lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Оленюк, Николай Романович. - Деятельность органов дознания в таможенной службе Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Владивосток, 2002 184 с. РГБ ОД, 61:02- 12/1100-6

Posted in:

у

Мин исте рств о обра зова ния 1Рос еийе кой Фед ерац ии^

Дал ьнев осто чны й госу дарс твен ный уни верс итет

Юр иди ческ ий инст итут

На права х рукоп иси

Оле нюк Ник олай Рома нови ч

Дея тель ност ь орга нов дозн ания в там оже нно й слу жбе

Росс ийс кой Фед ерац ии

Спец иальн ость: 12.00 .09 - уголо вный проц есс; крим инал истик а и судеб ная экспе ртиза ; опера тивно - розы скной деяте льнос ти.

Диссе ртаци я

на соиск ание учено й степе ни

канди дата юрид ическ их наук.

Науч ный руко води тель: докто р юрид ическ их наук Заслу женн ый юрис т Еоесй йской Феде раци и проф ессор Д.А. Турч ин

/’J?

Вла диво сток 2002

2 Оглавление

Введение 3

Глава 1. Правовые основы деятельности таможенных органов дознания.

§ 1 Характеристика правовой основы таможенных органов 12

§ 2. Правовые основы деятельности таможенных органов 28

§ 3. Проблемы применения мер наказания за нарушение таможенных

правил 40

Глава 2. Таможенная система, как орган дознания.

§ 1. Понятие, задачи и методы органа дознания 59

§ 2. Сущность познавательной и удостоверительной деятельности

дознавателя в таможенных органах 79

Глава 3. Поисковая сущность деятельности таможенных

органов. § 1. Таможенные поисковые меры в свете методов криминалистики. 117 § 2. Оперативно-розыскная деятельность, как составляющая

поисковых мер 138

§ 3. Криминалистическое и информационное обеспечение

таможенных органов 157

Заключение 172

Литература 176

3 Введение

Аюуальность темы исследования. Становление в России новых экономических отношений повлекло за собой необходимость создания новой правовой реформы и, в частности, осуществления судебно- правовой Концепции, которая явилась бы важной основой на пути формирования правового государства. Потребность в решении этой задачи становится все более острой потому, что в период перестроечных экономических преобразований произошло активное развитие негосударственного экономического сектора с его специфическими особенностями отношений включая внешнеэкономические. В сферу этой деятельности пришло большое количество людей, в том числе с криминальным прошлым или криминальными убеждениями и взглядами на возможность быстрого обогащения без соответствующего вклада личного труда и общественно полезных способностей.

Государство в лице законодательной и исполнительной властей принимает активные меры по изданию многочисленных законов и подзаконных актов, направленных на стабилизацию надлежащих экономических связей в области производства, торговли, собственности и по вопросам прав граждан. Но многоплановая законодательная деятельность не всегда приносила положительные результаты. Многие законодательные нормы, особенно принятые в первые годы перестройки, не отвечают высоким требованиям государственности и правовой логике.

Ошибками в законодательстве умело пользуются антигосударственные и антиобщественные элементы, которые в последние годы создают организованные сообщества, втягивая в свои ряды не только рядовых честных граждан, но и правопослушных предпринимателей, а также должностных лиц государственных и муниципальных учреждений. У них достаточно сил и средств, чтобы выступать против государственных устоев и

4

интересов. К сожалению, они иногда добиваются поставленных целей, Задача состоит в том, чтобы создать надежный заслон указанным криминальным элементам.

Как нам представляется, важнейшими мерами в данном случае являются, во- первых, разработка высококачественных законодательных актов, исключающих возможность неправильного толкования и понимания их правоохранительными органами и гражданами. Во-вторых, необходимо создание надежных механизмов реализации законодательных актов. Приходится констатировать тот факт, что многие существующие законы не обеспечены эффективными мерами их применения на практике и потому зачастую носят декларативный характер.

Настойчивости и профессионализму преступников и прочих правонарушителей в таможенной сфере не всегда противостоит сплоченность и адекватный профессионализм должностных лиц таможенных органов. При этом борьба с таможенными преступлениями осложняется тем, что в числе правонарушителей все чаще встречаются «белые воротнички» - люди, имеющие хорошее образование, склонные к анализу экономических и правовых ситуаций, умело организующие совершение преступлений с учетом существующего несовершенства действующего таможенного

законодательства и слабой организацией таможенных органов.

Недостаточная разработанность нормативного и криминалистического аспекта в области борьбы с таможенными правонарушениями, постоянно возникающие дискуссии о противоречивой правовой базе в деятельности таможенных органов, по причине несовершенства Таможенного кодекса Российской Федерации, принятого в начале перестроечного периода (1993 г.) ослабевают правоохранительные позиции таможенных органов, все чаще приводят к тупиковым ситуациям в их деятельности. Методические рекомендации по расследованию таможенных преступлений практически отсутствуют. Все эти аспекты указывают на многоплановые проблемы деятельности таможенных
органов и необходимости теоретических

5

исследований, способствующих повышению качества
деятельности таможенных органов.

Осуществляя контроль за перемещением товара через государственную границу, таможенная служба должна обеспечивать исполнение законодательства Российской Федерации, международных договоров, участником которых является наше государство, направленных на защиту его экономических интересов. Защита экономической безопасности - основная задача, которую обязаны успешно решать таможенные органы. Ее реализация, с одной стороны, возможна только при условии соблюдения лицами, пересекающими государственную границу, существующих норм права. С другой стороны, при условии, когда деятельность таможенных органов будет строго основываться на системе целенаправленного законодательства, станет возможным более эффективно реализовывать их функции с успешным решением поставленных задач.

Все эти и другие проблемы, указанные ниже, обусловили выбор темы диссертационного исследования и актуальность ее содержания.

Объектом исследования является деятельность таможенных органов Российской Федерации и, в частности, орган дознания как один из важных компонентов таможенной системы, его правовой статус, выполняемые функции и задачи, взаимосвязь в общей структуре с другими подразделениями, а также отличие дознания таможенных органов от зарубежных, поскольку это отличие образует специфические черты отечественной таможни, выполняющей сложные экономические функции. При этом вскрывались недостатки в правовой регламентации таможни и рассматривались возможности совершенствования таможенного законодательства, придавалось более широкое значение органу дознания в понимании его двойственного общепринятого назначения в качестве органа расследования и органа оперативно- розыскной деятельности.

Предметом исследования являются закономерности формирования и развития таможенного законодательства, в нормах которого нашел лишь

6

незначительное отражение институт ведомственного органа дознания, не получивший в теоретическом аспекте и практической деятельности достаточно глубокого развития и обоснования, как необходимого органа, имеющего значительные возможности в деле выявления обычных правонарушений и преступных проявлений при перемещении товаров и других ценностей через таможенную границу.

Цели и задачи исследования - разработать положения, раскрывающие причины таможенных правонарушений, указать на существующие недостатки в действующем Таможенном кодексе с тем, чтобы они были учтены в новой редакции. Кроме того, предложен ряд организационных мероприятий, позволяющих усилить правоохранительные позиции таможенных органов, как органов дознания. Обосновать методические рекомендации, призванные оптимизировать деятельность дознания, оперативно-розыскных отделов в условиях реального расследования преступлений.

Для достижения указанных целей автором были поставлены следующие задачи:

• изучить состояние теоретических и методических разработок существующих проблем, рассматривая дискуссионные вопросы по теме таможенных правонарушений, связанных с проблемными аспектами в криминалистике; • • определить перечень организационных мероприятий в области становления и развития оперативно-розыскной деятельности в таможенных органах, ее технико-криминалистическое и информационное обеспечение; • • обобщить практику применения правовых норм Таможенного кодекса Российской Федерации и ведомственных приказов и инструкций; •

7

выявить степень необходимости приобщения научного

криминалистического потенциала для оказания помощи в деятельности

таможенных органов;

обосновать положение о том, что становление
правоохранительного

таможенного органа в условиях бурного развития внешнеэкономических

связей невозможно без информационно-аналитического обеспечения;

проанализировать направления усилий совершенствования
форм

сотрудничества с правоохранительными органами
иностранных

государств, в первую очередь с сопредельными государствами
и

государствами - участниками СНГ и дать некоторые рекомендации к

дальнейшему их развитию;

на основе имеющихся данных проведенного исследования обосновать

необходимость в продуманном и своевременном материально- техническом

оснащении таможенных органов, особенно в
укреплении

криминалистическими средствами и приборами поиска;

на основе исследования и с учетом практики сформулировать приемлемые

для криминалистики определения понятий тактических решений органов

следствия, дознания в условиях оперативно-розыскной
деятельности

таможенных органов;

обосновать значение и роль поисково - познавательной деятельности в

расследовании таможенных преступлений;

рассмотреть, проанализировать и обосновать необходимость более гибкого

экспертного обслуживания таможенных служб и, в
частности,

таможенных органов дознания;

рассмотреть взаимоотношения таможенных служб с
другими

правоохранительными органами, имеющими отношение к
борьбе с

контрабандой и таможенными правонарушениями, и выработать наиболее

оптимальные приемы их сотрудничества и взаимопомощи.

8

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования является диалектико-материалистическое представление о природе таможенных преступлений. При основополагающей роли диалектического материализма в работе были использованы различные методы: формально-логический, статистический, исторический и иные.

При исследовании темы были применены и учтены научные труды российских ученых в области криминалистики и уголовного процесса, что послужило отправной научной базой достигнутой усилиями многих ученых: Р.С. Белкина, А.И. Бастрыкина, А.Н. Васильева, А.И. Винберга, И.Ф. Герасимова, В.К. Гавло, Л.Я. Драпкина, В.Е. Корноухова, И.Ф. Крылова, A.M. Ларина, В.А. Образцова, Н.А. Селиванова, Д.А. Турчина, В.И. Шиканова, Н.П. Яблокова и других.

Научная база не ограничивалась только трудами ученых-криминалистов. Были востребованы труды по уголовному праву, таможенному законодательству, оперативно-розыскной деятельности, а также специальная юридическая литература. В ходе исследования были использованы труды как отечественных, так и зарубежных ученых по истории, философии, психологии, социологии и иные источники.

Эмпирическую базу исследования составили дела о таможенных правонарушениях: уголовные дела и дела о нарушениях таможенных правил. Выбор этих категорий дел был обусловлен не случайно. Только таким путем возможно более детальное изучение порядка перемещения товара через таможенную границу, правила которых только частично прописаны в комментарии к Таможенному кодексу РФ. Это позволяет, с одной стороны, расширять знания у дознавателей и следователей о таможенном оформлении, а с другой, исключить всякую попытку защиты правонарушителя, оправдать его деятельность.

В ходе исследования были изучены 2500 дел о нарушении таможенных правил, заведенных в Уссурийской таможне и 63 уголовных дела, возбужденных отделами дознания Уссурийской и Гродековской таможен

9

Дальневосточного таможенного управления ГТК РФ. В ходе практической деятельности систематически проводилось изучение мнений должностных лиц по поставленным в исследовании задачам. Немаловажное значение в осмыслении рассматриваемых проблем сыграла длительная практическая деятельность автора в начале в органах прокуратуры, а затем в таможенной системе на руководящих должностях.

Научная новизна. Исследуемый в работе комплекс вопросов является мало изученным и неразработанным в криминалистическойи служебной

литературе. Данные обстоятельства определяют его новизну, которая заключатся также в том, что впервые в криминалистической литературе была предпринята попытка увязать тактику расследования уголовного дела с тактикой производства по административным делам. При этом использовался широкий спектр методов иных наук для целей раскрытия преступлений. Специфические условия таможенной деятельности в сфере экономических отношений, связанных с проявлением криминальных факторов со стороны участников внутренней и зарубежной торговли, более чем в других случаях определяют необходимость наделения таможенную службу правом оперативно-розыскной деятельности, без которой не всегда возможно прослеживание гласными административными методами таможенного контроля незаконных контрабандных операций.

На защиту выносятся следующие положения теоретической и практической значимости:

  1. Структура таможенной системы в Российской Федерации как

правоохранительного органа по своим задачам и целям имеет двунаправленный характер деятельности:

• борьба с правонарушениями и преступными действиями, совершаемыми при перемещении товаров и других ценностей через государственную границу;

10

• формирование доходов бюджета от всех уровней таможенных сборов на данный период достигло 39 %.1 Но при более организованной и более профессиональной деятельности таможенных служб указанные показатели возрастут.

  1. Состояние таможенной системы нуждается в неотложном принятии Таможенного кодекса, в котором должны быть устранены недостатки и противоречия, оказывающие негативное влияние на успешное и подлинно правовое функционирование таможни.
  2. Деятельность органов дознания в системе таможни должна полностью соответствовать статусу органов дознания, предусмотренного уголовно- процессуальным законодательством Российской Федерации.
  3. Существует явная необходимость в ликвидации параллельного административного и уголовно-процессуального оформления материалов в случае обнаружения признаков контрабанды и других преступлений, которые приводят к излишним затратам труда работников, потере рабочего времени и необоснованного отвлечения физических и юридических лиц от их деятельности.
  4. В виду большой разобщенности таможенных постов, в каждом из которых нет должностного лица органа дознания и поэтому в случае обнаружения признаков преступления некому производить первоначальные следственные действия, необходимо наделить правом дознавателя (ст.41 УПК РФ) начальника поста.
  5. В виду того, что при таможенных досмотрах и дознании часто производится наложение ареста на большие партии перемещаемого товара, для определения его стоимости, качества, условий хранения необходимо создать мобильные экспертные службы в таможенных подразделениях.
  6. Таможенный орган дознания функционирует в сложных условиях взаимодействия с коммерческими субъектами, зачастую нацеленными на
  7. См. Логинов К. Битва трех китов // Российская газета. 24.01.02.

11

незаконный товарооборот, который не всегда возможно выявить административным досмотром. Поэтому существование и организация оперативно-розыскной деятельности в органе дознания должна быть признана обязательной.

Апробация результатов исследования, основные положения диссертации, выводы и предложения автора внедрялись в практическую деятельность сотрудников Уссурийской таможни Приморского края, работавших под руководством автора. В теоретическом плане результаты исследования обсуждались на кафедре криминалистики Юридического института ДВГУ, на научных конференциях во Владивостоке, Иркутске, и Барнауле. Результаты научных исследований были также опубликованы в различных научных изданиях. Основные положения диссертационного исследования могут явиться учебным пособием по курсу таможенного права.

Структура диссертации строилась в зависимости от рассмотрения общих проблем таможенной системы Российской Федерации и детального анализа специальных проблем органов дознания, входящих в общую систему таможенной службы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов.

12

Глава 1. Правовые основы деятельности таможенных органов дознания.

§ 1. Характеристика правовой основы таможенных органов.

Правовая основа таможенных органов состоит из правовых норм, международных договоров и составляет целостный, взаимосвязанный комплекс норм права, обеспечивающих жизнедеятельность таможенной службы. Она как бы формирует правовую матрицу, вокруг которой осуществляется деятельность таможенного органа.

Правовая основа призвана учитывать, что таможенные органы, являясь правоохранительными образованьями для борьбы с

правонарушениями, одновременно должны оказывать помощь

Правительству России по пополнению доходной части федерального бюджета. Поэтому здесь есть необходимость учитывать исторический опыт иных правоохранительных органов и их правовую основу, так как таможенный орган стал правоохранительным сравнительно недавно. Известны классические правоохранительные органы нашего государства: милиция, прокуратура - которые призваны защищать интересы государства, права и свободы граждан. Их работа основывается исключительно на законодательстве, которое также предоставляет им властные полномочия. Функции правоохранительного органа были предоставлены таможенным органам с введением в действие Таможенного кодекса Российской Федерации. Без законодательного закрепления положения о наделении таможенного органа статусом правоохранительного он не был бы вправе претендовать на данный статус.

Реализовывать свои правоохранительные функции таможенный орган может только в рамках таможенного контроля. Это утверждение требует

13

пояснений, так как подобная взаимозависимость не отражена в Таможенном кодексе Российской Федерации и комментариях к его нормам.

При перемещении товара и личных вещей через таможенную границу юридическими и физическими лицами всегда требуется факт декларирования. Декларирование является обязанностью лиц пересекающих границу. Именно с этого момента должностные лица таможенного органа вправе начинать таможенный контроль, который предусматривает его исполнение, как в полном объеме, так и освобождение от его определенных форм, например, от таможенного досмотра иностранных военных кораблей. Таким образом, таможенный орган начинает реализовывать свои функции с момента декларирования.

Справедливым утверждением является то, что подвергнуть досмотр товара в полном объеме невозможно из-за нехватки сил и средств. Поэтому таможенная служба, как правило, больше внимания уделяет таможенному контролю документам, которые предоставляют участники

внешнеэкономических связей или физическое лицо. Вследствие указанных выше причин развитые государства основные усилия направляют на борьбу с незаконным перемещением наркотических средств. В рамках таможенного контроля проявляются также розыскные функции, ориентированные на поиск правонарушений.

Указанная задача стоит не только перед отделами по выявлению правонарушений, но и отделами таможенного оформления, отделами по контролю за доставкой товара и другими отделами. Приступая к таможенному контролю, любое должностное лицо таможенного органа обязано иметь определенный уровень знаний законодательства, владеть навыками поиска следов правонарушений.

Законом Российской Федерации «О таможенном тарифе», Таможенным кодексом Российской Федерации регулируется^деятельность таможенных органов. Общее положение Таможенного кодекса РФ дает представление
о том, что следует понимать под таможенным делом,

14

таможенной политикой и таможенной территорией, а также из чего состоит законодательство Российской Федерации о таможенном деле и т.д. В названных актах имеется перечень основных функций таможенных органов. Но Таможенный кодекс РФ игнорировал общее требование обозначить положение о том, что является правовой основой таможенных органов, имевшее место в советском праве и российском законодательстве.

Так, если мы обратим внимание на Законы «О прокуратуре РФ» (ст. 3), «О милиции» (ст. 4), то увидим, что в них четко определено что составляет правовую основу деятельности этих органов. Утверждение о том, что законодательством не определены правовые основы таможенной деятельности справедливо. Поэтому, с целью выдерживания определенных канонов российского законодательства необходимо поставить вопрос о разработке и принятии закона о таможенных органах, или о таможенной службе РФ, в которых бы была определена правовая основа таможенных органов, стоящие перед ними задачи, определены четкие функции и т.д. Российская Таможенная служба многофункциональна. Только по укрупненным блокам она осуществляет сегодня более сорока функций. Не всякая таможенная служба в мире выполняет такой объем задач. Многофункциональность Российской таможенной службы диктуется многочисленными задачами, стоящими перед ней. Как ранее было указано, одной из основных задач таможенных органов является защита экономической безопасности страны. Кроме этого стоят задачи по регулированию внешнеэкономических связей, участие в формировании федерального бюджета. При формировании правовой основы это должно быть учтено.

Одним из важнейших условий обеспечения экономической безопасности страны является наличие сбалансированного бюджета, определяющего финансовую стабильность государства. Именно поэтому руководство
нашей страны в лице Правительства уделяет так много

15

внимания принятию и выполнению федерального бюджета. Задача пополнения федерального бюджета возложена на многие ветви государственной власти, различные органы, в том числе и таможенные. Доля таможенных органов в наполнении доходной части федерального бюджета весьма значительна. За последние несколько лет отмечался рост этого показателя, приближаясь к отметке 40% от всего бюджета, но так как таможенные органы являются правоохранительными, то первостепенная функция их должна быть направлена на реализацию правозащитных задач.

Вопреки этому общепринятому во всем мире положению, для отечественной таможенной службы первоочередной задачей является наполнение государственного бюджета. Возможно это временные ориентиры, так как высокоразвитые страны, например, Германия, Англия, США, Япония и т.д., нацеливают, прежде всего, свои национальные таможенные службы на борьбу с наркобизнесом, незаконными сделками с вооружениями и другими преступными проявлениями. Первая их обязанность - правоохранительная работа. Наше законодательство также не оставляет без внимания эти важные направления в деятельности таможенной службы, но сложившаяся ситуация в стране выдвигает на первый план экономическую деятельность. Исходя из реального положения в экономике России, Правительство Российской Федерации изыскивает меры по применению законных методов для наполнения доходной статьи федерального бюджета. Общеизвестной является мысль о том, что огромные средства можно получить при жестоком контроле за производством и реализацией вино - водочных и табачных изделий, именуемых акцизными. Контроль за этим видом деятельности осуществляется различными органами. Что же касается таможенного органа, то усилению контроля за законностью ввоза подакцизных товаров способствовало введение порядка, установленного постановлением Правительства РФ от 12.08. 1994 г. за № 924 «О мерах акцизного сбора»,

16

согласно которому, с 01.01.1995 г. на территорию России был запрещен ввоз товаров без наличия марок акцизного сбора или специальных марок. В практике западных стран с развитой рыночной экономикой доходная часть таможенных платежей практически строится на поступлении сборов с подакцизных товаров (акцизов). Это особенно наглядно видно на примере Финляндии, где доходная часть от всех таможенных платежей порядка 80% - это сборы от акцизных марок”. Поэтому к каким бы положительным достижениям наше государство не пришло в экономической области направление работы с подакцизным товаром будет всегда актуально и ее необходимо совершенствовать и развивать.

С вступлением в силу Указа Президента Российской Федерации от 06.03.1995г. за № 245 «Об основных принципах осуществления внешнеторговый деятельности в РФ» и Закона РФ от 13.03.1995 г. за № 31-фЗ «О некоторых вопросах предоставления льгот участникам внешнеэкономической деятельности» основным рычагом государственного регулирования внешнеэкономических связей становится таможенно - тарифный механизм. К.Н. Ладыженский, ведущий русский специалист в этой области, писал: «на таможенном тарифе рельефно отражается то направление, которого держится правительство в своих отношениях к внешней торговле и к тесно связанной с нею внутренней

производительности…».’ Государственный таможенный комитет РФ наряду с Министерством экономики, Министерством внешних экономических связей и Министерством финансов России являются теперь ведомствами обязательного согласования номенклатуры товаров, вида и уровня ставок при разработке Таможенного тарифа РФ. Таможенный тариф Российской Федерации - это свод ставок таможенных пошлин, применяемый к товарам, перемещаемым
через границу РФ и

~ Пока начальники двигают стулья. // Российская газета № 151 /2260/ от 4.08.1999 г. Ладыженский К.Н. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886 С. 111

17

систематизированный в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности (ст. 2 Закона РФ «О таможенном тарифе»). Несмотря на то, что ставки таможенных пошлин являются едиными, Российское законодательство предоставляет исключение из этого общего правила, с оговоркой в каких случаях применяется подобное отклонение. Таможенным органам известен и режим наиболее благоприятствующей нации. В отношении же товаров, происходящих из стран торгово-политические отношения с которыми не предусматривают режима наиболее благоприятствующей нации, либо страна, происхождение которой не установлено, ставка ввозной таможенной пошлины увеличивается вдвое, за исключением случаев предоставления Российской Федерацией тарифных (преференций) на основании законодательства. Следует отметить, что совершенствование тарифно- таможенного механизма позволяет открыть хорошую перспективу в пополнении федерального бюджета. К сожалению, этот вопрос не прост, поскольку здесь увязываются два направления: политическое и экономическое.

Многие политические лидеры высказываются за аннулирование всех видов льгот, другие за их расширение. Но если мы ведем речь о подготовке к вступлению России во Всемирную торговую организацию, то следует учитывать то положение, что система льгот к определенным видам товара, гражданам существует и у членов этой организации (членство ВТО насчитывает сейчас 139 государств). Поэтому предложения о полном запрещении системы льгот быть не должно. Сейчас необходимо поставить вопрос о продуманности предоставления льгот противоречащим международной практике.

Большое значение для защиты экономических интересов Российской Федерации будет иметь практика использования процедур применения особых видов пошлин (специальных, антидемпинговых, компенсационных), а также количественное ограничение в виде импортных льгот на отдельные товары, ввозимые на таможенную территорию РФ.

18

Важная задача стоит в определении оптимального уровня ставок пошлин и налогов при перемещении товара через таможенную границу. Как свидетельствуют аналитические данные в таможенных органах, завышение ставок по отдельным товарам приводит к тому, что участники внешнеэкономических связей стремятся найти пути уклонения от уплаты таможенных платежей либо занизить их любыми возможными способами, как правило, незаконными. В случае отсутствия решения подобного вопроса происходит прекращение ввоза определенного вида товара на территорию России. И здесь мы получаем отрицательные результаты - товар не ввозится на территорию России, следовательно, нет поступлений платежей от таможенной стоимости. Далее возникает непростая ситуация на внутреннем рынке из-за дефицита товара, которая быстро решена быть не может.

Нестабильность национальной валюты оказывает негативное влияние не только на внутреннем рынке, но и на внешнеэкономическую деятельность. Наглядный пример тому события, последовавшие в России после 17.08.1998 г., когда произошло резкое падение курса рубля по отношению к американскому доллару.

Поэтому одним из факторов, способствующих повышению экономической безопасности государства, является обеспечение надлежащих валютных запасов нашей страны. Наиболее эффективным инструментом административного регулирования в этой области является валютный контроль, который осуществляется в том числе и таможенными органами. Именно таможенные органы обладают всей базой данных по внешнеэкономической деятельности его участников, имеют информацию по исполнению импортных контрактов, в том числе и валютных, тем самым выявляют факты нерепатриации валютной выручки. Контроль за исполнением импортных сделок позволил бы сократить валютные потери страны на 3-4 миллиарда долларов США в один год.4 Правовыми

4 Таможенные ведомости ГТК РФ // Бюллетень таможенной информации. №9. 1995. С. 8.

19

основаниями к проведению административного регулирования исполнения импортных контрактов является Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» от 09.10.1992 г. и совместная инструкция Центрального Банка России и Государственного таможенного комитета РФ «О порядке осуществления валютного контроля за поступлением в Российскую Федерацию валютной выручки от экспорта товаров» от 12.10.1993 г. за №01-20/10283, а также письмо ГТК РФ №01-42/ 19930 и ЦБ РФ №242 от 23.09.1998 г. «Об ответственности за незачисление валютной выручки от экспорта товаров». Но, думается, что только административными мерами в этом вопросе сложно навести порядок. Более результативными могут служить меры предупредительного характера. Так, автором в начале 1997 года был послан запрос в Дальневосточное таможенное управление с просьбой уполномочить в порядке эксперимента Уссурийскую таможню осуществлять правовой анализ импортных контрактов и наделить полномочиями должностных лиц требовать от участников внешнеэкономической деятельности предусматривать аккредитивную форму платежа либо другие гарантии поступления валютной выручки. Это предложение было продиктовано частыми ситуациями, когда к моменту рассмотрения дел о нарушении таможенных правил в связи с нерепатриацией валютной выручки, предприятия привлекаемые к ответственности, отсутствовали либо не обладали средствами для уплаты штрафных санкций. Однако, как гласил ответ с Государственного таможенного комитета, таможенный орган не уполномочен на подобные действия.

Практика работы таможенных органов наглядно показывает, что по документам, предоставляемым участниками внешнеэкономической связи в ряде случаев чрезвычайно сложно обеспечить требуемый уровень таможенного контроля экспортно-импортных операций. Это обусловлено в частности использованием участниками внешнеэкономических связей сложных схем кооперационных поставок и расчетов по ним, заявлением

20

заведомо ложных сведений о товарах, а также ограниченное время для проведения таможенного оформления и использования дополнительных сведений, находящихся за рамками конкретной поставки товара. К сожалению, необходимо признать, что таможенная служба СССР, на базе которой она создана, специализировалась только на контроле пассажиров.

При рассмотрении вопроса о правовой основе деятельности таможенных органов нельзя упустить еще один важный момент, касающийся значения международных договоров, которые традиционно именуются соглашениями, конвенциями. Ряд авторов не включают международные договоры в правовую основу деятельности таможенных органов и ставят их обособленно, включая в специальную часть, именуемую как участие Российской Федерации в международно-правовом сотрудничестве в сфере таможенного дела.3 Так, руководитель авторского коллектива Б.Н. Габричидзе пишет: «Если кратко охарактеризовать правовую основу современного российского таможенного дела, то условно можно говорить о трех ее составных частях:

• конституционные нормы, прямо или косвенно регулирующие таможенное дело; • • нормы законодательства (в узком смысле слова), т.е. собственно таможенные законы и нормы иных законов, регулирующих таможенное дело; • • текущие нормативно-правовые акты (издаваемые Президентом, Правительством, а также ГТК РФ, либо этим органом совместно с другими министерствами, государственными комитетами) по вопросам таможенного дела». • С этой позицией можно поспорить. Думается, что между таможенным делом и
таможенной деятельностью, равно как между таможенными

5 Российское таможенное право.//Учеб. для вузов. Под ред. Б.Н.Габричидзе. МЛ 998. С. 380 См. Там же С. 12

21

органами и таможенной службой, нет принципиального различия. Принципиальное значение здесь имеет положение ст. 6 ТК РФ, которой предусмотрено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те которые предусмотрены Таможенным кодексом и иными актами законодательства Российской Федерации по таможенному делу, то применяются правила международного договора. Этим признается верховенство положений международных договоров и, следовательно, таможенные органы обязаны следовать их требованиям. Кроме этого, Конституция Российской Федерации признает главенствующее положение международных договоров. Согласно ст. 79 Конституции Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации. А ч. 4 ст. 15 Конституции РФ признает общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры составляющей частью ее правовой системы. Так же ч. 1 ст. 17 Конституции РФ утверждает общепринятые принципы и нормы международного права как основания признания гарантий прав и свобод человека и гражданина. Как пишет Г.В. Игнагенко: «На вышеуказанных конституционных основах формируется (а по многим параметрам уже сформировался) целостный комплекс федеральных законов и иных нормативных правовых актов, в которых все весомее ощущается ориентация не только на взаимодействие с международными, в том числе европейскими договорами, но и на непосредственное применение во внутригосударственной сфере норм международного права. Актуальным становится вопрос о восприятии в условиях российской правовой системы, приобретшей значительный опыт

22

взаимодействия с международным правом, непосредственно европейских правовых ценностей».7

Осуществляя правоохранительную функцию, таможенный орган должен учитывать суждения о совместимости различных международных конвенций и на регламентацию отказа в оказании правовой помощи о чем говорит в своей статье Г.В. Игнатенко. Он пишет: «Согласно ст. 19 Конвенции СНГ просьба об оказании правовой помощи может быть отклонена, если оказание такой помощи может нанести ущерб суверенитету или безопасности либо противоречит законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны».

В Европейской конвенции о взаимной помощи по уголовным делам (ст. 2) названы два основания для отказа в правовой помощи: «…а) если запрос касается преступления, которое запрашиваемая Сторона считает политическим преступлением, преступлением, связанным с политическим преступлением или фискальным преступлением; б) если запрашиваемая Сторона считает, что выполнение запроса может нанести ущерб суверенитету, безопасности, публичному порядку и другим существенным интересам этой страны».9

Рассуждая о возможных коллизных ситуациях при выборе применимого права по вопросам правовой помощи, Г.В. Игнатенко склоняется к тому, что, например, между Россией и Украиной предпочтение следует отдать тексту Конвенций СНГ, имея в виду, что ссылка на законодательство более определена с юридической точки зрения, чем тезис о «других общественных интересах». Г.В. Игнатенко усмотрел реальные различия между «противоречием законодательству» (Конвенция СНГ) и «нанесением ущерба… публичному порядку или другим существенным

Игнатенко Г.В. Договоры Совета Европы и правовая система России.// Российский юридический журнал. М. 1997. № 1.С.73. См.: Там же. С 74.

Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам

23

интересам» государства (Европейская Конвенция). Думается, что положения этих двух конвенций не имеют принципиальных расхождений и противоречивых формулировок. При отказе в правовой помощи на основании Конвенции СНГ или Европейской Конвенции государство должно будет мотивировать свою позицию со ссылкой на законодательство.

Решение задач по борьбе с контрабандой и нарушениями таможенных прав во многих случаях возможно через непосредственное сотрудничество с зарубежными правоохранительными службами.

Установление отношений сотрудничества и взаимной помощи между ГТК РФ и таможенными службами иностранных государств открывает хорошие возможности по решению практических задач территориальных органов России. Подходя к этому вопросу с пониманием и всей ответственностью, составители ГТК РФ активно развивают тематику сотрудничества в рамках Всемирной Таможенной Организации и Европейской Комиссии. Продолжается работа по углублению сотрудничества государств участников СНГ Установлены прямые связи между территориальными таможенными органами России, например, с Казахстаном. С Республикой Беларусь связывают еще более тесные отношения.

Дальнейшее развитие связей с таможенными службами и правоохранительными органами иностранных государств возможно на основе нормативной базы как существующей, так и разрабатываемой для принятия. Существующие Международные Конвенции,

Межправительственные Соглашения о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах позволяют более тщательно и полнее выполнять конкретные задачи. Так, например, существуют соглашения между Россией и Великобританией, Швецией, Финляндией, Болгарией, США и т.д.

Межправительственные Соглашения, Международные Конвенции являются основополагающими нормативными документами, определяющими

24

полномочия государств - участников в борьбе с преступностью. Расследование таможенных правонарушений, проведение оперативно- розыскных мероприятий основывается на законодательстве государств, на территории которых выявлено противоправное деяние. Для таможенной службы первоначальным руководством к закреплению доказательственной базы по уголовным и административным делам является таможенное и уголовно-процессуальное законодательство. Только через реализацию их положений можно прийти к выводу в необходимости и важности получения помощи от таможенных служб иностранных государств.

Как указано в ст. 305 ТК РФ взаимодействие таможенных органов Российской Федерации с таможенными службами иностранных государств при ведении производства по делам о нарушениях таможенных правил осуществляется на основе законодательства РФ и международных договорах РФ.

Порядок сношения судов, прокуроров, следователей и органов дознания с судебно-следственными органами иностранных государств, а равно порядок выполнения поручений последних определяется законодательством и международными договорами, заключенными с иностранными государствами.

Других норм, регулирующих межгосударственные отношения в области борьбы с правонарушениями в указанных законах нет, что позволяет сделать вывод о необходимости обращения повышенного внимания к международным договорам, которые являются базовыми документами в вопросах оказания правовой помощи между правоохранительными органами.

Требования уголовно-процессуального и административного производства в ходе разбирательства по фактам совершения правонарушений устанавливают определенную последовательность выполнения процессуальных действий. Помимо этого законодательством определен и срок их выполнения. Так, например, по административному

25

делу, заведенному в связи с таможенным правонарушением, штраф как мера наказания может быть применен только в течение шести месяцев с даты заведения протокола. Подобные условия производства отсутствуют во многих иностранных государствах или имеют существенное различие. При этом существующая практика в Российских таможенных органах не является обязательной для иностранных государств, в части истребования и приобщения к делам учредительных документов, справок с банка, свидетельств о регистрации и т.д.

Как свидетельствует анализ выполнения поручений иностранными правоохранительными органами РФ срок их исполнения колеблется от трех месяцев до полутора лет. К сожалению, срок исполнения поручений Межправительственными Соглашениями, Международными Конвенциями по борьбе с правонарушениями не урегулирован. Срок исполнения зависит от объема работы и его сложности. С тем, чтобы ускорить исполнение поручений рекомендуется сокращать их до минимума и запрашивать ключевые сведения. Кроме того, в практике российских правоохранительных органов порой встречается такое явление как желание некоторых сотрудников переложить выполнение части работы на иные правоохранительные органы или других сотрудников. Причем, дача отдельных поручений, направление запросов о предоставлении информации основаны на нормах права и их исполнение контролируется конкретными нормами права, что гарантирует их выполнение. Но подобный прием в работе с иностранными правоохранительными органами недопустим.

