lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Лушечкина, Марина Александровна. - Криминалистическое изучение личности в тактике расследования: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 217 с. РГБ ОД, 61:03-12/26-0

Posted in:

Московский государственный университет

имени М.В. Ломоносова

Юридический факультет

На правах рукописи

Лушечкина Марина Александровна

Криминалистическое изучение личности в тактике расследования

12.00.09. - уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; опе- ративно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата

юридических наук

Научный руководитель

заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук профессор Н.П. Яблоков

Москва - 2002

2

Оглавление

Введение 3

Глава 1. Криминалистическое изучение личности как часть теории криминалистики 14

§ 1. Личность как объект исследования в сфере борьбы с

преступностью 14

§ 2. Задачи и понятие криминалистического изучения

личности 65

§ 3. Место данных о личности в системе криминалистической информации 70

Глава 2. Криминалистическое изучение личности как объекта тактического воздействия 82

§ 1. Предмет и объем гоучения личности в криминалистической тактике 82

§ 2. Методы изучения личности в тактических целях 91

§ 3. Источники получения тактически значимой информации

о личности …..:.. …Г! 128

§ 4. Особенности изучения личности отдельных участников

процесса расследования 152

§ 5. Учет и использование следователем в тактике

следственных действий некоторых психологических особенностей личности участников процесса расследования (психических состояний, психологических проявлений заболеваний) 167

Заключение 203

Библиография

205

3

Введение.

Актуальность темы исследования. Произошедшие в последние десятилетия существенные изменения в жизни российского об- щества существенно повлияли на состояние преступности и борьбу с нею. Для современной преступности характерно совершенствование способов преступной деятельности, использование новых методов противодействия раскрытию и расследованию преступлений. Особого внимания требует растущая организованная преступность, преступность в сфере экономики и финансов, компьютерной информации, где сформировался новый тип преступников.

Правоохранительным органам в ходе их деятельности сегодня часто противостоят высокообразованные, уверенные в своей неуязвимости преступники, легко попирающие требования закона и морали на пути достижения своих целей. Оказываемое преступниками давление на потерпевших, свидетелей, понятых, переводчиков и иных лиц не способствует их стремлению активно помогать следствию и суду в выполнении задач уголовного судопроизводства. Все это значительно усложняет процесс расследования. В этой связи совершенно оправданы принятые и проектируемые законодательные меры, направленные на эффективную защиту интересов личности в уголовном процессе. В то же время некоторые из них, такие, например, как расширение прав защитника в уголовном судопроизводстве, возможность участия адвоката при допросе свидетеля (с 189 УПК РФ), адвоката обыскиваемого лица при обыске его помещения (ст. 182, п.11 УПК РФ) и другие ставят задачу коррекции ряда тактических приемов расследования.

Совершенствование материальной и научно-технической со- ставляющих процесса расследования усиливает его эффективность, однако, в не меньшей мере требуется и повышение тактического

4

мастерства следователей. Данные обстоятельства требуют разработки новых, более эффективных приемов криминалистической деятельности. Это особенно важно в обстановке расследования, нередко характеризующейся противодействием сторон. Преодоление противодействия, в частности, невозможно без активной разработки тактических приемов расследования, основанных на учете человеческого фактора, вплоть до мельчайших нюансов его проявления. Пред- ставляется, что данная задача должна решаться путем совершенствования приемов криминалистического изучения личности участников процесса расследования.

Проведенное в ходе настоящего исследования изучение следст- венной практики показывает, что современные следователи при построении тактической линии расследования не уделяют еще достаточного внимания личностным особенностям участников следственных действий. Так, при опросе следователей лишь 55% респондентов указали на то, что они стремятся оказывать тактическое воздействие на участников следственных действий, опираясь на их личностные особенности. При этом 57% опрошенных следователей указали на необходимость криминалистического изучения личности лишь при проведении допроса, очной ставки и обыска. Однако, лишь 41% из них смогли расширить характеристику личности обвиняемых за пределы социально-демографических сведений и лишь 12% продемонстрировали знание особенностей таких психических процессов как восприятие и память, безусловно необходимых при выборе тактических приемов допроса; 20% - не знали, какие вопросы может разрешить судебно-психологическая экспертиза.

О формальном подходе к изучению следователями личности обвиняемых и потерпевших косвенно свидетельствует и тот факт, что в протоколах допросов и иных материалах уголовных дел редко

5

содержатся сведения об индивидуальных психологических чертах участников процесса расследования. Сбор данных сводится, как правило, лишь к получению характеристик с места работы, учебы, жительства и справок из психоневрологических и наркологических диспансеров. Причем в 72% изученных уголовных дел эти материалы появляются на завершающем этапе расследования.

Эта ситуация, как показано впоследствии, влечет за собой суще- ственное снижение эффективности тактических приемов, исполь- зуемых в процессе расследования преступления. Поэтому, предоставление следственной практике методов изучения личности для последующего использования полученной криминалистически значимой информации при принятии тактических решений и их реализации является актуальным направлением криминалистических исследований.

Степень научной разработки темы исследования. На протя- жение многих лет в криминалистике проводились исследования, касающиеся криминалистического изучения личности обвиняемого. Активный научный поиск привел к обозначению основных направлений исследования в данной области: определению аспектов, целей, объема, методов изучения личности обвиняемого (М.Г. Коршик, С.С. Степичев, Н.Т. Ведерников, Ф.В. Глазырин, А.С. Кривошеев, И.А. Матусевич, П.П. Цветков и др.). По мере накопления знаний в области изучения личности обвиняемого назрел вопрос о месте данной проблемы в системе криминалистической науки. В 1973 году Ф.В.Глазырин предложил считать криминалистическое изучение личности преступника отдельной частной криминалистической теорией. В 1980-1990 годы В.А. Жбанковым были разработаны концеп- туальные основы установления личности преступника в криминалистике. Появились и работы, в которых находили отражение вопросы

6

криминалистического изучения личности потерпевшего (В.В. Ван-дышев, Е.Е. Центров). Между тем криминалистическое изучение личности иных участников расследования еще находится в стадии формирования.

Активное развитие криминалистической теории, выделение в ней новых направлений, таких как криминалистическое прогнозиро- вание, криминалистическая ситуалогия, криминалистическая профилактика, концепция информационной природы криминальной и криминалистической деятельности дают возможность новых подходов к криминалистическому изучению личности, чему и посвящена данная диссертация.

Цели и задачи исследования. Целью настоящей диссертаци- онной работы является подведение автором итогов многолетнего исследования проблем криминалистического изучения личности участников процесса расследования как одной из необходимых предпосылок эффективного использования полученных данных в тактике проведения следственных действий.

Указанная цель обусловила постановку и решение ряда задач:

  • раскрытие теоретических предпосылок разработки проблемы криминалистического изучения личности;
  • формирование системы понятий, обеспечивающих правильное определение значения и задач криминалистического изучения личности;
  • выявление места криминалистического изучения личности и его взаимосвязей с уголовно - правовым, криминологическим, уго- ловно — процессуальным, оперативно-розыскным, судебно — психологическим и другими направлениями изучения личности в сфере борьбы с преступностью;

7

  • определение места и роли криминалистически значимой ин- формации о личности в системе криминалистической информации в целом по уголовному делу;
  • обоснование роли личностных особенностей участников след- ственных действий как одного из факторов принятия тактических решений при расследовании;
  • разработка научно-обоснованных методов практического кри- миналистического изучения личности в процессе расследования;
  • выявление и описание источников криминалистически значимой информации о личности;
  • разработка комплексных рекомендаций по изучению личности отдельных участников процесса расследования;
  • разработка рекомендаций по использованию некоторых пси- хологических особенностей личности (психических состояний, психологических проявлений заболеваний) в тактике следственных действий.
  • Методологическая и теоретическая основа исследования. В ходе настоящего исследования изучался комплекс криминалистиче- ских проблем с учетом важнейших положений уголовного материального и процессуального права, криминологии, теории оперативно-розыскной деятельности, общей и социальной психологии, а также иных наук: юридической психологии, судебной психиатрии, судебной этики, медицинской психологии, отраженных в работах Ю.М. Антоняна, А.Г. Асмолова, А.А. Бодалева, Г.Ф. Горского, А.Г. Ковалева, М.М. Коченова, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Н.Д. Левитова, П.А. Лупинской, Г.М. Миньковского, С.С. Овчинского, К.К. Платонова, В.В. Романова, Ю.Ф. Чуфаровского, Н.Я. Якубович и других авторов. Методологическую основу диссертационного ис- следования составили общенаучные положения диалектического ма-

8

териализма. При этом также применялись методы системно- деятельностного подхода, обобщения следственной практики, анкетирования, интервьюирования и статистический метод. Положения диссертации основываются на Конституции РФ и действующем законодательстве.

Данное исследование было бы невозможно без творческой трансформации идей, опубликованных и высказанных в разное время А.Н. Васильевым, В.Я. Колдиным, В.В. Крыловым, Д.П. Поташник, Н.С. Полевым, В.А. Притузовой, З.Г. Самошиной, Л.Д. Самы-гиным, СИ. Цветковым, Е.Е. Центровым, Н.П. Яблоковым, И.Н. Якимовым.

При формировании положений, лежащих в основе диссертаци- онного исследования, существенное значение имели научные труды по вопросам общей теории криминалистики и криминалистической тактики Р.С. Белкина, Н.Т. Ведерникова, Ф.В. Глазырина, А.В. Дулова, В.А. Жбанкова, Г.А. Зорина, Л.М. Карнеевой, В.И. Комиссарова, М.Г. Коршика, А.С. Кривошеева, Г.К. Курашвили, Ю.Г. Кору-хова, A.M. Ларина, И.А. Матусевич, В.А. Образцова, Н.И. Порубова, А.Р. Ратинова, Н.А. Селиванова, С.С. Степичева, П.П. Цветкова и других.

Объект и предмет исследования. Объектом изучения в на- стоящей диссертации является практическая деятельность следователя по определению объема, круга источников, способов получения и использования криминалистически значимой информации о личности участников процесса расследования в целях оказания на них в необходимых случаях тактического воздействия. Данная деятельность рассматривается как часть поисково-познавательного процесса по сбору информации, необходимой для раскрытия и расследования преступления.

9

Предметом исследования являются объективные закономерности, обусловливающие связь между полнотой и характером установ- ленной следователем криминалистически значимой информации о личности участников процесса расследования и возможностью ее эффективного использования при решении тактических задач, связанных с необходимостью воздействия на указанных лиц.

Эмпирическая база диссертационного исследования. В целях изучения состояния практики автором диссертации проведено обобщение материалов 570 уголовных дел (Москва и другие регионы РФ). При изучении уголовных дел предпочтение было отдано преступлениям против личности (убийства, причинение вреда здоровью, клевета), так как расследование данных преступлений требует от следователя проведения значительной работы по изучению личности обвиняемого и потерпевшего.

Поскольку далеко не все данные, устанавливаемые в ходе изу- чения личности, находят отражение в материалах уголовных дел, для полноты и достоверности результатов обобщения проведено также анкетирование следователей прокуратуры и органов МВД. Опрошено 30 следователей (Москва и Владимирская обл.), от которых по специально разработанной анкете получены характеристики на 119 обвиняемых. Сбор и изучение эмпирического материала осуществлялись диссертантом как самостоятельно, так во время участия в проводимых Генеральной прокуратурой проверках состояния и качества расследования по отдельным категориям уголовных дел.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем по сравнению со сложившимися взглядами по-новому определены место и значение криминалистического изучения личности участников процесса расследования. На основе нового законодательства показана взаимосвязь, взаимообусловленность и преемственность от-

10

раслевых направлений изучения личности в сфере борьбы с пре- ступностью в их связи с криминалистическим аспектом.

Специально выделены и исследуются те теоретические основы криминалистического изучения личности, которые ранее часто не выделялись, хотя, по мнению автора, являются общими по отношению к любому из участников процесса расследования - объекту тактического воздействия со стороны следователя. Это: предмет изучения личности, объем, методы и источники получения криминалистически значимой информации о личности, используемой в тактических целях.

