lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ерохина, Нина Викторовна. - Теория и практика прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием на стадии предварительного расследования: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 196 с. РГБ ОД, 61:03-12/155-0

Posted in:

/

с

р

Мос ковс кая акаде мия МВД Росс ии

/.,-…

На права х руко писи

№43/ 1/613

03.04 .02.

Ерохина Нина Викторовна

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

В СВЯЗИ С ДЕЯТЕЛЬНЫМ РАСКАЯНИЕМ НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Специальность 12.00.09 - Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: кандидат юридических наук, доцент Бобров В.К.

Москва - 2002

Оглавление

Введение . 3-16

Глава I. Понятие института деятельного раскаяния

в российском уголовном процессе 17-82

§ 1. Правовая природа института деятельного

раскаяния 17-63

§ 2. Уголовно-процессуальная характеристика условий прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием .: … 64-82

Глава П. Характеристика условий прекращения уголовного

дела в связи с деятельным раскаянием 83-141

§ 1. Некоторые проблемы прекращения уголовного дела с учетом общих’условий деятельного раскаяния 83-100

§ 2. Актуальные проблемы прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием с учетом специальных условий, предусмотренных Особенной частью УК РФ 101-141

Глава III. Процессуальные вопросы прекращения уголовного

делав связи с деятельным раскаянием 142-176

§ 1. Субъекты института деятельного раскаяния

и их правовое положение 142-157

§ 2. Процессуальный порядок прекращения уголовного

дела в связи с деятельным раскаянием 158-168

§ 3. Актуальные вопросы практического применения института деятельного раскаяния и предваритель ного следствия 169-176 Заключение
177-181 Список использованной литературы 182-196

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Развитие Российского общества на современном этапе сопровождается радикальными переменами в социально-экономической и политической жизни общества. Данные изменения происходят на основе новых подходов к взаимоотношениям личности и государства.

До принятия Конституции Российской Федерации 1993 года интересы государства ставились несоизмеримо выше интересов отдельных граждан. Анализ принятого в последние годы законодательства, приведенного в соответствие с Конституцией РФ, а также решений социально- политического характера свидетельствуют о смене приоритетов, о постепенном признании интересов личности, усилении гарантии прав и интересов человека и гражданина. Соответственно меняется правовой статус, задачи и функции государственных органов и должностных лиц, ведущих борьбу с преступностью и осуществляющих уголовное судопроизводство.

Процесс реформирования уголовного судопроизводства на основе при- оритета конституционных прав и свобод человека и гражданина начался с принятия в 1996 году нового Уголовного кодекса РФ1, который дифференци-. рованно подошел к решению вопроса о правовых последствиях совершенного преступления. В этой связи уделено пристальное внимание институту освобождения лица от уголовной ответственности: определены основания освобождения, общие и специальные условия освобождения лица от уголовной ответственности (ст.ст. 75-78 УК РФ, примечания к ряду статей Особенной части УК РФ).Развитие данного уголовно-правового института потребовало внесения изменений и дополнений в нормы уголовно-процессуального ин- ститута-прекращения уголовного дела: установления и закрепления процес-

Далее для’краткости УК, если иное не оговорено.

4

суального порядка прекращения уголовного дела по каждому уголовно- правовому основанию.

Процесс приведения уголовно-процессуального законодательства в со- ответствие с Конституцией РФ и Уголовным кодексом РФ начался с принятия Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»1. Этим законом введено новое основание прекращения уголовного дела- прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, определен процессуальный порядок прекращения.

Статья 75 УК РФ, определила условия при которых лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, а в соот- ветствии с внесенными изменениями и дополнениями, статья 7 УПК РСФСР предусматривала процессуальный порядок прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, в свою очередь

С точки зрения уголовного права лицо может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием при соблюдении ряда общих условий, перечисленных в ч.1 ст. 75 УК. В соответствии с ч.2 ст. 75 УК лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием при выполнении специальных условий, указанных в примечаниях к определенным статьям Особенной части УК, в случае если в его действиях не содержится иного состава преступления.

С точки зрения же уголовного процесса суд, прокурор, а также следо- ватель, дознаватель с согласия прокурора, признав, что все следственные действия произведены, а собранные доказательства достаточно полно подтверждают деятельное раскаяние лица в совершенном им преступлении.

Однако, когда один из соучастников преступления деятельно раскаял-ся, и выполнил все условия, предусмотренные уголовным законом, и в его действиях не содержалось иного состава преступления, то в этом случае в отношении него выносилось постановление о прекращении уголовного пре-

1 Федеральный закон от 21 декабря 1996г. № 160-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5881. *

5

следования ( без прекращения уголовного дела в целом). Указанное процес-суальное решение принималось на практике следователями и дознавателями, хотя в УПК РСФСР не было норм, регламентирующих основания и порядок его принятия.

Данный пробел был устранен в новом Уголовно-процессуальном ко- дексе РФ1. В него включена статья 282, которая регламентирует процессуальный порядок прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Кроме того в ряде статей главы 29 УПК «прекращение уголовного дела и уголовного преследования» определен процессуальный порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования по основаниям, указанным в статьях 24-28 УПК. Указанные уголовно-процессуальные нормы представляют собой способ реализации соответствующей уголовно-правовой нормы, регламентирующей условия освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Существующее на сегодняшний момент межотраслевое правовое регу- лирование основания, условий и процессуального порядка освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием нельзя признать четким и определенным. Хотя следует отметить, что и до и после введения в действие нового Уголовного кодекса РФ, внесения соответствующих изменений в УПК РСФСР и принятия нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, деятельное раскаяние интенсивно изучалось и продолжает изучаться учеными в области уголовного права и уголовного процесса.

Вместе с тем остаются недостаточно рассмотренными ряд вопросов деятельного раскаяния как основания освобождения от уголовной ответственности и, естественно, прекращения уголовного дела, уголовного преследования. ~”

1 Федеральный закон от 22 ноября 2001 года № 177-ФЗ // Рос. газета. 2001т., 22 декабря.

2 Далее для краткости УПК, если иное не оговорено. • v ~ »

6

В частности не рассмотрена межотраслевая природа института дея- тельного раскаяния и не определено его место как самостоятельного комплексного правового института.

Недостаточно исследованы теоретические вопросы соотношения таких понятий как основание освобождения от уголовной ответственности и условия деятельного раскаяния с понятиями основание и условия прекращения уголовного дела и уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Законодательное закрепление прекращения уголовного дела и прекра- щения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в уголовно-процессуальном законодательстве обусловливает необходимость исследования: процессуального порядка прекращения уголовного дела и (или) прекращение уголовного преследования по данному основанию на различных этапах уголовного судопроизводства; общих и специальных условий прекращения, предусмотренных нормами уголовного права; правового положения лица, совершившего преступление и деятельно раскаявшегося в его совершении; правового положения потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей по уголовным делам, прекращаемым в связи с деятельным раскаянием.

Настоящее диссертационное исследование предусматривает также рас- смотрение таких важных вопросов, как: определение специфики института деятельного раскаяния, его цели и места в системе уголовного и уголовно-процессуального права; характеристика элементов ( состава) деятельного раскаяния; исследование юридической природы и характеристики уголовно-процессуальных норм, регулирующих процессуальный порядок прекращения уголовного дела и ( или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

• 7

Отдельного внимания требует рассмотрение положения УПК о пре- кращении уголовного преследования, регламентированного ст. 28 УПК и его соотношение, связь с нормами 29 главы Уголовно-процессуального закона.

Результаты изучения имеющихся в литературе теоретических исследо- ваний проблем института деятельного раскаяния привели к выводу о необходимости более детального изучения процессуальных аспектов специальных условий прекращения уголовного преследования по ч.2 ст. 28 УПК, содержащихся в примечаниях к целому ряду статей Особенной части УК.

Актуальность исследований вызвана необходимостью рассмотрения вопроса с позиции накопленного практического опыта по прекращению уголовных дел в связи с деятельным раскаянием. Кроме этого, органы предварительного расследования испытывают немалые затруднения при принятии решения о прекращении уголовного дела по данному основанию Это объясняется тем, что в юридической литературе имеются противоречивые суждения по ряду принципиальных вопросов, касающихся как теоретического положения данного института, так и процессуального порядка прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием.

С принятием нового Уголовно-процессуального кодекса РФ появился ряд дополнительных вопросов, касающихся: понятия уголовного преследования; прекращения уголовного дела или же уголовного преследования, прекращения и уголовного дела, и уголовного преследования одновременно; перечня надлежащих участников уголовного процесса, имеющих право дать согласие на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования;

?i >

правового положения лица, в отношении которого может быть прекращено уголовного дело и (или) уголовное преследование.

8

Состояние научной разработанности проблемы.

Проблемам института деятельного раскаяния посвятили свои труды: В.Божьев, А.Чувилев, С. Щерба, В.Григорьев, А.Александров, А.Гуляев, С.Никулин, В. Николюк, А. Савкин, В. Савицкий, А. Сафронов и другие. По вопросам прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием на стадии предварительного расследования защищены диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук А.В. Савкиным, А.Ю. Ма-гомедовым, А.Г. Калугиным и др.

Учеными-процессуалистами рассматривались не только частные во- просы, касающиеся прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием и носящие характер комментария ст.7 УПК РСФСР, но и более углубленно изучались проблемы сущности института прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, условий и процессуального порядка прекращения уголовного дела по данному основанию.

Принятие же нового Уголовно-процессуального кодекса РФ требует несколько иного подхода к рассмотрению института деятельного раскаяния, процессуального порядка не только прекращения уголовного дела, но и процессуального порядка прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Объект исследования и предмет исследования.

При определении объекта и предмета исследования соискатель исходил из общефилософских понятий, в соответствии с которыми под объектом понимается «…то, на что направлена познавательная деятельность», а под предметом - «…зафиксированные в опыте и включенные в процесс практической деятельности стороны, свойства и отношения объектов, исследуемые с определенной целью в данных условиях и обстоятельства»1, то есть соответственно объективно существующая сфера общественных отношений, в

1 Философский;словарь. Под ред. И.Т. Фролова.-М.198б. С. 379,465.

9

которой протекает изучаемое явление и субъективно выделенная диссертантом часть объекта, ограниченная рамками исследования.

Объектом данного исследования являются общественные отношения в сфере применения норм, регулирующих условия и процессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Предметом исследования выступают уголовно-процессуальные нормы, содержащиеся в УПК РСФСР и УПК РФ, других законодательных актах России, регулирующие институт деятельного раскаяния, деятельность должностных лиц органов судопроизводства, уполномоченных на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Цель и задачи диссертационного исследования

Целью диссертационного исследования является комплексное изучение института деятельного раскаяния; определение его правовой природы; науч ное обоснование системы основных теоретических выводов относительно сущности прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием; разработка и внесение предложений по со вершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения. *

Для достижения этой цели диссертант поставил перед собой следующие задачи:

  • определить правовую природу института деятельного раскаяния;
  • провести анализ норм, регламентирующих прекращение уголовного дела и( или) уголовного преследования в связи с деятельным рас-
  • ,;,.,,, каянием;

  • изучить и проанализировать содержание деятельного раскаяния как и.У. основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного пресле-

, дования; .

10

  • выявить особенности общих и специальных условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием;
  • определить механизм прекращения уголовного дела и (или) уголов- ного преследования по данному основанию;
  • внести предложения по изменению и дополнению редакции дейст- вующих статей УПК, определяющих процессуальный порядок пре- кращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием;
  • разработать предложения по совершенствованию практики приме- нения законодательства, регулирующего порядок прекращения уго- ловного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.
  • Методология и методы исследования.

Методологическую основу исследования составляют положения общей теории познания. При проведении научного исследования были использованы общенаучные методы познания: исторический, системный, сравнительно-правовой, статистический, логический и др.

Правовой основой исследования явились Конституция Российской Фе- дерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-процессу- альный кодекс РФ, Уголовный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ. Существенное внимание уделено изучению ряда иных Федеральных законов, постановлений Конституционного суда РФ, постановлений Пленума Верховного

Суда РСФСР и Верховного Суда РФ. Автором изучена общетеоретическая и

? ? ?]

специальная литература по теме диссертационного исследования. В их числе

труды, по проблемам уголовного права, уголовного процесса, гражданского права, общей и юридической психологии.

// -Диссертационное исследование базируется на изучении практики рас- следования и прекращения уголовных дел в .связи с деятельньш раскаянием.

,11

Изучены 215 уголовных дел, прекращенных органами предварительного расследования г. Москвы за период 1997-1999 годы.

Научная новизна исследования.

Новизна диссертационного исследования определяется комплексным и детальным исследованием теоретических и практических проблем, связанных с прекращением уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в условиях действия Конституции Российской Федерации, нового уголовного и нового уголовно-процессуального законодательства.

В результате исследования автор делает аргументированный вывод о существовании комплексного правового института деятельного раскаяния, который представляет собой совокупность норм уголовного и уголовно-процессуального права, регламентирующих общественные отношения в сфере. применения деятельного раскаяния как специального основания освобождения от уголовной ответственности, а также условий освобождения от уголовной ответственности по данному основанию и процессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

В ходе рассмотрения правовой природы института деятельного раская- ния, автором сделан обоснованный вывод о том, что нормы ст. 28 УПК и ст. 75 УК являются компромиссными нормами и специфичны в применении.

В результате исследования автором сформулированы предложения, об- ладающие новизной и имеющие значение для совершенствования уголовно-.процессуального законодательства и практической деятельности органов

.’i ? ‘

предварительного расследования. ‘

? . Дано авторское понятие основания и условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

.,.Впервые, предлагается и обосновывается классификация условий дея- тельного раскаяния.

12

Так, с учетом структуры УК, условия деятельного раскаяния класси- фицируются на общие (условия, изложенные в ч. 1 ст. 75 УК) и специальные условия (содержащиеся в примечаниях к ряду статей Особенной части УК).

По времени возникновения условия подразделяются на объективные (возникают до совершения преступления либо в момент его совершения и, как правило, непосредственно не связаны с позитивным постпреступным поведением лица) и субъективные (возникают после совершения преступления и выражаются в добровольных, активных, постпреступных действиях субъекта деятельного раскаяния).

В зависимости от возможных вариантов действий должностных лиц при принятии решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, условия. следует подразделять на дискреционные (представляющие определенную свободу выбора окончательного решения лицу, ведущему производство по уголовному делу) и императивные (обязывающие компетентный орган прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование).

Рассмотрение диссертантом различных аспектов исследуемой темы по- зволило сформулировать понятия субъекта, объекта, субъективной стороны и объективной стороны деятельного раскаяния.

Так, по мнению автора, субъектом деятельного раскаяния является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, совершившее впервые преступление небольшой или средней тяжести; добровольно явившееся в правоохранительные органы; которое своими активными действиями способствовало полному и всестороннему раскрытию преступ-

;’(

\

ления; совершило все действия по возмещению ущерба или иным образом загладило вред, причиненный его преступными действиями, а также добровольно выполнило все условия, перечисленные в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК РФ.

13

Под субъективной стороной деятельного раскаяния следует понимать внутреннее побуждение лица, совершившего преступление, в осознании и осуждении преступности своих деяний, раскаявшегося в содеянном и добровольно принявшего решение совершить активные действия, направленные на устранение негативных последствий своего преступного поведения.

Объектом деятельного раскаяния являются те социально-полезные ре- зультаты, совокупность которых дает основание утверждать об истинности раскаяния субъекта преступления.

Объективная сторона деятельного раскаяния, по мнению автора, пред- ставляет собой совокупность правомерных действий лица, направленных на устранение негативных последствий своего преступного поведения.

Основные положение, выносимые на защиту.

  1. Теоретические выводы о том, что:

1.1. Деятельное раскаяние представляет собой комплексный правовой институт. ?1.2. В целях единообразного понимания основных положений, раскрывающих понятие и содержание института деятельного раскаяния, следует отличать деятельное раскаяние как основание прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования

v -

от условий прекращения по данному основанию.

1.3. Деятельное раскаяние имеет свои элементы ( свой состав): объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону. При этом каждый из них обладает признаками, присущими только деятельному раскаянию. ; 1.4. 1.5. Сущность прекращения уголовного дела и (или) уголовного пре- следования состоит в освобождении от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление с соблюдением 1.6.

” 14

условий, указанных в ст. 75 УК и примечаниях к ряду статей Особенной части УК РФ.

Уголовно-процессуальные нормы, регулирующие процессуальный порядок освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием по своему характеру могут быть отнесены к нормам, допускающим компромисс. Общим обязательным условием прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием является то, что лицо совершило преступление впервые. Сущность специальных условий деятельного раскаяния, предусмотренных примечаниями ряда статей Особенной части УК, не однородна и в каждом конкретном случае представляет совокупность тех или иных условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием индивидуальная, что влечет, в свою очередь, особенности ус- тановления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Рассмотрен перечень и полномочия должностных лиц, имеющих право принимать решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Совершенствование процессуального порядка прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по исследуемому основанию должно быть направлено на обеспечение успешного решения задач, стоящих не только перед органами предварительного расследования, прокуратуры и судом, но и способствовать дальнейшему повышению гарантии прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Принятие решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием должно

15

быть основано на доказанности обстоятельств, свидетельствующих о деятельном раскаянии лица. 2. Теоретические выводы, обусловливающие законодательные предложения, направленные на:

  • уточнение круга субъектов, имеющих право принятия решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования;
  • конкретизацию процессуального положения лиц, в отношении кото- рых прекращается уголовное дело и (или) уголовное преследование;
  • определение процедуры окончания предварительного расследования прекращением уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.
    1. Теоретические выводы и предложения, направленные на обеспечение обоснованности и законности принятия решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования.

Результаты исследования вносят определенный вклад в научную раз- работку проблем реализаций уголовно-правового института освобождения от уголовной ответственности и уголовно- процессуального института прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования.

Некоторые результаты исследования могут послужить в качестве тео- ретических предпосылок разработки и обоснования предложений по дальнейшему совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и деятельности органов предварительного расследования, прокуратуры и суда.

Теоретические выводы и практические рекомендации могут быть ис- пользованы в законодательной, следственной, прокурорской и судебной практике, а также внедрены в учебный процесс Московской академии МВД России, других образовательных учреждений высшего профессионального образования’системы МВД.

Апробация результатов исследования.

Автором подготовлены две научные статьи, в которых излагаются результаты проведенного исследования. Основные положения диссертации sjiij докладывались на научно-практических конференциях адъюнктов и соиска- телей в Московской академии МВД Российской Федерации.

На основе выводов, содержащихся в диссертации, подготовлены и направлены в Следственную часть ГСУ при ГУВД г. Москвы предложения, касающиеся совершенствования уголовно-процессуальной деятельности по вопросам прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Материалы диссертационного исследования используются при преподавании курса уголовного процесса в Московской академии МВД Российской Федерации.

Объем и содержание работы.

Определяется целями, задачами и логикой исследования. Диссертация выполнена и оформлена в соответствии с установленными требованиями Го- сударственного высшего аттестационного комитета Российской Федерации. Работа состоит из введения; трех глав, включающих шесть параграфов; за- ключения; библиографии.

Объем диссертационного исследования составляет 196 машинописных листов.

17

Глава первая. ПОНЯТИЕ ИНСТИТУТА ДЕЯТЕЛЬНОГО . РАСКАЯНИЯ-В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

§ 1. Правовая природа института деятельного раскаяния

Правовая природа любого юридического института определяется его местом в системе отраслевых юридических наук, использующих для изучения и исследования систему общих, специальных и частно- правовых методов познания,1 характером входящих в него правовых норм и характером общественных отношений, которые он регулирует.

По мнению Д.А. Керимова, под правовым институтом следует понимать группу правовых норм, действующую в комплексе, обособленно, регу- лирующую типичное общественное отношение и обладающую такими специфическими признаками, как относительная самостоятельность, устойчивость и автономность функционирования.2

С учетом признанных положений общетеоретического характера о су- щественных признаках правового института, высказанных С.С. Алексеевым,3 В.И. Гойман—Червонюк, определил совокупность требований, которым должен отвечать отдельный правовой институт:

а) однородность фактического содержания, т.е. институт предназначен для регулирования самостоятельной, относительно обособленной группы от ношений либо отдельных юридически значимых действий;

б) единство правовых норм, т.е. нормы, входящие в правовой институт, образуют. единый комплекс, выражаются в общих положениях, правовых принципах, специфических правовых понятиях, что создает особый, прису- щий для данного вида отношений правовой режим регулирования;

1 Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М.: «Юридическая литература». 1989. С. 30.

2 Керимов Д.А. Философские проблемы права. - М.: «Мысль». 1972. С. 300.

3 Алексеев С.С. Общая теория права. В 2-х томах. Т. 1. -М.: «Юридическая литература». 1981. С. 78-81, 200, 248.- V .,… .••- • ? ?- »?

.18

в) нормативная обособленность, т.е. объединение образующих право вой институт норм в главах, разделах, частях, иных структурных частях за кона либо иного нормативного акта;

г) полнота регулируемых отношений, т.е. институт права включает та кой набор норм, который обеспечивает беспробельность регулируемых им отношений.1

Данное диссертационное исследование посвящено институту деятельного раскаяния, который можно рассматривать как в качестве уголовно- правового, так и уголовно-процессуального институтов, поскольку положения каждого из них регламентированы’ нормами соответствующей отрасли права. Но поскольку и уголовно-правовой, и уголовно-процессуальный институты объединяет одно общее для них основание - деятельное раскаяние, то одной из задач данного диссертационного исследования является рассмотрение вопроса о возможном существовании «комплексного правового института деятельного раскаяния».

Понятие «деятельное раскаяние» в юридической литературе толкуется не однозначно, но в большинстве определений, предложенных различными авторами, по нашему мнению, верно отражена его основная сущность. Ее наиболее удачно уловил Никулин СИ.

ч

Под деятельным раскаянием он понимает, позитивное поведение лица после совершения преступления, «… которое направлено на предотвращение, ликвидацию или уменьшение фактически вредных последствий содеянного либо на оказание помощи правоохранительным органам в раскрытии совершенного преступления».2

Сафронов А.Д. считает, что деятельное раскаяние - это’«… действия виновного лица, свидетельствующие о том, что* оно осуждает свое преступное поведение, и направленные на предотвращение или заглаживание вреда,

1 Гойман—Червонюк В.И. Очерк теории государства и права. - М.: МЮИ МВД России. 1996. С. 181.

2 Никулин СИ. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. -М. 1985..С.23. ‘ …….

19

причиненного преступлением, либо же выражающееся в помощи органам правосудия по обнаружению или раскрытию преступления».1

Аликперов Х.Д. считает, что деятельное раскаяние - это «… не только полное признание лицом своей вины в совершенном преступлении и искреннее сожаление (раскаяние) о содеянном, но и оказание этим лицом помощи правоохранительным органам в раскрытии преступления, установлении, задержании и изобличении других участников преступления, а также добровольную выдачу похищенного, орудия, предметов преступления, возмеще-ние ущерба или заглаживания вреда, причиненного преступлением, и т. п.».

Ранее действовавшее уголовное законодательство деятельное раскаяние рассматривало как одно из обстоятельств, смягчающих ответственность и наказание, а также как обстоятельство освобождения лица от уголовной ответственности. В первом случае - под деятельным раскаянием признавалось «предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления, или добровольное возмещение нанесенного ущерба, или устранение причиненного вреда», «чистосердечное раскаяние или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления» (соответственно п.п. 1 и 9 ст. 38 УК РСФСР 1960 года). Во втором случае законодатель устанавливал положения, в соответствии с которыми «лицо, давшее взятку, осво- бождалось от уголовной ответственности, если в отношении его имело место вымогательство взятки или лицо после дачи взятки добровольно заявляло.о случившемся» и «лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, боеприпасы», также освобождалось от уголовной ответственности (соответственно примечания к ст. 174 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР 1960 года).3 Новации Уголовного кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 янва-

1 Сафронов А.Д. О понятии деятельного раскаяния. Проблемы уголовного процесса и криминалистики. - М.: МГУ. 1976. С. 101.

2 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт; ИПК РК Генеральной прокуратуры РФ; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК». 2001. С. 34.

3 При этом в уголовно-процессуальном законодательстве, на тот период времени, не было специальной нор мы, которая бы определяла процессуальный порядок принятия решения’о прекращении уголовного дела по данному основанию. • - ‘ «- .

20

ря 1997 года, коснулись оснований освобождения от уголовной ответствен-ности, одним из которых было признано деятельное раскаяние.

Нормы уголовно-правового института деятельного раскаяния регули- руют самостоятельную, относительно обособленную группу отношений, возникающих в связи с позитивным постпреступным поведением лица, впервые совершившим преступление небольшой или средней тяжести, а также преступление иной категории. Данные уголовно-правовые отношения носят двусторонний компромиссный характер: преступник обязан добровольно выполнить условия, указанные в ст. 75 УК или примечаниях к ряду статей Особенной части УК, а государство, в свою очередь, гарантирует рассмотрение и разрешение вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Основу уголовно-правового института деятельного раскаяния состав- ляют нормы ст. 75 УК, которые предусматривают как возможное освобождение от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, добровольно явившегося с повинной, способствовавшего раскрытию преступления, возместившего причиненный вред или иным образом загладившего причиненный вред (ч. 1 ст. 75 УК), так и безусловное освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление иной категории, но при наличии специальных условий, преду-

к

смотренных в примечаниях к отдельным статьям Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 75 УК). Вместе с тем, деятельное раскаяние в УК РФ рассматривается также в числе обстоятельств, смягчающих наказание. К ним относятся: явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и розьюк имущества, добытого в результате преступления; оказание медицинской помощи и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления; добровольное возмещение имущественного и морального вреда, причиненных в результате

21

преступления; иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п.п. «и» и «к» ст. 61 УК).

Будучи отсылочной, по своему содержанию ч.2 ст. 75 УК адресует пра- воприменителя к целому ряду соответствующих статей своей отрасли права, поскольку специальные условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием содержатся в примечаниях к 18 статьям Особенной части УК РФ: ст. ст. 126 (Похищение человека), 194 (Уклонение от уплаты таможенных платежей), 198 (Уклонение гражданина от уплаты налога), 199 (Уклонение от уплаты налогов с организаций), 204 (Коммерческий подкуп), 205 (Терроризм), 206 (Захват заложника), 208 (Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), 222 (Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств), 223 (Незаконное изготовление оружия), 228 (Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ), 275 (Государственная измена), 276 (Шпионаж), 278 (Насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 291 (Дача взятки), 307 (Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод), 337 (Самовольное оставление части или места службы), 338 (Дезертирство).

Как уголовно-правовой институт, деятельное раскаяние представляет собой совокупность целого ряда уголовно-правовых норм, которые регулируют не. только круг общественных отношений, связанных с деятельным раскаянием лица, впервые совершившего преступление, но и формируют предмет правового регулирования, его методы и принципы.

1””’ Будучи включенной в число уголовно-правовых категорий на протяжении столь длительного периода развития законодательства, деятельное рас-

22

каяние изучалось и активно изучается в настоящее время в рамках теории уголовного права.1

На первый взгляд, сложившееся положение свидетельствует о том, что институт деятельного раскаяния представляет собой один из уголовно- правовых институтов и является категорией только уголовного права. При этом ряд ученых прямо указывает на данное обстоятельство: «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием — новый институт для послереволюционного российского уголовного права»,2 «… в новом российском уголовном законодательстве появились нормы, относящиеся к институту освобождения от уголовной ответственности, содержащие элемент договоренности между преступником и потерпевшим»,3 «под термином деятельное раскаяние, с одной стороны, обозначается уголовно-правовой институт, с другой стороны, этот термин обозначает реальное постпреступное поведение».4

Наличие уголовно-правового основания освобождения лица от уголов- ной ответственности в связи с деятельным раскаянием повлекло необходи-

Никулин СИ. Деятельное раскаяние и его роль в предупреждении преступлений. Дисс… к.ю.н. - М. 1982; Сафронов А.Д. Добровольный отказ от совершения преступления и деятельное раскаяние преступника. Автореферат дисс… к.ю.н. - МГУ. 1977; Павлова O.K. Институт деятельного раскаяния по советскому уго- ловному праву. Автореферат дисс… к.ю.н. - МГУ. 1986; Джандарбеков И.А. Предотвращение виновным вредных последствии совершенного преступления и его уголовно-правовое значение - Автореферат. Дисс… к.ю.н. - М. 1986; Тенчев Э. рпециальные виды освобождения от уголовной ответственности. Текст лекций. - Иваново: Издательство Ивановского Государственного Университета. 1982; Уголовное право Российской Федерации / Под ред. Б.В. Здравомыслова. - М.: “Юрист”. 1986. С. 430-432; Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: “Новый юрист”.

  1. С.476-486; Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. - М.: ИМПЭ.
  2. С. 260-262; Наумов A.B. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. - М.: БЕК. 1996. С. 447-453; Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственный редактор и руководитель авторского коллектива - д.ю.н., профессор А.Н. Игнатов и д.ю.н., профессор Ю.А. Красиков. - М.: Издательство НОРМА. 2000. С. 464-466; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Под ред. В.И. Радченко. - М.: «Вердикт». 1996. С. 119-121; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А. Наумова . - М.: «Юрист». 1996. С. 194-197; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.И. Бойко. - M.: «Феникс». 1996. С. 205-207; Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: «НОРМА-ИНФРА». 1998. С. 156-158; Комментарий к Уго-ловному^кодексу РФ /Под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.. Лебедева. - 3-е изд., изм. и доп. - М.: «НОРМА-ИНФРА». 2000. С. 156-158 и др.
  3. 2 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В.И. Радченко. - М.: «Вердикт». 1996. С. 120 (автор комментария к ст. 75 УК РФ — Михлин А.).

3 Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: «Новый юрист». 1997’ С.482 (автор комментария к ст. 75 УК- П.Я. Мшвениерадзе).

4 Павлова О.. Институт деятельного раскаяния по советскому уголовному право. Автореферат. Дисс… к.ю.н. - М.:.МГУ. 1986. С. 8-9.-

23

мость установления определенного процессуального доказывания и порядка прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию.

В связи с этим, в первую очередь, необходимо рассмотреть две взаимо- связанные и взаимообусловленные правовые категории «уголовная ответственность» и «уголовное преследование».

Уголовная ответственность - это сложное социально-правовое послед- ствие совершения преступления, которое включает четыре элемента: вог- первых, основанную на нормах уголовного закона и вытекающую из факта совершения преступления «обязанность» лица дать отчет в содеянном перед государством в лице уполномоченных органов; во- вторых, выраженную в судебном приговоре «отрицательную оценку» (осуждение, признание преступным) совершенного деяния и порицание (выражение упрека) лица, совершившего это деяние; в-третьих, назначение виновному «наказания или иную меру уголовно-правового характера»; в-четвертых, «судимость» как специфическое правовое последствие осуждения с отбыванием назначенного наказания.1 Уголовная ответственность может существовать и реализовы-ваться только в рамках уголовно-правовых отношений.

Юридическим фактом, порождающим возникновение уголовно- правового отношения, является совершение конкретным лицом уголовно- наказуемого деяния.2 В этот момент между ним и государством возникают уголовно-правовые отношения и уголовная ответственность. Последняя с момента совершения преступления существует в виде единственного своего элемента - обязанности правонарушителя отчитаться перед государством в содеянном,- подвергнуться осуждению и мерам принуждения уголовно- правового характера.3 <

1 Российское уголовное право. В двух томах. Том I. Общая часть / Под ред. Проф. А.И. Рарога. - М.: Про фобразование. 2()6i. С. 77.

2 См. там же. С. 78 (Рарог).

3 См. там’же.С. 81. .– -. -. •-?

24

Уголовное преследование есть предшествующее разрешению дела формулирование, обоснование и отстаивание прокурором, следователем и дознавателем вывода о совершении определенным лицом преступления или общественно-опасного деяния (в состоянии невменяемости).1 Уголовное преследование - это процессуальная деятельность указанных лиц по собиранию, фиксации, проверке и оценке доказательств, подтверждающих наличие в действиях конкретного лица состава преступления или его отсутствие, формулирование и обоснование вывода о виновности или невиновности лица. Уголовное преследование возникает с момента подачи потерпевшим или частным обвинителем заявления в соответствующий государственный орган или должностному лицу.

Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования есть следствие освобождения лица от уголовной ответственности. С прекращением уголовного дела прекращается уголовное преследование и наоборот -прекращение уголовного преследования, в некоторых случаях, влечет прекращение уголовного дела. Условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, указанные в ст. 75 УК и примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК, при расследовании конкретного уголовного дела, являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию. В свою очередь, процесс доказывания - это уголовно-процессуальная категория, и возникающие в этой связи вопросы изучаются в рамках теории уголовного процесса.2

Анализируя. в совокупности положения норм, регламентирующих: а) освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и б) процессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, следует отме-

1 A.M. Ларин, Э.Б. Мельникова, В.М. Савицкий. Уголовный процесс России. Лекции - очерки / Под ред. проф. В.М. Савицкого. - М.: Изд. БЕК. 1997. С. 156 (Очерк четвертый - автор A.M. Ларин).

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. H.B. Жогина. - M. 1973. С. 139; Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовному процессе. Учебное пособие. - Волгоград. ВСШМ МВД СССР. 1988.’С. 11-13; Ларин A.M., Мельникова Э.Б, Савицкий В.. Уголовный процесс России. Лекции-очерки. - M.: БЕК. 1997. С. 88-89; Кузнецов Н.. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. — Воронеж. 1983. С. 28.,,.. .– . •• ?-.

25

тить, что главная цель уголовно-правовой нормы (ст. 75 УК) заключается «… не в стремлении законодателя побудить виновного к раскаянию, а в том, чтобы склонить его к самообнаружению, способствованию в раскрытии преступления и устранению вредных последствий совершенного деяния».1 Цель же уголовно-процессуальной нормы (ст. 28 УПК) - гарантия соблюдения прав лица, деятельно раскаявшегося в совершенном им преступлении. Наличие указанных целей позволяет сделать вывод о праве на самостоятельное существование комплексного правового института — института деятель- ного раскаяния.

По мнению автора настоящего диссертационного исследования, в состав вышеуказанного комплексного правового института входят части уго- ловно-правового и уголовно-процессуального институтов. Так, в уголовном праве имеется институт освобождения от уголовной ответственности, соответственно освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием является частью этого института. По аналогии, в уголовно-процессуальном праве частью института прекращения уголовного дела является прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Точка зрения автора исследования о существовании комплексного правового института деятельного раскаяния разделяет точку зрения С.С. Алексеева, полагающего, что «…В качестве комплексных рассматриваются только такие общности, которые реально объективировались в правовой системе и которые, не нарушая основной структуры права, существуют в виде вторичных образований».2

• В подтверждение гипотезы о праве на существование комплексного правового института деятельного раскаяния необходимо провести ряд сравнений и сопоставлений.

1 Алйкперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт; ИПК РК Генеральной прокуратуры РФ; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК». 2001. С. 43.

2 Алексеев С.Общая теория права. В 2-х томах. Т. 1. -*Мл Юридическая литература. W81. С.258.

26

Так, законодательная регламентация условий освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием представлена в УК не одной (ст. 75 УК), а рядом статей (ст.ст. 14, 15, ч. 2 ст. 16, ст. 20 УК и т.д.).

Законодательная регламентация угловно-процессуального порядка прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием представлена в уголовно-процессуальном законе также не только 28 статьей УПК, но и целым рядом других, например, ст.ст. 212, 213, 214, 246, которые регламентируют процессуальный порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

Освобождение от уголовной ответственности представляет собой ре- шение, принимаемое специально уполномоченными законом должностными лицами на основании уголовно-процессуального закона, и выражающееся в постановлении.об отказе в возбуждении или прекращении уголовного дела, либо прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования.

Подчеркивая взаимосвязь уголовного и уголовно-процессуального права в регламентации комплексного правового института, обратимся к справедливому и обоснованному, по мнению автора, теоретическому подходу по определению самостоятельности уголовно-правовых институтов, устанавливающих специальные виды освобождения от уголовной ответственности. «…Общие и специальные виды освобождения от уголовной ответственности находятся в одном ряду структуры права и представляют собой относительно замкнутые комплексы норм, регулирующие определенные общественные отношения и образующие самостоятельные уголовно-правовые институты, различающиеся между собой, прежде всего, по основаниям их применения».1 Одним из таких самостоятельных институтов по ныне действующему уголовному законодательству, как уже общепринято в теории уголовного права, является институт освобождения opt уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Но поскольку данный институт входит’ в’состав общего уголовно-правового института освобождения от уголов-

1 Более подробно см. Ивонин В.Ю. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части Уголовного законодательства и его применение в ОВД. Дисс… к.ю.Н; М. 1992. С.«63-б5.

27

ной ответственности, то более правильно его именовать составной частью института освобождения от уголовной ответственности.

Рассматривая ту же самую проблему в контексте уголовно- процессуального права, в первую очередь, необходимо указать на наличие реабилитирующих и не реабилитирующих оснований прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования. Каждый вид основания представляет собой: а) относительно самостоятельную часть уголовно-процессуального института, нормы которого регулируют процессуальный порядок осуществления определенных общественных отношений; б) каждое из оснований прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования отличается условиями его применения; в) порядок прекращения уголов- ного дела и (или) уголовного преследования, независимо от основания, регламентирован комплексом уголовно-процессуальных норм; г) независимо от внутриотраслевой самостоятельности, все они входят в состав единого уголовно-процессуального института - институт прекращения уголовного дела.

Следовательно, уголовно-процессуальный институт прекращения уго- ловного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием является частью более общего уголовно-процессуального института -института прекращения уголовного дела.

