lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ченцова, Лариса Витальевна. - Особенности уголовно-процессуального производства по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 205 с. РГБ ОД, 61:02-12/1159-6

Posted in:

МОСКОВСКАЯ АКАДЕМИЯ МВД РОССИИ

на правах рукописи

ЧЕНЦОВЛ ЛАРИСА ВИТАЛЬЕВНА

Особенности уголовно-процессуального производства

по делам несовершеннолетних, не являющихся

субъектами УГОЛОВНОЙ ответственности.

Специальность 12,00.09.-уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза, оперативно-розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридически/наук.

профессор МАХОВ

Вадим Николаевич

Содержание

Введение с.3-16

Глава 1. Понятие и сущность уголовно-процессуального производства в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности,

§1. Понятие и категории несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности за совершенные ими общественно опасные

деяния : , с. 17-29

  1. Отказ в возбуждении и возбуждение уголовных дел в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной

ответственности с. 30-49

Глава 2. Производство по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами утоловной ответственности в досудебных стадиях уголовного процесса.

  1. Особенности процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела с участием несовершеннолетних, не подлежащих утоловной ответственности с. 50-72

  2. Особенности предмета доказывания по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности с. 72-91

являющихся субъектами уголовной ответственности с.91 -101

Й. Доказательственное значение комплексной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной

ответственности с. 102-119

У5. Меры пресечения в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности с. 119-129

<6, Основания прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной

ответственности с. 129-140

Глава 3. Производство по уголовным делам и материалам о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Н. Подготовка уголовных дел и материалов для направления в суд … 141-154

hi. Порядок рассмотрения уголовных дел в суде 154-170

Глава 4. Процессуальные аспекты организации ювенальной юстиции в Российской Федерации. касающиеся несовершеннолетних

правонарушителей, не подлежащих уголовной ответственности с. 171-179

Заключение с. 180-190

Законодательные и нормативные акты с. 191-193

Список использованной литературы с. 194-205

Введение.

Актуальность темы исследования. В последние годы в нашей стране наблюдается существенный рост общественно опасных правонарушений, совершаемых несовершеннолетними, не подлежащими уголовной ответственности: не достигшими возраста уголовной ответственности, а также теми несовершеннолетними, которые возраста уголовной ответственности достигли, но не являются ее субъектами в силу отставания в психическом развитии, которое в одних случаях связано с психическим расстройством, а в других случаях не связано с ним. В 1995 году таких правонарушений было совершено 60 тысяч, т.е. на 39% больше, чем в 1990 году \ их рост наблюдался в последующие годы ‘ и отмечается в настоящее время. В Калининградской области указанными лицами в январе-августе 2001 года было совершено 683 общественно опасных правонарушения, ~

Согласно ст.ст. 20 и 21 УК РФ такие лица не подлежат уголовной ответственности; уголовные дела в их отношении в соответствии с 4.1 п.2 и ч.2 ст. 5 УПК РСФСР не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению. Однако, указанные категории

несовершеннолетних, совершившие общественно опасные

правонарушения, не могут оставаться вне сферы органов следствия и суда,

совершенных ими деяний, причин и условий им способствовавших, принятия мер к их устранению, определению мер по социальной защите и воспитанию
таких несовершеннолетних. К защите прав и законных

1 Информационный бюллетень следственного комитета МВД России. 1995. № 4 (81) С.51 .

” Чекалин А.А. Профилактика правонарушений - приоритетное направление правоохранительной деятельности органов внутренних дел II Вестник МВД России. 2000. №4-5. С.37.

Протокол заседания Координационного совета по борьбе с преступностью и коррупцией при главе администрации Калининградской области от 26 ноября 2001 г

интересов наименее защищенной категории несовершеннолетних -малолетних, отстающих в развитии и невменяемых - призывают международные документы: Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила 1985г.), Конвенция о правах ребенка (1989г.), Американская конвенция по правам человека (1984г.)., Декларация о правах умственно отсталых лиц (1971г.), Декларация прав ребенка (1959г.), Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) (1990г.) и другие, в соответствии с которыми приводится законодательство Российской Федерации, касающееся несовершеннолетних.

Из Федерального Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999г., а именно из главы 3 (ст.ст. 26-31) этого закона «Производство по материалам о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа» следует, что помещение несовершеннолетних производятся только судьей по результатам рассмотрения им соответствующих материалов, в том числе прекращенного уголовного дела млн материалов. об откипи “ РзОзбужтении УГОЛОВНОГО дела. Ппслстлплснис указанных материалов для суда требует от органов дознания и следователя утлубленной работы в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, знания особенностей установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. принятия дополнительных мер по защите прав несовершеннолетних.

УПК РФ, принятый 22 ноября 2001 г., в ч.З ст.27 развивает положения главы 3 Федерального Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и
правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня

1999г. В ней записано, что в отношении несовершеннолетних, являющихся объектом данного исследования, прекращается уголовное преследование, а не уголовное дело. Тем самым нашло еще более полное обоснование позиция диссертанта о том, что деятельность органов дознания, следователей, прокурора, суда в отношении лиц, не достигших к моменту совершения деяния предусмотренного законом возраста, должна продолжаться, хотя с существенными особенностями, но все же в рамках уголовного судопроизводства.

Принятие Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г., по мнению диссертанта, требует внесение дополнений и изменений в уголовно-процессуальное законодательство. Их разработка и обоснование является одной из целей диссертационного исследования.

Актуальность, а вместе с тем и новизна исследования обусловлена тем, что, несмотря на отмеченные обстоятельства, проблемы, возникающие на практике и в науке уголовного процесса в связи с принятием Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», а также УПК РФ не были предметом специального диссертационного исследования. Отдельные суждения, имеющие отношение к правовому положению несовершеннолетних, совершивших общественно опасные правонарушения, но не подлежащих уголовной ответственности, были высказаны в работах Г.Н. Ветровой, В.К. Вуколова> Н.И. Гуковской, О.Х. Галимова, А.И. Долговой, А.С. Ландо, Е.Д. Лукьянчикова, Э.Б. Мельниковой, Г.М. Миньковского, В.В. Николюка, В.Т.Э Очередина, Д.П. Письменного, В. Я. Рыбальской, Г.П. Саркисянца, Н.Ш. Сафина, Н.В. Угольниковой, А.А. Чувилева, В.В. Шимановского и других авторов. Но эти авторы решали иные проблемы, в частности,

В дальнейшем для краткости этот закон будет именоваться Законом от 24 июня 1999г.

6

анализа правовых норм, определяющих порядок предварительного следствия и судебного разбирательства по делам несовершеннолетних, процессуальных гарантий прав и законных интересов участников производства по применению принудительных мер медицинского характера. Они не ставили перед собой задачу комплексного исследования особенностей производства по делам об общественно опасных правонарушениях по делам несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности. Поэтому далеко не все аспекты проблемы, имеющие отношение к теме данного диссертационного исследования были проанализированы с достаточной степенью глубины, а некоторые из них даже не были затронуты, в частности, проблема о возбуждении уголовных дел в отношении несовертеннолетюгх, не подлежащих уголовной ответственности. Одной из причин такого положения является то, что межотраслевой институт лиц, совершивших противоправные деяния, предусмотренные УК, но не достигших возраста уголовной ответственности, а также лиц, достигших возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с пеихичесюш расстройством в момент совершения общественно-опасного деяния, не осознающих фактический характер и общественную опасность своих действий и не могущих руководить ими, появился в уголовном и уголовно-процессуальном праве только после введения в действие нового УК РФ и внесения соответствующих изменении и дополнений в УПК РСФСР. В кандидатской диссертации О.Х. Галимова (1997г.) процессуальные вопросы производства в связи с решением о применении принудительных мер воспитательного воздействия были рассмотрены фрагментарно - лишь по отношению к малолетним правонарушителям. Этот вопрос был освещен наряду с анализом особенностей процессуального положения малолетних потерпевших и свидетелей. К тому же, эта диссертация была подготовлена

7

до принятия Федерального Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.99.

Указанные обстоятельства обусловили выбор темы представленной диссертации,

Впервые применительно к реалиям России конца 90-х годов 20 - начала 21 века проведено комплексное монографическое исследование социально-правовой проблемы уголовного судопроизводства, касающейся участия всех категорий несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности1 и изобличенных в совершении деяний, запрещенных уголовным законом, а также обоснована необходимость создания ювенальных учреждений (по делам несовершеннолетних).

К новизне crotrr отнести: -обоснование необходимости возбуждения уголовных дел, производства предварительного следствия и производства в суде в отношении несовершеннолетних после установления, что они не могут быть признаны субъектами уголовной ответственности по возрастным, психологическим и психическим критериям;

-комплексный анализ теоретических и практических вопросов возможностей и пределов участия указанных лиц в следственных и других процессуальных действиях с позиций Федерального Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. и других нормативных актов последних лет, имеющих отношение к теме;

-научно обоснованные предложения и рекомендации по формированию некоторых положений проекта УПК Российской Федерации, касающихся производства уголовно-процессуальных
действий на предварительном

1 Несовершеннолетний не может быть субъектом уголовной ответственности еще и в том случае, если он является так называемым специальным субъектом. Такая категория несовершеннолетних не является предметом исследования: диссертационное исследование касается общих оснований, исключающих уголовную ответственность в силу признака отсутствия субъеета.

следствии и в суде с участием несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, совершивших общественно опасные деяния, запрещенных уголовным законом и применения к ним принудительных мер воспитательного и психолого-педагогического воздействия; -авторское обоснование необходимости создания ювенальной юстиции,

Цель диссертационного исследования состоит в решении вопросов, возникающих в связи с участием в уголовном судопроизводстве несовершеннолетних, совершивших запрещенные уголовным законом деяния, но не являющиеся субъектами преступлений; научной разработке рекомендаций по совершенствованию законодательства, направленных на обеспечение их прав и законных интересов наименее защищенной в уголовно-правовом и уголовно-процессуальном смыслах категории лиц; обоснование и формирование концептуальной модели ювенальной юстиции и ее роли в профилактике правонарушений несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния, но не подлежащих уголовной ответственности.

Достижение данной цели потребовало решение следующих основных научных задач:

  • обосновать, что нормы, содержащиеся в УПК РСФСР и проектах УПК не позволяют решить все вопросы, возникающие на практике, в связи с привлечением в уголовное судопроизводство несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в связи с чем определить основные направления совершенствования законодательства, регламентирующего уголовное судопроизводство с участием таких лиц;
  • обосновать возможность и необходимость возбуждения уголовных дел в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности и показать целесообразность ведения расследования уголовных дел по правилам особого производства;
  • определить процессуальное положение несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в стадии возбуждения уголовного дела, предварительного следствия и судебного разбирательства;

  • исследовать вопрос о доказательственном значении объяснений и показаний несовершеннолетних правонарушителей и сформулировать критерии, определяющие необходимость и возможность их участия в проведении следственных действий;
  • проанализировать понятие невменяемости в плане возможности ее установления не только в связи с психическими заболеваниями, но и с отставанием в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством с целью обоснования целесообразности прекращения уголовного дела по самостоятельному основанию - возрастной невменяемости;
  • разработать рекомендации по вопросам правового механизма применения принудительных мер воспитательного и психолого-педагогического воздействия к несовершеннолетним, не являются субъектами уголовной ответственности;

  • разработать предложения по совершенствованию производства по материалам о помещении несовершеннолетних в специальные учебно- воспитательные учреждения закрытого типа;

  • привести дополнительные доводы о целесообразности создания в России ювенальной к^стиции с учетом необходимости решения проблем несовершеннолетних правонарушителей, не подлежащих уголовной ответственности.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере уголовного судопроизводства с участием несовершеннолетних, совершивших запрещенные уголовным законом деяния, но не являющихся субъектами уголовной ответственности.

10

Предметом исследования являются:

  • основные теоретические разработки по вопросам участия в уголовном судопроизводстве несовершеннолетних, совершивших деяния, подпадающие под признаки конкретных составов преступлений, но не подлежащих привлечению к уголовной ответственности и применения к ним принудительных мер воспитательного и психолого-педагогического характера;
  • законодательные и иные нормативно-правовые акты, регламентирующие рассматриваемую сферу;
  • деятельность органов предварительного следствия и суда с привлечением указанных субъектов к участию в делах;
  • пути совершенствования правового регулирования производства с участием несовершеннолетних, изобличенных в совершении общественно- опасных деяний, запрещенных уголовным законодательством.

Методологические основы и методика исследования.

Приведенное исследование основывается на диалектическом методе познания. Одновременно применяются частно-научные методы; системного анализа, логико-юридический, сравнительно-правовой, исторический, конкретно-социологический, статистический.

База исследования: международно-правовые документы, Конституция Российской Федерации, российское уголовное и уголовно- процессуальное законодательство. Федеральный Закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999г., УПК РФ (его положения, содержащиеся в проекте., также учитывались при написании работы). Выводы и предложенняэ которые сформулированы в диссертации, опираются на результаты изучения практики органов предварительного следствия Калининградской области и Гагаринского межрайонного суда г. Москвы, Калининградского областного суда и суда Центрального района г.
Калининграда,

11

постановлений Пленумов и решений Судебной коллегии Верховного суда РФ, специальной юридической литературы. Диссертантом изучалась имеющая отношение к теме специальная литература по теории права, криминологии, криминалистики, гражданскому, уголовному и уголовно-процессуальному праву, возрастной психологии и педагогики. При исследовании отдельных вопросов темы использовалось законодательство и труды ученых зарубежных стран, а также публикации в центральных и местных средствах массовой информации.

По специальной анкете изучено 120 уголовных дел, 200 материалов, по которым отказано в возбувдении уголовного дела. Кроме того, было проведено анкетирование и проинтервьюированы 200 человек, среди которых практические работники следствия и дознания, а также адвокаты, судьи (100 человек), педагоги, родители и дета (100 человек), в том числе несовершеннолетние, находящиеся в Центре временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей г. Калининграда и приютах города (20 человек) по вопросам, представляющим интерес для выполнения задач исследования.

В подготовке работы диссертантом использовались результаты эмпирических исследований, полученные другими авторами по проблемам, имеющим отношение к теме. В частности, были использованы научные труды психологов спепиатшзируюшихея на неадекватном поведении молодежи Калининградской области, их практические материалы по проведению судебно-психологических экспертиз. При формировании выводов исследования был использован личный опыт практической деятельности диссертанта в качестве инспектора отдела профилактики правонарушений и преступлений несовершеннолетних (ОППГШ), старшего следователя по особо важным делам Западного УВД на транспорте МВД РФ и судьи Центрального районного суда г.Калининграда.

12

Положения, выносимые на защиту:

1, В уголовном процессе невозможно ограничиться актом отказа в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности; уголовное дело в их отношении должно подлежать возбуждению независимо от возраста. Для установления: 1) имело ли место общественно опасное деяние; 2) совершено ли оно несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности; 3) причин и условий, способствующих совершению общественно опасного деяния, а также иных обстоятельств, для правильного и обоснованного решения судом вопроса о помещении несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, как правило, необходимо возбуждение уголовного дела и проведение предварительного расследования. Материалы такого полного расследованного уголовного дела, после прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего, наряду с материалами, собранными комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав, являются основными документами, которыми руководствуется суд, решая вопрос о помещении несовершеннолетнего в специальное учебно- воспитательное учреждение закрытого типа.

  1. Несовершеннолетний, не являющийся субъектом уголовной ответственноста ввиду недостижения возраста уголовной ответственности или отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, является самостоятельным субъектом уголовного судопроизводства, который требует особой защиты, и его участие в уголовно-процессуальных отношениях определяется уровнем психического и физического развития и осуществляется с помощью привлечения в судопроизводство адвоката, законного представителя, педагога, а также профильных специалистов: для несовершеннолетних,

отстающих в развитии -психолога, для невменяемых несовершеннолетних - психиатра. Предлагается такому субъекту дать свое наименование -«несовершеннолетний, изобличаемый в совершении общественно опасного деяния». Целесообразно УПК дополнить отдельной статьей, в которой будет закреплено процессуальное положение такого лица.

  1. Расследование и судебное разбирательство в отношении указанных несовершеннолетних должно происходить по правилам особого производства по применению принудительных мер воспитательного и психолого-педагогического воздействия, целью которого является не только улучшение психического состояния и излечение, но также и предупреждение новых общественно опасных деяний. При этом необходимо предусмотреть правовые основания и механизхЧ применения таких мер.

  2. В УПК необходимо ввести дополнения в виде самостоятельного раздела «Производство в суде по материалам о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа», В этом разделе предлагается конкретизировать и развить нормы главы 3 Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. Тем самым будет восполнен очевидный пробел, образовавшийся в отраслевом законодательстве о судопроизводстве после принятия названного Закона. Этот раздел по своему содержанию должен быть сходен с разделом УПК о производстве в связи с применением принудительных мер медицинского характера.
  3. УПК предлагается пополнить статьей, предусматривающей новое основание прекращения уголовного дела - возрастная невменяемость, в которой целесообразно отразить, что несовершеннолетний, совершивший общественно опасное деяние в состоянии возрастной невменяемости, не подлежит уголовной ответственности независимо от того, какому возрасту

14

соответствует уровень его развития на момент совершения противоправного деяния. В отношении несовершеннолетнего должен решаться вопрос о применении судом принудительных мер психолого-педагогического воздействия.

  1. В соответствии с провозглашенными в новом УК принципами справедливости и равенства перед законом ответственность несовершеннолетних, подпадающих под ет.22 и ч.З ст. 20 УК РФ необходимо «уравновесить». В статье 20 УК целесообразно учесть отставание в развитии несовершеннолетнего как обстоятельство, смягчающее его вину, если оно не достигло такой степени, чтобы повлечь освобождение от уголовной ответственности, а в статье 22 УК -предусмотреть возможность освобождения от уголовной ответственности вменяемого несовершеннолетнего, если он не в полной мере мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Часть 3 ст. 20 УК РФ предлагается распространить на несовершеннолетних, отставание в психическом развитии у которых связано с сочетаемым действием комплекса причин не только социологических, но и психопатологических (биологических), при условии, когда преобладающее значение имеет социальный фактор.
  2. Предмет доказывания по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности, отличается от предмета доказывания по другим категориям дел по своеобразию содержания обстоятельств, подлежащих доказыванию.
  3. Экспертиза, в ходе которой устанавливается невменяемость или возрастная невменяемость несовершеннолетнего, обязательно должна быть комплексной психолого-психиатрической экспертизой.
  4. Целесообразно в УПК включить нормы, допускающие возможность защиты интересов ребенка на всех стадиях уголовного судопроизводства другим, отличным от законных представителей, субъектам
    уголовно-

процессуальной деятельности (представителю органа опеки и попечительства, иным родственникам и др.)

  1. Появление в уголовном деле потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика может быть связано не только с совершением преступления, но и с совершением общественно опасного деяния несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности.
  2. В работе обосновывается целесообразность расширения перечня учебно-воспита’шльных учреждений закрытого типа для помещения в них по решению суда несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния и не подлежащих уголовной ответственности, необходимость надзора за содержанием в них несовершеннолетних не только со стороны прокуратуры, но и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, других организаций, ответственных за их воспитание, социально-правовую защиту, возможность пересмотра вышестоящим судом решения о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.
  3. Обоснование необходимости развития ювенальной юстиции в России. Теоретическая значимость работы состоит в том, что автор своими

суждениями и выводами предлагает создать более полное представление об особых производствах в уголовном судопроизводстве, дополнив их производством по уголовному делу после прекращения уголовного преследования в отношении лиц, не достигших возраста уголовной ответственности.

Практическая значимость работы в том, что ее научные выводы и положения позволяют создать теоретические и прикладные основы для более полного представления об уголовном процессе., его целях и задачах. Результаты работы могут быть использованы при изучении курса уголовного процесса, в деятельности органов дознания и предварительного

следствия при возбуждении и расследовании уголовных дел в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, при рассмотрении уголовных дел в судах, а также при совершенствовании процессуального законодательства.

Апробация и внедрение результатов исследования в практику заключается в процессе обсуждения на научно-практических конференциях с участием автора, проводимых в Московской академии МВД РФ, в институте международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, на которых обсуждались актуальные вопросы, связанные с правонарушениями несовершеннолетних, а также в использовании материалов диссертационной работы в практической деятельности следователями СО при Западном УВД на транспорте МВД РФ.

Данные диссертационного исследования апробированы

Калининградской научной общественной молодежной организацией при Администрации Калининградской области «Молодежь за свободу слова» при проведении тематических научно-практических конференций и семинаров для специалистов (юристов, психологов, преподавателей. воспитателей), работающих с несовершеннолетними. Положения исследования используются в учебном процессе Калшшнградского Юридического института МВД России, а также в практике работы следователей.

Структура работы.

Диссертация выполнена в объеме, соответствующему требованиям ВАК, и состоит из введения, четырех глав, закшочегаш и списка использованной литературы.

Глава 1. Понятие и сущность уголовно-процессуального производства в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности.

fl. Понятие и категории несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности за совершенные ими общественно опасные деяния.

Согласно действующему уголовному законодательству наличие основания для наступления уголовной ответственности определяют юридические признаки субъекта - достижение возраста уголовной ответственности и вменяемость. Ст. 19 УК РФ гласит: «Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом».1 Эти требования касаются и несовершеннолетних лиц, не достигших определенного возраста, с которым закон связывает его полную гражданскую дееспособности то есть возможность реализовать в полном объеме предусмотренные Конституцией и другими законами субъективные права, свободы и юридические обязанности.

Поскольку возраст., с которого наступает уголовная ответствеююсть, не может быть установлен в законе произвольно, законодателем обязательно учитывается то обстоятельство, что для привлечения лица к уголовной ответственности требуется наличие известного уровня правового сознания, способности оценивать не только фактическую сторону своих поступков, но и их социальную значимость. Достижение возраста уголовной ответственности
предполагает также наличие у лица способности

Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации // под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева, М. 1999. С.27.

18

правильно воспринимать уголовное наказание, ибо только в этом случае оно может достигнуть своей цели.

Как правило, лицо достигает возраста, с которого возможна уголовная ответственность, в период несовершеннолетия. Достижение этого возраста, как и достижение возраста совершеннолетия, не является универсальным для всех государств мира: в каждой конкретной стране он определяется по-своему, с учетом экономических, социальных, культурных, религиозных и других особенностей. Но есть страны, где совершеннолетними считаются лица, достигшие возраста пятнадцати, двадцати и даже двадцати одного года. Поэтому, когда речь о несовершеннолетии идет в международно-правовых документах, то имеется ввиду возраст восемнадцать лет и при этом делается оговорка «если иной возраст не установлен национальным законодательством». Именно такая трактовка несовершеннолетия содержится в Минимальных стандартных правилах, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила 1984 г.) - одном из важнейших документов, затрагивающим интересы несовершеннолетних в судопроизводстве.

Уголовный Кодекс Российской Федерации установил: уголовной ответственности подлежал- лица, достигшие ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста (чЛ ст.20 УК РФ), Но за наиболее тяжкие преступления, характеризующиеся повышенной общественной опасностью, уголовная ответственность наступает с 14 лет (ч.2 ст.20 УК РФ). Данное обстоятельство уголовный закон трактует как исключение из общего правила, не смотря на то, что перечень этих преступлений достаточно большой.

Согласно п. 5 ст. 5 УПК РСФСР (п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ) не достижение лицом возраста, с которого возможно наступление
уголовной

Сеферино С. Ответственность несовершеннолетних по законодательству стран Латинской Америки. Дис. …канд. юрид. наук. М. 1999. С. 14.

19

ответственности, является обстоятельством, исключающим производство по уголовному делу, поскольку субъект преступления отсутствует. В связи с этим считается, что оснований для возбуждения уголовного дела нет. При наличии же обстоятельств, исключающих производство по делу, ст. 113 УПК РСФСР (148 УПК РФ) предусматривает отказ в возбуждении уголовного дела, о чем выносится мотивированное постановление. В случае, если уголовное дело было возбуждено, то при установлении этих обстоятельств оно подлежит немедленному прекращению независимо от того, установлен ли весь круг обстоятельств, подлежащих доказыванию и предусмотренных ст. ст. 68 и 392 УПК РСФСР (ст.73 и 421 УПК РФ) (за исключением случаев, когда в деле уже имеются данные о преступных действиях других лиц, в том числе взрослых).

Несовершеннолетние, не достигшие к моменту совершения общественно-опасного деяния возраста уголовной ответственности, являются основной, самой большой группой среди трех выделяемых в диссертащюнном исследовании категорий лиц, не подлежащих уголовной ответственности.

Аналогичное решение - прекращение уголовного дела - предусмотрено законом также в отношении еще двух категорий несовершеннолетних. К ним относятся невменяемые, а также несовершеннолетние, достигшие возраста, предусмотренного Уголовным Кодексом, но имеющие отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, вследствие чего во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч.З ст.20 УК РФ) !. В УК РФ совершенно четко указываются две формы отставания в психическом развитии - связанная и не связанная с

Далее для краткости (если иное не оговорено) - несовершеннолетние, отстающие i психическом развитии.

психическим заболеванием. Иными словами, если у несовершеннолетнего, обвиняемого в каком-либо преступлении, обнаруживаются признаки задержки психического (интеллектуального и личностного) развития» обусловленные социальной или педагогической запущенностью, и вследствие этого он во время совершения криминальных действий не был способен в полной мере осознавать значение своих действий и контролировать их, то такой несовершеннолетний вообще освобождается от уголовной ответственности.

Третья категория несовершеннолетних, которая нас интересует как предмет исследования - несовершеннолетние невменяемые - которые во время совершения общественно опасного деяния не в полной мере осознают и регулируют свои поступки (дают отчет своим действиям и руководят ими) вследствие задержки или отклонения в психическом развитии, связанном с психическим расстройством (то есть дети с олигофренией, поражением головного мозга, психопатией и другими формами психической патологии).

Такие несовершеннолетние в возрасте 14-18 лет подлежат уголовной ответственности и их психические расстройства учитываются судом при назначении наказания и могут служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера. Уголовное преследование в отношении таких несовершеннолетних может быть прекращено по ст. 406 чЛ УПК (ст.439 чЛ.пЛУПК РФ) - когда по характеру совершенного общественно-опасного деяния и по своему психическому состоянию лицо, совершившее это деяние, не представляет опасности для общества.

При производстве уголовно-процессуальных действий в отношении лиц, отстающих в психическом развитии, возникают существенные проблемы, поскольку введение в статью 20 части 3 о возрастных порогах уголовной ответственности, является одной из
принципиальных новелл ныне

действующего Уголовного Кодекса, что и обусловило
трудность применения ее на практике. ‘

Появление в УК РФ части 3 статьи 20 вполне обоснованно. Бесспорно, что возрастное развитие ребенка является индивидуальным: при разных условиях роста и воспитания умственное развитие детей одного возраста различно, развитие психики у здорового ребенка может отклоняться в сторону как ускорения, так и замедления. Это положение подтверждают и данные психологии. * Именно поэтому отдельные несовершеннолетние к моменту достижения возраста уголовной ответственности могут не обладать достаточной способностью осознавать значение своих действий и руководить ими. Иногда пятнадцатилетннй ребенок, не являясь психически больным, находится на уровне развития двенадцатилетнего - отстал в своем развитии настолько, что способность в полной мере отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими отсутствует.

Ученые, специалисты уголовного права и процессуалисты длительное время указывали на важную проблему,, связанную с такими несовершеннолетними.3 Она заключается в решении вопроса о возможности освобождения от уголовной
ответственности

несовершеннолетних, имеющих отставание в возрастном развитии, ввиду отсутствия вины.

Однако, норма о прекращении уголовного дела в уголовно- процессуальном законе может появиться только после того, как соответствующая правовая норма появится в уголовном законе: уголовный

Меркушов О. Практика рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних // Российская юстиция. 2000. № 6. С.9. * Психология: Учебник / под ред. П.И. Иванова. 1954. С.61.

3 См., напр.: Кривоченко Л.Н. Об особенностях признания несовершеннолетних невменяемыми, Харьков. 1968. С. 191-193; Рыбальекая В.Я Особенности производства по делам о преступлениях несовершеннолетних. Иркутск. 1972.С. 58- 60.

процесс не может определить основание и порядок
прекращения уголовного дела, пока этой нормы нет в уголовном праве,

При разработке нового Уголовного кодекса РФ, вступившего в действие с 1997 года, проблему в отношении подростков, отстающих в психическом развитии, предлагштось решить одним из следующих двух способов: 1) ввести положение о возрастной невменяемости; 2) предусмотреть норму, исключающую уголовную ответственность несовершеннолетних, которые отстали в своем психическом развитии и в силу этого не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В УК был реализован второй способ: в нем появилась принципиально новая норма -часть 3 ст. 20. Одновременно УПК РСФСР пополнился частью 2 ст. 5 новой редакции, предусматривающая соответственно новое обстоятельство, исключающее производство по уголовному делу. Таким образом, была реализована идея тех авторов, которые предлагали легализовать правило о том, что нельзя привлекать к уголовной ответственности несовершеннолетних с отсутствием психических расстройств, если развитие их личности не достигло биологического возраста, предусмотренного для уголовной ответственности.

Итак, согласно ч.2 ст. 5 УПК РСФСР уголовное дело подлежит прекращению по основаниям, указанным в пункте 5 ч,1 настоящей статьи (то есть как и в отношении лица, не достигшего к моменту совершения общественно опасного деяния возраста по достижении которого, согласно закону, возможна уголовная ответственность) в отношении несовершеннолетнего, фактически достигшего такого возраста при установлении его отставания в психическом развитии (ст.27 ч.З УПК РФ). Хотя такое отставание и не связано с психическим расстройством, оно делает невозможным как осознание несовершеннолетним в полной мере

фактического характера и общественной опасности
действий (бездействия), так и руководство ими.

Перечисленные обстоятельства, воспроизводящие содержание ч.З ст. 20 УК РФ, предусматривают новое основание для признания несовершеннолетнего невиновным в совершении общественно- опасного деяния, которое получило в уголовно-правовой литературе наименование возрастной невменяемости.

Впервые термин «возрастная невменяемость» в юридической литературе был выдвинут Г.М. Миньковским, который писал, что несовершеннолетний, достигший возраста 14-16 лет, но отстающий в своем развитии, не может в некоторых случаях рассматриваться как вменяемый относительно совершенного им общественно-опасного деяния: понятие вменяемости должно включать указание на определенный уровень интеллектуального развития, присущий данному возрасту, наличие соответствующего запаса знаний и представлений, степень развития эмоционально- волевой сферы и т.д. 1 В отличие от совершеннолетних у подростков «отставание в развитии интеллектуальной и волевой сферы может быть обусловлено как душевным заболеванием или расстройством, так и причинами, не связанными с таким заболеванием. Однако, и в том и другом случае будет отсутствовать психологический критерий вменяемости, способность в полной мере отдавать отчет в своих действиях и руководить ими». 2

Эту точку зрения поддерживают и другие ученые, которые считают, что употребление термина «возрастная невменяемость» является допустимым. Так, применяя понятие «возрастная невменяемость», авторы комментария к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР
в предисловии писали:

1 Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних. М. 1959. С.81-82.

”* Карнеева Л.М., Миньковский Г.М.. Особенности пределов доказывания при принятии некоторых процессуальных решений в стадии предварительного следствия, М. 1981. С.

105.

24

«Пра вовы е после дстви я таког о недо разви тия не во всех случа ях один аков ы. Если следо вател ь или суд прид ут к выво ду о такой степе ни умств енног о разви тия несов ерше нноле тнего , котор ая соотв етств ует возра стной невме няем ости (на уров не ниже 16 лет, а в соотв етств ующ их случа ях - 14 лет), то при совер шени и им тяжк ого прест уплен ия не искл ючае тся, прим ените льно к ст. 10 УК, отказ в назна чении уголо вного наказ ания с замен ой его прин удите льны ми мера ми воспи тател ьного харак тера. Если же степе нь недо разви тия не дости гает возра стной невме няем ости, то при назна чении наказ ания этот факт учит ывает ся как смягч ающе е обсто ятель ство» .1

А.Н. Игна тов и Ю.А. Крас иков в пред ислов ии комм ентар иям к УК РФ также испол ьзую т понят ие «возр астна я невме няем ость» в отно шени и несов ерше нноле тних, не дости гших уров ня разви тия, соотв етств ующе го их возра сту. “

Друг ая точка зрени я выска зана И.К. Шах рима тьяно м. Она своди тся к тому, что не связа нная с душе вным забол евани ем умств енная отста лость , в резул ьтате котор ой несов ерше нноле тний не мог полн ость ю созна вать значе ние своих дейст вий, не подп адает под понят ие невме няем ости, т.к. не харак териз уется крите рием этого понят ия/ К этому , по мнен ию автор а прив одит анали з ст. 392 УПК РСФ СР, котор ая пред лагае т следо вател ю и суду устан авлив ать возм ожно сть несов ерше нноле тнего созна вать значе ние своих дейст вий, а не опре делят ь его вменя емост ь. Подо бного же мнен ия прид ержи ваетс я В,К. Степ утенк ова. Но дово ды у нее иные. Она утвер ждал а, что такое еуэкд ение прав ильн о лишь поето лькуэ поско льку в

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Л. 1962. С.З. Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федёрашш. М.1997.С.5.

Шахриматьян И.К. Невменяемость по советскому уголовному праву, Автореф. дис.канд. юрил, наук. Л.1962.С.8.

25

нем содержится мысль о возможности вменения содеянного из-за более низкого умственного развития, чем предусмотренный уголовным законом.

Обосновывая свою точку зрения по этому спорному вопросу с учетом точек зрения всех ученых, высказавшихся по этому поводу, диссертант, соглашаясь с Г.М. Миньковским и его единомышленниками, считает допустимым использование термина «возрастная невменяемость». По нашему мнению понятие «возрастная невменяемость» не охватывается понятием невменяемости и не является ее разновидностью. Это самостоятельная категория, требующая ведения в научные оборот. В основе этих выводов лежат следующие рассуждения.

УК РФ не содержит норм, определяющих понятие «вменяемость». Этому понятию давались различные толкования в уголовной литературе, Так, в одних случаях вменяемость представляется как обусловленная психическим здоровьем лица способность отдавать себе отчет в совершенных им общественно опасных действиях и руководить ими (В.С, Трахтеров), в других - как способность чувствовать себя виновным и ответственным (П.С. Дагель), в третьих - как способность лица отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими и связанная с ней способность чувствовать себя виновным и ответственным за совершение общественно опасных действий (Н.Н. Градовская, Н.С. Лейкина и др.)2

Р,И. Михеев считает, что вменяемость есть способность лица сознавать во время совершения преступления фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, обусловливающая возможность лица признаваться вшювным и нести

Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов ММ. Новые направления судебно- психологической экспертизы. М. 2000. С.83.

2 Сперанский К.К. Уголовно-правовая борьба с преступлениями несовершеннолетних и против нееовершеннолетнюс. Ростов. 1991. С. 30 .

уголовную ответственность за содеянное, т.е. юридическая предпосылка вины и уголовной ответственности.1

Точка зрения Р.И, Михеева нам видится наиболее предпочтительной. Именно она легла в основу определения, официально признанного доктриной уголовного права: российское уголовное законодательство понимает вменяемость как способность субъекта преступления осознавать фактическую сторону и социальную значимость своего деяния, а также способность руководить своим поведением.

В статье 21 УК РФ законодатель определил, что невменяемым является лицо, которое не может отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния психики. Следовательно, по действующему уголовному законодательству вопрос о невменяемости может возникнуть только в связи с психическим заболеванием. В уголовно-процессуальном значении невменяемость представляет собой обстоятельство, подлежащее доказыванию при наличии данных, указывающих на болезненное состояние психики лица, достигшего возраста уголовной ответственности, которому шпфиминируется совершение расследуемого общественно опасного деяния. При этом отметим, что наиболее существенной стороной медицинского критерия является болезненный характер психических расстройств.2 Несмотря на то, что медицинский критерий в определении понятия «возрастная невменяемость» отсутствует, в пользу допустимости использования этого термина существуют иной веский аргумент.

Так, невменяемость связывается не с любым болезненным состоянием, а только с таким, которое лишает лицо возможности отдавать отчет в

1 Михеев Р.И. Проблема вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток. 1983. С. 49.

2 Лунц ДР. Проблема невменяемости в теории и практике судебной психиатрии. М. 1966. С. 48.

своих действиях и руководить ими. Из этого правила законодатель не делает исключений для несовершеннолетних: несовершеннолетний также может быть признан невменяемым, если налицо имеется психическое заболевание, лишающее возможности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими.

Вменяемость лица предполагает адекватное понимание происходящего. Полное осознание своих действий предполагает понимание объективного содержания своего поведения, целей совершаемых действий, предвидение их результатов, оценку своего поведения с точки зрения общепринятой морали и правил поведения. Способность руководить своими действиями выражается в свободном выборе целей и способов их достижения. Выбор цели всегда неразрывно связан с мотивами поведения человека, так как достижение цели - конечный итог реализации мотивов и удовлетворения потребностей. Поэтому способность полностью сознавать значение своих действий и руководить ими приобретается человеком по достижению достаточного уровня интеллектуальной и личностной зрелости и является в одно и то же время результатом психического развития и показателем его состояния.1 Однако, когда речь идет о несовершеннолетних, отстающих в своем развитии (подпадающих под ч.3,ст,20 УК РФ), то указывается, что ребенок не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Следовательно, он не мог адекватно понимать происходящие события, что идет вразрез с понятием «вменяемость». Такой критерий невменяемости, как невозможность во время совершения общественно опасного деяния в полной мере отдавать отчет в своих действиях и руководить ими характерен как для второй категории несовершеннолетних (невменяемых), так и для отстающих в
развитии. Психологический

Стгковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов ММ. Новые направления судебно- психологической экспертюы. М. 2000, С. 85.

критерий - ведущий критерий, через который в конечном счете решаются проблемы «вменяемости -невменяемости» - отсутствует. Это свидетельствует о том, что нельзя считать вменяемыми несовершеннолетних, достигших возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не осознающим в полной мере фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или не могущим ими руководить.1

Отставание несовершеннолетнего в психическом развитии констатируется при явном снижении интеллекта, мыслительных способностей, умственной недоразвитости. Изучение уголовных дел, прекращенных в 1997-1999 г, следственными органами Калининградской области в связи с установлением отставания несовершеннолетнего в психическом развитии показало, что все подростки страдали умственной недоразвитостью, низким интеллектом. Единственное, что препятствовало признанию их невменяемыми, являлось отсутствие признаков болезненного состояния психики как до, так и в момент совершения инкриминируемого деяния. Наиболее же существенные условия признания лица невменяемым или отстающим от нормального для возраста несовершеннолетнего уровня психического развития — неспособность руководить своими действиями или осознавать фактический характер и общественную опасность этих действий - одинаков для тех и других случаев. Данное обстоятельство, по нашему мнению, определяет тот факт, что признавать вменяемыми лицами таких несовершеннолетних нельзя. В противном случае это противоречит понятию «вменяемость», определенному уголовным правом. Это же обстоятельство предопределило

1 Как показали результаты проведенного диссертантом анкетирования, этого же мнения придерживается большинство (около 80%) практиков - следователей и судей.

