств, спасение жизни и здоровья сотней и тысяч граждан имеет большое значение и участие лица, совершившего преступление, в этом процессе вполне заслуживает освобождения его от уголовной ответственности. Кроме того, такое способствование в раскрытии преступлений может носить и конфиденциальный характер.

Вместе с теми правомерен вопрос о необходимости гарантий со стороны государства правовой и социальной защиты лиц, содействующих уголовному судопроизводству, и действительно требует своего разрешения (он разработан и находится на рассмотрении компетентных органов), однако это другой, самостоятельный вопрос, хотя и связан с рассматриваемыми проблемами.

В соответствии с примечанием к ст. 307 УК РФ если свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных им показаний, заклю-

194

чения или заведомо неправильном переводе, то они освобождаются от уго- ловной ответственности.

Данная поощрительная норма закона имеет целью предотвратить возможное привлечение невиновного к уголовной ответственности, вынесение неправосудного приговора, решения или иного судебного акта и т.п.

Некоторые исследователи предлагают конкретизировать эту норму, дополнительными условиями освобождения от уголовной ответственности, обязанностью свидетеля дать правдивые показания, загладить причиненный вред. Кроме того, предлагается расширить сферу применения этого закона и на дела, по которым уже вынесен приговор или иное решение суда при условии отсутствия тяжких или особо тяжких последствий1.

На мой взгляд, такие изменения и дополнения излишни и не совсем оправданы по следующим причинам. Об обязанности дать правдивые показания свидетель и эксперт предупреждаются на предварительном следствии и в судебном заседании. За заведомо ложный донос и заведомо ложные показания предусмотрена уголовная ответственность (ст. ст. 306, 307 УК РФ) и нет необходимости повторять это в законе, указывая, что свидетель и потерпевший обязаны давать правдивые показания. Обязанность субъекта деятельного раскаяния возместить ущерб или загладить вред, причиненный преступлением, также предусмотрена в УК РФ (ст. 75).

Если дополнить данный закон возможностью освобождения от уголовной ответственности указанных лиц, заявивших о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе и после вынесения судом приговора или иного решения, то будет утрачена основная цель рассматриваемого примечания к ст. 307 УК РФ - избежать судебной ошибки.

См.: Лобанова А. Об освобождении от уголовной ответственности за заведомо ложные показания, заключения эксперта и неправильный перевод // Рос юстиция. 1997, № 9. С.25- 26; Ендольцева А. В. Указ. соч. С. 164.165.

195

Кроме того, при таких условиях снизится стимулирующая функция данного закона, а свидетели просто не будут заинтересованы в заявлении о ложности данных ими показаний до вынесения приговора или иного судебного решения и могут пострадать интересы лиц, привлеченных к уголовной ответственности.

Представляется, что если принять такой закон, то вероятность судебной ошибки не уменьшится, а возрастет. Что же касается свидетелей и потерпевших, которые явятся с повинной после вынесения судебного решения и сообщат о даче ими ложных показаний на предварительном следствии или в судебном заседании, то вопрос об освобождении их от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием решится положительно, если будет принято предложение диссертанта о расширении сферы применения ст. 75 УК РФ на преступления средней тяжести (санкция ст. 307 УК РФ предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы).

В соответствии с примечаниями к ст. ст. 337, 338 УК РФ военнослужащий, впервые совершивший самовольное оставление части, места службы или дезертирство без отягчающих обстоятельств, может быть освобожден от уголовной ответственности, если эти преступления явились следствием стечения тяжелых обстоятельств.

Такими обстоятельствами могут быть тяжелое заболевание военнослужащего или его близких родственников, внезапно возникшие чрезвычайные ситуации, произошедший пожар или иные стихийные бедствия по месту жительства близких родственников военнослужащего, систематическое применение в отношении него неуставных мер воздействия со стороны старослужащих.

В содержании данных примечаний нет указаний на выполнение виновным каких- либо позитивных постпреступных деяний, в частности, явки с повинной или возмещение причиненного ущерба. Видимо поэтому некоторые авторы полагают, что виновные в таких случаях подлежат освобождению от уголовной ответственности за отсутствием состава преступления

196

в их действиях либо на основании ст. 39 УК РФ за деяние, совершенное в состоянии крайней необходимости .

Однако диссертант считает такое толкование закона спорным. Вряд ли можно расценить как крайнюю необходимость или как отсутствие состава преступления самовольные действия военнослужащего, оставившего место службы либо не явившегося в срок на службу, при наличии у него выбора иного поведения (например, официально обратиться с просьбой об отпуске, своевременно сообщить руководству воинской части о неуставных отношениях и т.д.) В примечаниях к ст. ст. 337, 338 УК РФ указывается на возможный характер освобождения от уголовной ответственности за содеянное.

Действительно, в примечаниях к названным статьям дополнительные условия освобождения от уголовной ответственности отсутствуют. Но они имеются в Общей части УК РФ (ст. 75). В части 2 ст. 75 УК РФ по этому поводу прямо отмечено, что лицо, совершившее преступление иной категории, может быть освобождено от уголовной ответственности в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса, при наличии условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи. Такими условиями в рассматриваемых случаях могут быть добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления, то есть деятельное раскаяние в преступлении. Если же одно или несколько этих условий деятельного раскаяния, в зависимости от обстоятельств дела, не будут выполнены военнослужащим, то он вряд ли может быть освобожден от уголовной ответственности. Это может иметь место в случаях, когда он откажется возвращаться в воинскую часть для продолжения службы либо скроется от правоохранительных органов.

См.: Уголовное право России: Учебник для вузов. Т. 2. Особенная часть. / Под ред. А. Н. Игнатова и Ю. А. Красикова, М., 1999. С.762; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. / Под общей ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М, 1996. С. 338.

197

По существу такой же точки зрения, которую отстаивает автор, придерживался и профессор А. А. Чувилев, утверждая, что нормы примечаний к ст. ст. 337 и 338 УК РФ полностью корреспондируются с правилами ст. 75 УК РФ и образуют вместе с ними правовые основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием1.

Завершая исследование норм закона об освобождении от уголовной ответственности лиц в связи с деятельным раскаянием в случаях, специально предусмотренных Особенной частью УК РФ, считаю необходимым отметить некоторое их несовершенство, несогласованность с требованиями Общей части УК РФ, что и вызывает неоднозначное их правоприменение и толкование учеными и практическими работниками.

На мой взгляд, следует продолжить работу по совершенствованию указанных норм, а также уточнить основания освобождения от уголовной ответственности за некоторые преступления в связи с деятельным раскаянием. Это подтверждается и результатами проведенного автором исследования: 87,3% из числа опрошенных сотрудников правоохранительных органов высказали свое мнение о необходимости совершенствования норм уголовного закона об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, особенно в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части УК РФ, перечень которых целесообразно расширить.

Эту идею поддерживают и ученые-юристы”. Недоработка самой статьи 75 УК РФ о деятельном раскаянии, а также некоторых примечаний к статьям Особенной части УК РФ об освобождении от уголовной ответст-

См.: Чувилев А. Деятельное раскаяние // Рос. юстиция. 1998, № 6. С. 11. “ См.: Багутдинов Ф. Расширение частных начал в уголовном процессе // Рос. юстиция. 2002, № 5. С.32-34; Соловьев И. Деятельное раскаяние в совершении налоговых пре- ступлений // Рос. юстиция. 2002, № 5. С.48-49: Калугин А.Г.. Моисеева Ю.А. Освобож- дение от уголовной ответственности на началах компромисса участников организованных преступных групп и преступных сообществ по Российскому законодательству // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. мат. межд. научно-практ. конф. (7-8 февраля 2002 г.). Ч 1 .Красноярск, 2002. С. 141.

198

венности позволяет лицам, неоднократно совершать преступления, избегая уголовной ответственности.

Полагаю, что несогласованность между нормами Общей и примечаниями к статьям Особенной части УК РФ, предусматривающими основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, можно устранить только законодательным путем, что избавило бы Верховный Суд РФ в каждом отдельном случае давать соответствующие разъяснения о порядке применения закона.

Вместе с тем диссертант считает, что перечень примечаний к статьям Особенной части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности можно несколько расширить, включив в него некоторые преступления в сфере экономики (производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции - ст. 171-1, приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем - ст. 175, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг — ст. 186, изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов - ст. 187, невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран - ст. 190), за участие в устойчивой вооруженной группе или в преступной организации (ст. ст. 209, 210), за угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211), незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта (ст.234), эколо- гические преступления (уничтожение или повреждение лесов - ст. 261), за получение взятки (ст. 290 ).

Обоснование возможности расширения сферы применения норм закона о деятельном раскаянии автором приведено и в предыдущих разделах данной работы. Поэтому полагаю, что увеличение количества примечаний к статьям Особенной части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием будет дополнительным спосо-

199

бом предотвращения, пресечения и раскрытия тяжких и особо тяжких пре- ступлений. Например, примечание к статье 164 УК РФ в определенных случаях могло бы способствовать возврату похищенных картин и других особо ценных предметов и документов.

При этом считаю необходимым в большинстве случаев предусмотреть в качестве обязательных условий освобождения от уголовной ответственности совершение преступления впервые, явку с повинной, способствование раскрытию и расследованию преступления, а в некоторых случаях и полное возмещение причиненного ущерба.

На мой взгляд, такие обязательные признаки деятельного раскаяния как явка с повинной и способствование раскрытию и расследованию преступлений могут быть эффективным средством борьбы с отдельными видами преступлений и привлечения к сотрудничеству с правоохранительными органами лиц на конфиденциальной основе.

Конструкция примечаний к вышеназванным статьям Особенной части УК РФ позволит освободить таких лиц, несмотря на их участие в совершении преступлений, от уголовной ответственности, с целью выявления латентных преступлений и разоблачения лиц, систематически совершающих преступления, а также участников и лидеров преступных групп и сообществ, занимающихся преступной деятельностью на профессиональной основе. При этом явка с повинной и способствование раскрытию и расследованию преступлений являются обстоятельствами, которые не характерны для лиц, систематически совершающих преступления, для профессиональных преступников и поэтому они вряд ли будут субъектами деятельного раскаяния и освобождаться от уголовной ответственности.

Примечания к статьям Особенной части УК РФ рассчитаны диссертантом на освобождение от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления или по каким-либо причинам оказавшимися вовлеченными в преступную деятельность, лиц, действительно раскаявшихся

200

в совершенных ими преступлениях, лиц, сотрудничающих с правоохрани- тельными органами.

Поэтому в некоторые действующие примечания к статьям Особенной части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности целесообразно внести и определенные дополнения, например, следует предусмотреть освобождение от уголовной ответственности лишь за неквалифицированные виды уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть за совершение преступлений, предусмотренных чч. 1 ст. ст. 194, 198 и 199 УК РФ.

В этой связи представляется, что разработанные автором примечания к статьям Особенной части УК РФ не будут удобной «лазейкой» в законе для преступников, позволяющей безнаказанно совершать преступления. Проекты этих примечаний к статьям Особенной части УК РФ предлагаются в следующей редакции:

Примечание 2 к статье 171-1. Производство, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции

Лицо, совершившее деяния, предусмотренные настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно явилось с повинной и способствовало раскрытию и расследованию преступления.

Примечание к статье 175. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем

Лицо, совершившее деяния, предусмотренные настоящей статьей освобождается от уголовной ответственности, если оно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления и возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

201

Примечание к статье 186. Изготовление или сбыт поддельных денег

или ценных бумаг

Лицо, совершившее деяние, предусмотренное частью 1 настоящей статьи или частью 1 статьи 187 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если оно явилось с повинной и способствовало раскрытию и расследованию преступления.

Примечание к статье 190. Невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического, и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран.

Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию и расследованию преступления и возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

Примечание 2 к статье 198. Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды

Лицо, впервые совершившее преступления, предусмотренные частью первой настоящей статьи, а также частью первой статей 194 или 199 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб.

Примечание к статье 210. Организация преступного сообщества (преступной организации)

Лицо, совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей либо статьей 209 настоящего Кодекса, если его действия не повлекли тяжких или особо тяжких последствий, освобождается от уголов-

ной ответственности в случаях, когда оно, явившись с повинной, добровольно прекратило участие в преступном сообществе (преступной организации) или устойчивой вооруженной группе (банде) и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению или раскрытию преступления либо возмещению ущерба или заглаживанию вреда, причиненного преступлением.

В качестве одного из вариантов предлагаем разработанный нами и иной проект закона, который, по мнению автора, также способствовал бы активизации борьбы с организованной преступностью.

Статья 75-1. Освобождение от уголовной ответственности участника устойчивой преступной группы (банды) или преступного сообщества (преступной организации) в связи с деятельным раскаянием

Лицо, являющееся участником устойчивой преступной группы (банды) или преступного сообщества (преступной организации), если его действия не повлекли тяжких или особо тяжких последствий освобождается от уголовной ответственности по ст. ст. 209, 210 Особенной части настоящего Кодекса, в случаях, когда оно, явившись с повинной, добровольно прекратило участие в указанных группировках и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению или раскрытию преступления либо возмещению ущерба или заглаживанию вреда, причиненного преступлением.

Примечание к статье 211. Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава

Лицо, совершившее угон воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, а равно захват такого судна или состава в целях угона освобождается от уголовной ответственности в слу-

203

чае, когда оно, явившись с повинной, добровольно или по требованию властей выдало указанные транспортные средства.

Примечание к статье 234. Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта

Лицо, действия которого подпадают под признаки части третьей настоящей статьи при отсутствии тяжких последствий освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно явилось с повинной и способствовало раскрытию и расследованию преступления.

Примечание к статье 261. Уничтожение или повреждение лесов

Лицо, совершившее деяния, предусмотренные настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно, явившись с повинной, возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

Примечание 2 к статье 290. Получение взятки

Лицо, получившее взятку либо посредник взятки освобождается от уголовной ответственности, если оно до того, как об этом стало известно органу, имеющему право возбудить уголовное дело, сообщило о получении взятки, явившись с повинной и выдало предмет взятки.

Примечание к статье 337. Самовольное оставление части или места

службы

Военнослужащий, совершивший деяния, предусмотренные настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности в случае его яв-

204

ки с повинной и если самовольное оставление части явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств.

Примечание к статье 338. Дезертирство

Военнослужащий, совершивший дезертирство, предусмотренное частью первой настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае его явки с повинной и если дезертирство явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств.

Статью 75 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием» автором предлагается изложить в следующей редакции:

  1. Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно добровольно заявило о признании своей вины и раскаянии в содеян- ном и способствовало раскрытию и расследованию преступления либо явилось с повинной, либо возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, или совершило иные действия, свидетельствующие о раскаянии в преступлении.
  2. Лицо, впервые совершившее преступление иной категории, осво- бождается от уголовной ответственности в случаях, специально преду- смотренных примечаниями к статьям 126, 171-1, 175, 186, 190, 198, 204, 205, 206, 208, 209, 210, 211, 222, 223, 228, 234, 261, 275, 276, 278, 290, 291, 307,337, 338 Особенной части настоящего Кодекса за указанные в них преступления.

205

Глава 3. Уголовно-процессуальные аспекты деятельного раскаяния

§ 1. Процессуальные формы фиксации и правовой оценки деятельного раскаяния

В юридической науке является общепризнанным положение о том, что применение уголовно-правовых норм может происходить только в порядке и формах, определенных уголовно-процессуальным законом. Развитие и многообразие уголовно-процессуальных форм являются одним из способов совершенствования уголовного судопроизводства в целом. Проблемам совершенствования уголовно- процессуальных форм посвящены работы многих ученых-процессуалистов (В. К. Бобров, В. Н. Шпилев, М. Л. Якуб и др.)1.

Автор разделяет по этим вопросам выводы Н. А. Власовой о том, что понятие и содержание уголовно-процессуальных форм включают порядок закрепления и оформления процессуальных действий, условия, сроки и последовательность их производства, а также права и обязанности участников того или иного процессуального действия или производства’.

В этой связи представляют определенный интерес вопросы о процессуальных формах деятельного раскаяния в уголовном судопроизводстве.

К сожалению, в уголовно-процессуальном законе и в науке уголовного процесса эти вопросы не нашли специального разрешения, за исключением

См.: Бобров В. К. Стадия возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. М., 1997.; Шпилев В. Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск, 1974; Якуб М Л. Процессуальная форма в советском уголовном процессе. М., 1981. “ См.: Власова Н. А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе: Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 2001. С.18-19.

206

одного из признаков деятельного раскаяния - явки с повинной.

Полагаю, что сведения о деятельном раскаянии субъекта, также как и о других фактических обстоятельствах дела, подлежащих доказыванию, должны собираться и фиксироваться в протоколах допросов подозреваемых, обвиняемых, свидетелей, потерпевших, в протоколах выемки, обыска, следственного эксперимента, очных ставок и иных документах.

Основная процессуальная форма фиксации деятельного раскаяния - протоколирование. Другими дополнительными способами являются звукозапись, фото-, видео- и киносъемка, которые приобщаются к уголовному делу соответствующим протоколом. Строгое соблюдение правил собирания и фиксации всех данных, свидетельствующих о деятельном раскаянии подозреваемого, обвиняемого, имеет важное значение для правильного обоснования в процессуальных документах вывода о его позитивном постпреступном поведении на предварительном следствии.

В соответствии со ст. 142 УПК РФ явка с повинной предполагает помимо добровольного устного или письменного заявления в правоохранительные органы лицом о совершенном им преступлении и составление протокола, в котором излагается сделанное заявление. Присутствие понятых при составлении данного протокола законом не предусмотрено.

Однако такая регламентация процессуального оформления явки с повинной представляется, недостаточно полной. На мой взгляд, в протоколе о явке с повинной следует отражать сведения не только о заявителе, о документах, удостоверяющих его личность и совершенном им преступлении, но и о времени, дате и месте его составления, о должностном лице, составившим его, об обстоятельствах совершенного преступления (время, место, способ, последствия совершенного преступления), о признании лицом своей вины в содеянном, причинах и мотивах, побудивших его к такому поведению, сведе-

207

ния о данных, подтверждающих вину лица в совершении преступления. Указанные сведения целесообразно изложить в краткой и ясной форме, так как данный протокол является лишь поводом для проведения доследственной проверки, поводом для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ).

Составлять протокол о явке с повинной законом уполномочены сотрудники правоохранительных органов. Как правило, это дознаватели, следователи, прокуроры. Нередко, до возбуждения уголовного дела такие протоколы составляются и другими сотрудниками правоохранительных органов, например, оперуполномоченными уголовного розыска, ОБЭП. При оформлении явки с повинной должна быть достоверно, по документам установлена личность явившегося. Протокол явки с повинной подписывается составившим его должностным лицом и лицом, явившимся с повинной.

Составлению такого протокола должно предшествовать непосредственное обращение лица, совершившего преступление, в правоохранительные органы с заявлением о содеянном им. Сообщение гражданина о совершенном им преступлении может быть получено у него сотрудником правоохранительных органов как в устной форме, так и в письменной форме. При этом целесообразно предложить лицу собственноручно написать письменное заявление или объяснение о содеянном им. Представляется, что такие действия могут быть обусловлены большей достоверностью сделанного заявления о преступлении, а также тем, чтобы как можно больше получить необходимой информации о совершенном преступлении.

Такие сведения позволят определить какие следует провести неотложные действия (оказание помощи потерпевшим, предотвращение последствий преступления, осмотр места происшествия, задержание соучастников, изъятие похищенного, установление очевидцев и т.д.).

Однако заявление о явке с повинной может оказаться и ложным. Поэтому нельзя безоговорочно согласиться с мнением авторов, считающих, что

208

i во всех случаях протокол явки с повинной должен составляться немедленно .

Составлению протокола о явке с повинной, когда при решении вопроса о воз- буждении уголовного дела такие заявления вызывают сомнения, должна предшествовать предварительная проверка сделанного сообщения лицом о совершенном им преступлении. Нередко такие заявления, особенно если они сделаны лицами, отбывающими уголовное наказание в местах лишения свободы, после проведения предварительной проверки не подтверждаются.

Анализ 500 изученных автором уголовных дел, содержащих признаки деятельного раскаяния, показал, что явка с повинной была зафиксирована по 25 делам, из которых только по 6 делам в ходе доследственной проверки оперуполномоченными составлялся протокол о явке с повинной, а в 19 случаях явка с повинной была оформлена в виде собственноручного заявления лица, совершившего преступление. Из этого можно сделать вывод о том, что работники правоохранительных органов, к сожалению, крайне редко выполняют требования закона по составлению протокола о явке с повинной.

В ст. 142 УПК РФ содержание термина «явка с повинной» раскрывается как добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Заявление может быть сделано в письменной или устной форме. Устное заявление принимается и заносится в протокол.

Такое определение явки с повинной, на мой взгляд, является неполным и не отвечает самому понятию явки, так как не предполагает непосредственного обращения лица в правоохранительные органы, обнаружения и передачи себя в руки правосудия. Ведь лицо может сообщить о совершенном им преступлении и, не являясь в правоохранительные органы, например, находясь за рубежом, либо скрывая свое место нахождения.

1 См.: Мухамедзянов И., Карузин В. Процессуальное оформление явки с повинной // За- конность. 1999. № 8. С.20.

209

Определение явки с повинной, данное в УПК РФ, несколько отличается

от содержания ст. 196 «Заявление о повинной» Теоретической модели уго-

1 ловно-процессуального законодательства .

