lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Кузьмин, Глеб Александрович. - Правовые и организационные основы принятия решений в уголовном процессе: Досудебные стадии : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 195 с. РГБ ОД, 61:02-12/1173-1

Posted in:

ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

На правах рукописи

КУЗЬМИН Глеб Александрович

ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ

ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

(ДОСУДЕБНЫЕ СТАДИИ)

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно- розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

1 /fy

Научный руководи тель - доктор юридичес ких наук, профессо р В.Н. Григорье в

,,/

Моск ва - 2002

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Понятие, содержание и виды решений, принимаемых

в уголовном процессе на досудебных стадиях 13

§ 1. Понятие института уголовно-процессуальных решений 13

§ 2. Требования, предъявляемые к уголовно-процессуальным

решениям ,37

§ 3. Виды уголовно-процессуальных решений на досудебных стадиях…49 Глава 2. Субъекты уголовного процесса, принимающие

решения на досудебных стадиях… 64

§ 1. Виды субъектов, принимающих уголовно-процессуальные

решения 64

§ 2. Проблемы принятия решений отдельными субъектами

уголовно-процессуальной деятельности 90

Глава 3. Особенности принятия отдельных видов уголовно- процессуальных решений 116

§ 1. Особенности принятия уголовно-процессуальных решений

на стадии возбуждения уголовного дела 116

§ 2. Особенности принятия уголовно-процессуальных решений

на стадии предварительного расследования , 140

§ 3. Особенности принятия решений при осуществлении прокурорского надзора и судебного контроля за деятельностью органов, осуществ ляющих уголовно-процессуальную деятельность 162

Заключение 176

Список использованной литературы 180

3 Введение

В условиях проведения судебной реформы, расширения состязательных начал уголовного судопроизводства существенно возрастает роль законности в деятельности органов дознания и предварительного следствия. Вся деятельность по уголовному делу состоит из процессуальных действий и принятых по их результатам решений. Именно в них уполномоченный орган или должностное лицо в пределах своей компетенции и в предусмотренном законом порядке делают вывод об установленных фактических обстоятельствах и на их основе, руководствуясь законом, дают ответы на возникающие правовые вопросы и выражают властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона.

Названные исходные позиции предопределили круг рассматриваемых в работе вопросов, научная проработка которых приобретает особое значение в связи с появлением новых органов дознания. Анализ уголовно- процессуального законодательства позволил выявить ряд аспектов, не учтенных при конструировании норм, регламентирующих вопросы принятия решений на досудебных стадиях. Между тем, это один из резервов, за счет использования которого может быть достигнуто улучшение правоприменительной деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда.

Степень научной разработанности темы исследования, Проблеме при- нятия процессуальных решений посвящены труды многих ученых, среди которых важное место занимают работы С.С. Алексеева, В.Д. Арсеньева, Р.С. Белкина, Ю.Н. Белозерова, А.Ф. Волынского, О.А. Галустьяна, Ю.М. Грошевого, В.Н. Григорьева, Л.М. Карнеевой, В.П. Лаврова, И.М. Лузгина, П.А. Луганской, Н.А. Селиванова, А.Б. Соловьева, Г.П. Химичевой, СИ. Цветкова, С.А. Шейфе-ра, Н.А. Якубович и др., что, несомненно, способствовало развитию теории и

4 совершенствованию практики принятия решений в уголовном судопроизводстве.

Научные публикации названных авторов существенно повлияли на развитие рассматриваемого института. Однако ряд положений требует дополнитель- ного теоретического осмысления. Значительная часть монографических исследований была опубликована двадцать и более лет назад и их авторы, оценивая иные исторические условия и законодательные положения, объективно не могли охватить проблемы, возникшие в последние годы.

Так, недостаточно разработанной остается проблема правовых и органи- зационных основ принятия решений на досудебных стадиях уголовного процесса. Также следует отметить, что проблема принятия решений на досудебных стадиях уголовного процесса не утратила своей актуальности в современных условиях в связи с тем, что постоянно изменяющиеся социально-политические и экономические условия жизни российского общества, резкий рост преступности, эскалация организованной преступной деятельности, неэффективность в новых условиях ряда действующих норм уголовного, уголовно-процессуального права и некоторые другие факторы приводят к значительным изменениям не только в характере преступности, но и выдвигают новые требования к совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и практики его применения, особенно правовых норм, связанных с принятием процессуальных решений органами предварительного расследования.

В настоящее время проблемы принятия решений на досудебных стадиях уголовного судопроизводства стали еще более актуальны в связи с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации .

Далее - УПК, если не оговорено иное.

5

Все сказанное свидетельствует о большой практической важности и акту- альности проблемы принятия решений на досудебных стадиях уголовного процесса и вполне может рассчитывать на новаторство в данной области. Отмеченные обстоятельства обусловили выбор темы диссертационного исследования.

Объект исследования - специфические закономерности, проявляющиеся в деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуроров и суда при принятии решений на досудебных стадиях уголовного процесса.

Предметом исследования являются понятийные категории, проблемы процессуального порядка, организации деятельности органов дознания и предварительного следствия, а также прокурора и суда при принятии уголовно-процессуальных решений на досудебных стадиях.

Цели исследования состоят в разработке и обосновании совокупности теоретических положений, характеризующих деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда по принятию решений на досудебных стадиях уголовного процесса и подготовке на этой основе рекомендаций по совершенствованию законодательства, ведомственных нормативных актов, а также практической деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Основными задачами исследования являются:

  • теоретическое обоснование понятия решений, принимаемых в уголовном процессе на досудебных стадиях, определение их содержания и проведение классификации;
  • определение круга субъектов, которые уполномочены принимать ре- шения на досудебных стадиях;
  • исследование проблем принятия уголовно-процессуальных решений отдельно взятыми субъектами;

6

  • рассмотрение особенностей принятия решений на отдельных стадиях досудебного производства, выявление возможных проблем и противо- речий;
  • анализ содержания, порядка и процессуальной формы деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуроров и суда по принятию уголовно-процессуальных решений на досудебных стадиях;
  • сравнительный анализ предписаний нового УПК РФ и соответствующих положений УПК РСФСР, регламентирующих вопросы принятия решений на досудебных стадиях уголовного процесса;
  • разработка научных рекомендаций и предложений по совершенствова нию законодательных и ведомственных нормативных актов, а также практиче ской деятельности правоприменительных органов по законному и обоснован ному принятию решений.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования является диалектико-материалистичеекий метод как общенаучный метод познания. При подготовке диссертации использовались частно-научные методы исследования правовых и социальных явлений: историко-правовой, логико-юридический, системный, сравнительно-правовой, статистический, социологический, юридико- догматический и другие.

Теоретическая и правовая база исследования. Теоретическую базу ис- следования составляют научные труды в области отечественного и зарубежного уголовного процесса, уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики, среди которых важное место занимают работы С.С. Алексеева, В.П. Божье-ва, СВ. Бородина, А.П. Гуляева, В.Н. Григорьева, Л.М. Карнеевой, А.С. Кобли-кова, П.А. Лугашской, Ю.В. Манаева, В.М. Савицкого, Ф.Н. Фаткуллина, П.С. Элькинд и других.

7 Правовой основой работы являются Конституция Российской Федерации,

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР, ряд Федеральных законов и Законов Российской Федерации, уголовно-процессуальное законодательство некоторых зарубежных стран.

При написании диссертации значительное внимание уделено анализу со- ответствующих постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда Российской Федерации, приказов Генерального прокурора и МВД России.

Эмпирическая база исследования состоит из опубликованной судебной практики Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации за 1961 -2002 гг., а также результатов обобщений судебной практики г. Москвы, Московской, Владимирской и Смоленской областей.

В процессе исследования по специально разработанной анкете выборочно изучено 248 уголовных дел, рассмотренных судами первой и кассационной инстанций за период с 1992 по 2002 гг., а также 136 материалов об отказе в возбуждении уголовных дел. Для более развернутого анализа причин ошибок, допускаемых при принятии уголовно-процессуальных решений, автором было проведено анкетирование и интервьюирование 230 практических работников, в том числе: 126 следователей органов внутренних дел и прокуратуры, 84 дознавателей, 12 прокуроров, 8 судей. Кроме того, при подготовке диссертации использовались результаты эмпирических исследований, полученные другими авторами по проблемам, относящимся к теме исследования.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно является комплексной монографической работой, в которой на базе положений нового российского уголовно-процессуального закона раскрываются правовые и орга-

8 низационные основы принятия решений на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

В результате диссертационного исследования автор выносит на защиту сформулированное определение процессуального решения, систематизированы имеющиеся в научных трудах основания принятия процессуальных решений, их классификация, также автор уделил внимание субъектам уголовно-процессуальных решений по новому УПК РФ, а также проблемам возникающим при принятии решений отдельными субъектами уголовного судопроизводства. Кроме того, новыми научными результатами являются выявленные особенности принятия отдельных видов уголовно-процессуальных решений на стадиях возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, а также при осуществлении прокурорского надзора и судебного контроля. Положения, выносимые на защиту

  1. Сформулированное диссертантом понятие уголовно- процессуального решения в уголовном процессе.

Процессуальное решение - это направленный на реализацию назначения уголовного судопроизводства индивидуальный правоприменительный акт, вынесенный в пределах компетенции соответствующего государственного органа или должностного лица и реализующий его полномочия, облеченный в установленную законом процессуальную форму, содержащий правовые выводы по вопросам, возникающим в ходе досудебного производства, и обладающий свойствами законности, обоснованности и мотивированности.

  1. Предложенная классификация решений на досудебных стадиях по раз личным основаниям.

  2. Автором сформулированы теоретические положения, касающиеся особенности принятия решений отдельными субъектами (государственные ор ганы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство), а

9 также уточнено представление о субъектах процессуальных решений на досудебных стадиях. На этой основе сформулированы положения, направленные на совершенствование уголовно-процессуального закона:

а) автор предлагает дополнить УПК положением, устанавливающим, что передача прокурором дела следователю от органа дознания или от другого сле дователя производится мотивированным постановлением (это же относится и к передаче дела от следователя к следователю начальником следственного отдела в порядке п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК);

б) автор предлагает уточнить форму, в которую должно быть облечено решение прокурора о возвращении уголовного дела дознавателю или следова телю для производства дополнительного расследования (п. 16 ч. 2 ст. 37 УПК). В законе сказано, что дело возвращается с письменными указаниями, но форма этих указаний не установлена. Из п. 25 ст. 5 УПК следует, что решение проку рора, принятое при производстве предварительного следствия, должно быть облечено в форму постановления. Следовательно, «указания» прокурора, яв ляющиеся частью его решения о возвращении дела для дополнительного доз нания или следствия, должны излагаться в постановлении наряду с основания ми и мотивами возвращения дела к доследованию и требованиями, которые должны быть выполнены при доследовании дела;

в) предложение о дополнении УПК положением, согласно которому должностные лица, компетентные принимать процессуальные решения на до судебных стадиях, в случаях, установленных уголовно-процессуальным зако нодательством, а также в случаях, когда они признают это необходимым, сос тавляют мотивированное постановление.

  1. Теоретические положения, касающиеся особенностей принятия от- дельных видов решений, на досудебных стадиях уголовного процесса, на основании которых сформулированы в частности:

10

а) предложение о расширении перечня процессуальных актов, которыми

может регулироваться порядок вызова на допрос, включив в него не только повестку, но и телефонограмму, и телеграмму (по аналогии с УТЖ РСФСР);

б) предложение оформлять решения о передаче несовершеннолетних де тей, других иждивенцев задержанного или заключенного под стражу на попече ние соответствующих лиц или учреждений (ст. 160 УТЖ), а также о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления (ст. 92 УТЖ) в виде поста новления;

в) законодательно закрепить возможность принятия судом, а не прокуро ром решения о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. Это, по нашему мнению, позволит сократить число необоснованно возбужденных уголовных дел.

  1. Положение о том, что законодатель, установив достаточно сложную процедуру принятия решения по процессуальным вопросам, связанным с ограничением конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства и иных лиц, в то же время сделал их практически невыполнимыми. Это связано, во-первых, с неурегулированностью понятия «случаи, не терпящие отлагательства», а во-вторых, с упрощенной возможностью ограничивать конституционные права граждан в иных помещениях, кроме жилых. В связи с отмеченным выше, предлагается привести в законе исчерпывающий перечень случаев, не терпящих отлагательства, а также предусмотреть производство обыска в нежилых помещениях с санкции прокурора.
  2. Предложение предусмотреть в УПК не только перечень следственных действий, осуществляемых по решению суда, но и саму процедуру рассмотрения ходатайства органов предварительного расследования в суде, а также возможность обжалования решения суда об отказе в удовлетворении этого ходатайства.

и

Теоретическое значение диссертационного исследования состоит в на- учном обосновании специфических закономерностей, проявляющихся в деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда при принятии решений на стадии возбуждения уголовного дела, на стадии предварительного расследования, при осуществлении прокурорского надзора и судебного контроля; исследовании проблем специфики принятия отдельных видов уголовно-процессуальных решений определенными субъектами на досудебных стадиях уголовного процесса.

Практическое значение диссертации. Предложения, сформулированные в диссертационном исследовании, могут быть использованы в нормотворческом процессе, а также практической деятельности правоприменительных органов. Материалы настоящего исследования могут быть использованы в учебном процессе юридических учебных заведений.

Апробация результатов исследования происходила в форме обсуждения диссертационных материалов на научно-практических конференциях, под- готовки научных публикаций, внедрения соответствующих научных разработок в учебный процесс и практическую деятельность органов внутренних дел Московского региона.

Основные положения и выводы диссертации докладывались и обсуждались на научно-практической конференции “Организационно-правовые про- блемы совершенствования деятельности органов внутренних дел и профессиональной подготовки кадров” (г. Руза, 18-19 октября 2001 г.), а также на научно-практической конференции “Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Центральном регионе Российской Федерации”, состоявшейся в Брянском филиале Юридического института МВД России (28 - 29 ноября 2001 г.).

Результаты диссертационного исследования нашли отражение в четырех опубликованных научных статьях общим объемом 1,55 п.л. Они используются в

12 учебном процессе Юридического института МВД России, Московского института МВД России, Московской академии экономики и нрава.

Структура диссертации определена предметом исследования и логикой изложения материала. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

13 ГЛАВА 1

ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ВИДЫ РЕШЕНИЙ,

ПРИНИМАЕМЫХ НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ

УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

§ 1. Понятие института уголовно-процессуальных решений

Уголовно-процессуальный закон не дает конкретного разъяснения понятию «процессуальное решение». Вместе с тем, значительная часть норм уголов- но-процессуального закона содержит положения, относящиеся к принятию процессуальных решений, и почти треть статей предусматривает необходимость составления документов (главным образом - постановлений), имеющих целью процессуально закрепить принятое процессуальное решение1.

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (п. 33 ст. 5) процессуальное решение определяется как «решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, установленном настоящим Кодексом». Названное определение, по мнению автора, не содержит каких-либо сущностных характеристик рассматриваемого понятия.

По своей социальной природе решение юридического дела может быть охарактеризовано как «управленческое решение». Так же как и в любом управленческом процессе, в данном случае решение представляет собой главное, определяющее звено правоприменительной деятельности.

Всякое правовое решение, как отмечает С.С. Алексеев, имеет управленче- ский характер. «Применение права,— своеобразная управленческая деятель-

1 См.. Ломидае А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью прини- маемых следователем процессуальных решений. М., 2000. С. 13.

14 ность, имеющая строго специализированные задачи. Она направлена на обеспечение реализации юридических норм, а также в случае необходимости —- на индивидуальное регулирование общественных отношений»1.

В зависимости от целей, определяющих характер исследований, в научной юридической литературе приводятся различные определения управ- ленческого решения.

В литературе существует мнение в соответствии с которым, решение оп- ределяется как программа разрешения противоречий в управляемой системе (подсистеме), которая является результатом выбора между возможными вариантами на основе соединения знания и воли .

При этом, на наш взгляд, справедливо подчеркивается в юридической ли- тературе информационная сущность управленческого решения, представляющего собой сгусток информации, специально собранной, проанализированной и переработанной субъектом управления”.

В иных определениях упоминаются такие особенные, присущие принятию решения признаки, как волевой фактор, диалектическое осознание взаимо- связи цели и средств, моделирование, анализ и оценка .

В документе, отражающем управленческое решение, должен выражаться также его сознательный характер, связанный с выбором цели действия, путей, способов и средств ее достижения”.

1 Алексеев С,С. Проблемы теории права, Свердловск, 1973. Т. 2. С. 278.

2 См.: Савин С.А. Повышение качества управленческих решений // Научные основы управления экономикой. Вып. 2. М.: Мысль, 1974. С. 156.

3 См.: Афанасьев В.Г. Социальная информация и управление обществом. М.: Политиз дат, 1975. С. 147.

4 См.: Дружинин В.В., Конторов Д.С. Идея, алгоритм, решение. М., 1972. С. 18.

5 См.: Ипакян А.П. Подготовка и принятие управленческих решений в органах внут ренних дел. М.: ВШ МВД СССР, 1971. С. 4.

15

В настоящем исследовании автор поддерживает позицию, высказанную Ю.А. Тихомировым, что «управленческое решение есть социальный акт, подготовленный на основе вариантного анализа и оценки, принятый в установленном порядке, имеющий обязательное значение, содержащий указание на цели и средства их достижения, организующий практическую деятельность субъектов и объектов управления»1.

Анализируя приведенные дефиниции, можно выделить, по мнению автора, наиболее существенные свойства принимаемого управленческого решения, которые целесообразно классифицировать по: правовым, содержательным и организационным признакам.

К правовым признакам относятся такие обязательные свойства решения, как правомочность субъекта, соблюдение установленного порядка принятия решения, а также непротиворечивость конкретного решения иным действующим решениям вышестоящих систем управления (в том числе законам и подзаконным актам).

Содержательные признаки решения включают такие определяющие его свойства, как целеполагание, анализ и оценка, определение путей и средств достижения целей.

К организационным признакам следует отнести свойства решения быть управляющей командой, организовывать практическую деятельность, иметь обязательное значение. Следует особо подчеркнуть неразрывное единство этих признаков управленческого решения. Отсутствие хотя бы одного из них исключает возможность отнесения решений к числу управленческих или предопределяет дефектность решения.

Как показывает проведенное исследование, проблематика вопросов под- готовки и принятия решений в уголовном процессе требует, прежде всего, уяс-

1 Тихомиров Ю.А. Управленческие решения. М., 1972. С. 33.

16

нения основных требований, предъявляемых к управленческому решению в целом.

Данное положение неоднократно исследовалось в юридической литературе и на сегодняшний день не относится к числу дискуссионных. Разные авторы в зависимости от целей исследования рассматривают его лишь с неодинаковой степенью детализации1. Применительно к теме диссертационного исследования названные требования, с известной долей условности, можно подразделить на следующие основные группы:

— требования, вытекающие преимущественно из управленческой сущно сти решения: научная обоснованность и компетентность решения; его актуаль ность и своевременность; преемственность как отдельных частей самого реше ния, так и решения в целом по отношению к системе решений в данной области общественных отношений. Несоблюдение обозначенных требований не позво ляет рассматривать управленческое решение как осознанный акт субъекта управления, включающий определенные цели, выяснение ресурсов и выбор способов для его достижения;

— требования, вытекающие преимущественно из правовой природы управленческих решений: законность, включающая соответствие принятого решения не только букве закона, но и духу законодательства и права вообще; полномочность и властность, вытекающая из соответствующей характеристики субъекта управления; согласованность в тех случаях, когда решение отражает интересы нескольких субъектов управления. Без соблюдения этих юридических

1 См.: Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. М.: Полит, лит., 1973. С. 211; Гурией Б. Введение в науку управления / Пер. с франц. М.: Прогресс, 1969. С. 173; Седин М.А. Обоснование управленческого решения // Научное управление обществом. Вып. 7. М: Мысль, 1973. С. 82; Туманов Г.А. Организация управления в сфере охраны общественного порядка. М.: Юрид. лит., 1972. С. 133; Основы управления в органах внутренних дел / Под

17 требований нельзя говорить не только о нормативном акте, но и об управленческом решении вообще, когда речь идет о социальной сфере, особенно сфере государственного управления;

— требования, вытекающие преимущественно из функционального на- значения решения выраженного как команда к действию: непротиворечивость, стройность и логичность, ясность и простота, конкретность и лаконичность. Нарушение перечисленных формально- логических требований может привести к тому, что решение может оказаться неправильно понятым или вообще непонятым и, стало быть, не достигнет цели1.

Процесс выработки и принятия решений, как и любой другой этап процесса управления, в сущности можно рассматривать как информационный про- цесс, поскольку любое решение, вырабатываемое на основе анализа исходной информации, само по себе является также информацией.

Система управления при реализации возложенных на нее функций осуще- ствляет последовательный ряд операций, отражающих супщость управления и составляющих само содержание процесса управления. Эти операции в юридической литературе упоминаются как «общие функции» или «функции- операции» процесса управления. Они присущи любой системе управления, осуществляются на каждом из ее уровней в соответствии с конкретными функциями задач и охватывают наиболее важные, последовательно сменяющиеся действия процесса управления .

ред. АЛ. Коренева. М.; МЮИ МВД РФ, 1996. С. 154 и др.

1 См.: Маилян С.С. Подготовка и принятие управленческих решений в органах внут ренних дел: Опыт системного исследования групповых форм. М.: ЮрИнфоР, 2000. С. 79 - 80.

2 См.: Атаманчук Г.В. Государственное управление (организационно-функциональные вопросы). М.: Экономика, 2000. С. 80. С. 255.

18

Классификация функций процесса управления с учетом определенной доли ее условности и относительности имеет существенное практическое значе- ние, так как позволяет детально проанализировать их конкретное содержание и соответствующее ему информационное обеспечение, и, следовательно, определить пути повышения эффективности управления в целом. До настоящего времени в юридической литературе не сложилось единого мнения по вопросам о перечне и классификации функций процесса управления1,

Наиболее точной, на наш взгляд, является классификация функций управ- ленческого цикла, предложенная П.А. Лупинекой. В обобщенном виде этот перечень включает в себя: функции подготовки и принятия управленческого решения и функции организации исполнения управленческих решений2.

Определяя сущность управленческого решения, можно выделить сле- дующие его основные характеристики: оно предполагает выбор определенного варианта действия, обладает активизирующей и организующей силой; вырабатывается на основе организованной сознательной деятельности человека (группы людей); подготавливается в соответствии с объективно возникающими потребностями и интересами общественной практики.

Выработка решений есть сложный процесс познания, включающий при- менение научных методов анализа ситуаций, проблем и способов их разрешения с учетом имеющихся сил и средств, оценку альтернативных вариантов и

См.: Атаманчук Г.В, Указ. раб. С. 75; Афанасьев ВТ, Научное управление обществом (опыт системного исследования). М., 1973. С. 75-89; Основы управления в органах внутренних дел / Под ред. А.П. Коренева. М.: МЮИ МВД РФ, 1996. С. 9-14; Туманов ГА. Указ. раб. С. 128; Фалмер М. Энциклопедия современного управления. М., 1992. Т. 1. С. 82.

2 См.: Лупинская П.А. Исполнение решений в механизме реализации норм уголовно- процессуального права // Актуальные проблемы судоустройства, судопроизводства и прокурорского надзора. М., 1986. С. 3 - 13.

19 выбор оптимального решения1.

Отдельные авторы, конкретизируя и детализируя процесс подготовки и принятия решения, определяют его как определенную последовательность операций, относительно самостоятельных по отношению друг к другу. Что же касается количества и наименований этих стадий, упомянутых в литературе, то в данном случае уместно заметить, что, сколько авторов, столько и мнений. К примеру, по мнению А.Г. Венделина, это: ознакомление с проблемой, уточнение проблемы, подготовка к анализу, подбор материалов, определение соисполнителей; сбор необходимых данных и фактов; точная формулировка проблемы для творческой работы; разработка вариантов возможных решений, выработка идей, постановка вопросов в рамках системного анализа; выбор перспективной идеи; поиск решения; оценка решения и выбор окончательного варианта; проверка решения2.

Приведенная схема отражает позицию большинства исследователей”. При этом следует учитывать и то обстоятельство, что определенная часть из них придерживается несколько иной схемы4, но ни те, ни другие не повторяют ее дословно,

Наиболее приемлемой, по нашему мнению, представляется позиция, вы- сказанная Г,В. Атаманчуком, который выделяет следующие стадии (этапы):

1 См.; Полольный Н, Основания принятия процессуальных решений // Рос юстиция. 1999. №2. С. 40-41.

^ См.: Венделин А.Г. Процесс принятия решений. Таллинн: Вагус, 1973. С. 42.

3 См.: Григорьев В.М. Роль экспертов в выработке управленческих решений // Научное управление обществом. Вып. 6. М.: Мысль, 1972. С. 334; Зуйков Г.Г. Основы научной орга низации управления и труда в органах внутренних дел. М.: Академия МВД СССР, 1974. С. 80.

4 См.: Афанасьев В.Г. Указ. раб. С. 209; Тихомиров Ю.А, Указ. раб. С. 15; Ипакян А.П. Понятие и научно-методические основы выработки управленческих решений в органах вну- ренних дел: Лекция. М.: Академия МВД СССР, 1986. С. 8; Атаманчук Г.В. Указ. раб. С. 178. п

20

1) анализ и оценка управленческой ситуации; 2) 3) прогнозирование и моделирование необходимых (и возможных) действий по сохранению или преобразованию состояния управленческой ситуации; 4) 5) разработка проектов предполагаемых управленческих решений; 6) 7) осуществление организационных мероприятий; 8) 9) принятие управленческих решении. 10) 11) организация исполнения принятых решений1. 12) Далее представляется целесообразным рассмотреть интерпретацию ос- новных положений общей теории принятия решений и положений науки уго- ловного процесса применительно к процессуальным решениям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Принятие решения - один из этапов в развитии целенаправленной дея- тельности. Как известно, в процессе расследования происходит движение от неполного, вероятного знания к знанию доказанному, достоверному. По большей части при возбуждении уголовного дела в распоряжении следователя имеются лишь данные, указывающие на признаки преступления, но затем в ходе производства следственных действий он получает новые данные об исследуемом событии, о его характере, о причастных к нему лицах, их виновности или невиновности, о форме вины и мотивах преступления, о смягчающих или отягчающих наказание обстоятельствах, о характере и размерах ущерба, о данных, характеризующих виновного; о личности потерпевшего; о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления. Именно таким образом, т.е. путем адекватного отражения в материалах дела произошедших событий в установленной законом процессуальной форме, достигается истина.

См.: Атаманчук Г.В. Государственное управление (организационно-функциональные вопросы). М: Экономика, 2000. С. 116.

21

Проведение следственных действий и организационных мероприятий на- правлено на полное, всестороннее и объективное установление всех существенных обстоятельств дела, на основе чего следователем в установленном законом порядке принимаются соответствующие процессуальные решения. Они, по мнению П.А. Лупинекой, представляют собой элементы «единой системы процессуальных действий, направленных на выполнение задач судопроизводства» .

Необходимость принятия решения обусловлена потребностью добиться положительного результата, который формулируется в виде цели общей теории принятия решений. Применительно к расследованию - это реализация назначения уголовного судопроизводства.

Целесообразность принятия того или иного решения по делу находится в зависимости от этапа расследования и обусловлена характером и содержанием информации, которой к этому времени располагает конкретное должностное лицо, правомочное принимать соответствующие процессуальные решения. «В уголовном судопроизводстве, - отмечает М.И. Бажанов,- познание объективной действительности происходит по мере движения уголовного дела, причем процессуальные акты, следующие друг за другом, отражают этапы достижения объективной истины»2.

Назначение акта, потребность в его принятии определяет его содержание и характер выводов. Например, содержание постановления о возбуждении уголовного дела должно основываться не на исчерпывающей информации о событии преступления, а на наличии достаточных данных, указывающих на призна-

Лугшнская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. М., 1972. С. 12.

2 Бажанов М.И. Об истинности процессуальных актов в советском уголовном судо- производстве // Проблемы социалистической законности на современном этапе развития со- ветского государства. Харьков, 1968. С. 217.

22 ки преступления (ст. 140 УПК). Исходя из определенной ограниченности объема имеющихся сведений и потребности в получении дополнительных сведений обуславливают необходимость принятия решения о возбуждении уголовного дела и проведении следственных действий, направленных на получение доказательственной информации.

Сущность принятия решения, как правило, заключается в выборе цели и адекватных средств для ее достижения. В уголовно-процессуальной литературе сама сущность решения - выбор цели и средств ее достижения - остается недостаточно разработанной, акцентируется внимание на форме решения - правового акта. Между тем, решению всегда предшествует выбор, а вся сложность принятия решения и заключается в правильном, оптимальном выборе: возбуждать или не возбуждать уголовное дело, производством по какой статье Уголовного кодекса квалифицировать действия обвиняемого, производить ли обыск или к тому нет оснований и т.д.

Особенность принятия решений в уголовном процессе состоит в том, что возможные средства достижения целей указаны в законе, а не избираются произвольно лицом, наделенным правом принимать решение1. Цели процессуальных решений определяются из числа тех, которые указаны в уголовно-процессуальном законе.

Принятие процессуального решения является важным итогом переработки информации. Основным содержанием деятельности следователя является получение, фиксация, проверка и анализ информации, использование ее для принятия процессуальных решений. При этом следует учитывать, что достоверность информации, полученной на различных этапах расследования уголовного дела, далеко не однозначна.

См.: Лупинская П.А. Указ. раб. С. 73.

23

В связи с изложенным, обращает на себя внимание позиция Н.В. Пололь- ного о том, что универсальным основанием для принятия любого процессуального решения является информация, которая определяется как отражение в окружающей среде событий, процессов, фактов, имеющих отношение к предмету расследования по уголовному делу1. Разделяя указанное мнение, полагаем, что целесообразно закрепить в законе нормы, регламентирующие получение информации как универсального основания принятия процессуальных решений.

Основными чертами, присущими всем процессуальным решениям, по мнению П.А. Путинской, являются следующие:

  • выносятся только государственными органами и должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроизводство, в пределах своей компетенции;

  • выражают властное веление компетентных органов государства, являются формой реализации своих полномочий и в качестве таковых порождают, изменяют или прекращают уголовно-процессуальные отношения;
  • содержат ответы на правовые вопросы;
  • выносятся в установленном законом порядке и выражены в определен-ной законом форме .
  • Более детально определяет характерные черты уголовно-процессуальных решений А.Б. Муравин, утверждая, что они:

1) представляют собой правовой вывод по конкретному вопросу, возник- шему в ходе расследования; 2) 3) являются индивидуальными актами правоприменения; 4) Подольный Н. Основания принятия процессуальных решений // Российская юстиция. 1999. №2. С. 40-41.

2 Лупинская ПА. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы, М.: Юрид. лит., 1976. С. 9-18.

24

3) представляют собой юридические факты, порождающие возникновение, изменение или прекращение уголовно-процессуальных отношений и подтверждающие наличие или отсутствие материально-правовых отношений; 4) 5) выносятся следователем в пределах его уголовно-процессуальной ком- петенции; 6) 7) реализуют процессуальные полномочия следователя и осуществляемые им функции; 8) 9) носят властный и обязательный характер; 10) 11) отражают уровень познания (доказывания) обстоятельств дела, который достигнут на момент принятия решения; 12) 13) выражают внутреннее убеждение следователя в его правомерности, своевременности и достоверности; 14) 15) обладают свойствами законности, обоснованности, мотивированности и справедливости . 16) В уголовно-процессуальном законе понятие «решение» употреблено при разъяснении наименования таких процессуальных актов, как «вердикт», «определение», «постановление», «приговор». Общим признаком этих актов является то, что они содержат ответы на правовые вопросы (пп. 5, 23, 25, 28 ст, 5 УПК), что позволяет отличать решения от таких процессуальных актов, как протоколы следственных и судебных действий, в которых удостоверяется факт производства, содержание и результаты следственных действий.

Установив через понятие «решение» и постановление, и определение, и приговор, законодатель тем самым подчеркнул единую природу и внутреннюю

См.: Муравин А.Б. Проблемы мотивировки процессуальных решений следователя: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1988. С. 8.

взаимосвязь всех уголовно-процессуальных решений . К видам решений, принимаемых должностными лицами в уголовном процессе, целесообразно отнести и обвинительное заключение, а также согласие, санкцию прокурора, представление следователя, прокурора.

Некоторые авторы выступают против объединения одним понятием «ре- шение» и постановления, и представления, и обвинительного заключения, мотивируя это тем, что представление не содержит решений по вопросам непосредственно самого уголовного дела2, а обвинительное заключение отражает предварительные юридические оценки и выводы о доказанности обвинения и необходимости судебного рассмотрения дела’.

Следует иметь в виду, что один процессуальный акт может содержать ре- шение по нескольким правовым вопросам как процессуального, так и материального права. При этом законность и обоснованность принятого решения зависят от того, насколько правильно ответил следователь, прокурор, суд (судья) на каждый из вопросов и как повлиял этот ответ на правильность принятых в данной стадии решений. Ответы на некоторые вопросы, входящие в состав принятого решения, могут иметь самостоятельное значение, что в дальнейшем проявляется, например, в возможности их раздельного обжалования (опротестования) и отмены (или изменения) части решения (о гражданском иске, о мере пресечения и др.).

