lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Волынский, Владислав Александрович. - Закономерности и тенденции развития криминалистической техники: Исторический, гносеологический и социальный аспекты проблемы : Дис. ... д-ра юрид. наук :. - Москва, 2001 417 с. РГБ ОД, 71:02-12/29-1

Posted in:

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

Волынский Владислав Александрович

ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ

(Исторический, гносеологический и социальный аспекты проблемы)

11

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика, судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность.

на соискание ученой степени

ДиссертакияПРезИАИум ВАК~Р^^И] “ присудил ученую степень ДОКТОР

^WK^ утгра^ления ВАК Россщ

m&ucfx^i

-на}

Москва - 2001

домын ML’-ft рф j

«t ;p;-j

Введение. 3

Глава I. Общие закономерности развития техники и их проявление в криминалистике.

§ 1. Характеристика общих закономерностей развития техники 14

§ 2. Криминалистическая техника: генезис понятия, содержание 36

§ 3. Обусловленность связей развития криминалистической

техники и естественных, технических наук 49

Глава II. Взаимосвязь развития криминалистической техники и других областей научного знания

§ 1. Криминалистическая техника в системе научного знания 71

§ 2. Криминалистическая техника и юридические науки 88

§ 3. Криминалистическая техника и теория оперативно- розыскной деятельности 13 7

Глава Ш. Взаимосвязь развития криминалистической техники, иных разделов криминалистики и судебной экспертизы

§ 1. Взаимосвязь разделов криминалистики - закономерное проявле ние единства криминалистических знаний 160

§ 2. Взаимосвязь основ общей теории криминалистики и кримина листической техники 185

§ 3. Взаимосвязь криминалистической тактики, методики и крими налистической техники 216

§ 4. Взаимосвязь криминалистической техники и судебной

экспертизы 233

Глава IV. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия

и расследования преступлений как отражение взаимосвязи развития криминалистической техники и общественного прогресса.

§ 1. Возможности и потребности общества в развитии кримина листической техники 260

§ 2. Современное представление о технико-криминалистическом обеспечении раскрытия и расследования преступлений. Основ ные задачи и направления его совершенствования 280

§ 3. Анализ результативности технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, организационные возможности ее повышения 301

324

§ 4. Правовые проблемы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, пути их решения

§ 5. Технико-криминалистическая подготовка субъектов раскрытия

и расследования преступлений: проблемы, пути их решения 351

Заключение 36 8

Список использованной литературы

376

3 Введение

Поступательное развитие общества характеризуется множеством диа- лектически обусловленных противоречий, вследствие которых закономерно проявляются различные негативные явления: техногенные и экологические катастрофы, эпидемии и эпизоотии, стихийные бедствия и войны. Но, пожалуй, ни одно из них в социальном аспекте не имеет таких тяжких, порой трагических последствий, как преступность во всех многообразных формах ее проявления. В отличие от иных негативных явлений, при всей их трагичности для общества, преступность не имеет предела ни во времени, ни в пространстве. Она как раковая опухоль разъедает общественный организм, деформирует общечеловеческие ценности, подрывает экономику, постоянно угрожая жизни и благополучию всех и каждого. Причем ее опасность в историческом аспекте развития общества постоянно возрастает. В настоящее время во всех странах мира рост преступности опережает рост населения. Так, с 1980 года в Российской Федерации общее количество зарегистриро- ванных преступлений увеличилось почти в три раза, в том числе за последнее десятилетие - на 62%.

Вот почему борьба с преступностью нередко ассоциируется с борьбой за выживание общества. Она объективно обостряется по мере развития научно-технического прогресса, достижения которого в равной мере доступны и преступникам, и тем, кто ведет борьбу с преступностью. Следовательно, успех этой борьбы зависит, прежде всего, от социально- экономических условий жизни общества, от общественного прогресса, обусловливающего, с одной стороны, реальную оценку опасности, которую заключают в себе преступность, и потребности общества в обеспечении своей безопасности, а с другой - его готовность и возможность адекватно ответить на вызов преступности.

В общей системе мер борьбы с преступностью, предпринимаемых об- ществом в лице его государственных структур (правоохранительных орга-

4 нов), особое внимание традиционно уделяется мерам профилактики, сочетаемым с мерами раскрытия и расследования преступлений. Осознанная обществом необходимость научного обоснования системы таких мер, их разработки и практической реализации всегда находилась и продолжает находиться во взаимозависимости с достижениями науки и техники. Это в конечном итоге и предопределило зарождение криминалистики как науки.

Сочетание потребностей общества в борьбе с преступностью и воз- можностей их практической реализации свидетельствует о закономерной обусловленности, если не сказать зависимости, развития криминалистики от социально-экономических отношений, идеологии, культуры, обычаев, традиций и других составляющих общественного прогресса. Наиболее наглядно такая обусловленность прослеживается в области криминалистической техники, где сложнейшим образом переплелись проблемы науки, техники, общества и человека. Именно эти проблемы, а точнее говоря, закономерности, проявляющиеся в их возникновении и решении, определяют содержание данной работы.

Криминалистическая техника, с которой связывается зарождение кри- миналистики - научного подхода к методам и средствам раскрытия и расследования преступлений, всегда привлекала к себе особое внимание ученых-криминалистов. В объемном перечне их имен особо хотелось бы отметить тех, кто стоял у истоков криминалистической техники. Это пионеры отечественной криминалистики: Е.Ф. Буринский, Н.С. Бокариус, В.И. Лебедев, Г.Ю. Манне, С.Н. Потапов, Н.В. Терзиев, С.Н. Трегубов, И.Н. Якимов и их последователи: А.И. Винберг, В.И. Громов, Е.У. Зецер, Б.М. Комаринец, И.Ф. Крылов, И.М. Лузгин, СП. Митричев, Н.С. Полевой, Д.П. Россейкин, А.А. Эйсман, Б.И. Шевченко, А.Р. Шляхов и др.

Огромны заслуги в разработке проблем криминалистической техники наших современников, таких ученых, как Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, О.Я Баев, В.И. Гончаренко, В.А. Жбанков, A.M. Зинин, Е.П. Ищенко, М.К. Каминский, З.И. Кирсанов, В.Я. Колдин, В.Е. Корноухов, Ю.Г. Корухов, А.А.

5 Леви, Н.П. Майлис, B.C. Митричев, В.Ф. Орлова, В.М. Плескачевский, А.С. Подшибякин, Е.Р. Российская, М.В. Салтевский, Н.А. Селиванов, В.А. Снетков, СИ. Цветков, Л.Г. Эджубов, А.А. Эксархопуло, Н.П. Яблоков и др. В контексте работы необходимо особо отметить таких криминалистов, как А.Ф. Волынский, АЛ. Гайдук, Г.Н. Голубенко, И.П. Пампушко, А.С. Шаталов, положивших начало разработкам проблем технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, результаты которых послужили основанием для выдвижения научной гипотезы о закономерном влиянии на развитие криминалистической техники составляющих общественного прогресса в контексте уже упомянутых взаимосвязей развития науки, техники, общества и человека.

Изучение этой проблемы в историческом аспекте трудно себе предста- вить без анализа научных трудов и результатов их практической реализации первопроходцев зарубежной криминалистики, таких как А. Бертильон, Ф. Га-льтон, Р. Гендль, Э. Генри, Р. Рейсе, Г. Фолдс, Г. Гросс, С. Оттоленги, А. Ге-львиг, Ю. Торвальд и др.

В настоящее время можно констатировать достаточно основательную разработку проблем взаимосвязи развития общей теории криминалистики, криминалистической техники и научно-технического прогресса. Однако научно-технический прогресс, при всей его значимости в развитии общества, представляет собой всего лишь один из факторов того, что принято называть общественным прогрессом1.

В рамках этой общей категории научно-технический прогресс не только предоставляет обществу определенные блага, но и создает немалые опасности, вплоть до угрозы самоуничтожения. Подобные опасения возникают в связи с возможностями использования в преступных целях достижений науки и техники. Данное общее противоречие проявляется и в отдельных, част-

1 В литературе, в том числе в энциклопедиях нет четкого определения общественного прогресса. Под этим понимается система социально-экономических, правовых и иных отношений, идеология, формы государственного правления, общественная мораль, наука,

6

ных сферах научно-технического прогресса, в том числе на правовом поле борьбы с преступностью. Это требует глубокого системного изучения большого числа кардинальных проблем, таких как: влияние составляющих общественного прогресса на развитие криминалистической техники, механизм его проявления через научно- технический прогресс; место криминалистической техники в науке криминалистике и в системе иных наук; специфика организации и правового регулирования внедрения достижений науки и техники в практику борьбы с преступностью; методическое и кадровое обеспечение их использования в указанных целях, а также связанных с этими главными проблемами различных сопутствующих им более частных проблем.

В такой постановке указанная проблематика в криминалистике факти- чески не исследовалась. Ее актуальность представляется еще более очевидной с учетом криминогенной ситуации, сложившейся в нашей стране на современном этапе социально-экономических преобразований, и тех противоречий, которые сопровождают усилия законодателя, ученых и практиков в реформировании уголовно- процессуального законодательства, в поиске и реализации оптимальных форм адоптации и использования достижений науки и техники в деятельности правоохранительных органов по раскрытию и расследованию преступлений.

Предмет и объект исследования. Предметом исследования являются объективные закономерности процесса возникновения и развития криминалистической техники, его обусловленности общественным прогрессом, в частности, социально-экономическими факторами; взаимосвязи данного процесса с развитием иных отраслей науки и техники, с практикой раскрытия и расследования преступлений.

Объект исследования - теория и практика зарождения, становления и развития криминалистической техники, нашедшие отражение в научных

техника, культура, искусство, религия, обычаи, традиции - все, что определяет в самом широком смысле среду обитания человека и поступательное развитие общества.

7 публикациях, управленческих документах, правовых актах, статистических отчетах, в материалах уголовных дел и в опыте субъектов их расследования.

Цель и задачи исследования. Общая цель исследования продиктована потребностями практики борьбы с преступностью в более эффективном использовании современных достижений науки и техники, в дальнейшем развитии общей теории криминалистики, в совершенствовании технико- криминалистических методов и средств, правового и организационного обеспечения их применения в раскрытии и расследовании преступлений. Эта общая цель характеризуется основными направлениями исследования в части выявления закономерных, объективно обусловленных взаимосвязей развития криминалистической техники и составляющих общественного прогресса; изучения механизма действия таких закономерностей и разработки на этой основе мер (предложений) по совершенствованию методов и средств криминалистической техники, организационного, правового и методического обеспечения их применения в раскрытии и расследовании преступлений.

Указанная цель исследования предопределила необходимость решения следующих основных задач:

  • изучение исторического опыта возникновения и развития криминали- стической техники, влияния на этот процесс составляющих общественного прогресса и прежде всего, социально-экономических факторов;
  • анализ современного состояния теории и практики совершенствования криминалистической техники и эффективности ее использования в рас- крытии и расследовании преступлений;
  • изучение процессов интеграции и дифференциации в области крими- налистической техники, ее закономерных взаимосвязей с другими разделами криминалистики, с правовыми и иными гуманитарными, естественными и техническими науками;
  • уяснение сущности и содержания технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений как вида комплексной деятельности, выявление и изучение проявляющихся в ней закономерностей

8 взаимообусловленного развития технико-криминалистических методов и средств, организации, правового регулирования, методического обеспечения их применения в раскрытии и расследовании преступлений;

  • изучение отечественного и зарубежного опыта использования средств автоматизации и вычислительной техники в решении технико- криминалистических задач;

  • разработка предложений по совершенствованию организации, пра вового регулирования, научно-методического обеспечения использования криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений.

Методология и информационная база исследования. Основу методо- логии исследования составляют принципы и категории диалектики, системный подход к рассматриваемым проблемам. При этом применялись общенаучные и специальные методы познания: исторический, социологический, сравнительно-правовой, формально- логический и др. В работе использованы положения философии, криминологии, науковедения, психологии, правовых, иных гуманитарных и естественных, технических наук; опубликованные в печати данные социологических исследований и официальной статистики в области борьбы с преступностью и применения в этих целях научно- технических методов и средств.

При исследовании особое внимание уделялось анализу научных трудов упомянутых выше отечественных и зарубежных ученых-криминалистов, а также процессуалистов (В.А. Владимирова, И.Я. Фойницкого, В.К. Случев-ского, Н.Н. Розина, Л.М. Карнеевой, В.Н. Савицкого, А.А. Чувилева и др.). В аспекте предмета исследования проводился анализ положений Конституции Российской Федерации, действующего уголовного, уголовно-процессуального законодательства, подзаконных (ведомственных) правовых актов, а также международных договоров в области борьбы с преступностью, ратифицированных Российской Федерацией.

Эмпирическая база исследования представляет собой результаты более чем десятилетнего изучения практики совершенствования и использова-

9 ния криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений, ее обобщения и анализа, в том числе в общей системе мер, разрабатываемых Главным организационно-инспекторским управлением МВД России в целях повышения эффективности деятельности правоохранительных органов. В работе анализировались также эмпирические данные ученых-криминалистов (Г.Н. Голубенко, А.П. Гайдука, И.Н. Пампущко, А.С. Шаталова, А.И. Хвыли-Олинтера и др.), исследовавших организационные, правовые и научно-методические проблемы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Кроме того, по специально разработанным анкетам изучено более 400 уголовных дел, в разные пе- риоды дважды (в целях последующего сравнения данных) проводился опрос следователей, экспертов, оперативных работников, выпускников юридических вузов, в том числе МВД РФ - всего 970 человек.

Научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследо- вания.

Диссертация является первой монографической работой, в которой проблемы развития криминалистической техники и ее использования в раскрытии и расследовании преступлений рассматриваются с позиции влияния на этот процесс составляющих общественного прогресса. При этом выявлены и исследованы закономерные его связи не только с иными отраслями научного знания и в целом с научно-техническим прогрессом, что в криминалистике довольно основательно разработано и ранее, но и с факторами, характеризующими общественный прогресс, в их диалектическом, противоречивом проявлении. В частности, прослеживается зависимость возникновения и развития криминалистической техники от социально-экономического развития общества, от идеологии, форм государственного правления и тому подобных составляющих общественного прогресса; научно обосновано понятие технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений как вида деятельности, в содержании которой в концентрированном виде проявляется закономерное влияние на развитие криминалистической

10 техники общественного сознания, общей и правовой культуры общества, состояния его социально-экономического развития. В технико-криминалистическом обеспечении все это практически реализуется через систему закономерных взаимосвязей криминалистической техники и организационного, правового, научно- методического обеспечения ее использования в целях раскрытия и расследования преступлений.

Такой подход к исследованию позволил автору выявить новые, не- сколько иначе представить актуальность уже известных проблем совершенствования криминалистической техники, организации и правового регулирования ее использования в уголовном процессе, правового положения специалиста и эксперта, доказательственного значения результатов проводимых ими исследований; совершенствования организации деятельности экспертно- криминалистических подразделений системы МВД России, криминалистической подготовки следователей и оперативных работников.

Практическая и теоретическая значимость исследования определяет-ся, во-первых, местом и ролью криминалистической техники в общей систе- ме средств доказывания, ее потенциальными возможностями в решении и укреплении доказательственной базы по уголовным делам, в объективизации процесса расследования преступлений; во-вторых, исключительной важностью предмета исследования в ряду концептуальных основ общей теории криминалистики в расширении ее познавательной функции; в-третьих, аргументацией дополнительных возможностей решения проблем развития криминалистической техники с учетом выявленных закономерностей ее взаимосвязей и взаимозависимостей с уголовным правом, криминологией, уголовным процессом, теорией оперативно-розыскной деятельности и иными пра- вовыми науками; в-четвертых, результатами анализа закономерностей и тенденций использования средств автоматизации и вычислительной техники в решении технико-криминалистических задач, обоснованием места и роли таких средств в системе криминалистической техники.

11

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Закономерная зависимость возникновения и развития криминали- стической техники не только от научно-технического прогресса, что уже довольно обстоятельно исследовано в криминалистике, но и от составляющих общественного прогресса, от осознанной обществом потребности в обеспечении своей безопасности, в использовании соответствующих достижений научно-технического прогресса в борьбе с преступностью.
  2. Закономерности влияния на процесс развития криминалистической техники, на состояние организации и правового обеспечения ее использования в раскрытии и расследовании преступлений таких составляющих общественного прогресса, как идеология, формы государственного правления, уровень социально-экономического развития общества, традиции, обычаи, культура и др.
  3. Обоснование необходимости более широкой реализации потенци- альных возможностей криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений как наиболее эффективного пути расширения и укрепления доказательственной базы по уголовным делам, объективизации процесса доказывания, сокращения сроков расследования преступлений и преодоления противодействия правоохранительным органам в этой деятельности.
  4. Система мер, направленная на повышение эффективности использования криминалистической техники в уголовном процессе, в частности о возможности положительного решения следующих проблем: производства судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела; введения состязательности экспертов в уголовном процессе; изменения правовой оценки результатов специальных исследований и статуса специалиста; формирования структурно обособленной в системе экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел службы криминалистов-специалистов; обеспечения дальнейшей более узкой специализации экспертов-криминалистов и др.

12

  1. Уточненное понятие и содержание криминалистической техники, место и роли в ее структуре современных средств компьютерной техники и информационных технологий, как одного из основных направлений разработки и реализации мер, адекватных современному состоянию преступности; рекомендации по анализу и оценке результативности использования криминалистической техники при производстве отдельных следственных действий.
  2. Организационные и правовые особенности использования в раскры- тии и расследовании преступлений так называемых нетрадиционных методов и средств криминалистической техники (одорологии, полиграфа и т.п.), аргументация возможностей их использования в процессе раскрытия и расследования преступлений.
  3. Предложения в проект УПК РФ (редакция статей), касающиеся рег- ламентации принципов допустимости криминалистических средств и методов в уголовном процессе, а не их перечня применительно к отдельным следственным действиям, как это сделано в действующем УПК РСФСР и предлагается в проекте нового УПК РФ.
  4. Результаты анализа отечественного и зарубежного опыта формиро- вания и развития системы профессиональной, прежде всего, криминалистической подготовки работников милиции (полиции), сформулированные на этой основе предложения по ее совершенствованию.
  5. Апробация результатов исследования.

Сформулированные в диссертации выводы, предложения, рекомендации нашли свое отражение в более чем 30 опубликованных по теме исследо- вания работах, в том числе в монографии, трех учебных пособиях и двух лекциях, рекомендованных для изучения в юридических учебных заведениях МВД России. Наиболее принципиальные, концептуальные проблемы предмета исследования докладывались и обсуждались на научно-практических конференциях, семинарах, заседаниях «круглого стола»: Москва (1994, 1995, 1997, 1998, 2000 гг.), Омск (2000 г.), Тула (1996, 2000 гг.), Ростов-на-Дону (2000 г.); а также на 17-ой международной конференции по проблемам борь-

13 бы с организованной преступностью, терроризмом и торговлей наркотиками (1999 г., Германия, Линз-Бад-Кройт) и пятом совещании рабочей группы МВД стран центральной и восточной Европы по борьбе с трансграничной преступностью (1999 г., Греция, Афины).

Ряд положений диссертации, выводов и рекомендаций по результатам исследования нашли свою реализацию в ведомственных нормативно- правовых актах и управленческих документах МВД России, внедрены в учебный процесс, что подтверждается соответствующими актами.

Структура и объем диссертации соответствуют результатам и логике исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

14 ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ТЕХНИКИ И ИХ ПРОЯВЛЕНИЕ В КРИМНАЛИСТИКЕ

§ 1. Характеристика общих закономерностей развития техники

Термин «техника» - греческого происхождения и означал первоначаль- но искусство, мастерство, умение. С течением времени им стали обозначать средства труда, развивающиеся в системе общественного производства. «Средства труда есть вещь или комплекс вещей, которые рабочий помещает между собой и предметом труда, и которые служат для него в качестве проводника его воздействий на этот предмет. Он пользуется механическими, физическими, химическими свойствами вещей для того, чтобы в соответствии со своей целью заставить их действовать в качестве орудия его власти»1. К средствам труда в более широком смысле относятся предметы и комплексы предметов, использование которых обеспечивает возможность производственного процесса. Средства труда, техника дополняют и усиливают естест- венные органы человека. «Техника (вместе с людьми, создающими ее и приводящими в действие) образует составную часть производительных сил общества и является показателем тех общественных отношений, при которых совершается труд»2. Это элемент материального базиса любой общественной формации. Изучение техники, начиная с той, которая возникла у самых истоков человеческого труда и видоизменялась по мере смены цивилизаций, в значительной мере способствует раскрытию общих законов технического прогресса. На необходимость изучения условий труда и техники, начиная с давних времен, неоднократно указывали классики марксизма. В своих произведениях К.Маркс отмечал возможность судить об уровне цивилизации по

1 Маркс К. Капитал. -М.,1955.- Т. 1.-СД86. Необходимо отметить, что механические свойства составляют часть свойств физических. Сегодня говорят о свойствах физических, химических и биологических. “ Философский энциклопедический словарь. - М., 1983.-С. 682.

15 орудиям труда, по технике. «Экономические эпохи различаются не тем, что производится, а тем, как производится, какими средствами труда»1. Важные тенденции технического прогресса выражают такие известные категории естествознания и техники, как сила, скорость, точность, непрерывность, превращение энергии и т.п. Термином «техника» также часто обозначается совокупность приемов и средств, применяемых в каком-либо деле, искусстве, науке (техника безопасности, техника делопроизводства, военная техника, техника танца и т.п.).

Исторически содержание понятия техники менялось по мере переме- щения от человека к технике таких функций, которые вызывают коренное изменение в технологических процессах. Возникнув, это понятие означало индивидуальное мастерство, умение, искусство (буквальный смысл термина). Развитие ремесленного производства повлекло перенесение центра тяжести из области индивидуального мастерства в область приемов, методов, наставлений, передаваемых от поколения к поколению. Основой технологического процесса становится уже не человек, а машина, человек лишь дополняет ее своими органами труда. Машинное производство настолько усилило значение средств труда, что именно они стали определять основное содержание понятия техники. Начинают доминировать системы «оператор-машина». По мере дальнейшего развития техники человек перестает быть обязательным звеном технологических процессов; техника перешагнула пределы физиологических возможностей человеческого организма. Возникают целые автоматизированные линии с минимальным включением в их действие элементов деятельности человека.

Базируясь на использовании законов природы и их познании, опираясь на открытие новых явлений в природе, новых свойств вещей и процессов, техника служит необходимым условием развития науки. Происходят качественные изменения в технических средствах научного исследования. «Революция в технических средствах познания не только позволяет глубоко иссле-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.-Т. 23.-С. 191.

16

довать тот или иной объект науки. Благодаря этой революции науке становятся доступны новые объекты изучения: сверхнизкие температуры, сверхвысокие давления, ядерные реакции и т.д. Совершенствование методов эксперимента ведет к появлению возможности практического использования тех или иных не известных ранее явлений, процессов, свойств. Наука изменяет свои традиционные отношения с техникой… Возникшие в нашем веке области знания являются результатом соединения прогресса техники и прогресса науки, ведущего к синтезу, в котором одна сторона не может существовать и развиваться без другой»1. Происходит процесс превращения науки в непосредственную производительную силу, а производства - в технологическое применение науки, что является мощным фактором развития самой науки, качественно новым этапом в развитии научного познания.

Многие перевороты в науке и технике непосредственно связаны с соз- данием новых научных инструментов и методов. Технологические изменения, позволяющие перейти на новый уровень точности, надежности и чувствительности методов, расширяют круг явлений, о которых исследователи могут получить достоверную информацию, снимают существовавшие ранее ограничения на постановку научной задачи2.

В точном соответствии с отмеченной закономерностью происходит обогащение знаний на базе создания новых технических средств в криминалистике. Появляющиеся новые приборы, методы увеличивают возможности исследования объектов-носителей криминалистически значимой информации. Будучи познанными, эти возможности находят отражение в теоретической части науки криминалистики, пополняя и развивая ее.

Ведущим звеном качественных изменений в современной технике и технологии производства является автоматизация и комплексная механизация. Именно в этой области технического прогресса наиболее ярко выражен процесс превращения производства в технологическое применение науки,

1 Лазарев Ф.В., Трифонова М.К. Структура познания и научная революция. - М., 1980.-С.35.

17 что позволяет характеризовать автоматизацию и комплексную механизацию как форму не только технического, но и научно- технического прогресса. Уже на современном этапе автоматизации производства техника и технология являются научными, а наука, разрабатывая и развивая методы автоматизации и конструкции машин, становится производственной.

Развитие техники нельзя понять, исходя лишь из ее естественнонаучной основы. В ходе развития общества, по мере изменения характера производства (в т.ч. техники) и роста научных знаний формируется сложная система связей науки и производства с прямыми и обратными зависимостями между составляющими ее элементами. Это: фундаментальные и прикладные исследования, конструкторско-технологические разработки, создание образцов новой техники, их внедрение в производство, сама сфера материального производства. Решающим фактором, определяющим ее развитие, служат экономические условия, в которых эта техника реализуется. Техника, будучи элементом производительных сил, неразрывно входит в способ производства, включающий и производственные отношения, вне способа производства она не развивается. Техника зависит от экономических условий и в свою очередь способствует их изменению. Роль творцов новой техники - ученых, изобретателей, конструкторов следует рассматривать только с учетом конкретных исторических условий их деятельности1.

Тот факт, что исходным пунктом развития техники были примитивные орудия труда первобытного человека, и что базой технического прогресса является развитие средств производства, послужил основанием для некоторых исследователей отождествлять технику вообще с орудиями труда и средствами производства материальных благ2.

2 См. Основы науковедения. Кол.авт.под рук. Микулинского С. - М, Наука, 1985.-С. 201. 1 Применительно к проблемам развития криминалистической техники эти вопросы нами рассматриваются в главе 4 настоящей работы.

См., например, Голян-Никольский А.Ю. История техники.- Киев,1953. -Ч. 1.- С. 4; Осипов Г.В. Техника и общественный прогресс. - М, 1959.-С. 95; Шеменов Г.И. Некоторые методологические проблемы технических наук. - М., 1969.-С. 17.

18

Другие авторы видят в технике нечто большее, чем только средства производства1. По мнению Ю.С.Мелещенко, «техника есть совокупность вещей, создаваемых и применяемых человеком на основе целенаправленного использования материалов, законов и процессов природы и выступающих в качестве материальных средств целесообразной (прежде всего, трудовой и особенно производственной) деятельности людей»2.

Отличие приведенного определения от иных заключается в том, что его автор, хотя и подчеркивает решающую роль производства, видит в технике искусственно создаваемые человеком материальные средства его целесообразной деятельности вообще. Иными словами, некоторые создаваемые вещи могут быть только средствами труда. Другие - могут служить средствами осуществления как производственных, так и непроизводственных целей (телефонный аппарат, радиосвязь, телекоммуникация и т.п.).

Таким образом, ни степень сложности устройства, ни цель, ради дос- тижения которой оно создано (производственная, непроизводственная), не могут служить надежным критерием включения его в состав техники или исключения из этого состава. Все искусственные устройства обладают качеством техники только во взаимодействии с использующим их человеком, владеющим навыками применения этих устройств в качестве средств достижения поставленной цели.

С учетом этого существует определение техники как особым образом организованной человеком материи (вещества и поля) и энергии, а также способов и навыков их использования в качестве искусственно созданного средства достижения целей, поставленных обществом или личностью3.

Представляется, что подобное определение техники, достаточно емкое и отражающее ее социальный аспект, может быть принято в дальнейшем в качестве рабочего варианта.

1 См.: Стуль Я.С. О диалектике понятия «техника». - Челябинск, 1966.-С. 21.

2 Мелещенко Ю.С. Технический прогресс и его закономерности. - Л., 1967.-С. 39.

3 См.: Украинцев Б.С. Связь естественных и общественных наук в техническом знании // Синтез современного научного знания. - М., 1973.-С. 78.

19 Среди средств и методов техники особая роль принадлежит приборам. Термин «прибор» имеет троякое значение. Во-первых, это собирательное обозначение технических устройств, выполняющих функции контроля, измерения, защиты, управления, регулирования, вычисления или счета. Во-вторых, прибором называется устройство, с помощью которого определяется отношение одной (измеряемой) величины к другой однородной величине, принимаемой за эталон. В- третьих, прибор - это система технических средств и механизмов, служащих для постановки эксперимента, отдельными звеньями или узлами которой могут быть все или некоторые приборы, рассматри- ваемые как самостоятельные с точки зрения первого определения.

В качестве вспомогательного средства познания прибор выполняет две основные функции - материального средства, инструмента исследования и «продолженного органа чувств». Как материальный инструмент прибор есть специфическая часть объективной реальности и в плане классификации относится к области техники. Более того, необходимость учета систематических ошибок прибора и последовательного устранения их причин превращает его в известной степени в объект познания. Создание и применение прибора предполагает долгий путь эволюции от исследования определенных процессов до воссоздания их в подконтрольной экспериментатору форме и использования как основы или элемента приборной установки. И, наконец, в отличие от «прибора на полке» (бездействующего прибора) «прибор в работе» не просто взаимодействует с познаваемым объектом, но и образует с ним единую систему.

Как продолженный орган чувств прибор отличается «привязанностью» на выходе к человеческому восприятию и в меру осмысления человеком становится как бы частью субъекта, образуя систему: субъект - прибор - объект. Отличительной чертой прибора, составляющей его особую ценность, в этой системе является высокая степень инвариантности выходных данных по отношению к отдельным наблюдателям.

20 Осуществление прибором этих двух основных функций хотя и выражает единство субъективного и объективного, но, тем не менее, не позволяет сводить его ни к тому, ни к другому. Вообще применение термина «субъект» к прибору неправомерно в той же мере, как и к отдельному органу чувств. Оно допустимо только как оговоренное сокращение выражения «входящий в систему субъекта - объекта».

Как материальный инструмент исследования прибор есть устройство, позволяющее получать сведения о процессах, удаленных от нас масштабно, пространственно, энергетически и т.д. В этом смысле он расширяет сферу познаваемого, выделяя интересующую нас информацию из общего содержания исследуемого явления и выдавая ее в виде чувственно воспринимаемых сигналов. Отрывочность, специфичность, узкая направленность этих данных придает им определенную ограниченность. Эта ограниченность, снимаемая, в конечном счете, только теоретическим мышлением, нейтрализуется в известной мере множественностью измерительных устройств. Но комплексность исследования не ликвидирует разрозненности информации. В то же время прибор, связанный в своей регистрационной части с некоторыми особенностями человеческого восприятия, в силу конструктивного приспособления к тому или иному органу чувств, со стороны входов информации должен быть способен на избирательное и «дозированное» взаимодействие с объектом, доступное контролю и учету. В отличие от непроизвольного наблюдения приборное исследование имеет всегда более или менее выраженный целенаправленный практический характер.

В качестве продолженного органа чувств прибор выступает как рецеп- тор и канал передачи информации в форме, доступной дальнейшей перекодировке уже непосредственно органами чувств человека. Расширение приборами поля доступной информации сопровождается перекодированием ее в основной и главный тип сигналов, воспринимаемых зрительно, на слух, осязанием. Трансформируясь в мысленный образ, получаемая информация приобретает определенную субъективную форму. Чем опытнее субъект (опера-

21 тор, исследователь) и чем точнее и достовернее показания прибора, тем объективнее представление об информации, предоставляемой прибором.

Прибор обеспечивает высокую степень точности и надежности измерения, но он может быть и дополнительным источником ошибок, погрешностей в оценках. Ошибки подобного рода, связанные с субъективной функцией прибора (как продолженного органа чувств), входят в разряд так называемых систематических ошибок, в отношении которых прибор сам является, как сказано, объектом познания. Таким образом, прибор выступает как специфическое звено в познании, опосредующее с материальной стороны связь познающего человека со все более удаленными и недоступными непосредственному восприятию сферами действительности. Специфика его в системе познания и состоит в дву единстве выполняемых им функций: субъективной и объективной.

Место прибора как существенной составляющей понятия техники в научном и практическом познании характеризуется также его базисами - теоре- тическим, материальным, технологическим.

Применение прибора предполагает прежде всего наличие определенного теоретического базиса, т.е. уровня развития теории, являющейся основой конструктивного решения прибора и оценки его показаний. Показания же прибора всегда несут больше информации, чем видит наблюдатель, руководствующийся начальным теоретическим базисом.

Весьма существенной стороной приборного исследования является его материальный базис, характеризующий уровни объекта и субъекта познания - одинаковые или различные.

Наконец, прибор предполагает наличие технологического базиса, т.е. его конструктивное решение и техническое воплощение в определенном материале.

Столь пристальное внимание такому элементу техники, как прибор, объясняется не столько его ролью в практической деятельности человека на современном этапе его развития, сколько местом этого средства труда в сие-

22 теме той разновидности техники, которой посвящено данное исследование. Забегая вперед, заметим, что в современных условиях криминалистическая техника в своей большей и главной части - приборная, выступающая именно как продолжение органов чувств в следственной, оперативно-розыскной практике и, особенно, в области судебной экспертизы.

Классификация техники. Единой классификации техники не существует. Ее обычно классифицируют либо по естественнонаучной основе отдель- ных отраслей техники, специфики этих отраслей, либо по принципу структуры производства. В первом случае различают технику, основанную на химических способах переработки материалов, радиотехнику, электротехнику, атомную технику и т.п. По производственному принципу классификация техники строится, исходя из деления производства на отдельные сферы: промышленная техника, сельскохозяйственная техника, техника транспорта, техника связи и т.д. Нередко выделяется техника военная. Техника каждой сферы производства может далее разделяться по отраслевому признаку. Применяются и комбинированные системы классификации, в которых сочетаются отраслевой и экономический признаки. Возможна классификация на основе номенклатуры вырабатываемых продуктов и др. Некоторые из развитых областей техники (производственная, транспорта и связи) могут быть подразделены на технику пассивную и активную.

Пассивная техника включает: связующую систему производства (осо- бенно в химической промышленности); производственные помещения; технические сооружения наземной связи, железные дороги, мосты, каналы, гидромелиоративные сооружения; технические средства распространения информации (телефон, радио, телевидение). Активная техника состоит из: орудий (инструментов), которые делятся на орудия ручного труда, орудия умственного труда и орудия жизнедеятельности человека (очки, слуховые аппараты, некоторые протезы и т.п.); машин (производственных, транспортных, военных); аппаратуры управления машинами, технологическими, производст-

23 венными и социально-экономическими процессами»1, различными процессами собирания, переработки и передачи информации.

Техника и научно-технический прогресс. Как всякое явление реальной действительности, техника развивается под воздействием определенных объективных закономерностей, которые, по нашему мнению, довольно обстоятельно исследовал и классифицировал Ю.С.Мелещенко.2 Такие закономерности можно представить в виде трех групп.

Первая группа - это изменения техники, связанные с используемыми материалами. Такие закономерности характеризуются следующими тенденциями: а) расширением ассортимента природных материалов, вовлекаемых в орбиту технического применения; б) все более широким применением искусственных материалов; в) постоянным совершенствованием естественных и искусственных материалов. Создаются новые способы производства металлов и сплавов, обладающих жаропрочностью, кислотоупорностью и другими специальными качествами, развивается техника производства легких металлов, редких и рассеянных элементов, чистых металлов, открываются возможности для снабжения современного производства продуктами органического синтеза. Растет использование радиоактивных изотопов как средства контроля за производственными процессами, а также для автоматизации производства. Искусственные материалы заметно потеснили естественные в изделиях культурно- бытового назначения, в ряде отраслей машиностроения, энергетики и пр.

Вторая группа закономерностей развития техники связана с изменением конструктивных особенностей, структуры и функций технических уст- ройств. Тенденциями, характеризующими закономерности этой группы, являются: а) углубляющийся процесс дифференциации и специализации средств труда или элементов; б) усложнение технических средств наряду с процессом унификации их элементов; в) автоматизация - создание автомати-

1 Философский энциклопедический словарь. - М., 1983 .-С. 682.

24 ческих агрегатов и систем, выполняющих различные процессы обработки -механической, термической, химической. Наряду с автоматическими поточными системами создаются заводы-автоматы по производству тех или иных изделий. Важными для развития современной техники являются типизация, унификация и стандартизация деталей и узлов как необходимое условие поточного производства продукции, снижения ее себестоимости, а также значительного повышения точности обработки.

Третья группа закономерностей развития техники в целом проявляется в тенденциях, которые заключаются в том, что: а) развитие различных отраслей техники протекает не одновременно, но во взаимозависимости и взаимодействии; б) революционные изменения в технике начинаются с производственной техники и в ней же завершаются. Старые отрасли техники развиваются под воздействием запросов новых и в связи с научно-техническими возможностями, которые создают эти новые отрасли. Так, например, коренные изменения в технологии машиностроения были обусловлены переходом к массовому и поточному производству автомобилей, тракторов, двигателей и др. Конструкции металлорежущих станков приспосабливались к условиям поточного производства, развиваются агрегатные станки, облегчающие переналадку поточных линий при переходе к новым изделиям. Заготовительные процессы машиностроения (литье, ковка, штамповка) все более превращаются в самостоятельные ведущие процессы машиностроения и т.п.

Представляется, что эти группы не исчерпывают проявившиеся в на- стоящее время закономерности развития техники. На наш взгляд, следует выделить еще одну группу закономерностей - четвертую - закономерностей компьютеризации средств труда и технологических процессов.

Как отмечается в литературе1, компьютеризация производства, науки, сферы управления детерминирована (наряду с социальными факторами)

2 См.: Мелещенко Ю.С. Техника и закономерности ее развития // Вопросы философии.-

19б5.-№ 10.-С.7-9.

1 См.:например, Готг B.C., Семенюк Э.И.,Урсул А.Д. Категории современной науки. - М.,

1984.-С.24.

25 внутренней логикой развития процесса математизации и представляет собой одну из его новых, специфических разновидностей. Интегративному процессу математизации, кроме всего прочего, присуща еще и такая достаточно широкая тенденция в развитии современной науки как ее индустриализация. Под этим понимают прогрессирующее насыщение научных исследований всевозможными техническими средствами, обогащение их (исследований) такой экспериментальной базой, которая порой сливается с производствен- ной. Отсюда колоссальное влияние компьютеризации на технику как непосредственно, так и опосредствовано, через научные исследования, опирающиеся на техническую базу.

Компьютеризация привела к информационной революции: информация стала необходимым продуктом, потребным для всех областей материального производства и интеллектуальной деятельности. Именно революционным по своему значению было появление персональных компьютеров, которые по своим функциональным возможностям превосходят своих предшественников - больших и малых ЭВМ, обладая к тому же и рядом очевидных преимуществ: компактностью, низким уровнем энерговооружения, относительной дешевизной и высокой степенью надежности. Появилась возможность создания автоматизированных рабочих мест различных специалистов, создания локальных информационно-вычислительных систем, использование персональных компьютеров в качестве терминалов больших и средних ЭВМ, специальных высокопродуктивных комплексов исследовательского назначения. Стремительно развиваются информационные технологии, охватившие все отрасли материального производства науки и духовной сферы. Широкое применение они находят и в криминалистике.

Повышение потенциала информационных технологий типично для со- временного состояния и перспектив развития науки и техники. Дифференциация и интеграция знаний, обусловливая взаимодействие и взаимопроникновение различных наук, ведет к синтезу знаний, позволяя не только предвидеть пути развития той или иной науки в целом, но и, в частности, оказывать

26 огромное практическое влияние на организацию исследований, развитие техники1.

Отмеченные закономерности развития науки и техники тесно связаны с общими закономерностями научно-технического прогресса (НТП) и во многом определяют их содержание. К числу таких закономерностей относятся:

  • циклический характер НТП;
  • периодизация НТП;
  • социальный заказ общества в области НТП;
  • границы НТП;
  • закон соответствия производительных сил и производственных отно- шений2.
  • В числе общих закономерностей НТП можно также отметить два ос- новных исторических этапа формирования современной науки как развитой системы: а) этап образования базовых единиц научного знания; б) этап связывания их в единую систему (интеграция), а также последовательность возникновения базовых структурных единиц научного знания. Другими словами - историческое развитие НТП можно представить в виде аналитической (дифференциальной) стадии развития познания. В период эпохи возрождения началось выделение отдельных научных направлений (отраслей) из общего понятия науки. Далее происходило развитие естественных дисциплин (математики, физики, химии, биологии и т.д.), затем - общественных и гуманитарных (политэкономии, социологии, демографии и т.д.). Каждая из них, естест- венно, имела свой предмет исследования, а это уже огромный шаг вперед в познании мира. Однако как на начальном этапе развития, так и вплоть до середины 19 века ни о каких систематических контактах между дисциплинами науки не было и речи, отсутствовала и внутренняя связь между науками. По

1 Данное обстоятельство отмечается во многих работах, посвященных науковедению. См.,например, Добров Г.М.. Наука о науке (Введение в общее науковедение). - Киев.- 1970.

2 Научный фундамент исследования этих закономерностей представлен в работах: Конд ратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. - М., 1989; Яковец Ю.В. Закономерности

27 справедливому замечанию Т.В. Аверьяновой, взаимоотношения между этими двумя группами наук в прошлом «нередко рассматривались как антагонистические, и предметы исследования ими представлялись диаметрально противоположными. Со времен Ньютона, провозгласившего: «Физика, бойся метафизики!», - между представителями гуманитарных и естественных наук существовали непонимание, отчужденность и даже враждебность»1.

Положение стало меняться, когда ученые убедились в том, что «лимит» изолированного развития классических научных дисциплин был исчерпан, возникла необходимость использования интеграции научных знаний. Результатом интеграции наук стали такие открытия, как закон сохранения и превращения энергии, эволюционная теория развития мира, периодический закон изменения свойств химических элементов и др. Еще более мощный шаг в интеграцию сделало открытие спектрального анализа, роль которого в развитии астрофизики, астрохимии, химической термодинамики и многих других направлений трудно переоценить.

Вместе с тем не следует забывать о том, что развитие интеграции шло в тесной связи с дифференциацией. Б.М. Кедров в этой связи отмечал, что «междисциплинарная интеграция в рамках только естественных наук или только в обществоведении происходила одновременно с дифференциацией этих блоков знаний. Так что процесс дифференциации не прекращается, он только сдвигается по фазе и протекает теперь на качественно новой основе, возникшей как раз в результате интеграции отраслевой науки»2. Именно в недрах фундаментальных наук и родились новые подсистемы прикладных научных дисциплин в виде технических реализаций знаний (электротехника, термодинамика, сопротивление материалов и многие другие). В известном смысле к этой же категории наук можно отнести и криминалистику.

НТП и их планомерное использование. -М., 1984; Лобачева Е.Н. НТП - закономерности и противоречия. - М., 1993 и др.

1 Аверьянова Т.В. Интеграция и дифференциация научных знаний как источники и осно вы новых методов судебной экспертизы». -М, 1994.-С. 6.

2 Кедров Б.М. Классификация наук. Т. 1. - М.: Изд.ВПШ и АОП ЦК КПСС, 1961.-С. 9.

28 Но если в период зарождения этих технических дисциплин связь тех- ники происходит лишь с естественными науками, от общественных они далеки, то к середине XX века решение вставших перед научной мыслью задач, потребовало использования дисциплинарной и уровневой интеграции, т.е. объединения, с одной стороны, естествознания и обществоведения, а с другой - их обеих с техническими науками. По справедливому замечанию академика П.Л. Капицы, грань, разделяющая естественные и общественные науки все более «расплывается» по мере бурного развития науки и техники1. Примером такого взаимодействия могут служить связи между философией, социологией и техническими науками: проблемы технических наук трансформируются в философские обычно через естественные науки (математические методы, информационные взрывы, ПЭВМ); некоторые из современных философских проблем через социальные условия или общественные науки попадают в сферу технических наук, которые до недавнего времени пренебрегали людскими аспектами техники. Именно тогда впервые появилось понятие «научно-техническая революция» (НТР), определившее направление в движении науки к технике, к производству, к изменению социальных условий жизни людей и т.д., поставившее новые задачи перед техническими науками2.

В конечном итоге этот процесс обусловил стирание границ между есте- ственными, техническими и общественными науками. Более того, само понятие «научно-технический прогресс» в последние десятилетия претерпело существенные изменения, прежде всего, под влиянием интеграционных процессов в науке. Вплоть до середины XX века это понятие связывалось с материализацией научных знаний, с качественными изменениями в технике и технологиях. Но постепенно становилось все очевидней, что материализация научных знаний предполагает соответствующую потенциальным возможностям техники организацию производства, его ориентацию на человека. В

1 См.: Капица П.Л. Эксперимент. Теория. Практика. 4-е изд. - М., 1987.-С. 415.

2 См.: Кедров Б.М. Указ. раб.-С. 9.

29 этой связи упрощенное представление о НТП в виде отношения «наука -техника» дополнялось «двумя другими, не менее сложными звеньями, а именно: общество и человек»1. Это особенно важно в рассматриваемой сфере знания. Криминалистика изначально призвана была помогать решению такой социальной проблемы, как борьба с преступностью. Отсюда ее социальное значение и целенаправленность на обеспечение интересов общества и человека, их безопасности. Вместе с тем двойственный характер науки криминалистики как науки социальной и науки естественно-технической позволяет отчетливо проследить в ней реализацию принципов дифференциации и интеграции знаний, взаимосвязь науки и техники, наличие в качестве непременной ее составляющей такого звена, как «общество и человек».

Единство научного знания как непременное условие его дальнейшего развития наглядно проявляется в фактах возникновения его новых отраслей (кибернетики, информатики и т.п.), в которых находит свое выражение интеграция достижений как естественных, технических, так и гуманитарных наук. Только благодаря такой интеграции искусственный интеллект становится такой же реальностью, как и его создатель - человек2.

Одной из предпосылок НТР послужили эмпирические открытия. Так, например, открытие в XVIII в. нового газа, названного впоследствии кислородом, т.е. обнаружение фактического существования его в природе, не означало еще никакой революции и вполне могло быть истолковано с позиций флогистонных представлений. Лишь после того, как Лавуазье, исходя из правильного теоретического понимания этого открытия, опроверг теорию Флогистона в самой ее основе, произошла революция в химии. Точно также эмпирическое открытие радиоактивности как физического явления еще не стало, строго говоря, революцией в физике, поскольку его можно было вполне примирить на первых порах с идеей неизменного, неразрушимого атома. Оно

5 Керимов Д.А. НТП и дальнейшее развитие государства и права // Советское государство

и право, 1970.-№9.-С. 83-

2 См.: Поспелов Г.С. Искусственный интеллект - основа новой информационной техноло- гии. -М.: Наука, 1988.

30 вызвало настоящую революцию в физике и во всем естествознании, когда в самом начале XX века было дано новое теоретическое обоснование радиоактивности как спонтанного распада атомов, как превращения химических элементов. Только после этого радий стал «великим революционером». Аналогично этому эмпирическое наблюдение в 1934-1938 гг. деления тяжелого атомного ядра почти пять лет объяснялось как простое образование трансурановых элементов, благодаря чему оно вполне согласовывалось с существовавшими тогда представлениями о ядерных реакциях и не вызвало никакой революции. Лишь после того, как Отто Ган и Штрасман объяснили данное явление как реакцию деления ядра, начался новый этап революции в физике XX века.

Таким образом, каждое из названных открытий вызывало научную ре- волюцию постольку, поскольку оно коренным образом ломало всю систему ранее принятых понятий, теорий, принципов и законов, весь способ (или строй) научного мышления ученых. Этот процесс и определяет существо научной революции, ясное представление о котором позволяет проанализировать функции научного переворота.

В этой связи следует остановиться еще на одной предпосылке научной революции. Это диалектическая связь ее развития с противоречивым характером ее проявления. Всякая научная революция имеет две главные задачи (или функции), которые она иногда решает одновременно или последовательно, одну за другой. В этом последнем случае они выступают как различные, сменяющие одна другую стадии осуществления данной революции. Первая задача научной революции (ее первая функция и, соответственно, ее первая стадия) имеет негативный, критический, разрушительный характер: необходимо сломать решительно, революционным путем, до самого основания всю систему старых понятий, теорий, принципов, законов данной науки и вместе с тем - и это главное - весь существовавший до тех пор строй мышления ученых, способ восприятия мира. Без выполнения этой негативной, разрушительной, революционно-критической задачи не может быть устране-

31 но основное препятствие для выработки и принятия новых воззрений, нового способа мышления ученых, не может быть расчищен путь для проникновения в науку новых идей и их утверждения.

Возникновению новой теории всегда предшествует наличие опреде- ленной проблемной ситуации. Это выражается в существовании противоречия между вновь обнаруженными фактами, данными наблюдений, результатами экспериментов, с одной стороны, и старыми теориями - с другой. Указанное противоречие проявляется, прежде всего, в том, что старые теории оказываются неспособными объяснить новые факты. В этой связи приходится или видоизменять, перестраивать старую теорию, или создавать новую, разрушая старое1.

Вторая, причем важнейшая, на наш взгляд, задача научной революции (ее вторая функция и, соответственно, ее вторая стадия) является позитивной, конструктивной, созидательной: необходимо выработать, обосновать и утвердить в науке систему новых понятий, теорий, принципов и законов, а вместе с этим - и это решающее - новый строй мышления ученых, новый способ восприятия и понимания изучаемого ими мира. Без выполнения этой позитивной, созидательной, революционно-конструктивной задачи революция не может быть доведена до своего логического, реального завершения, не застряв в самом начале, так и не осуществив основного исторического назна- чения.

Таким образом, научная революция ломает определенную преграду, или барьер, стоящий на пути к познанию истины и преграждающий путь науке к достижению этой истины. Но научные революции неразрывно связаны с техническими и социальными революциями. Именно в своем взаимодействии все эти революции и выступают как своеобразный «локомотив» истории. Однако движущими силами научных революций, их конечными источниками и стимулами как явлений идеального характера служат технические и социальные революции, подобно тому, как идеальное обусловливается

1 См.: Рузавин Г.И. Научная теория (логико-методологический анализ). - М., 1978.-С. 145.

32 и стимулируется материальным, но, в свою очередь, оказывает обратное воздействие на материальное. Можно сказать, что научные революции подготавливаются и осуществляются в сфере логики и психологии научного мышления. Их последовательные ступени могут выражаться категориями диалектической логики, подобно тому, как за познанием естественных явлений следует проникновение в их сущность, а затем освоение их на практике.

Еще один этап развития НТП, оказавший влияние на развитие техники, на котором нам хотелось бы кратко остановиться, основывается на закономерной связи научной мысли с «социальным заказом», исходящим не только от техники, но и потребностей общества, от общественно-исторической практики человечества.

Интересы техники, особенно в эпоху технических революций, равно как и интересы всего производства, прямо или опосредовано стимулируют научный прогресс, научные революции. Наглядное подтверждение тому -опережающее в современных условиях развитие науки, которое стимулируется техникой внутри единого процесса НТР. Особенно эта тенденция стала проявляться в начале 60-х годов XX века, когда в результате НТП произошел резкий переход к новым технологиям, повлекшим качественно новые подходы к решению технических, научных и социально-правовых задач.

Проиллюстрируем сказанное ставшими уже хрестоматийными приме- рами: практическая реализация принципа, на котором основана фотография, осуществлена более чем через сто лет после его открытия (1727-1839 гг.); для реализации методов телефонной связи потребовалось более 50 лет (1820-1876 гг.), радиосвязи - 35 лет (1867- 1853 гг.). Путь от идеи транзистора до ее практической реализации укладывается всего в 5 лет (1948-1953 гг.), интегральных схем - 3 года (1958-1961 гг.), лазера - 2 года. Эта тенденция - ускоряющегося развития науки и техники как закономерность проявилась и во времени существования научных концепций. Аристотелевская теория гравитации не подвергалась пересмотру почти 2 тыс. лет, идеи Ньютона - 200 лет;

33 Дальтона-Авогадро (атомно-корпускулярная теория) - около 100 лет; Розер-форда и Бора (теория атомной структуры) - немногим более 10 лет1.

Скачкообразное и ускоряющееся развитие науки в сочетании с доволь- но сложным современным производством, что свойственно НТР, привело к явлению, которое образно называют «информационным взрывом». По оценке Дж. Берналла еще в 50 годах прошлого века, объем научных знаний удваивается каждые 7 лет2. Объем научной деятельности в мире ежегодно увеличивается на 10-15%, а число ученых удваивается примерно через каждые 10 лет. Половина научного материала, опубликованного за всю историю науки, приходится на последние 15-20 лет3. Очевидно, что этот процесс имеет тенденцию к ускорению и аналогичным образом проявляется в криминалистике, а особенно наглядно проявляются в развитии криминалистической техники. Влияние этих тенденций проявилось при возникновении криминалистики как отрасли научных знаний и в ее развитии, а в конечном итоге привело к широкому внедрению в практику раскрытия и расследования преступлений электронно-вычислительной техники, современных информационных технологий, высокочувствительных инструментальных методов и средств исследования даже уникальных по своей природе объектов (звуковых сигналов, молекул ДНК и т.п.).

В современных исследованиях природы и содержания научных знаний отмечается еще одна важная роль техники. Это связь естественных и общественных наук в техническом знании4.

Рассматривая технику как социальный феномен, материальный суб- страт которого (вещество, поле, энергия) заимствован у природы, отмечают диалектически противоречивую природу техники как общественного явления. С одной стороны, техника объективна по своему происхождению и развитию (объективность законов движения материи, объективность вещей и

1 См.: Физический энциклопедический справочник. - М., 1983.-С. 812-820.

2 См.: Берналл Дж. Наука в истории общества. - М., 1956.-С. 18.

3 См.: Гусаров А.С. Управление научно-техническим прогрессом. Реальность и перспек тивы. -М., 1981.-С. 21.

34 энергии и т.д.). С другой стороны, техника имеет субъективную сторону, так как создается по воле и планам человека, который преобразует природные вещи, придает им такой вид и такую организацию, которые в естественных условиях вещи не имеют.

Будучи общественным явлением, техника не свободна от действия объ- ективных законов развития общества. Вместе с тем общественные компоненты техники не столь очевидны и чувственно воспринимаемы как природные компоненты. Если действие законов природы непосредственно обнаруживается в процессе функционирования техники, то действие социальных законов проявляется опосредованно, через отношения людей в процессе производства, при производственном и непроизводственном использовании техники.

С учетом этого отмечают, что техника соответствует определенным правовым отношениям общества, техническое творчество и использование техники зависят определенным образом от этических норм общества на данной исторической ступени его развития: техника соответствует экономическим возможностям общества.

Понятие эффективности функционирования техники тесно связано с соотношением ее общественной значимости, то есть ценности получаемого с ее помощью результата и общественной значимости трудовых и материальных затрат на ее создание. Вводя понятие «техникознание» (знание о законах создания, функционирования и развития техники), исследователи проблемы подчеркивают синтетический характер техникознания и отмечают, что подобный подход позволяет осмыслить общественные компоненты законов техники.

По мере развития теории и дифференциации естественных наук, в тео- ретическом техникознании используются в преобразованном виде почти все теоретические достижения естествознания. Данное обстоятельство способствует усложнению структуры техникознания и появлению все увеличивающегося семейства технических наук. Вместе с тем процесс проникновения тео-

4 См.: Синтез современного научного знания. - М., 1973.-С. 74-93.

35 рии естественных наук в техникознание усиливает и внедрение общественных компонентов в теорию техники.

Возникли и быстро развились науки, находящиеся на стыке обществоз- нания и техникознания. Сюда может быть отнесено как интенсивное внедрение в техникознание экономических идей и теорий, так и «технизация» экономической науки, например, появление экономики конкретных областей техники (производства, транспорта). На базе языкознания, теории автоматов и теории ЭВМ появилась структурная лингвистика, развивается семиотика. Сформировалась техническая эстетика, появилась такая самостоятельная наука, как инженерная психология.

Таким образом, анализ изложенных выше тенденций развития науки и техники, дает все основания говорить о том, что в настоящее время прослеживается начало сложного процесса синтеза естественных и общественных наук в теоретическом техникознании, синтеза, имеющего свои реальные основания в системном характере объективных законов создания, использования и развития техники. Иными словами, теория некоторых общественных наук как бы соединяется с теорией некоторых естественных наук на базе теоретического техникознания. Сказанное в немалой степени относится к криминалистике.

Современная техника, в том числе криминалистическая, во многих своих направлениях опережает время. Она в буквальном смысле - детище НТП. Под влиянием крупнейших научных открытий, возросшего взаимодействия науки и техники с производством началась НТР - коренное, качественное преобразование всех элементов производительных сил. Она предъявила возросшие требования к уровню образования, квалификации, организованности, культуре и ответственности работников, стимулировала конкурентоспособность производимого продукта, усилила процессы интеграции и диффе- ренциации в промышленности, науке, культуре, связала в единое взаимообусловленное целое процессы развития научно-технического и общественного прогресса. Непосредственное влияние этих закономерностей развития техни-

36 ки, поступательного движения НТП, а, соответственно, и общественных от- ношений испытывает на себе криминалистика и тот раздел этой науки, который именуется «криминалистическая техника».

Ф § 2. Криминалистическая техника: генезис понятия, содержание

Понятие «криминалистическая техника» формировалось исторически и претерпевало изменения под влиянием изменяющихся представлений о са мом предмете криминалистической науки. Как известно, на этапе формиро вания криминалистики как самостоятельной области научного знания в по нятие криминалистической техники (в то время она именовалась «уголов ной», «полицейской») включали все содержание криминалистической науки, которая и рассматривалась как область приспособления данных естествен ных и технических наук к расследованию преступлений. С течением времени при той же трактовке предмета криминалистики термином «уголовная тех- ^ ника» стали обозначать один из разделов науки наряду с уголовной тактикой,

а с 1929 г. и частной методикой. Под техникой стали понимать систему «приемов исследования вещественных доказательств и физических признаков в целях розыска, опознания и идентификации лиц и предметов, фигурирующих в следственных делах»1. Постепенно термин «уголовная» исчез из обихода, и техника (как и тактика) стала именоваться криминалистической.

В 1938 г. один из авторов первого учебника по советской криминали-; стике Б.М. Шавер выступил с программной статьей «Предмет и метод совет-1:1 ской криминалистики»2. В духе того времени он подверг критике как аполо-

т

^ f гетов буржуазной криминалистики ведущих советских ученых- кримина-

Щ листов 20-30-х гг. - И.Н. Якимова, В.И. Громова, Г.Ю. Маннса и объявил, что

|| ! См., например: Трегубов С.Н. Основы уголовной техники.-ПТР, 1915.-С.14; Макаренко (J Н.П. Техника расследования преступлений. - Харьков, 1925.-С. 7; Криминалистика. -М. s! 1935.-C. 6-7; Зицер Е.У. Введение // Криминалистика. -М.,1938.- С. 4-5. 2 Социалистическая законность, 1938, № 6.-С. 77-82.

37 деление криминалистики на три раздела - криминалистическую технику, тактику и методику - «понятное для буржуазной криминалистики» - для советской криминалистики неприемлемо, научно необоснованно. Криминалистику по примеру других правовых наук следует разделить на общую и особенную части.

Это предложение в соответствии с реалиями времени привело к тому, что термин «криминалистическая техника» на некоторое время исчез из на- учного обихода. Лишь в 1958 г. он вновь появился в литературе, когда СП. Митричев вернулся к трехчленной системе криминалистики1.

Впервые определение криминалистической техники было сформулиро- вано А.И. Винбергом в учебнике по криминалистике для средних специальных учебных заведений в 1959 г. По его мнению, криминалистическую технику следует определять как «совокупность научно-технических приемов и средств, применяемых при расследовании преступлений для обнаружения, сохранения, фиксации, изъятия и исследования различных судебных доказательств»2. Это определение страдало нечеткостью: оно не отвечало на вопрос, все ли используемые для обозначенных выше целей технические средства могут быть отнесены к этому разделу криминалистики.

Конкретизировать понятие криминалистической техники попытался Н.А. Селиванов. Он отметил, что приведенное определение является слишком широким, «оно не содержит в себе критериев, достаточных для того, чтобы отграничить техническую часть криминалистики от всех других научных дисциплин, призванных служить правосудию… Криминалистическая техника в узком, собственном смысле слова может быть отграничена от других наук, обслуживающих уголовный процесс, путем определения ближай-

’ См.: Митричев СП. Введение в курс советской криминалистики // Советская криминалистика.-М., 1958.-С. 11.

2 Винберг А.И. Предмет, задачи и система советской криминалистики // Криминалистика. - М., 1959.-С.4.

38 ших целей и материальных объектов, на которые направлены технические средства и методы криминалистики»1.

Руководствуясь этим подходом, Н.А. Селиванов отнес к криминали- стической технике фактически все средства и методы, применяемые в целях предупреждения и расследования преступлений, в уголовной регистрации и розыске преступников, а также средства и методы криминалистических экспертных исследований. Однако обозначенный выше вопрос так и остался без ответа. Не вносило ясность и сформулированное Н.А. Селивановым, по нашему мнению, довольно пространное, излишне детализированное определение криминалистической техники как научно выработанной системы «техни- ческих средств и методов, созданных на основе обобщения следственной, судебной и экспертной практики, а также активного применения достижений естественных и технических наук и предназначенных для фиксации материальной обстановки при осмотре мест происшествий, проведении иных следственных действий, собирании вещественных доказательств, их следственном осмотре и предварительном исследовании, в уголовной регистрации, при розыске и задержании преступников, а также в процессе криминалистической экспертизы с целью предупреждения, предварительного расследования преступлений и правильного разрешения уголовных дел в суде»2.

