lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Марасанова, Светлана Викторовна. - Организационные и процессуальные проблемы деятельности суда присяжных: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 184 с. РГБ ОД, 61:02- 12/996-6

Posted in:

Министерство юстиции Российской Федерации Российская правовая академия

на правах рукописи

Марасанова Светлана Викторовна

Организационные и процессуальные проблемы деятельности
суда присяжных

Специальность 12.00.09. - «Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность».

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва - 20^2

Научный руководи тель- кандидат юридичес ких наук профессо р Л.Б. Алексеева

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава I Суд присяжных в контексте теоретико - прикладных

проблем 11

1). Общественно - исторические предпосылки суда присяжных

как формы отправления правосудия 11

2). Суд присяжных в контексте судебной реформы 1864 года в России 18 3). Теоретико - прикладные аспекты реформирования суда присяжных

в современной России 28

Глава II Организационные проблемы деятельности

суда присяжных 43

1). Организационные вопросы, регламентирующие участие

народных представителей в отправлении правосудия 44

2). Вопросы организации - неотъемлемая часть процессуальной

деятельности суда присяжных 87

Глава III Процессуальные проблемы деятельности

суда присяжных 107

1). Предварительное слушание 107

2). Судебное разбирательство 118

3). Кассационное производство 166

Заключение 181

Библиографический список использованной литературы 182

3 Введение

Актуальность темы исследования. Проводимая в Российской Федерации судебно-правовая реформа имеет целью обеспечить реализацию конституционного права граждан на судебную защиту их прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ). Истинную защиту этих прав может осуществить независимый, свободный от корыстных интересов, политических симпатий и идеологических предубеждений суд, выступающий гарантом законности и справедливости.

Введение института присяжных заседателей в уголовный процесс выступает одним из важнейших направлений демократического преобразования суда, формирования нового правосознания и правосудия. Тем не менее, ни один правовой институт, введенный до или в ходе современной судебной реформы в России, не вызывал столько дискуссий в юридическом сообществе, как суд присяжных. Более того, положение Конституции Российской Федерации (ч.2 ст. 20) о том, что гражданин, обвиняемый в совершении преступления, за которое законом предусмотрена смертная казнь, имеет право на суд присяжных, реализуется только в 9 регионах России.

Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 2 февраля 1999 года № 3-п признал такое положение дел нетерпимым, в результате чего смертная казнь на всей территории России перестала применяться, несмотря на то, что закон ее предусматривающий до сих пор не отменен.

Какие обстоятельства тормозят реализацию этого конституционного требования? Почему остальные регионы России не торопятся с введением на их территории суда присяжных?

Совершенно очевидно, что в основе столь неоднозначного отношения к суду присяжных как формы судебной процедуры выступают, с одной стороны,

4 дежурные, исторически повторяющиеся, аргументы, которые условно определяются как корпоративное отрицание, довод к кошельку и апелляция к законности. С другой стороны, анализ опыта практической деятельности реформируемого в России суда присяжных свидетельствует, что эффективность его функционирования затрудняется недостаточной проработанностью законодательного регулирования, несовершенством его организационных и процессуальных форм, слабым социально- психологическим обеспечением.

Личный опыт автора, как и многих судей, работающих с присяжными заседателями, свидетельствует о том, что российское правосудие нуждается именно в таком суде, Однако, нужно еще немало сделать для того, чтобы такой суд прочно встал на ноги и органично вписался в общий правовой и психологический климат отправления правосудия в обновляющейся России.

Рассмотрение этих вопросов в представленном исследовании и обусловливает его актуальность.

Цель исследования:

раскрыть теоретико-прикладные аспекты процесса реформирования суда присяжных в современной России;

-проанализировать содержание законодательного регулирования деятельности суда присяжных и определить направления его совершенствования;

-выявить возможности организационного упорядочения

правоприменительной практики суда присяжных;

изучить процессуальные проблемы деятельности суда присяжных и определить возможные способы их решения.

Методологическая и теоретическая основа работы. В качестве теоретического основания исследования выступают представления об исторических особенностях и общественных предпосылках возникновения и развития суда присяжных, нормы законодательства и правоприменительной практики Российской Федерации,
дореволюционной России, стран

5 традиционно приверженных к отправлению правосудия с участием присяжных заседателей, а также ранее действовавшее и действующее законодательство, Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, судебная практика.

Основу исследования составляют труды Л.Б. Алексеевой, Т.В. Апаровой, СВ. Боботова, Н.А. Буцковского, У. Бэрнэма,, СИ. Викторского, К.Ф. Гуценко, М.В. Духовского, В. Зажицкого, СИ. Зарудного, И. Зельдеса, В.В. Знакова, Л.М. Карнозовой, М.Н. Кипниса, Б.А. Комлева, А.Ф. Кони, Ю.В. Кореневского, Э.Ф. Куцовой, Г. Лебона, А. Леви, П.А. Лупинской, К.Ю. Миттермайера, Ш. Монтескье, С Некрасова, М.В. Немытиной, М.В. Николайчика, В.Н. Палаузова, СА. Пашина, Л.Г. Поспеевой, Н.В. Радутной, Н.Н. Розина, В.К. Случевского, В.Степалина, СТеймана, П.Н. Ткачева, И.Я. Фойницкого и других авторов.

Практическая значимость исследования. Полученные в исследовании результаты и выводы могут быть использованы в законотворческой деятельности, осуществляемой в контексте современной судебно- правовой реформы. Представленные в диссертации предложения по организационному упорядочению правоприменительной практики суда присяжных и возможные способы решения процессуальных проблем могут быть использованы в судебной практике.

Сформулированные в работе положения могут применяться при изучении курса «Уголовный процесс», в образовательных учреждениях, при проведении занятий с судьями, прокурорами, следователями, адвокатами, а также в учебно-методической работе.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования обсуждены и одобрены на кафедре уголовно-правовых наук Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации и нашли свое отражение в материалах научно-практических конференций, статьях диссертанта в журнале «Российская юстиция», применяются в практической деятельности Московского областного

6

суда и в процессе проведения занятий со студентами, судьями и работниками аппарата.

Многие из высказанных автором суждений были приняты во внимание при разработке проекта нового УПК РФ.

Научная новизна работы. Представленная работа является первым диссертационным исследованием, в котором на основе теоретического осмысления и личного практического опыта комплексно рассматриваются организационные и процессуальные проблемы функционирования суда присяжных, и предлагаются пути их решения. Положения, выносимые на защиту:

1). Отсутствие в законе четкого механизма составления общих и запасных списков присяжных заседателей, приводит к повсеместному его нарушению и не обеспечивает явку присяжных заседателей в судебное заседание. В связи с этим предлагается: разработать и принять федеральный закон «О присяжных заседателях в Российской Федерации»,
в котором четко должен быть прописан механизм составления списков присяжных заседателей; создать для организации работы присяжных заседателей постоянно действующие Комитеты, в компетенции которых находятся вопросы: составления общих и запасных списков присяжных
заседателей (с проверкой кандидата не только на соответствие требованиям закона, но и соответствия личности статусу присяжного заседателя); регулярного внесения в них соответствующих изменений; опубликования списков присяжных заседателей; рассмотрения заявлений о неправильностях в списках; контроля за явкой присяжных заседателей;

установления причин неявки присяжных заседателей, подготовка соответствующих материалов об ответственности виновных за неявку присяжного заседателя; -решения вопросов об условиях и порядке оплаты их работы.

7 В состав комитетов, кроме работников администраций всех уровней, необходимо включить работников системы МВД РФ, здравоохранения, органов опеки и попечительства и так далее.

2). Отсутствие в судоустройственном законе понятия «условия работы присяжных заседателей», невозможность обеспечения этих условий в судах, влечет за собой нарушение процессуального закона и как следствие - отмену приговоров либо роспуск сформированной коллегии присяжных заседателей. Для предотвращения этих негативных последствий автор предлагает: В Федеральном Закон «О присяжных заседателях в Российской Федерации» ввести нормы, обеспечивающие соблюдение требований размещения присяжных заседателей в совещательных комнатах, меры безопасности присяжных заседателей и гарантии их обеспечения, порядок оплаты труда, проезда и командировочных расходов (с предусмотрением возможности оплаты расходов на участие присяжного заседателя в суде из средств работодателя).

3). Игнорирование адвокатами в стадии предварительного слушания своих полномочий по защите интересов обвиняемого, приводит к нарушению принципа состязательности в этой стадии процесса и ущемлению прав обвиняемых на защиту, а решение некоторых организационных вопросов в процессе назначения дела к слушанию не обеспечивает полного соблюдения равенства сторон.

В связи с этим, в работе предлагается: внести изменения в статью 248 нового УПК РФ;

принять Закон РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в котором должны быть изложены основополагающие принципы ее деятельности;

принять профессиональный кодекс чести адвоката, где необходимо прописать нормы профессиональной этики адвоката, порядок заключения
соглашения с клиентом и условия работы адвоката по

8 назначению, систему оплаты, ответственность за нарушение профессиональных обязанностей и этики.

Кроме того, надлежит нормативно урегулировать и четко прописать в законе порядок представления сторонами доказательств. В связи с этим, предлагается изменить редакцию ст. 244 УПК РФ, дополнив следующим содержанием: «На сторонах лежит обязанность представления суду необходимых им доказательств путем обеспечения явки в суд потерпевших, свидетелей, экспертов, специалистов, истребования документов. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

4). Несовершенство закона о допустимости доказательств, наличие субъективного признака в оценке понятия «существенное значение для исхода дела» или наличие обстоятельств «которые могли существенно повлиять на вывод суда», ставят перед необходимостью внесения предложений о введении стадии «промежуточной кассации» по результатам предварительного слушания.

Новый УПК РФ не исключает возможности применения этой нормы. В работе обозначен механизм действия закона в случае его введения, предлагается редакция статьи, закрепляющей положения такой стадии, как «промежуточная кассация» и делается вывод относительно результатов этого нововведения.

5). Отсутствие в законе механизма рассмотрения жалоб обвиняемого (подсудимого) о применении к нему незаконных методов ведения следствия приводит к несвоевременному их заявлению, что препятствует, а подчас делает и невозможным их рассмотрение. Исходя из этого, в работе предлагается предусмотреть порядок рассмотрения жалоб на действия органа дознания, следователя и прокурора с окончательным решением вопроса о допустимости в этих случаях доказательств на стадии предварительного слушания.

6). Основания роспуска коллегии присяжных заседателей не должны подлежать расширительном} толкованию, что имеет место на практике.

9 В связи с этим, в работе предлагается, путем введения новых норм, исключить факты отложения дел слушанием по причинам,
влекущим формальный роспуск коллегии присяжных заседателей.

7). Участие присяжных заседателей в решении вопроса о наказании влечет за собой нарушение норм материального права и расширение компетенции присяжных заседателей, которым не предоставлена возможность решать юридические вопросы.

В связи с этим, предлагается иная редакция ч.4 ст.339 нового УПК РФ, сохраняющая за присяжными право решать вопрос о снисхождении только применительно к обстоятельствам дела за преступления против жизни, когда может быть назначена исключительная мера наказания, либо пожизненное лишение свободы.

8). Принимая во внимание российскую модель постановки вопросов присяжным заседателям и, в связи с этим, сложный характер вопросного листа, представляется необоснованным исключение проверки судьей постановленного присяжными заседателями вердикта на предмет его неясности и непротиворечивости (ст. 345 УПК РФ). Это приведет к существенному увеличению количества отмененных приговоров, постановленных на основании вердиктов присяжных заседателей.

В работе предлагается восстановить действующую ранее процедуру проверки судьей вынесенного вердикта, со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями.

9). Новый УПК РФ унифицировал основания отмены приговоров, постановленных как с участием присяжных заседателей, так и в общем порядке, что представляется неверным. Такое основание, как «несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела» не применимо к приговору, постановленному на основании вердикта присяжных.

Представляется необходимым предусмотреть в законе особые требования, предъявляемые к кассационным жалобам и представлениям на

10 приговор суда присяжных. В связи с этим, в работе предлагается формулировка соответствующей статьи закона.

Анализ причин отмены приговоров суда присяжных свидетельствует о сильном влиянии субъективного фактора при оценке существенности тех или иных нарушенией закона. С учетом особенностей процедуры этой формы отправления правосудия необходимо установить конкретные основания отмены или изменения приговора, постановленного на основе вердикта присяжных заседателей.

Объем и структура диссертации. Структура диссертации и ее содержание обусловлены целью исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, восьми параграфов, заключения и списка использованной литературы.

11

ГЛАВА I. СУД ПРИСЯЖНЫХ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРЕТИКО- ПРИКЛАДНЫХ ПРОБЛЕМ

  1. Общественно-исторические предпосылки суда присяжных как формы отправления правосудия.

Суд присяжных как форма судебной процедуры имеет инвариантные характеристики, отличающие эту процессуальную конструкцию от других.

Во-первых, особенностью суда присяжных является раздельное сосуществование в нём «судей права» (юристы профессионалы)
и

«судей факта» (жюри присяжных заседателей).

Во-вторых, решение относительно виновности или невиновности подсудимого принимается самостоятельно коллегией непрофессиональных судей (жюри присяжных заседателей). При этом присяжные, кроме моральной, не несут ответственности за свой вердикт, не объясняют его и наделены правом безмотивного оправдания. Как подчёркивал А.Ф.Кони «присяжные заседатели решают дела по внутреннему убеждению, которое складывается свободно и независимо, согласно с тем, что они видят и слышат на суде. Это коренное свойство суда присяжных. От них не ожидается и не может быть требуема мотивировка их решений. Оно слагается под влиянием внутренней переработки той массы разнородных впечатлений, которые производит на них разбирательство дела. Доверие или недоверие к тем или другим доказательствам есть дело их совести»1.

‘А.Ф.Кони т. 4 стр.210

12

В-третьих, суд присяжных есть не «суд улицы» и не «суд народа» (общая идея суда присяжных «не состоит только в участии народного элемента в судопроизводстве и участии народа в отправлении правосудия”), а «совокупная» модель правосудия с участием как народного, так и профессионального элемента, роль каждого из которых конституирует суд присяжных как целое»2.

Сущностные признаки данной формы судопроизводства

детерминированы исторически: вырабатывались путём обычая и опыта, глубоко отражая и затрагивая разнообразные стороны общественной жизни и устройства, особенности конкретной социокультурной, экономической, политической ситуации. При этом суд присяжных исходно категоризовался в контексте демократических изменений как элемент преобразовательной деятельности, продукт и инструмент судебной реформы. Ибо «там, где народ до того нравственно прост, что часто не разумеет преступности большинства преступлений, где он до того политически прост, что считает суд страшилищем, а осуждённых несчастными, где место уважения перед законом занимает страх перед начальством и самый закон рассматривается, как начальственный приказ, там не может быть речи о суде присяжных»3

Исследования суда присяжных получили широкое развитие в странах, где эта форма правосудия имеет многовековую традицию. К. Миттермайер в прошлом веке писал, что нет суда присяжных вообще, есть суд присяжных английский, французский, американский, бельгийский и др4.

Так, неразрывную принадлежность всего общественного строя суд присяжных составил в Англии. Нападения на его существо, как отмечает А.Ф.Кони, почти немыслимы в английском обществе - они были бы равносильны отрицанию всей правовой истории страны. Именно
в

2 Л.М.Карнозова « Возрождение суда присяжных», с. 28.М.2000 г.

3 А.Ф.Кони, т. 4 стр.213

4 «Европейские и американские суды присяжных. Их деятельность, достоинства, недостатки и средства к устранению этих недостатков», М. 1869-1871 г.г. с.508

13 английском суде Ш. Монтескье видел оптимальную
организацию правосудия.

«Судебную власть, - писал Ш. Монтексье, - следует поручать не постоянно действующему сенату, а лицам, которые в известные времена года по указанному законом способу привлекаются из народа для образования суда, продолжительность действия которого определяется требованиями необходимости.

Таким образом, судебная власть столь страшная для людей, не будет связана ни с известным положением, ни с известной профессией: она станет, так сказать, невидимой и как бы несуществующей. Люди не имеют постоянно перед глазами судей и страшатся уже не судьи, а суда. Необходимо даже, чтобы в случае важных обвинений преступник пользовался по закону правом самому избирать своих судей или по крайней мере отводить их в числе, настолько значительном, что на остальных можно было бы уже смотреть как на им самим избранных»5.

Англия всегда гордилась учреждением суда присяжных и представляла его как краеугольный камень своей политической свободы.

Во Франции суд присяжных формировался в ходе буржуазной революции, вследствие чего рассматривался учреждением не столько либеральным, сколько политическим. Тем не менее, «общество осознало, что между этим судом и возвращением к судебным порядкам старого режима самою историей вырыта целая пропасть»6.

Упрёки суду присяжных за слишком большой процент оправдательных приговоров позволили законодательной власти Франции обратить внимание на трудности, которые испытывали присяжные заседатели - колеблясь между безусловным обвинением и оправданием, находя первое жестоким, а второе несправедливым, присяжные, во многих случаях,
предпочитали несправедливость жестокости и выносили

5 Монтескье Ш. Избранные произведения, М. 1955 г. с. 291-292 6А.Ф.Кони,т.4с,215

14 оправдательный приговор. Под несправедливостью в данном случае имеется в виду, что не желая наказывать жестоко, присяжные вынуждены были оправдывать виновных. В результате им дано было право признавать в деянии подсудимого смягчающие обстоятельства, что значительно уменьшило число неосновательных приговоров и окончательно утвердило суд присяжных во Франции.

Глубоко затрагивая многие стороны общественной жизни, суд присяжных всегда и почти повсюду вызывал в первые годы своего существования нападения на свою деятельность и переживал период сначала глухого недовольства со стороны отдельных лиц и целых общественных групп, а потом и открытой, резкой критики и сомнений в его целесообразности и даже разумности. «Для живого учреждения, - писал А.Ф.Кони, - борьба неизбежна. Ею покупается настоящая прочность»

В основе резкой критики суда присяжных в Германии, как отмечал К. Миттермайер, лежали следующие основания:

  • суд присяжных не представляет достаточных гарантий для правильного отправления правосудия;
  • не опирается на особенности национальных учреждений; не выдерживает критики как учреждение юридическое;
  • есть только одна из стадий, из переходных форм судебной организации для установления правильных отношений власти и граждан. При условии достижения этих задач деятельность суда присяжных должна прекратиться, ибо имеет задачи политические, а не юридические.
  • Тем не менее, глубокое изучение проблем суда присяжных позволило К. Миттермаиеру прийти к выводу о том, что недостатки суда присяжных зависят не от существа этого учреждения, а от неправильной его организации в некоторых государствах; что именно суд присяжных заключает в себе гарантии, коих нельзя достигнуть при ином устройстве

7 Кони, т, 4 стр.214

15 суда, и это единственное средство примирить общественное
мнение с необходимостью справедливого суда, а «против
преимуществ суда, имеющего эти обеспечения, нельзя спорить ни одной минуты».

Специфические черты приобретает суд присяжных в американской правовой и судебной системе.

«Во-первых, американский суд присяжных носит черты политизированного общественного учреждения, где корпус присяжных формируется всеобщим голосованием граждан по избирательным округам каждого штата. Единственным условием для избрания присяжным является ценз оседлости (присяжным может стать любой гражданин, проживший в данном штате от 7 до 12 лет с учетом законов штата).

Каждый американский гражданин может избирать, быть избранным и может быть присяжным. Суд присяжных в том виде, в каком он существует в Америке, представляет собой такое же прямое и крайнее следствие принципа народовластия, как и всеобщее избирательное право. И то, и другое с одинаковой силой служит всевластию большинства.

Во - вторых, в США сложилась двойная система судов: федерации и штатов. Этот дуализм наложил свой отпечаток и на деятельность судов присяжных, которые имеют двухуровневую организацию и свойственные каждому уровню особенности. Так федеральные суды присяжных имеют единые правила судопроизводства. В отдельных штатах сохраняется большое разнообразие в том, что касается порядка комплектования Большого и Малого жюри, правил ведения процесса, условий отбывания наказания и т.п.

Порядок рассмотрения дела в американских судах присяжных установлен Правилами уголовного процесса для федеральных окружных судов Соединенных Штатов, действующими с 21 марта 1946 года.

Граждане за совершенное преступление могут быть привлечены к уголовной ответственности лишь на основании обвинительного акта Большого жюри, в состав которого входят представители общества, выбираемые из

8 К.Миттермайер. Европейские и американские суды присяжных. М. 1869-1872 г.г. с.508-509.

16

общего списка присяжных. Однако обвиняемый может уклониться от этого и дать согласие непосредственно предстать перед судом на основании обвинительного заключения, составленного прокурором.

Если уголовное дело назначено к слушанию в суде, подсудимый вправе быть судимым с участием Малого жюри из 12 человек, выбранных по согласованию между обвинением и защитой из граждан округа, включенных в избирательные списки.»9.

В целом, первоначальная практика суда присяжных в странах Западной Европы и США свидетельствует, что основанием этого процессуального института служит общий контекст и целевые установки общественно- демократических преобразований, предопределяющих функции и назначение правосудия с участием народа в конкретной исторической ситуации. «Выступая индикатором национального правосознания и готовности к глубинным реформам, суд присяжных, с одной стороны, отражает в себе особенности того общества, в котором он действует и «из недр которого он исходит»10, с другой стороны, по мере становления влияет на изменение профессионального и обыденного правосознания, очеловечивая и то, и другое.

Исторически определились преимущества суда присяжных: большая коллегиальность, меньший риск злоупотреблений и судебных ошибок, наличие взгляда не отягощенного функциональной позицией, привнесение в атмосферу казённой юстиции житейского здравого смысла и народного правосознания, наличие более активной состязательности в процессе и др.

Современные западные исследования суда присяжных отличает чётко выраженный прагматический подход, направленный на детализированное изучение всех основных этапов данной судебной процедуры, их технологических особенностей - тактические ходы и риторические приёмы, а также изучение основных субъектов процесса - заседателей, обвиняемых,

9 С.В.Боботов. «Откуда пришел к нам суд присяжных?» М., 1995 г.

10 А.Ф.Кони, т. 4 стр. 280

17 свидетелей, их социальные, половые, возрастные, психологические характеристики. «В частности, в США существует практика выполнения заказов на выявление тех особенностей местных жителей, которые могут быть учтены адвокатами при отборе потенциальных присяжных в конкретном процессе; опросы населения в сочетании с инсценировками судебного разбирательства перед лицом сформированных в лабораторных условиях жюри позволяют специалистам смоделировать наиболее благоприятный для подсудимого состав присяжных заседателей и т.п.»11.

Анализируя предпосылки судебной реформы 1864 года, А.Ф. Кони отмечал, что в России история русского права и старый суд не представляли готовых форм для суда присяжных, «не давали ему точки опоры ни в прошлом уголовного судопроизводства, ни в исторических воспоминаниях». Обращение к нравственным свойствам русского народа, вера в его способности и духовные силы выступили социально- психологической основой создания суда присяжных. «Суд присяжных в России, - отмечал А.Ф.Кони, - похож на дорогое и полезное растение. Опытный и знающий садовод, в лице составителей Судебных уставов, перенёс его из чужих краёв на нашу почву, вполне для него пригодную, и затем уступил другим возращение этого растения.

Приняв с доверием к народным силам учреждение, ранее созданное другими странами, недостаточно относиться к нему с теоретическим сочувствием. Необходимо, чтобы все, кто любит и ценит это учреждение, поддерживали его рост и здоровое развитие прямодушным изучением и посильным устранением условий, препятствующих этому развитию»13.

Наработанный в Западной Европе и США опыт практической деятельности суда присяжных, с одной стороны, и специфика национальных социально-психологических условий и
особенностей

11 С.А.Пашин, Суд присяжных: первый год работы, М., 1995 стр,4

12 А.Ф.Кони, т.4 стр.209

13 А.Ф.Кони, Собр.сочинений, т.4, с.218-219

18 государственности в России, с другой, обозначили в
совокупности своеобразный путь развития и становления российского
суда присяжных.

  1. Суд присяжных в контексте судебной реформы 1864 года в России.

Анализ истории российского права свидетельствует, что суд присяжных в России нельзя было «вставить» в тело отечественного судопроизводства, не затронув существа последнего, поскольку он предполагает радикально иную правоприменительную практику. Назначение суда присяжных определялось не «им самим», а целями преобразования существующей судебной деятельности. Судебная реформа, таким образом, выступала для него как порождающая структура, задающая специфические его характеристики и назначение.

Идеи судебной реформы в целом возникли в России в 19 веке. В их основе крайняя неудовлетворенность состоянием правосудия, несоответствие его западноевропейским стандартам эпохи просвещения.

  1. Уездные суды и уголовные палаты значились общими судами, существуя, как писал А.Ф. Кони, для немногих и за немногое. Судебной инстанцией в городе выступали надзиратель и становой пристав, в руках, которых соединялись административная и судебная власти. Существовали особые суды для духовенства во главе с Синодом, а также суды ведомств: военные, морские и др. Крупнейших сановников в качестве суда первой инстанции мог судить Сенат.

  2. Служба в общих судах была непрестижна, в результате судебные должности занимали юридически необразованные обедневшие дворяне. Правосудие вершили канцелярские чиновники. А.Ф. Кони так описывал картину дореформенного суда начала 60-х годов XIX века: «В канцелярии толпятся просители и шепчутся с чиновниками. Изредка седой вахтер с

19 медалями на всю грудь важно отворяет половину двери в «присутственную комнату», куда, сгорбившись и как-то робко избоченясь, прошмыгивает вицмундир с охапкой бумаг под мышкой, а в отворенную дверь вы видите красное сукно, блестящую золотую раму, такое же зерцало и вокруг него несколько неподвижно восседающих фигур с плешивыми головами, вплоть до ушей ушедшими в высокие хомутовидные золотые же воротники. Внушительно! Но вы тотчас же почему-то чувствуете, что это не более как какая-то никому не нужная, торжественная и мертвая декорация, а вся сила в том заваленном бумагами, залитом чернилами и засыпанном песком столике, у которого вы только что совещались со столоначальником - тем, кто понес подписывать «члену» бумагу по вашему делу, вы чувствуете, что вся сила, вся суть, вся судьба вашего дела не там, откуда мелькнули вам золотые рамы, орлы и воротники, а в этом столоначальнике в засаленном вицмундире, с сизым запачканным табаком носом, хищными глазками и пером за ухом; вы чувствуете, что подпись в этой парадной «присутственной комнате» ничего не прибавит и не убавит в том, что этот вершитель судеб ваших написал на своем грязном столе»14

З.В законодательстве присутствовал хаос. Свод законов, введённый в действие с 1 января 1835 года, по сути, представлял коллекцию правил инквизиционного процесса: вторжение администрации в судопроизводство, сосредоточение в руках суда функции обвинения и разрешения дела, обвиняемый как бесправный объект преследования и наказания. Воспроизводилась средневековая система формальных доказательств, различающая совершенные и несовершенные доказательства. Одно совершенное доказательство считалось достаточным для признания подсудимого виновным, несовершенное доказательство принималось за основание к подозрению, несколько несовершенных доказательств в совокупности могли составить совершенное доказательство.

14 А.Ф. Кони, Собр. Сочинений, т. 1, с. 397

20 Признание подсудимым своей вины оценивалось как «лучшее доказательство всего света» и принималось за совершенное доказательство, если оно учинено в полиции или в суде. Совершенным доказательством считались и согласующиеся показания двух «достоверных свидетелей». В случае же противоречий между свидетелями следовало
отдавать

преимущество:

  • мужчине перед женщиной;
  • знатному перед незнатным;
  • ученому перед не ученым;
  • духовному перед светским.
    1. Особые нарекания вызывала парализующая юстицию волокита. В судах первой инстанции дела не разрешались по 10-15 лет. А.Ф. Кони упоминает дело о краже из Московского уездного казначейства медной монеты на 115 тысяч рублей в 1844 году, следствие по которой завершилось в 1865 году, через 21 год15.
  1. Взяточничество как следствие скудости содержания судебного персонала выступало центральной проблемой дореформенной судебной системы. Так, председатели губернских судебных палат получали в год 1143 руб. 65 коп., тогда как, например, председатели казенных палат, ведавших финансами, - 4406 руб., - почти в четыре раза больше. Особенно мизерным было содержание низших канцелярских служителей, которые работали с утра до вечера за 30-40 рублей в год.

Средством изменения сложившегося положения дел выступала коренная реформа в юстиции, ибо «как ни подпирать, чинить и штукатурить старое здание, а всё-таки в нём долго прожить будет невозможно». Надо было совершенно из него выселиться…» Суд «не мог быть заключён в прежние, обветшалые, узкие, лишённые жизненной правды формы»16.

15 Собрание сочинений т. 4 с.323

16 А.Ф.Кони, т.4 с.204

21

Началу судебной реформы послужила отмена крепостного права, так как «уничтожался домашний, вотчинный суд для многих миллионов дотоле бесправных людей. Они должны были явиться не только носителями гражданских прав, но и непосредственными защитниками этих своих прав на суде. Суд расширялся, терял свой сословный характер»17.

В целом радикализм судебной реформы определялся рядом факторов: а) крайней отсталостью российской дореформенной юстиции, не претерпевшей изменений на протяжении длительного периода времени; б) необходимостью с помощью демократизации судоустройства и судопроизводства обеспечить экономическое развитие страны; в) победой либерального направления в правительстве в ходе подготовки судебных уставов 1864 г.; г) недооценкой роли суда в государственном механизме - окружение Александра 11 полагало, что введение построенного на демократических принципах суда не изменит формы правления18.

Правительство Александра И, чтобы сохранить самодержавие, шло на
уступки, одной из которых была судебная реформа. В российскую государственность был введён элемент конституционного строя самостоятельная и независимая судебная власть.

В России сложилась ситуация, когда суд, опережая в своём развитии основные политические институты самодержавия, вступил с ними в противоречие. Для России - страны с неограниченной властью императора, всесилием министров, произволом местной администрации провозглашённые уставами 1864 г. принципы независимости суда от администрации, несменяемости судей, подчинения только закону сделали суды «государством в государстве», вследствие чего «власть монарха лишалась части своих верховных прав».

Участие в отправлении судопроизводства представителей различных слоев общества - присяжных заседателей - при
отсутствии

А.Ф.Кони, стр.201

М.В.Немытина, «Суд в России», Саратов, 1999 г, стр,25

22 представительных учреждений в других сферах государственной деятельности России того времени давало основание рассматривать данный институт не только как юридическое, но и как политическое учреждение. Справедливо говорят, что учреждение присяжных, облегчает и смягчает здравое применение законов, составляет самую твердую опору правительства. Суд присяжных устраняет всякую мысль о пристрастии, о произволе и притеснении. Правительство, доверив присяжным огромную власть признавать кого-либо виновным в преступлении и подвергать его наказанию, законами установленному, ставит себя в счастливую невозможность сделаться притеснительным и ограждает себя от нравственной ответственности за те ошибки или пропуски, которые всегда могут сделать судьи, избранные правительством и получающие от него жалование. Власть определяет наказание ей самое благодетельное, но в то же время самое опасное: она ограждает общественный порядок и обеспечивает свободу и спокойствие всех граждан; но если эта власть дурно устроена, то она вместо того разрушает общественный порядок, стесняет свободу и уничтожает спокойствие граждан. Эта опасность устраняется учреждением присяжных, соединяющих в себе все те условия обеспечения, которые напрасно искали бы в судах несменяемых избранных, награждаемых или наказываемых правительством.

Основной момент критики суда присяжных в этот период был связан с сомнением в способности народного элемента к отправлению правосудия», с опасением, что народ недостаточно грамотен, чтобы вершить правосудие, «что необдуманно и неосторожно призывать творить суд людей, гражданское развитие которых было так долго задержано и которые привыкли лишь к крепостному труду или к всепоглощающим заботам о насущных потребностях»19.

По этому поводу высказывались многие юристы. В частности, СВ. Познышев отмечал: «… для решения тех вопросов о преступном событии и виновности, которые рассматривают присяжные, необходимы не
столько

9А.Ф.Кони, т. 4 стр.213

23 технические, юридические сведения, сколько простая
логика, наблюдательность и житейская опытность; … присяжный заседатель в новом для него деле суда чутко и внимательно
относится ко всем деталям воспринимаемых им в зале суда фактов и оценивает их с точки зрения

20

принесенной им в суд житейской опытности» .

Продолжая эту мысль, М.В. Духовской в работе «Русский уголовный процесс» подчёркивал: «Народные представители привлекаются на суд, прежде всего потому, что участие их дает возможность справедливее и полнее разрешить вопрос о виновности… Участвуя в отправлении правосудия, народ начинает лучше сознавать и ценить закон. Через своих представителей он получает возможность выражать оценку закона, раскрывает те стороны жизни, которые расходятся с нею. Таким образом, являясь школою для народа, суд народных представителей, с другой стороны, может указать законодательным органам в деле истинного познания требований жизни»21.

В.Случевский отмечал: «… закон, призывая их (присяжных заседателей) к отправлению судейских обязанностей, предполагает найти в них не юридические познания, а главным образом, чистую совесть и доброе разумение»22.

Считая, что решения коронных судей «…в силу равнодушия к индивидуальным особенностям дела» все чаще расходятся с духом закона, В.Н.Палаузов писал, что «…предоставление присяжным возможности сравнения конкретных обстоятельств дела с соответственными законными признаками делает институт еще более ценным».23

Таким образом, доверие к своему народу, его здравому смыслу и нравственной чуткости, уважение к его уму и восприимчивости - заслуга составителей судебных уставов.

Цит. по книге «Хрестоматия по уголовному процессу России», Э.Ф.КуцовгцМ. 1999,с.99-100

21 Цит. по книге «Хрестоматия по уголовному процессу России».Э.Ф. Куцова, М.,1999 г., с.99-100

22 «Русский уголовный процесс», СПб, 1910,с.б77

23 «К вопросу о форме участия народного элемента в уголовной юстиции», Одесса, 1877 г.,с.36-37

24

Судебная реформа 1864 г., имеющая целью воплотить радикальные нововведения, за которыми не было ни традиции, ни внутренних образцов в других областях управления, уповала на нравственность и совесть народа. Нельзя сказать, что составители Судебных уставов не понимали, что в русском народе не развито «чувство законности», что народ скорее сострадает преступнику, относится как к несчастному, нежели осуждает. Но, по их мнению, только предоставление обществу возможности «разбирать и осуждать поступки своих членов могло бы способствовать развитию его правосознания. Выборные по жребию присяжные являются лучшими примирителями требований правды с действительной жизнью.24

Это не было сентиментальной верой составителей судебных уставов в свой народ, это была фундаментальная культурная позиция. Сопоставляя культурно-исторические различия в отношении к понятиям «истина» и «правда» в западноевропейской и русской традиции, В.В. Знаков отмечает, что «согласно традициям русской науки и культуры, поиски истины в делах общественных, в отношениях между людьми неотделимы от представлений о добре и зле. В нашем отечестве истина всегда рассматривалась не только с познавательной, но и с моральной точек зрения. Правда всегда принадлежала к миру идеальных, духовных ценностей русского народа, и в силу этого «доверие к умственной и нравственной восприимчивости русского народа гарантировало в глазах создателей Судебных уставов «практическую осуществимость многих новшеств»25.