Следующий вопрос,-на который необходимо ответить, исследуя пре- кращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в качестве уголовно-процессуального института: имеет ли ст. 28 УПК возможность самостоятельного существования, регулируя относительно обособленный круг . общественных отношений и собственный предмет правового регулирования.

В соответствии со ст. 28 УПК суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, по основаниям, указанным в ст. 75 УК, а также при наличии условий,

28

предусмотренных в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК.

По своему содержанию данная норма, таким образом, является блан- кетной, так как для конкретизации направляет правоприменителя к примечаниям соответствующих статей Особенности части УК.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно в отношении лица, полностью признавшего свою вину в содеянном и в письменной форме давшего согласие на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию. Решение об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно только после возбуждения уголовного дела и предъявления обвинения, т. е. с соблюдением требований ст. 28 УПК.В противном случае предварительное расследование по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Следовательно, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно не иначе как посредством прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, которое осуществляется в соответствии с процессуальными нормами. Это свидетельствует о невозможности практической реализации норм уголовного права в отрыве от норм уголовно-процессуального права. Тем более одна норма УПК не применима - не будь уголовно-правовой нормы, регламентирующей условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, была бы беспредметной уголовно- процессуальная норма, регламентирующая процессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по указанному основанию. Взаимосвязь норм уголовного и уголовно- процессуального права очевидна и”неоспорима, «… ибо они реализуются одновременно и в каждом случае правоприменения», «до возникновения и вне уголовного процесса правомерная реализация правоохранительных норм уголовного права невоз-

29

можна».1 Существование института деятельного раскаяния бессодержательно без норм двух отраслей права: уголовного и уголовно-процессуального.

В этой связи вполне уместно напомнить утверждение М.С. Строговича, который подчеркивал, что «Уголовный процесс без уголовного права был бы беспредметен».2

Изложенное позволяет сделать вывод, что уголовно-процессуальная норма (ст. 28 УПК), регламентирующая порядок прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, существует в рамках уголовного процесса при условии взаимодействия с нормами института прекращения уголовного дела в рамках части.данного института. Статьи 28, 212, 213 УПК регулируют обособленный круг общественных отношений, складывающихся между субъектами уголовного судопроизводства в ходе прекращения уголовного дела и уголовного преследования по определенному основанию - деятельному раскаянию. В качестве предмета правового регулирования выступают именно те правоотношения, особенность которых связана с наличием специального субъекта и иных специфических юридических признаков деятельного раскаяния. В противном случае дело может быть прекра- щено по любому другому основанию (или не прекращено вовсе). От содержания и характера предмета правового регулирования зависят особенности содержания правового регулирования,3 характерные черты которого выражены в его методах, т.е. приемах юридического воздействия, их сочетании, которые в концентрированном виде выражаются, прежде всего, в правовом положении (статусе) субъектов.4

. ‘ >?. Рассматривая под этим углом зрения уголовно-процессуальные нормы, регулирующие порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного

1 Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России. - М.: МВШМ МВД РФ. 1993. С.29,49.

2 Строгович М.С.’Курс уголовного процесса. Т. 1. — М.: Наука. 1969. С. 85.

3 Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т. 1. - М.: Юридическая литература. 1981. С. 292.

4 Алексеев С:С; Проблемы теории государства и права. Учебник. - Юридическая литература. 1987. С. 232.

30

преследования в связи с деятельным раскаянием, следует подчеркнуть спе-цифичность метода правового регулирования.

С одной стороны, у суда (судьи), прокурора, следователя и дознавателя есть право или, при определенных условиях, возникает обязанность прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование в связи с деятельным раскаянием в отношении определенных законом лиц и при соблюдении последними соответствующих условий. Условия же прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию регламентируются нормами материального права. При этом как субъект деятельного раскаяния, так и потерпевший, его законный представитель и представитель; гражданский истец и его представитель имеют специфические права и обязанности. С другой стороны, уголовно-процессуальная норма побуждает лиц, совершивших преступление, деятельно раскаяться в содеянном, то есть проявить себя в активном постпреступном поведении.1

Сама возможность прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, в определенном законом случае, по данному основанию как бы нацеливает соответствующее лицо на необходимость отказаться от преступного замысла, загладить вред, осознать противоправность действий, оказать содействие в раскрытии преступления.

Рассматривая правовую природу деятельного раскаяния, нельзя не ука- зать на то, что применение на практике ст. 28 УПК, равно как и любой другой правовой нормы, должно осуществляться в соответствии с общеправовым конституционным принципом законности. В соответствии с нормами уголовного и уголовно-процессуального права, при наличии деятельного раскаяния, лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести может рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности (ч. 1 ст. 28 УПК, ч. 1 ст. 75 УК), а при наличии условий, перечис-

1 Термин «постпреступное поведение» впервые появился в работе B.M. Галкина Система поощрений в со- ветском’уголовном праве//.Советское государство и право. 1977. №2. С. 95. &

31

ленных в примечаниях к определенным статьям Особенной части уголовного кодекса РФ, подлежит освобождению от уголовной ответственности (ч. 2 ст. 28 УПК и ч. 2 ст. 75 УК). Применительно к прекращению уголовного дела и ‘(или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, требование законности означает точное исполнение всех условий, предписанных законом, не только в отношении лица, деятельно раскаявшегося, но и в отношении всех иных участников данных общественных отношений.

Охрана прав и законных интересов, составной частью которой является право на защиту граждан, проявляется в том, что решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием не может быть принято вопреки воле лица, совершившего преступление.1 Должны быть также соблюдены права и законные интересы потерпевшего, его представителя; гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, которые могут не согласиться с заключением органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, о наличии’раскаяния в поведении лица, совершившего преступление, или объемом компенсации причиненного вреда, и которые в этой связи вправе обжаловать решение в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору (п. 12, 18 ч. 2 ст. 42; п. 13, 17 ч. 4 ст. 44 УПК). Реализовать же свое законное право они могут только в случае, когда ем станет известно о характере принятого решения. Поэтому закон предписывает необходимость своевременного их уведомления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования.

В ходе применения ст. 28 УПК реализуется принцип всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела. Это выражается в том, что деятельное раскаяние подразумевает активное постпреступное поведение, выраженное определенным в законе образом и складывающееся из совокупности условий, каждое из которых подлежит всестороннему, полному и объективному исследованию, то есть доказыванию в ходе производства по уголовному делу. Кроме того, всестороннему, полному и объективному

’ Само раскаяние, как психологическая категория, подразумевает наличие доброй воли со стороны лица, совершившего преступление.- • - &.

32

исследованию подлежат данные, характеризующие не только личность лица, совершившего преступление, но и личность потерпевшего. Несоблюдение данного принципа в ходе расследования уголовных дел, подлежащих прекращению по данному основанию, с неизбежностью может привести суд, прокурора, следователя или дознавателя к принятию ошибочного решения.

В уголовном и уголовно-процессуальном праве широко представлены нормы, регламентирующие основания и условия освобождения от уголовной ответственности с прекращением уголовного дела и (или) уголовного преследования. Эти нормы представляют собой комплексный институт, так как «… отказ законодателя от применения уголовной ответственности, материально-правовые основания освобождения лица от уголовной ответственности реализуются в формах и при соблюдении условий, определяемых уголовно-процессуальным законом».1

Все вышеизложенное подтверждает, что нормы уголовного права, рег- ламентирующие условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, и уголовно-процессуальные нормы, определяющие порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по указанному основанию, в совокупности составляют единый комплексный правовой институт, а общим основанием для их применения является деятельное раскаяние.

Таким образом, институт деятельного раскаяния — это комплексный правовой институт, который представляет собой совокупность норм уго ловного и уголовно-процессуального права, регламентирующих обществен ные отношения в сфере применения деятельного раскаяния как специального основания освобождения от уголовной ответственности, а также условий освобождения от уголовной ответственности по данному основанию и про цессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного пресле дования в связи с деятельным раскаянием. 1

1 Григорьев Н.В., Сабитов Р.А. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК;РФ. Учебное пособие. - Хабаровск. СШ МВД РФ. 1993. G. 63-65.

33

Далее исследование вопроса, касающегося характеристики состава деятельного раскаяния, будет осуществляться автором настоящего диссертационного исследования в рамках комплексного правового института.

Понятие «деятельное раскаяние», являясь более широким, чем просто психологическая категория, включает в себя и раскаяние как активное пост преступное поведение лица. Как справедливо отмечает профессор В.П. Божьев: «Деятельное раскаяние не только покаяние, сожаление о содеянном, страдание о происшедшем… Раскаяние, по замыслу законодателя, должно быть деятельным, активным, должно быть выражено в реальных поступках ® позитивного характера».’

В юридической литературе подчеркивается, что структуры уголовно-правовой и уголовно-процессуальной норм, регламентирующих освобождение от уголовной ответственности путем прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК и ст. 7 УПК РСФСР), позволяют говорить о наличии двух порядков прекращения уголовного дела. В частях первых указанных статей сформулированы понятия собственно деятельного раскаяния как основания прекращения уголовного дела, а также условия освобождения от уголовной ответственности и процессуальный порядок прекращения уголовного дела по данному основанию; а в частях вторых указан-ных статей содержатся бланкетные нормы, отсылающие к иным специальным условиям освобождения2 от уголовной ответственности, содержащихся в примечаниях к ст. ст. 126, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 275, 276, 278 УК и т.д.3

Следовательно, вести речь о составе деятельного раскаяния лишь при исследовании преимущественно ч. 1 ст. 75 УК и ч. 1 ст. 28 УПК - неверно.

По смыслу закона сущность деятельного раскаяния, как позитивного постпреступного поведения, представляет собой активные действия лица,

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е, перераб. и ‘# доп. - М.: «Спарк». 2000. С. 35-36.

2 По нашему мнению, А.С. Александров, комментируя ст. 7 УПК РСФСР, допустил неточность, называя специальные условия основаниями прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

3 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. Ред. В.И. Радченко; Под ред. B.T. То- мина. - 2-е. изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт. 1999. С. 27. - °-

34

впервые совершившего преступление небольшой тяжести (или иной категории), осознавшего противоправный характер своего деяния, раскаявшегося в его совершении. Их особенностью является не только то, что они направлены на оказание содействия правоохранительным органам в раскрытии преступления, заглаживание причиненного ущерба, а также и то, что активные действия лица носят добровольный характер. Сущность деятельного раскаяния заключается в том, что лицо, совершившее преступление, признает свою вину и не только словесно выражает раскаяние в содеянном, но и подтверждает его конкретными действиями и поступками.1

Более того, мотивы такого поведения в конкретном случае отступают на второй план, а юридическую значимость приобретает сам факт соверше- ния позитивных постпреступных действий.2

В свою очередь, положительное посткриминальное поведение конкретного лица можно рассматривать только в том случае, если оно будет обладать комплексом (системой) субъективных и объективных признаков, об- разующих состав деятельного раскаяния. А.А. Александров указывает на то,, что структура деятельного раскаяния включает в себя: субъект, объект, субъективную сторону и объективную сторону.3 Следует отметить, что такая структура характерна для уголовно-правовой категории, в частности, именно так представлен в уголовном праве состав преступления.

Диссертант разделяет позицию авторов, считающих, что наличие общих черт характерно для структуры любого поступка. Кроме субъекта, непо- средственно совершающего действие, можно выделить субъективную и объективную стороны. Очевидно, что любой поступок имеет и объект.

’ Щерба СП., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. - М.: Спарк. 1997. С. 10.

2 Соловьев Р. О правовой природе деятельного раскаяния // Уголовное право. 2001. № 1. С. 40.

3 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко. Под ред. В.Т. То- мина. — 2-е изд., перераб. и доп. - М.: «Юрайт». 1999. С. 28.

4 Кудрявцев В.Н. Право и поведение. - М. 1978. С.14; Ковалев М.И. Понятие и признаки преступления и их значение’для квалификации.- Свердловск. 1977. С. 86. - «-

35

Состав преступления — абстрактная конструкция, позволяющая конкре- тизировать вид преступления. Составу преступления в УПК в наибольшей степени соответствует понятия «обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу» (предмет доказывания). Между «составом преступления» и «предметом доказывания» существует теснейшая связь и обусловленность. Объединяет их общая основа - наличие совершенного или готовящегося преступления, а также то, что они суть абстракции. Но используемые в УПК термины отнюдь не равнозначны уголовно-правовым и это проявляется, в частности в их наименовании и, естественно, в содержании.1

Отмечая то, что сущность структуры деятельного раскаяния заключается в совокупности уголовно-правовых и уголовно-процессуальных призна- ков, СИ. Никулин уточняет, что «… последовательнее говорить не просто … о признаках деятельного раскаяния, а об их системе, объединив эти признаки в состав деятельного раскаяния».2

Субъект деятельного раскаяния - специальный, самостоятельный субъект комплексного правового института.

Субъектом деятельного раскаяния, т.е. лицом, раскаявшимся в совер- шении преступления, добровольно явившимся с повинной, способствовавшим раскрытию преступления, возместившим или иным образом загладившим причиненный вред, может быть только лицо, совершившее конкретное преступление. По смыслу уголовного права субъектом преступления признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность.3 Субъект преступления, являясь одним из элемен-

Павлр.в Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон. - (Соотношение и проблемы применение).-М.: Московский институт МВД России. 1999. С. 21,24.

2 Никулин СИ. Деятельное раскаяние и его роль в предупреждении преступления. Дисс. … к.ю.н. - М. 1982. С. 31.

3 Уголовное право России. Общая часть: Учебник под редакцией процессора А.И. Рарога. - М.: Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова. 1998. С. 128; Наумов A.B. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. - М.: Издательство БЕК. 1996. С. 179; Уголовное право. Общая часть. Учебник/’Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: Новый Юрист: КноРус. 1997. €. 267.

36

тов состава преступления^ обладает всеми признаками, указанными в соответствующих статьях уголовного кодекса (ст. 19, 20 УК).

Отождествление субъекта преступления с субъектом деятельного рас- каяния неверно, т.к. лицо, раскаявшееся в совершенном преступлении, сообразовывает свое поведение с оценкой общественного мнения. У лица должна появиться потребность устранить негативные последствия своего преступного поведения. Потребность означает такое свойство личности, которое выражает необходимость в чем-либо, требование, обусловленное биологической или социальной системой, побуждающее к активности. Там же, где нет побуждения, там нет и активности.1 Юридическое значение имеют и законные интересы граждан, то есть те, реализация которых допускается, охраняется правом, гарантируется, поощряется.

Самостоятельность и обособленность субъекта деятельного раскаяния объясняется тем, что он обладает не только общими признаками субъекта преступления (ст. 19, 20 УК), но и дополнительными, только ему присущими признаками, которые указаны в нормах не только уголовного, но и уголовно-процессуального законодательства, а также в ч. 4 статьи 18 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

По мнению автора, к дополнительным признакам субъекта комплекс- ного правового института деятельного раскаяния следует отнести то, что:

Во-первых, по смыслу закона субъектом деятельного раскаяния может являться только такое лицо, которое впервые совершило преступление (ч. 1 ст. 28 УПК; ч. 1 ст. 75 УК). Это означает, что данное лицо ранее не привлека лось к уголовной ответственности, либо его судимость снята или погашена в установленном законом порядке и т.д. ,

Во-вторых, субъектом деятельного раскаяния может быть лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести (ч. 1 ст. 28

1 Узнадзе’Д;Н. Психологические исследования. - М. 1996. С. 138.

37

УПК; ч. 1 ст. 75 УК).1 Субъектом деятельного раскаяния может быть и лицо, совершившее преступление иной категории (тяжкое и даже особо тяжкое), но только в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК (ч. 2 ст. 28 УПК; ч. 2 ст. 75 УК).

В-третьих, субъектом деятельного раскаяния может быть лицо, имеющее в уголовном процессе свой правовой интерес и на основании норм уго- ловно-процессуального закона наделенное определенным правовым статусом в соответствии с этапом уголовного судопроизводства.

В-четвертых, субъектом деятельного раскаяния может быть только такое лицо, которое лично совершило активные постпреступные позитивные действия, предусмотренные законом, убедительно свидетельствующие о его раскаянии (ст. 28 УПК; ст. 75 УК).2

В-пятых, субъектом деятельного раскаяния может быть лицо, ознаком- ленное с предложением о возможности прекращения в отношении него уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и которое согласно с предполагаемым решением (ч. 3 ст. 28 УПК).

В-шестых, в соответствии с нормами уголовного права субъектом дея- тельного раскаяния является: а) лицо, в отношении которого истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности; б) лицо, в отношении которого в установленном законом порядке погашена или снята судимость; в) лицо, которое в установленном законом порядке ранее было освобождено от уголовной ответственности.

1 Необходимо обратить внимание на несоответствие между ст. 75 УК и ст. 28 УПК в частях, касающихся . категории преступлений, совершение которых впервые допускает возможность применения института дея тельного раскаяния. В части 1 ст. 75 УК говорится о преступлениях небольшой тяжести. Часть 1 ст. 28 УПК допускает возможность прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в отношении лиц, впервые совершивших преступление не только небольшой, но и средней тяжести. Налицо коллизия между. нормами ^материального и процессуального права. По правилам приоритета коллизионных норм она должна решаться в пользу норм материального права.

Но, с другой стороны, нужно учитывать, что УПК РФ, которым введена ст. 28, является более новым законодательным актом, поэтому возникшую коллизию следует решить в пользу нового закона. Однако, вполне очевидно, ;что возникшее несоответствие между нормами материального и процессуального права должно быть устранено путем внесения дополнения в ч. 1 ст. 75 УК.

2 Характеристика условий применительно к институту деятельного раскаяния будет рассмотрена в следую щих разделах диссертационного исследования. “ ‘ * **

38

Кроме этого, субъектом деятельного раскаяния может быть «лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий и привлеченное к сотрудничеству с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность» (ч. 4 ст. 18 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»). Однако, лицо, обладающее указанным специальным признаком, освобождается от уголовной ответственности лишь в случае, если оно активно способствовало раскрытию преступления, возместившее причиненный ущерб или иным образом загладившее причиненный ущерб.

В соответствии с примечаниями к ст.ст. 337 и 338 УК на основании ч. 2 ст. 28 УПК могут быть прекращены уголовные дела в отношении субъекта деятельного раскаяния, также обладающего специальными (дополнительными признаками), в соответствии с которыми: а) лицо является военнослужащим, проходящим военную службу по призыву или по контракту и б) лицо, проходящее военные сборы.

В связи с вышеизложенным, субъектом деятельного раскаяния является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответст- венности; совершившее впервые преступление небольшой или средней тя- жести, или преступление иной категории, добровольно явившееся в правоохранительные органы; которое своими добровольными активными деист-виями способствовало раскрытию преступления, полному и всестороннему расследованию преступления и совершило все действия по возмещению ущерба или иным образом загладило вред, причиненный его преступными действиями; а также добровольно выполнило все условия, перечисленные в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК РФ.

Под субъективной стороной понимается «внутреннее содержание по- ступка человека, заключающее в себе психологическое отношение к совершаемому в форме осознания им своих действий и их последствий, а также психические побудительные силы поступка и сопровождающие его психиче-

39

ские состояния, чувства, эмоции».1 При деятельном раскаянии. соответст- вующая оценка поведения субъекта деятельного раскаяния дается не только окружающими его людьми, но и самое главное - им самим. На основе этой оценки, анализа своей преступной деятельности человек может принять решение действовать как бы в обратном содеянному направлении, стремясь ликвидировать вызванные отрицательные последствия.

Субъективную сторону деятельного раскаяния характеризует внутреннее побуждение лица, совершившего преступление, пересмотреть свое пове- дение, добровольно раскаяться в содеянном. Важно подчеркнуть, что добровольность является обязательным элементом деятельного раскаяния.2.

К характеризующим признакам субъективной стороны деятельного раскаяния относятся также мотив и цель совершения постпреступных действий.

Мотивы и цели посткриминальных поступков могут быть различны. Они охватывают огромный диапазон побуждений, начиная от преданности Родине, убежденности в необходимости соблюдения и исполнения всех правовых предписаний и кончая страхом перед властью. Это могут быть месть, корысть, зависть, желание избежать уголовной ответственности или смягчить ее, желание уклониться от бремени уголовного наказания.

В случае прекращения уголовного преследования в соответствии с ч. 1 ст. 28 УПК, а именно в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, мотивом могут быть не только и не столько, побуждения, связанные с желанием избежать уголовной ответственности и наказания, сколько действительное раскаяние, вызванное жалостью,

1 Никулин СИ. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. - М.: МВШМ МВД СССР. 1985. С. 14.

2 В случае оказания психического или физического воздействия налицо, совершившее преступление, с це лью получения признания им своей вины, лишают его выбора дальнейшего поведения, а также делают пре кращений уголовного дела по данному основанию, как правило, невозможным &

40

чувством сострадания, стыдом за свое поведение, пробуждением чувства долга, совести и т.д. .

Иные мотивы могут быть у лица, в случаях прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, при наличии условий, специально предусмотренных примечаниями к некоторым статьям Особенной части УК РФ. Например, каким может быть мотив лица, добровольно освободившего похищенного им человека (ст. 126 УК РФ)? По смыслу теории уголовного права время, в течение которого похищенный человек не мог распоряжаться личной свободой, для квалификации деяния значения не имеет. Можно предположить, что, имея определенную цель похищения, похититель осознал ее недостижимость, а также отсутствие необходимости, целесообразности, да и не безопасности дальнейшего удержания похищенного человека. Или другой пример: каковы могут быть мотивы у лица, добровольно сообщившего о коммерческом подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело (ст. 204 УК)? Вправе ли мы отрицать месть, устранение конкурента как один из мотивов? Пожалуй, не вправе.

В результате проведенных автором эмпирических исследований не представилось возможным получить объективных данных об истинных мотивах действий лиц, раскаявшихся в совершении ими преступных действий. Это объясняется тем, что органы предварительного расследования и суды в большинстве случаев не исследуют вопросы о мотивах поведения, подпадающего под признаки деятельного раскаяния, не отражают их в процессуальных документах. По мнению некоторых работников правоохранительных органов, «… деятельное раскаяние - понятие чисто субъективное, основанное лишь на показаниях обвиняемого, подсудимого, которым не всегда можно доверять».1

1 Щерба’С.П., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. Практическое пособие / Под общей ред. С.П. Щерба. - М.: Издательство «Спарк». 1997. G.-29. »

Сложившееся положение нельзя считать правильным; так как в рамках данного института мотив может быть один - деятельное раскаяние. Справедлива точка зрения о том, что мотив определяет поведение не сам по себе, а только в соотношении с целью, в связи с теми результатами, к достижению которых стремится лицо, совершая то или иное действие.1 Цель деятельного раскаяния можно определить, как желание конкретного лица совершить социально полезные действия, направленные на устранение негативных последствий своего преступного поведения. Между тем, нет оснований отрицать и иную цель раскаяния лица, а именно его желание уйти от уголовной ответственности и в конечном итоге - от наказания.

Поэтому установление мотивов и целей деятельного раскаяния, доказат тельство их истинности и соответствующее процессуальное закрепление - есть необходимые условия, которых следует придерживаться при расследовании и дальнейшем принятии решения о прекращении конкретного уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

В связи с вышеизложенным, под субъективной стороной деятельного раскаяния следует считать внутреннее побуэюдение лица, совершившего преступление, в осознании и осуждении преступности своих деяний, раскаявшегося в содеянном и добровольно принявшего решение совершить активные действия, направленные на устранение негативных последствий своего преступного поведения.

Следующим элементом деятельного раскаяния выступает объект. В общетеоретическом смысле под объектом явления понимается то, на что данное, явление способно оказать воздействие (оказывает или может ока- зать),2 в философии под объектом понимается «.(.. то, на что направлена познавательная или иная деятельность»,3 «… то, что существует вне нас и не-

Волков Б.С. Мотивы преступлений. Уголовно-правовое и социально-психологическое исследование. - Казань.: Издательство Казанского Университета. 1982. С. 7.

2 Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. - М. 1961. С. 229.

3 Философский.словарь / Под ред. И.Т. Фролова. - М.:. Издательство политической литературы. 1986. С. 465.

42

зависимо от нашего сознания и является предметом познания, практического воздействия».1

Применительно же к деятельному раскаяния, как постпреступному по- ведению субъекта деятельного раскаяния, принципиально важным является вопрос не только о том кем, но и на что направлена эта деятельность, но и в чем конкретно она заключается.

В юридической литературе предпринимались попытки определить объ- ект деятельного раскаяния как «… то, на что направлено, то, о чем сожалеет субъект, т.е. конкретное преступное деяние, причиненный имущественный, физический или морально-нравственный вред».2 Анализируя различные мнения по вопросу об объекте позитивного постпреступного поведения, В.Ю. Ивонин отмечал, «… что, устраняя вредные последствия преступления или предотвращая их наступление, виновное лицо посредством совершения предусмотренных уголовно- правовой нормой действий производит изменения в нарушенных им общественных отношениях, восстанавливает их до возмож-ного состояния». По мнению А.С. Александрова объект деятельного раская- ния, как уголовно-процессуальная категория — это то, на что направлено раскаяние лица.4

Представленные суждения по поводу объекта деятельного раскаяния, как уголовно-правовой и уголовно-процессуальной категорий, заслуживают внимания и поддерживаются автором настоящего диссертационного иссле-< дования.

Однако совершение постпреступных действий зависит от социально- правовой активности самой личности. Данная проблема достаточно широко

1 Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. - М.: Издательство «Наука». 1976. С. 402.

2 Савкин А.В.~ Методика и тактика доказывания деятельного раскаяния обвиняемого на предварительном следствии и дознании.-M.: ВНИИ МВД РФ. 1996. С.7. ‘

3 Ивонин В.Ю. Освобождение от уголовной ответственности по нормам особенной части уголовного зако нодательства и его применение органами внутренних дел. - Автореферат дисс. к.ю.н. - M. МВШМ МВД РФ. “1992. С. 19. •

4 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред: В.И. Радченко, под ред. B.T. Томи- на.-2-ёизд.,.перераб. идоп.-М.: Юрайт. 1999. С. 28. ?. - <*

43

обсуждалась в юридической литературе и представлена различными позициями.1 Социально-правовая активность характерна для деятельности людей. Однако она проявляется далеко не всегда. В литературе отмечается, что причиной тому могут быть, например, неблагоприятные условия для развития личной инициативы, слабая юридическая осведомленность, нежелание использовать правовые средства для достижения определенных целей. По мнению С.Н. Кожевникова, социально-правовая активность личности представляет собой «… обусловленную объективными факторами (характером обще-г ственных отношений, степенью их развитости) добровольную, основанную на уважении к праву, сознательную, инициативную правомерную деятельность, которая выражается в эффективном использовании предоставленных прав и реализации возложенных обязанностей на благо коллектива, общества или в целях обеспечения личных, охраняемых законом интересов».2

Наличие в уголовно-процессуальном законодательстве способа реали- зации норм материального права, определяющего именно процедуру прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, можно рассматривать в качестве объективного фактора, порождающего социально-правовую активность со стброны интересующего нас субъекта деятельного раскаяния. Уголовно-процессуальное законодательство предписывает до прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования разъяснить липу сущность основания, условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и его право возражать против принятия решения.

Таким образом, социально-правовая активность лица, совершившего преступление, явившегося с повинной, раскаявшегося в его совершении, возместившего или иным образом загладившего причиненный ущерб, после ознакомления с содержанием исследуемой уголовно- процессуальной нормы

1 Станкевич Л.П. Активность как мера деятельности личности // Вестник МГУ. Философия. 1970. № 6; Аб рамова H.T. Среда деятельности и уровень активности // Вопросы философии. 1970. № 9; Мордкович В.Г. Пути общественного развития и социальная активность человека. Социальные аспекты развития личности. - М. 19Ж С. 32 и др.

2 Кожевников С.Н. Социально-правовая активность личности // Советское государство и право. 1980. № 9.

С. 23. v.,.’-.- .”‘•< , •• •- • - .. ‘-?: “• ??• ~-

44

должна быть направлена и на обеспечение его личных, охраняемых законом интересов.

На основании изложенного под объектом деятельного раскаяния сле- дует понимать то, на что направлено добровольное, осознанное выполнение лицом постпреступных действий, т.е. социально-полезные результаты, совокупность которых дает основание утверждать о деятельном раскаянии лица.

Объективная сторона деятельного раскаяния представляет собой правомерные действия лица, совершившего преступление, направленные, с одной стороны, на удовлетворение претензий потерпевшего, а, с другой стороны, - действия, способствующие производству по делу; последствия этих действий; причинная связь между указанными действиями и их последствиями.1 Следовательно, деятельное раскаяние проявляется в совершении конкретных действий по предотвращению вредных последствий, наступивших в результате его преступных деяний, явке с повинной, активном способствовании раскрытию преступления, заглаживанию вреда2 и т.д. В точном соответствии с буквой и духом закона для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием требуется одновременное наличие всех четырех факторов:

а) если после совершения преступления небольшой или средней тяже сти лицо добровольно явилось с повинной;

б) если лицо после совершения преступления способствовало его рас крытию;

. в) если лицо после совершения преступления возместило причиненный ущерб;

г) если лицо иным образом загладило вред, причиненный после пре- ступления.

Первым элементом объективной стороны деятельного раскаяния, как основания освобождения от уголовной ответственности и основания прекращения, уголовного дела, по справедливому и обоснованному мнению ученых

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томи- на.—2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт. 1999. С. 28 (автор комментария ст. 7 УПК - А.С. Александров).

2 Щерба’С.П., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. Практическое пособие / Под общей ред: GIL Щербы.-M.: Издательство «Спарк». 1997. Сг 17. ?: &

45

в области уголовного права и уголовного процесса, является явка с повинной.1

С точки зрения уголовного права явка с повинной - это одно из обяза- тельных условий освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и заключается в активном действии субъекта деятельного раскаяния по явке в государственные органы с заявлением о совершенном им преступлении (либо о подготавливаемом преступлении).

В комментариях к уголовно-правовым статьям, регламентирующим институт деятельного раскаяния, существует единообразный подход к определению явки с повинной как обстоятельства, освобождающего от уголовной ответственности. Под явкой с повинной понимают активное поведение, выражающееся в том, что «… заявитель по собственной воле, без принуждения сообщает о преступлении, о котором органам власти еще не было известно, и сам отдает себя в руки властей, не имевших до этого сведений о том, кем совершено преступление»; «… лицо добровольно приходит в правоохранительные органы и рассказывает о совершенном преступлении, выражает готовность нести за него предусмотренную законом уголовную ответственность» и т.д.2

С точки зрения уголовного процесса явка с повинной,, с одной стороны, рассматривается в качестве повода к возбуждению уголовного дела (п.2 ч. 1 ст. 140 УПК), с другой стороны, - это одно из процессуальных условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Явка с повинной предполагает полное признание своей вины в совер- шении преступления и заявление о его совершении органам, осуществляющим уголовное судопроизводство. Однако, профессор А.А. Чувилев обосновано предостерегал: «В случаях, когда совершение того или иного из указанг ных в ч..1 ст. 75 УК действий не зависело от воли обвиняемого, а другие он

Достаточно обратиться ко всем источникам, которые ранее указаны диссертантом. Кроме этого исторический аспект явки с повинной по российскому законодательству рассмотрен В.К. Коломийцевым в его монографии «Явка с “повинной по российскому законодательству (1845-1995 гг.)». - Екатеринбург: Издательство Уральского университета. 1996.

2 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общей ред. Генерального Прокурора РФ, профессора Ю.И. Скуратова и Председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева. - М.: Издательская группа ИНФРА. М. - НОРМА. 1996. С:157 (автор комментария ст. 75 УК - А.И. Рарог); Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. А.И. Бойко. - Ростов-на-Дону; Издательство «Феникс». 1996.’С. 206 (автор комментария ст. 75 УК - М.П. Мелентьев) и др.. - - — «•-

46

осуществил, то вряд ли было бы верным не усматривать возможность прекращения уголовного дела в отношении его в связи с деятельным раскаянием. Например, обвиняемый оказал следователю содействие в раскрытии преступления, возместил ущерб, но не сумел явиться с повинной из-за болезни, и дело было возбуждено по заявлению потерпевшего».1 В подобных ситуациях принципиально важным является исследование вопроса о наличии объективных причин, сделавшими невозможными явку с повинной в тех случаях, когда уголовное дело по данному составу преступления уже расследуется, и лицо, подпадающее под признаки субъекта деятельного раскаяния, желает рассказать о совершенном им преступлении. В случае же отсутствия таковых, пусть даже и при осознании содеянного, явка с повинной должна являться основанием не освобождения его от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, а лишь обстоятельством, смягчающим наказание.

Весьма неоднозначно решается вопрос о том, всегда ли явка с повинной подразумевает необходимость непосредственного обращения лица в ор- ганы предварительного расследования или допустима иная ее форма.

Ранее А.А. Чувилевым было высказано мнение, что заявление лица о совершении им преступления, направленное по почте, следует рассматривать не только как повод к возбуждению уголовного дела, предусмотренный п. 1 ч. 1 ст. 108 УПК РСФСР (заявления и письма граждан). В случае подтверждения лицом при проверке его заявления или расследования дела сообщенных им сведений «… этот факт будет иметь (согласно уголовному закону) юридическое значение обстоятельства, смягчающего уголовную ответственность».2 По мнению автора исследования, применительно к прекращению уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, заявление, отправленное по почте и иным образом, следует рас-

1 Чур.илев А.А. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием / Уголовное право, 1998. С. 13.

2 Научно-практический комментарий к. Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: Издательство «Спарк». 1997. С.215 (автор комментария ст. 111 УПК РСФСР - А.А. Чувилев).

47

сматривать как одно из условий освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Существует вероятность того, что у субъекта деятельного раскаяния не всегда может существовать реальная возможность явиться с повинной лично. Например, лицо после совершения преступления заболело или получило увечья и по состоянию здоровья не может лично явиться в государственные органы; соучастники преступления, узнав о желании лица явить с повинной в правоохранительные органы, создали какие- либо препятствия для его явки. Возникает вопрос, каким же образом следует расценивать заявление о совершенном преступлении, направленное по почте, через знакомых, родственников или иным путем, порой опасным для жизни и здоровья субъекта деятельного раскаяния или его близких родственников. По мнению диссертанта, все письменные заявления лица о совершенном или готовящемся преступлении, имеющие своей целью сообщить компетентным органам о противоправных действиях, вызванные раскаянием и желанием способствовать раскрытию преступления, следует относить к явке с повинной в смысле одного из элементов объективной стороны деятельного раскаяния. В поддержку данной точки зрения, уместно привести мнение В.П. Божьева о том, что «… ввиду болезни, ранения и других обстоятельств заявление о явке с повинной может быть направлено почтой или через других лиц».’

Полученное компетентными органами письменное заявление является документом. Рассматриваемый документ, как один из видов доказательств, -«…это материальный объект, на котором официальное лицо или гражданин общепринятым (общепонятным) или принятым для документа специального вида способом зафиксировал сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. В юридической литерату-

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е, переработан ное^ дополненное. - M.: Спарк. 2000. С.36. Л\ - °-

48

ре существуют различные определения понятия «документ», при этом важное значение придается трем элементам: характеру сведений, содержащихся в документе; назначению его и связанному с ним авторству; письменности в исполнении. С позиции теории доказательств в уголовном процессе документ важен как материально-фиксированная форма сообщения фактических данных».1

Следовательно, заявление, направленное (независимо от способа от- правки) лицом, осознавшим противоправность своего деяния, раскаявшимся в совершенном им преступлении и желающим исправить положение, следуя теории доказательств, является полноправным доказательством по уголовному делу наряду с другими видами доказательств. А поэтому оно может быть подвергнуто проверке (сравнению, анализу, сопоставлению) и оценке с точки зрения его относимости, допустимости, достоверности и достаточности с целью принятия законного решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием лица.

Статьи 140 и 141 нового Уголовно-процессуального кодекса РФ вос- полнили пробел старого законодательства. В соответствии с ч. 5 ст. 141, ко-. гда заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола (оформления устного заявления о явке с повинной), его заявление оформляется в порядке, установленном статьей 143 УПК, т.е. в случае получения ин-формации о преступлении из иных источников, лицо, получившее данное сообщение, составляет рапорт.

Следующий, заслуживающий внимания вопрос, заключается в том, что должна ли рассматриваться явка с повинной в качестве обязательного признака объективной стороны деятельного раскаяния по каждому уголовному делу и обязательно ли в совокупности с остальными признаками (элемента-; ми)? На практике имеют место случаи, когда органы предварительного рас-

? у *-??? Г_‘Т7”

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Отв. редактор Н.В. Жогин, изд. 2-е исправленное и дополненное,- М.: «Юридическая литература». 1973. С: 664 (автор 12 главы - Г.М. МИНЬКОВСКИЙ).

49

следования по сути дела довольствуются наличием одного-двух элементов, составляющих объективную сторону деятельного раскаяния. При этом явка с повинной, как таковая, либо вообще отсутствует, либо соответствующие органы, что чаще всего бывает, ограничиваются получением от обвиняемого заявления с раскаянием в совершенном преступлении и просьбой прекратить уголовное дело.

Например, 1 сентября 1997 года гр. Тарасенко А.А. совершил хулиган- ство, а именно грубое нарушение общественного порядка, выразившееся’ в явном неуважении к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданами, т.е. преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 213 УК РФ. На основании заявления гр. Авласевича орган дознания 1 сентября возбудил уголовное дело в отношении гр. Тарасенко, который 2 сентября подал на имя лица, производящего дознание, заявление о раскаянии в содеянном и в связи с этим просил прекратить уголовное дело. 10 сентября лицом, производящим дознание, вынесено постановление о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием на основании того, что:

а) Тарасевич «чистосердечно осознал свою вину»;

б) «обвиняемый впервые совершил преступление небольшой тяжести».