право на существование понятию «возрастная невменяемость». Причем акцент в данном случае мы делаем на слове «возрастная», поскольку нельзя исключить возможности того, что в определенный момент произойдет скачок в развитии такого ребенка и его уровень будет соответствовать уровню развития большинства его сверстников. вследствие чего необходимость вести речь о невменяемости отпадет вообще.

Таким образом, употребление термина «возрастная невменяемость», четко указывающего на существо проблемы при исследовании личности несовершеннолетнего, является допустимым.

Итак, можно сделать вывод, что в уголовно- процессуальном смысле, по делам, ведущимся в общепринятом порядке, существуют три категории несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности которых касается данное диссертационное исследование:

  • несовершеннолетние, не достигшие к моменту совершения общественно- опасного деяния возраста, по достижению которого согласно закону возможна уголовная ответственность (ст.5 п. 5 УПК РСФСР, п. 2 чЛ ст.24 УПК РФ);

  • несовершеннолетние, совершившие общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, наличие которого связано с психическим расстройством (ст.21 УК);
  • несовершеннолетние, совершившие общественно опасные деяния в состоянии возрастной невменяемости, то есть достигшие возраста уголовной ответственности, но отстающие в своем психическом развитии, что не связано с психическим расстройством, если этот несовершеннолетний во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч,3 ст,20 УК РФ).

I 2, Отказ в возбуждении и возбуждение уголовных дел в отношении несовершеннолетних. не являющихся субъектами уголовной ответственности.

Нормы, содержащиеся в УПК РСФСР и проектах УПК РФ не позволяют решить все вопросы, возникающие на практике в связи с привлечением в уголовное судопроизводство несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности. Как мы уже отмечали, согласно требованиям УПК, не достижение лицом возраста, с которого возможно наступление уголовной ответственности, является обстоятельством. исключающим производство по уголовному делу, поскольку субъект преступления отсутствует. Поэтому в отношении заведомо не субъекта (при условии, что на момент возбуждения уголовного дела этот факт очевиден) уголовное дело возбуждено быть не может и уголовный процесс ограничивается актом отказа в возбуждении уголовного дела. В случае, если уголовное дело было возбуждено, при установлении, что лицо, совершившее противоправное деяние, не достигло возраста уголовной ответственности, оно подлежит немедленному прекращению.

В части, касающейся лиц, не достигших нормального уровня психического развития, свойственного их возрасту, законодатель делает ряд отступлений. Требование закона прекращения уголовного преследования в отношении таких лиц предопределяет факт возбуждения уголовных дел и установление отсутствия субъекта преступления в ходе следственных действий.

Исключением из общего правила, которое предусмотрено законом, являются и дела о невменяемых. По ним предусмотрено производство экспертизы, призванной установить наличие данного обстоятельства. Поскольку законодатель по такой категории дел предусмотрел обязательное производство экспертизы, являющейся
следственным

действием, то уголовное дело необходимо возбудить, а далее, когда становится ясно, что лицо явно не является субъектом преступления, следствие необходимо вести по правилам, предусматривающим особые нормы, которые применяются только в рамках главы 33 УПК РСФСР (51 УПК РФ), При этом закон не делает исключений для невменяемых несовершеннолетних, достигших возраста уголовной ответственности: они также не являются субъектами уголовной ответственности и в их отношении применяются все нормы, предусмотренные данной главой УПК.

Действующим законодательством возможность расследования уголовных дел в отношении лиц, не являющихся субъектами уголовной ответственности ограничена двумя случаями: когда в рамках производства по разрешению заявлений и сообщений не установлены обстоятельства, подлежащие выяснению для принятия решения по п.5 ч.1.ст,5 УПК РСФСР (п,2 4.1 ст.27 УПК РФ), а также по делам о неочевидных преступлениях, когда на момент возбуждения уголовного дела не ясно, кто совершил преступление и то, что им оказалось лицо, не являющееся субъектом уголовной ответственности, выяснилось уже после возбуждения дела.

Однако, на практике имеется множество примеров, когда несмотря на то, что основания для прекращения уголовного дела установлены, предварительное следствие продолжается до выяснения всех вопросов, подлежащих установлению в целях реализации всех задач уголовного судопроизводства. Анализ изученных диссертантом 140 уголовных дел, возбужденных по признакам состава преступления в отношении не установленного лица и прекращенных впоследствии органами следствия Калшшнградской области по п.5 ч.1 ст.5 УПК в показал, что 80% уголовных дел продолжали расследоваться после того, как был установлено, что несовершеннолетний не достиг
возраста уголовной

32

ответственности, 5% дел - когда экспертизой был установлен факт отставания несовершеннолетним в своем психическом развитии, не связанном с психическим расстройством. Следственные действия проводились после установления вышеуказанных обстоятельств в связи с имеющимися версиями о взрослом соучастнике, в случаях необходимости установления обстоятельств, требующих квалификацию деяния, а также устанавливались другие обстоятельства, имеющие значение для дела. При этом был выявлен ряд трудностей, с которыми сталкиваются практические работники и разрешить которые можно только путем изменений и дополнений уголовно-процессуального закона.

Так, несовершеннолетний, попадая в орбиту уголовно- процессуальных отношений, подвергается допросу, хотя статус его не определен и вопрос о доказательственном значении его показаний остается спорным. В отношении лиц, не являющихся субъектами уголовной ответственности, решаются вопросы, связанные с применением мер пресечения, назначаются различного рода экспертизы, проводятся другие следственные действия. При этом закон страдает существенными пробелами в части защиты прав такого лица, поскольку в отношении таких лиц законом предусматривается только факт прекращения уголовного дела. Нельзя забывать} что в результате прекращения уголовного дела, расследуемого в отношении лиц, являющихся предметом настоящего диссертационного исследования, они, тем не менее, признаются совершившими общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. В отношении таких несовершеннолетних могут быть приняты принудительные меры воспитательного воздействия, медицинского характера (в отношении невменяемых). Кроме того, такие лица подлежат учету в подразделениях милиции общественной безопасности по предупреждению правонарушений несовершеннолетних и перед ними встает вопрос возмещения материального ущерба.

По мнению диссертанта, цели уголовного процесса по делам несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, будут достигнуты в наибольшей степени, если в уголовно- процессуальный закон будут внесены существенные дополнения: давно назрел и требует своего разрешения вопрос о возможности и необходимости возбуждения и расследования в полном объеме уголовных дел в отношении таких несовершеннолетних.

Вопрос о возможности возбуждения уголовного дела и законной регламентации процессуальной деятельности в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, пока не нашел должного освещения в юридической науке, хотя некоторые ученые-процессуалисты уже давно высказали свою точку зрения на этот счет, Основным аргументом в пользу возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего является необходимость установления взрослого соучастника или подстрекателя.1

Однако, есть и более смелая точка зрения, которую поддерживает и диссертант. Ее высказал К.М. Старобин, который считает, что уголовное дело в связи с серьезным преступлением несовершеннолетнего должно быть возбуждено независимо от его возраста.2

Полагаем, под «серьезным преступлением» необходимо понимать умышленное тяжкое и особо тяжкое преступление, в том числе, совершенное неоднократно.

1 Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М. 1970. С. 64; Лукьянчиков Е.Д., Письменный Д.П. Разрешение органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях несовершеннолетних. Киев. 1987. С. 18-19; Николюк ВВ. Производство с участием несовершеннолетних. Омск. 1994. С. 17; Кожевникова А., Гуковская Н. Особенности прокурорского надзора за дознанием по делам о преступлениях несовершеннолетних //Социалистическая законность. 1967. Щ2. С. 31; Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. М. 1974. С.73; Ремизова Е.В. Предмет доказывания по делам несовершеннолетних в советском уголовном процессе. Дисс.канд. юрид. наук. М. 1968. С. 174.

2 Старобин К.М. Особенности расследования дел о преступлениях несовершеннолетних по уголовно-процессуальному кодексу Латвийской ССР. Рига. 1963. С. 105,

В свете изложенных предложений, интересным представляется следующий момент. Возраст уголовной
ответственности, предусмотренный в законе, соответствует представлению о некотором среднем уровне развития,
которого достигает большинство несовершеннолетних к этому моменту жизни. Между тем, в силу самых различных причин темп психического развития психически здорового ребенка может отклоняться от среднего как в сторону замедления, так и в сторону
ускорения, Законодатель, приняв решение не привлекать к уголовной ответственности несовершеннолетнего по одной причине - не достижению интеллектуального уровня (ч.З ст. 20 УК), наталкивает на размышления: какие меры принимать к подростку -
акселерату, умышленно, неоднократно совершающему’ тяжкие
преступления? Рассуждения на эту тему также приводят к тому
же выводу - о целесообразности возбуждения уголовного
дела в отношении несовершеннолетних, не подлежащих
уголовной ответственности, совершивших противоправное деяние
неоднократно и умышленно. Обоснованию этого утверждения служат следующие доводы. На наш взгляд, законодатель,
освобождая от уголовной ответственности несовершеннолетнего, достигшего возраста уголовной ответственности, но не соответствующему ему вследствие отставания в психическом развитии тли связанном с психическим расстройством, который во время совершения общественно-опасного деяния не мог в полной мере
осознавать фактический характер и общественную опасность
своих действий (бездействия) либо руководить ими, принял
правильное решение. Совершенно справедливым аналогом этого
решения должно быть привлечение к уголовной
ответственности лица, по действующему законодательству не
являющегося субъектом преступления ввиду недостижения возраста, с которого возможна уголовная ответственность. В пользу необходимости возбуждения уголовного дела в отношении таких

несовершеннолетних говорят и возможности экспертизы, посредством которой имеются все возможности для установления интеллектуального развития подростка.

По нашему мнению, если проведенной комплексной психолого- психиатрической экспертизой будет установлено, что интеллектуальное развитие ребенка, несмотря на его малолетний возраст* соответствует уровню развития лиц, которые по возрастному критерию могут быть субъектами уголовной ответственности, если это экспертное заключение будет неоспоримо и следователь с ним согласен, то появится объективный критерий привлечения такого лица к уголовной ответственности. При этом субъективный критерий, когда подросток остается безнаказанным только по формальному признаку недостижения возраста, браться в расчет не должен. На сегодняшний же день такой несовершеннолетний остается безнаказанным только по формальному признаку.

Таким образом, считаем необходимым дополнить закон нормой, допускающей привлечение к уголовной ответственности несовершеннолетнего до 14 (16) лет, в случае совершения умышленного преступления неоднократно подростком, не достигшим возраста уголовной ответственности по паспортным данным^ но имеющим шггшшекгуальный уровень выше, чем у его сверстников и равным уровню несовершеннолетних, являющихся субъектами преступления, когда имеется неоспоримое заключение экспертов, утверждающих факт акселерации,

В поддержку суждения о необходимости снижения возраста уголовной ответственности имеется мнение ученых.

А.Н. Игнатов, комментируя ст. 20 УК РФ пишет, что «совершенные в последнее время несовершеннолетними в возрасте до 14 лет умышленные убийства, тяжкие телесные повреждения в отношении малолетних, учительниц средних школ заставляют подумать о
целесообразности

36

снижения возраста уголовной ответственности за совершение тяжких насильственных преступлений до 12 лет».

К.Е. Игошев и Г.М. Миньковский со ссылкой на данные психологов, указывают, что современные подростки в возрасте 11-13 лет уже вполне понимают смысл ряда уголовно-процессуальных запретов. “

Ярким примером акселерации является Павлик Морозов, тезка пионера-героя, который с девяти лет, наловчившись вскрывать сейфы, совершал кражи из банков, угонял автомашины, а к четырнадцати годам стал почти миллионером. Располагая деньгами и покупая себе дорогую одежду, он входил в подсобки магазинов, набирая в пакеты дорогие продукты и водку. А с 14 лет он не совершил ни одной кражи, так как знает уголовный закон и понимает, что будет привлечен к уголовной ответственности.J

То, что в возрасте 10-12 дети вполне осознанно идут правонарушения и преступления, понимая, какие юридические последствия могут повлечь их действия, подтверждают результаты опроса работников следствия и дознания, основная масса которых считает обязательным применение принудительных мер воздействия в отношении такого ребенка.

Возможность возбуждения уголовного дела в отношении малолетнего поддерживает и О.Х. Галимов. Он указывает, что в качестве одного из обстоятельств, учитываемых при отказе в возбуждении уголовного дела по материалам об общественно опасных деяниях малолетних (до 14 лет), нужно считать отсутствие необходимости применения к ним принудительных мер воспитательного воздействия. А когда в отношении малолетнего целесообразно применение
принудительных мер

1 Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации II под ред. Ю.И. Скуратова и В.М, Лебедева. М. 1996. С, 28.

  • Игошев К.Е., Миньковский Г.М. Семья, дети, школа. М. 1989. С.339. Соколовская Я. Павлик Морозов, честный жулик // Известия. 2000.16 февраля.

воспитательного воздействия, необходимо возоуждать уголовное дело, Целесообразность применения принудительных мер воздействия в отношении лица, не достигшего возраста уголовной ответственности он видит тогда, когда данное лицо совершило тяжкое или особо тяжкое преступление неоднократно и другие меры перевоспитание и исправление не имели положительного результата.1

Поддерживая и развивая это положение, подчеркнем, что вопрос о целесообразности применения принудительных мер воспитательного характера в отношении несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности может быть рассмотрен, если действия подростка носили умышленный характер (при отсутствии умысла на совершение противоправного деяния вряд ли стоит ставить подобный вопрос), и тем более, если преступные действия были совершены неоднократно (что логически следует из того, что к несовершеннолетнему ранее принимались меры перевоспитания и исправления). Кроме того, возможность возбуждения уголовного дела должна распространяться не только на малолетних лиц, как предлагает О.Х. Галимов, но и всех несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности по признаку недостижения возраста, то есть и на несовершеннолетних в возрастает 14 до 16 лет.

Внести предложение о необходимости возбуждения уголовных дел и принятия принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности по действующему законодательству, обязывает неуклонный рост умышленных противоправных деяний юридически не являющиеся преступными, но по объективной стороне являющиеся тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Примеров тому множество. Так, московские

1 Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства с участием малолетних, Дис.канд юрид. наук. Омск. 1997. С. 129-130.

38

школьники Щербаков, Агапов и Баженов организовали воровскую организацию. В нее входили преимущественно двенадцатилетние и тринадцатилетние мальчишки, совершавшие кражи дорогостоящей оргтехники (телевизоров, компьютеров, принтеров) из офисов фирм, а также наличные деньги и валюту. Однажды, кроме техники, им удалось похитить 7 тысяч долларов. Работали по заранее отработанному плану. Похищенное продавали на рынке за полцены, но даже при этом располагали астрономическими суммами. Работники милиции не сразу задержали преступную группу, так как сразу трудно было предположить, что современным малолетним парнишкам под силу вырывать руками металлические решетки и ломать замки.1

В пользу вывода о целесообразности возбуждения уголовных дел в отношении несовершеннолетних служит и обязательное разрешение одной из самых острых проблем - проблемы обеспечения возмещения материального ущерба потерпевшему по делам, где лицо, причинившее материальный ущерб, не является субъектом преступления.

Результаты изучения отказных материалов и уголовных дел об общественно опасных деяниях показал, что по 40% из их общего числа действиями несовершеннолетних был причинен материальный ущерб. Причем в большинстве случаев (65%) он не был возмещен.

Наиболее существенными причинами этого является отсутствие в действующем УПК понятия потерпевшего от общественно опасного деяния (при этом среди работников органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, распространено мнение что вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного такими лицами, может быть разрешен в порядке гражданского судопроизводства), а также невозможность установления точной суммы материального ущерба, Зачастую подробный расчет причиненного материального вреда можно

1 Моисеенко А., Худяков А. Детская банда //Известия. 2001. 22 января.

39

наиболее эффективно осуществить либо осуществить вообще только посредством следственных действий, в частности, производства ряда сложных экспертиз: почерковедческой, товароведческой,

дактилоскопической и других, что предполагает возбуждение уголовного дела.

Что касается возмещения материального ущерба в порядке гражданского судопроизводства по делам о преступлениях несовершеннолетних, то нам это представляется не совсем правильным» так как снижает воспитательное значение уголовного процесса, оставляет впечатление безответственности совершившего преступление в существенной части его наказания - обязанности возместить нанесенный ущерб. Кроме того, такого рода решение противоречит предписанию уголовно-процессуального закона относительно того, что вопрос о размере гражданского иска может быть передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства лишь в исключительных случаях, при невозможности произвести подробный расчет по гражданскому делу без отложения его разбирательства (ст.310 УПК РСФСР, ст.299 УПК РФ). Считаем, что по делам несовершеннолетних ‘вопрос о размере гражданского иска должен всегда решаться при разбирательстве уголовного дела, что также прямо вытекает из смысла требований п.4 ст.68 УПК РСФСР (ст.73 чЛ п.З УПК РФ).

По нашему мнению, вопрос возмещения материального ущерба, причиненного невменяемым несовершеннолетним (является ли он невменяемым в силу психических расстройств или находящийся в состоянии возрастной невменяемости) может быть решен гораздо проще, чем по делам, где ущерб причинен невменяемым взрослым. Основанием для этого вывода служит требование закона, что за действия взрослого невменяемого не отвечает никто, а что касается несовершеннолетних» то материальную ответственность могут нести
родители, иные законные

41)

представители. Следовательно, именно их нужно
признавать гражданскими ответчиками в рамках уголовного дела. В подтверждение этого вывода служит тот факт, что возмещение материального ущерба по 35% уголовных дел и отказных материалов было добровольно обеспечено именно этими участниками уголовного процесса. При этом следует помнить, что ст. 410 УПК
РСФСР (ет.442 УПК РФ) прямо предусматривает обязанность суда принимать решение по предъявленному иску и в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости. Следовательно, говоря об ущербе, причиненном преступлением в действующем УПК, законодатель имел ввиду и ущерб, причиненный
общественно опасным деянием, по поводу которого возбуждено
уголовное дело и ведется производство в рамках, предусмотренных УПК. Отсюда можно заключить, что гражданский иск в уголовном деле может предъявляться при условии, если ущерб причинен общественно опасными деяниями, не являющимися
преступными. Именно поэтому мы считаем, что совершение общественно опасного деяния лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, а также лицом, находящимся в
состоянии невменяемости или возрастной невменяемости не освобождает его от возмещения материального ущерба, причиненного
этим общественно опасным деянием. Следовательно, в случаях, когда материальный ушерб не возмещен, а установление его точной суммы требует проведения следственных действий, необходимо возбуждать
уголовное дело, вести полнокровное предварительное следствие и решать все вопросы, касающиеся ущерба, в рамках уголовного дела,
а не отказного материала, признавая лицо потерпевшим от общественно опасного деяния. В связи с этим предлагаем дополнить перечень оснований к возбуждению уголовного дела, предусмотренных

1 Чувилев А.А., Яхупов Р.Х. Субъекты уголовного процесса. М. 1998. С.21,

41 POCCifflCF4!

ГОСУДАРСТВ JAi ВИВЛИОТ1ЖА

УПК. Тем самым мы обосновываем невозможность отказа в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности, еще по одной причине - по причине необходимости решения вопроса о возмещении материального ущерба.

За возбуждение уголовного дела и проведение следственных действий имеется еще один серьезный довод: в стадии предварительного расследования будет определен статус несовершеннолетнего, его права и обязанности, ребенок будет иметь защитника в обязательном порядкеэ не смотря на то, что в УПК такой нормы, прямо относящейся к рассматриваемым категориям несовершеннолетних, пока нет. Однако, производство по делам несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, нуждается в его законодательной регламентации и в особом регулировании, предусматривающем достаточный объем гарантий. Об этом справедливо отмечалось в юридической литературе. Это

положение вытекает и из смысла Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. (ст,27 л.З), Этот закон, регламентирующий порядок направления материалов в суд для применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности по признаку недостижения возраста уголовной ответственности и отставания в психическом развитии, выявил крайнюю необходимость законодательной регламентации и особого регулирования данного производства. Так, законодатель, усмотрев возможность и целесообразность применения судом принудительных мер воспитательного воздействия в отношении
несовершеннолетних, не

1 Кашепов В.П. Концепция развития российской» законодательства. М. 1995. С 205; Николюк ВВ. Производство с участием несовершеннолетних. Омск. 1994. С.34-35; Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судопроизводстве- СПб. 2001. С. 142.

42

подлежащих уголовной ответственности, предопределил
проведение определенной работы в стадиях возбуждения
уголовного дела и предварительного следствия, поскольку направление в суд материалов о помещении несовершеннолетних,
не подлежащих уголовной ответственности, в специальные
учебно-воспитательные учреждения закрытого типа требует от органов дознания, следствия, работников прокуратуры углубленной
работы, тщательного изучения личности несовершеннолетнего и
установления полного круга обстоятельств, входящих в предмет доказывания, принятия дополнительных мер по защите прав несовершеннолетних. В ст. 27 п.З прямо указано, что при ознакомлении с материалами, направляемыми в суд, несовершеннолетний, его родители или законные представители имеют право пользоваться юридической помощью адвоката, давать объяснения, заявлять ходатайства, обжаловать принятые решения;
об ознакомлении с указанными материалами и о получении ответов на свои ходатайства, жалобы и заявления заинтересованные лица делают в представленном материале соответствующую запись. Изучение уголовных дел, прекращенных по ст.5 4.1 п.5 УПК и материалов об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же основанию ни одному несовершеннолетнему, либо его законному представителю, не было предоставлено право знакомиться с материалам! И это несмотря на то, что лицо, в отношении которого выносится итоговое решение, явно заинтересовано в исходе дела, действующим законом такое право пока не предусмотрено.

Таким образом, несмотря на то, что уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает производства предварительного следствия в отношении лиц, не являющихся субъектами уголовной ответственности, такая возможность не только не исключается, но и является в некоторых случаях необходимым условием принятия окончательного, законного решения по делу Высказывая эту точку

43

зрения, мы все же не опровергаем целесообразности отказа в возбуждении уголовных дел, и более того, считаем необходимым расширить перечень оснований к отказу в возбуждении уголовного дела»

Так, считаем правильным отказ в возбуждении уголовного дела, когда очевидно, что подросток, впервые совершил общественно опасное деяние небольшой или средней тяжести один, без вмешательства других лиц, в том числе неумышленно, не причинив материального ущерба, либо этот ущерб полностью возмещен. В этом случае, после отказа в возбуждении уголовного дела, речь может вдга только о принятии предупредительных мер в отношении этого подростка. Это соответствует требованиям «Пекинских правил», регулирующих расследование и судебные разбирательство уголовных дел несовершеннолетних, которые поощряют их прекращение на самых ранних стадиях расследования с передачей материалов в соответствующие «общественные или иные службы» и рекомендуют «по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентными органами власти» (Правило 11). Однако, при этом указывается, что данные правила касаются в первую очередь тех несовершеннолетних, которые не совершали тяжких преступлений. (Правило 19).

Диссертантом исследовался вопрос о возможности отказа в возбуждении уголовных дел по факту совершения общественно опасного деяния невменяемым несовершешюлетним.

По этому поводу ученые высказались по- разному.

Так, например, Т. А. Михайлова и А,И. Галаган считают, что душевная болезнь лица не может служить основанием для отказа в возбуждении уголовного дела» 1 и при этом «нужно выяснить, не представляет ли лицо общественной опасности и не подлежит
ли в связи с этим

Михайлова Т.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера. М. 1987. С.32.

44

принудительному лечению, что установить можно только в результате проведения полного и всестороннего предварительного следствия.

М.А. Чельцов и Р.Д. Рахунов рассматривали психическое заболевание как обстоятельство, исключающее возможность возбуждения уголовного дела. 2

Менее категорично высказалась по этому поводу П.С. Элькинд. Она отметила, что «в некоторых случаях данные о душевном заболевании лица, совершившего общественно опасное деяние, определяют нецелесообразность возбуждения уголовного дела. Однако, наличие у судебно-следотвенных органов таких данных, как правило, не исключает не только возможность, но и необходимость возбудить уголовное дело, так как трудно бывает определить вменяемо ли лицо или нет/

Б.И Дергай, полагает возможным отказ в возбуждении уголовного дела в отношении невменяемых лиц: если ко времени разрешения этого вопроса вполне очевидно, что деяние не было совершено или не является общественно опасным, или лицо по характеру совершенного им деяния и по своему психическому состоянию не представляет опасности для общества. 4

В.В.Николюк и В.В. Кальницкий поддерживают Б.И. Дергая и дополнительно приводят свои аргументы: на практике встречаются ситуации, когда без проведения расследования вполне очевидно» что деяние совершено лицом, не отдающим отчет в своих действиях из-за душевной болезни, и что это лицо не представляет опасность для общества. При этих условиях теряется смысл возбуждения уголовного дела и проведения расследования, так как в отношении такого лица, с

Галаган А.И. Особенности расследования органами внутренних дел общественно опасных деяний лиц, признанных невменяемыми, Киев, 1986, С.25.

  • Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М. 1951. С.222; Рахунов
    Р.Д Возбуяздение уголовного дела в советском уголовном процессе. М. 1954. С.55.

Элькинд П.С, Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых. М. 1959. С.8.

  • Дергай Б.И. Особенности расследования по делам невменяемых. Волгоград. 1976. С.7.

45

одной стороны, нет необходимости ставить вопрос о применении к нему принудительного лечения, а с другой - за ним уже осуществляется врачебное наблюдение по месту жительства.’

Эту же точку зрения разделяет и Ю.К. Якимович.”

Поскольку мне в практической работе встретились аналогичные случаи, то я также считаю, что отказать в возбуждении уголовного дела возможно, если: 1 Общественно опасное деяние совершено несовершеннолетним, не отдающим отчет в своих действиях из-за душевной болезни, без вмешательства других лиц и это лицо не представляет опасности для общества, не причинило материального ущерба или этот ущерб полностью возмещен, а в его отношении нецелесообразно ставить вопрос о применении принудительного лечения, 2) достигшим возраста уголовной ответственности, но признанного невменяемым по уголовному делу. расследуемому ранее, если без проведения расследования вполне очевидно, что деяние совершено лицом, не отдающим отчет в своих действиях из-за душевной болезни,

Следовательно, в законе стоит предусмотреть такую возможность и сделать исключение из имеющихся требований об обязательности проведения экспертизы для установления невменяемости такого лица.

Что касается несовершеннолетних, отстающих в своем развитии, то, по нашему убеждению, ставить вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела по предлагаемому нами основанию в отношении несовершеннолетних, имеющих отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, которые во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность
своих действий

Николюк ВВ.» Кальницкий ВВ. Уголовно-процессуальная деятельность по применению принудительных мер медицинского характера, Омск. 1990. С.7.

Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном процессе. Томск. 1994. С. 75

46

(бездействия) либо руководить ими, невозможно. Дело в том, что личность ребенка находится в постоянном развитии. Поэтому можно предположить, что тот, кого вчера признали отстающим в развитии, сегодня догнал своих сверстников. Следовательно, возрастная невменяемость подлежит каждый раз доказыванию, что предполагает возбуждение уголовного дела, расследования и проведение экспертного исследования,

Не исключено, что предложение о возбуждении уголовных дел в отношении лиц не являющихся субъектами уголовной ответственности найдет поддержку не у всех ученых. Противоположное мнение уже было высказано. Так, некоторые ученые считают, что оптимальным решением было бы установить шестнадцатилетний возраст уголовной ответственности за все виды преступлений без исключения. Они отмечают, что при установлении возраста уголовной ответственности до 14 лет необходимо помнить, что рост преступности несовершеннолетних происходит в обстановке интенсивного социального расслоения и резкого снижения жизненного уровня большей части населения, обострения межнациональных конфликтов, неблагоприятного развития брачно-семейных отношений, роста уровня социального сиротства, росте различных проявлений жестокого обращения с детьми. В этих условиях, по их мнению, снижение возраста уголовной ответственности вступает в противоречие с гуманистической направленностью таких общепризнанных международных документов, как Конвенция ООН о правах ребенка (CT.40.3)S Пекинские правила (правило 4.1), Руководящие принципы, принятые в Эр-Рияде.1

Несмотря на правильность этих суждений, все же нельзя согласиться с окончательным выводом этих ученых. Мы, полностью поддерживая гуманистическую направленность международных
документов,

Бородин СВ., Наумов А.А. Современные тенденции развития уголовной политики уголовного законодательства. М. 1994. С.58.

47

касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, заметим, что все же ни один из этих документов не исключает возможности применения строгих мер в отношении подростков, совершающих умышленные преступления с тяжкими последствиями, Часть вторая Пекинских правил, посвященная вопросам расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних, призывает прекращать уголовные дела в отношении несовершеннолетних на самых ранних стадиях расследования (правило 11). Здесь настоятельно рекомендуется «по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентными органами власти» (правило 11. 1.), передавая материалы в соответствующие «общественные или иные службы» (Правило 11.3.). Однако, Пекинские правила не исключают официального разбора дела компетентным органом власти, в том числе судом (Правило 14.1.) Пекинские правила не содержат перечня оснований, по котором уголовное дело в отношении несовершеннолетнего не может быть прекращено. Не оспаривая правильность и актуальность положений Пекинских правил, полагаем, что наше предложение не идет вразрез т^инципам, определенным в этих документах: оно касается лиц до 14 (16) лет, в том числе имеющих высокий интеллектуальный уровень, в случае неоднократного совершения ими умышленных тяжких и особо тяжких преступлений, причинения значительного материального ущерба, В диссертационном исследовании пойдет речь именно о таких правонарушениях,, влекущих необходимость возбуждения уголовных дел, предварительного следствия и судебного разбирательства, совершенных несовершеннолетними, не подлежащими уголовной ответственности. Причем, мы не предлагаем обязательного применения строгих мер наказания в отношении ребенка. Напротив, цель возбуждения уголовного дела - не наказание, а воспитание подростка, его возвращение в общество, предотвращение совершения новых общественно опасных деяний. Более

того, возбуждение уголовных дел в отношении несовершеннолетних, не ЯБЛЯЮПШХС* субъектами уголовной ответственности, должно стать гарантом защита такого ребенка, поскольку это в утоловно- процессуальном смысле наиболее уязвимая, незащищенная группа лиц, на которых, пользуясь отсутствием официального разбора дел, оперативными работниками нередко «списываются» нераскрытые престутшення. Все эти доводы соответствует принципам ювенальной
юстиции и Пекинским правилам (правило 5), согласно которым любые меры воздействия в отношении несовершеннолетнего
1гоашнарушителя должны быть направлены на обеспечение
благополучия несовершеннолетнего и соизмеримы как с особенностями личности щравонарушителя, так и с обстоятельствами правонарушения.

Подводя итог суждениям, изложенным в данном параграфе, отметим, шо в уголовном процессе невозможно ограничиться актом отказа в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности, и уголовное дело в их отношении подлежит возбуждению в следующих случаях: -если совершено общественно опасное деяние, по объективной стороне являющееся тяжким или особо тяжким щрестутшением; -если установлена целесообразность применения щдагудательньгх мер воспитательного и психологического воздействия (несовершеннолетний совершил щютивоправное деяние неоднократно, умышленно, а другие меры
перево^шгтания и исправления не имели положительного

результата);

-в случае неоднократного совершения общественно опасного деяния, по объективной стороне являющегося умышленным преступлением, подростком, не досгипшш возраста уголовной огветственности, но имеющим интеллектуальный уровень развития равным или выше давня несовершеннолетних, являющихся субъектами ярщалення;

49

-разрешения вопроса о возмещении материального ущерба в результате следственных действий.

Основаниями к возбуждению уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, должны стать еще три обстоятельства: 1) невозможность установления совершения общественно опасного деяния конкретным лицом, в том числе в случаях, когда вина несовершеннолетнего не очевидна, а ребенок ее отрицает; 2)необходимость проведения экспертизы для установления возраста несовершеннолетнего; 3) при наличии данных о взрослом соучастнике (подстрекателе). Ввиду удобства и логики изложения подробное обоснование этому утверждению дано в следующем параграфе настоящей

Считаем, что для законодательной регламентации этих предложений целесообразно УПК дополнить соответствующими нормами.

Кроме того, из УПК должна быть исключена норма, предусматривающая обязательное возбуждение уголовного дела в отношении невменяемого лица1 (имеющееся требование об обязательности проведения экспертизы для установления невменяемости), при наличии следующих условий: в отношении невменяемого нет необходимости ставить вопрос о применении принудительного лечения, им совершено общественно опасное деяние небольшой или средней тяжести, не представляющее опасности для общества, без вмешательства других лиц, причиненный материальный ущерб возмещен полностью, либо его возмещение не связано с необходимостью проведения следственных действий.

1 Термин «невменяемость» употреблен применительно к тем случаям, когда невменяемость лица установлена в результате ранее расследуемого уголовного дела

50

Глава 2, Производство по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности в досудебных стадиях уголовного процесса.

§1. Особенности процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела с участием несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности,

Вопросам утоловного процесса в стадии возбуждения утоловного дела., связанным с регистрацией, рассмотрением, проверкой заявлений и сообщений о преступлениях и принятия по ним законного решения в научной литературе уделялось достаточно много внимания.1 Однако, что касается проблем участия несовершеннолетних в этой стадии, то их освещение не нашло должной проработки. Еще менее изученными остаются вопросы, связанные с участием малолетних лиц (на что указывалось в юридической литературе”), а также других категорий несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности; не являющихся субъектами преступлений ввиду не достижения возраста

Лукьянчшсов Е.Д., Письменный Д П. Разрешение органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях несовершеннолетних. Киев. 1987; Николюк В.В. Кшшницкий В.В., Марфицин П.Г. Стадия возбуждения утоловного дела (В вопросах и ответах). Омск. 1995; Рыжаков АЛ. Возбуждение и отказ в возбуждении утоловного дела. М. 199?; Павлов И.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступлениях. Волгоград. 1979; Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М. 1970; Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов. 1972; Михайленко AJP. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов. 1975; Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. Ташкент, 1986; Есина АС. Процессуальная компетенция органов дознания системы МВД России. М. 2001; и др.

Николюк В.В. Актуальные проблемы уголовного судопроизводства с участием несовершеннолетних // Уголовно-процессуальные н криминалистические проблемы утоловного судопроизводства с участием несовершеннолетних Омск 1992. С. 5; Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства в отношении малолетних. Дис. … канд юрид. наук Омск 19SZД §б.

уголовной ответственности (14 и 16 лет), отстающих в развитии, а также невменяемых несовершеннолетних,

Предварительная проверка первичных сведений о преступлениях с участием несовершеннолетних в органах внутренних дед проводится практически по всем заявлениям и сообщениям о преступлениях, связанных с участием несовершеннолетних. По материалом исследования диссертанта она поводилась по 95% всех зарегистрированных заявлений и сообщений. Возникающие на практике трудности их разрешения, связанные с участием несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, определяющиеся отсутствием в действующем

законодательстве правовых положений, отражающих специфику разрешения первичных материалов с участием таких лиц и причинами, указанными выше, обусловили необходимость освещения в рамках настоящей диссертационной работы. Полученные по этим вопросам выводы также определяют актуальность затронутой темы о возможности и целесообразности возбуждения уголовных дел в отношешш несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности.

Диссертант исходит из того, что работа в стадии возбуждения уголовного дела состоит из трех этапов: 1) прием и регистрация заявлений и сообщений о преступлениях, связанных с участием несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности; 2) их рассмотрение и разрешение; 3) принятие решения о возбуждении уголовного дела либо отказе в возбуждении уголовного дела.

Работа по приему и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях не так проста, как может показаться на первый взгляд. Появление трудно разрешимых вопросов определяется тем обЧггоятельством, что несовершеннолетние, не подлежащие уголовной ответственности, зачастую выступают липами не только совершающими

общественно опасное деяния, но и пострадавшими от посягательств, в том числе преступных, а также очевидцами событий. Этим обстоятельством, по нашему мнению, определяется одна из главных особенностей первого этапа указанной стадии уголовного
процесса. Правоохранительные органы, получив сведения о совершении общественно опасного деяния (преступления) от несовершеннолетних, пострадавших от преступления, либо очевидцев
преступных действий, не всегда должным образом реагируют на них, что впоследствии отрицательно сказывается на законное обеспечение принимаемого итогового решения по
заявленной информации. Основанием к отказу в приеме заявления для работников дежурных частей служит то обстоятельство, что действующий уголовно-процессуальный закон, «Примерная
Инструкция о порядке приема, регистрации, учета и разрешения в
органах и учреждениях органов внутренних дел заявлений,
сообщений и другой информации о преступлениях и
происшествиях», утвержденной приказом Министра внутренних дел СССР от 11 ноября 1990 г. № 415 и прилагаемые к ней Правилах
приема заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях и правах заявителей не содержат указаний на возраст заявителя. Но при этом требуется, чтобы информация не содержала заведомо ложных сведений, поэтому все
заявители на основании ч. 2 ст. ПО УПК РСФСР (141 ч.б УПК РФ) предупреждаются об ответственности за заведомо ложный донос. А поскольку, согласно ст. 306 УК, ответственность за заведомо ложный донос несут лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста, то
подросток получает право самостоятельно обращаться с заявлением (сообщением) только с этого возраста. Поэтому
информация несовершеннолетних от 14 до 16 лет, по требованию лиц, принимающих заявления, должна быть подтверждена законными представителями, а информация лиц более младшего возраста, а также несовершеннолетних, являющихся завезряо ншмеияемыми и

отстающими в развитии, должна быть изложена в заявлении самого законного представителя. Такая точка зрения распространена и среди

ученых-процессуалистов.1

Как установлено проведенным диссертационным исследованием, в 98% случаях информация, которая исходит от лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, в том числе малолетних, а также несовершеннолетних, подпадающих под ч. 3 ст, 20 и являющихся невменяемыми, игнорируется. Только в 2% случаях оперативная группа выезжала на место происшествия незамедлительно: эти случаи были обусловлены тем, что по внешним признакам несовершеннолетнего было ясно, что в его отношении было совершено нападение, В других случаях регистрация заявления и проверочные действия проводились только после того, как с таким заявлением обращались законные представители несовершеннолетнего.л

Однако, поступление заявление от малолетних лиц и других несовершеннолетних, являющихся предметом нашего диссертационного исследования, не должно быть основанием для отказа в его приеме и регистрации. Более верным решением была бы обязательная регистрация и незамедлительное реагирование органов внутренних дел на любую поступившую информацию» свидетельствующую о совершенном общественно опасном деянии или преступлении. Другой разговор, что поводом для возбуждения уголовного дела по информации, поступившей от шщэ не достигших возраста уголовной ответственности, несовершеннолетних невменяемых и отстающих в развитии, должно быть наличие действительных признаков преступления, которые будут обнаружены
в результате срочной проверки этой информации. В

1 Ннкодюк ВВ., Кальннцкнй В.В., Марфицин П.Г. Стадия возбуждения уголовного дела. Омск. 1995. С.9; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Волгоград. 1997. С.191.