В целом упреки в адрес суда присяжных отличались в России двояким характером:

с одной стороны, «… это были нападения спорадические, т.е. одномоментные, по какому-нибудь отдельному случаю, где страстность»,-

Буцковский Н.А. «О приговорах по уголовным делам, решаемым с участием присяжных заседателей» СПб, 1874г. с.219-392 25 «Психология понимания правды». СПб, 1999, с,95

25 как подчёркивал А.Ф.Кони,- « не соответствует их основательности - и в этом их внутренняя слабость»;26

с другой стороны, хронические, связанные, в основном, с большой частотой оправдательных приговоров. По этому поводу Г. Лебон, как и многие прогрессивные юристы, писал: «…ошибки присяжных являются лишь последствием ошибок судей».

«С претворением в жизнь судебной реформы 1864 г. в политике самодержавия наметились две противоположные тенденции. Первая была направлена на ограничение демократических начал и институтов, являвшихся краеугольным камнем судебной реформы, с тем, чтобы соотнести судебный строй с основами российской государственности. Вторая - на совершенствование нового судоустройства и судопроизводства, поскольку любое нововведение, каким бы идеальным оно ни казалось в теории, столкнувшись с практикой, требует доработки.

Таким образом, становление суда присяжных протекало в условиях, когда реформаторские и консервативные процессы в судебной политике правительства шли параллельно, в связи с чем в институт присяжных заседателей постоянно вносились изменения. В частности, это касалось следующих направлений: а) ограничение компетенции суда присяжных заседателей; б) обеспечение состава суда присяжных из числа лиц, служащих опорой режима и т.д. .

Но как бы то ни было, окончена была труднейшая и важнейшая часть дела: прочно заложен был фундамент нового суда и заложен на таких разумных основаниях, что даже иностранные юристы, и во главе их Миттермайер, были приятно изумлены, узнав о трудах русских юристов.

Судебные Уставы России не заимствовали извне внутренние формы судоустройства и судопроизводства, а представляли собой самобытное русское явление. «В нашем новом процессе, - пишет ИЛ.Фойницкий,- есть много

26 А.Ф.Кони, т.4с.219-220

27 «Психология толп», М. 1999 г. с. 231

28 М.В.Немытина «Российский суд присяжных»,М. 1995 г.,с.11

26 сходного с английским и особенно французским, в общих очертаниях он приближается к тому же типу, который выработан лучшими представителями европейской культуры и устанавливает наши родственные с ней отношения. Но в то же время ни один процессуальный институт Уставов не может быть признан ни английским, ни французским; на каждом из них легла печать самобытности, каждый из них имеет самостоятельную русскую физиономию, приноравливаемую к русским нуждам и русским усилиям. Наш мировой суд далек от английского земского представительства, еще более далек от мировых судей французских. Наш суд присяжных, равным образом, вылился в институт совершенно самостоятельный, представляющий значительные черты различия как от английского, так и от французского».29

По мере приобретения опыта практической деятельности суда присяжных неизбежно вставали вопросы, связанные с
необходимостью совершенствования различных аспектов его функционирования. А.Ф.Кони, в частности, выделяет два главных
вопроса.

Вопрос первый - об организации деятельности суда присяжных, который был связан с составом присяжных заседателей, деятельностью комиссий по составлению списков присяжных заседателей, условиями их работы.

Вопрос второй из области условий деятельности присяжных, касающийся проблем подсудности, то есть корректировки составов преступлений, подсудных суду присяжных заседателей; производства дела на суде, влекущий процессуальные, бытовые и практические неудобства, препятствующие нормальному отправлению правосудия; и условий постановления присяжными своего решения - «слабой репрессии», выразившейся в большом количестве оправдательных приговоров °.

Продолжая эту мысль Н.Н. Розин отмечает: «Не следует, однако, закрывать глаза на то, что в современной организации и в условиях деятельности суда присяжных есть много недостатков…

29 «Курс уголовного судопроизводства», СПб, 1996г., т.1 с.44

30 А.Ф. Кони, т.4 с.263-265

27

Необходимо озаботиться улучшением общеправовых и внешне - бытовых условий деятельности присяжных».31

Современный процесс реформирования судебной системы сталкивается с теми же проблемами.

Многих недостатков в деятельности суда присяжных в России можно было бы избежать, если бы мы лучше проанализировали ошибки и просчеты, допущенные в ходе реформы 1864 года, поскольку, как показывает опыт, они во многом совпадают. По этому поводу некоторые авторы, исследовавшие проблемы суда присяжных, отмечали, что, как и во многих других случаях, мы не научились извлекать уроки из прошлого, несмотря на то, что и знания и «представления о суде присяжных как элементе судебной реформы 1864 года имеют поистине непреходящее значение и поддаются реконструкции в сегодняшнее право и современную практику»32.

31 Цит. по книге «Хрестоматия по уголовному процессу России», Э.Ф. Куцова, М.,1999,с.Ю6

32 M.B. Немытина, с.2

28 3. Теоретико-прикладные аспекты реформирования суда присяжных в современной России.

Анализ причин, послуживших основой для возвращения суда присяжных в российское правосудие конца XX века, конечно же не позволяет нам полностью идентифицировать их с социальными, историческими, политическими и правовыми условиями, имевшими место в России накануне судебной реформы 1864 года. Какими бы ни были прошедшие годы, 100 лет -это дистанция огромного размера. И, тем не менее, если проанализировать концепцию судебно-правовой реформы, то с определенной долей условности, параллели просматриваются. Прежде всего, это касается проблем общего кризиса юстиции, недоверия народа к суду и правосудию, а также незначительной роли этого вида государственной власти в административно-командной системе управления страной. Раскрывая элементы кризисного состояния юстиции, накануне начала реформ, в Концепции применительно к суду и правосудию отмечается:

  • неспособность юстиции справиться с возложенными на нее задачами, низкая эффективность ее усилий;
  • невысокое качество работы системы правоохранительных органов при их чрезвычайной перегруженности;
  • кадровый голод, «бегство» судей и следователей от тягот и лишений юридической службы, не престижность последней;
  • нищета юстиции, низкий уровень материально-технического обеспечения ее деятельности и социально-бытовых гарантий для ее служителей;

29

  • разлад между обществом и правоохранительными органами, не заслуживающими доверия и неавторитетными в глазах общественного мнения33.

При анализе советской юстиции в Концепции подчёркивается принципиальное обстоятельство, указывающее на её характер: «юстицию никогда не воспринимали как самостоятельную силу, выражающую интерес права. Судя по всему, ей придавалась исключительно ритуальная, декоративная функция. Партийные постановления и руководящие разъяснения высших судебных органов пестрят призывами «усилить борьбу», «создать обстановку нетерпимости», «повысить воспитательное значение процессов»34.

Идеология правящей партии, запёчатлённая в законодательстве, довлела над правоохранительными органами. Суды, как и вся система юстиции, составляли важный элемент командно-административной системы руководства страной, были проводниками её воли. Они выступали преимущественно как репрессивный орган, подчас освещая ритуалами судоговорения предрешённую расправу.

Пропасть между конституционными декларациями и реальностью работы суда, принцип социалистической законности (когда само содержание закона оставалось не правовым) породили, как отмечает Л.М.Карнозова, страшный порок в судейском сознании - «судейское двоемыслие». Провозглашалось - суд ищет истину, но суд обвинял; провозглашалась презумпция невиновности, но царил обвинительный «уклон»; провозглашалась законность, но это не мешало игнорировать предусмотренную законом процедуру; провозглашалась независимость судей, но они находились в жёстких тисках исполнительной и партийной власти, прокуратуры и пр.35.

Концепция судебной реформы, стр. 16

34 Концепция суд. реформы, стр. 18

35 Л.М.Карнозова стр.68

30

Советский уголовный процесс был отлично приспособлен к советскому социалистическому законодательству, закрепляющему

преобладание государственных интересов над коллективными, а коллективные над личными, отрицающему на практике ценность юридических формальностей и абсолютность прав человека. Советский суд защищал власть, а не право, и устроен он был так, чтобы наилучшим образом это делать, в связи с чем трансформации стали неизбежными.

Либеральные и гуманистические ценности времён перестройки поставили во главу угла права человека.

Основной ориентир реформы - создание судебной власти, как самостоятельной и независимой ветви государственной власти. Непосредственно в правосудии необходимо было четко разделить процессуальные функции обвинения, защиты и разрешения дела, то есть реализовать принцип состязательности, освобождающий суд от заботы по поиску истины и изобличению виновных, возложив на него исключительно функцию правосудия.

Для реализации поставленных задач нужны были, с одной стороны, соответствующие закреплённые процедуры, с другой - специфический элемент судопроизводства, наличие которого препятствовало бы девальвации новых процедур.

Таким наиболее значимым элементом и оказался суд присяжных, поскольку в присутствии присяжных судья уже не мог отдавать предпочтение прокурору, осуществляющему функцию обвинения, и вынужден демонстрировать объективность и беспристрастность. Кроме того, присяжные не только не сведущие в тонкостях юриспруденции, но и не знакомы с материалами уголовного дела. Это обстоятельство требовало от сторон в процессе особого мастерства в отстаивании своих позиций перед присяжными, как в ходе исследования доказательств, так и в прениях.

В этом отношении назначение суда присяжных состояло в том, чтобы
«стать центром кристаллизации независимости правосудия,

31 своеобразной колбой, где выращивается (процедурно отрабатывается) технология состязательного процесса и одновременно формируется правовая идеология, которая ставит во главу угла права и свободы человека. Именно это обстоятельство нередко игнорируют многочисленные критики суда присяжных, смещая акцент с анализа проблем нашей юстиции и назначения нового института на вопрос о том, хорошо или плохо, что судят непрофессионалы. То есть форма судопроизводства обсуждается лишь с внешней стороны, без учёта её смысла и назначения»36.

Впервые идея суда присяжных была законодательно закреплена в ст. 11 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве, принятых Верховным Советом СССР 13 ноября 1989 года, а затем в чЛ ст. 166 Конституции РСФСР, изложенной в новой редакции: «Рассмотрение гражданских и уголовных дел в судах осуществляется коллегиально и единолично; в судах первой инстанции- с участием присяжных заседателей, народных заседателей либо коллегией из трех профессиональных судей или единолично судьей».

Однако участие присяжных заседателей и по форме и по существу предполагалось идентичным участию народных заседателей, только в расширенном составе, то есть присяжные не отделялись от профессионального судьи и решали все вопросы вместе.

Разработчиков Концепции судебной реформы такая реализация идеи суда присяжных не удовлетворила, а потому законодателю был предложен иной вариант суда присяжных, который был реализован в Законе от 16 июля 1993 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях», Действие Закона от 16 июля 1993 года распространено с 1 ноября 1993 года на территории Ивановской, Московской, Рязанской, Саратовской областей и Ставропольского

Л.М.Карнозова стр.71

32 края, а с 1 января 1994 года - на территории Ростовской и Ульяновской областей, Алтайского и Краснодарского краев.

Новой Конституцией Российской Федерации 12 декабря 1993 года положения судопроизводства с участием присяжных заседателей сохранены и дополнены (ст. ст. 20, 32, 47, 123).

В ходе обсуждения основных идей судебной реформы вокруг идеи суда присяжных как до 1993 года, так и после, не утихали жаркие споры. Приведём некоторые высказывания. В частности, бывший Председатель Верховного суда СССР Е.А. Смоленцев писал: «Лично я против суда присяжных заседателей, считаю, что это шаг назад»37. Аналогичную позицию высказывал Генеральный прокурор СССР А.Я. Сухарев, Генеральный прокурор В.Устинов. Их поддерживают многие судьи-профессионалы.
Так,

председатель Киржачского районного суда Владимирской области восклицал: «Я против суда присяжных не из-за отсутствия средств, а потому, что эта мера не добавит ни законности, ни справедливости в уголовный процесс» . И прокуроры: « … коль скоро машина запущена - идею суда присяжных протащили в Конституцию Российской Федерации - она просто так, сама по себе не остановится. Уже есть люди, которые добывают для нее « горючее» и обеспечивают ремонт и, что самое ужасное, проталкивают производство по всей стране»39.

Противники суда присяжных называют его анахронизмом, уродливым подобием правосудия, допингом роста преступности, указывают на такие его недостатки, как необъективность, снижение ответственности профессиональных судей за результаты рассмотренных дел, обилие необоснованных и незаконных вердиктов, крайняя волокита и дороговизна и т.п.

Правда Бурятии, 27 августа 1989 г.

Статья «Суд присяжных вводить преждевременно» с. 10 «Советская юстиция «№ 17 сентябрь 1993 г.

с.7 «Российская юстиция» № 1, 1997 г,,Ф.Садыков «Я - против суда присяжных».

33

В целом, дежурными возражениями против суда присяжных служат три аргумента, которые условно определяются как «корпоративное отрицание», «довод к кошельку» и «апелляция к законности»40.

И.Я.Фойницкий писал: «Независимость без судебной способности ведёт к произволу; судебная способность без независимости создаёт одностороннюю, пристрастную судебную деятельность.

Для удовлетворения этим коренным требованиям правого суда, процесс обращается к двум элементам, коронному и народному. Эти свойства суда - независимость и судебная способность - не разделяются механически. Независимая позиция, внесённая в казённый суд народным элементом, собственно и нужна для внесения принципиальных изменений в работу суда, включая восприятие, оценку и принятие решений. Независимая позиция есть объективное условие беспристрастия - такого состояния сознания, на котором трудно искусственно удержать себя коронному судье, как силу его служения «короне», так и в силу условий деятельности - предварительного ознакомления с материалами дела. Но удержание всего происходящего в рамках правосудия - правового познания и правового решения - специфическая задача именно профессионального судьи».41

Способом соорганизации двух типов носителей судейской функции стало разделение их компетенции и установление специфических форм взаимодействия в рамках единой конструкции процесса.

Критика суда присяжных, как и во времена судебной реформы 1864г., обычно сводится к критике способности «народного элемента» к правосудию. При этом игнорируется важнейшее обстоятельство, что суд присяжных - это не «народное правосудие», а особая конструкция процесса с участием народного элемента, с разделением компетенции между профессиональными и непрофессиональными судьями,
которые

Концепция судебной реформы, стр.81 41 И.Я.ФоЙницкий, «Курс уголовного судопроизводства», СПг,1996г.,с115

34 участвуют, по терминологии юристов прошлого века в совокупной деятельности по отправлению правосудия и являются элементами определённой целостности. Специфика суда присяжных состоит именно в конструкции этой самой целостности. «Неясностью понимания - писал Миттермайер, - только и можно объяснить весьма многие порицания, которые вероятно не высказывались бы, если бы всегда имелось в виду, что при постановке приговора присяжные не предоставляются самим себе, но, напротив, контролируются и поучаются коронными судьями. Приговор их должен основываться на доказательствах судебного разбирательства, и они не только не могут не руководствоваться законом, но в своих приговорах о юридической квалификации деяния, даже связаны им»42.

Введение народного элемента, как это ни парадоксально звучит, укрепляет собственно юридическое начало в отправлении правосудия. Причём происходит это и относительно самого судебного разбирательства и относительно досудебного, предварительного расследования. Раз присяжные не профессионалы и не способны дать собственную юридическую оценку доказательств, то эта функция оказывается в компетенции профессионального судьи, который обязан исключить все доказательства, собранные незаконным путём, чтобы представить присяжным только те, которые обычный человек может оценить на основе своего жизненного опыта, здравого смысла, совести, правопонимания. Отсюда более жёсткие требования к соблюдению процедуры и на досудебных стадиях.

Актуально в данном контексте звучат рассуждения СИ. Викторского: «Каждое из дел имеет три стороны: надо разобраться в фактической обстановке рассматриваемого деяния, установить одни факты, другие признать недосказанными и их опровергнуть; затем следует обсудить вопрос о виновности обвиняемого в приписываемых ему преступлениях и наконец решить, какому наказанию подвергнуть признанного виновным. Для решения

42 «Европейские и американский суды присяжных», с.508-509

35 последнего вопроса, разумеется, надо иметь специальные знания, владеть коими могут только коронные судьи; но для решения вопросов, касающихся фактической стороны и виновности, самое главное - умение логически мыслить и житейский опыт, а у народных судей нельзя отнять первого из этих качеств, вторым же они богаче, чем хорошие судьи, обстановка жизни которых гораздо однообразнее, как у людей одного и того же склада занятий. Кроме того, бесспорно, что у людей, сделавших из судебных занятий профессию, приобретает склонность смотреть на все происходящие перед ними жизненные явления под известным углом зрения, по шаблону, подгоняя эти явления под тот или другой усвоенный ими взгляд и упуская из виду очень многие подробности, весьма важные и заметные для свежего наблюдателя; их решения уже не отличаются той жизненной индивидуальностью, как у временных судей, а в особенности у присяжных, жизненный опыт которых больше уже в силу большего их числа, чем у шеффенов, и которые обсуждают обстоятельства вполне самостоятельно, не выслушивая взгляда, сложившегося у профессионального судьи. Если принцип разделения труда применить и при постановке приговоров, поставить народных судей под руководство опытных в юридической стороне дела коронных судей, то народные судьи, в особенности в образе присяжных заседателей - должны быть признаны наилучшими. Эти же суды наиболее других способны и вселить к себе доверие: они ближе к населению, их приговоры наиболее индивидуальны, они и более независимые»43.

Суд присяжных, по утверждению многих его оппонентов - слишком дорогостоящая процедура и это в определённой степени соответствует действительности. Надо отдать должное мудрости составителей Уставов в 19 веке, которые по этому поводу писали: «Недостаток денежных средств, коими может располагать правительство, независимо от общих экономических условий, происходит в особенности от несовершенства основных органов отправления правосудия, составляющего
главную

43 «Русский уголовный процесс», М., 1997 г., с. 46

36 причину упадка кредита и промышленности. Деньги без кредита не составляют капитала, а кредита не может быть при беспорядке в судебном ведомстве, и потому, если действительно нет денег, то усовершенствование судоустройства не только полезны, но и необходимы, и горестное обстоятельство, что денег нет, составляет не возражение против усовершенствований, а доказательство их необходимости». 44

Примечательно, что спустя 100 лет, когда в преддверии нового третьего тысячелетия стало ощущаться снижение интереса к ходу судебной реформы, озабоченность была проявлена именно с точки зрения влияния правосудия на ход реформ в сфере экономики. «Переход от централизованной плановой экономики к рынку невозможен без укрепления основ рыночного механизма, и в первую очередь - эффективной работы правовых институтов. Не может быть никакого рынка в условиях слабого государства. Важнейшая задача государственного регулирования экономики - это обеспечение эффективной работы рынка, создание стабильных условий его функцинирования. И это требование в полной мере относится не только к законодательным и исполнительным органам власти, но и к судам». (В.В. Путин. О задачах судейского корпуса. Журнал Российского права № 4 - 2000-.Г.).

Рассмотрим и последний аргумент против суда присяжных.

«От слова присяжных», - пишет П.Н.Ткачёв, - «от их «да» или «нет» зависит судьба подсудимого и всех лиц, находящихся с ним в более или менее тесных отношениях; их «да, виновен» гонит человека в тюрьму, в рабочий дом, на каторгу, отрывает от семьи, портит его жизнь и жизнь всех близких ему людей. Одно уже это (не говоря о высших интересах отвлечённого правосудия) ясно показывает, как должны они быть осторожны в своих обвинениях и как должны опасаться, чтобы приговор их, со всеми роковыми последствиями, не пал на голову невинного.»45.

44 Там же с.46-47.

45 «Судебные ошибки»,СПб, 1867 г.,т. 1,с. 1-2

37

Надо ли доказывать, сколько бед претерпело население Советского Союза не только в тридцатые годы жестоких репрессий, но и в последующие годы. Еще живы в памяти высказывания судей типа «семь лет - не срок». К сожалению, профессиональная деформация судей, в течение многих лет отправляющих правосудие, вырабатывает определенные шаблоны, как при оценке доказательств, так и при назначении наказания. Поэтому, профессионализм судей имеет не только положительные, но и отрицательные стороны. Служителям закона очень сложно прививается «милость к падшим», если не сказать, что она вообще отсутствует. Над судьями довлеет принцип неотвратимости ответственности. Поэтому, даже тогда, когда они соглашаются с решениями суда присяжных, потому, что понимают их чувства и умонастроения, сами они так поступать не могут.

Приведём в связи с этим некоторые конкретные данные.

Мониторинг деятельности суда присяжных в первый год его возрождения в России (XI - 1993 - IX - 1994 г.г.) показал, что судом присяжных вынесено 16 % оправдательных, 60 % обвинительных, а также 24% частично обвинительных вердиктов. В целом в суде присяжных вынесено 20% оправдательных приговоров по сравнению с 0,37% в среднем по России.

Интересны в этом контексте и сравнительные исследования по числу обвинительных приговоров суда присяжных и окружным судом без участия присяжных в конце XIX века.

Так, в 1883 г. число обвинительных приговоров суда присяжных заседателей составило 56%; в 1889 г. - 63%, в 1890 г. - 66%; и в 1891 году -66%. Обвинительные приговоры окружных судов без участия присяжных заседателей составили в 1886 г. - 76%; в 1889 г. - 74,5%; 1890 г. - 74,5%; в 1891 г. - 73%.

Деятельность судебных палат с участием сословных представителей определялась следующей статистикой: в 1889 г. обвинительных приговоров было вынесено 66%; в 1890 г. - 70%; в 1891 г. - 68%.

38

Итак, судя по проценту оправдательных приговоров, присяжные заседатели не видят в подсудимом «врага», более того мировая и отечественная практика последнего времени показывает, что обвинительные приговоры суда присяжных в подавляющем большинстве случаев обоснованны.

По опросам судей Московского областного суда за период деятельности суда присяжных примерно лишь 10-15 % уголовных дел от числа рассмотренных составляют дела, по которым судьи не согласны с вынесенным вердиктом.

В США этот процент находится примерно на таком же уровне. В ходе классического исследования, проведенного в 1966 году, Калвен и Цейсель проверили предположение, согласно которому решения присяжных по делам отличаются от решений судей. Они определили, что судьи были согласны с вердиктом присяжных на 78 % при решении уголовных дел, в 19% дел присяжные вынесли оправдательный вердикт, в то время как судья вынес бы обвинительный, а в 3% случаев вердикт присяжных был обвинительным, в то время как судья оправдал бы. Причем, на основе оценок судей те дела, по которым их мнение не совпало с решением присяжных можно классифицировать, как «половинчатые»46.

Результаты исследований Королевским судом Англии показывают, что в большинстве дел вердикт присяжных никого не удивлял, а там, где случалось неожиданное - подсудимый был скорее оправдан, чем осужден.

Вместе с тем, следует отметить, что для многих юристов -прокуроров, судей - именно оправдательные вердикты присяжных стали индикатором несправедливости суда присяжных, это, как и сто лет назад, выступает основной уликой обвинения в сегодняшнем «суде над судом присяжных». «Они сплошь и рядом необоснованно выносят оправдательные приговоры и изменяют квалификацию содеянного преступления, освобождая тем
самым преступников от заслуженного

У. Бэрнэм. «Суд присяжных заседателей», М., с. 18

39 наказания. Поэтому ожидать от такого суда чего - либо
хорошего не приходится» 47.

Как тут не вспомнить Г. Лебона: «… наши уголовные кодексы и, особенно, наши судьи до сих пор проникнуты духом мщения старинного первобытного права…. каждый из судей прекрасно знает, так как это доказывается статистикой, что применение наказания в первый раз неминуемо влечёт за собой рецидив преступления. Но судьям всегда кажется, что общество осталось не отомщенным, если они освобождают осуждённого, и потому они предпочитают создавать опасных рецидивистов, нежели оставлять общество без настоящего мщения»48.

По свидетельству И.Я. Фойницкого: «противники присяжных указывают на высокий процент выносимых ими оправдательных приговоров, видя в нем доказательство их излишней мягкости, их неспособности с достаточной стойкостью ограждать важные общественные интересы. Указание это не точно: оно забывает и наши прежние процессуальные порядки, когда на 100 подсудимых подвергалось наказанию едва двенадцать, между тем ныне присяжные осуждают свыше 60%, и современную деятельность наших бесприсяжные судов, в которых процент оправданий весьма близок к результатам суда присяжных».49

Поэтому, нам и понадобился суд присяжных - поскольку оправдательные приговоры считались и продолжают считаться браком в работе суда. Чтобы оставить позади «дух мщения первобытного права», нашему уголовному правосудию необходим принципиально новый правовой опыт, новые критерии. Как подчеркивает Л.М.Карнозова: «… главную опасность нашего правосудия вижу в отсутствии оправдательных приговоров. Суд присяжных даёт шанс, обычный процесс шанса не даёт - вот в чём реальная опасность»50.

47 В.Зыков Парламентская. Газета 6.09.2001 г

48 «Психология толп».М.,1999, с.228

49 И.Я.Фойницкий, «Курс уголовного судопроизводства», СПг.,1996 г. т.2, с.370

50 Л.М. Карнозова «Возрожденный суд присяжных» стр. 130

40

Суд присяжных - это суд профессионалов, в том смысле, что именно от деятельности профессиональных юристов зависит качество этого суда, ибо именно они ведут процесс, решают все правовые вопросы, формулируют вопросы для жюри, напутствуют присяжных, а затем, в соответствии с их вердиктом, составляют приговор, то есть, подбирают надлежащую статью уголовно-материального права и назначают наказание. На начальной стадии судебной реформы многие профессиональные юристы не были удовлетворены существующим порядком судопроизводства. Лишь 3% респондентов признали действующие правила уголовного судопроизводства эффективным и не нуждающимся в изменениях (опрос производился среди судей, прокуроров, адвокатов, практикующих в регионах, где введен суд присяжных). 54% судей, 12% прокуроров, 60% адвокатов и 6% следователей полагают, что если расследование проведено некачественно нужно выносить оправдательный приговор, а не исправлять ошибки следователя и прокурора. На вопрос: «Что вам кажется опасней для общества?» - 76% опрошенных признали, что осуждение невиновного. 42% юристов наиболее полезным для общества признали «справедливость в решении вопросов, затрагивающих интересы людей», 41% выбрали «надежные гарантии неприкосновенности личности, жилища, собственности». 60% опрошенных одобрили возрождение суда присяжных в России. 83% респондентов верят в самостоятельность и независимость коллегии присяжных заседателей.

Данные об эффективности российского суда присяжных показали высокую надежность при обеспечении обвиняемому права на защиту, профессионализации процедуры суда и поведения его участников51. В целом, анализ деятельности суда присяжных в Московской области позволяет судить о его преимуществах и недостатках. Причем, преимущества его неоспоримы, а недостатки устранимы.

Аналогичные примеры можно привести, основываясь на опыте работы суда присяжных в Саратовской области.

51 С.А. Пашин Суд присяжных: первый год работы, М., 1995

:.’С У * « ‘?'’т at .-« ч *• 41 ‘ ‘ . V ч

Проведенный социологический опрос среди присяжных заседателей показал следующие результаты:

  • подавляющее большинство опрошенных (91,8%) одобряют введение суда присяжных. Противники данной формы судопроизводства составили 6 человек или 1,7%. Затруднились ответить на этот вопрос -6,2%.
  • изменили свое представление о суде присяжных в лучшую сторону 64,1% опрошенных после того, как они сами стали принимать в нем участие. Против высказались 3,4%.
  • большинство присяжных считают, что они реально осуществляют правосудие по уголовному делу - 65,5%, столько же хотели бы вновь участвовать в процессе (66,7%), причем 28% из них чувствуют себя полноправными участниками процесса.
  • В целом, анализ литературы и опыта практической деятельности реформируемого в России суда присяжных свидетельствует о том, что суд присяжных служит особым средством развития современной юстиции и вполне может стать центром формирования нового правосознания и правосудия.

Значимый блок причин недостатков в практической деятельности современного российского суда присяжных, по нашему мнению, лежит не в области народного правосознания, а в несовершенстве его организационной и процессуальной форм, в недостаточном социально- психологическом обеспечении.

Приведём некоторые примеры. По оценкам Московского областного суда бедствием становится сегодня неявка присяжных заседателей. В 1998-1999 годах она составила примерно 5 - 10% от числа вызванных в суд присяжных. Судьи отмечают низкое качество списков, куда нередко включены умершие, выбывшие с места жительства, а также лица, которые по закону не могут выполнять функцию присяжных заседателей (таких в списках около 30%). Кроме того, как считают судьи, люди не хотят идти

42 в суд или просто ничего не знают о существовании присяжных. В результате порой достаточно трудно отобрать коллегию, поскольку отбирать часто «не из кого». Возникают непреодолимые трудности с отбором присяжных, рассылкой им необходимых анкет и приглашений, их вызовом и явкой в суд, размещением и обслуживанием и т.п. Эти проблемы организационного порядка зачастую выступают причиной затруднений в реализации процессуальных форм.

Результаты исследований показали, что наиболее неподготовленными к работе в условиях процесса, по форме состязательного, оказались профессиональные юристы. В связи с чем многочисленные трудности возникают на разных его этапах.

Анализ статистических данных свидетельствует о ежегодно снижающемся качестве рассмотрения дел с участием присяжных заседателей. Это при том положении, что процессуальное законодательство не изменялось, опыт профессиональными юристами за период действия суда присяжных возрастал. Причинами этого явления выступают: несовершенство закона, систематически изменяющаяся прямо противоложно судебная практика, отход от соблюдения особенностей кассационного обжалования приговоров, постановленных в суде присяжных.

Данная работа направлена на изучение и решение целого ряда организационных и процессуальных проблем в деятельности суда присяжных, что в определённой степени позволит повысить эффективность его деятельности и раскрыть его истинные возможности как демократической формы судебной процедуры.

43 II. ГЛАВА «ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СУДА ПРИСЯЖНЫХ

(опыт работы Московского областного суда).

Организационные основы суда присяжных это процедуры, регламентирующие его деятельность по следующим направлениям судопроизводства:

  1. отбор граждан для отправления функций присяжных заседателей;
  2. проверка их соответствия требованиям закона;
  3. порядок их вызова для отправления правосудия;
  4. организационные аспекты отношений с присяжными заседателями во время исполнения ими своих обязанностей;
  5. вопросы определения статуса присяжных заседателей в целом.
  6. Проблемы реализации этих направлений в
    практике

судопроизводства во второй главе освещены в двух аспектах:

  • собственно организационные вопросы, регламентирующие участие народных представителей в отправлении правосудия;
  • организационные вопросы, определяющие процессуальную деятельность, соблюдение основных её принципов -состязательности и обеспечения подсудимому права на защиту.
  • В основе предложений по решению выделенных проблем - анализ действующего законодательства, российского и зарубежного опыта, опыта работы Московского областного суда.

44 1. Организационные вопросы, регламентирующие
участие

народных представителей в отправлении правосудия.

1.1. Подготовительные действия суда, направленные на участие народных представителей в отправлении правосудия.

1.1.1. Составление списков присяжных заседателей,

По российскому праву коллегия суда присяжных заседателей образуется путем последовательного составления списков присяжных заседателей. Это сложная процедура, включающая как организационные, так и процессуальные меры. Ее законодательное регулирование и организационное обеспечение во многом определяет качество судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, совершенство уголовного процесса.

Анализ ст.82 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» позволяет выделить две стадии составления общего списка присяжных заседателей:

  • составление по поручению главы областной, краевой администрации общего списка присяжных заседателей главой районной, городской администрации, с подписью последнего;
  • составление единого общего списка присяжных заседателей (края, области) с подписью главы (краевой, областной) администрации.
  • При этом глава (районной, городской) администрации обязан проверить общие списки присяжных заседателей и известить об этом население, предоставляя возможность ознакомиться с ними. Администрация (областная, краевая), в соответствии с тем же Законом, самостоятельно составляет с подписью и печатью Главы запасной список присяжных заседателей. Общий и запасной списки публикуются в местной печати для сведения населения с целью предоставления каждому гражданину возможности своевременно обратиться с заявлением по поводу
    незаконного включения, либо

45

невключения конкретных лиц в список, исключения из списка, других

нарушений.

Вместе с тем, практика реализации этого закона свидетельствует о

факте «размывания» ответственности за составление общих и запасных

списков присяжных заседателей между администрациями двух
уровней.

Проанализируем причины данного явления в контексте закона.

  1. Общие списки присяжных заседателей составляются путем случайной выборки установленного числа граждан. В числе отобранных граждан в соответствии с частями второй и четвертой статьи 80 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» определяются лица подлежащие исключению из списков присяжных заседателей. К ним относятся:
  • не внесенные на выборах или референдуме (предшествовавших составлению списков присяжных заседателей) в списки избирателей, имеющих право на участие в голосовании;
  • не достигшие к моменту составления списков присяжных заседателей возраста 25 лет;
  • имеющие не снятую или не погашенную судимость;
  • признанные судом недееспособными или ограниченные судом в дееспособности (ст. 80 ч. 2 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР).
  • Механизм проверки граждан на предмет данных ограничений в законе не прописан, как не указаны конкретно и лица, ответственные за составление списков в нарушение закона.

Согласно ст. 85 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» «Граждане призываются к исполнению в суде обязанностей присяжных заседателей один раз в год на десять рабочих дней …». Таким образом, если принять во внимание ежегодное составление списков, случайность выборки потенциальных присяжных из числа избирателей, неоднократное включение в списки одних и тех же лиц, исключается.

Однако практика Московской области фиксирует факты повторного включения в списки присяжных заседателей одних и тех же граждан, а также

46 лиц, которые не могут осуществлять функции присяжного
заседателя. Ежегодно предоставляемые списки не соответствуют требованиям закона и в связи с этим не гарантируют выполнение
требований ст.ст. 81-85 Закона « О судоустройстве РСФСР» (см. рис.1)

Табл. 1 Показатели соответствия списков присяжных заседателей требованиям закона (по Московской области).

Год Кол-во

Внесенны

в базу данных Не

1Г-

ших 25 Выбывши

с места жительств Суди мых Инвалид

1 и2 группы Умерших на момент составления списков Ранее Включении

В списки П.з. 199 30000

398

216 93 Каждый 5-й 199 35000

318 87 274 78 Каждый 5-й 200 37000 5 357 36 96 28 Каждый 5-й Подобные факты характерны и для других регионов России. Так, по свидетельству М.В. Немытиной: «Саратовская областная администрация, составляя общие списки присяжных заседателей на 1995 год, ограничилась тем, что к имевшимся общим спискам присяжных заседателей за 1994 год, включавшим 5000 граждан, добавила еще списки на 3000 граждан с учетом предполагавшегося областным судом для обеспечения процессов увеличения численности присяжных заседателей с 5000 до 8000 человек. Тем самым многие жители региона второй год подряд привлекаются областным судом к участию в отправлении судопроизводства в качестве присяжных заседателей. По данным 19 процессов, из общего числа 543 приглашенных, но по различным причинам не участвовавших в судебном разбирательстве 23 % не проживали по

47 указанному адресу, 17,7 % были судимыми и алкоголиками, 15,5 % оказались инвалидами, 1,3 % умерли».52

  1. Статья 83 Закона РСФСР «О судоустройстве в РСФСР» предусматривает:

а) обязанность граждан, должностных лиц государственных органов, предприятий, учреждений и организаций по запросу администрации (районной, краевой, областной) предоставлять необходимую для составления списков присяжных заседателей информацию;

б) наложение административного взыскания в случае невыполнения данных обязанностей.