Отмечая достоинства и недостатки приведенного определения, Г.И. Грамович впоследствии писал: «Ценно в этом определении то, что средства криминалистической техники составляют не какую-то разрозненную совокупность приборов, инструментов, приспособлений и приемов их использования, а единую, целостную научно обоснованную систему, сформировавшуюся в результате потребностей практики для решения определенных задач, стоящих перед правоохранительными органами… Однако в определении не нашло отражения то, что криминалистическая техника как раздел науки криминалистики - это также система определенных научных положений,

1 Селиванов Н.А. О понятии и системе криминалистической техники: Сб. науч. трудов- -Ташкент, 1969. Вып. УШ.- С. 27.

39 сведений и знаний»1. Он сослался при этом на некоторые криминалистические работы того времени2.

Между тем, еще в 1962 г. А.И. Винбергом, а в 1965 г. В.П. Колмаковым были высказаны соображения, которые позволяли более четко определить содержание криминалистической техники. И тот, и другой предложили раз- делить технические средства, используемые в судопроизводстве, на три группы: а) специально изготовленные для целей криминалистики; б) приспособленные для этих целей; в) универсальные или общетехнические, используемые в криминалистике без переделки или приспособления3. В 1970 г. это деление технических средств было приведено Р.С. Белкиным, однако и он его не использовал при формулировании своего определения криминалистической техники: «Криминалистическая техника - это система научных положений и разрабатываемых на их основе технических (в широком смысле) средств, приемов и методик, предназначенных для собирания, исследования и использования доказательств и иных мер раскрытия и предупреждения преступлений»4.

В «Курсе советской криминалистики», первый том которого вышел в 1977 г., Р.С. Белкин дословно повторил это определение. Он предложил термин «технико-криминалистическое средство», но не указал, какие средства по классификации А.И. Винберга и В.П. Колмакова относятся к числу технико- криминалистических. В 1997 г. в «Курсе криминалистики» им снова по- вторяется определение 1970 года, но на этот раз указывается, что к числу

2 Селиванов Н.А. Указ работа.- С. 27.

1 Грамович Г.И. Основы криминалистической техники. - Минск, 1981.-С. 24.

2 См.: Макаров И.В. Соблюдение социалистической законности при использовании кри миналистической техники // Труды Высшей школы МООП СССР.-М., 1967. Вып. 15.-С. 95; Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М., 1970.-С. 66 и др.

3 См.: Винберг А.И. Криминалистика. Введение в науку. - М., 1962.-С. 13; Колмаков В.П. О теоретических основах систематизации методов, приемов и средств советской крими налистики // Правоведение.-1965.- № 4.-С. 122.

4 Белкин Р.С. Указ. соч.-С. 66.

40 технико-криминалистических следует отнести средства первых двух групп этой классификации1.

Определение, предложенное Р.С. Белкиным, включало очень важный элемент - указание на научные положения, как основу разработки криминалистических средств и методов, более того, на систему таких положений. Приоритет этих положений поддержали З.И. Кирсанов, СП. Митричев, Т.А. Седова, Г.И. Грамович, Е.П. Ищенко и другие криминалисты2. Так, в одном из последних определений криминалистической техники, сформулированном В.Я. Колдиным, отмечается: «Криминалистическая техника как раздел криминалистики представляет систему теоретических положений и принципов разработки и применения научно-технических средств и методов обнаружения, фиксации, изъятия, накопления и переработки овеществленной информации о расследуемом событии, а также технических средств и способов предупреждения преступлений»3.

Нам представляется, что это определение в большей мере, чем иные отвечает требованиям точности отражения сущности определяемого объекта, лаконичности и внутренней логики. В нем есть указание на принадлежность криминалистической техники к криминалистической науке, ее содержание и цели существования.

В аспекте предмета данного исследования рассмотрим подробнее каж- дую из этих посылок.

Истории криминалистики известны попытки оторвать криминалисти- ческую технику от других частей криминалистической науки, выделить ее либо в самостоятельную науку, либо в иную по природе часть науки, фактически изолированную от криминалистической тактики и методики. Подробней о таких попытках будет сказано несколько ниже при рассмотрении во-

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М, 1997.- Т. 1.-С. 308.

2 См.: Кирсанов З.И. К вопросу о понятии технико-криминалистических методов и средств // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1973.- Вып. 10.-С. 38; Криминалистика. - М, 1973.-С. 7; Криминалистика. - Л., 1976 и СПб. 1995.-С. 69; Г.И. Грамович. Основы криминалистической техники. - Минск, 1981 .-С. 25 и др. работы.

3 Криминалистика. МГУ. - М., 1995.-С. 145.

41 проса о взаимосвязи криминалистической техники и судебной экспертизы (§ 4, гл.З). Здесь же отметим, что дискуссия по этому поводу фактически уходит своими корнями в истоки возникновения криминалистики как технической отрасли знания и сопровождает весь процесс ее развития. В большинстве зарубежных стран криминалистика традиционно признается естественно-технической отраслью знания, и вопроса о месте в нем криминалистической техники там не возникает. Разумеется, мы далеки от мысли оценивать этот факт только с положительной стороны. Он свидетельствует еще и о том, что зарубежные криминалисты не придают должного значения анализу предмета и природы криминалистики, рассматривая ее как полицейскую науку, которая использует достижения естественных и технических наук в борьбе с преступностью1.

В отечественной криминалистике проблема ее природы и соотношения с криминалистической техникой особенно остро, «с классовых позиций», что примечательно в контексте данного исследования, была обозначена упоминавшейся уже статьей Б.М.Шавера (1938 г.), повлекшей «репрессии» в отношении самого термина «криминалистическая техника». Однако процесс его «реабилитации» в рамках криминалистики (середина 50-х годов), по нашему мнению, оказался компромиссным - большинство криминалистов тогда признали свою науку сугубо правовой. При множестве выдвигаемых аргументов в пользу этой позиции их суть, по мнению Е.Р.Россинской, сводилась к следующему: предмет и объект познания этой науки лежат в правовой сфере, разрабатываемые ею рекомендации основаны на законе и носят правовой ха-рактер, наиболее тесные взаимосвязи она имеет с правовыми науками . В этих доводах нетрудно заметить влияние идеологических догм того времени,

1 См.: Гусаков А.Н. Криминалистика США: теория и практика ее применения. - Екате ринбург: Изд-во Уральского универ-та, 1991.-С.36-44; Криминалистика. Учебник. / Под ред. Волынского А.Ф. - М: ЮНИТИ, 1999.-С. 41; Прошина Г.П. Криминалистическая экспертиза в уголовном процессе США. Автореф.дисс.канд.юрид.наук. - М, 1973.

2 См.: Российская Е.Р. Природа криминалистики и тенденции ее развития:

//”Криминалистика” Учебник./ Под ред. Волынского А.Ф. -М: ЮНИТИ, 1999.-С. 9-10.

г—-,’ .г

42 подвергнутых в дальнейшем справедливой критике1. Вместе с тем следует признать, что они базировались на реалиях практики борьбы с преступностью, в них отражался уровень развития советской криминалистики. Это мнение подтверждается дальнейшими дискуссиями по данной проблеме и их результатами, проявившимися уже в 90-х годах.

Современные представления о содержании криминалистической науки не ставят под сомнение органичную принадлежность к ней криминалистической техники: она была, есть и будет ее составной частью, неразрывно связанной как с общей теорией криминалистики, так и с криминалистической тактикой и криминалистической методикой. Единству всех частей криминалистики способствует и изменение взглядов на природу этой науки.

В начале 90-х годов концепция правовой природы криминалистики бы- ла подвергнута сомнениям. «Современная криминалистика, - пишет Р.С. Белкин, - наука не «двойственной» природы, а природы синтетической; не механическое объединение данных различных наук, а своеобразный их сплав в рамках ее предмета и содержания. Это именно синтетическая, а не комплексная наука»2. Позднее он уточнил, что синтетическую природу имеют все разделы криминалистики, а не какая-либо одна ее часть, например, криминалистическая техника.

Взгляд на криминалистику как на синтетическую, интегральную область знаний способствует пониманию ее единства: теряет смысл разделение техники и других ее разделов на составляющие их знания, утверждается неотъемлемая принадлежность техники к системе криминалистических знаний.

Процесс развития любой науки непрерывен, ее обновление и пополнение - объективная закономерность этого социального феномена.

Отмечая данное обстоятельство, подчеркнем, что смена научных кон- цепций происходит (в отличие от смены технических средств) не просто с

1 См.: Волынский А.Ф. Концептуальные основы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Дисс…докт.юрид.наук-.М.,1999.-С. 18- 19.

43 отменой одних взглядов и утверждением других, а путем выработки взглядов более общих, точнее и полнее отражающих все многообразие реального мира. Диалектическая преемственность научного познания картины мира, писал Г.М.Добров, не только определяет закономерности развития науки, но и обеспечивает ускорение темпов такого развития. Чем выше уровень преемственности, чем полнее используется опыт предшествующих поколений, тем быстрее общий ход развития данной отрасли науки1.

Одним из первых ученых, подметивших и сформулировавших законо- мерности ускоряющегося развития науки, был Фридрих Энгельс. Опровергая мальтузианскую теорию о невозможности прокормить на Земле возрастающее в геометрической прогрессии население, Ф.Энгельс отмечал: «…Наука растет, по меньшей мере, с такой же быстротой, как и население; население растет пропорционально численности последнего поколения, наука движется вперед пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения»2.

Криминалистика не является исключением из этого правила. Изменяется и содержание криминалистической техники; эти изменения касаются всех составляющих техники: и научных положений, и технико-криминалисти- ческих средств, и методов. Базовые для криминалистической техники научные положения пополняются за счет данных не только традиционно используемых криминалистикой наук - химии, физики, биологии, но и современных, формирующихся областей знания, таких как кибернетика и электроника, информатика, кстати, в известном смысле также синтезированных. Эти новые для криминалистики данные становятся базой для разработки и новых технико-криминалистических средств и методов. Последние составляют наи-

2 Белкин Р.С. Криминалистика и теория судебной экспертизы: природа и связи // Актуальные проблемы криминалистических исследований и использования их результатов в практике борьбы с преступностью. Материалы международного симпозиума. - М., 1994.-С. 20. 1 См.: Добров Г.М. Наука о науке. - М., 1970.-С. 73.

1 Макрс К., Энгельс Ф. Наброски к критике политической экономии. - М., 1956. - Т. 1.-С. 568.

44 более динамично развивающуюся часть криминалистической техники, что будет показано далее.

Однако именно это обстоятельство, как и результаты проведенного выше анализа понятия, содержания криминалистической техники, ее места в системе криминалистики, дают основание’ согласиться с мнением А.Ф.Волынского, что «криминалистическая техника - это такое же обобщающее понятие, как, например, «техника связи», «медицинская техника», «военная техника» и т.п.»1. Практически все «отраслевые» виды криминалистической техники базируются в своем развитии на достижениях других естественных, технических и гуманитарных наук, что делает очевидной их синтетическую, интегральную природу. Во всех случаях имеет место использование технических средств: а) разработанных в иных отраслях науки и тех- ники - без их конструктивных изменений; б) разработанных в других отраслях науки и техники и конструктивно, функционально приспособленных к решению «отраслевых» задач; в) разрабатываемых непосредственно в соответствующей отрасли знания. Следовательно, приведенная выше классификация криминалистической техники по этим основаниям имеет лишь научный, в известной мере, методический характер. Она указывает на источники формирования (развития) криминалистической техники, но не отражает содержание и специфику результатов этого процесса.

По нашему мнению, такая специфика заключается, и это особенно ха- рактерно для криминалистической техники, в методическом обеспечении ее использования в целях решения задач собирания, исследования и использования следов преступлений (криминалистически значимой информации) в процессе доказывания. Строго говоря, к собственно криминалистической технике (по классификации А.И.Винберга, В.П.Колмакова, а затем и Р.С.Белкина) следовало бы отнести только такие средства, конструктивно приспособленные или разработанные в криминалистике, как дактилоскопические порошки, пулеулавливатели,
криминалистический сравнительный

Волынский А.Ф. Указ.соч.-С. 21.

45 микроскоп и т.п. Но они не составляют, очевидно, и четверти тех технических средств, которые фактически используются криминалистами. Фотоаппарат и видеокамера, всевозможные слепочные массы и микроскопы, аналитические приборы и компьютеры становятся криминалистическими только тогда, когда адаптированы, методически (для ЭВМ - программно) приспособлены для решения именно технико- криминалистических задач.

Подобное толкование содержания криминалистической техники может быть обосновано не только единством источников ее формирования (использование достижений других наук), но и общностью целей и правовых основ ее применения. В качестве целей выступают раскрытие и расследование преступлений, их предупреждение, а правовой основой является уголовно-процессуальное законодательство. Для закона и практики его реализации безразлично, какую технику использовал следователь или специалист-криминалист, в том числе эксперт: заимствованную в иных отраслях науки и техники или изобретенную в криминалистике; с конструктивными изменениями или без них. Важно, чтобы такая техника соответствовала критериям допустимости в уголовном процессе, в том числе была научно обоснована, а ее применение не создавало угрозу жизни и здоровью, не унижало бы чести и достоинства граждан. Для обеспечения этих условий использование криминалистической техники должно базироваться на специально разработанных методиках и тактических приемах.

На органическое единство криминалистической техники и тактики об- ращал внимание еще А.И.Винберг. Первая вне последней беспредметна, справедливо утверждал он1. Точно также техника сама по себе, вне зависимости от источников ее происхождения, беспредметна без методического обеспечения ее применения в целях решения криминалистических задач.

С учетом этого становится более очевидной необходимость и более обоснованными возможности системного подхода к решению проблемы тех-

1 См.: Винберг А.И. О сущности криминалистической техники и криминалистической экспертизы // Советское государство и право, 1955.- № 8.-С. 82-88.

46 нико-криминалистической подготовки следователей, оперативных работников и специалистов-криминалистов. Именно в данном контексте нами определяются понятие, содержание и практическое значение в целом системы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений как вида деятельности1.

Однако прежде чем рассматривать эти понятия, необходимо обратить внимание еще на одно немаловажное обстоятельство, имеющее непосредственное отношение к рассматриваемой проблеме. Речь идет о закономерной компьютеризации криминалистики (в том числе и криминалистической техники) как отражении общего процесса компьютеризации наук.

Появление новых идей и теорий, возникших в эпоху НТР, не могли не оказать влияния на методологию криминалистики. В криминалистике, как и во многих других науках, произошел качественный скачок в разработке общетеоретических и методологических проблем. Это, в свою очередь, определило задачу интенсификации научных исследований в области криминалистики в целом и в каждом из ее разделов путем соединения теории, методики и практики в рамках познавательной структуры. При этом в качестве наиболее перспективных направлений для криминалистической техники были оп- ределены математизация и компьютеризация.

На современном уровне развития науки и техники, в современных ус- ловиях борьбы с преступностью компьютеризация этой деятельности приобретает исключительно важное значение. В настоящее время невозможно себе представить криминалистическую технику без средств автоматизации и вычислительной техники: аналитические приборы - без компьютера; криминалистические учеты - без АИПС, базирующихся на ЭВМ. Ведутся активные разработки автоматизированных рабочих мест (АРМ) следователя, эксперта и т.д. При этом средством криминалистической техники становится не просто ЭВМ, а система компьютерных технологий с необходимым программ-

См.: Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследования преступлений. - М., ВНИИ МВД РФ, 1994.

47 ным обеспечением, разработанным для решения технико- криминалистических задач. ЭВМ, персональные компьютеры без такой программы - не более чем прибор самого общего назначения, но и специальная программа без такого прибора на любом ее носителе - ничто с точки зрения возможностей ее целевого использования. Об этом приходится говорить, потому что иногда в дискуссиях высказывается мнение, что к средствам криминалистической техники относится только программный продукт.

Акцентируя внимание на проблеме ЭВМ как средстве криминалисти- ческой техники, мы исходим из понимания его исключительного значения, во-первых, в целом для практики раскрытия и расследования преступлений. Образно, но довольно точно эту мысль выразил А.Ф.Волынский: «Преступников, летающих на сверхзвуковых самолетах, можно обогнать только с помощью электроники»1. Во- вторых, освоение возможностей ЭВМ криминалистикой неизбежно влечет за собой насущную необходимость соответствующего совершенствования традиционных методов и средств криминалистиче- ской техники. ЭВМ предъявляет принципиально иные требования к содержанию, качеству обрабатываемой с ее помощью информации. Здесь уместно напомнить о появлении оптико-электронных приборов сканирования узоров папиллярных линий на пальцах рук, лазерных приборов обнаружения и фиксации различных следов на местах происшествий и т.п. В-третьих, освоение криминалистикой ЭВМ и основанных на их применении информационных технологий сопряжено с необходимостью решения ряда не только методических, но и организационных и даже правовых проблем. Вопрос об относимо-сти подобных проблем к предмету криминалистики остается дискуссионным. Однако бесспорно, что никакая иная наука пока не изучает и вряд ли будет изучать эти проблемы (и предлагать их решения) применительно к криминалистическим задачам. Подобные проблемы без участия специалистов-предметников, т.е. самих криминалистов, просто не решаемы.

Волынский А.Ф. Специалист-криминалист, на выезд! // Советская милиция. 1989.- № 1.-С. 58-60.

48

Резюмируя сказанное, отметим, что содержание криминалистической техники составляют: а) система научных положений; б) комплекс технико-криминалистических методов и средств; в) методические рекомендации по их применению в судопроизводстве. К таким методам и средствам относятся как разработанные в криминалистике, так и привнесенные в нее из других отраслей науки и техники (с конструктивными изменениями или без них). При этом принципиальное значение имеет не источник происхождения таких методов и средств, а их методическое, программное (для ЭВМ) обеспечение, приспособление к решению технико-криминалистических задач.

В научном плане криминалистическая техника едина и неразрывно свя- зана с другими разделами криминалистической науки - общей теорией, криминалистической тактикой и криминалистической методикой. Ее природа как и в целом криминалистики - интегральная, синтетическая.

Базируясь на этих положениях, можно следующим образом определить понятие криминалистической техники.

Криминалистическая техника - один из разделов криминалистики - представляет собой систему интегральных научных знаний, а также разрабатываемых и применяемых на их основе методов, средств и методик собирания, исследования и использования криминалистически значимой информации в целях установления истины в процессе судопроизводства.

Уголовный процесс как сфера применения криминалистической техники нами не выделяется, поскольку реалии последнего времени свидетельст- вуют, что ее средства и методы с успехом применяются и в других областях судопроизводства (в гражданском и арбитражном процессах), в нотариальной деятельности1. С изданием Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (август 1995 г.) существенно расширилась нормативная база применения методов и средств криминалистической техники

’ См.: Корухов Ю.Г. Организация и нормативное регулирование криминалистических ис- следований в деятельности правоохранительных и правоприменительных органов. Дисс.докт.юрид.наук. - М., 1977.; Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. - М., 1997.

49 (именно криминалистической) при осуществлении оперативно- розыскных мероприятий.

Остается реальностью использование средств и рекомендаций крими- налистической техники в других науках: судебной медицине1, археологии2, антропологии, науковедении, искусствоведении3 и др. Таким образом, проявляется еще одна линия связи криминалистики с иными областями научного знания, в чем нашел свое выражение такой общий закон развития науки, как интеграция предметов и методов научного исследования.

§ З.Обусловленность связей развития криминалистической техники и естественных, технических наук

В начале главы нами были рассмотрены общие закономерности разви- тия техники в условиях научно-технического прогресса. И хотя термин «криминалистическая техника» носит в известном смысле специфический характер, поскольку в ее содержание традиционно включаются не только собственно технические средства, но и приемы, методы, методики и цели ее применения, по своему основному содержанию криминалистическая техника вполне соответствует общему понятию техники и, следовательно, развивается в соответствии с общими закономерностями развития последней.

Поскольку в основе развития криминалистической техники лежит на- учно-технический прогресс, как одно из составляющих общественного прогресса, следует оговориться, что сама история ее развития, базирующаяся на научно-технических открытиях и разработках, тесно связана с историей борьбы человеческого общества за обеспечение своей безопасности, в данном случае от преступности. Такая борьба, вне зависимости от ее направлен-

1 См. Кустанович С.Д. Судебно-медицинская трасология. - М, 1969.

2 См.: Бобринский А.А. К изучению гончарного круга на территории СССР // Советская археология.-1961.-№ 2.

3 См.: Корухов Ю.Г. Указ.диссер. -С.295-326.

50 ности и форм, как правило, осуществлялась на правовой основе, в рамках за- кона. Не случайно принцип законности обозначается первым, как один из важнейших принципов криминалистической практики. Отсюда берет начало тесная связь криминалистической техники с правом и правовыми науками, что позволяет говорить о правовых и социальных аспектах ее развития1.

Вместе с тем достижения естественных и технических наук имели решающую роль в возникновении и развитии криминалистической техники, ее методов и средств, то есть в формировании ее предметного содержания. Действительно, вряд ли француз А.Бертильон изобрел бы свой приметоописа-тельный (или антропометрический) метод - описания внешнего облика и регистрации преступников, не будь к тому времени результатов антропологических и статистических исследований бельгийца Кетли2. Нереальна была бы его же разработка методов сигналистической (опозновательной) фотосъемки и фотосъемки на месте происшествия, если бы его соотечественники Ж.Ньепсу и Л.-Ж.Дагор еще в 1839 году не открыли секрет «светописи» на серебряной пластине и не предложили приспособление для ее осуществления, а англичанин Г.Толбот не изобрел бы метод негативно-позитивного получения фотоснимков, что положило начало развитию фотографии и фототехники. Без этого невозможны были бы успехи нашего знаменитого соотечественника Е.Ф.Буринского - родоначальника судебной фотографии. Даже загадочные узоры папиллярных линий на руках человека, к которым веками было приковано внимание людей, раскрыли свою криминалистическую тайну стараниями Г.Гершеля, Ф.Гальтона, Х.Вучетича, Г.Фолдса, благодаря достижениям медицины и биологии (Марчело Мальничи, 1686 г.; Пуркинье, 1823 г.), появлению технических возможностей обнаружения, фиксации и изъятия следов рук и средств дактилоскопирования человека .

1 Подробно эти аспекты рассмотрены во 2-ой главе диссертации.

2 См.: Торвальд Ю.. Сто лет криминалистики. - М., 1974.-С. 23, а также: Белкин Р.С. Кри миналистическая энциклопедия. - М, 1997.- С.18-19; Эдмонд Локар. Руководство по кри миналистике. - М., 1941.-С. 31.

3 См.: Эдмонд Локар. Указ.соч.-С. 22-30; 110-207.

51 Более того, история судебных процессов, начиная со второй половины XIX века, дает множество примеров непосредственного участия в них представителей естественных и технических отраслей науки - в качестве судебных экспертов. В России это были такие выдающиеся ученые, как Д.И.Менделеев, А.М.Бутлеров, Н.ИЗинин и др. В области судебной баллистики заметный след оставили такие великие ученые-медики (хирурги), как Н.И.Пирогов и ШЦеголов, много сделавшие для разработки методики осмотра трупов с огнестрельными ранениями, исследования механизма таких ранений и т.д.1

Здесь необходимо вновь обратиться к философской трактовке природ- ной основы взаимосвязи наук. Проявление единства материального мира в сходстве состава, свойств, структур строения, функционирования и развития объектов, а также многообразие связей и взаимодействий между разными уровнями организации и предметными областями явлений служат объективной основой единства наук и научных знаний. С учетом этого в настоящее время в философской литературе все чаще можно встретить высказывания о возможности «построения здания единой науки, представляющей собой целостный «организм», систему, которая функционирует и развивается в виде взаимосвязи, взаимодействия своих элементов и подсистем - отдельных наук и научных направлений, есть объективная и все четче выступающая тенденция. Она выражается во все более тесной, многосторонней и интенсивной (по скорости) взаимной связи наук между собой, в появлении объединяющих теорий, стыковых наук, интегративных наук и других видов этой синтетической тенденции»2.

Говоря о единстве науки, великий исследователь Макс Планк отмечал: «Наука представляет собой внутреннее единое целое. Ее разделение на отдельные области обусловлено не столько природой вещей, сколько ограниченностью способности человеческого познания. В действительности суще-

1 См.: Крылов И.Ф. В мире криминалистики. 2-е издание. - Л., 1989.-С. 76-100.

52 ствует непрерывная цепь от физики и химии через биологию и антропологию к социальным наукам, цепь, которая ни в одном месте не может быть разорвана, разве лишь по произволу»1. Представляется, что в силу своего инте-гративного характера криминалистика является блестящим примером, иллюстрирующим приведенные выше провидческие высказывания.

В еще большей мере это относится к разделу криминалистики - «кри- миналистическая техника». Достаточно хотя бы беглого обзора развития криминалистической техники как составной части науки криминалистики, анализа базовых знаний, положенных в основу той или иной части криминалистической техники, чтобы воочию убедиться в глубокой связи криминалистики в целом с естественными и техническими науками. Классическими, традиционными, имеющими более чем столетнюю историю существования считают такие разделы криминалистической техники, как: криминалистическая фотография, судебная баллистика, трасология, судебное почерковедение, технико-криминалистическое исследование документов, отождествления человека по признакам внешности.

Криминалистическая фотография, как уже отмечалось, возникла на базе общей фотографии, но очень скоро стала подлинно научной фотографией, используя достижения химии (в том числе фотографических процессов) и физики для разработки методов усиления контрастов, цветоусиления и цве-торазличения, фотосъемки в невидимых лучах спектра, фотосъемки люминесценции, микрофотосъемки и т.п.

Судебная баллистика в процессе своего формирования использовала (и продолжает использовать) данные таких военных и технических наук, как: внутренняя баллистика ручного стрелкового оружия, внешняя баллистика, материальная часть оружия, конструкция и эксплуатация огнестрельного оружия и др.

-: г Спиркин А.Г., Тюхтин B.C. О взаимосвязи наук в современном естествознании // Синтез современного научного знания. - М., 1973 .-С. 62. 1 Планк М Единство физической картины мира. - М., 1966.- С. 183.

53 Раздел судебной баллистики, касающийся огнестрельных поврежде- ний, базируется на физических и химических данных взрывчатых веществ и порохов.

Еще с большим количеством естественных и технических наук связана трасология. Учитывая разнородность изучаемых ею объектов: следы человека, следы орудий, инструментов, производственных механизмов, следы транспортных средств и животных, необходимо рассмотреть эту связь по каждой категории следов. Следы человека:

  • следы рук (дактилоскопия, пальмоскопия) - данные биологии, анато- мии, химии;
  • следы ног - анатомия, биомеханика;
  • следы участков кожи, не имеющих папиллярных узоров - биология, анатомия;
  • следы крови - биология, медицина, анатомия, судебная медицина;
  • следы обуви, одежды - товароведение промышленных товаров, тех- нология их изготовления.
  • Следы орудий, инструментов, производственных механизмов:

  • теоретическая механика;
  • сопротивление материалов;
  • кинематика;
  • товароведение промышленных товаров, технология их изготовления;
  • металлообработка и т.д. Следы транспортных средств:
  • теоретическая механика;
  • сопротивление материалов;
  • кинематика;
  • устройство и эксплуатация транспортных средств и др.

54

В основу судебного почерковедения легли данные физиологии высшей нервной деятельности, нейрохирургии, нейропсихологии, психологии, био- логии, биомеханики.

Технико-криминалистическое исследование документов было создано на основе ряда технических наук: полиграфическое производство, химия, физика, материаловедение, бумажное производство, красители и их свойства и т.п.

Отождествление человека по признакам внешности стало возможным благодаря использованию данных антропологии, биологии, анатомии (в том числе топографической анатомии), краниологии и др.

Это только классические подразделы криминалистической техники и только основные составляющие их частных теорий. Однако, наряду с приведенными подразделами, достаточно много новых (и относительно новых), чей возраст измеряется всего лишь десятилетиями: криминалистическая взрывотехника (базовые технические науки - взрывчатые вещества и пороха, боеприпасы, физика взрыва и т.п.); криминалистическая фоноскопия (базовые - физика, лингвистика, филология, психология и др.); криминалистическое исследование материалов, веществ, изделий (базовые - физика, химия, ботаника, зоология, металловедение, технология промышленных товаров и многие другие).

Выше мы постарались перечислить естественные и технические науки, те или иные области которых послужили базисом для создания раздела криминалистическая техника. Для полноты картины к сказанному следует добавить многочисленные естественно-технические и математические методы, постоянно используемые в криминалистике и криминалистической экспертизе: микроскопические, фотографические, химические, физико-технические, спектральные хромотографические, рентгеновские, математические (математическая логика, теория вероятности, теория множеств и дискретный анализ, математический анализ, теория функции и т.д.).

55

При этом необходимо отметить, что связь криминалистической техники с естественными и техническими науками постоянна и весьма плодотвор- на. Новые достижения базовых наук находят отражение в частных теориях соответствующего подраздела криминалистической техники. Появляющиеся новые, более совершенные методы берутся на вооружение криминалистикой после их апробации и трансформирования с учетом специфики решаемых задач.

Ограничимся этим кратким обзором множественных связей кримина- листической техники с естественными и техническими науками, тем более, что данная проблема может быть предметом большого самостоятельного исследования.

На последующих этапах своего развития, выступая в роли «потребите- ля» достижений естественных и технических наук, криминалистическая техника все активней проявляет свою состоятельность, сама решает важные для ее теории и практики задачи, в частности, в области дактилоскопии, трасологии, баллистики, почерковедения, технического исследования документов и др. Усилия криминалистов в этом отношении находят свое выражение в разработке не только оригинальных технических методов и средств, но и соответствующих теорий, учений как неотъемлемых элементов методологии криминалистики1. Разумеется, такие разработки не могли бы состояться без учета достижений не только естественных и технических, но и гуманитарных наук: философии, социологии, психологии и т.п.2

Следует отметить, что криминалистика не оставалась в долгу перед другими науками. В меру своих возможностей она способствовала решению стоящих перед ними задач. Эта тенденция обозначилась еще на этапе зарождения криминалистики как самостоятельной отрасли научного знания. Наглядный пример тому - выявление Е.Ф.Буринским записей времен Дмитрия

1 См.: Крылов И.Ф. Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы. -Л., 1975.

2 См.: Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. - М, 1999.-С.257-272.; Бел кин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики. - М., 1982.

56 Донского на свитках, обнаруженных при раскопках на территории Московского Кремля1. Известны случаи идентификационных исследований криминалистикой рукописей А.С.Пушкина, рисованного портрета М.Ю.Лермонтова, шахматных партий А.Алехина, нотных записей П.И.Чайковского, И-.С.Баха и т.п.2

Еще в начале 60-х годов А.И.Винберг не без оснований отмечал: «Со- временный уровень криминалистической техники уже настолько высок, что позволяет в ряде случаев не только творчески приспосабливать для целей криминалистики данные других наук, но и содействовать разработанными криминалистами средствами развитию других областей знания»3. При этом, очевидно, что речь идет не только о правовых отраслях знания (уголовное право, уголовный процесс, гражданский процесс и т.п.), «творческие» связи с которыми предопределены изначальным назначением криминалистической техники, ее «служебной функцией».

К этому времени, как уже отмечалось, существенно изменились пред- ставления о сущности НТП, о единстве научного знания, что обусловило появление более широких общественных (гуманитарных) и естественных, технических наук. Анализируя этот процесс с позиций криминалистики, Р.С.Белкин констатировал ее превращение из «потребителя» в «заказчика», т.е. факт качественно иного содержания ее взаимосвязей с естественными и техническими науками .

Современная преступность и практика борьбы с ней еще в большей мере убеждают нас в справедливости этого положения. «Потребительское» от- ношение криминалистики к естественным и техническим наукам себя исчерпало или, во всяком случае, в полной мере не отвечает соответствующим требованиям криминалистической техники. Сегодня ее успешное развитие в равной мере зависит как от овладения криминалистами современными дос-

1 См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики. - М., 1982.- С. 15-18.

2 См.: Корухов Ю.Г. Указ.докт.дис.-С. 295-330.

3 Винберг А.И. Криминалистика. Раздел: Введение в науку. -М., 1962.-С. 13.

57 тйжениями естественных, технических наук (о чем А.И.Винберг писал еще в 1950 г., а В.И.Гончаренко - в 1980 г.1), так и от «владения» представителями этих наук сложнейшими научно-техническими проблемами, требующими своего решения в интересах криминалистики.

Привнесение новых научно-технических идей из естественных и технических отраслей знания в работу по созданию совершенных средств, приемов и методов собирания и исследования доказательств явилось важным источником и стимулом развития криминалистической техники. И хотя «потребление» криминалистикой научно-технических идей, возникающих в естественно- технических отраслях знания, отнюдь не исключало творческого подхода, в самой формулировке известного закона развития криминалистики, в самой терминологии оказался заложен смысл одностороннего использования ею достижений иных наук2.

Закономерности развития тех или иных общественно значимых явлений и тенденции их проявления приобретают специфические особенности в зависимости от сферы той общественной практики, на которую они воздей- ствуют. Такие особенности проявляются и в развитии криминалистической техники.

Первая группа общих закономерностей развития техники заключается, как указывалось, в расширении ассортимента используемых материалов. Тенденции проявления этих закономерностей в полной мере актуальны и для криминалистической техники: достаточно вспомнить качественные изменения слепочных масс, средств получения отпечатков папиллярных узоров рук, фотоматериалов и т.п. Еще одной тенденцией проявления подобных законо- мерностей служит использование традиционных материалов для достижения

4 См.: Белкин Р.С. Общая теория криминалистики в условиях научно-технического прогресса // Советское государство и право.-1977.- № 5.-С. 102-103.

1 См.: Винберг А.И. О сущности криминалистической техники и криминалистической экспертизы // Советское государство и право.-1955.-№ 8.-С. 82; Гончаренко В.И. Исполь зование данных естественных и технических наук в уголовном судопроизводстве. - Киев, 1980.-С. 26.

2 См.: Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика: Общетеоретические проблемы. -М., 1973.-С. 52-87.

58 нетрадиционных целей. Так, например, разработаны рекомендации получения отображений тех участков кожного покрова человека, которые не имеют папиллярного узора1.

Поскольку степень выраженности рельефа кожи на участках, не имею- щих папиллярного рисунка, гораздо меньше, чем на ладонях и подошвах, по мнению А.И. Замковского и А.И. Железнякова, «заимствование традиционных дактилоскопических методов для получения отпечатков ряда участков кожного покрова без папиллярного рисунка не лишено серьезных недостатков»2. И тем не менее авторы отказались от попыток изыскать специальные новые материалы для этих целей, а обратились к традиционной дактилоскопической пленке, используемой, как известно, именно для изъятия следов пальцев рук. Экспериментальным путем ими было установлено, что дерма- скопирование может быть с успехом осуществлено путем использования липкого слоя темной дактилоскопической пленки. Разработанный ими метод «основан на нарушении целостности липкого покрытия пленки выступающими деталями рельефа кожи и позволяет получить отображения мельчайших особенностей кожного покрова человека»1.

Все более расширяется сфера использования в криминалистической технике новых синтетических, искусственных материалов. Они используются для фиксации различных следов и при их изъятии с места обнаружения. Как отмечает Н.Н. Лысов, «будущее за полимерами, хотя в настоящее время одни из них еще являются дефицитом, другие - очень дороги, третьи имеют некоторые недостатки (например, дают усадку, имеют тенденцию к изменению формы, плохо и долго полимеризуются при низких температурах и т.п.). Поэтому еще многое нужно сделать по апробированию новых слепочных масс. Криминалистам необходимо иметь тесный контакт с химиками, чтобы

1 См.: Ненашев СИ. Теоретические и методические проблемы криминалистического ис следования следов кожного покрова головы человека. Автореф.дисс…канд.юрид.наук. - М, 1988.-С. 18-19.

2 Замковский А.И., Железняков А.И. Получение отпечатков кожного покрова человека на липком слое черной дактилоскопической пленки/ЛСриминалистическая экспертиза. Тра- сологические и судебно-баллистические исследования. - Саратов, 1997.-С. 18-19.

59 из вновь создаваемых полимеров отобрать те, которые подходят для решения задач, стоящих перед правоохранительными органами»2.

Вторая группа закономерностей развития техники - ее специализация и дифференциация весьма характерна для криминалистической техники.

Несмотря на единство криминалистической техники как раздела науки, ее развитие идет применительно к задачам криминалистики в целом, с учетом их специфики. А такие задачи, как и компетенция субъектов деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, неоднородны. Пределы использования ими криминалистической техники неодинаковы. Очевидно, что и техника не может не испытывать на себе влияние такой дифференциации. «Так, помимо общих технико- криминалистических методов, средств и приемов,- писал Р.С.Белкин, - естественно возникают такие, которые специально рассчитаны (создаваемые или приспосабливаемые) для следственной работы, оперативно-розыскной деятельности и для экспертных исследований. Это и есть проявление такой тенденции развития современной техники, как дифференциация и специализация средств труда и их элементов»3.

На разделение методов, средств и приемов криминалистической техники в соответствии с процессуальным статусом их пользователей4 и решае- мыми ими задачами оказывает влияние и другая тенденция развития техники - усложнение средств и орудий труда.

В принципе, не существует никаких препятствий для овладения и ис- пользования следователем самых сложных средств и методов работы с доказательствами. Но специфика его деятельности просто от него не требует этого. Практика становится критерием разделения этих средств и методов на «технику для следователей» и «технику для экспертов». Именно практика выражает принцип целесообразности использования средств и приемов кри-

1 Замковский А.И., Железняков А.И. Там же.-СД8-19.

2 Лысов Н.Н. Фиксация доказательств в уголовном процессе. - Нижний Новгород, 1998.- Часть2.-С. 70-71.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3-х т. Общая теория криминалистики. - М., 1997.- Том1.-С279.

60 миналистической техники в той или иной сфере деятельности субъектов работы с доказательствами1. Естественно, что по мере совершенствования и расширения возможностей тех или иных технических средств, входящих в арсенал «техники для следователей», они могут усложняться, овладение ими может потребовать новых знаний, но принцип распределения их в соответствии с функциями и задачами пользователя останется неизменным. В этом отношении характерно все более широкое использование в следственной и оперативно-розыскной практике средств звуко-, видеозаписи, тестирования с помощью полиграфа и т.п.

Особого внимания, по нашему мнению, заслуживает автоматизация средств труда и процессов их использования, которые в современных условиях представлены в криминалистике и правоохранительной практике широким диапазоном компьютерных технологий, автоматизированных рабочих мест их пользователей, автоматизированными банками данных самых раз-личных назначений . Наиболее наглядно эта тенденция проявляется в сфере судебно- экспертных исследований и криминалистической регистрации3.

Еще в 60-х годах в криминалистике начались интенсивные исследования в области использования математических методов в судебной эксперти- зе4. Тогда А.Р. Шляхов писал: «Роль математических методов в судебной экспертизе двояка: с одной стороны, они выступают в качестве составной

4 См.:Селиванов Н.А. Научно-технические средства расследования преступлений. Авто- реф.дисс.докт.юрид.наук. -М, 1965.-С. 6-7.

1 См.: Грамович Г.И.. Основы криминалистической техники. - Минск, 1981.-С. 38- 43.

2 См., например: Вопросы кибернетики и право. /Кол.авторов./ Огв.ред.В.Н.Кудрявцев. - М., 1967; Правовая кибернетика. /Кол.авторов/ Отв.ред.В.Н.Кудрявцев. - М., 1970; Осно вы применения кибернетики в правоведении. /Кол.авторов/. Под ред.Н.С.Полевого и Н.В.Витрука. - М., 1977; Правовая кибернетика социалистических стран. /Кол.авторов/. Под ред. Н.С.Полевого. - М, 1987.

3 См.,например: Полевой Н.С.. Криминалистическая кибернетика. - М., 1982; Ланцман P.M. Кибернетика и криминалистическая экспертиза почерка. - М., 1968.; Орлова В.Ф. Внедрение методов математического моделирования и использование ЭВМ - важные средства повышения эффективности судебно-почерковедческой экспертизы: Тезисы док ладов на Всесоюзной конференции «Внедрение научно-технических средств и научных рекомендаций в практику расследования и судебного разбирательства уголовных дел», Москва, 22-23 ноября 1973 г. -М., 1973.

61

части функционирования ЭВМ в виде программных комплексов решения задач и ИПС, с другой стороны, они могут использоваться самостоятельно, без ЭВМ и обеспечивать полное либо частичное решение задач судебной экспертизы. Математические методы давно и прочно вошли в методики производства экспертиз, например, трасологических, баллистических, почерковедче-ских, автотехнических и др. Математические методы полезны при обработке результатов измерений, аналитического сравнения и как критерий достаточности выявленной совокупности признаков для индивидуализации объекта, оценки полноты ее в целях отождествления»1. Но высказывались и обоснованные сомнения относительно пределов использования этих методов. По мнению Г.Л. Грановского, существуют естественные ограничения, «которые природа объектов экспертизы налагает на возможности использования для их исследования математических методов. Применение количественных методов в любой экспертизе теоретически допустимо, но практически еще мало известно, какие признаки и в каких пределах поддаются математическому описанию и оценке, какие результаты можно ожидать от их использования»2. Сопоставление этих мнений позволило Р.С. Белкину и А.Я. Викаруку сделать вывод, что «современная экспертная практика идет по пути решения этой двуединой задачи: определение точек приложения математических методов и затем уже их практическое использование»3. Реальные условия реализации математических методов в рассматриваемой сфере деятельности возникли, а точнее - были созданы в связи с интенсивной компьютеризацией

4 См.: Актуальные проблемы теории и практики применения математических методов и ЭВМ в деятельности органов юстиции. - М, 1975.- Вып. 1,2,3,4.

1 Шляхов А.Р. Состояние и перспективы научных разработок автоматизированного реше ния задач и создания информационных систем в области судебной экспертизы: Материа лы Всесоюзной научно-практической конференции. - М., 1984.-С. 5.

2 Грановский Г.Л. Научно-техническая революция и перспективы совершенствования су дебных экспертиз // Вопросы судебной экспертизы: Сб. научных трудов ВНИИСЭ. - М., 1977.-Bbin.28.-C.27.

3 Белкин Р.С, Викарук А.Я. Концептуальные основания применения математических ме тодов и ЭВМ в криминалистике и судебной экспертизе: Сб. научных трудов ВНИИСЭ «Проблемы автоматизации, создания ИПС и применения математических методов в су дебной экспертизе». - М-, 1987.-С. 21.

62 правоохранительных и судебно-экспертных органов в последнее десятилетие.

Анализируя причины компьютеризации судебной экспертизы, Е.Р. Российская пришла к выводу, что этот процесс обусловлен двумя обстоятельст- вами: «информационной революцией, происходящей во всем мире в последние пятнадцать лет, когда широко стали внедряться персональные компьютеры», и спецификой современных проявлений преступности, «когда все более значительное место занимает деятельность организованных, прекрасно технически оснащенных групп, располагающих значительной материальной базой», что требует увеличения объема специальных познаний, повышения оперативности и расширения сферы их применения1. По ее мнению, в настоящее время использование ЭВМ и соответствующих компьютерных технологий применительно к судебной экспертизе осуществляется по следующим направлениям:

  1. Автоматизация сбора и обработки экспериментальных данных, по- лучаемых в ходе различных исследований: физико-химических, почвоведческих, биологических и др. Это измерительно- вычислительные комплексы, смонтированные на базе приборов и персональных компьютеров (ПК), освобождающих эксперта от рутинной работы, сокращающих время анализов и повышающих их точность;
  2. Создание банков данных и автоматизированных информационно- поисковых систем (АИПС) по конкретным объектам экспертизы. Эти АИПС могут работать отдельно и совместно с измерительно- вычислительными комплексами;
  3. Системы анализа изображений, которые позволяют осуществлять диагностические и идентификационные исследования;
  4. Программы выполнения вспомогательных расчетов по известным формулам и алгоритмам, которые необходимы в первую очередь в инженер-
  5. 1 См.: Российская Е.Р. Проблемы компьютеризации судебной экспертизы // Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3-х т. - М., 1997.-Том З.-С. 57.

63 но-технических экспертизах: автотехнических, электротехнических, технологических и др.;

  1. Разработка программных комплексов автоматизированного решения экспертных задач, включающих и подготовку самого экспертного заключения1.

Однако этот перечень, по нашему мнению, не исчерпывающий.

В настоящее время уже четко обозначается новое направление компь- ютеризации судебной экспертизы - создание интерактивных систем гибридного интеллекта как составных частей компьютеризированного рабочего места эксперта. Кроме того, ведутся многочисленные и успешные разработки программно-технических комплексов различных АИПС в области оперативно-справочных, розыскных, криминалистических учетов, методическое и программное обеспечение функционирования которых в основе своей базируется на результатах соответствующих разработок в области судебной и, прежде всего криминалистической экспертизы.

Весьма сложной и тем не менее решаемой задачей является информа- тизация процесса раскрытия и расследования преступлений. Перспективной в этом отношении нам представляется создаваемая территориально-распределенная система Следственного комитета при МВД России со специализированными банками данных трех уровней: для центрального аппарата Следственного комитета, для следственных управлений при МВД, УВД и для следственных подразделений горрайорганов внутренних дел2.

Органы прокуратуры и внутренних дел на местах нередко создают соб- ственные программы, в том числе и программы поддержки принимаемых следователем решений. Так, в прокуратуре Саратовской области создана и функционирует информационно-поисковая система «Убийства», которая служит достаточно эффективным средством организации постоянного прокурорского надзора по делам об убийствах с учетом зонального принципа

5Тамже.-С. 61-67.

64 работы надзирающих прокуроров и прокуроров-криминалистов. Помимо своего прямого назначения, «с введением в действие этого программного продукта неизмеримо упростилось составление зачастую громоздкой и объемной статистической отчетности, систематически направляемой в Генеральную прокуратуру РФ. Теперь составление информационно-аналитических справок, информации о работе прокуроров-криминалистов и другой документации занимает буквально считанные минуты, тем самым, создавая значительные ресурсы времени для его продуктивного использования на других направлениях деятельности»1.

В этой же прокуратуре ведется исследовательская работа по использо- ванию при разработке программ метода кластерного анализа. А.Е. Михаль-чук и Н.В. Егурнов считают, что «главным отличием программ, основанных на кластерном анализе, от других существующих схем информационно-поисковых систем является возможность объединения, поиска информации не по строгим формальным критериям, а на принципиально новой математической основе. Кластерный анализ - одно из молодых развивающихся направлений статистики, построенных на строгой математической базе. Метод позволяет проводить, выражаясь математическим языком, «размытый» или «нечеткий» анализ информации, что отнюдь не означает нечеткости подаваемой системой итоговой продукции»2.

Решительный поворот отечественной науки от «разоблачения реакци- онной сущности буржуазной криминалистики» к продуктивному изучению и использованию зарубежного опыта в области использования современных компьютерных технологий позволяет внедрять в правоохранительную практику, минуя стадии разработки и эксперимента, эффективные АИПС и авто-

2 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. - М, 1997.-С. 393.

1 Михальчук А.Е., Егурнов Н.В. Использование информационно-поисковых систем при организации расследования и прокурорского надзора по делам об убийствах: Межвузов ский сб. научных статей. - Саратов, 1998.-С. 31.

2 Там же.-С31.

65 матизированные банки данных, составляющие информационное обеспечение оперативно-розыскной и следственной деятельности.

Третья группа общих закономерностей развития техники, выражаю- щихся в неравномерном развитии ее отраслей, полностью проявляется и в развитии криминалистической техники.

Исторически первым из технико-криминалистических средств возникли средства фиксации криминалистически значимой информации: сначала примитивные - описание, зарисовка следов и предметов, затем более точные -получение гипсовых и иных слепков и оттисков следов, и, наконец, современные - фотографические, аудио- и видеозапись и др. Аналогично развивались и средства фиксации информации в системе криминалистической регистрации. Таким образом можно заключить, что в криминалистике и практике доказывания изменения затрагивали в первую очередь средства «производственной техники», причем процесс их развития в разных отраслях криминалистической техники протекает неравномерно, хотя и взаимосвязано.

Неравномерность развития отдельных отраслей криминалистической техники обусловлена как неравномерностью развития базовых естественных и технических наук, так и особенностями правового регулирования внедрения их достижений в сферу судопроизводства. По мере возникновения и формирования новых областей научного знания происходит преобразование и обновление соответствующих технико- криминалистических средств, методов и методик исследования, что влечет за собой расширение сферы используемых в расследовании материальных объектов и, соответственно, расширение возможностей тех или иных видов судебных экспертиз.

Примером формирования такой области научного знания может служить выделенная из судебной медицины токсикология, развитие которой обусловлено, с одной стороны, развитием так называемых «материнских» наук - химии и фармакологии, ориентированных на создание новых веществ, необходимых в эпоху технической революции для дальнейшего развития общества, но вместе с тем дающих в руки людей нашей эпохи яды и прочие

66

вредности во всем многообразии и количестве1. С другой стороны- широким размахом незаконного оборота наркотических и сильнодействующих ядовитых веществ, быстрыми темпами их распространения, что ведет к увеличению числа совершаемых преступлений, связанных с наркотиками. Благодаря такому интенсивному развитию сфера действий токсикологии распространи- лась довольно широко: от убийств, самоубийств, несчастных случаев до отравления миллионов людей, как в общественных местах, так и в собственных жилищах.

Развитие токсикологии обусловлено, кроме того, необходимостью раз- работки и проведения соответствующих анализов отрицательных последствий влияния транспорта и другой инфраструктуры на окружающую среду и человека, и в разработке различных методов доказывания наличия алкоголя или наркотиков в организме и т.п.

Появление и развитие средств криминалистической техники в истори- ческом аспекте - это своеобразный ответ общества на вызов преступности. Вместе с тем это и результат противоречий НТП, достижениями и благами которого преступники пользуются наравне с теми, кто ведет с ними борьбу. Другими словами, рост технической оснащенности криминального мира стимулирует соответствующую техническую вооруженность правоохранительных органов.

У общества в этой связи остается лишь один выход: обеспечить целевое и непременно опережающее развитие научно-технических средств рас- крытия и расследования преступлений. Вместе с тем проблема опережающего развития криминалистической техники может быть решена только путем оригинальных, целевых разработок. Это значит, что в основе идеологии данной деятельности должны стоять социальные задачи, а научная и практическая деятельность должны быть ориентированы, прежде всего, на изучение и обобщение современных научно-технических достижений (новых методов, идей), не исключая, разумеется, и освоение в этих целях средств бытовой,

1 См.: Торвальд Ю. Век криминалистики. - М, 1990.- С. 287.

67 производственной техники. Тем более, что современные исследования, особенно проводимые на стыке различных наук, ознаменовались открытиями оригинальных физических, химических и других явлений, созданием новых синтетических материалов, выявлением закономерностей формирования их качественных характеристик и особенностей проявления в различных средах и условиях. Это предопределило создание высокочувствительных, различных по качественному составу технических средств и методов исследования состава и происхождения веществ, изучения психофизиологических, биологических признаков и свойств человека. В частности, сегодня появилась возможность пересмотреть наше отношение к полиграфу, тепловизорам и подобным средствам, длительное время относившимся в советской юридической науке и практике к неприемлемым для нас изобретениям буржуазной науки.

Более пристального внимания заслуживают в контексте рассматривае- мой проблемы достижения химии, позволяющие получать разнообразные варианты соединений между молекулами красителя и белка (одно из составляющих пищевых продуктов); различные красящие композиции, с включением в них люминофоров, проявляющихся в ИК- лучах; оригинальные составы с жидкими красителями, с термоиндикаторами, магнитными компонентами, обладающими люминисцирующим эффектом, изменяющими степень своей окраски в процессе реакции и т.п. На основе этих веществ и соединений возможно создание качественно новых веществ-маркеров (для документов, пи- щевых продуктов), красителей для «химических ловушек» (в жидком, твердом и порошкообразном исполнении), для защиты ценных бумаг, приспособлений для установления времени несанкционированного вскрытия хранилищ, вагонов.

Открытые физиками методы радиоволнового, радиационного, магнитно- вихревого, акустического, теплового контроля, успехи в области оптики, голографии, лазерной оптики, ИК и УФ - техники позволяют создать принципиально новые приборы поиска, дистанционного и визуального контроля,

68 экспресс анализаторы различного назначения. Дальнейшее совершенствование элементной базы оптикоэлектронных квантовых приборов, сверхминиатюризация их узлов позволяет использовать лазеры в разработке комплекса носимой аппаратуры для наблюдения и фотографирования в темноте. И это лишь некоторые возможности, перечень которых далеко не является исчерпывающим1.

Как и в фундаментальных областях техники, в криминалистической технике процесс революционных изменений начинается с изменения поисковых средств и средств фиксации криминалистически значимой информации. Эти изменения влекут за собой изменение средств исследовательской техники, чем и завершается конкретный цикл изменений. Новый цикл изменений опять начинается с простейших технико-криминалистических средств и приемов, вооружаемых новыми материалами и приборами; расширяется круг специальных познаний, используемых в судопроизводстве, сфера их применения, совершенствуется методика исследования объектов экспертизы и т.д. Развитие техники идет по спирали: от более низкого к более высокому уровню вооруженности практики и криминалистической науки.

Действие объективных закономерностей развития криминалистической техники, тенденций их проявления необходимо учитывать и при профессиональной криминалистической подготовке пользователей этой техникой: следователей, оперативных сотрудников, работников органов дознания, экспертов. Происходящие в криминалистической технике изменения должны сопровождаться изменением программ и методики обучения.

Компьютеризация учебного процесса по курсу криминалистики позво- ляет своевременно разрабатывать и внедрять актуальные программные продукты, учитывающие изменения во всех отраслях криминалистической техники с упором на практическое овладение обучающимися необходимыми навыками и умениями. Именно навыки и умения определяют степень овладе-

1 Многие из выше обозначенных возможностей положены в основу ведущихся в настоящее время ГУ НПО «Спецтехника и связь» МВД России разработок средств криминали-

69 ния практическими работниками всех технико-криминалистических новшеств. В системе мер апробации технико-криминалистических новинок профессиональное обучение должно занять одно из определяющих мест: практическая апробация - только первый шаг к их внедрению, которое может считаться завершенным только при условии массового овладения практическими работниками технологией использования новых средств и методов. А это и составляет сущность профессиональной криминалистической подготовки. Таким образом, формируется законченная схема реализации рассматриваемых объективных закономерностей: возникновение изменений техники - их практическая апробация - обучение их использованию на практике - ши- рокое применение новых и обновленных технико-криминалистических средств, приемов и методик.

В заключение этой главы отметим:

  1. Общие закономерности научно-технического прогресса (циклический характер, социальный заказ общества, границы, соответствие произво- дительных сил производственным отношениям) наглядно проявляются и в развитии криминалистической техники. НТП обусловливает реальные возможности совершенствования криминалистической техники в ее предметном выражении, однако реализация таких возможностей во многом предопределяется общественными и правовыми отношениями.
  2. Закономерно проявляющиеся в процессе НТП такие факторы, как специализация и дифференциация, неразрывная связь различных отраслей науки и техники, неравномерность их развития свидетельствуют о тенденции все возрастающей сложности этого процесса. Изучение таких факторов и механизма их проявления в процессе развития криминалистической техники, по нашему мнению, следует рассматривать как одну из приоритетных задач криминалистической науки. Без этого невозможно обеспечить опережающее и сбалансированное развитие криминалистической техники, ее отдельных отраслей, в частности, техники собирания доказательств и их исследования.
  3. стической техники, а некоторые из них уже реализованы.

70

  1. Техника, в том числе криминалистическая, выступает как социальный феномен, как общественное явление и в этом смысле соответствует оп- ределенным общественным и правовым отношениям, зависит в своем развитии от составляющих общественного прогресса. Структурный и предметный анализ криминалистической техники, источников ее развития свидетельствует об ее интегративной, синтетической природе, о единстве целей, задач и правовых основ ее практического применения. По нашему мнению, не имеет принципиального значения каким образом технические средства или приборы оказались в системе криминалистической техники (заимствованы из других отраслей техники с конструктивными изменениями или без них, разработаны непосредственно в криминалистике). Важно другое - их методическое или программное (если речь идет о компьютере) обеспечение, приспособление для решения именно технико-криминалистических задач. В этом смысле криминалистическая техника - это такое же обобщающее понятие как и «техника связи», «медицинская техника».
  2. Развитие криминалистической техники во многом обусловливается уровнем ее востребованности, допустимостью ее использования в процессе раскрытия и расследования преступлений. Отсюда самая непосредственная зависимость результативности процесса ее развития от уровня осознания обществом и законодателем опасности, которую представляет преступность, и необходимости использования достижений науки и техники в борьбе с ней. Однако это проблемы взаимосвязи развития криминалистической техники и общественного прогресса, которые будут рассмотрены далее1.
  3. 1 См.гл.4 настоящей работы.

71 ГЛАВА 2. ВЗАИМОСВЯЗЬ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ И ДРУГИХ ОБЛАСТЕЙ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

§ 1. Криминалистическая техника в системе научного знания

Являясь системой научных положений, криминалистическая техника как раздел науки криминалистики связана с другими областями научного знания. Определение места любой отрасли научного знания, в том числе и криминалистической техники, в их системе означает, во-первых, выявление совокупности всех связей и отношений между конкретной отраслью научного знания и непосредственно соприкасающимися с нею науками, а через них

  • с более отдаленными, а следовательно, со всей суммой человеческих зна ний, что предполагает рассмотрение данного вопроса с системно- структур ных позиций. Во-вторых, место определенной отрасли в общей системе зна ний отражает уровень развития не только научного познания, но и его пред мета - закономерностей развития внешнего мира, переходов между данной наукой и непосредственно примыкающих к ней в общем ряду наук, что соот ветствует рассмотрению вопроса с его исторической и генетической сторо ны1.

Таким образом, взаимосвязь криминалистической техники с другими отраслями научного знания носит закономерный характер. Ее можно исследовать как в структурном, так и в генетическом аспектах. Она обусловлена рядом закономерностей различного уровня.

На первом уровне проявляются закономерности диалектического мате- риализма2. В основе всех материальных связей лежат реальные процессы движения. Подчеркивая то огромное значение, которое имеет понятие «связь», при проведении данного исследования можно отметить, что оно от-

1 См.: Кедров Б.М. Классификация наук. - М.: Изд.ВПШ и АОП ЦК КПСС, 1961.- Т.1.- С. 7-11.

2 Следует отметить наличие двух известных определений материалистической диалектики

  • как науки о наиболее общих законах развития природы, человеческого общества и мышления и как науки о всеобщей связи явлений материального мира.

72 носится к наименее разработанной проблеме, как с содержательной, так и с формальной стороны. Это негативно сказывается на использовании этой категории в конкретных науках, в том числе криминалистике, где основное внимание уделяется причинно- следственным связям, устанавливаемым в процессе расследования преступлений1.

В системе связей между различными науками существенное место принадлежит связи в форме взаимодействия. В классическом понимании взаимодействие характеризуется одновременным и взаимообусловленным изменением свойств двух (или более) систем в процессе закономерного обмена энергией, массой, информацией. Взаимодействие служит универсальной характеристикой любой материальной системы, которая, поскольку она существует, уже взаимодействует с другой системой. Поэтому взаимодействие всеобще. Однако оно не единственно и не поглощает в себе все типы ма- териальных связей. Признание же реального существования различных типов связей позволяет вскрыть специфику взаимодействия как реального процесса, происходящего в условиях обоюдной активности в течение определенного конечного промежутка времени, результатом которого являются изменения состояний обоих взаимодействующих систем или возникновение третьей устойчивой системы2.

Взаимодействие - закономерный процесс. Его закономерности прояв- ляются при действии определенных факторов:

1 См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. - М.: Юридическая литература, 1973; Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. - Волгоград: ВШ МВД СССР, 1979; Карпец И.И. Проблема преступности. - М., 1969; Ко- рухов Ю.Г. Трасологическая диагностика. - М.: ВНЙИСЭ, 1983; его же: Криминалистиче ская диагностика при расследовании преступлений. - М., 1998.; Кудрявцев В.Н. Преступ ность в криминологии. - М., 1968; Соколовский З.М. Экспертное исследование причинной связи по уголовным делам. - Киев, 1970; Эйсман А.А. О формах связи косвенных доказа тельств // Вопросы криминалистики, №11. - М., 1964; его же: Заключение эксперта (струк тура и научное обоснование). - М., 1967;

2 См.,например: Антонов А.Н. Преемственность и возникновение нового знания в науке. - М.: МГУ. 1985.-С. 99-Ш; Сычева Л.С. Современные процессы формирования наук. - М. 1984.-С. 16-18; Новик И.Б. Синтез знаний и проблемы оптимизации научного творчества// Синтез современного научного знания. - М., 1973.-С. 298-299; Розов М.А. О типах связей научных дисциплин // Методологические аспекты взаимодействия общественных, естест венных и технических наук: Материалы конференции. - Обнинск, 1978.-С. 316-319.