Предусмотренная законом возможность соединения уголовных дел (ст. 153 УПК) приводит к тому, что в одном решении могут быть ответы на право-

См.: Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии. М., 1987. С. 101.

2 См.. Жариков Ю.С., Данилова Р.В. Требования, предъявляемые к уголовно- процессуальным актам предварительного расследования. М.; ЮИМВД РФ, 1999. С. 12.

3 См.: Гуляев АЛ. Процессуальные документы и сроки. М., 1992. С. 13.

26 вые вопросы, касающиеся нескольких лиц или одного лица, но по нескольким

обвинениям.

Возможность нескольких обвинений, выражающих идеальную или реаль- ную совокупность совершенных преступных деяний, или объединение в одном производстве дел по обвинению нескольких лиц в совершении одного или нескольких щ>еступлений, вызывает на практике ряд вопросов, касающихся как содержания, так и формы решения. К ним относятся, например, вопросы о связи между преступлениями (или лицами, их совершившими) и влиянии этой связи на принимаемое решение, об основаниях и условиях частичного прекращения дела и отличиях этого решения от изменения обвинения, о пределах ревизионных полномочий вышестоящих судов в отношении лиц, не принесших жалобы, и др.

Общие черты, которые присущи всем решениям в судопроизводстве, по- зволяют рассматривать каждое из них как элемент единой системы процессу- альных действий в уголовном судопроизводстве. Поэтому требованиям законности и обоснованности должна соответствовать каждая часть решения, каждый из ответов, касающихся одного лица или разных лиц. Как справедливо отмечает С.С. Алексеев, с социальной и юридической стороны крайне важно выделить такую деятельность, которая не просто сопряжена с организацией осуществления юридических норм, а выражает именно государственно-властные функции компетентных органов, когда в механизм правового регулирования включаются качественно новые элементы, связанные с самой природой правового регулирования, его властными чертами1.

В уголовно-процессуальной литературе существует несколько определений понятия уголовно-процессуального решения.

См.: Алексеев С.С. Проблемы-теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. С. 38.

27 Так, П.А. Лутгинская определяет решение в уголовном судопроизводстве

как облеченный в установленную законом процессуальную форму правовой документ, в котором орган дознания, следователь, прокурор, судья или суд в пределах своей компетенции в предусмотренном законом порядке указывают, какие фактические обстоятельства ими установлены (или не установлены), и на основе этого дают ответы на отдельные правовые вопросы или по делу в целом и выражает властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона, направленных на достижение задач уголовного судопроизводства .

По мнению Ю.В. Манаева, «решения следователя - это направленные на достижение целей уголовного судопроизводства правоприменительные акты, которые отвечают требованиям законности и обоснованности, и содержат обязательные для исполнения властные волеизъявления и выводы по правовым вопросам, возникающим в процессе возбуждения и расследования уголовного дела»2.

Н.А. Власова придерживается мнения, что решения - это властно- распорядительные акты, содержащие промежуточные или окончательные выводы по делу и обязательные для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами. На досудебных стадиях дознаватель, следователь, прокурор излагают свои решения и выводы в постановлениях, представлениях, указаниях, отдельных поручениях, обвини-

См.: Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право: Учебник. М.: Юристь, 2001. С. 41.

2 Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя в советском уголовном судопроизводстве. Волгоград, 1977. С. 12,

28 тельном заключении1.

А.Б. Ломидзе определяет процессуальное решение как необходимый эле- мент процессуальной деятельности органа дознания, следователя, прокурора, суда (судьи), сущность которого состоит в выборе в пределах своей компетенции из определенных законом альтернативных целей и средств тех, которые вытекают из установленных на момент принятия решения фактических данных, выражают властное веление, направлены на осуществление задач расследования и, как правило, облечены в форму индивидуального правоприменительного акта2.

Процессуальные решения представляют разновидность правопримени- тельных актов, зависящих от этапов и форм реализации права. Посредством этих актов реализуются социально-правовые гарантии.

Для процессуальных решений характерны наличие цели, средства и ре- зультата действия норм права. Поэтому они представляют самостоятельный правовой институт.

Система процессуальных решений обусловлена всей нормативной систе- мой, а не только системой уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Процессуальные решения направлены на регулирование поведения людей и на упорядочение общественных отношений через достижение социально-правовых целей в деятельности правоприменительных органов”.

Процессуальный акт определяется либо как действие того или иного уча- стника процесса, закрепленное документом, либо только как документ, закреп-

См.: Власова НА. Досудебное производство в уголовном процессе. Пособие. М.: ЮРМИС5200(Х С. 27.

2 См.: Ломидзе А.Б. Указ. раб. С. 23.

3 См.: Рахимов ЮР. Системный анализ процессуальных решений (методология уго ловно-процессуального подхода); Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1989. С. 12.

29 ляющий определенные действия. Но и в том и другом случае речь идет, во-первых, о письменном процессуальном документе и, во-вторых, о непосредственном действии участника процессуальной деятельности, которое этим документом закрепляется.

Основываясь на рассмотренных выше положениях и анализируя их, неко- торые процессуалисты пришли к выводу о том, что понятию «решение» в процессуальном значении этого слова имманентно присуща письменная форма выражения (постановление, определение, приговор). Так, Ю.В. Манаев полагает, что процессуальное решение следователя, как и любой иной процессуальный акт, - это письменный документ, который исходит от представителей органов государственной власти, ведущих уголовный процесс1. По мнению С.А. Шей-фера, процессуальное значение решения, принимаемого следователем, придает оформление его в виде письменного документа (постановление, повестка, телефонограмма и т.д.), в связи с чем, решение приобретает статус юридического факта2. П.А. Лушшская подчеркивает, что «все решения, принимаемые по делу, следователь, прокурор выражают в форме постановлений»’.

Между тем, закрепление определенной части решений в форме письменного документа или отдельной записи (например, санкции прокурора на обыск), не означает, что и все остальные решения имеют письменную форму.

По мнению автора, к процессуальным решениям следует относить не только решения, которые облекаются в форму письменного документа (поста- новление, представление, обвинительное заключение и т.п.), но и те, которые

1 См.: Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений следова теля. Волгоград, 1977. С. 7.

2 Шейфер С. А. Следственные действия: система и процессуальная форма. М., 1981. С. 49.

3 Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право: Учебник. М.: Юристь, 2001. С. 185.

30 таковой формы не имеют.

Так, например, непосредственное решение следователя о необходимости закончить расследование по делу (ст. 215 УПК) в письменную форму не облекается. Это решение носит процессуальный характер, поскольку прямо предусмотрено уголовно-процессуальным законом и лишь последствия этого решения реализуются в действиях, которые оформляются соответствующими документами.

Следует особо отметить, что в ряде норм УПК не указаны виды до- кументов, которые должны быть составлены в отношении некоторых решений, хотя необходимость в составлении процессуальных актов несомненна. В частности, закон не предусматривает форму документа, которым оформляется решение о самоотводе дознавателя, следователя, прокурора (ст. 61 УПК). На основании изучения материалов следственной и судебной практики автор выяснил, что обычно в таких случаях подают рапорт. Представляется, что вынесение специального постановления в данном случае не требуется.

Некоторые акты процессуального руководства, осуществляемого проку- рором, не получили должной правовой рекомендации. Так, согласно п. 7 и 8 ч. 2 ст. 37 УПК, прокурору предоставлено право отстранять дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, изымать любое дело у органа дознания и передавать его следователю, а также передавать дело от одного следователя другому (заметим, что отстранение следователя от расследования предполагает одновременное изъятие и передачу дела другому следователю, если только прокурор не примет его к своему производству). Однако формы осуществления этих прав закон не устанавливает. Между тем отстранение от расследования и передача дела другому следователю практикуются не только ввиду допущенных нарушений закона либо сомнений в способности данного следователя или органа дознания обеспечить объективное и полное расследование,

31 но и по причинам совершенно иного рода. Так, прокурор может изъять дело у органа дознания и передать его следователю ввиду выполнения неотложных следственных действий или истечения срока их исполнения (ч. 3 ст. 157 УПК) либо, полагая, что эти действия эффективнее будут выполнены следователем. Чаще всего передача дела производится для равномерного распределения нагрузки между следователями, из-за болезни или отъезда следователя в длительную командировку и т. п.

Проведенное автором изучение материалов судебной практики выявило случаи, когда прокурор, не желая связывать себя письменными указаниями и, предвидя обоснованные возражения против этих указаний, передает дело другому, более покладистому следователю.

Представляется, что объективизация мотивов изъятия дела у органа доз- нания или следователя и передачи его другому следователю имеет существенное значение, в том числе и в качестве ориентира в оценке доказательств, собранных до момента передачи дела, и как одна из гарантий процессуальной самостоятельности следователя. Следовательно, представляется целесообразным, дополнить закон нормой, устанавливающей, что передача прокурором дела следователю от органа дознания или от другого следователя производится мотивированным постановлением (это же относится и к передаче дела от следователя к следователю начальником следственного отдела в порядке п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК).

Кроме того, требует уточнения и форма, в которую должно быть облечено решение прокурора о возвращении уголовного дела дознавателю или следователю для производства дополнительного расследования (п. 16 ч. 2 ст. 37 УПК). Закон определяет, что дело возвращается с письменными указаниями, но форму этих указаний не устанавливает. Из смысла п. 25 ст. 5 УПК вытекает, что решение прокурора, принятое при производстве предварительного следствия, должно быть облечено в форму постановления. Следовательно, «указания» прокуро-

32 pa, являющиеся частью его решения о возвращении дела для производства дополнительного расследования, должны излагаться в постановлении наряду с основаниями и мотивами возвращения дела к доследованию и требованиями, которые должны быть выполнены при доследовании дела.

В ряде случаев закон не регламентирует процессуальную форму принятого решения, но предполагается, что такой формой должно быть постановление. Это относится к принятию уголовно-процессуального решения о передаче несовершеннолетних детей, других иждивенцев задержанного или заключенного под стражу на попечение соответствующих лиц или учреждений (ст. 160 УПК).

Кроме того, решение о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления, по трудно объяснимым причинам оформляется протоколом, а не постановлением. Отдельное поручение следователя, даваемое органам дознания в порядке п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК, хотя и должно быть облечено в письменную форму, но не является собственно постановлением.

По мнению автора, в УПК следует конкретно указать точное наименование процессуальных документов, закрепляющих принятие решений в рассмот- ренных выше случаях. Это позволило бы избежать многих ошибок при принятии процессуальных решений и, несомненно, способствовало бы более успешному решению задач уголовного судопроизводства.

Анализ понятия «процессуальное решение» нельзя считать завершенным без рассмотрения вопроса об исполнении (реализации) такого решения. Очевидно, что действия, предшествующие принятию решения, непосредственный выбор возможных вариантов и собственно само решение - не самоцель, а лишь предпосылка к дальнейшим действиям. Но это только, как правило, поэтому нельзя полностью согласиться с утверждением А.Я. Дубинского, который, характеризуя понятие исполнения процессуальных решений, подчеркивает, что

33 основой его содержания является деятельность1.

Действительно, большинство процессуальных решений предполагает оп- ределенные действия. Вместе с тем, часть решений наоборот свидетельствует о прекращении деятельности (например, постановление о прекращении дела; отводы следователя, переводчика, эксперта, специалиста).

Кроме того, результатом принятого решения может быть констатация ка- кого-либо юридического факта, который не обязательно предшествует деятельности. Так, признание гражданским истцом (ст. 44 УПК) предполагает, но необязательно повлечет за собой исполнение действий лицом, признанным таковым. Приобщение к делу вещественного доказательства (ч. 2 ст. 81 УПК) производится не до, а после его осмотра. Сказанное, разумеется, не исключает возможности последующей деятельности. Например, гражданский истец вправе заявить ходатайства о дополнении расследования, которые могут быть обоснованными, а их выполнение необходимым; вещественное доказательство часто используется при производстве следственных действий и т.д.

Исполнение процессуальных решений осуществляется, как правило, по определенной процедуре, которая включает в себя: уяснение сути решения, продумывание всех вытекающих из него последствий; определение условий предстоящей деятельности; выбор средств исполнения; подготовку и само исполнение и, наконец, подведение итогов исполнения решения2.

Реализация задач, стоящих перед следователями по находящимся в их производстве делам, в немалой степени зависит от точного и своевременного исполнения принимаемых ими процессуальных решений.

См.: Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Правовые и организационные проблемы. Киев, 1984. С. 71.

2 См.: Туманов Г.А. Организация исполнения управленческих решений в органах внутренних дел. М.5 1971. С. 7.

34

Большая часть этих решений облекается в форму постановления, порож- дающего тем самым наступление определенных правовых последствий, в том числе обязанность конкретных должностных лиц или граждан выполнить предписанные действия (например, выдать указанные в постановлении о выемке предметы и документы) либо воздержаться от действий (не отправлять поступившую на почту корреспонденцию, на которую наложен арест и т. д.).

Для того, чтобы решения прокурора, следователя, органа дознания и доз- навателя исполнялись, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает, что требования, поручения и запросы, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21 УПК).

Указанное правовое установление имеет весьма важное значение как средство, обеспечивающее реализацию постановлений указанных должностных лиц. В большинстве статей УПК, регламентирующих основания и порядок принятия конкретных постановлений, уже не упоминается об их обязательности для тех субъектов, в отношении которых они вынесены, поскольку сохраняется действие общей для всех постановлений нормы.

Анализ практики применения рассматриваемого правового установления показывает, что оно является достаточно действенным для обеспечения исполнения процессуальных решений. Случаи отказа граждан или должностных лиц от выполнения соответствующих процессуальных решений сравнительно редки. Очевидно, с учетом этого и некоторых других обстоятельств ряд авторов предлагает расширить круг решений, оформляемых постановлением следователя (о проведении следственного эксперимента1, о привлечении лица к расследованию

См., например: Глазырин Ф.В., Крутиков А.П. Следственный эксперимент. Волгоград, 1981. С. 33.

35 по уголовному делу в качестве специалиста, понятого1).

Данные предложения заслуживают поддержки. Проведенное автором ин- тервьюирование 126 следователей показало, что 97,2 % из них испытывали затруднения с привлечением граждан в качестве понятых. К сожаленшо, УПК не содержит указаний не только на возможность применения каких- либо санющй к лицам, отказавшимся быть понятыми, но даже и на возникновение такой обязанности у граждан в случае обращения к ним дознавателя, следователя или прокурора. Кроме того, многие следственные действия (осмотр места происшествия в связи с обнаружением трупа, обыск, проверка показаний на месте, следственный эксперимент и т.д.) требуют больших затрат времени, да и проводятся они нередко в часы отдыха граждан.

Вынесение следователем постановления о привлечении лиц в качестве понятого, специалиста порождало бы предусмотренную ч. 4 ст. 21 УПК обязанность выполнить содержащиеся в постановлении предписания. Они могут быть адресованы не только конкретному лицу, ставшему субъектом уголовно-процессуальной деятельности, но, при необходимости, его руководителю по месту работы или учебы, поскольку в практике встречаются факты, когда руководители препятствуют выполнению подчиненными их процессуальных обязанностей.

Поддерживая предложения о расширении круга решений следователя, оформляемых постановлением, полагаем, что вряд ли целесообразно преду- сматривать в законе обязательность такой процедуры во всех случаях. В осмотре места происшествия при наличии трупа обычно участвуют в качестве специалистов судебно-медицинские эксперты. Каких-либо затруднений с привлечением их к участию в этом следственном действии следователи не испытыва-

1 См.: Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное принуждение. М., 1975. С. 18-19.

36 ют. Вот почему нет необходимости в вынесении постановления, о котором идет

речь. Нередко содержание следственного эксперимента таково, что против его проведения не бывает возражений со стороны приглашенных участников. Значит, надобность в вынесении постановления о привлечении лица к участию в следственном действии в случае его добровольного согласия тоже отпадает.

Представляется, что правовой механизм обеспечения исполнения процес- суальных решений можно совершенствовать не только путем расширения видов постановлений, выносимых при наличии соответствующих оснований1.

В следственной практике возникают различные ситуации, требующие вы- несения постановлений для того, чтобы придать юридическую силу процессуальным решениям и обеспечить их исполнение. Так, закон не предусматривает вынесения постановления о производстве осмотра. Обычно оно и не требуется. Проблема возникает в случаях, если лицо, в ведении которого находится помещение, возражает против его осмотра. Утверждения некоторых авторов2, что любой осмотр может быть осуществлен принудительно, представляются недостаточно необоснованными. В этой связи мы разделяем мнение СП. Ефимичева о том, что осмотр помещения может быть произведен лишь с согласия его владельца или руководителя предприятия, учреждения, организации, в чьем ведении это помещение находится”.

Приглашая граждан для участия в предъявлении для опознания в роли ас- систентов4, следователь может рассчитывать лишь на их высокое нравственное

1 По такому пути пошел законодатель, дополнив ст. 201 УПК РСФСР нормой, преду сматривающей вынесение следователем постановления об установлении срока для ознаком ления с материалами дела, если обвиняемый и его защитник явно медлят с этим,

2 См., например: Петрухин И.Л. Указ. соч. С. 55.

3 См.: Ефимичев СП Следственные действия, Волгоград, 1975. С. 21 - 22.

4 Ассистентами называют лиц, в числе которых находится предъявляемый для опозна ния. См. об этом: Божьев В.И., Павлов НЕ. Вопросы общей части уголовного процесса. М.,

37 сознание. А подбор таких субъектов, которые в соответствии с требованиями

закона должны быть по возможности внешне сходными с опознаваемым,— не всегда легкая задача. Понятно, что при нежелании гражданина принять участие в данном следственном действии, постановление о его производстве с указанием конкретных субъектов явилось бы средством, обеспечивающим исполнение решения следователя.

Автор полагает целесообразным дополнить УПК положением, согласно которому должностные лица, компетентные принимать процессуальные решения на досудебных стадиях, в случаях, установленных уголовно- процессуальным законодательством, а также в случаях, когда они признают это необходимым, составляют мотивированное постановление.

Проведенное исследование позволило сформулировать следующее опре- деление понятия «процессуальное решение». Процессуальное решение - это направленный на реализацию назначения уголовного судопроизводства индивидуальный правоприменительный акт, вынесенный в пределах компетенции соответствующего государственного органа или должностным лицом и реализующий его полномочия, облеченный в установленную законом процессуальную форму, содержащий правовые выводы по вопросам, возникающим в ходе досудебного производства, и обладающий свойствами законности, обоснованности и мотивированности.

§ 2. Требования, предъявляемые к уголовно-процессуальным решениям

Уголовно-процессуальный закон не содержит нормы, выражающей общие правовые свойства, которым должны отвечать все процессуальные реше-

  1. С 37.

38 ния. В УПК нет единой формулировки, выражающей требования, которым

должны отвечать решения, выносимые в форме постановлений и определений.

Сущность отдельных решений, цели, для которых они выносятся, их место во всей системе судопроизводства, условия, при которых закон разрешает принимать конкретные решения, свидетельствуют о различии в круге фактов, которые должны быть установлены по делу для принятия решения, и в степени доказанности этих фактов. Вместе с тем, все выносимые в уголовном процессе решения должны отвечать общим для них правовым свойствам — они должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Эти общие свойства процессуальных решений вытекают из принципа законности в судопроизводстве и природы процессуальных решений как актов применения права.

Принятие решения является результатом предшествующей ему познава- тельной деятельности (доказывания), поэтому данные, полученные в ходе этой деятельности, должны составлять основу решения, его фактический, объективный фундамент и в той или иной форме найти свое отражение в самом акте-решении.

Необходимость вынесения обоснованных решений обусловлена и прин- ципом оценки доказательств, требующим, чтобы внутреннее убеждение формировалось в результате всестороннего, полного и объективного исследования всей совокупности доказательств, основывалось бы на совокупности доказательств.

Несмотря на то, что законность и обоснованность являются свойствами, которым должны отвечать все процессуальные решения, законодатель указывает эти свойства решения только применительно к приговору (ст. 297 УПК). В отношении других решений в законе чаще всего встречаются указания на то, что они должны быть мотивированы или что в решении должны быть приведены его основания. Иногда закон ограничивается только перечнем обстоя-

39 тельств, которые должны быть отражены в описательной части решения, без

специальных указаний на свойства данного решения.

Первое условие законности принимаемых решений - наличие в нормах процессуального права указаний об определенном способе действий. Таким образом, правовым основанием для принятия процессуальных решений являются нормы закона.

Эти нормы имеют различный характер. Одни из них категорически пред- писывают принятие определенных решений (ст. 21, 146, 208 УПК и др.), другие - запрещают их (ч. 2 ст. 8, ч.1 ст. 10 УПК и др.). Однако принятие подобного рода решений происходит не механически, поскольку их правильность и законность зависит от полного и достоверного установления тех обстоятельств, с которыми закон связывает необходимость данного решения в конкретной ситуации.

Значительно расширяют границы, процессуальной самостоятельности следователя закрепленные в законе нормы с относительно конкретизированной гипотезой и диспозицией (ст. 25, 26, 28 УПК и др.). При этом решения могут носить альтернативный характер, что может зависеть от той совокупности фактов, которые собраны по делу, и оценки, данной им следователем.

Если закон предусматривает возможность не одного, а нескольких решений, он тем самым позволяет выбрать следователю наиболее целесообразное. Таким образом, правовой основой подобного выбора является предоставленная законом следователю возможность принятия альтернативного решения с учетом конкретных обстоятельств дела, а нравственной основой - достижение поставленной цели наиболее гуманными, целесообразными и справедливыми средствами.

Ставя вопрос о соотношении законности и целесообразности процессу- альных решений, следует, прежде всего, указать на недопустимость их проти-

40 вопоставления. Соотношение между ними - это «соотношение между обязанностью точного и безусловного выполнения предписаний правовых норм и той оперативной самостоятельностью компетентных органов государства, применяющих такие нормы, в силу которой они учитывают все особенности конкретного случая, возникающие в ходе уголовного судопроизводства»1.

Закон предоставляет следователю возможность выбирать определенный способ действий и определенное принимаемое им решение. Однако этот выбор ограничен вариантами решений, закрепленными в законе. Следователь выбирает один из них. Следовательно, целесообразность принимаемого решения заключается не в плане отступлений от норм закона, а лишь в его пределах и на его основании. Это предполагает избрание решения, учитывающего все особенности конкретных обстоятельств дела и наиболее соответствующего задачам уголовного процесса, велениям права, требованиям морали, справедливости, совести.

Нормы закона, предписывающие следователю определенное решение или предоставляющие ему право известного выбора, создают лишь возможность их принятия. Для того, чтобы реализовать эту возможность, необходимы и фактические основания - это второе условие законности принимаемых процессуальных решений.

Фактические обстоятельства дела устанавливаются на предварительном следствии в процессе доказывания, т.е. путем собирания, фиксации, проверки и оценки доказательств. Способами получения и проверки доказательств являются следственные и иные процессуальные действия (ч. 1 ст. 86 УПК). Именно их проведением обеспечивается установление тех фактов, которые необходимы для вынесения решения по делу.

1 Элькинд ПС. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М; Юрид. лит., 1967. С. 178.

РОССИРГгля

ГОСУДАРСТВ JAig

БИБЛИОТЕКА

41

Круг фактов, необходимых и достаточных для принятия решении, определяется законом применительно к каждому виду решения. Эти факты устанавливаются в ходе проведения следственных и иных процессуальных действий, объем которых следователь определяет самостоятельно, исходя из обстоятельств дела и руководствуясь принципом всестороннего, полного и объективного их исследования.

Законность процессуальных решений может быть обеспечена лишь при условии, что действия, предшествующие его принятию, проведены в точном соответствии с законом, в определенных им процессуальных формах. При составлении самих решений в них должны отражаться необходимые реквизиты.

Реквизиты процессуальных решений - это обязательные требования закона, определяющие их содержание и форму. Процессуальное упрощенчество при производстве следственных действий или при вынесении решений наносит серьезный ущерб рассматриваемому делу, так как может привести к искажению выводов следователя, и, соответственно, к следственной ошибке. Составление любых процессуальных документов нельзя рассматривать, как это иногда бывает на практике, только как «оформление материалов дела», т.е. лишь соблюдение требуемых законом формальностей. Игнорирование необходимых реквизитов приводит к упущению существенных обстоятельств дела, установленных в ходе предшествующей деятельности следователя, к неправильному применению процессуального и материального закона.

Законность принимаемых решений предполагает в том числе правильное применение норм материального права, поскольку от этого во многом зависит правильная квалификация преступления. Следует отметить, что многие акты предварительного следствия не содержат прямых ссылок на уголовный закон, но и они выносятся в целях обеспечения точного его применения и правильного разрешения дела по существу.

42

Таким образом, законность каждого из выносимых в уголовном процессе решений определяется следующими его чертами: 1) решение должно быть вынесено своевременно компетентным должностным лицом или органом; 2) вынесению решения должны предшествовать проведенные в соответствии с законом следственные действия, которые приводят к установлению обстоятельств, на основании оценки которых может быть вынесено решение; 3) при квалификации деяния правильно применен материальный закон; 4) решение должно быть выражено в установленной законом процессуальной форме, содержать необходимые реквизиты.

Процессуальное требование обоснованности решения по существу является проявлением самой природы решения как акта, содержащего ответы на возникшие по делу правовые вопросы и определяющего действия, которые должны быть осуществлены в связи с установленными фактическими обстоя- тельствами. Поскольку каждое решение принимается именно в связи с определенными фактическими обстоятельствами, вся предшествующая принятию решения процессуальная деятельность и состоит в конечном итоге в собирании, проверке и оценке тех фактических данных, на основании которых принимаются определенные решения и обосновывают его.

В этом смысле можно сказать, что процессуальное требование обосно- ванности решения является проявлением информационной сути, принимаемого решения. Для принятия каждого вида решения необходимо получить информацию, позволяющую установить ситуацию, предусмотренную гипотезой конкретной нормы закона, что, соответственно, повлечет за собой определенные правовые последствия.

Обоснованность решения — это соответствие изложенных в нем выводов о фактических обстоятельствах дела доказательствам, которые имеются в деле и получены в результате предшествовавшей принятию решения деятельности по

43 собиранию, проверке и оценке доказательств.

В основе каждого решения должны лежать установленные по делу факти- ческие обстоятельства, свидетельствующие о наличии оснований, с которыми закон связывает возможность принятия данного решения.

Обоснованными должны быть все утверждения, содержащиеся как в опи- сательной, так и в резолютивной части решения. При этом собственно решение, выраженное в резолютивной части, должно вытекать из обстоятельств, признанных установленными и отраженные в описательной (описательно-мотивировочной) части документа.

Под обоснованностью в широком смысле слова обычно понимают соот- ветствие выводов, содержащихся в процессуальном решении, фактическим обстоятельствам дела, имевшим место в действительности и установленным на основе исследования полученных доказательств. Названное требование распространяется на любые процессуальные акты, но, применительно к актам предварительного следствия, требует, по нашему мнению, определенной конкретизации. При этом целесообразным представляется обратить внимание на исследование проблемы о соотношении обоснованности и истинности. Бесспорно, что выводы, содержащиеся в обвинительном заключении и судебном приговоре, должны отражать объективную истину. Соответственно, обоснованность данных актов одновременно означает и их истинность. В данной ситуации представляется нецелесообразным утверждать об истинности всех принимаемых актов уголовного процесса, в том числе и актов предварительного следствия.

Как уже отмечалось, любое процессуальное решение должно основываться, прежде всего, на определенной совокупности фактов уголовного дела. Вы- воды, положенные в основу решения, должны вытекать из установленных фактов. При этом возможно, по нашему мнению, рассматривать вопрос об истинности, понимая ее как соответствие тем фактам, с которыми закон связывает необ-

44 ходимость принятия данного решения.

Названная проблема не может быть разрешена однозначно, без рассмот- рения вопроса о том: всегда ли фактические обстоятельства дела должны быть установлены достоверно или отдельные процессуальные решения могут основываться и на предположениях.

Достоверность и истинность - понятия близкие, но не тождественные. Достоверное - это и истинное знание. Однако истинное знание становится достоверным только тогда, когда оно подтверждается доказательствами, собранными и проверенными по делу.

Несомненно, многие процессуальные решения должны быть основаны только на достоверно установленных фактах. К их числу относятся решения, в которых содержатся выводы по основным вопросам дела (о наличии или отсутствии события преступления, о виновности или невиновности обвиняемого), которые определяют движение уголовного дела, обеспечивающее реализацию назначения уголовного судопроизводства. Эти решения не всегда основываются на всех обстоятельствах, входящих в предмет доказывания (ст. 73 УПК). Но обстоятельства, с которыми закон связывает принятие данного решения, каждый раз должны быть установлены достоверно.

Производство по уголовному делу начинается с его возбуждения. Осно- ванием для этого являются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Наличие признаков преступления должно быть бесспорным, без этого возбуждение уголовного дела является необоснованным. Бесспорно, фактические данные, полученные к моменту возбуждения уголовного дела, не дают и не могут давать достоверного, истинного знания обо всех обстоятельствах уголовного дела. Но признаки преступления должны быть установлены достоверно1 .

1 См.: Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969. С. 160-162.

45

В процессуальной литературе высказаны различные точки зрения по поводу достоверности вывода следователя о виновности обвиняемого, отраженного в постановлении о привлечении его к уголовной ответственности. Правиль- ной представляется та из них, в которой заключена мысль о том, что обстоя- тельства, положенные в основу привлечения лица к уголовной ответственности, достоверны и приводят следователя к убежденности в виновности обвиняемого, а не только к предположению об этом.

На достоверно установленных фактах основываются также решения сле- дователя о приостановлении производства по делу, о прекращении его по большинству оснований, предусмотренных законом, о направлении дела в суд с обвинительным заключением.

Однако в процессе предварительного следствия ряд решений принимается не на основе достоверно установленных фактов, а лишь на предположении об их наличии. К ним относятся, например, решения об избрании меры пресечения (ст. 97 УПК), о производстве обыска (ст. 182 УПК) и некоторые другие. Соответствующие нормы уголовно-процессуального закона справедливо считают возможным принятие решений тогда, когда имеются основания «полагать» (т.е. предполагать) наличие определенных фактов, иными словами, когда они опираются на вероятные, а не достоверные факты.

Разумеется, здесь имеется риск принятия неправильных решений, однако это риск допустимый и даже необходимый1. Иначе следователь лишился бы возможности осуществлять процесс доказывания. Познание фактических об- стоятельств дела на предварительном следствии есть движение от незнания к знанию. Вероятные суждения - необходимый этап на пути установления истины, При этом следует подчеркнуть, что вероятность - это отнюдь не го-

1 См.: Кобанов П. Риск при расследовании преступлений // Соц. законность. 1989. № 2. С. 56-58.

46 дословные утверждения. Вероятное знание - это знание о фактических обстоятельствах дела, обязательно опирающееся на доказательства, которых^ однако, еще недостаточно для достоверного суждения, что, в свою очередь, вызывает сомнения относительно наличия или отсутствия различно толкуемых обстоятельств.

Таким образом, процессуальное решение может быть признано обосно- ванным лишь тогда, когда необходимые для его вынесения обстоятельства установлены при помощи полученных доказательств. Они могут быть установлены достоверно или предположительно, но в любом случае должны вытекать из определенной совокупности доказательств.

Доказательства, которыми устанавливаются обстоятельства дела, необхо- димые для принятия решения, должны быть получены из предусмотренных законом источников и сами должны быть достоверными. Достоверность выводов по делу и достоверность доказательства не тождественные понятия. Последнее считается достоверным, если сведения об обстоятельствах дела, которые оно содержит, соответствуют объективной действительности. Независимо от характера знания о полученных фактах по уголовному делу, оно всегда должно опираться только на достоверные доказательства. Их достоверность достигается в результате всестороннего, полного и объективного исследования их совокупности, процессуальные формы которого определены в законе, а методы разработаны и освещены в процессуальной и криминалистической литературе.

Обоснованность решения должна найти выражение в документе в виде мотивировки решения.

Требование вынесения мотивированного решения имеется в целом ряде норм закона, относящихся к постановлениям, определениям, выносимым в различных стадиях судопроизводства. Указывая, что решение должно быть мотивированным, закон не дает общего понятия мотивированного решения и приме-

47 нительно к отдельным решениям не указывает, в чем конкретно должна состоять их мотивировка1.

Требование, чтобы решение было не только обоснованным, но и мотиви- рованным, вытекает из того, что мотивированность усиливает обоснованность решения, придает ему внутреннюю и внешнюю убедительность, облегчает понимание участниками процесса сущности принятого решения и тем самым обеспечивает реальное осуществление их прав на защиту против неправомерных решений. Мотивированность решения должна рассматриваться как один из путей дальнейшего повышения уровня и качества работы следственных, прокурорских и судебных органов, предотвращения в их деятельности возможных ошибок.

Рассматривая соотношение обоснованности и мотивированности решения, следует иметь в виду, что, несмотря на взаимосвязь и взаи- мообусловленность этих свойств решения, указанные понятия не могут быть отождествлены. По мнению автора, вызывает возражения точка зрения Н.Г. Муратовой, которая пролагает, что «мотивированность постановления означает максимально точное и правильное выражение содержания принимаемого решения»2. Представляется, что мотив - это побудительная причина, повод к какому-нибудь действию, а не выражение содержания и не само содержание. Принимая во внимание обстоятельства дела и отдельные факты, собранные по делу, следователь взвешивает и анализирует их, осмысливает ситуацию, рассуждает,

1 См. об этом: Дорохов В.Я., Николаев B.C. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе. М., 1959; Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965; Кобликов АС. Судебный приговор. М,, 1966; Перлов И.Д. Приговор в советском уго ловном процессе. М., 1960 и др.