Модельный Уголовно-процессуальный кодекс государств-участников Содружества Независимых Государств также как и Теоретическая модель уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и РСФСР вместо явки с повинной предусматривает заявление о повинной, содержанием которого является лишь сообщение о преступлении, совершенном самим заявителем до того, как в отношении заявителя выдвинуто подозрение или ему предъявлено

с- 2

обвинение .

Однако, такая формулировка явки с повинной, по мнению диссертанта, носит общий характер, и как признак деятельного раскаяния требует уточнения. В судебно-следственной практике могут возникнуть такие ситуации, когда лицо, совершившее преступление, добровольно явившись в правоохранительные органы с сообщением о содеянном им, может не знать и не догадываться, что в отношении него уже выдвинуто подозрение или ему «заочно» предъявлено обвинение.

Могут иметь место и случаи, когда лицо задерживается по подозрению в преступлении и ему об этом объявляется либо ему предъявляется обвинение в содеянном, а он, не признав вначале свою вину, спустя некоторое время об- ращается к следователю с заявлением о том, что данное преступление совер- шено им. Однако при такой ситуации это сообщение исключает непосредст-

См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР: Теоретическая модель. М, 1989. С. 132.

’ См.: Модельный Уголовно-процессуальный кодекс государств-участников Содружества Независимых Государств. Опубликован в Приложении к Информационному бюллетеню Секретариата Совета Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ, 1996. С. 190,191.

210

венное обнаружение и выдачу себя правоохранительным органам и содержит лишь признание вины в преступлении, но не явку с повинной.

На мой взгляд, подмена содержания понятия явки с повинной как непо- средственного обнаружения себя лицом, совершившим преступление, на заявление о повинной, на сообщение о совершенном им преступлении, вряд ли обоснована. Явка с повинной является понятием более широким, чем сообщение лицом о совершенном им преступлении, она непременно должна включать и обнаружение, передачу себя правоохранительным органам.

Нередко подмена явки с повинной лицом, будучи вызванным или доставленным в органы милиции, на признание своей вины в преступлении имеет место и в судебно- следственной практике. Такое признание вины не является явкой с повинной и зачастую носит вынужденный характер.

Это нашло подтверждение в ходе проведенного автором исследования. Явка с повинной имела место лишь по 5% от числа изученных уголовных дел, содержащих признаки деятельного раскаяния и, как правило, лишь после изобличения лица в совершенном им преступлении, носила характер не явки с повинной в прямом смысле этого слова, а характер признания вины в содеянном. В основном, это дела о преступлениях, совершенных по неосторожности, дела о тяжких преступлениях, совершенных на бытовой почве.

Полагаю, что в таких случаях заявление о повинной, даже если ему сопутствует последующее способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного вреда, нельзя рассматривать как явку с повинной и оно не всегда может служить основанием освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, однако оно может быть признано как обстоятельство, смягчающее наказание.

Для правосудия более важное значение имеет понятие явки с повинной в смысле непосредственного обнаружения своего места нахождения и передачи себя правоохранительным органам лица, совершившего преступление,

211

нежели заявления о повинной как признания вины в совершенном преступлении. Явка с повинной в большей мере, чем заявление о повинной способствует своевременному обнаружению и раскрытию преступления.

Поэтому, явка с повинной, как уголовно-процессуальное понятие, должно включать добровольную передачу себя правоохранительным органам лицом, совершившим преступление, либо сообщение самим заявителем или через других лиц о своем месте нахождения и о совершенном им преступлении, до его задержания по подозрению в этом преступлении или предъявления обвинения.

В связи с этим часть необходимо внести соответствующие изменения в часть первую статьи 142 УПК РФ.

Вместе с тем следует отметить, что в соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, супруга и близких родственников. В то же время явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления в УК РФ (ст. 61) рассматриваются как обстоятельства, смягчающие наказание, а деятельное раскаяние в преступлении является основанием для освобождения от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных законом (ст. 75 УК РФ).

В связи с этим, целесообразно предусмотреть в ст. 142 УПК РФ обязанность лица, составляющего протокол явки с повинной, делать отметку о разъяснении явившемуся содержания ст. 51 Конституции РФ и ст. 61, ст. 75 УК РФ.

Поэтому ст. 142 УПК РФ целесообразно дополнить частью третьей следующего содержания:

«В протоколе о явке с повинной, составленном в соответствии с требованиями ст. ст. 141, 166 настоящего Кодекса, делается отметка о разъяснении заявителю содержания ст. ст. 61,75 УК РФ и ст. 51 Конституции РФ».

212

Законом не регламентированы вопросы процессуального оформления заявления о явке с повинной одновременно несколькими соучастниками. Автор считает, что в таких случаях целесообразно составление отдельного протокола по каждому заявлению. При этом желательно разъяснять таким лицам значение и правовые последствия добровольной явки с повинной как обстоятельства, смягчающего наказание, а также необходимость способствования раскрытию преступления, возмещения ущерба или заглаживания вреда, причиненного преступлением, что может послужить и основанием освобождения от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных законом.

Если лицо, явившееся с повинной, сообщает сведения о нескольких эпизодах совершенных им преступлений, о соучастниках содеянного, то это, по мнению диссертанта, может быть отражено в одном протоколе явки с повинной. По каждому эпизоду совершенных преступлений отдельно составлять такие протоколы нет необходимости.

На практике нередко имеют место случаи, когда по заявлению о явке с повинной или по составленному протоколу явки с повинной при проведении проверки изложенные в нем сведения не находят своего подтверждения.

Так, например, проведенные в процессе доследственной проверки осмотр места происшествия, опрос граждан, на которых заявитель сослался как на пострадавших или очевидцев преступления, другие проверочные данные не подтвердили события преступления. После этого лицо может сообщить о совершении им другого преступления. Нужно ли в таких случаях составлять повторный протокол явки с повинной?

Автор считает, что составление повторного протокола явки с повинной в таких случаях не требуется и поддерживает позицию по этому вопросу

213

Е. К. Герасимовой, утверждающей, что повторный протокол явки с повинной противоречит сути явки с повинной и не соответствует закону .

Чтобы избежать таких казусов, полагаю, что перед составлением протокола о явке с повинной и возбуждением уголовного дела, когда заявление лица о совершенном им преступлении вызывает сомнение, должна проводиться проверка с целью установления, имело ли место само событие преступления и причастен ли к нему заявитель. Процессуальными формами такой проверки могут быть протоколы осмотров, опросы граждан, иные документы. В необходимых случаях целесообразно использовать и непроцессуальные способы и методы проверки заявлений, то есть проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Если поступает сообщение гражданина о преступлении, совершенном другими лицами, то в таких случаях ввиду отсутствия в его действиях состава преступления протокол о явке с повинной также не должен составляться. Такое заявление носит самостоятельный характер и является поводом к возбуждению уголовного дела.

Если лицо, явившееся с повинной, одновременно с сообщением о совершенном им преступлении выдает какие-либо имеющие отношение к делу предметы, документы, ценности, возмещает причиненный преступлением ущерб, то такие действия, по мнению диссертанта, должны фиксироваться не в протоколе явки с повинной, а в других протоколах.

Например, в случаях, когда лицо, совершившее убийство, является с повинной и добровольно сдает оружие или наркотические средства, психотропные вещества, то помимо протокола явки с повинной должен быть составлен протокол добровольной сдачи этих предметов в соответствии со ст.

См.: Герасимова Е. К. Явка с повинной. М., 1980. С.40.

214

ст. 60, 166 УПК РФ, с приглашением для удостоверения их фактической пе- редачи незаинтересованных граждан - понятых.

Если в действиях гражданина, добровольно сдавшего такие объекты, отсутствует состав или событие преступления, то составление протокола яв- ки с повинной не требуется, так как в этом случае отсутствует и сам факт явки с повинной.

Представляется, что при добровольном освобождении похищенного че- ловека или заложника достаточно составления одного протокола о явке лица с повинной, в котором помимо сообщения лицом о совершении им преступления и сдачи себя правоохранительным органам могут быть указаны и сведения об освобождении или о месте нахождения похищенного человека или заложника.

Полагаю, что в ходе дознания или предварительного следствия состав- лением протокола о явке с повинной могут оформляться при добровольном обращении граждан в органы, имеющие право возбудить уголовное дело, сообщения о совершенном ими коммерческом подкупе или даче взятки, об участии в подготовке акта терроризма, об участии в совершении преступлений, предусмотренных ст, ст. 275, 276, 278 УК РФ, а также другие случаи, когда эти действия в соответствии с законом влекут за собой освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Вместе с тем следует отметить, что вряд ли требуется составление про- токола явки с повинной, когда свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик в процессе судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний заключения или заведомо неправильном переводе. Однако такие заявления также должны быть зафиксированы путем внесения соответствующих записей в протокол судебного заседания.

215

ф Способствование раскрытию преступления также должно быть зафик-

сировано в соответствующих документах на стадии доследственной проверки и в процессуальных документах по уголовному делу.

Так, участие лица, совершившего преступление, в проведении оперативно-розыскных мероприятий по установлению и розыску соучастников, вещественных доказательств, проверки фактических обстоятельств дела может быть задокументировано в соответствующих рапортах и справках сотрудников правоохранительных органов, протоколах, объяснениях и т.д.

Сведения, раскрывающие характер и степень раскаяния виновного в содеянном, как правило, получают из показаний самого субъекта. Нередко такая информация содержится в поступающих к следователю из органов дознания материалах доследственной проверки.

Сотрудники органов дознания фиксируют деятельное раскаяние, в ос- ^ новном, в собственноручно написанных на имя прокурора или начальника

органа дознания заявлениях о «чистосердечном признании» в совершенном преступлении или о явке с повинной. Сведения о деятельном раскаянии отражаются и в объяснениях, протоколах добровольной выдачи, осмотра орудий преступления и похищенного, в приобщенных к материалам расписках или иных документах, подтверждающих заглаживание причиненного преступлением вреда.

В процессе предварительного следствия способствование раскрытию преступления фиксируется в таких материалах уголовного дела, как протоколы допросов подозреваемого, обвиняемого, протоколы иных следственных действий с участием этого лица, например, следственных осмотров, выемки, обыска, опознания, проверки показаний на месте, следственного эксперимента, очных ставок и т.д.

Так, в протоколах допросов подозреваемого, обвиняемого должны подробно записываться его показания не только об обстоятельствах совершенно-

216

го им преступления, но и о признании вины и раскаянии в содеянном, о со- участниках, об их месте нахождения и месте нахождения предметов преступления, о средствах, нажитых преступным путем, о намерении добровольно принять участие в их отыскании, в проведении следственных действий по раскрытию преступления и изобличению соучастников.

На мой взгляд, первоначальные заявления и показания лица о признании им своей вины и раскаянии в совершенном им преступлении для того, чтобы они носили более явный характер в плане доказывания, целесообразно зафиксировать в форме собственноручного изложения этих фактов в заявлении или объяснении, протоколе допроса, как это предусматривает уголовно-процессуальный закон, а затем и в процессуальных документах, составленных непосредственно следователем или лицом, производящим дознание. При этом важное значение имеет документальное отражение добровольного содействия лица, совершившего преступление, в проведении следственных действий, а также процессуальное фиксирование его показаний и действий с применением технических средств (звукозапись, видеозапись). Целесообразность фиксации собственноручных показаний лица, совершившего преступления, особенно на первоначальном этапе предварительного расследования подтверждается и результатами опросов осужденных, 92% от числа опро- шенных считают необходимым, чтобы их показания о признании вины и раскаянии в преступлении были ими собственноручно отражены в соответствующих документах.

Существует мнение некоторых ученых о том, что способствование рас- крытию преступления в форме разоблачения соучастников содеянного не соответствует нормам закона, морали и нравственности и поэтому не следует

217

настаивать на получении таких показаний у лиц, совершивших преступле-

ние1.

Такое мнение представляется не достаточно обоснованным, не в полной мере отвечающим требованиям справедливости и законности, оно и имеет

! право на свое существование только в отношении лиц, являющихся близкими

родственниками допрашиваемого лица, как это предусмотрено Конституцией Российской Федерации (ст. 51).

Автор считает, что гораздо больший вред и не только моральный и нравственный, но и материальный причиняется общественным, государст венным и личным интересам граждан в результате того, что остаются на сво боде непривлеченные к уголовной ответственности соучастники совершенно го преступления, не возмещается, причиненный преступлением ущерб, про должает иметь место незаконный оборот оружия и наркотических средств. т Более того, чувствуя безнаказанность и оставаясь на свободе, такие ли-

ца нередко повторно совершают, более тяжкие преступления, причиняя еще больший вред гражданам, организациям и учреждениям. Поэтому с этой позиции вопросы к подозреваемому, обвиняемому о необходимости выдачи соучастников основаны на законе, вполне отвечают требованиям морали и должны поощряться государством.

При этом дознаватель, следователь и прокурор в таких ситуациях не должны занимать позицию наблюдателя, а обязаны принимать все активные предусмотренные законом меры по получению таких показаний, побудить допрашиваемых лиц к их позитивному поведению на следствии и в суде.

Однако выдача соучастников преступления должна носить добровольный характер и обязательно учитываться в ходе предварительного следствия и судебного заседания как обстоятельство, позволяющее освободить лицо от

ф См.: Коломеец В. Указ. соч. С.32-33.

218

• уголовной ответственности или смягчить наказание. Кроме того, в отношении

таких лиц следует применять предусмотренные законом специальные меры правовой и государственной защиты.

Согласно ст. ст. 182, 183 УПК РФ следователь после предъявления лицу постановления о производстве у него обыска или выемки должен предложить ему добровольно выдать подлежащие изъятию орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для дела. При производстве обыска изымаются предметы и документы, изъятые из оборота.

Диссертант полагает, что перед проведением обыска или выемки сле дователь должен разъяснять и содержание норм закона об освобождении лиц от уголовной ответственности, если они добровольно выдадут, например, оружие, боеприпасы или наркотики. Об этом должна быть сделана соответст вующая отметка и в протоколе выемки или обыска. ^ Если до начала производства выемки или обыска лицо добровольно

выдало предметы, за хранение которых предусмотрена уголовная ответственность, то в протоколе должна быть произведена соответствующая запись, которая впоследствии могла бы позволить решить вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности. Было бы целесообразно предусмотреть и в уголовно-процессуальном законе это обязанностью лица, производящего выемку или обыск.

Поэтому часть 5 ст. 182 УПК РФ после слов «уголовного дела» следовало бы дополнить текстом следующего содержания: «… и разъясняет, что при добровольной сдаче оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также наркотических средств или психотропных веществ лица могут быть освобождены от уголовной ответственности за их незаконный оборот в соответствии со ст. 75 и примечаниями к статьям 222, 223, 228 УК РФ».

219

Аналогичное дополнение следует внести и в ч. 5 ст. 183 УПК РФ о порядке производства выемки.

Считаю, что протоколы выемки и обыска также могут быть одной из процессуальных форм фиксации признаков деятельного раскаяния.

Возмещение ущерба, причиненного преступлением или иное заглаживание вреда может быть зафиксировано в расписках, протоколах добровольной выдачи предметов, денег или иных ценностей, в протоколах иных следственных действий, например, допросах подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, а также в форме публичного извинения, которое может быть принесено лично потерпевшему либо опубликовано в средствах массовой информации.

Деятельное раскаяние в преступлении может быть отражено и в таких процессуальных документах, как постановления об избрании или изменении меры пресечения. При этом в обоснование избрания более мягкой меры пресечения важно указать все его признаки, имевшие место при расследовании уголовного дела (явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба и т.д.).

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не указывает, на какой стадии процесса возможно освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. По этому вопросу в юридической литературе имеются разные точки зрения.

Некоторые авторы, в частности, А. В. Барков, С. И. Никулин, Н. В. Григорьев, Р. А. Сабитов, Л. В. Головко указывали на возможность принятия процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием на стадии возбуждения уголовного дела1.

См.: Барков А. В. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК // Сов.юстицция.1976. № 3. С. 28; Никулин С. И. Указ.соч. С.42-43; Григорьев Н. В., Сабитов Р. А. Освобождение от уголовной ответственности по номам Особенной части УК РФ: Учеб. пособ. Хабаровск:, 1993. С.42; Головко Л. В. Указ. соч. С.83.

220

Соискателем в предыдущих работах также теоретически обосновыва-

лась возможность принятия таких решений . Основным аргументом в пользу этой точки зрения является нецелесообразность возбуждения уголовного дела в случаях, когда нет необходимости в проведении следственных действий и очевидно, что впоследствии такое уголовное дело будет прекращено.

Вместе с тем по этому вопросу имеется и иная точка зрения. Так, профессор С. Г. Келина полагает, что при обнаружении признаков преступления органы правосудия во всех случаях обязаны возбуждать уголовные дела, а отказ в возбуждении уголовного дела ущемляет права граждан на защиту, иг-норирует воспитательную роль уголовного процесса”.

Однако диссертант считает теоретически и практически возможным от каз в возбуждении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. Напри мер, в случаях, когда лицо явилось с повинной, возместило причиненный т ущерб или иным способом загладило вред, причиненный преступлением, ли-

бо добровольно сдало предметы (оружие, боеприпасы, наркотические средства или психотропные вещества и т.д.), изъятые из гражданского оборота, а также в иных случаях освобождения от уголовной ответственности, специально предусмотренных УК РФ, нет необходимости возбуждать уголовное дело, а затем прекращать его в соответствии со ст. 28 УПК РФ. Такая практика существует в органах дознания и следственных подразделениях Управления Федеральной службы налоговой полиции по Московской области, которыми выносятся постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в соответствии с примечанием 2 к ст. 198 УК РФ в случаях возмещения лицом

См.: Савкин А. В. Проблемы доказывания и правовой оценки деятельного раскаяния обвиняемого (подозреваемого) на предварительном следствии: Дисс… канд. юрид. наук. М., 1994. С.93-94.

~ См.: Келина С. Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. М., 1974. С.35- 36.

221

• причиненного ущерба. Однако преступность деяния при этом не устраняется.

По мнению прокуратуры Московской области, нарушений закона в этом нет1. Представляется, что применение норм права о деятельном раскаянии наиболее эффективно именно на ранних этапах разбирательства, когда лицо, совершившее деяние, избегает тягот нашего громоздкого уголовного процесса, а государство экономит время и средства, связанные с расследованием и судебным разбирательством. Чем позже принимается такое решение, тем в меньшей степени достигаются указанные цели. В некоторых зарубежных странах (Бельгия, Франция, Германия и др.) решения об освобождении от уголовной ответственности по нереабилитрующим основаниям принимаются только до возбуждения официального уголовного преследования.

Полагаю, что отказ в возбуждении уголовного дела по нереаоилити рующим основаниям в связи с деятельным раскаянием, а также в иных случа- Ф ях, специально предусмотренных Особенной частью УК РФ, при отсутствии

необходимости принятия мер процессуального принуждения и проведения следственных действий, когда не возражают против этого лицо, совершившее преступление и пострадавший, будет способствовать освобождению от рутинной работы следственных и судебных органов по формальному производству и прекращению таких уголовных дел. Более эффективны и своевременны в достижении целей раскрытия и пресечения преступлений будут и поощ- рительные нормы права о деятельном раскаянии в преступлении.

В связи с тем, что в УПК РФ не предусмотрено право органов предварительного следствия и дознания вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по нереаоилитирующим основаниям предлагается дополнить УПК статьей следующего содержания:

См.: Соловьев И. Указ. Соч. С.48

222

«Статья 28-1 .Отказ в возбуждении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием Прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе отказать в возбуждении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием по основаниям, указанным в ст. 75 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении лица, которое впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести, при отсутствии необходимости принятия мер процессуального принуждения и проведения следственных действий.

Отказ в возбуждении уголовного дела о преступлении иной категории по основаниям, предусмотренным частью первой настоящей статьи, возможен только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

До отказа в возбуждении уголовного дела лицу, совершившему преступление, и лицу, в отношении которого совершено преступление должны быть разъяснены основания принятия такого решения и право возражать против отказа в возбуждении дела по этим основаниям.

Отказ в возбуждении уголовного дела по основаниям, указанным в настоящей статье, не допускается, если лицо, совершившее преступление или лицо, в отношении которого совершено преступление, против этого возражают. В этом случае возбуждается уголовное дело и производство по нему продолжается в обычном порядке.

О принятом решении уведомляются лицо, совершившее преступление и лицо, в отношении которого совершено преступление».

В связи с этим статью 24 УПК РФ «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела» было бы целесообразно дополнить частью четвертой следующего содержания:

223

«4. При отсутствии необходимости проведения следственных действий в возбуждении уголовного дела может быть отказано при наличии деятельного раскаяния лица в совершенном им преступлении».

Таким образом, одной из процессуальных форм фиксирования и правовой оценки деятельного раскаяния могло бы быть и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Несмотря на то, что в УПК РФ (ст. ст. 25, 26, 27, 28) предусмотрено право дознавателя, следователя и прокурора выносить постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по нереабилити-рующим основаниям, в юридической литературе продолжает оставаться дискуссионным вопрос о том, противоречат ли такие полномочия указанных лиц ст. 49 Конституции РФ. Согласно этой статье Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

В связи с этим ряд ученых-юристов считают, что вопрос об установлении виновности лица в совершении преступления и об освобождении его от уголовной ответственности может решить только суд.