73

а) наличие таких свойств систем, которые выступают непосредствен ной основой их взаимодействия;

б) существование объективных условий осуществления процесса взаи модействия (наличие реальных потребностей во взаимодействии, сил и средств взаимодействующих сторон);

в) устойчивый, повторяющийся характер взаимодействия в соответст вующих условиях;

г) устойчивые, повторяющиеся результаты (следствия) взаимодействия. Взаимодействие может носить и односторонний характер. Оно может

осуществляться и между системами, относящимися к разным структурным уровням, в частности между криминалистической техникой как элементом науки криминалистики и любой юридической наукой1.

Вторая закономерность, обусловливающая взаимосвязь криминалисти- ческой техники с другими отраслями знания, вытекает из системности объектов материального мира и, соответственно, системности науки. А.И.Кочергин отмечает, что для науки как результата познавательной деятельности, прежде всего, характерна системность знания, т.е. научное знание - есть не простая фиксация фактов, а система, построенная на основе определенных принципов. «Наука не куча строительного материала, а покоящееся на фундаменте здание» .

В системе человеческих знаний нет абсолютно изолированных участков, все системы знаний без исключения взаимосвязаны, и движение знаний осуществляется через их взаимодействие и взаимопроникновение. При этом элементы знания получают смысл и значение в определенном контексте, в определенных системах.

1 См.: Жбанкова И.И. Проблема взаимодействия (философский очерк). - Минск: Наука и техника, 1971.

2 Кочергин А.И. Предмет науки и общая теория систем // Проблемы исследования струк туры науки. - Новосибирск, 1967.- С. 41.

74 «Тезис о системной организованности и действенности - отмечают И.В.Блауберг и Э.Г.Юдин, - в той или иной форме принимается всеми теоретико-системными концепциями, хотя реализуется он, конечно, по- разному»1. Исследование научного знания как специфической системы позволяет применить для его анализа и установления взаимосвязей между его элементами положения и познавательные процедуры системно-структурного подхода2. В этом случае непрерывный процесс движения знания, отмечает А.С.Манасян, «…надо прервать, упростить его, рассмотреть его как дискретный, вычленить определенные его уровни, расчленить систему знания на подсистемы, на основе главных особенностей развития этих подсистем. Это фактически означает, что раскрыть проблему развития научных знаний можно, применив к ним системно-структурный подход. Именно такой подход позволит применить методы и аппарат формальной логики, выявить моменты, поддающиеся формализации, учесть особенности развития различных отраслей знания. Отсюда вытекает, что системно-структурный анализ знания должен предпосылаться, предшествовать разработке самой проблемы развития научных знаний»3.

Осуществив структурный разрез любого научного знания, можно вы- делить три аспекта его развития:

а) развитие знания как переход от его эмпирического уровня к теорети ческому;

б) развитие знания, реализующегося в развитии форм знания как тако вых;

в) развитие знания, как развитие функции (роли) отдельных взаимодей ствующих систем всего человеческого знания.

1 Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. -М., 1973.- С. 119.

2 См.: Исаев И.К. Материалистическая диалектика и системный подход в науке. - Киев, 1984.- С. 10-19.; Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. - М, 1981.- С. 6-33.; Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Указ.раб.- С. 65-102.; Сичивица О.М. Сложные формы интеграции науки. - М., 1983.- С. 77-83.

3 Манасян А.С. О системно-структурном подходе к анализу научных знаний // Вестник общественных наук. - Ереван: Изд.АН Армянской ССР, 1969.- № 6.- С. 37-38.

75 Таким образом, научное знание в целом является специфической сис- темой, состоящей из взаимосвязанных подсистем различных уровней знаний, выступающих как определенная целостность, объединенных различными видами взаимодействия с точки зрения реализуемых целей. Применив познавательные процедуры системно-структурного подхода к анализу научного знания, можно выделить его элементы (компоненты), структуру, т.е. сеть взаимосвязей между выделенными элементами, характер системной связи, функции, внешнюю среду, в которой функционирует система знаний в целом и ее отдельные компоненты.

Реализация положений системно-структурного подхода при анализе научного знания предполагает необходимость учитывать ряд общих принципиальных положений.

  1. Представление о целостности изучаемой системы. Из этого положе ния вытекают два вывода:

а) система может быть понята как нечто целостное, если она противо стоит своему окружению - среде;

б) расчленение системы позволяет сформулировать понятие элемента - далее неделимой единицы, свойства и функции которой определяются ее ме стом в рамках целого.

Свойства и функции элемента взаимоопределены со свойствами и функциями системы, т.е. свойства целого не могут быть поняты без знания свойств элементов и наоборот. Каждая исследуемая система может быть расчленена самыми различными способами, поэтому при иных расчленениях отдельные элементы могут рассматриваться как нечто сложное, например, как подсистема. В свою очередь система, как нечто целое, может рассматриваться в качестве подсистемы более широкой системы.

  1. Представление о целостности системы конкретизируется через поня тие «связь». Связи, которые могут быть выявлены лишь на системном уровне рассмотрения исследуемого объекта, занимают в системах особое место. Их условно называют системообразующими. Совокупность связей и их типоло-

76 гическая характеристика приводят к понятию структуры системы или организации системы.

  1. Структура системы или ее организация может строиться как по «го- ризонтали» (связь между однотипными, однопорядковыми компонентами системы), так и по «вертикали» (связь между неоднопорядковыми компонентами). «Вертикальная» структура позволяет установить уровни системы и иерархию этих уровней.
  2. Специфическим способом регулирования многоуровневой иерархии является управление - разнообразные по формам и по «жесткости» способы связи уровней, обеспечивающих нормальное функционирование и развитие системы1.
  3. Названные положения позволяют конкретизировать одно из основных положений диалектики - учение о всеобщей связи и всеобщем движении, развитии материальной действительности и формы ее отражения в сознании человека2.

Применительно к рассматриваемой проблеме взаимосвязи криминали- стической техники с различными областями знания большое значение приобретает выделение системных связей. При этом связи в системе приобретают более содержательное значение, на что справедливо указывает И.И.Жбанкова, выделяя в системном объекте следующие виды связей:

а) связи взаимодействия, включающие связи объектов, свойств и со стояний;

б) генетические связи, когда один объект выступает как основание, по рождающее к жизни другой объект;

в) связи преобразования, реализуемые через определенный объект, обеспечивающий или резко интенсифицирующий это преобразование, или

1 См.: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. - М., 1973; Жбанков В.А. Принципы системного подхода в криминалистике и в практической деятельности органов внутренних дел при собирании, исследовании и оценке доказательств. -М.: Академия МВД СССР, 1977; Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М: Юристь, 1997. -ТЛ.идр.

77 же реализуемые путем непосредственного взаимодействия двух или более объектов, в процессе которого или благодаря которому эти объекты порознь или совместно переходят из одного состояния в другое;

г) связи строения;

д) связи функционирования, обеспечивающие реальную жизнедеятель ность объекта;

е) связи развития, которые под определенным углом зрения можно рас сматривать как модификацию функциональных связей с учетом того, что процесс развития отличен от процесса смены состояний;

ж) связи управления, которые в зависимости от конкретного вида могут образовывать разновидность либо функциональных, либо связей развития1.

Изложенное применительно к рассматриваемой проблеме показывает, что криминалистическая техника, будучи элементом науки криминалистики, по своим функциям и задачам подчинена целому - криминалистике. В свою очередь, криминалистическая техника также системное образование, включающее систему научных положений (частных теорий) каждого из входящих в систему подразделов и разработанную на этой основе систему средств, приемов и методик, предназначенных для собирания, исследования и использования доказательств в целях раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Научные положения криминалистической техники по своему содержа- нию являются элементами частных криминалистических теорий и, соответственно, становятся частями общей теории криминалистики2. Их анализ показывает, что в содержание многих частных теорий входят положения, раз-

2 См.: Афанасьев В.Г. О системном подходе в социальном познании // Вопросы философии.- 1973.- №6.

1 См.: Жбанкова И.И. Философские принципы в научном познании. - Минск: Изд.Наука и техника, 1974.-С. 133.

2 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Общая теория советской криминали стики. - М: Академия МВД СССР, 1977.- Т. 1.- С. 199; его же Курс криминалистики. - М.: Юристъ.- Т. 1.-С. 275; Волынский А.Ф. Общие положения криминалистической тех ники // Криминалистика. - М.: Изд.Спарк, 1988.- С. 35 и др.; Основы судебной эксперти зы. /Кол.автУПод ред. Корухова Ю.Г. - М., 1997.- Ч. 1. Общая теория.- С. 57-66.

78 рабатываемые в гуманитарных (включая юридические), технических и естественных науках, а сама система технико-криминалистических методов, средств и методик основана на данных этих наук. Прежде всего, через криминалистическую технику просматривается комплексный, синтезированный характер в целом криминалистических знаний, системный анализ которых позволил Р.С.Белкину вполне обоснованно представить природу криминалистики как синтетической, интегральной науки, аккумулирующей в целях борьбы с преступностью достижения как естественных, технических, так и гуманитарных, в том числе правовых наук.

Проблема комплексных наук, правомерность их существования дли- тельное время вызывали дискуссии в философии и науковедении.

«Наука может считаться комплексной в том случае, - отмечает О.М.Сичивица, - когда для целей анализа некоторого сложного объекта она использует методы, понятийный аппарат и другие средства, заимствованные из разных дисциплин и ставшие ее собственным достоянием»1.

Разработка и применение криминалистических методов и средств под- чинены целям, задачам, функциям, принципам и законам развития криминалистики. А.И.Винберг совершенно справедливо отмечал по этому поводу: «Содержание и дальнейшее развитие криминалистической техники основаны на применении достижений различных наук, привносимых криминалистикой в уголовное судопроизводство. Однако криминалистическая техника - это не просто конгломерат технических приемов и средств, заимствованных из естественных и технических наук. Это строго систематизированные технические средства и приемы, направленные на предупреждение и раскрытие преступлений, которые используются в уголовном судопроизводстве для собирания и исследования доказательств»2. И далее он отмечал, что если выделить из целостной системы криминалистики только один ее элемент - кри- миналистическую технику как какую-то автономную совокупность техниче-

’ Сичивица О.М. Сложные формы интеграции наук. - М, 1983.- С. 53.

79 ских средств и приемов, не связанных с криминалистикой, с ее структурой, то это будет лишь конгломерат разрозненных технических средств и приемов из области физики, химии, биологии, механики, физиологии, кибернетики и других наук1.

Подобный подход полностью согласуется с сущностно-содержательной характеристикой комплексных (интегративных) наук, даваемых в философских и науковедческих работах.

«Можно утверждать, что основу формирования комплексных наук со- ставляет сложная диалектическая взаимосвязь предметной и объектной интеграции знания, специфическим образом отражающая объективное единство различных сторон любых явлений действительности. Одна только предметная интеграция знания не позволяет практически овладеть достаточно сложным объектом в целом. Для этого требуется сплав знаний обо всех сторонах данного объекта, их органическое единство. Во многих случаях, если иметь в виду именно эту практическую сторону дела, знание отдельных «срезов» объекта оказывается лишь частным средством достижения главной цели - подчинения его человеческому контролю и управлению. И наука, если она действительно стремится внести по-настоящему весомый вклад в это дело, обязательно должна ориентироваться на выработку комплексных знаний об особо сложных и важных объектах» .

Представляется, что объект исследования криминалистики является достаточно сложным и очень важным, отсюда и осуществляемая его так называемая интеграция знаний по объекту, как наиболее сложная в науке, но и наиболее продуктивная.

Анализ содержания разделов учебной дисциплины «Криминалистика» применительно к «Криминалистической технике» показывает, что их развитие осуществляется на основе взаимодействия естественных, технических и

2 Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. - М.: Юри- дическая литература, 1973.-С. 170. “Там же.-С. 172. 2Сичивица. О.М. Указ.раб,- С. 47.

80 других наук с учетом современного НТП. При этом все большее значение приобретают комплексные исследования как специфическая форма взаимодействия между криминалистами и представителями других наук. Р.С.Белкин пишет по этому поводу: «В настоящее время все большее развитие получают в криминалистике комплексные исследования, осуществляемые такими коллективами, в состав которых, помимо криминалистов, входят специалисты самых различных областей знания: физиологии, бионики, кибернетики, математики, биологии, химии, антропологии и т.п. Криминалистические объекты исследуются ими с позиций и методами своих наук, но для решения задач не этих наук, а криминалистики»1. Показательный в этом отношении пример дают разработки современных информационно-поисковых систем технико-криминалистического назначения, предполагающие непременное участие в них специалистов-предметников (криминалистов) и специалистов в области информационных технологий.

Иная закономерность, обусловливающая взаимодействие криминали- стической техники с другими науками, находится в сфере действия юридических наук. Она во многом предопределяется совпадением объекта исследования криминалистики и ряда смежных с ней наук. В теории познания различают предмет науки и объект исследования. «Одному и тому же объекту, -отмечает В.А.Лекторский, - могут соответствовать несколько различных предметов, так как характер предмета исследования зависит не только от того, какой объект он отражает, но и от того, зачем этот предмет сформирован, для решений какой задачи. О предмете можно говорить как об особой стороне реального объекта, выделяемой при помощи системы законов и «заме- щающей объект в процессе исследования, так что знание непосредственно относится лишь к предмету и только при помощи особых процедур может быть косвенным образом интерпретировано в объекте» .

1 Белкин Р.С. Криминалистика и научно-технический прогресс// Труды ВШ МВД СССР, - М.: ВШ МВД СССР, 1972.- № 34.- С. 5.

2 Лекторский В.А. Принципы воспроизведения объекта в знании // Вопросы философии, 1967.-№4.-С. 49.

81 Общим объектом исследования для криминалистики и группы смеж- ных с ней так называемых наук «криминального» цикла (уголовного процесса, уголовного права, криминологии, теории оперативно- розыскной деятельности, уголовно-исполнительного права, уголовной статистики) является такое правовое явление как событие преступления. Предмет же указанных наук - это те существенные отношения, те объективные закономерности, которые познаются ими. Таким образом, каждая из указанных наук изучает определенную сторону такого социального правового явления как событие преступления, и уже это обстоятельство обусловливает взаимосвязь между ними и необходимость разграничения предметов указанных наук. Анализу данной проблемы уделили внимание многие видные криминалисты: А.Н.Васильев, Н.П.Яблоков, А.И-Винберг, В.Е.Коновалова, Ю.И.Краснобаев, С.ПМит- ричев, Н.А.Селиванов, Н.П.Шаламов, А.А.Эйсман и другие1. Но наиболее полно она разработана Р.С.Белкиным2.

Проведенный анализ связей между криминалистикой и указанными науками с помощью познавательных процедур системно-структурного подхода показал, что наиболее характерные из них: связи развития, генетические связи, связи функционирования, связи взаимодействия. В частности, взаимопроникновение между криминалистикой и наукой уголовного процесса происходит по нескольким направлениям: в рамках теории судебных доказательств, изучения норм уголовно- процессуального закона, создания на этой

1 См.:Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминали стики. - М: Изд.МГУ, 1984; Винберг А.И. Криминалистика. Раздел 1. Введение в науку. - М.: ВШ МВД РСФСР, 1962; Коновалова В.Е. К вопросу о взаимосвязи криминалистики с уголовно-процессуальным правом // Материалы научной конференции профессорско- преподавательского состава Харьковского ЮИ.- Харьков 1968; Краснобаев Ю.И. Совер шенствование предварительного следствия и предмет советской криминалистики. - Вол гоград: ВСШ МВД СССР, 1979; Митричев СП. Предмет, метод и система советской кри миналистики. - М.: ВЮЗИ, 1956; Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система по нятий. - М.: Юридическая литература, 1982; Шаламов Н.П. Некоторые проблемы совет ской криминалистики. - М.: ВЮЗИ, 1965; Селиванов Н.А., Танасевич ВТ., Якубович Н.А., Эйсман А.А. Советская криминалистика. Теоретические проблемы. - М.: Юридическая литература, 1978.

2 См.: Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М.: ВШ МВД СССР, 1970; его же Общая теория советской кримина листики. - Саратов, 1986; его же Курс криминалистики. - М.: Юристь, 1997- Т. 1.и др.

82 основе тактических приемов осуществления следственных действий и т.п. Криминалистическая техника как элемент криминалистики также взаимосвязана с указанными науками1.

Другая закономерность, обусловливающая взаимосвязь криминалисти- ческой техники е общей системой научного знания, вытекает из специфики закономерностей, изучаемых наукой криминалистикой. Возникновение информации о событии преступления осуществляется в результате того, что его элементы взаимодействуют с различными объектами материального мира и отражаются в них. В результате отражения, которое является всеобщим свойством материи, в окружающей среде появляются изменения - следы, содержащие информацию о преступлении. По ним можно судить о содержании и механизме события, о способе действия преступников, об использованных при этом предметах, о самом субъекте преступления. Субъект преступления взаимодействует с различными объектами материального мира: людьми, неживыми телами (жидкими, твердыми, сыпучими, газообразными), живыми организмами (животными, растениями, микроорганизмами), в результате которого на указанных объектах и лице, совершающем преступление, возникают следы. При этом субъект преступления, являясь источником взаимодействия, занимает особое положение среди взаимодействующих объектов, ибо он наделен сознанием и является объектом не только отражаемым, но и отображающим, носителем специфических признаков и свойств объектов, отражаемых в материальных и идеальных следах2.

Взаимодействие элементов преступления с объектами материальной действительности осуществляется на всех уровнях движения материи: физическом, химическом, биологическом, психическом и социальном. При этом социальные и психические взаимодействия представляются как элементы социальных .систем.

1 Особенности этой взаимосвязи будут рассмотрены в следующем параграфе.

2 О сущности отражения в криминалистике см.: Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М.: ВЩ МВД СССР, 1970; его же Курс криминалистики. - М.: Юристь, 1997- Т.1.и др.

83 Биологическое взаимодействие включает многообразие процессов в живых организмах, вследствие которых происходит их самообновление. Химическое взаимодействие протекает на молекулярном либо атомарном уровнях, при этом, наряду с поглощением либо выделением энергии, происходит превращение одного либо нескольких веществ в другое. Физическое взаимодействие связано с молекулярными процессами, происходящими в материальных телах (твердых, жидких, газообразных), сопровождающимися тепло- выми, электрическими, магнитными, внутриатомными и внутриядерными изменениями или перемещениями тел в пространстве и приведением их в контакт. В результате указанных взаимодействий возникают следы и иные отображения, содержащие информацию о событии преступления и лице, его совершившем. Самая многочисленная группа следов - это следы, возникающие в результате физического взаимодействия. Один из его видов - механическое, когда под действием силы, приводящей в контакт следообразующий и следовоспринимающий объекты, происходит обмен энергией или субстанцией между ними. Рассматриваемые следы подразделяются на возникшие в результате:

а) формования, т.е. спрессовывания и иных видов слияния разрознен ных до следового контакта частиц;

б) перераспределения разрозненных частиц сыпучих тел;

в) разрушения материала следообразующего объекта;

г) разделения или отделения от организма человека или иных объектов их частей1.

К следам физического взаимодействия относятся ионные воздействия и электромагнитные изменения, возникающие в объектах. Например, на ворсистых поверхностях ковровых дорожек в месте контакта появляется электри-

1 См.:Грановский Г.Л. Основы трасологии. - М, 1965. - Ч. 1; Василевский А.Н. Трасоло-гические исследования при расследовании преступлений. Автореф.дисс.канд.юрид.наук. - М., 1962. Перепелкин В.И. Кинетические характеристики механизма следообразования в трасологической экспертизе. Автореф.дисс.канд.юрид.наук. -М., 1997.

84 ческий заряд. Разновидностью физического воздействия является термическое (тепловое).

Следы от химического взаимодействия возникают при превращении одних веществ в другие, например, при окислении, при корродуговании металлов, в результате выстрела, взрыва и т.д. В результате указанных явлений происходит изменение субстанции или структуры юаимодействующих объектов.

Образование следов при биологическом взаимодействии связано с наличием физиологических процессов в организме в результате воздействия на жертву (ссадины, кровоподтеки); процесса жизнедеятельности (биологические выделения); прекращения физиологических процессов (трупные пятна, разложившиеся ткани и т.д.), воздействия на ткань биоорганизмов (личинок, насекомых и т.п.).

Следы от социальных и психологических взаимодействий непосредственно не наблюдаются. О них судят на основе анализа конкретной ситуации совершения преступления.

Кроме того, применительно к человеку следует указать на следы его внешнего облика и группу следов, отображающих интегральные психофизиологические свойства: голос, дорожка следов ног, почерк, письменная речь, устная речь, отображения, возникающие в результате его действий1.

Анализ изложенного позволяет сделать вывод о том, что для познания механизма возникновения следов в результате различных форм взаимодействия криминалистика должна изучать и изучает соответствующие физические,

1 См.: Грановский Г.Л. Основы трасологии. - М., 1974. - Ч. 2; Кустанович С.Д. Судебно- медицинская трасология. - М., 1975.; Сегай М.Я., Стринша В.К. Судебная экспертиза ма- териальных следов-отображений. - Киев, 1977; Майлис Н.П. Судебно-трасологическая экспертиза: учебно-методическое пособие. - М., 2000; ее же Криминалистическая экспертиза следов зубов человека. Автореф.дисс…канд.юрид.наук. - М., 1979; Судебно- почерковедческая экспертиза. Кол.авторов. - М, 1971; Орлова В.Ф. Теория судебиопо- черковедческой идентификации в советской криминалистике. Автореф.дисс. канд. юрид. наук. - М., 1972; Вопросы судебно-диагностической экспертизы (материалы научно- практического семинара). - Тбилиси, 1988; Салтевский М.В. Криминалистическая одоро- логия. - Киев, 1976; Корухов Ю.Г. Криминалистическое значение следов крови на одежде. Автореф.дисс.. .канд.юрид.наук. - М., 1959.

85 химические, биологические и иные закономерности, используя положения указанных наук. В подавляющем большинстве это реализуется через криминалистическую технику. На это обстоятельство указывал еще Б.И.Шевченко при исследовании проблем трасологии, обращая внимание на необходимость “изучать основные явления, способные вызвать образование следов, и факторы, воздействующие на их формирование, а также выявить те закономерности, которым подчинено как образование следов вообще, так и отображение в них внешнего строения образующих их объектов”1. Несколько позже Крас- нобаев Ю.И. справедливо отмечал, что представители различных отраслей криминалистической техники в определении ее предмета указывают на закономерности возникновения тех или иных групп следов2.

Примером многообразия знаний и методов, привлекаемых для создания криминалистического учения из области криминалистической техники, может служить габитоскония (габитология) как учение о внешнем облике человека.

В.А.Снетков в содержание криминалистического учения о внешнем облике человека включает закономерности залечатления внешнего облика человека в различных отображениях, общие закономерности собирания и использования данных о внешнем облике человека3. В число методов изучения внешнего облика он включает методы: анатомии (в том числе топографической), антропологии, краниологии, психологии, физиологии, товароведения, парикмахерского дела, гигиены и косметики, математической статистики; к методам изучения закономерностей развития внешнего облика человека -методы морфологии, общей и судебной медицины, травмотологии, медицинской косметики, пластической хирургии, физиологии; к методам познания

1 Шевченко Б.И. Научные основы современной трасологии. - М., 1947.- С. 5-6.

2 См.: Краснобаев Ю.И. Совершенствование предварительного следствия и предмет совет ской криминалистики. - Волгоград: ВШ МВД СССР, 1979.- С. 60-66.

3 См.: Снетков В.А. Габитоскопия. - Волгоград: ВШ МВД СССР, 1979.- С. 4.

86 внешнего облика - методы геометрии (в том числе проективной), психологии, оптики, фотографии, фотохимии1.

Проблеме разработки и применения технико-криминалистических ме- тодов и средств, их систематизации в криминалистике уделяется достаточно много внимания . Анализ посвященных этой проблеме работ показывает, что подавляющее большинство технико- криминалистических методов и средств заимствованы из других областей научного знания и приспособлены для решения криминалистических задач. При этом взаимодействие криминалисти- ческой техники с другими областями знания подчиняется закону кооперации между науками. В этом случае «одна область науки формулирует задачи, которые не может решить. Другая область дает методы решения этих задач. Это ведет либо к расширению сферы влияния обеих данных наук, либо к выделению новой самостоятельной области науки»3. Причем, обмен информацией между взаимодействующими науками осуществляется на уровне информации о:

а) фактах;

б) идеях, концепциях и теориях;

в) методах, технических приемах и средствах .

Действие указанных выше закономерностей взаимодействия кримина- листической техники с естественными, техническими и иными науками в век НТР, как уже отмечалось, будет проявляться все активнее. При этом выделяют следующие источники формирования технико- криминалистических средств и методов:

‘Там же.-С. 14-15.

2 В частности, Гончаренко В.И. Научно-технические средства в следственной практике.- Киев: Вища школа, 1984.; Грамович Г.И. Основы криминалистической техники.- Минск:: Вышейшая школа, 1981; его же Научно-технические средства: современное состояние, эффективность использования в раскрытии и расследовании преступлений.-Минск: МВШ МВД СССР, 1989; Ищенко Е.П. Использование современных научно-технических средств при расследовании уголовных дел. - Свердловск: СЮИ, 1985; Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных знаний при расследова нии преступлений // Вопросы борьбы с преступностью, - М., 1968 -№ 7.и др.

3 Ляпунов А.А. О логико-методологическом исследовании науки //Проблемы исследова ния структуры науки. -Новосибирск, 1967.- С. 5.

87

а) фундаментальные законы и принципы естественных, общественных и технических наук. Их приспособление выражается в том, что этими зако нами и принципами руководствуются как методологической базой любого, в том числе технико-криминалистического научного исследования;

б) новейшие научно-технические идеи, которые по обоснованному на учному прогнозу могут найти применение в самых различных отраслях зна ния в ближайшем будущем. Такие фундаментальные научно-технические идеи способны давать импульс для развития целых научных направлений. Эти идеи формируются, как правило, на уровне научных открытий, изобре тений, рождаются в научных, творческих или экспериментальных исследова ниях. Их прикладное значение заранее не определено в окончательном виде и может иметь в будущем самое разнообразное и неожиданное приложение. В качестве примера можно сослаться на использование в криминалистике ла зерных приборов, тепловизоров, полиграфа и др.;

в) все разнообразие создаваемых в науке и технике средств познания и практической деятельности, в которых материализовались, воплотились в виде средств и орудий труда научные и технические идеи всех уровней. Это обширное по своим потенциальным возможностям поле для творчества кри миналистов в значительной степени еще не освоено. Наиболее показательны в этом отношении, с точки зрения задач криминалистики, технические сред ства автоматизации, в целом информационные технологии;

г) расширение сферы применения освоенных технико-криминалис тических методов и средств, их дальнейшее совершенствование1.

Причем, следует отметить, что этот процесс диктуется не только по- требностями криминалистической практики, но и возрастающими возможностями науки и техники. Например, создание автоматизированных дактило-

4 См.: Доброе Г.М. Наука о науке. - Юнев: Наукова думка, 1970.

1 См.: Эксархопуло А.А. Основы криминалистической теории. - С.-Петербург: Изд. С.-Петербургского университета, 1992.- С. 76-77; Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. - Иркутск: Восточно-сибирское книжное издательство, 1978 и

др.

88 скопических информационных систем объективно предъявляет совершенно иные, качественно более высокие требования к технике дактилоскопирования, обнаружения и фиксации следов пальцев рук на местах происшествий. Это инициировало использование более качественной бумаги для дактило-карт; разработку более совершенных красителей соответствующих технических средств, в том числе оптико- электронных, для снятия отпечатков пальцев.

Таким образом, взаимосвязи развития криминалистической техники и иных отраслей научного знания проявляются объективно, закономерно, в силу огромного многообразия объектов материального мира, имеющих причинную связь с событиями преступлений и, как следствие, выступающих в качестве доказательств при их раскрытии и расследовании. Данный факт предопределяется разнообразием уровней движения материи (физической, химической, биологической, психической, социальной) и обусловливает необходимость использования достижений соответствующих наук при создании новых и совершенствовании имеющихся методов и средств криминалистической техники.

При этом для криминалистической техники наиболее характерны такие связи с иными отраслями науки и техники, как генетические, связи взаимодействия, преобразования, функционирования. Разумеется, что эти связи реализуются в криминалистике под влиянием особенностей сферы применения достижений других наук, в частности, правовым характером решаемых с их помощью задач.

§ 2. Криминалистическая техника и юридические науки

Исследование связей криминалистической техники с юридическими науками предполагает рассмотрение системы юридических наук, в основе

89 которой лежит система норм права. Последние, в свою очередь, группируются в зависимости от характера регулируемых общественных отношений и методов регулирования. «Вопрос о системе действующего права тесно связан с вопросом о системе правовой науки. Система действующего права определяет в главном и решающем систему науки. Это означает, что основные элементы правовой науки соответствуют отраслям действующего права», - отмечали В.М.Чхиквадзе и Ц.А.Ямпольская1. Однако система действующего права не исчерпывает систему правовой науки, а лишь определяет систему отраслевых юридических наук: государственное право, административное право, семейное право, уголовное право, процессуальное право (включающее уголовный процесс, гражданский процесс и административный процесс), финансовое право и т.д.

В процессе развития общества и общественных отношений между от- раслями права возникают связи и переходы, представляющие собой новые явления, нередко столь специфичные, что для их изучения требуются отдельные науки. Возникают межотраслевые юридические науки, например, банковского, транспортного права и др. Изменение и развитие общественных отношений приводит к тому, что специфические закономерности возникают на стыках не только юридических наук, но юридических и общественных, а также юридических и естественных. Так возникают специальные юридические науки: судебная статистика, юридическая психология, криминалистика, криминология, теория оперативно-розыскной деятельности и др. Кроме указанных, в систему юридической науки входят: история государства и права, изучающая государство и право в их конкретном историческом развитии в определенной стране или в определенную эпоху; теория государства и права, изучающая общие для всех государственно-правовых явлений закономерности.

1 Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права // Советское государство и право, 1967.-№9.-С. 39.

90

Все юридические науки, несмотря на разный уровень изучаемых ими закономерностей, имеют «равные права гражданства». Каждая из них, являясь элементом юридической науки в целом, обладает относительной самостоятельностью, устойчивостью и автономностью функционирования. Вместе с тем криминалистику иногда называют служебной, подчиненной, прикладной наукой по отношению к науке уголовно-процессуального права1. Даже при определенной условности подобной оценки места криминалистики в системе юридических наук очевидно, что она ошибочна. Во-первых, криминалистика обслуживает не только уголовный процесс, но и иные виды судопроизводства, а во- вторых, она давно уже четко определила особенности своего предмета, что не оспаривается и подавляющим большинством процессуалистов2.

Говоря о допустимых классификациях наук, надо быть готовым встре- тить нечто абсолютно новое, сопровождаемое достаточно убедительной аргументацией. Так, Е.Д.Гражданников, предложивший очередную классификацию наук, ввел такую категорию, как «антипатологические науки», к числу которых отнес, в частности, военные науки, криминалистику, судебную медицину и др.

Аргументация для введения такой категории наук следующая. Антипа- тологические науки - это те, цель которых составляет борьба за жизнь и здоровье людей. Поэтому криминалистика отнесена им к категории общественных антипатологических наук, призванных бороться с такой патологией, как преступление.3

С учетом самостоятельности и самодостаточности криминалистики рассмотрим взаимосвязь криминалистической техники, являющейся элементом науки криминалистики, с отдельными юридическими науками. При этом отметим, что закономерные взаимосвязи криминалистической техники с дру-

1 См.: Криминалистика. -М.: МГУ, 1980.- С. 12.

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М: Юрист, 1997.- Т. 1.- С. 173-174.

3 См.:Гражданников Е.Д. Метод построения системной классификации наук.- Новоси бирск, 1987.-С.66, 86

91 гими юридическими науками определяются решением общей социальной задачи: обеспечением правовых основ жизнедеятельности общества, непременным элементом которой является поддержание правопорядка, борьба с правонарушениями. При этом взаимосвязи реализуются по двум направлениям - теоретическому и практическому.

Криминалистическая техника и теория государства и права.

Теория государства и права занимает особое «руководящее» положение в системе юридических наук. Ее предметом выступают такие явления общественной жизни, как государство и право, основные закономерности их возникновения и развития, сущность, назначение и функционирование в обществе, а также особенности политического и правового сознания и правового регулирования1.

Признание за теорией государства и права «руководящей» роли в юри- дической науке нисколько не умаляет роли философии, формулирующей всеобщие диалектические законы и категории познания бытия. «Но поскольку общим отнюдь не исчерпывается богатство особенного и единичного, постольку и отраслевые науки, разрабатывающие конкретные способы и приемы исследования специфики своего предмета, могут иметь методологическое значение… Как и любая отрасль знания, юридическая наука имеет в качестве своего основания общетеоретическую часть, ценность которой определяется ее основополагающими идеями и мировоззренческой силой, способными оказать влияние на решение задач, имеющих непосредственно практическое значение»2.

Изложенное не означает, что у каждой юридической науки нет своей методологической базы. «Каждая конкретная юридическая наука немыслима без своей методологической базы, суть которой составляют основные поло-

1 См.: Теория государства и права. - М.: Норма-ИНФРА, 1998.- С. 8.

2 Беляев Н.А., Керимов Д.А., Пашков А.С. О методологии юридической науки// Методи ческие вопросы общественных наук.-Л.:ЛГУ,1968.-С.127-141.

92 жения … философии, конкретизированные применительно к предмету данной юридической науки», - пишут Р.С.Белкин и А.И.Винберг1.

Безусловно, говорить о прямом влиянии общей теории государства и права на криминалистическую технику, было бы преувеличением. Однако проследить непосредственную связь криминалистики в целом с общей теорией государства и права не составляет большого труда. Установив такую связь, можно говорить об опосредованном влиянии упоминаемой общей теории и на криминалистическую технику.

Прежде всего, речь должна идти о правовом мышлении, которое фор- мирует, в первую очередь, общая теория государства и права у представителей (ученых и практиков) любой юридической науки, в том числе и криминалистики. При этом правовое мышление толкуется как нормативные потребности общественной жизни, определенное нормативное отношение, опосредуемое властью к тем или иным явлениям интеракционируемой2 действительности.

Овладевая специфической логикой социальной действительности, дан- ный тип мышления порождает и использует специальные юридические понятия, посредством которых и выражаются определенные нормативные по- требности, нормативные детерминанты. Поэтому само это мышление, распространяемое благодаря общей теории государства и права, характеризуется как нормативное3. Следовательно, юридические понятия представляют собой не что иное, как разновидность социальных понятий. Без определенного нормативного отношения к тем или иным явлениям нет и не может быть ни нормативных понятий, ни нормативных суждений как специфической формы мышления.

1 Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. - М.: Юри дическая литература, 1973.- С. 10.

2 Понятием интеракции охватываются такие явления, как кооперация, согласованность, упорядоченность, урегулированность социальной групповой деятельности.

5 См.: Бабаев В.К. Советское право как логическая система. - М.: Акад. МВД СССР, 1978.-С. ПО.

93 Теория государства и права оказывает непосредственное направляющее воздействие на криминалистику в целом и ее элементы: общую теорию, криминалистическую технику, криминалистическую тактику, методику расследования и предупреждения отдельных видов преступлений. Оно заключается в том, что криминалистические концепции, средства, методы и рекомендации разрабатываются в соответствии с принципами и положениями науки теории государства и права. В частности, при разработке общих положений крими- налистической техники, принципов ее допустимости в уголовный процесс (безопасности, научности, этичности, экономичности и т.д.) криминалисты руководствуются положениями науки теории государства и права1.

Вместе с тем, говоря о криминалистической технике, мы должны по- стоянно помнить о ее единстве с другими разделами криминалистики и рассматривать воздействие общей теории государства и права через призму этого единства.

Такие категории, как правонарушения и преступления, понятия которых раскрываются в общей теории, являются основополагающими для мето- дики расследования преступлений. Более того, в разрабатываемых криминалистикой понятиях «криминалистическая характеристика преступления», «частная методика расследования» находят прямое выражение категориальные понятия общей теории. Речь идет в данном случае о таком понятийном аппарате как «способ, время и место совершения преступления», «личность правонарушителя», «размер причиненного ущерба» и т.п.2 Более того, не следует забывать и о том, что глобальные понятия: преступление, его состав, объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона также форми-

1 См.: Селиванов НА. Проблемы криминалистической техники // Советская криминали стика. Теоретические проблемы. - М.:Юридическая литература, 1978; Грамович Г.И. Ос новы криминалистической техники.- Минск: Высшая школа, 1981; Гончаренко В.И. На учно-технические средства в следственной практике.- Киев: Виша школа, 1981. Ищенко Е.П. Использование современных научно-технических средств при расследовании уго ловных дел. - Свердловск: СЮИ, 1985 и др.

2 См., например: Общая теория права. /Кол.авт./Под ред. В.К.Бабаева. - Н.Новгород, 1993.-С. 436-437.

94 руются общей теорией права1: общая теория - уголовное право - криминалистика становясь предметом исследования в разделе «Методика расследования преступлений». Именно эти понятия позволяют криминалистике предельно конкретизировать отправные положения каждой частной методики расследования. Вместе с тем в каждой частной методике и криминалистической характеристике уделяется должное внимание такому элементу, как «материальные следы преступления». А это уже прямой выход на криминалистическую технику, ее приемы, средства, методы работы.

Возможности методов и средств криминалистической техники реали- зуются в процессе воздействия на общественные отношения при применении норм права. Само же правовое регулирование осуществляется с помощью соответствующего механизма, понятие которого, как и процесс его воздействия на социальную систему, разрабатываются в науке теории государства и права2. Эффективность механизма правового регулирования в сфере раскрытия и расследования преступлений в определенной степени зависит от со- стояния технико-криминалистических методов и средств. Поэтому криминалисты, исходя из положений науки теории государства и права, разрабатывают соответствующие технико-криминалистические методы и средства, способствующие эффективному решению задач государственно-принудительного воздействия. Другими словами, криминалисты должны учитывать современную социально- экономическую обстановку, разрабатывая и внедряя в практическую деятельность правоохранительных органов такие технико- криминалистические методы и средства, которые отвечают потребностям практики, то есть адекватны складывающейся в стране криминогенной ситуации. По мнению ряда ученых-криминалистов, в современных условиях борьбы с правонарушениями разработка технико- криминалистических методов и средств идет в следующих направлениях:

1 Там же.- С. 440-445.

2 См.: Шабалин В.А. Методологические вопросы правоведения.- Саратов:Саратовский гос.ун-т, 1972 и др.

95

  • применение принципиально новых методов и средств, улучшающих возможность получения доказательственной информации;
  • совершенствование существующих методик работы со следами;
  • увеличение параметров работы технико-криминалистических средств и их комплексов и т.д.1

Нам представляется, что подобная трактовка данного вопроса несколько упрощенная. Направления развития криминалистической техники, конечно, можно определять и с учетом состояния отдельных ее методов и средств (принципиально новые или уже практически используемые). И, безусловно, все разработки преследуют цель «улучшения возможностей получения ин- формации» и «увеличения параметров работы…». По нашему мнению, пути развития методов и средств криминалистической техники во многом зависят, с одной стороны, от потребностей в них следственной практики, а с другой-от возможностей науки и техники, от уровня научного знания на определенном этапе развития общества, от взаимосвязи между его различными отраслями. Однако при этом весьма существенную роль играет такой фактор, как востребованность обществом предлагаемых криминалистикой методов и средств, законодательного решения допустимости их использования как средств доказывания. В качестве примера можно вспомнить проблемы одорологии, полиграфа, дактилоскопической регистрации населения и другие, когда консерватизм законодателя и общественного сознания становятся препятствием на пути внедрения новых научно-технических методов и средств в практику раскрытия и расследования преступлений.

Иными словами, криминалистика в целом и криминалистическая техника, в частности, вправе рассчитывать на социальную, правовую поддержку своих специфических начинаний со стороны общей теории государства и

1 См.: Грамович Г.И. Научно-технические средства: современное состояние, эффективность использования в раскрытии и расследовании преступлений. - Минск: МВШ МВД СССР, 1989; Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М.: РТА, 1999 и др.

96 права. Однако наука криминалистика должна уметь доказывать в каждом случае необходимость и целесообразность таких начинаний для общества.

Таким образом, можно констатировать, что между теорией государства и права и криминалистической техникой, кроме связей управления, существуют связи развития, взаимодействия и функционирования, поскольку разрабатываемые в криминалистической технике средства и методы в соответствии с положениями науки теории государства и права реализуются в механизме правового регулирования для укрепления правопорядка. В свою очередь, наука теории государства и права оценивает разработанные в криминалистической технике средства и методы и учитывает достижения криминалистики при развитии своих положений и концепций.

Данный фрагмент работы хотелось бы закончить на этой мажорной но- те, но объективность исследования заставляет сказать и о другом. Прослеживание связей между криминалистикой (криминалистической техникой) и общей теорией государства и права - это задача не только криминалистов, но и теоретиков права. Прослеживание рассмотренных связей - это не стремление криминалистики поднять свою значимость, доказав «родство» с общей теорией, это важная научная и даже социальная задача. В век технического прогресса именно теоретикам права необходимо обратиться к проблеме «технизации» юриспруденции. Проводником такой технизации является, в первую очередь, криминалистика, которой в этой связи должно уделяться непосред- ственное внимание в общей теории.

Пока еще это не всегда реализуется, в том числе и в учебной литературе. Так, в учебном пособии В.Н.Хропанюка «Теория государства и права» в разделе «Место теории государства и права в системе юридических наук» автор все юридические науки делит на три группы: теоретико- исторические, отраслевые, специальные. К числу последних он относит криминалистику, судебную медицину, психиатрию, психологию, бухгалтерию. Далее рассмотрена связь общей теории с науками первой и второй групп и ни слова о связи со «специальными юридическими науками». Здесь удивляет все: и включе-

97 ние в юридические науки судебной медицины, судебной психиатрии, психологии, бухгалтерии и отнесение криминалистики к категории «специальных». Главным же, заслуживающим сожаления, остается отсутствие внимания к проблемам науки. Из этого может быть сделан только один вывод в рамках данного исследования. Научный анализ и выявление связей должны идти и со стороны криминалистики, и со стороны общей теории права. При этом на первом месте должны быть не амбиции, а интересы общества, задачи борьбы с преступностью, сверхактуальные на данный период1.

Криминалистическая техника и криминология.

Отчетливо просматриваемые тесные связи существуют между крими- налистической техникой и криминологией, изучающей закономерности, определяющие состояние, динамику, формы и причины преступности и меры ее предупреждения . В этой связи А.А.Герцензон писал: «Проблема предупреждения преступности при всей ее многогранности - одна из центральных в советской юридической науке; она неразрывно связана с исходными положениями, понятиями и институтами уголовного права. Вместе с тем решение теоретических и практических задач предупреждения преступности опирается на положения теории государства и права, на государственное и административное право, на судоустройство, уголовный процесс, криминалистику, уголовную статистику»3.

При изучении взаимосвязей криминалистики и криминологии следует исходить из того, что криминология изучает общие социально- экономические причины преступности, условия, способствующие совершению преступлений, разрабатывает общие, основные меры и средства предупреждения преступности4, а криминалистика - специальные. И.И.Карпец отмечает, что

1 См.: Хропанюк В.Н. Теория государства и права. - М., 1998.-С.24 и далее.

2 См.: Советская криминология. - М., 1976.- С. 6.

3 Герцензон А.А. Введение в советскую криминологию. - М., 1965.- С. 21.

4 См.: Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. - М., 1980. Гришаев И.И. Советская криминология. - М., 1977; Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генети ка, поведение, ответственность. - М., 1982 и др.работы.

98 криминологии отводится роль сигнализирующей науки, а конкретные предупредительные меры разрабатываются специалистами соответствующих областей знаний1.

Еще более определенно по этому вопросу пишет А.И.Долгова: «Кри- минология в России и в других странах, где она развивалась в рамках юриспруденции, стала общетеоретической наукой для наук криминального цикла (уголовного, уголовно-исполнительного права, уголовного процесса, криминалистики, оперативно-розыскной деятельности, судебной психологии и др.). Число этих наук не является постоянным. Например, в последнее время ставится вопрос о выделении криминологии. Соотношение криминологии и этих наук можно сравнить с соотношением теории государства и права и других юридических дисциплин»2.

Следует отметить, что вопросы профилактики преступлений входили в содержание криминалистики и, прежде всего, криминалистической техники с момента ее возникновения. На необходимость разработки вопросов профилактики преступлений в криминалистике указывали уже в 30-е годы В.У.Громов, Э.В.Владимиров и др.3 В частности, говоря об уголовной регистрации, они отмечали ее профилактическую функцию. Однако осознано эта функция представлялась значительно позже. Предупреждение преступлений как задачу науки криминалистики А.И.Винберг определил в 1950 году. С его точки зрения, криминалистика - наука «…о технических и тактических приемах и средствах обнаружения, собирания, фиксации и исследования судебных доказательств, применяемых для раскрытия преступления… выявления виновных и изыскания способов предупреждения преступлений»4. В 1962 году он определяет криминалистику как науку «…о криминалистиче-

1 См.: Карпец И.И. Пределы криминологических исследований // Социалистическая за конность. 1968.-№ 9.

2 Криминология. - М.: Инфра. М - Норма, 1997.- С. 31.

3 См.: Громов В.У. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. - М.: 1935.- С. 16; Владимиров Э.В., Зильберквит Г.А., Кацнельсон Ю.Д. Уголовная профилак тика. - М.: УРКМ, 1934.- С. 10.

4 Криминалистика. - М.,;Госюриздат, 1950. С. 4.

99 ской технике и тактике собирания и исследования доказательств, методике расследования и предотвращения преступлений»1.

Активизация исследований проблем профилактики в криминалистике проявилась в 60-е годы. В этот период выдвигаются предложения о формировании криминалистической профилактики как частной криминалистической теории. В частности, в 1961 году В.П.Колмаков предложил выделить в криминалистике, наряду с техникой, тактикой и методикой, самостоятельный раздел и сосредоточить в нем все, что относится к профилактике в криминалистической науке2. Данное предложение не было поддержано криминалистами3, хотя исследования по вопросам криминалистической профилактики интенсивно продолжались, что дало основание И.Я.Фридману снова поставить вопрос о разработке частной теории криминалистической профилакти- ки4. Р.С.Белкин по этому поводу резонно отмечает, что продолжающиеся попытки создать частную теорию криминалистической профилактики является примером переоценки роли криминалистики в этом вопросе5.

Вместе с тем это не помешало И.А.Алиеву выступить с идеей создания частной теории экспертной (а не криминалистической) профилактики6. В качестве аргументов создания такой теории автор ссылался на ее согласуемость с общей теорией судебных экспертиз, на то, что данная частная теория призвана отражать важное направление экспертной деятельности и позитивно влиять на эту деятельность, а также на то, что в рамках частной теории экспертной профилактической деятельности могут быть систематизированы

1 Винберг А.И. Криминалистика. Раздел I. - М.: ВШ МВД РСФСР,1962. - С. 4. 1 См.: Колмаков В.П. Некоторые вопросы криминалистической профилактики преступле- ний // Сов.государство и право. 1961.- № 12.

3 См.: Зуйков Г.Г. и др. Выявление причин преступности и предупреждение преступлений. -М: ВШ МООП СССР, 1967.; Звирбуль В. и др. Выявление причин преступления и при нятие предупредительных мер по уголовному делу. - М.: Всесоюзный институт по изуче нию причин и разработки мер предупреждения преступности, 1967.

4 См.: Фридман И.Я. Вопросы профилактики преступлений в системе криминалистики // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев. 1971.- Вып.8.

5 См.: Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. - М: Норма, 1999.- С. 266- 267.

6 См.: Алиев И.А. Проблемы экспертной профилактики. - Баку, 1991.- С. 133-174.

100 знания, относящиеся к этой проблеме, определены предмет и объект исследования, цели, задачи, субъекты и формы деятельности.

Не касаясь в данной работе самой идеи создания подобной частной теории, отметим, что внимание, уделяемое возможностям экспертной, в том числе криминалистической экспертной, профилактике вполне заслужено. Возможности экспертизы в плане профилактики преступлений действительно весьма значительны, и криминалистическая экспертиза, а стало быть и криминалистическая техника как раздел криминалистики, включающий в себя частные теории отдельных видов криминалистических исследований, имеет к этому самое прямое отношение.

Для правильного понимания места криминалистики и криминалистиче- ской техники в общей системе предупреждения, с главенствующей в этом научной ролью криминологии необходимо уделить некоторое внимание всей системе предупреждения преступлений.

В обществе должна существовать такая организация предупреждения преступлений, которая бы представляла комплекс взаимосвязанных профи-лактико-предупредительных мер, осуществляемых на разных уровнях, в разных масштабах и разных сферах общественной жизни. При этом такая деятельность должна отвечать важнейшим требованиям системности. Профилактику преступлений с позиции системного анализа, очевидно, можно рассматривать как одну из систем социального порядка, создание и функционирование которой обусловлено необходимостью созидательного и планомерного воздействия на преступность для достижения определенных социально значимых целей - сокращение преступности и контроль за ней.

Являясь составной частью, элементом более высокого образования - общей системы социального регулирования общественной жизни, система предупреждения преступности в то же время по своим задачам, целям и системообразующим факторам выступает как упорядоченная, относительно ус-

101 тоичивая система более низкого уровня1. Она имеет свои управляющие и управляемые подсистемы с их сложным внутренним строением, субъектами, объектами, связями и отношениями, специфическими источниками получения и передачи информации, специальными формами, в которых осуществляется предупредительная деятельность.

В общей системе мер борьбы с преступностью может быть выделено достаточно большое число ее элементов, а также подсистем, каждая из которых сама может претендовать на звание системы. Применяя подобный подход, авторы курса криминологии отмечали: «Диалектика общественных отношений такова: общество - единый социальный организм и составляющие его части связаны друг с другом. Системы, выполняющие более частные (специальные) задачи, входят полностью или частями в другие более общие системы. Некоторые из них носят многофункциональный характер, а в узловых, комплексных проблемах, как правило, пересекаются различные виды социальной деятельности»2.

Нам представляется, что именно с этих позиций необходимо изучать взаимодействие криминалистики и криминалистической техники с криминологией в общей системе предупреждения преступлений. Развивая соображения криминологов, можно говорить о том, что наряду с категориями общесоциальными, то есть системами политическими, экономическими, идеологическими (культурно-воспитательными) следует говорить о правовых системах, а среди них и о таких социально ориентированных на решение превентивных задач, как системы криминологическая, уголовно-правовая, уголовно-процессуальная, криминалистическая3. Сужая еще далее эти категории как отражение систем, мы впрямую выходим на криминалистику, кримина-

1 См.: Кудрявцев В.Н., Миньковский Г.М., Сахаров А.Б. Понятие предупреждения пре ступности. Теоретические основы предупреждения преступности. - М., 1977.- С. 47-63.

2 Курс советской криминологии. /Кол.авт./Под ред.Кудрявцева В.Н., Карпеца И.И., Коро- бейникова Б.В. - М., 1986.

3 Гюнтер Кайзер в работе по криминологии продолжает эти системы, рассматривая роль в превенции правовой медицины, судебной психиатрии, судебной психологии. См..Тюнтер Кайзер. Криминология. - М., 1979. -С. 86-92.

102 листическую технику, криминалистическую экспертизу, взаимодействие которых с криминологией может быть наглядно продемонстрировано.

В этой связи необходимо рассмотреть, прежде всего, соотношение предметов криминалистики и криминологии. Мы разделяем позицию Р.С. Белкина, который пишет: «Предметом криминалистики являются такие меры предупреждения преступлений, которые относятся к техническим и тактическим. Их разработка основывается на познании закономерностей возникновения информации о преступлении и работы с доказательствами… Предметом криминологии является разработка системы предупредительных мер. В эту систему криминология включает также и криминалистические меры предупреждения отдельных видов преступлений, однако пользуется ими как данными науки криминалистики, то есть сама разработкой таких мер не занимается»1.

Таким образом, между криминологией и криминалистикой, включая все ее разделы, существуют тесные взаимосвязи. На теоретическом уровне применительно к криминалистической технике они прослеживаются при формировании криминалистических теорий причинности и криминалистического прогнозирования. Что касается первой теории, взаимосвязь криминологии и криминалистической техники проявляется при разработке методики экспертного установления причинно- следственных связей, а также связей между материальными следами преступления2.

Вопросам экспертного (криминалистического) установления причинно- следственных связей для расследования и предупреждения преступлений уделялось значительное внимание в юридической литературе .

Преступление - результат действия причины, т.е. такого явления, кото- рое вызывает, обусловливает, порождает совершение преступления . Между

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юрист, 1977.- Том 1.-С. 393-419.

2 По этим вопросам Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юрист, 1977.- Том 2.- С. 393- 419.

3 См.,например: Р.С.Белкин. Курс советской криминалистики. - М, 1978.- Т. 2.- С. 322- 344; Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. - М., 1968.- С. 100-106; Селиванов

103 причиной и следствием существует последовательность в пространстве и во времени. Поэтому характерной особенностью экспертного решения профилактических задач является изучение на основе специальных познаний процесса преступного действия, развивающегося в пространстве и времени, включающие внешнее проявление этого действия как результат отражения (реализации) генезиса преступления.

Применительно к установлению причинных связей в процессе рассле- дования преступлений обычно отмечают ряд особенностей, из которых главными являются:

1) установление причинных связей, имевших место в прошлом; 2) 3) установление причинной связи посредством факторов, добываемых действиями с соблюдением процессуального порядка; 4) 5) установление ее нередко на основе неполных фактов; 6) 4) установление, которое иногда усложняется маскировкой истинного характера события1.

Признавая возможность установления причинно-следственных связей экспертным путем, некоторые авторы вводят ряд ограничений. Так, А.Я.Полиашвили полагает, что эксперт анализирует лишь отдельные звенья причинно-следственных связей, при этом он ограничен теми материалами, которые ему представлены следствием (судом), что решение экспертом вопроса о причинности ограничено рамками науки, которую представляет эксперт. К тому же, по мнению А.Я.Полиашвили, установление фактов причинно-следственных связей экспертом в его заключении носит лишь предварительный характер, так как окончательное установление этих связей - дело следствия и суда2.

Н.А. Комплексное планирование социальной профилактики правонарушений // Социалистическая законность. 1981.- № 12. и др.

4 Подробнее об изучении причинности см.:Кузнецова Н.Ф. Методологические основы изучения криминогенной детерминации. - М, 1984.

1 См.: Коновалова В.Е. Теоретические проблемы следственной тактики. Автореф.дисс. … докт. юрид.наук. - Харьков, 1966.

2 См.: Полиашвили А.Я. Установление причинной связи в заключении судебного эксперта // Социалистическая законность. 1967.- № 6.- С. 73-76.

104 Приведенные выше ограничения весьма существенны, и анализ их имеет принципиальное значение для уяснения возможностей криминалистической экспертизы в установлении причинно-следственных связей в плане профилактики преступлений. Последний из тезисов А.Я.Полиашвили аргументировано раскритиковал Р.С.Белкин, указавший на то, что в подобной постановке вопроса происходит смешение установления причинно-следственной связи экспертом и ее правовой оценки следователем и судом. Первая относится к области чисто познавательных операций, вторая - оценочно-правовых. «Эксперт вправе давать заключение о наличии или отсутствии причинной связи, о причине или следствии в тех случаях, когда закономерности развития явления, образующие проверяемую цепь, полностью охватываются его специальными познаниями. В отдельных случаях этими познаниями охватывается вся причинная цепь, начиная от деяния обвиняемого и кончая наступившими последствиями. Тогда пределы решения вопроса следователем и судом, с одной стороны, и экспертом - с другой, могут совпадать. Однако эксперт, разумеется, не касается юридических вопросов причинной связи и рассматривает ее только в том аспекте, который соответствует характеру его специальных познаний»1.

Не выдерживают критики и остальные аргументы, выдвигаемые А.Я.Полиашвили. Что касается ограниченного числа документов, представляемых эксперту, то объем их может быть увеличен по запросу эксперта. Ограничение его исследования пределами науки, которую он представляет, также воспринимается как несостоятельное. Возможности комплексных экспертиз снимают данное ограничение.

В целом приведенный материал является наглядным свидетельством того, как в науке криминалистике (и на практике) решаются важные вопросы установления причинности, т.е. той категории, которая имеет существенное значение в профилактике преступлений и для криминологии и для криминалистики.

1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М., 1978.- С. 339.

105

Разработка теории криминалистического прогнозирования осуществляется в двух направлениях: а) прогнозирование научных исследований и их результатов; б) прогнозирование преступности в криминалистическом аспекте этого явления (способов, средств совершения преступлений и т.п.), средств, форм и методов борьбы с нею1.

Прогнозирование научных исследований в целях разработки технико- криминалистических методов и средств может осуществляться с учетом: а) данных криминологии о структуре и динамике преступности, способов совершения отдельных видов преступлений; б) данных криминалистики об особенностях и частоте встречаемости технико- криминалистических задач, связанных с раскрытием и расследованием преступлений. При этом криминология как сигнализирующая наука указывает с учетом социально-экономической обстановки на необходимость активизации борьбы с определенными видами преступлений (кражами, убийствами, незаконным оборотом наркоти- ческих средств и т.д.).

Для разработки подобных прогнозов весьма важно иметь возможно полную и достоверную информацию о новейших достижениях в области естественных и технических наук, которые могут быть использованы для совершенствования имеющихся и создания новых методов и средств криминалистической техники.

Вместе с тем множество технико-криминалистических задач, решаемых в процессе раскрытия и расследования преступлений2, обусловливает соответствующее многообразие требуемых технических средств. Так, возникает проблема приоритета в разработке методов и средств криминалистической техники. В ее решении важную роль имеют данные криминологии, в

1 См.: Белкин Р.С. Указ. работа. -С. 430-431; Грановский Г.Л. О криминалистическом про гнозировании. Тезисы. - М, 1976; Горшенин Г.Л. Основы теории криминалистического прогнозирования. - М.: Акад. МВД РФ, 1993 и др.

2 См.: Волынский В.А., Сурыгина Н.Е. О содержании и значении тактико- технических за дач в процессе раскрытия и расследования преступлений // Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел. - Вол гоград: ВСШ МВД СССР, 1989.-С. 114-118.

106 том числе криминологические прогнозы динамики и изменений в структуре преступности, выводы о причинах отдельных видов преступлений и т.п. Следует заметить, что данная проблема в современных условиях приобретает особую актуальность. Все усложняющаяся в стране криминогенная ситуация настоятельно диктует необходимость разработки не отдельных технических методов и средств, тем более не для борьбы с тем или иным видом преступлений или для решения каких-то частных технико-криминалистических задач (что было характерно до недавних пор), а сложнейших приборных комплексов, отвечающих требованиям современных информационных технологий.

Роль криминологических прогнозов очевидна и в обеспечении будущих разработок в области криминалистической техники. История отечест- венной криминалистики изобилует примерами научных разработок по принципу действий пожарных. Причем, если такие действия в годы коренных социально-экономических преобразований в нашей стране можно объяснить объективными факторами (не только для криминалистов, но и в целом для системы правоохранительных органов многое оказалось неожиданным), то в предшествующие периоды подобные факты, как правило, обусловливались игнорированием возможностей криминологии и субъективизмом в принятии важных государственных решений. Например, в 1986 году партийными и го- сударственными органами страны принимаются решения об активизации борьбы с пьянством, алкоголизмом, наркоманией, с так называемыми нетрудовыми доходами. В срочно подготовленной Программе МВД СССР технического перевооружения органов внутренних дел и внутренних войск предусматривается более двух десятков разработок технических средств поиска, обнаружения, экспресс-анализа, предварительного и экспертного исследования соответствующих объектов, причем с явно нереальными сроками их выполнения -до года.

Между тем, по данным криминологов, уже в то время все настойчивее заявляла о себе организованная преступность, все отчетливее проявлялась необходимость разработки информационно-поисковых
систем технико-

107 криминалистического назначения и соответствующих требованиям подобных систем методов и средств собирания, обработки и использования розыскной и доказательственной информации. Однако и реалии развития преступности (данные криминологии), и выступления некоторых криминалистов по этому поводу не находили понимания у тех, кто был вправе (и обязан) принимать соответствующие решения1.

Однако в истории криминалистики имели место и позитивные примеры. Например, по рекомендации криминалистов был организован экспери- ментальный отстрел служебного боевого оружия работников органов внутренних дел (1977 г.); введены дополнительные средства защиты бумажных денежных знаков и металлических монет; внесены конструктивные изменения в отдельные виды замков и др.