В работе дана новая классификация и описание источников ин- формации о криминалистически значимых свойствах личности - объекте тактического воздействия.

Расширен круг лиц, подлежащих изучению в целях возможного оказания на них тактического воздействия. В него, помимо традиционно включаемых подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля, введены понятой, специалист, педагог, психолог, переводчик, а также вспомогательные участники следственных действий.

Более глубоко и целенаправленно, чем это делалось ранее, в диссертации рассмотрен вопрос об учете и использовании в тактических целях таких особенностей личности как психические состояния, а также психологические проявления заболеваний и дан ряд практических рекомендаций.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Под криминалистическим изучением личности следует пони- мать получение криминалистически значимой информации о преступнике, жертве преступления, а также обвиняемом, потерпевшем и других участниках процесса расследования. Эта информация включает в себя сведения о присущих им анатомических, биологических,

11

психологических и социальных свойствах, которые необходимы как для идентификации личности, так и для решения тактических задач и установления фактической картины события преступления в процессе его раскрытия и расследования, а также для использования в целях осуществления криминалистической профилактики.

  1. Криминалистическое изучение личности является одним из взаимообусловленных, взаимосвязанных и важных элементов многоотраслевого и многоаспектного исследования личности как субъекта правовых отношений в сфере борьбы с преступностью, что раскрывается применительно к решению уголовно- правовых, криминологических, уголовно-процессуальных, оперативно-розыскных, пенитенциарных задач.
  2. Проблема криминалистического изучения личности носит комплексный характер и должна рассматриваться как в общей теории криминалистики, так и в разделах криминалистической техники, тактики и криминалистической методики расследования отдельных видов преступлений. Подход к проблеме изучения личности в криминалистике должен базироваться на концепциях информационной и ситуационной природы криминальной и криминалистической деятельности.
  3. Данные криминалистического изучения личности являются необходимой основой эффективного применения следователем в необходимых случаях приемов тактического воздействия на участников расследования. Предмет и объем изучения личности в криминалистической тактике обусловлен характером тактических задач общего (относящихся к расследованию в целом, любому следственному действию или группе следственных действий) и локальных (относящихся к определенному виду следственных действий) уровней

12

  1. Источники получения тактически значимых данных о личности взаимосвязаны с закономерностями процесса формирования и отображения этого рода криминалистической информации. Свойства источника данной информации определяют способ ее получения и особенности оценки.
  2. Диагностика следователем психического состояния, пережи- ваемого участником процесса расследования и являющегося « целостной характеристикой психической деятельности за определенный период времени, показывающей своеобразие протекания психических процессов…» (Н.Д. Левитов), доступна следователю и расширяет возможности эффективного тактического воздействия.
  3. Теоретическая и практическая значимость диссертации. Осуществленное в диссертации исследование вопросов криминалистического изучения личности расширяет и углубляет знания как в области общей теории криминалистики, так и в области криминалистической тактики.

Проведенное обобщение следственной практики (на протяжение продолжительного времени) позволило выявить ошибки и не- достатки в осуществлении следователями криминалистического изучения личности участников процесса расследования, выработать ряд соответствующих рекомендаций по их преодолению и создать определенную базу для повышения эффективности приемов тактического воздействия на участников процесса расследования.

Апробация и практическая реализация результатов иссле- дования. Основные теоретические положения, выводы и рекомендации, изложенные в диссертации, нашли свое отражение в публичных выступлениях, а также в 18 печатных работах автора. Результаты диссертационного исследования прошли апробацию на научных конференциях (Саратов, 1994 г.; Москва, 1998 г., 2002 г. и др.).

13

Положения и выводы проведенного автором исследования ис- пользуются на юридическом факультете Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова при чтении курсов «Криминалистика», спецкурсов «Тактика допроса», «Криминалистическое изучение личности (тактический аспект)», проведении практических занятий по криминалистике, факультативного курса «Элементы практической психологии для юристов».

14

Глава 1. Криминалистическое изучение личности как часть теории криминалистики

§ 1. Личность как объект исследования в сфере борьбы

с преступностью

Эффективность деятельности по борьбе с преступностью в зна- чительной степени зависит от уровня развития наук, имеющих своим предназначением обслуживание этой деятельности. Во- первых, - это правовые науки, изучающие преступность как социальное и уголовно-правовое явление; деятельность по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию преступлений, а также применению установленных законом мер воздействия в отношении лиц, совершивших преступление, то есть науки так называемого уголовно-правового (криминалистического) цикла: уголовное право, криминология, уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно- розыскной деятельности, уголовно-исполнительное право. Во- вторых, - это специальные отрасли иных, не правовых наук, данные которых используются при решении правовых вопросов в сфере борьбы с преступностью: судебная психология, судебная психиатрия, судебная медицина, судебная этика. Названные науки, объединенные единой задачей борьбы с преступностью, не могут существовать и успешно развиваться вне тесной связи друг с другом.

Обслуживая одну и ту же сферу, каждая из перечисленных выше наук имеет свой, отличный от других предмет изучения как оп- ределенную систему закономерностей. В то же время нельзя не заметить, что среди объектов, изучаемых указанными науками, есть один общий и главный - это человек в определенной совокупности его свойств, в той или иной мере проявляющихся в криминальной деятельности и в порождаемых и затрагиваемых ею отношениях.

15

В сфере борьбы с преступностью человек изучается и как инди- вид, и как личность, и как субъект деятельности. При этом каждая из названных наук, исследуя указанный объект с позиций своих задач и своего предмета, формируя свое специфическое направление изучения человека (индивида, личности, субъекта деятельности) в сфере борьбы с преступностью, неизбежно в той или иной мере использует информацию из смежных с ней отраслей знаний. Вот почему представляется методологически необходимым и целесообразным дать обзор всего спектра направлений изучения личности в сфере борьбы с преступностью в их своеобразии и взаимосвязи. Это тем более необходимо потому, что, криминалистика (и теоретическая, и практическая), изучая человека во всей многогранности проявления его свойств (как индивида и как личности), активно опирается на уголовно-правовые, криминологические, уголовно - процессуальные, судебно-психологические и многие другие отраслевые знания о преступнике, субъекте преступления, участнике уголовного судопроизводства и т.д.

Необходимо обратить внимание на множественность понятий и терминов, используемых в уголовно-правовых и смежных с ними науках применительно к рассматриваемой проблеме. Чаще всего в источниках соответствующих отраслей права и в научной литературе встречаются термины: человек, индивид, лицо, личность, субъект. Семантический анализ перечисленных слов, употребляемых в русском языке, дает основания полагать, что именно термин «личность» в его достаточно широком общеупотребительном значении как «совокупность свойств, присущих данному человеку, составляющих его индивидуальность» , «человек - носитель каких-нибудь свойств» ,

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка. М., 1952.

2 Словарь русского языка в 4-х томах. 2-ое изд. М., 1982. М., 1952.

16

наиболее оптимален (в силу его емкости) для обозначения человека как объекта исследования в сфере борьбы с преступностью. При этом следует иметь в виду, что в правовых науках слово «личность», как и другие указанные выше термины, используется и в их общеупотребительных понятиях, и в узко специальных. Это зависит от конкретных целей исследования в соответствующей отрасли, а также от сложившейся и ставшей привычной терминологической практики, которую нельзя игнорировать.

Вот почему в каждой науке используемые термины раскрыва- ются путем уточнения содержания понятий, которые они обозначают. Так, например, В.В. Романов справедливо замечает: «Понятие личности (как фундаментальное и одно из центральных в психологии - М.Л.) нередко заимствуется из психологии, трансформируется представителями различных, в том числе и правовых наук (уголовное, гражданское право, криминология, криминалистика и др.), широко использующих его применительно к субъектам различных правоотношений. Характерной чертой употребления данного понятия в юридической литературе является расширительное толкование его содержания (по сравнению с тем, как оно трактуется в психологии), некоторое его смещение к таким понятиям, как субъект, лицо, человек» .

Разумеется, в каждом из отдельных направлений изучения лич- ности понятийный аппарат, относящийся к исследуемой проблеме, складывался не сразу, а трансформировался и развивался в активных научных дискуссиях, что будет показано при характеристике криминалистического изучения личности, применительно к исследуемым вопросам.

1 Романов В.В. Юридическая психология. М, 1998. С. 34.

17

Интерес криминалистов к личности как совокупности специфи- ческих свойств человека проявлялся на протяжении всего существования криминалистической науки и практики. Однако он долго не выливался в самостоятельное глубокое и системное исследование.

До определенного времени в криминалистической литературе мы встречаемся с отдельными указаниями на необходимость исполь- зования данных о человеке и личности для решения локальных задач расследования. В первую очередь это идентификация личности по материальным и идеальным отображениям свойств конкретного человека (дактилоскопия, «словесный портрет»). Внимание к психологическим особенностям личности проявилось, прежде всего, в связи с исследованиями процесса формирования показаний и разработкой тактических приемов допроса. Так, Г. Гросс писал; что, «надлежащий подход к допрашиваемому - это, пожалуй, самая трудная задача, какая может быть при допросе», - и далее отмечал целесообразность изучения личности последнего как основу применения различных средств воздействия на него1. На необходимость изучения личности указывали и процессуальные оппоненты обвинения. Современник Г.Гросса, английский юрист Р. Гаррис отмечал: «Вся работа адвоката идет в области человеческой природы. Люди - его рабочий прибор, люди - та нива, над которой он трудится. Измеряет ли он силы противника, … оценивает ли умственные способности и добросовестность свидетеля, все равно - ключ к успеху лежит в знании человеческой природы или человеческого характера…» и далее: «…общее поведение свидетеля, характер его ответов, выражение лица, голос, отдельные слова, жесты, иной раз одни глаза скажут вам, лжет ли

Г. Гросс. Руководство к расследованию преступлений. Пер. с нем. М.,1930, с.16.

18

он…» . К вопросу о необходимости использовать при допросе данные о психологических особенностях допрашиваемых (темперамента, особенностях протекания психических процессов, психических состояниях) неоднократно обращался А.Ф. Кони . Солидарен с ними и И.Н. Якимов в своем высказывании: «Искусство вести допрос основано на знании психики человека, на умении понять ее и начать соответствующий подход к допрашиваемому лицу»3.

Помимо указаний на значение изучения личности появляются и своего рода «программы» такого изучения. В учебнике по криминалистике 1935 г. отмечается, что при подготовке к допросу необходимо «… собрать сведения, характеризующие тех лиц, которых предстоит допрашивать, … т.е. выяснить их социально-классовую физиономию, их личную характеристику», при оценке показаний у допрашиваемого «всегда иметь в виду его физическое состояние, нет ли у него хронических болезней, … недостатков (слепота, глухота); его умственные и нравственные качества и степень его общего развития, поведение и образ жизни (судимость)»4. Не боясь ошибиться, можно сказать, что с этого момента ни одна сколько-нибудь значительная работа по следственной тактике не обходится без указания на обяза- тельность изучения личности и, в первую очередь личности обви- няемого как центральной фигуры в процессе расследования. Так Б.М. Шавер, неоднократно указывавший на необходимость исполь-

Гаррис Р. Школа адвокатуры. Пер. с англ. Цитируется по: Адво- кат в уголовном процессе. М.,1997. С.345, 381.

2 См., например: А.Ф.Кони. Обвиняемые и свидетели. Избр. Про изведения. В 2-х томах. Т.1. М.,1959. С. 167.

3 И.Н.Якимов. Криминалистика. Руководство по уголовной техни ке и тактике. М., 1925. С. 307.

4 Криминалистика. Кн. 1. Техника и тактика расследования пре ступлений. М., 1935. С. 198, 205-206.

19

зования данных о личности обвиняемого в тактических целях, включил изучение личности обвиняемого и в основные положения методики расследования1.

Именно применительно к личности обвиняемого начинается разработка вопросов изучения личности в криминалистике как самостоятельной проблемы. 1960-70 годы можно отметить как годы активного научного поиска в этой сфере.

