lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Прокофьева, Светлана Михайловна. - Гуманизация уголовного судопроизводства: Дис. ... д-ра юрид. наук :. - СПб., 2002 485 с. РГБ ОД, 71:02-12/134-4

Posted in:

МВД России Санкт-Петербургский университет

На правах рукописи

ПРОКОФЬЕВА Светлана Михайловна

ГУМАНИЗАЦИЯ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Специальность 12.00.09 -

уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени доктора юридических наук

7.ЖТ..-Е-…. 1-П. i ««г—

Президиум ВАК росс ЙауЙый консультант

(решение от “4К.” J^&%?^ Nk ^0KTO)f юридических наук, профессор, Присудил ученую степень ДОКТ<” заслуженный юрист Российской Федерации

Виктор Иванович Рохлин

. Начальник ущ-?в.вм

•«??ЙМЙЙМШ

_ I Санкт-Петербург 2002

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 4

Глава I. Теоретико-методологические вопросы гуманизации уголовного

судопроизводства.. 24

§ 1.1. Философский аспект понятий «гуманизм» и «гуманизация» 24

§ 1.2. Сущность гуманизма в уголовном судопроизводстве 49

§ 1.3. Исторический аспект гуманизации уголовного судопроизводства 76

Глава II. Гуманизация правового статуса лиц, вовлеченных в уголовное

судопроизводство 98

§ 2.1. Гуманистический подход к проблеме вовлечения человека и гражданина

в уголовное судопроизводство 98

§ 2.2. Гуманизация правового статуса лиц, вовлеченных в досудебные стадии

уголовного судопроизводства 123

§ 2.3. Гуманизация правового статуса лиц, вовлеченных в производство суда

первой инстанции 157

§ 2.4. Гуманизация правового статуса лиц, вовлеченных в судебные стадии

вышестоящих инстанций 190

Глава III. Гуманизация уголовно-процессуальной деятельности

государственных органов и должностных лиц 221

§ 3.1. Общие проблемы гуманизации уголовно-процессуальной деятельности

государственных органов и должностных лиц 221

§ 3.2. Гуманизация деятельности государственных органов и должностных лиц по защите прав и законных интересов участников уголовного

судопроизводства 243

§ 3.3. Гуманизация методов осуществления уголовно-процессуальной деятельности 272

3

Глава ГУ. Формирование гуманистического мировоззрения у лиц,

осуществляющих уголовное судопроизводство 309

Глава V. Укрепление юридических гарантий гуманизации уголовного

судопроизводства 332

§ 5.1. Развитие международных гарантий гуманизации уголовного

судопроизводства 332

§ 5.2. Совершенствование конституционных гарантий гуманизации уголовного

судопроизводства 357

§ 5.3. Укрепление уголовно-процессуальных гарантий реализации

гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве 390

Заключение 415

Список литературы 426

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы диссертационного исследования. Проблема гума- низма в последние годы приобретает все более грандиозный размах как во всем мире, так и в Российской Федерации. Это связано с особенностями социально-экономического и политического развития человеческой цивилизации, а также с переходом России к рыночной экономике и попыткой построения правового государства в нашей стране. Процессу гуманизации подвергнуты все стороны жизни общества, в том числе и сфера уголовного судопроизводства1.

Проблема реализации гуманистических ценностей в уголовном процессе становится объектом пристального внимания историко-правовой науки и требует тщательного изучения, потому что вопросы прав и свобод личности являются одними из главных в концепции правового государства. Только тогда государство может считаться правовым, когда во всех его сферах действует принцип уважения свободы, достоинства и прав человека. Разрешение вопросов охраны, соблюдения и защиты этих прав является показателем развития общества.

До недавнего времени проблема гуманизма рассматривалась только на уровне философского осмысления. Закрепленные же на законодательном уровне общечеловеческие ценности в основном носили декларативный характер. Все это вызывало негативное или скептическое отношение к вопросам гуманизации со стороны самых широких слоев общества, в том числе и юристов. Однако практика показывает, что гуманистические ценности неуклонно и последовательно внедряются в уголовное судопроизводство, поэтому изучение данного процесса стало настоятельной необходимостью. Кроме того, степень ис-следованности данной проблемы достигла такого уровня, что возникла потребность в целостной концепции гуманизации уголовного судопроизводства, для чего необходимы не только анализ закономерностей и перспектив рассматри-

‘См.: Гуманистические ориентиры научно-технического творчества: Научно-теоретическая конференция: Тезисы докладов. Калинин, 22-25 мая 1990 года / Под ред. В.М. Фигуровской и др. В 2 ч. Калинин, 1990; Проблемы гуманизации и гуманитаризации народного образования / Сост. Ю.С. Гуров. Чебоксары, 1990; и др.

5

ваемого процесса, но и выработка реального механизма, обеспечивающего ус- пешное функционирование гуманистических ценностей в уголовном судопро- изводстве, направленных как на уважение, соблюдение и защиту прав и закон- ных интересов участников уголовного процесса, так и решение задач уголовного судопроизводства цивилизованными средствами. В связи с этим соискателем сделана попытка разработать такую концепцию, соответствующую уровню развития нашего государства. Концепция гуманизации уголовного судопро- изводства связана с выработкой и реализацией новой уголовно-процессуальной политики. По мнению А.И. Александрова, уголовно-процессуальная политика - это не только набор целей и направлений в законотворчестве и правопримени- тельной деятельности, но и отражение реальных изменений в обществе и госу- дарстве, которые помогут совершенствовать уголовно-процессуальные методы борьбы с преступностью1.

Концепция гуманизации уголовного судопроизводства в первую очередь включает в себя гуманизацию законодательства, и особенно правового статуса лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, потому что только че- рез гуманизацию прав и обязанностей участников уголовного процесса можно достичь развития творческой активности личности и нравственных начал в че- ловеке посредством уголовно-процессуальных отношений. Однако опыт пока- зывает, что наличие нравственных ценностей в законодательстве еще не является показателем подлинной гуманизации общества и уголовного судопроизводства. Большое значение здесь имеют механизмы, обеспечивающие действие общечеловеческих ценностей. Поэтому концепция гуманизации уголовного су- допроизводства требует соответствующих изменений в уголовно- процессуальной деятельности государственных органов и должностных лиц, то есть гуманизации средств и методов, которыми пользуются должностные лица при решении задач уголовного судопроизводства. Для этого, безусловно, мало иметь хорошее законодательство и хорошо отлаженные механизмы реализации

См.: Александров А.И. Уголовно-процессуальная политика в России (теоретический и историко-правовой анализ): Автореф. две. … д-раюрид. наук. СПб., 1999. С.37.

6

уголовно-процессуальных норм. В конечном итоге все зависит от людей, кото- рые будут воплощать эти нормы в жизнь. Вот почему одним из направлений концепции гуманизации уголовного процесса является формирование такой но- вой когорты следователей, лиц, осуществляющих дознание (согласно ст. 41 УПК РФ - дознавателей)1, прокуроров и судей, которые будут не только формально, но и глубинно соответствовать принципу гуманизма.

Для более правильной оценки процессов, происходящих в уголовном су- допроизводстве России, их нельзя рассматривать в отрыве от социально- экономических и политических процессов, происходящих в нашем государстве, а также от общей тенденции развития, наблюдаемой в уголовном судопроиз- водстве других стран. Кроме того, уголовное судопроизводство должно иметь комплексную систему гарантий, обеспечивающих реализацию общечеловече- ских ценностей в данной сфере общественных отношений, которые будут спо- собствовать защите прав и законных интересов участников уголовного процесса, интересов правосудия, общества и государства. Уголовно-процессуальные гарантии необходимо привести в соответствие с мировыми стандартами защиты прав и свобод человека и общепризнанными принципами человеческого общежития, а также с Конституцией Российской Федерации. Также необходимо определить роль и значение гуманистических ценностей в борьбе с преступ- ностью.

Степень разработанности темы. На протяжении многих лет проблема гуманизма была в стороне от основных направлений исследования ученых- юристов. Вопросы гуманизма рассматривались, прежде всего, такими науками, как философия, этика, социология и психология. Однако в настоящее время гу- манистические начала все шире исследуются юридическими науками2. Особен- но крупные достижения в этом направлении сделаны в науке уголовного права

1В случае ссылки на УПК рассматриваются нормы действующего Уголовнснсфоцессуального кодекса РСФСР, если иное не оговорено особо; в случае ссылке на УПК РФ рассматриваются нормы УПК РФ от 18 декабря 2001 г., который вступит в действие с 1 июля 2002 года, за исключением положений, предусмотренных законом // Российская газета 2001.22 декабря.

2 Новгородцев ПИ. Введение в философию права: Кризис современного правосознания. М, 19%; Керимов Д.А. Философские проблемы права. М, 1972.

7

(В.Е. Квашис, А.Н. Попов, Э.А. Саркисова), что является немаловажным и для уголовного судопроизводства, так как эти две науки тесно взаимосвязаны между собой, особенно в вопросах обеспечения прав и законных интересов человека и гражданина, в использовании мер принуждения, в наличии у них общих принципов (законности) и т.д.1

Термин «гуманизм» появился в уголовно-процессуальной литературе сравнительно недавно2. Однако отдельные стороны гуманизма в уголовном су- допроизводстве русские юристы изучали еще в дореволюционный период (А.Д. Апраксин, А.Ф. Кони, А.Д. Любавский, Д.Г. Тальберг, И.Я. Фойницкий, М.М. Хомяков). Так, И.В. Михайловский и П.И. Люблинский писали о взаимоотно- шениях личности и государства. Они рассматривали судопроизводство как сис- тему гарантий личности3. Философские проблемы права и его нравственные основы исследовали НИ. Тургенев, Б.Н. Чичерин, B.C. Соловьев4.

В советской юридической науке 20 - 50-х годов проблема гуманизма в уголовном судопроизводстве практически не рассматривалась. Однако и в этот период отдельные авторы указывали на необходимость уважения прав граждан в уголовном процессе5. При этом многие правовые явления оценивались ими с позиций классового подхода, в связи с чем любые изменения, происходившие в судопроизводстве капиталистических стран, подвергались критике. Так, пре- зумпция невиновности была объявлена буржуазным пережитком6.

После второй мировой войны в мире начинается кампания за соблюдение прав и свобод человека. В соответствии с ней на рубеже 50-60-х годов наша

1 Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права н процесса. Л., 1982. С. 30-36.

2 Савицкий В.М. Закон НУЖНО совершенствовать, но не ухудшать // Социалистическая законность. 1990. № 1. С. 30.

3 См.: Люблинский ПИ. Суд и права личности // Судебная реформа. М, 1915. Т. 2; Михайловский И.В. Основ ные пришиты организации уголовного суда. Томск, 1905.

4 Асанбаева Г.Д. Гуманизм этики Вл. Соловьева: Автореф. дне. … канд. юрид, наук. М, 1990; Зорькин В.Д Воззрения Б.Н. Чичерина на государство и право: Автореф. дне. … канд. юрид. наук. М., 1967; Дядькин ДА Судебнс-процессуальные взгляды декабриста НИ. Тургенева: Автореф. две. … канд. юрид. наук. Саратов, 1979.

5 Купко П. Права потерпевшего в уголовном процессе // Советская юстиция. 1939. № 15-16. С. 24-25; Полян ский Н.Н. Процессуальные права потерпевшего // Советское государство и право. 1940. № 12. С. 54-69; и др.

6 Чельцов М.А. О недопустимости перенесения буржуазных конструкций в советскую уголовно- процессуальную теорию // Учен. зап. ВЮЗИ. Вып. VI. 1958; Мокичев К. А. Против ревизионистских извращений марксистско-ленинского учения о государстве. М., 1959. С. 40; и др.

g

страна пыталась отказаться от культа личности, что повлияло на процесс гуманизации уголовного судопроизводства. Проблема гуманизма начинает активно изучаться. Наиболее глубоко ее исследовали такие крупные авторитеты в области уголовного процесса, как Л.Д. Кокорев, М.С. Строгович, М.А. Чельцов-Бебутов и некоторые другие правоведы, которые много внимания уделили рассмотрению нравственных основ уголовно-процессуальной деятельности.

В период с 60-х годов по настоящее время под тем или иным углом зрения вопросы гуманизма в уголовном судопроизводстве освещали: А.В. Абаб- ков, М.И. Абдулаев, А.И. Александров, И.А. Антонов, А.Н. Ахпанов, Ю.Н. Белозеров, А.П. Бибило, B.C. Бурданова, В.Ф. Бычков, В.В. Вандышев, И. Варфоломеев, Г.Н. Ветрова, И.А. Возгрин, М.Х. Гельдибаев, СП. Гришин, А.М. Дворянский, И.Ф. Демидов, С.А. Денисов, А. М. Ефремов, Л.В. Ильина, А.В. Кожевников, П.А. Колмаков, С.А. Колосович, В.Й. Комиссаров, Ф.М. Ку-дин, В.М. Лебедев, В.В. Леоненко, Ю.Ф. Лубшев, В. Лившиц, А.Л. Ликас, И.В. Литвинова, В.А. Лукашев, В.З. Лукашевич, В.В. Лысенко, И.И. Лукашук, С. Любичева, П.Г. Марфицин, А.В. Маслихин, Е.Б. Мизулина, А.В. Мингес, В.А. Михайлов, Т. Морщакова, Т.Н. Москалькова, С.Г. Ольков, В.Н. Осипкин, В.П. Очередько, И.Л. Петрухин, Н.П. Печников, И.И. Потеружа, В.А. Похмел- кин, Л.А. Прокудина, Л. Прошкин, В.П. Радьков, Д.В. Ривман, В.И. Рохлин, В.М. Савицкий, В.П. Сальников, И.В. Смолькова, И.А. Соболь, А.В. Сумачев, И.И. Сыдорук, А.К. Тихонов, В.Т. Томин, А. Фирдман, Е.Н. Хазов, Н.Ю. Хама-нева, Г.Н. Хон, В.В. Цмай, О.И. Цоколова, В.М. Чхиквадзе, B.C. Шадрин, О.Г. Шапиева, В.Н. Шпилев, А.М. Эрделевский, Н.Г. Янгол, О.В. Ястребова и Другие.

Сложность изучения проблемы гуманизма в уголовном судопроизводстве заключается в том, что она является весьма разносторонней, поэтому до настоящего времени авторы исследовали в основном воплощение отдельных граней гуманизма в уголовном процессе: вопросы нравственности при осуществлении процессуальной деятельности, культуры правосудия, правового положения участников судопроизводства, развития гарантий прав личности и т.д. Все

9

эти исследования так или иначе связаны с человеком, а значит, с проблемой гуманизма.

В последнее время в правоведении активно изучаются достижения зару- бежных стран, а также проблемы российского и международного сотрудничества в области прав человека. Различные предложения по использованию положительного зарубежного опыта и достижений международного права в сфере уголовного процесса вносили, например, Т.В. Апарова, А.И. Бастрыкин, Ю. Бе-рестнев, СВ. Боботов, А. Владыченко, В.Ю. Голубовский, В.А. Карташкин, В.Н. Лихачев, В.А. Мазов, СЮ. Марочкин, Л.Х. Мингазов, В.М. Николайчик, Н.Н. Полянский, С. Поморски, Ф.М. Решетников, Н. Топорнин, И.Я. Филимо- нов, В. Цепелев, СВ. Черниченко и другие авторы. Большое значение для развития гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве имеет подписание международных договоров, так как они связаны с вопросами общечеловеческих ценностей и их реализации.

Несмотря на наличие значительного числа исследований отдельных сто- рон гуманизма в уголовном судопроизводстве, многие вопросы требуют дальнейшего теоретического осмысления и практического разрешения. Осуществление гуманизации уголовного судопроизводства невозможно без разработки целостной научно-практической концепции данного процесса. Подготовленный соискателем монографический труд претендует на восполнение указанного пробела.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в свя- зи с гуманизацией уголовного судопроизводства.

Предметом исследования являются материальные и процессуальные нормы, отражающие сущность гуманизма в уголовном судопроизводстве, а также механизм реализации гуманистических ценностей в сфере уголовного процесса.

Цель и основные задачи исследования. Целью исследования является комплексное изучение проблем гуманизации уголовного судопроизводства и выработка на этой основе организационно-правовых и методических предаю-

10

жений и рекомендаций, направленных на повышение эффективности реализа- ции гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве. Основные задачи исследования:

определить соотношение, сущность и содержание понятий «гуманизм» и «гуманизация»;

исследовать эволюцию процесса гуманизации уголовного судопроизводства и разработать классификацию его этапов;

обосновать необходимость комплексного подхода к процессу гуманизации уголовного судопроизводства и определить основные направления данного процесса;

раскрыть значение гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве;

проанализировать правовой статус лиц, вовлеченных в уголовное су- допроизводство, в досудебных стадиях уголовного процесса, при производстве в суде первой инстанции и вышестоящих инстанций1;

исследовать комплекс проблем, связанных с реализацией гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве;

выработать предложения по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства и деятельности по расследованию и судеб- ному разрешению уголовных дел;

обосновать и предложить методические и организационно-правовые рекомендации, направленные на формирование гуманистического мировоззре- ния у лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Методологической основой диссертационного исследования является диалектический метод познания социальных явлений и окружающей действи- тельности.

При решении конкретных вопросов исследуемой проблемы использовались общенаучные и частные методы познания (сравнительного и логического

1 Рассмотрение правового статуса участников процесса в стадии исполнения приговора не входит в задачи настоящей работы, потому что данный вопрос требует самостоятельного исследования в рамках уголовно-исполнительного права.

11

анализа и синтеза, системного подхода к изучаемым процессам и явлениям, ме- тод классификации государственно-правовых явлений, методы конкретно- социологического исследования и другие).

Теоретическую основу исследования составляют труды ведущих ученых в области философии, этики, социологии, истории, теории государства и права, конституционного права, международного права, педагогики и психологии, уголовного процесса и других юридических наук.

Нормативно-правовую базу исследования составили нормативные акты Российского государства в различные периоды его развития: Русская Правда, Судебник 1497 года, Соборное Уложение 1649 года, Устав Уголовного Су- допроизводства 1864 года, УПК РСФСР 1923 года; международные правовые акты, в частности, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года, Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года и другие; Конституция РФ; уголовно-процессуальное, уголовное, гражданское, админи- стративное, оперативно-розыскное законодательство России, постановления и определения Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, УПК РФ, кото- рый вступит в действие с 1 июля 2002 г., и другие законодательные и норма- тивные акты (в том числе ведомственные), имеющие прямое или опосредован- ное значение к исследуемой проблеме1.

Эмпирической базой диссертационного исследования являются результаты изучения по специально разработанным матрицам материалов 400 уголовных дел, анкетирования 650 участников уголовного судопроизводства, среди которых 200 следователей, 100 прокуроров, 100 судей, 100 защитников, 150 лиц, осужденных к лишению свободы. В ходе исследования были изучены учебные и тематические планы Санкт-Петербургского университета МВД России, Санкт- Петербургского института управления и права, Международного

1 Источники официального опубликования всех нормативно-правовых актов, используемых в диссертации, даются в списке литературы.

12

института управления и других вузов. При подготовке диссертации также ис- пользовался личный опыт работы соискателя в органах внутренних дел и в сис- теме среднего и высшего образования.

Научная новизна исследования. Диссертация является одним из первых в отечественном правоведении комплексным монографическим исследованием, посвященным теоретическим и прикладным аспектам гуманизации уголовного судопроизводства. Обобщение и использование результатов работы различных специалистов в области уголовного судопроизводства, занимавшихся изучением отдельных вопросов проблемы гуманизма, а также самостоятельные иссле- дования диссертанта позволили выработать целостную концепцию гуманизации уголовного судопроизводства, определить место и значение гуманизации уголовного судопроизводства России как составной части мирового процесса гуманизации человеческой цивилизации. На монографическом уровне в науч- ный оборот впервые введено понятие гуманизации; раскрыто соотношение, сущность и содержание понятий «гуманизм» и «гуманизация» уголовного су- допроизводства, сформулирован принцип гуманизма в уголовном процессе; дан анализ норм действующего уголовно-процессуального законодательства и УПК РФ с позиции принципа гуманизма; исследованы пути и способы реализации гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве; разработаны предложения, направленные на дальнейшую гуманизацию уголовно- процессуального законодательства, уголовно-процессуальной деятельности, лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, а также совершенствование юридических гарантий гуманизации уголовного процесса.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту:

  1. Понятия «гуманизм» и «гуманизация» соотносятся друг с другом как сущность человечности и процесс ее воплощения в различных сферах жизни общества.

Гуманизм - это цивилизованный принцип общественных отношений, ос- нованный на признании самоценности человеческой личности как активного и разумного общественного индивида, имеющего право на жизнь, свободу, сча-

13

стье, всестороннее и гармоничное развитие и реализацию своих способностей; направленный на создание реальных условий для уважения, соблюдения и осуществления этих прав; определяющий построение взаимоотношений между личностью, обществом и государством, отношение человека к природе, другим людям и к самому себе на нормах нравственности.

Гуманизация уголовного судопроизводства - это прогрессивный, истори- чески обусловленный, основанный на объективных и субъективных законах развития человеческой цивилизации процесс внедрения в уголовно-процессуальное законодательство и уголовно-процессуальную деятельность общечеловеческих ценностей и гарантий их реализации с целью, чтобы в центр каждого следственного действия и принимаемого решения ставились интересы человека, его права, свободы и индивидуальные особенности.

  1. Мировой процесс гуманизации уголовного судопроизводства состоит из трех основных этапов, определяемых характером возникновения и воплощения общечеловеческих ценностей в данной сфере общественных отношений:

1) этап естественного появления и накопления гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве (с древнейших времен - до буржуазной революции 1640 года в Англии). В России он длился до второй половины ХУШ века в связи с замедленным формированием буржуазных отношений. Настоящий этап отразил эволюционный путь развития человеческой цивилизации, который протекал крайне медленно; 2) 3) этап распространения, осмысления и заимствования различными страна- ми 1^умаш«стических ценностей, выработанных западными государствами в ходе буржуазных революций (со времен английской буржуазной революции 1640 года - до окончания второй мировой войны и создания ООН в 1945 г.). Этот этап отразил революционный путь развития человеческой цивилизации и протекал форсированными темпами. В данный период в уголовное судопроизводство многих стран активно внедрялись естественные права человека, их гарантии и гуманистические принципы уголовного судопроизводства; 4) 5) этап глобализации гуманистических ценностей, заключающийся в выра- 6)

14

батывании международных правил человеческого общежития и средств защиты человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства (1945 г. - по на- стоящее время). Этот этап отразил процесс интернационализации всех сфер жизни общества - экономической, политический, культурной, правовой и дру- гих.

Данная классификация является достаточно универсальной, так как отражает наиболее принципиальные критерии в развитии процесса гуманизации уголовного судопроизводства, и может быть применена ко многим государст- вам.

  1. В уголовном процессе сформировался и реально действует принцип гуманизма: гуманистические ценности пронизывают все стороны уголовного судопроизводства: определяют его цели, задачи и средства; построение всех его стадий, форм и институтов; а также характер взаимоотношений между участ никами процесса. В уголовном судопроизводстве присутствуют все виды гума нистических отношений: взаимоотношения между человеком и природой, об ществом, государством, международным сообществом, а также гуманное от ношение человека к самому себе и к другим людям. Однако наиболее развитым видом гуманистических отношений являются взаимоотношения между челове ком и государством.

Нами предлагается включить принцип гуманизма в уголовно- процессуальное законодательство наравне с другими принципами в следующей редакции: «Принцип гуманизма в уголовном судопроизводстве заключается в требовании решать задачи правосудия и осуществлять уголовно- процессуальную деятельность нравственными методами, которые предусмат- ривают построение взаимоотношений между участниками уголовного процесса на основе реального уважения, соблюдения и защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина». Данный принцип отражает сущность гума- низма в уголовном судопроизводстве.

  1. Правовой статус лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, со ставляет неразрывное единство правового статуса человека и гражданина и

15

правового статуса участника уголовного процесса. При этом правовой статус человека первичен, статус участника уголовного судопроизводства - вторичен, а статус гражданина может находиться в зависимости от положения, которое лицо занимает в уголовном судопроизводстве. Однако в узком смысле термин «гражданин» может использоваться как понятие физического лица (гл. 3 ГК РФ). Критериями гуманности правового статуса участников уголовного су- допроизводства являются: 1) информированность о состоянии и движении уго- ловного дела (отражает право человека на знания); 2) активность и самостоя- тельность участия в уголовно-процессуальной деятельности (отражает право человека на творческую активность); 3) возможность реально защищать свои права и законные интересы (отражает идею реального гуманизма).

  1. Необходимо закрепить в УПК РФ юридическое понятие следующих участников уголовного судопроизводства: личный поручитель (ст. 103 УПК РФ), залогодатель (ст. 106 УПК РФ), лицо, ответственное за присмотр за несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым в качестве меры пресече- ния (ст. 105 УПК РФ); статист (ч. 4 ст. 193 УПК РФ), потому что указанные участники процесса представлены в уголовном судопроизводстве в виде лиц, посредством которых к подозреваемому (обвиняемому) может быть применена ссютветствующая мера пресечения, то есть как объекты деятельности следова- теля, а не как активные субъекты уголовно-процессуальных отношений. Данный факт противоречит идее гуманизма, и нами предлагается внести соответст- вующие понятия в следующей редакции:
  • лицами, обеспечивающими присмотр за несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым в качестве меры пресечения, признаются родители, опекуны, попечители или иные заслуживающие доверия лица, а также должностные лица специализированного детского учреждения, в котором находится не- совершеннолетний, взявшие на себя письменное обязательство обеспечить над- лежащее поведение несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого и его явку к дознавателю, следователю, прокурору или в суд;

16

  • личным поручителем признается заслуживающее доверия совершеннолетнее лицо, взявшее на себя обязательство в том, что подозреваемый или обвиняемый будет вести себя надлежащим образом и являться по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда;
  • залогодателем признается подозреваемый, обвиняемый либо другое фи- зическое или юридическое лицо, которое внесло на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения, деньги, ценные бумаги или ценности в целях обеспечения явки к следователю, прокурору или в суд подозреваемого, обвиняемого и предупреждения совершения им новых преступлений;
  • статистом является любое не заинтересованное в деле лицо, вызванное для производства предъявления для опознания в качестве субъекта, сходного по внешности с опознаваемым и ранее не встречавшегося с опознающим.
    1. Гуманистические ценности имеют в уголовном судопроизводстве большое практическое значение: 1) они способствуют быстрому и полному раскрытию преступлений, вынесению справедливого приговора, при этом улучшается качество расследования преступления - объективность, полнота и всесторонность; 2) содействуют воспитанию в участниках процесса нравствен ных чувств и качеств: чувства родительского и гражданского долга, собствен ного достоинства, ответственности за свои поступки, совести, стыда и т.п.; 3) помогают укреплению законности и правопорядка в государстве, улучшают охрану интересов общества, прав и свобод человека и гражданина, повышают их доверие к правоохранительным органам (беззаконие не может быть гуман ным); 4) обеспечивают решение задач уголовного судопроизводства цивилизо ванными средствами, соответствующими современным требованиям отноше ния к человеку как главной ценности общества; 5) способствуют построению правового государства в нашей стране, а также укреплению международного сотрудничества в защите общечеловеческих ценностей, мира и безопасности.
  1. Необходимо формировать гуманистическое мировоззрение у лиц, осу ществляющих уголовное судопроизводство. Основными направлениями фор мирования гуманистического мировоззрения должны быть признаны: форми-

17

рование гуманитарных знаний (о правах, свободах, сущности человека и его взаимоотношениях с окружающим миром), гуманистических убеждений (при- знание человека главной ценностью общества) и навыков нравственного пове- дения (в соответствии со своими знаниями и убеждениями). Формирование гу- манистического сознания у лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, является важнейшим условием реализации гуманистических ценностей в уго- ловном судопроизводстве и эффективности уголовно-процессуальной деятель- ности по защите прав человека и гражданина, а также защите интересов право- судия.

  1. Практические рекомендации по формированию гуманистического ми- ровоззрения у лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство:

а) гуманитаризация юридического образования (отражение в учебных программах и учебно-методических планах юридических вузов гуманистиче ской направленности формируемых знаний, убеждений и навыков; развитие творческого начала в сознании абитуриентов; индивидуализация обучения и другие меры);

б) совершенствование системы отбора кандидатов, претендующих на должность следователя, лица, осуществляющего дознание (дознавателя), про курора и судьи (использование гуманистических критериев при отборе канди датов на указанные должности: морально-этический, то есть соответствие лица тем высоким требованиям, которые содержаться в кодексах чести соответст вующих профессий; организационно-правовой, то есть наличие знаний, возрас та, стажа работы по юридической специальности; психофизиологический крите рий, то есть наличие у лица крепкого физического и психического здоровья);

в) создание надлежащих, соответствующих идеям гуманизма, условий для профессиональной деятельности лиц, осуществляющих уголовное судо производство, предусматривающих разработку либо реализацию научно обос нованных норм нагрузки и условий труда следователей, лиц, осуществляющих дознание (дознавателей), прокуроров и судей; приведение заработной платы указанных сотрудников в соответствие с принципом справедливости; введение

18

оплаты за переработки в соответствии с трудовым законодательством; повыше- ние технического оснащения лиц, осуществляющих уголовное судопроизводст- во; организация общественного питания для сотрудников (буфета или столовой) в каждом здании суда, прокуратуры, управления органов внутренних дел, отдела и отделения, так как отсутствие горячей полноценной пищи подрывает здоровье сотрудников, и это не может не отражаться на качестве их работы и душевном равновесии; создание научно обоснованной программы финансирования органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, предва- рительного расследования, прокуратуры и суда;

г) реформирование системы учета эффективности работы лиц, осуществ ляющих дознание (дознавателей), следователей, прокуроров и судей, преду сматривающее такие критерии их деятельности, как: отсутствие обоснованных жалоб участников уголовного судопроизводства на нарушение их прав и закон ных интересов; возмещение потерпевшему причиненного ущерба или своевре менное принятие мер к его возмещению; отсутствие незаконных и необосно ванных действий (задержание, привлечение лица в качестве обвиняемого и др.); наличие представлений, направленных на устранение причин и условий совер шения преступлений, а также ответов о выполнении предъявляемых требова ний и другие;

д) реформирование системы поощрений и взысканий как методов воспи тательного воздействия на лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Предлагается на законодательном уровне закрепить критерии эффективности работы должностных лиц и предусмотреть обязательное ежемесячное денеж ное вознаграждение сотрудников за соблюдение прав участников процесса; по высить роль моральных мер поощрения, сделав их более весомыми; урегули ровать систему взысканий за конкретные нарушения, чтобы ответственность носила не устрашающий, а перспективный характер. Для этого предлагается разработать систему мер ответственности с указанием нарушений, за которые применяется та или иная мера наказания. Так, за нарушение сроков расследо вания можно предусмотреть выговор, за нарушение срока содержания под

19

стражей - строгий выговор, за применение физического воздействия к участ- никам процесса - увольнение из органов внутренних дел и т.д. Реализация ука- занного предложения позволит предотвратить произвольное применение руко- водителями соответствующих органов мер наказания.

  1. Комплекс предложений по совершенствованию международных гаран тий гуманизации уголовного судопроизводства: 1) совершенствование между народно-правовых актов путем преобразования их количественных изменений в качественные; 2) более широкое использование достижений науки междуна родного права для обеспечения должного функционирования национальных судов, применяющих международно-правовые нормы, путем проведения теоре тических разработок по возникающим в сфере уголовного судопроизводства проблемам, детального анализирования и обобщения судебной практики по соответствующим вопросам и подготовки конкретных рекомендаций по их раз решению; 3) приведение российского законодательства и практики его приме нения в соответствие с нормами международного права, в том числе в сфере уголовного судопроизводства, путем точного воспроизведения содержания до говорных актов в национальной правовой системе, что будет способствовать возможности их прямого применения; 4) развитие внутригосударственного ме ханизма осуществления международно-правовых норм путем укрепления авто ритета судебной власти в сфере применения норм международного права, обес печения независимости суда от исполнительной власти, создания необходимых условий для осуществления судом норм международного права; 5) интер национализация правосознания и правовой культуры населения путем интерна ционализации юридического образования, предполагающей более широкую пропаганду международно-правовых знаний.

  2. Конституционные гарантии процесса гуманизации уголовного судо производства являются внутригосударственным механизмом, обеспечивающим признание, закрепление, осуществление, соблюдение, охрану и защиту обще признанных принципов и норм международного права всеми органами госу дарственной власти. В систему конституционных гарантий входят: 1) общие

20

принципы юридических гарантии, направленные на обеспечение незыблемости конституционного строя: принцип верховенства права (ст. 1); разделения властей (ст. 10), неуклонного соблюдения неотчуждаемых прав и свобод человека (ст. 7) и общепризнанных принципов и норм международного права (ст. 15) и другие; 2) конституционные принципы правосудия: судебная защита прав и свобод человека и гражданина (п. 1 ст. 46), право на квалифицированную юридическую помощь (ст. 48); право на свидетельский иммунитет (ст. 51); принцип презумпции невиновности (ст. 49) и другие; 3) Президент РФ как гарант Конституции РФ (ст. 80); 4) деятельность специальных государственных органов, обеспечивающих реализацию общечеловеческих ценностей в сфере уголовного судопроизводства: Федеральное Собрание (ст. 94 Конституции РФ), Комиссия по правам человека при Президенте РФ, Уполномоченный по правам человека РФ (п. «д» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ) и другие; 5) деятельность государственных органов, осуществляющих контроль за законодательной, исполнительной и судебной властью, и охватывающих собой конституционный контроль, судебный контроль и прокурорский надзор: судебные органы - от районных судов (ст. 118) до Верховного Суда РФ (ст. 126) и Конституционного Суда РФ (ст. 125), а также Прокуратура РФ (ст. 129).

  1. Комплекс предложений по совершенствованию уголовно- процессуального законодательства. В частности, предлагается предоставить всем заинтересованным в деле лицам право на участие в следственных дейст- виях, проводимых по их ходатайству, независимо от согласия лица, производя- щего предварительное расследование; закрепить в статьях УПК РФ, содержа- щих перечень прав подозреваемого и обвиняемого, их обязанности, в том числе и обязанность не разглашать данные предварительного расследования, а также указать санкции, предусмотренные за их несоблюдение; предъявлять соответствующему лицу постановление о привлечении его в качестве обвиняемого при наличии доказательств хотя бы по одному эпизоду; сократить использование меры пресечения в виде содержания под стражей к лицам, впервые совершившим преступление, и применять ее к указанным лицам только за такие престу-

21

пления, за которые законом предусмотрено наказание свыше пяти лет лишения свободы, предоставить право на первоначальный допрос подсудимого обвини- телю (потерпевшему); предоставить сторонам право самостоятельно излагать существо своей жалобы или возражений на поданные жалобы либо протест (представление) в суде второй инстанции.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что разработанные соискателем концептуальные положения обогащают уголовно-процессуальную науку и в совокупности представляют собой решение крупной научной проблемы, имеющей большое значение для построения правового государства в нашей стране. Наиболее важные положения и выводы позволили впервые сформулировать и обосновать цельную частную теорию гуманизации уголовного судопроизводства и на этой основе показать значение гуманистических ценностей в достижении целей и решении задач уголовного процесса цивилизованными средствами.

Процесс гуманизации уголовного судопроизводства рассматривается в тесной связи с социально-экономическими и психологическими факторами, с международными процессами, правовой культурой и историческими особенно- стями развития России, что имеет существенное значение для дальнейшего развития теории уголовно-процессуального права и дальнейших научных поис- ков путей решения рассматриваемой проблемы.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что выводы, предложения и рекомендации, сформулированные в диссертации, могут быть использованы: для разработки теоретических вопросов уголовного судопроизводства при проведении дальнейших исследований по гуманизации уголовного процесса; совершенствования законодательства с целью развития гуманистических ценностей и механизмов их реализации в сфере уголовно-процессуальных отношений; реформирования системы учета уголовно-щюцессуальнои деятельности должностных лиц, ск^тществляющих уголовное судопроизводство, в целях повышения ее эффективности; совершен- ствования методик отбора кандидатов на должности следователей, лиц, осуще-

22

ствляющих дознание (дознавателей), прокуроров и судей; разработки научно обоснованных условий труда в правоохранительных органах; разработки учеб- ных и учебно-методических планов занятий по юридическим дисциплинам в высших учебных заведениях.

Правильное теоретическое осмысление рассматриваемых вопросов может иметь решающее значение для профилактики преступлений и борьбы с ними цивилизованными средствами. Настоящая работа может представлять интерес и практическую пользу для студентов, преподавателей и аспирантов вузов юри- дического профиля, для работников правоохранительных органов и других специалистов.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации исследования представлялись на обсуждение кафедры уголовного процесса Санкт-Петербургского университета МВД России. Диссертация была апробирована на совместном заседании кафедр уголовного процесса и философии. Основные положения, теоретические выводы и практические ре- комендации диссертации получили апробацию на международных научно- практических конференциях: «Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс» (Санкт-Петербург, 9-10 апреля 1998 г.); «МВД России - 200 лет» (Санкт-Петербург, 28-29 мая 1998 г.); научно-практической конферен- ции «Гуманитарная культура как фактор преобразования России» (Санкт- Петербург, 20-21 мая 1999 г.); Всероссийской научно-практической конферен- ции «Актуальные проблемы безопасности информационного пространства» (Санкт-Петербург, 5-8 октября 1999 г.); международной научно-практической конференции «Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений» (Санкт- Петербург, 26-28 ноября 1999 г.); межвузовской научной конференции «Акту- альные проблемы юриспруденции на рубеже веков» (Санкт-Петербург, 9 де- кабря 1999 г.); межвузовском научно-практическом семинаре «Демократия и тоталитаризм: проблемы противостояния (политические режимы в современном мире)» (Санкт-Петербург, 15 ноября 1999 г.); научно-практической конфе- ренции «МВД России - 200 лет. История, развитие, перспективы» (Санкт-

23

Петербург, 22-23 сентября 2000 г.); Третьей Всероссийской научно- практической конференции «Актуальные проблемы защиты и безопасности» (Санкт-Петербург, 4-6 апреля 2000 г.); региональной научно-практической конференции «Актуальные проблемы антикоррупционной политики на регио- нальном уровне» (Санкт-Петербург, 16 февраля 2001 г.); межкафедральном на- учном семинаре «Проблемы реформы уголовного судопроизводства в Россий- ской Федерации» (Санкт-Петербург, 26 марта 2001 г.); при проведении круглого стола «Актуальные проблемы деятельности ОВД по раскрытию и расследо- ванию преступлений» (Санкт-Петербург, 22 марта 2001 г.); региональной науч- но-практической конференции «Роль государства и общества в противодейст- вии наркомании и наркобизнесу» (Санкт-Петербург, 29 марта 2001 г.); Четвер- той научно-практической конференции «Актуальные проблемы защиты и безо- пасности» (Санкт-Петербург, 3-6 апреля 2001 г.); межведомственной научно- практической конференции «Кадровая и воспитательная работа в правоохрани- тельных органах: состояние, проблемы и перспективы» (Санкт-Петербург, 2 ок- тября 2001 г.); эколого-правовом форуме Северо-Запада России «Правовые ас- пекты экологической безопасности» (Санкт-Петербург, 29-30 ноября 2001 г.); межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы тео- рии и истории права и государства» (Санкт-Петербург, 13 декабря 2001 г.).

Разработанные диссертантом положения по гуманизации уголовно- процессуальных отношений, обеспечению прав и свобод человека и гражданина при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности, использованию цивилизованных средств и методов решения задач уголовного судопроизводства применяются в работе ряда управлений внутренних дел Санкт-Петербурга.

Основные результаты и идеи исследования используются при проведении учебных занятий со слушателями (курсантами), студентами и адъюнктами раз- личных учебных заведений Санкт-Петербурга и других регионов Российской Федерации, при повышении квалификации сотрудников органов внутренних дел, а также в работе с коллективами правоохранительных органов.

24

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, объе- диняющих тринадцать параграфов, заключения и списка литературы.

ГЛАВА Ь ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ГУМАНИЗАЦИИ
УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

§ 1.1. ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ ПОНЯТИЙ «ГУМАНИЗМ» И «ГУМАНИЗАПИЯ»

В условиях построения правового государства интерес к проблеме гуманизма значительно возрос. Во многих сферах жизни общества все чаще употребляются термины «гуманизм», «гуманный». Однако отношение ученых к данным понятиям неоднозначно. Одни авторы утверждают, что в последнее время начался новый взлет гуманистических ценностей1. Другие мыслители заявляют, что в мире происходит угасание гуманности2. Третьи - считают, что современный период для человечества является переходным, когда старые цен- ности теряют свою значимость, а новые пока еще не выработаны3. Наличие та- ких противоречивых оценок требует научного исследования понятий «гума- низм» и «гуманизация». Для этого необходимо изучить процесс становления указанных понятий, показать их сущность, сферы действия и значение для дальнейшего развития человечества. Только тогда мы сможем сказать, сущест- вует ли процесс гуманизации вообще и является ли он закономерным. Ответ на указанные вопросы имеет основополагающее значение для последующего ис- следования проблемы гуманизации уголовного судопроизводства.

Гуманизм в переводе с латинского слова humanus означает - человеческий, человечный. Сущностью понятия «гуманизм» являются нравственные ценности, которые отражают гуманность общественных взаимоотношений. Под

1 См.: Проблемы гуманизации и гуманитаризации народного образования. С. 3-5; Гуманитарная сфера и права человека: Сб. документов / Сост. В. А Корнилов и др. М., 1992. С. 5-6.

2 См.: Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Философское исследование учения Фрейда. Киев, 1995. С. 48; Планк М. Единство физической картины мира. М, 1966. С. 262.

3 См.: Что такое человек? Основы человековедения / Под ред. В.Л. Обухова. В 2 кн. СПб., 1996, Кн.1. С. 32; Там же. Кн. 2. С. 142.

25

нравственными ценностями понимаются такие отношения, стремления и дос- тижения в обществе, которые соответствуют моральным требованиям людей и удовлетворяют их духовные потребности (справедливость, добро, счастье и другие)1. Такие ценности получили название общечеловеческих, то есть не за- висящих от каких-либо социальных, политических или национальных признаков.

К.А. Лушпенко и В.Б. Михайлов считают, и с их мнением следует согласиться, что каждой общечеловеческой ценности соответствует определенная антиценность. Например, антиценностями таких категорий, как любовь, твор- чество, благосостояние, являются ненависть, лень, алчность. Ценности и анти- ценности в каждом человеке сосуществуют, составляя его противоречивую сущность2. Уяснение данной мысли имеет принципиальное значение для пони- мания многоаспектности общечеловеческих ценностей. Каждая гуманистиче- ская ценность (свобода, совесть и другие) не является однозначной и имеет свое историческое развитие, потому что нравственные нормы зависят от существующих общественных отношений. Так, например, философы античности под счастьем понимали достойное перенесение тягот и страданий3. Согласно средневековому мировоззрению счастье - это уход от мирской суеты4. В настоящее время существует множество точек зрения по поводу счастья. Согласно одной из них счастье - это состояние, ссютветствующее внутренней удовлетворенности человека своим бытием, полнотой и осмысленностью жизни5.

Диалектический подход к гуманистическим ценностям имеет свои объек- тивные причины. В различные эпохи развития человечества философы делали акцент на какой-то одной или нескольких духовных категориях, не видя цело- стного единства духовных и материальных ценностей. Так, Сократ и Платон считали, что самым главным в мире является благо; К.Ф. Конфуций - мудрость, гуманность и верность; социалисты-утописты - справедливость; Г.В. Гегель -

1 См.: Проблемы судебной этики / Под ред. М.С. Строговича. М., 1974. С. 21.

2 Что такое человек? Основы человековедения. Кн. 2. С. 156-157.

3 Платон. Диалоги. М, 1986. С. 414.

4 Нарский И.С. Западноевропейская философия ХУШ в.: Учебное пособие. М, 1973. С. 267.

5 Человек и общество: Учеб. пособие / Под ред. И.И. Калыюго и TJH. Титовой. Симферополь, 1994. С. 192.

26

свобода; Л.Н. Толстой - добро и ненасилие; B.C. Соловьев - истина, духовное благо и красота. До сегодняшнего дня эти категории исследуются различными философами и обретают все более глубокий смысл.

В пределах настоящей работы мы не ставим своей задачей рассмотрение указанных понятий, так как любое из них представляет собой тему для само- стоятельного исследования. Тем не менее, оперировать данными понятиями нам придется, потому что гуманизм имеет более широкое содержание, чем каждое из них, взятое в отдельности. Так, например, без справедливости не может быть гуманного отношения к человеку. Однако гуманизм не равен справедливости. Без права на свободу говорить о гуманизме не имеет смысла, но гуманизм не равен свободе и т.д.

Существуют различные определения понятия гуманизма. Так, например, Т.И. Титова утверждает, что гуманизмом является «система воззрений, признающая самоценность личности в мире (личность ценна сама по себе в своей неповторимости), право человека на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей»1. В другом определении под гуманизмом понимается «со- вокупность взглядов, выражающих уважение достоинства и прав человека, его ценность как личности, заботу о благе людей, их всестороннем развитии, о соз- дании благоприятных для человека условий общественной жизни»2.

Из указанных определений мы видим, что гуманизм - это, во-первых, ми- ровоззрение. Данное мировоззрение представляет собой систему взглядов, ус- тановок, которые определяют понимание мира в целом и место в нем человека как самоценной личности. Во-вторых, согласно указанным определениям, гу- манизм признает такие права человека, которые направлены на его благо и по- зволяют ему всесторонне развиваться. В-третьих, благо человека считается критерием оценки всех социальных институтов.

Однако в указанных определениях отражены не все характеристики гуманизма, потому что мировоззрение проявляется не только в мыслях, но также

‘Там же. С. 15-16.

2 Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. 5-е изд. М, 1986. С. 103.

27

в чувствах и в деятельности человека. На наш взгляд, в целях всестороннего восприятия сущности гуманизма в определении следует отразить идею актив- ности человеческой личности, а не только необходимость создания для нее бла- гоприятных условий. Кроме того, согласно гуманистическим ценностям нормой взаимоотношений между людьми признается не только принцип уважения, но и принцип нравственности, поэтому человечность имеет не одну, а несколько сфер проявления: взаимоотношения между человеком и обществом, личностью и государством, отношение человека к самому себе, природе и к другим людям.

В связи с этим автор предлагает сформулировать определение гуманизма в следующей редакции: «Гуманизм - это цивилизованный принцип общественных отношений, основанный на признании самоценности человеческой личности как активного и разумного общественного индивида, имеющего право на жизнь, свободу, счастье, всестороннее и гармоничное развитие и реализацию своих способностей; направленный на создание реальных условий для уважения, соблюдения и осуществления этих прав; определяющий построение взаи- моотношений между личностью, обществом и государством, отношение че- ловека к природе, другим людям и к самому себе на нормах нравственности».

Таким образом, гуманизм - это сложное и многогранное явление, имеющее множественность характеристик. Развитие цивилизации пошло по пути уг- лубления каждой грани человеческого существования, детального их исследо- вания и обогащения все новым содержанием. Однако в реальной жизни все стороны гуманизма выступают в нераздельном единстве, потому что ни одно человеческое начало (чувства, разум, воля и др.) и ни одна нравственная цен- ность, взятая в отдельности, не могут привести человечество к истинной гу- манности.

Изучение понятия гуманизма выдвигает задачу гуманизации общественных отношений, воплощения в жизни тех общечеловеческих ценностей, которые изложены выше. Однако при изучении рассматриваемой проблемы мы не встретили ни одного определения понятия «гуманизация». Авторы лишь опи-

28

сывали развитие данного процесса в жизни общества. Между тем, научный подход требует его теоретического осмысления. В связи с этим необходимо сформулировать сущность понятия гуманизации как философской категории и определить его отличие от понятия «гуманизм».

В первую очередь следует отметить, что гуманизация является процессом развития общества. Это значит, что как всякий процесс, он имеет свой объект и предмет воздействия. Объектом гуманизации являются общественные отноше- ния, в которых отражаются гуманистические ценности, например, взаимоотно- шения между людьми, между человеком и государством. Предметом гуманиза- ции являются те сферы жизни общества, в которых осуществляется действие гуманистических ценностей: наука, культура, политика, человек и т.д.

Гуманизация как процесс развития общества имеет количественную и ка- чественную сторону. Количественной характеристикой гуманизации является процесс вырабатывания и накопления общечеловеческих ценностей в жизни общества (добро, справедливость и т.п.), расширение видов гуманистических отношений (отношение человека к самому себе, к другим людям и т.д.) и сферы их действия (философия, наука, искусство и другие). Качественной стороной гуманизации является процесс углубления каждой общечеловеческой ценности и их синтез. Так, например, в период античности была выдвинута идея заботы о человеческом теле, в период средневековья - о человеческой душе (количест- венные характеристики), а в эпоху Возрождения было осознано единство ду- ховного и телесного начал в человеке (качественная характеристика).

Рассматривая соотношение понятий «гуманизм» и «гуманизация», необходимо отметить, что если «гуманизм» отражает сущность человечности, то «гуманизация» - процесс развития общечеловеческих ценностей и их воплоще- ния в различных сферах жизни общества. Соответственно, говоря о гуманиза- ции, мы будем иметь в виду процесс развития человеческой цивилизации. Ци- вилизация в переводе с латинского слова civis означает «гражданин» и является ступенью культуры, следующей за варварством1.

1 Философский энциклопедический словарь / Редакторы-составители: Е.Ф. Губский, Г.В. Кораблева, В.А. Луг-

29

При исследовании процесса гуманизации необходимо учитывать исторический и диалектический методы познания, потому что процесс гуманизации отражает развитие человеческого общества и становление понятия гуманизма. Уже в глубокой древности в произведениях устного народного творчества, в религиозных концепциях различных народов и даже в древнейших памятниках права присутствовали мотивы человечности, человеколюбия, мечты о счастье и справедливости1. Так, правитель Древнего Вавилона царь Хаммурапи (правил с 1792 по 1750 г. до н. э.) во введении к Законам говорит: «Когда Мардук направил меня, чтобы справедливо руководить людьми и дать стране счастье, тогда я вложил в уста страны истину и справедливость и улучшил положение людей»2. Таким образом, мы видим, что нравственные ценности появились в человече- ском обществе с самого зарождения цивилизации.

В древний период забота о человеке и гуманное к нему отношение носили коллективистский характер. Причины данного явления заключаются в том, что в тот период жизнь людей определялась низким уровнем материальной и духовной культуры общества, человек был неотделим от коллектива, в котором он жил, поэтому понятие «выжить» отождествлялось с выживанием коллектива. Это подарило гуманизму идею единства человека и общества. Значение данной идеи имеет несколько аспектов. Во-первых, она отразила объективную необходимость выживания человечества в мире природы. Во-вторых, она ука- зывает на то, что самой первой сферой гуманистических отношений были взаимоотношения между человеческим обществом и природой. В данный пери- од слово «я» не существовало, а использовалось только слово «мы».

Впервые понятие человечности было введено в период античности Марком Туллием Цицероном в I веке до н.э. Человечность он понимал как важнейший результат культуры3. В данный период происходило вырабатывание

ченко. М, 2001. С.508.

1 См.: Сказания Русского народа, собранные И.П. Сахаровым / Под ред. И.Т. Фролова. 5-е изд., М, 1990. С. 32, 42-44.

2 Хрестоматия по истории Древнего Востока. В 2-х ч. 4.1 / Под ред. М.А. Коростовцева, И.С. Кацнельсона, В.И. Кузнщина. М, 1980. С. 153.

3 Цицерон M.T. Философские трактаты. М, 1985. С. 5-6,18-19.

30

самого понятия «человек». Однако этот термин был еще достаточно неопределенным. Так, например, Протагор утверждал: «Мера всех вещей - человек, существующих, что они существуют, а несуществующих, что они не существуют»1.

Интерес к человеку у философов античности был связан с поисками его гармонии с природой. Древнегреческие мыслители утверждали, что человек -это часть природы, он должен познавать мир и стремиться к счастью (Верги-лий, Гораций, Сенека и др.) . Вкладом философов античности в развитие понятия гуманизма было открытие ими совершенно новых сфер гуманистических отношений: отношение человека к самому себе и к обществу. Гуманность отношения человека к самому себе заключалась в том, что он должен был о себе заботиться, здоровое тело символизировало успех и процветание’. Тогда же Сократ выдвинул идею самопознания человеком самого себя, в результате чего появился новый образ: человека-мудреца4. Причиной возникновения указанных идей является то, что в период античности роль человека в жизни общества начинает повышаться, поэтому он впервые осознается как не только духовно-телесное существо, но и общественное (Аристотель)5. При этом человек должен был служить интересам общества. В дальнейшем указанные идеи были подхвачены гуманистами эпохи Просвещения, а на сегодняшний день они входят в понятие человека как социального существа, обладающего разумом и нравственными качествами6.

Однако гуманистические взгляды в рассматриваемый период были доста- точно ограниченными: философы исследовали в основном внешнее поведение человека, а не его внутренний мир, человек был лишен индивидуальности и не воспринимался как самостоятельное существо, которое управляет самим собой.

1 Цит. по: Абдулаев М.И. Права человека (Историкочравнительный анализ). СПб., 1998. С. 14.

2 См.: Цицерон М. Т. Трактат «О судьбе». М, 1997. С. 235.

3 См.: Римские стоики: Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий / Сост. В.В. Сапова. М., 1995. С. 167-168,211,277.

4 См.: Фомичев Н.А. Во имя Истины и Добродетели: Сократ. Повесть-легенда. М., 1984. С. 160.

5 См.: Аристотель. Политика // Соч. В 4 т. М, 1983. Т. 4. С. 378.

6 Ликас А. Л Культура правосудия. М, 1990. С. 167.

31

Считалось, что жизнью людей управляли боги. Кроме того, человеком мог быть только свободный, но не раб.

В противовес античности средневековье (со 2 п. V в. по 1 п. XVII в.) сде- лало акцент на духовном начале человека (Ф. Аквинский, Августин Блаженный, Р. Бэкон, Д. Динанский, А. Кентеберийский, Порфирий и др.)1. Плоть признавалась лишь временной оболочкой души, в связи с чем человек должен был заботиться только о своей душе, но не о теле.

Эпоха средневековья традиционно понималась философами Возрождения и современными авторами как период отступления от гуманизма2. Действительно, в данный период свирепствовали жесточайшие методы инквизиции, и это ставит под сомнение вопрос о гуманизме эпохи средневековья в целом. Однако, на наш взгляд, указанная точка зрения является не вполне правильной. В период средневековья гуманистические ценности тоже развивались, но либо на уровне религиозной философии, либо в качестве противовеса реальной действительности, поэтому они были далеки от воплощения в жизни. Так, в библейской концепции человек предстает как образ и подобие Бога, он становится центром мироздания, его высшей ценностью и властелином: «И сказал Бог: со- творим человека по образу Шшему и подобию Нашему, и да владычествует он над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею…»3. Важным достижением христианской морали было выдвижение таких идей, как христианская любовь, волевое начало в человеке, построение отношений между людьми на началах нравственности4. Гуманистический смысл христианского учения заключается также в том, что в Библии заложены мощные стимулы духовного очищения и самосовершенствования человека. В рассматриваемый период были выработаны способы сдерживания челове- ческих влечений и чувств. Умение контролировать свое поведение и свои же-

1 См.: Философия средневековья. Хрестоматия / Сост. А.П. Моэелов и др. В 2 кн. СПб., 1994. Кн. 1. С. 12, 53, 66-70,70,108-109,П8-П9.

2 Азаркин Н.Н., Левченко В.Н., Мартышин О.В. История политических и правовых учений: Учеб. пособие. ВыпЛ.М, 1994. С. 7.

3 Что такое человек? Кн. 1. С. 23.

4 См.: Словарь по этике / Под ред. А.А. Гусейнова, И.С. Кона. 6-е изд. М., 1989. С. 223-224.

32

лания до сих пор является показателем воспитанности и культуры человека. Так, В.М. Новикова считает, что критерием нравственной культуры является саморегуляция, самовоспитание, устойчивость нравственных ориентации1. Кроме того, в эпоху средневековья была выделена для исследования еще одна сфера гуманистических отношений - это отношение человека к другим людям. Недостатком и односторонностью средневекового гуманизма является то, что в данный период истинно человеческим было провозглашено некое универсаль- но-духовное начало, а индивидуально-чувственная сторона жизни человека ос- талась преуменьшенной.

Многие гуманистические идеи религиозной этики не утратили своего значения до сегодняшнего дня, к ним относятся милосердие, уважение чужой собственности («не укради»), недопустимость лишения жизни другого человека («не убий») и т.д. Эти идеи были подхвачены философами последующих эпох. Так, например, А. Данте утверждал, что миром движет любовь , что свидетель- ствует о единой нити гуманизации общества.

Почему именно внутренний мир человека стал объектом исследования гуманистов средневековья? На наш взгляд, причиной этого факта является ха- рактер жизни людей того времени: замкнутость существования общин в связи с прикрепленностью их к земле; ограниченность впечатлений из-за слабого развития торговых связей; господство натурального хозяйства, предусматривающего производство товаров для собственного потребления. Все это побудило человека искать движение и совершенство жизни в самом себе. Таким образом, следует признать, что средневековье внесло свой вклад в процесс гуманизации человеческой цивилизации.

Впервые гуманизм выступил как целостная система взглядов в эпоху Возрождения (XTV- XVII вв.), произведя переворот в культуре и мировоззрении людей того времени (Алигьери Данте, Франческо Петрарка и др.)3. Слово «Воз-

См.: Человек и общество. С. 142.

2 См.: Данте А. Божественная Комедия. М., 1982. С. 415,420.

3 См.: Даяте А. Указ. соч.; Петрарка Ф. Лирика. М, 1980.

33

рождение» означало возобновление тех замечательных достижений культуры греко-римской античности, которые были утрачены в эпоху средневековья.

Гуманизм эпохи Возрождения развивался в период формирования буржуазного способа производства. Это время характеризуется серьезными достижениями в материальном производстве, расцветом городов, усилением запросов на умственный труд человека. Все это привело к тому, что в гуманистической философии мир стал областью человеческой деятельности, появился образ че- ловека-творца. Так, Д. Дидро подчеркивал, что мало родиться человеком, чело- век должен быть трудолюбивым и крепким, а для этого он должен быть сво- бодным1. Гуманисты эпохи Возрождения говорили о необходимости раскрепо- щения человека от феодального гнета и церковных догм, выступали против ре- лигиозного аскетизма. Философы утверждали, что для осуществления своего предназначения человеку необходимо не бороться с собственной природой, не преодолевать «греховную» природу, а наоборот - следовать ей. Так, Поджо Браччолини писал: «…то, что присуще нам от природы, менее всего достойно осуждения»2. Человек признавался неповторимой индивидуальностью, считался самоценным явлением.

Идеологи эпохи Возрождения объединили достижения всех предыдущих эпох, выдвинув идею гармоничного человека. Человек стал представлять собой неразрывное природное единство души и тела. Впервые в истории развитие личности, ее всестороннее совершенствование становится самоцелью. В рас- сматриваемый период была выработана не только идея нового человека, но и необходимость нового к нему отношения со стороны общества. Данные взгляды стали величайшим переворотом из всех переворотов, пережитых человечеством к тому времени, и не утратили своего значения до сегодняшнего дня. Однако уровень развития общества был еще недостаточным для реального воплощения таких прогрессивных идей.

1 Дидро Д Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел //Избр. произв. М.-Д, 1951. С. 345.

2 Соколов В.В. Европейская философия XV-XVn веков. М, 1984. С. 19-20.

34

XVIII век и его идеологи стали наследниками гуманистов эпохи Возрождения. На смену Ренессансу пришло Просвещение. Данная эпоха началась с научной революции периода позднего Возрождения и связана с такими именами, как Г. Галилей, У. Гарвей, И. Кеплер, Н. Коперник1.

Для философии XVIII века характерны такие черты, как рационализм, вера в разумное законодательство, нравственное перевоспитание и человеколюбие (К.А. Гельвеций, П.А. Гольбах, Д. Дидро, К.-А. Сен-Симон, И.Г. Фихте, Ш. Фурье и др.). В эпоху Просвещения человек рассматривался как личность, наделенная неотъемлемыми, естественными правами, способная при помощи своего разума добиться реализации этих прав2. К неотъемлемым правам человека относились жизнь, свобода, счастье, собственность, безопасность и сопротивление угнетению3. Указанные права считаются естественными и неотъемлемыми потому, что приобретаются человеком с его рождением, и никто не имеет права на них посягать4. Кроме того, общество обязано их уважать.

Гуманисты данного периода искали сочетание интересов личности и общества, выступали за широкое просвещение масс, что и определило название всей эпохи - Просвещение (эпоха Гуманизма). Прсюветители выдвинули теорию разумного эгоизма, которая заключается в том, что личный интерес должен совпадать с общественным, объединив тем самым взгляды Античности и Возрождения на взаимоотношения между человеком и обществом5.

Гуманистический смысл теории разумного эгоизма становится особенно ощутимым, когда принцип гармоничного сочетания этих интересов нарушает-

1 Галилей Г. Диалог о двух главнейших системах мира птоломеевой и коперниковой. М.-Л., 1948; Гарвей У. Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных. 2-е изд. М.-Л., 1948; Кеплер И. О шести угольных снежинках. М., 1982; Коперник Н. О вращениях небесных сфер. Малый комментарий. Послание пре тив Вернера. Упсальская запись. М. 1964.

2 См.: Сен-Симон А. Мемуары: Полные и доподлинные воспоминания герцога де Сен-Симона о веке Людовика XTV и регентстве. М., 1991. Кн. 1. С. 295.

3 См.: Гоббс Т. Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М, 1936. С. 117-118.

4 См.: Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. В 3 т. М., 1988. Т. 3. С. 263-270,276-291.

5 См.: Гельвеций К.А. О человеке // Соч. В 2 т. М., 1974. Т. 2. С. 419; Гольбах П. Система природы или о зако нах мира физического и мира духовного. М., 1940. С. 186; Дидро Д Речь философа, обращенная к королю // Соч. В 2 т. М., 1986. Т. 1. С. 450.

35

ся. Например, после того, как в России утвердилась идея бескорыстного служения народу, идеологами которой были Н.Г. Чернышевский и Н.А. Добролюбов1, наше общество пришло к уравнительному принципу отношения к человеку. Затем негативность этой идеи проявилась в советский период и стала наглядным примером того, как нравственная ценность может быть доведена до своей противоположности и стать антигуманной, когда интересы человека отодвигаются на второе место по отношению к интересам государства, а личность всячески подавляется.