Вместе с тем, межгосударственные соглашения знают такое понятие как «добрая воля», основанная на принципе взаимности. Реализация данного принципа возможна, но зависит от желания запрашиваемой стороны сотрудничать с Россией.

Международная Конвенция призывает любые споры между двумя и более договаривающимися сторонами относительно толкования
или

26

применения ее положений решать путем переговоров между ними. При этом российское законодательство должно учитывать складывающуюся практику борьбы с таможенными правонарушениями, материальные и процессуальные нормы прав стран-участников.

В вопросах взаимодействия с иностранными таможенными службами в области борьбы с таможенными правонарушениями территориальные таможенные службы Российской Федерации должны руководствоваться действующим порядком, согласно которого все поручения, запросы направляются через отдел сотрудничества с правоохранительными органами зарубежных стран при Управлении по борьбе с таможенными правонарушениями ГТК России. А на Генеральную Прокуратуру Российской Федерации возложена обязанность по координации действий между правоохранительными органами, в том числе и иностранными, в вопросах расследования уголовно-наказуемых деяний,

Ключевое значение в правовых основах имеет момент применения норм права в деятельности таможенных органов. Так, в соответствии с положением ст. 5 ТК РФ, в таможенном деле применяются акты законодательства, действующие на день принятия таможенной декларации и иных документов таможенным органом Российской Федерации, за исключением случаев предусмотренных Таможенным кодексом и иным законодательством Российской Федерации. Этим положением нормы права еще раз подтверждается мысль о том, что функции таможенного органа можно реализовать только через таможенный контроль, который возможно осуществлять с момента подачи декларации.

Анализ существующей информации свидетельствует о том, что среди наиболее распространенных таможенных правонарушени й

преобладают:

• вывоз и ввоз товаров помимо таможенного контроля в объезд пунктов пропуска на границе с государствами — бывшими республиками СССР;

27

• перемещение товаров с сокрытием от таможенного контроля
путем предъявления фиктивных документов; • • недоставка товаров во внутренние таможни для
таможенного оформления; • • незаконный экспорт товаров в зарубежные государства; • • аналогичный незаконный экспорт товаров в другие
республики бывшего СССР; • • незаконная перевозка наркотических веществ и спиртных изделий из бывших республик СССР на территорию Российской Федерации; • • грубое нарушение сроков уплаты таможенных платежей; • • неправильная классификация товаров в соответствии с
товарной номенклатурой; • • фальсификация данных о стране производственного
изготовления товаров и других ценностей; • • использование транспортной, в том числе и военной авиации
для незаконного перемещения товаров через границу; • • перемещение торговых партий товаров через пассажиропотоки; • • незаконное использование тарифных и налоговых льгот. • Надо полагать, что перечисленными преступными методами не ограничиваются правонарушители в области таможенной сферы. Кроме того, в силу объективной закономерности, отмеченной в криминологии и криминалистике, они совершенствуют свою деятельность, находят все новые и новые трудно обнаруживаемые способы контрабанды и других преступных деяний, тем самым причиняя серьезный ущерб не только экономической политике государства. В данном случае в деле установления и раскрытия перечисленных преступных действий исключительная роль принадлежит органам таможенного дознания. Такое положение обусловливает необходимость совершенствования не только аппарата дознания, но и его методов деятельности в
условиях, пресечение

28

которых возлагается на таможенные органы.

Развитие сети правоохранительных подразделений в таможенном органе - наглядное свидетельство пониманию этого ответственного участка. Сперва в таможенном органе был создан отдел по борьбе с контрабандой, из которого в дальнейшем вышел отдел дознания, отдел по борьбе с таможенными правонарушениями, а в 1997 году отдел оперативно-розыскной деятельности с правом осуществления оперативно-розыскной работы. Это свидетельствует еще об одной тенденции -развитие отношений на внешнем рынке повлекло за собою требование к внутренней согласованности и внутреннему единству норм права и одновременно согласования с системой права.

Одной из правовых основ в развитии и совершенствовании таможенного законодательства является административное право, которое состоит из норм согласующихся с исполнительно-распорядительной деятельностью государственного аппарата, с присущим ему властным методом регулирования отношений между участниками таможенной деятельности.

Нормы административного права в некоторых ситуациях взаимодействуют с нормами уголовного, уголовно-процессуального права, так как в ходе таможенного контроля выявляются уголовно- наказуемые деяния. Поэтому названные отрасли права обуславливают формирование законодательных правовых норм в отношении таможенного законодательства и должны им учитываться, но не повторяться о чем будет сказано ниже.

§ 2. Правовые основы деятельности в таможенных органах

Если обратить внимание на историю развития таможенного контроля, то можно заметить тенденцию: контрабандное перемещение товара возникает при высокой пошлине на них. Д.И. Менделеев в своих трудах отмечал, что

29

тариф, который в 1724 году ввел Петр I, был образцовым, ибо в нем принцип определения размера пошлины на тот или иной товар ставился в зависимости от степени развития отечественного производства. °

Как пишет наш современник В.П. Бодрилина, решение задач по борьбе с контрабандой товара выходит за пределы узковедомственной работы таможенных органов и находится в значительной степени в сфере экономической политики.1’

На наш взгляд, это узкое понимание проблем борьбы с контрабандой. Контрабанда - один из видов преступной деятельности. Причин и условий тому есть множество. Контрабанда имеет место и в высокоразвитых государствах и занимаются ею люди, имеющие огромные богатства. Следует сказать, что контрабанда сейчас является видом деятельности, которой присущи элементы организованной преступности. Как пишет А.И. Гуров «Профессиональная преступность есть относительно самостоятельный вид преступности, включающий совокупность преступлений, совершаемых преступниками-профессионалами с целью извлечения основного или дополнительного источника доходов».12

Первый председатель Государственного таможенного комитета России А.С. Круглов указывал, что в области правоохранительной работы мы отстали. Ситуация с контрабандой наркотиков настолько сложна, что в перспективе необходимо создание специальной федеральной службы, занимающейся этим вопросам. *

Поэтому следует учитывать и субъективные факторы проведения реформ, которые во все времена играли не последнюю роль в истории России, а именно: политическую ориентацию и преобразовательные планы.

См.: Младенцев М.Н., Тшценко В.Г. Дмитрий Иванович Менделеев, его жизнь и

деятельность. М.- Л. 1938. Т. 1.С.56.

11 См.: Бодрилина В.П. Таможенные ведомости ГТК РФ // Бюллетень таможенной

информации № 8.М.1996.С.140

Гуров А.И. Профессиональная преступность.// Прошлое и современность. М. 1990. С.52 Таможенные ведомости ГТК РФ // Бюллетень таможенной информации. М. 1996. №12.

30

В число правоохранительных задач таможенного органа входит борьба с преступлениями. Возлагая на таможенный орган эту обязанность, законодатель признал за ним полномочия органа дознания, соответственно закрепив их в п. 9 ст. 117 УПК РСФСР, а также ч. 5 ст. 151 УПК РФ, тем самым требуя нести огромную ответственность по контролю за состоянием дел в области борьбы с уголовными преступлениями на таможенной территории России.

Деятельность таможенного органа, как органа дознания, не должна ограничиваться разбирательством по конкретным делам в связи с совершением уголовных преступлений. В соответствии с законодательством таможенный орган уполномочен осуществлять дознание по пяти составам преступлений, а также предупреждать, пресекать правонарушения. Как орган дознания, таможенный орган вправе осуществлять первоначальные следственные действия и в рамках этой деятельности заниматься профилактической работой, вскрывая причины и условия им способствующие.

Рассматривая некоторые недостатки таможенного законодательства, указывая на несовершенство многих его норм и уделяя внимание согласованности различных отраслей права, мы неизменно обсуждаем тему правонарушений, будь то административных или уголовных. Вопросу правонарушения всегда уделялось пристальное внимание и особенно такому правовому положению как его раскрытие. Проблема раскрытия преступлений - это вопрос не только практиков, но и ученых - криминалистов.

Деятельность по раскрытию правонарушений весьма многогранна, ей присущи творчество, поиск, но вместе с тем и некоторая шаблонность, диктуемая процессуальными нормами. Ряд норм уголовно- процессуального, административного, таможенного законодательств предоставляют поисковые возможности в деятельности, направленной на раскрытие правонарушений.

Проблемы гласности и тайны борьбы с преступностью и, в частности, обнаружения правонарушений и преступлений, выявление
латентной

31

преступности и расследования отдельных уголовных дел всегда являлось актуальным. Гласность и тайна проходят через всю историю уголовного судопроизводства, сами по себе играя превентивную роль по отношению населения. Умелое тактическое оперирование приемами гласности и тайны дает возможность достигнуть определенных эффективных результатов в решении следственных задач. Вместе с тем без учета необходимости сохранения полученной информации и правильного дозирования ею гласных процессов органов расследования, можно потерять ряд выгодных позиций и приумножить возможности криминальных структур в защите своих преступных интересов, а также уклонения виновных от ответственности за совершенное преступление. Д.А. Турчин по этому поводу пишет: «В настоящее время сложилось такое положение, при котором многие мероприятия по борьбе с преступностью часто сводятся на нет по той причине, что заинтересованные лица, как правило люди из преступной среды, легко заполучают необходимые сведения о конкретной направленности деятельности органов расследования и без особого труда и опасности парализуют их работу».

Наиболее остро и проблематично вопросы гласности и тайны стоят в теории и практике оперативно-розыскной деятельности, которая также присуща таможенным органам и от которой, надо прямо сказать, в значительной степени зависит успешное выполнение поставленной перед таможенной системой государственных задач.

Использование должностными лицами таможенного органа криминалистических средств в ходе расследования уголовного дела является составной частью их деятельности, которая требует определенных навыков в их применении и знаний из области исследования следов преступления, позволяющих учитывать рекомендации по их изъятию и фиксации. Задача

Турчин Д.А. Тайна следствия должна быть защищена. // Дальневосточные риминалистические чтения. Владивосток. 1995. Вып. 1. С.27.

32

таможенного органа не заканчивается на обнаружении и изъятии следов преступления, а включает в себя дальнейшую деятельность по анализу полученных результатов исследования и выстраивании линии доказательств.

Практика российского законотворчества не прислушивается к мнению авторитетных ученых,ь а идет по пути расширения следственного аппарата путем создания его в различных ведомствах. Но если на создание единого Следственного комитета нет средств, то, на наш взгляд, целесообразней всего его создание осуществить при суде и ввести институт судебного следователя.

Путь законодательной инициативы - в умеренном регулировании отношений, возникающих в обществе, закрепляющих основополагающие, архиважные положения. Норма должна быть ясна, не вступать в противоречие с другой, не сужать или расширять нормы другой отрасли права. Старая система советского права, представлявшая собой единство правовых норм, распределенных по институтам и отраслям, связанная между собой координационными отношениями, имеющими целостные правовые принципы, разрушена, а новая не создана. Порой встречаются нормы, лишенные внутренней логики, согласованности с нормами из других отраслей права. Ярким примером тому служит Таможенный кодекс Российской Федерации. Безусловно, развитие внешнеэкономических связей, новая таможенная политика потребовали быстрого ввода вышеуказанного закона, который бы привел этот вид деятельности в определенные правовые рамки. Это была жизненная необходимость, которая по мере своего развития будет претерпевать какие-то изменения.

Но есть один фактор, касающийся общих условий производства по делам о нарушениях таможенных правил. В этой области деятельности сложилась определенная административная и судебно-правовая практика, выверившая административное законодательство. Более того,
при

’” См., например. Обсуждение концепции развития судебного производства в уголовном процессе // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. 1998. № 1/94. С8

33

формировании норм Таможенного кодекса РФ уже было заложено, что он признает превосходство Кодекса об административных правонарушениях РФ в вопросе общих условий производства по делам о нарушениях таможенных правил и их рассмотрения.

Так, согласно ст. 289 ТК РФ производство по делам о нарушениях таможенных правил и их рассмотрение производится должностными лицами таможенного органа в соответствии с Таможенным кодексом, а в части не урегулированной им, в соответствии с законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях. Этим положением мысль законодателя сводится к тому, что Таможенный кодекс не должен содержать в себе противоречащих либо расширительно толкующих норм административного права, а тем более содержать нормы из других отраслей права. Поэтому Таможенный кодекс вероятней всего должен идти по пути дублирования норм Кодекса об административных правонарушениях либо делать отсылочные указания. Но с учетом специфики деятельности таможенного органа производство по делам о нарушениях таможенных правил взято в определенные рамки ведомственным законом.

Обращает на себя внимание насыщенность Таможенного кодекса положениями из различных отраслей права, в частности, из уголовно-процессуального. С тем, чтобы убедиться в том, что Таможенный кодекс Российской Федерации представляет собой некий конгломерат, сборник норм из различных отраслей права, следует обратиться к непосредственным положениям некоторых статей. Возьмем, например, такой состав преступления как контрабанда. В Уголовнохм кодексе РФ этаму составу преступления посвящена ст. 188. Казалось бы, что все предельно ясно: в случае обнаружения преступления необходимо руководствоваться Уголовным кодексом. Однако аналогичная норма имеется и
в Таможенном кодексе

34

РФ, где ему отведен регистрационный номер статьи (ст. 219 ТК РФ), правда, с тем лишь различием, что в ней отсутствует санкция за это преступление. Таможенный кодекс РФ должен бы ограничиваться лишь ссылкой на Уголовный кодекс РФ. И в Кодексе об административных правонарушениях РФ есть правонарушение, именуемое также контрабандой. Таким образом, в трех кодексах нам встречается правонарушение, имеющее одну смысловую нагрузку. Думается, с вводом нового Таможенного кодекса РФ необходимо будет внести изменения в Кодексе об административных правонарушениях в части касающейся нарушений таможенных правил.

Развивая тему о наличии в Таможенном кодексе РФ некоторых норм из других отраслей права, либо норм не свойственных административному производству, можно заметить, что это в большей мере относится к разделу, регулирующему общие условия производства по делам о нарушениях таможенных правил, которое начинается с протокола. Любое административное правонарушение должно быть зафиксировано в процессуальном документе, именуемом протоколом. Ему посвящена ст. 299 ТК РФ, но речь об этом ведется и в других статьях. Так, согласно ст. 300 ТК РФ при обнаружении признаков контрабанды или иного преступления, производство дознания по которым отнесено к компетенции таможенного органа Российской Федерации, в ходе проведения таможенного контроля или производства таможенного оформления должностное лицо органа Российской Федерации, непосредственно обнаружившее признаки преступления, квалифицирует в протоколе противоправное деяние в соответствии со статьями 219, 220, 221 ТК РФ либо со статьей уголовного законодательства РФ, предусматривающей уголовную ответственность за такое действие. Данное положение противоречит уголовно-процессуальному праву, и в большей мере, изложено без какой-либо логики и при игнорировании практических наработок. Положения ст. 300 п. 2, 3 ТК РФ нуждаются в доработке, поскольку по общему правилу

35

при обнаружении признаков преступления есть четкое указание уголовно-процессуального законодательства о проведении проверки компетентными органами. Если рассмотреть вышеуказанное положение с процессуальной стороны и если следовать указаниям Таможенного кодекса РФ, то по одному и тому же составу уголовно-наказуемого деяния составляется два различных процессуальных документа, одним из которых является протокол об административном нарушении, а второй - постановление о возбуждении уголовного дела,

Интерес представляет и круг должностных лиц составляющих эти два процессуальных документа. Таможенный кодекс РФ не дает перечня лиц, которые должны составлять протокол. Но содержание ст. 290 ТК РФ разъясняет кто уполномочен на проведение производства по делам о нарушениях таможенных правил, что дает основание полагать: это всегда должностное лицо таможенного органа. Согласно ст. 3 УПК РСФСР или ст. 21 УПК РФ прокурор, следователь или орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в случае обнаружения преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления и к их наказанию. В таможенном органе не все должностные лица уполномочены на проведение следственных действий. Если же следовать положению Таможенного кодекса РФ, то любое лицо может проводить следственные действия. Тогда возникает вопрос, насколько грамотно и в должной мере будут производиться неотложные следственные действия и какую необходимо давать юридическую оценку такому документу, как протокол о нарушении таможенных правил с указанием в нем уголовно-наказуемого деяния.

Кроме того, в п. 3 ст. 300 ТК РФ имеется прямое указание на то, что в период с момента обнаружения при проведении таможенного контроля или производстве таможенного оформления признаков контрабанды или иного преступления, должностное лицо таможенного органа Российской Федерации проводит проверку по данному факту в порядке производства

36

по делам о нарушении таможенных правил. Этой нормой закона должностные лица таможенного органа обязываются в рамках административного дела проводить проверку по закреплению доказательственной базы для уголовного дела.

Здесь опять сталкиваемся с тем, когда в административных и уголовных делах могут находиться одинаковые доказательства. Дознаватель должен четко знать, что в случае обнаружения признаков преступления он руководствуется уголовно-процессуальным кодексом и проводит проверку в соответствии с его требованиями, закрепляя доказательственную базу в процессуальных документах. А при обнаружении в административном деле признаков преступления должностное лицо обязано незамедлительно выделить материалы в отдельное производство для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Некоторые статьи Таможенного кодекса РФ дублируют нормы из других отраслей права. Встречаются статьи, как говорится «списанные» из других отраслей права, в частности из уголовно-процессуального. Приведем в пример положение ст. 325 ТК РФ отведенной объяснению свидетеля. Согласно указанной статьи, свидетель может быть опрошен о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по делу о нарушении таможенных правил, в том числе о личности физического или должностного лица, привлекаемого к ответственности за нарушение таможенных правил, и о своих взаимоотношениях с ним. Кроме этого там же записано, что не могут служить доказательствами фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник осведомленности. Если обратиться к ст. 74 УПК РСФСР (показания свидетеля), то обнаруживается сходство этих статей и тогда у процессуалистов возникает правомерный вопрос, каким образом положения о допросе свидетеля оказались в Таможенном кодексе РФ? Следует упомянуть, что в Кодексе об административных правонарушениях РФ свидетелю посвящена ст. 251, которая отлична от положения уголовно-процессуального законодательства и

37

в Таможенном кодексе следовало бы при формировании ст. 325 учитывать это, поскольку КоАП ближе к ТК и речь пока не идет о производстве дознания, а лишь о проверке по установлению признаков преступления.

Если вести речь о заимствовании норм из других отраслей права, то необходимо обратить внимание на такой важный вопрос, как сроки административного задержания. Ему посвящена ст. 242 КоАП РСФСР (или ст. ст. 27.3, 27.5 КоАП РФ) и в свете нашего исследования больший интерес представляет п.2 этой статьи. Согласно указанного пункта законодатель дает исчерпывающий перечень оснований, по которым могут быть задержаны лица, в частности, нарушившие режим Государственной границы Российской Федерации, пограничный режим и режим пропуска через Государственную границу Российской Федерации, а также за совершение правонарушения на континентальном шельфе. Далее содержание нормы регламентирует срок, на который может быть произведено задержание. Первоначальным сроком для составления протокола может быть не более 3-х часов, а в необходимых случаях для установления личности и выяснения обстоятельств правонарушения - до трех суток с сообщением об этом письменно прокурору в течение двадцати четырех часов с момента задержания или на срок до десяти суток с санкции прокурора, если правонарушители не имеют документов, удостоверяющих их личности. В рамках Таможенного кодекса РФ административному задержанию посвящена ст. 331. Она существенно расширила основания к задержанию относительно известных в уголовно- процессуальном и административном праве норм, регламентирующих задержание граждан в качестве исключительной меры. Условно их можно группировать таким образом:

• в целях пресечения правонарушения;

• когда имеются достаточные данные о перемещении лицом
товаров путем сокрытия их в своем теле;

38

• если лицо оказывает сопротивление должностному лицу в проведении личного досмотра; • • если лицо уличено в правонарушении, но пытается скрыться с места совершения правонарушения; • • при воспрепятствовании установления его личности. • Думается, что с учетом сказанного Таможенный кодекс РФ должен быть приведен по основаниям к задержанию в соответствие с положением Кодекса об административных правонарушениях, разумеется, с учетом его последней редакции.

Рассуждая на тему о взаимодействии уголовного и таможенного законодательств в борьбе с уголовными наказаниями, Т.А. Бушуева пишет: «Новый УК РФ во многом опирается на Таможенный кодекс РФ, который взял на себя задачу определить понятие, виды таможенных преступлений и вид ответственности за них… Оба закона содержат развернутое описание преступного поведения (описательная диспозиция), которое совпадает в общем, но отличается в деталях».16 С выводами, что Таможенный кодекс взял на себя задачу определить понятие, виды таможенных преступлений и виды ответственности, нельзя согласиться, поскольку это задача уголовного законодательства. Действительно, бесспорным является то, что некоторые положения Таможенного кодекса разъясняют термины, используемые в уголовном законодательстве, которыми необходимо оперировать при производстве дел о таможенных преступлениях. Но не более того. Что же касается описания диспозиции преступного поведения, то здесь должно быть однозначное мнение: диспозиция уголовно-наказуемых деяний должна быть только в Уголовном кодексе. Всякие комментарии в иных законах диспозиции уголовных преступлений должны быть выдержаны в соответствии
с

16 Бушуева Т.А. Уголовный закон о таможенных преступленияхУ/Таможенная политика России на Дальнем Востоке.Владивосток. 1998.1(2). С.47.

39

уголовным законодательством и недопустимо одно и то же преступление квалифицировать по статьям различных законов, поскольку иное приводит к ошибкам, указанным той же Т.А. Бушуевой: «В ряде недостатков можно отметить следующее. Таможенный кодекс называет три, а Уголовный - пять составов преступлений, что для практиков представляет особую проблему, так как в данном случае таможенные правоохранительные органы вынуждены выбирать какой из кодексов применять, на какие статьи ссылаться при том, что оба закона являются действующими».17 Практики должны однозначно знать, что при обнаружении уголовного преступления необходимо руководствоваться уголовным и уголовно-процессуальным законами.

Касаясь вопросов специфики расследования дел о контрабанде Г.П. Качкина пишет: «Действующее таможенное законодательство обладает достаточной нормативной базой для расследования уголовных дел, определения
преступности и наказуемости в сфере таможенных

1 Ч

отношений». ‘ Если следовать подобным выводам, то сегодня у таможенного органа нет необходимости применять уголовное и уголовно-процессуальное законодательство при расследовании уголовных дел. В высказываниях Г.П. Качкиной, на наш взгляд, явная ошибка.

Рассуждая о вопросе на тему профессиональной подготовки работников транспортной прокуратуры и сотрудников дознания таможенного органа, Г.П. Качкина приходит к выводу, что она очень низкая. Она пишет: «Положение усугубляется отсутствием единообразия в принятии решений при производстве дознания, возбуждении и расследовании уголовных дел и тем, что эти решения не всегда основаны на материальном и уголовно- процессуальном законе». Следует поправить автора в той

17 Там же. С. 48

Качкина Г.П. Специфика расследования дел о контрабанде. // Таможенная политика на Дальнем Востоке. Владивосток. 1998. №2.С47.

См. Там же С. 47

40

части, что дознание и предварительное следствие жестко регламентированы уголовно-процессуальным законодательством, а если решение противоречит ему или уголовному законодательству, то оно подлежит отмене. Нельзя согласиться с Г.П. Качкиной и в следующем ее утверждении: «В Уссурийской таможне привлекают к уголовной или административной ответственности перевозчика, а на Гродековской - фирму»20, и далее идут рассуждения на тему, кто же здесь из них прав, со ссылкой на Приказ № 20 ГТК РФ от 18.01.1994 года «Взаимоотношения между перевозчиком, отправителем, получателем товаров, таможенным перевозчиком и таможенными органами». Автору следовало разобраться, что «фирма» - это всегда юридическое лицо, а субъект ответственности по ст.188 УК РФ - физическое лицо.

§3. Проблемы применения мер наказания за нарушение

таможенных правил

Противоречивое, иногда далеко нелогичное содержание некоторых норм Таможенного кодекса заставляют практических работников самостоятельно искать пути выходов из затруднительных ситуаций с тем, чтобы их действия стали более близкими к общим законодательным нормам и менее всего нарушали права отдельных граждан и коммерческих юридических лиц, вынужденных вступать в правоотношения с таможенными органами. Такое положение имеет место, например, в деятельности таможенных органов в связи с наложением ареста и изъятием имущества и товара, принадлежащего лицам, нарушившим таможенные правила, лицам, прибегшим к обману или предъявившим неполноценные (подложные) документы, а также подозреваемым в совершении уголовных преступлений (ст.ст. 278, 340 идр. ТК РФ). Указанные ситуации, по нашему мнению,

См. Там же С. 47

41 ;-:JV_ ; :

заслуживают отдельного рассмотрения.

В практической деятельности таможенных органов арест имущества применяется, как правило, с целью обеспечения уплаты штрафных санкций, применяемых при рассмотрении дела о нарушении таможенного права. Мера по аресту имущества вынужденная и призвана обеспечить гарантию исполнения решения начальника таможенного органа о наказании лиц, совершивших правонарушение.

Процессуальная регламентация действий по исполнению ареста имущества определена ст. 340 ТК РФ. Анализ указанной нормы права указывает на ее несовершенство, что, безусловно, влечет за собою различные комментарии, а, следовательно, и частые споры.

Так, по смыслу диспозиции ст. 340 ТК РФ, арест товара, транспортных средств, документов и иных предметов может быть применен лишь в случае, когда невозможно привести его изъятие.

По поводу содержания названной статьи можно сказать следующее. Во- первых, несмотря на то, что перед арестом и изъятием стоит одна общая задача, выражающаяся в обеспечении сохранности имущества (товара), вещественных доказательств и уплаты штрафных санкций, между ними имеется существенное правовое различие. Так, арест имущества может быть произведен только на основании решения начальника таможенного органа или лица его замещающего, о чем составляется мотивированное постановление. Изъятие же имущества может быть произведено любым должностным лицом таможенного органа. Кроме того, арест имущества возможен только в рамках административного дела, в то время как изъятие осуществляется и в ходе ведения административного дела и вне его процессуальным и не процессуальным путем. Это предусмотрено ч.2 ст.338 ТК РФ, где указано, что изъятие может производиться как при проведении таможенного контроля, так и производстве таможенного оформления, а также составлении протокола о нарушении таможенного обследования, осмотра, так и в виде самостоятельного следственного действия. Во-вторых, указывая

42

на применение ареста при невозможности изъятия, законодатель подчеркивает второстепенность, определенную зависимость первого от второго, с чем нельзя согласиться на основании самостоятельности этих двух действий. Третье замечание состоит в том, что ст. 340 ТК РФ вместо четкого и исчерпывающего перечня действий делает отсылку к ст. 337 ТК РФ. Сопоставление оснований к применению ареста с основаниями изъятия отнимает не только время, но и порождает неоднозначные комментарии.

Как уже было сказано, ключевым основанием к применению ареста согласно законодательства, является невозможность изъятия товара, транспортного средства и иных предметов. Какой правовой статус этого имущества (товара) ст. 340 ТК РФ не поясняет, а делает отсылку к ст. 337 ТК РФ, которая регулирует порядок изъятия. В ней дается пояснение какие предметы, имущество может быть изъято, а, следовательно, арестовано. Это -товары и транспортные средства, являющиеся непосредственными объектами нарушения таможенных правил, товары и транспортные средства со специально изготовленными тайниками, использующимися для сокрытия предметов при перемещении через таможенную границу, транспортные средства, на которых перевозились товары, документы, средства идентификации и иные предметы. Суммируя приведенный перечень имущества можно сказать, что он охватывается одним понятием вещественного доказательства. Думается, что здесь необходимо дать категоричную рекомендацию о том, что имущество (товар), документы, являющиеся вещественным доказательством, всегда должны быть изъяты, а их арест - исключение из общего правила. Смысл этой рекомендации заключается в том, что изъятие исключает право пользования заинтересованным лицом этим имуществом, в то время как арест допускает хранение и ограниченное пользование арестованным имуществом, в том числе и вещественными доказательствами.

В ч.2 ст. 337 ТК РФ законодатель указывает, что изъятию могут быть подвергнуты следующие ценности: волюта Российской Федерации, ценные

43

бумаги в валюте Российской Федерации, валютные ценности и транспортные средства для обеспечения взыскания штрафов или стоимости товаров. Указанные в перечне товары не рассматриваются в качестве вещественных доказательств. Это не единственная оговорка, так как в этой части имеется указание когда допускается изъятие товаров: при привлечении к ответственности за нарушение таможенных правил физического или должностного лица, которое не имеет в Российской Федерации постоянного места жительства. К этой категории относятся граждане иных государств. Также законодатель позволяет применять арест и изъятие имущества (товаров), перечень которых содержится в ч. 2 ст. 337 ТК РФ и в случаях, когда к ответственности привлекаются иные лица, не имеющие на территории Российской Федерации филиала, представительства, отделения или другого обособленного подразделения.

Законодатель далее указывает, что мера по изъятию товара (имущества), перечисленного в ч. 2 ст. 337 ТК, кроме двух вышеобозначенных нами лиц, также может быть применена к российским и иностранным предприятиям, учреждениям, организациям и к лицам, занимающимся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, оплаченный уставной капитал которых и (или) стоимость иного находящегося на территории Российской Федерации имущества, за исключением товаров и транспортных средств, находящихся под таможенным контролем, не покрывает суммы возможных штрафов и могущей подлежать взысканию стоимости товаров и транспортных средств. Здесь необходимо акцентировать внимание на очень важном законодательном определении исключающего изъятия или ареста при условии, что товар или транспортное средство находится под таможенным контролем, но изъятие его может быть произведено только в обеспечение взыскания штрафов или стоимости товаров. Если же товар или транспортное средство является вещественным доказательством, то его изъятие или арест допускается.

Как видно из приведенных выдержек норм таможенного

44

законодательства, применяя ст. 340 ТК РФ должностное лицо таможенного органа всегда должно обращаться к положениям ст. 337 ТК РФ, которая содержит немалое количество оговорок, при каких условиях и какое имущество хМожет быть изъято или арестовано. Это не всегда удобно, а если учесть, что в таможенных органах работают не только юристы, то исключить частые ошибки невозможно.

Кроме того, ст. 340 ТК РФ содержит помимо основания, допускающего применение ареста - невозможность изъятия имущества (товара) при трех дополнительных условиях. Первым таким условием является привлечение к ответственности лица, неоднократно нарушавшего таможенные правила. При одновременном привлечении к ответственности за совершение нескольких нарушений таможенных правил возникает второе дополнительное условие. И третье условие заключатся в том, что действиями лица допускавшего нарушение таможенных правил наносится существенный ущерб интересам государства.

К сказанному выше следует заметить, что Кодекс об административных правонарушениях не знает такой принудительной меры как арест имущества. Но должностным лицам таможенного органа право арестовывать имущество предоставлено налоговым законодательством. В частности, ст. 77 НК РФ предусматривает, что арест имущества, в качестве способа обеспечения исполнения решения о взыскании налога, признается действие таможенного органа с санкции прокурора по ограничению права налогоплательщика в отношении его имущества. Таким образом, таможенное законодательство включает налоги в таможенные платежи (п.8 ст. 18 ТК РФ), а под налогом понимает налоги, взимание которых возложено на таможенные органы РФ (п.20ст. 18ТКРФ).

За неисполнение своих обязательств налогоплательщика в установленные сроки таможенным законодательством предусмотрена ответственность. В частности, ст. 284 ТК РФ гласит, что за неуплату таможенных платежей в установленные сроки при отсутствии признаков

45

преступления виновное лицо может быть подвергнуто штрафу в размере от ста до трехсот процентов суммы неуплаты с отзывом лицензии или квалификационного ареста без их отрыва. Кроме того, ст. 282 ТК РФ предусмотрена ответственность за действия, направленные на неправомерное освобождение от таможенных платежей или их занижение, а ст.283 ТК РФ -за действия, направленные на возврат таможенных платежей, получение выплат и иных возмещений либо их невозвращение без надлежащих оснований.

Таким образом, видно, что в рамках административного производства возбужденного в связи с неуплатой в срок таможенных платежей, таможенный орган вправе вынести постановление о наложении ареста на имущество лица, привлекаемого к ответственности. Поэтому необходимости обращаться к налоговому законодательству нет. Кроме того, порядок ареста на основании налогового законодательства таможенному органу не определен. Представляется, что соединение норм двух отраслей права в таможенном законе не корректно и не способствует правовому применению Таможенного кодекса.

Ст. 340 ТК РФ предусматривает, что растрата, отчуждение или сокрытие имущества, на которое наложен арест влечет ответственность, предусмотренную уголовным законодательством. Пользование же таким имуществом может быть разрешено лишь при условии соблюдения требований и ограничений, установленных таможенным органом, нарушение которых влечет ответственность, предусмотренную таможенным кодексом (ч.б ст. 340 ТК РФ).

Кроме внесения изменений и дополнений в Таможенный и Налоговый кодексы есть потребность дать комментарии, что следует понимать, например, под сокрытием имущества, так как представляется, что комментарии и практика применения должны быть едины.

Принимая решения об аресте имущества, начальник таможенного органа
должен определить его местонахождение, о чем делается

46

соответствующая запись в постановлении об аресте. Указывая на местонахождение товара (имущества), необходимо учитывать ряд моментов, обеспечивающих их сохранность. Такие характеристики товара (имущества) как количество, размер, его индивидуальные признаки, условия, необходимые для хранения в своей совокупности влияют на решение о местонахождении арестованного имущества.

В практической деятельности таможенных органов довольно часто возникает ситуация, негативно влияющая на принятие решения по делу о нарушении таможенных правил и разрешения материала в уголовно- процессуальном порядке при возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

Так, при незаконном перемещении товара первоначально заводится дело о нарушении таможенных правил. Его стоимость может быть установлена только по мере получения заключения эксперта. Поэтому не всегда на стадии заведения дела о нарушении таможенных правил можно ориентировочно оценить товар с тем, чтобы установить, имеется ли один из признаков уголовно-наказуемого деяния - незаконное перемещения товара в крупном размере (ст. 188 УК РФ). По требованиям сегодняшнего дня разрешение вопроса о стоимости товара приобретает остроту, так как в соответствии со ст. 151 УПК РФ подследственность дознания таможенного органа определяется размером стоимости незаконно перемещенного товара. На стоимость влияет ряд факторов, в частности товар может быть непригодным к реализации, хотя его количество указывает на перемещение товара в крупном размере.

Порой задержанный товар имеет ограниченные сроки или условия хранения. С тем, чтобы избежать его порчи и получить определенные доходы от реализации этого товара, таможенным органам разрешается продавать скоропортящийся товар до вынесения решения по делу о нарушении таможенных правил. С этой целью выносится постановление о
реализации скоропортящихся товаров. Данное решение основано
на

47

указании ГТК РФ №№ 01-12 /443 от 24.05.94г., и № 01-12/87 С от 11.07.95г. Вырученные же средства от реализации зачисляются на депозитный счет таможни. По окончанию производства по делу о нарушении таможенных правил, вырученные денежные средства перечисляются в счет обеспечения решения начальника таможенного органа о конфискации товара или взысканию его стоимости.

Реализация скоропортящегося товара должна быть проведена в течение трех дней, при наличии заключения эксперта. В случаях перемещения скоропортящегося товара в крупном размере может возникнуть ситуация, требующая решения вопроса о возбуждении уголовного дела. С этой целью материал выделяется и передается в отдел дознания, срок рассмотрения которого исчисляется десятью днями. В случае реализации товара до возбуждения уголовного дела отдел дознания не может выполнить очень важные следственные действия, поскольку даже произвести его осмотр и приобщить в качестве вещественных доказательств не представляется возможным. В данном случае заключение эксперта, полученное в рамках административного дела, не может лечь в доказательственную часть по уголовному делу.