Тем не менее, отсутствие четкого механизма составления списков приводит к формализации прописанных в законе обязанностей и усложнению деятельности судов, вынужденных проводить дополнительные проверки с целью качественного отбора коллегии присяжных заседателей.

  1. В соответствии со ст. 82 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в запасной список присяжных заседателей включаются только граждане, постоянно проживающие в краевом, областном центре либо в другом постоянном месте нахождения соответствующего суда. При этом в законе не регламентирован порядок составления запасного списка присяжных заседателей, не указан механизм проверки кандидатов в присяжные заседатели в соответствии с требованиями, не обозначен конкретный структурный орган, ответственный за составление и качество списков присяжных заседателей. Отсутствие этих положений делает невозможным в некоторых условиях составление запасного списка присяжных заседателей в соответствии с Законом. Рассмотрим это на примере деятельности Московского областного суда.

Статус Московской области как субъекта федерации, весьма специфичен - большинство областных государственных учреждений располагается в г. Москве, являющейся самостоятельным субъектом Российской
Федерации.

«Российский суд присяжных», МЛ 995 г„ с,38,

48 Устав Московской области законодательно не определяет статус конкретного города в качестве столицы областного центра, презюмируя, что таковым является г. Москва. Таким образом, Губернатор Московской области не вправе давать какие-либо указания руководителям территориальных образований г. Москвы по составлению запасных списков присяжных заседателей для Московского областного суда, расположенного на территории г. Москвы. В этих условиях запасные списки присяжных заседателей составляются из числа избирателей, проживающих в близлежащих к г. Москве районов, что ставит под сомнение их законность.

  1. Закон (ст.82) устанавливает порядок ознакомления граждан со

списками присяжных заседателей, по которому администрации (районная, городская) после составления общих списков присяжных заседателей «извещают население и в течение двух недель после этого допускают всех желающих к ознакомлению с ними, рассматривают поступающие заявления». При этом законодатель не конкретизирует форму извещения и не предусматривает ответственность конкретного органа (районного, городского, областного, краевого) за выполнение данного требования закона.

Недоступным населению для ознакомления остается запасной список присяжных заседателей. В условиях работы Московского областного суда запасные списки составляются также в районах и городах, в результате происходит перекладывание ответственности за опубликование списков присяжных заседателей одной структуры на другую, а в итоге - невыполнение требований Закона.

Проведенным в Московском областном суде анкетированием (1998 г.), выявлено, что ни одному из граждан, включенных в списки присяжных заседателей, на момент вызова в суд не было об этом известно, что не позволило им воспользоваться своими правами. Данные факты отрицательно сказываются на явке выбранных присяжных заседателей в суд (см. табл. 2).

49 Табл. 2 Показатели явки в суд граждан, включённых в списки присяжных заседателей.

Месяц Кол-во вызванных пр. заседателей Кол-во явившихся пр. заседателей Кол-во

Сформированных

Коллегий Январь 9350 604 13 Февраль 9750 868 14 Март 9150 834 16 Апрель 6950 474 10 Май 8800 641 16 Июнь 8650 399 8 Июль 9000 452 7 Август 11100 501 12 Данные, представленные в таблице свидетельствуют, что в суд является в среднем лишь каждый 16-й присяжный заседатель.

Отсутствие в Законе четкого механизма составления общих и запасных списков присяжных заседателей влечёт за собой и более серьезные последствия, связанные с нарушением конституционных прав граждан.

Так, согласно ст. 434 УПК РСФСР «Суд обязан не менее чем за семь суток уведомить гражданина о времени, когда он должен явиться в суд для исполнения обязанностей присяжного заседателя». Изменения в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях утверждают, что «Неявка гражданина без уважительной причины по вызову в суд для исполнения обязанностей присяжного заседателя влечет предупреждение или наложение штрафа до одного минимального размера оплаты труда (ст. 165-6). Дело об административном правонарушении подлежит рассмотрению в районном суде.

Вместе с тем, ст. 32 Конституции Российской Федерации участие гражданина в отправлении правосудия провозглашает как право, а не обязанность. Таким образом, возведение в рамки обязанности
явки

50 присяжного заседателя для участия в судебном заседании,
требование сообщить о себе достоверные сведения под страхом
административной ответственности, противоречат Основному Закону Российской Федерации.

Таким образом, если гражданину не было известно о включении его в списки присяжных заседателей, то он вплоть до окончательного формирования коллегии присяжных заседателей по конкретному делу, вправе отказаться от выполнения этой роли по любым мотивам, а не только тем, которые предусмотрены ст. 80 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР».

В статье 8 Федерального Конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» делается попытка расширить конституционные положения в части участия граждан в осуществлении правосудия. «Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в осуществлении правосудия в порядке, предусмотренном федеральным законом. Участие присяжных, народных и арбитражных заседателей в осуществлении правосудия является гражданским долгом».

В статье 108 Конституции Российской Федерации указано, что «Федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации». Это означает, что Федеральный конституционный закон не вправе изменять положения Конституции РФ, дополнять их, либо расширительно толковать».

В этом смысле нельзя согласиться с утверждениями М.В.Немытиной о том, что «Конституционному праву человека на рассмотрение его дела в определенных случаях судом с участием присяжных заседателей в Российской Федерации соответствует обязанность гражданина участвовать в судебном разбирательстве в качестве присяжного». И далее «Соответствующие поправки, обеспечивающие выполнение обязанностей присяжного заседателя, Законом 16 июля 1993 года были внесены в законодательство о судоустройстве, уголовно- процессуальный, уголовный кодексы, Кодекс об административных правонарушениях».53

53 M.B. Немытина, Российский суд присяжных, издательство « БЕК» Москва, 1995 год, с. 26

51

Статья 15 Конституции Российской Федерации устанавливает, что «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Следовательно, если Конституцией Российской Федерации закреплено право гражданина участвовать в отправлении правосудия, отсутствие у него желания осуществлять это право, не может повлечь за собой требование об исполнении обязательств, да еще и под угрозой наказания.

Поддерживая свою посылку, автор далее обращается как бы к аналогии, указывая, что: «Конституция Российской Федерации, провозгласив в ч. 2 ст. 20 право обвиняемого на суд присяжных не устанавливает соответствующей ему конституционной обязанности, опуская регулирование этого вопроса на уровень отраслевого законодательства»54.

Однако, именно здесь отраслевой закон - глава 10 уголовно- процессуального кодекса РСФСР ст. 423 в соответствии с Конституцией Российской Федерации, вновь подтверждает право обвиняемого заявлять ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных: «Осуществление уголовного судопроизводства в соответствии с правилами, предусмотренными настоящим разделом, производится не иначе как по ходатайству обвиняемого о рассмотрении его дела судом присяжных. Обвиняемый имеет право заявлять указанное ходатайство при объявлении ему об окончании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех материалов дела».

Следует отметить, что в первом случае Конституция не отсылает к федеральному закону, а во втором - делает на него ссылку.

Вместе с тем, необходимо четко различать грань между «возможностью использовать свое право на участие в правосудии и желанием осуществлять это право».

54 М.В. Немытина там же с.26

52

Право гражданина участвовать в отправлении правосудия - это, безусловно, его право, а не обязанность. Следовательно, от использования этого права он может отказаться. Однако отказ от этого права должен быть заявлен своевременно, поскольку у гражданина нет права срывать судебное заседание.

Отсюда следует, что необходимо организационно обеспечить возможность гражданину заявить о своем желании, быть присяжным заседателем вообще (входить в общий и запасной список), так и присяжным заседателем по конкретному делу.

Поэтому, в принципе административная ответственность возможна, но только при условии, что у гражданина была возможность отказаться от использования своего права, но этой возможностью он не воспользовался своевременно.

В подтверждение этой мысли можно сослаться на ст. 17 Конституции РФ, где провозглашается, что «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

В первом случае отказ гражданина, не знавшего о включении его в списки присяжных заседателей, участвовать в осуществлении правосудия по любым мотивам не может повлечь за собой никаких обязательств для него, на что указывалось выше, а во втором случае - это становится возможным.

Организация работы с присяжными заседателями предусматривает направление анкеты каждому, включенному в списки. Анализ возвращенных заполненных анкет позволяет уже на этом этапе исключить тех граждан, которые в силу ст. 80 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» не могут быть присяжными заседателями.

На следующем этапе при выборке присяжных заседателей на конкретное дело им направляется вызов с указанием даты и времени явки для исполнения обязанностей присяжного заседателя.

Вызванные и явившиеся в указанное время присяжные заседатели получают инструкции от работников аппарата суда о порядке составления списков присяжных заседателей, о своих правах, компетенции и так далее.

53

Таким образом, в случае, если гражданину не было известно о включении его в списки присяжных заседателей до его явки в суд по вызову, он может воспользоваться своим правом не участвовать в осуществлении правосудия лишь до момента отбора коллегии присяжных заседателей. Согласие же на участие в этой стадии процесса предполагает заведомую осведомленность о включении лица в списки присяжных заседателей, отсутствие ограничений к предъявляемым требованиям для присяжного заседателя и желание использовать свое право на участие в правосудии.

Именно с этого момента у присяжного заседателя могут возникнуть те обязанности, которые закреплены в ст. 437 УПК РСФСР: «Присяжный заседатель обязан правдиво ответить на вопросы председательствующего, задаваемые при отборе для участия в рассмотрении дела, а также представить по его требованию иную необходимую информацию о себе и об отношениях с другими лицами, участвующими в деле. Присяжный заседатель обязан соблюдать порядок в судебном заседании и подчиняться законным распоряжениям председательствующего. В случае если объявляется перерыв в судебном заседании или слушание дела откладывается, присяжный заседатель, участвующий в рассмотрении данного дела, обязан явиться в указанное судом время для продолжения судебного разбирательства».

За нарушение этих обязанностей той же статьей УПК РСФСР предусмотрено наложение денежного взыскания.

Судебной практике и российскому законодательству известны примеры аналогичного решения вопроса, где возможность использования права трансформируется в необходимость выполнения обязанностей.

Так, согласно ст. 51 Конституции Российской Федерации: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».

Согласно ст. 308 УК РФ отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний - уголовно наказуемое деяние.

54

Вместе с тем, из примечания к указанной норме следует, что «лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.96 года «О судебном приговоре» практически презюмирует обязанность свидетелей, на которых распространяется иммунитет, давать правдивые показания в случае согласия их дать: «При отказе от дачи показаний потерпевшего, свидетеля, являющегося супругом или близким родственником подсудимого, а равно при отказе от дачи показаний самого подсудимого, суд вправе сослаться в приговоре на показания, данные этими лицами ранее, лишь в том случае, если при производстве дознания, предварительного следствия им были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников».

Точное соблюдение порядка составления общих и запасных списков присяжных заседателей могло бы исключить необходимость внесения изменений в законы, так как возможность ознакомиться со списками и подать при необходимости заявление об исключении их из этого списка порождает уверенность в том, что каждому жителю района было известно о составлении списков, а отсутствие с их стороны соответствующих заявлений дает право считать, что они принимают на себя обязанность участвовать в отправлении правосудия.

В этом случае не следует забывать, что при полном соблюдении требований закона, многие граждане могут и не знать о составлении списков присяжных заседателей в связи с временным отсутствием по месту жительства, болезнью, командировкой, невозможностью быть обеспеченными средствами массовой информации и так далее. Кроме того, те требования, предъявляемые к присяжным заседателям, которые изложены в статье 80 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» ограничивают возможность удовлетворения заявлений граждан об исключении их из списков присяжных заседателей.

55

Все это, безусловно, требует иного подхода к проблеме.

Опыт работы суда присяжных в царской России показывает, что Судебные уставы 1864 года относили участие народного элемента в отправлении правосудия к государственной повинности. Этим статусом определялись их права, обязанности и ответственность. Так, они обязаны были являться в суд, принести установленную присягу, и в случае избрания по жребию, вступить в состав коллегии (ст.ст. 337-388,553, 649- 662 Устава уголовного судопроизводства). Неявка к суду сопровождалась ответственностью, которая отпадает лишь при наличии законных причин. А именно:

  • командировка или особенное поручение по службе;

  • несвоевременное получение повестки о вызове в суд - позже, чем за неделю до открытия заседания и;

  • внезапные по хозяйству, торговле или промышленности случаи, в коих отсутствие хозяина может привести к неизбежному разорению.

Ответственность присяжного заседателя за неявку в суд по вызову без законных причин предусмотрена ст. 652 УУС в виде денежного взыскания, а при неоднократности и в виде лишения права участвовать в выборах и быть избираемым в должности, требующей общественного доверия (ст. ст. 337-388,553, 562-644,650, 652 УУС).

Таким образом, в Уставах речь шла об обязанности присяжного заседателя являться по вызову.55

Как уже отмечалось выше, в современной России главным препятствием являются положения статьи 32 Конституции Российской Федерации.

Представляется, что с целью устранения этого препятствия, необходимо исходить из посылки, что каждое право гражданина должно быть гарантировано.

Следовательно, право обвиняемого на суд присяжных предполагает наличие обязанности на предоставление такого права. Это возможно только в

55 Российское законодательство X-XX веков. Судебная реформа. Т.8, М., Юр. литература ,1991.

56 случае исключения из ст. 32 Конституции РФ посылки на участие граждан в осуществлении правосудия по желанию.

В Конституциях США и Канады предоставление права обвиняемому на суд присяжных презюмирует обязанность граждан на участие в осуществлении правосудия. Это правильный подход к решению вопроса.

  1. Закон «О судоустройстве РСФСР» отвергает положение о получении сведений о личности присяжных заседателей.

«В некоторых регионах России, где введен суд присяжных, имелись случаи выдвижения присяжных заседателей трудовыми коллективами, самовыдвижения. Такая практика незаконна, не соответствует требованиям ст. 82 Закона, закрепляющей принцип случайного отбора, и может привести не к отбору, а к подбору присяжных заседателей, угодных заинтересованным лицам. Поэтому, в основе выбора присяжных заседателей должен быть лишь слепой жребий, а не субъективная воля граждан или коллективов».56

Указанные выше нарушения закона при составлении списков присяжных заседателей, в случае если это не будет установлено в стадии отбора, могут явиться основанием для признания этих списков недействительными, а в ряде случаев могут повлечь отмену приговора.

Кассационной палатой Верховного Суда РФ было отменено несколько приговоров суда присяжных Ульяновского областного суда по тем основаниям, что при составлении списков присяжных заседателей были нарушены требования ст.ст. 80-82 Закона. Списки в одном из городов области составлялись не методом случайной выборки, а с учетом мнений граждан и данных, характеризующих лиц, попавших в списки. По сути, был нарушен закон о случайной выборке.

Тем не менее, вопрос о личностных характеристиках людей, призванных к осуществлению правосудия, заслуживает внимания. Известный русский юрист И.Я.Фойницкий писал: « Приглашая граждан для совместного с коронными судьями разрешения этой задачи, государство заинтересовано в том, чтобы к

56 «Рассмотрение суд судом присяжных». М., 1998 Л.Г Поспеева, с.9.

57 суду являлись лица, способные достойно служить интересам правосудия. Выбор их из всего населения делается, прежде всего, законом, который определяет условия, необходимые для присяжного. Лица, им не удовлетворяющие, не имеют права быть присяжными, они абсолютно к тому не способны. Но закон может наметить эти условия лишь в самых общих чертах. Среди лиц, им отвечающих, всегда найдется значительное число таких, которым в действительности было бы крайне рискованно поручить высокую миссию судьи».57

Считалось это обычным явлением и в царской России: «Наиболее важной стороной деятельности комиссий по составлению списков присяжных является проверка внутреннего достоинства лиц, включенных в общие списки, именно их нравственную безупречность, их способность к отправлению обязанностей судьи, то есть умственную зрелость, житейскую опытность, знания, грамотность и т.д. Лица, избранные комиссией, должны быть лучшими людьми уезда» .

Присяжный заседатель, в определенной степени, исполняет роль судьи. При назначении же судьи на должность требуется, чтобы кандидат не допускал порочащих поступков. Ранее существовавший порядок избрания народных заседателей преследовал ту же цель.

В настоящее время действительно нередки случаи, когда в коллегию попадают лица, моральный облик которых не соответствует их назначению. Видимо, именно этого опасались руководители региона, истребуя характеристики на кандидатов в присяжные.

Эта позиция, на наш взгляд, заслуживает внимания и требует определения порядка получения личностных характеристик присяжных заседателей, но уже в стадии проверки составленных списков на предмет их соответствия требованиям закона.

57 Курс уголовного судопроизводства, М.,1996 г. т. 1 с. 378.

58 Н.Н.Розин. О суде присяжных. СПб, 1901 г., с. 156-157.

58

Указанные недостатки в части составления списков присяжных заседателей имеют место из года в год и во всех регионах, где действует суд присяжных.

Таким образом, можно выделить ряд особенностей, оказывающих влияние на качество списков присяжных заседателей, это:

отсутствие четкого механизма составления общих списков присяжных заседателей;

наличие законодательных пробелов в установлении порядка проверки составленных списков;

отсутствие в законе дополнительных критериев оценки личности потенциальных присяжных заседателей необходимых к получению в ходе проверки составленных списков;

наличие территориальных особенностей, не учтенных в законе, но влекущих его безусловное нарушение при составлении запасных списков присяжных заседателей.

В контексте поднятых проблем обратимся к анализу российского и зарубежного законодательства.

Дореволюционные российские традиции суда присяжных несколько отличаются от современных.

По поводу порядка составления списков присяжных заседателей на основе судебных участков, известный русский юрист И.Я. Фойницкий писал следующее: «Вторую коллегию в суде присяжных образует скамья присяжных заседателей. Она состоит из 12 человек, но для выбора их приходится обращаться к значительно большему контингенту населения, выполнив длинный ряд действий, предшествующих судебному разбору и направленных к тому, чтобы обеспечить образование состава, целям правосудия удовлетворяющего.

Как ни желательно в вопросах, предполагающих личную оценку избираемого, обойтись без посредника между ним и законодателем, однако такой посредник необходим при избрании присяжных, миссия которых - не

59

политическое право, а общественная повинность. Всякая повинность предполагает подбор людей, могущих нести ее. Для столь важной повинности, как судебная он должен быть сделан с наибольшей осторожностью. Эти соображения привели повсеместно к системе особых записей или списков, из которых образуется присутствие присяжных».59

Судебные уставы 1864 года предусматривали систему списков: общий или первоначальный список, на его основе годовой или очередной список (иногда делящийся по четвертям или иным частям года), а затем список служебный. Особый список запасных заседателей составлялся одновременно с изготовлением очередного списка (см. схему №1).

Схема №1. ПОРЯДОК СОСТАВЛЕНИЯ СПИСКОВ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

Судебные Уставы 1864 года Закон РФ от 16.07.1993 Общий список

Списки годовые

Общий список

Запасной список

Очередны е

Запасные

Периодические

Списки служебные (сессионные)

очередной

запасной

Общий список это список всех обывателей данного уезда, имеющих право быть присяжными и не освобожденных от того законом.

Курс уголовного судопроизводства, издательство «Альфа», 1996 г. т.1 с.378

60

Годовой список- это список лиц, которые в продолжение наступающего года «подлежат призыву к судебной деятельности» (ст. 90 Учреждения судебных установлений»)

Годовые списки разбиваются на очередные и запасные.

«В очередные списки вносятся из числа лиц, имеющих право быть присяжными заседателями, только те, которые в продолжение наступающего за тем года должны быть призываемы для участия в заседании судебных мест» (ст. 98 Учреждения судебных установлений).

Учреждения судебных установлений определяют порядок рассмотрения дел либо по месту совершения преступления, либо в определенных установленных постоянно местах. Именно по этим городам или округам составляются списки запасных присяжных заседателей.

Периодические списки - это списки, составленные из числа очередных и запасных, распределенные по более дробным периодам времени.

Списки служебные (сессионные) образуются по жребию на целый ряд дел.

Очередной составляется из очередного периодического списка и должен содержать 30 имен.

Запасной (из периодического) составляется из списка запасных и должен содержать 6 имен (позднее 3).

Количество лиц, внесенных в очередные и запасные списки, определено законом.

Общие и годовые списки составлялись особыми комиссиями, печатались в местных ведомостях. Служебные списки составлялись председателем того суда, к участию, в заседании которого должны быть приглашены присяжные.

Из служебного списка образовывался «состав присутствия присяжных заседателей» (коллегия присяжных) на каждое конкретное дело (ст.ст. 89,90,98,107,108, 138 Учреждения судебных установлений.)60

Таким образом, по прошлому российскому законодательству, составление списков присяжных происходило в следующем порядке:

60 Российское законодательство Х-ХХ веков, т.8, 1991 г., стр.42-46.

61

  1. Разные места и лица одного района составляют в алфавитном порядке отдельные общие списки, каждое по своему ведомству, и передают их в особые местные комиссии по составлению очередных списков;
  2. Эти комиссии составляют очередные и годовые списки, распадающиеся на годовые очередных и запасных присяжных;
  3. Те же комиссии затем из годовых списков составляют периодические, каковые и передают в Окружные суды;
  4. Окружные суды из периодических списков, при помощи жребия образуют служебные или сессионные списки;

  5. Наконец, те же суды и тем же путем составляют из служебных списков списки присутствия присяжных для решения каждого отдельного дела.

Хотя в ходе судебной реформы, принятая судебными уставами система составления списков претерпевала серьезные изменения, в части ликвидации четвертных списков, запасных списков, порядка определения числа присяжных заседателей по каждому уезду, основу Закона 16 июля 1993 года составляет система списков, означенная в судебных уставах 1864 года.

Однако сравнительный анализ порядка составления списков присяжных заседателей в ходе судебной реформы 1864 года и в 90-е годы XX столетия позволяет определить, что существовавший порядок составления списков присяжных заседателей, закрепленный судебными уставами 1864 года, гарантировал наибольшую эффективность явки присяжных и наименьшие нарушения при формировании списков. Более четко был закреплен механизм составления общих и запасных списков присяжных заседателей и определены обязанности ежегодно создаваемых временных комиссий (состоящие из лиц, назначаемых для этой цели ежегодно уездными земскими собраниями, а в столицах - объединенными заседаниями городских дум и местных уездных земских собраний). Опыт работы этих комиссий накапливался годами. Вот что пишет по этому поводу А.Ф. Кони: «В первые пятнадцать лет существования этого суда установленные законом временные комиссии действовали столь небрежно, что в общие списки присяжных, вопреки точному указанию закона,

62 заносились сумасшедшие, умершие, слепые и глухие, состоящие под судом, не знающие русского языка, перешедшие 70-летний возраст и т.п.». И далее: «Когда была образована в конце семидесятых годов при Сенате комиссия об устранении неудобств при составлении списков присяжных заседателей, мне в качестве члена ее пришлось заявить, что даже по Петербургу, где списки составлялись с большим вниманием, чем в провинции, в течение года с 1878 по 1879 год, пришлось исключить из списков, присланных в Петербургский окружной суд 5 иностранцев, 12 человек старше 70 лет, не проживающих в Петербурге - 106, оказавшихся умершими за несколько лет перед занесением в списки - 23, признанных сумасшедшими - 3, не знающих русского языка - 5, слепых - 2, глухих - 8, не имеющих быть присяжными заседателями - 18, и отбывших в предшествующем году свою обязанность - 5. В провинции в большинстве случаев положение было еще хуже».61

В действующем законе отсутствует положение о создании комиссий по составлению списков присяжных заседателей.

Примечателен в этом контексте опыт Канады (штат Онтарио). Всю работу с присяжными заседателями проводит Комитет присяжных. Руководители Комитета (2 человека) избираются на 4 года жителями штата совместно с Конгрессом. Один из них выдвигается партией демократов, второй - республиканской партией. Комитет определяет порядок комплектования присяжных заседателей. В их распоряжении компьютерная система с внесенными туда списками избирателей, автовладельцами, владельцами земельных участков.

В обязанности Комитета входит:

компьютерный отбор присяжных заседателей;

вручение им повесток с указанием примерного срока вызова;

направление анкет;

обработка информации и передача ее суду.

А.Ф.Конни. Присяжные заседатели, Т,1, с.33.

63

В своей работе по обеспечению явки присяжных заседателей Комитет использует помощь шерифов.

Суд производит отбор присяжных заседателей только на конкретные дела.

Комитеты (комиссии) брали на себя ответственность за составление списков присяжных заседателей, проверку на соответствие их закону, систематическое пополнение списков в случае выбытия кого-либо из присяжных заседателей, явку присяжных, отобранных путем случайной выборки, в суд для последующего отбора по конкретному делу.

Значимость этой работы заключается в следующем: Суды освобождены от несвойственных им функций:

а) фактической проверки списков присяжных;

б) розыска лиц, включенных в списки;

Срывы дел по причине неявки присяжных заседателей исключены. Проделанный анализ позволяет прийти к выводу о необходимости создания специального органа, способного координировать вопросы составления общих и запасных списков присяжных заседателей. Это приведет к повышению эффективности организационной деятельности суда и значительному сокращению расходов на суд присяжных.

Для реализации данного положения необходимо принять отдельный закон «О присяжных заседателях в Российской Федерации».

Как известно, в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в июле 1993 года был внесен раздел V «Присяжные заседатели», содержащий: требования, предъявляемые к присяжным заседателям; порядок составления списков присяжных заседателей; гарантии независимости и
неприкосновенности присяжных заседателей;

порядок оплаты труда присяжных заседателей и так далее. Практически на сегодня этот закон действует лишь в его небольшой части, поскольку приняты Закон «О судебной системе РФ», Закон «О народных заседателях судов общей юрисдикции в Российской Федерации», имеются

64 проекты законов «О Верховном суде РФ», «О судах общей юрисдикции», нормы которых составляли основу Закона «О судоустройстве РСФСР».

В содержании Закона «О присяжных заседателях» должны найти отражение следующие положения:

  1. О механизме составления списков и законодательного создания постоянно действующего Комитета, занимающегося вопросами работы присяжных заседателей.
  2. О сферах компетенции Комитета:
  3. составления общих и запасных списков присяжных заседателей (с

проверкой кандидата не только на соответствие требованиям

закона, но и соответствия личности статусу присяжного

заседателя);

регулярного внесения в них соответствующих изменений;

опубликования списков присяжных заседателей;

рассмотрения заявлений о неправильностях в списках;

контроля за явкой присяжных заседателей;

установления причин неявки присяжных заседателей, подготовка

соответствующих материалов об ответственности виновных за

неявку присяжного заседателя;

решения вопросов об условиях и оплате их работы.

  1. О разных уровнях Комитетов - от федерального (координирующего) и далее по вертикали до уровня района, города.

Комитет (комиссия) федерального уровня должен быть создан при Правительстве РФ, а нижестоящие - в органах исполнительной власти субъектов и органах местного самоуправления. Финансирование института присяжных заседателей должно осуществляться через Судебный департамент, как это имеет место и сейчас.

На Комитет федерального уровня возложить: обеспечение деятельности федеральных судов;

65 работу со списками присяжных заседателей во всех регионах, в том
числе составление запасных списков для Московского областного суда и Ленинградского областного суда из списков избирателей города Москвы и города Санкт-Петербурга. 4. О составе комитетов, в
который должны войти как работники администраций всех уровней,
так и работники системы МВД РФ, здравоохранения, органов опеки и попечительства и так далее.

Законодательное закрепление ответственного органа за составление списков присяжных заседателей с обозначенными функциями может существенно снизить негативные проявления в деятельности суда присяжных заседателей, вызванные противоречивостью ряда законов.

1.1.2. Работа со списками присяжных заседателей в суде.

Содержание работы аппарата суда по вызову присяжных заседателей ставит целый ряд вопросов, требующих специального рассмотрения.

Особенности подготовки дела к рассмотрению судом присяжных определены статьей 434 УПК РСФСР: «После вынесения постановления о назначении дела к рассмотрению судом присяжных судья дает распоряжение аппарату суда об обеспечении явки в данное судебное заседание не менее двадцати присяжных заседателей».

Закон устанавливает порядок вызова присяжных заседателей, в основе которого лежит принцип случайной выборки необходимого количества заседателей в соответствии с постановлением судьи (ст., ст. 433,434 УПК РСФСР).

Обратимся к анализу практической реализации данного закона.

С общим списком присяжных заседателей работает секретарь, производя выборку присяжных по всем постановлениям судей, переданным на исполнение. Из числа присяжных заседателей, вызванных на определенный день, происходит отбор по нескольким делам, с использованием остаточного

66

принципа (ст. 85 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»). Реализация этого принципа вызывает определённые сомнения.

Во-первых, по существу не выполняется постановление судьи о количестве присяжных заседателей, вызванных для отбора по конкретному делу.

Во-вторых, в числе оставшихся, в основном, лица, отведенные безмотивно либо сторонами, либо судьей (в зависимости от ответов на вопросы, поставленные при отборе).

В-третьих, работа одного секретаря ежедневно со 100-120 присяжными заседателями, неизбежно приводит к упущениям.

В новом УПК РФ (ст.326) конкретизирован порядок составления списка присяжных заседателей - впервые введено понятие «предварительный список присяжных заседателей». «После назначения судебного заседания по распоряжению председательствующего секретарь судебного заседания или помощник судьи производит отбор кандидатов в присяжные заседатели из находящихся в суде общего и запасного годовых списков путем случайной выборки».

Однако, закон не раскрывает особенностей работы со списками присяжных заседателей каждого секретаря судебного заседания или помощника судьи, а также принципов отбора кандидатов в присяжные заседатели. Рассмотрим это на примере: в суде 20 судей рассматривают дела с участием присяжных заседателей. При одновременном назначении этих дел к слушанию все секретари судей, имея один список присяжных заседателей, обязаны выполнить подготовительные действия к вызову присяжных заседателей, соблюсти принцип случайной выборки и не повторить вызов одних и тех же лиц. В данных условиях возникает большая вероятность нарушения основных принципов.

С целью предотвращения подобных нарушений необходимо законодательно закрепить единый для всех судов порядок отбора кандидатов в присяжные.

67

Рассмотрим возможные варианты установления порядка составления предварительного списка присяжных заседателей.

Первый вариант предусматривает сохранение прежнего порядка: один секретарь работает со всеми списками присяжных заседателей и производит отбор кандидатов на все дела для всех судей. В этом случае принцип случайной выборки соблюдается, но сохраняется принцип отбора кандидатов в присяжные заседатели по остаточному методу, а также отсутствует необходимое количество присяжных заседателей, определенное судьей в постановлении по каждому делу. В результате закон (ст.326 УПК РФ) нарушается, ибо он исключает возможность применения остаточного принципа.

Второй вариант разворачивается по аналогии с действующим Законом « О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации. По принципу случайной выборки из общего и запасного списков за каждым судьей закрепляется соответствующее количество присяжных заседателей. Аппарат судьи предметно работает с указанным списком. Таким образом, к минимуму сводится количество отложенных дел по причине неявки присяжных заседателей.

Судья работает самостоятельно (в течение всего времени действия этих списков) со всеми отобранными присяжными заседателями. При этом индивидуально определяются формы деятельности, а явка присяжных заседателей всецело зависит от организации работы.

Однако, наиболее эффективным, на наш взгляд, является третий вариант. Восьмилетняя деятельность Московского областного суда в условиях новой формы судопроизводства, позволяет признать, что работа в течение года со всеми списками присяжных заседателей (общим и запасным, в которых обычно свыше ста тысяч человек) громоздка, неэффективна и не страхует от различного рода ошибок, В связи с этим предлагается законодательно закрепить следующий порядок составления списков присяжных заседателей и предварительного отбора кандидатов в присяжные заседатели в суде.

68

  1. Списки присяжных заседателей (единый общий и запасной) после подписания главой администрации (краевой, областной) не позднее, чем за 6 месяцев до начала года, передаются в Комитет по организации работы с присяжными заседателями. Комитет публикует списки присяжных заседателей в местной печати для сведения населения. Граждане, представители предприятий и организаций получают право в течение двух недель обратиться в администрацию (краевую, областную) с заявлениями о незаконном включении или невключении конкретных лиц в список либо исключении их из списка, других неправильностях в списке. Краевая, областная администрация в пятидневный срок рассматривают поступившие заявления, и принимает решения, которые могут быть обжалованы в суд в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Затем, Комитетом, путем случайной выборки, из общего и запасного списков присяжных заседателей составляются квартальные списки, которые также подписываются главами краевой, областной администраций. До направления единого общего, запасного и квартальных списков в суд, Комитет проводит проверку наличия обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела, истребуя, в том числе и данные о личности. Районная, городская, краевая и областная администрации обязаны регулярно проверять и при необходимости изменять списки присяжных заседателей, исключая из списков лиц, утративших право быть присяжными заседателями, и включая тех, кто был отобран дополнительно, представляя своевременно эти данные суду. Не позднее, чем за два месяца до начала года выверенные общие, запасные и квартальные списки должны быть направлены в суд.

2.3а месяц до начала нового квартала, председатель суда, путем случайной выборки, из поквартального (общего и запасного) списков, определяет необходимое количество присяжных заседателей для каждого судьи и передает им списки для работы. Из квартального списка надлежит составлять и резервные списки на случай, если список, переданный конкретному судье,

69 будет полностью исчерпан. С переданным судье списком и работает аппарат этого судьи.

3.После назначения судебного заседания, по распоряжению председательствующего, секретарь судебного заседания или помощник судьи производит отбор кандидатов в присяжные заседатели из находящихся в суде общего и запасного квартального списка, путем случайной выборки. Секретарь судебного заседания или помощник судьи производит проверку наличия обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела. По завершении отбора кандидатов в присяжные заседатели для участия в рассмотрении уголовного дела составляется предварительный список с указанием их фамилий, имен, отчеств и домашних адресов, который подписывается секретарем судебного заседания или помощником судьи, составившим данный список. Фамилии кандидатов в присяжные заседатели вносятся в список в том порядке, в каком проходила случайная выборка. Включенным в предварительный список кандидатам в присяжные заседатели не позднее, чем за 7 суток до начала судебного разбирательства вручаются извещения с указанием даты и времени прибытия в суд. Копии извещений передаются в Комитет по организации работы с присяжными заседателями, который обязан обеспечить явку присяжных заседателей в указанное время.

Все эти положения должны быть закреплены в Законе « О присяжных заседателях в Российской Федерации».