Здесь необходимо заметить, что гуманизм и антигуманизм, с одной сто- роны, являются противоположными понятиями; с другой стороны, составляют единое целое как две грани любого явления, в том числе и человеческих отношений. В истории цивилизации неоднократно на передний план выходили то гуманные, то антигуманные начала общественных отношений, отражая закон единства и борьбы противоположностей, которые движут развитием природы и общества2. Этот процесс является объективным, поэтому общество должно изучать закономерности перехода одного состояния в другое и стремиться удерживать человеческие отношения в состоянии приоритета гуманистических ценностей.

Заслуга просветителей рассматриваемого периода заключается также в том, что именно они начали искать пути осуществления гуманистического идеала, то есть гармоничного развития личности. Некоторые философы считали, что человека можно возвысить через просвещенное законодательство, борьбу с невежеством, утверждение частной собственности, равное распределение между людьми материальных и духовных благ, путем избавления от суеверий3. Философы также пытались разрешить внутренние противоречия, свойственные человеческой природе. Так, Т. Гоббс считал, что их можно преодолеть путем

1 См.: Чернышевский Н.Г. и Добролюбов Н.А. Избранные педагогические высказывания. M.-JL, 1949. С. 67, 325.

2 См.: Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 384.

3 См.: Гегель Г.В.Ф. Наука логики. В 3 т. М., 1971. Т. 2. С. 164-165; М, 1972. Т.З. С. 286-287; Камшшелла Т. Город Солнпа. М.-Л., 1947. С. 39; См.: Кант И. Основы метафизики нравственности: Критика практического разума: Метафизика нравов. СПб., 1995. С. 246-247; Кудрявцев О.Ф. Ренессансный гуманизм и «Утопия». М., 1991. С. 133.

36

привлечения разума и силы государства, Дж. Локк - через разум, волю и воспи- тание человека1. Л. Фейербах подчеркивал, что человек должен свободно раз- вивать свои чувства, разум и волю . Кроме того, философы Просвещения ис- следовали новый вид гуманистических взаимоотношений: взаимоотношения между государством и личностью. В данную эпоху впервые было намечено различие между гражданским обществом и государством. Так, Дж. Локк утвер- ждал, что только гражданское общество, основанное на законах природы, может обеспечить общественное благо, исполнение законов, интересы личности и ограничить произвол государства3. Подчеркивая значение данной эпохи, Б.К. Лебедев совершенно правильно утверждал, что заслугой буржуазного гуманизма является выдвижение идеи гражданского равенства всех людей перед законом и государством в их праве на борьбу против феодальной зависимости и деспотизма. Он подчеркивает, что именно этот гуманизм обратился к чувству человеческого достоинства и стремился всячески его развивать4.

Необходимо отметить, что ограниченность буржуазного гуманизма заключается в том, что природа человека понималась как нечто постоянное, наделенное неизменными нравственными свойствами, свидетельствующими о его духовности. Человеческая личность была статичной и абстрактной. Причиной такого понимания человека, на наш взгляд, была ограниченность науки того времени, которая занималась исследованием законов механики. Не открыв дру- гих законов развития природы и общества, философы стремились применить законы механики к человеческому общежитию5.

Взгляды просветителей получили распространение во всем мире. Традиции европейского гуманизма вошли и в Россию: ее историю, литературу, культуру. Наиболее выдающимися филосюфами-гуманистами России являются Д.С. Аничков, П.С. Батурин, СЕ. Десницкий, Я.П. Козельский, Н.И. Новиков,

1 См.: Локк Дж. Об управлении разумом // Соч. В 3 т. М, 1985. Т. 2. С. 275-276.

2 См.: Человек и общество. С. 10.

3 См.: Локк Дж. Два трактата о правлении. С. 268,275, 311-312.

4 См.: Гуманистическая природа социалистических общественных отношений / Б.К. Лебедев, T.M. Шатунова, М.Б. Садыков и др. Казань, 1990. С. 9.

5 См.: Кузнецов Э. В. Философия права в России. М., 1989. С. 63; Нарскнй КС. Там же. С. 196-200.

3?

А.Я. Поленов, Н.Н. Поповский, А.Н. Радищев, Г.С. Сковорода, И.А. Третьяков, Д.И. Фонвизин и другие1. Их труды пропитаны передовыми идеями того вре- мени: верой в человеческий разум, в прогрессивность развития человечества. Русские мыслители осваивали достижения западноевропейской общественной мысли и переосмысливали их критически. Однако русская философия внесла свой вклад в развитие гуманистических ценностей. Например, Я.П. Козельский выдвинул идею, что прогресс человечества возможен не только путем просве- щения, но и совершенствования нравственности2. Вл. Соловьев справедливо отмечал, что личность формируется не только эпохой, средой и идеями, но че- ловека следует рассматривать в единстве его биологического, душевного, соци- ального и космического аспектов”. Позже идеи гуманизма развивали Н. А. Бердяев, А.И. Герцен, Ф.М. Достоевский, И.В. Киреевский, Вл. Соловьев, Л.Н. Толстой и другие, которые также утверждали веру в человека, его разум и силу. В эпоху нового времени (конец XVIII в. - начало XX в.) термин «гума- низм» становится одним из наиболее распространенных. В данный период про- исходит осознание, что гуманность общества к человеку заключается в созда- нии для него таких условий, которые максимально способствуют развитию его личных задатков4. К. Маркс и Ф. Энгельс впервые поставили вопрос о реальности гуманизма. Так, К. Маркс говорил о необходимости сделать человечными обстоятельства, в которых живут и формируются люди5. В обществе была выявлена зависимость между утверждением ценности человека, необходимостью осуществления заботы о его материальном обеспечении (право на труд, на жилище и т.д.) и духовным преображением человека (гармоничное развитие личности). Ряд авторов считали, что именно труд людей «очеловечивает» окружающий мир6.

1 См.: Проблемы гуманизма в русской философии: Сб. статей / Ред. коля.: А.К Гостищев в др. Краснодар, 1974.

2 См.: Щипанов И.Я Философ» русского просвещения. Вторая половина ХУШ в. М., 1971. С. 245.

3 См.: Русская идея. / Сост. и автор вегуп. статьи М.А. Маслихин. М, 1992. С. 187-188.

4 Человек в истории. Гуманистические ценности европейских цивилизаций и проблемы современного мира / Под ред. ВЛ. Поляков^ Н.И. Эляасберг. В 2-х ч. СПб., 1993. Ч. П. С. 8,17. 5Сч.:Март^К.С9)п<х<хи^кгсво//ШргхК.пЭшгюлФ.Оуч.2<1ал. Т.2.С. 145-146.

6 См.: Маркс К. Капитал. Критика политической экономии // Маркс К и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. М, I960. С. 188; Фихте ИГ. О достоинстве человека // Соч. В 2 т. СПб., 1993. Т. 1. С. 438.

38

На наш взгляд, идея реального гуманизма смогла возникнуть именно в данный период, потому что уровень развития материальной и духовной культуры общества достиг настолько высокого уровня, что появилась возможность воплотить эти достижения в жизни широких слоев общества.

В первой половине XX в. (период новейшего времени) началось активное исследование подсознания человека, в связи с чем произошла переоценка цен- ностей, и рационализм XVIII-XIX веков, основанный на разуме, распался. Так, австрийский ученый 3. Фрейд выдвинул идею, что поведение человека опреде- ляют подсознательные влечения (наследственность, комплекс вины, сексуаль- ное влечение и другие)1. При этом он считал, что вера в возможность искорене- ния в человеке злых наклонностей под влиянием культуры и воспитания и за- мена их склонностью к добру является иллюзией2. Изучение подсознательного уровня жизни человека потребовало нового к нему отношения. Так, например, Ф. Ницше утверждал: «…необходимо противопоставить вере не знание, но равнодушие к вере и к мнимому знанию»3.

В чем причина появления такого взгляда на сущность человека? По мнению А. Шопегнауэра к XX веку человек стал настолько сильным и могучим, что ему понадобилось покорить мир, и мир впал в состояние абсурда, войн, то- талитарных режимов. Идеи гуманизма стали превращаться в свою противопо- ложность4. На наш взгляд, данная точка зрения является не вполне правильной. Наличие античеловечных проявлений следует расценивать не как отступление от гуманистических идеалов, от сущности человека, а наоборот, как всестороннее отражение его сущности, как реализацию закона отрицания отрицания, который открыт Ф. Энгельсом5, и признан естественным законом развития природы и общества. Применительно к нашему вопросу закон отрицания отрицания отразил такое состояние научных знаний о человеке, когда новое знание отри-

1 См.: Фрейд 3. Пснхологня бессознательного. М., 1989. С. 437-439; Он же. Психология сексуальности. Виль нюс, 1990. С. 5,22.

2 Человек в истории. Гуманистические ценности европейских цивилизаций и проблемы современного мира. Ч.П. С. 38.

3 Ницше Ф. Странник и его тень // Иэбр. произв. В 3 т. М, 1994. Т. 2. С. 280.

4 См.: Шопенгауэр А. Афоризмы и максимы. Л., 1991. С. 198.

5 См.: Энгельс Ф. Указ. соч. С. 384.

39

цает выработанное ранее, в то время как оба они дополняют и развивают друг друга, приближаясь к объективной истине. Так, к идее о неповторимости и са- моценности человеческой жизни добавилось такое понятие, как ответственность за сделанный выбор, за свою жизнь и за окружающий мир. Эти идеи получили название экзистенциализма, родоначальником которого стал датский философ С. Кьеркегор1. Экзистенция - это самоценность каждого мгновения человеческой жизни. Взгляды С. Кьеркегора поддержали многие авторы. Например, Луиза Л. Хей утверждает, что когда нами принимается «решение взять на себя ответственность, мы перестаем бездарно тратить время, обвиняя людей и обстоятельства… Ответственность - это наша способность реагировать на си- туацию. У нас всегда есть выбор… Нужно понять, что у всех нас огромные ре- зервы внутренней, личной силы. Все зависит только от того, как мы ее исполь- зуем»2. В данном высказывании сконцентрированы вера в человеческий разум и его силы, высказано предложение не перекладывать сппаетственность за свои поступки на других людей, а жить полноценной жизнью, что свидетельствует о дальнейшем развитии гуманистических ценностей.

Почему именно в XX веке возникли указанные идеи? На наш взгляд, объективная причина данного факта заключается в том, что после эпохи Про- свещения, когда был сформулирован целый комплекс прав человека, общество осознало, что каждый должен не только пользоваться этими правами, но и нести ответственность за их осуществление. Субъективная же причина заключается в том, что для того, чтобы человек был счастлив, мало наделить его правами и создать хорошие условия для их осуществления, надо, чтобы человек сам захотел стать разносторонним, счастливым и стремился к этому3.

Современный гуманизм (2 п. XX в. - по настоящее время) имеет целый ряд особенностей и проблем, которые он пытается разрешить. В XX веке общество достигло серьезных успехов в развитии науки и техники. Однако было за- мечено, что сами по себе технические достижения не приводят к духовному

1 См.: Кьеркегор С. Страхи и трепет. М., 1993. С 286-287.

2 Хей Л.Л. Исцели свою жизнь. Исцели свое тело. Сила внутри нас. Каунас, 1996. С. 100.

3 Керимов Д.А. Указ. соч. С. 453.

40

развитию человека . На наш взгляд, в настоящее время идет процесс поляризации гуманистических и антигуманистических ценностей. Это выражается в том, что, с одной стороны, происходит деградация отдельных слоев человеческого общества, а с другой - наблюдается процесс мощного роста нравственного соз- нания и творческой активности второй части общества, причем как в сфере ма- териальной, так и духовной культуры. Безусловно, представляет интерес вопрос о соотношении их друг с другом. Исходя из законов сохранения массы и энер- гии, мы полагаем, что те ценности, которые утрачиваются одной частью обще- ства, полностью впитываются другой. Данный процесс следует признать есте- ственным и закономерным, потому что он является отражением закона естест- венного отбора, который открыл Ч.Р. Дарвин .

Надо отметить, что Ч.Р. Дарвин показал действие естественного отбора только в природе. Однако он действует и в сфере экономики, когда разорение одних людей приводит к обогащению других, и в сфере духовной жизни общества, когда происходит вымирание той части общества, которая обладает низким уровнем нравственного развития3. Криминологические исследования сви- детельствуют, что из числа бывших несовершеннолетних тэеетупников 72 % через 10 лет оказались в категории лиц, совершивших рецидив преступлений, а остальные - глубоко деморализованными лицами (злостными пьяницами, алко- голиками, среди женщин - просгатутками)4. Известно, что у лиц, ведущих ан- тиобщественный образ жизни, страдающих наркоманией и алкоголизмом, рож- даются больные дети с различными физическими и психическими отклонения- ми, что серьезно тормозит их дальнейшее развитие, влечет повышенную болез- ненность и даже смертность.

Знание законов общественного развития требует, чтобы общество серьезно занялось повышением уровня нравственности населения. Это следует делать

1 См.: Тавризян Г.М О. Шпенглер, Й. ХеЙзинга: две концепции кризиса культуры. М, 1989. С. 106, 208, 215; Хейзинга И. Homo Lodens. В тени завтрашнего дня. М„ 1992. С. 64.

2 См.: Дарвин Ч.Р. Изменение животных н растений в домашнем состоянии. М.-Л., 1941. С. 415.

3 Человек в истории. Гуманистические ценности европейских цивилизаций и проблемы современного мира. Ч.П. С. 15.

4 Долгова А.И. Криминология. М, 2001. С. 197.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ 41

БИБЛИОТЕКА

по меньшей мере ради самосохранения цивилизации, потому что именно дегра- дирующая часть общества склонна к совершению противоправных деяний: массовой порче общественных зданий и памятников культуры, умышленному лишению жизни человека, хищению чужого имущества и т.д. Однако добиться успехов в деле воспитания данных слоев общества невозможно без внутреннего желания к исправлению с их стороны1. Поэтому в первую очередь необходимо вырабатывать в таких людях потребность в самосовершенствовании. Причем, делать это следует, когда ребенок находится еще в раннем возрасте, потому что позже многие природные способности человека атрофируются и утрачивают свою значимость, в том числе и духовные потребности2. Таким образом, решить указанную проблему можно только путем сочетания объективных и субъ- ективных факторов перевоспитания человека.

Продолжая идеи XIX века, современное общество стремится к достижению реального гуманизма, к сохранению человеческой цивилизации. В связи с этим можно утверждать, что на современном этапе появился новый вид гума- нистических отношений - это взаимоотношения между человеком и междуна- родным сообществом. В настоящее время гуманизм направлен на повышение уровня жизни людей, предотвращение термоядерной катастрофы, решение межнациональных конфликтов, сохранение окружающей среды, что выражается в борьбе за мир, экологическую безопасность и другие общечеловеческие ценности3. Возникновение указанных проблем свидетельствует о возвращении человечества к вопросу о выживании в мире природы. Однако очевидно, что данная проблема звучит на более высоком уровне по сравнению с древней ци- вилизацией. Это значит, что история сделала виток в развитии человечества и начала его новый этап. Учитывая закономерности развития общества, можно сделать предположение, что содержанием этого этапа будет новое понимание роли человека в обществе и новый уровень отношения человека к самому себе.

1 Столяренко А.М. Юридическая педагогика в системе МВД: Методология, теория, практика: Дне. в форме науч. докл…. д-ра пед. наук. М., 1999. С. 29. *• Человек и общество. С. 52.

3 Российское гуманитарное право: Учеб. пособие для вузов / Под ред. Ю.А. Тихомирова и др. М., 1998. С. 27, 261.

42

В настоящее время общество уже вырабатывает такую концепцию. Наиболее ярко ее сформулировали В.Н. Михайловский и Г.Н. Хон, которые указали, что проблема «нового» гуманизма заключается во взаимоотношениях между человеком и природой и в глобализации этих отношений. При этом целью всякого явления должно стать всестороннее и свободное развитие человека. Авторы подчеркивают, что современное развитие ориентировано на совершен- ствование человеческой индивидуальности и свободы .

На наш взгляд, глобализация процесса гуманизации на современном этапе имеет следующие причины.

  1. Высочайшие достижения науки, которые привели к появлению мощных средств массового уничтожения человечества и необратимому загрязнению окружающей природы. В настоящее время государства, обладающие ядерным оружием, могут уничтожить друг друга по несколько раз2. В ответ на эти достижения общество выдвинуло идеи борьбы за мир и экологическую безо- пасность. Преступления против мира и безопасности человечества стали уго- ловно наказуемыми (гл. 34 УК РФ).
  2. Беспрецедентный рост мировой экономики, приведший к созданию благоприятных условий для гармоничного развития личности и гуманного от- ношения к человеку. Так, возникновение конвейерного производства привело к освобождению человеческих сил и времени от тяжелого физического труда и предоставило индивиду реальные возможности для самосовершенствования.
  3. Кризис авторитарных систем и устранение последствий их существования. Именно этот факт привел к всесторонней демократизации общества, разрешению конфликтов путем компромиссов. Так, например, в 1989 г. среди 24 государств, отнесенных Мировым банком к группе стран с высокими сред- недушевыми доходами (от 6 тыс. до 21 тыс. американских долларов в год), два- дцать были демократическими, а из 42 стран с низкими среднедушевыми дохо-
  4. 1 Михайловский В.Н., Хон Г.Н. Диалектика формирования современной научной картины мира. Л., 1989. С. 89, 114-115, 124-125.

2 Социологи и новый подход к решению ядерной проблемы - альтернативная парадигма (по материалам социо логических исследований в США / Ред. колл.: B.C. Боровик, В.В. Кудннов, В.М. Погостин и др. М., 1998. С. 37.

43

дами (от 130 до 450 американских долларов в год) только две обладали опытом демократического развития1. Эти цифры свидетельствуют о том, что гуманиза- ция жизни общества происходит, прежде всего, в странах с высоким уровнем экономического развития и с демократическим политическим режимом.

  1. Повышение роли человеческого фактора в жизни общества. Потребность общества в образованных и нравственных людях неуклонно растет. По данному поводу А.Ф. Зотов правильно утверждает, что «невежество и даже … неосведомленность в вопросах современной науки и техники - перестали быть щюстительными человеческими слабостями, поскольку невежды и неосведом- ленные люди способны стать источниками повышенной опасности»2.
  2. Международный характер общечеловеческих ценностей. Так, в 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека, провозгласившую международную защиту прав человека. В 1997 г. в Будапеште на V-ой Международной конференции руководителей высших полицейских учебных заведений стран Центральной и Восточной Европы рассматривался вопрос о взаимодействии полиции и общественности и указывалось на необхо- димость использования опыта других стран для создания большей открытости и самоограниченности в деятельности полиции3. Глобализация гуманистических ценностей повлекла соответствующий процесс в борьбе с антиценностями. Например, одним из направлений международного сотрудничества является борьба с преступностью: наркобизнесом, международным терроризмом и дру- гими общественно опасными деяниями, потому что эффективность этой борьбы зависит от совместных усилий многих государств. По данному поводу А.И. Ба- стрыкин правильно отмечает, что «ужесточение законодательных мер не решит
  3. 1 Демократия и авторитаризм в третьем мире в конце XX в.: Концепция СП. Хантингтона н отклики на нее: Научно^аналитический обзор / Ю.И. Комар. М., 1995. С. б.

2 Зотов А.Ф. В научном образовании - залог нашего будущего // День науки в Санкт-Петербургском Гумани тарном университете профсоюзов: Материалы ежегодной международной научно-практической конференция «Гуманитарная культура как фактор преобразования России, СПб., 2000. С. 29.

3 Шушкевич И.Ч. V-я Международная конференция руководителей полицейских учебных заведший стран Цен тральной и Восточной Европы о роли полиции в обществе // Законность, опсратй^кс-розыс^а* м^чС»ъпОС1ь д уголовный процесс. Материалы международной научно-практическсй конференции Санкт-Петербург, 9-Ю апреля 1998 года / Под ред. О.М. Латышева и В.П. Сальникова. Ч 1 СПб., 1998 С. S5.

44

проблему предотвращения терроризма. Она требует тщательного исследования и разработки эффективных методов борьбы с этим видом ш^еступлений»1.

Особенность проблемы гуманизма на современном этапе заключается в том, что если на протяжении веков на первом месте стояло исследование данного понятия, то есть гуманизация общества проходила на философском уровне, то в настоящее время идет поиск путей и средств осуществления накопленных ценностей. Это значит, что гуманизация общества выходит на практический уровень.

Проследив процесс гуманизации человечества, можно сделать вывод, что данный процесс носит объективный и субъективный характер. Объективный характер, то есть не зависящий от воли и сознания человека, проявляется в закономерности возникновения и развития гуманистических ценностей и расширении сферы их действия. Какой механизм движет этим процессом? На наш взгляд, объективный характер гуманизации общества связан, во-первых, с развитием материального и культурного уровня жизни общества. Именно наличие материальных и культурных благ влечет за собой возможность ими пользоваться. Во-вторых, объективность процесса гуманизации обусловлена физико-биологическим развитием самого человека, так как под воздействием объективных законов природы и общества человек неуклонно совершенствовался2. Как было показано выше, укрепление человеческого тела претворилось в творчестве философов античности; развитие его души - во взглядах эпохи средневековья; ума - в идеях эпохи Просвещения и т.д.

Субъективный характер гуманизации, то есть основанный на человеческом разуме и его воле, проявляется в деятельности конкретных лиц, направленной на воплощение гуманистических ценностей в реальной жизни. Действительно, развитие человека и его гуманное отношение к другим людям могут осуществляться только через различные виды деятельности: труд, общение, творчество и т.д. С точки зрения субъективности процесса гуманизации дви-

Бастрыкин А.И. Международное право в борьбе с терроризмом. Л., 1990. С. 16.

Безусловно, человек может развивать себя сознательно, но в масштабах человечества этот процесс происходит по объективным законам.

45

жущей силой или механизмом данного процесса является потребность человека в гуманном к нему отношении, например, со стороны государства или других людей. Так, в период античности рабы добивались свободы, что привело к воз- никновению идеи права человека на свободу и счастье; в период нового времени буржуазия и рабочие требовали признания их прав на личную жизнь, свободу совести, уважения человеческого достоинства, что привело к идее естественных прав человека. Субъективный подход к проблеме гуманизма хорошо сформулировал А.И. Герцен, он утверждал: «… человек признается человеком настолько, насколько он сам себя признает человеком … Мало сознавать досто- инство своей личности: надобно, сверх того, понимать, что с утратою его бытие становится ничтожно; надобно быть готовым испустить дух за свою истину - тогда ее уважат, в этом нет сомнения»1.

Таким образом, следует сделать вывод, что процесс гуманизации человечества действительно существует и является закономерным. Его механизмом являются объективные и субъективные законы развития природы и общества. Однако в целях комплексного подхода к рассматриваемому вопросу необходимо исследовать характер данного процесса. На наш взгляд, он определяется целью развития человечества. Между тем, существуют разные точки зрения по поводу цели развития цивилизации. Одни из них оптимистические, в которых цель развития цивилизации связывается с прогрессивным развитием общества, всесторонним развитием личности и созданием человеческих условий для ее развития и полноценной жизнедеятельности2. Прогрессивным считается такое развитие людей и человечества, которое направлено к лучшему, высшему, более совершенному состоянию3. Другие авторы имеют пессимистические взгляды, выражающие неверие в лучшее будущее человечества и воспринимающие его достижения в мрачном свете. Например, С. Цвейг полагал, что «прогресс в

1 Герцен А.И. Несколько замечаний об историческом развитии // Собр. соч. В 30-ти т. М, 1954. Т. 2. С. 164- 165.

2 Что такое человек? Основы человековедения. Кн. 2. С. 139.

3 Философский энциклопедический словарь. С. 367.

46

области человеческой цивилизации связан с ущербом для свободы, с умалением жизненного чувства каждой человеческой души в отдельности» .

На наш взгляд, мнение первой группы авторов является более правильным, и это доказывается проведенным нами исследованием, в ходе которого были выявлены, например, такие критерии прогрессивного развития общества, как возникновение и развитие нравственных ценностей; разнообразие сфер и форм их проявления; уровень развития самого человека. Так, исследование показало, что каждая общечеловеческая ценность является достижением общества, благом, необходимость которого изучается и проверяется на практике. Следовательно, ценностный подход к проблеме гуманизации является научным подходом. Кроме того, ценностный подход может применяться к лицам, событиям и фактам, а значит, такой подход является всесторонним. Вот почему наличие и уровень воплощения общечеловеческих ценностей свидетельствует о состоянии прогресса в общественном развитии: чем больше моральных, социально- политических и материальных ценностей накоплено народом, тем о большем прогрессе данного народа можно говорить.

О прогрессивности процесса гуманизации общества свидетельствует по- следовательность его этапов. М.П. Медянцева выделяет следующие этапы раз- вития гуманизма: 1) античный гуманизм, 2) гуманизм эпохи Возрождения, 3) абстрактный гуманизм буржуазного общества, 4) революционный капитали- стический гуманизм, 5) социалистический гуманизм2. Думается, что данная пе- риодизация является не вполне точной, потому что из нее выпали целые эпохи развития человечества: древнейший период и средневековье, которые также имеют большое значение. Кроме того, название последнего периода процесса гуманизации не соответствует современной действительности.

В связи с этим нами предлагается следующая классификация процесса гуманизации, в основу которой положен порядок становления и развития поня- тия гуманизма: 1) древнейший коллективистский гуманизм; 2) античный телес-

1 Цвейг С. Врачевание и психика. Месмер. Беккер Эдди. Фрейд. Пер. с немецкого. М, 1992. С. 301-302.

2 См.: Гуманистическая природа социалистических общественных отношений. С. 129.

47

ный гуманизм; 3) духовный гуманизм средневековья; 4) гуманизм творческой активности эпохи Возрождения; 5) гуманизм разума эпохи Просвещения; 6) ре- альный гуманизм нового времени; 7) гуманизм ответственности за свои по- ступки новейшего времени; 8) современный глобальный гуманизм. Данная классификация достаточно условна, потому что, как уже отмечалось ранее, ка- ждая гуманистическая ценность на протяжении веков развивалась и совершен- ствовалась.

Кроме того, в результате настоящего исследования нами установлено, что первым видом гуманистических отношений являются взаимоотношения между человеческим обществом и природой, вторым - взаимоотношения между чело- веком и обществом, третьим - отношение человека к самому себе, четвертым - отношение человека к другим людям, пятым - взаимоотношения личности и государства, шестым - взаимоотношения между человеком и международным сообществом.

Подводя итог исследованию понятия «гуманизация», нами предлагается сформулировать определение данного понятия в следующей редакции:

«Гуманизация общественных отношений - это прогрессивный, основанный на объективных и субъективных законах процесс развития цивилизации, заключающийся в количественном накоплении и качественном преобразовании общечеловеческих ценностей, видов гуманистических отношений и сфер их действия».

Процесс гуманизации человеческой цивилизации имеет очень большое значение. Это значение заключается в культурном развитии человечества и на- коплении общезначимых ценностей, в создании оптимальных условий для все- стороннего развития личности, в построении общественных отношений на нормах нравственности, в сохранении жизни на земле и человечества в целом. Кроме того, гуманизму свойственно такое качество, как социальный оптимизм, который придает человеку уверенность в завтрашнем дне, в целесообразности усилий, в счастливом будущем своих детей, в обеспечении старости, в создании комфортного психологического климата в обществе и государстве.

48

Определяя перспективы процесса гуманизации, необходимо отметить, что данный процесс пойдет одновременно по всем направлениям жизнедея- тельности цивилизации: по пути умственного и духовного совершенствования человека, расширения творческого начала в его деятельности, создания под- линно человеческих условий для реализации им своих возможностей и потреб- ностей, оптимального соотношения общественных и личных интересов челове- ка. Большую роль в этом будет играть процесс демократизации общества, по- тому что всемерное развертывание демократии означает создание наиболее благоприятных условий для всестороннего развития личности. В исторической перспективе будут расширяться все виды свободы индивида (политическая, ду- ховная, социальная и другие), повысится статус человека и гражданина. Только тогда человек сможет реализовать заложенный в нем потенциал.

Кроме того, гуманизация человечества должна пойти по пути качественного преобразования общечеловеческих ценностей, реального их воплощения в жизни общества и вырабатывания нового уровня общественных отношений. Этот процесс уже наметился в настоящее время. Так, кроме гуманизации фило- софии, науки и других сфер человеческой мысли, сегодня выдвигается требо- вание гуманизации экономики, политики, образования, воспитания, медицин- ского обслуживания и т.д1. Все ярче звучит идея о том, что человек должен лю- бить себя таким, какой он есть . Качественно новой гуманистической ценностью является идея правового государства, которому присущи, как правильно отмечает Э.П. Григонис, три основополагающих признака: «верховенство права, наличие гражданского общества и разделение властей»3. Гуманистические

1 Гуманизм социалистического образа жизни / Сост. Н. Боиев, Д Васильев, ЕЛ. Веремеева и др. Львов, 1984; Мор М. Международные контрольные механизмы в области прав человека: возможности и пределы // Права человека в истории человечества и в современном мире / Ред. колл.: Дукашева Е.А. и др. М, 1989; Пугачева Н.Б. Формы организации учебнснвоспитательного процесса общеобразовательной школы на принципе гума низма: Дне. … канд. юрид. наук. Казань, 19%; Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. М, 1993; Ря бов Ю.А. Проблема гуманизации содержания исторического образования на современном этапе. Новые подхо ды к изучению истории России конца XIX - начала XX века Л., 1991; Стожко К.П. Экономический гуманизм в концепциях государственных деятелей, политических партий и общественных движений России конца XIX - начала XX веков: Дис. … д-ра юрид, наук. Екатеринбург, 1996; Тиллих П. Христианство и мировые религии. Перевод Е.А. Жуковой. М., 1994; и др.

2 Хей JUL Указ.’соч. С. 17.

3 Григонис Э.П Механизм правового государства: Монография. СПб., 1999, С. 21-22.

49

ценности являются критерием развития общества и правового государства . Ре- альный гуманизм - это путь для решения всех глобальных проблем современ- ности, при котором принцип гуманизма должен стать основным принципом уголовного судопроизводства.

Таким образом, гуманизация цивилизации является многогранным процессом, представляющим собой, с одной стороны, поступательный процесс накопления общечеловеческих ценностей, вырабатываемых обществом на протяжении столетий; с другой стороны, развитие видов гуманистических взаимоот- ношений; с третьей - расширение сферы действия данных ценностей; с четвер- той - развитие каждой общечеловеческой ценности в отдельности и их синтез.

Принимая во внимание, что гуманистические ценности в той или иной мере проявляются во всех сферах жизни общества, необходимо определить, в чем заключается сущность гуманизма в уголовном судопроизводстве. Исследованию данного вопроса будет посвящен следующий параграф.

§ 1.2. СУЩНОСТЬ ГУМАНИЗМА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОЮВОДСТВЕ

Уголовное судопроизводство является одной из сфер общественных отношений. Уголовно-процессуальные отношения имеют свою специфику, определяемую задачами уголовного процесса. Для того чтобы выработать единую концепцию гуманизации данной сферы общественных отношений, в первую очередь необходимо определить сущность гуманизма в уголовном судопроизводстве.

По данному поводу существуют различные точки зрения. Так, Ю.А. Ляхов считает, что под гуманизмом уголовного процесса следует понимать защиту граждан от преступных посягательств и веру в возможность исправления лиц, совершивших преступление2. Другие авторы под гуманизмом понимают

1 См.: Протасов Г.Н. Отношение личности и государства в РУССКОЙ правовой традиции (историко-правовой ас пект): Дис…. канд юрид. наук СПб., 1999. С. 151-152.

2 См.: Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика. Ростов, 1992. С. 25,

50

признание ценности человеческой личности, охрану ее чести и достоинства, жизни и здоровья1; третьи - равенство всех перед законом2. Прежде всего необ- ходимо отметить, что в юридической науке понятия «уголовный процесс» и «уголовное судопроизводство» отождествляются3. Под ними понимается дея- тельность всех участников процесса при определяющей роли органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, направленная на возбуждение, расследование, судебное рассмотрение и разрешение уголовных дел. На наш взгляд, для того чтобы определить сущность гуманизма в уголовном судопроизводстве, надо исследовать: 1) какие начала лежат в основе уголовно-процессуальных отноше- ний, 2) какие виды гуманистических отношений воплотились в уголовном су- допроизводстве, а также степень гуманности уголовного процесса в целом. В пределах настоящей работы нет возможности рассмотреть все нравственные ценности, которые воплотились в уголовном судопроизводстве, поэтому мы ос- тановимся на тех из них, которые имеют наибольшее значение для данной сфе- ры человеческой деятельности.

Уголовно-процессуальные отношения - это правоотношения, которые складываются между участниками уголовного процесса в связи с осуществле- нием ими уголовно-процессуальной деятельности, направленной на достижение целей уголовного судопроизводства и решение его задач4. Согласно дейст- вующему законодательству цели и задачи уголовного судопроизводства изло- жены в ст. 2 УПК. Однако из УПК РФ цели и задачи уголовного процесса ис- ключаются. На наш взгляд, это принципиально неправильное решение, потому что всякая деятельность, в том числе и уголовно-процессуальная, имеет опре- деленную цель, которая достигается путем решения конкретных задач. Так, на- пример, задачи закреплены в уголовном праве (ст. 2 УК), гражданском судо-

См.: Епифанов Б.В. Принцип социальной справедливости в уголовном праве. Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1993. С. 143.

См.: Гуманизм советской Конституции. Лещ. метод, разработка. Материал в помощь лекторам, докладчикам, пропагандистам и руководителям групп политических занятий. М, 1978. С. 3-8. 3 Уголовный процесс: Курс лекций / Под ред. В.И. Рохлина. СПб., 2001. С. 7.

Аверин А.В. Правоотношение и судебная практика: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов. 1994. С. 7.

51

производстве (ст. 2) и других отраслях права. В связи с этим нами предлагается восстановить в уголовно-процессуальном законодательстве его цели и задачи.

Особенность уголовно-процессуальных отношений заключается в том, что всегда с одной стороны этих правоотношений выступает государство в лице его государственных органов и должностных лиц, наделенных властными полномочиями, а с другой стороны - иные участники уголовного процесса, то есть граждане или юридические лица, наделенные правами и обязанностями. В связи с этим в первую очередь необходимо выяснить, соответствуют ли цели, задачи и средства уголовного судопроизводства общечеловеческим ценностям.

Существуют различные мнения о цели уголовного процесса. Так, А.Ф. Кони в XIX в. подчеркивал, что правосудие должно иметь целью воспитывать не только уважение к закону, но и к человеческому достоинству\ В.Е. Квашис видит цель уголовного процесса в искоренении преступности2, СВ. Боботов - в осуществлении правосудия3, П.С. Элысинд - в реализации норм уголовно- процессуального права4, Т.Н. Добровольская - в установлении истины5. В ст. 2 УПК указано, что задачи судопроизводства осуществляются с целью справед- ливого наказания каждого совершившего преступление и чтобы ни один неви- новный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. На наш взгляд, наиболее правильно цель уголовного судопроизводства изложил СВ. Боботов, потому что правосудие невозможно без установления истины, без уважения человеческого достоинства и т.п. Цель уголовного процесса, безус- ловно, является гуманной, потому что для ее достижения должны быть решены не менее гуманные задачи: укрепление охраны прав и свобод граждан, а также интересов общества, осуществление воспитания граждан в духе уважения и со- блюдения законов, быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных лиц, обеспечение правильного применения закона. Данные цели и

1 Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе (Общие черты судебной этики) // Иэбр. произв. В 2 т. Т. 1. М, 1959. С. 58.

2 Квашис В.Е. Гуманизм советского уголовного права. М., 1969. С. 11.

3 Боботов СВ. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции: Автореф. дне. … д-ра юрид. наук М, 1979. С. 22-23.

4 Элысинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С. 20.

5 Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М, 1971. С. 121.

52

задачи уголовного судопроизводства по существу не изменились и в УПК РФ, несмотря на то, что они получили новое название: «Назначение уголовного су- допроизводства» (ст. 6 УПК РФ). Так, например, назначением уголовного про- цесса является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потер- певших от преступлений; защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод; уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания; отказ от уголовного пресле- дования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Это еще раз под- тверждает, что в законодательстве следует восстановить понятие целей и задач уголовного судопроизводства.

Однако мало, чтобы цели и задачи были гуманными сами по себе, необходимо, чтобы они достигались гуманными средствами. Для этого пути и способы их достижения должны быть нравственными. Соответствие друг другу целей, задач и средств судопроизводства составляют проблему уголовного процесса, которую законодатель пытается разрешить. Однако некоторые авторы, например, Л.П. Рожкова, считают, что нравственные ценности в правотворчестве игнорируются, и именно это ведет общество к правовому нигилизму1. С данной точкой зрения трудно согласиться. Многие авторы, напротив, утверждают, что уголовный процесс базируется на нормах нравственности2. На наш взгляд, они совершенно правы, потому что на нравственных ценностях основаны, во-первых, принципы уголовного процесса. Под принципом (лат. principium - основа, первоначало) понимается основное правило поведения, которое распространяет свои положения на все явления какой-либо области. Часть уголовно-процессуальных принципов определяют характер взаимоотношений между участниками уголовного судопроизводства, например, закрепленный в действующем законодательстве принцип всесторонности, полноты и объективности

1 Демократия я законность: проблемы развития и соотношения / Ред. колл.: Л.П. Рожкова и др. Самара, 1991. С. 147-148.

2 Кокорев Л.Д., Котов ДП. Этика уголовного процесса. Воронеж, 1993. С. 43; Похмелкин В.В. Принцип гума низма и уголовно-правовое принуждение // Правовое принуждение в борьбе с преступностью. М., 1989. С. 4- 12.

53

исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК). Гуманистический смысл данного принципа заключается в том, что следователь, лицо, осуществляющее дознание (дознаватель), прокурор и суд обязаны установить все обстоятельства по уголовному делу: событие преступления; виновность лица, совершившего пре- ступление; обстоятельства, смягчающие и отягчающие его наказание; характер и размер ущерба, причиненного преступлением, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. При этом указанные лица должны отказаться от всяких предубеждений, штампов, крайностей, быть бес- пристрастными, и принимать решение на основании не одного, а нескольких доказательств, полученных из разных, предусмотренных законом источников1. Данный принцип направлен на осуществление такой гуманистической ценно- сти, как объективная истина, под которой понимается правильное и адекватное отражение предметов и явлений действительности познающим субъектом2. Только при установлении объективной истины можно вынести законный и обоснованный приговор3. Необходимо отметить, что в УПК РФ данный прин- цип упразднен, что, на наш взгляд, является неправильным решением. Указан- ный принцип все равно действует и будет действовать на практике, потому что сущность и дух этого принципа остались в других нормах УПК РФ: обязанность выяснить все обстоятельства дела, подлежащие доказыванию (ст. 73), обязанность проверять доказательства путем сопоставления их с другими имеющимися доказательствами (ст. 87) и т.д.

В уголовно-процессуальных принципах воплотились также естественные права человека, которые являются важнейшими гуманистическими ценностями. Так, право человека на свободу отразилось в принципе неприкосновенности личности (ст. 11 УПК, ст. 10 УПК РФ); право на неприкосновенность частной жизни - в неприкосновенности жилища, охране личной жизни граждан и тайны переписки (ст. 12 УПК; ст.ст. 12, 13 УПК РФ) и т.д. Однако некоторые юри-

Сголяренко А.М. Указ. соч. С. 45-46. Философский Энциклопедический словарь. С. 189.

Потеружа И.И. Восштательно-предупредительное значение судебного разбирательства уголовных дел. Минск. i976. C.61.

54

сты считают, что правом являются только такие нормы, которые закреплены в законе, а все остальное не может называться правом. Поэтому естественное право, незафиксированное в законе, является ложным1. По данному поводу сле- дует отметить, что в указанной точке зрения содержится правильное указание на то, что права участников уголовного судопроизводства должны иметь соци- альные гарантии, которые могут быть достигнуты только путем закрепления их в законодательных актах. Однако, на наш взгляд, незакрепление некоторых ес- тественных прав человека в законе не означает, что они не существуют. Наша точка зрения подтверждается ч. 1 ст. 55 Конституции РФ, где указывается, что «перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина».

В УПК РФ естественные права человека отражены более широко: в уголовно- процессуальном законодательстве впервые формулируются такие принципы уголовного судопроизводства, как уважение чести и достоинства личности (ст. 9), презумпция невиновности (ст. 14) и другие. Указанные принципы имеют большое значение для защиты прав человека и гражданина Так, нравственный смысл принципа свободы оценки доказательств заключается в том, что, принимая решение по уголовному делу, лицо, осуществляющее уголовное су- допроизводство, руководствуется внутренним убеждением и своей совестью. В.Н. Осипкин и В.И. Рохлин правильно подчеркивают, что «говоря о внутреннем убеждении при оценке доказательств, мы имеем в виду, что подход к собранным доказательствам должен быть непредвзятым, независимым от чьего-либо влияния»2.

Во-вторых, уголовно-процессуальные отношения регулируются нормами права, основанными на нормах нравственности. Важнейшей нравственной ценностью в уголовном судопроизводстве является справедливость. Еще великий гуманист Д. Дидро писал, что «справедливость относится к правосудию, как

1 См.: История, философия, принципы и методы правозащитной деятельности // Сб. материалов семинара Моск. хельс. группы «Права человека». Москва, 1-4 февраля 1991 года / Сост. и общ. ред, Богораз. М„ 1995. С. 57,

2 Осипкин В.Н., Рохлин В.И. Доказательства. СПб., 1998. С. 25-26.

55

причина к следствию, и что правосудие является не чем иным, как выражением справедливости»1.

Существуют разные точки зрения по поводу справедливости судопроизводства. Так, Д.П. Котов считает, что справедливость в уголовном процессе заключается в неотвратимости уголовной ответственности для виновных лиц; в защите граждан от необоснованных привлечений к уголовной ответственности; в их полной реабилитации и возмещении им ущерба за причиненный вред; в обеспечении прав и законных интересов всех участников уголовного процесса, а также интересов общества; в соответствии тяжести совершенного преступления и личности подсудимого избранной ему мере наказания. Согласно другой точке зрения справедливость заключается в соответствии между правами и обязанностями человека2. Эти суждения являются совершенно правильными и обращают внимание на объективную сторону справедливости3. Однако некото- рые авторы делают акцент на субъективном понимании справедливости. Так, Н.К. Петровский считает, что у каждого участника уголовного процесса имеется свое представление о справедливости: для потерпевшего - это защита его попранных прав, для подсудимого - определение степени его вины и меры на- казания4. Следует отметить, что Н.К. Петровский прав в том смысле, что спра- ведливость не может быть абстрактным понятием, она всегда конкретна. По- этому одно и то же решение в одной ситуации может быть справедливым, а в другой - нет. В результате проведенного нами исследования установлено, что 51,4 % участников уголовного судопроизводства допускают ситуацию, при ко- торой приговор считают справедливым и потерпевший и осужденный. Среди них 41 % прокуроров, 38 % следователей, 56 % судей, 77 % адвокатов, 45 % осужденных. При этом 66 % опрошенных осужденных считают назначенное им наказание несправедливым. Указанные цифры свидетельствуют о том, что при

1 Дидро Д Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел. С. 348.

2 Принцип справедливости при осуществления правосудия по уголовным делам: Межвузовский тематический сб. науч. трудов // Ред. колл.: В.П. Нажимов. Калининград, 1990. С. 7.

3 Кокорев Л. Д., Котов ДП. Указ. соч. С. 30-31.

Петровский Н.К. Вердикт присяжных заседателей и его социально-правовые последствия: Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1998. С. 47.

56

вынесении приговора необходимо учитывать как объективный, так и субъек- тивный факторы справедливости. И если одна сторона процесса признает при- говор справедливым, а другая - нет, то вряд ли его можно будет назвать спра- ведливым в полном смысле слова.

Для того чтобы решения были справедливыми, они должны быть оценены как с правовой точки зрения, так и нравственной. В действующем законодательстве до сих пор нет указания на то, что приговор должен быть справедливым (ст. 301 УПК). В УПК РФ данный пробел устранен и вводится требование справедливости приговора (ст. 297). Однако самостоятельно принцип справед- ливости в УПК РФ не представлен. На наш взгляд, такой подход законодателя следует признать необоснованным, потому что справедливость является обще- человеческой категорией и составляет один из главных гуманистических прин- ципов уголовного процесса. Без справедливости правосудие существовать не может. По этой причине целесообразно справедливость включить в перечень принципов уголовного процесса как общечеловеческую ценность.

Как отмечалось выше, показателем гуманности общества является стремление к развитию человеческой индивидуальности и свободы. Эта идея имеет к уголовному судопроизводству самое прямое отношение. Так, проблемы гума- низации уголовного процесса требуют индивидуального подхода к лицу, со- вершившему преступление: при применении к нему мер принуждения; опреде- лении вида и размера наказания; создании человеческих условий для граждан, заключенных под стражу, чтобы они не были оторваны от культурной жизни общества и имели доступ к средствам массовой информации, научной и худо- жественной литературе.

В-третьих, уголовно-процессуальные отношения предусматривают такую важнейшую гуманистическую ценность, как право человека на общение. Под общением понимается форма человеческого взаимодействия, в процессе кото- рого происходит обмен деятельностью, информацией, опытом, способностями, эмоциями, переживаниями, различными духовными ценностями1. Вне общения

1 Человек и общество. С. 75.

57

человек не может развиваться полноценно. Через общение он осваивает жизнь и накопленный человечеством опыт. Еще Сенека говорил: «Устрани общитель- ность, и ты разорвешь единство человеческого рода, на котором покоится жизнь человека»1. Необходимо отметить, что именно в общении человек проявляет свое отношение к другим людям и осознает отношение к себе.

Существует два типа общения - официальное и неофициальное. Официальное общение между участниками процесса происходит во время осуществления ими уголовно-процессуальной деятельности (между следователем и обвиняемым, прокурором и потерпевшим). Неофициальным является такое общение, которое не регулируется специально установленными правилами поведения2. В уголовном судопроизводстве основным является официальное общение. Согласно ст. 46 и 52 УПК подозреваемый и обвиняемый имеют право на свида- ния не только со своим защитником, но и с родственниками и иными лицами, а также вправе переписываться с ними. Данное положение подкрепляется нали- чием норм, регулирующих порядок осуществления переписки и предоставления свиданий. Эти нормы изложены в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Однако в ст.ст. 46, 47 УПК РФ право на свидание с родственниками и на переписку не указывается. Несмотря на то, что рассматриваемое право полностью регулиру- ется указанным Законом, на наш взгляд, его следует сохранить в уголовно- процессуальном законодательстве, потому что в рамках уголовного судопроиз- водства разработан гарантированный механизм ознакомления обвиняемого и подозреваемого со своими правами.

Процесс гуманизации жизни общества требует повышения культуры общения, то есть умения уважать честь и достоинство другого человека, в том числе и в уголовном судопроизводстве. Следует заметить, что обвиняемый, как и всякий живой человек, очень нуждается в уважительном с ним обращении. Действительно, если считать, что преступник - не человек, то можно зайти в

1 Гуманистическая природа социалистических общественных отношений. С. 78.

2 Асп Э.К. Введение в социологию. Пер. с финского языка. Маарит Аалто и Пирьо Саари. СПб., 2000. С. 131.

58

тупик, рассуждая о том, кто же вообще достоин уважения, и может случиться так, что уважать окажется некого, потому что у каждого свои недостатки1. Со- вершение человеком преступления не означает, что отныне он должен стать из- гоем общества. Как правило, большинство лиц, впервые совершивших престу- пление, искренне раскаиваются в этом и надеются на понимание и снисхожде- ние, то есть на гуманное к себе отношение, и, только не встретив его, они оз- лобляются и сами вычеркивают себя из полноценной жизни общества. В связи с этим у обвиняемых особенно необходимо поднимать уровень усвоения нрав- ственных ценностей.

В-четвертых, в уголовном судопроизводстве действуют нормы нравственности, заложенные в сознании субъектов уголовно-процессуальных отношений. Эти нормы влияют на поведение указанных лиц и манеру общения с другими участниками процесса. Соблюдение норм нравственности должностными лицами проявляется в тактичном обращении со всеми участниками уголовного судопроизводства, в удовлетворении всех обоснованных ходатайств, в спокойном и корректном тоне как при обращении к обвиняемому, так и к по- терпевшему, во внимательном выслушивании показаний и т.д. Конечно, долж- ностное лицо, осуществляющее уголовное судопроизводство, испытывает со- страдание к потерпевшему, возмущается неправомерным поведением обвиняе- мого. Способность к сочувствию и состраданию всегда должны быть присущи должностному лицу. Равнодушие и безучастное отношение к обвиняемым и по- терпевшим свидетельствуют о душевном огрублении, об утрате нравственных чувств, о профессиональной деформации такого лица. Однако, как правильно пишет В.И. Соколовский, в каждой ситуации сотрудник должен руководство- ваться разумом, а не чувствами и эмоциями2. Действительно, эмоции не должны перехлестывать через край и мешать беспристрастному принятию решений. Должностному лицу необходимо уважать и соблюдать права участников уго-

1 Личность преступника /Ред. колл.: В.Н. Кудрявцев и др. М., 1975. С. 11. Соколовский В.И. О роли уголовного судопроизводства в формировании профессиональной этики сотрудников органов внутренних дел // Политическая работа в органах внутренних дел в свете решений XXVII съезда КПСС: Сб. науч. трудов. Л., 1986. Л., 1986. С. 73.

59

ловного процесса, предоставленные им законом.

Таким образом, мы видим, что между нормами права и нормами нравст- венности в уголовном процессе существует неразрывная связь. Нравственность представляет собой моральное право в виде долженствования, неписаного за- кона, в то время как право регулирует поведение людей посредством устано- вившихся в обществе определенных норм, зафиксированных в законе. В на- стоящее время все больше встает вопрос о необходимости включения нравст- венных норм в содержание правовых норм, чтобы усилить их значимость. Од- нако некоторые авторы категорически возражают против такой идеи. Так, М.С. Строгович считает, что было бы ошибкой пытаться разработать систему нрав- ственных норм, используемых в уголовном производстве, независимо от уго- ловно-процессуальных правовых норм1. М.С. Строгович прав в том смысле, что все процессуальные нормы должны основываться на нормах нравственности. Для этого, на наш взгляд, гуманистические ценности должны быть введены в уголовное судопроизводство в виде самостоятельных правовых норм, чтобы всякий человек мог не выискивать гуманный смысл правил проведения, напри- мер, различных следственных действий, а сослаться на конкретную статью и заявить о ее нарушении. Кроме того, нравственные требования, составляющие суть гуманного отношения государства в лице его должностных лиц к участни- кам судопроизводства, находятся в различных статьях УПК. Так, например, со- гласно действующему законодательству запрет применять насилие предусмот- рен только при проведении допроса (ч. 3 ст. 20 УПК), а требование обеспечивать достоинство личности - при производстве освидетельствования (ст. 181 УПК). Поэтому законодатель поступает правильно, сформулировав единую статью, в которой нравственные нормы предусмотрены для всего уголовного судопроизводства. Так, в ст. 9 УПК РФ указывается, что при осуществлении уголовного процесса запрещается производство действий и принятие решений, которые унижают честь и достоинство личности либо создают опасность для жизни и здоровья участников судопроизводства. Однако, на наш взгляд, пред-

1 Проблемы судебной эгаки. С. 30.

60

ставляется целесообразным дополнить данную статью следующими положе- ниями: «Каждый имеет право па вежливое обращение, уважительный тон и отсутствие предвзятого отношения при осуществлении уголовно- процессуальной деятельности.

Никто не имеет права оглаиють обстоятельства интимной жизни гражданина, выявленные при производстве по уголовному делу»1.

Кроме того, в УПК РФ введена отдельная статья, в которой содержатся общие правила производства следственных действий (ст. 164), и в нее также включены вышеназванные требования. Однако нами гфедлагается дополнить данную статью частью девятой в следующей редакции: «Запрещаются действия, влекущие повреждение имущества гражданина, кроме случаев, вызванных необходимостью».

Предложенные нами нормы носят общечеловеческий характер, потому что в них нет деления на нормы, касающиеся профессиональной этики должностных лиц, и нормы, относящиеся к остальным гражданам. Важность указанных добавлений объясняется еще и тем, что не все нравственные ценности за- фиксированы в нормах, регулирующих проведение следственных действий. Например, закон не регламентирует, какие приемы могут использоваться долж- ностным лицом при проведении допроса. Поэтому иногда тактика допроса строится на безнравственных основах. Так, Д.П. Котов пишет о недопустимости использования «психологических ловушек», считая их безнравственными приемами ведения допроса, потому что допрашиваемое лицо вводится в заблу- ждение. Л. Д. Кокорев ставит вопрос о нравственности источника или способа получения доказательств. Он считает, что если свидетель узнал о каком-то факте в результате прочтения чужого письма или подслушивания телефонного раз- говора, то судья должен указать ему на безнравственность такого поступка, а не использовать информацию в качестве доказательства2. Б. Волженкин указывает

1 Вандышев ВВ., Прокофьева СМ. Проблема гуманизации взаимоотношений государства и личности в уголов ном судопроизводстве II Гуманитарная культура как фактор преобразования России: Материалы ежегодной научно-практической конференции 20-21 мая 1999 г. СПб., 1999. С. 82-83.

2 Кокорев Л.Д, Котов ДЛ. Указ. соч. С. 57. 102-103.

61

на недопустимость провокации как метода борьбы с преступностью’. Существование данных точек зрения говорит о том, что в обществе все настойчивее выдвигается требование соответствия средств уголовного процесса его гуманной цели. А.П. Дербенев считает эту задачу не только служебным, но и моральным долгом следователя2. В связи с этим, на наш взгляд, законодатель поступает не вполне гуманно, закрепив в ч. 2 ст. 189 УПК РФ положение, согласно которому следователь свободен при выборе тактики допроса. Ему только запрещается задавать наводящие вопросы.

Важной проблемой в исследовании сущности гуманизма в уголовном су- допроизводстве является вопрос о шкале нравственных ценностей, то есть, какие нравственные ценности при разрешении конфликтных ситуаций приносятся в жертву другим. М.С. Строгович высказывается категорически против установления «иерархии ценностей», он подчеркивает, что нельзя нарушать нравственные нормы ради достижения каких-либо целей, как это иногда допускается законом3. Тем не менее, шкала ценностей существует, и в уголовном процессе мы сталкиваемся с ней постоянно. Так, например, существует требование проведения обыска при наличии санкции уполномоченного на то лица (ст. 168 УПК, ч. 3 ст. 182 УПК РФ). В то же время закон разрешает проводить обыск без санкции «в случаях, не терпящих отлагательства» (п. 3 ст. 168 УПК, п. 5 ст. 165 УПК РФ). Первое правило направлено на охрану права человека на неприкосновенность жилища, второе - на раскрытие преступления, которого, возможно, и не существует. Безусловно, практика идет по второму пути, что свидетельствует о недостаточном уважении государством и его органами прав граждан. В связи с этим многие авторы считают, что нравственные ценности должны иметь приоритет над мотивами целесообразности и что уголовный процесс должен стать средством защиты, а не средством борьбы4. С указанны-

1 Волженкин Б. Допустима ли провокация как метод борьбы с коррупцией // Российская юстиция, 2001. № 5. С. 43.

2 Дербенев АЛ. Деятельность следователя МВД по предупреждению преступлений: Автореф. две. … канд. юрвд. наук. Л., 1969. С. 18-19.

3 Проблемы судебной этики. С. 25-26,

4 См.: Лившиц В., Прошкин Л. Процессуальный гуманизм и инквизиция // Социалистическая законность. 1990. № 1. С. 39.

62

ми точками зрения трудно не согласиться. Однако необходимо отметить, что нравственные ценности и интересы целесообразности могут совпадать. Наши предложения, направленные на разрешение указанной проблемы, будут сделаны ниже.

В уголовно-процессуальных принципах воплотились также гарантии реа- лизации общечеловеческих ценностей уголовного судопроизводства. Такими принципами-гарантиями являются: осуществление правосудия только судом (ст. 13 УПК, ст. 8 УПК РФ), обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 19 УПК, ст. 16 УПК РФ) и другие. Сущность и содержание данных принципов подробно рассмотрены в юридической литературе1.

Гуманность уголовного процесса проявляется и в функциях, которые он осуществляет. Для уголовного судопроизводства характерны следующие функ- ции: воспитательная, профилактическая, регулирующая уголовно- процессуальные отношения и другие. В задачи настоящей работы не входит рассмотрение всех указанных функций. Исследованием данной проблемы за- нимались многие авторы2. Тем не менее, на воспитательной функции уголовно-

’ См.: Балавдин В.Н. Принципы юридического процесса: Автореф. дне. … канд. юрид. наук Саратов, 1998; Ка-лииовский КБ. Законность и типы уголовного процесса: Дис. … канд юрид. наук. СПб., 1999; Названова Л.А. Принцип публичности в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1990; Пастухов П.С, Конституционный принцип равенства всех перед законом и судом в уголовном процессе Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1998; Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М, 1989; Телега Т.М. Обеспечение гласности в стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1991; Савицкий В.М. Презумпция невиновности. М., 1997; Шестакова С.Д Проблемы состязательности в российском уголовном процессе: Дис…. канд. юрид. наук. СПб., 1998.

2 Дворянский А.М., Костаков А.А., Рохлин В.И., Сопраньков Г.А., Стуканов А.П. Организация и методика ра- боты прокурора в судебных стадиях уголовного судопроизводства: Учебное пособие. СПб., 19%; Газетдинов Н.И. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба. Казань: 1990; Милицин С.Д Предмет регулирования уголовно-процессуального права, Свердловск, 1991; Нор В.Т. Возмещение причиненного преступлением материального ущерба в советском уголовном процессе. Киев. 1988; Островский А.И. Педагогические основы комплексного подхода к профилактике правонарушений несовершеннолетних. Ташкент. 1983; Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. М, 1984; Поляк А. Воспитательная роль выступления адвоката в суде // Советская юстиция. 1985. № 5. С. 23-24; Понарин В.Я. Защита имущественных прав личности в уголовном процессе России. Воронеж, 1994; Пути совершенствования деятельности следственных аппаратов органов внутренних дел / Ред. колл.: Г. А. Абдумаджидов, Б.И. Пинхасов, В.М. Быков и др. Ташкент, 1987; Рубачева Е.Л. Предупреждение преступности несовершеннолетних: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. … канд. юрид. наук Ставрополь, 1999; Сидоров В.Г. Государственно-правовое регулирование деятельности милиции по обеспечению прав и свобод граждан в условиях реформирования политической системы РФ: Автореф. дне. … канд. юрид. наук М., 1996; Стуканов А.П. Предмет и пределы прокурорского надзора за исполнением законов органами административной юрисдикции Российской Федерации // Правоведение. 1999. № 4. С. 224-228; Устюжанинов В., Сапожников С. Апелляционное производство по пересмотру решений и определений мировых судей // Российская юстиция. 2001. № 2. С. 12-13; Человек перед судом. Воспитательное значение судебных процессов по уголовным делам // Сб. статей. Л., 1965.

63

го судопроизводства необходимо остановиться, потому что она является наибо- лее дискуссионной. Как отмечалось ранее, мы выступаем за сохранение задач уголовного процесса, в том числе и воспитательной. Наши аргументы по дан- ному поводу изложены выше, поэтому повторяться здесь нет необходимости. Однако некоторые авторы выступают против воспитательной задачи уголовного судопроизводства. Так, американский профессор Л. Уайнреб считает, что «в функции уголовного процесса как такового не входит наказание или перевос- питание преступников либо предупреждение преступлений»1. С данной пози- цией трудно согласиться, потому что ни одно общение человека с кем бы то ни было не остается для него бесследным. Это значит, что участие в уголовно- процессуальной деятельности оказывает на обвиняемого определенное воздей- ствие. Именно от судьи, следователя, прокурора и лица, осуществляющего доз- нание (дознавателя), зависит, какое влияние окажет на обвиняемого привлече- ние его к уголовной ответственности, на осужденного - вынесение приговора. Данное обстоятельство необходимо учитывать и использовать при осуществле- нии должностными лицами воспитательной функции уголовного судопроиз- водства.

Воспитательный характер уголовного процесса является важным показателем его гуманности, потому что свидетельствует о вере в человека, совершившего преступление, возможность его возвращения к нормальной жизнедеятельности и о возложении на него ответственности за свои поступки, что должно повышать уровень самоуважения личности2.

При рассмотрении данной проблемы необходимо обратить внимание на то, что в педагогике существует четыре основных метода воспитания: убеждение, метод упражнений, поощрение и наказание3. Метод упражнений предпола-

1 Цит, по: Гупеико К.Ф. Основы уголовного процесса США. М, 199?. С. 3.

2 Гуманизм советской исправительно-трудовой политики: Лекд.-метод, разработка. Материал в помощь лекто рам, докладчикам, пропагандистам н руководителям групп политических занятий. М, 197S; Петков В.П. Лич ность рецидивистов старших возрастов и особенности карательно-воспитательного воздействия на них в ИТУ: Автореф. дне. … канд. юрод. наук. М., 1992; Личность преступников и индивидуальное воздействие на них / Ред. колл.: Ю.М Антонян и др. М., 1989; Быстрицкий И.Н. Система правового воспитания подростков в усло виях спецучреждения: Автореф. дис. … канд. пед. наук М., 1986.

’ Педагогика: Учебное пособие для студентов педагогических вузов и педагогических колледжей / Под ред. П.И. Пидкасистого. 2-е изд., доработанное и исправленное. М., 1996. С. 392-400.

64

гает возможность использования методов принуждения для вырабатывания у личности умений и навыков правомерного поведения. В уголовном процессе присутствуют все указанные методы, однако в силу специфики уголовно-процессуальных отношений вместо метода упражнений используется метод принуждения.

Так, метод убеждения применяется при разъяснении человеку его про- цессуальных прав и обязанностей, например, при допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего шестнадцати лет, когда объясняется необходимость давать правдивые показания. Разъяснение участнику судопроизводства его прав (иметь защитника, на отвод следователя, на подачу жалоб и т.д.) имеет важное воспитательное значение. После такого разъяснения многие лица испытывают большее доверие и уважение к правоохранительным органам и к закону. Известно, что при воспитании следует делать упор на лучшие качества человека и стараться их развивать1. Знание этой особенности че- ловеческой психологии должны учитывать в своей работе лица, осуществляющие уголовное судопроизводство. Это будет способствовать не только осуществлению воспитательной задачи уголовного процесса, но и профилактике преступности.