Фактически конечный результат зависит от тесного взаимодействия отдела таможенных расследований и отдела дознания. Однако несогласованность норм между отдельными отраслями права имеет место и она негативно отражается на деятельности таможенных органов.

В соответствии со ст. 340 ТК РФ арест имущества (товара) может быть наложен и на денежные средства лица, привлекаемого к ответственности за нарушение таможенных правил, находящихся на счетах в банках и иных кредитных учреждениях. Не выдерживает никакой критики положение этой нормы в той части, что при наложении ареста на денежные средства лица, производство каких- либо операций по таким счетам прекращается. Следует четко различать арест счета и конкретную сумму денежных средств, подлежащих аресту. Операции
МОГУТ прекращаться

48

только с той суммой, которая числится в постановлении и протоколе о наложении ареста. Недопустимо, как это часто делается, в постановлении о наложении ареста денежных средств ограничиваться неопределенными суммами. Эта неопределенность и арест всего счета может парализовать производственную деятельность должника.

Кроме того, следует отметить, что положение ст. 340 ТК РФ не согласовывается в этой части с банковским законодательством. В частности с Федеральным законом № 17- фЗ от 03.02.96 г. «О банках и банковской деятельности». Так, в соответствии со ст. 27 на денежные средства и иные ценности юридических и физических лиц, находящихся на счетах и вкладах или на хранении в кредитной организации, арест может быть наложен не иначе как судом, судьей, а также по постановлению органов предварительного следствия при наличии санкции прокурора. Фактически банк может не исполнять решение начальника таможенного органа со ссылкой на закон, что в конечном итоге дискредитирует таможенные органы.

Необходимо сказать, что во всех, без исключения, таможенных органах открыт депозитный счет, на который участники внешнеэкономических связей вправе перечислять денежные средства для уплаты таможенных платежей, таможенных сборов и штрафов. Накопление средств на депозитном счете в таможенном органе очень удобно для участников ВЭД На этот счет вносятся денежные средства безналичным и наличным способом. Выгоден он и таможенному органу, так как он является определенным гарантом выполнения ст. 27 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Проводят операции по этому счету отдел бухгалтерского учета и отдел таможенных платежей, руководители которых находятся в прямом подчинении у начальника таможенного органа.

В зоне деятельности Дальневосточного таможенного управления сложилась неоднозначная правоприменительная практика среди правоохранительных органов и суда по субъектам ответственности за правонарушение, предусмотренное ст. 278 ТК РФ, вследствие отсутствия

49

единообразия в понимании комментарий некоторых
положений Таможенного кодекса РФ.

Диспозиция ст. 278 ТК РФ предусматривает ответственность за перемещение через таможенную границу РФ товаров и транспортных средств с предоставлением таможенному органу поддельных документов, недействительных документов, документов полученных незаконным путем, документов, содержащих недостоверные сведения, либо документов, относящихся к другим товарам и транспортным средствам, а также использование поддельного средства идентификации либо подлинного средства идентификации, относящегося к другим товарам и транспортным средствам. Данный состав правонарушения может образовываться только при импортных операциях и после подачи основной декларации (ГТД).

По поводу единообразного применения ст. 278 ТК на практике возникали острые проблемы, так как первоначально сложившаяся практика привлечения к ответственности по этой статье шла по пути установления лиц, фактически осуществляющих перемещение товара через таможенную границу. Такими лицами выступают перевозчики. Однако, спустя некоторое время, в ряде таможен к ответственности стали привлекать грузополучателя товара на том основании, что перевозчик в товаросопроводительных документах указывал на несоответствие фактического товара товару указанному в документах. Но с данным положением получатели товара не согласились и обратились с иском в Арбитражный суд на действия таможенного органа, о признании незаконными решения руководителя таможенного органа.

Приморский Арбитражный суд рассмотрел исковые заявления

21 тт

грузополучателя, но действия таможенного органа признал законными.
Не соглашаясь с выводами суда, грузополучатели обратились в
Федеральный

Дело №№ А 51-4-217/95 от 9.12.96 г., А 51-1-1-191/96 от 9.12.96., 13.02.97 г.

50

Арбитражный суд по Дальневосточному округу, который также признал законным привлечение к ответственности по ст. 278 ТК РФ грузополучателя товара.”

Обосновывая свои решения, арбитражные суды комментировали положения ст. 144 ТК РФ следующим образом: до перемещения товаров под определенный таможенный режим всю ответственность за эти товары несет перевозчик, но не за представление таможенному органу документов содержащих недостоверные сведения.

Далее арбитражные суды отвергая аргументы грузополучателя полагали, что доводы их о том, что ответственность за данное правонарушение должен нести перевозчик, не могут быть приняты во внимание как противоречащее не только Таможенному кодексу, но и Уставу автомобильного транспорта, который предусматривает, что грузоотправитель и грузополучатель несут ответственность за все последствия неправильности, неточности или неполноты сведений, указанных ими в товарно-транспортной накладной (ст. 47 УАТ).

С учетом анализа арбитражной практики Дальневосточное таможенное управление издало разъяснение, согласно которому рекомендуется к ответственности по ст. 278 ТК РФ привлекать грузополучателя товараЛ

Заместитель Председателя Высшего Арбитражного суда РФ О.В. Бойков так прокомментировал сложившуюся ситуацию: «Действие лица, не проконтролировавшего правильность оформления товаросопроводительных документов, которыми явились товарно- транспортные накладные на перевозку грузов автомобильным транспортом в международном сообщении, не образует состав
таможенного правонарушения,

ПА

предусмотренного ст. 278 ТК РФ».”

22 Дело №№ ФОЗ-А 51/97-2/328, ФОЗ-А 51/97-2/330.

Разъяснение Дальневосточного таможенного управления № 03-14/4523 от 10.06.97 г. Письмо заместителя Председателя Арбитражного Суда РФ О.В. Бойкова за № 1497/99 от 22.03.99 г.

51

Вопреки решения компетентной судебной инстанции, диаметрально противоположную точку зрения заняла надзирающая над таможенными органами транспортная прокуратура. Ею указывается, что привлечение к ответственности получателя товара за совершение правонарушения предусмотренного ст. 278 ТК РФ не соответствует Таможенному кодексу РФ. Данное мнение содержится в представлении, поступившем в таможенный орган 16 апреля 1999 года,*5 значительно позже вступившего в силу решения Арбитражного суда. В результате этого таможенные органы поставлены в затруднительное положение деятельности по применению карательной практики в отношении нарушений таможенных правил.

Следует обратить внимание еще на один комментарий Высшего Арбитражного Суда по Дальневосточному округу. Так, им не принято во внимание положение «Конвенция о договоре международных перевозок грузов (КДПГ)» от 19.05.56 г. для СССР от 1.12.83 г., согласно которой перевозчик обязан проверить точность записей в накладной относительно числа грузовых мест, а также их маркировки и номеров.

Отказывая в применении данного положения Конвенции суд констатирует: нельзя принимать во внимание ее, поскольку Китайская Народная Республика, с которой имеет место товарооборот не входит в список государств — участников Конвенции о договоре международных перевозок грузов, а, следовательно, на отношение российских таможенных перевозчиков и страны отправления условия указанной нормы не распространяются.*6

Действительно Китайская Народная Республика не является государством - участником Конвенции, но Россия таковой является, а следовательно на ее перевозчиков действие положений Конвенции должны распространяться.

*” Представление Дальневосточного транспортного прокурора за №7/1 -1 -114 от

22.03.99г.

26 Дело ФОЗ А 51-8765/98 от 6.10.98 г.

52

Думается, что с выводами Арбитражного суда и Дальневосточной транспортной прокуратуры нельзя безоговорочно согласиться, поскольку они не совсем согласуются с требованиями ст. 230 ТК РФ, а также административного и уголовного законодательства в части привлечения к ответственности тех лиц, чьи действия либо бездействия образовали состав правонарушения. Позиции двух вышеуказанных инстанций заранее устанавливают субъект ответственности по ст. 278 ТК РФ без учета конкретных обстоятельств. Положение ст. 231 ТК РФ устанавливает ответственность лиц, только совершивших нарушение таможенных правил.

Для осуществления таможенного контроля за ввозимым товаром и транспортными средствами (режим импорта) таможенный орган требует представления документов, в которых содержатся сведения о том, какие именно товары и транспортные средства ввозятся, их количество. Указанные сведения содержатся, как правило, в товаросопроводительных документах (например, в инвойсе), в которых имеются сведения о наименовании (описание) и количестве (количество мест, вес) товара.

Следующим является документ контроля за поставкой товара (ДКД), который заполняется представителем перевозчика товара, поскольку сведения в него вносятся со слов перевозчика. Согласно п.7 Порядка заполнения ДКД в графе № 31 указывается количество грузовых мест, описание товара и маркировка. Описание товара должно быть достаточным для его идентификации.

Следует отметить, что указание большего количества товара в товаросопроводительных документах, чем ввозится фактически, не образует состав правонарушения предусмотренного ст. 278 ТК РФ, поскольку нет фактического наличия товара, который бы являлся вещественным доказательством. В тех же случаях, когда по документам перемещается большее количество товара, чем имеется фактически, происходит фиктивное исполнение сделки, которое может быть
использовано

53

теневым бизнесом как отмывание денег. Так, если на территорию ввезли часть «воздуха» и перевели за него средства как за фактическое наличие товара, то происходит утечка средств, отмывание «грязных» денег. Таможенный орган является органом дознания. Он обязан выявлять уголовно-наказуемые деяния. Одновременно с этим он является органом, который борется с административными правонарушениями. Поэтому, тема раскрытия преступления и административного правонарушения для него весьма актуальна, тем более, что, несмотря на множество работ по данному вопросу, однозначного мнения пока нет.

Перед уголовным судопроизводством и административным производством стоит общая задача по выявлению правонарушений и привлечению виновных к ответственности, устранению вредных последствий. Различия между уголовным и административным правонарушением есть, но противоправное деяние с позиции Закона содержится в обоих случаях. Поэтому не может быть речи о приоритете поиска и установления преступника для уголовного судопроизводства перед административным производством. Новый подход к криминалистике как науке о технологии и средствах практического следоведения (поисково-познавательной деятельности), осуществил В.А. Образцов.” Думается, что научный подход к криминалистике как науке о поисково-познавательной деятельности приемлем для деятельности всех правоохранительных органов, а это значит, что значение криминалистических наработок, рекомендаций возрастет, расширяется до пределов административных нарушений, которые в определенных случаях перерастают в уголовные.

Несмотря на длительный период обсуждения темы раскрытия преступления, до настоящего времени нет единой выработанной точки зрения в определении понятия, что следует понимать под раскрытием

~7 См.: Образцов В.А. Основы криминалистики. М., 1996. С.8-9; он же: Криминалистика. ., 1996. С. 5.

54

преступления. Нет единогласия среди ученых и практиков. Например, сотрудники уголовного розыска, чаще всего при обсуждении вопроса о раскрытии уголовного преступления поднимают вопрос только по установлению личности виновного и, как правило, ими часто игнорируются моменты связанные с доказательствами по делу. Этот практический стереотип увязывается с первым представлением по проблеме раскрытия преступления, в соответствии с которым, раскрыть преступление, означает найти преступника. Такая точка зрения исключает тесное взаимодействие оперативных работников, дознавателей и следователей.

Такой подход заключается в том, что если достаточно данных для предъявления обвинения, то преступление можно считать раскрытым. Здесь необходимо заметить, что на такую точку зрения повлияло два момента. Во-первых, процессуальным законодательством установлены жесткие сроки при задержании гражданина в качестве подозреваемого в совершении преступления и эти сроки могут быть продлены путем предъявления обвинения, что позволяет в дальнейшем избрать меру пресечения в виде заключения под стражу. Такое тактическое решение позволяет вовлечь время в свои союзники и открывать возможности «поработать» с задержанным, добыть дополнительные доказательства, дождаться результатов экспертиз и т.д. Второй момент связан напрямую со статистической отчетностью, согласно требования которой, преступление считается раскрытым с момента предъявления обвинения. Практика показывает, что привлечение лица в качестве обвиняемого не всегда позволяет говорить о его причастности к совершению преступления, а следовательно - о раскрытом преступлении. Так, на таможенном посту «Турий Рог» Уссурийской таможни во время таможенного досмотра автомашины марки «Ниссан», отправляющейся в КНР под управлением водителя Ш. Трансэкспедиционной фирмы «Транскомсервис» за кабиной в пустом ведре, предназначенном для технических целей, был обнаружен сверток, в котором находилось 72100 долларов США. Водитель был задержан

55

по подозрению в совершении преступления и давал показания о том, что догадывался о наличии перемещаемой валюты, поскольку к нему обращалась гражданка КНР с просьбой перевезти деньги в Китай, а затем следовала вместе с ним в кабине автомашины. По каким-то причинам гражданка КНР уехала в Китай сразу после задержания водителя. В ходе предварительного расследования водитель Ш. изменил показания, гражданка КНР не была установлена.28

Представляется, что следователь должен также вести речь о достаточности данных для выполнения процессуальных действий, в частности для предъявления обвинения, а не виновности. Установление же виновности должно входить в компетентность суда. Провести разбирательство по делу, собрав все возможные доказательства в рамках уголовно-процессуального законодательства и выйти на стадию завершения предварительного следствия с составлением всей атрибутики, не является бесспорным фактом раскрытия преступления, поскольку виновным в совершении преступления может быть признано лицо только на основании судебного постановления - приговора.

В науке криминалистике существует ряд высказываний по проблеме раскрытия преступлений. Так, в частности А.Н. Васильев под раскрытием преступления понимал его обнаружение и установление виновных, что является главным в расследовании преступлений.” Точка зрения СП. Митричева заключается в том, что раскрыть преступление означает установить факт события преступления и лицо, виновное в его совершении.30

Ф.Ю. Бердичевский видел проблему раскрытия преступления как деятельность по его раскрытию, осуществляемую в условиях отсутствия

28 Уголовное дело № 054956 от 15.07.2000 года. Архив Уссурийской транспортной

прокуратуры.

“9 См.: Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. М. 1962 С. 4.

30 СМ.: Митричев СП. Теоретические основы советской криминалистики. М. 1965 С.56.

56

информации, делающей известной личность преступника и заключающейся в отыскании такой информации и ее использовании для доказывания искомых фактов/ Недостаток данного определения заключается в том, что раскрытие начинается с факта преступления и оканчивается установлением виновных, но момент раскрытия этим не заканчивается.

Р.С. Белкин под раскрытием преступления понимает не результат, а деятельность, т.е. процесс по расследованию преступления, направленную на получение информации дающей основание к выдвижению версий о совершении преступления определенным лицом, после того, как все иные взаимоисключающие ее версии будут проверены и отвергнуты/” С определением Р.С. Белкина также нельзя полностью согласиться на том основании, что выдвижение версии всего лишь начало поиска пути по собиранию доказательств, которые бы подтвердили ее правильность. Кроме того, достаточность проверки версии весьма условный признак: для одного следователя достаточно признания виновного и одного свидетельского показания, но для судьи этого, возможно, будет не хватать.

Рассматривая стороны и аспекты понятия раскрытия преступления в уголовном процессе, И.Ф. Герасимов пришел к следующему выводу: «Раскрытие преступлений - одна из главных задач уголовного судопроизводства, состоящая в установлении преступного события и лица, совершившего преступление, в результате деятельности, осуществляемой, как правило, в форме предварительного расследования (дознание, предварительное следствие), но в отдельных случаях начинающейся с непроцессуальных действий до возбуждения уголовного дела. Преступление считается раскрытым, когда собраны доказательства, достаточные для
привлечения лица в качестве обвиняемого».33 Из

31 См.: Бердичевский Ф.Ю. О предмете и понятийном аппарате криминалистики.//

Вопросы борьбы с преступностью. М. 1976 Вып. 24 С. 131-149.

л Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. I

  1. С. 231.

^ Герасимов. И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975 С. 50

57

приведенного определения видно, что И.Ф. Герасимов склоняется к точке зрения практических работников, на что он сам указывал несколько раньше: «…есть ведомственные различия в понимании раскрытия. В частности, в органах МВД преступление принято считать раскрытым с момента предъявления обвинения или ареста подозреваемого до предъявления обвинения». Думается, что точка зрения И.Ф. Герасимова вследствие изменения общественного строя и правовых основ, а также веления времени нуждается в дополнении. Утверждение о том, что раскрытие преступления в отдельных случаях начинается с непроцессуальных действий до возбуждения уголовного дела не может быть принято без оговорок, поскольку по общему правилу, вопрос о наличии состава преступления или об отсутствии его, находится в области компетентных органов. Какой бы информацией кто-либо не обладал, но до решения вынесенного в соответствии с нормами права, говорить о наличии преступления и участия в его раскрытии не приходится. Сведения, которые содержатся в каких-либо источниках до возбуждения уголовного дела, действительно помогают принимать какое-либо решение, но для квалификации преступления недостаточны.

Подходя к формированию определения раскрытия правонарушения, в том числе и уголовного, хочется еще раз обратиться к высказываниям И.Ф. Герасимова, который подвергает критике Н.В. Жогина и Ф.Н. Фаткуллина в вопросе понятия раскрытия преступления. Указанные авторы под раскрытием преступления понимали установление события преступления и изобличение виновных лиц и все другие обстоятельства дела, в том числе полное исследование причин и условий, которые способствовали совершению преступлений. По поводу чего И.Ф. Герасимов пишет: «Но в таком случае раскрытие преступления отождествляется с предметом доказывания и задачами уголовного судопроизводства. Думается,

58

что с этим согласиться нельзя, поскольку введение в закон рассматриваемого понятия не имело бы смысла»/ Доказывание вины лица в совершении преступления и надлежащее исполнение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством, способствует принятию и такого важного процессуального решения как предъявление обвинения.

Анализ приведенных определений позволяет указать на несколько составляющих из которых строится определение о раскрытии правонарушения. Так, во-первых, вся деятельность, направленная на раскрытие правонарушений протекает в рамках определенных норм. Во- вторых, наличие правонарушения устанавливается компетентным органом. В-третьих, наличие доказательств позволяющих сделать вывод о виновности лиц. В-четвертых, виновность устанавливается на основе решения уполномоченного лица.

Таким образом, под раскрытием правонарушения следует понимать деятельность компетентного органа (органов), уполномоченного действующим законодательством на установление преступного события и сбор доказательств, позволяющих принять решение о виновности лиц в его совершении.

Изложенное выше многие проблемы в деятельности таможенных органов, связанные с выявлением правонарушений и преступлений на таможенной территории, передвижение товара и других материальных ценностей в связи с чем таможенному органу надлежит принимать законное решение о привлечении к административной и уголовной ответственности виновных лиц, показывает многие недостатки и несовершенства таможенного законодательства. Все это приводит к различным затруднениям в деятельности должностных лиц таможни и не способствует их мобильности и эффективности в борьбе с правонарушениями. Кроме того, возможность различных подходов к толкованию отдельных норм (например,

j4 Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений.Свердловск.1975 С.41.

59

ст.278 ТК) приводит к незаконному привлечению к
ответственности невиновных граждан и юридических лиц.

Думается, что до принятия нового Таможенного кодекса Пленуму Высшего Арбитражного Суда РФ совместно с Пленумом Верховного Суда РФ следует обобщить практику привлечения к ответственности виновных лиц таможенными органами за нарушение таможенного законодательства и выработать устойчивые, обоснованные на анализе правовых основ, рекомендации для этой области правоприменения.

Глава 2. Таможенная система как орган дознания. § 1. Понятие, задачи и методы органа дознания.

Несмотря на то, что дознание имеет глубокие исторические корни, которые начинаются в уголовном судопроизводстве в царской России, до настоящего времени нет единого мнения в определении понятия этого вида деятельности, что соответственно вызывает научный интерес. Правовая природа, а также место, роль дознания в уголовном судопроизводстве представляют и практическое значение.

В курсе уголовного процесса М.С. Строгович дает дознанию следующее определение: «Дознанием называется первоначальный этап расследования уголовного дела, на котором фиксируются следы преступления и производятся неотложные следственные действия для раскрытия и обнаружения преступления»/5 Отметим, что в данном понятии М.С. Строгович указывает на этапность в расследовании уголовного дела и в ходе этого дознанию отведено определенное место.

Определенный интерес представляет мнение A.M. Донцова, который так изложил свою точку зрения: «Дознание - это деятельность некоторых административных органов государства, вытекающая из
задачи

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1958 С. 274.

60

предупреждения, пресечения и обеспечения раскрытия преступлений, выполнение которой для одних из этих органов обусловливается непосредственно их назначением, а для других - особыми условиями, в которых они находятся, и заключающаяся в проверке по полученным сообщениям и заявлениям наличия событий преступления и в выявлении обстоятельств, препятствующих возникновению уголовного дела, путем проведения уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных мероприятий, а также в обеспечении успешного ведения по уголовному делу предварительного следствия путем производства неотложных следственных действий».36 Как пишет И.Ф. Крылов в соавторстве с А.И. Бастрыкиным, данное понятие дознания нельзя признать удачным, поскольку в него A.M. Донцов включил так называемую «доследственную проверку», а ведь дознание - это одна из форм предварительного расследования.”’ Кроме того, хочется обратить внимание, что A.M. Донцовым в понятии дознания используется такое выражение: «…как некоторые административные органы», но тогда необходимо было определить их правовое положение, т.е. какие это органы. Мысль же автора этого понятия частично сводится и к тому, что не все административные органы уполномочены на проведение дознания, следует отметить с положительной стороны. Недостатком этого понятия также является его громоздкость.

Коллектив авторов под руководством Б.Н. Габричидзе дает такое понятие дознанию: «Дознание, как и предварительное следствие, представляет собой деятельность по раскрытию уголовных преступлений, которая проводится в процессуальных формах, установленных законом».’8 И далее ими указывается, что основное различие этих двух видов предварительного расследования заключается в компетенции органов, их

“б Донцов A.M. Проблемы соотношения дознания и предварительного следствия в советском уголовном процессе // Автореф. канд. дис. Л., 1971.

Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Л., 1984. С. 99

38 Российское таможенное право // Под ред. проф. Б.Н.Габричидзе.М.1998.С,302.

61

осуществляющих. Думается, что без замечаний это понятие обойти нельзя, так как в нем проводится условная параллель (равенство) между дознанием и предварительным следствием по раскрытию уголовных преступлений. Но М.С. Строгович справедливо указывал на существующую этапность в расследовании уголовного дела и с этих позиций дознание не сможет заменить предварительное следствие, а предварительное следствие выполнять функции дознания, при условии возбуждения уголовного дела следователем. Кроме этого, авторы, указывая на «основное различие этих двух видов предварительного расследования», явно не видят различия между дознанием и предварительным следствием и усматривают его только в компетенции органов. Но тогда характеризуется не деятельность по дознанию, а органы его осуществляющие.

И.Ф. Крылов и А.И. Бастрыкин дают следующее понятие дознанию в уголовном судопроизводстве: «Дознание - это либо первоначальный этап расследования уголовного дела, на котором выявляются и фиксируются следы преступления, производятся неотложные следственные действия для раскрытия преступления и обнаружения преступника, либо ускоренное, упрощенное расследование в полном объеме несложных дел, не требующих по закону предварительного следствия»/ Это понятие указывает на ту же этапность, что и М.С. Строгович, но и выгодно отличается от его определения. Так, в этом понятии содержится две формы дознания и, кроме того, подчеркивается, что оно неотрывно связано с расследованием по уголовному делу, в то время как Строгович М.С. говорил о раскрытии и обнаружении преступления, что может дать возможность включить в него и проведение оперативно-розыскных мероприятий.

О наличии в определении дознания оперативно-розыскных мероприятий пишет В.А. Иванов: «Дознание есть деятельность специально на то уполномоченных административных органов государства, сочетающая

Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Л. 1984 С. 100-101.

62

оперативно-розыскную и следственную функцию и направленная на предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, розыск и изобличение виновных».

Активным сторонником включения оперативно-розыскной деятельности в понятие дознания выступает И.Ф. Герасимов. Так он высказывает следующие доводы: «Сведение понятия дознания только к производству неотложных следственных действий по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, и расследованию дел, по которым предварительное следствие не обязательно, обедняет дознание, превращает его в простейший вид предварительного следствия». И далее автором указывается: «Исторически и этимологически корни термина «дознание» показывают, что именно непроцессуальная сторона яалялась определяющей, решающей в формировании этого понятия…» Тем более, что непроцессуальная сторона дознания (оперативно- розыскные меры) отражена в нашем законе и сохраняется в практической деятельности».1

Как видно из приведенных высказываний ученых, некоторые из них видят дознание как один из этапов предварительного следствия, а другие не представляют полным понятие дознания без включение в него оперативно- розыскной деятельности. Как первые, так и вторые, обосновывая свои доводы, ссылаются на положение процессуального законодательства, в частности ст. 118 УПК РФ, а также Основы (ст. 29).

Действительно, в соответствии со ст. 118 УПК РФ на органы дознания возложена обязанность принимать оперативно-розыскные меры в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. Перечень органов дознания приведен в ст. 117 УПК РФ и является исчерпывающим. Но не все органы дознания указанные в норме закона уполномочены на проведение

Иванов В.А. Прокурорский надзор в борьбе с преступностью. Л.1964. С. 14. 41 См.: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975. С. 88-105.

63

оперативно-розыскной деятельности. Так, в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 г. не уполномочен на проведение оперативно-розыскной деятельности орган государственного пожарного надзора, капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании и т.д., которые являются органами дознания.

Таким образом, необходимо отличать лицо (орган, учреждение) на которое законодатель возложил обязанность по осуществлению дознания от правового положения самого дознания как одного из этапов предварительного следствия. Законодатель может возложить на какой- либо административный орган, например, таможенный, не только функцию по осуществлению дознания, но и уполномочить на осуществление оперативно-розыскной деятельности и наделить рядом других функций, скажем - таможенным контролем. Кроме того, согласно. Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» правом на проведение оперативно-розыскной деятельности наделяется орган дознания, а фактически на практике осуществляют его оперативные подразделения. С учетом изложенного наиболее удачным можно признать понятие дознания изложенное И.Ф. Крыловым и А.И. Бастрыкиным.

Как прежний, так и вновь принятый (ст. 119 УПК РСФСР и ст. 5 УПК РФ) уголовно-процессуальный закон различает две формы дознания: дознание по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, и дознание по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно. В первом случае предварительное расследование, начатое органом дознания, состоит из производства неотложных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления (осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемого, допрос потерпевших и свидетелей). О начале производства по таким делам орган дознания в обязательном порядке немедленно уведомляет надзирающего прокурора. Форму такого дознания законодатель ограничивает 10-дневным

64

сроком со дня возбуждения уголовного дела, после чего дело передается по подследственности следователю.

По данной категории дел , после передачи их по подследственности, могут производится следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя. В случае передачи дела следователю, по которому не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление, орган дознания продолжает принимать оперативно-розыскные меры для его установления.

Вторая форма дознания предполагает проведение расследования уголовного дела органом дознания в полном объеме, заканчивая его составлением обвинительного заключения или вынесением постановления о прекращении производства по делу.

Органы дознания обладают равными процессуальными правами в деятельности осуществления дознания по уголовным делам с предварительным следствием. Процессуальные акты органов дознания имеют такую же юридическую силу и значение, как и следователя.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает некоторые особенности, отличающие дознание от предварительного следствия, заключающиеся в отсутствии некоторых правовых институтов, устанавливающих дополнительные гарантии для лиц, привлекающихся к уголовной ответственности. Они сводятся к следующим ограничениям некоторых участников процесса дознания. Так, дознание не связано с обязательным участием защиты. Однако, если ходатайство о приглашении защитника заявлено обвиняемым или подсудимым, он в обязательном порядке должен быть приглашен, так как обеспечение защитником является конституционным принципом (ст. 48 и другие Конституции РФ).

Процессуальный закон РСФСР не предоставлял права потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику знакомиться с материалами законченного производством уголовного дела. Между тем изданные в развитие Концепции судебной реформы руководящие
постановления

65

Конституционного Суда РФ признали потерпевшего в качестве обвинителя в действующем состязательном судопроизводстве с вытекающими отсюда правовыми последствиями. УПК России полностью воспринял эти положения, отвечающие требованиям судебной реформы.

В этой связи надлежит признать правильным убеждения С.А. Синенко, который подробно исследовал права и обязанности потерпевших лиц в уголовном процессе и пришел, на наш взгляд, к правильному выводу о том, что потерпевшему в период дознания или следствия должны быть предоставлены более широкие права и обязанности в области доказывания преступления. Автор правильно указывает, что по многим причинам недопустимо ограничивать права потерпевших лиц в судопроизводстве.42

Перед дознанием, равно как и перед предварительным следствием стоит одна общая задача - установление объективной истины по расследуемому уголовному делу, т.е. полное и всестороннее разбирательство с установлением причин и условий, способствующих его совершению. Таким образом, задачи предварительного следствия и дознания отличаются общностью и в раскрытии преступлений.

В ходе расследования по уголовному делу орган дознания должен руководствоваться только нормами уголовно- процессуального

законодательства. Это означает, что, решая задачи по раскрытию, расследованию уголовного дела, орган дознания должен пользоваться процессуальными методами предварительного следствия. Ограничение прав и свобод граждан возможно только на основе законодательства. Получение доказательств мерами, не предусмотренными законодательством, не может лечь в основу судопроизводства.

Общность задач, методов в деятельности дознания и предварительного следствия указывает на необходимость тесного взаимодействия между ними.

42 См.: Синенко С.А. Участие потерпевшего в расследовании преступлений. Уголовно- процессуальное и криминалистическое исследование. Диссерт. исслед. канд. юрид. наук. Владивосток. 2001. С.46-50.

66

Как пишет И.Ф. Герасимов: «Органы дознания по отношению к органам

предварительного следствия занимают в определенной степени подчиненное ш положение (неслужебного характера), выполняя вспомогательную роль».

Обосновывая свои выводы он указывает, что это положение подтверждается

процессуальными правилами:

а) пределы и объем процессуальной деятельности органов дознания по

конкретному делу зависит от того, обязательно или необязательно по этому

делу предварительное следствие; * б) следователь вправе в любой момент приступить к предварительному

следствию по делу, которое находится производстве органа дознания;

в) после передачи дела следователю орган дознания может производить

по нему следственные и розыскные действия только по поручению

следователя; «4 г) следователь вправе давать органам дознания обязательные
для

последних поручения и указания о производстве следственных и розыскных

действий и требовать от них содействия при производстве отдельных

следственных действий. J

Разделение расследования на предварительное следствие и дознание

было продиктовано практической необходимостью. Наличие следователя в «*? воинских частях, органах пограничной службы Российской Федерации
или

на морских судах, находящихся в длительном плавании и т.д. невозможно,

а порой и нет в этом необходимости. При совершении уголовно-наказуемого

деяния возникает необходимость в выполнении неотложных следственных

действий, поскольку промедление в этом граничит с потерей доказательств.

Заменить следователя и осуществить первоначальные следственные действия

обязан дознаватель. Аналогичное положение имеет место в отдаленных и

прибрежных пунктах.

  • См.: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений, Свердловск, 1975. С.122-123,

В ряде случав (ст. 119 УПК РСФСР и ч.2 ст. 40 УПК РФ) дознание является одним из этапов предварительного следствия. Поэтому, думается, что взаимодействие между дознанием и предварительным следствием должно строиться на равноправных положениях.

Из смысла указанных статей следует, что после передачи дела следователю орган дознания может производить по нему следственные и розыскные действия только по поручению следователя. А в случае передачи следователю дела через прокурора, по которому не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление, орган дознания продолжает принимать оперативно-розыскные меры для установления преступника, уведомляя следователя о результатах. Эта мысль автора отраженная в законе может породить мнение, что если преступление неочевидно, то оперативно-розыскные службы самостоятельно принимают решение заниматься этой работой. Думается, что в данном случае допущена редакционная неточность.

Положение приведенной выше ст. 119 УПК следует понимать как обязанность органа дознания осуществлять следственные и розыскные действия. Об этом прямо говорится в ч.4 ст. 157 УПК РФ. Указанное содержание нормы также несколько расходится с точкой зрения И.Ф. Крылова и А.И. Бастрыкина, которые под розыском представляют совокупность следственных действий, розыскных действий и оперативно- розыскных мероприятий.45 Однако в настоящее время можно считать, что это понятие включает в себя п. 38 ст. 5 УПК РФ, которая предусматривает розыскные меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления.

См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М. 1991.С77 4э См.: Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск,дознание,следствие.Л.1984.С7.

68

И.Ф. Крылов и А.И. Бастрыкин понимают розыск в широком и узком смысле. Так, розыск в широком значении термина - это розыскная деятельность, направленная на установление предметов, индивидуально- определенные признаки, которых в данный момент не известны (розыск неизвестного преступника, следов преступления на месте происшествия и т.д.). Розыск в узком понимании - это розыск конкретного, индивидуально-определенного объекта (розыск конкретного подозреваемого и обвиняемого, конкретного похищенного имущества и т.д.) по известным групповым и индивидуальным признакам.46 Понимание розыска в широком и узком смысле имеет бесспорное значение для видовой классификации в правовом пространстве. Но к высказыванию авторов хотелось бы внести дополнение о том, что за розыском неизвестного преступника (в широком понимании) и розыском конкретного виновного (в узком понимании) стоит по своему содержанию поисковая деятельность. Розыск возможного виновного только сужает круг поиска. Говоря о розыске обвиняемого, Л.М. Репкин правильно пишет, что наибольшее значение имеет выдвижение и проверка версий о возможных местах нахождения, вероятном маршруте его передвижения, месте и времени возможного его появления.

В свете не всегда согласованного законодательства об органах дознания, естественно имеет место серьезные трудности в деятельности таможенных органов дознания.

В настоящее время предварительное следствие по уголовным делам, возбуждаемым таможенным органом дознания, проводится следователями транспортной прокуратуры. Таможенный орган, обнаружив уголовное преступление, обязан в возможно кратчайшие сроки уведомить об этом транспортную прокуратуру. Это
требование вытекает из положений

См.; Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск.дознание,следетвие.Л.1984. С.6-7, См.: Репкин Л.М. Приостановление предварительного следствия. М.1985.С.88.

69

нормы уголовно-процессуального законодательства.
Одновременно

следователь прокуратуры в свою очередь должен поставить в известность таможенный орган об обнаруженном преступлении.

Получив сообщение от таможенного органа о возбуждении уголовного дела, транспортная прокуратура должна немедленно приступить к участию в его производстве в силу важности или актуальности, особой сложности, также дать необходимые указания, а возможно и практические советы. Однако на это тесное и деловое взаимодействие негативно отражается нахождение их друг от друга на значительном расстоянии, так как таможенная служба в основном сосредоточена на таможенных постах, размещенных в различных районах и административных пунктах.

Своевременность проведения судебных экспертиз - очень важный момент в ходе расследования дела. Вещественные доказательства по делам о таможенных преступлениях порой находятся на значительном расстоянии друг от друга, несмотря на предпринимаемые меры к сосредоточению их у следователя. Как правило, это громоздкие предметы, средства, которые не могут быть доставлены (автомашины, пароходы и т.д.), а если и есть возможность их доставить, то у дознания и прокуратуры нет сил и средств обеспечить их надлежащее хранение. Поэтому, таможенный орган как орган дознания, в материально-техническом смысле обеспеченный лучше, чем транспортная прокуратура, должен всегда оказывать помощь при проведении экспертиз, обеспечивая транспортом, местом хранения, сохранностью и т.д.