Так, профессоры А. М. Ларин, С. Г. Келина и Т Н. Добровольская, а также И. Э. Звечаровский, С. Н. Сабанин, А. Я, Тупица считают, что статьи уголовно- процессуального кодекса, предоставляющие право органам предварительного следствия, дознания и прокуратуры прекращать уголовные дела по нереабилитирующим основаниям необходимо отменить, предоставив такие права суду. Только суд может вершить правосудие, т. е. признать лицо

виновным .

Фактически такой же точки зрения придерживаются А. Г. Калугин и А. В. Ендольцева, предлагая предусмотреть порядок прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием судьей по заключению органов предварительного расследования, согласованного с надзирающим прокурором либо такое решение должно приниматься судом непосредственно в ходе судебного

2

разоирательства .

По мнению А. С. Молодцова, виновность лица в совершении преступления является уголовно-процессуальной категорией, элементом познавательной деятельности и вопросы доказывания виновности возложены на органы прокуратуры, предварительного следствия и дознания, а не на суд, который устанавливает вину как материально-правовую категорию, существующую объективно. Установление виновности лица в совершении преступления в рамках предварительного следствия является основанием принятия ряда решений, в том числе и решения о прекращении уголовного дела по нереаби-литирующим основаниям~\

Профессоры А. А. Чувилев, Г. Б. Виттенберг, Г. А. Кригер и некоторые другие авторы считают нецелесообразным лишать органы следствия и дознания, прокуроров прекращать уголовные дела в отношении виновных лиц по

См.: Ларин А. М, О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК- 1997 // Рос. юстиция. 1997, № 9. С. 10: Келина С. Г. Указ соч. С.7, 37,38; Добровольская Т.Н. Об изменении порядка прекращения уголовных дел и некоторых спорных проблемах правосудия // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. С. 117-118: Звечаровский И. Э. Проблемы совершенствования поощрительных норм Особенной части УК РСФСР // Вестник Ленинградского ун-та. Сер.6, Вып.1, 1991. С.73; Сабанин С. Н., Тупица А. Я, Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности и наказания. Свердловск, 1987. С. 17.

См.: Калугин А. Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием: Автореф. дис… канд.юрид.наук М., 1999. С. 12; Ендольцева А. В. Указ соч. С.26. J См.: Молодцов А. С. Понятие и юридическая природа освобождения от уголовной ответственности. //
Проблемы защищенности личности в уголовном судопроизводстве. Сб.науч.тр. Ярославль, 1991. С.46-55.

225

Щ нереабилитирующим основаниям. По их мнению, органы следствия, дознания

и прокуратуры освобождают лиц только от уголовной ответственности, но не от наказания. От наказания может освободить только суд и поэтому существующий порядок прекращения уголовных дел не противоречит Конституции1.

На мой взгляд, принятие решения следователем или органом дознания с согласия прокурора, а также прокурором об освобождении лиц от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, не противоречит Кон ституции РФ. Действующей Конституцией РФ не запрещается на досудебных стадиях уголовного производства прекращать уголовные дела и тем более не вменяется в обязанность прокурорам, следователям, органам дознания все уголовные дела направлять только в суд. Решение вопросов о возбуждении или прекращении уголовных дел, о привлечении лиц к уголовной ответствен- щ ности или об освобождении от нее, о направлении уголовных дел в суд, со-

гласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, является компетенцией органов предварительного следствия, дознания и прокуратуры. Исключительная прерогатива суда в соответствии со ст. 8 У11К РФ - это подвергнуть уголовному наказанию лицо путем вынесения обвинительного приговора с одновременным признанием его виновным в совершении преступления.

Считаю, что установить и признать лицо виновным в совершении преступления без его наказания за содеянное вполне законно на досудебных ста-

1 См.: Чувилев А. А. Актуальные вопросы совершенствования уголовно-процессуального законодательства // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. С. 165-169; Виттенберг Г. Б. Вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия.Ч. 1. Иркутск, 1970. С.50,59; Кригер Г. А. Об индивидуализации ответственности и наказания в советском уголовном законодательстве // Вести. Моск. Унив-та. Сер.№ 4,1972. С.44; Гуткин й. М. Некоторые проблемы уголовного процесса в свете Конституции СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М., 1979. С Л 64.

днях производства по уголовному делу. В соответствии со ст. 73 УПК РФ ви- новность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Собирание же доказательств виновности лица в совершении преступления, определение степени их достаточности для привлечения лица в качестве обвиняемого и сам процесс предъявления обвинения является компетенцией дознавателя, следователя, прокурора (ст. ст. 86-88, 171-175 УПК РФ). Следовательно, согласно УПК РФ установить и признать лицо обвиняемым, то есть фактически виновным при наличии достаточных доказательств по уголовному делу прокурор, следователь или дознаватель не только могут, но и обязаны это сделать до судебного разбирательства. Вместе с тем следует отметить, что и суд является субъектом собирания и исследования доказательств. Суд вправе вызывать и допрашивать дополнительных свидетелей, производить осмотры, очные ставки, назначать экспертизы и т.д.

На мой взгляд, возложение на суд исключительного права прекращения уголовных дел возможно, но это приведет к перегруженности судебных органов и формальному рассмотрению ими таких дел. Кроме того, предварительно необходимо создать соответствующую правовую, материально-финансовую базу, увеличить штаты судей.

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям на досудебных стадиях производства особенно важное значение имеет в отношении лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами на конфиденциальной основе. В этих случаях у правоохранительных органов будет больше возможностей для своевременного обеспечения личной безопасности таких лиц, ограждения от применения насилия и других мер воздействия в отношении них со стороны соучастников и других заинтересованных лиц. Это не всегда возможно сделать в суде, соблюдая принципы гласности и непосредственности судебного разбирательства.

227

Обоснованность принимаемых решений по уголовным делам органами

прокуратуры, предварительного следствия и дознания гарантируется существующей системой ведомственного, процессуального контроля, прокурорского и судебного надзора. Более того, согласно Конституции РФ (ст. 46) каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. В соответствии с п. 4 ст. 28 УПК РФ если лицо, совершившее преступление, возражает против прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, то такое прекращение не допускается. В таких случаях гражданин имеет право на то, чтобы уголовное дело в отношении него было рассмотрено в суде.

В связи с изложенным автор считает, что прекращение уголовного пре следования и уголовных дел по нереабилитирующим основаниям и, в чаетно- I сти, в связи с деятельным раскаянием, дознавателями, следователями и про-

курорами не противоречит Конституции, а также осуществлению принципа ф презумпции невиновности.

Полагаю, что такой же точки зрения придерживается и законодатель. Согласно УПК РФ (ст. 28) суд, прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование лица в связи с деятельным раскаянием по основаниям, предусмотренным в статье 75 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Аналогичный порядок прекращения уголовных дел на стадии досудебного производства предусмотрен УПК РФ (ст. ст. 25, 26, 27) и по иным основаниям: вследствие изменения обстановки, в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия, в связи с примирением с потерпевшим.

В одном из своих решений Конституционный Суд РФ также установил,

; что прекращение уголовных дел по нереабилитирующим лица основаниям

(вследствие изменения обстановки) на досудебных стадиях производства не

L противоречит действующим положениям Конституции. В постановлении от

228

28 октября 1996 года Конституционный Суд РФ сформулировал правовую позицию, согласно которой постановления органов расследования о прекращении дела не означают окончательного признания лица виновным в совершении преступления, не препятствуют осуществлению им права на судебную защиту и предполагает получение его согласия на прекращение уголовного дела по указанным основаниям, они во всяком случае могут быть обжалованы в судебном порядке, прекращение уголовного дела по любым основаниям не влечет никаких неблагоприятных правовых последствий для лица, совершившего преступление и не может служить основанием для применения каких-либо мер уголовного наказания .

Процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием регламентирован ст. 28 УПК РФ и не требует обязательного предъявления обвинения лицу, совершившему преступление.

По мнению некоторых ученых, в частности, М. П. Карпушина, В. И. Курляндского, Т. Б. Рамазанова освобождение от уголовной ответственности может осуществляться лишь в период, предшествующий вынесению постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Привлечение в качестве обвиняемого означает, что уголовная ответственность начинает реализо-вываться, а государственным органом, реализующим уголовную ответственность, является только суд. Во многих случаях, когда объем и характер обвинения очевидны, предъявление обвинения перед прекращением дела является процессуальной формальностью, лишенной практического смысла. Формулировка обвинения и юридическая квалификация деяния могут быть изложе-ны в постановлении о прекращении уголовного дела’.

1 См.: Рос.газета. 2000, 21 дек

~ См.: Карпушин М. П., Курляндский В. И. Уголовная ответственность и состав преступ- ления. М., 1974. С. 213; Рамазанов Т. Б. Проблемы преступности в Республике Дагестан: теория и практика: Дисс… докт.юрид.наук. М., 2001. С.224.

Профессор А. Чувилев, профессор Б. Безлепкин утверждали, что прекращению уголовного дела по нереаблитирующим основаниям должно предшествовать привлечение лица к уголовной ответственности. Такого же мнения придерживается В. Коломеец, считая, что статус лица, освобождаемого от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, не может и не должен соответствовать положению свидетеля .

Результаты проведенных нами исследований показывают, что по 70% прекращены в связи с деятельным раскаянием уголовных дел лица, совершившие преступления, допрашивались в качестве свидетелей. Обвинение им не предъявлялось, несмотря на наличие доказательств о совершении этими лицами преступлений и на их признания в содеянном.

Диссертант считает неправильной подобную практику, а мнение авторов, признающих возможным освобождение от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям без привлечения лица к уголовной ответст- венности недостаточно обоснованным, так как в этих случаях ущемляются интересы лиц, совершивших преступление, они лишены возможности пользоваться правами, предоставленными законом обвиняемому.

На мой взгляд, по возбужденному уголовному делу освобождение лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно лишь в отношении лица, привлеченного к такой ответственности, когда ему предъявлено обвинение, разъяснена сущность инкриминируемого ему деяния и его правовые последствия. Если гражданин по уголовному делу не привлечен к уголовной ответственности, то в отношении него не может ставиться вопрос и об освобождении от нее. В противном случае, согласно действующему уголовно- процессуальному законодательству у лица, которому не

См.: Чувилев Л., Безлепкин Б. Прекращение уголовных дел по нереабилитирующим ос- нованиям // Соц. законность. 1972. № 6. С.28; Коломеец В. Указ. соч. С,33.

230

предъявлено обвинение будет иной правовой статус — подозреваемого или свидетеля с соответствующими правами и обязанностями.

Кроме того, к моменту предъявления обвинения, согласно закону, должны быть собраны необходимые доказательства виновности лица, совершившего преступление, и оно должно знать в совершении какого преступления обвиняется, ему официально должно быть предъявлено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, разъяснены его права и обязанности. Обвиняемый имеет возможность в процессуальных документах по уголовному делу, в частности, в протоколе допроса обвиняемого, выразить свое отношение к предъявленному обвинению в форме признания или отрицания своей вины и прекращению в отношении него дела (просит прекратить или возражает против прекращения дела, настаивает на его направлении в суд).

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого является одним из наиболее важных по значению процессуальных документов по уголовному делу. Оно констатирует совершение определенного уголовным законом преступления как юридического факта, который влечет за собой возникновение уголовно- правовых отношений, как основания наступления и реализации уголовной ответственности.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого порождает и уголовно- процессуальные последствия для лица, совершившего преступление. С момента его вынесения или предъявления лицу, совершившему преступление, оно приобретает иной процессуальный статус и становится обвиняемым, у которого возникают многие права и обязанности, к нему допустимо применение мер процессуального принуждения.

В соответствии с «Инструкцией о едином учете преступлений», утвержденной 14 декабря 1994 г. совместным приказом Генеральной Прокуратуры и МВД России и Указанием Генеральной прокуратуры и МВД России от 5.11.96 г. при составлении официальной статистической карточки (Форма №

231

1.2) на преступление, по которому лицо, его совершившее, установлено, не- обходимо указывать, когда и кому, по какой статье УК РФ предъявлено обвинение, какая избрана мера пресечения.

В соответствии со ст. 28 УПК РФ освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием предусмотрено не только в отношении обвиняемого, но и подозреваемого. Однако, как нам представляется, это нововведение, вряд ли обоснованно по изложенным выше причинам.

Таким образом, процессуальное положение лица, в отношении которого прекращается уголовное дело в связи с деятельным раскаянием, по мнению автора, должно быть не иначе, как обвиняемый. К сожалению, анализ следственной практики показывает иные результаты, обвинение лицам, в отношении которых прекращались уголовные дела в связи с деятельным раскаянием предъявлялось лишь по 17% от числа оконченных дел.

Одной из процессуальных форм фиксирования признаков деятельного раскаяния, а именно, признания вины и раскаяния в совершенном преступлении, является протокол допроса обвиняемого. В соответствии со ст. 173 УПК РФ в начале допроса обвиняемого следователь выясняет, признает ли он себя виновным в предъявленном ему обвинении.

По моему мнению, в таких случаях в протоколе допроса обвиняемого следует также отражать, раскаивается ли он в совершенном преступлении и согласен ли добровольно участвовать в раскрытии или расследовании преступления, возместить причиненный ущерб, какие действия в связи с этим может произвести. Такие же вопросы в полной мере могут быть отражены и в протоколе допроса подозреваемого.

Основными завершающими процессуальными документами, в которых должны быть зафиксированы признаки деятельного раскаяния, являются постановление о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаяни-

232

ем или обвинительное заключение по уголовному делу, а также протокол су- дебного заседания и приговор суда.

Постановление следователя о прекращении уголовного преследования или уголовного дела в связи с деятельным раскаянием является процессуальной формой применения освобождения от уголовной ответственности. Этот важный процессуальный документ в соответствии со ст. ст. 28, 213 УПК РФ должен отражать не только сущность и обстоятельства расследованного уголовного дела, основания прекращения дела, факт совершения обвиняемым лицом преступления с соответствующей его уголовно-правовой квалификацией, но и показания обвиняемого по существу предъявленного обвинения, отражающие его признание вины и раскаяние в содеянном, правдивое изложение им обстоятельств совершенного преступления.

В постановлении о прекращении уголовного преследования или уголовного дела целесообразно отразить конкретные признаки и последствия деятельного раскаяния обвиняемого, указать, в чем они выразились, дать им соответствующую правовую оценку, мотивированно изложить причины самого решения об освобождении лица от уголовной ответственности.

Аналогичный порядок изложения признаков деятельного раскаяния должен соблюдаться и при составлении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, а также постановлений и определений суда.

В обвинительном заключении следователя или в обвинительном акте дознавателя по уголовному делу в соответствии со ст. ст. 220, 225 УПК РФ также надлежит с достаточной полнотой и конкретностью отражать все обстоятельства, смягчающие наказание, то есть сведения, касающиеся деятельного раскаяния. К ним могут относиться явка с повинной, полное признание вины и раскаяние в совершенном преступлении, способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба, причиненного преступлением и другие обстоятельства, подтверждающие деятельное раскаяние.

При этом признаки деятельного раскаяния как в постановлении о прекращении дела, так и в обвинительном заключении необходимо отражать в соответствии с терминологией закона. Нецелесообразно использовать непредусмотренные законом понятия, в частности, «чистосердечное признание», «чистосердечное раскаяние» которое еще нередко можно видеть в материалах уголовных дел. Желательно конкретизировать, в чем выразилась деятельная сторона раскаяния (виновным добровольно выданы орудия и предметы преступления, названы соучастники, возмещен ущерб потерпевшим и т.д.).

Правовая оценка деятельному раскаянию обвиняемого в преступлении должна даваться следователем и в постановлении о прекращении дела, и в обвинительном заключении. Целесообразно конкретно указать, что деятельное раскаяние обвиняемого в преступлении следствие оценивает как свидетельство осознания им вины и сожаления о совершенном деянии, как свидетельство того, что лицо встало на путь исправления и намерено в будущем не совершать преступлений и т. п.

Отношение подсудимого к предъявленному обвинению обязан выяснять и суд. В соответствии со ст. 273 УПК РФ в начале судебного следствия председательствующий опрашивает каждого подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным, желает ли он выразить свое отношение к предъявленному обвинению.

По мнению автора, если по уголовному делу имеются признаки деятельного раскаяния или отдельные смягчающие наказание обстоятельства, то в процессе судебного следствия они также должны быть исследованы.

Кроме того, надлежит проверить, действительно ли они имело место на предварительном следствии или в ходе дознания. Следует выяснить, носят ли добровольный характер явка с повинной, способствование раскрытию пре- ступления и другие признаки деятельного раскаяния.

234

Не исключена возможность, что отдельные признаки деятельного раскаяния в преступлении могут быть проявлены подсудимым и в ходе судебного заседания, например, будет сделано заявление о признании вины и раскаянии в совершенном преступлении, названы соучастники преступления, указаны места хранения орудий, предметов и следов преступлений и т.д.

Процессуальной формой отражения в материалах дела деятельного раскаяния в суде является и протокол судебного заседания, в котором секретарь судебного заседания в соответствии со ст. 259 УПК РФ подробно фиксирует показания подсудимого и других участников процесса.

Если по уголовному делу выносится обвинительный приговор при наличии признаков деятельного раскаяния, когда лицо, совершившее данное преступление не подлежит освобождению от уголовного наказания, то в описательно- мотивировочной части приговора суд в соответствии со ст. 307 УПК РФ обязан указать на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

На мой взгляд, данную формулировку закона следует несколько уточнить, вменив в обязанность суда указывать в приговоре наличие в деле деятельного раскаяния, а не только отдельных смягчающих или отягчающих наказание обстоятельств.

Представляется, что суд, также как и следователь, дознаватель и прокурор, обязан давать в приговоре правовую оценку и деятельному раскаянию лица, совершившего преступление. В соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» и п. 30 Постановления № 40 Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» суды при назначении наказания обязаны мотивировать его вид и размер, в том числе и с применением статей 62, 65, 66 и 68 УК РФ, указывать в приговоре и учитывать об-

235

етоятельства, смягчающие и отягчающие личность виновного, иные обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого1.

Таким образом, обвинительный приговор суда также является одной из важных процессуальных форм отражения и правовой оценки деятельного раскаяния в преступлении по уголовному делу.

Главой 40 УПК РФ (ст. ст. 314, 315, 316, 317) впервые в Российском уголовном судопроизводстве предусмотрен Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Это новое положение УПК РФ напоминает законодательство США, предусматривающее упрощенный порядок судебного рассмотрения дел при наличии сделки о признании вины.

Отечественное законодательство регламентирует упрощенный порядок вынесения приговора единолично судьей без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы, гарантируя при этом подсудимому назначение наказания, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, и освобождение его от уплаты процессуальных издержек.

Однако условиями постановления такого приговора, к сожалению, является не деятельное раскаяние, а лишь заявленное ходатайство подсудимого после проведения консультаций с защитником при наличии его добровольного согласия с предъявленным обвинением, а также согласия потерпевшего и государственного или частного обвинителя. При этом под действие данного закона подпадают и лица судимые, ранее неоднократно совершавшие прес-

сы.: Рос. газета. 1996, 22 мая; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 8. С 8.

236

тупления. Но законом предусмотрено право, а не обязанность суда удовле- творять во всех случаях такие ходатайства подсудимых.

При постановлении приговора должны соблюдаться общие требования, предъявляемые к порядку судебного разбирательства главой 35 УПК РФ (непосредственность и устность процесса, гласность, участие подсудимого, защитника, потерпевшего, государственного обвинителя и т. д.).

По мнению автора, такие новеллы в уголовно-процессуальном законо- дательстве могут в значительной степени способствовать упрощению гро- моздкой судебной процедуры рассмотрения многих уголовных дел. Но думается, что большее воспитательное и профилактическое значение указанные нормы закона имели бы, если бы такие льготы распространялись на лиц, впервые совершивших преступления не только небольшой или средней тяжести, а также и некоторые тяжкие преступления, однако лишь при наличии признаков деятельного раскаяния. В обоснование этого положения можно привести такой аргумент, что за преступления небольшой и средней тяжести при наличии деятельного раскаяния в соответствии со ст. 28 УПК РФ (ст. 75 УК РФ) предусмотрено полное освобождение лица от уголовной ответственности. Поэтому эффективность, действенность и результативность рассмат- риваемых норм закона повысится после внесения в них соответствующих изменений и дополнений.

В этой связи целесообразно изменить название главы 40 УК РФ и изложить ее в редакции: «Особый порядок принятия судебного решения при наличии деятельного раскаяния обвиняемого», а часть 1 статьи 314 УПК РФ была бы предпочтительней с текстом следующего содержания:

«1.Обвиняемый, впервые совершивший преступления, за которые пре- дусмотрено наказание, не превышающее десяти лет лишения свободы и проявивший деятельное раскаяние вправе при наличии согласия государственно-

237

го или частного обвинителя и потерпевшего ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства».

В части 2 ст. 316 УПК РФ исключить слова «обвинение, с которым согласился подсудимый» и заменить их словами: «предъявленное обвинение».

§2. Уголовно-процессуальные проблемы доказывания деятельного

раскаяния

Деятельное раскаяние как уголовно-правовой институт, включающий в себя обстоятельства, смягчающие наказание, а также как обстоятельство, которое может повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности в соответствии со ст. 73 УПК РФ является предметом доказывания по уголовному делу.