2 Муратова Н.Г. Постановление прокурора как уголовно-процессуальный акт предва рительного расследования // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 1985. №90. С. 61.

48 приводит доводы, причины, по которым выбирается то или иное решение. В

связи с изложенным автор придерживается позиции, выссказанной А.Р, Михай-

ленко, утверждающего, что «мотивированность - это ссылки на доказательства,

анализ их, соответствующие разъяснения»1.

По мнению автора, представляется необходимым дополнить уголовно- процессуальное законодательство нормой, в которой, наряду с требованиями законности и обоснованности всех процессуальных актов, содержалось бы и требование их мотивированности. Кроме того, во избежание различного толкования этих требований необходимо дать их общее определение в законе.

Некоторые авторы обосновывают иные требования, предъявляемые к уго- ловно-процессуальным решениям. Так, П.А. Лушшская утверждает, что решение должно быть справедливым2 Указанная точка зрения представляется недостаточно обоснованной.

Требование справедливости несомненно важно, но применимо не ко всем процессуальным решениям. Так, например, постановление о приобщении к делу вещественного доказательства может быть «законным» или «незаконным», «обоснованным» или «необоснованным», но никак не «справедливым» или «несправедливым». Представляется, что требование справедливости применимо только к тем процессуальным решениям, которые так или иначе ограничивают или затрагивают конституционные права и свободы человека и гражданина.

Михайленко АР. Составление процессуальных актов по уголовным делам. Киев, 1989. С. 33-34.

2 Лупинская П.А. Указ. раб. С. 48.

49

§ 3. Виды уголовно-процессуальных решений на досудебных стадиях

Производство предварительного расследования, в зависимости от его сложности и специфики, всегда связано с выработкой и принятием значительного количества процессуальных решений, различающихся по назначению, содержанию, форме. Поэтому проблема классификации процессуальных решений имеет большое теоретическое и практическое значение, ибо позволяет не только определить фактор упорядоченности в существующее их множество, но и обнаружить те тенденции, которые характеризуют развитие как всего комплекса решений, выносимых следователем, так и их соотношение, их иерархию.

Все разнообразные решения, которые принимаются в уголовном процессе, могут быть сгруппированы в зависимости от различных признаков и свойств. Они могут быть классифицированы по различным основаниям, но при этом каждое решение может характеризоваться сразу несколькими классификационными признаками.

Многообразие принимаемых процессуальных решений послужило в свое время поводом для разработки в теории уголовного процесса различных их классификаций. Так, например, А.Б. Муравин, исходя из значения обвинения как одной из основных функций следователя, предлагает классифицировать процессуальные решения следователя следующим образом: 1) решения, в которых формулируется обвинение (постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение), и 2) решения, в которых разрешается обвинение на стадии предварительного расследования (постановление о прекращении уголовного дела)1.

См.: Муравин А.Б. Проблемы мотивировки процессуальных решений следователя:

50

Иные варианты классификации предлагают в процессуальной литературе Н.Г. Муратова , Э.Ф. Куцова, Ю.К. Орлов и другие авторы.

Наиболее подробную классификацию уголовно-процессуальных решений приводит П.А. Лупинская”. Основываясь на предложенной классификации и критическом осмыслении позиций других авторов, полагаем, что следует обратить внимание на наиболее существенные критерии разграничения по видам процессуальных решений, принимаемых на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

  1. По отношению к предмету доказывания - отвечает ли решение на ос- новные вопросы уголовного дела (имело ли место преступление, совершил ли его обвиняемый, виновен ли он в его совершении), либо разрешает промежуточные вопросы или носящие дополнительный характер (например, разрешение гражданского иска), - решения как правоприменительные акты могут быть разделены на основные и вспомогательные.

К основным относятся те решения, в которых на основании оценки всей совокупности собранных по уголовному делу доказательств принимается окончательное решение по делу в целом либо по отдельным его эпизодам или в отношении совершивших противоправное деяние (обвинительное заключение, постановление о прекращении уголовного дела, постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретных лиц по отдельному эпизоду и др.)

Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1988. С. 8.

1 Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного расследования. Ка зань, 1989. С. 6 - 7.

2 Образцы уголовно-процессуальных документов / Под ред. Э.Ф. Куцовой и Ю.К. Ор лова. М.: Юристь, 1999. С. 12 - 14.

1 См.: Лупинская ПА. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М.: Юрид. лит., 1976. С. 11 -15.

51

Вспомогательными называются решения, способствующие разрешению основных вопросов уголовного дела. Они, как правило, не содержат итоговой оценки обстоятельств дела и не разрешают его по существу. Вспомогательные правовые акты как правило создают юридическую базу для вынесения основных решений1. Указанные признаки правооприменительных актов могут быть положены и в основу классификации видов решений, принимаемых в уголовном судопроизводстве.

Решения, которые способствуют законному и обоснованному разрешению основных вопросов дела, носят вспомогательный характер (вспомогательные решения). К ним могут быть отнесены решения о производстве следственных действий, о применении мер процессуального принуждения и др.

Основные и вспомогательные решения различаются прежде всего кругом тех обстоятельств (предметом доказывания), которые должны быть установлены для того, чтобы решение было принято, а также уровнем доказанности фак- тических обстоятельств, составляющих основу данного решения.

По отношению к приговору как важнейшему акту правосудия решения, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, носят вспомогательный характер. Направленные на собирание, исследование и оценку доказательств, обеспечение прав участников процесса, они необходимы для объективного, полного и всестороннего рассмотрения дела в суде, для постановления приговора.

  1. По выполняемым задачам различают процессуальные решения, направ- ленные на достижение ряда целей, а именно:

1 См.: Самощенко НС. Охрана режима законности Советским государством. М.: Го-сюриздат, 1960. С. 110—112; Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Свердловск, 1963. С. 212.

52

а) определение возникновения и направления дела (например, о возбуж дении дела);

б) обеспечение получения доказательств (постановление о производстве обыска, выемки, экспертизы и др.);

в) определение процессуального положения участников процесса (поста новление о признании лица потерпевшим, гражданским истцом; постановление о привлечении в качестве обвиняемого);

г) применение мер процессуального принуждения (постановление о за держании, аресте, наложении ареста на имущество и др.);

д) реализацию гарантий прав участников процесса (постановления о раз решении заявленных ходатайств и жалоб);

е) направленные на устранение причин и условий, способствующих со вершению преступлений (представления следователя, прокурора);

ж) иные (повестки, отдельные поручения, указания прокурора).

  1. Кроме того, классифицируя процессуальные решения по функциональному признаку можно выделить две категории решаемых задач,—«внутренние» и «внешние»1.

Решения, направленные на достижение «внутренних» задач данного про- цесса, имеют значение только для конкретного уголовного дела. В то же время они обеспечивают успешность выполнения «внешних» задач, т.е. тех, которые выходят за пределы производства по данному делу и направлены на укрепление законности, предупреждение и искоренение преступлений, воспитание граждан в духе неуклонного исполнения законов и уважения правил общежития. В качестве примера можно назвать представление, по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, выносимое следователем (дознавателем) в порядке ч. 2 ст. 158 УПК.

См.: Лупинская ПА. Указ. раб. С. 29.

53

  1. Функциональное значение решения проявляется и в том, когда, в какие сроки принимается конкретное решение и какое значение оно будет иметь при дальнейшем производстве по делу. С этой точки зрения решения могут быть начальные, промежуточные и окончательные, или итоговые.

В науке уголовного процесса рассматриваются решения, которые могут быть охарактеризованы как начальные в том смысле, что они дают начало всему производству по делу или конкретной стадии уголовного судопроизводства (постановление о возбуждении уголовного дела).

Промежуточные — это решения, которые принимаются по ходу произ- водства в пределах отдельной стадии и касаются главным образом производства либо обязательных процессуальных действий или итоговых процессуальных документов завершающих данную стадию1.

Окончательные решения — это решения, которые заканчивают произ- водство по делу в данной стадии и выражают сложившееся убеждение лица или лиц, выносящих решение.

Некоторые из решений, принимаемых по окончании производства в данной стадии, вместе с тем разрешают основной вопрос уголовного дела (напри- мер, постановление о прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в пп. 1,2 ч. 1 ст. 24 УПК, вынесенное на предварительном следствии). Все другие акты, заканчивающие производство в данной стадии, выражая окончательное убеждение лица, принимающего решение по кругу тех вопросов, которые оно полномочно разрешать, имеют для последующих стадий и, принимаемых в

См.: Карнеева Л,М., Генрихов Г.М. Особенности оценки доказательств на разных этапах предварительного следствия // Сов. гое-во и право. 1966. № 8. С. 74; Куцова Э.Ф. Ус- тановление истины по уголовному делу — обязанность суда и органов предварительного следствия // Вестник МГУ, «Право». 1969. Jfe 2. С. 31.

54 них решений большое процессуальное значение. Начальные, промежуточные и окончательные решения различаются как кругом обстоятельств, которые должны быть для них установлены (предмет доказывания), так и степенью доказанности этих обстоятельств.

  1. По субъектам, обладающим в соответствии с законом правом прини мать решения в уголовном судопроизводстве, процессуальные решения на до судебных стадиях подразделяются на решения суда (судьи), прокурора, следо вателя, органа дознания, дознавателя. Каждый из указанных субъектов вправе принимать решение только в пределах предоставленных ему законом полномо чий (ч. 4 ст. 21 УПК).

Законодательно закрепленная структура органов, принципы их органи- зации и деятельности, четкое разграничение процессуальных полномочий должностных лиц создают предпосылки устойчивости всей системы судопроизводства и гарантируют от случайностей и субъективизма при принятии ими решений.

  1. Кроме того, решения в уголовном судопроизводстве могут быть при няты в коллегиальном и единоличном порядке.

Единоличные решения, принимаемые органом дознания, следователем, прокурором, а в некоторых случаях судьей, должны отвечать требованиям оперативности и быстроты.

В ходе производства дознания и предварительного следствия решения принимаются единолично. При этом закон устанавливает, что при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение санкции от прокурора, или судебного разрешения на проведение следственного действия. При этом следователь, как лицо процессуально самостоятельное несет полную

55 ответственность за их законное и своевременное проведение (ст. 127 УПК).

  1. Решения, которые принимаются в ходе предварительного следствия, по степени самостоятельности могут быть разделены на следующие группы:

а) решения, которые следователь принимает и производит самостоятель но;

б) решения, которые следователь обязан принять, если об этом имеется указание прокурора (например, решение о производстве экспертизы, следствен ного эксперимента или иного следственного действия);

в) решения, которые следователь вправе не принимать, если указания прокурора противоречат его внутреннему убеждению (ч. 3 ст. 38 УПК).

Разграничение по указанному признаку обусловлено тем, что первая группа решений не связана с определением судьбы дела, а имеет целью обеспечить успешность, быстроту, высокое качество расследования, законность про- изводства следственных и процессуальных действий, а также охрану прав и законных интересов граждан в уголовном судопроизводстве.

Иная ситуация складывается, когда речь идет о направлении дела и его судьбе, о решении на основе оценки доказательств по внутреннему убеждению следователя таких вопросов, как объем обвинения, направление дела для предания обвиняемого суду или прекращение дела1.

Некоторые решения требуют согласия (ст. ст. 25, 26, 28 УПК и др.) или утверждения прокурора (ст. 221 УПК). Законодательно закрепляя формы выражения прокурором своего убеждения в правильности принятого следователем или органом дознания решения, закон не указывает, как разграничиваются понятия «согласие» и «утверждение». При этом законодатель не усмотрел разли-

1 См.: Чистякова B.C. Полномочия следователя в советском уголовном процессе. М.; ВЮЗИ, 1974; Швецов В.Н. Осуществление принципа социалистической законности в стадии предварительного расследования. М,: ВЮЗИ, 1975.

56 чий в способах разрешения прокурором соответствующего действия. В тех случаях, когда закон требует согласия прокурора на решение, предложенное следователем, органом дознания, эти акты при отсутствии согласия прокурора не приобретают правовой силы.

То обстоятельство, что ряд решений следователя приобретают правовую силу и могут быть реализованы только при получении согласия прокурора, не меняет характера этих решений как решений, принимаемых единолично. Таким образом прокурор либо соглашается с решением, предложенным следователем, либо не соглашается и предлагает свое решение.

В случае несогласия с указаниями прокурора по вопросам, перечисленным в ч. 3 ст. 38 УПК, следователь вправе, не выполняя их, представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. В этом случае прокурор отменяет указание нижестоящего прокурора или поручает производство предварительного следствия по данному уголовному делу другому следователю.

Следовательно, и в упомянутой ситуации вышестоящий прокурор прини- мает решение единолично. Установленный в законе порядок является гарантией не только процессуальной самостоятельности следователя, но и законности и обоснованности решения вопросов, связанных с уголовным преследованием обвиняемого.

Однако практика показывает, что нередко прокуроры игнорируют процес- суальную самостоятельность следователей, подменяя ее так называемой «ме- лочной опекой». При этом существенно сужаются рамки процессуальной самостоятельности следователей, и можно сказать, что, они постепенно пре- вращаются в рядовых исполнителей, что, разумеется недопустимо, исходя из смысла предписаний, закрепленных в ст. 37 и 38 УПК.

Необходимо учитывать, что следователь не во всех случаях может осу-

57 ществить решение, выражающее его убеждение, однако, закон не допускает и принуждение при принятии им решений и возможности действовать вопреки своему внутреннему убеждению, особенно когда речь идет о вопросах, влияющих на судьбу дела, находящегося в его производстве.

Производство предварительного следствия следственной группой не влечет за собой обязательности принятия коллегиальных решений. Особенность процессуального положения следователей, включенных в группу, состоит в том, что в соответствии с ч. 3 ст. 163 УПК только один из них принимает дело к производству и руководит действиями других. Таким образом, по смыслу закона в группе есть следователь—руководитель и есть следователи—члены группы . Приняв дело к производству, следователь- руководитель полностью отвечает за результат расследования.

Вместе с тем, каждый следователь, входящий в группу, пользуется правами и обязанностями, предусмотренными ст.ст. 38, 67, 86 УПК. В пределах порученного участка работы каждый следователь по согласованию с руководителем группы пользуется правом принимать решения (выносить постановления о привлечении в качестве обвиняемого, об избрании меры пресечения и по другим вопросам, возникающим при расследовании).

Для обеспечения принятия законных и своевременных решений важно четко определить в законе конкретные полномочия должностных лиц. Пред- ставляется, что следует указать в законе, какие именно решения может само- стоятельно принимать дознаватель, какие могут быть приняты органом дознания; какие постановления, составленные дознавателем, подлежат утверждению

Решение о соединении и выделении дел, о прекращении дела, об окончании следствия составляет от своего имени руководитель бригады, отвечающий за производство по делу в целом (см.: Карнеева Л.М. Организация и процессуальные вопросы расследования преступлений группой следователей // Соц. законность. 1964. № 6).

58 начальником органа дознания, какие принимаются только начальником органа дознания; какие решения следователя требуют согласия начальника следственного отдела.

Поскольку принятие любого решения предполагает оценку доказательств, в числе субъектов, правомочных ее осуществлять, должны быть указаны не только дознаватель, но и начальник органа дознания. Представляется необходимым согласовать положения ч. 3 ст. 38 УПК с общим правилом оценки доказательств и принятием решения в соответствии с внутренним убеждением. Очевидно, что лицо, полномочное принимать решения в уголовном процессе, не может действовать вопреки своему внутреннему убеждению. Поэтому представляется, что правило ч. 3 ст. 38 УПК должно быть распространяться и на дознавателей, осуществляющих предварительное расследование в форме дознания,

  1. По определенности регламентации в уголовно-процессуальном законе можно выделить следующие виды процессуальных решений:

а) решения, элементы содержания (структура) которых установлены зако ном (обвинительное заключение, обвинительный акт);

б) решения, не имеющие строго обозначенной формы и содержания, а только названные в законе (представление, повестка и др.).

  1. По юридической силе различаются решения, не вступившие и вступив шие в законную силу, а также:

а) решения, обретающие юридическую силу с момента их вынесения (по становление о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям и т.д.);

б) требующие утверждения прокурором (постановление о продлении сро ка предварительного следствия и т.д.);

в) нуждающиеся в согласовании с прокурором (постановления о прекра-

59 щении уголовного дела по основаниям, указанным в ст.ст. 25, 26, 28 УПК).

  1. По функциональному значению решения можно подразделить сле дующим образом;

а) решения, направленные на осуществление функций уголовного пресле дования (постановление о возбуждении уголовного дела и принятии дела к сво ему производству, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обви нительное заключение и др.);

б) обеспечивающие функцию защиты (постановление о назначении за щитника в порядке ст. 51 УПК и др.);

в) связанные с обеспечением гражданского иска (постановление о при знании гражданским истцом, постановление о привлечении в качестве граждан ского ответчика и др.);

г) обусловленные отказом от дальнейшего уголовного преследования (по становление о прекращении дела по различным основаниям, предусмотренным ст. 212 УПК);

д) связанные с осуществлением профилактической деятельности по пре дупреждению преступлений (представление по вопросам устранения обстоя тельств, способствовавших совершению преступления).

  1. Из вышеперечисленных наиболее многочисленную и особую группу составляют процессуальные решения, направленные на осуществление функций уголовного преследования. Указанную группу в свою очередь можно классифи цировать по видам в зависимости от возникающих уголовно-процессуальных правоотношений, на различных этапах предварительного расследования. Тако выми являются решения, связанные с:

а) доказыванием (постановления о производстве отдельных следственных действий);

б) обеспечением уголовного преследования (постановления о привлече нии в качестве обвиняемого, о применении меры пресечения и др.);

60

в) приостановлением предварительного расследования, организацией ро зыска скрывшихся обвиняемых и возобновлением следствия (постановления о приостановлении предварительного следствия в порядке ст. 208 УПК и др.);

г) направлением дела в суд (обвинительное заключение, обвинительный акт и др.).

  1. Процессуальные решения можно классифицировать в зависимости от того, на каких стадиях уголовного судопроизводства они принимаются:

а) процессуальные решения, принимаемые на стадии возбуждения уго ловного дела - постановление о возбуждении уголовного дела, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и др.

б) процессуальные решения, принимаемые в ходе производства предвари тельного расследования - постановление о привлечении в качестве обвиняемо го, постановление об избрании меры пресечения, постановление о приостанов лении производства по делу, постановление о прекращении уголовного дела, обвинительное заключение, постановление о направлении дела в суд для разре шения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, представление дознавателя, следователя по уголовному делу и др.

  1. В свою очередь решения, принимаемые при осуществлении предвари тельного расследования по функциональному назначению можно разграничить как:

а) определяющие момент возникновения и производства о дальнейшем направлении дела (постановление о принятии дела к своему производству, по становление о выделении и приостановлении уголовного дела и др.);

б) констатирующие появление в деле конкретных участников процесса и устанавливающие их процессуальное положение (постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление о признании потерпевшим и др.);

в) направленные на собирание и проверку доказательств (постановления о производстве следственных действий и др.);

61

г) обеспечивающие надлежащее поведение участников процесса (поста новление об избрании меры пресечения и др.);

д) направленные, на реализацию прав и законных интересов лиц, участ вующих в уголовном судопроизводстве (постановление об удовлетворении за явленных ходатайств и др.);

е) обеспечивающие возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, и возможную конфискацию имущества (постановление о на ложении ареста на имущество и др.).

  1. В зависимости от сроков их принятия можно выделить группу реше ний, конкретные сроки, вынесения которых установлены законом. Определен ные сроки установлены только для некоторых уголовно-процессуальных реше ний на досудебных стадиях.

Так, закон определяет: а) срок принятия решения по поступившему сооб- щению о совершенном или готовящемся преступлении (ст. 144 УТЖ); б) срок приостановления предварительного следствия (ст. 208 УТЖ); в) срок, в течение которого прокурор должен вынести решение по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением (ст. 221 У1Ж) и др.

  1. Представляется, что в особую категорию следует отнести принятие решений в условиях риска..

Риск - неотъемлемая черта деятельности людей и присутствует в подав- ляющем большинстве решений, разнясь лишь его степенью. Риск полностью отсутствует при решении относительно несложных задач, возникающих в ходе расследования дела, при условии получения необходимого количества информации. Зачастую риск воспринимается как отрицательная категория. С точки зрения толкования понятия современного русского языка под риском понимается возможная опасность и (или) действие наудачу, в надежде на «счастливый

62

случай»1.

Побудительные причины принятия решений, связанных с риском, прояв- ляются в ситуациях, которые обусловлены:

  • дефицитом информации, необходимой для принятия конкретных решений. При этом оказывается недостаточным количество источников получения недостающих данных, либо их полное отсутствие. Кроме того имеются определенные трудности, связанные с затратой серьезных усилий по получению необходимой информации;
  • информационными перегрузками, когда сведений, которые, казалось бы, нужно использовать для принятия решения, слишком много, а поэтому их трудно переработать, структурировать, выделить главные, определяющие, отбросить второстепенные, малозначительные;
  • помехами, которые усложняют, а подчас и делают невозможным принятие правильных решений. К их числу следует отнести внешние условия и по- сторонние воздействия, скажем, реальные угрозы лицу, принимающему решения;
  • дефицитом времени, когда ограничены возможности взвесить, проанали- зировать ситуацию, точно определить цель, выбрать лучшие варианты и т.п.
  • Представляется, что риск при принятии процессуального решения можно определить как проблемную ситуацию, при которой выбор альтернативных решений, действия или бездействия таит в себе угрозу наступления негативных последствий. Г.А. Зорин указывает что: «Проблемная ситуация - это своеобразное противоречие между знанием и незнанием, специфическое соотношение из-

См.: Рудой А.В, Проблемы риска при принятии процессуальных решений // Научные исследования высшей школы; наблюдения, анализ, выводы. Тюмень, 1994. С. 36 - 37.

63 вестного и неизвестного по делу, когда искомое не дано непосредственно в исходных данных, но находится в неоднозначной, вероятной связи с уже установленными фактами, в какой-то мере ограниченными и направляющими поиск решения»1.

Представленная классификация имеет как теоретическое, так и практическое значение. Она позволяет выделить и уяснить особенности каждого вида процессуальных решений, принимаемых на досудебных стадиях, их юриди- ческую природу и юридический смысл, требования, предъявляемые к ним законодателем, а также способствует правильному применению норм закона, соблюдению прав участников уголовного судопроизводства.

Зорин ГА. Криминалистический риск: природа и методы оценки. Минск, 1990. С. 35.

64

ГЛАВА 2

СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА, ПРИНИМАЮЩИЕ РЕШЕНИЯ НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ

§ 1. Виды субъектов, принимающих уголовно-процессуальные решения

В теории уголовного процесса традиционно к числу субъектов, правомоч- ных принимать решения на досудебных стадиях, относят: орган дознания, дознавателя, следователя, начальника следственного отдела, прокурора и судью.

Понятие субъекта уголовно-процессуального решения в законодательстве не упоминается, как, впрочем, и сам термин - «субъект уголовно- процессуального решения». В юридической литературе до настоящего времени данное понятие широко не исследовалось. В учебной литературе преобладает тенденция освещения обобщенного понятия - субъекты уголовного процесса .

При этом большинство ученых-процессуалистов, которые в том или ином аспекте исследовали проблему уголовно-процессуальных решений, сходились в том, что названными субъектами могут быть лишь должностные лица и органы,

2

осуществляющие уголовное судопроизводство .

Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса. М., 1997. С. 5-6. 2 См.: Михайленко А.М. Составление процессуальных актов по уголовным делам. Киев, 1989. С. 9; Бажанов МИ. Процессуальные акты в советском уголовном процессе // Сборник тезисов научной конференции. Харьков, 1966. С. 112; Жариков ЮС. Особенности про-

65 Полагаем, что такое обобщенное представление о субъектах процессуаль-

« ных решений на досудебных стадиях недостаточно конкретизировано и требует

в свою очередь более глубокого анализа. Во-первых, это связано с тем, что круг субъектов, правомочных принимать решения в ходе досудебного производства, расширился в связи с изменениями в законодательстве и в настоящее время шире, чем традиционно называемый перечень субъектов уголовного процесса. Во-вторых, компетенция отдельных процессуальных органов и должностных лиц различна. В- третьих, полномочия одних и тех же субъектов на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования различны.

Из выше отмеченного можно сформулировать вывод о том. что первоначально следует определить перечень конкретных органов и должностных лиц, правомочных принимать решения в ходе досудебного производства, исследовать их правовое положение, а затем определить, что входит в понятие «субъект уголовно- процессуальных решений».

Анализ существующих позиций по проблемам, касающимся уголовно-процессуальных решений принимаемых на досудебных стадиях показывает, что их вправе принимать только специально уполномоченные на то органы и должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство. К ним относятся: орган дознания, дознаватель, следователь, начальник следственного отдела, прокурор и судья.

Орган дознания. Уголовно-процессуальный закон в качестве органа дознания называет государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с УПК осуществлять дознание и иные процессуальные полномочия (п. 24 ст. 5 УПК). При этом под дознанием понимается одна из форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем, по уголовному

и

цесеуального оформления действий и решений следователя по уголовному делу. Курск, 1998. С, 24,

66

делу, по которому производство предварительного следствия необязательно (п. 8 ет. 5 УПК).

Очевидно, что законодатель связывает появление в уголовном процессе органа дознания (наделение должностного лица или орган соответствующими полномочиями) с момента возбуждения уголовного дела, а в исключительных случаях, и с деятельностью по выполнению поручений следователя по производству отдельных следственных действий.

Однако обозначенное законодательное определение является, на наш взгляд, слишком кратким и не раскрывает всего своеобразия роли органа дознания в качестве субъекта уголовно процессуальной деятельности. Полагаем, что данное обстоятельство вызвано недостаточной разработанностью понятия «орган дознания» в теории уголовного процесса.

Так, с точки зрения А.П. Рыжакова, под органом дознания следует пони- мать, такой орган предварительного расследования, который уполномочен осуществлять уголовно-процессуальную (например, как минимум возбуждать уголовное дело и производить неотложные следственные действия) и иную деятельность в связи с наличием у него информации о возможном совершении преступления1 . Представляется, что здесь под органом дознания понимается орган, наделенный правом производить не только процессуальную, но и оперативно-розыскную деятельность. Полагаем, что названное определение имеет расширительное толкование понятию органа дознания и связывает с несвойственной ему деятельностью.

С другой стороны, Н.Е. Павлов, не давая конкретного определения, ото- ждествляет при этом орган дознания с начальником органа дознания и лицом, производящим дознание2. С данной позицией, по нашему мнению, трудно со-

1 Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М, 2001. С. 23.

2 Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса. М., 1997. С. 33.

67 гласиться, поскольку во-первых, правами органа дознания наделены не только

начальники соответствующего органа, но и их заместители, а во-вторых, дознаватель имеет более узкие полномочия, нежели орган дознания.

Полагаем, что целесообразно в качестве органа дознания рассматривать соответствующих руководителей государственных органов и учреждений, наделенных, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, обязанностью в случаях, предусмотренных законом, возбуждать уголовные дела и посредством назначения и руководства специально уполномоченными лицами, осуществлять уголовно-процессуальную деятельность.

Особенность приведенного определения заключается в том, что оно обо- значает полномочия должностных лиц, принимающих решения от имени органа дознания.

Перечень органов дознания закреплен в ст. 40 УПК, согласно которой к органам дознания относятся:

1) органы внутренних дел Российской Федерации, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности; 2) 3) Главный судебный пристав Российской Федерации, главный военный судебный пристав, главный судебный пристав субъекта Российской Федерации, их заместители, старший судебный пристав, старший военный судебный пристав, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; 4) 5) командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреж- дений или гарнизонов. 6)

68 Полномочия органа дознания возлагаются также на:

1) капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах; 2) 3) руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от места расположения органов дознания, указанных в части первой настоящей статьи, - по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок; 4) 3) глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации - по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территории данных представительств и учреждений.

Законодатель расширил перечень органов дознания по сравнению со ст. 117 УПК РСФСР, дополнив его соответствующими должностными лицами Де- партамента судебных приставов Министерства юстиции РФ, а также возложив полномочия органа дознания на глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации, капитанов речных судов и руководителей геологоразведочных партий. Кроме того, вместо милиции органом дознания в соответствии с новым уголовно-процессуальном законом являются органы внутренних дел.

Диспозиция п. 1 ст. 40 УПК является бланкетной и отсылает к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее - Закон об ОРД) от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ1 (в ред. Федерального закона от 18.07.97 г. Ш 101-ФЗ, от 21.07.98 г. № 117-ФЗ, от 05.01.99 г. № 6-ФЗ), согласно ст. 13 которого на территории Российской Федерации право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставляется оперативным подразделениям:

  1. Органов внутренних дел Российской Федерации.
  2. Органов федеральной службы безопасности.
  3. 1 Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

69

  1. Федеральных органов налоговой полиции.
  2. Федеральных органов государственной охраны.
  3. Органов пограничной службы Российской Федерации.
  4. Таможенных органов Российской Федерации.
  5. Службы внешней разведки Российской Федерации.
  6. Министерства юстиции Российской Федерации.
  7. Кроме того, оперативные подразделения органов, осуществляющих опе- ративно-розыскную деятельность, вправе проводить совместно с работниками уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации оперативно-розыскные мероприятия в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации.

По нашему мнению, перечень органов дознания, перечисленный в ст. 117 УПК РСФСР, представляется более четким и конкретным, чем закрепленный в настоящее время ст. 40 УПК РФ. Полагаем, что позиция законодателя недостаточно обоснованна в части лишения органов пожарной охраны полномочий органа дознания. В Законе об ОРД пожарная охрана среди органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не названа. Более того, в соответствии с Указом Президента РФ «О совершенствовании государственного регулирования в области пожарной безопасности» от 9 ноября 2001 г. № 13091 Государственная противопожарная служба с 1 января 2002 г. передана из подчинения МВД РФ в Министерство РФ по делам гражданской обороны, ликвидации последствий стихийных бедствий и чрезвычайным ситуациям (МЧС РФ).

Обращает на себя внимание, что законодатель в одних случаях называет органом дознания учреждение в целом, в других - лишь его начальника. В законе не дается разъяснений по поводу такого разграничения. Представляется, что одно из возможных объяснений отмеченного дуализма понятия органа дознания

1 Собрание законодательства РФ. 2001. № 52. Ст. 5372.

70 заключается в следующем. Когда речь идет об учреждении, процессуальная

деятельность которого связана с деятельностью вне его самого (органы внут- ренних дел и др.), то орган дознания выступает в качестве учреждения в целом. Когда же процессуальная деятельность учреждения определена конкретными пределами (например, территориальными воинскими частями, дипломатические представительства и др.), то органом дознания выступает начальник соответствующего учреждения.

В юридической литературе предложены различные классификации органов дознания. Так, И.М. Гуткин подразделяет органы дознания на две группы: 1) государственные учреждения (органы внутренних дел и др.); 2) руководители учреждений (командиры воинских частей и т.д.) .

М.П. Поляков в свою очередь выделяет органы дознания специальной (отраслевой) компетенции, относя к ним органы государственной безопасности, таможенные органы и налоговую полицию2.

Наиболее подробную классификацию органов дознания проводит по нашему мнению А.В. Донцов, разделяя их на три гругшьг. К первой группе он от- носит те органы, для которых дознание - это одно из средств борьбы с преступностью, совершаемых в сфере их деятельности. Такого рода преступления нарушают нормальную деятельность определенного государственного органа, а поэтому борьба с ними должна быть в то же время борьбой за достижение основных задач, стоящих перед этим органом. Такими органами дознания следует

1 См.; Гуткин ИМ. Вопросы совершенствования процессуального и организационного руководства в сфере дознания // Совершенствование уголовно-процессуальной деятельности органов внутренних дел. М.5 1984. С. 5.

2 См.: Поляков МП. Налоговая полиция как орган дознания. Дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1995. С. 43-44.

3 Донцов А.В. Проблема соотношения дознания и предварительного следствия в со ветском уголовном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. Л., 1970. С. 87.

71 считать органы внутренних дел, органы федеральной службы безопасности, органы пограничной службы, федеральные органы налоговой полиции и таможенные органы.

Эту точку зрения разделяет B.C. Чистякова, которая считает, что наделение указанных органов полномочиями органа дознания объясняется тем, что при осуществлении своей основной деятельности они сталкиваются с нарушениями, в том числе и уголовно-правового характера, охраняемых ими объектов и правил1.

Некоторые процессуалисты относят органы внутренних дел (милицию) к универсальному органу дознания, что обуславливается ее участием в расследовании основной массы преступлений2.

Значительный объем преступлений, подследственных органам внутренних дел, а также отсутствие в уголовно-процессуальном законе нормативных ограничений их подследственности приводит некоторых ученых к выводу, что они вправе возбудить уголовное дело и провести дознание по делу о любом преступленииJ.