1 Исследования проводились диссертантом в Западном УВДт МВД РФ и его линейных подразделениях в 1997-2000 г, г.

54

подтверждение этой позиции служит и мнение практиков - оперативных работников, работников дежурных частей, следователей - которые указывают на то, что при запоздалом реагировании на полученную информацию существенные доказательства преступления утрачиваются. Кроме того, ссылка на то обстоятельство, что заявление несовершеннолетнего обязательно должно быть продублировано родителями, вызывает сомнения. Особенно это касается несовершеннолетних, являющихся предметом настоящего

диссертационного исследования. Дело в том, что дети, отстающие в развитии, имеющие педагогическую запущенность, как правило имеют родителей алкоголиков и наркоманов, которые воспитанием не занимаются. Более того, в этих семьях (как , впрочем, в семьях и других рассматриваемых нами категорий несовершеннолетних) дети часто наблюдают сцены насилия родителей по отношению друг к другу, а также к самим детям. Поэтому ребенку из такой семьи уповать на то, что родители встанут на защиту его прав, зачастую не приходится. Будучи убежденным в том, что защита несовершеннолетнего ребенка должна быть скорее правом, чем обязанностью законного представителя, диссертант считает, что права несовершеннолетнего могут (а в случае отказа от своего права законными представителями должны) защищать другие еубъееты уголовного процесса (адвокаты, прокурор, родственники и др.), что согласуется со ст.ст, 19 и 20 Конвенции о правах ребенка, ст. 10 (судебная защита прав детей) Федерального Закона «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и другим нормативным документам.1 Необходимость дублирования информации ребенка его родителем и отобрания у него подписки по ет.306 УК РФ также вызывает сомнения: в

1 Конвенция ООН о правах ребенка /’/ Советский журнал международного права. 1991. № 2; ФЗ «О дополнительных гарантижс по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21.12.96. №159-ФЗ (ред. от 07.08.2000.)

большинстве случаев родители пишут заявления со слов ребенка, и, даже в тех случаях, когда информация не нашла подтверждения, ни один человек не был привлечен к уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

Таким образом, следует сделать вывод, что в уголовно- процессуальном законе должен быть регламентирован порядок приема заявлений и сообщений о преступлениях от всех подростков с обязательным незамедлительным на них реагированием, а также в УПК должны быть включены нормы, допускающие защищать интересы ребенка другим субъектам уголовно-процессуальной деятельности.

Второй этап уголовно-процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела - непосредственное рассмотрение заявления, сообщения, либо иной поступившей информации о преступлении (общественно опасном деянии) - является еще более важным по сравнению с первым, поскольку именно на этом этапе проводится ряд уголовно-процессуальных действий, влияющих и обеспечивающих принятие законного, итогового решения - возбуждения уголовного деда или отказе в этом.

Данное своеобразное процессуальное производство, ограниченное по целям и средствам, предусмотрено УПК, однако, не в полной мере обеспечивает ответы на все вопросы, которые ставит практическая работа. Целями данного производства является установления фаета совершения шэеступления (общественно опасного деяния), установление всех оснований для возбуждения уголовного дела, либо оснований, препятствующих этому. Средствами в стадии возбуждения уголовного дела, предусмотреннь^# законом, является осмотр места происшествия, получение объяснений и истребование документов.

Основной проблемой данного этапа является получение объяснений у несовершеннолетних, соверпшвших общественно опасное деяние. Сказанное имеет особо важное значение по отношению к лицам, не

3<з

подлежащим уголовной ответственности - несовершеннолетних, совершивших общественно опасное деяние до достижении возраста уголовной ответственности, отстающих в развитии и невменяемых. Это, прежде всего, касается определения статуса несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, а также установления комплекса обстоятельств, выяснение которых определяет условия законности принятия итогового решения. Об этом отмечалось в уголовно-процессуальной науке. При этом были высказаны предложения именовать такого субъекта «лицом, в отношений которого решается вопрос о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела»1, а также «лицом, совершившим запрещенное уголовным законом деяние до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность» .

Оба предложения нам представляются не совсем удачными, поскольку первое наименование слишком громоздко, а второе уже в своем наименовании содержит неприемлемый утвердительный вывод в том, что данный несовершеннолетний совершил запрещенное уголовным законом деяние. Они не учитывают специфики всех категорий несовершеннолетних, не подлежащих утоловной ответственности. Это наименование предвосхищает выводы, которые во многих случаях обязан сделать следователь в ходе предварительного следствия. К тому же оно не учитывает специфики всех категорий несовершеннолетних,
не

подлежащих уголовной ответственности.

Таким образом, считаем наиболее правильным наименование такого субъекта как «лицо, изобличаемое в совершении общественно опасного деяния». Этим наименованием подчеркивается^ что данный субъект не подлежит уголовной ответственности, поскольку указано на общественно опасное деяние, а не преступление, и окончательный вывод по поводу

1 Марфишт П.Г. Стадия возбуждения уголовного дела. Омск, 1995. С. 25.

” Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства в

отношении малолетних. Дис. … кавд юрид. наук. Омск. 1997. С. 120,

причастности данного лица к совершению запрещенного
уголовным законом деяния пока устанавливается.

Четкое определение статуса несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, позволяет процессуально закрепить его права, в частности, право иметь защитника в стадии возбуждения уголовного дела, а также право знать существо запрещенного уголовным законом деяния, по которому ведется проверка и он вызван для дачи объяснений, право приносить жалобы, представлять доказательства и другие. Перечень этих прав необходимо закрепить в УПК.

В утоловно-процессуальном законе нет прямого указания на то, что объяснения, полученные в стадии возбуждения уголовного дела, являются доказательствами по уголовному делу.

И все же ряд ученых-процессуалистов придерживаются мнения, что объяснения можно рассматривать в качестве источника доказательств по уголовному делу.1

Диссертант поддерживает эту точку зрения. Во многих случаях основным источником информации, получаемой по «горячим следам» преступления, в том числе и от несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности, являются объяснения. Причем, при производстве по делам таких лиц, как правило, этот источник остается единственным.

Ряд ученых-процессуалистов предлагают документ, составляемый в ходе получения объяснения, именовать «Протокол получения объяснения». Это, по их мнению, даст возможность включить его в перечень доказательств по уголовному делу, указанных в ст. 87 УПК, соответственно изменив ее название «Протоколы
процессуальных

1 Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних, М. 1982. С. 71.

58

действий», Диссертанту видится более простой способ признания объяснений доказательствами по делу: в случаях, касающихся несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, следует сделать исключение из общего правила, и, внеся соответствующие изменения и дополнения в УПК, признать, что в определенных, прямо указанных в законе случаях, объяснения могут иметь доказательственное значение, и отнести их к разряду «иных документов», предусмотренных ст. 69 УПК РСФСР (74 УПК РФ). В этих случаях на получение объяснения у несовершеннолетнего должны распространяться правила, установленные для производства допроса свидетеля - требования ст.ст. 155-160 УПК РСФСР (187-191 УПК РФ): поскольку в стадии возбуждения уголовного дела несовершеннолетний фактически изобличается в совершении общественно опасного деяния, то ему, также как и подозреваемому лицу, должен быть предоставлен адвокат. И это несмотря на то, что в его отношении будет вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или уголовное дело (если найдутся основания к его возбуждению) все равно будет прекращено. Действия защитника должны обеспечить защиту прав несовершеннолетнего, и прежде всего, чтобы на него не было «списано» чужое преступление и в его отношении не было незаконно возбуждено уголовного дело. Это согласуется с положениями п.З ст. 27 ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.99., в котором сказано, что прекращенное уголовное дело либо материалы об отказе в его возбуждении перед их направлением в суд предоставляются для ознакомления несовершеннолетнему, не подлежащему
уголовной

Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н Возбуждение уголовной) дела. М. 1961. С, 172; Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства в отношении малолетних. Дис. … канд юрнд. наук. Омск. 1997. С. 110,

59

ответственности, который имеет право пользоваться услугами адвоката. Следовательно, обеспечение прав и законных
интересов несовершеннолетнего должно начинаться в стадии
возбуждения уголовного дела.

До настоящего момента окончательно не решен вопрос об участии педагога н законного представителя в получении объяснений от несовершеннолетнего. УПК предусматривает участие педагога только при производстве допроса (ст.ст. 159, 397 УПК РСФСР, ст.191 ч,1 УПК РФ). Причем некоторые ученые усматривают явное преимущество участия педагога перед законным представителем, которое видят в том, что педагог выполняет воспитательную функцию, помогает следователю в установлении следственно-психологического контакта с

несовершеннолетним, способствует реализации прав и законных интересов несовершеннолетнего, являясь незаинтересованным в исходе дела лицом.’

Однако, есть и иное мнение, суть которого заключается в том, что участие в производстве допроса посторонних лиц, напротив, мешает созданию доверительной атмосферы между следователем и допрашиваемым/

Действительно, нельзя исключить такой принципиальной возможности, когда присутствие педагога нежелательным образом повлияет на несовершеннолетнего. Чтобы предотвратить эту ситуацию, нужно, как нам думается, заранее посоветоваться в педагогическом коллективе и выяснить кто из учителей сможет справиться с поставленной задачей наиболее успешно. Кроме того, следователь вправе заменить педагога (как и любого

Вопрос о доказательственном значении показаний несовершеннолетних невменяемых, отстающих в развитии и малолетних лиц и участии адвоката подробно исследован в параграфе 3 второй главы.

2 Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве: процессуальный и криминалистический аспекты проблемы. Казань. 1990, С. 39.

3 Гуковская Н.И. Участие третьих лиц в допросе несовершеннолетнего. М. 1974, С, 110- 111.

другого специалиста, привлекаемого к участию в следственных действиях) если такой ошибки не удалось избежать до начала производства допроса (получении объяснения).

Опыт работы диссертанта в качестве старшего следователя по особо важным делам показал, что участие педагога при производстве допроса значительно облегчает работу следователя в плане установления контакта с несовершеннолетним, определения путей подхода к нему, как собеседнику.

Полагаем, что участие педагога в получении объяснения от несовершеннолетнего будет гарантировать более положительный результат. С этим предложением согласны ученые - процессуалисты.

Существенную помощь при получении объяснений от несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, могут оказать такие специалисты, как психолог и психиатр. Несмотря на то, что УПК РСФСР такой возможности не предусматривает, на целесообразность их участия при производстве допросов указывалось в научной юридической литературе рядом ученых.

Диссертанту более импонирует предложение Харчикова А.В., который считает целесообразным пользоваться помощью сразу нескольких специалистов,3 в связи с чем требуются соответствующие дополнения в УПК РФ, регламе^ггируюшие участие специалистов в допросе несовершеннолетнего и проведении иных следственных действий.

Николюк ВВ. Кальницкий ВВ., Марфицин П.Г. Стадия возбуждения уголовного дела. Омск. 1995. С. 30-31; Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства в отношении малолетних. Д^с, ,., канд юрмд. наук. Омск. 1997. С. 117.

2 Карнеева Л.М., Бондаревский И.И. Виноградов СВ. Особенности расследования преступлений несовершеннолетних. М. 1981. С.25.

3 Харчиков А.В. Проблемы получения и оценки показаний несовершеннолетних на предварительном следствии. Автореф. дне… канд. юрид, наук. М. 1996. С. 15-16.

6i

Считаем целесообразным использование их помощи и при получении объяснений несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности. Развивая предложение А.В. Харчикова, предлагаем в УПК включить норму, обязывающую работников правоохранительных органов получать объяснения у несовершеннолетних только в присутствии профильньк специалистов; заведомо отстающих в психическом развитии -в присутствии психолога, заведомо у невменяемых несовершеннолетних -в присутствии психиатра. В случае, когда причина отставания в развитии не выявлена, необходимо пользоваться услугами обоих специалистов одновременно.

Что касается участия в получении объяснений законного представителя, то УПК не содержит требований на его обязательное присутствие при этом. По нашему мнению (как мы уже отмечали выше), такое право должно быть включено в уголовно- процессуальный закон отдельной нормой, но при этом должно оставаться правом, а не обязанностью этого лица, поскольку невозможно принудительно заставлять законных представителей вступать в защиту прав и законных интересов ребенка, Привод такого законного представителя не сыграет никакой положительной роли в плане зашиты прав и интересов ребенка, а только создаст дополнительные заботы и трудности для лиц, проводящих проверку по обеспечению его присутствия и усложнит уголовный процесс. Кроме того, часто случается так, что дети и родители являются совершившими противоправное деяние и потерпевпшми по отношению друг к другу и между юггересами этих лиц имеются противоречия. Поэтому, на наш взгляд, представлять интересы несовершеннолетнего в таких случаях должны другие родственники, представители органа опеки и попечительства, иные заинтересованные в судьбе ребенка лица.

Таким образом, мы считаем, что в стадии возбуждения уголовного дела, при производстве получения объяснения у
несовершеннолетних, не

62

подлежащих уголовной ответственности, -изобличаемых в совершении общественно опасного деяния», обязательно участие защитника или группы защитников1 (для всех трех рассматриваемых нами категорий несовершеннолетних)-, психолога (при получении объяснения у несовершеннолетних, заведомо отстающих в развитии), психиатра (при получении объяснений у несовершеннолетних заведомо невменяемых). О необходимости получения объяснения у ребенка законные представители несовершеннолетнего должны быть извещены, но и их присутствие при производстве этого процессуального действия должно быть определено их волей, а объяснение^как иной документ, должен иметь доказательственное значение.

Второй этап работы в стадии возбуждения уголовного дела позволяет решить вопрос о целесообразности возбуждения уголовных дел в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности. На этом этапе должны быть истребованы документы, подтверждающие возраст несовершеннолетнего, характеристики, медицинские справки и другие сведения. Однако, на практике нередко невозможно в десятидневный срок выяснить все необходимые обстоятельства, дающие законное основание для принятия решения по вопросу о возбуждении уголовного деда. Прежде всего, это касается круга обстоятельств, подлежащих установлению в стадии возбуждения уголовного дела. Предложение ученых-процессуалистов выяснять весь комплекс обстоятельств,
подлежащих установлению по делам

1 Потокняа О.В. Участие защитника в следственных действиях (современные уголовно- процессуальные и тактические проблемы). Автореф. дне… канд. юрнд. наук. М. 2001. С. 17.

2 Пункт 2 ст.27 ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 26,06 99 предусматривает перед направлением в суд ознакомление с этими материалами самим несовершеннолетним. законными представ1тгелями, родителями и адвокатом.

63

несовершеннолетних, предусмотренный ст, 392 УПК РСФСР1 (ст.421 УПК РФ) диссертант считает не обоснованным. Обстоятельства, предусмотренные ст.392 УПК РСФСР (ст.421 УПК РФ) устанавливаются в стадии предварительного следствия, что невозможно сделать в десятидневный срок. Кроме того, нет оснований для подмены целей стадии возбуждения уголовного дела целями предварительного следствия. Цель стадии возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности - установить основания к отказу или возбуждению уголовного дела. В этой стадии устанавливаются важные сведения, без которых невозможно принять верное решение, завершающее ее деятельность: 1) установление факта не достижения возраста уголовной ответственности; 2)причастность конкретного лица к совершению общественно опасного деяния, по объективной стороне являющегося тяжким или особо тяжким преступлением; 3) совершение противоправного деяния неоднократно; 4) необходимость применения принудительных мер воспитательного воздействия. Наличие комплекса этих обстоятельств, по мнению диссертанта, должно являться основанием к возбуждению уголовного дела в отношении лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, и применения к ним принудительных мер воспитательного воздействия,

Лукьянчиков Е.Д Деятельность органов милиции по разрешению заявлений н сообщений о деяниях и производству неотложных следственных действий: (Оргащоацмошше и процессуальные вопросы). Автореф. дне. „канд. юрид. наук. М. 1979, С. 12; Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства в отношении малолетних. Дне. … канд юрид. наук. Омск. 1997. С. 122-123.

2 Наличие сведений о взрослых, вовлекших несовершеннолетнего в преступную деятельность, в том числе подстрекателях, является особым основанием к возбуждению уголовного дела, предусмотренное законом, которое происходит, как правило, в отношении взрослого лица. Именно поэтому оно не включено в общий список обстоятельств, наличие которых, по мнению диссертанта, должно повлечь возбуждение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности.

64

Нередко при установлении этих обстоятельств возникают вопросы, разрешение которых связано с определенными трудностями, сопряженными, прежде всего, с истребованием необходимых документов, подтверждающих личность несовершеннолетнего, его место жительство и возраст. Дети зачастую не сообщают сведения о себе из чувства боязни, стыда, а иногда их забывают. Нередки случаи, в силу малолетнего возраста, уровня развития, психического состояния они знают о себе очень мало. Именно поэтому на практике имеют место случаи нарушения важного требования - установления комплекса данных, свидетельствующих о том, что данное общественно опасное деяние совершил именно этот несовершеннолетний. По нашим данным они занимают около 2,0% от общего количества решений, принимаемых на основании п.5 ч.1.ст.5 действующего УПК. Примером может служить отказной материал по п.5 ч.1.ст.5 УПК РСФСР: со слов очевидцев было известно, что грабеж совершили дети в возрасте окало 10-11 лет.

Такие примеры - свидетельство недобросовестного отношения к служебным обязанностям, а чаще - погони органов дознания за хорошей раскрываемостью. Еще не искоренены случаи, когда работники милиции в целях искусственного улучшения показателей раскрываемости, скрывают факт, что преступление осталось нераскрытым, а перекладывают вину за совершение незаконных действий на конкретного ребенка. Этому способствует и отсутствие в законе запрета на отказ в возбуждении уголовного дела в соответствии с ч.2 ст.5 УПК РСФСР (п.2,ч.1 ст.24 УПК РФ) при наличии возражений со стороны несовершеннолетнего или его законного представителя; лицо, принявшее это решение, не обязано выяснять у несовершеннолетнего его отношение к этому. А кроме того, доказывание факта совершения общественно опасного
деяния,

’ Материал об отказе в возбуждении уголовного дела №280/97. Архив Западного УВДт МВД РФ.

65

подпадающего под признаки конкретного состава
преступления, в принципе, возможно и при отказе от дачи показаний или их ложности. Но, по нашему мнению, если подросток отрицает, что он совершил деяние по поводу которого велось следствие, это обстоятельство должно привлечь внимание работников органа дознания, следователя, прокурора и побудить выяснить причины такого поведения: не является ли оно свидетельством ошибки в признании совершения деяния подростком или стремлением недобросовестного следователя «списать» на него преступление вместо того, чтобы устанавливать подлинного преступника. Также использовать лояльность закона в отношении лиц, не
подлежащих уголовной ответственности, могут виновные лица, в том числе родственники, зная, что к уголовной ответственности ребенка не привлекут, а вся работа, направленная на установление истинного преступника, при этом будет приостановлена. В связи с этим
вносим следующее предложение: в случаях, когда в стадии возбуждения уголовного дела установить лицо, совершившее незаконные действия не представляется возможным, если вина несовершеннолетнего в совершении общественно опасного деяния не очевидна, а ребенок ее отрицает, то для разрешения вопроса о виновности необходимо проведение следственных действий (допроса
свидетелей, психиатрической экспертизы, и др.). В этих случаях
необходимо возбуждать уголовное дело и устанавливать данный факт в результате следственных действий.

В стадии возбуждения уголовного дела, пожалуй, одно из самых важных обстоятельств, подлежащих выяснению - установление точного возраста. Важность этого момента не вызывает никакого сомнения и обязывает его исследовать более детально, поскольку установление точного возраста несовершеннолетнего также связано с определенными трудностями.

66

Так, несмотря на то, что УПК РСФСР в п.5 ч,1ст.5 и пЛ.ч.1 ст.392 (ст.ст.24 ч.1.п.2? 421 ч.1.п.1 УГЖ РФ) закрепил требование установления точного возраста несовершеннолетнего. Как показывает практика, возраст лица, совершившего общественно опасное деяние, находит свое документальное подтверждение не во всех отказных материалах. Последние составляют 3% от общего числа изученных нами материалов об отказе в возбуждении уголовного дела по п.5 ч.1 ст.5 УПК. Примерно такой же показатель (2%), характеризующий отсутствие сведений о возрасте несовершеннолетнего правонарушителя, был получен нами и при изучении уголовных дел, прекращенных по этому основанию. Как правило, причина такого нарушения - невозможность установить возраст ребенка в течение 10 дней, в стадии возбуждения уголовного дела, и даже за более длительный срок. Основной причиной, как правило, является невозможность истребования документов. В первую очередь это касается несовершеннолетних рассматриваемых нами категорий, немалое количество из которых не имеет постоянного места жительства, бродяжничает.

Закон не содержит указания на источник, из которого могут быть получены и приобщены к материалу сведения о возрасте. Пункт 4 ст. 79 УПК признает таковыми любые документы о возрасте. В связи с этим в уголовно-процессуальной литературе появились разные мнения на счет того, каким документом должен быть подтвержден возраст ребенка. Кроме официального свидетельства о рождении предлагаются, паспорт, протокол осмотра свидетельства о рождении (паспорта) !, официально заверенная выписка из книги записи актов
гражданского состояния * и даже

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Новосибирск. 1997. С.504

2 Николюк ВВ. Производство с участием несовершеннолетних. ОмскЛ§94, С.33; Угодьникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Дисс.канд.юрид.наук. М. 2000. С. 83.

приписное свидетельство призывника в армию, а также данныеэ содержащиеся в паспорте родителей, личном деле по месту работы родителей, военкомате, спортивном обществе и иной общественной организации, в книге ЗАГС, по данным учетов, имеющихся в правоохранительных органах». ! Некоторые авторы предлагают при

невозможности получения копии свидетельства о рождении, паспорта, либо протоколов осмотра указанных документов, производить экспертизу для установления возраста лица, совершившего общественно опасное деяние. *

Вне всякого сомнения, что самым надежным и достоверным источником сведений о возрасте любого гражданина является его паспорт, который в соответствии со ст.1 Положения о паспорте гражданина РФ обязаны иметь все граждане РФ, достигшие четырнадцатилетнего возраста. Однако, применительно к малолетним (до 14 лет) указание на данный документ, как на источник информации об их возрасте, неправильно. По зпгой причине неверно включать в перечень обсуждаемых документов приписное свидетельство призывника в армию. На остальные документы - паспорт родителей, справки из их личного дела по месту работы, справки из ЖЭУ и др, полагаться не стоит, так как иногда эти сведения данные документы не содержат вообще или содержат со слов родителей.

Нам представляется, что документом, удостоверяющем возраст ребенка, совершившего общественно опасное деяние, может быть только документ, специально предназначенный для этих целей - то есть свидетельство о рождении (ст,47 ПС) или его паспорт (если несовершеннолетний достиг 14 лет). При отсутствии таких документов

1 Сотников Н.И. Отказ в возбуждении уголовного дела. Караганда. 1992. С.51.

Лукьянчиков Е.Д., Письменный Д.П. Разрешение органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях несовершеннолетних. Киев. 1987. С.ЗЗ.

68

или невозможности их получения к материалам может прилагаться официально заверенная выписка из книги ЗАГС или копия (ксерокопия) формы №1 паспорта.

По изученным нами материалам данные возраста устанавливались копией свидетельства о рождении - 98%, выпиской из книги ЗАГС около 2%. Копии документов^ удостоверяющие личность, могут быть получены также и из архивных отказных материалов или уголовных дел. В остальных случаях, в том числе, когда нет возможности восстановить утраченную запись в книге актов гражданского состояния в порядке ч 3 ст.47 ПС должно быть возбуждено уголовное дело для производства соответствующего экспертного исследования, поскольку отсутствие в уголовном деле дскументовэ удостоверяющих возраст

несовершеняоле г % является безусловным препятствием для принятия законного решения об отказе в возбуждении уголовного дела) на основании п.5 ч.1ст.5 УПК РСФСР (ст.24 чЛ.пЛУПК РФ). В пользу этого предложения свидетельствуют и те факты, когда подлинность документа ребенка вызывает сомнения (наличествуют элементы подделки, исправления), либо он находится в таком состоянии, когда сведения, содержащиеся в нем не читаемы. Иногда возникают сомнения по поводу принадлежности имеющегося документа кошфетяому лицу (в особенности это относится к свидетельству о рождении, в котором наличие фотографии не предусмотрена). В этой связи еще большее значение приобретает медицинская экспертиза для установления возраста несовершеннолетнего (п.4 ст. 79 УПК РСФСР \ ст.80 чЛ УПК РФ).

Третьим обязательным условием для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетних,
не

1 Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего е применением принудительных мер воспитательного воздействия. Дисс.канд. юрид. наук. М. 2000. С. 84.

69

подлежащих уголовной ответственности, является исследование вопроса о возмозкном участии в совершении общественно опасного деяния взрослых лиц - подстрекателей или соучастников. Ученые - процессуалисты справедливо указывали, что поскольку уже при проверке заявлений и сообщений об общественно опасных деяниях несовершеннолетних уголовно-процессуальный закон обязывает следователей, орган дознания, прокурора и суд выяснить наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников (п.4 чЛ ст.392 УПК)5 то в возбуждении уголовного дела может быть отказано только при наличии бесспорных данных о том, что общественно-опасное деяние подросток совершил без помощи и вмешательства других лиц, могущих нести уголовную ответственность.

А. Кожевникова и Н. Гуковская по данной проблеме высказывались так: «Нельзя принимать решения об отказе в возбуждении уголовного дела, учитывая лишь возраст подростка. Всегда нужно выяснить, не действовал ли за его спиной взрослый подстрекатель».2 К этой точке зрения впоследствии присоединились А.И. Долгова и Г.М. Миньковский, которые совместно с Н.И. Гуковской по этому поводу пишут: «Лучше прекратить возбужденное уголовное дело, твердо убедившись, что за спиной малолетнего не скрывается взрослый преступник, чем отказаться от возбуждения уголовного дела, не
проверив до конца эту

ВОЗМОЗКНО€ТЬ»,Л

Е.В. Ремизова также считает, что «в тех случаях, если несовершеннолетний преступник не достиг возраста
уголовной

! Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М. 1970. С.64; Лукьянчишв Е.Д., Письменный Д.П. Разрешение органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях несовершеннолетних. Киев. 1987. СЛ 8-19; Никодюк В.В, Производство с участием несовершеннолетних, Омск. 1994. С. 17.

2 Кожевникова А., Гуковская Н,. Особенности прокурорского надзора за дознанием по делам о преступлениях несовершеннолетних. // Социалистическая законность. 1967. №2. С. 31.

3 Гуковская НИ, Долгова А.И., Мяньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. М 1974. С.73.

70

ответственности, но есть основание предполагать наличие подстрекателей и иных соучастников, взрослых или несовершеннолетних, достигших возраста уголовной
ответственности, уголовное дело должно быть

возбуждено».

Вышеизложенные точки зрения не являются взаимоисключающими и противоречащими друг другу. Напротив, все они касаются одной и той же проблемы - необходимости и возможности в определенных случаях возбуждения уголовного дела в отношении лиц, не являющихся субъектами преступления по признаку недостижения возраста уголовной ответственности.

Как показывает практика, взрослые, действительно, нередко используют подростков в преступных целях. Это
подтверждают следующие цифры. Наиболее распространенным
преступлением в отношении несовершеннолетних после злостного уклонения от уплаты средств на их содержание является вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений (ст. 150 УК). Их число в 1999г. в России приблизилось к 24 тысячам, что составляет 35,6% от общего числа преступлений, совершенных в отношении
несовершеннолетних.” В Калининградской области ежегодно в
период 1997-2000 годы за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность (в том числе ч олтщтелями) по ст. 150 УК РФ привлекалось около 70 человек. Вместе с тем, по более чем 90,0%
изученных нами отказным материалам в возбуждении уголовного
дела какие-либо сведения о работе по установлению взрослых
соучастников общественно-опасного деяния отсутствуют, что необходимо отметить, как существенный недостаток деятельности правоохранительных органов.

1 Е.В. Ремизова. Предмет доказывания по делам несовершеннолешич в советском уголовном процессе. Дисс… канд. юр ил наук М 1968 С 174

1 Тукгарова И.Н. Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних Автореф. дис… канд. юрид. наук. Саратов. 2000. С. 14.

71

В практике диссертанта имеется такой пример.

Шилов, совершая кражи с подвижного состава на железнодорожных станциях Калининградской железной дороги, брал с собой восьмилетнего сына. Ребенок понимал, что отец совершает незаконные действия и каждый раз искал причины^ чтобы остаться дома. Однако, отец подавлял волю своего ребенка, и каждый раз обещая ему подарок, заставлял брать санки, и, делая вид, что катается, наблюдать за окружающей обстановкой.1

Важно отметить, что Шилов - младший в течение последуюпгих лет стал частым «гостем» ОПППН ЛОВД на ст. Калининград, куда доставлялся за совершение краж с подвижного состава уже самостоятельно, без чьей -либо помощи.2

Подводя итог суждениям, высказанным в данном параграфе отметим, что особенностями процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела с участием несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, является разрешение трудностей, которые возникают на практике в связи с участием этих лиц в указанной стадии. Разрешение этих трудностей приводит к выводу о возможности возбуждения уголовных дел в отношении этих лиц в определенных случаях. Основанием для принятия важного процессуального решения -возбуждения уголовного дела в отношении лиц, не достигших возраста уголовной ответственности - является наличие следующих обстоятельств: 1) совершение конкретным лицом общественно опасного деяния, являющегося по своей объективной стороне тяжким или особо тяжким преступлением, 2) совершение противоправного деяния неоднократно* 3) установление точного возраста несовершеннолетнего; 4) необходимость

’ Уголовное дело №50166/98. Архив Балтийского районного суда г. Калининграда,. 2 Материалы об отказе в возбуждении уголовного дела №123/98, ЖКВ/99, № 076/2000.

Архив Западного УВДтМВДРФ.

применения принудительных мер воспитательного характера в их отношение если исключена возможность разрешения данного вопроса в стадии возбуждения уголовного дела в соответствии со ст. 27 Закона от 24 июня 1999г.; 5) наличие взрослых подстрекателей и иных лиц» вовлекших несовершеннолетнего в гфестугшую деятельность. Анализ практической деятельности по установлению указанных обстоятельств позволяет сделать общий вывод о целесообразности возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности. Целесообразность возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего определяется, прежде всего, необходимостью его повышенной процессуальной защиты и необходимостью применения в его отношении принудительных мер воспитательного воздействия.

§2. Особенности предмета доказывания по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности.

Высшие судебные органы, Генеральный прокурор, Министерство внутренних дел страны предъявляют повышенные требования к качеству предварительного следствия по делам несовершеннолетних.1

Своевременное и качественное рассмотрение дел в отношении несовершеннолетних предполагает четкое определение обстоятельств, подлежащих доказыванию, в стадии предварительного следствия г.

Приказ Генерального Прокурора РФ от 18 мая 1995 г. №30 «О задачах органов прокуратуры по повышению эффективности надзора за исполнением законов о несовершеннолетних» // Комментарий к Федеральному Закону «О прокуратуре Российской Федерации». М. 1996; Постановление Ш 7 Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000, «О судебной практике по делам несовершеннолетних»; Меркушов А. Практика рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних // Российская юстиция. 2000. № б. С. 8.

Щерба СП. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам несовершеннолетних. Волгоград. 1979. С.58.

В ст. 329 УПК РСФСР (ст.421 УПК РФ) указано, что при производстве предварительного следствия и судебного разбирательства по делам несовершеннолетних необходимо обратить особое внимание на выяснение следующих обстоятельств: 1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения); 2) условия жизни и воспитания (уровень психического развития); 3) причины и условия, способствовавшие совершению преступления несовершеннолетним; 4) наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников (влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц). При наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, должно быть выявлено также, мог ли он в полностью сознавать значение своих действий,

Эта статья детализирует некоторые положения ст, 68 УПК РСФСР (ст.73 УПК РФ), а также дополняет предмет доказывания по делам данной категории лиц особыми обстоятельствами, имеющими значение для решения вопроса о привлечении несовершеннолетнего к уголовной ответственности либо применения к нему иных мер воздействия, !

Существование особенностей предмета доказывания по делам несовершеннолетних, закрепленных в уголовно-процессуальном законе наряду с общей статьей, посвященной предмету доказывания по всем категориям уголовных дел, привело к появлению в процессуальной литературе мнения о существовании специального предмета доказывания по делам о преступлениях подростков. Ряд авторов видит своеобразие предмета доказывания но делам несовершеннолетних в том, что он значительно шире перечня обстоятельств, подлеишщих доказыванию по всем уголовным делам.1

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР // под ред. В.Т\ Томина. М. 2000. С.621-622. * Зеленецкий ВС. Предупреждение преступлений следователем. Харьков. 1975. СЗЗ.

74

В учебной литературе обстоятельства, подлежащие установлению по делам несовершеннолетних, некоторые авторы нередко
называют

дополнительными. Они тем самым в определенном смысле относят эти обстоятельства к разряду особых, не устанавливаемых ни по каким другим категориям дел. ~

Ряд других ученых имеют противоположную точку зрения. Они считают, что предмет доказывания по делам несовершеннолетних не имеет никаких особенностей и ст. 392 УПК РСФСР (ст.421 У1Ж РФ) не предусматривает каких-либо принципиально новых обстоятельств, которые устанавливались бы только по делам несовершеннолетних и не подлежали бы установлению по другим категориям дел, предусмотренных ст. 68 УПК.

Так, Н.С. Манова утверждает, что «все обстоятельства, о которых говорится в ст. 392 УПК, устанавливаются и по делам о преступлениях взрослых лиц».л На первый взгляд, она права. Первое обстоятельство — установление возраста несовершеннолетнего (п. 1 ст. 392 УПК РСФСР, ст.421 чЛ.пЛ УПК РФ) - соответствует ст. ст. 151, 205, 271 и др. УПК РСФСР (соответственно ст.ст.173. 215,275 УПК РФ), в которых указывается на необходимость установления точного возраста обвиняемого по делам взрослых лиц.

Второе обстоятельство, подлежащее установлению - условия жизни и воспитания несовершеннолетнего правонарушителя зафиксировано в 2 ст.

1 Леоненко ВВ. Рассмотрение дел о преступлениях несовершеннолетних в стадии предания суду. Автореф. дис… канд. юрид.наук, Киев. 1970. С. 15-16; Саарсо X. О роли советского уголовного процесса на предварительном расследовании в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Автореф. дис..канд. юрид. наук. Тарту. 1972. С.15; Обидина Л.Б. Обеспечение прав несовершеннолетнего обвиняемого на предварительном следствии. Автореф. дис …канд. юрид.наук. М. 1983. С.9.

Советский уголовный процесс. М. 1968. С.486; Советский уголовный процесс. М. 1975. С. 457; Советский уголовный процесс. Киев. 1983. С. 381; и др, 3 Манова Н.С.. Особенности предмета доказывания по делам несовершеннолетних. Дис… канд. юрид. наук. Саратов. 1988. С. 48.

73

392 УПК РСФСР (ст.421 ч.1п.2 УПК РФ) а фактически аналогично п. 3 ст. 68 действующего УПК (ст.73ч,1 п.З УПК РФ): по другим категориям дел необходимо устанавливать обстоятельства, касающиеся образа жизни обвиняемого.

При производство по делам несовершеннолетних, согласно п.З ст. 293 УПК РСФСР (ст.421 ч.1.п.2. УПК РФ) необходимо выяснить причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Это требования закона является третьим обстоятельством, подлежащем установлению по данной категории дел и нельзя не согласиться, что в равной степени они подлежат исследованшо по делам взрослых в соответствии с требованиями ч,2 ст. 68 УПК (ст.73 чЛ .п.5 УПК РФ).

Четвертое обстоятельство, подлежащее выяснению по делам несовершеннолетних по ст. 392 УПК РСФСР (ст.421 чЛ.п.З УПК РФ) - наличие взрослых подстрекателен и иных соучастников. Данное обстоятельство по делам взрослых лиц также исследуется, причем, как одно из самых важных обстоятельств, имеющих значение по делу - в первую очередь, для квалификации преступных действий и назначения меры наказания (ст.73 ч.1 п.6 УПК РФ).

При наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанного с душевным заболеванием (ч.2 ст.392 УПК РСФСР, ст.421 ч. 2 УПК РФ) следователю необходимо выяснить это обстоятельство как по делам несовершеннолетних, так и в соответствием с требованиями п.З ст. 68 УПК РСФСР (ст.73 чЛ.п.З УПК РФ) - по иным категориям дел. Уровень умственного развития обвиняемого должен выясняться при исследовании обстоятельств, характеризующих его личность и влияющих на степень и характер его ответственности.

По нашему мнению, утверждения, что положения ст.392 УПК РСФСР (ст.421 УПК РФ) лишь более конкретно детализируют ст. 68 УПК РСФСР (ст.73 УПК РФ), т.е. требования к предмету доказывания по делам

76

взрослых лиц, и не содержат принципиально новых, дополнительных обстоятельств, подлежащих выяснению только по делам несовершеннолетних, на данном этапе развития юридической науки не соответствуют действительности.

Аналогия в предметах доказывания по делам несовершешюлетннх и взрослых имеется только во внешней форме, а по своим целям, содержанию и значимости предмет доказывания по делам несовершеннолетних значительно шире. И эта разница видится нам еще более убедительной, когда речь идет о предмете доказывания по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами преступлений. В силу этой специфики - отсутствия субъекта - обстоятельства, подлежащие доказыванию, приобретают особый правовой смысл, специальное «целевое» назначение.