Весьма наглядно и продуктивно проявляется взаимосвязь криминали- стической техники и криминологии в части разработки методов и средств профилактического характера, а также соответствующих методических рекомендаций. В криминалистике дается детальная классификация средств предупреждения преступлений. В частности, Г.И.Грамович подразделяет их на средства установления состояния лица, которое может способствовать совершению преступления; выявления действий конкретного лица, которые могут повлечь совершение преступления; применяемые для проверки технического состояния различных объектов; предназначенные для предотвращения преступлений, когда неизвестно, кто его собирается совершить; позво- ляющие устанавливать подделки различных объектов; используемые для образования в момент совершения преступления дополнительных
следов

1 См.: Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. - М.: Юридическая литература, 1990; Гуров А.И., Жигарев Е.С., Яковлев Е.И. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершенных организованными группами. Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД РФ, 1992; Организованная преступность - 2. -М: Криминологическая Ассоциация, 1993; Организованная преступность - 3. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1996; Организованная преступность - 4. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1998 и др.

108

и др.1

Не вдаваясь в детали, подобных классификаций средств предупреждения преступлений, подчеркнем лишь, что их реальное наличие и дальнейшее развитие во многом есть результат взаимосвязей криминологии и криминалистики.

Переходя к возможностям криминалистической экспертизы в плане предложения мер по устранению причин и условий совершения преступлений, мы должны вновь обратиться к некоторым общим вопросам экспертной профилактики. Необходимо различать такие понятия, как экспертная профилактика и экспертная профилактическая деятельность. Понятие «экспертная профилактика» служит идеализированным, абстрагированным отражением экспертной профилактической деятельности, но не просто изоморфным отражением, а конкретным, т.е. многогранным, всесторонним, систематическим знанием2 о ней как об объекте - отражаемой системе.

Предмет экспертной профилактики составляет имманентно присущие эксперту возможности установления на основе специальных познаний обстоятельств, которые выступают в качестве условий (а иногда и причин) совершения преступлений; взаимодействия субъектов системы экспертной профилактики между собой и субъектами более общей системы, стоящей на порядок выше; организационные, координационные и методические условия, обеспечивающие их деятельность по предупреждению преступлений; комплексы профилактических мероприятий применительно к категориям преступлений, объектам экспертного исследования, оценке эффективности экспертной профилактической деятельности и ее прогнозированию.

Что касается предмета самой экспертной профилактической деятельно- сти, то в качестве его выступают фактические данные (факты, обстоятельства), устанавливаемые на основе специальных познаний эксперта и проведен-

1 См.: Грамович Г.И. Основы криминалистической техники. - Минск: Вышейшая школа, 1981; его же Научно-технические средства: современное состояние, эффективность использования в раскрытии и расследовании преступлений. - Минск: МВШ МВД СССР, 1989.

109 ных им исследований, касающихся обстоятельств, способствующих (могущих способствовать) совершению преступления (преступлений), и разрабатываемые на этой основе рекомендации, направленные на устранение выявленных экспертом обстоятельств.

Предмет экспертной профилактической деятельности предопределяется объектами экспертного исследования и задачами экспертной профилактики. Можно различать понятие общего предмета для конкретного вида криминалистических экспертиз в целом, т.е. типичные обстоятельства, которые могут быть установлены на основе специальных (например, криминалистических) познаний, составляющих базу данного вида экспертизы, а также частного предмета, предопределяемого экспертной задачей исследования по конкретной экспертизе, по обобщаемой категории экспертиз, категории дел, виду преступлений и т.п.

В качестве общего предмета экспертной профилактической деятельности фигурируют обстоятельства (недостатки, нарушения, дефекты и т.п.) как технического, так и организационного характера, облегчающие совершение или сокрытие преступлений. В одних случаях эти обстоятельства способствовали совершению расследуемого преступления, в других, по обоснованному предположению, могут способствовать совершению аналогичных преступлений.

Высказывались мнения, что к предмету экспертной профилактической деятельности не могут быть отнесены обстоятельства правового и организационного характера1. Иную позицию отстаивал А.Р.Шляхов, утверждая, что при обобщении экспертной практики сотрудники судебно-экспертных учреждений «не лишены возможности анализировать организационно-правовые вопросы»2.

2 См.: Сичивица О.М. Сложные формы интеграции науки. - М., 1983.

1 См.: Колмакова В.П. К определению предмета экспертно-криминалистической профи лактики преступлений // Вопросы судебной экспертизы. - Баку, 1978.- Вып.16.- С. 14- 23.

2 Шляхов А.Р. Правовые основания, формы и методы профилактической деятельности эксперта и экспертного учреждения // Вопросы судебной экспертизы.-Баку, 1965.-Вып. 1. С. 4-7.

по

Так, по инициативе экспертных подразделений Минюста СССР и МВД СССР в 60-х годах была введена разрешительная система на приобретение, владение и пользование охотничьим гладкоствольным оружием. Анализ криминалистической экспертной практики тех лет свидетельствовал о том, что количество преступлений, совершаемых с применением охотничьего гладкоствольного оружия, возрастало. Оружие часто находится в руках лиц, составляющих категорию риска (алкоголики, ранее судимые, психически больные и т.п.). К сказанному следует добавить, что в то время любое гладкоствольное оружие продавалось свободно любому гражданину, а ст.228 УК РСФСР, действовавшего в то время, исключала уголовную ответственность за владение, хранение и т.д. огнестрельного охотничьего гладкоствольного оружия. Предложения экспертных учреждений о введении разрешительной системы носили, безусловно, правовой и управленческо-организационный характер.

Для того, чтобы получить более полное представление о составляющих экспертной профилактической деятельности, необходимо назвать следующие ее понятийные категории, являющиеся базовыми:

  1. Содержание и понятие специальных познаний, используемых для разработки экспертно-профилактических рекомендаций.
  2. Свойства и отношения объектов, выявление которых служит основа- нием для разработки профилактических рекомендаций.
  3. Виды общих и частных профилактических задач.
  4. Исследования, проводимые экспертом в целях профилактики.
  5. Характер выявляемых обстоятельств, способствующих совершению (сокрытию) преступлений.
  6. Характер разрабатываемых экспертом профилактических рекомен- даций.
  7. Субъекты экспертно-профилактической деятельности.
  8. Формы отражения результатов проведения профилактической дея- тельности.

Ill

  1. Адресат экспертно-профилактических рекомендаций.

Остановимся более подробно на двух категориях: форме отражения ре- комендаций и характере разрабатываемых предложений по некоторым наиболее важным направлениям.

Форма реализации возможностей криминалистической экспертизы для выявления причин преступлений и условий, способствующих их совершению, разработки мер по их устранению, осуществляется двояко:

а) процессуальная, включающая проведение экспертизы по конкретно му уголовному делу;

б) научная (непроцессуальная), заключающаяся в обобщении результа тов экспертных исследований и подготовке на этой основе профилактиче ских предложений.

Профилактическое значение криминалистической экспертизы как про- цессуального института заключается в:

а) способствовании раскрытию преступления путем установления его отдельных обстоятельств на основе специальных познаний. Успешное рас крытие преступлений - самое эффективное средство предупреждения новых преступлений;

б) установлении на основе специальных познаний причин преступле ний и условий, способствовавших их совершению и могущих вызвать новые преступления;

в) разработке предложений технического характера, направленных на устранение вьывленных по уголовному делу причин преступлений и усло вий, способствовавших их совершению1.

г) установлении нарушений организационного, управленческого харак тера.

Наиболее рельефно профилактическая роль криминалистической экс- пертизы проявляется при установлении обстоятельств (особенно техническо-

1 См.: Предупреждение преступлений и судебная экспертиза. - М: Юридическая литера- тура, 1968.- С. 4.

112 го характера), делающих возможным или облегчающих совершение преступлений. Это, прежде всего, относится к технико- криминалистической экспертизе документов, а также судебно- баллистической и трасологической экспертизам.

При производстве технико-криминалистической экспертизы документов, включая денежные знаки, ценные бумаги, можно установить ряд обстоя- тельств, способствовавших совершению их подделки и использования в преступных целях. Практика показывает, что совершению преступления в этих случаях способствуют три группы факторов:

  • во-первых, недостатки материалов, которые используются для изго- товления документов, отсутствие у них надлежащих защитных свойств по отношению к различным внешним воздействиям;
  • во-вторых, недостатки реквизитов документов, обусловливаемые не- совершенством их формы и правил оформления;
  • в-третьих, отсутствие у лиц, работающих с товарными и денежными документами, необходимых знаний по правилам (приемам) их осмотра.
  • Рекомендации по защите документов от подделок могут носить техни- ческий или организационный характер. При этом они служат не только целям воспрепятствования подделке, но и направлены на создание условий для успешного обнаружения подделок, даже в тех случаях, когда будут совершенствоваться их способы.

При производстве судебно-баллистической экспертизы, разрешая во- просы об исправности и пригодности к стрельбе оружия и боеприпасов, возможности самопроизвольного выстрела без нажима на спусковой крючок из представленного на экспертизу оружия эксперт-криминалист устанавливает технические обстоятельства, способствовавшие совершению неосторожного убийства и т.д. Указанные обстоятельства могут быть самого различного порядка: от технической неисправности отдельных деталей оружия и его механизмов, возникшие в результате длительной эксплуатации оружия, до недостатков в технологии производства и занижении требований, предъявляемых к

113 качеству выпускаемого оружия и т.д.

При проведении трасологической экспертизы, назначенной в связи с расследованием преступления, сопровождавшегося взломом преграды, могут быть установлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления: недостатки в конструкции замка, необоснованные размерные характеристики некоторых взаимодействующих его деталей и т.д. Существенное место в трасологической экспертизе занимает установление обстоятельств, способствующих вскрытию пломб и их повторного использования.

Что же касается научного аспекта реализации возможностей кримина- листической экспертизы в профилактике преступлений, то на основе проводимых исследований сотрудниками экспертных учреждений разрабатываются соответствующие меры, которые находят свое отражение в научных публикациях, обзорах, аналитических справках и т.д. При этом учитываются результаты криминологических исследований отдельных видов преступности (организованной, профессиональной, мигрантов, рецидивной и т.д.) и видов преступлений. На современном этапе развития нашего общества существенное значение приобретает разработка технико-криминалистических средств и методов борьбы с преступлениями в области компьютерных технологий, со- вершаемых членами организованных преступных структур. Подробнее данная проблема будет рассмотрена ниже при анализе взаимосвязи криминалистической техники с науками уголовного права и оперативно- розыскной деятельности.

Разрабатывая свои рекомендации, криминалистическая техника «руко- водствуется» положениями криминологии. В свою очередь, криминология учитывает положения криминалистической техники, обобщает их и использует для разработки своих рекомендаций, что свидетельствует о связях развития, взаимодействия и функционирования между ними.

Криминалистическая техника и наука уголовного права,. Как известно, уголовное право понимается в трех значениях: 1) как от-

114 расль законодательства; 2) как отрасль науки; 3) как самостоятельная учебная дисциплина1.

Как отрасль науки уголовное право изучает закономерности, опреде- ляющие виды и формы преступных посягательств, процесс развития преступной деятельности, виды наказаний и условия их применения к лицам, виновным в совершении преступлений.

Рассматривая место уголовного права как науки в системе других наук, справедливо отмечают, что «уголовное право связано с криминалистикой, оперативно-розыскной деятельностью, что эти отрасли науки определяют свое содержание на базе уголовно-правовых норм, устанавливающих круг и признаки преступлений»2. Данное положение не вызывает возражений, и его реализация достаточно четко просматривается в структуре раздела криминалистики «Методика расследования преступлений». Конструирование этого раздела на основе классификации преступлений, принятых в уголовном праве, является подтверждением вышесказанному.

Рассматривая различные аспекты взаимосвязи наук уголовного права и криминалистики, не менее важно коснуться такой специфической сферы, как научные исследования и их роль в рассматриваемом взаимодействии. Применительно к уголовному праву различают два вида исследований: фундаментальные и прикладные3. Первые выходят за пределы изучения конкретных институтов уголовного законодательства, поэтому мы их касаться не будем. Вторые, прикладные, осуществляются в пределах действующего уголовного законодательства, изучают практику его применения, анализируют и обобщают имеющиеся проблемы и противоречия и направлены на непосредственное совершенствование уголовно-правового закона. Именно в этой области, в области прикладных исследований, криминалистика на основе опыта расследования преступлений активно взаимодействует с уголовным правом,

1 См.: Уголовное право: Учебник. /Под ред. Л.Д.Гаухмана и Л.М. Колодкина- М., 1972.- С. 5.

2 Там же.-С. 18.

115 представляя аргументированные данные дефектов законодательства.

Так, практика первых лет действия УК РФ 1996 г. показала несостоя- тельность положений ряда статей, связанных с организованной преступностью. В частности, не работает чЛ ст.209 (бандитизм), ч.1 ст.210 УК РФ (создание преступного сообщества). В обеих статьях, в их первых частях употреблен термин «создание» без законодательного толкования этой дефиниции.

В результате доказать факт создания преступной организации до того как она стала действовать, т.е. совершать материальные преступления, практически невозможно. Включение в первые части статей 209 и 210 УК указаний на цель создания преступных сообществ («для совершения тяжких и особо тяжких преступлений», «в целях нападения на граждан и организации…») не только не спасает положения, а, наоборот, его усугубляет. Не имея возможности доказать создание, пытаются перенести центр тяжести на доказывание намерений, целей. Но это противоречит основным принципам демократического уголовного права - осуждать не за намерения, а за действия. К тому же не вызывает сомнения сложность получения доказательственной базы в отношении целей и намерений, как правило, нигде не фиксируемых, не оставляющих материальных следов до совершения преступления. Остается только возможность получения признательных показаний, возвращающая нас к прошлому - к «царице доказательств».

Не случайно именно криминалисты первыми забили тревогу по поводу несовершенства упомянутых статей1. За прошедшие годы действия УК РФ считанные единицы дел были возбуждены по чЛ ст.210 УК РФ, еще меньше - по чЛ ст.209 УК РФ. Далеко не все они прошли через суды. Поэтому представители науки уголовного права со всей серьезностью отнеслись к исследованиям криминалистов и пришли к выводу о необходимости изменения

3 См.: Уголовное право Российской Федерации: Учебник. /Под ред. В.П. Кашепова- М., 1999.-С. 15-16.

1 См.: Корухов Ю.Г. Некоторые аспекты современной квалификации преступлений в Уго- ловном кодексе РФ // Российское законодательство и юридические науки. - Тула, 2000.-С.39- 43.

116

этих статей1. Так, в монографическом исследовании С.С.Босхолова отмечено, что «в определении преступного сообщества (преступной организации) использован ряд оценочных признаков, не разъясняемых законом, что является одним из существеннейших условий, препятствующих применению норм, установленных ст.210 и п.4 и 5 ст.35 УК РФ в правоприменительной практи-ке»2.Таких примеров сочетания прикладных исследований в области уголовного права, опирающихся на исследования криминалистов, достаточно много.

Как уже отмечалось, криминалистика при изучении своих закономер- ностей исходит из содержания и значения институтов, разработанных в науке уголовного права (состав преступления, вина, вменяемость, соучастие, приготовление к преступлению и т.д.). Для того, чтобы собирать, исследовать, оценивать и использовать доказательства, необходимо знать, что нужно доказывать. Изложенное полностью относится и к криминалистической технике. Еще А.А.Пионтковский указывал на большое значение технико-криминалистических средств и методов в установлении объективной истины и обстоятельств по каждому конкретному делу3.

Связи между криминалистической техникой и наукой уголовного права проявляются как в теории (при разработке частных криминалистических теорий), так и на практике. Трудно себе представить разработку, например, криминалистического учения о способе сокрытия преступления или криминалистического учения о личности преступника без учета положений уголовного права, касающихся элементов состава преступления.

Сокрытие преступлений, как правило, рассматривается в качестве эле- мента способа его совершения. Однако в последнее время появились работы,

1 См.: Босхолов С.С. Основы уголовной политики. - М., 1999.

2 Там же.- С. 127. Развивая данное положение, С.С.Босхолов в своей докторской диссерта ции выступал за кардинальное изменение рассматриваемых статей УК РФ. См.: Босхолов С.С. Уголовная политика современной России в условиях конституционно-правового ре формирования. Автореф.дисс…докт.юрид.наук.-М., 1999. -С. 23-24.

3 См.: Пионтковский А.А. К вопросу о теоретических основах криминалистики // Крими налистика на службе следствия. - М.; 1955.- Вып. 6.- СП.

117 в которых обоснованно утверждается существование способа сокрытия преступления как самостоятельного элемента преступной деятельности1. Данное положение представляется еще более продуктивным в контексте проблем противодействия расследованию преступлений и разработки мер (в том числе уголовно-правовых) по его преодолению2. При этом способ сокрытия преступлений, по нашему мнению, правомерно рассматривается как один из элементов противодействия их расследованию3.

Проблема противодействия расследованию в современных условиях борьбы с преступностью чрезвычайно актуализировалась, становясь по существу своеобразным социальным (разумеется, криминальным) явлением. Его выявление и преодоление в каждом конкретном случае расследования преступлений предполагает использование комплекса разнообразных мер (уголовно-правовых, криминалистических, оперативно-розыскных и др.). От эффективности таких мер во многом зависит в целом успех раскрытия и расследования преступлений.

Противодействие расследованию, справедливо отмечает В.П.Лавров, характерно для всех элементов состава преступления, а в ряде случаев образует и самостоятельный состав преступления. Оно может проявиться во всех элементах способа преступления (подготовка, совершение, сокрытие). Более того, уже создание организованной преступной группы (сообщества), как правило, сопряжено с действиями по обеспечению ее безопасности (проведение преступной разведки, установление коррумпированных связей и т.п.), а

1 См.: Курс криминалистики - М,: Юристь, 1998.- Т.З.; Лузгин И.М., Лавров В.П. Способ сокрытия преступлений и его криминалистическое значение. - М.: Акад.МВД СССР, 1980; Криминалистическая сущность, средства и методы установления способа сокрытия пре ступлений. М: Акад.МВД СССР, 1987; Карагодин В.Н. Способы сокрытия преступлений и их криминалистическое значение, методы распознавания преодоления. Дис.канд. юрид. наук. Свердловск, 1982 и др.

2 См.: Соловьев Л.А. Об уголовно-правовых мерах предупреждения организованного про тиводействия расследованию преступлений // Организованное противодействие раскры тию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно- прак-тической конференции. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997.- С. 99-102.

3 См.: Волынский А.Ф., Лавров В.П. Организованное противодействие раскрытию, и рас следованию преступлений (проблемы теории и практики). Там же.- С. 93-99; Криминали-

118 следовательно, и по оказанию возможного противодействия расследованию совершаемых группой (или ее членами) преступлений1.

Более того, в исследованиях, проводимых криминалистами, этот тезис получил не просто дальнейшее развитие, но и предельную конкретизацию. Так, в фундаментальном исследовании «Основы борьбы с организованной преступностью» Н.ПЯблоковым и В.ШСуликовым подготовлен раздел «Способы преодоления противодействия следствию при раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными формированиями»2, в котором уделено значительное внимание использованию приемов и средств криминалистической техники для нейтрализации такого противодействия.

Существенные различия наблюдаются в части субъектов противодей- ствия расследованию и сокрытия преступления, способов их действий. Способ сокрытия преступления, будучи одним из элементов способа преступления, как правило, характеризуется уничтожением или фальсификацией следов преступления лицом, его совершившим. Одним из средств фальсификации нередко выступает инсценирование иного действия (самоубийство, грабеж и т.д.). Противодействие расследованию предполагает участие в нем иных лиц (коррумпированных связей, участников преступного сообщества и др.). При этом объектами их преступного воздействия могут быть не только следы преступлений, но и любой из участников уголовного процесса, начиная от потерпевшего, свидетелей и кончая следователем, судьей. Например, физическое устранение (убийство) непосредственного исполнителя так называемого «заказного убийства», убийства по найму - ст. 105 УК РФ п.З, терро- ристического акта - один из характерных способов противодействия расследованию.

стика: Учебник/ Под ред. Волынского А.Ф. - М.: ЮНИТИ, Закон и право, 1999.- С. 239-

255.

1 См.: Криминалистика: Учебник/ Под ред. Волынского А.Ф. - М.: ЮНИТИ. Закон и право,

1999.- С. 28-29.; Нургалиев Б.М. Организованная преступная деятельность. - Караганда,

1977.-С. 88-89.

119

Выявление подобных фактов, их доказывание практически невозможно без использования криминалистической техники. Вместе с тем эффектив- ность действий следователя по преодолению противодействия во многом зависит от уголовно-правовой оценки связанных с ним противоправных действий и их последствий. Нам представляется, что в этом отношении науке уголовного права есть еще над чем поработать. В частности, в УК РФ отсутствует само понятие «противодействия расследованию преступлений».

В уголовном праве при определении санкций по отдельным видам пре- ступлений важная роль придается квалифицирующим признакам, которые в криминалистике связываются со способами преступлений как одного из обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Уголовное право, определяя признаки и элементы состава преступле- ния, по существу выступает в качестве заказчика по разработке криминалистических методов и средств их выявления при раскрытии и расследовании преступлений. Например, способы преступлений, которые в уголовном праве рассматриваются в аспекте квалифицирующих признаков при обосновании санкций за их совершение, в криминалистике представляют собой особый предмет изучения и в качестве обстоятельства, подлежащего доказыванию и в качестве средства розыска (учеты по способу совершения преступлений). Это, в свою очередь, инициирует создание соответствующих методов и средств криминалистической техники. Наглядный пример, многие преступники предпочитают прятать в тайниках нажитые преступным путем драгоценности. Очевидна проблема их обнаружения при проведении обысков, а соответственно, разработка необходимых для этого технико-криминалистических методов и средств1.

Не менее тесные взаимосвязи уголовного права и криминалистической

2 Основы борьбы с организованной преступностью./Кол.авт./Под ред. Овчинского B.C., Эминова В.Е., Яблокова Н.Н. - М, 1996.- С. 282-297.

1 Более подробно см.: Криминалистическая сущность, средства и методы установления способа сокрытия преступлений. - М.: Акад.МВД СССР, 1987; Жбанков В.А. Организация и тактика проведения групповых обысков при расследовании деятельности преступных структур - М.: МИ МВД РФ, 1995 и др.

120 техники прослеживаются в контексте проблем, связанных с личностью преступника. Уголовно-правовая оценка субъекта преступления и его действий во многом обеспечивается результатами изучения личности преступника методами и средствами, разрабатываемыми криминалистами. Такая взаимосвязь во многом обусловливается не только общей конечной целью уголовно-правовой и криминалистической практики - установить и предать суду лицо, совершившее преступление, но и тем, что личность любого человека (преступник не исключение) представляет собой единство трех взаимосвязанных групп свойств (социальных, психологических и биологических), отображаемых в окружающей материальной среде1. Все эти группы свойств изучаются как уголовным правом, так и криминалистикой с позиций предметов данных наук. Результаты этого изучения в их комплексном выражении способствуют обогащению соответствующих положений уголовного права и криминалистики.

Например, криминалистическая характеристика определенного вида преступлений, особенно в части, касающейся личности преступника, как правило, включает в себя ряд положений из уголовно-правовой характеристики этих преступлений. В свою очередь, криминалистическая характеристика вида преступлений ориентирует криминалистическую технику на разработку методов и средств, необходимых для собирания, исследования и использования розыскной и доказательственной информации о личности преступника и способе его действий в каждом конкретном случае раскрытия и расследования преступлений. Более того, эффективность разработки таких

1 См.: Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека. -Красноярск: КГУ, 1982; Салтевский М.В. Следы человека и приемы их использования для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления. - Киев: Киевская ВШ им.Ф.Э.Дзержинского, 1983; Хазиев Ш.Н. Технико-криминалистические методы установления признаков неизвестного преступника по его следам. - М.: Акад.МВД СССР, 1986; Жбанков В.А., Меглицкий Г.Н. Криминалистические средства и методы установления лиц, совершивших преступление. - М.: Акад. МВД РФ, 1993; Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. - М: Юрист, 1997; Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц, совершивших таможенные правонарушения. - М.: РТА ГТК РФ, 1999 и др.

121 методов и средств непосредственно зависит от уровня познания свойств личности и особенностей их отображения в материальной действительности.

Практический аспект взаимосвязи криминалистической техники с нау- кой уголовного права проявляется при реализации технико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования отдельных видов преступлений. Исследуя его содержание и структуру, организационные и правовые элементы, мы приходим к выводу, что эффективность использования криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений не может быть обеспечена применительно к отдельным их видам (незаконный оборот наркотиков, заказные убийства, фальшивомонетничество и т.п.) или по отдельным регионам. Подобная практика по принципу «латания дыр» не сраба- тывает, если несовершенна в целом система технико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Особенно наглядно это проявляется в деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, совершаемых организованными преступными группами (сообществами), для которых не существует территориальных границ и каких-либо ограничений по видам совершаемых ими преступлений1.

В разработке и организации использования технико-криминалисти- ческих методов и средств, по нашему мнению, следует исходить из особенностей совершения отдельных видов преступлений, обусловливающих специфику возникающих при их расследовании технико-криминалистических задач. Однако при этом должна учитываться криминалистическая классификация преступлений2, в основе, которой лежат положения науки уголовного права. Их значение для криминалистики в настоящее время приобретает исключительно важное значение, что связано с появлением новых видов пре-

1 См.: Проблемы борьбы с коррупцией. Раздел У. Проблемы международного сотрудниче ства в борьбе с коррупцией. - М., 1999.- С. 148-186.; Еркенов СЕ. Взаимодействие право охранительных органов стран СНГ при раскрытии и расследовании транснациональных преступлений. Автореф.дисс.докт.юрид.наук. -М., 2000.

2 См.: Белкин Р.С. О криминалистической классификации преступлений. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. - М.: Юридическая литература, 1988; Образцов В.А. Криминалистическая классификация преступлений. Красноярск: ЮГУ, 1988 и др.

122 ступлений, нашедших отражение в УК РФ: незаконное предпринимательство; лжепредпринимательство; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем; незаконное получение кредита; злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности; преднамеренное банкротство; фиктивное банкротство; уклонение от уплаты налогов; преступления в сфере компьютерной информации; организация преступного сообщества и др. Достаточно сказать, что практика рассле- дования данных преступлений обусловила возникновение новых видов экспертиз, разработки их методик. Можно указать на ряд работ, в которых рассматриваются вопросы применения технико- криминалистических методов и средств при расследовании указанных преступлений1.

Вместе с тем, очевидно, что имеющиеся результаты исследований воз- никающих в этой связи проблем, в том числе использования технико- криминалистических методов и средств в раскрытии и расследовании указанных преступлений пока не в полной мере соответствуют потребностям практики. Отсюда следует, что практика кооперирования прикладных научных исследований в области уголовного права с исследованиями криминалистическими должна быть активизирована и более конкретизирована.

Криминалистическая техника и наука уголовного процесса. Проблеме взаимосвязей криминалистики и науки уголовного процесса уделено весьма существенное внимание как в криминалистической, так и в процессуальной литературе. Практически каждый крупный учёный в указанных областях знания не оставил без внимания эту проблему, о чем свидетельствует значительный объем публикаций. Ей посвятили свои работы видные ученые-криминалисты А.Н.Васильев, А.И.Винберг, Р.С.Белкин, В.Е.Коновалова, Ю.Г.Корухов, Г.А.Матусовский, С.П.Митричев, В.А.Образ-

1 См.: Жбанков В.А. Фиксация информации о деятельности коррумпированных членов организованных преступных структур // Коррупция в России: состояние и проблемы. - М.: МИ МВД РФ, 1996; Крылов В.В. Расследование преступлений в сфере информации. - М.:

123 цов, И.Ф.Пантелеев, Н.А.Селиванов, В.Г.Танасевич, А.А.Эйсман, НЛХЯбло- ков и др.; из процессуалистов - В.Д.Арсеньев, С.В.Бородин, М.М.Гродзинс-кий, Н.Н.Полянский, М.А.Чельцов, П.С.Элькинд, Н.АЛкубович и др.

Пристальное внимание, уделяемое взаимосвязи уголовного процесса и криминалистики, не случайно. С одной стороны, криминалистика как область научного знания возникла в недрах уголовно-процессуальной науки. А.А.Эйсман отмечал: «Формирование самостоятельных, специфических знаний, составляющих предмет криминалистики, нетрудно проследить исторически, первоначально эти знания, касающиеся приёмов собирания, обнаружения и исследования доказательств, выходящие за пределы собственно процессуальной теории, фигурируют в трудах процессуалистов… Лишь постепенно, возрастая по объёму, накапливаясь и приобретая внутреннее свойство, эти сведения оформляются в самостоятельную науку - криминалистику»1. Сведения о приемах обнаружения и собирания доказательств можно найти еще в работах отечественных процессуалистов 19 века (Л.Ягеманн, Е.К.Колоколов, Н.Орлов, Я.Барышев).

С другой стороны, работы зарубежных учёных А.Бертильона, Ф.Галь-тона, Э.Генри, Г.Фолдса, Р.А.Рейса, Э.Локара и др., отечественных Е.Ф.Бу-ринского, В.И.Лебедева, С.Н.Трегубова, Н.С.Бокариуса, Н.Д.Вороновского, Н.П.Макаренко, П.С.Семеновского и др. свидетельствуют о том, что криминалистика первоначально развивалась в технико-криминалистическом направлении. Это давало повод некоторым криминалистам и процессуалистам отнести её к узко технической дисциплине, играющей вспомогательную роль в науке уголовного процесса2.

Вместе с тем частичное совпадение объектов (но не предметов) исследования криминалистики и уголовно-процессуальной науки в части собира-

Городец, 1998; Криминалистика: Учебник. Под ред. Вольюского А.Ф. - М.: ЮНИТИ. Закон и право, 1999.

1 Эйсман А.А. Криминалистика в системе юридических и естественных наук // Сборник научных работ - Вильнюс, 1963.- №1.- С. 27.

2 См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики. - М.: Акад.МВД СССР, 1983.

124 ния, исследования, оценки и использования доказательств свидетельствует всего лишь об их тесной взаимосвязи. Р.С.Белкин справедливо указывает на «…бесплодность и даже вредность стремления жестко, «намертво» отграничить криминалистику от уголовного процесса. Это не только противоречит принципам их взаимодействия и их служебным функциям по отношению к практике борьбы с преступностью, но и представляется совершенно невозможным в силу их взаимного влияния и взаимопроникновения»1.

Подтверждением данному тезису являются как работа самого Р.С.Белкина, посвященная собиранию, оценке и использованию доказа- тельств2, так и факт подготовки фундаментального исследования «Теория доказательств в советском уголовном процессе»3 авторским коллективом, состоящим на 70% из криминалистов.

Разрабатываемые в криминалистике, в том числе и криминалистической технике, методы и средства направлены на восполнение содержательной стороны уголовно-процессуальной науки. В этом смысле уголовно- процессуальная наука выступает в роли «заказчика» соответствующих криминалистических методов и средств, используемых в процессе собирания, исследования, оценки и использования доказательств. В частности, такой заказ обусловлен закономерностями взаимодействия криминалистической техники с наукой уголовного процесса. В его реализации существенная роль принадлежит криминалистической тактике. А.И.Винберг обоснованно отмечал: «Криминалистическая техника и тактика неразрывно связаны. Совершенно очевидно, что криминалистическая техника, как таковая, вне тактики - мертва, беспредметна»4. Следовательно, разрабатываемые в криминалисти- ческой технике методы и средства должны отвечать потребностям криминалистической тактики в части их применения для собирания и исследования

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики.-М.: Юристь, 1997.- Т.1.- С. 177-184.

2 См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М, 1966.

3 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Общая часть. - М., 1966; Теория доказательств в советском уголовном процессе. Особенная часть.-М.,1967.

4 Винберг А.И. Криминалистика. Раздел 1. Введение в науку. - М.: ВШ МВД РСФСР, 1962.-С. 15.

125 доказательств в процессе расследования преступлений. Не будет преувеличением утверждение о том, что нормы УПК определяют форму следственных действий, в то время как криминалистика наполняет их тактическим содержанием.

Вместе с тем, реализуя задачу совершенствования имеющихся и раз- работку новых тактических рекомендаций, криминалистическая тактика, в свою очередь, ставит перед наукой уголовного процесса задачу оценки разработанных ею положений. Многие из них получили законодательную регламентацию в нормах уголовно-процессуального закона. В частности, в УПК РСФСР 1960 года получил детальную регламентацию ряд процессуальных действий, о которых в ранее действующем УПК имелось лишь упоминание. Так, если в УПК РСФСР 1923 года под осмотром подразумевался лишь осмотр документов и иных предметов, то в УПК 1960 года дается классификация видов осмотра (осмотр места происшествия, местности, помещений, предметов); в специальной статье раскрывается осмотр трупа, детально излагается порядок освидетельствования и т.д. Дальнейшее законодательное признание и регламентацию, не без учета уровня развития криминалистической техники и тактики, получили такие процессуальные действия, как обыск, выемка, допрос, экспертиза1. Более того, уголовно-процессуальный закон регламентировал производство новых процессуальных действий: следственного эксперимента, предъявления для опознания, получение образцов для сравнительного исследования. Следует отметить, что решающее значение в их раз- работке имели труды криминалистов2.

В свою очередь, уголовно-процессуальная наука, разрабатывая процес- суальные вопросы производства следственных действий, ставит перед криминалистикой задачу разработки тактики их производства, которая, как ука-

1 Более подробно см.: Винберг А.И. Вопросы криминалистшси в новом уголовно- процессуальном законодательстве // Советское государство и право, 1961.- №4.

2 См.: Ароцкер Л.Е. Следственный эксперимент на предварительном следствии. - Харьков, 1949; Карнович Г.Б. К вопросу о классификации вещественных доказательств // Советская криминалистика на службе следствия.-М.: Госюриздат, 1956.- Вып.8; Кочаров Г.Н. Опо-

126 зано выше, немыслима без использования средств и методов криминалистической техники. Подобное взаимодействие стимулирует развитие криминалистики в целом и отдельных ее разделов: техники, тактики и методики расследования и предупреждения преступлений.

Не случайно поэтому во всех учебниках по уголовному процессу, на- чиная с 60-х годов XX века, обращается внимание на тесную связь науки уголовного процесса и криминалистики: «Все рекомендации (криминалистики) о технике и тактике производства отдельных следственных действий, а также вопросы частной методики основываются на нормах УПК»1.

Данная закономерность имеет исключительно важное значение в на- стоящее время. Она наглядно проявляется в решении проблем законодательной регламентации таких следственных действий, как прослушивание и звукозапись телефонных переговоров, проверка и уточнение показаний на месте и др. Стараниями криминалистов эти действия нашли отражение в проекте УПК РФ2.

Таким образом, закономерности взаимодействия криминалистической техники с наукой уголовного процесса стимулируют развитие криминалистической техники, что особенно наглядно проявляется при разработке такой частной криминалистической теории, как учение о фиксации доказательственной информации применительно к ее предметной и наглядно-образной формам. Основные из них:

а) копирование и получение слепков и оттисков. В этом случае проис- ходит перенос информации с объекта носителя на искусственную подложку (следокопировальную пленку, отфиксированную фотобумагу и т.д.) или же информация переносится на объемные изображения, например, изготовленные из гипса, пластилина, силиконовых слепочных масс и т.д. Степень потери информации при копировании и получении слепков и оттисков зависит от

знание на предварительном следствии. - М.: Госюриздат, 1956; Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. - М., 1964 и др. 1 Уголовный процесс/ Под ред. М.А.Чельцова. - М., 1969.- С. 29.

127 свойств копируемого объекта и, в основном, от свойств и разрешающей спо- собности применяемых технических средств. Современные средства, исполь- зуемые при копировании поверхностных следов и получении копий документов, а также изготовлении слепков и оттисков, обеспечивают высокую степень сохранения переносимой информации1.

Следует отметить остроту дискуссии по вопросу о доказательственном значении получаемых с вещественных доказательств копий, слепков и оттисков. Сейчас доказательственное значение рассматриваемых объектов не вызывает сомнения, они относятся к производным вещественным доказательствам при соблюдении соответствующей процессуальной процедуры;

б) предметное моделирование внешнего облика человека. Оно осуществляется путём изготовления субъективных портретов: рисованных, композиционных (фотороботов) и т.п. с помощью специальных технических средств на основе мысленного образа, сохранившегося в памяти допрашиваемого (опрашиваемого). Возможно также предметное моделирование внешнего облика человека, базирующееся не на мысленном образе, а на материальном объекте, например, при пластической реконструкции лица по черепу.

По мнению Р.С.Белкина, во всех случаях предметного моделирования внешнего облика человека происходит фиксация информации, но не во всех случаях эта информация имеет доказательственный характер. Если рисованный портрет исполняется самим допрашиваемым в процессе допроса и как любой подобный объект такого рода, прилагается к протоколу, то содержа-

2 См. ст.ст. 200, 211 проекта УПК РФ, одобренного в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания (1999 г.).

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юристь, 1997.- Т.2. С.156.; Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств.- М., 1964; Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика и доказывание.-М., 1969.- С.188-190.; Винберг А.И. Производные веще- ственные доказательства и их значение //Практика применения нового уголовно- процессуального законодательства.-М., 1962; Ковальчук З.А. О процессуальной природе копий вещественных доказательств //Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев: РИО МООП УССР, 1966 -Вып.З; Ларин А. Некоторые проблемы теории доказательств // Со- циалистическая законность, 1963.- № 8; Эйсман А.А. О понятии вещественного доказа-

128 щаяся в нём информация, полученная процессуальным путём, может иметь доказательственное значение. Портреты же, изготовленные художником или же с помощью прибора ИКР, т.е. не процессуальным путём, являются носителем или средством ориентирующей информации1. Хотя А.И.Винберг, Г.М.Миньковский и А.А.Эйсман относят субъективные портреты к «суммирующим» производным вещественным доказательствам,2 с подобным утверждением нельзя согласиться по той причине, что любой субъективный портрет по своей природе лишь относительно достоверен и потому является носителем ориентирующей, а не доказательственной информации. Результат пластической реконструкции лица по черепу также не является носителем доказательственной информации.3 В то же время, посмертные маски и слепки с отдельных элементов внешности являются источниками доказательственной информации. «При этом, - замечает Н.Н.Лысов, - прижизненные и посмертные маски являются копиями лица (оригинала) и, несомненно, относятся к разновидностям слепков»4;

в) получение образцов для сравнительного исследования. Среди объек- тов, с помощью которых осуществляется доказывание определённых фактов при производстве экспертных исследований, закон выделяет образцы для сравнительного исследования. Такие образцы могут быть свободные, условно-свободные и экспериментальные. В любом случае они должны соответствовать ряду условий: несомненность происхождения, быть полученными в соответствующем количестве и необходимом качестве. При реализации последних двух условий важное значение принадлежит методам и средствам криминалистической техники, разрабатываемым применительно к отдельным

тельства и его соотношении с понятиями доказательств других видов // Вопросы предупреждения преступности - М, 1965.- № 1. и др.

1 См.: Белкин Р.С. Указ. работа.- С. 157-158.

2 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973.- С. 126.

3 См.: Белкин Р.С. Указ. работа.- С. 158.

  • Лысов Н.Н. Криминалистическое учение о фиксации доказательственной информации в деятельности по выявлению и раскрытию преступлений. Автореферат дис… докт.юрид.наук. - М, 1995.- С. 49.

129

видам судебных экспертиз1.

Наглядно-образные формы фиксации доказательственной информации включают фотографирование (фотосъемку) и киносъемку.

В соответствии с законом фотографические негативы и снимки, кино- ленты, диапозитивы как результат фиксации доказательственной информации прилагаются к протоколам соответствующих следственных действий (ст. 141 УПК РСФСР). При этом они имеют чисто иллюстративное значение, не являясь источником доказательств, в отличие от протокола следственного действия (ст.69 УПК РСФСР). Данное обстоятельство давно уже вызывает негативную реакцию криминалистов. Так, А.А.Леви предлагал рассматривать результаты применения технических средств в качестве самостоятельного источника доказательств и внести на этот счет соответствующие дополнения в законодательство2. Л.Карнеева и А.Мусиенко предлагали различать в технических приложениях к протоколу информацию, повторяемую в протоколе, и информацию избыточную, не нашедшую отражения в протоколе. Последнюю необходимо, по их мнению, считать источником доказательства3. А.И.Винберг и Ю.Г.Корухов полагали, что результатам применения научных и технических средств необходимо придать самостоятельное доказательственное значение и не прикладывать их к протоколу следственного действия, а приобщить к материалам дела как доказательства4.

К сожалению, в проекте нового УПК РФ подобные предложения не нашли отражения. Ст. 176 проекта УПК фактически повторяет в части применения технических средств ст.141 УПК РСФСР, добавляя к перечню техни-

1 Более подробно см.: Жбанков В.А. Получение образцов для сравнительного исследова ния. - М.: УМЦ МВД РФ, 1992.

2 См.: Леви А.А. Вопросы правовой регламентации применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве // Теория и практика собирания доказательствен ной информации техническими средствами на предварительном следствии. - Киев, 1980.- С. 11-20.

3 См.: Карнеева Л., Мусиенко А. Доказательственное значение материалов, получаемых в результате применения киносъемки, видео- и звукозаписи // Советская юстиция. 1983.- № З.-С. 11.

  • См.: Винберг А., Корухов Ю. Регламентация применения научно-технических средств // Социалистическая законность.- М., 1983,- №11,- С. 45-47.

130 ческих средств видеозапись и стенографирование.

Вместе с тем задачей криминалистической техники по-прежнему остается дальнейшая разработка средств, приёмов и видов фотосъёмки, видеоза- писи, иных средств, обеспечивающих объективность и полноту передачи фиксируемой информации.

У криминалистического учения о фиксации доказательственной ин- формации имеются широкие перспективы в плане разработки новых форм, требующих взаимодействия криминалистической техники и науки уголовного процесса. Так, Н.Н.Лысов говорит о возможности создания учётов, в которых в качестве носителей информации могут быть использованы не только предметы или статичные изображения субъектов или объектов, но и динамические процессы развития преступной деятельности; об использовании научно-технических средств, в частности, полиграфа для наблюдения и фиксации эмоционального состояния лица при осуществлении отдельных следственных действий1. Р.С.Белкин отмечает необходимость развития экспрессивных средств и приёмов фиксации, в частности, видеозаписи, применения одноступенчатых фотопроцессов, расширения круга фиксируемых объектов за счёт микрообъектов и следов запаха2.

Взаимосвязь криминалистической техники и науки уголовного процесса проявляется при разработке функциональной части криминалистического учения о механизмах следообразования. Изучение закономерностей возникновения информации о преступлении относится к предмету криминалистики. Однако успех ее собирания, оценки и использования в процессе доказывания во многом зависит от познания содержащейся в следе доказательственной информации, что обусловливает необходимость моделирования объектов и механизмов следообразования. В этой связи эксперимент как средство получения и исследования моделей, а следовательно, средств и приемов его про- ведения имеет важное значение при проведении трасологических, баллисти-

1 См.: Лысов Н.Н. Указ. работа.- С. 52-54.

2 См.: Белкин Р.С. Указ. работа. -С. 170-174.

131 ческих и иных исследований, связанных со следами-отображениями1.

Не менее наглядно взаимосвязи криминалистической техники с уго- ловно-процессуальной наукой прослеживаются в аспекте частной теории криминалистических экспертных исследований, составным элементом которой являются методы и средства исследования. Эффективность криминалистического экспертного исследования, а следовательно, результативность получения доказательства в форме заключения эксперта, во многом зависит от состояния соответствующих технико- криминалистических методов и средств, имеющихся в распоряжении эксперта-криминалиста. Поэтому их разработке и внедрению в практику экспертных криминалистических исследований уделяется весьма существенное внимание. В частности, оно осуществляется в следующих направлениях:

  • совершенствование существующих общеэкспертных методов;
  • расширение их круга;
  • комплексирование данных методов;
  • математизация и автоматизация2.
  • Успех доказывания зависит от наличия в распоряжении лиц, осуществ- ляющих расследование, не только доказательственной, но и ориентирующей информации, что обусловливает тесную связь криминалистической техники с наукой уголовного процесса при разработке учения о криминалистической регистрации и обеспечении функционирования криминалистических учетов.

С помощью таких учетов создаются условия более успешного розыска и идентификации объектов. В них накапливается и предоставляется в распоряжение правоохранительных органов важная для раскрытия и расследования преступлений справочная и ориентирующая информация .

1 См.: Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. - М.: Юридическая литература, 1964; Берзин В.Ф. Эксперимент при проведении криминалисти ческих экспертиз. Автореферат дисс… канд.юрид.наук. - Киев, 1964 и др.

2 См.: Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тенденции разви тия. - М.: ЮИ МВД РФ, 1994.- С. 198-222.

3 О криминалистической регистрации см.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М: Юрист, 1997- Т. 2.; Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для установления лиц,

132 Проблема повышения эффективности разработки и использования криминалистической регистрации - одна из острейших в криминалистике как в правовом, так и организационных аспектах. В частности, в организационном аспекте можно указать на следующие тенденции:

  • увеличение числа учитываемых объектов за счет включения новых или же выявления дополнительных признаков, ранее учитываемых объектов;
  • разработка учетов, содержащих интегрированные данные об учиты- ваемых объектах;
  • внедрение автоматизированных информационно-поисковых систем1.
  • Особенно рельефно проявляется взаимосвязь криминалистической техники с наукой уголовного процесса в контексте проблем формирующейся ча- стной криминалистической теории технико-криминалистического обеспече-ния раскрытия и расследования преступлений . Самим содержанием этой криминалистической категории охватываются проблемы правового регулирования использования криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений, которые решаются не иначе как в тесной взаимосвязи с проблемами организации, методического и научно-технического характера.

При рассмотрении связей криминалистической техники с наукой уго- ловного процесса особо следует остановиться на проблеме законодательного регулирования допустимости использования технико- криминалистических методов и средств в уголовном процессе. Действующее уголовно-процессуальное законодательство решает эту проблему путем формального перечня, отдельных методов и средств (кино-, фотосъемка, составление планов, схем, изготовление слепков и оттисков следов), а также регламентацией при-

совершивших таможенные правонарушения. - М.: РТА ГТК РФ, 1999; Ялышев С.А. Криминалистическая регистрация: проблемы, тенденции, перспективы. - М., 1998 и др. 1 См.: Петросян В.О. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан. Дис… канд. юр. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1998; Хвыля-Олинтер А.И. Использование криминалистической характеристики преступлений в автоматизированных информационно-поисковых системах технико- криминалистического назначения. Дис. кандлор. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1995.

133 менения звукозаписи в ст. 141 УПК РСФСР. Уголовно- процессуальный закон предусмотрел также участие специалистов в следственных действиях (ст. 133 УПК РСФСР), что значительно расширило возможности применения технико-криминалистических средств в борьбе с преступностью. В этой связи в ряде работ криминалистов получила распространение точка зрения, согласно которой предметом уголовно-процессуальной науки являются нормы процессуального закона, а к предмету криминалистики относится разработка технических и тактических рекомендаций, не имеющих обязательной силы1.

Убедительная критика несостоятельности такой позиции дана в рабо-тах Р.С.Белкина и А.И.Винберга . В частности, Р.С.Белкин отмечает, что включение в уголовно-процессуальный закон ряда положений, разработанных криминалистикой, не обедняют последнюю как науку, а исключение из нее тех или иных положений, ставших законом, несостоятельно, поскольку закон и наука - несравнимые явления. Наука вообще, в том числе и уголовно-процессуальная, не включает в свое содержание положения закона, а следовательно, придание той или иной рекомендации силы закона вовсе не означает, что это положение перекочевывает в уголовно-процессуальную науку. В этой связи нормы уголовно-процессуального закона - это не наука криминалистика и не наука уголовного процесса, это закон, который может быть объектом изучения той и другой науки3.

Закрепление в нормах уголовно-процессуального закона технико-кри- миалистических рекомендаций свидетельствует о роли криминалистической техники в расширении взаимосвязей с наукой уголовного процесса и увеличении её правовой основы. Вместе с тем действующее уголовно-процессуа-

2 См.: Волынский А.Ф. Концептуальные основы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Дис… докт.юр.наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999.

1 См.: Митричев СП. Теоретические основы советской криминалистики. - М., 1965.- С. 50.; Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. - М., 1962.- С. 12-13.

2 См.: Белкин Р.С. Перспективы развития советской криминалистики // М.:Труды ВШ МООП СССР, 1967.- Вып.15.- С.7; его же, Курс криминалистики. - М.: Юрист, 1997.- Т.1.- С. 182-184 ; Винберг А.И. О научных основах криминалистической тактики // Правоведе- ние.-М, 1965.-№3.-С.79.

134 льное законодательство нуждается в дальнейшем совершенствовании регламентации применения технико-криминалистических методов и средств, и прежде всего, с использованием рекомендации криминалистической науки. Главный недостаток существующей регламентации использования технических средств в уголовном процессе заключается в том, что статьи УПК РСФСР (и проекта УПК РФ) содержат перечень допустимых к применению средств. Подобный перечень не подлежит расширительному толкованию. При этом появляющиеся новые технические средства не могут быть использованы, т.к. они не указаны в законе. Так, УПК РСФСР 1923 г. не предусмат- ривал возможности фотографирования при производстве следственных действий, УПК РСФСР 1960 г. до сих пор не допускает возможности видеозаписи, использования компьютерной техники.

Криминалисты неоднократно выступали против подобной законода- тельной практики. Г.Грамович справедливо отмечал, что в законе невозможно предусмотреть все приемы и средства работы с доказательствами. Наличие перечня средств препятствует внедрению новых технических средств1.

И.Быховский полагал целесообразным отразить в законе лишь крите- рии, которым должны соответствовать применяемые технические средства2. Такой же позиции, по существу, придерживается Ю.Г.Корухов, предлагающий посвятить научным и техническим средствам отдельную статью в УПК, указав в ней цели применения средств, субъектов применения и гарантии прав и свобод личности3.

Одним из первых эти вопросы поднял Р.С.Белкин еще в 1972 г., убеди- тельно аргументировав необходимость разработки законоположений, «…открывающих простор для внедрения техники в уголовное судопроизвод-

3 См.: Белкин Р.С. Указ.работа.- С. 183.

1 См.: Грамович Г.И. Основы криминалистической техники. - Минск, 1981.- С. 32.

2 См.: Быховский И. Об актуальных вопросах совершенствования процессуальной регла ментации следственных действий // Актуальные проблемы следственных действий. - Ташкент, 1982.- С. 6.

3 См.: Корухов Ю.Г. Необходимость сочетания разумного консерватизма закона с требо ваниями научно-технического прогресса // Российское законодательство и юридические науки. - Тула, 2000.- С. 16-21.

135 ство в безусловных рамках законности и процессуальных гарантий»1. Существующая практика правовой регламентации использования новых технических средств по мере их появления - чрезвычайно длительный и весьма сложный процесс. По существу тем самым создаются искусственные барьеры на пути НТП в борьбе с преступностью. Речь должна идти о такой регламентации, которая предусматривала бы перспективу использования возможных достижений НТП.

Действующий уголовно-процессуальный закон запрещает специалисту, принимавшему участие в следственном действии, быть экспертом по тому же делу (п.З “а” ст. 67 УПК РСФСР). Несостоятельность и даже вредность по- добного ограничения была аргументировано обоснована Р.С.Белкиным, Е.И.Зуевым, Л.М.Карнеевой, А.Ф.Волынским и др.2 С удовлетворением можно констатировать, что в проекте нового УПК РФ этого положения нет. Оно не просто исключено, а в ст.68 проекта «Отвод эксперта» указано: «Не является основанием для отвода эксперта, если он участвовал в данном деле в качестве специалиста».

В статье 186 УПК РСФСР, регламентирующей получение образцов для сравнительного исследования, говорится о праве следователя получать об- разцы лишь у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля, потерпев- шего, при необходимости проверить, не оставлены ли ими следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах. Но ничего не сказано о получении экспериментальных образцов от трупов, животных, предметов.

Перечень таких примеров, свидетельствующих об отсутствии взаимо- понимания криминалистов и процессуалистов, можно было бы продолжать. При этом вызывает недоумение тот факт, что такие несогласования во взаи- мосвязях уголовно-процессуальной науки и криминалистической техники воспроизведены в проекте нового УПК РФ (одобренного в первом чтении

1 Белкин Р.С. Криминалистика и научно-технический прогресс // Труды ВШ МВД СССР, № 34. - М.: ВШ МВД СССР, 1972.- С. 10.

2 См.: Зуев Е.И. Совершенствовать законодательство о специалисте и эксперте // Совет ская милиция, № 3.1975.

136 Государственной Думой 6 июня 1997 г.)1. Хотя не они в конечном итоге определяют содержание и действенность взаимосвязей данных отраслей закона. Их проявление есть следствие более серьезных социально-экономических причин, которые будут рассмотрены в четвертой главе диссертации.

Подводя итог изложенному в данном параграфе, следует отметить, что процесс развития криминалистической техники характеризуется не просто взаимосвязями с такими юридическими науками как теория государства и права, криминология, уголовное право, уголовный процесс, а их непосредственным и весьма действенным влиянием. Фактически с позиции этих наук, их достижений формируется «идеология» научно-технического обеспечения деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, в том числе по раскрытию и расследованию преступлений. Эти науки во многом предопределяют уровень развития общественного сознания, правовой культуры, понимание необходимости максимально возможного использования в указанных целях достижений естественных и технических наук - криминалистической техники. А уголовно- процессуальная наука к тому же выступает в роли своеобразного индикатора проблем следственной практики, а соответственно, «заказчика» разработок методов и средств их решения, в том числе научно-технических.

В связи с этим, нам представляется, что, отдавая должное разработке таких проблем, как защита прав и свобод личности, законных интересов участников уголовного процесса, указанные науки должны больше внимания уделять тому, что представляет собой публичное право, общественный интерес. В этом аспекте очевидны возможности положительного решения многих организационных и правовых проблем развития криминалистической техники и ее использования как средства доказывания в уголовном процессе.

1 См.: Волынский А.Ф. Концептуальные основы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Дисс…доктора юрид.наук. М.: ЮИ МВД

137 § 3. Криминалистическая техника и теория оперативно- розыскной

деятельности

Характер связей криминалистической техники с теорией оперативно- розыскной деятельности (ОРД) определяется закономерностями взаимосвязей криминалистики, элементом которой является криминалистическая техника, с теорией оперативно-розыскной деятельности, как отраслью знания, включая оперативную (специальную) технику.

В частности, обе эти отрасли научного знания призваны обеспечивать содействие уголовно-процессуальной деятельности в раскрытии и расследовании преступлений - разрабатываемые ими рекомендации направлены на установление «…фактически состава преступления во всех его элементах»1. Эти науки имеют общие источники своего- развития - достижения естественных, технических и гуманитарных наук, а также практику их использования в указанных целях.

Теория ОРД и криминалистика нацелены на разработку методов и средств по сбору, анализу и оценке информации о готовящихся и совершенных преступлениях, тактических рекомендаций по осуществлению определенных действий при обнаружении таких фактов. Интересы этих наук, как и обслуживаемой ими практической деятельности, тесно переплетаются в разработке проблем планирования раскрытия и расследования преступлений, выдвижения и проверки оперативно-розыскных и следственных версий, розыска преступников, организации взаимодействия и т.д.

Важно отметить при этом исторические особенности развития данных наук, обусловившие их тесные связи даже на методологическом уровне. Теория ОРД, как известно, зарождалась в недрах криминалистики и многое заимствовала у нее, адаптируя ее достижения с учетом предмета своих иссле-

РФ, 1999.- С. 42-44.

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М: Юрист, 1977.- Т.З.- С. 408.

138 дований, в том числе в контексте проблем развития криминалистической и оперативной техники.

Структуры учебных курсов по этим дисциплинам в определенной части весьма схожи, особенно когда речь идет о методике расследования отдельных видов преступлений (в криминалистике) и организации и тактике раскрытия тех же преступлений (в теории ОРД). Не исключается при этом и некоторое дублирование учебного материала, что в известной мере объяснимо, хотя, по нашему мнению, совсем не оправдано. Организация раскрытия преступлений немыслима без учета криминалистических рекомендаций по методике и, наоборот, методика расследования - без организации вообще и взаимодействия следователя с оперативными аппаратами, в частности. Можно отметить и трудно объяснимые в этом отношении факты, например, в том и другом учебном курсе имеются темы по учетам (соответственно, криминалистическим и оперативным) фактически одного содержания. Однако, по нашему мнению, это не более как частные издержки в аспекте проблемы взаимосвязи названных учебных курсов. Полагаем, что в курсе теории ОРД следовало бы рассматривать не сами учеты (их структуры, объекты, формы и т.д.), а проблемы их использования в процессе раскрытия преступлений.

Уместно сослаться и на более свежие примеры заимствования теорией ОРД некоторых идей и положений криминалистики. Так, после диссертационных исследований и ряда публикаций по проблемам технико-криминалистического обеспечения (ГКО) раскрытия и расследования преступлений (начало 80-х годов)1 в теории ОРД защищается кандидатская диссертация «Оперативно- техническое обеспечение раскрытия преступлений органами внутренних дел» (А.В .Шайтанов, 1993 г.), в которой названное обеспечение рассматривается наряду с ТКО как элемент в целом научно-

1 Например, Волынский А.Ф. Технико-криминалистическая работа: цель - раскрытие пре- ступлений. // Современные проблемы судебной экспертизы и пути повышения эффектив- ности деятельности судебно-экспертных учреждений в борьбе с преступностью: Тезисы республиканской научной конференции. - Юнев, 1983; Винберг Л.А. Пути повышения эф- фективности технико-криминалистического обеспечения процесса раскрытия и расследо-

139 технического обеспечения деятельности органов внутренних дел. При этом обращает на себя внимание, помимо обоснованности и продуктивности такого подхода к рассматриваемой проблеме то, что криминалистическая техника по существу выступает как один из важнейших источников развития оперативной техники. Фактически во многих случаях различия между этими видами техники прослеживаются только по тактике ее применения (гласно или негласно).

Однако, «во многих случаях» совсем не означает, что всегда. В арсенале средств оперативной техники имеется немало конструктивно своеобраз- ных, по назначению - весьма специфичных средств. Представляется, что в такой трактовке данного вопроса содержится ответ в части дискуссии о соотношении названных видов техники. И та, и другая являются элементом более общей системы - научно-технического обеспечения раскрытия и расследования преступлений.

Необходимость «технизации» сыскной деятельности, которая, по вы- ражению Р.С.Белкина, сопутствует правосудию на протяжении всей его истории1, всегда рассматривалась российскими криминалистами как одно из важнейших условий успешной борьбы с преступностью. Еще В.И.Лебедев в начале XX века писал, что успешную борьбу с современными преступниками может вести только та полиция, которая имеет на вооружении новейшую технику, прикладные знания и искусно ими владеет . Эта же мысль о необходимости технизации сыскной работы развивается в трудах родоначальников советской криминалистики С.М.Потапова, П.С.Семеновского, И.Н.Яки-мова и др. «В настоящее время, - писал И.КЯкимов, - профессия агента есть ни что иное, как искусство, основанное не только на практическом опыте, но и на специальных знаниях. Теперешний агент должен знать очень многое и, прежде всего, уголовное материальное и процессуальное право, судебную

вания преступлений // Повышение эффективности использования криминалистических

методов и средств расследования преступлений. - М., 1985.

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М: Юрист, 1977.- Т.1.- С. 184-185.

140 медицину, элементарные курсы физики и химии, фотографию, дактилоскопию, огнестрельное оружие и взрывчатые вещества и, конечно, весьма подробно уголовную технику и тактику»1.

Внимание криминалистов к проблемам сыска в оперативно-розыскной работе прослеживалось вплоть до начала 60-х годов XX века, и по существу выражалось в разработке теоретических основ как гласных, так и негласных действий органов дознания и розыска. Так, А.ИЗинберг отмечал, что «теоретические обобщения оперативной работы, активного и общесоюзного розыска, научная постановка планомерной борьбы с преступностью в виде системы уголовной регистрации, вопросы организации задержания преступников (облавы, засады, обыски и т.п.) - всё это является той специальной областью, которая составляет компетенцию только криминалистики»2.

Иначе говоря, возникнув как система научных методов собирания и ис- следования доказательств, криминалистика в своем развитии неизбежно должна была обратиться к исследованию проблем оперативно- розыскной деятельности как вспомогательной по отношению к расследованию. Это должно было произойти, во-первых, в силу неразрывной связи этих двух видов практики борьбы с преступностью, а, во-вторых, в силу самих представлений о предмете криминалистики, под которым понимались технические средства, тактические приемы и методические рекомендации по раскрытию и расследованию преступлений. Криминалистика представлялась единой научной основой как для розыска, так и для следствия. Их процессуальный или непроцессуальный характер во внимание не принимались. Это был своеобразный, объективно обусловленный этап развития и криминалистики, и теории оперативно-розыскной деятельности3, который логически завершался

2 См.: Лебедев В.И. Искусство раскрытия преступлений. 1 .Дактилоскопия.- С.-Пб., 1909.-С.9.

1 Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. - М., 1924.- С. 140.

2 Винберг А.И. Криминалистика. Вып. 1. Введение в криминалистику. - М., 1950.- С. 17.

3 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М: Юристъ, 1997.- Т.1.- С. 184-205.; его же, Соотношение и связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности //

141 трансформацией криминалистики от «уголовной техники» к «закономерностям науки» и отпочкованием от нее ОРД1.