Уголовно-процессуальное законодательство ставит перед органами дознания те же задачи, что и перед предварительным следствием. Но за полным и всесторонним разбирательством по делу всегда находится конкретная деятельность таможенного органа. Органы дознания обязаны предпринимать меры, необходимые для предупреждения и пресечения преступлений, обнаружению преступления и лиц, их совершивших.

70

Предупреждение и пресечение преступлений предусматривает целый комплекс мер, которые осуществляются в ходе таможенного контроля. Исследованием многих авторов установлено, что «…наиболее часто обнаруживают факты контрабандного ввоза или вывоза различных предметов в процессе таможенного контроля». От того, насколько качественно будет выполняться таможенным органом таможенный контроль, во многом зависит количество попыток совершать таможенные преступления. Порой бесконтрольность, ненадлежащее исполнение таможенного контроля сводит на нет все остальные усилия по предупреждению и пресечению таможенных преступлений. Справедливо отметить, что в предупреждении преступлений огромное значение играет законодательство, правовые основы, которыми должны руководствоваться таможенные органы и которое не всегда способствует органам дознания наилучшим образом с большим эффективным результатом выполнить поставленные перед ним задачи.

В обнаружении преступления и его раскрытии большую роль играет применение мер, которые обеспечивают своевременный сбор информации. Оперативно-розыскные мероприятия должны ориентироваться не только на раскрытие совершенного преступления, но и в большей мере на разведывательную деятельность, которая на некоторых участках работы позволит упреждать действия преступников, а раскрытие преступления, как уже ранее отмечалось, по делам о контрабанде в большинстве случаев начинается в зоне таможенного контроля и здесь очень важное значение имеет профессионализм его фиксирования. От того, насколько грамотным будут оформлены обнаруженные признаки преступления, зависит его раскрытие.

В ходе раскрытия таможенного преступления следует учитывать, что подготовительные действия к его совершению всегда имеют место и следы

См.: Российское таможенное право, / Под ред. проф. Б.Н, Габричидзе.М.1998. С,304.

71

этих действий остаются. Непременным условием для их обнаружения должно быть постоянное взаимосотрудничество органа дознания и следователя.

Обнаружение лица или лиц, совершивших таможенное преступление, является составной частью разбирательства по уголовному делу и непременной задачей стоящей перед органом дознания, так как он в подавляющем большинстве первый сталкивается с преступлением и имеет возможность определить круг лиц причастных к нему. Именно среди данной категории лиц выявляется наибольшее количество уголовных преступлений. Поэтому первоочередным действием должно стать задержание лица, у которого обнаружен товар, запрещенный к перемещению через границу. В случае если преступник не установлен, то перед органом дознания возникает задача по розыску его. Преследование преступника по горячим следам, опрос свидетелей, очевидцев на месте происшествия, применение служебно-розыскной собаки - вот неполный перечень мероприятий, которые должен проводить орган дознания. Методы деятельности таможенного органа, как органа дознания, применяются на основе выработанных наукой и практикой способов, приемов раскрытия преступлений. Осуществление поисково- познавательных действий в ходе проведения дознания не должно нарушать действующее законодательство.

Вопросам осуществления обыска, осмотра как методов обнаружения вещественных доказательств было уделено внимание. Обыск открывает широкие поисковые возможности не только по обнаружению вещественных доказательств, но и розыска лиц, трупов. Тактика проведения данного следственного действия в значительной степени отработана в науке криминалистики. Не в меньшей степени достаточно полно практикой отработаны приемы выемки.

В соответствии со ст. 179 УПК РФ дознаватель вправе произвести освидетельствование обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, а также свидетеля с его согласия. Цель данного действия заключается в обнаружении

72

на их теле следов преступления или наличия особых примет, если при этом не требуется судебно-медицинской экспертизы. Данное действие регламентировано по порядку проведения. Осуществляется оно на основании постановления, а в необходимых случаях и с участием врача. Дознаватель должен четко следовать и тому правилу, что если освидетельствование сопровождается обнажением освидетельствуемого, то только с его согласия. Законодательство прямо запрещает дознавателю присутствовать при освидетельствовании лица другого пола, если это сопровождается его обнажением.

На освидетельствование нами обращается внимание потому, что оно очень распространенное следственное действие в таможенных органах, поскольку в зоне их деятельности происходит оформление товара перемещаемого физическими лицами. Его отличие от личного досмотра состоит в том, что освидетельствование возможно осуществить только при наличии возбужденного уголовного дела.

В процессе освидетельствования может быть одновременно проведен осмотр носимых вещей, имущества находящегося с освидетельствуемым. Тактически правильным будет решение об обязательном осмотре вещей при производстве освидетельствования. В случае отказа лица от освидетельствования может быть применена принудительная мера в приводе и последующим принудительным освидетельствованиям. Практика свидетельствует, что к принудительному освидетельствованию прибегают очень редко. Как правило, в большинстве случаев возможно склонение к освидетельствованию лиц, которые вначале противятся этому действию.

Задержание преступника является принудительной мерой основанной на норме процессуального закона (ст.ст. 46, 91, 92 УПК РФ). Основания к данному принуждению перечислены в законе. Первым основанием к задержанию является обстоятельство, при котором лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения. Подобное основание имеет место, когда лицо, находясь в
зоне

73

таможенного контроля, предпринимает меры к незаконному перемещению запрещенного товара через таможенную границу, образуя своими действиями состав уголовно-наказуемого деяния,

С момента обнаружения у лица среди его вещей или на теле запрещенных предметов возникает вопрос о необходимости его задержания, поскольку переход лица на территорию иностранного государства ставит под сомнение доведение дела до судебного рассмотрения. Иногда возникает ситуация, когда в ходе покушения лица на совершение преступления, оно не выдерживает нервного напряжения, связанного с присутствием должностных лиц таможенного органа, поисково-служебной собаки, пограничников и пытается избавиться от предметов преступления путем их выброса. В данной ситуации возникает второе основание к задержанию, но при условии, когда очевидцы прямо указывают на лицо как на совершившего преступление. Это основание должно обосновываться на фактических данных.

Третье основание к задержанию возникает, когда на подозреваемом или на его одежде, в его личном транспорте обнаружены следы преступления. Чаще всего это видимые следы преступления, которые не требуют проведения поисковой работы. Поисковые мероприятия проводятся только с целью установления наличия этих следов. Иными данными к задержанию могут служить подозрения лица в совершении преступления, но при условии, когда лицо покушалось на побег. Однако, между этими основаниями и обстоятельствами преступления должна быть определенная связь. Если лицо пытается убежать (ч.2 ст. 91 УПК РФ) с места совершения преступления или не выполняет требования сотрудников органа дознания, то это еще не значит, что оно имеет какое- либо отношение к совершению преступления. Возможно, мотивом к данному поступку служит стремление уйти от неблагоприятных ситуаций, нежеланием свидетельствовать и т.д.

74

При выполнении данного действия всегда составляется протокол и в течение 24 часов допрашивается задержанное лицо. Не во всех случаях при обнаружении уголовного преступления следует немедленно пользоваться правом на задержание. К данному решению всегда должны быть мотивы, которые зависят от тяжести совершенного преступления, характеризующие личность подозреваемого, доказательственной базы по делу, гарантий тому, что лицо не скроется, и не будет предпринимать попыток помешать расследованию. Так, например, состав уголовного преступления, образующийся по формальным основаниям (ст. 193 УК РФ), заключается в нерепатриации валютной выручки на территорию России. Но ко времени возбуждения уголовного дела предшествует продолжительный период: не менее 90 дней с момента экспорта товара. Поэтому у дознавателя всегда есть время убедиться в необходимости к задержанию, изучить личность подозреваемого. Нельзя забывать о том, что во многих случаях задержание решает некоторые тактические цели и задачи. Воздействуя мерой принуждения на подозреваемого, иногда побуждают его к даче правдивых показаний и активной помощи в разбирательстве по делу. Задержание преступника в некоторых ситуациях положительно сказывается на поведении свидетелей, потерпевших, которые склонны видеть в этом решении защиту своих прав, определенную гарантию избежать негативных ситуаций. Но злоупотреблять этой мерой принуждения нельзя, так как она связана с ограничением свобод и прав гражданина.

Рекомендуется, однако, как можно чаще прибегать к освидетельствованию задерживаемого. В практике известны случаи, когда обвиняемые стремятся использовать любое средство для своей защиты, навязать в каких-то случаях свою волю, заведомо опорочить должностных лиц причастных к задержанию. Но порой освидетельствование задерживаемых открывает возможности получить доказательства, о которых дознаватель и не мог предполагать.
Иногда

75

освидетельствование указывает на какие-то дополнительные направления в работе. Так, 20 ноября 2000 года в досмотровом зале экспортного направления таможенного поста «Полтавский» Уссурийской таможни у гражданина КНР Р., следовавшего в КНР в составе туристической группы, после завершения таможенного оформления были изъяты незадекларированные 2500 долларов США, а в ходе личного досмотра на его теле было обнаружено желчь кабарги в пакете, закрепленная скотчем. При этом сотрудники таможенного органа обратили внимание на множественные ссадины на теле указанного гражданина и порез на правой руке, о чем было сообщено в РОВД Октябрьского района. Как в дальнейшем выяснилось гражданин Р. был причастен к убийству
своего

49

соотечественника.

Как известно, тактике допроса в криминалистической литературе всегда отводилось большое внимание. В условиях расследования таможенных преступлений допрос в качестве следственного действия не теряет своего значения и характеризуется некоторыми особенностями. Основная из них заключается в том, что при обнаружении признаков преступления и в связи с возбуждением уголовного дела большинство возможных свидетелей приготовления или совершения преступления одновременно находятся на таможенной территории, так как пересечение границы обычно происходит группами лиц, относящихся к так называемым «челнокам», они же формально туристы. В данной ситуации организация тактических приемов допросов заключается в том, чтобы исключить возможность контактов и общения допрошенных свидетелей с не допрошенными и особенно с лицами, заинтересованными в содействии нарушителям таможенных правил и совершившим преступления лицам. Это обуславливается в основном тем, что на таможенных переходах в большинстве случаев следуют группы людей (как правило, туристов), среди

Уголовное дело№055456 от 29.11.2000.Архив Уссурийского городского суда.

76

которых много знакомых и близких лиц, настроенных во всех случаях защищать интересы друг друга.

Для устранения указанных негативных обстоятельств при допросах лучше бы было, чтобы допросы проводились одновременно несколькими лицами. В данном случае на помощь дознавателю должны быть подключены достаточно подготовленные для выполнения этой задачи сотрудники конкретного таможенного поста. Однако редкие случи, когда на посту работают лица с юридическим образованием и в этом заключается немалая проблема,

Обнаружение уголовного преступления при осуществлении таможенного контроля возможно не только путем следственного действия, но и с применением иных поисковых мер и в частности с использованием служебной собаки. Применение животных в поисковом таможенном деле, естественно, не может восприниматься за официальное процессуальное действие. Но как мера поиска, наводящая на цель, они часто обеспечивают успех. Они также не лишены некоего окраса процессуальной характеристики, хотя бы в том случае, когда обнаружен искомый объект необходимо сразу же пригласить понятых, которые должны засвидетельствовать результат поиска. В силу этого работники дознания таможни должны уметь правильно и тактически грамотно использовать участие кинологов в поисковой деятельности. Поисковые собаки в таможенных органах способствуют выполнению очень важной правоохранительной задачи - борьбы с незаконным перемещением наркотических средств через государственную границу.

Опытным путем было выяснено, что запахи гашиша, опия-сырца, кокнара могут стать для собаки условными раздражителями сложных рефлексов, вырабатываемых на базе пищевой или активно- оборонительной реакции. Поэтому выработка условно-рефлекторных связей на запахи собак позволяет осуществлять поисковые действия.

77

Но большое количество наркотических средств, а также их разновидностей, усложняет поиск с применением собаки. Это связано с физиологическими особенностями собак. Гашиш (анаша, марихуана, и др.) - порошкообразные вещества, желто-серо-зеленого цвета. Опий- сырец - млечный сок коробочек опийного или масличного мака. Маковая соломка (кокнар) - измельченные, высушенные головки (без семян) и стебли опийного и масличного мака - вот наиболее часто обнаруживаемые наркотические средства. Подготовка и ориентировка собаки одновременно на несколько наркотических средств сложна. Поэтому рекомендуется перед применением поисковой собаки владеть определенной оперативной информацией, о каком-то конкретном виде
наркотика.

Использование специальной собаки для поиска в транспортных средствах с ядохимикатами, удобрениями и цементом не разрешается.

Очень важным моментом, влияющим на поиск наркотических средств с применением служебной собаки, имеет наличие причин вызывающих ее беспокойство. Так, внезапно упавший предмет, вещь, хлопок двери, крик всегда отвлекает собаку.

При досмотре иностранных судов стран производителей (перевозчиков) наркотиков, отечественных судов, имевших заходы в порты Азиатско- Тихоокеанского региона, при применении собаки необходимо учитывать ряд факторов. В частности опасные для здоровья места - морозильные камеры, цеха в которых содержится аммиак необходимо первоначально обследовать и определить целесообразность использования собаки. Необходимо избегать применения собак в местах, вызывающих травматизм.

Тактика досмотра судна начинается со сбора информации содержащейся в документах, указывающих на то или иное наименование товара, который перемещается, в какие порты заходило судно, продолжительность рейса, состав экипажа и т.д. Необходимо иметь в виду, что при большом объеме поисковой работы собаки снижают свои поисковые

78

возможности. Наличие вентиляции, сквозняков значительно
снижает эффективность поиска.

При досмотре кают необходимо ориентироваться на места со следами ремонта, особенно если он был произведен недавно. Различные изменения обстановки должны вызывать интерес и подвергаться досмотру. Наибольший интерес из-за большого скопления предметов и полостных мест яатяются боцманская, подшкиперская, цепной ящик и столовая судовой команды. В помещении, занимаемом машинно- котельным отделением применение служебной собаки очень сложно вследствие присутствия шума, повышенной температуры, вибраций и хаотичного движения воздуха. Для лучшего пронюхивания закрытых сумок целесообразно шевелить их, сжимать для выдавливания воздуха и т.д.

При досмотре железнодорожного вагона собаку необходимо подпускать с подветренной стороны. При осмотре сыпучих грузов обыскивается вся поверхность, тщательно по углам вагона. Особое внимание необходимо сосредоточить на осмотре подсобных помещений, люков, потолочных перекрытий, вентиляции и радиоточек.

Досмотр автомобильного транспорта состоит из внутреннего и наружного, на специально оборудованных местах в условиях автоперехода. Здесь внимание необходимо уделять пустотелым (объемным) деталям, узлам, багажным отсекам, моторной группе, горловине бензобака. Ручная кладь пассажиров и водителя досматривается отдельно.

Досмотр контейнера целесообразно проводить на складах временного хранения после полной выгрузки товара. Наибольший эффект достигается, когда товар разложен в один ярус.

Досмотр товара, перемещаемого воздушным транспортом, целесообразно осуществлять после его полной выгрузки или до загрузки. Само судно досматривается, уделяя внимание грузовым и хозяйственным отсекам, салонам самолета (вертолета), гардероба, кабины пилотов и др.

79

Осмотр товара, следующего транзитом осложнен труднодоступностью к некоторым местам. Досмотр почтовых отправлений осуществляется в местах сортировки и оформления. Поисковая собака должна иметь доступ ко всем отправлениям.

Недостаточное количество поисковых собак снижает эффективность борьбы с незаконным перемещением наркотических средств через таможенные границы, особенно между бывшими республиками Советского Союза и создает благоприятные условия для развития многочисленных преступных групп.30

Поисковые собаки таможенных органов могут быть применены и при осмотре места происшествия, в ходе проведения обыска, во время преследования по горячим следам и т.д.

§ 2 Сущность познавательной и удостоверительной деятельности дознания в таможенных органах

Расследуя уголовные дела, таможенный орган применяет те криминалистические рекомендации, которыми пользуется уголовное судопроизводство. Методы, приемы, способы в расследовании уголовного дела органом дознания строятся не только на процессуальной основе, но и на научно-познавательной базе. В использовании методов поисково -познавательной деятельности таможенный орган имеет некоторый опыт, в том числе и исторический. Приобретенный научный потенциал помогает ему во многих случаях избежать ошибок при расследовании уголовного дела. «Дознание есть самая упрощенная поисковая и разведывательно-познавательная деятельность в целях
выявления преступления и

См.: Наркотики везли из Байконура.// Российская газета № 103 от 5.08.1999 г,

80

обеспечения интересов следствия по установлению истины в связи с уголовным делом».5’

С данными мнением авторов полностью нельзя согласиться, так как по смыслу приведенной цитаты дознанию отводится второстепенная роль, что по содержанию норм уголовно-процессуального законодательства неприемлемо. С позиции закона, акты дознания равноценны актам предварительного следствия. Что же касается разведывательно- познавательной деятельности, то она более присуща оперативно- розыскной работе, на которую уполномочен таможенный орган, но правовое понятие дознания она не характеризует в полной мере, так как является его составной частью.

Особенности судебного рассмотрения уголовных дел с его многими демократическими институтами: коллегиальности, гласности,

непосредственности, национального языка и т.д. усложняют производство и делают невозможным ведение судом следствия по сложной категории уголовных дел без предварительного сбора и закрепления доказательств, а также других мероприятий, обеспечивающих судебное разбирательство по делу. Все это до суда делается органом дознания или следователем, специально уполномоченным и доверенным по закону лицом. Предварительное расследование, таким образом, способствует всестороннему и правильному отправлению правосудия.

Задачи, стоящие перед предварительным следствием по процессуальному познанию и фиксации этих действий в рамках уголовного дела, равно как и перед органом дознания, требуют от лиц их выполняющих ориентации на конечный результат подготовки материалов дела к рассмотрению в судебной инстанции. Для успешного выполнения

Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970. С. 11-12; Розенцвайг В.Я. Взаимодействие следователей и органа дознания при асследовании преступлений.// Тактические основы следственных действий.
Алма-Ата., 1977.Вып.З. С.’8-12.

81

данной задачи орган дознания должен знать, прежде всего, систему образования следов механизмом любого совершаемого преступления. Это означает, что учение о следах в криминалистике обладает равной значимостью, как для органов следствия, так и органов дознания.

С уголовно-процессуальных позиций дознаватель, следователь - это лица, стремящиеся к познанию объективной картины совершенного преступления. Они не являются участниками объективной действительности совершенного преступления. Их познавательная деятельность фиксирует процессуальным путем прошедшие события, факты, действия. Но логика познания не может быть ограничена разорванными фактами, или, как говорит закон, обстоятельствами (ст.73 УПК РФ), поскольку законодатель требует комплексного анализа не только в отсутствии или наличии общественно-опасного деяния, но и виновности конкретного лица, совершившего это деяние, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения по уголовному делу. В процессе познания должна быть внутренняя логика между событиями, фактическими данными, которая закрепляется в процессуальных актах.5”

Л.Б. Зусь, рассматривая вопросы обеспечения уголовно-процессуального регулирования, пишет: «Под обеспечением уголовно-процессуального регулирования понимается использование таких форм, способов уголовно- процессуальной деятельности, с помощью которых гарантируется исполнимость установлений уголовно-процессуальных норм и в конечном счете преобразование их нормативности в упорядоченность регулируемых общественных отношений… Правореализующее обеспечение состоит в деятельности субъектов права по осуществлению уголовно-

процессуальных норм».”” Орган дознания тоже относится к субъектам

“См.: Строгович М.С. Актуальныевопросы судебной этики.// Совершенствование законодательства о суде и правосудии. М. 1985. С 9.

“J Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. Владивосток. 1984.С.92

82

обеспечения уголовно-процессуального регулирования со стороны обвинения, которое осуществляется через упрощенную форму расследования по уголовным делам и оперативно-розыскным мероприятиям (ст. 40 УПК РФ).

Рассматривая вопросы взаимодействия следственных и оперативных органов, В.Д. Зеленский правильно отмечает, что между ними должна быть такая деловая обстановка, при которой обе стороны «должны отчетливо понимать цели и сущность расследования, особенности и возможности выполняемых каждым действием.»3 Эта постановка задачи в равной степени относится к взаимодействию между органом дознания и предварительным следствием при производстве по уголовному делу.

Исследуя доказательство по делу, суд оценивает не только процессуальную грамотность лиц, производивших расследование, но и соответствие их действий нормам права, а также качество этих действий, которое определяется полнотой, достоверностью, тактической грамотностью. Решение суда фактически базируется на добытых доказательствах в ходе предварительного следствия, дознания и их перепроверке, а также получении новых доказательств. Но у дознавателя, следователя процесс познания более приближен к реальным фактам, событиям в силу более коротких временных промежутков, а также возможностей выезда на место происшествия и производства других следственных действий, позволяющих непосредственно воспринимать преступления и другие носители криминалистической информации. Безусловно, что за рамками протокола осмотра места происшествия у дознавателя, следователя остались какие-то фактические данные, на которые они обратили внимание, но, полагая, что к расследованию они не имеют отношения не зафиксировали их. В последствии у дознавателя, следователя могут возникнуть воспоминания, вызванные ассоциациями

Зеленский В.Д. Следователь как субъект расследования. Краснодар.1982. С. 68.

83

между несколькими процессуальными действиями, что приводит к логическим размышлениям. Судебные работники зачастую лишены подобных возможностей. Они вынуждены, познавая преступление по материалам уголовных дел, достаточно полно представлять ретроспективные обстоятельства и факты совершенного преступления.

Дознание и следствие является сердцевиной познания истины преступления, а следователь и дознаватель центральной фигурой, связывающей все ступени криминалистического познания. Что же касается компонента процессуального познания, то он служит гарантией достигнутой истины, ее достоверности.””

Если в деле фигурирует обнаруженное доказательство, но надлежащим образом не закрепленное, то в судебной инстанции возникает справедливый вопрос, в силу какой объективной причины это произошло и можно ли признавать его доказательством по делу. A.M. Ларин, обращая внимание на подобные случаи, считает, что в «более узком значении доказывание -это обоснование и отстаивание определенного
тезиса перед лицом или

56 т-г

органом, принимающим решение по делу». По нашему мнению, автор прав, так как следователь, дознаватель доказывает совершение преступления конкретными лицами процессуальными действиями для последующих инстанций, которым предстоит принимать решения по делу. Доказывание это происходит через и посредством процессуальной фиксации. Поэтому, доказательства, собранные и представленные дознавателем, следователем, должны быть выдержаны в процессуальной форме и обладать достоверной, стабильной информацией. В этом прямая обязанность дознавателя и следователя.

Необходимость для дознавателя, следователя постоянно заботиться о процессуальной стороне своей познавательной деятельности нашла свое

См.: Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М. 1971. С. 21- 22. ~6 Ларин A.M. Презумпция невиновности. М.1982.С.45.

84

отражение в законе. Так, предписывая обязанность ведения протокола, ст. 166 УПК РФ предусматривает, что в протоколе излагаются процессуальные действия в том порядке, в каком они имели место, выявленные при их производстве существенные для дела обстоятельства, а так же заявления лиц, участвовавших при производстве этих действий. Содержится также требование указывать технические средства, применяемые при производстве следственных действий, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены и полученные результаты.

Нередко следователь, дознаватель в ходе расследования по уголовному делу ограничиваются сбором доказательств, которые уличают определенное лицо в совершении преступления. Бытует даже такое выражение, как «обвинительный уклон». Но обстоятельствам, которые в какой-то мере оправдывают поведение подозреваемого также должно быть отведено место в докзывании, поскольку они относятся к обстоятельствам совершения преступления.

Осуществляя познавательную деятельность дознаватель, следователь, как правило, указывает только на действия, в результате которых были обнаружены доказательства. А действия, которые не привели к каким- либо положительным результатам, в большей части не закрепляются процессуальными действиями. Но для разбирательства по делу имеет значение как наличие, так и отсутствие искомых данных.

Этот недостаток более всего касается обнаружения и фиксации следов преступления. К сожалению, указанное требование не всегда четко выражено в процессуальных нормах. Так, ст. 141 УПК РСФСР содержит положения о том, что если при производстве следственного действия были изготовлены слепки и оттиски следов, то в протоколе должны быть указаны технические средства, применяемые при
производстве

85

соответствующего следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены и * полученные результаты. Как быть в том случае, когда слепки и оттиски

изготовлены не были по причине не обнаружения следов, хотя в этих целях применялись научно-технические средства, закон прямого ответа не давал. Приведенная выдержка из ст. 166 УПК РФ о необходимости отражения в протоколе результатов использования технических средств с указанием результатов их применения более конкретна и поэтому полезна.

’* Точнее в этом отношении сформулирован текст ст. 182 УПК РСФСР о

содержании протоколов осмотра и освидетельствования. В ней акцентируется внимание на то, что в протоколе описываются все действия следователя в той последовательности как производился осмотр, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра или освидетельствования.

^ Выполнения этого правила требуют также обыск,
следственный

эксперимент, выход на место совершения преступления и т.д.

Думается, что криминалистические требования к действиям, в ходе которых предпринимались меры к обнаружению следов, но которые обнаружены не были, в процессуальных документах должна быть надлежащая информация.

ч* Познание и фиксация - термины неразрывно связанны между собой в

теории и практике уголовного процесса и криминалистики. При этом под познанием понимается установление и уяснение органами дознания и следствия различных фактов из обстоятельств расследуемого уголовного дела как обязанность фиксации результатов познавательной деятельности для суда.57

Процесс познания в смысле фиксации носит двоякий характер.

э’См.: ЭйсманА.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. МЛ967. С. 21.

86

Во-первых, закон требует, чтобы органы дознания и следствия документально фиксировали всю процедуру своей познавательной деятельности.

Во-вторых, документирование следственных действий отражает и законченный результат познавательной деятельности, которая интефируется в процессуальном документе.

Таким образом, следует прийти к выводу, что вполне обоснованно можно считать процесс фиксации при расследовании уголовных дел методом криминалистики, который почему-то не нашел отражение в первой части науки, называемой методологией.

Фиксация и документирование процедуры деятельности органов дознания и следствия основаны на известной презумпции деятельности их до суда и для суда.”’

В документации реализуется требование, содержащееся в приведенной презумпции. Без выполнения этих требований наш современный процесс был бы невозможным, так как процессуальное право, в отличии от некоторых зарубежных, не предполагает выступление следственных органов ( оперативных работников и следователей ) в суде..

А.В. Дулов по этому поводу пишет: «…воспринимая факты, анализируя и синтезируя их, следователь одновременно должен думать и о том, как эти факты будут восприниматься другими лицами: прокурором, судом, после того как они соответствующим образом будут зафиксированы им в материалах дела».3

Далее автор считает, что удостоверительная деятельность должна быть направлена на фиксацию: • устанавливаемых элементов прошедших событий и их взаимосвязей;

См.: Ларин A.M. Презумпция невиновности. М.1982.С.45. “9 Дулов Л.В. Судебная психология. Минск. 1975. С. 258.

87

• собственных действий по отношению обнаруженного, важных для установления истины фактов и явлений;

  • • установлению действий преступника.60

Фактически удостоверительная деятельность следователя и дознавателя значительно шире. Такая характеристика удостоверительной деятельности вытекает из современных демократических принципов уголовного процесса, к которым в первую очередь следует отнести новое понимание принципа состязательности, благодаря которому в уголовном процессе наряду с *? прокурором в роли обвинителя появился потерпевший. Очевидно, фиксация

в уголовном процессе необходима и самому следователю, чтобы направить свою деятельность в необходимое русло и контролировать себя.

Отсюда вытекает необходимость в разработке тактических правил фиксации в уголовном процессе, иначе говоря, является необходимость в Ф тактике документальной и другой фиксации в процессе расследования.

Следственная тактика, как она представлена в криминалистике - это раздел науки, в котором изучаются специфические закономерности взаимоотношений следователя с участниками предварительного расследования и обращения его с материальными объектами, на базе чего формируется система общих и конкретных приемов наиболее оптимального

  • отыскания, изучения и использования тактически значимой информации в типичных ситуациях производства отдельных следственных действий.61

Несмотря на то, что в приведенном определении конкретно не

упоминается о тактике фиксации результатов следственных действий,

оно имеет к ней непосредственное отношение, поскольку речь идет об

изучении и использовании тактически значимой информации, которая

фиксируется в уголовном процессе различными способами, обозначенными

в процессуальных нормах.

и*

60 См. Там же. С.258.

6 См.: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов 1987.

С. 51.

88

Поскольку эти способы весьма различные, а не только протокольные, то всякий раз, когда необходимо их применить в конкретной обстановке на практике, следователь обязан прибегнуть к выбору их с точки зрения тактической эффективности, используя их как в отдельности, так и комплексно.

Фиксация результатов осмотра места происшествия может быть произведена не только путем письменной протокольной формы. Здесь может быть применен целый ряд приемов технического порядка. Отсюда можно сделать вывод, что фиксация результатов следственных действий в уголовном процессе имеет две природы: письменную - протокольную и техническую. Как правильно указывала П.С. Элькинд: «Научно-технические средства предназначены не только для фиксации результатов процессуальной деятельности, но и могут сами по себе явиться способами установления криминалистической информации».62

При производстве следственных действий нормы процессуальной) права предъявляют требование фиксировать результаты, полученные в ходе их реализации. Сам процесс осуществления следственного действия может быть зафиксирован двумя способами: обязательным и необязательным.

К обязательным способам фиксирования следственных действий необходимо относиться как к нормам императивного порядка. Это означает, что дознаватель, следователь не имеет права выбора приемов фиксации среди других, поскольку императивная норма процессуального закона прямо предписывает применить конкретный способ фиксации. Такое предписание, однако, не лишает следователя, дознавателя права дополнить основную форму альтернативной формой фиксации. Так, например, результаты производства обыска фиксируются в протоколе, но по усмотрению следователя, дознавателя может дополнительно применена
фотография.

bi Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л. 1976. С. 105.

89

Применение фотосъемки в данном случае может развеять сомнения во многих ситуациях, например, доводы защиты в необъективности результатов следственного действия; отсутствии нарушений норм процессуального права. Кроме того, визуальная наглядность происходящих действий, особенно если фотосъемка производится при осмотре места происшествия, во многом может дополнить протокольный способ фиксации действий и их результатов.

К обязательным видам фиксации в уголовном процессе относится, прежде всего, протокольная форма. Вопросу протоколирования в Уголовно-процессуальном кодексе РФ посвящены статьи 83 и 166. Можно говорить, что ст. 166 УПК РФ наиболее обобщающая основные условия протоколирования следственных действий. Несмотря на это закон предусматривает и дополнительные требования протоколирования отдельных следственных действий, как, например, протоколы осмотра и освидетельствования. Но более всего обращает на себя внимание содержание ст. 166, которая впервые в обобщенной форме указывает, что к протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственных действий. Такого широкого круга носителей технической информации прежнее процессуальное право не предусматривало.

Однако самая яркая новация о протокольной форме фиксации следственных действий содержится в ч.9 ст. 166, предусматривающей право на присвоение свидетелю и его близким псевдонима и получение образца подписи, которую они будут использовать в протоколах следственных действий с их участием. В настоящее время с учетом широких демократических начал состязательного уголовного процесса и формирования сильного института защиты трудно пока представить каким образом псевдоним сможет скрыть подлинную
личность свидетеля.

90

Думается, что практическое применение этой формы охраны личности выработает в дальнейшем наиболее эффективное применение указанной нормы закона.

Другой формой обязательной фиксации следственных действий является фотография. Редко, когда в учебниках по криминалистике указывается на эту обязательную форму фиксации, предусмотренную законом. Чаще всего использование судебной фотографии относится к дополнительному приему фиксации.

Отнесение фотографии к дополнительным видам фиксации в уголовном процессе приводит к тому, что необходимость применения ее ставится в зависимость от решения представителей органа дознания и следствия.

Между тем, фотографию нельзя безусловно, и во всех случаях относить к дополнительным видам фиксации. Уголовно-процессуальный закон знает случаи, когда требуется обязательное применение судебной фотографии. Ранее это требование было отражено в части 2 ст. 84 УПК РСФСР. Теперь обязательное применение технических форм фиксации наряду с протокольной предусматривает подпункт «а» пункта 2 ст. 82 УПК РФ (хранение вещественных доказательств), которая в отличие от прежних условий расширяет возможности обязательной технической фиксации помимо применения фотографии. Она предусматривает также съемку на видео- или кинопленку.

Уголовно-процессуальный кодекс 1923 года не знал такой нормы. Решение законодателя о переходе в применении фотографии от возможных случаев к обязательным объясняется наличием более высокой оснащенности органов расследования научно-техническими средствами.

Тенденция, положенная законодателем к обязательным техническим приемам фиксации, надо полагать, будет возрастать. Уже сейчас следовало бы признать обязательным фотографирование мест, в которых обнаружены контрабандные товары и особенно наркотические средства.

91

Наглядность может свидетельствовать о том, насколько сложным представилось обнаружить товар и какие ухищрительные подготовительные меры предпринимались к сокрытию.

Вещественные доказательства, требующие обязательного

фотографирования и киносъемки, чаще всего обнаруживаются при осмотрах места происшествия. Как правило, незаконно перемещаемый товар правонарушитель пытается скрыть с применением различных ухищрений, в том числе и с использованием тайников. Тайник может быть в громоздких вещах, а также транспортных средствах, в частности в автомобиле, пароходе, самолете и т.д. Все эти громоздкие предметы приобретают значение вещественных доказательств. Нельзя заранее исключить необходимость изучения указанных объектов в дальнейшем. На обеспечение подобной возможности в перспективе и направлены перечисленные в законе технические приемы, разработанные криминалистикой. *

Практика показывает, что несоблюдение правила обязательного фотографирования и киносъемки вещественных доказательств затрудняет установление истины по уголовным делам, особенно в тех случаях, когда во время производства по делам о нарушении таможенных правил, обнаруживаются признаки уголовного преступления. Поскольку административное производство отличается от уголовного более

упрощенными процессуальными правилами, то может произойти невосполнимая утеря вещественных доказательств. Так, в зоне деятельности Уссурийской таможни на таможенном посту «Марково», во время досмотра автомобиля, в кабине водителя среди стопки газет инспектор обнаружил наркотическое средство, но не зафиксировал его должным образом, извлек его из кабины и показал присутствующим. В случае, если бы инспектором была произведена фотосъемка обнаруженного в кабине и надлежащим образом оформлено изъятое, то у следствия и особенно у защиты не было бы сомнений в действительности происходивших событий. Но, не выполнив

92

этого, инспектор, ограничился заведением административного дела в связи с нарушением таможенных правил. В последующем восполнить допущенное нарушение не представилось возможным, и в возбуждении уголовного дела было отказано.6”1

При фотографировании важное значение имеет запечатление взаиморасположения вещественных доказательств с другими объектами, а также их соотношение на месте в обстановке происшествия. Так, по делам о контрабанде, которую обнаружили в контейнере автомобиля должно быть зафиксировано ряд многих моментов. Во-первых, внешний вид, затем наличие запорных устройств и средств таможенной идентификации (пломбы) и расположение товара в контейнере, ход выгрузки товара и место, где обнаружен незаконно перемещаемый товар. В ноябре 1998 года в зоне деятельности Уссурийской таможни, инспектор досмотровой группы, располагая информацией о возможных незаконных вложениях в мешке с рисом, приступил к досмотру. Фотографирование или видео съемка не производилась.