Это позволит улучшить организацию работы, сократит неявку присяжных заседателей, поскольку:

аппарат каждого судьи будет работать с конкретным количеством присяжных заседателей;

присяжные заседатели будут вызываться по каждому конкретному делу, рассматриваемому конкретным судьей, а не общим списком с последующим отбором в порядке очередности;

70

подобная организация позволит избежать остаточного принципа

отбора, как это имеет место сейчас;

аппарат судьи будет ответственен за соблюдение сроков

отправления извещений присяжным заседателям;

аппарат судьи будет обязан контролировать причины неявки

присяжных заседателей;

аппарат судьи систематически может анализировать работу со

списками, своевременно извещать о необходимости их

изменения;

конкретная работа позволит эффективно использовать запасной

список присяжных заседателей;

предметной будет связь аппарата судьи с Комитетом,

осуществляющим работу с присяжными заседателями. Основной смысл предложения сводится к тому, чтобы отойти от работы всей канцелярии со всем списком присяжных одновременно для всех судей, что «размывает» ответственность за результаты работы, и перейти к индивидуальной работе аппарата конкретного судьи, с конкретным количеством присяжных, по конкретному делу, на получение конкретного результата.

Аппарат судьи должен включать - институт помощника судьи, институт судебных приставов (в соответствии с Законом РФ «О судебных приставах»), секретаря суда.

В целом, проделанный анализ свидетельствует, что основная организационная проблема это неявка присяжных заседателей, вызванная формальным составлением списков присяжных заседателей, коллизией законов и неэффективной организацией работы аппарата на местах.

Разрешение этой проблемы связано, во-первых, с
принятием

Федерального Закона «О присяжных заседателях в Российской Федерации», в котором должны найти отражение механизм составления списков присяжных заседателей, порядок организации работы со списками аппарата суда; во-

71 вторых, - с введением новых институтов и аппарате судов общей юрисдикции; в-третьих, - с устранением противоречии в законах.

1.1.3. Условия работы присяжных заседателей,

Качество деятельности присяжных заседателей в судебном разбирательстве определяется законодательным механизмом обеспечения условий их работы, гарантиями безопасности и неприкосновенности, оплатой их труда. Рассмотрим практику решения этих вопросов в историческом аспекте и на современном уровне.

  1. Особенности обеспечения условпП работы присяжных заседателей.

Российское законодательство не дпет регламентации условий работы присяжного заседателя, за исключением порядка оплаты его труда и гарантий независимости и неприкосновенности (ст. 86 и 87 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»). Вместе с тем, отсутствие надлежащих условий работы присяжных заседателей влечет за собой определенные правовые последствия. Рассмотрим несколько примеров из практики Московского областного суда.

1). Ст. 440 УПК РСФСР (ст. 328 п.22 УПК РФ) предусматривает, что «по завершении образования коллегии присяжных заседателей,

председательствующий предлагает двенадцати комплектным присяжным заседателям занять отведенное им место на скамье присяжных заседателей, которая должна быть отделена от присутствующих в зале судебного заседания и расположена, как правило, напротив скамьи подсудимых. Два запасных присяжных заседателя занимают на скамье присяжных заседателей специально отведенные для них председательствующим места». Зал судебного заседания должен быть специально обустроен для работы присяжных заседателей. Нарушение этого требования может иметь правовые последствия. В частности, процессуальным основанием к опротестованию приговора суда присяжных может выступать
отказ государственных обвинителей к

72 рассмотрению дел в залах специально не оборудованных для
участия присяжных.

Так, по делу С, в отношении которого постановлен оправдательный приговор, прокурор в кассационном протесте указал, что в зале судебного заседания ненадлежащим образом была оборудована скамья присяжных заседателей, что позволяло родстве! пикам С. оказывать незаконное воздействие на присяжных заседателей. Это обстоятельство явилось одним из оснований к отмене приговора.

Размещение присяжных заседателе:! в непосредственной близости от присутствующих в зале судебного заседания, может привести к формированию их убеждения под влиянием и давлением иных лиц, а это - выступает законным основанием к роспуску коллегии или к отмене приговора.

Отсутствие надлежащих условий для размещения скамьи присяжных заседателей влечет нарушение сроков рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, чем способствует формировапию негативного отношения к этому институту.

Таким образом, для эффективной деятельности присяжны х

заседателей суды должны предусмотреть организационные мероприятия по правильному обустройству залов судебного заседания.

2). Согласно ст. 442 УПК РСФСР (ст. 331 УПК РФ) выборы старшины присяжных «производятся в совещательной комнате путем голосования в условиях, исключающих присутствие посторонних лиц и какое-либо воздействие на принятие решения присяжными заседателями». В этой же комнате, в отсутствии какого-либо постороннего вмешательства, происходит совещание присяжных при обсуждении вердикта, выносится вердикт» (ст.453,454 УПК РСФСР, ст. 341, 343 УПК РФ).

Закон требует полного соблюдения тайны совещательной комнаты (ст. 452 УПК РСФСР, 341 УПК РФ) на протяжении всего процесса обсуждения, который предполагает достаточно длительный период (ст. 453 УПК РСФСР, ст. 343 УПК РФ). Так, по уголовному дел) в отношении Л. перед присяжными

73 заседателями было поставлено около 200 вопросов и для вынесения вердикта им потребовалось 4 дня.

Все эти требования предполагают надлежащее оборудование совещательных комнат кухней, туалетной комнатой, комнатой отдыха и так далее. В противном случае, как свидетельствует практика Московского областного суда, исключение возможностей какого-либо постороннего влияния на ход совещания присяжных практически невыполнимо.

Опыт работы суда по рассмотрению дел с участием присяжных заседателей накопил достаточно аналитического материала, связанного с проблемами вынесения вердикта присяжными. В практике имеет место определённое количество вердиктов, которые, по мнению
судьи,

участвующего в процессе, никак не вписываются в картину здравого смысла. В этом случае нельзя исключить использование ненадлежащих условий размещения присяжных заседателей посторонними лицами,

заинтересованными в исходе дела.

Так, практически по мотивам незаконного воздействия на присяжных заседателей дважды отменялся приговор Московского областного суда по одному и тому же делу Л. Такие примеры неединичны, в связи с чем указанные обстоятельства заслуживают внимания и объяснения.

В законе (ст. 437 УПК РСФСР, ст. 333 УПК РФ) прописаны следующие обязанности присяжных заседателей: «Присяжный заседатель не должен:

  1. Отлучаться из зала судебного заседания во время слушания дела;

  2. Общаться по делу с лицами, не входящими в состав суда, без разрешения председательствующего;

  3. Собирать сведения по делу вне судебного заседания. Выполнение присяжным этих правил требует предоставления

определенных условий для эффективной работы в соответствии с требованиями закона.

74

В истории деятельности суда присяжных, как в царской России, так и за рубежом, условия работы присяжных заседателей подробно прописаны.

Так, к числу обязанностей присяжного заседателя судебные уставы относят необходимость безотлучного пребывания в зале заседания при разборе дела, избежания сношений с лицами, не принадлежащими к составу суда, собирания каких бы то ни было сведений по делу вне судебного заседания (ст. 675 УУС). Нарушение указанных правил предусматривало ответственность в виде денежного взыскания и угрозы отстранения от дальнейшего разбора дела (ст. 676 УУС). « В видах охранения присяжных от постороннего влияния, им запрещается входить в сношение с посторонними лицами, а тем более, отлучаться из зала заседания, причем присяжный заседатель, нарушивший этот запрет, подвергается денежному взысканию от 10 до 100 рублей, устраняется от дальнейшего рассмотрения дела, и если от этого произойдет отложение судебного заседания, то и платить судебные издержки», - отмечал В. Случевский.62

Из обязанности избегать общения с посторонними лицами, вытекает необходимость принятия мер ограждения от посторонних влияний (ст.615 УУС), удаление их в особую совещательную комнату, охраняемую стражей (ст. 806 УУС), и даже запрещение уходить домой для отдыха по делам «особенной важности» (ст. 616 УУС).63 « В комнату, где происходит совещание присяжных, никто не имеет права входить. Сами присяжные, согласно закону, могут выходить из совещательной комнаты только в зал судебного заседания, при выходе же во всякое другое помещение суда они должны спрашивать разрешение председателя. Такой порядок оберегает присяжных заседателей от какого-либо на них постороннего влияния или давления и создает условия для объективного решения вопроса о виновности или невиновности подсудимого».64

62 Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство - судопроизводство. 3-е изд. СПб., 1910г.,С678.

63 Циркулярный Указ 1873 года Сената см. Викторский с. 405

64 С.В.Боботов, Н.В.Чистяков «Суд присяжных: история и современность» М.,1992 г., с.78.

75

Раскрывая направление судебной практики времен действия судебных уставов, И.Я. Фойницкий писал: «Практика показывает, что, несмотря на столь ясные указания Сената (речь идет о запрете на удаление присяжных во время перерыва), даже по делам наиболее важным присяжные во время перерывов судебного заседания распускаются нередко по домам, особенно на ночь, для отдохновения, причем председатель лишь предупреждает их, чтобы они не вступали ни в какие по делу сношения с посторонними лицами, главнейшей причиной этого оказываются недостаток и неудобства помещений, которые особенно при выездах суда, могут быть предоставлены присяжным заседателям, и очевидно, что составители судебных уставов имели эту причину в виду, устанавливая запрещение отпускать присяжных заседателей лишь в виде права председателя, а не в виде непременного требования закона, как поступают законодательства западноевропейские».65

Анализ законодательства (содержаниест.806 УУР) позволяет сделать вывод, что особые комнаты для совещания присяжных были оборудованы таким образом, что позволяли в течение всего времени обсуждения вопросов (кроме времени для отдыха) находиться в этом помещении.

За рубежом (например, в США) совещательные комнаты для присяжных заседателей оборудованы всем необходим F.IM ПО принципу: если вердикт может обсуждаться длительное время, значит, совещательная комната должна быть оборудована так, чтобы удовлетворить все потребности присяжных.

В целом, можно сделать вывод, что отсутствие надлежащих условий для деятельности присяжных заседателей порождает целый ряд процессуальных нарушений. Тем не менее, в настоящее время практически ни один суд таких условий не имеет. Ситуация отягощается отсутствием на уровне исполнительной власти разработок типовых проектов зданий для новых форм судопроизводства. Введение в соответствии с новым уголовно-процессуальным кодексом суда присяжных на всей территории Российской Федерации актуализирует эту проблему в масштабах страны.

63 Фойницкий И.Я. Курс уголовного права, М., 1996 г. Т.2., с.468-469.

76 Законодательное её решение в специальном Законе « О присяжных

заседателях в Российской Федерации» во многом ускорит, на наш взгляд, процесс успешного введения новой формы судопроизводства. В этом законе конкретно должны быть прописаны все нормы, определяющие условия деятельности присяжных заседателей. А именно:

  1. «Совещательная комната для вынесения вердикта присяжными заседателями должна быть размещена так, чтобы исключить возможность присутствия в ней посторонних лиц.
  2. Оборудование совещательной комнаты должно включать помещения для приема пищи и отдыха, места общего пользования.
  3. Совещательная комната присяжных заседателей во время вынесения ими вердикта охраняется судебным приставом.
  4. С наступлением ночного времени или по окончании рабочего времени (с разрешения председательствующего) присяжные заседатели вправе прервать совещание для отдыха. В необходимых случаях присяжным заседателям для отдыха может быть предоставлена гостиница, куда они сопровождаются судебным приставом, а также транспорт для их доставки к месту отдыха».
  5. Не менее важным является вопрос гарантии независимости и неприкосновенности присяжного заседателя, прописанный в статье 87 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР».

Следует учитывать, что на присяжного заседателя (исполняющего обязанности в суде) в полном объеме распространяются гарантии независимости и неприкосновенности судьи, установленные Законом Российской Федерации «О статусе суден в Российской Федерации».

Однако в действующем уголовно-процессуальном кодексе РСФСР (ст. 34) определяется, что «судья» - это народный судья, председатель, заместитель председателя и член суда, народный заседатель». Изменения в ст. 34 УПК РСФСР в связи с принятием закона о суде присяжных не внесены, из чего

77 вытекает, что в соответствии с действующим законом присяжный заседатель не приравнивается к определению понятия судьи.

Новый уголовно-процессуальный кодекс РФ (ст. 5) дает понятия «судьи», как лица, уполномоченного осуществлять правосудие на профессиональной основе, «присяжного заседателя» как л ш i,a, привлеченного в установленном настоящим кодексом порядке для участия в судебном разбирательстве и вынесения вердикта.

Принятый 31 декабря 1996 года Федеральный Конституционный Закон «О судебной системе Российской Федерации в ст. 11 провозглашает, что судьями являются лица, наделенные в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим федеральным Конституционным законом полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе».

Ряд положений ст. 16 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» определяет чисто специфические гарантии, распространяющиеся только на судью. В частности следующие: «Уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Генеральным прокурором Российской Федерации или лицом, исполняющим его обязанности, при наличии на то согласия соответствующей квалификационной коллегии судей».

Далее: «Судья не может быть приi лечен к уголовной ответственности, заключен под стражу, подвергнут при поду без согласия соответствующей квалификационной коллегии судей (п.п. 3,4 ст. 16). П.п. 6 и 7 той же статьи закона «О статусе судей в Российской Федерации» непосредственно вытекают из п.п. 3 и 4., приведенных выше.

Положение «О квалификационных коллегиях судей» (утверждено Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 13 мая 1993 года, номер 4960-1) указывает, что «… в соответствии со ст. 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» квалификационная коллегия принимает решение по вопросам, связанным с возбуждением в отношении судьи уголовного дела, привлечением его
к

78 уголовной ответственности, заключением под стражу или приводом судьи» (ст. 12 п. 5). Решать подобные вопросы р. отношении присяжного заседателя квалификационная коллегия не вправе.

Таким образом, ссылка в ч. 3 ст. 87 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» на гарантии обеспечения независимости присяжного заседателя декларативна.

Реализация гарантий независимости и неприкосновенности присяжного заседателя, закрепленных ч. 2 ст. 87 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» предусмотрена Федеральным Законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20 апреля 1995 года и Законом «О судебных приставах» от 21.07.97 г. Последний Закон закрепляет положение об обеспечении в судах безопасности судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей (без указания способов и методов обеспечения этой безопасности). Принятая вслед за этим Инструкция не предусматривает обеспечение безопасности заседателей как обязанность судебных приставов. Закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» связывает обеспечение безопасности с почачей заявления о наличии угрозы безопасности защищаемого лица - независимо от места работы или жительства (ст. 12,13,14).

Наличие двух законов, закрепляющих положение об обеспечении безопасности присяжных заседателей органами, отнесенными подчинением к различным ведомствам, без определения координации их действий, влечет за собой, как правило, отсутствие всяких гарантий.

В практике Московского областного суда к настоящему времени не наблюдалось случаев покушения на безопасность присяжных заседателей, тем не менее, имеющиеся в производстве суда дела, неизбежно приведут к необходимости обеспечения полной безопасности присяжных.

79 В этой связи весьма нагляден опыт ряда зарубежных стран, успешно реализовавших положения закона о гарантиях безопасности
присяжных заседателей.

Так, в США существует Маршальская служба. Маршалы США - должностные лица федеральной системы юстиции, подчиняющиеся Генеральному Прокурору США через Министерство юстиции США. Каждый из них назначается на 4 года Президентом и утверждается Сенатом. Он выполняет свои функции в пределах федерального судебного округа. Таким образом, имеется 94 маршала США с подчиненными им аппаратами сотрудников общей численностью более 4000 человек (в обеспечении безопасности судов маршалам содействую оолее 3 тысяч «контрактников» из охранных фирм).

Маршалы США выполняют за чачи, которые чрезвычайно важны для нормального и эффективного функционирования системы федеральной юстиции. Эти задачи включают:

обеспечение охраны федеральных судов, включая обеспечение безопасности 650 судебных зданий, около 2000 федеральных судей и судей-магистратов, а также участников процесса, гаких как присяжные заседатели и представители сторон;

обеспечение порядка в зале судебных заседаний и конвоирование подсудимых, содержащихся под стражем;

розыск и задержание лип, скрывающихся от федерального правосудия;

осуществление федеральной программы обеспечения безопасности свидетелей обвинения, котор! :м угрожает опасность расправы со стороны преступных элементов и так далее.

В здании суда этой службой «охраняется совещательная комната присяжных от доступа в нее посторонних лиц, при объявлении перерыва для отдыха присяжные заседатели сопровождается до места отдыха, а в случае заявления о воздействии на них, обеспечит-гея постоянная личная охрана.

80

При такой ситуации, ничтожной является опасность воздействия на присяжных заседателей, а тем самым и реально отсутствуют процессуальные нарушения, которые могли быть дои; цены в результате незаконного воздействия на присяжных.

В России, процессуальные документы, принятые в ходе судебной реформы 1864 года, не дают ответа на вопрос по обеспечению безопасности судей и присяжных заседателей.

Статья 143 Учреждения судебньг установлений заключает в себе указание, что «для исполнения распоряжений председателя или первоприсутствующего по охранению порядка в заседании суда в присутственной комнате находится судебный пристав или заменяющее его лицо по усмотрению председателя, а в Сенате «по распоряжению обер- прокурора».

Однако, в разделе девятом, главе первой «О судебных приставах» эта обязанность не раскрыта.

Статья 806 УУС также указывает, что во время совещания присяжных вход в их комнату охраняется стражей. Каковы функции этой службы, в чем выражены ее конкретные обязанности и что это за служба, закон не раскрывает. Остается предполагать, что таким обр-пом председатель суда выполняет обязательства по принятию мер «к наблюдению за присяжными заседателями и к предупреждению внешнего на них влияния, могущего служить источником предубеждения (ст. 615 УУС).

В эпоху судебных реформ 1864 года «опрос об обеспечении безопасности судей и присяжных заседателей постав.”.-и не был, а в 1995 году в целях обеспечения безопасности присяжных заседателей хотя и был принят ряд законов, но реально они не действуют.

В связи с этим, необходим законодательный механизм обеспечения независимости и безопасности присяжного заседателя, который должен быть закреплен в Законе РФ «О судебных пр” тавах» и в Законе «О присяжных заседателях в Российской Федерации».

81

3.Оплата труда присяжных заседателей.

Обратимся к историческим фактам российского судопроизводства.

По свидетельству И.Я. Фойницкого в проектах судебных уставов предполагалась выплата вознаграждения присяжным заседателям за их работу в суде, и намечались источники финансирования. «Вознаграждение это комиссия предполагает производить из земских сборов, по тому уважению, что обязанность быть присяжным есть обязанность общественная, и, следовательно, в вознаграждении за исполнение оной должны принимать участие все сословия в государстве. Количество сего вознаграждения предоставляется определять на каждое трехлетие губернскому земскому собранию»66.

Однако в 1864 году это правило было исключено из проекта как «не относящееся к Учреждению судебных установлений и такое, приведение в действие коего зависит от усмотрения и самых средств земского собрания»
.

Исходя из этого положения, ряд земских собраний внесли в сметы расход на оплату вознаграждения неимущим присяжным заседателям, а губернское земское собрание (Калужской губернии) признало эти расходы обоснованными. Однако Сенат отменил распоряжение земского собрания, указав, что расход этот: «не относится ни к одному разряд) дел, в ст. 2 положения о земских учреждениях поименованных. Он не подходит к мерам обеспечения народного продовольствия или к способам обеспечения нищенства, так как не имеет предметом всех вообще лиц, которые нуждаются в пособии для пропитания, но, в частности, только лиц, призванных к исполнению обязанности присяжных заседателей - обязанности, которая по существу этого учреждения не допускает никакого вознаграждения»68.

Такое решение основывается на определенном имущественном положении присяжного заседателя, что следует признать неверным. Приведём в

тЛ с.396-397 там же с. 397 там же с. 379

82 качестве подтверждения слова СИ. Викторского: «Относительно вознаграждения присяжным заседателям, по нашему мнению, следует сказать, что такое часто является желательным в силу условий русской жизни если не в виде жалованья, то в виде возмещения расходов по продовольствию во время сессии и путевых. Дело в том, что продовольствие и обычного порядка обходится дороже и многие из присяжных лля отправления своих обязанностей должны приезжать в город из уезда и проживать там, платя также за помещение, а имущественный ценз, установленный для присяжных, не настолько высок, чтоб говорить об их бол мной состоятельности и обязывать их нести без ущерба для благосостояния путевые и другие расходы, сопряженные с отправлением судейских обязанностей, повысить же имущественный ценз значит - сократить круг лиц, могущих с честью исполнять их высокую миссию»69.

Вместе с тем, этот вопрос не был ремм MI судебными уставами.

В ходе подготовки введения новой формы судопроизводства противники суда присяжных одним из аргументов споей позиции выдвигали лозунг о дороговизне этого института.

Действительно, согласно ст. 86 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» «Присяжному заседателю выплачивается судом за счет республиканского бюджета Российской Федерации вознаграждение в размере половины должностного оклада члена соответствующего суда, но не менее среднего заработка присяжного заседателя по месту его основной работы пропорционально времени (количеству рабочих дней) присутствия в суде».

Реально в денежном выражении олин лень работы присяжного заседателя в суде оплачивается в размере 80 рублей ‘ i > состоянию на январь 2002 года).

Много это или мало? Оправдывают себя такие расходы или нет?

Проанализируем данную ситуацию.

С.И.Викторский «Русский уголовный процесс, 1997 г, с. 1 1 I

83

Среднее дело в суде присяжных слушается 10 дней. Сроки его рассмотрения почти ничем не отличаются от сроков рассмотрения дел в традиционном правосудии.

Кроме тех затрат, которые несет государство при рассмотрении дела в обычном порядке (судебные расходы, связанные с назначением дела к слушанию, оплатой работы судьи, прокурора, адвоката, содержания подсудимого, оплаты командировочных расходов потерпевшим, свидетелям, расходы, связанные с проведением экспертиз, работой переводчиков, направлением дела в кассационную инстанцию, исполнением приговора и так далее), рассмотрение дел в суде присяжных требует лишь дополнительно выплату вознаграждения присяжным заседателям. При этом исходить нужно лишь из количественного состава присяжных заседателей - 12. Выплата вознаграждения двум запасным присяжным заседателям приравнивается к оплате труда двух народных заседателей.

Итак, 12 присяжных заседателей за 10 дней работы в суде в среднем должны получить 9600 рублей.

Следует отметить, что суд присяжных по сути результативнее обычного судебного разбирательства, ибо судебное заседание завершается, как правило, постановлением приговора, а не направлением дела для производства дополнительного расследования. Кроме того, закон о суде присяжных резко сузил основания к отмене приговора, постановленного в соответствие с вердиктом. Правильное применение этих оснований при кассационном рассмотрении дела, а также внесение изменений в закон, о чем будет сказано ниже, неизбежно должны привести к уменьшению количества отмененных приговоров, постановленных в суде присяжных, а соответственно и уменьшению затрат.

Интересен факт сопоставления затрат на судебные расходы в обычном судопроизводстве и в суде присяжных на примере направления дел на дополнительное расследование.

84

Так, в 1997 году Московским областным судом было направлено на дополнительное расследование 74 уголовных дел. Помимо средств, затраченных на их судебное рассмотрение, дополнительные расходы имели место при его повторном расследовании.

Сравнительный анализ свидетельствует, что все затраты на повторное расследование этих дел и их первоначальное слушание без вынесения окончательного решения (только заработная плата следователя и судьи) составляют сумму, необходимую к выплате 12 присяжным заседателям по 58 делам, в которых они работали бы в течение 10 дней.

Этот пример потеряет актуальность в связи с введением в действие нового УПК РФ, исключающего институт доследования. Ибо затраты на суд присяжных будут сопоставимыми с затратами на коллегию из трех профессиональных судей.

Тем не менее, следует исключить аргументы о дороговизне института суда присяжных, поскольку главная его идея - дальнейшая демократизация общества.

«В 1996-98 годах недостаточное финансирование деятельности суда присяжных создавало большие организационные трудности. Присяжные получали вознаграждение за работу не только вполовину меньше, но еще и спустя 4-6 месяцев, создавая долговую очередь. Как следствие явка присяжных в суд составляла (по Московскому областному суду в 1996 г.) примерно 20% от вызванных. Ряд судов в 1996 г. заявили о временном прекращении приема ходатайств о суде присяжных в связи с отсутствием средств. Эта общая ситуация с отсутствием финансирования юстиции сводит на нет усилия реформаторов по введению новой формы судопроизводства, обессмысливает какие-либо судебные инновации».70

Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР» ст. 86 гласит: «Командировочные расходы возмещаются присяжному заседателю в порядке и

Л.М.Карнозова, раздел 4 « О суде присяжных», психологические аспекты реформирования, М., Институт государства и права РАН, 1997 год

85 размере, установленных законодательством для судей, а также ему возмещаются транспортные расходы на проезд к месту нахождения суда и обратно по тарифам, действующим в данной местности». Вместе с тем, с 1996 года федеральный бюджет закрыл финансирование командировочных расходов для судов. В результате имели место факты, когда после двух недель рассмотрения дела присяжные не выходили в зал судебного заседания в случае отказа в возмещении им транспортных расходов, а по одному из дел, которое слушалось около месяца, последние отказались уходить на вердикт.

Безусловно, все это оказывало негативное влияние на авторитет судебной власти.

С 1998 года ситуация стабилизировалась. Однако, отсутствие механизма выплаты командировочных расходов, порядка предоставления документов, подтверждающих наличие заработка по основному месту работы выше предлагаемого законом, препятствуют стабильности и требуют решительных изменений.

В качестве положительного примера приведём некоторые данные о положении с оплатой труда в странах с многолетней историей функционирования суда присяжных.

В США «оплата только «гонорара» присяжным за потраченное ими время колеблется от 3 долларов в день в судах на местном уровне, например в штате Техас, до 20 долларов в день в федеральных судах. Суды оплачивают присяжным также транспортные и так называемые «социальные расходы», возмещая потерю зарплаты за время исполнения обязанностей присяжного в суде. В среднем это составляет еще от 25 до 50 долларов в день на каждого присяжного. В целом на функционирование института присяжных в США тратится в год почти 500 млн. долларов»71.

В Канаде оплата работы присяжных заседателей производится в тех же размерах, кроме того, возможно достижение соглашения с работодателями по поводу оплаты работы присяжного заседателя по месту его работы.

71 В.М, Николайчик Уголовный процесс США, М, 1981 год., с. 156

86 В целом следует отметить, что законодательное закрепление порядка оплаты труда присяжных заседателей в современном
российском судопроизводстве реально выполняется не полностью.

Подводя итог сказанному, следует выделить ряд проблем, затрудняющих присяжным заседателям выполнять свои обязанности и пользоваться правами:

условия работы присяжных заседателей не соответствуют

предъявляемым требованиям;

отсутствует законодательный механизм обеспечения

независимости и безопасности присяжного заседателя;

условия оплаты труда присяжных заседателей в полной мере не

соответствуют требованиям закона. Эти проблемы могут быть решены путем принятия Закона «О присяжных заседателях в Российской Федерации», где чётко должны быть прописаны нормы:

обеспечивающие соблюдение требований размещения присяжных

заседателей в совещательных комнатах;

должны быть указаны меры безопасности присяжных заседателей

и гарантии их обеспечения;

порядок оплаты труда присяжных заседателей, оплаты проезда и

командировочных расходов, с предусмотренном возможности

оплаты расходов на участие присяжного заседателя в суде из

средств работодателя.

87 2. Вопросы организации - неотъемлемая часть процессуальной деятельности суда присяжных.

2.1. Участие адвоката в предварительном слушании.

Качество решения организационных вопросов в предварительном слушании влечёт за собой те или иные процессуальные последствия.

Согласно ст. 432 УПК РСФСР: «Предварительное слушание производится судьей единолично в закрытом заседании с обязательным участием прокурора, обвиняемого, заявившего ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных, его защитника. Этим же законом предусмотрено извещение потерпевшего о проведении предварительного слушания, неявка которого не препятствует рассмотрению дела». Аналогичная норма (ст.234) содержится в новом УПК РФ.

Подготовительные действия к предварительному слушанию носят чисто организационный характер: извещение прокурора, адвоката, потерпевшего, гражданского истца или ответчика и т.д.

Однако анализ судебной практики показывает, что 30 % дел, назначенных к рассмотрению в предварительном слушании, откладываются, из них 25 % в связи с неявкой адвокатов. Причины неявки различны. Так, одно из дел по указанным основаниям в предварительном слушании откладывалось 21 раз. Причем, каждый раз срок назначения дела согласовывался со сторонами.

По другому делу в судебное заседание был вызван адвокат, защищающий интересы обвиняемого на предварительном следствии по назначению. О наличии соглашения с другим адвокатом суд в известность поставлен не был. В стадии предварительного слушания обвиняемый не возражал против участия в процессе назначенного адвоката, не зная, что его родственники заключили соглашение с другим адвокатом. После проведения предварительного слушания и назначения дела к рассмотрению судом присяжных, адвокат, имеющий соглашение на ведение дела обратился в суд с ходатайством, в

88 котором указал, что судом нарушено право на защиту обвиняемого, так как по делу принимал участие ненадлежащий защитник. Адвокат ссылался на то, что подготовил ряд ходатайств об исключении из числа допустимых доказательств полученных с нарушением закона и его участие в этой стадии процесса могло повлечь принятие решения судом, которое не может быть по тем же основаниям принято в ходе судебного следствия. В частности, адвокат ставил вопрос об исключении из числа доказательств:

показаний сестры обвиняемого, в которых она уличала его в совершении преступления, по тем основаниям, что на следствии ей не были разъяснены требования ст. 51 Конституции РФ; протокола осмотра рабочего кабинета К., поскольку в этом следственном действии в качестве понятых участвовали штатные сотрудники ОВД;

протокола оперативной видеосъемки, со ссылкой на то, что оперативное действие проведено до возбуждения уголовного дела и не была назначена экспертиза на принадлежность голоса за кадром обвиняемому;

протокола изъятия из рабочего стола К. помеченных денежных

купюр, поскольку это следственное действие проводилось в

отсутствии К., которого в этот момент допрашивали в соседней

комнате.

В своей жалобе адвокат сослался и на другие нарушения, указав, что в

судебном следствии возможность поставить вопрос об исключении из числа

допустимых доказательств, изложенных выше, у него ограничена законом (ст.

446 УПК РСФСР). В подтверждение своих доводов адвокат представил ордер

юридической консультации и квитанцию, подтверждающие
заключение

соглашения на ведение дела до назначения его к предварительному слушанию.

По этим основаниям Верховным Судом РФ было отменено постановление

судьи, вынесенное по результатам предварительного слушания. При повторном

89 проведении предварительного слушания, прокурор заявил
ходатайство о возвращении дела на дополнительное расследование.

Представляется, что подобные факты должны быть исключены из практики, а данный вопрос требует законодательного разрешения, с учетом опыта, накопленного российской и зарубежной практикой.

Учреждение судебных установлений (ст. 353-406 в разделе «О присяжных поверенных») не предполагало необходимости вменения в обязанности поверенных «явку в судебное заседание», считая это само собой разумеющимся.

Согласно ст. 384 этого Закона: «Присяжный поверенный, принявший на себя хождение по делу, начавшемуся в округе, в котором он приписан имеет право по желанию тяжущегося продолжать ходатайство по оному во всех судах до окончательного решения дела, хотя бы это было и вне того округа, подчиняясь в таком случае Совету поверенных того места, где производится дело».

В случае невозможности участия в процессе, на основании ст. 385, он обязан передать другому поверенному находящиеся у него все дела, подлежащие производству в его отсутствие.

Нарушение этих правил влекло уголовную, дисциплинарную или гражданскую ответственность.

Устав уголовного судопроизводства не знает такого понятия, как отложение дела в связи с неявкой защитника, за одним лишь исключением, упомянутым в ст. 591: «Препятствием к открытию судебного заседания может служить и болезнь защитника подсудимого, когда по краткости времени, остающегося до срока заседания, вновь назначенному защитнику невозможно изготовиться к защите».

Трудно себе представить срыв уголовного процесса в связи с неявкой адвоката, например, в судах США, Великобритании, Франции и других странах.

90

Законодательство этих стран даже опоздание участников процесса в суд рассматривает как проявление неуважения к суду, влекущее серьезную ответственность сторон за подобные действия.

Весьма примечательным в этом плане является кодекс профессиональной ответственности Вермонта (одного из штатов США), где прописаны этические нормы и дисциплинарные правила, нарушения которых может привести к дисциплинарным санкциям в отношении адвокатов. Эти дисциплинарные правила введены Советом Профессионального поведения, состоящим из адвокатов и граждан, назначенным Верховным судом Вермонта. Совет может выносить порицания адвокатам, нарушающим кодекс. Более серьезные санкции, вплоть до лишения звания адвоката, налагаются Верховным судом.

В разделе «Этические соображения» п. ЕС 1-5 от адвоката требуется «придерживаться высоких стандартов профессионального поведения,… быть сдержанным и преисполненным достоинства, ему следует воздерживаться от какого то бы ни было незаконного и морально предосудительного поведения». «Законопослушание подает пример уважения к закону. Особенно для юристов, уважение к этому должно быть более чем банальностью».

В разделе «Дисциплинарные правила» дается понятие ненадлежащего поведения адвоката, в частности указано, что адвокат не должен:

(1) Нарушать дисциплинарные правила;

(5) Предаваться поведению, которое является предосудительным для отправления правосудия;

(7) Предаваться какому либо иному поведению, которое неблагоприятным образом отразится на способности адвоката практиковать право.

Смысл всего кодекса сводится к тому, что адвокат всеми доступными законными средствами обязан представлять своего клиента во всех судебных инстанциях вплоть до окончательного разрешения дела судом.

«Решение адвоката отступиться от дела должно выноситься только на основе вынужденных обстоятельств и в деле, находящемся в производстве в

91 органе правосудия он должен соответствовать правилам органа правосудия, касающихся отстранения…. Даже в том случае, если адвокат должным образом отстраняется от дела, ему следует стремиться к благополучию своего клиента, соответствующим образом предупреждая его, предлагая наем другого адвоката, предоставляя клиенту все документы и вещи, на которые клиент имеет право, сотрудничая с нанятым после него адвокатом, и иным образом стремясь свести к минимуму возможность ущерба. Более того, ему следует возместить клиенту любое вознаграждение, не отработанное адвокатом во время найма» (ЕС 2-32).

Во Франции для управления делами адвокатского сословия ежегодно избирается Совет. Он имеет распорядительную власть по вопросам внутренней жизни адвокатуры и дисциплинарную власть над всеми ее членами.

Дисциплинарные взыскания, которым могут быть подвергнуты адвокаты, это: предостережение, выговор, запрещение практики на время до одного года и исключение из списка. Но кроме Совета дисциплинарную власть над адвокатами имеют и судебные места по принадлежащему им праву обсуждения проступков, учиненных при судебном разбирательстве. Помимо всех указанных взысканий они могут запретить им практику на время до 6 месяцев, а в случае рецидива - до пяти лет. Кассационные протесты и жалобы на определения о дисциплинарных взысканиях, наложенных Советом допускаются только по нарушению подсудности и превышению власти, если же взыскание наложено судом, то кассация допускается на общем основании.

«По Закону от 31 декабря 1971 года произошло слияние всех адвокатских специальностей в единую адвокатскую профессию и организация адвокатских ассоциаций при апелляционных судах или при трибуналах большой инстанции. Каждая адвокатская ассоциация остается независимой, самостоятельной организацией, вырабатывающей внутренний регламент своей деятельности и обладающей своим имущественным достоянием» (с. 55-56).

Адвокат представляет своего клиента без специального на то правомочия и помогает ведению его дела, как путем составления необходимой документации, так и путем участия в суде (с.56).