Отправным моментом стала работа М.Г. Коршика и С.С. Степи- чева «Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии», вышедшая 1-ым изданием в 1961 г. и 2-ым - в 1969 г. Авторы в небольшой по объему книге коротко указали на значение изучения личности обвиняемого для решения уголовно- правовых, уголовно-процессуальных, криминологических, пенитенциарных и криминалистических (тактических) задач, а также описали объем и некоторые психологические методы изучения личности обвиняемого, причем, не отделяя их от источников получения сведений о личности.

Затем последовали диссертации и книги Н.Т. Ведерникова, Ф.В. Глазырина, А.С. Кривошеева, И.А. Матусевич, П.П. Цветкова, в которых проблема криминалистического изучения личности обвиняе-мого получила основательную разработку . Отмечая это обстоятель-

1 См. Криминалистика. Под ред. СП. Митричева и П.И. Тарасова-Родионова. М., 1952. С. 18.

Ведерников Н.Т. Изучение личности преступника в процессе расследования. Томск, 1968; Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М .,1971; Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973; Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого. Л., 1973; Матусевич И.А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений. Минск, 1975; Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. Томск, 1978; Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М., 1982.

20

ство Р.С. Белкин справедливо обращал внимание на то, что становление криминалистического изучения личности как научного направления проходила параллельно с возрождением и активизацией исследований проблемы личности в криминологии и судебной психологии1. Комплексный характер проблемы изучения личности в уголовно-правовой сфере не мог не вызвать и комплексного подхода к ее решению. В работах названных авторов довольно четко были обозначены аспекты изучения личности обвиняемого (преступника): уголовно-правовой, криминологический, уголовно-процессуальный, криминалистический, пенитенциарный, описаны задачи, решаемые с учетом данных о личности в рамках указанных аспектов. Помимо этого в литературе вырисовывается структура изучения личности обвиняемого в процессе расследования: понятие личности обвиняемого и понятие изучения его личности; задачи, предмет и объем изучения, методы изучения, источники получения информации о личности; фиксация информации о личности в материалах дела.

В 1970 г. впервые в учебнике криминалистики (в разделе «Кри- миналистическая тактика») появляется отдельная глава, посвящен-ная изучению личности обвиняемого в процессе расследования .

Характерным для названных работ является определение поня- тия изучения личности обвиняемого, включающее все названные аспекты. Это не случайно, ибо на практике изучение личности обвиняемого выливается в сложное многоцелевое и многоаспектное исследование, в котором одни и те же данные о личности могут одно-

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.2. М., 1997, С. 30-31. Криминалистика. Под ред. Р.С.Белкина и Г.Г. Зуйкова. Т. 2. М., 1970. С. 206-212. Автор главы - А.С. Кривошеев.

21

временно иметь значение для решения как уголовно-правовых, так и для уголовно-процессуальных, криминалистических и других задач1.

К определению понятия «личность обвиняемого» в работах этого периода наблюдается практически единый подход. В понятие включается, во-первых, уголовно-процессуальный признак - факт привлечения к уголовной ответственности, реализация специального правового статуса и выполнение правовой социальной роли, а, во-вторых, совокупность личностных свойств и состояний лица, в основном психологического и социально-психологического порядка. Подробное раскрытие содержания этой совокупности дается при рассмотрении вопроса о структуре личности обвиняемого и связанных с нею предмете и пределах изучения личности.

В свою очередь предмет и пределы изучения личности обви- няемого определяются его задачами.

Криминалистический аспект изучения личности обвиняемого в исследованиях данного периода связывался в основном с решением тактических задач, и реализовывался в выдвижении версий о прича стности определенного лица к совершению преступления, в подго товке к проведению отдельных следственных действий, в установле нии психологического контакта и применении конкретных тактиче ских приемов. (М.Г. Коршик, С.С. Степичев, А.С. Кривошеев, И.А. Матусевич). Отсюда следовало, что объем изучения личности обви няемого ограничивался комплексом индивидуально- психологических особенностей, куда включали: биологически обу словленные свойства (тип нервной системы, задатки, темперамент);

Разделение по аспектам изучения производится в основном при рассмотрении вопроса о предмете и пределах изучения личности обвиняемого.

22

социально обусловленные свойства (социальный облик, мировоззрение и другие качества, определяющие направленность личности); опыт человека (объем и качество знаний, умений, навыков, привычек и т.д.); особенности отдельных психических процессов, присущие личности. Соответственно решался и вопрос о методах изучения личности, в комплекс которых включались психологические - наблюдение, беседа, биографический и обобщение независимых харак- теристик. Среди источников получения сведений о личности обвиняемого внимание уделялось процессуальным источникам: результатам следственных действий, в том числе заключениям судебных экспертиз.

Более подробно осветил содержание криминалистического ас- пекта изучения личности обвиняемого Н.Т. Ведерников, указав на два направления:

1-ое исследование тех сведений о свойствах личности обвиняе- мого, которые позволяют ответить на вопрос - кто совершил преступление и осуществить отождествление личности (по совокупности таких свойств как внешность, строение папиллярных узоров пальцев рук и т.п., а также социальным свойствам). Это направление автор отметил как традиционно криминалистическое и вывел за пределы своего исследования.

2-ое - изучение личности уже установленного обвиняемого, от- вечающее на вопрос - каков он, и связанное с решением целого комплекса задач, в которые входило использование данных о личности обвиняемого в тактике отдельных следственных действий, что считалось уже достаточно разработанным.

Автор приходит к выводу о необходимости расширения крими- налистического аспекта изучения личности обвиняемого и указывает

23

перспективные направления: 1) влияние изучения личности обви- няемого на криминалистику в целом; 2) решение общих тактических задач; использование данных о личности обвиняемого в методике расследования отдельных видов преступлений1.

Значительным своеобразием отличался подход к исследованию личности обвиняемого, осуществленный П.П. Цветковым. Разграничивая понятия «человек» и «личность» (последнее - в его узком, психологическом смысле), П.П. Цветков, отдавая дань сложившейся терминологической практике, представлял структуру личности обвиняемого как «целостное образование и организацию ее отдельных компонентов (признаков, свойств, состояний), относящихся к разным уровням и сторонам развития и находящихся во взаимосвязи между собой»2; т.е. социальных и психологических, естественно-биологических свойств. Именно с таким объемом изучения личности обвиняемого, считает П.П. Цветков, приходится иметь дело в процессе расследования преступления, именно такой подход позволит достаточно полно «охватить существенные стороны структуры обвиняемого и как личности, и как человека - биологического существа», «… получить, наконец, возможность наиболее полно представить себе уголовно-правовой, криминалистический, психологический облик обвиняемого.»3. Таким образом, в структуру личности обвиняемого автор однозначно включил: социальные свойства (пер-сонографические данные; уголовно-правовые признаки; мировоззрение и поведение; психологические особенности, и естественно-биологические свойства (состояние здоровья; внешний облик; био-

1 Ведерников Н.Т. Указ. соч. С. 66-76.

2 Цветков П.П.. Указ. соч. С. 18

3 Там же. С Л 9.

24

логические атрибуты: кровь, волосы, запах, сперма и др. выделе- ния)1.

Применительно к такому объему данных П.П. Цветков рассмат- ривает и вопрос о методах изучения личности обвиняемого. Автор называет не только психологические методы, как другие криминалисты, исходящие из более узкого понимания предмета изучения личности, а более широкий круг общих, специальных и частных методов познания, что наиболее характерно для криминалистического аспекта изучения личности.

Представляется, что такой, т.е. более широкий подход к содер- жанию изучения личности обвиняемого определялся уровнем развития криминалистики, наличию в ее системе ряда разделов, в рамках которых традиционно достаточно глубоко исследовались те или иные свойства личности (трасология и уголовная регистрация в части гомологических объектов; отождествление личности по признакам внешности и др.). Данные о личности преступника органично входят в структуру учения о способе совершения преступлений, в криминалистическое учение о навыках и другие теории2. По мере накопления знаний в области изучения личности обвиняемого появляются предложения об аккумулировании этих знаний в рамках отдельного раздела криминалистики. При этом Н.Т. Ведерников предлагает включить в него понятие изучения личности обвиняемого, способы получения информации о ней, использование данных о личности обвиняемого при планировании расследования и в тактике отдельных следственных действий, а также вопросы отражения полученной информации в материалах уголовного дела. Этому разделу

1 Там же. С.20-23. См. Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.2. М., 1997. С. 30.

25

отводится место в следственной тактике, а данные о свойствах личности преступника, связанные с характером совершенного преступления, - в частных методиках расследования преступлений1. Н.А. Селиванов первоначально также предлагал поместить проблему изучения личности обвиняемого в общие положения следственной тактики2. Однако позднее пересмотрел свою точку зрения и отнес изучение личности обвиняемого к проблемам общетеоретической части криминалистики, придав ему, таким образом, еще больший вес и значение3.

После попытки Ф.В. Глазырина (1973 г.) представить кримина- листическое изучение личности преступника в виде отдельной частной криминалистической теории и достаточно обоснованной на тот момент критики его позиций Р.С. Белкиным4, аналогичных масштабных исследований в криминалистике не проводилось. (Исключением стала докторская диссертация В.А. Жбанкова на тему: «Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике». М., 1995) В то же время углублялись разработки отдельных вопросов криминалистической тактики и методики расследования, в которых использовались данные о личности обвиняемого, потерпевшего, свидетеля.

Таким образом, в 1960-1970 годы в криминалистике появилось отдельное самостоятельное направление - криминалистическое изу-

1 Ведерников Н.Т. Указ. соч. С. 73-76.

2 Селиванов Н.А. К вопросу о понятии и системе криминалистики. В кн.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 26. М., 1977. С. 107- 108.

3Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М.Д982.С.17.

4 Белкин. Курс криминалистики. T.l. M., 1978. С. 14-17. Позиция Р.С.Белкина осталась неизменной и в следующем издании курса (1997. Т.2. С.ЗЗ).

26

чение личности обвиняемого, которое заложило основу и обозначило перспективу дальнейших разработок в области криминалистического изучения личности1. Представляется, что таковыми в общей сложности были и остаются:

• определение места данных о личности в системе кримина- листической информации (в криминалистической характеристике преступления; в следственной ситуации). • • разработка вопросов криминалистического изучения лич- ности потерпевшего, свидетеля и иных лиц - участников процесса расследования; • • создание криминалистических значимых типологий личности применительно к отдельным задачам тактики и методики рас- следования; • • дальнейшая разработка методов изучения личности в кри- миналистике. • Параллельно с криминалистическим аспектом изучения личности обвиняемого в литературе назывались иные отраслевые аспекты изучения личности, преимущественно преступника и обвиняемого, реже - потерпевшего. При этом авторы останавливались на уголовно-правовом, криминологическом, уголовно-процессуальном и пенитенциарном аспектах. Представляется, что с учетом имеющихся

Из исследований, посвященных изучению личности обвиняемого, осуществленных в последующие годы, следует отметить диссер- тацию И.Т. Кривошеина. В данной диссертации исследуется в качестве самостоятельного научного понятия криминалистическая характеристика обвиняемого « как совокупность особенностей личности обвиняемого, возникающих в условиях предварительного расследования, и имеющая целью обеспечение эффективного общения и правомерного воздействия на личность обвиняемого при допросе с целью достижения целей данного следственного действия». Кривошеий И.Т. Криминалистическая характеристика личности обвиняемого и тактика его допроса. Автореф. дисс. к.ю.н. Томск, 1991, с.7.

27

на данный момент научных разработок возможно расширить и круг объектов, личность которых изучается, и круг аспектов, в направлении которых осуществляется это изучение. Выделим следующие отраслевые направления изучения личности в сфере борьбы с преступностью: уголовно-правовое, криминологическое, уголовно - процессуальное, криминалистическое, оперативно-розыскное, пенитенциарное, судебно - психологическое, судебно - психиатрическое, су-дебно - медицинское, судебно - этическое.