В уголовном судопроизводстве имеются также проявления методов по- ощрения. Например, прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (ст. 7 УПК, ст. 28 УПК РФ) или за примирением с потерпевшим (ст. 9 УПК, ст. 25 УПК РФ); условно-досрочное освобождение от отбывания наказания и замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 363 УПК, п. 4 ст. 397 УПК РФ); перевод осужденного из одной исправительной или воспитательной колонии в другую колонию с более мягким режимом содержания (ст. 368 УПК, ч. 3 ст. 397 УПК РФ). Эти меры применяются к лицам, проявившим такие нравственные качества и поступки, как сознательность, возмещение причиненного ущерба, стремление к примирению, самовоспитание и Другие.

‘Там же. С. 362-366.

65

Метод принуждения находит свое выражение в случае применения мер процессуального принуждения, ограничивающих права и свободы граждан (проведение обыска, освидетельствования и других мер).

Метод наказания в судопроизводстве используется в виде процессуальных санкций за нарушение гражданами своих процессуальных обязанностей. Например, если обвиняемый нарушает условия избранной ему меры пресечения, то она изменяется на более строгую (ст. 101 УПК, ст. 110 УПК РФ).

К сожалению, методы принуждения и наказания в уголовном процессе являются основными. Некоторые авторы утверждают, что принудительные меры процессуального характера должны применяться должностными лицами только в случае необходимости, а иначе их использование свидетельствует об отсутствии уважения к человеку1. С данной точкой зрения следует полностью согласиться. На наш взгляд, методы принуждения должны применяться только в том случае, если лицо не выполняет своих процессуальных обязанностей, по- этому их надо использовать только после того, когда должностное лицо убеди- лось на практике, что методы убеждения и поощрения не действуют.

Однако в УПК РФ воспитательное направление уголовно-процессуальной деятельности упраздняется. Этот факт свидетельствует об отступлении законо- дателя от воспитательной функции уголовного процесса. Думается, что исклю- чение из судопроизводства идеи воспитания человека никак нельзя расценить как гуманное решение, потому что практика существования уголовного судо- производства подтверждает огромное воздействие приговора на воспитание граждан в духе уважения закона2. Между тем, воспитательная задача присутст- вует и в других отраслях права. Например, в ст. 43 УК РФ указывается, что одной из целей наказания является исправление осужденного. Как известно, ис- правление также является педагогическим методом обучения и воспитания. Та- ким образом, нами предлагается восстановить в уголовном процессе его воспи- тательную задачу.

1 Ляхов Ю.А. Указ. соч. С. 26.

2 Ликас А. Л. Указ. соч. С. 14.

66

Кроме того, следует ввести в уголовно-процессуальное законодательство норму, которая закрепит не только воспитательную функцию уголовного судопроизводства, но и иерархию использования методов ее осуществления. Нами предлагается сформулировать такую статью в следующей редакции:

«Уголовное судопроизводство должно способствовать воспитанию граждан в духе неуклонного соблюдения Конституции РФ и других законов Российской Федерации, а также уважения правил человеческого общежития.

При осуществлении воспитательной задачи уголовного судопроизводства следователь, дознаватель, прокурор и суд используют методы убеждения, поощрения, принуждения и наказания.

После разъяснения лицу его прав, обязанностей и правовых последствий соблюдения и наруигения указанных обязанностей ему предоставляется реальная возможность их осуществить. В случаях, предусмотренных законом, применяются меры поощрения. При napyuienuu лицом возложенных на него обязанностей применяются меры принуждения. В случае уклонения лица от соблюдения обязанностей в принудительном порядке, применяются меры наказания».

В уголовном процессе следует разумно сочетать все указанные методы. Это будет способствовать решению задач судопроизводства цивилизованными средствами. При этом методы поощрения должны быть расширены. Наши предложения по данному поводу будут изложены ниже.

Безусловно, предложенный подход к использованию методов воздействия на участников судопроизводства требует серьезных изменений не только в законодательстве, но и в сознании общества. Однако указанный подход является не только гуманным по отношению к человеку, но и перспективным для построения правового государства в России, потому что методы убеждения и поощрения гораздо сильнее воздействуют на человека, чем принуждение и наказание1.

1 Столяренко А.М. Указ. соч. С. 33.

67

Необходимо признать, что не все процессуальные средства, направленные на воспитание граждан в духе уважения и соблюдения законов и правил человеческого общежития, являются гуманными. Так, в действующем уголовно- процессуальном законодательстве существует положение, позволяющее суду в целях повышения воспитательного воздействия приговора направлять его копию по месту работы, учебы или жительства осужденного (ч. 4 ст. 359 УПК). Негуманность такой нормы заключается в том, что на практике направление приговора в места, где проходит жизнедеятельность осужденного, нередко при- водит не к перевоспитанию гражданина, а к его выживанию из данного коллек- тива, чтобы «мало ли чего не вышло». В УПК РФ указанное положение упразд- няется (ст. 393 УПК РФ), что имеет большое значение для гуманизации уголов- ного процесса.

Перейдем к рассмотрению видов гуманистических отношений в уголовном судопроизводстве. Традиционно уголовно-процессуальные отношения делятся на следующие виды: 1) правоотношения между государственным органом или должностным лицом (следователем, лицом, осуществляющим дознание (дознавателем), прокурором и судом) и иным участником процесса, например, при проведении допроса свидетеля; 2) правоотношения между судом и сторо- нами во время судебного разбирательства (когда суд обязан создать сторонам равные условия для представления и исследования сторонами доказательств); 3) правоотношения между государственными органами и должностными лицами (при передаче уголовного дела по подследственности)1.

Однако данная классификация не отражает гуманистического подхода к уголовно-процессуальным отношениям. В связи с этим необходимо исследо- вать, как воплотились в уголовном судопроизводстве взаимоотношения между человеком и государством, отношение человека к самому себе, природе и дру- гим людям.

Рассмотрим характер уголовно-процессуальных отношений между человеком и государством. Наиболее ярко гуманность государства к человеку про-

1 Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. П. А. Лущщской. М„ 1995. С. 34.

68

является в его заботе о здоровье человека. Законодатель уделяет особое внима- ние гражданам, имеющим проблемы со здоровьем. Например, согласно дейст- вующему законодательству, если лицо совершило общественно опасное деяние (согласно ч. 1 ст. 433 УПК РФ - запрещенное уголовным законом деяние) в со- стоянии невменяемости, оно не несет за него уголовной ответственности. В случае, если такое лицо является опасным для себя и для окружающих, ему на- значается принудительная мера медицинского характера (ст. 403 УПК, ч. 2 ст. 433 УПК РФ). Кроме того, при наличии у осужденного тяжелой болезни ему дается отсрочка от исполнения приговора до выздоровления (п. 1 ч. 1 ст. 361 УПК, п. 1 ч. 1 ст. 398 УПК РФ). Если тяжелая болезнь препятствует отбыванию наказания осужденным (инвалидность первой или второй группы, психическое расстройство, возникшие во время отбывания наказания), то виновный освобо- ждается от дальнейшего отбывания наказания (ч. 1 и ч. 2 ст. 362, ст. 3621 УПК, п. 6 ч. 1 ст. 397 УПК РФ). Кроме того, гуманность государства к лицам, имеющим проблемы со здоровьем, заключается в предоставлении им дополнительных гарантий, направленных на более полное осуществление своих прав. Так, лицам, обладающим физическими или психическими недостатками, гарантируется обязательное участие защитника на предварительном следствии и в суде (ст. 49 УПК, п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ).

Немало внимания государство уделяет семейным отношениям участников уголовного судопроизводства, детям и престарелым. Например, при избрании меры пресечения наряду с другими обстоятельствами учитывается семейное положение обвиняемого (ст. 91 УПК, 99 УПК РФ). К беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет (по УПК РФ - в возрасте до 14 лет), кроме случаев, предусмотренных законом, а также к лицам с исключительными семейными обстоятельствами (пожар, смерть единственного кормильца и другие) применяется отсрочка исполнения приговора (пункты 2, 3 ч. 1 ст. 361 УПК, пункты 2, 3 ч. 1 ст. 398 УПК РФ). В отношении несовер- шеннолетних, совершивших преступление совместно с взрослыми соучастни- ками, материалы выделяются в отдельное производство с целью оградить под-

69

ростков от их негативного влияния (ст. 396 УПК, 422 УПК РФ); для подростков существует специальная мера пресечения - отдача несовершеннолетнего под присмотр (ст. 394 УПК) или согласно ст. 105 УПК РФ - присмотр за несовер- шеннолетним подозреваемым или обвиняемым. Заключение под стражу в каче- стве меры пресечения применяется к несовершеннолетнему в случае соверше- ния им тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 96 УПК’, ч. 2 ст. 108 УПК РФ). В соответствии с действующим законодательством задержание несовер- шеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) допускается только в исключи- тельных случаях (ст. 393 УПК). В УПК РФ упраздняется указание на то, что за- держание должно применяться к несовершеннолетнему только в исключитель- ных случаях. Однако в ч. 2 ст. 423 УПК РФ содержится требование, чтобы при решении вопроса об избрании несовершеннолетнему подозреваемому (обви- няемому) меры пресечения в каждом случае обсуждался вопрос о возможности отдачи его под присмотр в порядке, установленном законом.

Забота государства об интересах несовершеннолетнего проявляется также в необходимости участия педагога при производстве допроса несовершенно- летнего (ст. 397 УПК, ч. 3 425 УПК РФ); в обязательном участии в деле защит- ника (ст. 49 УПК, п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК РФ); в возможности прекращения уго- ловного дела (согласно УПК РФ - уголовного преследования) в отношении не- совершеннолетнего с применением тишудительных мер воспитательного воз- действия (ст. 8 УПК, ст. 427 УПК РФ); освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания (согласно УПК РФ - от уголовной ответственности) и применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 402 УПК, ст. 431 УПК РФ); освобождения несовершеннолетнего от наказания с направлением в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное уч- реждение (ст. 402 * УПК) или согласно ст. 432 УПК РФ - в специализированное учреждение для несовершеннолетних.

Однако следует заметить, что проявления гуманизма в уголовном судо- производстве не всегда носят последовательный характер и являются ограни-

1 См.: Российская газета. 2001. 14 марта.

70

ченными. Так, например, отсрочка исполнения приговора не применяется к ли- цам, в том числе и к женщинам, осужденным к лишению свободы на срок более пяти лет за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления против лич- ности. Думается, что такая категоричность законодателя не вполне обоснована, потому что исключает индивидуальный подход к лицу, совершившему престу- пление, и не учитывает личность обвиняемого. Например, преступление может быть совершено впервые, при крайне необычных обстоятельствах. На наш взгляд, суд должен иметь возможность самостоятельно решать вопрос о допус- тимости отсрочки исполнения приговора в отношении любого лица. Также не- последовательно закон допускает в исключительных случаях применять к несо- вершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому в качестве меры пресече- ния содержание под стражей за преступление, за которое законом предусмот- рено наказание в виде лишения свободы до пяти лет (согласно ч. 2 ст. 108 УТЖ РФ - за преступления средней тяжести). Что это за исключительные случаи, за- кон не раскрывает. Следовательно, трактоваться они могут очень широко. Ду- мается, что исключительные случаи следует ограничить четкими рамками, на- пример: в случае невыполнения избранной ранее меры пресечения; если есть данные, свидетельствующие, что лицо может совершить более тяжкое преступ- ление.

Таким образом, мы видим, что государство, обладая особыми полномочиями, старается упорядочить свои отношения с гражданами и обеспечить их права и интересы. Однако эти отношения требуют своего дальнейшего развития. Ниже мы более подробно рассмотрим указанный вопрос.

Несмотря на то, что основным видом гуманистических отношений в уголовном процессе являются взаимоотношения между человеком и государством, здесь действуют и другие виды гуманистических отношений, например, взаи- моотношения между человеком и природой. Так, согласно действующему зако- нодательству в ночное время запрещается производить обыск и выемку (ст. 170 УПК), допрос (ст. 150 УПК), привод обвиняемого (ст. 147 УПК) и другие след- ственные действия, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. В

71

УПК РФ данное требование распространяется на все следственные действия (ч. 3 ст. 164). Ночным временем считается период с 22 до 6 часов по местному времени (п. 15 ч. 1 ст. 34 УПК, п. 21 ч. 1 ст. 5 УПК РФ). Эти нормы выражают уважение к законам природы, согласно которым в ночное время человек должен отдыхать, и направлены на создание человеческих условий при производстве по уголовному делу. Кроме того, совершение преступления в условиях стихийного или иного общественного бедствия является обстоятельством, отягчающим наказание (п. 3 ч. 1 ст. 68 УПК, п. 6 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, п. «л» ч. 1 ст. 63 УК). В ходе расследования следователь должен выяснить наличие данного отягчающего обстоятельства и отразить его в обвинительном заключении. Указанная норма направлена на проявление человеком нравственных качеств при столкновении со стихийными силами природы. Однако следует отметить, что в силу специфики уголовно-процессуальных отношений, взаимоотношения между человеком и природой в уголовном судопроизводстве урегулированы достаточно слабо.

Отношение человека к самому себе в уголовном процессе выражается в его заботе о своих правах и интересах и проявляется в его активной творческой деятельности. Например, охраняя свою собственность, потерпевший подает гражданский иск (ст. 54 УПК; ст.ст. 42,44 УПК РФ). Стремясь к свободе, обвиняемый обжалует избранную ему меру пресечения (ст. 2201 УПК, ст.ст. 19, 123 УПК РФ). Испытывая муки совести и считая необходимым понести заслуженное наказание, обвиняемый приносит явку с повинной (п. 5 ч. 1 ст. 108, ст. 111 УПК; ст. 142 УПК РФ). Считая себя невиновным и стремясь к тому, чтобы его невиновность была доказана в установленном порядке, обвиняемый отказывается от прекращения уголовного дела, например, в связи с изменением обстановки (ст. 6 УПК; ст. 26 УПК РФ), в связи с деятельным раскаянием (ст. 7 УПК; ст. 28 УПК РФ) и т.д. Кроме того, каждый человек, попадая в сферу уголовно-процессуальных отношений, стремится расширить свои юридические знания, узнать о своих правах и способах их реализации, а это не что иное, как воплощение в уголовном судопроизводстве такой гуманистической идеи, как само-

72

развитие человека. Таким образом, в уголовном судопроизводстве содержится немало норм, которые позволяют человеку активно проявить заботу о самом себе.

В уголовном процессе воплотилось и гуманное отношение человека к другим людям. Например, потерпевший, согласившись на примирение с обвиняемым, проявляет такое гуманное качество, как милосердие. Многие нормы УПК рассчитаны на совестливое отношение участников уголовного процесса к другим лицам (право самоотвода, принятие решения на основе внутреннего убеждения, явка с повинной, дача правдивых показаний и другие). Так, гумани- стический смысл самоотвода заключается в том, что должностное лицо, напри- мер, следователь, знающий о своей заинтересованности в результатах дела, должен отказаться от производства по данному делу и заявить самоотвод (ст. 64 УПК, ч. 2 ст. 62 УПК РФ). Однако государство стремится максимально урегу- лировать этот вид взаимоотношений между участниками процесса. Например, для прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим суще- ствует ряд оснований и условий (ст. 9 УПК, ст. 25 УПК РФ). Это свидетельст- вует о том, что проявление гуманности к другим людям в уголовно- процессуальных отношениях носит ограниченный характер. На наш взгляд, не- обходимо найти золотую середину, которая позволит участникам уголовного процесса проявлять гуманность к другим лицам более широко. Конкретные предложения по данному поводу будут внесены ниже.

В уголовном судопроизводстве присутствуют также взаимоотношения между человеком и обществом. Согласно действующему законодательству они воплотились в таких институтах, как общественный обвинитель и обществен- ный защитник (ст. 250 УПК), в наличии такой меры пресечения, как поручи- тельство общественного объединения (ст. 95 УПК), в использовании помощи общественности в раскрытии преступления и розыске лиц, их совершивших, в выявлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений (ст. 128 УПК)1. Так, общественное собрание цеха 078 завода

Симняягин Ю.Н. Общественное мнение и его использование ОВД в борьбе с правонарушениями: Автореф.

73

Трансмаш заявило ходатайство перед судом об избрании в отношении обви- няемого СИ. Екимова меры пресечения в виде подписки о невыезде. В резуль- тате данного ходатайства Тихвинский городской суд Ленинградской области изменил СИ. Екимову меру пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде1. Большую роль в раскрытии и расследовании преступлений играют свидетели и понятые, которые, являясь представителями общественности, по- могают государственным органам и должностным лицам в установлении исти- ны по делу. В результате изучения уголовных дел нами установлено, что свиде- тели участвуют в расследовании 90 % преступлений, понятые - 86 %.

Однако некоторые формы участия общественности в уголовном процессе утрачивают свою значимость. Например, из всех изученных уголовных дел нами не обнаружено ни одного случая использования меры пресечения в виде по- ручительства общественного объединения (организации), а также ни одного случая участия общественных защитников и общественных обвинителей в суде. На наш взгляд, причиной данного факта является социальная характеристика лиц, совершивших преступление. Статистика показывает, что из числа лиц, со- вершивших преступление, в 2000 г. 54,8 % не имели постоянного источника дохода, в 1999 г. данный показатель составлял 55,6 %2. В ходе работы с уголов- ными делами нами установлено, что в Санкт-Петербурге 60 % лиц, совершив- ших преступление, нигде не работают, поэтому общественных защитников у них просто не может быть. Думается, что неучастие общественных обвинителей в деле объясняется возможностью юридического лица иметь своего пред- ставителя, который отстаивает интересы ш^дприятия или учреждения в деле. Выделение еще одного представителя в качестве общественного обвинителя является нелогичным и нецелесообразным. В связи с этим, на наш взгляд, зако- нодатель поступает правильно, упраздняя данные институты, что соответствует реальной действительности.

дис. … канд. юрнд. наук, М„ 1995. С. 3-6; Участие общественности в социалистическом уголовном процессе / Под ред. В.М. Савицкого, А.Я. Светлова, Г.И. Чангули. Киев. 1986.

1 Архив Ленинградского областного суда. 1998 г. Уг. дело № 2-88.

2 Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 году // Российская юстиция. 2001. № 3. С. 77.

74

Совершенно новым видом гуманистических отношений в уголовном су- допроизводстве являются взаимоотношения между человеком и международ- ным сообществом. В настоящее время существует целый ряд международных документов, направленных на обеспечение прав и свобод человека. Так, в ст. 27 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) указывается, что «каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами». Данное положение распространяется и на лиц, участвующих в уголовном процессе. Существуют также международные органы, деятельность которых направлена на повышение эффективности защиты прав человека. Таким орга- ном является, например, Европейский Суд по правам человека. Взаимоотноше- ния между человеком и международным сообществом в сфере уголовного су- допроизводства активно развиваются. Так, в ч. 3 ст. 1 УПК РФ указано, что об- щепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства Российской Феде- рации, регулирующего уголовное судопроизводство. Кроме того, в УПК РФ введена часть пятая, которая посвящена вопросам международного сотрудни- чества в сфере уголовного судопроизводства (ст.ст. 453-473).

Подводя итоги исследования сущности гуманизма в уголовном судопро- изводстве, необходимо сделать ряд выводов.

  1. Гуманистические ценности пронизывают все стороны уголовного су- допроизводства: определяют его цели, задачи и средства; построение всех его стадий, форм и институтов; а также характер взаимоотношений между участ- никами процесса.
  2. В уголовном судопроизводстве присутствуют все виды гуманистических отношений: взаимоотношения между человеком и природой, обществом, государством, международным сообществом, а также проявляется гуманное отношение человека к самому себе и к другим людям. Наиболее развитым видом гуманистических отношений являются взаимоотношения между человеком и государством.

75

  1. В уголовном процессе сформировался и реально действует принцип гуманизма. Данный принцип отражает сущность гуманизма в уголовном судо- производстве. Однако этот принцип не представлен ни в действующем уголов- но-процессуальном законодательстве, ни в УПК РФ. Возможно, законодатель не стал выделять принцип гуманизма в самостоятельную норму уголовного процесса потому, что многие принципы судопроизводства и составляют по су- ществу принцип гуманизма. На наш взгляд, это серьезное упущение, тем более что принцип гуманизма нашел свое отражение в Уголовном кодексе РФ (ст. 7), в Законе РСФСР «О милиции» (ст. 3), в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (ст. 4). В связи с этим нами предлагается включить принцип гуманизма в главу II УПК РФ наравне с другими принципами и сформулировать его в следующей редакции: «Принцип гуманизма в уголовном судопроизводстве заключается в требовании решать задачи правосудия и осуществлять уголовно-процессуальную деятельность нравственными методами, которые предусматривают по- строение взаимоотношений между участниками уголовного процесса на основе реального уважения, соблюдения и защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина».
  2. В уголовном судопроизводстве гуманизм имеет свою специфику. С одной стороны - это принцип деятельности государственных органов и должностных лиц, с другой стороны, - это заложенные в нормах уголовно- процессуального права нравственные ценности.
  3. Гуманистические ценности в уголовном судопроизводстве имеют большое значение: во-первых, общечеловеческие ценности способствуют ре шению задач уголовного судопроизводства: помогают быстрому и полному раскрытию преступлений, вынесению справедливого приговора. При этом улучшается качество расследования преступления - объективность, полнота и всесторонность. Так, признание обвиняемым своей вины помогает быстро ус тановить обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, собрать необхо димые доказательства для вынесения справедливого приговора, предотвратить

76

совершение новых преступлений. Во-вторых, гуманное отношение к участникам уголовного процесса способствует воспитанию в них нравственных чувств и качеств: чувства родительского и гражданского долга, собственного достоинства, ответственности за свои поступки, совести, стыда и т.д. В-третьих, создание реальных условий для уважения, соблюдения и осуществления прав участников судопроизводства укрепляет законность и правопорядок в государстве, улучшает охрану интересов общества, прав и свобод человека и гражданина, повышает их доверие к правоохранительным органам. Беззаконие не может быть гуманным. В-четвертых, гуманистические ценности обеспечивают решение задач уголовного судопроизводства цивилизованными средствами, соответствующими современным требованиям отношения к человеку как главной ценности общества. В-пятых, гуманистические начала уголовного судопроизводства способствуют построению правового государства в нашей стране, а также развитию процесса гуманизации в России и в международном сообществе.

Рассмотрев сущность и значение гуманизма в уголовном судопроизводстве, следует изучить закономерности гуманизации уголовного процесса, чтобы выработать его дальнейшие перспективы. Исследованию процесса внедрения гуманистических начал в уголовное судопроизводство будет посвящен сле- дующий параграф.

§ 1.3. ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ГУМАНИЗАЦИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Традиционно история уголовного процесса рассматривалась либо как процесс становления судебных органов, либо как развитие уголовно-процессуального законодательства, либо как смена типов (форм) уголовного судопроизводства1. При этом движущим механизмом изменений в уголовном

См.: Александров А.И. Указ. соч. С. 16-22; Власов В.И., Гончаров Н.Ф. История розыскного процесса в Рос- сии (законодательство, и практика): Монография. Домодедово, 1997; Калнновский К.Б. Законность и типы vro-

77

судопроизводстве считалось экономическое развитие государства, смена исторических формаций. В настоящее время происходит переосмысление истории, и развитие всех сфер жизни общества рассматривается не через формационный, а через цивилизационный подход, который подразумевает изучение любого явления с позиций общечеловеческих ценностей и интересов1.

Однако до сих пор история внедрения гуманистических ценностей в уго- ловный процесс не была предметом самостоятельного исследования. Проблемы нравственности рассматривались в связи с изучением других вопросов судопроизводства2. Некоторые авторы утверждают, что в настоящее время в нашей стране начался новый подъем гуманизации в сравнении с предь!дущими эпохами: с XIX веком, периодом культа личности или периодом «застоя»3. Однако гуманистические ценности начали внедряться в уголовный процесс России намного раньше, и нами будет сделана попытка это доказать. Кроме того, некоторые юристы весьма пессимистично прогнозируют последствия гуманизации уголовного процесса, указывая, что первой реакцией на гуманизацию было ухудшение и дестабилизация обстановки в России, повлекшие рост социальной напряженности4. Все это вызывает необходимость исследовать процесс становления и развития гуманистических ценностей в сфере уголовного судопроизводства, выяснить его причины, закономерности и этапы. При этом следует со-

ловного процесса: Дне. … канд. юрид. наук. СПб., 1999; Ланге Н.И. Древнее русское уголовное судопроизводство (XW, XV, XVI и половины ХУЛ веков). СПб., 1884; Тальберг ДГ. Русское уголовное судопроизводство. В 2 т. Киев, 1880; Филимонов И.Я. Основы уголовного процесса Германии. М., 1994; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. СПб., 1996; Нажимов В.П. Исторические типы, формы и виды советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1988; Сорокина Ю.В. Реформа следственного аппарата и предварительного расследования в России 1860-1864 гг.: Механизм разработки и реализации законодательства: Автореф. дне. … канд. юрид. наук. СПб., 1994.

1 См.: Вицин С. От формирования судебной системы к ее реформированию // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 2-7; История Дании с древнейших времен до начала XX века / Ред. колл.: О.В. Чернышева и др. М., 1996. С. 300-309; Лаптев П. Нельзя забывать, что Россия часть европейского правового пространства // Российская юс тиция. 2001. № 3. С. 5; Матузов Н. И. О праве в объективном и субъективном смысле: гносеологический аспект // Правоведение. 1999. № 4. С. 138. 129 -143; Человек в истории. Гуманистические ценности европейских циви лизаций и проблемы современного мира. Ч. II. С. 23.

2 См.: Базилев Б.П. Молодые обвиняемые и подсудимые. СПб., 1910; Немировский Э.А Отношение приговора к обвинению. М., 1906; Фойницкий И.Я. Защита в уголовном процессе как служение общественное. СПб., 1885; Он же. О вознаграждении невинно к суду уголовному привлекаемых. СПб., 1884; Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1895.

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 112-113; Мещеряков Ю.В. Уго- ловное судопроизводство России первой половины XIX в.: Автореф. дне. … канд. юрид. наук Л., 1985. С. 11- 14; Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? М., 1992. С. 15; и др. 4 История, философия, принципы и методы правозащитной деятельности. С. 89.

78

поставить данный процесс с процессом гуманизации человеческой цивилизации в целом и гуманизацией уголовного судопроизводства в других странах, чтобы определить их взаимосвязь, а также установить особенности и перспективы указанного процесса в России. Безусловно, мы не претендуем на исчерпывающее рассмотрение данной проблемы.

В уголовно-процессуальной литературе имеются различные точки зрения по поводу сущности и содержания процесса гуманизации уголовного судопроизводства. Некоторые авторы под гуманизацией судопроизводства понимают расширение прав для лиц, совершивших преступление, и создание реальных условий для осуществления этих прав1. Ряд авторов ставят вопрос о необходимости расширения прав и гарантий не только для подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных, но также и для потерпевших, свидетелей и других участников уголовного процесса2. Безусловно, гуманизация судопроизводства должна касаться всех его участников. В противном случае будут нарушены принципы справедливости и равенства всех граждан перед законом и судом.

При рассмотрении настоящей проблемы необходимо отметить, что суще- ствует два пути развития общества: эволюционный и революционный. Сегодня многие авторы склоняются к мысли, что общество должно развиваться только эволюционным путем, потому что изменение психики и сознания человека происходит на протяжении столетий. Кроме того, эволюционный путь обеспечивает преемственность в развитии общества и позволяет сохранить накопленные богатства3. Так, П.В. Волобуев подчеркивает, что «эволюция… в отличие от революций с их бурным разрушительным пафосом … дала возможность обеспечить преемственность общественного развития и благодаря этому сохранить

1 См.: Бажанов С. О мерах принуждения в уголовно-процессуальном законодательстве // Законность. 19%. № 3. С. 32-34; Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок и сроки содержания под стражей // Российская юсти ция. 1997. № 5. С. 16-19; Смирнов А. Нужен суд правый и милостивый, решительный и скорый // Российская юстиция. 1995. № 10. С. 18-21; Карапетяи. С. На страже подозреваемых и обвиняемых, находящихся под стра жей // Законность. 1997. № 10. С. 2-3.

2 См.: Кадышева Т., Ширинский С. Расширить права потерпевшего // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 14; Тихонов А. О процессуальной безопасности чести и достоинства граждан в охранительных отношениях // Изв. вузов. Правоведение. 1990. № 1. С. 32-39.

3 См.: Поздняков Э. Формационный и цивили шционный подходы // Мировая экономика и международные от ношения. 1990. № 5. С. 51-58; Революция и права человека: Материалы всемирного конгресса. М, 1992. С. 3- 8.

79

все накопленное богатство»1. С данной точкой зрения следует согласиться, так как основным законом развития природы является закон естественного отбора, а это длительный эволюционный процесс. Однако мы знаем, что и революции дали немало положительного зарубежным странам. По данному поводу необ- ходимо заметить, что ко всякой революции общество должно быть подготовле- но, потому что революция - это закрепление итогов внутреннего эволюционного развития общества. В противном случае насаждение силой даже самых пере- довых, но чужеродных идей приводит к массовому кровопролитию. Вот почему в одних странах революции привели к более прогрессивным последствиям, а в других - менее.

Рассмотрим процесс развития гуманистических начал в уголовном судо- производстве. Первоначальное появление гуманистических ценностей в судо- производстве отразило процесс естественного развития человеческого общества и связано с возникновением у древних людей нравственных представлений о добре и справедливости. Коллективистский характер гуманистических ценно- стей, о котором было сказано выше, отразился и на осуществлении правосудия. Например, в Древнем Риме существовала такая форма защиты прав, как само- расправа. Она заключалась в том, что лицо, считавшее, что его право неправо- мерно нарушено, расправлялся с обидчиком собственными силами и силами своей семьи2. В Древней Руси возмещение ущерба потерпевшему заключалось в получении родом выкупа, в том числе и за убитого. Гуманных способов доказа- тельства вины или невиновности человека выработано еще не было, все кон- фликты разрешались с позиции силы, поэтому никаких гарантий справедливого разрешения спора не существовало. Состязательность считалась справедливым способом урегулирования конфликтов, так как предполагалось, что правда имеет силу и помогает обиженному, поэтому истина была на стороне сильнейшего. В связи с этим доказательством вины ответчика было поражение в таких состя- заниях, как единоборство, кулачный бой и т.д. Таким образом, из самого древ-

Волобуев П.В. Эволюция и революция // Родина. 1990. № 11. С. 7. 2 Новицкий И.Б. Римское право. Изд. 4-е, стереотипное. М., 1993. С. 33.

80

него периода истории человечества в современный уголовный процесс вошли состязательность и такие нравственные ценности, как справедливость и истина1. С зарождением государств стали появляться официальные властные органы и защиту прав начинают осуществлять специальные судебные органы. Например, согласно декрету Марка Аврелия за недозволенное самоуправство лицо должно было не только вернуть захваченные вещи, но и лишалось права требования2. В данный период зародились первые правила судопроизводства, которые были закреплены в законах, издаваемых правителями. Так возникли Законы царя Хаммурапи (Древняя Месопотамия), Законы Ману (Древняя Индия), Правда Ярослава (Древняя Русь) и другие. В указанных законах появились нормы права, которые определяли порядок осуществления правосудия. Потерпевший сам должен был защищать свои права. По его жалобе возбуждалось уголовное преследование, но обвинитель сам собирал доказательства и сам доставлял обвиняемого в суд3. Для установления истины в судебных делах применялись различные испытания, наложение руки, клятвы и т.п. Так, в ст. 1 и ст. 2 Русской Правды определялся порядок проведения судебных поединков (ордалий), осуществления кровной мести, оценки показаний свидетелей и других процессуальных действий4. Поединки как способ получения доказательств существовали в Англии и других странах5. Факт зарождения процессуальных норм свидетельствует о развитии подставлений человеческого общества о справедливости судопроизводства, потому что происходит осознание, что пра- восудие может осуществляться только при соблюдении определенного порядка. Эти положения отразили процесс гуманизации взаимоотношений между че- ловеком и обществом и сохранились до сегодняшнего дня. Например, они вошли в принцип законности, который требует, чтобы все процессуальные действия производились в соответствии с нормами УПК (ст. 2 УПК, ст. 7 УПК РФ).

1 См.: Розин Н.Н. Уголовное судопртизводство. 4-е изд. Рига, 1924. С. 19.

2 Новицкий И.Б, Указ. соч. С.ЗЗ.

3 История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов / Под ред. Н.А. Крапгенкннкковой и О.А. Жидкова. М, 1998. Ч. 1. С. 299.

4 См.: Русская Правда. Краткая редакция // Российское законодательство X - XX веков. В 9 т. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М. 1991. Т. 1. С. 47-49.

” Волколуп О.В. Подготовка уголовных дел к судебному разбирательству в российском уголовном процессе:

81

С развитием государственной власти государство взяло на себя установление виновности преступника и обеспечение защиты интересов потерпевшего. Это свидетельствует о росте заботы общества о нуждах человека. Уже тогда под милосердием понималась жалость к обиженному, а не попустительство преступнику. Однако в рассматриваемый период у обвиняемого отсутствовали какие-либо права. Для его осуждения достаточно было признания им своей ви- ны. Данный принцип действовал во Франции, Германии, России и других стра- нах’.

В период средневековья атмосфера осуществления правосудия носила инквизиционный характер, отражая роль религии во всех сферах человеческой деятельности, грубость нравов феодального общества, невежество и забитость основной массы населения2. С человеком обращались как с бесправным суще- ством, защита не допускалась, процесс проходил тайно, с использованием пыток. Ни о какой презумпции невиновности тогда еще не было и речи. Человек должен был сам доказать свою невиновность либо возместить ущерб и заплатить штраф3. При этом существовала система формальных доказательств. Доказательства в указанный период носили явно выраженный бесчеловечный характер. Так, например, варварским доказательством было «испытание огнем», когда человеку давали в руку кусок раскаленного железа «аже не ожьжеться»4. По Салической правде применялся «божий суд», согласно которому рука обвиняемого опускалась в котелок с кипящей водой, и если обожженая рука плохо заживала, человек считался виновным5. Целью судопроизводства и наказания в рассматриваемый период было устрашение. Указанную цель следует признать антигуманной, потому что она не способствует развитию в человеке самоува- жения и других нравственных качеств. Так, в XIV веке в России начинают

Автореф. дис…. канд. юрид. наук, Краснодар, 1997. С. 7.

1 История государства и права зарубежных стран. Ч. 1. С. 318, 327; История государства и права России: Учеб ник / Под ред. Ю.П. Титова. М., 2000. С. 162.

2 См.: Мещеряков Ю.В. Указ. соч. С. 8.

3 См.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права Т. 1. С. 635.

4 См.: Там же. С. 639-640; Федоров КГ. История государства и права зарубежных стран. Изд. 2-е, перераб. и доп. Л., 1977. С 20.

5 История государства и права зарубежных стран. 4. 1. С. 300,

82

применяться телесные наказания - битье кнутом, клеймение, которые сохраняются вплоть до времен Екатерины II. В XVI в. начинают упоминаться членовредительские наказания (отсечение руки и другие)1.

Тем не менее, на протяжении столетий постепенно шло развитие гумани- стических ценностей в уголовном судопроизводстве. Например, суд стал применять индивидуальный подход при определении наказания 11реступнику. Так, в ст. 20 Великой Хартии вольностей, выданной королем Иоанном Безземельным в 1215 году2, указывалось на необходимость соответствия тяжести наказания совершенному проступку (ст. 20)3. На Руси, если преступление совершалось «ведомым лихим человеком», ему назначалась смертная казнь (ст.ст. 9, 13 Судебника 1497 г.). Требование учета характеристики личности обвиняемого при избрании ему меры пресечения и назначении наказания вошло в современный уголовный процесс. Большим общечеловеческим достижением в сфере уголовного судопроизводства было введение свидетельского иммунитета для родственников обвиняемого. Так, согласно ст. 177 гл. X Соборного Уложения 1649 г. к свидетельству не допускали жену против мужа, детей против родителей. На наш взгляд, этот институт является показателем уважения государством родственных чувств человека. В настоящее время указанная норма нашла свое отражение в ст. 51 Конституции РФ и распространяется на всех участников уголовного процесса, включая обвиняемого, потерпевшего и свидетеля.

Необходимо отметить, что на протяжении веков в уголовном процессе разных стран появлялись нормы, расширяющие и гарантирующие права человека от судебного произвола и несправедливого решения. Так, согласно ст. 1-4 Законов Хаммурапи (XVIII в. до н.э.) строго каралось лжесвидетельство, клевета. Злостная клевета наказывалась смертной казнью. Судья отстранялся от должности и платил большой штраф за незаконное изменение приговора4. В ст. 39 Великой Хартии вольностей в Англии (1215 г.) говорилось: «Ни один

1 Чельцов-Бебугов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. С. 668.

2 См.: История, философия, принципы и методы правозащитной деятельности. С. 55-56.

3 См.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного про цесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. СПб., 1995. С. 319.

4 Федоров К.Г. Указ. соч. Л., 1977. С. 20.

83

свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму или лишен вла- дения, или объявлен вне закона, или изгнан, или каким-либо (иным) способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны»1. В Англии в XIII в. развилась система «очищения тюрем», когда разъездные ассизные судьи прове- ряли правильность ареста заключенных и освобождали их на поруки2. Это были первые явления судебной проверки правомерности ареста. В Булле 1222 года король Андрей II Венгерский также гарантировал дворянству свободу от про- извольного ареста и от лишения жизни без суда. Развитие процессуальных га- рантий человечного отношения к участникам судопроизводства происходило и в России. Так, по Судебнику 1497 года на Руси решения местных судов могли быть обжалованы в приказы, Боярскую Думу, великому князю3. Петр I ввел ряд норм, направленных на защиту обвиняемого, например, наказание лиц за лже- свидетельство4, ограничение пытки. Если обвиняемый под пыткой не сознавался в совершенном преступлении, то вторично по данному делу пытать его не могли; от пыток освобождались недоросли, люди старше семидесяти лет и бе- ременные женщины5. Все эти гарантии вошли в современное законодательство. Например, право обжаловать не только приговор, но и любые действия и реше- ния лиц, осуществляющих судопроизводство (ст.ст. 22, 220, 2201 УПК; ст. 19 УПК РФ), и другие.

Таким образом, мы видим, что во всех государствах на протяжении истории постепенно шел процесс гуманизации уголовного судопроизводства. В уголовный процесс внедрялись не только нравственные ценности и права чело- века, но и расширялись гарантии гуманного к нему отношения. При этом обще- человеческие ценности внедрялись в уголовное судопроизводство различных стран путем естественного внутреннего развития этих государств. Такой харак- тер гуманизации уголовного судопроизводства определялся достаточно замк-

1 Цит. по: Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. С. 316.

2 Там же. С. 354.

3 История государства и права России. С. 77.

4 См,: Гришин СП. Возбуждается уголовное дело… Н, Новгород, 1992. С. 7.

5 См.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. Т. 1. С. 710-711.

84

нутым образом жизни рабовладельческих и средневековых государств, нераз- витостью транспорта и средств связи между ними, постепенным возрастанием правовой культуры общества и роли личности в уголовном процессе.

Переворот в сфере уголовного судопроизводства произошел после буржуазной революции в Англии 1640 года, когда начался бурный процесс распространения, осмысления и заимствования гуманистических ценностей, выработанных в ходе английской революции, другими странами: США, Францией и иными. Английская буржуазная революция имела большое значение для дальнейшего развития стран Западной Европы и Америки. Именно в Англии зародилась идея о необходимости устранить обвинительный уклон из судопроизводства и возложить процесс доказывания на обвинение и защиту1, запретить установление чрезмерных штрафов и жестоких мер наказания. В 1641 г. парла- ментом был принят документ, известный под названием «Великая ремонстра- ция», где указывалось, что непомерная власть епископов и его суды упраздня- ются, производится упорядочение судов и упразднение волокиты и дороговизны в судопроизводстве2. В 1689 г. в Билле о правах было провозглашено незаконным образование чрезвычайных судов, в 1701 г. впервые в Англии была установлена независимость судей от королевской власти3. Идея естественных прав человека, наиболее глубоко разработанная Джоном Локком, легла в основу ныне действующих документов различных государств: Декларацию независимости США (1776 года), Билль о правах США (1791 г.), Декларацию прав человека и гражданина во Франции (1789 г.) и другие4. В этих документах было провозглашено, что все люди созданы равными и наделены определенными неотъемлемыми правами, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого; закреплены такие гуманистические принципы уголовного процесса, как неприкосновенность личности, жилища, имущества, привилегия против само- обвинения, подчиненность судебного разбирательства закону, право на защиту,

1 Боботов С.В. Буржуазная юстиция: состояние и перспективы развития. М., 1989. С. 31-32.

2 История. Мир в новое время. 1640-1870 г.г. /Под ред. Юдовской А.Я. СПб., 19%. С.50.

3 Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-проиессуального права. С. 395-396.

4 См.: Боботов С.В. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции. С. 19.

85

осуществление суда беспристрастными присяжными, недопустимость больших залогов1.

Буржуазное общество продекларировало новые принципы правосудия: презумпцию невиновности, равенство сторон в процессе, состязательность, устность, публичность, оценку доказательств и вынесение решений на основе внутреннего убеждения, независимость судебной власти. Данные принципы стали гарантом защиты граждан от несправедливого привлечения к уголовной ответственности и произвола органов, осуществляющих судопроизводство. Так, в ст. IX Французской декларации 1789 г. был сформулирован принцип пре- зумпции невиновности, где говорится, что «каждый человек предполагается не- виновным до тех пор, пока его виновность не доказана…»2. Презумпция неви- новности направлена против бесчеловечного и жестокого обращения с лицом, обвиняемым в совершении преступления, и имеет большое значение в истории цивилизации: до выдвижения этого принципа во всех странах предпочтение от- давалось обвинительным доказательствам, то есть существовала презумпция виновности. Презумпция невиновности была закреплена в Конституции Италии (ст. 27), Уголовно-процессуальном кодексе штата Нью-Йорк (ст. 389) и других странах3. Реабилитация невиновных лиц, привлеченных к уголовной ответст- венности, и возмещение им причиненного ущерба были предусмотрены зако- нами Италии, Португалии и Швейцарии4.

Появление в данный период в судопроизводстве разных стран неотъемлемых прав человека и принципов уголовного процесса, гарантирующих осу- ществление указанных прав, связано с ростом рыночных отношений, развитием торговых связей, признанием ценности человеческой личности и ее творческого начала в жизни общества5. Представителям буржуазии, имевшим деньги и недвижимость, были необходимы законы, которые закрепляли бы их права на имущество и человеческие свободы. Революции, произошедшие в данных стра-

’ См.: Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. М, 1989. С. 3%.

  • Боботов С.В. Буржуазная юстиция: состояние и перспективы развития. С. 10.

3 Там же. С. 36. ‘

См.: Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? С. 14. 5 История Европы. Т. 2. Средневековая Европа. М., 1992. С. 261.

86

нах, подвели итоги естественному развитию буржуазных государств и закрепи- ли на законодательном уровне общечеловеческие ценности в уголовном про- цессе. Здесь необходимо заметить, что в рассматриваемый период прогрессив- ные законы распространялись только на лиц с привилегированным положением (буржуазию, дворянство, духовенство). Однако их возникновение имело большое значение, потому что в процессе последующей демократизации обще- ства они распространились на широкие слои населения.

В XVIII в. западноевропейские идеи гуманизма стали активно осмысливаться и в России. Первой ярчайшей фигурой, внесшей серьезный вклад в гуманизацию уголовного судопроизводства нашей страны, была Екатерина П, которая в 1767 году лично составила «Наказ», отразивший идеи французских просветителей (Д. Дидро, Ш.Л. Монтескье и других авторов), в том числе необходимость гуманного обращения с обвиняемыми. Она отмечала, что применение пыток несправедливо и нецелесообразно, поддержала презумпцию невиновности: «Человека неможно почитать виноватым прежде приговора судейского, и законы не могут его лишить защиты своей прежде, нежели доказано будет, что он нарушил оные. Чего ради какое право может кому дать власть налагать нака- зание на гражданина в то время, когда еще сомнительно, прав ли он или вино- ват… пытка не нужна, если преступление не известно, так не должно мучить обвиняемого, по той причине, что не надлежит невиновного мучить, и что по законам тот не виновен, чье преступление не доказано» (ст. 194 «Наказа»)1. Свои идеи Екатерина II подкрепила изданием в 1785 году жалованной грамоты, по которой дворяне освобождались от пыток и телесных наказаний. Затем это положение распространилось на купцов первых двух гильдий и именитых гра- ждан, а с 1796 года - на священнослужителей. В 1801 г. Александр I официально отменил в России пытку2, назвав ее «стыдом и укоризной человечеству», что свидетельствует о стремлении российского общества отказаться от варварских приемов расследования преступлений.

1 Цигг. по: Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. М, 1995. С. 280-281.

2 См.: Мещеряков Ю.В. Указ. соч. С. 7.

87

Судебная реформа 1864 года явилась вершиной гуманизации уголовного судопроизводства России в рассматриваемый период. Достижения этой рефор- мы тесно связаны с достижениями западноевропейских стран (Англии, Фран- ции и Германии), откуда были восприняты идеи естественных прав человека и их гарантий, а также прогрессивные буржуазно-демократические принципы ор- ганизации и деятельности суда. Так, по окончании следствия обвиняемому было предоставлено право знакомиться со всеми материалами дела и требовать дополнительного расследования (ст. 476, 477 УУС); указания прокурора, на- правленные в пользу обвиняемого, например освобождение из-под стражи, были обязательными для исполнения (ст. 10 УУС); признание обвиняемым своей вины в уголовном процессе России утратило значение бесспорного доказа- тельства. Целью судебной деятельности стало установление истины (ст. 620 УУС), упразднялось оставление лица в подозрении. Отныне приговор мог быть либо оправдательным, либо осуждающим (ст. 771 УУС). Тогда же было выдви- нуто требование беспристрастности и выяснения всех обстоятельств дела: как доказывающих вину обвиняемого, так и оправдывающих его (ст. 265 УУС). Оправданный имел право на вознаграждение за неосновательное привлечение к суду (ст. 779-783 УУС).

Указанные изменения приветствовались современниками. Так, В. Слу-чевский указывал на справедливость соответствия меры вины мере ответственности обвиняемого. В этом он видел гуманность уголовно-процессуального закона1. А.Ф. Кони считал, что «для истинной справедливости нет ничего опаснее, как выветривание из основных приемов отправления правосудия возвышающей их человечности»2.

Несмотря на то, что судебная реформа 1864 г. имела очень большое про- грессивное значение, судебные уставы были слишком передовыми для того времени. Российская буржуазия еще не окрепла, чтобы удержать полученные права. Поэтому с 1871 года начинается судебная контрреформа, направленная

1 См.: Случевский В. Указ. соч. С. 7.

2 Кони А.Ф. Приемы и задачи обвинения // Кони А.Ф. Избр. произв. В 2 т. М., 1959. Т. 1. С. 78.

88

против демократических принципов и гуманистических ценностей, вошедших в указанные уставы. В данной работе не рассматриваются подробности реакци- онной политики государства в области суда на рубеже ХГХ-ХХ веков, посколь- ку это не входит в задачи настоящего исследования. Тем не менее, отметим, что противоречия этого процесса отражали противоречивость сосуществования в России феодально-монархических институтов с буржуазным развитием обще- ства. По данному поводу А. Смирнов писал, что судебные уставы 1864 года яв- ляются «блестящей, но…преждевременной попыткой вывести Россию на «столбовой путь» европейской цивилизации»1. По всей вероятности, именно поэтому в дальнейшем общество отошло от декларированных положений к бо- лее реальным нормам, которые отвечали действительности того времени. Без- условно, законы должны соответствовать социально-экономическому, полити- ческому и культурному развитию общества, в противном случае они не дейст- вуют, что неоднократно доказано историей. Например, многие законы Петра I насаждались силой и почти все они предусматривали смертную казнь, но не имели положительного результата2. Данные уроки истории необходимо учиты- вать и в наше время при совершенствовании законодательства.

Следующим важнейшим событием, повлиявшим на процесс гуманизации уголовного судопроизводства, стала вторая мировая война. В.И. Рохлин и И.И. Сыдорук правильно подчеркивают, что именно после завершения второй миро- вой войны «объединенные нации особое внимание уделили проблеме защиты прав и свобод человека»3. Действительно, в этот период общечеловеческие цен- ности приобрели международный характер. После второй мировой войны с ее ужасами и произволом у народов появилась потребность в создании свода пра- вил, которые оградили бы их от подобных явлений. Образование в 1945 году Организации Объединенных Наций стало одним из итогов второй мировой войны, который отразил процесс глобализации общечеловеческих ценностей в XX веке и повлиял на гуманизацию уголовного судопроизводства во многих

’ Смирнов А. Указ. соч. С. 18.

2 Челъцов-Бебутов М. А. Курс советского уголовно-процессуального права. Т. 1. С. 689.

3 Рохлин В.И., Сыдорук И.И. Правоохранительная функция прокуратуры: Учебное пособие. СПб., 2000. С. 5.

89

странах. В ряде норм Устава ООН за каждым человеком были признаны равенство и неотъемлемость его прав, потому что они естественно вытекают из достоинства, которое свойственно человеческой личности. Кроме того, в 1946 году была создана Комиссия по правам человека ООН. Туда вошли Великобритания, Франция, Австралия, Бельгия, Советский Союз, Египет, Индия и другие страны. Многие положения Устава ООН вошли во Всеобщую декларацию прав человека (1948 г.), где были закреплены права человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность (ст. 3), на защиту закона и равенство перед законом (ст. 7) и другие. В Декларации также была сформулирована необходимость способствовать уважению прав и свобод человека, провозглашена обязанность государств стремиться к осуществлению этих задач путем просвещения и образования.

Положения, изложенные во Всеобщей декларации прав человека, попали в различные международные договоры, например, в Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), в Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.), в Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.), в Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, проходившего в Хельсинки в 1975 году. Так, в седьмом разделе указанного Акта формулируются принципы, которыми государства должны руководствоваться в своих отношениях. Среди этих принципов указан и принцип уважения прав и основных свобод человека, включая свободу совести, мысли, религии, убеждений независимо от расы, языка, религии и пола. Данные соглашения были подписаны многими европейскими странами. Государства-участники взяли на себя обязательство уважать все права и основные свободы человека. Тем самым на защиту прав личности встало международное сообщество.

В настоящее время в различных государствах идет процесс приведения внутреннего законодательства в соответствие с международными нормами. Так, появились Американская конвенция о правах человека (1969 г.), Африкан-

90

екая хартия прав человека и народов (1981 г.), Декларация прав и свобод чело- века и гражданина РСФСР (1991 г.). В результате этой деятельности междуна- родные нормы были закреплены в законодательстве многих государств. На- пример, в США была создана Межамериканская комиссия по правам человека, в состав которой вошли лица, компетентные в области прав человека, задачей которых является содействие уважению и защите прав человека (ст. 41 Амери- канской конвенции о правах человека).

Необходимо отметить, что в нашей стране этап глобализации гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве начался с некоторым опозданием (на рубеже 50-60-х годов), после отказа от административно-командной системы, характерной для тоталитарных режимов, и переходом к более демократичному режиму. Также следует отметить, что революция 1917 года внесла юридическое новшество в проблему прав человека. Оно заключалось в том, что права были гарантированы не человеку, а только эксплуатируемым и трудящимся. Возникновение данной идеи стало шагом назад в развитии России, потому что, во-первых, она отразила попытку нашего общества вернуться к кол- лективистским методам защиты прав человека, свойственным самой древней форме организации общества, которые не отвечали требованиям современности. Во-вторых, указанная идея продемонстрировала отказ от демократических завоеваний цивилизации, лишив огромные слои российского общества государ- ственной защиты, что сходно как с рабовладельческим периодом развития об- щества, так и с феодальным. Однако опыт показал, что общечеловеческие цен- ности не могут предоставляться одной части общества в ущерб другой: те, ради кого осуществлялась гуманная сама по себе идея построения государства тру- дящихся, были отодвинуты на второй план и использовались государством только как средство достижения своих политических целей. По отношению к гражданам страны в уголовном судопроизводстве широко распространился произвол, который осуществлялся внесудебными органами (так называемыми «тройками»). Законами от 1 декабря 1934 г. и 14 сентября 1937 г. был установлен особый порядок производства при расследовании террористических актов,

91

диверсий и вредительства, в результате чего пострадало много ни в чем непо- винных граждан. С 1921 г. по 1954 г. только за контрреволюционные выступ- ления было осуждено 3777380 человек, из них приговорено к расстрелу 642980 человек1. В целом в данный период никаких важных гуманистических достиже- ний в уголовном судопроизводстве сделано не было, поэтому нами этот период не выделяется в самостоятельный этап гуманизации уголовного процесса Рос- сии. Правильность такого решения объясняется еще и тем, что в истории име- ются другие примеры, когда во время осуществления революционных идей об- щество обращалось к насильственным методам насаждения гуманистических ценностей, но эти периоды не стали этапами гуманизации общества. Например, в период якобинской диктатуры во Франции Эбер и Шомет пытались привести французский народ к счастью насильственным путем. Так, 17 сентября 1793 г. Конвентом был принят Закон о подозрительных, в результате чего к декабрю 1793 г. в парижских тюрьмах находилось 4525 человек, заключенных туда по ссютвететвующему основанию, а после проводимых политических процессов людей расстреливали «пачками» от 53 до 209 человек картечью, что получило название «молния»2. Эти факты еще раз доказывают, что благородные цели не- возможно воплотить в жизнь безнравственными методами.

Наиболее ярко процесс глобализации гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве России стал воплощаться на рубеже 80-90-х годов в результате проводимой в нашей стране перестройки всех сфер жизни общества. Данный процесс отразился в «Концепции судебной реформы», в проектах УПК, новых вариантах Основ уголовного судопроизводства, которые были опубликованы в 1989 -1991 гг., и других актах. Так, в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г., каждому лицу было предоставлено право на судебную проверку и обжалование ареста и содержания под стражей (ст. 15), на неприкосновенность частной жиз-

1 См.: Ляхов Ю.А. Указ. соч. С. 7.

2 Новая история (1640-1870): Экспериментальное учебное пособие для 9 класса средней школы / Под ред. А.Я. Юдовской. СПб., 1993. Ч. I. С. 158-160.

92

ни, тайну переписки, телефонных разговоров, телеграфных и иных сообщений, право на уважение и защиту чести и достоинства (ст. 9). Данная Декларация предоставила международным нормам приоритет перед законами Российской Федерации (ст. 1); учредила пост Парламентского уполномоченного по правам человека (ст. 40), который должен заниматься вопросами нарушения прав чело- века должностными лицами и государственными органами; ввела запрет на ис- пользование пыток, насилия и других действий, унижающих человеческое дос- тоинство (ст. 8) и другие положения. Российская Декларация прав и свобод че- ловека и гражданина отразила общепризнанные права и свободы личности и имела большое значение в провозглашении гуманизма основополагающим принципом нашего общества, так как возвела права и свободы человека, его честь и достоинство в разряд высших ценностей общества и государства. Ука- занные изменения являются составной частью процесса гуманизации человече- ства в целом и уголовного судопроизводства в частности.

Глобальная гуманистическая революция стала важнейшим событием второй половины XX века. Резолюции ООН и других международных организаций создают международное общественное мнение, которое влияет на действия правительств и имеет большое значение в борьбе за права человека. Движение за реальную обеспеченность прав личности приобрело значительный размах. Гуманистические ценности выражаются и реализуются в различных социально- политических системах по-разному в зависимости от реальных общественных отношений. При этом уголовный процесс разных стран имеет много общего и типичного, однако в конкретных проявлениях он довольно разнообразен, на- пример, в пределах компетенции суда, в процессуальном положении обвиняе- мого и обвинителя, в процессуальных гарантиях прав личности, в особенностях процесса доказывания.

Гуманизация уголовного судопроизводства тесно связана с гуманизацией других сфер жизни общества: идеологией, социологией, психологией, а также различными отраслями права (уголовным, уголовно-исполнительным и други- ми). Так, гуманизация уголовного процесса требует формирования нового от-

93

ношения к человеку, которое заключается в установлении приоритета личности над интересами государства и в провозглашении человека высшей ценностью общества. О гуманизации уголовного права, свидетельствует тот факт, что уже в древности законами охранялись честь и достоинство человека: за клевету и оскорбление полагалось суровое наказание по Законам Хаммурапи (XVIII в. до н.э.), Ману (П-VII вв. до н.э.), Закону ХП таблиц (I в. до н.э.). В Соборном уложении 1649 г. на страже чести человека стояло семьдесят три статьи1. В настоящее время Уголовные кодексы многих стран содержат раздел о преступлениях против личности2. Свидетельством гуманизации уголовного права явилась также отмена такого вида преступлений, как преступление против веры, характерного для эпохи средневековья.

Рассмотрев процесс развития гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве, можно сделать следующие выводы.

  1. Гуманизация уголовного процесса является составной частью гумани- зации человеческой цивилизации, поэтому процесс гуманизации уголовного судопроизводства протекает по таким же объективным и субъективным законам, что и гуманизация цивилизации, целью которой является всестороннее развитие личности (см. § 1.1). При этом уголовное судопроизводство также оказывало воздействие на всеобщий процесс гуманизации общества, закрепляя общечеловеческие ценности в уголовно- процессуальном законодательстве. Некоторые авторы справедливо отмечают, что мировые суды были своего рода школой политико- правового воспитания народа, как в Англии, Франции и США, так и в России3.
  2. В результате исследования процесса гуманизации уголовного судопро- изводства нами предлагается сформулировать сущность данного процесса в следующей редакции: «Гуманизация уголовного судопроизводства - это прогрессивный, исторически обусловленный, основанный на объективных и субъ-
  3. 1 Москалысова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? С. 8-9.

2 Проблемы уголовного и уголовно-процессуального законодательства: Сб. статей / Ред. колл.: В.М. Галкин, М.Я. Булошииков, Ю.П. Орловский и др. М., 1994. С. 130.

3 Боботов СВ. Буржуазная юстиция: состояние и перспективы развития. С. 29.

94

ективных законах развития человеческой цивилизации процесс внедрения в уголовно-процессуальное законодательство и уголовно-процессуальную деятельность общечеловеческих ценностей и гарантий их реализации с целью, чтобы в центр каждого следственного действия и принимаемого решения ставились интересы человека, его права, свободы и индивидуальные особенности».

  1. На протяжении веков процесс гуманизации уголовного судопроизвод- ства проходил и проходит по самым различным направлениям: воплощение в нем нравственных ценностей, развитие прав участников уголовного процесса, совершенствование гарантий и другие. Все эти направления условно можно разделить на две сферы: правотворчество, то есть закрепление общечеловеческих ценностей в уголовно-процессуальных нормах, и правоприменительная деятельность, то есть реализация этих ценностей при осуществлении судопроизводства.
  2. Процесс гуманизации уголовного судопроизводства состоит из трех основных этапов. В основу данной классификации положен характер возникновения и воплощения общечеловеческих ценностей в уголовном процессе разных стран:

1) этап естественного появления и накопления гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве (с древнейших времен - до буржуазной ре- волюции 1640 года в Англии). В России он длился до второй половины XVIII века в связи с замедленным формированием буржуазных отношений. Настоящий этап отразил эволюционный путь развития человеческой цивилизации, поэтому он протекал крайне медленно; 2) 3) этап распространения, осмысления и заимствования различными стра- нами гуманистических ценностей, выработанных западными государствами в ходе буржуазных революций (со времен английской буржуазной революции 1640 г. - до окончания второй мировой войны и создания ООН в 1945 г.). Этот этап отразил революционный путь развития человеческой цивилизации и протекал форсированными темпами. В данный период в уголовное судопроизводство многих стран активно внедрялись естественные права человека, их гаран- 4)

95

тии и гуманистические принципы уголовного судопроизводства;

3) этап глобализации гуманистических ценностей, заключающийся в вы- рабатывании международных правил человеческого общежития и средств за- щиты человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства (1945 г. - по настоящее время). Этот этап отразил процесс интернационализации всех сфер жизни общества - экономической, политический, культурной и других.

Необходимо отметить, что данная классификация является достаточно условной, однако универсальной, так как отражает наиболее принципиальные критерии в развитии рассматриваемого процесса, и может быть применена ко многим государствам.

Гуманизация уголовного судопроизводства нашего государства определяется как естественным развитием российского общества, так и достижениями мировой цивилизации. Особенность данного процесса на современном этапе заключается в том, что в уголовном процессе идет активный поиск путей и средств реализации ранее провозглашенных прав и свобод человека. Необхо- димо отметить, что гуманизация уголовного судопроизводства нашей страны проходит в достаточно сложных условиях: при спаде производства, научных исследований; росте безработицы, социальной напряженности, конфликтности и т.п.1 Однако, на наш взгляд, процесс гуманизации человечества приобрел не- обратимый характер: во-первых, потому что гуманистические ценности полу- чили признание во всем мире; во-вторых, потому что согласно действующему законодательству нарушение прав личности не остается безнаказанным для го- сударственных органов и должностных лиц (этот вопрос мы подробно рассмот- рим ниже); и, в-третьих, потому что в соответствии с международными догово- рами нашей страны каждый вправе обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся средства правовой защиты внутри государства (ст. 46 Конституции РФ).

  1. При определении перспектив гуманизации уголовного судопроизводства необходимо учитывать как объективные тенденции данного процесса, на-

1 Что такое человек? Основы человековедения. Кн. 2. С. 158.