Когда инспектор стал с применением щупа проверять содержимое мешков на предмет посторонних вложений, то в одном из них он наткнулся на преграду. С целью удостовериться о наличии посторонних вложений он, не зафиксировав момент обнаружения мешка и не пригласив понятых, произвел надрыв упаковки и извлек мешочек с наркотическим средством. После этого инспектор вышел из контейнера и, пригласив понятых, стал объяснять, как он обнаружил наркотическое средство, оформляя при этом изъятие. При таких обстоятельствах изъятия нетрудно предсказать, чем закончится расследование по уголовному делу. Подобное игнорирование надлежащего фиксирования своих действий инспектором привело к непоправимым ошибкам,

J Отказной материал № 23 от 4.07.2000 .Архив Уссурийской таможни.

93

Прокурорский надзор обязан обеспечить строгое соблюдение органами дознания, следственными органами требований ст. 166 УПК РФ. Судебные органы не менее заинтересованы в этом. Суды при несоблюдении органами дознания и следствия криминалистических процессуальных правил фиксации должны выносить частные определения, а в тех случаях, когда такой пробел не представляется возможным устранить в судебном заседании, возвращать дела на доследование.64

Очередной формой обязательной фиксации, осуществляемой в ограниченных пределах, является изъятие и хранение вещественных и письменных доказательств, о чем уже упоминалось выше. В литературе вопросы по работе с вещественными и письменными доказательствами (изъятие и хранение) в целях дальнейшего представления их суду, специально не рассматриваются. Однако рекомендуемые по этим вопросам приемы косвенно, так или иначе, связываются с конечным предназначением материальных объектов для суда. Так, Н.А. Селиванов, подчеркивая обязанность следственных органов представить суду вещественные доказательства или указать место их нахождения, пишет: «К обвинительному заключению необходимо прилагать справку о месте нахождения соответствующих предметов со ссылкой на листы дела, где подшиты документы - вещественные доказательства или сохранная записка, о сдаче их на ответственное хранение. Как показывает практика, некоторые следователи, дознаватели при составлении таких справок проявляют недопустимую небрежность, либо вовсе не упоминая об имеющихся в деле вещественных доказательствах, либо даже сообщая неверные сведения».6”

Следует заметить, что указанные автором нарушения не ограничиваются упущениями следственных работников при направлении

64См.:Турчин Д.А. Фотография как обязательный метод фиксации в уголовном процессе.// Материалы 14-й научной конференции профессорско-преподавательского состава ДВГУ. Владивосток. 1969 С. 78-81

6;i Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М., 1971. С. 194,

94

уголовных дел в суд. Относительно вещественных и письменных доказательств существует, на наш взгляд, ряд объективных и субъективных причин. К объективным причинам относится то положение, что современный следственный аппарат, органы дознания находятся в крайне тяжелом материальном положении. Недостает не только кабинетов и транспорта, но также элементарных условий для хранения вещественных доказательств, изъятых материальных ценностей и даже документов, если они необходимы в значительном объеме. По этой причине работники дознания, следственные работники, как правило, передают ценности на сохранность предприятиям, на балансе которых числится транспортное средство, родственникам подозреваемого или обвиняемого, которые практически являются не надежными хранителями, поскольку часто заинтересованы в исходе дела.

Что касается субъективных причин, то это имеет место в тех случаях, когда при производстве следственных действий изымаются с указанием в протоколе орудия преступления, ценности или другие предметы, предположительно имеющие связь и отношение к механизму совершенного преступления. Затем в ходе дальнейшего расследования выясняется, что изъятое не несет информационной нагрузки или даже не имеет отношения к делу. Такие материальные объекты, как правило, выпадают из поля зрения следственных работников и дальнейшая их судьба по делу не прослеживается.

В данном случае грубо нарушаются требования ч. 2 ст. 8 J УПК РФ, которая устанавливает три стадии преобразования материальных объектов в статус вещественных доказательств. Это: изъятие, подробное описание в протоколе осмотра и приобщения не к протоколу, а к материалам уголовного дела. Представляется, органы дознания и следствия не могут оставлять такие объекты без внимания, не принимая решение об их последующей принадлежности. Закон требует в подобных случаях вынести постановление по поводу своего решения об информационной незначимости

95

для материалов дела конкретной вещи или об исключении его из материалов производства по делу. На практике же дознаватели, следователи зачастую возвращают ценные вещи их владельцам под расписку, которую приобщают к материалам дела. Такое действие едва ли оправдано, так как в расписке не может быть мотивации, по причине которой предмет или вещь исключается из производства по делу.

Отдельно остановимся на одной из важных, специфических для уголовного процесса форм фиксации при производстве следственных действий, которая связывается с участием понятых. Согласно ст. 60 УПК РФ при производстве следственных действий присутствуют понятые. В чЛ названной статьи сказано, что понятые обязаны удостоверить факт, содержание и результаты действий, при производстве которых они присутствовали. Понятые вправе делать замечания по поводу произведенных действий. Замечания понятых подлежат занесению в протокол соответствующего следственного действия.

Функции понятого таким образом весьма широкие. Можно считать понятого представителем общественности с некоторыми контролирующими процессуальными обязанностями. Однако бесспорно, что участие понятых есть самая активная удостоверительная и потому фиксирующая течение следственных действий форма.

Из сказанного вытекает, что интересы следствия и понятых в процессе производства следственных действий едины. Более того, понятой как бы страхует следователя в случаях допущенных им упущений в

документальной фиксации. Понятой, давая показания в случае вызова в суд, дополняет и попраатяет положение дел с недостающими элементами фиксации. Это положение понятого очень важно подчеркнуть, так как некоторые авторы, некритически воспринимая уголовный процесс некоторых западных стран, где зачастую отсутствует институт понятых, хотели бы перенести этот порядок и в отечественное судопроизводство.

96

Как и для всякого другого вида фиксации в уголовном процессе в отношении понятых также необходимы тактические приемы более активного их привлечения к удостоверительной деятельности. Перед началом следственного действия, в котором участвуют понятые, следователь разъясняет им права и обязанности. Но недостаточно ограничиваться этими формальностями. В ходе производства следственного действия дознавателю, следователю необходимо постоянно держать в поле зрения понятых, обращая их внимание на значимые фактические данные. Дело в том, что понятые, не будучи специалистами, не всегда правильно воспринимают производимые следователем операции и действия. Если понятые недостаточно ясно воспринимают происходящее, дознаватель должен объяснить понятым сущность и значение происходящего. Например, при обыске с целью обнаружения драгоценного металла или следов крови, дознаватель, следователь применяет технические средства. Для многих явится непонятным, что это за прибор и с какой целью он применяется. В этом случае следует прийти к понятым на помощь и коротко ввести их в курс дела.

Что касается не обязательных, то есть факультативных форм фиксации в уголовном процессе, то в этих целях существует более широкий арсенал средств и приемов, разработанных и рекомендуемых криминалистикой. Они более всего основываются на научно-технических приемах современной информационной запечатлительной аппаратуры.

Не имея принципиальных замечаний к порядку регламентации применяемых в целях фиксации результатов следственных действий, заметим, однако, что законодатель не исчерпывает в своем перечислении всех форм технической фиксации, какие применяются на практике. В прежней 141 статье УПК РСФСР не назывались, например, такие формы как составление планов, схем, изготовление рисунков, а также моделирование, которое широко применяется на практике. Новое законодательство восполнило эти недостатки.

97

Короткую характеристику дополнительным средствам фиксации в уголовном процессе целесообразно отметить альтернативной судебной фотографии, как наиболее эффективной и частой формой фиксации хода и результатов следственных действий. О фотографических методах и приемах фиксации в уголовном процессе существует обширная литература. б Поэтому нет нужды доказывать все преимущества и выгоды представления суду фотографий, наглядно представляющих картины и фрагменты механизма совершенного преступления, результатов преступной деятельности, оставленных следов преступления. Обратим внимание на некоторые проблемные вопросы, которые по нашему мнению, надлежит разрешить в области судебной фотографии.

Представляется, что проблемные вопросы судебной фотографии можно разделить на две части: процессуальные и технические. К процессуальным вопросам, которые одновременно являются и криминалистическими, относятся такие как отсутствие тенденции не расширения обязательных фотографических методов. Выше было сказано лишь о единственной процессуальной норме обязательного фотографирования. Однако, случаев, когда фотографирование как метод фиксации должно быть применено значительно больше.

О процессуально - криминалистических недостатках в использовании фотографических методов в целях фиксации фактических данных по уголовным делам можно говорить много. Но об одном из них, на наш взгляд не следует умалчивать. Речь идет о том, что альтернативная возможность применения фотографических методов представлена в законе, как правило, для следователя. При производстве следственных действий решение о применении судебной фотографии в качестве метода фиксации принимает следователь. При этом положении законодатель не

66 См., например, Селиванов Н.А., Эйсман А.Л. Судебная фотография.М.1965.; Ищенко Е.П., Ищенко П.П. Методические разработки по основам судебной фотографии и киносъемки.Свердловск. 1976.; Корухов Ю.Г. Общая и судебная фотография. М., 1975.

98

всегда напоминает следователю о его праве. Это имеет место, например, в случаи с регламентацией такого следственного действия как предъявление для опознания. Ст. 193 УПК РФ, регламентирующая порядок предъявления для опознания, требует, чтобы лицо, опознание которого производится, предъявлялось вместе с другими лицами, по возможности сходными по внешности с опознаваемым.

Однако протокольная форма выполнения этого требования не может полностью обеспечить надлежащей достоверности сведений о выполнении следственным органом в полной мере требований закона, о чем неоднократно подчеркивалось при анализе бывшей нормы (ст. 165), которая также основывалась только на протокольной форме фиксации.

В связи с этим на практике иногда возникают трудности в оценке результатов опознания, за исключением опознания по фотографии. Такое положение представляет немалые возможности опорочить опознание в целом или частично. Думается, что это как раз тот случай, когда законодатель должен возвести возможность применения фотографии в императивную норму, требующую от следователя обязательного

фотографирования предъявленных лиц и вещей в условиях, предписанных ст. 193 УПК РФ.

К техническим проблемным вопросам судебной фотографии как средства фиксации, прежде всего, следует отнести то современное состояние судебной фотографии, которое удерживает ее на уровне запечатлевающего средства фиксации. Ведь существует еще исследовательская фотография, приемы которой крайне медленно воспринимаются следователями и криминалистами- специалистами, участвующими в производстве следственных действий в соответствии ст. 168 УПК РФ. По этой причине на практике, как и прежде, возникают иногда затруднения в оценке доказательств по делу. Во всяком случае, невосприятие

99

следственным аппаратом некоторых даже несложных приемов

исследовательской судебной фотографии не способствует дальнейшему развитию этой важной отрасли криминалистической техники, а также эффективному, в тактическом смысле, расследованию уголовных дел.

Сказанное выше о технических проблемах судебной фотографии и в частности привнесения в практику оперативной судебной фотографии методов исследовательской фотографии можно показать на работах Д.А. Турчина, который является сторонником дальнейшего активного развития всех методов фотографии в следственную практику.

Рассматривая перспективы развития методики работы с микроследами в целях успешного раскрытия и расследования уголовных дел, Д.А. Турчин определил микроследы как вещества органического и неорганического происхождения, которые по причине малого количества и размера не могут быть восприняты зрением человека и поэтому о наличии их можно судить только по показаниям приборов.

В результате микроскопических характеристик микроследов их обнаружение и дальнейшее исследование возможно только инструментальными методами. Одним из таких методов по мнению автора является фотографический. Однако, фотография в этом случае во многих отношениях принимает окраску исследовательской, поскольку проводится при помощи микроскопа или микрофотообъектива. В связи с этим Д.А. Турчин пишет: «Это означает, что микрофотография уже на данном этапе исследования вещественных доказательств в уголовном процессе переходит из разряда исследовательской в еудебно- оперативную, запечатлевающую фотографию». К сожалению, практика слабо реагирует на подобные предложения и тем самым упускает многие возможности усиления потенциала своей деятельности в борьбе с преступностью.

’ Турчин Д.А. Микроследы -новое в криминалистике // Проблемы советского государства и права. Иркутск. 1974.Вып.7.С. ЮЗ.

100

В советской криминалистической литературе не встречаются рекомендации по использованию люминисцентных порошков, применяемых для выявления невидимых следов пальцев рук с последующим фотографированием их люминисцентного свечения. Между тем этот способ обнаружения следов пальцев рук при помощи фотографии, как видно из данных международной криминалистической выставки в г. Москве (см. кинофильмы по криминалистике) широко известен и активно применяется за рубежом. А в нашей стране аналогичный способ был разработан в 1975 году Д.А. Турчиным и В.Е. Сологубом. Этот способ значительно расширяет возможности обнаружения и фиксации следов пальцев рук даже на одежде потерпевших. Он также носит характер исследовательской фотографии и производится с одновременным применением фотокамеры и ультрафиолетового осветителя. Сравнительная простота его делает возможным применения на месте происшествия в выездной лаборатории.68

Вообще-то судебную фотография подразделяется на две части: процессуальную, когда она применяется в период производства отдельных следственных действий и детективную, то есть оперативную (негласную). Применение последней имеет большее значение в раскрытии преступлений. Однако это направление судебной фотографии медленно развивается как в науке, так и на практике.

Следующим средством технической фиксации является звукозапись. Этот технический прием был введен в УПК 31 августа 1966 года с некоторым опозданием, так как звукозапись тогда уже применялась в следственной практике. Тактика и методика звукозаписи хорошо разработаны криминалистической техникой. Но на практике иногда возникают некоторые процессуальные проблемные вопросы как, например, о возможности использования звукозаписи, произведенной в

Турчин Д.А., Сологуб В. Обнаружение и фиксация следов патыдев рук при noNfoum люминесценции // Проблемы советского государства и права.Иркутск. 1975.№11-12.С. 154-

101

непроцессуальном режиме. Некоторые другие вопросы до сих пор окончательно не решены в теории. Во многих случаях порядок непроцессуальной звукозаписи разрешает Закон «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» от 12 июня 1992 года, регламентирующий порядок прослушивания, нашедший полное воплощение в ст. 186 нового процессуального закона. Проблемными вопросами судебной звукозаписи являются использование ее при производстве иных следственных действий: очной ставке, предъявления для опознания, следственном эксперименте. На эти проблемы правильно указывается в литературе.69

Вообще следует отметить, что законодательство отстает от следственной практики и экспертизы и это не способствует успешной борьбе с преступностью. На это указывает то обстоятельство, что в период обсуждения проектов принятого УПК было много предложений технического характера, полезных для применения в период раскрытия и расследования преступлений. Однако не все они получили отражение в процессуальной кодификации. Несомненно, это приведет к необходимости дополнений и изменений к вступающему в действие новому законодательству.

Некоторые авторы и, в частности, И.Е. Быховский и Н.А. Корниенко к числу способов фиксации наряду с применением фотографии, киносъемки и прочее относят также производство измерений.70

Другие авторы рассматривают измерение в качестве метода познания. Так, например Р.С. Белкин пишет: « Измерение - частный метод познания истины и его необходимый, иногда подсознательный элемент. При измерении путем сравнения познаваемой величины с однородной величиной принятой за единицу измерения устанавливается количественное

См.: Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Процессуальные и тактические вопросы применения технических средств при расследовании уголовных дел. Л. 1981. С.39. 70 См. Там же. С. 47- 49.

102

отношение двух однородных величин одна из которых известна».75 К сожалению, указанная измерительная криминалистическая методика не находит необходимого для практического применения отражения в процессуальных предписаниях. В следственных действиях, связанных с исследованием материальных объектов (ст.ст. 176, 181, 183 и др.) более всего внимание уделяется процессуальной стороне порядка производства следственных действий. Между тем в процессуальной кодексе РСФСР методу технического измерения при исследовании материальных объектов уделялось больше внимания, хотя, по нашему мнению, еще недостаточно. В частности, в ст. 179 УПК РСФСР, регламентирующей порядок производства осмотра, говорилось, что в необходимых случаях следователь производит при осмотре измерения, фотографирование, киносъемку, составляет планы и схемы, изготовляет слепки и оттиски следов. В ст, 183 УПК РСФСР регламентирующей производство следственного эксперимента, также указывается, что следователь в необходимых случаях производит измерения, фотографирование, киносъемку, составляет планы и схемы.

Из этого видно, что законодатель относит многие способы фиксации в уголовном процессе также к методам познания при расследовании уголовных дел.

Неправильно было бы все сказанное выше рассматривать только как способы фиксации результатов производства следственных действий. Сам процесс и средства достижения фиксации имеет глубокое познавательное значение. С этих позиций рассмотренные способы фиксации имеют много общего с другими методами познания; описанием, сравнением, наблюдением и т.д. и даже включают в свою систему некоторые из них.

Трансформируя в единое целое методы познания и удостоверения, фиксация выступает в качестве завершающего этапа процесса познания и неотделима от него в уголовном процессе. Эта характеристика

1 Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств.М. 1966.С. 161.

103

фиксации лишний раз подтверждает ее значение. Она, таким
образом, образует свой специфический метод уголовного процесса
и

криминалистики.

Наука и практика разработала и рекомендовала и другие способы фиксации, которые как бы присоединяются к протоколированию, подкрепляя их или, образно говоря, удостоверяют, уточняют и детализируют данные, изложенные в протоколе.

Рассмотрим, как преломляются удостоверительные требования закона на примере производства отдельных, наиболее значимых, на наш взгляд, следственных действий.

Осмотр места происшествия является одним из важных и основных следственных действий, который аккумулирует все известные в настоящее время способы фиксации в период его производства. Их применение зависит от совершённого преступления, его общественной опасности и масштабов причиненного ущерба. Естественно, что по причине материальной ограниченности, а также наличия «массовой» преступности и недостатка квалифицированных следственных органов на практике не всегда применяются все возможные способы и формы фиксации, следователи ограничиваются лишь составлением протокола и в лучшем случае применением фотографии.

Поэтому в данном случае следует отдать приоритет протоколу осмотра места происшествия не только потому, что он является основой фиксации, но также и потому, что чаще всего он выступает по уголовным делам единственным способом фиксации. В качестве недостатков такой фиксации, прежде всего, следует отметить отсутствие строгой системы содержания протокола. Это явление связано с тем, что в процессуальной науке прочно установилось правило, в соответствии с которым, протокол

104

должен состоять из трех частей: вступительной, описательной
и заключительной.

Если рассматривать эту систему с позиции криминалистической технологии, т.е. производства криминалистических исследовательских процедур, состоящих из применения научно-технических средств, а также многих ложных материалов и приборов фиксации результатов исследования, то указанная схема видится нам слишком описательной. Описательный метод также нельзя исключить из общих всех частных методов познания и фиксации. Однако нельзя не видеть в этом упрощенной, элементарной сущности данного метода. В нем отсутствуют активные формы познания и фиксации его результатов, какими могут быть физические, химические, оптические и другие способы воздействия на исследуемые объекты. Не случайно, поэтому специалисты считают это описание всего лишь начальным методом познания.

Чтобы в протоколе осмотра места происшествия нашли отражение все активные процедуры исследования материальной обстановки необходима дополнительная криминалистическая часть. Мы склоняемся к тому, что с учетом требований криминалистической науки протокол следственного действия должен состоять из следующих частей: вводной, описательной, исследовательской и заключительной.

Описательная часть протокола фиксирует состояние места происшествия на момент первичного восприятия его участниками осмотра. Сказать, что описательная часть совсем не имеет исследовательского содержания нельзя. Описательная часть должна охватывать весь комплекс материальных объектов, составляющих место происшествия и подлежащих исследованию. Можно говорить, что описательная часть определяет объем предстоящего исследования. Она как бы указывает на те объекты, которые затем подвергнутся последующему детальному изучению.

105

Содержание исследовательской части во многих отношениях определяют ч.2 и 3 ст. 180 УПК РФ. Их требование в основном сводится к порядку и процедурам исследовательских приемов. Во-первых, в этих целях должен быть намечен логический план исследования материальной обстановки места происшествия с применением конкретных научно-технических средств.

Во-вторых, в протоколе должно быть подробно указано как, кто и в какой последовательности и применительно к каким объектам, а также с какой целью использовались научно-технические средства и какие при этом достигнуты результаты.

Немаловажным представляется вопрос о приложениях к протоколу осмотра места происшествия. К нему могут быть всевозможные приложения. Большинство таких приложений указано в законе, о которых уже говорилось выше в связи с рассмотрением содержания ст. 166 УПК РФ.

Однако приложением к протоколу могут быть не только

перечисленные в законе предметы и документы. Исходя из того, что в исследовании обстановки места происшествия участвуют ряд субъектов следственного действия, последними могут быть представлены предметы и документы, обнаруженные и изготовленные не только следователем. К числу таких документов и предметов можно отнести акт или протокол кинолога об использовании служебной собаки, справки специалистов о выполненном им задании следователя.

В осмотре места происшествия может участвовать подозреваемый (обвиняемый) и адвокат. Эти лица вправе ходатайствовать о приобщении к протоколу каких-либо предметов или документов. Подобные случаи чаще всего бывают при осмотре места происшествия по делам о кражах из магазинов, баз, складов и прочее.

Нельзя пройти мимо и не сказать о фиксации, сохранении, стабилизации криминалистической информации в других частных случаях, которые также связаны с основной задачей довести до суда вербальную и

106

материальную информацию в полном максимальном объеме. В первую очередь это касается допросов. Прежде всего, по этому вопросу следует заметить, что допрос свидетеля самое, если можно так сказать «древнее» следственное действие и по поводу проведения его, равно, как и по поводу составления протокола допроса написано много сочинений.72

В советской криминалистической литературе за многие годы значительными работами по теме допросов стали труды А.Н. Васильева и Л.М. Корнеевой, а также Н.И. Порубова и других. Но по поводу работ упомянутых авторов надо отметить, что они не содержат специальных разделов для протоколов допросов свидетелей или других лиц. Верно в монографии Н.И. Порубова есть небольшой раздел, касающийся процессуального оформления результатов допроса, но он незначителен. В связи с этим надлежит констатировать тот факт, что о тактике допроса в том смысле в каким идет речь в данной работе с тем, чтобы информация, полученная в период допроса в наиболее полном объехме дошла до суда пока подробно ни кем не рассматривалась.

Однако во все времена существующие процессуальные правила допроса и его фиксации не могут предусмотреть решение всех проблем, конкретного прошлого и будущего периодов времени в существовании общества и его отношения к некоторым институтам судопроизводства.

В свете сегодняшних проблем в практике допросов следует признать -они составляют основную острую проблему борьбы за добросовестного, честного свидетеля в связи с тем, что допрашиваемые по уголовным делам подвергаются серьезному воздействию со стороны заинтересованных преступных групп или родственников обвиняемых, ставящих своей целью любыми средствами спасти виновных от судебного наказания. “

’’ См., например, Васильев А.Н., Корнсева Л.М, Тактика допроса. М.1970. : Порубов Н.И. Допрос. Минск. 1968.

” См.: Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию. Автореф. докт. юрид. наук. Воронеж. 2000.

107

Поэтому одной из задач тактики доказывания является разработка и осуществление системы тактических приемов по фиксации и сохранению для суда криминалистической информации. Решение этой задачи должно начинаться с первоначальных следственных действий. В тактику производства следственных действий должны закладываться приемы обеспечения сохранности и оптимальной передачи полученной при этом информации.

Что касается показаний потерпевших и свидетелей, которые в наше время оказались наиболее уязвимыми под действием различных противоправных обстоятельств, то их оценка на предмет возможности подачи суду объективной информации должна начинаться с изучения личности потерпевшего или свидетеля.

Рассматривая эту проблему в конкретных уголовных делах о взяточничестве, Н.Н. Кондрашков приходит к обоснованному выводу о том, что «нужно убеждать следователей в том, что «развал» дел о взятках объясняется, прежде всего, неумением собрать и закрепить доказательства, основательно проверив их на прочность». “ Практике известны многочисленные случаи, когда даже добросовестные свидетели под влиянием угроз и других мер « скатываются» на путь изменения или полного отказа от прежних правдивых показаний. Против таких случаев тактика фиксации показаний должна рекомендовать ряд мер и приемов, упреждающих уничтожение или искажение объективной

криминалистической информации.

По этому поводу некоторые авторы уже высказали свои соображения. В частности, А. Рубан, с целью стабилизации свидетельских показаний среди
других мер предлагает усилить уголовную ответственность

‘4 См.: Турчин Д.А. Тактика доказывания как предмет методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положение) МЛ 976.С. 152-153. ‘

5 Кондрашков Н.Н. О борьбе с взяточничеством//Социалистическая законностьЛ990.№7.С.17.

108

недобросовестных свидетелей до восьми лет лишения свободы. Автор также считает, что поскольку распространение таких негативных явлений приобретает все более опасный характер, необходимо создать специальные подразделения, которые должны проводить мероприятия по блокировке давления на участников уголовного процесса, как это имеет место в США.76

Другие авторы также предлагают заимствовать систему защиты свидетелей и потерпевших от зарубежных стран, где применяются меры даже по переселению свидетелей, а также демонстрация их показаний за ширмой и многое другое. Возможно наш уголовный процесс когда-нибудь воспримет эти крайние и дорогостоящие приемы стабилизации свидетельских показаний, однако, сегодняшняя действительность требует немедленного принятия эффективных мер в борьбе с преступным наступлением на интересы правосудия и защищаемой истины.

Как нам представляется, возможности текущего законодательства в этом отношении практически еще не до конца исчерпаны. В частности речь может идти о требованиях Закона «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства» от 12 июня 1990 года, которым введена ст. 27-1 - «Обязанность органов дознания, следователя, прокурора и суда принимать меры к обеспечению безопасности участников процесса и иных лиц». В ней говорится, что при наличии достаточных данных о том, что если потерпевшему, свидетелю или другим участвующим в деле лицам, а также членам их семей или близким родственникам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества, либо иными противозаконными действиями, орган дознания, следователь, прокурор, суд обязаны принять предусмотренные законодательством меры к охране жизни, здоровья, чести, достоинства и имущества этих лиц, а также и к установлению виновных и привлечению их к ответственности.

См.: Рубан А. Правовые аспекты борьбы с лжесвидетельством // Социалистическая законность. 1990.№8.С. 28-29.

109

Приведенная норма Закона должна получать отражение в протоколах допросов свидетелей и потерпевших. При составлении протокола и предупреждении допрашиваемых об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу ложных показаний одновременно с этим орган дознания, следователь и прокурор обязаны также разъяснить свидетелю или потерпевшему содержание ст. 27-1 Основ, выяснить не оказывается ли на них давление в связи с предстоящими показаниями и разъяснить, что они берут на себя защиту их личности, имущества. В таких случаях полезно было бы предупредить допрашиваемых и на будущее с тем, чтобы о появлении угроз и других форм воздействия незамедлительно сообщалось органам расследования.

Эти установления законодателя не были восприняты вновь принятым процессуальным законодательством, при этом следует отметить, что имея в виду те же цели и задачи по государственной защите участников уголовного процесса со стороны обвинения законодатель нашел возможным ввести ч. 9 ст. 166 УПК РФ, в которой говорится, что при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протокол следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который кроме этого опечатывается и приобщается к уголовному делу.

В этих же целях законодатель счел возможным включить в ст. 193 (предъявление для опознания) ч. 8, которая предусматривает, что в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания,

110

по решению следователя, может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым.

Выше уже указывалось наше отрицательное отношение (по поводу ч.9 ст. 166 УПК) к перечисленным нововведениям в связи со сложностью организационного осуществления указанных тактических приемов с учетом демократических принципов , а также существующей вседозволенности, вездепроникаемости и возможности криминальных структур. Но к этому следует добавить также, что введение в судопроизводство института анонимности с одновременным провозглашением прав и свобод человека и гражданина некорректно. Законодатель не прислушивается к мнению ученых, предупреждавших о нецелесообразности принятия подобных норм. Так, известный в стране ученый-процессуалист A.M. Ларин, один из ведущих авторов Концепции судебной реформы в РСФСР в резкой форме выступил против предложений анонимных приемов официального судопроизводства. Он считал: «Грубейшим извращением принципов состязательности и объективной истины представляются правила ч. 8 ст. 176, ч.З ст. 249 и ч.5 ст. 324 (в проекте УПК, предусматривающем приемы анонимных элементов в судопроизводстве - Н.О.) допускающие, чтобы по мотивам безопасности потерпевшие и свидетели фигурировали в деле под псевдонимами, а действительные их имена и другие сведения об этих лицах были известны прокурору и суду, но не обвиняемому и защитнику. Этим открывается широкий простор для использования подставных свидетелей и других фальсификаций».

Против инквизиционной анонимности также выступали другие ученые- криминалисты. В частности, Д.А. Турчин отмечал, что «Такие новации попирают все общепризнанные демократические принципы уголовного процесса, за которые человечество за всю свою историю положило немало

Ларин A.M. О принципах уголовного процесса и гарантия прав личности в проекте УПК // Социально-экономические и правовые проблемы Восточно-Сибирского региона на пороге третьего тысячелетия. Иркутск. 1998. С.40.

111

жизней. Но самое опасное в этом проекте закона заключается в том, что он представляет широкие возможности для безответственного и бесконтрольного ведения следствия и последующего осуждения невиновных

78

граждан». При этом автор раскрыл значительные преимущества гласного уголовного процесса перед негласным, ограничивающим доступ общественности в борьбе с преступностью. Можно уже сейчас полагать, что рассмотренные нормы нового УПК в скором будущем станут предметом рассмотрения Конституционного Суда страны.

Об особенностях фиксации других следственных действий хочется остановиться на производстве очных ставок и предъявлении для опознания. Проблемы этих следственных действий имеют те же причины воздействия на свидетелей и потерпевших с тем, чтобы они отказались от ранее данных показаний, объективно отражающих обстоятельства расследуемого преступления.

Сложность проведения и соответственно фиксации очной ставки особенно увеличивается при острых конфликтных отношениях между допрашиваемыми, например, между потерпевшим и обвиняемым. Порядок и управление со стороны следователя при производстве очной ставки строго определен в ст. 193 УПК РФ. Однако на практике соблюсти порядок, особенно при конфликтной ситуации, очень трудно. Зачастую конфликтующие допрашиваемые просто становятся неуправляемыми. При этом появляется возможность для угроз, умалений, просьб и т.д. Подозреваемые и обвиняемые достигают этого не только произнося свои намерения открытым текстом, но прибегают к мимике, всевозможным знакам и просто демонстрацией кулаков. Не случайно, поэтому Г. А. Абдумаджидов считает, что всегда желательно присутствие на очной ставке другого работника органа
предварительного следствия или дознания,

Турчин Д.А. Против анонимности правосудия (заметки на полях одного законодательного проекта) // Указ. сборник. С.47.

112

который мог бы наблюдать за поведением ее участников и предупреждать о возможности их неправомерного влияния друг на друга. В этих целях автор считает полезно прибегать к звукозаписи.79 Возможности последней, однако, ограничены по восприятию всех не только словесных, но и других действий участников очной ставки. Наиболее эффективным приемом необходимо признать применение видеосъемки, которая бы фиксировала все моменты, о которых было сказано, одновременно она оказывала бы сдерживающие воздействия на поведение обвиняемых, подозреваемых.

Фиксация хода очной ставки в указанных выше условиях связана с большими трудностями. Следует согласиться с мнением И.Е. Быховского о том, что в таких случаях возникает необходимость отображения в протоколе не только
показаний, но и действий лиц и особенно

О Л

имеющих значение для дела. Для правильной и объективной оценки криминалистической информации для суда важно знать, как в конечном итоге складывались окончательные показания того или иного лица, какие они претерпели изменения и каковы обстоятельства, послужившие причиной их изменения.

Аналогичные проблемы возникают и при производстве предъявления лиц для опознания. Обычно для опознания предъявляются подозреваемые и обвиняемые, совершившие насильственные действия и поэтому их образ сам по себе производит на потерпевших и свидетелей психологическое воздействие и угнетение, приводящее к скованному поведению и робости опознающих.

Но этим не заканчивается воздействие на них. Иногда прямо или иносказательно
подозреваемые или обвиняемые высказывают угрозу в

79 См.: Абдумаджидов Г.А. Проблемы совершенствования предварительного расследования. Ташкент!975 С. 40.

80 См.: Быховский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. J1. 1977 С. 81-83.

113

адрес опознающих. Такие незаконные действия заинтересованных лиц обязательно должны быть отражены в протоколе следственного действия. Очевидно, лишь по этим причинам законодатель решился на включение ч.8 в ст. 193 УПК РФ.

Предъявлению для опознания в качестве самостоятельного следственного действия присущ свойственный только этому следственному действию недостаток, который заключается в непосредственной зависимости от приемов фиксации его хода.

Дело в том, что по требованию процессуального закона лицо, опознание которого производится, предъявляется опознающему вместе с другими лицами, по возможности, сходными по внешности с опознаваемым. Известны трудности, связанные с соблюдением этого процессуального условия. Поэтому часто находятся основания сомневаться, что органы расследования в полной мере выполнили это требование закона. Имеются, таким образом, некоторые возможности опорочить результаты предъявления для опознания, к чему и прибегают заинтересованные лица. По нашему мнению, чтобы не допускать подобных ошибок и представить суду возможность подробно знать и убедиться в соблюдении требований закона необходимо законодательно ввести обязательный способ фиксации предъявленных для опознания лиц при помощи судебной фотографии. Фотоснимки бы исключали возможность другого толкования о лицах на них изображенных.

В этом случае одну из частей ст. 193 можно было изложить в следующей редакции: «Лицо, опознание которого производится, предъявляется опознающему вместе с другими лицами, по возможности схожими по внешности с опознаваемым, которые должны быть изображены на фотоснимке, прилагаемом к протоколу опознания. Общее число лиц, предъявленных для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на опознание трупов».

114

Что касается опознания предметов и вещей, то мы не усматриваем в последнем случае необходимости применения судебной фотографии, хотя она тоже желательна и зависела бы от усмотрения следователя. Вещи и предметы в этом отношении более устойчивы, их основные признаки и свойств сохраняются дольше.

Если рассматривать вопросы оптимальной фиксации при производстве следственных действий, как это делает С.А. Шейфер, который пишет, что: «…при применении удостоверительной техники должно охватывать
все

о 1

случаи, когда в этом есть необходимость»1 , то, как нам представляется, не следует абстрагироваться от существующих материальных возможностей современного следствия. Это положение можно прокомментировать на требованиях закона к удостоверительной деятельности при составлении протоколов выемки, обысков и наложения ареста на имущество. Ч. 2 ст. 115 УПК РФ гласит, что наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованному собственнику или владельцу имущества распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передачи его на хранение. Положительным является при наложении ареста приглашение специалиста. Содержание статьи предусматривает и другие правила, обеспечивающие правовые особенности ареста на имущество. Вместе с тем надо признать, что ст. 115 УПК РФ в ее принятом законодателем виде не сможет достаточно эффективно обеспечить задачи борьбы с кражами, хищениями, мошенничеством, должностными преступлениями и прочее, наносящими огромный ущерб государственной, муниципальной, частной и другой собственности. Практика показывает, что экономическая стабильность государства и общества постоянно находится под реальной угрозой мафиозных криминальных структур, дерзающих возвыситься над государством.

Шейфер С.А. Следственные действия. М. 1981 С. 119.

115

В обстановке государственного и общественного строительства, в том числе и в судопроизводстве, необходимо разработать и сохранить существующие меры противостояния расхитителям и ворам, применяя по отношению них наиболее эффективные правовые нормы. В частности, при разработке правовых норм об обеспечении материального ущерба, причиненного преступлением, следовало бы сохранить уже состоявшийся положительный опыт. Между тем то положительное, что содержалось в ст. 175 УПК РСФСР не было перенесено в ст. 115 УПК РФ.

В частности, прежние нормы требовали, чтобы все изымаемые предметы и документы, а равно все описываемое имущество должны быть перечислены в протоколе или приложенной к нему описи с точным указанием количества, меры, веса или индивидуальных признаков и по возможности их стоимости. Такие строгие меры лишь способствуют сохранению описанного и арестованного имущества.