Обоснованной является точка зрения А.А. Чувилева, что органы внутренних дел, по общему правилу, не должны подменять другой орган дознания, к компетенции которого относится решение вопроса о возбуждении уголовного дела и производстве дознания по первичному материалу о преступлении . Но, если в силу сложившихся условий, только органы внутренних дел могут принять меры к установлению и закреплению следов преступления, они вправе на-

См,: Чистякова B.C. Органы предварительного расследования преступлений и разграничение компетенции между ними. Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М„ 1964. С. 8.

2 См.: Милиция как орган дознания / Под ред. Е.А. Гомилко. Киев, 1989. С. 4.

3 См.: Советский уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1986. С. 63.

4 Чувилев А.А. Дознание в органах внутренних дел. М., 1986. С. 7.

72 чать действовать как орган дознания1,

Аналогичной позиции относительно недопустимости подмены специальных органов дознания органами внутренних дел с указанными выше оговорками придерживается также О.В. Мичурина2.

Ко второй группе органов дознания А.В. Донцов относит капитанов мор- ских судов и начальников зимовок (п. 7 ст. 117 УПК РСФСР). Новый уголовно-процессуальный закон признает право производства дознания за капитанами морских и речных судов, если они находятся в дальнем плавании, и за руководителями геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от места расположения органов дознания (п.п. 1 и 2 ст. 40 УПК).

Особенность этих органов дознания заключается в том, что производство дознания для них непосредственно не связано с выполняемыми ими функциями. Указанные органы не имеют специальной задачи по борьбе с преступностью не только вообще, но и в узкой сфере их деятельности.

В наделении капитанов морских и речных судов и руководителей геоло- горазведочных партий и зимовок полномочиями органов дознания заложена другая причина, а именно: местонахождение объекта, руководимого данными должностными лицами. Дело в том, что когда судно находится в дальнем плавании, когда геологоразведочные партии и зимовки удалены от места расположения органов дознания, нормальное осуществление юрисдикции нарушается. Поэтому вполне логично, что должностные лица указанных органов в этих условиях наделяются дополнительными полномочиями не только в целях обеспечения успешного выполнения стоящих перед ними задач, но и для принятия

1 Иванов В. А. Дознание в советском уголовном процессе. Л., 1966. С. 16-17,

2 См.: Мичурина О.В. Процессуальные и организационные вопросы осуществления начальниками следственных изоляторов и лечебно-трудовых профилакториев функций орга нов дознания, Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М.5 1993. С. 13.

73 мер против нарушения законности вообще.

А.В. Селютин обращает внимание на то обстоятельство, что ст. 59 Кодекса торгового мореплавания РФ признает капитанов в качестве органа дознания во всех случаях нахождения судна в плавании, тогда как п. 7 ст. 117 УПК РСФСР - только при нахождении судна в дальнем плавании1. Мы не разделяем эту точку зрения, так как на всех внутренних рейсах правоохранительную деятельность осуществляют органы внутренних дел на водном транспорте и не возникает необходимость капитанам судов осуществлять не свойственную для них функцию. В связи с этим представляется необходимым привести ст. 59 Кодекса торгового мореплавания РФ в соответствие с п. 1 ч. 3 ст. 40 УПК РФ.

К третьей группе органов дознания, по классификации А.В. Донцова, от- носятся командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений и гарнизонов, имеющие характерные черты, присущие органам дознания как первой, так и второй группы.

Указанные органы наряду с делами о преступлениях, посягающих на под- ведомственную этим органам сферу управления, уполномочены проводить дознание и по делам о преступлениях, для которых этот признак не характерен.

Так, военная администрация, как орган дознания, прежде всего проводит дознание по воинским преступлениям. Такого рода преступления совершаются непосредственно в сфере деятельности этого органа дознания и посягают на нормальное его функционирование.

УПК РФ вводит понятие «дознаватель», согласно п. 7 ст. 5 которого под ним понимают должностное лицо органа дознания, правомочное по поручению начальника органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания.

! См.: Селютин А.В, Проблемы разграничения подследственности в уголовном про- цессе. Дис. … канд. юрид. наук, 1999. С. 58,

74 Из приведенного определения, прежде всего усматривается, что появле- ние дознавателя связано с возбуждением уголовного производства. Отсутствует уголовное дело — отсутствует и данный субъект уголовного процесса. Уголовное дело служит фактической предпосылкой для ввода в процесс указанного лица. Наличие уголовного дела является одновременно и юридической основой для решения этого вопроса.

В настоящее время вполне определенное уголовно-правовое значение приобретает определение меры ответственности дознавателя за принятие не- обоснованных, незаконных решений по делам, находящимся в его производстве. Если исходить из сложившейся практики организации дознания в органах внутренних дел, то неизбежно появление серьезных затруднений в применении статей 299 и особенно 300 УК РФ.

В первом случае возникает вопрос об определении субъекта преступления при привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности, когда это имело место по указанию органа дознания, начальника органа дознания.

Вторая ситуация: постановление о привлечении в качестве обвиняемого заведомо невиновного выносится дознавателем и утверждается соответствующим руководителем, в данном случае — начальником милиции общественной безопасности.

По мнению Н.Е. Павлова, дознаватель не полномочен своей властью ос- вобождать кого бы то ни было от уголовной ответственности, ибо это является прерогативой органа дознания1. С этим утверждением можно согласиться только отчасти. Действительно, прекратить уголовное дело по нереабилитирующим обстоятельствам вправе только орган дознания. Что же касается реабилитирующих оснований, то УПК не относит это только к компетенции органа доз-

Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса. М., 1997. С. 60.

75 нания, следовательно, можно предложить, что и дознаватель вправе принять

соответствующее решение. Тем более что эта деятельность поднадзорна прокурору, которому направляется копия постановления о прекращении уголовного дела (ст. 213 УПК).

Представленная нами точка зрения подтверждается и соответствующими положениями УПК РФ, который предусматривает возможность прекращения уголовного дела дознавателем без согласия органа дознания и по нереабилити-рующим основаниям (ст.ст. 24-28).

Органы предварительного следствия. Предварительное следствие по уголовным делам производится следователями прокуратуры, а также следователями органов внутренних дел, следователями органов федеральной службы безопасности и следователями федеральных органов налоговой полиции (ч. 2 ст. 151 УПК).

Следственный аппарат страны общей численностью более 63 тыс. человек в основном сосредоточен в МВД России - 83 %. В органах прокуратуры работает 12,2 % следователей, в ФСНП - 3,2 % и ФСБ - 1,4 %. В 2000 году им обеспечено расследование почти 2 млн. уголовных дел, из них органами предварительного следствия в системе МВД - 92,4 %, прокуратуры - 7,0%, ФСНП - 0,6 %. В соответствии с установленной законом подследственностью следователи органов внутренних дел проводят предварительное следствие по более чем 70 % совершаемых преступлений и 90 % уголовных дел экономической направленности1.

Исходя из буквального толкования положений уголовно-процессуального закона, к органам предварительного следствия относятся следователи. И, на- оборот, следователи есть органы предварительного следствия. Таким образом,

1 См.: Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределения подслед- ственности до модернизации УК // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 26.

76 термины «органы предварительного следствия» и «следователи» — тождественны1,

С указанной точкой зрения согласиться полностью нельзя, так как следо- ватель, хотя и является главным субъектом в органах предварительного следствия, но не единственным. Следственные подразделения возглавляют начальники следственных отделов (ст. 39 УПК). По нашему мнению, смешение таких понятий как «орган предварительного следствия» и «следователь» произошло из-за недостаточного объективного анализа изменений, внесенных в уголовно-процессуальный закон в 1965 году. Действительно, до дополнения УПК РСФСР ст. 1271 должность начальника следственного отдела законом предусмотрена не была и деятельность следователя непосредственно была поднадзорна прокурору. В свою очередь, с появлением такого участника процесса как начальник следственного отдела, норму ст. 125 УПК РСФСР не привели в соответствие с ней. Поэтому место и роль следователя и начальника следственного отдела в принятии процессуальных решений требует дополнительного анализа и конкретизации.

Следователь как субъект уголовно-процессуальных решений. Согласно п. 41 ст. 5 УПК следователь - должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Данное определение представляется слишком узким и неполным. По нашему мнению, под термином «следователь», следует понимать должностное лицо следственных подразделений прокуратуры, органов внутренних дел, органов безопасности и налоговой полиции, наделенное правом устанавливать наличие или отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела и осуществлять предварительное следствие в пределах своей компетенции.

Павлов Н.Е. Указ. раб. С. 32.

77

Полагаем, что необходимо различать следователя как субъекта уголовного процесса и следователя как должностное лицо административного органа (органа внутренних дел, ФСБ и т.д.). В первом случае следователем именуется должностное лицо, принявшее уголовное дело к своему производству и наделенное в связи с этим правом и обязанностью производства процессуальных действий и принятия процессуальных решений. Это деятельность следователя на стадии предварительного расследования. Во втором - должностное лицо, наделенное правом принимать заявления и сообщения о преступлениях и устанавливать наличие или отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела. Это деятельность следователя на стадии возбуждения уголовного дела. Первое направление деятельности следователя является основным (основные функции), а второе — второстепенное (вспомогательные функции).

К основным функциям следователя уголовно-процессуальное законода- тельство относит:

  • производство предварительного следствия (ст.ст, 38,151 УПК и др.);
  • выполнение указаний прокурора о расследовании преступлений, произ- водстве отдельных следственных действий (ч. 3 ст. 37 УПК);
  • розыск обвиняемого при неизвестности его места нахождения (ст. 210 УПК);
  • принятие мер к установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, после приостановлевня предварительного следствия в случае, предусмотренном п. 1 ст. 208 УПК (ст. 209 УПК).
  • К вспомогательными функциям относят:

  • обнаружение преступлений (ст. 21 УПК);
  • установление оснований, необходимых и достаточных для принятия ре- шений в порядке ст. 145 УПК;
  • выполнение поручений других органов предварительного следствия (ч. 1

78 ст. 152 УПК).

При этом надо отметить, что в теории уголовного процесса вопрос о функциях следователя до сих пор носит дискуссионный характер1. Однако подробное рассмотрение комплекса проблем, связанных с уголовно-процессуальными функциями выходит за рамки предмета настоящего исследования. Общее же представление о них позволит нам определить конкретные направления деятельности следователя как субъекта уголовно-процессуальных решений.

Рассмотрим некоторые из функций следователя. Порядок их рассмотрения определяется не их значимостью, а временем возникновения.

Так, обязательность следователя обнаруживать преступления, вытекающая из требований закона о рассмотрении им заявлений и сообщений о преступлении, обязывает его принять любое заявление и сообщение о любом преступлении и в пределах своей компетенции вынести по ним решение (ст.ст. 21, 144, 145 УПК), а также сообщить о принятом решении заявителю. Суть данной функции — в отыскании в полученной информации данных, указывающих на признаки преступления. При выявлении достаточных данных, указывающих на это, следователь принимает решение о возбуждении уголовного дела с указанием нормы уголовного закона, предусматривающей уголовно-наказуемое действие или бездействие. В случае отсутствия таких данных, а также при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу, в возбуждении уголовного дела отказывается (ст. 148 УПК).

Основная функция следователя — производство предварительного следствия. Предварительное следствие представляет собой процессуальную форму установления обстоятельств преступления, т.е. принятие всех предусмотренных

1 См.: Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981; Найденова В.В. Советский следователь. М., 1980.

79 законом мер к установлению события преступления, лиц, причастных к его со- вершению, иных обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, в целях бы- строго и полного рассмотрения дела в суде, а также решение других задач ста- дии1.

Действительно, постановка перед органами предварительного следствия задачи раскрытия преступления (как это обозначено практически во всех учебниках по уголовному процессу)2 не соответствует принципу презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК). Исходя из смысла названного принципа правосудия окончательное решение о квалификации преступления и о виновности подсудимых в его совершении может принять только суд в приговоре, вступившем в законную силу. Деятельность органов предварительного следствия носит предварительный (субсидиарный) характер. Следователь не вправе предрешать вопросы о виновности или невиновности обвиняемого.

Выполнение следователем поручений других органов предварительного следствия производно от права следователя поручать производстве следственных или розыскных действий в случае необходимости проведения их в другом районе (ч. 1 ст. 152 УПК).

Следователь обязан выполнить письменные указания прокурора (о расследовании преступлений, производстве отдельных следственных действий и розыске лиц, совершивших преступления (ч.З ст. 37 УПК). Указания прокурора органам предварительного следствия в связи с возбуждением и расследованием ими уголовных дел являются для этих органов обязательными. Обжалование таких указаний вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения,

1 Жариков ЮС. Уголовный процесс. Методическое пособие по подготовке к сдаче эк заменов для аспирантов. М., 2001. С. 47.

2 См.: например, Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Курс лекций. М,, 1998. С.

179.

80 за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 38 УПК.

При неизвестности места нахождения обвиняемого именно следователь принимает необходимые меры к его розыску (ст. 210 УПК). Он вправе поручить производство розыска органам дознания, что, однако, не освобождает его от выполнения указанной функции.

И последнее — на следователе лежит обязанность принимать как непо- средственно, так и через органы дознания меры к установлению лица, подле- жащего привлечению в качестве обвиняемого, после приостановления им пред- варительного следствия (п. 1 ч. 2 ст. 209 УПК).

Начальник следственного отдела. В соответствии с п. 18 ст. 5 УПК на- чальник следственного отдела - должностное лицо, возглавляющее соответст- вующее следственное подразделение, а также его заместитель, В ведомственных нормативных актах и в юридической литературе его называют иногда «начальник следственного подразделения», «руководитель следственного управления, отдела», что, как нам представляется, не соотносится с наименованием этого субъекта в законе.

Правовое положение начальника следственного отдела, если исходить из ст. 39 УПК, представляется в следующем виде. На начальника следственного отдела возложено осуществление контроля за своевременностью действий следователя по раскрытию и предупреждению преступлений и принятие мер к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия. Следовательно, полномочия начальника следственного отдела огра- ничены рамками производства предварительного следствия. Если следовать данному установлению закона, то начальник следственного отдела не контро- лирует выполнение следователем иных функций - рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении, розыск обвиняемого и др. Практика следует другим путем: предметом контроля указанного должностного лица являются, по сути,

81 все предусмотренные законом функции следователя, что, как нам представляется, противоречит ст.ст. 37 и 39 УПК.

Прокурор. Понятие и правовое положение прокурора в уголовном производстве регламентируется УПК, а также Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 ноября 1995 г1.

Прокурор в соответствии с п. 31 ст. 5 УПК - это Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и по- мощники, участвующие в уголовном судопроизводстве.

На территории Российской Федерации не допускаются создание и деятельность органов прокуратуры, не входящих в систему прокуратуры (ч. 3 ст. 11 Закона о прокуратуре).

Функции прокурора в уголовном процессе. Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры осуществляют надзор за точным и единообразным исполнением законов (ч. 1 ст. 37 УПК, ст. 21 Закона о прокуратуре). Исходя из этого, прокурор в уголовном производстве обязан во всех стадиях уголовного процесса своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, в том числе уголовного, от кого бы эти нарушения не исходили. Однако в соответствии с современной правовой доктриной надзорные функции прокуратуры распространяются только на досудебные стадии УГОЛОВНОГО процесса, а в суде прокурор пользуется правами участвующих в деле лиц (в новой концепции прокурор действует на стороне обвинения).

У прокурора существуют и иные функции в уголовном процессе. К ним следует отнести:

  • уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством РФ;
  • координацию деятельности органов предварительного расследования.
  • 1 Собрание законодательства РФ. 1995. Ш 47. Ст. 4472; 1999. № 7. Ст. 878.

82

Полномочия прокурора в уголовном процессе зависят от того, в какой стадии производства по делу он действует, также вида прокурорского надзора и выполняемой им функции.

В последние годы точка зрения на роль прокуратуры, как единственный орган надзора за деятельностью органов дознания и предварительного следствия, претерпела серьезные изменения, В настоящее время существенные полномочия по контролю за действиями и решениями органов предварительного рас- следования предоставлены и судам1.

Судья как субъект принятия уголовно-процессуальных решений. Судья — это лицо, наделенное в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющее свои обязанности на профессиональной основе (ч. 3 ст. 1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»)2. Согласно п. 54 ст. 5 УПК судья - должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие. В настоящее время в уголовном процессе принимают участие и мировые судьи. Согласно УПК РСФСР правами судьи были наделены народные заседатели, однако новый уголовно-процессуальный закон исключил их из числа субъектов уголовного судопроизводства.

Основные функции судьи связаны с осуществлением правосудия, однако, на досудебных стадиях уголовного производства он также выполняет ряд функций, что и позволяет рассматривать его как субъекта уголовно-процессуальных решений.

Уголовно-процессуальный закон возлагает на судью и мирового судью следующие функции:

Жариков Ю.С. Актуальные проблемы контроля деятельности органов уголовного преследования // Материалы I Всероссийской межвузовской конференции. РГГУ. Москва, 27 марта 2001 г. М., 2001. С. 201-212.

2 Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1792,

83

  1. Рассмотрение заявлений, сообщений о преступлении (п. 6 ст. 144, ст. 318 УПК).

При поступлении заявления, сообщения о преступлениях, относящихся к делам частного обвинения , судья обязан принять его, в пределах своей компетенции принять по нему решение и сообщить об этом заявителю.

Его правом является принятие решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 ч, 1 и 130 УК (соответственно умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои, клевета и оскорбление). Лишь в исключительных случаях дело может быть возбуждено прокурором, а также следователем и дознавателем с согласия прокурора (ч. 4 ст. 20 УПК).

Так или иначе, за судьей сохраняется функция досудебного установления обстоятельств указанных преступлений и принятие мер к примирению потер- певшего с лицом, на которого подана жалоба (ст. 25 и ч. 5 ст. 319 УПК). Под- робные указания о порядке выполнения этой функции содержатся в постанов- лении Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 г. № 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 1993 г. № И, с изменениями, внесенными по-становлением Пленума от 25 октября 1996 г. № 10 .

1 Конституционный Суд РФ в постановлении от 14 января 2000 г. № 1-П признал ст. 3, п. 6 ч. 1 ст. 108, ч. 1, 2 и п. 1 ч. 3 ст. 109, ст.ст. 112 и 115, п. 4 ч. 1 ст. 232 и ч. 1, 2 и 4 ст. 256 УПК РСФСР не соответствующими конституции в той части, в какой они предусматривают или допускают полномочия суда возбуждать уголовное дело, в том числе в отношении ново го лица, и применят» к нему меру пресечения // Собрание законодательства РФ. 2000. № 5. Ст. 611.

2 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1996. М., 1997. С. 251- 257.

84

  1. На судью возложена судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей путем разрешения соот ветствующих ходатайств прокурора, а также следователя и дознавателя с согла сия прокурора (ст.ст. 108, 109 УПК). В ст. 2201 УПК РСФСР была предусмотре на процедура рассмотрения жалоб на применение органом дознания, следовате лем, прокурором указанной меры пресечения, а равно на продление ее срока.

  2. Прерогативой судьи является дача в соответствии с ч. 2 ст. 23 Консти туции РФ разрешения на прослушивание телефонных переговоров. Порядок да чи разрешения установлен Законом об ОРД и постановлением Пленума Вер ховного Суда РФ № 13 от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации»1.

В самом общем виде он сводится к следующему. Руководитель органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, выносит постановление, которое направляется в суд. Судья может потребовать представления ему материалов, касающихся оснований для проведения данного оперативно- розыскного мероприятия. Постановление рассматривается незамедлительно. По результатам рассмотрения представленных материалов судья разрешает прове- дение прослушивания либо отказывает в этом, о чем выносит мотивированное постановление. Срок действия решения судьи не может превышать 6 месяцев. При необходимости продления его судья выносит на основе вновь представленных материалов новое судебное решение.

  1. По делам о тяжких и особо тяжких преступлениях судья районного суда решает вопрос об осуществлении контроля и записи телефонных и иных переговоров (ст. 186 УПК).
  2. Рассматривает жалобы на действия и решения должностных лиц, ведущих уголовное производство (ст. 125 УПК).
  3. 1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 3. С. 4-12.

85

Таким образом, в порядке реформирования уголовно-процессуального за- конодательства принимаются попытки расширения компетенции суда по пре- дупреждению нарушений прав участников процесса на досудебном производстве. При этом законодателем предлагается установить не только поводы превен- тивного контроля суда за органами предварительного расследования, но и его процессуальную форму.

В целом же судья как субъект уголовно-процессуальных решений на досудебных стадиях уголовного процесса осуществляет судебный контроль как по восстановлению нарушенного права, так и по предотвращению нарушений при осуществлении действий ограничивающих конституционные права и свободы участников уголовного процесса.

Однако 1ГООизошедпше в последние годы изменения законодательства, ре- гулирующего деятельность правоохранительных органов и их должностных лиц на этих стадиях процесса, требуют и нового взгляда на данную проблему. Кроме того, это связано и с реформированием основного уголовно-процессуального закона - Уголовно-процессуального кодекса.

Так, УПК РФ не называет среди субъектов уголовно-процессуальных решений орган дознания и начальника следственного отдела, определив, что про- цессуальные решения могут принимать суд, прокурор, следователь и дознаватель (п. 33 ст. 5). По нашему мнению, формулировка данной нормы неудачна, так как в этой же статье среди субъектов уголовного процесса называются и начальник следственного отдела (п. 18) и начальник органа дознания (п. 17) (в этом случае законодатель конкретизирует субъекта, правомочного принимать решение в органе дознания).

Не подвергая сомнению перечень органов и должностных лиц, ведущих процесс (орган дознания, следователь, прокурор и судья), требуется отметить, что в ряде Федеральных законов содержатся положения, предоставляющие оп-

86 ределенным должностным лицам принимать решения, значимые для уголовно- процессуальной деятельности.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 11 Закона об ОРД результаты оперативно-розыскной деятельности могут:

  • служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;
  • представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело;
  • использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с по- ложениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.
  • Таким образом, можно утверждать, что материалы оперативно-розыскной деятельности являются составной частью фактических данных, используемых в доказывании по уголовным делам. Из этого следует, что порядок их собирания и представления соответствующим должностным лицам или органам должен обязательно быть отражен в решениях, принимаемых должностными лицами оперативных подразделений, а в случаях ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина - в судебном решении. Так, согласно ч. 3 ст. 11 Закона об ОРД представление результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд осуществляется на основании поста- новления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную дея- тельность.

Данные положения полностью согласуются с требованиями УПК о том, что органы дознания должны принимать необходимые оперативно-розыскные меры в целях обнаружения лиц, совершивших преступления. В этом случае оперативные подразделения осуществляют не просто оперативно-розыскную деятельность, а действуют по конкретному уголовному делу либо по поручению

87 следователя, либо самостоятельно1. В последнем случае они не наделены пра- вом производства следственных действий, но результаты, проводимых ими опе- ративно-розыскных мероприятий могут служить доказательствами по делу. В ст. 89 УПК отражено, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требо- ваниям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

В связи с этим можно утверждать, что законность и обоснованность решений оперативно-розыскного органа, направленных на получение фактических данных по уголовному делу, в итоге непосредственно связана с допустимостью доказательств, полученных в результате его деятельности.

Е.А. Доля, рассматривая этот вопрос, совершенно обоснованно вводит термин “оперативное доказывание”2. Под ним он понимает деятельность субъектов оперативно-розыскных мероприятий по собиранию, проверке и оценке оперативных доказательств. Не вдаваясь в дискуссию о значении результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе, требуется отметить, что она, тем не менее, является частью общей деятельности по ваыявлению и раскрытию преступлений. Следовательно, решения, принимаемые дожностными лицами оперативных подразделений, имеют существенное значение в уголовном процессе и могут рассматриваться как уголовно-процессуальные в широком смысле этого понятия. Соответственно и сами оперативные подразделения, по нашему мнению, являются субъектами решений на досудебных стадиях уголовного процесса.

1 См.: Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов оперативно- розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, М., 2000. С. 6-9.

2 Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной дея тельности. М., 1996. С. 7,

88

Это подтверждается также положениями ч. 1 ст. 40 УПК, согласно кото- рой к органам дознания относятся органы внутренних дел Российской Федерации, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности. Из этого можно сделать вывод о юридическом отождествлении законодателем понятий «орган дознания» и «орган оперативно-розыскной деятельности».

Еще одним органом, деятельность которого, по нашему мнению, связана с принятием уголовно-процессуальных решений, является милиция. Как известно, ее деятельность регулируется Законом Российской Федерации «О милиции» в редакции Федерального закона от 31 марта 1999 года № 68-ФЗ1.

Так, согласно ст. 10 «Обязанности милиции» данного закона помимо про- изводства дознания и осуществления неотложных следственных действий, т.е. деятельности, осуществляемой после возбуждения уголовного дела (п. 5), милиция обязана принимать и регистрировать заявления, сообщения и иную информацию о преступлениях, своевременно принимать меры, предусмотренные законодательством (п. 3). Эта обязанность выражается в деятельности по производству по заявлениям и сообщениям в установленные уголовно-процессуальным законом сроки предварительной проверки и принятию решения о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела или о передаче материалов по подследственности (ст. 144, 145 УПК). При этом требуется отметить, что милиция в этом случае выступает не как орган дознания, а как орган исполнительной власти.

Для реализации этих предписаний законом милиции предоставлены соот- ветствующие права. Так, согласно ст. 11 указанного закона милиция вправе вызывать граждан и должностных лиц по делам и материалам, находящимся в

1 Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № и. Ст. 1145.

89 производстве милиции (п. 3), получать от граждан и должностных лиц необхо- димые объяснения, сведения, справки, документы и копии с них (п. 4), проводить в установленном законом порядке освидетельствование лиц, подозреваемых в совершении преступления (п. 19) и т.д.

В связи с этим в диссертационном исследовании мы будем рассматривать в качестве самостоятельных субъектов уголовно-процессуальных решений ми- лицию (органы внутренних дел) как орган дознания (действующий по возбуж- денному уголовному делу) и милицию как орган исполнительной власти, имеющий самостоятельную компетенцию на стадии возбуждения уголовного дела.

До настоящего времени не исследовано влияние участников процесса на принятие уголовно-процессуальных решений. Так, например, подозреваемый или обвиняемый, его защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гра- жданский ответчик или их представители вправе заявлять ходатайства, имеющие при определенных условиях обязательное значение для должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование (ст. 159 УПК).

Участников уголовного процесса можно рассматривать если не в качестве самостоятельных субъектов процессуальных решений, то, несомненно, в качестве субъектов, создающих необходимые условия для принятия решений должностными лицами, ведущими уголовное производство.

Таким образом, под субъектом уголовно-процессуальных решений необходимо понимать должностных лиц и участников процесса, правомочных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством принимать решения, направленные на возникновение, изменение и прекращение уголовно- процессуальных правоотношений.

Всех субъектов уголовно-процессуальных решений в зависимости от их полномочий можно подразделить на следующие виды*.

90

1) участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (прокурор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель) и суд - основная группа субъектов; 2) 3) государственные органы и должностные лица, правомочные принимать процессуально-значимые решения (органы внутренних дел, оперативно- розыскные подразделения) - вспомогательные субъекты; 4) 3) участники процесса, создающие условия для принятия уголовно- процессуальных решений (эксперт, специалист, переводчик и др.) - субъекты обеспечения.

§ 2. Проблемы принятия решений отдельными субъектами уголовно- процессуальной деятельности

Для того, чтобы определить проблемы, связанные с принятием процессуальных решений на досудебных стадиях уголовного процесса, необходимо рассмотреть полномочия соответствующих субъектов, связанные с их принятием.

Как было отмечено выше, орган дознания и дознаватель - различные субъекты уголовно-процессуальных решений. Но в законе нет нормы о передаче органом дознания кому бы то ни было полномочий на производство расследования преступления. Данный пробел в уголовно-процессуальном законодательстве восполняется отдельными ведомственными нормативными актами. Например, в Инструкции органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации, введенной в действие Приказом Министра обороны РФ от 18 августа 1994 г. № 2751, предусмотрено, что командир воинской части, установив признаки преступления, возбуждает уголовное дело

1 Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общ. ред. И.Н. Кожевникова; Науч. ред. А.Я. Качалов. 3-е изд., перераб. и доп, М.: Спарк, 2000. С. 71.

91 и поручает производство дознания одному из дознавателей, о чем указывает в постановлении о возбуждении уголовного дела (ст.ст. 5 и 6).

Кстати, не решен этот вопрос и в новом уголовно-процессуальном законе. В ст. 37 УПК сказано лишь, что непосредственное осуществление досудебного производства возлагается на дознавателя. Как это «возложение» должно происходить — не определено.

Отсутствует ясность и по вопросу о соотношении полномочий органа дознания и дознавателя, а также следователя. Особые сложности на практике вызывает право органа дознания возбуждать уголовные дела, подследственные органам предварительного следствия.

Учитывая, что затягивание с возбуждением уголовного дела нередко влечет многочисленные негативные последствия, в юридической литературе вы- сказывается мнение, что решение должен принимать тот орган, у которого находятся материалы, содержащие повод и основание к возбуждению дела1. Однако акт возбуждения уголовного дела, представляя собой серьезную меру реагирования на выявленные нарушения закона, лишь предваряет широкий комплекс уголовно-процессуальных действий, направленных на установление всех обстоятельств выявленного преступления и привлечение виновных к уголовной ответственности. Поэтому, по мнению В.Н. Григорьева, возбуждение уголовного дела целесообразнее поручать тому органу, в чью компетенцию входит выполнение указанных действий2.

Следователи, как правило, должны сами возбуждать дела своей подслед- ственности. Если в производстве органа дознания окажутся материалы, содер-

1 Трубин Н. Прокурорский надзор за соблюдением уголовно-процессуальных сроков // Соц. законность. 1984. № 8. С. 19-20.

2 Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел: Учебное пособие. Ташкент: ТВГП МВД СССР, 1986. С. 57.

92 жащие признаки преступления, расследование которого отнесено к компетен- ции следователя, то эти материалы направляются по подследственности без возбуждения уголовного дела. Вместе с тем следователи, ввиду специфики их работы, не всегда имеют возможность непосредственно принять решение о воз- буждении уголовного дела и приступить к производству по всем им подследст- венным преступлениям.

Поэтому в тех случаях, когда необходимо пресечь преступление или следователь немедленно не может приступить к расследованию, а промедление с реагированием на сообщение о подготавливаемом или совершенном преступле- нии ведет к утрате возможности задержания с поличным, получения доказа- тельств и возмещения материального ущерба, органы дознания не только вправе, но и обязаны возбудить уголовное дело, подследственное следователю, и провести по нему неотложные следственные действия.

Следует согласиться с В.Н. Ягодинским, что в трех случаях орган дознания не только вправе, но и обязан возбудить уголовное дело, подследственное следователю: во-первых, для пресечения обнаруженного преступления; во-вторых, когда для его предупреждения необходимо безотлагательное производство следственных действий; в-третьих, когда для закрепления следов обнаруженного преступления необходимо выполнение неотложных следственных действий, а следователь в силу объективных причин (болезнь, отдалённость от того места, где необходимо производить расследование, выполнение иной неотложной работы) не может принять дело к своему производству1. Однако орган дознания не должен излишне широко возбуждать дела, подследственные следователю, так как это будет отрывать работников органов дознания от непосредственных обязанностей по выполнению оперативно-розыскной и другой служеб-

1 Ягодинский В.Н. Подследственность преступлений органам внутренних дел УССР. Дис…. канд.юрид,наук. Киев, 1988. С. 86.

93 ной деятельности. Кроме того, любая передача дела по подследственности обычно замедляет темп расследования, усложняет собирание и оценку доказательств.

Дознание должно проводиться лишь в тех случаях, когда следователь не может выехать на место преступления или не в состоянии без помощи органа дознания выполнить незамедлительно неотложные следственные действия по делу. В остальных случаях следователи должны сами возбуждать уголовные дела и вести по ним расследование, привлекая к содействию органы дознания в случаях, предусмотренных в законе.

Указанной точки зрения придерживается и СВ. Бородин, отмечая, что по делам, по которым предварительное следствие обязательно, органы внутренних дел должны принимать решение о возбуждении лишь в тех случаях, когда необходимо производство неотложных следственных действий, а следователь либо отсутствует в данный момент, либо по каким-то причинам не имеет возможности немедленно решить вопрос о возбуждении уголовного дела и лично включиться в расследование .

Однако на практике следователи не в состоянии возбуждать абсолютно все уголовные дела своей подследственности. Именно поэтому при наличии признаков гфеступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления. В ст. 157 УПК РФ сохранена редакция нормы о возбуждении органом дознания уголовного дела, не относящегося к его компетенции, аналогичная ст. 119 УПК РСФСР.

Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб ор-

1 Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М.; ВНИИ МВД СССР, 1970. С. 12.

94 ганов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений (утверждена приказом МВД России от 20 июня 1996 г. № 334)1 предусматривает три ситуации, в которых орган дознания возбуждает уголовные дела данной категории и проводит неотложные следственные действия, определенные уголовно- процессуальным законом: во-первых, когда необходимо пресечь преступление; во- вторых, когда следователь не может немедленно приступить к расследованию; в- третьих, когда промедление в реагировании на сообщение о подготавливаемом или совершенном преступлении может привести к утрате возможности задержания виновных с поличным, получения важных доказательств и обеспечения полного возмещения материального ущерба (п. 4.1.7.).