92

Кроме случаев, когда адвокат назначен по долгу службы старшиной адвокатской ассоциации, он вправе отказаться от ведения конкретного дела и знакомиться с судебным досье. Эта прерогатива вытекает из факта его самостоятельности. Однако за неуважение к суду адвокат подлежит дисциплинарным санкциям.

Согласно Декрету от 10 апреля 1954 года «О профессиональной деятельности адвокатов и дисциплине адвокатского корпуса» адвокат может подвергаться следующим дисциплинарным санкциям:

-предупреждение;

-выговор;

-временное запрещение заниматься адвокатской деятельностью сроком не более чем на три года;

-исключение из адвокатской ассоциации, причем адвокат, исключенный из списков, не может быть принят на работу в другую организацию адвокатуры72.

В Системе адвокатуры Англии, наличие строгой дисциплинарной ответственности не допускает возможности отложения дел в судах, в связи с неявкой адвокатов.

Наше законодательство и практика не знает подобных прецедентов, что и влечет за собой систематическое отложение дел по причине неявки адвокатов. Так, нередки случаи, когда защитники не являются в связи с занятостью в другом процессе. Это влечет за собой роспуск присяжных, при этом им выплачивается не менее половины дневного оклада судьи (в общей сложности 1000 рублей и оплата проезда в этих пределах). Эти неоправданные расходы можно сократить только путем изменения закона.

Согласно ст. 432 УПК РСФСР «В случае неявки в заседание защитника по неуважительным причинам, а также в случае, когда участие защитника в предварительном слушании невозможно на протяжении длительного срока,

СВ. Боботов « Правосудие во Франции»), с.57-65.

93 судья принимает меры к обеспечению участия в заседании назначенного им адвоката» (ст. 248 УПК РФ).

Можно вспомнить Закон «Об ответственности за неуважение к суду». Однако механизм его действия исключает всякую возможность для суда применить какие-либо меры к его нарушителям.

В настоящее время обсуждается несколько альтернативных проектов Закона РФ «Об адвокатуре». Однако ни один из них не содержит требуемых обязательств:

по явке избранного подсудимым защитника в судебное заседание; в связи с невозможностью явки, передачи дела другому адвокату; обязанности сообщать суду причины неявки; в случае их неуважительности,
возложении обязанности возместить государству понесенные расходы.

Мы считаем, что необходимо изменить положения уголовно- процессуального закона в части обеспечения права на защиту, наделив юридическую консультацию или адвокатскую фирму обязанностью произвести замену не явившегося адвоката на другого (например, при полной явке вызванных по делу лиц).

Можно спорить о нарушении права на защиту, но это лишь лишняя попытка оправдать волокиту.

Во-первых, эта норма должна получить законодательное решение и уже это исключит возможность двоякого ее понимания.

Во-вторых, вновь вступающему адвокату должно быть предоставлено время для ознакомления с делом, обсуждения позиции с подсудимым.

В-третьих, любое отложение дела влечет за собой содержание подсудимых в следственных изоляторах, что само по себе нарушает конституционные права граждан.

С целью решения данной проблемы предлагается либо внести изменения в Закон «Об ответственности за неуважение к суду», наделив суд правом
его прямого применения. Либо Закон РФ «Об адвокатской

94 деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» должен содержать указания на обязанности адвоката в виде:

своевременной явки в судебное заседание;

письменного уведомления, в случае невозможности явки в

судебное заседание по уважительной причине (внезапная болезнь

и т.д.);

передаче дела другому адвокату в случае болезни, занятости в

другом процессе, отпуска;

отказа от заключения соглашения на защиту в случае, если на

день назначения дела судом, адвокат заключил соглашение на

защиту по другому делу;

соблюдать этические нормы в процессе, не допуская умаления

авторитета судебной власти. Нарушение этих обязанностей должно иметь дисциплинарную или гражданскую ответственность в виде возмещения государству понесенных расходов. Безусловно, Закон должен содержать указание и на другие обязанности адвоката, связанные с защитой прав и интересов граждан, отношений с партнерами и так далее, но это находится за пределами содержания работы.

Согласно ст. 49 нового УПК РФ «В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению суда или постановлению судьи в качестве защитника в суде могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый». Все обязанности, указанные выше, должны распространяться и на них.

В связи с этим предлагается иная редакция ч.2 ст. 248 нового УПК РФ: «При неявке защитника и невозможности его замены разбирательство дела откладывается. Замена защитника производится по правилам, предусмотренным частью 3 статьи 50 настоящего Кодекса. В случае, невозможности отложения разбирательства по делу, с согласия обвиняемого,

95 замена защитника может быть произведена ранее установленного ч.З ст. 50 настоящего Кодекса срока.

В случае замены защитника суд предоставляет вновь вступившему в уголовное дело защитнику время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена защитника не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в суде. По ходатайству защитника суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов и иные судебные действия».

В качестве примечания к данной статье следует указать: «Уважительными причинами неявки защитника в судебное заседание признается его внезапная болезнь. Во всех остальных случаях защитник обязан заблаговременно письменно известить суд о причинах неявки, с целью возможной его замены. Невыполнение этого, влечет дисциплинарную и гражданскую ответственность защитника».

Российская история и зарубежный опыт позволяют сделать вывод о несовершенстве отечественного законодательства об адвокатуре. Требование статуса независимости, неприкосновенности при отсутствии адекватной ответственности за конституционное соблюдение прав граждан и уважение к суду, ставит перед необходимостью реформаторского подхода к содержанию закона об адвокатуре.

В закон РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» должны быть заложены основополагающие принципы ее деятельности. Более того, необходимо принять профессиональный кодекс чести адвоката, где надлежит прописать нормы профессиональной этики адвоката, порядок заключения соглашения с клиентом и условия работы адвоката по назначению, система оплаты, ответственность за нарушение профессиональной деятельности.

Основополагающими принципами должны являться:

возложение обязанности на адвоката защищать интересы клиента всеми допускаемыми законом средствами;

96 возложение обязанности представлять его интересы в суде. Совершенно
очевидно, что только жесткая позиция сможет положить конец тому явлению, когда каждое второе отложенное дело не рассмотрено по причине неявки адвоката в процесс, когда судья вынужден разыскивать адвокатов с целью выяснить возможную дату назначения дела.

Подобные факты умаляют авторитет судебной власти, подрывают доверие граждан к суду, утверждают неуверенность в возможности быстрого рассмотрения дела.

2.2. Назначение судебного заседания.

Согласно ст. 433 УПК РСФСР «По итогам предварительного слушания судья принимает одно из решений, предусмотренных ст. 221 настоящего Кодекса». Аналогичная норма содержится в ст.236 нового УПК РФ.

В соответствии со ст. 221 УПК РСФСР одним из решений судьи может быть решение о назначении судебного заседания. При этом в постановлении мотивируется решение о назначении судебного заседания, вызове государственного обвинителя и защитника, указываются лица, подлежащие вызову в судебное заседание в качестве потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей, свидетелей, экспертов, специалистов, переводчика (ст. 228, 230 УПК РСФСР, ст. 231 УПК РФ).

Вызов в судебное заседание указанных в постановлении лиц производит аппарат суда (ст. 238 УПК РСФСР (232 УПК РФ).

По сложившейся практике суд вызывает всех лиц, указанных в списке к обвинительному заключению, то есть свидетелей обвинения. В случае если на предварительном следствии адвокат заявил ходатайство о вызове свидетелей защиты, то суд решает вопрос и об этом.

Таким образом, на суде лежит обязанность известить указанных лиц о необходимости явки в суд в назначенное время и место.

Однако, некоторая неопределенность закона, позволяет вольно толковать нормы, закрепляющие принцип состязательности сторон, компетенцию судьи,

97 рассматривающего дело в суде присяжных и организационно
усложнять процедуру представления доказательств.

В новом УПК РФ речь идет лишь о равенстве сторон в представлении доказательств, участию в их исследовании и заявлении ходатайств. Раскрывая понятие принципа состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ), законодатель указывает, что «суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав». Таким образом, новая формулировка «подчеркивает различия в предназначении и полномочиях суда и сторон в процессе установления истины по делу, перенеся центр тяжести в установлении фактических обстоятельств на деятельность сторон».73

Возникает вопрос, должен ли суд непосредственно обеспечивать явку в судебное заседание лиц, вызванных в качестве потерпевших, свидетелей, экспертов и т.д. или эта обязанность лежит на сторонах при выполнении со стороны суда всех необходимых организационных действий, в том числе и обеспечение помощи судебных приставов.

Представляется, что вторая посылка ближе к содержанию принципа состязательности.

Рассмотрение дела судом присяжных не обременено действием ст. 20 УПК РСФСР обязывающей суд, наряду с прокурором, следователем и лицом, производящим дознание, принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования материалов дела, выявлять, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Новый УПК РФ вообще не содержит ссылки на эту норму относительно деятельности суда.

В своем Постановлении от 20 декабря 1994 года: «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» Пленум Верховного Суда РФ указал: «Судам следует иметь в виду, что в отличие от общих правил
уголовного

Уголовный процесс. Учебник под общей редакцией проф. П.А.Лупинской, М. Юристь, 1995 с. 397.

98 судопроизводства суд присяжных не обязан по собственной
инициативе собирать новые доказательства, выявлять как
уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также
смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства».

Таким образом, суд не может нести ответственность за то, что свидетель, будучи извещенным, не явился в судебное заседание, на нем не может лежать обязанность обеспечить явку свидетеля защиты или обвинения. Применять принудительно-процессуальные меры к обеспечению явки указанных лиц, суд вправе только по ходатайству сторон с последующей их реализацией самими сторонами, либо с помощью судебных приставов.

Эта позиция нашла частичное подтверждение в изложении ряда норм в новом уголовно-процессуальном кодексе.

Так, ст. 15 УПК РФ провозглашает: «Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности. Функции обвинения, защиты и разрешения дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Суд создает необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом».

«Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия» (п.1 ст.37 УПК РФ).

Новый УПК РФ провозглашает равенство прав сторон в судебном заседании (ст. 244). Причем на сторону обвинения возложена обязанность по представлению доказательств и участию в их исследовании (ст. 246 УПК РФ).

99

Порядок представления и исследования доказательств указан в статье 274 УПК РФ: «Очередность исследования доказательств определяется стороной, представляющей доказательства суду. Первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты».

Предлагаемые новым УПК РФ формулировки закона в некоторой степени проясняют суть вопроса, но не точны, чтобы до конца толковать их однозначно. Не совсем последователен в решении этих вопросов и Верховный Суд РФ.

Так, в Московском областном суде слушалось уголовное дело по обвинению Н.

В качестве свидетеля-очевидца, опровергающего версию подсудимого, проходил А. Суд вызвал свидетелей повестками, но этот свидетель не явился по неизвестной причине. Дважды выносились постановления о принудительном приводе этого свидетеля, которые оставались без реагирования. Государственный обвинитель не предпринимал никаких мер к получению доказательств обвинения. При таких обстоятельствах, когда суд исчерпал все возможности вызова свидетеля в судебное заседание, в условиях действия принципа состязательности и роли профессионального судьи в процессе, судебное следствие, несмотря на возражения прокурора, было закончено.

Государственный обвинитель, не удовлетворённый провозглашённым приговором, принес кассационный протест со ссылкой на не исследованность дела и допущенные судьей нарушения УПК РСФСР.

Отклоняя протест, Верховный Суд РФ указал: «Суд исчерпал все предусмотренные законом процессуальные возможности к обеспечению явки свидетеля М. в судебное заседание. В связи с чем, ссылка в кассационном протесте на бездеятельность суда, несостоятельна».

В другом случае, при аналогичной ситуации, протест Верховным Судом РФ был удовлетворен по основаниям: «Суд не установил
новое

100 местонахождение свидетеля, не принял мер к его розыску и обеспечению явки в судебное заседание».

Поэтому очевидно, что единообразное толкование и применение закона возможно только в случае его четкой формулировки.

Проанализируем в данном контексте опыт применения российского и зарубежного законодательства.

Уставом уголовного судопроизводства предусмотрен порядок вызова гражданских истцов, свидетелей и так далее (ст. 573-594, 377-386, 640- 645).

Указанные лица вызываются повестками суда, которые вручаются всем призываемым под расписку.

«Прокурору не может быть отказано в вызове свидетелей, указанных им в обвинительном акте или в особом требовании, предъявленном председателю суда во время приготовительных к суду распоряжений» (ст. 573).

«Председатель суда не может отказать участвующим в деле лицам, за исключением случаев, в законе определенных, в вызове свидетелей, дававших показания при предварительном следствии (ст. 574).

В случае вызова свидетелей «не спрошенных при предварительном следствии» их вызов осуществляется за счет сторон.

Эта система возможна при наличии прежних рычагов воздействия. А именно:

В распоряжении суда имелся конкретный орган (полиция), на

котором лежала ответственность за вручение повесток всем

вызываемым лицам (ст.ст. 377-386 УУС);

Законом четко были определены уважительные причины,

позволяющие вызываемому лицу не являться в суд.

«Законными причинами неявки… признаются:

лишение свободы:

прекращение сообщений во время заразы, нашествия неприятеля,

необыкновенного разлития рек и тому подобных непреодолимых

препятствий;

101 внезапное разорение от несчастного случая; болезнь, лишающая возможности отлучиться из дому; смерть родителей, мужа, жены или
детей, или же тяжкая, грозящая смертью болезнь их и

неполучение или несвоевременное получение повестки (ст. 388 УУС). Сверх того, освобождаются от явки в суд:

воинские чины, состоящие на действительной службе, когда начальство
их по военным обстоятельствам признает невозможным разрешить им отлучку из места служения, и вообще свидетели, живущие в другом судебном округе и притом в такой отдаленности, что им без особого затруднения явиться в суд невозможно». Суду законодательно
предоставлено было право налагать денежные взыскания за неявку без уважительных причин, вплоть до выплаты издержек, причиненных отсрочкой заседания вызванным в суд лицам, если неявка его имела последствием отсрочку заседания.

Именно этот принцип лежит в основе стандарта суда присяжных США, Англии, Франции и других стран.

«Состязательная система основана на принципе, что стороны, а не суд руководят сбором и предъявлением доказательств, суд не должен, за некоторым исключением, вмешиваться в решения сторон относительно того, каких свидетелей вызывать.

В соответствии с вышеизложенными принципами суд должен удовлетворять все разумные просьбы сторон о вручении повесток свидетелям, дававшим показания во время предварительного следствия, либо свидетелям, не допрошенным там, потребовав от сторон представить свои соображения по ожидаемым показаниям»74

74 Судебный справочник. « Рассмотрение уголовных дел судом присяжных» проект 11/10/93, ноябрь 1993 год, с. 4).

102

Порядок представления доказательств в уголовном процессе США четко определен понятием состязательного процесса.

«Первым представляет доказательства обвинитель, на котором, как уже говорилось, лежит бремя доказывания виновности подсудимого «вне пределов разумного сомнения». «После доказательств, представленных обвинителем, доказательства представляет от имени подсудимого защитник».75 «Адвокаты вызывают в суд свидетелей и получают документы необходимые для процесса при помощи простых повесток с вызовом в суд, полученных от судебного исполнителя. Адвокаты в состоянии определить, каких свидетелей необходимо вызвать и какие еще доказательства они могут представить на суде, поскольку у них есть возможность вести расследование дела неофициальными методами (например, беседуя со свидетелями, используя частных детективов), а также путем, называемым раскрытие». По федеральным правилам уголовного процесса в окружных судах США повестка выдается секретарем за печатью суда. Она должна указывать название суда и содержать предписание каждому лицу, к которому она обращена, явиться и дать показания во время и в месте указанных в ней. Секретарь должен выдать повестку стороне, попросившей ее, которая должна заполнить бланк перед вручением (правило 17).

Таким образом, вся ответственность за предоставление доказательств лежит на сторонах и, если какое-либо доказательство стороной не представлено, это исключает всякую ответственность суда за его не исследованность.

«Если по завершении представления доказательств обвинителем у судьи сложится мнение, что «разумные присяжные» не могут, на основании таких доказательств, прийти к выводу о доказанности обвинения, он должен «рекомендовать присяжным вынести оправдательный вердикт». В таком случае рассмотрение уголовного дела обычно прекращается, обвинение с

75 с.177 « Уголовный процесс США, В.М, Николайчик, М..1981 год).

76 У. Бэрнэм, « Суд присяжных заседателей» с. 41, изд. Московского независимого института международного права).

103 подсудимого снимается, и он получает иммунитет от дальнейшего преследования за данное преступление в такой же мере, как если бы присяжные ознакомились со всеми доказательствами и вынесли вердикт о невиновности77. Аналогичная процедура предоставления доказательств существует в английском производстве.

«Когда скамья присяжных окончательно сформирована, обвинитель «открывает дело», излагая содержание обвинения и в общих чертах доказательства. Свидетели обвинения могут быть допрошены трижды: при первом главном допросе, во время перекрестного допроса, а затем могут быть вновь допрошены обвинителем для уточнения показаний, полученных во время перекрестного допроса. Если суд по ходатайству защиты или по своей инициативе не придет к выводу о полной недоказанности обвинения и не даст на этом основании указания присяжным вынести оправдательный вердикт, тогда инициатива переходит к защите. Адвокат подсудимого вызывает своих свидетелей, которые допрашиваются в том же порядке, что и свидетели обвинения»78.

История и зарубежный опыт подсказывают необходимость и разумность внесения изменений в закон относительно освобождения суда от несвойственных ему функций, которые хотя и несут организационную нагрузку, тем не менее, непосредственно связаны с процессом.

Однако неточности изложения норм закона в новом УПК РФ вновь возложат обязанности на суд истребовать доказательства обвинения и защиты и вернуться к ответственности за не исследованность этих доказательств.

С целью исключения неоднозначного толкования закона, реального соблюдения принципа состязательности необходимо:

1.Внести изменения в УПК РФ, где вместо декларативной записи о состязательности сторон, указать на конкретные действия
сторон,

с. 177, В.М. Николайчик «Уголовный процесс США, М., 1981 г.).

с. 115, T.B. Апарова « Судьи и судебный процесс Великобритании, M., 1996 г.).

104 направленные на соблюдение этой нормы. В связи с этим, предлагается изменить редакцию ст. 244 нового УПК РФ, дополнив следующим содержанием: «На сторонах лежит обязанность представления суду необходимых им доказательств путем обеспечения явки в суд потерпевших, свидетелей, экспертов, специалистов, истребования документов. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

Безусловно, суд должен оказывать содействие сторонам в обеспечении явки свидетелей, потерпевших не только путем направления им повесток, но и путем вынесения постановления о доставке приводом по ходатайству стороны. Этой помощью роль суда в оказании содействия сторонам в представлении доказательств должна быть ограничена. Однако с принятием нового УПК РФ осложняется проблема доставки приводом в суд потерпевших, свидетелей в силу неточного изложения ст. 113 УПК РФ.

Действующий УПК РСФСР (ст. 247) наделяет суд властными полномочиями в части применения принудительной меры к доставке указанных лиц. Исполнение этих постановлений возложено как на органы МВД (Закон РФ «О милиции»), так и на службу судебных приставов (Закон РФ «О судебных приставах») по усмотрению суда.

Статья 113 нового УПК РФ провозглашает, что в случае неявки по вызову без уважительных причин потерпевших, свидетелей они могут быть подвергнуты приводу, который производится «судебными приставами- исполнителями - по поручению суда». Такое указание закона полностью исключает возможность исполнения постановления судьи о приводе.

Во-первых, Законом РФ от 21.07.97г. «О судебных приставах» в обязанности судебного пристава-исполнителя входит принудительное исполнение судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве. При осуществлении установленных законом полномочий, им предоставлено право, возлагать на граждан, организации и бюджет всех уровней обязанности по передаче другим

105 гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в их пользу определенных действий или воздержанию от определенных действий. Исполнение же приводов по постановлению судьи этим Законом возложено на судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Во-вторых: Закон РФ «О судебных приставах» провозгласил создание службы судебных приставов, обеспечив полное функционирование с 01.01.99 года. Однако на начало 01.01.2002 года в полном объеме службы судебных приставов не созданы, в ряде судов вообще отсутствуют судебные приставы, на которых возможно возложение обязанности исполнения привода. Материально-техническое обеспечение их находится на крайне низком уровне, специальные средства защиты отсутствуют.

Таким образом, возложение обязанности по доставке приводом подсудимых, потерпевших и свидетелей только на службу судебных приставов, да еще и приставов-исполнителей, ставит под угрозу реальное исполнение постановлений судьи. В связи с этим, предлагается внести изменения в ст. 113 УПК РФ, изложив п.7 в следующей редакции: « Привод производится органами дознания по поручению дознавателя, следователя, прокурора и суда, а также по поручению суда и судебными приставами».

Обобщая положения, изложенные в настоящей главе, следует признать, что попытка направить решение организационных вопросов в законодательное русло приведет к стабильности результатов, к четкости в регламентации ряда действий, эффективности работы некоторых институтов, процессуальному оформлению сложившихся в ходе работы традиций, а также снизит затраты государства на деятельность суда присяжных.

Рассмотренные в главе 2 проблемы позволяют в качестве резюме сделать следующие выводы:

1). Организационные проблемы неразрывно связаны с проблемами чисто процессуальными, которые в свою очередь неизбежно затрагивают право граждан на справедливое правосудие без неоправданной задержки.

106 2). Для благо прият ного реше ния рассм отрен ных проб лем необх одим о: а) внесе ние измен ений и допо лнени й:

В Конс титуц ию Росси йской Феде раци и;

УПК РСФ СР и новы й УПК РФ;

Феде раль ный Закон «Об ответ ствен ности за неува жени е к суду» ;

В проек т Феде раль ного Закон а «Об адвок атско й деяте льнос ти и

адвок атуре в Росси йской Феде раци и»;

б) принятие нового Федерального Закона «О присяжных засед ателя х в Росси йской Феде раци и»;

в) в дополнение к Федеральному Закону «Об адвокатской деяте льнос ти и адвок атуре в Росси йской Феде раци и» - проф ессио нальн ого кодек са чести адвок ата.

107 3 ГЛАВА «ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

СУДА ПРИСЯЖНЫХ»

Рассмотрение уголовных дел с участием коллегии присяжных заседателей хотя и облечено в процессуальную форму и обогащено более или менее сложившейся судебной практикой, но в некоторой части страдает наличием пробелов, загромождено вопросами, которые длительное время не находят своего разрешения, либо дают возможность различного толкования в зависимости от субъективного усмотрения.

Эти проблемы возникают как в стадии предварительного слушания, так в судебном разбирательстве, а также при кассационном рассмотрении дела.

В этой главе подробно анализируются процессуальные проблемы деятельности суда присяжных, предлагаются конкретные решения на основе применения действующего законодательства, вновь принятого УПК РФ, а также путем разработки новых законов.

  1. Предварительное слушание.

Предварительное слушание является новой, дополнительной стадией процесса, которая появилась только с введением суда присяжных и действует в настоящее время применительно только к этой процедуре. Новым УПК РФ предусмотрено проведение предварительного слушания по всем делам при наличии к тому оснований, предусмотренных ст. 229 УПК РФ.

Трудно назвать эту стадию аналогом ранее существовавшей в законе стадии распорядительного заседания, но, тем не менее, есть некоторая схожесть этих институтов. Речь идет о полномочиях судьи по поступившему делу, вопросах, подлежащих выяснению при назначении судебного заседания. Отчасти есть черты сходства и в рассмотрении ходатайств и заявлений.

108 Однако, назначение судебного заседания при наличии ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных имеет свои особенности.

Статья 432 УПК РСФСР определяет порядок предварительного слушания.

В сравнении с прежним распорядительным заседанием предварительное слушание отличается составом лиц, участвующих в этой стадии судопроизводства, задачами, которые стоят в основе принимаемых решений.

Итогом предварительного слушания является одно из решений, предусмотренных ст. 221 УПК РСФСР:

назначение судебного заседания; возвращение дела для дополнительного расследования; приостановление производства по делу; направление дела по подсудности; прекращение дела. Новым УПК РФ практически сохранены виды решений, принимаемых судьей на предварительном слушании, за исключением такого вида решений, как возвращение дела для дополнительного расследования. Согласно статьи 236 УПК РФ судье предоставлено право решать вопрос о возвращении уголовного дела прокурору в случаях, если:

обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с

нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает

возможность постановления судом приговора или вынесения

иного решения на основе данного заключения или акта;

копия обвинительного заключения или обвинительного акта не

была вручена обвиняемому;

есть необходимость составления обвинительного заключения или

обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с

постановлением о применении принудительной меры

медицинского характера.

109 Новым УПК РФ предусмотрено проведение предварительного слушания по всем делам при наличии к тому оснований, предусмотренных ст.229.

В случае если судья пришел к выводу о назначении дела к судебному разбирательству, то в постановлении, вынесенном по результатам предварительного слушания, он рассматривает вопрос о допустимости доказательств.(433 УПК РСФСР, 234,235 УПК РФ). Эти вопросы являются сложными для всех последующих стадий уголовного судопроизводства. Отсутствие законодательной базы, систематически меняющаяся судебная практика, недостаточный опыт работы заставляют признать это положение. Поэтому, проблема совершенствования процедуры рассмотрения вопроса о недопустимости доказательств является одной из первых в числе актуальных проблем.

1.1. Практика рассмотрения ходатайств о недопустимости доказательств.

«Оправдательные приговоры в суде присяжных стали обыденным явлением. Люди видят в этом становление свободного и независимого суда». Так начинает свою статью «Почему отменяются оправдательные приговоры в суде присяжных» В. Степалин79. В подтверждение своих слов, автор приводит статистику: «В 1996 году оправдательные приговоры были постановлены по 80 делам на 118 лиц (19,1 % от общего числа дел, рассмотренных судами присяжных), а в 1997 - по 109 делам в отношении 189 лиц (22,9 %).

Вместе с тем, значительное число оправдательных приговоров отменяется Кассационной Палатой Верховного Суда РФ. Так, в 1996 году Кассационная Палата отменила их в отношении 20 лиц, оправданных судами присяжных (30,7 %), в 1997 году - в отношении 50 оправданных лиц (48,6 %). По данным судов, из 50 человек, в отношении которых были отменены оправдательные приговоры, при повторном рассмотрении дел судом присяжных в отношении 16 человек вновь были постановлены оправдательные приговоры (32 %), в отношении 15 - обвинительные приговоры (30 %), в отношении 19 (38 %) дела

Российская юстиция № 8 за 1998 год, с. 8

по

не рассмотрены».80 Указывая на причины отмены оправдательных приговоров, В.Степалин в первую очередь называет ошибочное исключение из материалов дела допустимых доказательств, которые могли оказать существенное значение для исхода дела.

Проведенным в Московском областном суде обобщением установлено, что именно это основание в 40% случаев явилось причиной отмены оправдательных приговоров, постановленных в суде присяжных заседателей.

Следует признать, что решение вопроса о допустимости доказательств зачастую не требует проведения судебного разбирательства.

Поэтому, является актуальной постановка вопроса о введении в процедуру предварительного слушания новых норм, позволяющих избежать, либо вообще предотвратить возможность отмены приговора по указанным выше основаниям.

Прежде чем найти решение, необходимо проанализировать российское законодательство в период действия Уставов уголовного судопроизводства, ныне действующее законодательство и новый УПК РФ, обратиться к зарубежному опыту, в частности к исследованию института «промежуточной апелляции», получившему свое распространение в уголовной процедуре США.

В законодательстве почти всех стран западного мира и российском законодательстве рассмотрению дела судом присяжных предшествует стадия предания суду.

«Под преданием суду разумеется производство, состоящее в судебном разрешении вопроса о том, имеются ли против данного лица достаточные доказательства, необходимые для открытия по его делу окончательного заседания уголовного суда. Предание суду в значении деятельности судебной покоится на основаниях двоякого рода. С одной стороны, им ограждаются интересы общества, требующие, чтобы уголовному суду были предаваемы все того заслуживающие, независимо от личного усмотрения обвинителей. С другой стороны, предание суду направлено и к ограждению личности обвиняемого. Состояние судимости, сопровождаясь общественным позором, само по себе в

Российская юстиция № 8 за 1998 год, с. 7

Ill высшей степени тягостно; если даже судимость окончится оправдательным приговором, то не может искупить причиненных страданий. Но возможен еще худший исход, а именно - постановление обвинительного приговора вследствие неосновательного привлечения к суду, тем более что возбуждение общественного мнения против лица, посаженного на скамью подсудимых, может иногда само по себе склонить против него весы правосудия и дать силу ничтожным уликам. Такая опасность для личности существовала бы в весьма значительной степени, если бы предание суду было делом бесконтрольного личного усмотрения обвинителя; судебным контролем в данном случае и является процедура предания суду»81.

«В Англии предание суду осуществляется по Закону «Об уголовном процессе и расследовании» 1996 года. В этой стадии магистратский суд проводит проверку обоснованности обвинения для передачи дела в суд (исключения составляют дела о воинских преступлениях и о тяжком мошенничестве). Обвинитель обязан представить обвиняемому копию обвинительного акта, копии всех материалов, вещественные доказательства. Защита обязана представить в письменной форме изложение своей позиции и дать оценку тем вопросам, которые изложены обвинителем. Кроме того, суд дает время обвиняемому для изложения своего заявления об алиби и для вызова или отыскания свидетелей его алиби. Здесь же могут быть допрошены свидетели обвинения.

По итогам предания суду может быть принято решение о передаче дела в суд, либо о прекращении дела»82,

«Во Франции вопрос о предании суду решается обвинительной камерой.

Обвинительная камера по каждому поступившему делу вправе вынести постановление о дополнительном расследовании или постановление об окончании следствия. В последнем случае камера компетентна прекратить уголовное преследование, закрыв дело, либо вынести постановление о предании

81 И.Я.Фойницкий, т.2 с.403

82 Т.В.Апарова, «Суды и судебный процесс Великобритании»,М.,1996 г. с. 111-112.

112 обвиняемого суду. Постановление о предании суду сообщается обвиняемому и ему же вручаются копии протоколов, письменные заявления свидетелей и доклады экспертов»83.

«Русское законодательство по Уставам 20 ноября 1864 года примыкало к французской организации предания суду и было предусмотрено по делам наиболее важным, подлежащим суду с участием присяжных заседателей; оно было сосредоточено в уголовном департаменте судебной палаты.

Уставы 1864 года не содержали понятия «исключения из разбирательства дела в суде присяжных доказательств, полученных с нарушением закона либо недопустимых по иным основаниям».

Статья 534 УУС так определяет решение суда по итогам предания суду: «Признав следствие достаточно полным и произведенным без нарушения существенных форм и обрядов судопроизводства палата постановляет окончательное определение о предании суду или о прекращении дела, а в противном случае обращает его к доследованию или законному направлению».

Это было непубличное производство, в котором решался вопрос о том, можно ли открыть по делу заседание.

По Уставам уголовного судопроизводства сторона не могла ставить вопрос об исключении каких-либо доказательств и в судебном следствии, за тем исключением, что «когда суд по заключению сторон или присяжных заседателей или по собственному усмотрению признает протокол осмотра не имеющим законной достоверности, или надлежащей полноты, а поверку осмотра возможной, то поручает одному из своих членов или судебных следователей произвести новый осмотр» (ст.688 УУС).

Статья 689 УУС давала возможность суду выезжать и на место совершения преступления. Таким образом, суду было предоставлено право в ходе судебного процесса восполнять доказательства, не имеющие законной достоверности.

СВ. Боботов, « Правосудие во Франции», М„ 1994 г„с. 135-136.

113 Конституционное закрепление положения о том, что « при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» (ч.2 ст.50), трансформировано в ст.ст. 432, 433 УПК РСФСР, на основании которых судье предоставлено право по ходатайству сторон или по собственной инициативе рассматривать в стадии предварительного слушания дела вопрос о допустимости доказательств. Признав доказательство недопустимым, судья исключает его из разбирательства дела своим постановлением. В ходе судебного заседания стороны могут ходатайствовать об исследовании доказательств, исключенных ранее судьей из разбирательства, не излагая при этом их существа (ст. 446 УПК РСФСР).

Таким образом, стороны могут дважды, но в разных аспектах, ставить вопрос о допустимости доказательств:

на предварительном слушании - в виде ходатайства об исключении из материалов дела недопустимых доказательств; в судебном разбирательстве - в виде ходатайства об исследовании доказательств, исключенных ранее судьей из разбирательства. И всякий раз, в зависимости от принятого решения, сторона вправе ставить вопрос об отмене приговора по мотивам: ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств, которые могут иметь существенное значение для исхода дела;

необоснованного отказа стороне в исследовании доказательств,

которые также могут иметь существенное значение для исхода

дела.

Эти положения сохранены и в новом УПК РФ, но только для

рассмотрения уголовных дел по правилам традиционной
формы

судопроизводства.

Раскрывая же особенности судебного следствия в суде присяжных заседателей, законодатель предоставил возможность и в этой стадии решать

114

вопросы об исключении из уголовного дела доказательств, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства.

Учитывая некоторые противоречия законодательства о порядке рассмотрения вопроса о допустимости доказательств, зная все сложности, возникающие при рассмотрении дел с участием присяжных заседателей и анализируя основания отмены приговоров, представляется, что процесс решения вопроса об исключении из материалов дела недопустимых доказательств в суде присяжных, должен регулироваться иначе. При этом полезно обратиться к зарубежному опыту.

В США основным источником права государственного обвинения подавать апелляционные жалобы по делам федеральной подсудности является «Федеральный закон об апелляционном производстве по уголовным делам». Согласно этому закону допускается подача обвинением апелляционной жалобы на приказы суда об исключении доказательств из материалов дела до суда. При апелляционном рассмотрении принимается решение об отмене приказа суда, которым исключены доказательства из материалов дела, либо приказ признается правильным. В дальнейшем эти основания не могут служить поводом к отмене приговора. В большинстве 50-ти Штатов США приняты собственные законы, допускающие апелляционное обжалование по уголовному делу государственным обвинителем. Большинство штатов разрешают обвинению обжаловать судебные постановления об исключении доказательств, принимаемые на стадии досудебного производства по делу, например в штате

ал

Вермонт.

Этот опыт представляется интересным и заслуживающим внимания.

Анализируя новый УПК РФ, можно сделать вывод, что косвенно, изложенные в нем новеллы, дают возможность реализации положительного зарубежного опыта.

Применительно к процедуре предварительного слушания и видам решений, принимаемых судьей на этой стадии процесса,
законодатель

84 см. рассмотрение апелляции обвинения на приказ судьи об исключении из материалов дела доказательств, учебный фильм «Три недели в государстве судей» 1995г.

115 конкретизирует порядок принятия решения об исключении доказательств (ст.234 УПК РФ).

Новый УПК РФ содержит отдельную статью (235), определяющую порядок заявления ходатайства об исключении доказательств и порядок его рассмотрения.

1). Стороны вправе заявлять ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2). Ходатайство об исключении доказательства должно содержать следующие указания:

доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона; основания
для исключения доказательства, предусмотренные настоящим
Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство. 3). Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

4). При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5). Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

116

6). Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

7). При рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

По смыслу закона основной груз по рассмотрению ходатайств о недопустимости доказательств ложится на стадию предварительного слушания.