В этой связи деятельное раскаяние не должно быть основано лишь на одних показаниях лица, совершившего преступление, а подлежит доказыванию, всестороннему исследованию, проверке и объективной оценке органами дознания, предварительного следствия и судом.

Нормы уголовного закона о деятельном раскаянии отвечают основополагающим началам уголовного судопроизводства, принципам законности, вины, справедливости, гуманизма при разрешении вопросов уголовной ответственности и наказания.

Привлечение к уголовной ответственности лица, виновного в совершении общественно опасного деяния, порождает у законопослушных граждан чувство защищенности, уверенности в охране их личности, чести и достоинства, собственности, общественного порядка. Однако при этом вовсе необязательно, чтобы виновный понес исключительно уголовное наказание. Важно, чтобы в сознании граждан существовала твердая уверенность в том, что пра-

238

воохранительные органы не оставят без внимания ни одного общественно опасного деяния, дадут каждому из них, а также лицам, виновным в их совершении, надлежащую юридическую и морально-нравственную оценку, подвергнут виновных справедливому наказанию.

Вопрос о доказывании и доказательствах в уголовном процессе всегда был объектом пристального внимания ученых-юристов. На эту тему написаны тысячи научных работ. Однако проблема доказывания в уголовном судопроизводстве остается актуальной и в настоящее время. Тема доказывания в уголовном процессе неисчерпаема и предполагает постоянное развитие1.

Русский юрист В. Д. Спасович теорию доказательств представлял как-центральный узел всей системы судопроизводства, душу всего уголовного процесса”.

Следует отметить, что по вопросу определения понятия самого процесса доказывания в юридической литературе имеются различные точки зрения.

Так, профессор А. Р. Ратинов в определение понятия процесса доказывания, помимо вышеперечисленных его признаков, включает и отыскание носителей информации, закрепление доказательств’.

Профессор М. С. Строгович понятие доказывания связывал с обнаружением доказательств , профессор В. М. Савицкий - с обнаружением и фиксацией доказательств э.

По определению Л. Д. Кокорева содержание процесса доказывания со-

См.: Кореневский Ю. В., Кипнис Н. М. и др. Доказывание в уголовном процессе: традиции и своевременность. М., 2000. С.7.

  • См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.287,298. ‘ См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.287,298.

4 См.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.. 1968. С.302.

5 См.: Савицкий В. М. Проблемы судебного права. М., 1983. С.152.

239

ставляет и построение версий, и обоснование выводов по уголовному делу1.

Профессор Л. М. Карнеева в процесс доказывания включала и обнаружение, фиксацию, группировку доказательств, установление уполномоченными на то лицами обстоятельств, имеющих значение для дела”.

Профессор П. А. Лупинская доказывание в уголовном процессе определяет как осуществляемую в установленном порядке деятельность суда (судьи), прокурора, следователя, органа дознания, лица, производящего дознание, при участии субъектов процесса, проверке и оценке доказательств с целью достоверного установления истины по уголовному делу. Процесс доказывания не носит ступенчатого характера, на каждом его этапе используются и действуют все элементы доказывания. Собирание, проверка и оценка доказательств неразрывно связаны между собой, протекают в единстве, имеют место на всех стадиях процесса, в тех процессуальных формах, которые соответствуют задачам данной стадии и установленному в ней порядку производства. Позднее она дает более общее определение доказыванию как регулируемой законом деятельности по собиранию, по проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения дел”.

Каждая из приведенных точек зрения, дополняя и уточняя друг друга, в определенной степени конкретизирует процесс доказывания, выделяет его отдельные ступени.

См.: Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С.210.

См.: Карнеева Л. М. Доказательства и доказывание при производстве расследования: Учеб. пособ: М, 1994. С.15,18.

См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989. С.605; Уголовно- процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. 11. А. Лупинская. М., 2001. С. Ш.

240

На мой взгляд, наиболее полно отражает требования закона определения процесса доказывания, данные профессором П. А. Лупинской.

Вместе с тем автор считает необходимым внести уточнение в данные ею определения доказывания в уголовном процессе. Представляется, что доказывание не во всех случаях является деятельностью суда, следователя, дознания только при участии иных субъектов процесса. Суд, прокурор, следователь в уголовном судопроизводстве в большинстве случаев осуществляют свою деятельность и принимают процессуальные решения по уголовному делу без участия других субъектов процесса.

В частности, в соответствии со ст. 38 УПК РФ при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение судебного решения или санкции прокурора, суда и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. К самостоятельным действиям следователя в процессе доказывания можно отнести, например, такие, как проведение отдельных следственных действий (очной ставки, предъявления для опознания, следственного эксперимента, задержания подозреваемого и т. д.). Следователь уполномочен законом самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий.

Кроме того, в целом ряде случаев следователь вправе не согласиться с указаниями прокурора (при решении вопроса о привлечении в качестве обвиняемого, о направлении уголовного дела в суд или его прекращении, об избрании меры пресечения и т.д.) и представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений.

По смыслу закона (ст. ст. 85, 86 УПК РФ) доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств. Процесс собирания доказательств

241

включает и обнаружение, и фиксацию, и их закрепление, так как без этого какие- либо данные по делу вообще не могут быть доказательствами. Фактические данные становятся доказательствами только после того, как они процессуально зафиксированы, закреплены лицами, осуществляющими производство по делу.

Кроме того, все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке дознавателем, следователем, прокурором и судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, путем проверки их источника.

Затем каждое доказательство подлежит правовой оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности всей совокупности доказательств для разрешения уголовного дела.

Диссертант считает, что процесс доказывания можно определить, как осуществляемую в соответствии с требованиями УПК РФ деятельность дознавателя, следователя, прокурора, суда (судьи) по собиранию, исследованию и оценке сведений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности по своему внутреннему убеждению, основанному на объективном и справедливом рассмотрении полученных результатов с целью правильного разрешения уголовного дела. Это определение вполне применимо и к доказыванию деятельного раскаяния в преступлении.

Полагаю, что доказывание деятельного раскаяния имеет специфические особенности, которые обусловлены своеобразием его содержания. Специфика деятельного раскаяния подозреваемого, обвиняемого заключается в том, что крут обстоятельств, по которым оно возникает, непосредственно вытекает не только из его содержания, но и из его причин и может объясняться как материальной или личной заинтересованностью, так и психологическими, эмоциональными переживаниями лица, совершившего преступление.

242

По мнению диссертанта, процесс доказывания деятельного раскаяния на предварительном следствии составляет предусмотренную законом дея- тельность по собиранию, фиксации, исследованию, проверке и оценке фактических данных о совершенном преступлении, о причиненном им ущербе, о виновности обвиняемого, о добровольной явки с повинной, способствовании раскрытию преступления, об обстоятельствах, которые согласно закону являются специальными случаями освобождения от уголовной ответственности по данному основанию.

Одним из сопутствующих и важных признаков деятельного раскаяния, по убеждению соискателя, являются признание вины и раскаяние в совер- шенном преступлении. Было ли признание обвиняемым своей вины добро- вольным, носило ли оно характер подлинного раскаяния и сожаления в содеянном или это лишь намерение с помощью признания в совершении более легкого преступления скрыть преступление более тяжкое, или же, наконец, желание выдать либо, наоборот, скрыть от органов правосудия соучастников, взять всю вину на себя — установить не просто.

Одни и те же действия могут быть результатом разных побудительных причин, и это в полной мере относится к деятельному раскаянию обвиняемого. При доказывании и оценке деятельного раскаяния обвиняемого надо учитывать не просто факт его полного признания вины в совершенном преступлении, который сам по себе еще ни о чем не говорит, но и совокупность других, объективных его признаков и всех фактических обстоятельств дела. В соответствии со ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств

Таким образом, предметом доказывания деятельного раскаяния являются предусмотренные действующим уголовным законом составляющие его

243

признаки, к которым относятся: совершение лицом впервые преступления небольшой тяжести; добровольная явка с повинной; способствование раскрытию преступления; возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, а также специальные обстоятельства для освобождения от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию, предусмотренные примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК РФ.

Представляется, что следует устанавливать и доказывать и причины, мотивы, побудившие лицо к такому поведению. Они могут свидетельствовать о добровольном или вынужденном, своевременном характере поведения и позитивных действий лица после совершения им преступления.

Доказывание совершения лицом впервые преступления небольшой тяжести не представляет сложности и заключается в приобщении к материалам дела документов, достоверно устанавливающих личность гражданина, со- вершившего данное преступление (паспорт, военный билет, удостоверение личности, другие документы, удостоверяющие личность), а также наличие или отсутствие у него судимости (справки о судимости). В случаях, если обвиняемый ранее привлекался к уголовной ответственности, к уголовному делу целесообразно приобщать на него последние копии приговоров, постановлений о прекращении дела.

Понятие преступлений небольшой и средней тяжести определены в ст. 15 УК РФ. Это деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы соответственно на срок до 2 и до 5 лет. При установлении этого признака деятельного раскаяния в каждом отдельном взятом случае важное значение имеет правильная, основанная на законе, уголовно-правовая квалификация совершенного преступления.

Кроме того, необходимо устанавливать в действиях лица наличие события или состава преступления, предусмотренного УК РФ. Отсутствие призна-

244

ков преступления в действиях лица исключает и возможность возбуждения уголовного дела, а если оно возбуждено, то подлежит прекращению не в связи с деятельным раскаянием, а за отсутствием события или состава преступления.

Явка с повинной в соответствии со ст. 140 УПК РФ является поводом для возбуждения уголовного дела. Однако, если лицо обратилось в правоох- ранительные органы с заявлением о повинной и правдиво рассказывает о совершенных им действиях, которые не являются уголовно-наказуемыми (например, о деяниях, совершенных в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, либо действиях, не предусмотренных УК РФ), то такое поведение лица, формально подпадающее под признаки «деятельного раскаяния», не влечет за собой никаких уголовно-правовых и процессуальных последствий. В таких случаях должно быть принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в соответствии с требованиями п. 1 или п. 2 ч. 1 ст. 24 и ст. 148 УПК РФ.

Добровольная явка с повинной как признак деятельного раскаяния, не- смотря на ее фактическую очевидность, является обстоятельством, подлежащим доказыванию. Одним из формальных оснований признания ее признаком деятельного раскаяния является наличие в материалах дела письменного заявления лица о явке им с повинной или составленного в соответствии с требованиями закона протокола явки с повинной. Однако даже при их наличии в материалах дела необходимо проверить имела ли вообще место явка с повинной, а если такой факт был, то не носила ли она вынужденный, а не добровольный характер, не является ли она ложной.

Явка с повинной может иметь место как по преступлениям уже известным правоохранительным органам, так и по не выявленным еще преступле- ниям.

245

Явка с повинной в совершении преступления может иметь место до возбуждения уголовного дела, во время производства дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства по делу, в период обжалования приговора в кассационном порядке и отбытия наказания.

Заявление о явке с повинной, то есть сообщение лица о совершенном им преступлении, может быть подано лично заявителем или им же через третьих лиц, может быть направлено почтой, сообщено через другие средства связи, если заявитель не имеет возможности лично явиться в правоохранительные органы (из- за болезни, будучи в местах лишения свободы либо по иным причинам). В таком случае уполномоченное на то должностное лицо (оперуполномоченный, дознаватель, следователь либо иной сотрудник правоохранительных органов) с целью проверки этого заявление должно составить протокол о явке с повинной, прибыв с этой целью к заявителю, который, подтверждая сделанное ранее им заявление, добровольно, лично сообщает о совершенном им преступлении, признавая свою вину в содеянном.

Давая правовую оценку явки с повинной, необходимо учитывать, чтобы лицо добровольно обратилось в правоохранительные органы с правдивым сообщением о совершенном им преступлении, предусмотренным уголовным законом, прекратило свою преступную деятельность, раскрыло свое участие в преступлении и выдало себя правоохранительным органам.

Не будет явки с повинной, если лицо обращается с таким заявлением в случаях, когда оно по своему процессуальному положению является подозреваемым или обвиняемым в этом преступлении, находится в розыске, задержано или арестовано за это преступление или вынуждено сообщить о совершенном им преступлении, признать предъявленные доказательства, совокупность которых ставит его в безвыходное положение, либо сообщает на допросе о совершении других нераскрытых преступлениях.

246

Нет явки с повинной в действиях гражданина, сообщившего о совер- шенных преступлениях не им лично, а другими лицами. Такое заявление после проведения соответствующей проверки может служить лишь поводом к возбуждению уголовного дела, а не явкой с повинной, так как в действиях самого заявителя отсутствует состав рассматриваемого преступления.

Считаю, что эти и другие обстоятельства, подтверждающие или опро- вергающие подлинность и добровольность явки с повинной, могут быть установлены и проверены путем проведения как доследственной проверки (получения объяснений, проведение осмотров, оперативно-розыскных и иных мероприятий), так и путем проведения следственных действий уже по возбужденному уголовному делу (допросов свидетелей, потерпевших, очных ставок, предъявления для опознания, следственных экспериментов и т. д.), объективной правовой оценки полученных данных об имевших место фактах. При этом не имеет решающего значения зафиксирована ли явка с повинной до возбуждения или после возбуждения уголовного дела.

Необходимо выяснять подлинные мотивы и причины явки, а также объем и достоверность информации, сообщенной в этот момент заявителем о содеянном, ее соответствие действительности, было ли известно правоохра- нительным органам о данном преступлении и о лице его совершившим, его месте нахождения, была ли объективная возможность права выбора у лица явиться с повинной или скрыться.

Следует иметь в виду, что мотивы лица, явившегося с повинной могут быть не только положительными (раскаяние, сожаление о содеянном, чувство вины, жалость к потерпевшему, желание смягчить ответственность и др.), но и отрицательными (желание изменить режим содержания, избежать ответственности за более тяжкое преступление и т. д.).

247

Дискуссионным в юридической литературе является вопрос о том, предполагает ли явка с повинной полное признание вины и раскаяние в совершенном преступлении, правдивое изложение обстоятельств содеянного.

По мнению ряда исследователей, полное признание вины и раскаяние в преступлении, правдивое изложение всех обстоятельств дела не являются обязательными условиями явки с повинной .

Неоднозначно решаются эти вопросы и на практике. Так, Нижегородским областным судом Крутков был осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы за убийство Тимина. Суд не признал смягчающим обстоятельством его явку с повинной, так как заявление о явке с повинной он написал после возбуждения уголовного дела и давал противоречивые показания, первоначально пояснял, что о смерти потерпевшего узнал от матери.

По делу Артемова, осужденного Брянским областным судом по п. «а» ст. 102 УК РСФСР, суд не признал явку Артемова с повинной смягчающим обстоятельством в связи с последующим изменением поведения.

Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении указанных уголовных дел в кассационном порядке решила, что закон не предусматривает дополнительных условий явки с повинной и поэтому приговоры названных судов изменила, признала явку с повинной осужденных смягчающим обстоятельством, смягчив наказание виновным”.

Действительно, явка с повинной как повод для возбуждения уголовного дела в соответствии со ст. 142 УПК РФ включает лишь добровольное сооб-

1 См.: Мухамедзянов И., Карузин В. Указ. соч. С.20; Коломеец В. Явка с повинной: новая

трактовка// Рос. юстиция. 1999, № 10. С.36.

“См.: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного

Суда Российской Федерации за 1999 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000, № 9.

248

щение лицом о совершенном им преступлении. Других, дополнительных условий для признания факта явки с повинной, кроме оформления ее соответствующим протоколом, например, полного признания вины и раскаяния в совершенном преступлении, правдивость и последовательность дачи показаний и т. д., законом не предусмотрено.

Представляется, что, давая правовую оценку явки с повинной, как факту сообщения лицом о совершенном им преступлении при отсутствии других признаков деятельного раскаяния, ее можно признать лишь как обстоятельство, смягчающее наказание (ст. 61 УК РФ). При этом мотивы явки с повинной существенного значения не имеют, но могут влиять на степень смягчения наказания.

Для признания явки с повинной деятельным раскаянием одного заявления лица о совершенном им преступлении явно недостаточно.

Полагаю, что явке с повинной как признаку деятельного раскаяния должно сопутствовать признание вины и раскаяние в совершенном преступлении, правдивое, а в случаях, специально предусмотренных законом, и своевременное сообщение о содеянном. Лицо должно прекратить преступные действия, выразить свое намерение впредь их не совершать и подтвердить это своими действиями и поведением.

Если же будет установлено, что лицо явилось с повинной с целью избежать ответственности за более тяжкие преступления, и не рассказало обо всех эпизодах своей преступной деятельности, не способствовало раскрытию преступлений, то в таких случаях явка с повинной будет ложной и ее нельзя отнести не только к признакам деятельного раскаяния, но и к обстоятельствам, смягчающим наказание.

Кроме того, явка с повинной должна носить добровольный характер, как это прямо указано в законе (ст. 75 УК РФ). Если же лицо доставлено, задержано правоохранительными органами по подозрению в совершении пре-

249

ступления либо изобличено доказательствами, является обвиняемым по этому делу и под давлением улик подтверждает свое участие в совершении преступления, то такой факт нельзя признать и оценивать как добровольную явку с повинной.

Кроме явки с повинной подлежат исследованию и правовой оценке также и другие признаки деятельного раскаяния, к которым относятся способствование раскрытию преступления и возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного в результате преступления.

Факт участия подозреваемого, обвиняемого в проведении оперативно-розыскных и следственных мероприятиях, направленных на раскрытие преступления, может свидетельствовать о признаках деятельного раскаяния в преступлении при условии отсутствия ложных показаний и самооговора.

В процессе доказывания подлинности деятельного раскаяния могут применяться только предусмотренные ст.6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. Федерального закона от 05.01.99 № 6-ФЗ) оперативно- розыскные мероприятия: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности, транспортных средств, наблюдение, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, снятие информации с технических каналов связи, контролируемая поставка, прослушивание телефонных разговоров, оперативный эксперимент, оперативное внедрение. Перечень этот исчерпывающий и может быть дополнен или изменен только федеральным законом.

Информация, имеющая доказательственное значение, содержащаяся в рапортах, справках и других документах оперуполномоченных, иные результаты оперативно- розыскной деятельности, сопоставляются с установленными

250

по делу обстоятельствами и принимаются во внимание при оценке показаний.

Однако следует иметь ввиду, что данные, полученные в результате оперативно- розыскной деятельности как до возбуждения уголовного дела, так и в ходе процессуального производства по делу, как правильно отмечает профессор П. А. Лупинская, доказательствами по делу не являются, поскольку они получены вне деятельности, регулируемой уголовно-процессуальным правом .

Действительно, результаты оперативно-розыскной деятельности не могут использоваться в уголовно-процессуальном доказывании непосредственно, они должны преобразовываться в доказательства и вводиться в уголовное дело в соответствии с процессуальном законом. Поэтому использование данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств, вызывает определенные трудности. Несмотря на это, такие данные необходимо использовать в качестве доказательств в уголовном судопроизводстве. Однако не могут быть использованы в уголовном процессе результаты оперативно- розыскной деятельности в случаях, когда нельзя разглашать или установить и проверить источник их получения. Данные оперативно-розыскной деятельности должны быть легализованы в установленном законе порядке и закреплены как доказательства протоколами следственных и иных действий с приобщением их к делу (аудио - или видеозапись, компьютерные данные и т.д.). Ссылка в материалах уголовного дела при доказывании на оперативную информацию без облечения ее в предусмотренную процессуальную форму недопустима. Если интересы сохранения тайны не позволяют назвать лиц, получивших информацию в связи с участием в опера-

См.: Лупинская П.А. Доказательства в уголовном процессе. Допустимость доказательств. Основания и последствия признания доказательств недопустимыми. // Комментарий Рос- сийского законодательства. М.. 1997. С.355.

251

тивно-розыекной деятельности, и обстоятельства ее получения, если нельзя обеспечить безопасность указанных лиц, такая информация не должна пред- ставляться для использования в доказывании. В этой связи исключительную важность имеют разработанные учеными-юристами предложения, проекты законов и иных нормативных актов по правовому обеспечению безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию, лиц, конфиденциально сотрудничающих с правоохранительными органами

Порядок представления результатов оперативно-розыскной деятельности для использования в доказывании отнесен к компетенции ведомств, осуществляющих эту деятельность и предусмотрен Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, которая согласована с Генеральным прокурором РФ и заинтересованными ведомствами 13 мая 1998 г. Согласно п. 10 данной Инструкции
представление результатов оперативно-розыскной деятельности включает вынесение руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, соответствующего постановления о представлении дознавателю, следователю, прокурору, судье результатов этой деятельности или рассекречивании документов, оформлении сопроводительных документов о фактической передачи материалов. Представляется, что наличие таких документов и их правильное оформление и будет отвечать требованиям о соблюдении порядка введения в уголовный процесс результатов оперативно-розыскной деятельности.

!См.: Зайцев О. Л. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного процесса: Монография / Под науч. ред. СП. Щербы. М.,. 1997.; Брусницын J1. В. Правовое обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию. М, 1999.; Кореневский Ю. В., Токарева М. Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Методическое пособие. М., 2000.; Вагин О. А., Горяинов К. К., Исиченко А. П. Теория и практика применения органами внутренних дел закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Науч. доклад. М.,

252

Однако было бы целесообразным поддержать мнение А. В. Земсковой о необходимости определения непосредственно в УПК РФ порядка представления в уголовный процесс результатов оперативно-розыскной деятельности1,

В этой связи предлагается дополнить ст. 89 УПК РФ частью второй следующего содержания: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть представлены дознавателю, следователю, прокурору, судье согласно постановлению, вынесенному руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с сопроводительными документами о фактической передачи материалов».