К сказанному следует добавить, что и сама криминалистика своим ро- ждением обязана технике, разрабатываемой, прежде всего, в целях сыска, розыска и идентификации преступников. По этому поводу Р.С.Белкин писал: «Известно, что исторически одним из первых направлений развития криминалистики было исследование возможностей идентификации личности, разработка методов и средств криминалистической (уголовной) регистрации. Эти методы предназначались, в первую очередь, для обеспечения эффективности розыскной деятельности, уголовного сыска и были приняты на воору- жение именно сыскной полицией»2.

Таким образом, научные основы ОРД были сформулированы и опреде- ленное время развивались в недрах науки криминалистики, в том числе и в рамках ее составной части - криминалистической техники. Существо этого этапа развития теории ОРД составляло преимущественно использование положений, приёмов и средств криминалистики в сфере негласной деятельности в борьбе с преступностью. Взаимосвязь криминалистики и теории ОРД выступала как соотношение целого и части, выражалась в связи подчинённости. Эту точку зрения поддерживали большинство криминалистов, рассматривая ОРД как правомерную, но не процессуальную.

В 60-е годы XX века положение существенно изменилось. Этому спо- собствовала, во-первых, интенсивная разработка всех разделов теории ОРД ее ведущими специалистами (А.Г.Лекарем, Д.В.Гребельским, В.А.Лукашовым, В.Г.Самойловым, Б.Е.Богдановым, а впоследствии В.Г.Бобровым, Г.К.Синиловым, Е.В.Токаревым,
Б.П.Смагоринским,

Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции органов предварительного расследования. -М.: Новый юрист, 1997.- С. 50-64.

1 См.: Лузгин И.М. О концепции криминалистической техники в курсе криминалистики для вузов МВД СССР. // Криминалистическая техника: достижения науки и практики в учебный процесс: Тезисы выступлений на научно-методическом семинаре. - Л., 1990.- С. 7-9.

2 Белкин Р.С. Указ. работа.- С. 52.

142 И.А.Климовым, А.Б.Утевским, В.Н.Омелиным и другими). Их работы послужили построению фундамента теории ОРД и способствовали формулированию самостоятельного предмета данной науки отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно связанного с последним. В частности, один из видных представителей науки теории ОРД Д.В.Гребельский писал: «Многолетний опыт преподавания этой дисциплины подтверждает, что наиболее благоприятные условия для её дальнейшего совершенствования создаются тогда, когда она развивается в качестве самостоятельной дисциплины, в тесной связи с другими науками и учебными дисциплинами, в частности, с советской криминалистикой»1. В этой связи ОРД определена им как «… осно- ванная на законодательных и подзаконных актах система разведывательных (поисковых) мероприятий, осуществляемых преимущественно специальными средствами и методами в целях предотвращения и раскрытия преступлений и розыска скрывшихся преступников»2.

Во-вторых, к тому времени в криминалистике были разработаны фун- даментальные проблемы ее методологии, уточнено содержание ее предмета как науки, изучающей обособленную специфическую группу объективных закономерностей действительности и основанную на познании этих закономерностей, средств и методов судебного исследования доказательств и предотвращения преступлений. В результате стало очевидно, что теория ОРД изучает иные закономерности в целях разработки других методов и средств борьбы с преступностью и уже не может рассматриваться как часть крими- налистической теории. «Таким образом, - пишет Р.СБелкин, - процесс обособления оперативно-розыскной теории шёл как бы в двух уровнях: «снизу» - путём разработки самой этой теории, и «сверху» - как следствие пересмотра предмета криминалистики. Отношения подчиненности, в которых находились криминалистика и теория оперативно-розыскной деятельности, смени-

1 Гребельский Д.В. Некоторые вопросы совершенствования курса «Оперативно-розыскная деятельность органов охраны общественного порядка» // Труды ВШ МООП СССР. - М.: НИО и РИО ВШ МООП СССР, 1967.-№ 16.- С. 80.

2 Там же.- С. 69.

143 лись отношениями взаимодействия двух равноправных партнеров»1. Для современного этапа развития криминалистики характерно признание существования теории ОРД как самостоятельной научной дисциплины2.

В криминалистической литературе высказано мнение об односторонней направленности связей криминалистической техники и теории ОРД. Так, Р.С.Белкин пишет: «Если в области криминалистической техники связи с теорией оперативно-розыскной деятельности носят, в основном, чисто практический характер и преимущественно одностороннюю направленность, заключающиеся в прямом использовании криминалистической техники в оперативно-розыскной деятельности, то в области криминалистической тактики и методики эти связи обоюдны, а процесс использования их содержания взаимен»3.

В настоящее время можно говорить и о взаимных связях, и о взаимо- действии криминалистической техники с теорией ОРД в целом, а не только с оперативной техникой. Примером тому является разработка информационно-поисковых систем технико-криминалистического и оперативно-розыскного назначения и их использование в процессе выявления, раскрытия и расследования преступлений. Такие же взаимосвязи прослеживаются в разработке и практическом использовании средств поиска (обнаружения) различных объектов, их экспресс-анализа, контроля психологического состояния лица (типа полиграфа) и др. При этом следует учитывать, что теория ОРД берет себе на вооружение многие методы и средства криминалистической техники непременно при условии не только их конструктивного приспособления для негласного решения соответствующих задач, но и научной разработки тактических рекомендаций по ее применению.

Следовательно, между криминалистической техникой и теорией ОРД,

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юристь, 1997.- Т.1.- С. 201.

2 См.: Белкин Р.С. Указ. работа.- С. 201.; Образцов В.А. Цикл лекций по новой программе курса.-М.: Юрикон, 1994; Российская Е.Р. Предмет, задачи, система и методы криминали стики // Криминалистика. - М.: Спарк, 1998 и др.

3 Белкин Р.С. Криминалистика и научно-технический прогресс // Труды ВШ МВД СССР, - М.: ВШ МВД СССР, 1972.- № 34.- С. 10.

144 кроме генетических связей, также существуют связи развития, функционирования и взаимодействия. Они закономерно обусловлены общностью решаемых ими научных проблем и практических задач. Это проблемы правового регулирования допустимости и порядка использования соответствующих методов и средств, проблемы их разработки и применения, анализа и оценки розыскного и доказательственного значения получаемых результатов.

Что касается правового регулирования допустимости использования научно-технических методов и средств, в том числе криминалистических, в практике ОРД, то в отличие от УПК РСФСР следует отметить более гибкое решение данной проблемы в Федеральном законе “Об оперативно-розыскной деятельности” (от 12 августа 1995 г.). Так, в статье 6 данного закона дается перечень мероприятий, осуществляемых в процессе ОРД (опрос граждан, на- ведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, оперативное наблюдение, контролируемая поставка и оперативный эксперимент), а затем указывается, что в ходе названных мероприятий используются технические средства (информа- ционные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие), не наносящие ущерб жизни и здоровью людей и не причиняющие вред окружающей среде. Иначе говоря, в этом законе реализованы предложения, давно уже воспринимаемые в криминалистике как бесспорные - закрепить в уголовно- процессуальном законодательстве принципы допустимости научно- технических методов и средств и критерии правовой оценки получаемых с их помощью результатов.

Методы и средства криминалистической техники широко используются при проведении оперативно-розыскных мероприятий. В свою очередь,

145 реализация результатов таких мероприятий обусловливает необходимость разработки новых средств и методов криминалистической техники, отвечающих потребностям практики борьбы с преступностью. При этом особого внимания заслуживают нетрадиционные виды следов (голоса, запаха, биологических выделений и т.п.) и методы, средства их собирания и исследования.

В соответствии с упомянутым Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» разработана «Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд»1, в которой определяется перечень документов, оформляемых при проведении оперативно-розыскных мероприятий и представляемых органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

Таким образом, результаты ОРД при определенных условиях могут быть использованы в качестве источников доказательств. Следовательно, обнаруживаемые при этом объекты - следы преступлений и иные вещественные образования изымаются с соблюдением криминалистических рекомендаций, а при необходимости подвергаются криминалистическим исследованиям в рамках ОРД.

Отмечаемые изменения в законодательстве в части использования дан- ных ОРД в процессе доказывания во многом были обусловлены потребностями практики борьбы с организованной преступностью. Успешное расследование преступлений, совершаемых организованными преступными сообществами (группами), просто немыслимо без «…широкого использования научно-технических средств и специальных знаний для выявления, фиксации и изучения следов, вещественных доказательств»2.

1 Приказ ФСНП РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, ФСО РФ, ФПС РФ, ГТК РФ, СВР РФ от 13 мая 1998 г. № 175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении Инструкции о порядке представ ления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд».

2 Яблоков Н.П. Основы методики расследования преступной деятельности организован ных преступных формирований // Проблемы собирания оперативно-розыскных данных об организованной преступной деятельности // Преступность как угроза национальной безо пасности. - Ульяновск, 1998.

146 В этой связи качественно иную форму приобретает организация процесса расследования преступлений, взаимодействия между следователем, оперативными работниками и экспертно-криминалистическими подразделениями. Именно в указанном контексте возникли и активно обсуждаются как в криминалистике, так и в теории ОРД проблемы оперативно-технического и технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, использования данных ОРД в процессе доказывания, оперативного обеспечения процесса расследования от начала возбуждения уголовного дела и до окончания судебного разбирательства и т.п.1

Рассматривая проблемы методики расследования преступлений, со- вершаемых организованными преступными сообществами, В.А.Жбанков обозначает как непременные условия ее эффективности целый ряд организационных требований, выполнение которых реально только во взаимосвязи ОРД и криминалистики. В частности, это - привлечение значительного количества сил и средств; необходимость организации взаимодействия между органами расследования с иными службами соответствующих ведомств, с другими ведомствами, а также правоохранительными органами зарубежных стран; организация оперативного сопровождения процесса расследования от его начала до окончания2.

Возможности технико-криминалистических методов и средств широко используются в решении целого ряда практических проблем ОРД в частности касающихся:

  • содержания и видов оперативно-розыскной информации, способов и приемов ее получения;
  • связей оперативной информации с информационными процессами доказывания;
  • 1 См.: Синилов Г.К. Противодействие криминальной среды как объект и предмет исследования теории ОРД. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно- практической конференции. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997.- С. 20-26; Хомколов В.П. Организация управления оперативно-розыскной деятельностью. Системный подход. - М.: ЮНИТИ, 1999.- С. 70-120.

147

  • путей и пределов использования в ОРД криминалистических методов и средств;
  • сочетания гласных и негласных методов указанной деятельности;
  • целей, направлений и приемов использования оперативным работни- ком доказательственной информации, предоставленной ему следователем и т.д.1
  • Криминалистическая техника как самостоятельный раздел криминали- стики в разработке указанных проблем занимает особое место как в части получения розыскной (ориентирующей) информации, так и последующей ее легализации в уголовном процессе. Она пгароко применяется практически при проведении всех оперативно-розыскных мероприятий, указанных в Федеральном законе «Об оперативно- розыскной деятельности», при осуществлении розыскной деятельности и поиска объектов, представляющих оперативный интерес, в организации функционирования и использования информационных систем. При этом, что очень важно отметить, в ОРД используются те же организационные формы применения криминалистической техники, что и в уголовном процессе, а именно:

  • проведение специальных исследований2 различных объектов, полу- ченных при проведении оперативно-розыскных мероприятий (документов, аудио-, видеозаписей, следов рук, ног, крови и т.д.);
  • привлечение специалиста-криминалиста для участия в оперативно- розыскных мероприятиях;
  • оказание консультативной помощи оперативным работникам в части применения криминалистической техники, оценки и использования полученных с ее помощью результатов3.
  • 2 См.: Организованная преступность - 4. - М.; Криминалистическая ассоциация, 1998.- С. 189-190.

1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юристъ, 1997.- Т.1.- С. 205. 1 В криминалистической литературе такие исследования иногда называются «предвари- тельными», «доэкспертными» и др. Нам представляется, что в рамках ОРД с учетом ее специфики (непроцессуальная, преимущественно негласная) проводятся специальные исследования, которые лучше всего так и именовать, результаты их должны оформляться «справкой специалиста».

148 На практике взаимосвязь рассматриваемых отраслей знания находит свое выражение в повседневном взаимодействии между следователями, оперативными сотрудниками и специалистами-криминалистами, которое осуществляется при проведении следственных действий (по возбужденным уголовным делам) и розыскных мероприятий (по делам оперативного учета при выполнении отдельных поручений следователя), а также при расследовании преступлений в рамках следственно- оперативных групп.

Успех розыскной деятельности как оперативного работника, так и сле- дователя во многом зависит от ее технико-криминалистического обеспечения1. Поэтому прав Р.СБелкин, когда, рассматривая тенденции и перспективы развития криминалистического учения о розыске, указывает на необходимость создания «… высокоэффективных поисковых технико-криминалистических средств»2. Работа в этом направлении должна осуществляться с учетом потребностей криминалистической и оперативно-розыскной практики, т.е. с учетом особенностей технико-криминалистических и оперативно-технических задач, возникающих в процессе раскрытия и расследования пре- ступлений. В настоящее время эти задачи существенно изменились, что обусловливает необходимость не только совершенствования имеющихся техни-

5 По вопросам применения технико-криминалистических познаний в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий см. также: Галенин И.Д. Некоторые особенности процессуального оформления оперативно-розыскной деятельности // Информационный бюллетень СК МВД РФ. - М.: СК МВД РФ, 1994 -№3 (80).; Гайдук А.П. Некоторые проблемы использования ситуативных технико-криминалистических задач в процессе раскрытия и расследования вымогательств// Проблемы укрепления законности, усиления борьбы с преступностью и профилактика правонарушений в современных условиях. (Материалы научно-практической конференции). - Воронеж: ВНИИ МВД России, 1996; Суслов В.М. Вопросы теории сокриминальных признаков в оперативном документировании // Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по его нейтрализации: Материалы научно- практической конференции. - М.: ЮИ МВД РФ, 1997 и др.

1 О понятии розыскной деятельности, ее содержании, особенностях розыска, осуществ ляемого следователем и оперативным работником см.: Коновалов Е.Ф. Розыскная дея тельность следователя. - М.: ВШ МВД СССР, 1973; Крылов И.Ф., Бастыркин А.И. Розыск, дознание, следствие. - Л.: ЛГУ, 1984; Закатов А.А. Розыскная деятельность. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1988; Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юристь, 1997 -Т. 2. и др.

2 Белкин Р.С. Указ.работа.- С. 243.

149 ческих средств, но и разработки принципиально новых. Е.П.Ищенко полагает, что такие разработки осуществляются по следующим направлениям:

  • использование новых источников энергии, процессов, форм движения материи. В частности, можно указать на применение голографии, излучателей коротких ультрафиолетовых лучей, портативных рентгеновских установок, интроскопов и т.д.;
  • увеличение параметров работы: применения очувствленных к инфра- красным лучам термовизионных систем и устройств, позволяющих производить поиск объектов и их запечатление в полной темноте и т.д.;
  • качественное изменение элементов и структуры технических систем: в ряд криминалистических приборов введены элементы повышенной сложности (преобразователи, индикаторы, табло и т.д.) и т.д.1
  • Не возражая в принципе против подобной группировки основных на- правлений разработки средств криминалистической, а соответственно, и оперативной техники, заметим, что в данном случае в качестве ее основания выступают и источники развития техники (достижения естественных и технических наук), и цели ее разработки (увеличение параметров работы). Такая группировка, как нам представляется, должна базироваться (иметь своим основанием) практические задачи, в целях решения которых ведется разработка соответствующих средств2. Данные задачи корреспондируются с основными направлениями технико-криминалистической работы по собиранию, исследованию и использованию розыскной и доказательственной информации. При этом можно выделить три основных направления разработки технических методов и средств: а) полевой криминалистики; б) предварительного и экспертного лабораторного исследования следов преступлений и иных вещественных доказательств; в) накопления и использования розыскной и доказа-

1 См.: Ищенко Е.П. Использование современных научно-технических средств при рассле довании уголовных дел. - Свердловск: СЮИ, 1985.

2 См.: Волынский В.А., Сурыгина Н.Е. О содержании и значении тактико-технических за дач в процессе раскрытия и расследования преступлений // Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел.- Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989.- С. 114-118.

150 тельственной информации (введения криминалистических и оперативно- справочных учетов).

Значимость последнего направления разработки средств криминалистической и оперативной техники заметно возросла в настоящее время, когда, с одной стороны, отмечаются крайне негативные тенденции в динамике и структуре преступности, а с другой - все более активное использование в борьбе с ней, современных информационных технологий, создание на их основе различных ИПС, в том числе технико-криминалистического назначения. Это особенно наглядно проявляется в розыске без вести пропавших и установления личности погибших граждан.

С начала 90-х годов XX века резко возросло число неопознанных трупов: если в 1990 г. их было обнаружено 2837, то в 1994 г. - 16795, в 1995 г. -уже 183811. За это же время количество судебно-медицинских исследований трупов увеличилось в 2,5 раза и составило более 500 тысяч; число экспертиз живых лиц достигло миллиона; фактически удвоилось количество судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных дел2.

В.О.Петросян обращает внимание и на такой парадоксальный факт: начиная с 1993 года, по данным ГИЦ МВД РФ, на учет без вести пропавших граждан ставится меньше, чем неопознанных трупов. По состоянию на 1 января 1997 года эта разница составляла 9 тысяч (соответственно, 25 и 34 тысячи)3. При всех возможных объяснениях причин этого явления очевидно одно - несовершенство организации деятельности органов внутренних дел в этом направлении, в том числе в части научно-технического и методического обеспечения функционирования соответствующих учетов.

Следует отметить, что в криминалистике данной проблеме постоянно уделяется значительное внимание, о чем свидетельствуют работы А.Я.Гинз-

1 См.: Преступность, статистика, закон. - М.: НИИ ПУЗиП, 1997.- С. 29.

2 См.: Гедыгушев И.А., Назаров Г.Н. Основные проблемы судебно-медицинской эксперти зы и пути повышения ее роли в борьбе с преступностью в Российской Федерации // Пре ступность: стратегия борьбы. - М: Криминологическая Ассоциация, 1997.- С. 227.

3 См.: Петросян В.О. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан. Дисс.канд.юр.наук. - М, 1998.- С.З.

151 бурга, А.А.Гусева, Ю.П.Дубягина, А.М.Зинина, Е.И.Зуева, А.Ю.Пере-сункина, В.ОЛетросяна, Н.С.Полевого, С.М.Потапова, З.Г.Самошиной, В.А.Снеткова, Н.В.Терзиева1 и других криминалистов. Однако в трудах лишь некоторых из них отражается суть современных проблем розыска без вести пропавших и установления личности погибших граждан, излагаются рекомендации с позиций современных научно-технических достижений2. Практическая реализация таких рекомендаций предполагает тесное взаимодействие следователей и оперативных работников, организация которого должна соответствовать уровню развития используемых технических средств и современных технологий. Но именно здесь и отмечаются самые серьезные упущения и недостатки, поиск возможностей устранения которых является общей задачей криминалистики и теории ОРД.

Взаимосвязь между криминалистической техникой и теорией ОРД осуществляется при проведении поисковых мероприятий сотрудниками опе- ративно-розыскных аппаратов. В криминалистической литературе иногда поисковую деятельность определяют как розыскную в широком значении этого термина, понимая под ней деятельность, направленную на установление предметов, индивидуально определенные признаки которых в данный момент неизвестны (розыск неизвестного преступника по следам, обнару-

1 См.: Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. - М., 1971; Гусев А.А. Мето дика производства судебных экспертиз в целях установления личности по чертам внешно сти. - М., 1960; Дубягин ЮЛ. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. - М., 1998; Зинин А.М. Внешность человека в криминалистике (субъективные изображения). - М., 1995; Зуев Е.И. Средства и методы криминалистической габитоско- пии, их использование в розыске и установлении преступника // Криминалистика. - М., 1987; Пересупкин А.Ю. Установление личности по признакам внешности. (Словесный портрет). - М., 1960; Петросян В.О. Указ.работа.- 24 с; Полевой Н.С. Анатомический ме тод идентификации личности по фотоизображениям // Правовая кибернетика. - М., 1970; Потапов СМ. Судебная фотография. - М., 1946; Самошина З.Г. Криминалистическое отождествление человека по признакам внешности. - М., 1963; Снетков В.А. Портретная идентификация личности в оперативно-розыскной и следственной работе. - М., 1968; Тер- зиев Н.В. Криминалистическое отождествление личности по признакам внешности. - М., 1956.

2 См.: Дубягин Ю.П. Руководство по розыску и расследованию неочевидных убийств. - М., 1998; Зинин A.M. Теоретические и практические проблемы криминалистического уста новления личности по признакам внешности. Дисс…доктора юр.наук. - М., 1997; Федо-

152 женным на месте происшествия).1 Вместе с тем некоторые криминалисты обоснованно замечают, что в ряде случаев индивидуальные признаки лица, совершившего преступление, содержатся в самых различных следах: рук, ног, зубов, крови, спермы и т.д. Они весьма конкретны, и задача расследования в данном случае сводится к решению вопроса, кому они принадлежат. Деятельность, направленную на решение этого вопроса, целесообразно называть не розыскной, а поисковой. Она отличается от розыскной особенностями тактики проведения мероприятий2. В этой связи в криминалистике выде- ляется ряд направлений поисковой деятельности по установлению преступника, в процессе которой оперативными работниками широко применяются познания в области криминалистической техники. В обобщенном виде их можно представить следующим образом:

  • поиск на основе информации, отобразившейся в следах преступления, и представленной в виде розыскных таблиц и моделей;
  • поиск с использованием розыскных ориентировок и субъективных портретов на основе информации о внешнем облике разыскиваемых;
  • поиск с использованием так называемых нетрадиционных методов и средств (одорологических, полиграфических и т.п.). Данному направлению в теории ОРД придается особое значение. А проведение соответствующих исследований «параллельными курсами» во взаимодействии криминалистов и специалистов теории ОРД не только взаимно стимулирует, но и обеспечивает больший эффект таких разработок;
  • поиск с использованием системы криминалистической регистрации. Взаимодействие между криминалистической техникой и теорией ОРД

наиболее плодотворно осуществляется при организации и использовании информационно-поисковых систем для обеспечения деятельности по раскры-

сюткин Б.А., Коровянский О.П.и др. Восстановление лица по черепу в криминалистике. -М.: ВНИИ МВД СССР, 1990; Петросян В.О. Указ.раб.

1 См.: Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Указ. работа.- С. 6-7.

2 См.: Игнатов СВ. Использование полиграфных устройств в оперативно-розыскной дея тельности органов внутренних дел. - М: УМЦ МВД РФ, 1992; Скрыпников А.И. и др.

153 тию, расследованию и предупреждению преступлений. В настоящее время подобные системы, включающие учеты различных объектов, имеются в МВД России, ФСБ России, ГТК России и некоторых других ведомствах. Подавляющее количество учетов сосредоточено в МВД России (более пятидесяти). Они объединены в единую информационную систему криминалистической регистрации, состоящую из учетов конкретных объектов - носителей информации, используемой в целях:

а) накопления данных, которые могут быть использованы для раскры тия, расследования и предупреждения преступлений;

б) обеспечения условий идентификации объектов с помощью учетных данных;

в) содействие розыску объектов;

г) предоставление в распоряжение правоохранительных органов спра вочной и ориентирующей информации.1

Указанные задачи, решаемые с помощью системы криминалистической регистрации, имеют большое значение как для оперативно-розыскных подразделений, так и для органов предварительного расследования. Поэтому как теория ОРД, так и криминалистика, включая криминалистическую технику, в структуру которой входит криминалистическая регистрация, заинтересованы в разработке ее проблем. При этом следует заметить, что учение о криминалистической регистрации возникло в криминалистике, его теоретические основы и положения используются при разработке учетов оперативно-розыскного назначения, например, учета преступников по «кличкам»2. Вместе с тем, как справедливо отмечает Р.СБелкин «учение о криминалистиче-

Применение полиграфа в оперативно-розыскной деятельности. - М: ВНИИ МВД России, 1995 и др.

1 В частности, см.: Приказ МВД РФ № 752 от 12.07.2000г. «Об утверждении наставления по формам ведения централизованных, оперативно-справочных, криминалистических, ро зыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутрен них дел РФ».

2 См.: Евсюнин И.Н. Использование дополнительных источников информации о личности преступника в условиях правового пространства зарубежных стран // Проблемы расследо-

154 ской регистрации относится к числу наименее разработанных частных криминалистических теорий, хотя исторически элементы этого учения зародились еще до консолидации криминалистических знаний в самостоятельную науку. Известно, что необходимость решения проблемы уголовной регистрации стимулировала разработку научных методов раскрытия и расследования преступлений, то есть само возникновение криминалистики»1. Справедливость этого утверждения подтверждается значительным количеством работ, посвященных современным проблемам криминалистической регистрации2.

По нашему мнению, с учетом современного состояния преступности, наиболее плодотворны усилия по взаимодействию между специалистами в области криминалистической техники и представителями теории ОРД при решении следующих проблем:

  1. Совершенствование имеющихся и организация новых видов учетов.3 В частности, П.Алмаганбетов говорит о необходимости организации единой криминалистической службы идентификации личности, которая бы объединила следующие виды учетов: пофамильные картотеки, учеты неопознанных трупов, без вести пропавших лиц, данные о приметах разыскиваемых лиц и способах совершения ими преступлений, рисованные и композиционные портреты разыскиваемых лиц, черепа неопознанных трупов с признаками на-

вания преступлений в условиях формирования правового пространства СНГ и развития международного сотрудничества. - Санкт-Петербург, 1993.

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юристъ, 1997.- С. 175.

2 См.: Белкин Р.С. Указ. работа; Волынский А.Ф., Российская Е.Р. Криминалистическая регистрация. - М: ВЮЗШ МВД РФ, 1992; Зуйков Г.Г. Поиск преступников по способам совершения преступлений. - М., 1970; Девиков Е.И., Зуев Е.И., Ищенко Е.П. Криминали стическая регистрация. - М.: Академия МВД СССР, 1987; Информационные массивы ГИЦ в борьбе с преступностью. - М.: ГИЦ МВД РФ, 1992; Использование следователем учетов, карточек и иных банков данных. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994; Использование учетов орга нов внутренних дел //Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. - М.: Спарк, 1997; Налетов Е.А. Всесоюзный автоматизированный банк данных оперативно- розыскного назначения (АБД «Центр») // Бюллетень ГСУ МВД СССР, № 1(58), 1989; Се меновский П.С. Дактилоскопия как метод регистравдш.. - М., 1923; Статкус В.Ф. и др. Ис пользование ЭВМ в раскрытии серийных преступлений по способу их совершения.-М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991; Ялышев С.А. Криминалистическая регистрация: проблемы, тен денции, перспективы. - М.: Акад. МВД РФ, 1998 и др.

155 сильственной смерти, образцы для дальнейших генотипоскопических исследований, все виды дактилоскопических учетов и картотек для повышения эффективности установления разыскиваемых лиц и неопознанных трупов1. С.Ю.Степанов, рассматривая вопросы криминалистического обеспечения раскрытия преступлений, совершаемых с применением взрывных устройств, указывает, что в аппаратах уголовного розыска в соответствии с приказом МВД РФ № 347 - 1994 г. «О мерах по улучшению раскрываемости и расследования преступлений, совершаемых с применением взрывных устройств» формируются специализированные банки данных о преступлениях, связанных со взрывами, способах и мотивах их совершения, использовавшихся при этом взрывчатых веществах и взрывных устройствах, источниках их приобретения и изготовления, а также сведения об организаторах, пособниках и исполнителях преступлений2. Федеральной целевой программой по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 годы было предусмотрено создание в экспертно- криминалистических подразделениях МВД, УВД информационных банков данных о самодельных взрывных устройствах, использо- вавшихся при совершении преступлений, к которым можно отнести:

  • коллекции деталей взрывных устройств, изъятых с мест совершения преступлений;
  • заключения взрывотехнических экспертиз;
  • коллекции макетов самодельных взрывных устройств, взрывчатых веществ, боеприпасов и средств взрывания3.

’ См., например Волынский В.А. От уголовной регистрации преступников к автоматизированной информационно-поисковой системе. // Вопросы совершенствования деятельности милиции в современных условиях. - М.’.ВНИИ МВД СССРД990.-С.123-133.

1 См.: Алмаганбетов П. Проблемы криминалистической диагностики в установлении ра зыскиваемых лиц и неопознанных трупов. Автореф. дис… канд.юрид.наук. - Алматы, 1998.-С. 20.

2 См.: Степанов СЮ. О криминалистическом обеспечении раскрытия преступлений, со вершаемых с применением взрывных устройств // Информационный бюллетень - М.: Ака демия МВД РФ, 1998. -№ 6.- С. 46

3 Там же.- С. 45-46.

156 В криминалистической литературе, а также литературе по теории ОРД существенное внимание уделяется проблеме организации учета о членах организованных преступных сообществ и их связях1.

  1. Создание интегрированной информационно-поисковой системы, ко- торая содержала бы возможно больший объем информации оперативно- розыскного и криминалистического назначения. В настоящее время подобной системой является АИПС АБД «Центр» и АБД «Республика- область». Ранее значительный объем информации содержался в АИПС «Зона-М», созданной в соответствии с приказом МВД СССР № 492 - 1977 г. Разработка подобных систем требует объединения усилий не только ученых в области криминалистики и теории ОРД, но и в области теории информации, кибернетики и др.2 В этой связи следует указать на работу авторского коллектива, предложившего систему информационного обеспечения органов внутренних дел в виде информационно-вычислительной сети (ИВС), формируемой исходя из организационной структуры систем органов и учреждений МВД РФ и представляющей собой совокупность объединенных линиями связи информационно-вычислительных центров (районов, округов, крупных городов, областей, экономических зон, республики в целом) с подключенными к ним персональными ЭВМ и терминалами. В рамках указанной сети планируется функционирование автоматизированных информационных систем оператив-

1 См.: Богданов Е.Д., Чернышов О.Л. О концепции автоматизированных информационно- аналитических систем подразделений УОП // Проблемы борьбы с организованной пре ступностью и коррупцией. - Тверь; Тверской филиал МИ МВД РФ, 1995; Жбанков В.А. Фиксация информации о деятельности коррумпированных членов организованных пре ступных структур // Коррупция в России: состояние и проблемы- М.: МИ МВД РФ, 1996 -ВыпЛ.и др.

2 См.: Колдин В.Я. К вопросу о перспективах создания универсальной криминалистиче ской информационной системы и возможностях нее использования при раскрытии и рас следовании преступлений // Повышение эффективности использования криминалистиче ских методов и средств расследования преступлений. Труды Академии МВД СССР.- М.: Академия МВД СССР, 1985; Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследо вание свойств человека.-Красноярск: Изд. Красноярского университета, 1989.

157 но-розыскного, справочно-информационного, производственно- экономического, управленческого и экспертно-аналитического назначения1.

  1. Активизация исследований в целях создания АИПС единой государ ственной регистрации населения страны, с использованием личного кода. В таких системах могла бы сосредоточиться информация, представляющая ин терес для различных направлений деятельности государственных органов (здравоохранения, социального обеспечения, налоговой службы и т.д.), в том числе и правоохранительных. Подобные системы разрабатываются и уже практически реализуются в ряде зарубежных стран . При этом наиболее сложными оказываются не научно-технические, а социально- экономические и правовые аспекты данной проблемы, что сопряжено с необходимостью принятия по существу политического решения и привлечения к ее разработке специалистов различных отраслей знания. Однако, очевидно, что приоритет ная роль в разработке такой системы принадлежит ученым- криминалистам и теории ОРД. От их усилий во многом зависит формирование общественного мнения в части возможности и необходимости создания и реализации соот ветствующего проекта.

  2. Технико-криминалистическое и оперативно-техническое обеспече ние получения вербальной информации. Например, в современных условиях борьбы с преступностью появились следственные действия и оперативно- розыскные мероприятия, содержание которых обусловливает участие в них следователей, оперативных работников и специалистов-криминалистов (про слушивание и звукозапись переговоров, ведущихся с телефонов и других пе реговорных устройств, опрос с использованием полиграфа и др.). Их эффек тивность во многом зависит от комплексной разработки как собственно тех нических средств, так и методик их применения. В частности, в литературе подчеркивается, что «прослушивание и звукозапись переговоров - это две

1 См.: Информационно-вычислительные сети в органах внутренних дел. - М.: ГУК МВД РФ, 1997.

2 См.: Криминалистика. Учебник./ Под ред. А.Ф.Волынского. - М: ЮНИТИ, 1999.- С. 57- 60.

158 самостоятельные части одного следственного действия»1. Следовательно, в его реализации важная роль принадлежит как следователю, так и специалистам. Нелишне напомнить, что в проекте УПК РФ имеется ст.200 «Контроль переговоров». В соответствии с этой статьей следователь выносит постановление о контроле и записи телефонных переговоров, получает санкцию суда и направляет постановление в соответствующее учреждение. После записи переговоров фонограмма направляется следователю, который прослушивает ее в присутствии двух понятых, после чего приобщает к составляемому протоколу.

В заключении этой главы диссертации отметим, что исследование взаимосвязей криминалистической техники с отраслями научного знания в области права свидетельствует об их органическом единстве, обусловленном единством объекта исследования и его конечными целями - обеспечение законности и правопорядка в стране. Такие связи применительно к отдельным отраслям правовых знаний различны по своему объему и содержанию, по промежуточным целям, по характеру решаемых научных и практических задач, методам и средствам их решения. Но именно поэтому в своей совокупности они (связи) определяют тот методологический базис, который позволяет более успешно решать проблемы дальнейшего развития криминалистической техники. С учетом современных достижений правовых наук, опыта реа- лизации их положений в практике борьбы с преступностью определяются цели научных разработок в области криминалистической техники, конкретизируются методы их достижения и возможности практической реализации полученных результатов. В свою очередь, достижения в области криминалистической техники ставят новые задачи перед правовыми науками, способствуют их решению на уровне современных потребностей общества в обеспечении своей безопасности.

Достижения юридических наук, их концептуальные положения исполь- зуются в криминалистике, в частности, при прогнозировании разработок тех-

1 Бычкова С.Ф., Гинзбург А.Я. Следственные действия. - Алматы, 1998.- С. 50.

159 нико-криминалистических методов и средств, определении их приоритетов, в решении задач криминалистической, в том числе судебно-экспертной профилактики преступлений. На основе таких достижений конкретизируются технико-криминалистические задачи, совершенствуется правовой порядок их решения и оценки результатов. А в этом аспекте очевидны потенциальные возможности повышения эффективности использования криминалистической техники в раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений.

Поскольку возможности криминалистики реализуются в механизме правового регулирования борьбы с преступностью и укрепления общественного порядка, где чрезвычайно важные социальные функции выполняют юридические науки, криминалистическая техника вправе рассчитывать на их более активную, наступательную роль в части социальной, правовой поддержки своих полезных начинаний и непременно в пределах разумного баланса как личных, так и публичных интересов.

160 ГЛАВА 3. ВЗАИМОСВЯЗЬ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ, ИНЫХ РАЗДЕЛОВ КРИМИНАЛИСТИКИ И СУДЕБНОЙ

ЭКСПЕРТИЗЫ

§ 1. Взаимосвязь разделов криминалистики - закономерное проявление единства криминалистических знаний

Данная глава посвящена методологическим проблемам науки кримина- листики. Как известно, методологические проблемы любой науки можно рассматривать в разных аспектах: гносеологическом, логическом, семиотическом, метатеоретическом и других. В силу разноплановости и сложности указанной проблемы в дальнейшем изложении необходимо будет коснуться каждого из упомянутых аспектов. Однако, прежде всего необходимо определиться в том уровне методологии, который будет предметом анализа, т.е. в самом типе методологического анализа.

В философской литературе различают (условно) следующие уровни методологии. Высший уровень (первый) образует философская методология, т.е. общие принципы познания и категориальный строй науки в целом.

Второй уровень обозначают как уровень общенаучных принципов и форм исследования. Сюда входят как содержательные общенаучные концепции, выполняющие методологические функции, так и формальные разработки и теории, связанные с решением широкого круга методологических задач.

Третий уровень - это конкретно-научная методология, т.е. совокупность методов, принципов исследования и процедур, применяемых в той или иной специальной научной дисциплине. И, наконец, последний (четвертый) уровень методологии образуют методика и техника исследования, т.е. набор таких процедур, который призван обеспечить получение единообразного и

161

достоверного эмпирического материала и его первичную обработку для по- следующего включения в массив наличного знания науки1.

При последующем методологическом анализе основное внимание будет уделено третьему и четвертому уровням методологии. Четвертый уровень будет обеспечивать анализ эклиптики, третий - теоретическое осмысливание науки криминалистики в целом и взаимосвязи всех ее разделов. Разумеется, подобные подходы будут опираться на весь научный багаж современной методологии (на ее 1-ый и 2-ой уровни).

В криминалистике, как уже отмечалось, достаточно давно сформировались четыре раздела: общая теория, криминалистическая техника, кримина- листическая тактика и криминалистическая методика расследования отдель- ных видов преступлений2. Все они характеризуются единством предмета криминалистической науки, ее методологии и принципов, но в то же время имеют определенную специфику по источникам формирования знаний, их содержанию, сфере применения,

По существу и в главном взаимосвязь криминалистической техники с другими разделами криминалистики в настоящее время определяется отечественными учеными (за небольшим исключением) одинаково: общая теория криминалистики создает фундамент для разработки положений криминали- стической техники; сама криминалистическая техника развивается, исходя из потребностей тактики и методики (в свою очередь определяемых потребно- стями правоохранительной практики); технико-криминалистические приемы,

1 См. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. - М., 1973.- С. 68-71.

2 В последние годы появились попытки “реформировать” структуру учебного курса по криминалистике. В частности, предлагается вьщелить в качестве его самостоятельного раздела “Организация раскрытия и расследования преступлений”. (См.Криминалистика./ Под ред. А.Г.Филиппова и А.Ф.Волынского. - М.: Изд-во “Спарк”, 1988.) Нами такой подход не разделяется и не только потому, что организация раскрытия и расследования преступлений уже сформировалась в самостоятельный учебный курс. Криминалистиче ские тактика и методика в известной мере представляют собой ни что иное, как организа цию осуществления отдельных следственных действий и в целом использования крими налистических знаний, в том числе методов и средств криминалистической техники в рас крытии и расследовании преступлений.

162 средства, рекомендации реализуются при разработке тактических приемов и содержания частных методик расследования отдельных видов преступлений.

Касаясь вопросов теории науки и ее влияния на все ее разделы (элемен- ты системы науки), необходимо определиться в главном, в том числе в категориальных понятиях. Это полностью согласуется с отмечаемыми в теории познания тенденциями, формулируемыми как вывод о том, что «в гуманитарных науках заметно стремление к обсуждению методологических проблем и поиску «срезов» анализа, позволяющее во все большей степени рассматривать теоретические вопросы, а отнюдь не ограничиваться лишь описанием конкретных ситуаций и фактов, знание которых тем не менее имеет самостоятельное значение»1.

Рассмотрение теоретических вопросов целесообразно начать с трактовки понятий теории и общей теории. Наиболее кратким и общим определением теории является ее трактовка как результата познавательной деятельности, отражающего действительность, на которую призвана влиять теория2.

Иногда теорию обозначают как адекватное отображение свойств и от- ношений некоторого множества объектов, которое выделяет это множество из множества вообще всех объектов, при этом теория должна вполне определенно решить вопрос о том, находятся ли эти объекты в некотором отношении3. «В самом общем смысле, - отмечает В.Г.Афанасьев, - научная теория является системой знаний, позволяющих объяснить возникновение и функционирование, а также предсказать развитие предметов и явлений действительности, причем эти предметы и явления могут быть материальными или идеальными. Представляющая теорию система логических форм (понятий и

’ Антонов А.Н. Преемственность и возникновение нового знания в науке. - М.: МГУ, 1985.-С. 15.

2 См.,например: Рузавин Г.И. Научная теория (логико-методологический анализ). - М., 1978.-С. 10-11.

3 См.: Петров Ю.А. Методологические проблемы теоретического познания. - М.: МГУ, 1986.-С. 125.

163 категорий, суждений и умозаключений, принципов и законов) поддается экспериментальной, практической проверке или логической верификации»1.

Нам представляется, что теория криминалистики отвечает всем требо- ваниям теории, даже если ориентироваться на приведенные выше, далеко не полные и достаточно общие по форме определения. Она отражает сложную систему криминалистической деятельности, увязывает единство изучаемых ею объектов, выделяя их из большего числа множеств.

Однако, говоря о научной теории, нам хотелось бы отдать предпочтение тому ее определению, которое дает И.В.Копнин: «Теорией называется обширная область знаний, описывающая и объясняющая совокупность явлений, дающая знание реальных оснований всех выдвинутых положений и сводящая открытые в данной области законы (мы бы добавили - «закономерности» - В.В.) к единому объединяющему началу»2. Приведенное определение научной теории не только конкретизирует понимание ее сущности, но и обозначает цели, преследуемые научной теорией. Бесспорно, что теория криминалистики не только способствует познанию закономерностей, изучаемых этой наукой, но и является связующим фактором всех ее разделов.

К научным теориям обычно предъявляют ряд требований, которым теория должна соответствовать. Так, Г.И.Горский говорит о таких требованиях, как адекватность, непротиворечивость, полнота описания предметной области, объяснимость взаимосвязей между различными компонентами внутри самой теории, ее цельность, логическое единство3. Более подробно и развернуто излагают требования, предъявляемые к научной теории, И.В.Кураев и Ф.В.Лазарев. По их мнению, эти требования заключаются в следующем:

  1. Осмысленность (достигаемая операциональной определимостью входящих в теорию понятий);

1 Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. - М., 1981.- С. 73.

г Копнин И.В. Диалектика как логика. - Киев, 1961.- С. 379.

3 См.: Горский Г.И. Проблема общей методологии наук и диалектической логики. - М.,

1966.-С. 211-212.

164

  1. Непротиворечивость (логическая согласованность принимаемых в теории высказываний);
  2. Проверяемость (возможность сравнения высказываний с опытом, с данными эксперимента);
  3. Подтверждаемость (соответствие теории фактам, открытым данным с заданной степенью точности, подтверждение теории в контексте социаль- ной практики);
  4. Экстраполяруемость (способность теории к обобщению за рамками того опыта, на фундаменте которого она основывалась первоначально);
  5. Адаптированность (способность теории путем некоторых модифика- ций объяснять новые факты)1.
  6. Дальнейшее изложение материала об общей теории криминалистики как связующего звена всех ее разделов и ее фундаменте будет идти именно по данным составляющим, рассматриваемым не только как требования, предъявляемые к теории, но и как ее необходимые свойства. Однако ранее следует определиться с понятием «общая теория», в том числе и с позиций этого понятия как укоренившегося в криминалистике (криминалистической литературе). Дело в том, что в строгом соответствии с категориями научного познания это название используется неправомерно. В качестве критерия выделения общих теорий обычно называют их междисциплинарный характер. «Если научная теория описывает объекты, являющиеся предметом анализа целого ряда других дисциплин (наук, научных направлений и др.), то она может быть квалифицирована как общая», - отмечает О.М.Сичивица2.

Если мы ратуем за единство криминалистики как целостной науки, со- стоящей из органически связанных четырех ее разделов, то должны отказаться от понятия общая теория криминалистики. Однако сам О.М.Сичивица справедливо указывает в своей работе, что дефиниция «общая» является от-

1 См.: Кураев В.И., Лазарев Ф.В. Точность, истинность и рост знания. - М., 1988.- С. 74.

2 Сичивица О.М. Сложные формы интеграции наук. М.,1996,- С. 11-12. Подобной точки зрения придерживаются Г.И.Рузавин, Э.М.Мирский и др. См.: Рузавин Г.И. Научная тео-

165 носительной, так как общие теории могут существенно отличаться по степени охвата изучаемых явлений. В науковедении методология научного познания определяет связи между общей и частными теориями в определенной предметной области достаточно сложными и неоднозначными. Такие теории могут быть соподчинены и находиться в некоторой субординации. При этом общая теория выполняет роль метатеории.

Метатеория обычно содержит методологические принципы формиро- вания частных теорий. Как правило, общая теория отражает существенные связи и отношения между сравнительно различными явлениями изучаемой предметной области, формулируя принципы, законы (закономерности) и другие элементы, играющие роль нормативного фактора при формировании теорий более низкого уровня.

Вот с этих позиций можно условно принять укоренившуюся термино- логию «общая теория криминалистики». Определяя понятие общей теории, Р.С.Белкин пишет: «Общая теория советской криминалистики - это система ее мировоззренческих принципов, теоретических концепций, категорий и понятий, методов и связей, определений и терминов, это научное отражение всего предмета криминалистики. Общая теория является методологической основой криминалистики»1.

Взяв за рабочее данное определение общей теории криминалистики, рассмотрим роль общей теории как объединяющего начала всех разделов науки, ее влияние на криминалистическую технику и на частные теории криминалистической техники.

Общая теория криминалистики, как отмечалось, служит методологиче- ской и научной основой техники, тактики и методики. Тактические приемы, тактические и методические рекомендации призваны обеспечить наиболее полное и эффективное применение приемов и средств криминалистической техники. Тактика отдельного следственного действия изменяется в зависимо-

рия.- М., 1978; Мирский Э.М. Междисциплинарные исследования и дисциплинарная организация науки. - М., 1980.

166

сти от характера рекомендуемых для использования при их производстве средств криминалистической техники. В свою очередь, проблемы, возникающие перед криминалистической тактикой и методикой, в изменяющихся социальных, правовых и иных условиях жизни общества требуют разработки новых или совершенствования имеющихся технико-криминалистических средств, приемов и методик. В частных методиках расследования отдельных видов преступлений наиболее полно учитываются и конкретизируются специфические особенности применения технико-криминалистических познаний, необходимых при расследовании того или иного вида преступных дея- ний2.

В основе указанной выше взаимосвязи всех четырех разделов кримина- листики лежит также единая задача, стоящая перед криминалистической науки в целом, а соответственно, исходя из требований системного подхода, и перед каждым из элементов данной системы. Этой задачей, как известно, является научное обеспечение борьбы с преступностью и, в первую очередь, деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. В то же время единый заказчик - практика - определяет, для решения каких конкретно задач должны использоваться те или иные методы и средства, разрабатываемые в каждом разделе криминалистики. Однако многие ученые-криминалисты справедливо подчеркивают, что криминалистическая техника реализуется в методике только через криминалистическую тактику3.

1 Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. - Саратов, 1986.- С. 213.

2 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Общая теория криминалистики.- М.: Юристь, 1997.- Том I.- C.294-296; Криминалистика^ Под ред. Р.С.Белкина, В.П.Лаврова, И.М.Лузгина. М: МФЮЗО при Академии МВД СССР, 1987.- Т. I.-C. 13-14; Криминали стика./ Под ред. Н.П.Яблокова. М.: БЕК, 1995.- С. 12-18; Криминалистика. История, общая и частная теории./ Под ред. Р.С.Белкина, В.Г.Коломацкого, И.М.Лузгина.- М.: Академия МВД РФ.- Том I.- С. 42; Лавров В.П. Предмет, история и методология криминалистики.- М.: ЮИ МВД РФ, 1994.- С. 11-12. и др.работы.

3 См., например, Винберг А.И. О научных основах криминалистической тактики. // Право ведение, 1965.- № 3.- С. 82; Гончаренко В.И. Использование данных следственных и тех нических наук в уголовном судопроизводстве. - Киев: Вища школа, 1980.- С. 76; Ищенко Е.П. О влиянии криминалистической техники на развитие методики расследования пре ступлений. // В кн. Вопросы методики расследования преступлений. Научные труды. Свердловск, 1976.- Вып. 50.- С. 69.

167

По нашему мнению, изучение взаимосвязи разделов криминалистики как закономерного проявления единства научного знания невозможно иначе как на основе системного, исторического и гносеологического подходов, позволяющих сформулировать общие условия (принципы) исследуемой взаимосвязи и показать ее конкретные проявления в системе: криминалистическая техника - иные разделы этой науки.

Как справедливо отмечают И.В.Блауберг и Э.Г.Юдин, системный под- ход, сохраняя теоретическое содержание проблемы, переводит ее рассмотрение из философского в общенаучный план, раскрывая методологический механизм выработки различных системных моделей объекта. Иными словами, в точном соответствии с этим мы можем рассматривать криминалистику как в целом, так и каждый из ее разделов, являющийся элементом (подсистемой) общей системы, но в то же время самой системой для более мелких ее элементов (составных частей раздела). Отсюда возможность придавать каждому из разделов вид модели, требуемой для осуществляемого анализа.

Системный подход «выдвигает новую исследовательскую задачу син- тезирования системных представлений об одном и том же объекте, полученных при различных «срезах» этого объекта. Дело в том, что на современном уровне развития науки любая синтетическая картина сложного объекта, как бы ни была она безупречна с логической точки зрения, всегда остается неполной и односторонней, если ее рассматривать как попытку описать объект в целом во всем многообразии и разнокачественности его связей, со всеми присущими ему уровнями иерархии»1.

Применение системного подхода к изучению взаимосвязей разделов криминалистики призвано помочь рассмотреть самые разные «срезы» изучаемых объектов науки. Как уже отмечалось, криминалистика своим возникновением обязана, прежде всего, разработкам проблем криминалистической техники: методов и средств уголовной регистрации, дактилоскопии, антро-

1 Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. - М., 1973.- С. 171.

168 пометрии, словесного портрета, методов судебной фотографии, исследования документов и т.п. Далее, как известно, развитие криминалистики происходило по схеме «техника - тактика - методика - общая теория (теоретические основы) криминалистики». Сразу отметим, что эта схема, как и всякая другая в науке, отражает характер и содержание развития криминалистических знаний настолько же верно, насколько и условно. Фактически этот процесс проходил гораздо сложнее, при одновременном влиянии друг на друга трех разделов - техники, тактики и методики. Нельзя не учитывать также воздействия на указанный процесс таких мощных факторов, как уголовно- процессуальное и уголовное законодательство, системы которых, во- первых, в разных государствах существенно различались, а во-вторых, сами находились в постоянном развитии. На разработку отдельных разделов криминалистики и взаимосвязь между ними оказывало влияние множество иных объективных и субъективных факторов, идеологических, социально-экономических, значительно различавшихся в определенные периоды существования государств политических систем1.

И тем не менее общая теория криминалистики (ее теоретические основы) как самостоятельный раздел криминалистики была сформирована лишь после того, как разработки в области техники, тактики и методики создали для этого надлежащую базу, позволяющую перейти к соответствующим обобщениям и выводам. Поэтому сначала развитие техники преимущественно накладывало свой отпечаток на становление тактики и методики, на решение их отдельных проблем, но постепенно развивающиеся тактика и методика сами ставили перед учеными, работающими в области криминалистической техники, свои проблемы. Так, например, разработка теории криминалистической идентификации в недрах криминалистической техники и в связи с

1 Исторический подход к рассматриваемой проблеме получил обобщенное наглядное выражение в работах: Белкин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики (1917-1930-е годы). - М.: Академия МВД СССР, 1982; Белкин Р.С., Винберг А.И. История советской криминалистики (1940-1950-е годы). - М.: Академия МВД СССР, 1983. В системном выражении факторы, влияющие на развитие криминалистической техники, сформулированы А.Ф.Волынским. См.его: Указ.диссер.

169 ее насущными потребностями трансформировалась в практическую деятельность по отождествлению огнестрельного оружия по пулям и гильзам, исполнителя рукописного документа по почерку и т.д. Эти достижения криминалистической техники потребовали от законодателя введения ст. 186 УПК РСФСР «Получение образцов для сравнительного исследования», а от криминалистической тактики - разработки тактических приемов получения таких образцов с учетом в каждом случае их природы.

И наоборот, включение в УПК РСФСР 1960 г. таких следственных дей- ствий, как следственный эксперимент, предъявление для опознания, фотографирование, как средства фиксации следов и иных вещественных доказательств обязано криминалистической тактике, доказавшей жизненную необходимость подобных следственных действий и разработавшей рациональные приемы их осуществления. В свою очередь, это потребовало от криминалистической техники разработки как общих приемов фотофиксации (криминалистическая фотография), так и частных, применительно к конкретному следственному действию: осмотру места происшествия, следственному эксперименту, предъявлению для опознания и т.д.

Решение многих подобных проблем в ряде случаев приобретает для- щийся во времени характер, поскольку находится в прямой зависимости от достижений в целом науки и техники. В качестве примера можно привести проблему создания надежных, эффективных поисковых приборов, отвечающих запросам практики расследования и рекомендациям по тактике обыска и методике расследования убийств, сопровождающихся сокрытием трупа. Между тем при определенном множестве соответствующих разработок в распоряжении следователей до сих пор нет портативных и достаточно надежных трупоискателей. Это, кстати, является одной из причин того, что такие поис-

170 ковые средства относительно редко применяются при осмотрах и обысках, о чем свидетельствуют результаты ряда научных исследований1.

И, наконец, последнее замечание общего характера о тесной взаимосвязи разделов криминалистики: она (взаимосвязь) определяется единством -по крайней мере, в России - процесса раскрытия и расследования преступле- ний и правовой регламентации этого процесса, механизм реализации которого в значительной мере призвана обеспечивать криминалистика.

На разных этапах развития криминалистической науки ряд известных ученых в своих трудах обращались к исследованию внутренней взаимосвязи ее разделов. Одним из первых был В.П.Колмаков, который в 1948 году в своей статье «За единство развития криминалистической техники и методики расследования преступлений» писал, что успешное развитие единой науки криминалистики и эффективное применение ее достижений на практике может быть достигнуто только при единстве в развитии двух неразрывно связанных между собой ее частей - криминалистической техники и системы тактических и методических знаний . В 1963 году А.А.Эйсман, касаясь вопроса о предмете криминалистики, подчеркнул, что наиболее правильной является «точка зрения, исходящая из единства и внутренней взаимосвязи всех отраслей и отделов криминалистики» и признающая во всех частях этой науки наличие юридических и естественно-технических элементов3. Дальнейшие вехи на пути исследования этих взаимосвязей прослеживаются в работах А.И.Винберга, Р.С.Белкина, И.Д.Кучерова, И.М.Лузгина, В.ИХончаренко, А.А.Закатова, Ю.Н.Оропая и др.4

1 См., например, Долгинов С.Д. Использование обыска в раскрытии, расследовании и пре дотвращении преступлений. М.: ЮИ МВД РФ, 1997.- С.6-7.

2 См.: Социалистическая законность, 1948.- № 7.- С. 53-56.

3 См.: Эйсман А.А. Криминалистика в системе юридических и естественных наук. - В кн.: ; Сб.научных работ. - Вильнюс, 1963.- Вып. 1.- С. 26.

|; 4 См.: Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М: Наука, 1996; X
Кучеров И.Д. Соотношение тождества и различия (на материале криминалистики). -I;
Минск: Наука и техника, 1968; Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М.: г
ВШ МВД СССР, 1969; Его же. Методологические проблемы расследования. - М.: ВШ
МВД СССР, 1973; Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические про-
блемы. - М.: Юридическая литература, 1973; Гончаренко В.И. Использование данных ее-

171

На новом, теоретическом уровне вопросы взаимосвязи разделов кри- миналистики были освещены в работах Р.СБелкина, Н.А.Селиванова, И.Н.Сорокотягина и др.1

Анализ этого далеко не полного перечня научных трудов позволяет ут- верждать, что, во-первых, все они отражают периоды формирования общей теории криминалистики и, во-вторых, что взаимосвязь разделов криминалистической науки, опирающихся на ее общую теорию, имеет первостепенное значение для ее развития.

Анализируя роль общей теории криминалистики в обеспечении орга- нического единства всех ее разделов, помимо теоретико-познавательной роли, обращают внимание и на ее методологические функции2. Их значение в плане объединения всех разделов в цельную систему весьма значительно. Первая из методологических функций состоит в объяснении эмпирических обобщений и закономерностей. Выше, в определении Р.С.Белкина, четко просматривалось, как в рамках общей теории удается на основе обобщения эклиптики каждого из разделов подняться до теоретического осмысления этого материала, а затем перейти к принципам и постулатам, общим для всех разделов науки. При этом общая теория не просто должна помогать описывать внешнюю сторону явлений, изучаемых каждым из разделов, а обеспечивать раскрытие их сущности, выявлять закономерности этих явлений, обес- печивать функционирование и развитие каждого из разделов.

Целью и содержанием общей теории криминалистики является сущест- венное расширение знания этой науки, как эмпирического, так и теоретиче-

тественных и технических наук в уголовном судопроизводстве (методологические вопросы). - Киев: Вища школа, 1980; его же. Научно-технические средства в следственной практике. - Киев: Вища школа, 1984; Закатов А.А., Оропай Ю.Н. Использование научно-технических средств и специальных знаний в расследовании преступлений. - Киев: МВД УССР, 1980.

1 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. I, II, III тома. - М.: Академия МВД СССР, 1987-1989; Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. - М.: Юридическая литература, 1982; Сорокотягин И.Н. Специальные познания в расследова нии преступлений. - Ростов-на-Дону: РГУ, 1984.

2 О методологический функциях научных теорий см., например: Рузавин Г.И. Научная теория (Логико-методологический анализ).- М.,1973.- С. 100.

172 ского. Для этого общая теория обладает всем необходимым, включая в свое содержание все составляющие науки1:

а) накопленный в процессе развития фактический материал как резуль тат наблюдения и экспериментов по каждому из разделов: техники, тактики, методики;

б) обобщения фактического материала, представленные в виде законо мерностей, выведенных на основе анализа этих обобщений: закономерности механизма совершения преступления; закономерности отражения этого ме ханизма во вне; закономерности возникновения, хранения, изменения ин формации о механизме преступления, ее обнаружения, фиксации, изъятия, исследования и использования в доказывании. Эти закономерности, нашед шие отражение в общей теории, выступают в виде материала, проверенного и подтвержденного практикой, т.е. в качестве объективных истин;

в) общетеоретические выводы из закономерностей, их философское ис толкование, обеспечивающее общий подход к изучению действительности, явлений, процессов, составляющих материю каждого из разделов (т.е. част ная методология 4-го уровня);

г) гипотезы разных уровней, обеспечивающие дальнейшее развитие теории. В качестве таковых в настоящее время могут рассматриваться при менительно к общей теории - разработка криминалистического универсаль ного учения о признаках, а применительно к разделу методики - разработка достаточно полной системы признаков каждого вида преступлений, позво ляющих диагностировать его на основе этих признаков и их комплексов с привлечением соответствующего программного обеспечения и экспертных систем поддержки.

Второй важной методологической функцией является расширение зна- ния по средствам введения новых теоретических понятий и принципов. В этой связи можно говорить об объединяющем значении таких понятий, как предмет криминалистики, ее задачи, система науки, предмет криминалисти-

1 См.: Карпов М.М. Философские вопросы современного естествознания. - М., 1976.

173 ческой техники, тактики, методики и др. Введение этих, в достаточной мере формализованных понятий способствовало получению нового знания по каждому из разделов науки. Так, формулирование задач науки позволило существенно расширить познания о взаимосвязи задач с ее предметом, и это, в свою очередь, позволило очертить контуры каждого из разделов и определить их взаимные связи.

Третья методологическая функция общей теории заключается в ис- пользовании ее понятий для систематизации теоретического знания как содержания науки. Если роль понятий достаточна важна в области индуктивной и дедуктивной систематизации эмпирического знания, то еще более она возрастает при систематизации знания теоретического, рационального. Именно в таком качестве организованной, надлежащим образом упорядоченной системы знаний и выступает общая теория криминалистики. Важная роль при этом принадлежит положениям теории, формулирующим объекты исследования каждого из разделов науки, в том числе и криминалистической техники. Принципы, закономерности, гипотезы общей теории способствуют установлению и упрочению связи между основными понятиями каждого из разделов.

Четвертая методологическая функция общей теории криминалистики непосредственно связана с дальнейшим развитием научного знания и понятийного аппарата вплоть до возможного изменения концептуального его содержания. Это означает, что по мере развития общей теории понятия криминалистики, в том числе криминалистической техники, могут уточняться, развиваться, изменяться или совсем отбрасываться, заменяться новыми понятиями. Однако подобный процесс не затрагивает существенным образом принципов и основных категориальных понятий общей теории, он лишь сви- детельствует об эволюционном этапе развития криминалистики.