В тот же день прокурор, осуществляющий надзор, дал согласие на пре кращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.1 Вместе с тем, в данном случае, судя по материалам уголовного дела, явки с повинной факти чески не было. В качестве таковой было оценено устное заявление Тарасеви- ча, сделанное им после возбуждения уголовного дела, в ходе допроса по фак ту совершенного преступления. Более того, в материалах уголовного дела факт совершения впервые преступления небольшой тяжести подтверждается лишь показаниями самого обвиняемого. i

1 Дело №245516 из архива СУ ГУВД г. Москвы. 1997-г. л

50

Как свидетельствуют результаты исследования материалов архивных уголовных дел1, принятие решения о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием без достаточных доказательств не единичны. По мнению автора, это следствие невнимательного изучения и применения требований закона практическими работниками, а также результат ненадлежащего надзора со стороны прокуратуры за законностью и обоснованностью принятия решения о прекращении уголовного дела органами предварительного расследования.

Вторым элементом объективной стороны деятельного раскаяния явля- ется способствование раскрытию преступления. Способствование раскрытию преступления - это не однозначное понятие, оно представляет собой родовое понятие и внешне выражается в активных постпреступных действиях субъекта деятельного раскаяния. Действия, способствующие раскрытию преступления, заключаются в том, что субъект деятельного раскаяния оказывает помощь правоохранительным органам в выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела. Способствование в раскрытии преступления может выразиться:

а) в даче правдивых показаний по делу;

б) в активном содействии в выявлении следов преступления;

в) в совершении активных действий, направленных на обнаружение похищенных денег, ценностей и т.д.;

г) в участии в следственных действиях и оперативно-розыскных меро приятиях с целью установления фактических обстоятельств, имеющих зна чение для дела;

д) в оказании помощи по обнаружению, задержанию и изобличению соучастников преступления;

1 В рамках диссертационного исследования автором были изучены 215 архивных уголовных дел, прекращенных’в связи с деятельным раскаянием следователями ^дознавателями п Москвьма период 1997-1999 гг.

51

е) добровольное или вынужденное, явное или скрытное, инициативное или происходящее по заданию правоохранительных органов противодействие совершению преступления, введение в заблуждение членов преступной организации.

Способствование раскрытию преступления должно выражаться не только в стремлении обвиняемого участвовать в производстве конкретных процессуальных действий, но и в том, что инициатива в проведении отдельных следственно-розыскных мероприятий по сбору и фиксации доказательственной информации, направленных на раскрытие преступления, должна исходить от самого обвиняемого.1

СП. Щерба и А.В. Савкин справедливо отмечают, что истинное спо- собствование раскрытию преступления следует отличать от имитации деятельного раскаяния. Так, например, подобное поведение было отмечено у гр. К., дело по обвинению которого находилось в производстве правоохранительных органов г. Санкт-Петербурга. У указанного гражданина в течение нескольких месяцев различные территориальные органы милиции изымали оружие. Во всех случаях гражданин К. утверждал, что нашел его на улице и нес в милицию, но именно в этот момент был задержан ее сотрудниками. В конечном итоге выяснилось, что гражданин К. является членом одной из преступных группировок и был убит при очередной бандитской разборке.

Третий элемент деятельного раскаяния - это действия, связанные с возмещеиием ущерба.

Возведенные в ранг конституционных нормы о возмещении гражданам ущерба приобрели общеправовое значение. Их уже нельзя рассматривать только в узком цивильном понимании. Данные, нормы присутствуют при ре-гулировании правоотношений в любой отрасли права, в том числе в уголовном и уголовно-процессуальном.

Щерба СП., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. М. 1997. С. 19-20. 2 Щерба СП., Савкин А.В. Институт деятельного раскаяния в уголовном законодательстве // Журнал рос сийского права. 1997. Ш2:С. 78. л “

52

По смыслу уголовного закона возмещение ущерба означает, что субъ- ект деятельного раскаяния обязан возместить ущерб, причиненный в результате его преступных действий - удовлетворить исковые требования потерпевшего, гражданского истца и их представителей. Обязательное возмещение ущерба представляет собой конкретное выражение восстановительной (компенсационной) функции одновременно уголовного, уголовно-процессуального и гражданского права. Ввиду того, что компенсационная функция в уголовном судопроизводстве реализуется в рамках уголовного процесса, то его нормы, фактически, выполняют роль связующего звена ме-жду уголовным и гражданским правом. В связи с этим категорию «ущерб» и действия, связанные с его возмещеним, необходимо рассматривать ком- плексно, используя достижения указанных отраслевых наук.

«Возмещение ущерба», как уголовно-правовая категория, представляет собой активную деятельность субъекта деятельного раскаяния по добровольной компенсации причиненного им ущерба. При этом она связана и находится в прямой зависимости от другой уголовно-правовой категории - причинения вреда. От размера, стецени, характера и объема причиненного вреда зависят размер, степень, характер и объем ущерба, подлежащего возмещению, так как только там, где есть причиненный вред, существуют вопросы его возмещения. Если размер, степень, характер и объем причиненного вреда влияют на квалификацию преступления, а в конечном итоге на меру наказания, то эти же категории при своевременной, добровольной и активной деятельности по возмещению ущерба играют важную роль при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности и прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Рассматривая «возмещение ущерба» как уголовно-процессуальную ка- тегорию, необходимо отметить ее многозначность.

53

Во-первых, - это «.. .добровольное восстановление тех благ, которых был лишен потерпевший в результате преступления»,1 «компенсация причи- ненному имуществу вреда в денежной или иной форме, достаточной для возмещения убытков, понесенных потерпевшим в результате преступле- ния»,2 что говорит об общих началах и ее сходстве с уголовно-правовой категорией.

Во-вторых, вопросы, разрешаемые в связи с возмещением ущерба, вхо- дят в предмет доказывания по уголовному делу. Активные действия субъекта деятельного раскаяния подлежат доказыванию, должны быть подтверждены собранными по правилам УПК доказательствами, которые, в свою очередь, подлежат проверке и оценке, а также найти отражение и закрепление в протоколах следственных действий и других материалах уголовного дела.

В-третьих, в содержание рассматриваемой категории входит уста- новленный законом порядок процессуальной деятельности уполномоченных государством органов и должностных лиц по обеспечению возмещения ущерба.

В-четвертых, вопросы гражданского иска в уголовном процессе тесно связаны с реальным восстановлением имущественных (и неимущественных) прав граждан и юридических лиц. Гражданский иск выступает тем каналом, через который гражданские правоотношения, возникающие в уголовном процессе, получают защиту в несвойственной для себя процессуальной форме. Следует подчеркнуть, что возложение обязанности по доказыванию размера ущерба на органы предварительного расследования ни в коей мере не ограничивает возможностей потерпевшего, гражданского, истца и гражданского ответчика. При этом необходимо отметить, что активность действий лица, совершившего преступление, фактически находится под контролем по-

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. В.Т. Томи- на. -^-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт. 1999. С.29.

2 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под общ. Ред. Ю.И. Скуратова’й B.M. Лебедева. -3-е изд., изм. и доп.;- М.? Издательство НОРМА. 2000. С. 75 (автор комментария ст. 75 УК - Рарог AM.).

? 54

терпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. Указанные уча-стники уголовного процесса имеют право обжаловать действия должностных лиц о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

В-пятых, в описательно-мотивировочной части постановления о пре- кращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием должны быть приведены доказательства, подтверждающие активность, добровольность и личное участие субъекта деятельного раскаяния в возмещении ущерба, а также характер, размер и объем его возмещения.

Проведенный сравнительный анализ подтверждает, что «возмещение ущерба», как правовая категория, может и должна рассматриваться как составная часть правового института, входящего в состав комплексного правового института - института деятельного раскаяния.

В зависимости от причиненного вреда, теория уголовного права и про- цесса, а также соответствующие нормы уголовного права и процесса закрепили понятие ущерба и его виды: физический, имущественный и моральный. Размер возмещения зависит от порядка его исчисления, а также от того, причинен вред имуществу или личности и здоровью потерпевшего.

Возмещение причиненного имущественного, физического ущерба и морального вреда предполагает компенсацию в денежной или иной форме, достаточной для возмещения убытков, нанесенных потерпевшему в результате преступления.

Возмещение материального ущерба может выразиться:

  • в выплате денежной компенсации потерпевшему за поврежденное или уничтоженное имущество; ?•,
  • в возврате похищенного имущества;
  • в предоставлении вещи того же качества, рода, стоимости (возмещение материального ущерба в натуре).
  • Возмещение физического ущерба может выразиться:

55

  • в оказании медицинской помощи;
  • в оплате лечения, медицинского ухода и восстановительного курса, который прошел потерпевший;
  • в оплате медицинской помощи консультативного характера;
  • в оплате лекарственных средств, препаратов;
  • в оплате изготовления, приобретения протезов, инвалидных кресел, колясок и т.д.
  • По определению сущности морального вреда справедливо мнение А.Л. $ Эрделевского, который утверждает, что «… В совокупности нравственные и

физические страдания составляют моральный вред, который должен быть компенсирован в денежной форме».1 Данная точки зрения еще в 1913 году высказана профессором Беляцким С.А., определившим понятие и порядок возмещения морального вреда.2

С позиции гражданского законодательства жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность личной жизни, личная и семейная тайна, право свободного перемещения и. т.д., составляют нематериальные блага (ст. 15 ГК РФ), а их нарушение влечет физические или нравственные страдания, что в совокупности составляет моральный ущерб. В пунктах 1,3, 5 ст. 1100 ГК РФ перечислены условия компенсации морального вреда в случаях, когда: а) вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; б) вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в) в иных случаях, предусмотренных законом.

Моральный вред может быть возмещен в материальной и нематериаль-ной форме:

1 Эрделевский A.M. Компенсация морального вреда. - М.: Юристь. 1996. С. 11. Данная работа интересна тем, .что автором предложена формула возмещения морального вреда и определения размера денежной ком пенсации в зависимости от физических или нравственных страданий.

2 Беляцкий С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. - С.-Петербург: Издание юридического склада «Право». 1913. С. 8. “‘•-“? . \ • - <>•

56

  • в публичном извинении перед потерпевшим;
  • в опровержении через средства массовой информации ложных, порочащих другое лицо, измышлений;
  • в денежном выражении компенсации физических и нравственных страданий.
  • Четвертый элемент деятельного раскаяния - возможность субъекта деятельного раскаяния иным образом загладить вред, причиненный в ре зультате преступления. Заглаживанию вреда подлежат все наступившие в $’ результате преступления и возможные в будущем негативные изменения в

структуре общественных отношений, охраняемых уголовным и уголовно- процессуальным законами. В данном случае речь идет не только об интересах правосудия и потерпевшего, но и иных государственных и общественных интересах, прямо или косвенно подвергшихся общественно опасному воздействию, которым причинен или может быть причинен вред.1

Заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, может выразиться в виде:

  • устранения причиненного вреда своими силами (например, ремонт поврежденного строения, ремонт помещения);

(*• - возмещения по оплате ремонта имущества, произведенного самим

потерпевшим или по его просьбе (распоряжению) третьими лицами; ??•’.’- приведения вещи в первоначальное состояние предмета преступного посягательства (ремонт, реставрация).

Подводя итоги рассмотренных объективных признаков деятельного раскаяния, хотелось бы отметить, что способы совершения действий, характеризующих объективную сторону деятельного’ раскаяния, могут быть различными. Критериями оценки в данном случае являются законность этих действий и наличие причинно- следственной связи между действиями субъ-

Кушнарев В.А. Проблемы толкования норм уголовного права о деятельном раскаянии // Российский следо ватель. 2001. № 1. С. 13. • ?- ••-•

57

екта деятельного раскаяния и процессуально значимыми последствиями. Необходимо, чтобы законные действия лица, совершившего преступление, представляющие собой активное посткриминальное поведение, не только предшествовали решению вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, но и способствовали его принятию, то есть явились, по сути дела, его причиной.

Таковы, по мнению автора исследования, субъективные и объективные признаки комплексного правового института деятельного раскаяния.

Рассмотрение правовой природы института деятельного раскаяния будет не полным без определения юридической природы уголовно- процессуальных норм, регламентирующих порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

В юридической литературе высказаны различные точки зрения на оп- ределение характера уголовно-правовых норм, регламентирующих освобождение от уголовной ответственности, и соответственно уголовно- процессуальных норм, предусматривающих процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности. В данном случае следует исходить из справедливого утверждения авторов, в соответствии с которым нормы уголовно-правового института освобождения от уголовной ответственности реализуется через нормы уголовно- процессуального института и материально-правовые основания освобождения от уголовной ответственности при их установлении специально уполномоченными должностными лицами, по смыслу закона, становятся уголовно-процессуальными основаниями прекращения уголовного дела.1

Говоря о видах норм, одни ученые считают,, что нормы, предусматри- вающие освобождение от уголовной ответственности в связи с социально одобряемым; поведением субъекта, относятся к группе поощрительных норм

1 Григорьев Н.В., Сабитов Р.А. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ.-Хабаровск. ВШ МВД РФ. 1993. С. 11-12. • ? - <~

58

уголовного права.1 Другие определяют возможность освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в качестве модели альтернативного разрешения уголовно-правовых споров или мер ком-промисса в борьбе с преступностью.

А.В. Наумов отмечает, что «… нормы, выраженные в ст. 75 УК, и нормы, предусмотренные в Особенной части УК, освобождающие от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, … относятся к так называемым стимулирующим «… поощрительным» нормам уголовного права, побуждающими лицо, совершившее преступление, явиться с повинной, устранить причиненный преступлением вред, помочь правоохранительным органам в изобличении преступника».3

Иную позицию занимает Аликперов Х.Д., который утверждает, что указанные нормы «… являются нормативным отражением идеи компромисса в концепции современной уголовно-правовой борьбы с преступностью в Российской федерации».4

Комплексный подход к изучению института деятельного раскаяния по- зволяет рассматривать в указанном контексте и уголовно- процессуальную норму, регламентирующую порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. При этом важно определить, относится ли ст. 28 УПК к числу поощрительных правовых норм или ее юридическая природа несколько иная — компромиссная.

По мнению диссертанта, ответ на этот вопрос можно получить лишь после анализа и сопоставления характера норм уголовного права и уголовно-

1 Григорьев Н.В., Сабитов Р.А. Указанная работа. - С. 8-9.

2 Келина С.Г.”” Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления. - В кн. Уголовное право: новые идеи. - М. 1994. С. 68; Головко Л.В. Новые основания освобождения от уголовной отвветственности и проблемы их процессуального применения // Государство и право, 1997. №8, С. 77-83.

3 Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. - М. 1996. С. 451-452.

4 Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - M.: Московский психолого-социальный HHCTHTyf; ИПК РК Генеральной прокуратуры РФ; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК». 2001. С. 81.

59

процессуального права, входящих в комплексный правовой институт деятельного раскаяния.

В теории уголовного права и теории уголовно-процессуального права классифицируют нормы на запрещающие, обязывающие, управомочивающие и поощрительные. В последние 10 лет существует точка зрения о наличии в уголовном праве норм, допускающих компромисс (НДК) или компромиссных норм. Для каждой группы норм выделяются специфические функции в рамках общих функций уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Поощрительные нормы уголовного права отличаются от других норм данной отрасли тем, что они одобряют, стимулируют социально полезное поведение лиц, совершивших преступление, путем смягчения им уголовно-правового обременения.1 Их специфика состоит в том, что они «… определяют юридически не обязательное, но социально желательное поведение, порождающее обязанность или право соответствующих органов применить поощрительную акцию».2 К числу поощрительных норм относят такие институты уголовного закона, как условное осуждение (ст. 73 УК); условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79 УК); замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК) и т.д. Путем различных стимулов указанные нормы побуждают осужденных к соблюдению правил поведения и режима содержания в период отбывания наказания, воздержанию от совершения новых преступлений, побуждают их встать на путь исправления.

Как справедливо отмечает И.Э. Звечаровский, характерной чертой по- ощрительных норм является то, что они, в первую очередь, стимулируют выполнение юридических обязанностей, ранее возложенных на субъекта, т.е.

’ Аликперов Х.Д. Указанная работа. - С. 102.

2 Алексеев С,С. Общая теория права. - М. Т. II. 1982. С. 80.-

60

действий, входящих в круг его обязанностей.1 Следовательно, поощритель-ные нормы носят ярко выраженный профилактический характер.

Поощрительные нормы имеются и в уголовно-процессуальном праве. Специальные государственные органы и должностные лица обязаны собирать, проверять и оценивать доказательства, подтверждающие то, что лицо заслуживает поощрения со стороны государства. По мнению автора, к числу уголовно-процессуальных поощрительных норм следует отнести п.п. 4, 5 ст. 397 УПК: рассмотрение судом вопросов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания; о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Изучение природы поощрительных уголовно-правовых и уголовно- процессуальных норм позволяют автору поддержать точку зрения Аликперо-ва X.Д и выявить ряд общих для них качеств:

1) специфика задач, которые стремится решать законодатель посредст- вом этих норм; 2) 3) особый характер и объем благ, предусмотренных для субъектов этих норм; 4) 5) нормы носят условный характер. В ряде случаев могут быть приме- нены «авансом», то есть с условием, что эти лица в будущем совершат определенные поступки и воздержатся от других. Поощрительные нормы во всех случаях условны и могут в течение определенного судом срока отменяться, если лицо, в отношении которого они применены, систематически нарушает общественный порядок; 6) 7) применяются при постановлении судом приговора, либо после отбы- тия наказания; 8) 9) для применения поощрительных норм не имеет правового значения мотивация поведения осужденного.3 10) 1 Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности. - Иркутск: Издательство Иркутского университета. 1991. С. 50-51.

2 Загородников Н.И., Сахаров А.Б. Демократизация советского общества и проблемы науки уголовного пра ва // Советское государство и право. 1990. № 1. С. 55.

3 Аликп’еровХ.Д. Указанная работа. С. 107-110 •

61

Изложенное позволяет не согласиться с мнением Григорьева Н.В., Са- битова Р.А., Наумова А.В. об отнесении уголовно-правовых норм об освобождении от уголовной ответственности и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих порядок прекращения уголовных дел и (или) уголовного преследования по специальным основаниям к поощрительным нормам.

Автор исследования поддерживает и разделяет точку зрения авторов, утверждающих,- что нормы освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием относятся к нормам, допускающим компромисс (НДК).3

По мнению Аликперова Х.Д., «… под нормами уголовного законода- тельства, допускающими компромисс, следует понимать нормы, в которых лицу, совершившему преступление, гарантируется освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания в обмен на совершение таким лицом поступков, определенных в законе и обеспечивающих реализацию основных задач уголовно-правовой борьбы с преступностью».4

Развивая данную теорию, автор справедливо подчеркивает, что ком- промисс между государством и лицом, совершившим преступление, может иметь место для «… устранения или смягчения вредных последствий преступления, обеспечения прав и законных интересов потерпевших и обвиняемых, склонения виновных к самообнаружению и сотрудничеству с правоохранительными органами, выявления латентных преступлений, повышения раскрываемости зарегистрированных преступлений…».5 Компромисс предполагает соглашение на основе взаимных уступок. Именно таков характер правовых предписаний, изложенных в ст. 75 УК и примечаний к ряду статей Особенной части УК.

1 Григорьев Н.В., Сабитов Р.А. Указанная работа. С. 8-9.

2 Наумов А.В. Указанная работа. С. 451-452.

3 Кедина..С.Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступ ления. - В кн. Уголовное право: новые идеи. - М. 1994. С.68; Головко Л.В. Новые основания освобождения от уголовной ответственности и проблемы их процессуального применения // Государство и право. 1997. № 8. С. 77-83; Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. - Баку. 1992. С. 65; Аликперов Х.Д. Проблема допустимости компромисса в борьбе с преступностью. Автореферат… дисс. к.ю.н..- М. 1992. С. 7 и др.

4 Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. - Баку. 1992. С. 65.

5 Аликперов Х.Д. Проблема допустимости компромисса в борьбе с преступностью. Автореферат дис. … д.ю.н.-М. 1992. С. 7. “’

62

Целесообразность введения в УПК норм, допускающих компромисс, вполне совместима с их сущностью как выражением готовности законодателя к созданию предпосылок для разумного компромисса с виновным в ходе производства по конкретному делу в обмен на его действия в интересах потерпевшего. Допуская в этих случаях, с согласия потерпевшего, компромисс с лицом, совершившим преступление, законодатель исходит, прежде всего, из приоритета интересов потерпевшего.1

Кроме этого государство гарантирует освобождение от уголовной от- ветственности за совершение преступлений различной степени общественной опасности лицам, выполнившим условия, содержащиеся в примечаниях к перечисленным нами ранее нормам Особенности части УК РФ, предусматривая процессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

По мнению Аликперова Х.Д., нормы, допускающие компромисс, отли- чаются тем, что:

  • имеют свои специфические задачи, которые стремится решить зако- нодатель посредством этих норм;
  • в качестве стимуляторов за совершение определенных в законе по- ступков лиц, участвовавших в преступлениях, предусматривают полное и безоговорочное освобождение от уголовной ответственности и «прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования» (доп.
  • авт.);
  • могут быть применены на любой стадии производства по уголовному Делу;
  • их применение к лицам, совершившим преступление, не влечет за собой и признания за этими лицами судимости;
  • это безусловные нормы. Освобождение от уголовной ответственности, в связи с деятельным раскаянием является окончательным и безусловным, т.е. оно не является условным и не ставится в зависимость как от после- дующего поведения лица, освобожденного от уголовной ответственности (например, совершения нового преступления), так и от каких-либо иных обстоятельств (например, антиобщественный образ жизни);
  • 1 Аликп’еров X., Зейналов М., Курбанова К. Допустим ли компромисс в борьбе с преступностью? // Уголовное право. 2001. № 3. С. 91.

63

  • для их применения решающее значение имеет непосредственное предпреступное, посткриминальное поведение или поведение в период производства по делу.1

Таким образом, особенностью конструкции ныне действующей редакции ст. 75 УК и ст. 28 УПК является то, что перечисленные статьи являются нормами, допускающими компромисс.

1 Аликперов Х.Д.’ Освобождение от уголовной ответственности. — М.: Московский психолого- социальный институт; НПК РК Генеральной прокуратуры РФ; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК» 2001. С. 11, 107-

по: •:?..- . ? •? •

64

§ 2. Уголовно-процессульная характеристика условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования

в связи с деятельным раскаянием

Специфика правовой природы комплексного правового института дея- тельного раскаяния вызывает необходимость конкретизации, единообразного толкования и уяснения положений уголовно- процессуального закона, регулирующего порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

По мнению автора исследования, для теории уголовного процесса, рав- но как и для практического применения, представляет интерес уголовно- процессуальная характеристика комплексного правового института деятельного раскаяния, исследование основных положений, регламентирующих в общем плане именно процессуальный аспект, то есть проблемы, связанные непосредственно с прекращением уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

В первую очередь, следует отметить, что анализ представленных в юридической литературе точек зрения привел к выводу о наличии терминологической неопределенности при использовании некоторых понятий, относящихся к комплексному правовому институту деятельного раскаяния.

В новом Уголовном кодексе нормы, касающиеся освобождения от уго- ловной ответственности, выделены в отдельную главу, содержащую перечень оснований освобождения от уголовной ответственности. К числу таких оснований относится деятельное раскаяние. В гипотезе указанного уголовно-правовой нормы предусмотрено деятельное раскаяние в качестве основания освобождения от уголовной ответственности.

Статья 28 УПК определяет процессуальной порядок освобождения от уголовной ответственности. Именно в процессуальной норме определяется способ реализации соответствующей уголовно-правовой нормы.

В теории уголовного процесса преобладает мнение, в соответствии с которым привлечение лица в качестве обвиняемого тождественно привлече-

65-

нию лица к уголовной ответственности.1 Очевидно, что освободить от уголовной ответственности в уголовно-процессуальном смысле можно либо путем отказа в возбуждении уголовного дела (то есть не начинать уголовное преследование в отношении конкретного лица и соответственно не привлекать его в качестве обвиняемого) либо путем прекращения уголовного дела. В последнем случае обвиняемый утрачивает свое процессуальное положение, так как с прекращением уголовного дела уголовное преследование в отношении конкретного лица прекращается.

Являясь материально-правовым основанием освобождения от уголовной ответственности, деятельное раскаяние включает в себя совокупность условий, определяющих его как позитивное постпреступное поведение лица, совершившего соответствующее преступление. Закон регламентирует возможность освобождения от уголовной ответственности при наличии определенных условий. Согласно ч. 1 ст. 75 УК «Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления». В соответствии же с ч. 2 ст.. 75 УК «Лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных ч. 1 настоящей статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса».

?; После возбуждения уголовного дела все перечисленные условия стано- вятся обстоятельствами, подлежащими доказыванию и соответственно уголовно-процессуальными условиями прекращения уголовного дела и (или) уголовного~преследования в связи с деятельным раскаянием.

1 Карнеев’а Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М. 1971. С. 14.

66

В существующих редакциях соответствующих статей УК и УПК, рег- ламентирующих условия и процессуальный порядок освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, наблюдается смешение понятий «основание освобождения от уголовной ответственности» и «условия освобождения».

Имеющие место противоречия в законодательстве привели к существо- ванию в юридической литературе различных точек зрения на определение указанных понятий. В ряде случаев наблюдается не только их смешение, но и взаимозаменяемость.

С.Г. Келина, комментируя содержание ст. 75 УК считает, что данная норма предусматривает основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, к ним, . по ее мнению, относятся: «а) совершение лицом преступления небольшой тяжести; б) совершение такого преступления впервые; в) явка с повинной, возмещение ущерба, заглаживание вреда и совершение иных действий, которые свидетельствуют о нецелесообразности принудительного исправления этого лица уголовно-правовым средствами».1

В.Д. Филимонов также полагает, что диспозиция ст. 75 УК содержит основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.2 М.П. Милентьев считает, что ч. 1 ст. 75 УК предусматривает четыре основания освобождения от уголовной ответственности: явка с повинной после совершения преступления, способствование раскрытию преступления после его совершения, возмещение ущерба, а также заглаживание вреда, причиненного в результате преступления.3

1 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Наумова. - М. 1996. С. 195 (автор комментария ст. 75 УК - Келина С.Г.).

2 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. - М.: «Зерцало». 199’8.’С. 164 (автор комментария ст. 75 УК - Филимонов В.Д.).

3 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Бойко - Ростов-на-Дону. 1996. С. 205 (автор комментария ст. 75 УК- М.П. Милентьев). a

67

Николюк В.В., Магомедов А.Ю., Шаламов В.Г. указывают, что в ч. 1 ст. 75 УК сформулированы пять оснований освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, которыми являются: «Совершение лицом преступления небольшой тяжести и впервые, явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение ущерба или заглаживание иным образом вреда, причиненного преступлением».1

Кроме того, они выделяют специальные основания прекращения уго- ловного дела в связи с деятельным раскаянием, которые, по их мнению, сформулированы в ч. 2 ст. 75 УК и в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК. И таких специальных оснований они насчитывают 12 (по количеству статей Особенной части УК, допускающих прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием). А всего таким образом у авторов насчитывается как минимум 17 оснований прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием.

Вместе с тем, освобождение лица от уголовной ответственности в порядке ст. 75 УК путем прекращения уголовного дела и (или) уголовного пре- следования по правилам, предусмотренным нормами УПК, возможно при наличии одного основания - деятельного раскаяния лица, совершившего преступление.

Те же обстоятельства, которые указанные авторы относят к основаниям деятельного раскаяния, есть не что иное, как условия, наличие которых позволяет констатировать факт деятельного раскаяния и принимать соответствующее решение, предусмотренное законом, о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования. Такая точка зрения высказывалась и в уголовно-правовой, и в уголовно-процессуальной науке.

Так А.В. Наумов констатирует, что ч. 1 ст. 75 УК содержит перечень условий, при наличии которых деятельное раскаяние может рассматриваться в качестве основания прекращения уголовного дела.3

1 Николюк В.В., Магомедов А.Ю., Шаламов В.Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным рас каянием в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. -Омск. 1999. С.21.

2 См.: Николюк В.В. и др. Указанная работа. С. 75.

3 Наумов’А.В. Уголовное право. Общая часть. Курс лекций. —М. 1996. С;449. «~

68

СИ. Никулин обращает внимание, что основанием для освобождения виновного лица от уголовной ответственности в силу ст. 75 УК выступает не любая разновидность деятельного раскаяния, а строго фиксированная в законе совокупность позитивных постпреступных действий лица (выд. мною - Н.В.). «Только при условии, что лицо добровольно явится с повинной, окажет реальную помощь правоохранительным органам в раскрытии совершенного им преступления и наряду с этим возместит причиненный ущерб или иным образом загладит вред, который причинен в результате преступления…» возможна постановка вопроса об освобождении от уголовной ответственности.1 В данном случае автор разделяет понятия «основание» освобождения от уголовной ответственности и «условия», при которых оно возможно.

Александров А.С. полагает, что в диспозициях ч. 1 ст. 7 УПК РСФСР и ч. 1 ст. 75 УК сформулировано понятие собственно деятельного раскаяния, как основания прекращения уголовного дела, и указаны его признаки, к которым он относит: добровольную явку с повинной; активное способствование раскрытию преступления; изобличение соучастников и розыск имущества, добытого преступным путем; добровольное возмещение имущественного ущерба, а также физического и морального вреда, причиненных преступлением или иное заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. В этих же статьях, по его мнению, изложены два обязательных условия прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием: а) совершение преступле-ния впервые, б) совершение преступления небольшой тяжести. Вместе с тем он допускает ошибку, полагая, что в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК содержатся специальные основания освобождения от уголовной ответственности.

В юридической литературе высказано и такое мнение, в соответствии с

которым «… освобождение от уголовной ответственности предусмотрено в отношении совершивших и некоторые другие преступления, но при наличии

1 Никулин СИ. Российское уголовное право. Общая часть. Учебник. - 1997. С. 347-348.

2 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. B.T. Томи- на;-2-ёизд.,перераб. идоп.-М.: Юрайт. 1999, С.27-28. • ->?

69

одного общего условия — деятельного раскаяния (выделено мною - Н.В.), проявляющегося в виде совершения после преступления позитивных действий, отвечающих интересам государства, общества и потерпевших».1

Отсутствие одинаковых взглядов на определение указанных понятий в известной мере объясняется наличием, как уже отмечалось, несоответствия редакции ст. 75 УК и ст. 28 УПК.

В части 2 ст. 75 УК обстоятельства, перечисленные в ч. 1 этой же статьи, в своей совокупности свидетельствующие о деятельном раскаянии: явка с повинной, способствование раскрытию преступления и т.д., называются условиями деятельного раскаяния.

В статье 28 УПК эти же обстоятельства именуются основаниями.

Сверчков В.В. в этой связи отмечает, что противоречивость законодательных конструкций «… вводит в заблуждение и теоретиков права, и практических работников, поскольку основание собственно и складывается из ряда условий и, будучи совокупностью достаточных признаков (условий), является единственным поводом к прекращению уголовного дела».2

По мнению исследлователя, назрела необходимость разъяснения данных понятий на теоретическом уровне, что позволит внести определенность и порядок в изложении вопросов, связанных с уголовно-процессуальной характеристикой прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Нельзя отрицать, что только определенные категории могут быть понятны, и изучены в целях последующего теоретического и практического применения.

По смыслу русского языка одно из значений понятия «основание» определяется как «… существенный признак, по которому распределяются яв-

3 ‘’

ления, понятия». Вместе с тем, «основание», кйк философская категория -

$ ‘ Чувилев А.А. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Уголовное

право. 1998. №2. С. 12.

2 Сверчков B.B. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Государство и право. 1999. № 12. С. 54. Ожегов’С.И. Словарь русского языка.-М. 1986. С. 46L ~

70

это часть условного суждения, в которой отображается условие, из которого зависит истинность следствия. Из истинности основания логически вытекает истинность следствия.1 Основание рассматривается в качестве необходимой предпосылки существования каких-либо явлений и служит их объяснением. В тоже время процесс нахождения и изучения основания, выведение из него следствий называется обоснованием.

В теории уголовного процесса под основаниями к прекращению уго- ловного дела понимаются «… предусмотренные законом обстоятельства, которые исключают производство по уголовному делу или влекут освобождение лица, о котором оно велось, от уголовной ответственности».3

Анализ теоретических подходов к определению понятия «основание» приводит к выводу: в обобщенном виде его можно представить в виде исходной точки (предпосылки) как объективно существующих явлений, так и субъективных категорий, к числу которых можно отнести, например, рассуждения, выводы, обобщения, теории и конкретные решения. Поиск основания и его дальнейшее практическое использование, на наш взгляд, можно представить в виде последовательности таких понятий, как: обоснование — основание - следствие. Применительно к исследуемому вопросу она выглядит следующим образом:

а) обоснование - совокупность условий, при наличии которых деятель ное раскаяние представляет собой основание для освобождения от уголовной ответственности;

б) основание принимаемого решения - деятельное раскаяние;

г-.. в) следствие - освобождение от уголовной ответственности путем пре- кращения уголовного дела и (или) уголовного преследования.

Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. Второе издание, исправленное и доп. - М.: Издательство «Наука». 1975. С. 414.

2 Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. - М. 1986. С. 345.

3 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е, перераб. и доп; - М:: Спарк. 1997. С. 363. •

71

При этом деятельное раскаяние должно быть обосновано совокупностью определяющих его условий. В противном случае мы не сможем отличить его от таких оснований освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела как изменение обстановки или примирение с потерпевшим. Заметим, что в литературе уже высказывались суждения о наличии между данными основаниями общих черт и возникающих в этой связи трудностей практического свойства при их применении.1

Автор разделяет точку зрения, в соответствии с которой деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности складывается из сумм условий, перечисленных в ст. 75 УК - «… совокупность необходимых в конкретном случае условий освобождения и представляет собой основание прекращения уголовного дела по ст. 7 УПК РСФСР — деятельное раскаяние».2

Разграничение указанных понятий «основание» и «условия» имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

В ходе проведенного автором исследования было обращено внимание на содержание описательно-мотивировочной и резолютивной частей поста- новлений о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. Как показывают результаты изучения, далеко не всегда указанный процессуальный документ отвечает всем предъявляемым к нему требованиям.

Например, в марте 1997 г. отделом дознания ОВД «ВДНХ» по ст. 214 УК возбуждено и затем прекращено в связи с деятельным раскаянием уголовное дело в отношении гр. Б. Из материалов дела следует, что гр. Б. пытался позвонить из телефонного автомата, но не дозвонился и в раздражении разбил телефонную трубку, причинив своими действиями Дзержинскому узлу связи ущерб на сумму 151 тысячу рублей,3 который впоследствии был им возмещен. В описательно-мотивировочной части постановления о прекраще-

Николюк B.B., Магомедов А.Ю., Шаламов В.Г. Прекращение уголовных дел в связи с деятельным раская- нием в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. - Омск. 1999. С. 10-13. 2 Сверчков B.B. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием//Государство и право. 1999. № 12. С. 53-54.

В масштабе цен, действовавших до 1998 г. . . • »

72

нии уголовного дела условия деятельного раскаяния не изложены, так как, по сути, в наличии было только возмещение ущерба, факт которого просто констатирован со ссылкой на номер квитанции об оплате. Решение о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием было принято фактически не обоснованно и, соответственно, правомерность принятого решения вызывает большие сомнения.1

Безусловно, редакция ст. 28 УПК нуждается в приведении в соответствие с паритетной нормой материального права. Автор разделяет позицию В.В. Сверчкова о том, что: «Поскольку основание освобождения - деятельное раскаяние складывается из ряда условий освобождения (совершение преступления впервые, небольшая тяжесть преступления, добровольная явка с повинной, способствование раскрытию преступления и т.д.), постольку предпочтительнее в этой конкуренции выглядит редакция ст. 75 УК РФ, диспозиция которой перечисляет условия, а не основания освобождения от уголовной ответственности».2 С учетом необходимости приведения в соответствие по указанному критерию, в тексте уголовно-процессуальной нормы ст. 28 УПК слово «основания» необходимо заменить на «условия».

Уголовно-процессуальная характеристика прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием пред- полагает исследование вопросов, связанных с особенностями условий деятельного раскаяния как добровольного, позитивного постпреступного поведения.

Деятельное раскаяние определяется совокупностью условий, различных по юридической природе и содержанию. Поэтому представляется важ- ным их классифицировать с целью установления наличия общих черт, различий, специфики использования в качестве обоснования при решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным-раскаянием.

1 Дело№ 128912 из архива СУ ГУВД г. Москвы. 1997.

2 Сверчков В.В. Актуальные вопросы освобождения от. уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием//Государство и право. 1999. № 12. С. 60. • с”

73

Условия деятельного раскаяния можно классифицировать по различным основаниям. Л. Головко отмечает, что «… любая классификация воз- можна только тогда, когда имеет в своей основе единство признака или критерия, по которому проводится противопоставление различных видов какого-либо явления».1

Условия деятельного раскаяние следует, прежде всего классифицировать на общие и специальные. Критерием такой классификации служит структура Уголовного Кодекса РФ, состоящего из двух частей - общей и особенной. В общей части УК предусмотрено пять общих условий, составляющих содержание деятельного раскаяния:

1) совершение лицом впервые преступления небольшой или средней тяжести; 2) 3) добровольная явка с повинной; 4) 5) способствование раскрытию преступления; 6) 7) возмещение причиненного ущерба; 8) 5) заглаживание иным способом причиненного преступлением вреда. Они сформулированы в ч. 1 ст. 75 УК, а поскольку они предусмотрены

Общей частью УК, соответственно автор полагает возможным считать их общими условиями. Еще одним аргументом в пользу отнесения их к общим условиям является их обязательность при прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК (ч. 2 ст. 75 УК).