96

правленные на всеобщую гуманизацию человеческой цивилизации, так и субъективные факторы, то есть те цели, которые ставит перед собой каждое конкретное государство, стремясь к гуманизации своего общества. Целью гуманизации нашей страны является построение правового государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7 Конституции РФ). В связи с этим А.И. Александров правильно указывает, что «гуманизация уголовного процесса должна идти по пути повышения уровня правовой защищенности личности при расследовании уголовных дел и их судебном разбирательстве. Гуманистическим уголовный процесс становится тогда, когда в нем оптимально учитываются и обеспечиваются законные интересы и права личности»1. При этом развитие уголовного судопроизводства должно происходить с учетом не только исторических традиций России, но и опыта зарубежных стран в этой области2. Однако, обращаясь к передовым процессуальным нормам зарубежных государств, следует помнить, что они хороши не сами по себе, а при наличии определенных условий жизни общества, которые достигнуты конкретным государством, поэтому не всякую норму следует безоговорочно перенимать. Кроме того, следует учитывать традиции, которые сложились в России на протяжении веков, а уж потом использовать передовой опыт зарубежных стран, иначе процесс гуманизации будет насаждаться способами, противоречащими самому понятию гуманизма. Гуманизация уголовного процесса должна проходить как генеральная линия через все изменения, осуществляемые в уголовном судопроизводстве. Указанный процесс нельзя пускать на самотек, а следует планомерно направлять в соответствии с социально-экономическим уровнем развития общества. Для этого свои усилия должны приложить и ученые, и практики. В.И. Тереби- лов совершенно правильно предостерегает, что нельзя проводить гуманизацию слишком быстро, потому что при этом необходимо обеспечивать стабильность и надежность защиты прав граждан и государства3.

1 Александров А.И. Указ. соч. С. 13.

2 Там же. С. 34.

3 Теребилов В.И. Судебно-правовая реформа // Законность. 19%. № 3. С. 41.

97

Учитывая указанные обстоятельства, мы полагаем, что концепция гума- низации уголовного судопроизводства должна включать в себя следующие направления:

  1. Гуманизация правового статуса лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, потому что только через расширение и укрепление прав участников уголовного процесса можно способствовать развитию творческой активности личности, применению к ней индивидуального подхода и решению задач уголовного судопроизводства.
  2. Гуманизация уголовно-процессуальной деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, путем создания средств и механизмов, обеспечивающих реализацию общечеловеческих ценностей в данной сфере общественных отношений. При этом необходимо выработать механизм, направленный на т^дупреждение и пресечение попыток добиваться гуманистических целей и задач уголовного процесса бесчеловечными способами (через ужесточение наказаний, лишение каких-либо прав и т.д.).
  3. Формирование гуманистического мировоззрения у лиц, осуществляю- щих уголовное судопроизводство. Необходимость данного направления определяется тем, что даже самые совершенные законы могут не действовать из-за низкого нравственного уровня людей, применяющих эти законы.
  4. Укрепление юридических гарантий гуманизации уголовного судопро- изводства. Уголовно-процессуальные гарантии необходимо привести в соответствие с мировыми стандартами защиты прав и свобод человека и с Конституцией РФ.
  5. Исследованию указанных направлений гуманизации уголовного судо- производства будут посвящены следующие главы.

98

Глава П ГУМАНИЗАЦИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЦ, ВОВЛЕЧЕННЫХ В УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО

§ 2.1. ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ПРОБЛЕМЕ ВОВЛЕЧЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО

Проблема гуманизации уголовного судопроизводства в первую очередь требует рассмотрения вопроса о правовом статусе лиц, вовлеченных в данную сферу общественных отношений, потому что именно по отношению к человеку необходимо развивать гуманность со стороны государства и общества.

Традиционно лица, вовлеченные в уголовное судопроизводство, рассмат- риваются в качестве участников уголовного процесса, положение которых оп- ределяется имеющимися у них процессуальными правами и обязанностями1. Однако следует отметить, что правовой статус лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, носит двойственный характер. С одной стороны, это, дейст- вительно, участники уголовного процесса, наделенные строго определенными правами и обязанностями в зависимости от статуса, который они занимают в уголовном деле. С другой стороны, это лица, обладающие конституционным статусом человека и гражданина2. В связи с этим необходимо определить, на- сколько указанные статусы соответствуют общечеловеческим ценностям, и на- сколько они взаимосвязаны друг с другом. Ответ на указанные вопросы позво- лит внести конкретные предложения, направленные на гуманизацию правового положения лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Под конституционным статусом понимаются наиболее важные права и свободы человека и гражданина, которые носят естественно-правовой характер и в связи с этим являются неотъемлемыми и неотчуждаемыми, будучи закрепленными, охраняемыми и поддерживаемыми Конституцией государства3. Од-

1 Кулешов Ю. И. Правосудие как объект уголовно-правовой охраны реформы // Правоведение. 1999. № 4. С. 91; Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970. С. 11.

2 Абдулаев М.И. Указ. соч. С. 113.

3 Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. М., 19%. С. 156.

99

нако понятия «человек» и «гражданин» не являются тождественными. К «граж- данину» в большей степени относятся характеристики, определяющие отноше- ния между человеком и государством, их взаимные права и обязанности. В пра- вовом статусе гражданина воплощается такая гуманистическая идея, как слу- жение человека обществу. Так, реализуя право избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, гражданин выполняет свой долг перед государством и служит интересам общества (ч. 2 ст. 32 Конституции РФ). Например, только гражданин Российской Федерации име- ет право участвовать в отправлении правосудия (ч. 5 ст. 32 Кошлтуции РФ). В основном это политические права, которыми обладают граждане нашего госу- дарства1. Исследование данных прав не входит в задачи настоящей работы. Од- нако необходимо отметить, что в узком смысле термин «гражданин» допуска- ется использовать как понятие физического лица (гл. 3 ГК РФ), но в широком смысле отождествление понятий «гражданин» и «участник уголовного судо- производства» является не вполне правильным2, потому что каждый гражданин может стать участником уголовного процесса, но не каждый участник судопро- изводства может обладать всеми правами гражданина. Например, граждане, признанные судом недееспособными или находящиеся в местах лишения сво- боды на основании законно вынесенного приговора, не имеют права избирать и быть избранными (ч. 3 ст. 32 Конституции РФ). Данная норма направлена на то, чтобы не допустить к управлению делами общества и государства лиц, имею- щих антисоциальную ориентацию или низкую нравственную и правовую куль- туру. На наш взгляд, законодатель в этом случае поступает правильно. Еще в Древнем Риме гражданства лишались лица, осужденные к наиболее тяжкому уголовному наказанию3. При этом следует обратить внимание на то, что ука- занная норма не распространяется на граждан, которые содержатся под стражей

1 Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие. М, 1997. С. 30.

2 Гаспарян Н. Праву не свидетельствовать против себя нужны дополнительные гарантии // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 8; Филиппов В. У защитника не должно быть прав больше, чем у подзащитного // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 43.

3 Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 49.

100

до вынесения приговора, что соответствует гуманному принципу презумпции невиновности.

Предъявление нравственных требований к лицам, избираемым на ответственные государственные должности, существует во многих странах, что свидетельствует о повышении роли нравственных ценностей в жизни общества. Это способствует укреплению нравственного уровня граждан, управляющих нашим государством.

Таким образом, мы видим, что с одной стороны, правовой статус участника уголовного судопроизводства может ограничивать правовой статус гражданина. С другой стороны, участником уголовного процесса может стать не только гражданин РФ, но и граждане других государств, и лица без гражданства. В соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства имеют право на обращение в суд для защиты своих прав и законных интересов. В ст. 33 УПК (ст. 3 УПК РФ) также указывается, что судо- производство по делам о преступлениях, совершенных иностранными гражда- нами и лицами без гражданства, на территории РФ ведется в соответствии с российским законодательством. Преступность среди лиц данной категории не- уклонно растет. Так, в 1998 г. иностранцами и лицами без гражданства было совершено 31 тыс. преступлений, что на 10,9 % больше, чем в 1997 г., в 2000 г. - 35,1 тыс. преступлений, что на 8,8 % больше, чем в 1999 г,1; а в отношении указанных лиц в 1998 г. было совершено 9,1 тыс. преступлений, что на 3,4 % больше, чем в 1997 г.2, в 2000 г. - 7,2 тыс. щэестушгений, что на 10,1 меньше, чем в 1999 г.3 Все это позволяет сделать вывод, что правовой статус участника уголовного процесса шире правового статуса гражданина.

Под «человеком» понимается личность, обладающая телесно-духовными характеристиками и качествами, определяющими ее отношение к самой себе,

1 Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 году // Российская юстиция. 2001. № 3. С. 78.

2 Краткий анализ состояния преступности в России (январь-декабрь 1998 года) // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 35.

3 Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 году. С. 78.

101

природе и другим людям1. Именно человек обладает неотъемлемыми правами, которые принадлежат ему от рождения, и которые отражают его естественное состояние: право на свободу, здоровье, собственность, безопасность и другие (см. § 1.1). Эти права признаны и закреплены в Конституции РФ, поэтому они получили название конституционных прав.

Сравнивая правовой статус человека со статусом участника уголовного процесса, необходимо отметить, что каждый участник судопроизводства обла- дает правами человека, и эти права сохраняются за ним на всех стадиях уголов- ного процесса независимо от того, гражданином какого государства он является, в том числе и за лицами без гражданства. Так, право залшщать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, является неотъемлемым элементом общего правового статуса иностранных лиц2. Ограничение прав че- ловека допускается только в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Этот вопрос мы подробно рассмотрим ниже.

Таким образом, правовой статус человека гораздо шире правового статуса участника уголовного судопроизводства. Это объясняется тем, что права че- ловека являются общечеловеческими ценностями и получили международное признание3, они имеют принципиальное значение для всех сфер жизни общест- ва, в том числе и для уголовного процесса. Однако деление прав на человеческие и гражданские является достаточно условным, потому что понятие «человек» также может включать в себя такие характеристики, как член общества и гражданин.

Под правовым статусом участника уголовного судопроизводства традиционно понимаются закрепленные в уголовно-процессуальном законодательстве права и обязанности лица, вовлеченного в уголовно-процессуальные отношения4. Однако некоторые юристы считают, что к правовому статусу также относятся основания, порядок появления участников уголовного судолроизводст-

1 НарскийИ.С. Указ. соч. С. 174.

2 Мамаев А. А. Процессуальная праводееспособность иностранных граждан н юридических лиц в России // Пра воведение. № 4.1999. С. 91.

3 Курашвили Г, К. Изучение следователем личности обвиняемого. М., 1982. С. 7. “Кулешов Ю. И. Указ. соч. С. 91; Шпилев В.Н. Указ. соч. С. 7-8.

102

ва и гарантии прав и законных интересов личности1. Что касается оснований и порядка вовлечения лиц в уголовный процесс, то с данной точкой зрения следует согласиться, потому что отсутствие таких оснований и определенного порядка является показателем произвола в деятельности лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Однако гарантии, на наш взгляд, - это самостоя- тельный институт уголовного процесса, обеспечивающий возможность всех субъектов осуществлять свои права и выполнять возложенные на них обязан- ности. Например, прокурорский надзор за деятельностью органов следствия и дознания, являясь важнейшей гарантией прав участников судопроизводства, никак не входит в правовой статус, например, потерпевшего.

Таким образом, для того чтобы определить, насколько гуманно положение участников уголовного процесса, необходимо исследовать: 1) основания и порядок появления участников судопроизводства в уголовном деле; 2) процес- суальные права лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство; 3) их процес- суальные обязанности. Данное исследование лучше всего провести методом сравнительного анализа правового статуса участников процесса, потому что только через сравнение можно определить, насколько гуманно относится госу- дарство к каждому из них.

В широком смысле слова участниками уголовного судопроизводства являются все участвующие в деле лица2. В юридической литературе существуют различные классификации участников процесса3. Однако в задачи настоящей работы не входит рассмотрение данных классификаций. На наш взгляд, наибо- лее логичным является деление всех участников судопроизводства на три ос- новные группы, учитывающие характер их уголовно-процессуальной деятель- ности, процессуальное положение и роль в судопроизводстве: 1) государствен- ные органы и должностные лица, осуществляющие уголовно-процессуальную

1 Мартынчик Е.Г., Радысов В.П., Юрчеико В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судо производстве. Кишинев, 1982. С. 11.

2 Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических институтов и факультетов / Отв. ред.: Н.С. Алексе ев, В.З. Лукашевич, П.С. Элькинд, М, 1972. С. 97.

3 Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С. 25, 38; ШеЙфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М, 1981. С. 72-73.

103

деятельность (орган дознания, лицо, осуществляющее дознание (дознаватель), следователь, начальник следственного отдела, прокурор, суд или судья); 2) лица, защищающие свои или представляемые права и интересы (подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответ- чик и их представители); 3) иные лица, содействующие государственным орга- нам в решении задач уголовного процесса и гражданам в реализации ими своих прав (свидетель, понятой, эксперт, специалист, переводчик, секретарь судебного заседания)’. К данной группе лиц, кроме свидетеля, предъявляется требование, чтобы они не были заинтересованы в результатах уголовного дела.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству участниками судопроизводства являются также общественные обвинители и общественные защитники (ст. 250 УПК). Однако, как отмечалось выше, в УПК РФ данные участники процесса упраздняются, что соответствует реальной дей- ствительности, поэтому рассматривать их статус нет необходимости (см. § 1.2). Кроме того, это хорошо и полно сделано другими авторами2.

Говоря о гуманизме уголовного судопроизводства, одни юристы акцентируют свое внимание на положении обвиняемого (подозреваемого, подсудимого, осужденного)3, другие - потерпевшего4. Очень ярко в защиту потерпевшего пишет Г. Рамазанов: «Безмерный гуманизм к преступнику - это подчас жес- токость к лицу, интересы которого пострадали»5. На наш взгляд, гуманизация уголовного процесса должна предусматривать совершенствование правового статуса всех лиц, вовлеченных в данную сферу отношений, потому что и свиде-

1 Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. П.А. Лупинской. М, 1995. С. 45-49.

2 Егоров С. А. Участие общественности в отправлении правосудия как гарантия защищенности личности // Про блемы правовой защищенности личности в уголовном судопроизводстве: Сб. науч. трудов / Ред. колл.: С.А. Егоров и др. Ярославль. 1991; Кадышева Т, Ширинскнй С. Кому нужны общественные обвинители и защитни ки: От добра добра не ищут // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 27; Панкратов В.А. Законное представитель ство как уголовно-процессуальный институт. М., 1994. С. 6; Симинягин Ю.Н. Указ. соч. С. 6; Шпилев В.Н. Указ. соч. С. 29.

3 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 3; Никулин П., Садовский В. Укреплять правовые гарантии защищенности личности // Социалистическая законность. 1988. № 12. С. 28- 30; Бычков В.Ф. Принципы гуманизма в вопросах исполнения предварительного заключения под стражу // Проблемы гуманизации исполнения уголовных наказаний / Ред. колл.: А.В. Маслихин, А.И. Васильев, А.А. Ла кеев и др. Рязань, 1990. С. 67-73.

4 Громыко А., Фирдман А, Нарушаются права потерпевших // Законность. 1997. № 11. С. 38-40; Любичева С. Защита потерпевшего от преступления: правовые аспекты // Уголовное право. 1998, №1.С. 63-66.

5 Рамазанов Г. Куда движется уголовное законодательство? // Российская юстиция. 1999. № 1. С. 25.

104

тель, и понятой, и другие участники процесса нуждаются в защите своих прав и интересов не меньше потерпевшего или обвиняемого, особенно в плане личной безопасности и уважения своего достоинства.

Вместе с тем необходимо указать на разницу правового статуса должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, и статуса лиц, вовлеченных в уголовный процесс. Правовой статус должностного лица определяется целями и задачами уголовного судопроизводства, направленными на охрану прав и законных интересов личности и интересов правосудия. Правовое положение лиц, вовлеченных в уголовный процесс, определяется той ролью, которую они играют в уголовном деле, и наличием либо отсутствием у них за- интересованности в результатах дела. В связи с этим в понятие «участвующие в деле лица» не входят государственные органы и должностные лица, осуществ- ляющие уголовное судопроизводство. Деятельность должностных лиц будет рассмотрена нами отдельно в аспекте тех прав и полномочий, которые им пре- доставлены для решения задач уголовного процесса.

Рассмотрим основания и порядок вовлечения в уголовное судопроизводство участников процесса, потому что данные основания и порядок являются неизменными для каждого из них, независимо от того, в какой стадии лицо во- влекается в уголовное судопроизводство.

На наш взгляд, начать исследование необходимо с потерпевшего, так как именно он пострадал от преступления, ему следует возместить причиненный ущерб, и ради него осуществляется вся уголовно-процессуальная деятельность1. Потерпевшим является лицо, которому причинен хотя бы один из трех видов ущерба: моральный, физический или материальный (ст. 53 УПК, 42 УПК РФ). В связи с этим является несправедливым тот факт, что в действующем уголовно- процессуальном законодательстве потерпевший стоит после обвиняемого (ст. 46 УПК) на четвертом месте. О несправедливости второстепенного положения потерпевшего в уголовном процессе говорят многие авторы. Так, например, Г. Овчаренко подчеркивает, что, стремясь к гуманизации уголовного про-

1 Запала прав потерпевшего в уголовном процессе / Отв. ред. А.М. Ларин. М., 1993. С. 3.

105

цесса, следует в первую очередь защищать не преступников, а потерпевших’. Думается, что с данной точкой зрения необходимо согласиться. Из опрошенных нами лиц такого же мнения придерживаются 54 % прокуроров, 54 % следовате- лей, 37 % судей, 58 % адвокатов и только 8 % осужденных. Позиирня последней группы лиц объясняется их личной заинтересованностью в разрешении указан- ного вопроса.

Ранее нами выдвигалось предложение поставить статью о потерпевшем в уголовно-процессуальном законодательстве на первое место2. В УПК РФ данное предложение уже реализовано: среди лиц, вовлеченных в уголовное судо- производство, потерпевший стоит на первом месте (ст. 42). Кроме того, согласно ст. 42 УПК РФ потерпевшим может быть признано и юридическое лицо. Эта норма имеет большое значение, потому что она расширяет права юридических лиц на защиту своих интересов, за которыми стоят конкретные люди.

Некоторые авторы считают, что в случае, если к совершению преступления привело аморальное поведение потерпевшего, то его не следует признавать потерпевшим, а только допросить в качестве свидетеля3. Другие авторы, наобо- рот, считают, что аморальность действий потерпевшего на момент совершения преступления не может служить основанием для лишения его процессуальных прав потерпевшего, так как в результате преступления ему причинен вред4. На наш взгляд, мнение второй группы авторов является более правильным, потому что в противном случае защита сможет активно манипулировать поведением потерпевшего, уходя от основных вопросов правосудия: о характере и размере причиненного вреда, виновности лица в совершении преступления и других.

Согласно ст. 53 УПК (ст. 42 УПК РФ) потерпевшим лицо становится с момента, когда в отношении него вынесено постановление (определение) о признании потерпевшим. Это значит, что приобретение им соответствующих

1 Излагается по кн.: Ляхов Ю.А. Указ. соч. С. 27.

2 Прокофьева СМ. Принцип гуманизма в уголовном судопроизводстве: Монография. СПб., 2001. С. 65-66.

3 Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии в советском уголовном процессе / Под ред. А.Л. Цыпкина. Саратов, 1966. С. 35-36.

4 Проблемы судебной этики. С. 141.

106

прав и обязанностей зависит от добросовестности должностного лица, осуще- ствляющего уголовное судопроизводство. Анализ изученных нами уголовных дел показывает, что данное постановление в первые 10 дней расследования вы- носится в отношении 49 % пострадавших или их родственников; в период от 10 дней до 1 месяца - 16,8 %, после 1 месяца расследования - 34,2 %, из них 5,2 % постановлений выносится в срок свыше 2 месяцев расследования. На наш взгляд, в УПК следует внести норму, согласно которой потерпевшим лицо будет становиться не только с момента вынесения постановления о признании лица потерпевшим, но и с момента возбуждения уголовного дела, если к этому времени будет установлен пострадавший, характер и размер причиненного ему ущерба, необходимый и достаточный для возбуждения уголовного дела, о чем указывается в данном постановлении. Практика показывает, что 40,4 % постра- давших признаются потерпевшими в день возбуждения уголовного дела. Вне- сенное нами предложение будет способствовать укреплению правового статуса потерпевшего и решению задач уголовного процесса, потому что потерпевший, как лицо, заинтересованное в результатах дела, сможет активно способствовать раскрытию и расследованию преступления.

На наш взгляд, особого внимания заслуживает вопрос о том, что потерпевшим признается только то лицо, в отношении которого были направлены преступные действия. Однако иногда встречаются такие ситуации, когда в результате преступных действий в отношении одного потерпевшего, вредные последствия наступают и для его родственников. Например, в результате изнасилования дочери, у матери происходит расстройство психики. Думается, что такие лица также должны иметь право на то, чтобы их признавали потерпевшими со всеми вытекающими последствиями (право на возмещение физического вреда здоровью, морального вреда и другие), и предлагаем включить в УПК норму, позволяющую признавать потерпевшими лиц, пострадавших от преступных действий в отношении их близких родственников, конечно, если будет доказана связь между преступлением и наступившими вредными последствиями.

107

Согласно Федеральному закону «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» от 7 августа 2000 г. в уголовное судопроизводство введен новый его участник - частный обвинитель1. Частным обвинителем является лицо, подавшее жалобу в суд по делам частного обвинения, и поддерживающее обвинение в суде (п. 6 «б» ст. 34, 468 УПК; п. 59 ст. 5, ст. 43 УПК РФ). Появление в судопроизводстве данного участника процесса свидетельствует о повышении роли и значении частного начала в уголовном процессе, так как публичное обвинение не всегда адекватно отражает права и законные интересы лиц, пострадавших от преступления.

Однако представленная формулировка частного обвинителя существенно сужает сферу деятельности рассматриваемого участника процесса, так как не предоставляет потерпевшему возможность поддерживать обвинение в суде по делам публичного и частно-публичного обвинения. На наш взгляд, п. 1 ст. 43 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Частным обвинителем является лицо, которое подало в суд жалобу по делу частного обвинения и поддерживает обвинение в суде, а также потерпевший, самостоятельно поддерживающий обвинение в суде по делам публичного и частно-публичного обвинения в случае отказа государственного обвинителя от обвинения». Думается, что данное определение является более правильным, так как расширяет сферу дея- тельности частного обвинителя по защите своих прав.

Согласно действующему законодательству гражданским истцом в уго- ловном процессе является физическое или юридическое лицо, которое в результате преступления понесло материальный ущерб и предъявило требование об его возмещении (ст. 54 УПК). Согласно ст. 44 УПК РФ гражданским истцом указанные лица являются в случае, если «имеются основания полагать», что имущественный вред, о возмещении которого ими заявлено требование, причинен преступлением. Данная формулировка расширяет право гражданского истца на признание его участником процесса, что свидетельствует о гуманизации его правового статуса.

1 См: Российская газета. 2000. 10 августа.

108

Долгое время нельзя было подавать гражданский иск о возмещении мо- рального вреда, причиненного преступлением. С восстановлением института частной собственности это практикуется все чаще1. Возможность возмещения морального вреда нашло отражение в уголовно- процессуальном законодательстве (ч. 4 ст. 42, ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Данная норма уже давно действует в Гражданском кодексе РФ (ст. 151). На наш взгляд, является несправедливым тот факт, что не признаются гражданскими истцами по уголовному делу лица, понесшие материальный ущерб не в связи с совершением преступления, а в связи с вытекающими из него последствиями. Например, не может быть признано гражданским истцом лицо, добросовестно купившее похищенные вещи, и у которого в ходе расследования эти предметы были изъяты, в то время как это лицо также пострадало от преступного деяния и, по сути, является потерпевшим. Думается, что, продавая заведомо похищенное имущество, человек осознает или должен осознавать последствия своих действий и возможность причинения ущерба лицу, его покупающему, поэтому он обязан нести уголовную ответственность за ущерб, причиненный сбытом имущества, заведомо добытого преступным путем. В связи с этим, нами предлагается признавать потерпевшими лиц, понесших ущерб в связи с совершением преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ.

Согласно ст. 52 УПК (ст. 46 УПК РФ) подозреваемым является лицо, в отношении которого в установленном законом порядке возбуждено уголовное дело; лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, или к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения2. При этом подозреваемым лицо становится либо с момента вынесения одного из постановлений (о возбуждении уголовного дела или об избрании меры пресечения до предъявления обвинения) либо с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления. СБ. Мартьгаенко предлагает выно-

’ Казанцев В., Коршунов Н. В каких случаях компенсируется моральный вред? // Российская юстиция. 1998.

№2. С. 40.

2 См.: Российская газета. 2001. 23 марта

109

сить специальное постановление о признании лица подозреваемым1. Думается, что данное предложение следует поддержать, потому что, во- первых, в отношении всех других участников процесса, заинтересованных в результатах дела, выносится соответствующее постановление. Во-вторых, при ознакомлении с таким постановлением подозреваемому будут разъяснены все его права, что не всегда делается, когда, например, лицо становится подозреваемым с момента вынесения постановления об избрании меры пресечения до предъявления обвинения. Примеры составления указанного постановления имеются в других странах, например, в ст. 40 УПК Республики Беларусь.

Некоторые авторы указывают на оскорбительность нахождения лица в подозрении, особенно в случаях, когда лицо не совершало преступление, но вынуждено испытывать душевные страдания в связи с выдвинутыми против него подозрениями2. По данному поводу следует заметить, что институт подозреваемого имеется и в других странах. Так, например, в Германии подозрение делится на три вида: простое, то есть необходимое для возбуждения уголовного дела; достаточное, позволяющее возбудить публичное обвинение в суде; и серьезное, мотивирующее арест обвиняемого3. На наш взгляд, институт подозреваемого в уголовном процессе необходимо сохранить, потому что он является одной из гарантий от незаконного привлечения лица в качестве обвиняемого, так как подозреваемый имеет право давать показания и предъявлять доказа- тельства, свидетельствующие о его непричастности к совершению преступления.

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого (ст. 46 УПК). Согласно п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ обвиняемым также является лицо, в отношении которого вынесен обвинительный акт. Основанием привлечения лица в качестве обвиняемого является наличие достаточных дока-

1 Мартыненко СБ. Представительство несовершеннолетних на досудебных стадиях уголовного процесса: Дне. … канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 165.

2 Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? С. 21; и др.

3 См.: Калиновскнй К.Б. Уголовный процесс современных зарубежных государств. Петрозаводск. 2000. С. 20-21.

по

зательств, свидетельствующих о совершении им преступного деяния, предусмотренного Уголовным кодексом. Однако данное лицо не считается виновным до тех пор, пока оно не будет признано таковым судом в установленном законом порядке. Указанная позиция законодателя соответствует принципу презумпции невиновности и стоит на страже интересов человека1. Между тем, обвиняемым лицо становится с момента вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого. Однако на практике такое постановление иногда выносится на заключительном этапе расследования, что существенно ограничивает право обвиняемого на защиту, потому что лицо не знает, от чего оно должно защищаться. Так, в результате изучения уголовных дел нами установлено, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого составляется в течение первых десяти дней расследования в отношении 64 % обвиняемых, в период от 10 дней до 1 месяца - в отношении 14 % обвиняемых, в период свыше 1 месяца - 22 %. Существуют случаи, когда постановление о привлечении в качестве обвиняемого составляется и объявляется в день ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования2. Некоторые авторы предлагают закрепить на законодательном уровне обязанность следователя предъявлять обвинение не позднее, чем за пять суток до истечения срока предварительного расследования3. На наш взгляд, этот срок является недостаточным, потому что за пять суток до окончания сро- ка расследования необходимо направить дело прокурору для утверждения обвинительного заключения (ч. 1 ст. 214 УПК, ч. 1 ст. 221 УПК РФ). В связи с этим нами предлагается внести в УПК положение, согласно которому следователь обязан составлять постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявлять его соответствующему лицу при наличии доказательств хотя бы по одному эпизоду. Внесенное нами предложение будет способствовать не только обеспечению прав обвиняемого, но и более быстрому и полному рас-

1 Проблемы судебной этики. С. 70.

2 Архив Куйбышевского федерального суда г. Санкт-Петербурга. 1999. Уг. дело № 1-354; 1-360; и др.

3 Манова Н., Францифоров Ю. Дайте время, чтобы ответить на обвинение // Российская юстиция. 1999. № 6. С. 42.

Ill

следованию преступления, потому что закон требует не позднее двух (согласно УПК РФ - трех суток) с момента вынесения данного постановления допросить обвиняемого (ст. 48 УПК, ч. 1 ст. 172 УПК РФ).

Гражданскими ответчиками в уголовном судопроизводстве могут быть физические и юридические лица, которые несут материальную ответственность за ущерб, причиненный обвиняемым (ст. 55 УПК, ст. 54 УПК РФ). Такими лицами являются родители, опекуны, попечители или другие лица, а также предприятия, учреждения и организации. Например, за ущерб, причиненный несовершеннолетним, материальную ответственность несут его родители. Гражданский ответчик появляется в деле с момента вынесения соответствующего постановления (определения). Однако практика показывает, что в стадии предварительного расследования следователи не выносят указанного постановления. Это значит, что гражданский ответчик в данной стадии фактически не участву- ет и лишен каких-либо прав. Нами предлагается внести в ст.ст. 54, 171 УПК РФ норму, согласно которой одновременно с вынесением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого необходимо выносить и постановление о признании конкретного лица гражданским ответчиком. На наш взгляд, это позволит соответствующим лицам своевременно задуматься о необходимости возмещения ущерба, и будет способствовать как обеспечению прав гражданского истца, так и прав гражданского ответчика.

Рассмотрим особенности вовлечения в уголовное судопроизводство лиц, представляющих или защищающих интересы других участников процесса. Защитником является лицо, которое осуществляет защиту прав и интересов подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного и оправданного (ст. 47 УПК), а также оказывает им юридическую помощь (ст. 49 УПК РФ). Обязательным условием участия лица в качестве защитника является наличие у него профессиональных знаний, позволяющих ему выполнять функцию защиты прав и законных интересов указанных лиц. Согласно действующему законодательству в стадии предварительного расследования защитником может быть адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации; представитель

112

профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявлении им соответствующего протокола и документа, удостоверяющего его личность (ст. 47 УПК). Однако в Постановлении Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. указывается, что в качестве защитника в стадии предварительного расследования может участвовать только адвокат. Такое положение следует подвергнуть критике. При решении данного вопроса Конституционный Суд не учел тенденцию к расширению свободы выбора для участников уголовного судопроизводства. Указанное решение ограни- чивает право обвиняемого’ иметь такого запщгника, какого он захочет. Однако в УПК РФ данное положение сохраняется и защитником в стадии предварительного расследования может быть только адвокат. Между тем, расширяется право на защитника в судебных стадиях. Если согласно действующему законодательству по определению суда или постановлению судьи в качестве защитников могут быть допущены близкие родственники, законные представители обвиняемого и другие лица (ч. 5 ст. 47 УПК), то согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитника в суде может быть допущен один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При этом такое лицо признается защитником наряду с адвокатом. При производстве у мирового судьи данное лицо может быть допущено к участию в деле и вместо адвоката (ч. 2 ст. 49 УПК РФ). Указанные нормы, безусловно, расширяют возможность обвиняемого иметь избранного им защитника и укрепляют его право на защиту, а также свидетельствуют о расширении действия в уголовном процессе такой гуманистической ценности, как свобода выбора.

Однако некоторые авторы категорически возражают против допуска в ка- честве защитника любого лица, так как, по их мнению, это нарушает статью 48 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи2. Думается, что данная точка зрения

1 Здесь и далее имеется в виду обвиняемый, подозреваемый, подсудимый и осужденный, если иное не оговоре но особо.

2 Волков В., Подольный А. Как гарантировать квалифицированную юридическую помощь? // Российская юсти ция. 2000. № 9. С. 38.

113

не вполне оправданна. Любой обвиняемый прекрасно понимает, что ему необходима квалифицированная юридическая помощь, однако он вправе вообще отказаться от помощи защитника, кроме случаев, предусмотренных законом, поэтому возможность иметь такого защитника, какого он захочет, расширяет право обвиняемого на защиту, тем более, что он может иметь двух защитников, один из которых будет профессионалом, а второй - его родственником или лицом, которому он особенно доверяет. В связи с этим на наш взгляд, в уголовно- процессуальном законодательстве необходимо закрепить единую норму, согласно которой обвиняемый в любой стадии уголовного судопроизводства будет иметь право на защитника-адвоката и наряду с ним по определению или постановлению суда - одного из своих близких родственников или иное лицо, о допуске которого он ходатайствует.

Согласно действующему законодательству представителями потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика явля- ются лица, которые представляют законные интересы указанных лиц. Ими могут быть адвокаты, близкие родственники и иные лица (ст. 56 УПК). Согласно УПК РФ представителями указанных лиц могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца и гражданского ответчика, являющихся юридическим лицом, также могут быть иные лица, имеющие такие правомочия в соответствии с ПС РФ (ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 55 УПК РФ). Кроме того, по постановлению мирового судьи представителем потерпевшего или гражданского истца может быть признан один из близких родственников указанных лиц, о котором они ходатайствуют; а по определению суда или постановлению судьи, прокурора, следователя, дознавателя в качестве представителя гражданского ответчика может быть также допущен один из близких родственников гражданского ответчика или иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский ответчик. Близкими родственниками закон признает родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, деда, бабку (согласно УПК РФ - дедушку и бабушку), внуков и супруга (п. 9 ст. 34 УПК, п. 4 ст. 5 УПК РФ). К иным лицам относятся опекуны, попечители, представители учреждений и ор-

114

ганизаций, на попечении которых находится потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, а также соответствующие должностные лица предприятий, учреждений и организаций, признанные по делу гражданским истцом или привлеченные в качестве гражданского ответчика. Данные нормы направлены на то, чтобы, с одной стороны, помощь представителей была более квалифицированной, с другой стороны, для рассматриваемых лиц предусматривается возможность иметь такого представителя, какого они хотят.

Основанием представительства является закон или договор, поэтому представители делятся на законных представителей и представителей по договору1. Согласно действующему законодательству законные представители предусмотрены для несовершеннолетнего потерпевшего, обвиняемого и лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера. Однако в УПК РФ законный представитель предусмотрен также для подозреваемого, что является гуманным решением (ст. 48), так как направлено на защиту прав несовершеннолетнего.

Необходимо отметить, что в действующем У1Ж нет статьи, определяющей правовой статус законного представителя. Однако в УПК РФ этот статус сформулирован (ст.ст. 426, 428). Согласно ч. 1 ст. 426 УПК РФ законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого допускается к участию в деле вынесением соответствующего постановления с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. Также в УПК РФ определяется правовой статус законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера (ст. 437). Эти нормы имеют большое значение, так как вносят определенность в правовое положение указанных участников судо- производства.

Среди лиц, осуществляющих в уголовном процессе вспомогательные функции, большую роль играет эксперт (ст. 82 УПК, 57 УПК РФ). В результате

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Науч. ред. В.П. Божьев. М., 1995. С. 87.

115

проведенного нами исследования установлено, что экспертизы назначаются по 82 % уголовных дел. При этом по многим делам проводится не одна, а несколько экспертиз. Экспертом является лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле и назначенное в порядке, установленном законом для производства экспертизы и дачи заключения (ст. 78 УПК, ст. 57 УПК РФ). Эксперт может проводить самые разнообразные исследования1. Так, при расследовании уголовного дела об убийстве в связи с обнаружением на негативах фотопленки разного положения тени была назначена судебно- астрономическая экспертиза, показавшая, что между двумя снимками на фотопленке произошел перерыв в 2 часа 45 минут, во время которого фотографом и было совершено преступление2.

Эксперт участвует в уголовном процессе только после возбуждения уго- ловного дела (ст. ст. 78, 82, 184 УПК; ст.ст. 195-207 УПК РФ). Однако некоторые авторы предлагают использовать помощь эксперта в стадии возбуждения уголовного дела, потому что без проведения экспертизы иногда невозможно решить вопрос о наличии или отсутствии признаков преступления3. Так, Л.А. Харабара указывает, что в результате предварительного исследования, проводимого специалистом, объект исследования может утрачиваться либо существенно повреждаться, что делает проведение экспертизы в дальнейшем невозможным4. Однако многие авторы категорически возражают против этого, утверждая, что производство экспертизы повлечет за собой необходимость проведения всех остальных следственных действий, направленных на то, чтобы ис- следование эксперта было более полным и объективным, например, изъятия образцов для сравнительного исследования5. На наш взгляд, решение данной

1 Кореневский Ю. Экспертиза запаховых следов в следственной и судебной практике // Российская юстиция. 2000. №8. С. 29.

2 Бахин В.П., Возгрин И.А. Как раскрываются преступления: Криминалистика в примерах и вопросах. СПб., 19%. С. 138.

3 Громов Н., Николайченко В., Францифоров Ю. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. 1999. № 3. С. 28; Мешков В. Роль специалиста в расследовании дел о незаконном обороте наркотиков // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 45.

4 Харабара Л. А. Основы прикладной методики расследования экологических преступлений (по материалам уголовных дел о незаконной порубке деревьев и кустарников: Дне…. канд. юрид. наук СПб., 2001. С. 48.

Копылова О.П. Проверка заявлений и сообщений о преступлениях: Дис. … канд. юрид. наук, СПб., 1999. С. 144-145; Морозов Т.Е. Роль специалиста в производстве процессуальных и профилактических действий в ста-

116

проблемы имеет несколько вариантов. Во-первых, следует предусмотреть на законодательном уровне возможность проведения до возбуждения уголовного дела судебно-медицинской экспертизы, так как ее проведение направлено на установление характера и размера причиненного ущерба, что способствует защите интересов потерпевшего; баллистической и химической экспертизы, так как они проводятся по факту обнаружения веществ и предметов, запрещенных к обороту, и не требуют каких-либо действий с подозреваемым. Во-вторых, материалам доследственной проверки можно придать силу процессуальных документов, что будет способствовать обеспечению прав как потерпевшего, так и обвиняемого.

В соответствии с ч. 1 ст. 72 УПК (ст. 56 УПК РФ) свидетелем может быть любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела. Лицо становиться свидетелем с момента принятия должностным лицом решения о вызове его для допроса по уголовному делу. Роль свидетеля заключается в даче правдивых показаний и оказании тем самым помощи органам, осуществляющим уголовное судопроизводство, в установлении истины по делу. Свидетелем может быть как незаинтересованное лицо, так и родственник лица, имеющего в деле какой-либо интерес. Возраст свидетеля может быть самым разным: от ребенка до престарелого, но при этом он должен обладать способностью реально воспринимать события, адекватно их оценивать и воспроизводить. В ч. 2 ст. 72 УПК (ч. 3 ст. 56 УПК РФ) указываются лица, которые не могут быть допрошены в качестве свидетеля. Принимая во внимание, что данные положения направлены на укрепление гарантий прав личности и интересов правосудия, они будут рассмотрены нами в соответствующей главе.

Очень важным участником уголовного процесса является специалист. Специалист - это лицо, обладающее специальными познаниями или навыками и приглашенное следователем для оказания помощи при производстве следст-

дии предварительного расследования. Хабаровск, 1985. С. 15; Савицкий В.М. Надо ли реформировать стадию возбуждения уголовного дела? // Советское государство и право. 1974. № 8. С. 86.

117

венных и судебных действий (ст. 1331 УПК, ст. 58 УПК РФ). Особенность процессуального положения специалиста заключается в том, что он может принять участие в уголовном судопроизводстве как до возбуждения уголовного дела, так и после, по требованию указанных лиц. Многие авторы относят к специалисту и педагога, потому что он обладает такими же характеристиками, что и специалист1.

Помощь специалиста может использоваться самым различным образом, например, при производстве следственных действий (осмотра места происшествия, освидетельствования и других); при выдвижении версий и плана расследования преступления, а также в профилактической работе следователя (при составлении представлений, направленных на устранение причин и условий совершенных преступлений). На наш взгляд, неправильным является тот факт, что специалиста может пригласить только государственный орган или должностное лицо. Думается, что необходимо предусмотреть возможность его использования всеми участниками уголовного процесса. Например, потерпевший может нуждаться в помощи психолога при даче показаний, законный представи- тель несовершеннолетнего обвиняемого - в помощи педагога-консультанта для обеспечения надлежащего поведения подростка и соблюдения избранной меры пресечения. Также необходимо расширить возможность использования специалиста в качестве консультанта по правовым вопросам, возникающим в ходе расследования и разрешения уголовных дел, например, по вопросам гражданских правоотношений. В знаниях такого специалиста часто нуждаются не только потерпевшие, но и следователи, и другие участники процесса. В связи с этим нами поддерживается решение законодателя, закрепившего в ст. 58 УПК РФ право сторон пользоваться помощью специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Следующим участником процесса является переводчик. Согласно ст. 57 УПК (ст. 59 УПК РФ) переводчиком является лицо, которое владеет языками, необходимыми для перевода при осуществлении уголовного судопроизводства.

1 Морозов Г.Е. Указ. соч. С. 10.

118

К переводчику приравнивается лицо, понимающее знаки глухого и немого. Переводчик появляется в деле с момента назначения его органом расследования, прокурором и судом в случае, если участвующие в деле лица не владеют языком, на котором ведется уголовный процесс (ст. 17 УПК, ст. 18 УПК РФ). Г.Е. Морозов приравнивает переводчика к разряду специалистов, так как он обладает специальными знаниями1. Однако, на наш взгляд, в законодательстве переводчик совершенно правильно выступает как самостоятельный участник процесса, потому что он обеспечивает конституционное право каждого на пользование родным языком и свободный выбор языка общения (ч. 2 ст. 26 Конституции РФ).

Среди участников процесса большое значение имеют понятые. Понятыми являются лица, приглашенные для участия в производстве следственных действий в случаях, предусмотренных законом, например, обыска, выемки, освидетельствования, опознания, следственного эксперимента и некоторых других. Согласно ст. 135 УПК в качестве понятых могут быть приглашены любые незаинтересованные в деле лица в количестве не менее двух. Однако в ст. 60 УПК РФ указан круг лиц, которые не могут быть понятыми: несовершеннолетние; участники уголовного процесса, их близкие родственники и родственники, а также работники органов исполнительной власти, которые в соответствии с законом уполномочены осуществлять оперативно-розыскную деятельность и (или) предварительное расследование. Данные нормы направлены на укрепление объективности при производстве расследования. Лицо становится понятым с момента вызова и разъяснения ему соответствующих прав и обязанностей.

В юридической литературе дискуссионным является вопрос о том, следует ли сохранять в уголовном судопроизводстве институт понятых. Некоторые авторы предлагают перенять западную модель, которой институт понятых неизвестен, и считают, что участие понятых не гарантирует прав обвиняемого, а лишь позволяет стороне защиты манипулировать собранными доказательства-

1 Там же. С, 11.

119

ми путем воздействия на понятых либо путем их дискредитации1. Рассматривая данный вопрос, необходимо иметь в виду, что институт понятых - это одна из форм участия общественности в осуществлении уголовного процесса. Присут- ствие понятых при производстве следственных действий все же способствует полноте и объективности расследования2. Так, 24 % следователей утверждают, что при проведении следственных действий понятые оказали им практическую помощь, обращая внимание на некоторые детали при осмотрах3. Однако участие в деле понятых имеет и ряд негативных аспектов. Во-первых, институт понятых является свидетельством недоверия к правоохранительным органам со стороны законодателя4, в то время как соблюдение и укрепление законности является их основной задачей. Во-вторых, приглашение понятых для проведения следственных действий зачастую противоречит нравственно-правовым критериям уголовно-процессуальной деятельности5, потому что и потерпевший, и обвиняемый в силу стыдливости могут воспротивиться присутствию понятых, например, при освидетельствовании и т.п. В-третьих, обязательность участия понятых иногда оборачивается фальсификацией уголовно- процессуальных документов. В связи с этим нами поддерживаются решения за- конодателя, который предусмотрел возможность проведения следственных действий без участия понятых в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если производство следст- венного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей. В указан- ных случаях закон обязывает применять технические средства фиксации хода и результатов проводимого действия (ст. 170 УПК РФ).

Однако некоторые авторы предлагают упразднить участие понятых также в случае, если при проведении следственного действия участвует адвокат, про- курор, либо два и более сотрудника правоохранительных органов; в случае, ко-

1 Кожевников И. Упорядочить полномочия следователя // Российская юстиция. 1997. № 12. С. 22.

2 Саркисянц Г.П. Понятые в советском уголовном процессе. Ташкент, 1975. С. 9,20.

3 Там же. С. 55.

4 Ольков С.Г. Предупреждение уголовно-процессуальных правонарушений в сфере обеспечения законности. Тюмень, 1994. С. 17-18.

5 Антонов И.А, Уголовно-процессуальная деятельность следователей органов внутренних дел: нравственно- правовые критерии ее оценки: Дне…. канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 139.

120

гда поиск понятых затруднителен или невозможен, а следственное действие необходимо провести немедленно в целях сохранения следов преступления; если об этом ходатайствует лицо, заинтересованное в результатах дела и т.д.1 На наш взгляд, с данными предложениями следует согласиться, а также упразднить участие понятых в случаях, когда в уголовном деле имеются другие гарантии законности полученных доказательств, например, при осмотре в кабинете следователя вещественных доказательств, изъятых ранее в присутствии понятых во время обыска, выемки или осмотра места происшествия, потому что при необходимости понятые всегда могут быть допрошены в качестве свидетелей. Таким образом, участие понятых следует сохранить при производстве лишь таких следственных действий, которые затрагивают конституционные права человека и гражданина, и то с согласия последних.

Дискуссионным является вопрос о правовом статусе лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера. Некоторые авторы полагают, что такое лицо не является субъектом процессуальных отношений, так как не обладает правами, позволяющими ему участвовать в правоотношениях с другими субъектами уголовного судопроизводства, например, с должностными лицами2. Другие авторы, напротив, считают такое лицо полноправным участником процесса3. По данному поводу необходимо отметить, что согласно действующему законодательству допускается проведение следственных действий с лицом, совершившим общественно опасное деяние (ч. 4 ст. 404 УПК), а это значит, что оно имеет процессуальный ста- тус. Однако кроме признания возможности участия душевнобольного в уголовно-процессуальной деятельности, закон не содержит никаких других указаний. В УПК РФ исключено всякое упоминание о возможности проведения следователем или судом каких-либо действий с лицом, в отношении которого ведется

1 Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М, 1991. С. 194-195.

2 Абдрахманов Р.С. Душевнобольной в уголовном процессе // Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов: Сб. науч. трудов. Волгоград, 1993. С. 74.

См.: Колмаков ПА Права и обязанности лица, нуждающегося в применении принудительных мер медицин- ского характера // Правоведение. 1985. № 3. С. 89; Панкратов В. Невменяемые лица и их законные представители// Социалистическая законность. 1990. № 10, С. 51.

121

производство о применении принудительных мер медицинского характера, за исключением судебно-медицинской или судебно-пеихиатрической экспертизы (ст. 203) и перевода указанного лица в психиатрический стационар, если к нему в качестве меры пресечения было применено содержание под стражей (ст. 435). Думается, что это гуманный шаг в отношении лица, страдающего психическим заболеванием, потому что такое заболевание свидетельствует о серьезном расстройстве здоровья человека, и государство проявляет о нем заботу.

В уголовном процессе могут принимать участие и другие лица, например, лицо, которому несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый) может быть отдан под присмотр (ст. 394 УПК, ст. 105 УПК РФ), личный поручитель (ст. 94 УПК, ст. 103 УПК РФ) и залогодатель (ст. 99 УПК, ст. 106 УПК РФ). Необходимо отметить, что в уголовно-процессуальном законодательстве указанные лица представлены в виде субъектов, посредством которых к подозреваемому (обвиняемому) может быть применена соответствующая мера пресечения, то есть как объекты деятельности следователя, а не как активные субъекты уголовно- процессуальных отношений, что противоречит идее гуманизма. В связи с этим нами предлагается применить к указанным лицам гуманистический подход и сформулировать юридическое понятие данных участников уголовного судопроизводства в следующей редакции:

  1. «Лицами, обеспечивающими присмотр за несовершеннолетним подоз- реваемым, обвиняемым в качестве меры пресечения, признаются родители, опекуны, попечители или иные заслуживающие доверия лица, а также должностные лица специализированного детского учреждения, в котором находится несовершеннолетний, взявшие на себя письменное обязательство обеспечить надлежащее поведение несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого и его явку к дознавателю, следователю, прокурору или в суд».
  2. «Личным поручителем признается заслуживающее доверия совершен- нолетнее лицо, взявшее на себя обязательство в том, что подозреваемый или обвиняемый будет вести себя надлежащим образом и являться по вызовам лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда».

122

  1. «Залогодателем признается подозреваемый, обвиняемый либо другое физическое или юридическое лицо, которое внесло на депозитный счет органа, избравшего данную меру пресечения, деньги, ценные бумаги или ценности в целях обеспечения явки к следователю, прокурору или в суд подозреваемого, обвиняемого и предупреждения совершения им новых преступлений».

К лицам, участвующим при производстве опознания в качестве статистов, в законе содержится единственное требование, что они должны быть внешне похожими на опознаваемого. При этом общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех (ч. 1 ст. 165 УПК, ч. 4 ст. 193 УПК РФ). Между тем, статисты - это живые люди со своими законными интересами1, поэтому их правовой статус также следует определить, то есть указать права и обязанности, которыми они обладают. Деятельность статистов не ограничивается присутствием при проведении опознания. Иногда их вызывают в судебное заседание, чтобы убедиться в том, что статисты действительно внешне схожи с подсудимым, а опознание является допустимым доказательством. В связи с этим нами предлагается сформулировать понятие статиста в следующей редакции: «Статистом является любое не заинтересованное в деле лицо, вызванное для производства предъявления для опознанж в качестве субъекта, сходного по внешности с опознаваемым и ранее не встречавигегося с опознающим».

Подводя итоги, необходимо сделать следующие выводы:

  1. Правовой статус лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, со- ставляет неразрывное единство правового статуса человека и гражданина и правового статуса участника уголовного процесса. При этом правовой статус человека первичен, статус участника уголовного судопроизводства - вторичен, а статус гражданина может находиться в зависимости от положения, которое лицо занимает в уголовном судопроизводстве.
  2. Законодатель стремится строго регламентировать основания и порядок вовлечения человека и гражданина в сферу уголовного судопроизводства. При
  3. Гришин СП. Указ. соч. С, 101.

123

этом лица вовлекаются в уголовное судопроизводство либо в силу требований закона, например, понятой, статист; либо на основании правового акта, который может вводить или признавать лицо участником процесса (потерпевший, обвиняемый); либо в силу волеизъявления лица с последующим признанием (гражданский истец).

  1. Временной аспект вовлечения в уголовное судопроизводство человека и гражданина зависит от волеизъявления должностных лиц. Этот факт является показателем господства публичного начала в уголовном судопроизводстве, в то время как демократизация нашего государства и развитие частного начала в жизни общества все настойчивей требуют отказа от монополии государственных органов в осуществлении уголовно- процессуальной деятельности и расширения сферы действия состязательного метода регулирования уголовно-процессуальных отношений1, тем более, что в ст. 15 УПК РФ закреплен принцип состязательности сторон как один из принципов уголовного судопроизвод- ства.

Рассмотрев проблемы вовлечения человека и гражданина в уголовное су- допроизводство, необходимо исследовать права и обязанности указанных лиц в данной сфере общественных отношений. Учитывая, что права и обязанности участников процесса имеют свою специфику на досудебных и судебных стадиях, их необходимо исследовать применительно к соответствующим стадиям.

§ 2.2. ГУМАНИЗАЦИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЦ, ВОВЛЕЧЕННЫХ В ДОСУДЕБНЫЕ СТАДИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

К досудебным стадиям уголовного судопроизводства относятся стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Возбуждение уголовного дела является начальной стадией уголовного процесса, в которой выясняются обстоятельства, требующие своевременного принятия законного и

1 Копылова О.П Указ. соч. С. 193; Шестакова С.Д. Указ. соч. С. 65, 67,69.

124

обоснованного решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении1, а также принимаются меры, направленные на предупреждение, пресечение преступления или закрепление следов преступления.

Особенность стадии возбуждения уголовного дела заключается в том, что не все лица, вовлеченные в уголовное судопроизводство, имеют процессуальный статус в данной стадии. В связи с этим весьма актуальным является вопрос

0 правовом положении человека и гражданина при возбуждении уголовного дела. Необходимо отметить, что уголовно-процессуальное законодательство не содержит четкого перечня круга участников рассматриваемой стадии. Мнения юристов по данному вопросу также расходятся. Если собрать различные точки зрения воедино, то участниками стадии возбуждения уголовного дела являются следующие лица: заявитель, пострадавший, представитель пострадавшего, ли цо, в отношении которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела, лицо, явившееся с повинной, специалист, понятой, переводчик, очевидцы, ли цо, задержавшее заподозренного на месте треступления2.

Правовое положение указанных лиц в рассматриваемой стадии законом не определено, за исключением специалиста, понятого и переводчика. Их правовой статус мы подробно рассмотрим ниже. Отсутствие правовой регламентации положения остальных участников этой стадии связано с тем, что до возбуждения уголовного дела закон запрещает производить какие-либо следственные действия, кроме осмотра места происшествия, поэтому все иные участники процесса приобретают свой статус только после возбуждения уголовного дела (потерпевший, гражданский истец и другие). Однако это не означает, что в дан- ной стадии правовая защищенность граждан отсутствует, как полагают некото- рые авторы3. Т.Н. Москалькова, Б.С. Тетерин, Е.З. Трошкин и другие юристы правильно указывает, что запрет производить следственные действия до возбу- ждения уголовного дела позволяет оградить каждого человека от бесконтроль-

1 Някавдров В.И. Возбуждение уголовного деда. М, 1990. С. 3.

Белозеров Ю.Н., Марфнцнн П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела: Учебное пособие. М., 1994. С. 5-13; Никандров В.И. Указ. соч. С. 5; Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. Тула. 1996. С. 33. 3 Белозеров Ю.Н., Марфнцин П.Г. Указ. соч. С. 5.

125

ного вмешательства органов власти в его жизнь, а своевременность и обоснованность возбуждения уголовного дела обеспечивает интересы граждан от преступных посягательств1. Кроме того, в данной стадии за каждым лицом, вовлеченным в уголовное судопроизводство, сохраняется правовой статус человека и гражданина, а значит, и такие права, как право на судебную защиту (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ), право на обжалование действий и решений органов, осуществляющих уголовный процесс (ст. 46 Конституции РФ), и другие. Так, может быть обжалован прокурору или в суд отказ в приеме сообщения о преступлении.

Однако некоторые права лиц в стадии возбуждения уголовного дела за- коном все же закреплены. Так, для пострадавшего предусмотрено право подавать заявление о совершенном преступлении и причиненном ему ущербе. В результате исследования нами установлено, что 64 % уголовных дел возбуждается по жалобам лиц, пострадавших от преступления, или их представителей. Данная цифра колеблется по регионам от 62 до 76 %2.

Необходимо отметить, что согласно действующему законодательству за- явление о совершенном или готовящемся преступлении может сделать каждый гражданин (п. 1 ч. 1 ст. 108 УПК). Однако в буквальном смысле данная формулировка означает, что лицо, не являющееся гражданином РФ, не обладает таким правом, что не соответствует ни действительности, ни Конституции РФ. Как отмечалось выше, согласно гл. 3 ГК РФ термин «гражданин» допускается использовать как понятие физического лица, что вполне применимо и к уголовному судопроизводству. Тем не менее, на наш взгляд, законодатель поступает правильно, предусмотрев в УПК РФ положение, согласно которому поводом для возбуждения уголовного дела является «заявление о преступлении» (п. 1 ч. 1 ст. 140). Рассмотрение поводов и оснований к возбуждению уголовного дела или обстоятельств, влекущих отказ в принятии данного решения, не входит за-

1 Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? С. 34; Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и

расследование уголовных дел. М., 1997. С. 6.

” Мартынчиж Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Указ. соч. СП.

126

дачи настоящего исследования, это глубоко и всесторонне сделано другими авторами .

По окончании проверки заявления или сообщения о преступлении для заявителя предусмотрено право быть уведомленным о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела или о передаче уголовного дела по подследственности или подсудности (ч. 4 ст. 109, ч. 3 ст. 113 УПК; ч. 2 ст. 145 УПК РФ). Однако некоторые авторы считают, что о любом из принятых решений необходимо уведомлять также лицо, пострадавшее от преступления, и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело или отказано в возбуждении уголовного дела2. Мы поддерживаем данную точку зрения, потому что статистические данные показывают, что только в Санкт-Петербурге в 1998 г. было вынесено 38 незаконных постановлений о возбуждении уголовного дела, в 1999 г. - 37, в 2000 г. - 35, а также незаконных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела: в 1998 г. - 1531, в 1999 г. - 1868, в 2000 г. -2403 \ Законодатель делает определенные шаги в указанном направлении. Так, согласно ч. 4 ст. 146 УПК РФ в случае возбуждения уголовного дела о принятом решении уведомляется заявитель и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Однако, на наш взгляд, указанным лицам следует направлять не уведом- ление, а копию соответствующего постановления, как это предусмотрено для заявителя при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 148 УПК РФ). Также в постановлении следует указать срок, в течение которого можно обжаловать принятое решение. Этот срок ни в действующем законодательстве, ни в УПК РФ не определен. Существует предложение установить срок обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в десять суток4. Думается, что этого времени вполне достаточно

Гапановнч Н.И, Отказ в возбуждении уголовного дела. Минск, 1967. С. 12-46; Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе / Под ред. проф. А.Д Цыпкина. Саратов, 1975. С. 21-61; Жо-гин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С. 89-165. 2МартынчикЕ.Г.,РадысовВ.П.,ЮрченкоBE. Указ. соч. С. 102;НикандровВ.И. Указ. соч. С. 21-22.

3 Статистические данные Прокуратуры г. Санкт-Петербурга за 2000 г.

4 Мартынчик Е.Г., Радысов В.П., Юрченко В.Е. Указ. соч. С. 105.

127

для принесения жалобы, так как срок исчисляется с момента уведомления лица

0 принятом решении. Устанавливать срок обжалования постановления о возбу ждении уголовного дела, на наш взгляд, нецелесообразно, потому что в зависи мости от эффективности расследования обжалованию будут подлежать другие следственные и процессуальные действия и решения.

Т.Н. Москалькова обращает особое внимание на то, что при отказе в воз- буждении уголовного дела в данном постановлении не должно быть таких формулировок и мотивировок, которые ставили бы под сомнение честь и достоинство гражданина. Однако в уголовно-процессуальном законодательстве нет нормы, запрещающей подобные формулировки1. В связи с этим нами предлагается внести в ч. 3 ст. 113 УПК (ч. 2 ст. 148 УПК РФ) соответствующее добавление: «Не допускается включение в постановление об отказе в возбуждении уголовного дела формулировок, ставящих под сомнение честь и достоинство человека и гражданина».

Некоторые юристы сформулировали и предлагают закрепить в уголовно- процессуальном законодательстве субъективные права участников стадии возбуждения уголовного дела: право знать, по какому поводу и основанию проводится проверка; требовать начала и окончания проверки в установленные законом сроки; записывать свои объяснения собственноручно; знакомиться с документом того процессуального действия, в котором он участвовал; вносить изменения, дополнения и замечания в документы, составленные в ходе проведения процессуальных действий, знакомиться с материалами предварительной проверки и получать копию итогового решения; делать заявления и приносить ходатайства; не подвергаться принуждению; возражать против действий должностных лиц, унижающих их честь и достоинство, а также подвергающих опасности жизнь и здоровье; обжаловать действия и решения должностных лиц; заявлять отводы; представлять дополнительные материалы; иметь представителя; пользоваться услугами переводчика; не сообщать компрометирующих себя сведений и весь комплекс прав, которые закреплены во второй главе Конститу-

1 Москалькова Т.Н. Честь и достоинство: как их защитить? С. 36.

128

ции РФ1. На наш взгляд, указанные права действительно необходимо закрепить в УПК, конкретизируя и детализируя их в зависимости от процессуального статуса лица. Например, право знакомиться с материалами проверки не следует предоставлять лицам, оказывающим содействие в установлении обстоятельств совершения преступления и не заинтересованным в исходе дела.

С момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела на- чинается стадия предварительного расследования. Она получила свое название потому, что ее решения и выводы носят по отношению к судебному разбирательству предварительный характер, так как суд самостоятельно проверяет и исследует ранее собранные доказательства и принимает решение по делу.

Исследуем правовой статус участников уголовного судопроизводства данной стадии с точки зрения их соответствия гуманистическим ценностям. Для этого нами предлагается все права лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, условно разделить на три группы, отражающие идеи гуманизма: 1) права, связанные с развитием в участниках уголовного судопроизводства юридических знаний и информированности об уголовном деле; 2) права, связанные с проявлением участниками уголовного судопроизводства творческой активности; 3) права, направленные на создание реальных условий для уважения, соблюдения и осуществления прав человека. При этом нами не ставится целью исследовать все права участников уголовного процесса. В соответствии с данной классификацией будут рассмотрены лишь наиболее существенные из них.

Рассмотрим первую группу прав и соотнесем ее с такой гуманистической идеей эпохи Просвещения, как право человека на знания. Каждый участник уголовного судопроизводства имеет право знать о своих правах и обязанностях в уголовном деле (ст. 58 УПК, ч. 1 ст. 11 УПК РФ); знакомиться с протоколами тех следственных действий, в которых участвовал (ст. 141 УПК, ч. 6 ст. 166 УПК РФ). Перед началом следственного действия его участники вправе быть уведомленными о применении технических средств в ходе его проведения.

1 Мартыненко СБ. Указ. соч. С. 78-79; Никандров В.И. Указ. соч. С. 23; Рыжаков А.П. Уголовный процесс: возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. С. 35-36.

129

Кроме того, подозреваемый имеет право знать, в чем он подозревается, обви- няемый - в чем он обвиняется, личный поручитель и залогодатель вправе знать

0 сущности дела, по которому подозреваемому или обвиняемому избрана соот ветствующая мера пресечения (ст.ст. 94, 99 УПК; ст.ст. 103, 106 УПК РФ). Также подозреваемый и обвиняемый вправе знакомиться с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта (ст. 185 УПК, 198 УПК РФ); обвиняемый - с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законно сти и обоснованности продления срока содержания под стражей (ст. 46 УПК, ст. 47 УПК РФ); эксперт - с материалами дела, которые относятся к предмету экспертизы (ст. 82 УПК, 57 УПК РФ), зацщгаик - с протоколами, постановле ниями и документами, которые предъявлялись или должны предъявляться по дозреваемому и обвиняемому (ст. 51 УПК, 53 УПК РФ). Таким образом, в зако не содержится немало норм, направленных на формирование знаний участни ков уголовного процесса об уголовном деле и их роли в нем.