Вместе с тем следует отметить, что неудачно сформулирована и часть первая ст. 89 УПК РФ, согласно которой запрещается использование результатов оперативно- розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам. Руководствуясь этим правилом, вряд ли вообще будет возможно использовать результаты оперативно-розыскной деятельности, так как их проведение не регламентировано УПК РФ, они проводятся негласно, зачастую до возбуждения уголовного дела, а согласно тексту данной статьи они должны отвечать требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно- процессуальным кодексом. Однако в абсолютном большинстве случаев оперативно-розыскные мероприятия проводится способами и методами не предусмотренными, а нередко несоответствующими УПК РФ (например, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контролируемая поставка и т.д.).

См.: Земскова Л. В. Правовые проблемы использования результатов оперативно- розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании: Монография. Волгоград, 2000. С.93.

253

Поэтому часть первую ст. 89 УПК РФ следует изложить в иной, на мой взгляд, более приемлемой редакции: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они получены с нарушением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Действия субъекта преступления, подтверждающие его содействие органам предварительного следствия в установлении обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу (показания о соучастниках, очевидцах, местонахождении вещественных доказательств и т.д.) должны быть отражены в соответствующих материалах уголовного дела.

О способствовании раскрытию преступлений может свидетельствовать подробное изложение всех обстоятельств дела, уверенность показаний на опознании, на очных ставках, а также и последовательность, достоверность, непротиворечивость и правдивость данных показаний обвиняемым, подсудимым о совершенном им преступлении на протяжении всего производства по делу.

Как способствование раскрытию преступления следует оценивать и оказание лицом содействия в выявлении, пресечении и расследовании преступлений, совершенных другими лицами. При правовой оценке такого поведения мотивы, какими руководствовался виновный, не имеют значения.

Подтверждением правдивости показаний обвиняемого, подсудимого могут служить обнаруженные следователем или дознавателем, вещественные доказательства в указанных им местах, факты задержания названных и изобличенных им соучастников и т.д.

Показания обвиняемого, подсудимого могут быть достоверными, если они подтверждаются другими материалами дела: показаниями соучастников, свидетелей, потерпевших, очными ставками, результатами осмотров, освиде-

254

тельствований, следственных экспериментов, предъявления для опознания, заключениями экспертиз и т. д.

В некоторых случаях правдивость показаний обвиняемого может быть проверена и путем получения ответов на отдельные поручения следователя из других территориальных органов предварительного следствия и дознания, из оперативно- розыскных служб.

О способствовании раскрытию преступлений можно судить и по характеру участия виновного в оперативно-розыскных и следственных действиях. Если он лично или по предложению следователя изъявлял желание показать место происшествия, место хранения вещественных доказательств, места сбыта краденого, добровольно участвовал в производстве осмотров, предъявлении на опознание, очных ставках, оказывал помощь и содействие следствию и в проведении других действий, направленных на раскрытие, пресечение и предупреждение преступлений, то это также является свидетельством о его деятельном раскаянии в преступлении. Способствование раскрытию преступления как признак деятельного раскаяния должно быть отражено в материалах дела. К сожалению, следователями и дознавателями в большинстве случаев (59,6% от числа изученных уголовных дел) этого не делается.

Возмещение материального ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного преступлением как факт и один из признаков деятельного раскаяния должен быть установлен, доказан, документально зафиксирован, а также должен получить соответствующую правовую оценку по уголовному делу следователем, дознавателем, прокурором или судьей. Об этом могут свидетельствовать фактические данные, содержащиеся в показаниях обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, постановлениях и протоколах передачи материальных ценностей, денег потерпевшему, квитанциях об уплате денег в возмещение ущерба, справках руководителей предприятий, учреждений, организаций, администрации о внесении в кассу денег в счет погашения ущерба и

255

других документах. При этом условием освобождения от уголовной ответственности является не частичное, а полное возмещение материального ущерба, включая не только прямой ущерб от преступных действий, но и упущенную выгоду, и компенсацию за причиненный моральный вред. Основания, условия и порядок возмещения причиненного вреда подробно регламентированы Гражданским кодексом Российской Федерации (Глава 59).

Уголовно-процессуальный закон не содержит в части возмещения по- терпевшему причиненного ущерба запретов на применение положений гражданского права. Поэтому представляется, что потерпевший по уголовному делу имеет право на полное возмещение и имущественного ущерба, причиненного преступлением, и на компенсацию за причиненный моральный вред. Однако в судебно-следственной практике имеют место факты когда лица, не возместив полностью причиненный ущерб, освобождаются от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Так, по 22,9% от числа прекращенных дел материальный ущерб был возмещен лишь частично, по 9,5% ущерб вообще не возмещался. Думается, что такая практика не соответствует требованиям закона и что ущерб, как правило, все же должен возмещаться потерпевшим в полном объеме.

В ряде статей УК РФ (ст. ст. 176, 177 и др.) причинение ущерба связано с неисполнением гражданско-правовых договоров, при заключении которых предусматривается и взыскание неустойки. В таких случаях в сумму материального ущерба, подлежащего возмещению, включается неустойка и другие убытки, непокрытые неустойкой (ст. 394 ГК РФ).

По отдельной категории преступлений, например уклонение от уплаты налога (ст. ст. 198,199 УК РФ) в соответствии с п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. «О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов» в ущерб, подлежащий возмещению,

256

могут быть по заявлению истца включены помимо денежных сумм в размере неуплаченного налога и суммы штрафа и пени .

Некоторые трудности возникают при определении морального вреда, способов и размеров его компенсации. В литературе отдельными авторами моральный вред определяется лишь как следствие преступных посягательств на честь и достоинство личности, последствия которого образуют состав таких преступлений, как оскорбление, клевета и т. п.”.

Представляется, что моральный вред может быть причинен и по другим категориям преступлений, в том числе и по преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка, по некоторым другим преступлениям, в результате которых может быть причинен потерпевшим нравственный, моральный, физический вред.

Однако действующим уголовно-процессуальным законодательством (ст. ст. 29, 54, 137 УПК РСФСР) предусмотрен порядок предъявления гражданского иска по уголовному делу только по поводу возмещения материального ущерба.

Полагаю, что если потерпевшему в результате совершенного преступления причинены и нравственные, физические страдания, то с виновной стороны они могут быть востребованы в форме денежной компенсации путем предъявления гражданского иска.

На мой взгляд, правильными были предложения некоторых авторов (И. В. Бондаренко, А. В. Ендольцева) о внесении дополнений в уголовно-

1 См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.516.

~ См.: Савицкий В. М.. Петеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963. С.7: Сманов К. Д. Некоторые вопросы предварительного расследования. Фрунзе, 1965. С.38.

257

процессуальное законодательство о возможности компенсации морального вреда потерпевшим1.

Действительно, закон должен в полном объеме защищать не только имущественные, но и неимущественные интересы потерпевших. Поэтому со- вершенно справедливо в ч. 1, ч. 4 ст. 42 и ч. 1 ст. 44 УПК РФ предусмотрено право потерпевшего, гражданского истца на предъявление по уголовному делу гражданского иска об имущественной компенсации морального вреда.

Вместе с тем следует отметить, что компенсация морального вреда является предметом не только уголовно-процессуального, но и гражданско-правового законодательства. Способы и размер компенсации морального вреда определяются по правилам Гражданского кодекса Российской Федерации (ст. 1101) в денежной форме с учетом обстоятельств дела, требований разумности и справедливости, степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Диссертант считает, что определение размера компенсации морального вреда зависит от конкретной ситуации и в каждом отдельном случае должно носить индивидуальный характер. Поэтому вряд ли обоснованными являются предложения некоторых авторов установить минимальный размер компенсации морального вреда в виде одного минимального размера оплаты труда’.

На практике нередко возникают трудности при определении размера материальной компенсации за моральный вред, причиненный в результате преступления, особенно в случаях, когда у потерпевшего с обвиняемым возникают разногласия по этому вопросу.

См.: Бондаренко И.В. Уголовно-правовое понятие вреда, причиненного преступлением, и проблемы его возмещения. Дисс.канд. юрид. наук. Рязань, 1995. С. 94; Ендольцева А. В. Указ. соч. С. 8: Беляцкин С. А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. М., 1996. С.59.

” См.: Ендольцева А.В. Институт деятельного раскаяния в уголовном праве. Дисс… канд. юрид. наук. М., 2000. С. 52.

258

Поэтому, чтобы избежать жалоб некоторыми авторами предлагается вообще исключить решение вопросов о компенсации причиненного морального вреда в рамках уголовного судопроизводства и возмещать моральный вред только в порядке гражданского судопроизводства1.

На мой взгляд, такое предложение вряд ли оправдано. При решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности возмещение ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного преступлением, должно носить добровольный характер, запрещать это на законодательном уровне нецелесообразно. Если в таких случаях потерпевший не удовлетворен полученной им суммой денежной или иной компенсации за причиненный моральный вред и возникает по этому поводу спор с виновной стороной, который не нашел своего разрешения по уголовному делу, то согласно ст. ст. 151,1101 ГК РФ он вполне может быть разрешен в порядке гражданского судопроизводства.

Добровольная компенсация в денежном, имущественном выражении или иное заглаживание виновным причиненного потерпевшему морального вреда наряду с возмещением имущественного ущерба также может быть одним из признаков и одной из форм проявления деятельного раскаяния.

Определенные проблемы могут возникать в процессе доказывания признаков деятельного раскаяния при решении вопроса об освобождения от уголовной ответственности в случаях, специально предусмотренных Особенной частью УК РФ.

Представляется, что связанные с этим процессуальные проблемы вполне будут разрешимы при условии правильной квалификации поведения лица, после совершения им преступления, и определения круга обстоятельств, подлежащих доказыванию. В этих случаях предметом доказывания помимо от-

1 См.: Левинова Т. Возмещение морального вреда незаконно привлеченным к уголовной ответственности // Рос. юстиция. 2000. № 9. С.39.

259

дельных признаков деятельного раскаяния являются и обстоятельства, ука- занные в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ, которые рассмотрены в предыдущей главе.

Доказывание выполнения лицом указанных в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ требований или наличие определенных законом обстоятельств, а также отдельных признаков деятельного раскаяния, являющихся основанием освобождения от уголовной ответственности, должно осуществляться в соответствии с общими положениями теории доказывания и УПК РФ, перечислять которые в настоящей работе нет необходимости.

Остановимся лишь на основных проблемных вопросах. По мнению автора, одним из признаков деятельного раскаяния и условием освобождения от уголовной ответственности по этому основанию и одновременно в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части УК РФ, как уже отмечалось, должны быть признание лицом своей вины и раскаяние в совершенном преступлении. Поэтому, необходимо проверять, исследовать такие показания и давать надлежащую оценку их добровольности и своевременности при принятии решения об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, особенно в случаях, когда такое раскаяние основано на одних показаниях обвиняемого, подсудимого. Как правило, подлинное признание вины и раскаяние лица в преступлении всегда сопряжены с определенными активными действиями, в частности с явкой с повинной либо способствованием раскрытию или расследованию преступления, другими аналогичными действиями, то есть должны подтверждаться объективной стороной деятельного раскаяния. В любом случае эти факты, чтобы получить статус доказательств, должны быть отражены в материалах дела и облечены в соответствующую процессуальную форму (протокол явки с повинной, объяснение, протокол допроса, протокол проверки показаний на месте и т.д.). Важно

260

установить и правильно процессуально отразить в материалах уголовного дела причины и мотивы, последствия такого поведения.

Кроме того, они должны быть проверены и подтверждены другими об- стоятельствами и материалами дела (осмотром места происшествия, показаниями потерпевших и свидетелей и т.д.) и получить соответствующую правовую оценку. Только после этого они могут быть признаны одним из доказательств по делу. О действительном, а не ложном характере признания лицом вины и раскаянии в содеянном, явке с повинной можно судить по содержанию протоколов его допроса, очных ставок, протоколов допросов потерпевших и свидетелей, соучастников преступления, протоколов проверки показаний на месте, заключений экспертов.

В ходе предварительного следствия и судебного заседания не всегда бывает легко решить вопрос о правдивости показаний, о подлинности раскаяния и признания обвиняемыми, подсудимыми вины в совершенном им преступлении, особенно когда они меняют свои показания.

Единого критерия правовой оценки достоверности и правдивости признания вины и раскаяния в преступлении как одного из признаков деятельного раскаяния на все случаи предусмотреть невозможно. Однако некоторые из таких критериев, по мнению автора, все же можно определить:

добровольность явки лица с повинной и своевременное сообщение о совершенном им преступлении;

признание обвиняемым своей вины в преступлении на раннем этапе производства по делу по своей инициативе или в результате разъяснения содержания закона (ст. 75 УК РФ), по предложению других лиц, по иным причинам;

последовательность поведения обвиняемого, выразившегося в том, что с момента признания вины и до окончания предварительного следствия или судебного
разбирательства он давал правдивые, непротиворечивые,

261

соответствующие фактическим обстоятельствам дела показания, раскрывая свою роль в содеянном, не менял их;

обстоятельность, полнота, достоверность и непротиворечивость показаний обвиняемого;

отсутствие в деле данных о том, что признание обвиняемым своей вины имело место в результате его изобличения собранными по делу доказательствами;

способствование обвиняемого раскрытию или расследованию преступ- ления (предоставление доказательств, изобличение соучастников и т.д.);

принятие обвиняемым мер к возмещению ущерба или иному заглаживанию вреда, причиненного преступлением;

образ жизни и поведение обвиняемого до и после совершения преступ- ления, а также его поведение в судебном заседании (проявление чувств или высказывания о сожалении о содеянном, намерении впредь не совершать преступлений и т. п.).

Перечисленные критерии носят несколько общий, характерный для правоприменительной практики перечень, который может быть еще более подробно изучен, доработан и расширен.

Вместе с тем полагаю, что для решения судом вопроса, имеется ли в каждом конкретном случае деятельное раскаяние, не обязательно, чтобы были констатированы все перечисленные выше обстоятельства. Может оказаться достаточным для признания достоверности добровольного признания вины в преступлении как признака деятельного раскаяния одного или нескольких обстоятельств.

В предмет доказывания специальных оснований освобождения от уго- ловной ответственности при наличии признаков деятельного раскаяния, по- мимо обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, входят также и другие ус-

ловия, перечисленные в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК РФ.

Так, при освобождении виновным лицом похищенного человека (при- мечание к ст. 126 УК РФ) либо заложника (примечание к ст. 206 УК РФ) свидетельством деятельного раскаяния и обстоятельством, подлежащим доказыванию, помимо тех действий виновного лица, которые непосредственно указаны в ст. 75 УК РФ и зафиксированы в материалах дела, является добровольность таких действий.

Добровольность предусмотренных законом действий лица после со- вершения им преступления относится к наиболее распространенным обстоятельствам, подлежащим доказыванию, при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности.

Добровольность или вынужденность совершения лицом определенных действий (явки с повинной, освобождения похищенного человека или заложника, сдачи оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, наркотических средств или психотропных веществ и т.д.) устанавливается и фиксируется по уголовному делу в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Однако помимо соответствующих записей в протоколах выемки или обыска, явки с повинной, протоколах допроса о добровольности произведенных лицом действий необходимо собрать и процессуально закрепить и другие, объективные сведения об этом факте. Такие сведения могут содержаться в показаниях других участников процесса и протоколах иных следственных действий (проверка показаний на месте, следственный эксперимент, повторный обыск, очные ставки и т.д.).

Сами следственные ситуации, складывающиеся на определенный момент расследования дела также могут объективно свидетельствовать о том, что лицо самостоятельно и добровольно приняло решение поступить так, а не иначе. Например, когда дело расследуется в условиях неочевидности, нет по-

263

дозреваемых, не установлено местонахождение вещественных доказательств, не выяснены все обстоятельства совершенного преступления, то сообщение этих сведений лицом, явившимся с повинной, о которых мог знать только человек, совершивший это преступление, может свидетельствовать о добровольности таких действий и правдивости данных показаний (при условии отсутствия самооговора и что к лицу не применялись незаконные методы принуждения к такому поведению).

Критерием для определения добровольности совершенных лицом действий является установление наличия у него действительно реальной воз- можности на данный момент права свободного выбора своего поведения, и если такой возможности у лица нет, и оно так поступает вынужденно, а не свободно, то такое поведение нельзя признать добровольным.

При этом мотивы, которыми руководствовалось лицо при выборе им своего поведения, могут быть самыми разнообразными (желание заслужить снисхождение, страх, месть, сожаление о совершенном преступлении и т.д.).

На мой взгляд, причины, побудившие лицо по собственной инициативе или по предложению других лиц, представителей правоохранительных орга- нов поступить так, а не иначе, при наличии у него свободы выбора поведения не имеют решающего значения для правовой оценки добровольности его действий (если они не были вынужденными) как при освобождении лица от уголовной ответственности, так и при смягчении наказания судом.

Помимо установления добровольности поведения лица для решения вопроса о его освобождении от уголовной ответственности за некоторые преступления (примечания к ст. ст. 205, 275, 276, 278, 307 УК РФ) в связи с деятельным раскаянием необходимо устанавливать и доказывать и своевременность совершения определенных действий. Доказательствами этого факта могут служить сведения о том, что позитивные поступки лица, совершившего определенные преступные посягательства, имели место тогда, когда еще не

264

был причинен вред государству или гражданам. Необходимо установить, что лицо своим обращением или сообщением в правоохранительные органы способствовало предотвращению наступления вредных последствий преступных действий, которые должны были или могли быть совершены. Непосредственное обращение с таким сообщением лица в компетентные органы должно быть оформлено в виде протокола о добровольной явке лица с повинной. При этом в протоколе о явке с повинной определенное значение может иметь не только дата, но и время его составления.

Не менее важное значение имеет и правильное процессуальное оформление и закрепление поступивших сведений о подготавливаемом или совер- шенном преступлении. Эти сведения наиболее подробно отражаются в про- токолах допросов. Свидетельством своевременности сделанных сообщений о преступлении могут быть протоколы и результаты следственных и иных действий (сдачи оружия, наркотических средств, осмотров, обыска, выемки, очных ставок). Своевременность и добровольность освобождения человека или заложника означает, что похититель так поступает не вынужденно, а по собственной воле, имея реальную возможность не делать этого, когда правоохранительным органам неизвестно местонахождение похищенного и нет возможности его освободить. При этом инициатива освобождения, как правило, исходит от самого похитителя.

Однако, представляется, что освобождение похищенного может быть произведено и по предложению, сделанному другими лицами (близкими, родственниками потерпевшего, представителями правоохранительных органов и т. д.).

Вместе с тем доказательством своевременности освобождения похищенного человека является то, что оно должно быть произведено до выполнения выдвинутых виновным требований (предоставление ему денег, средств транспорта для побега и т. д.). Эти важные вопросы должны быть процессу-

265

ально зафиксированы в материалах дела путем составления протоколов след- ственных действий (допросов, осмотров, прослушивания телефонных разговоров, применения специальных, технических средств, видео - и аудиозаписи и т. д.).

Свидетельством своевременности предупреждения органов власти об акте терроризма могут быть такие сообщения, когда они произведены заблаговременно и у правоохранительных органов еще имеется возможность предотвращения совершения террористических действий либо наступления тяжких последствий. Процессуально зафиксированы такие сообщения могут быть в протоколе явки с повинной, протоколах допросов, других материалах уголовного дела.

По делам о государственной измене, шпионаже, насильственном захвате власти или насильственном удержании власти (ст. ст. 275, 276, 278 УК РФ) условием освобождения от уголовной ответственности является своевременное сообщение виновным лицом органам власти о совершении им перечисленных преступлений. Доказательством своевременности таких сообщений могут быть отражаемые в материалах дела (протоколы явки с повинной, протоколы допросов, осмотров и т. д.) сведения о возможности предотвращения дальнейшего ущерба государственным интересам, когда имелась реальная угроза причинения такого ущерба.

Своевременным для освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 291 УК РФ должно быть и сообщение органу, имеющему право возбудить уголовное дело, лица, давшего взятку. При этом лицо должно исходить из предположения о том, что о совершенном им преступлении правоохранительным органам еще ничего не известно. Само же это лицо на момент такого сообщения не должно быть подозреваемым, обвиняемым по этому же делу.

266

В соответствии с примечанием к ст. 307 УК РФ условием освобождения от уголовной ответственности свидетеля, потерпевшего, эксперта или переводчика, которые при производстве предварительного следствия либо в суде дали заведомо ложные показания, заключение или неправильный перевод, является заявление о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе. Однако такое заявление должно быть сделано своевременно, то есть в ходе предварительного расследования по уголовному делу либо в суде до удаления суда в совещательную комнату и вынесения приговора или решения по делу. Этот факт устанавливается и процессуально фиксируется в протоколе явки с повинной, протоколах допросов, протоколе судебного заседания.

В соответствии с примечаниями к ст. ст. 198, 337, 338 УК РФ подлежит доказыванию и факт совершения указанных преступлений впервые. Это оз- % начает, что правоохранительные органы обязаны устанавливать и проверять

наличие у виновного лица других эпизодов таких преступлений, не снятой и не погашенной судимости за их совершение и при их наличии освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или смягчение наказания невозможно.