?., Иные.условия деятельного раскаяния, которые предусмотрены в примечаниях соответствующих статей Особенной части УК, полагаем возмож-

1 См. Головко Л. Классификация оснований освобождения от уголовной ответственности // Законность. 1998. № П. G. 37. • ‘ “ ‘ -

74

ным считать специальными условиями.1 По мнению диссертанта, к ним от-носятся:

1) преступные действия не содержат иного состава преступления, кроме того, нормы которого содержит примечание (205, 206, 208, 222, 223, 275, 276, 278 УК); 2) 3) добровольное освобождение похищенного человека (126 УК); 4) 5) имело место вымогательство (204, 291 УК); 6) 7) добровольное сообщение лица о подкупе (204 УК); 8) 9) своевременное предупреждение лицом органов власти или иным способом способствование предотвращению осуществления акта терроризма (205 УК); 10) 11) добровольное или по требованию властей освобождение лицом за- ложников (206 УК); 12) 13) добровольное прекращение лицом участия в незаконном вооружен- ном формировании (208 УК); 14) 15) добровольная сдача лицом оружия (208, 222 УК), его основных час- тей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (222 УК); газового оружия (222 УК); холодного оружия, метательного оружия; 16) 17) добровольная сдача лицом изготовленного кустарным образом ору- жия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств либо отремонтированного кустарным образом огнестрельного оружия; комплектующих деталей к огнестрельному оружию, изготовленного кустарным образом газовое оружие, холодное оружие и метательное оружие (223 УК); , 18) 10)добровольная сдача лицом наркотических средств и психотропных веществ (228 УК);

1 Заметим, что в цитированных нами работах Николюка В.Г., Магомедова А.Ю., Шаламова В.Г., Александрова А. дается классификация оснований освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием* хотя речь в данном случае идет об условиях деятельного раскаяния. °”

75

11)изобличение лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст.

228 УК; 12)активное способствование лица в обнаружении имущества, добытого преступным путем (228 УК); 13Добровольное и своевременное сообщение органам власти или иным образом способствование предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации (275, 276, 278 УК); 14)совершение преступления явилось следствием стечения тяжелых

обстоятельств (337, 338 УК). Как видно из приведенного перечня, не все специальные условия, указанные в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК, нами включены в этот перечень. По мнению автора, это обосновано рядом причин:

1) условия, перечисленные в примечании к ст. 198 УК и распростра- няющиеся на ст.ст. 194 и 199 УК: совершение преступления впервые; способствование раскрытию преступления и полное возмещение причиненного вреда - не являются специальным, поскольку названы в ч. 1 ст. 75 УК и являются общими уголовно-правовыми условиями освобождения от уголовной ответственности и уголовно- процессуальными условиями прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Кроме этого, одно из условий, указанное в примечании к ст. 228 УК — ак- тивное способствование раскрытию преступления или пресечения преступления, также является общим условием; 2) 3) если говорить об условии, указанном в примечании к ст. 291 УК - добровольное сообщение органу, имеющему право возбуждать уго- ловное дело о даче взятки, то это фактически явка с повинной, т.е. одно из общих условий освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследова-ния в связи с деятельным раскаянием; 4)

76

3) в примечаниях к ст. 337 и 338 УК указано, что от уголовной ответственности освобождается лицо, впервые совершившее преступление (дезертирство, самовольное оставление части). Это также ни что иное, как одно из общих условий освобождения от уголовной ответственности (кстати, преступление, представленное ч. 1, 2 ст. 338 УК, относится к преступлению небольшой тяжести). В зависимости от времени возникновения и субъективного отношения к ним со стороны раскаявшегося лица условия деятельного раскаяния могут быть классифицированы на объективные и субъективные.

Объективные условия освобождения от уголовной ответственности возникают до совершения преступления либо в момент совершения преступления и, как правило, непосредственно не связаны с позитивным поведением субъекта преступления. Они являются условиями совершения самого преступления, когда вопрос о раскаянии у субъекта может еще даже не возникнуть.

Субъективные же - это те условия, которые возникают после совершения преступления и выражаются в позитивном постпреступном поведении субъекта. К субъективным следует отнести те условия, которые связаны с позитивным постпреступным поведением лица. Они возникают после совершения преступления, всецело зависят от вины и действий субъекта преступления и в своей совокупности должны убедительно свидетельствовать о его деятельном раскаянии.

На наличие объективных и субъективных условий деятельного раскаяния впервые обратил внимание В.В. Сверчков, который отмечал, что «…основу диспозиции ч. 1 ст. 75 нового УК составляют объективные и субъективные условия освобождения от уголовной ответственности».1 К объективным онотносит условия, которые имеют место до совершения преступле-

D

    • .-?- ? \ ? >

1 Сверчков B.B. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием-//Государство и право. 1999. № 12. С. 53. - *>

77

ния и в момент совершения преступления. Это: а) совершение преступления впервые и б) не превышение пределов допустимого нормой вреда (совершение преступления небольшой тяжести для ч. 1 ст. 75 УК). К субъективным он относит те условия, которые возникают после совершения преступления. Это: а) добровольная явка с повинной; б) способствование раскрытию преступления; в) возмещение причиненного ущерба; г) заглаживание иным способом причиненного преступлением вреда.1 Но при этом, к сожалению, за пределами предложенной им классификации остаются специальные условия, предусмотренные в примечаниях соответствующих статей Особенной части УК.

Автор разделяем высказанное Сверчковым В.В. мнение о делении ус- ловий деятельного раскаяния на субъективные и объективные.

Анализ общих и специальных условий деятельного раскаяния позволяет выделить среди них как объективные, так и субъективные условия.

В числе общих условий деятельного раскаяния, которые закреплены в ч. 1 ст. 75 УК, объективными являются такие условия, как: а) совершение преступления впервые; б) совершение преступления небольшой тяжести.

Среди специальных условий деятельного раскаяния, которые преду- смотрены в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК, а это, например, совершение в некоторых случаях преступлений средней тяжести — коммерческий подкуп (ч. 2 ст. 204 УК); тяжкого преступления - незаконное изготовление оружия (ч. 3 ст. 223 УК); особо тяжкого преступления -похищение человека (126 УК).2

К специальным объективным условия следует также, например, отнести установление наличия вымогательства в отношении лица, совершившего коммерческих подкуп (ст. 204 УК) или давшего взятку (ст. 291 УК); стечение

1 Сверчков B.B. Указанная работа. - С. 53.

2 Анализ особенностей части УК показал, что возможность прекращения дела по специальным условиям предусмотрена примечаниями к 18 статьям УК (126, 194, 198, 199, 204, 205, 206,208, 222, 223, 228, 275, 276, 278, 291, 207, 337, 338) в отношении 34 составов преступлений, в числе которых 12 - тяжких и 9 - особо тяжких преступлений. •.••.?- «*

78

обстоятельств, которые явились причиной самовольного оставления военно-служащим воинской части (либо дезертирство, ст. 337, 338 УК).

Среди общих условий деятельного раскаяния, которые закреплены в ч.1 ст. 75 УК, субъективными являются: а) добровольная явка с повинной; б) способствование раскрытию преступления; в) возмещение причиненного ущерба; г) заглаживание иным способом причиненного преступлением вреда.

В числе специальных условий деятельного раскаяния, которые преду- смотрены (в соответствии с ч. 2 ст. 75 УК) в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК, большинство являются субъективными условиями. Например, освобождение от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, предусмотренное ст. 126 УК (похищение человека), возможно при наличии специального условия — добровольного освобождения им похищенного. В отношении лица, давшего взятку (ст. 291 УК), таким специальным субъективным условием будет добровольное сообщение взяткодателя органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки и т.д.

Деление условий деятельного раскаяния на объективные и субъективные имеет большое значение при решении вопроса о прекращении уголовно- го дела и (или) уголовного преследования по данному основанию. По смыслу ч. 1 ст. 75 УК при отсутствии в расследуемом событии юридически значимых фактов, относящихся к объективным условиям деятельного раскаяния, дальнейшее сознательное позитивное действие субъекта (субъективные условия) не повлекут положительного решения указанного вопроса. Расследование уголовного дела будет продолжено и доведено до суда, либо прекращено по иному основанию.

О прекращении уголовного преследования в порядке ст. 28 УПК можно говорить только в тех случаях, когда существуют и установлены не только позитивные, постпреступные действия субъекта (субъективные условия), но и налицо объективные условия.

79

Представляет теоретический и практический интерес деление условий раскаяния на дискреционные1 и императивные. В основу данной классификации взяты возможные варианты действий соответствующих органов и должностных лиц при принятии решений о прекращении уголовного дела в связи с установлением субъективных условий деятельного раскаяния. Как вытекает из анализа соответствующих норм уголовного и уголовно-процессуального права, в ряде случаев законодатель представляет определенную свободу в праве выбора окончательного решения лицу, ведущему производство по уголовному делу. Такое право соответствующего должностного лица появляется при наличии дискреционных условий. К их числу относятся общие субъективные условия деятельного раскаяния, предусмотренные ч. 1 ст. 75 УК, которые возникают после совершения преступления: а) добровольная явка с повинной; б) способствование раскрытию преступления; в) возмещение причиненного ущерба; г) заглаживание иным образом причиненного преступлением вреда. Заметим, что прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования при наличии дискреционных условий возможно, если речь идет о преступлении небольшой или средней тяжести.

Наличие же императивных условий обязывает компетентный орган прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование. Они уже не допускают никакого усмотрения следователя, органа дознания, прокурора или суда. К их числу относятся специальные субъективные условия, предусмотренные примечаниями к соответствующим статьям Общей части УК. При совершении указанных в них позитивных действий лицо однозначно освобождается от.уголовной ответственности путем прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования. Такие императивные условия сформулированы во всех примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК,

0 которые говорится в ч. 2 ст. 75 УК, ч. 2 ст. 28 УПК.

1 Дискреционный - зависящий от личного усмотрения; действующий, умозаключающий по своему усмотре нию. - Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. Второе, испр. И доп. Изд. - М.: Издательство «Нау ка». 1975: С. 154. -‘’?’ ‘ *?

80

Об императивности предписаний о специальных видах освобождения от уголовной ответственности пишет Т.А. Лесниевская-Костарева.1 В. Нико- люк и В. Кальницкий отмечают, что «… из текста ч. 2 ст. 75 УК РФ следует, что основания освобождения от уголовной ответственности, сформулированные в большинстве примечаний к статьям Особенной части УК, должны дополняться совокупностью общих условий, названных в ч. 1 ст. 75 УК (явка с повинной, возмещение причиненного ущерба в другие)».2 В тоже время авторы подчеркивают, что из текста Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 9 от 27 мая 1998 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» усматривается, что поведение лица, соот- ветствующего требованиям примечания к ст. 228 УК, влечет освобождение от уголовной ответственности без выполнения каких-либо дополнительных условий.3 Более того, профессор А.А. Чувилев отмечает, что сами формулировки специальных оснований, предусмотренных в примечаниях к нормам Особенной части УК РФ, содержат описание позитивного постпреступного поведения, которое является достаточным для решения вопроса об освобождении от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела.4

Применительно к ч. 2 ст. 75 УК мы разделяем мнение Х.Д. Аликперова и К.Ш. Курбановой о том, что «… главная цель данной нормы заключается не в стремлении законодателя побудить виновного к раскаянию, а в том, чтобы склонить виновного к самообнаружению, активному способствованию раскрытия преступления и устранению вредных последствий содеянного».5

Лесниевская-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. - М. 1998. С. 136-137. Следует заметить, что указанный автор и А.Д. Прошляков выделяют при этом из общего правила ст.ст. 337 и 338 УК РФ, справедливо указывая на факультативный характер освобо-ждения^.от уголовной ответственности по примечаниям к этим составам преступлений, которое возможно только при наличии стечения тяжелых обстоятельств.

2 Николюк В., кальницкий В. Спорные вопросы освобождения от уголовной ответственности в соответст вии с примечанием к ст. 228 УК РФ // Уголовное право. 1999. № 2. С. 67.

3 См. там же. С. ,67.

4 Чувилев А.А. Деятельное раскаяние // Российская юстиция. 1998. № 2. С. 67.

5 Аликперов Х.Д., Курбанова К.Ш. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответствен ности // Государство и право. 2000. № 1. С. 57. “ *’

81

Авторы, на наш взгляд, справедливо отмечают, что в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК РФ «… законодатель не уполнома-чивает, а обязывает правоприменителя освобождать виновного от уголовной ответственности, если он идет на компромисс с органами уголовной юстиции и выполняет те условия и требования, перечень которых дан в соответствующих статьях УК». Исключение составляют ст. 337 УК (самовольное оставление части или места служба) и ст. 338 УК (дезертирство). Закрепленные в них условия освобождения от уголовной ответственности за соответствующие преступления относятся к числу дискреционных.

В целом, между ст. 75 УК и примечаниями к соответствующим статьям Особенной части имеется коллизия. Это объясняется тем, что ч. 1 ст. 75 УК имеет дискреционный характер (предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности по усмотрению следственно- судебных органов). Примечания же к статьям Особенной части УК, отражающие деятельное раскаяние, имеют императивный характер (указывают на необходимость освобождения от уголовной ответственности при наличии определенный условий). Автор поддерживает точку зрения В. Сверчкова о том, что «… Виновного следует освобождать от уголовной ответственности, если имеются все условия, необходимые для его освобождения в связи с совершением конкретного преступного деяния (достаточность субъективных условий должна зависеть от этого деяния).3

Приведенная классификация свидетельствует о неоднородности условий деятельного раскаяния, как основания освобождения от уголовной ответ- ственности с прекращением уголовного дела и (или) уголовного преследования.

1 Там же. С. 57.

2 Коллизия - столкновение противоположных сил, тенденций, направлений, взглядов, интересов, стремле ний. - Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. Второе, исправленное и дополненное издание. - М.: Издательство «Наука». 1975. С. 252. .

3 Сверчков В. Деятельное раскаяния в нормах Общей и Особенной частей УК РФ // Российская юстиция. 2000. №’2. С. 63. -

82

Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по ст. 28 УПК возможно только при доказывании всех необходимых условий деятельного раскаяния, совокупность которых и позволяет решить вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности и прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по указанному основанию. В этой связи подлежит исследованию вопрос о необходимости и достаточности условий, при наличии которых действия лица следует расценивать как деятельное раскаяние.

83

Глава вторая. ХАРАКТЕРИСТИКА УСЛОВИЙ^ •

ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В СВЯЗИ С ДЕЯТЕЛЬНЫМ РАСКАЯНИЕМ

§ 1. Некоторые проблемы прекращения уголовного дела

и (или) уголовного преследования с учетом общих условий

деятельного раскаяния

Данный параграф диссертационного исследования посвящен рассмот- рению общих условий освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, содержащихся в ч. 1 ст. 75 УК и, соответственно, процессуального порядка прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по ч. 1 ст. 28 УПК.

К ним, как уже указывалось, относятся:

1) совершение лицом впервые преступления небольшой или средней тяжести; 2) 3) добровольная явка с повинной; 4) 5) способствование раскрытию преступления; 6) 7) возмещение причиненного ущерба; 8) 5) заглаживание иным способом причиненного преступлением вреда. Совершение лицом впервые преступления небольшой или средней

тяжести - первое общее условие, при наличии которого (в совокупности с другими) может ставиться вопрос о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования. По существу здесь речь идет о двух требованиях закона: а) если лицо совершило преступление впервые; б) если преступление относится к категории небольшой или средней тяжести. Это значит, что со-вершение преступления впервые и степень тяжести данного деяния являются общим и обязательным условием, характеризующим субъекта деятельного раскаяния и позволяющим прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование в порядке ст. 28 УПК.

84

Преступлениями небольшой тяжести в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 УК преступлениями средней тяжести при- знаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает два года лишения свободы. Четкая регламентация указанных положений в уголовном законе служит основанием для единообразного толкования понятия преступления небольшой и средней тяжести как в теории уголовного права, так и при практическом применении ст. 28 УПК.

Вместе с тем, проведенные рядом ученых исследования свидетельствуют, что не по всем делам, прекращенным по ч. 1 ст. 7 УПК РСФСР,1 учи- тывается данное условие. Так, В.В. Сверчков отмечает, что «… в следственной практике имеет место освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием виновных лиц за совершение ими преступлений средней тяжести, таких как кража (ч. 1 ст. 158 УК), а иной раз и тяжких преступлений, например, таких как квалифицированный грабеж (ч. 2 ст. 161 УК)».2 По данным В.В. Николюка, А.Ю. Магамедова, В.Г. Шаламова «… не соблюдаются положения ст. 75 УК в части прекращения уголовных дел ис- ключительно в отношении лиц, совершивших преступления небольшой тяжести (по изученным уголовным делам) в 15% случаев».3

В результате проведенного исследования автором установлено, что при практическом применении ч. 1 ст. 7 УПК РСФСР в 5% от изученных архивных уголовных дел не учтено условие совершения лицом преступления небольшой тяжести.

1 Заметим, что ч. 1 ст. 7 УПК РСФСР, как и ч. 1 ст. 75 УК, допускает применение института деятельного раскаяния только в отношении впервые совершенных преступлений небольшой тяжести.

2 См. Сверчков B.B. Указанная работа. - С. 55.

3 См. Николюк B.B. и др. Указанная работа. - С. 22. «-?

85

Принимая во внимание, что законодательная регламентация данного условия достаточно конкретна, имеющие место нарушения можно расценивать как недопустимые ошибки и просчеты практических работников. Являясь обстоятельством, подлежащим доказыванию, данное условие должно найти свое отражение в материалах дела.

Для субъектов правоприменения принципиально важно дать правильную квалификацию деяния, четко разграничить схожие на первый взгляд со- ставы преступления. Например, при прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием по ч. 1 ст. 165 УК РФ (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) в материалах дела должны быть данные, свидетельствующие об отсутствии квалифицирующих признаков данного преступления, при наличии которых лицо, его совершившее, не может быть освобождено от уголовной ответственности. Это - сведения об отсутствии судимости (форма 133), а также доказательства, свидетельствующие об отсутствии предварительного сговора, организованной преступной группы, крупного ущерба. Такими доказательствами могут быть показания участников уголовного процесса (обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего), показания свидетелей и т.д. Например, при перевозке проводником поезда или водителем междугороднего автобуса за вознаграждение пассажиров без билета в материалах дела должны быть документы о стоимости билетов. При незаконном безвозмездном или частично оплачиваемом пользовании электроэнергией путем установления приспособлений для сокрытия фактического ее расходования, доказывая факт совершения преступления небольшой тяжести, следует максимально точно установить срок незаконного пользования, размер нанесенного ущерба во избежание неправильной квалификации и, соответственно, невозможности прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Результаты проведенного автором исследования позволяют сделать выв^од, что на практике имеют место случаи явно неправильной квалификации действий лиц, совершивших преступление. В результате этого уголов-

• ….. ,.’?-?…-. е».

86

ные дела прекращаются в связи с деятельным раскаянием без достаточных не то оснований.

Например, 7 июля 1997 года дознавателем 158 отделения милиции «Бибирево» возбуждено уголовное дело в связи с тем, что в ночь с 4 на 5 июля 1997 года гражданин Ф. топором разбил стекла и повредил решетку на двери магазина «Лилия. ЛТД». Однако сработала охранная сигнализация. Сотрудники милиции быстро среагировали на сигнал тревоги и задержали правонарушителя, который по объективным, от него не зависящим причинам, не успел проникнуть в магазин. В деле имеется рапорт сотрудника милиции, выезжавшего на место совершения преступления о доставлении в дежурную часть гражданина Ф., который, разбив стекло двери и, повредив решетку, пытался проникнуть в магазин; рапорт участкового инспектора милиции о том, что у него на исполнении находится заявление директора магазина С. о том, что в ночь с 4 на 5 июля 1997 года неизвестный, разбил стекло и, повредив решетку, пытался проникнуть в магазин; протокол осмотра и изъятия топора у гр. Ф.

Из материалов дела усматривается, что Ф. нужны были деньги на хлеб. Задержали его уже в тамбуре магазина, а проникновению помешала решетка, которую он успел лишь повредить. Однако, с учетом того, что ущерб, причиненный за разбитое стекло, был возмещен, а Ф. заявил о чистосердечном раскаянии в содеянном, его действия были квалифицированы по ч. 1 ст. 167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если это повлекло причинение значительного ущерба) и при отсутствии возражений со стороны администрации магазина дело было прекращено на основании ч. 1 ст. 7 УПК РСФСР в связи с деятельным раскаянием.1

;. Однако в ходе изучения материалов данного уголовного дела нами бы- ло установлено, что действия Ф. правильнее было бы квалифицировать по ч. 3 ст. 30 УК (покушение на преступление) и ч. 2.ст. 158 УК (кража). Очевидно,-что при такой квалификации деяния, уголовное дело в связи с деятель-

1 Дело №’1224277 из архива СУ ГУВД г. Москвы. 1997. «?

87

ным раскаянием прекращению по данному основанию не подлежало, так как фактически было совершено преступление средней тяжести.

Считаем необходимым подчеркнуть, что в данном случае мы приводим примеры доказывания лишь одного из условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием - степень тяжести совершенного преступления и, соответственно, лишь одного из обстоятельств, подлежащих доказыванию по ч. 1 ст. 28 УПК.

Еще одно требование закона, касающееся рассматриваемого условия, связано с тем, что прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием возможно только в отношении лица, совершившего преступление впервые. По мнению А.С. Михлина «… рассматриваемый институт может применяться лишь в том случае, если преступление небольшой тяжести совершено впервые».1 К.Ф. Шергина, комментируя ст. 75 УК, отмечает, что закон связывает освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием по ч. 1 данной нормы «…только с фактом впервые совершенного преступления».2 Выше упоминалось, что А.С. Александров полагает обязательным условием прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием совершение лицом преступления впервые.3

Несмотря на то, что ст. 16 УК дает толкование, какое преступление следует считать совершенным впервые, в теории уголовного права существуют различные точки зрения по этому вопросу.

Так, В.В. Сверчков”считает, что решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности возможно в случае, если лицо ранее вообще никаких преступлений не совершало или «… хотя и осуждалось за совершение преступного деяния, но на момент совершения нового преступления его судимость погашена или снята в установленном законом порядке (ст. 86 УК)».4

1 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: «Проспект». 1997. С. 163-164 (автор комментария сг. 75 УК - Михлин А.С).

2 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: «Вердикт». 1996. С. 120 (автор комментария ст. 75 УК - Шергина К.Ф.).

3 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. Под ред: В.Т. Томина: - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт. 1999. С. 28 (авт. комментария ст. 7 УПК - Алек сандров А.С).

4 Сверчков В.В. Указанная работа. С. 55. &

88

По мнению Келиной С.Г., преступлением, совершенным впервые, при- знается деяние, которое фактически совершено первый раз, либо когда истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление (ст. 78 УК), либо судимость была погашена или снята (ст. 86 УК).1

Различный подход к решению рассматриваемого вопроса объясняется разным толкованием соотношения юридического факта. освобождения от уголовной ответственности и института давности привлечения к ней. Давно-стные сроки в силу прямого указания закона влияют только на привлечение виновного к уголовной ответственности (при их истечении лицо не может. быть привлечено к таковой), т.е. лишь на возникновение уголовно-правовых отношений. При освобождении от уголовной ответственности уголовно-правовые отношения прекращаются, так как само освобождение означает специфическую форму реализации прав и обязанностей субъектов правоотношений.

Следовательно, совершение таким лицом по истечении давностного срока нового преступления не может служить основанием для привлечения к уголовной ответственности за второе преступление, как повторное.2

Сходна позиция СИ. Никулина, который, в частности, отмечает, что «…лицо считается совершившим преступление впервые как в случае фактического его совершения в первый раз, так и вновь по истечении срока давности либо после погашения или снятия судимости за ранее совершенное преступление”».3 Аналогичного мнения придерживаются и другие ученые.4

1 КелинаС.Г. Указанная работа. С. 195.

2 Наумов А. Правовые последствия освобождения виновного от уголовной ответственности // Советская юстиция. 1976. №20. С. 10-11. ‘

3 Российское уголовное право. Общая часть. Учебник. Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М.: Изда тельство «СПАРК». 1997. С. 345.

4 См. В.В; Николкж, А.Ю. Магомедов, В.Г. Шаламов. Указанная работа. С. 22-25; Комментарий к Уголов ному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, B.C. Лебедева. - 3-е изд. - М.:Изд. НОРМА. 2000. С. 156 (автор комментария ст. 75 УК - А.И. Рарог); Комментарий к Уголовному кодексу Рос сийской Федерации. Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: «Вердикт». 1996. С. 120 (автор комментария ст. 75 УК - Михлйн-А.С); Кругликов Л.Л. Смягчающие и отягчающие обстоятельства в уголовном праве. Особенная часть. - Ярославль. 1979. С. 9; Долиненко Л.А. Смягчающие ответственность обстоятельства по действую щему уголовному.законодательству и в судебной практике.— Иркутск. 1980. С. 27. °”

89

Проведенное нами исследование позволяет условно разделить уголов- ные дела, прекращенные в связи с деятельным раскаянием, на три группы: примерно 75% уголовных дел прекращены в отношении лиц, которые ранее преступлений не совершали; около 0,75% прекращены в отношении лиц, ранее совершавших преступления, но освобожденных от уголовной ответственности по различным основаниям; приблизительно 20% уголовных дел прекращались при отсутствии каких-либо сведений, подтверждающих факт совершения лицами преступлений впервые.1

Разрешение вопроса о том, какое преступление считать впервые со- вершенным, а соответственно и возможность освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, представляет определенный интерес.

В ранее действовавшем до 01 января 1997 г. УК РСФСР имелись ст. 10, 50, 501, 51, 52, которые предусматривали основания освобождения от уголовной ответственности, при строгом соблюдении условий. В случае их несоблюдения следовало возобновление уголовного преследования.

До 15 декабря 1996 года существовали иные основания прекращения уголовных дел, каждое из которых имело свои условия. При этом в случае несоблюдения условий любого из них, следовали отмена постановления и возобновление производства по уголовному делу и проведение предварительного расследования в обычном порядке.

Введенное в УК РФ с 1 января 1997 года новое основание освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК) не предусматривает условий возможного возобновления уголовного преследования, а соответствующая ему норма УДК не предусматривает ус-

»

ловий отмены ранее вынесенного постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

у -?? •’_ ? i’

1 Сведения ЗИЦ ГУВД г. Москвы по уголовным делам, прекращенным по ст. 7 УПК РСФСР за период 1997- 199.9 гг. ‘: …. •?’- с

90

В настоящее время необходимо решать вопрос: возможно ли освободить от уголовной ответственности и прекратить уголовное дело и (или) уго- ловное преследование в отношении лица, ранее освобожденного от уголовной ответственности по нереабилитирующему основанию и вновь совершившее аналогичное преступление. При этом надо не сбрасывать со счетов и то, что лицо, видимо, не думало о сроках давности привлечения к уголовной ответственности. Встает вопрос не только о сроках давности привлечения к уголовной ответственности, но и сроках давности освобождения от уголовной ответственности, а соответственно и сроках прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Неоднозначность в решении данного вопроса, процессуальная неразрешенность влечет за собой рост латентной преступности, уверенности лиц в том, что можно систематически уклоняться от уплаты алиментов (ст. 157 УК), нарушать авторские и смежные права (ст. 146 УК), организовывать незаконные вооруженные формирования и участвовать в них (ст. 208 УК), незаконно изготавливать оружие (ст. 223 УК) и т.д. Главное - прийти с повинной, «раскаяться» в своих преступных действиях, «оказать» содействие в раскрытии преступления, возместить ущерб (чаще всего это носит формальный характер). Уверенность лица в том, что каждый раз его противоправные действия правоохранительными органами в соответствии с законом будут оценены как совершенные впервые, порождают у него прямой умысел уйти от ответственности, порождает чувство безнаказанности и вседозволенности. Естественно, напрашивается вопрос: правомерно ли отрицать неоднократность и не учитывать ее при решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Думаем, что не правомерно. Сама целесообразность общих и специальных условий освобождения от уголовной ответственности вряд ли может быть поставлена под сомнение.

91

По мнению диссертанта, нормы, регулирующие порядок освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, должны также содержать условия, при которых возможна отмена принятого решения (в настоящее время этих условий не предусмотрено) и, соответственно, проведение предварительного расследования в обычном порядке.

Может быть, именно поэтому на сложность применения института дея- тельного раскаяния на практике указывал профессор А.А. Чувилев, который, в частности, отмечал, что в случаях, когда обвиняемый ранее освобождался от уголовной ответственности по одному из не реабилитирующих оснований, прокуроры нередко отказывают в даче согласия на прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием даже когда все условия, предусмотренные в ч. 1 ст. 75 УК соблюдены.1 Обобщение практики, проводившееся процессуалистами, свидетельствует о наличии формального подхода к решению вопроса о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в отношении лиц, ранее совершавших преступления. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что такое решение принимается при отсутствии реальных доказательств наличия в постпреступном поведении лиц признаков деятельного раскаяния.

Автор разделяет позиции авторов, полагающих, что под совершением преступления впервые следует понимать фактическое совершение преступления впервые, истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности (ч. 1 ст. 78 УК), а также случаи погашения или снятия судимости (ч. 3, 5 ст. 86 УК). При этом, как справедливо отмечает Никулин СИ., «Лицо, освобожденное от уголовной ответственности по нереабилитирующим осно-ваниям, не может признаваться впервые совершившим преступление в течение установленных законом сроков давности, т.е. при совершении преступ-

1 См. А.А. Чувилев. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Уго- ловное право. .1998. № 2. С. 12.

92

ления небольшой тяжести в течение двух, а при совершении преступления средней тяжести - шести лет. Это объясняется тем, что само по себе освобождение от уголовной ответственности по сути дела уже есть явная льгота в отношении лица, виновного в преступлении, однако распространять льготный подход и на оценку дальнейшего поведения этого лица представляется чрезмерным».1

При решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголов- ного преследования по исследуемому основанию лицам, осуществляющим уголовное судопроизводство, следует принимать меры к доказыванию того, что лицо совершило преступление впервые. В материалах дела в обязательном порядке должны содержаться данные, подтверждающие этот факт. По общему правилу эти данные устанавливаются в результате проверки наличия или отсутствия судимости (справка ЗИЦ); допросом подозреваемого (обвиняемого).

Между тем, как показывает практика, в ходе предварительного рассле- дования далеко не всегда исследуются обстоятельства, свидетельствующие о совершении лицом преступления впервые. Данное обстоятельство устанавливается лишь на основании показания, данного по этому поводу самим обвиняемым, ничем больше не подтвержденным. Представляется, что в случаях решения вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в отношении лица, ранее совершавшего преступления, независимо от того, что истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности или судимость снята (погашена) требуется детальное исследование всех условий деятельного раскаяния.

Согласно статистическим данным органами предварительного следствия и дознания г. Москвы за 12 месяцев 1997 года 3 уголовных дела прекра- щены в связи с деятельным раскаянием в отношении трех ранее судимых лиц. За тот же период времени 1998 года - 3 уголовных дела. За 12 месяцев 1999 года такие данные отсутствуют.2

1 Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. Изд. «СПАРК». 1997. С. 346. Автор XIX главы - Ни кулин СИ.

2 Указанные статистические данные предоставлены ЗИЦ ГУВД г. Москвы. «?•

93

Явка с повинной рассматривается как одно из обязательных преступ- ных действий лица, деятельно раскаявшегося в совершенном деянии. Указанное действие необходимо отличать от:

а) чистосердечного раскаяния в совершенном преступлении, которое может иметь место на стадии предварительного расследования и являться в соответствии со ст. 61 УК, всего лишь обстоятельством, смягчающим нака зание;

б) явки в правоохранительные органы лица, совершившего преступле ние и уклоняющегося от следствия или суда. В таком случае явка с повинной служит основанием для возобновления течения сроков давности освобожде ния от уголовной ответственности в соответствии с ч. 3 ст. 78 УК;

в) явки с повинной осужденного, уклонявшегося от отбывания наказа ния. В таком случае в соответствии с ч. 2 ст. 83 УК возобновляется течение сроков давности обвинительного приговора суда, не приведенного в испол нение.

При решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголов- ного преследования в связи -с деятельным раскаянием явка с повинной должна быть оформлена надлежащим образом. Правильное процессуальное оформление явки с повинной во многом способствует принятию законного и обоснованного решения о, прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Так, уже при составлении протокола явки с повинной следователь или дознаватель предварительно может выяснить обстоятельства, подлежащие доказыванию при прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, которые впоследствии будут исследованы и найдут отражение в материалах дела. К их числу относятся:

  • обстоятельства совершения преступления, что позволит правильно квалифицировать деяние;

94

  • наличие или отсутствие судимости;
  • желание возместить ущерб и способствовать раскрытию преступления;
  • подтверждение лица в том, что он добровольно явился в органы предварительного расследования и желает выполнить все необходимые дей ствия для того, чтобы загладить причиненный его действиями вред.

В случае, если данные, указанные в явке с повинной, оказались неточ- ными, искаженными и не нашли своего объективного подтверждения в ходе расследования в полном объеме, это свидетельствует о фактическом отсутствии деятельного раскаяния и является основанием для отрицательного решения вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию. Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением о том, что протокол явки с повинной необходимо излагать кратко, не перегружая его информацией, которая может быть получена на последующих этапах предварительного расследования.1

Вместе с тем, характеризуя объективную сторону деятельного раская- ния, мы отмечали, что в рамках данного института нельзя сводить явку с повинной только к поводу о возбуждении уголовного дела, а также — ограничивать возможность лица, совершившего преступление, сообщить о содеянном лишь путем непосредственной явки в правоохранительные органы.

Автор разделяет точку зрения Е.К. Герасимовой, в соответствии с ко- торой явка с повинной, как условие прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием должна характеризоваться совокупностью признаков, к числу которых относятся: «… действия лица, непосредственно совершившего преступление; наличие намерения у заявителя передать себя в руки правосудия; добровольность действий; наличие в заявлении сведений о совершенном преступлении; представление заявления путем личного непосредственного обращения; направление заявле-

Давлетов А.А, Возбуждение уголовного дела. Учебно-практическое пособие. - Екатеринбург. 1994.

95

ния в суд, органы прокуратуры, следствия или дознания».1 Однако, по мнению диссертанта, нельзя исключать случаи сообщения о совершенном преступлении иным способом в силу наличия объективных причин, но при условии последующей явки в правоохранительные органы после того, как они перестанут существовать. Например, заявление, направленное по почте, сообщение по телефону или телеграфу в случае болезни или временного нахождения в отдалении от места совершения преступления.

Однако, при достаточно исследованном учеными рассматриваемого условия, вопрос об особенностях оформления явки с повинной при одно- временном представлении предметов, документов, ценностей, имеющих зна-чение для дела, требует некоторой детализации. Так, в случае, когда явка с повинной является поводом к возбуждению уголовного дела, ее процессуальное оформление протоколом в рамках ст.ст. 140-143 УПК осуществляется на стадии возбуждения уголовного дела, где, как известно, следственные действия не производятся (за исключением осмотра места происшествия). Однако в литературе справедливо отмечается, что самостоятельное промежуточное место между следственными действиями и не регламентированными УПК средствами получения доказательств занимают иные способы, к числу которых относится представление органам расследования предметов и доку- ментов.3

В связи с этим автор разделяет точку зрения Е.К. Герасимовой, пола- гающей, что в случае, когда лицо, явившееся с повинной, передает предметы, которые впоследствии могут стать вещественными доказательствами по уголовному делу, указанное обстоятельство следует отразить в протоколе явки с повинной. При этом автор подчеркивает, что приглашение понятых для удостоверения факта передачи предметов противоречит требованиям УПК, так

1 Герасимова Е.К. Явка с повинной. - М. 1980. С. 3-11.

2 2 См., например, Герасимова Е.К. Указанная работа. - С. 40, 50; Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. - М. 1997; В.В. Николюк, А.Ю. Магомедов, В.Г. Шаламов. Указан ная работа.

3 Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств, о M., 1997, с. 92.

96

как данные субъекты по смыслу закона присутствуют лишь при выполнении следственных действий.1

Способствование раскрытию преступления представляет собой не- отъемлемый элемент объективной стороны деятельного раскаяния как позитивного постпреступного поведения, условие, при наличии которого возможно рассмотрение вопроса об освобождении от уголовной ответственности и принятие решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

По мнению А.С. Александрова оно проявляется в «активном содействии лица, совершившего преступление, органам расследования и правосудия в выявлении следов преступления, а также денежных средств и других материальных ценностей; проведении как следственных действий, так и оперативно-розыскных мероприятий для установления фактических обстоятельств, имеющих значение по делу; в обнаружении, задержании и (или) изобличении соучастников».2

СИ. Никулин относит к способствованию раскрытию преступления правдивое изложение обстоятельств совершенного деяния, указание на места сокрытия похищенного имущества, каналы его приобретения и сбыта; установление причин и условий совершения преступного деяния.3

Способствование раскрытию преступления подразумевает активные действия лица, совершившего преступление по оказанию помощи компе- тентным органам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Например, в случае единоличного совершения преступления лицо может ограничиться правдивым рассказом об обстоятельствах совершения преступления, изложить причины и указать условия, способствовавшие его совершению. На активность лица, способствующего раскры-

1 См. Герасимова Е.К. Указанная работа. - С. 50.