Сопоставительный анализ работ, посвященных проблеме взаимосвязей структурных разделов криминалистики, позволяет выделить три основных подхода к ее решению:

174

  • первый подход заключается в том, что от разработки технико- криминалистических средств и методов прослеживают путь до их использо вания в правоохранительной практике, затем - к тактике и методике как во площению практики, в том числе использования техники (Г.И.Грамович, А.А.Закатов, Ю.Н.Оропай, Клаус Дитер Поль, В.И.Гончаренко, М.В.Сал- тевскийидр.)1;

  • второй подход исходит из сложившегося на тот или иной момент целостного представления о системе и структуре науки криминалистики (Р.СБелкин, А.И.Винберг, Н.А.Селиванов, А.А.Эйсман, В.И.Гончаренко - в более ранней своей работе2 и др.);
  • третий подход исходит из сущности и всего содержания обслуживающей, обеспечивающей роли криминалистики и каждого ее раздела в процессе познания в уголовном судопроизводстве (И.М.Лузгин, Р.СБелкин, И.Ф.Герасимов, Л.Я.Драпкин и др.)3
  • В принципе, для исследования взаимосвязей внутри криминалистики приемлемы все три подхода, однако, первый из них нам представляется менее перспективным. Движение от частного к общему, от одного из элементов системы (в данном случае от техники к практике, минуя тактику и методику) было пригодно и даже необходимо в период до формулирования общей тео- рии криминалистики и становится гораздо менее продуктивным в современ- ных условиях. Более того, у некоторых авторов оно приводит к завышенной оценке одного из разделов науки. В этом отношении характерно название книги К.Д.Поля, вышедшей на немецком языке в Гейдельберге в 1981 году: «Естественнонаучная криминалистика». Хотя В.Я.Колдин в своем предисло-

1 См.: Поль К. Д. Естественнонаучная криминалистика (опыт применения научно- технических средств при расследовании отдельных видов преступлений). /Пер. с нем./ Под ред. В.Я.Колдина. - М.: Юридическая литература, 1985; Гончаренко В.И. Научно- технические средства в следственной практике. - Киев: Вища школа, 1984.

2 См.: Гончаренко В.И. Использование данных естественных и технических наук в уго ловном судопроизводстве (методологические вопросы). - Киев: Вища школа, 1984.

3 См.: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. - Свердловск: Сред. Урал.кн.изд-во, 1975; Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. - Свердловск: Уральский гос.ун-т, 1987.

175 вии к данной книге и пытается смягчить позицию К.Д.Поля, говоря, что ее «основное содержание лишь приблизительно охватывается термином «криминалистическая техника», даже он приходит к справедливому выводу, что в результате такого подхода «криминалистика теряет свой предмет и метод, перестает быть самостоятельной наукой, превращаясь в обширный конгломерат естественно-технического знания, приспособленного к нуждам право- судия».1

Особенно интересен общий вывод, который делает В.Я.Колдин: «Раз- витие и специализация естественнонаучного знания в криминалистике идет не по пути выделения автономных частно-научных комплексов, а по пути формирования внутри криминалистики и, что самое главное, на базе ее теории и методологии, специализированных направлений, обеспечивающих решение типовых криминалистических задач применительно к типовым криминалистическим объектам. В основу формирования таких методик кладется … предметно-целевой, а не частно-научный принцип»2.

Сущность и преимущества гносеологического и системно-структурного «предметного» (в смысле предмета науки) подходов в криминалистике глубоко и достаточно детально освещены в многочисленных трудах Р.С.Белкина, И.М.Лузгина, Ю.Г.Корухова и других ученых, в том числе и в работах, вышедших в последнее время3. Это позволяет нам не останавливаться подробно на значении указанных подходов для выявления закономерных связей между разделами криминалистики и проявлении этих связей в дальнейшем ее развитии. Вместе с тем полагаем уместно высказать свою позицию по отдельным ключевым вопросам данной проблемы, в частности, о характере и общих условиях (принципах) взаимосвязи.

1 Колдин В.Я. Естественнонаучная криминалистика в системе современного криминали стического знания. Вступительная статья к книге: Поль К.Д. Естественнонаучная крими налистика (опыт применения научно-технических средств при расследовании отдельных видов преступлений)./ Пер. с нем./ - М.: Юридическая литература, 1985.- СП.

2 Там же.- С. 14.

3 См., например, Белкин Р.С. Курс криминалистики. В трех томах. М.: Юристь, 1997; Ко- рухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. Научно- практическое пособие. - М: НОРМА-ИНФРА-М, 1998.

176

При наличии достаточно развитой, сформировавшейся на определенном уровне общей теории, разработка отдельных (и даже общих) положений техники, тактики и методики, создание новых технико- криминалистических методов и средств, новых тактических приемов не может уже производиться без учета основных теоретических постулатов, принципов и категориальных понятий криминалистической науки. Однако развитие от общего к частному в силу диалектики этого процесса не исключает, а скорей предполагает одновременно наличие и обратной связи.

Связь, как уже отмечалось, в широком смысле слова - отношение вза- имной зависимости, обусловленности, общности между чем-нибудь. Добавим, что в философии связь понимается как взаимообусловленность существования явлений, разделенных в пространстве и во времени. «Нет обособленных предметов и явлений, ибо объективная форма существования материи выражается в ее связи. Связь выражает движение, движением выражается связь. Диалектика рассматривает вещи и понятия в их связи, в их взаимном соотношении, в их взаимодействии, в обусловливаемом этим взаимодействием изменении, в их возникновении, развитии и исчезновении»1.

Важность понятия «связь» для криминалистики, как и для любой другой науки, постоянно подчеркивает в своих трудах Р.С.Белкин. В частности, он отмечает: «Представление о целостности системы конкретизируется через понятие связи. В системах особое место занимают связи, которые могут быть выявлены лишь на системном уровне рассмотрения объекта. Такие связи называют системообразующими. Совокупность связей и их типологическая характеристика приводит к понятию структуры системы»2.

В криминалистике особенно важно различать два вида связей: а) связи, возникающие в практической деятельности людей и в окружающей их среде при совершении преступлений и при судебном исследовании результатов таких связей; б) связи внутринаучные, в частности, связи между разделами

1 Маркс К., Энгельс Ф., Собрание сочинений.- Т. 20.- С. 22.

177 науки криминалистики. Предмет криминалистики охватывает изучение связей обоих видов. Однако в рассматриваемом в данной главе аспекте объектом нашего внимания будут именно внутринаучные связи - между структурными разделами криминалистической науки. В то же время увидеть конкретное содержание этих связей, выяснить их характер, учесть их влияние при разработке отдельных криминалистических задач вряд ли возможно без обращения к связям, отношениям, пронизьгаающим преступную деятельность и деятельность субъектов процессов раскрытия, расследования, предотвращения преступлений и судебного разбирательства. Мы полностью согласны с Р.С.Белкиным и А.И.Винбергом, которые писали, что «наступило время, когда … возникла необходимость в разработке учения о связях в теории криминалистики, ибо в следственной и судебной деятельности при современном системном подходе к понятию преступления, структурном анализе процесса доказывания, структурном подходе к событию преступления, материальной его обстановке, личности преступника, системе органов, ведущих борьбу с преступностью, - словом, при целостном подходе к данной форме познания необходимо изучение самых различных форм связи и отношений»1.

Следует лишь отметить, что это утверждение было опубликовано в 1973 году, и за прошедшие 27 лет, к сожалению, продвинуться в указанном направлении удалось не очень далеко. Можно признать, что за это время сформулирована криминалистическая теория временных связей (монографии и докторские диссертации: В.П.Лаврова - 1979-1980 гг., В.М.Мешкова -1994-1995 гг.); в стадии формирования находится криминалистическая теория причинности и учение о механизме преступления2.

Общие условия (принципы) взаимосвязи разделов наук и ее сущность в литературе излагаются по-разному, в зависимости от избранного автором

2 Белкин Р.С. Курс криминалистики.- Т. I.- С. 379. О системах см.также: Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. - Волгоград, 1979.

1 Белкин Р.С, Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. - М.: Юри дическая литература, 1973.- С. 210.

2 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики.- Т. 2, гл.П; Кустов A.M. Теоретиче ские основы криминалистического учения о механизме преступления. - М., 1997.

178 подхода к теме. По нашему мнению, применительно к криминалистике такими принципами являются:

  • соблюдение требований системного подхода при определении «гра- ниц» общей теории, техники, тактики и методики, а также при решении отдельных научных криминалистических задач;
  • приоритетная роль общей теории перед другими разделами кримина- листики;
  • необходимость наличия и использования во всех разделах общих для всей криминалистической науки или по крайней мере взаимосвязанных, согласованных между разделами криминалистических классификаций, принципов, категориальных понятий;
  • направленность исследования и учета связей на обеспечение законности и эффективности криминалистических рекомендаций при их использова- нии в правоохранительной практике.
  • Последнее особенно важно при научной разработке новых сложных проблем, требующих комплексного учета как потребностей практики, так и последних достижений техники, тактики и методики, например, проблемы использования полиграфа; прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров как следственного действия; проблемы ситуационной экспертизы; исследования запаховых следов; проблема изменения законодательства о применении научных и технических средств в уголовном производстве.

Последняя из общего ряда указанных проблем, на первый взгляд, как бы «выпадает», но это только внешнее, поверхностное представление. Дело в том, что, ставя задачи и решая проблемы разработки и внедрения в уголовный процесс новых научных и технических средств, мы неизбежно вынуждены решать на следующем этапе задачи организационно-управленческого характера, возникающие при использовании этих средств, а затем выходить на уровень нормативного (законодательного и подзаконного) регулирования этих процессов. Подобное нормативное регулирование, особенно законодательное, имеет очень важное значение, так как затрагивает социальную сто-

179 рону применения технических средств, в том числе криминалистической техники. Не следует забывать в этой связи об охране прав и свобод личности, ее жизни, чести и достоинства.

Реальные проявления действия указанных выше принципов взаимосвязи будут отражены и конкретизированы в содержании двух последующих параграфов настоящей главы. Здесь же отметим, что содержание таких взаимосвязей во многом определяется уровнем решения проблемы криминалистической классификации. В целом эта проблема не обойдена вниманием ученых-криминалистов1. В 70-80-е годы XX века отдельные ее аспекты были предметом исследования ПБ.Куцониса, Л.Е.Гумашвили, В.Е.Шепитько. Применительно к методике расследования отдельных видов преступлений эта проблема рассматривается в докторской диссертации В.Н.Образцова2; в части криминалистической тактики - в кандидатской диссертации А.Ю.Головина3. Вместе с тем, по нашему мнению, это одна из тех проблем в криминалистике, которая в настоящее время больше всего нуждается во всестороннем и глубоком изучении. И дело здесь не только в общеметодологическом постулате, что уровень развития науки определяется уровнем классификации исследуемых ею объектов, явлений и понятий. На современном этапе развития криминалистики, освоения этой наукой возможностей информационных технологий, средств автоматизации и вычислительной техники классификация в ней приобретает ключевую роль и исключительную практическую актуальность.

Многие ученые-криминалисты исходят из единообразного понимания классификации, корреспондирующегося с ее определением в Большом энциклопедическом словаре. Это - «система соподчиненных понятий (классов, объектов) какой-либо области знания или деятельности человека, используемая как средство для установления связей между этими понятиями или клас-

1 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М; Юристь, 1997.- Том 1.- Гл. 8.

2 См.: Образцов В.Н. Проблемы совершенствования научных основ методики расследова ния преступлений: Дисс.. .докт.юрид.наук. - М., 1986.

180 сами объектов”1. При этом отмечается, что научная классификация - это или логическая операция по делению понятий на группы (виды, классы), или результат этого деяния - система понятий, находящихся в определенной связи. В криминалистике широко известны и с успехом используются в научных трудах оба эти подхода, например, в классификации признаков внешности человека, следов в трасологии, пальцевых узорах в дактилоскопии, видов и способов фотосъемки в судебной фотографии, криминалистических версий, способов преступлений, приемов противодействия расследованию и т.д.

В литературе справедливо отмечается, что классификация может играть и эвристическую роль, позволяя предвидеть еще не познанное2. Класси- фикация, являясь средством систематизации криминалистических знаний, по своему объему, точнее по объему делимого понятия, может охватывать всю систему криминалистики, может относиться к одному из ее разделов, но чаще раскрывает содержание и внутренние связи одного из более частных соподчиненных понятий, элементов системы. Убедительным примером многоуровневой классификации одного из частных подразделов общего раздела криминалистической техники является рассматриваемый в криминалистической габитоскопии (габитологии) метод словесного портрета.

В рамках этого метода классификация начинается с деления всех при- знаков внешности на анатомические, функциональные и сопутствующие. Затем первая группа признаков делится на общефизические, антропологические и собственно анатомические. Последние классифицируются по признакам лица (головы) и отдельных частей тела. Затем идет детальнейшая классификация признаков лица (головы), включающая каждый элемент головы и его характеристики по таким показателям, как форма, размер, положение (выступание), а для некоторых элементов внешности еще и цвет.

3 См.: Головин А.Ю. Классификации в криминалистической тактике: Дисс.канд. кэрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999.

1 Большой энциклопедический словарь. -М., 1991.- Т. 1.- С. 586.

2 См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. - М.: Юридическая ли тература, 1969.- С. 53.

181 Всего в современном, наиболее полном и научно обоснованном описании признаков по методу словесного портрета1 насчитывается 214 рассматриваемых элементов внешности и 1055 характеризующих их признаков2. Естественно, что для надлежащей классификации разобраться во всем этом множестве, усвоить его и использовать на практике было бы невозможно. Подобные детальные классификации свойственны не только разделу «криминалистическая техника», но и другим разделам криминалистики.

К сожалению, достаточно разветвленной классификационной системы всей науки криминалистики пока не существует, а в отдельных публикациях даже выражается мнение, что создать ее вообще невозможно и нецелесообразно. Мы уверены, что такая классификация необходима и, возможно, не скоро, но на определенном этапе развития криминалистической науки она будет создана. Наше убеждение в этом отношении базируется на анализе не только практического значения научной разработки этой проблемы, но и результатов ее исследования, что нашло свое отражение в ряде работ, изданных в последние годы. Особо в их числе следует отметить научно-практическое пособие А.Р.Белкина «Криминалистические классификации», в котором довольно обстоятельно с различных позиций анализируются актуальные про- блемы криминалистической систематики и построения криминалистических классификаций различных объектов (преступлений, следов, признаков, лиц, их действий и т.д.) и по различным основаниям (категорийным, субстанциональным, функциональным и др.). По существу это первая и, несомненно, удачная попытка создания в целом криминалистической классификационной системы3.

Дальнейшее развитие этой системы по приведенной выше нами гипотезе будет тесно связано с разработкой проблем алгоритмизации процесса рас-

1 См.: Снетков В.А., Ваниченко И.Ф., Житников B.C., Зинин А.М., Овсянникова М.Н. Криминалистическое описание внешности человека (учебное пособие). - М., 1984.

2 См.: Османов Г.Ю. Применение метода словесного портрета в следственной и оператив ной деятельности (методологические и психологические аспекты проблемы). Авто- реф.дисс.канд.юрид.наук. - М., 2000.

3 См.: Белкин А.Р. Криминалистические классификации. -М.: Мегатрон XXI, 2000.

182 следования, использования в криминалистике современных информационных технологий1. Практика борьбы с преступностью все настойчивее диктует необходимость таких разработок. При этом, очевидно, будет возрастать значение классификации для изучения и использования внутринаучных связей между разделами криминалистики.

Это значение можно представить себе, выделив основные направления, по которым в криминалистике осуществляются взаимосвязи ее разделов. По нашему мнению, такими направлениями являются:

  1. Установление соответствия научных криминалистических классифи каций существующему, используемому в литературе и правоохранительной практике понятийно-терминологическому аппарату, имеющему отношение к криминалистике.

  2. Установление правильного соотношения понятийно-терминологи- ческого аппарата каждого из разделов криминалистической науки и в первую очередь - приведение языка криминалистической техники, тактики и методики в соответствие с понятийно-терминологическим аппаратом основополагающего раздела науки - общей теорией криминалистики.
  3. Обязательный учет устоявшихся (общепринятых или принятых большинством ученых-криминалистов) понятий и связей между ними при разработке новых понятий и корректировке имеющихся в процессе дальнейшего развития криминалистической науки.
  4. Без определения теоретической основы соотношения криминалистиче- ских понятий и их деления на классы, группы, виды затруднительно, если вообще возможно, успешное проведение исследования взятого в отдельности раздела криминалистики. Подчеркнув это важное обстоятельство, А.Ю.Головин, по нашему мнению, справедливо отмечает, что криминалистическая классификационная система как идеальная система представляет собой целостное понятийное образование, каждый из элементов (понятий)

1 См.: Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы. Теория. Практика. Прикладные аспекты. - М.: Лига Разум, 2000.

183 которого находится в неразрывных взаимоопределяющихся связях между собой. При этом он делает вывод, что для элементов такой системы характерно наличие следующих видов связи: связи построения; связи, определяемые основанием деления; связи объемов понятий1.

Требования, предъявляемые к криминалистической классификации, как уже отмечалось, можно рассматривать, имея в виду ее процесс и результат.

С точки зрения процесса классификации:

  • правильное определение делимого понятия;
  • соблюдение последовательности операций при делении;
  • аргументированность, логическая обоснованность;
  • соблюдение уровней делимых понятий;
  • обеспечение полноты ряда в перечне или в одном ряду. Как результат классификации (система понятий):
  • употребление одних и тех же терминов для обозначения одних и тех же понятий, в том числе при их делении;
  • приоритет классификационных терминов, принятых в общей теории криминалистики;
  • выработка и деление новых понятий, специфической для того или иного раздела терминологии.
  • С учетом вышеизложенного, подытожим рассмотрение взаимосвязи криминалистической техники с общей теорией криминалистики.

В основе своей взаимосвязи всех разделов криминалистики подчинены общим закономерностям развития науки и техники, которые рассмотрены нами в главе первой диссертации. Здесь же полагаем необходимым отметить, что характерное до середины 50-х годов обособление естественных, практических и гуманитарных научных знаний, а соответственно, и классификация наук с их разделением «на две самостоятельные и обособленные области

1 См.: Головин А.Ю. Классификации в криминалистической тактике. Автореферат дисс…. канд. юрид. наук. - М: ЮИ МВД РФ, 1999.- С. 10.

184 знания», все очевидней проявляли свою несостоятельность. В условиях начинающейся НТР отчетливо проявилась тенденция интеграции и синтеза научных знаний3, в результате чего появились такие их отрасли, которые невозможно отнести к какой-либо группе наук по существующей в то время классификации (кибернетика; информатика, интегративные науки, методические и др.).

Данная тенденция развития научного знания показательна и на примере криминалистики, стремящейся обеспечить максимально возможное использование достижений других наук (естественных, технических и гуманитарных) в раскрытии и расследовании преступлений. Развитие этой тенденции, по нашему мнению, обусловило уточнения представлений о природе криминалистики как интегральной, синтетической отрасли научного знания, а не только правовой.4 Кстати, такой подход к пониманию природы криминалистики корреспондируется с сущностью и содержанием технико-криминалис- тического обеспечения раскрытия и расследования преступлений как вида деятельности, направленной, с одной стороны, на разработку новых, совершенствование имеющихся методов и средств криминалистической техники, а с другой, на их использование в следственной и оперативно-розыскной практике. Деятельности, в которой находят свою реализацию достижения как естественных, технических, так и гуманитарных, в том числе правовых наук5.

1 Капица П.Л. Эксперимент: Теория. Практика. 4-е изд. - М., 1987.- С. 415.

2 Начало НТР относится к середине XX в. См., например: Булатов В.П., Шаповалов Е.А. Наука и инженерная деятельность. - Л., 1987.- С. 27; Научно-технический прогресс: Сло варь. - М., 1987.- С. 158 и др.

3 См.: Григорьев Б. Взаимосвязь общественных, технических и естественных наук. // По литическое самообразование.-М., 1979.

4 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юристь, 1997.- Т. 1.- С. 168-169.

5 См.: Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследо вания преступлений: Пособие. - М: ВНИИ МВД РФ, 1994.

185 § 2. Взаимосвязь основ общей теории криминалистики и криминалистической техники

Под криминалистической техникой, как уже отмечалось ранее, пони- мается раздел науки криминалистики как система научных положений, включающих изучение закономерностей образования следов преступления (главным образом материальных) и разрабатывающих научно-технические методы, средства и рекомендации по их собиранию, исследованию и использованию в целях доказывания по уголовным делам, раскрытия и предупреждения преступлений.

Общая теория криминалистики понимается в соответствии с концепцией криминалистики, принятой в вузах системы МВД РФ (концепция Р.С.Белкина), как первый раздел этой науки, характеризующий систему ее мировоззренческих принципов, теоретических концепций, категорий и понятий, методов и связей, определений и терминов. Это научное отражение всего ее предмета, ее методологическая основа1.

Общая теория, по нашему мнению, включает два неравнозначных по объему, но органически взаимосвязанных подраздела: общие положения (о предмете и природе науки, ее задачах, методах, принципах, законах развития, систематике, языке и месте в системе научного знания) и совокупность частных криминалистических теорий. Под частными криминалистическими теориями понимаются отдельные учения, отражающие результаты исследования объективных закономерностей действительности, входящих в предмет криминалистики и относящихся к решению крупных проблем, имеющих важное значение для каждого из трех остальных разделов криминалистической науки. Таковы учения о механизме преступления, криминалистической идентификации, криминалистической диагностике, криминалистическое учение о следах преступлений, учение о криминалистических версиях и планировании расследования, учение о криминалистической регистрации, криминалистиче-

1 См.: Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. - Саратов, 1986.- С. 213.

186 ское учение о розыске и ряд других. Перечень частных криминалистических учений не является и не может быть закрытым, потому что общая теория криминалистики, как и вся эта наука в целом, находится в непрерывном развитии. Отдельные новые теории только формируются, в частности, выделяясь из техники, тактики и методики как их общие положения, получающие затем самостоятельное развитие с учетом потребностей практики и накопления определенного материала.

Точка зрения по поводу того, что частные теории могут входить в об- щую теорию, разделяется далеко не всеми учеными. Так, по мнению О.М.Сичивицы, основное назначение общей теории - это обеспечение языкового, информационного и методологического единства исследований в некоторой достаточно обширной и дифференцированной предметной области. Она способствует объединению в единое целое (систему) ряда специальных дисциплин1. Иными словами, взгляд на общую теорию как междисциплинарную исключает возможность включения в нее частных теорий интегрируемых ею наук.

Вместе с тем имеются и иные позиции по рассматриваемому вопросу, когда авторы не только допускают включение в общую теорию частных, но и детальнейшим образом анализируют складывающиеся при этом интертеоретические отношения2. Под интертеоретическими отношениями понимают не только зависимость теории от ее различных предпосылок, но и все иные отношения, в которых могут находиться научные теории. Данный аспект имеет важное значение для последующего анализа сообщений общей теории криминалистики и частной теории криминалистической техники.

С методологической точки зрения, наиболее важными типами отношений считаются такие, которые находят свое выражение в редукции (сведении) одной теории и другой. В методологической литературе в свое время нашли отражение две точки зрения на соотношение теории в процессе не-

1 См.: Сичивица О.М. Сложные формы интеграции наук. М.Д996.-С. 18.

187 прерывного развития науки. В соответствии с первой - наука развивается кумулятивным образом, то есть прогресс науки сводится к тому, что каждая предшествующая теория включается в последующую, так что ничего при этом не теряется и не изменяется. По второй точке зрения, изначально игнорируется всякая связь между теориями в процессе их обобщения и развития. Новая теория, приходящая на смену другой, является несравнимой со старой теорией. Происходит полная замена этих теорий. Естественно, что такой подход со временем был признан недиалетичным. Развитие науки, одним из важных моментов которого является переход от менее общих к более общим теориям, теориям более глубоким и содержательным, подчиняется общим диалектическим законам развития объективного мира.

В складывающихся в процессе такого развития интертеоретических от- ношениях наиболее важным их типом признается отношение включения или редукции, когда базис одной теории составляет подмножество или часть другой теории. В этом случае первую (исходную) теорию называют подтеорией второй.

Нам представляется, что общая теория криминалистики являет собой пример именно такой редукции. Достаточно обратить внимание на систему общей теории в изложении Р.СБелкина, чтобы убедиться в том, что в эту систему включены криминалистические учения: о навыках, способе совершения и сокрытия преступления, механизме следообразования, признаках, фиксации доказательств, идентификации, регистрации (учетах), розыске и др. Расценивая эти учения как частные теории, можно сделать два вывода. Первый - частные теории входят составной частью в общую теорию криминалистики. Второй - большая часть этих разных теорий (подтеорий) возникла и сформулировалась в рамках криминалистической техники.

Рассматриваемое отношение включения, если бы оно носило формаль- ный характер (формальная редукция), означало бы получение более общей

2 См., например, Рузавин Г.И. Научная теория (логико-методологический анализ). - М., 1973.-С. 104 и далее.

188 теории из менее общей путем сведения последней и первой. В данном случае включение частных теорий в общую способствовало расширению базиса общей теории криминалистики, распространению понятий и закономерностей общей теории на теории частные, входящие в нее, и на теории других разделов криминалистики. Вместе с тем включение частных теорий в общую способствовало формулировке новых понятий и закономерностей, существенно расширивших границы применения новой (в данном случае - общей) теории.

Подобные изменения вполне закономерны и объяснимы. С развитием науки постоянно происходят изменения в ее понятийном аппарате. Это в свою очередь приводит к изменению и перестройке научных теорий. Причины таких изменений могут быть различны, однако чаще всего это: стремление познать и объяснить новые эмпирические факты или несоответствие (несостоятельность) теории складывающейся ситуации в науке. Иногда необходимость модификации или коренного изменения теории диктуются противоречиями логического характера, которые могут быть выявлены по мере развития теории.

Реализованное в криминалистике стремление к сведению одних теорий к более общей, в том числе за счет частных теорий криминалистической техники, отражало закономерный процесс развития отрасли научного знания. Сначала необходимо было понять и объяснить простейшие отношения, свойства и закономерности изучаемых явлений (в области техники, тактики, методики), а затем уже перейти к исследованию более сложных процессов и механизмов, лежащих в основе криминалистики в целом.

Редукция в подобных случаях свидетельствует о процессе проникнове- ния науки в сущность явлений, в ходе которого возникают более общие и более глубокие теории. Один из аспектов такой редукции отражает глубину теории, второй - вовлечение в сферу научного исследования новых областей познания, зачастую значительно более сложных и многосторонних, чем прежние. При анализе роли общих и частных теорий наряду с пониманием редукции должно реализовываться и научное объяснение. При редукции все

189 внимание сосредоточивается на выявлении связи между теориями. Объяснение фактов и индуктивных обобщений при этом совершенно не рассматриваются. Научное объяснение, отличается от редукции тем, что объяснение связано с концептуальным анализом теорий, показывающим сходство и различие исходных понятий и посылок этих теорий, т.е. их основы. В процессе научного объяснения теорий могут затрагиваться вопросы, связанные с установлением причин, механизмов и других факторов изучаемых процессов и явлений.

В дальнейшем исследовании мы будем в равной мере пользоваться и методом редукции, и методом научного объяснения.

Р.С.Белкин еще в 1977 году высказал (а в 1997 году подтвердил) свое мнение о том, что общие положения каждого из разделов криминалистики представляют собой систему тех положений, тех элементов частных криминалистических теорий, которые относятся к данной совокупности средств, приемов и методик. Это своеобразный «экстракт» из содержания частных криминалистических методик, состав которого зависит от того, где он будет применяться: в технике, тактике или в частной методике. Все, о чем говорится в «общих положениях», содержится в частных криминалистических теориях, взятых в совокупности; в то же время не все содержание частных кри- миналистических теорий входит в общие положения».1

Соглашаясь с выводом Р.С.Белкина о том, что «общие положения» техники, тактики и методики не могут заменить собой ни частных криминалистических теорий, ни тем более общей теории криминалистики, мы позволим себе усомниться в тезисе о том, что все, о чем говорится в частных теориях, есть в общих положениях трех разделов, взятых в совокупности. Во-первых, сама диалектика развития науки (в том числе и от частного к общему) должна допускать, что отдельные положения для этого раздела могут носить общий характер, а соответствующая частная теория как часть общей теории еще не сформировалась; во-вторых, ряд общих положений второго,

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М.: Юристъ, 1997.- Т. 1.- С. 58-59.

190 третьего или четвертого разделов, очень важных, носящих для него «общий» характер, не будут таковыми для других разделов и, следовательно, не войдут в общую теорию науки (не редуцируются), даже в ее частные криминалистические теории в качестве структурного звена. Иначе неминуемым будет разнобой в определении места той или иной проблемы, что и происходит сейчас нередко в учебных курсах (да и в учебных пособиях), когда, например, в одних случаях теория следственных ситуаций относится к тактике, в других - к общей теории науки; общие положения взаимодействия следователя и оперативного работника у одних авторов входят в число общих положений методики, у других - рассматриваются в общей теории криминалистики, у третьих - излагаются во вновь предлагаемом разделе «Организация раскрытия и расследования преступлений» и т.д.

Даже такие общие положения криминалистической техники и ее ис- пользования, которые определяют содержание технико- криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, не однозначно оцениваются с точки зрения возможности их включения в раздел общей теории в ранге частной криминалистической теории. Тем не менее, бесспорно, что взаимосвязь криминалистической техники с обеими частями общей теории криминалистики является важнейшим фактором, стимулирующим их развитие. Эту взаимосвязь можно проследить на примере таких частных криминалистических теорий, как учения об идентификации, о способе преступления, криминалистической диагностике, розыске, где взаимное влияние идей наиболее наглядно.

Криминалистическая техника и теория криминалистической

идентификации Выдающееся значение теории идентификации для развития криминалистики и каждого из ее разделов и в первую очередь - криминалистической техники отмечают все видные ученые- криминалисты. В разные периоды формирования криминалистических знаний в трудах некоторых из них на-

191 блюдалась даже известная переоценка этой теории и самой идентификации как криминалистически разработанного средства установления доказательственных факторов тождества, как метода доказывания и, соответственно - метода криминалистической науки (С.М.Потапов, М.Я.Сегай, В.Я.Колдин). Развернутая критика такой позиции содержится в фундаментальных трудах А.И.Винберга, Р.С.Белкина, И.М.Лузгина и других ученых. Присоединясь к их точке зрения, попытаемся определить в суммированном виде наиболее типичные общие направления, по которым осуществляется многогранная связь теории идентификации с криминалистической техникой как разделом науки. При этом в целом будем исходить из тезиса: общая форма (а значит -и форма идентификации как ее составная часть) есть результат познания криминалистикой своего предмета; криминалистическая техника как один из элементов системы криминалистики есть результат использования сконцентрированного в общей теории знания в определенном, технико-криминалистическом отношении.

Анализ литературных и управленческих источников позволяет выделить следующие основные направления взаимосвязи теории криминалисти- ческой идентификации и техники:

  1. Теория идентификации - основа для выявления и учета действий большинства закономерностей, входящих в предмет криминалистической техники, и, прежде всего - закономерностей отображения криминалистически значимого материального объекта в окружающей его среде в связи с преступлением. Эта главная взаимосвязь определяет как условия, форму и полноту отражения признаков объекта, подлежащего судебному исследованию, так и сущность, содержание технико-криминалистических средств, приемов и методов выявления, фиксации и исследования этих материальных следов-отражений.

  2. Поскольку теория идентификации содержит общие положения, ха- рактеризующие процесс установления тождества любых объектов, имеющих значение для судебного исследования, то криминалистическая техника обя-

192 зана использовать эти положения, - по крайней мере, не противоречить им -при разработке любых технических средств, приемов и методик идентификации любых объектов по их отображениям в реальной действительности. В зависимости от того, носят ли эти объекты (как отождествляемые, так и отождествляющие) материальный (вещный) или идеальный (психофизиологический) характер, роль техники в использовании основных положений теории идентификации будет неодинакова. Хотя следует заметить, что и в последнем случае она существенно возрастает в современных условиях борьбы с преступностью. Примерами этому могут служить факты использования технических средств при проведении опознания без непосредственного визуального контакта, фиксации и оценки психического состояния человека в процессе допроса, обыска и др.

Применительно к решению научных задач, связанных с идентификацией материальных объектов по их материальным отображениям, техника прямо воспринимает и использует все положения теории идентификации для непосредственного получения результата, преломляя и конкретизируя их в зависимости от конкретных целей, задач и предмета разработки. Так, например, существенное увеличение возможностей приборной базы, обеспечивающей с высокой точностью анализ физических и химических свойств объектов, вызвало к жизни криминалистическое исследование материалов, веществ и изделий1. А это в свою очередь повлекло за собой появление в теории криминалистической идентификации блока нетрадиционной криминали- стической идентификации2. Применительно же к решению научных задач в области идентификации объектов по их идеальным отображениям техника играет вспомогательную (по отношению к тактике) роль; здесь приоритет отдается тактике. Так, разработка основных научных рекомендаций по наиболее эффективному предъявлению для опознания как форме идентификации

1 См.: Митричев B.C. Криминалистическое исследование материалов и веществ. - Сара тов, 1980.

2 См.: Седова Т.А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистиче ской идентификации. - Л., 1986.

193 относится к сфере криминалистической тактики. Однако и выработка рекомендаций техники в решении этой научной задачи имеет определенное значение, хотя и не главное, а обеспечивающее. Пример - разработка технических приемов фиксации с помощью фото- и видеосъемки предъявляемых для опознания объектов различных видов (живых лиц, предметов, трупов, животных и т.п.) или предъявление этих объектов по фото- и видеоизображениям. И хотя разработка приемов, средств, методов отождествления на основе использования психофизиологических (мысленных) отображений свойственна в основном криминалистической тактике, отметим, несколько забегая впе- ред, что в настоящее время связующие нити от общей теории идентификации все более протягиваются через технику и для решения тактических проблем. Например, проблемы использования полиграфа, применения одорологического метода, некоторые формы предъявления для опознания. Применительно к последнему мы имеем в виду предъявление для опознания трупов в случаях массовой гибели людей. Предъявление для опознания трупов в случае массовой гибели людей стало практиковаться с 80-х годов XX века (Сумгаит, Фергана, Ош, Новороссийск, Уфа и другие зоны межнациональных конфликтов, военных действий, аварий, катастроф)1.

Складывающаяся практика, когда надо предъявить для опознания не- сколько сотен трупов, пошла по пути широкого использования техники2. Труп, его одежда и сопутствующие предметы заносятся под единым номером в локальную компьютерную сеть. Со всех трупов изготавливаются фотоснимки или видеоизображения. Лицам, прибывающим для опознания, сначала предъявляют фотостенд (фотоальбом) или видеозапись. После опознания по наглядно-образному изображению переходят к опознанию трупа в натуре, затем осуществляется предъявление комплекта одежды трупа (среди других комплектов), после этого предъявляют для опознания сопутствующие пред-

1 Автор принимал непосредственное участие в работе СОГ, расследовавшей преступления, связанные с событиями в Ошской области Киргизской ССР в 1990 году.

194 меты (часы, кольца, украшения и т.п.). Все это оформляется соответствующими протоколами. Как видно из изложенного, начав с техники, существенно подкорректировали тактику предъявления для опознания. По-видимому, это потребует и соответствующей модификации законодательных положений.

  1. Разработка достаточно эффективных и устраивающих практику приборов и других инструментальных технико-криминалистических средств возможна только с учетом положений теории криминалистической идентификации. Причем сказанное относится не только к приборам, непосредственно предназначенным для проведения предварительных или экспертных идентификационных (сравнительных) исследований. Например, прибор оптического наложения изображений (ПОН), микроскоп сравнительный, прибор для фоторазвертки пули и т.п. Многие другие (например, поисковые) технико-криминалистические средства направлены на обнаружение и предварительное исследование следов и предметов, которым впоследствии предстоит сыграть роль идентифицируемых или идентифицирующих объектов в процессе установления тождества при решении ряда криминалистических задач. Поэтому уже при создании таких средств в них должны закладываться потенциальные возможности, обеспечивающие будущий процесс идентификации. Например, комплект для экспресс-анализа наркотических веществ, прибор для определения наличия золота в сплаве и т.п.

  2. На неразрывной связи теории идентификации и криминалистической техники основываются разработка новых и корректировка существующих методик идентификационных исследований и экспертиз1. Причем, выходя за рамки рассматриваемого вопроса, заметим, что не только криминалистических, но и иных судебных экспертиз (например, судебно-медицинской), ре-

1 См.* Салаев Б.А. Установление личности и погибшего в условиях чрезвычайной ситуации. - Алма-Ата, 1997. Его же: Установление личности в чрезвычайных ситуациях, связанных с массовой гибелью людей. Автореф.дисс…канд.юрид.наук. - М. 1993. 1 См.: Седова Т.А. Проблемы методологии и практики нетрадиционной криминалистической идентификации.-Л.,1986

195 шающих идентификационные задачи1.

  1. Сказанное в определенной части относится также к научному обеспечению диагностических исследований и разработке средств криминалистической диагностики, поскольку диагностика нередко бывает первым этапом процесса идентификации, особенно когда установить тождество с использованием технико-криминалистических средств и методов не удается и приходится останавливаться на определении лишь групповой принадлежности объекта.
  2. На основных положениях теории криминалистической идентификации базируется создание и совершенствование всей системы криминалистической регистрации и большинства учетов, особенно криминалистических: дактилоскопических учетов; пулегильзотеки; учета похищенного, утерянного, изъятого, добровольно сданного нарезного оружия; поддельных денежных знаков; разыскиваемого и бесхозного транспорта; похищенных предметов антиквариата и культурных ценностей; поддельных документов, изготовленных полиграфическим способом; поддельных рецептов на получение наркотических и сильнодействующих лекарственных средств, а также образцов почерка лиц, осуществляющих их подделку; учета лиц, пропавших без вести, неопознанных трупов и др.
  3. Без использования положений теории криминалистической идентификации немыслимо развитие технико-криминалистических методов и средств, используемых в непроцессуальной сфере, в том числе в оперативно-розыскной деятельности, начиная с методики создания субъективных (композиционных) портретов преступников и кончая разработкой технико-криминалистических приемов и средств, используемых в процессе оперативно-розыскной идентификации.
  4. Нетрудно заметить, что указанные выше направления (а перечень их можно продолжать и конкретизировать) взаимосвязи теории криминалистической идентификации и криминалистической техники по своему объему и

1 См. например, Кустанович С.Д. Судебно-медицинская трасология. - М., 1967.

196 содержанию охватывают все основные структурные части техники как раздела науки и курса криминалистики.

Обращает на себя внимание и то, что такие взаимосвязи имели ре- шающее значение в зарождении криминалистики как науки и в последующем ее развитии. Об этом более чем убедительно свидетельствуют самые ранние работы по криминалистике: статья Г.Фолдса в английском журнале «Природа» (1880 г.) о феномене пальцевых отпечатков; брошюра А.Бертильона «Практическое применение антропометрии» (Франция, 1881 г.), его же разработки «словесного портрета» и правил оборудования для сигналистической и метрической фотосъемки (1885 г.); книга «Антропометрическое отождествление» (1883 г.); книги Ф.Гальтона (Англия) и Х.Вучетича (Аргентина), в которых дается классификация папиллярных узоров (1892 г.); пособие Е.Ф.Буринского «Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею» (1903 г.) и работа Рейса Г.А. «Словесный потрет» (перевод Н.Прохорова. Спб., 1911) и др. На более поздних этапах развития криминалистики отмечаются не менее характерные взаимосвязи теории идентификации и криминалистической техники в аспекте совершенствования их методов и средств на основе новых достижений науки и техники. При этом уместно вспомнить освоение возможности решения идентификационных задач, которые представляют газовая хромотография, рентгеноструктурный анализ, спектральный анализ, атомно-абсорбционный анализ и др.

Учение о способе преступления и криминалистическая техника Криминалистическое учение о способе преступления как частная теория существует относительно недавно (около 30 лет), хотя попытки связать способ действий преступника с техникой обнаружения и исследования его следов-отражений имели место еще во время Ганса Гросса. Учение о способе преступлений сформировалось в России в 70-80-х годах XX века во многом благодаря работам Г.Г.Зуйкова, В.П.Колмакова, Р.С.Белкина, И.М.Лузгина, В.П.Лаврова, В.Н.Карагодина, М.К.Каминского, З.И.Кирсанова. Среди отно-

197 сительно новых работ следует отметить диссертационные исследования А.Г.Гельманова, В.В.Чурпиты, В.А.Савельева, С.В.Матусинского, упоминавшуюся ранее докторскую диссертацию А.М.Кустова.

Существенных разногласий по поводу понятия и содержания способа преступления среди ученых-криминалистов в настоящее время не имеется. Большинство авторов исходят из концепции Г.Г.Зуйкова, понимавшего под способом совершения преступления систему действий преступника и связанных с ним лиц по подготовке, совершению преступления и сокрытию как самого преступления, так и его следов и участия в нем определенных лиц. Способ детерминируется целым рядом объективных и субъективных факторов -таких, как обстановка преступления, личность преступника, предмет посягательства и т.д.1

Из трех элементов способа преступления (подготовка, совершение, со- крытие преступления) в криминалистике в настоящее время наиболее об- стоятельно изучен способ совершения преступления. Способ сокрытия, особенно в аспекте противодействия расследованию преступлений, как и способ подготовки, ждут своих дальнейших исследований.

В 80-х годах XX столетия произошло уточнение самого термина: вместо использовавшегося Г.Г.Зуйковым и его предшественниками названия «способ совершения преступления» было предложено более точное, охватывающее все три содержательные элемента наименование - «способ преступления» (А.Г.Гельманов, В.П.Лавров, И.М.Лузгин). Это название, кстати, полностью корреспондирующееся с уголовно- правовой и уголовно-процессуальной терминологией (см., например, ст.68 действующего УПК РСФСР), получило затем признание криминалистической научной общественности и используется в издававшихся в 90-х годах учебниках и курсах лекций.

Содержание способа преступления как системы действий человека (людей) определяет закономерную связь между этими действиями, их следа-

1 См.: Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. - М.:ВШ МВД СССР, 1970.

198 ми-отражениями в окружающей среде и технико- криминалистическими методами, средствами, приемами, методиками, рекомендациями по обнаружению и исследованию указанных следов- отражений. Выше уже отмечалось наличие двух больших групп проявлений такой связи в зависимости от характера отображений: материальные и идеальные следы действий.

Многообразие связей между такими следами, связей между следами и разработкой средств их обнаружения и исследования определяется не только способом действий преступника, но и рядом других факторов: начиная с обстановки, в которой совершается преступление; отношением субъекта к своим действиям; поведением потерпевшего и иных лиц, находившихся на месте преступления, и кончая достижениями науки и техники, используемыми для обнаружения и изъятия следов. Такие связи носят сложный, многокомпонентный, как правило, ситуативный характер и тем не менее подчинены определенным закономерностям, изучение которых во многом обусловило изменение представления о предмете и понятии криминалистики. В настоящее время абсолютное большинство криминалистов разделяют мнение Р.СБелкина, что это «наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, закономерностях собирания, исследования, оценки и использования доказательств и ос- нованных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений»1.

Отсюда очевидно значение знания о внутренних закономерных связях и содержании способа преступления, а также о его «внешних» связях с технико-криминалистическими средствами и методами собирания, исследования и оценки информации в процессе расследования. Знание типичных комплексов действий преступников влечет за собой знание материальных следов, оставляемых при этом, что в свою очередь делает возможным разработки наиболее эффективных технико- криминалистических приемов выявления и исследования этих следов и позволяет обеспечивать практических работников

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. -М.: Юристь, 1997.- Т.1.- С. 112.

199 надежными криминалистическими методами и средствами. И наоборот, отсутствие подобных знаний обезоруживает следствие. Так, например, на практике следы подготовки к преступлению, как правило, не выявляются и не фиксируются с помощью средств и приемов криминалистической техники. Объяснить это можно тем, что сама подготовка как элемент способа преступления до сих пор глубокому, специальному исследованию, хотя бы в рамках криминалистического учения о способе, не подвергалась. И как следствие такого положения приходится констатировать, что рекомендации в указанном направлении для практических работников отсутствуют.

Другой пример. Все четыре группы приемов сокрытия преступления, выделенные и квалифицированные Р.С.Белкиным еще в 1979 году1, влекут за собой связь с соответствующими технико- криминалистическими методами и средствами выявления и исследования этих способов утаивания, уничтожения, маскировки, фальсификации информации, ее источников и носителей. В зависимости от способов и их типичных следов-отражений как общих, так и специфических (для определенных способов) осуществляется выбор технико- криминалистических средств, приемов и рекомендаций. Распространение такого приема сокрытия, например, как утаивание информации путем дачи ложных показаний, потребовало дальнейшей разработки и внедрения в практику технических средств и приемов звуко- и видеозаписи показаний, поставило на повестку дня развития криминалистической науки проблему использования полиграфа и других средств инструментальной диагностики психофизиологических реакций организма человека, то есть изменения его эмоционального состояния2.

В последние годы все активнее пробивают себе дорогу через кримина-

1 См.: Белкин Р.С. Указ.соч.- Т.З. -С. 236-242.

2 См.: Гуляев П.И., Быховский И.Е. Исследование эмоционального состояния человека в процессе производства следственного действия // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1972.- Вып.9.; Прукс П. Уголовный процесс: научная «детекция лжи» (инструмен тальная диагностика эмоциональной напряженности и возможности ее применения в уго ловном процессе. - Тарту, 1992.;Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при рас следовании преступлений. - М., 1998.- С. 267-280.

200 листику в уголовный процесс так называемые нетрадиционные технико-криминалистические методы выявления и исследования следов - отражений способа преступления. Однако и в традиционных областях криминалистической техники связи со способом преступления исследуются и используются не в полной мере. Хорошо, например, изучены такие связи в трасологии, тем не менее и здесь есть большие неиспользованные резервы. Еще в 60-х годах XX века провел интересные разработки по исследованию следов перчаток А.СЖелезняк, но затем серьезных научных исследований в этом направлении почти не предпринималось, между тем использование перчаток, чтобы не оставить следов своих пальцев на местах преступлений, преступники осуществляют в настоящее время, как мы полагаем, не реже, а чаще, чем в шестидесятых годах.

В 1984-1986 гг. связи между способом сокрытия преступлений и тех- нико-криминалистическими методами его установления при раскрытии и расследовании дорожно-транспортных преступлений изучал В.А.Труцин под научным руководством И.М.Лузгина. Однако эта большая проблема, на наш взгляд, не была, да и не могла быть исчерпана одним диссертационным исследованием. В новых условиях развития российского общества проблемы сокрытия следов дорожно- транспортных преступлений и технико-криминалистические методы установления таких действий преступников должны, по нашему мнению, стать предметом самостоятельной научной разработки.

Еще один пример из той же серии и тоже из области трасологии. Фак- тически со времени автомобилизации страны (с 30-х годов XX века) трасологи перестали заниматься следами ног животных. Объяснить это можно как сокращением тяглового транспорта, так и коллективизацией сельского хозяйства, в том числе лошадей и крупного рогатого скота. Иными словами, следы копыт, подков стали так редко объектами экспертного исследования, что этот вид следов (их описание, признаки, методики исследования) исчезли из учебной, справочной и методической литературы.

201 Сейчас вновь возвращается индивидуальное владение поголовьем скота. Фермерские хозяйства, объединения фермеров в недалеком будущем могут иметь большие стада крупного рогатого скота, табуны лошадей и т.п. Несложно предугадать, что начнут распространяться преступления, связанные с хищением скота, сопровождаемые изменением тавра (клейма) на животном с целью сокрытия преступления.

На сегодняшний день имеется только диссертация бывшего адъюнкта Академии МВД СССР, гражданина МНР Жамбалына Хуругерэла «Трасоло-гические исследования следов ног животных и тавра при расследовании хищений скота», посвященная рассматриваемой проблеме. Нет ни методического пособия на базе этой диссертации, ни иной справочной литературы. Думается, что и в этой ситуации криминалисты, в том числе следователи и эксперты-трасологи, не готовы к работе с данной категорией следов. Криминалистическая техника должна восполнить этот пробел.

Рассмотрим еще одну проблему, где выражается связь учения о способе преступления как части общей теории криминалистики и криминалисти- ческой техники. Эта проблема идентификации лица по способу преступления. Ее, правда, в осторожной форме, поставил в 1970 году Г.Г.Зуйков1. Она не утратила своей актуальности и в наше время, хотя бы потому, что организованная преступная деятельность породила новые способы преступлений. А научная разработка вопросов идентификации лица по способу преступления после Г.Г.Зуйкова почти никем не осуществлялась, за исключением, пожалуй, разработки системы «АБД» (учета по способу преступлений). Системы, которая не оправдала надежд практики и не выдержала испытания времени. К этой же категории разработок относится наставление, объявленное приказом МВД РФ № 400-1993 г., которым предпринята попытка создать универ- сальную систему криминальных учетов, включая сведения о способе пре-

1 См.: Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений. - М: ВШ МВД СССР, 1970.- С. 62-63. Его же: Установление способов совершения преступления при помощи криминалистических экспертиз и исследований, М.: Высшая школа МВД СССР, 1970.- С. 19 и др.

202 ступления.

В основе связей, характеризующих способ преступления, лежит поло- жение о его повторяемости, детерминированности, что криминалисты объясняют совпадением объективных факторов, внешних условий, в которых действуют преступник и связанные с ним лица. Вместе с тем, как признают все исследователи данной проблемы, в каждом случае повторения одним и тем же лицом преступления, даже однородного, не происходит полного совпадения признаков способа. Индивидуальные их особенности неизбежны. Они обусловливаются ситуативным характером действий преступника и, конечно, должны учитываться при описании способа преступления и поиске лица, его совершившего.

Повторяемость способа определяется, как известно, не только повто- ряемостью внешних факторов, но и совокупностью детерминирующих его обстоятельств, в том числе и субъективного свойства. Повторяемость способа имеет ситуационный характер, а сама ситуация, как правило, бывает динамична. Поэтому повторяемость способа - как в теоретическом, так и в практическом аспекте - нельзя рассматривать без учета ее комплексной оценки. Такую оценку дает следователь, лицо, производящее дознание, суд. При этом констатируется наличие или отсутствие повторения в сравниваемых деяниях (особенно при наличии серии однородных преступлений) как юридически значимых, так и иных, имеющих только ориентирующее значение, признаков способа преступления. Такими признаками могут быть, например, одинаковые приемы проникновения в хранилище, однородные предметы преступного посягательства, средства, способы изготовления фальшивых денег, использование одного и того же транспортного средства для транспортировки имущества, добытого преступным путем, использование при совершении нескольких преступлений одних и тех же инструментов, оружия и т.д.

Как свидетельствует анализ следственной практики, совпадение при- знаков в способах различных преступлений зачастую выявляется в процессе

203 их сравнения следователем, дознавателем, оперативным работником, судьей и является одним из оснований для использования версионного метода в организации раскрытия и расследования преступлений, при выдвижении следственных, судебных и оперативно-розыскных версий по делу, что входит в предмет криминалистической тактики и методики. Однако это вовсе не означает, что категория способа и проблема идентификации лица по способу совершения преступления не связана с криминалистической техникой.

В решении вопроса о способе преступления важное значение имеют следы взлома, транспортных средств, однотипные повреждения одежды, одинаковые следы на стреляных пулях, гильзах, патронах со следами осечки и т.д. Вместе с тем все это выявляется и фиксируется с помощью криминалистической техники. Она же используется при проведении классификационных, диагностических и идентификационных исследований или экспертиз по указанным объектам.

Сам преступник оценивает повторяемость способа, в первую очередь, с точки зрения его результативности, безопасности, удобства реализации. Взломщик замка двери квартиры или сейфа, как правило, не уничтожает следов взлома; его интересует, прежде всего, конечный результат. Сложившаяся в его сознании модель способа совершения кражи обеспечивает воспроизводство именно этого способа. Однако с ростом преступного профессионализма, организованной преступности, дальнейшей криминализации российского общества определенный способ преступления все чаще используется разными субъектами, повторяется разными лицами. Влияет на повторяемость одних и тех же способов разными людьми и широкое описание их в детективных романах, публицистической литературе, демонстрация их на экранах телевизоров, освещение в других средствах массовой информации. Знание способов преступлений распространяется среди осужденных в учреждениях системы исполнения наказаний, лицами, возвратившимися после отбытия наказания, а с их помощью - и среди подростков на свободе. Более того, в настоящее время в условиях свободы СМИ на рынке книжной продукции поя-

204 вились издания, которые можно объединить под общей рубрикой «В помощь преступнику», где в деталях раскрываются методы и средства деятельности правоохранительных органов1.

С ростом организованной преступности в целях усиления противодей- ствия раскрытию и расследованию преступлений сами преступники все чаще начинают прибегать к принятию специальных мер по уничтожению своих следов, материальных улик, созданию инсценировок на местах преступлений с использованием огнестрельного оружия. При этом преступники, как правило, используют перчатки, нередко - маски и тому подобные средства маскировки, что обусловливает возрастающую роль технико-криминалистических методов и средств в выявлении и преодолении подобных способов противодействия преступников, являющихся в большинстве случаев составной частью способа преступления. Во всяком случае это не устраняет возможности идентификации преступника по способу его действий, однако значительно усложняет ее и предполагает комплексное исследование, начиная с обстановки места происшествия.

Учет преступников по способу преступления предполагает фиксацию данных об индивидуальных признаках лица, отобразившихся в следах применения того или иного приема деятельности. Многие экспертные методики позволяют индивидуализировать личность преступника путем исследования особенностей его действий при совершении серии однородных преступлений или обнаружении ряда их проявлений (например, исследование фальшивых денег, изготовленных одним и тем же способом). Чем больше в такой экспертной оценке используется «материальных» критериев, материальных следов - отражений способа преступления, тем выше вероятность перейти с помощью технико- криминалистических средств и методов к решению задачи более детального описания способа действий преступника.

Более того, изучение материальных следов как источников криминали-

1 Характерный пример такого издания - книга некоего Командос Романа Ронина (судя по всему, это псевдоним) - «Своя разведка» - Минск: «Харвест», 1998.- 359 с.

205 стически значимой информации позволяет обозначить возможность при определенных условиях моделировать признаки и свойства человека, их оставившего, а на этой основе более эффективно решать задачи установления и розыска преступников. Реализация такой возможности предполагает установление корреляционных взаимосвязей, во-первых, между различными признаками и свойствами человека, во- вторых, между различными следами, в которых такие признаки и свойства отображаются. Показательны в этом отношении разработки В.Е.Корноухова в области дактилоскопии. Он статистически (на массиве более 20 тыс. отпечатков) обосновывает взаимосвязь особенностей узоров папиллярных линий на различных пальцах рук и поверхности ладоней с национальностью человека, местом проживания народа, поло- вой принадлежностью, наличием определенных болезней и т.п.1 Аналогичные исследования несколько раньше проводились и тоже с положительным результатом В.А.Андриановой2. Однако наиболее четко идея моделирования признаков и свойств человека по его следам нашла выражение в работах В.Я.Колдина и В.Н.Мяснянкиной, посвященных, соответственно, созданию автоматизированных информационно- поисковых систем технико-криминалистического назначения3 и проблеме установления внешних статистических связей признаков папиллярного узора и пола, роста, возраста человека. При этом отмечаются возможности использования следов пальцев рук для определения группы крови, установления расовой принадлежности и др.4

Криминалистическое учение о способе преступления тесно связано с другой частной криминалистической теорией - учением о навыках. Г.Г.Зуйков еще в 1970 году справедливо отмечал: «Изучение способов со-

1 См.: Корноухов В.Е. Комплексное судебно-экспертное исследование свойств человека - Красноярск: Изд-во Красноярского университета, 1982.- С. 29-30,128-134.

2 См.: Андрианова В.А. Исследование связей папиллярных узоров, расположенных на од ноименных пальцах правой и левой рук/ЛГруды ВНИИ ОП МООП РФ - М., 1965.- № 9.

3 См., например, Колдин В.Я. К вопросу о создании универсальной криминалистической информационной системы и возможностях ее использования при раскрытии и расследо вании преступлений. //Труды Академии МВД СССР. - М., 1985.

4 См.: Статистическая дактилоскопия (Методологические проблемы)./ Под ред. Л.Г.Эджу- бова. - М.: Формула права, 1999.- С.97-114.

206 вершения преступлений дает основание сделать вывод, что наряду с неиз- бежным использованием навыков общего назначения, возникших вне связи с совершением преступления, преступники сознательно используют и те навы- ки, которые пригодны только при совершении преступлений»1. Исследова- нию этих способов и роли в них навыков как в общей теории криминалисти- ки, так и в криминалистической технике в последние двадцать пять лет, по- нашему мнению, должного внимания не уделялось, несмотря на наличие ис- следований в области почерковедения, трасологии и фоноскопии. Заметный вклад в разработку данной проблемы внес В.НЛулахов, который в своей кандидатской диссертации на основе анализа и учета закономерностей пси- хической и высшей нервной деятельности человека и исследования большого эмпирического материала из следственной и экспертной практики не только подтвердил, на наш взгляд, принципиально важный вывод об индивидуаль- ности, относительной устойчивости, склонности к повторному воспроизве- дению и способности к отображению навыков и привычек людей, но и дал их классификацию, определил типичные источники криминалистически значи- мой информации о навыках, особенностях и привычках, путях собирания и исследования информации о них.

Далее В.НЛулахов справедливо отмечает, что «превращение некоторых самостоятельных действий в навык и переход их на уровень автоматизи- рованных подсознательных актов преступной деятельности является одной из закономерностей формирования способа неоднократно совершаемых од- нородных преступлений»2. В числе основных проблем, возникающих при расследовании дел, по которым в качестве доказательств выступает инфор- мация о навыках и привычках преступника, В.НЛулахов называет недоста- точную разработанность или отсутствие экспертных методик изучения и оценки материально-фиксированных отображений навыков (кроме речевого,

1 Зуйков Г.Г. Поиск преступников по признакам способов совершения преступлений.

М: ВШ МВД СССР, 1970.- С. 37.

2 Чулахов В.Н. Навыки и привычки человека как источник криминалистически значимой информации. Автореферат дисс.канд. юрид. наук. - М.: ЮИ МВД РФ,1998.

207 письменно-двигательного и письменной речи). В этой части он не совсем прав, так как в области трасологии проведено немало исследований, направленных на анализ навыков как в плане способа совершения преступления, так и в частных случаях отображения навыков, которые могут сопутствовать преступным действиям. Мы имеем в виду разработки по отображению динамического стереотипа (системы навыков) при ходьбе, при завязывании узлов, при выполнении швов вручную и т.п. Более того, имеются исследования, позволяющие диагностировать навыки лица, даже когда они проявляются опосредованно, в частности, в системе «оператор- машина»1.

Вместе с тем мы считаем безотлагательной необходимостью разработку методик не только применительно к навыкам и привычкам, но и к другим факторам, определяющим содержание преступления и характер следов-отражений того или иного способа, применяемого преступником.

Криминалистическая техника и теория криминалистической

диагностики Теория криминалистической диагностики нашла отражение в учебной криминалистической литературе и монографиях последних двух десятилетий XX века2.

В настоящее время криминалистическая диагностика трактуется как познавательный процесс, основанный на изучении отражений механизма со- вершенного преступления (материальных, идеальных) для определения изменений свойств и состояния объектов, установления причины этих измене-

’ См.: Аленин АЛ. Криминалистическое исследование изделий, изготовленных при помощи швейных машин: Автореф.дисс…канд.юрид.наук. - М., 1985. 2 См.например. Криминалистика: Учебник./ Под ред. ПГ.Коломацкого, Ю.Г. Корухова-М, 1984.; Криминалистика./ Под ред. Р.СБелкина, В.ПЛаврова, И.М.Лузгина. - М., 1987.; Криминалистика. /Под ред. А.Г.Филипова, А.Ф.Волынского. - М., 1998.; Кримина- листика./ Под ред. Р.СБелкина. - М., 1999.; Криминалистика./ Под ред. Д.И.Сулейманова. - Баку. 2000.; Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики // Труды ВНИИ МВД СССР. - М., 1972.- № 23.; Корухов Ю.Г. Трасологическая диагностика. - М., 1983.; Его же Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. - М., 1998.;Снетков В.А. Диагностика при производстве криминалистических экспертиз // Труды ВНИИ МВД СССР. - М., 1984.

208 ний и ее связи с событием преступления.

Криминалистическая диагностика получила свое развитие первона- чально в области криминалистических экспертиз, что чрезвычайно сближает ее с криминалистической техникой. Диагностика как и идентификация, основана на изучении признаков объектов независимо от того, изучают ли непосредственно сам объект, его свойства, состояние, произошедшие с ним изменения или судят об этих изменениях по отображению признаков объекта (например, по выстреленной пуле определяют значительный износ канала ствола оружия, из которого она выстрелена). Однако в отличие от идентификации при диагностике основное внимание уделяют установлению механизма образования следов и условиям их возникновения. Здесь также за основу берется повторяемость событий, действий, наличие типичных ситуаций, что влечет за собой возникновение повторяющихся типичных следов. Данные о типичных ситуациях используются при решении диагностических задач каждого конкретного случая.

Применительно к решению криминалистических экспертных диагно- стических задач, в ходе которых не просто используется криминалистическая техника, но на решение которых она влияет самым непосредственным образом, может быть принята следующая их классификация:

  1. Диагностические исследования свойств и состояния объекта при его непосредственном изучении.

1.1. Исследование свойств объекта, включая его соответствие опреде- ленным (заданным, установленным стандартам) характеристикам. Например, является ли объект огнестрельным оружием, является ли объект взрывным устройством, взрывчатым веществом и т.п. 1.2. 1.3. Определение фактического состояния объекта, наличие или отсут- ствие каких-либо отклонений от нормальных параметров. Например: исправно ли данное огнестрельное оружие, пригодно ли оно для производства выстрелов; может ли быть использовано данное взрывное устройство по назначению и др. 1.4.