Особенности предмета доказывания по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности обусловлены их основными признаками и той ролью, которую выполняет предмет доказывания в осуществлении уголовной полигики как части политики государства в отношении этих несовершеннолетних,

Основным и общим признаком» имеющим отношение ко всем трем категориям несовершеннолетних, является сам факт несовершеннолетия. При этом каждая из названных категорий имеет свой, специфический признак, присущий только ей. Так, у первой категории - это не достижение возраста уголовной ответственности. Вторая рассматриваемая нами категория несовершеннолетних имеет другой важный признак -невменяемость лица, а третья категория - признак возрастной невменяемости. На наш взгляд, такие обстоятельства, установление которых связано с несовершеннолетием одновременно сопряженным с малолетнем, невменяемостью и возрастной невменяемостью относят их к разряду особых, не устанавливаемых более ни по каким категориям дел.

77

Наличие только этих признаков существенно влияет на его содержание, существенно расширяя предмет доказывания и определяя его специфику и своеобразие,

Все обстоятельства по делам несовершеннолетних, в том числе лиц,, в отношении которых уголовное дело будет прекращено ввиду отсутствия субъекта преступления, устанавливаются прежде всего целями, которые преследует уголовная политика государства в их отношении. Достижение этих же целей предусматривает судебная реформа Российской Федераций Щ и концепция ювенальной юстиции.

Общая система правосудия отличается от специализированной системы правосудия в отношении несовершеннолетних прежде всего тем, что = первая ориентирована на наказание, а вторая - на перевоспитание и исправление, а в отношении лиц, являющихся предметом диссертационного исследования - еще на лечение и развитие. Предмет доказывания в отношении несовершеннолетних ориентирован, прежде - всего, на правильное избрание методов исправления, воспитания и перевоспитания, а также принятие необходимых мер, включая принудительное лечение и принудительное воспитание, чтобы не допустить совершения ребенком впредь общественно опасных деяний и преступлений, обеспечить нравственное восстановление личности, а в необходимых случаях - довести уровень развития ребенка до уровня. который соответствует его возрасту,

Как уже отмечалось, по делам несовершеннолетних необходимо установление точного возраста. На это указывает и Пленум Верховного суда. При отсутствии такой возможности в стадии возбуждения

уголовного дела, как нами уже отмечалось в предыдущем параграфе, необходимо производство медицинской экспертизы,

1 Постановление Пленума Верховного суда РФ от 14.02.2000. №7 «О судебной практике по делам несовершеннолетних» // Российская газета, 2000, 14 марта.

Вторым важным обстоятельством, подлежащим доказыванию по делам несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, является установление факта совершения противоправного деяния ранее. Подтверждение этому факту является наличие сведений в ОВД, комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав, осуществляющих такой учет.

Поскольку целью возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности является, в частности, их воспитание, исправление, развитие, лечение - меры, которые, как правило, применяются в принудительном порядке, то определение конкретного вида и характера этих мер обязывает установить категорию совершенного противоправного деяния. Это объясняется тем, что одно и то же общественно опасное деяние могут совершить дети разного уровня общественной опасности.

Важно изучить среду, в которой рос и воспитывался ребенок. При этом не только будут установлены причины и условия, способствовавшие совершению противоправного деяния, но и та обстановка, в которую вернется несовершеннолетний после применения в его отношения принудительных мер воспитательного воздействия. Это важно для предупреждения совершения в будущем тех правонарушений и преступлений, которые могут быть спровоцированы пребыванием ребенка в этой среде.

В ходе предварительного следствия в отношении
всех несовершеннолетних, не подлежащих уголовной
ответственности необходимо заключение психолога и педагога, что также «сработает» на объективную оценку характеристики
личности несовершеннолетнего5 возможности его исправления,
выбор тех мер воспитательного

воздействия, которые в наибольшей степени повлияют на исправление и перевоспитание ребенка,1

Достижение шлей уголовной политики в
отношении

несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, определяет не только предмет доказывания, но и его пределы, поскольку в отношении лиц, не являющихся субъектами преступления, согласно действующему законодательству, уголовное преследование все равно должно быть прекращено. Предмет доказывания по каждому делу индивидуален и по своему содержанию неповторим. Именно поэтому необходимо установить самые важные для судьбы дела обстоятельства, которые в своей совокупности составляют единый, особый предмет доказывания по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности.

В этом содержание и более серьезная значимость предмета доказывания по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности. Это самая главная задача судопроизводства по делам несовершеннолетних, разрешение которой определяет объем и содержание предмета доказывания по данной категории дел и его отлиаде от других категорий дел.

При этом нельзя забывать, что влияние уголовного процесса на личность ребенка, в отличие от взрослого, зачастую во многом определяет его дальнейшую судьбу. Поэтому к личности ребенка необходимо более внимательное, чуткое отношение, профессиональный подход
к

расследованию дела и оценке доказательств.

1 О важности заключения психологов и педагогов по вопросу применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних, достигших возраста уголовной ответственности впервые было высказано Н.В. Угольниковой. См.: Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Дисс….канд,юрид.наук. М. 2000. С. 102.

80

В научной литературе уже было высказано мнение о выделении уголовных дел в отношении лиц, не подлежащих уголовной ответственности., в особое производство.

Так, например О.Х. Галимов предлагает возбуждать уголовные дела в отношении малолетних - лицэ не достигших 14-летнего возраста. Условием для этого - наличие сведений, требующих применения принудительных мер воспитательного воздействия. Производство в отношении таких несовершеннолетних он предлагает выделять в особое производство в рамках предварительного расследования. При этом порядок применения указанных мер, по его мнению, должен составлять компетенцию суда, а сам порядок применения - регулироваться уголовно-процессуальным законом.1

Предложение О.Х. Галимова на наш взгляд, заслузкивает одобрения, поскольку находится в контексте с теми положениями, которые изложены нами в главе 1. Для дополнительного обоснования своей позиции проведем небольшой анализ особых производств.

Так, в юридической литературе большинство авторов вслед за уголовно-процессуальным законом помимо производства, ведущемся по общим правиламэ применяющимся по любому уголовному делу, выделяют особое производство. Традиционно считаются особыми: производство по делам несовершеннолетних, производство по применению принудительных мер медицинского характера, производство, связанное с досудебной подготовкой материалов в протокольной форме, производство по делам частного и частно- публичного обвинения.5

Галимов О.Х.. Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства в отношении малолетних. Дис. … каядюрид, наук.. Омск. 1997. C.129-I30, 175-176. : Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном процессе, Томск. 1994. С.18; Николюк ВВ., Калыпщкнй ВВ. Уголовно-процессуальная деятельность по применению принудительных мер медицинского характера. Омск. 1990. С, 5-6; Николюк В. В. Уголовно-исполнительное производство. Иркутск. 1989; Кальницкий В.В., Николюк ВВ. Особые производства в советском уголовном процессе II Совершенствование правовых основ уголовного судопроизводства. Ярославль. 1988,

Что касается первых трех видов,, то неоспоримо правильно законодатель, выделяя разделы в УПК РСФСРг включает нормы» применяющиеся в рамках этих производств -конкретные нормы, присущие только этому производству: по делам несовершеннолетних, по делам о применении принудительных мер медицинского характера, по протокольной форме досудебной подготовки материалов.

Что же касается дел частного обвинения* то отдельной главы об особенностях такого производства в УПК РСФСР и УПК РФ нет, но есть отдельные специфичные нормы, которые применяются только в тех случае когда речь идет о возбуждении уголовного дела, расследовании и судебном разбирательстве по делам частного и публичного обвинения. Уголовные дела данной категории вполне возможно относить к числу особых: в законе предусмотрены нормы, предусматривающие особенность возбуждения (только при наличии жалобы потерпевшего); примирительная процедура, которую судья обязан провести по делу частного обвинения, возможность объединения встречных дел, когда обвиняемый выступает в качестве потерпевшего, а потом в качестве обвиняемого, что не допускается в рамках обычного производства; возможность примирения сторон вплоть до удаления суда в совещательную комнату - все это невозможно по делам других категорий и поэтому позволяет именовать данный вид производства особым.

В полной мере отличается от других производств общего порядка производство по досудебной подготовке материалов в протокольной форме. Оно ведется без возбуждения уголовного дела вплоть до завершения. Уголовное дело возбуждается на стадии его завершения, а не

СЛ11-118; Яцкевнч А.Г, Процессуальное положение лиц, участвующих в проюводстве по применению принудительных мер медицинского характера. Автореф. дясканд. юрвд. наук. М. 1992. С. 12; Ларин А.М. Производство по делам о применении принудитедышх мер медицинского характера. М. 1989. С. 200; Чувияев А.А Проблемы применения мер пресечения в отношении невменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления. М. 1989. С. 128.

82

наоборот, как в обычном порядке, а фактические доказательства собирают посредством не следственных действий (кроме осмотра места происшествиях а путем специальных средств, которые предусмотрены законом для этого производства.1

Каждое из этих перечисленных производств включает в себя особые нормы, не подлежащие применению в общем порядке. Эти нормы требуют особо полного выяснения главных обстоятельств, входящих в предмет доказывания, что дает основание для наименования их особыми производствами.

Приведенный анализ особых производств указывает на то, что предложение О.Х. Галимова выделить производство в отношении малолетних, в частности, лиц, не достигших возраста, с которого возможна уголовная ответственность, имеет под собой реальную почву. Поддерживая идею О.Х. Галимова, видим необходимость развить ее; особое производство должно касаться не только малолетних лиц (до 14 лет), но и несовершеннолетних, отстающих в своем психическом развитии, что не связано с психическим расстройством, а также всех несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности по признаку недостижения возраста, то есть и несовершеннолетних до 16 лет.

Поскольку цель производства в отношении несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности - решение вопроса о применении принудительных мер воспитательного воздействия, а в отношении несовершеннолетних, отстающих в психическом развитии- применение принудительных мер психолого-педагогического воздействия, то каждое из названных производств имеет самостоятельное значение.

1 Махов В,Н- Протокольная форма досудебной подготовки материалов нуждается в совершенствовании // Российская юстиция. 1996, № 6. С. 18

  • О том, как производство по прекращенному уголовному делу согласовывается с деятельностью, осуществляемой в рамках уголовного процесса и ст. 90 УК подробно указано в параграфе 1 главы 3.

т

Производства по применению принудительных мер воспитательного воздействия в отношении лиц, не достигших возраста уголовной ответственности и принудительных мер психолого-педагогического воздействия в отношении лиц, находящихся в состоянии возрастной невменяемости, должны быть регламентированы уголовно- процессуальным законом. За основу этой регламентации, по нашему мнению, стоит избрать особое производство, аналог которого регламентирован в главе 33 УПК РСФСР (гл. 51 УПК РФ) «Производство по применению принудительных медицинского характера»: вряд ли стоит каким-либо образом менять закон, если можно его усовершенствовать. А кроме того, это производство наиболее близко к тем, которые мы предлагаем. Одним из главных аргументов в пользу этого вывода является то обстоятельство, что общественно опасное деяние в этих случаях совершено особым субъектом - лицом, не являющимся субъектом уголовной ответственности с той лишь разницей, что в одном случае это лицо, не подлежит уголовной ответственности потому, что в момент совершения противоправного деяния не могло давать отчет своим действиям и руководить ими, и это связано с психическим расстройством, в других случаях - не связано с ним, а в третьем случае -ввиду недостижения лицом возраста уголовной ответственности. Важно, что производство по применению принудительных мер медицинского характера ведется в суде по не прекращенному делу и оставляет за ним право выбора конкретных мер. Соответственно, заканчиваться такие производства должны так же, как заканчивается производство по применению принудительных мер медицинского характера -направлением уголовного дела в суд после прекращения уголовного преследования в отношешш конкретного лица. Таким образом, несмотря на отсутствие субъекта преступления, при наличии доказательств, что сам факт совершенного противоправного
деяния имел место, все

84

обстоятельства по делу должны быть доказаны с такой же тщательностью, как и в производстве по делам, где субъект преступления наличествует, поскольку в отношения лица применяются меры принудительного характера. Причем применяются они судом, в рамках уголовно-процессуальной деятельности. Применение принудительных мер воздействия при иных обстоятельствах (недоказанности совершенного общественно опасного деяния, прекращении уголовного дела на стадии следствия и т.д.) недопустимо. Это важно для всех особых производств^ поскольку принудительные меры, в том числе связанные с изоляцией от общества за совершенные правонарушения, согласно Конституции РФ и международно- правовым нормам, вправе применить только суд. Это тем более актуально в рамках предлагаемых нами производств, поскольку производства касаются наименее защищенной категории граждан - несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности.

В производстве 1ф1шуднтелъных мер медицинского характера закон дает этому субъекту ряд дополнительных процессуальных гарантий, которыми должны располагать и субъекты предлагаемых нами производств: обязательное участие защитника на предварительном следствии и в суде, обязательное предоставление возможности законному представителю защищать его интересы на предварительном следствии и в суде; обязательное производство предварительного следствия; обязательное участие прокурора при рассмотрении таких дел в суде; обязательное производство судебно-психолого- психиатрической

экспертизы; и других.

Обстоятельства, подлежащие установлению в досудебных стадиях, одинаковы для всех видов особых производств по делам несовершеннолетних. Предполагается установление всех обстоятельств, предусмотренных ст. 392 УПК РСФСР (ст,421 УПК
РФ) - возраста

несовершеннолетнего; условий жизни и воспитания; причин и условий, способствовавших совершению преступления; наличия взрослых подстрекателей и иных соучастников; возможности сознавать в полной мере значение своих действий, а также обстоятельств, предусмотренных ст. 404 У1Ж (ст.434 ч.2 УПК РФ) - времени, места, способа и других обстоятельств совершения общественно опасного деяния; совершения общественно опасного деяния данным лицом; наличие у него душевного заболевания, в том числе в прошлом, степень и характер душевного заболевания в момент совершения общественно опасного деяния и ко времени расследования дела; поведение лица до и после его совершения, характер и размер ущерба.

Постановление о направлении уголовного дела в суд должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Оно должно состоять из описательной и резолютивной частей. В описательной части должна быть изложена суть дела: место, время совершения общественно опасного деяния, мотивы (за исключением лиц, находящихся в состоянии возрастной невменяемости) сведения о потерпевшем, последствия, размер причиненного ущерба, и другие существенные сведения.

В резолютивной части указывается объективная сторона совершенного противоправного деяния, под какой состав преступления оно подпадает, признает ли несовершеннолетний свою вину, какими доказательствами подтверждается его причастность к совершению общественно опасного деяния^ сведения о его личности, а главное - в постановлении должны быть обоснована необходимость применения тэинудительных мер воздействия и предложены варианты этих мер.

Для этого в ходе следствия должны быть собраны доказательства необходимости применения принудительных мер воздействия в отношении несовершеннолетнего. Такими доказательствами являются характеристика несовершеннолетнего, документы,
подтверждающие

86

состояние возрастной невменяемости, а также документы о наличии учета в ОПГШН по месту жительства, фактах рассмотрения материалов в отношении подростка на заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних, приводах в милицию, образе жизни, отношениях с родителями, увлечениях. При всем этом обязательно наличие выводов экспертов - психиатров и психологов, подтверждающих факт отставания в развитии, не связанное с психическим расстройством, которое во время совершения общественно опасного деяния не дало ему возможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.1

Выделение особых производств по применению принудительных мер воспитательного и психолого-педагогического воздействия имеют не только научное, но и практическое значение. Прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления констатирует отсутствие вины несовершеннолетнего в совершении им общественно опасных деяний. Возможности применения к нему принудительных мер медицинского или воспитательного характера ни уголовный, ни уголовно-процессуальный закон не предусматривает. После прекращения дела отставание в психическом развитии подростка остается. Оно может сохраняться неопределенное время, по крайней мере, до тех пор, пока он не станет взрослым. А значит сохраняется опасность совершения им по этой же причине нового общественно опасного деяния с тяжкими последствиями.

Несмотря на то, *гго истребование таких документов является обязанностью следователя, согласно Федеральному закону РФ «Об основах системы профилактики безнадаорноетн и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. такие документы вправе предоставить в суд комиссия по дедам несовершеннолетних и защите юс прав по месту жительства подростка. Кроме этого, на основании указанного закона, данные комиссии предоставляют в суд и другие документы (ст.26 п 2, ст. 27 п. 1). Об этом речь пойдет в третьей главе диссертации.

87

По данным нашего исследования большинство (96%) несовершеннолетних, отстающих в развитии, в отношении которых было прекращено уголовное дело в порядке ч.2 ст.5 УПК РСФСР, представляли опасность для общества, о чем свидетельствовал характер совершенных ими действий. По всем изученным делам подростки подвергались допросу до назначения экспертизы, не отрицали факт совершения ими общественно опасных действий, но не проявляли признаков раскаяния, так как далеко не всегда они сознавали противоправность своих поступков. Трудно судить, понимали ли они правовую сторону, причину прекращения в отношении них уголовных дел. Но 90% опрошенных следователей, расследовавшие эти уголовные дела, были убеждены в том (10% высказались не столь категорично), что прекращение уголовного дела подростки воспринимали как оставление их безнаказанными, как то, что им в дальнейшем «ничего не будет», чтобы они не натворили. Это мнение следователей находит объективное подтверждение в том факте, что спустя непродолжительное время после прекращения дела значительная часть несовершеннолетних оказалась под следствием в связи с совершением ими новых общественно опасных деяний.
Можно привести некоторые примеры.

В ночь с 1 на 2 января 1998 г. четырнадцатилетний Богданов, учащийся вспомогательной школы-интерната №1 г. Калининграда, соверпшл кражу недорогостоящих предметов из квартиры, хотя имел реальную возможность взять что-либо ценное. Похшценное сбыл за игрушку. С учетом этих обстоятельств, а также, учитывая, что на момент кражи он только достиг возраста уголовной ответственности, по делу была назначена психолого-психиатрическая экспертиза. Экспертиза пришла к выводу, что Богданов имеет общее психическое недоразвитие с преимущественной недостаточностью интеллектуальных способностей, т.е. его психическое развитие не соответствует возрасту. Экспертами была установлена олигофрения в степени дебильности, не позволившая ему

88

осознавать значение своих действий и руководить своими действиями полностью. Уголовное дело в его отношении было прекращено, ребенку были разъяснены основания прекращения дела.1

Через 2 месяца, 3 марта 1998 г. Богданов совершил покушение на кражу куртки из школьной раздевалки и был задержан, В ходе допроса он заявил дознавателю, что тот зря тратит время, так как емуэ Богданову, все равно ничего не будет, потому что он недоразвитый, В ходе предварительного следствия в отношении Богданова была проведена еще одна психолого-психиатрическая экспертиза, которая пришла к аналогичному выводу,’

В практике диссертанта, в ходе расследования уголовных дел, были такие же ситуации. Вот один пример. Пятнадцатилетний Дацкевич и шестнадцатилетний Дробнов. 25.11,97. определением Гвардейского районного суда Калининградской области были освобождены от уголовной ответственности за многочисленные кражи с применением в отношении Дробнова принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа, а в отношении Дацкевнча - принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа. В то время, пока готовились документы на их помещение с психиатрический стационар, они вновь совершили преступления, по факту которых 27.12,97. были возбуждены уголовные дела. В диссертационной работе несколько ниже этот ггоимер будет пвиведен более подробно Здесь же считаем важным указать, что, будучи допрошенными в ходе следствия, Дацкевич и Дробнов охотно рассказывали о своих «подвигах», которыми явно гордились. При этом они подчеркивали» что им все равно ничего не будет. На вопрос почему они так думают, они смогли лишь ответить, что их уже много раз доставляли в милицию и всегда отпускали,”

1 Уголовное дело № 02098 / 1998 г., архив Московского РОВД г, Калининграда

2 Уголовное дело № 022936/ 1998 г., архив Ленинградского РУВД г. Калининграда.

3 Уголовное дело Ш 50181/ 97 г., архив Гвардейского районного суда Калининградской области.

89

Действительно, в ходе расследования данного уголовного дела, было установлено, что эти подростки стали совершать общественно опасные деяния с дошкольного возраста. Действия подростков свидетельствовали об их невменяемости и носили явно антиобщественный характер. Односельчане, зная, что они оба рождены от недееспособных родителей (невменяемых), зачастую просто не заявляли в милицию. На счету этих ребят несколько пожаров, случаи вандализма, мужеложства. Наслаждаясь своей безнаказанностью, они попросту пугали людей, гонялись среди ночи за женщинами, бросали камни в проходящие пассажирские поезда и уничтожали средства сигнализации и связи на железной дороге.

Приведенные примеры показывают, что в отношении таких несовершеннолетних обязательны принудительные меры медицинского, воспитательного, психолого- педагогического воздействия.

Приведенные примеры показывают, что в отношении таких несовершеннолетних обязательны принудительные меры медицинского, воспитательного, психолого- педагогического воздействия.

Таким образом, данный параграф должен содержать следующие выводы. Наличие специфических признаков у каждой из трех категорий несовершеннолетних, являющихся предметом настоящего

диссертационного исследования, обязательность прекращения уголовного преследования по признаку отсутствия субъекта преступления и направления в суд для применения принудительных мер воспитательного, психолого-педагогического воздействия либо медицинского характера в их отношении, ориентация системы правосудия на их воспитание, лечение, развитие, а не на его наказание определили специфику целей предмета доказывания и, как следствие, его отличие от предмета доказывания по иным категориям дел, что обусловливает ведение уголовно-процессуального производства по правилам особого производства. Производство в отношении
несовершеннолетних, не являющихся

90

субъектами уголовной ответственности в связи с недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность и вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим
расстройством, следует вести по правилам особого производства. Это производство в большей мере обеспечит достижение целей уголовного процесса, оно должно предусматривать три стадии: стадию возбуждения уголовного дела, предварительного расследования и
судебного разбирательства. Причем в отношении
несовершеннолетних;, не достигших возраста уголовной
ответственности, в отношении которых уголовное дело возбуждено, стадия судебного разбирательства не является обязательной, поскольку она обусловлена необходимостью применения принудительных мер воспитательного воздействия. В случае, если в применении таких мер ребенок не нуждается,
уголовное дело в суд не направляется, а прекращается в
стадии предварительного следствия. Что касается несовершеннолетних, отстающих в развитии и невменяемых, то стадия судебного разбирательства должна иметь место без каких- либо оговорок. Поскольку в стадии предварительного следствия
предусматривается прекращение уголовного преследования, то итогом этого производства долмшо стать постановление о прекращении уголовного преследования и направления уголовного дела в суд для применения соответствующих принудительных мер воздействия.
Однако, новый УПК (УПК РФ, вступающий в действие с 1
,07.2002.) не содержит норм, четко определяющих порядок этого производства после прекращения уголовного преследования. Следовательно, в него необходимо внести дополнения, в виде соответствующих норм, в части уточнения процедуры прекращения уголовного преследования, направления дела в суд, рассмотрения дела в суде и применения этих принудительных мер, поскольку досудебное
и судебное производства по применению принудительных
мер воспитательного и психолого-педагогического воздействия в отношении

91

несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, должны регулироваться уголовно-процессуальным законом,

§ 3. Доказательственное значение показаний несовершеннолетних,
не являющихся субъектами уголовной

В теории уголовного процесса рассмотрение особенностей производства следственных действий с участием несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности, принято ограничивать допросом, очной ставкой, предъявлением для опознания предметов и лиц, производством следственного эксперимента.1

В настоящем параграфе диссертации исследованы проблемы, связанные с проведением допроса с участием несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности и его доказательственном значении.

Так, анализ диссертантом личной практики показывает, что основным и самым распространенным следственным действием, производимым с участием детей, является допрос. При этом нужно учесть, что доля малолетних и не достигших возраста уголовной ответственности в с связи с отставанием в психическом развитии подростков в общем массиве лиц, допрашиваемых по уголовным делам растет. В силу разных причин они иногда оказываются единственными очевидцами тяокких преступлений, располагают уникальной информацией, имеющей исключительно важное значение для органов правосудия.

1 Закатов А.А. Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних. Волгоград. 1979* Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. Алматы. 1995; Гуковская Н.И.. Очная ставка при расследовании преступлений несовершеннолетних // Социалистическая законность. 1974. №12. С.42; Мельник ВВ., Яровенко В.В. Теоретические основы судебно-псгогологичвскон экспертизы. Владивосток. 1991; Дан Н. особенности показаний малолетних и несовершеннолетних свидетелей и тактика их допроса. Автореф. дис.канд. юрид. наук. М. 1963; Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М. 1970.

В научной литературе до сих пор данный вопрос - допустимо ли использовать как источник доказательств показания лиц, не являющихся субъектами уголовной ответственности - малолетних,, невменяемых несовершеннолетних и совершавших общественно опасное деяние в состоянии возрастной невменяемости, пока остается нерешенным.

Особенности допроса несовершеннолетнего были предметом пристального внимания советских процессуалистов. Они отмечали повышенную склонность детей к фантазированию и исключительное богатство воображения. ~ Однако, впоследствии ряд других ученых высказались иначе и результатами своих исследований доказали, что первое из названных свойств у детей встречается крайне редко. Воображение у детей, действительно, менее управляемо сознанием, но его содержание и продуктивность полностью зависят от ограниченного жизненного опыта. Дети, создавая образы воображения, используют только то, что им известно, поэтому их воображение в целом беднее, чем у взрослых.3 Такого же мнения придерживается и М.С. Строгович, который писал, что при допросе малолетнего свидетеля должны быть учтены, с одной стороны, склонность детей к фантазированию и большая внушаемость, а с другой стороны, большая наблюдательность, поэтому показание малолетнего свидетеля в некоторых случаях может быть очень ценным доказательством, но к нему требуется осторожный и критический подход, тщательная его проверка при помощи других доказательств.4

О доказательственном значении объяснений несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности сказано в параграфе первом главы второй настоящего диссертационного исследования.

  • См., напр.: Равич Н. Закон 7 апреля и задачи защиты // Советская юстиция, 1936. №
    1. С. 12; Он же. В государственном институте уголовной политики // Советская юстиция. 1936. Ж7. С.21-22; Сперанский К. Особенности допросов по делам несовершеннолетних // Социалистическая законность. 1968. № 4. С. 51-53. 1 Коченов ММ, Осипова HP. Психология допроса малолетних свидетелей. М. 1984. С 16-17. 4 Курс советского уголовного процесса / под ред. М.С. Строговича, М. 1983. С. 107.

В свою очередь, В.Я. Рыбальская, рассуждая о привлечении к свидетельству малолетних, справедливо заметила, что свежесть впечатлений, отсутствие собственного опыта, который может придать определенную субъективную окраску воспринятому, наконец, отсутствие заинтересованности определяет иногда даже большую значимость показаний детей по сравнению с показаниями взрослых.1

Диссертант поэтому вопросу поддерживает точку зрения большинства ученых и считает, что наличие психических особенностей малолетних участников судопроизводства (повышенная внушаемость, склонность к фантазированию, впечатлительность и т.п.) определяет специфический, осторожный подход к оценке их показаний. Однако, эта осторожность не должна перерастать в крайнюю недоверчивость. При правильной организации и проведении допроса малолетних свидетелей от них могут быть получены, достаточно полные, точные, вполне надежные показания.

Что касается показаний лиц. совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, то среди ученых-процессуалистов мнение по поводу доказательственного значения их показаний разделились. Одна группа авторов придерживается мнения, что они не имеют доказательственного значения. “ Ряд других авторов считает, что не

следует отказываться от использования показаний таких лиц в качестве источников доказательств. *

1 Рыбаиъежая BJL Особенности производства по делам о преступлениях несовершеннолетних. Иркутск. 1972. С .76.

Советский уголовньш процесс / под ред. Л.М. Карнеевой, ПА, Лугашской, ИВ.Тыричева, М. 1980. С. 510; Михайлова Т.А. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых // Советское государство и право. 1986. Jfe 2. С.82,

Уголовный процесс/ под ред. Н.С. Алексеева, В.В. Лукашевича. П.С. Элысинд. М. 1972. С.502; Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера. М. 1976. С. 35; Колмаков П.А Права и обдаанностн лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицинского характера // Правоведение, 1985. №3. С, 91-92; Николюк В.В., Кальницкий В.В. Уголовно-процессуальная деятельность по применению принудительных мер медицинского характера. Омск. 1990. С. 12-14.

94

Позиция ученых-процессуалистов, выступающих против использования показаний лиц, признанных невменяемыми в отношении расследуемого общественно опасного деяния, как источников доказательств, имеет под собой определенные правовые основания.

Действующее законодательство (ст, 69 УПК РСФСР, ст.74 УПК РФ) не включает показания указанных лиц в число источников доказательств по уголовному делу. На такой же позиции стоит и Пленум Верховного Суда СССР, который в своем постановлении «О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера» от 26 апреля 1984 г. указал, что «показания такого лица не могут рассматриваться как источники доказательств по уголовному делу».1

По нашему мнению, данный вопрос не должен решаться однозначно. Если в материалах уголовного дела имеется заключение судебно- психиатрической экспертизы, не вызывающее сомнений в том, что лицо, в силу болезненного состояния не может правильно воспроизводить обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания, то, естественно, показания такого лица не могут быть доказательством. Но при этом следует учитывать то обстоятельство, что состояние психики лица, признанного невменяемым в отношении расследуемого общественно опасного деяния, нередко бывает таковым, что оно способно давать показания» имеющие значение по делу. Полученные данные от этого лица следователь должен тщательно проверить, сопоставить и оценить в совокупности с имеющимися доказательствами. В том случае, когда показания лица будут согласовываться с бесспорными достоверными показаниями других участников процесса и не будут им противоречить, нет оснований их отбрасывать и не использовать в качестве доказательства.

1 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1986 г.г. М. 1987.

Необходимо отметить, что предметом , показаний лиц, признанных невменяемыми в отношении расследуемого общественно опасного деяния, иногда бывают сведения, не требующие глубокого анализа, достаточно примитивные с позиции мыслительной деятельности. ! А кроме этого, такие подростки дают направления поиска других доказательств, имеющих важное значение для принятия решения по делу. Именно поэтому нельзя отказываться от использования их показаний. Этой же точки зрения придерживаются Коченов М.М. и Осипова Н.Р. *

Например, от этого лица можно получить информацию о месте совершенного деяния, времени суток, способе его совершения. В таких случаях показания лица можно использовать как источник доказательственной информации при принятии решений о производстве каких-либо следственных действий, проверки обоснованности выдвинутых версий, а также для выдвижения новых версий.

Более того, вывод о возможности использования при доказывании показаний таких лиц согласуется с положениями закона об условиях проведения следственных действий с участием этого лица (ст.404 УТЖ РСФСРЭ ст.434 УПК РФ) и с правом суда сделать распоряжение о вызове его в судебное заседание, если этому не препятствует характер заболевания (ч,2 ст.407 УПК РСФСР, ст.440 ч.2 УПК РФ).

Примером возможности использования показаний невменяемых лиц, как источника доказательств, может служить уже приведенный пример о Дацкевиче и Дробнове из практики диссертанта.

Несовершеннолетние невменяемые Дацкевич и Дробное, воспользовавшись тем, что остались на свободе до реального помещения

Николюк В.В. Кальницкий В.В. Уголовно-процессуальная деятельность по применению принудительных мер медицинского характера. Омск. 1994. С.13, 2 Коченов М.М,, Осипова HP. Коченов М.М, Осипова Н.Р. Психология допроса малолетних свидетелей: методическое пособие. М. 1984. С.З.

их в психиатрический стационар, вновь совершили ряд общественно-опасных деяний.

Так, желая посмотреть как люди будут падать с пятиметровой высоты на станции Знаменск Калининградской железной дороги, при помощи ломика-монтировки разобрали пешеходную дорожку железнодорожного моста, состоящую из железобетонных плит. В образовавшийся проем в нотаое время суток одновременно упали две девочки, шедшие по мосту, которые получили переломы, ушибы, в том числе ушибы внутренних органов, сотрясение мозга, компрессионные переломы позвоночника (вред здоровью средний тяжести). Вскоре на девочек (одна из которых была в бессознательном состоянии, а другая, не имея возможности двигаться, звала на помощь) в пролом упал мужчина. Следовавшая за ним на некотором расстоянии жена, находящаяся в состоянии
беременности сроком 7 месяцев, вызвала скорую помощь. Дацкевич и Дробнов, сидящие на сброшенных с моста плитах и наблюдавшие за происходящим в течение получаса из кустов, ушли домой. Поужинав, они вновь пошли на железную дорогу. Обнаружив, что пролом заделан, они сняли при помощи ломика другие плиты, но сбрасывать их не стали. Они положили их на рельсы главного пути, по которому, согласно расписанию, через 10 минут должен проследовать скорый поезд: теперь они пожелали посмотреть крушение поезда, Крушение, согласно заключению экспертов, было бы неизбежно. Однако, до этого времени по мосту проехал велосипедист, который, застрял на велосипеде в проеме, и, оставив его на мосту, побежал на железнодорожную станцию сообщить о
случившемся. Дацкевич и Дробнов, поняв, что крушения им не дождаться, сели на чужой велосипед, и уехали.

По указанным фактам в отношении неустановленных лиц были возбуждены уголовные дела, по которым в качестве свидетелей были допрошены Дацкевич и Дробнов, к тому времени \тке находившиеся в

психиатрическом стационаре общего и специализированного типа. Данные ими показания полностью совпадали. Подростки детально описали всю обстановку на месте происшествия, что свидетельствовало об их причастности и непосредственном исполнении преступлений. Экспертное исследование выданной ими монтировки, спрятанной Дацкевичем по дровами в сарае после этих событий, подтвердило факт ее использования при демонтаже железобетонных плит. В ходе следственного эксперимента несовершеннолетние точно указали на 2 плиты, которые были ими сняты из 140 плит моста (согласно осмотру места происшествия- 28 и 29 по счету). Они же отыскали и указали работникам милиции на те плиты, которые были ими сброшены и оставлены в кустах, детально обрисовали обстановку, в каком месте и как они были уложены на рельсах. При этом они описали внешний вид похищенного ими велосипеда, указали на его неисправности, которые им удалось выяснить, покуда они ехали на нем. Они также сообщили, где спрятали похищенный велосипед, который был впоследствии извлечен из укрытия и возвращен потерпевшему. Проведенной по делу комплексной психолого-психиатрической экспертизой было установлено, что Дацкевич и Дробнов совершили запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости. Однако, эксперты отметили, что они хорошо ориентированы на месте, охотно рассказывают о совершенных преступлениях, но в силу своего умственного недоразвития безразлично относятся к их последствиям.

Показания свидетелей, видевших в ночь происшествия этих подростков на мосту, ехавшими на велосипеде и другие доказательства только в совокупности с показаниями невменяемых лиц составили доказательную базу по уголовному делу и дали основание для направления прекращенного уголовного дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. 1

1 Уголовное дело № 50181/ 97. Архив Гвардейского районного суда Калининградской

98

Таким образом, показания лица, признанного невменяемым в отношении расследуемого общественно опасного деяния, могут быть использованы в качестве доказательства, если полученные от него сведения подтверждены другими собранными по делу доказательствами либо состояние его психического здоровья дает основание полагать, что оно выздоровело или перешло в состояние стойкой ремиссии,

По нашему мнению, аналогичный подход должен осуществляться в оценке показаний малолетних и несовершеннолетних, отстающих в своем развитии. Несмотря на то, что закон не требует исключить из числа доказательств по уголовному делу показания лиц, находящихся в состоянии возрастной невменяемости, следователь также должен произвести их оценку и использовать как доказательства только при условии их согласованности с другими доказательствами по уголовному делу.

Вместе с тем отметим, что все же правы те авторы, которые отмечают, что к оценке показаний несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, необходимо подходить крайне осторожно и не забывать того, что такие несовершеннолетние, действительно, особо подвержены внушаемости. Они могут гордиться содеянным, преувеличивать свою роль, взять всю вину на себя за совершенное другими лицами общественно опасное деяние. Именно поэтому в правосудии, касающегося таких несовершеннолетних, должны быть дополнительные гарантии, что еще раз подчеркивает важность участия адвоката, законных представителей, психолога и психиатра в работе правоохранительных органов и суда с несовершеннолетними.

Получить правдивые показания у малолетних, отстающих в развитии подростков, а также правильно оценить их показания - задача достаточно непростая. Думается, что вряд ли будут возражения на то, что работой с

области,

такими детьми должны заниматься оперативные работники, следователи, судьи, знающие их психологию, обладающие достаточным практическим опытом. Поэтому, по-нашему мнению, особое производство, в рамках которого должно производиться расследование уголовного дела в отношении несовершеннолетних рассматриваемых нами категорий, должно быть особым не только по форме, но и по содержанию. Осуществлять его должны только особо подготовленные следователи при оперативном сопровождении особо подготовленными работниками органа дознания. Ювенальная юстиция также ориентирует на специализацию следователей и судей. Важность этой специализации подчеркивалась на Пленуме Верховного Суда 14.02.2000., об этом отмечалось в юридической литературе.1

Мы уже высказали свою точку зрения на тот счет, как в стадии возбуждения уголовного дела должен именоваться субъект, совершивший противоправное деяние, не подлежащий уголовной ответственности. Учитывая тот факт, что в отношении несовершеннолетнего, не являющегося субъектом преступления, уголовное дело подлежит прекращению, то название субъекта «лицо, изобличаемое в совершении общественно опасного деяния» должно оставаться неизменным и в стадии предварительного следствия. Показания такого лица должны быть зафиксированы в процессуальном документе, отражающем статус допрашиваемого и именуемом «Протоколом допроса

несовершеннолетнего, изобличаемого в совершении общественно опасного деяния».

Предлагаем законодательно закрепить в самостоятельной статье УПК процессуальное положение лиц, не являющихся субъектами уголовной

1 Николаев М. В Россию надо вернуть суды для несовершеннолетних // Российская юстиция. 1996. № 4. С.21 Каневский Л.Л. Проблемы обеспечения прав я законньк интересов несовершеннолетних в следственной и воспитательно -профилактической работе. Уфа. 1999. С. 265-269.

100

ответственности, изобличаемых в совершении запрещенного уголовным законом деяния. В данной статье, полагаем, необходимо отразить все права и обязанности такого лица в стадии предварительного следствия, Необходимо, в частности, указать право лица знать существо запрещенного уголовным законом деяния, по которому он вызван для дачи показаний, приносить жалобы, представлять доказательства, и другие. Данные права должны быть оглашены такому лицу в присутствии законных представителей и адвоката. Это обязательно, так как, во-первых, ребенок (всех трех рассматриваемых категорий) обладает частичной дееспособностью. Во-вторых, статья 51 Конституции РФ предусматривает право допрашиваемого лица не свидетельствовать против себя и своих близких родственников.