Кроме того, для освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к ст. ст. 337, 338 УК РФ необходимо установить явившееся причиной самовольного оставления части или места службы, дезертирства стечение тяжелых обстоятельств (неуставные отношения, другие неблагоприятные обстоятельства, сложившиеся по службе, внезапная тяжелая болезнь военнослужащего или его близких, семейные конфликты и т.д.).

В процессе доказывания оснований для освобождения от уголовной от ветственности в связи с деятельным раскаянием или смягчения наказания по данным обстоятельствам, на мой взгляд, важное значение имеет не только со- ш бирание доказательств, подтверждающих данные о деятельном раскаянии ли-

267

ца в преступлении, но и правильная и объективная их оценка органами дознания, предварительного следствия и судом.

Всестороннее и полное выяснение обстоятельств, связанных с деятельным раскаянием, в значительной мере зависит от умелого применения надежных методов их исследования. Методику исследования таких обстоятельств по уголовному делу составляет совокупность приемов и способов их установления, познания и проверки.

Особенностью исследования деятельного раскаяния является непременное соблюдение требований закона в процессе применения общих и частных методов познания. Законодатель, не раскрывая содержания методов, в одних случаях говорит об их допустимости, в других - об обязанности их применения.

Так, согласно ст. ст. 173, 273 УПК РФ в начале допроса обвиняемого, подсудимого обязательно выясняется его отношение к инкриминируемому ему деянию, вопрос о признании им вины в содеянном. Запрещается принуждение к даче показаний участников процесса путем насилия, пыток, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения в ходе уголовного судопроизводства (ст. 9 УПК РФ).

В связи с этим, а также с целью изобличения ложных показаний лица, совершившего преступление, и самооговора, на мой взгляд, необходимо в каждом конкретном случае устанавливать, проверять и оценивать мотивы и причины, побудившие лицо к проявлению признаков деятельного раскаяния. Следователь, дознаватель, прокурор, суд при наличии соответствующих оснований должны тщательно проверять законность средств, с помощью которых в ходе дознания или предварительного следствия получено раскаяние, правдиво и достоверно ли оно, не противоречит ли другим материалам дела.

Так, в судебном заседании подсудимый Н. заявил, что признание вины в совершении одной из краж чужого имущества v него было получено в ходе

268

дознания путем угроз и обмана. Для проверки этих показаний в суд были вызваны и допрошены дополнительные свидетели. В результате было установлено, что по одному пункту обвинения, помимо признания обвиняемого отсутствуют другие доказательства его вины. На предварительном следствии мотивы и причины признания вины и раскаяния обвиняемого не выяснялись, в подтверждение признательных показаний должных мер к установлению других доказательств не было принято. Поэтому суд обоснованно исключил из обвинения Н. этот эпизод кражи и констатировал отсутствие объективных данных о деятельном раскаянии подсудимого.

В ходе предварительного и судебного следствия подлежат выяснению все элементы деятельного раскаяния, входящие в предмет его доказывания: мотивы и причины признания вины и раскаяния; законность методов и способов его получения; добровольность и полное признание вины, правдивость показаний; поведение лица до и после совершения им преступления; своевременность и активность действий, подтверждающих раскаяние; другие обстоятельства, свидетельствующие о раскаянии лица в преступлении.

К сожалению, по данным проведенного автором исследования, из каждых 100 уголовных дел, поступивших в суды, в 98 отсутствовали доказательства и сведения о мотивах и причинах деятельного раскаяния, которое имело место в ходе дознания и предварительного следствия.

При исследовании деятельного раскаяния необходимо изучать и учитывать характерологические особенности поведения обвиняемого, подсудимого, психическое состояние лица, в действиях которого содержатся признаки дея- тельного раскаяния, его отношение к содеянному, к потерпевшему, к социальным и морально-нравственным ценностям.

Архив Хорошевского суда СЗАО г. Москвы (арх.№ 6-95662).

269

Определенные трудности могут возникнуть в процессе правовой оценке деятельного раскаяния в случаях отказа обвиняемого, подсудимого от признания вины или при изменении им прежних показаний. Выяснив путем допроса причины изменения показаний (применение незаконных методов ведения следствия, самооговор и т.п.), следует тщательно их проверить, подробно исследовать фактические данные, полученные от потерпевших, свидетелей, экспертов и из других источников доказательственной информации. Необходимо выявить, оценить и устранить все имеющиеся противоречия в доказательствах, связанных с деятельным раскаянием. В любой ситуации должны быть исследованы и проверены мотивы, цели и причины отказа обвиняемого, подсудимого от признания вины и раскаяния.

Проведенное исследование показало, что причинами изменения показаний обвиняемого, подсудимого в данном случае могут быть:

неправильное избрание строгой меры пресечения, оказание на обвиняемого давления со стороны работников дознания и следствия с целью получить признательные показания в преступлениях, которые им не совершались;

оказание влияния сокамерников, адвоката, других лиц, предложивших изменить показания с целью избежать наказания или получить менее строгую меру наказания;

сомнение в том, что следствие и суд учтут деятельное раскаяние;

стремление затянуть судебное разбирательство, выиграть время или оградить от уголовного наказания соучастников преступления.

Общим признаком, характерным для большинства случаев отказа обвиняемых, подсудимых от признания вины и раскаяния является также неполнота следствия и недостаточность собранных доказательств.

270

Обвиняемые, подсудимые нередко считают и надеются на то, что из-за недостаточности улик в суде невозможно будет доказать их вину и восполнить пробелы следствия в случае отказа от признательных показаний.

Только тщательное исследование всех обстоятельств преступления и собранных фактических данных позволит в таких случаях доказать подлинность или ложность деятельного раскаяния.

Необходимо анализировать и соспоставлять со всеми материалами дела обстоятельства, связанные с деятельным раскаянием, и только после окончания предварительного или судебного следствия делать окончательный вывод о правдивости или ложности даннных обвиняемым, подсудимым показаний.

При вынесении приговора в целях соблюдения принципа справедливости важное значение имеет правильная правовая оценка деятельного раскаяния. Нередко обвиняемые имитируют деятельное раскаяние, пытаясь избежать уголовной ответственности, признают свою вину и «раскаиваются» в содеянном, будучи изобличенными совокупностью доказательств. Поэтому при оценке деятельного раскаяния следует учитывать и стадию уголовного процесса, на которой оно имело место, и первоначальные показания, и показания, полученные после предъявления доказательств.

Кроме того, оценка деятельного раскаяния должна производиться и с учетом степени общественнной опасности совершенного преступления, формы вины и тяжести наступивших последствий.

В процессе доказывания деятельного раскаяния необходимо строго соблюдать общие принципы уголовного судопроизводства, в частности, законности, неприкосновенности личности, обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту, свободы оценки доказательств, состязательности сторон и т. д.

271

В ст. 50 Конституции Российской Федерации установлено, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением требований федерального закона. Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

Доказательства, полученные без разъяснения прав участникам следственных действий либо с существенным нарушением их прав, также не имеют юридической силы.

Доказательства должны отвечать требованиям относимости, то есть иметь определенное юридическое значение для дела, должны быть логически связаны с расследуемыми фактами и обстоятельствами.

Допустимость доказательств означает соответствие их требованиям уголовно- процессуального закона. Говоря о допустимости доказательств, мы разделяем мнение ученых о возможности ассиметрии правил допустимости доказательств, то есть о неодинаковых для стороны обвинения и стороны защиты правовых последствиях несоблюдения правил о допустимости доказательств, признания их в некоторых случаях допустимыми в силу формального, а не существенного нарушения закона (например, проведено опознание личности без предварительного допроса опознающего, но последний не смог опознать подозреваемого и поэтому для стороны защиты такое нарушение является допустимым) .

См.: Ларин А. М., Стецовский Ю. И. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М., 1988. С.30; Кипнис Н, М, Допустимость доказательств в уголовном судопролизводетве. М., 1995. С.96-103; Кореневский Ю .В., Кипнис Н. М. и др. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность. М,, 2000. С. 173; Лупин-ская П. А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Рос. юстиция. 1994, № 11. С .2-3.

^72

На мой взгляд, при этом надо учитывать, был ли соблюден процессуальный порядок получения доказательств в целом, участвовали ли надлежащие субъекты, а также адвокат в процессе доказывания, являются ли нарушения уголовно- процессуального закона существенными (ограничены права участников уголовного судопроизводства, нарушены необходимые процедуры судопроизводства). В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указывается, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона при любом нарушении установленных УПК правил собирания и закрепления доказательств независимо от их характера и степени, а также, если их собирание и закрепление осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами1.

Недопустимые доказательства нельзя использовать для установления события преступления, они не могут быть положены в основу обвинения и не могут использоваться для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а, следовательно, и обстоятельств деятельного раскаяния.

Вместе с тем полагаю, что могут быть признаны допустимыми доказательства при наличии таких формальных нарушений требований уголовно-процессуального закона как отсутствие в протоколе даты его составления, подписи, наличие исправлений без соответствующих оговорок, наличие в протоколах описок, орфографических и грамматических ошибок, а в некоторых случаях и отсутствие самого протокола, например протокола явки с повинной, которая фактически имела место. В судебно-следственной практике могут быть и другие недочеты предварительного следствия и дознания, кото-

См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С.485-492.

273

рые не влияют на суть процессуального документа, на понимание следственного действия и доказательства, полученного при его проведении. Условием допустимости таких доказательств должна быть их возможная проверяемость, восполнимость их достоверности на последующих стадиях уголовного судопроизводства. При наличии сомнений не рекомендуется поспешно исключать доказательства из дальнейшего рассмотрения дела, следует тщательно исследовать обстоятельства, при которых были собраны материалы. Об этом указывали и сами судьи

Однако в следственной практике нередко имеют место такие нарушения требований уголовно-процессуального закона, вследствие которых полученные доказательства не могут быть восстановлены и утрачивают свое значение. Проведенное исследование показало, что по ряду уголовных дел, по которым в действиях лиц, совершивших преступления, имеются признаки деятельного раскаяния, оперуполномоченными уголовного розыска составляются без отдельного поручения следователя протоколы допросов и проверки показаний на месте, содержащие показания о признании лицом вины и раскаянии в преступлении.

Суды в таких случаях по ходатайству адвокатов обоснованно не признают такие протоколы доказательствами по делу, так как расследование по уголовному делу может проводить только уполномоченное на то лицо, то есть следователь или дознаватель.

Изучение уголовных дел, содержащих признаки деятельного раскаяния, показало, что распространенными нарушениями требований УПК РФ являются и такие как нарушения принципа языка судопроизводства, обеспечения подозреваемому или обвиняемому права на защиту.

См.: Полунин В. Б. Проблемы допустимости доказательств в уголовном процессе // Уголовная юстиция. Пособие для занятий с Российскими судьями (сравнительно-правовые материалы). Судебный департамент при Верховном Суде РФ. Американская Ассоциация Юристов Министерства Юстиции США. М., 2002, С. 142.

274

Иногда суды не могут использовать доказательства, вследствие ошибок, допущенных следователем или дознавателем в процессе собирания дока- зательств при составлении важных процессуальных документов или при оформлении материалов уголовного дела (например, в протоколах предъявления для опознания не указаны или неправильно указаны порядок его проведения, адреса и фамилии понятых; отсутствие в деле протоколов осмотров и постановлений о приобщении к делу вещественных доказательств и т. д.). Такие следственные действия, выполненные с нарушением требований УПК РФ, судами совершенно справедливо не признаются доказательствами по делу, если их невозможно проверить и восполнить в ходе судебного производства.

Другие существенные нарушения уголовно-процессуального законода- тельства, допущенные при составлении протоколов следственных действий, также могут привести к утрате юридического значения полученных доказа- тельств.

В соответствии с ч. 2 ст. 75 УПК РФ показания подозреваемого, обви- няемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде относятся к недопустимым доказательствам. Это новое положение уголовно-процессуального закона, на мой взгляд, направлено на то, чтобы исключить применение незаконных методов получения показаний у лиц, совершивших преступление. Однако это может осложнить работу дознавателей, следователей и прокуроров по уголовному делу при получении показаний у лиц, совершивших преступление, так как их показания, полученные без защитника, при последующем отказе от них, утрачивают доказательственное значение. Поэтому, чтобы показания подозреваемого, обвиняемого считались допустимыми в суде, целесообразно фиксировать их в ходе предварительного следствия в процессуальных документах с участием защитника.

275

§ 3. Процессуальные последствия деятельного раскаяния и порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

Процессуальные последствия деятельного раскаяния состоят в достоверном установлении фактов, играющих решающую роль в раскрытии и расследовании преступлений, в доказывании виновности лиц, совершивших преступление, исследовании и правильной оценке всех обстоятельства дела в ходе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства.

Тщательный и подробный допрос лица, в действиях которого содержатся признаки деятельного раскаяния, открывает возможности к собиранию и исследованию новых, ранее неизвестных следствию и дознанию доказательств. Подозреваемый, обвиняемый, признав себя виновным, указывает на местонахождение доказательств, которые без его показаний обнаружить крайне трудно. Последствия подобных показаний особенно проявляются в уголовных делах о групповых преступлениях, когда точное установление роли каждого соучастника вызывает трудности. Иногда установить эти обстоятельства практически невозможно без показаний самого подозреваемого, обвиняемого.

Органы предварительного следствия и дознания, а также суд получают информацию от проявившего признаки деятельного раскаяния обвиняемого, подсудимого о лицах, которые намереваются совершить преступления, ведут антиобщественный, паразитический образ жизни. Последствиями этого может быть предотвращение или пресечение совершения других преступлений и иных правонарушений.

В результате деятельного раскаяния обвиняемого, подсудимого могут быть выявлены также и другие ранее неизвестные следствию и дознанию преступления, связанные с деянием, инкриминируемым виновному, что вле-

276

чет за собой процессуальные последствия в виде совершения следственных действий по их раскрытию, привлечению других лиц к уголовной ответственности, а также организации розыска скрывшихся преступников и отыскания похищенного.

Деятельное раскаяние осужденных, содержащихся в местах лишения свободы, влечет за собой возобновление производства по уголовным делам о нераскрытых преступлениях прошлых лет и проведение по ним следственных действий, направленных на их раскрытие.

Процессуальные последствия деятельного раскаяния обвиняемого, подсудимого отражаются в процессуальных решениях, которые принимаются в отношении него дознавателем, следователем, прокурором или судом.

Такие признаки деятельного раскаяния как заявление лица о признании им вины и раскаянии в совершенном преступлении, о явке с повинной являются поводом для возбуждения уголовного дела,

По возбужденному уголовному делу процессуальными последствиями деятельного раскаяния могут быть: решение вопроса о задержании лица в качестве подозреваемого или его освобождении; избрание, изменение или отмена меры пресечения; прекращение уголовного дела или направление дела с обвинительным актом или заключением в суд.

Деятельное раскаяние лица в преступлениях небольшой или средней тяжести, совершенных впервые, а также в преступлениях иной категории, в случаях, предусмотренных примечаниями к статьям Особенной части УК РФ на основании ст. 75 УК РФ может повлечь за собой освобождение его от уголовной ответственности. Полагаю, что в таких случаях, когда факт деятельного раскаяния лица в преступлении доказан и лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности, задерживать его в качестве подозреваемого и избирать в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу, как правило, нет необходимости.

277

Если же в таких ситуациях лицо уже задержано или арестовано или в отношении него избрана иная мера пресечения, то оно подлежит освобождению, мера пресечения отменяется, а уголовное дело прекращается в соответствии со ст. 28 УПК РФ.

Вместе с тем считаю, что такому лицу должно быть предъявлено обвинение в совершении данного деяния, разъяснены его права и сущность обвинения, а мера пресечения, не связанная с лишением свободы, избирается лишь до принятия решения о прекращении уголовного преследования.

На мой взгляд, к лицу, проявившему деятельное раскаяние в тяжком преступлении, а иногда и в преступлениях средней тяжести с учетом обстоятельств дела и личности виновного можно применять задержание в качестве подозреваемого и избирать меру пресечения в виде заключения под стражу, но не всегда это нужно и целесообразно делать, так как в этой ситуации можно успешно окончить расследование по делу и без таких мер процессуального принуждения. Полагаю, что к таким лицам, особенно при наличии явки с повинной, строгие меры пресечения должны применяться в исключительных случаях.

Так, если в действиях лица, задержанного в качестве подозреваемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, а в некоторых случаях и в совершении тяжкого преступления, усматриваются признаки деятельного раскаяния, то с учетом данных о его личности и обстоятельств дела целесообразно решить вопрос о его освобождении и избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Анализ изученных уголовных дел, по которым имело место деятельное раскаяние, показал, что задержание таких лиц производилось в исключительных случаях и лишь по 6,2% от числа прекращенных дел, а мера пресечения избиралась, как правило, в виде подписки о невыезде.

278

Однако, принимая решение о задержании подозреваемого или о его освобождении, нельзя не учитывать тяжесть, степень общественной опасности, характер совершенного преступления, сведения о его личности (судимость, наличие постоянного места жительства и работы на территории Российской Федерации, поведение в быту, отсутствие данных о том, что лицо может скрыться от следствия и суда и т. д.).

По мнению автора, по некоторым категориям преступлений (например, по делам о преступлениях, совершенных в отношении малолетних, других беззащитных или беспомощных лиц, о преступлениях, совершенных с особой жестокостью, садизмом, издевательством, мучениями для потерпевшего и т. д.), несмотря на наличие деятельного раскаяния, применять процессуальные меры поощрения в виде освобождения задержанных или арестованных из-под стражи, освобождения их от уголовной ответственности нецелесообразно.

Вместе с тем, давая правовую оценку признакам деятельного раскаяния при принятии в этой связи правильного процессуального решения, необходимо учитывать, степень их доказанности на данный момент, подтверждаются ли они другими объективными фактическими данными и материалами дела.

Если же задержанный покушался на побег, не имеет постоянного места жительства, не занимается общественно полезным трудом или его личность не установлена, то к его заверениям о признании вины, раскаянии в преступлении, намерении оказать помощь следствию в раскрытии совершенного им преступления, а также других преступлений, следует подходить критически, подвергнуть их проверке и вряд ли целесообразно сразу применять к такому лицу меры процессуального поощрения в виде освобождения из-под стражи.

При совершении подозреваемым особо тяжких и тяжких преступлений, если его вина доказана материалами дела, имеющиеся признаки деятельного раскаяния в поведении такого лица не могут быть мотивом отказа от его задержания или применения к нему меры пресечения, связанной с лишением

279

свободы, если его действия не подпадают под действие примечаний к статьям Особенной части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности.

Так, например, если лицо совершило умышленное убийство или изнасилование при отягчающих обстоятельствах и после этого явилось с повинной, проявило деятельное раскаяние, как правило, оно должно быть задержано в качестве подозреваемого и заключено под стражу по мотивам опасности и тяжести совершенного преступления.

Вместе с тем, если действия лица, совершившего преступление, подпадают под признаки примечаний к статьям Особенной части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности, то применять меры процессуального принуждения к таким лицам нецелесообразно.

Так, законом предусмотрено (примечание к ст. 275 УК РФ), что при совершении таких особо тяжких преступлений, как государственная измена, шпионаж, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, если лицо добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации, то оно освобождается от уголовной ответственности, и поэтому задержание и арест к нему, естественно, применять не следует.

Поскольку примечанием к ст. 291 УК РФ (дача взятки) предусмотрено освобождение от уголовной ответственности лиц, то в этом случае также не- целесообразно применять меры процессуального принуждения.

Аналогичные процессуальные последствия при наличии деятельного раскаяния должны наступать и в других, предусмотренных Особенной частью УК РФ, специальных случаях освобождения от уголовной ответственности.

Учитывая, что при деятельном раскаянии по делам о преступлениях, не являющихся тяжкими, лицо признает свою вину в преступлении, дает прав-

280

дивые показания по делу, то отпадают и основания к его аресту (такими основаниями являются воспрепятствование установлению истины по уголовному делу, опасность, что подозреваемый скроется от следствия и суда и будет заниматься преступной деятельностью). При наличии деятельного раскаяния обвиняемого, подсудимого значительно снижается вероятность его уклонения от следствия и суда. В этой связи, верно отмечает профессор С. Г. Келина, что признание вины и чистосердечное раскаяние, - важные показатели небольшой общественной опасности лиц, когда раскаяние является искренним и

1 полным .

Когда в действиях обвиняемого имеются признаки деятельного раскаяния, то у следователя должно быть больше уверенности в том, что избранная мера пресечения, не связанная с лишением свободы, в частности, данная обвиняемым подписка о невыезде не будет нарушена, а взятое обязательство не отлучаться с места жительства или временного нахождения без разрешения следователя будет выполнено. При избрании меры пресечения в виде личного поручительства в отношении проявившего признаки деятельного раскаяния обвиняемого, к последнему возникает больше доверия как со стороны следователя, так и со стороны поручителя. Наибольшее распространение на практике имеет такая мера пресечения, не связанная с лишением свободы, как подписка о не выезде. Личное поручительство следователи используют редко; в последнее время чаще стала применяться мера пресечения в виде денежного залога.

Согласно закону (ст. 110 УПК РФ) мера пресечения может быть отменена или изменена, когда это диктуется обстоятельствами дела. На основании данных, полученных в ходе следствия, в течение всего производства по делу надлежит периодически проверять, соблюдается ли обвиняемым избранная в

Щ См.: Келина С. Г. Указ.соч. С. 175.