2 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; Под ред. B.T. Томи- на.’-“2-е изд., перераб. и доп. - М. 1999. С. 29.

3 Никулин С.Н. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. -М. 1985. С. 22.

97

тию преступления, указывают те обстоятельства, что субъект сам, по собственному решению, основанному на внутреннем убеждении, проявляет инициативу в оказании помощи следствию и дознанию в проведении различных следственных действий, в результате которых устанавливаются те или иные доказательства, разоблачаются соучастники, раскрываются неизвестные обстоятельства.

Любое из действий, производимых лицом, совершившим преступление, связанное со способствованием раскрытию преступления, должно найти отражение в соответствующем процессуальном документе. Это могут быть протоколы допроса лица в качестве подозреваемого, обвиняемого, протоколы очных ставок с соучастниками, в ходе которых последние изобличаются, протоколы добровольной выдачи предметов, имеющих значение для дела, и т.д. Зафиксированные в предусмотренном законом порядке показания лица, способствовавшего раскрытию преступления, впоследствии должны быть оценены в совокупности с другими доказательствами по правилам, предусмотренным в ст. 88 УПК, то есть с точки зрения их относимости к делу, допустимости как средства доказывания, достоверности и достаточности для обоснования выводов по уголовному делу. Детальное процессуальное закрепление обстоятельств, способствующих раскрытию преступления, представ- ляется важным. По общему правилу результатом соответствующих активных действий субъекта должно быть раскрытие преступления. Однако, не всегда попытки лица оказать содействие следствию могут увенчаться успехом и дать положительный результат. По мнению исследователя, даже в таком случае действия лица можно расценивать как способствование раскрытию преступления. Вполне вероятно, что исследование .обстоятельств дела в совокупности может привести компетентных должностных лиц к решению о возможности прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и при неудачной, но добросовестной попытке лица’способствовать раскрытию преступления.

98

Возмещение причиненного ущерба представляет собой компенсацию за причиненный вред. Указанная в законе формулировка не уточняется и не конкретизируется, каким должен быть объем возмещенного ущерба (полностью; частично; с обязательством дальнейшего возмещения) к моменту принятия решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Соотношение понятий «причиненный ущерб» и «вред» представлен в юридической литературе не однозначно. Под возмещением причиненного ущерба понимается «… добровольное восстановление благ, которых был лишен потерпевший в результате преступления. Может быть возмещен как материальный, так физический и моральный вред».1 Предпочтительнее, на наш взгляд, является точка зрения, в соответствии с которой ущерб и вред представляют собой близкие, но не тождественные понятия,2так как материальное право различает имущественный ущерб и моральный вред (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК). Отдельно отметим, что в ряде случаев в ущерб включается как материальный, так и моральный вред, и рассматривается сумма в целом подлежащая возмещению.3 Следует подчеркнуть, что и в ч. 1 ст. 75 УК в качестве условия деятельного раскаяния рассматривается,возмещение причиненно-го ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного в результате преступления. Автор согласен с точкой зрения, в соответствии с которой «… заглаживание причиненного вреда предполагает устранение как материальных, физических и моральных последствий преступления».4

Заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, по нашему мнению - понятие более общее по отношению к понятию возмещения ущерба, так как включает в себя возмещение материального ущерба, морального вреда, компенсацию за причинение физического вреда.

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В.И. Радченко; под ред. В. Томили на - 2-е изд., перераб. и доп. - М. Юрайт. 1999. С. 29; Власенко В.Г.. Вопросы теории и практики возмеще ния материального ущерба. - Саратов. 1972. С. 15.

2 Николюк B.B., Магомедов А.Ю., Шапамов В.Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным рас каянием в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. - Омск. 1999. С. 21; Власенко Г.В. ВопрбсьТ теории и практики возмещения материального ущерба. - Саратов. 1972. С. 17.

3 Халиков А. Возмещение ущерба потерпевшим // Законность. 2000. № 9. С. 34.

4 Щерба СП., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. - М. 1997. С. 22.

99

В качестве условия деятельного раскаяния - заглаживание вреда можно рассматривать в случае совершения добровольных, активных действий лицом, совершившим преступление, направленных на устранение любых причиненных его действиями вредных последствий для потерпевшего.

Указанное обстоятельство может быть доказано показаниями подозре- ваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетелей; протоколами, в которых отражены факты возвращения имущества, либо компенсации в денежном эквиваленте, либо восстановлении первоначального состояния предметов; квитанциями на перевод денежных средств в счет компенсации похищенного или поврежденного имущества; расписками в получении денег, ценностей или иного имущества и т.д. При этом потерпевший должен быть подробно допрошен об обстоятельствах заглаживания причиненного вреда и о своем согласии с размером и способом компенсации. Кроме того, говоря о возмещении морального вреда, в каждом конкретном случае в ходе проведения дознания или предварительного следствия необходимо тщательно выяснить «… чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и как они нанесены, какова причиненная связь между преступным деянием и этими страданиями, в какой материальной или иной форме потерпевший оценивает их компенсацию…».1

Закон не требует полного возмещения ущерба; характер и объем ком- пенсации может зависеть как от материального положения обвиняемого и связанных с этим возможностей, так и от согласия потерпевшего с размером и способом заглаживания вреда, причиненного преступлением. Поэтому в соответствии с п. 13 ч. 2 ст. 42; ч. 4 ст. 213 УПК право потерпевшего на обжалование решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования является процессуальной гарантией защиты прав потерпевшего

1 Казанцев.В. Возмещение морального вреда // Российская юстиция. 1996. № 5. С. 49>

100

при прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию.

Возмещение причиненного ущерба и заглаживание вреда может осуществляться не только в уголовно-правовой реституции, то есть «… восстановлением материального положения потерпевшего путем возвращения ему вещей или иных материальных ценностей, непосредственно утраченных в результате преступления»,1 но и путем заглаживания иным образом вреда лицом, деятельно раскаявшимся в совершенном преступлении.

Такова характеристика и содержание общих условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием по ч. 1 ст. 75 УК.

В юридической литературе неоднозначно рассматривается вопрос о необходимости и достаточности совокупности условий для прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

Исходя из юридической природы исследуемых законодательных пред писаний, диссертант разделяет позиции тех авторов, которые считают, что прекращение уголовного дела по исследуемому основанию возможно только при наличии совокупности регламентированных законом условий.2 ф Следующую группу условий прекращения уголовного дела в связи с

деятельным раскаянием составляют так называемые специальные условия прекращения уголовного дела. Их вычленение, определение пределов не- обходимости и достаточности представляет определенную сложность и заслуживают отдельного рассмотрения.

’ _

1 Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. - Казань. 1974. С. 29.

2 Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния // Российская юстиция. 1998. № 4. С. 5; Аликперов X. Но вый УК. Проблемы освобождения от уголовной ответственности // Законность. 199&. № 4. С. 13.

101

§ 2. Актуальные проблемы прекращения уголовного дела

и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием

с учетом специальных условий, предусмотренных

Особенной частью УК РФ

В литературе справедливо отмечалось, что специальные условия осво- бождения от уголовной ответственности, обозначенные в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК, имеют некоторые особенности, «… что обусловливает специфику предмета и процесса доказывания в рассматриваемых случаях».1 По мнению А.Д. Прошлякова, специальные основания, предусмотренные в соответствующих нормах Особенной части УК РФ, «… носят безусловный и категорический характер, то есть при наличии указанных в них признаков лицо должно быть освобождено от уголовной от- ветственности».2

Из содержания уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих институт деятельного раскаяния, усматривается, что прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по правилам ч. 2 ст. 28, ст.ст. 212, 213 УПК возможно только в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК.

В соответствии с примечаниями к ряду статей Особенной части УК прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием по ч. 2 ст. 28 УПК возможно в случае совершения лицом преступлений иной, нежели предусмотренных в части первой той же статьи, категории. При разрешении вопросов освобождения от уголовной ответственности путем прекращения уголовного преследования по исследуемому основанию по прави-лам ч. 2 ст. 28 УПК государство с целью предотвращения тяжких последствий отступает от традиционных форм разрешения конфликта.

1 НикоЛюк B.B. и др. Указанная работа. С. 78.

2 Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального права; - Екатеринбург. 1997. С. 168- 169.

102

В данном случае имеет место специфический способ воздействия на лицо, совершившее преступление, который представляет собой альтернатив- ную меру - освобождение от уголовной ответственности, вместо традиционной - привлечение к уголовной ответственности и назначение наказания. Однако подобная возможность альтернативного разрешения конфликта определяется не побуждением к деятельному раскаянию, а узаконенной сделкой между государством и правонарушителем, которая направлена на достижение вышеуказанной поставленной законодателем цели.

Следует подчеркнуть, что в литературе неоднократно предпринимались попытки исследования специальных условий прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, преимущественно с точки зрения выявления определенного круга обстоятельств, подлежащих доказыванию.1 По сути, примечания к уголовно-правовым нормам, которыми должны руководствоваться органы, осуществляющие уголовное судопроизводство при решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, либо содержат специфические элементы непосредственно деятельного раскаяния, либо предполагают необходимость совершения действий, которые по смыслу закона приравниваются к таковым.

По мнению автора диссертационного исследования, теоретический и практический интерес представляет классификация специальных условий освобождения от уголовной ответственности, которые в уголовно- процессуальном смысле являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию при прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

1 Ранее указанные работы: Щерба СП., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершении преступления; Ма гомедов А.Ю. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования. Дисс… к.ю.н. Автореферат дисс. к.ю.н.; Николюк В.В., Магомедов А.Ю., Шаламов В.Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования. А также работа: Калугин А.Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. - Авторефе рат дисс.’.. к.ю.н. - М. 1999. «-

103

Все специальные условия, как уже отмечалось ранее,1 делятся на;- объ- ективные и субъективные.

Объективные специальные условия - это условия, связанные с совер- шением преступления, которые непосредственно с деятельным раскаянием не связаны.

К ним относятся:

а) освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголов ного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаяни ем допустимо только в отношении строго очерченного круга составов пре ступлений, предусмотренных примечаниями к статьям Особенной части УК РФ: 126, 194, 198, 199, 204, 205, 206, 208, 222, 223, 228, 275, 276, 278, 291, 307, 337, 338 УК РФ (преступления средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие);

б) освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголов ного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаяни ем возможно только в том случае, если в действиях лица не содержится ино го состава преступления. (Это требование не распространяется в отношении преступлений, предусмотренных ст.ст. 194, 198, 199, 204, 205, 208, 291, 307 УК РФ);

в) в двух случаях освобождение от уголовной ответственности и пре кращение уголовного дела и (или) уголовного преследования возможно, если преступление явилось следствием вымогательства со стороны должност ного лица (ст.ст. 204, 291 УК РФ);

г) в ряде случаев освобождение от уголовной ответственности и пре кращение уголовного дела и (или) уголовного преследования возможно, если соответствующее преступление совершено впервые (ст.ст. 194, 198, 199, 337, 338 УК РФ). Как отмечалось выше, данное условие фактически является общим, объективным дискреционным условием.

1 См. Глава I, § 1 данного диссертационного исследования.

104

Субъективные специальные условия — это условия, связанные с пози- тивным постпреступным поведением субъекта деятельного раскаяния. К ним относятся:

а) освобождение похищенного человека (ст. 126 УК), захваченного за ложника (ст. 206 УК);

б) сообщение в соответствующие органы о совершенном преступле нии: о коммерческом подкупе (ст. 204 УК), о даче взятки (ст. 291 УК), о лож ности ранее данных показаний, заключения эксперта, перевода (ст. 307 УК), о государственной измене (ст. 275 УК), о шпионаже (ст. 276 УК), о насильст венном захвате или насильственном удержании власти (ст. 278 УК). Речь идет о представлении сообщения о совершенном, в некоторых случаях, гото вящемся преступлении либо длящемся преступлении. Иногда законодатель ставит дополнительное условие: такое сообщение должно быть своевремен ным, чтобы это способствовало предотвращению осуществления преступле ния, наступлению необратимых последствий;

в) сдача запрещенных к обороту предметов, средств (ст.ст. 208, 222, 223 УК РФ); . .

г) осуществление иных (кроме предупредительных) действий, которые способствовали бы предотвращению совершения преступления;

д) прекращение участия в совершении преступления (например, в неза конном вооруженном формировании - ст. 208 УК РФ).

Следует отметить, что для всех субъективных условий (за исключением примечаний ст.ст. 205, 194, 198, 199 УК РФ) общим является доброволь- ность их совершения самим субъектом деятельного раскаяния.

Приведенная выше классификация специальных условий освобождения от уголовной ответственности позволяет прийти к выводу, что основными из них являются:

1) освобождение лица, чья личная свобода ограниченаа преступными действиями (ст.ст. 126, 206 УК);

105

2) сообщение в соответствующие органы о факте совершения соответ- ствующего преступления или подготовке к его совершению (ст. ст. 204, 205, 275, 276, 278, 291, 307 УК); 3) 4) сдача оружия, наркотических и психотропных средств, иных, за- прещенных к обороту предметов и средств (ст.ст. 208, 222, 223, 228); 5) 4) и иные действия (ст.ст. 194, 198, 199, 337, 338 УК). Представляет теоретический и практический интерес рассмотрение и

анализ всех предусмотренных в законе специальных условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

В соответствии со ст. 22 Конституции РФ каждый имеет право на сво- боду и личную неприкосновенность. Государство, приняв на себя защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина, призвано обеспечить реальную возможность их осуществления. Поэтому предупреждению преступлений, посягающих на права и законные интересы человека и гражданина, уделяется болыпоевнимание.

Показательно, похищение человека (ст. 126 УК) даже без квалифици- рующих признаков относится к числу тяжких преступлений. Анализ примечания к ст. 126 УК и положения нормы ч. 2 ст. 28 УПК позволяет сделать вывод, что для законодателя принципиально важным является не только и не столько наказание преступника за совершенное преступление, но, в большей степени, возможность предотвратить негативные последствия, связанные с насильственным изъятием человека из среды его обитания.

В соответствии с примечанием к ст. 126 УК «Лицо, добровольно осво- бодившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Действие правовой нормы не распространяется на случаи, когда помимо похищения человека лицо совершило и иные деяния, предусмотренные Особенной частью УК

106

РФ. Поэтому, применительно к институту деятельного раскаяния подлежат анализу два специальных условия освобождения от уголовной ответственности: а) добровольное освобождение похищенного и б) отсутствие в действиях лица, освободившего похищенного, иного состава преступления.

Существенным признаком, характеризующим данное специальное ус- ловие, является добровольное освобождение похищенного человека, то есть добровольность действий лица, совершившего преступление. Вопрос о том, что подразумевается под данным понятием, представлен в литературе различными точками зрения.

В позиции одних авторов просматривается тождество между добро- вольностью действий и такими признаками объективной стороны деятельного раскаяния, как явка с повинной и способствование раскрытию преступления. Например, добровольное освобождение похищенного человека рассматривается, как «… такое освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный еще мог продолжать незаконно удерживать похищенное лицо, но предоставил ему свободу»1. Аналогичные суждения можно встретить ив других теоретических источниках.2 В. Коломеец прямо указывал, что ч. 2 ст. 75 УК и соответствующие”примечания к статьям уголовного кодекса «… оп- ределяют ситуации обязательного освобождения от уголовной ответственности любых лиц при явке с повинной в случае совершения конкретно указанных преступлений повышенной тяжести».3

Таким образом, подразумевается, что лицо не только добровольно от- казалось от совершения преступления, но и сообщило о своих действиях в соответствующие правоохранительные органы. После явки с повинной лицо может быть допрошено об обстоятельствах его совершения и иных фактах, .

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: Издат. Группа ИНФРА-М-НОРМА. 1996. С. 286 (автор комментария ст. 126 УК - Э.Ф. Побегайло).

2 Уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: Новый Юрист. 1998. С. 107-111; Российское уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. М.П. Журавлева, СИ. Никулина. - М-:: Спарк. 1998. С. 82.

3 Коломеец В.К. Явка с повинной по российскому законодательству. - Екатеринбург: Издательство Ураль ского Университета. 1996. С. 35. »?

107

имеющих значение для дела. Правдивые показания, как известно, представляют собой одно из действий, способствующих раскрытию преступления.

Остается неразрешенным вопрос как быть, если лицо освободило по- хищенного, но на этом его активная постпреступная деятельность закончилась. Достаточно ли этих действий для прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и как поступать в случаях, когда о факте похищения заявил сам потерпевший, его родственники или иные лица. В таком случае, очевидно, что параллель между добровольным освобождением похищенного человека, явкой с повинной и способствованием раскрытию преступления является весьма условной.

По мнению автора, более предпочтительной представляется точка зре- ния, в соответствии с которой при решении вопроса о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием по ч. 2 ст. 28 УПК основным критерием является факт освобождения похищенного человека. Диссертант разделяет позицию авторов, считающих, что «… под добровольным освобождением похищенного следует понимать действия уже совершившего преступление лица, выразившееся в том, что оно по собственной инициативе или по требованию родственников либо правоохранительных органов добровольно освободило потерпевшего без предъявления и выполнения последним каких-либо требований».1 При этом не имеет значения, каковы мотивы освобождения похищенного человека.

Анализируя примечание к ст. 126 УК, подчеркнем, что помимо обстоя- тельств, подлежащих доказыванию в рамках ст. 73 УПК, необходимо установить и доказать ряд специальных условий прекращения уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК. К их числу, по нашему мнению автора, следует отнести: добровольность освобождения похищенного человека, отсутствие в действиях похитителя иного состава преступления, а также общего условия

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. - Юристь. 1996. С. 334 (автор коммента рия к ст.’126-УК - Бородин СВ.). • • - „.

108

прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием - совершение преступления впервые.

Специальные условия прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, став в ходе расследования обстоятельствами, подлежащи- ми доказыванию, устанавливаются следственным путем. В частности, в показаниях как обвиняемого, так и потерпевшего, а равно и возможных свидетелей в обязательном порядке должно быть отображено, что лицо, совершившее преступление, освободило похищенного человека добровольно, имея реальную возможность продолжать преступную деятельность. При этом следует в обязательном порядке устранять путем проведения очных ставок возникающие противоречия, исключая возможность запугивания потерпевших, свидетелей.

В материалах’ дела должны быть данные, свидетельствующие об отсут- ствии в действиях лица признаков других составов преступлений. По мнению автора, имеет смысл проводить освидетельствование похищенного лиЦа после его освобождения с целью установления и документального подтверждения отсутствия следов .насилия. В связи с этим возникает закономерный вывод о применении общих условий освобождения от уголовной ответственности, перечисленных в ч. 1 ст. 75 УК. Наверняка освобожденный потерпевший мог претерпеть имущественный, физический, моральный вред, вследствие чего имеет право подачи искового заявления по поводу его возмещения или выставить требования иным образом загладить причиненный ему вред.

Факт совершения преступления впервые должен быть подтвержден справками о наличии судимости и иными материалами уголовного дела.

Согласно закону прекращение уголовного {Преследования по ч. 2 ст. 28 УПК возможно и за совершение преступления, предусмотренного ст. 206 УК - захват заложника. В соответствии с примечанием к указанной статье УК, при отсутствии в действиях лица иного состава преступления, оно может

109

быть освобождено от уголовной ответственности в случае добровольного или по требованию властей освобождения заложника.

По сути, примечание содержит два самостоятельных действия со стороны лица, совершившего преступление: а) добровольное освобождение за- ложника; б) или освобождение заложника по требованию властей. При этом указанные действия влекут последствия лишь в том случае, если в его действиях лица нет иного состава преступления. В отличие от освобождения похищенного человека (ст. 126 УК), в случае захвата заложника закон прямо предусматривает возможность прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием и тогда, когда такое освобождение осуществилось по требованию властей. Иными словами, признак добровольности действий преступника по смыслу закона не относится к числу обязательных элементов специального условия.

По мнению автора исследования, необходимо обратить внимание на

некоторые обстоятельства, исследование которых может способствовать уяснению юридической природы данного специального условия освобождения от уголовной ответственности.

При захвате заложника объектом преступления является общественная безопасность. Захват заложника - это совершенное открыто или тайно, с применением насилия или угрозы его применения либо без такового противоправное ограничение хотя бы одного человека свободы с последующим открытым сообщение об этом и выдвижением условий освобождения захваченного (ультимативность).1

Указанное обстоятельство является, полагаю, принципиально важным для правильного процессуального обоснования решения при прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования. Это связано с тем, что законодательное разграничение специальных условий освобождения от уголовной ответственности по данному преступлению на два самостоятельных, предполагает несколько иное (чем в случае освобождения от уголовной от-

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: «Вердикт». 1996. С. 356 (автор комментируемой статьи - СИ. Никулин). “”

по

ветственности в соответствии с примечанием к ст. 126 УК) толкование понятия добровольности. Поскольку закон разграничивает добровольное освобождение от освобождения по требованию властей, это означает, что добровольность действий предполагает отказ от преступного замысла по собственной инициативе и тогда, когда ничто не препятствовало продолжению преступной деятельности. Тем не менее, преступление считается оконченным с момента фактического лишения свободы человека или удержания его в этом состоянии, а не с момента заявления ультимативных требований. Поэтому и в случае добровольного освобождения заложника нет оснований расценивать действия лица, его .захватившего, как добровольный отказ от преступления, при наличии которого предполагается освобождение от уголовной ответственности за отсутствием состава преступления.

Заметим, что закон не регламентирует, до какого момента можно рас- ценивать действия лица как добровольное освобождение заложника. Президиум Верховного Суда РФ в постановлении от 23 июля 1997 года, вынесенным по делу Р., указал, что действия подсудимого Р. нельзя расценивать как добровольные, «… поскольку фактическое освобождение потерпевшего состоялось после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута, и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания заложника. При таких обстоятельствах Р. не может быть освобожден от уголовной ответственности на основании примечаний к ст. 126 и 206 УК РФ».1 По этому поводу в юридической литературе справедливо подчеркивается, что при выполнении требований захватчика его освобождение от уголовной ответственности «… становится не просто бессмысленным, но, наоборот, незаконным и несправедливым».2

В настоящее время существует конкуренция уголовно-правовых норм,

предусматривающих уголовную ответственность за похищение человека и захват заложника. Речь в данном случае идет о пункте «з» ч. 2 ст.ст. 126 (похищение человека из корыстных побуждений) и 206 УК (захват заложника из

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6.

2 Комиссаров В. Захват заложника: стремление к наживе или преступление от безысходности? // Законность. 1999. С3,с.20.

Ill

корыстных побуждений) - похищение человека и захват заложника из корыстных побуждений. Ученые объясняют сложившееся положение фактически отсутствием легального и судебного толкования вопроса.1 Полагаю верной позицию, в соответствии с которой: «Наиболее четким критерием разграничения захвата и других смежных составов является выдвижение определенных требований к государству, организациям и гражданам как условие освобождения потерпевшего. Отсутствие этого признака означает отсутствие состава захвата заложника».2 Лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, при решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования с учетом примечаний к ст.ст. 126 и 206 УК должны, по нашему мнению, руководствоваться указанными критериями.

Доказывание наличия обстоятельств, необходимых для решения вопроса о прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК осущест- вляется путем проведения следственных и процессуальных действий по общим правилам, установленным уголовно-процесуальным законодательством. В случае добровольного заявления или сообщения о преступлении (при добровольном освобождении заложника) явку с повинной следует рассматривать в качестве повода к возбуждению уголовного дела и оформлять в соответствии со ст. 142, 143 УПК.

При решении вопроса о прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК за захват заложника (по аналогии со ст. 205 УК) подлежит доказыванию обязательный признак субъективной стороны деяния - специальная цель понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от какого- либо действия как условия освобождения заложника. Это важно для правильной квалификации преступления и для оценки в совокупности всех обстоятельств прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования. В материалах дела также долж-

1 Бриллиантов В. Похищение человека или захват заложника? // Российская юстиция. 1999. № 9. С. 43.

2 См. Там же, с. 43. <»•

112

ны быть отражены данные, свидетельствующие об освобождении заложника до выполнения поставленных захватчиком условий. Об этих обстоятельствах могут быть получены показания от лиц,, к которым непосредственно выдвигались требования.

Примечание к ст. 204 УК, регламентирующей уголовную ответствен- ность за коммерческий подкуп, содержит два самостоятельных специальных условия прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования: наличие вымогательства или добровольное сообщение о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело. Сходные условия освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием содержатся и в примечаниях к ст. 291 УК (Дача взятки). В соответствии с примечанием к указанной статье «Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки».

Таким образом, к числу самостоятельных условий освобождения от уголовной ответственности, как при коммерческом подкупе, так и при даче взятки, относятся либо наличие вымогательства, либо добровольное сообщение о подкупе или даче взятки органу, компетентному возбудить уголовное дело.

При решении вопроса о прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК в отношении лиц, совершивших как коммерческий подкуп, так и дачу взятки, условия, содержащиеся в примечаниях, являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию.

Примечательно, что дача взятки во все времена считалась и считается опасным и трудно доказуемым преступлением. Освобождение от уголовной ответственности в случае добровольного сообщения о совершении данного преступления можно расценивать в качестве поощрения государством действий тех лиц, которые способствуют возможности изобличения взяточников.

113

В литературе справедливо отмечалось, что мотивы заявлений взяткодателей

0 совершении ими преступления различны. Они могут содержать элементы деятельного раскаяния и быть продиктованы осознанием общественной опасности деяния, но могут быть и результатом страха перед уголовным на казанием. Отмечались случаи изменения отношений со взяткополучателем, вызванными невыполнением или ненадлежащим выполнением последним обещанного. Тем не менее, и в этом случае заявление следует считать добро вольным, а не вынужденным «…и оно также влечет освобождение от уго ловной ответственности».1

Следует подчеркнуть, что применительно к ст. 204 УК действие при- мечания распространяется не на всю уголовно-правовую норму, а лишь на преступления, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 данной статьи.

При коммерческом подкупе и при даче взятки, решая вопрос о прекра- щении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК, суд, прокурор, следователь, дознаватель должны исходить из содержания понятий «вымогательство» и «добровольное сообщение» об указанных преступлениях.

Заметим, что в данном случае преступное посягательство не представляет непосредственной угрозы для жизни, здоровья, свободы потерпевшего, и предотвращение последствий преступного посягательства не является единственным критерием при решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования. Именно поэтому принципиальное значение имеет четкое и единообразное толкование предусмотренных в примечании специальных условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования.

Применительно к коммерческому подкупу под «вымогательством» по- нимается «Требование со стороны лица, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, передачи ему материальных ценностей или оказания безвозмездной услуги имущественного характера

1 Волженкин Б. Освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным заявлением о даче взятки//Социалистическая законность. 1989. № 1. С. 57. “

114

под угрозой нарушения законных интересов дающего… или умышленное поставлена последнего в такие условия, при которых он вынужден передать вознаграждение для обеспечения своих правоохраняемых, законных интересов».1 Аналогичным образом комментируется понятие вымогательства при-менительно к ст. 291 УК. В материалах дела должны содержаться данные, свидетельствующие о наличии вымогательства при решении вопроса о прекращении уголовного дела с учетом данного условия. Это могут быть показания обвиняемого, свидетелей; показания, полученные в ходе проведения очных ставок; данные, зафиксированные в протоколе явки с повинной; документы, подтверждающие факт получения взятки или подкупа; документы, содержащие сведения о правоохраняемых интересах у лиц, совершивших данные преступления, подтверждающие, например, факты преднамеренной волокиты в осуществлении законных прав указанных субъектов со стороны лиц, получивших взятку или подкуп; приобщенные в соответствии с нормами УПК фонограммы переговоров, акты ревизий и документальных проверок, заключения экспертов и т.д. Совокупность прямых и косвенных доказательств, установленных при исследовании данного условия, позволяет сделать вывод о его доказанности и возможности решения вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Следующим специальным условием прекращения уголовного пресле- дования в соответствии с ч. 2 ст. 28 УПК является добровольное сообщение о коммерческом подкупе или о даче взятки органам, компетентными возбудить уголовное дело.

Добровольное сообщение о совершенном преступлении предполагает наличие собственного действия лица, совершившего преступление, и отсутствие обстоятельств, вынудивших его к таким действиям. При этом мотивы

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: «Вердикт». 1996. С. 352 (автор комментария ст. 204 УК - Волженкин Б.М.).

2 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. - М.: «Зерцало». 1998. С. 672 (автор комментария к ст. 291 УК - Леонтьев Б.М.). о.

115

сообщения о преступлении роли не играют, а под отсутствием обстоятельств, вынудивших к совершению позитивных действий, следует, по нашему мнению, понимать отсутствие уголовного преследования за совершение противоправных действий.

Прекращению уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК за совер- шение исследуемых преступлений должно предшествовать и доказывание целого ряда специфических обстоятельств.

А.Э. Жалинский, комментируя данный состав преступления, отмечает, что «Сфера применения этой статьи - область управленческой деятельности в коммерческих и иных негосударственных организациях, осуществляющих различные виды деятельности, разрешенные либо не запрещенные законом».1

В юридической литературе справедливо отмечается, что «… вопросы, связанные с определением статуса организации, относятся к числу обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, равно как и свидетельствующие об отсутствии причинения вреда интересам граждан, других организаций, общества и государства…, а их доказывание потребует от следователя выполнения ряда следственных действий (например, выемка соот-ветствующей документации, подтверждающей статус организации)».

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 204 УК, является лицо (группа лиц), передающее (передающих) материальные ценности лицу, выполняющему управленческие функции. При решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК обстоятельством, подлежащим доказыванию, является точное установление должностного положения субъекта подкупа. В ходе расследования преступления в материалах дела должны быть отражены данные, свидетельствующие о том, что лицо, получившее деньги, ценные бумаги, иное имущество и т.д., в

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, B.M. Лебедева. - М.: Издат. Гр. ИНФРА. M-HOPMA. 1996. С. 464.

2 Орлова А.А. Порядок привлечения к уголовной ответственности по заявлению коммерческой или иной организации // Профессионал. 1998. С. 39. Считаем необходимым заметить, что в предмет настоящего дис сертационного исследования не входит анализ особенностей привлечения к уголовной ответственности.

116

пределах своих служебных полномочий могло принимать решения, имеющие обязательную силу. Кроме того, подлежат доказыванию обстоятельства, свидетельствующие о том, что выполненные субъектом преступные действия запрещены нормативно-правовыми актами, учредительными документами и не являются условиями выполнения ранее заключенного соглашения, обязательством по сделке и т.д. В предмет доказывания входит и обстоятельства, свидетельствующие о подкупе с целью обеспечения собственных интересов.

При решении вопроса о прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК за совершение преступления, предусмотренного ст. 291 УК в предмет доказывания входит установление должностного положения взяткополучателя. Это необходимо для правильной квалификации деяния и отграничения его, например, от преступления, предусмотренного ст. 288 УК РФ (Присвоение полномочий должностного лица). Подлежит доказыванию в необходимых случаях и факт посредничества и, соответственно, установление посредника. В материалах уголовного дела должны содержаться данные, подтверждающие получение незаконного вознаграждения тем должностным лицом, от которого фактически зависит выполнение действий в пользу взяткодателя. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»: «Должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах свой организации дать взятку должностному лицу, несет ответственность по соответствующей части статьи 291 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, - как соучастник дачи взятки».

Должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в инте-

117

ресах своей организации передать лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, деньги, ценные бумаги, иное имущество, несет ответственность, по части первой или второй статьи 204 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, - как соучастник коммерческого подкупа».1 В случае возникновения подобной ситуации при решении вопроса о прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК все указанные обстоятельства должны быть установлены и содержаться в материалах уголовного дела.

Следует подчеркнуть, что анализ исследуемых специальных условий с уголовно-процессуальной точки зрения, свидетельствует о наличии некоторых проблем при их практическом применении. В определенных ситуациях грань между вымогательством незаконного вознаграждения в случае коммерческого подкупа или взятки и добровольным заявлением о совершенном преступлении просматривается недостаточно четко.

Поэтому для следователя принципиально важно в каждом конкретном случае дать правовое основание и мотивировку принимаемому решению.

При наличии вымогательства вопрос о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования с учетом специальных условий решается независимо от того, что явилось поводом к возбуждению уголовного дела. Вместе с тем, на практике таким является добровольное заявление лица, совершившего преступление. В таких случаях, при решении вопроса о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием на основании ч. 2 ст. 28 УПК у следователя для обоснования принимаемого решения есть в наличии два специальных условия: с одной стороны, вымогательство, а с другой - добровольное сообщение о преступлении.

Полагаю, что следует исходить из положения ч. 2 ст. 28 УПК, в соот- ветствии с которым прекращение уголовного преследования возможно толь-

1 Бюллетень Верховного суда РФ. 2000. № 4. С. 7. *’

118

ко в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК РФ. Очевидно закон не конкретизирует эти случаи и, соответственно, не ограничивает правоприменителя в вопросе выбора специальных условий прекращения. Поэтому в конкретной ситуации решение данной проблемы зависит от степени доказанности каждого из специальных условий и вполне допустимо использование обоих в качестве уголовно-процессуального обоснования принимаемого решения.

Следующим обстоятельством, заслуживающим внимания, представляется определение процессуального положения взяткодателя, в отношении ко- торого имело место вымогательство, или добровольно заявившего о совершенном преступлении в органы, компетентные возбудить уголовное дело. Этот вопрос представляет теоретический и практический интерес, так как в уголовных делах такого рода нет потерпевшего. Даже если добровольное заявление о совершении преступления продиктовано фактически обманными действиями взяткополучателя, который по какой- либо причине не выполнил обещанных действий, взяткодатель не вправе рассчитывать на возмещение ущерба путем возвращения затраченных им денежных средств или иных ценностей. Аналогичным образом решается вопрос и при расследовании коммерческого подкупа. Таким образом, взяткодатель, равно как и лицо, совершившее подкуп, не признаются потерпевшими по уголовному делу.

Разъясняя указанное положение применительно к ст. 291 УК, Пленум Верховного Суда РФ прямо указал: «Освобождение взяткодателя от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного заявления о даче взятки не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа».1

1 Указанное Постановление Пленума ВС РФ № 6 от 10.02.2000 г. // Бюллетень ВС РФ?2000. № 4. С. 8.

119

Следующим преступлением, за совершение которого лицо освобожда- ется от уголовной ответственности, является терроризм (ст. 205 УК). Указанное преступление означает посягательство на общественную безопасность и относится к категории тяжких (ч. 1 ст. 205 УК) и особо тяжких (ч. 2 и 3 ст. 205 УК). В соответствии с примечанием к указанной статье «Лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления».

В данном случае в качестве специальных условий законом предусмот- рены два самостоятельных действия: а) своевременное предупреждение об акте терроризма; б) иной способ предотвращения преступления. В литературе. справедливо подчеркивается, что норма, предусмотренная в примечании к ст. 205 УК, имеет большое значение для предупреждения терроризма.1 В целях предотвращения необратимых последствий должностные лица, осуществляющие уголовное судопроизводство, должны в каждом конкретном случае всесторонне, полно и объективно исследовать выполнение специальных условий, содержащихся в примечании. Считаю необходимым подчеркнуть, что в данном случае, в первую очередь, следует исходить из степени участия обвиняемого лица в предотвращении террористического акта.

Назначение указанной нормы заключается именно в возможности пре- дотвращения опасных противоправных действий и, соответственно, возможных последствий преступления. Указанное в примечании положение о том, что лицо освобождается от уголовной ответственности в случае, если оно способствовало предотвращению осуществления акта терроризма, следует рассматривать в качестве специального условия освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования по ч. 2 ст. 28

Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.. Лебедева. - М.: Инфра-М-НОРМА. 1966. С. 466 (автор комментария ст. 205 УК РФ-Дьяков СВ.). <=•

120

УПК только тогда, когда имело место действительное предотвращение осуществления акта терроризма. Поэтому, вряд ли можно согласиться с высказанным в юридической литературе утверждением, что «… под действие примечания подпадает также неудачная, но добросовестная попытка предотвратить осуществление этого акта, оцениваемая в итоге как деятельное раскаяние».1

Представим в качестве примера ситуацию с террористическими актами, имевшими место в Москве в 1999 году, выразившихся во взрывах жилых домов. Можно ли освободить от уголовной ответственности и прекратить уголовное дело и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в отношении террориста, если, например, в ходе следствия установлено, что он, способствуя предотвращению взрыва (пусть даже добросовестно), хотел вынести из подвала несколько мешков взрывчатки, но по независящим от него причинам не смог этого сделать? Мы убеждены, что за совершение столь опасных преступлений принять во внимание деятельное раскаяние в качестве условия прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования можно только в случае действительного предотвращения необратимых вредных последствий. Именно в этом, по мнению автора, заключается суть компромисса между государством и лицом, совершившим преступление, и именно такой подход может стимулировать террористов на от- ступление от первоначальных замыслов.

Трудно согласиться с тем, что «… примечание к ст. 205 УК распро- страняется не на единоличную, а только на совместную подготовку акта терроризма независимо от формы соучастия и вида соучастников»,2 так как это не усматривается из смысла закона. Взрыв, поджог и иные действия, подпадающие под признаки данного преступления, мо1?ут быть подготовлены и совершены единолично. В таком случае лицо также вправе своевременно предупредить органы власти и тем самым способствовать предотвращению акта

1 Комментарий ^Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. А.И. Бойченко. - Ростов-на-Дону: Издательство «Фе- никс». 1996. С. 355 (автор комментария ст. 205 УК РФ - Беляев А.Е.).