В ходе применения этой конституционной нормы возникают вопросы, неоднозначно решаемые на практике. Н.Н. Николюк и Н.Н. Кальницкий считают, что разъяснение содержания ст. 51 Консттстуции малолетним в некоторых ситуациях будет выглядеть не вполне серьезно. Поэтому, в тех случаях, когда предметом показаний малолетних является их преступная деятельность или преступная деятельность их родственников, допрос таких детей, им видится нецелесообразным. Ученые предлагают введение «свидетельского иммунитета» - предусмотреть право абсолотного и относительного отказа от дачи свидетельских показаний более широкому кругу лиц, в том числе несовершеннолетним до 14 лег.1

С этой точкой зрения нельзя полностью согласиться и вряд ли было бы уместно в УПК РФ положение о том, что свидетель имеет право не свидетельствовать против себя и своих близких родственников, поскольку содержание чЛ ст.51 Конституции при ее широком, дословном понимании в значительной мере затрудняет получение органами расследования и

1 Николюк Н.Н., Кальницкий Н.Н. Применение ст. 51 Конституции РФ в уголовном

судопроизводстве//Законность. 1997, № 8. С. 14-18.

101

судом правдивых показаний от свидетелей и потерпевших. Оставляя в стороне уязвимое место в позиции авторов, превращающих по сути всех свидетелей в подозреваемых 1, полагаем, что они правы лишь в той части, что к несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, совершившим общественно опасное деяние работники

правоохранительных органов и суда должны относиться особо внимательно, выясняя, желают ли они добровольно давать показания о совершенном им деянии или нет. Следовательно, учитывая, что дача показаний во многих случаях является возможностью защитить свои интересы, данный вопрос за ребенка должны решить законные представители, используя услуги адвоката несовершеннолетнего.

Таким образом, мы вновь приходим к выводу о необходимости в главе 33 УПК РСФСР (51 УПК РФ) предусмотреть специальную норму, регламентирующую обязательное тройное представительство несовершеннолетнего в уголовном процессе: адвоката,
педагога,

психолога или психиатра. Участие законных представителей в стадии предварительного следствия, так же, как и в стадии возбуждения уголовного дела, нам представляется делом добровольным.

Подводя общий итог сказанному, отметим, что в УПК необходимо учеетьэ что показания невменяемых лиц, несовершеннолетних, отстающих в развитии, малолетних, могут являться доказательствами по делу, в случае, если они согласовываются с бесспорными достоверными показаниями других участников процесса и не противоречат им.

1 Об этом верно отмечено В Н. Маховым в статье «Свидетель - не подозреваемый» // Законность. 2001. №1. С. 45-47.

f 4. Доказательственное значение комплексной психолого- психиатрической экспертизы несовершеннолетних^ не подлежащих уголовной ответственности.

Важным средством доказывания по делам лиц, рассматриваемых категорий является комплексная психолого-психиатрическая экспертиза (КППЭ).

Основные задачи КППЭ несовершеннолетних вытекают из ч. 3 ст. 20 УК РФ. Согласно этой норме в задачи экспертов психологов и экспертов-психиатров входит установление наличия и причин отставания в психическом развитии несовершеннолетнего с целью ответа на вопросы: 1) мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий в момент совершения общественно опасного деяния и 2) мог ли он в полной мере руководить ими.

Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза — это исследование, затрагивающее пограничные между психологией и психиатрией проблемы. Для выработки выводов такая экспертиза использует специальные познания, относящиеся к общим научным дисциплинам, применяет специфические методы, сложившиеся в психологии и психиатрии, сопоставляет и интегрирует данные психологических и психиатрических исследований. Основными предпосылками для назначения такого рода экспертизы являются наличие общих для психологии и психиатрии проблем, постоянное усиление в правоохранительной деятельности тенденций к индивндуалнзированной оценке психических особенностей и возможностей несовершеннолетних участников уголовного процесса, раскрытие внутренних механизмов их поведения в конкретных ситуациях.

Юридическое значение КППЭ определено тем, насколько значимы я необходимы в правоохранительной деятельности вопросы, составляющие ее предмет. Предметом экспертиз - судебно- психиатрической, судебно-пеихологической и КППЭ является установление влияния особенностей психического состояния личности несовершеннолетнего на качество отражения и регуляции поведения. Специфику предмета КППЭ образует направленность экспертного исследования на установление эффекта (результата) взаимодействия болезненных (психопатологических) и не болезненных (возрастных, ситуационных, эмоциональных, личностных) психических факторов и определение на основе учета этого системного качества наиболее полной и точной меры их влияния на характер психического отражения рефлексии и регуляции поведения несовершеннолетнего в интересующий следователя момент времени.

По факту отставания в развитии, не связанного с психическим расстройством, в уголовно-процессуальной литературе было высказано мнение о возможности разрешения этого вопроса экспертом-психологом, либо вначале психологом, а потом, в случае необходимости - экспертом-психиатром1 . Иная, и, на наш взгляд, наиболее верная позиция тех ученых, которые придерживаются мнения о целесообразности назначения комплексной психолого- психиатрической экспертизы, в состав которой при необходимости могут быть включены не только психологи и психиатры, но и специалисты более узкого профиля - психоневрологи, патопсихологи^ сексологи, дефектологи и другие. Необходимость комплексного подхода к разрешению поставленных перед экспертами вопросов определяется тем, что огставание в психическом развитии может быть вызвано не только причинами психиатрического, но и иного характера: медицинского, психолого-педагогического, социального. Практика расследования по делам несовершеннолетних показывает, что

1 Рогачевский Л.И. О судебно-психологической экспертизе. М. 1964, С.44.

104

без привлечения специалистов разных профилей вопросы, поставленные на разрешение судебно-психологической либо судебно- психиатрической экспертизы в некоторых случаях остаются неразрешенными, поскольку сам характер детерминации редко проявляется в чистом виде и чаще всего проявляется в сочетании факторов двух или трех видов. Поэтому весь круг аномалий может выявить только комплексное исследование . Более того» понятие «отставание в психическом развитии», содержащееся в ч.З ст. 20 УК, соотносится с понятием «задержанное психическое развитие», принятое в медицине и в психологии, которое учитывает причинное влияние как социально-психологических, так и органических (биологических) патогенных факторов. Поэтому практика проведения экспертиз несовершеннолетних показывает, что «отставание в психическом развитии» должно быть предметом совместного компетентного рассмотрения экспертом - психологом и экспертом - психиатром. КППЭ, как наиболее адекватная форма такого рассмотрения и оценки, назначается в отношении несовершеннолетних, выявляющих пограничные состояния психического здоровья. К ним могут быть отнесены минимальная мозговая дисфункция, последствия органического поражения головного мозга, интеллектуальное недоразвитие в форме олигофрении степени дебильности, психопатия, неврозы и др.

Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, это не техническое соединение двух видов экспертиз - судебно- психиатрической и судебно-психологической. Она имеет собственные задачи, предмет и методы.

Основными задачами КППЭ, по мнению И.А. Кудрявцева, являются:

1 Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М, Новые направления судебно- психологической экспертизы. М. 2000. €.92-93; Степутенкова BJC. Судебная экспертиза м исследование обстоятельств, образующих состав преступления. М. 1975. С. 150-160; Исаенко В. Использование возможностей судебно- психологической экспертизы // Законность. 1988. Ш 10. С. 7; Сафуанов Ф С С>дебно~психологическая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998. С. 130.

105

1). Квалификация психического состояния испытуемого, определение ггоироды, вида и типа психической патологии, ее тяжести и личностного выражения;

2). Определение некоторых устойчивых психологических свойств, лич- ностных черт и динамических состояний психики испытуемого с «по- граничной» психической нормой или «пограничной» патологией психики: вида и глубины эмоциональных реакций в интересующий правоохранительные органы момент, индивидуально-психологичеоких особенностей аномальных или акцентуированных личностей, природы и степени пограничной умственной отсталости.

3), Определение влияния выявленных характеристик личности и особенности психического состояния испытуемого с «пограничными» проявлениями нормы и психопатологии на его возможность отражать окружающее, рефлексировать и регулировать свое криминальное или виктимное поведение в конкретной ситуации1,

Из этого следует вывод, что назначать КППЭ следует в отношении несовершеннолетних, имеющих пограничные состояния психического здоровья, о чем могут свидетельствовать медицинская документация, показания свидетелей об их отклоняющемся от нормы поведении, характеристики, а также само поведение несовершешолетнего в ходе следствия. Таким образом, оцешшая психологическую характеристику аномалий и расстройств несовершеннолетних, являющихся предметом КППЭ, следует отметить, что многоаспектная структура и влияние ее на уголовно-процессуально значимые поступки должны рассматриваться только путем комплексного психолого- псшшатрического исследования.

На практике при расследовании уголовных дел в отношении несовершеннолетних встает вопрос: по каждому ли уголовному делу

1 Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-пснхиатрическая экспертиза. М. 1999. С. 31-34,

106

назначать такое экспертное исследование. По нашему мнению, не обязательно назначать экспертное исследование по каждому уголовному делу. Если при изучении личности, условий воспитания подростка не было обнаружено данных о существенных аномалиях развития, то нет необходимости в специальном обсуждении и решении вопроса о его способности полностью осознавать значение своих действий1. Необходимость в специальном исследовании способности подростка полностью осознавать значение своих действий возникает лишь по тем делам, в материалах которых имеются сведения, указывающие на умственную отсталость. Примером таких сведений могут быть аномалии развития в раннем детстве, тяжкое заболевание, повлиявшее на способность логически мыслить, умение ориентироваться в ситуации, степень внушаемости, факт обучения во вспомогательной школе и другие. В ходе расследования и судебного разбирательства такие данные несложно получить при допросе родителей, соседей, воспитателей, сверстников, при истребовании развернутых характеристик. Для
доказательства

невменяемости лица и отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, бесспорно, необходимо производство соответствующих экспертиз: это требование УПК.

В случае установления преобладающего значения в генезисе отставания в психическом развитии несовершеннолетнего психопатологического фактора (связанности этого отставания с психическим расстройством) оценка состояния регуляции противоправного поведения осуществляется по критериям ст. 22 УК РФ. Статья 22 УК впервые в российском законодательстве закрепила норму о совершении преступления лицом с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Введение этой нормы способствует возрастанию роли КХШЭ несовершеннолетних,

Гуковекая Н.И., Долгова А.И., Минысовский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. М. 1974. С43,

107

так как ранее в уголовном судопроизводстве существовала некорректная практика, заключающаяся в том, что сначала эксперты психиатры в ходе проведения экспертизы устанавливали некий психиатрический диагноз (например, психопатические черты характера, психопатию, посттравматическим поражения и др.), но приходили к выводу о том, что испытуемый вменяем. При этом отличительные психические расстройства никак и никем не учитывались - ни при дальнейшем расследовании, ни при вынесении решения по делу.
Как правило, даже психологические экспертизы проводимые вслед за психиатрическими, ориентировались лишь на вывод о вменяемости субъекта, исходили из его психического здоровья и не
рассматривали вопрос о влиянии установленной психической
аномалии несовершеннолетнего на его противоправное поведение.
Введение в УК в 1997 году самостоятельной нормы об уголовной
ответственности лиц с психическими расстройствами (в частности, и несовершеннолетних) в рамках вменяемости, означает, что одно из
обстоятельств, существенных для индивидуализации ответственности и наказания (как и для реабилитации личности) не только в социальном, но и в медицинском плане, выделено в силу специфичности из общих перечней. На этих лиц
распространяется общий подход индивидуализации ответственности
и наказания: учитываются все значимые факторы, относящиеся к деянию его мотивации и последствиям личности. Но здесь вводится
и дополнительный фактор: влияние психического расстройства
на принятие и реализацию решений-вменяемым лицом. Такой подход известен как отечественному, так и зарубежному законодательству (например, § 21 УК ФРГ, хотя и не предписывает обязательного смягчения наказания в рассматриваемых случаях, но разрешает такое смягчение). Ст. 392 УПК РСФСР (421 УПК РФ) специально выделяет из общего перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию (в материальном законе до 1997 года адекватной нормы не

108

было) невозможность несовершеннолетнего полностью сознавать значение своих действий в силу умственной отсталости. Таким образом, если у следователя возникло подозрение, что подследственный

несовершеннолетний имеет признаки отставания в своем психическом развитии, он обязательно должен назначить комплексную психолого- психиатрическую экспертизу.

Следственная практика диссертанта показала, что экспертиза способности несовершеннолетних в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими является одним из сложных предметных видов экспертиз, а ее выводы имеют неоднородное юридическое значение; практика применения ч.З ст.20 только начала складываться, но она уже выявила некоторые пробелы и нерешенные вопросы в новом Уголовном Кодексе. Так, в части 3 статьи 20 и статье 22 УК РФ законодатель использует один и тот же оборот - «лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими». Однако, правовые последствия применения такого оборота разные. Ведь несовершеннолетний, достигший возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, который во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК). Таким образом, в первом случае констатация данного факта означает отказ законодателя признать несовершеннолетнего субъектом преступления. В другом случае, когда несовершеннолетний, который также не в полной мере осознает и регулирует свои поступки, но только вследствие отклонений в психическом развитии, связанных с психическими расстройствами, он подлежит уголовной ответственности, а степень расстройства лишь

учитывается судом при назначении наказания (ст, 22 УК). Таким образом, при недифференцированном подходе законодателя к разным психическим состояния возникает противоречие: психически здоровые несовершеннолетние вследствие отставания в психическом развитии не подлежат уголовной ответственности (ч.З ст.20 УК), а несовершеннолетние с психическими расстройствами в рамках вменяемости подлежат уголовной ответственности, и к ним могут быть применены принудительные меры медицинского характера (ст. 22 УК). Привилегии, которые предоставлены несовершеннолетним, подпадающим под ч.З ст. 20 УК, противоречат здравому смыслу, т.к. несовершеннолетние с психическими аномалиями подлежат уголовной ответственности. С другой стороны, если отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, не достигает такой степени, чтобы повлечь освобождение от уголовной ответственности, то это отставание не учитывается судом вообще. А отставание в развитии несовершеннолетних, связанное с психическим расстройством, но не исключающим вменяемости - является обстоятельством, смягчающим вину. Теперь имеют преимущества несовершеннолетние, подпадающие по ст. 22 УК. На это обращалось внимание в юридической литературе1. Такое положение мы считаем парадоксальным^ поскольку нет вины несовершеннолетнего в том, что отставание в его развитии связано с психическими расстройствами или не связано с ним. Поэтому в соответствии провозглашенными в новом УК принципами шпэаведливости и равенства перед законом две группы несовершеннолетних с психической отсталостью, одинаково характеризуемые с точки зрения дизрегуляции

Кудрявцев И.А., Миньковскнй Г.М., Ситковская О.Д. Теоретические и экспертные аспекты применения ч. 3 ст. 20 УК РФ // Российский психиатрический ж>рнал. 1998. № 4. С, 33-41; Кудрявцев И.А., Морозов MB. Ответсгвенносгь несовершеннолетних: некоторые парадоксы нового УК // Российская юстиция. 1997. № 8, С, 29; Ситковская О.Д., Коиышева Л.П., Коченов ММ Новые направления судебно-психологической экспертизы, М. 2000. С. 92.

110

противоправного поведения, должны находиться в одинаковом правовом положении. Следовательно,, необходимо «уравновесить» ответственность несовершеннолетних перед законом. Для этого мы предлагаем внести в Уголовный Кодекс РФ два дополнения. Первое - в статью 20 : «если отставание в развитии несовершеннолетнего не достигает такой степени, чтобы повлечь освобождение от уголовной ответственности, то такое отставание учитывается судом при назначении наказания». Второе - в статью 22; «не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, который во время общественно опасного деяния в силу психического расстройства не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими». В обоих случаях в законе целесообразно предусмотреть возможность применения судом принудительных мер медицинского характера и воспитательного воздействия.

Использование нормы, указанной в ч.З ет,20 УК, требует прояснения еще одного обстоятельства. После определения отставания в психическом развитии эксперты должны установить связано или не связано оно с психическим расстройством, то есть причинную детерминацию. Если речь идет о социологических факторах, то следует вывод о том, что этот случай относится к числу предусмотренных ч. 3 ст. 20 УК РФ. Если же психическое отставание обусловлено причинами психопатологического (преимущественно органического, биологического) порядка, ситуация должна разрешаться в соответствии со ст. 21 или 22 УК РФ. Практика же проведения КППЭ показывает, что нередко констатируется смешанная комплексная детерминация. В этом случае доказательство каждого фактора в формировании отставания в психическом развитии и опре- делении ведущей роли одного из них (биологического или социального) представляет самостоятельную экспертную задачу, решение которой позволяет дать научное обоснование применения или отказа в применении

ill

ч. 3 ст, 20 УК РФ, Применение такого подхода в экспертной практике впервые обосновал А.И, Кудрявцев. Установление наряду с признаками отставания в психическом развитии также психических расстройств, содержащихся в классификации болезней,, в силу сложившейся теоретической 11резумшщи о наличии в этих случаях обязательного влияния психопатологического фактора (без уточнения его конкретного вклада) обычно автоматически относит это отставание в психическом развитии в разряд «связанного с психическим расстройством». Такое толкование причинной связи суэкивает применение ч, 3 ст. 20 УК РФ, т.к. именно многопричинные смешанные случаи задержек преобладают в экспертных материалах. По сути дела при указанном распространении подхода часть 3 ст. 20 УК РФ «не работает», что подтверждается экспертной практикой: данная норма крайне редко применяется для оценки состояния психического развития несовершеннолетних.

Однако, в связи с неблагоприятными демографическими ситуациями проблема дифференцирования возрастной ответственности становится все более актуальной. Специальный анализ проблемы, проведенной И.А. Кудрявцевым совместно с Г.М. Миньковским и О.Д. Ситковской, наметили пути выхода из правового тупика. Суть их применения состоит в том, чтобы распространить возможности применения ч. 3 ст. 20 УК РФ в ее современной редакции на несовершеннолетних, отставание в психическом развитии у которых связано с сочетаемым действием комплекса причин не только социологических, но и психопатологических (биологических). Имеются ввиду случаи, когда паритетное или преобладающее значение имеет социальный фактор. Такая позиция в отношешга несовершеннолетних является научно обоснованной, реализующей принципы равенства граждан перед законом (ст.4 УК РФ), справедливости (ст. 6 УК РФ), и гуманизма (ст. 7 УК РФ).

112

Из вышеизложенного следует, что доказательственное значение КППЭ достаточно велико. С ее помощью следователь разрешает основные вопросы - является ли лицо вменяемым, достиг ли он возраста уголовной ответственности, связано ля недостижение возраста уголовной ответственности с психическим расстройством или не связано, в полной ли мере несовершеннолетний мог давать отчет своим действиям и руководить ими. Правильно проведенное комплексное исследование позволяет следователю правильно составить план расследования, снять условия конфликта с подследственным, установить с ним доверительные отношения и постоянно держать ситуацию под контролем, правильно прогнозируя поведение ребенка, вовремя и профессионально реагируя на его действия. Но самое главное - ответами на вопросы, поставленными экспертам, определяется принятие итогового решения по делу и разрешается вопрос о главном - возможности и целесообразности применении принудительных мер медицинского характера и психолого- педагогического воздействия.

При назначении комплексной психолого-психиатрической экспертизы основной и часто встречающейся ошибкой следственных органов является постановка вопроса перед экспертами о соответствии уровня психического развития несовершеннолетнего его паспортному возрасту. Исследование, проведенное диссертантом, показало, что в Калининградской области такой вопрос имел место в постановлениях о назначении судебно-яснхологических экспертиз, и в 1997-1998 годах составил 80%. При этом следует отметить, что эксперты делали выводы типа «уровень развития подростка 13-14 лет»э которые, в свою очередц приводили следователей в тупик: если уровень развития подследственного соответствует уровню развития тринадцатилетнего ребенка - уголовное дело подлежит прекращению, а уровень развития соответствует 14 годам, то несовершеннолетний должен отвечать перед законом за содеянное. Все

113

такие уголовные дела были прекращены, поскольку следователи ориентировались на низший возраст.

В последующее время, начиная с 1988 года, вопрос, указанный выше, в постановлении о назначении такого рода экспертиз отсутствует. Это, в частности, связано с пониманием, что постановка такого вопроса перед экспертами является необоснованной и неправомерной \ Так, например, И А., Кудрявцев и Е.Г. Дозорцева отмечали, что в отечественной научной психологии психологический возраст рассматривается как качественный определенный возрастной период психического развития, что не равнозначно календарному паспортному возрасту, и гораздо шире его гра ниц. Кроме того, существует межиндивидуальная вариативность #• показателей психического развития, а также вариативность, связанная с

культурными и региональными различиями. При наличии у подростка какой-либо психической патологии или особой социальной ситуации развития применение обычных взрослых нормативов (разрабатываемых, как правило, на психически здоровых людях) практически невозможно, поскольку в этом случае отличия от этих нормативов будут не столько количественные сколько качественные.”

По нашему мнению, самым главным аргументом в пользу окончательного решения этого вопроса является то обстоятельство, что юридическое значение в соответствии ч. 3 ст. 20 УК имеет не констатация соответствия уровня психического развития конкретному календарному возрасту, а решение вопроса о мере способности несовершеннолетнего осознавать фактический характер и
общественную опасность своих

1 Сафуаноа ф.С. Судвбно-пснхологическая экспертиза в уголовном процессе, М. 1998, С. 138; Кудрявцев И.А., Дозорцева Е.Г. Психологический возраст: методологические проблемы и судебная экспертная практика II Психологический журнал. 1988. № 6. С. 103-115.

2 Кудрявцев И.А., Дозорцева Е.Г. Псшшлогичеекий возраст:
методологические

проблемы и судебная экспертная практика // Психологический журнал. 19S8. № б. •» С,103-115,

114

действий и возможности руководить ими. Это нашло освещение
в юридической литературе.1

Для верного решения вопросов, поставленных перед КППЭ следователем или судом, основное значение на первом этапе экспертного анализа имеет правильное определение соответствия уровня развития несовершеннолетнего окончанию подросткового возраста и (или) началу ранней юности. Рубеж, разделяющий их, в значительной мере условен. Согласно последним данным подростковый возраст определен между 11-12 и 14-16 годами. Это приблизительно соответствует границам возраста уголовной от- ветственности в отечественном праве: 14 годам - за наиболее тяжкие преступления (ч.2 ст. 20 УК), 16-ти годам - за остальное (ч,1 ст, 20 УК). Однако, из-за слишком большой «вилки» подросткового психологического возраста (в пределах 11-12 и 14-16 лет) требуется конкретизация уровня развития несовершеннолетнего с целью определения наличия или отсутствия уголовно-релевантного отставания в психическом развитии. Констатация последнего предполагает сравнение с показателями развития, свидетельствующими о достижении несовершеннолетним нижнего порога уголовной ответственности, и отражает наличие необходимых предпосылок для осознания фактического характера и общественной опасности своих действий, то есть о потенциальной способности к осознанной и произвольной регуляции (саморегуляции) нормативного поведения. Таким образом, в КППЭ несовершеннолетних определение степени отклонения реального уровня развития подэкспертного от взрослых стандартов всегда является не самоцелью, а средством решения главной задачи. Сама по себе диагностика возрастного периода еще не дает ответа на вопрос о мере способности несовершеннолетнего осознавать свои действия
и руководить ими. Для практики КППЭ имеет

Сафуанов Ф.С. Судебно-псгоюлогическая экспертиза в уголовном процессе. М, 1998. С. 138.

принципиально важное значение-установление системного

взаимодействия психологических и психопатологических причин при решении конкретных экспертных задач. Разрешением такой ситуации занимается Калининградская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ, где разрабатывается методика проведения таких экспертиз. у

На основании психологического и юридического анализа проблемцр!^ способности несовершеннолетних к виновной ответственностей!? («возрастной вменяемости») О.Д. Ситковская приходит к выводу, что для -_ ее решения «заведомо недостаточно использование схемы периодизации |L возрастного развития»1. Выход из
методологического тупика О.Д, у-Ситковская видит в раскрытии психологического содержания ншкнего порога уголовной ответственности, достижение которого свидетельствует

0 потенциальной способности несовершеннолетнего действовать виновно. Обосновывая свою точку зрения на «Пекинских правилах» - документе ООН об особенностях производства по делам несовершеннолетних” - О.Д. Ситковская обращает внимание на качества интеллекта, воли, эмоции _ ценностных ориентацией, необходимые для виновной ответственности, _* Несоответствие этим признакам несовершеннолетнего, перешагнувшего,^ установленный законодателем взрослый рубеж наступления уголовнойвВ ответственности, опровергает общую презумпцию его способности действовать виновно. Наличие этой способности законодатель связывает с усредненными (среднестатистическими) характеристиками подавляющего

большинства лиц, находящихся в определенном возрасте. Что означает,

1 Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности, М. 1998. С. 68.

  • «Официальный комментарий к основному тексту этого документа связывает нижний порог уголовной ответственности с характеристикой эмоциональной, духовной и интеллеюуальной зрелости, достаточной для сознания ответственности перед обществом». Миньковекнй Г.М., Ревин BIT Документы ООН и проблемы совершенствования республиканского законодательства по борьбе с преступностью несовершеннолетних // Проблемы действия права в новых исторических УСЛОВИЯХ. М. 1993.

что каждый несовершеннолетний, входящий в этот контингент, достиг необходимого и достаточного уровня для того, чтобы быть субъектом уголовной ответственности. Возможность н основание опровержения этой презумпции законодатель зафиксировал в ч. 3 ст. 20 УК, являющейся гарантией для объективного вменения.

Ответить на сложные вопросы судебной КППЭ исключительно на основании данных ограниченного количества тестовых методов не представляется возможным. При этом изучение личности подростка в экспертных целях также не ограничивается применением только экспериментальных методов и методик. Анализ данных должен охватывать всю историю жизни подростка, конкретные условия его развития. Для принятия решения эксперты должны располагать объективными данными о его жизненном пути, поведении в естественных условиях (в семье, школе, в неформальном коллективе). Нередко в материалах уголовных дел такой информации бывает недостаточно. Поскольку самостоятельно эксперт не имеет возможности наблюдать ребенка в его жизненной среде, то вся необходимая информация должна быть собрана достаточно профессионально. Возможно, существенную помощь следователям должны оказывать социальные работники, педагогиэ школьные психологи, взяв на себя сбор сведений о социально-экономическом статусе семьи подростка, психологическом климате, особенностях родительского воспитания, особенностях ученической деятельности, стиле поведения^ статусе в группе и т.д. Именно поэтому в отношении несовершеннолетних комплексная судебно-психолого-психиатрическая экспертиза проводится не в первые дни после возбуждения уголовного дела, а тогда, когда собрано достаточно материала для ее производства. На целесообразность проведения данного вида экспертизы не на ранних этапах предварительного следствия, а когда

117

собраны материалы, характеризующие личность подэкспертного
и подробно изучены обстоятельства дела, указывали некоторые учёные.1

Как известно, в большинстве случаев противоправные деяния совершают несовершеннолетние, за которыми ослаблено внимание со стороны взрослых. Поэтому на начальном этапе следствия практически невозможно быстро собрать достаточное количество объективной информации, без которой возможно проведение экспертизы. Более того, как показала следственная практика диссертанта, эксперты на более поздних этапах расследования могут потребовать дополнительные материалы, касающиеся личности несовершеннолетнего и обстоятельств дела. А кроме того, нельзя забывать, что производство такой экспертизы может быть назначено судом. Каким будет заключение экспертов - подтверждающим предположение следователя или опровергающем его - неизвестно. В этой связи встает актуальный вопрос о возможности применения мер пресечения в отношении несовершеннолетних. Исследование этого вопроса в рамках дассертащюнного исследования потребовалось еще по одной причине. Изучение следственной практики и анализ действующего уголовно-правового законодательства

свидетельствует о том, что при расследовании не используются все возможности для обеспечения прав и интересов несовершеннолетних правонарушителей, а нередко права и интересы подростков нарушаются. Эти нарушения, обусловленные несовершенством уголовно-правового законодательства, чаще всего допускаются при применении меры пресечения, Исследованию этой проблемы посвящен следующий параграфу а итогами данного параграфа являются следующие выводы:

Поскольку отставание в психическом развитии несовершеннолетнего может быть вызвано не только причинами психиатрического, но и иного

Сафуанов Ф,С. Судебно-психологичеекая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998. С. 133.

118

характера (медицинского, психолого-педагогического, социального), то к разрешению поставленных перед экспертами вопросов необходим комплексный подход: производство экспертизы должно быть поручено не только психологам и психиатрам, но и специалистам более узкого профиля - психоневрологам, патопсихологам, сексологам, дефектологам и другим. В процессе комплексной психолого-психиатрической экспертизы могут быть содержательно рассмотрены и надёжно взаимодополнительно оценены с различных сторон практически все формы психологической отсталости несовершеннолетних, В совместную компетенцию экспертов должны быть включены анализ социальной ситуации, развития и ситуации правонарушения, оценка меры возможности несовершеннолетнего обвиняемого с признаками отставания в психологическом развитии или (и) иной психологической патологией осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и оценка меры возможности руководить своими действиями.

Одним из аргументов важности назначения комплексной психолого- психиатрической экспертизы является необходимость установления, под какую статью УК подпадает несовершеннолетний, совершивший противоправное деяния - часть 3 ст. 20, ст. 21 или ст. 22 УК. В соответствии с провозглашенными в новом УК принципами справедливости и равенства перед законом ответственность несовершеннолетних, подпадающих под ст.22 и ч.З ст. 20 УК РФ необходимо «уравновесить». Поэтому статья 20 УК должна учитывать отставание в развитии несовершеннолетнего как обстоятельство, смягчающее его вину, если оно не достигло такой степени, чтобы повлечь освобождение от уголовной ответственности, а статья 22 УК - предусматривать возможность освобождения от
уголовной

ответственности вменяемого несовершеннояетнего, если он не в полной мере мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими,

119

Принципам справедливости и равенства перед законом соответствует и предложение распространения возможности применения ч. 3 ст. 20 УК РФ в ее современной редакции на несовершеннолетних, отставание в психическом развитии у которых связано с сочетаемым действием комплекса причин не только социологических, но и психопатологических (биологических), при условии, когда паритетное или преобладающее значение имеет социальный фактор.

§ 5, Меры пресечения в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности.

В научной литературе ученые-процессуалисты высказывали различные мнения относительно целесообразности применения мер пресечения в отношении несовершеннолетних. При этом отмечалось, что любая из мер пресечения, применяемая в отношении взрослого, может быть применена к несовершеннолетнему, и требования закона применять арест к несовершеннолепшм в исключительных случаях не означает применять эту меру пресечения как можно реже. Смысл положений ст. 393 УПК РСФСР состоит в том, чтобы обеспечить в каждом случае особую осторожность в решении вопроса о заключении подростка под стражу. Необходимо, чтобы при имеющихся условиях арест был единственно возможной мерой. 1

Особенно осторожно нужно использовать любые меры принуждения в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности. Этот вопрос остается спорным в науке и на практике. Законом не предусмотрено применение мер пресечения в отношении лицэ не являющихся субъектами уголовной ответственности. В отношении

Гуковская ИИ., Долгова А.И., Миньковский Г,М Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних М 1974 С. 29.

120

малолетних некоторые ученые исключают даже возможность
даже привода, рассматривая его как меру принуждения,1

Галимов О.Х полагает, что в уголовно-процессуальном законе должно содержаться прямое указание на недопустимость привода малолетних, поскольку на практике его зачастую используют как иной порядок, допускаемый в случаях, вызванных обстоятельствами дела (ст.156 УПК). * Однако, он же пишет: «С другой стороны, в случае совершения малолетним запрещенного уголовным законом деяния может возникнуть необходимость его принудительного доставления в органы внутренних дел и даже временной изоляции».3

Действительно, на практике часто встречаются случаи совершения малолетним запрещенного уголовным законом деяния, в связи с чем возникает необходимость его срочного принудительного доставления в органы внутренних дел. Диссертант считает допустимым не только принудительное доставление малолетнего в органы внутренних дел, но и его временную изоляцию, поскольку интересы правосудия игнорироваться не должны. Анализ материалов практики свидетельствует о том, что многие правонарушения, в том числе тяжкие и особо тяжкие, сопряженные с убийством, совершаемые малолетними и другими несовершеннолетними, не подлежащими уголовной ответственности, могли бы быть предотвращены, если бы соответствующие службы милиции имели возможность принять меры по огрщшчению свободы, временной изоляции таких подростков, уверовавших в том, что будут ненаказуемы. Однако, ни действующий УПК, ни Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»

1 Зайцев О. А, Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе. Дис~. канд.

вдрвд. наук, М. 1993. С. 117, Шейфер С.А,, Лазарева В.А, Участие потерпевшего и его

представителя на предварительном следствии. Куйбышев. 1979. С. 84,

s Галимов О.Х, Проблемы правового регулирования уголовного судопроизводства с

участием малолетних. Дисс.канд, юрид. наук. Омск. 1997 С 143

’ Там же. С.144.

ш

24.06.99. не определили как быть правоохранительным органам и родителям;, если в целях безопасности окружающих возникла необходимость изолировать такого несовершеннолетнего, совершающего тяжкие правонарушения одно за другим. В средствах массовой информации публиковалось немало примеров о правовой беспомощности правоохранительных органов перед малолетними, совершающими кражи, другие преступления и бравирующих своим «иммунитетом» от правосудия.1 Приведем один характерный пример более подробно. 25 ноября 2000 г. двенадцатилетний подросток совершил покушение на изнасилование своей одноклассницы, полоснув ее ножом по горлу. Три недели спустя он напал на первоклассницу, намереваясь ее задушить, но ему помешали случайно вошедшие в класс родители девочки. Через полгода он напал на двух девочек, одну их которых ранил, а вторую убил, нанеся ей множество ножевых ранений в спину и живот.” Добавим к тому, что и родители малолетнего правонарушителя предупреждали работников милиции о необходимости изолировать их неуправляемого сына.3 Но в условиях неурегулированности данного вопроса законом можно понять и работников милиции. Получить санкцию на арест малолетнего практически невозможно. Хотя случаев, подобных описанному, немного, но нет гарантии, что аналогичные ситуации не возникнут впредь. Поэтому, по нашему мнению, во имя спасения жизней ни в чем не повинных людей необходимо предусмотреть в УПК возможность временной изоляции малолетних (или ареста), с санкции суда и согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Интересным представляется решение данного вопроса в отношении несовершеннолетних невменяемых, поскольку даже в отношении взрослых

1 Пичугина. Е. Крошка-сын отца пришил, и сказал кроха: «Погулять че разрешил - вот и стало плохо» //Московский комеомолец.2000. 14 июля; Пастушков М. Закажи себе путь в СИЗО // Опасный возраст. 2000. №11; и др.

2 Московский комсомолец. 2000, 25 декабря; Мир новостей. 2000. №1 (367).

3 Мохель Р. Школьник-маньяк // Комсомольская правда. 2000. 27 декабря.

j 22

невменяемых вопрос о возможности применения меры пресечения обсуждается в юридической литературе до сих пор. Одни ученые- процессуалисты полагают, что применение мер пресечения в их отношении должно происходить по общим правилам УПК. Ряд других ученых считает, что в отношении невменяемых лиц мера пресечения не может быть применена, а если уже была избрана до установления факта невменяемости, то подлежит отмене.

Считаем, что как для одного, так и для другого суждения имеются основания.

Так, глава 33 УПК, содержащая правила предварительного следствия и судебного разбирательства по делам душевнобольных лиц, не подлежащих уголовной ответственности, каких-либо указании относительно порядка применения мер пресечения не содержит. Это дает основание для вывода о том, что общие правила института мер пресечения распространяются и на производство по применению принудительных мер медицинского характера.

И все же вторая точка зрения нам видится предпочтительней. В соответствии со ст. ст. 89,90 УПК РСФСР (ст.ст.91,97 УПК РФ) меры пресечения применяются в отношении подозреваемого (меры процессуального принуждения) и обвиняемого. Но в положение обвиняемого лицо может быть поставлено при условии доказанности в его действиях вины в форме умысла или неосторожности. Иными словами, вопрос о вменяемости должен быть к этому моменту исследован и решен

1 Советский уголовный процесс / под ред. С.В. Бородина. М. 1982, С. 497-498; Радаев ВВ. Расследование преступлений, совершаемых лицами с психическими недостатками. Волгоград. 198?. €.28-30; Хомовский А. А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера в советском уголовном процессе. Автореф. дисс… канд юрид. наук. М. 1967. Сб.

2 Элькинд ПС. Расследование и судебное рассмотрение дел о невменяемых. М. 1959. С. 51; Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред. А.М. Рекункова и А.К. Орлова. М. 1985. С. 642; Колмаков П А Процессуальное положение лица, нуждающегося в применении принудительных мер мелинвнского характера. Автореф.дне… канд. юрид. наук. Л. 19S5. С.21. ^ -

123

положительно. Как уже отмечалось, если лицу ранее было предъявлено обвинение, то с установлением его невменяемости обвинение теряет юридическую силу. В случае применения к лицу, впоследствии признанному невменяемым в отношении расследуемого общественно опасного деяния, меры пресечения до предъявления обвинения, оно перестает быть подозреваемым. Переход обвиняемого и подозреваемого в положение лица, признанного невменяемым в отношении расследуемого общественно опасного деяния, влечет за собой и отмену правовых оснований для действия избранной меры пресечения.

Аналогичное положение складывается в отношении лица, отстающего в своем развитии.

По смыслу закона, поскольку такой несовершеннолетний не признан субъектом уголовной ответственности и в его отношении предписано прекращать уголовное преследование, то применение какой-либо меры пресечения в его отношении по действующему законодательству исключено.

Несмотря на то, что с теоретической точки зрения более убедительны суждения авторов, считающих неправомерным применение мер пресечения в сггаошении невменяемых и несовершеннолетних, отстающих в своем развитии, практическими работниками оно не разделяется.

По нашему мнению, в случае, если у следователя возникло подозрение, что подследственный несовершеннолетний имеет признаки отставания в своем психическом развитии, он обязательно должен назначить комплексную психолого-психивгряческую экспертизу. Практика показывает, что в отношении несовершеннолетних комплексная судебно-психолого-психиатрическая экспертиза проводится не в первые дни после возбуждения уголовного дела, а тогда, когда собрано достаточно материала для ее производства. Более того, некоторые ученые указывали на целесообразность проведения данного вида экспертизы не на ранних

124

этапах предварительного следствия, а когда собраны материалы, характеризующие личность подэкспертного и подробно изучены обстоятельства дела.