Однако в действующем законодательстве для участников судопроизводства не предусмотрено право знать о приостановлении уголовного дела или во- зобновлении предварительного следствия. Между тем, за 9 месяцев 2001 г. в г. Санкт-Петербурге было приостановлено только следователями МВД 787 уго- ловных дел по п. 1 ст. 195 УПК, 232 - по п. 2 ст. 195 УПК, 18 981 - по п. 3 ст. 195 УПК1. Не всегда данные решения являются законными и обоснованными. В связи с этим законодатель поступает правильно, предусмотрев в ч. 1 ст. 209 УПК РФ право знать о приостановлении уголовного дела для потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, а также для обвиняемого и его защитника в случаях, если место нахождения обвиняемого известно, однако отсутствует реальная возможность его участия в уголовном деле, или если временное тяжелое заболевание обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях. При этом следователь обязан разъяснить им право

1 Статистические данные Прокуратуры г. Санкт-Петербурга за 9 месяцев 2001 г,

130

и порядок обжалования данного решения. Безусловно, такая норма будет способствовать укреплению законности предварительного расследования, раскрытию преступлений и привлечению к ответственности виновных лиц.

Следует отметить, что согласно действующему законодательству подоз- реваемый и обвиняемый имеют право знакомиться с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к ним заключения под стражу в качестве меры пресечения (ст. 46, 52 УПК). Однако в УПК РФ указанное право упраздняется, а также право обвиняемого - знакомиться с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности продления срока содержания под стражей (ст.ст. 46, 47 УПК РФ). Думается, что данное ограничение прав компенсируется положением об обязательном участии подозреваемого и обвиняемого при рассмотрении судом ходатайства прокурора, следователя и дознавателя с согласия прокурора об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, потому что в су- дебном заседании все доказательства необходимости избрания данной меры пресечения рассматриваются судом непосредственно (ст. 108 УПК РФ).

Особо следует остановиться на праве участников процесса знакомиться с материалами дела по окончании предварительного следствия. Данным правом наделены: потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, обвиняемый и защитник, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого. Согласно ст. 437 УПК РФ данным правом наделяется также законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Таким образом, правом на ознакомление с материалами дела наделены только лица, заинтересованные в результатах дела. Думается, что это вполне обоснованно, потому что иные участники судопроизводства, не имеющие заинтересованности в деле, не нуждаются в указанном праве. Однако необходимо отметить, что гражданский ответчик и его представитель могут знакомиться с материалами дела не в полном объеме, а только в пределах иска (ст. 200 УПК, ст. 216 УПК РФ). На наш взгляд, такое ограничение нарушает принцип равенства всех участии-

131

ков процесса и интересы указанных лиц. Кроме того, только в результате всестороннего ознакомления с делом можно оценить правомерность заявленного иска. В связи с этим нами предлагается предоставить право гражданскому ответчику и его представителю знакомиться с материалами дела в полном объеме. По указанным причинам мы не согласны с решением законодателя ограничить рассматриваемое право также для гражданского истца. Согласно ст. 44 УПК РФ по окончании расследования гражданский истец может знакомиться лишь с материалами дела, относящимися к заявленному гражданскому иску. Думается, что этого делать не следует, потому что гражданский истец отличается от по- терпевшего только тем, что ему причинен всего один вид вреда - имущественный. Однако он также является пострадавшим от преступления. По данному поводу очень точно выразился В.М. Савицкий. Он указывает, что гражданский истец всегда является потерпевшим, но не каждый потерпевший становится гражданским истцом, а только тот, который предъявил гражданский иск1. В связи с этим представляется целесообразным сохранить право гражданского истца на ознакомление с материалами дела в полном объеме. На наш взгляд, правовой статус потерпевшего и гражданского истца необходимо уравнять. Из опрошенных нами лиц 56,2 % респондентов поддерживают данное предложение, из них 50 % прокуроров, 63 % следователей, 61 % судей, 70 % адвокатов, 37 % осужденных.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве права по- терпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей ограничены по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно. По таким делам, в отличие от обвиняемого и его защитника, указанные лица не знакомятся с материалами дела, а только извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору (ст. 120 УПК). В УПК РФ предусмотрено право на ознакомление с материалами дел данной категории и для потерпевшего или его представителя по их ходатайству (ч. 3 ст. 225). Указанная

1 Демократические основы советского социалистического правосудия / Под ред. М.С. Строговича. М., 1965. С. 270.

132

норма направлена на охрану прав потерпевшего при производстве дознания. Однако в соответствии со ст. 19 Конституции РФ, согласно которой все равны перед законом и судом, ее действие следует распространить и на остальных участников судопроизводства, отстаивающих в уголовном процессе свои законные интересы.

Согласно действующему законодательству обвиняемый и его защитник при ознакомлении с материалами дела имеют право выписывать любые сведения в неограниченном количестве. Безусловно, это гарантирует им хорошую подготовку к защите в судебном разбирательстве. На практике указанным правом пользуются также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Поэтому законодатель поступает правильно, закрепив указанное право для всех заинтересованных в деле лиц УПК РФ (ст.ст. 42, 44, 45, 47, 53, 54, 55), что способствует созданию равных условий для участников уголовного судопроизводства.

В отличие от всех участников процесса, представляющих интересы других лиц, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого наиболее ущемлен в реализации права на ознакомлении с материалами уголовного дела. Согласно ст. 398 УПК следователь вправе не допустить его к ознакомлению с делом, если посчитает, что это может пойти во вред интересам несовершеннолетнего. На наш взгляд, такое ограничение недопустимо. Во-первых, потому что законный представитель является, как правило, и гражданским ответчиком, который сам по себе имеет право на ознакомление с материалами дела. Во-вторых, потому что данная норма нарушает право несовершеннолетнего иметь своего представителя. В связи с этим законодатель поступает правильно, предусмотрев, что в случае отстранения от участия в деле законного представителя, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), к участию в деле до- пускается другой законный представитель (ч. 4 ст. 426 УПК РФ). Законный представитель наделяется правом знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний, знакомиться с протоколами следственных действий, в

133

которых он принимал участие, по окончании расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела и выписывать из него любые сведения в любом объеме (ст. 426 УПК РФ).

Из изложенного следует сделать вывод, что информированность участни- ков судопроизводства в досудебных стадиях достаточно ограниченна. На наш взгляд, это связано с тем, что в рассматриваемых стадиях сохраняются черты розыскного процесса, основанного на тайных началах. Такое положение противоречит идеям гуманизма, потому что оно не позволяет гражданам в полной мере знать, насколько защищены их права и интересы силами следователя, а значит, насколько им следует быть активными, чтобы своевременно влиять на ход расследования и способствовать всестороннему изучению обстоятельств дела. При этом право на знания о материалах дела в ходе расследования у обвиняемого и его защитника шире, чем у остальных участников процесса, а это свидетельствует о нарушении равенства их положения в судопроизводстве.

В УПК РФ информированность об уголовном деле для участников судо- производства расширяется. Так, потерпевшему предоставляется право на получение копии постановления о возбуждении уголовного дела, о признании его потерпевшим или об отказе в этом, о прекращении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу и других решениях (ст. 42); гражданскому истцу - знать о принятых решениях, затрагивающих его интересы и получать копии процессуальных решений, касающихся гражданского иска (ст. 44); потерпевший, свидетель и подозреваемый наделяются правом знакомиться с постановлением о назначении экспертизы и с заключением эксперта либо сообщением о невозможности дать заключение (ст. 198). Кроме того, в УПК РФ закрепляется право потерпевшего и гражданского истца знакомиться с протоколами тех следственных действий, в которых он участвовал (ст. ст. 42, 44). Важность этой нормы заключается в том, что указанное право распространяется и на их представителей. В УПК РФ для потерпевшего также предусмотрено право знать о предъявленном обвиняемому обвинении (ст. 42), для гражданского ответчика - знать сущность исковых требований и обстоятельства, на кото-

134

рых они основаны (ст. 54). Безусловно, данные положения расширяют информированность участников уголовного процесса о производстве по делу, и их следует признать положительными, потому что они укрепляют право человека и гражданина защищать свои интересы и способствуют более полному исследованию обстоятельств дела.

Тем не менее, многие авторы считают, что ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела только по окончании предварительного расследования является неправильным, особенно по делам несовершеннолетних и лиц, имеющих физические и психические недостатки, и предлагают предоставить им право на ознакомление с материалами дела с момента допуска защитника к участию в деле1. По данному поводу необходимо отметить, что реализовать указанное предложение достаточно сложно, потому что запщтник может появиться в деле практически с момента его возбуждения, когда материалов дела как таковых еще может не быть. При этом защитник вправе знакомиться со всеми документами, которые касаются его подзащитного, предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому или обвиняемому. Таким образом, указанное предложение вряд ли является необходимым.

Выходя за пределы российского законодательства следует отметить, что в некоторых зарубежных странах, например, в Англии и США, право на ознакомление с материалами дела по окончании расследования отсутствует в связи с осуществлением в данной стадии принципа состязательности, предусматривающего, что каждая сторона самостоятельно собирает необходимые доказательства (обвинительные - обвинитель; оправдательные или смягчающие наказание - обвиняемый и его защитник). О собранных доказательствах в полном объеме можно узнать только во время судебного заседания. В связи с этим Л. Виницкий предлагает упразднить право обвиняемого на ознакомление с ма- териалами дела2. Кроме того, И. Кожевников указывает еще на одну проблему,

1 Долгушин А.В. Развитие процессуальных условий реализации принципа состязательности: Автореф. … канд. юрид. наук М., 1995. С. 14-15.

2 Виницкий Л. Уравнять права сторон в уголовном процессе // Российская юстиция. 1999. N? 6. С. 44.

135

связанную с реализацией данного права: обвиняемый и его защитник, знакомясь с материалами дела в конце расследования, не представляют стороне обвинения собранные ими доказательства, опровергающие обвинение, и это нарушает принцип равенства сторон. В связи с этим он предлагает ввести в УПК обязанность данной стороны опровергнуть обвинение1.

На наш взгляд, ознакомление с материалами дела участников процесса необходимо сохранить в силу сложившейся в России системы досудебного судопроизводства. Однако ознакомление с материалами дела в последний момент расследования нередко приводит к тому, что участники процесса после долгого и пассивного ожидания результатов деятельности должностного лица вынуждены писать ходатайства на заключительном этапе предварительного расследования, что затягивает его сроки. Думается, что решением данной проблемы будет предоставление всем заинтересованным в деле лицам права участвовать при производстве тех следственных действий, которые проводятся по их ходатайству, независимо от согласия следователя. Это позволит им своевременно знакомиться с необходимыми материалами дела, представлять доказательства, опровергающие выдвинутые версии, внесет в стадию предварительного расследования элементы состязательности, и будет способствовать всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела. Дополнительную аргументацию внесенного предложения мы представим ниже.

На наш взгляд, развитие уголовного судопроизводства России должно пойти по пути расширения действия принципов гласности и состязательности на досудебных стадиях для лиц, заинтересованных в деле2. Однако нельзя бездумно копировать опыт зарубежных стран, надо творчески трансформировать заложенную в них положительную идею3. Рост информированности об уголовном деле станет важной ступенью в гуманизации уголовного процесса, потому что без доступа к информации ни о какой защите прав речи быть не может.

1 Кожевников И. Указ. соч. С. 22.

2 Лобатенко Е.В. К вопросу о состязательности на предварительном следствии // Демократизм предварительно го расследования. М„ 1990. С. 80-81; Батищева Л.. Конах Е., Леви А., Пичкалева Г. Гласность предварительного следствия // Социалистическая законность. 1989. № 1. С. 60-62.

3 Столяренко A.M. Указ. соч. С. 46.

136

Следует также отметить, что право человека на знания и свободу инфор- мации в уголовном судопроизводстве поставлено в зависимость от того, заинтересовано лицо в результатах дела или нет. Думается, что этот факт не нарушает принципа гуманного отношения государства к участникам процесса, потому что направлен на охрану конституционных прав других лиц (право на тайну частной жизни и т.д.).

Перейдем к исследованию второй группы прав и соотнесем ее с такими гуманистическими идеями периода античности и эпохи Возрождения, как право человека на творческую активность. Творчество - это один из признаков человеческой деятельности, поэтому для укрепления гуманистических начал уголовного судопроизводства необходимо расширять возможность проявления творческой активности для всех участников уголовного процесса: как для потерпевшего, так и для обвиняемого, свидетеля и других лиц.

Содержание данной группы прав зависит от того, какую роль тот или иной участник судопроизводства играет в уголовном деле. В связи с этим необ- ходимо различать активность, направленную на защиту собственных интересов, и активность, связанную с защитой прав и интересов других лиц и общества в целом’.

Первоначально исследуем проблему реализации творческой активности лицами, заинтересованными в результатах дела, и рассмотрим их право на участие в следственных действиях. Согласно закону потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также подозреваемый, обвиняемый и защитник участвуют только в тех следственных действиях, которые считает нужным проводить следователь, например, в очной ставке, опознании и других, за исключением допроса потерпевшего, так как потерпевший имеет право требовать, чтобы его допросили. Кроме того, в некоторых следственных действиях лица могут участвовать с разрешения следователя. Например, с согласия следователя подозреваемый и обвиняемый могут присутство-

1 Ликас А. Л. Указ. соч. С. 164.

137

вать при производстве экспертизы и давать пояснения эксперту (п. 4 ч. 1 ст. 185; ст.ст. 195, 198 УПК РФ); законные представители несовершеннолетнего -при производстве допроса (ст. 159 УПК, ст. 426 УПК РФ) и т.д.

Таким образом, мы видим, что возможности лиц, заинтересованных в ре- зультатах дела, самостоятельно решать вопрос об участии при производстве следственных действий достаточно ограничены. Однако во время проведения следственного действия участники процесса имеют целый комплекс прав, позволяющих им проявлять активность и защищать свои или представляемые интересы. Так, потерпевший, частный обвинитель, обвиняемый, подозреваемый, гражданский ответчик и их представители обладают правом давать объяснения (показания) и представлять доказательства (ст.ст. 46, 52, 53, 55, 56, 474 УПК; ст.ст. 42- 47, 54-55 УПК РФ). Согласно действующему законодательству граж- данский истец также может представлять доказательства. Однако право на дачу объяснений (показаний) за ним в законе не закреплено (ст. 54 УПК), хотя реально оно существует и действует. Указанное право гражданского истца нашло отражение в УПК РФ (ст. 44), что свидетельствует о создании равных условий для всех участников судопроизводства, отстаивающих свои интересы. Кроме того, каждый участник судопроизводства имеет право делать свои замечания по поводу проводимых действий или составленному протоколу. Эти замечания подлежат обязательному занесению в протокол того следственного действия, в котором лицо участвовало, и каждый вправе удостоверить правильность записи протокола (ст. 141 УПК, 166 УПК РФ).

Все указанные права свидетельствует о том, что рассматриваемые лица являются не пассивными исполнителями требований следователя, а активными участниками процесса. Так, подозреваемый во время допроса может опровергнуть выдвинутые против него подозрения; потерпевший, гражданский истец и их представители могут предъявить доказательства, свидетельствующие о виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности. В случае, если гражданский ответчик докажет, что вред причинен в результате стихийного явления природы или по умыслу потерпевшего, а не источником повышенной

138

опасности, то он не будет нести ответственности за причиненный вред . Участие личного поручителя и залогодателя в следственных действиях законом не предусмотрено. На наш взгляд, это не ограничивает их процессуальный статус, так как соответствует той роли, которую они играют в уголовном деле.

Защитник обвиняемого наделен специфическими правами, помогающими ему осуществлять свои функциональные обязанности. Так, он может присутствовать при предъявлении обвинения, допросе обвиняемого (подозреваемого) и иных следственных действиях, которые проводятся с указанными лицами (ст. 51 УПК, ст. 53 УПК РФ). Согласно действующему законодательству во время допроса защитник вправе задавать допрашиваемому вопросы. Однако следователь вправе их отклонить, но обязан занести отведенные вопросы в протокол. В УПК РФ право защитника задавать допрашиваемому вопросы упразднено (ст. 53). Думается, что это не вполне правильное решение, потому что любой во- прос нацелен на уточнение каких-либо обстоятельств, касающихся рассматриваемого дела, которые следователь может выпустить из вида в силу различных причин. Принимая во внимание, что у защитника достаточно возможностей для общения с обвиняемым без присутствия следователя, данная норма вряд ли пойдет на пользу для расследования преступлений. Поэтому, на наш взгляд, необходимо восстановить право защитника задавать вопросы допрашиваемому, но предусмотреть в законодательстве требование, чтобы эти вопросы имели отношение к делу и не носили наводящего характера. В случае невыполнения указанных требований следователь должен внести в протокол соответствующее замечание.

Проявлению творческой активности способствует право участников про- цесса на заявление ходатайств. Так, при ознакомлении с материалами дела потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, обвиняемый и его защитник вправе заявить ходатайство о дополнении следствия, обвиняемый - о рассмотрении его дела судом присяжных в случаях, преду-

1 Гришин СП. Указ. соч. С. 75-76.

139

смотренных законом, и другие (ст.ст. 200, 201 УПК; ст.ст. 216, 217 УПК РФ). В УПК РФ право на заявление ходатайств расширяется. Так, эксперт вправе ходатайствовать о проведении экспертизы с участием других экспертов (ч. 3 ст. 57); при ознакомлении с материалами дела потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, обвиняемый и его защитник могут заявить, кого из участвующих в деле свидетелей, специалистов, экспертов и понятых они хотели бы вызвать в судебное заседание, чтобы последние подтвердили их позицию (ст.ст. 216, 217). Указанные права направлены на полное и все- стороннее исследование всех обстоятельств дела.

Многие авторы отмечают, что согласно действующему законодательству потерпевший обладает меньшими правами, чем обвиняемый и его защитник1. Так, обвиняемый вправе знакомиться с постановлением о назначении экспертизы, присутствовать с разрешения следователя при ее проведении (ст. 185 УПК) и т.д.; защитник вправе присутствовать с разрешения следователя при производстве следственных действий, выполняемых по его ходатайству или ходатайству обвиняемого (п. 7 ч. 1 ст. 202 УПК). В.В. Вандышев справедливо указывает на необходимость создать реальные условия для высокой активности потерпевшего. Он подчеркивает, что защита законных интересов потерпевшего способствует охране общественных отношений2. В связи с этим законодатель поступает правильно, предоставив не только потерпевшему, но и гражданскому истцу, подозреваемому, обвиняемому и их представителям право участвовать с разрешения следователя при производстве следственных действий, выполняемых по его ходатайству или ходатайству его представителя (ст.ст. 42,44,45,46, 47, 55, 426 УПК РФ). Однако, на наш взгляд, указанное право не должно зависеть от разрешения следователя. Такой подход серьезно ограничивает процессуальные права лица, заявившего ходатайство. По данному поводу ЮЛ. Ляхов отмечает, что предоставление гражданам права участвовать во всех следствен-

1 Уголовный процесс: Курс лекций. С. 44-45; Шадрин B.C. Обеспечение прав ЛИЧНОСТИ при расследовании преступлений. М„ 2000. С. 158.

Вандышев В.В. Правовые и этические проблемы использования данных внктимологии в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук Л., 1977. С. 5-6.

140

ных действиях, проводимых по их ходатайству, будет способствовать установлению истины по делу1. Данная точка зрения верна по двум причинам. Во-первых, любое лицо, заявившее ходатайство о проведении каких-либо следственных действий, присутствуя при их проведении, может уточнить все обстоятельства, которые для него крайне важны. Во-вторых, если в дальнейшем в протоколах выяснятся неточности ввиду отсутствия лица при проведении следственных действий, то необходимо будет заявлять новое ходатайство и ожидать его результатов, что потребует дополнительной и нерациональной затраты времени. Обращаясь к международным нормам, следует отметить, что согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) обвиняемый имеет право допрашивать свидетелей, показывающих против него, а также свидетелей, вызванных на допрос по его ходатайству. В российском законодательстве уже в XDC веке обвиняемый и потерпевший допускались к допросу свидетелей и могли задавать им вопросы (ст. 304 УУС). В связи с этим нами предлагается предоставить право заинтересованным в деле лицам и их представителям участвовать в следственных действиях, которые проводятся по их ходатайству или по ходатайству их представителей, независимо от желания следователя. Данное предложение будет способствовать объективности расследования и гуманизации уголовного судопроизводства, потому что направлено на развитие творческой активности участников процесса.

Особого внимания заслуживает вопрос о праве заинтересованных в деле лиц на самостоятельное расследование по уголовному делу. Некоторые авторы считают, что расследование должны проводить только лица, осуществляющие уголовное судопроизводство2. Однако, как уже отмечалось выше, право заинтересованных в деле лиц на собирание доказательств сводится, в основном, к заявлению ходатайств. В результате изучения уголовных дел нами установлено, что по всем ходатайствам, заявленным в ходе выполнения требований ст.ст. 200 и 201 УПК, были вынесены постановления об отказе в их удовлетворении. В

1 Ляхов Ю.А. Указ. соч. С. 28.

2 Бойков А. Проекты УПК РФ; иллюзии утрачены, надежды остаются // Законность. 1995. № 3. С. 40.

141

связи с этим заслуживает внимания мнение некоторых авторов, которые пред- лагают предоставить участникам судопроизводства право на личное собирание доказательств, причем, не только обвиняемому и его защитнику, но и потер- певшему1. Решая указанную проблему, А.В. Долгушин предлагает в случае от- клонения ходатайств предоставить потерпевшему право самостоятельно полу- чать на предприятиях и в учреждениях необходимые материалы2. Указанные предложения следует поддержать, потому что введение права на самостоятель- ное собирание необходимых материалов будет способствовать быстрому и все- стороннему расследованию преступления.

Необходимо отметить, что право на самостоятельное расследование пре- ступлений уже опробовано в зарубежных странах. Так, в Англии все физические и юридические лица могут заниматься предварительным расследованием лично или через соответствующий государственный орган”1. В нашей стране также сделаны попытки внедрения такого права. Участники процесса могут ис- пользовать частных детективов и ходатайствовать о рассмотрении следователем полученных ими сведений (ст. 3 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 года). На сегодняшний день существует мощная система негосударственных правоохранительных органов, насчитывающая до 150 тысяч человек, осуществляющих частную охранную и детективную деятельность4. Таким образом, наше государство стремится к расширению творческой активности участников уголовного судопроизводства и законных средств защиты ими своих прав.

В статье 86 УПК РФ, являющейся общей нормой, указывается, что подоз- реваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответ- чик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств, а также частный обвинитель (ч. 2 ст. 319). Между тем, в статьях, содержащих пе-

1 Демократические основы советского социалистического правосудия. С. 259; и др.

2 Долгушин А.В. Указ. соч. С. 17-18.

3 Уголовный процесс // Под ред. В.П. Божьева. С. 389.

4 Долгова А.И. Указ. соч. С. 234.

142

речень прав данных участников процесса, не отражено, что они имеют право собирать доказательства. Такое право предусмотрено только для защитника (ст. 53 УПК РФ). Он вправе проводить опрос лиц с их согласия; истребовать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти и других органов, предусмотренных законом (ст. 86 УПК РФ). Последние, в свою очередь, обязаны представлять запрашиваемые документы и их копии.

Таким образом, мы видим, что права защитника обвиняемого шире прав представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, потому что в соответствии с законом представитель указанных лиц наделяется только такими правами, которыми обладают граждане, интересы которых он представляет (ст. 56 УПК, ст. 45 УПК РФ). Между тем представители потер- певшего, гражданского истца и гражданского ответчика фактически так же за- щищают интересы этих лиц, как и защитник - интересы обвиняемого. Думается, что представители каждой стороны уголовного процесса должны обладать рав- ными правами. Безусловно, речь идет не о теоретическом, а юридическом про- цессуальном равенстве между ними. В связи с этим необходимо создать единый правовой статус защитника и представителя независимо от того, чьи интересы он выражает, либо рассматриваемые статьи привести в соответствие друг с дру- гом, чтобы не ставить защитника в привилегированное положение по отноше- нию к другим участникам процесса, тем более, что представителями потерпев- шего и других люд также могут быть адвокаты. Внесенное предложение соот- ветствует ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, где указывается, что «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять ин- формацию любым законным путем». Для этого должно быть достаточным предъявление копии постановления о признании лица потерпевшим. Все само- стоятельно собранные материалы должны подлежать процессуальному оформ- лению следователем путем составления соответствующего протокола. Кроме того, нами предлагается внести в УПК РФ норму, предоставляющую участии-

143

кам процесса право требовать от должностных лиц собирания указанных ими доказательств, как это действует в Болгарии1.

Рассматривая вопрос о реализации творческой активности лиц, осущест- вляющих в уголовном судопроизводстве вспомогательные функции, необходимо отметить, что деятельность свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, понятого и статиста направлена на защиту не своих прав и интересов, а интересов других участников процесса и правосудия в целом. Так, специалист имеет право делать заявления, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств (ст. 1331 УПК, ст. 58 УПК РФ), понятой вправе делать замечания по поводу произведенных следственных действий (ст. 135 УПК, ст. 60 УПК РФ). Эти заявления подлежат обязательному занесению в протокол, и тем самым способствуют выявлению всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Педагог имеет право, с разрешения следователя, задавать несовершеннолетнему потерпевшему, свидетелю и обвиняемому вопросы. Причем, эти вопросы следователь отвести не может. Педагог также вправе ознакомиться с протоколом допроса несовершеннолетнего и сделать письменные замечания о его правильности и полноте (ч. 2 ст. 397 УПК, ст. 425 УПК РФ). Таким образом, проявляя активность, педагог одновременно помогает подростку понимать вопросы следователя, отвечать на них, и тем самым создает более комфортную психологическую обстановку для несовершеннолетнего при проведении допроса. Переводчик при осуществлении полного и точного перевода обеспечивает право лиц, не владеющих языком судопроизводства, давать показания, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами дела и выступать в суде на родном языке (ст. 57 УПК, ст. 59 УПК РФ). Статистические данные сви- детельствуют, что в 1998 г. только в г. Санкт-Петербурге среди лиц, совершивших преступление, было 763 иностранных гражданина и лиц без гражданства; в 1999 г. - 594, в 2000 г. - 2063 человека2.

Защита прав потерпевшего в уголовном процессе. С. 73. 2 Статистические данные Прокуратуры г. Сагасг- ПетербЧрга за 1998-2000 гг.

144

Необходимо отметить, что правовой статус эксперта более четко регла- ментирован, чем статус других лиц, осуществляющих вспомогательные функ- ции. Предоставление эксперту более широких прав направлено на создание ре- альных условий для составления им полного и объективного заключения, кото- рое может стать доказательством вины или невиновности лица в совершении преступления. Так, эксперт с разрешения должностного лица, осуществляющего производство по уголовному делу, вправе присутствовать при проведении допросов и других следственных действий, задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения (ст. 82 УПК, ст. 57 УПК РФ).

Традиционно к статистам относятся как к пассивным участникам уголовного процесса. Однако, как правильно отмечает СП. Гришин, они не менее активно, чем понятые, помогают в проведении опознания, когда выполняют просьбы следователя или опознающего: что-то сказать, встать, пройтись и т.п.1 При этом статист имеет право делать замечания, которые следователь обязан внести в протокол.

Необходимо отметить, что в действующем УПК нет специальных статей, в которых бы перечислялись права свидетеля, специалиста, переводчика и ста- тиста, как это предусмотрено для потерпевшего, обвиняемого и других заинте- ресованных в деле лиц. В соответствующих статьях предусмотрены только их обязанности. Однако процессуальные права у этих лиц все же имеются, но они разбросаны по другим статьям, определяющим порядок производства процес- суальных действий, например, в ст. 141 УПК, содержащей требования к прото- колу следственного действия; в ст. 17 УПК, определяющей язык, на котором ведется судопроизводство и другим. Поэтому законодатель поступает правиль- но, включив в каждую соответствующую статью УПК РФ те права, которые предусмотрены для свидетеля, специалиста и переводчика (ст.ст. 56, 58, 59). Аналогичную статью необходимо предусмотреть и для статиста. Так, в УПК РФ за свидетелем закреплено право давать показания на родном языке (п. 2 ч. 4

1 Гришин СП Указ. соч. С. 102.

145

ст. 56); за специалистом - право с разрешения лица, осуществляющего судо- производство, задавать вопросы участникам следственного действия (ч. 3 ст. 58) и другие.

Однако законодатель проявляет непоследовательность в укреплении правового статуса указанной группы лиц. Например, право знакомиться с протоколом следственного действия, в котором лицо участвовало, закреплено в статьях, содержащих перечень прав специалиста, переводчика и понятого; право делать заявления и замечания, которые подлежат внесению в протокол, предусмотрено лишь для специалиста и переводчика. Однако за свидетелем право знакомиться с протоколом не закреплено вовсе. Думается, что указанные права должны быть включены в ссютветствующие статьи всех участников процесса.

На наш взгляд, законодатель поступает гуманно, закрепляя в УПК РФ за специалистом право на отказ от участия в деле в связи с отсутствием необхо- димых знаний (ст. 58), за экспертом - право отказаться от дачи заключения по вопросам, которые не входят в его компетенцию, или в случае, если материалы, представленные для исследования, недостаточны для дачи заключения (ст. 57). Эти права имеют большое значение, потому что, с одной стороны, освобождают указанных лиц от процессуальных санкций за отказ от оказания помощи при производстве по делу, с другой стороны, повышают требовательность к уровню их профессионального мастерства, что должно улучшить качество расследова- ния, с третьей - создают защитный механизм от понуждения эксперта к даче за- ключения без наличия необходимых данных.

Таким образом, следует отметить, что в уголовно-процессуальном зако- нодательстве существует тенденция к укреплению правового статуса всех уча- стников уголовного судопроизводства, стремление расширить их творческую активность, направленную на охрану прав участников процесса и интересов правосудия. Однако на сегодняшний день активность участников судопроиз- водства во многом ограничивается волей следователя1.

Принцип справедливости при осуществлении правосудия по уголовным делам. С. 55.

146

Рассмотрим третью группу прав, связанную с созданием реальных условий для уважения, соблюдения и осуществления прав человека, и соотнесем ее с идеей реального гуманизма, выработанной в период нового времени и развившейся в современную эпоху.

Большое значение для обеспечения информированности, активности и зашиты участниками процесса своих прав и интересов имеет право, общее для всех лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство: приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда (ст. 22 УПК, ст. 123 УПК РФ). Так, подозреваемый, обвиняемый и их защитники имеют право обжаловать в суд законность и обоснованность ареста или продление срока содержания под стражей. Кроме того, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23 марта 1999 г. признал не соответствующими Конституции РФ положения ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК постольку, поскольку они исключают в ходе предварительного расследования для заинтересованных в деле лиц, конституционные права которых нарушены, возможность обжалования в суд действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования. Однако в действующем УПК право на обжалование действий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, не закреплено за лицами, осуществляющими в процессе вспомогательные функции. В УПК РФ данное право предусмотрено для свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика и понятых. Думается, что это право надо также распространить на залогодателя, личного поручителя и статиста.

Большую помощь в защите интересов потерпевшего, частного обвинителя, подозреваемого, обвиняемого, гражданского истца и гражданского ответчика оказывает их право иметь своих представителей и защитников (ст. 46, 52, 56, ч. 2 ст. 478 УПК; п. 59 ст. 5, ст.ст. 45, 55 УПК РФ). Гуманность этого права за- ключается в том, что оно предоставляет участникам судопроизводства возмож- ность защищать свои права более эффективно. Так, законный представитель

147

несовершеннолетнего потерпевшего может ограждать допрашиваемого от пси- хологических травм при проведении следственных действий, создавать спокой- ную обстановку в ходе расследования1. При этом участие в процессе защитника или представителя не ограничивает прав лиц, интересы которых они представ- ляют2. Это свидетельствует о том, что они не подменяют указанных лиц, а только способствуют защите ими своих прав и интересов. Так, защитник обви- няемого не только разъясняет последнему его права, обязанности и гарантии, но и помогает найти пути и средства, которыми можно их реализовать с наи- большей пользой. Он наравне со следователем исследует достоверность каждого положения обвинения, отыскивает все смягчающие вину обстоятельства, что способствует реальному осуществлению защиты прав обвиняемого и имеет для него большое моральное значение. Лицо имеет право на защитника с момента предъявления обвинения; а в случае задержания лица, подозреваемого в совер- шении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключе- ния под стражу до предъявления обвинения, или назначения в отношении него судебно-психиатрической экспертизы - с момента фактического его задержания или объявления ему постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. В случае применения к подозреваемому иных мер процессуального принуждения, затрагивающих его права и свободы, или совершения действий, связанных с его уголовным преследованием, защитник допускается в дело с на- чала осуществления этих мер или действий (ст. 47 УПК). В ст. 49 УПК РФ ука- занные нормы сохраняются и расширяются: защитник допускается к участию в уголовном деле уже с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, а также с момента вынесения постановления о возбуж- дении уголовного дела в случаях, предусмотренных законом.

Нами предлагается наделить несовершеннолетнего потерпевшего, подоз- реваемого и обвиняемого правом выбора законного представителя из числа

1 Щерба СП., Зайцев О.А. Охрана прав потерпевших и свидетелей по уголовным делом: Практ. пособие М„ 1996. С. 34.

2 Мартыненко СБ. Указ. соч. С 21; Савицкий В. Последние новеллы УПК: порядок н сроки содержания под стражей. С. 19.

148

лиц, предусмотренных законом, потому что на практике иногда встречаются ситуации, когда подросток просит не приглашать в правоохранительные органы, например, отца ввиду негативных с ним отношений, а просит пригласить мать. На наш взгляд, указанное положение расширит право выбора для несовершеннолетнего участника процесса и укрепит его возможность иметь избранного им представителя.

В УПК РФ предусмотрены дополнительные права, создающие реальные условия для уважения и соблюдения прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Так, свидетелю предоставляется право являться на допрос со своим адвокатом (ч. 4 ст. 56). Присутствие адвоката во время допроса, безусловно, будет вызывать у свидетеля чувство защищенности от возможного воздействия со стороны следователя.

Таким образом, права, направленные на создание реальных условий для подлинного уважения к участникам процесса со стороны правоохранительных органов, обеспечивают защиту конституционного статуса человека и гражданина и интересов правосудия. Данная группа прав позволяет участникам судопроизводства влиять на ход предварительного расследования и принятие должностными лицами законных и обоснованных решений по делу, что свидетельствует о воплощении в уголовном процессе идеи реального гуманизма.

Рассматривая права лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, нельзя не остановиться на следующей проблеме. У участников процесса довольно мало прав, которые направлены на развитие в них нравственных начал (совести, милосердия, раскаяния, уважения чужих прав и т.д.). К таким правам можно отнести, например, право на деятельное раскаяние, на примирение, право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников и другие. Указанные права отражают такие гуманистические идеи, как уважение к внутреннему миру человека, требование гуманного отношения к людям. Однако следует заметить, что многие нравственные нормы УПК представлены не в виде права участников судопроизводства на проявление нравственности, а в виде их обязанностей. Так, право свидетеля давать правди-

149

вые показания заключено в его обязанности давать такие показания. Между тем, человек может иметь искреннее желание способствовать установлению истины по делу и тому, чтобы лицо, совершившее преступление, понесло заслуженное наказание. Право на самоотвод также представлено в виде обязанности лица заявлять самоотвод в случаях, предусмотренных законом. В связи с этим необходимо заметить, что на сегодняшний день законодатель очень мало внимания уделяет мотивам добровольности и нравственности, которые движут участниками процесса во время производства по уголовному делу. Некоторые авторы даже стремятся доказать, что нравственные нормы УПК позволяют участникам процесса вести себя тем или иным образом из соображений выгод- ности их последствий, стремления уйти от уголовной ответственности1. Подоб- ные взгляды свидетельствуют о неспособности некоторых юристов верить в нравственные начала человека. Между тем, даже если предположить, что эти авторы правы, и, возмещая ущерб или проявляя деятельное раскаяние, обви- няемый стремится к прекращению уголовного дела или сокращению размера наказания, все равно объективно обвиняемый совершает поступки, направлен- ные на защиту интересов других людей: заглаживает ущерб, причиненный по- терпевшему, помогает органам предварительного расследования в раскрытии, расследовании и предотвращении преступлений. Поэтому законодатель посту- пает правильно, предоставляя участникам процесса возможность совершать нравственные поступки, за которые, безусловно, их необходимо поощрять. В этом заключается воспитательная функция уголовного судопроизводства (см. § 1.2). Кроме того, в уголовно-процессуальном законодательстве необходимо расширять сферу действия нравственных норм и закреплять их не в виде обя- занностей участников процесса, а в виде их прав. Воплощение указанного предложения в УПК станет новой ступенью в гуманизации уголовного судо- производства, а также будет способствовать формированию гуманистического мировоззрения в обществе посредством уголовного процесса.

1 Петрухин И. Гуманность или трезвый расчет? // Российская юстиция. 1999. № 9. С. 25.

150

Заботясь о всемерном развитии личности, расширении ее прав и свобод, нельзя упускать из виду необходимость не только уважения государством прав человека, но и соблюдения всеми гражданами надлежащей процедуры, уста- новленной законом, и своих обязанностей перед обществом. Единство прав и обязанностей, свободы и ответственности даст возможность укрепить нравст- венные начала как в обществе, так и в уголовном процессе. Еще К. Маркс справедливо отмечал, что «нет прав без обязанностей и нет обязанностей без прав»1. Их соотношение имеет очень большое значение, поскольку преоблада- ние одних над другими приводит к нарушению прав остальных граждан и ста- бильности в обществе. В.И. Ленин также не верил в существование абсолютной свободы для отдельного человека и справедливо говорил, что нельзя жить в обществе и быть от него свободным2. Все это свидетельствует о том, что обя- занности сами по себе наполнены гуманистическим содержанием, потому что способствуют формированию и развитию в участниках уголовного судопроиз- водства таких гуманистических начал, как нравственность и ответственность за свои поступки. О необходимости наделения граждан обязанностями перед об- ществом говорят и международные нормы права. Так, статья 29 Всеобщей дек- ларации прав человека гласит: «Каждый человек имеет обязанности перед об- ществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его лич- ности».

Особенность уголовно-процессуальных отношений заключается в том, что реализация права одного субъекта судопроизводства обусловлена выполнением своих обязанностей другим лицом. В связи с этим существуют уголовно- процессуальные нормы, в которых предусмотрены меры принуждения в от- ношении всех участников судопроизводства. Необходимо отметить, что в уго- ловном процессе нет единых обязанностей для всех участников процесса. Каж- дый участник имеет свои обязанности, но некоторые из них распространяются

Марке К. Временный Устав товарищества// Маркс К и Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 16. С. 13. Ленин В.И. Партийная организация и партийная литература //Поли. собр. соч. Т. 12. С. 104.

151

на всех участников либо отдельные группы лиц в зависимости от положения, которое они занимают в уголовном деле.

Среди основных обязанностей лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, необходимо указать следующие. Все участники процесса от потерпевшего до обвиняемого обязаны являться по вызову в органы, осуществляющие судопроизводство, представлять необходимые предметы и документы (ст. 70 УПК, ч. 4 ст. 21 УПК РФ), выполнять постановления следователя (ч. 5 ст. 127 УПК, ч. 4 ст. 21 УПК РФ), не разглашать данные предварительного рассле- дования (ст. 139 УПК, ст. 161 УПК РФ). Потерпевший также обязан давать правдивые показания (ст. 161 УПК, 42 УПК РФ), представлять образцы для сравнительного исследования (ст. 186 УПК, 202 УПК РФ), подвергаться осви- детельствованию (ст. 181 УПК, ст. 179 УПК РФ).

Подозреваемый и обвиняемый обязаны соблюдать требования избранной меры пресечения (ст. 89-101 УПК, ст.ст. 97-110 УПК РФ), подвергаться осви- детельствованию (ст. 181 УПК, ст. 179 УПК РФ); предоставлять образцы для сравнительного исследования (ст. 186 УПК, ст. 202 УПК РФ). При невыполне- нии своих обязанностей к подозреваемому и обвиняемому могут быть приме- нены меры процессуального принуждения. Защитник с момента допуска к уча- стию в деле обязан оказывать подзащитному необходимую юридическую по- мощь, выявлять обстоятельства, оправдывающие последнего и смягчающие его ответственность, использовать для этого все законные средства и способы за- щиты (ст. 51 УПК, ст. 53 УПК РФ). Личный поручитель, залогодатель и лицо, которому несовершеннолетний отдан под присмотр, обязаны обеспечить явку подозреваемого и обвиняемого по вызовам лица, производящего дознание, сле- дователя, прокурора и суда. Кроме того, личный поручитель и лицо, которому несовершеннолетний отдан под присмотр, обязаны обеспечить надлежащее по- ведение лица, в отношении которого избрана данная мера пресечения (ч. 2 ст. 94, ч. 1 ст. 99, ч. 2 ст. 394 УПК; ст.ст. 103, 105, 106 УПК РФ). Согласно ч. 1 ст. 106 УПК РФ обязанности залогодателя расширяются: кроме указанной обязан-

152

ности он должен предупреждать совершение подозреваемым (обвиняемым) со- вершение новых преступлений, что повышает значимость указанного лица.

Свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой и статист должны явиться по вызову в правоохранительные органы и выполнить возложенные на них обязанности. Так, специалист обязан участвовать при производстве следст- венного действия и обращать внимание следователя на все факты, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств, пояснять свои дейст- вия; переводчик - произвести перевод при проведении допроса и иных следст- венных действий, а также обвинительного заключения; эксперт - дать полное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам (ст. 82 УПК, 57 УПК РФ); свидетель - правдиво сообщить все известное по делу и ответить на поставленные вопросы (ст. 73 УПК, ст. 56 УПК РФ); понятой - удостоверить факт проведения, содержание и результаты следственных действий, при произ- водстве которых он присутствовал (ст. 135 УПК, ст. 60 УПК РФ). Эти нормы направлены на установление истины по делу и решение задач уголовного судо- производства. Обязанности указанных лиц являются также их нравственным долгом.

Рассматривая обязанности понятых, необходимо отметить, что в ст. 135 УПК (ст. 60 УПК РФ) не указано, что понятой в дальнейшем может быть вызван на допрос для дачи показаний и, соответственно, приобрести статус свидетеля со всеми вытекающими из этого последствиями. На наш взгляд, понятой должен иметь четкое представление о своих обязанностях. Поэтому нами предлагается внести в ч. 4 ст. 60 УПК РФ данную обязанность понятого. Это повысит в нем чувство ответственности при производстве следственного действия. Понятой будет стараться видеть, слышать и запоминать все, что делает должностное лицо, а не ждать, когда его отпустят.

Потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также подсудимый и его защитник не вправе допускать подговор или подкуп свидетелей, представлять подложные документы и совершать другие незаконные действия ради защиты своих интересов. Указанные действия обра-

153

зуют самостоятельные составы преступлений и подлежат уголовной ответст- венности по соответствующим статьям Уголовного кодекса РФ. Например, от- ветственность за подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо неправильному переводу предусмотрена статьей 309 УК.

Кроме того, потерпевший и свидетель несут уголовную ответственность за дачу заведомо ложного показания (ст. 307 УК) и за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК), эксперт - за дачу заведомо ложного заключения, переводчик - за заведомо ложный перевод (ст. 307 УК). Эти нормы направлены на то, чтобы каждый совершивший преступление, понес заслуженное наказание, и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Согласно действующему законодательству за невыполнение своих обязанностей к специалисту, переводчику и свидетелю может быть применено денежное взыскание в размере до одной третьей минимального размера оплаты труда (ст. 323 УПК). Дополнительно к специалисту могут применяться меры общественного воздействия (ст. 1331 УПК). К личному поручителю и лицу, ко- торому несовершеннолетний отдан под присмотр, за несоблюдение своих обя- занностей может быть применено денежное взыскание до ста минимальных размеров оплаты труда (ч. 2 ст. 94, ч. 4 ст. 394 УПК). Залог, представленный за- логодателем в обеспечение явки подозреваемого или обвиняемого, при невы- полнении возложенных на него обязательств обращается в доход государства (ч. 4 ст. 99 УПК). Однако в УПК РФ денежное взыскание за невыполнение про- цессуальных обязанностей в ходе досудебного производства предусмотрено для всех участников уголовного судопроизводства, и оно может быть наложено судом в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда (ч. 3 ст. 118 УПК РФ), что свидетельствует о стремлении законодателя повысить ответ- ственность указанных лиц и сделать ее более однородной.

Необходимо отметить, что в действующем уголовно-процессуальном за- конодательстве обязанности рассматриваемых лиц не содержатся в тех статьях, которые им разъясняются как участникам процесса, в то время как сами обя- занности у них имеются. По данному поводу В.В. Вандышев совершенно пра-

154

вильно указывает на необходимость разъяснять участникам уголовного про- цесса не только их права, но и обязанности1. Поэтому законодатель поступает правильно, закрепляя в статьях УПК РФ, в которых содержится перечень прав участников процесса, также их обязанности. Например, потерпевший, граж- данский истец, защитник, гражданский ответчик, свидетель, эксперт, специа- лист, переводчик, понятой не вправе разглашать данные предварительного рас- следования (ст. 161 УПК РФ); потерпевший и свидетель не вправе уклоняться от явки по вызову дознавателя, следователя, прокурора и суда (ст.ст. 42, 56 УПК РФ) и другие. Соединение в одной статье прав и обязанностей участников процесса является показателем гуманизации их правового статуса, потому что направлено на профилактику их неправомерного поведения, расширение сферы действия нравственных норм в уголовном судопроизводстве, охрану личной жизни граждан и защиту интересов правосудия.

Кроме того, в УПК РФ наблюдается тенденция к более четкой регламентации обязанностей участников судопроизводства. Например, в УПК РФ указано, что эксперт не вправе без ведома следователя вести переговоры с участниками процесса по вопросам, связанным с производством экспертизы, самостоятельно собирать материалы для исследования; проводить без разрешения лица, назначившего экспертизу, исследования, которые могут привести к полному или частичному уничтожению объектов или изменению их внешнего вида или основных свойств (ч. 4 ст. 57). Однако некоторые обязанности в соответствую- щих статьях УПК РФ так и не закреплены, например, в них не содержится тре- бование соблюдать порядок во время проведения следственных действий. Ду- мается, что указанное требование следует отразить в данных статьях и преду- смотреть для всех участников процесса, в том числе подозреваемого и обви- няемого. Это повысит культуру их поведения, закрепит требование уважитель- ного отношения к другим участникам процесса, а значит, и культуру предвари- тельного расследования в целом. Упорядочение обязанностей участников про-

1 Вавдышев В.В. Указ. соч. С. 9.

155

цесса свидетельствует об укреплении правового статуса лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, потому что знание своих обязанностей расширяет простор для правомерного поведения человека1.

Однако для подозреваемого и обвиняемого из данного правила сделано исключение и в соответствующих статьях для них не предусмотрено никаких обязанностей. Думается, что этот пробел следует устранить. К сожалению, в законе не содержится требований нравственности способов защиты обвиняе- мого. На наш взгляд, это неправильно. Обвиняемый также обязан давать прав- дивые показания в отношении других лиц и нести уголовную ответственность за ложный донос, за дачу ложных показаний, связанных с клеветой в адрес должностных лиц, за разглашение данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в уголовном деле. Данное предло- жение соответствует требованию, чтобы обвиняемый (подозреваемый) защищал свои интересы только законными способами, не нарушая конституционных прав других лиц. Внесенное нами предложение не противоречит праву об- виняемого не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, праву выдвигать версии, направленные в свою защиту, однако нельзя позволить обвиняемому вовлекать в уголовное судопроизводство других людей, не совершавших противоправных деяний. К обвиняемому также должны предъявляться нравственные требования, как и к другим участникам уголовного процесса.

Обязанности участников уголовного процесса являются гарантией обеспечения прав и интересов других лиц, установления истины по делу и осуществления правосудия. Наличие у всех участников уголовного процесса наряду с правами также и обязанностей делает гуманизм уголовного судопроизводства достаточно реальным.

Некоторые авторы предлагают законодательно закрепить единый уголовно- процессуальный статус гражданина, где будет установлено общее пра-

1 Коробова А. П. О многозначности понятия «правовая политика» // Правоведение. 1999. Кг 4. С. 157.

156

вовое положение личности1. Думается, что в целом данное предложение заслу- живает внимания, так как рад прав и обязанностей распространяется на всех лиц, вовлеченных в уголовное судонроизводство. Однако, как указывалось выше, в правах и обязанностях участников судопроизводства слишком много различий в связи с разницей их процессуального положения, поэтому указанное предложение приведет либо к декларативности уголовно-процессуальных норм, либо к формальному наделению каждого участника процесса правами, в которых он не нуждается. Например, потерпевший или понятой не нуждаются в праве на обжалование в суд ареста. Переводчику не требуется право на полу- чение дополнительных образцов для сравнительного исследования.

В завершение следует сделать следующие выводы.

  1. Права, позволяющие человеку быть информированным о материалах дела, проявлять активность и реально отстаивать свои интересы, тесно связаны с такой гуманистической идеей, как право человека заботиться о самом себе: своем здоровье, собственности, жилище, счастье, свободе, чувстве собственного достоинства и т.п. Именно через заявление о причинении морального, мате- риального или физического вреда, принесение ходатайства о принятии мер, на- правленных на возмещение ущерба, обращение с жалобой в прокуратуру или в суд на неправомерные действия и решения должностных лиц участник процесса добивается восстановления своих нарушенных прав, что способствует реа- лизации конституционных прав человека и гражданина в уголовном судопро- изводстве.
  2. В досудебных стадиях уголовного судопроизводства права участников процесса являются достаточно ограниченными. Защита прав и интересов чело- века и гражданина зависит от волеизъявления должностных лиц, осуществ- ляющих уголовный процесс.
  3. Самостоятельность и активность лиц, вовлеченных в уголовное судо- производство, подчинены формам и методам публичного обвинения. Принцип
  4. Корнуков В.М. Пути к средства укрепления социалнстической законности и усиления охраны прав личности в уголовном судопроизводстве // Вопросы уголовного процесса / Ред. коля.: Н.А. Акяяча, Ц.М Каз, В.М. Корну-

157

тайны следствия не позволяет заинтересованным в деле лицам защищать свои права и интересы в досудебных стадиях в полном объеме.

  1. В уголовном судопроизводстве наметилась тенденция к укреплению правового статуса лиц, вовлеченных в уголовный процесс, стремление сделать права и обязанности более однородными для всех участников судопроизводства. Государство все больше относится к человеку как цели, а не средству уголовно- процессуальной деятельности, что является показателем гуманизации уголовного процесса. Дальнейшая гуманизация правового статуса лиц, вовле- ченных в уголовное судопроизводство, должна быть направлена на расширение информированности и творческой активности его участников, создание реаль- ных механизмов для более полной реализации прав человека и гражданина в уголовном процессе и развитие в них нравственных начал.

В силу своей специфики досудебные стадии не позволяют глубоко и все- сторонне судить о правовом статусе лиц, вовлеченных в уголовное судопроиз- водство. В связи с этим необходимо исследовать правовой статус указанных лиц в судебных стадиях.

§ 23. ГУМАНИЗАЦИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЦ, ВОВЛЕЧЕННЫХ В ПРОИЗВОДСТВО СУДА ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Производство в суде первой инстанции осуществляется в стадии назначения судебного заседания и стадии судебного разбирательства (раздел Ш УПК, раздел IX УПК РФ). Стадия назначения судебного заседания выполняет контрольную функцию по отношению к стадии предварительного расследования и организационно-подготовительную по отношению к стадии судебного разбира- тельства1. В данной стадии судья единолично проверяет достаточность основа-

ков и др. Вып. 4. Саратов, 1989. С. 8.

1 Кобяков В.М., Коломеец В.К. Предание суду н судебное разбирательство по делам с протокольным производством: Текст лекций. Свердловск, 1987. С. 14-15.

158

ний для рассмотрения дела в судебном заседании и в случае назначения такого заседания выполняет подготовительные действия, необходимые для проведения судебного разбирательства.

В действующем УПК и в УПК РФ нет четкой регламентации правового статуса лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, в стадии назначения судебного заседания. Тем не менее, участники процесса имеют в этой стадии целый комплекс прав, наполненных гуманистическим содержанием. Например, к правам, расширяющим информированность участников судопроизводства об уголовном деле, относится право потерпевшего, частного обвинителя, граждан- ского истца, гражданского ответчика и их представителей, подсудимого и за- щитника знакомиться с материалами уголовного дела после назначения судеб- ного заседания и выписывать из него необходимые сведения (ст. 236 УПК, ч. 3 ст. 228 УПК РФ). Каждый из них вправе заявлять ходатайства о дальнейшем направлении дела, об истребовании дополнительных доказательств и другие, что свидетельствует о проявлении ими творческой активности (ст. 223, ч. 4 ст. 469, ст. 471 УПК; п. 4 ч. 1 ст. 228 УПК РФ). Согласно ст. 235 УПК РФ стороны вправе ходатайствовать об исключении доказательств из уголовного дела. К правам, создающим реальные условия для уважения и соблюдения прав, свобод и законных интересов участников процесса, относится право пользоваться родным языком и услугами переводчика (ст. 17 УПК, ст. 18 УПК РФ); заявлять отводы судьям, прокурору, переводчику и секретарю судебного заседания (ст. 23, 61, 63, 65, 66 УПК; ч. 2 ст. 62 УПК РФ); приносить жалобы на действия лица, производившего дознание (дознавателя), следователя и прокурора (ст. 217 УПК, ст. 123 УПК РФ), а также действия и решения судьи (ст. 331 УПК, 354 УПК РФ). Так, потерпевший вправе обжаловать постановление судьи о пре- кращении уголовного дела; частный обвинитель вправе ходатайствовать о со- действии мирового судьи в собирании доказательств, которые он не может по- лучить самостоятельно (ч. 2 ст. 470 УПК, ч. 2 ст. 319 УПК РФ) и т.д.

159

Несмотря на наличие гуманистических начал в стадии назначения судебного заседания, необходимо отметить, что согласно действующему законодательству гуманистические ценности реализуются здесь недостаточно полно.

Во-первых, в данной стадии практически отсутствует прянцип состяза- тельности, на что справедливо указывают многие авторы1. Так, судья самостоя- тельно решает вопросы о том, вызывать ли лицо, подавшее ходатайство, для дачи объяснений; имеет ли ходатайство значение для дела, и, следовательно, удовлетворить его или отказать в удовлетворении ходатайства; какое решение принять по делу в целом. При этом отказ в ходатайстве обжалованию не под- лежит, и возобновлено оно может быть только в судебном заседании (ч. 2 ст. 223 УПК, ч. 2 ст. 120 УПК РФ). Кроме того, некоторые авторы правильно отмечают, что содействие мирового судьи частному обвинителю по собиранию до- казательств противоречит той роли, которую должен играть суд, то есть спра- ведливо разрешить уголовное дело2. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1996 г. указывалось, что принцип состязательности предпола- гает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела) отделена от функций спорящих перед судом сторон, поэтому суд не должен осуществлять функцию обвинения или защиты. При этом суд должен предоставлять сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций и тем самым обеспечивать справедливое и беспристрастное разреше- ние спора.

Многие авторы считают, что именно состязательность создает необходимые гарантии гуманного отношения ко всем участникам уголовно- процессуальных отношений, помогает им отстаивать свои права и интересы3, а также интересы общества4. На наш взгляд, принцип состязательности способст- вует повышению в участниках процесса культуры общения и развивает в них

’ ВолколупО.В. Указ. соч. С. 11.

2 Орлова А. Производство по делам частного обвинения // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 40.

3 Демократические основы советского социалистического правосудия. М., 1965; С. 46; Малысевич T.B. К вопро су о состязательности // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. 6. М, 1958. С. 291-292; Николаева Т.П. Ссчповательность в судебном следствии // Вопросы уголовного процесса. Вып. 3. Саратов, 1984. С. 74-79; Щестакова С.Д Укаг соч. С. 80.

4 Львова Е. С^двафодавХХ1веке//Рс<хшйскаяюст1Щия. 1999. №12. С. 11.

160

умение уважительно относиться к другим людям, что свидетельствует о гума- низации лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, посредством уголов- но-процессуальной деятельности. Так, в ходе судебного заседания каждый уча- стник должен уметь слушать своего оппонента, находить с ним контакт, об- щаться не только в форме устной речи, но и путем обмена различными доку- ментами1. В связи с этим законодатель поступает правильно, предусмотрев в УПК РФ, что решение по ходатайству может быть обжаловано в порядке, уста- новленном законом (ст. 123).

Во-вторых, участники процесса недостаточно активно используют свои права в данной стадии. В результате изучения уголовных дел нами установлено, что только по 8 % уголовных дел участники процесса заявляют ходатайства в стадии назначения судебного разбирательства.

В-третьих, все права, которыми обладают участники судопроизводства в данной стадии, нуждаются в дальнейшем совершенствовании. Так, для расширения информированности и активности участников процесса в рассматриваемой стадии О.В. Волколуп предлагает предоставить им право на ознакомление с материалами дела не с момента принятия судьей решения о назначении су- дебного заседания, а с момента поступления дела в суд. Также она предлагает очертить круг вопросов, по которым можно заявлять ходатайства только в дан- ной стадии, ограничив при этом право на заявление таких ходатайств в судеб- ном разбирательстве2. Думается, что с первым предложением автора следует согласиться, потому что оно позволит участникам процесса подать более обос- нованные ходатайства, которые станут предметом рассмотрения при назначе- нии судебного заседания. В связи с этим законодатель поступает правильно, предусмотрев в ч. 3 ст. 229 УПК РФ право на ознакомление с материалами дела в данной стадии после направления уголовного дела с обвинительным заклю- чением или обвинительным актом. Однако второе предложение О.В. Волколуп следует отклонить по следующим причинам. Согласно действующему законо-

Крашенинникова Е. Не бойтесь принимать нестандартные решения // Российская юстиция. 2001. К« 2. С. 67. 2 Волколуп О.В. Указ. соч. С. 15, 21.

161

дательству, круг вопросов, по которым можно заявить ходатайство в стадии на- значения судебного заседания, является достаточно ограниченным: о допуске к участию в деле, о дальнейшем направлении дела, истребовании дополнитель- ных доказательств, изменении меры пресечения, гражданском иске и мерах его обеспечения (ч. 1 ст. 223 УПК). Поэтому, на наш взгляд, необходимо расширить рассматриваемое право и предоставить участникам судопроизводства возможность заявлять любое ходатайство в данной стадии, что и сделано в УПК РФ (п. 4 ч. 1 ст. 228). При этом в целях гуманизации положения подсудимого в суде первой инстанции нами предлагается предоставить ему право на ходатайство о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании.

Необходимость реализации указанного предложения объясняется рядом причин. Во-первых, в соответствии с демократическими завоеваниями общества в период буржуазных революций после инквизиционного процесса средне- вековья рассмотрение дела в открытом судебном разбирательстве стало правом человека, но не должно являться его обязанностью. Во-вторых, внесенное предложение соответствует международным нормам права. Так, согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на то, чтобы его дело было заслушано справедливо, в открытом заседании и в ра- зумные сроки независимым и беспристрастным судом. В-третьих, подсудимый может испытывать глубокое чувство стыда и раскаяния за совершенное им деяние и должен иметь право на конфиденциальность. Игнорировать это об- стоятельство не только негуманно, но и безнравственно. По данному поводу американский ученый В. Эрхард справедливо отмечает, что в каждом цреступ- нике имеется нечто такое, что следует уважать1. Кроме того, внесенное нами предложение расширит действие такой гуманистической ценности, как право выбора, которое на сегодняшний день в уголовном судопроизводстве пред- ставлено весьма ограниченно, а также приведет к большему проценту личного участия подсудимых в судебном разбирательстве.

Излагается то: Крашенинникова Е. Указ. соч. С. 66-67.

162

Для гуманизации правового статуса лиц, вовлеченных в уголовное судо- производство и участвующих в стадии назначения судебного заседания, необ- ходимо разрешить ряд проблем организационного характера. В первую очередь следует решить вопрос о том, кто и когда должен разъяснять участникам про- цесса их права в суде первой инстанции. В действующем уголовно- процессуальном законодательстве этот вопрос не урегулирован. По данному поводу юристы высказывают различные точки зрения: 1) права должен разъяс- нять следователь после выполнения требований ст. 200-203 УПК ; 2) прокурор при направлении дела в суд2; 3) суд (судья), получивший дело3. На наш взгляд, правильной является точка зрения, что именно прокурор, подписавший обвини- тельное заключение, должен разъяснить участникам процесса права, которыми они наделены в суде первой инстанции, путем их письменного уведомления. Данная точка зрения нашла отражение в УПК РФ. Так, в ч. 3 ст. 222 УПК РФ указывается, что о направлении уголовного дела в суд прокурор уведомляет по- терпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и (или) их представи- телей. При этом им разъясняется право заявлять ходатайства о проведении предварительного слушания. Думается, что в данной ситуации должны быть разъяснены все права в суде первой инстанции. Положительные моменты ука- занного предложения заключаются в том, что лица, заинтересованные в резуль- татах дела, смогут более активно и уверенно защищать свои законные интересы в рассматриваемых стадиях.

Кроме того, в действующем законодательстве не урегулирован вопрос о том, в какое время должно быть удовлетворено поданное ходатайство. По нашему мнению, эта проблема правильно решается в УПК РФ, где указывается, что все ходатайства разбираются в ходе предварительного слушания дела (ст. 234). Обращаясь к опыту зарубежных стран, следует заметить, что участники

’ Меженцева А. Заявление ходатайств в стадии предания суду и подготовительной части судебного заседания // Советская юстиция 1978. № 11. С. 23.

2 Бозров В. Действующий УПК ограничивает право обвиняемого на защиту // Российская юстиция. 1999. № 12. С. 26; Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстанции. Кишинев, 1975. С. 130.

3 Божьев В.П. Пути совершенствования законодательства о предании суду // Правоведение. 1969. № 6. С. 75.

163

процесса могут защищать свои права не только путем заявления ходатайств. Так, в ФРГ частный обвинитель вправе непосредственно вызывать в суд свидетелей и экспертов (§ 386 УПК ФРГ)1. Думается, что введение данной нормы в уголовно- процессуальное законодательство России будет способствовать развитию в нем состязательных начал.