2 См. там’же. С> 355.

121

терроризма. На лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма единолично, при выполнении им условий примечания, будут распространяться действия нормы, допускающей компромисс.

Если же исходить из утверждения, что требования примечания распро- страняются только на ситуации, связанные с групповой подготовкой акта терроризма, остается без ответа вопрос о возможности прекращения уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК в отношении лица, единолично участвовавшего в подготовке акта терроризма. Поэтому более предпочтительной представляется позиция тех авторов, которые считают, что «… данное примечание распространяется как на индивидуально действующее лицо, так и на лицо, действующее в составе группы».1

При решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголов- ного преследования в отношении лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 205 УК, подлежат доказыванию обстоятельства, характеризующие признак субъективной стороны терроризма, заключающийся в цели совершаемых действий - нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие решения органами власти;

Обстоятельствами, подлежащими доказыванию, являются и данные, свидетельствующие о том, что в действиях лица не содержатся признаки другого состава преступления (например, причинения смерти по неосторожности - ст. 109 УК, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью - ст.

111 УК и т.д.).

Под своевременным предупреждением органов власти, как представля- ется, закон подразумевает явку с повинной, как повод к возбуждению уголовного дела, которая должна быть оформлена протоколом явки с повинной в соответствии с требованиями ст. 142 УПК. В случае, если лицо иным образом сообщило о возможном акте терроризма, отказавшись от участия в нем, но пожелало при этом остаться неизвестным, дело и (или) уголовное преследование прекращено быть не может.

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. -М.: «Зерцало». 1998. С. 490 (ком ментарий указанных статей УК - Комиссарова B.C.). &

122

При ином способе предотвращения акта терроризма, например, удер- жании соучастников или ликвидации взрывного устройства, тушении пожара и т.д., указанные обстоятельства должны найти отражение в материалах уголовного дела, так как входят в предмет доказывания.

Своевременное предупреждение органов власти об акте терроризма или иной способ предотвращения преступления могут быть реализованы иным путем, в частности: протоколом выдачи взрывного устройства, его деталей, или иных приспособлений для совершения террористического акта; указанием места их нахождения. В таких случаях важное значение имеет правильное процессуальное оформление позитивных действий лица, участвовавшего в подготовке акта терроризма, органами предварительного расследования. Это зависит от того обстоятельства, когда они получены: до или после возбуждения уголовного дела. В первом случае данные могут быть отражены в протоколе явки с повинной (если таковой имеется) или в акте добровольной выдачи с приглашением посторонних лиц для удостоверения фактических обстоятельств выдачи. Автор разделяет точку зрения авторов, пола- гающих, что оформляемые на практике акты добровольной выдачи характеризуется целым рядом недостатков.1 Вместе с тем, специальная норма в УПК на этот счет отсутствует. После возбуждения уголовного дела данные могут быть указаны в протоколе осмотра места происшествия, в протоколах добровольной выдачи, а также протоколах обыска, выемки. Проведение обыска и выемки возможно при групповой подготовке акта терроризма и деятельном отказе одного или нескольких соучастников от совершения преступления и выполнении условий примечания к ст. 205 УК.

Нормы ныне действующего УК РФ, УПК РСФСР и не вступившего в

действие нового УПК РФ предусматривают возможность освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в отношении лиц, совершивших особо тяжкие преступления против конституционного строя и безопасности государства: государственная измена, шпионаж, насильственный захват власти или насильствен-

1 Николюк B.B., Кальницкий B.B., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбужде ния уголовного дела.-Омск; 1999. С. 28-30. &

123

ное удержание власти, предусмотренные соответственно статьями 275, 276 и 278 УК.

Специальные условия освобождения от уголовной ответственности по данным составам содержатся в примечании к ст. 275 УК - лицо, совершившее одно из указанных преступлений, может быть освобождено от уголовной ответственности в случае: а) если оно добровольно и своевременно сообщило органам власти о преступлении; б) если своим сообщением способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации; в) если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Анализ условий, указанных в примечании к статье 275 УК, свидетель- ствует об отсутствии четкой их формулировки. По смыслу примечания к указанной статье позитивные действия лица должны способствовать предотвращению дальнейшего ущерба интересам РФ, с одной стороны, а с другой -сообщение о преступлении или иные действия должны быть своевременными. Таким образом, получается, что нанесение ущерба интересам государства до начала активных постпреступных действий, в принципе, допустимо.

При решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголов- ного преследования в связи с деятельным раскаянием за любое из перечисленных преступлений весьма затруднительно определить размер и границы ущерба, при нанесении которого еще возможна постановка вопроса об освобождении от уголовной ответственности и прекращении уголовного дела по данному основанию.

Правильному процессуальному обоснованию решения о прекращении уголовного преследования за совершение анализируемых преступлений на основании ч. 2 ст. 28 УПК вряд ли может способствовать имеющееся в юридической литературе разъяснение, в соответствии с которым «… примечание расценивается в качестве поощрительной нормы, призванной … показать человеку, совершившему оконченное преступление, путь к отступлению и при

124

выполнении им указанных условий гарантировать освобождение от уголовной ответственности».1 В данном случае считаю, необходимым еще раз подчеркнуть юридическую природу примечания, как правовой нормы, допускающей компромисс. Кроме того, остается открытым вопрос, какие выполненные условия и в каком объеме должны расцениваться следователем или судом в качестве необходимых и достаточных при принятии решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

По вопросу толкования специальных условий освобождения от уголов- ной ответственности за указанные преступления в связи с деятельным раскаянием в юридической литературе представлены различные точки зрения. Так, по мнению Н.А. Нырковой «… по Смыслу закона, лицо может быть освобождено от уголовной ответственности в случае, когда ущерб внешней безопасности нанесен не в полном объеме и есть реальная возможность пре-дотвращения хотя бы самой малой части такого ущерба». В тоже время А.Е. Беляев отмечает, что «… Тяжесть предотвращенного дальнейшего ущерба должна быть больше, чем нанесенного».1 Автором наиболее правильной признается точка зрения Н.А. Нырковой.

Обстоятельствами, подлежащими доказыванию при прекращении уго- ловного преследования поч. 2 ст. 28 УПК за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 275, 276 и 278 УК, являются добровольное и своевременное сообщение о совершении преступлений* иное способствование предотвращению дальнейшего ущерба интересам государства, отсутствие в действиях лица иного состава преступления.

Добровольное сообщение предполагает непосредственно явку с повин- ной, а также сообщение о совершении преступления любым иным способом

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: Издательская группа НОРМА. 1996. С. 646 (автор комментируемой нормы - Дьяков СВ.).

2 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.И. Бойко. - Ростов-на-Дону: Издательство «Фе никс». 1996. С. 553.

125

(например, по телефону) с последующей явкой и соответствующим процессуальным оформлением заявления.

Своевременность сообщения - оценочная категория. Выводу о соблю- дении или несоблюдении данного условия должен предшествовать анализ имеющихся в деле доказательств о масштабах преступной деятельности, о конкретных преступных действиях, о характере и размерах нанесенного и предотвращенного ущерба. При этом степень соотношения причиненного и предотвращенного ущерба, влияющая на позитивное решение вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием должна определяться индивидуально в каждом конкретном случае.

При решении вопроса о прекращении уголовного дела по ч. 2 ст. 28 УПК в предмет доказывания входят также обстоятельства, свидетельствующие о наличии иных условий, которые иным образом способствовали предотвращению дальнейшего ущерба интересам государства. К их числу могут, в частности, относиться: чистосердечное раскаяние лица, прекратившего преступную деятельность после возбуждения уголовного дела; оказание содействия в пресечении преступлений путем разоблачения сообщников; возвращение в полном объеме документов, содержащих государственную тайну, предназначенных для передачи иностранному государству или иностранной организации; указание места нахождения тайников, связей, сообщение паролей, точных сведений об уже переданной информации с указанием места, времени, способа и адресата; отказ от захвата власти и т.д. Отраженные должным, образом в соответствующих процессуальных документах указанные обстоятельства могут свидетельствовать о доказанности предусмотренного в примечании одного из условий освобождения от уголовной ответственности с последующим прекращением уголовного дела и (или) уголовного преследования.

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: «Вердикт». 1996. С. 495.

126

В предмет доказывания входит и установление обстоятельств, свиде- тельствующих об отсутствии в действиях лица иного состава преступления. Например, при насильственном захвате власти или насильственном ее удержании, уголовное дело и (или) уголовное преследование не могут быть прекращены в случае физического устранения лиц, осуществляющих законно властные полномочия. При совершении данного преступления путем принудительной изоляции указанных лиц, следует доказать, что объективную сторону преступления характеризуют действия, направленные на насильственный захват власти, и что они не продиктованы стремлением прекратить госу- дарственную или политическую деятельность соответствующих лиц, либо местью за такую деятельность, так как в подобном случае имеет место состав иного преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ (Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), и уголовное дело и (или) уголовное преследование не могут быть прекращены по исследуемому основанию.

Правила прекращения уголовного преследования в соответствии со ст. 28 УПК действуют и в случаях, предусмотренных примечанием к ст. 307 УК, предусматривающей уголовную ответственность свидетелей и потерпевших за заведомо ложные показания, эксперта и переводчика соответственно за заведомо ложные заключение или перевод.

В юридической литературе высказано справедливое, на наш взгляд, суждение о наличии недостатков в содержании примечания к ст. 307 УК. К их числу, в частности, относятся неудачная формулировка указанной статьи. Например, отмечено, что «… Редакция российского УК такова, что какими бы ни были последствия ложного показания, никакой роли в решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности это играть не может… Несправедливо приносить в жертву интересам раскрытия преступления ин-

127

тересы невиновных граждан».1 Автор разделяет предложение автора о необходимости дополнения специального условия освобождения от уголовной ответственности, содержащегося в примечании. Так, в законе следует уточнить, что свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик могут быть освобождены от уголовной ответственности в случаях не причинения вреда другим гражданами или заглаживания причиненного вреда и последующего надлежащего исполнения ими своих обязанностей в уголовном судопроизводстве. И только в случае доказанности этих обстоятельств возможна постановка вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования.

Анализ уголовно-процессуального законодательства в совокупности с примечанием к ст. 307 УК позволяет сделать вывод о недостаточно четком правовом регулировании вопросов, связанных с прекращением уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК. Так, по смыслу примечания к ст. 307 УК заявление о подложности данных или сведений могут быть сделаны свидетелем, потерпевшим, экспертом или переводчиком до вынесения приговора суда или решения суда. Если такое заявление сделано на стадии предварительного расследования, то изложенные в качестве его обоснования обстоятельства должны быть доказаны’следователем или дознавателем и найти соответствующее отражение в процессуальных документах.

Представляет известный теоретический и практический интерес рас- смотрение в качестве специального условия освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК содержание примечания к ст. 208 УК (Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем).

Специальное условие освобождения от уголовной ответственности, регламентированное названным примечанием, предлагает возможность прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в случае: а) отсутствия в действиях соответствующего лица иного состава преступления; б) добровольного прекращения участия в незаконном вооруженном формиро-

1 Лобанова А. Об освобождении от уголовной ответственности за заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод // Российская юстиция. 1997. № 9. С. 25-26. “

128

вании и в) сдачи оружия. Таким образом, специальные условия складывается из взаимосвязанных элементов.

Добровольное прекращение участия в незаконном вооруженном фор мировании может быть признано таковым как в случае, когда о формирова нии стало известно властям и они предпринимают меры к нейтрализации его преступных действий (например, путем проведения соответствующей разъ яснительной работы), так и в ситуации, когда о существовании такового из вестно не было. В последнем случае предполагается явка с повинной лица, прекратившего участие в незаконном вооруженном формировании, с после- >•.’ дующей сдачей оружия. Явка с повинной, как повод к возбуждению уголов-

ного дела, и в данном случае оформляется протоколом в соответствии с тре- бованиями УПК. В протоколе полно и всесторонне должны быть отражены данные, свидетельствующие о добровольных, активных позитивных действиях лица, направленных на прекращении участия в вооруженном формировании, в том числе и факт сдачи оружия.

При этом целесообразно отразить индивидуальные признаки сданного оружия, которое после возбуждения уголовного дела будет осмотрено и при общено в качестве вещественного доказательства. Диссертант поддерживает позицию авторов, в соответствии с которой «… в целях наиболее полного и правильного закрепления обстоятельств, имеющих уголовно-правовое значе- $? ние, факты добровольной сдачи оружия… надлежит отражать в протоколах

добровольной сдачи (а не выдачи), что в большей степени подчеркивает инициативу сдающего в передаче названных объектов».1

Следует подчеркнуть, что для освобождения от уголовной ответственности при добровольном заявлении об отказе от дальнейшей преступной деятельности и сдаче оружия закон не требует от субъекта никаких иных действий, составляющих объективную сторону преступления. Следователь или суд не вправе отрицательно решать вопрос о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования при нежелании лица называть сообщников, их планах, объеме вооружения, организаторов и руководителей незаконного

1 Николюк B.B. и др. Названная ранее работа. С. 85.

129

вооруженного формирования. Вместе с тем, логично предположить, что позитивное постпреступное поведение лица может выражаться и в оказании содействия правоохранительным органам. Полагаю, что эффективным средством убеждения в необходимости способствования прекращению или предотвращению преступных действий незаконного вооруженного формирования может служить гарантия безопасности обвиняемого.

Действующее законодательство предусматривает возможность осво- бождения от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования и за совершение действий, предусмотренных ст. 222 УК, связанных с незаконным приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

В соответствии с примечанием к данной статье, лицо может быть осво- бождено от уголовной ответственности в случае: а) добровольной сдачи всех имеющихся у него из числа перечисленных в статье предметов; б) если в его действиях отсутствует иной состав преступления.

Аналогичным образом решается вопрос и в примечании к ст. 223 УК (незаконное изготовление оружия), предусматривающем прекращение уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК и, соответственно, освобождение от уголовной ответственности, в случае добровольной сдачи лицом оружия, комплектующих деталей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Общим специальным условием освобождения от уголовной ответст- венности в этих двух случаях является добровольная сдача указанных предметов при условии реальной возможности их дальнейшего оборота, изготовления или’ремонта. Поэтому, в случае обнаружения у лица запрещенных за-коном предметов решение о прекращении уголовйого дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием неправомерно.

Основные правила регулирования отношений, возникающих в процессе оборота оружия и боеприпасов, права и обязанности участников этих от-

130

ношений установлены Федеральным законом «Об оружии» от 13 декабря 1996 года.1

Следует отметить, что вопрос об уголовной ответственности и об осво- бождении от нее за преступления, связанные с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, и до принятия нового уголовного закона был достаточно разработан в юридической литературе.

По мнению автора, по-прежнему является актуальным представленное в юридической литературе мнение о том, что для освобождения от уголовной ответственности требуется, чтобы лицо сдало все имеющиеся у него запрещенные к обороту предметы. Сдача лишь части из них не освобождает от уголовной ответственности. Добровольность предполагает собственную волю, действие без принуждения, уверенность в том, что правоохранительным органам о данном преступлении ничего не известно. «Оружие должно быть сдано лицом по собственной воле, но не обязательно по своей инициативе. Такая инициатива (советы, упреки, просьбы) может исходить от родственников, знакомых, иных лиц. Поэтому решающее значение имеет не то, от кого исходила инициатива, а то, что лицо по собственной воле, т.е. без официального принуждения сдает оружие, боеприпасы или взрывчатые вещества».3

Следует отметить, что правовая природа специальных условий осво- бождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 222 и 223 УК, в настоящее время не является предметом дискуссии. В значительной мере это обстоятельство связано с конкретными разъяснениями ныне действующего Постановления Пленума

1 Федеральный закон «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. // СЗ. 1996. № 51. Ст. 5681.

2 См.: Дубинина М. Ответственность за незаконное владение огнестрельным оружием // Социалистическая законность. 1975. № 2. С. 42-43; Самойлов Е. Ответственность за хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ // Социалистическая законность. 1975. № 3. С. 44-47; Тихий В. Условия ос вобождения от уголовной ответственности за незаконное владение огнестрельным оружием // Социали стическая законность. 1978. № 1. С. 40; Жалинский А., Шестак А. Уголовная ответственность за незакон ное ношение, изготовление или сбыт холодного оружия // Социалистическая законность. 1987. № 12. С. 27- 29 й’“др.

3 Тихий В. Условия освобождения от уголовной ответственности за незаконное владение огнестрельным оружием //Социалистическая законность. 1978. № 1.С. 40. ~ «-•

131

Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ» от 25 июня 1996 года.1

При решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголов- ного преследования в соответствии с примечаниями к ст.ст. 222 и 223 УК подлежат доказыванию обстоятельства, свидетельствующие о добровольности сдачи огнестрельного, газового, холодного (в том числе и метательного) оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, комплектующих деталей к оружию, а также обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии в действиях лица иного состава преступления.

В этой связи следует обратить внимание на необходимость четкого процессуального оформления явки с повинной, получения органами предварительного расследования сданных предметов, а также правильной квалификации деяния и установления фактических данных, свидетельствующих об отсутствии в действиях лица иных составов преступлений.

В протоколе явки с повинной необходимо не просто констатировать факт сдачи предметов, но и дать их полный перечень с подробным описанием. Подробное описание каждого из сданных предметов, зафиксированное в процессуальных документах, является гарантией соответствия сданных предметов с имеющимися в наличии и приобщенных к делу в качестве вещественных доказательств.

Примечание к ст. 228 УК, предусматривающее уголовную ответствен- ность за незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, содержит следующие специальные условия прекращения уголовного дела по ч. 2 ст. 28 УПК: а) добровольная сдача наркотических средств или психотропных веществ; б) активное способствование раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психо-

1 Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: Издательств© БЕК. 1999. С. 393- 401.

132

тропных веществ; в) активное способствование изобличению лиц, их совершивших; г) активное способствование обнаружению имущества, добытого преступным путем. По смыслу примечания условия прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования представляют собой взаимосвязанные позитивные постпреступные действия. Таким образом, решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования может быть принято только в случае активного позитивного поведения лица.

По мнению автора исследования, добровольная сдача наркотических

средств и психотропных веществ неотделима от явки с повинной. Вещества должны быть сданы в правоохранительные органы по собственной инициативе, при реальной возможности дальнейшего их хранения, оборота или использования. Диссертант разделяет позицию, в соответствии с которой «… одно только намерение сдать наркотические средства или психотропные вещества (даже выраженные письменно в форме соответствующего заявления в органы внутренних дел) не освобождает лицо от уголовной ответственности за незаконные действия с ними».1

Правильное процессуальное оформление протокола явки с повинной имеет принципиальное значение для дальнейшего правомерного решения вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования. Описательная часть протокола явки с повинной должна содержать данные, свидетельствующие о добровольности сдачи наркотических средств или психотропных веществ, возможно даже их перечень, индивидуальные признаки и количество. Обстоятельства, подлежащие доказыванию; данные, изложенные в протоколе явки с повинной, должны найти свое объективное подтверждение. в ходе выполнения последующих процессуальных и следственных действий не только на стадии возбуждения уголовного дела, но и входе пред- варительного расследования. В частности, факт добровольной сдачи наркотических средств или психотропных веществ может быть подтвержден кри-

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В;М. Лебедева. - М.: Издательство ИНФРА-М-НОРМА. 1996. С: 522 (автор комментируемой статьи Побегайло Э.Ф.). °”

133

миналистическим исследованием, а в последующем - заключением эксперта, объяснениями лица, прекратившего преступную деятельность, и показаниями, данными им после предъявления обвинения, объяснениями очевидцев и показаниями свидетелей, протоколами добровольной сдачи, протоколами выемки при указании лицом их местонахождения, протоколами осмотра сданных предметов, постановлениями о приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств.

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 мая 1998 года «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» отмечает, что как добровольную сдачу наркотических средств или психотропных веществ «… следует считать выдачу их лицом по предложению следователя перед началом производства в помещении выемки или обыска».1 Полагаю, что в таком случае, то есть после возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица за совершение действий, предусмотренных ст. 228 УК, принятие такого решения лицом, совершившим преступление в указанных условиях, представляется вынужденным, что нельзя рас- ценивать как позитивное постпреступное поведение, продиктованное желанием добровольно отказаться от продолжение преступной деятельности.

Активное способствование раскрытию преступления представляет собой совокупность действий, составляющих объективную сторону деятель- ного раскаяния. Целесообразно напомнить, что по смыслу ст. 75 УК, регламентирующей освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, способствование раскрытию преступления может выражаться в любых позитивных постпреступных действиях, направленных на оказание правоохранительным органам помощи в изобличении других участников преступления, розыске имущества, добытого преступным путем. Эти

1 Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: Издательство ВЕК. 1999. С. 409.

134

действия могут выражаться и в выдаче орудий и средств преступления, и в указании места совершения преступления и т.д.

Из содержания примечания к статье 228 УК следует, что позитивная постпреступная деятельность включает в себя активное способствование: а) раскрытию и пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ; б) изобличению лиц, их совершивших; в) обнаружению имущества, добытого преступным путем.

Побегайло Э.Ф., комментируя содержание примечания к ст. 228 УК, указывает, что под активным способствованием раскрытию и пресечению преступлений следует, в частности, понимать «… личное добровольное участие субъекта в предусмотренных законодательством об оперативно-розыскной деятельности мероприятиях криминальной милиции или другого органа дознания, направленных на раскрытие либо пресечение данного преступления, установление фактических обстоятельств дела, причастных к совершению криминального деяния лиц, места нахождения последних и их задержание, розыск и возвращение похищенного или изъятого из оборота имущества».1

По данному поводу существует и такая точка зрения, в соответствии с которой лицо, являвшееся членом преступной группировки, при совершении им преступления, не повлекшего тяжких последствий, в случае привлечения его к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, «… активно способствовавшее раскрытию преступления, воз местившее причиненный ущерб или иным образом загладившее причинен ный ущерб, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации».2 ;

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: Издательская группа ЙНФРА-М-НОРМА. 1996. С. 522.

2 Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности / Под ред. П.Г. Пономаре ва. - М.: «Юрист». 1997. С. 495 (автор комментируемой ст. 18 - Кваша Ю.Ф.). &

135

По мнению диссертанта, в отношении лиц, чье позитивное постпре- ступное поведение выражается именно таким образом, решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности и прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования вполне оправдано. Вместе с тем, вряд ли правомерно ограничивать лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 228 УК, а затем осуществивших действия, содержащиеся в примечании, условием сотрудничества с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Иначе как быть с лицами, сдавшими, например, наркотические средства, вырученные от их реализации деньги, но не являющимися членами преступной группы или не располагающими сведениями об организаторах, поставщиках, а имевших дело, например, только с единичными распространителями?

По мнению автора, более правильной представляется точка зрения, в

соответствии с которой прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования и, соответственно, освобождение от уголовной ответственности допускается в случае активных позитивных действий виновного, перечисленных в примечании к ст. 228 УК, после совершения преступления.1

Активное способствование раскрытию или пресечению преступлений, изобличению лиц, их совершивших; обнаружению имущества, добытого преступным путем как обстоятельства, подлежащие доказыванию, устанавливаются путем проведения различных процессуальных и следственных действий и находят соответствующее отражение в процессуальных документах. Помимо показаний лица, раскаявшегося в своих преступных действиях, указанные обстоятельства могут быть подтверждены показаниями лиц, изобличенных им в совершении преступления; показаниями, полученными в ходе проведения очных ставок; материалами и документами, подтверждающими факт приобретения имущества преступным путем; протоколами обыска, выемки, наложения ареста на имущество.

1 Комментарий к Уголовному кодексу РФ. - М.: «Проспект». 1997. С. 507 (автор комментируемой статьи - Шергина К.Ф.). »•

136

Следственное действие, направленное на получение первоначальных показаний лица, раскаявшегося в своей преступной деятельности, его правильное процессуальное оформление может оказать влияние на весь ход дальнейшего расследования и решение вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в соответствии с условиями, содержащимися в примечании к ст. 228 УК.

Здесь следует подчеркнуть, что после явки с повинной, сдачи наркоти- ческих средств, психотропных веществ и, соответственно, возбуждения уголовного дела по одному или нескольким составам, содержащимися в ст. 228 УК, субъект деятельного раскаяния, как правило, до привлечения его в качестве обвиняемого допрашивается в качестве подозреваемого. Таким образом, в ходе первоначального допроса могут быть получены данные, свидетельствующие о его активном способствовании раскрытию или пресечению преступлений.

Во избежании утраты доказательственного значения полученных в ходе расследования по уголовному делу доказательств, следует обращать вни- мание на соблюдение всех процессуальных требований, предъявляемые к оформлению вводной части протокола, к числу которых, в частности, относится время начала и окончания проведения следственного действия, разъяснение прав допрашиваемому лицу, в том числе и предоставленных ст. 51 Конституции РФ. Описательная часть протокола допроса должна содержать максимально полно все данные, свидетельствующие об активном позитивном постпреступном поведении, которые являются условиями прекращения уголовного, дела и (или) уголовного преследования. Здесь следует иметь в виду, что на основании данных, полученных в ходе допроса, могут проводиться дальнейшие следственные действия, направленные на доказывание условий, содержащихся в примечании к статье УК. Подписывая каждую страницу протокола, допрошенное лицо тем самым подтверждает как правдивость данных показаний, так и свое согласие с их процессуальным оформлением.

137.

, В соответствии с примечанием к ст. 198 УК, регламентирующей уго- ловную ответственность за уклонение гражданина от уплаты налога, «Лицо, впервые совершившее преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также статьями 194 й 199 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило ущерб».1 Заметим, что ст. 194 УК предусматривает уголовную ответственность за уклонение уплаты таможенных платежей, а ст. 199 УК - за уклонение от уплаты налогов организациями.

Прекращая уголовное дело и (или) уголовное преследование при наличии условий, указанных в примечании, следует обратить внимание, что в данном случае из содержания примечания усматривается необходимость доказывания такого обстоятельства, как то, что лицо, ранее не совершало преступлений, предусмотренных ст.ст. 194, 198 и 199 УК. При прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием следует точно определить субъекта преступления. Следует подчеркнуть, что субъект преступления (ст.ст. 194, 198, 199 УК) в каждом конкретном случае’различен, и их можно отнести к специальным субъектам. Так, совершать уклонение от уплаты таможенных платежей, например, может декларант (лицо, непосредственно перемещающее товары и транспортные средства через таможенную границу), таможенный брокер или таможенный перевозчик, владелец таможенного склада. Субъектами уклонения от уплаты налогов с организаций могут быть должностные лица, а также лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Для доказывания того обстоятельства, что преступление данной кате- гории .совершено впервые, необходимо истребовать справку (Форма 133) о наличии или отсутствии судимости; определить правовой статус субъекта;2 допросить лиц, которые сотрудничали с данным субъектом; получить необ-

1 Изменения в УК РФ внесены Федеральным законом от 25 июня 1998 // Российская газета. 1998.29 июня.

2 Если-^то брокер или таможенный перевозчик - не лишались ли они лицензии на право оказания опреде ленных услуг; не отзывалась ли лицензия по. каким-либо отрицательным мотивам; не отказывалось ли в вы даче лицензии, и т.д. .;- ,.’? .,;.:?????:???-•{•’’? “””‘•’ ‘ *’ .

138

ходимые документы из налоговых органов, подтверждающих наличие или отсутствие налоговых нарушений в прошлом и т.д.

Подлежат доказыванию и такие условия прекращения уголовного пре- следования, установленные в ч. 2 ст. 28 УПК, как способствование раскрытию преступления и полное возмещение причиненного вреда.

При расследовании преступления, предусмотренного ст. 198 УК, о выполнении такого условия как способствование раскрытию преступления может, на наш взгляд, свидетельствовать такой факт, как представление полной декларации о доходах и расходах по форме, установленной Министерством по налогам и сборам РФ, в том числе и о доходах от предпринимательской деятельности. Указанный документ должен быть представлен как в налоговую инспекцию, так и для приобщения к материалам уголовного дела. О возмещении ущерба могут свидетельствовать соответствующие платежные финансовые документы.

При решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием за совершение преступления, предусмотренного ст. 194 УК, способствование раскрытию преступления может быть доказано не только путем отражения соответствующих обстоятельств в процессуальных документах со слов лица, совершившего преступление, но и достоверной информацией об объектах платежа, полученных от органов налоговой службы, а также о фактах неуплаты таможенных платежей при наличии полной информации об объекте платежа.1

Полное возмещение ущерба должно быть подтверждено соответствующими документами, свидетельствующими об оплате в полном объеме таможенных пошлин, налога на добавленную стоимость, таможенных сборов за таможенное оформление, хранение и сопровождение товаров, акцизов и других платежей, предусмотренных в ст. 110 Таможенного кодекса РФ.

В данном случае имеется в виду наличие полной декларации таможенной стоимости перемешаемого товара через таможенную границу.

139

При прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК за совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК, в материалах уголовного дела должны найти отражение обстоятельства, свидетельствующие о том, что определенный субъект способствовал раскрытию преступления и полностью возместил причиненный ущерб. Процесс доказывания данных специальных условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования представляет, на наш взгляд, известную сложность ввиду специфики противоправного деяния.

Статья 199 УК устанавливает уголовную ответственность за уклонение от уплаты налогов с организаций путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах путем сокрытия других объектов налогообложения, совершенного в крупном размере.

При этом определение понятия «доход», содержащееся в соответствующих Федеральных законах,1 отличается от используемого в налоговом и в уголовном законах. В частности, как отмечает Сологуб Н.М., наблюдается несоответствие и смещение таких понятий как доход и выручка. Вместе с тем, известно, «… что выручка лежит в основе исчисления налоговой базы по налогу на прибыль предприятий и организаций и из нее же исходят при оп-ределении оборота от реализации по налогу на добавленную стоимость». Поэтому, совершая преступление, субъекты не только стремятся к искажению данных о выручке, но и к занижению этих показателей. Таким образом, способствуя раскрытию преступления, лицо, его совершившее, должно достоверно и максимально полно изложить данные о фактических доходах и расходах, а также представить все объекты налогообложения. Частичная информация не может расцениваться как соблюдение условий прекращения

1 Например, Федеральный закон от 31.12.95 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О налоге на прибыль предприятий и организаций // Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. С. 20’;’Федеральный закон от 29.12.95 г. «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 1. С. 15.

2 Сологуб Н.М. Руководство для следователей. - М. 1998. С. 548. -

140

уголовного дела и (или) уголовного преследования. От доказанности этого условия зависит и доказанность полного возмещения причиненного вреда.

Подлежат исследованию и условия прекращения уголовного преследования в порядке ч. 2 ст. 28 УПК, при наличии условий, содержащихся в примечаниях к ст.ст. 337 и 338 УК, устанавливающих уголовную ответственность военнослужащих соответственно за самовольное оставление части или места службы и дезертирство.

Военнослужащий, совершивший одно из деяний, предусмотренных i} указанными статьями, может быть освобожден от уголовной ответственно-

сти: а) если он совершил соответствующее преступление впервые; б) если данное преступление явилось стечением тяжелых обстоятельств.

В указанных случаях подлежит доказыванию наличие тяжелых обстоятельств, повлекших противоправное действие военнослужащего. От него не требуется добровольного возвращения в расположение воинской части, равно как и совершение иных действий, свидетельствующих о его добровольном желании прекратить противоправные действия.

В предмет доказывания входит и установление того обстоятельства, что военнослужащий совершил это преступление впервые. Кроме того, следует иметь в виду, что субъектом данных преступлений могут быть только лица, достигшие призывного возраста и проходящие военную службу по призыву или по контракту, а также граждане, пребывающие в запасе, призванные на военные сборы. Поэтому в материалах дела в обязательном порядке должны быть данные, подтверждающие возраст обвиняемого, другие обстоятельства, касающиеся статуса военнослужащего.

Самовольное оставление части или места службы, то есть преступле ние, предусмотренное ст. 337 УК, следует отличать от дезертирства (ст. 338 УК). ^, Статья 337 УК предусматривает в качестве уголовно-наказуемых два

самостоятельных действия военнослужащих, проходящих военную службу по призыву или по контракту, или отбывающих наказание в дисциплинарной

141

воинской части, а именно: а) самовольное оставление части или места службы, которое подразумевает оставление военнослужащим территории воинской части или места службы без разрешения командира или начальника; б) неявку в срок на службу, то есть невозвращение в установленный срок из увольнения, командировки, из отпуска, с лечения и т.д. Для правильной квалификации деяния, за совершение которого уголовное преследование может быть прекращено по ч. 2 ст. 28 УПК, необходимо доказать, какое именно из противоправных действий совершено.

Под дезертирством следует понимать самовольное оставление воинской части или места службы с целью уклонения от прохождения военной службы военнослужащих, призванных на военную служба, а также неявку с целью уклонения от военной службы лиц, подлежащих призыву.

В предмет доказывания входит субъективная сторона деяния, выражающаяся в наличии прямого умысла и четко определенной цели. Это обстоятельство представляется важным для разграничения дезертирства от самовольного оставления части или места службы.

Следует подчеркнуть, что дезертирство представляет собой одно из самых тяжких воинских преступлений, так как является уклонением от выполнения конституционной обязанности граждан (ст. 59 Конституции РФ). Поэтому решение вопроса о прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК может иметь место лишь в случае точного установления и всестороннего исследования и доказывания тяжелых обстоятельств, повлекших противоправные действия субъекта преступления.

В заключение следует отметить, что предусмотренные в примечаниях к ст.ст. 337 и 338 УК условия освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования относятся к числу дискреционных. При их установлении соответствующие должностные лица, ведущие производство, вправе, но не обязаны, принять одно из указанных решений по делу.

142

Глава третья. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

В СВЯЗИ С ДЕЯТЕЛЬНЫМ РАСКАЯНИЕМ

§ 1. Субъекты института деятельного раскаяния и их правовое положение

При практической реализации ст. 75 УК уголовно-процессуальная деятельность субъектов, осуществляющих уголовное судопроизводство, приобретает некоторые особенности. Они вызваны, в первую очередь, принятием нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, который регламентирует прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК), прекращение уголовного дела и уголовного преследования по специальным основаниям, в том числе и в связи с деятельным раскаянием (глава 29 УПК).

В свете принятия нового УПК возникает необходимость рассмотрения правового положения субъектов института деятельного раскаяния. Однако, прежде чем приступить к рассмотрению данного вопроса, необходимо определиться с сущностью понятий «прекращение уголовного преследования» и «прекращение уголовного дела». Это объясняется тем, что ст. 28 УПК регламентирует процессуальный порядок прекращения только уголовного преследования, тогда как в ст.ст. 212, 213 УПК (глава 29 УПК) регулируется порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием на стадии предварительного расследования. Более того, в п. 7 ч. 1 ст. 213 УПК говорится о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования. В связи с этим встает вопрос об уточнении формулировки указанных и иных законодательных норм.

Уголовное дело представляет собой совокупность документов процессуального и иного характера, относящихся к факту совершения конкретным лицом запрещенного уголовным законом общественно опасного, виновного и наказуемого деяния (действия или бездействия).

Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием представляет собой процессуальную деятельность уполномоченных законом государственных органов и должностных лиц по: а) анализу достаточности доказательств,. подтверждающих деятельное раскаяние лица, совершившего преступление и добровольность устранения им последствий своих действий

143

и б) прекращению производства по делу и принятию решения о прекращении уголовного дела. После вынесения постановления о прекращении уголовного дела закон запрещает продолжение уголовного преследования лица и прове- дение каких-либо следственных действий. Прекращение уголовного дела всегда влечет прекращение уголовного преследования.

Уголовное преследование - есть функция уголовного процесса, проти- воположная защите, и представляет собой регламентированную нормами УПК уголовно-процессуальную деятельность уполномоченных государственных органов и должностных лиц и состоит в формулировании и обосновании вывода о том, что данное преступление совершено конкретным лицом. Уголовное преследование ограничивается в отношении определенного лица и носит субъективный характер. Следовательно, при прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица прекращается производство по уголовному делу и выносится постановление о его прекращении.

Однако иначе решается вопрос в случае, если преступление совершено группой лиц и один из участников раскаялся и добровольно совершил действия по предупреждению или устранению вредных последствий преступления. В этом случае прекращается уголовное преследование в отношении этого лица без прекращения уголовного дела в целом.

Учитывая изложенное, по мнению автора диссертационного исследования, название ст. 28 УПК нуждается в корректировке и должно выглядеть следующим образом: «Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием». Это, в свою очередь, влечет дополнение текста всей статьи предписанием о возможности прекращения уголовного дела.

Согласно ч. 1 ст. 28 УПК на.решение о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием имеет право суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора. Таким образом законодателем определен круг субъектов уголовного судопроизводства, имеющих право и несущих обязанность применять в ходе осуществления своей процессуальной деятельности нормы закона, регулирующие институт дея-

1 Автором на протяжении всего исследолвания использована только такая формулировка.

144

тельного раскаяния. Соответственно, решение о прекращении уголовного преследования (ст. 28 УПК); прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования (ст.ст. 212, 213 УПК) может быть законным только в случае его принятия надлежащим субъектам уголовного судопроизводства с соблюдением норм уголовного и уголовно-процессуального права, регулирующих институт деятельного раскаяния.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УПК рассмотрение уголовных дел осуществляется судом коллегиально или судьей единолично. В каждом конкретном случае решение вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием на судебных стадиях может быть принято различным составом суда.’ На стадии предварительного расследования суд не принимает решения о прекращении уголовного дела и (или)уголовного преследования.

Следующим участником уголовного судопроизводства, указанным в ч. 1 ст. 28 УПК является прокурор. Под указанным должностным лицом в соответствии с п. 31 ст. 5 УПК подразумевается Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники, участвующие в уголовном судопроизводстве.”