Нельзя также исключить, что эксперты на более поздних этапах расследования могут потребовать дополнительные
материалы,

касающиеся личности несовершеннолетнего и обстоятельств дела. А кроме того, нельзя забывать, что производство такой экспертизы может быть назначено судом. Каким будет заключение экспертов - подтверждающим предположение следователя или опровергающем его - неизвестно. В случае, если предположение следователя подтвердятся, то только на основании выводов экспертов можно будет сделать вывод, под какую статью УК подпадет данный несовершеннолетний- ч.З.ст. 20, ст. 21 или ст. 22 УК. Поэтому, если есть все основания для применения меры пресечения — ее необходимо применить вплоть до ареста, и только после того, установления факта, что подследственный не является невменяемым -мера пресечения может быть отменена. Аналогичное решение следует принимать не только в отношении невменяемых несовершеннолетних, но и в отношении несовершеннолетних, отстающих в развитии (независимо от того, связано это отставание с психическим расстройством или нет), а также в отношении несовершеннолетних, заведомо не являющихся субъектами уголовной ответственности, если этого требуют обстоятельства дела.

Поскольку закон допускает производство экспертизы в отношении подозреваемых и обвиняемых лиц, то в связи с вышеизложенным возникает вопрос: какой статус должен иметь несовершеннолетний, в отношении которого назначена эта экспертиза. Полагаю, что данный вид экспертизы должен проводиться в отношении
несовершеннолетнего,

1 Сафуанов Ф.С. Судсбно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М. 1998 С. 133.

125

изобличаемого в совершении противоправного деяния. Следовательно, в соответствии с этим должны быть сконструированы соответствующие нормы закона.

Изученная диссертантом практика расследования уголовных дел в отношении невменяемых несовершеннолетних показывает, что мера пресечения применялась по 55% дел, и необходимость ее избрания и применения объясняется социальной опасностью невменяемых лиц, так как они в большинстве случаев совершают деяния, направленные против жизни и здоровья людей.

Считаем оправданным нахождение под стражей несовершеннолетнего обвиняемого Разумышкина 1985 г.р., совершившего совместно с несовершеннолетними Любовицким и Беляевым преступление^

предусмотренное ст. Ill ч.4 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего; преступление, предусмотренное ст.166 ч.2. УК РФ -неправомерное завладение автомобилем без цели хищения; ст. 167 ч.2 УК РФ - умышленное уничтожение чужого имущества (угнанного автомобиля) путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

Так, в ночь на 30 июля 2000 г. безнадзорные несовершеннолетние Разумышкин, Беляев и Любовицкий, нанюхавшись растворителя, встретили незнакомого им мужчину и из хулиганских побуждений, с особой жестокостью, стали его избивать. Сбив с ног, они прыгали на нем -по грудной клетке, голове и другим частям тела. Через несколько дней от полученных травм потерпевший скончался. После расправы с мужчиной, Разумышкин и Беляев угнали чужой автомобиль. Покатавшись, бросили на дороге. Уходя, Разумышкин разбил фары, стекла и поджег машину.

Разумышкин, уроженец г. Мамоново Калининградской области, на момент совершения незаконных действий, проживал в Калининграде, где было возбуждено и расследовалось уголовное дело. Данные,

126

свидетельствующие о его личности, были затребованы из г. Мамоново и получены следователем не сразу. Комплексная психолого- психиатрическая экспертиза Разумышкина проводилась при стационарном исследовании подэкспертного, на что потрачено дополнительное время. Невменяемость подростка была установлена в конце срока расследования дела. Однако, из-под стражи он был освобожден только судом: учитывая обстоятельства дела, которые свидетельствовали о том, что Разумышкин, находясь на свободе, аналогичным образом может расправиться с другими лицами, он содержался несколько дней под стражей до направления в его отношении материалов в суд для применения принудительных мер медицинского характера. Судом были применены эти меры и Разумышкин принудительно направлен на лечение в психиатрический стационар специализированного типа.!

Приводя данный примера следует отметить, что организатором преступлений был именно невменяемый Разумышкин, приказам которого подчинялись старшие по возрасту, вменяемые, Беляев и Любовицкий: он предложил избить мужчину, указывал, как и куда нужно бить, дал команду <ошатит» - и все закончили избиение. Угон автомобиля - инициатива также Разумышкина. Именно он, разбив лобовое стекло, проник в машину, сел за руль, подручными предметами (!) завел автомобиль, угнал, а потом ожег его.

Показания Разумышкина, данные им в ходе допросов, очных ставок, проверки показаний на месте, осмотре места происшествия и других следственных действиях, полностью совпадали с показаниями, данными другими участниками преступления. “

Уголовное дело № 1-170/01. Архив суда Центрального района г. Калинимграда,. Этот пример еще раз подтвержлает возможность использования показаний невменяемых лиц как источник доказательств, обсуждаемую нами несмэчько выше.

127

В юридической литературе высказывались мнения по поводу видов мер пресечения, которые могут быть применены к лицам, в отношении которых ведется производство по применению принудительных мер медицинского характера.1

Авторы полагали, что к этим лицам могут быть применены такие меры пресечения, как заключение под стражу, отдача под присмотр родителей, опекунов, попечителей, супруга или администрации лечебного учреждения.

Очевидно, что под присмотр можно отдавать лицо, признанное невменяемым в отношении расследуемого общественно опасного деяния, когда характер их психического заболевания позволил бы родственникам, опекунам, попечителям и супругу возможность не допустнпъ совершения последним нового деяния. При невозможности осуществления этой меры пресечения данные лица должны помещаться в психиатрическую больницу с санкции прокурора, где будут находиться под надзором лечебного учреждения (что следовало бы сделать в примере о Разумыпгкине, а не оставлять его до суда в следственном изоляторе).*

Следовательно, полностью отказаться от случаев предварительного заключения под стражу невменяемых и отстающих в развитии несовершеннолетних невозможно. Не во всех населенных пунктах есть психиатрические больницы, куда можно было бы помещать психически больных лиц, а областные центры, в которых такие больницы есть, в некоторых регионах находятся на значительном расстоянии от других

1 Галаган А.И. Особенности расследования органами внутренних общественно опасных деяний лиц, признанных невменяемыми. Киев. 1986. С. 48; Чувилев А.А, Проблемы применения мер пресечения в отношении невменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления М 1989, С. 127-134.

2 Чувилев А.А. Проблемы применения мер пресечения в отношении невменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступлений. М. 1989. С. 133.

128

населенных пунктов. Однако, содержание психически больных людей в следственных изоляторах более чем негуманно. Поэтому мы считаем, что при следственных изоляторах следует создать специальные камеры (палаты), где содержались бы несовершеннолетние.

Закон допускает применение меры пресечения только в отношении подозреваемых и обвиняемых лиц. Следовательно, неразрешенным остается вопрос - в каком процессуальном статусе должен пребывать несовершеннолетний в случае возрастной невменяемости, при избрании в его отношении меры пресечения, а также при назначении экспертизы. Полагаем, что несовершеннолетюш должен иметь свой статус -несовершеннолетнего, изобличаемого в совершении общественно опасного деяния.

Высказанное нами мнение о возможности в исключительных случаях применения мер пресечешм в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности (не достигших возраста уголовной ответственности, отстающих в развитии, не связанном с психическим расстройством, невменяемых несовершеннолетних) не противоречит правилам организации Объединенных наций, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы. Однако, в главе 3 «Несовершеннолетние, находящиеся под арестом или в ожидании суда» указано, что по возможности, этот период должен быть как можно меньше продолжительным. Условия, в которых содержатся несовершеннолетние, должны соответствовать таким нормам, как презумпция невиновности. Несовершеннолетний должен иметь право на бесплатную юридическую помощь, возможность заниматься оплачиваемым трудом, продолжать учебу или профессиональную подготовку (что входит в общий срок содержания под стражей), пользоваться иными правами, не противоречащими интересам правосудия (ст. 17,18).

129

Таким образом, выводом настоящего параграфа является следующее утверждение; в отношении лиц, не являющихся субъектами уголовной ответственности, возможно применение мер пресечения, включая арест, если целесообразность и необходимость их применения подтверждается материалами уголовного дела. Для этого в УПК следует закрепить соответствующую норму,

$6, Основания прекращения уголовного дела в
отношения

несовершеннолетних, не являющихся субъектами
уголовной ответственности,

Научному исследованию основании к прекращению уголовного дела посвящены работы ряда ученых-процессуалистов. 1 Все они считают, что при определении понятия основания прекращения уголовного дела нужно исходить из того, что основание для прекращения уголовного дела - это обстоятельство, указанное в законе как таковое, и при его доказанности влекущее его прекращение. Статья 208 УПК РСФСР (ст. 212 УПК РФ) является отсылочной нормой к ст.ст, 5, 6-9 УПК РСФСР (ст.ст.24-28 УПК РФ)5 каждой из которых вопрос о прекращении уголовного дела решается по-разному,

Шейфер С.А. Прекращение дела в советском уголовном процессе. Автореф, дис, канд. юрид, наук, М. 1963. С.8; Дубинский А.Я. Систематизация оснований для прекращения уголовного дела в стадии дознания и предварительного следствия. Киев. 1967. С.232-241; Он же. Прекращение уголовного дела в стадии дознания и предварительного следствия. Автореф. дис… канд. юрид. наук, Киев. 1971. СД2; Он же. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования» Киев. 1973, С.44; Советский уголовный процесс / под ред. М.А Чельцова. М. 1969. C.1S4; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М. 1969. С. 335-336; Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел, М. 1971. С. 12- 64; Коркия П,П. Об основаниях прекращения уголовных дел. 1958 Ш 12. С.96.

130

Вопрос о понятии оснований к прекращению дела приобрел особую актуальность в связи с расширением их перечня в УПК РСФСР (ч.2 ст.5, ст.ст.6-9 новой редакции закона от 21 декабря 1996 г., с введением в действие с 1 января 1997 г.). Так, как уже отмечалось, изменения в ст. 5-9 УПК, введение в действие с 01.01.97. нового Уголовного Кодекса, обусловили необходимость приведение норм УПК в соответствие с новым УК. Изменения и дополнения, внесенные в УПК РСФСР в связи с принятием нового УК и появлением в нем ч. 3 ст. 20, о которой было сказано в параграфе 1 первой главы диссертации, предусмотрели два новых основания прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетних.

Так, ранее неизвестное основание прекращения уголовного дела, под которым в теории уголовного процесса понимается определенная совокупность обстоятельств, доказанность которых требует принятия данного решения, представляет собой установление возрастной невменяемости. Оно предусмотрено ч.2 ст.5 УПК РСФСР в новой редакции и связано с установлением совокупности обстоятельств, которые относятся к терминологии закона «исключающим производство по делу». Уголовное дело подлеэкит прекращению в отношении несовершеннолетнего, достигшего возраста уголовной ответственности, но который вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. то есть находился в состоянии возрастной невменяемости. Факт отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством должен быть установлен в результате проведения комплексной психолого- психиатрической экспертизы. Однако, заключение экспертов следователь обязан подвергнуть оценке, как и любое другое доказательство, на

отноеимость, допустимость и достоверность. Именно следователь, а не судебные эксперты вправе сделать заключение о «вменяемости» или «невменяемости» лица.1 И только после этого, если следователь с выводами экспертов согласен, данные обстоятельства можно считать установленными^ что влечет обязанность, а не возможность прекращения уголовного дела. Направление уголовного дела с обвинительным заключением в суд при наличии основания для прекращения расследования — нарушение закона.

Часть 2 ст. 5 УПК РСФСР в новой редакции рассматривает возрастную невменяемость (отставание в развитии, не связанное с психическим расстройством), как разновидность недостижения возраста уголовной ответственности и содержит указание на то, что основаниями прекращения уголовного дела в случаях, о которых идет речь, являются основания п. 5 той же статьи, т.е. не достижение возраста уголовной ответственности.

По нашему мнению, такое решение вопроса вряд ли является правильным и его оптимальность вызывает сомнения. На практике следователи в силу прямого указания закона при установлении возрастной невменяемости вынуждены ссылаться в постановлении о прекращении уголовного дела на п.5 чЛ ст.5 УПК, несмотря на то, что несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, Возникла своеобразная юридическая фикщш, что имеет место и в УПК РФ, вступающим в действие с 1 июля 2002 года.

Основаниями для прекращения уголовного дела в связи с не достижением возраста уголовной ответственности являются доказательства, устанавливающие факт (обстоятельство) не достижения несовершеннолетним возраста уголовной ответственности в момент совершения общественно опасного деяния. Доказывая факт возрастной

1 Об этом отмечалось в юридической литературе. См, напр.: Шишков С. Понятия «вменяемость» и «невменяемость» в следственной и экспертной практике. Законность. 200LM1.C25.29.

132

невменяемости необходимо наличие совокупности доказательств: 1) достижение возраста уголовной ответственности (а не наоборот); 2) наличие отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством; 3) невозможность в полной мере во время совершения общественно опасного деяния осознавать фактический характер своих действий (бездействия) либо руководить ими.

В данном случае было бы оправданным в ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР предусмотреть отсылочную норму к п, 2 ч. 1 той же статьи: уголовное дело прекращалось бы из-за отсутствия в деянии состава преступления. Установление возрастной невменяемости, несомненно, является частным случаем отсутствия в действиях несовершеннолетнего состава преступления.

Однако, мы считаем, что есть более оптимальный вариант процессуальной формы применения правил ч.З ст.20 УК РФ. Термин «возрастная невменяемость» заслуживает не только введения в научный оборот, но и придания ему значения категории закона. Перечислив в ч.З ст.20 УК РФ условия3 при наличии которых несовершеннолетний, достигший возраста уголовной ответственности, не подлежит привлечению к ней за совершенное общественно опасное деяние, законодатель не нашел наименования этому явлению. В настоящее время оно не охватывается понятием невменяемости и не является ее разновидностью. Как мы уже отмечали, согласно ст.21 УК РФ невменяемость связывается с наличием психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики. В уголовно- процессуальном значении невменяемость представляет собой обстоятельство, подлежащее доказыванию при наличии данных, указывающих на болезненное состояние психики лица, достигшего возраста уголовной ответственности, которому шнфиминируется совершение расследуемого общественно опасного деяния.

Для отграничения основания, устраняющего уголовную ответственность несовершеннолетнего в соответствии с ч.З ст.20 УК РФ от невменяемости, закон указывает на то5 что отставание в психическом развитии не доляшо быть связано с психическим расстройством.

Представляется, что совершение общественно опасного деяния в состоянии невменяемости целесообразно распространить и на случаи так называемой возрастной невменяемости и тем самым придать этому понятию легитимный характер. Для этого целесообразно дополнить УПК соответствующей статьей, специально регламентирующей основания и порядок прекращения уголовного дела в связи с возрастной невменяемостью, дающей законное основание для прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, имеющих отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, которые во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий
(бездействия) либо руководить ими.

Предлагаемое решение вопроса - расширение перечня оснований прекращения уголовных дел - имеет не только научное, но и практическое значение. Оно конкретизирует, и, следовательно, делает более понятными обстоятельства, подлежащие доказыванию, а это упрощает работу по уголовному делу, не вызывает дополнительных сложностей и допущению процессуаи>ных ошибок.

В связи с рассматриваемой проблемой существенным видится и то, что закон не требует получения согласия прокурора на прекращение уголовного дела по этому основанию. Однако, по нашему мнению, прокурорам целесообразно проверять законность и обоснованность таких решений. Прежде всего, необходимо обращать внимание на то, проводилась ли комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Без ее заключения, на основе других доказательств невозможно сделать

134

правильный вывод о том, что не психическое расстройство было причиной отставания в психическом развитии, а другие физиологические аномалии, и что именно отставание в психическом развитии послужило причиной того, что несовершеннолетний, являющийся вменяемым, не осознавал, что его действия запрещены УК РФ и общественно опасны,

Прокуроры должны знакомиться с копиями всех постановлений о прекращении дела, поступающим к ним в порядке ч.2 ст. 209 УПК. При изучении материалов уголовных дел в связи с санкционированием ареста, проверкой обоснованности предъявленного обвинения, утверждением обвинительного заключения прокурору целесообразно выяснять, нет ли в поведении обвиняемого признаков отставания в психическом развитии, неадекватного его возрасту. И если поведение несовершеннолетнего во время совершения инкриминируемого ему деяния, документы, показания потерпевшего, свидетелей, содержат данные о такого рода обстоятельствах, необходимо дать указание следователю о назначении экспертизы.

Особое внимание рекомендуется обращать на само содержание заключения судебно-пснхиатрической экспертизы. Несмотря на признание несовершеннолетнего обвиняемого вменяемым, в заключении экспертизы подчас приводятся сведения о признаках отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством. Такого рода сведения - основания для решения вопроса о проведении новой экспертизы, но уже в части получения заключения о том, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер содеянного им или руководить своими действиями. К сожалению, иногда такие данные остаются без внимания не только со стороны следователей, но и прокуроров. Так, при расследовании дела по обвинению пятнадцатилетнего Бормотова в совершении разбоя судебно-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым. Вместе с тем в

135

заключении было отмечено, что, хотя Бормотов не страдает психическим заболеванием,, у него обнаружена задержка психического развития вследствие перенесенных при рождении травмы головного мозга, асфиксии и недоношенности. По уровню общего развития на момент обследования он не соответствует паспортному возрастному периоду, считается не достигшим 14 лет и в силу интеллектуально- личностной незрелости, недостаточной способности к прогнозированию, контролю и выполнению критических функций на момент обследования, так и во время совершения общественно- опасного деяния, не мог в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими. Однако, прокурор утвердил обвинительное заключение и направил дело в суд. Судебной инстанцией дело было прекращено по основаниям, предусмотренным ч.2 ст. 5 УПК в редакции Федерального закона от 21 декабря 1996 г.1

К каким основаниям- реабилитирующим или нереабилитирующим- следует относить основания к прекращению уголовного дела в связи с не достижением возраста уголовной ответственности, в связи с отставанием в развитии, не связанном с психическим расстройством и в связи с невменяемостью несовершеннолетнего? Вопрос достаточно сложный и требует своего разрешения, поскольку от этого зависит обеспечение прав и законных интересов личности в уголовном процессе. Ученые по - разному определяют перечень реабилитирующих и нереабилитирующих обстоятельств.2 Большинство ученых считают реабилитирующими основания, предусмотренные п.1 ст. 5 УПК РСФСР (ст.24ч.1л.1 УПК РФ) - отсутствие события преступления, п.2.ст.5 УПК РСФСР (ст.24 ч.1.п.2

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. Ш 8. С. 12. 2 Тарасова Г.В. Сущность процессуальных гарантий законности и обоснованности решений о прекращении уголовных дел в ходе предварительного расследования. 1997, С. 167

136

УПК РФ) -отсутствие в деянии состава преступления, п.2.ст,208 УПК (недоказанность участия в совершении преступления).

Перечень нереабилитирующих оснований бесспорно охватывается пунктами 354?8 ст.54 ст.6-9 УПК РСФСР (соответственно ст.24 чЛ.п.3,4, ст,ст,26г 28? 427г 25 УПК РФ). Относительно таких оснований, как невменяемость и недостижение к моменту совершения общественно опасного деяния возраста, по достижению которого согласно закону возможна уголовная ответственность единого мнения нет.

В юридической литературе предложена классификация реабилитирующих оснований в зависимости от того, достоверно ли установлено отсутствие фактических обстоятельств, послуживших основаниями прекращения дела (действует принцип объективной истины), или, когда несмотря на все усилия следователя и суда, с достоверностью не представилось возможным установить ни их отсутствие, ни их наличие (действует презумпция невиновности).2

Что касается несовершеннолетних, отстающих в своем развитии, то, учитывая требования законодателя прекращать уголовные дела в их отношении за отсутствием состава преступления - по ч.1.п.2 ст.5 УПК РСФСР (ст.24 чЛ.п.2 УПК РФ), надо полагать, что это основание является реабилитирующим. Но, по нашему мнению, это не совсем правильно, поскольку нарушается логика: отставание в развитии складывается из двух понятий- возрастной невменяемости лица и не достижение возраста уголовной ответственности, являющихся нереабилитирующими основаниями к прекращению уголовного дела. Данное обстоятельство важно учитывать, в частности, потому что нередко лица, совершившие

1 Юридический энциклопедический словарь. М. 1987. С.406.

Левинова Т.А. Прекращение уголовных дел по реабилитирующим основаниям в механизме достижения цели уголовного процесса. Автореф. дне… канд. горид. наук. Нижний Новгород. 1999. С. 16.

137

общественно опасное деяние в состоянии возрастной невменяемости, своими действиями причиняют существенный материальный ущерб потерпевшему. Последствия такого деяния бывают крайне тяжелыми. В такой ситуации необходимо ставить вопрос о возмещении вреда потерпевшему от общественно опасного деяния, а не о компенсации «вреда» подростку. Кроме того, не стоит забывать: реабилитирующие основания предполагают, что возмещение вреда лицу происходит только в том случае, когда предъявление обвинение, применение ареста в качестве меры пресечения и др. имело незаконный характер и явилось следственной или судебной ошибкой, Однакоэ в указанном случае, когда факт возрастной невменяемости установлен, скажем, после предъявления обвинения, нельзя утверждать, что уголовное дело было возбуждено незаконно и незаконно предъявлено обвинение.

Таким образом, можно сделать вывод, что отставание несовершеннолетнего в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством является нереабилитирующим основанием к прекращению уголовного дела в отношении такого лица.

Предметом споров в рамках презумпции невиновности в процессуальной литературе стал вопрос о том, насколько соотносится прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям в стадии предварительного следствия с принципом презумпции невиновности.

А.С. Барабаш и Л.М Володина считают, что признать виновным от имени государства, подвергнуть наказанию может только суд. !

М.С. Огроговнч настаивал, что никого нельзя признать виновным при прекращении уголовного дела, так как если уголовное дело прекращено, то в юридическом смысле его просто нет. Он указывал на то, что при

‘Барабаш АС, Володина Л.М. Прекращение уголовных дел по нереабилитируюшим основаниям в стадии предварительного расследования (ст.б(2)-9 УПК РСФСР. Томск. 1968. С.22-25.

138

прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям деяние рассматривается не как преступление, а как правонарушение и отмечал совместимость такого прекращения дел с принципом презумпции невиновности. 1

A.M. Ларин и Л. Д. Кокорев высказались за исключение из закона возможности прекращения органами предварительного расследования уголовных дел по неребилитирующим основаниям и передачу в суд для принятия решения.*

Тарасова Г.В. поддерживает их точку тех ученых процессуалистов., которые указывают на наличие противоречия между прекращением уголовных дел органами предварительного расследования по нереабилитирующим основаниям и принципом презумшшн невиновности, поскольку при прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям на досудебных стадиях имеет место признание лица виновным в постановлении о прекращении уголовного дела, тогда как согласно принципу презумпции невиновности это может осуществлять только суд в приговоре.J

Прекращение уголовного дела должно согласовываться с пршщипами уголовного процесса, в частности, с принципом презумпции невиновности, как составляющей системы гарантий законности и обоснованности решений о прекращении.

По нашему мнению, поскольку прекращение уголовного дела в связи с недостижением возраста уголовной ответственности, невменяемостью и

Строгович М,С. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел по нереабилитируюшим основаниям // Советское государство и право. 1983, Ш 2. С.73- 75. 2 Ларин А.М. Презумпция невиновности. М, 1982. С.141-144; Он же. Общественные и личные интересы в судопроизводстве. Воронеж. 1984. С. 106-108; Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Воронеж. 1993. С.77-80.

Тарасова Г.В. Сущность процессуальных гарантий законности и обоснованности решений о прекращении уголовных дел в ходе предварительного расследования. 1997. С. 167.

139

возрастной невменяемостью предусматривает отсутствие полноценного субъекта преступления как элемента состава преступления, то нет смысла говорить о признании лица виновным. На первый взгляд прекращение уголовных дел по этим основаниям в стадии предварительного следствия не противоречит принципу презумпции невиновности. Однако, нельзя забывать, что прекращение уголовного дела в таких случаях не остается бесследным как для подростка, так и для его родителей в смысле доброго имени, репутации, возмещения материального ущерба. Все эти обстоятельства, а также принудительные меры медицинского характера, а также предлагаемые нами принудительные меры воспитательного и психолого- педагогического воздействия предусматривают обязательное судебное рассмотрение этих дел. Диссертант допускает возможность и необходимость прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с недостижением возраста уголовной ответственности, невменяемостью и возрастной невменяемостью как основаниям, являющимися нереабилитирующими.

Таким образом, итогом настоящего параграфа являются два вывода. Первый: совершение общественно опасного деяния в состоянии невменяемости целесообразно распространить и на случаи так называемой возрастной невменяемости. Для этого необходимо дополнить УПК соответствующей статьей, специально регламентирующей основания и порядок прекращения уголовного дела в связи с возрастной невменяемостью, дающей законное основание для прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, имеющих отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, которые во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Таким образом,

140

перечень оснований прекращения уголовного дела должен
быть расширен,

141

Глава 3, Производство по уголовным делам и материалам о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа,

§ 1. Подготовка уголовных дел и материалов для направления в суд.

Как мы уже отмечали, несовершеннолетние трех категорий, не являясь субъектами уголовной ответственности, могут быть участниками уголовно-процессуальных отношений: 1) не достигшие возраста уголовной ответственности; 2) совершившие противоправное деяние в состоянии возрастной невменяемости; 3) невменяемые несовершеннолетние. Автором дассертационного исследования предлагается предусмотреть в законе возможность возбуждения уголовного дела при условии неоднократного совершения общественно опасного деяния, по объективной стороне являющегося тяжким или особо тяжким преступлением. Диссертант предлагает уголовное дело в отношении таких несовершеннолетних и направлять его в суд для принятия принудительных мер воспитательного воздействия. В отношении второй и третьей
категории

несовершеннолетних, достигших 14 (16) лет, т.е. возраста уголовной ответственности, уголовный закон предусматривает возбуждение уголовного дела. Однако, после проведенного расследования и установления факта возрастной невменяемости следователь обязан его прекратить. Законом не предусмотрено применение в его отношении каких-либо мер, поэтому после прекращения уголовного дела вопрос о том, какие меры предпринимать в его отношении, чтобы уровень его развития достиг уровня развития его сверстников, остается нерешенным. открытым. В отношении невменяемых несовершеннолетних действующим законом предусмотрено
направление уголовного дела в суд для

применения принудительных мер медицинского характера. Уголовно- процессуальный закон только в отношении невменяемых лиц предусматривает принудительные меры медицинского характера.

Из этого анализа следует, что после решения вопроса о прекращении уголовного дела следователем (судом) несовершеннолетних, отстающих в своем развитии, оставлять без внимания нельзя.
В отношении несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности и совершивших противоправное деяние в
состоянии возрастной невменяемости никаких мер
(принудительных мер воспитательного. психолого-педагогического
воздействия) не применяется. Только Федеральный закон «Об основах системы профилактики и безнадзорности правонарушений
несовершеннолетних» от 24.06.99. предусматривает возможность
применения к ним принудительных мер, связанных с помещением в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, если целесообразность в этом усмотрит суд. Однако, в действующем УПК, как и в УПК РФ, вступающем в действие с 1.07.2002., не содержатся нормы, 1гоедуематривающие возможность принятия
такого решения. Таким образом, в УПК такие нормы должны
быть включены, причем производство о направлении
несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности
в учв6ио-в<ю1пггательные учреждения закрытого типа, должно быть аналогичным производству по применению принудительных мер
медицинского характера, поскольку именно это производство в наибольшей мере обеспечивает возможность достижения целей уголовного процесса в отношении данной категории лиц, а кроме того, это производство является наиболее близким по своим целям и задачам
к производству в отношении малолетних лиц и несовершеннолетних, отстающих в развитии. Предполагается, что в этих учреждениях должен быть осуществлен весь комплекс
мер, обеспечивающих каждому ребенку индивидуальный подход с целью его

143

воспитания, развития и лечения. В законе,указано, что такие меры, как помещение в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, могут быть применены в отношении несовершеннолетнего только по решению суда. Однако, данное положение не нашло свое развитие в УПК, что затрудняет применение указанного закона на практике. Следовательно, в УПК должны быть нормы, подобные нормам, обеспечивающим возможность производства в отношении невменяемых лиц. Поэтому диссертант предлагает сконструировать уголовно-процессуальный закон таким образом, чтобы несовершеннолетние, не подлежащие уголовной ответственности, были равны перед законом и в их отношении было выработано единообразие принимаемых мер. По нашему мнению (это предложение автором уже было высказано в диссертационном исследовании), согласно нормам УПК РФ уголовное преследование в отношении таких несовершеннолетних должно подлежать прекращению на стадии предварительного следствия, а непрекращенное уголовное дело - направляться в суд для решения судьей вопроса о применении необходимых мер в отношении каждого ребенка. Какие конкретно меры -решит суд на основании представленных материалов уголовного дела. ‘ Мы считаем, что суд не связан мнением следственных органов, и не исключаем, что суд может придти к иному решению, например, о применении мер психолого-педагогического воздействия не принудительно, а в добровольном порядке, либо принять решение не применять таковых мер вообще. Не исключено также, что судом могут быть установлено то, что
несовершеннолетний не совершал

В уголовно-процессуальной науке есть мнение, что решение о прекращении уголовного дела и решение о применении принудительных мер воспитательного воздействия составляют суть единого уголовно-процессуального решения о прекращении уголовного дела с применением принудительных мер воспитательного воздействия. См.: Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудеггельных мер воспитательного воздействия, Дисс….канд. юрид, наук. М. 2000. С. 7, 59.

144

правонарушения вообще и вправе прекратить уголовное дело по иному основанию.

До вступления УТЖ РФ в законную силу остается неразрешенной проблема процессуального производства по прекращенному уголовному делу в соответствии с требованиями действующего УШС РСФСР, обязывающем на стадии предварительного следствия прекращать уголовное дело в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности.

Н.В. Угольникова, наиболее глубоко исследовавшая этот вопрос, отмечает, что по своей природе прекращение уголовного дела является юридическим фактом, прекращающим уголовно-процессуальные отношения, 1 Таким образом, как в случаях прекращения уголовного дела по ст. 8 УШС РСФСР, так и в случаях, связанных с прекращением уголовного дела по п. 2 чЛ ст. 5 УПК РСФСР встает вопрос о правовой природе производства в суде, в ходе которого судья принимает решение о применении (или неприменении) принудительных мер воспитательного воздействия и решает вопрос о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Решая указанную проблему, Н.В. Угольником предлагает направлять уголовное дело в суд, не прекращая его производством - по аналогии с нормой ст. 406 УТЖ РСФСР (ст.446 УПК РФ) (окончание предварительного следствия при производстве по применению принудительных мер медицинского характера). 2 Мы поддерживаем этот путь разрешения проблемы как один из возможных вариантов. При этом считаем, что проблему правовой природы судопроизводства по делам в отношении несовершеннолетних

1 Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Дисс….канд. юрид. наук, М, 2000. С. 62. “Тамже. С. 71.

145

рассматриваемых нами категорий можно , было бы разрешить другим способом: признать производство в суде в
отношении

несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности - о котором сказано в главе 3 Закона от 24.09.1999., - разновидностью (особой формой) уголовного судопроизводства, близкого по своей природе к производству в отношении невменяемых по применению к ним принудительных мер медицинского характера. Однако, оба предложения были актуальными до принятия УПК РФ. Частью третьей статьи 27 УПК РФ предусмотрено прекращение уголовного преследования в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, по основанию, указанному в пункте 2 части первой статьи 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления). По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер н общественную опасность своих действий и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом.

Этот факт предопределил возникновение одного из наиболее вамшых положений концепции диссертации, которое заключается в обосновании положения, что после прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности, уголовно-процессуальные отношения продолжаются, несмотря на то, что субъект преступления отсутствует. Диссертант считает: если сам факт противоправного деяния имел место, то производство по делу должно продолжаться и после прекращения уголовного преследования, а уголовное дело направляться в суд для

146

применения принудительных мер воспитательного воздействия
(в отношении не достигших возраста уголовной ответственности)
и принудительных мер психолого-педагогического воздействия
(в отношении несовершеннолетних, совершивших противоправное деяние в состоянии возрастной невменяемости). При этом, несмотря на отсутствие субъекта преступления, все обстоятельства должны быть доказаны с такой же тщательностью, как и в производстве по делам, где
субъект преступления наличествует, поскольку в отношения лица применяются меры принудительного характера. В суде производство по
делу хгоодолжается. Поскольку УПК РФ не содержит норм,
четко определяющих порядок этого производства после прекращения уголовного преследования, то в него необходимо внести дополнения в части уточнения процедуры прекращения уголовного
преследования, направления дела в суд, рассмотрения дела в суде и применения этих принудительных мер. Соответствующие дополнения должны
быть внесены и в ст. 90 УК, рассчитанную на несовершеннолетних, являющихся субъектами уголовной ответственности, где необходимо указать,
что применение принудительных мер воспитательного воздействия
может быть применено не только за совершение преступления, но и общественно опасного деяния, по объективной стороне являющееся преступлением. Применение этих мер может быть осуществлено в учебно- воспитательных учреждениях закрытого типа, а в отношении
несовершеннолетних, совершивших противозаконное действие в состоянии
возрастной невменяемости возможно применение шэинудительных мер психолого- педагогического характера. Согласия несовершеннолетнего,
не подлежащего уголовной ответственности, на
применение

принудительных мер воздействия не требуется.

Несмотря на рекомендации Пекинских правил при рассмотрении дел несовершеннолетних не прибегать к официальному разбору
дела

147

компетентным органом власти, т.е. # судом (правило 11.1.) в рассматриваемых в диссертации случаях направление прекращенного уголовного дела в суд является единственно верным решением: в силу особой общественной опасности правонарушения, неоднократности совершения противоправных действий, когда другие меры воспитательного воздействия не имели положительного результата и исключена возможность оказать воспитывающее влияние без применения тэинудительных мер по разным причинам (чаще всего по причине отсутствия в семье особых условий воспитания и развития, в которых, несомненно, нуждаются дети указанных категорий), необходимости принудительного психолого-педагогического влияния на ребенка. Тут же отметим, что возможность участия несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности на всех этапах судопроизводства не исключается ни одним международным документом, и более того, предусматривается, хотя с оговоркой на исключительность случая. Именно на такие случаи и рассчитано диссертационное исследование.

В уголовно-процессуальном законе нет прямого указания о необходимости наделения лица» в отношении которого прекращается уголовное преследование, каким-либо процессуальным статусом. И это положение удобно в производстве в отношении лиц, не подлежащих уголовной ответственности, поскольку не ставит никаких проблем, связанных с необходимостью предъявления обвинения и наделения несовершеннолетнего статусом обвиняемого, поскольку они не являются субъектами преступления и нет смысла говорить о наличии в их действиях вины. Поэтому уголовное преследование должно быть прекращено не в отношении обвиняемого (как предлагается по делам несовершеннолетних, достигших возраста уголовной
ответственности1), а в отношении

1 Домахни С.А,, Степанов В.Г. Общественное поручительство. М. 1962, С, 46; Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с

148

несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной
ответственности, изобличенного в совершении общественно опасного деяния.

Процессуальной формой решения о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего, не подлеяшщего уголовной ответственности^ должно быть постановление.

Поскольку возможность особой формы уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности и отстающих в психическом развитии, предусмотрена Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г., считаем необходимым подробнее рассмотреть и проанализировать его основные положения.

Так, глава 3 указанного закона «Производство по материалам о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной Ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа» предусматривает основания и порядок подготовки материалов как обязательной, исходной базы, которые рассматривает суд, решая вопрос о помещении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа (прекращенное уголовное дело или материал об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 26))5 порядок их направления в суд (ет.27), порядок рассмотрения в суде (ст.28), а также порядок обжалования и опротестования постановлений судьи (ст.ЗО).

В законе указано, что в специальные учебно-воспитательные учрезкдения закрытого типа в соответствии с Законом российской Федерации «Об образовании» могут быть помещены несовершеннолетние,

применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Днс.,,канд.юрид.наук, М. 2000. С. 124.

Требования, предъявляемые к постановлению, нами рассмотрены во втором параграфе главы второй диссертации.

149

в возрасте от одиннадцати до восемнадцати лет. нуждающиеся в особых условиях воспитания, обучения и требующие специального педагогического подхода в случаях, если они к моменту совершения общественно опасного деяния не достигли возраста, с которого наступает уголовная ответственность, либо достигли возраста, предусмотренного частями первой или второй статьи 20 Уголовного кодекса Российской Федерации, и не подлежащие уголовной ответственности в связи с тем, что вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 15, п.4, подпункты 1и 2).

К специальным учебно-воспитательным учреждениям закрытого типа органов управления образованием относятся специальные общеобразовательные школы закрытого типа, специальные профессиональные училища закрытого типа и специальные (коррекдаошше) образовательные учреждения закрытого типа (ст. 15 п.З), В специальные (коррекционные) образовательные учреждения закрытого типа помещаются несовершеннолетние, имеющие отклонение в развитии и (или) заболевания, вызывающие необходимость их содержания, воспитания и обучения в таких учреждениях.

Как следует из ст, 26 Закона от 24.06.99.4 прекращенное уголовное дело в отношении несовершеннолетнего, либо материалы об отказе в возбуждении уголовного дела передаются органом внутренних дел (или прокурором) в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, образованную органом местного самоуправления, для рассмотрения возможности применения к указанным несовершеннолетним мер воспитательного воздействия. При положительном разрешении вопроса, в соответствии с Законом
Российской Федерации «Об образовании»

150

комиссия по делам несовершеннолетних оформляет ходатайство перед судом о помещении несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Данное ходатайство в виде постановления комиссии, а таюке все материалы., на основании которых выносилось это постановление, вновь направляются в орган внутренних дел или прокурору (если их направлял прокурор) для сбора других документов, необходимых определения возможности помещения ребенка в такое учреждение, Согласно указанному закону, дополнительно требуются такие необходимые документы, как медицинское (в том числе, психиатрическое) освидетельствование. Оно может быть проведено с согласия самого несовершеннолетнего либо согласия его родителей, а в случае отсутствия такового - по постановлению судьи. Если в ходе медицинского освидетельствования будут выявлены заболевания, препятствующие нахождению ребенка в учреждении, то все материалы в его отношении вновь направляются в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав для применения к ним мер воспитательного воздействия.