В указанных случаях орган дознания не только вправе, но и обязан возбудить уголовное дело, по которому производство предварительного следствия обязательно2.

Проведенное нами изучение правоприменительной практики показывает, что органы дознания (прежде всего это милиция) принимают решения об отказе в возбуждении уголовного дела, в том числе и по заявлениям и сообщениям о преступлениях, по которым предварительное следствие обязательно.

Такая практика, на наш взгляд, не во всех случаях является правильной. Разумеется, если из поступившего заявления или сообщения о преступлении с очевидностью вытекает, что события преступления в действительности не было или в деянии отсутствует состав преступления, то такие материалы нет необходимости передавать следователю. Во всех же других случаях, когда общественно опасный характер деяния сомнений не вызывает, мы считаем, орган дознания

1 Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общ. ред. И.Н. Кожевникова; Науч. ред. А.Я. Качанов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 2000. С. 253.

2 Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С. 17.

95 не вправе отказать в возбуждении уголовного дела о преступлении, по которому предварительное следствие обязательно.

На практике возникает вопрос о том, вправе ли следователь возбудить уголовное дело, по которому производство предварительного следствия не обязательно.

Так, П.А. Лугошская отмечает, что следователь вправе возбудить уголовное дело только в пределах своей компетенции, исходя из правил подследственности1. Уголовно-процессуальный закон (ст. 146 УПК) также говорит, что прокурор, следователь, дознаватель обязаны возбудить уголовное дело в пределах своей компетенции.

Мы разделяем точку зрения тех авторов, которые считают, что следователь вправе возбудить уголовное дело, подследственное органу дознания, для пресечения обнаруженного преступления, а также когда для его предупреждения либо для закрепления следов обнаруженного преступления необходимо выполнение неотложных следственных действий .

Еще одним полномочием органа дознания по принятию решений является реализация права задерживать лицо, подозреваемое в совершении преступления. Когда таковым оказывается орган дознания — должностное лицо (например, командир воинской части), видимо, он и должен принимать такое решение. Нерешенным остается вопрос: кто конкретно принимает такое решение в органе дознания - учреждении (например, в органах внутренних дел). Далее, в ч. 2 ст. 92 УПК упоминается лицо, которое составляет и подписывает протокол задер-

1 Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под ред. ПА. Лупинской. 3-е изд., пере- раб. и доп. М.: Юриегь, 2001. С. 233.

2 Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. Учебное пособие. Ташкент. ТВШ МВД СССР, 1986. С, 59; Шишков А.А. Теоретические ос-

96 жания. Это предоставляет возможность предположить, что, по крайней мере,

процессуальное оформление решения о задержании может осуществляться и не

органом дознания.

В проекте УПК РФ, находившимся на рассмотрении Государственной Думы РФ в 1998-1999 годах, предлагалось четко определить полномочия на- чальника органа дознания. Этому была посвящена ст. 39 «Начальник органа дознания».

Так, предполагалось, что начальник органа дознания будет утверждать постановления о:

возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела;

производстве обыска и наложении ареста на имущество;

привлечении в качестве обвиняемого;

отстранении обвиняемого от должности;

избрании, изменении или отмене в отношении обвиняемого (подозревае- мого) меры пресечения в виде заключения под стражу;

прекращении, приостановлении, возобновлении производства по делу;

направлении обвиняемого (подозреваемого), не находящегося под стражей, в медицинское учреждение для производства стационарной судебно- медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;

продлении срока содержания под стражей;

этапировании и объявлении розыска обвиняемого;

окончании дознания (в последнем проекте - обвинительный акт)1.

новы уголовно-процессуальной деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел. Дис. … канд. юрид. наук. М.. 1999. С. 68.

1 См.; постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 6 июня 1997 г, № 1498-11 ГД «О проекте Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

97

Он также был должен утверждать протокол о задержании лиц, подозреваемых в совершении преступлений и обеспечивать принятие мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступлений. С согласия начальника органа дознания уголовное дело с обвинительным заключением на- правляется прокурору.

Таким образом, неурегулированность рассмотренных и многих других вопросов уголовно-процессуальной деятельности органов дознания привела к тому, что на практике их полномочия фактически выполняют «дознаватели», оперативные работники и другие, неуполномоченные на то должностные лица органа дознания. Это подтверждается и опросом 47 сотрудников милиции, 8 сотрудников московских таможен и 31 сотрудника налоговой полиции. 83 % респондентов утвердительно ответили на вопрос: «Приходилось ли им лично принимать решения, входящие в компетенцию органа дознания?» Более того, больше половины опрошенных (лиц среднего начальствующего состава) (67 %) уверены, что именно они по закону выполняют функцию органа дознания и правомочны принимать любые решения как до возбуждения уголовного дела, так и во время предварительного расследования.

Это совпадает и с позицией отдельных авторов, которые полагают, что в тех случаях, когда в УПК речь идет об органе дознания как учреждении, а не о должностном лице, то должностное лицо органа дознания вправе действовать от имени органа дознания и без утверждения своих решений у начальника органа (если иной порядок не установлен ведомственными актами)1.

По нашему мнению, следует внести предложение о дополнении УПК РФ предложениями, аналогичными проекту 1998-1999 годов, и подробно определить полномочия органа дознания по принятию решений.

1 См.: Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. Тула, 1996. С. 43,

98

Поэтому содержащиеся в ведомственных нормативных актах и юридической литературе рекомендации соответствующим руководителям утверждать практически все решения лица, производящего дознание, даже те, которые он имеет право по закону принимать самостоятельно, лишены основания. Подобные установки и соответствующая им практика приводят к утрате лицом, производящим дознание, самостоятельности, инициативы, что неизбежно отрицательно сказывается на раскрытии преступления.

В то же время не следует забывать и о том, что его процессуальная само- стоятельность ограничена. Во-первых, тем, что принятие отдельных решений (о задержании, окончании дознания и др.) составляет исключительное право органа дознания. Во-вторых, в отличие от следователя все указания органа дознания — должностного лица (например, командира воинской части), начальника органа дознания для лица, производящего дознание, являются обязательными. Передав свои полномочия на ведение расследования, они не перестают быть его процессуальными и административным руководителями.

Новый уголовно-процессуальный закон более детально определил полно- мочия лица, производящего дознание (дознавателя) по принятию решений. Так, согласно ч. 3 ст. 41 УПК дознаватель уполномочен самостоятельно принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ на это требуется согласие начальника органа дознания, санкция прокурора и (или) судебное решение.

Фактически дознаватель по своим полномочиям принимать решения при- равнен к следователю. Единственным отличием является обязанность дознавателя во всех случаях выполнять указания прокурора. Так, согласно ст. 224 УПК дознаватель сам вправе возбудить перед судом с согласия прокурора ходатайство об избрании к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу, в порядке ст. 225 УПК - по окончании дознания составить обвинитель-

99

ныйакт.

Полномочия должностного лица органа дознания связаны с выполнением отдельных следственных действий по поручению следователя и не связаны с принятием итоговых процессуальных решений, хотя некоторые промежуточные решения оно вправе принимать.

В частности, УПК содержит отдельные положения, которые нельзя тол- ковать однозначно. Так, в ч. 2 ст. 92 УПК предусматривается, что протокол задержания подписывается лицом, его составившим, Что это за лицо — непонятно, тем более, если иметь в виду орган дознания — должностное лицо. Если же речь вести об органе дознания — учреждении, то напрашивается вывод, что в данной ситуации существуют, по крайней мере, два субъекта: лицо, принимающее решение о задержании (например, начальник мшгиции общественной безопасности) и лицо, фактически оформляющее решение. Им признается, в частности, должностное лицо органа дознания, составляющее протокол, который утверждается начальником органа дознания.

По мнению Н.Е. Павлова, должностное лицо органа дознания не вправе до возбуждения уголовного дела принимать решение и производить осмотр места происшествия. Исключение из общего правила (запрет производства следственных действий до возбуждения уголовного дела), установленное ч. 2 ст. 176 УПК, распространяется лишь на следователя. Осмотр места происшествия не уполномоченным на то субъектом (должностным лицом органа дознания — учреждения, например, оперуполномоченным, участковым уполномоченным, тем более подчиненным органу дознания — должностному лицу), неизбежно ставит под сомнение легитимность данного следственного действия и юридическую силу полученных фактических данных1.

Павлов НЕ. Указ. раб. С. 53.

100

Изучение уголовных дел и опрос практических работников свидетельствуют об обратном. В подавляющим большинстве случаев (в 77 % от изученных 93 уголовных дел) осмотр места происшествия производился не следователем, а должностными лицами органа дознания (участковыми уполномоченными, сотрудниками уголовного розыска). При заполнении анкеты сотрудники милиции и следователи на вопрос о правомерности подобных действий однозначно ответили, что суд без каких-либо проблем принимает эти документы в качестве доказательств.

Полномочия следователя. В целях надлежащего выполнения свои функций следователь наделяется соответствующими правами, которые в своей сово- купности составляют его полномочия. Они предопределяются выполняемой обязанностью.

Так, рассматривая заявление или сообщение о преступлении, следователь может принять решение об истребовании необходимых материалов и вызове очевидцев (ст. 144 УПК). Следователь вправе до возбуждения уголовного дела произвести осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК). Ему предоставлено право выбора вида решения по предусмотренной законом информации о преступлении (ст. 145 УПК) и формы сообщения заявителю о принятом решении.

Полномочия следователя при производстве предварительного следствия в самом общем виде определены ст. 38 УПК. Однако существуют и другие нормы. Если их суммировать, то следователь обладает следующей совокупностью прав.

Это, прежде всего, право следователя все решения о направлении следствия и производстве следственных действий принимать самостоятельно, за ис- ключением случаев, когда законом предусмотрено получение судебного решения и (или) санкции прокурора или его согласие.

По делам, требующим производства предварительного следствия, он

101 вправе в любой момент принять решение о производстве предварительного

следствия, не дожидаясь выполнения органом дознания действий, предусмот- ренных ст. 157 УПК.

По расследуемым им делам следователь имеет право давать органам дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных действий и требовать от органов дознания содействия при производстве отдельных следственных действий. Поручения и указания даются в письменном виде.

В случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом районе следователь вправе произвести их лично, либо поручить их проведение соответствующему следователю или органу дознания (ч. 1 ст. 152 УПК).

Порядок взаимодействия следователей с соответствующими учреждениями иностранных государств определяется законодательством и международными договорами, заключенными Россией с другими странами ранее регламентировался лишь ст. 33 УПК РСФСР. Новый уголовно-процессуальный закон содержит целый раздел XVIII, посвященный указанным вопросам.

Он выносит по находящимся в его производстве уголовным делам обязательные для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами постановления (ч. 4 ст. 21 УПК), например, о производстве следственных действий, об избрашш меры пресечения, об отстранении от должности и другие.

Следователь вправе по основаниям, предусмотренным ст. 91 УПК, задержать и допросить лицо, подозреваемое в совершении преступления.

Он может соединять в одном производстве дела, а также выделять дела (в случаях, вызываемых необходимостью, если это не отразится на полноте и объективности исследования и разрешения дела) (ст.ст. 153,154 УПК).

Следователь может при наличии оснований и соблюдении ряда тре-

102 бований закона (называемых в теории уголовного процесса условиями) приостанавливать производство предварительного следствия (ст. 208 УПК).

По находящимся в его производстве делам он имеет право вызывать любое лицо для допроса или дачи заключения в качестве эксперта, а также для участия в производстве следственного действия в качестве специалиста (ст.ет. 168, 195 УПК). Он вправе: производить осмотры, обыски и другие предусмотренные законом следственные действия; требовать производства ревизий, документальных проверок, а от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан - представления предметов и документов, могущих установить необходимые по делу фактические данные.

В то же время в УПК не определена процессуальная форма требования производства ревизий, документальных проверок. Это подтверждает и опрос следователей налоговой полиции (17 человек), которые затруднились назвать какую либо единую форму данного решения; 25 % следователей оформляют это решение в форме постановления, 32 % — в форме требования, остальные затруднились с ответом.

Исследование свидетельствует о необходимости выработки и законода- тельного закрепления единой формы решения о назначения ревизий и документальных проверок. По нашему мнению, эта форма должна быть приближена к порядку назначения экспертизы (при условии их назначения после возбуждения уголовного дела).

При неявке без уважительных причин свидетеля, потерпевшего, об- виняемого, подозреваемого, эксперта следователь вправе подвергнуть приводу, то есть принудительному их доставлению (ст. 113 УПК).

Следователь самостоятельно принимает решение об окончании пред- варительного следствия. Он может прекратить уголовное дело и освободить лицо от уголовной ответственности. Следует иметь в виду, однако, что пре-

103 крашение дела вследствие издания акта амнистии, изменения обстановки, в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, в отношении несо- вершеннолетнего с применением мер воспитательного воздействия возможно лишь с согласия прокурора.

Следователь решает вопрос об окончании производства предварительного следствия составлением обвинительного заключения или постановлений о на- правлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

Следователь вправе поручить производство розыска обвиняемого органам дознания, а также обязать их принимать меры к установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

В основном порядок и форма принятия процессуальных решений следователя определена, что и подтвердил УПК РФ. Однако есть и проблемы. Законодатель предлагает, с одной стороны, запретить следователю принимать отдельные решения. В частности, предполагается запретить следователю самостоятельно возбуждать уголовные дела, а согласовывать это решение с прокурором (ст. 146 УПК).

В то же время предполагается предоставить следователю право самостоятельно решать вопросы о подследственности. Так, ему предоставлено право направлять уголовные дела другому следователю или дознавателю в соответствии с правилами о подследственности (п. 2 ч. 2 ст. 38 УПК).

По нашему мнению, первое предложение обосновано, хотя оно не находит понимания среди практических работников следственных подразделений (67 % опрошенных следователей и началышков следственных отделов высказались против предложения законодателя).

Напротив, предоставление следователю права самостоятельно решать вопросы о подследственности не является позитивным. По мнению больпшнства

104 респондентов (91 %) это может вызвать попытки необоснованной передачи уголовных дел от следователя к следователю и споры о подследственности.

Начальник следственного отдела. В целях надлежащего выполнения процессуальных обязанностей начальник следственного отдела вправе:

  • проверять уголовные дела,
  • давать указания следователю о производстве предварительного следствия, привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела, о производстве отдельных следственных действий;
  • передавать дело от одного следователя другому,
  • поручать расследование дела нескольким следователям,
  • участвовать в производстве предварительного следствия и лично произ- водить предварительное следствие, пользуясь при этом полномочиями следователя (ст. 39 УПК).
  • Проверка уголовных дел является действенным средством контроля про- изводством предварительного следствия, гарантией соблюдения следователями требований закона, в том числе уголовного, обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

Указания начальника следственного отдела даются в письменной форме и обязательны для исполнения. Они могут быть обжалованы прокурору, но это не приостанавливает их исполнения. Исключение составляют случаи, когда указания касаются избрания меры пресечения, а также производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению (ч. 4 ст. 39 УПК).

Поручение расследования преступления нескольким следователя должно быть оформлено постановлением. Содержание его не определяется. Примерные образцы данного документа представлены в работах, посвященных процессу-

105 алывдм документам, в частности органов предварительного расследования.

Статья 39 УПК, регламентирующая полномочия начальник следственного отдела, предоставила ему право отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия, а также вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя, чего не было предусмотрено в ст. 1271 УПК РСФСР.

Правовое положение прокурора, как субъекта процессуальных решений. На стадии возбуждения уголовного производства прокурор обладает следующими правами. При получении информации о преступлении, он, если имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, возбуждает уго- ловное дело, а при отсутствии таковых, равно при наличии обстоятельств, ис- ключающих производство по делу, отказывает в возбуждении уголовного дела (ст.ст. 144,145,148 УПК). Он вправе также направить заявление или сообщение о преступлении по подследственности или подсудности, принимая одновременно меры для предотвращения или пресечения преступления, а равно к закреплению следов преступления (ст. 149 УПК).

В случаях, когда дело возбуждено следователем или органом дознания без законных поводов и оснований, он своим постановлением отменяет постанов- ление следователя или органа дознания, отказывая в возбуждении уголовного дела, либо прекращает дело, если по нему были произведены следственные действия (ч. 3 ст. 116 УПК).

Прокурору также предоставлено право возбуждать уголовные дела по заявлениям о преступлениях, уголовное преследование за совершение которых допустимо только по жалобе потерпевшего (ч. 4 ст. 20 УПК), если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы.

106 Весьма широкими полномочиями прокурор обладает при производстве

предварительного расследования. Прокурор в пределах своей компетенции тре- бует от органа дознания и органа предварительного следствия для проверки дела, документы, материалы и иные сведения о совершенных преступлениях, ходе дознания, предварительного следствия и установлении лиц, совершивших пре- ступление.

Он отменяет незаконные и необоснованные постановления следователя и лица, производящего дознание, в том числе постановления о прекращении уголовных дел с освобождением лиц, совершивших преступление, от уголовной ответственности; он дает письменные указания о расследовании преступлений, квалификации преступления, производстве отдельных следственных действий и розыске лиц, их совершивших.

Прокурор имеет право участвовать в производстве дознания и предварительного следствия. В необходимых случаях он лично производит отдельные следственные действия или расследование в полном объеме.

Прокурор вправе возвращать уголовные дела органам дознания и предва- рительного следствия со своими указаниями о производстве дополнительного расследования. Он может изъять от органа дознания и передать следователю любое дело, передать дело от одного органа предварительного следствия другому, а также от одного следователя другому в целях обеспечения наиболее полного и объективного расследования. Прокурор прекращает, либо приостанавливает производство по уголовным делам, дает согласие на прекращение уголовного дела следователем или органом дознания в тех случаях, когда это предусмотрено УПК (ст. 37 УПК).

Закон подробно регламентирует действия и полномочия прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением (ст.ст. 221, 222 УПК). Органам дознания и предварительного следствия следует в своей деятельности по

107 исследованию обстоятельств преступления учитывать вопросы, подлежащие

разрешению прокурором по указанному делу, права, предоставленные прокурору при рассмотрении дела.

Прокурор может вносить соответствующие представления в орган дознания или органу предварительного следствия о нарушении законности, в ча- стности, неправильном применении уголовного и уголовно-процессуального закона. По каждому такому представлению проводится служебная проверка, завершаемая заключением того или иного руководителя. В зависимости от результатов проверки принимаются соответствующие меры к ликвидации и недопущению в будущем выявленных нарушений.

Необходимо отметить, что при реформировании уголовно-процессуального закона существенные изменения произошли и в компетенции прокурора. Так, согласно ст. 37 УПК в ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен: возбуждать уголовное дело и поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству; давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иного процессуального действия, которое допускается на оснований судебного решения; утверждать постановление дознавателя, следователя о прекращении производства по уголовному делу; приостанавливать или прекращать производство по уголовному делу.

Как видно, полномочия прокурора по надзору за органами предварительного расследования расширяются. Несмотря на то, что все решения о производстве следственных и процессуальных действий, ограничивающих конституционные права участников процесса будет принимать суд, у прокурора и в этом случае остаются контрольные функции — он уполномочен давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение пе-

108 ред судом ходатайства о производстве этих действий и решений.

Прокурор будет и утверждать постановления следователя и дознавателя о прекращении уголовных дел (по УПК РСФСР процедура согласования решений требовалась только при прекращении уголовных дел по нереабилитирутощим основаниям).

Компетенция суда на досудебном производстве. Традиционно суд в нашей стране рассматривался исключительно как орган правосудия. В этом каче- стве суд не принимал участие в процессуальной деятельности на досудебных стадиях уголовного процесса. Однако в последние годы роль суда в обеспечении законности возросла. Его влияние было распространено на досудебные стадии уголовного процесса.

В широком смысле термин «судебный контроль» понимается как средство зашить! в судах, а в узком - право на судебную защиту от неправомерных действий органов государственного управления (в данном случае органов предварительного расследования).

В юридической литературе нет общепринятого определения судебного контроля. Некоторые авторы под ним понимают только производство в суде по проверке законности и обоснованности действий и решений в связи с жалобами и ходатайствами физических и юридических лиц1.

С этим согласиться нельзя в связи с тем, что суд в настоящее время про- веряет не только законность уже произведенных следственных действий, но и принимает решения о производстве следственных и оперативно-розыскных действий, ограничивающих конституционные права граждан.

Поэтому под судебным контролем мы будем понимать производство в суде по проверке законности и обоснованности действий и решений в связи с жа- лобами и ходатайствами субъектов уголовного процесса.

1 Жариков Ю.С. Судебная власть в Российской Федерации. М., 2001, С, 18.

109

Расширение права на судебную защиту от незаконных действий должно- стных лиц в сфере уголовного судопроизводства в настоящее время сопряжено с отсутствием разработанной концепции о сущности стадии предварительного расследования и специфике судебных функций по защите прав граждан на этой стадии процесса .

В постановлениях Конституционного Суда РФ подчеркивалось, что граж- дане, конституционные права которых нарушены в ходе предварительного расследования, вправе обжаловать в суд действия и решения органа дознания, следователя или прокурора. В частности, к таким решениям и действиям отнесены те, которые связаны: с задержанием, арестом, содержанием под стражей и продлением срока содержания под стражей; с отказом в возбуждении уголовного дела; с прекращением производства по делу; с обыском; с наложением ареста на имущество; с приостановлением производства по делу; с продлением срока предварительного расследования,

Необходимо обратить внимание на то, что распространение контроля на досудебные стадии уголовного процесса - объективная необходимость. Более низкий уровень ведомственного контроля и прокурорского надзора порождает судебные ошибки, влечет нарушение конституционных прав и интересов граждан, делает недопустимым то или иное доказательство по уголовным делам2.

Началом этому послужил Закон РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об об- жаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (в ред. Федерального закона от 14.12.95 г. № 197-ФЗ), ряд постановлений Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ.

Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в РФ. М., 2000. С. 71-72 2 Дорошков В. Судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования. //Рос. юстиция. № 7. 1999. С. 26-29

110 Так, Конституционный Суд РФ в постановлении от 23 марта 1999 г. № 5-

П «По делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч, 1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью «МОНОКОМ» постановил, что заинтересованные лица, конституционные права которых нарушены в ходе предварительного расследования, вправе обжаловать в суд действия и решения органа дознания, следователя или прокурора, связанные с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановление производства по уголовному делу и продление срока предварительного расследования1.

Еще ранее Верховный Суд РФ в постановлении Пленума “О выполнении судами постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” (в ред. Постановления Пленума от 25 октября 1996 г. Не 10) разъяснил судам, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 г., нормы которого в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Исходя из этого, жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно закон- ности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству

Собрание законодательства РФ, 1999, № 14. Ст. 1749.

Ill

и разрешаться по существу применительно к порядку и по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством ,

Как видно, правовосстановительный судебный контроль, направленный на защиту прав и свобод участников уголовного процесса, в настоящее время достаточно широко применяется в практике уголовного процесса.

Однако российское уголовно-процессуальное законодательство до на- стоящего времени еще полностью не приведено в соответствие с положениями международного права.

Так, положения ст. 17 Международного пакта о гражданских и политиче- ских правах о запрете вмешиваться в личную и семейную жизнь граждан, посягать на неприкосновенность их жилища, тайну корреспонденции, а также праве каждого гражданина на защиту закона от таких посягательств и вмешательств до настоящего времени не получили существенного отражение в отечественном законодательстве и практического воплощения в деятельности органов предварительного расследования.

В этом случае речь идет о предупредительном (превентивном) судебном контроле, который предназначен для недопущения незаконного и необоснованного производства следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан2.

Для уяснения перспектив совершенствования превентивной формы су- дебного контроля в уголовном процессе требуется обратиться к проектам Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и проследить как за последние пять-семь лет менялись взгляды ученых-правоведов, практических ра-

1 Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. М., 1997. С. 360. Жариков ЮС. К вопросу о совершенствовании превентивной (предупредительной) формы судебного контроля в уголовном процессе // Судебная защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц. М., 2001. С. 103

112 ботников и законодателя на эту проблему.

Так, по проекту УПК РФ 1996 года Министерства юстиции РФ (ч. 3 ст. 30) предполагалось, что на досудебных стадиях уголовного процесса судья выносит решения о применении мер пресечения в виде содержания под стражей, домашнего ареста и залога; помещении лица в медицинское учреждение для проведения судебно-психиатрической экспертизы; производстве осмотра и обы- ска в жилом помещении; наложении ареста на почтовые, телеграфные и иные отправления и об установлении контроля и записи телефонных и иных перего- воров.

При этом надо отметить, что с ходатайством о проведении этих следственных действий или принятии соответствующих решений следователь обращается в суд (глава 25 и др.), который обязан их рассмотреть не позднее 4-6 часов (6 часов для избрания мер пресечения, а 4 часов - для производства следственных действий, например обыска).

Проект УПК РФ 1998 года, находившийся на рассмотрении Государственной Думы РФ в 1999 году, определял, что на досудебных стадиях уголовного процесса судья при общем сходстве полномочий не должен выносить решение об избрании в качестве меры пресечения залога (ч. 2 ст. 35). В соответствии с проектом закона судья принимает решение на основании ходатайства следователя согласованного с прокурором (глава 22 и др.) во всех случаях не позднее 6 часов с момента его подачи (ст.ст. 104,187).

В новом уголовно-процессуальном законе превентивной форме контроля уделяется существенное место. Так, согласно ч. 2 ст. 29 УПК РФ только суд в ходе досудебного производства правомочен принимать решения:

1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; 2) 3) о продлении срока содержания под стражей; 4)

из

3) о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; 4) 5) о производстве осмотра жилого помещения при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; 6) 7) о производстве обыска и (или) выемки в жилом помещении; 8) 9) о производстве личного обыска; 10) 7) о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

8) о наложении ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово- телеграфных учреждениях; 9) 10) о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физи- ческих и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; 11) 10) о временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии сост. 114 УПК РФ;

И) о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

При этом судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия установлен ст. 165 УПК РФ. Он заключается в том, что следователь в случаях, предусмотренных п.п. 4-9, 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ, с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о проведении следственного действия, о чем выносится постановление.

Ходатайство о проведении следственного действия подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или проведения следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления ходатайства. В судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь.

114

Рассмотрев ходатайство, судья выносит постановление о производстве следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

В исключительных случаях, когда производство осмотра жилого помеще- ния, обыска и выемки в жилом помещении, а также личного обыска, не терпят отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве. Получив указанное уведомление, судья проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае если суд признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия признаются недопустимыми в соответствии со ст. 75 УПК.

Таким образом, из анализа процессуального положения субъектов про- цессуальных решений можно сделать ряд выводов:

  1. Под субъектом уголовно-процессуальных решений необходимо понимать должностных лиц и участников процесса, правомочных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством принимать решения, направленные на возникновение, изменение и прекращение уголовно- процессуальных правоотношений.
  2. Всех субъектов уголовно-процессуальных решений в зависимости от их полномочий можно подразделить на следующие виды:
  3. 1) участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (проку-

115 pop, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознаватель) и суд - основная группа субъектов;

2) государственные органы и должностные лица, правомочные принимать процессуально-значимые решения (органы внутренних дел, оперативно- розыскные подразделения) - вспомогательные субъекты;

3) участники процесса, создающие условия для принятия уголовно- процессуальных решений (эксперт, специалист, переводчик и др.) - субъекты обеспечения.

  1. По нашему мнению, при обнаружении органом дознания признаков преступления, подследственного органу предварительного следствия, он правомочен направить заявление или материал проверки в следственное подразделение по подследственности без возбуждения уголовного дела, а также - возбудить дело, выполнить неотложные следственные действия и передать его по подследственности следователю.
  2. Необходимо признать правильным предложение законодателя по наде- лению правом возбуждения уголовного дела только с согласия прокурора.
  3. В соответствии с положениями Конституции РФ в уголовном процессе ограничение прав и свобод граждан (в том числе и участников уголовного процесса) на свободу, неприкосновенность жилища и личной жизни допускается только по судебному решению. В связи с этим необходимо предусмотреть в УПК не только перечень следственных действий, осуществляемых по решению суда, но и саму процедуру рассмотрения ходатайства органов предварительного расследования в суде, а также возможность обжалования решения суда об отказе в удовлетворении этого ходатайства.
  4. Необходимо в УПК РФ предусмотреть возможность прекращения уго- ловного преследования по нереабилитирующим основаниям по решению суда, а не по решению прокурора.

116

ГЛАВА 3

ОСОБЕННОСТИ ПРИНЯТИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ

§ 1. Особенности принятия уголовно- процессуальных решений на стадии возбуждения уголовного дела

По результатам проверки сообщения о преступлении орган дознания, доз- наватель, следователь или прокурор в соответствии с ч. 1 ст. 145 УПК принимает одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК; 2) 3) об отказе в возбуждении уголовного дела; 4) 5) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК. 6) Рассмотрим более детально каждое из этих решений.

Возбуждение уголовного дела

Приступая к разрешению заявлений и сообщений о преступлениях, необ- ходимо рассмотреть весь круг вопросов, определяющих законность и обоснованность возбуждения уголовного дела. К их числу уголовно- процессуальный закон относит: установление поводов и достаточных оснований к возбуждению уголовного дела (ст. 140 УПК), проверку наличия или отсутствия оснований отказа в возбуждении уголовного дела, исчерпывающий перечень которых дан в ст. 24 УПК.

Новый уголовно-процессуальный закон содержит и особый раздел 17, предусматривающий особенности производства по уголовным делам в отноше-

117 нии отдельных категорий лиц. Он, в частности, включает положения, регулирующие особенности возбуждения уголовного дела в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления; судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи федерального суда общей юрисдикции и федерального арбитражного суда, мирового судьи и судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации; Председателя Счетной палаты Российской Федерации, его заместителя и аудиторов Счетной палаты Российской Федерации; Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации; Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты Российской Федерации; прокурора; следователя; адвоката (ст. 448 УПК).

Вопрос о возбуждении уголовного дела могут рассматривать органы доз- нания и предварительного следствия.

Так, при решении вопроса о возбуждении уголовного дела органом доз- нания, последний должен учитывать, относится ли данное преступление к его подследственности (ч. 3 ст. 150 УПК). Как отмечалось выше, орган дознания обладает полномочиями по возбуждению уголовных дел, по которым предварительное следствие не обязательно (ч. 2 ст. 150 УПК). Уголовные дела, по которым обязательно предварительное следствие, как правило, возбуждаются следователем с согласия прокурора или прокурором (ч. 1 ст. 150 УПК). Однако согласно ст. 157 УПК орган дознания наделен правом производства неотложных следственных действий. Это производство в отличие от УПК РСФСР (ст. 119)

118 не является видом дознания, хотя вроде бы формально сохранило прежний порядок деятельности органа дознания.

Однако это только внешнее сходство. В новом УПК законодатель не указывает конкретного и исчерпывающего перечня неотложных следственных действий, круг которых определяется конкретными обстоятельствами совершенного преступления1.

Часто перед принятием решений на стадии возбуждения уголовного дела возникает необходимость в совместных действиях органов следствия и опера- тивно-розыскных подразделений. Вопросы взаимодействия УПК РФ не регули- рует. Они регламентированы в Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД России от 20 июня 1996 г. № 3342.

Так, в соответствии с п. 4.1.1. названной Инструкции оперативный работник, полагая, что в собранных оперативным путем материалах достаточно данных, указывающих на наличие признаков преступления, по которому предварительное следствие обязательно, докладывает об этом непосредственному начальнику.

Получив согласие на реализацию оперативных материалов, он заблаговременно предъявляет их для ознакомления начальнику следственного подразделения и следователю, которые в десятидневный срок, а в неотложных случаях

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М.: Изд-во «Экзамен XXI век», 2002. С. 368.

2 Следует признать справедливым мнение Н.Е. Павлова о том, что Инструкция №334 находится в явном противоречии с требованиями закона // Павлов НЕ. Рассмотрение криминальной милицией заявлений и сообщений о преступлениях организованных групп и преступных сообществ: Лекция. М., 1996. С. 27.

119 - незамедлительно оценивают их с точки зрения достаточности имеющихся

данных для возбуждения уголовного дела (п.4.1.2. данной Инструкции).

Надо отметить, что в Инструкции в качестве обычного срока разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела указано десять суток, в то время как ч. 1 ст. 109 УПК РСФСР предусматривала указанный срок лишь применительно к «исключительным случаям» (по общему правилу срок не должен превышать трех суток). В новом УПК срок принятия процессуального решения на стадии возбуждения уголовного дела оставлен прежним - трое суток, а в исключительных случаях - до десяти суток. Однако его продление строго регламентировано. Так, ч. 3 ст. 144 УПК предусматривает продление срока принятия решения до десяти суток прокурором, начальником следственного отдела или органом дознания. Хотя при этом законодатель не определил форму этого решения. Это может быть либо специальное постановление, если решение принимает надзирающий прокурор, либо резолюция на рапорте, если решение принимается в порядке непосредственной подчиненности вышестоящим начальником (например, дознаватель - начальник органа дознания).