Ст.115 УПК РФ восприняла не самую лучшую часть прежнего закона по условиям которой (ч. 5 ст. 175 УПК) имущество, на которое наложен арест, передается по усмотрению следователя на хранение представителю или владельцу этого имущества, или его родственнику, или иному лицу, которому должна быть разъяснена его ответственность за сохранность имущества, о чем у него берется подписка. В случае необходимости имущество, на которое наложен арест, может быть изъято.

Непринципиальность и нереальность этой нормы является очевидной. Большая часть ее положений является декларативной, а другая - направлена на причинение ущерба органам следствия и в конечном итоге правосудию.

Ни о какой передачи описанного и изъятого имущества жилищно- эксплуатационным организациям речи не может быть. Не отвечает требованиям борьбы с преступностью указание в приведенной норме о передачи описанного имущества на хранение родственникам или самому обвиняемому. Такое положение явно на руку преступникам. Они могут распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению. Как
правило,

116

ценная часть имущества заменяется на непригодную утварь, автомобили разукомплектовываются и таким образом обесцениваются.

  • Рассматриваемая проблема не совсем вписывается в рамки предмета нашего исследования, поскольку к вопросам фиксации ареста на имущество более всего относится лишь составление протокола этого следственного действия. Но поскольку к способам фиксации и удостоверительной деятельности относится также изъятие в натуре многих материальных объектов, имеющих познавательное значение для расследования уголовного

  • дела, то мы возьмем на себя смелость высказать свое мнение о возможности решения данной проблемы.

Нам представляется необходимым создание в системе органов юстиции таких баз и складов, куда должны свозиться все материальные ценности, на которые наложен арест. Финансовое содержание таких баз могло бы обеспечиваться за счет процентного отчисления от реализации конфискованного имущества до приговора суда. Имея ввиду то обстоятельство, что у преступников зачастую находятся в собственности дорогостоящие и даже уникальные вещи, на приобретение которых они тратят нажитые преступным путем средства, целесообразно было бы при указанных базах иметь свои аукционы, как это делается за рубежом. За

t* счет этого вся вышеперечисленная система могла бы
свободно

функционировать и обеспечивать возмещение материального ущерба потерпевшим, собственникам и другим лицам. Надо сказать, что, хотя таможенная служба, имея свои склады временного хранения, менее всего озабочена указанными проблемами, но и ее органы дознания могли бы успешно сотрудничать с указанными структурами, так как в их поле деятельности все чаще попадают уникальные ценности в виде антиквариата, объектов, не подлежащих торговому обороту и т. д.

?щ Только подобным образом будет возможным достаточное обеспечение

правосудия необходимым доказательственным материалом и только

117

благодаря этому правосудие будет иметь возможность избежать судебных ошибок, к сожалению, еще встречающихся на практике.

Изложенные выше концептуальные проблемы в уголовно-процессуальной и криминалистической технологии требуют положительного решения в теории и практической деятельности органов дознания и следствия. А пока что они не способствуют эффективному решению следственных задач, особенно в сфере таможенной действительности. Ведь таможенный орган дознания достаточно новый институт в уголовном процессе. Реализация его на практике происходит, во-первых, в специфических условиях и обстановке широкомасштабного коммерческого оборота, осуществляемого заинтересованными лицами и поэтому зачастую не являющимися «союзниками» таможенных органов дознания. Во-вторых, в указанной сложной обстановке органами дознания выступают, как правило, далеко не подготовленные для этой деятельности должностные лица. Все это вместе взятое образует комплексную проблему борьбы с таможенными преступлениями. Решение ее нам видится в более глубоком обучении работников таможенных органов уголовно- процессуальным и криминалистическим дисциплинам и совершенствовании самой системы органов дознания.

Глава 3. Поисковая сущность деятельности

таможенных органов дознания

§ 1. Таможенные поисковые меры в свете методов

криминалистики

В соответствии ст. 222 ТК РФ, принятого 18 июля 1993 года таможенные органы являются органами дознания. На них в соответствии со ст. 40 УПК РФ возлагается принятие необходимых оперативно-розыскных и иных,
предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством

118

мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. На органы дознания возлагается также обязанность принятия всех мер, необходимых для предупреждения и пресечения преступлений.

Нельзя не видеть в изложенном тексте процессуального законодательства поставленных перед органами дознания задач. Между тем ТК РФ такие задачи перед таможенными органами не ставит. В ст. 2 ТК РФ указано, что целями таможенной политики является обеспечение наиболее эффективного использования инструментов таможенного контроля и регулирования товарообмена на таможенной территории. В ст. 10 подчеркивается функция таможенных органов, что в принципе не выражает ни задач, ни методов их решения.

Приведенное выше упоминание об использовании инструментов таможенного контроля в значительной мере завуалировано и в связи с этим заключает в себе ряд проблем. Одной из таких проблем является решение вопроса о природе возникновения в деятельности таможенных органов дознания поводов и оснований к возбуждению уголовных дел, по которым должно производиться расследование. Анализ постатейного материала, начиная с десятого раздела Таможенного кодекса показывает, что основным «поставщиком» сведений и оснований для расследования таможенных преступлений является административная контрольная деятельность таможенных подразделений по соблюдению таможенных правил. В случае обнаружения ими признаков преступлений, предусмотренных ст. ст. 188, 189, 190, 193 и 194 УК РФ, они обязаны немедленно, через руководство, передать материалы органу дознания, который на основании ст. 157 УПК РФ должен произвести неотложные следственные действия в установленный законом срок и передать уголовное дело по подследственности (ст. 300), а в случае своей подследственности производить дальнейшее расследование.

Однако относительно выполнения органами дознания требований ст. 157 УПК РФ возникают многие вопросы практического
порядка. В

119

частности, ТК РФ содержит главу 45, предусматривающую порядок производства конкретных процессуальных действий, которые, хотя и производятся в административном режиме, по существу повторяют перечень и порядок производства следственных действий. Если они проводились в ходе контрольно- проверочных действий, то возникает вопрос о надобности повторения их органом дознания. Думается, что подобной необходимости нет. И этот вывод подтверждается содержанием ст. 365 ТК РФ, которая допускает направление контрольно-проверочных материалов в следственные органы в случаях отсутствия необходимости в производстве неотложных следственных действий. Однако по причине того, что, так или иначе информация о преступном нарушении таможенных правил без контрольно-проверочных действий возникнуть не может, вполне допустимо полагать, что материалы по результатам обнаружения признаков преступления вообще целесообразно направлять по подследственности, минуя таможенный ведомственный орган дознания.

Такой порядок с тактической точки зрения выгоден для дальнейшего раскрытия и расследования соответствующего преступления, так как сокращает процессуальные сроки расследования и экономит материальные, силовые и другие ресурсы. Но в данном случае ведомственный таможенный орган дознания остается в стороне от деятельности должностных лиц таможни в вопросах обнаружения преступлений, перечисленных выше. Более того, это может навести на мысль в отсутствии необходимости наличия в системе таможни органа дознания. В этом направлении уже раздаются голоса. Однако пункт 5 ч. 3 ст. 151 УПК РФ определяет подследственность таможенных органов дознания по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных частью первой ст. 188 и ст. 194 УК РФ. По этой причине все материалы контрольно-проверочных действий, в которых усматривается состав любого преступления, должны передаваться в орган дознания, который при не своей подследственности во всех случаях в

120

соответствии с требованиями ст. 157 УПК РФ обязан произвести неотложные следственные действия, прежде чем направить дело прокурору.

Однако было бы также неправильным ограничивать поступление информации органам дознания только по результатам административной деятельности должностных лиц, так как ТК наделяет таможенные органы дознания правом производства оперативно-розыскной деятельности. Ст. 225 гласит, что таможенные органы дознания осуществляют оперативно- розыскную деятельность в соответствии с законом «Об оперативно- розыскной деятельности Российской Федерации». Право на проведение оперативно-розыскной деятельности предоставляет значительное преимущество перед другими органами дознания, так как не все они уполномочены уголовно-процессуальным законодательством на эту деятельность. В данном случае таможенным органам дознания предоставляются большие возможности выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия таможенных преступлений, а также выявления и установления лиц их подготавливающих, совершающих или совершивших (ст. 2 Закона).

Не трудно заметить, что природа оперативно-розыскной деятельности в сущности своей является поисковой деятельностью, смысл которой заложен в ее названии. Она производится как гласно, так и негласно. В Федеральном законе об оперативно-розыскной деятельности об этом упоминается дважды в ст.ст. 1, 3. Поэтому неправильно понимать оперативно-розыскную деятельность только в русле конспирации как считает один из авторов учебника, характеризуя в этом плане все 14 оперативно-розыскных мероприятий, обозначенных в ст. 6 Закона.82 Некоторые из этих методов, такие как опрос, наведение справок, обследование помещений, сооружений, участков хместности и транспортных

  • См: Российское таможенное право // Под ред. проф. Б. Н. Габричидзе. М, 1998. С.319.

121

средств производятся в легальном режиме, однако без указания конкретной цели и задачи. При этом надо иметь в виду, что открытая область оперативно- розыскной деятельности особенно благоприятствует использованию криминалистических методов поиска носителей информации.

В данном случае для таможенных органов дознания открываются большие возможности обнаружения латентных нарушений таможенных правил, подготовки и совершения преступлений. Эти возможности усиливаются в случаях сочетания криминалистических методов поиска с разведывательными, так и при помощи криминалистических приемов расследования.

Не случайно В.А. Образцов пришел к выводу что «криминалистика -это наука о технологии и средствах следоведения (поисково-познавательная деятельность) в уголовном процессе»’”’, а «поисковая деятельность - это организация и ведение поисков с целью выявления или обнаружения объектов, местонахождение которых неизвестно». В качестве объектов поиска могут быть самые различные объекты: вещи, следы, признаки преступлений и многие другие носители криминалистической информации. В свете требований уголовно-процессуальных норм уголовные дела возникают после обнаружения и фиксации признаков преступления, которые, по нашему мнению, являются важнейшими первоначальными объектами криминалистического поиска, следовательно, и таможенных органов дознания. Существует достаточно литературных источников, авторы которых рассматривают понятие признака преступления. Анализ таких источников сделан Р.С. Белкиным. Автор приходит к выводу о том, что сущность признака имеет неразрывное соотношение со способом совершения преступления. «Между признаками преступления со способом его совершения и
сокрытия существует обоюдная связь: по признакам

° Образцов В.А. Криминалистика. Курс лекций. М., 1996.С.5.

122

судят о способе, знание способа позволяет максимально полно обнаружить признаки его применения, а через способ и признаки в совокупности -событие в целом».

В этом ключе признак преступления понимает В.Е. Зобов, прочно связывая
его со способОхМ совершенных преступлений уже известных

ос

практике. ~ Нет сомнения в полезной значимости рекомендаций В.Е. Зобова, так как анализ практики всегда рассматривался в криминалистике как один из важных методов научно-практического познания. Вместе с тем связь признака преступления со способом его совершения является лишь одной из сторон, характеризующих признак преступления, поскольку в качестве объекта теоретического познания признак может иметь в объективном мире множество прямых и опосредованных связей.

Думается, что в нашем случае проблема обнаружения признака преступления более успешно может быть разрешена при помощи отражения в материальной действительности механизма приготовляемого или совершённого преступления. Во-первых, механизм преступления более всего характеризуется своей динамичностью, вносящую постоянную изменчивость в связанные с ним материальные структуры. Во-вторых, его динамика захватывает значительные пространственно-временные дистанции и горизонты в различных точках, в которых так или иначе происходит отражение признаков преступления. Именно механизм преступления в результате вносимых им изменений самого различного содержания насыщает криминалистической информацией все стороны преступного события, которое, отражаясь, составляют (образуют) следы, то есть криминалистическую материю. Механизм преступления меняет существующие взаимодействия и связи, изменяет структурные зависимости систем, привносит
новые качественно-количественные характеристики

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М.1988. С. 243. s~ Зобов В.Е. Российское таможенное право. С.309-310.

123

материальным объектам, придавая им новые признаки и даже свойства. «Криминалистическое значение механизма преступления более всего проявляется с гносеологической стороны расследования преступлений. Поэтому наиболее ценными в нем являются процессы отражения, выполняющие информационную нагрузку. Бесспорно, что образуемая при этом информация проявляет себя в следах». Отражательные свойства механизма преступления позволяют обнаружить преступление на более раннем периоде, способствуя предупредительной деятельности органов дознания.

Вот почему В.А. Образцов, А.Л. Самыгин, Д.А. Турчин, В.И. Шиканов, И.Ф. Герасимов, Л.Я. Драпкин в своих научных трудах при разработке рекомендаций и методов раскрытия и расследования преступлений исходят от отправной точки криминалистического следоведения.

Таким образом, таможенные органы дознания в своем поиске таможенных преступлений должны широко и умело использовать методы криминалистики, которая накопила и располагает эффективными методами криминалистического поиска признаков преступления.

Среди норм уголовно-процессуального законодательства чаще всего применяется норма, именуемая осмотром. Чем можно объяснить столь активное применение этих норм правоохранительными работниками?

Если проанализировать их, то обнаруживается как бы три условные причины. Первая из них состоит в том, что их содержание обязывает должностных лиц для выяснения обстоятельств происшествия, а равно для выяснения других обстоятельств, имеющих значение для дела, использовать возможности. Вторая причина кроется в доступности этих норм по своей простоте применения, поскольку здесь нет заранее регламентированной последовательности действий, а также нет формальных

Турчин Д.А. Значение механизма преступления в процессе следообразования // Совершенствование правовых мер борьбы с преступностью. Владивосток 1986.С. 167

124

условий для получения процессуального решения на производство этого следственного действия. Другими словами, существует определенная тактическая свобода. Кроме того, несмотря на то, что осмотр места происшествия является следственным действием, законодательством, в порядке исключения, допускается осуществление его до возбуждения уголовного дела.

Осмотр представляет большую поисковую возможность с элементами творческого подхода для проведения этого следственного действия, к которому можно привлекать ряд специалистов узкого профиля. Привлечение экспертов, специалистов, позволяет лицу, осуществляющему осмотр, производить исследование широкого плана. Но общим правилом должно стать то, что дознаватель, следователь - руководители на месте происшествия и все участники осмотра осуществляют свою деятельность под их руководством. Любая инициатива со стороны участвующих в осмотре должна реализовываться с согласия следователя.

Нередко при анализе протоколов осмотра места происшествия обращает на себя внимание, что участвующий квалифицированный специалист наиболее выделяется в качестве организатора. Это может быть объяснено лишь одним - дознаватель, следователь упустил руководство, что не может всегда гарантировать положительных результатов.

Протокол осмотра места происшествия должен содержать определенный объем криминалистической информации. Негативным фактором являются случаи, когда до приезда на место происшествия лица, уполномоченного на проведение этого следственного действия, там побывали сотрудники уголовного розыска или лица, обнаружившие преступление и иные лица. Нередко сотрудники уголовного розыска оставляют на месте происшествия следы, не относящиеся к событию преступления, в частности следы обуви, рук, окурки и т.д. Делая какие-то перемещения предметов, вступая в контакт с гражданами, они зачастую оглашают всем свои выводы о лице, совершившем
преступление, либо непроизвольно выдвигают

125

необоснованные версии. Этим оказывается помощь не следователю, а лицу совершившему преступление.

Внимательного отношения в ходе осмотра места происшествия требует определение его границ. Различные упущения при этом позволяют участникам осмотра совершать недопустимые оплошности. Так, 22 марта 2000 года на складе временного хранения расположенном на таможенном посту «Полтавка» Уссурийской таможни при досмотре автомашины «Камаз» 5410 управляемым водителем Р. было установлено, что под полом контейнера, изготовленного из многослойной фанеры находись сокрытые от таможенного контроля 50 полиэтиленовых мешков с сушеным трепангом общим весом 850 кг. Внимание сотрудников таможни было сосредоточено только к контейнеру. Однако, как только на место происшествия выехал работник отдела дознания и расширил границы поиска, то в десяти метрах от автомобиля он обнаружил сверток с марихуаной. Как выяснилось, его

г>87

выоросил водитель Р.

Отсутствие границ осмотра позволяет также посторонним оказывать психологическое воздействие на следователя. Не каждый дознаватель, следователь при большом скоплении граждан может не испытывать внутренний дискомфорт. Сложность осмотра обуславливается также отсутствием на вооружении практических работников современных научно-технических средств.

Существующие технические приборы весьма трудоемки и по качественным характеристикам оставляют желать лучшего. Из протоколов осмотра места происшествия видно, что наиболее частым применяемым техническим средством является фотоаппарат и набор предметов для поиска следов рук (из следственного чемодана). Такая скудность по применению технических средств, приводит к выводу, что криминалистическая техника

’ Уголовное дело № 054656 от 22.03.2000. Архив Уссурийской транспортной прокуратуры.

126

требует серьезного обновления. При этом необходимо учитывать, что применение технических средств должно занимать как можно меньше времени следователя, специалиста, но давать наиболее эффективные результаты.

Уместно заметить, что редакция ст. 342 ТК РФ, предусматривающая осмотр, по своему содержанию очень напоминает норму уголовно-процессуального законодательства, регулирующую осмотр места происшествия (ст. 178 УПК РСФСР). Особенностью этой нормы является то, что она связана с реально существующим делом о нарушении таможенных правил. С процессуальной стороны при составлении протокола о нарушении таможенных правил возникает право на осуществление таможенного осмотра. Следуя тактическому соображению, с целью осуществления поисковых действий, таможенный осмотр необходимо проводить как самостоятельное процессуальное действие.

Хорошие поисковые возможности заложены также в таком следственном действии как обыск.

По правовым последствиям обыск условно можно разделить на две категории. К первой относятся обыски на основании постановления следователя с санкции прокурора. Ко второй - обыски, которые производятся следователями без санкции прокурора, но с последующим уведомлением последнего. Подобные положения в уголовно-процессуальном законодательстве вырабатывают своеобразный иммунитет от необоснованных обысков и рассматриваются в качестве одного из средств борьбы с нарушением прав человека. Логически рассуждая, можно прийти к выводу, что если частное лицо не соглашается на проведение обыска без санкции прокурора или суда, то обыск проводить не рекомендуется. Это подтверждается конституционными основами, в соответствии с которыми, любой гражданин может выдворить лиц, пришедших без санкции прокурора на обыск и ответственности за это нести не должен. Думается, что с учетом этих
положений, следователь

127

должен стремиться всегда санкционировать обыск у прокурора. Новый процессуальный закон ужесточает правовые условия производства обыска в жилище граждан, предусматривая предварительное получение для этого разрешения судьи (ч.З ст. 182). С другой стороны ч.2 указанной статьи в отличие от ранее существовавшего порядка (ч.З ст. 168 УПК РСФСР), когда и помимо обыска в жилище обязательно требовалась санкция прокурора, разрешает производство обыска по постановлению следователя. Такой порядок наиболее благоприятен для поисковой деятельности таможенных органов дознания, которые в редких случаях проводят обыски в квартирах подозреваемых в совершении контрабанды, хотя от этих обысков при необходимости никогда не следует отказываться.

Обыск может быть проведен и в других местах, скажем, на дачном участке, в сарае, прилегающей к зданию, территории. При планировании обысков в подобных местах всегда следует прогнозировать, не повлекут ли данные действия ограничение прав человека.

Приняв решение о проведении обыска, и приступив к его реализации, следователь руководствуется положениями УПК и предлагает выдать орудия преступления. В случае выдачи искомого предмета, следователь вправе ограничиться этим и дальнейший обыск не производить, но это рекомендация нормы процессуального права. Выполняя требования норм закона и не утруждая себя этим трудоемким следственным действием, следователь может допустить тактическую ошибку, упуская доказательства по уголовному делу. Так, 28 февраля 2001 года в 15 часов 30 минут на таможенном посту «Полтавский» при досмотре автомобиля, которым управлял гражданин X. в инструментальном ящике рамы автомобиля было обнаружено сильнодействующее вещество эфедрина гидрохлорид. В последующем было принято решение провести обыск по месту жительства гражданина X, в ходе которого было изъято дополнительное количество наркотических средств и

128

огнестрельное оружие. Таким образом, инициатива и настойчивость следователя позволила более полному расследованию по делу.

Данный пример не единственное подтверждение сказанному. Следователь или дознаватель, планируя проведение следственного действия должен помнить, что если человек встал на путь совершения преступления, то вероятность их повторения существует. Кроме этого, в рамках производства по уголовному делу следует собрать характеризующий материал на обвиняемого и следуя этому требованию, необходимо чаще использовать возможности обыска, так как в ходе его осуществления можно добыть обширную необходимую информацию.

Обыск - очень трудоемкое следственное действие и уголовно-процессуальное законодательство не разрешает задачу о распределении сил и порядка на его осуществление как, например, при следственном эксперименте и опознании. Но на этот счет есть научные рекомендации. Так, в статье «Тактическая операция «Групповой обыск» Д.А. Турчин рассмотрел тактические приемы по проведению обыска одновременно у нескольких и более граждан. Данное тактическое решение существенно снимает нагрузку со следователя и одновременно усиливает эффективность следственного действия. Этими же приемами можно воспользоваться при обыске у отдельной личности. Особенно актуальны тактические приемы в наше время, когда появился класс имущих, имеющих ряд недвижимости. Но здесь сразу возникает несколько процессуальных моментов. Так, приняв решение о проведении обыска у одного лица несколькими поисковыми группами, необходимо ли несколько постановлений? Представляется, что поскольку постановление выносится от имени следователя и санкционируется прокурором, то нет необходимости выносить несколько постановлений. Что же касается ведения протоколов,

” Уголовное дело №055656 от 28.02.2001. Архив Октябрьского районного суда.

S9 См.: Турчин Д.А. «Тактическая операция «Групповой обыск ».// Криминалистические

методы расследования преступлений. Тюмень. 1994. С. 3-10.

129

то должен быть один основной, а все остальные как приложения к нему. Безусловно, участие понятых в каждой поисковой группе. Понятых рекомендуется привлекать к участию в данном следственном действии еще до приезда на место проведения обыска, чтобы не обнаружить себя при подходе к объекту. Иначе может возникнуть ситуация сокрытия заинтересованным лицом каких-либо предметов, попытка их уничтожения и т.д. В случае, когда постановление о производстве обыска еще не объявлено обыскиваемому, а последним предпринимаются какие- то меры к уничтожению вещественных доказательств, то место обыска можно рассматривать в качестве места происшествия.

Для поисковой деятельности таможенных органов дознания представляет интерес ч. 2 ст. 184 УПК РФ, предусматривающая личный обыск. Она предусматривает право органов расследования на проведение личного обыска без соответствующего постановления при задержании лица или заключении его под стражу, а также при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором проводится обыск, скрывает при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Описанная в приведенной норме закона ситуация чаще всего встречается при контрольных досмотрах на таможенной территории, таможенных переходах и в помещениях таможенной службы, наличие которых представляет право для производства обыска без постановления компетентного органа. Представляется, что в случае достаточного подозрения гражданина, пересекающего государственную границу, в том что у него в одежде или на теле есть тайники и другие места, в которых находятся предметы контрабанды, он может быть подвергнут обыску. Информация, дающая основания для производства личного обыска может исходить как от административно-досмотровой группы, так и от органа дознания или дознавателя. Как правильно отмечает В.А. Жбанков и Е.М. Девяткина эти способы сокрытия преступлений в таможенной сфере определяются, с одной

130

стороны субъективными факторами, такими как профессия, знания, умения, навыки, способности преступника, и с другой - объективными: предметом посягательства, методом совершения преступления, использованными средствами и т.д.90

Отмеченная закономерность сокрытия объектов поиска органами дознания требует от их оперативных работников и службы досмотра собирать сведения о лицах, пересекающих таможенные посты и учитывать эти сведения при контрольных досмотрах. В настоящее время систематические поездки за границу осуществляют так называемые «челноки». В виду сложных экономических условий в стране эту деятельность вынуждены осваивать каждый по своему люди самых различных профессий, убеждений и представлений. В случаях, если они становятся на преступный путь обмана с целью наживы, несомненно, в их действиях будут присутствовать личностные привычки и навыки.

Представляется, что в случаях возникновения необходимости производства личного обыска, его производство должно быть осуществлено только должностным лицом таможенного органа дознания, хотя инициировать его может каждый таможенный работник.

Кодексом об административных правонарушениях, который имеет основополагающее значение для Таможенного кодекса о чем уже говорилось в первой главе данного исследования, охватывается очень широкий перечень нарушений, за которое наступает ответственность. Нет необходимости сравнивать эти нарушения с нарушениями, предусмотренными в уголовном законодательстве. Вопрос состоит в том, что любое правонарушение следует доказать. Что же касается тех поисковых возможностей, которые можно реализовать с тем, чтобы доказать виновность, то здесь обнаруживается такая тенденция.

См.: Жбанков В.А., Девяткин Е.М. Производство обыска и выемки органами дознания Государственного таможенного комитета России. М., 2000. С. 19.

131

В соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства поисковые действия производятся в связи с конкретным уголовным делом, т.е. после совершения уголовно-наказуемого деяния. Административное же законодательство позволяет применять поисковые действия еще до обнаружения правонарушения. Характерной в этом отношении является таможенная деятельность. Из этого можно сделать вывод, что поисковые мероприятия по уголовному законодательству ориентированы на доказывание вины после уже известного противоправного деяния, а административное - на выявление нарушений. В ходе обыска могут быть выявлены неизвестные преступления либо административные правонарушения.

В рамках административного законодательства можно проводить личный досмотр. По тактике проведения личного обыска и личного досмотра различий не существует. Но есть расхождения в процессуальных моментах. Так, в административном праве нет перечня оснований к проведению досмотра. Как сказано выше, административная ситуация не имеет в виду уже известные для этого основания, поскольку она связана с вероятным поиском, входящим в понятие контроля. Существующие ведомственные приказы, инструкции крайне осторожно регламентируют деятельность по личному досмотру, вследствие чего наблюдается не высокая степень их применения. Административное законодательство ориентирует применять поисковые мероприятия в целях безопасности (досмотр багажа авиапассажиров, владельцев транспорта, пропуск граждан через металлический детектор и т.д.) Очевидно, поэтому наблюдается и слабая профессиональная подготовка к проведению личного досмотра сотрудниками правоохранительных органов.

В рамках таможенного контроля также можно осуществлять поисковые мероприятия с целью выявления правонарушений. К их числу согласно ст. 180 ТК РФ можно отнести: таможенный досмотр товаров и транспортных средств, личный досмотр, осмотр территории.
Личный досмотр, как

132

исключительная мера, применяется только по решению руководителя таможенного органа либо лица его заменяющего при наличии оснований перечисленных в ст. 189 ТК РФ. При осуществлении личного досмотра рекомендуется всегда производить досмотр багажа с составлением отдельного протокола. При обнаружении в багаже гражданина незаявленных предметов, средств, рекомендуется проводить личный досмотр.

Редакция ст. 341 ТК РФ - проведение таможенного обследования, наглядно свидетельствует, что она была заимствована из уголовно-процессуального законодательства в части касающейся проведения обыска. А п. 4 ст. 341 ТК РФ позволяет осуществить таможенное обследование даже в жилище. Причем, законодатель предоставил возможность руководствоваться ею без наличия уголовного или административного дела. Норма позволяет проводить таможенное обследование как в помещениях, так и в транспортных средствах и независимо от их местонахождения. Думается, что эта норма права противоречит конституционным положениям. Ст. 25 Конституции Российской Федерации устанавливает, что жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеративным законом, или на основании судебного решения. Несмотря на то, что ст. 341 ТК относится к Федеральному закону, в ней не указывается конкретный механизм реализации проникновения в жилище. Впрочем, и ст. 25 Конституции также не совсем четко формулирует случаи, установленные Федеральным законом.

Осуществляя таможенную деятельность на стадии таможенного контроля либо в ходе производства по конкретному административному делу с целью выявления правонарушений и получения доказательств виновности конкретного лица, должностные лица таможенного органа принимают решение о проведении поисковых мероприятий. Они в ходе реализации правоохранительной функции таможенного органа имеют характер тактического решения.

133

Рассматривая проблему тактического решения, мы уже имеем ряд научных высказываний о нем. Они связаны с процессуальными моментами и, несмотря на разность взглядов, в них есть и общее, что позволяет высветить то составляющее без чего не может строиться ни одно определение. Нет необходимости излагать все точки зрения по проблеме тактического решения, но думается, что мнение Р.С. Белкина наиболее удачно. Заключается оно в следующем: «Тактическое решение - это выбор цели тактического воздействия на следственную ситуацию в целом или на отдельные компоненты, на ход и результаты процесса расследования и его элементы и определение методов, приемов и средств достижения этой цели»91. Если подвергнуть анализу определение Р.С. Белкина, то можно условно разделить его на составляющие из трех частей: информационной, организационной и операционной. Суть информационной заключается в оценке следственной ситуации; организационной - в выводах о распределении функций, форм и направлений воздействия, проведении организационно-технических мероприятий; операционной - в определении цели тактического воздействия и способов достижения прогнозируемых результатов. В основе этого определения стоит задача перед криминалистической тактикой - разрабатывать положения, рекомендации, используемых на предварительном и судебном следствии. Следовательно, вся криминалистическая тактика, и как один из ее элементов тактическое решение, имеет также процессуальную ориентацию.

И.М. Лузгин определяет тактическое решение в русле поведения следователя в конкретной ситуации.92 Думается, что его определение не содержит в себе каких- либо положений права (правовых моментов), а, скорее всего, говорит о волевом процессе человеческой деятельности.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988. С.ПО ‘~ См.: Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981. С.92.

134

Рассуждая о тактическом решении, Г.С. Шостак условно называет его выбранным вариантом, “ а В.М. Быков - выбором варианта действия.94 * Данные мысли сходны и, также как и определение И.М. Лузгина, склоняются

к волевому процессу следователя.

Заслуживает внимания и точка зрения Л.Я. Драпкина, который пишет, что под тактическим решением следует понимать мысленную прогностическую модель наиболее оптимальных способов действия и линии поведения в процессе выявления, исследования, использования «* информации ее источников (носителей), достижения других целей

уголовного производства. “ Представляется, что это наиболее удачный вариант в отношении поисковых решений органов дознания таможни, в основу которых должны быть положены только достаточные информационные данные.

Из высказываний ученых можно выделить несколько моментов, характеризующих тактическое решение. Во-первых, тактическое решение носит процессуальный характер. Во- вторых, в нем присутствует волевая сторона следователя и его мотивации. В-третьих, выбор каким способом и при помощи каких средств будет реализовано тактическое решение.

Как было отмечено, тактическое решение лежит в процессуальной ^ плоскости. Но если мы обратим внимание на практическую сторону

деятельности правоохранительных органов, то в некоторых ситуациях принимаются решения, влияющие на ход расследования по делу до процессуального решения о возбуждении уголовного дела. Например, в ходе оперативного задержания у
гражданина обнаруживается нож.

’ См.: Шостак Г.С. Тактическое решение и его значение в работе следователя // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. 1978. С. 43-44.

См.: Быков В.М. Тактическое решение следователя // Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин. 1980. С.

”” См.: Дранкин Л.Я. Решение следователя и тактические приемы в структуре процессуальных действий // Следственные действия (криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск 1983. С. 12.

135

Естественно, в целях безопасности и возможной причастности к преступлению, принимается решение об изъятии этого предмета. Это решение не оформляется документом, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством, а «актом изъятия». Следует отметить, что этот документ имеет очень широкое поле применения среди работников уголовного розыска. Несмотря на непроцессуальность «акта изъятия», он влияет на доказательственную базу по делу. Но только влияет и не может быть полноценным доказательством. В связи с этим возникает задача тщательной проверки процессуальными методами фактических данных, полученных оперативными методами.

Таким образом, на приведенном примере можно говорить, что и до возникновения процессуального хода разбирательства порой принимаются тактические решения. Вычеркнуть его из суммы доказательств - это значит отрицательно повлиять на полноту следствия.

Кроме того, в административном законодательстве, в которое входит и таможенное, присутствуют ряд норм, следуя предписанию которых, принимаются решения, в частности, о таможенном обследовании и личном обыске и т.д., которые не связаны с процессуальными моментами конкретного административного производства. В ходе реализации принятых решений могут быть выявлены не только административные правонарушения, но и уголовные.

Из изложенного следует, что тактическое решение не всегда относится к следственной ситуации, поскольку может предшествовать процессуальному порядку разбирательств по уголовным или административным делам. Каждому действию всегда предшествует момент принятия решения. Оно возникает после мыслительного процесса и направлено на достижение цели в поисково- познавательной деятельности.

136

Процесс принятия тактического решения по временным промежуткам может быть различным.

  • По требованиям норм процессуального права, каждое тактическое решение в поисково-познавательной деятельности должно быть оформлено документом. Те решения, которые не могут быть задокументированы, не относятся к тактическим решениям в процессуальном смысле. Специфика российской системы административного производства и следственно-судебной деятельности заключается в том, что решения должны

  • иметь материальную форму, а их анализ осуществляется различными инстанциями. Материал доказательственной базы определяется целым набором тактических решений и результатами, полученными в ходе их реализации. Иногда какой-то объем тактических решений служит отправной точкой для принятия нового решения (решений).

В момент принятия решения в поисково-познавательной деятельности существенное место занимает специальная подготовка должностных лиц, включающая в себя как профессиональную пригодность, так и определенный жизненный опыт. Кроме того, немаловажным фактором являются условия, в которых приходится принимать решения, например, общеклиматические. Изучением этого вопроса необходимо заниматься, так как этот фактор

^ оказывает влияние на человека, а, следовательно, и на
принимаемые

решения. Например, при проведении таможенного обследования в сильный мороз или ливень поисковая возможность и активность должностных лиц заметно снижается. Думается, что в протоколах необходимо указать, в каких условиях выполняется то или иное действие с тем, чтобы в дальнейшем восполнить упущенное путем повторения необходимого действия. Необходимость в принятии решения диктуется конкретной ситуацией. В высказываниях Р.С. Белкина есть такое размышление: «Реализация решения

,? может выражаться и в воздержании от действия, когда
именно

невмешательство в следственную ситуацию приводит к ее развитию в благоприятном для следствия направлении. Такое воздержание от действия

137

не есть бездействие следователя; решение принято и оно реализуется, но именно таким своеобразным путем».96 По поводу приведенной тактической позиции автора хочется высказать некоторое сомнение: не приведет ли оно в некоторых ситуациях к потере инициативы, а возможно и к оправданию своей бездеятельности. Поэтому думается, что намерение о воздержании в проведении действия должно находить отражение, скажем в плане работы с одобрением вышестоящего руководителя на это тактическое решение.

Кроме того, уместно будет замечено, что есть нормы права, которые определили срок принятия решения и уклонение от их соблюдения можно расценивать как затягивание следствия без каких-либо на то оснований. Таким образом, изложенное показывает, что в ТК РФ не четко, а порою и не конкретно сформулированы нормы, разграничивающие и регулирующие деятельность органов дознания и отличие их от других служб таможенной системы. Особенно такое смешение наблюдается в отношении административной и уголовно- правовой сферы деятельности, что приводит к неоправданным повторениям различных проверок, оценка значимости которых порою становится затруднительной, зависящей от нескольких структур таможенной системы. Поскольку уголовно-процессуальные обязанности органа дознания зачастую подменяются административными мерами уменьшаются возможности его поисковой деятельности и, в частности, реализации требований ст. 157 УПК РФ, обязывающей после возбуждения уголовного дела производить широкий спектр неотложных (обыск, осмотр, допрос) поисково-познавательных процессуальных и других действий.