209

1.3. Установление первоначального состояния объекта. Например: какие изменения внесены в первоначальный текст документа; как читался ра- нее удаленный номер пистолета и т.п. 1.4. 1.5. Определение причин и условий изменения свойств (состояния) объекта. Например, какова причина разрыва канала ствола охотничьего ружья; каким способом был удален первоначальный текст на документе. 1.6. 2. Диагностические исследования свойств и состояния объекта по его отображению.

2.1. Определение степени информативности следа. Например, имеются ли на объекте следы рук, пригодны ли следы для идентификации; можно ли по имеющимся следам объекта определить рост человека, оставившего эти следы. 2.2. 2.3. Установление свойств и состояния объекта в момент возникновения отображения. Например, в каком состоянии находился пшлущий в мо- мент выполнения рукописного документа; обладает ли профессиональными навыками лицо, отпечатавшее данный текст на пишущей машине и др. 2.4. 2.5. Определение причины изменения свойств или состояния объекта. Например, не подвергался ли данный документ травлению или смыванию текста; в чем причина слабой выраженности следов полей канала ствола на пуле и др. 2.6. 3. Исследование механизмов, процессов, действий по отображениям (интегративная диагностика).

3.1. Определение структуры механизма преступления.

3.1.1. Определение возможности образования следов при данном меха низме и обстоятельствах события по его результатам (последствиям, отобра жениям). Например, возможно ли по форме и расположению следов крови на одежде rp.N. судить о механизме их возникновения, или следы могли воз никнуть от носового кровотечения;

3.1.2. Определение отдельных этапов (стадий, фрагментов) события. Например, определить по следам ходовой части автомобиля направление и

210 режим его движения (скорость, факт торможения, вид торможения и т.п.); из каких стадий состоял процесс изготовления поддельных денежных знаков, какое требовалось оборудование для каждой из стадий, какими навыками должны были обладать субъекты каждой стадии.

3.1.3. Установление механизма события в его динамике. Например, по какой полосе дорожного покрытия двигалось транспортное средство до столкновения, в каком месте произошло их столкновение, какими частями они соударялись, как перемещались после соударения. 3.1.4. 3.1.5. Установление возможности (невозможности) совершения опре- деленных действий при определенных условиях (возможности наступления определенного результата). Например, возможен ли выстрел из данного охотничьего ружья при его падении на пол с высоты не более одного метра при условии удара тыловой стороной приклада о деревянную поверхность пола. 3.1.6. 3.1.7. Установление соответствия (несоответствия) специальным пра- вилам. Например, какие отступления были допущены при изготовлении бланков данного документа. 3.1.8. 3.2. Определение условий (обстановки).

3.2.1. Определение времени (периода) или хронологической последова- тельности действия (события). Например, в какой последовательности, судя по оставленным на месте происшествия следам, действовал преступник. 3.2.2. 3.2.3. Определение места действия (его механизация, границы), позиции участников. Например, на улице или в помещении происходил разговор, записанный на магнитную ленту; каково было взаимное расположение стрелявшего и потерпевшего. 3.2.4. 3.2.3. Определение иных условий, в которых происходило событие. Например, не изготовлен ли рукописный документ в необычных для пишу щего условиях.

3.3. Определение причинности.

3.3.1. Определение причины наблюдаемого результата (следствия). На- пример, какова причина неисправности замка, не явилась ли она следствием

211 его открывания отмычкой, подобранным ключом;

3.3.2. Определение причинной связи между известным действием и на- ступившим последствием. Например, имеется ли причинная связь между неисправностью огнестрельного оружия и произошедшим непроизвольным выстрелом (выстрелом без нажатия на спусковой курок). 3.3.3. 3.3.4. Определение возможных последствий при известной причине. Например, какова была бы сила взрыва и возможное последствие в случае срабатывания взрывного устройства, заложенного в данном месте. 3.3.5. Мы специально привели такой подробный перечень диагностических криминалистических задач, чтобы продемонстрировать их органическую связь с криминалистической техникой. Эта связь двоякого рода.

Во-первых, базисом решения каждой из приведенных и подобных им задач являются теоретические положения соответствующего подраздела криминалистической техники (судебной баллистики, криминалистической взрывотехники, трасологии, судебного исследования документов и т.д.). Без соответствующих научных технико- криминалистических разработок эти диагностические задачи были бы нерешаемы.

Во-вторых, подавляющее большинство диагностических криминали- стических задач требует для своего решения проведения достаточно сложных исследований с применением технических средств, в том числе относящихся к криминалистической технике.

Оба указанных обстоятельства свидетельствуют о тесной связи крими- налистической техники с теорией криминалистической диагностики. Теория способствует расширению возможностей использования диагностической техники, последняя в свою очередь обеспечивает решение задач, выдвигаемых теорией. Нелишне заметить, что число диагностических задач достигает в практике производства криминалистических экспертиз 60-70%, а в отдельных видах 80% (остальные процессы приходятся на долю престификацион-ных и классификационных задач).

Вместе с тем связь теории криминалистической диагностики и крими-

212 налистической техники не ограничивается только областью производства экспертиз. Криминалистическая техника может быть использована для диагностических целей при производстве следственных действий. Это и упоминавшийся ранее полиграф, диагностирующий изменения эмоционального состояния допрашиваемого, обыскиваемого и т.д., приборы, предназначенные для экспресс-анализа материалов, веществ: наркотиков, драгоценных метал- лов, радиоактивных веществ и т.п.

Учение о розыске и криминалистическая техника

Под розыском в криминалистике понимается система деятельности следователя (во взаимодействии с оперативным работником и сотрудниками других служб правоохранительных органов) по обнаружению местонахождения известных, но скрывающихся (скрываемых) объектов, имеющих значение для разрешения уголовного дела. Теория розыска, активно разрабатываемая в России с 60-х годов XX века, сложилась во многом благодаря трудам В.И.Попова, Е.Ф.Коновалова, Р.С.Белкина, А.А.Закатова, Т.В.Боголюб-ской, Е.К.Кагина, И.Н.Голубкова, В.М.Шванкова, В.О.Петросяна и др.

Нередко понятие «розыск» подменяется термином «розыскная дея- тельность следователя», что, на наш взгляд, не совсем правомерно, ибо сужает содержание исследуемого понятия.

Все объекты розыска - скрывшийся обвиняемый (подозреваемый, под- судимый), свидетель, потерпевший; труп; без вести пропавшее лицо; похищенные животные, вещи; похищенное, утерянное оружие; транспортные средства и др. - являются материальными объектами, поэтому установление их местонахождения и представление их в распоряжение следователя самым тесным образом связаны с использованием технико-криминалистических методов и средств в сочетании, разумеется, с тактическими приемами и рекомендациями частных криминалистических методик.

В криминалистической литературе высказано мнение о том, что объек- том розыска могут быть и те предметы, в отношении которых известна лишь

213 групповая принадлежность. В частности, Р.С.Белкин полагает, что термины «установленный», «известный» в подобных случаях также применимы, только при этом они означают зафиксированную принадлежность предмета, являющегося объектом розыска, к определенной группе1. Однако очевидно, что при таком подходе размывается и без того условная граница между розыском и поиском, розыском и расследованием. Сомнительна такая позиция и с точки зрения реалий практики: вряд ли удастся, например, объявить в розыск похищенный пистолет «ТТ», номер и год выпуска которого неизвестны, или лицо, совершившее преступление, при наличии данных только о его поле, возрасте, росте и т.п.

Выделяя закономерности розыскной деятельности следователя, А.А.Закатов указывает на две из них, которые прямо относятся к исследуемому нами вопросу о связи криминалистической техники с общей теорией: «отображаемость в материальной среде и сознании людей признаков разыскиваемых лиц и иных объектов, что позволяет индивидуализировать их; …взаимосвязь способов укрытия разыскиваемых объектов и следов применения этих способов»2.

Характерно, что научная разработка технико-криминалистических ас- пектов проявления этих закономерностей требует знания и применения положений не только учения о розыске, но и другой частной криминалистической теории - теории идентификации. Это подтверждает, например, диссертационное исследование А.В.Втюрина, посвященное наименее разработанной части теории розыска - розыску оружия. Исследовав правовые, организационные, тактические основы розыска нарезного огнестрельного оружия и состояние этого розыска в России, автор убедительно доказывает, что идентификация похищенного обнаруживаемого оружия, причем обязательно с использованием
специальных технико-криминалистических познаний,

1 См.: Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993.-С.46.

2 Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске: Автореферат дисс…доктор юрид.наук. - Киев, 1987.- С. 15.

214 средств и методов присуща всему процессу розыска, а не только его завер- шающему этапу1.

Работа А.В.Втюрина позволяет вывести еще одну закономерность, не выраженную прямо в перечне закономерностей розыскной деятельности сле- дователя, сформулированном А.А.Закатовым: зависимость приемов, методов и средств розыска от его объекта.

На основе изучения юридической литературы и практики розыска можно выделить три основных направления, по которым реализуется связь учения о розыске и криминалистической техники как раздела науки:

а) розыск известных объектов;

б) поиск неизвестных объектов;

в) идентификация обнаруженных объектов.

Все они характеризуются разработкой новых и совершенствованием имеющихся научно-технических методов, средств, приемов собирания, ис- следования и использования информации о признаках разыскиваемых объек- тов.

Применительно к первому направлению подчеркнем важную роль мо- делирования психологического облика разыскиваемого субъекта и лица, дей- ствия которого направлены на сокрытие объекта розыска, о чем писали мно- гие ученые-криминалисты (Р.С.Белкин, И.А.Возгрин, И.М.Лузгин и др.). С технико-криминалистических позиций столь же важно дальнейшее совер- шенствование методики составления субъективного портрета разыскиваемого лица - для использования в ситуациях, когда отсутствует его фотоизобра- жение. Наиболее реальные перспективы решения этой проблемы нам видятся на пути использования компьютерной техники2.

Рассматривая взаимосвязь развития учения о розыске и криминалистической техники и обращаясь к анналам истории, следует отметить не только

1 См.: Втюрин А.В. Розыск похищенного огнестрельного оружия с использованием специальных познаний: Дисс…канд.юрид.наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1999.

215 взаимообусловленность такой взаимосвязи, но и взаимообогащение. Фактически проблема розыска преступников и иных объектов стала одним из важнейших побудительных мотивов возникновения на заре криминалистики и последующего совершенствования системы криминалистических учетов (техники их ведения, идентификационных исследований и т.д.). Не случайно такая система первоначально называлась уголовной регистрацией. В ее рамках получили развитие методы и средства различных видов криминалистического учета (дактилоскопического, пулегильзотеки, поддельных денежных знаков и т.п.). Проблема розыска обусловила совершенствование методов и средств не только описания внешнего вида разыскиваемых объектов, но и их наглядного изображения путем фотосъемки, видеозаписи, рисовки, что в настоящее время широко используется при подготовке ориентировок на розыск, в средствах массовой информации. Складывающаяся в этом отношении практика, в свою очередь, ставит новые проблемы, требующие своего научного решения.

Таким образом, даже по рассмотренным выше, далеко не всем направ- лениям и формам связи основ криминалистической теории и криминалистической техники очевидно, что развитие общетеоретических основ криминалистики направлено как на выявление закономерностей, изучаемых криминалистической техникой, так и на решение теоретико- прикладных проблем этого раздела науки. В свою очередь, накопление и обобщение количественных изменений в развитии отдельных подразделов и даже в решении отдельных, наиболее существенных проблем криминалистической техники способствует «переходу количества в качество» - формированию новых криминалистических учений, входящих в состав общей теории криминалистики.

2 См.: Зинин А.М. Внешность человека в криминалистике (субъективное изображение). -М., 1995. Его же: Теоретические и практические проблемы криминалистического уста-

216

§ 3. Взаимосвязь криминалистической тактики, методики и криминалистической техники

Связь криминалистической техники с тактикой и методикой является весьма разносторонней и еще более очевидной, чем связь техники с общей теорией.

Все ученые-криминалисты, писавшие о взаимосвязи техники и тактики (Р.СБелкин, И.Е.Быховский, А.И.Винберг, И.А.Возгрин, Е.ПИщенко, Н.А.Корниенко, И.М.Лузгин, Д.П.Поташник, Н.П.Яблоков и многие другие) справедливо подчеркивали, что эти разделы криминалистики не могут существовать изолированно друг от друга; они взаимосвязаны между собой органически, закономерно, и эта связь является как прямой, так и обратной.

Однако характер исследуемой взаимосвязи, взаимоотношений, взаимо- действия между этими двумя разделами одной науки освещается разными авторами неоднозначно - от почти полного отрыва криминалистической техники от тактики до включения ее в криминалистическую тактику, по существу объединения техники с тактикой под эгидой тактики.

Первая позиция получила выражение, например, в трудах профессоров А.Н.Васильева, О.Я.Баева и некоторых других ученых1. Она проявляется в том, что при разработке общих положений тактики и тактики отдельных следственных действий явно не уделяется должного внимания использованию достижений наиболее «старой» и в то же время весьма динамично развивающейся части криминалистики - криминалистической технике. Указанный недостаток четко проявляется и в тактических разделах многих учебников по криминалистике, где на необходимость использования технико-криминалистических методов и средств лишь скупо указывается при рас-

новления личности по признакам внешности: Автореф.дисс…докт.юрид.наук. -М., 1997. 1 См., например, Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.: Юридическая литература, 1976; Баев О.Я. Содержание и формы криминалистической тактики. - Воронеж: Изд. Во-

217 смотрении вопросов подготовки к отдельным следственным действиям и фиксации их результатов. Специфика же их использования при самом проведении действия отражается далеко не всегда, а если и освещается, то весьма скромно.

Причины столь нежелательного разрыва между криминалистической техникой и тактикой проанализировал Е.П.Ищенко. К ним он относит: а) бурное воздействие научно-технического прогресса именно на криминалистическую технику при гораздо более слабом его воздействии на тактику; б) причины субъективного характера: недостаточное знание (как следователями, работниками органов дознания, судьями, так и многими учеными, специализирующимися в области тактики) достижений криминалистической техники; в) применение следователями, работниками дознания, судьями средств и методов криминалистической техники далеко не во всех необходимых случаях и не всегда эффективно1. Соглашаясь в целом с выводами Е.П.Ищенко, считаем необходимым к обозначенному им перечню добавить явно недостаточное технико-криминалистическое обеспечение правоохрани- тельной деятельности и существенные пробелы в уголовно- процессуальном законодательстве, в правовом обеспечении решения рассматриваемой проблемы применительно к практике (о чем подробнее будет сказано в четвертой главе диссертации).

Однако в литературе подчас высказываются и иные, крайние позиции по поводу взаимосвязи техники и тактики, которые можно назвать тенденцией поглощения одного раздела другим. Так, Н.ПЛблоков и ВЛ.Колдин в учебнике для студентов юридических вузов прямо указывают, что «криминалистическая тактика включает
криминалистическую технику»2. Правда,

ронежского ун-та, 1975; его же. Тактика следственных действий. - Воронеж: НПО «МО-ДЭК», 1995.

1 См.: Ищенко Е.П. Тактический прием и место научно-технических средств в его •струк туре. // Теоретические проблемы криминалистической тактики. - Свердловск: УрГУ, 1981.-С. 48-55.

2 Криминалистика. - М.: МГУ, 1990.- С. 12. На следующей странице написано также, что «методика расследования преступлений включает криминалистическую технику и такти ку» (с. 13).

218 страницей далее, включив технику и тактику в методику, они делают сле- дующую оговорку: «Это означает, что при рассмотрении целостной структу- ры расследования отдельного преступления принимаются во внимание и ис- пользуются научные рекомендации и требования криминалистической тех- ники и тактики» . Однако нам представляется, что эта оговорка не спасет по- ложения, ибо соотношение двух разделов науки и использование их реко- мендаций на практике (да еще при расследовании отдельного, конкретного преступления) - это вопросы из двух совершенно разных сфер деятельности.

Видимо, на появление позиции о включении техники в тактику в опре- деленной мере повлияло известное высказывание А.И.Винберга (1962 г.) о том, что «криминалистическая техника как таковая вне тактики - мертва, беспредметна»2. Это высказывание в 1970 году повторил И.М.Лузган, добавив, что в условиях расследования технические приемы и средства могут быть использованы только в полном и точном соответствии с рекомендациями криминалистической тактики3.

Однако двадцать лет спустя (в 1990 году) Игорь Михайлович Лузгин резко изменил свой подход к взаимосвязи криминалистической техники и криминалистической тактики, предложив осуществить «пересмотр традици- онного понятия «криминалистическая техника» и ее места в курсе кримина- листики». При этом он писал: «Сегодня уровень развития криминалистики существенно раздвинул первоначально сложившиеся рамки уголовной (кри- миналистической) техники. Сформировались фактически самостоятельные блоки научного знания, описывающие механизм образования и признаки ти- пичных материальных последствий преступления (трасология, дактилоско- пия, баллистика, документоведение, габитология, уголовная регистрация). Объединять эти элементы знания единым понятием «криминалистическая техника» несостоятельно, хотя бы потому, что это не соответствует содержа-

1 Там же.- С. 13.

2 Тамже.-С. 15.

3 См.: Лузгин И.М. Сущность криминалистических методов установления истины при рас следовании преступлений. Труды Высшей школы МВД СССР. Вып.27. - М., 1970.- С. 201.

219 нию данного раздела, отодвигает на второй план главное - характеристику разнородных источников информации». Приводя не очень понятный последний аргумент в пользу существенного изменения структуры учебного курса, И.М.Лузгин делает следующий вывод: «…При этом само понятие «криминалистическая техника» могло бы быть заменено более точным и емким понятием - «научно-технические средства и методы, используемые в раскрытии и расследовании преступлений (криминалистический аспект)»1.

До абсурда довел идею «поглощения» тактики техникой представитель Бакинского университета О.С.Бабаев. Свое выступление на XXIII Криминалистических чтениях в Академии управления МВД России, проходивших 28 марта 1997 года, он озаглавил «Назначение и производство экспертиз: тактика или технология?» и в заключение опубликованного текста дал следующий ответ на поставленный им же вопрос: «Резюмируя сказанное, следует прийти к выводу, что назначение экспертизы как следственное действие должно ха- рактеризоваться не тактикой, а технологией, которая будет охватывать в этом случае и назначение, и производство экспертизы. Так же следует именовать и соответствующие разделы учебных материалов: «Технология назначения и производства судебной экспертизы»2.

Не имея возможности подробно останавливаться на аргументах О.С.Ба- баева, не выдерживающих, по нашему мнению, никакой критики, отметим, что и определение круга вопросов, подлежащих разрешению, и их формулирование носят творческий тактический, а не технический характер. Выбор эксперта - также не только процессуальная обязанность, но и тактическая прерогатива следователя, органа дознания, суда. И давно уже известно и воспринято учеными- криминалистами общее положение о том, что включение тактических рекомендаций в УПК в качестве правовой нормы не лишает их тактического характера.

1 Лузгин И.М. О концепции криминалистической техники в курсе криминалистики для ВУЗов МВД СССР. // Криминалистическая техника: достижения науки и практики в учебный процесс. - Ленингр. Ф-т ВЮЗШ МВД СССР, 1990.- С. 7-9.

2 Информационный бюллетень N3. - М.: Академия управления МВД РФ, 1997.- С. 45- 46.

220 Если следовать «технологической» точке зрения, то надо говорить и о «технологии» осмотра, «технологии» обыска, «технологии» допроса, «технологии» эксперимента и т.д. - словом, тактика отдельных следственных действий, как раздел криминалистики, превращается в нечто аморфное, а как конкретное практическое действие - в систему заранее определенных приемов с однозначно прогнозируемым результатом (в этом суть технологии). Но так на практике не бывает. Даже при выполнении элементарных действий, скажем, по обнаружению и изъятию следа обуви, следователь анализирует и учитывает массу обстоятельств: на какой поверхности оставлен след (грунт, снег и т д.), ее состояние, погодные условия, применяемые в этой ситуации средства. Он оценивает данный след с точки зрения механизма преступления, способа действий преступника и т.д. Нельзя, по нашему мнению, согласиться и с предложением А.Г.Филиппова о выделении в структуре науки пятого раздела («Организация расследования»), куда им включается планирование, разработка версий, использование помощи граждан, средств массовой информации, взаимодействие следователя с оперативными аппаратами и даже криминалистическая регистрация. Подобные нововведения по существу ничего полезного не дают криминалистической науке и практике, но порождают порой слишком жаркие дискуссии, в пылу которых упускаются из вида действительно актуальные проблемы криминалистики. Суть таких проблем заключается, конечно же, не в терминологических упражнениях и не в формальном делении учебного курса по этой дисциплине на 4 - 5 или 6 разделов, а в изучении реалий сегодняшней практики раскрытия и расследования преступлений, в разработке адекватных мер (включая криминалистические методы и средства) борьбы с преступностью, в совершенствовании системы профессиональной подготовки следователей, работников органов дознания, а соответственно, содержания учебного курса по криминалистике и методики его преподавания (подробнее об этом в главе 4).

Вместе с тем, как нам представляется, в части взаимосвязи, соотношения техники и тактики наиболее четкую и обоснованную позицию занимает

221 Р.СБелкин. Проанализировав основные положения его концепции, изложенные в целом ряде работ1, и присоединяясь к ней, попытаемся на этой основе сформулировать основные принципы исследуемой в данном параграфе взаимосвязи:

  1. Техника и тактика - неразрывно связанные и в то же время самостоя- тельные разделы единой науки криминалистики.
  2. Единство это основано на общих исходных методологических поло- жениях, составляющих содержание общей теории криминалистики (постулатах, принципах, закономерностях).
  3. Тактические приемы и рекомендации призваны обеспечить наиболее полное и эффективное применение приемов, средств и рекомендаций криминалистической техники.
  4. Тактика того или иного следственного действия изменяется в зави- симости от характера рекомендуемых для использования при его производстве средств криминалистической техники (а на практике - и от наличия в распоряжении следователя таких средств).
  5. Возникающие перед тактикой проблемы, изменение задач, использо- вание новых данных смежных с криминалистикой наук обусловливают изменения существующих технико-криминалистических средств, приемов и методик.
  6. Уточнение содержания и границ криминалистической техники и криминалистической тактики, их взаимных связей остается одним из важных факторов развития как тактики, так и техники.

Исходя из этих концептуальных положений, рассмотрим более кон- кретно направления и особенности содержания исследуемой взаимосвязи применительно к следующим научным проблемам, носящим в определенной

1 См. Белкин Р.С. Криминалистика. - М.: Юридическая литература, 1968.- СИ; Белкин Р.С. Криминалистика. - М.: Академия МВД СССР, 1978 -Том 1.- С. 14; Белкин Р.С. Криминалистика. - М: МФЮЗО при Академии МВД СССР, 1987.- Том 1.-С. 13; Белкин Р.С. Криминалистика. - М.: ВЮЗШ МВД СССР. 1989.- Т 2- С. 6; а также в его работах: Очерки криминалистической тактики. - Волгоград: ВСШ МВД РФ, 1993.- С. 16-18; Курс криминалистики. Общая теория криминалистики. - М.: Юрист, 1997.- Том 1.-С. 295-296.

222 мере дискуссионный характер: эффективность отдельных следственных действий и всего расследования в целом; установление личности виновного с использованием специальных познаний; проблема противодействия раскрытию и расследованию преступлений; использование субъективного портрета; использование полиграфа при расследовании; использование биодетекторов (одорологии) в расследовании преступлений.

Проблеме эффективности следственных действий и всего расследования в целом в научных криминалистических исследованиях, к сожалению, уделялось незаслуженно мало внимания. В 70-х годах XX века, в период становления науки управления и труда в деятельности органов внутренних дел и в связи с созданием Академии МВД СССР был проведен ряд исследований по научной организации труда следователя, в которых приняли активное участие и ученые-криминалисты (А.И.Михайлов, Л.А.Соя-Серко, А.Б.Соло-вьев, Н.Й.Порубов, А.Р.Ратинов, В.С.Бурданова и другие). Изучение опубликованных результатов этих исследований1 показывает, что они носили главным образом управленческий характер и вопросы повышения эффективности следственных действий рассматривались в основном в аспекте организационного и организационно-технического обеспечения следственной деятельности. В 80-х и 90-х годах в условиях экономического кризиса даже эти исследования прекратились. Влияние использования технико-криминалистических средств на эффективность отдельных следственных действий и всего расследования в целом специально никем не исследовались. Правда, в диссертационных работах по проблемам криминалистической техники, тактики и методики авторы обязательно затрагивали эту тему, показывая важность (и состояние) использования технико-криминалистических средств при производстве отдельных следственных действий и всего расследования преступлений определенного вида. Применительно к методике можно назвать диссер-

1 См., например, Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. - МинскД970; Михайлов А.И., Соя-Серко Л.А., Соловьев А.Б. Научная организация труда следователя. -М.: Юридическая литература, 1974; Ефимичев СП., Порубов Н.И. Вопросы внедрения НОТ в следственную работу. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976.

223 тационные работы АЛ.Целищева о расследовании грабежей и разбоев (М., 1981); А.Н.Дубровиной о расследовании похищения и подмены ребенка (М., 1987); А.М.Кустова о расследовании хищений в гражданской авиации (М., 1988); А.В.Мишина о расследовании поджогов (Казань, 1990); Р.Р.Рахматул- лина о расследовании краж в сельской местности (М., 1995) и др. К их числу можно отнести работу Н.И.Ахмедова по тактике группового обыска, где он предложил свою классификацию научно-технических средств, используемых при обыске1.

Однако все это не могло заменить специального, целевого исследования указанной проблемы на монографическом уровне. Мы полагаем, что в настоящее время, с развитием научно-технического прогресса, с появлением новых видов преступлений, организованной преступной деятельности, новых методов и средств криминалистической техники, при отсутствии достаточных средств на должное обеспечение их внедрения в правоохранительную практику такое исследование совершенно необходимо2.

Совершенно правы были И.Е.Быховский и Н.А.Корниенко, когда еще в 1981 году, рассматривая эту проблему, писали: «Если раньше при анализе конкретного следственного действия можно было вычленить отдельный этап (этапы), связанный с применением технических средств, то теперь техниче- ские средства часто применяются в процессе всего следственного действия от начала до конца». Отметив, что применение технико-криминалистических средств является одним из важнейших условий повышения эффективности решения стоящих перед следователем процессуальных и тактических задач, авторы делают вывод: «Настало время, когда о применении технических i средств нужно говорить не только в связи с особенностями техники обнару-\ жения, исследования, фиксации и изъятия конкретных объектов, но и более

|’ См.: Ахмедов Н.И. Тактика поведения одновременного обыска по делам о корыстных преступлениях, совершенных группой лиц. - М.: МГУ, 1995.

2 Заметим, что ни в одном из упомянутых пособий по научной организации труда следователей нет даже слова «компьютер», не говоря уже о тактических вопросах использования компьютеров и ЭВМ в расследовании преступлений.

224 широко, в тактическом плане»1. Совершенно очевидно, что за истекшие с тех пор двадцать лет справедливость этого вывода еще более актуализировалась. Сегодня прежде всего с криминалистической техникой связываются надежды на расширение и укрепление доказательственной базы по уголовным делам, на сокращение сроков их расследования, объективизацию процесса доказывания. Именно в этом сейчас нуждается следственная практика.

Использование средств, приемов, рекомендаций криминалистической техники в тактике чаще всего связывают с тактическим приемом и планированием расследования. И это не случайно: тактический прием есть наиболее эффективный способ действий следователя в определенной следственной ситуации, а планирование - условие эффективности как расследования в целом, так и отдельного следственного действия. Е.П.Ищенко, автор одной из немногих публикаций, специально посвященных рассматриваемой проблеме, даже полагает, что взаимосвязь техники и тактики в целом можно рассматривать именно как взаимоотношение между системами научно-технических средств и тактических приемов, частью чего является «взаимоотношение между основными элементами техники и тактики: научно-техническим сред- ством и тактическим приемом»2.

Думается, что связь здесь гораздо шире по объему «связуемых» эле- ментов обоих разделов науки. Как известно, и техника, и тактика необходимы для обеспечения решения единой задачи, предусмотренной уголовно-процессуальным законом: быстрое и полное раскрытие и расследование преступлений, установление истины по уголовному делу, с тем, чтобы ни один виновный не ушел от ответственности и ни один невиновный не был осужден. Между тем в уголовном процессе отсутствует сам термин «тактический прием». Однако бесспорен и тот факт, что тактические приемы образуют хо-

1 Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Процессуальные и тактические вопросы применения технических средств при расследовании уголовных дел. - Л.: Институт усовершенствова ния следственных работников Прокуратуры СССР, 1981.- С. 13-14.

2 Ищенко Е.П. Тактический прием и место научно-технических средств в его структу- ре.//Теоретические проблемы криминалистической тактики. Межвузовский сборник науч ных трудов. - Свердловск: УрГУ, 1981.- С.48-50.

225 тя и важную, но не единственную сторону каждого следственного действия, являющегося средством собирания, исследования и оценки доказательств. Планирование такого действия и планирование всего расследования в целом входят в предмет криминалистической тактики, хотя никто пока не отнес их к тактическим приемам. Между тем, важность планирования для реализации связи «техника-тактика» несомненна.

Мы полагаем, что в дальнейшем, судя по проекту нового УПК указан- ная взаимосвязь будет развиваться как через уголовно-процессуальный закон, так и через криминалистическую тактику и методику, а также через дальнейшую разработку проблем технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Возлагая надежды на новое уголовно-процессуальное законодательство, мы имеем ввиду новации, нашедшие отражение в ст.ст. 175,176, 57,200,205, 85,211 проекта УПК РФ.

Перечислим вкратце эти новшества, прямо или косвенно связанные с применением средств криминалистической техники и иных научных и технических средств при производстве следственных действий.

Ст. 175 «Общие правила производства следственных действий» содер- жит указания (3) - «при производстве следственных действий могут применяться технические средства и использоваться научно обоснованные способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств».

Ст. 176 «Протоколы следственных действий» дополнила перечень тех- нических средств, имеющийся в ст. 141 УПК РСФСР, указанием на допустимость использования видеозаписи и компьютерной техники.

Ст. 57 «Специалист» - включает указание на привлечение специалиста для оказания помощи следователю в применении технических средств.

Ст. 200 «Контроль переговоров» регламентирует запись телефонных переговоров.

Ст. 205 вводит применение видеозаписи при допросе (наряду с фоноза- писью).

226

Ст. 85 допускает использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности, расширяя тем самым базу использования техники, в том числе и криминалистической.

Ст. 211 вводит следственное действие «проверка показаний на месте» с допустимостью использования фото-, видео-, киносъемки, составления планов, схем, проведения измерений.

Несмотря на некоторую критику регламентации применения техниче- ских средств в проекте УПК РФ, нельзя не отметить определенный прогресс по сравнению с действующим УПК РСФСР. В определенной мере разрешению ситуации с расширением возможностей использования технических средств помогает обращение ряда ученых (Е.П.Ищенко, В.А.Снетков и др.) к проблеме «технико-криминалистического приема». В этом же контексте нами рассматривалась проблема тактико- технических задач1. И тем не менее эти проблемы еще ждут своих исследований, что способствовало бы более глубокому уяснению взаимосвязи между криминалистической техникой и криминалистической тактикой.

Видимо, прав Е.П.Ищенко, не согласившийся с мнением В.И.Шикано-ва, что технические приемы выступают по отношению к тактическим в каче- стве вспомогательного обслуживающего средства. Не вызывает возражений его мнение и о том, что «научно-технические средства должны занимать в структуре тактического приема особое место, являясь своеобразным естественно-техническим фундаментом, на котором базируется его результативность и эффективность»2. Позволим себе лишь краткое пояснение.

Во-первых, тактический прием как наиболее оптимальный способ дей- ствий по своему содержанию характеризуется органическим единством интеллектуальных и технических возможностей следователя, его знаний, уме-

1 См.: Волынский В.А., Сурыгина Н.Е. О содержании и значении тактико-технических задач в процессе раскрытия и расследования преступлений. // Проблемы совершенствования деятельности следственных и экспертных подразделений органов внутренних дел. - Волгоград: ВВСШ МВД СССР, 1989.-С. 114-118.

227 ний, опыта, что предопределяет ситуационный выбор цели и задачи, способов и средств их решения. Во-вторых, научно-технический «фундамент», несомненно, играет гораздо более значимую роль по сравнению с той, которую можно представить в рамках тактического приема. Необходимость использования технико-криминалистических приемов неизбежно приводит к органическому включению соответствующих действий в тактику всего следственного действия, в том числе его подготовку, рабочий этап, фиксацию хода и результатов. Соответственно и научная разработка всей тактики следственного действия объективно предполагает анализ возможностей использования при его проведении технико-криминалистических методов и средств. Фактически в монографических работах по тактике отдельных следственных действий это давно уже и делается, хотя не всегда в достаточной мере1.

Очень перспективным нам представляется и такое современное на- правление научных разработок, когда отдельное следственное действие становится объектом научного исследования именно в аспекте использования при его производстве специальных криминалистических познаний, технико-криминалистических методов и средств. Положительным примером подробной разработки может служить изданное ЭКЦ МВД России в 1995 году под редакцией В.Ф.Статкуса пособие «Осмотр места происшествия», адресованное как следователю, так и специалисту-криминалисту. В нем действительно глубоко и обстоятельно раскрывается взаимосвязь рекомендаций техники и тактики в использовании научно-технических методов и средств при проведении этого следственного действия.2

2 Ищенко Е.П. Тактический прием и место научно-технических средств в его структуре. // Теоретические проблемы криминалистической тактики: Межвузовский сборник научных трудов. - Свердловск: УрГУ, 1981.- С.55.

1 См., например, Ратинов А.Р. Обыск и выемка. - М.: Госюриздат, 1961; Белкин Р.С. Экс перимент в следственной, судебной и экспертной практике. - М.: Юридическая литерату ра, 1964; Виницкий Л.В. Осмотр места происшествия: организационные, процессуальные и тактические вопросы. - Караганда: Карагандинская ВШ МВД СССР, 1986; его же. Ос видетельствование на предварительном следствии. - Смоленск: Изд-во СГУ, 1997.

2 См.: Осмотр места происшествия. - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1995. Ранее попытку рассмотреть «тактические приемы применения следователем научно-технических средств» при произ водстве отдельных следственных действий предприняли А.А.Зырянов и Ю.Н.Оро- пай.

228 Во многих других работах, посвященных тактике отдельных следст- венных действий. Проблема использования технико-криминалистических средств и методов при производстве того или иного следственного действия не только не выделяется структурно, но и по тексту ей уделяется незаслуженно мало внимания1.

Весьма существенным направлением, в котором реализуется связь тех- ники и тактики, является также использование математических методов и вычислительной техники в разработке проблем планирования расследования. Эта связь затем становится более конкретной применительно к созданию криминалистических моделей отдельных видов преступлений и алгоритмов, реализуемых с использованием ЭВМ, в том числе касающихся методики расследования отдельных видов преступлений. Теоретическая основа для реализации указанной связи была сформулирована в целом ряде работ ученых-криминалистов. Базой для публикаций послужили результаты исследований в сфере моделирования и правовой кибернетики2. Однако реальные выходы этих исследований на практику оказались менее значительны, чем ожидалось.

Самое прямое отношение научные положения и рекомендации кри- миналистической техники имеют к научному (и практическому) решению такой важнейшей тактико-криминалистической задачи, как установление лич-

См. их работу: Использование научно-технических средств и специальных знаний в расследовании преступлений. -Киев: РИО МВД УССР, 1980.

1 См., например, Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном процессе и криминалисти ке. - Минск: «Вышэйшая школа»,1968.

2 См.: Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание (методологические про блемы). - М.: Юридическая литература, 1969; Правовая кибернетика. -М., 1970.; Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. - М.: ВШ МВД СССР, 1969; Методологические

; проблемы расследования. - М.: ВШ МВД СССР, 1973; Моделирование при расследовании

преступлений. - М.: Юридическая литература, 1974; Селиванов Н.А. Математические ме-

;Тоды в собирании и исследовании доказательств. - М.: Юридическая литература, 1974;

I Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных
действий:

; Дисс…канд.юрид..наук. - М., 1978.; Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. -

у Л.: Институт усовершенствования следственных работников Прокуратуры СССР, 1980;

Полевой Н.С. Криминалистическая кибернетика. - М.: Изд. Моск. ун-та, 1982 и 1989 гг.;

Хлынцев М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании

229 ности неизвестного преступника. По сути, речь идет об использовании технико-криминалистических методов и средств в раскрытии преступлений по различным направлениям этой деятельности. К таким направлениям с учетом тактических целей деятельности и специфики тактико-криминалистических задач, решаемых с использованием технико-криминалистических методов и средств, по нашему мнению, относятся:

  1. Поиск носителей информации о событии преступления и преступника, похищенного имущества, средств совершения преступления (оружия, транспорта, орудий взлома и т.п.), одежды и обуви, в которой находился преступник, документов, содержащих сведения о личности преступника и т.п.
  2. Исследование обнаруженных источников информации о преступнике в целях ограничения круга проверяемых лиц, установления его группо- вой принадлежности (пола, возраста, роста, анатомических, патологических признаков и свойств, профессиональных навыков и т.п.). Сюда же следует отнести задачи, связанные с использованием криминалистических методов и средств в целях «материализации» информации о личности преступника, получаемой из идеальных источников (составление субъективных портретов, обеспечение проверок по учетам и т.п.).
  3. Обеспечение функционирования криминалистических учетов, ис- пользование их возможностей в раскрытии преступлений и розыске преступников, в создании потенциальной доказательственной базы по уголовным делам.
  4. Обнаружение и задержание конкретного лица, подозреваемого в со- вершении преступления, решение диагностических и идентификационных задач по материальным носителям розыскной и доказательственной информации (проведение экспертиз и исследований), использование полученных результатов в процессе доказывания.
  5. преступлений. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1982; Правовая кибернетика социалистических стран./ Под ред. Н.С.Полевого. - М.: Юридическая литература, 1987.

v 230

Содержание следственных действий, организационных и оперативно- розыскных мероприятий, а также их комбинаций, в ходе которых технико- криминалистические средства используются для решения перечисленных выше задач, нашло достаточно полное освещение в юридической и специ- альной литературе. Поэтому в настоящей работе остановимся на отдельных из них, носящих проблемный, дискуссионный характер.

Установлению пола, возраста, роста и других групповых признаков преступника с помощью технико-криминалистических средств и методов посвящено немало работ, ученых-криминалистов1, В этом аспекте нам представляется весьма перспективным по существу новое для криминалистической теории и практики России направление в установлении преступника, требующее комплексного применения как технико-криминалистических методов и средств, так и тактических приемов - составление так называемого • психологического портрета неустановленного преступника. Это направление успешно разрабатывается в США и, судя по литературе, особенно применительно к расследованию серийных преступлений, например, убийств на сексуальной основе, совершенных в условиях неочевидности. Этот метод, называемый иногда «психологическим портретом» довольно подробно характерй-зует В.А.Образцов. «В отличие от многофункционального словесного порт- рета, - пишет’он, - психологический портрет отражает внутренние, психологические, а также поведенческие признаки человека. Его основная функция’-

’ См., например, Хазиев Ш.Н. Технико-крй»шналистические методы установления при- . знаков неизвестного преступника по его следам. - М.: Академия МВД СССР, 1986; Даш- ков Г.В. Криминалистическое значение следов для установления личности преступников: Дисс…канд.юрид! наук. - М., 1967; Хлынцев М.Н. Криминалистическая информация и мо-, делирование при расследовании преступлений. - Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 1982.- С. 114-132; Машошин Ю.П. Функциональные признаки человека (информативность и ис- пользование в расследовании преступлений): Дисс… канд юрид.наук. - Киев, 1985; Са- мойлов Г.А. Криминалистическое учение о навыках. - М.: ВШ МВД СССР, 1968; Хоменко А.Н. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступле-,ния и ее роль в расследовании преступлений (по материалам дел об убийствах): Дисс. . ; канд.юрид.наук. - Волгоград: ВЮИ МВД РФ, 1996; Снетков В.А., Зинин A.M. Возможно-‘ ста использования-композиционных портретов в установлении и розыске лиц, совершив-. ших преступления. // Повышение роли следователей в раскрытии преступлений. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1971 и др.

231 быть средством поиска, выявления преступника, личность которого не установлена. Психологический портрет формируется не на основе достоверных знаний об отражаемых в нем признаках, а знаний вероятностного характера»1 (подчеркнуто нами - В.В.).

С последним утверждением В.А.Образцова трудно согласиться. Во- первых, потому что сами «поведенческие», «психологические» признаки преступника отражаются в виде не только идеальных, но и материальных следов, преступлений в материальной обстановке, достоверно отражающей признаки и свойства лица, совершившего преступление. Почему же знание, . полученное с использованием достоверных источников, не может быть достоверным? Иное дело, что такие знания даже в совокупности не всегда достаточны для идентификации лица, а результаты их применения не имеют доказательственного значения.

Во-вторых, само название «психологический портрет» весьма условно, поскольку поведение (криминальное и посткриминальное) человека явля- ется объектом изучения не только, и не столько, судебной психологии, сколько других наук, таких, как уголовное право, криминалистика, криминология и т.д.2 Да и сам В.А.Образцов в той же книге пишет о сущности метода определения психологического и физического облика человека по следам, оставленным на месте преступления. А материалы, которые, по его описанию, используются в США для составления «психологического портрета», носят далеко не сугубо психологический характер. В большей своей части представляют результаты комплексного применения технико-криминалистических методов, средств и тактических рекомендаций: обширная фотодокументация криминально-технической службы; карты, планы, схемы; все, найденное полицией на месте преступления и вокруг него; материалы вскрытия трупа и исследования результатов вскрытия; документы с информацией о

1 Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. - М.: Юристь, 1997.- С. 253.

2 В лаборатории ФБР США, занимающейся составлением психологических портретов, требуется около 60 человек, среди которых: психологи, психиатры, медики, филологи,

232 личности жертвы; информация о полной картине преступления и реконструкции механизма содеянного и др. Анализируя конкретный пример раскрытия убийства, В.А.Образцов отмечает, что «определяющими, базовыми являлись сведения, полученные в ходе глубокого и всестороннего криминалистического анализа обстановки, обстоятельств содеянного и личности потерпевшего (подчеркнуто нами - В.В.). Полезными также оказались обобщенные данные, характеризующие признаки и особенности криминального, до- и посткриминального поведения лиц, совершающих преступления подобным способом в аналогичных условиях»1.

Изучение литературных источников2 и небольшой пока российский опыт составления подобных «портретов» позволяет нам сделать следующий вывод: составление такой модели неизвестного преступника может, видимо, принести определенную пользу не только в процессе раскрытия серийных убийств, совершенных по сексуальным мотивам, но и при расследовании серии других тяжких преступлений, совершенных одним и тем же лицом3.

Мы также полагаем, что составлять такие «портреты» неустановленного преступника должны не только психологи, как утверждают авторы не- которых работ (например, И.Н.Сорокотягин), а своего рода комиссии, бригады из специалистов высокого класса, обладающих познаниями в области криминалистической техники, тактики и методики, судебной психологии, су-

географы, криминалисты, биологи и представители иных профессий. В распоряжении лаборатории огромный банк данных, в т.ч. по раскрытым преступлениям.

1 См.: Там же.- С.256-259.

2 Кроме упомянутой книги В.А.Образцова, известны следующие публикации о методе «психологического портрета»: Скорченко П. Новое в практике выявления и раскрытия преступлений // Записки криминалистов. Вып.4. - М.: ЮРИКОН, 1994; Богомолова С, Образцов В. “Психологический профиль” на службе полиции США (в том же сборнике); Петухов В. О разработке в России психологических портретов лиц, совершающих серий ные преступления против личности ( там же); Сорокотягин И.Н. Использование психоло гических познаний в борьбе с преступностью // Проблемы борьбы с преступностью в со временных условиях. Часть 3. - Иркутск: Ирк. Высшая школа МВД России, 1995.

3 Например, удачными в этом отношении признаются попытки составления «психологиче ских портретов» при раскрытии преступлений, совершенных бандой Толстопятова в Рос тове-на-Дону в начале 70-х годов (вооруженные нападения на инспекторов и кассы), фальшивомонетчиком Барановым - в конце 70-х годов и др.

233 дебной психиатрии, судебной медицины и теории оперативно- розыскной деятельности.

Результаты анализа взаимосвязей криминалистической техники и так- тики показывает, что, будучи самостоятельными разделами криминалистики, они органически взаимосвязаны, взаимообусловлены в своем развитии. Достижения в области техники инициируют разработку новых более действенных тактических приемов, способствуют более успешному решению тактических задач в практике раскрытия и расследования преступлений. В свою очередь, с позиции тактики обосновывается необходимость разработки новых и совершенствования имеющихся технико-криминалистических методов и средств. Криминалистическая техника представляет собой научно-техническую основу тактики, а вместе они определяют потенциальные возможности (в том числе перспективу) совершенствования криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, включая организацию, правовое регулирование использования соответствующих методов, средств, приемов, криминалистическую подготовку следователей и работников органов дознания.

§ 4. Взаимосвязь криминалистической техники и судебной экспертизы

Взаимосвязь криминалистической техники с институтом судебных экс- пертиз надо рассматривать в двух аспектах. Связь криминалистической техники с криминалистической экспертизой как связь органическая непосредственная. И связь с другими видами (родами) экспертиз как связь опосредованная, через теорию криминалистической экспертизы и общую теорию судебной экспертизы.

Без преувеличения можно сказать, что криминалистика начиналась с криминалистической техники, а криминалистическая техника - с экспертизы, причем с экспертиз судебно-медицинских и тех, которые лишь условно мож-

234 но именовать криминалистическими, учитывая уровень их развития на момент возникновения.

Основополагающей закономерностью появления судебной экспертизы вообще и криминалистической, в частности, являются потребности следствия и суда установить те или иные обстоятельства с привлечением специальных познаний.

Обращения правоохранительных органов к помощи науки отмечаются еще во времена до нашей эры. В трудах Гиппократа (более 400 лет до н.э.) приводились исследования механических повреждений на теле, исследования трупов младенцев для установления их жизнеспособности и др. Во времена императора Юстиниана (V-VI вв.) в законодательстве нашло отражение исследование почерка в судебных целях1.

В России сравнение рукописей для установления подлинности доку- ментов было зафиксировано еще в XV веке. Исследования, которые условно можно считать экспертными, осуществлялись и в процессе врачебного освидетельствования. В XVII веке появляется термин «судебная медицина», которым наука обязана немецкому ученому И.Боне. В России временем официального становления судебной медицины, а следовательно, и судебно-медицинской экспертизы, считают 1716 г., когда Воинским уставом Петра I предписывалось привлекать людей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавших2. При необходимости исследования рукописных документов надлежало обращаться к специалистам канцелярий (дьякам и подьячим)3. Позднее в Своде законов 1857 г. было предусмотрено: «Рассмотрение и сличение почерков производится назначенными судом, сведущими в том языке, на коем написаны и подписаны сличаемые документы, достойными веры людьми, не отведенными ни которыми из тяжущихся, когда можно сек-

1 См.:Терзиев Н.В., Эйсман А. А. Введение в криминалистическое исследование докумен тов. -М., 1949.- Ч. 1.

2 См.:Червалов В.Ф. История судебной медицины и судебно-медицинской экспертизы.

М., 1956.

3 См.:Крылов И.Ф. Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы. - Л., 1859.

235 ретарями присутственных мест, учителями чистописания или другими представителями из находящихся в том месте или поблизости учебных заведений и вообще лицами, которые по заключению надлежащих присутственных мест могут в сем случае быть признаны сведущими»1.

Здесь необходимо обратить внимание на три важных обстоятельства: указание на отличительную характеристику экспертов - сведущих лиц; независимость и незаинтересованность эксперта; отсутствие научной базы таких почерковедческих исследований.

Большую роль в развитии криминалистической экспертизы и даже криминалистической техники сыграла судебная медицина и токсикология2. Исследования огнестрельных повреждений начинались в судебной медицине. В России в развитие этого вида экспертизы существенный вклад внес великий русский хирург Н.И.Пирогов. Исследование пуль начинались с экспертиз судебного медика профессора А.Ганасяна (1889, Лион, Франция) и судебного медика профессора П.Езериха (1898, Берлин, Германия); исследования следов на гильзах производил судебный медик профессор Бальгазор (1913, Па- риж, Франция). Так продолжалось до тех пор, пока в начала XX века не сформировалась та криминалистическая экспертиза, которую мы сейчас называем традиционной, в отличие от тех видов экспертиз, которые появились позже. К традиционным относятся: судебная баллистика, трасология (в том числе дактилоскопия); судебное почерковедение, технико-криминалистическая экспертиза документов, отождествление лица по признакам внешности (судебно-портретная).

Большое влияние на развитие отечественной криминалистической экс- пертизы оказали работы Е.Ф.Буринского в области исследования документов3. Обобщая и систематизируя данные различных наук для исследования документов в судебных целях, он по существу раскрыл принцип первона-

1 Колоколов Е. Правила и формы производства следствий по Своду законов 1857 г. - М., 1859.

2 См.:Торвальд Ю. Век криминалистики. - М., 1991.

236 чального формирования криминалистических знаний на базе других наук: физики, химии, медицины, психиатрии, физиологии, анатомии.

Возникновение и развитие таких экспертиз как судебно-медицинская и криминалистическая могут служить моделью переноса знаний как из областей фундаментальных наук в экспертизу, так и из одного вида экспертизы в Другой.

Следуюнщй за этим этап формирования криминалистической экспер- тизы (20-е-30-е годы XX века) знаменовался накоплением и обобщением эмпирического материала, затем промежуточными теоретическими обобщениями, в основном в отношении задач и методов, методик исследования. В дальнейшем начался закономерный процесс создания частных теорий традиционных экспертиз, происходило расширение класса судебных экспертиз за счет появления новых родов и видов. Здесь должны быть названы криминалистические экспертизы материалов, веществ и изделий, криминалистическая взрывотехническая экспертиза, видео-фоноскопические, фототехнические, автороведческие и др.

Частные теории традиционных и новых видов криминалистических экспертиз органически влились в раздел науки - криминалистическая техника. Приняв вид частных теорий, они оказали значительное влияние на возникновение и развитие новых видов криминалистических экспертиз, которые смогли благодаря этому быстрее и безошибочнее пройти путь становления и развития. В настоящее время органическая связь криминалистической техники и криминалистической экспертизы достаточно очевидна и не вызывает сомнений.

Вместе с тем по мере формирования и развития криминалистической экспертизы, становилось все более очевидным, что ее предмет лишь частично определяется закономерностями развития криминалистической техники. Поэтому взаимосвязь этих двух отраслей знания и реализация их возможно-

3 См.: Буринский Е.Ф. Судебная экспертиза документовъ, производство ея и пользование ею.-СПб., 1903.

  1. стей в практике раскрытия и расследования преступлений в разные периоды складывалась по-разному. Неизменными оставались только
    их научно-техническое взаимообогащение и взаимозависимость результатов практической реализации их возможностей.

По мере развития криминалистическая техника обеспечивала все большие возможности в работе по обнаружению, фиксации и изъятию все более разнообразных следов преступлений, инициируя тем самым развитие методов и средств их исследования, т.е. криминалистической, а позднее и других судебных экспертиз. И, наоборот, криминалистическая экспертиза, имея более тесные связи с естественными и техническими науками и исходя из все возрастающих потребностей практики раскрытия и расследования преступлений, предлагала криминалистической технике новые возможности экспертного исследования следов преступлений, способствуя совершенствованию методов и средств их собирания. Показательный в этом пример связан с практикой технико-криминалистического обеспечения обнаружения, изъятия и исследования криминалистических объектов почвенного происхождения, горюче-смазочных материалов, лакокрасочных покрытий и т.п.

Еще С.М.Потапов, один из основоположников криминалистики и теории идентификации в России, характеризуя деятельность научно- технического центра в уголовном розыске, в одной из своих записок отмечал: «…научно-техническая работа по уголовному розыску направлена, с одной стороны, на должную постановку специальных технических знаний и приспособлений на местах путем постоянного наблюдения и инструктирования местных органов, с другой - состоит в непосредственном производстве необходимых для дела борьбы с уголовной преступностью исследований разного рода вещественных доказательств, в подготовке квалифицированных работников по уголовной технике…».1 Таким образом, автор подчеркивал органи- ческую взаимосвязь техники собирания и исследования доказательств с на-

1 Потапов СМ. ЦГАР СССР, ф.393.ед.хр.212. л.23-24.

238 учными и практическими проблемами ее использования в раскрытии и расследовании преступлений.

Можно привести множество примеров плодотворности таких связей криминалистической техники, криминалистической экспертизы и вообще судебных экспертиз1. Причем некоторые из них проявились не только в практике раскрытия и расследования преступлений, но и в научной, производственной, культурной жизни общества. В этой связи уместно, полагаем, вспомнить факт выявления (прочтения) Е.Ф.Буринским текста на кожаных свитках, обнаруженных при раскопках на территории Московского Кремля. Факт, которым по существу знаменуется возникновение новой отрасли криминалистической техники - исследовательской фотографии, о котором современники Е.Ф.Буринского отзывались как об «открытии человечеству второго зрения»2.

«Судебная экспертиза» - понятие по сути интегративное: во-первых, это одна из форм реализации (использования) специальных познаний в уго- ловном процессе путем проведения исследования объекта - вещественного доказательства на основе познаний в области науки, техники, искусства, ремесла; во-вторых, это отрасль научного знания, имеющая свой специфический предмет изучения и разрабатывающая или создающая новые виды, роды экспертиз, методики их проведения; наконец, в-третьих, это самостоятельная учебная дисциплина, которая преподается в ряде высших учебных заведений.

Криминалистическую технику и судебную экспертизу объединяют:

а) единство конечных целей практической реализации и возможностей - применение специальных познаний для обеспечения раскрытия и расследования преступлений и тем самым способствование установлению объективной истины по расследуемым уголовным делам;

1 См.: Торвальд Ю. Век криминалистики./ Под ред. Ф.М.Решетникова. - М.: Прогресс, 1990; Крылов И.Ф. Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы. - Л.: ЛГУ, 1975; Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. - М.:БЕК, 1997.

2 Буринский Е.Ф. Судебная экспертиза документов, производство ее и пользование ею.- Спб., 1903; Винберг А.И. Роль учения Е.Ф.Буринского в формировании отечественной криминалистики. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1981.

239

б) единство источников формирования их знаний, методических основ и инструментария - достижения естественных, технических и гуманитарных наук, их методов;

в) единство правовых основ реализации их возможностей, заложенное в уголовно-процессуальном законодательстве.

К этому следует добавить, что для криминалистической техники и су- дебной экспертизы характерны функциональное сочетание, органическая взаимосвязь научной и практической деятельности, ее динамичность и взаимообусловленность практических результатов. Эффективность судебной экспертизы в раскрытии и расследовании преступлений, как правило, находится в непосредственной зависимости от результативности применения криминалистической техники в целях собирания следов преступлений в процессе осмотров мест происшествий и проведения иных следственных действий. При этом следственная практика нередко ставит перед экспертами такие вопросы, решение которых требует спонтанной, целевой разработки оригинальных методов, средств, а порой и методик исследования. Именно этим объясняется тот факт, что судебно-экспертные учреждения по существу являются научно-практическими1. В этом отношении работа специалиста-криминалиста во многом напоминает работу практикующего ученого-медика.

Данное обстоятельство является одним из веских, но небесспорных до- водов против организационного разъединения экспертно-криминалис- тических подразделений органов внутренних дел на сугубо экспертные и технико-криминалистические. Такая практика сложилась в ряде зарубежных стран2. Аналогичные предложения ранее высказывались нами и другими криминалистами3. Отмечаемое единство криминалистической техники и су-

1 См.: Волынский А.Ф. ЦНИКЛ МВД СССР - научно-практическое подразделение крими налистической службы органов внутренних дел. // Экспертная практика. - М.: ЦНИКЛ МВД СССР, 1980.-№16.- С.32-36.

2 См.: Волынский А.Ф., Поташник Д.П. Криминалистика в зарубежных странах. /Учебник Криминалистика./ Под ред. А.Ф.Волынского. - М.:ЮНИТИ, 1999.- С.49-57.

3 См.: Волынский В.А. Технико-криминалистическое обеспечение раскрытия и расследо вания преступлений. - М.: ВНИИ МВД РФ, 1994.- С.53-55; Пампушко И.П. Совершенст-

240 дебной экспертизы представляется еще более тесным, если иметь в виду только криминалистическую экспертизу, для которой базовой наукой являет- ся криминалистика. Более того, этот вид экспертизы традиционно и, по на- шему мнению, пока вполне обоснованно (хотя существуют и иные взгляды на этот вопрос) входит в структуру криминалистической техники.

Вместе с тем рассматриваемые категории имеют и отличия. Например, по характеру решаемых задач, по субъектам, методам и средствам их решения, по правовому значению получаемых результатов. Судебной экспертизе в большей мере присущ научно-исследовательский характер, использование узкопредметных специальных познаний (например, в области медицины, психиатрии, химии, автотехники, строительства, бухгалтерии и т.д.), приме- нение при этом высокочувствительных аналитических приборов, позволяю- щих изучить объекты исследования не только на макро-, микро, но и ультро- микроуровне. В то же время криминалистическая техника, как и в целом криминалистика, представляет собой интегрированную, или синтезирован- ную отрасль знания, базирующуюся на достижениях многих естественных и технических наук. Такие знания составляют основу, профессиональной под- готовки всех субъектов деятельности по раскрытию и расследованию пре- ступлений, а не только экспертов-криминалистов.

Многие рекомендации, положения методик, методы и средства крими- налистических экспертиз используются при решении задач собирания следов преступлений и иных вещественных доказательств, в том числе при проведе- нии предварительных исследований непосредственно на местах происшест- вий. При этом многообразие таких следов по природе происхождения, меха- низму образования обусловливает необходимость использования достижений (возможностей) самых разнообразных наук и, соответственно, различных специальных познаний. Разумеется, что применяемые при этом методы и средства менее сложны, вместе с тем более мобильны, а результаты их при-

вование правовых и организационных основ применения криминалистической техники в раскрытии преступлений: Дисс… канд.юр.наук. - М., 1996.- С.144-149.

241 менения непосредственно следователем или с помощью специалиста имеют как ориентирующее, розыскное, так и в ряде случаев доказательственное значение. Такие методы и средства охватываются понятием «полевая криминалистика»1.

Следует отметить, что взаимосвязь развития криминалистической тех- ники и судебной экспертизы уже длительное время является предметом дискуссии ученых-криминалистов, в частности, относительно их самостоятельности как отраслей научного знания. Эта дискуссия уходит своими корнями в проблему соотношения криминалистической техники с другими разделами криминалистики, а в определенной мере и в проблему ее природы.

Понятие «криминалистическая техника» в его современном представ- лении трансформировано из первоначально сложившихся понятий «уголовная техника» и «научная техника расследования преступлений». В 1915 году СН.Трегубов писал: «Уголовная техника… имеет своим предметом изучение наиболее целесообразных способов и приемов применения методов естественных наук и технических знаний к расследованию преступлений и установлению личности преступника»2. Судя по содержанию этого определения и следовавших за ним пояснений, его автор рассматривал криминалистическую экспертизу как элемент криминалистической техники, а точнее говоря, в целом криминалистики, поскольку ее основу в то время составляла эта самая техника. Более того, вплоть до 30-х годов XX столетия криминалистика рассматривалась как техническая наука, что способствовало ее отмежеванию от уголовно-процессуальной науки и более быстрому формированию в качестве самостоятельной научной дис1пталины3.

Постепенно становилось все более очевидно, что рассмотрение крими- налистики как сугубо технической отрасли знания сдерживает развитие ее тактики и методики. К началу 50-х годов сформировались два концептуально

1 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. - М, 1979. -ТЛИ-. С.41-43.

2 Трегубое С.Н. Основы уголовной техники. - Птр., 1915.- С.14.

242 разных взгляда на криминалистику: как на «чисто» юридическую, правовую науку и на науку «двойственной природы». Последняя точка зрения наиболее четко была выражена П.И.Тарасовым-Радионовым, который выделил в криминалистике два направления: первое - раскрытие и расследование преступлений, второе - исследование вещественных доказательств, т.е. в основном все, что связано с криминалистическими экспертизами и исследованиями1. Однако в результате научных дискуссий, прошедших в 1952-1955 гг., возоб- ладало мнение о криминалистике как правовой науке. «Если концепция естественно-технической природы криминалистики, - отмечает Р.СБелкин, - позволила заявить о ее самостоятельности как науки, отграничить ее от науки уголовного процесса и тем самым сыграла на определенном этапе положительную роль, то концепция юридической природы криминалистики позволила утвердить эту самостоятельность и в то же время определить ее место в системе юридических наук…»2.

Вместе с тем «возобладавшее мнение», приглушившее на определенное время дискуссию о природе криминалистики, инициировало активизацию усилий сторонников «технических» взглядов на криминалистику в части ее взаимосвязей с криминалистической экспертизой. Ряд криминалистов, соглашаясь в целом, с мнением о правовой природе криминалистики (А.Р.Шля-хов, А.А.Эсман, В.С.Митричев, Ю.М.Кубицкий и др.), указывали на наличие в ней «неправовых», «не чисто юридических» частей, к которым они относили методы и средства криминалистической техники, в частности - кримина- листическую экспертизу.