Ныне действующий УПК РСФСР (статья 464) содержит перечень оснований, по которым принятое постановление судьи по результатам предварительного слушания может быть обжаловано. В нем не содержится указаний на обжалование постановления по изложенным основаниям.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 02.07.98 года «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан» перечень оснований, по которым постановление, вынесенное по результатам предварительного слушания может быть обжаловано до судебного заседания, расширен.

Новый УПК РФ (статья 355) не содержит запрета на обжалование решений, принимаемых по результатам предварительного слушания, в том числе и решений об исключении доказательств. Такая возможность может быть косвенно выведена и из приложения № 98, содержащего образец постановления судьи об исключении доказательств, в котором указывается на то, что оно может быть обжаловано в течение 10 суток со дня его вынесения. Однако образец постановления может опираться только на закон, а в законе такого указания нет.

Представляется, что порядок проведения предварительного слушания, расширение компетенции этой стадии процесса, наделение участников дополнительными правами и обязанностями, дают все основания к постановке

117

вопроса о возможности обжалования решения суда принятого по итогам

предварительного слушания по вопросам исключения
доказательств,

предъявляемых в судебном разбирательстве. Принятие такого закона позволит:

Существенно снизить количество отмененных приговоров, постановленных в суде присяжных; Повысит значимость стадии предварительного слушания; Приведет к тому, что стороны будут более внимательно относиться к доказательствам, содержащимся в материалах дела; «Очистит» стадию судебного следствия от споров по поводу допустимости доказательств, которые рассматриваются в отсутствии присяжных заседателей;

Повысит гарантии против проявления субъективизма при кассационном рассмотрении дела;

Значительно снизит финансовые затраты государства на институт суда присяжных. Анализ указанных проблем приводит к выводу о необходимости

законодательных новелл следующего содержания:

после поступления дела в суд ходатайства об исключении из числа допустимых доказательств, могут обсуждаться только в стадии предварительного слушания (кроме случаев, если обстоятельство, по которому можно ставить вопрос об исключении доказательства из числа допустимых, не возникло впервые в стадии судебного следствия);

сторона в кассационном порядке вправе обжаловать постановление судьи, вынесенное по результатам предварительного слушания об исключении по причине их недопустимости, доказательств, если они могут иметь существенное значение для исхода дела либо существенно повлиять на выводы суда;

118 жалоба или представление на постановление судьи могут быть поданы в течение 10 суток со дня его вынесения. Подача жалобы или представления не приостанавливает рассмотрение дела по существу. В необходимых случаях кассационной инстанцией может быть истребовано дело, решение по которому должно быть принято до его рассмотрения по существу;

кассационная инстанция вправе оставить постановление судьи без изменения, либо изменить его, исключив указание о признании того или иного доказательства недопустимым с приведением мотивов;

стороны, не обжаловавшие постановление судьи об исключении

из материалов дела недопустимых доказательств, не вправе

впоследствии ссылаться на это в кассационных жалобах или

протестах (представлениях).

Также предлагается дополнить главу 43 новой статьей следующего

содержания: «В соответствии с требованиями настоящей главы постановления

судьи, вынесенные по результатам предварительного слушания, могут быть

обжалованы сторонами в кассационном порядке, в том числе в части:

нарушения порядка проведения предварительного слушания; принятия решения об исключении доказательств».

  1. Судебное разбирательство.

2.1. Практика рассмотрения заявления обвиняемого по поводу применения к нему недозволенных методов ведения следствия.

В судебной практике изначально особую сложность представляет оценка заявления подсудимого в судебном заседании с участием присяжных заседателей по поводу применения к нему недозволенных методов ведения следствия. Систематически возникает вопрос о том, можно ли разрешать

119 подсудимому в присутствии присяжных заседателей делать заявления о применении в период предварительного следствия к нему насилия, угроз и иных незаконных мер с целью получения необходимых для обвинения доказательств? Допустимо ли в присутствии присяжных заседателей предпринимать меры к проверке этого заявления подсудимого, а также в напутственном слове предлагать присяжным на основе их внутреннего убеждения, дать оценку достоверности собранным по данному факту доказательствам?

На этот счет существуют различные точки зрения.

Эта общая позиция судей Верховного Суда РФ выражена в статье В. Степалина «Почему отменяются оправдательные приговоры». В ней, в частности, указано: «Имеются и факты воздействия на присяжных заседателей путем нарушения требований ст. 435, 445-447 УПК РСФСР. Наиболее распространенным воздействием на присяжных является исследование в их присутствии вопросов относительно сбора тех или иных доказательств. Обвиняемые и адвокаты делают в присутствии присяжных заседателей заявления о том, что в процессе предварительного следствия применялись незаконные методы, ходатайствуя о вызове в судебное заседание свидетелей. Судьи такие ходатайства удовлетворяют, вызывают свидетелей, допрашивают их в присутствии присяжных заседателей, что недопустимо по закону»85.

Действительно, по этим основаниям отменено немало оправдательных приговоров.

Отменяя оправдательный приговор по делу Р., Верховный суд РФ в определении указал: «Председательствующий судья вопрос о допустимости доказательств решал с участием присяжных заседателей, при этом, подсудимый Р. говорил о недозволенных методах ведения следствия, а это осталось без надлежащего реагирования. По существу на присяжных оказывалось незаконное воздействие, которое могло повлиять на принимаемое ими решение. Кроме того, в ходе судебного
разбирательства по

Российская юстиция. 1998 № 8 с. 9

120 процессуальным и иным вопросам допрашивались работники оперативной службы, и при этом подвергалась сомнению законность полученных доказательств, которые по решению председательствующего судьи были допущены к судебному разбирательству, и их исследование состоялось». Следуя практике Верховного суда РФ, многие судьи прерывают подсудимого или свидетеля после их заявлений о применении недозволенных методов ведения следствия, удаляют присяжных, а затем отказывают стороне в удовлетворении ходатайства о признании доказательств недопустимыми, поскольку проверить это его заявление невозможно. Однако, подобные действия, несмотря на разъяснения судьи, приводят к негативным результатам. Так, при рассмотрении дела Б. И С, последний после оглашения его показаний на следствии, заявил о недозволенных методах получения показаний. Адвокат поставил вопрос о недопустимости этих доказательств. Присяжные были удалены из зала заседания. Председательствующий судья ходатайство отклонил. Присяжные, возвратившись в зал суда, передали судье записку следующего содержания: «Присяжные заседатели хотят услышать ответ С. на вопрос о том, какие методы были использованы при взятии у него показаний на этапе предварительного расследования?» Председательствующий судья объяснил им, что этот вопрос не обсуждается с участием коллегии присяжных заседателей, поскольку речь идет о допустимости доказательств, то есть о решении чисто юридического вопроса, который входит в компетенцию председательствующего. Однако, неудовлетворенность разъяснением, привела присяжных к мысли, что ряд вопросов решается «за их спиной». При такой ситуации существует реальная опасность проявления недоверия их к суду.

Отсутствие в законе регламентации порядка рассмотрения заявлений подсудимого, свидетеля, потерпевшего приводит на практике к появлению многообразия форм реагирования председательствующих судей.

Одни, считая, что подсудимый в данном случае представляет сторону обвинения предлагают ему и защите представить доказательства применения недозволенных методов ведения следствия, а если таковых нет, объявляют об

121 этом присяжным. Другие - в напутственном слове говорят примерно следующее: «Объясняя причину противоречий в показаниях на следствии и в суде, подсудимый заявил, что к нему применялись недозволенные методы ведения следствия. По закону, такие заявления не исследуются с участием присяжных заседателей, поэтому я прервал подсудимого и в вашем присутствии его заявление мы не проверяли. Однако, поскольку это все же прозвучало в суде и именно так подсудимый объясняет причину расхождений в его показаниях, то вы должны оценить показания подсудимого на следствии в совокупности с другими доказательствами и если они подтверждаются другими доказательствами, то вы можете признать их достоверными или не принять во внимание, если они не согласуются и не дополняются другими доказательствами».86

Представляется, что такое разъяснение допустимо только в том случае, если судья отклонил ходатайство об исключении доказательства как недопустимого, поскольку нельзя признать доказательство недопустимым, а потом предложить присяжным его оценить в совокупности с другими доказательствами.

Несколько в ином аспекте рассматривает эту проблему практикующий юрист Н.В. Григорьева. «В подобном случае о недопустимости доказательств, полученных при воздействии на обвиняемого (если встать на его точку зрения) можно говорить только тогда, когда в распоряжении судьи имеется вступивший в законную силу приговор в отношении работников следственных органов. В остальных случаях - это вопрос не о допустимости доказательств, а об их достоверности, который решается с участием коллегии присяжных заседателей. Если подсудимый или свидетель дает показания о недозволенных методах ведения следствия при получении какого-либо доказательства, то судья не может такое доказательство исключить из разбирательства дела, поскольку презумпция невиновности по Конституции РФ распространяется на всех, в том числе и на следственных работников. Если судья по этим основаниям исключит

Справка о причинах отмены приговоров суда присяжных Московского областного суда за 1999 год

122 какое-либо доказательство, то тем самым он признает факт недозволенных методов и установит вину следственных
работников в совершении

87

должностного преступления» .

Под председательством Н.В. Григорьевой было рассмотрено судом присяжных уголовное дело К., которое завершилось оправдательным приговором. Подсудимый в присутствии присяжных заседателей давал показания о применении к нему психического и физического воздействия со стороны сотрудников милиции. Он говорил, что признался в убийстве, опасаясь за свою жизнь, за жизнь своей жены, которой обещали подбросить наркотики, «посадить». Отменяя оправдательный приговор, Кассационная палата Верховного Суда РФ указала: «Председательствующий судья не прервал К., не удалил присяжных заседателей из зала, более того, в напутственном слове повторил заявление подсудимого, заявив, что «тот, кто заявляет, тот и доказывает в состязательном судопроизводстве», что защита не представила доказательств о применении к подсудимому незаконных методов ведения следствия и предложил оценить показания К. в совокупности с другими доказательствами». Кассационная палата признала, что в данном случае профессиональный судья возложил на коллегию присяжных заседателей обязанность решить вопрос о допустимости доказательств, что противоречит требованиям ст. 435 УПК РСФСР. Кроме того, на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие, которое могло повлиять на принятое ими решение».

Отчасти, примененный в данном процессе метод соответствует американской процедуре. «В США, также как и в России, слушания по определению того было ли предположительно насильственно добытое признание получено в нарушение Конституции, проводятся в отсутствии присяжных заседателей. Но даже если судья принимает решение о том, что защита не представила достаточных доказательств незаконных действий полиции и позволит присяжным услышать это признание, защита все равно

Справка о причинах отмены приговоров, постановленных в суде присяжных за 1999 год

123 может ссылаться на применение принуждения, чтобы показать присяжным, что

88

признание недостоверно» .

По мнению М.Н.Кипниса сложившаяся кассационная практика грубо нарушает право подсудимого на защиту. «Очевидно, кассационная палата считает, что вопрос о причинах дачи подсудимым тех или иных показаний на предварительном следствии не имеет никакого отношения к оценке достоверности доказательств. Однако, относя рассматриваемый вопрос исключительно к оценке допустимости доказательств, кассационная палата не учитывает специфики показаний как вида доказательств и выработанных наукой и практикой правил оценки их достоверности. На формирование показаний оказывает воздействие множество факторов, в том числе и условия, в которых производится допрос.

У любого здравомыслящего человека (присяжного) возникнет вопрос о причинах противоречий между показаниями на следствии и в суде, однако подсудимый ничего не сможет сообщить об этом присяжным, так как единственное, чем он мог бы объяснить противоречия, это нарушение следователем (органом дознания) ч.З ст. 20 УПК РСФСР, о чем ему запрещено упоминать в присутствии присяжных. Между тем, в силу ч.З ст. 70 УПК РСФСР все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке. Проверяя допустимость показаний обвиняемого, профессиональный судья лишает присяжных заседателей, как судей факта, возможности проверить достоверность этих показаний»89.

Имеет смысл оценить эти две позиции.

Что касается позиции Н.В.Григорьевой, то ссылка на необходимость приговора представляется несостоятельной, поскольку далеко не все факты нарушения закона при получении доказательств могут образовать состав преступления.

Что же касается позиции Н.М. Кипниса, то она также достаточно спорна. Во-первых, далеко не все нарушения закона оказывают влияние
на

во

С.Тейман, Защита по уголовному делу: Пособие для адвокатов, М. 1998. С. 189-190 Доказывание в уголовном процессе, традиции и современность М. Юристъ,2000 с. 147

124 достоверность доказательства. Например, прослушивание телефонного разговора или просмотр корреспонденции, осуществленные без санкции судьи, не оказывают влияния на достоверность полученной информации. Если в присутствии присяжных решать вопрос о допустимости этих доказательств, то какое бы решение не было принято, на присяжных эта информация, безусловно, окажет влияние. Если же речь идет о применении недозволенных методов получения показаний на предварительном следствии, то присяжным по существу придется решать не только вопрос о том, имело ли место нарушение закона, то есть применение недозволенных методов, но и вопрос о том, насколько такое нарушение процедуры могло повлиять на достоверность показаний. В этом случае нельзя исключить ситуацию, когда присяжные посчитают, например, что допрос в ночное время не мог повлиять на достоверность показаний, особенно если такие показания согласуются с другими полученными доказательствами. Правильно ли это будет? Поэтому, представляется верным, чтобы вопрос о допустимости доказательств решался профессиональным судьей, который в случае установления факта нарушения закона при получении показаний во всех случаях признавал бы эти показания недопустимыми доказательствами.

В каком же порядке рассматривать заявления обвиняемого и его защитника, потерпевшего, свидетелей о применении к ним недозволенных методов ведения следствия? Как оценивать доказательства, полученные с использованием таких методов, как недопустимые в силу того, что они получены с нарушением закона или как недостоверные? Обсуждаются ли эти вопросы в присутствии присяжных заседателей?

Известно, что вся доказательственная информация должна обладать признаками относимости, допустимости и достоверности. «Допустимость представляет собой соблюдение установленного законом порядка получения, фиксации данных, а также использование для подтверждения выводов только той информации, которая облечена в одну из
форм предусмотренных

125 законом».90 Такими формами являются: протоколы следственных действий, заключения экспертов, акты ревизий и т.д.

«Достоверность доказательств - это соответствие действительности фактических данных, полученных из предусмотренных законом источников» . Новый УПК РФ (ст. 8 8), определяя правила оценки доказательств, отмечает, что «каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупности - достаточности для разрешения дела».

Проект УПК РФ конкретизировал это понятие, отмечая, что: «Допустимыми являются доказательства, полученные в порядке, установленном настоящим Кодексом. Достоверными признаются доказательства, соответствующие действительности». В новый УПК РФ эти положения не вошли и остались в разряде теоретического материала.

Разбирая возникшую ситуацию в соответствии с положениями теории оценки доказательств, необходимо обратить внимание на следующее:

Применение в стадии досудебного производства недозволенных методов влечет за собой получение необходимых следствию сведений, возможно несоответствующих действительности, то есть недостоверных;

Несоблюдение же порядка следственного действия (допроса

обвиняемого) ставит под сомнение достоверность полученного

доказательства и является недопустимым.

Таким образом, в данном случае следует признать, что при рассмотрении

конкретной ситуации происходит смешение понятий
допустимости

доказательств и их достоверности, а последний признак практически является

составной частью признака допустимости. На это обращается внимание в

работе П.А. Лупинской «Правила допустимости доказательств по
УПК

РСФСР», где отмечается: «Форма, порядок собирания доказательств и их

процессуальное закрепление направлены на создание гарантии
для

90 Б.А. Комлев Российская юридическая энциклопедия, М., 1999 год

91 К.Ф, Гуценко,« Уголовный процесс», с. 111

126 установления достоверности полученных данных при соблюдении прав и свобод личности, нравственных начал судопроизводства. Поэтому подмена вида следственного действия или несоблюдение его порядка сама по себе ставит под сомнение достоверность полученного доказательства, что влечет его исключение как недопустимого доказательства из совокупности доказательств».92

Анализируя противоположные точки зрения по одному и тому же вопросу, высказанные с одной стороны Н.М. Кипнисом и с другой стороны сформированные судебной практикой Верховного суда РФ, следует прийти к выводу, что различный подход к пониманию принципов оценки доказательств требует совершенно нового решения по рассмотрению заявлений заинтересованных лиц о применении незаконных методов ведения следствия в стадии досудебного производства.

Законодательно эта проблема разрешения не находит, а поэтому подлежит исследованию с тем, чтобы найти решение.

Применительно к практике Московского областного суда отсутствуют примеры того, когда бы судья подверг сомнению достоверность доказательств исходя из объяснений подсудимых о применении к ним методов незаконного воздействия.

Обратимся к зарубежной практике. Американская система судебного уголовного преследования является обвинительной и преимущество 5-ой поправки, устанавливающей, что человека, ни в каком уголовном деле нельзя принуждать к тому, чтобы свидетельствовать против себя, является ее существенной опорой. Таким образом, государство конституционно принуждено устанавливать вину с помощью доказательств, полученных независимо и свободно, не может с помощью насилия доказывать обвинение против обвиняемого, высказанные им самим.

Поскольку 14-я поправка запрещает Штатам добиваться признания путем «возбуждения ложной симпатии», или другими подобными
способами,

Комментарий Российского Законодательства, М„ 1997 г. стр. 348-349.

127 довольно близкими к «принуждению пыткой», из этого следует также, что она запрещает Штатам обращаться к заключенному с тем, чтобы принудить его отвечать на вопросы, которые могут изобличить человека как преступника. Пятая поправка гарантирует против федерального нарушения закона - право человека молчать до тех пор, пока он не предпочтет разговаривать по своей воле, и не страдать от наказания за такое молчание. Признания остаются надлежащим элементом судебной процедуры. Любое заявление, сделанное свободно и добровольно без каких-либо принудительных воздействий является приемлемым свидетельством. При этом обвиняемый должен быть уведомлен до любого допроса, что он имеет право не говорить, что любое сказанное им может быть использовано против него в суде, что он имеет право на присутствие адвоката, и что если он не может позволить себе иметь адвоката в этот момент, то при его желании любой адвокат может быть приглашен до начала допроса.

Возможности реализации этих прав должны быть предоставлены ему во время допроса. После того, как эти предупреждения сделаны и возможности предоставлены, индивидуум может сознательно и разумно отказаться от этих прав и согласиться отвечать на вопросы или сделать заявление. До тех пор пока такие предупреждения и отказы не продемонстрированы обвинением в суде, никакое свидетельство, полученное в результате допроса, не может быть использовано против индивидуума.93

Суд устанавливает, было ли желание обвиняемого подавлено в каждом конкретном случае. При этом суд оценивает всю сумму окружающих обстоятельств- характеристики обвиняемого и детали допроса. Некоторые принимаемые во внимание факторы включают молодость обвиняемого, недостаток его образования или низкий интеллектуальный уровень, недостаток знания его конституционных прав, повторяемость и длительность допроса, использование физического наказания в виде лишения пищи или сна. Во всех этих случаях суд определяет фактические обстоятельства вокруг признания,

Миранда против Аризоны, 384 США 436, 1964 г.)

128 оценивает психологическое воздействие на обвиняемого и
оценивает юридическое значение реакций обвиняемого.

В Англии, также как и в США, доказательствами могут служить только показания, данные добровольно и свободно от принудительных самообвинений. До всех допросов и после любого перерыва в задавании вопросов обвиняемый должен быть предупрежден, что он имеет право на присутствие адвоката и право молчать. Все вопросы полиции и ответы обвиняемого должны быть записаны с помощью электронной аппаратуры или вручную. Никаких угроз или ложных обещаний не может быть сделано. Не разрешены длительные или жестокие допросы. Если полиция нарушила правила, касающиеся допроса или обращения с подозреваемым, то может последовать исключение свидетельства, полученного в этом случае в результате признания. При решении вопроса о приемлемости признаний именно судья, а не присяжные, определяет сущность после прослушивания любого свидетельства с каждой стороны, касающегося любого уместного спорного факта. Присяжные должны быть информированы, что отягощение в связи с признанием зависит от всех обстоятельств, при которых признание было сделано, и что они должны придать признанию тот вес, который оно заслуживает. Если приемлемость признания вызывает возражение, то судья должен выслушать в суде без присяжных каждое свидетельство и знать способ его получения; и он должен затем установить, должно ли это признание быть принято. На обвинение ложится бремя доказательства вне всяких разумных сомнений о приемлемости признания.94.

Мы имеем зарубежный опыт решения возникшей проблемы в основе которого:

устоявшееся законодательство;

реальный принцип состязательности, определяющий, что на обвинителе лежит обязанность доказывания добровольности показаний, свободных от принудительных самообвинений;

Права человека и соблюдение законности в Системе Уголовного Законодательства при установлении демократии с. 114-121 Институт адвокатуры по уголовному правосудию

129 совокупность определенных обстоятельств позволяет суду проверить «приемлемость» или «неприемлемость» признания.

Российским же законодательством, как уже сказано выше, эти вопросы не урегулированы.

У судьи реально отсутствуют факты, достоверно подтверждающие или опровергающие заявления подсудимых о незаконных методах ведения следствия. Решить вопрос были или нет совершены такие действия в отношении подсудимых можно лишь путем возбуждения уголовного дела и ведения следствия, либо путем вменения защите в обязанность представлять доказательства незаконного воздействия на подсудимого, либо путем предоставления прокурору возможности провести прокурорскую проверку.

Однако, Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2000 года «По делу о проверке конституционности отдельных положений уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ» положения статей 255, ч.1,2,3 и 4 ст.256 УПК РСФСР в той части в какой они предусматривают или допускают полномочие суда возбуждать уголовное дело по признакам преступления, влекущего публичное уголовное преследование, в том числе и в отношении нового лица, признаны не соответствующими Конституции.

Указывая правила заявления ходатайства об исключении доказательств (ст. 235 УПК РФ) законодатель предлагает: «При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство».

Из этого следует, что если подсудимый заявляет о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, то есть нарушении норм УПК,

130 сторона обвинения должна доказать тот факт, что доказательство получено без нарушения требований закона.

Сделать это в стадии судебного следствия при рассмотрении дел с участием присяжных заседателей практически невозможно. Подобные заявления подсудимого, потерпевшего, свидетеля непредсказуемы. В случае показаний о применении недозволенных методов ведения следствия в досудебном производстве, стороне обвинения потребуется время для представления опровержения, что неизбежно повлечет за собой перерывы в судебном заседании, а вслед за этим либо отложение дела, либо неоправданные государственные расходы, связанные с оплатой работы присяжных заседателей. Кроме того, нельзя забывать о том, что с момента предварительного следствия до судебного заседании проходит значительное время, что может привести к утрате доказательств необходимых стороне обвинения для опровержения или подтверждения заявлений подсудимого, потерпевшего, свидетелей.

«Проверка достоверности изменившихся в судебном разбирательстве показаний обвиняемого осложняется, порой, тем, что некоторые его заявления (в том числе о якобы применявшихся к нему в целях получения признательных показаний недозволенных методах следствия), затруднительно исследовать на данной стадии. Это может быть более полно сделано в условиях предварительного следствия. Проверка такого заявления - весьма сложное дело. Она требует применения системы тщательно продуманных и подготовленных следственных действий. Поэтому, в подобных случаях неминуемо возникает вопрос о направлении дела на дополнительное расследование»95.

Между тем, новый УПК РФ исключает институт доследования.

Именно это обстоятельство, а также отсутствие четких указаний в законе, разночтения в его понимании, систематическая отмена приговоров по указанным выше основаниям, устранение сторон от процесса доказывания заявленных фактов в условиях действия нынешнего УПК РСФСР и отсутствие

Ю,В. Кореневский, «Доказывание в уголовном процессе», М.,2000, с.122-123

131 каких-либо «рычагов» у суда к возможности проверить эти обстоятельства в ходе судебного разбирательства, ставят перед необходимостью решения этого вопроса на основе российского, зарубежного и современного процессуального законодательства.

Если обратиться к главе 12 Устава «О порядке обжалования следственных действий вообще», ст. 491 УУС определяет, что «Участвующие в деле лица могут приносить жалобы на всякое следственное действие, нарушающее или стесняющее их права». «Жалобы на действия полиции приносятся прокурору, а на действия следователя, как предпринятые им собственной властью, так и по требованию прокурора или его товарища - окружному суду» (ст. 493 УУС). Обвиняемый может приносить жалобу лишь на такие действия, выраженные притеснением, которому он подвергся сам.

Этот же закон определяет и порядок рассмотрения жалоб. Примерно аналогичное указание о порядке обжалования действий органа дознания, следователя и прокурора содержится в ст. 218 УПК РСФСР, согласно которой: «Жалобы на действия органа дознания или следователя подаются прокурору непосредственно через лицо, производившее дознание, или следователя, на действия, которых жалоба приносится». «Действия и решения суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке заинтересованными гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями» (ст. 22 УПК РСФСР).

Статья 218 УПК РСФСР не указывает, какие конкретные действия органа дознания, следователя и прокурора обжалуются.

Поэтому, в принципе, могут обжаловаться любые действия органа дознания, следователя и прокурора.

Вместе с тем, нет полной ясности в вопросе о том, какие действия могут быть обжалованы в суд.

В настоящее время внесены изменения и дополнения в действующий УПК РСФСР, касающиеся вопроса обжалования в суд решения об избрании меры

132 пресечения в виде содержания под стражей и продления срока содержания под стражей.

Кроме того, Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.03.99 года по жалобам Борисова, Кехмана, Монастырецкого и ООО «Монаком» положения ч.1 ст. 218 УПК РСФСР признаны не соответствующими Конституции РФ, поскольку исключают судебное обжалование действий и решений в ходе предварительного следствия.

Таким образом, установлен судебный порядок обжалования действий и решений органов дознания, следователя и прокурора.

Несмотря на то, что в этом решении говорится о возможности обжалования в суд действий, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования, можно сделать вывод, что судебному обжалованию подлежат любые действия и решения, нарушающие права граждан, поскольку это непосредственно вытекает из ст. 46 Конституции Российской Федерации.

Механизм рассмотрения установлен законом лишь для жалоб на арест или продление срока содержания под стражей (220-2 УПК РСФСР).

По аналогии рассматриваются жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела и так далее.

Заявляя о недозволенных методах ведения следствия, подсудимые тем самым оспаривают законность следственных действий: протоколов допроса, осмотра места происшествия с участием обвиняемого, протокола явки с повинной и так далее.

Представляется, что жалоба на недозволенные методы ведения следствия должна, прежде всего, подаваться прокурору, осуществляющему надзор за исполнением законов при производстве предварительного расследования либо направляться ему администрацией учреждения места содержания лица под стражей в течение суток с момента ее получения.

133

В соответствие со ст. 219 УПК РСФСР, прокурор в течение 3-х суток обязан рассмотреть жалобу, провести по ней проверку при необходимости с участием заявителя. Свое решение по жалобе прокурор оформляет в виде постановления, которое затем может быть обжаловано в суд. Данное постановление в обязательном порядке должно быть приобщено к материалам дела.

Новый УПК РФ практически разделяет позицию автора в этом вопросе, хотя и не выделяет ее как отдельное основание к рассмотрению, тем самым не решает проблемы до конца.

Хотя в главе 16 «Обжалование действий и решений суда, и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство» гарантировано право обжалования действий и решений, указанных выше органов и должностных лиц, определен порядок и сроки подачи жалоб, общий порядок рассмотрения жалоб прокурором и судом, процедура обжалования решений судьи, принимаемых в ходе досудебного производства не определена. «В соответствие со статьей 22 настоящего Кодекса действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками производства по уголовному делу в той части, в которой проводимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы». (Ст. 123 УПК РФ).

По мнению законодателя жалобы, подаются в суд либо в тот государственный орган или тому должностному лицу, которые уполномочены настоящим Кодексом рассматривать жалобы и принимать по ним решения. В частности жалобы на решения дознавателя, начальника органа дознания, следователя передаются прокурору, осуществляющему надзор за исполнением законов при производстве предварительного расследования (статья 124 УПК РФ), а жалобы на постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб

134 конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования.

Представляется, что жалобы на применение незаконных методов ведения следствия (действия) могут подаваться только прокурору, надзирающему за исполнением законов при производстве предварительного расследования, а не в суд. Прокурор может провести проверку этих доводов, истребовать дополнительные материалы, получить необходимые объяснения, то есть практически провести следствие по доводам жалобы. В суд по месту производства предварительного расследования могут быть обжалованы решения или действия прокурора, проводящего проверку доводов жалобы.

В ходе предварительного слушания при рассмотрении ходатайств об исключении из числа допустимых доказательств, добытых с нарушением закона, этот вопрос вновь может быть рассмотрен судом при наличии заявления подсудимого. В этом случае обвинение представляет доказательства, необходимые суду для рассмотрения вопроса. Это положение полностью согласуется с п.4 ст.235 УПК РФ. Здесь же судом принимается окончательное решение о добровольности показаний в стадии следствия, которое не может быть оспорено в суде присяжных.

В ст. 46 УПК РСФСР, где определены права обвиняемого, имеется ссылка на то, что он имеет право приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Однако, неопределенность этих формулировок, формальный подход к разъяснению прав обвиняемому, не гарантирует ему осуществление этого права.

Именно потому, что сегодня предварительное расследование наиболее уязвимое звено для обвинений в нарушении конституционных прав граждан, следует отдельным протоколом разъяснять обвиняемым и подозреваемым право на обжалование действий прокурора, следователя и лица, производящего дознание, либо вручать обвиняемому, потерпевшему, свидетелю отдельные карточки с разъяснением всех прав, в том числе на обжалование действий и

135 решений, указанных выше лиц, что является наибольшей
гарантией соблюдения прав.

Вновь принятый УПК РФ, где утверждается право на обязательное участие защитника во всех следственных действиях, не умалит актуальность проблемы:

новый УПК РФ утверждает право на отказ от защитника; сам защитник
вправе определять, в каких следственных действиях принимать
участие, а от каких отказаться по согласованию с обвиняемым. Таким образом, новый УПК РФ не гарантирует отсутствие подобных жалоб на действие должностных лиц.

Здесь же, важно рассмотреть возможные возражения, связанные с необходимостью замены адвоката, который не может нести ответственности за бездействие своего коллеги, в случае, если последний не делал заявлений о применении недозволенных методов ведения следствия в интересах обвиняемого.

Представляется, что в основу решения вопроса должно быть положено российское законодательство (ст. 493 У У С), согласно которому, жалобу на незаконные действия коим он подвергся сам, должен приносить обвиняемый. Защитник, законный представитель может принести жалобу лишь в дополнение к жалобе обвиняемого.

Следует положительно оценить и содержащуюся в ч.2 ст. 75 УПК РФ норму, согласно которой показания обвиняемого, полученные на предварительном следствии в отсутствии адвоката и не подтвержденные им в суде, признаются недопустимыми.

Исходя из этой нормы, каждый допрос обвиняемого должен проходить в присутствии адвоката, что, естественно, может пресечь возможность принуждения обвиняемого к даче изобличающих его показаний, но не гарантировать это.

136

Далее следует определиться, в каком порядке рассматривать эти заявления на предварительном слушании.

Статьи 234 и 235 УПК РФ определяют порядок проведения предварительного слушания.

В частности, в законе указано, что при решении вопроса об исключении доказательств в порядке, установленном настоящей главой, на предварительном слушании могут быть оглашены протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в деле и (или) представлены сторонами. По ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к делу иных документов.

Таким образом, законодатель предоставляет возможность суду в стадии предварительного слушания окончательно решить вопрос по заявлению обвиняемого о применении либо неприменении недозволенных методов ведения следствия, а в связи с этим здесь же решить вопрос о допустимости доказательств.

Предлагается следующий порядок рассмотрения заявлений о применении недозволенных методов ведения следствия:

1). Все жалобы на применение в ходе расследования недозволенных методов ведения следствия должны быть заявлены заинтересованными лицами в ходе дознания или предварительного следствия. В качестве процессуального основания применимы ст.ст. 218-220 УПК РСФСР; ст.ст. 123-125 УПК РФ;

2). По всем жалобам должна быть проведена проверка и принято соответствующее решение;

3).Вопрос о допустимости доказательств по указанным выше мотивам должен быть решен окончательно в стадии предварительного слушания, при наличии возможности обжаловать эти решения.

Данные предложения укладываются в рамки действующего закона, не противоречат новому УПК РФ, дополняют ряд положений, установленных

137 Уставом уголовного судопроизводства 1864 года и требуют
лишь незначительной корректировки в пределах сложившийся практики.

С учетом того, что изменение порядка рассмотрения жалоб о применении в ходе дознания или предварительного расследования недозволенных методов в отношении обвиняемого, потерпевшего, свидетеля возможно и в пределах ныне действующего УПК РСФСР, а тем более в условиях принятия нового УПК РФ, необходимо лишь более четко выразить позицию по окончательному решению данного вопроса в стадии предварительного слушания.

С этой целью предлагается ст. 234 УПК РСФСР дополнить указаниями следующего содержания: «В случае если обвиняемый, его защитник или законный представитель, потерпевший или его законный представитель, свидетель заявили о не добровольности показаний обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, а в материалах дела отсутствуют сведения о рассмотрении их жалоб в ходе предварительного расследования дела, сторона обвинения проводит проверку сделанного заявления и представляет суду материалы об обоснованности или необоснованности заявлений.

По результатам исследования представленных материалов суд рассматривает ходатайства сторон о допустимости доказательств, на которые ссылаются, как на полученные с нарушением закона, обвиняемый, его защитник, или законный представитель, потерпевший или его законный представитель, свидетель. Постановление судьи в этой части окончательное и не может быть пересмотрено по этим же мотивам в судебном заседании».

Изменение порядка рассмотрения жалоб на применение недозволенных методов ведения следствия и законодательное закрепление условий рассмотрения таких жалоб позволит устранить существующие сложности, возникающие при рассмотрении этих вопросов в ходе судебного следствия.

2.2. Процедура формирования и роспуска коллегии присяжных заседателей.

138

Новый УПК РФ содержит всего два основания к роспуску коллегии присяжных заседателей. Эти основания предусмотрены ст.ст. 330 (ввиду тенденциозности ее состава) и ст. 348 (в случае вынесения обвинительного вердикта в отношении невиновного).

Ныне действующим УПК РСФСР (ст.440) предусмотрено еще одно основание к роспуску коллегии присяжных. Это наличие каких-либо нарушений, повлиявших на правильность образования коллегии присяжных заседателей. По этим основаниям отменен приговор Московского областного суда по делу В.. Одним из оснований отмены послужило, как указано в определении, нарушение требований статей 438- 440 УПК РСФСР (хотя в жалобах ссылки на нарушение этих норм УПК РСФСР не было), регламентирующих порядок образования коллегии присяжных заседателей. Согласно протоколу судебного заседания председательствующим по делу освобождены от участия 17 присяжных заседателей (из явившихся 41). Вместо 24 присяжных заседателей в протоколе указано, что их осталось 23. Из этого количества судья произвел жеребьевку, извлек из урны 5 билетов, доведя до 18. Таким образом, делает вывод Кассационная палата, один билет был изъят в нарушение закона внепроцессуальным путем.96. Трудно себе представить, каким образом этот факт повлиял на правильность образования коллегии присяжных заседателей, тем не менее, судебная практика сохранила этот опыт.