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. М., 1988.С.124.

138

§ 2. Оперативно-розыскная деятельность, как составляющая

поисковых мер.

Отсутствие теоретической базы и практических наработок в таможенной системе в части применения приемов и методов оперативно-розыскной деятельности, отрицательно сказывается на становлении и развитии этого вида деятельности органов дознания в таможенной системе. Несмотря на то, что с момента введения в действие Таможенного кодекса Российской Федерации, которым таможенный орган наделен правом проведения оперативно-розыскных мероприятий (ст. 224 ТК РФ), прошло более пяти лет, конкретных результатов ее становления не наблюдается. Безусловно, есть множество примеров выявления уголовно- наказуемых деяний по фактам незаконного перемещения товара через
таможенную границу, но это

  • результат усилий самых различных подразделений таможенного органа в большей части занимающихся таможенным контролем. Есть несколько причин, которые объясняют замедленность развития оперативно-розыскной деятельности в таможенных органах. Первая из них заключается в том, что в таможенной системе не были своевременно проведены общие организационные меры оперативно-розыскной службы. Так, до недавнего

^ времени в таможенных органах были созданы отделы по борьбе
с

таможенными правонарушениями (ОБТП), которые только в конце 1997 года преобразованы в оперативно-розыскные отделы с наделением их правом проведения оперативно-розыскных мероприятий. Вторая причина заключается в отсутствии ведомственных приказов регламентирующих этот вид деятельности (они стали поступать только в 1998 г.). Третий негативный момент, исключающий нормальное развитие оперативно-розыскной деятельности состоит в отсутствии
финансирования на приобретение и

  • применение специальных технических средств, открывающих возможности получения оперативной информации. Поэтому в таможенных органах можно

139

наблюдать непрофессиональные методы ведения оперативно-розыскной работы. А это может привести к систематическим нарушениям прав и свобод

  • граждан.

12 августа 1995 года был введен в действие Федеральный Закон «Об оперативно-розыскной деятельности», который опубликован в средствах массовой информации и является доступным для всех граждан. Открытость его объясняется сменившимся курсом политических устремлений государства, попыткой сделать общество более
демократичным. Если

t обратить внимание на недалекое прошлое, то даже студентам юридических

вузов не преподавалась такая дисциплина как основы оперативно-розыскной деятельности. В криминалистике под оперативно-розыскной информацией понимается разновидность социальной информации, представляющей собой сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, полученные органами дознания с помощью оперативно-розыскных, преимущественно

97

негласных сил, средств и методов.

В учебниках по криминалистике до сих пор отсутствует тематика о задачах и целях оперативно-розыскной деятельности. Все это свидетельство тому, насколько серьезной была занавес секретности на этот вид деятельности. Существовавшая тайна привела к тому, что оперативно- ^ розыскную деятельность стали воспринимать в виде какого-то дополнения

при расследовании уголовных преступлений, на которое можно возлагать некий объем работы, зачастую черновой и не имеющий статуса доказательств. Некоторые ученые- криминалисты придерживаются той точки зрения, что оперативно-розыскная работа носит вспомогательный характер по отношению к следствию. Так, А.Н. Васильев писал: «Оперативно-розыскные действия - это действия вспомогательные по отношению к следственным действиям при расследовании преступлений, проводимые в

Ратинов А.Р. Взаимодействие следователей прокуратуры и милиции при расследовании преступлений // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства. М„ С. 86-89.

140

целях использования непроцессуальных источников для обнаружения преступления, собирая данные для разработки и проверки следственных версий, подготовки, создания условий для производства следственных действий, а
также для установления местонахождения и задержания

98 п

преступника». В данном понятии оперативно-розыскная деятельность не рассматривается как самостоятельный правовой институт. Эту точку зрения разделял и Герасимов И.Ф. , а также многие практические работники.

Значение оперативно-розыскной деятельности в борьбе с любыми противоправными деяниями очень большое. Ее реальные возможности будут значительно увеличены, если изменить существовавший и существующий подход к этому виду работы в таможенных органах.

Необходимо отказаться от взглядов, освещающих оперативно-розыскную деятельность как вспомогательную по отношению к следствию. Оперативно- розыскная деятельность должна быть ориентирована не только на добывание информации для предварительного следствия, но и на разведывательную деятельность, причем последняя должна стать приоритетной. Переориентация оперативно-розыскной деятельности на исполнение разведывательных функций с целью получения информации, как по конкретному уголовному делу, так и общей криминогенной обстановки, позволит ей занять достойное место в ряду правовых структур, призванных бороться с правонарушениями. Эта мысль не нова. Так, Д.В. Гребельский указывал, что оперативно-розыскная деятельность основана на указаниях закона и подзаконных нормативных актах как система поисковых (разведывательных) мероприятий, осуществляемых преимущественно негласными средствами и методами в целях предотвращения и раскрытия

Васильев А.Н. Основы следственной тактики //Докт. дисс. М.,1960.С.66-67. 467-470.

См.: Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975.С. 103.

141

преступления, а также розыска преступников.100 Аналогичного взгляда придерживался Ю.А. Воронин.101

Необходимость в быстром и профессиональном развитии оперативно-розыскной службы в таможенных органах диктуется не только тяжелой и сложной криминогенной обстановкой в России, но и международным, транснациональным характером преступности. Эти черты все ярче просматриваются при осуществлении предварительного следствия по уголовным делам о незаконном перемещении товара через границу, а также культурных, исторических ценностей, оружия и т.д. В развитии оперативно-розыскной деятельности существенное значение имеет материально-техническое снабжение. Без финансирования этого вида деятельности нельзя наладить нормальную оперативную работу с лицами, оказывающих помощь в получении информации, и создании технической базы. К сожалению, поставка спецсредств в таможенные органы носит случайный характер и без учета конкретных, в том числе и местных условий работы.

При этом не секрет, что преступный мир оснащен спецсредствами для добывания информации на порядок выше таможенных органов. Об этом открыто заявляют не только ученые, практики, но свидетельствуют сами преступники. Так, А.И. Гуров пишет: «Надо признать, что правоохранительные органы существенно отстают от изменений и процессов, происходящих в современной преступности, и профессиональные преступники это хорошо знают. В своем письме осужденный «вор в законе» Д. прямо указывает на данный факт: «Вы, органы, - пишет он, - отстаете в информации от всех преступных процессов. За это время нам много удается сделать». “ Организованная преступность занимается работой
по

См.: Гребельский Д.В. О развитии и роли оперативных аппаратов органов внутренних дел в совершенствовании охраны социалистического правопорядок // Труды ВШ МВД СССР.М., 1973.Вып.35. С.192.

См.: Воронин Ю.А. Система борьбы с преступностью в США // Юр. наука. Свердловск. 1990. С. 13. “ Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М, С.204.

142

техническому оснащению довольно профессионально и тратит на это приличные средства. Кроме вышесказанного необходимо четко представлять,

  • что значит психологический момент в оперативно-розыскной работе. Не каждый сотрудник таможенного органа способен на этот вид деятельности, который не терпит шаблонности. Оперативно-розыскная деятельность приемлет людей динамичных, способных к импровизации, хорошо ориентирующихся в различных ситуациях, способных критически оценивать полученную информацию.

  • Каждый сотрудник оперативно-розыскных отделов в таможенных органах должен ясно предсташтять, что его ценность на этом поприще зависит от умения в добывании информации.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» - задачами оперативно-розыскной деятельности является выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготовивших, совершивших или совершающих; осуществление розыска лиц скрывающихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших. Кроме этого оперативные работники должны добывать информацию о событиях и действиях, создающих
угрозу государственной, экономической или экологической

ф безопасности Российской Федерации, т.е. по существу это задача

разведывательной деятельности, которая не связана с расследованием совершённого конкретного уголовно-наказуемого деяния. Думается, что авторам приведенной статьи необходимо было учитывать, что выявление, пресечение, предупреждение преступлений в ходе оперативно-розыскной работы происходит, прежде всего, через разведывательную деятельность. Поэтому нам представляется, что положение ст.2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» более целесообразно было бы

^ изложить несколько в иной редакции, а именно: задачами оперативно-

розыскной деятельности является проведение разведывательных мероприятий с целью
добывания информации для выявления,

143

предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений и т.д. Конкретное же оказание помощи предварительному и судебному следствию может также строится на основе разведывательной деятельности, в получении информации, скажем о местонахождении разыскиваемого гражданина.

Что же касается оперативно-розыскных мероприятий проводимых таможенными органами, то согласно ст. 224 ТК РФ оперативно-розыскная деятельность осуществляется в целях выявления лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, признаваемое законодательством Российской Федерации преступлением, производство дознания по которому отнесено к компетенции таможенных органов Российской Федерации, а также при запросах компетентных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской федерации по таможенным вопросам. Однако следует заметить, что ходе проверки оперативной информации, чаще всего обнаруживаются административные правонарушения. Кроме того, задача по исполнению государственного плана ориентирует все подразделения таможни, в том числе и оперативно-розыскные, на выявление административных

правонарушений. “’ Такая практика сложилась из-за временных экономических трудностей. От таможенных органов в первую очередь требуются поступления доходов в казну государства, а административное производство заканчивается вынесением штрафных санкций, конфискацией товара и транспортных средств, которые идут на пополнение казны.

Здесь же необходимо выделить две специфические черты, которые характеризуют оперативно-розыскную деятельность в таможенном органе. Известно, что при оформлении товара на перемещение через таможенную границу оформляются документы как на физических, так и на юридических лиц. Как первые, так и вторые в лице их представителей при перемещении товара могут выполнять действия,
содержащие признаки уголовно-

”’ См.: На кого работает таможня. // Российская газета. 25.10.96.

144

наказуемых деяний. Поэтому оперативно-розыскную деятельность необходимо осуществлять как в отношении физических, так и юридических лиц. За деятельностью юридического лица всегда стоит конкретное физическое лицо, которое необходимо установить, если имеются основания полагать, что оно действует преступно. Вторая специфическая черта заключается в том, что оперативно-розыскную деятельность по указанным причинам необходимо осуществлять как в отношении уголовно-наказуемых деяний, так и административных правонарушений. Это объясняется тем, что в рамках административного дела в отношении юридического лица могут усматриваться уголовно- наказуемые деяния какого-то физического лица. Также отметим, что и по административному производству приходится прибегать к помощи оперативно-розыскных отделов, для получения сведений об обстоятельствах правонарушения и лице, его допустившего.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности», оперативно-розыскная деятельность осуществляется гласными и негласными методами. Эта деятельность призвана защищать жизнь, здоровье, права и свободы человека и гражданина, его собственность, обеспечить безопасность общества и государства от преступных посягательств. Применительно к деятельности таможенных органов она в первую очередь ориентирована на защиту интересов государства, в частности экономических.

Но хочется обратить внимание на методы проведения оперативно- розыскной деятельности. Закон не поясняет, что понимается под гласными и негласными методами. Очевидно, считая, что они являются обыденными понятиями, известными каждому. Однако это не совсем так. В контексте названного закона приведенные термины не всегда элементарно просты в свете специфической деятельности органов дознания и следствия. Поэтому есть необходимость исходить из практической стороны оперативно-розыскной деятельности, учитывая не только отечественную, но и зарубежную практику.

145

Оперативно-розыскная деятельность по методам получения информации и способам ее закрепления имеет схожий порядок с дознанием. Можно сказать, что оперативно-розыскная деятельность и уголовное производство по конкретным делам, имеют аналогичные черты по обнаружению доказательств. И совершенно справедливо указывает Д.И. Бедняков на взаимозависимость этих двух видов правоохранительной деятельности. Так, им было замечено, что процессуальная деятельность без применения непроцессуальных методов была бы невозможной, а непроцессуальная деятельность без последующего использования ее результатов в уголовном процессе - бесцельной. Следовательно, любой вид непроцессуальной деятельности по обнаружению доказательств (без фиксации результатов обнаружения с помощью процессуальной формы) можно рассматривать в качестве составного элемента обнаружения (но не собирания)

104 ту

доказательств. Как перед оперативно-розыскной деятельностью, так и перед предварительным следствием, стоит одна общая задача - борьба с преступностью. Ориентация на добывание доказательств гласными и тайными методами сближает оперативные подразделения. Как пишут в своей книге Р. Гесснер, У. Херцог: «Власти ФРГ пытались ввести четкое разграничение между деятельностью полиции и агентурно разведывательной деятельностью секретных служб, между полицейским аппаратом и секретными службами. Такое разграничение и было закреплено законом на конституционном уровне, в соответствии с чем, секретные службы не обладают полицейскими (исполнительными) полномочиями; полиция же не имеет права пользоваться агентурно - разведывательными средствами». Но как далее они справедливо пишут: «Так было проставлено

См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991. С.80.

146

на бумаге. Однако давно уже наблюдается все возрастающее слияние обеих этих сфер».103

  • Полицейское дознание многих зарубежных стран не носит четкого

разграничения между гласными и негласными методами получения информации. При этом негласные методы деятельности в досудебной стадии процесса занимают центральное место в работе криминальной полиции. В связи с этим следствие тесно связано с оперативно-розыскной деятельностью, а сотрудники органов криминальной полиции (специальные

Ф агенты, агенты сыска и др.) выступают как следователями, так и

106

детективами.

Для многих зарубежных стран характерно не делать разграничение между субъектами, занимающимися гласными (легальными) и негласными (нелегальными) методами сбора информации, поэтому негласная работа может осуществляться сотрудниками как оперативных, так и следственных органов. В США, Австрии, Франции и др. странах функции следователя и оперативного работника могут выполняться одним лицом. Как пишет А.Н. Гусаков: «…следователи занимаются оперативно-розыскной деятельностью расследованием преступлений. Американский уголовно-процессуальный закон не разделяет эти два разнохарактерных вида деятельности».107

Секретным агентам, специальным агентам, скрытым дознавателям, секретным сотрудникам, секретным детективам и другим отводится очень важная роль по раскрытию наиболее сложных, замаскированных преступлений. Их принято считать наиболее важными источниками информации в судебном разбирательстве.

” См.: Гесснер Р., Херцог У. За фасадом права. Методы новой тайной полиции. М., 1990. С.42.

6 См.: Лубинский А.И. Процессуальное расследование по законодательству капиталистических государств. М., 1977. С. 50-55.

См.: Гусаков А.Н. Криминалистика США. Теория и практика ее применения. Екатеринбург. 1993. С. 23.

147

Внедрение штатных сотрудников полиции в преступные группировки, преступную среду признано Конгрессом США исключительно эффектным оружием в борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Федеральное бюро расследований США прибегает к помощи секретных агентов в расследованиях с 1972 года. Одним из наиболее известных факторов подобного внедрения, данные о котором были раскрыты в 1982 году, - проникновение агента ФБР Джо Пистоуна в высшие эшелоны власти «Коза Ностро», в которых он провел шесть лет. Право США допускает при определенных условиях провокационные действия со стороны агента, т.е. действия по склонению лица к совершению преступления с целью привлечения его к ответственности.

«Использование секретных осведомителей или тайных агентов, -говориться в одном из решений Верховного Суда США, - есть законная и правильная практика правоприменяющих органов и оправдана интересами

108

граждан».

Из приведенных сравнений можно сделать вывод о том, что негласные методы работы - это тайное разбирательство, которое не известно лицу не уполномоченному на проведение оперативно-розыскной деятельности. Секретные агенты, специальные агенты, скрытые дознаватели и т.д. составляют тайну для посторонних. Поэтому необходимо однозначно говорить, - если мероприятие проводится силами только оперативных подразделений, - то это мероприятие именуется негласным, а если с привлечением посторонних лиц, которые посвящены в цели мероприятия или в отношении гражданина, который знает о цели запрашиваемой информации, то это мероприятие именуется гласным оперативно-розыскным.

См.: Гесснер Р., Херцог У. За фасадом права. Методы новой тайной полиции. М. 1990. С.87.

148

С целью более ясного представления основополагающих моментов в оперативно- розыскной деятельности было бы целесообразно внести дополнение в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Так, в ст. 1 указанного закона обозначено, что в своей деятельности оперативно-розыскные подразделения могут использовать как гласные, так и негласные методы проведения оперативно-розыскных мероприятий. На наш взгляд, в законе должно быть дано определение этим двум методам, по той причине, что единого понимания этих методов быть не может даже по причине смыслового восприятия. Так, если мы обратимся к толковому велико - русскому словарю в редакции Даля, то слово «гласный» трактуется как громкий, звучный, шумный и т.д., а слово «гласность» понимается как известность, общеизвестность, оглашение, огласка.109 Данные слова часто звучат в политических заявлениях на общественных мероприятиях. Представление «гласного» оперативно-розыскного метода как шумного, звучного — нелепо. Методы должны содержать правовые моменты.

Вообще-то, рассматривая проблемы гласности и негласности в оперативно- розыскной деятельности всех правоохранительных органов представляется правильным будет согласиться с И.Я. Дюрягиным о том, что гласность и тайну в деятельности органов расследования следует умело тактически сочетать, чтобы не принести вреда интересам искомой истины, а также интересам и правам граждан. Правильным является и то замечание автора, что «соотношение гласности и тайны в уголовном процессе нуждается в оптимизации. Научного и законодательного решения данной проблемы ждет правоохранительная практика».110 С.А. Шейфер считает, что непроцессуальные мероприятия по обнаружению носителей информации оказывают существенную помощь в собирании доказательств, однако лежат

Даль В.И. Толковый словарь русского языка.. Т.1. СПб. 1996. С.355. 110 Дгорягин И.Я. Гласность и тайна в уголовном процессе//Российский юридический журнал №4/8. 1995.С.47.

149

за пределами доказывания, как деятельности процессуальной. Это общее мнение. Однако, если бы не существовала возможность ее легализации

  • процессуальными методами, то об этом бы не стоило говорить.

В судебном разбирательстве некоторых зарубежных стран допускается такая форма придания информации статуса доказательства, как «свидетель со слов». «В соответствии с положением служебного права, соблюдения этого обязательства необходимо и правомерно, не называя свидетелей, ограничиться показаниями руководящих ими чиновников как «свидетелями

? со слов». ~ Р. Гесснер и У. Херцог пишут о том, что в октябре 1983 года одна

из высших федеральных судебных инстанций ФРГ признала право защиты требовать допроса в суде осведомителей, чьи показания существенно важны. Однако, как указал суд, должны учитываться условия сохранения секретности. Рассматривающий конкретное дело суд, обязан определить, что же все-таки должно оставаться секретным и на рассмотрение каких доказательств защита не может претендовать.

Из общего числа перечисленных в ст. 6 закона «Об оперативно-розыскной деятельности» мероприятий более всего на практике таможенных органов применяется наблюдение, как наиболее доступное и возможное в ограниченных размерах субъективными силами работников без применения электронной и другой техники.

При осуществлении таможенного контроля за перемещением через границу товара, транспортных средств ведется наблюдение и не только сотрудниками оперативно- розыскных подразделений. Наблюдением занимаются и сотрудники таможен, которые контролируют оформление товара. Контроль бывает фактическим, т.е. наблюдение ведется непосредственно за товаром, гражданами и документами. Поэтому принципиальное
отличие между наблюдением при осуществлении

См.: Шейфер С.А. Автореферат. Докт. дисс. С.13. “ Гесснер Р., Херцог У. За фасадом права. Методы новой тайной полиции. М 1990.С. 53.

150

таможенного контроля и оперативно-розыскным наблюдением заключается в том, кто ведет наблюдение и какая поставлена цель. Но различие заключается

в том, что наблюдение, осуществляемое сотрудниками оперативно-

розыскных подразделений, а также их вспомогательным подразделением производится на основе Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Принципиальное различие усматривается и в процессуальном положении лиц ведущих наблюдение. Кроме того, оперативно-розыскные службы имеют возможность в процессе наблюдения использовать технико-

« электронные методы наблюдения.

Наблюдение в таможенных органах может вестись в отношении трех объектов классифицируемых в соответствии с таможенным законодательством. Так, ст. 18 ТК РФ указывает, что наблюдение может проводиться в отношении товаров, транспортных средств и лиц. Под товарами понимается любое движимое имущество, в том числе и валюта, валютные ценности, электрическая, тепловая, иные виды энергии и транспортные средства. Законодатель отличает российский и иностранный товар. Под российским товаром понимается товар, происходящий из Российской Федерации либо товары, выпущенные в свободное обращение на территории Российской Федерации. Под транспортными средствами понимаются любые средства, используемые для международных перевозок пассажиров и товаров, включая контейнеры и другое транспортное оборудование. Под лицами в таможенном законодательстве признаются предприятия, учреждения и организации, а также физические лица, за исключением случаев, когда из положений Таможенного кодекса вытекает иное. Лица бывают российскими и иностранными. Под российскими лицами понимаются предприятия, учреждения и организации с местонахождением в Российской Федерации, созданные в
соответствии с законодательством

.ч Российской Федерации, лица занимающиеся предпринимательской

деятельностью без образования юридического лица, зарегистрированные на

151

территории Российской Федерации, граждане Российской Федерации, имеющие постоянное местожительство в Российской Федерации.

Наблюдение может классифицироваться по месту его проведения. Таким местом может служить пункт пропуска через границу; место, где хранится товар (таможенный склад, склад временного хранения, магазин беспошлинной торговли и т.д.); территория Российской Федерации или иностранного государства (когда осуществляется такое оперативное мероприятие как контролируемая поставка). Наблюдение может классифицироваться по средствам наблюдения: пешее, транспортное (а/м, водный, воздушный транспорт); наблюдение с помощью технических средств; смешанное наблюдение (оператор ведет наблюдение с помощью технического устройства). По поводу наблюдения А.И. Гуров пишет: «Повнимательнее, очевидно, следует отнестись и к опыту других стран в борьбе с преступностью, в частности к возможностям электронного наблюдения, создав для этого соответствующую правовую основу».11’ В связи с этим следует отметить, что Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ» не запрещает применение для наблюдения электронных средств. Проблема состоит в недостаточной оснащенности таможенных подразделений названными техническими средствами.

Р. Гесснер и У. Херцог приводят перечень наблюдений, классификация которых применяется в ФРГ. Там наблюдение отличается по виду, длительности, интенсивности и целям. Наблюдение может быть: однократным, от случая к случаю, длительным, мягким, рискованным, жестким, спонтанным, конспиративным, также «агрессивным» или «провоцирующим».

Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. МЛ 990. С.264.

См., например, Соколовская О. Пацаны решили попробовать настоящий кофе. Новости. 1999. №9.

152

Наблюдение за товаром, транспортными средствами и лицами, может производиться
непосредственно должностными лицами оперативных

*? подразделений, так и с помощью технических средств. Немые наблюдатели в

работе оперативно-розыскных подразделений оказывают реальную помощь. Такое наблюдение может вестись как скрытым, так и открытым методами. К средствам наблюдения в таможенных органах можно отнести видеокамеры, камеры наружного наблюдения, диктофоны, комнаты наблюдения с вмонтированными зеркалами с
односторонней прозрачностью и т.д.

Ф Например, в банках и во многих офисах предприятий, да и в жилых

помещениях, появились фотокамеры и телекамеры, которые автоматически фиксируют всех входящих и выходящих граждан. Причем о существовании фотокамер знают практически все посещающие эти помещения, и они не носят скрытого характера. Применение такого метода работы может быть взято на вооружение оперативными работниками таможенных органов. Полученная информация при помощи технических средств может оказывать практическую помощь при планировании ориентирующих мероприятий, а в некоторых случаях и стать доказательством по конкретному делу, административному и уголовному производству.

К сожалению, сегодня на границе, в пунктах пропуска физических лиц, нет возможности вести наружное наблюдение с помощью технических средств. Осуществляя постройку служебных помещений, сооружений для таможенного контроля, необходимо сразу продумывать ячейки для размещения технических средств с целью ведения наблюдения. Необходимо взять за правило: у оперативного работника должна быть возможность все слышать и видеть, но об этом никто не должен знать. Скрытые камеры наблюдения необходимо монтировать не только в местах таможенного оформления, но и в общественных местах. Психологически не каждый готов к наблюдению, но это диктуется не праздным любопытством или больной психикой. Подобные приемы наблюдения давно уже ведутся во всех странах, где существует широко развитая система защиты прав и свобод граждан. В

153

частности в США подобные методы наблюдения ведутся для сбора информации в отношении наркоманов и гомосексуалистов. Сегодня на основе Ф нашего отечественного опыта мы можем привести множество примеров,

когда граждане пересекающие границу, в полостях своего тела перемещают различный товар, такой, к примеру, как наркотические средства, ювелирные изделия, иностранную валюту и т.д. Необходимо также учитывать, что места, в которых могут размещаться технические средства, бывают как скрытые, так и открытые. «» Комнаты для наружного наблюдения с односторонней прозрачностью

должны быть на каждом переходе через границу, особенно где осуществляется оформление физических лиц. К сожалению, мы не торопимся с их внедрением и увидеть эту сцену наблюдения мы имеем возможность только в зарубежных кинофильмах. А наши отечественные оперативные работники по-прежнему пытаются рассмотреть человека через замочную скважину.

Особых затрат эти комнаты не требуют. Их площадь может ограничиваться размещением двух человек. О наличии данной комнаты должны знать только оперативные работники. Входная дверь в подобные комнаты должна иметь различного рода маскировку. Наиболее приемлем вариант, когда в кабинете оперативного работника имеется потайная дверь в комнату с односторонней прозрачностью.

Можно подвергать критике данный метод сбора информации. Но в пример можно привести Германию. В данной стране видеокамеры устанавливаются для контроля за дорожным движением. Их использование применяется особенно в ночное время. Причем камеры ориентированы не только на проходящие транспортные средства, но и на пешеходов и в момент появления объекта наблюдения автоматически включаются и записывают окружающую информацию, происходящие события.

В автоматически включаемые магнитофоны, диктофоны должны быть введены определенные слова-коды, которые дают команду на запись при

154

получении извне информации. Такие слова могут быть различны, в зависимости от специфики перемещения товара, т.е. ориентированы на преступные группы. В частности, в местах, где есть сведения о перемещении наркотических средств, слова должны быть связаны с наркобизнесом, причем как литературные, так и жаргонные. Данные диктофоны, равно как и скрытые видеокамеры должны располагаться в специально подготовленных гнездах или закамуфлированы под определенный предмет.

В девятом разделе Таможенного кодекса РФ изложено несколько составов уголовно-наказуемых деяний, которые с введением в действие нового Уголовного кодекса остались нерабочими. Этим еще раз подтверждается мысль о том, что не было необходимости «лепить» кодекс из различных отраслей права.

Девятый раздел посвящен дознанию и оперативно-розыскной деятельности в таможенных органах. В указанном разделе имеется две главы, содержание которых посвящено оперативно-розыскной деятельности. Одна из них (36) именуется как оперативно-розыскная деятельность, а другая (37) как контролируемые поставки. Думается, что подобное редакционное новшество несколько противоречит логике. Дело в том, что контролируемая поставка, согласно ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» яштяется одним из перечисленных в этой статье мероприятий и каким-либо особым статусом не пользуется. Было бы более правильно, руководствуясь логикой Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», названные главы объединить, исходя от общего к частному.

Контролируемой поставке всегда предшествует колоссальная работа, если ее инициатором выступает российская сторона. Иногда инициатива о выполнении данного оперативного мероприятия исходит от иностранных государств. Здесь и возникает очень большая сложность и не только с организационной стороны.
Если инициатором контролируемой поставки

155

выступает Российская Федерация, то ей следует заручиться участием иностранных государств, через которые будет следовать товар. Но не все государства согласны на этот шаг. Необходимо учитывать содержание международных конвенций в области борьбы с незаконным оборотом наркотических средств, имея в виду то, что некоторые государства весьма лояльно относятся к незаконному обороту наркотиков.

Для осуществления оперативного мероприятия - контролируемой поставки требуется разрешение Государственного таможенного комитета. Ходатайство о разрешении на осуществление контролируемой поставки требует веской аргументации.

Использованию метода контролируемой поставки посвящена ст.228 ТК. Думается, что редакция данной статьи не совсем удачна. Представляется, что введена она лишь с одной целью: иметь норму отличную от ст. 227 ТК РФ. Есть и другие, трудно объяснимые моменты. Так, ч. 2 ст. 228 ТК РФ предусматривает, что в случае проведения контрольной поставки требуется уведомление Генерального прокурора, а ч.З ст. 227 ТК РФ ограничивается уведомлением только прокурора. В этом нельзя видеть серьезного противоречия, так как ст.227 имеет в виду лишь наркотики и психотропные вещества. Что же касается ст. 228, то в данном случае речь идет об орудиях преступления, под которыми в первую очередь понимаются оружие и другие орудия преступления. Подобная ситуация намного обостряет опасную ситуацию. В наше время распространенного терроризма и его опасности актуализация борьбы с ним совершенно правильно возводится на уровень государственности.

Думается, что уведомительный порядок прокурора в вышеуказанных статьях излишен. С позиции уголовно-процессуального законодательства можно сделать однозначный вывод - уведомительный порядок прокурора существует там, где норма предусматривает санкционирование прокурором какого-то конкретного следственного действия. Кроме того, согласно ч. 5 ст. 8 закона «Об оперативно- розыскной деятельности» «Условия проведения

156

оперативно-розыскных мероприятий», проверочная закупка и контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную работу. Уведомление прокурора в данном случае не требуется. Поэтому, если исходить из смысла ст. 225 ТК РФ, которая гласит, что таможенные органы осуществляют оперативно-розыскную работу в соответствии с Федеральным законом « Об оперативно-розыскной деятельности», то также следует прийти к выводу, что из редакции ст. 228 ТК РФ необходимо исключить уведомление прокурора при получении разрешения на проведение контролируемой поставки. Думается, что качество оперативно-розыскного мероприятия от этого не пострадает.

Надо полагать, что в настоящее время проблема получения санкции прокурора на проведение оперативно-розыскной деятельности вообще отпадает, так как в соответствии с конституционными требованиями санкции на проведение мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан может давать только суд. Это относится не только к оперативно-розыскной деятельности. Ст.165 УПК РФ такой же порядок предусматривает и для производства следственных действий. Верно, в ст. 9 Закона «Об оперативно розыскной деятельности» нет упоминания о контрольных поставках. Поэтому в новой редакции ТК РФ этот недостаток должен быть учтен.

Можно с уверенностью утверждать, что оперативно-розыскная служба в таможенных органах необходима. В подтверждение этого вывода выше показана успешная оперативно-розыскная деятельность зарубежных таможенных органов. Поэтому вопрос о праве таможенных органов вести оперативно-розыскную
деятельность, включенный в дискуссию

157

правительства в связи с предстоящими изменениями Таможенного кодекса,115 представляется, не имеет под собой фактических оснований. Постановка указанного вопроса, естественно, могла явиться причиной еще далеко несовершенной организацией оперативно-розыскных подразделений, их неопытности, отсутствия материальной базы и прочее116, о чем подробно сказано выше. По нашему мнению, молодой, еще в достаточной мере не сложившейся оперативно-розыскной службе таможенных органов просто необходимо оказать более существенное и деловое внимание.

Исключение права на ведение оперативно-розыскной деятельности логически может привести к исключению права на дознание, как одной из форм расследования уголовных дел, ибо без оперативно-розыскных мер, как известно, ни одна форма расследования обойтись не может. Не случайно участвующий в правительственной дискуссии руководитель таможенной службы страны Г. Мещеряков образно заметил, что в случае лишения права ГТК производить оперативно-розыскную деятельность «чайка с одним крылом не полетит».117 Действительно это так. Думается, что правительство и законодатели согласятся с необходимостью оперативно-розыскной деятельности в системе таможни страны.

§ 3. Криминалистическое и информационное обеспечение

таможенных органов.

Технико-криминалистическое, обеспечение таможенных органов составляет важное направление деятельности в борьбе с экономическими преступлениями. Следует отметить, что криминалистическое обеспечение в таможенных органах имеет ряд недостатков. Так, во-первых, в прошлом в

ш См.: Василенко Е. Во все четыре стороны пойдет дискуссия о поправках в Таможенный кодекс, // Российская газета. 2001. 13 ноября.

11бСм., например. Игнатенко Ю. Контрабанда пока процветает // Владивосток. 09.01.02, 17 См.: Арсюхин Е, Таможня меняет лицо // Российская газета. 2001.20 ноября.

158

таможенные органы поступили однообразные криминалистические средства, но их обновление практически не происходит. Во-вторых, таможенным органам приходится сталкиваться с незаконным перемещением через таможенную границу разнообразного товара, что порой требует применения специальных приборов, например, для установления концентрации драгоценных металлов в руде. Данное обстоятельство указывает на необходимость обеспечения таможенных органов более разнообразными техническими средствами по целевому применению, чем в иных правоохранительных органах, что не принимается во внимание.

Кроме того, поступившая криминалистическая техника соответствует комплексу технических средств для правоохранительных органов и в ряде случаев не применима для поисковой деятельности таможни.

Ряд норм уголовно-процессуального законодательства содержит конкретный перечень криминалистических средств, применяемых при выполнении определенного следственного действия. По поводу этого вопроса Р.С. Белкин высказался в том плане, что нет необходимости иметь исчерпывающий перечень криминалистических средств, так как это приведет к торможению процесса развития, совершенствования и расширения научных основ раскрытия и расследования преступлений.118 На наш взгляд, указанный автором перечень, в случае необходимости его составления, можно дополнить оговоркой; «а также иные криминалистические средства». Думается, совершенно правильно поступили авторы текста УПК РФ и ввели ч.б в ст. 164, которая гласит: «при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств». Такая общая редакция представляет возможность каждому
специфическому органу

См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. I. M., 1977. С. 219.

159

дознания и следствия творчески комплектовать технические и информационные средства своей деятельности.11

В связи с обсуждением проблем криминалистического обеспечения вызывает интерес вопрос о том, какие технические средства могут быть отнесены к криминалистическим и что служит критерием в их определении.

Полагаем, что, во-первых, необходимо учитывать положение уголовно- процессуального законодательства в вопросе субъектов применения технических средств и требования норм, регулирующих проведение конкретного следственного действия и, во-вторых, организационные меры технико- криминалистического обеспечения изложенные во внутренних приказах правоохранительных органов о нормах технического обеспечения.

Перечень организационных мер, регулирующих обеспечение таможенных органов криминалистическими средствами, содержится в его ведомственном приказе,120 о котором хочется высказать несколько критических замечаний. Так, им определено, что с 1994 года начальники таможенного органа и начальники Управлений ежегодно представляют в Управление материально-технического обеспечения заявки на приобретение криминалистической техники, что на наш взгляд является неоправданным. Целесообразно подобные заявки направлять в Главное Управление по борьбе с контрабандой ГТК РФ, где специалисты, а не хозяйственники могут определить необходимость конкретных криминалистических средств, а Управление по материальному снабжению должно выполнять функции по приобретению заявленных средств и направлению их по назначению.

Приказ устанавливает усложненную процедуру согласования на приобретение
криминалистической техники, что заведомо ставит под

См.: Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений. М., 1999.

20 Приказ ГТК РФ № 204 от 18.05.1994 г. «Об утверждении Табеля оснащенности криминалистической техникой и техническими средствами таможенных органов Российской Федерации».

160

сомнение не только оперативность приобретения средств, но и вообще их приобретение.

Такой предусмотренный приказом сложный организационный порядок значительно затрудняет развитие криминалистического обеспечения таможенных органов. Полагаем, что руководящим таможенным органам также необходимо самостоятельно входить с предложениями по приобретению криминалистических средств, что в значительной степени будет экономить время по внедрению их в практику.