Необходимо подчеркнуть, что в рамках каждого из названных направлений изучение личности осуществляется на 2-х уровнях: на учном и практическом. При изучении практической деятельности наука черпает исходный эмпирический материал, используя его для разработки научно-обоснованных рекомендаций; практика же со вершенствуется за счет их внедрения. Нельзя не отметить также, что изучение личности в сфере борьбы с преступностью на уровне прак тической деятельности, как правило, осуществляется одним субъек том одновременно по нескольким направлениям. Наиболее типич ным примером этого является изучение личности обвиняемого (по терпевшего, свидетелей и др. участников процесса расследования) следователем, который непосредственно реализует уголовно - пра вовой, уголовно - процессуальный, криминалистический аспекты изучения личности, активно используя при этом результаты опера тивно - розыскного, криминологического, судебно- психологического, судебно-медицинского, судебно- психиатрического, судебно-этического исследований, и создает платформу для последующего судебно-пенитенциарного изучения личности преступника.

Уголовно-правовой аспект изучения личности. Как известно, Уголовный кодекс РФ 1996 г. основывается на новой иерархии цен-

28

ностей, охраняемых уголовным законом, в которой на первое место поставлена личность, ее права и свободы как человека и гражданина. Из структуры УК РФ и содержания его статей следует, что личность в уголовном законе выступает в качестве родового объекта преступлений (раздел VII). Видовыми объектами являются принадлежащие ей: жизнь и здоровье (гл. 16), свобода, честь и достоинство (гл. 17), половая неприкосновенность и половая свобода (гл. 18), конституционные права и свободы (гл. 19), а также интересы личности в сфере семейных отношений, интересы несовершеннолетних (гл. 20). Помимо этого в составах некоторых преступлений личность выступает в качестве дополнительного объекта (например, гл. 31 «Преступления против правосудия» содержит статьи, в которых дополнительным объектом является личность). Таким образом, уголовный закон очерчивает значительный круг данных о личности, подлежащих установлению для определения объекта преступления.

Немалое значение в уголовном праве придается и установлению сведений о личности потерпевшего. Зачастую для многих преступлений личность потерпевшего приобретает уголовно- правовое значение, аналогичное значению предмета преступления. Данные о личности - объекте и предмете преступления имеют значение как для квалификации деяния виновного, так и для решения вопроса о наказании.

Многие личностные свойства потерпевшего обусловливают и его поведение, которое влияет на совершение преступления и уго- ловную ответственность виновного. «Диапазон такого влияния, - писала B.C. Минская, - велик, так как роль поведения потерпевшего в формировании и развитии преступления варьируется от противодействия этому преступлению через его допущение до активного спо-

29

собствования и даже провокации последнего» . В этом смысле поведение потерпевшего рассматривается как элемент обстановки, обстоятельств совершения преступления, т.е. относится к объективным признакам преступления . Таким образом, обязательному установлению подлежат данные, характеризующие поведение потерпевшего до совершения преступления и в момент совершения преступления. Поведение потерпевшего имеет уголовно - правовое значение, если создает повод для преступления своей противоправностью или амо- ральностью, и может выражаться, например, в насилии, издевательстве или тяжком оскорблении лица (ст. 107, 113 УК РФ) и т.п.

Изучение личности как объекта и предмета преступления, а также личности потерпевшего в уголовном праве сводится к уста- новлению следующих групп данных3:

социально-демографические данные: пол, возраст, расовая и на- циональная принадлежность, язык, происхождение, имущественное (материальное) положение, место жительства, семейное положение, (степень родства, состав семьи и пр.), должностное положение, профессия, убеждения, принадлежность к общественным объединениям, отношения к религии, выполняемые общественные обязанности (долг);

психофизиологические данные: состояние здоровья, психическое состояние (до совершения преступления, в момент его совер-

Минская B.C. Криминологическое и уголовно-правовое значение поведения потерпевших. В кн. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 16. М., 1972. С. 11.

См. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960, С. 23.

3 Значение отдельных данных и цель их установления описываются в конкретных статьях УК РФ (как в Общей, так и в Особенной частях).

30

шения и после), данные, характеризующие поведение потерпевшего по отношению к виновному или иным субъектам (лицам, государству и пр.) до и в момент совершения преступления.

В уголовном праве изучается личность как субъект преступления. Понятие субъекта преступления основано на совокупности строго определенных законом признаков, при наличии которых лицо может нести уголовную ответственность. Субъект преступления - это физическое лицо, вменяемое, достигшее возраста, виновно со- вершившее преступление. Сразу следует отметить, что понятие субъекта преступления является базовым для других, используемых в уголовно-правовой сфере понятий: 1) обвиняемый (подозреваемый); 2) виновный; 3) преступник и др.1.

Как справедливо указывается в литературе, правовое понятие «субъект преступления» не сводится к юридической абстракции, а связывается с социально-психологической характеристикой лица, виновного в преступлении . Поэтому содержание понятий «субъект преступления» и «личность виновного» включает в себя широкий спектр свойств биологического, психологического и социального происхождения. В соответствии с уголовно- правовым значением их можно подразделить на несколько групп.

Как известно, в УК РФ почти не используется термин «субъект преступления», а конкретные нормы закона (Общая часть УК РФ) включают термины, более полно отвечающие их содержанию: лицо совершившее преступление (ст. 4, 6, 7, 10, 11, 12 и др.); лицо, подлежащее уголовной ответственности (ст. 5, 19, 20 и др.); осужденный за совершение преступления (ст. 50, 51, 52, 53 и пр.); лицо, признанное виновным в совершении преступления (ст. 60, 65); лицо, отбывающее наказание (ст. 79, 80, 81); лицо, осужденное за совершение преступления (ст. 83, 84, 85 и др.).

2 Личность преступника. М., 1971. С. 19.

31

1). Признаки, определяющие субъект преступления: возраст, вменяемость. В уголовном праве возраст как признак субъекта пре- ступления рассматривается не только как чисто биологический атрибут - количество прожитых индивидом лет, а как уровень психического развития личности, обеспечивающий возможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 20 УК РФ). Данный признак входит и в понятия вменяемости, выработанное доктриной уголовного права (юридический критерий). Медицинский (биологический) критерий невменяемости, определен в законе в виде патологии психического состояния: хроническое психическое рас- стройство, временное психическое расстройство, слабоумие либо иное болезненное состояние психики (ч.1 ст. 21 УК РФ).

2). Данные о личности виновного, имеющие уголовно-правовое значение. Их можно подразделить на две подгруппы: признаки, имеющие значение для квалификации совершенного им преступления и признаки, влияющие на определение наказания как меры государственного принуждения за совершенное преступление. В первую подгруппу входят признаки, указывающие на наличие специального субъекта преступления, а именно:

  • характеризующие социальный статус, правовое положение лица: гражданство (ст. 275, 276 УК), должностное или служебное положение (ст. 137-141,144, ч.2 ст. 152, ч. 2 ст. 160, ст. 285, 286, 292; 293 и др.); характер выполняемой работы, профессия (ст. 123, 124, 200, 263 и др.); участие в гражданском или уголовном процессе или факт осуждения (ст. 307, 308, 313, 314 и др.); судимость (ч. 3 ст. 158; ч. 3 ст. 159; ч. 3 ст. 160; ч. 3 ст. 161, ч. 3 ст. 162; ч. 3 ст. 213 и др.);

  • характеризующие физиологические и иные свойства лица: пол, возраст, состояние здоровья (ст. 122, 131, 132, 135 и др.);

32

  • характеризующие взаимоотношения субъекта с потерпевшим: родственные, служебные и иные отношения зависимости (ст. 133, ч. 2 ст. 150, ч . 2 ст. 151, ст. 156, 157)1.

Кроме признаков специального субъекта на квалификацию пре- ступления влияют следующие данные, относящиеся к личности виновного: неоднократность совершения преступления; мотив и цель преступления, роль, которую исполнял виновный в случае совершения преступления совместно с другими лицами.

Подгруппа признаков, относящихся к личности виновного, как указывалось, учитывается при определении строгости и вида наказания, либо при освобождении от наказания, в том числе при амнистии, помиловании, снятии судимости, назначении мер принудительного характера. Это следующие данные:

  • пол;
  • возраст и состояние здоровья виновного;
  • состав семьи (наличие малолетних детей, их возраст);
  • род деятельности, должность;
  • имущественное положение;
  • жизненные обстоятельства на момент совершения преступления;
  • отношения зависимости (материальной, служебной, иной);
  • цель и мотив совершения преступления;
  • неоднократность преступлений, рецидив, наличие судимости;
  • роль виновного при совершении преступления в группе;
  • наличие специального воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;
  • проявление особой жестокости, садизма, издевательств и мучений;
  • См. Российское уголовное право. Часть общая. Под ред. А.В. Наумова. М, 1994, с. 118; Российское уголовное право. Общая часть. Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М, 1997, с. 131.

33

  • деятельное раскаяние;
  • поведение до и после осуждения (например, активное способствование раскрытию преступлений, оказание помощи потерпевшему и т.п.; безупречное поведение после осуждения)1.
  • Все данные о личности (объекте, предмете, субъекте преступле- ния), имеющие уголовно-правовое значение, подлежат обязательному установлению и процессуальному закреплению в ходе расследования преступления. Данные, входящие в уголовно-правовую характеристику личности, практически в полном объеме имеют и криминалистическое значение.

Криминологический аспект изучения личности. Одним из центральных элементов предмета криминологии как социолого- правовой науки2 является личность преступника. Цель криминологического изучения личности преступника заключается в получении знания о том, кто и почему совершает преступления, и разработке на основе этого знания научных и практических методов борьбы с пре-ступностью . Криминологическое понятие личности преступника базируется на понятии субъекта преступления в уголовно-правовом смысле. При этом личность преступника в криминологии изучается

В данном случае перечень данных о личности виновного приво- дится в обобщенном виде. Закон же конкретно указывает, в каком случае какие данные учитываются.

2 В связи с определением криминологии как социолого- правовой науки не представляется необходимым выделение применительно к сфере борьбы с преступностью отдельного социологического аспек та изучения личности, ибо он реализуется в рамках криминологиче ского аспекта.

3 В связи с определением криминологии как социолого- правовой науки не представляется необходимым выделение применительно к сфере борьбы с преступностью отдельного социологического аспек та изучения личности, ибо он реализуется в рамках криминологиче ского аспекта.

34

как «система социально - демографических, социально - ролевых, социально - психологических свойств субъектов преступлений»1. Как видно, криминология при определении личности преступника исходит не из широкого общеупотребительного значения термина «личность» (личность = человек), а из более узкого социолого-психологического понятия, в котором «личность человека - это целостная система социальных и психических черт, свойств и качеств участника и носителя общественных отношений» .

В характеристику личности преступника криминологи в общей сложности включают следующие группы признаков:

  • социально-демографические признаки (пол, возраст, образова- ние, семейное положение, социальные положение и род занятий, уровень материального обеспечения, место жительства, национальность и этническую принадлежность и др.);
  • уголовно-правовые признаки, характеризующие преступную деятельность;
  • социально-ролевые признаки, характеризующие гражданскую, трудовую, бытовую деятельность;
  • Кузнецова Н.Ф. Понятие, метод, система криминологии. В кн. Криминология. Учебник. М, 1996. С. 2. Еще в 1977 г. Г.М. Минь- ковский писал: «…проблема личности преступника носит междисциплинарный характер, хотя и входит в предмет криминологической теории. Не может быть криминологического, уголовно-правового, процессуального, исправительно- трудового, психологического, криминалистического понятия личности преступника, есть соответствующие предмету названных наук взаимосвязанные (выделено мною - М.Л.) аспекты единого понятия.» (Миньковский Г.М. Методологические и методические аспекты изучения личности в криминологии. В кн.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 27, 1977. С. 19.) 2 Кузнецова Н.Ф. Личность преступника. Там же. С. 117.

35

  • нравственно-психологические особенности .

Важно отметить, что личность преступника в криминологии изучается на индивидуальном уровне (личность конкретного пре- ступника) и на групповом уровне2.