Устав уголовного судопроизводства 20 ноября 1864 года устанавливал, что «когда при составлении присутствия присяжных замечено, будет отступление от установленных для сего правил или окажется какая-либо ошибка, то председатель суда объявляет о том во всеуслышание и немедленно восстанавливает нарушенный порядок, но лишь в отношении замеченной неправильности или ошибки, не прибегая без крайней в том необходимости к вынутию нового жребия (ст. 663 Устава).

Таким образом, старый закон не предусматривал оснований роспуска коллегии присяжных заседателей сразу же после ее формирования по мотивам

96 Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел с участием коллегии присяжных заседателей, Мособлсуд 1996 год

139 допущения каких-либо нарушений, если они не были замечены на этой стадии. Такое положение вещей вполне понятно, поскольку в ряде случаев речь может идти о чисто технических ошибках, которые никак не влияют на формирование коллегии присяжных заседателей с учетом мнений сторон. Это свидетельствует и об уважительном отношении к труду присяжных заседателей, решение которых не может быть отменено из-за чисто технических ошибок.

Представляется, что, понимая формальность такого основания к роспуску коллегии присяжных заседателей, законодатели обоснованно исключили его из процедуры.

Статья 330 УПК РФ предусматривает в качестве оснований к роспуску коллегии присяжных заседателей тенденциозность ее состава.

«До приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт. Если заявление будет признано обоснованным, то председательствующий распускает коллегию присяжных заседателей и возобновляет подготовку к рассмотрению уголовного дела с участием присяжных заседателей».

Термин «тенденциозный» определяется в словаре русского языка СИ. Ожегова как «содержащий какую-нибудь тенденцию (направление развития, склонность, стремление) предвзятую, пристрастную мысль».

В работе профессора Н.В. Радутной «Зачем нам нужен суд присяжных?» автор отмечает, что по этим основаниям роспуск коллегии «может быть, например, в случае, если все присяжные заседатели знакомы с подсудимым или были очевидцами происшедшего»97.

Представляется, что указанные случаи могут быть единичны и только при наличии определенной специфики, отражающей характеристики местности, личности (город или район с небольшим населением,
обвиняемый -

изд. Российская правовая Академия, 1995 г., с.26

140 общеизвестная личность, либо в районе, где нестабильная ситуация осложнена неприязненными межнациональными отношениями).

В судебной практике Московского областного суда имел место случай роспуска коллегии присяжных заседателей по мотивам тенденциозности состава, в связи с иными обстоятельствами.

По делу А., обвиняемому в изнасиловании, была сформирована коллегия присяжных заседателей, состоящая из одних женщин. По ходатайству защиты, заявившей, что вследствие особенностей рассматриваемого дела отобранный состав коллегии может оказаться не способным вынести объективный вердикт.

Это заявление было признано обоснованным и коллегия распущена председательствующим.

Устав уголовного судопроизводства 1864 года не предусматривал оснований роспуска коллегии присяжных заседателей по этим основания.

Не знает такого понятия закон, регулирующий деятельность суда присяжных Англии, США, Франции и так далее.

Поистине абсурдным был бы факт роспуска коллегии присяжных заседателей по мотивам тенденциозности, например, в американском процессе по делу Симпсона личности известной всему миру своими достижениями в спорте и кумира всей Америки. Представим ситуацию, когда в небольшом городе, где действует суд присяжных, привлекли к ответственности самую известную личность за совершение преступления, о котором знали почти все жители. Сформировать объективную коллегию очень сложно, либо вообще невозможно. Не поможет формирование 10-20 коллегий. Выход один - решить вопрос об изменении подсудности дела.

На той стадии процесса, когда законодатель предусматривает возможность роспуска коллегии по основаниям тенденциозности практически нельзя сделать вывод способны или нет присяжные заседатели вынести объективный вердикт.

Статья 328 УПК РФ по сравнению со ст. 438 УПК РСФСР предоставляет сторонам более широкие возможности участия в процессе формирования

141 коллегии. Приведенные мотивы исключают необходимость сохранения в УПК РФ такого основания к роспуску коллегии присяжных заседателей как роспуск ввиду тенденциозности ее состава. В этом случае достаточно лишь предоставить возможность судье формировать коллегию присяжных заседателей с таким количеством запасных, каким сочтет это необходимым суд. Это особый случай, анализ которого представляется интересным.

Закон (ст. 440 УПК РСФСР) конкретно указывает на состав коллегии присяжных заседателей - 12 комплектных присяжных заседателей и 2 запасных.

Этот закон соответствует Уставу уголовного судопроизводства 1864 года, статьи 658 и 661 которого определили: «Из числа неотведенных назначаются по жребию для решения дела двенадцать комплектных и двое запасных присяжных заседателей. Первые двенадцать заседателей по списку составляют присутствие присяжных, а последние двое, хотя и должны находиться в судебном заседании, но в состав присутствия поступают лишь в случае выбытия кого-либо из двенадцати, до постановления ими решения».

Необходимо ли четко регламентировать количество запасных присяжных заседателей? Судебная практика с абсолютной достаточностью показала, что нет.

За последний год работы в условиях альтернативного судопроизводства по шести делам была распущена коллегия присяжных заседателей по мотивам отсутствия необходимого числа присяжных для вынесения вердикта. Особенно часто подобная ситуация имеет место при рассмотрении объемных дел, которые слушаются длительное время от двух до шести месяцев.

Допустимое законом количество запасных заседателей явно недостаточно для того, чтобы за такой период времени заменить выбывших по уважительным причинам.

Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что хотя законом предусмотрена ответственность за воспрепятствование явке в суд присяжного

142 заседателя, тем не менее, люди зачастую вынуждены покидать процессы под страхом потерять рабочее место.

Достаточно привести несколько примеров, чтобы понять необходимость изменения закона.

Так, 29 мая 1997 года начато слушанием дело Ч. Отобрана коллегия присяжных заседателей, было начато судебное следствие, а в конце дня объявлен перерыв до 30 мая. В указанный день из 14 присяжных заседателей не явились трое. Для выяснения причин неявки был объявлен перерыв до 2 июня. В этот день по неизвестным причинам не явилось четверо присяжных заседателей. Судья был вынужден распустить коллегию, дело отложено. Судебные расходы по нему составили одну тысячу сто рублей (деноминированных, по состоянию на 1997 год).

Весьма интересным представляется факт роспуска коллегии присяжных заседателей по делу К. по тем основаниям, что государственный обвинитель при оглашении резолютивной части обвинительного заключения допустил разглашение сведений о прошлых судимостях подсудимого. Трое присяжных заседателей из основного состава заявили о своей необъективности в связи со ставшими им известными данными.

Безусловно, при наличии большего числа запасных присяжных заседателей коллегию можно было бы сформировать.

То же самое возможно было сделать и при возникшей ситуации по делу А. После допроса одного из подсудимых четверо присяжных заседателей вслух начали высказывать свое мнение относительно исхода дела, несмотря на сделанные председательствующим замечания. По ходатайству прокурора коллегия присяжных заседателей была распущена в связи с утратой объективности.

Роспуск коллегии по указанным выше основаниям вообще не предусмотрен законом, однако, неурегулированность этих вопросов вынуждает суды идти на подобные решения.

143

Не надо забывать, что последнее время в России, да и в других странах, где действует суд присяжных, много говорится о значительных неоправданных расходах на процессы с участием присяжных заседателей.

Систематические роспуски коллегии - пример этому.

Новый уголовно-процессуальный закон (ст. 32 8) предоставляет возможность с учетом характера и сложности дела по решению председательствующего избрать большее число запасных присяжных заседателей. С введением в действие закона в указанной редакции снимутся многие проблемы, решение которых не терпит отлагательств.

Статья 459 УПК РСФСР называет еще одно основание к роспуску коллегии присяжных заседателей: «Если коллегией присяжных заседателей вынесен обвинительный вердикт, а председательствующий судья признал, что по делу имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора, ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступлений, выносится постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей, вынесшей обвинительный вердикт, и о направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда со стадии предварительного слушания, которое проводится по правилам, предусмотренным статьями 432 и 433 настоящего Кодекса».

В практике рассмотрения дел с участием присяжных заседателей судьи обращались к такому основанию. Так, по делу К., который обвинялся в том, что совершил вместе с П. и О. разбойное нападение на гр. Ч. и в процессе разбойного нападения совершили умышленное убийство Ч., а затем с целью сокрытия совершенного преступления К. и П. совершили покушение на умышленное убийство О. При этом П. нанес О. удары ножом в грудь, а К. своим присутствием удерживал О., но тому удалось вырваться и оказать активное сопротивление.

Коллегия присяжных заседателей вынесла вердикт, которым признала, что наряду с незаконным завладением имуществом и убийством Ч., К. виновен и в нанесении ударов ножом в область груди О. для лишения его жизни.

144

Однако, по мнению судьи, коллегия присяжных заседателей необоснованно признала виновным К. в нанесении ударов ножом О. для насильственного лишения жизни, так как это не вытекало из выводов предварительного следствия и исследованных в суде доказательств.

Эти обстоятельства явились основанием к роспуску коллегии присяжных заседателей в соответствие с требованиями ст. 459 УПК РСФСР.

Вместе с тем, эти указания закона в ряде случаев трактуются судьями весьма вольно и предоставляют им возможность при наличии неблагоприятных последствий манипулировать законом, тем более что для этого не требуется вынесения мотивированного постановления.

Довольно часто это бывает тогда, когда заведомо для судьи коллегией присяжных вынесен неправильный вердикт.

Новый УПК РФ более четко указывает, что если судья, председательствующий по делу, признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и что имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора, ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления, то он выносит постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда со стадии предварительного слушания» (ч.5 ст. 348).

Таким образом, предлагаемые законодателем для роспуска коллегии причины являются ничем иным как основанием к постановлению оправдательного приговора, как и в случае, когда при обвинительном вердикте судья признает, что деяние подсудимого не содержит состава преступления.

Несмотря на то, что вердикт присяжных заседателей обязателен для суда, закон сделал два исключения из этого правила:

Когда при обвинительном вердикте судья усмотрит отсутствие состава преступления;

145 Когда при обвинительном вердикте судья придет к выводу о наличии
оснований для постановления оправдательного приговора.

Однако, последствия, вытекающие из указанных ситуаций, различны. В первом случае судья вправе постановить оправдательный приговор. Во втором случае судья обязан распустить коллегию присяжных заседателей и направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

Что касается возможности постановить оправдательный приговор при обвинительном вердикте присяжных при отсутствии в деянии состава преступления, то такое право судьи вполне понятно, поскольку в данном случае речь идет исключительно о правовой оценке содеянного, что входит в компетенцию судьи. При второй ситуации несогласия с вердиктом дело обстоит сложнее, поскольку в этом случае речь идет об оценке доказательств, что составляет исключительную прерогативу присяжных. Поэтому, позиция закона понятна. Однако и роспуск коллегии присяжных после рассмотрения дела в полном объеме - явление крайне нежелательное.

С проблемой необоснованного обвинительного вердикта присяжных сталкивались все страны, где действует суд присяжных, и соответственно искали приемлемый выход, не допуская роспуска коллегии присяжных и повторное рассмотрение дела.

Так, в англо-американском процессе не только обвинитель может отказаться от обвинения за недостаточностью улик, но и защитник может обратиться к судье с просьбой прекратить рассмотрение дела ввиду недостаточности доказательств. И судья вправе прекратить уголовное дело. Если уголовное дело не прекращено своевременно, но по окончании разбирательства судья придет к выводу о недостаточности улик, то, в Англии, например, судья может обратиться к присяжным и приказать им вынести оправдательный вердикт.

Последний случай, конечно, достаточно одиозный для нашего правового сознания, но о возможности прекратить дело по ходатайству защиты можно

146

подумать. Если такой вариант окажется невозможным, то, по крайней мере, нужно законодательно закрепить, что повторный обвинительный вердикт присяжных является для судьи обязательным.

Выше отмечалось, что закон содержит только два основания к роспуску коллегии. Эти основания предусмотрены ст. 441 и 459 УПК РСФСР.

Тем не менее, в практике получило распространение еще одно «основание» к роспуску коллегии. Это «основание» нельзя назвать ничем иным, как манипуляцией законом.

Так, по делу 3., уйдя на вердикт в 15 часов 05 минут, присяжные покинули совещательную комнату в 17 часов 15 минут и старшина приступил к оглашению вердикта. По всем поставленным вопросам имело место единогласное решение, кроме вопроса о виновности, где голоса присяжных разделились.

Статья 454 УПК РСФСР предусматривает, что «в тех случаях, когда коллегия присяжных заседателей в течение 3-х часов после удаления в совещательную комнату не пришла к единодушному решению по поставленным перед ней вопросам, присяжные заседатели могут приступить к формулированию в вопросном листе ответов, принятых большинством голосов в результате проведенного голосования».

Как видно из материалов дела, присяжные заседатели совещались всего 2 часа 10 минут.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» от 20 декабря 1994 года: «Несоблюдение порядка совещания присяжных заседателей в части, касающейся времени, по истечении которого они могут приступить к формулированию в вопросном листе ответов, принятых большинством голосов в результате голосования, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона».

147

Проявив невнимательность, председательствующий разрешил присяжным огласить свой вердикт.

Хотя судьей впоследствии было принято достаточно интересное решение, но оно имело место тогда, когда судья, допустил ошибку, разрешив огласить вердикт.

На основании статьи 456 УПК РСФСР, судья мог бы при прочтении вердикта еще до его оглашения, обнаружить процессуальное несоответствие и возвратить присяжных в совещательную комнату, дополнительно разъяснив порядок голосования.

Судебная практика показала, что неясные и противоречивые вердикты возникают там, где имеют место профессиональные ошибки у самого судьи: сложности с постановкой вопросов, неумение их правильно сформулировать, недостаточно четкое разъяснение необходимых понятий в напутственном слове.

Полагаю, что только этим вызван роспуск коллегии присяжных заседателей по ряду дел, в частности по делу Г. и Л.

В процессе совещания коллегия присяжных заседателей трижды выходила из совещательной комнаты для разъяснения вопросного листа. Затем был вынесен вердикт, содержащий противоречия, которые так и не были устранены. После очередного разъяснения и заявления старшины о том, что никакие разъяснения их не убедили, председательствующий распустил коллегию, указав в постановлении, что, несмотря на неоднократные разъяснения закона о порядке совещания присяжных заседателей, наличие противоречий в их вердикте и необходимости устранения этих противоречий, старшина присяжных заседателей сослался на то, что председательствующий их не убедил в противоречивости вердикта, что свидетельствует о неспособности присяжных заседателей вынести вердикт по делу.

Вызывает серьезные опасения тенденция к увеличению числа дел, по которым распускается коллегия присяжных заседателей. За период 1993 - 1995

148 годов подобный факт имел место только в одном случае, а за последний год - в одиннадцати.

Такая практика, когда окончательные решения по делу принимаются через необоснованно длительный промежуток времени после роспуска коллегии присяжных заседателей, в том числе и по основаниям, не предусмотренным законом, приводит к потере авторитета этого института.

Уместно здесь вспомнить слова И.Я. Фойницкого: «Чем более законности в жизни, в суде, в деятельности прокуратуры и администрации, тем более ее и в деятельности присяжных заседателей»98.

Закон предусмотрел исчерпывающий перечень оснований к роспуску коллегии присяжных заседателей. Однако, на первоначальном этапе работы в условиях применения новой формы судопроизводства, любое отложение дела слушанием на длительный срок оформлялось постановлением о роспуске коллегии

Так, судья распустил коллегию присяжных заседателей по делу 3., прослушав его одиннадцать дней. Основанием к роспуску стала необходимость запроса сведений из областного следственного изолятора и Подольской прокуратуры о движении жалобы 3., в связи с ходатайством адвоката о нарушении права 3. на защиту в стадии предварительного расследования. 3. написал жалобу о применении к нему в процессе расследования недозволенных методов ведения следствия. Эта жалоба через следственный изолятор была направлена в Подольскую прокуратуру, откуда никакого ответа не поступило.

Конечно, это имеет отношение к той проблеме, которая была рассмотрена выше: к необходимости заявления такого рода ходатайств на более ранней стадии процесса и ответственности адвокатов за добросовестную защиту прав обвиняемого.

В американском процессе любое заявление, сделанное стороной по делу, принимается только при предоставлении подтверждений.

т.2 с.448-449

149

Приведенные факты в очередной раз свидетельствуют о необходимости конкретного указания в законе (ст. 244 УПК РФ) на права и обязанности сторон, что позволит суду четко соблюдать основания к роспуску коллегии присяжных заседателей.

Сложнее обстоит дело с роспуском коллегии присяжных заседателей при назначении различного рода экспертиз в стадии судебного следствия.

По смыслу закона дела в отношении лиц, которые в момент инкриминируемого деяния были невменяемыми, не могут рассматриваться с участием присяжных заседателей.

Действительно, ст. ст. 423, 424, 431, 432 и другие указывают на то, что по делу обязательное участие должен принимать обвиняемый, подсудимый, которые наделены определенными правами и только их осознанное волеизъявление дает возможность суду определиться, в каком порядке надлежит рассматривать дело.

Таким образом, еще в стадии расследования должно быть точно установлено психическое состояние лица, которое может предстать перед судом присяжных.

Следует признать, что на практике имеет место обратное.

При рассмотрении в судебном заседании дела Д., и других подсудимых, обвиняемых в убийстве, была распущена коллегия присяжных заседателей, поскольку после допроса подсудимых по ходатайству защиты была назначена повторная судебно-психиатрическая экспертиза. Впоследствии заключением экспертов Д. признан находящимся в состоянии временного расстройства душевной деятельности и нуждающимся в направлении на принудительное лечение. По мнению экспертов, вопрос о вменяемости Д. в отношении инкриминируемого ему деяния может быть решен после выхода Д. из реактивного состояния.

В стадии предварительного следствия адвокат не осуществлял защиту подсудимого. Не был поставлен вопрос о назначении повторной экспертизы и на предварительном слушании.

150

Не исключением являются факты отложения дела в связи с назначением судебно-медицинской экспертизы. Так, по делу Д., обвиняемому в совершении убийства К. в судебном следствии по ходатайству защиты была назначена дополнительная судебно-медицинская экспертиза. Согласно заключению эксперта была установлена иная причина смерти К. Прокурор обратился к суду с ходатайством о направлении дела на дополнительное расследование.

Приведенные примеры требуют серьезного внимания с тем, чтобы возникшая проблема нашла свое разрешение.

Не секрет, что результаты экспертных исследований зачастую являются одним из основных доказательств по делу.

Зарубежный опыт показывает, какое важное значение выступлению экспертов в суде, особенно с участием присяжных заседателей, уделяется, например, в американском процессе.

«Эксперт тщательно готовится к выступлению в суде, особенно суде присяжных. Крайне важно представить результаты исследований и полученные выводы в форме, понятной присяжным. Поэтому устное выступление дополняется различными иллюстративными материалами: фотографиями, чертежами, диаграммами, видеофильмами, слайдами. Иногда изготавливаются макеты места происшествия, фотоснимки с большим увеличением. Письменное заключение американского эксперта, как правило, содержит краткую констатацию обнаруженных при исследовании фактов и сделанные на этой основе выводы. При этом если дело доходит до суда, обычно эксперт приглашается в судебное заседание, где и выслушивается его заключение».99. Причем, эксперт в суде допрашивается в качестве свидетеля.

В нашей же практике сложна не только процедура назначения экспертизы в суде, но и не поддается осмыслению присяжными заседателями само заключение эксперта, представляющее из себя письменные ответы на вопросы, изложенные в труднодоступной форме, исходящие из научно- обоснованных методов исследования, с использованием медицинских терминов.

99 И.Зельдес, АЛеви «Эксперт в суде присяжных США», Российская юстиция, 1999 г., № 7 с. 46-47

151

Новый УПК РФ упрощает процедуру производства экспертизы в суде, предусмотрев возможность допроса эксперта в суде без назначения экспертизы.

Вместе с тем, порядок назначения дополнительной и повторной экспертиз остался прежний. Предположим, что в ходе рассмотрения дела с участием присяжных заседателей появились обстоятельства, которые требуют проведения дополнительной экспертизы. Такая экспертиза проводится в случаях недостаточной ясности или полноты заключения, а также возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств.

Производство дополнительной экспертизы, как правило, требует непродолжительного времени. В этом случае, суд может либо объявить перерыв на 1-2 дня, либо в это время продолжить исследование других доказательств.

Иное положение с назначением повторных экспертиз. Повторная экспертиза может быть назначена в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или в его правильности. Проведение ее всегда поручается либо другому эксперту, либо комиссии экспертов. Производство данной экспертизы в суде потребует значительного времени.

Статья 277 УПК РСФСР не предусматривает назначение экспертизы в качестве основания для последующего рассмотрения дела в неизменном составе.

Соблюдая принцип непрерывности (ст. 240 УПК РСФСР) судья вправе объявить по делу перерыв до получения результатов экспертизы. Однако, длительность проведения различного рода повторных экспертиз исключает такую возможность.

Если обратиться к указанному закону, то в буквальном его понимании перерывы по делу недопустимы, кроме времени, назначенного для отдыха. Сложившаяся судебная практика допускает объявление перерывов по делу по иным основаниям. Однако, длительность перерывов, в течение которых присяжные заседатели попадают в
иную среду, которая может оказать

152 отрицательное влияние на их личное восприятие доказательственного материала, стереть впечатление об обстоятельствах дела, ставит под сомнение возможность их объявления в суде присяжных. Кроме того, после длительного перерыва практически невозможно собрать ту же коллегию присяжных. Не окажет никакого положительного влияния и исключение принципа непрерывности процесса, предусмотренного новым УПК РФ. Поэтому необходимо искать пути решения проблемы.

Представляется, что в основе этого должны лежать следующие посылки: рассмотрение дела с участием коллегии присяжных заседателей должно
представлять непрерывный, хорошо организованный процесс; итогом этого процесса является принятие решения по существу.

Исходя из этого, следует проанализировать ситуацию.

Действительно, роспуск коллегии присяжных заседателей по мотивам назначения повторной экспертизы не основан на законе.

Так, судебная практика показывает, что назначение повторной экспертизы связано с недостатками первоначального заключения: использованием неправильной методики исследования, либо исследованием не тех объектов, проведением экспертизы некомпетентным лицом и т.д., то есть теми недостатками, которые очевидны при изучении заключения и могут быть выявлены к стадии предварительного слушания.

В связи с этим, видится один путь решения проблемы - назначение повторной экспертизы на предварительном слушании в случае, если основания для назначения повторной экспертизы очевидны уже к моменту проведения предварительного слушания.

Ныне действующее законодательство (ст. 432 УПК РСФСР) не предоставляет возможности суду назначать экспертизу на предварительном слушании. Этот закон не позволяет суду производить допрос свидетелей по обстоятельствам, связанным с назначением экспертизы, а имевшиеся в деле

153 документы подлежат оглашению только в случае проверки допустимости имеющихся в деле доказательств.

Не согласуется с законом указание Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 года «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных», в части возможности назначения в стадии предварительного слушания экспертизы, если обстоятельства, имеющие значение для дачи заключения, не требуют дополнительного выяснения и если при этом не нарушаются права обвиняемого и других участников процесса, установленные уголовно-процессуальным законом. Хотя следует признать эти разъяснения попыткой спасти положение дел, сложившееся в судебной практике с назначением экспертиз в стадии судебного следствия и влекущим отложение дела.

Это правильное решение вопроса, требующее законодательного закрепления.

Такое утверждение имеет под собой существенные основания:

1). Дело может рассматриваться судом присяжных только тогда, когда установлена вменяемость подсудимого в отношении инкриминируемого ему деяния.

В ныне действующем законе (ст. 461 УПК РСФСР) и в новом УПК РФ (ст.352) содержатся нормы, определяющие порядок прекращения дела в суде присяжных в случае, если в ходе разбирательства дела судом будут установлены обстоятельства, свидетельствующие о невменяемости подсудимого в момент совершения действия, в которых он обвиняется или же о том, что подсудимый заболел психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания после совершения преступления. Однако, эти посылки не умаляют важности анализируемой проблемы, поскольку применение этого закона носит исключительный характер и за восемь лет работы в Московском областном суде места не имело. Назначение же экспертиз в стадии судебного следствия неединично и влечет за

154 собой безусловное отложение дела, что требует серьезного анализа с целью предотвращения указанных фактов и упрощения процедуры.

  1. Результаты иного рода экспертиз (судебно-медицинской, биологической, трасологической и других, если это не связано с исследованием доказательств) может повлечь за собой изменение квалификации действий обвиняемого, необходимость перепредъявления обвинения, а также возможность исключения участия лица в совершении преступления.

В практике Московского областного суда имели место примеры, подтверждающие изложенное, но они находили разрешение только в стадии судебного следствия, хотя необходимость исследования заключений эксперта была очевидной уже в предварительном слушании.

Все это дает основание ставить вопрос о назначении экспертиз, особенно повторной, на этапе предварительного слушания, в случае, если это не требует дополнительного исследования в судебном заседании.

Новый УПК РФ (ст. 234) за некоторыми изъятиями по существу предоставляет возможность суду назначать экспертизы в стадии предварительного слушания:

Во-первых, потому, что по ходатайству сторон здесь возможен допрос свидетелей (правда речь идет только о допросе свидетелей при решении вопроса об исключении доказательств);

Во-вторых, здесь возможно исследование документов, имеющихся в деле или представленных сторонами (правда, за тем же исключением).

С учетом расширения компетенции стадии предварительного слушания (ст. 234 УПК РФ), повторные и первоначальные (в случае если последние на предварительном следствии не проводились, а проведение их является обязательным) экспертизы могут быть назначены в этой стадии, о чем стороны обязаны своевременно заявить мотивированное ходатайство. Статья 234 нового УПК РФ должна содержать ссылку на это. В судебное же заседание может быть вызван эксперт для производства экспертизы в суде, либо для его допроса, как это указано в ст. 282, 283 нового УПК РФ.

155

Вместе с тем, эти статьи должны содержать норму об особенностях производства экспертизы по делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей.

«При производстве экспертизы в суде с участием присяжных заседателей эксперт обязан представить результаты исследований и полученные выводы в форме, понятной присяжным. Допускается использование экспертом при даче заключения иллюстративного материала (фотографий, чертежей, диаграмм, видеофильмов, слайдов, макетов и т.д.). При этом использование иллюстративных материалов должно осуществляться в формах, исключающих применение психологического (устрашающего) эффекта».

Наряду с этим, возникает вопрос, какое решение должен принимать судья на предварительном слушании при назначении экспертизы.

Статья 433 УПК РСФСР и ст. 236 нового УПК РФ перечисляет виды решений, выносимых по результатам предварительного слушания:

  • о назначении судебного заседания;
  • о возвращении уголовного дела прокурору;
  • о направлении дела по подсудности;
  • о приостановлении производства по делу;
  • о прекращении производства по делу.
  • Безусловно, что назначение экспертизы нельзя считать окончательным решением в предварительном слушании. Сложность вопроса заключается в том, что результаты экспертизы могут повлиять на последующее решение суда по результатам предварительного слушания:

  • Это может быть решение о приостановлении производства по делу (в случае, если обвиняемый находится в состоянии временного расстройства психической деятельности);
  • Это может быть решение об изменении подсудности (в случае, если по результатам экспертизы прокурор примет решение об изменении обвинения).

156

По сложившейся практике из стадии предварительного слушания, которая равнозначна стадии предания суду, нельзя направлять дело по подсудности в случае изменения квалификации.

Новый УПК РФ (ст. 236 п.5) разрешает это.

Следует признать правильным это решение.

1). Направление дела по подсудности - это одно из решений, принимаемых судьей по результатам предварительного слушания. И, если результатом предварительного слушания явилось изменение обвинения, а соответственно квалификации преступления, подсудного иному суду, судья вправе принять решение об изменении подсудности.

2). Согласно ст. 31 нового УПК РФ четко определена подсудность уголовных дел, которая исключает возможность принятия к производству дела подсудности нижестоящего суда;

3). Этот порядок не нарушает закона (ст. 34 нового УПК РФ) о передаче дела по подсудности до начала его рассмотрения в судебном заседании, поскольку стадия предварительного слушания не относится к стадии судебного разбирательства.

Все это приводит к выводу, что при назначении в стадии предварительного слушания экспертизы следует отложить дело слушанием.

Это решение не противоречит ни нынешнему законодательству, ни новому УПК РФ.

Таким образом, проведенные в этой части исследования, позволяют сделать следующие выводы:

1). В стадии предварительного слушания возможно назначение экспертиз:

а). В случае если на предварительном следствии не была проведена обязательная экспертиза;

б). В случае если основания для назначения повторной экспертизы очевидны уже к моменту проведения предварительного слушания (явные противоречия в заключении эксперта, существенное нарушение уголовно- процессуального закона при назначении и проведении экспертизы и т.д.).

157

2). Закон, регламентирующий проведение предварительного слушания, не исключает возможности назначения экспертиз:

а). В стадии предварительного слушания принимают участие все субъекты, имеющие право ставить и решать вопрос о назначении экспертизы;

б). В предварительном слушании возможно производить допрос свидетелей и исследовать документы.

Тем не менее, статья 234 УПК РФ должна содержать конкретную ссылку на возможность проведения такого рода экспертиз в стадии предварительного слушания.

3). Стороны должны быть ответственны за своевременное заявление ходатайства о назначении экспертизы.

Ранее уже упоминалось, что применительно к суду присяжных действует принцип «здесь и теперь». Безусловно, это накладывает на стороны особую ответственность за подготовку к делу. Ни один адвокат в мировой практике не может себе позволить требовать сделать что-либо, что должно быть сделано им ранее.

В связи с этим, целесообразно в уголовно-процессуальный закон ввести норму, обязывающую стороны заявлять ходатайства своевременно.

4). В случае назначения экспертизы в предварительном слушании, принятие окончательного решения по его результатам должно быть отложено. Новый УПК РФ допускает такую возможность путем исключения понятия «непрерывности процесса».

В целом, анализируя закон и судебную практику о причинах роспуска коллегии присяжных заседателей, следует прийти к выводу, что роспуск коллегии присяжных заседателей без принятия окончательного решения по делу должен быть исключен.

Это крайне важное в судебной практике положение разрешимо только законодательным путем.

В связи с этим, предлагается:

158 предоставить судье возможность самостоятельно определять количество запасных присяжных заседателей. Новым УПК РФ в этой части уже внесены изменения в закон;

в случае вынесения обвинительного вердикта при наличии оснований по усмотрению судьи для постановления оправдательного приговора, ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления, то есть по основаниям, которые относятся исключительно к компетенции присяжных заседателей, повторный обвинительный вердикт присяжных следует считать обязательным;

роспуск коллегии по мотивам тенденциозности должен быть исключен из закона;

назначение повторных и иного рода экспертиз (в случае не назначения их в стадии следствия) при условии их очевидности, производить в стадии предварительного слушания.

2.3 Провозглашение вердикта.

Статьей 456 УПК РСФСР предусмотрено: «После составления и подписания вопросного листа присяжные заседатели возвращаются в зал судебного заседания, и старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами.

Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность и противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает в совещательной комнате внести в него уточнения.

Председательствующий может также после выслушивания мнения сторон внести в вопросный лист необходимые изменения. Выслушав краткое напутственное слово председательствующего по поводу
изменений в

159 вопросном листе, коллегия присяжных заседателей
возвращается в совещательную комнату для вынесения вердикта».

Судебная практика доказала состоятельность этого закона.

Так, только в 2001 году судья 39 раз возвращал коллегию в совещательную комнату, предлагая внести уточнения в вердикт, из них: 19 раз в связи с его неясностью и противоречивостью и 20 раз - по иным основаниям (не проставлено количество голосов за принятое решение, сокращено время обсуждения вердикта при отсутствии единогласного решения и т.д.).

Новый УПК РФ (ст.345) исключил проверку судьей постановленного присяжными заседателями вердикта. Это явная ошибка законодателей, которая неизбежно приведет к тому, что будет отменен каждый второй приговор по мотивам неясности и противоречивости вердикта. Кроме того, судья будет лишен возможности на основе такого вердикта постановить законный приговор. Чтобы понимать необходимость сохранения этой процедуры, надо принимать во внимание российскую модель постановки вопросов присяжным заседателям и, в связи с этим сложный характер вопросного листа.

Уставами уголовного судопроизводства такой порядок, как проверка вопросного листа председательствующим, не предусмотрен. Однако, характер вопросов, которые ставились присяжным заседателям, достаточно прост для понимания и не требует этого.

Так, присяжным заседателям ставились вопросы такого плана: «Виновен ли крестьянин деревни Орехово, Марфинской волости, Московского уезда Федоръ Степановъ Ивановъ, 23 лет, в том, что 3 июля 1903 года близъ Солдатской слободки, Московского уезда, по предварительному уговору с другими лицами, имея при себе лом, напал на проезжавшего мимо мещанина Кузьмина и похитил у него из кармана пиджака более 200 рублей». (М.В. Немытина «Российский суд присяжных», М., 1995 г., приложение 5. Вопрос по аналогии с изложенным сформулирован автором). Второй вопрос ставился о снисхождении в случае признания виновным.

160 Ныне же действующим УПК РСФСР и новым УПК РФ (ст.ст. 449 и 339): «По каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса:

1) доказано ли, что деяние имело место; 2) 3) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 4) 5) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. 6) После основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые увеличивают или уменьшают степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности». Затем закон перечисляет еще несколько оснований, которые могут явиться предметом для постановки дополнительных вопросов. В судебной практике Московского областного суда нередки случаи, когда на разрешение присяжных ставилось более 300 вопросов. Безусловно, при таком положении невозможно избежать ошибок в вопросном листе. Принять меры к устранению допущенных противоречий или неясности вердикта может только судья, путем его изучения в присутствии сторон и указаний присяжным на его неясность или противоречивость.

Поэтому, предлагается восстановить действующую ранее процедуру проверки судьей вынесенного вердикта, со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями.

2.4. Решение коллегией присяжных заседателей вопроса о наказании.

В течение восьми лет работы возрожденного суда присяжных в России не умолкает полемика относительно компетенции присяжных заседателей решать вопрос о наказании.

161

О том, что этот вопрос рассматривается в обществе неоднозначно, можно судить по нескольким редакциям проектов нового УПК РФ.

Именно потому, что последняя редакция УПК РФ сохраняет за присяжными право решать вопросы о снисхождении или особом снисхождении, необходимо обозначить эту проблему и высказать свою точку зрения на нее.

Фактически, указывая, что подсудимый заслуживает снисхождения либо особого снисхождения, присяжные предопределяют решение этого вопроса судьей, который почти всегда обязан на основании этого решения назначить только определенное наказание, расчет которого, особенно по новому уголовному кодексу, весьма сложен.