Необходимо обратить внимание, что в соответствии со ст. 28, 37, 212, 213 УПК прокурор имеет право как прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование в связи с деятельным раскаянием, так и дать свое согласие следователю и дознавателю на прекращение дела и (или) уголовного преследования по указанному основанию. Речь, таким образом, идет о двух• различных направлениях деятельности прокурора, вытекающих из его пол-

1 Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. //СЗРФ. 1997.№1.Ст. 1. д

2 В соответствии со ст. 54 под прокурором имеются ввиду - Генеральный прокурор Российской Федерации, его советники, старшие помощники, помощники и помощники по особым поручениям, заместители Гене рального прокурора Российской Федерации, их помощники по особым поручениям, заместители, старшие помощники и помощники Главного военного прокурора, все нижестоящие прокуроры, их заместители, по мощники прокуроров по особым поручениям, старшие помощники и помощники прокуроров, старшие про куроры и прокуроры, старшие прокуроры-криминалисты и прокуроры-криминалисты управлений и отделов, действующие в пределах своей компетенции - Ф3 «О прокуратуре Российской Федерации» от 18.10.95 г. с изм. и доп. От 10.02.00 г.; 19.11.99 г.; 02.01.2000 г.//С3 РФ. 1995. № 47. Ст. 4472; СЗ РФ. 1999. № 1. Ст. 136; С3 РФ. 1999. № 7. Ст. 878; СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 140.

145

номочий по осуществлению надзора за исполнением законов органами, осу- ществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предвари- тельное следствие.

Независимо от подследственности уголовного дела, в случае осуществления полномочий в пределах, предоставленных соответствующими нормами УПК, в каждой конкретной ситуации при наличии условий прекращения уголовного дела и (или) уголовное преследование в связи с деятельным раскаянием, прокурор лично и непосредственно выступает в качестве субъекта практического применения положений исследуемого института. Принятие решения о возможности прекращения уголовного дела и (или) уголовное преследование зависит от наличия общих условий (при прекращении уголовного преследования по ч. 1 ст. 28 УПК), или специальных условий (при прекращении уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК).

В случаях непосредственного участия прокурора в дознании или пред- варительном следствии, он выносит постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием от своего имени.

Несколько иначе складывается ситуация при осуществлении прокуратурой функции прокурорского надзора, когда на прекращение уголовного дела и (или) уголовное преследование следователям или дознавателем требуется согласие прокурора. В таких случаях указанное должностное лицо, действуя в рамках правил, установленных ст.ст. 37, 28, 212, 213 УПК, дает согласие на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования следователем или дознавателем в тех случаях, когда это предусмотрено Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Согласие прокурора является обязательным процессуальным условием для прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Только после надлежащего оформления постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования приобретает юридическую силу.

146

Учитывая значимость согласия прокурора на принятие соответствующего решения следователя или дознавателя, необходимо обратить внимание - какое должностное лицо органов прокуратуры наделено этим правом.

В соответствии с п. 31 ст. 5 УПК «прокурор» - это Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники, участвующие в уголовном судопроизводстве.

Данное понятие «прокурора», приведенное в УПК, на наш взгляд, не совсем точное, т.к. помощник прокурора не наделен правом дачи согласия на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Использование собирательного понятия «прокурор» позволяет избежать перечисления всех должностей, предусмотренных ст. 54 закона «О прокуратуре Российской Федерации». Однако, следует учитывать, что каждое из перечисленных в указанной статье лицо, занимающее прокурорскую должность, - прокурор, выполняет функции прокуратуры в пределах своей компетенции.

Выполнение определенных процессуальных действий, а также принятие различных решений закон возлагает на прокурора с учетом конкретного его должностного положения.1 Должностные полномочия прокуроров, подпадающих под понятие «прокурор» в смысле ст. 54 Закона «О прокуратуре РФ», но не являющихся прокурорами - руководителями прокуратур, определяются их должностными инструкциями, утверждаемыми соответствующими прокурорами. Помощники наделяются руководителем прокуратуры преимущественно организационными полномочиями (организация работы, контроль исполнения, анализ состояния законности, планирование, взаимодействие с иными подразделениями и др.). Они не наделены полномочиями, ко-

1 Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» / Под ред. Ю.И. Скуратова. -М.: Издательство НОРМА. 1996. С. 273. . -

147

торые составляют исключительную компетенцию соответствующего прокурора - руководителя.

Учитывая изложенное, автор полагает, что п. 31 ст. 5 УПК нуждается в изменении и дополнении. Указанный пункт возможно следует изложить либо в редакции ст. 54 Закона «О прокуратуре Российской Федерации», либо после слов «… участвующие в уголовном судопроизводстве» норму п. 31 ст. 5 УПК дополнить словами «… и действующие в пределах своей компетенции».

Следующими субъектами уголовного процесса, наделенными правом принятия решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, являются следователь и дознаватель (ст.ст. 38,41 УПК). Разграничение компетенции указанных должностных лиц регламентируются рядом статей УПК и определяются подследственностью (ст. 151 УПК).

Однако, рассматривая вопрос о возможности прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по ст. 28 УПК, заметим, что ни следователь, ни дознаватель не могут самостоятельно принять окончательное решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Указание закона на необходимость согласия прокурора свидетельствует, что сам факт вынесения постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования следователем или дознавателем еще не означает окончания предварительного расследования и прекращения уголовного преследования конкретного лица. В этой связи закономерен вопрос о праве следователя и дознавателя обжаловать отказ прокурора от дачи согласия на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования. В отличии от нового УПК,УПК РСФСР предусматривает процессуальные гарантии следователя и дознавателя об обжаловании отказа в прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования вышестоящему прокурору. В связи с этим, по мнению автора, ч. 3 ст. 38 нуждается в дополнении пунктом номер 8 следующего содержания: «… об отказе в

.148

даче разрешения на прекращение уголовного дела и (или) уголовного пре- следования». Данное дополнение будет соответствовать нормам статей УПК, регламентирующих права и обязанности прокурора.

В соответствии со ст. 40 УПК органами дознания являются как государственные органы (п. 1 ч. 1 ст. 40), так и должностные лица (п.п. 2, 3 ч. 1 ст. 40; ч. 3 ст. 40 УПК). При этом в УПК определены их полномочия, права и обязанности (ст.ст. 40, 41 УПК). Вопрос конкретизации органов дознания в новом УПК также как и в УПК РСФСР не достаточно точен и в юридической литературе является дискуссионным.1

Автор склонен присоединиться к позиции авторов, считающих, что когда закон говорит об органе, как о субъекте (носителе) процессуальных прав и обязанностей, то независимо от того, называется ли определенное учреждение либо его руководитель, в обоих случаях законодатель подразумевает, что вся полнота полномочий соответствующего органа дознания принадлежит начальнику.2 Дознание может быть осуществлено и, .соответственно, решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием может быть принято компетентным должностным лицом, действовавшим по поручению начальника органа дознания .-дознавателем.

Из содержания приведенных правовых предписаний усматривается, что решение вопроса о возможности применения положений института деятельного раскаяния допустимо только при наличии возбужденного уголовного дела. Из этого следует, что на стадии возбуждения уголовного дела деятельное раскаяние не может являться основанием для отказа в возбуждении уголовного дела.

1 Данный вопрос не рассматривается, т.к. не входит в предмет диссертационного исследования.

2 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.Т. Томина. - М.: Юрайт. 1999. С. 219. /Автор комментария ст. 117 УПК - Поляков М.П.; Чувилев А.А. Дознание в органах внутренних дел. - М. 1986. С. 14-20; Панов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон. - М.: Мос ковский институт МВД России. 1999. С. 141 и др. *”

149

Как было отмечено в данном диссертационном исследовании, ч. 1 ст. 28 УПК содержит ряд условий, при наличии которых возможно решение вопроса о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. К их числу относятся: совершение лицом преступления впервые, совершение преступления небольшой тяжести и наличие деятельного раскаяния, которое, в свою очередь, в соответствии со ст. 75 УК состоит из целого ряда элементов, характеризующих объективную сторону позитивного постпреступного поведение. Каждое из условий должно быть доказано, то есть является, по сути, обстоятельством, подлежащим доказыванию.

Таким образом, решение вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием уголовно- процессуальное законодательство связывает с оценкой материалов уголовного дела соответствующими должностными лицами.

В соответствии с ч. 3 ст. 28 УПК прекращению уголовного преследования предшествует разъяснение лицу сути основания прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, а также его право возражать против данного решения. При этом следует заметить, что в юридической литературе вопрос о процессуальном положении лица дискуссионен. Так, авторы Николюк В.В., Магомедов А.Ю., Шаламов В.Г. прямо указывают, что «… уголовно- процессуальный закон не считает обязательным условием прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием при-‘ влечение лица в качестве обвиняемого».1

В нормах УПК, регулирующих процессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, нет единообразного подхода к решению вопроса о процессуальном статусе лица, в отношении которого выносится определенное законом решение.

’ Николюк В.В., Магомедов А.Ю., Шаламов В.Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным рас- каянием в стадии предварительного расследования. - Омск: Юридический институт МВД России. 1999.

С. 5. * • . . .

150.

В части первой ст. 28 УПК говорится о том, что суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголов- ноепреследование лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления. Далее, в соответствии с ч. 3 ст. 213 УПК «В случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, …». Но при этом в ч. 3 ст. 28 УПК определено «До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания1 прекращения…», а в ч. 4 ст. 28 УПК говорится об обязательном получении согласия на прекращение уголовного преследования у лица, в отношении которого оно прекращается.

В связи с изложенным требуется конкретизировать процессуальное положение лица, в отношении которого принимается решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. По мнению автора, это необходимо в целях обеспечения гарантии прав личности в уголовном процессе.

По общему правилу, лицо, совершившее преступление, должно быть привлечено к уголовной ответственности и подвергнуто наказанию. Под уголовной ответственностью понимаются все меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему преступление. Исходя из содержания указанных мер, уголовная ответственность включает в себя наказание и иные меры уголовно-правового воздействия, не являющиеся наказанием. Соответственно уголовная ответственность подразделяется на два вида: без назначения наказания и с назначением такового. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием как раз относится к первому виду, которое осуществляется либо судом (без вынесения обвинительного акта), либо прокурором, а также следователем и дознавателем с согласия прокурора путем вынесения постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по указанному основанию.

По-видимому, законодатель имел ввиду условия прекращения уголовного преследования.

151

Освобождение от уголовной ответственности влечет освобождение лица от наказания за совершенное им виновное, преступное деяние. При освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием закон исходит из факта совершения лицом уголовно-наказуемого деяния, поэтому данное основание освобождения от уголовной ответственности является нереабилитирующим, применение которого возможно лишь с согласия лица, привлеченного к уголовной ответственности. Если оно против такого решения, то производство по уголовному делу в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством продолжается в обычном порядке. Без четкого вывода о виновности конкретного лица в совершении преступления прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием вообще невозможно, так как расследование должно было бы продолжаться в целях установления «подлинного» преступника. Применение нереабилитирующего основания - освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, как основания для прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования означает, что лицо признается виновным в совершении преступления с вынесением постановления о привлечении в качестве обвиняемого, но в силу определенных обстоятельств (условий) освобождается от уголовной ответственности, а соответственно и от наказания.

В данном случае речь идет именно об освобождении от уголовной от- ветственности виновного (обвиняемого), а не об оставлении безнаказанным лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.

Лицо, совершившее преступление по собственной воле, обращается в орган, имеющий право возбудить уголовное дело с заявлением о совершенном им преступлении, о котором органам власти зачастую еще не известно, признает себя виновным и сам отдает себя в руки властей. В случаях, когда подозреваемым является лицо, действительно совершившее преступление,

152

его показания представляют собой источник сведений о мотивах преступления, соучастниках, орудиях преступления, похищенных ценностях и других обстоятельств, подлежащих доказыванию.1

В соответствии с УК освобождение от уголовной ответственности может иметь место только тогда, когда имеются все необходимые предпосылки для привлечения лица к уголовной ответственности, т.е. в содеянном им деянии содержатся все признаки конкретного состава преступления. Поэтому, если в деянии лица не установлено наличие состава преступления, то это означает, что такое лицо изначально не подлежит уголовной ответственности, а следовательно, не ставится вопрос об освобождении лица от таковой.

В соответствии с УПК должны быть собраны достаточные доказательства для предъявления обвинения в совершении преступления. Достаточными является такая совокупность доказательств, которая позволяет сделать выводы о том, какое совершено уголовно-наказуемое деяние, место и время его совершения, каким образом и кем. Более того, чтобы впоследствии уполномоченные государственные органы и должностные лица могли решить вопрос о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, необходимы доказательства того, что лицо впервые совершило преступление, добровольно явилось в органы предварительного расследования и т.д. Все это должно быть доказано и зафиксировано в соответствующем процессуальном документе - постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого. Без выполнения этих установленных законом требований, нельзя признать то или иное лицо - лицом совершившим преступление. Нельзя освобождать от уголовной ответственности, не доказав наличие в его действиях преступного деяния и не привлекая лицо к ответственности.

Анализ правовых норм, изучение юридической литературы и материалов архивных уголовных дел свидетельствует о том, что необходимость на-

’ Чувилев А.А. Институт подозреваемого в советском уголовном процессе. Автореферат … к. ю. н. - М. 1968. С. 15. -

153

деления лица, освобождающегося от уголовной ответственности в связи с W деятельным раскаянием, процессуальным статусом обвиняемого определяет-

ся и другими специфическими причинами, не связанными ни с необходимостью своевременного предоставления ему возможности реализации прав, ни с осуществлением процесса доказывания с учетом появления нового источника доказательственной информации - показаний обвиняемого.

По смыслу ст. 75 УК и ст. 28 УПК речь идет об освобождении от уголовной ответственности. В уголовном процессе, как уже отмечалось, момент привлечения лица в качестве обвиняемого представляет собой привлечение к уголовной ответственности. Вынося постановление о привлечении в качестве обвиняемого, следователь (дознаватель), тем самым, констатирует, что располагает достаточными доказательствами, свидетельствующими о том, что конкретное лицо совершило конкретное преступление, и привлекает его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Для того чтобы освобо- дить лицо от уголовной ответственности, надо первоначально его привлечь, иначе по смыслу уголовно-процессуального законодательства нет оснований говорить об освобождении от уголовной ответственности. В случае, когда при наличии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу, его прекращают до вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, то имеет место фактический отказ от привлечения к уголовной ответственности, а не освобождение (основания различны в зависимости от конкретных обстоятельств дела).

Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные нормы об освобождении от уголовной ответственности и наказания могут применяться только в случаях, когда действия обвиняемого являются вообще преступными и уголовно-наказуемыми.

Завершая расследование, в процессе которого исследовался вопрос о виновности конкретного лица в совершении преступления, и принимая окончательное решение по делу, следователь или дознаватель в постановлении о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования обязаны сделать совершенно определенный вывод о виновности или невиновности

1 Чугаев А. Малозначительное преступление и товарищеский суд. - Казань. 1966. С. 26.

154

лица и обосновать его собранными доказательствами. «Наличие в постановлении о прекращении дела вывода о виновности лица, освобождаемого от уголовной ответственности; приведение соответствующих доказательств не оставляет места для предположений, что преступление, бывшее предметом расследования, осталось нераскрытым или совершено другим лицом».1 Следовательно освобождению от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием подлежит конкретный участник уголовного судопроизводства - обвиняемый, который в соответствии с нормами УПК наделен определенными процессуальными правами и обязанностями.

Освобождение от уголовной ответственности нельзя путать с ситуациями, когда лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности из-за отсутствия в его деяниях состава преступления, или из-за недоказанности его участия в преступлении. Указанные основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования являются реабилитирующими, а постановление следователя или дознавателя является реабилитирующим документом, со всеми вытекающими последствиями, для подозреваемого.

В связи с изложенным, по мнению диссертанта, норма статьи 28 УПК нуждается в уточнении, а именно необходимо указать, что прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования возможно лишь в отношении обвиняемого.

Следующими субъектами уголовно-процессуальных отношений являются потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Соблюдение прав указанных лиц возлагается на субъектов прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, обязанность своевременно предоставить им возможность вос- пользоваться правом обжалования. Уведомление должно быть направлено

’ Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования. - Киев. 1975. С. 16. »

155

сразу же после получения согласия прокурора на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по ст. 28 УПК.

Однако, по мнению автора исследования, ст. 28 УПК нуждается в уточнении и дополнении по следующим основаниям.

Во-первых, прекращение уголовного дела возможно лишь после того, как следователь или дознаватель признали предварительное следствие или дознание законченным, а собранные доказательства достаточными для принятия решения. В данном случае речь идет о вынесении постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Но при этом, в ст. 28 УПК на законодательном уровне закреплено нарушение прав потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, которые являются полноправными участниками уголовного судопроизводства. В законе определен их процессуальный статус (ст.ст. 42, 44, 45, 54, 55 УПК); по окончании предварительного расследования следователь и лицо, производящее дознание, обязаны их уведомить об окончании предварительного следствия или дознания и предоставить им для ознакомления материалы уголовного дела (по делам следствия), касающиеся заявленного иска; гражданский истец, гражданский ответчик и их представители имеют право на ознакомление с указанными выше материалами уголовного дела, с последующим отражением своего мнения в соответствующем протоколе. Однако, как следует из текста ст. 28 УПК, данные участники процесса незаконно и необоснованно отсутствуют при решении вопроса о прекращении уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Во-вторых, в соответствии с требованиями ст. 75 УК РФ, лицо, совершившее преступление и раскаявшееся в его совершении, обязано возместить причиненный ущерб. Выполнение данного условия возможно при наличии заявленного иска о возмещении физического, имущественного или морального вреда. В соответствии с ч. 1 ст. 44 УПК гражданским истцом является

156

физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. На основании ч. 1 ст. 54 УПК в качестве гражданского ответчика может быть привлечено юридическое или физическое лицо, которое в соответствии с ГК РФ несет ответственность за вред, причиненный преступлением. О признании гражданским истцом или гражданским ответчиком, следователь или лицо, производящее дознание, выносят постановление, а судья - определение. Следовательно, отсутствие гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, соблюдение и гарантия соблюдения их прав при решении вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, влечет неполноту предварительного следствия, что является основанием для отказа в прекращении уголовного дела по исследуемому основанию.

.В-третьих, по смыслу уголовно-процессуального закона потерпевший имеет право знакомиться с материалами уголовного дела (п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК). Прекращение уголовного дела, и (или) уголовного преследования по исследуемому основанию представляет собой один из видов окончания пред- варительного расследования. Однако в ст. 28 УПК отсутствует предписание, регулирующие права и обязанности потерпевшего по ознакомлению с мате- риалами дела. Существующее положение приводит на практике к ситуации, когда потерпевший фактически не знает, какие именно действия в ходе рас- следования производились, каким было постпреступное поведение обвиняемого, какова сущность прекращения уголовного дела по данному основанию, в каких случаях это возможно. Поэтому, возражая против прекращения уголовного дела, потерпевшие, как правило, не могут мотивировать свое решение. Суть их жалоб сводится только к несогласию с объемом возмещенного ущерба и объясняется желанием наказать обидчика.

В-четвертых, не имея реальной возможности ознакомиться с материалами уголовного дела, а также получить достаточно полную информацию,

157

потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители будут обращаться в соответствующие инстанции с жалобами на необоснованные действия должностных лиц, прекративших уголовное дело.

На основании изложенного законодательная конструкция ст. 28 УПК нуждается в совершенствовании. По мнению автора, статью 28 УПК возможно дополнить частями пятой, шестой и седьмой следующего содержания.

Часть 5.

.«Об окончании предварительного следствия или дознания уведомляется потерпевший, которому-разъясняется сущность и содержание постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и его право на ознакомление с материалами уголовного дела».

Часть 6.

«Об окончании предварительного следствия или дознания уведомляются гражданский истец и его представитель, которым разъясняется сущность и содержание постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и их право на ознакомление с материалами уголовного дела в части заявленного иска».

Часть 7.

«Потерпевший, гражданский истец и их представители с момента уведомления (ознакомления с материалами дела полностью или в части гражданского иска) вправе обжаловать постановление или определение суда, мирового судьи в вышестоящий суд, а постановление прокурора или его заместителя, следователя и дознавателя - вышестоящему прокурору или в суд».

158

§ 2. Процессуальный порядок прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием

В качестве формы окончания предварительного следствия или дознания прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования представляют собой целый этап, заключительную часть расследования, содержание которой составляет разрешение ряда важных вопросов. Это этап охватывает:

а) систематизацию и надлежащее оформление материалов уголовного дела;

б) проверку и оценку собранных по делу доказательств в их совокупно сти с точки зрения достаточности для достоверного вывода о виновности ли ца, его деятельном раскаянии и добровольном, активном совершении им постпреступных действий по устранению последствий преступления или их предотвращению;

в) составление постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием;

г) разрешение всех вопросов, перечисленных в п.п. 8, 9 ч. 2 ст. 213 УПК, вытекающих из решения о прекращении уголовного дела;

д) ознакомление потерпевшего и его представителя со всеми материа лами уголовного дела, а гражданского истца, гражданского ответчика и их представителя - с материалами дела в части гражданского иска;

е) разъяснение обвиняемому (и его защитнику) основание и условия прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования;

ж) согласование принятого процессуального решения по делу с надзи рающим прокурором (получение согласия или отказа на прекращение уго ловного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раская нием);

з) сообщение обвиняемому об итогах согласования с прокурором постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования;

159

и) сообщение потерпевшему, представителю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителю о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием и разъяснение права на обжалование данного постановления вышестоящему прокурору.

Систематизацию и надлежащее оформление материалов уголовного дела можно назвать подготовкой дела к ознакомлению с ним участников уго- ловного судопроизводства. Следователь и дознаватель обязаны расположить материалы уголовного дела в хронологическом порядке, сшить их, пронуме- ровать листы дела, составить опись бумаг, находящихся в уголовном деле.

Проверка и оценка доказательств следователем или дознавателем за- ключается в том, что они обязаны проанализировать каждое доказательство в отдельности с точки зрения его полноты, точности закрепления в процессу- альном документе с соблюдением всех процессуальных требований; сопоставить имеющиеся доказательства между собой; оценить относимость, достоверность и допустимость каждого доказательства в отдельности; а также достаточность всех собранных доказательств, подтверждающих обоснованность привлечения лица к уголовной ответственности, добровольность и активность его постпреступных действий, направленных на устранение последствий своего преступного деяния или предотвращение таковых. Кроме этого, на данном этапе проверяется соблюдение и выполнение обвиняемым совокупности всех условий деятельного раскаяния.

Признав достаточными собранные по делу доказательства, следователь или дознаватель выносит постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

Данное постановление обладает такими свойствами, как общеобязательность и исключительность.1 Общеобязательность постановления заклю-

’ Мотовиловкер Я.О. Вопросы дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства. - Издательство Томского Университета. 1966. С. 19-20; Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования. - Киев. 1975. С. 18.

160

чается в том, что в соответствии с требованиями закона, оно является обяза- тельным к исполнению всеми лицами, учреждениями, организациями. Ис- ключительность постановления о прекращении уголовного дела и (или) уго- ловного преследования в связи с деятельным раскаянием состоит в том, что наличие такого неотмененного постановления исключает возможность иного решения дела и даже исследования его обстоятельств в отношении того же факта и лица, о которых принято решение. Кроме этого, постановление должно быть законным и обоснованным. Законность принятия данного ре- шения выражается в том, что: а) оно принято надлежащим субъектом уго- ловного процесса (ч. 1 ст. 213 УПК); б) имеет строгую трехчастную форму; в) выполнен процессуальный порядок его принятия и согласования с надзи- рающим прокурором (ст. 28 ч. 3 ст. 213 УПК); г) соблюдены сроки вынесе- ния постановления, его согласования и обжалования. Обоснованность поста- новления означает то, что в его описательной части приведены основания и мотивы принятия решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовно- го преследования в связи с деятельным раскаянием (п.п. 5, 7 ч. 2 ст. 213 УПК).

В резолютивной части постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием разре- шаются вопросы, предусмотренные п.п. 8, 9 ч. 2 ст. 213 УПК, а именно:

  • решение об отмене меры пресечения, избранной в ходе предварительного расследования в отношении обвиняемого;
  • снятие ареста на имущество обвиняемого, если таковое производилось;
  • снятие ареста на почтовую и телеграфную корреспонденцию обвиняемого;
  • отмена решения суда о временном отстранении обвиняемого от за- нимаемой должности;
  • отмена решения о контроле и записи переговоров обвиняемого;

161

  • возвращение имущества, изъятого у обвиняемого, не являющегося вещественным доказательством по делу;

  • решение судьбы вещественных доказательств по делу. Ознакомлению потерпевшего, его представителей, гражданского истца,

гражданского ответчика и их представителя с материалами уголовного дела предшествует направление следователем или дознавателем уведомления об окончании предварительного следствия или дознавателя; одновременно их уведомляют о предстоящем принятии решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием об- виняемого и разъясняются их права и обязанности по ознакомлению и мате- риалами уголовного дела (для потерпевшего и его представителя в полном объеме, для гражданского истца, гражданского ответчика и их представите- лей - в части заявленного иска). Права и обязанности указанных участников уголовного судопроизводства регламентированы соответствующими норма- ми уголовно-процессуального закона.

Строгое соблюдение прав потерпевшего возлагается на должностных лиц, принимающих решение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, которая выражается в обязанности своевременно предоставить ему возможность воспользоваться правом обжалования. Уведомление должно быть направлено потерпевшему сразу же после получения согласия прокурора на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по ст. 28 УПК.

Однако в ст. 28 УПК не рассматриваются права указанных участников. По нашему мнению, это необходимо оговорить, независимо от наличия в УПК специальных норм, регулирующих их права и обязанности.

Относительно ознакомления обвиняемого с решением по уголовному делу, порядка разъяснения сущности постановления, по нашему мнению, не- обходима четкость их закрепления в законе. Полагаю, что, в первую очередь, речь должна идти о необходимости разъяснения основания прекраще-

162

ния уголовного дела и (или) уголовного преследования - деятельного раскаяния с разъяснением условий, наличие, соблюдение и их доказанность которых, привело должностное лицо к принятию данного решения. В противном случае, у лица не будет ясного представления о том, что именно явилось основанием прекращения уголовного преследования по ст. 28 УПК и почему, например, дело не прекращено по ст. 25 УПК в связи с примирением с потерпевшим в том случае, если обвиняемый при всех прочих условиях фактически примирился с потерпевшим, загладив причиненный последнему ущерб.

Разъяснение основания прекращения уголовного дела представляется важным процессуальным действием. Обвиняемому следует разъяснить не только законность, обоснованность и целесообразность прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, но и юридическую природу данного основания. Освобождение от уголовной ответственности не означает, что государство отказалось от признания факта совершения лицом преступления и оправдало лицо. Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по исследуемому основанию свидетельствует лишь о выполнении обвиняемым таких условий, при которых допустимо прекращение уголовного преследования.

Если обвиняемому не понятна формулировка процессуального основания прекращения уголовного дела, то ему должна быть разъяснена сущность принятия такого решения, какие общие и (или) специальные условия, выпол- ненные обвиняемым, составляют содержание деятельного раскаяния, как ос- нования прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования.

В случае несогласия обвиняемого с принятым решением и наличием у него желания довести дело до судебного разбирательства, дело прекращению не подлежит и расследование продолжается в общем порядке. В силу специфики специальных условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК отказ обвиняемого от прекращения уголов-

163

ного дела и (или) уголовного преследования маловероятен, однако, теоретически такую возможность исключить нельзя.

В законе не предусмотрено, на каком этапе производства по делу должно осуществляться ознакомление с материалами дела, а также не регламентировано, в каком процессуальном порядке и что именно должно быть отражено для соблюдения требований ч. 3 ст. 28 УПК.

В соответствии со ст. 47 УПК, регламентирующей права обвиняемого, он, в частности, имеет право по окончании дознания или предварительного следствия знакомиться со всеми материалами дела. Однако здесь следует иметь в виду, что закон (ч. 3” ст. 28 УПК) предусматривает, до прекращения уголовного дела, разъяснение сущности основания, в связи с которым прекращается уголовное дело. Разъяснение соответствующих положений не должно носить формального характера и обязано найти отражение не только в протоколах допроса. По нашему мнению, следует составлять отдельный процессуальный документ, которым может быть, например, «Протокол разъяснения основания прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования». Под разъяснением следует понимать ознакомление с содержанием нормы статьи 28 УПК, статьи 75 УК, примечаниями к соответствующей статье Особенной части УК, а также разъяснение условий деятельного раскаяния, их совокупности.

Следователь, дознаватель уведомляют о прекращении уголовного дела лицо, привлекавшееся в качестве обвиняемого. Разъясняется право обвиняемого на ознакомление с материалами уголовного дела, включая постановление о прекращении уголовного дела. При таком подходе у обвиняемого будет реальная возможность не только реализовать свои права, предусмотренные ст. 47 УПК, но и ознакомиться с постановлением о прекращении уголовного дела.

По мнению диссертанта, при установлении и доказывании соответствующих обстоятельств, которые в совокупности свидетельствуют о возмож-

164

ности прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием, следователь или дознаватель предварительно должен поставить об этом в известность надзирающего прокурора. Таким документом может быть уведомление о намерении следователя или дознавателя, прекратить уголовное дело и (или) уголовное преследование в связи с деятельным раскаянием, направляемое прокурору за несколько дней до принятия такого решения. Прокурор в рамках прокурорского надзора вправе проверить правомерность выводов еще до разъяснения обвиняемому основания прекращения уголовного дела. Мы полагаем, что на момент вынесения постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по ст. 28 УПК у следователя (дознавателя) и прокурора должна быть выработана единая позиция о возможности применения в конкретном случае компромиссных норм (ст. 75 УК и ст. 28 УПК). Несогласованные с прокурором действия следователя или дознавателя и, как следствие, несогласие прокурора с решением о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию, подрывают сущность данного института, снижают надежность процедуры прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, законность и обоснованность принимаемого решения.

Вместе с тем, в литературе высказана точка зрения, в соответствии с которой следовало бы поступать как раз «наоборот», то есть сначала поставить обвиняемого в известность о возможном прекращении уголовного дела, разъяснить права, возможные последствия, связанные с прекращением дела; выяснить, нет ли возражений, оформить это отдельными протоколами, а затем обращаться за согласием к прокурору.’

Автор никоим образом не оспаривает положения, в соответствии с которым, при наличии условий для прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием необходимо поста-

1 Коломеец В.К. Явка с повинной по российскому законодательству. - Екатеринбург.””! 996. С. 41-42.

165

вить обвиняемого в известность о возможном решении вопроса и выяснить его отношение к такому решению, то есть выполнить соответствующее про- цессуальное действие в рамках ч. 3 ст. 28 УПК. Однако, полагаем, что момент его выполнения следователь и дознаватель, должны выбирать сами, исходя из достаточности доказательств для принятия решения.

Предусмотренное законом согласие прокурора на прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в данном случае является дополнительной гарантией законности действий следователя или дознавателя.

Учеными в области прокурорского надзора предлагаются меры, направленные на совершенствование деятельности органов предварительного расследования, связанной с прекращением уголовных дел. В частности, рекомендуется вменить в обязанность начальникам следственных отделов при установлении незаконных и необоснованных постановлений следователя незамедлительно обращаться с мотивированным ходатайством к надзирающему прокурору об отмене такого постановления. Это, по их мнению, позволит повысить персональную ответственность начальников следственных отделов, а также эффективность прокурорского надзора.1

В ходе реализации функций надзора по проверке законности и обоснованности принятого решения о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, прокурор проверяет, во-первых, доказанность совершения преступления, инкриминируемого лицу, правильность квалификации деяния, чтобы убедиться в том, что оно действительно относится к категории небольшой тяжести. «…Не менее важно убедиться в том, что после совершения преступления лицо по собственной воле явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления и возместило материальный ущерб или ка-кими-либо действиями загладило причиненный вред».”

’ Селезнев М. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский надзор на предварительном следствии//Законность. 1999. № 1.С. 15.

2 Чувилев А.А., Ерохина Н.В. Надзор за законностью прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием//Законность. 1999. № 8. С. 19.

166

Однако исследования показывают, что зачастую следователи и органы дознания прекращали уголовные дела в связи с деятельным раскаянием без учета совокупности обстоятельств, составляющих содержание объективной стороны рассматриваемого нами института.

Например, в 7 уголовных делах, возбужденных в 1997 г. органом дознания ОВД «Бибирево» по ч. 1 ст. 157 УК (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей) и прекращенных в связи с деятельным раскаянием нет сведений о подлинном деятельном раскаянии обвиняемых. Дела прекращены по заявлениям потерпевших (жен обвиняемых) на том основании, что задолженность им будет в скором времени возмещена. Однако в материалах уголовных дел нет сведений, подтверждающих фактическое погашение задолженности. Сложившееся на практике положение является грубым нарушением, так как органы предварительного расследования прекращали уголовные дела без учета требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Вместе с тем, правовая регламентация совокупности условий, при наличии которых постпреступное поведение можно расценивать в качестве деятельного раскаяния, представлена в ст. 75 УК и ч. 1 ст. 7 УПК РСФСР, а соответственно и ст. 28 УПК РФ достаточно четко.

Если же виновное лицо после совершения преступления выполняет из перечисленных в законе одно или два условия, то это следует рассматривать не как проявление деятельного раскаяния, а как обстоятельство (обстоятельства), смягчающее наказание и уголовную ответственность. От полноты выполняемых позитивных постпреступных действий зависит характер уголовного и уголовно- процессуального решения, принимаемого в отношении правонарушителя. По нашему мнению, в ходе правоприменения действующих норм закона, регламентирующих институт деятельного раскаяния, не следует исходить исключительно из потребностей практики, ее возможностей или трудностей. Единственным исключением из этого может быть только несо-

167

ответствие нормы закона Конституции РФ, что должно быть без промедления устранено в предусмотренном законом порядке. В остальных случаях практика должна исходить из требований закона.

На наш взгляд, в ч. 1 ст. 28 УПК должно найти отражение законодательное требования обязательной совокупности перечисленных общих условий. В таком случае прекратить уголовное преследование на основании ч. 1 ст. 28 УПК суд, прокурор, следователь и дознаватель смогут только при наличии признаков объективной стороны деятельного раскаяния как активного положительного поведения субъекта после совершения преступления. Указанное обстоятельство позволит сохранить содержание и истинный смысл целого правового института, что, на наш взгляд, в условиях построения правового государства является принципиально важным.

Необходимо подчеркнуть, что недостаточно эффективно в плане контроля за вынесением незаконных постановлений о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием используются возможности руководителей органов дознания. Несмотря на повсеместное введение в структуру милиции общественной безопасности должности заместителя начальника МОБ, который призван осуществлять процессуальный контроль за деятельностью лиц, производящих дознание,1 уровень контроля за законностью и обоснованностью процессуальных решений находится, как показали результаты исследования, на низком уровне.

Так, в результате изучения прекращенных органами дознания уголовных дел по ст. 7 УПК РСФСР установлено, что контроль начальника дознания за качеством дознания, законностью принятия решения о прекращении уголовного дела носит формальный характер и сводится лишь к подписанию постановления. Ни в одном уголовном деле нет «следов» ведомственного контроля со стороны начальника органа, дознания. Лица, производящие доз-

1 Приказ МВД РФ № 493. 1995 // ДСП // «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности милиции общественной безопасности (местной милиции) по раскрытию и расследованию преступлений».

168

нание, сами «устанавливают» сроки рассмотрения заявлений о совершенном преступлении и принятия решения. Они допускают свободное толкование деятельного раскаяния как. основания и считают законным принятие ими ре- шения о прекращении уголовного дела при наличии одного-двух условий деятельного раскаяния, установленных законом, а не их совокупности.

169

§ 3. Актуальные вопросы практического применения института

деятельного раскаяния органами дознания

и предварительного следствия1

Результаты проведенного нами диссертационного исследования подтвердили, что институт деятельного раскаяния получил в правоприменительной практике достаточно широкое распространение. Следует отметить многогранность, современного уголовного судопроизводства, возможности использования различных форм завершения уголовного преследования. Однако не всегда представленные законом возможности используются достаточно эффективно, рационально и повсеместно. В связи с этим представляют теоретический и практический интерес сведения о делах, прекращенных по ст. 7 УПК РСФСР органами предварительного следствия и дознания, а также о лицах, в отношении которых уголовные дела прекращены по тем же основаниям по г. Москве в течение 1997-1999 гг.”

С целью выявления актуальных вопросов, возникающих при практической реализации ст. 75 УК прекращением уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, были изучены уголовные дела, прекращенные с момента внесения соответствующих изменений в уголовно-процессуальное законодательство после введения в действие нового Уголовного кодекса РФ.

Установлено, что за 12 месяцев 1997 года по ст. 7 УПК РСФСР прекращено 433 уголовных дела, из них: органами дознания - 260, органами предварительного следствия - 173. В дальнейшем наметилась тенденция снижения количества прекращенных уголовных дел по указанному основанию. Так, в 1998 году было прекращено 256 уголовных дел (органами дознания - .208, органами предварительного следствия - 148). За аналогичный период 1999 года количество прекращенных дел по ст. 7 УПК несколько увеличилось и составило 406 уголовных дел (органами дознания - 165, органами

1 Данный параграф содержит результаты прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием по ст. 7 УПК РСФСР.

2 Сведения представлены зональным информационным центром ГУВД г. Москвы.