Третья проблема, от которой в корне зависит положение участников процесса в данной стадии, - это вопрос об участии заинтересованных в деле лиц в предварительном слушании дела. Необходимо отметить, что согласно действующему законодательству решение о назначении судебного заседания по всем делам судья принимает единолично (ст. 223’ УПК). Однако при наличии ходатайства обвиняемого о рассмотрении уголовного дела судом присяжных назначение судебного заседания проводится в форме предварительного слуша- ния с обязательным участием сторон (ст. 431 УПК). При этом обвиняемый мо- жет по собственной инициативе отказаться от участия в предварительном слу- шании или ходатайствовать о рассмотрении дела в его отсутствие (ч. 2 ст. 432 УПК). Думается, что такая форма назначения судебного заседания более демо- кратична и способствует принятию судьей правильного и обоснованного реше- ния.

В связи с этим нами поддерживаются положения УПК РФ, согласно которым предварительное слушание проводится с участием сторон (в том числе и законных представителей) при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства, при наличии оснований для возвращения уголовного дела про- курору, при наличии оснований для приостановления или прекращения дела, для решения вопроса об особом порядке судебного разбирательства или решения вопроса о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 234). При этом по ходатайству подсудимого предварительное слушание может проводиться в его отсутствие (ч. 3 ст. 234 УПК РФ). Правильной является также норма, согласно которой неявка в судебное заседание других своевременно извещенных участников процесса не препятствует предваритель-

1 См.: Осилит В.Н. Потерпевший. СПб., 1998. С. 25.

164

ному слушанию, потому что участие в таком судебном заседании должно яв- ляться все-таки правом заинтересованных в деле лиц, а не их обязанностью. О необходимости введения указанных норм уже давно писали многие авторы .

Большую роль в подготовке подсудимого к защите своих интересов в судебном разбирательстве играет его право на получение копии обвинительного заключения либо копии заявления потерпевшего по делам частного обвинения. Согласно действующему законодательству указанные документы вручаются обвиняемому не позднее, чем за трое суток до судебного заседания (ст. 237 УПК). К копии обвинительного заключения прилагается также копия постанов- ления судьи об изменении обвинения, меры пресечения и списка лиц, подле- жащих вызову в суд, если такие изменения были произведены (ст. 237 УПК). Однако, на наш взгляд, вручение копии обвинительного заключения за трое су- ток до судебного разбирательства процессуально неоправданно. Так, обвиняе- мый Туманов А.С., не зная, в какой момент ему обязаны предоставить копию обвинительного заключения, неоднократно ходатайствовал перед Санкт- Петербургским городским судом о предоставлении ему копии обвинительного заключения, причем, первое ходатайство было направлено в апреле, а второе в июле2. В связи с этим нами поддерживается норма УПК РФ, согласно которой копия обвинительного заключения или обвинительного акта направляются об- виняемому непосредственно после их утверждения прокурором и направления дела в суд (ст.ст. 222, 226). По делам частного обвинения мировой судья в те- чение семи суток со дня поступления заявления в суд вручает копию данного заявления лицу, в отношении которого оно подано (ч. 3 ст. 319 УПК РФ). При этом копия указанных документов должна быть вручена подсудимому не позд- нее, чем за 7 суток до начала судебного разбирательства (ч. 2 ст. 265 УПК РФ). На наш взгляд, решение законодателя ускорить момент вручения копии указан- ных документов обвиняемому и увеличить время ознакомления с ними являет-

1 Михайлова Т. Стадия предания суду // Социалистическая законность. 1978. № 10. С. 61; и др.

2 Архив Ошкт-Петербургского городского суда. 2000. Уг. дело № 2-120. Т. 2. Л.Д. 220,222.

165

ся правильным, потому что данное положение укрепляет гарантии защиты об- виняемого (подсудимого) от предъявленного обвинения.

Безусловно, право на получение копии обвинительного заключения и об- винительного акта свидетельствует о гуманности уголовного судопроизводства. Однако оно вызывает ряд замечаний, связанных с реализацией гуманистических начал в уголовном процессе. Во-первых, лишение рассматриваемого права потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика нарушает принцип равенства сторон и ограничивает их возможность подготовиться к за- щите своих интересов в судебном разбирательстве, потому что в обвинительном заключении излагаются все обстоятельства дела и обвинение в полном объеме; указываются доказательства, подтверждающие вину обвиняемого, и список лиц, подлежащих вызову в суд, о чем потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик остаются в полном неведении. В УПК РФ право на по- лучение обвинительного заключения предусмотрено также для защитника и по- терпевшего, если они об этом ходатайствуют (ст. 222), а обвинительного акта - для защитника (ст. 226). В связи с этим нами предлагается предоставить право на получение копии обвинительного заключения или обвинительного акта гра- жданскому истцу и гражданскому ответчику при наличии соответствующего ходатайства. Во-вторых, требование действующего законодательства, согласно которому в обвинительном заключении необходимо указывать доказательства, подтверждающие вину лица, совершившего преступление, свидетельствует об обвинительном уклоне данного процессуального акта (ч. 2 ст. 205 УПК). На наш взгляд, законодатель поступает правильно, включив в ч. 1 ст. 220 УПК РФ обязанность следователя наряду с другими обстоятельствами указывать в обви- нительном заключении перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

По поводу лиц, оказывающих содействие осуществлению уголовного процесса в судебных стадиях, необходимо отметить следующее. Из лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство и осуществляющих вспомогательные функции, в стадии назначения судебного заседания может участвовать только

166

переводчик в силу специфики данной стадии и задач, которые в ней решаются. Участие понятого и статиста в судебных стадиях законом не предусмотрено, потому что все судебные действия, в отличие от следственных, проводятся полным составом суда в присутствии сторон, что исключает необходимость привлечения понятых к участию в деле1. Права и обязанности свидетеля, экс- перта, специалиста и переводчика в судебных стадиях остаются такими же, как и в досудебном производстве (ст. 269, 282, 275, 2751 УПК; 263, 269, 270, 278 УПК РФ), за теми исключениями, о которых будет указано отдельно. Положение личного поручителя и залогодателя в судебных стадиях законом не отражено. Однако по аналогии закона указанные лица обладают таким же правовым статусом, как и в досудебных стадиях (см. § 2.1 и § 2.2).

Судебное разбирательство является важнейшей стадией уголовного процесса, в рамках которой решаются вопросы о виновности или невиновности лица в совершении преступления и назначении или неназначении ему наказания. В судебном разбирательстве все лица, защищающие свои или представляемые интересы, являются самостоятельными участниками уголовного процесса и имеют права сторон. При этом потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец и их представители выступают на стороне обвинения, а гражданский от- ветчик и его представитель, подсудимый, его защитник, законный представитель представляют сторону защиты. Таким образом, судебное разбирательство строится на началах состязательности. При этом представители потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика в судебных стадиях могут дейст- вовать как наряду с представляемыми лицами, так и вместо них (ст.ст. 53, 245, 295, 298 УПК; ст.ст. 249, 250 УПК РФ). Данное правило расширяет свободу действий участников уголовного процесса и укрепляет их возможности по осуществлению защиты своих прав и интересов.

Для осуществления состязательности судебного разбирательства большое значение имеет равенство прав участников судопроизводства. Необходимо от-

1 Воробьев Г.А. Планирование судебного следствия. М., 1978. С. 69.

167

метить, что особенность судебного разбирательства заключается в том, что все участники процесса в основном рбладают равными правами (ст. 245 УПК, 244 УПК РФ). Однако у каждого из них существуют свои специфические права и обязанности. Исследование правового статуса участников уголовного процесса в стадии судебного разбирательства будет проведено путем анализа наиболее важных прав и обязанностей указанных лиц с использованием классификации, изложенной в предыдущем параграфе.

Первую группу составляют права, связанные с доступом участников су- допроизводства к информации, имеющейся в уголовном деле. По данному по- воду необходимо заметить, что как потерпевший, частный обвинитель, граж- данский истец, гражданский ответчик, их представители, так и подсудимый, его защитник и законный представитель в судебном заседании имеют право знако- миться со всеми обстоятельствами дела и доказательствами, представленными другими участниками процесса. Никто не может запретить указанным лицам осуществлять данное право. При этом все доказательства должны быть непо- средственно исследованы судом и заинтересованными в деле лицами в ходе су- дебного разбирательства, что обеспечивает всестороннее рассмотрение обстоя- тельств дела, изобличение виновных лиц и правильное применение закона.

Все лица, защищающие свои или представляемые интересы, имеют право на ознакомление с протоколом судебного заседания и подачу замечаний в течение трех суток после подписания протокола (ст.ст. 264,265 УПК; ст.ст. 259-260 УПК РФ). Поданные замечания должны быть рассмотрены председательствующим, после чего соответствующим постановлением он обязан удостоверить их правильность либо отклонить (ст. 266 УПК, ч. 3 ст. 260 УПК РФ). Необходимо заметить, что по различным причинам срок, предназначенный для ознакомления с протоколом и подачу на него замечаний, может оказаться недостаточным. Однако действующий закон не предусматривает, что лицо может не успеть воспользоваться данным правом по уважительным причинам, и указанный срок восстановлению не подлежит. В результате изучения уголовных дел нами установлено, что участники процесса пользуются своим правом на озна-

168

комление с протоколом судебного заседания только по 10 % уголовных дел. Из лиц, ознакомившихся с протоколом, 20 % подают на него свои замечания. В связи с этим, на наш взгляд, гуманизация уголовного судопроизводства требует создания более гибкого механизма, обеспечивающего реализацию рассматри- ваемого права. В УПК РФ срок ознакомления с протоколом и подачи на него замечаний увеличен до пяти суток, а в исключительных случаях по ходатайству участника судебного разбирательства он может быть продлен (ч. 7 ст. 259). В случае явного затягивания ознакомления с протоколом участником процесса председательствующий устанавливает определенный срок ознакомления с про- токолом. На наш взгляд, данные положения создают более реальные условия для ознакомления участников процесса с протоколом судебного заседания и подачей на него замечаний.

Особенность реализации указанного права свидетелем, переводчиком, экспертом и специалистом заключается в том, что эти лица вправе только озна- комиться с протоколом судебного заседания (ч. 5 ст. 264 УПК), согласно УПК РФ - только в части, касающейся их показаний (ч. 7 ст. 259), однако подать свои замечания на протокол они не могут (ст. 265 УПК, ч. 1 ст. 260 УПК РФ). По этому поводу Ю. Чурилов правильно отмечает, что право прочитать протокол и подать на него свои замечания необходимо расширять и предоставить его всем гражданам, допрошенным в судебном заседании1. Думается, что реализация данного предложения повысит их значимость в уголовном судопроизводстве, усилит в них чувство моральной ответственности за данные показания, под- твердит законность и обоснованность вынесенного судом решения.

Согласно действующему законодательству осужденный или оправданный имеет право на получение копии приговора (ст. 320 УПК). Получение такой ко- пии позволяет осужденному подать обоснованную жалобу на вынесенное судом решение. Необходимо отметить, что для потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей такое право не предусмотрено, что нарушает принцип равенства сторон и права лиц,

1 Чурилов Ю. Процессуальная роль секретаря судебного заседания // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 40.

169

заинтересованных в результатах дела. В ст. 312 УПК РФ вручение копии при- говора предусмотрено также для защитника осужденного или оправданного и обвинителя, а при наличии ходатайства - для потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Данная норма имеет большое значение в укреплении правового статуса участников процесса.

Несмотря на указанные пробелы в уголовно-процессуальном законодательстве, необходимо отметить, что в стадии судебного разбирательства участники уголовного процесса имеют более полный доступ к информации об об- стоятельствах и материалах дела, чем в стадии предварительного расследования, что непосредственно влияет на их возможность быть активными участниками судопроизводства и влиять на решения, принимаемые судом.

При рассмотрении второй группы прав, связанных с участием заинтересованных в деле лиц в судебном разбирательстве, следует обратить внимание на следующие обстоятельства. Каждый субъект уголовного судопроизводства, заинтересованный в результатах дела или представляющий чужие интересы, имеет право участвовать в судебном заседании, в том числе законный предста- витель лица, в отношении которого решается вопрос о применении к нему при- нудительной меры медицинского характера. Исключением из данного правила является лицо, страдающее психическим расстройством здоровья, и законный представитель несовершеннолетнего подсудимого. Согласно действующему УПК суд имеет право не вызывать в судебное заседание душевнобольного (ст. 407 УПК), если не считает его присутствие необходимым, а в соответствии с УПК РФ возможность участия такого лица в судебном разбирательстве не пре- дусматривается вовсе. Также суд вправе запретить законному представителю несовершеннолетнего подсудимого участвовать в судебном заседании или ог- раничить его участие, если это может повредить интересам несовершеннолет- него (ст. 399 УПК, ст. 428 УПК РФ). Однако в УПК РФ предусмотрено положе- ние, в соответствии с которым в рассматриваемом случае к участию в судебном разбирательстве должен допускаться другой законный представитель (ч. 2 ст. 428). Указанная норма соответствует принципу 9 Конвенции о правах ребенка

170

от 20 ноября 1959 г., где подчеркивается, что «ребенок должен быть защищен от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации».

При назначении нового законного представителя, на наш взгляд, в случае, если родители, попечители и другие лица, которые в силу закона несут за него ответственность, не в состоянии осуществлять защиту прав несовершеннолет- него, последний должен иметь право избрать себе просто представителя и ука- зать лиц, которые, на его взгляд, смогут это сделать в силу человеческих с ним взаимоотношений. Думается, что реализация данного предложения будет спо- собствовать развитию в несовершеннолетнем подсудимом нравственных начал, укреплению в нем веры в дружбу и взаимопомощь, а также гуманизации лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, посредством уголовно- процессуальных отношений.

Суд вправе также удалить из зала судебного заседания несовершеннолетнего подсудимого на время исследования обстоятельств, которые могут повлиять на него отрицательно (ст. 401 УПК, ст. 429 УПК РФ). На наш взгляд, эта норма не противоречит принципу гуманизма, потому что данное решение принимается судом, во-первых, в интересах несовершеннолетнего, а во-вторых, с учетом мнения запщтника, законного представителя подсудимого и заключения прокурора.

Достаточно гуманно, на наш взгляд, поступает законодатель в случае неявки участников процесса в судебное заседание. Так, при наличии ходатайства гражданского истца суд может рассмотреть иск в его отсутствие. В случаях, ко- гда иск поддерживает прокурор или суд считает это необходимым, гражданский иск рассматривается в судебном заседании независимо от явки гражданского истца и его представителя (ст. 252 УПК, 250 УПК РФ). В остальных случаях иск оставляется без рассмотрения, но за гражданским истцом сохраняется право подать иск в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно действующему законодательству при неявке гражданского ответчика или его представителя гражданский иск подлежит рассмотрению в их отсутствие (ст. 252 УПК). Данное положение направлено на защиту интересов

171

гражданского истца и способствует реализации в уголовном судопроизводстве гуманистической идеи об ответственности человека за совершенные им по- ступки. В ст. 250 УПК РФ не указано, как следует поступить суду в случае от- сутствия гражданского ответчика и (или) его представителя в судебном разби- рательстве. Исходя из п. 10 ч. 2 ст. 54 УПК РФ необходимо сделать вывод, что участие гражданского ответчика и (или) его представителя в судебном заседа- нии является его правом, а не обязанностью.

Рассмотрение дела в отсутствие потерпевшего согласно действующему законодательству допускается только в случае, если без его личного участия возможно полное выяснение всех обстоятельств дела и зашита его прав и за- конных интересов (ст. 253 УПК). В противном случае судебное заседание от- кладывается. Указанное положение направлено на полное и всестороннее ис- следование обстоятельств дела и избежание судебных ошибок. Однако в УПК РФ право потерпевшего самостоятельно пользоваться своими правами расши- ряется. В соответствии со ст. 249 УПК РФ при неявке потерпевшего дело рас- сматривается судом в его отсутствие, кроме случаев, когда явка потерпевшего признана судом обязательной. При неявке частного обвинителя без уважитель- ной причины дело подлежит прекращению (ч. 3 ст. 474 УПК, ч. 3 ст. 249 УПК РФ).

Участие подсудимого в судебном заседании является и его правом, и его обязанностью. В соответствии с действующим законодательством судебное разбирательство может проводиться при отсутствии подсудимого в исключи- тельных случаях, если это не препятствует установлению истины по делу. В ча- стности, в его отсутствие возможно рассмотрение дела, когда подсудимый на- ходится за пределами нашего государства и не является в суд; а также по хода- тайству подсудимого о разбирательстве дела в его отсутствие, если за совер- шенное им преступление не может быть назначено наказание в виде лишения свободы (ст. 246 УПК). В УПК РФ право подсудимого на отказ от участия в су- дебном разбирательстве также расширяется. Судебное разбирательство может

172

быть допущено в отсутствие подсудимого по делам небольшой и средней тяже- сти, если подсудимый ходатайствует об этом (ч. 4 ст. 247 УПК РФ).

Таким образом, в УПК РФ возможность отсутствовать в судебном заседании для потерпевшего и подсудимого расширяется, что позволяет им более свободно распоряжаться своими правами.

В судебном заседании все участники уголовного процесса имеют возможность активно защищать свои и представляемые права и законные интересы. Как потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, так и подсудимый, его защитник и законный представитель могут представлять доказательства, исследовать уже имеющиеся доказательства и задавать вопросы другим участникам судебного разбирательства (ст. 245 УПК, 244 УПК РФ). Все они вправе принимать участие в осмотре местности и помещения, обращать внимание суда на обстоятельства, которые имеют значение для дела (ст. 293 УПК, 287 УПК РФ), заявлять ходатайства о вызове в суд новых свидетелей, истребовании дополнительных доказательств (ст. 276 УПК, 271 УПК РФ), оглашении любых документов, приобщенных к делу (ст. 292 УПК; ст.ст. 285, 286 УПК РФ), дополнении судебного следствия (ст. 294 УПК, ст. 291 УПК РФ), а также осматривать вещественные доказательства, имеющиеся в суде (ст. 291 УПК, ст. 284 УПК РФ). При этом согласно дей- ствующему УПК подсудимый может давать показания в любой момент судеб- ного разбирательства (ст. 280). Данная норма способствует осуществлению подсудимым своего права на защиту, а также всестороннему и объективному исследованию представленных доказательств. Однако в УПК РФ данное право подсудимого упраздняется. .Думается, что это не вполне правильное решение, потому что оно ограничивает право подсудимого защищаться всеми законными способами.

Достаточно большим комплексом прав наделен частный обвинитель. Так, он имеет право излагать суду свое мнение по существу обвинения, о применении уголовного закона, назначении наказания и другим вопросам, которые воз- никают в ходе судебного разбирательства. Частный обвинитель вправе изме-

173

нить обвинение, если это не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту, а также отказаться от обвинения (ч. 4 ст. 474 УПК, ч. 5 ст. 321 УПК РФ). Как мы видим, частный обвинитель обладает большими возмож- ностями для проявления своей творческой активности. Это способствует разви- тию диспозитивных начал в уголовном судопроизводстве, то есть возможности по собственному усмотрению распоряжаться своими материальными или про- цессуальными правами, и соответствует требованиям современности, потому что, как правильно отметил И. Петрухин, «сильные публичные начала харак- терны для инквизиции и полицейского государства»1. Вопрос о необходимости предусмотреть указанные права для потерпевшего по делам публичного и част- но-публичного обвинения мы подробно рассмотрим ниже.

Исследуя активность участников процесса в судебном заседании, необходимо отметить, что согласно действующему законодательству первоначальный допрос подсудимого осуществляет председательствующий, судьи, обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, затем вопросы задают защитник подсудимого, другие подсудимые и их защитники (ст. 280 УПК). На наш взгляд, это положение не только нарушает принцип состязательности сторон, но и ограничивает активность участников судебного разбирательства. В УПК РФ при согласии подсудимого дать показа- ния право на первоначальный допрос подсудимого предоставляется его защит- нику и участникам судебного разбирательства со стороны защиты, затем - го- сударственному обвинителю, и только потом участникам процесса со стороны обвинения (ст. 275). Думается, что такой порядок допроса также является не- правильным. Право на первоначальный допрос подсудимого должна иметь сторона обвинения, потому что именно ей причинен ущерб данным преступле- нием. В связи с этим нами предлагается предоставить право на первоначальный допрос подсудимого обвинителю (потерпевшему), как это делается в Эстонии, Грузии, на Украине.

1 Петрухин И. Публичность и диспозктивность в уголовном процессе // Российская юстиция. 1999. № 3. С. 24.

174

Рассмотрим право граждан на участие в судебных прениях, которые проводятся после окончания судебного следствия. В судебных прениях участники процесса со своих позиций подводят итоги проведенного следствия, они дают анализ и оценку исследованным в суде доказательствам, высказывают свои соображения по ряду вопросов, которые должен решить суд1.

Согласно действующему законодательству из рассматриваемых нами лиц правом участвовать в судебных прениях обладают частный и общественный обвинители, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, запдитник, общественный защитник и подсудимый в случае отсутствия у него защитника. До недавнего времени потерпевший правом участвовать в судебных прениях не обладал, кроме дел частного обвинения (ст. 295 УПК). Вместо него в судебных прениях мог выступить его представитель по поводу иска в случае, если потерпевший и гражданский истец являлись одним и тем же лицом. Многие авторы указывали на необоснованность подобного изъятия из прав потерпевшего и считали необходимым уравнять последнего с другими субъектами уголовного процесса, предоставив ему право участвовать в судебных прениях по всем уголовным делам2. В настоящее время Конституционный Суд РФ в Постановлении от 15 января 1999 г. признал не соответствующими Конституции РФ положения ч. 1 и ч. 2 ст. 295 УПК, на основании которых по- терпевший не допускается к участию в судебных прениях. Аналогичная норма вошла в статью 292 УПК РФ. Этот факт следует признать положительным, по- тому что на практике нередко складываются ситуации, когда в суде потерпев- ший подвергается критике и нападкам со стороны защиты, особенно в случаях, когда его аморальное или неправомерное поведение послужило поводом для совершения преступления, и потерпевший должен иметь возможность высту- пить в судебных прениях. Однако потерпевшие недостаточно активно пользу-

1 Потеружа И.И. Воспкгательнсьпредулредительное значение судебного разбирательства уголовных дел. С. 133.

2 Рахунов Р. Расширение прав потерпевшего // Социалистическая законность. 1960. № 4. С. 39; Громов Л. С. Участие общественности в борьбе с преступностью и некоторые процессуальные вопросы // Советское госу дарство и право. 1960. № 9. С. 89-90; Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном про цессе. Воронеж, 1964. С. 60-62; Потеружа ИИ. Воспнтательно-пг>едупредительное значение судебного разбира тельства уголовных дед. С. 139.

175

ются своим правом. В ходе изучения уголовных дел нами установлено, что только 12 % потерпевших или их представителей принимают участие в судеб- ных прениях.

Многие авторы считают, что нельзя лишать подсудимого права участвовать в судебных прениях, если у него имеется защитник. Так, Я.В. Гробовенко подчеркивает, что только личное участие в судебных прениях позволяет подсу- димому активно осуществлять свою защиту и не превращаться в пассивного наблюдателя1. Это особенно важно в тех случаях, когда зааднтники для смягче- ния наказания подсудимому приводят аргументы, с которыми последний не со- гласен. Подсудимый должен иметь возможность изложить свое мнение обо всех обстоятельствах дела и суждениях, прозвучавших в прениях сторон. Однако нами установлено, что лишь 4 % подсудимых пользуются данным правом.

В УПК РФ право на участие в судебных прениях предоставлено частному обвинителю, защитнику, потерпевшему и его представителю (ст. 292). Подсу- димый участвует в прениях сторон при отсутствии у него запщгаика. В осталь- ных случаях он вправе ходатайствовать об участии в прениях. Для гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей также предусмотрено право ходатайствовать об участии в прениях (ч. 2 ст. 292 УПК РФ). Однако в законе не указано, обеспечивает ли наличие ходатайства возможность указанных лиц участвовать в прениях, или это право находится в зависимости от воли судьи. В связи с этим нам представляется, что было бы более правильным восстановить право всех заинтересованных в деле лиц и их представителей участвовать в судебных прениях без всякого ходатайства.

Рассмотрение второй группы прав лиц, вовлеченных в уголовное судо- производство, позволяет сделать вывод, что в стадии судебного разбирательства все они имеют больше возможностей для самостоятельного и свободного участия в уголовно-процессуальной деятельности, чем в досудебных стадиях. Поэтому в стадии судебного разбирательства гуманистическая идея о творче- ской активности личности реализуется более полно, и это способствует всесто-

1 Демократические основы советского социалистического правосудия. С. 251.

176

роннему исследованию обстоятельств дела, установлению истины по делу и принятию справедливого решения.

Рассмотрим третью группу прав, связанную с созданием реальных условий для уважения, соблюдения и осуществления прав человека. Каждый участник судебного разбирательства обладает своими, специфическими правами, которые позволяют ему защищать свои интересы. Так, например, гражданский истец вправе поддерживать гражданский иск, гражданский ответчик - возражать против иска, подсудимый - требовать, чтобы вопрос о его виновности или невиновности разрешил суд; частный обвинитель может лично или через своего представителя поддерживать обвинение по делам частного обвинения. Однако для потерпевшего по делам публичного и частно-публичного обвинения такое право не предусмотрено. Обращаясь к альтернативной форме судебного разби- рательства, следует отметить, что согласно действующему законодательству в суде присяжных при отказе прокурора от обвинения полностью или в соответ- ствующей части за недоказанностью участия обвиняемого в совершении пре- ступления либо за отсутствием в деянии состава преступления потерпевший вправе возражать против прекращения дела. В этом случае рассмотрение дела продолжается (ст. 430 УПК). Однако в УПК РФ по поводу данного права со- держится ряд противоречий. С одной стороны, в п. 16 ч. 2 ст. 42 УПК РФ ука- зывается, что потерпевший имеет право поддерживать обвинение в суде. С дру- гой стороны, в ч. 7 ст. 246 УПК РФ содержится положение, согласно которому, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель откажется полностью или частично от обвинения, то это влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответст- вующей его части. На наш взгляд, потерпевший должен иметь право поддержи- вать обвинение самостоятельно по делам публичного и частно-публичного об- винения, и эта норма должна быть четко отражена в законе. Поэтому допущен- ное противоречие может повредить потерпевшему в осуществлении своих прав. Возможность потерпевшего поддерживать обвинение по делам всех категорий позволит суду выносить справедливое решение о виновности или невиновности

177

подсудимого. Кроме того, норма, обязывающая суд прекратить дело или уго- ловное преследование в соответствии с мнением прокурора нарушает принцип независимости судей и подчинения их только закону.

Важным правом, создающим реальные условия для уважения и соблюдения интересов личности является право каждого участника судебного разбира- тельства возражать против действий председательствующего (ч. 3 ст. 243 УПК, ч. 3 ст. 243 УПК РФ). Эти возражения заносятся в протокол судебного заседания, после чего председательствующий должен немедленно исправить свою ошибку, если возражения являются обоснованными.

В стадии судебного разбирательства лица, заинтересованные в результатах дела, вправе заявлять отводы составу суда и конкретным судьям, запасному народному заседателю (в УПК РФ институт народных заседателей упраздняет- ся), секретарю, прокурору, эксперту, специалисту, переводчику (ст. 272 УПК, ст. 266 УПК РФ) и присяжным заседателям (ст. 439 УПК, ч. 5 ст. 327). Отвод должен быть заявлен до начала судебного следствия. Дальнейшее заявление отвода возможно лишь в случаях, когда основание для этого стало известно лицу в ходе судебного разбирательства (ст. 61 УПК, ч. 2 ст. 64 УПК РФ). Данное право направлено на обеспечение объективности принимаемого судом решения, без чего не может быть реализовано гуманное отношение ни к подсудимому, ни к другим участникам уголовного процесса. Однако необходимо отметить, что в случае рассмотрения дела судом присяжных подсудимый и его защитник (согласно УПК РФ - также государственный обвинитель) имеют право на безмотивный отвод присяжных заседателей (ст. 439 УПК, п. 2 ч. 5 ст. 327 УПК РФ). На наш взгляд, наделение таким правом только указанных лиц нарушает принцип равенства участников процесса. В целях гуманизации правового статуса лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, право на безмотивный отвод следует предоставить всем участникам судебного разбирательства, заинтересованным в результатах дела, потому что иногда причины отвода могут быть связаны с личной или семейной тайной участника процесса, и каждый должен иметь право не выносить их на всеобщее обсуждение.

178

Как и в досудебных стадиях, подсудимый в судебном разбирательстве имеет право на защитника. В судебном заседании защитник активно способствует объективному, всестороннему и полному исследованию всех обстоятельств дела. Он обязан высказывать свое мнение по существу обвинения и другим вопросам, обращать внимание суда на обстоятельства, которые оправдывают подсудимого или смягчают его ответственность (ст. 249 УПК, ст. 248 УПК РФ). В случае замены защитника в судебном заседании ему предоставляется время, необходимое для подготовки к осуществлению своих функциональных обязанностей в судебном разбирательстве (ч. 4 ст. 251 УПК, ч. 3 ст. 248 УПК РФ). Указанное положение направлено на повышение качества осуществ- ляемой им защиты.

Перед вынесением приговора подсудимый имеет право на последнее слово, которое не может быть ограничено во времени (ст. 297 УПК, ст. 293 УПК РФ). Гуманность данного права заключается в том, что подсудимый перед решением вопроса о его виновности и избрании ему меры наказания имеет возможность высказаться в свою защиту, смягчить впечатление, сложившееся о нем в судебном заседании, пояснить причины совершения им данного преступления и т.п. В ходе такого выступления и после него уже никто не имеет права высказывать свое мнение, чтобы судьи удалились в совещательную комнату для постановления приговора под влиянием выступления подсудимого.

По окончании судебных прений потерпевший, частный обвинитель, гра- жданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также подсуди- мый и его защитник обладают правом на представление суду письменных фор- мулировок по следующим вопросам: существовало ли преступное деяние, за которое подсудимый привлечен к уголовной ответственности; содержит ли оно состав преступления и какой именно; совершил ли его подсудимый и виновен ли он в этом; подлежит ли подсудимый наказанию за данное преступление (ст. 298 УПК). В соответствии с ч. 7 ст. 284 УПК РФ к указанным вопросам добавлен также вопрос: имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание. Безусловно, указанное право позволяет участникам уголовного про-

179

• цесса оказывать некоторое влияние на принимаемые судом решения. Однако

необходимо заметить, что, во-первых, свои предложения граждане вносят письменно, то есть втайне друг от друга; во-вторых, суд вправе не учитывать мнения сторон при вынесении приговора. Таким образом, мы не можем утверждать, что на заключительном этапе судебного разбирательства его участники реально влияют на принимаемые по делу решения. Тот факт, что суд самостоятельно определяет подсудимому размер и вид наказания, свидетельствует о том, что государство и в стадии судебного разбирательства имеет приоритет над личностью, в то время как оно должно лишь помогать разрешению конфликта между потерпевшим и обвиняемым. По мнению А.И. Александрова, по- терпевший должен иметь возможность влиять на решение вопроса об ответственности лица, совершившего преступление. Это снизит уровень криминализации населения, уменьшит негативные последствия судимости, сделает более активной роль потерпевшего в уголовном судопроизводстве и повысит его значимость1. На наш взгляд, данное мнение является правильным, потому что в

» практике нередко встречаются ситуации, когда потерпевший отказывается от

участия в уголовном судопроизводстве, но закон не позволяет ему прекратить свое участие в процессе в качестве потерпевшего и не освобождает от соответствующих обязанностей. В результате этого складывается парадоксальная ситуация. Ее суть сводится к тому, что гражданин стал пострадавшим по воле обвиняемого, потерпевшим - по воле лица, осуществляющего судопроизводство, а сам он не может отказаться от своих прав, потому что наделен рядом обязанностей. Указанное положение свидетельствует о том, что до настоящего времени потерпевший не стал достаточно активным и самостоятельным участником уголовного процесса. Думается, что такой подход законодателя к регулированию данного вопроса противоречит принципу гуманного отношения к потерпевшему. Между тем, еще в 1890 г. известные американские юристы С. Уоррен

1 Александров А.И. Указ. соч. С. 39.

180

и Л. Брандейс сформулировали понятие «прайвеси», то есть «право быть остав- ленным в покое»1.

Кроме того, заинтересованность государства осудить лицо во что бы то ни стало означает сохранение в уголовном процессе обвинительного уклона, преобладание в нем карательной функции и наличие формального подхода к оценке гуманистических ценностей, понятия справедливости наказания и пра- восудия в целом, что противоречит идее правового государства. Если бы рас- смотрение дел осуществлялось ради защиты интересов пострадавших граждан и общества, то многие дела не оказывались бы в стадии судебного разбиратель- ства, как это и практикуется во многих зарубежных странах. Формы свободного урегулирования конфликта в правосудии распространены в США, Канаде, Японии, а также встречаются в Англии, Франции и ФРГ2. В Швеции и Австрии допускается внесудебное урегулирование конфликта по делам о правонаруше- ниях, совершенных несовершеннолетними при условии, что потерпевшему компенсирован причиненный вред. В настоящее время в Швейцарии и Австрии обсуждается возможность внесудебного урегулирования по делам всех катего- рий, если потерпевшему будет возмещен ущерб, то есть публичность обвинения в этом случае будет ограничена3.

Так называемые «сделки о признании вины», которые представляют собой процедуру примирения между потерпевшим и обвиняемым в различных странах реализуются по-разному. Например, в США они допускаются по всем уголовным делам, даже если обвиняемому может быть назначено наказание в виде смертной казни. Указанным способом в США разрешается более 90 % всех уголовных дел4. Однако в европейских странах согласительные процедуры применяются при наличии различных ограничений. Так, в Италии примирение допускается только в случае, если возможный срок лишения свободы не пре-

1 См.: Власихин В. Американский ареопаг в первом доме на Первой улице // Российская юстиция. 2000. № 11. С. 56.

2 Боботов СВ. Буржуазная юстиция: состояние и перспективы развития. С. 152.

3 Осиикин В.Н. Указ. соч. С. 29.

4 Анненков А., Морозова И. Сделка о признании вины как вариант мирового соглашения // Российская юсти ция. 2000. № 10. С. 37.

181

вышает трех лет лишения свободы; в Испании - если обвинитель требует нака- зания, не превышающего шести лет1.

Сделки о признании вины были предметом анализа многих специалистов- правоведов2. Ученые полагают, что причиной, по которой данная процедура долгие годы не внедрялась в России, является негативный исторический опыт российского уголовного судопроизводства, основанный на идее недопустимости сговора между государственными органами и подсудимыми, так как последние на протяжении десятилетий считались врагами советской власти . Некоторые авторы считают, что в России сделки о признании вины все же имеют место, например, в случае прекращения уголовного дела по ст. 7 УПК (ст. 28 УПК РФ) в связи с деятельным раскаянием, потому что одним из условий прекращения дела является полное признание обвиняемым своей вины4. На наш взгляд, сделки о признании вины как способ восстановления нарушенных прав потерпевшего необходимо активно внедрять в российскую действительность. Однако механизм такого урегулирования конфликта следует хорошо проду- мать.

Как отмечалось выше, согласно ст. 474 УПК (ст. 321 УПК РФ) частный обвинитель вправе отказаться от обвинения и это влечет прекращение уголов- ного дела. При этом вступление в дело прокурора по делам частного обвинения не лишает частного обвинителя права на примирение (ст. 468 УПК, ч. 4 ст. 318 УПК РФ). Данные положения действуют только по делам частного обвинения.

Согласно действующему законодательству уголовное дело также может быть прекращено при наличии заявления потерпевшего в отношении лица, которое впервые совершило преступление небольшой тяжести и возместило ущерб (ст. 9 УПК). Однако из опрошенных нами респондентов 50,6 % считают, что основания для прекращения уголовных дел необходимо расширить. За рас-

1 Лазарева В. Легализация сделок о признании вины // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 40-41.

2 Максудов Р. и др. Институт примирения в уголовном процессе: необходимость и условия развития // Уголов ное право. 1998. № 1. С. 67-76; Тсйман С. Сделки о признании вины иди сокращенные формы судопроизводст ва: по какому пути пойдет Россия? // Российская юстиция. 1998. № 10. С. 35-37.

3 Милиции С. Сделки о признании вины: возможен ли российский вариант? // Российская юстиция. 1999. № 12. С. 41.

4 Лазарева В. Указ. соч. С. 40.

182

ширение возможности использования примирительной процедуры между по- терпевшим и лицом, совершившим преступление, выступают многие авторы1, предлагая постепенно ограничивать сферу действия «гипертрофированного публичного интереса» и расширять сферу действия частного и частно- публичного обвинения2. Однако имеются и противники данных предложений . На наш взгляд, мнение первой группы авторов соответствует тенденциям, про- исходящим в современном мире, а реализация их предложений будет способст- вовать процессу гуманизации уголовного судопроизводства.

Так, В. Лазарева предлагает первоначально распространить примирительную процедуру на дела о преступлениях небольшой и средней тяжести, а затем и на другие категории дел4. Данное предложение нашло отражение в УПК РФ: согласно ст. 25 уголовное дело может быть прекращено в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование за со- вершение преступления небольшой или средней тяжести. На наш взгляд, здесь надо обратить внимание на два момента. Во-первых, право потерпевшего на примирение с обвиняемым не должно ставиться в зависимость от степени тя- жести 11реступления, особенно в случаях, когда к совершению преступления привело аморальное поведение потерпевшего и у последнего вполне законо- мерно возникает желание простить виновного и примириться с ним, или когда конфликт носит личный характер и не касается ни интересов государства, ни общества. Поэтому нами предлагается убрать из ст. 9 УПК (ст. 25 УПК РФ) указание на степень тяжести как одно из условий прекращения уголовного дела. Суть данного предложения заключается в том, что лицо, впервые совершившее преступление, примирившееся с потерпевшим и загладившее причиненный ущерб, должно иметь шанс на исправление без применения к нему уго-

1 Купко П. Указ. соч. С.24-25; Максудов Р. я др. Указ. соч. С. 70, 75; Николаева TJB. Соотношение частных и публичных начал в уголовном судопроизводстве: генезис формы и содержания // Государство, право, юридиче ская практика в исследованиях слушателей: Тезисы итоговой межвузовской конференции. 30-31 марта 1995 года. Н. Новгород, 1995. С. 60-61.

2 Александров А.И. Указ. соч. С. 39; Катысало СИ., Лукашевич В.З. Судопроизводство по делам частного обви нения. Л., 1972. С. 36; Петрухин И. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе. С. 25.

3 Петухов Ю.Е. Соотношение публичного и частного обвинения в уголовном процессе: Автореф. дне. … канд. юрид. наук. М., 19%. С. 19; Тейман С. Указ. соч. С. 37.

4 Лазарева В. Указ. соч. С. 40-41.

183

ловного наказания. Такое законодательное решение будет способствовать более успешной защите потерпевшим и гражданским истцом своих прав, свобод и за- конных интересов, более равному соотношению частного и публичного начал в уголовном процессе, более гуманному отношению к лицам, впервые совер- шившим преступление.

Во-вторых, предложение В. Лазаревой, в отличие от требований ст. 9 УПК (ст. 25 УПК РФ), допускает примирительную процедуру потерпевшего с подсудимым, который ранее уже совершал преступление. Думается, что потерпевший должен иметь право на примирение с любым подсудимым, как совершившим преступление впервые, так и повторно, потому что, как правильно выразился И.И. Потеружа, «примирение потерпевшего с обвиняемым … содействует укреплению нормальных взаимоотношений между гражданами, воспитанию их в духе уважения друг к другу»1. Однако в целях постепенной гуманизации уголовного судопроизводства в отношении лиц, ранее совершавших пре- ступление, но примирившихся с потерпевшим, на наш взгляд, необходимо на- значать наказание, не связанное с лишением свободы. Это будет способствовать воспитанию в лицах, совершивших преступление, чувства ответственности за свои поступки гуманными средствами. Внесенное нами предложение соот- ветствует Рекомендации № R (85) 11 Комитета Министров Совета Европы «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса» от 28 июня 1985 г., где указывается, что компенсация причиненного ущерба может быть или уголовным наказанием или заменой его, или назначена в дополнение к нему.

Необходимо отметить, что расширение права потерпевшего на прекращение уголовного дела имеет большое гуманистическое значение с исторической, юридической, психологической, социальной и экономической точек зрения: во- первых, оно укрепляет механизм формирования и развития нравственных начал у участников уголовного судопроизводства; во-вторых, способствует справед-

1 Потеружа И.И. Воспитательно-пред\предительнос значение судебного разбирательства уголовных дел. С. 92-93.

184

ливому урегулированию конфликта; в-третьих, гарантирует потерпевшему и обществу реальное возмещение ущерба, причем в достаточно короткие сроки; в- четвертых, освобождает большие финансовые ресурсы, которые на сегодняшний день используются для содержания под стражей обвиняемых, подсудимых и осужденных, но которые можно будет употребить на повышение социального уровня жизни людей: улучшение образования, медицинского обслуживания, повышение пенсий и т.п.

Для укрепления гарантий правовой защищенности потерпевшего в случае прекращения уголовного дела А. Шамардин предлагает внести в УПК положе- ние, согласно которому примирение сторон и отказ от поддержания обвинения будут утверждаться только судом1. С данным предложением следует согла- ситься, а также с предложением тех юристов, которые считают, что все уголов- ные дела должен прекращать только суд2, потому что реализация указанных предложений будет способствовать защите прав как потерпевшего, так и обви- няемого, и станет дополнительной гарантией законности привлечения лица к уголовной ответственности. Общеизвестно, что в практической деятельности нередко следователь, прокурор или орган дознания прекращают уголовные дела только потому, что не могут усилить доказательственную базу, позволяющую направить дело в суд.

Некоторые авторы обращают внимание на то, что нередко подсудимые, которые признали свою вину, получают более суровое наказание, чем те, кто ее отрицают. В связи с этим в законодательстве должны быть предусмотрены га- рантии, направленные на то, чтобы признание вины не ухудшало положение таких подсудимых3. Указанную идею следует признать положительной, но уто- пичной, потому что невозможно выработать критерий, позволяющий опреде- лить, ухудшено положение подсудимого или нет в результате признания им своей вины.

1 Шамардин А. Примирение сторон и отказ от поддержания обвинения должны утверждаться судом // Россий ская юстиция. 2001. № 2. С, 60.

2 Маргулова И. Проблема совершенствования российского уголовного законодательства // Уголовное право. 1998. № 1. С. 34.

3 Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины // Российская юстиция. 1998. № 7. С. 18.

185

Большое значение имеет право подсудимого возражать против прекращения уголовного дела. При несогласии подсудимого с прекращением дела оно рассматривается судом в обычном порядке. Гуманность этого права заключается в том, что прекращение дела по основаниям, изложенным, например, в п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) - за истечением срока давности, не снимает с подсудимого подозрений в том, что он совершил данное преступление. Только оправдательный приговор полностью реабилитирует гражданина и имеет большое нравственное воздействие на окружающих1. Необходимо отметить, что согласно действующему законодательству уголовное дело может быть пре- кращено по п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК - за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления. Несмотря на то, что данное основание для прекра- щения уголовного дела относится к разряду реабилитирующих, сама по себе указанная формулировка оставляет сомнение в причастности лица к соверше- нию преступления. В связи с этим, на наш взгляд, законодатель совершенно прав, изложив данное основание в следующей редакции: «непричастность по- дозреваемого или обвиняемого к совершению преступления» (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Подводя итог, необходимо сделать вывод, что участники уголовного процесса, заинтересованные в результатах дела, в стадии судебного разбирательства наделены целым рядом равных прав, которые обеспечивают им возможность выражать свое отношение к уголовно-процессуальной деятельности и осуществлять защиту своих интересов. Тем не менее, эти права не позволяют им реально влиять на принимаемые судом решения, что требует гуманизации их правового статуса. В связи с этим необходимо усовершенствовать механизм, защищающий потерпевшего от вмешательства государства в сферу интересов личности. Для этого нами предлагается внести в УПК следующие положения:

  1. Добавить в статью 298 УПК (ч. 7 ст. 292 УПК РФ) вопросы, на которые должны ответить все заинтересованные в деле лица, в том числе и подсудимый:

1 Куссмауль Р. Всякое прекращение уголовного преследования — реабилитирует // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 45.

186

«Какое наказание должно быть назначено подсудимому; имеются ли основания для постановления приговора без назначения наказания или освобождения от наказания?». Думается, что суд должен иметь об этом представление, чтобы на- значить такое наказание, которое будет считаться справедливым и с точки зре- ния потерпевшего, и с точки зрения обвиняемого, и с точки зрения государства1. Только тогда наказание будет способствовать повышению воспитательной роли судебного разбирательства и формированию нравственных начал в участниках уголовного судопроизводства.

  1. Обязать суд учитывать внесенные участниками процесса формулировки по существу обвинения, о применении уголовного закона и о назначении на- казания, если это не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту.
  2. Расширить основания и условия реализации потерпевшим права на примирение с подсудимым.
  3. Все обязанности лиц, вовлеченных в уголовный процесс, которыми они были наделены в досудебных стадиях, сохраняются за ними и в судебном про- изводстве. Так, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, граж- данский ответчик и их представители обязаны представлять по требованию суда находящиеся у них документы и предметы, имеющие значение для дела. Участие потерпевшего в судебном заседании является не только его правом, но и обязанностью. По требованию суда потерпевший обязан являться в суд и давать правдивые показания. В противном случае он несет уголовную ответственность за уклонение, отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307, 308 УК). Однако необходимо заметить, что защита прав участников уголовного судопроизводства при помощи силы государственного принуждения
    • не единственный путь достижения указанной цели. На наш взгляд, только заинтересованность в исходе дела, а не угроза наказания, должны побуждать заинтересованных в деле лиц давать показания и представлять

1 Рамазаиов Г. Указ. соч. С. 25.

187

доказательства, если преступление не затрагивает интересы государства и общества.

Рассматривая обязанности участников процесса, следует отметить, что ряд обязанностей лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, в судебном разбирательстве имеют свою специфику. Так, например, при неявке защитника в судебное заседание без уважительной причины суд вправе сообщить об этом в президиум коллегии адвокатов. Без согласия подсудимого судебное разбирательство в отсутствие защитника не проводится (ст. 251 УПК, 248 УПК РФ). Защитник не вправе совершать какие-либо действия, которые ухудшали бы положение подсудимого. Кроме того, защитник не должен использовать в своей деятельности незаконные способы и средства защиты, в частности, склонять подсудимого к отказу от ранее данных показаний, если последний признал свою вину. Невыполнение этой обязанности свидетельствует о безнравственности и профессиональной деформации защитника. Думается, что за невыполнение указанной обязанности должна быть предусмотрена определенная ответственность, потому что средства защиты должны быть и законными, и нравственными одновременно. В связи с этим мы поддерживаем положения проекта Кодекса адвокатской этики, согласно которым предусматривается дисциплинарное взыскание за бесчестное или сомнительное поведение адвоката, информация о котором может повредить доверию к нему как профессионалу со стороны клиента1. Думается, что при разработке механизма наложения дисциплинарного взыскания на адвокатов необходимо использовать нормы, содержащиеся в Основных положениях о роли адвокатов, принятых Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений (1990 г.), где указывается, что дисциплинарное производство против адвокатов должно осуществляться беспристрастными дисциплинарными комиссиями, установленными самой адвокатурой в соответствии с кодексом профессионального поведения и другими признанными стандартами и этическими нормами адвокатской профессии2.

1 Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. 2-е изд., испр. М., 2000. С. 174.

2 Там же. С. 285-286.

188

Все лица, присутствующие в судебном заседании, от потерпевшего до эксперта равны в своей обязанности подчиняться распоряжениям председательствующего и соблюдать порядок судебного заседания (ст. 263 УПК; ч. 4 ст. 257, 258 УПК РФ). В противном случае они могут быть удалены из зала судебного заседания. Исключение из этого правила составляют государственный обвинитель и защитник, которые могут быть заменены с отложением слушания дела, если это будет признано необходимым в интересах правосудия. Согласно действующему УПК, прежде чем удалить из зала суда подсудимого, государственного обвинителя или защитника им делается предупреждение. Однако для остальных участников процесса право на предупреждение в подобных случаях не предусмотрено, что свидетельствует о негуманном к ним отношении, особенно к лицам, защищающим в суде свои интересы, потому что каждый из них в ходе судебного разбирательства может поддаться эмоциям и нарушить предъявляе- мые к нему требования. Думается, что предупреждение об удалении из зала су- дебного заседания в случае повторного нарушения порядка или неподчинения распоряжениям председательствующего должно быть предусмотрено для всех его участников. Однако согласно ч. 1 ст. 258 УПК РФ лицо, нарушившее предъявляемые требования, либо предупреждается о недопустимости такого поведения, либо удаляется из зала судебного заседания, либо на него налагается денежное взыскание. Никаких указаний по поводу того, в каких случаях при- меняется та или иная мера воздействия на нарушителей порядка в судебном за- седании, закон не содержит. В связи с этим нами предлагается первоначально предупреждать лицо о необходимости вести себя правомерно, и лишь затем удалять с наложением денежного взыскания (государственного обвинителя и защитника - заменять).

Также необходимо отметить, что согласно действующему законодательству при удалении из зала судебного заседания потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, эксперта, специалиста и переводчика на них не налагается штраф. Штраф может быть наложен на ос- тальных лиц, присутствующих в зале судебного заседания, например, свидете-

189

ля. Размер штрафа составляет от одной десятой до одной третьей минимального размера оплаты труда (ч. 3 и ч. 4 ст. 263 УПК). Однако в УПК РФ предусмотрено, что денежное взыскание может быть наложено на каждого участника уголовного процесса, не выполняющего свои процессуальные обязанности, а также на любое лицо, нарушившее порядок в судебном заседании. При этом размер штрафа составляет до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 117 УПК РФ). Таким образом, в УПК РФ, с одной стороны, расширяется возможность участников уголовного процесса защищать свои права и интересы, а с другой стороны, повышается их ответственность за свои поступки.

В ходе судебного заседания все присутствующие обязаны проявлять ува- жение к чести и достоинству других лиц. За оскорбление лиц, участвующих в судебном разбирательстве, а также судьи и лиц, осуществляющих правосудие, в законе предусмотрена уголовная ответственность (ст. 297 УК). Данная норма направлена на реализацию в уголовном судопроизводстве такой гуманистической ценности, как охрана чести и достоинства личности.

Проведенное исследование обусловливает вывод, что обязанности лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, в стадии судебного разбирательства ограничиваются в основном требованиями соблюдать порядок судебного заседания, подчиняться распоряжениям председательствующего и проявлять уважение к суду и другим участникам судебного заседания, что способствует формированию в лицах, присутствующих в судебном заседании, уважения к закону, веры в его справедливость, а также развитию в них нравственных начал: сдержанности, культуры поведения и т.п. Судебное разбирательство построено таким образом, чтобы его участники могли реально осуществлять защиту своих прав и интересов и содействовать решению задач уголовного процесса.

В заключение необходимо отметить, что в суде первой инстанции гума- нистические ценности реализуются более полно, чем в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Однако дальнейшая гуманизация правового статуса лиц, вовлеченных в уголовный процесс, в суде первой инстанции должна пойти по пути расширения диспозитивного начала в уголовном судопроизвод-

190

стве, которое является более цивилизованной формой уголовно- процессуальных отношений.

В судебных стадиях вышестоящих инстанций правовой статус лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, также имеет свою специфику, поэтому данный вопрос будет рассмотрен нами отдельно в следующем параграфе.

§ 2 А ГУМАНИЗАЦИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЦ, ВОВЛЕЧЕННЫХ В СУДЕБНЫЕ СТАДИИ ВЫШЕСТОЯЩИХ ИНСТАНЦИЙ

Исследование правового статуса лиц, вовлеченных в стадии апелляционного, кассационного, надзорного производства и возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам является весьма актуальным, потому что поло- жение участников процесса в данных стадиях демонстрирует, насколько реаль- но действуют в уголовном судопроизводстве такие основополагающие принци- пы правового государства, как право человека на обжалование в суд решений и действий государственных органов и должностных лиц и право человека и гра- жданина на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ). Однако необходимо от- метить, что не все юристы относятся к праву обжалования решений суда первой инстанции положительно. Некоторые из них полагают, что право на обжа- лование и пересмотр приговора подрывает уважение к судебным органам, за- медляет процесс, увеличивает издержки и т.п.1 На наш взгляд, данная точка зрения является ошибочной, что доказано всей практикой развития уголовного судопроизводства в цивилизованных странах: право на обжалование и опроте- стование судебных решений существует в Англии, Франции, США и многих других зарубежных государствах. Данное право соответствует современному уровню развития общества, в соответствии с которым суд превратился из инст- румента борьбы с преступностью в правозащитный орган2.

1 Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М., 1902. С. 426-427; и др.

2 Бурмистров М, Хайретдинов Э. Надзорное производство: два ответа на один вопрос // Российская юстиция.

191

Существует обычный порядок обжалования (апелляционное, кассационное и частное) и исключительный (пересмотр в порядке надзора и возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам). Сущность производства в указанных стадиях заключается в том, что вышестоящий суд производит проверку законности и обоснованности приговоров и иных судебных решений, вы- несенных нижестоящим судом, а также всей предшествующей деятельности, осуществляемой органами дознания, предварительного следствия и прокуро- ром1. В результате такой проверки незаконные и необоснованные решения от- меняются, а допущенные судебные ошибки устраняются. При этом число об- жалований судебных решений (приговоров, определений, постановлений) еже- годно растет. Так, в 2000 г. в кассационном порядке вынесены решения в отно- шении 214,6 тысяч осужденных, что на 10,4 % больше, чем в 1999 г.; решения суда отменены в отношении 8,4 тысяч осужденных, что на 27 % больше, чем в 1999 г. Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор Ленинградского областного суда в отношении Кудря-шова А.К. и направила дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в связи с тем, что ссылка на доказательства (показания свидетелей Горской, Макаровой, Афанасьева, потерпевшего Кудряшова К.С. и другие следственные действия) путем их перечисления является голословной и сделана в нарушение требований уголовно-процессуального закона (ст. 314 УПК)3.

Однако количественный рост жалоб не отражает качественных характеристик положения участников уголовного судопроизводства в данных стадиях. В связи с этим необходимо исследовать механизм реализации гуманистических начал в правовом статусе лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, в суде второй инстанции, надзорном производстве и производстве по возобнов-

  1. №Ц. с. 22.

1 Темушкин О.П Организационно-правовые формы проверки законности и обоснованности приговоров. М, 1978. С. 143-144.

2 Статистика судов общей юрисдикции в 2000 году // Российская юстиция. 2001. № 11. С. 77.

3 Архив Ленинградского областного суда. 1998. Уг. дело № 2-159.

192

лению дел по вновь открывшимся обстоятельствам, а также наметить пути его совершенствования. Принимая во внимание, что в каждой из указанных стадий существуют некоторые особенности правового статуса участников судопроизводства, мы будем указывать на эти особенности. Однако в остальных случаях права и обязанности лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, будут рассмотрены применительно к данным стадиям в целом.

Рассмотрим, как в исследуемых стадиях реализуется гуманное право че- ловека на знания. Одной из проблем, связанной с охраной прав и законных интересов участников процесса в суде второй инстанции, является право рассматриваемых лиц знать о правах, принадлежащих им в суде апелляционной, кассационной, надзорной инстанций и стадии возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Знание своих прав серьезно влияет на активность участвующих в деле лиц и реальное осуществление этих прав.

К сожалению, в законе не указано, кто, когда и какие права обязан разъ- яснить участникам процесса применительно к последующим стадиям. Некоторые авторы считают, что данные права целесообразно разъяснять в судебном заседании вышестоящей инстанции перед началом рассмотрения дела1. На наш взгляд, эта точка зрения не гарантирует реализацию участниками процесса предусмотренных законом прав, во-первых, потому что со своими правами будут ознакомлены только лица, явившиеся в судебное заседание; во-вторых, производство в суде второй инстанции начинается не с судебного заседания, а гораздо раньше, и многие свои права участники процесса могут реализовать до судебного заседания. Например, право принести дополнительную жалобу.

В УПК РФ данная проблема частично нашла свое разрешение. Права, ко- торыми участники процесса наделены в рассматриваемых стадиях, включены в соответствующие статьи, которые разъясняются еще следователем при ознакомлении участников процесса с их правами в уголовном судопроизводстве. Однако лица без юридического образования вряд ли могут самостоятельно по-

1 Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. ПА Лушгаской. С. 439.

193

нять, когда и какими правами они могут воспользоваться при производстве по делу. Поэтому повторное разъяснение прав в вышестоящих судебных стадиях является необходимым.

На наш взгляд, разъяснять права участникам процесса в последующей стадии должен суд, принявший решение по уголовному делу, при разъяснении права на обжалование данного решения. В связи с этим нами предлагается включить в п. 4 ч. 1 ст. 317 (ч. 3 ст. 309 УПК РФ) и ст. 476 УПК (322 УПК РФ) добавление, согласно которому в резолютивной части приговора суда первой инстанции должно содержаться указание не только о порядке и сроке обжалования (опротестования) приговора, но и о других правах и обязанностях, которыми они наделены в следующей стадии, так как это позволит участникам процесса защищать свои законные интересы наилучшим образом. Данную точку зрения уже высказывали и другие авторы1. При этом, на наш взгляд, разъяснять права необходимо не устно, а письменно, потому что восприятие участниками процесса разъясняемых прав и обязанностей на слух имеет ряд недостатков: человек может отвлечься в связи с осмыслением провозглашенного приговора и не услышать разъяснения председательствующего о своих правах. Кроме того, в силу особенностей памяти человек может тут же забыть некоторые из названных прав. Думается, что изготовить типографские памятки с перечнем прав каждого участника процесса в соответствии с его процессуальным положением и вручить их под роспись не так уж сложно. Данное предложение существенно улучшит механизм ознакомления участников процесса со своими правами в суде вышестоящих инстанций. Так, мировой судья по принятии итогового решения по делу должен разъяснить права, которыми участники судопроизводства обладают в апелляционной инстанции; суд первой инстанции или апелляционной инстанции - права, которыми они наделены в кассационной инстанции и т.д.

1 Маргынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Указ. соч. С. 122.

194

Информированность об уголовном деле участников процесса, заинтересованных в результатах дела, в суде второй инстанции (апелляционное и кассационное производство) воплощается в их праве быть уведомленными о подаче жалобы или принесении протеста (согласно УПК РФ - представления) на решение, вынесенное нижестоящим судом, и с ними ознакомиться (ст.ст. 327, 484 УПК; ст. 358 УПК РФ). В порядке надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам участники процесса имеют право ознакомиться с протестом (согласно УПК РФ - с надзорной жалобой или представлением) или заключением прокурора только в том случае, если они приглашены в судебное заседание соответствующей инстанции (ч. 3 ст. 377, ч. 3 ст. 388 УПК; ч. 2 ст. 407, ч. 3 ст. 417 УПК РФ).

Однако изучение нами уголовных дел показало, что участники процесса извещаются о жалобах и протестах, поданных на приговоры суда первой ин- станции, только в 20 % случаев. Причина данного факта, на наш взгляд, кроется в двусмысленной формулировке действующего закона, согласно которой уве- домление необходимо направлять только в том случае, если жалоба или протест затрагивают интересы данного лица. В связи с этим представляется правильным решение законодателя, согласно которому суд, постановивший приговор или вынесший обжалуемое решение, извещает о принесенных жалобе или представлении осужденного или оправданного, его защитника, обвинителя, по- терпевшего и его представителя, а также гражданского истца, гражданского от- ветчика или их представителей, если жалоба или представление затрагивает их интересы, с разъяснением возможности подать на них свои письменные возра- жения и указанием срока подачи (ч. 1 ст. 358 УПК РФ). Данное положение не- обходимо распространить и на производство в исключительных стадиях.

Следует отметить, что в случае, если жалоба или протест (представление) приносятся в последний день срока обжалования, то участники процесса фак- тически лишены возможности с ними ознакомиться, так как дело направляется в суд вышестоящей инстанции, а ознакомление с ними непосредственно в суде влечет за собой невозможность аргументированно подготовить свои возраже-

195

ния и собрать дополнительные доказательства. Кроме того, в законе не указано, в течение какого срока или в какой момент суд должен уведомить участников судопроизводства о поступивших жалобах или протестах (представлениях). Существует предложение посылать такое уведомление после истечения срока обжалования (опротестования) приговора, во-первых, чтобы не делать этого неоднократно по получении каждой жалобы или протеста, во-вторых, потому что это позволит участникам процесса за одно посещение суда ознакомиться со всеми жалобами и протестами, затрагивающими их интересы, и подать на них свои возражения, что будет способствовать быстроте и экономичности реали- зации требований закона1. На наш взгляд, данное предложение имеет рацио- нальное зерно, однако является не вполне продуманным, потому что требует установления дополнительного срока, необходимого для ознакомления с по- ступившими жалобами и протестами. Между тем, и в установленный срок не все лица могут реализовать указанное право, например, если потерпевший жи- вет в другом городе.

На наш взгляд, выходом из данной ситуации может стать предоставление участникам процесса права на получение копии жалобы или протеста (пред- ставления). Согласно действующему законодательству в порядке кассационного производства осужденный или оправданный имеют право на получение копии протеста или жалобы потерпевшего (ст. 327 УПК). Многие авторы совершенно правильно указывают на несправедливость того факта, что копии жалоб и протестов не направляются всем лицам, интересы которых они затрагивают2. Необходимо отметить, что в порядке апелляционного производства право на получение копии жалобы или протеста предоставлено большему числу участ- ников. Данным правом наделены осужденный, оправданный, их задштники и законные представители, частный обвинитель, потерпевший и их представители, а также гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, если их интересы затрагивают жалоба или протест (ч. 1 ст. 484 УПК). Однако со-

1 Мартынчик Е.Г., Радьков В.П.. Юрченко В.Е. Указ. aw. С. 126.

2 Там же. С. 127.

1%

гласно ч. 1 ст. 358 УПК РФ право на получение копии жалобы или представления для законного представителя упраздняется. Думается, что это неправильное решение, потому что не всегда между несовершеннолетним осужденным и его законным представителем существует согласие, поэтому рассматриваемое право данного участника процесса необходимо восстановить. Думается, что право сторон на получение копии жалобы или представления следует распространить на все виды производств в суде вышестоящих инстанций и включить его в со- ответствующие статьи УПК (ст.ст. 371, 387 УПК; ст.ст. 402,416 УПК РФ). Реализация указанного предложения будет способствовать единообразному применению уголовно-процессуального закона и наилучшим образом обеспечивать защиту прав и интересов участников судопроизводства, потому что все участники процесса будут уведомлены в полном объеме о поступивших жалобах и протестах и смогут хорошо подготовиться к выступлению в судебном заседании.