В криминологии, наряду с перечисленными свойствами, в ха- рактеристике личности преступника выделяют в качестве ее соци- альной сущности общественную опасность как систему «кримино- генных потребностей, интересов, эмоционально-волевых деформаций и мотиваций, которые породили соответствующее преступное поведение»3. Ряд криминологов в структуру личности преступника включает еще и социально-биологические признаки (пол, возраст, особенности физической конституции, состояние здоровья, например, слабоумие, в форме дебильности, алкоголизм, наркоманию и др. психические недостатки, физические недостатки, уродство и т.п.), имея в виду «социальное содержание и социальные проявления подобных признаков», их роль в криминализации личности. (Личность преступника. 1971). Н.Ф. Кузнецова отмечает: «Биологические и психофизиологические подсистемы могут криминализироваться, но лишь во взаимодействии с негативными условиями воспитания и ак-

А.И. Долгова, разделяя в криминологии понятия «преступник» и «личность преступника», в криминологическом изучении преступника обозначает еще и физические (биологические) характеристики. См.: Криминология. Учебник для юридических вузов. Под ред. А.И. Долговой. М., 1997. С. 280.

Подробно о сущности и соотношении обобщенного и индивиду- ального изучения личности преступника см.: Блувштейн Ю.Д. Личность преступника как предмет криминологического исследования. В сб. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 13. М., 1971. С. 18-21. Автор, в частности, указывает на различие в объеме изучения конкретного преступника и той или иной категории преступников. 3 Н.Ф. Кузнецова. Указ соч. С. 117-118.

36

тивной жизнедеятельностью лица и включаясь в социально - психологическую подсистему личности»1.

Как указывалось, личность преступника в криминологии изуча- ется на индивидуальном и обобщенном, в т.ч. и групповом уровнях. Первый уровень предполагает изучение личности конкретного преступника как отдельного человека, персоны, а его задача - индивидуальная профилактика. Этот уровень реализуется в практической деятельности по расследованию преступления. Второй уровень, т.е. групповой, реализуется в научных обобщениях и представляет собой классификацию преступников, т.е. распределение их по группам, исходя из определенных критериев, наиболее значимыми из которых для криминологии является характер и содержание мотивации, а также глубина и стойкость криминогенной мотивационной направленности. Иными критериями, по которым в криминологии выделяются и описываются типы (группы) преступников, являются вид совершенного преступления (убийцы, насильники, воры и т.д.); демографические признаки (пол, возраст, место проживания и пр.).

Криминологами выделяются: насильственный и корыстный типы преступника; неосторожные преступники; случайные преступни- ки, ситуационные преступники, неустойчивые преступники, неоднократно совершавшие преступление, профессиональные преступники и др. Цель криминологических классификаций преступников - выявление причин преступного поведения и разработка мер по борьбе с отдельными видами преступлений, целенаправленная профилактика на групповом уровне. Криминологические «портреты» отдельных видов (категорий) преступников используются как исходная информация в процессе осуществления исправления осужденных.

Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М, 1984.С.174.

37

Помимо личности преступника в криминологии изучается и личность жертвы преступления в целях виктимологической профилактики как одной из важных составляющих предупреждения преступности. Личность потерпевших (жертв) также изучается на индивидуальном и обобщенном уровнях. Непосредственно предметом изучения криминологов являются личностные и ролевые качества потерпевшего, проявляющиеся во взаимоотношении с преступником и участвующие в формировании криминогенной ситуации. Жертва преступления в криминологии изучается не в «формально-юридическом (процессуальном) плане, а в контексте ее истинной роли в механизме преступления» .

Криминологический аспект изучения личности преступника и жертвы преступления теснейшим образом связан с криминалистическим аспектом. Их взаимосвязь проявляется в том, что именно в ходе криминалистической деятельности по расследованию преступлений выявляется и собирается тот фактический материал о личности конкретных преступников и потерпевших, который, будучи обобщенным в криминалистической характеристике преступлений и крими- нологической характеристике, используется обеими науками для решения их отраслевых задач.

Уголовно-процессуальный аспект изучения личности. В но- вом уголовно-процессуальном законодательстве России последовательно продолжает развиваться линия государственной политики,

Алексеев А.И. Предупреждение преступности. В кн. Криминоло- гия. Учебник для вузов. М., 1997. С. 376. Г.М. Миньковский ограничивает цель изучения личности потерпевшего в криминологии теми случаями и пределами, «в каких это необходимо и достаточно для раскрытия ситуации преступления». (Миньковский Г.М. Методологические и методические аспекты изучения личности в криминологии. В кн.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 27, М., 1977. С. 34).

38

направленная на дальнейшую защиту прав и свобод личности как человека и гражданина. Цели изучения личности в уголовно- процессуальном аспекте отныне определяются назначением уголовного судопроизводства, в которое в соответствии с новым УПК РФ входят: 1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, а также уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ст. 6 УПК РФ).

Предметом уголовно-процессуального изучения личности яв- ляется комплекс свойств лица-участника уголовного судопроизводства, имеющих значение для обеспечения возможности осуществления им своих процессуальных прав и обязанностей, а также для принятия судом, прокурором, следователем, органом дознания соответствующих процессуальных решений. Перечисленные субъекты принятия процессуальных решений являются и субъектами уголовно- процессуального изучения личности. Объектами же этого изучения являются: со стороны обвинения - потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец и их представители; со стороны защиты -подозреваемый, обвиняемый, законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, защитник, гражданский ответчик и его представитель; а также — иные участники уголовного судопроизводства: свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой. В уголовном судопроизводстве фигурируют и другие лица, которые не перечислены в главе 6 УПК РФ, однако упоминаются в статьях иных глав. Например, педагог или психолог, участие которого предусмотрено при допросе несовершеннолетнего подозреваемо-

39

го и обвиняемого ст. 425 УПК РФ; личный поручитель (лицо, заслуживающее доверия) - ст. 103 УПК РФ; залогодатель (физическое лицо) — ст. 106 УПК РФ; заслуживающие доверие лица (родители, опекуны, попечители и др.), осуществляющие присмотр за несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым - ст. 105 УПК РФ; дети и иждивенцы подозреваемого или обвиняемого - ст. 160; адвокат при допросе свидетеля - ст. 189; адвокат при обыске - ст. 182; лица, внешне сходные с опознаваемым, при предъявлении для опознания -ст. 193 УПК РФ1.

Все перечисленные лица должны быть персонифицированы, т.е. в отношении них устанавливаются и фиксируются в материалах уголовного дела определенные данные. В тексте уголовно- процессуального закона не всегда прямо и конкретно указывается, какие данные о личности и в каких пределах подлежат установлению и отражению в уголовном деле. В то же время в бланках процессуальных документов, форма которых отныне является обязательной (Приложения к УПК РФ ), имеются графы с перечнем персональных данных участников процессуальных действий. К этим данным относятся: фамилия, имя, отчество, дата рождения, место рождения, место жительства и (или) регистрации; гражданство, образование, семейное положение, состав семьи; место работы или учебы; отношение к воинской обязанности; наличие судимости. Данный перечень обязателен для подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. Он не является исчерпывающим, т.к. дополнен открытой строкой «иные данные о личности». В целом объем уголовно-процессуального изучения личности колеблется в
значительных

Последних часто называют статистами. См.: Павлов Н.Е. Субъ- екты уголовного процесса. М., 1997. С.115.

40

пределах, что зависит от процессуального положения лица и процессуальных задач, которые разрешаются с учетом данных о личности.

Одно из центральных мест среди участников уголовного судо- производства занимает обвиняемый. Уголовно-процессуальному аспекту изучения личности обвиняемого (подозреваемого) в юридической литературе уделяется значительное и в основном достаточное внимание1. Н.Т. Ведерников отмечает, что уголовно- процессуальный аспект изучения личности обвиняемого «занимает, по существу, центральное место среди других аспектов, поскольку вся деятельность по установлению, раскрытию и расследованию, а затем по рассмотрению дела, назначению и исполнению наказания протекает в рамках уголовного процесса.» С этим утверждением нельзя не со- гласиться, прослеживая связь уголовно-процессуального аспекта изучения личности обвиняемого с уголовно-правовым, криминалистическим, оперативно-розыскным и пенитенциарным аспектом.

Круг данных о личности обвиняемого, имеющих уголовно- процессуальное значение достаточно широк. Наиболее целесообразно показать их роль, исходя из перечня процессуальных решений, принимаемых с учетом этих данных.

См. Кривошеев А.С. Значение данных о личности обвиняемого для обеспечения процессуального режима предварительного следствия. В кн. Изучение личности обвиняемого в процессе расследования. М., 1971. С. 36-42; Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). Л., 1973. С. 94-110; Матусевич И.А. Уголовно-процессуальное значение изучения данных о личности обвиняемого. В кн. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений. Минск, 1975. С. 18-26; Ведерников Н.Т. Задачи и значение изучения личности обвиняемого для решения уголовно-процессуальных вопросов. В кн. Личность обвиняемого и подсудимого. Томск. 1978. С. 49-61.

2 Ведерников Н.Т. Указ. соч. С. 49-50.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННА^ 41 БИБЛИОТЕКА

Решение вопроса о привлечении лица в качестве обвиняемого связано с установлением его возраста, а также иных характеристик, без обладания которыми, лицо не может быть субъектом преступления (вменяемость, признаки специального субъекта, если последнее необходимо), т.е. тех уголовно- правовых признаков, которые в данном случае приобретают и процессуальное значение, ибо от них зависит решение вопроса о возбуждении уголовного дела. Данные о личности обвиняемого входят в комплекс оснований для прекращения уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 26 УПК РФ, и прекращения уголовного преследования - ст. ст. 27, 28 УПК РФ. Это сведения о лице, которые подтверждают, что оно перестало быть общественно-опасным, либо деятельно раскаялось, либо может быть исправлено путем применения мер воспитательного воздействия (характерологические черты, мировоззрение, общественно-полезное поведение и т.д.).

С установлением данных о личности обвиняемого закон связы- вает и обязательное участие защитника, определяя, что основанием этого наряду с другими фактами является несовершеннолетие обвиняемого, наличие физических или психических недостатков, лишающих обвиняемого возможности самостоятельно осуществлять свое право на защиту; невладение языком судопроизводства (ст.51 УПК РФ).

Закон прямо связывает обязательность учета данных о личности обвиняемого (подозреваемого) и принятие решения о необходимости избрания меры пресечения и определении вида избираемой меры пресечения. В ст. 99 УПК РФ дается указание на учет возраста, состояние здоровья, семейного положения, рода занятий обвиняемого и других обстоятельств. Оставляя перечень открытым, законодатель позволяет отнести к нему и такие личностные обстоятельства как бе-

42

ременность, призыв на военную службу, должностное положение, судимость, заслуги перед отечеством и др.1

Решение вопроса о предъявлении обвинения также связано с изучением личности обвиняемого. Применительно к рассматриваемой проблеме Н.Т. Ведерников формулировал его так: «…включаются ли и в каком объеме данные о личности обвиняемого в предъявляемое обвинение?»2’. Позиция многих процессуалистов сводится к тому, что в обвинительное заключение обязательно должны включаться данные о личности, являющиеся признаками конкретного состава преступления. Помимо них в обвинительном заключении должны быть отражены личностные данные, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, и иные обстоя-тельства, характеризующие личность обвиняемого . Новый УПК РФ разрешает этот вопрос однозначно. Ст. 171 УПК РФ содержит указание на то, что уже в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны быть указаны обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ. В свою очередь ст. 73 УПК РФ содержит указание на обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Ст. 220 УПК РФ также прямо говорит о необхо-

Подробно об учете данных о личности в связи с избранием меры пресечения см.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989. С. 108-110; Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе (концептуальные положения). Дисс. д.ю.н. в форме научного доклада. М., 1996. С.27.

2 Ведерников Н.Т. Указ. соч. С. 54.

3 Подробнее об этом см.: Ведерников Н.Т. Указ. соч. С. 54-55; Лу- пинская П.А. Доказывание обстоятельств, характеризующих лич ность обвиняемого. В сб. Актуальные проблемы доказывания в со ветском уголовном процессе. М.,1981. С.25-28; Якубович Н.А. Гро мов СМ. Обвинительное заключение. М., 1987. С. 14-21.

43

димости указывать в обвинительном заключении данные о личности обвиняемого. Однако в законе не было и нет перечня этих данных.