Пункт 4.1.3. Инструкции устанавливает в качестве критерия оценки готовности оперативных материалов для возбуждения уголовного дела наличие в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в том числе время, место и способ совершения преступления, ущерб, конкретные обстоятельства, сведения о лицах, причастных к преступлению. Следует отметить, что устанавливать все обстоятельства, характеризующие время, место, способ со- вершения преступления, ущерб, на данной стадии нет необходимости. Что каса- ется «сведений о лицах, причастных к преступлению», то в Инструкции имеется в виду информация не столько о лицах, совершивших преступление, сколько о пострадавших и очевидцах.

120

Если содержащиеся в оперативных материалах данные не позволяют при- нять решение о возбуждении уголовного дела, начальник следственного под- разделения (следователь) возвращает их через начальника горрайлиноргана с письменным изложением обстоятельств, препятствующих возбуждению уголовного дела, и мероприятий, подлежащих выполнению, для устранения имеющихся пробелов (п,4.1.4, Инструкции).

Указанное предписание Инструкции не вполне согласуется с требованиями как УПК РСФСР, так и УПК РФ: следователь при поступлении к нему мате- риалов проверки обязан решить вопрос о возбуждении уголовного дела. Если собранные материалы не позволяют прийти к выводу о наличии признаков преступления, следователю надлежит вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 148 УПК).

Выполнив указания о доработке материалов, оперативный работник еще раз направляет их через начальника следственного подразделения, как правило, тому же следователю для принятия решения о возбуждении дела. Решение об отказе в возбуждении уголовного дела по материалу, возвращенному для доработки, орган дознания принимает самостоятельно.

Исследуя новое уголовно-процессуальное законодательство, необходимо обратить внимание на отсутствие процессуального порядка принятия решения о передаче сообщения по подследственности, как это урегулировано в ст. 114 УПК РСФСР.

Следует отметить, что п. 4.1.6. Инструкции предусматривает, что при не- согласии с выводами начальника следственного подразделения (следователя) руководитель органа внутренних дел направляет все материалы со своими письменными возражениями вышестоящему руководителю следственного подразделения, который в десятидневный срок, а при необходимости - незамедлительно принимает решение по существу.

121

Представляется, что эти положения не соответствуют уголовно-процессуальному законодательству, так как согласно ст. 4 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» действующие на территории Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты, связанные с УПК РФ, подлежат приведению в соответствие с ним (в течение 6 месяцев со дня вступления в силу этого Закона), а до этого момента они действуют в части, не противоречащей УПК РФ.

Так, согласно п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК прокурор в ходе досудебного производства по уголовному делу уполномочен проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях.

Как отмечалось выше, УПК РФ предусмотрел перечень должностных лиц, в отношении которых предусмотрена особая процедура возбуждения уголовного дела. При этом требуется отметить, что подобные процедуры не противоречат существующему законодательству1.

Так, в соответствии со ст. 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. от 10 февраля 1999 г.) любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем органов прокуратуры, возбуждение против них уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления) являются исключительной компетенцией органов прокуратуры.

Федеральный закон от 8 мая 1994 г. «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»2 устанавливает, что депутат Совета Федерации и депутат Го-

1 Агаев Ф.А., Галузо В.Н. Иммунитеты в российском уголовном процессе. М, 1998. С. 21.

2 Собрание законодательства РФ. 1994. № 2. Ст. 74.

122 сударственной Думы не могут быть привлечены к уголовной ответственности

без согласия соответствующей палаты Федерального Собрания (ст.18). Неприкосновенностью пользуются также депутаты органов государственной власти субъектов Российской федерации, однако, только на территории данного субъекта1.

В соответствии со ст. 16 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 15 декабря 2001 г.) предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела против судей, причем процедура зависит от вида суда, в котором судья осуществляет свои полномочия.

В обобщенном виде соответствующая процедура определена в новом УПК. Согласно ст. 448 решение о возбуждении уголовного дела в отношении вышеуказанных лиц принимается: в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации - Генеральным прокурором Российской Федерации с согласия судебной коллегии в составе трех судей Верховного Суда Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи; в отношении Генерального прокурора Российской Федерации - судебной коллегией в составе трех судей Верховного Суда Российской Федерации по ходатайству Президента Российской Федерации; в отношении судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, федерального судьи суда субъекта Российской Федерации, федерального судьи арбитражного суда - Генеральным

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении по делу Романова от 25 мая 1993 г. указала, что согласие местного Совета народных депутатов на привлечение депутата к уголовной ответственности требуется только в том случае, если преступление им совершено на территории того сельского Совета, где он избран депутатом // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. №11.

123 прокурором Российской Федерации с согласия судебной коллегии в составе

трех судей Верховного Суда Российской Федерации; в отношении иных судей - Генеральным прокурором Российской Федерации, с согласия судебной коллегии в составе трех судей федерального суда субъекта Российской Федерации; в отношении депутата законодательного (представительного) органа государст- венной власти субъекта Российской Федерации - прокурором субъекта Россий- ской Федерации с согласия судебной коллегии в составе трех судей федерального суда субъекта Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи; в отношении следователя, адвоката - прокурором, а в отношении прокурора - вышестоящим прокурором с согласия судьи районного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления; в отношении депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления - прокурором субъекта Российской Федерации1.

Рассмотрение представления прокурора проводится с его участием в закрытом судебном заседании. По результатам рассмотрения судебная коллегия выносит определение, а судья - постановление о даче согласия на возбуждение уголовного дела или об отказе в этом,

Установив в ходе рассмотрения представления прокурора, что уголовное преследование в отношении члена Совета Федерации или депутата Государст- венной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, депутата законо- дательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации обу-

При этом необходимо отметить, что настоящая процедура применяется только при решении вопроса о возбуждении уголовного в отношении конкретного лица, если дело возбуждается по факту совершения преступления (например, дорожно-транспортного происшествия совершенного при не установленных обстоятельствах - лицо, виновное в его совершении скрылось с места преступления).

124 словлено занимаемой им позицией при осуществлении депутатской или иной

общественно-политической деятельности, суд оставляет представление без разрешения и передает его на рассмотрение соответственно в Совет Федерации, Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, законодательный (представительный) орган субъекта Российской Федерации.

При наличии повода и основания, предусмотренных ст. 146 УПК, дозна- ватель, следователь с согласия прокурора, а также прокурор в пределах компетенции, установленной ст. 150 УПК, возбуждает уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.

В постановлении о возбуждении уголовного дела указываются:

1) время и место его вынесения; 2) 3) кем оно вынесено; 4) 5) повод и основание для возбуждения уголовного дела; 6) 4) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, по признакам которой оно возбуждается.

Постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. К постановлению прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае производства следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), - соответствующие протоколы и постановления1.

После получения постановления, прокурор незамедлительно дает согласие на возбуждение уголовного дела либо выносит постановление об отказе в

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. ВВ. Мозякова, - М.: Изд-во «Экзамен XXI вею>, 2002. С. 334-336.

125 даче согласия на возбуждение уголовного дела или о возвращении материалов

для дополнительной проверки.

О решении прокурора соответствующие должностные лица уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

При возбуждении уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических или консульских учреждений Российской Федерации прокурор незамедлительно уведомляется указанными лицами о начатом расследовании. В данном случае постановление о возбуждении уголовного дела и материалы передаются прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности.

Таким образом, следует отметить, что в новом УПК усложнена процедура принятия решения о возбуждении уголовного дела. Так, если согласно ст. 112 УПК РСФСР следователь вправе единолично вынести соответствующее постановление и немедленно направить его копию прокурору (последняя процедура носит уведомительный характер)., то по новому уголовно-процессуальному закону следователь, по существу, лишен самостоятельного права возбуждать уголовное дело, так как его решение становится легитимным только после согласования принятого решения с прокурором.

В УПК РФ в качестве приложений даны бланки соответствующих постановлений, т.е. законодатель определил форму принимаемого решения. Требования же к его содержанию указаны только в общем виде.

В целом этот процессуальный документ должен быть логичным, кратким, ясным, грамотным и правильно оформленным, отвечать требованиям законности и обоснованности, а содержание его - основываться на фактических обстоя- тельствах, установленных в ходе проверки заявления или сообщения. Поста-

126 новленне состоит из трех частей: вводной, описательно-мотивировочной и ре- золютивной.

Во вводной части постановления указываются его наименование, время, место, кем составлено, поступившие материалы, ставшие поводом к возбуждению уголовного дела, ссылка и на материалы проверки в случаях ее проведения.

В описательно-мотивировочной части излагаются фактические данные, указывающие на признаки совершенного преступления, со ссылкой на конкрет- ные обстоятельства, обосновывающие решение, принятое по поступившему за- явлению или сообщению.

Необходимо избегать излишне подробного описания обстоятельств, относящихся к событию преступления, категорических утверждений об установлении факта совершения преступления конкретным лицом. Недопустимо также констатировать его виновность.

Достаточно указать, от кого и какие данные поступили следователю, и чем они подтверждаются. Изложение должно быть точным, убедительно аргу- ментированным и по возможности кратким.

В описательно-мотивировочной части постановления обязательно приводится статья или часть статьи Уголовного кодекса РФ, под признаки которой подпадает деяние, признаваемое преступлением.

В резолютивной части должна быть сделана ссылка на статью Уголовно- процессуального кодекса РФ и соответствующий пункт, которыми следователь руководствуется, принимая решение возбудить уголовное дело, затем статью, где изложено основание к возбуждению дела, и, наконец, на статью, в которой определен порядок принятия решения о возбуждении уголовного дела и его оформления.

Резолютивная часть постановления содержит вывод о возбуждении уголовного дела. Он должен логически вытекать из вводной и описательной час-

127 тей. Обязательно указывается статья Особенной части Уголовного кодекса РФ,

по признакам которой квалифицируется деяние.

Кроме того, в резолютивной части должно быть указание о дальнейшем движении дела - направлении его для производства предварительного следствия или дознания, принятии к производству лицом, вынесшим постановление. Так, если уголовное дело направляется прокурору для определения подследственности, в постановлении о возбуждении уголовного дела об этом делается со- ответствующая отметка.

Постановление о возбуждении уголовного дела подписывается лицом, которым оно вынесено. Отсутствие такой подписи на бланке постановления судебной практикой признается существенным нарушением уголовно- процессуального закона и влечет признание всех собранных по делу доказа- тельств недопустимыми1.

Необходимо остановиться на процессуальном порядке возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения, т.е. о преступлениях, указанных в ч. 3 ст. 20 УПК. Для принятия соответствующего решения необходимо заявление потерпевшего. В порядке исключения, если потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы возбудить уголовное дело частно-публичного обвинения вправе про- курор. В этом случае заявление потерпевшего не требуется (ч. 2 ст. 147 УПК).

Отказ в возбуждении уголовного дела

Решение об отказе возбуждения уголовного дела принимает прокурор, следователь или дознаватель. В ст. 148 УПК отмечено, что оно имеет форму по- становления и выносится при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела. Перечень обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, содержится в ст. 24 УПК.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. Ш 4. С. 18.

128

При этом законодатель определил, что принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям отсутствия в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК) можно только в том случае, если по делу установлено конкретное лицо, совершившее деяние не являющееся преступлением.

При этом, если поводом проверки послужило сообщение о совершении преступления конкретным лицом прокурор, следователь или орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложную ин- формацию о преступлении (ч. 2 ст, 148 УПК).

Таким образом, при анализе приведенных выше положений закона усматривается некоторое несоответствие положений УПК. Оно состоит в неопределенности субъекта принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела в органе дознания. Так, согласно ч. 1 ст. 148 УПК его принимает дознаватель, в ч. 2 указанной статьи упомянут уже орган дознания. Эти понятия согласно ст. 5 УПК являются разными - первое (п. 7) является частью второго (п. 24).

По нашему мнению, требования ч. 2 ст. 148 УПК обязан выполнить дознаватель, так как именно ему принадлежит право вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Законодатель предусмотрел и некоторые реабилитационные обязательства лица, принимающего решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Так, информация об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки ложного сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, подлежит обязательному опубликованию.

Законодатель не указал, какое именно средство массовой информации это должно сделать. Думается, что давшее ложное сообщение о преступлении и на безвозмездной основе.

129 Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение

24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору. При этом заявителю разъясняются, что постановление может быть обжаловано прокурору или в суд в порядке, предусмотренном ст.ст. 124 и 125 УПК.

Причем, если согласно ч. 4 ст. 113 УПК РСФСР судебный порядок обжа- лования допускался при условии вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела судом, которое с 14 января 2000 г. не могло быть реализовано, так как суд решением Конституционного Суда РФ был лишен полномочий по возбуждению уголовных дел (Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П)1. По общему же правилу было предусмотрено право заявителя обжаловать решение прокурору. В новом УПК РФ заинтересованным лицам, перечень которых приведен в ч. 2 ст. 125, предоставлена возможность самостоятельно выбирать орган обжалования без каких-либо ограничений.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела имеет важное юриди- ческое значение: им, как и решением о возбуждении уголовного дела, завершается первая стадия уголовного процесса. В данном решении констатируется, что расследования по поводу конкретного заявления или сообщения о преступлении не будет, следовательно, судопроизводство завершено, так как не было преступления, или, хотя и было, но дальнейшему производству препятствуют указанные в законе обстоятельства.

Круг обстоятельств, составляющих основание для отказа в возбуждении уголовного дела, строго определен законом и расширительному толкованию не подлежит. Он не может отождествляться, как это иногда делается, с обстоятельствами, влекущими прекращение уголовного дела (ст. 24 УПК). Грубым нарушением закона являются встречающиеся в практике отказы «в результате го-

Собрание законодательства РФ. 2000. № 5. Ст. 611.

130 менения обстановки», «за недостаточностью доказательств», «по мотивам нецелесообразности возбуждения уголовного дела» .

Кроме случаев, когда отсутствие преступления очевидно, уполномоченное должностное лицо обязано провести тщательную предварительную проверку заявления или сообщения о преступлении прежде, чем отказать в возбуждении уголовного дела. В результате на основе совокупности полученных сведений может быть сделан вывод, что данных, указывающих на признаки преступления, нет или их явно недостаточно для возбуждения дела (при этом важно, чтобы исключалась возможность их пополнения), либо имеются обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела2.

Изучение материалов об отказе в возбуждении уголовных дел показало, что в большинстве случаев (73 % от общего количества изученных уголовных дел) решения были вынесены на основании п.1 чЛ ст. 5 (отсутствие события преступления) и п. 2 ч. 1 ст. 5 (отсутствие состава преступления) УПК РСФСР (соответственно п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Отсутствие события преступления можно констатировать, например, в случаях, когда повреждение имущества оказалось результатом действия сил природы, когда информация об образовавшейся в результате предполагаемого хищения недостаче товарно-материальных ценностей проведенной ревизией не подтвердилась и т.д.

Необходимо отличать отсутствие события преступления от отсутствия в деянии состава преступления. Речь об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК) может идти

См.: постановление Президиума Вологодского областного суда по делу С. от 1 августа 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 5. С. 15.

2 См.: Химичева Г,П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М„ 1997. С. 102.

131 только в тех случаях, когда сам факт деяния, совершенного конкретным лицом,

установлен, но деяние не является преступлением.

Анализ законодательства позволяет выделять ряд таких случаев:

  • деяние не предусмотрено особенной частью УК РФ как преступление. Такие деяния, как правило, содержат признаки правонарушений, вле!суших иную ответственность: административную, дисциплинарную, гражданско-правовую. Уголовная ответственность может наступить за совершение лишь тех общественно опасных деяний, исчерпывающий перечень которых содержится в уголовном законе. Кроме того, при этом необходимо руководствоваться и по- ложениями Общей части УК РФ, дающими правовую оценку общественно опасному деянию как престутшению;
  • в деянии отсутствует хотя бы один элемент состава преступления (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона). Например, отсутствует вина (как важнейший элемент субъективной стороны), если имеющиеся материалы свидетельствуют, что лицо не предвидело, не могло и не должно было предвидеть общественно опасного характера своих действий и наступивших последствий. Либо отсутствует объект, если преступное посягательство направлено на правоотношения, которые не охраняются уголовным законом;
  • в возбуждении уголовного дела может быть отказано за отсутствием состава преступления в случаях, когда деяние формально и содержит признаки какого- либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, но в силу мало- значительности не представляет общественной опасности, т.е. не причинило вреда и не создало угрозы его причинения личности, обществу или государству. В ч. 2 ст. 14 УК РФ указывается, что такое деяние не является преступлением.
  • Отказ в возбуждении уголовного дела со ссылкой на ч. 2 ст. 14 УК РФ означает не освобождение от уголовной ответственности, а отсутствие оснований для ее возникновения, фактической невозможности такой ответственности.

132 Юридической особенностью малозначительного деяния является то, что

оно формально содержит признаки какого-либо преступления. На этом основании некоторые авторы пришли к выводу, что дела о таких деяниях прекращаются или не возбуждаются не в силу отсутствия состава преступления, а по п. 2 ст. 14 УК РФ за малозначительностью деяния1. Представляется, указанная точка зрения не вполне согласуется с уголовно- процессуальным законом, который не предусматривает подобное обстоятельство, как исключающее производство по уголовному делу (ст. 24 УПК).

Проведенный нами анализ материалов об отказе в возбуждении уголовных дел показывает, что нередки случаи признания деяний малозначительными с целью скрыть от регистрации преступления, по которым не обнаружены лица, их совершившие. Для обоснования принимаемых решений используются различного рода надуманные формулировки: «невозможность установить виновного», «нецелесообразность траты сил и средств на раскрытие преступления, не представляющего большой общественной опасности» и другие;

  • отсутствие в деянии состава преступления будет основанием к отказу в возбуждении уголовного дела, в том случае, когда налицо обстоятельства, исключающие преступность деяния. В этом случае даже при причинении существенного вреда охраняемым уголовным законом правоотношениям деяние не является преступлением. Уголовное законодательство к ним относит: необходимую оборону (ст. 37 УК РФ), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ), крайнюю необходимость (ст. 39 УК РФ), физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), обоснованный риск (ст. 41 УК РФ), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Кузнецова Н.Ф. Уголовный кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий. М„ 1997. С. 31.

133

Новый уголовно-процессуальный закон обязывает должностных лиц составлять постановления об отказе в возбуждении уголовного дела без указания на их мотивированность, как это было закреплено в УПК РСФСР. Представляется, что это либо недостатки законодательной техники, либо умысел законодателя, исходящего из общих требований уголовного процесса, предусматривающих, что все уголовно-процессуальные решения обязательно должны быть мотивированы.

Структурно оно сходно с постановлением о возбуждении уголовного дела и состоит из вводной части (где указывается наименование документа, время, место составления, кем составлено, материалы, послужившие поводом для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела), а также описательно-мотивировочной и резолютивной частей.

Рассматривая содержание понятия мотивированности решения об отказе в возбуждении уголовного дела, нельзя согласиться с точкой зрения Г.П. Хими- чевой, которая утверждает, что «мотивировать отказ в возбуждении уголовного дела - значит указать в постановлении как обстоятельства, установленные в ре- зультате рассмотрения поступившего заявления или сообщения о преступлении и явившиеся основанием для отказа в возбуждении уголовного дела, так и кон- кретные данные, подтверждающие названные обстоятельства, со ссылкой на их источники (документы, объяснения, материалы осмотра места происшествия и др.)»1. Это утверждение скорее определяет понятие обоснованности, а не моти- вированности процессуального решения.

По нашему мнению, следует согласиться с Ю.С. Жариковым, который считает, что мотивировка постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, как впрочем и любого процессуального акта, является выражением в письменном документе внутреннего убеждения следователя, основанного на

ХимичеваГ.П. Указ. раб. С. 106.

134 полном, всестороннем и объективном исследовании всех обстоятельств в их совокупности .

Наше утверждение подтверждается и мнением П.А. Лупинской о том, что обоснованность процессуального решения определяется соответствием его вы- водов, установленным по делу фактическим обстоятельствам. Она должна на- ходить свое внешнее выражение в мотивировочной части решения, в которой должностное лицо приводит свои суждения, свое убеждение по поводу дока- занности (недоказанности) каких-либо обстоятельств дела и в связи с этим объ- ясняет свое убеждение в достоверности или недостоверности доказательств, их достаточности для определенного вывода по делу2.

Мотивировка постановления - это не просто техника оформления процес- суального документа, это и гарантия законности и обоснованности отказа в воз- буждении уголовного дела. Вот почему в необходимых случаях нужно дать оценку степени общественной опасности совершенного деяния («малозначи- тельно», «не представляет общественной опасности»), очевидности факта пре- ступления.

При этом необходимо учитывать, что если решение о возбуждении уголовного дела является промежуточным уголовно-процессуальным актом и не требует подтверждения доказательствами в описательно-мотивировочной части внутреннего убеждения лица, принимающего решение, то постановление об от- казе в возбуждении уголовного дела является окончательным решением. Это обязывает следователя приводить доказательства, а также производить их ана-

1 Жариков Ю.С. Требования, предъявляемые к уголовно-процессуальным актам пред варительного расследования. М., 1999. С. 31.

2 Лупинская П. Судебные решения: содержание и форма // Рос. юстиция. 2001. № 11. С. 57-59.

135 лиз в описательно-мотивировочной части соответствующего процессуального

акта .

В резолютивной части должен содержаться вывод об отказе в возбуждении уголовного дела со ссылкой на соответствующее обстоятельство, явившееся основанием для отказа в возбуждении уголовного дела, например, «за отсутствием в деянии состава преступления».

Рассматривая требования к структуре и содержанию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, надо заметить, что в отличие от постановления в возбуждении уголовного дела, первое не включено в перечень образцов уголовно-процессуальных документов (приложение к УПК РФ).

Передача сообщения по подследственности и в суд

Рассматривая порядок и особенности данного решения, требуется пояснить, что в отличие от действующего положения об обязанности прокурора, следователя, органа дознания и судьи направить заявление или сообщение по подследственности или подсудности (ст. 114 УПК РСФСР), УПК РФ не регулирует порядок этой деятельности. Он только называет в п. 3 ч. 1 ст. 145 в качестве одного из возможных решений стадии возбуждения уголовного дела.

По нашему мнению, в этом случае уполномоченным органам и их долж- ностным лицам, принявшим заявление или сообщение о преступлении, придется принимать решение в соответствии со сложившейся практикой. Так, при установлении отсутствия у соответствующего должностного лица права возбудить уголовное дело, оно должно направить полученное заявление или сообщение в надлежащий орган, руководствуясь нормами закона о подследственности (ст. 151 УПК РФ). В этом случае орган дознания обязан принять меры к предотвращению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления, о чем сообщается органу, которому передается заявление или сообщение.

Там же. С. 31.

136

При принятии решения о направлении заявлений или сообщений о преступлении по подследственности особое значение имеет соблюдение процессуальных сроков. Статья 144 УПК РФ, так же как и ст. 109 УПК РСФСР, для этого вида решения устанавливает те же сроки, что и для решения о возбуждении уголовного дела и об отказе в этом. Проведенное нами исследование показало, что в 39 % случаев заявления и сообщения были переданы по подследственности в течение одних; в 32 % - трех; в 29 % - десяти суток. Причем установить действительный срок принятия решения весьма трудно, так как в УПК РСФСР отсутствует четкая регламентация момента, с которого необходимо исчислять указанный срок. Надо согласиться с А.П. Гуляевым, который считает этот пробел в уголовно- процессуальном законе одной из причин незаконного превышения срока разрешения заявлений или сообщений о преступлении1.

Статья 109 УПК РСФСР допускает два варианта толкования момента исчисления срока принятия решения по заявлению или сообщению, переданному по подследственности или подсудности:

1) с момента получения (регистрации) заявления или сообщения; 2) 3) с момента его поступления в соответствующий орган по подследственности или подсудности. 4) Очевидно, что при втором варианте срок принятия решения по заявлению и сообщению о преступлении увеличивается до двадцати и более суток, что противоречит требованиям закона.

Тем не менее, п. 4.9. упомянутой Инструкции предписывает исчислять срок рассмотрения заявлений, сообщений и другой информации о преступлени-

Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и пред- варительного расследования. М., 1976, С. 30-31.

137 ях и происшествиях, направленных по подследственности, со времени поступления в орган внутренних дел по территориальности.

Сравнивая положения УПК РСФСР и нового УПК РФ надо отметить, что он «унаследовал» выше указанные проблемы. Статья 144 УПК РФ не внесла какой- либо ясности в исчисление сроков при передаче материалов по последет- венности или в суд.

На наш взгляд, в результате рассмотрения заявлений и сообщений о преступлении в конечном итоге должно быть принято либо решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в этом. Решение о передаче заявления или сообщения по подследственности или подсудности носит промежуточный характер и не может являться основанием возобновления установленного законом срока.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ вопрос о передаче сообщения по подсудности возникает по делам частного обвинения, т.е. о преступлениях, возбуждаемых не иначе как по жалобе потерпевшего (ст. 115, 116, чЛ ст. 129, 130 УК РФ). Эти дела подсудны согласно ч. 1 ст. 31 УПК мировому судье.

Существует практика, когда орган дознания выносит по таким заявлениям и сообщениям постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по п. 2 ст. 24 УПК РФ (п. 2 ст. 5 УПК РСФСР) с одновременным разъяснением потерпевшему его права обратиться непосредственно в суд. В других случаях в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по тем же основаниям указывается решение органа дознания о направлении жалобы в суд. И, наконец, жалобы со всеми материалами проверки сдаются в архив органа внутренних дел с разъяснением пострадавшему его права обратиться в суд1.

Представляется, что подобные решения органа дознания являются нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку возбуждение уголовных

См.: ХмиичеваГ.П. Указ. раб. С. 108.

138 дел о преступлении, преследуемом в порядке частного обвинения, не входит в компетенцию органов дознания, и они не могут принимать решение и об отказе в возбуждении таких дел. Согласно ст. 318 УПК решение о возбуждении уголовных дел частного обвинения (ст. 20 УПК) может принимать только мировой судья, а в исключительных случаях - прокурор. Как видим, уголовно- процессуальный закон не предусмотрел этого права за органами предварительного расследования. Исключением, пожалуй, могут являться дела с неясной квалификацией или совершенные в условиях неочевидности. Действительно, в этих случаях органы дознания до момента установления окончательной квали- фикации преступления или лица, его совершившего, могут осуществлять пред- варительную проверку, но принимать решение об отказе в возбуждении уголов- ного дела они не могут. Они обязаны направить материалы мировому судье, либо возбудить уголовное дело, если в установленные законом сроки решить эти вопросы не удалось (например, не получено заключение судебно-медицинской экспертизы).

Как было отмечено выше, законодатель не предусмотрел процессуальную форму решения о направлении материалов по подследственности или мировому судье. В литературе высказано не вполне обоснованное, на наш взгляд, мнение о необходимости вынесения постановления о направлении материалов по под- следственности или подсудности1. Представляется, что решение о направлении заявления или сообщения по подследственности или подсудности не требует постановления. Проведенное нами исследование показало, что в 100 % изученных материалов и уголовных дел в таких случаях составлялось сопроводительное письмо с изложением обстоятельств, послуживших основанием для направ-

1 Павлов Н.Е. Рассмотрение криминальной милицией заявлений и сообщений о преступлениях организованных групп и преступных сообществ: Лекция. М., 1996. С. 34.

139 ления заявления и сообщения о преступлении по подследственности или под- судности. Хотя вынесение постановления о принятии соответствующего решения не противоречит закону. Следователь может оформить любое свое решение постановлением. Также, как и в предыдущих случаях, о принятом по сообщению решении прокурор, следователь, дознаватель обязаны известить заинтере- сованных лиц.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязательных требований к форме такого сообщения, нет его и в приложении к УПК РФ. По сложившейся практике об устном уведомлении делается отметка на постановлении, в случае направления письменного - копия сообщения приобщается к уголовному делу или к материалу об отказе в возбуждении уголовного дела. Инструкция требует сообщать заявителю о принятом решении письменно (п.4.1.).

В уведомлении должны быть указаны основания, по которым принято решение по заявлению или сообщению. В частности, согласно ст. 148 УПК об отказе в возбуждении уголовного дела не только уведомляется лицо, предприятие, учреждение или организация, от которых поступило заявление или сообщение, но следователь обязан разъяснить заявителю его право на обжалование.

Уведомление заинтересованного лица об отказе в возбуждении уголовного дела и разъяснение ему права на обжалование следует удостоверять его подписью. О решении передать заявление или сообщение по подследственности или подсудности извещают заявителя с указанием, куда именно пересылаются материалы.

По нашему мнению, процедура уведомления заявителя о принятом по его заявлению или сообщению решении, предусмотренная как УПК РСФСР, так и новым УПК РФ, нуждается в совершенствовании. Так, в комнате приема граждан должна содержаться информация о принятых решениях по заявлениям и со- общениям, а также каким подразделением и кем непосредственно осуществля-

140 ется их проверка с указанием сроков их разрешения. В уголовно- процессуальном законе следует предусмотреть право заявителя знакомиться с материалами проверки заявления и сообщения о преступлении при отказе в возбуждении уголовного дела и с самим постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Надо согласиться с мнением Т.М. Телега о необходимости возложения обязанности на уполномоченных должностных лиц ознакомить заявителя с указанными материалами, а также документально зафиксировать этот факт путем отметки в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела1.

§ 2. Особенности принятия уголовно- процессуальныж решений на стадии предварительного расследования

На стадии предварительного расследования уполномоченными субъектами (прокурором, следователем, дознавателем, органом дознания, судьей), в от- личие от стадии возбуждения уголовного дела, могут приниматься любые процессуальные решения. Законодатель не ограничивает право прокурора, следователя и дознавателя в перечне следственных и процессуальных действий, а также процессуальных решений, которые необходимо принимать по делу.

Условно все решения можно разделить на два больших вида: 1) связанные с производством следственных действий (собиранием и проверкой доказа- тельств) и 2) процессуальные (обеспечивающие) решения.

Телега Т.М. Обеспечение гласности в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования; Дис… канд. юрид. наук. Киев, 1991. С. 106-107, 115-116.

141 В свою очередь решения первого вида можно подразделить на решения,

связанные с ограничением конституционных прав и свобод граждан, и без таковых.

Решения второй группы более многочисленные. Они связаны с:

  • реализацией прав участников уголовного процесса;
  • направлением уголовного производства по делу;
  • обеспечением установленного порядка производства по уголовному делу;
  • окончанием предварительного расследования.
  • К решениям последней группы можно отнести: окончательные решения по уголовному делу (с их принятием уголовный процесс прекращается) и про- межуточные (решения обеспечивающие переход уголовного дела в судебное производство).

Окончательные решения включают в себя два вида: реабилитирующие и нереабилитирующие.

Всем видам решений присущи как общие, так и индивидуальные черты, а также порядок принятия и предания юридической силы. Рассмотрим их по порядку.

Особенность принятия процессуальных решений, связанных с производством следственных действий 1. Решения, связанные с ограничением конституционных прав и свобод граждан В соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК к их числу относятся решения о:

  1. производстве осмотра жилого помещения при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;
  2. производстве обыска и (или) выемки в жилом помещении;
  3. производстве личного обыска;

142

  1. производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о

вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

  1. наложении ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово-телеграфных учреждениях;
  2. контроле и записи телефонных и иных переговоров.
  3. В ст. 203 УПК предусмотрено решение о помещении обвиняемого или подозреваемого в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы. Порядок принятия этих решений определен ст. 165 УПК. Он предусматривает исключительно судебный порядок его принятия.

Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР известно большинство из названных решений (исключение составляет специальный вид выемки - решение о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях). Однако основание их производства не столь однозначно, Закон предусматривает производство части из них с санкции прокурора (обыск (независимо от объекта) и личный обыск), части по решению суда (контроль и запись переговоров), части по решению следователя (осмотр места происшествия (независимо от места проведения и от воли проживающих).

Отдельные следственные действия, например, выемка почтово- телеграфной корреспонденции производится либо с санкции прокурора, либо по решению суда. Последнее утверждение связано с тем, что хотя ч. 1 ст. 174 УПК РСФСР и указывает на то, что при производстве предварительного расследования указанное следственное действие производится только с санкции прокурора, однако в соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции РФ ее положения не действуют. Это связано с отсутствием в ст. 6 Раздела второго Конституции РФ «За- ключительные и переходные положения» указаний о сохранении до принятия нового УПК прежнего порядка выемки почтово-телеграфной корреспонденции.

143

На это указывает и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. № 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ»1.

Поэтому необходимо согласиться с мнением А.Ф. Лубина о том, что арест и выемка почтово-телеграфной корреспонденции как следственное действие по УПК РСФСР может производиться только по судебному решению2.

Однако проведенное исследование показало, что более 50% следователей и лиц, производящих дознание, полагают возможным проведение данного следственного действия с санкции прокурора.

Для получения фактических данных с последующим их использованием в качестве доказательств по уголовному делу чаще проводится оперативно- розыскное мероприятие, которое согласно п. 9 ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее - Закон) именуется «контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений».

В соответствии с ч. 2 ст. 8 Закона оно проводится только по судебному решению по тяжким и особо тяжким преступлениям.

Опрос оперативного состава налоговой полиции показал, что с подобным ходатайством в суд выходит надзирающий прокурор, хотя это противоречит ч. 2 ст. 9 Закона. В ней определено, что основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права и свободы граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Сборник постановлений Пленума Верховного суда Российской Федерации. 1961-1996. М„ 1997. С. 355.

2 Лубин А.Ф. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.И. Радченко и ВТ. Томина, М., 2001. С. 322-323.