Данное законодательное решение видится нам не совсем правильным. Сам факт направления подростка в учреждение закрытого типа предполагает такие меры принуждения, которые не могут быть применены и реализованы в обычных условиях. Факт невозможности содержания ребенка совместно с другими детьми по причине его заболевания не исключает необходимости применения в его отношения принудительных мер другого характера - медицинского, педагогического, психологического, то есть того комплекса мер, которые обеспечивает закрытое учебно-воспитательное учреждение и не может обеспечить комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав. При таком положении влияние комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав на подростка будет
недостаточным, поскольку медицинским

151

освидетельствованием уже установлен факт заболевания.
Практика показывает, что, как правило, вопрос о помещении в учебно-

воспитательное учреждение закрытого типа решается в отношении беспризорных и безнадзорных детей. При этом контакту подростка с другими детьми зачастую препятствует его заболевания чесоткой, педикулезом, другими аналогичными заболеваниями, А ведь одной из категорий несовершеннолетних, направляемых в такие учреждения, являются несовершеннолетние, отстающие в развитии, причина которого не связана с психическим расстройством. Поэтому цель довести ребенка до нормального уровня развития, соответствующего уровню развития его сверстников, а также цели исправления, перевоспитания, обучения ребенка, возращение его в общество может остаться не достигнутой. По нашему мнению, в этом смысле анализируемый закон должен быть откорректирован с учетом следующего предложения: заболевшего ребенка нужно помещать в лечебное учреждение, а после излечения - в специальное учебно- воспитательное учреждение на основании постановления суда. А в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав с целью оказания иных мер воспитательного воздействия могут быть направлены материалы лишь в том случае, если суд придет к выводу о нецелесообразности применения принудительных мер воздействия в отношении ребенка в учебно-воспитательном учреждении закрытого типа.

Спорно и вышеизложенное положение закона о том, что в суд для рассмотрения вопроса о возможности помещения нееовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа могут быть направлены не только материалы уголовного дела, но материалы об отказе в его возбуждении (п.27.1). Поскольку в диссертации обосновывается положение об обязательном возбуждении уголовного дела в отношении

несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности по таким фактам, совершение которых ребенком ставит вопрос о применении судом принудительных мер воздействия (в частности, для производства комплексной психолого-психиатрической экспертизы), то, по нашему мнению, закон будет более конкретным, если из данной нормы будет исключено словосочетание «материалы об отказе в возбуждении уголовного дела».

Согласно п. 5 ст.26 Закона, несовершеннолетние, не подлежащие уголовной ответственности, в отношении которых готовятся материалы о помещении их в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, могут быть переданы под надзор родителей или законных представителей, а несовершеннолетние, содержащиеся в детском доме, школе-интернате или в ином детском учреждении - под надзор администрации этого учреждения. В этих целях в соответствии с постановлением начальника органа внутренних дел отбирается письменное обязательство обеспечения надлежащего поведения несовершеннолетнего и его явку по вызовам в суд.

Согласно п.6 той же статьи, до рассмотрения судьей материалов о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа такие лица могут быть направлены на срок до 30 суток в центр временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органа внутренних дел на основании постановлении судьи в случаях необходимости обеспечения защиты жизни и здоровья, необходимости шэедупрфждения повторного общественно опасного деяния, отсутствия у несовершеннолетнего места жительства или места пребывания, злостного уклонения от явки в суд.

Таким образом, согласно законе в случае, если следственные органы в ходе расследования уголовного дела (орган дознания в
стадии

возбуждения уголовного дела) придут к. выводу о необходимости помещения несовершеннолетнего, не являющегося субъектом уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, и на такое помещение будет согласна комиссия ло делам несовершеннолетних и защите их прав, то этот вопрос решается судом на основании прекращенного уголовного дела либо материалов об отказе в возбуждении уголовного дела о совершении подростком общественно опасного деяния, постановления комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, содержащее ходатайство о направлении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, характеристику с места учебы (работы), акта обследования семейно- бытовых условий жизни несовершеннолетнего, справки ОВД о ранее совершенных правонарушениях и принятых в этой связи мерах воздействия, заключения учреждения здравоохранения о состоянии здоровья несовершеннолетнего и возможности его помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.(ст.27 п.1)

Данные материалы должны быть направлены в суд органом внутренних дел или прокурором в течение 30 суток момента
вынесения

постановления о прекращении уголовного дела либо об отказе
в возбуждении уголовного дела.

Пункт 2 ст.27 Закона предусматривает перед направлением в суд ознакомление с этими материалами самим несовершеннолетним, законными представителями» родителями и адвокатом. Данное положение согласуется с предложениями автора диссертации о необходимости участия адвоката» о чем указано в параграфах, посвященных стадии возбуждения уголовного дела и предварительного следствия. Обеспечение несовершеннолетнего защитником в стадии возбуждения уголовного дела видится нам очень правильным и актуальным в свете развития ювенальной юстиции и требований к правосудию в отношении несовершеннолетних,

предъявляемым «Пекинскими правилами»., Однако, в данном законе отсутствуют развернутые положения о праве правонарушителя на достаточную юридическую помощь, вюпочая консультирование и бесплатную юридическую помощь адвоката. Это стало предметом справедливой критики данного закона экспертами Совета Европы, о чем отмечалось в юридической литературе.1

Итогом данного параграфа являются следующие выводы.

Предварительное следствие по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности, долзкно заканчивается постановлением о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении прш!удительных мер воспитательного, психолого-педагогического воздействия или принудительных мер медицинского характера. В суд направляются все материалы уголовного дела, обеспечивающие возможность принятия соответствующего решения в результате их рассмотрения судом.

§ 2. Порядок рассмотрения уголовных дел в суде.

Поскольку в уголовно-процессуальном законе отсутствует четкая регламентация процедуры рассмотрения судом уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, а практика применения ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений и безнадзорности несовершеннолетних» от 24,06,99, только начала складываться, в настоящем диссертационном исследовании будет достаточно обоснованным рассмотрение порядка рассмотрения ряда вопросов, возникающих в связи с применением этого института на практике.

Берестнев Ю. Российская правовая система и европейские стандарты // Российская юстиция. 2001. Jfe 1. С. 15.

155

Считаем, что материалы уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной
ответственности должны быть рассмотрены судом в течение 10- дневного срока со дня их поступления в суд. Основанием для этого вывода служат уже имеющиеся положения Федерального закона «Об
основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г., указанные в пункте
1 ст.28. Пункт 2 данной статьи предусматривает обязательное участие в судебном разбирательстве самого несовершеннолетнего,
его родителей, законных представителей, прокурора, адвоката. По усмотрению судьи могут быть вызваны иные лица. Данное положение закона необходимо дополнить положением об обязательном присутствии психолога (или психиатра, если встает вопрос о применении принудительных мер медицинского характера). Поскольку данной статьей не предусмотрено обязательное участие свидетелей, то суд рассматривает только вопрос о возможности и
целесообразности помещения ребенка в специальное учебно- воспитательное учреждение закрытого типа. При этом факт
совершения подростком общественно опасного деяния считается установленным органом следствия (дознания). Такое положение
чревато юридическими ошибками, поскольку правоохранительным органам предоставляется большая
возможность списывать преступления на несовершеннолетних,
не подлежащих уголовной ответственности. По нашему мнению, отсутствие указания на обязэтелъность установления данного акта в судебном заседании является более законодательным пробелом, чем запретом. Полагаем, что суд должен вызвать свидетелей (иных лиц) в судебное заседание для проведения судебного следствия в
любом случае, а тем более, если несовершеннолетний, не
подлежащий уголовной ответственности, отрицает факт
совершения им общественно опасного деяния. Эти уточнения должны найти отражение в указанном законе и УПК.

156

В отдельной статье УПК должна найти отражение вея процедура рассмотрения судом вопроса о применении принудительных мер воспитательного воздействия, психолого-педагогического воздействия и медицинского характера. Диссертанту представляется правильным и наиболее полным следующий порядок судебного заседания по таким делам: судебное заседание по таким категориям дел должно быть закрытым, рассматриваться они должны судом коллегиально.

Участие защитника, прокурора, психолога (а в случаях, касающихся невменяемых несовершеннолетних и психиатра) должно быть обязательно. Присутствие самого несовершеннолетнего обязательно только в случаях применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего, не достигшего возраста уголовной ответственности. Несовершеннолетние, совершившие противоправное деяние в состоянии невменяемости или возрастной невменяемости, в судебное заседание не вызываются.

Присутствие родителей (законных представителей) на протяжении всего судебного разбирательства должно оставаться их правом и их обязанность явиться в суд определяется повесткой, направленной судом.

Судья для дачи показаний должен вызвать в судебное заседание лиц, сделавших заключение о необходимости и целесообразности применения в отношении несовершеннолетнего принудительных мер воздействия и рекомендовавших конкретный вид этих мер: лиц, занимающихся воспитанием несовершеннолетнего; экспертов, проводивших комплексную психолого-психиатрическую экспертизу; следователя и др. В судебное заседание вызываются также родители и законные представители несовершеннолетнего, свидетели по делу, потерпевший.

Судебное заседание должно начинаться с оглашения председательствующим существа дела - постановления о направлении

157

уголовного дела в суд и необходимости применения принудительных мер воздействия.

Суд разъясняет несовершеннолетнему суть постановления в понятной ему форме и выясняет его отношение к исследуемым обстоятельствам.

После этого начинает исследование материалов прекращенного уголовного дела с целью установления действительной причастности несовершеннолетнего к совершенному противоправному деянию, Прения сторон проводятся по усмотрению судьи.

Признав установленным, что несовершеннолетний, не являющийся субъектом уголовной ответственности, совершил неоднократно противоправное деяния, являющееся тяжким или особо тяжким преступлением, суд выносит решение.

При оглашении решения председательсгаующий разъясняет несовершеннолетнему вред, причиненный его деянием, какие конкретно принудительные меры в его отношении применяются, почему возникла необходимость в применении этих мер, разъясняет существо этих мер и предъявляемых к нему требований, последствия их неисполнения, порядок обжалования решения суда.

Вышеперечисленные положения, на взгляд диссертанта, в наибольшей степени соответствуют прингдшам уголовного процесса в отношении несовершеннолетних и позволяют осуществить индивидуальный подход в отношении каждого ребенка в смысле воспитательного воздействия.

При рассмотрении представленных в суд материалов о направлении несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в учебно-воспитательное учреждение закрытого типа не исключается, что суд может придти к выводу о неполноте представленных материалов и направить имеющиеся материалы в орган внутренних дел или прокурору для проведения их дополнительной проверки (ст. 28., п.5,3.), а также прекратить производство по материалам (ст. 28, п. 5.4.). В Законе не

158

указаны основания прекращения производства по материалам, но, полагаем, что это должны быть общие основания, исключающие возможность и необходимость разрешения в суде поставленного вопроса - в данном случае необходимость помещения несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение. Такими

обстоятельствами могут быть (и их целесообразно указать в законе): установление непричастности ребенка к совершению общественно опасного деяния и нецелесообразности применения в его отношении каких бы то ни было мер принуждения; смерть лица; достижение восемнадцатилетнего возраста; установления факта необходимости привлечения к уголовной ответственности и применения меры наказания, предусмотренного санкцией статьи (в случае, если наше предложение о возможности уголовной ответственности несовершеннолетнего, не достигшего 14 (16) лет будет отражено в законе). Суд может придти к выводу о нецелесообразности помещения ребенка в учреждение и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Если этот ребенок из нормальной, полноценной семьи, то, наверняка, суд в своем решении должен исходить из возможности оставить ребенка в семьеэ передав под присмотр родителей, законных представителей, опекунов, Совершенно иного подхода к решению вопроса требуют детиэ оставшиеся без родительской заботы, предоставленные сами себе - те, кого принято называть безнадзорными и беспризорными.

Именно поэтому так важна отмеченная нами ранее обязательность специализации по делам несовершеннолетних оперативных работников, следователей и судей. Мы еще раз подчеркиваем важность начала ювенальной юстиции не в суде, а в стадии предварительного следствия, когда начинается работа, направленная на цели, на которые ориентирует ювенальная юстиция - не наказания, а воспитания, перевоспитания, лечения, возвращения в общество.

159

Таким образом, мы считаем, что суд не должен быть связан мнением правоохранительного органа и комиссии по делам несовершеннолетних, и поэтому должен проверить поступившие материалы в полном объеме. По результатам рассмотрения материалов судья выносит постановление, которое оглашается в судебном заседании.

В том случае, если суд придет к выводу о необходимости помещения несовершеннолетнего в специальное учебно-востггательное учреждение, в постановлении должно быть указано в какое конкретно учреждение направляется несовершеннолетний, на какой срок: согласно ч.7 ст. 15 Закона срок не должен превышать трех лет и не должен превышать максимальный срок наказания, предусмотренный Уголовным кодексом РФ за преступление, совершенное указанным несовершеннолетним.

Основаниями содержания в учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности, является постановление судьи (ст. 15 п.5). Однако, автор считает, что при этом следует учесть, что одному судье, а тем более, неопытному, как правило, имеющему только юридическое образование, достаточно сложно решить вопрос в каких конкретно принудительных мерах воздействия нуждается несовершеннолетний. Здесь мы считаем уместным напомнить, что в Пекинских правилах содержатся важные положения, которые заключаются в том, что лица, использующие дискреционные полномочия, должны обладать соответствующей квалификацией или подготовкой для их благоразумного применения в соответствии со своими функциями и полномочиями (п.6.3 Пекинских правил и гл.2 «Система правосудия»)’. Поэтому, чтобы исключить возможность юридических ошибок, на наш взгляд, было бы целесообразно предусмотреть в анализируемом нами Законе, чтобы в судах отношении

Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила»),

160

несовершеннолетних дела рассматривались не единолично судьей, а коллегиально. Желательно, чтобы при несменяемом составе судей в процессах принимали участие народные заседатели из числа педагогов, психологов и врачей, обладающих достаточным жизненным опытом.

Эта же мысль содержится в Проекте «Закона о ювенальной юстиции..,» Э.Б. Мельниковой и Г.Н, Ветровой, где, в ст.. 12 подчеркнуто, что общественно опасные деяния несовершеннолетних, предусмотренные п.З ст.20 УК РФ не могут рассматриваться судьей единолично, а подсудны коллегиальному суду и суду присяжных.1

Законодательное закрепление Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» процедуры помещения несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа является еще одним подтверждением необходимости выделения производства в отношении указанных лиц в особое производство.

На этом фоне наиболее ярко выступают пробелы данного закона, касающиеся несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности - достигших возраста уголовной ответственности, которые вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч.З ст.20 УК). Несмотря на то, что Федеральный закон «Об основах системы профилактики…» одной из категорий лиц, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа, указывает именно эту категорию несовершеннолетних (ст.5 п.1 подпункт 8), в этом законе в

Ларин А. М, Мельникова Э.Б. Савицкий В.М. Уголовный процесс России. М.1997, С.298.

161

отношении несовершеннолетних, отстающих в своем развитии^ не регламентирована работа, направленная на достижение ими уровня развития, соответствующего уровню развития большинства своих сверстников (за исключением указаний о возможности применения принудительных мер воспитательного воздействия). Однако, как мы уже отмечали, такие несовершеннолетние более нуждаются в применении принудительных мер психолого-педагогического характера с той целью, чтобы поднять уровень его развития настолько, чтобы ребенок, по меньшей мере, догнал своих сверстников. Они должны помещаться в специальные (коррекционные) образовательные учреждения закрытого типа, о которых говорится в указанном законе (ст. 15 п.З). Можно предположить, что в указанных учебно-воспитательных учреждениях также должны заниматься вопросами воспитания, развития, лечения несовершеннолетних. Несмотря на то, что только в Калининградской области, согласно сведениям, полученным диссертантом в 1999 г. от экспертов, занимающихся проведением комплексных еудебно-пснхолого- психиатрических экспертиз, ежегодно выявляется около 100 несовершеннолетних, страдающих отставанием в развитии, не связанном с психическим расстройством, после прекращения уголовного дела в их отношении никаких принудительных мер ни психолого-педагогического, ни воспитательного воздействия не принималось. Основной причиной этому является отсутствие таких учреждений в Калининградской области. Действительно, на развитие сети таких учреждений необходимы немалые средства, поскольку проблему воспитания, обучения детей, в частности, доведения до нормального уровня развития ребенка, отстающего в своем развитии, вместе с юристами должны решить педагоги, врачи, психологи. Ученые Калининградской области, оценивая сложившуюся в России ситуацию, утверждают, что положение детей в нашем регионе, как и во всей нашей стране, находится на грани социальной катастрофы. При этом

162

они подчеркивают, что государственная система работы с детьми должна быть направлена не столько на корректировку негативных явлений, сколько на устранение их причин. 1 Несмотря на тоэ что в Калининградской области пока не открыты учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, куда могут направляться несовершеннолетние правонарушители, органами государственной власти и местного самоуправления Калининградской области принят ряд мер по созданию специальных школ и позиционирован ряд мер административного характера по активизации работы по борьбе с детской безнадзорностью и профилактике правонарушений среди несовершеннолетних, в том числе отстающих в своем развитии, имеющих психические и физические недостатки и невменяемых. 2 Органы государственной власти и местного самоуправления предприняли важный позитивный шаг в работе с такими несовершеннолетними: с начала 2001-го учебного года в педагогическом колледже г. Черняховска Калининградской области открыта новая дополнительная специальность - «социальная реабилитация детей с ограниченными возможностями». Это дает надежду, что в ближайшее время в Калининградской области будет достаточное число специалистов, работающих с такими несовершеннолетними. *

Большое внимание к проблемам калининградских детей и молодежи проявляют немецкие ученые психологи психиатры. В г. Калининграде, в соответствии с договором между Калининградским
отделением

1 Косе А.В., Чернышева А.В. Права ребенка в Калининградской области. Калининград, 2001. с.З.

2 Постановление Главы администрации области от 24.03.97. №230 «О передаче высвободившегося военного городка в пос. Вербное Зеленоградского района под специальную школу и порядке ее финансирования» (документ опубликован не был); Постановление Главы администрации области от 21.03. 97, №224 (ред. от 24.03,98 г.) «О мерах по активизации работы по борьбе с детской безнадзорностью и профилактике правонарушений среди несовершеннолетних» (документ опубликован не был); Решение городского Совета депутатов г. Калининграда от 24.12.97. №351 «О городской целевой программе профилактики и коррекции девиантного поведения несовершеннолетних «дети группы риска» (документ опубликован не был), и др,

3 Новосзд О. Детские сады закрывают… // Калининградская правда. 2001. 8 сентября.

163

Предприятия Диаконишеск Верк в Грайфсвальде, на базе построенного Диаконис Верк (Германия) модуля, создано совместное российско- германское благотворительное некоммерческое учреждение - социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних детей «Яблонька». В нем занимаются решением тех задач, которые призваны осуществлять учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Разница лишь в том, что в «Яблоньке» дети содержатся добровольно, а учебно-воспитательные учреждения закрытого типа могут быть направлены только в принудительном порядке. Поэтому, если в ближайшее время государственные власти не обратят большего внимания на детей и такие учреждения созданы не будут, то возможность исправления, перевоспитания, лечения ребенка, т.е. применения тех мер, о которых мы говорили выше, так и не коснется несовершеннолетних правонарушителей, которые также нуждаются в такой помощи.

Права Э.Б, Мельникова, отмечающая в своих работах, что в двадцатые и сороковые годы прошлого века, в период разрухи и голода, государство обращало на детей намного больше внимание, чем мы сейчас. Не смотря на то, что жизнь в те времена отличалась от современной и требования детей в то время были попроще, чем у наших, нужно не забывать, что безнадзорность и детская преступность - одинаковое зло и с одинаковыми последствиями для любой эпохи.J

По мнению диссертанта, не нужно жалеть средств на работу с детьми - это сторицей окупится в дальнейшем. В таком случае мы имеем шанс вырастить здоровое (в первую очередь в правовом смысле) поколение, сохраним генофонд нации, а в будущем не придется тратиться на дорогостоящую систему судопроизводства и исполнения наказания.

1 Мельникова Э.Б. Профилактика безнадзорности детей и подростков // Правозащитник. 1997. № 3. С.25.

164

Следует отметить, что прогрессивная общественность в вопросе борьбы с правонарушениями несовершеннолетних готова оказать самую серьезную поддержку. Примером этого может служить центр психологической помощи «Сатори» !г. Балтийске Калининградской области. Этот центр был создан в 1997 году, по инициативе И.Г. Яценко, специалиста в области детской психологии, к которой впервые по инициативе работников городского отдела милиции был направлен для консультации семилетний мальчик. Ребенок учился в первом классе, имел низкое интеллектуальное развитие. Не сложившиеся отношения с учителями и одноклассниками привели к тому, что он стал прогуливать уроки, совершать правонарушения. После проведенной с ним работы в центре, абсолютно через месяц, ребенка было не узнать: он вернулся в школу, с товарищами не комплексовал и чувствовал себя на равных, исчезло желание «самоутвердиться» через правонарушения. И это не единичный пример. Впоследствии, на результаты работы психолога обратили внимание городские власти: центр был официально зарегистрирован как общественная организация, выделены денежные средства и помещение. В настоящее время там работают три психолога, которые теперь оказывают помощь не только подросткам, совершившим правонарушения, но и всем детям, попавшим в трудную жизненнук> ситуацию, а также их родителям. Сотрудники отмечают большой объем работы, связанной с предотвращением суицидов среди подростков. Методы работы с юными правонарушителями заключаются, прежде всего, в профилактике будущих правонарушений и преступлений. Среди пациентов центра имеются и несовершеннолетние, отстающие в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, которые на момент совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере отдавать отчет своим действиям и руководить ими, то есть

1 «Сатори» - псшсологический термин, означающий «вспышка», «осознание».

165

совершившие общественно опасное деяние в состоянии возрастной невменяемости. Руководитель центра в беседе с диссертантом отметила, что в «Сатори» существует развивающая программа в отношении таких детей. Однако, она составлена сотрудниками центра, поэт-ому нуждается в оценке, усовершенствовании, дополнении и утверждении учеными -психиатрами, психологами н другими специалистами.

Руководитель центра работает над программой по его расширению, и как показала практика работы, обязательного привлечения к работе в центре юриста, сексолога и психиатра. Для постоянного обмена опытом требуется проведение семинаров специалистов, необходимо проведение исследовательской работы по выявлению лиц, нуждающихся в их помощи. А для этого нужны немалые денежные средства, отсутствие которых пока в значительной степени тормозит развитие центра.

Приведенные примеры еще раз подтверждают, что проблема ребенка- проблема всего российского народа, каждого человека, ей особенное внимание уделяет мировое сообщество. Это вселяет надежду, что совместными усилиями они все же будут решены.

К сожалению, Закон «Об основах системы профилактики…» пока работает лишь в части, касающейся возможности помещения несовершеннолетних в центры временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей. Причем, судьи не всегда правильно (а иногда заведомо неправильно) истолковывают положения данного закона в этой части, что приводит к его нарушению. Вопрос касается помещения несовершеннолетних в центры временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНПы).

Расширительному толкованию судьями подлежит часть 4 пункта 2 статьи 22 указанного закона, суть которой заключается в том, что в центры временной изоляции для несоверщеююлетних правонарушителей могут быть помещены несовершеннолетние, совершившие общественно опасное

166

деяние до достижения возраста уголовной ответственности, если необходимо обеспечить защиту жизни и здоровья несовершеннолетних или предупредить совершение ими повторного общественно опасного деяния, а также в случаях, если их личность не установлена, либо они не имеют места жительства, места пребывания, или не проживают на территории субъекта Российской Федерации, где ими было совершено общественно опасное деяние.

На основании этой статьи, с целью предупреждения совершения повторного правонарушения, на четко указашшй срок в ЦВИНПы стали помещать только несовершеннолетних, совершивших общественно опасное деяние до достижения возраста уголовной ответственности и лиц, не достигших возраста административной ответственности за совершение административных правонарушений при отсутствии обязательных условий их помещения, указанные в Законе.

Примером могут служить помещение в ЦВИНП восьмилетней Кузьминой, которая 22.12. 2000. совершила покушение на грабеж. Учитывая, что девочка не достигла возраста уголовной ответственности, бродяжничает, а родители ребенком не занимаются, судья Центрального района г. Калининграда поместил ребенка в ЦВИНП сроком на 30 дней. !

Сроком на 10 дней были помещены в ЦВИНП двенадцатилетние «бомжата» Пунин и Кланин, которые по предварительному сговору между собой 9.02.2001. совершили квартирную кражу.2

Аналогичная мера была применена также в отношении Храповицкого, 1988 г.р., который совершал сексуальные действия насильственного характера в отношении мальчиков.3

Подобные примеры многочисленны.

Дело Ms 7-1/01. Архив суда Центрального района г. Калининграда * Дела № 7-2/01 и № 7-3/01. Архив суда Центрального района г. Калининграда. 3 Дело Ш 7-4/01. Архив суда Центрального района г. Калининграда.

167

Аналогичное положение дел не только в Калининграде, но и других регионах - в Краснодарском крае, Владимирской, Томской, Кемеровской областях н других субъектах Федерации, что отмечалось в юридической литературе.1 Только в г, Москве в течение 1 года (июль 1999 г. - июль 2000 г.) прокуратурой было выявлено около 2000 незаконных постановлений судов о помещении подростков в ЦВИНП, “ Основанием для помещения всех этих несовершеннолетних в ЦВИНП стал пункт 4 части 2 статьи 22 Закона - предупреждение совершения повторного общественно опасного деяния, фактически рассчитанного на исключение объективных обстоятельств ггоово1гттующих подростка на совершение правонарушений и вывода его из трудной жизненной ситуации, подтолкнувшей его на их совершение. При этом учитывается, что в центре голодного ребенка накормят, сбежавшего - вернут на постоянное место жительства, тем самым будет предотвращено совершение иных противоправных деяний (краж продуктов питания, бесплатного проезда в транспорте и т.д.). На практике именно эта
категория

несовершеннолетних, в том числе не достигших возраста 11 лет, чаще всего помещается в Центры с одной целью - якобы, тфедупредить повторное общественно опасное поведение, а по сути помещение в Центр нередко становится мерой взыскания за общественно опасное поведение.

На незаконность содержания таких несовершеннолетних в ЦВИНПе указывает еще одно обстоятельство: судьи указывают конкретный срок пребывания там несовершеннолетних, как правило, от 10 суток до 1 месяца.

1 Волкова Н., Величко О. Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних//Законность. 2000. № 7. С2-5.

  • Сннелыциков Ю. Что мешает в борьбе с детской беспризорностью // Законность.
    1. №8. С.З.

168

В соответствии с п. 6 ст.22 несовершеннолетние могут находиться в центре в течение времени минимально необходимого для их устройства, но не более 30 суток, и лишь в исключительных случаях этот срок может быть продлен судьей до 15 суток.

В законе указаны лишь ориентиры времени, которые не должны быть увеличены, и срок в 30 суток (и дополнительные 15 суток) не могут быть сроком, который фактически становится для ребенка сроком наказания, сходным с административным арестом. Поскольку помещение ребенка в ЦВИНП является профилактической мерой, необходимой лишь для устройства ребенка и решения иных задач, а судья не может заранее знать в течение какого времени отпадут основания для содержания в нем ребенка, он вообще не вправе указывать срок пребывания в нем несовершеннолетнего.

Как правило, разъяснение положений данного закона вызывает у работников правоохранительных органов и судей недоумение: специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, куда можно было направить несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, на законном основании, существуют пока не во всех регионах, а принудительный порядок направления детей- бродяг в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации в соответствующем Постановлении Правительства РФ не предусмотрен.1

Таким образом, работники милиции без согласия несовершеннолетнего не вправе направлять их ни в ЦВИНПы, ни в другие учреждения, если они не совершили никаких противозаконных действий, И дети, фактически брошенные родителями, обделенные их вниманием и заботой, становятся

1 Постановление Правительства Российской Федерации от 27 ноября 2000 г. Ш 896 «Об утверждении примерных положений о специализированных учреждениях для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации» // Российская газета. 2000. 9 октября.

169

на преступный путь, совершают кражи, другие незаконные действия, занимаются бродяжничеством и попрошайничеством, в то время когда основная масса мест в ЦВИНПах пустует. Об этом много и часто пишут в средствах массовой информации.1 Практика работы с несовершеннолетними правонарушителями показывает, что в указанный закон, в части, регламентирующей направление несовершеннолетних правонарушителей в ЦВИНПы, должна быть иная формулировка. Нормы закона недостаточно продуманы, они не рассчитаны на оказание помощи тем несовершеннолетним, малолетним, беспризорным, которые не совершили правонарушений, не рассчитаны на предупреждение совершения ими правонарушений. Полагаем, что и в згой части указанный закон нуждается в существенных изменениях и дополнениях, устраняющих отмеченные недостатки.

Считаем, что специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа должны быть обязательно созданы в ближайшее время в каждом субъекте федерации: как показывает практика, уровень конфликтности и рецидивная преступность среди тех несовершеннолетних, которые отбывали наказание по месту жительства гораздо ниже. Направление ребенка в такое учреждение должно быть не мерой наказания, а мерой профилактики правонарушений и преступлений. Данные учреждения должны работать, прежде всего, с несовершеннолетними, не подлежащими уголовной ответственности - с

Синельщиков Ю. Что мешает в борьбе с детской беспризорностью // Законность. 2000. №8. СЗ; Анисимов А. Без семьи. //Московский комсомолец. 2000. 8 ееигября; Левина Ю. Волчата // Калининградская правда. 2000. 8 сентября; Одоевцева С. Достучаться до небес детям проще, чем до чиновников // Московский комсомолец. 2000. 15 сентября; Волкова JL, Пахомова Б. Уродина-мать зовет // Московский комсомолец. 2001. 10 марта; Един А. Курс молодого бродяги // Известия. 2001. 22 января; Копысова М. Дети «Моста» хотят в шкоду // Калининградская правда. 2000. 25 августа; Зверева Е. Брошенные «Аленки» // Известия. 2000. 29 августа; и др.

по

малолетними правонарушителями, не достигшими возраста уголовной ответственности и отстающими в развитии.

Итогом данного параграфа являются предложения диссертанта ввести дополнения в УПК РФ в виде самостоятельного раздела «Производство в суде по материалам о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности,, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа». В этом разделе предлагается конкретизировать и развить нормы главы 3 Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г. Тем самым будет восполнен очевидный пробел, образовавшийся в отраслевом законодательстве о судопроизводстве после принятия названного Закона. Этот раздел по своему содержаншо должен быть сходен с разделом УПК о производстве в связи с применением принудительных мер медицинского характера.

171

Глава 4. Процессуальные аспекты организации ювенальной юстиции в Российской Федерации, касающиеся несовершеннолетних правонарушителей, не подлежащих уголовной ответственности

Вступление России в Совет Европы возлагает на нашу страну обязательство по совершенствованию судебной системы, по восполнению имеющихся пробелов в законодательстве, по приведению Российского законодательства в соответствие с нормами и принципами международного гуманитарного права и с отражающими его универеальньши международно-правовыми актами. Судебной реформой Российской Федерации предусмотрено создание новых судебных структур. В первую очередь это касается детей. Поскольку возраст является той базой, на которой возник уголовный процесс по делам несовершеннолетних;, то он имеет свои особые цели, принципы и формы судебной деятельности, существенно отличающиеся от общего уголовного процесса, предназначенного главным образом для ведения расследования и судопроизводства по делам взрослых лиц. Особенности уголовного процесса по делам несовершеннолетних связаны с тем, что он одновременно реализует две комплексные задачи - уголовное преследование и повышенную защиту прав несовершеннолетних. Это особенно актуально и важно для несовершеннолетних, нуждающихся в такой защите по сравнению с другими несовершеннолетними -малолепшх, не достигших возраста уголовной ответственности, отстающих в развитии,, невменяемых. Повышенную защиту несовершеннолетним в наибольшей степени способна обеспечить, ювенальная юстиция - юстиция по делам несовершеннолетних, центральным звеном которой является специализированный суд. Именно эти суды, согласно концепции ювенальной юстиции, смогут обеспечить соблюдете прав и интересов несовершеннолетних как в уголовном

судопроизводстве, так и в работе по предупреждению преступности и иных правонарушений среди несовершеннолетних.

На международном уровне также есть правовые документы, посвященные несовершеннолетним, предоставляющие любому ребенку, также как и взрослому, такие гарантии, как принцип презумпции невиновности, гуманизма, законности, принцип опровержения, право на защиту и др.

База для ювенальной юстиции в российском уголовно- процессуальном законодательстве есть. И здесь немаловажным является то обстоятельство, что в прошлом в России ювенальная юстиция уже была. В 1910 г. в России была создана ювенальная юстиция, как отмечали криминологи того времени, вполне удачная модель автономного правосудия по делам несовершеннолетних, которая за короткий период своего существования показала свою эффективность. Декретом советской власти от 17 января 1918 г. она прекратила свое существование. Наше государство, признавая детство важным этапом жизни человека, исходит из принципов приоритетности подготовки детей к полноценной жизни в обществе, развития у них общественно значимой и творческой активности, воспитания в них высоких нравственных качеств, патриотизма и гражданственности. Федеральный Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской федерации» от 9 июля 1998 г. установил основные гарантии прав н законных интересов ребенка»
предуемотренных

1 Американская конвенция по правам человека. 1984; Декларация ООН по правам человека. 1984; Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия по делам несовершеннолетних (Пекинаше правила Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности несовершеннолетних (Руководящие принципы, принятые в Эр- Рияде). 19S8; Конвенция о правах ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.89.

Люблинский П.И. Особые суды для юношества в Северной Америке и Западной Европе. СПб. 1908; Он же. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте (социально-правовые очерки). М. 1923; Куфаев В.И. Юные правонарушители. М. 1924; и др.

Федеральный Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской федерации» от 9 июля 1998 г. // Российская газета. 1998. 5 августа.

173

Конституцией РФ в целях создания правовых, социально- экономических условий для их реализации.!

Подготовка проекта Основ законодательства о ювенальной юстиции, вступление в силу с 30 июня 1999 г. Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», свидетельствует о том, что возрождающаяся российская ювенальная юстиция начинает обогащаться законодательной базой. Однако, анализ этого закона, приведенный в третьей главе диссертационного исследования указывает на то, что он нуждается в усовершенствовании.

Идею воссоздания ювенальной юстиции поддерживает юридическая общественность,2 ученые - юристы,3 практические работники4 и поддерживает и диссертант. Не впадая в дискуссию с противниками этой идеи, 5 мы убеждены, что опыт зарубежных стран по развитию этой ветви правосудия должен быть подвергнут более серьезному изучению с целью извлечения пользы и недопущения ошибок. Бесспорно, что ювенальная юстиция, в отличие от общеуголовного судопроизводства, глубже позволяет понять причины преступного поведения, отыскать эффективные способы воздействия на виновных лиц. Цель правосудия в отношении несовершеннолетних -
избежать криминализации личности и

Консгтуция Российской Федерации, М. 1993.

2 Иванова-Гладнльщикова Н. Ювеналыше суда* // Известия. 2000. 9 августа.

3 Николаев М. В Россию надо вернуть суды для несовершеннолетних // Российская юстиция. 1996. № 4. С.56-57; Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция; Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. М. 2000.; .Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М.. Уголовный процесс России. М. 1997. С.293-314; Каневский Л.Л. Проблемы обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних в следственной и воспитательно - профилактической работе, Уфа. 1999. С.265; Ведерникова О. Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 51-52; и др.

4 Афанасьева Н.П., Афонина Е.Е.. Ювенальная юстиция в России? Да! М. 199S. С. 9-11; и др.

Ведерникова О. Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы.// Российская юстиция. 2000. №7. €.51-52,

174

способствовать ее дальнейшей социальной реабилитации, а не отчуждению от общества, а также профилактика преступного поведения, особенно ранняя, связанная с обеспечением благополучного физического и нравственного развития детей, оказанием помощи детям из «групп риска», что особенно важно в отношении исследуемых категорий несовершешюлетних.

В определенной мере решить проблему воссоздания ювенальной юстнпии поможет Проект «Закона о ювенальной юстиции в Российской Федерации», разработанный Институтом государства и права Российской академии наук под руководством профессора Э.Б. Мельниковой. 1

По мнению диссертанта, деятельность органов ювенальной юстиции должна регламентироваться специальным Кодексом несовершеннолетних, который отличается от Уголовного кодекса тем, что, согласно содержащимся в нем нормам, к несовершеннолетнему правонарушителю применяются не меры уголовного наказания, предусмотренные Уголовным кодексом, а меры принудительного характера, имеющие не карательные цели, а цели воспитания, исправления, ресоциализации, защиты несоввршешюлетнего.

В США, некоторых странах Лалшекой Америки других странах, уже созданы и успешно применяются такие Кодексы, как самостоятельные акты, регулирующие все сферы жизни несовершеннолетних, включая регулирование нарушений норм уголовного права, а также защиты, покровительства и опеки. 2 В соответствии с этими же Кодексами расследованием уголовных дел в отношении несовершешюлетних занимаются специальные органы предварительного расследования, а правосудием по делам несовершеннолетних занижаются суды
со

1 Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М.. Уголовный процесс России, М. 1997,

С.293-314.

*? Сефершго С. Ответственность несовершеннолетних по законодательству стран

Латинской Америки. Аетореф. дис.канд. юрид. наук. М. 1999, С. 15.

специальной юрисдикцией. Определяющими для построения и функционирования национальных систем правосудия для несовершеннолетних являются именно Минимальные стандартные правила ООН отправления правосудия по делам несовершеннолетних 1984 г. (Пекинские правила). Что касается специального Кодекса РФ по делам несовершештлетних, о котором было сказано, то, по мнению автора работы, в этом кодексе рекомендуется учесть отражение все предложений, изложенных в диссертационной работе, касающихся уголовно-процессуальной регламентации по делам несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности. Так, он должен содержать ряд статей, регламентирующих порядок возбуждения и особого производства предварительного расследования и производства в суде уголовных дел о запрещенных уголовным законом деяниях, совершенных лицами, не подлежащими уголовной ответственности. А главное» что касается в ракурсе рассматриваемой нами темы - предлагаемый кодекс процессуально должен обеспечивать применение различными учреждениями разных видов принудительных мер. Спектр этих мер и учреждений должен быть значительно шире, чем указано в законе. В отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности судом должны применяться не только принудительные меры воспитательного воздействия, но и психолого- педагогического и медицинского характера, а в случае необходимости - комплекса этих мер, если суд усмотрит целесообразность их применения в отношении одного и того же ребенка.

Создание системы ювенальной юстиции в России - дело длительное, требующее обсуждения. В ближайшие годы, по нашему мнению, более реальным представляется регламентация мер, применяемых в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, соответствующими статьями Уголовно- процессуального Кодекса РФ

176

«Производство в суде в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности». Этот раздел УПК должен быть построены на базе глав 32 и 33 УПК РСФСР и глав 50 и 51УПК РФ.