281

отношении него мера пресечения. В отдельных случаях следует ставить вопрос о том, насколько правильно избрана мера пресечения и нет ли необходимости в ее отмене или изменении.

Изменение меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую осуществляется тогда, когда в процессе расследования на основании собранных данных выясняется значительно меньшая общественная опасность или самого обвиняемого или совершенного им преступного деяния либо когда в связи с изменившимися обстоятельствами отпадает необходимость содержать обвиняемого под стражей. Если мера пресечения в виде содержания под стражей была избрана, чтобы не дать обвиняемому скрыться от следствия и суда и воспрепятствовать установлению истины по делу или продолжать заниматься преступной деятельностью, то в случаях деятельного раскаяния обвиняемого эти основания обычно отпадают и появляется возможность изменить меру пресечения на более мягкую.

С другой стороны, мера пресечения, не связанная с лишением свободы, может быть заменена на более строгую - заключение под стражу. Необходимость в этом возникает при выявлении неискренности заверений обвиняемого о его признании вины и раскаянии в преступлении, при установлении данных, свидетельствующих о ложности его показаний, о намерении обвиняемого повторно совершать преступления, скрыться, оказать отрицательное влияние на ход расследования, склонить потерпевших и свидетелей к изменению показаний, а также при нарушении без уважительных причин избранной в отношении него меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

Процессуальными последствиями такого поведения может быть вынесение постановления об изменении меры пресечения. При этом постановление о заключении под стражу, согласно Федеральному закону «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (ст. 10) до 1 января 2004 г. выносится с санкции прокурора, а постановление об изме-

нении меры пресечения на иную меру, не связанную с лишением свободы, выносится без согласия прокурора и тем органом, которым выносилось постановление о заключении под стражу. Но если мера пресечения избиралась прокурором или следователем, дознавателем по его письменному указанию, то она может быть отменена или изменена только с согласия прокурора. Вместе с тем следует отметить, что прокурор в порядке надзора самостоятельно может вынести постановление об изменении меры пресечения.

К сожалению, в новом УПК РФ (ст.99) деятельное раскаяние не преду- смотрено в качестве обстоятельств, учитываемых при избрании меры пресечения. Поэтому целесообразно внести соответствующее изменение в текст данной статьи и после слов «род занятий» дополнить словами «деятельное раскаяние».

К важным процессуальным последствиям деятельного раскаяния относится принятие решений органами предварительного следствия, дознания, прокуратуры и судом (судьей) о прекращении уголовного преследования или уголовного дела по данному основанию.

В новом УПК РФ в главе 4 (ст. ст. 24-28) предусмотрены основания и порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

Статья 28. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием

  1. Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия проку рора вправе прекратить уголовное преследование лица, против кото рого впервые осуществляется уголовное преследование по подозре нию или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести по основаниям, предусмотренным статьей 75 Уго ловного кодекса Российской Федерации.

  2. Прекращение уголовного преследования лица по уголовному делу о преступлении иной категории по основаниям, указанным в части

283

первой настоящей статьи, возможно только в случаях, специально предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

  1. До прекращения уголовного преследования лицу, в отношении которого оно прекращается, должны быть разъяснены основания его прекращения в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи и право возражать против прекращения уголовного преследования.
  2. Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает. В данном случае производство по делу продолжается в обычном порядке.
  3. Как видно из текста данной статьи, УПК РФ предусмотрен порядок прекращения уголовного преследования, а не прекращения уголовного дела. Однако понятие «прекращения уголовного преследования» несколько отличается от понятия «прекращение уголовного дела». Отличие это заключается в том, что в случае прекращения уголовного преследования в отношении отдельного лица по групповому уголовному делу все дело не прекращается и в отношении других лиц дело рассматривается в обычном порядке. В ч. 4 ст. 27 УПК РФ отмечено, что допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела.

Прекращение же уголовного дела влечет за собой и прекращение уголовного преследования (ч.З ст. 24 УПК РФ).

Таким образом, прекращение уголовного дела и прекращение уголовного преследования понятия не идентичные. Прекращение уголовного дела является понятием более широким и включает в себя прекращение уголовного преследования в отношении конкретных лиц по данному делу. Но прекра-

284

щение уголовного преследования не всегда может означать и одновременное прекращение уголовного дела.

Представляется, что если по уголовному делу подозревается или обвиняется одно лицо, то в случае прекращения уголовного преследования в отношении него в связи с деятельным раскаянием или в случаях прекращения уголовного преследования в отношении всех соучастников преступления, всей группы подозреваемых или обвиняемых лиц по одному уголовному делу, должно быть прекращено и уголовное дело в целом.

Однако статьей 28 УПК РФ вообще не предусмотрено прекращение уголовного дела. Поэтому было бы целесообразным дополнить статью 27 частью 5 следующего содержания:

«Прекращение уголовного преследования в отношении всех соучастников преступления или в отношении одного лица при отсутствии по данному делу других подозреваемых, обвиняемых означает прекращение уголовного дела в целом»

В этой связи было бы правильным дополнить название и содержание ст. 28 УПК РФ после слов «прекращение уголовного преследования» текстом «или прекращении уголовного дела».

Представляют интерес высказанные различными авторами мнения о том, является ли прекращение уголовного дела разрешением его по существу или оно относится к иным функциям защиты.

Например, профессор М. С. Строгович рассматривал прекращение дела как часть функции защиты, а разрешение дела по существу относил к судебной функции1.

Профессор А. П. Гуляев полагает, что прекращение дела - это часть

См.: Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., 1984. С. 199.

285

функции разрешения дела по существу .

Профессор А. М. Ларин писал, что субъекты процессуальной деятельности могут осуществлять различные системные функции, в том числе и прекращение дела как его разрешение по существу’.

Диссертант поддерживает мнение профессора А. П. Гуляева и профессора А. М. Ларина и также относит прекращение уголовного дела к функции разрешения дела по существу, так как это итоговое процессуальное решение, заканчивающее, завершающее производство по делу. Органы предварительного расследования и дознания, а также прокурор и суд наделены этой функцией по закону.

Прекращение уголовного дела в соответствии с требованиями закона означает отказ от уголовного преследования лица, совершившего преступления, и дальнейшего разбирательства по существу. Принятие этого решения по делу влечет за собой отмену всех процессуальных ограничений в отношении подозреваемого, обвиняемого.

У правоприменителя нередко возникают трудности по процессуальному оформлению разъяснения совершившему преступление лицу его права возражать против прекращения дела в связи с деятельным раскаянием. Проведенное диссертантом исследование показало, что лица, в отношении которых прекращалось уголовное дело, были проинформированы об их праве возражать против прекращения производства по делу по указанному основанию. Однако делалось в большинстве случаев это формально, после вынесения по-

См.: Гуляев А. П. Совершенствование правового регулирования деятельности следователя. Дисе… докт. юрид. наук. М., 1988. С. 98,118; Гуляев А. П. Следователь в уголовном процессе. М, 1981. С. 150.

~ См.: Ларин А. М. Расследование но уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 5. 11. 14.

286

становления о прекращении дела, хотя по закону это должно быть выполнено до его вынесения.

В связи с тем, что в уголовно-процессуальном законодательстве не предусмотрен единый процессуальный порядок оформления права лица возражать против прекращения дела, на практике это делается в самых разнообразных формах.

Из каждых изученных автором 100 прекращенных дел по 90 производилась запись о согласии с прекращением дела на самом постановлении о прекращении дела собственноручно лицом, в отношении которого прекращалось дело в связи с деятельным раскаянием, по 8 - такая запись производилась в протоколе допроса либо в форме заявления и лишь по 2 делам составлялся отдельный протокол.

Представляется, что единственно правильной процессуальной формой разъяснения оснований прекращения дела является протокол, составленный с соблюдением требований ст. 166 УПК РФ. Было бы целесообразно указать это и в ч. 3 ст. 28 УПК РФ, дополнив словами: «о чем составляется соответствующий протокол».

По мнению диссертанта, статья 28 УПК РФ ставит в неравное положение обвиняемого и потерпевшего, обвиняемого и гражданского истца. Потерпевший либо гражданский истец согласно названной статье не имеют равного права с обвиняемым возражать против принятого решения по делу. В таких случаях потерпевший может воспользоваться лишь своим правом принесения жалобы на решение дознавателя, следователя, прокурора и суда (ст. 42 УПК РФ), а у обвиняемого необходимо выяснять, не возражает ли он против прекращения дела. Было бы более справедливым предусмотреть такие права и для потерпевшего и гражданского истца, особенно в случаях, если им не возмещен или не полностью возмещен причиненный ущерб.

287

Постановление о прекращении дела или уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием выносится дознавателем, следователем и утверждается прокурором, его заместителем, приравненным к ним прокурорам или вышестоящим прокурором (п. 13 ч.2, ч. 6 ст.37 УПК РФ). Названные прокуроры вправе сами прекратить уголовное дело, отменить незаконные или необоснованные постановления следователя, дознавателя, нижестоящего прокурора. Полномочиями следователя обладает и начальник следственного отдела (ст.39 УПК РФ).

Анализ п. 13 части 2 ст. 37 и ч. 1 ст. 28 УПК РФ свидетельствует об их несоответствии, которое следовало бы устранить. Согласно части 1 ст.28 УПК РФ прокурор дает согласие на прекращение уголовного преследования по уголовному делу, а в соответствии с п. 13 части 2 ст. 37 УПК РФ прокурор должен утверждать постановление о прекращении уголовного дела.

Кроме того, требует уточнения и часть 2 ст. 28 УПК РФ, где следовало бы указать, что прекращение уголовного преследования, а равно и прекращение уголовного дела также как и в соответствии с частью 1 этой же статьи должно осуществляться с согласия прокурора.

Представляется, что устранение названных недостатков в регламентации порядка освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно только путем внесения изменений и дополнений в УПК РФ.

С учетом изложенных выше замечаний и предложений, диссертант считает возможным пункт 13 части 2 ст. 37 УПК РФ изложить в иной редакции: «давать согласие на прекращение уголовного преследования или уголовного дела дознавателем или следователем».

288

Статью 28 УПК РФ целесообразно изложить в следующей редакции: «Прекращение уголовного преследования или уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

  1. Суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование или уголовное дело в отношении обвиняемого, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, в связи с деятельным раскаянием по основаниям, указанным в статье 75 Уголовного кодекса Российской Федерации.
  2. Прекращение уголовного преследования или уголовного дела следователем, дознавателем с согласия прокурора или судом (судьей) о преступлениях иной категории в связи с деятельным раскаянием обвиняемого по основаниям, указанным в части первой настоящей статьи, возможно только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.
  3. До прекращения уголовного преследования или уголовного дела обвиняемому, потерпевшему и гражданскому истцу должны быть разъяснены основания его прекращения и право возражать против прекращения дела по этим основаниям, о чем составляется соответствующий протокол.
  4. Прекращение уголовного преследования или уголовного дела по основаниям, указанным в части первой и части второй настоящей статьи, не допускается, если обвиняемый, потерпевший или гражданский истец против этого возражают. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке.
  5. О принятом решении по делу уведомляются обвиняемый, потерпевший, гражданский истец с разъяснением права на его обжалование.
  6. Деятельное раскаяние обязательно учитывается при расследовании и рассмотрении уголовного дела в суде и в случаях совершения лицом преступлений, относящихся к категории средней тяжести, тяжких и особо тяжких

289

(когда отсутствуют основания для освобождения от уголовной ответственности). Процессуальные последствия деятельного раскаяния в таких случаях могут выразиться в том, что следователь при избрании меры пресечения учитывает его как обстоятельство или совокупность обстоятельств, смягчающих наказание.

При направлении уголовного дела в суд в описательно-мотивировочной части обвинительного заключения, также как и в постановлении о прекращении уголовного дела в обязательном порядке с достаточной полнотой следует отражать все сведения о деятельном раскаянии обвиняемого. При этом целесообразно конкретизировать, в чем выразилась деятельная сторона раскаяния (лицом, совершившим преступление, добровольно выданы орудия и предметы преступления, названы соучастники, возмещен ущерб потерпевшим и т.

д.).

• В обвинительном заключении должно быть отмечено, что обстоятель-

ствами, смягчающими наказание, по данному делу следствием признаны явка с повинной, способствование раскрытию преступления, предотвращение виновным вредных последствий и заглаживание причиненного вреда, то есть деятельное раскаяние, свидетельствующее о снижении степени общественной опасности преступления и личности обвиняемого.

К сожалению, как показывает анализ изученных автором уголовных дел, дознаватели и следователи не всегда отражают деятельное раскаяние и дают ему объективную правовую оценку в постановлениях о прекращении уголовного дела (29%) и в обвинительном заключении (72,2%). Судьями деятельному раскаянию дается правовая оценка по 93,3% от числа изученных диссертантом постановлений о прекращении уголовного дела и обвинительных приговоров.

Принятие процессуальных решений на предварительном следствии и в

, суде в связи с деятельным раскаянием виновного - это всегда ответственный

290

и сложный творческий процесс, основанный на анализе собранных доказательств и внутреннем убеждении следователя. Справедливость и гуманность таких решений зависит и от уровня профессиональной подготовки, опыта работы следователя и судьи и от их собственных нравственных качеств.

Процессуальные последствия деятельного раскаяния обусловливают необходимость правильного и четкого закрепления в материалах всех сведений, полученных от подозреваемого или обвиняемого в целях их использования и учета при разрешении уголовного дела по существу.

Деятельное раскаяние должно непременно учитываться и отражаться в материалах дела судом. Уголовно-процессуальным законодательством предусматривается возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием: мировым судьей; в суде первой инстанции; в суде присяжных заседателей; при апеляционном производстве; при производстве в кассационной инстанции; при производстве в порядке надзора;

при возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам. В соответствии со ст. ст. 236, 239 УПК РФ предусматривается процедура предварительного слушания дела, в ходе которой судья но ходатайству одной из сторон может единолично прекратить поступившее в суд уголовное дело в соответствии со ст. 28 УПК РФ. При этом разрешаются вопросы об отмене меры пресечения, наложении ареста на имущество, о вещественных доказательствах. Копия постановления о прекращении дела направляется прокурору, а также вручается для ознакомления потерпевшему и лицу, освобожденному от уголовной ответственности.

291

Прекращая дело до судебного разбирательства, судья не может проверить доказательства о виновности лица в совершенном преступлении. На этой стадии процесса допустима лишь оценка судьей доказательств об основании освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

В соответствии со ст. 254 УПК РФ суд прекращает уголовное дело и в судебном заседании в случаях деятельного раскаяния, то есть из закона следует, что суд обязан прекратить дело.

Однако здесь автором исследования усматриваются возникшие противоречия норм закона, так как статья 28 УПК РФ, а также статьи 25 и 26 УПК РФ, которым отсылает статья 254 УПК РФ, предусматривают право, а не обязанность суда освобождения от уголовной ответственности.

В связи с этим представляется, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не обязанность, а право судьи (суда), так как не во всех случаях и не по каждому преступлению уголовное дело подлежит прекращению, хотя в действиях лица, совершившего преступное деяние, и может иметь место деятельное раскаяние.

В ст. 239 УПК РФ, на мой взгляд, совершенно правильно названные противоречия частично устранены и указано, что в процессе предварительного слушания дела судья может (но не обязан) прекратить уголовное дело по ходатайству одной из сторон при наличии оснований, предусмотренных ст. 28 настоящего Кодекса, то есть в связи с деятельным раскаянием.

Представляется необходимым внести аналогичные изменения и в ст. 254 УПК РФ, дополнив ее вместо третьего пункта частью второй с текстом следующего содержания: «Суд вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в случаях, предусмотренных статьями 25, 26 и 28 настоящего Кодекса».

При наличии признаков деятельного раскаяния в действиях виновного, суд вправе вынести определение (при единоличном рассмотрении судьей уголовного дела - постановление) о прекращении дела.

В процессе судебного заседания должны выясняться и проверяться признаки деятельного раскаяния, а также входящие в предмет его доказывания, мотивы и причины раскаяния, добровольность и полнота признания вины, правдивость показаний, законность методов и способов их получения; поведение виновного до и после совершения преступления, своевременность и активность его действий, а также другие обстоятельства, подтверждающие деятельное раскаяние.

Если лицо, подлежащее освобождению от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в ходе предварительного следствия или предварительного слушания дела в суде возражало против прекращения дела по этому основанию, то, по моему мнению, суд не вправе вынести обвинительный приговор без назначения наказания или с освобождением виновного от наказания, так как этим ухудшается процессуальное положение лица, совершившего преступление и такое право суда не предусмотрено законом (ст. ст. 299, 302 УПК РФ).

Кроме того, уголовным законодательством (ст. 75 УК РФ) предусмотрено освобождение лица в связи с деятельным раскаянием в преступлении от уголовной ответственности, а не от уголовного наказания. Приоритет в таких случаях должен отдаваться нормам материального, а не процессуального права. Суд в таких ситуациях в зависимости от степени доказанности вины подсудимого вправе вынести либо оправдательный, либо обвинительный приговор с назначением наказания, а если лицо согласно с основанием освобождения его от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, то суд может прекратить дело по этому основанию.

293

В соответствии со ст. ст. 254, 295 УПК РФ определение суда (постановление судьи) о прекращении уголовного дела в судебном заседании может быть вынесено в любой его момент, но только до удаления судей в совещательную комнату для вынесения приговора.

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, в том числе и в связи с деятельным раскаянием, предусмотрено и в суде с участием присяжных заседателей как на стадии предварительного слушания, так и в процессе судебного заседания (ст. ст. 325, 350 УПК РФ).

УПК РФ (ст. 367) предусматривает право суда апелляционной инстанции по результатам рассмотрения уголовного дела принятие решений о его прекращении по различным основаниям, в том числе и в связи с деятельным раскаянием.

Уголовное дело может быть прекращено в связи с деятельным раскаянием и при рассмотрении дела судом в кассационном порядке (ст. ст. 378, 384 УПК РФ). Отмена приговора суда первой инстанции и прекращение уголовного дела по данному основанию могут иметь место по различным причинам:

приобщение к делу новых материалов, которые не были отражены в приговоре суда первой инстанции;

неполнота и односторонность проведенного по делу предварительного или судебного следствия;

несоответствие выводов в приговоре суда фактическим обстоятельствам дела (не учтены существенные обстоятельства, которыми могут быть и обстоятельства деятельного раскаяния виновного);

неправильное применение уголовного закона.

УПК РФ (ст. 408) предусмотрена возможность суда надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора при наличии оснований отменить приговор и все последующие судебные постановления и определения, вступившие в законную силу и прекратить дело производством.

294

При этом нет никаких ограничений оснований прекращения дела. Это означает, что в данном случае дело может быть прекращено и в связи с деятельным раскаянием в преступлении.

Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием может иметь место и при возобновлении производства по делу в виду новых и вновь открывшихся обстоятельств. Такое решение может быть принято по заключению прокурора путем вынесения определения районным судом, президиумом верховного суда республики, краевого или областного суда, суда городского федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, Кассационной, Военной коллегией и Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ, а также Президиумом Верховного Суда РФ путем вынесения постановления (ст. 417, 418 УПК РФ) об отмене приговора, определения или постановления нижестоящего суда и о прекращении дела.

Если при возобновлении производства по делу в виду новых и вновь открывшихся обстоятельствами и отмене вступившего в законную силу приговора, определения или постановления суд установит основания для освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, то он принимает соответствующее решение и выносит об этом постановление или определение.

Такие основания, позволяющие освободить виновное лицо от уголовного наказания в связи с деятельным раскаянием, могут быть установлены судом, а также прокурором в результате предварительно проведенной им проверки вновь открывшихся обстоятельств.

Если по делу после отмены приговора ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств требуется новое предварительное расследование или новое рассмотрение в суде, то они осуществляются на общих основаниях с принятием процессуальных решений, разрешающих дело по существу, в общем порядке (ст. 419 УПК РФ).

295

Перечень оснований возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств предусмотрен ст. 413 УПК РФ.

Следует отметить, что признаки деятельного раскаяния должны быть отражены в постановлении или определении суда о прекращении дела, в обвинительном приговоре (они в соответствии со ст. ст. 60, 62 УК РФ непременно должны быть учтены при назначении наказания, так как каждое из них согласно ст. 61 УК РФ признается обстоятельством, смягчающим наказание). Так, в описательно- мотивировочной части постановления или определения о прекращении дела в связи с деятельным раскаянием целесообразно указать конкретные признаки деятельного раскаяния.

Кроме того, должна быть сделана ссылка на обстоятельства деятельного раскаяния виновного как основание прекращения уголовного дела, смягчения наказания либо назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ). При этом основаниями для назначения такого наказания могут служить как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность. В связи с этим в приговоре целесообразно было бы привести установленные в ходе предварительного и судебного следствия доказательства, подтверждающие наличие и достоверность таких обстоятельств.

Аналогичный порядок отражения признаков деятельного раскаяния в приговоре должен иметь место и при назначении наказания судом присяжных заседателей в соответствии со ст. 65 УК РФ.

Таким образом, деятельное раскаяние в преступлении подлежит обязательному отражению в материалах дела на всех стадиях уголовного судопроизводства и влечет за собой процессуальные последствия, выражающиеся в определенных законом льготах и привилегиях для обвиняемого при применении процессуальных мер принуждения о задержании, избрании меры пресе-

296

чения и т. д., вплоть до освобождения его от уголовной ответственности или смягчения наказания.