Наиболее четко и последовательно это мнение отстаивал А.Р.Шляхов, который в 1959 г. в сборнике «Криминалистика и судебная экспертиза», изданном в г.Алма-Ате, опираясь вновь на концепцию П.И.Тарасова- Радио-

3 Подробней см.: Российская Е.Р. Природа криминалистики и тенденции её развития./ Учебник Криминалистика./ Под ред. А.Ф.Волынского. - М.: ЮНИТИ, 1999.- С.8-10. 1 См.: Тарасов-Радионов П.И. Советская криминалистика. // Социалистическая законность, 1951.-№7.-С. 10-13.

243 нова, предложил изъять из криминалистики криминалистическую экспертизу как ее естественно-техническую часть и создать на этой основе самостоятельную отрасль научного знания. При этом утверждалось наличие двух видов криминалистической техники: «следственной» и «экспертной».

Однако и это предложение в то время не нашло понимания и поддержки у абсолютного большинства криминалистов. Во-первых, определяя понятие и содержание двух названных видов криминалистической техники, А.Р.Шляхов акцентировал внимание в основном на их различии: по субъектам и процессуальному режиму использования криминалистической техники, условиям деятельности следователей, судов и специалистов-криминалистов; по решаемым ими задачам и выполняемым функциям при производстве по уголовному делу, а также по содержанию и объему их специальных познаний1. При этом по существу упускалось из вида, пожалуй, самое главное, то, что объединяет «следственную» и «экспертную» криминалистическую тех- нику в органически единую отрасль знания - ее предмет, природа, источники развития, теснейшая взаимосвязь и даже взаимообусловленность ее результативного использования на практике.

Во-вторых, А.Р.Шляхов писал о формировании самостоятельной от- расли знания - криминалистической экспертизы, а точнее - ее методики путем расчленения криминалистической техники вне связи с иными видами судебных экспертиз. «Методика криминалистической экспертизы, - писал он, -должна отпочковаться… от тактики следствия»2. Правда, несколько позже он уточнил свою позицию по данному вопросу и стал писать о теории, но опять же только криминалистической экспертизы. В то время теория судебной экспертизы еще слабо просматривалась даже на концептуальном уровне.

2 Белкин Р.С. Криминалистика и теория судебной экспертизы: природа, связи. Международный симпозиум «Актуальные проблемы криминалистики исследований и использования их результатов в практике борьбы с преступностью». - М.: ЭКЦ МВД РФ, 1994.- С.20. 1 См.: Шляхов А.Р. Сущность криминалистической техники, ее структура и соотношение с криминалистической экспертизой. // Вопросы теории криминалистической и судебной экспертизы. - М: ВНИИСЭ, 1969.- Вып.1.- С.8-9. г Шляхов А.Р. Там же.- С.9.

244 Только в 70-х годах XX века эта теория была обозначена сначала в отдельных статьях, опубликованных А.И.Винбергом и Н.Т.Малаховской, а затем в их книге «Судебная экспертология». Это была по существу первая монографическая работа, посвященная общей теории судебной экспертизы. Однако появление и указанной книги не давало оснований считать данную теорию сформировавшейся. Скорей всего в ней декларировалась реальная возможность создания такой теории, что и вызывало весьма противоречивые отклики на нее: от публикации статьи «Экспертология судебная» в Большой Советской Энциклопедии и упоминании в словарях экспертных терминов до отрицания необходимости и возможности создания такой отрасли знания. Однако нельзя отрицать тот факт, что изданием книги «Судебная экспертология» было положено начало осмыслению общей теории судебной экспертизы на основе предшествовавших тому дискуссий и с учетом реально проявившихся уже к тому времени потребностей практики в такой теории.

Ее понятие в основе своей довольно точно было сформулировано в ста- тье БСЭ, где судебная экспертология определяется как отрасль советской юридической науки, «которая изучает закономерности, методологию и процесс формирования и развития научных основ судебной экспертизы, а также исследует их объекты… Базируется на … изучении научных основ различных видов судебных экспертиз для установления присущих им общих принципов, их структурных связей и взаимоотношений»1.

Более предметная и активная научная разработка проблем общей теории судебной экспертизы началась, пожалуй, на рубеже 80-90 гг. XX столе- тия. Связана она была с исследованиями целого ряда ученых- криминалистов (Т.В.Аверьяновой, И.А.Алиева, Ю.Г.Корухова, Н.П.Майлис, В.Ф.Орловой, Е.Р.Россинской и др.). Причем зачастую концепция этой теории рассматривалась ими в качестве методологической основы для формирования частных теорий как составляющих общей теории. Например, проблему методов судебно- экспертного исследования рассматривает (как частную теорию) в сис-

1 БСЭ. Третье издание. - М, 1978. -Т.30.- С.8.

245 теме общей теории судебной экспертизы Т.В .Аверьянова1. Аналогичный подход к отношению «частного и общего» наблюдается у И.А.Алиева, исследовавшего проблемы экспертной профилактики2, Н.П.Майлис, разрабатывавшей проблемы частных теорий в области трасологии3; у Е.Р.Россинской -применительно к теории неразрушающихся методов экспертного исследования . Что, кстати, позволило им не только конкретизировать возможности решения сугубо практических, узкопрофессиональных задач, но и существенно обогатить положения общей теории судебной экспертизы. Во всяком случае, это дает основание утверждать факт существования такой теории и далеко не в исходном состоянии, а как самостоятельной отрасли знания, т.е. обладающей своими предметом, объектом, задачами, функциями и т.д.

Авторы общей теории судебной экспертизы предприняли попытку раз- вить направление исследований, обозначенных А.ИЗинбергом, изучить возникшую проблемную ситуацию, определяющую настоятельную потребность на тот момент в формировании общей теории судебной экспертизы, ее структуры и содержания5.

По мнению ее создателей, общая теория должна была отражать зако- номерности возникновения и развития экспертиз различных классов, родов, видов, являться синтезированным и систематизированным знанием о судебной экспертизе как единой системе. В ней должны были найти отражение: понятие предмета, общая методология, учение об объектах, субъектах, решаемых экспертных задачах и понятия методик экспертного исследования,

1 См.: Аверьянова Т.В. Методы судебно-экспертных исследований и тенденции их разви тия: Дисс… доктор, юрид. наук. - М., 1994.

2 См.: Алиев И.А. Проблемы экспертной профилактики. - Баку: Гянджлик, 1991; Алиев И.А., Аверьянова Т.В. Концептуальные основы общей теории судебной экспертизы. - Ба ку: Гянджлик, 1992.

3 См.: Майлис П.П. Криминалистическая трасология как теория и система методов реше ния задач в различных видах экспертизы. Дисс… доктор, юрид. наук. - М.,1992.

4 См.: Росссинская Е.Р. Концептуальные основы теории неразрушающих методов иссле дования вещественных доказательств. Дисс… доктор, юр. наук. - М.: ВЮЗШ МВД РФ, 1993.

5 В основу изложения последующего материала положены указанные выше работы и в первую очередь разделы «Основ судебной экспертизы», «Общая теория», выполненные

246 теоретические аспекты инфраструктуры и системно-функциональный анализ экспертной деятельности, а также перспективы создания на ее базе и развития частных теорий судебных экспертиз. При этом общая теория судебной экспертизы должна была быть юридической междисциплинарной дисциплиной, предметно связанной с такими науками, как уголовный процесс, уголовное право, криминология, криминалистика и специализированными науками родов судебных экспертиз - судебной медициной, судебной бухгалтерией, судебной автотехникой и т.п.

Таким образом, общая теория судебных экспертиз - это изначально планируемая система мировоззренческих принципов, научно обоснованных концепций, категориальных понятий, методов, связей, отношений, способных в полной мере отразить предмет научного познания. Проводимые исследования и обобщения фактического материала, представляемого экспертами различных классов и родов экспертиз, должны были обеспечить выделение некоторого общего, свойственного всем их классам и родам. На основе выявленных закономерностей требовалось сформировать такие общие для всех экспертиз понятия, как предмет, объект, метод познания, экспертная методика, экспертная задача и др.

В теории судебной экспертизы должны были найти отражение гносео- логическая сущность экспертной деятельности, такие ее составляющие, как логическая основа, этика, психология, профессиональные качества эксперта, необходимые для формального и содержательного выполнения им своих функций1.

Создаваемая общая теория судебной экспертизы должна была по сво-

Ю.Г.Коруховым, И.А.Алиевым. См.Юсновы судебной экспертизы. - М, 1997.- С. 18 и далее.

1 Необходимо подчеркнуть, что в науковедческой литературе подготовке научных кадров, роли научного коллектива уделяется большое внимание. См.: Добров Г.М. Наука о науке.-Киев, 1970. См.также гл. IV §5 данной диссертации.

247 ему логическому построению представлять собой восхождение от единичного через особенное ко всеобщему.

Вместе с тем реализация положений такой теории должна позволять двигаться от общего к частному, единичному. То есть на основе изучения эмпирического знания каждой экспертизы должно быть выявлено как общее для всех экспертиз, так и нечто особенное, свойственное только этому классу (роду) экспертиз. Полученное на этой основе новое знание обладает признаком большей общности. Оно, став базисом общей теории, позволяет опираться на него при построении частных теорий, при решении частных вопросов формирования новых экспертиз и т.д.

Первой работой, посвященной целиком созданию общей теории судеб- ной экспертизы, явилась коллективная монография представителей различных ведомств (МЮ, МВД ФСБ, Минздрава) «Основы судебной экспертизы»1. Можно без преувеличения утверждать, что системное изложение общей теории удалось коллективу авторов. Предлагаемая ими трактовка общей теории может оспариваться, дополняться, развиваться - это закономерные процессы научного развития. Однако главное - как реализация сформулированных выше требований, предъявляемых к теории, было выполнено.

При создании общей теории судебной экспертизы были использованы различные направления интеграции знаний. Прежде всего, это перенос идей и представлений из одной области знания в другую. Для общей теории судебной экспертизы плодотворным явилось обогащение принципами и подходами, заимствованными из криминалистики. Это относится, в первую очередь, к таким генеральным идеям и положениям, как закономерности возникновения уголовно-релевантной информации, отражение ее в объектах материального мира, возможность познания происшедшего события по его отображению путем экспертного исследования и др.

1 См.: Основы судебной экспертизы // Общая теория./ Кол.авторов под ред. Ю.Г.Кору-хова.- М., 1997.-4.1.

248

Общая теория судебной экспертизы эффективно использовала поня- тийно-концептуальный аппарат криминалистики и иных наук.

Если же говорить о связи общей теории судебной экспертизы с крими- налистикой в целом и с криминалистической техникой, в частности, то следует признать не случайным, что эту теорию разработали именно криминалисты. Как выяснилось в процессе работы наиболее сформировавшейся из числа всех классов (родов) экспертиз являлась теория криминалистической экспертизы. Она по сути и стала основой общей теории судебной экспертизы. За счет переноса идей, понятийного аппарата, трактовки методологии экспертного исследования, таких концептуальных понятий, как объект экспертного исследования, экспертные задачи, субъекты экспертной деятельности и т.п.

Для создания общей теории судебной экспертизы авторам потребова- лось четкое определение объекта исследования и его предмета. Не перегружая изложение философскими взглядами на понятие объекта и предмета, выделим главное. Объект может быть охарактеризован как модель изучаемого явления, построенная методом абстрагирования. Это в равной мере относится и к сложным явлениям из области социальных процессов, к которым может быть причислена и судебная экспертиза. Как справедливо отмечает Р.А.Ракитов, «вопрос о том, какие свойства, связи и отношения объектов являются существенными, зависит прежде всего не от самого наличия этих свойств и отношений, а от того, в какой вид человеческой деятельности включен тот или иной объект, как и для чего он используется, под каким углом зрения изучается и какова цель изучения»1.

С учетом изложенного объектом общей теории судебной экспертизы может считаться сама экспертная деятельность во всем многообразии ее различных аспектов. При этом экспертная деятельность рассматривается как достаточно сложная система, со своими подсистемами и компонентами.

При этом условно предмет познания может быть определен как зако- номерности функционирования данной системы, производные от этих зако-

’ Ракитов Р.А. Анатомия научного знания. - М., 1969.- С. 115.

249 номерностеи принципы, правила и понятия, свойственные каждой теории, в том числе и общей, которая призвана обеспечивать единство систематизации знаний о судебной экспертизе.

В настоящее время общую теорию судебной экспертизы определяют «как юридическую междисциплинарную теорию, предметно связанную с уголовным процессом, криминалистикой, другими юридическими, естественными, техническими науками. Предметом общей теории судебной экспертизы в его развернутой трактовке является изучение закономерностей: возникновения и существования материальных носителей информации об уголовно-релевантных и гражданско- релевантных обстоятельствах; обнаружения, изъятия и исследования этих объектов; использования при экспертном исследовании научных данных и методов из различных областей знаний, обеспечивающих обоснованность и достоверность заключения эксперта, а также закономерностей процесса формирования научных основ судебных экспертиз, выделения присущих им общих принципов, структурных связей и соотношений, синтезирование и систематизация знаний о судебной экспертизе как единой системе, ее инфраструктуре и протекающих в них процессах, изучение правил и понятий, разрабатываемых на основе общей и частной теорий, реализуемых в практической экспертной деятельности»1.

Особое внимание, в контексте нашего исследования, должно быть об- ращено на такие характеристики общей теории судебной экспертизы, как ее юридическая природа и междисциплинарный характер. Что касается юридической природы, то это положение может быть принято с оговоркой, обусловленной современными представлениями о синтетической, интегральной природе криминалистики. Разумеется, создание, структурирование и развитие общей теории судебной экспертизы невозможно в отрыве от криминалистики, уголовного процесса, уголовного права, криминологии, гражданского права и процесса, арбитражного процесса, административного права и про-

1 См.: Основы судебной экспертизы // Общая теория. / Кол.авторов под ред. Ю.Г.Корухо-ва.- М., 1997.-4.1.-С. 24-25.

250 цесса. Криминалистика, создавшая развернутое учение о способах и механизме совершения преступлений, о возникновении уголовно- релевантной информации с ее глубокими разработками в области теории криминалистической экспертизы, является фундаментом созданной общей теории судебных экспертиз1.

Положения наук о процессуальном праве, равно как и само процессу- альное законодательство (уголовное, гражданское, арбитражное, административное) необходимы были для создания общей теории судебной экспертизы в силу специфического характера той деятельности, отражением которой является эта теория.

Однако междисциплинарный характер рассматриваемой теории не ог- раничивается только перечисленными положениями указанных наук, определяющих ее юридический аспект. В ней нашли свое выражение и общетеоретические положения, содержащиеся в теории судебно- медицинской, су-дебно-психиатрической, инженерно-технической, инженерно-транспортной, судебно-экономической и других экспертиз.

Все это позволяет трактовать общую теорию судебной экспертизы как синтетическую по ее природе и междисциплинарную по форме и значимости для каждого класса (рода) экспертиз. Отсюда же очевидна ее связь с криминалистической техникой.

К настоящему времени результаты разработки общей теории судебной экспертизы нашли свою реализацию в проекте Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности», в подготовке которого активное участие принимали Ю.Г.Корухов, В.Ф.Орлова, Ю.К.Орлов, А.И.Кол-дин и другие. Основы этой теории в виде учебного курса представлены в высших учебных заведениях МВД РФ технико- криминалистического профиля (Саратовский ЮИ, экспертные факультеты Волгоградской, Московской академий). Важно отметить и то, что судебная экспертиза признана в качест-

1 Нельзя не обратить внимание на существование специальности 12.00.09, принятой ВАКом, которая называется: уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза,

251 ве самостоятельной учебной дисциплины с утверждением по ней Государственного образовательного стандарта (21.03.1996 г.) и созданием соответствующего учебно-методического объединения при Саратовском ЮИ МВД РФ (приказ Минобразования РФ № 2344 от 24.11.1997 г.).

Возникает вопрос о соотношении, взаимосвязи общей теории судебной экспертизы с криминалистикой, в частности - с криминалистической техникой. В этой связи нельзя не напомнить, что формирование общей теории судебной экспертизы не обошлось без заимствования из криминалистики ряда общих принципов и отдельных положений частных теорий, например, составляющих научные основы отдельных отраслей технико-криминалистических знаний, видов и родов экспертиз. Но это не дает оснований говорить о формировании такой теории путем вычленения каких-то частей или разделов из криминалистики. Речь идет о переносе идей, принципов, понятий. Нечто подобное происходило, когда в недрах этой же науки зарождалась, а затем отпочковалась как самостоятельная отрасль знания теория оперативно-розыскной деятельности. Даже криминалистическая экспертиза в тех пределах, в которых она традиционно охватывалась предметом криминалистиче- ской техники, остается в том же положении. Кстати, собственно криминалистическую экспертизу (ее предмет, объект, методики проведения и т.д.) и ранее можно было с натяжкой отнести к криминалистической технике. Скорей наоборот - эта техника представляется одним, безусловно важным, но не единственным составляющим криминалистической экспертизы как научной и практической деятельности. Очевидно, что роль криминалистической техники в частной теории криминалистической экспертизы (как частной модели общей теории судебной экспертизы) в основе своей определяется ее исследовательским, экспертным назначением, а соответственно, связанными с ней теоретическими, научными проблемами.

Как уже отмечалось, объектом общей теории судебной экспертизы яв- ляется экспертная практика, практика проведения экспертиз. На долю кри-

оперативно-розыскная деятельность.

252 миналистической техники остается такая важная составляющая, как обеспечение обнаружения, фиксации и изъятия следов преступлений и иных вещественных доказательств, их следственный осмотр (предварительное исследование) с последующим назначением экспертиз. В этой связи можно говорить о наличии определенного совпадения по природе, по источникам развития криминалистической техники и общей теории судебной экспертизы. В самой общей формулировке - это достижения естественных, технических и гуманитарных наук, а также практика реализации их возможностей в решении технико- криминалистических и собственно экспертных задач. Разумеется, особую роль в формировании частных теорий судебной экспертизы играют дос- тижения как базовых наук, так и специализированных (предметных - в интерпретации А.И.Винберга) - криминалистики, судебной медицины, судебной психиатрии, судебной бухгалтерии и т.д.

Как и криминалистика, общая теория судебной экспертизы по своей природе является не комплексной, а интегральной, синтетической отраслью знания, принципиально иного качества, в отличие от отдельных составляющих ее знаний, заимствованных у “материнских” наук, и формирующихся в результате изучения практики проведения отдельных видов экспертиз. Этой теории присущи в определенной мере элементы права, организации. В ней находит отражение то общее, что объединяет все виды и роды судебных экспертиз, способствует ее развитию, а в конечном итоге более эффективному решению задач доказывания не только в уголовном процессе, но и гражданском, арбитражном1.

Анализ вышеизложенного свидетельствует о том, что в настоящее время как закономерность проявляется не только тесное взаимодействие криминалистической техники и судебной экспертизы в форме заимствования идей, отдельных положений, но и предоставления одной наукой свободы действий для другой в изучении ее предмета, объекта и т.п. Особенно плодотворно

253 процесс заимствования знаний из других наук проявился в судебной экспертизе. Использование только физико-технических и математических методов позволило поднять на новую, более качественную ступень экспертные исследования. Это один из наглядных примеров плодотворности интеграции научных знаний, о чем Б.М.Кедров писал еще в середине 60-х годов: «Теперь в отличие от прошлого один объект природы … изучается не одной какой-нибудь наукой, а целым комплексом взаимосвязанных наук»2. В результате изучения этого процесса в области криминалистической техники и судебной экспертизы еще более очевидны их различия. Любое взаимодействие наук не может привести к полному их слиянию. Каждая из них имеет особенности и отличительные черты, на которые нами обращалось внимание ранее. Здесь же представляется необходимым подчеркнуть особенно плодотворное влияние в последние десятилетия судебной экспертизы на криминалистическую технику в связи с процессом ее математизации и кибернетизации.

Под математизацией следует понимать не только применение методов математики в производстве конкретных экспертных исследований, но также внедрение в теорию и практику судебных экспертиз ее понятий и идей, влияющих на характер экспертизы в целом. К помощи математики прибегают тогда, когда наука в своем развитии сталкивается с трудноразрешимыми проблемами, вызванными сложностью объектов исследования. Математиза- ция научного знания трактуется как очень широкое понятие, которым харак- теризуются все возможные пути и формы применения методов и средств ма- тематики для изучения объектов других наук. Вместе с тем математизацию рассматривают как один из наиболее распространенных в науке взглядов формализации, т.е. абстрагирования формы изучаемых объектов от их со- держания, а также обобщения форм различных по содержанию явлений.

1 См.: Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. - М.: Право и закон, 1996; Энциклопедия судебной экспертизы./ Под ред. Т.В.Аверьяновой, Е.Р.Россинской. М.: Норма-Инфра, 1999.

2 Кедров Б.М. О диалектике современного естествознания. // “Коммунист”, 1996.- № 13.- С.54.

254

Сущность математики давно уже не сводится к использованию готового научного аппарата с целью количественной обработки некоторого научного материала или практических данных. В настоящее время понятие матема- тизации науки трактуют, с одной стороны, как процесс усиления эвристиче- ской (творческой) роли математики, возрастание ее участия в развитии поня- тийно-концептуального аппарата различных дисциплин, а с другой - обратное влияние различных отраслей знания на сущность и характер математической науки. Последнее происходит благодаря постановке той или иной областью знания проблем и задач, требующих решения методами и средствами математики.

Как считает Б.В.Гнеденко, «математизация наших знаний состоит не только и не столько в том, чтобы использовать готовые математические методы и результаты, а в том, чтобы находить тот специфический математический подход, а вместе с ним и формальный аппарат, который позволял бы наиболее полно и точно описывать интересующий нас круг явлений, выводить следствие и использовать полученные результаты для практической деятельности»1.

Характерной чертой математизации знаний является возрастание ее практических приложений и, как следствие этого, внутреннее развитие взаи- моотношений теоретической и прикладной математики.

Примеров использования прикладной математики в различных родах экспертиз более чем достаточно. Это и создание специфического математи- ческого аппарата в экспертизе объектов волокнистой природы для установ- ления факта контактного взаимодействия, и математический обсчет частоты встречаемости признаков в почерковедении, дактилоскопии и многое другое. Важно подчеркнуть другое, что в прикладной математике широко использу- ются (в ущерб математической строгости) такие нетрадиционные методы, как эвристика, экспертные оценки, шкалы предпочтения и т.п. Подобные

1 Гнеденко Б.В. Научно-технический прогресс и математизация знания. -М., 1977.- С. 22-23.

255 подходы чрезвычайно ценны как для решения практических экспертных задач, так и для теоретических обобщений (частных теорий) отдельных родов экспертиз. Наряду с упомянутыми выше методами, судебная экспертиза в своих исследованиях повседневно опирается и на такие математические разделы знаний, как теория игр, теория решений, исследования операций и др.

Обращение к математизации в обеих вышеизложенных формах сопро- вождало судебную экспертизу, в особенности криминалистическую, на всех этапах ее развития во второй половине XX века. В судебно- портретной экспертизе это математический обсчет признаков внешности, применение методов проекционной геометрии и др. В судебном почерковедении - использование методов математической статистики. В трасологии - математические способы определения локализации следов, например, отпечатка папиллярных узоров.

Наряду с прикладным использованием математического аппарата приемы математизации находили отражение и в теории, в том числе в общей теории судебных экспертиз.

В развитии научно-исследовательской деятельности и в повышении потенциальных возможностей познания большую роль играет математическая логика. Характерный в этом отношении пример дают исследования в области дактилоскопии. Использование математических методов и компьютерной техники позволило не только усовершенствовать методы и средства дактилоскопической идентификации преступников, но и диагностировать многие их признаки (рост, пол, наличие генетически обусловленных заболеваний и т.п.), решать вопросы спорного отцовства1. Этап математизации, в том числе в криминалистической технике и в судебной экспертизе логически перешел в этап кибернетизации, что признается закономерным в науковедении для всех областей научного знания.

Данная тенденция в науке раскрывается следующим образом: «Кибер- нетизация, - отмечает И.Б.Новик, - это следующий за математизацией важной

1 См.: Статическая дактилоскопия./ Под ред. Л.Г.Эджубова. - М.: РФЦСЭ, 1999.

256 абстрактно-обобщенной характеристики явлений, более глубокий по своей природе. Она намного полнее представляет содержательное знание, более эффективно реализует диалектический синтез последнего со знанием формальным»1.

Прогресс кибернетики и взаимосвязь ее с новейшими разделами мате- матики и такими дисциплинами, как теория информации, общая теория систем, семиотика, теория моделирования, теория классификаций и т.п., не просто влияют на теоретические положения разных областей знаний, но и изменяют стиль научного мышления.

Сказанное справедливо по отношению к криминалистике, криминали- стической технике, криминалистической и иным судебным экспертизам. Под влиянием кибернетики произошло качественное изменение роли техники в экспертном исследовании. Если раньше технические средства служили только выявлению, анализу и сравнению признаков, то теперь они используются и в оценке результатов исследования (определение меры близости количественных показателей признаков профилограмм и др.). Кибернетика позволила не только расширить возможности почти всех видов экспертиз, но и открыла пути для автоматизации экспертизы. Кибернетическая техника дает возможность создавать во всех видах экспертиз специальные информационные системы, которые содержат данные об идентификационном и диагностическом значении признаков, свойствах большинства объектов экспертного исследования, алгоритмических и эвристических способах решения экспертных задач. Такой процесс уже занял прочное место в экспертизе, он расширяет воз- можности давно разработанных традгащонных методов, облегчает математизацию некоторых этапов экспертного исследования и открывает перспективы для их широкой автоматизации. Автоматизация в настоящее время стала уже постоянным и важнейшим направлением судебной экспертизы. Она требует серьезного и планомерного подхода и должна осуществляться в форме дол-

1 Новик И.Б. Синтез знаний и проблема оптимизации научного творчества // Синтез со- временного научного знания.- М.,1973.-С.294-315.

257 говременной научной программы. В рамках этого направления ведутся разработки автоматизированных рабочих мест (АРМ) эксперта.

Изложенные выше проблемы и перспективы их решения применительно к судебной экспертизе трансформируются под задачи и цели криминали- стической техники. Например, компьютерные технологии широко применяются в целях совершенствования криминалистических учетов. Компьютеризация судебной экспертизы существенно расширяет ее возможности в части практической реализации комплексного подхода к исследованиям. Как известно, такой подход отражает взаимодействие наук. На стыке нескольких наук удается открывать новые закономерности и тем самым новые возможности для практической реализации научных разработок.

Комплексный подход позволяет создать более адекватную картину ис- следуемого события, чем разрозненные, обособленные предметные подходы, а это - основной показатель качественности научного исследования. Кроме того, опыт показывает, что для решения задач судебной экспертизы более эффективным оказывается использование комплекса методов и технических средств, без опасения, что эксперты- химики, например, упрекнут экспертов-биологов за применение химических методов и наоборот. В итоге формируются новые области научного знания, открывающие закономерности огромной практической значимости. Комплексность исследования, как правило, реализуется в отношении одного и того же объекта, благодаря чему достигается всесторонность его изучения.

Такая закономерность проявляется многопланово: интеграция научных знаний для создания базисного знания каждого рода (вида) экспертизы и постоянного пополнения этого знания; расширение возможностей исследования уже известных экспертизе объектов на основе создания новых или усовершенствованных ранее разработанных методов; исследование новых объектов, которые ранее не могли быть исследованы.

Изначально криминалистическая техника как раздел криминалистики выполняла методологическую функцию по отношению к судебной эксперти-

258 зе. Криминалистическая техника определила многие положения методологии большинства областей судебно-экспертного знания. По мере их совершенствования произошла и определенная дифференциация в рамках каждого рода (вида) судебных экспертиз. По многим направлениям взаимосвязей криминалистической техники и судебной экспертизы наступал обратный процесс. Технические средства, разработанные уже в экспертизе, широко используются в криминалистической технике. Таким образом, происходит постоянная трансформация теорий и методов.

Завершая данный параграф, отметим, что судебная экспертиза достигла в настоящее время такого уровня развития, когда уже сама может нести методологическую функцию по отношению к криминалистической технике, в особенности ее общая теория. На современном уровне она способна не только синтезировать накопленные знания, но и интегрировать их в единую стройную систему, развивать и совершенствовать эти знания, пополнять их новыми, создавать систему теорий. Наличие общей теории судебной экспертизы и частной теории в данной области позволяет прогнозировать появление науки о судебной экспертизе. Упоминавшиеся ранее учебные дисциплины по судебной экспертизе являются предвестниками ее появления. Наука о судебной экспертизе (именно о всех классах судебных экспертиз, а не о кри- миналистической экспертизе) явится новым системным знанием. На определенном этапе после трансформации теории и методов этой науки, с помощью которых раскрываются закономерности ее развития, осуществляется ее переход в метод познания (точнее, методологию), который влияет как на дальнейшее развитие научных экспертных теорий, так и на совершенствование криминалистической техники.

Что касается в целом взаимосвязей развития криминалистической тех- ники и других разделов криминалистики, результаты анализа которых представлены в данной главе, то именно они в значительной мере предопределили современный уровень развития криминалистики, криминалистических знаний. В конечном итоге можно констатировать, что отечественная крими-

259 налистика достигла того уровня развития, который в основе своей позволяет удовлетворить потребности современной практики раскрытия и расследования преступлений в более активном, действенном использовании научно-технических методов и средств, в решении ее ключевых проблем - расширения и укрепления доказательственной базы по уголовным делам, объективизации процесса доказывания.

Однако реализация в указанных целях возможностей криминалистиче- ской техники во многом зависит от системы организации и правового регулирования ее практического использования, от уровня профессионализма, технико-криминалистической подготовки субъектов раскрытия и расследования преступлений. По существу анализу этих проблем посвящается следующая глава диссертации.

260 ГЛАВА 4. ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КАК ОТРА- ЖЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ И ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОГРЕССА

§ 1. Возможности и потребности общества в развитии криминалистической техники

Возникновение криминалистической техники в специальной литерату- ре, как правило, связывается с бурным развитием промышленного производства, науки и техники на рубеже ХГХ и XX веков, а ее развитие - с последующим НТП.1 Закономерные в этом отношении связи четко прослеживаются на протяжении всей истории развития криминалистики и, прежде всего, криминалистической техники. Сущность таких связей составляют диалектически обусловленные особенности их содержания и проявления, которые были рассмотрены нами в первой и второй главах данной работы.

При этом отмечалась обусловленность возникновения криминалисти- ческой техники, всех ее методов и средств, начиная с середины XIX века, достижениями естественных и технических наук. Не менее показательны в этом отношении факты, характеризующие и дальнейшее развитие криминалистической техники. Очевидно, что без открытий в области газовой хроматографии, масс-спектрометрии, атомного абсорбционного, рентгенострук-

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика и научно-технический прогресс // Труды ВШ МВД СССР. Вып.34. - М., 1973; Гончаренко В.И. Научно-технические средства в следственной практике. - Киев, 1984; Криминалистика социалистических стран. / Под ред. В.Я.Колдина. - М.: Юридическая литература, 1986; Крылов И.Ф. В мире криминалистики. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1989; Лейстер Л., Буйташ. Химия в криминалистике./ Пер. с венг. М.: Мир, 1990; Поль К.Д. Естественно-научная криминалистика. - М.: Юридическая литература, 1985; Торвальд Ю. Сто лет криминалистике./ Пер. с нем. - М.: Прогресс, 1974; его же. Криминалистика сегодня: развитие судебной одорологии. М.: Юридическая литература, 1980; Ши-канов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. - Иркутск: ИГУ им. А.А.Жданова, 1978; Эксархопуло А.А. Основы криминалистической теории. - Спб.: Изд-во Спб. ГУ, 1992. и др.

261 турного и тому подобных методов анализа, без создания соответствующей техники криминалисты не имели бы сегодня в своем распоряжении высокочувствительные инструментальные средства исследования следов преступлений и иных вещественных доказательств. Более того, сейчас просто невозможно переоценить значение в развитии криминалистической техники достижений в области электроники, кибернетики, информатики. Уже реально обозначаются колоссальные, возможности в арсенале криминалистов на пути практического освоения совсем недавно открытого биологами метода ДНК-тестирования.

Однако сами по себе научно-технические достижения, а затем и научно- технический прогресс нельзя рассматривать иначе как в контексте обще- ственного прогресса. Определенный уровень развития общества и общественных отношений дали простор для развития науки и техники, вместе с тем эволюционизировали понимание обществом серьезности проблем борьбы с преступностью. Криминалистическая техника возникла и получила свое развитие тогда и постольку, когда и поскольку была по объективным причинам востребована обществом. В качестве такой причины в криминалистической литературе, как правило, обозначается рост преступности и необходимость активизации борьбы с ней.

Однако при этом упускаются из вида, остаются без внимания кримина- листов факторы, в целом характеризующие общественный прогресс и в основе своей предопределившие возникновение и развитие криминалистической техники и в целом криминалистики. Преступность как негативное социальное явление лишь один из таких факторов, причем также обусловленных особенностями социально-экономического развития общества.

Действительно, начиная с середины XIX века, во многих странах, ставших на путь капиталистического производства, отмечается все более тревожащий общество рост преступности. В России в 1911 году она в 34 раза

262 превышала уровень 1850 года1. Во Франции с 1840 по 1885 год преступность увеличилась в 7 раз, в Париже за 15 лет (1857-1882 гг.) количество «кровавых преступлений» - убийств, только по которым преступники были установлены и осуждены, возросло более чем в 3 раза. Темпы роста преступности стали заметно превышать темпы роста населения2.

Все это было следствием резкого увеличения городского и сокращения сельского населения, его возрастающей миграции, обнищания, неустроенно- сти, что само по себе было обусловлено более глубинными и масштабными процессами, происходящими в социально-экономической жизни общества. Это было время не только бурного развития науки, техники, промышленного производства, но и коренных буржуазно-демократических преобразований.

Научно-технический прогресс, будучи диалектически неразрывно связан с социальным, общественным прогрессом, проявляется крайне противоречиво с точки зрения безопасности и интересов развития общества. Его достижения, пути и формы их реализации предоставляют по существу неограниченные возможности поступательного развития общества, а вместе с тем реально угрожают самому его существованию и в целом жизни на Земле. Такая угроза исходит, прежде всего, от конъюнктурного, корыстно- эгоистичного, а порой просто преступного использования достижений науки и техники в самых разнообразных сферах человеческой деятельности: науч- ной, хозяйственной, военной и т.п.3 Вместе с тем только общество в своем развитии, в вечной борьбе за свое выживание и процветание, выступая и «за- казчиком», и «потребителем» достижений науки и техники, определяет пре- делы возможного и допустимого из того, что дает ему научно-технический прогресс. Важную роль при этом играет накопленный обществом историче- ский опыт его социально-экономического развития, обеспечения своей безо-

1 См.: Миронов Б.Н. Преступность и ее причины в дореволюционной России в XIX - нача ле XX века // Отечественная история, -М., 1998.- №1.- С.39.

2 См.: Тардъ Г. Преступность и преступление./ Подь ред. М.Н.Гернета. - М., 1906.- С.209- 215.

3 См., например, Исаченко И.И., Кочетков Г.Б., Могилевский И.М. Наука и техника про тив человека.- М: “Мысль”, 1985.

263 пасности, борьбы за выживание. Опыт, который более чем убедительно свидетельствует, что с борьбу преступностью следует рассматривать не иначе как в аспекте общественного прогресса.

Прослеживая особенности этого процесса и его влияния на возникно- вение криминалистики и криминалистической техники, А.Ф.Волынский отмечает: «Общество, избирая путь демократического развития, все острей испытывало потребность в обеспечении своей безопасности не только от преступности, но и произвола властей. Его не могли больше устраивать бесчеловечные методы и средства борьбы с преступностью и инквизиторские суды по праву сильного, оно все настойчивей искало более гуманные, а вместе с тем и более эффективные способы борьбы с этим социальным злом»1.

В России возникновение и развитие подобных идей связывается с име- нами разночинцев - людей “разного чина и звания”, получивших образование и оторвавшихся от своей социальной среды. В частности, в их числе были В.Г.Белинский, Н.Г.Чернышевский, под влиянием идей которых формировались взгляды видных юристов и иных служителей правосудия второй половины XIX века (В.А.Владимиров, В.К.Случевский, Н.Н.Рогозин, И.Я.Фойницкий, А.Ф.Кони, Ф.Н.Плевако, Е.Ф.Буринский, СНТрегубов и др.), проводилась судебная реформа 1864 года.

Судебной реформой, как известно, была отменена сословная судебная система и взят курс на формирование ее буржуазно-демократических институтов (введение суда присяжных, элементов состязательности в уголовном судопроизводстве, использование помощи сведущих лиц и т.д.). Будучи следствием глубочайших социально-экономических изменений, назревших в России к середине XIX века, судебная реформа сама проявилась, как важнейшее исторической значимости событие на пути формирования демокра-тических принципов уголовного судопроизводства . В рамках этой реформы

1 Волынский А.Ф. Указ.дисс- С. 14.

2 См.,например, Виленский Б.В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 г. в Рос сии. - Саратов, 1963; Верещагина А.В. Реформа уголовной юстиции 1864 г. и ее значение

264 отменялась уголовная регистрация преступников путем их клеймения и калечения, делалась ставка на современные научно-технические методы и средства решения подобных задач; открывался правовой простор для использования таких методов и средств в целях собирания, исследования и использования доказательств, для формирования организационных основ «научного доказывания»1.

Следует заметить, что в уголовно-процессуальной и криминалистиче- ской литературе советского периода идея «научного доказывания» была подвергнута остракизму и воспринималась только критически, как изобретение буржуазной Фемиды. Причем нередко она толковалась в плане противопоставления научно-технических средств иным средствам доказывания и рассматривалась с позиции возможной фальсификации доказательств.

Подобные аргументы, по меньшей мере, вызывают удивление. Во- первых, проявившиеся в истории криминалистики факты фальсификации доказательств с помощью научно-технических средств единичны. Это всего лишь случаи. Между тем система доказывания должна ориентироваться не на отдельные случаи, а на закономерности. Во- вторых, закономерность проявляется в том, как указывалось ранее, что каждый третий - четвертый свидетель и потерпевший в процессе следствия изменяют свои показания, проще говоря, лгут. Однако в этой связи ни у кого не возникает и мысли о том, чтобы исключить из числа средств доказывания допрос и очную ставку или хотя бы выражать им недоверие как средству доказывания. В-третьих, мы полагаем, что есть все основания утверждать наличие взаимосвязи, с одной стороны, критики «научного доказывания», а с другой - абсолютизации «царицы доказательств» - личного признания подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Последствия проявления этих крайностей в уголовном судопроизводстве на определенном историческом этапе нашей страны общеизвестны.

для преобразования уголовного процесса Российской Федерации: Авто- ре*, дисс.. .канд.юрид.наук. - М., 1993.

265 Нам представляется, что в основе критики «научного доказывания» была идеология. До советского периода в работах ученых-юристов негативного отношения к научному доказьгеанию не отмечается. Более того, этот термин использовался ими в аспекте краткого и образного обозначения деятельности по использованию достижений науки и техники в целях собирания и исследования доказательств2. Полагаем, что в этом смысле он имеет право на существование и в настоящее время. Проблема научного доказывания гораздо масштабней и значительней, чем она представляется его критикам. Речь идет о разумном сочетании в системе средств доказывания в уголовном процессе вербальной и материальной криминалистически значимой ин- формации. «Научное доказывание», по нашему мнению, в такой же мере имеет право на существование в качестве комплекса средств получения доказательств как и материальные следы преступлений в качестве ее носителей. Следовательно, важнее не противопоставлять названные средства доказывания и полученные с их помощью доказательства, а определять систему их взаимодополнения, взаимообогащения в решении задач раскрытия и расследования преступлений.

Неразрывная связь возникновения и развития криминалистики с обще- ственным прогрессом прослеживается в сопоставлении и таких фактов: преступность и борьба с ней - явления такие же древние, как государство и право, а криминалистика возникла в ее современном представлении немногим более 100 лет назад. Значит не просто преступность сама по себе, а формы ее проявления, степень ее общественной опасности, осознание такой опасности обществом оказались в основе его мотивации необходимости создания науки для обеспечения борьбы с ней, т.е. того, что сегодня представляет собой криминалистика.

1 См.: Головачев А.А. Десять лет реформ. 1861-1871. - СПб., 1872.

2 См.,например: Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы. - СПб., 1914.; Судебная ре форма./ Под ред.Н.В.Давыдова и Н.Н.Полянского. - М., 1914.; Джаншиев Г.А. Основы су дебной реформы. - М., 1891 и др.работы.

266 Вне связи с общественным прогрессом нельзя представить, а тем более понять закономерности развития криминалистики как науки о раскрытии и расследовании преступлений и в современных условиях жизни общества. При этом научно-технический прогресс, как и прежде, играет решающую роль в формировании возможностей криминалистики, в совершенствовании имеющихся и в создании новых ее методов и средств. Однако реализуются такие возможности в условиях и под влиянием уже новых объективных и субъективных факторов, к которым относятся социально-экономические отношения и условия жизни общества, формы власти, религия, обычаи, традиции, право, правовая культура населения и т.п. Это те факторы, которые ока- зывают непосредственное влияние на формирование общественного сознания, в частности, понимания обществом реальной угрозы со стороны преступности, возрастающей ее опасности, а вместе с тем необходимости зако-нопослушания граждан, их готовности при необходимости добровольно пойти на ограничение своих конституционных прав и свобод в интересах борьбы с преступностью.

К этому следует добавить, что некоторые составляющие общественного прогресса охватываются и такими понятиями, как идеология, политика, которые, в свою очередь, являются формами его выражения. Именно поэтому в разных государствах в одном и том же историческом отрезке времени возможности научно-технического прогресса в борьбе с преступностью используются по-разному. При этом отмечается ряд закономерно проявляющихся противоречий, например:

  • чем ниже уровень социально-экономического развития общества, тем более оно криминализировано, тем в большей мере оно нуждается в использовании современных достижений науки и техники в борьбе с преступностью, однако тем меньше у него для этого возможностей;
  • чем более «преступно» общество, чем ниже уровень его правовой культуры, правосознания и законопослушания граждан, тем серьезней, а в лице отдельных его членов воинственней неприятие, отрицание всего нового

267 и действенного в борьбе с преступностью, а особенно научно- технических методов и средств;

  • чем более жестоки тоталитарные формы правления в обществе, тем ниже уровень преступности (подавляемой грубой силой), но тем меньше уделяется внимания возможностям науки и техники в борьбе с ней, тем хуже и медленнее обеспечиваются различные правоохранительные органы соответствующими методами и средствами1.

Самое непосредственное влияние на проявление этих закономерностей и разрешение обусловливаемых ими противоречий оказывают факторы идеологического и политического характера. Ранее в советской криминалистике об этом не принято было говорить. Между тем никто не отрицает и даже не подвергает сомнению влияние идеологии и политики на развитие не только экономики, но и права, науки, техники. А состояние последних предопределяет возможности и особенности развития отдельных отраслей науки (криминалистическая техника и в целом криминалистика в этом отношении не исключение). Наглядные тому примеры - «разоблачение» в свое время, явно с идеологических позиций, «морганистской генетики», «лжекибернетики» и других «изобретений аппологетов буржуазной науки», которые крайне отри- цательно повлияли на развитие отечественной науки и техники, а следовательно, и криминалистики. С позиций идеологии и политики определяются приоритеты в научных разработках, особенности их организации, финансирования и т.п.2.

При этом следует иметь в виду, что влияние идеологии и политики на развитии криминалистики проявляется не только в глобальном масштабе, но и узко отраслевом, например, в форме государственной научно-технической политики в борьбе с преступностью или в и идеологии компьютеризации

1 См.: Волынский А.Ф., Волынский В.А. Криминалистика и общественный прогресс. / Правовая наука на рубеже XXI столетия: Сборник научных трудов.- Омск: Омская акаде мия МВД РФ, 2000.-С. 190.

2 Эти проблемы весьма обстоятельно анализируются в трудах ведущих отечественных ученых, в частности, академиков Н.Н.Моисеева, Г.С.Поспелова и др. См., например, Мои сеев Н.Н. Социализм и информатика. - М., 1988.

268 правоохранительных органов. Что собой представляют разработки такой политики и идеологии, имеются ли они вообще - это другой вопрос, но объективное их существование - факт очевидный, как и их взаимосвязь с «большой» политикой и идеологией.

В данной взаимосвязи как раз и проявились откровенно идеологизиро- ванные положения советской криминалистики. Об этом убедительно свидетельствуют дискуссии 30-х годов XX века о предмете, структуре советской криминалистики и методике расследования преступлений, в частности, нашумевшие в то время публикации П.Н.Тарасова- Радионова, Б.М.Шавера1. В главе «Предмет, метод и задачи методики отдельных видов преступлений» учебника по криминалистике (1938 г.) идея «классового подхода» выражается, что называется, открытым текстом: «Научная разработка методики возможна только в условиях диктатуры пролетариата … Буржуазные криминалисты, не будучи в состоянии идти дальше идеологии своего класса, вынуждены ограничить разработку частной методики изложением отдельных технических приемов»2 и т.д. Даже дактилоскопия представлялась как средство «преследования империалистами прогрессивных и революционных сил» (Юридический словарь, 1953). А чем, как не идеологией, объясняется тот факт, что вплоть до 90-х годов XX века практически не было ни одного учебника по криминалистике, авторы которых не посчитали бы необходимым покритиковать «реакционную сущность буржуазной криминалистики».3. В духе классовой идеологии данной проблеме посвящались отдельные издания и диссертационные исследования4. Разумеется, мы далеки от мысли в чем-то упрекнуть авторов таких работ. Хотя, отметим, что реакционной никакая

1 См.: Тарасов-Радионов П.Н. Следственный эксперимент // Материалы учебной конфе ренции следователей прокуратуры СССР./ Под ред. А.Я.Вышинского. - М, 1937; Б.М.Шавер. «Об основных принципах частной методики» // Социалистическая закон ность. 1938.- №1; Предмет и метод советской криминалистики. Там же.- №6.

2 Криминалистика./ Под ред. А.Я.Вышинского. - М., 1938.- С.5-6.

3 См.: Волынский А.Ф. Указ. дисс- С. 18.

4 См. например, Митричев СП. Реакционная сущность буржуазной криминалистики. - М: ВЮЗИ, 1995; Винберг А.И. К истории криминалистических учреждений. - М: ВЮА, 1948.

269 наука (если это действительно наука) быть не может. Другое дело, что ее возможности, ее достижения могут использоваться в целях и прогресса, и реакции. Но это уже практически не зависит от ученых.

А.Ф.Волынский усматривает влияние идеологии и в дискуссии по по- воду природы криминалистики, которая до начала 90-х годов XX века представлялась не иначе как сугубо правовой. Хотя и тогда никто из криминалистов не отрицал, что одним из важнейших источников ее развития были и остаются достижения естественных и технических наук. Особенно наглядно это проявляется в развитии криминалистической техники (фотографии, трасологии, баллистики и других ее отраслей). «С идеологической точки зрения, - пишет А.Ф.Волынский, - представлялось, что только правовая по своей природе наука может обеспечить законность в строго правовой сфере деятельности (одно из преимуществ перед буржуазной криминалистикой)»1. Далее отмечается, что подобные догмы не могли реально влиять на состояние законности, разве что теоретически «прикрывали издержки» в ее соблюдении. Данное суждение, по нашему мнению, имеет право на существование. И не только потому, что доводы в пользу правовой природы криминалистики оказались далеко небезупречны. Их суть сводилась по существу к одностороннему правовому толкованию процесса развития криминалистики и низведению роли естественных и технических наук до второстепенного, частного, локального явления. При этом, судя по всему, не придавалось должного значения очевидному факту, что сфера применения криминалистических знаний и источники их формирования - совершенно разные вещи, что гарантии законности в борьбе с преступностью обеспечиваются механизмом реализации возможностей криминалистики, а не их природой или источниками формирования.

Из той же серии более свежий и не менее показательный пример. В со- ветской публицистической, пропагандистской литературе уже 80-х годов, когда правоохранительные органы ряда зарубежных стран стали активно ос-

1 Волынский А.Ф. Указ.дисс- С. 18.

270 ваивать в борьбе с преступностью средства автоматизации и вычислительной техники, современные информационные технологии, это явление преподносилось не иначе как «кибернадзор», «компьютерная слежка», «электронная диктатура», разумеется, направленные на борьбу с прогрессивными силами общества1.

Все это сегодня можно объяснить, по крайней мере, двумя обстоятель- ствами. Первое: хотя в 80-е годы «лжекибернетику» уже никто не разоблачал, но уровень развития компьютерной техники в нашей стране оставался настолько низок, что пропаганда ее возможностей в борьбе с преступностью, тем более со ссылкой на «буржуазный опыт» умаляла бы «преимущества социализма». И второе: криминогенная обстановка в нашей стране в то время еще не была столь тревожной, как сейчас. Иначе говоря, и возможности внедрения такой техники в практику борьбы с преступностью, и потребности в ней правоохранительных органов обусловили ситуацию, удобную для идеологического постулата: «У нас нет, но нам и не надо, а то, что делается у них - ужасно». Тогда, естественно, мало кто задумывался, с какой преступностью нам придется иметь дело уже в недалеком будущем, и какую роль при этом будут играть современные информационные технологии - «нервы общества».

О подобных фактах и их влиянии на развитие криминалистической техники приходится говорить не только потому, что это во многом поучительная история, но и потому, что они проявляются и в настоящее время. Примером может служить огульная критика «паракриминалистики», обвинение в лженаучности полиграфоскопических методов и научной необоснованности одорологии и т.п. Причем такая критика, основана скорее на инерции прошлого, на предубеждениях, а не на анализе научной состоятельности,

1 См., например, Батурин Ю.М. Право и политика в компьютерном круге. - М.: Наука. 1987.-С.71-85.

271 возможностей указанных средств и объективной необходимости применения их в целях раскрытия и расследования преступлений1.

Влияние фактора идеологии и политики, да и в целом общественного прогресса на развитие криминалистической техники наглядно прослеживает- ся в законодательном обеспечении борьбы с преступностью и, в частности, в использовании в этих целях научно-технических методов и средств. Так, после опубликования Г.Фолдсом статьи о феномене пальцевых отпечатков (1880 г.), английскому парламенту потребовалось около двух десятков лет, чтобы законодательно признать дактилоскопию как метод регистрации пре- ступников и средство доказывания в уголовном процессе. В России на это потребовалось еще десяток лет (1906 г.). И это при тех скромных средствах коммуникаций, которые были на рубеже XIX и XX веков. Только в 1998 году Государственная Дума приняла закон о дактилоскопической регистрации на- селения, тогда как в ряде зарубежных стран эта дарованная самой природой возможность поиска и идентификации человека была реализована в деятель- ности правоохранительных органов еще в начале 20-х годов XX столетия.

Кстати, на примере дактилоскопии наглядно прослеживается влияние общественного прогресса на развитие криминалистической техники и наобо- рот. В частности, В.О.Петросян справедливо заметил, что было бы ошибочно возможности дактилоскопии связывать только с проблемой борьбы с пре- ступностью. Это пока что незаменимое средство решения и таких социально важных задач, как розыск без вести пропавших граждан, идентификация тру- пов неизвестных лиц, в том числе погибших в результате техногенных ката- строф, аварий, боевых действий и т.п.2 К этому можно добавить пальмоско- пию как действенное средство, исключающее подмену детей в родильных домах.

1 Наиболее откровенно подобная критика излагается в работе В.М.Ларина «Криминали стика и паракриминалистика».- М.,1996.

2 См.: Петросян В.О. Использование криминалистических методов и средств в розыске без вести пропавших граждан: Дисс… канд. юрид.наук. - М.: ЮИ МВД РФ, 1998.- С.75.

272 Советский, а затем и российский законодатель, начиная с 60-х годов прошлого века и до сих пор, не может решить «проблему» использования видеозаписи в уголовном процессе (хотя киносъемку и звукозапись - слагаемые видеозаписи - закон признает). Фактически этого же времени не хватило нашим законодателям, чтобы развеять сомнения в научной состоятельности одорологии, кстати, разработанной отечественными криминалистами и широко применяемой как средство доказывания в ряде зарубежных стран1.

В данном отношении показателен факт появления и сохранения до сих пор в УПК РСФСР п.З «а» ст.67, запрещающего специалистам-кримина- листам, участвовавшим в осмотрах мест происшествия, проводить по тому же делу экспертизы. И это в то время, когда зарубежные криминалисты организуют свою работу в режиме постоянного технико- криминалистического сопровождения раскрытия и расследования преступлений, в том числе с участием одних и тех же специалистов.

Кстати, следует отметить, что указанное дополнение к ст.67 УПК РСФСР было принято по инициативе Министерства юстиции РСФСР - явно в угоду амбициозным претензиям руководителей этого министерства и подчиненной ему системы судебно-экспертных учреждений, без учета их реальных возможностей и потребностей практики борьбы с преступностью. Впрочем, это министерство раскрытием и расследованием преступлений никогда не занималось. А.Ф.Волынский отмечает, что в то время в системе Минюста по всей стране действовало немногим более 50 судебно-экспертных лабораторий и несколько республиканских НИИ судебных экспертиз, на долю которых приходилось менее 10% проводимых в стране криминалистических экспертиз2. Важное значение в принятии подобного решения имел и тот факт, что к тому времени ЦК КПСС и советское правительство еще только избавлялись от иллюзий обеспечить борьбу с преступностью силами общест-

1 См.: Имре Кертес. Криминалистическая техника в развитых капиталистических странах. /Пер. с венгерского. - М., 1989.

2 См.: Волынский А.Ф. Указ.дисс- C.2L

273 венности и народных дружинников, еще только предполагалось восстановить ранее ликвидированное министерство внутренних дел страны.

Подобные факты, по нашему мнению, правомерно рассматривать как своеобразный подарок отечественного законодателя преступности, теперь уже не только «своей», доморощенной, но и международной. Разумеется, мы не склонны усматривать в этом чей-то злой умысел, но и не находим удовлетворительным объяснение со ссылкой на традиционный консерватизм законодателя. Причины таких фактов много сложней. Они коренятся в противоречиях науки, техники, общества и человека, т.е. научно-технического и общественного прогресса. Человек, его природа изменяются не так быстро, как наука и техника. К тому же и общество тратит значительное время, порой ис- числяемое десятилетиями, на то, чтобы осознать реальные общественно полезные достижения науки и техники, найти пути их применения в практике борьбы с преступностью, наконец, законодательно обеспечить реализацию их возможностей. Важное значение при этом имеют социально-экономическое состояние общества, правовое сознание, правовая культура граждан и другие факторы.

В условиях нащей страны на эти факторы оказывает влияние историче- ский опыт, «наследие прошлого», в частности, факты беззакония и массовых репрессий. Поэтому нередко даже ученые-юристы усматривают опасность в укреплении правоохранительных органов, в их оснащении современными методами и средствами борьбы с преступностью. При этом сторонники подобных мер «предупреждения беззакония», как справедливо отмечают А.Ф.Волынский, В.Ф.Статкус и другие криминалисты, судя по всему, не учитывают, что:

а) репрессии были развязаны по идеологическим и политическим мо тивам высшей государственной властью, а не правоохранительными органа ми;

б) уголовная преступность всегда и всюду выступает как самое грубое и массовое нарушение законности, ущемления законных прав и свобод граж-

274 дан. С этой точки зрения преступный террор мало чем отличается от государственного террора, разве что еще в большей мере угрожает целостности государства, его политической и экономической безопасности;

в) научно-техническим методам и средствам борьбы с преступностью в современном обществе, в условиях научно-технического прогресса попросту нет альтернативы. Интеллектуализированной, технически хорошо оснащен ной, вооруженной, организованной преступности объективно необходимо противопоставить адекватные методы и средства борьбы с ней;

г) основу законности в борьбе с преступностью определяет закон, соот ветствующий реалиям жизни общества. Законом определяются пределы воз можного и допустимого в борьбе с преступностью. Но в конечном итоге, по образному выражению Чарльза Сакаби (США), парадокс заключается в том, что «мы имеем дело с преступностью XXI века и законами ХГХ века»1. Ана логичного мнения придерживаются и отечественные юристы. «Характер и методы правового регулирования все это время оставались в сущности доин- дустриальными. На все запросы времени право отвечало поразительно одно образным, с давних пор известным способом … - выпуском очередных томов нормативно-правовых актов». И далее: «… право в целом остается малопод вижным, с ослабленной реактивностью и способностью отвечать на новей шие вопросы жизни»2.

Изучая эту, чрезвычайно сложную и в такой же мере актуальную про- блему, создается впечатление, что законодателя настораживает не только и не столько перспектива нарушения законности правоохранительными органами, тем более в части использования достижений науки и техники в борьбе с преступностью, сколько их возрастающая возможность способствовать установлению фактов неуважения к закону любого лица вне зависимости от его материального состояния и положения в обществе. Это подтверждается и

1 Цитируется по работе Волынского А.Ф. Указ. дисс. С.41. См. также: Статкус В.Ф. Новые условия требуют новых решений. // Профессиональная подготовка кадров в учебных заве- дениях МВД России: проблемы, пути их решения. - М.; ЮИ МВД РФДООО.- С.21-26.

275 фактом существования в законодательных органах людей и даже групп, ло-бирующих сомнительные, далеко не общественно значимые интересы. В «преступном обществе» (об этом пишут и отечественные, и зарубежные криминологи) соответствующие и законодатели, и законы.

Именно поэтому есть все основания утверждать, что преступность се- годня бросает вызов не столько правоохранительным органам, сколько современной правовой системе борьбы с ней. Формирующиеся в нашей стране новые социально-экономические отношения дают простор не только созидательным, но и разрушительным (преступным по отношению к интересам общества и человека) силам. Это обстоятельство пока не учитывается в законах, регламентирующих деятельность правоохранительных органов, в том числе касающихся использования ими в борьбе с преступностью современных достижений науки и техники.

Наглядной иллюстрацией этому является разработка нового УПК РФ - основного законодательного акта, регламентирующего процесс раскрытия и расследования преступлений. В части использования специальных познаний и криминалистической техники в раскрытии и расследовании преступлений обращает на себя следующее:

а) соответствующие положения почти дословно переписаны из УПК РСФСР (1961 г.). Можно только предполагать, что в этом факте проявились консерватизм взглядов или некомпетентность авторов проекта, а возможно то и другое. Очевидно только одно - авторы не проанализировали, не оцени ли и не учли современные особенности преступности и практики борьбы с ней;

б) в проекте, как и в действующем УПК РСФСР, перечень допускае мых в уголовном процессе научно-технических методов и средств, причем различный по содержанию, дается во многих статьях, регламентирующих порядок проведения отдельных следственных действий. Например, при ос-

2 Влияние научно-технического прогресса на юридическую жизнь./ Под ред. Ю.М.Батурина. - М.: Юридическая литература, 1988.- С. 19, 29.

276 мотре места происшествия применяется фотосъемка, звуко-, видеозапись и т.д., при проведении обыска, следственного эксперимента - киносъемка (которая на практике уже давно не применяется), а при проведении очной ставки, выемки, проверки показаний на месте возможность применения указанных средств вообще не упоминается. Хотя очевидно, что криминалистические методы и средства применяются не только при проведении отдельных следственных действий, а в целом в процессе следствия и дознания;

в) реальностью практики борьбы с преступностью сегодня стала ком- пьютерная техника и как средство совершения преступлений, и как объект преступного посягательства, и, конечно же, как средство, используемое в раскрытии и расследовании преступлений (подробно возникающие в связи с этим проблемы мы рассмотрим несколько позже), но в проекте УПК эта техника всего лишь упоминается. Между тем это не только носитель криминалистически значимой информации, но и средство ее передачи, обнаружения, фиксации и исследования1.

Ученые-криминалисты уже давно и убедительно доказали, что в УПК следует регламентировать принципы допустимости научно-технических методов и средств в уголовном судопроизводстве. Любые попытки излагать их формальный перечень в этом законе - барьер на пути научно-технического прогресса в борьбе с преступностью2.

В дискуссиях по вопросу о новом УПК РФ нередко можно услышать ссылки на необходимость «уважения» сложившихся в нашей уголовно- процессуальной науке традиций, обычаев, исторически сформировавшейся отечественной правовой системы. Не возражая в принципе, заметим, что было бы еще большей опшбкой не учитывать при этом реалии современной жизни общества, состояние преступности и особенности борьбы с ней. Та же история свидетельствует, что многие страны, имея на определенном этапе

1 См., например, Ищенко Е.П. ЭВМ в криминалистике, - Свердловск юрид. ин-т., 1987; Гаврилин Ю.В. Расследование неправомерного доступа к компьютерной информации: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - М: ЮИ МВД РФ, 2000.

277 своего развития иные правовые системы, обычаи, традиции и переживая нечто подобное тому, что сейчас происходит в нашей стране, все-таки нашли в себе интеллектуальные силы оценить реальную опасность преступности и создать принципиально новые или коренным образом реформировать прежние уголовно-процессуальные правовые системы. Им, в отличие