В свете решения этой проблемы, как нам видится, стоит обратить внимание на опыт зарубежных стран, в частности, США, где существует и успешно функционирует такой вид полузакрытых исправительных учреждений., как Центры дневного содержания. Содержание в них детей только в дневное время существенно экономит материальные средства^ а кроме того, является мощным инструментом, выполняющим воспитательную функцию. Вся деятельность этих центров построена на противопоставлении хорошего и плохого, то есть жизнь «за решеткой», в изоляции, где применяются меры принуждения и свободная жизнь в родном доме, с родителями. В юридической литературе отмечалось, что такой режим в раннем возрасте откладывает в сознании человека цену свободы и стимулировать в дальнейшем у него правопослушное поведение.1

Дневной режим применения воспитательных и иных принудительных мер воздействия будет способствовать большему воспитательному эффекту и в некоторой степени создаст экономию денежных средств, выделяемых государством на развитие сети учебно-воспитательных учреждений закрытого типа,

Другим видом учреждений, занимающихся исполнением решений суда

0 применении принудительных мер в отношении несовершеннолетних, могут стать воинские части, монастыри, различные организации, которым, после специального обследования на соответствие данному виду деятельности, будут выданы специальные разрешения. Постановлением

1 Громов В.Г., Лушина Ю.В. Роль пенитенциарных учреждений России и США. в борьбе с преступностью (сравнительный анализ) // Российский следователь. 2000. № 5. С. 39-41.

177

Правительства от 21 сентября 2000 № 745 «Об утверждения положения о статусе воспитанников воинских частей» фактически узаконена старая российская армейская традиция брать на воспитание мальчиков. Данным документом утвержден статус таких подростков, права и обязанности^ по существу равнозначные статусу, правам и обязанностям суворовцев. Дети находятся на полном государственном обеспечении, обучаются, имеют право проводить каникулы с родственниками, если таковые у них имеются, а отчисление из воинской части может быть произведено только с согласия комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Взводы из таких мальчишек уже созданы во многих регионах России, о чем публиковалось в средствах печати. По нашему мнению,

направление в воинские части подростков с целью их перевоспитания и исправления должно быть одной из мер, принимаемых судами в отношении несовершеннолетних, не достигших возраста уголовной ответственности. Считаем, что нахождение ребенка, совершившего противоправное действие, среди своих сверстников в военной форме, режим и дисциплина скажется самым благоприятным образом на формирование личности подростка. Данное утверждение не безосновательно. В Калининградской области
постановление^

администрации области ‘утвержден перечень воинских частей Балтийского флота, за которыми закреплены подшефные школы, подростковые военно-патриотические клубы, объединения, перечень воинских частей Калининградской пограничной группы ФПС РФ, за которыми закреплены подшефные учебные заведения. Результат этой работы дает примеры

Постановление Правительства Российской Федерации от 21 сентября 2000 г. №745 «Об угверящении положения о статусе воспитанников воинских частей» // Российская газета. 2000, 13 октября,

2 Ямшанов Б. Я - сын полка // Российская газета. 2000. 6 октября.

3 Постановление Администрации области от 12.08.98. №535 «О военно- патриотическом воспитании и организации военно-шефской работы с образовательными учреждениями Калининградской области» (документ опубликован не был)

178

положительного влияния военнослужащих на детей с
девнантным

г

поведением.

В г. Калининграде решением городского Совета депутатов принят документ «Об утверждении временного положения об образовательной кадетской школе».1 Не/смотря на то, что прецедента направления ни судом, ни органами внутренних дел в эту школу несовершеннолетних с целью оказания воспитательных мер воздействия на ребенка пока нет, однако, следует отметить, что при правильной организации база для развития ювенальной юстиции в Калининградской области все же есть.

Направление в воинские части девочек, а также подростков с отклонениями от нормального развития в воинские части достаточно спорно. А кроме того, это не всегда подходит даже мальчикам. Направление судами несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности в учреждения с целью применения к ним принудительных мер воздействия должно происходить с учетом личности правонарушителя, его индивидуальности. Это согласуется с правилом 17.1. Пекинских правил. Поэтому в некоторых случаях суд может усмотреть целесообразным направление подростка, напршгер, в монастыри. В Калининградской области в марте 2000 г. открылся Центр экстренной помощи имени Сергия Радонежского.2 Пока этот центр работает как приют, где «бомжат» не только кормят, одевают, обучают и воспитывают, но и прививают любовь к Богу. Но только с наступлением совершеннолетия возможно поступление в монастырь, как в мужской, так и женский. Полагаем, что наше предложение
передавать

несовершеннолетних с их согласия на воспитание в монастыри должно

1 Решение городского Совета депутатов Калининграда от 10.07,98. №452 «Об утверждении временного положения об образовательной кадетской школе» (документ опубликован не был).

2 Мальцева Н. Дети подземелья // Калининградская правда. 2000. 19 марта.

179

найти поддержку даже у самых убежденных атеистов: гораздо более соответствует интересам самого несовершеннолетнего и общества жизнь в соответствии с церковными заповедями, нежели преступный путь. При правильной организации работы с несовершеннолетними возможно использовать желание и стремление церкви работать с трудными подростками и тратить цели воспитания и обучение детей немалые средства.

Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав должны осуществлять консультативную и координирующую функцию в работе по направлению несовершеннолетних в специальные учебно- воспитательные учреждения закрытого типа. Осуществлять контроль за деятельностью учебно-воспитательных учреждений закрытого типа и приравненных к ним обязан именно суд.

Поэтому необходим Федеральный закон, в котором были бы прямо раскрыты возможные варианты учреждений, имеющих соответствующий допуск на работу с несовершеннолетними подростками, не подлежащими уголовной ответственности, в плане применения к ним принудительных мер воздействия - включая воспитательные, психолого-педагогические и медицинские меры. Эти нормы должны найти отражение в Кодексе о правонарушениях несовершеннолетних и принятию мер по их воспитанию, о котором было сказано в данном параграфе.

180

t

Заключение

Проведенное исследование правового регулирования и практики уголовного судопроизводства с участием несовершеннолетнюю не являющихся субъектами уголовной ответственности по возрастным, психологическим и психическим критериям, позволяет диссертанту сделать определенные выводы и внести следующие предложения.

Хотя действующий уголовно-процессуальный закон обязывает прекращать уголовное дело в отношении лиц, не являющихся субъектами уголовной ответственности (либо отказывать в его возбуждении^ практика расследования уголовных дел показывает, что такой несовершеннолетний в силу разных причин оказывается вовлеченным в орбиту уголовно-процессуальных отношений и при этом становится самым незащищенным в правовом смысле его участником. Диссертант считаегэ что в уголовном процессе невозможно ограничиться актом отказа в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности и уголовное дело в их отношении должно подлежать возбуждению независимо от возраста.

Уголовное дело в отношении несовершеннолетних^ не подаежащйх уголовной ответственности, должно подлежать возбуждению не только при наличии данных о взрослом соучастнике и подстрекателе и необходимости выяснения обстоятельств, установление которых стало невозможным в стадии возбуждения уголовного дела, но и в следующих случаях; когда совершено умышленное тяжкое и особо тяжкое преступление; неоднократно (возникла необходимость в применении принудительных мер воспитательного и психологического воздействия); общественно опасным деянием причинен значительный материальный ущерб, возместить который в полном объеме не
представляется

181

возможным без проведения следственных действий; общественно опасное деяние по объективной стороне является тяжким или особо тяжким преступлением и совершено несовершеннолетним, не достигшим возраста уголовной ответственности; интеллектуш1ьный уровень развития равен уровню или выше уровня несовершеннолетних, являющихся субъектами преступления; невозможности установления совершения общественно опасного деяния конкретным лицом, в том числе в случаях, когда вина несовершеннолетнего не очевидна, а ребенок (или его представитель) ее отрицает; при необходимости проведения экспертизы для установления возраста несовершеннолетнего.

В связи с этим диссертант предлагает дополнить УПК следующей статьей.

Статья. «Производство по делам о запрещенных уголовным законом деяниях, совершенных лицами до достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность».

По фактам совершения запрещенных уголовным законом деяний лицами, не подлежащими уголовной ответственности, следователь вправе возбудить уголовное дело и провести предварительное следствие с целью применения к ним принудительных мер воспитательного и психологического воздействия. При производстве предварительного следствия должны быть установлены следующие обстоятельства: место, способ и другие обстоятельства совершенного общественно опасного деяния; совершение общественно опасного деяния данным лицом, возраст несовершеннолетнего, условия жизни и воспитания, его поведение до и поте совершения общественно опасного деяния; наличие взрослых соучастников и подстрекателей, характер и размер ущерба; причины и условия, способствовавшие соверишнию общественно опасного деяния, а также иные обстоятельства, влияющие на принятие правильного и обоснованного решения судом по вопросу о
помещении

8^

несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

Несовершеннолетний, не являющийся субъектом уголовной ответственности ввиду недостижения возраста уголовной ответственности или отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, является самостоятельным субъектом уголовного судопроизводства, который требует особой зашиты, и его участие в уголовно-процессуальных отношениях определяется уровнем психического и физического развития и осуществляется посредством тройного представительства - с помощью привлечения в судопроизводство адвоката, законного представителя, педагога либо профильных специалистов: для несовершеннолетних, отстающих в развитии -психолога, для невменяемых несовершеннолетних - психиатра. При этом предлагается такому субъекту дать свое наименование и закрепить его процессуальное положение в отдельной статье УПК,

Статья. «Несовершеннолетний, изобличаемый в
совершении

общественно опасного деяния».

Несовершеннолетний, изобличаемый в совершении общественно опасного деяния — лицо, не подлежащее уголовной ответственности, совершившее запрещенное уголовным законам деяние до достижении возраста уголовной ответственности, либо достигшее возраста уголовной ответственности, но не являющееся субъектом уголовной ответственности в силу отставания в психическом развитии, в отношении которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела, либо ведется предварительное следствие.

Автором работы предлагается отдельной статей
уголовно-

процессуального кодекса РФ закрепить процессуальные права такого лица, в частности, иметь защитника в стадии возбуждения уголовного дела, знать, в чем он изобличается и существо совершенного
запрещенного

183

уголовным законом деяния, право приносить жалобы, представлять доказательства, и другие. Диссертационным исследованием доказана обязательность включения в УПК нормы, допускающей возможность защиты интересов ребенка на всех стадиях уголовного судопроизводства другим, отличным от законных представителей, но выполняющим их функции, субъектам уголовно-процессуальной деятельности. Поэтому наименование статьи 48 УПК РФ «Законные
представители

несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого» должна быть дополнена словосочетанием «и лица, изобличаемого в совершении общественно опасного деяния», при этом должна быть изложена в следующей редакции.

Статья, Для защиты прав и законных интересов несовершеннолетних в судопроизводство допускаются их законные представителя. Участие законного представителя несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности0является обязательным.

  1. В качестве законных представителей могут участвовать родители, в том числе и приемные, усыновители, опекуны. Попечители, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний, представитель органа опеки и попечительства, близкие и иные родственники.
  2. Законный представитель допускается к участию в деле постановлением лица, разрешающего вопрос о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела, следователя^ дознавателя, прокурора, судьи или определением суда по предъявлению документов, подтверждающих его полномочия (за исключением лиц, являющихся законными представителями по закону). При этом законному представителю должны быть разъяснены права и обязанности, предусмотренные статьей настоящего Кодекса,

IS4

  1. Законный представитель не допускается к участию в производстве по уголовному deny (материачу) либо отстраняется от него в случаях: если он признан в установленном порядке недееспособным; если между интересами представляемых им лиц имеются существенные противоречия; если им заявлен письменный отказ от выполнения своих обязанностей; если он подозревается или обвиняется в совершении преступления в отношении представляемого им лица или представляемое им лицо изобличается, подозревается, обвиняется в совершении правонарушения (преступления) в отношении представителя; если он совершает действия, могущие причинить вред представляемому лицу или направленные на воспрепятствование объективному исследованию обстоятельств дача; если несовершеннолетний достиг совери1вннолетия.
  2. Законный представитель не заменяет представляемое лицо, а действует наряду с ним. В случае признания несовершеннолетнего в установленном порядке недееспособным, либо на основании заключения эксперта неспособным правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания, законный представитель допускается в дело вместо представляемого лица.
  3. Статья. Права и обязанности законного представителя.

С момента допуска к участию в деле законный представитель вправе: давать объяснения и показания; заявлять ходатайства и отводы; приносить жачобы на действия лиц, производящих процессуальные действия и выносящих решения; представлять доказательства; присутствовать при производстве любого процессуального действия с участием представляемого лица; задавать вопросы участникам данного действия; делать замечания, подлежагцие занесению в составляемый

185

документ; знакомиться с документами, которые
предъявлялись представляемому лицу, а по окончании
расследования (вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела) — со всеми материалами; делать выписки из них в любом объеме; знать о вызове представляемого лица в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру и суд;
пользоваться услугами адвоката-представителя; заявлять гражданский иск и поддерживать его в суде; знать существо общественно опасного деяния, в котором изобличается, подозревается или обвиняется представляемое лицо;
принимать решения за несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, когда закон требует учета его
.мнения; участвовать в судебном разбирательстве первой инстанции и заседании суда, рассматривающего дело или материал об отказе в возбуждении уголовного дела, участвовать в исследовании
доказательств в судебном заседании, высказываться относительно
целесообразности применения принудительных мер воспитательного и психологического воздействия,
направления несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной
ответственности в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа; знакомиться с его протоколом судебного заседания.

Законный представитель должен быть уведомлен о всяком случае задержания или ареста, дате и времени производимых с участием представляемого действий и судебного разбирательства. Ограничение прав законного представителя недопустимо, Законный представитель обязан: использовать все указанные в законе средства и способы защиты законных интересов представляемого лица, являться по вызовам представителя органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, судьи и суда, без разрешения указанных лиц не разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с участием в судопроизводстве, представлять документы, подтверждающие
его

186

полномочия, соблюдать установленный порядок судопроизводства, не производить действий, могущих нанести вред интересам представляемого лица, оказывать воспитательное воздействие на представляемое лицо.

За неисполнение обязанностей законный представитель несет ответственность в соответствии с действующгт законодательство.^

Одним из наиболее важных выводов диссертационного исследования является тот, что совершение общественно опасного деяния в состоянии невменяемости целесообразно распространить и на случаи так называемой возрастной невменяемости и тем самым придать этому понятию легитимный характер. Для этого предлагается дополнить УПК соответствующей статьей, специально регламентирующей основания и порядок прекращения уголовного дела в связи с возрастной невменяемостью, дающей законное основание для прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, имеющих отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, которые во время совершения общественно опасного деяния не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. В работе отмечено, что указанное основание является нереабюштирующим и не вступает в противоречие с принципом презумпции невиновности.

В данной работе обосновано, что расследование уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, а также судебное разбирательство должно происходить по правилам особого производства по применению принудительных мер воспитательного и психолого-педагогнческого воздействия, целью которых является не только излечение и улучшение психического состояния, но также и предупреждение новых общественно опасных

187

деяний. Для этого необходимо предусмотреть правовые основания и механизм применения таких мер.

В своей работе диссертант указывает, что целью возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, и направление его в суд после прекращения является перевоспитание, исправление и лечение ребенка. А поскольку ст. 90 УК РФ (Применение принудительных мер воспитательного воздействия) сконструирована так, что указанные в ней меры могут быть применены только в отношении несовершеннолетних, являющихся субъектами преступлений, то с учетом обоснованности предложения о целесообразности возбуждения уголовных дел в отношении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, ее необходимо дополнить. В этом случае должно быть указание на возможность применения принудительных мер воспитательного и психологического воздействия в отношении несовершеннолетних, не являющихся субъектами уголовной ответственности, совершивших общественно опасное деяние, с направлением их в учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, которые определены Федеральным законом «Об основах системы профилактики и безнадзорности 1пзавовярушений несовершеннолетних» от 24.06.99. В связи с этим предлагается конкретизировать и развить нормы главы 3 этого Закона. Диссертант полагает, что этот раздел по своему статусу и содержанию должен быть сходен с разделом УПК о производстве в связи с применением принудительных мер медицинского характера.

Основными документами, которыми руководствуется суд, решая вопрос о помещении несовершеннолетнего в специальное учебно- воспитательное учреждение закрытого типа, являются материалы полного

расследованного уголовного дела, в рамках которого
уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего прекращено.

188

В работе обосновано, что появление в уголовном деле потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика может быть связано не только с совершением преступления, но и с совершением общественно опасного деяния несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности. Для этого в ч.2 ст. 126 УПК РСФСР словосочетание «о преступлениях» нужно заменить на «общественно опасных деяниях», ст, 199 УПК дополнить словосочетанием «либо постановлением о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер воспитательного или психологического воздействия».

В связи с изложенным диссертант считает необходимым введение в УПК отдельных статей в следующей редакции.

Статья. По окончании предварительного следствия следователь выносит постановление о направлении уголовного дела в суд для решения вопроса о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного и психологического воздействия, в котором должны быть изложены все обстоятельства общественно опасного деяния и .мотивирована необходимость применения к данному лицу указанных .мер, в том числе и в учебно- воспитательном учреждении закрытого типа. О принятом решении уведомляется несовершеннолетний и его законный представитель, которым должна быть предоставлена возможность ознакомления с материалами, ноправляемылт в суд. Постановление вместе с делам направляется прокурору, который при согласии с решением направляет дело в суд, а при несогласии -отменяет постановление следователя.

Статья. «Порядок применения принудительных мер воспитательного и психологического воздействия в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяния, не подлежащих уголовной ответственности» (Раздел «Производство в суде по материалам
о

189

помещешш несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа)

Судебное разбирательство по делу, поступившему в суд в порядке ст. настоящего кодекса, производится в 10-дневный срок со дня

поступления соответствующих материалов обязательным участием прокурора, законного представителя и адвоката.

В судебное заседание вызываются несовершеннолетний, его законный представитель, адвокат, представители органа, побудившего ходатайство о применении соответствующих принудительных мер в отношении несовершеннолетнего, специалистов в области возрастной педагогики (психологии и психиатрии). Неявка указанных лиц не является препятствием рассмотрению дела.

В судебном заседании исследуются представленные материалы, выслушиваются мнения участвующих в деле лиц.

Судья вправе применить к несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного, психологического воздействш, направив его в учебно- воспитательное учреждение закрытого типа.

В ходе судебного разбирательства суд может придти к выводу о возможности исправления несовершеннолетнего без направления его в учебно-воспитательное учреждение закрытого типа и применения в его отношении каких-либо принудительных .мер воздействия.

Копия постановления о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного, психологического воздействия направляется в специализированный государственный орган по делам несовершеннолетних, осуществляющий контроль за исполнением постановления.

Порядок пребывания несовершеннолетних, совершивших общественно опасное деяние и не подлежащих уголовной ответственности в учебно-

190

воспитательном учреждении закрытого типа и лечебно- воспитательном учреждении определяется законодательством Российской Федерации.

Диссертантом показана целесообразность расширения перечня учебно- воспитательных учреждений закрытого типа для помещения в них по решению суда несовершеннолетних, совершивших общественно опасное деяние и не подлежащих уголовной ответственности, необходимость надзора за содержанием в них несовершеннолетних не только со стороны прокуратуры, но и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, других организаций» ответственных за их воспитание, социально-правовую защиту, возможность пересмотра вышестоящим судом решения о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

Наиболее успешное разрешение вышеуказанных проблем и внедрение в уголовно-процессуальное законодательство его предложений, диссертанту представляется наиболее быстрым и успешным при наличии ювенальной юстиции и развития восстановительного правосудия,

191

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЬШ И НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

  1. Международные документы

1, Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления

правосудия в отношении несовершеннолетних («Пеишские правила»)//

(приняты 29.11.85. Резолюцией 40/33 на 96 пленарном
заседании

Генеральной Ассамблеи ООН). Y

2.Конвенция о правах ребенка // (принята 20.11.89. Резолюцией 44/25

Генеральной Ассамблеи ООН // Советский журнал международного права.

  1. №2.

3.Американская конвенция по правам человека 1984 г.

  1. Декларация о правах умственно отсталых лиц (принята 20.12.71. Резолюцией 2856 на 2027 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН)
  2. Декларация прав ребенка (принята 20.11.59. Резолюцией 1386 на 841 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) - Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М. 1990. б.Рукотодящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр- Риядские руководящие принципы) (приняты 14.12.90. Резолюцией 45/112 на 68 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН).
  3. При подготовке диссертационной работы, кроме печатных изданий, была использована система связи «Интернет», компьютерная справочная система марки «Консультант - Плюс», «Гарант» и «Эталон», что объясняет отсутствие укйзання на источник публикации.

192

  1. Законодательство РФ

Конституция Российской Федерации. М. 1993.

Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. Ю.В.

Кудрявцева. М. 1997.

Федеральный Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской

федерации» от 9 июля 1998 г. // Российская газета. 1998. 5 августа,

Федеральный Закон «О дополнительных гарантиях по социальной защите

детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21.12.96.

№159-ФЗ (ред. от 07.OS.2OO0.)

Постановление Правительства Российской Федерации от 21 сентября 2000

г. №745 «Об утверждении положения о статусе воспитанников воинских

частей» // Российская газета. 2000.13 октября.

Приказ Генерального Прокурора РФ от 18 мая 1995 г. №30 «О задачах

органов прокуратуры по повышению эффективности надзора
за

исполнением законов о несовершеннолетних» // Комментарий
к

Федеральному Закону «О прокуратуре Российской Федерации». М. 1996.

Приказ МВД СССР № 415 от 11 ноября 1990 г. «Об утверждении

Примерной инструкции о порядке приема, регистрации, учета
и

разрешения в органах внутренних дел заявлений, сообщений и другой

информации о преступлениях и происшествиях».

Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и

правонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г.

Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-1986 г,г,,

М. 1987.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7

«О судебной практике по делам несовершеннолетних» // Бюллетень

Верховного Суда РФ. 2000. № 6.

193

  1. Документы, принятые органами государственной власти и местного самоуправления Калининградской области

Постановление Главы администрации области от 24.03.97. №230 «О передаче высвободившегося военного городка в пос. Вербное Зеленоградского района под специальную школу и порядке ее финансирования» (документ опубликован не был).

Постановление Главы администрации области от 21.03. 97. №224 (ред. от 24.03,98 г.) «О мерах по активизации работы по борьбе с детской безнадзорностью и профилактике
правонарушений среди несовершеннолетних» (документ опубликован не был). Решение городского Совета депутатов г. Калининграда от 24.12.97. №351 «О городской целевой программе
профилактики и коррекции девиантного поведения несовершеннолетних <щети группы риска». Постановление администрации области от 12.08.98. №535 «О военно-патриотическом воспитании и организации военно-шефской работы с образовательными учреждениями Калининградской области». Решение городского Совета депутатов Калининграда от 10.07.98. №452 «Об утверждении временного положения об образовательной кадетской школе».

Протокол заседания Координационного совета по борьбе с преступностью и коррупцией при главе администрации Калининградской области от 26 ноября 1999.

194

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Книги и монографии

Барабаш А.С, Володина Л.М, Прекращение уголовных дел по

нереабилитирующим основаниям в стадии
предварительного

расследования (ст.6(2>9 УПК РСФСР, Томск. 1968.

Бородин СВ., Наумов А.А. Современные тенденции развития уголовной

политики уголовного законодательства, М. 1994.

Бородин СВ., Наумов А.А. Современные тенденции развитая уголовной

политики уголовного законодательства. М. 1994.

Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела.
М.

1970.

Галаган А.И, Особенности расследования органами
внутренних

общественно опасных деяний лиц, признанных невменяемыми. Киев. 1986.

Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судопроизводстве. СПб.

2001.

Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления
органами

внутренних дел. Ташкент. 1986,

Давыдов П.М., Мирский Д.Я. Прекращение уголовных дел. М. 1971.

Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и

судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних.
М.

1974.

Дергай Б.И. Особенности расследования по делам
невменяемых.

Волгоград. 1976.

Дубннский А.Я. Систематизация оснований для прекращения уголовного

дела в стадии дознания и предварительного следствия. Киев. 1967.

Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуэкдение уголовного дела. М. 1961.

193

Жогин Н.В.» Фаткуллнн Ф.Н. Предварительное следствие в советском

уголовном процессе. М. 1969,

Зеленецкий В.С. Предупреждение преступлений следователем. Харьков.

1975.

Игошев К.Е., Миньковскнй Г.М. Семья, дети5 школа. М.1989,

Карнеева Л.М.» Миньковский Г.М. Особенности пределов доказывания

при принятии некоторых процессуальных решений в
стадии

предварительного следствия. М. 1981.

Кашепов В.П. Концепция развития российского законодательства
//

Правовая реформа: (Концепция развития российского законодательства).

М. 1995.

Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Воронеж. 1993.

Колмаков П.А. Права и обязанности лица, нуждающегося в применении

принудительных мер медицинского характера.// Правоведение. 1985. № 3.

Куфаев В.И. Юные правонарушители. М. 1924.

Ларин А.М. Производство по делам о применении принудительных мер

медицинского характера. М. 1989.

Ларин А.М. Презумпция невиновности. М. 1982.

Ларин А-М, Общественные и личные интересы в судопроизводстве.

Воронеж. 1984.

Лунц Д.Р, Проблема невменяемости в теории и практике судебной

психиатрии. М. 1966.

Люблинский П.И. Особые суды для юношества в Северной Америке и

Западной Европе, СПб. 1908.

Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском

возрасте (социально-правовые очерки). М. 1923.

Марфнцин П,Г. Стадия возбуждения уголовного дела; (В вопросах и

ответах). Омск. 1995.

196

Мельник В. В., Яровенко В.В. Теоретические основы
судебно-

психологической экспертизы. Владивосток. 1991.

Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном

процессе. Саратов. 1975.

Миньковский Г.М. Особенности расследования и
судебного

разбирательства дел о преступлениях несовершеннолетних. М. 1959.

Михайлова Т.А. Производство по применению принудительных мер

медицинского характера. М. 1987.

Михеев Р,И, Проблема вменяемости и невменяемости в советском

уголовном праве. Владивосток. 1983.

Николкж В. В., Кальницкий В.В. Уголовно-процессуальная деятельность

по применению принудительных мер медицинского характера. Омск. 1990.

Ннколюк В.В, Уголовно-исполнительное производство. Иркутск. 1989.

Павлов И.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступлениях.

Волгоград. 1979.

Радаев В.В. Расследование преступлений, совершаемых лицами
с

психическими недостатками. Волгоград. 1987.

Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М.

1997.

Сафия Н.Ш. Доцрое несовершеннолетнего подозреваемого в советском

уголовном судопроизводстве: процессуальный и
криминалистический

аспекты проблемы. Казань. 1990.

Сотников Н.И. Отказ в возбуждении уголовного дела. Караганда. 1992.

Советский уголовный процесс / под ред. СВ. Бородина. М. 1982.

Степанов В.В. Предварительная проверка первичных
материалов о

преступлениях. Саратов. 1972.

УПК РФ» принятый в третьем чтении Государственной Думой 22 ноября

2001 г., вступающий в действие с 1 июля 2002 г.

197

Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при
расследовании

преступлений. М. 1997,

Элькинд П.С. Расследование и судебное рассмотрение дел
о

невменяемых. М. 1959.

Якимовнч Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном

процессе. Томск. 1994.

  1. Учебная и справочная литература

Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при рас^ледоващи

преступлений. М. 1970.

Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно- розыскной и

экспертной практике. Алматы. 1995.

Домахни С.А.» Степанов В.Г. Общественное поручительство. М. 1962.

Дубинский АЛ, Прекращение уголовного дела в стадии предварительного

расследования. Киев. 1973.

Закатов А.А. Психологические особенности тактики
производства

следственных действий с участием несовершеннолетних. Волгоград. 1979.

Карнеева Л.М., Бондаревский И.И. Виноградов СВ. и др. Особенности

расследования преступлений несовершеннолетних. М. 1981.

Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / под ред.

Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М. 1996.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Л. 1962.

Комментарий к уголовно-процесс^льному кодексу РСФСР / под ред.

A.M. Рекункова и А.К. Орлова. М. 1985.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу
РСФСР.

Новосибирск. 1997.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под ред.

В.Т. Томнна. М. 2000.

198

Косе А.В., Чернышева А.В, Права ребенка в Калининградской области.

Калининград. 2001,

Коченов М.М, Осипова Н.Р. Психология допроса малолетних свидетелей,

М. 1984.

Ларин А. Мм Мельникова Э.Б. Савицкий В.М. Уголовный процесс

России. М.1997.

Лукьянчиков Б.Д., Письменный Д.П. Разрешение органами внутренних

дел заявлений и сообщений о преступлениях несовершеннолетних. Киев.

1987.

Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному

кодексу РСФСР / под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева М. 1997.

Николюк В.В. Производство с участием несовершеннолетних. Омск. 1994.

Ннколнж В.В. Кальницкий В.В., Марфицин ПХ. Стадия возбуждения

уголовного дела, Омск. 1995.

Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: Проблемы уголовного права^

уголовного процесса и криминологии. М. 2000.

Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера. М. 1976.

Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в
уголовном

процессе. М. 1998.

Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственносяи. М. 1998.

Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления

судебно-психилогической экспертизы. М. 2000.

Советский уголовный процесс / под ред. Л.М. Карнеевой,
П.А.

Лушшскойэ И.В. Тыричева. М. 1980.

Советский уголовный процесс / под ред. Д.С. Карева. М. 1975.

Рыбальская ЪМ. Особенности производства по делам о преступлениях

несовершеннолетних. Иркутск. 1972.

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / под ред. П.А.

Лупинской. М. 2000.

200

Каневский JI.JL Проблемы обеспечения прав и законных интересов

несовершеннолетних в следственной и воспитательно - профилактической

работе. Уфа. 1999.

Кожевникова А., Гуковская Н. Особенности прокурорского надзора за

дознанием по делам о преступлениях несовершеннолетних
//

Социалистическая законность. 1967. № 2.

Коркия П.П, Об основаниях прекращения уголовных дел // Советское

государство и право, 1958. № 12.

Кудрявцев И.А., Миньковский Г.М., Снтковская О.Д, Теоретические и

экспертные аспекты применения ч. 3 ст. 20 УК РФ // Российский

психиатрический журнал, 1998. Ш 4.

Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого- психиатрическая

экспертиза. Российский психиатрический журнал. 1999. №2.

Кудрявцев И.А., Морозов М.В. Ответственность несовершеннолетних:

некоторые парадоксы нового УК // Российская юстиция. 1997. № 8.

Кудрявцев И.А., Дозорцева Е.Г. Психологический
возраст:

методологические проблемы и судебная экспертная практика
//

Психологический журнал. 1988. № 6

Кривочевко Л.Н. Об особенностях признания
несовершеннолетних

невменяемыми. Харьков. 1968.

Махов В,Н, Протокольная форма досудебной подготовки материалов

нуждается в совершенствовании // Российская юстшщя.1996. № 6.

Махов В.Н, Свидетель - не подозреваемый // Законность. 2001. №1.

Мельникова Э.Б. Профилактика безнадзорности детей и подростков //

Правозащитник. 1997. № 3.

Михайлова Т.А, Расследование и судебное рассмотрение дел
о

невменяемых // Советское государство и право. 1986. Ш 2.

201

Миньковскнй Г.М., Ревин В.П. Документы ООН и
проблемы

совершенствования республиканского законодательства по
борьбе с

преступностью несовершеннолетних. М. 1993.

Меркушов А, Практика рассмотрения уголовных дел в
отношении

несовершеннолетних // Российская юстиция. 2000. № 6.

Николаев М. В Россию надо вернуть суды для несовершеннолетних //

Российская юстиция. 1996. № 4.

Николюк В.В. Актуальные проблемы уголовного судопроизводства с

участием несовершеннолетних // Уголовно-процессуальные
и

криминалистические проблемы уголовного судопроизводства с участием

несовершеннолетних. Омск. 1992.

Николюк Н.Н., Кальницкнн Н.Н. Применение ст. 51 Конституции РФ в

уголовном судопроизводстве // Законность. 1997. № 8.

Равич. Н. Закон 7 апреля и задачи защиты // Советская юстиция. 1936. №

23.

Равич Н. В государственном институте уголовной политики // Советская

юстиция. 1936. №7.

Рогачевский Л.И. О судебно-психологической экспертизе. М. 1964.

Синельщиков Ю. Что мешает в борьбе с детской беспризорностью //

Законность. 2000. № 8.

Сперанский К. Особенности допросов по делам несовершеннолетних //

Социалистическая законность. 1968. № 4.

Старобин К.М. Особенности расследования дел о
преступлениях

несовершеннолетних по уголовно-процессуальному кодексу Латвийской

ССР. Рига. 1963.

Степутенкова В.К. Судебная экспертиза и исследование обстоятельств,

образующих состав преступления. М. 1975.

202

Строгович М.С. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел

по нереабилитируюшим основаниям II Советское государство
и

право Л 983. № 2.

Тарасова Г.В. Сущность процессуальных гарантий законности
и

обоснованности решений о прекращении уголовных дел в
ходе

предварительного расследования. Воронеж. 1997.

Шишков С. Понятия «вменяемость» и «невменяемость» в следственной и

экспертной практике // Законность. 2001. Ш.

Щерба СП. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по
делам

несовершеннолетних. Волгоград. 1979.

Чекалин А.А. Профилактика правонарушений -
приоритетное

направление правоохранительной деятельности органов внутренних дел //

Вестник МВД России. 2000. Ш 4-5.

Чувилев А.А Проблемы применения мер пресечения в отношении

невменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения

преступления. М. 1989.

Чувилев А.А. Новые основания прекращения уголовного дела
в

отношении несовершеннолетнего // Законность. 1998. № 2.

  1. Авторефераты и диссертации

Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования
уголовного

судопроизводства с участием малолетних. Дис.канд .юрид. наук. Омск.

1997.

Галимов О.Х. Проблемы правового регулирования
уголовного

судопроизводства с участием малолетних. Автореф. дис.канд .юрид.

наук.. Омск. 1997.

203

Дан Н. Особенности показаний малолетних и
несовершеннолетних

свидетелей и тактика их допроса, Автореф. дис… канд. юрид. наук. М.

1963.

Дубинскнн А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии дознания и

предварительного следствия. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Киев. 1971.

Есина А.С. Процессуальная компетенция органов дознания системы

МВД России. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М. 2001.

Зайцев О.А. Теория и практика участия свидетеля в уголовном процессе.

Дис…канд. юрид. наук. М.1993.

Колмаков П,А. Процессуальное положение лица, нуждающегося
в

применении принудительных мер медицинского характера. Автореф. дис…

канд. юрид. наук. Л. 1985.

Левшюва Т.А. Прекращение уголовных дел по
реабилитирующим

основаниям в механизме достижения цели уголовного процесса. Автореф.

дис… канд. юрид. наук. Нижний Новгород. 1999.

Леоненко В.В. Рассмотрение дел о преступлениях несовершеннолетних в

стадии предания суду. Автореф. дис… канд. юрид.наук. Киев. 1970.

Лукьянчиков Е.Д. Деятельность органов милиции по
разрешению

заявлений и сообщений о деяниях и производству неотложных

следственных действий: (Организационные и процессуальные вопросы).

Автореф. дис…канд. юрид. наук. М. 1979.

Манова Н.С. Особенности предмета доказывания по
делам

несовершеннолетних. Дис… канд. юрид. наук. Саратов. 1988..

Обнднна Л.Б. Обеспечение прав несовершеннолетнего обвиняемого на

предварительном следствии. Автореф…канд. юрид. наук. М. 1983.

Потокина О.В. Участие защитника в следственных действиях

(современные уголовно-процессуальные и тактические
проблемы).

Автореф. дис…канд. юрид. наук. М. 2001.

204

Ремизова Е.В. Предмет доказывания по делам несовершеннолетних в

советском уголовном процессе. Дисс.канд. юрид, наук. М. 1968.

Саарсо X, О роли советского уголовного процесса на предварительном

расследовании в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Ав]шреф.;

дис …канд. юрид. наук. Тарту. 1972.

Сеферино С. Ответственность несовершеннолетних по законодательству

стран Латинской Америки. Дис. …канд. юрид. наук. М. 1999.

Туктарова И.Н. Уголовно-правовая охрана
несовершеннолетних.

Автореф. дис… канд. юрид. наук. Саратов. 2000.

Угольникова Н.В. Прекращение уголовного дела в
отношении

несовершеннолетнего с применением принудительных
мер

воспитательного воздействия. Дисс.канд. юрид. наук. М. 2000.

Харчиков А»В. Проблемы получения и оценки
показаний

несовершеннолетних на предварительном следствии. Автореф. дис… канд.

юрид. наук. М. 1996.

Хомовский А.А. Производство по применению принудительных мер

медицинского характера в советском уголовном процессе. Автореф. дисс…

канд юрид. наук. М. 1967.

Шахрнматъян И,К. Невменяемость по советскому уголовному праву.

Автореф. дис…канд. юрид. наук. Л. 1962.

Шейфер С.А* Прекращение дела в советском уголовном
процессе.

Автореф. дис… канд. юрид. наук. М. 1963.

Яцкевич АХ. Процессуальное положение лиц, участвующих
в

производстве по применению принудительных мер
медицинского

характера. Автореф….канд. юрид. наук. М. 1992.

  1. Публикации в газетах

Аниснмов А. Без семьи // Московский комсомолец. 2000. 8 сентября.

Волкова Л., Пахомова Е. Уродина-мать завет // Московский комсомолец.

2001.10 марта.

Един А, Курс молодого бродяги // Известия. 2001. 22 января.

Зверева Е. Брошенные «Аленкн» // Известия. 2000.29 августа.

Иванова-Гладилыцикова Н. Ювеналыше суды // Известия. 2000. 9

августа.

Копысова М. Дети «Моста» хотят в школу // Калининградская правда.

  1. 25 августа.

Левина Ю. Волчата // Калининградская правда. 2000, 8 сентября.

Мальцева Н. Дети подземелья // Калининградская правда. 2000.19 марта

Максимова К. «Чифирь я пью, курю я сигареты…» // Московский

комсомолец. 2000. 26 июля.

Моисеенко А., Худяков А. Детская банда // Известия. 2001. 22 января.

Можель Р. Школьник-маньяк // Комсомольская правда. 2000. 27 декабря.

Новосад О. Детские сады закрывают… // Калининградская правда. 2001. 8

сентября.

Одоевцева С. Достучаться до небес детям проще, чем до чиновников //

Московский комсомолец. 2000.15 сентября.

Пастушков М. Закажи себе путь в СИЗО // Опасный возраст. 2000. №11.

Пнчугина Е. Крошка-сын отца пришил, и сказал кроха: «Погулять не

разрешил - вот и стало плохо» // Московский комсомолец, 2000. 14 июля.

Соколовская Я. Павлик Морозов, честный жулик // Известия. 2000. 16

февраля.

Ямшанов Б. Я - сын полка // Российская газета. 2000. 6 октября.