Более того, закон о суде присяжных в части решения присяжными вопроса о наказании просто вступает в противоречие с общей частью уголовного кодекса.

Так, согласно ст. 446 УПК РСФСР «с участием присяжных заседателей не исследуются обстоятельства, связанные с прежней судимостью подсудимого». На основании п. 16 упомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ с участием присяжных заседателей не должны исследоваться данные, характеризующие личность подсудимого (характеристики, справки о состоянии здоровья, о семейном положении, медицинское заключение о нуждаемости подсудимого в принудительном лечении от алкоголизма или наркомании и т.п.).

В то же время, если по обстоятельствам дела присяжные придут к выводу, что подсудимый заслуживает снисхождения, то это обязывает председательствующего судью назначить ему наказание ниже низшего предела, предусмотренного законом за данное преступление, или перейти к другому более мягкому виду наказания в соответствии с положениями ст. 64 Уголовного кодекса РФ. Однако ст. 64 УК РФ, предусматривающая назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, связывает возможность ее применения только с наличием
исключительных обстоятельств дела,

162 связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, и других обстоятельств существенно уменьшающих степень общественной опасности, а равно при активном содействии раскрытию преступления. Кроме того, не следует забывать, что закон обязывает при назначении наказания учитывать смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

Причем, суд в приговоре должен мотивировать, почему он те или иные обстоятельства признает исключительными, дающими возможность назначить наказание ниже низшего предела. Присяжные же заседатели, как известно, свои решения, изложенные в вердикте, не мотивируют.

Именно потому, что эти противоречия законодателем не устранены, возникают нелепые ситуации, когда виновному в умышленном убийстве лицу, ранее неоднократно судимому, крайне отрицательно характеризующемуся, при признании присяжными заседателями заслуживающим снисхождения, назначается наказание ниже 3-х лет лишения свободы. В этом случае заведомо нарушается принцип индивидуализации наказания. Практически диссертант разделяет точку зрения Л.Б. Алесеевой, которая по этому поводу высказывала суждение о том, что в ходе рассмотрения дела присяжные неизбежно сталкиваются с вопросами личности подсудимого и потерпевшего: « Но кроме вопроса о виновности присяжные решают и вопрос о снисхождении, который, конечно же, решается с учетом личности подсудимого, а также и потерпевшего. Поэтому, не следует расширительно толковать закон в части ограничения предмета доказывания в присутствии присяжных фактических обстоятельств дела, но каждый раз решать задачу с учетом специфики конкретного дела, ценности доказательств и возможным его влиянием на формирование предубеждения у присяжных».100 Следует отметить, что при такой ситуации присяжные лишь частично узнают данные, характеризующие личность подсудимого, что неизбежно приведет к необъективному решению вопроса о наказании.

«Рассмотрение дел судом присяжных», научно-практическое пособие для судей, Варшава, 1997 г., с.129

163

Интересно в связи с этим обратиться к российскому и зарубежному опыту.

В английском суде присяжных заседатели в вердикте дают лишь устно ответ на вопрос «виновен» или «не виновен» и участия в определении меры наказания не принимают. Назначает наказание судья.

В США присяжные, в основном, не принимают участия в решении вопроса о наказании, в некоторых штатах присяжные могут принять участие только в решении вопроса о применении смертной казни.

Статья 701 Устава уголовного судопроизводства гласила: «Вопросы о наказании подсудимого и других законных последствиях преступления постанавливаются… по делам, подлежащим суду присяжных, - после разрешения ими вопросов о виновности и по выслушиванию объяснений сторон в отношении к предметам, изъятым из ведомства присяжных … если по возбужденному самими присяжными заседателями вопросу о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения, окажется шесть голосов утвердительных, то старшина присяжных к данным ответам присовокупляет: «Подсудимый по обстоятельствам дела заслуживает снисхождения» (ст. 814 УУС).

В соответствии со ст. 827 Устава «если решением присяжных заседателей подсудимый признан заслуживающим снисхождения, то следующее ему по закону наказание должно быть уменьшено не менее как на одну степень, но может быть уменьшено и двумя степенями, если суд усмотрит в деле особые обстоятельства, уменьшающие вину подсудимого, более значительное облегчение его участи может последовать лишь по ходатайству суда перед Императорским Величеством».

Таким образом, в Уставе уголовного судопроизводства, который явился основой для ныне действующего закона о суде присяжных, исследуемые положения представлены четко: перед присяжными никогда не ставились вопросы о снисхождении, такой вопрос они могли возбудить самостоятельно, и уж тем более не ставились вопросы об особом снисхождении, такое право было предоставлено лишь суду в чрезвычайных случаях ходатайствовать перед Императором о смягчении
наказания в размере, выходящем из пределов

164

судебной власти, или даже о помиловании подсудимого, вовлеченного в преступление несчастным для него стечением обстоятельств (ст. 755 Устава).

В современных условиях действия суда присяжных среди практикующих юристов существуют различные точки зрения.

Так, М.Тащилин в своей статье «Индивидуализация наказания в суде присяжных» предлагает процесс вынесения вердикта присяжными разделить на две части. При этом он указывает: «Противники необходимости исследования данных о личности подсудимого в суде присяжных вполне обоснованно полагают, что это повлияет на объективное решение ими вопроса о виновности или невиновности подсудимого в инкриминируемом деянии. Действительно, трудно быть объективным к лицу, обвиняемому в изнасиловании, если известно, что он ранее судим за аналогичное преступление.

Однако эту проблему устранить, на мой взгляд, можно, если в начале судебного разбирательства решить вопросы факта совершения преступления и виновности лица, а затем, после обсуждений последствий вердикта и изучения данных о личности и повторного напутственного слова председательствующего с изложением основных начал назначения наказания, коллегия присяжных заседателей вынесет вердикт виновному - заслуживает ли он снисхождения или особого снисхождения.

При таком подходе к назначению наказания виновному, данные о его личности не повлияют на формирование мнения присяжных о виновности или невиновности подсудимого в инкриминируемом деянии, а их мнение о назначении наказания будет основываться на их личном понятии о справедливости наказания в каждом конкретном случае»101.

Вряд ли с этим можно согласиться. Автор, по существу, предлагает узаконить право присяжных назначать наказание подсудимым.

Согласно ст. 449 УПК РСФСР «в случае признания подсудимого виновным ставится вопрос о том, заслуживает ли он снисхождения либо

101 Российская юстиция, 2000 год, № 5, с.5

165 особого снисхождения». Причем этот вопрос ставится в вопросном листе вместе с остальными основными вопросами. По смыслу ст. 454 УПК РСФСР присяжные заседатели в процессе рассмотрения дела выносят только один вердикт, которым именуется решение коллегии присяжных заседателей по поставленным перед ней вопросам. Автор статьи не указывает, каким процессуальным документом присяжные заседатели излагают свое мнение по поводу наказания, это второй вердикт или дополнения к первому вердикту? И то, и другое противоречит закону. Вероятно, самый основной аргумент в обоснование своей позиции состоит в четком представлении о компетенции присяжных заседателей и судьи. Назначение наказания подсудимому - это вопрос, отнесенный законом к разряду правовых и входит в компетенцию профессионального судьи.

Новый УПК РФ (ст. 33 9) сохранил за присяжными право решать вопрос о признании подсудимого заслуживающим снисходжения. Однако, основания для решения вопроса о снисхождении остались прежними. В связи с чем, придерживаясь своей позиции в той части, что присяжные не должны решать вопрос о наказании, диссертант, вместе с тем, предлагает иное решение вопроса.

При сохранении за присяжными права решать вопросы о наказании было бы правильным предоставить возможность решать вопрос только о снисхождении, применимом по обстоятельствам дела и только за преступления против жизни, когда может быть назначено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы

В связи с этим, предлагается следующая редакция ч.4 ст.339 УПК РФ: «На случай признания подсудимого виновным в преступлении против, лишения жизни человека, ставится вопрос о том, заслуживает ли он по обстоятельствам дела снисхождения в части применения к нему исключительной меры наказания, либо пожизненного лишения свободы».

166

  1. Кассационное производство.

Глава 38 УПК РСФСР определяет существенные особенности кассационной проверки приговоров и постановлений суда присяжных.

Вместе с тем, сложившаяся практика рассмотрения жалоб и протестов (представлений) на приговоры суда присяжных ничем не отличается от обычного порядка кассационного обжалования и порядка рассмотрения дел.

Несмотря на существующие ограничения оснований обжалования приговора суда присяжных, никаких требований к кассационным жалобам закон не предъявляет, хотя особенностью суда присяжных является, в том числе, наличие двух стадий постановления приговора (вердикт присяжных и приговор судьи). Порядок же отмены приговора сохранен прежний.

Эти проблемы нуждаются в исследовании и требуют решения.

3.1. Обжалование и опротестование приговоров суда присяжных.

Основанием к рассмотрению дела в кассационной инстанции является жалоба или протест (представление), поданные лицом, имеющим право на обжалование или опротестование приговора.

Закон содержит перечень лиц, имеющих право на подачу жалобы или протеста, указание на сроки и порядок обжалования и опротестования приговора, на последствия подачи жалобы или протеста.

Однако, действующий УПК РСФСР не содержит
требований,

предъявляемых к кассационным жалобам и протестам, несмотря на то, что пределы кассационного рассмотрения дела порой напрямую зависят от доводов, содержащихся в жалобах или протестах (например, при отмене приговора за мягкостью назначенного наказания). Кроме того, из содержания жалоб или протестов возможно установить наличие или отсутствие оснований для кассационного обжалования.

Только новым УПК РФ внесены изменения и установлены требования к кассационным жалобам и представлениям.

Так, ст. 375 УПК РФ требует:

167 1. Кассационные жалоба и представление должны содержать:

1) наименование суда кассационной инстанции, в который подается жалоба или представление; 2) 3) данные о лице, подавшем жалобу или представление, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения; 4) 5) указание на приговор или иное решение, которое обжалуется, и наименование суда, его постановившего или вынесшего; 6) 7) доводы лица, подавшего жалобу или представление, с указанием оснований, предусмотренных статьей 379 настоящего Кодекса; 8) 9) перечень прилагаемых к жалобе или представлению материалов; 10) 11) подпись лица, подавшего жалобу или представление. 12) Однако, такие требования могут быть предъявлены не ко всем жалобам или протестам (представлениям), в частности, основные положения ст. 375 УПК РФ неприменимы к жалобам и представлениям, поданным на приговоры суда присяжных.

Согласно ст. 464 УПК РСФСР, в кассационном порядке могут быть обжалованы и опротестованы приговоры суда присяжных и ряд постановлений председательствующего судьи в суде присяжных и вынесенных по результатам предварительного слушания.

Вердикты присяжных заседателей не могут быть обжалованы и опротестованы. Это бесспорное обстоятельство, поскольку вердиктом именуется решение коллегии присяжных заседателей по поставленным перед ней вопросам, включая основной вопрос о виновности подсудимого. Свое решение присяжные заседатели не мотивируют, ограничиваясь короткими ответами.

Вместе с тем, Кассационная палата принимает к рассмотрению жалобы, в которых содержится ссылка только на неправильный вердикт коллегии присяжных.

Так, по делу Г. потерпевшей подана кассационная жалоба следующего содержания (текст приводится полностью): «С вердиктом присяжных
не

168 согласна. Они оправдали Г. в убийстве моего сына, а доказательства в деле имеются». Других жалоб и протеста по делу не принесено. По указанной жалобе Верховный суд РФ отменил приговор суда присяжных по основаниям существенного нарушения норм УПК РСФСР при рассмотрении дела.

Представляется, что у Верховного суда РФ не было законного основания для кассационного рассмотрения дела.

Статья 465 УПК РСФСР «Особенности производства в Кассационной палате» устанавливает основание для отмены или изменения судебных решений, которые ограничены в сравнении с основаниями отмены или изменения приговоров в традиционном судопроизводстве. Эти ограничения в обжаловании приговора требуют иного подхода к содержанию жалоб.

С учетом изложенных особенностей кассационные жалобы и представления на приговоры суда присяжных должны содержать иные требования.

В связи с этим, предлагается п.2 ст. 375 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«1. Кассационные жалоба или представление на приговоры суда присяжных должны содержать:

1) наименование суда кассационной инстанции, в который подаются жалоба или представление;

2)данные о лице, подавшем жалобу или представление, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;

3)доводы лица, подающего жалобу или протест, обосновывающие нарушение судьей уголовно-процессуального закона; неправильное применение закона к обстоятельствам дела, как они установлены судом присяжных; назначение несправедливого наказания; нарушение председательствующим принципа объективности в его напутственном слове (при условии, если стороной были заявлены возражения
непосредственно после

169 произнесения напутственного слова в судебном заседании) и просьбу лица, подающего жалобу или протест.

Вердикт коллегии присяжных заседателей обжалованию и опротестованию не подлежит. Пункты 2 и 3 ст. 375 УПК РФ следует считать соответственно п.п. 3 и 4.

Эти требования, предъявленные к кассационным жалобам и представлениям должны быть известны всем лицам, участвующим в процессе.

В связи с этим, предлагается ст. 351 УПК РФ дополнить словами следующего содержания:

«После провозглашения приговора председательствующий судья разъясняет участникам процесса требования, предъявляемые к кассационным жалобам или протестам, с вручением в письменном виде осужденным, оправданным, их законным представителям, потерпевшему и его законному представителю карточек с указанием содержания кассационной жалобы. Такие же карточки могут быть вручены государственному обвинителю и адвокату по их письменной просьбе.

Участникам процесса также разъясняется право на ознакомление с протоколом судебного заседания и сроки подачи замечаний на протокол судебного заседания».

Следует признать положительным указание в ст. 375 УПК РФ на действия суда в случае несоответствия поданных жалоб и представлений требованиям закона.

Установление требований, предъявляемых к кассационным жалобам и протестам, позволит исключить случаи рассмотрения кассационной инстанцией жалоб или протестов, которые не содержат оснований для кассационного производства, сократит сроки рассмотрения дела кассационной инстанцией.

170 3.2 Основания к отмене или изменению приговоров суда присяжных.

Ранее высказанное предложение о введении кассационного обжалования постановления судьи об исключении из числа допустимых доказательств, добытых с нарушением закона, дает основание для постановки вопроса о сокращении оснований к отмене или изменению приговора. Действительно, наиболее часто встречающимся основанием к отмене приговора суда присяжных является односторонность или неполнота судебного следствия, возникшая ввиду:

  • ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств, которые могут иметь существенное значение для исхода дела.

Поскольку закон не дает понятия, что следует считать доказательствами, исключение которых может иметь существенное значение для исхода дела, поэтому здесь вновь появляется возможность субъективного восприятия и, как следствие - отмена любого «неугодного решения».

Так, по делу Б., С, и Т. судья исключил из числа допустимых доказательств протокол следственного эксперимента и видеозаписи к нему, произведенного с участием обвиняемого Б. Основанием к исключению этих доказательств явилось несоответствие протокола его видеозаписи. В протоколе имеется подробная запись показаний обвиняемого о совершенном преступлении группой лиц. Вместе с тем, видеозапись содержит всего несколько фрагментов: вид камеры изолятора, салон автомашины, где кто-то находится, слышится голос: «Ну, рассказывай, как все было». На экране возникает пейзаж русской природы. Машина останавливается, выходит подсудимый Б., и что-то показывает без пояснительного текста. На этом фильм заканчивается.

По делу постановлен оправдательный приговор, поскольку этот протокол следственные органы предъявили как основное доказательство, а
он

171 присяжным заседателям предъявлен не был. В судебном заседании подсудимые свою вину не признали. Б. при этом указал, что при
выезде на место происшествия адвоката не было, там он никаких показаний не давал, как составлялся протокол, не знает, подписал, не читая.

Отменяя этот приговор, Кассационная палата указала, что председательствующий исключил из числа допустимых доказательств протокол следственного эксперимента, который мог иметь существенное значение для исхода дела, так как в нем был отражен выезд на место происшествия с участием обвиняемого Б., который в присутствии адвоката показывал при каких обстоятельствах было совершено убийство. Далее, Кассационная палата отмечает: «Что касается ссылки на видеозапись следственного эксперимента, то отсутствие в ней начала следственного действия еще не может служить основанием для признания протокола недопустимым».

«Действующий в суде присяжных механизм исключения доказательств из разбирательства дела направлен на предотвращение вынесения вердиктов, в основу которых могли быть положены фактические данные, полученные с нарушением закона. Задача профессионального судьи - уберечь присяжных заседателей от влияния на выводы доказательств, собранных и закрепленных при нарушении требований закона. В этом - глубокий положительный смысл. Однако, поскольку решение об исключении доказательств из разбирательства на основании ч.З ст. 433, ч.ч. 2 и 3 ст. 435 УПК судья принимает единолично, возможно проявление субъективизма в оценке ситуации.

Особенно показательны случаи противоположных оценок со стороны судей, когда дело повторно рассматривается после производства дополнительного расследования. Так, по делу Г. и других в совершении убийства и разбойном нападении в процессе первого судебного разбирательства протокол проверки показаний на месте был исключен как

172 недопустимое доказательство. При повторном же
рассмотрении дела ходатайство защиты об исключении протокола удовлетворено не было» .

Вероятно, с учетом некоторого субъективного подхода к решению вопроса об исключении доказательств, законодатель дает возможность сторонам повторно ставить те же вопросы уже в судебном следствии.

Конечно, такой оценочный термин как «могут иметь существенное значение для исхода дела» дает возможность различного решения одного и того же вопроса исходя из субъективного восприятия конкретного лица.

Как указывает В.Зажицкий: «нельзя не учитывать сложности, возникающие при применении правовых предписаний, выраженных с помощью оценочных терминов. Это способно расширить «сферу усмотрения» органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовным делам, не способствует и единообразному применению закона» . Далее предлагается в процессе признания доказательств недопустимыми использовать термин «существенные нарушения закона», перечень которых должен быть продуман и непременно влечь признание доказательств недопустимыми. «К ним, безусловно, следует отнести: получение фактических данных из источников, не предусмотренных законом; нарушение основных правил производства следственных и судебных действий, влияющих на достоверность доказательств; неизвестность источника осведомленности применительно к каждому виду доказательств; нарушение прав подозреваемого и обвиняемого на защиту; получение доказательств с применением насилия, угроз, издевательством над личностью, а равно с применением иных незаконных действий; получение доказательств лицом, не имеющим право осуществлять производство по данному уголовному делу»104.

Поскольку в судебной практике мы имеем несколько противоположных решений по аналогичным вопросам, представляется необходимым решать этот вопрос законодательным путем. И в этом смысле, следует согласиться с

102 С. Некрасов « Допустимость доказательств: вопросы и решения», Российская юстиция, 1998 год Х° 1, с.9

103 «О допустимости доказательств», Российская юстиция № 3, 1999 год, с. 26-27

104 В. Зажицкий, там же с. 27

173 мнением В. Зажицкого о необходимости внесения изменений в УПК с целью конкретизации термина «существенные нарушения закона».
Отрадно, что разработчики УПК РФ предусмотрели некоторый перечень недопустимых доказательств (ст. 75 УПК РФ).

С тем, чтобы исключить «вольное» обращение с законом в силу его неконкретности, необходимо ограничить основания к отмене или изменению приговора суда присяжных.

Это предложение обусловлено опытом работы суда присяжных в современных условиях и практикой российского и зарубежного законодательства.

Устав уголовного судопроизводства (ст. 854) определял приговоры, постановленные окружным судом с участием присяжных заседателей окончательными. «Окончательные приговоры могут быть отменены в кассационном порядке как по жалобам, участвующих в деле лиц, так и по протестам или представлениям лиц, коим вверен прокурорский надзор» (ст. 855 УУС). Этим законом резко ограничены основания к отмене окончательных приговоров.

Статья 912 УУС содержит только три основания к отмене приговора суда присяжных.

Это:

  • явное нарушение прямого смысла закона и неправильное толкование его при определении преступления и рода наказания;
  • нарушение обрядов и форм столь существенных, что без соблюдения их невозможно признать приговор в силе судебного решения; и
  • нарушение пределов ведомства или власти, законом представленной судебному усмотрению.
  • При составлении судебных уставов первоначально предполагалось перечислить все те нарушения, при наличии которых судебный приговор подлежит кассации; намечено было около 40 нарушений, которые безусловно влекли за собой отмену решений. Причины, в силу которых отказались от

174 первоначального предложения, заключались в том, что составители Уставов пришли к убеждению о невозможности перечня за отсутствием необходимых данных полного судебного опыта.

По свидетельству И.Я. Фойницкого поводом кассации являлось всякое нарушение уголовного закона материального; что же касается законов процессуальных, то их устав делит на превышение пределов ведомства и власти суда, то есть принятие к производству неподсудного ему дела, и несоблюдение иных правил разбирательства, законом установленных. Первые процессуальные нарушения влекут безусловную отмену приговора; вторые при условии, что предметом своим они имеют правила обряды столь существенные, что без соблюдения их суд кассационной инстанции найдет невозможным оставить в силе судебное решение. Существенными нарушениями, допущенными во время предания суду признавались:

  • неправильный состав камеры предания суду;
  • неверное направление дела (например, в общем порядке такого дела, которое должно быть направлено в порядке особенном, и наоборот);
  • отсутствие признаков преступления в деянии, которое послужило основанием для предания суду и так далее. Нарушениями при приготовительных к суду распоряжений признавались: неправильный отказ в вызове дополнительных свидетелей, не назначение защитника, неправильности в приглашениях, вызвавшие неявку нужных суду лиц, и прочие.
  • Сформированная судебная практика вопрос о существенности или не существенности конкретного нарушения разделила на две части:

  • нарушение норм, установленных законом в публичных интересах;
  • нарушение норм, которые установлены единственно в «ограждение» процессуальных прав сторон.
  • «Важность нарушения первых определяется содержанием данного обряда или формы, и совершенно безразлично, заявляли ли стороны своевременно, в самом заседании, о соблюдении их. Значение же вторых стоит

175 в зависимости от того, насколько сама сторона настаивала на их соблюдении при рассмотрении дела; поведением ее в суде определяется, придавала ли она данному обряду какую-либо цену для своих интересов или же признавала его безразличным или даже ненужным для дела»105. Поэтому, считая существенным или несущественным допущенные нарушения во втором случае, суд исходил из позиции стороны в процессе, принимая во внимание те факты: возражала ли сторона своевременно против данного нарушения и требовала ли соблюдения данного правила, установленного в ограждение ее прав, или обошла это молчанием или даже отказалась от гарантии, законом ей предоставленной.

Анализируя причины отмены приговоров, постановленных в суде присяжных, приходишь к убеждению в необходимости внесения изменений в ст. 465 УПК РСФСР.

Так, вышестоящим судом отменяются приговоры:

  • по основаниям ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств, которые могут иметь существенное значение для исхода дела, когда фактически это не имело никакого значения для дела;

По делу К. и других судья исключил из разбирательства дела как недопустимое доказательство протокол опознания потерпевшей Ю. Обвиняемого К., поскольку опознание было проведено по фотографии, в то время как К. был уже задержан и находился в распоряжении следственных органов.

Отменяя оправдательный приговор, Кассационная палата указала, что судья ошибочно исключил из разбирательства дела допустимое доказательство, которое могло иметь существенное значение для исхода дела.

Вместе с тем, решение судьи мотивировано, со ссылкой на ст. 165 УПК РСФСР. Кроме того, это доказательство не имело существенного значения для исхода дела, так как потерпевшая уверенно указала в суде на К. как лицо,

И.Я. ФойницкиЙ т.2 с.554

176 совершившее в отношении ее преступление, и в деле имелись
иные доказательства, допущенные судом к исследованию.

  • Исследование в судебном заседании недопустимых доказательств, если это могло иметь существенное значение для исхода дела
  • Необоснованного отказа стороне в исследовании доказательств, которые могут иметь существенное значение для исхода дела.
  • Приговоры отменялись и тогда, когда стороны не возражали против совершения определенных действий, а затем указывали на допущенные нарушения в жалобах (протестах).

По делу М. и Щ. Был отменен оправдательный приговор по основаниям нарушения порядка допроса свидетелей в судебном заседании.

Как видно из материалов дела, судом предпринимались необходимые меры к вызову и допросу не явившихся свидетелей, в том числе путем вынесения постановления об их принудительном приводе. В ходе исполнения поручения суда, были получены данные о том, что указанные лица выехали с постоянного места жительства. Суд огласил показания свидетелей на предварительном следствии по ходатайству государственного обвинителя. После оглашения показаний, в судебное заседание явился один из свидетелей, который был допрошен с соблюдением требований закона. В протесте прокурор ссылался на нарушение судом ст. 240 УПК РСФСР, протест по этим основаниям был удовлетворен.

Представляется, что в основе причин отмены приговора, постановленного в суде присяжных, не должен лежать субъективный фактор оценки «существенного значения для исхода дела». Вышестоящая инстанция должна проверять нарушен ли судьей закон при рассмотрении дела или нет.

Поэтому, как основание к отмене или изменению приговора суда присяжных в кассационной инстанции необходимо установить:

  • существенное нарушение уголовно-процессуального закона;
  • неправильное применение закона к обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных;

177

  • назначение несправедливого наказания.

Вместе с тем, новый УПК РФ унифицировал основания отмены приговоров, постановленных как с участием присяжных заседателей, так и в общем порядке, что представляется неверным. Такое основание, как «несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела» не применимо к приговору, постановленному на основании вердикта присяжных.

Статья 351 УПК РФ устанавливает ряд особенностей приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей.

Исходя из этого и основания отмены и изменения приговора суда присяжных должны быть выделены особо.

Поэтому предлагается:

1) пункт 1 ч.1 ст. 379 УПК РФ после слов « или апелляционной инстанции» дополнить словами: « кроме приговоров, постановленных судом присяжных»; 2) 3) статью 380 УПК РФ после слов « или апелляционной инстанции» дополнить словами: « кроме приговоров, постановленных судом присяжных»; 4) 3)статью 381 УПК РФ « Нарушение уголовно-процессуального закона» дополнить положениями применительно к особенностям рассмотрения дела судом присяжных. Так, по нашему мнению основаниями отмены или изменения приговора, постановленного судом присяжных, могут являться:

  • исключение из разбирательства дела допустимых доказательств, в случае возражения одной из сторон;
  • исследование в судебном заседании недопустимых доказательств, исключенных ранее из материалов дела.
  • Кроме того, эту статью необходимо дополнить следующими посылками: «Кассационная палата не может отменить оправдательный приговор, определение о прекращении дела или иное решение, вынесенное в пользу

178 подсудимого, по мотивам нарушения его прав», и « Кассационная палата не вправе пересматривать приговор по мотиву нарушения председательствующим принципа объективности в его напутственном слове, если сторонами не были заявлены возражения непосредственно после произнесения напутственного слова в судебном заседании». В связи с последним основанием необходимо дополнить и статью 340 УПК РФ.

Следует согласиться с прежней практикой, установившей что «Кассационное разбирательство строго ограничено точными пределами, с одной стороны, кассационной жалобы или протеста, а с другой - обжалованного приговора. Отмена приговора может воспоследовать только в том объеме, который намечен жалобщиком и только по отношению к тем лицам, которые принесли жалобу»106. Хотя в порядке исключения не отрицалось, что, несмотря на жалобу одного из подсудимых при наличии оснований для улучшения положения всех подсудимых приговор суда может быть пересмотрен полностью.

Здесь же следует отметить, что ныне действующий УПК РСФСР, не предусматривает отмены приговора со стадии обсуждения вердикта. Это упущение законодателя, поскольку нередки случаи, когда судья допускает ошибку в приговоре суда и это никоим образом не затрагивает вердикт коллегии присяжных.

Статья 915 УУС определяет: «Постановление судом приговора, несогласного с решением присяжных заседателей, или не смягчение судом наказания, когда присяжными при решении дела было признано, что подсудимый заслуживает снисхождения, не может быть поводом к отмене решения присяжных, а должно служить основанием лишь к отмене приговора суда, основанного на этом решении».

В качестве примера можно привести дело К., по которому вердиктом коллегии присяжных заседателей он был признан виновным в убийстве Л. и незаконном ношении огнестрельного оружия. При постановлении приговора в

И.Я Фойницкий, т.2 с.555

179 его резолютивной части судья упустил осуждение К. по ч. 1 ст. 222 УК РФ. По протесту прокурора приговор был отменен с направлением дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Тогда как в данном случае было бы правильным отменить со стадии обсуждения вердикта, так как суд постановил приговор не согласованный с решением присяжных.

Предлагается дополнить ст. 465 УПК РСФСР абзацем следующего содержания: «Кассационная палата вправе по протесту прокурора или жалобе потерпевшего отменить приговор, постановленный не в соответствие с решением присяжных со стадии обсуждения вердикта».

Новый УПК РФ предусматривает возможность отмены приговора со стадии обсуждения вердикта.

Подводя итог исследованным в работе процессуальным проблемам деятельности суда присяжных, следует признать, что они усложняют процедуру рассмотрения уголовных дел, делают ее малоэффективной.

Об этом свидетельствуют:

  • формальный подход сторон и судей к рассмотрению дела в стадии предварительного слушания в надежде на возможное исправление недостатков в судебном следствии;
  • увеличение сроков рассмотрения уголовных дел в судебном заседании, при их систематическом отложении по различным причинам и роспуске коллегии присяжных;
  • значительная отмена приговоров, постановленных в суде присяжных. В процессе исследования высказаны предложения, направленные на:

  • совершенствование стадии предварительного слушания, выразившейся в передаче на этот уровень ряда вопросов для окончательного разрешения (вопросы о допустимости доказательств, производстве определенного вида экспертиз и т.д.), с расширением права промежуточного обжалования в кассационном порядке принятых решений по итогам предварительного слушания;

180 Это позволит повысить значимость этой стадии процесса, поднимет уровень состязательности, приведет стороны к необходимости своевременного заявления ходатайств.

  • повышение результативности стадии судебного следствия, направленной на сокращение сроков рассмотрения дел за счет устранения причин для их отложения;
  • изменение условий кассационного рассмотрения дел и оснований отмены и изменения приговоров повысит их качество и укрепит доверие граждан к этой форме судопроизводства.
  • Внесение изменений в закон позволит уменьшить количество допускаемых ошибок.

Конечно, в работе нашли свое отражение не все вопросы, требующие разрешения в связи с введением на всей территории Российской Федерации суда присяжных заседателей, в частности, не затронуты вопросы социально-психологического обеспечения деятельности суда присяжных, не освещены проблемы кассационного и надзорного производства.

Все эти вопросы составляют перспективу дальнейшего исследования.

181 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Введение в России суда присяжных следует отнести к наиболее значимым моментам судебной реформы, позволяющим вернуть доверие народа к суду и веру в справедливое правосудие.

Однако для того, чтобы эта демократическая форма правосудия прочно вошла в жизнь, необходимо, как показывает практика, предпринять целый ряд мер.

В представленной диссертационной работе рассмотрены проблемы, позволяющие устранить недостатки организационного и процессуального характера в деятельности суда присяжных, тем самым повысить эффективность его функционирования и, в определенной степени, нейтрализовать скептическое к нему отношение.

182 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Алексеева Л.Б. Рассмотрение дел судом присяжных. Научно-практическое пособие для судей. Варшава, 1997 г.с.129.

Апарова Т.В. Суды и судебный процесс Великобритании. М., 1996 г. с.111-112.

Боботов СВ. Правосудие во Франции. М, 1994 г. с. 135-136.

Боботов СВ., Чистяков Н.В. Суд присяжных: история и современность. М.,1992 г. с.78.

Буцковский Н.А. О приговорах по уголовным делам, решаемым с участием присяжных заседателей, СПб., 1874 г. с.219-392.

Бэрнэм У. Суд присяжных заседателей. М., 1998 г. с. 18. t Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М., 1997 г. с.46.

Гуценко К.Ф. Уголовный процесс. М, 1996 г.с.111.

Духовской М.В. Русский уголовный процесс. СПб., 1910 г., с. 677.

Зажицкий В. О допустимости доказательств. //Российская юстиция. 1997. №3. С 26-27

Зельдес И., Леви А., Эксперт в суде присяжных США. //Российская юстиция. 2000. № 5. С.5

Знаков В.В. Психология понимания правды., М., 1999 г. с.95.

Карнозова Л.М. Возрождение суда присяжных. М.,2000 г.28

Карнозова Л.М. О суде присяжных. М, 1997 г.

Кипнис Н.М. Доказывание в уголовном процессе, традиции и современность. М., 2000 г. с. 147.

Комлев Б.А. Российская юридическая энциклопедия. М., 1999 г.

Кони А.Ф. Судебная реформа и суд присяжных. Избранные сочинения, т.4. М., 1967г.с.214-215.

Кони А.Ф. Новые меха и новое вино. Избранные сочинения, т. 4. М., 1967

183

Кони А.Ф. О суде присяжных и о суде с сословными представителями. Избранные сочинения, т.4. М., 1967 г.

Кони А.Ф. Присяжные заседатели. Избранные сочинения, т. 1, М., 1967 г. с.23.

Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе.М., 2000 г.с.122- 123.

Куцова Э.Ф. Хрестоматия по уголовному процессу России М., 1999 г., с. 99-100.

Лебон Г. Психология толп. М., 1999 г. с.231.

Лупинская П.А. Доказательства в уголовном процессе.Допустимость доказательств. Основания и последствия признания доказательст в

недопустимыми. Комментарий российского законодательства. М., 1997 г. с.348-349.

Миттермайер К.Ю. Европейские и американские суды присяжных. Их деятельность, достоинства, недостатки и средства к устранению недостатков. М.,1869-1871 г. с.508.

Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955 г. с.291-292.

Некрасов С. Допустимость доказательств: вопросы и решения. //Российская юстиция. 1998. № 1 С.9

Немытина М.В. Российский суд присяжных. М., 1995 г. с.11.

Немытина М.В. Суд в России. Саратов, 1999 г. с.25.

Николайчик М.В. Уголовный процесс США. М., 1981 г. с. 156.

Палаузов В.Н. К вопросу о форме участия народного элемента в уголовной юстиции. Одесса., 1977 г. с.36-37.

Пашин С.А. Суд присяжных: первый год работы. М., 1995 г. с.4.

Поспеева Л.Г. Рассмотрение дел судом присяжных. М., 1998 г. с.9.

Радутная Н.В. Зачем нам нужен суд присяжных. М., 1995 г. с. 26.

Розин Н.Н. О суде присяжных. СПб., 1901 г., с. 156-157.

Садыков Ф. Я - против суда присяжных. //Российская Юстиция. 1997. № 1 С. 7.

184

Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1910 г. с.673

Степалин В. Почему отменяются оправдательные приговоры в суде присяжных. //Российская Юстиция. 1998. № 8 С.8.

Тащилин М. Индивидуализация наказания в суде присяжных. //Российская Юстиция. 2000. № 5 С.5

Тейман С. Защита по уголовному делу. Пособие для адвокатов. М., 1998 г.,с.189-190.

Ткачев П.Н. Судебные ошибки. СПб., 1867 г., т. 1 с. 1-2.

Устав уголовного судопроизводства. Судебная реформа, том 8. М., 1991 г.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996 г.