Переход обвиняемого в положение подсудимого характеризуется преемственностью в изучении личности, при которой сохраняют- ся принципы и основные задачи с поправкой на изменение стадии судопроизводства, что позволяет специально не останавливаться на исследовании личности подсудимого и осужденного (в процессуальном аспекте).

Уголовно - процессуальное понятие потерпевшего как лица, ко- торому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, не связано с какими-либо личностными свойствами потерпевшего (ст. 42 УПК РФ). Однако, обеспечение его процессуальных прав и соблюдение им своих процессуальных обязанностей может быть связано с особенностями его личности. Так, например, невладение языком судопроизводства дает ему право пользоваться услугами переводчика бесплатно; состояние здоровья (болезнь) - как причина неявки по вызову исключает использование такой принудительной меры как привод.

Изучение личности свидетеля в уголовном процессе во многом имеет сходство с изучением личности потерпевшего.

Отдельные участники уголовного судопроизводства принимают участие в следственных действиях в качестве допрашиваемого, опознаваемого, освидетельствуемого, обыскиваемого. Объем изучения личности этих фигур предполагает установление определенного комплекса дополнительных данных. В отношении допрашиваемого это: возраст, состояние здоровья (для определения продолжительности допроса- ст. 187, п.4 УПК РФ); наличие психических или физических недостатков, исключающих способность правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них

44

правильные показания (что влечет обязательное назначение судебной экспертизы потерпевшего - ст. 196, п.4 УПК РФ); другие данные (например, место работы, учебы, жительства, которые могут определить место допроса; наличие близких родственников, в отношении которых допрашиваемый не обязан давать показания, и др.). В отношении освидетельствуемого, обыскиваемого - пол, если освидетельствование связано с обнажением тела (ст. 179, ст. 184 УПК РФ). В отношении опознаваемого - признаки внешности, по которым подбираются статисты.

Уголовно-процессуальное изучение личности иных участвующих в деле лиц узко специфично по задачам и полностью зависит от их процессуальной роли. Появление в процессе этой категории участников происходит путем их выбора и привлечения, либо путем их допуска лицом, осуществляющим расследование, или судом.

Так, при привлечении понятых устанавливаются такие их свой- ства, которые позволяют выполнить удостоверите л ьную функцию при проведении следственного действия.

Привлечение специалиста, эксперта, педагога, связаны с уста- новлением профиля и уровня их специальной профессиональной подготовки; переводчика - факта знания соответствующего языка. Допуск поручителя (физического лица) предполагает установление данных о личности, свидетельствующих, что поручитель заслуживает доверие. Это могут быть сведения об образе жизни, отношении к труду, уровне правосознания и мировоззрения, наличии заслуг перед обществом и т.п.).

При расследовании преступлений весь круг данных об участни- ках уголовного судопроизводства приобретает и криминалистическое значение и может быть использован следователем для решения тактических задач. Таким образом, уголовно-процессуальный аспект

45

изучения личности в целом в значительной степени связан с криминалистическим аспектом.

Оперативно-розыскной аспект изучения личности. В соответствии с законом задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

  • выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступ- лений, а также выявление и установление лиц, их подготавливаю- щих, совершающих или совершивших;
  • осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дозна- ния, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска лиц без вести пропавших;
  • добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации (ст. 2 Федерального закона «Об оперативно - розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г.).
  • Выполнение указанных задач предполагает наряду с получением иной информации предварительный сбор, накопление и система- тизацию сведений о лицах, представляющих оперативный_интерес, т.е. «отличающихся состоянием криминальной опасности, … для контроля за преступным потенциалом общества и своевременного распознания и нейтрализации их преступной активности, а если необходимо, то и сбор данных для привлечения к ответственности» . В ходе оперативно-розыскной деятельности, сопровождающей предва- рительное расследование .оперативным подразделениям может быть дано поручение установить присущими ими методами, в том числе и негласными, обстоятельства характеризующие подозреваемых и об-

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Комментарий. Под ред. П.Г. Пономарева. М., 1997. С. 32.

46

виняемых, а также свидетелей и потерпевших1, т.е. собрать о них криминалистически значимую информацию. В связи с этим С.С. Ов-чинский отмечает: « Принятию тактических решений должно предшествовать получение оперативно-розыскной информации … о личности преступников (социальная, нравственная характеристика, намерения, общественная опасность), о вероятном поведении участников уголовного процесса (свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых) на следствии» .

Розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, а также без вести пропавших является самостоятельной специфической задачей оперативно-розыскной деятельности. Осуществление розыска базируется на тщательном изучении информации о личности разыскиваемых, которая получается из материалов уголовных дел, а также в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий.

В части перечисленных объектов оперативно-розыскной аспект изучения личности наиболее тесно смыкается с криминалистическим аспектом.

Подчеркивая самостоятельность оперативно-розыскного аспекта изучения личности следует отметить, что в него включаются со- вершенно специфические объекты исследования. Ст. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», перечисляя основания осуществления оперативно-розыскных мероприятий, тем самым определяет и круг лиц, информация о которых подлежит установлению в свя-

См. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно- розыскной деятельности». Под ред. А.Ю. Шумилова. М., 1997. С. 21. 2 Овчинский С.С. Оперативно-розыскная информация. М., 2000. С.68.

47

зи с осуществлением оперативно-розыскной деятельности по этим основаниям.

Так, п. 5, ч. 1, ст. 7 указывает на лиц, защита которых преду- смотрена законодательством РФ1. Проводя оперативно- розыскные мероприятия в целях осуществления защиты, специальные созданные подразделения, не могут обойтись и без сбора определенного круга данных о самих этих лицах, их свойствах, их образе жизни.

Ч. 2 ст. 7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» вменяет в обязанность соответствующих оперативных подразделе-ний сбор информации, характеризующей следующих лиц:

  • допускаемых к сведениям, составляющим государственную тайну;

  • допускаемых к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды.
  • допускаемых к участию в оперативно-розыскной деятельности или к материалам, получаемым в результате ее осуществления.
  • Особо следует обратить внимание на необходимость тщатель- ного предварительного всестороннего исследования лиц, с которыми устанавливаются и поддерживаются отношения сотрудничества при подготовке и проведении оперативно- розыскных мероприятий, т.е. так называемых конфидентов. Конфидент- «физическое лицо, участ-

См. Ст. 2 Федерального закона «О государственной защите су- дей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Следует отметить, что ч. 2 ст. 7 Федерального закона «Об опера- тивно-розыскной деятельности» позволяет осуществлять сбор информации об определенных в ней лицах в профилактических целях. В этой части оперативно-розыскной аспект изучения личности все же имеет отношение к сфере борьбы с преступностью, хотя и косвенное.

48

ник оперативно-розыскной деятельности, вступивший в отношения конспиративного сотрудничества с оперативным подразделением, в лице его представителя - оперативника… для оказания ему содействия в решении конкретных задач оперативно-розыскной деятельности»1. Задача изучения личности конфидента … заключается в выявлении соответствия определенным стандартам, которые установлены ведомственными нормативными актами, регламентирующими порядок установления отношений сотрудничества с указанной категорией лиц и определяющими их правовое положение.

В оперативно-розыскной аспект входит изучение лиц, сбор све- дений о которых необходим в интересах подготовки и осуществления оперативно-розыскных мероприятий в целях обеспечения безопасности органов, осуществляющих данные мероприятия. По существу здесь речь идет о контрразведывательной деятельности.

И, наконец, закон предполагает выявление информации о лицах, претендующих на получение разрешения на частную детективную и охранную деятельность.

Объем изучения личности в рамках оперативно-розыскного ас- пекта зависит от конкретных целей и категорий субъектов, личность которых представляет интерес. Так, например, применительно к лицам, допускаемым к сведениям, составляющим государственную тайну и к работе на режимных объектах или в режимных территориях собираться должна лишь та информация, которая представляет интерес с точки зрения защиты государственной тайны и обеспечение безопасности для жизни и здоровья людей и окружающей среды (состояние здоровья, место постоянного проживания, наличия близ-

Шумилов А.Ю. Закон и оперативно-розыскная деятельность. Словарь. М., 1996. С. 33.

49

ких родственников за границей, совершение тяжких преступлений или состояние потенциальной криминальной опасности и проч.), а не вся информация о личной жизни.

Применительно к лицам, привлекаемым к участию в ОРД, а также к лицам, представляющим оперативный интерес в связи с вы- явлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, объем подлежащих установлению данных значительно шире, ибо с их учетом решается значительный круг оперативно-тактических задач в рамках проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий. На сегодняшний день в открытой литературе предлагаются схемы изучения личности, разработанные с учетом потребностей оперативно-розыскной деятельности1.

Следует отметить, что в рамках оперативно-розыскной деятель- ности существует возможность использования значительного перечня методов изучения личности. В него входят: психологические, психофизиологические и иные методы, в том числе относящиеся и к нетрадиционным2. И объем, и методы изучения личности в оперативно-розыскной деятельности определяются рамками конституционных принципов законности, уважения и соблюдения прав и свобод гражданина, принципов конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств (ст. 3 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), Оперативно-розыскной аспект изучения личности связан не только с криминалистическим аспектом, к которому наиболее

См.: Чуфаровский Ю.Ф. Психология в оперативно-розыскной деятельности. М., 1996. С. 72-76. См. также: Овчинский С.С. Оперативно-розыскная информация. М, 2000. С. 36-39, 185-244.

2 См.: Сб. Проблемы использования нетрадиционных методов в раскрытии преступлений. М., 1993.

50

примыкает в отмеченной выше части, но и с другими: криминологическим, уголовно-правовым, психологическим, пенитенциарным.

Пенитенциарный (уголовно-исполнительный) аспект изу- чения личности. Уголовно-исполнительный закон, определяющий своими задачами регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определение средств исправления осужденных, охрану их прав, свобод и законных интересов, а также оказание осужденным помощи в социальной адаптации (ч. 2, ст. 1, УИК РФ), предполагает установление и использование определенного комплекса сведений о личности осужденных, а в определенных случаях прямо указывает на обязательность учета личности осужденных и их поведение (ч. 3 ст. 9 УИК РФ). Таким образом, уже сам закон определяет основные направления изучения личности осужденного для решения задач, возникающих в процессе исполнения наказания.

Уголовно-исполнительный аспект изучения личности осужден- ного преемственно вытекает из уголовно-правового аспекта изучения личности виновного. Объем и содержание данных о личности при этом практически совпадает. В процессе отбывания наказания в общей сложности учитываются следующие данные: об осужденном:

  • пол;
  • возраст;
  • гражданство;
  • родной язык;
  • место жительства;
  • место работы;
  • размер заработной платы;
  • семейное положение, состав семьи;
  • образование;
  • отношение к военной службе;

51

  • отношение к религии;
  • социальное положение (пенсионер);
  • состояние здоровья;
  • наличие судимости за ранее совершенное преступление;
  • вид наказания, отбытого за ранее совершенное преступление;
  • совершение преступления в соучастии;
  • поведение в период отбывания наказания (отношение к труду и получению образования, соблюдение установленного порядка);
  • характер и индивидуальные личностные качества осужденного.
  • Уголовно-исполнительный закон указывает, какие из этих дан- ных должны быть учтены для решения конкретных задач, таких как:

  • определение места отбывания наказания
  • изменение вида исправительного учреждения
  • изменение условий отбывания наказания
  • осуществление воспитательного воздействия на осужденных, в том числе применение мер поощрения и взыскания
  • определение степени исправления.
  • Задачи, решение которых уголовно-исполнительный закон свя- зывает с учетом личности и характера осужденного позволяют считать, что круг личностных данных, подлежащих установлению, может быть значительно шире того, что конкретно обозначен в законе. Так, например, для оказания воспитательного воздействия на осужденных к лишению свободы (нравственного, правового, физического и иного), которое осуществляется в индивидуальных, групповых и массовых формах на основе психолого-педагогических методов (ст. НО УИК РФ), требуется установление практически всего комплекса психологических и социально-психологических данных о личности конкретного осужденного, отдельных групп осужденных, включая и

52

те качества, которые сформировались в процессе отбывания наказания.