144

В тоже время необходимо согласиться с процедурой, выработанной практикой, так как резкое расширение границ возможностей вмешательства органов расследования в личную жизнь граждан может негативно сказаться на состоянии законности в Российской Федерации и должно строго контролироваться1.

Как было отмечено выше, в новом уголовно-процессуальном законодательстве предпринята попытка систематизировать и упорядочить производство следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав и свобод граждан.

Так, в ст. 165 УПК предусмотрен порядок получения разрешения судьи на производство соответствующего следственного действия.

Он состоит в том, что следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о проведении следственного действия, о чем выносится по- становление, которое подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства пред- варительного следствия или проведения следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления ходатайства. В судебном заседании вправе участ- вовать прокурор и следователь. Рассмотрев ходатайство, судья выносит поста- новление о производстве следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

В то же время в УШС РФ предусмотрены и исключительные случаи, когда производство осмотра жилого помещения, обыска и выемки в жилом помещении, а также личного обыска могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. Это так называемые «случаи, не терпящие отлагательства».

См.: Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. М., 1996. С. 28.

145

В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве.

К сожалению, новый УПК РФ, так же как и предыдущий УПК РСФСР, не указывает перечня случаев, не терпящих отлагательства, хотя были предложения полностью перечислить их в законе. Это связано с тем, что исключения, как правило, превращаются в практику, что подтверждает опрос следователей и оперативных работников органов внутренних дел. Более 83 % опрошенных ука- зали, что рассматриваемые следственные действия (это, как правило, обыски) проводят без санкции прокурора, но с последующим его уведомлением.

Судебный порядок еще более сложный. Он, несомненно, подтолкнет должностных лиц, ведущих уголовное производство, к действиям при «обстоя- тельствах, не терпящих отлагательства». Это подтверждает и печальный опыт с реализацией Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. № 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Кон- ституции РФ». В нем судам было рекомендовано принимать к рассмотрению ходатайства органов предварительного расследования на выдачу решений о производстве обысков в жилище. Некоторые районные суды восприняли эту ре- комендацию как аксиому и потребовали от органов предварительного расследо- вания ее неуклонного исполнения. В результате следователи под видом выемки стали проводить обыски. Налицо более существенное нарушение закона (не- обоснованный обыск меньшее зло, нежели полное пренебрежение требованиями УПК). Опрос следователей Подмосковья, работавших в 1994 году (во время производства эксперимента), показал, что это было массовым явлением.

146

В 2001 году УПК РСФСР был дополнен ст. 1741 «Контроль и запись переговоров». Положения этой статьи перенесены практически без изменения в новый УПК РФ (ст. 186).

Рассматривая особенности принятия подобных решений, следует обратить внимание на такую деталь, как формулировка части первой названной статьи. В ней, в частности, указывается на то, что прослушиванию подлежит не телефон, а телефонные и иные переговоры обвиняемого и других лиц. В связи с этим необходимо выразить сомнение по поводу объективности подобной фор- мулировки. Так, в одном из изученных нами дел был установлен факт прослу- шивания (правда, в качестве оперативно-розыскного мероприятия) телефонных переговоров российского гражданина, находившегося в Берлине,через спутник- шпион (дело вело следствие ФСБ). Причем суд признал эти сведения доказа- тельствами .

На наш взгляд, целесообразнее в ходатайстве и решении о контроле и записи телефонных переговоров указывать не только субъекта прослушивания (например, установочные данные обвиняемого), но и объект (номер телефонного аппарата).

  1. Решения, не связанные с ограничением конституционных

прав и свобод граждан

К их числу можно отнести решения о производстве: допроса и очной ставки; осмотра (кроме принудительного осмотра жилища); обыска в иных по- мещениях (кроме жилища); выемке; освидетельствования; следственного экспе- римента; эксгумации; проверки показаний на месте, предъявлении для опознания; получении образцов для сравнительного исследования и производстве экспертизы.

Уголовное дело Ш 15 за 2001 г. Архив районного суда г. Смоленска.

147 В отличие от решений первой группы, которые могут быть оформлены

только в письменном виде, большинство этих решений могут быть устными. Исключение составляют решения о: обыске, выемке; освидетельствовании; экс- гумации; производстве экспертизы. Они оформляются только в письменном виде. Это не исключает возможность принятия любого из них в письменной форме в виде постановления.

Так, решение о производстве допроса свидетеля и потерпевшего согласно ч. 1 ст. 188 УПК РФ также принимается только в письменной форме, правда не в форме постановления, а в форме повестки1. Согласно же ст. ч. 1 ст. 155 УПК РСФСР свидетель может быть вызван на допрос также телефонограммой или телеграммой, причем форма первой законом не определена^. По мнению прак- тических работников, это может быть и устное сообщение по телефону о необ- ходимости прибытия на допрос. Проведенное исследование показало, что большинство следователей (более 80%) считают возможным вызов на допрос посредством устного сообщения без последующего письменного оформления. В особенности, если телефонограмма принимается по месту жительства свидетеля.

По нашему мнению, эта точка зрения не основана на законе, так как неисполнение указания следователя о прибытии на допрос порождает его право применить к свидетелю (потерпевшему и др.) меры уголовно-процессуального принуждения (привод - ст. 113 УПК, денежное взыскание - ст. 117 УПК)”.

1 Не урегулирована только форма решения о допросе эксперта. Из анализа положений ст. 205 УТЖ РФ можно сделать вывод о необязательности письменной формы решения о вызове для допроса эксперта.

Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула, 1996. С. 14.

3 См.: Щерба СП., Зайцева О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М., 1996. С. 16-17.

148

Второй особенностью решений этого вида является их принятие следова- телем (дознавателем) без каких-либо дополнительных согласований судом, с прокурором, начальником органа дознания.

В связи с этим необходимо отметить как недостаток нового УПК РФ более льготный режим производства обыска без ограничения права граждан на жилище (в любом ином помещении) или личную неприкосновенность. В качестве примера можно обратить внимание на решение о производстве обыска в офисе какой-либо компании. В соответствии с ч. 2 ст. 182 УПК он производится по решению следователя. Таким образом, закон даже не предусматривает получение санкции прокурора. Как отмечалось выше, УПК РСФСР подобных различий не предусматривал. Поэтому следует согласиться с СМ. Астапкиной в том, что обыск всегда в той или иной мере затрагивает интересы личности и поэтому должен быть строго регламентирован законом1.

По нашему мнению, этот недостаток нуждается в оперативном исправлении. В качестве одного из вариантов можно вернуться к существующей проце- дуре производства обыска в иных помещениях, а именно с санкции прокурора2.

По мнению А.С. Александрова, гарантии прав личности, отданные на откуп попечительской власти следователя, призрачны. Как показывает опыт, в том числе и российский, обвинительная точка зрения находит преобладающее признание у следователя. Несмотря на перманентную борьбу против «обвинительного уклона» в следственной работе, сама логика уголовного преследования заставляет следователя выполнять функцию обвинения”.

1 См.: Астапкина СМ. Тактика обыска и выемки. М., 1984. С. 3.

2 См.: Асанов В.В., Данилова Р.В. Обеспечение прав человека в процессе раскрытия преступлений. М.5 1999. С. 65.

3 Александров А. С. Каким быть предварительному следствию // Государство и право. 2001. №9. С. 54-62.

149 Особый порядок законодатель предусмотрел для принятия решения о

производстве выемки. Порядок его оформления зависит от вида данного следственного действия. Так, согласно ч. 2 ст. 183 УПК РФ по общему правилу следователь единолично принимает решение о производстве выемки, однако выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится следователем с согласия прокурора.

Надо отметить, что по УПК РСФСР в последнем случае выемка могла быть проведена не только с санкции прокурора, но и его заместителя, а также требовалось согласование с руководителем соответствующего учреждения.

В то же время новый УПК РФ не предусматривает особого порядка при- нятия решения о производстве выемки в помещениях дипломатических представительств.

Некоторые решения носят так называемый комплексный характер. Они одновременно связаны и с получением доказательств и обеспечением прав участников процесса. Так, например, решение о производстве экспертизы в уголовном процессе при наличии в деле подозреваемого, обвиняемого, защитника и потерпевшего будет законным только в том случае, если перед его направлением эксперту с ним были ознакомлены выше указанные участники (ч. 3 ст. 195 ич. 2 ст. 198 УПК).

В связи с этим требуется заметить, что законодатель расширил перечень участников, имеющих право знакомиться с постановлением о назначении экспертизы и, соответственно, влиять на содержание этого процессуального решения. Так, этот перечень был дополнен подозреваемым и потерпевшим.

150 Особенности процессуальных (обеспечивающих) решений

/. Решения, связанные с реализацией прав

участников уголовного процесса

Это наиболее многочисленная группа процессуальных решений. В нее можно включить решения, связанные с предъявлением обвинения, разрешением ходатайств и предъявлением материалов дела для ознакомления, а также решение о реабилитации.

Решение о привлечении лица в качестве обвиняемого выражается, по об- щему правилу, в вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого, С этого момента лицо признается обвиняемым (ч.1 ст. 47 УПК). Предъявление обвинения - процессуальное действие, которое выражается в объявлении указанного постановления обвиняемому и разъяснении сущности обвинения.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого означает признание на досудебном этапе уголовного производства конкретного лица виновным в совершении преступления со всеми вытекающими из этого факта последст- виями, вплоть до ареста обвиняемого, отстранения его от должности, изъятия имущества, на которое наложен арест, и т.д. Оно выносится при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления (ст. 172 УПК). Если соответствующий субъект, осуществляющий уголовный процесс, заведомо знает о невиновности лица и тем не менее составляет постановление о привлечении в качестве обвиняемого, то он, таким образом, реализует умысел на совершение преступления, предусмотренного ст. 299 УК РФ1. Предъявление обвинения может и не состояться по тем или иным причинам (например, в силу неизвестности местопребывания обвиняемого). Но обвинение и связанные с этим ограничения прав и свобод человека

1 Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон (соотношение и проблемы). М., 1999. С. 56.

151 остаются. Особенно тогда, когда объявляется розыск обвиняемого с избранием

ему меры пресечения в виде содержания под стражей.

Если исходить из общепринятой системы уголовного процесса, то обвинение в ходе предварительного расследования выражается в единственной за- конной форме - в вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК). Именно в нем впервые формулируется обвинение, описывается, кто и что совершил. На такой позиции стоит и Верховный Суд РФ, разъясняя, что датой привлечения к уголовной ответственности является дата вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а не дата постановления приговора1. На этой позиции стоит и Генеральная прокурора РФ. Так, в докладе о состоянии законности и правопорядка в стране и работе органов прокуратуры в 1997 г. Генеральный прокурор РФ отметил, что «по направленным в суд делам привлечено к уголовной ответственности более 1 млн. 302 тыс. человеке.

Принятие решения о привлечении лица в качестве обвиняемого порождает для следователя ряд процессуальных обязанностей. Вслед за этим он обязан предъявить обвинение, т.е. объявить обвиняемому постановление о привлечении в качестве обвиняемого и разъяснить сущность предъявленного обвинения. Другая обязанность следователя - допрос обвиняемого по предъявленному обвинению (ст.ст. 172, 173 УПК).

Решение об окончании предварительного следствия и ознакомлении уча- стников процесса с материалами уголовного дела следователь принимает в форме уведомления (ч. 2 ст. 215 УПК). При этом необходимо отметить, что обязанность о предъявлении материалов дела обвиняемому и его защитнику, суще-

1 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1973. № 11. С. 10.

2 Российская газета. 1998. 7 апреля.

152 ствующая в соответствии со ст. 201 УПК РСФСР, предусмотрена по новому

УПК РФ только для обвиняемых, содержащихся под стражей. В ч. 5 ст. 215 УПК РФ отмечено, что если обвиняемый, не содержащийся под стражей, не является без уважительных причин либо иным образом уклоняется от ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь по истечении пяти суток со дня объявления об окончании следственных действий либо со дня окончания ознакомления с материалами уголовного дела иных участников уголовного судопроизводства составляет обвинительное заключение и направляет материалы уголовного дела прокурору.

При этом в статье не урегулирована форма такого процессуального решения. По нашему мнению, в этом случае следователь должен составить поста- новление о направлении уголовного дела прокурору, в котором обосновать решение отказом обвиняемого от ознакомления с материалами дела.

  1. Решения, связанные с направлением производства по уголовному делу

Они определяют ход расследования. В их число нами включены решения о приостановлении или возобновлении производства по уголовному делу, о розыске обвиняемого.

Решение о приостановлении предварительного следствия принимается следователем в соответствии со ст. 208 УШС при наличии одного из следующих оснований:

1) в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого; 2) 3) в случае, когда обвиняемый скрылся от следствия либо когда по иным причинам не установлено его место нахождения; 4) 5) в случае, когда место нахождения обвиняемого известно, однако ре- альная возможность его участия в уголовном деле отсутствует; 6)

153

4) в случае временного тяжкого заболевания обвиняемого, препятствующего его участию в следственных и иных процессуальных действиях, удостоверенного медицинским заключением.

Исходя из анализа ст. 195 УПК РСФСР надо отметить, что практически сохранен прежний перечень оснований принятия решения о приостановлении производства по делу. Новеллой является конкретизация основания приостановления предварительного следствия по медицинским основаниям. В новом УПК для подтверждения тяжелого заболевания обвиняемого требуется медицинское заключение, а не просто справка врача, как это было ранее.

Решение о приостановлении предварительного следствия оформляется по- становлением, копию которого следователь направляет прокурору.

Если по уголовному делу привлечено два или более обвиняемых, а основа- ния для приостановления относятся не ко всем обвиняемым, следователь вправе выделить в отдельное производство и приостановить уголовное дело в отношении отдельных обвиняемых,

Для принятия решения необходимо наличие не только оснований, но и ус- ловий. Так, по п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 208 УПК, предварительное следствие приостанавливается лишь по истечении срока его производства. В случаях, предусмотренных пунктами 3, 4, 5 части 1 указанной статьи, оно может быть приостановлено и до окончания срока предварительного следствия.

До приостановления предварительного следствия следователь выполняет все следственные действия, производство которых возможно в отсутствие обви- няемого и принимает меры к его розыску либо установлению лица, совершившего преступление.

В случае если отпали основания приостановления предварительного след- ствия или возникла необходимость производства следственных действий, которые могут быть осуществлены без участия обвиняемого, в соответствии со ст.

154 211 УПК предварительное следствие возобновляется на основании постановления следователя.

Решения о возобновлении предварительного следствия могут быть приняты также постановлением прокурора либо начальника следственного отдела в связи с отменой соответствующего постановления следователя.

О возобновлении предварительного следствия сообщается обвиняемому, защитнику, потерпевшему, его представителю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям, а также прокурору.

При этом необходимо отметить, что в отличие от УПК РСФСР начальник следственного отдела наделен более широкими полномочиями по контролю за деятельностью следователя. В частности, он полномочен отменять решения следователя,

  1. Решения, связанные с обеспечением установленного порядка производства по уголовному делу

Эта группа решений наиболее связана с ограничением конституционных прав и свобод граждан, так как с их помощью следователь (дознаватель) решает вопрос о применении мер пресечения (включая задержание), а также иных мер уголовно-процессуального принуждения.

В новом УПК РФ законодатель изменил как перечень мер процессуального принуждения, так и фиксацию решений о их применении.

Так, согласно ч. 1 ст. 92 УПК решение о задержании лица по подозрению в совершении преступления на первоначальном этапе может быть по- прежнему принято устно, но в отличие от ст. 122 УПК РСФСР, в срок не более 3 часов оформлено письменно в виде протокола и сообщение о нем прокурору должно последовать в течение 12 часов (по УПК РСФСР - 24 часа).

При решении об освобождении подозреваемого из-под стражи ему должна быть выдана справка, в которой указывается, кем он был задержан, основа-

155 ния, место и время задержания, основания и время освобождения (ч. 5 ст. 94

УПК).

На наш взгляд, это положение обосновано, однако в норме не указано, кто именно обязан выдать эту справку. По смыслу закона представляется, что это должен сделать следователь, о чем необходимо сделать соответствующее дополнения в законе.

В ст. 449 УПК реализован процессуальный иммунитет в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, федерального судьи. В случае их задержания по подозрению в совершении преступления, кроме случаев задержания на месте преступления, они должны быть освобождены немедленно после установления их личности.

Перечень мер пресечения в основном не изменился. В УПК РФ не преду- смотрено только поручительство общественной организации. Оно заменено домашним арестом (ст. 98). О низкой эффективности на современном этапе поручительства общественной организации свидетельствует и интервьюирование следователей: подавляющее большинство опрошенных (97 %) никогда в своей практике не принимали подобного решения. Это подтверждают материалы изученных дел, а также мнения ученых1.

В то же время законодатель изменил основания принятия решения для избрания меры пресечения. В частности, в п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК предусмотрено, что она может быть избрана при существовании угрозы свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

См.; Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М., 1996. С. 103.

156 По общему правилу решение об избрании меры пресечения оформляется

постановлением следователя (ст. 101 УПК). Кроме того, в ст. 450 УПК регла- ментированы особенности избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий в отношении лиц, имеющих иммунитеты в уголовном процессе.

В то же время окончательное решение о применении таких мер пресечения, как домашний арест и заключение под стражу, принимает суд. Порядок его принятия регламентирован ч. 3 ст. 108 УПК. Так, при необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу прокурор, а также следователь и дознаватель - с согласия прокурора, возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.

В том случае, если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного по подозрению в совершении преступления, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее, чем за восемь часов до истечения срока задержания.

При избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста в постановлении следователя указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый, а также указывается орган или должностное лицо, на которое возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений.

Претерпел изменение и порядок принятия решения о залоге. Так, если по УПК РСФСР он избирался с санкции прокурора, то ст. 106 УПК РФ предусмат-

157 ривает согласование с ним. Последнее решение носит, по нашему мнению, более уведомительный характер, нежели санкция.

Кроме того, решение об освобождении обвиняемого, находящегося под стражей или домашним арестом, не реализуется до момента внесения залога на депозитный счет суда.

Если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым, обвиняемым, ему разъясняются сущность подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения или нарушения.

Претерпел некоторые изменения и порядок принятия решения об отмене или изменении меры пресечения. Согласно ст. 110 УПК мера пресечения, избранная на основании судебного решения, может быть отменена или изменена только судом.

Новый УПК РФ предусмотрел в качестве иных мер процессуального принуждения обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество (ст. 111).

При этом необходимо отметить, что если перечень этих мер по существу остался прежним, то их содержание изменилось. Так, решение о взятии обязательства о явке может быть принято не только в отношении обвиняемого, как по УПК РСФСР, но и подозреваемого, потерпевшего и свидетеля. По нашему мнению, положения ст. 112 УПК РФ недостаточно четко определили, в связи с чем должно быть принято данное решение. В прежнем кодексе все было ясно - аналогичная мера принуждения (обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене места жительства) применялась как альтернатива подписке о невыезде при отсутствии оснований, делающих необходимым применение меры пресечения (ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР).

158 Представляется, что решение о взятии обязательства о явке по УПК РФ

может быть принято не только как альтернативная мера, но и в качестве допол- нительной к уже существующей мере пресечения (например, к личному пору- чительству),

Решение о временном отстранении обвиняемого от должности по новому уголовно-процессуальному законодательству возможно только по судебному решению, которое направляется по месту его работы.

Это обосновано и правильно. При изучении уголовных дел о преступлениях, по которым производство предварительного следствия обязательно, особенно возбужденных органом дознания в порядке ст. И 9 УПК РСФСР, встречались случаи принятия подобных решений до привлечения лица в качестве обвиняемого. К примеру, уже при возбуждении уголовного дела по факту хищения на одной из подмосковных птицефабрик, лицо, производящее дознание (опер- уполномоченный ОБЭП), вынесло постановление об отстранении главного ин- женера от занимаемой должности. Постановление было согласовано с началь- ником отдела по борьбе с экономическими преступлениями и утверждено на- чальником криминальной милиции. При принятии дела к производству следо- ватель отменил незаконное постановление, так как оснований к привлечению данного должностного лица к уголовной ответственности установлено не было1.

В то же время законодатель предусмотрел более простой порядок изменения этого решения - по постановлению следователя, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Кроме временного отстранения от должности судебный порядок принятия решений предусмотрен и для таких мер принуждения, как наложение ареста на имущество, на ценные бумаги и наложение денежного взыскания. Данные из- менения уголовно-процессуального законодательства определены положениями

1 Дело № 238/12 за 2001 г. Архив ГУВД Московской области.

159 ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда1.

В эту же группу решений включены решения, связанные с привлечением к участию в производстве следственных действий специалиста, переводчика и понятых.

В первых двух случаях новый уголовно-процессуальный закон не предусмотрел каких-либо новелл по сравнению с прежним УПК РСФСР. Так, по-прежнему решение о привлечении специалиста, переводчика и понятых следователь принимает в устной форме. Однако в случае с привлечением понятых к участию в следственных действиях есть существенные изменения.

Так, согласно ч. 3 ст. 170 УПК в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если проведение следственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей, следователь должен принять решение о производстве следственных действий без участия понятых. Решение фиксируется в протоколе следственного действия посредством соответствующей записи.

В случае проведения следственного действия без участия понятых следователь обязан рассмотреть вопрос о применении технических средств фиксации его хода и результатов. Его решение о невозможности использования этих средств также подлежит фиксации в виде соответствующей записи в протоколе следственного действия.

Представляется, что частичный отказ от института понятых в уголовном процессе вызван негативным отношением к нему практических работников.

Мирошникова В.А. Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 2000. С. 34- 35.

160 Так, по данным О.В. Хитровой, только 25 % следователей признают необходимость этого института1.

В новом УПК РФ предусмотрено и дополнительное материальное взыскание, призванное обеспечить установленный порядок производства по уголовному дел. В случае неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных УПК РФ, на участников уго- ловного судопроизводства может быть наложено денежное взыскание в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда.

Законодатель подробно определяет порядок наложения денежного взыскания. Так, несмотря на то, что нарушения были допущены на досудебных стадиях, оно налагается судом. В этом случае дознаватель, следователь, прокурор составляют протокол о нарушении, который направляется в районный суд и подлежит рассмотрению судьей в течение пяти суток.

В судебное заседание вызываются лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и лицо, составившее протокол. Неявка нарупштеля без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола. По результатам рассмотрения протокола судья выносит постановление о наложении или об отказе наложения денежного взыскания. Копия постановления направляется лицу, составившему протокол, и лицу, на которое наложено денежное взыскание. В заключение следует отметить, что распространение штрафных санкций на досудебные стадии процесса вполне соответствует предложениям, высказы- ваемым ранее2.

1 См.; Хитрова О.В. Участие поняггых в российском уголовном судопроизводстве. М., 1998. С. 72.

2 См.: Громов НА, Полунин С.А, Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М, 1998. С. 86-87.

161

  1. Решения, связанные с окончанием предварительного расследования

Решения этой группы принимаются следователем или дознавателем при окончании предварительного расследования. К их числу относятся решения о прекращении уголовного дела и связанные с направлением дела в суд (обвини- тельное заключение и обвинительный акт).

УПК РСФСР был предусмотрен только один вид решения, принимаемого при окончании предварительного расследования и связанного с судебным раз- решением дела - обвинительное заключение. Принятием данного решения за- канчивается как предварительное следствие, так и дознание. В новом УПК РФ при окончании предварительного следствия по-прежнему составляется обвинительное заключение, а при окончании дознания - обвинительный акт. По форме и содержанию обвинительное заключение в новом УПК РФ не претерпело никаких изменений.

Обвинительный акт. Этим документом завершается дознание. По нашему мнению, обвинительный акт предусмотрен в УПК РФ вместо протокола, со- ставляемого в порядке ст. 415 УПК РСФСР, как и само предварительное рас- следование в форме дознания заменило протокольную форму досудебной под- готовки материалов. Решение, принимаемое в форме обвинительного акта, оформляется по правилам ст. 225 УПК РФ и сочетает в себе два процессуальных акта - постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение.

В обвинительном акте указываются:

  • время и место его составления;
  • фамилия, инициалы и должность лица, его составившего;
  • данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;

162

  • место и время совершения деяния, содержащего признаки преступления, его способы, мотивы, последствия и другие обстоятельства, имеющие существенное значение по данному уголовному делу;
  • формулировку обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации;
  • перечень доказательств, которые должны быть исследованы судом;
  • данные о потерпевшем, характере и размере причиненного ему вреда;
  • список лиц, подлежащих вызову в суд.
  • Составление обвинительного акта обязывает дознавателя ознакомить с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника. Принятое решение оформляется протоколом.

Потерпевшему или его представителю по его ходатайству может быть предоставлено право ознакомления с материалами уголовного дела в том же порядке, который предусмотрен для обвиняемого и его защитника.

Обвинительный акт утверждается начальником органа дознания и вместе с материалами уголовного дела направляется прокурору.

§ 3. Особенности принятия решений при осуществлении

прокурорского надзора и судебного контроля за деятельностью органов,

осуществляющих уголовно- процессуальную деятельность

Деятельность должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроиз- водство на досудебных стадиях, должна отвечать требованиям законности и обоснованности. Между этими понятиями существует неразрывная связь, со- стоящая в том, что только обоснованное решение может быть признано законным, а обоснованность обеспечивается строгим соблюдением требований vro-

163 ловно-процессуального закона при собирании, проверке и оценке фактических

данных, положенных в основу процессуального решения .

Любое решение или действие органа дознания, предпринятое при рассмотрении заявления и сообщения, может быть признано законным только в том случае, если оно предусмотрено уголовно-процессуальным законом; предпринято компетентным лицом; его содержание, порядок осуществления и структура соответствуют требованиям Конституции РФ, уголовно-процессуального и уголовного законов.

Понятие обоснованности состоит в соответствии выводов, положенных в основу решения, фактическим обстоятельствам, установленным по заявлению или сообщению о преступлении. Обоснованность охватывает не только наличие доказательств, с помощью которых устанавливаются фактические обстоятельства, но и оценку достаточности их совокупности, получение в итоге этой оценки правильного результата2.

Практика показывает, что нарушения закона на стадии возбуждения уголовного дела весьма распространены. Так, С.Г. Ольков, подробно исследовавший проблему уголовно-процессуальных нарушений, указывает наиболее типичные из них в стадии возбуждения уголовного дела.

Так, на стадии возбуждения уголовного дела наиболее частыми нарушениями по его мнению являются: а) необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела; б) фальсификация материалов предварительной проверки и принимаемых решений; в) превышение сроков предварительной проверки (несвоевременное принятие процессуального решения); г) производство следственных

1 Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела, М., 1973. С. 14.

2 Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснован ность. М„ 1971. С. 22.

164 и иных действий, не разрешенных на этапе предварительной проверки; д) необоснованное возбуждение уголовного дела1.

Прокурорский надзор и судебный контроль можно разделить на два вида: предупредительный и правовосстановительный2.

  1. Особенности принятия решений при превентивной форме

судебного контроля Эта форма судебного контроля применяется при рассмотрении вопросов, связанных с дачей разрешения на производство следственных действий и принятие процессуальных решений, ограничивающих конституционные права граждан в уголовном процессе.

Как отмечалось ранее, только суд в ходе досудебного производства пра- вомочен принимать решения о:

1) избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста;

2) продлении срока содержания под стражей; 3) 4) помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения соответст- венно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; 5) 4) производстве осмотра жилого помещения при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

5) производстве обыска и (или) выемки в жилом помещении; 6) 7) производстве личного обыска; 8) ОльковС.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения. Тюмень, 1996. С. 127, 131. 2 См.: Жариков ЮС, К вопросу о совершенствовании превентивной (предупредительной) формы судебного кошроля в уголовном процессе // Судебная защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Доклады и сообщения П Всероссийской межвузовской научно-практической конференции. Москва, 18 декабря 2001 г. М., 2001, С. 311-317.

165

7) производстве выемки предметов и документов,
содержащих

информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

8) наложении ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово- телеграфных учреждениях;

9) наложении ареста на имущество, включая денежные средства физиче ских и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

10) временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК; 11) 12) контроле и записи телефонных и иных переговоров. 13) Порядок принятия решения судьей определен в ст. 165 УПК1. Он включает рассмотрение единолично судьей районного суда или военного суда соответ- ствующего уровня ходатайства прокурора о проведении следственного действия.

Судебное заседание проводится по месту производства предварительного следствия или проведения следственного действия не позднее 24 часов с мо- мента поступления ходатайства. В нем вправе участвовать прокурор и следователь.

Рассмотрев ходатайство, судья выносит постановление о производстве следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

В ходе судебного производства, по нашему мнению, должен вестись про- токол, хотя об этом закон не упоминает. Сторонники данной позиции аргумен-

В УПК РСФСР подобный порядок не предусматривался в связи с отсутствием превентивной формы судебного контроля.

166

тируют эту точку зрения тем, что именно судебная деятельность выступает гарантией законности судебных решений .

Таким образом, в новом уголовно-процессуальном законодательстве уда- лось преодолеть противоречия между прокурорским надзором и судебным контролем, который по мнению ученых более эффективен, так как не связан с об-винительной установкой и ведомственными интересами . Поэтому принимаемые им решения в наибольшей степени позволят защитить граждан от нарушения их конституционных прав и свобод.

  1. Особенности принятия решений при превентивной форме

прокурорского надзора

Прокурорский надзор на досудебных стадиях уголовного судопроизводства отличается от судебного контроля большей самостоятельностью прокурора при выборе форм и методов деятельности. Так, если судья самостоятельно не может затребовать в следственном отделе уголовное дело, то прокурор вправе по своей инициативе требовать представления уголовных дел и давать по ним письменные обязательные для следователя указания.

В связи с этим необходимо отметить, что в новом УПК РФ существенно сужена сфера прокурорского превентивного надзора. Если по УПК РСФСР прокурор санкционировал производство практически всех следственных действий и процессуальных решений, связанных с ограничением конституционных прав и

Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно- розыскными мероприятиями (досудебное производство), М., 1998. С. 25.

2 Петрухин ИЛ. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С, 81.; он же: Судебная власть и расследование преступлений // Государство и право. 1993. Ш 7. С. 82, 85.

167 свобод граждан, то в настоящее время1 в законе предусмотрено только санкционирование (согласование) выемку предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну, а также избрание в качестве меры пресечения залога.

В то же время широкие полномочия прокурор имеет в плане предупреди- тельного надзора, давая согласие дознавателю, следователю на возбуждение уголовного дела в соответствии со ст. 146 УПК и на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения; продлевая срок предварительного расследования; утверждая постановление дознавателя, следователя о прекращении производства по уголовному делу, а

Это утверждение весьма условно, т.к. согласно ст. 10 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Феде- рации» ч. 2 ст. 29 УПК РФ и другие связанные с ней уголовно-процессуальные нормы, ка- сающиеся передачи судам в ходе досудебного производства по уголовному делу полномочий по; применению мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; продлению срока содержания под стражей; помещение обвиняемого, подозреваемого, не находящихся под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; производства осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; производство обыска и (или) выемки в жилище; производство выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; наложении ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово-телеграфных учреждениях, - вводятся в действие с 1 января 2004 года. До этого времени решение по этим вопросам принимает прокурор.

При решении вопроса об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу - см.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 марта 2002 г. № 6-П по делу о проверке конституционности статей 90, 96 и 216 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан С.С, Маленкина, Р.Н. Мартынова и СВ. Пустовалова // Собрание законодательства РФ. 2002. Ш 14. Ст. 1574.

168 также обвинительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд.

В отличие от суда, который свои решения оформляет постановлением, прокурор в основном свои надзорные полномочия реализует посредством со- гласования, а в случае отмены решений следователя (дознавателя) - постанов- лениями. В случае направления дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд, прокурор при положительном решении вопросов утверждает их.

Прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в срок не более пяти суток принимает по нему одно из следующих решений:

1) утверждает обвинительное заключение или составляет новое обвини- тельное заключение и направляет уголовное дело в суд; 2) 3) прекращает уголовное дело либо уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично; 4)

3) возвращает уголовное дело следователю для производства дополни- тельного следствия или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями; 4) 5) направляет уголовное дело вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду. 6) При утверждении обвинительного заключения прокурор вправе изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по закону о менее тяжком преступлении. Кроме того, он вправе отменить или изменить ранее избранную обвиняемому меру пресечения, а также избрать меру пресечения, если таковая не была применена, за исключением домашнего ареста и содержания под стражей; может дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей защиты.

169

Если прокурор прекращает уголовное дело полностью или частично, воз- вращает дело для производства дополнительного расследования или направляет его вышестоящему прокурору, то он обязан свое решение облечь в форму соответствующего постановления.

Таким образом, если прокурор подтверждает (утверждает) обвинение, то тем самым фактически гарантирует, что дело расследовано с соблюдением всех требований закона. Это служит основой для большинства судебных процессов .

В соответствии с УПК РФ прокурор, направляя уголовное дело с обвини- тельным заключением в суд, обязан вручить обвиняемому и копию обвинительного заключения с приложениями, а также защитнику и потерпевшему, если они об этом ходатайствуют.

О направлении уголовного дела в суд прокурор уведомляет потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и (или) их представителей. При этом указанным лицам разъясняется право заявлять ходатайства о проведении предварительного слушания в порядке, предусмотренном главой 15 УПК.