Слабым звеном в деятельности органа дознания таможенного органа является низкая подготовка оперативного состава к применению криминалистических средств в ходе выполнения процессуальных действий. На это указывает, в частности, редко встречаемая в процессуальных документах запись о применении криминалистических средств. Приказом №204 от 18.05.1994 года определено, что необходимо осуществить проведение семинаров по обучению пользования криминалистической техникой, и поручено это Управлению кадров и учебных заведений ГТК РФ. Подобное распоряжение не было исполнено и за все время с момента организации Дальневосточного таможенного управления такие семинары не проводились. Полагаем, что целесообразней функции обучения криминалистическими средствами возложить на Главное Управление по борьбе с контрабандой РФ и привлечь к этой деятельности сотрудников, имеющихся таможенных лабораторий в системе ГТК РФ.

Следует отметить, что создание таможенных лабораторий в ГТК РФ позволяет разрешить задачи по обнаружению, изъятию и исследованию следов преступления. Так, на наш взгляд, таможенные лаборатории должны в большей мере заниматься исследованием следов преступления, а их специалисты могли бы привлекаться к участию в следственных действиях. Однако в зоне деятельности Дальневосточного таможенного управления имеется лишь одна таможенная лаборатория, располагающаяся в г. Владивостоке. Только в Приморском крае находится несколько таможенных

161

органов, и обеспечить участие специалистов таможенной лаборатории в проведении следственных действий невозможно. На наш взгляд, в системе таможенных органов необходимо развивать сеть криминалистических учреждений по принципу их создания в Министерстве внутренних дел, т.е. в каждом таможенном органе должен быть создан экспертно-криминалистический или технико-криминалистический отделы.

Научное обеспечение криминалистическими средствами органов дознания и следствия неразрывно связано с правовым и организационным обеспечением и заключается оно, прежде всего, в применении технических средств в соответствии с действующем законодательством. На этой основе правоохранительные ведомства разрабатывают свои внутренние приказы и инструкции по применению технических средств. Научные же учреждения, обобщая практику применения технических средств, вырабатывают методы проведения следственных действий с их помощью. Приемы, методы и методика применения криминалистических средств должны разрабатываться, прежде всего, с учетом достижений науки и техники, а также соответствовать правовым и целевым основам.

Слабая практика применения криминалистической техники в таможенных органах позволяет утверждать, что в вопросах внедрения новых средств таможенные органы отстают. Научные методы и приемы обнаружения, фиксации, изъятия следов преступления не находят своего должного применения. Проблема заключается также в том, что многие вновь разработанные технические средства не поступают в таможенные органы и их потенциал не реализуется.

Так, обратив внимание на Табель оснащенности, можно отметить, что с 1994 года таможенные органы не обновляли свои криминалистические средства в то время, когда наукой созданы технико-криминалистические средства, позволяющие более эффективно проводить следственные действия с их применением.

162

В последнее время для выявления потожировых следов на цветных

материалах, например, на денежных знаках и других ценных бумагах, стали

использовать люминесцирующий порошок ПДМС-С, которого

на

вооружении в таможенном органе нет, несмотря на то, что незаконное

перемещение ценных бумаг очень развито через все таможенные посты.

Известно, что для выявления следов пальцев рук испытанными средствами являются пары йода. Однако в таможенном органе комплекта средств, позволяющих применить этот простейший метод также нет. $, К сожалению, нет средств для обнаружения волокон одежды, пыли и

иных микрочастиц. Поиск драгоценных металлов, оружия и других товаров, изготовленных полностью или частично из металла, может осуществляться при помощи магнитного искателя. Но при перемещении товара в металлических контейнерах, установленных на средствах транспорта, этот метод практически сводится к нулю. Такие приборы как металлоискатель «Ирис» и «ИМП» в таможенных органах отсутствуют, а ведь только они способны оказать помощь при указанных ситуациях. Очень важно для деятельности таможенного органа иметь в его распоряжении селективный металлоискатель «Кедр», позволяющий раздельно обнаружить предметы из черного и цветного металла. В практике всех таможенных органов имеются случаи, когда среди черных металлов перемещались цветные.ы

Для обнаружения шлихового золота, добываемого амальгамацией, в багаже, ручной клади или при почтовых отправлениях эффективен прибор «Кинотавр», который также отсутствует в таможенных органах.

С целью обнаружения тайников (пустот), оборудуемых в грунтах, кирпиче и бетоне, а также строительных конструкциях, может применяться прибор «Жасмин». Способы незаконного перемещения товара с помощью тайников очень распространены. К сожалению, в таможенных органах нет не только универсального прибора по их поиску, но и упомянутого здесь

I’M

Уголовное дело № 053256 от 07.05.1999 года. Архив Лесозаводского суда.

163

«Жасмина». Поэтому должностным лицам таможенного органа приходится применять известные примитивные щупы и метод простукивания. На вооружении таможенного органа отсутствует и прибор, работающий на ультрафиолетовых лучах, что исключает обнаружение микрообъектов с их помощью, в частности, частиц металла, веществ органического происхождения и т.д.

Из практики таможенных органов можно свидетельствовать, что через таможенную границу незаконно перемещаются животные, которых предварительно усыпляют. А в английском порту Дувр, во время таможенного досмотра в автофургоне голландского грузовика-рефрижератора, прибывшего из бельгийского города Зеебрюгге, были обнаружены 60 китайцев, пытавшихся нелегально пересечь границу Британии. “ Аналогичный случай произошел на таможенном посту «Полтавский» Уссурийской таможни в 1994 году, когда в автофургоне, спрятавшись под луком, 15 китайцев пытались нелегально пересечь российскую границу. Поэтому целесообразно в местах пересечения границы иметь приборы «Лаванда», позволяющие обнаружить спрятавшегося живого человека в автотранспорте.

Таможенные органы обеспечены комплектными технико-криминалистическими средствами, располагающимися в унифицированных чемоданах. Данные чемоданы создавались в основном для выполнения следственных действий в полевых условиях при осмотре места происшествия, обыска и в иных случаях.

После обнаружения следов преступления их необходимо грамотно зафиксировать и изъять. При изъятии и фиксации какие-либо повреждения, видоизменения недопустимы. Привлечение к этим действиям специалистов-криминалистов во многих случаях позволяет избежать каких-либо негативных моментов, но и дознаватель таможенных органов должен в

122 См.: Коммерсант Власть// Аналитический еженедельник. № 25 (376). М., 2000 С.21.

164

совершенстве знать приемы и методы фиксации и изъятия, которые во многом зависят от научно-технических приемов и средств.

Подготовка к действиям по фиксации и изъятию следов преступления заключается, прежде всего, в оценке ситуации, выборе средств и способов их осуществления. Первое правило, которое требует соблюдения, заключается в том, что если есть необходимость в изъятии предмета, то необходимо продумать действия по фиксации изымаемого. К средствам фиксации могут быть отнесены: фотоаппарат, видеокамера, плееры и т.д., которые могут быть применены во всех случаях. В ряде случаев могут быть использованы слепочные и копирующие предметы и вещества. Общеизвестными из них являются дактилоскопические пленки темного и белого цветов, гипс, зубопротезная паста «Стене», силиконовые пасты, лак «Прелесть» и другое. После принятия мер к фиксации изымаемого и изъятия его с места, где было проведено следственное действие, продумывается этап перемещения с тем, чтобы в пути следования не произошло повреждение. Но при этом всегда надо иметь в виду, что если следы могут быть изъяты с предметом, на котором они оставлены, например, след пальцев рук на емкости контрабанды, то целесообразней произвести изъятие этого предмета полностью. С этой целью на осмотр места происшествия, обыск, выемку необходимо прибывать с упаковочными предметами, материалами, либо прибегнуть к их поиску по местонахождению. К ним относятся: коробки, бумага, пакеты, шпагат, клей и др. При громоздкости предмет, на котором обнаружен след преступления, должен быть обязательно сфотографирован со всех сторон на месте проведения следственного действия.

Новые технологии в области информационной связи все шире находят свое применение в самых различных областях человеческой деятельности. Информационное обеспечение - это требование дня в любой правоохранительной структуре.

Отставание в развертывании информационного обеспечения, недооценка ее
возможностей, оборачивается огромными потерями для

165

экономики Российского государства. Только один пример: как отмечают российские спецслужбы, наше государство ежегодно теряет более миллиарда долларов США от торговли крабом и лососем. Порядка 80 % добываемого на острове Сахалин краба уходит в Японию незаконно и в этой деятельности отмечается усиление взаимодействия японских и российских криминальных структур.123

Усиление противодействия преступной организованности видится в развитии технической оснащенности таможенных органов и взаимного сотрудничества с иностранными правоохранительными органами. Следует отметить, что многие иностранные государства довольно прохладно относятся к преступной деятельности, которая приносит экономические выгоды для них, способствуя развитию экономики за счет другого государства.

Информационное обеспечение крайне необходимо всем таможенным органам, поскольку им постоянно приходится сталкиваться с иностранными партнерами и помощь от иностранного правоохранительного или иного государственного органа необходима.

В перечень криминалистической информации входят сведения о людях, способах и средствах совершения преступления, похищенных вещах, следах и вещественных доказательствах, а также о других объектах. Виды учетов криминалистической информации постоянно расширяются.

Криминалистические учеты информации складываются из накопления информации, ее систематизации, идентификации зарегистрированных объектов и выдачи справочной информации. Учеты в настоящее время ведутся в органах внутренних дел, порядок их создания и использования регламентируется инструкциями МВД России. Все учеты, содержащиеся в МВД России носят межведомственный характер и ими пользуются не только

!2’ См.: В мутной воде контрабандисты водятся // Дальневосточный капитал. №2. Региональный журнал для деловых людей. Владивосток. 2000. С. 45.

166

следователи и дознаватели этого ведомства, но и все следователи и дознаватели из иных правоохранительных органов. Выдача информации производится только на основании письменного запроса поступающего из правоохранительного органа, преследуя цели по быстрому и достоверному установлению информации в связи с расследованием уголовного дела проведением оперативного мероприятия.

По объему информации учеты подразделяются на центральные (федеральные) и территориальные (региональные). Федеральные учеты содержат информацию в масштабах России, а региональные - в масштабах республик, краев, областей входящих в Российскую Федерацию.

Криминальные учеты условно подразделяются на следующие виды: учет людей и трупов, учет наиболее опасных преступлений, учет похищенных вещей и транспортных средств, учет вещественных доказательств и учет следов. Указанные виды имеют свои подвиды.

С вышеназванными учетами правоохранительные органы имеют определенный опыт работы, который используется и в деятельности таможенных органов.

С 1996 года российским правоохранительным органам были созданы условия для пользования международным банком данных в борьбе с преступностью. Так, согласно Указа Президента РФ в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия федеральных органов исполнительной власти и правоохранительных органов иностранных государств по вопросам борьбы с преступностью было определено, что Национальное бюро Интерпола, структурное подразделение Министерства внутренних дел Российской Федерации (НЦБ Интерпола), является органом по сотрудничеству с правоохранительными органами иностранных государств - членов Международной организации уголовной полиции.124 В

Указ Президента РФ «Об участии Российской Федерации в деятельности Международной организации уголовной полиции - Интерпола» М. 30.07.1996. № 1113.// Собрание законодательств Российской Федерации. 1996 № 3895.

167

задачи этого подразделения входит обеспечение эффективности международного обмена
информацией об уголовных преступлениях,

  • оказание содействия в выполнении запросов международных

правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации и осуществление наблюдения за исполнением международных договоров по вопросам борьбы с преступностью.

Национальное центральное бюро Интерпола - подразделение

ф. криминальной милиции, входящее в состав центрального аппарата

Министерства внутренних дел Российской Федерации. Очень важным является положение того, что НЦБ Интерпола осуществляет свою деятельность исключительно в сфере борьбы с уголовными преступлениями, не затрагивая преступлений, носящих политический, военный, религиозный или расовый характер. Функции НЦБ Интерпола определены постановлением Правительства Российской Федерации12” и сводятся они, сокращенно, к следующему: принимает, обрабатывает и направляет в Генеральный секретариат Интерпола и национальное бюро Интерпола иностранных государств запросы, следственные поручения и сообщения правоохранительных и иных государственных органов РФ для осуществления розыска, ареста и выдачи лиц, совершивших преступление, осуществление розыска и ареста перемещенных за границу доходов от преступной деятельности, похищенных предметов и документов, проведения иных оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий по делам, находящихся в производстве этих органов.

”’ Постановление Правительства Российской Федерации «Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола». М. 14.10.1996. № 1190. // Собрание законодательств Российской Федерации. 1999 № 12. С. 1484,

168

Приказом руководителей правоохранительных органов России и Министерства юстиции Федеральной пограничной службы была утверждена

1 ‘УС

Инструкция об организации информационного обеспечения. “

Субъектом сотрудничества по линии Интерпола являются таможенные органы Российской Федерации. Деятельность Национального центрального бюро Интерпола позволяет им в определенных рамках получать необходимую информацию. При этом следует отметить, что помощь HUB Интерпола ограничена определенньши условиями. Так, например, получение копий финансово- хозяйственной деятельности и других коммерческих документов, как правило, весьма затруднительно, и зависит от добровольного согласия проверяемых лиц.

Не подлежит исполнению в НЦБ Интерпола запрос правоохранительных и иных государственных органов по делам гражданского, арбитражного судопроизводства, касающийся гражданско-правовых отношений (неисполнение договорных обязательств, погашение кредиторской задолженности), В п. 51 вышеуказанного Приказа подчеркнуто, что не подлежат исполнению и запросы по делам о нарушении таможенных правил. Указано, что они также вытекают из гражданско-правовых отношений. С таким решением трудно согласиться, так как имущественные отношения в таможенном обороте на его раннем этапе в момент перемещения материальных ценностей через границу еще не имеют типично гражданско-материального содержания и функция таможенных органов в это время не содержат задачи рассмотрения указанных отношений. Они в основном сводятся к административно-контрольной функции по выявлению преступных нарушений таможенных правил.

126 Приказы № 684, 184, 560, 353, 257, 302 от 26.06.2000. МВД РФ, МЮ РФ, ГТК РФ, ФСБ РФ, ФСНП РФ, ФПС РФ «Об утверждении Инструкции об организации информационного обеспечения сотрудничества правоохранительных и иных государственных органов Российской Федерации по линии Интерпола».

169

Основанием для проверки юридических и физических лиц являются: а) наличие возбужденного уголовного дела; б) наличие дела оперативного учета в отношении лиц, обоснованно подозреваемых в совершении преступления; в) наличие проверочного материала или иной проверочной информации о противоправной деятельности лиц, содержащей формальные признаки преступления (п. 51 Инструкции). Полагаем, что в указанном подпункте «в» п. 51 Инструкции не ясно изложено последнее основание. Если вести речь о проверочном материале, то в соответствии с российскими законами это относится к оперативно-розыскной деятельности, но в Инструкции имеется самостоятельное основание на этот счет. И совсем не ясно, что понимать под проверочной информацией, содержащей формальный признак преступления. Полагаем, что это основание необходимо исключить из Инструкции, так как оно не согласовывается с положениями российских законов.

Таможенным органам необходимо уделять внимание базе данных по похищенным предметам, имеющим особую историческую, научную, художественную и культурную ценности. Так, таможенный орган может получить по каналам Интерпола информацию о культурных ценностях, находящихся в международном розыске, о выставленных конкретных произведениях на аукционах. Определенную важность имеет информация и о наличии магазинов (организаций), специализирующихся на торговле культурными ценностями в зарубежных государствах.

При перемещении через таможенную границу автотранспортных средств довольно часто выявляются уголовные преступления. Так, при сомнении в достоверности документов, по каналам Интерпола можно проверить их подлинность, предоставленных к АМТС, идентифицировать это средство и его номерные знаки, запросить информацию о дате и месте постановки на учет и его снятии, сведения о владельце транспортного средства и другое.

170

Незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатого вещества правоохранительные органы отслеживают по системе “IWETS” Генерального секретаря Интерпола. Интерпол располагает информацией о возможном приобретении их физическими и юридическими лицами и возможном экспортировании в иные государства. Сведения о наличии криминальных данных на лиц, во владении которых находятся эти предметы, аналогичны сведениям о преступлениях в других государствах. Но и это далеко не полные данные, которыми располагает информационная база Интерпола в этом направлении.

В процессе раскрытия и расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, следует иметь в виду, что базой данных Интерпола можно воспользоваться только при наличии двух оснований - это наличие уголовного дела и дела оперативной проверки, по которым:

• наркотические средства изъяты при попытке ввоза их на территорию России; • • наркотические средства провозили транзитом через иностранное государство; • • наркотики были ввезены из иностранного государства; • • наркотики предназначались для вывоза в иностранное государство; • • хотя бы одно лицо, вовлеченное в преступление, является гражданином иностранного государства; • • обнаружены цеха и лаборатории, где изготовлялись или перерабатывались наркотики. • Информация в НЦБ Интерпола передается в два этапа. В течение 3-х суток при обнаружении или изъятии:

• 10 или более килограмм конопли; • • 100 грамм или более героина, опиума, морфина, кокаина; •

171

• любое количество психотропных веществ или амфетамина, превышающее количество для личного употребления.

  • Ив течение 30 суток после обнаружения или изъятия наркотического средства, когда в ходе расследования получена дополнительная информация.

Информационное обеспечение международного розыска по линии Интерпола осуществляется на территории каждого из участвующих в розыске государств, в соответствии с нормами международного права, а также в соответствии с национальными нормами, правовыми актами. В

  • случае необходимости, к операциям по задержанию лиц, находящихся в международном розыске, могут привлекаться оперативные уполномоченные НЦБ Интерпола и его филиалов.

Объявление в розыск через НЦБ Интерпола производится на основании обоснованного постановления об объявлении в международный розыск. Обязательным условием объявления в розыск является избрание в отношении разыскиваемых лиц меры пресечения в виде заключения под стражу.

172

Заключение

Таким образом, проблемы существующей организации Российской таможни к настоящему времени приобрели особенно острый характер, обуславливающий необходимость принятия кардинальных мер правового и организационного порядка, ее реконструкции. Общегосударственное значение таможенных органов в качестве
правоохранительных и

  • одновременно экономических государственных структур требует неотложного решения указанных проблем. Прежде всего принятие закона, в котором следует четко определить две функции и две задачи таможенных органов с одной стороны правоохранительную, с другой - экономическую, а также принятия Таможенного кодекса Российской Федерации, в котором
  • должны быть устранены ошибки, противоречия, неясности, представляющие возможности различных толкований отдельных норм, другие недостатки в редакции ныне действующего кодекса.
  • Что касается выводов, вытекающих из данного диссертационного исследования, то надлежит иметь в виду, что они ограничиваются в основном темой исследования, заключающейся в рассмотрении таможенных органов в

  • качестве правоохранительных и, в частности, органов дознания, хотя по мере исследования многих положений и отдельных норм ТК РФ, в результате системно-структурного подхода автору приходилось вникать и в другие аналогичные положения существующего таможенного права, находящегося в основе криминалистической характеристики деятельности таможенных подразделений в качестве органов дознания.

С учетом изложенного автор пришел к следующим выводам:

  1. Существование органов дознания в структуре таможенной системы
  • крайне необходимо, так как без методов оперативно-розыскной деятельности трудно, а зачастую невозможно раскрыть опасные преступления

173

квалифицированных контрабандистов, валютных операций, подробно разработанных и реализованных организованной преступностью, пользующейся поддержкой коррумпированных структур. В связи с этим надлежит осуществить ряд мер по укреплению органов дознания путем:

• создания оперативных мобильных групп; • • укомплектовать квалифицированными кадрами и организовать постоянное их обучение в теоретическом и практическом плане; • • создать в пунктах перехода границы материальные условия для осуществления гласных и негласных мероприятий по типу существующих в зарубежных государствах; • • расширить их информационное обеспечение, а также усилить оснащение спецтехникой; • • с принятием нового Таможенного кодекса необходимо отразить в нем не только экономические, но и процессуально-криминалистические задачи органов дознания. • 2. Большое внимание в период настоящего исследования было уделено второй составляющей органа дознания и, в частности, порядку возбуждения уголовного дела при обнаружении признаков преступления, а также тактики производства первоначальных следственных действий и возникающим в связи с этим многим организационным и криминалистическим проблемам в условиях таможенной среды на дальних переходах границы, которые преобладают в дальневосточном регионе страны, при этом пришлось затронуть ряд концептуальных теоретических вопросов процессуальной и криминалистической деятельности органов дознания и следствия, а также взаимосвязи этих структур с другими подсистемами таможенной службы и, в частности, института службы административного контроля, а также с другими правоохранительными органами, чья деятельность соприкасается с функциями таможенных подразделений. В результате произведенного анализа и оценки деятельности указанных органов автор пришел
к

174

следующим выводам, своим содержанием имеющих значение, направленное на улучшение организационной и криминалистической деятельности дознания в системе таможенных органов:

  • необходимо разграничить функции и полномочия по установлению и фиксации обнаруженных контрабандных и других преступных проявлений между административными контрольными подразделениями и органами дознания, так как существующий порядок, предусмотренный действующим ТК, дублирует деятельность этих двух структур, что приводит к потере сил и времени должностных лиц, не способствует оперативности и эффективности их действий;
  • после возбуждения уголовного дела орган дознания должен руководствоваться только нормами УПК И УК РФ и быть независимым от других внутренних структур;
  • в виду большой территориальной разобщенности таможенных постов, не способствующей своевременному прибытию дознавателя для производства следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела (ст.ст. 146-147 УПК РФ) в случаях обнаружения признаков преступления целесообразно статусом дознавателя наделить начальников таможенных постов;
  • для улучшения поисково - познавательной деятельности надлежит наладить криминалистическое обеспечение таможенных органов дознания, которое должным образом не обеспечивается. Имеющаяся в распоряжении органов дознания криминалистическая техника примитивная и крайне устаревшая. Кроме того, криминалистическая техника таможенных органов должна соответствовать профилю и условиям их деятельности;
  • должностные лица органов дознания во многих отношениях достаточно не подготовлены в криминалистическом поисково- познавательном плане, а также в правовом оформлении,

175

процессуальном оформлении первоначальных действий,
особенно

фиксации фактов и обстоятельств, обнаруженных
результатов

криминальных действий заинтересованных в контрабанде лиц.

Неотложной задачей является повышение криминалистической и

правовой квалификации дознавателей;

  • экспертное обслуживание органов дознания таможенных структур

страдает многими недостатками и в первую очередь нахождением

экспертной службы вдали от разрозненных постов, при задержании

крупных партий товаров, особенно скоропортящихся, перемещаемых

через границу, органы дознания не имеют возможности своевременно

и правильно решить многие задачи по определению природы товара,

порядка его хранения, его стоимости и прочее, что наносит

экономический ущерб государству. Кроме того, связано с нарушением

прав граждан. Таможенная служба должна быть более приближенной

к таможенным постам и более оперативной.

Устранение отмеченных выше недостатков в деятельности
органов

дознания как и во всей системе таможни, несомненно,
повысит

положительный уровень ее деятельности в области
присечения

криминальных таможенных нарушений при перемещении товаров и

ценностей через государственную границу. С другой
стороны

значительно увеличит потенциал экономических результатов в
деле

пополнения бюджета государства.

176

Литература Законодательные правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации. М.,1996.
  2. Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации. Владивосток. 2002.
  3. Кодекс об административных правонарушениях РСФСР. М., 1990.
  4. Таможенный кодекс Российской Федерации. М. 1993.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2002.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 2000.
  7. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.,1996.
  8. Закон РСФСР «О милиции». М., 1991.
  9. Закон РФ «О банках и банковской деятельности». М.,1996 г.
  10. Закон РФ «О валютном регулировании и валютном контроле». 09.10. 1992.
  11. Закон РФ «О прокуратуре РФ». М., 1995.
  12. Закон РФ «О таможенном тарифе». МЛ 993.
  13. Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности Российской Федерации». М.,1995 г.
  14. Конвенция о договоре международных перевозок грузов (КДПГ) от 19.05.1956г.
  15. Европейская конвенция о взаимной помощи по уголовным делам.
  16. Указ Президента Российской Федерации № 245 от 06.03. 1995 г. «Об основных принципах осуществления внешнеторговой деятельности в РФ».
  17. 17.Указ Президента РФ «Об участии Российской Федерации в деятельности Международной организации уголовной полиции -
    Интерпола» М.

177

30.07.1996. № 1113.// Собрание законодательств Российской Федерации. 1996 № 3895.

  1. Постановление Правительства Российской Федерации № 924 от 12.08.1994 г. «О мерах акцизного сбора».
  2. Постановление Правительства Российской Федерации «Об утверждении Положения о Национальном центральном бюро Интерпола». М. 14.10.1996. № 1190. // Собрание законодательств Российской Федерации. 1999 № 12.
  3. Приказ ГТК РФ № 204 от 18.05.1994 г. «Об утверждении Табеля оснащенности криминалистической техникой и техническими средствами таможенных органов Российской Федерации».
  4. Приказ ГТК РФ №20 от 18.01.1994г. « О взаимоотношениях между перевозчиком, отправителем товаров, таможенным перевозчиком и таможенными органами».
  5. Приказы № 684, 184, 560, 353, 257, 302 от 26.06.2000. МВД РФ, МЮ РФ,
  6. ГТК РФ, ФСБ РФ, ФСНП РФ, ФПС РФ «Об утверждении Инструкции об организации информационного обеспечения
    сотрудничества

правоохранительных и иных государственных органов Российской Федерации по линии Интерпола».

  1. Инструкция Центрального Банка России и Государственного таможенного комитета Российской Федерации № 01-20 / 10283 от 12.10.1993г. «О порядке осуществления валютного контроля за поступлением в Российскую Федерацию валютной выручки от экспорта товаров».
  2. Письмо Центрального Банка России №242 и Государственного таможенного комитета Российской Федерации №01-42 / 19930 от 23.09.1998 г. «Об ответственности за неначисление валютной выручки от экспорта товара».

178

Монографии, отдельные издания и статьи

*

  1. Абдумаджидов Г.А. Проблемы совершенствования предварительного расследования. Ташкент. 1975;
  2. Арсюхин Е. Таможня меняет лицо // Российская газета. 2001.20 ноября;
  3. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М. 1991;
      1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От

теории к практике, М., 1988;

  1. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 1. М. 1977;
  2. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств.М.1966;
  3. Бердичевский Ф.Ю. О предмете и понятийном аппарате
    • криминалистики.// Вопросы борьбы с преступностью. М., 1976. Вып.24;
  4. Бодрилина В.П. Таможенные ведомости ГТК РФ //Бюллетень таможенной информации №8.М.,1996;

  5. Бушуева Т.А. Уголовный закон о таможенных преступлениях // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. Владивосток. 1998.1(2);

Ю.Быков В.М. Тактическое решение следователя//Уголовно-правовые и

  • процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин. 1980;
  1. Быковский И.Е. Процессуальные и тактические вопросы проведения следственных действий. Л. 1977;
  2. Быховский И.Е., Корниенко Н.А. Процессуальные и тактические вопросы применения технических средств при расследовании уголовных дел. Л. 1981;
  3. В мутной воде контрабандисты водятся// Дальневосточный капитал. №2.
    • Региональный журнал для деловых людей. Владивосток. 2000;

179

  1. Василенко Е. Во все четыре стороны пойдет дискуссия о поправках в Таможенный кодекс. // Российская газета. 2001. 13 ноября;

  2. Васильев А.Н. Введение в курс советской криминалистики. М., 1962; 16.Васильев А.Н., Корнеева Л.М. Тактика допроса. М.; 1970.;

  3. Воронин Ю.А. Система борьбы с преступностью в США // Юридическая наука. Свердловск. 1990;
  4. Герасимов И.Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. Свердловск. 1975;
  5. Гесснер Р., Херцог У. За фасадом права. Методы новой тайной полиции. М., 1990;
  6. Гребельский Д.В. О развитии и роли оперативных аппаратов органов внутренних дел в совершенствовании охраны социалистического правопорядок // Труды ВШ МВД СССР. М., 1973. Вып.35;
  7. Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М., 1990;
  8. Гусаков А.Н. Криминалистика США. Теория и практика ее применения. Екатеринбург. 1993;

23.Донцов A.M. Проблемы соотношения дознания и предварительного

следствия в советском уголовном процессе // Автореф. канд. юрид. наук.

Л., 1971; 24.Драпкин Л.Я. Решение следователя и тактические приемы в структуре

процессуальных действий //Следственные действия

(криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск. 1983; 25.Дулов А.В. Судебная психология. Минск 1975; 26.Дюрягин И.Я. Гласность и тайна в уголовном процессе // Российский

юридический журнал №4/8, 1995; 27.Жбанков В.А., Девяткин Е.М. Производство обыска и выемки органами

дознания Государственного таможенного комитета России. М., 2000; 28.Зеленский В.Д. Следователь как субъект расследования. Краснодар.

1982;

180

29.Зобов В.Е. Российское таможенное право;

ЗО.Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства.

Владивосток. 1984; 31.Иванов В.А. Прокурорский надзор в борьбе с преступностью. Л. 1964; 32.Игнатенко Г.В. Договоры Совета Европы и правовая система России.//

Российский юридический журнал. М., 1997. № 1; ЗЗ.Игнатенко Ю. Контрабанда пока процветает // Владивосток. 09.01.02; 34.Ищенко Е.П., Ищенко П.П.
Методические разработки по основам

судебной фотографии и киносъемки. Свердловск. 1976.; ЗЗ.Качкина Г.П.
Специфика расследования дел о контрабанде. //

Таможенная политика на Дальнем Востоке. Владивосток. 1998. №2; 36.Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики.

Саратов. 1987; 37.Коммерсант Власть // Аналитический еженедельник. № 25 (376). М., 2000; 38.Кондрашков Н.Н. О борьбе с
взяточничеетвом//Социалистическая

законность. 1990.№7;. 39.Корухов Ю.Г. Общая и судебная фотография. М., 1975. 40.Крылов И.Ф., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие. Л., 1984; 41.Ладыженский К.Н. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886; 42.Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование,

организация. М., 1970; 43.Ларин A.M. О принципах уголовного процесса и гарантии прав личности

в проекте УПК // Социально-экономические и правовые проблемы

Восточно-Сибирского региона на пороге третьего тысячелетия. Иркутск.

1998; 44.Ларин A.M. Презумпция невиновности. М., 1982; 45.Логинов К. Битва трех китов // Российская газета. 24.01.02. 46.Лубинский А.И. Процессуальное
расследование по законодательству

капиталистических государств. М., 1977;

181

47.Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. М.,

  1. 48.Митричев СП. Теоретические основы советской криминалистики. М.,

1965; 49.Младенцев М.Н., Тищенко В.Г. Дмитрий Иванович Менделеев, его жизнь

и деятельность. М.- Л. 1938. Т. 1; 50.Наркотики везли из Байконура // Российская газета № ЮЗ от 5.08.1999 г.; 51.Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия

расследованию. Автореф. докт. юрид. наук. Воронеж. 2000. 52.Образцов В.А. Криминалистика. Курс лекций. М., 1996; 53.Образцов В.А. Основы криминалистики. М., 1996;

  1. Образцов В.А. Криминалистика. М., 1996;
  2. Обсуждение концепции развития судебного производства в уголовном процессе // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. 1998. №1/94;
  3. 56.Оленюк Н.Р. Предварительная стадия обыска // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. Вып. второй. 1997.

57.Оленюк Н.Р. Несовершенство Таможенного кодекса Российской Федерации // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. Вып. третий. 1998.

  1. Оленюк Н.Р. Выявление информации о таможенных преступлениях // Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. Вып. пятый. 2000.
  2. Оленюк Н.Р. Исторические предпосылки к созданию следственного аппарата в таможенном ведомстве // Гуманитарные исследования. Научное и научно-публистичеекое издание. Уссурийск. Вып. четвертый. 2000.
  3. Оленюк Н.Р. Международные связи и борьба с таможенными правонарушениями // Российская правовая система: становление, проблемы, пути совершенствования. Материалы республиканской научной конференции. Барнаул. 2001.

182

61.Письмо заместителя Председателя Арбитражного Суда О.В. Бойкова за № 1497/99 от 22.03.99 г.;

  1. Пока начальники двигают стулья. // Российская газета №151 /2260/ от 4.08.1999 г.;
  2. Порубов Н.И. Допрос. Минск. 1968.
  3. 64.Представление Дальневосточного транспортного прокурора за №7/1-1-114

от22.03.99г.; 65.Разъяснение Дальневосточного таможенного управления № 03- 14/4523

от 10.06.97 г.;

  1. Ратинов А.Р. Взаимодействие следователей прокуратуры и милиции при расследовании преступлений // Практика применения нового уголовно- процессуального законодательства. М.;
  2. Репкин Л.М. Приостановление предварительного следствия. М., 1985;
  3. Розенцвайг В.Я. Взаимодействие следователей и органа дознания при расследовании преступлений.// Тактические основы следственных действий.
    Алма-Ата. 1977.Вып.З;
  4. 69.Российское таможенное право // Учеб. для вузов. Под ред. Б.Н.Габричидзе

М., 1998.; 70. Рубан А. Правовые аспекты борьбы с лжесвидетельством
//

Социалистическая законность. 1990.№8; 71.Селиванов Н.А. Вещественные
доказательства. М,1971;

  1. Селиванов Н.А., Эйсман А.А. Судебная фотография. М., 1965.;
  2. Синенко С.А. Участие потерпевшего в расследовании преступлений. Уголовно-процессуальное и криминалистическое исследование. Диссерт. исслед. канд. юрид. наук. Владивосток. 2001;
  3. Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений. М., 1999;
  4. 75.Соколовская О. Пацаны решили попробовать настоящий кофе. // Новости. 1999. №9;

183

  1. Строгович М.С. Актуальные вопросы судебной этики // Совершенствование законодательства о суде и правосудии. М., 1985;
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958;
  3. Таможенные ведомости. 1995 №. 9;
  4. Таможенные ведомости ГТК РФ // Бюллетень таможенной информации. М,
  5. №12.
  6. Турчин Д.А. Фотография как обязательный метод фиксации в уголовном процессе.// Материалы 14-й научной конференции профессорско- преподавательского состава ДВГУ. Владивосток. 1969;
  7. Турчин Д.А. Значение механизма преступления в процессе следообразования // Совершенствование правовых мер борьбы с преступностью. Владивосток 1986;
  8. Турчин Д.А. «Тактическая операция «Групповой обыск ».// Криминалистические методы расследования преступлений. Тюмень. 1994;
  9. Турчин Д.А. Микроследы -новое в криминалистике // Проблемы советского государства и права. Иркутск. 1974,Вып.7;
  10. Турчин Д.А. Против анонимности правосудия (заметки на полях одного законодательного проекта) // Социально-экономические и правовые проблемы Восточно-Сибирского региона на пороге третьего тысячелетия. Иркутск. 1998;
  11. Турчин Д.А. Тайна следствия должна быть защищена. //Дальневосточные криминалистические чтения. Владивосток. 1995. Вып. 1;
  12. Турчин Д.А. Тактика доказывания как предмет методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положение). М., 1976;
  13. Турчин Д.А., Сологуб В.А. Обнаружение й фиксация следов пальцев рук при помощи люминесценции // Проблемы советского государства и права. Иркутск. 1975.№ 11-12;

88.Шейфер С.А. Следственные действия. М. 1981;

184

  1. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического
    • прогресса. Иркутск. 1978;

90.Шиканов В.И. Пространственно-временные факторы в

криминалистической характеристике преступления. Иркутск. 1980;

91.Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск. 1983;

92.Шостак Г.С. Тактическое решение и его значение в работе следователя щ //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. 1978;

93.Эйеман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. МЛ 967;

94.Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л. 1976;

95.Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия. М. 1971.