Нельзя не согласиться с Ф.Р. Сундуровым, отмечавшим, что: «Исправление… осужденных - это особый педагогический процесс, предполагающий разрушение у осужденных негативных, антиобщественных свойств и проявлений и формирование у них социально-полезных качеств. Он, естественно, может базироваться и осуществляться лишь на основе представления о личности осужденного как целостном явлении, изучении всех ее основных свойств и проявлений» .

Следует обратить внимание на особую значимость типологии личности осужденных. Проводимая по целому ряду оснований (личностных факторов, особенностей), относящихся как к уголовно-правовым характеристикам осужденного (тяжесть совершенного преступления), так и многим другим (пол, возраст, состояние здоровья, поведение и отношение к труду), она лежит в основе определения вида исправительного учреждения, обеспечивает раздельность содержания осужденных в исправительных учреждениях, а также обеспечивает возможность дифференцированного подхода к исправлению осужденных2. В литературе описываются и на практике реализуются методы коллективной и индивидуальной воспитательной

Сундуров Ф.Р. Социально-психологические и правовые аспекты исправления и перевоспитания правонарушителей. Казань, 1976. С. 15-16.

Подробно о типологии личности осужденного см.:Сундуров Ф.Р. Указ. соч. С. 37-59.

53

работы с разными категориями осужденных, особенности изучения их личности как предпосылки этой работы1.

В практике пенитенциарной деятельности уголовно- исполнительный аспект изучения личности осужденного тесно смы- ^ кается не только с уголовно - правовым, но и с криминологическим,

судебно-психологическим (пенитенциарная психология), судебно- психиатрическим, судебно-этическим направлениями изучения личности преступника.

Связь пенитенциарного и криминалистического аспектов изучения личности проявляется в том, что знание следователем специфики личности осужденного является необходимым условием правильного тактико-криминалистического подхода к обвиняемым, ранее отбывавшим наказание в исправительных учреждениях.

Судебно-психологическин аспект изучения личности. Характеристика судебно-психологического направления изучения лично-сти требует некоторых предварительных замечаний. Как известно, в психологии - науке «о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности»2, на сегодняшний день нет единства в подходе к пониманию личности. Это отмечал и А.Р. Ратинов, писавший, в 1979 г.: «…уровень конкретных психологических исследований еще таков, что пока не представляется возможным дать логически обоснованную характеристику поня-

1 См., например: Личность преступника и вопросы исправления и перевоспитания осужденных. М.,1990. С. 76-84; Высотина Л.А., Лу ганский В.Д. Методика изучения индивидуальных особенностей личности учащегося заключенного. М., 1966.

2 Психология. Словарь. М., 1990. С. 311.

54

тия личности и ее структуры, имеющую не только теоретическое и методологическое, но и конкретно-методическое значение»1.

Причину множественности теорий личности в психологии объ- ясняет А.Г. Асмолов, объясняет следующей пространной, но хорошо иллюстрирующей проблему фразой: «В исследованиях по психологии личности причудливо переплетаются между собой столь различные проявления человека как мотивы его деятельности, индивидуальные биохимические свойства, социальные роли, типы высшей нервной деятельности, физическая внешность, идеалы, способности, аффекты, вкусы, особенности национального характера, мировоззрение, нравственный облик, самосознание, самооценка, потребности, влечения, продукты творчества, воображение, одаренность, ин- теллект, социальное положение, скорость реагирования, черты индивидуального характера, настроение, чувства антипатии и симпатии, переживания, навыки и умения, эмоции, установки, манера общения и поведения, ценностные ориентации, поступки, деяния, воля, образ «Я» и т.д.»2.

Неудивительно, что существует множество определений личности в рамках нескольких подходов к проблеме: от широкой трактов- ки понятия личности, включающей в ее структуру индивидуальные биофизиологические характеристики организма, такие как инертность - подвижность нервных процессов, тип метаболизма и пр. (Б.Г. Ананьев) или такие «природно - обусловленные» свойства, как свойства зрения (С.Л. Рубинштейн), до узкой трактовки, в которой четко разграничиваются понятия «индивид» и «личность», где личность -это «особого рода целостность», порожденная специфически чело-

Личность преступника как объект психологического исследова ния. М., 1979. С. 3.

2 Асмолов А.Г. Психология личности. М., 1990. С. 10-11.

55

веческими отношениями, а морфологические, биологические и некоторые индивидуально приобретенные психологические особенности человека, характеризуют его как индивида (А.Н. Леонтьев)1.

Видимо поэтому и в современной судебной психологии, яв- ляющейся разделом юридической психологии как отрасли психологической науки, трудно найти какое-либо единое определение личности.

Так, В.В. Романов пишет, что «личность - это человек со своими взглядами и убеждениями, проявляющий свою уникальную целостность, единство социально-психологических качеств в межличностных, общественных отношениях, сознательно участвующий в той или иной деятельности, понимающий свои действия и способный руководить ими»2. М.Н. Еникеев представляет личность как систему «социально значимых качеств индивида», меру «овладения им социальными ценностями и его способность к реализации этих ценностей» . Ему дословно вторит Ю.В. Чуфаровский4.

В.Л. Васильев в учебнике «Юридическая психология» (1991) вообще воздерживается от какого-либо единого фиксированного определения личности.

В вопросе о структуре личности судебные психологи, как пока- зывает анализ современной судебно-психологической литературы, чаще отдают предпочтение позиции А.Г. Ковалева, выделяющего три структурных образования: психические процессы, психические

1 Психология личности. Тексты. М., 1982. С. 4.

2 Романов В.В. Юридическая психология. М, 1998. С. 39.

3 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии М., 1996. С. 188.

4 Чуфаровский Ю.Ф. Юридическая психология. М., 1998. С. 173.

56

состояния, психические свойства , либо концепции К.К. Платонова. Последний включает в структуру личности 4 элемента. Это:

1) подструктура направленности; 2) 3) подструктура опыта; 4) 5) подструктура психических форм отражения; 6) 7) подструктура темперамента и других биологически обуслов- ленных свойств2. 8) Психологический аспект изучения личности в сфере борьбы с преступностью можно разделить на несколько направлений.

Изучение личности преступника выступает как раздел крими- нальной психологии (В.Л. Васильев, В.В. Романов, Ю.В. Чуфаров-ский, М.И. Еникеев, В.В. Романов). В рамках психологического учения о личности преступника рассматривается понятие, структура и типология личности последнего.

Подходя к определению личности преступника с позиции кри- минальной психологии М.И. Еникеев пишет: «Каждая личность уникальна, и говорить о личности как о представителе определенного множества индивидов можно лишь в смысле статистическом, т.е. в плане тех отдельных личностных особенностей, которые наиболее часто встречаются в данной социальной общности» . И далее: «Личность преступника - совокупность негативных социально-значимых

Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970. Эта позиция поло- жена в основу в работах В.Л. Васильева. (Юридическая психология. М, 1991. С. 39) и Ю.В. Чуфаровского (Юридическая психология. М, 1998. С. 167-168).

2 См.: Платонов К.К. Структура и формирование личности. М., 1986. На данной позиции строит свое понимание структуры лично сти в юридической психологии В.В. Романов (Юридическая психо логия. М, 1998. С. 55-57).

3 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996. С. 301.

57

индивидуально-типологических качеств индивида,
обусловливающая его преступное поведение»1.

Большинство судебных психологов в определении личности преступника опираются на ценностно-нормативный подход2. В.Л. Васильев отмечает: «…отличие преступного поведения от правомерного коренится в системе ценностных ориентации, взглядов и социальных установок, т.е. в содержательной стороне»3. По-разному в судебной психологии решается вопрос о типологии личности преступника. Многие классификации, предложенные судебными психологами, повторяют разработки криминологов. Так, Ю.В. Чуфаров-ский вслед за В.Л. Васильевым выделяет корыстный, насильственный и неосторожный типы4. М.И. Еникеев - насильственный, коры- стный и корыстно-насильственный типы 5. Более развернутая типология предложена в комплексном психолого- криминологическом исследовании «Общий взгляд на психологию преступника»:

  • особо опасные (активные антисоциальные)
  • десоциализированные опасные (пассивные антисоциальные)
  • неустойчивые
  • ситуативные 6.
  • 1 Там же. С. 305. См. Ратинов А.Р. Психология личности преступника. Ценностно-нормативный подход. В кн. Личность преступника как объект психологического исследования. М.,
    1. С. 3-33; Ефремова С.Х. Изучение ценностно-нормативной сферы преступников. Там же.С.34-43.

3 Васильев В.Л. Указ. соч. С. 221-222.

4 Чуфаровский Ю.В. Указ. соч. С. 266-268; Васильев В.Л. Указ. соч. С. 225-243.

5 Еникеев М.И. Указ. соч. С. 311-314.

6Антонян Ю.М, Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступ- ника и расследование преступлений. М., 1996. С. 18-28.

58

Заслуживающую внимания позицию при определении личности преступника занимает В.В. Романов. Он пишет, что в отличие от криминологии и уголовного права, юридическую психологию должны интересовать прежде всего психологические критерии оценки личности преступников, и выделяет при этом такое интегративное качество личности как социальная адаптивность (в ее основе - психическая адаптация). Она влияет на поведение человека в различных ситуациях, включая и криминальные. Исходя из 3-х факторов - нервно-психической, эмоционально- волевой устойчивости личности; интеллектуального уровня развития субъекта; мотивационной сферы личности (включающей ценностные ориентации, мировоззренческую основу личности), В.В. Романов выделяет 2 типа личности преступника: социально- активный и социально - дезадактивный типы1.

Не все судебные психологи выделяют в качестве самостоятель- ного объекта исследования личность потерпевшего. Например, А.Р. Ратинов, В.В. Романов упоминают о личности потерпевшего лишь в связи с рассмотрением вопроса о психологии допроса, причем А.Р. Ратинов при этом практически не проводит различия между допрашиваемым свидетелем и допрашиваемым потерпевшим. Более сфокусированный интерес судебных психологов к личности потерпевшего возник вслед за развитием и обособлением в криминологии и криминалистике виктимологических исследований. Видимо поэтому, рамки судебно-психологического изучения личности потерпевшего еще четко не определены, подходы во многом дублируют вик- тимологию. Однако, представляется интересной попытка Ю.В. Чу-фаровского выделить в структуре личности потерпевшего звено, представляющее особое значение для психологов, а именно типичные психические состояния «как относительно устойчивое проявле-

1 Романов В.В. Указ. соч. С. 281-281.

59

ние всех компонентов психической деятельности лица, оказавшегося жертвой преступления1.

В судебной психологии в связи с описанием психологического содержания деятельности по расследованию преступлений рассматриваются также характеристики иных лиц, участвующих в следственных действиях (допрашиваемых, обыскиваемых), а также психология личности следователя. Последний объект - «собственность» только судебной психологии, однако, представляет интерес и для криминалистов. Например, установление психологического контакта с участниками следственных действия как тактическая задача, предполагает реализацию определенных психологических свойств следователя.

Особым объектом психологического изучения является личность осужденного в связи с разработкой психологических проблем, связанных с ресоциализацией и социальной адаптацией осужденных (исправительная или пенитенциарная психология).

Следует особенно подчеркнуть, что на уровне научных иссле- дований судебные психологи изучают личность с позиции специалиста, находящегося вне уголовного процесса (по материалам уголовных дел, работам криминологов и криминалистов). На практическом уровне психологическое изучение личности осуществляется в рамках судебно- психологической экспертизы2.

Судебно-психологический аспект изучения личности имеет особенное значение в силу того, что на данные судебно- психологические исследования, на разработанные в психологии методы изучения личности, опираются в целях разрешения своих задач

1 Чуфаровский Ю.В. Указ. соч. С. 299-306.

2 Подробно о заключении судебно-психологической экспертизы как об источнике информации о личности будет сказано в § 3 гл. 2.

60

и криминологи, и криминалисты, и иные специалисты, работающие в сфере борьбы с преступностью.