Рассмотрим право участников процесса быть уведомленными о дате рас- смотрения уголовного дела в суде второй инстанции. Согласно действующему законодательству в порядке апелляционного производства стороны обязаны уведомляться о месте и времени рассмотрения дела (п. 1 ч. 2 ст. 490 УПК), в порядке кассационного производства - только о дне его рассмотрения (ч. 1 ст. 336 УПК). В порядке надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам за участниками процесса рассматриваемое право не закреплено вовсе. Данный факт объясняется тем, что законодатель не предусматривает права участников процесса на присутствие при рассмотрении дела в исключительных стадиях без разрешения суда. На наш взгляд, является непродуманным положение, согласно которому участники процесса уведомляются только о дне рассмотрения кассационной жалобы или протеста, потому что для выяснения времени рассмотрения дела, им надо приехать в здание суда, где не позднее чем за трое суток должно вывешиваться соответствующее объявление (ч. 4 ст. 336 УПК). Думается, что это негуманно по отношению к участникам

197

судопроизводства и свидетельствует о сохранении в уголовном процессе инквизиционного начала, когда участники процесса были абсолютно бесправны.

Также несправедливым, на наш взгляд, является положение действующего законодательства, согласно которому для лиц, принесших на жалобу или протест свои возражения, не предусмотрено право на уведомление о дне рассмотрения дела. Между тем, в случае, если уголовное дело будет рассматриваться Верховным Судом РФ, такое право предусмотрено для лиц, которые просят об этом в своих возражениях на кассационную жалобу или протест (ч. 2 ст. 336 УПК). Думается, что в целях единообразного применения уголовно-процессуального закона, необходимо предусмотреть указанную норму для судов всех инстанций, а также обязанность уведомить указанных лиц о месте и времени рассмотрения дела.

Непродуманным является положение действующего законодательства, согласно которому при производстве в кассационной инстанции лица уведомляются о рассмотрении уголовного дела только в случае, если дело проверяется по их жалобе (ч. 1 ст. 336 УПК). Из точного смысла данной нормы вытекает, что в случае, если, например, подсудимый не подал кассационной жалобы, то дело может рассматриваться в его отсутствие. Но речь идет не только об осужденном. Некоторые авторы правильно утверждают, что неизвещение потерпевшего о рассмотрении дела в кассационной инстанции при отсутствии обжалования им приговора, лишает его возможности защищать свои права и законные интересы, поэтому потерпевший должен быть извещен о рассмотрении дела в кассационной инстанции в обязательном порядке1. По мнению А.Л. Цыпкина, потерпевший вправе не подавать кассационную жалобу или свои возражения на поступившие жалобы и протесты, но он имеет право знать о дне рассмотрения дела в кассационном порядке, и суд обязан обеспечить ему это право2. С данными точками зрения следует согласиться. Однако, на наш взгляд, и другие за-

1 Демократические основы советского социалистического правосудия. С. 268-269; Мартынчнк Е.Г., Радьков В.П, Юрченко В.Е. Указ. соч. С. 131.

2 Цыпкин А.Л. Право на защиту в кассационном и надзорном производстве и при исполнении приговора. Сара тов, 1965. С. 32-33.

198

интересованные в деле лица должны иметь указанное право. По данному поводу следует заметить, что при апелляционном обжаловании стороны уведомляются о рассмотрении дела в обязательном порядке, без каких-либо условий и ограничений.

В связи с этим нами поддерживается решение законодателя, согласно которому в УПК РФ закрепляется обязанность суда известить участников процесса о месте, дате и времени начала рассмотрения дела в порядке апелляционного производства (ст. 364), кассационного производства (ст. 376), в порядке над- зорного производства суд (ч. 1 ст. 407), производства о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 3 ст. 417). На наш взгляд, данные нормы обеспечивают реализацию принципа гласности судебного разбирательства (ст. 18 УПК, ст. 241 УПК РФ). Однако надо заметить, что в порядке апелляционного и кассационного производства суд извещает стороны о назначении судебного заседания, а при надзорном производстве и производстве по вновь открывшимся обстоятельствам - только осужденного, оправданного, их защитников или законных представителей, потерпевшего и его представителя (ст. 402 УПК РФ). Думается, что указанным правом должны обладать также гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Кроме того, А. Александров и Н. Ковтун предлагают внести в УПК норму, согласно которой участники процесса будут уведомляться не только о месте и времени проведения судебного заседания, но и дифференцированно преду- преждаться о последствиях их неявки. Так, подсудимые и иные лица, чье уча- стие суд сочтет обязательным, должны предупреждаться о возможности при- менения к ним привода, а частный обвинитель, потерпевший и гражданский ис- тец - о вынесении решения не в их пользу1. Думается, что с указанным предло- жением следует согласиться, потому что его реализация будет способствовать гуманизации правового статуса лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Данная норма соответствует цивилизованному методу воспитательного воз-

1 Александров А., Ковтун Н. Апелляция в русском уголовном судопроизводстве. Нижний Новгород, 1999. С. 77.

199

действия на участников уголовного судопроизводства, который можно сформулировать следующим образом: «Сначала разъясни, потом накажи» (см. § 1.2).

Развитию информированности об уголовном деле способствует также право лиц, участвующих в судебном заседании кассационной инстанции, ознакомиться с дополнительными материалами, представленными другими участниками процесса в подтверждение жалобы или в опровержение ее доводов (ч. 3 ст. 338 УПК, ч. 5 ст. 377 УПК РФ). На наш взгляд, это право отражает принцип непосредственности судебного разбирательства и способствует установлению истины по делу.

Согласно действующему законодательству особенность реализации права человека на знания при производстве в надзорной инстанции и возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам заключается в том, что в данных стадиях участники процесса, заинтересованные в деле, вправе знать о решении, принятом прокурором по поданному ими ходатайству о проверке уголовного дела в порядке надзора (ч. 2 ст. 376 УПК), или сообщению о вновь открывшихся обстоятельствах (ч. 3 ст. 386, ч. 2 ст. 387 УПК). Г.З. Анашкин и И.Д. Перлов правильно отмечают, что указанное право имеет особенно большое значение для осужденного или оправданного в случаях, когда решается вопрос о возобновлении производства по делу не в его пользу, а в сторону ухудшения его по- ложения1. Необходимо отметить, что согласно УПК РФ прокурор уведомляет заинтересованных в деле лиц о принятом решении только при производстве по вновь открывшимся обстоятельствам по окончании проверки или расследования таких обстоятельств (ч. 3 ст. 416), потому что в соответствии со ст. 402 УПК РФ участники судопроизводства получили право приносить надзорные жалобы.

Таким образом, в действующем законодательстве право участников про- цесса на знания в суде второй инстанции и в исключительных стадиях реализу-

Анашкин Г.З., Перлов И.Д. Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам. М, 1982. С. 40.

200

ется недостаточно полно. Однако в УПК РФ предусмотрены значительные изменения, направленные на расширение рассматриваемого права в этих стадиях.

Рассмотрим права, связанные с реализацией творческой активности уча- стников уголовного судопроизводства в данных стадиях.

Необходимо отметить, что согласно действующему законодательству в суде апелляционной и кассационной инстанций участники процесса имеют больше возможностей проявлять свою творческую активность, чем в суде надзорной инстанции или при возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Так, при рассмотрении дела в кассационном порядке потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также защитники и законные представители осужденного или оправданного имеют право присутствовать в судебном заседании и давать суду объяснения (ст. 335 УПК, ст. 376 УПК РФ). Однако согласно действующему законодательству право осужденного участвовать в судебном заседании кассационной инстанции может быть ограничено решением этого суда. По данному поводу необходимо отметить, что лица, содержащиеся под стражей, не имеют возможности явиться в суд по собственному желанию. На наш взгляд, существующее положение является негуманным по отношению к осужденному. Большое значение в механизме гуманизации правового статуса осужденного в кассационной инстанции имеет решение Конституционного Суда от 10 декабря 1998 г., признавшего не соответствующими Конституции РФ положения ч. 2 ст. 335 УПК, согласно которым суд кассационной инстанции, отклонив ходатайство осужденного, содержащегося под стражей, о рассмотрении уголовного дела с его участием, вправе принимать окончательное решение по делу, не предоставив последнему возможности ознакомиться с материалами судебного заседания и изложить свое мнение по вопросам, рассмотренным судом. В связи с этим законодатель поступает правильно, предусматривая, что осужденный, содержащийся под стражей, заявивший о своем желании присутствовать в суде кассационной инстанции, вправе присутствовать при рассмотрении жалобы или представления на приговор непосредственно или изложить свое мнение с по-

201

мощью систем видео-конференц-связи. За судом остается только право решать, в какой из указанных форм осужденный будет участвовать в судебном заседании (ч. 3 ст. 376 УПК РФ). Если осужденный или оправданный самостоятельно явились в судебное заседание, то они имеют право дать объяснение во всех случаях (ч. 2 ст. 335 УПК, ч. 3 ст. 376 УПК РФ).

Кроме того, согласно ч. 4 ст. 338 УПК осужденный или оправданный и их защитники имеют право на дополнительные объяснения после заключения прокурора. Однако в УПК РФ данная норма отсутствует, что, на наш взгляд, не правильно, потому что указанное право наилучшим образом гарантирует осужденному и оправданному реализацию его права на защиту и является своего рода «последним словом» подсудимого в суде второй инстанции.

Как отмечалось выше, согласно действующему законодательству при производстве в суде надзорной инстанции и по вновь открывшимся обстоятельствам участники процесса не имеют самостоятельного права на участие в судебном заседании. Они приглашаются в судебное заседание в случае необходимости по усмотрению суда для дачи объяснений (ч. 3 ст. 377, ч. 3 ст. 388 УПК). В случае присутствия в судебном заседании осужденного, оправданного, их защитников, законных представителей несовершеннолетних, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, они имеют право после доклада судьи дать свои устные объяснения (ч. 4 ст. 377 УПК). Существующее положение практически лишает лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, проявлять свою творческую активность в исключительных стадиях. По данному поводу И.И. Потеружа правильно пишет, что активное участие в судебном заседании надзорной инстанции участников процесса, интересы которых затронуты протестом, способствует правильному осуществлению правосудия и усиливает предупредительное и воспитательное воздействие надзорного производства в целом1. Действительно, давая объяснения, участники процесса в суде надзорной инстанции отстаивают основания и мотивы своих

1 Потеружа И.И. Значение надзорного производства уголовных дел в укреплении законности. Минск, 1985. С. 93.

202

жалоб и возражений, обращают внимание суда на другие нарушения по делу, высказывают свои мнения по поводу вынесенных нижестоящим судом решений. Так, участники процесса могут высказаться относительно законности и обоснованности приговора, правильности квалификации действий осужденного, справедливости назначенного наказания и другим вопросам. В связи с этим нами поддерживается мнение Конституционного Суда РФ, который в Поста- новлении от 14 февраля 2000 г. признал не соответствующими Конституции РФ положения ст. 377 УПК в той мере, в какой они позволяют суду надзорной ин- станции рассматривать дело, не ознакомив осужденного, оправданного, их за- щитников и потерпевшего с протестом, содержащим вопрос об отмене всту- пившего в законную силу судебного решения по основаниям, влекущим ухуд- шение положения осужденного или оправданного, не известив осужденного, оправданного, их защитников и потерпевшего о времени и месте судебного за- седания и не обеспечив им права изложить суду свою позицию относительно доводов протеста. В УПК РФ указанное решение Конституционного Суда нашло воплощение: согласно ч. 2 ст. 407 данного Закона осужденный, оправданный, их защитники или законные представители, потерпевший и его представитель наделены правом участвовать в судебном заседании не только надзорной инстанции, но и при производстве по вновь открывшимся обстоятельствам, а также иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются жалобой или представлением, при условии заявления ими соответствующего ходатайства (ч. 2 ст. 407, ч. 3 ст. 417 УПК РФ). Указанные нормы способствуют расширению творческой активности участников процесса.

В соответствии со ст. 337 УПК (ч. 5 ст. 377 УПК РФ) каждое лицо, заин- тересованное в результатах дела вправе представить в суд кассационной ин- станции дополнительные материалы, подтверждающие или опровергающие до- воды, изложенные в жалобе или протесте (представлении). Дополнительными материалами могут быть предметы, справки, письменные документы, характе- ристики, мнения специалистов, заявления и т.п. Особенность дополнительных материалов заключается в том, что они содержат сведения, устанавливающие

203

наличие или отсутствие нарушений, которые должны повлечь отмену или из- менение принятого по делу решения1. В порядке апелляционного производства заинтересованные в деле лица вправе представлять в суд новые материалы в подтверждение оснований жалобы или протеста (представления) либо возраже- ний против жалобы или протеста (представления) (ч. 3 ст. 484 УПК, ч. 3 ст. 363 УПК РФ). Указанные права способствуют всестороннему исследованию дово- дов жалобы или протеста (представления) и принятию судом обоснованного и справедливого решения. В порядке надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам рассматриваемое право ни в действующем законодательстве, ни в УПК РФ не отражено. Однако, как правильно указывает И.И. Потеружа, нет никаких оснований сомневаться в том, что такое правило должно распространяться и на производство в вышестоящих инстанциях, которые проверяют законность и обоснованность вынесенных судом решений на основании не только имеющихся в деле материалов, но и дополнительных2.

Согласно действующему законодательству в порядке кассационного про- изводства дополнительные материалы могут быть представлены в любое время: как до рассмотрения дела, так и во время его слушания, но до дачи прокурором заключения (ст. 337 УПК). В порядке апелляционного производства время представления новых материалов не указано. Думается, что в данном случае по аналогии должна действовать норма, предусмотренная в кассационном произ- водстве. Между тем, в УПК РФ не указывается вовсе, когда могут быть поданы дополнительные и новые материалы в порядке апелляционного и кассационного производства (ч. 3 ст. 362, ч. 5 ст. 377 УПК РФ). Требование представлять дополнительные материалы до дачи прокурором заключения в УПК РФ также упразднено. Думается, что указанные материалы должны представляться в лю- бое время: как до рассмотрения дела, так и во время его слушания до удаления суда в совещательную комнату.

1 Ривлин А.П. Пересмотр приговоров в СССР. М, 1958. С. 197. Потеружа И.И. Значение надзорного производства уголовных дел в укреплении законности. С. 99.

204

Однако некоторые авторы считают, что дополнительные материалы должны быть представлены в суд до начала судебного заседания и только в исключительных случаях могут быть принесены в процессе рассмотрения дела . На наш взгляд, указанное предложение влечет за собой необходимость выделения времени, необходимого для ознакомления участников процесса с дополнительными материалами. Думается, что судебное заседание для того и проводится, чтобы участники процесса могли непосредственно представить суду и другим лицам доказательства правоты своих требований, и тем самым способствовать всестороннему и полному исследованию всех обстоятельств дела. При таком рассмотрении дела реализуются все принципы уголовного судопроизводства: принцип гласности, устности, непосредственности и другие, которые наилучшим образом помогают осуществлению правосудия.

Необходимо отметить, что в суде второй инстанции роль суда является настолько активной, что ограничивает творческую активность сторон. Так, в порядке апелляционного и кассационного производства жалобу или протест (представление) излагает суд (ч. 3 ст. 338, ч. 1 ст. 492 УПК; ч. 2 ст. 365, ч. 3 ст. 377 УПК РФ). В порядке надзорного производства и по вновь открывшимся обстоятельствам дело докладывается председательствующим суда или членом суда по его назначению (ч. 4 ст. 377, ч. 3 ст. 388 УПК; ч. 3 ст. 407 ч. 3 ст. 417 УПК РФ). На наш взгляд, принцип состязательности уголовного судопроизводства требует, чтобы сторона сама излагала существо своей жалобы или возражений на поданные жалобы или протест (представление). Данное положение следует внести в УПК, что будет способствовать повышению творческой активности участников уголовного судопроизводства.

Особо следует остановиться на праве участников процесса отозвать по- данную жалобу. Согласно ч. 3 ст. 485 и ч. 6 ст. 338 УПК (ч. 3 ст. 359 УПК РФ) лицо, обжаловавшее приговор, вправе отозвать жалобу до начала судебного заседания апелляционной или кассационной инстанции. Защитник не имеет права

Грун А.Я. Пересмотр приговоров в порядке судебного надзора. М, 1969. С. 23-24.

205

отозвать жалобу, принесенную с согласия осужденного, так как это нарушит право последнего на защиту. В целях осуществления своих профессиональных функций защитник наделен правом принести жалобу на приговор даже вопреки воле осужденного, но обязан поставить последнего об этом в известность. Однако в случае, если защитник подал жалобу против воли подзащитного, он вправе ее отозвать. Также жалобу защитника вправе отозвать осужденный, если с ней не согласен.

При отзыве жалобы лицо не обязано мотивировать причины отзыва, по- этому данное действие по юридическим последствиям равносильно неподаче жалобы. На наш взгляд, наличие указанного положения имеет большое гуманистическое значение. Во-первых, право отозвать жалобу свидетельствует о возможности участников процесса самостоятельно распоряжаться предоставленными им правами и проявлять творческую активность по защите своих интересов. Во-вторых, именно через реализацию данного права участники процесса могут проявлять гуманность по отношению к другим лицам, что способствует развитию в них самих нравственных начал посредством уголовно-процессуальных отношений. Так, например, из сострадания к малолетним детям осужденного потерпевший может отозвать свою жалобу, в которой хода- тайствовал о назначении ему более строгого наказания. Соответственно суд второй инстанции не вправе начать апелляционное или кассационное производство.

В стадии возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам любое лицо имеет право проявить свою активность и послать прокурору сообщение о вновь открывшихся обстоятельствах (ч. 1 ст. 386 УПК, ч. 2 ст. 415 УПК РФ). Данная норма направлена на то, чтобы общество могло принимать широкое участие в исправлении судебных ошибок и установлении истины по уголовному делу.

Таким образом, необходимо отметить, что возможности проявлять твор- ческую активность лицами, вовлеченными в судебное производство вышестоя-

206

щих инстанций, являются достаточно большими. Однако реализация этих воз- можностей находится в зависимости от того, насколько полно будет осуществ- лено право участников процесса на знания об уголовном деле и своих правах.

Рассмотрим права, направленные на создание реальных условий для уважения, соблюдения и осуществления прав участников процесса в суде рассмат- риваемых стадий. Самым важным правом, которое позволяет участникам про- цесса защищать свои законные интересы, является право на обжалование при- говора суда первой инстанции или приговора (постановления) суда апелляци- онной инстанции. Согласно ч. 1 ст. 477 и ст. 325 УПК (ч. 4 и ч. 5 ст. 354 УПК РФ) правом на обжалование в апелляционном и в кассационном порядке обладают осужденный или оправданный, их защитники и законные представители, частный обвинитель, потерпевший и их представители. Для гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей существует изъятие. Они вправе обжаловать приговор (постановление) только в части, относящейся к гражданскому иску. Так, любое лицо, имеющее право на подачу жалобы, вправе обжаловать в вышестоящий суд постановление судьи об отказе в восстанов- лении пропущенного срока (ч. 2 ст. 483, ч. 2 ст. 329 УПК; ч. 3 ст. 357 УПК РФ); потерпевший имеет право обжаловать приговор по мотивам мягкости наказания или в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении (ч. 2 ст. 340 УПК; ч. 1 ст. 370, ч. 2 ст. 383 УПК РФ); подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, вправе обжаловать мотивы и основания оправдания (ст. 325 УПК, ч. 2. ст. 370 УПК РФ); гражданский истец - решение суда об оставлении иска без рассмотрения, об отказе в иске, о размере иска и другие. Все остальные участники уголовного судопроизводства, не являющиеся сторонами в процессе, вправе принести частную апелляционную или кассационную жалобу на решение суда (судьи), если данное решение вынесено в их отношении (ч. 5 ст. 486, п. 1 ч. 1 ст. 331 УПК; п. 3 ч. 5 ст. 355 УПК РФ). Так, например, свидетель может принести частную жалобу на постановление мирового судьи о наложении на него штрафа за нарушение по- рядка в судебном заседании (ч. 4 ст. 491 УПК; ч. 2 ст. 323 УПК РФ). Гуман-

207

ность данной нормы заключается в том, что каждый, считающий, что в отно- шении него суд (судья) вынес несправедливое решение, вправе обжаловать его в вышестоящий суд.

Необходимо отметить, что в апелляционном порядке могут быть обжалованы только приговор мирового судьи или его постановления, в то время как в кассационном порядке может быть обжалован любой приговор любого суда первой инстанции или приговор (постановление) суда апелляционной инстан- ции, в том числе и приговор Верховного Суда Российской Федерации, рассмат- ривавшего уголовное дело в качестве суда первой инстанции. Кроме того, об- жаловать приговор можно в том объеме, который участник процесса считает необходимым для защиты своих и представляемых интересов. Например, осу- жденный Федоров А.В. обжаловал приговор Ленинградского областного суда в связи с его чрезмерной суровостью, указав, что при вынесении приговора суд не учел смягчающих его вину обстоятельств1.

В юридической литературе дискуссионным является вопрос о том, насколько широко необходимо использовать право на обжалование приговоров. Существуют предложения расширить данное право в апелляционном производ- стве. Так, Н.В. Лантух предлагает распространить указанное право на пригово- ры, вынесенные по первой шгсташдии единолично судьей районного суда2. Не- которые процессуалисты, напротив, считают, что широкое использование про- изводства в суде апелляционной инстанции серьезно затрагивает сроки оконча- тельного разрешения дел и замедляет осуществление правосудия, делая его не- эффективным3. В связи с этим предлагается ограничить право на апелляционное обжалование приговора мирового судьи и ввести в УПК положение, требующее своевременного возражения со стороны частного обвинителя в ходе судебного разбирательства по поводу тех нарушений, которые затрагивают его интересы, так как, если изначально указанное лицо не усматривало нарушения

1 Архив Ленинградского областного суда. 1999. Уг. дело № 2-79.

2 Лантух Н.В. Формы проверки не вступивших в законную силу приговоров: Автореф. дне. … канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 7.

3 Александров А., Ковтун Н. Указ. соч. С. 26; и др.

208

своих интересов, то должна действовать презумпция отсутствия таковых нарушений, и в этом случае стороны лишаются права апеллировать по их поводу в последующем1.

По поводу предложения Н.В. Лантух следует заметить, что на сегодняш- ний день апелляционное производство только возрождается и практика его применения не может быть проанализирована глубоко и всесторонне, поэтому с расширением данного порядка производства спешить не следует. Предложение второй группы авторов является правильным по своей сущности, однако его также следует признать преждевременным. Думается, что с развитием правовой культуры граждан данное предложение должно стать предметом рассмотрения, но в настоящее время частный обвинитель, как и многие другие участники процесса, соответствующей культурой не обладает, и, как правило, не пользуется квалифицированной юридической помощью, поэтому довольно часто он вынужден осмысливать нарушение своих интересов только после судебного заседания.

Тем не менее, следует отметить, что ограничение права на обжалование судебного решения в большей или меньшей степени существуют во многих зарубежных странах. Так, например, в ФРГ потерпевший имеет право обжаловать определение о прекращении уголовного дела только в двух случаях: 1) если дело прекращено по основаниям, исключающим по нему производство; 2) если дело прекращено в связи с изменением уголовного закона. При этом потерпевший может обжаловать только тот приговор, которым удовлетворено его имущественно-правовое требование, но и в данном случае потерпевший не может обжаловать уголовно-правовую часть приговора .

Обращаясь к истории России, следует напомнить, что согласно ст. 856 УУС подсудимый имел право апелляционного обжалования любого решения по любому вопросу, которые затрагивали его личный или имущественный ин-

‘Тамже.С.4243.

2 Осипкии В.Н. Указ. соч. С. 26,

209

терес. С точки зрения гуманизма данное положение в наибольшей степени обеспечивает право участников процесса на защиту своих интересов всеми за- конными способами. Однако финансовое состояние России не позволяет на се- годняшний день широко внедрить апелляционное производство.

После подачи основной жалобы лицо вправе принести дополнительную кассационную жалобу до начала рассмотрения дела (ч. 4 ст. 328 УПК, ч. 4 ст. 359 УПК РФ). Право на принесение дополнительной жалобы имеет большое значение, так как позволяет конкретизировать и дополнить основную жалобу и устранить в ней первоначально сделанные упущения. Согласно действующему законодательству лицо, подавшее жалобу в порядке апелляционного производ- ства, вправе до начала судебного заседания изменить свою жалобу или допол- нить ее новыми доводами (ч. 4 ст. 485 УПК). При этом в дополнительной жалобе не может содержаться требование об ухудшении положения осужденного, если ранее такое требование выдвинуто не было. Указанное положение, безусловно, является гуманным по отношению к осужденному, однако вызывает ряд замечаний. Во-первых, в действующем законодательстве для кассационной ин- станции требование о недопустимости «поворота к худшему» при принесении дополнительных жалоб не закреплено. В связи с этим мы поддерживаем изме- нение, внесенное в УПК РФ, устраняющее данный пробел (ч. 4 ст. 359 УПК РФ). Во-вторых, требование о недопустимости «поворота к худшему» при при- несении дополнительных жалоб не отражено в ссютвететвующих статьях, где содержатся права и обязанности участников процесса. Незнание указанной тонкости может привести к тому, что, например, потерпевший не отразит в первоначально поданной жалобе своего основного требования, направленного на ухудшение положения осужденного, надеясь сделать это в дальнейшем более обоснованно, а затем окажется, что заявить такое требование уже невозможно. В целях устранения двусмысленности данной ситуации нами предлагается закрепить в статьях 46, 51, 53-56 УПК (42-45, 47, 48, 51, 54, 55 УПК РФ) право на принесение дополнительной жалобы и требование о недопустимости «поворота к худшему» для осужденного в дополнительных жалобах.

210

Необходимо отметить, что осужденный имеет исключительное право на недопустимость «поворота к худшему». Гуманность указанной нормы заключается в том, что если жалоба подана подсудимым, то пересмотр приговора не может привести к ухудшению его положения. Указанное положение является важной гарантией свободы обжалования, в соответствии с которой осужденный ограждается от опасности оказаться в худшем положении по сравнению с вынесенным приговором в результате поданной им или его защитником жалобы1. Правило о запрещении поворота к худшему в суде второй инстанции действует во многих странах: Болгарии, Республике Куба, Монголии, Франции и других .

Однако не все решения суда (судьи) могут быть обжалованы и опротесто- ваны в апелляционном и кассационном порядке. Так, не могут быть обжалованы в порядке апелляционного производства вынесенные в ходе судебного разбирательства постановления мирового судьи, касающиеся порядка исследования доказательств, ходатайств участников процесса, соблюдения порядка в зале судебного заседания, кроме постановлений о наложении денежного взыскания (ч. 2 ст. 486 УПК, ч. 5 ст. 355 УПК РФ).

На наш взгляд, лишение участников процесса права обжаловать данные решения суда в апелляционном или кассационном порядке содержит рациональное зерно, так как обжалование определений (постановлений), регулирующих, например, порядок исследования доказательств или ходатайств участников процесса повлечет за собой необходимость бесконечного приостановления и пересмотра принятых судом решений, что отодвинет момент принятия итогового решения по делу. Кроме того, порядок исследования доказательств и рассмотрения ходатайств не связан с правильностью установления фактических обстоятельств дела, применения материального закона или соблюдения норм уголовно- процессуального закона, и не влияет на справедливость принимаемых

Потеружа И.И. Значение надзорного производства уголовных дел в укреплении законности. С. 54. Проверка законности и обоснованности приговоров (сравнительное исследование) / Отв. ред. А.Я. Светлов, ПИ. Чангули. Киев, 1991. С. 23, 33, 35.

211

судом решений. Таким образом, указанные нормы укрепляют стабильность приговора.

Между тем, необходимо заметить, что согласно действующему законода- тельству в некоторых случаях ограничение свободы кассационного обжалования нарушает конституционные права участников процесса. Так, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 2 июля 1998 г. признал не соответствующими Конституции РФ положения п. 2 ч. 1 ст. 331 УПК, исключающие до поста- новления приговора возможность обжалования и пересмотра в кассационном порядке решения суда первой инстанции о назначении судебного заседания или направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, так как эти решения сопряжены с применением мер пресечения или иных принудительных мер, а также фактическим продлением срока их действия; а также положения п. 3 ч. 1 ст. 331 и ч. 1 ст. 464 УПК в той мере, в какой они ис- ключают до постановления приговора возможность обжалования и пересмотра в кассационном порядке определений (постановлений) суда первой инстанции о применении или изменении меры пресечения, о помещении лица в медицин- ское учреждение для проведения стационарной судебно-психиатрической экс- пертизы, а также об отложении разбирательства, приостановлении уголовного дела или о роспуске коллегии присяжных заседателей и связанном с этим во- зобновлении подготовки к рассмотрению дела, так как указанные решения за- трагивают конституционные права и свободы и сопряжены с фактическим про- длением срока содержания под стражей.

Большое значение для создания реальных условий, обеспечивающих со- блюдение и уважение прав участников уголовного судопроизводства, имеют сроки апелляционного или кассационного обжалования. Наличие срока, в тече- ние которого можно обжаловать приговор, свидетельствует о гуманности уго- ловного судопроизводства. В истории имеется немало примеров, когда приго- воры исполнялись немедленно. Так, во времена якобинской диктатуры во

212

Франции Эбер и Шометт были признаны виновными в заговоре против фран- цузского народа и незамедлительно казнены1.

Согласно действующему законодательству, подать апелляционную и кас- сационную жалобу можно в течение семи суток со дня провозглашения приго- вора, а для осужденного, содержащегося под стражей, - в тот же срок с момента вручения копии приговора или постановления о прекращении дела (ч. 1 ст. 482, ч. 1 ст. 328 УПК). Срок считается не пропущенным, если до его окончания жалоба сдана на почту или администрации места заключения. Однако дейст- вующий срок обжалования не всегда достаточен для того, чтобы участники процесса могли своевременно ознакомиться с протоколом судебного заседания, приговором суда первой инстанции и продуманно изложить свои требования в подаваемой ими жалобе. В связи с этим, на наш взгляд, законодатель поступает правильно, увеличивая в УПК РФ срок обжалования до десяти суток (ч. 1 ст. 356, ч. 1 ст. 323). Новый срок обжалования является более реальным для осу- ществления участниками процесса рассматриваемого права.

Участники судопроизводства вправе подать не только жалобу, но и свои возражения на поступившие в суд жалобы и протесты, принесенные на приговор суда первой инстанции или приговор (постановление) суда апелляционной инстанции. В возражениях участники процесса выражают свое мнение по пово- ду поступивших жалоб и протестов. Однако в действующем законодательстве не указан срок, в течение которого заинтересованные в деле лица могут принести свои возражения на поступившие жалобы и протесты. Исходя из смысла ч. 2 ст. 485 УПК срок подачи возражений в порядке апелляционного производства оканчивается по истечении срока обжалования (опротестования) решения мирового судьи. На наш взгляд, данная норма не способна реально обеспечить право участников процесса на подачу возражений, особенно в случае, если жа- лоба будет подана в последний день срока обжалования. Между тем, согласно ч. 4 ст. 327 УПК возражения на жалобы и протесты приобщаются к делу либо

‘Новая история (1640-1870). Ч. 1, С. 165.

213

направляются в дополнение к нему в течение суток. Это значит, что возражения в порядке кассационного производства могут быть поданы и после истечения срока обжалования приговора. Согласно ч. 1 ст. 358 УПК РФ срок подачи воз- ражений определяет суд, постановивший приговор или вынесший обжалуемое решение. Думается, что это неправильное решение, потому что при таком под- ходе не будет единообразного применения закона.

Некоторые авторы предлагают определить срок подачи возражений не позднее чем за сутки до рассмотрения дела в кассационном порядке, чтобы судьи и судья-докладчик имели возможность ознакомиться с ними и отразить их в своем докладе1. На наш взгляд, такое ограничение совершенно недопустимо, потому что по своей сущности возражения на жалобу или протест являются хо- датайствами, а подавать ходатайства лицо имеет право в любой момент произ- водства по делу до удаления суда в совещательную комнату. В связи с этим нами предлагается внести в ч. 4 ст. 327 и ч. 2 ст. 485 УПК (ч. 1 ст. 358 УПК РФ) добавление, согласно которому возражения на апелляционные и кассационные жалобы или протесты могут быть поданы в любое время: как до начала рас- смотрения дела в вышестоящей инстанции, так и в судебном заседании. Данное предложение создаст реальные условия для защиты участниками судопроиз- водства своих прав и интересов, потому что имеет ряд преимуществ: во-первых, лицо, намеренное подать свои возражения, не будет лишний раз тра- тить свое время на поездки в суд, а сможет подать возражения непосредственно в судебном заседании вышестоящей инстанции; во-вторых, сократится время, необходимое для пересылки таких возражений из одного суда в другой; в- третьих, рассмотрение дела вышестоящим судом будет ускорено, так как суд второй инстанции не вправе рассматривать дело в кассационном порядке, не дождавшись поступления возражений на жалобы и протесты, и обязан судебное заседание отложить2. Таким образом, внесенное нами предложение конкрети- зирует срок подачи возражений на пс>ступившие жалобы или протесты (пред-

1 МартынчикЕТ., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Указ. соч. С. 128.

2 Там же. С. 129.

214

ставления) и улучшает механизм обеспечения прав и законных интересов уча- стников судопроизводства.

Однако действующим законом не предусмотрено, чтобы жалобы и возражения, поданные участниками процесса в порядке апелляционного и кассационного производства, как-то учитывались судом при принятии решения. Этот факт ставит под сомнение значение данных жалоб и возражений с точки зрения их возможности влиять на принимаемое судом решение. Действительно, суд апелляционной и кассационной инстанции не обязан учитывать волю сторон, выраженную в жалобе, и не связан пределами поданной жалобы. Так, суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить приговор мирового судьи в той части, в которой приговор не был обжалован или опротестован, и в отношении тех осужденных, в интересах которых не подавалась жалоба или не приносился протест, если установит нарушения прав и законных интересов осужденного, допущенные при рассмотрении дела мировым судьей и повлек- шие постановление незаконного приговора (ч. 3 ст. 487 УПК). Суд кассационной инстанции при наличии кассационной жалобы во всех случаях проверяет дело в полном объеме в отношении всех осужденных независимо от того, подавали они жалобы и принесен в отношении них протест или нет (ст. 332 УПК).

По поводу данных норм необходимо отметить следующее. Во-первых, указанные положения направлены на защиту прав и законных интересов только осужденных, игнорируя при этом нарушения прав других участников процесса: потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, в то время, как все они должны быть равны перед законом и судом. Во-вторых, здесь вступают в коллизию два конституционных принципа: с одной стороны, нарушается принцип состязательности сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), с другой сто- роны, реализуется принцип независимости суда в принятии решений (ст. 120 Конституции РФ). На наш взгляд, следует согласиться с мнением А. Александ- рова и Н. Ковтуна, которые категорически возражают против права апелляци- онной инстанции выходить за рамки жалобы или протеста и рассматривать де-

215

ло в полном объеме1, потому что указанное положение не гарантирует в полной мере защиту подсудимого от поворота к худшему и, кроме того, нарушает принцип диспозитивности уголовного судопроизводства. Данная точка зрения нашла свое отражение в новом уголовно-процессуальном законодательстве. Так, согласно ч. 2 ст. 360 УПК РФ «суд, рассматривающий уголовное дело в апелляционном или кассационном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, которых касаются жалоба или представление». Данный запрет должен распространяться и на производство в других вышестоящих судебных стадиях.

В суде апелляционной и кассационной инстанций участники процесса вправе заявлять ходатайства (ст.ст. 338, 492 УПК; ст. 377, ст. 365 УПК РФ). Так, согласно ч. 4 ст. 492 УПК (ч. 5 ст. 365 УПК РФ) при производстве в суде апелляционной инстанции участники процесса вправе заявить ходатайство о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, истребовании вещественных доказательств и документов, в исследовании которых им было отказано мировым судьей. Каждое ходатайство суд обязан рассмотреть и удовлетворить либо вынести мотивированное определение (постановление) об отказе в его удовлетворении. При этом суд не может отказать в удовлетворении ходатайств по тому основанию, что они были отклонены мировым судьей.

Право на заявление ходатайств реализуется и в исключительных стадиях. Так, например, согласно действующему законодательству потерпевший может обратиться к прокурору с ходатайством о пересмотре дела в связи с рассмотрением дела в кассационном порядке в его (потерпевшего) отсутствие, в то время как он подал кассационную жалобу, но не был своевременно извещен о дне рассмотрения уголовного дела; осужденный может обратиться к прокурору с ходатайством о пересмотре дела в порядке надзора и т.п. По данному поводу необходимо отметить, что согласно ч. 1 ст. 354 УПК определение кассационной

1 Александров А., Коетун Н. Указ. соч. С. 96-97.

216

инстанции является окончательным, однако оно может быть опротестовано в порядке надзора. Гуманность права на пересмотр дела в порядке надзора за- ключается в том, что после реализации права на обжалование в кассационном порядке и вступления приговора или иного судебного решения в законную силу, с которым участник процесса не согласен, последний может обратиться к прокурору, чтобы тот заявил протест по поводу вынесенного судом решения (ст. 371 УПК).

Однако в УПК РФ право на обжалование судебных решений в надзорной инстанции расширяется. В соответствии с ч. 2 ст. 402 УПК РФ подать надзорную жалобу в суд могут осужденный, оправданный, их защитники или законные представители, потерпевший и его законный представитель. Данная норма является серьезным показателем гуманизации правового статуса лиц, вовлечен- ных в уголовный процесс, потому что предоставляет им огромные возможности для проявления творческой активности в защите своих интересов.

Большое гуманистическое значение имеет положение, согласно которому возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам допускается в от- ношении умершего осужденного, если это может восстановить доброе имя усопшего, запятнанное в результате вынесенного судом приговора и отбывания наказания (ч. 3 ст. 385 УПК, ч. 2 ст. 414 УПК РФ).

Особо следует остановиться на праве участников процесса подать ходатайство о восстановлении срока обжалования. Данный срок может быть восстановлен, если он пропущен по уважительной причине (ч. 1 ст. 329, ч. 1 ст. 483 УПК; ч. 2 ст. 357, 401 УПК РФ). К уважительным причинам относятся: стихийное бедствие, нахождение лица в длительной командировке, болезнь, несвое- временное изготовление протокола судебного заседания, задержка с рассмотре- нием замечаний на протокол судебного заседания, смерть близких, различные трагические и другие непредвиденные события в жизни лица, обратившегося с просьбой о восстановлении срока, неточности в резолютивной части приговора,

217

например, срока обжалования и другие1. Гуманность данных положений имеет несколько аспектов. Во-первых, в них проявляется уважение со стороны госу- дарства к здоровью участников уголовного процесса, к проблемам их личной и семейной жизни. Во-вторых, наличие указанных положений ограничивает воз- можности судей принимать произвольные решения по поданным ходатайствам

0 восстановлении срока обжалования. Однако нами предлагается добавить к данному перечню уважительных причин болезнь малолетнего ребенка, потому что в силу различных жизненных обстоятельств указанная причина может стать серьезным препятствием к осуществлению участником процесса своего права на обжалование судебного решения.

В суде вышестоящих инстанций за участниками процесса сохраняется право на обжалование действий и решений государственных органов и должностных лиц. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 387 УПК в случае прекращения прокурором производства по расследованию вновь открывшихся обстоятельств участники процесса, подавшие соответствующее заявление, вправе обжаловать данное постановление вышестоящему прокурору (согласно ч. 3 ст. 416 УПК РФ - в суд).

Поводя итог, следует сделать вывод, что в действующем законодательстве права, создающие реальные условия для уважения и соблюдения прав и законных интересов лиц, вовлеченных в судебные стадии вышестоящих инстанций, достаточно ограниченны в связи с преобладанием в этих стадиях публичного начала уголовного судопроизводства и существенным сужением диспози- тивности правомочий участников процесса. Однако в УПК РФ предусмотрены огромные изменения, направленные на гуманизацию правового статуса лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Перейдем к рассмотрению обязанностей лиц, вовлеченных в судебные стадии вышестоящих инстанции. Некоторые обязанности, которыми участники

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. А.М. Рекункова и А.К. Орлова. М., 1981. С. 395.

218

процесса были наделены в суде первой инстанции, сохраняются за ними и в данных стадиях, например, требование соблюдать порядок судебного заседания. Однако отдельные обязанности рассматриваемых лиц в суде вышестоящих инстанций упразднены. Так, участие лиц, заинтересованных в результатах дела, в судебном заседании кассационной инстанции не является обязательным (ч. 4 ст. 335 УПК, ч. 4 ст. 376 УПК РФ). Согласно действующему законодательству в порядке апелляционного производства в судебное заседание обязаны явиться только частный обвинитель, подавший жалобу по делу частного обвинения; защитник в случаях, предусмотренных статьей 49 УПК; подсудимый, если он подал жалобу лично или в защиту его интересов жалобу подали защитник или законный представитель, а также если в отношении него прокурором принесен протест не в его пользу (ч. 3 ст. 491 УПК). В УПК РФ упраздняется обязанность подсудимого присутствовать в судебном заседании апелляционной инстанции в случае принесения прокурором представления не в пользу подсудимого или осужденного, а также по делам небольшой или средней тяжести по соответст- вующему ходатайству подсудимого (п. 3 ч. 3 ст. 364). При этом согласно ч. 1 и ч. 3 ст. 491 УПК (ч. 1 ст. 365 УПК РФ) последствия неявки в судебное заседание апелляционной инстанции или нарушения порядка в судебном заседании являются такими же, как и в суде первой инстанции (см. § 2.3). Согласно дейст- вующему законодательству в стадиях кассационного, надзорного производства и возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам отсутствует также обязанность участников процесса давать правдивые показания. Как указывалось выше, участники судебного заседания вправе давать только объяснения, которые не являются доказательствами по делу.

Однако в УПК РФ обязанности участников процесса расширяются. Так, лица, представившие суду дополнительные материалы, обязаны указать, каким путем они получены и в связи с чем представляются суду. При этом закрепляется требование, согласно которому дополнительные материалы не могут быть полученные путем проведения следственных действий (ч. 6 ст. 377 УПК РФ). Кроме того, в УПК РФ вводится положение, согласно которому в судебном за-

219

седании кассационной инстанции по ходатайству стороны могут быть исследо- ваны доказательства в соответствии с требованиями, предусмотренными для суда первой инстанции (ч. 4 ст. 377). Это значит, что могут быть допрошены свидетель и потерпевший, которые предупреждаются об ответственности за от- каз от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Данная норма на- правлена на полное, всестороннее и объективное исследование всех обстоя- тельств дела и принятие судом правильного решения.

Среди юристов существуют предложения еще более расширить обязанности лиц, участвующих в суде вышестоящих инстанций. Так, предлагается возложить на участников процесса обязанность изготавливать необходимое число копий поданных ими жалоб, потому что это «не представляет для них трудности»1. На наш взгляд, данное предложение может стать серьезным ограничением права участников процесса на принесение жалоб, особенно для лиц пожилого возраста, которые пишут их собственноручно. Кроме того, именно государственные органы и должностные лица обязаны обеспечивать охрану прав и интересов граждан, поэтому не следует перекладывать на плечи, например, потерпевшего, который и так пострадал от преступления, дополнительные обязанности (ст. 58 УПК, ст. 11 УПК РФ). В связи с этим указанное предложение представляется нам негуманным по отношению к лицам, вовлеченным в уголовное судопроизводство, и его не следует вводить в УПК.

Рассмотрев особенности реализации гуманистических начал в правовом статусе лиц, вовлеченных в судебные стадии вышестоящих инстанций, необходимо сделать следующие выводы:

  1. Наличие вышестоящих судебных инстанций имеет большое гуманистическое значение. Во-первых, право на пересмотр решения суда первой инстанции вышестоящим судом является гарантией охраны прав и законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Во-вторых, в суде апелляционной, кассационной, надзорной инстанции и при производстве по во-

1 Мартынчик Е.Г., Радысов В.П., Юрченко В.Е, Указ. соч. С. 127.

220

зобновленшо дела по вновь открывшимся обстоятельствам осуществляется ис- правление судебных ошибок и нарушений закона, которые были допущены на предыдущих стадиях. В-третьих, вышестоящие суды, проверяя законность и обоснованность решений нижестоящих судов, осуществляют тем самым надзор и руководство за деятельностью этих судов, изменяя или отменяя те судебные решения, которые не соответствуют предъявляемым к ним требованиям и не способствуют решению задач уголовного процесса.

  1. Принципы состязательности и гласности при производстве в порядке кассационного, надзорного производства и по возобновлению дела по вновь от- крывшимся обстоятельствам реализуются недостаточно полно. В данных ста- диях преобладает принцип публичности уголовного судопроизводства.
  2. Гуманизация правового статуса лиц, вовлеченных в судебные стадии вышестоящих инстанций, требует укрепления их права на знания и информи- рованность об уголовном деле путем совершенствования механизма ознаком- ления участников судопроизводства с правами, которыми они наделены в соот- ветствующих стадиях.
  3. В УПК РФ содержатся важные изменения, направленные на расширение творческой активности лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, связанные с совершенствованием механизма подачи жалоб и представлений на решения суда первой, апелляционной и кассационной инстанции, а также воз- ражений на данные жалобы и представления; механизма уведомления участни- ков уголовного судопроизводства о поступивших жалобах, представлениях и возражениях и обеспечения возможности с ними ознакомиться; механизма уве- домления заинтересованных в деле лиц о месте и времени проведения судебного заседания в порядке кассационного, надзорного производства и возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам.
  4. В заключение необходимо отметить, что только в правовом государстве, где судебное решение, определяющее судьбу человека, может быть проверено неоднократно, реализуется подлинно гуманное отношение к личности. Именно

221

способность государства признавать свои опшбки в лице его судебных органов является критерием уровня гуманности общественных отношений.

Однако совершенствование правового статуса лиц, вовлеченных в уго- ловный процесс, не отражает в полной мере концепцию гуманизации уголовного судопроизводства. Следующим направлением данного процесса является гуманизация уголовно-процессуальной деятельности государственных органов и должностных лиц. Указанная проблема станет предметом исследования в следующей главе.

ГлаваШ ГУМАНИЗАЦИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ И ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ

§3.1. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИЗАЦИИ

УГОЛОВНО-ПЮЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ И ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ

Гуманизация уголовно-процессуальной деятельности государственных органов и должностных лиц является одним из направлений гуманизации уголовного судопроизводства. Актуальность исследования указанного направления определяется тем, что в условиях формирования правового государства необходимо выяснить причины, мешающие реализации гуманистических ценностей в уголовном судопроизводстве, определить пути и способы устранения данных причин, выработать научно- обоснованные методы работы государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, и привести эти методы в соответствие с общечеловеческими ценностями, потому что только посредством уголовно-процессуальной деятельности реализуются все те гуманистические начала уголовного судопроизводства, которые содер- жатся в уголовно-процессуальном законодательстве. Гуманизация уголовно-

222

процессуальной деятельности должна быть направлена на обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина, укрепление безопасности участников процесса; на приведение методов достижения целей и задач уголовного судо- производства в соответствие с общечеловеческими ценностями.

Прежде чем рассматривать особенности гуманизации уголовно-процессуальной деятельности, необходимо выяснить сущность этой деятельности. Среди ученых нет единого мнения данному поводу. Одни авторы утверждают, что уголовно- процессуальная деятельность - это совокупность совершаемых в установленном процессуальным законом порядке действий участников уголовного процесса: суда, прокуратуры, органов следствия и дознания, обвиняемого и его защитника, потерпевшего и его представителя1. Другие авторы считают, что уголовно- процессуальная деятельность - это форма уголовно-процессуальных отношений, в которых его участники наделены определенными правами и несут обязанности2. Третьи авторы полагают, что уголовно-процессуальная деятельность - это система действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда по выявлению, предупреждению и раскрытию преступлений, изобличению лиц, виновных в их совершении, и применению к ним мер уголовного наказания или иного воздействия3. На наш взгляд, каждое из указанных определений имеет свои положительные стороны, но требует определенной корректировки.

Положительным моментом первой точки зрения является указание на то, что уголовно-процессуальная деятельность осуществляется в установленном процессуальным законом порядке. Однако автор включил в число субъектов уголовно-процессуальной деятельности также обвиняемого, защитника, потер- певшего и его представителя. Между тем, необходимо отметить, что уголовно- процессуальная деятельность является одним из видов государственной дея- тельности, осуществляя которую, государственные органы и должностные лица

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.l. C.181-182.

2 Гельдибаев М.Х Уголовный процесс. Учебное пособие. СПб., 2001. С. 3; Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под. общ. ред. П.А. Лупинской. С. 32.

3 Гуценко К.Ф. Указ. соч. С. 12.

223

наделены властно-распорядительными полномочиями. В связи с этим включать в число субъектов уголовно-процессуальной деятельности иных участников процесса, не обладающих такими полномочиями, на наш взгляд, не следует. Во втором определении совершенно верно отмечено, что любое уголовно- процессуальное действие является реализацией либо прав участника процесса, либо его обязанностей. Однако здесь не отражена целенанравленность уголовно- процессуальной деятельности, которую осуществляют органы дознания, следствия, прокуратуры и суда. Рациональным зерном третьего определения является указание автора на виды уголовно-процессуальной деятельности. Од- нако между уголовно-процессуальной деятельностью и ее направлениями не может быть поставлен знак тождества, это совершенно разные понятия, поэтому перечислять виды уголовно-процессуальной деятельности в самом понятии данной деятельности не следует. Кроме того, уголовно-процессуальная дея- тельность включает в себя не только действия, но и решения. В связи с этим нами предлагается сформулировать определение уголовно-процессуальной дея- тельности в следующей редакции: «Уголовно-процессуальная деятельность -это совокупность регулируемых законом действий и решений органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, наделенных соответ- ствующими правами и обязанностями по отношению к другим участникам процесса, обществу и государству для достижения целей и задач уголовного судопроизводства».

Необходимо отметить, что понятие уголовно-процессуальной деятельности имеет широкий и узкий смысл. В широком смысле уголовно- процессуальная деятельность включает в себя уголовно-правовую, криминали- стическую, оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную, уголовно- исполнительную и другие виды деятельности. Уголовно-процессуальная дея- тельность в узком смысле представляет собой порядок проведения и оформления следственно-судебных действий и принимаемых решений органами дознания, следствия, прокуратуры и суда. В целях комплексного подхода к осуществлению концепции гуманизации уголовного судопроизводства необходимо ре-

224

формировать все указанные виды уголовно-процессуальной деятельности. Од- нако в пределах настоящей работы автор не ставит перед собой такую задачу, так как каждый из указанных видов деятельности является объектом для само- стоятельного исследования в рамках соответствующих наук. Для нашей работы наибольшее значение представляет уголовно-процессуальная деятельность. Тем не менее, в необходимых случаях мы будем обращаться и к другим видам дан- ной деятельности в целях более полного и всестороннего исследования.

Вся уголовно-процессуальная деятельность осуществляется в рамках уголовно- процессуальных отношений, возникающих между государством в лице его органов и должностных лиц и иными участниками процесса. Поэтому гуманизация уголовно-процессуальной деятельности возможна только при ус- ловии действия механизма, обеспечивающего реальное уважение и соблюдение прав и интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. При этом необходимо отметить, что гуманность государства к участникам судопроизвод- ства может проявляться в двух аспектах: 1) исходить из законов, которые должны стоять на страже прав и интересов участников процесса; 2) исходить со стороны должностных лиц, осуществляющих правоприменительную дея- тельность.

Взаимоотношения между человеком и государством в сфере уголовного судопроизводства основаны на взаимной ответственности лиц, осуществляющих уголовный процесс, и остальными его участниками. В связи с этим гуманизация уголовно-процессуальной деятельности должна быть направлена на укрепление ответственности государственных органов и должностных лиц перед личностью, а личности перед государством. Однако М.А. Чельцов считает, что государственные органы в уголовном судопроизводстве в одностороннем порядке наделены властными полномочиями и не несут обязанностей перед гражданином, а имеют обязанности перед вышестоящим государственным ор- ганом1. А.В. Долгушин также утверждает, что в своей деятельности орган доз-

1 Чельцов М.А. Советский уголовных процесс. Изд. 4-е, неправ, и персраб. М, 1962. С. 16-17.

225

нания, следователь, прокурор и суд (судья) отстаивают сугубо государственные интересы1. С данными точками зрения никак нельзя согласиться, потому что согласно ст. 2 Конституции РФ признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства, а значит, его органов и должностных лиц. В связи с этим уголовно-процессуальную деятельность, направленную на защиту прав и законных интересов человека и гражданина, можно охарактеризовать как совокупность обязанностей государства в лице его органов и должностных лиц по отношению к участникам уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальная деятельность имеет свои цели и задачи. Они совпадают с целями и задачами (назначением) уголовного судопроизводства, гуманистический смысл которых был подробно рассмотрен нами выше (см. § 1.2), поэтому повторяться здесь нет необходимости.

Для достижения целей и задач уголовного судопроизводства у лиц, осу- ществляющих уголовный процесс, имеется немало прав и большой арсенал уголовно-процессуальных средств, которые позволяют им успешно расследо- вать преступления, выявлять виновных лиц, привлекать их к уголовной ответ- ственности, предотвращать совершение новых преступлений, защищать инте- ресы пострадавших. Большое значение здесь играет характер методов, которы- ми пользуются государственные органы и должностные лица. В связи с этим необходимо выработать механизмы, ставящие заслон возможному произволу со стороны должностных лиц.

Выбор методов в решении задач уголовного судопроизводства напрямую связан с вопросом об эффективности уголовно-процессуальной деятельности, и этот вопрос заслуживает особого внимания, так как эффективность не должна противоречить понятию гуманности.

Под эффективностью уголовно-процессуальной деятельности понимается совокупность специфических качеств деятельности органов дознания, след- ствия, прокуратуры и суда, отражающих общие принципы, содержание, орга-

1 Долгушин А.В. Указ. соч. С. 18-19.

226

низанию, формы, методы, средства, личный стиль, результативность и соответ- ствие потребностям общества в обеспечении законности и правопорядка1. Од- нако в юридической литературе нет единых критериев оценки эффективности уголовно-процессуальной деятельности. Так, А.П. Дербенев считает, что пока- затели работы следователя должны зависеть от того, «насколько полно выявлена преступная деятельность виновного лица, все ли участники преступной дея- тельности привлечены к уголовной ответственности, полностью ли возмещен материальный ущерб, приняты ли меры к обеспечению гражданского иска, все ли сделано для того, чтобы выяснить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и какие приняты меры к их устранению»2. Данная классификация является, безусловно, правильной, однако она содержит одно- сторонний подход к оценке эффективности уголовно-процессуальной деятель- ности. В связи с этим, на наш взгляд, более полной и разносторонней является классификация, данная А.Ю. Аврутиным, который указал следующие критерии оценки эффективности работы органов внутренних дел: 1) организационный критерий, то есть, как организована работа по раскрытию и расследованию преступлений; 2) экономический критерий, то есть, сколько времени, сил и средств затрачено для решения задач уголовного процесса; 3) правовой крите- рий - обеспечено ли соблюдение законности при осуществлении уголовно- процессуальной деятельности; 4) нравственный, моральный, этический крите- рий - не нарушены ли права граждан, вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения3. Положительным в данной классификации является то, что указан- ные критерии представляют собой неразрывное единство различных аспектов в оценке уголовно-процессуальной деятельности. Так, например, если деятель- ность будет законной, но растянутой во времени, вряд ли ее можно будет на- звать эффективной. Однако на наш взгляд, организационный и экономический критерии являются однородными по своей сущности, и их следует объединить,

1 Авругин Ю.Е. Эффективность деятельности органов внутренних дел: (опыт системного исследования): Моно графия. СПб., 1998. С. 390.

2 Дербенев А.П. Деятельность следователя МВД по предупреждению преступлений. С. 19-20.

3 Авругин Ю.Е. Указ. соч. С. 389.

227

так как от хорошей организации работы зависит количество затраченных сил и средств. Что касается четвертого критерия, то его необходимо сформулировать более четко и по названию, и по содержанию. Думается, что при этом обеспеченность прав граждан следует отнести к правовому критерию, потому что соблюдение законности и прав человека неотделимы друг от друга.

Представляет также интерес классификация параметров эффективности деятельности полиции в США, данная Р.Д. Своном: 1) законность действий полиции; 2) устойчивая связь с населением; 3) должная активность в поддержании порядка, предотвращении и пресечении нарушений1. Положительным моментом данной классификации является требование обратной связи между деятельностью полиции и мнением населения. Однако в указанной классификации не отражено требование нравственности уголовно-процессуальной деятельности, в то время как этот критерий наиболее ярко отражает степень гуманности данной деятельности.

В связи с этим нами предлагаются следующие критерии оценки эффек- тивности уголовно-процессуальной деятельности: 1) правовой критерий, под которым понимается соблюдение принципа законности, прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса; 2) организационно- экономический, тот есть продуманность, скорость и оптимальность затрат сил и средств, необходимых для достижения целей и задач (назначения) уголовного судопроизводства; 3) нравственно-этический, содержанием которого является соблюдение должностными лицами норм морали и нравственности; 4) общественный критерий, то есть степень удовлетворенности населения работой правоохранительных органов; 5) профилактический критерий, то есть результативность действий, направленных на предотвращение преступлений, устранение причин и условий их совершения. Указанные критерии могут быть использованы при оценке эффективности уголовно-процессуальной деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

1 Свои Р.Д. Эффективность правоохранительной деятельности и ее кадровое обеспечение в США и России: Научное издание / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб., 2000. С. 79-80.

228

Уголовно-процессуальная деятельность должна осуществляться только в соответствии с требованиями, изложенными в законе. В настоящее время во многих странах, где возникло и развивается движение за демократизацию и гу- манизацию уголовного судопроизводства, главный упор делается на соблюдение принципа законности1. Законность предполагает не только строгую регла- ментацию всех проводимых действий и принимаемых решений, но и обеспече- ние исполнения законов2. Это значит, что любое оперативно-розыскное, след- ственное или судебное действие могут проводиться только на основаниях и в порядке, установленных законом. Например, обоснованность привлечения гра- ждан к уголовной ответственности является главным требованием уголовного судопроизводства. Регламентация уголовно-процессуальной деятельности яв- ляется отражением процесса гуманизации уголовного судопроизводства, потому что все ныне существующие в уголовно-процессуальном законодательстве нормы вырабатывались на протяжении столетий и направлены как на раскрытие преступлений и привлечение к уголовной ответственности виновных лиц, так и на восстановление нарушенных прав лиц, пострадавших от преступления.

Однако некоторые авторы выступают против строгой регламентации уголовно- процессуальной деятельности. Так, Ю.И. Стецовский и А. М. Ларин считают, что строгая регламентация сроков расследования ведет к фальсификации материалов уголовного дела; необходимость безошибочного привлечения лица в качестве обвиняемого и заключения под стражу ведет не к объективному и всестороннему расследованию, а к необходимости подтвердить ранее принятое решение, то есть к фальсификации доказательств и к обвинительному уклону3. Д.П. Котов полагает, что работа в соответствии с законом может вырабатывать в должностных лицах привычку действовать по шаблону, в результате чего у них появляются такие отрицательные качества, как равнодушие к людям, их судьбам, переживаниям и интересам, утрата творческого начала

’ Боботов СВ. Социальный механизм буржуазной уголовной юстиции. С. 20.

2 Голубовский В.Ю., Рохлин В.И., Уткин Н.И. Прокурорский надзор в Российской Федерация: Курс лекций / Под ред. В.П. Сальникова. СПб., 2001. С. 4-5.

3 Излагается по: Олысов С.Г. Указ. соч. С. 14.

229

при осуществлении своей профессиональной деятельности1. Американский юрист Джером Фрэнк также утверждает, что «нарушение законов является нормальным элементом поведения любого члена любой группы». По его мне- нию, беззаконие - это ошибочный выбор существующего закона, который сле- довало бы отменить2. С данными точками зрения никак нельзя согласиться, по- тому что, во-первых, отсутствие норм, регулирующих порядок проведения следственных и судебных действий, может привести к полному произволу в уголовно-процессуальной деятельности, к бесправию и незащищенности граж- дан, разрушению достигнутого уровня правовой стабильности в обществе. Во- вторых, законность является необходимым признаком правового государства, а целью развития нашего общества является построение именно правового госу- дарства3. В третьих, только при строгом выполнении требований уголовно- процессуального закона органами дознания, следствия, прокуратуры и суда можно будет осуществить правосудие.

Однако не секрет, что требования закона должностными лицами нередко нарушаются. Еще в произведениях А.И. Герцена, Ф.М. Достоевского, Н.А. Не- красова, Л.Н. Толстого и других русских писателей красочно запечатлены про- извол русского суда и полиции, их грубость, ханжество и издевательства над человеком. В настоящее время сущность нарушений в уголовно- процессуальной деятельности меняется. Если раньше нарушение закона пони- малось как невыполнение должностными лицами своих обязанностей и отсту- пление от правовых норм, то сегодня нарушение закона начинает восприни- маться как вопрос о негуманности. Данное изменение является следствием все большей гуманизации уголовно-процессуального законодательства, которое требует и гуманизации практики его применения.

О нарушении закона свидетельствует количество оправдательных приговоров и дел, возвращаемых для производства дополнительного расследования.

1 Кочх» ДП. Вопросы судебной этики. М, 1976. С.ЗО-31.

2 Цит. no: Старченко А. Философия права и принципы правосудия в США. М, 1969. С. 22.

3 Кузнецов Э.В. Семенова Е.В. Понятие законности в работах русских юристов // Законность, оперативно- розыскная деятельность н уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 9-10 апреля 1998 года / Под ред. ОМ Латышева и В.П. Сальникова. СПб., 1998. Ч. 1. С. 91.

230

Так, в 1990—1999 гг. следователям органов внутренних дел в среднем для дополнительного расследования возвращалось от 8,4 до 6,4% уголовных дел, а число оправданных и лиц, в отношении которых уголовное преследование прекращено по реабилитирующим основаниям, составляло от 3,6 до 3,0 человек на 1000 привлеченных к уголовной ответственности1. В настоящее время стабильности в реализации принципа законности не наблюдается, например, только в Санкт-Петербурге число оправданных и лиц, дела о которых прекращены органами предварительного расследования и судом, в 1998 г. составило 191 человек, из них 76 человек содержалось под стражей; в 1999 г. - 128 (под стражей -49), в 2000 г. - 204 (под стражей - 96); за 9 месяцев 2001 г. - 61 (под стражей -22)2. Количество дел, возвращаемых для производства дополнительного расследования, также увеличивается. Так, за 9 месяцев 2000 г. прокурорами Санкт- Петербурга было возвращено для дополнительного расследования 98 уголовных дел, судами - 305, за такой же период 2001 г. соответственно - 273 и3123.