170

предварительного следствия - 21), но уровня периода введения в действие ст. 7 УПК, то-есть 1997 г. так и не достигло. Тенденция снижения количества прекращенных уголовных дел в связи с деятельным раскаянием сохранилась и в настоящее время.

Однако, в целом в России наблюдается рост преступности и имеет тенденцию к дальнейшему росту. В частности, растет число похищения людей, бандитских нападений, взрывов и поджогов, а также преступлений, связанных с распространением наркотиков и других наиболее опасных криминальных проявлений.1 Тенденция усугубления криминальной ситуации отмечена и в кратком анализе состояния преступности в России, представленном пресс- центром МВД России.”

Анализ изученных уголовных дел и статистических данных в совокупности с исследованием теоретических разработок проблемы прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием свидетельствует, по нашему мнению, о недостаточном практическом использовании возможностей комплексного правового института деятельного раскаяния. Особенно это касается прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием с учетом специальных условий, предусмотренных Особенной частью УК РФ.. Следует отметить, что в Москве в 1997 году не было прекращено ни одного уголовного дела с учетом условий, предусмотренных в примечаниях к соответствующим нормам Особенной части УК РФ. В 1998 году органы предварительного следствия использовали предоставленную законом возможность пойти на компромисс с лицом, совершившим преступление и прекратить уголовное дело по ч. 2 ст. 7 УПК РСФСР лишь 25 раз. Картина резко изменилась в 1999 году. Выявляется положительная тенденция, так как за указанный период следователи прекратили по ч. 2 ст. 7 УПК РСФСР 186 уголовных дел.3

’ В государственной Думе. Координация действий в борьбе с преступностью // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 4-41.

2 Краткий анализ состояния преступности в России. Статистика // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 35.

3 Сведения представлены ЗИЦ ГУВД г. Москвы. *?

171

Между тем, позитивные изменения имеют свое объяснение и связаны с появлением в июне 1998 года в уголовном законодательстве новой нормы с примечанием, содержащим условия прекращения уголовного дела по ч. 2 ст. 7 УПК РСФСР. Речь идет о примечании к ст. 198 УК (Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды), в соответствии с которым лицо, впервые совершившее одно из преступлений, предусмотренных ст.ст. 194, 198 или 199 УК, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб.1

В литературе подчеркивается, что при освобождении обвиняемого от уголовной ответственности со ссылкой на примечание к ст. 198 УК, следователи принимают во внимание лишь последовавший после возбуждения уголовного дела факт уплаты лицом налога, считая при этом, что все предусмотренные уголовным и уголовно-процессуальным законами требования соблюдены. Однако, очевидно, что одного возмещения причиненного неуплатой налога ущерба недостаточно для вывода о наличии указанных в законе условий, «… которые должно выполнить лицо для того, чтобы быть освобожденным от уголовной ответственности за совершенное им преступление».2

По мнению диссертанта, возникает вопрос о том, почему сразу после введения в действие соответствующей правовой нормы наблюдается тенденция роста ее применения на практике, которая впоследствии, как правило снижается. Полагаю, что имеет место, так называемая, «обкатка» правового нововведения, проверка возможности его практической реализации. После подтверждения относительной степени эффективности правовой нормы ее востребованность, необходимость в массовом применении отпадает и наступает период так называемого выборочного применения норм уголовного и

1 Более подробно об особенностях прекращения уголовного дела при наличии условий, изложенных в ука занных примечаниях изложено в первой главе настоящего исследования.

2 Пастухов А., Яни П. Актуальные вопросы ответственности за налоговые преступления // Российская юсти ция. 1999. № 4; Яни П. Специальный случай освобождения от уголовной ответственности за налоговые пре ступления // Российская юстиция. 2000. № 1. С. 44. «•?

172

уголовно-процессуального законодательства. Вместе с тем, специфическая природа института деятельного раскаяния требует от правоприменителя иного подхода к его практической реализации.

Возможность освобождения от уголовной ответственности и, соответственно, прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, открывает перед правоохранительными органами широкие перспективы. Это и процессуальная экономия, и гуманное отношение к лицам, раскаявшимся в совершении преступления, и фактическое пресечение преступных посягательств с превенцией опасных последствий. При установлении и доказывании условий деятельного раскаяния, следует прекращать уголовные дела как в отношении обвиняемых, продемонстрировавших безупречное постпреступное поведение, так и в отношении обвиняемых, с которыми имеет прямой смысл пойти на соглашение на основе взаимных уступок, предотвратив тем самым более опасные последствия, неизбежные при продолжении ими преступной деятельности.

В литературе справедливо отмечается, что «… в ряде случаев, когда позиция обвиняемого совпадает с позицией обвинения, … закон дает возможность разрешить уголовно-правовой конфликт без затраты значительных процессуальных усилий».’Здесь речь идет о прекращении уголовных дел на основании ст. 7 УПК РСФСР и подчеркивается, что назначение такой процедуры «…досудебного окончания производства по делу заключается в том, что цели уголовного судопроизводства достигаются при его значительном ускорении и гораздо меньших материальных затратах».

Ранее автором было отмечено, что при решении вопроса о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием важным условием яв-. ляется факт признания обвиняемым своей вины в совершенном преступлении, ибо только признав ее, можно явиться с повинной и раскаяться в соде-

Лазарева В. Легализация сделок о признании вины // Российская юстиция. 1999. № 5. С. 40. 2 Там же. С. 40.

173

янном, способствовать раскрытию преступления, отказаться от дальнейшего осуществления преступного замысла, согласиться, наконец, с решением сле- дователя или лица, проводящего дознание, прекративших уголовное дело по данному основанию.

С. Милиции, анализируя процесс использования в уголовном судопроизводстве соглашения о признании вины, подчеркивает, что в настоящее время органы предварительного расследования могут достаточно легко решать не только проблемы своей загруженности, но и отдельные сложные практические ситуации, прекращая в случае необходимости условные дела, подпадающие под действие ст. 7 УПК РСФСР. Возможность прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием позволяет «… не только ускорить реализацию уголовной ответственности и снизить нагрузку на судей, но и в случае необходимости вывести «из-под удара» лиц, активно способствующих раскрытию преступлений и сотрудничающих с органами дознания и предварительного следствия».1

Следует отметить, что органы дознания чаще всего прекращали уголовные дела по ч. 1 ст. 7 УПК РСФСР за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 200 УК (Обман потребителей), ст. 157 (Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей), ч. 1 ст. 213 (Хулиганство), ч. 1 ст. 222 (Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств). Для органов предварительного следствия характерны такие составы, как ст. 337 (Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штаммов, печатей, бланков), ст. 330 (Самоуправство), ст. 260 (Незаконная порубка деревьев и кустарников). Между тем, преступления небольшой тяжести представлены в Особенной части УК РФ значительно шире.

1 Милиции С. Сделки о признании вины: возможен ли российский вариант? // Российская юстиция. 1999. №12. С. 41.

174

Посредством данного института, как справедливо отмечают ученые, законодатель стремится решить целый ряд задач уголовно-правовой борьбы с преступностью. К их числу можно отнести: экономию уголовной репрессии и снижение удельного веса осужденных в обществе; сокращение материальных затрат на содержание осужденных; уменьшение количества уголовных дел, направляемых в суд и сокращение огромного объема судейской работы; снижение уровня рецидивной преступности путем сокращения круга лиц, осужденных судом и направленных в места лишения свободы; склонение определенных категорий лиц к самообнаружению и добровольному устране-нию или снижению вредных последствий от их преступных действий; проявление заинтересованности виновных в сотрудничестве с органами уголовной юстиции и т.д.1

Полагаю, что стабилизации практики применения института деятельного раскаяния может способствовать надлежащее эффективное использование органами дознания, предварительного следствия, прокурором, судом дискреционных полномочий, предоставленных законом. Компромиссная норма (ст. 28 УПК) по своей природе и внутреннему содержанию предусматривает возможность оценочного подхода к действиям обвиняемого и степени доказанности условий, составляющих содержание деятельного раскаяния. Закон, наделяя соответствующих лиц определенными правами, достаточно полно регламентирует, при каких условиях следует ими воспользоваться.

Как показали результаты исследования, большая часть уголовных дел прекращается по данному основанию органами предварительного следствия и дознания. Вместе с тем, участие прокурора в решении вопроса о прекращении уголовного дела, влияние его мнения на исход дела представляется значимым для практической реализации ст. 7 УПК РСФСР (ст. 28 УПК РФ), так как он «… проверяет материалы дела в полном объеме, оценивает принятое

Аликперов Х.Д., Курбанова К.Ш. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответствен ности // Государство и право. 2000. № 1. С. 54-60. **

175

решение с позиции соответствия его требованиям уголовного и уголовно- процессуального законодательства, его мотивированность».1 Эффективность прокурорского надзора во многом может способствовать повсеместному, своевременному, законному и обоснованному применению на практике ин- ститута деятельного раскаяния.

Следующий актуальный вопрос практического применения института деятельного раскаяния заключается в необходимости недопущения практики прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию в отношении лиц, ранее судимых. Вместе с тем, такие случаи, как следует из полученных данных, имеют место.2 Это может свидетельствовать о недоказанности одного из обязательных условий деятельного раскаяния, которым является совершение преступления впервые, так и о не надлежащем прокурорском надзоре за деятельностью органов предварительного рассле- дования при решении вопроса о прекращении уголовного дела в связи с дея- тельным раскаянием.

А.В. Савкин справедливо отмечает, что «Строгое соблюдение правил собирания и фиксации данных, свидетельствующих о деятельном раскаянии обвиняемого, имеет важное значение для правильного обоснования в процессуальных документах вывода о его позитивном, постпреступном поведении

на предварительном следствии». Автор полагает, что необходимо строго со- блюдать и правила фиксации данных, подтверждающих доказанность такого обязательного условия деятельного раскаяния, как совершение преступления впервые. Недопустимы имеющие место на практике случаи прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в отношении лиц, ранее судимых за иные преступления.

1 Николюк В.В., Магомедов А.Ю., Шаламов В.Г. Указанная ранее работа. С. 116.

2 Согласно данным ЗИЦ ГУВД г. Москвы, за период 1997-1999 гг. по ст. 7 УПК прекращены уголовные дела в отношении 5 лиц ранее судимых, при этом судимость не была погашена.

3 Савкин А.В. Методика и тактика доказывания деятельного раскаяния обвиняемого на предварительном следствии и дознании. - М. 1996. С. 30. *

176

При этом, автор полагает, что обстоятельство, входящее в предмет доказывания, не может считаться установленным лишь на основании отражения факта совершения преступления впервые в протоколах допроса, характеристике с места жительства или работы, каких-либо справок без официального уведомления из соответствующих информационных центров системы МВД РФ требованиями установленного образца.

Надлежит обратить внимание и на отсутствие на практике четкости и единообразия в оформлении данных, свидетельствующих о наличии и о до- казанности всей совокупности условий, необходимых и достаточных для ре- шения вопроса о прекращении уголовного дела по ст. 7 УПК РСФСР.1 Это в полной мере может быть отнесено и предстоящей практике применения ст. 28 УПК.

Показательно, что в литературе отмечены случаи, когда следователи

вообще не задавали обвиняемому вопроса о причинах раскаяния в совершенном преступлении, о целях и мотивах, побудивших лицо явиться с повинной, не проверяли возможность самооговора с целью сокрыть другое преступление, не отражали в материалах дела иных необходимых данных, свидетельствующих о наличии в конкретной ситуации условий деятельного раскаяния.2 Как показывает результат айализа архивных дел за период 1997-1999 годов положение не изменилось. Ни в одном уголовном деле нет указаний на мотивы раскаяния, нет ни вопросов, ни ответов о побудительном мотиве лица. Более того, в лишь в двух уголовных делах (изучено 215 уголовных дел) присутствует явка с повинной лица, совершившего преступление, которая оформлена надлежащим образом, имеется объяснение своему поведению и что заставило явиться с повинной.

Прекращение уголовного дела, как форма окончания уголовного судо- производства, является важной и во многом затрагивает права и законные интересы личности.

1 Результаты изучения материалов уголовных дел, прекращенных по ст. 7 УПК, подтверждают то, что в ма териалах отсутствуют доказательства, подтверждающие отсутствие судимости, возмещение ущерба и т.д.

2 Савкин А.В. Методика и тактика доказывания деятельного раскаяния обвиняемого на предварительном следствии и дознании. - М. 1976. С. 30. *?

177

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании проведенного диссертационного исследования сформулированы предложения и выводы, имеющие как теоретическое, так и практическое значение:

  1. В соответствии со ст. 75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести или иной категории при наличии соответствующих условий, может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Материально-правовые нормы реализуются только путем применения процессуальных норм. В соответствии со ст. 28 УПК специально уполномоченные субъекты при наличии условий, содержащихся в ст. 75 УК РФ, могут освободить от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление, путем прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования. Основанием прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования является деятельное раскаяние. Уголовно-правовая и уголовно- процессуальная нормы тесно взаимосвязаны между собой и содержат определенную совокупность условий, необходимых и достаточных для решения вопроса о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию. Нормы, регламентирующие освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием представляют собой самостоятельный комплексный правовой институт - институт деятельного раскаяния.
  2. Деятельное раскаяние имеет состав, включающий в себя объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону. Каждый из указанных элементов обладает собственным специфическим содержанием. Однако, состав деятельного раскаяния не следует отождествлять с составом преступления.
  3. Статья 28 УПК представляет собой норму, имеющую особую юридическую природу. Ее содержание охватывает деятельное раскаяние как по-

178

зитивное постпреступное поведение, при наличии которого специально уполномоченные должностные лица вправе решить вопрос о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования. При прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по ч. 2 ст. 28 УПК органы уголовного судопроизводства руководствуются примечаниями к соответствующим статьям Особенной части УК. Указанные примечания не содержат признаков деятельного раскаяния как позитивного постпреступного поведения, обозначенных в ч. 1 ст. 28 УПК. Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по данному основанию допускается в случаях необходимости предотвращения опасных последствий от продолжения преступления, а также для обеспечения прекращения преступного посягательства. Руководствуясь содержанием примечаний, суд, судья, мировой судья, прокурор, следователь, дознаватель заключают своего рода соглашение с правонарушителем, то есть идут на компромисс с определенной целью - устранение последствий, причиненных преступными действиями лица.

  1. В юридической литературе отсутствует единообразие подходов к определению условий деятельного раскаяния. Следует различать понятия: деятельное раскаяние как основания освобождения от уголовной ответственности и условия деятельного раскаяния. Условия деятельного раскаяния представляют собой совокупность установленных законом признаков, при наличии которых возможно (либо обязательно) прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования на основании ст. 28 УПК, то есть в связи с деятельным раскаянием.
  2. В целях единообразного использования применительно к институту деятельного раскаяния таких понятий, как основания и условия, ст. 28 УПК следует привести в соответствие с паритетной уголовно-правовой нормой -ст. 75 УК, заменив слово «основания» словом «условия».
  3. Условия непосредственно деятельного раскаяния, как позитивного, постпреступного поведения, равно как и условия прекращения уголовного

179

дела и (или) уголовного преследования, указанные в примечаниях к соответ- ствующим уголовно-правовым нормам, при применении института деятельного раскаяния должны рассматриваться специально уполномоченными субъектами как обстоятельства, подлежащие доказыванию, и найти отражение в материалах уголовного дела.

  1. Совершение преступления впервые - обязательное условие прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (ч. 1 ст. 28 УПК). Доказанность данного условия должна быть подтверждена в материалах уголовного дела документами установленного образца.
  2. Результаты проведенного в ходе диссертационного исследования детального изучения каждого из условий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования, содержащихся в примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК, выявление их особенностей как обстоятельств, подлежащих доказыванию, имеют прикладное значение и могут быть использованы в качестве методических рекомендация для практических работников.
  3. Прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием может быть осуществлено только надлежащими субъектами. С этой целью нами конкретизированы судебные составы, а также круг должностных лиц, понимаемых под судом, судьей, прокурором, следователем и дознавателем. В ходе диссертационного исследования конкретизированы полномочия прокурора, внесено предложение по тексту п. 31 ст. 5 УПК.
  4. Применение положений института деятельного раскаяния возмож но только при наличии возбужденного уголовного дела. На стадии возбуж дения уголовного дела деятельное раскаяние не может являться основанием для отказа в возбуждении уголовного дела.

180

  1. Исследован вопрос о субъекте деятельного раскаяния, в отношении которого прекращается уголовное дело и (или) уголовное преследование. Автором приведено достаточно аргументов в поддержку того, что прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным рас- каянием возможно только в отношении обвиняемого.
  2. Обвиняемому следует разъяснить не только сущность принятого решения, но и его юридическую природу, так как прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием представляет собой нереабилитирую-щее основание прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования. Разъяснение условий и последствий прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием является важным процессуальным действием, которое должно быть осуществлено до вынесения постановления о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования и отражено в специальном процессуальном документе - протоколе разъяснения основания прекращения уголовного дела.
  3. Автором диссертационного исследования предложено:
  • название статьи 28 УПК дать в новой редакции следующего содержания: «Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием»;
  • дополнить текст ст. 28 УПК предписанием о возможности прекращения уголовного дела;
  • в тексте ст. 28 УПК слово «основания» заменить на «условия», тем самым привести ее в соответствие с уголовно-правовой нормой;
  • внести три новых части в текст статьи 28 УПК.
    1. В ходе анализа статистических данных о практике прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием органами предварительного расследования г. Москвы за период 1997-1999 годов установлено, что воз можности данного института используются не в полной мере и правоприме нительная практика нуждается в корректировке.

181

  1. Результаты проведенного исследования продемонстрировали отсутствие в материалах уголовных дел единообразного подхода к оформлению данных, свидетельствующих как о наличии, так и о доказанности всей необходимой совокупности условий деятельного раскаяния как основания прекращения уголовного дела по ст. 7 УПК РСФСР.

Данные результатов исследования архивных уголовных дел выявили недостатки в правоприменительной практике. На их основе подготовлены рекомендации для следователей и дознавателей по процессуальному порядку прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием.

182

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Нормативные акты. Постановления

  2. Конституция РФ.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. с последующими изменениями и дополнениями.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г. // Российская газета. 22 декабря 2001 г.
  5. Уголовный кодекс РФ 1996 г. с последующими изменениями и до полнениями.

  6. Гражданский кодекс РФ 1994 г. I часть, II часть с последующими изменениями и дополнениями.
  7. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 г. с последующими изменениями и дополнениями.
  8. Таможенный кодекс РФ 1993 г. с последующими изменениями и до- полнениями.
  9. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. // СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1.
  10. Федеральный закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием нового УК РФ» от 21 декабря 1996 г. № 160-ФЗ //СЗ РФ. 1996. №52. Ст. 5881.
  11. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г. и 17 ноября 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями // Ведомости РФ. 1992. № 8. Ст. 366; СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472; СЗ РФ. 1999. № 7. Ст. 878; СЗ РФ. 1999. № 7. Ст. 878; СЗ РФ. 1999. № 47. Ст. 5620; СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 140.
  12. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР от 7 августа 2000 г. // СЗ РФ. 2000. № 33. Ст. 3345.

183

  1. Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» от 11 ноября 1998 г. // СЗ РФ. 1998. №51. Ст. 6270.
  2. Федеральный закон от 29 декабря 1995 г. «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринима- тельства» // СЗ РФ. 1996. № 1.
  3. Федеральный закон от 31 декабря 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О налоге на прибыль предприятий и организаций» // СЗРФ. 1996. № 1.
  4. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. с послед, изм. и доп. // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 1997. №29. Ст. 352;
  5. № 30. Ст. 3313.
  6. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. // Сборник международных договоров РФ по оказанию правовой помощи. - М.: Спарк. 1996.
  7. Указ Президента РФ от 18 апреля 1996 «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. // СЗ РФ. 1996. №17. Ст. 1958.
  8. Постановление Правительства РФ от 10 марта 1999 № 270 «О федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью на 1999-2000 гг.».
  9. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П «По делу о проверке Конституционности отдельных положений Уголовно- процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гр. И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ» // СЗ РФ. 2000. № 5. Ст. 611.
  10. Постановление пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ». // Сб. действующих постановлений Пленумов Верховных судов СССР,.РСФСР и РФ по уголовным делам с комментариями и пояснениями. // Отв. ред. В.И. Радченко. - М.: Изд. БЕК. 1999.

184

  1. Определение судебной коллегии Верховного Суда РСФСР от 30 июля 1979 г. «По делу Сельцова, Силина и Игнатенко» // Бюллетень ВС РСФСР. 1980. № 1.С. 8.

  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». // Бюллетень ВС РФ. 2000. № 4.
  3. Постановление Президиума Верховного Суда от 23 июля 1997 г. по делу Расулова // Бюллетень ВС РФ. 1998. № 6. С. 12.
  4. Постановление № 9 Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень ВС. 1998. № 7. С. 3.
  5. Постановление № 5 Пленума Верховного Суда РФ от 25 июня 1996 г. «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывных веществ» // Бюллетень ВС. 1996. № 8. С. 4.
  6. Приказ МВД РФ № 493 от 25 июня 1996 г.
  7. Учебники, учебные пособия, научные комментарии

  8. Алексеев С.С. Проблемы теории государства и права. Учебник. - М.: Юридическая литература. 1987.
  9. Григорьев Н.В., Сабитов Р.А. Освобождение от уголовной ответственности по нормам Особенной части УК РФ. Учебное пособие. - Хабаровск: ВШ МВД РФ. 1993.
  10. Давлетов А.А. Возбуждение уголовного дела. Учебно-практическое пособие. - Екатеринбург. 1994.
  11. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. / Отв. ред. В.И. Радченко; под ред. В.Т. Томина - 2-е изд.> перераб. и доп. - М.: Юрайт. 1999.

185

  1. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М. Савицкого, Б.Т. Безлепкина, П.М. Лупинской, И.Л. Петрухина. -М. «Проспект». 1999.
  2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. - М.: «Вердикт». 1996.
  3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Наумова. - М.: «Юрист». 1996.
  4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Бойко. - Ростов-на-Дону: Издательство «Феникс». 1996.
  5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Бойко. - М.: «Феникс». 1996.
  6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - М.: «Проспект». 1997.
  7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. - М.: «Зерцало». 1998.
  8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: «НОРМА-ИНФРА». 1998.
  9. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. П.Г. Пономарева. - М.: «Юрист». 1997.
  10. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. Ю.И. Скуратова и В. Лебедева. - 3-е изд., изм. и доп. - М.: «НОРМА-ИНФРА». 2000.
  11. Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М.: «Юридическая литература». 1989.
  12. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Учебное пособие. - Волгоград: ВСШМ МВД СССР. 1988.

186

  1. Келина С.Г. Освобождение от уголовной ответственности как правовое последствие совершения преступления. - В кн. Уголовное право: Новые идеи. -М. 1994.
  2. Кругликов Л.Л. Смягчающие и отягчающие обстоятельства в советском уголовном праве. Особенная часть. -Ярославль. 1979.
  3. Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс России. Лекции - очерки. - М.: БЕК. 1997.
  4. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М. «Спарк». 1997.
  5. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е, перераб. и доп. - М.: Спарк. 2000.
  6. Николюк В.В., Магомедов А.Ю., Шаламов В.Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. - Омск. 1999.
  7. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. - М.: БЕК. 1996.
  8. Российское уголовное право; Общая часть. Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М.: Издательство «Спарк». 1997.
  9. Российское уголовное право. В двух томах. Том 1. Общая часть / Под ред. проф. А.И. Рарога. - М.: Профобразование. 2001.
  10. Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: «Новый юрист». 1997.
  11. Строгович М.С. Курс уголовного процесса. Т. 1. - М.: Наука. 1969.
  12. Сологуб Н.М. Руководство для следователей. - М.: 1998.
  13. Тенчев Э. Специальные виды освобождения от уголовной ответственности. Текст лекций. - Иваново: Издательство Ивановского государственного университета. 1982.

187

  1. Учебник уголовного процесса /Под ред. А.С. Кобликова. - М.: «Спарк». 1995.
  2. Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / Под ред. П.А. Лу-пинской - 2 изд., перераб. и доп. - М.: Юрист. 1997.
  3. Уголовный процесс. Общая часть: Учебник // Под ред. В.П. Божье-ва. - М.: «Спарк». 1997.
  4. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Куценко. - М.: «Зерцало». 1997.
  5. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. - М.: «Спарк». 2001.
  6. Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: Новый юрист. КноРус. 1997.
  7. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Под ред. А.И. Ра-рога. - М.: ИМПЭ. 1998.
  8. Уголовное право. Словарь-справочник. Автор-составитель - д.ю.н. Г.А. Лесниевски-Костарева. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. 2000.
  9. Уголовное право Российской Федерации / Под ред. Б.В. Здравомы-слова. - М.: «Юрист». 1996.
  10. Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть. Ответственный редактор и руководитель авторского коллектива -д.ю.н., профессор А.Н. Игнатов и д.ю.н., профессор Ю.А. Красиков. -М.: Издательство НОРМА. 2000.
  11. Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. - М.: МВШМ МВД СССР. 1986.
  12. Щерба СП., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. Практическое пособие / Под общей ред. СП. Щерба. - М.: Издательство «Спарк». 1997.

188

  1. Авторефераты, диссертации

  2. Аликперов Х.Д. Проблема допустимости компромисса в борьбе с преступностью. Автореферат … к.ю.н. - М. 1992.
  3. Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину в уголовном судопроизводстве. Автореферат. Дисс. д.ю.н. - М. 1991.
  4. Джандарбеков И.А. Предотвращение виновным вредных последствий совершенного преступления и его уголовно-правовое значение. - Автореферат. Дисс. … к.ю.н. - М. 1986.
  5. } 4. Ивонин В.Ю. Освобождение от уголовной ответственности по нор-

мам особенной части уголовного законодательства и его применение органами внутренних дел. - Автореферат. Дисс. … к.ю.н. - М.: МВШМ МВД РФ. 1992.

  1. Калугин А.Г. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. - Автореф. … к.ю.н. - М. 1999.
  2. Магомедов А.Ю. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием в стадии предварительного расследования. Дисс… к.ю.н. — Омск. 1999.
  3. Михайлов В.А. Прокурорский надзор за прекращением уголовных ^ дел на предварительном следствии в советском уголовном процессе. Авторе ферат. Дисс. … к.ю.н. -Воронежский государственный университет. 1068.

  4. Никулин СИ. Деятельное раскаяние и его роль в предупреждении преступлений. Дисс… к.ю.н. - М. 1982.
  5. Павлова O.K. Институт деятельного раскаяния по советскому уголовному праву. Автореферат. Дисс. … к.ю.н. - М.: МГУ. 1986.
  6. Сафронов А.Д. Добровольный отказ от совершения преступления и деятельное раскаяние преступника. Автореферат. Дисс. … к.ю.н. - М.: МГУ. 1997.
  7. Сумачев А.В. Пострадавший, как субъект уголовных правоотношений: Автореф. Дисс. … канд. юр. наук. - Рязань. 1997.

189

  1. Фариев И.А. Уголовно-правовое значение личности и поведения потерпевшего: Автореф. Дисс… канд. Юрид. Наук. - М. 1997.
  2. Чувилев А.А. Институт подозреваемого в советском уголовном процессе. Автореферат … к. ю. н. - М. 1968. С. 15.
  3. Монографии, словари, статьи и иные публикации

  4. Абрамова Н.Т. Среда деятельности и уровень активности // Вопросы философии. 1970. №9.
  5. Алексеев А.А. Общая теория права. В 2-х томах. Т. 1; Т. 2. — М.: «Юридическая литература». 1981.
  6. Александров С.А. Разрешение гражданского иска в уголовном процессе. - Горький. 1978.
  7. Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. - Баку: Элли. 1992.
  8. Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - М.: Московский психолого-социальный институт; ИПК РК Генеральной прокуратуры POP; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК». 2001.
  9. Аликперов X. Новый УК: Проблема освобождения от уголовной от- ветственности // Законность: 1999. № 4.
  10. Аликперов X. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Законность. 1999. № 5.
  11. Аликперов Х.Д., Курбанова К.Ш. УК РФ и некоторые проблемы освобождения от уголовной ответственности // Государство и право. № 2000. № 1.
  12. Аликперов X., Зайналов М., Курбанова К. Допустим ли компромисс в борьбе с преступностью? // Уголовное право. 2001.
  13. Беляцкий С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. - С.- Петербург: Издание юридического склада «Право». 1913.
  14. Бриллиантов В. Похищение человека или захват заложника? // Российская юстиция. 1999. № 9.

190

  1. В Государственной Думе. Координация действий в борьбе с преступностью / Российская юстиция. 1999. № 5.
  2. Власенко В.Г. Вопросы теории и практики возмещения материального ущерба. - Саратов. 1972.
  3. Волженкин Б. Освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным заявлением о даче взятки // Социалистическая законность. 1989. №1.
  4. Волков Б.С. Мотивы преступлений. Уголовно-правовые и социально- психологическое исследование. - Казань: Издательство Казанского уни- верситета. 1982.
  5. Галкин В.М. Система поощрений в советском уголовном праве // Советское государство и право. 1977. № 2.
  6. Герасимова Е.К. Явка с повинной. - М. 1980.
  7. Гоймон-Червонюк В.И. Очерк теории государства и права. - М.: МЮИ МВД России. 1996.
  8. Головко Л.В. Новые основания освобождения от уголовной ответственности и проблемы их- процессуального применения // Государство и право. 1997. №8.
  9. Головко Л. Классификация оснований освобождения от уголовной ответственности // Законность. 1998. №11.
  10. Головко Л.В. Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием // Законодательство. 1999. № 1. С. 74.
  11. Долиненко Л.А. Смягчающие ответственность обстоятельства по действующему уголовному законодательству и в судебной практике. - Ин-кутск. 1980.
  12. Дубинина М. Ответственность за незаконное владение огнестрельным оружием // Социалистическая законность. 1975. № 2.
  13. Дубинский А.Я. Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования. - Киев. 1975. С. 16.

191

  1. Дознание в органах внутренних дел. - М. 1986.
  2. Елеонский В.А. Уголовное наказание и воспитание позитивной от- ветственности личности. - Рязань. 1979.
  3. Елеонский В.А. Поощрительные нормы уголовного права. - Хабаровск. 1984.
  4. Жалинский А., Шестак А. Уголовная ответственность за незаконное ношение, изготовление или сбыт холодного оружия // Социалистическая законность. 1987. № 12.
  5. Зинатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. - Казань. 1974.
  6. Звечаровский И.Э. Посткриминальное поведение: понятие, ответственность, стимулирование. - Иркутск. 1994. С. 34.
  7. Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие по сткриминальное поведение личности. - Иркутск: Издательство Иркутского университета. 1991.

  8. Загородников Н.И., Сахаров А.Б. Демократизация советского общества и проблемы науки уголовного право // Советское государство и право. 1990.
  9. Зубкова В.И. Пути повышения эффективности борьбы со взяточничеством и поборами // Советское государство и право. 1985. № 4.
  10. Иоффе О.С, Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. - М. 1961.
  11. Казанцев В. Возмещение морального вреда // Российская юстиция. 1996. №5.
  12. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М. 1971.
  13. Келина Т.Г. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М.: Наука. 1974.
  14. Керимов Д.А. Философские проблемы права. - М.: Мысль. 1972.

192

  1. Кожевников С.Н. Социально-правовая активность личности // Советское государство и право. 1980. № 9.
  2. Ковалев М.И. Понятие и признаки преступления и их значение для квалификации. - Свердловск. 1977.
  3. Коломийцев В.И. Явка с повинной по российскому законодательству (1845-1995). - Екатеринбург: Издательство Уральского университета. 1996.
  4. Комиссаров В. Захват заложника: стремление к наживе или преступление от безысходности // Законность. 1999. № 3.
  5. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. - М.: Издательство «Наука». 1975.
  6. Краткий анализ состояния преступности в России. Статистика // Российская юстиция.
  7. № 5.
  8. Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела. - Воронеж. 1983.
  9. Кудрявцев В.Н. Право и поведение. - М. 1978.
  10. Кукушкин. Явка с повинной // Человек и закон. 1972. № 1.
  11. Кулагин А.Г. Явка с повинной, как форма деятельного раскаяния // Ф Уголовное право и современность: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 3. - Красно ярск: Сибирский юридический институт МВД России. 1999.

  12. Кушнарев В.А. Проблемы толкования норм уголовного права о дея тельном раскаянии // Российский следователь. 2001. № 1.

  13. Кушнарев В.А. О необходимости совершенствования института деятельного раскаяния // Российский следователь. 2001. № 2. С. 18-22.
  14. Лазарева В. Легализация сделок о признании вины // Российская юстиция. 1999. № 5.
  15. Лесниевская-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответст- ‘’ венности. Теория и законодательная практика. - М. 1998.

193

  1. Лобанова А. Об освобождении от уголовной ответственности за заведомо ложные показания, заключение экспорта или неправильный перевод // Российская юстиция. 199.7. № 9.
  2. Марогулова И.Л. Амнистия и помилование в российском законодательстве. - М. 1998. С. 53.
  3. Милиции С Сделки о признании вины: возможен ли российский вариант?//Российская юстиция. 1999. № 12.
  4. Михайлов В. Признаки деятельного раскаяния // Российская юстиция. 1998. №4.
  5. Мордкович В.Г. Пути общественного развития и социальная активность человека. Социальные аспекты развития личности. - М. 1978.
  6. Мотовиловкер Я.О. Вопросы дальнейшего совершенствования уголовно- процессуального законодательства. - Издательство Томского университета. 1966.
  7. Наумов А. Правовые последствия освобождения виновного от уголовной ответственности // Советская юстиция. 1976. № 20.
  8. Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела. - Омск. 1999.
  9. Николюк В., Кальницкий В. Спорные вопросы освобождения от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 228 УК РФ // Уголовное право. 1999. № 2.
  10. Никулин СИ. Деятельное раскаяние и его значение для органов внутренних дел в борьбе с преступностью. - М.: МВШМ МВД СССР. 1985.
  11. Орлова А.А. Порядок привлечения и уголовной ответственности по заявлению коммерческой или иной организации // Профессионал. 1998. № 4.
  12. Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М.: «Русский язык». 1989.

194

  1. Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон. (Соотношение и проблемы применения). - М.: Московский институт МВД России.
    • 1999.
  2. Павнов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон. - М.: Московский институт МВД России. 1999.
  3. Пастухов А., Яни П. Актуальные вопросы ответственности за налоговые преступления // Российская юстиция. 1999. № 4.
  4. Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального права. - Екатеринбург. 1997.
  5. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. -М. 1997.
  6. Савкин А.В. Методика и тактика доказывания деятельного раскаяния обвиняемого на предварительном следствии и дознании. - М.: ВНИИ МВД РФ. 1996.
  7. Савкин А.В. Методика и тактика доказывания деятельного раскаяния обвиняемого на предварительном следствии. - М. 1996.
  8. Савкин А. Деятельное раскаяние - свобода ответственности // Российская юстиция. 1997. № 12. С. 35.
  9. Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение. - Томск. 1985.
  10. Сабитов Р.А. Квалификация поведения лица после совершения им преступления. - Омск. 1986. С. 6.
  11. Сверчков В.В. Актуальные вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Государство и право. 1999. №12.
  12. Сверчков В. Деятельное раскаяние в нормах общей и Особенной частей УК РФ // Российская юстиция. 2000. № 2.
  13. Селезнев М. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский- надзор на предварительном следствии // Законность. 1999. № 1.

195

  1. Соловьев P.O. О правовой природе деятельного раскаяния // Уголовное право. 2001. № 1.
  2. Самойлов В. Ответственность за хищение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ // Социалистическая законность. 1975. №3.
  3. Станкевич Л.П. Активность как мера деятельности личности // Вестник МГУ. Философия. 1970. № 6.
  4. Сафронов А.Д. О понятии деятельного раскаяния. Проблемы уголовного процесса и криминалистики. - М.: МГУ. 1976.
  5. Современный философский словарь / Под ред. В.Е. Кемерова. - М. 1998.
  6. Тихий В. Условия освобождения от уголовной ответственности за незаконное владение огнестрельным оружием // Социалистическая законность. 1978. № 1.
  7. Теория доказательность в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина.-М. 1973.
  8. Устинова Т.Д. Новый Уголовный кодекс о незаконных действиях с наркотическими веществами // Уголовное право. 1997. № 3.
  9. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. - М. 1996.
  10. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. - М.: Издательство политической литературы. 1986.
  11. Халиков А. Возмещение ущерба потерпевшим // Законность. 2000. №9.
  12. Чистова Л.Е. Объект познания и объект доказывания // Российский следователь. 2001. № 2. С. 4-6.
  13. Чувилев А.А. Новые основания прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетних//Законность. 1999. №2.
  14. Чувилев А.А., Ерохина Н.В. Надзор за законностью прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием // Законность. 1999. № 8.

196

  1. Чувилев А.А. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием?// Уголовное право. 1998. № 2.
  2. Чувилев А.А. Деятельное раскаяние // Российская юстиция. 1998. №2.
  3. Чугаев А. Малозначительное преступление и товарищеский суд. -Казнь. 1966. С. 26.
  4. Щерба СП., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении.
    • М.: Спарк. 1997.
  5. Щерба СП., Савкин А.В. Институт деятельного раскаяния в уголовном законодательстве // Журнал российского права. 1997.
  6. Эрделевский A.M. Компенсация морального вреда. - М.: Юрист. 1996.
  7. Якупов Р.Х. Правоприменение в уголовном процессе России. - М.: МВШММВДРФ. 1993.
  8. Яни П. Специальный случай освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступления // Российская юстиция. 2000. №1.