По поступившему в прокуратуру уголовному делу, расследованному в форме дознания, прокурор обязан принять решение в срок не более двух суток с момента его поступления.

В его компетенцию входит принятие следующих решений:

1) об утверждении обвинительного акта и направлении уголовного дела в суд; 2) 3) о возвращении уголовного дела со своими указаниями для пересостав- ления обвинительного акта в случае его несоответствия требованиям ст. 226 4) Жариков Ю.С. Актуальные проблемы кошроля деятельности органов уголовного преследования. // Правовые свободы и правовые ограничения: Сборник статей по материалам I Всероссийской межвузовской научно-практической конференции. Москва, 27 марта 2001 г. /Под ред. Ю.А. Тихомирова, НИ. Архиповой, Н.И. Косяковой. М: РГТУ, 2001, С. 208.

170 УПК. При этом прокурор может продлить срок дознания, но не более чем на 3

суток;

3) о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст.ст. 24-28 УПК; 4) 5) о направлении уголовного дела для производства предварительного следствия. 6) При утверждении обвинительного акта прокурор вправе своим постанов- лением исключить отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое.

При положительном решении вопроса о направлении дела в суд прокурор обязан вручить копию обвинительного акта обвиняемому и его защитнику. 3. Особенности принятия решений в рамках правовосстановительной формы судебного контроля

Правовосстановительная форма судебного контроля предназначена для восстановления нарушенных органами и должностными лицами, ведущими уголовное производство, прав и свобод участников процесса и иных лиц, по- павших в сферу уголовного судопроизводства.

В ст. 125 УПК определен порядок рассмотрения жалоб граждан на неза- конные действия указанных должностных лиц. Прежний УПК РСФСР допускал судебный контроль в качестве исключительной меры, как правило, после отказа в удовлетворении жалобы прокурором.

В новом УПК РФ отмечено, что постановление дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их действия и решения, которые способны причинить ущерб конституционнь1м правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту проведения предварительного расследования.

171

Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником или пред- ставителем непосредственно либо через лицо, производящее предварительное расследование или прокурора.

Судья проверяет законность и обоснованность действий и решений дозна- вателя, следователя, прокурора не позднее чем через пять суток со дня ее по- ступления в судебном заседании с участием заявителя, его защитника или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием или решением, а также прокурора. Неявка указанных лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

1) о признании действия или решения незаконным или необоснованным и об обязанности соответствующих должностных лиц устранить допущенное на- рушение; 2) 3) об оставлении жалобы без удовлетворения. 4) Копии постановления судьи направляются заявителю и прокурору.

Принесение жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает произ- водство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор.

172 4. Особенности принятия решений в рамках

правовосстановительной формы прокурорского надзора

Действия и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы надзирающему прокурору участниками уго- ловного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой проводимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

На стадии возбуждения уголовного дела направления прокурорского над- зора - это:

  • соблюдение установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях;
  • законность принимаемых решений1.
  • Прокурор обязан рассмотреть жалобу в течение трех суток со дня ее по- лучения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до десяти суток с извещением об этом заявителя.

По результатам рассмотрения жалобы прокурор выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы, либо об отказе в ее удовлетворении.

Заявитель должен быть незамедлительно уведомлен о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования.

Как показало изучение правоприменительной практики, достаточно широко распространены случаи необоснованных отказов в возбуждении уголовных дел под различными предлогами, не предусмотренными законом (например, в качестве основания к отказу в возбуждении уголовного дела расценива-

ем.: ХимичеваГ.П. Указ. раб. С. 123.

173 ется «заявление лица о том, что он не имеет претензий к лицу, его ограбившему», либо «проведение с заявителем правовой беседы»).

Часто решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимается по «неочевидным» преступлениям. Даже после отмены прокурором постановления об отказе в возбуждении уголовного дела такие преступления в половине случаев остаются нераскрытыми, а производство расследования по ним чаще всего приостанавливается в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Как отмечалось, в органах внутренних дел сложилась практика, когда копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела направляется про- курору. Вместе с тем, уголовно-процессуальный закон не возлагает на орган дознания такой обязанности. В этой связи представляется необходимым закрепить в соответствующей статье УПК РФ требование обязательного направления прокурору копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Данное предложение широко поддержано в процессуальной литературе1.

Некоторыми авторами обосновывается целесообразность установления в законе правила о санкционировании прокурором каждого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела2. По нашему мнению, такое предложение не приемлемо, поскольку его принятие приведет к чрезмерному усложнению порядка принятия решения по заявлению и сообщению о преступлении и, как результат, - к нарушению предусмотренных законом сроков рассмотрения заявления и сообщения.

Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983. С, 101.

2 Рустамов А. Законное и обоснованное возбуждение дела - одна из гарантий правосудия // Сов. юстиция. 1990. № 23. С.20; Басков В.И, Прокурорский надзор. М., 1998. С. 203.

174 Оценивая в целом предусмотренные новым УПК РФ полномочия суда по

реализации превентивной формы контроля за решениями органов предвари- тельного расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан, необходимо согласиться с мнением прокурорских работников, которые предрекают некоторые сложности с реализацией положений закона . Это связано с тем, что суды, оценивая в судебном заседании доказательства, собранные по уголовному делу, и решения, принятые органами следствия, дознания и прокуратуры в отношении гражданина, совершенно независимы от решений правоохранительных органов по данному делу. Они могут согласиться с ними, а могут отвергнуть и принять другое решение, могут признать незаконным арест по жалобе арестованного, а могут ее отвергнуть; вправе определить условную меру наказания тому, кто был под стражей, и, наоборот, лишить свободы того, кто находился под подпиской о невыезде.

Таким образом, исходя из анализа правовых положений, определяющих отдельные виды уголовно-процессуальных решений, можно сделать ряд выводов:

  1. Новый УПК РФ существенно усложнил процедуру принятия решения о возбуждении уголовного дела, предусмотрев обязанность следователя и дознавателя согласовывать принятое решение с прокурором, однако не конкретизировал, кто именно из должностных лиц прокуратуры (см.: п. 31 ст. 5 УПК РФ) будет уполномочен это делать.
  2. В то же время относительно упрощена процедура принятия решения о возбуждении уголовного дела органом дознания - решение принимается лично дознавателем и не требует согласие начальника органа дознания.
  3. Маевский В. Страсти по судебной реформе// Рос. юстиция. 2001. № 11. С. 18-21.

175

  1. По нашему мнению, положения п. 8 ч. 1 ст. 447 УПК, определяющие

адвоката, как субъекта, обладающего процессуальным иммунитетом, в отношении которого возможен особый порядок производства по делу, нуждаются в уточнении. Представляется, что термин «адвокат» следует заменить на понятие «защитник», т.к. именно последний является участником уголовного судопроизводства.

  1. Установив достаточно сложную процедуру принятия решения по про- цессуальным вопросам, связанным с ограничением конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства и иных лиц, законодатель в то же время сделал их практически невыполнимыми. Это связано, во- первых, с неурегулированностью понятия «случаи, не терпящие отлагательства», а во-вторых, с упрощенной возможностью ограничивать права граждан в иных помещениях, кроме жилых.
  2. В связи с отмеченным выше, предлагается привести в законе исчерпы- вающий перечень случаев, не терпящих отлагательства, а также предусмотреть производство обыска в нежилых помещениях с санкции прокурора.
  3. Расширить перечень процессуальных актов, которыми может регулиро- ваться порядок вызова на допрос, включив в него не только повестку, но и телефонограмму, и телеграмму (по аналогии с УПК РСФСР).

176 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный анализ проблемных вопросов правовых и организационных основ принятия решений на досудебных стадиях уголовного процесса и обобщенные данные научного исследования позволяют сформулировать следующие выводы и предложения.

  1. Предлагается следующее определение понятия «процессуальное решение». Процессуальное решение - это направленный на достижение задач уголовного судопроизводства индивидуальный правоприменительный акт, вынесенный в пределах компетенции соответствующего государственного органа или должностного лица и реализующий его полномочия, облеченный в установленную законом процессуальную форму, содержащий правовые выводы по вопросам, возникающим в ходе досудебного производства, и обладающий свойствами законности, обоснованности и мотивированности
  2. Представляется, что объективизация мотивов изъятия дела у органа дознания или следователя и передачи его другому следователю имеет существенное значение и как ориентир в оценке доказательств, собранных до передачи дела, и как гарантия процессуальной самостоятельности следователя. Этому соответствовало бы дополнение закона правилом, устанавливающим, что передача прокурором дела следователю от органа дознания или от другого следователя производится мотивированным постановлением (это же относится и к передаче дела от следователя к следователю начальником следственного отдела в порядке п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК).
  3. Кроме того, требует уточнения и форма, в которую должно быть обле чено решение прокурора о возвращении уголовного дела дознавателю или сле дователю для производства дополнительного расследования (п. 16 ч. 2 ст. 37 УПК). В законе сказано, что дело возвращается с письменными указаниями, но

177 форма этих указаний не установлена. Из п. 25 ст. 5 УПК следует, что решение

прокурора, принятое при производстве предварительного следствия, должно быть облечено в форму постановления. Следовательно, «указания» прокурора, являющиеся частью его решения о возвращении дела для дополнительного дознания или следствия, должны излагаться в постановлении наряду с основаниями и мотивами возвращения дела к доследованию и требованиями, которые должны быть выполнены при доследовании дела.

  1. В ряде ату чаев закон не регламентирует процессуальную форму приня- того решения, но предполагается, что такой формой должно быть постановление. Это относится к принятию уголовно-процессуального решения о передаче несовершеннолетних детей, других иждивенцев задержанного или заключенного под стражу на попечение соответствующих лиц или учреждений (ст. 160 УПК).

Кроме того, решение о задержании лица, подозреваемого в совершении преступления, по трудно объяснимым причинам оформляется протоколом, а не постановлением. Отдельное поручение следователя, даваемое органам дознания в порядке п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК, хотя и должно быть облечено в письменную форму, но не является собственно постановлением.

По мнению автора, в УПК следует конкретно указать точное наименование процессуальных документов, закрепляющих принятие решений в рассмот- ренных выше случаях. Это позволило бы избежать многих ошибок при принятии процессуальных решений и, несомненно, способствовало бы более успешному решению задач уголовного судопроизводства.

  1. Автор полагает целесообразным дополнить УПК положением, согласно которому должностные лица, компетентные принимать процессуальные решения на досудебных стадиях, в случаях, установленных уголовно- процессуальным законодательством, а также в случаях, когда они признают это

178 необходимым, составляют мотивированное постановление.

  1. Под субъектом уголовно-процессуальных решений необходимо понимать должностных лиц и участников процесса, правомочных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством принимать решения, направленные на возникновение, изменение и прекращение уголовно- процессуальных правоотношений.
  2. Всех субъектов уголовно-процессуальных решений в зависимости от их полномочий можно подразделить на следующие виды:

1) участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (проку- рор, следователь, начальник следственного отдела, орган дознания, дознава- тель) и суд - основная группа субъектов; 2) 3) государственные органы и должностные лица, правомочные принимать процессуально-значимые решения (органы внутренних дел, оперативно- розыскные подразделения) - вспомогательные субъекты; 4) 3) участники процесса, создающие условия для принятия уголовно- процессуальных решений (эксперт, специалист, переводчик и др.) - субъекты обеспечения.

  1. По нашему мнению, при обнаружении органом дознания признаков преступления, подследственного органу предварительного следствия, он правомочен направить заявление или материал проверки в следственное подразделение по подследственности без возбуждения уголовного дела, а также - возбудить дело, выполнить неотложные следственные действия и передать его по подследственности следователю.
  2. В соответствии с положениями Конституции РФ в уголовном процессе ограничение прав и свобод граждан (в том числе и участников уголовного процесса) на свободу, неприкосновенность жилища и личной жизни допускается только по судебному решению. В связи с этим необходимо предусмотреть в

179 УПК не только перечень следственных действий, осуществляемых по решению

суда, но и саму процедуру рассмотрения ходатайства органов предварительного расследования в суде, а также возможность обжалования решения суда об отказе в удовлетворении этого ходатайства.

  1. Установив достаточно сложную процедуру принятия решения по про- цессуальным вопросам, связанным с ограничением конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства и иных лиц, законодатель, в то же время, сделал их практически невыполнимыми. Это связано, во- первых, с неурегулированностью понятия «случаи, не терпящие отлагательства», а во-вторых, с упрощенной возможностью ограничивать права граждан в иных помещениях, кроме жилых.
  2. Необходимо в УПК РФ предусмотреть возможность прекращения уго- ловного преследования по нереабилитирующим основаниям не по решению прокурора, а по решению суда. Это, по нашему мнению, позволит сократить число необоснованно возбужденных уголовных дел.
  3. Новый УПК РФ существенно усложнил процедуру принятия решения о возбуждении уголовного дела, предусмотрев обязанность следователя и доз- навателя согласовывать принятое решение с прокурором, однако не конкретизировал, кто именно из должностных лиц прокуратуры (см.: п. 31 ст. 5 УПК РФ) будет уполномочен это делать.
  4. В связи с отмеченным выше, предлагается привести в законе исчерпы- вающий перечень случаев, не терпящих отлагательства, а также предусмотреть производство обыска в нежилых помещениях с санкции прокурора.
  5. Расширить перечень процессуальных актов, которыми может регули роваться порядок вызова на допрос, включив в него не только повестку, но и те лефонограмму, и телеграмму (по аналогии с УПК РСФСР).

180 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М.? 2002.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 2002.
  4. Закон РСФСР от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №
  5. Ст. 503; 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2964; 1999. № 14. Ст. 1666; № 49. Ст. 5905; 2000. № 31. Ст. 3204; № 46. Ст. 4537.
  6. Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3133-1 «О статусе судей в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 30. Ст. 1792; 1993. № 17. Ст. 606; Собрание законодательства РФ. 1995. № 26. Ст. 2399; № 32. Ст. 3262.
  7. Закон РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (в ред. Федерального закона от 14 декабря 1995 г. № 197-ФЗ) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 19. Ст. 685; Собрание законодательства РФ. 1995. № 51. Ст. 4970.
  8. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 3349.
  9. Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

181

  1. Указ Президента РФ от 9 ноября 2001 г. № 1309 «О совершенствовании

государственного регулирования в области пожарной безопасности» // Собрание законодательства РФ. 2001, № 52. Ст. 5372.

  1. Инструкция органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований Российской Федерации. Введена в действие Приказом Министра обороны РФ от 18 августа 1994 г. № 275 // Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общ. ред. И.Н. Колесникова; Науч. ред. А.Я. Качанов. 3-е изд., перераб, и доп. М.: Спарк,
  2. С. 71 - 75.
  3. Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений. Утвер- ждена приказом МВД России от 20 июня 1996 г. № 334 // Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под общ. ред. И.Н, Колесникова; Науч. ред. А.Я. Качанов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк,
  4. С. 253 - 255.
  5. Судебные акты

  6. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 марта 2002 г. № 6-П по делу о проверке конституционности статей 90, 96 и 216 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан С,С. Маленкина, Р.Н. Мартынова и СВ. Пустовалова // Собрание законодательства РФ. 2002. № 14. Ст. 1574.
  7. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. №1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ // Собрание законодательства РФ. 2000. № 5. Ст. 611.
  8. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П по делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220

182 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К, Борисова, Б.А. Кехмана, В.И.

Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственно- стью «МОНОКОМ» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 14. Ст. 1749.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. №10 “О выполнении судами постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1996. М.,
  2. С. 321-325.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 г. № 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 1993 г. № 11, с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 25 октября 1996 г. № 10 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1996. М.,
  4. С. 251-257.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13 от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ.
  6. № 3.
  7. Постановление Президиума Вологодского областного суда по делу С. от 1 августа 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 5.
  8. Монографии, научная и специальная литература

  9. Агаев ФА.., Галузо В.Н. Иммунитеты в российском уголовном процессе. М., 1998. - 121 с.
  10. Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982.- 360 с.
  11. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972. - 238 с.
  12. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. Свердловск, 1973.- 327 с.

183

  1. Арсенъев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М.:

Юрид. лит., 1964. - 179 с.

  1. Асанов В.В., Данилова Р,В. Обеспечение прав человека в процессе раскрытия преступлений. М,, 1999. - 126 с.
  2. Аетапкина СМ. Тактика обыска и выемки. М.,1984. - 98 с.
  3. Атаманчук Г.В. Государственное управление (организационно- функциональные вопросы). М.: Экономика, 2000. - 302 с.

  4. Афанасьев В.Г. Научное управление обществом (опыт системного ис- следования).. М.: Полит, лит., 1973. - 262 с.
  5. Афанасьев В.Г. Социальная информация и управление обществом, М.: Политиздат, 1975. - 217 с.
  6. Басков В.И. Прокурорский надзор. М., 1998. - 342 с.
  7. Басков В.И. Оперативно-розыскная деятельность. М., 1997. - 198 с.
  8. Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. М.: ВШ МВД СССР, 1973. - 114с.
  9. Боботов СВ. Правосудие во Франции. М., 1994. - 212 с.
  10. Божьев В.П., Павлов Н.Е. Вопросы общей части уголовного процесса. М., 1986.-137 с.
  11. Бородин СВ. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М.: ВНИИ МВД СССР, 1970. - 83 с.
  12. Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. Красноярск: Изд-во Красно- ярского ун-та, 1988. - 199 с.
  13. Венделин А.Г. Процесс принятия решений. Таллинн; Вагуе, 1973. -142 с.
  14. Власова Н,А. Досудебное производство в уголовном процессе. М.: ЮРМИС 2000. - 144 с.

184

  1. Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие / Под

общ. ред. И.Н. Кожевникова; Науч. ред. А.Я. Качанов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 2000. - 862 с.

  1. Галустьян О.А. Обеспечение прав граждан в уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Монография. М.: ЮИ МВД России, 2000. - 232 с.
  2. Глазырин Ф.В., Кругляков А.П. Следственный эксперимент. Волгоград,
    • 133 с.
  3. Головко Л.В. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М., 1995. - 178 с.
  4. Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внут- ренних дел: Учебное пособие. Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1986. - 86 с.
  5. Григорьев В.Н. Расследование преступлений в чрезвычайных условиях. Правовое обеспечение, организация, методика. М.: Академия МВД РФ,
    • 195 с.
  6. Григорьев В.Н., Селютин А.В. Подследственность в уголовном процессе (понятие, основания и порядок определения, проблемы разграничения). М.: ЮИ МВД РФ, Книжный мир, 2001. - 115 с.
  7. Громов Н.А., Полунин С.А. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М., 1998. - 186 с.
  8. Гуляев А.П. Процессуальные документы и сроки. М., 1992. - 185 с.
  9. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. М.51976. - 190 с.
  10. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М., 1981. - 192 с.
  11. Гурией Б. Введение в науку управления / Пер. с франц. М.: Прогресс,
    • 213 с.
  12. Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. М., 1979. - 198 с.

185

  1. Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс за- падных государств. М.: Зерцало - М, 2001. - 480 с.
  2. Данилова Р.В., Новоселов С.А., Соловьев Н.Г. Уголовное дело: Досу- дебное производство. Материалы дела. Комментарии и рекомендации. Нормативные акты. Судебная практика / Под ред. В.Б. Рушайло. М.: Право и Закон, 2001. -464 с.
  3. Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно- розыскной деятельности, М., 1996. - 111 с.
  4. Дорохов В.Я., Николаев B.C. Обоснованность приговора в советском уголовном процессе. М., 1959. - 136 с.
  5. Дружинин В.В., Конторов Д.С. Идея, алгоритм, решение. М.: Воениз- дат, 1972. - 98 с.
  6. Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя, Правовые и организационные проблемы. Киев, 1984. - 127 с.
  7. Емельянов СВ., Озерной В.М., Ларичев О.И. Проблемы и методы принятия решений. М., 1973. - 43 с.
  8. Ефимичев СП. Следственные действия. Волгоград, 1975. - 212 с.
  9. Жариков Ю.С. Особенности процессуального оформления действий и решений следователя по уголовному делу. Курск, 1998. - 63 с.
  10. Жариков Ю.С. Судебная власть в Российской Федерации. М.? 2001. -85 с.
  11. Жариков Ю.С, Данилова Р.В. Требования, предъявляемые к уголовно- процессуальным актам предварительного расследования. М.; ЮИ МВД РФ, 1999.-51 с.
  12. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М.: Юрид. лит., 1965. - 367 с.
  13. Зорин Г.А. Криминалистический риск: природа и методы оценки.

186 Минск, 1990. - 135 с.

  1. Зуйков Г.Г. Основы научной организации управления и труда в органах внутренних дел. М.: Академия МВД СССР, 1974. - 180 с.
  2. Ипакян А.П. Подготовка и принятие управленческих решений в органах внутренних дел. М.: ВШ МВД СССР, 1971. - 124 с.
  3. Ипакян А.П. Понятие и научно-методические основы выработки управленческих решений в органах внутренних дел: Лекция. М.: Академия МВД СССР, 1986. -86 с.

  4. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М., 1977. - 58 с.
  5. Кобликов А.С. Судебный приговор. М., 1966. - 123 с.
  6. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.И. Радченко и В.Т. Томилина. М., 2001. - 765 с.
  7. Кореневский Ю.В., Токарева М.Е. Использование результатов опера- тивно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. М., 2000.-152 с.
  8. Крупенченко В.Р. Управленческие решения. М., 1979. - 25 с.
  9. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983. - 181 с.
  10. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Феде- рации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002. - 864 с.
  11. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу. Планирование, орга- низация. М.: Юрид. лит., 1970. - 224 с.
  12. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.: Юрид. лит., 1986. - 160 с.
  13. Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской федерации. М., 2000. - 177 с.

187

  1. Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в совре- менном уголовном процессе России и его эффективность. Томск, 1998. - 186 с.
  2. Ломидзе А.Б. Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью принимаемых следователем процессуальных решений. М.: Юрлитинформ, 2000.- 104 с.
  3. Лузгин И.М Расследование как процессуальное познание. М., 1969. -177 с.
  4. Лушшская П. А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. М.: ВЮЗИ, 1972. - 80 с.
  5. Лупинская П.А, Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, со- держание и формы. М.: Юрид. лит., 1976. - 167 с.
  6. Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право: Учебник. М.: Юристь, 2001.-241 с.

  7. Маилян С.С. Подготовка и принятие управленческих решений в органах внутренних дел: Опыт системного исследования фупповых форм. М.: ЮрйнфоР,2000.-158с.
  8. Манаев Ю.В. Законность и обоснованность процессуальных решений следователя в советском уголовном судопроизводстве. Волгоград, 1977. - 112 с.
  9. Махов В.Н., Пешков М.А. Уголовный процесс США. М., 1998. - 208 с.
  10. Милиция как орган дознания / Под ред. Е.А. Гомилко. Киев, 1989. -94 с.
  11. Миропшикова В.А. Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 2000. - 534 с.
  12. Михайленко А.Р. Составление процессуальных актов по уголовным делам. Киев, 1989. - 134 с.
  13. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М.: Право и Закон, 1996. - 304 с,

188

  1. Муратова Н.Г. Процессуальные акты органов предварительного рас- следования. Казань, 1989. - 167 с.
  2. Найденова В.В. Советский следователь. М,, 1980. - 134 с.
  3. Научно-практический комментарий к УГОС РСФСР / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М: Спарк, 1997. - 787 с.
  4. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному ко- дексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М.; Спарк, 2002. - 836 с.
  5. Николайчик В.М. Уголовное правосудие в США. М.: Наука, 1995. -108 с.
  6. Образцы уголовно-процессуальных документов / Под ред. Э.Ф. Куцо- вой и ГО.К. Орлова. М: Юристъ, 1999. - 124 с.
  7. Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения. Тюмень,
  8. -147 с.

  9. Основы управления в органах внутренних дел / Под ред. А.П. Коренева. М.: МЮИ МВД РФ, 1996. - 215 с.
  10. Павлов Н.Е. Рассмотрение криминальной милицией заявлений и со- общений о преступлениях организованных групп и преступных сообществ: Лекция. М., 1996. - 57 с,
  11. Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса. М.5 1997. - 85 с.
  12. Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон (соотношение и проблемы). М., 1999. - 126 с.
  13. Перлов И.Д. Приговор в советском уголовном процессе. М., 1960. -142 с.
  14. Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. -181с.
  15. Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное прину-

189 ждение. М, 1975.-189 с.

  1. Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. М., 1999.- 284 с.
  2. Рустамов Х.У. Уголовный процесс. Формы, М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998.-304с.
  3. Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М., 2001.-119 с.
  4. Рыжаков А.П, Следственные действия и иные способы собирания до- казательств. Тула, 1996. - 134 с.
  5. Рыжаков А.П. Органы дознания в уголовном процессе. М.: Городец, 1999.-360 с.
  6. Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. Тула, 1996. - 143 с.
  7. ПО. Савицкий В.М. Язык процессуального закона. Вопросы терминологии. М., 1987. - 141 с.

  8. Самощенко И.С. Охрана режима законности Советским государством. М.: Госюриздат, 1960. - 182 с.
  9. Сборник нормативных актов по деятельности органов дознания и предварительного следствия. М.: Щит-М, 1998. - 148 с.
  10. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб., 200. - 224 с.
  11. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. М.: Юрлитинформ,
  12. -176 с.
  13. Статкус В.Ф., Жидких А.А. Органы предварительного следствия в системе МВД РФ: история, современное состояние и перспективы / Под ред. В.А. Алферова. М.: Спарк, 2000. - 103 с.
  14. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968.

190

  • 386 с.
  1. Тихомиров Ю.А, Управленческие решения. М., 1972. - 145 с.
  2. Туманов Г.А. Организация исполнения управленческих решений в органах внутренних дел. М., 1971. - 175 с.
  3. Туманов Г.А. Организация управления в сфере охраны общественного порядка. М.: Юрид. лит., 1972. - 213 с.
  4. Уайнреб Л.Л. Отказ в правосудии. Уголовный процесс США, М.: Юрид. лит., 1985. - 192 с.
  5. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. 4-е изд. М.: Зерцало, 2000.
    • 587 с.
  6. Уголовный процесс / Под ред. В.Н. Григорьева, Г.П. Химичевой. М.: Юнити, 2001.-525 с.
  7. Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под ред. ПА. Лупин-ской. 3- е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2001. - 591 с.
  8. Фалмер М. Энциклопедия современного управления. Т. 1. М., 1992. - 382 с.
  9. Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. Казань, 1965. -134 с.
  10. Филимонов Б.А. Основы уголовного процесса Германии. М., 1994. -157 с.
  11. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. СПб., 1996.
    • 552 с.
  12. Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. - 138 с.
  13. Химичева О.В. Судебный контроль за процессуальными действиями и оперативно-розыскными мероприятиями (досудебное производство). М.,
  14. -72 с.

191

  1. Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроиз- водстве. М., 1998. - 137 с.
  2. Чистякова B.C. Полномочия следователя в советском уголовном про- цессе. М.; ВЮЗИ, 1974. - 98 с.
  3. Чувилев А.А. Дознание в органах внутренних дел. М., 1986. - 67 с.
  4. Швецов В.Н. Осуществление принципа социалистической законности в стадии предварительного расследования. М.: ВЮЗИ, 1975. - 131 с.
  5. Шейфер С.А. Следственные действия: система и процессуальная форма. М.: Юрид. лит., 1981. - 127 с.
  6. Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делам. М., 1996. - 67 с.
  7. Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно- процессуального права. М.: Юрид. лит., 1967. - 218 с.

Научные статьи

  1. Александров А.С. Каким быть предварительному следствию // Госу- дарство и право. 2001. № 9.
  2. Бажанов М.И. Об истинности процессуальных актов в советском уго- ловном судопроизводстве // Проблемы социалистической законности на современном этапе развития советского государства. Харьков, 1968.
  3. Бажанов М.И. Процессуальные акты в советском уголовном процессе // Сборник тезисов научной конференции. Харьков, 1966.
  4. Григорьев В.М. Роль экспертов в выработке управленческих решений //Научное управление обществом. Вып. 6. М.: Мысль, 1972.

192

  1. Гуткин И.М. Вопросы совершенствования процессуального и органи- зационного руководства в сфере дознания // Совершенствование уголовно- процессуальной деятельности органов внутренних дел. М., 1984.
  2. Дорошков В. Судебный контроль за деятельностью органов предва- рительного расследования. // Рос. юстиция. 1999. № 7.
  3. Жариков Ю.С. Актуальные проблемы контроля деятельности органов уголовного преследования. // Правовые свободы и правовые ограничения / Под ред. Ю.А. Тихомирова, Н.И. Архиповой, Н.И. Косяковой. М.: РГТУ, 2001,
  4. Жариков Ю.С. К вопросу о совершенствовании превентивной (пре- дупредительной) формы судебного контроля в уголовном процессе // Судебная защита прав и законных интересов граждан и юридических лиц. М., 2001.
  5. Карнеева Л.М. Организация и процессуальные вопросы расследования преступлений группой следователей // Соц. законность. 1964. № 6.
  6. Карнеева Л.М., Генрихов Г.М. Особенности оценки доказательств на разных этапах предварительного следствия // Сов. гос-во и право. 1966. № 8.
  7. Кобанов П. Риск при расследовании преступлений // Соц. законность.
  8. № 2.
  9. Куцова Э.Ф. Установление истины по уголовному делу — обязанность суда и органов предварительного следствия // Вестник МГУ, «Право». 1969. №2.
  10. Лупинская П.А. Исполнение решений в механизме реализации норм уголовно-процессуального права // Актуальные проблемы судоустройства, судопроизводства и прокурорского надзора. М., 1986.
  11. Лупинская П. Судебные решения: содержание и форма // Рос. юстиция.
  12. № И.

193

  1. Маевский В. Страсти по судебной реформе // Рос. юстиция. 2001. №11.

  2. Муратова Н.Г. Постановление прокурора как уголовно- процессуальный акт предварительного расследования // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 1985. № 90.

  3. Петрухин И.Л. Судебная власть и расследование преступлений // Го- сударство и право. 1993. № 7.
  4. Подолъный Н. Основания принятия процессуальных решений // Рос. юстиция. 1999. № 2.
  5. Рудой А.В. Проблемы риска при принятии процессуальных решений // Научные исследования высшей школы: наблюдения, анализ, выводы. Тюмень, 1994.
  6. Рустамов А. Законное и обоснованное возбуждение дела - одна из га- рантий правосудия // Сов. юстиция. 1990. № 23.
  7. Савин С.А. Повышение качества управленческих решений // Научные основы управления экономикой. Вып. 2. М.: Мысль, 1974.
  8. Седин М.А. Обоснование управленческого решения // Научное управление обществом. Вып. 7. М.: Мысль, 1973. .

  9. Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределе ния подследственности до модернизации УК // Российская юстиция. 2000. № 12.

  10. Трубин Н. Прокурорский надзор за соблюдением уголовно- процессуальных сроков // Соц. законность. 1984. № 8.

Авторефераты и диссертации

  1. Донцов А.В. Проблема соотношения дознания и предварительного следствия в советском уголовном процессе: Дис…. канд. юрид. наук. Л.?
    • 218 с.

194

  1. Дубинский Л.Я. Правовые и организационные проблемы исполнения

процессуальных решений следователя: Автореф. диа … д-ра юрид. наук. Киев, 1984. -37 с.

  1. Костенко Р.В. Достаточность доказательств в российском уголовном процессе: Автореф. дне…. канд. юрид. наук. Краснодар, 1998. - 22 с.
  2. Ксензов А.Н. Информационная обоснованность процессуальных ре- шений следователя: Дис. … канд. юрид. наук. СПб, 2001. - 166 с.
  3. Мичурина О.В. Процессуальные и организационные вопросы осуще- ствления начальниками следственных изоляторов и лечебно-трудовых профилакториев функций органов дознания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1993. -22 с.
  4. Муравин А.Б. Проблемы мотивировки процессуальных решений сле- дователя: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1988. - 23 с.
  5. Поляков М.П. Налоговая полиция как орган дознания: Дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1995. - 184 с.
  6. Рахимов Ю.Р. Системный анализ процессуальных решений (методо- логия уголовно-процессуального подхода): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1989. - 24 с.
  7. Селютин А.В. Проблемы разграничения подследственности в уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук, 1999. - 222 с.
  8. Сергеев А.Б. Проблемы процессуальной деятельности органов дозна- ния: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. - 21 с.
  9. Смирнов А.В. Достаточные фактические основания уголовно- процессуальных решений (стадии возбуждения уголовного дела и предвари тельного расследования): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1984. - 20 с.

195

  1. Телега Т.М. Обеспечение гласности в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Дис… канд. юрид. наук. Киев,
  2. -206 с.
  3. Усков Р.Г. Теория и практика проверки законности и установления основания к возбуждению уголовного дела: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000.-23 с.
  4. Федоров В.И. Значение истребования и представления документов для обоснования процессуальных решений по уголовному делу: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Куйбышев, 1990. - 23 с,
  5. Чистякова B.C. Органы предварительного расследования преступлений и разграничение компетенции между ними: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1964. - 17 с.
  6. Шишков А.А. Теоретические основы уголовно-процессуальной дея- тельности подразделений по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. - 237 с.
  7. Ягодинский В.Н. Подследственность преступлений органам внутренних дел УССР: Дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1988. - 203 с.