С.Г. Ольков считает, что в законе должен содержаться конкретный пере- чень уголовно-процессуальных правонарушений в целях их профилактики. При этом он предлагает наладить систему выявления и учета уголовно-процессуальных правонарушений с использованием ЭВМ4. Что касается первого предложения, то, на наш взгляд, вводить такой перечень в уголовно-процессуальное законодательство нет необходимости, потому что в законе указаны все те требования, которые предъявляются к деятельности лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, и невыполнение этих норм во всех случаях является нарушением закона. Что касается второго предложения, то для научного подхода к оценке результатов уголовно-процессуальной деятельности

Соловьев Н. Реформа следственного аппарата: от перераспределения подследственности до модернизации УК // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 2. С. 2-5.

2 Статистические данные Прокуратуры г. Санкт-Петербурга за 1998-2001 гг. ‘ Статистические данные Прокуратуры г. Санкт-Петербурга за 2001 год. 4 Ольков С.Г. Указ. соч. С. 9.

231

компьютеризированный учет уголовно-процессуальных правонарушений будет иметь большое практическое значение, и его следует реализовать.

В результате исследования, проведенного И.А. Антоновым, установлено, что наиболее часто допускаются следующие виды уголовно- процессуальных нарушений: необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела (26,1 % опрошенных респондентов из числа лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство); использование незаконных методов ведения следствия (19,4 %); незаконное прекращение уголовного дела (15,8%); незаконное проведение обыска и выемки (13,8 %); незаконное задержание лица по подозрению в совершении преступления (10,5%); незаконное привлечение к уголовной ответственности (8,2 %); ошибки при составлении обвинительного заключения (8,1%); применение незаконного ареста (7,9 %); нарушение сроков производства дознания, следствия и содержания под стражей (4,6 %); незаконное приостановление предварительного следствия или дознания (4,1%); ущемление прав участников уголовного процесса (2,05 %)’. Ценность данных цифр заключается в том, что они отражают субъективную оценку должностными лицами своей деятельности. В этом плане показательной является именно последняя цифра, которая свидетельствует о том, что не все должностные лица осознают, что к ущемлению прав участников процесса относятся и необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела, и незаконное привлечение к уголовной ответственности, и все остальные нарушения закона, потому что каждая уголовно-процессуальная норма прямо или косвенно направлена на защиту этих прав. Так, незаконный отказ в возбуждении уголовного дела является фактом грубого нарушения права потерпевшего на судебную защиту.

Все указанные нарушения условно можно разделить на три вида: I) на- рушения прав участников процесса; 2) нарушения установленного законом порядка осуществления уголовно-процессуальной деятельности; 3) нарушения норм нравственности. Например, фактом нарушения норм нравственности яв-

1 Антонов И.А. Указ. соч. С. 163-164.

232

ляется использование таких методов ведения следствия, как физическое и психологическое воздействие.

В связи с этим актуальным является вопрос, как поставить заслон воз- можному произволу должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство? Думается, что для этого необходимо исследовать причины данных нарушений, потому что лично у следователя, прокурора или судьи нет оснований ненавидеть обвиняемого и во что бы то ни стало нарушать его законные права.

Многие авторы исследовали причины нарушений, допускаемых должно- стными лицами при осуществлении уголовно-процессуальной деятельности. При этом одни юристы рассматривали причины нарушения требований уголовно-процессуального законодательства1, другие - прав и свобод человека и гражданина2, третьи - норм нравственности3. Не вдаваясь в подробности данных точек зрения, необходимо отметить, что существуют объективные и субъективные причины, по которым должностные лица не соблюдают требований, предъявляемых к уголовно- процессуальной деятельности. Эти причины, на наш взгляд, являются общими и для нарушений законодательных норм, и прав человека, и норм нравственности.

К объективным причинам относятся:

  1. Несовершенство уголовно-процессуального законодательства. Из оп- рошенных нами респондентов 75 % считают главной причиной нарушений, допускаемых в уголовно-процессуальной деятельности, противоречивость и несовершенство уголовно-процессуальных норм. Действительно, непродуманность, например, норм, определяющих сроки и механизм осуществления уголовно-процессуальных институтов, ведет к нарушению прав граждан. Так, право потерпевшего на возмещение причиненного ему ущерба нарушается из-за отсутствия механизма, обеспечивающего реализацию данного права, особенно в слу-

1 Сидоренко Ю.И. Основные причины грубого нарушения установленных законом сроков рассмотрения дел находятся за пределами судебной деятельности // Российская юстиция. 1999. № 4. С. 10.

2 Причины неудовлетворительного обеспечения гарантированных законом прав и свобод граждан в процессе предварительного следствия и принимаемые следственным управлением меры // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. № 3 (96). М„ 1998. С. 173.

3 Антонов И. А. Указ. соч. С. 59.

233

чаях, когда у обвиняемого нет имущества, на которое может быть наложен арест. Устранение данной причины возможно путем совершенствования уголовно- процессуального законодательства по следующим направлениям: 1) приведение уголовно-процессуальных норм в соответствие друг с другом, с Конституцией РФ и международными нормами права; 2) вырабатывание механизмов действия отдельных уголовно-процессуальных институтов; 3) четкая регламентация деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, не оставляющая произвольного применения закона.

Для того чтобы законодательные нормы действовали, они должны соот- ветствовать материальным условиям жизни общества, его социально- экономическим потребностям, достигнутому уровню свободы, нравственности, идеям равенства и справедливости. По данному поводу очень емко выразился В.П. Сальников: «Стабильное развитие российского общества обуславливается экономическими, политическими, социальными и иными факторами реальной жизни. Одним из важнейших компонентов, определяющих поступательное раз- витие общественных отношений, является правовая культура как особое соци- альное явление, воспринимаемое как качественное правовое состояние лично- сти и общества»1.

  1. Недостаточная гуманистическая направленность системы оценки эф- фективности работы должностных лиц. Так, критериями оценки деятельности лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, является количество воз- бужденных уголовных дел, прекращенных, направленных прокурору для ут- верждения обвинительного заключения, рассмотренных судом с вынесением приговора и т.д. Как правило, чем больше указанные показатели, тем лучше. Однако данная система учета результатов работы должностных лиц не соответ- ствует гуманистическим ценностям и в корне не верна, потому что, во-первых, нельзя ставить размер жалования или премии в зависимость от количества осу-

1 Сальников В.П. Стабильность общества и правовая культура // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт- Петербург, 9-10 апреля 1998 года /Под ред. О.М Латышева и В.П. Сальникова. Ч. 1. СПб., 1998. С. 49.

234

жденных лиц или направленных дел в суд. Это способствует процессуальным нарушениям, а не объективности расследования. Во- вторых, данная система не учитывает и не поощряет эффективность профилактической работы правоохранительных органов, при которой показатели, связанные с преступностью, должны естественным образом снижаться. Известны случаи, когда сотрудники уголовного розыска «организовывают» преступление, чтобы его пресечь и раскрыть ради успешных показателей работы. Из этого следует вывод, что существующая система учета борьбы с преступностью не способствует сокращению самой преступности.

Для того чтобы устранить данную причину нарушений, необходимо вы- работать гуманистическую систему оценки уголовно-процессуальной деятельности, критериями которой будут общечеловеческие ценности, а также новую систему поощрений. Соответствующие предложения будут сделаны нами ниже.

  1. Отсутствие научно обоснованных условий труда у следователей, лиц, осуществляющих дознание (дознавателей), прокуроров и судей. Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 1999 г. на одного судью районного суда общей юрисдикции ежемесячно приходилось в среднем 10 уголовных и 40 гражданских рассмотренных дел. Однако по нормам нагрузки эти показатели должны быть более чем в два раза ниже1. В целом за последние шесть лет нагрузка на судей выросла в три раза, что является одной из причин судебных ошибок и поверхностного, невнимательного рассмотрения дел2. В результате страдают не только судьи, но и правосудие. Так, в следственных изо- ляторах к концу 2000 г. ждали судебного решения от одного до двух лет 3226 человек, от двух до трех лет - 400 человек, 41 человек находились в предварительном заключении уже более трех лет3.

В связи с неблагоприятной криминологической ситуацией значительно возросла и интенсивность работы следователей. Число зарегистрированных

Пояснительная записка к проекту федерального закона «О приведении штатной численности судей и работников аппаратов федеральных СУДОВ общей юрисдикции в соответствие с нормами нагрузки» // Российская юстиция. 2000. № 11. С. 18.

2 Путин В. Компетенция суда распространяется на все дела государства // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 3.

3 Там же. С. 3.

235

преступлений за последние 10 лет возросло почти в 2 раза. Количество только выявленных преступлений с квалифицирующим признаком «совершено организованной группой» за указанный период возросло десятикратно1. В результате, в 2000 г. в Санкт-Петербурге средняя нагрузка на одного следователя составляла 87,3 находящихся в производстве уголовных дел. Применительно к районам г. Санкт- Петербурга эти показатели имеют существенную разницу: от 23,3 уголовных дел на одного следователя в Центральном районе до 121,2 дел в Красносельском районе и 130,6 дел в Выборгском районе2. При этом средняя нагрузка по оконченным уголовным делам в Санкт-Петербурге составила 30,4 дела на одного следователя, что на 3 дела больше, чем в 1999 г. Не менее интенсивной является и работа прокуроров. Иногда прокурор вынужден в течение дня участвовать в трех-четырех судебных заседаниях помимо всех остальных видов деятельности3.

На проблему отсутствия научно обоснованных условий труда необходимо взглянуть и под другим углом зрения. На наш взгляд, данный факт является свидетельством негуманного отношения государства к должностным лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство. Так, ненормированный рабочий день и постоянные перегрузки ведут к физическому, умственному и эмоциональному истощению должностных лиц. По результатам социологических исследований 79,1 % обследуемых должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс, страдают расстройством сна, 70,6 % - утверждают, что у них чувство предельной или запредельной нагрузки4. Думается, что указанные факты способствуют формированию «правового нигилизма» и росту числа нарушений уголовно-процессуального законодательства5. По данному поводу пра- вильно пишет В.И. Соколовский, указывая, что некоторые следователи отно-

1 Соловьев В. Указ. соч. С. 2.

2 Статистические данные Главного управления внутренних дел Санкт-Петербурга и Ленинградской области за 1999-2000 гг.

3 Корсаков К.А. Криминалистические и процессуальные проблемы подготовки прокурора к судебному разбира тельству дела: Автореф. дне…. канд. юрид. наук. СПб., 2000. С. 3.

4 Буньков В., Лукманов М, Сумароков И. Судьи работают на износ. В судах нужны кабинеты психологической разгрузки // Российская юстиция. 2001. № 8. С. 75.

5 Котов ДП. Указ. соч, С. 31.

236

сятся «к процессуальным нормам как к обременительной формальности, пре- пятствующей выполнению задач по борьбе с преступностью»1.

Большую роль в научной организации труда должностных лиц играют руководители органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. Порюй они не могут или не хотят рационально организовать работу своих подчиненных. На- пример, существует практика, когда следователь, после суточного дежурства, имея несколько задержанных в порядке ст. 122 УПК и, учитывая, что сроки ог- раничены, а объем работы большой, вместо отдыха вынужден на каждого печа- тать постановление о привлечении в качестве обвиняемого (как правило, на пишущей машинке), в случае необходимости искать защитника, предъявлять данное постановление и допрашивать лицо в качестве обвиняемого, затем печа- тать постановление об избрании меры пресечения, брать санкцию на заключе- ние лица под стражу, предъявлять данное постановление и разъяснять порядок обжалования избранной меры пресечения, после чего составлять все учетно- статистические карточки о проделанной за сутки работе. Безусловно, такая практика служит причиной нарушений и прав участников процесса, и интересов правосудия, когда, например, следователь не может обеспечить всем задер- жанным участие защитника и уговаривает их отказаться от своего права на за- щитника, либо отпускает лиц, ранее неоднократно судимых, на подписку, в то время как в интересах следствия и в целях защиты правопорядка в обществе та- кое лицо должно быть заключено под стражу. Между тем, именно руководители могут так организовать дежурство следователей, чтобы предотвратить эту негуманную и никому не нужную практику. Одним из вариантов является пе- редача уголовного дела, возбужденного во время дежурства, по истечении де- журства другому следователю, который совершенно спокойно проделает ука- занную работу. Думается, что при таком подходе нарушений закона будет меньше, а работа правоохранительных органов - эффективней.

  1. Характер ответственности должностных лиц за соблюдение требований уголовно-процессуального законодательства и принимаемые решения по

1 Соколовский В.И. Указ. соч. С. 72.

237

делу. С одной стороны, целью установления личной ответственности является предотвращение волокиты по уголовному делу, соблюдение законности и прав граждан. С другой стороны, стремление избежать ответственности за нарушение неурегулированных уголовно- процессуальных норм приводит к фальсификации документов, обвинительному уклону в сборе доказательств и т.п.

Как устранить данную причину? Безусловно, ответственность должност- ных лиц за нарушения уголовно-процессуального законодательства должна быть, и это соответствует принципу гуманизма. Однако решение указанной проблемы должно предусматривать два момента: во-первых, к допущенным нарушениям следует подходить конструктивно, то есть законодательство должно быть направлено на максимальное устранение несправедливых последствий следственных и судебных ошибок, а не на наказание должностных лиц за их допущение, если не будет доказано преступного умысла на нарушение прав граждан или халатности и волокиты по делу. Таким образом, в первую очередь, необходимо совершенствовать механизмы, устраняющие вредные последствия незаконных действий и решений должностных лиц. Во-вторых, надо изменить характер ответственности должностных лиц за допущенные нарушения. Наши предложения по данному поводу будут внесены ниже.

  1. Недостаточная процессуальная самостоятельность, независимость и защищенность лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Из числа опрошенных нами респондентов 15 % утверждают, что одной из причин нарушения ими закона является «давление извне». Действительно, лица, осуществляющие дознание (дознаватели), следователи, прокуроры и судьи недостаточно ограждены от возможного давления с чьей бы то ни было стороны. До сих пор существуют случаи прекращения уголовного дела «по звонку» вышестоящих лиц. Здесь срабатывает чисто психологический фактор: «Не порти отношения с начальством». Кроме того, за последние годы количество фактов умышленного причинения телесных повреждений судьям возросло в 22 раза, число пожаров, террористических актов в зданиях судов — в 18 раз, хищений из зданий судов

238

— в 20 раз1. Преступления против лиц, осуществляющих правосудие, предварительное расследование и других представителей власти в 1998 г. составили 5,1 тысячу, что на 12,4 % больше, чем в 1997 г2. У нас имеются конкретные примеры гибели детей сотрудников органов внутренних дел, которые произошли в целях оказания психологического воздействия на их родителей, то есть действующих сотрудников органов внутренних дел. Только в г. Санкт-Петербурге в 2000 г. погибло при исполнении служебных обязанностей 24 сотрудника, ранено - 139. Существует тенденция к увеличению данных фактов: в 1999 г. соответствующие цифры составляли 16 и 513. На наш взгляд, никакое чувство долга не станет надежным заслоном от нарушений закона до тех пор, пока не будет выработан механизм, позволяющий должностным лицам в рамках своей компетенции принимать независимые и самостоятельные решения. Для устранения данной причины уголовно-процессуальных нарушений необходимо четко разграничить компетенцию государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, урегулировать их взаимодействие между собой и укрепить независимость и защищенность этих органов.

  1. Низкий уровень материатьного обеспечения следователей, лиц, осуще- ствляющих дознание (дознавателей), прокуроров и судей, а также условий их деятельности. Не секрет, что техническое оснащение правоохранительных органов и органов правосудия не соответствует современным требованиям: компьютеризация и информационное обеспечение этих органов являются недостаточными. Более тысячи зданий судов общей юрисдикции нуждаются в срочном капитальном либо текущем ремонте, не хватает залов судебного заседания, совещательных комнат и кабинетов для судей. Следователи также вынуждены работать по два и более человек в одном кабинете, что никак не соответствует принципу тайны предварительного расследования и не способствует искренне-

1 О ходе судебной реформы в Российской Федерации в перспективах развития судебной системы: Материалы V Всероссийского съезда судей // Российская юстиция. 2001. № 2. С. 4.

2 Работа судов Российской Федерации в 1998 году // Российская юстиция. 1999. № g. С. 53.

3 Статистические данные Прокуратуры г. Санкт-Петербурга за 2000 год.

239

му раскаянию обвиняемого. При этом оплата труда лиц, осуществляющих уго- ловное судопроизводство, не соответствует той ответственности, объему работы и тем условиям труда, в которых они осуществляют уголовно- процессуальную деятельность. Кроме того, должностной оклад следователя районного органа внутренних дел в три раза ниже, чем у следователя прокура- туры, что обуславливает высокую текучесть и качественный некомплект кадров. Так, на 1 января 2000 г. следователи с высшим юридическим образованием составляли 50,9 %; из них стаж работы до 3 лет имели 41,5 % сотрудников1. Все это ведет к росту числа нарушений в связи с отсутствием профессиональных знаний и навыков, а также росту злоупотреблений служебным положением, на- пример, взяточничеству. Знаменитый английский философ и юрист И. Бентам еще двести лет назад писал, что дешевый суд слишком дорого обходится лич- ности, обществу и народу2.

По данному поводу Президент РФ В. Путин правильно отметил, что низкое материальное обеспечение ведет к падению престижа указанных профессий5. Падение же престижа и авторитета власти, по мнению С.А. Денисова, является одним из средств воздействия на людей и создания угрозы общественной безопасности4. Действительно, уголовно-процессуальная деятельность не может быть эффективной без соответствующего ее обеспечения государством. Быстрое и качественное расследование и разрешение уголовных дел, а также своевременное исполнение вступивших в силу судебных актов возможны только при надлежащем кадровом, финансовом и материально-техническом обес- печении работы органов предварительного расследования, прокуратуры и суда.

Некоторые авторы считают, что одной из причин нарушений, допускаемых по уголовным делам, является недостаточность ведомственного контроля

Соловьев Н. Указ. соч. С. 2.

2 Демократия и законность: проблемы развития и соотношения. С. 52.

3 Путин В. Указ. соч. С. 3.

4 Денисов С.А. Уголовное правосудие Российской Федерации и проблемы борьбы с терроризмом // Актуальные проблемы борьбы с преступностью: Тезисы докладов и выступлений на международной научно- практической конференции. Сашет-Петербург, 3-4 октября 2001 года / Под общ. ред. В.П. Сальникова. СПб., 2001. С. 34.

240

и прокурорского надзора за проведением расследования»1. С данной точкой зрения трудно согласиться, потому что, на наш взгляд, недостаточный надзор прокурора за деятельностью органов предварительного расследования является последствием все той же загруженности прокуроров, а не причиной данных на- рушений.

Субъективными причинами нарушений, допускаемых в уголовно- процессуальной деятельности, являются:

  1. Недостаточная общая и правовая культура лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Из опрошенных нами осужденных 73 % респондентов полагают, что главная причина нарушений гуманистических начал уголовного процесса заключается в низкой нравственной культуре должностных лиц. Только от духовных качеств человека зависит, с вниманием и сочувствием он будет слушать показания участников уголовного процесса или с полным без- различием к их судьбам, проявляя свою душевную черствость. Низкий уровень общей и юридической культуры влечет за собой недостаточность профессио- нального мастерства, нарушения прав участников судопроизводства2. По дан- ному поводу С.Г. Ольков справедливо отмечает, что рукоприкладство и давление на обвиняемых следователь допускает только в целях получения признательных показаний. Однако это вытекает из ложного понимания интересов дела и слабой профессиональной подготовки”. В.П. Сальников правильно подчеркивает значение правовой культуры в укреплении законности и правопорядка в обществе, а значит, и в сфере уголовного судопроизводства: «Правовая культура необходима для укрепления в обществе принципов законности и социальной справедливости, создания такой нравственной атмосферы, в которой человек может свободно жить и плодотворно трудиться»4. Действительно, именно на-

1 Сидоренко Ю.И. Указ. соч. С. 10; Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовис~процессуадьяого захо- яа как основание возвращения дел для дополнительного расследования: Авторсф- две. … канд. юряд. наук. М., 1999. С. 24-25.

2 Мнрецкнй С.Г. Приговор суда. М., 1989. С. 3.

3 Ольков С.Г. Указ. соч. С. 15-16.

  • Сальников В.П. Правовая культура и ее роль в стабилизации российского общества // День науки в Санкт- Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов: Материалы ежегодной международной научно- практической конференции «Гуманитарная культура как фактор преобразования России». 20-21 мая 1999 года СПб., 2000. С. 91.

241

личие правовой культуры удерживает должностное лицо от допущений произ- вола в своей деятельности, побуждает его уважительно относиться к правам лиц, вовлеченных в уголовный процесс. Отсутствие же такой культуры позволяет должностным лицам работать по принципу «что хочу, то ворочу», недоб- росовестно выполнять свои профессиональные обязанности, использовать слу- жебное положение в личных целях. При этом незнание закона является важ- нейшим показателем отсутствия правовой культуры и причиной его нарушения. Так, обвиняемая П., будучи в пожилом возрасте, обладала слабым слухом. Однако следователь полагал, что защитник в порядке ст. 49 УПК должен быть предоставлен обвиняемой только в случае ее полной глухоты, в то время как в законе указано, что участие защитника обязательно для «немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту». При рассмотрении уголов- ного дела в суде первой инстанции данный факт был обнаружен и дело возвра- щено для дополнительного расследования в связи с нарушением права обви- няемой на защиту. Таким образом, ограниченность общей и правовой культуры является серьезной причиной нарушений в уголовно-процессуальной деятель- ности, поэтому ее повышение является весьма актуальной задачей.

  1. Неготовность общественного сознания к гуманным отношениям. Такого мнения придерживаются 45 % прокурорских работников, 61 % следователей, 70 % судей, 52 % адвокатов и 11 % осужденных. На наш взгляд, именно отсутствие гуманистического сознания в обществе порождает соответствующее ми- ровоззрение в лицах, ск^ществляющих уголовно-процессуальную деятельность. Думается, что в ходе проведения правовой реформы в нашей стране общество все с большим пониманием будет относиться к вопросам гуманизации уголовного судопроизводства, к необходимости соблюдения прав человека и гражданина во всех сферах жизни общества.
  2. Психофизиологические особенности лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. К таким особенностям относятся, например, несобранность, рассеянность и другие качества. Указанные качества мешают работать человеку

242

любой профессии. Однако в уголовно-процессуальной деятельности, требую- щей особого внимания и умения быстро реагировать на складывающуюся си- туацию, такие качества просто неприемлемы. Рассматривая причины наруше- ний в уголовно-процессуальной деятельности, СЕ. Соловьев правильно отме- чает, что невнимательность и беспорядочность прокурорско-следственных ра- ботников при оценке собранных по делу доказательств и характеристике лич- ности обвиняемого приводят к нарушению прав и интересов граждан1. Дейст- вительно, существуют случаи утраты следователем уголовного дела; забвения о том, что по делу необходимо продлить срок расследования и содержания обви- няемого под стражей. Данные нарушения не связаны ни с пробелами в законе, ни с низкой заработной платой должностного лица. Поэтому указанная нами причина совершенно самостоятельно мешает осуществлению уголовно- процессуальной деятельности.

Исследование причин нарушений, допускаемых в уголовно- процессуальной деятельности, позволяет комплексно подойти к решению про- блемы гуманизации данного вида государственной деятельности. Для этого не- обходимо учитывать социальные факторы развития общества; использовать системный (или комплексный) подход к борьбе с правонарушениями, совер- шаемыми должностными лицами; расширять хпюфилактическую работу в дан- ном направлении; изучать статистические данные о практике применения уго- ловно-процессуального законодательства; анализировать эффективность тех или иных методов уголовно-процессуальной деятельности, а также использовать научные достижения и предложения, направленные на совершенствование уголовно-процессуальной деятельности.

Учитывая специфику настоящего исследования, нами предлагается рассмотреть основные направления гуманизации уголовно-процессуальной деятельности в соответствии с общечеловеческими ценностями, потому что именно они позволяют определить степень гуманности этой деятельности. Такими ценностями являются: 1) правовая защищенность лиц, вовлеченных в уголов-

Человек перед судом. Воспитательное значение судебных процессов по уголовным делам. С. 25.

243

ное судопроизводство; 2) цивилизованные методы решения задач уголовного судопроизводства.

В связи с этим нами предлагается выделить два глобальных направления гуманизации уголовно-процессуальной деятельности: I) гуманизация деятельности государственных органов и должностных лиц по защите прав я законных интересов участников уголовного судопроизводства; 2) гуманизация методов осуществления уголовно-процессуальной деятельности.

Исследование указанных направлений гуманизации уголовно- процессуальной деятельности будет произведено в следующих параграфах.

§3.2. ГУМАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГСХ^МРСГВЕННЫХ ОРГАНОВ И ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Гуманизация уголовно-процессуальной деятельности по защите прав и законных интересов участников уголовного процесса является актуальной проблемой, требующей своего разрешения. В последние десятилетия в России на передний план выдвинулись задачи повышения эффективности борьбы с преступностью. Однако, как правильно указывают многие авторы, борьба с преступностью не должна ставиться выше, чем права и свободы человека и гражданина1. На V Всероссийском съезде судей, проходившем в Москве с 27 по 29 ноября 2000 года, было отмечено, что защита и неуклонное соблюдение основ-| ных прав и свобод человека и гражданина в судопгюизводстве является одной из главных задач судебной реформы в Российской Федерации2.

В настоящее время во всех цивилизованных странах большое значение приобретают вопросы правозащитных механизмов, обеспечивающих реализацию прав и свобод человека. Однако необходимо выяснить» из чего состоит

1 Андреева ИА, Бережет В.М., Игнатенко ДИ., Сальников В.П., Сарсевов КМ. МВД Россия - 200 лет. Исто- рия, современность, перспективы // Правоведение. 1999. № 4. С. 190; и др. * Определены перспективы развития судебной власти // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 2.

244

правозащитный механизм. Некоторые авторы считают, что механизмом обес- печения и охраны прав личности в уголовном судопроизводстве является сис- тема государственных органов, которые ведут производство по делу; общест- венных и государственных организаций, учреждений и предприятий, вовлечен- ных в сферу уголовного судопроизводства; а также субъектов процесса и других граждан, участвующих в расследовании и рассмотрении уголовного дела . С данной точкой зрения трудно согласиться, потому что сама по себе система указанных лиц и органов не обеспечивает реализацию прав человека и гражда- нина в уголовном судопроизводстве. Таким механизмом, на наш взгляд, является совокупность уголовно-процессуальных норм, регулирующих уголовно- процессуальную деятельность государственных органов, должностных лиц и иных участников уголовного судопроизводства, а также государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий, вовлеченных в сферу уголовно-процессуальных отношений, при условии, что эти нормы создают ре- альные условия для осуществления прав участников судопроизводства. При- нимая во внимание, что в задачи настоящей работы входит исследование уго- ловно-процессуальной деятельности государственных органов и должностных лиц, наделенных властными полномочиями, нами будут рассмотрены проблемы гуманизации деятельности именно данных лиц и органов.

Охрана прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства является прямой и непосредственной обязанностью, а также долгом органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. На защите прав участников уголовного процесса стоит целый комплекс уголовно-процессуальных обязанностей государственных органов и должностных лиц, охватывающих все направления их деятельности: обязанность обеспечить обвиняемому (подозреваемому) право на защиту (ст. 19 УПК, ст. 16 УПК РФ), принять меры к возмещению материального ущерба (ст. 30 УПК, 230 УПК РФ), принять меры попечения о детях и охраны имущества лица, заключенного под стражу (ст. 98 УПК, ст. 160 УПК РФ), и другие. Однако в силу различных причин, рассмот-

1 Марганчик Е.Г., Радьков В.П., Юрчеяко В.Е. Указ. соч. С. 35.

245

ренных нами выше (см. § 3.1), многие институты уголовного судопроизводства, регулирующие деятельность должностных лиц по защите прав и интересов участников процесса, реализуются недостаточно эффективно. В связи с этим необходимо разработать комплекс мер, направленных на недопущение нарушений гарантированных законом прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства.

Для того чтобы определить пути гуманизации уголовно-процессуальной деятельности, направленной на защиту прав участников уголовного судопроизводства, необходимо исследовать критерии гуманности этой деятельности. На наш взгляд, такими критериями являются: 1) дскггупность правосудия; 2) соблюдение должностными лицами прав и законных интересов участников уголовного процесса; 3) уважение человеческого достоинства при осуществлении должностными лицами своих полномочий; 4) безопасность лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Руководствуясь указанными критериями, нами предлагается совершенст- вовать уголовно-процессуальную деятельность, направленную на защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, по следующим направлениям. 1) укрепление механизма, обеспечивающего доступность правосудия; 2) развитие механизма по разъяснению и соблюдению прав участников процесса; 3) улучшение механизма, направленного на охрану чести и достоинства человека; 4) совершенствование мер по обеспечению безопасности лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

Доступность правосудия заключается в том, что каждый человек имеет право обратиться в суд за защитой прав и свобод, предоставленных ему Конституцией РФ; от потерпевшего до обвиняемого. Принцип доступности правосудия предусматривает, что каждый имеет право обжаловать в суд любое действие или решение государственных органов и должностных лиц и требовать, чтобы его дело было рассмотрено тем судом или судьей, к подсудности которого оно отнесено законом, в том числе и судом с участием присяжных заседателей (ст.ст. 46,47, 52 Конституции РФ).

246

В связи с загруженностью судов общей юрисдикции вопрос о доступности правосудия является особенно актуальным. В Концепции судебной реформы 1991 года отмечалось, что одним из инструментов, обеспечивающих дос- тупность правосудия для граждан, является институт мировых судей . Этот но- вый институт призван разгрузить федеральные суды общей юрисдикции, так как последние не справляются с задачей быстрого и качественного рассмотрения уголовных дел. Действительно, за первые месяцы работы мировыми судьями было рассмотрено 1676 уголовных дел2.

Однако институт мировых судей действует не в полную мощность. Причиной этого является сокращение компетенции мировых судей. Так, в соответствии со ст. 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998 г. мировые судьи должны были рассматривать уголовные дела о преступлениях, за совершение которых может быть назначено максимальное наказание, не превышающее двух лет лишения свободы. Согласно данной норме предполагалось, что в компетенцию мировых судей отойдет около 20 % уголовных дел, поступающих в суды первой инстанции. Однако в связи с принятием Федерального закона от 7 августа 2000 г., внесшего изменения и добавления в УПК, из указанного объема полномочий мировых судей исключе- но 58 наиболее распространенных составов щ^еступлений (ч. 2 ст. 467 УПК). В связи с этим в подсудность мировых судей перешло не более 5 % общего объема рассматриваемых уголовных дел3. Некоторые авторы категорически возражают против указанных изъятий и считают, что в ведении мировых судей необходимо оставить первоначальный объем статей УК РФ4. Однако другие авторы полагают, что соответствующие составы исключены из ведения мировых судей вполне обоснованно, потому что, например, некоторые из них относятся к под- судности областного суда - дела о всчшрепятствовании осуществлению право- судия и производству предварительного расследования (части 1 и 2 ст. 294 УК),

1 Руднев В.Н. Мировые судья дали клятву народу и приступили к работе // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 1.

2 Лебедев В. Судебная власть в стране стала реальностью // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 5.

3 Терехии В. Почему “урезана” компетенция мировых судей? // Российская юстиция. 2000. № до. С. 2.

4 Там же. С. 2.

247

дела о фальсификации доказательств (ч. 1 ст. 303 УК) . На наш взгляд, изъятия, сделанные законодателем из подсудности мировых судей, вполне обоснованны. Однако это не решает проблему доступа населения к правосудию. Поэтому подсудность мировых судей необходимо все же расширить. В связи в этим за- конодатель поступает совершенно правильно, передав в компетенцию мировых судей некоторые составы преступлений средней тяжести, за совершение кото- рых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, напри- мер, ч. 1 ст. 158 (кража), ч. 1 ст. 166 УК (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения) и другие. Довольно часто эти преступления совершаются в условиях очевидности и не требуют судебного следствия в полном объеме, поэтому они могут рассматриваться мировыми судьями. Данное решение позволит разгрузить суды общей юрисдикции и расширить доступность правосудия для участников уголовного процесса.

К проблеме доступности правосудия относится, на наш взгляд, вопрос о требованиях, предъявляемых к заявлению или жалобе, подаваемой потерпев- шим. Необходимо отметить, что в действующем законодательстве не содер- жится формальных требований, в соответствии с которыми должно быть со- ставлено заявление или сообщение о преступлении по делам публичного обви- нения или кассационная жалоба на решение суда первой инстанции. Однако при подаче жалобы по делам частного обвинения или апелляционной жалобы существует ряд требований, с которыми не всегда участник процесса может справиться самостоятельно. Так, при подаче апелляционной жалобы среди про- чих сведений, предусмотренных законом, необходимо указать: полностью или частично обжалуется приговор или постановление, по каким причинам решение суда считается им неправильным, изложить сущность своих требований, перечислить доказательства, обосновывающие эти требования, и которые должны быть исследованы в судебном заседании апелляционной инстанции, приложить к жалобе соответствующие материалы (ст. 481 УПК). В случае не- соответствия жалобы указанным требованиям, она считается поданной, но воз-

Разумов С. Производство по уголовным делам у мирового судьи // Российская юстиция. 2000. № 10. С. 47.

248

вращается лицу для пересоставления. При этом мировой судья по своему ус- мотрению назначает срок пересоставления жалобы. Если в указанный срок жа- лоба не приведена в соответствие с предъявляемыми к ней требованиями, ми- ровой судья выносит постановление об отказе в ее принятии к производству и уведомляет об этом заявителя. В УПК РФ данные требования несколько упро- щаются, сохраняя из названных положений лишь обязанность лица, подавшего жалобу, указать доводы и доказательства, обосновывающие его требования, и перечень прилагаемых к жалобе материалов (ст. 363).

Однако в УПК РФ данные требования распространяются на кассационную и надзорную жалобы (ст.ст. 375, 404). К указанному факту нельзя отнестись однозначно. С одной стороны, наличие формальных требований, предъявляемых к жалобе, является процессуально оправданным, потому что делает жалобу более конкретной и аргументированной. С другой стороны, для соблюдения указанных требований лицо, подающее жалобу, должно обладать определенными юридическими знаниями, а ими, как правило, простые граждане не обладают. В связи с этим, в уголовно-процессуальном законодательстве необходимо разработать механизм, обеспечивающий лицу, подающему жалобу, юридическую помощь.

Безусловно, наилучшим образом такую помощь может оказать адвокат. Однако его услуги платные и не всегда потерпевший может себе это позволить. Обращаясь к уголовно-процессуальному опыту России, необходимо отметить, что согласно УУС 1864 года жалоба могла подаваться как устно, так и пись- менно, и устная жалоба протоколировалась секретарем судебного заседания, его помощником, дежурным судьей или председателем суда (ст. 864 УУС). Ду- мается, что данные нормы следует восстановить, а не возлагать на плечи участ- ников процесса требования, которые требуют юридических знаний. В результа- те проведенного нами исследования установлено, что среди потерпевших 26 % обладают неполным средним образованием, 60 % - средним общим и средним специальным образованием, и только 14 % - высшим образованием. Среди об- виняемых неполным средним образованием обладают 42 % лиц (некоторые из

249

них имеют 2 класса образования)1, средним общим и средним специальным -54 %, высшим образованием - 4 %. В связи с этим нами предлагается внести в уголовно-процессуальное законодательство норму, согласно которой жалоба по делам частного обвинения, а также апелляционная или кассационная жалобы могут быть поданы как устно, так и письменно. В случае подачи устной жалобы она должна протоколироваться секретарем судебного заседания. Дежурный су- дья, на наш взгляд, не должен этим заниматься, так как для правильного и точ- ного составления жалобы ему могут понадобиться материалы дела, которые на- ходятся в производстве у другого судьи. Данное предложение направлено на создание реальных условий для охраны права граждан на судебную защиту.

Большое значение для укрепления доступа к правосудию имеет расширение видов судебного контроля за деятельностью органов расследования. В со- ответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. в стадии предварительного расследования суд вправе контролировать законность и обоснованность таких действий и решений органов расследования, как прове- дение обыска, наложение ареста на имущество, заключение лица под стражу и продление сроков содержания под стражей, отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение уголовного дела, приостановление производства по уго- ловному делу, продление сроков предварительного следствия. Однако в резуль- тате исследований, проведенных Самарским госуниверситетом, установлено, что основным видом судебного контроля за деятельностью органов предвари- тельного расследования является проверка законности и обоснованности за- ключения лица под стражу (84 % жалоб), а также законности и обоснованности продления срока содержания под стражей (16 %)2. Эти цифры свидетельствуют о том, что судебный контроль по уголовным делам осуществляется недостаточ- но эффективно.

Согласно действующему законодательству жалоба на применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или продления срока содержания

Архив Ленинградского областного суда. ] 998. Уг. дело № 2-79.

Бабеико А., Яблокюв В. Судебный контроль за предварительным расследованием необходимо расширить // Российская юстиция. 2000. № 6. С. 2.

250

под стражей должна быть направлена в суд органом дознания, следователем и прокурором вместе с материалами, подтверждающими законность обжалуемых решений, не позднее двадцати четырех часов (ст. 2201 УПК). Если жалоба была подана по месту содержания лица под стражей, то администрация данного за- ведения должна в течение двадцати четырех часов направить жалобу в соответ- ствующий суд и уведомить об этом прокурора, а тот обязан в течение двадцати четырех часов представить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность заключения лица под стражу или продления срока содержания под стражей (ст. 2201 УПК). В свою очередь суд должен провести проверку за- конности и обоснованности указанных решений не позднее трех суток со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность данных решений (ст. 2202 УПК). Однако данные сроки редко соблюдаются. Так, адми- нистрация мест содержания под стражей в 33,4 % случаев направляет в суд жа- лобы по истечении предусмотренного законом суточного срока с момента их подачи. При этом материалы и объяснения поступают в суд в пределах пяти дней с момента подачи жалоб только в 18 % случаях, в пределах от 5 до 10 дней - 33 %, от 10 до 15 дней - 24,3 %, свыше 15 суток - 12 %’. Поэтому, на наш взгляд, будет малоэффективной норма УПК РФ, согласно которой жалоба по- дозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, должна немедлен- но направляться прокурору или в суд администрацией места содержания лица под стражей (ст. 126).

Одной из причин нарушения доступности правосудия является неудовле- творительная работа почты, поэтому в целях повышения :эффективиости дея- тельности судов по осуществлению судебного контроля за законностью арестов А. Бабенко и В. Яблоков предлагают внести изменения в УПК и обязать органы расследования в течение 72 часов не направлять, а представлять в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста2. На наш взгляд, органы расследования должны представлять в суд жалобу с соответствующими

1 Там же. С. 2.

2 Там же. С. 2.

251

материалами и объяснениями в течение суток, пока обвиняемого не увезли в место содержания под стражей. Это потребует введения дежурного судьи. Дан- ное предложение соответствует Международному пакту о гражданских и поли- тических правах, согласно которому каждое арестованное или задержанное лицо в срочном порядке доставляется к судье или другому должностному лицу, которое вправе осуществлять судебную власть (ч. 3 ст. 9). Однако в случаях, если жалоба подается по месту содержания лица под стражей, то в течение трех суток она должна быть представлена в суд, а в течение еще двадцати четырех часов прокурор должен представить суду соответствующие материалы, под- тверждающие законность и обоснованность ареста или продления срока содер- жания под стражей.

Главными причинами недостаточно эффективного использования судебного контроля за деятельностью органов предварительного расследования, на наш взгляд, являются: 1) отсутствие у участников уголовного процесса четких знаний по поводу своих прав; 2) устоявшийся обычай обращаться с жалобами в прокуратуру, а не в суд. Для усиления судебного контроля за деятельностью органов расследования и доступа граждан к правосудию необходимо включить в соответствующие статьи УПК, содержащие перечень прав участников судо- производства, указание на те действия и решения должностных лиц, которые можно обжаловать в суд, добавив этот список словами «и иные». Реализация данного предложения будет способствовать повышению правовой культуры участников уголовного судопроизводства, укреплению законности и эффектив- ности уголовно-процессуальной деятельности.

Большую роль в укреплении дсклупности правосудия играет деятельность прокурора, осуществляющего надзор за законностью в сфере соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст.ст. 211-217 УПК, ст. 37 УПК РФ, ст. 129 Конституции РФ и ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Например, прокурор вправе отменить необоснованное постанов- ление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела; рассматривать жалобы и заявления граждан о нарушении их прав, проводить по данному по-

252

воду необходимые проверки. Так, из числа поступивших в областную проку- ратуру г. Самары жалоб на отказ в возбуждении уголовного дела было удовле- творено 62,2 %, из числа жалоб на прекращение уголовного дела удовлетворено 46 %, на постановления о приостановлении производства по уголовному делу - 88 %\ Прокурорами Санкт-Петербурга в 2000 г. было отменено 4264 постанов- ления об отказе в возбуждении уголовного дела с одновременным его возбуж- дением; выявлено и поставлено на учет 5529 ранее не зарегистрированных пре- ступлений; принято участие в рассмотрении дел судами первой инстанции по 21 995 уголовным делам, принесено частных протестов - 152, из них удовлетворено 73, принесено кассационных протестов 247, из них удовлетворено 1992. Данные цифры свидетельствуют о том, что в каждом конкретном случае деятельность прокурора направлена на устранение нарушений закона и восстановление справедливости. В результате анализа деятельности органов предварительного расследования и практики рассмотрения судами уголовных дел прокурор выявляет данные о качестве предварительного следствия и дознания, на- рушениях и ошибках, допускаемых указанными органами и судом, в результате чего планирует свою дальнейшую работу с учетом выявленных недостатков в целях повышения ее эффективности3.

Согласно действующему законодательству прокурор, выступая в защиту прав и законных интересов потерпевших, вправе по преступлениям, относящимся к делам частного и частно-публичного обвинения, возбудить такое дело при отсутствии жалобы потерпевшего, если оно имеет особое общественное значение (ст. 115,116, ч. 1 ст. 129, 130, ч. 1 ст. 146, ч. 1 ст. 147 УК РФ), или если потерпевший по этому делу, а также по делу о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 131 УК РФ, не в состоянии защищать свои права и законные интересы в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам (ч. 3 ст. 27 УПК). Согласно ч. 4 ст. 20 УПК РФ не только про-

1 Бабенко А., Яблоков В. Указ. соч. С. 3.

2 Статистические данные Прокуратуры г. Санкт-Петербурга за 2000 год.

3 Дворянский A.M., Косгаков А.А., Рохлин В.И., Соттраньков Г.А., Стуканов АЛ. Указ. соч. С 48-49; Рохлин В.И., Стуканов А.П. Прокурорский надзор в Российской Федерации: проблемы и перспективы // Правоведение. 2000. № 5. С. 162-163.

253

курор, но и следователь, или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении по делам частного и частно-публичного обвинения, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. Таким образом, законодатель, с одной стороны, расширяет возможности защиты государством прав человека и гражданина, с другой - ограничивает публичное начало уголовного судопроизводства в случае, если дело частного или частно- публичного обвинения имеет особое общественное значение.

Прокурор также вправе вступить в возбужденное по жалобе потерпевшего дело частного обвинения и поддерживать обвинение в суде. При этом за по- терпевшим сохраняются все права, предусмотренные ст. 53 УПК (ст. 42 УПК РФ), в том числе и право на примирение (ст. 468 УПК, 318 УПК РФ).

В УПК РФ количество дел частного обвинения расширяется, что следует признать положительным фактом, спсюобствующим укреплению диспозитив- ного начала уголовного процесса. Согласно ч. 3 ст. 20 УПК РФ к делам данной категории дополнительно отнесены: нарушение равноправия граждан (ч. 1 ст. 136 УК), нарушение неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137 УК), на- рушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ч. 1 ст. 138 УК), нарушение неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139 УК), необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК). По поводу роли прокурора в уголовном судопроизводстве очень значимо высказались В.И. Рохлин и И.И. Сыдорук: «Практически все … права и свободы человека и гражданина подлежат прокурорскому надзору, и по всем из них органы прокуратуры устанавливают нарушения и принимают необходимые меры»1. При этом В.И. Рохлин подчеркивает, что прокурорский надзор за соблюдением законности - это не выражение недове-

Рохлин В.И., Сыдорук НИ. Указ, соч. С. 58.

254

рия, а инструмент помощи в выполнении сложных задач органов предварительного расследования1.

Существует предложение расширить полномочия прокуроров и предоставить им право вносить представления в квалификационные коллегии судей в связи с нарушением судами сроков рассмотрения уголовных дел2. С данным предложением следует согласиться, потому что, как указывалось ранее, про- блема сроков разрешения уголовных дел является весьма актуальной. Согласно Федеральному закону от 9 марта 2001 года, внесшему изменения и дополнения в действующий УПК, суд обязан рассмотреть дело, по которому лицо находится под стражей, в течение шести месяцев со дня поступления дела в суд (ч. 1 ст. 2391 УПК)3. Однако по истечении указанного срока в случае, если имеются данные, что освобождение подсудимого из-под стражи может помешать все- стороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела, суд вправе по собственной инициативе либо по ходатайству прокурора продлить срок содержания подсудимого под стражей, но не более, чем на три месяца ч. 2 ст. 2391 УПК). Предоставление суду права продлевать срок содержания лица под стражей по собственной инициативе, на наш взгляд, открывает суду ширю-кую лазейку для нарушения прав и законных интересов лиц, содержащихся под стражей. Поэтому заслуживает внимания предложение Е.В. Сидоренко, соглас- но которому продление срока рассмотрения уголовного дела в суде первой ин- станции должно осуществляться вышестоящим судом1. Между тем, в УПК РФ предусмотрено, что суд самостоятельно вправе продлевать срок содержания под стражей по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 месяца (ст. 255). Думается, что это неправильное решение, и продлевать срок содержания под стражей при рассмотрении дела судом первой инстанции свыше 6 месяцев должен вышестоящий суд.

Рохлин В.И. Прокурорский надзор за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Материалы международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 9-10 апреля 1998 года / Под ред. О.М Латышева и В.П. Сальникова. Ч. 1. СПб., 1998. С. 35.

2 Сидоренко Е.В. Правовые проблемы определения роли и процессуального положения прокурора в судебном рассмотрении уголовных дел: Дне…. канд. юряд. наук. СПб, 2001. С. 167.

См.: Российская газета. 2001.14 марта.

255

Рассмотрим деятельность государственных органов и должностных лиц по разъяснению и соблюдению прав участников процесса. Согласно ст. 58 УПК (ст. 11 УПК РФ) лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, обязаны разъяснить участвующим в деле лицам их права и обеспечить возможность осуществления этих прав. Так, если следователь в порядке ст. 143 УПК (ст.ст. 171, 172 УГОС РФ) вынес постановление о привлечении лица в качестве обви- няемого, то он обязан в установленном законом порядке предъявить обвиняе- мому данное постановление, разъяснить его и обеспечить право на защиту. Ли- ца, ведущие судопроизводство, должны быть заинтересованы в знании участ- никами процесса своих прав и их использовании, потому что только тогда ис- следование дела будет объективным, всесторонним и полным, а судебный при- говор - законным и обоснованным. Однако на практике права зачастую разъяс- няются формально, то есть лицу они просто перечисляются, и то не в полном объеме. В результате участники процесса не всегда понимают смысл своих прав и способы их реализации. В связи с этим Т.Н. Москалькова предлагает обязать следователя вручать допрашиваемому лицу выписку из УПК, где бы излагались его права и обязанности2. Данное предложение нами поддерживается, потому что его применение будет способствовать созданию реальных условий для ознакомления участников процесса со своими правами и их осуществлению.

Необходимо отметить, что должностные лица не всегда создают условия для реализации участниками процесса своих прав. Так, например, потерпевшие не всегда уведомляются об окончании уголовного дела и праве ознакомиться с материалами дела. Однако на практике ответственность должностных лиц за неуведомление граждан о принятых по делу решениях, не наступает. Лишь в случае необоснованности принятого решения, оно отменяется контролирую- щим прокурором или судом. Думается, что такую ответственность необходимо

1 См.: Сидоренко Е.В. Указ. соч. С. 168.

2 Москалькова Т.Н. Честь я достоинство: как их защитить? С. 39.

256

предусмотреть, например, в виде лишения должностного лица причитающейся ему ежемесячной надбавки к заработной плате за соблюдение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, при условии, конечно, что такая надбавка будет введена (аналогично надбавке за работу в ночное время) и выдаваться регулярно. Введение ежемесячной надбавки за соблюдение прав и законных интересов участников процесса и лишение работника данной надбав- ки в случае нарушения им требований, предъявляемых законом в отношении граждан, станет реальным механизмом воздействия на должностных лиц, не выполняющих свой профессиональный долг. Внесенное нами предложение со- ответствует гуманистическим принципам воспитания человека методами по- ощрения и неотвратимой ответственности за нарушение общечеловеческих ценностей.

Особого внимания заслуживает вопрос об обеспечении государственными органами и должностными лицами права потерпевшего на возмещение при- чиненного ему ущерба: морального, материального и физического. Согласно ст. 30 УПК (ст.ст. 115,230 УПК РФ) в случае, если преступлением причинен мате- риальный вред, орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны принять меры для обеспечения возмещения ущерба. При этом доказывание размера причиненного ущерба ложится на плечи не истца, а на должностное лицо, осу- ществляющее судопроизводство. В ходе изучения уголовных дел нами уста- новлено, что по преступлениям, причинившим имущественный ущерб потер- певшему, в 37 % случаев ущерб возмещается путем возврата последнему похи- щенного имущества. Однако по остальным делам, где материальный ущерб в ходе предварительного расследования не возмещен, арест на имущество накла- дывается только в 13 % случаев, из них в 60 % случаев имущества, на которое может быть наложен арест, не имеется. Думается, что в целях гуманизации уго- ловно-процессуальной деятельности необходимо включить в систему учета эф- фективности этой деятельности количество и своевременность составления по- становлений о наложении ареста на имущества.

257

Необходимо также остановиться на проблеме обеспечения гражданского иска в случае прекращения дела судьей в стадии назначения судебного заседания. В предусмотренных законом случаях после прекращения уголовного дела потерпевший вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства о возмещении ущерба. Однако при прекращении уголовного дела суд отменяет принятые ранее меры, направленные на обеспечение гражданского иска, поэтому за то время, пока потерпевший обратится в суд в порядке гражданского судопроизводства, обвиняемый может продать имущество, на которое ранее был наложен арест. Кроме того, в дальнейшем потерпевший должен будет снова ходатайствовать о принятии мер по обеспечению гражданского иска, что не всегда приводит к положительным результатам. Некоторые авторы во избежание подобных ситуаций предлагают ввести положение, согласно которому меры обеспечения гражданского иска будут отменяться судом в случае, если иск не будет предъявлен в определенный срок после вступления определения о прекращении дела в законную силу. Такой срок предлагается установить в де- сять суток, что не исключает возможности подать такой иск позднее, но меры по обеспечению гражданского иска будут отменены в обеспечение прав обви- няемого1. Думается, что данное предложение следует поддержать, потому что оно направлено на реальное обеспечение права потерпевшего на возмещение причиненного ему ущерба.

Большое значение имеет вопрос о возмещении потерпевшему морального вреда, связанного с причинением ему материального ущерба. Как правильно отмечают некоторые авторы, нарушение имущественных прав неизбежно влечет за собой также вред в виде нарушения неимущественных прав2. Например, человек может испытывать физические страдания в связи с невозможностью удовлетворить зачастую даже первичные потребности, нравственные страдания - в связи с невозможностью воспользоваться своими конституционными пра-

1 МартынчикЕ.Г., РадысовВ.П., ЮрченкоBE. Указ. соч. С. 119.

2 Голубев К., Нарижный С. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 20.

258

вами, свободами и материальными средствами, ощущением своей незащищенности. Верховный Суд РФ неоднократно давал руководящие разъяснения по вопросам компенсации за моральный вред. Так, в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства

0 компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. указывается, что мо ральный вред заключается в причинении нравственных или физических стра даний действиями или бездействием, которые посягают на нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения (жизнь, здоровье, деловая ре путация, достоинство личности, личная и семейная тайна), а также нарушают его личные неимущественные блага (право авторства и другие), либо имущест венные права граждан. Так, право на возмещение морального вреда возникает при утрате работы, смерти родственника и т.д.

Под посягательством на здоровье следует понимать не только деяния, на- рушающие анатомическую целостность человека, но и действия, нарушающие его социальное и психическое благополучие. Однако некоторые авторы категорически возражают против отнесения психического благополучия к числу нематериальных благ и полагают, что необходимо установить ограничения для возникновения права на компенсацию морального вреда в соответствии со ст. 151 ГК РФ1. С данной точкой зрения никак нельзя согласиться, потому что при утрате какой-либо ценной вещи человек терпит не только имущественные убытки, но и выходит из обычного душевного равновесия, то есть испытывает моральный дискомфорт. Как правильно указывают К. Голубев и С. Нарижный,, преступник, похищая автомобиль, не может не понимать, что своими действиями лишит владельца эмоционального спокойствия. Следовательно, он либо сознательно допускает наступление таких последствий, либо относится к ним безразлично, что свидетельствует о косвенном умысле на причинение вреда психическому благополучию потерпевшего . Однако далее авторы указывают, что для получения компенсации за моральный вред потерпевший должен дока-

1 Эрделевский А. Моральный вред; соотношение с другими видами вреда // Российская юстиция. 1998. № 6. С. 21.

2 Голубев К, Нарижный С. Указ. соч. С. 20-21.

259

зать, что причиненный ему имущественный ущерб серьезно отразился и на его психическом благополучии1.

На наш взгляд, обязанность потерпевшего доказывать размер морального ущерба, причиненного ему в связи с совершением в отношении него имущест- венного преступления, нарушает принцип публичности уголовного судопроиз- водства. Согласно ст. 70 УПК (ч. 1 ст. 86 УПК РФ) собирание доказательств, направленных на выяснение обстоятельств, указанных в ст. 6S УПК (ст. 73 УПК РФ), в том числе характер и размер причинного ущерба, должен производить следователь, лицо, производящее дознание (дознаватель), прокурор и суд. Согласно ст. 53 УПК (ст. 42 УПК РФ) моральный ущерб является одним из ви- дов вреда, который причинен потерпевшему, и в соответствии с частями 2 и 3 ст. 1099 ПС РФ компенсация морального вреда, причиненного действиями или бездействием, нарушающими имущественные права граждан, должен возме- щаться независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. По- этому нами предлагается закрепить в уголовно-процессуальном законодатель- стве норму, согласно которой доказывание размера морального ущерба, связан- ного с причинением физического или имущественного вреда, должно осущест- вляться органами предварительного расследования.

В п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» разъясняется, что компенсация морального вреда при производстве по уголовному делу осуществляется в денежной форме независимо от подлежащего возмещению вреда. При разрешении подобного рода исков следует руководствоваться положениями ст.ст. 151,1099,1100,1101 ГК РФ, в соответствии с которыми при определении размера компенсации мо- рального вреда необходимо учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, связанных с его индивидуальными осо- бенностями, степень вины подсудимого, его материальное положение и другие конкретные обстоятельства дела, влияющие на решение суда по предъявленно- му иску. Во всех случаях при определении размера компенсации вреда должны

‘Там же. С. 21.

260

учитываться требования справедливости и соразмерности. Как правильно отмечает Э. Гаврилов, указанную формулировку «нельзя считать конкретной и достаточной»1. Действительно, четких критериев определения размеров компенсации не существует. В связи с этим Э. Гаврилов предлагает установить проценты, в пределах которых можно взыскивать компенсацию за моральный ущерб: при умышленной вине - до 100 % от причиненного имущественного ущерба, при грубой неосторожности - до 50 %, при легкой неосторожности - до 20 %, при отсутствии вины - до 10 %)2. Думается, что указанное предложение вполне отражает идею индивидуального подхода к определению размера морального ущерба, потому что, как правило, чем больше имущественный вред, причиненный преступлением, тем больше человек страдает в моральном плане’.

Не менее важной является проблема возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органа дознания, следователя, прокурора и суда. Согласно ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных органов и должностных лиц. При этом необходимо восстановить не только все законные права и интересы реабилитированного лица, но и его доброе имя, а также устранить все негативные последствия, связанные с незаконными действиями. Восстановлению подлежат имущественный и моральный вред, трудовые, пенсионные, жилищные и иные права. Однако возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями, осуществляется с большими сложностями. На сегодняшний день реабилитированные граждане получают возмещение ущерба только в 20-30 % случаев4. Как улучшить деятельность по обеспечению данного права граждан?

Порядок восстановления прав, нарушенных незаконными действиями го- сударственных органов и должностных лиц, подробно регламентирован Указом Президиума Верховного Совета СССР «О возмещении ущерба, причиненного

1 Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. 2000. № 6. С. 21.

2 Там же. С. 22.

3 Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // Российская юстиция. 2000. № 12. С. 25. Уголовный процесс: Учебник для студентов юридическнх вузов и факультетов / Под редакцией К.Ф. Гуцен-

ко. М., 1996. С. 467.

261

гражданину незаконными действиями государственных и общественных орга- низаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанно- стей» от 18 мая 1981 г., Положением о порядке возмещения ущерба, причинен- ного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда от 18 мая 1981 г., а также специальной инст- рукцией от 2 марта 1982 г. по применению данного положения1. Рассмотрением порядка возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными дейст- виями, занимались многие авторы2, поэтому изучение этого вопроса не входит в задачи настоящего исследования. Однако на некоторых вопросах все же следует остановиться.

Право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органа дознания, следователя, прокурора и суда возникает в следующих случаях: постановления оправдательного приговора либо прекращения уголовного дела за отсутствием события 11реступлення, отсутствием в деянии состава пре- ступления или за недоказанностью участия лица в совершении преступления. Согласно действующему законодательству возмещению подлежат незаконное осуждение, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу (ч. 1 ст. 581 УПК). При издании уголовного закона, который устраняет преступность и на- казуемость деяния, возмещению также подлежат незаконное задержание, неза- конное продолжение исполнения назначенного наказания, если такой ущерб был причинен после вступления в силу нового уголовного закона (ч. 2 ст. 581 УПК).

В УПК РФ основания возникновения права на возмещение вреда, причиненного гражданину незаконными действиями, расширяются. В частности, право на возмещение вреда имеет подсудимый, в отношении которого уголовное

См.: Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1984. № 3. С. 3-10.

2 Зыков В. Возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 46; Полякова М.Ф. Возмещение имущественного ущерба в случаях реабилитации - одна из гарантий нрав личности в советском уголовном процессе: Учебное пособие. М, 1986; Прокудина Л.А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов. Научно- практический комментарий. М., 1997.

262

преследование прекращено в связи с отказом государственного или частного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное пресле- дование в отношении которого прекращено за отсутствием заявления потер- певшего по делам частного и частно-публичного обвинения, за исключением случаев, предусмотренных законом; отсутствием согласия суда на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, в от- ношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам - судьи, следователя, прокурора и других лиц (ст.ст. 447-448 УПК РФ); любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по делу, в том числе лицо, к которому были применены при- нудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры; и другие ос- нования (ст. 133 УПК РФ). Расширение оснований возмещения вреда, причи- ненного незаконными действиями, свидетельствует о гуманизации уголовного судопроизводства: во-первых, потому что законодатель стремится конкретизи- ровать и охватить все виды незаконных действий, которые причиняют гражда- нину вред. Во-вторых, потому что расширение оснований возмещения ущерба способствует созданию реальных условий для осуществления права граждан на возмещение вреда, причиненного им незаконными действиями государствен- ных органов и должностных лиц, и восстановлению нарушенных прав участни- ков уголовного судопроизводства.

По мнению Т.Н. Москальковой, неправомерное вмешательство в частную жизнь, личную и семейную тайны также должно порождать компенсационные имущественные правоотношения, потому что указанные действия являются проявлением произвола властей в этой сфере1. На наш взгляд, с данным пред- ложением следует согласиться, потому что в результате проведенного нами ис- следования установлено, что 40 % обысков производится без санкции прокуро- ра, хотя и с последующим уведомлением. Некоторые из них проводятся неза-

1 Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания (стадия предварительного расследования). М., 19%. С. 24.

263

конно. Так, в 1999 г. в г. Санкт-Петербурге было выявлено 7 незаконных обысков, в 2000 г. - 2. Думается, что в действительности эти цифры намного больше .

Дискуссионным является вопрос о возмещении ущерба несовершеннолетнему, не достигшему возраста уголовной ответственности, но привлекавшемуся в качестве обвиняемого. Некоторые авторы считают, что в связи с тем, что лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности, не является субъектом преступления, ему необходимо возмещать ущерб за необоснованное привлече- ние к уголовной ответственности2. Однако, по мнению Л.А. Прокудиной, воз- мещение ущерба несовершеннолетнему возможно только в том случае, если у следователя имелись официальные данные о возрасте подростка, но он привлек его в качестве обвиняемого, потому что в остальных случаях необходимо про- вести экспертизу по установлению возраста несовершеннолетнего, а она прово- дится только в отношении подозреваемого или обвиняемого, что делает предъ- явление обвинения или избрание меры пресечения законным3. На наш взгляд, в данном случае проблема заключается не в условиях возмещения вреда несо- вершеннолетнему, а в порядке назначения и проведения соответствующей экс- пертизы. По смыслу закона, экспертиза по установлению возраста для того и проводится, чтобы не привлекать несовершеннолетнего к уголовной ответст- венности незаконно. В связи с этим в пункт 4 ч. 1 ст. 79 УПК (п. 5 ч. 1 ст. 196 УПК РФ) необходимо внести добавление, согласно которому экспертиза по ус- тановлению возраста несовершеннолетнего может проводиться и в отношении свидетеля.

Также нам представляется неправильным положение УПК РФ, согласно которому не подлежит возмещению ущерб, причиненный несовершеннолетне- му, не достигшему возраста уголовной ответственности, в связи с применением к нему мер процессуального принуждения или постановлением о