Предусмотренный УПК РФ порядок освобождения от уголовной ответ- ственности и смягчения наказания в связи с деятельным раскаянием, в основном разрешает возникающие при этом процессуальные вопросы, учитывая положительное посткриминальное поведение лица, совершившего преступление.

Вместе с тем изложенные нами в настоящей главе предложения о внесении изменений и дополнений в УПК РФ (ст. ст. 24, 27, 28, 28-1, 89, 99, 142, 182, 183, 254, 314, 316), по мнению автора, в определенной степени способствовали бы совершенствованию норм уголовно-процессуального закона о порядке освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и судебно-следственной правопримененительнои практики рассматриваемого правового института.

297

Глава 4. Криминалистические аспекты доказывания деятельного

раскаяния

§ 1. Криминалистические особенности доказывания деятельного раскаяния. Деятельное раскаяние и самооговор

Криминалистические особенности доказывания деятельного раскаяния состоят в применении основанной на законе современной методики и тактики проведения оперативно-розыскных и судебно-следственных действий по проверке полноты, правдивости и достоверности показаний обвиняемого, подсудимого о совершенном им преступлении, установлении с допрашиваемыми лицами психологического контакта и получении необходимой информации по делу, в использовании современных приемов ее получения, исследования, оценке полученных доказательств, применении научно-технических средств и методов в процессе раскрытия и расследования преступлений.

По поступившему сообщению или заявлению о совершенном преступлении лицом, признающим свою вину в содеянном на первоначальном этапе, как правило, проводится соответствующая проверка, имело ли место событие преступления и причастность к нему подозреваемого. Выполнение этих задач на этапе доследственной проверки возложено, в основном на сотрудников оперативно-розыскных служб. После проведения неотложных первоначальных проверочных мероприятий (осмотры, изъятие и выемка следов, орудий, предметов преступления, получение объяснений), в результате которых должно быть подтверждено событие преступления и подозрение в отношении конкретного лица, материалы передаются дознавателю или следователю. При этом оперативно-розыскная деятельность, методы и способы ее проведения, а также получение оперуполномоченными признательных показаний лица в совершенном преступлении, в основ-

298

ном носят конфиденциальный характер. Нередко в процессе такой дея- тельности, а иногда и в ходе расследования уголовных дел, применяются недопустимые приемы, которые не соответствуют уголовно-процессуальному законодательству. Зачастую сотрудники органов внутренних дел не утруждают себя поиском и сбором доказательственной информации, идут по наиболее легкому для них пути и ограничиваются получением признательных показаний у подозреваемого. Видимо этим и можно объяснить то, что в проверочных материалах, как правило, не содержится доказательственной информации о достоверности, правдивости или ложности признательных показаний лица в преступлении.

Чтобы получить от подозреваемых признание вины сотрудники органов внутренних дел с целью раскрытия преступления требуют от них подписать «явку с повинной», «чистосердечное признание вины», используя при этом физическое насилие. Оказывается и принудительное воздействие и на психику подозреваемых, которое выражается в обмане и угрозах физической расправы над ними и их близкими, оскорблениях и унижениях личности.

Помимо этого, в местах предварительного заключения оперуполно- моченными используются «свои» заключенные, которые уговорами, обманом, угрозами и побоями принуждают подозреваемых дать признательные показания.

В результате таких действий имеют место факты, когда задержанные, не выдерживая насилия, подписывают «явку с повинной» и признаются в преступлениях, которые они и не совершали, либо выбрасываются из окон служебных кабинетов, совершают самоубийства или умирают от побоев или удушья.

Иногда выявляются и осуждаются виновные в этом сотрудники ми- лиции. Так, в 1997 г. Воронежский областной суд приговорил трех сотрудников милиции к восьми, девяти и десяти годам лишения свободы за применение пыток к подозреваемому, повлекших его смерть, и сожжение тела.

299

В течение нескольких часов сотрудники органов внутренних дел пытали задержанного и его брата удушьем и избивали их. Когда они поняли, что один из задержанных мертв, они попытались избавиться от тела: сожгли его и сбросили в канализацию.

В феврале 1998 г. Верховный суд Мордовии признал семерых сотрудников милиции виновными в том, что они, принуждая подозреваемого О. Игонина к признанию в грабеже, стали избивать его, пытали с использованием противогаза до тех пор, пока он не умер.

В октябре 1996 г. Нижегородский суд приговорил двух сотрудников органов внутренних дел к двум и четырем годам лишения свободы лишения свободы условно за то, что они избили подозреваемого Чистякова (судебно-медицинская экспертиза впоследствии установила наличие у него на теле сорок следов от ударов дубинкой), и связав бросили в камеру, где он и умер от побоев.’

Зачастую незаконные приемы и способы получения признательных показаний применяются и к несовершеннолетним. Так, сотрудники органов внутренних дел одного из центральных районов г. Москвы в ночное время по подозрению в разбойном нападении доставили в милицию несовершеннолетнего Д., всю ночь уговорами, угрозами и обманом добивались у него признания в указанном преступлении и после обещания отпустить домой он под диктовку написал «чистосердечное признание»”.

Сотрудники органов внутренних дел Белгорода, избив троих подростков, задержанных по подозрению в изнасиловании, заставили их под диктовку написать явку с повинной и получили от них признательные показания. Впоследствии они отказались от этих показаний и обратились с

См.: Чистосердечное признание. В милиции его выколачивают с помощью пыток. // Известия. 1997, 2 дек.; Самосуд в милицейском застенке // Рос. газета. 1998, 8 аир.; Камера пыток № 306 // Комсомольская правда. 1998, 6 фев. ~ См.: Чистосердечное признание // Рос. газета. 2001, 3 фев.

300

заявлением в прокуратуру, которая была вынуждена выпустить их из-под стражи’.

Деятельность дознавателя, следователя, прокурора и суда в отличие от оперативно-розыскной работы носит официальный, публичный характер и подробно регламентирована уголовно-процессуальным законом. Задачи органов предварительного следствия и дознания заключаются не только в раскрытии преступлений, уголовном преследовании виновных, но и в расследовании преступлений в строгом соответствии с законом, сборе всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, в том числе и вины обвиняемых, обстоятельств, смягчающих наказание, деятельного раскаяния, соблюдении при этом законных прав и интересов участников процесса, защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничения его прав и свобод (ст. 6 УПК РФ).

Первые сведения о деятельном раскаянии подозреваемого, обвиняемого дознаватель или следователь получает, как правило, от оперативных служб либо из материалов доследственной проверки, проведенной органами дознания. Однако в таких материалах не всегда отражаются причины и обстоятельства деятельного раскаяния. Содержащиеся в материалах проверки ничем не подтвержденные сведения о признании лицом вины в совершенном преступлении, о явке с повинной должны настораживать следователя, поскольку возможен самооговор, оговор других лиц. Однако в таких случаях следует более внимательно проводить доследственную проверку или следственные действия, выполнять повседневную и кропотливую работу по доказыванию подлинности деятельного раскаяния и всесторонней проверке полученных сведений об обстоятельствах дела.

Процесс доказывания деятельного раскаяния лица, совершившего преступление, для следователя или дознавателя начинается с момента оз-

1 См.: А было ли изнасилование // Мир новостей. 2001 г., 17 июля.

301

накомления с материалами проведенной проверки по поступившему заявлению о совершенном преступлении, к которым, нередко, относятся «чистосердечное признание» в преступлении либо явка с повинной, а также объяснение или заявление лица, сообщившего о совершении им преступления. Изучение этих небольших по объему материалов не представляет большой трудности, особенно, по одноэпизодному, несложному по доказыванию преступлению. Тем не менее, уже на этом этапе необходимо с достаточным вниманием относиться к имеющимся материалам. Следует определить, какие фактические данные необходимо установить с помощью лица, виновность которого нужно доказать.

На первоначальной стадии доследственной проверки материалов, на мой взгляд, не следует во всех случаях немедленно возбуждать уголовное дело только на основании признания лица о совершении им преступления или явки с повинной без предварительной их проверки. Зачастую такие материалы не содержат всех необходимых и достаточных оснований для принятия такого решения. В протоколе о явке с повинной, заявлении о признании вины и объяснении иногда указываются лишь общие признаки преступления, без подробного описания всех обстоятельств его совершения. Впоследствии нередко выясняется ложность сообщения лица о совершенном им преступлении, которое фактически не имело места и в результате возбужденное уголовное дело прекращается.

Представляется, что одних, ничем не подтвержденных показаний лица о совершенном им преступлении недостаточно для возбуждения в отношении него уголовного дела. В этой ситуации следует провести необходимую проверку показаний, установить событие преступления и его последствия, лиц, в отношении которых совершено преступление, очевидцев, свидетелей, осмотреть место совершения преступления и т.. Лишь после этого следует возбуждать уголовное дело, но по факту обнаружения преступления, а не в отношении конкретного лица, признающего себя винов-

302

ным в его совершении, если других объективных доказательств против него еще нет.

Надо постоянно иметь в виду, что от признания своей вины в совершенном преступлении, от своих первоначальных показаний это лицо может в любой момент отказаться. Поэтому необходимо использовать все возможности, чтобы получить объективные данные, подтверждающие факт самого события преступления и что это преступление совершило лицо, которое признало свою вину в содеянном.

Однако могут иметь место факты, когда деятельное раскаяние в преступлении лица, фактически его не совершавшего, находит свое частичное, косвенное подтверждение в ходе проведенной доследственной проверки и из других, помимо показаний этого лица, источников, например, объяснений пострадавших, свидетелей. В таких случаях без возбуждения уголовного дела и проведения следственных действий (экспертиз, предъявления для опознания, очных ставок и т.д.) вряд ли будет возможно доказать виновность или невиновность лица в преступлении.

В ходе предварительного следствия может быть достоверно установлен и ложный характер деятельного раскаяния в случаях, когда будет доказано, что лицом, явившимся с повинной и признавшим свою вину в одном преступлении, совершены и иные, в том числе тяжкие или особо тяжкие преступления, о которых до этого он не говорил на допросах с целью избежать уголовной ответственности за содеянное в полном объеме.

Вместе с тем по отдельным преступлениям, по которым имело место деятельное раскаяние, когда оно подтверждается материалами дела, сомнений в подлинности такого раскаяния может и не возникнуть. Однако и в этих случаях обстоятельства деятельного раскаяния должны быть соответствующим образом исследованы, проверены и оценены.

Несмотря на то, что мотивы и причины деятельного раскаяния не влияют на квалификацию совершенного преступления, на мой взгляд, они также должны устанавливаться по делу. Это необходимо для того, чтобы

303

проверить, не носит ли деятельное раскаяние ложный, вынужденный, а не добровольный характер. К сожалению, на досудебных стадиях да и в суде это делается крайне редко. Видимо, следователи и дознаватели не заинтересованы в этом, так как в законе не содержится прямого указания о выяснении этих обстоятельств. Иногда это не делается ими умышленно, чтобы не создавать себе лишнюю работу. Об этом свидетельствуют и результаты проведенного исследования.

Так, из 500 изученных уголовных дел, содержащих признаки деятельного раскаяния, только по 48 делам или по 9,6% имелись сведения об установлении причин и мотивов такого поведения лица, совершившего преступление.

Могут иметь место и факты, когда лицо при предъявлении ему доказательств заявляет о признании своей вины и раскаянии в инкриминируемом ему деянии, о желании способствовать раскрытию преступления, возместить причиненный ущерб. Просто обнаружить и зафиксировать такие факты по уголовному делу недостаточно, хотя на практике в большинстве случаев процесс установления и доказывания добровольности или вынужденности этим и ограничивается. Следует проводить определенные следственные действия, направленные на доказывание истинности или ложности показаний лица о признании вины и раскаянии в содеянном, добровольности, своевременности и других условий и обстоятельств деятельного раскаяния. Требуется целенаправленная работа не только при выявлении и фиксации объективных признаков и механизма образования деятельного раскаяния, но и при анализе и оценке уже собранных доказательств.

Одним из условий правильности применения приемов и методов доказывания деятельного раскаяния является законность, то есть соблюдение установленных законом процессуальных форм получения и фиксации данных об имевших место фактах. Однако по уголовным делам нередко допускаются нарушения требований закона.

304

В случаях, если подозреваемый, обвиняемый, первоначально признает свою вину в преступлении, дает подробные показания о содеянном, а затем отказывается от данных им показаний либо неоднократно меняет их, сообщает ложные сведения, оговаривает других лиц, следователю необходимо тщательно фиксировать все его показания, особенно первоначальные и обязательно ставить вопросы, уточняющие причины и мотивы подобного поведения,

В ситуациях, когда обвиняемый, отказываясь от прежних показаний, заявляет, что они даны в результате неправильного ведения допроса и применения незаконных мер, проверка этого заявления должна быть произведена прокурором.

Нередко изменение показаний подозреваемого, обвиняемого, проявившего деятельное раскаяние, может быть связано с допуском адвоката к участию в деле. Допрашиваемый, чувствуя определенную психологическую поддержку адвоката, более уверенно ведет себя на допросах, иногда упорно отстаивает линию поведения, предложенную ему адвокатом, об отрицании своей вины в содеянном.

Составным и необходимым элементом осуществления процесса доказывания, его логическим завершением является оценка доказательств. Вместе с тем она взаимосвязана с их проверкой и собиранием и может иметь место как в процессе собирания, так и при проверке доказательств (промежуточная оценка), а также после того, как все доказательства уже собраны и проверены (окончательная оценка).

По уголовным делам, связанным с деятельным раскаянием обвиняемого, подсудимого, одной из актуальных является проблема оценки его показаний. Признательные показания обвиняемого, подтверждающие его деятельное раскаяние в содеянном, имеют важное значение для исследования всех обстоятельств дела. Однако они не всегда используются для получения объективных доказательств вины лица в совершении данного пре-

305

ступления, изобличении соучастников и нередко их роль утрачивается и

ограничивается фактом признания вины в содеянном .

Признание обвиняемого, подсудимого” своей вины в совершенном преступлении не является менее ценным доказательством по сравнению с другими доказательствами, когда оно является источником установления совокупности других обстоятельств. Признательные показания допрашиваемого, его словесные заверения о раскаянии, несмотря на их искренность и подробность, должны согласовываться и оцениваться в совокупности с другими собранными по делу доказательствами. При этом решающее значение должно иметь не количество прямых или косвенных доказательств, а степень доказанности фактических обстоятельств, составляющих деятельное раскаяние.

При оценке мотивов совершенного преступления необходимо учитывать механизм психологической защиты и самооправдания обвиняемого. Чем с более дерзким, не одобряемым обществом мотивом преступления, его целями и причинами совершения мы имеем дело, тем чаще обвиняемые дают правдивые показания о нем лишь после их изобличения или пытаются дать приукрашенные объяснения. Следует также учитывать, по чьей инициативе либо под чьим влиянием совершено преступление.

Правдивость изложения обвиняемым всех обстоятельств дела оценивается путем тщательного анализа и сопоставления его показаний о деталях и подробностях совершенного преступления с данными, полученными из других источников (протоколов осмотров места происшествия, допросов свидетелей и потерпевших, заключений эксперта и др.).

Определенную роль при оценке правдивости показаний обвиняемого в любой ситуации, связанной с деятельным раскаянием, играют результаты внимательного наблюдения за поведением обвиняемого.

См.: Петелин Б, Допрос подсудимого: вопрос вины II Сов. Юстиция. 1992, № 1. С. 14— 15. “ В дальнейшем для краткости - обвиняемый

306

Так, если обвиняемый, впервые совершивший преступление, признал свою вину и раскаялся в содеянном, искренне переживает, сожалея о наступивших последствиях, испытывает чувство тревоги за свою судьбу и судьбу своих близких, добровольно загладил причиненный потерпевшему вред и подробно рассказал обо всех обстоятельствах дела, то у следствия и у суда, как правило, не возникает сомнений относительно правдивости данных им показаний.

В тех случаях, когда обвиняемый в ходе следствия не проявил никакого сожаления в отношении потерпевшего и последствий совершенного преступления, был замкнут и давал не вполне откровенные и подробные показания об обстоятельствах дела, раскрывал свою роль в содеянном только при постановке ему вопросов или после предъявления доказательств и только по окончанию расследования заявил о своем раскаянии в преступлении, то у следователя может и не быть достаточных оснований доверять таким показаниям.

К оценке результатов наблюдения за поведением обвиняемого на предварительном расследовании и в суде следует в каждом отдельном случае относиться весьма осторожно и критически. Надо учитывать, что некоторые обвиняемые, обладая актерскими способностями, могут неплохо «сыграть на публику», изобразив весьма натурально чувства сожаления и вины, фактически и не собираясь раскаиваться в содеянном. Другие, напротив, искренне раскаиваясь в совершенном преступлении, внешне ничем этого не проявляют, поскольку по складу характера являются людьми молчаливыми и скупыми на эмоции. Следователи, к сожалению, не выясняют у обвиняемых добровольность или вынужденность явки с повинной, заявления о признания вины и раскаяния в преступлении. Это подтверждается и результатами проведенного диссертантом исследования.

Так, из 500 уголовных дел в отношении обвиняемых, проявивших деятельное раскаяние, лишь по 25 делам (5%) имела место явка с повин-

307

ной, однако следователи и дознаватели в протоколах их допросов не отражали вопроса о том, что явилось причиной такого поведения.

Правдивость изложения обстоятельств дела и активность обвиняемого в изобличении соучастников преступления должны исследоваться и оцениваться с учетом того, насколько последовательно в ходе расследования и в судебном заседании он излагал одни и те же показания, изменял ли их и по каким причинам, нет ли в них противоречий, не отказывался ли от ранее данных показаний.

Нередко в уголовном деле возникают противоречия в показаниях об- виняемых, проявивших деятельное раскаяние, и его соучастников, не признающих свою вину. В таких случаях круг доказательств, подлежащих собиранию по уголовному делу, должен быть расширен. Помимо показаний обвиняемых должны быть получены доказательства, объективно подтверждающие или опровергающие вину каждого соучастника. К источникам доказательств, кроме показаний обвиняемого, могут относиться протоколы осмотров места происшествия, протоколы проверки показаний на месте, протоколы очных ставок между обвиняемыми, свидетелями, потерпевшими, осмотра вещественных доказательств, заключения экспертиз, результаты следственных экспериментов, допросов свидетелей и другие.

Необходимо отметить, что в процессе доказывания деятельного рас- каяния обвиняемого не следует противопоставлять одни источники доказательств другим. Нельзя также заранее отдавать предпочтение по значению, ценности и содержанию одним доказательствам перед другими. Не могут быть положены в основу выводов о раскаянии обвиняемого отдельные доказательства (например, показания потерпевшего, свидетеля), если они противоречат остальным материалам дела. Оценивается как каждое доказательство, подтверждающее деятельное раскаяние обвиняемого в отдельности, так и все собранные доказательства в их совокупности.

При оценке деятельного раскаяния обвиняемого должны учитываться все составные элементы деятельного раскаяния и их содержание. На-

308

пример, при наличии явки с повинной и раскаяния в содеянном, факта за- глаживания причиненного вреда, активного способствования раскрытию преступления принимается во внимание:

самостоятельно ли было принято решение о явке с повинной или под влиянием уговоров и угроз;

явился ли субъект в органы милиции сразу после совершения преступления или спустя продолжительное время (в последнем случае — по каким причинам);

сразу ли дал правдивые показания; проявлял ли чувства сожаления, угрызения совести, раскаяния в совершенном преступлении, осознал ли общественную опасность содеянного;

возместил ущерб добровольно или по требованию потерпевшего, предложению должностного лица;

какова степень активности обвиняемого в раскрытии преступления и проведении следственных действий, стремился ли он участвовать в их проведении добровольно или вел себя пассивно, отказывался от участия;

какова ценность, значимость, результативность следственных действий, проведенных с участием обвиняемого .

Оценка деятельного раскаяния обвиняемого, являясь завершающим этапом процесса доказывания, только тогда может правильно и четко отразить результат проведенного расследования, когда собраны, всесторонне и полно зафиксированы, проверены и исследованы все доказательства, подтверждающие подлинность проявленного раскаяния.

Такая оценка деятельному раскаянию обвиняемого, по мнению диссертанта, может быть дана в обвинительном заключении или в приговоре суда, примерно, в следующей форме: «Следствие (суд) отмечает, что обвиняемый М. проявил деятельное раскаяние в содеянном, выразившееся в полном признании вины и раскаянии в совершенном преступлении, правдивых показаниях об обстоятельствах содеянного, добровольной явке с повинной, активном способствовании раскрытию и расследованию пре-

309

ступления, возмещении причиненного ущерба, что подтверждается протоколами выдачи вещей и денег, протоколом осмотра места происшествия, протоколами допросов и другими материалами дела…».

При доказывании, оценке деятельного раскаяния на предварительном следствии и в суде важную роль в его исследовании играют методика и тактика действий следователя, выбор которых зависит от конкретных обстоятельств дела и ситуаций, связанных с поведением обвиняемого.

Наиболее типичны при деятельном раскаянии на предварительном следствии и в суде ситуации, когда обвиняемые полностью признают свою вину, раскаиваются в содеянном, подтверждая это другими действиями.

Выбор методики исследования деятельного раскаяния по одноэпи-зодным и несложным по доказательствам делам не вызывает трудностей. Проверка раскаяния по таким делам осуществляется путем допросов обвиняемых, потерпевших, свидетелей, а также оглашения и оценки материалов предварительного следствия и дознания. При этом выясняются ис