Судебно-этнческин аспект изучения личности. С судебно- психологическим аспектом изучения личности тесно связано еще одно отраслевое направление - судебно-этическое1. Разделяя предметы судебной психологии и судебной этики Г.Ф. Горский пишет, что последняя «… призвана разъяснить нравственное значение тех или иных действий, мотивов, характерологических качеств следователей, судей, прокуроров, адвокатов и других участников процесса, а психология, прежде всего, судебная - психическую природу и про-цессы формирования данных нравственных явлений» . Представляется, что изучение нравственных начал профессиональной деятельности в сфере борьбы с преступностью невозможно без исследования как позитивно проявляющихся моральных качеств ее субъектов, так и негативных.

Основное внимание в судебной этике уделяется изучению нрав- ственных начал профессиональной деятельности по борьбе с пре- ступностью, и в связи с этим моральных качеств ее субъектов, причем как соответствующих норме, так и отклоняющихся от нее. Импонирует предложение Г.Ф. Горского о включении в предмет судебной этики исследования нравственных дефектов личности преступника, имеющих прямое отношение к непосредственным субъективным причинам совершения конкретных преступлений, а также «мо-

1 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Воро неж, 1973. С. 19.

2 Там же. С. 16-17.

61

раль» определенных групп преступников, их специфическую, нрав- ственную субкультуру1.

В литературе описывается «конвенциональная мораль» осужденных, как осознаваемая ориентация на принятые в их среде нормы поведения, включающие общение и внешний облик; показывается процесс становления «автономной морали» осужденного .

Судебно-этический аспект изучения личности преступника теснейшим образом связан и с криминологическим. На определенной стадии моральная деградация личности по сути является перестройкой последней на антиобщественной основе, что создает достаточ-ные субъективные предпосылки для совершения преступлений . В не меньшей степени «нравственное содержание» личности значимо в пенитенциарной практике, где с учетом данных об осужденном оп- ределяются средства его исправления. В криминалистической дея- тельности по расследованию преступлений данные о нравственном содержании личности используются при выборе методов психоло- гического тактического воздействия.

Судебно-психиатрическое направление изучения личности в сфере борьбы с преступностью состоит в установлении наличия (или

Подобные попытки имели место в литературе уже в 1920-ые годы. См.: Френкель Е.Г. Этические понятия вора. В кн. Иучение преступности и пенитенциарная практика. Одесса, 1927, вып.1. М.С.Строгович — один из родоначальников судебной этики, это направление в ее предмет не включал. См.: Проблемы судебной этики. Под ред М.С.Строговича. М., 1974, с.13.

2 Артамонов В.В. Нравственное воспитание осужденных: возмож ности и проблемы. В кн. Личность преступника и вопросы исправле ния и перевоспитания осужденных. М., 1990. С. 68-76.

3 ПерсесянцВ.С. Отклонения в сфере морали. В кн.: Социальные отклонения. М., 1989. С. 319.

62

отсутствия) психического расстройства и его нозологической ква- лификации применительно к конкретному правовому событию . На уровне практического исследования данные задачи решаются в рамках судебно-психиатрической экспертизы и участия врача- психиатра в качестве специалиста в процессе расследования . Судебно-психиатрическое исследование личности проводится в нескольких направлениях для решения следующих вопросов:

  • о вменяемости обвиняемых и подсудимых;
  • о возможности свидетелей и потерпевших давать правильные показания в силу психических расстройств;
  • об осуществлении принудительных мер медицинского харак- тера;
  • об оказании психиатрической помощи осужденным (пенитен- циарная психиатрия).
  • Содержание этих направлений указывает на связь судебно- психиатрического аспекта изучения личности практически со всеми другими обозначениями в данном параграфе аспектами.

Как известно, преступность лиц с психическими аномалиями и вопросы уголовной ответственности таких лиц - это существенная

Современные психиатрические классификации избегают упот- ребления термина «психическая болезнь», т.к. рамки нарушений психики, которые приводят к расстройствам адаптации, привычных форм поведения и осознания действительности, намного шире, чем понятие болезни. См.Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. Пер. на рус. яз. СПб, 1994.

2 Шостакович Б.В. Предмет и задача судебной психиатрии. К кн.: Судебная психиатрия. М., 1997. С. 10-12.

3 Подробно об этом см.: Шишков С.Н. Формы использования пси хиатрических познаний на предварительном следствии. Железно- горек, 1996.

63

уголовно-правовая и криминологическая проблема . Не менее важным представляется и ее уголовно-процессуальный аспект, т.к. психическое здоровье лица (наряду с физическим состоянием) является одним из условий процессуальной дееспособности. Тактика проведения следственных действий с участием лиц, страдающих психическими расстройствами, - точка тесного соприкосновения судебно-психиатрического и криминалистического аспектов изучения личности. Поскольку граница нормы и отклонения от нормы в психике человека не всегда проявляется однозначно и четко, судебно-психиатрический анализ на практике тесно соприкасается с судебно- психологическим, что реализуется при проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, в рамках которой «психиатр дает синдромально - нозологическую характеристику имеющейся патологии, психолог - структурно- динамический анализ личности обследуемого2.

Судебно-медицинский аспект изучения личности. Судебно- медицинский аспект изучения личности в сфере борьбы с преступ- ностью представляет собой исследование биологических свойств человека применительно к запросам уголовного судопроизводства. В первую очередь сюда относится судебно- медицинская экспертиза живых лиц (обвиняемое, потерпевшее), в целях установления фактов, имеющих значение для решения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных, а также криминалистических задач. С помощью судебно-медицинских исследований осуществляется установление

См., например: Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические аномалии. М, 1987; Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология, М., 1991.

Балабанова Л.М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений). Донецк, 1998. С. 16.

64

таких значимых фактов с точки зрения уголовного права и судопроизводства, как:

  • повреждение здоровья и его качественных характеристик (ус- тановление наличия телесных повреждений, потери зрения, речи, слуха, или какого-либо органа либо утраты его функций, определение общего состояния здоровья);
  • возраст лица (при отсутствии соответствующих документов);
  • общее состояние здоровья лица, наличие тех или иных дейст- вительных заболеваний, искусственных и притворных болезней (кроме психического расстройства);
  • повреждение здоровья (в его конкретном выражении и степени его тяжести);
  • половое состояние (истинный пол лица, половая зрелость, по- ловая неприкосновенность, беременность, половая способность и
  • т.д.);

  • тождество личности (по особенностям анатомического строе ния, признакам заболеваний, особенностям стоматологического ста туса и др. определяемым медицинскими исследованиями призна кам).

Помимо исследования, живых лиц (это могут быть обвиняемый, потерпевший, свидетель) в судебной медицине свойства человека устанавливаются посредством изучения трупов, а также объектов биологического происхождения (кровь, сперма и др. выделение человека, волосы).

На практическом уровне судебно-медицинское исследование человека осуществляется в рамках уголовного процесса в форме проведения судебно-медицинской экспертизы и участия специали- ста; субъектами судебно-медицинского исследования являются дипломированные врачи.

65

Судебно-медицинский аспект исследования личности наиболее тесно связан с уголовно-правовым, уголовно-процессуальным и криминалистическим аспектами.

Завершив общую характеристику аспектов научного и практи- ческого изучения личности в сфере борьбы с преступностью, можно перейти к подробному исследованию криминалистического направления изучения личности.

§ 2. Задачи и понятие криминалистического изучения

личности

Центральным объектом криминалистической деятельности как познавательного процесса является событие преступления, отображающееся вовне в виде материальных и идеальных следов. В свою очередь в центре этого события всегда находится преступник, совокупность свойств которого решающим образом обусловливает характер преступной деятельности и проявляется в ней. Обнаружение и исследование информации об этих свойствах является необходимым условием установления как самого преступника, так и фактической картины преступления в целом, включая еще одно немаловажное лицо - жертву преступного посягательства с комплексом ее личностных свойств.

Таким образом, обозначается первое направление изучения личности в криминалистике - преступника и его жертвы. Оно включает несколько самостоятельных задач: во-первых, - это установление личности неизвестного преступника и неизвестной жертвы; во-вторых, установление причастности известных лиц к расследуемому уголовно - релевантному событию в качестве подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего. В свою очередь в рамках этих задач решается и задача идентификации, установления тождества лица по его свойствам, отображенным вовне.

66

Процесс расследования по отношению к событию преступления носит ретроспективный характер. Познание этого события в ходе расследования осуществляется опосредованно, через выявление и изучение следов, несущих информацию о фактической стороне преступления, в том числе и о преступнике и жертве.

Анализ процесса расследования показывает, что преступник и его жертва - это, хотя и главные, но не единственные фигуры, изуче- ние личности которых является необходимым условием успешного расследования преступлений. В процессе обнаружения, сбора и исследования информации о преступлении следователю приходится изучать и свойства лиц, поведение которых связано с формированием источников информации о преступлении: подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, сведущих лиц, понятых и др. Эти участники процесса расследования как в рамках следственных действий так и за их пределами могут своим поведением (умышленным или неосторожным), а также в силу своего состояния и облегчать, и затруднять получение указанной информации. Так, например, обвиняемый может скрыться от следствия, свидетели - забыть известные им факты, дать ложные показания, понятые - уничтожить важные доказательства и т.п. В целях предупреждения или устранения этих «помех» следователю приходится применять к указанным лицам меры тактического воздействия. Выбор же способа этого воздействия во многом будет зависеть именно от особенностей личности конкретного объекта тактического воздействия.

Таким образом, определяется второе направление кримина- листического изучения личности, преследующее решение тактических задач расследования. В отношении лиц - объектов тактического воздействия процесс изучения их личностных свойств осуществляется не только ретроспективно и опосредованно через другие

67

источники информации, но и путем личного восприятия следователем их свойств в условиях непосредственного общения.

Процесс раскрытия и расследования преступления неразрывно связан с решением задачи по выявлению причин и условий его совершения, с выполнением в рамках криминалистической деятельности профилактических функций. В круг объектов профилактического криминалистического воздействия, как правильно указывает Н.П. Яблоков, входят и отдельные участники процесса расследования1. Представляется, что это не только обвиняемые, в адрес которых чаще всего направляется индивидуальное профилактическое воздействие, но и отдельные потерпевшие, характеризующиеся виктимным поведением, недобросовестные свидетели, и иные лица, вовлекае-мые в процесс расследования . Особенно возрастает роль кримина- листического изучения личности при разработке мер по пресечению начавшихся преступлений и предупреждению готовящихся, а также в ходе преодоления противодействия расследованию. Криминалистическими профилактическими средствами непосредственного воздействия на перечисленные объекты становятся используемые тактические приемы, избираемые с учетом особенностей личности участников того или иного следственного действия. Сам факт раскрытия преступления и установление его действительных виновников, как предпосылка их наказания, оказывает общее профилактическое воздействие на всех проходящих по делу лиц и их окружение.

См.: Яблоков Н.П. Криминалистическая профилактика и прогно- зирование. В кн. Криминалистика. М.,1995. С. 124.

2 О предупредительном воздействии на свидетеля подробно пишет М.Ш. Махтаев. См.: Махтаев М.Ш. Основы теории криминалистического предупреждения преступлений. М., 2001. С. 149-150.

68

Представляется, что криминалистическое изучение личности в целях профилактики можно выделить как третье конкретное направление.

Криминалистическое изучение личности - часть расследования как познавательного процесса, в ходе которого собирается информация, необходимая для раскрытия преступления и установления его полной фактической картины. Эффективность познавательного процесса при расследовании преступления обеспечивается целенаправленностью поиска, во-первых, информации, отражающей фактическую картину преступления; во-вторых, - информации о факторах, влияющих на сам процесс расследования, его состояние. Такая информация вне зависимости от ее природы и источников происхождения в силу своего отношения к расследуемому преступлению и процессу расследования приобретает характер криминалистически значимой. Часть криминалистической информации, будучи обле- ченной в процессуальную форму, станет доказательствами; непроцессуальная информация будет использоваться для получения доказательств1.

Многообразие ситуаций, возникающих при осуществлении пре- ступной деятельности и в ходе расследования преступлений, и ак- тивная роль, принадлежащая участвующим в них лицам, создают предпосылки к тому, что криминалистически значимой может оказаться информация о любом из множества их человеческих свойств.

Криминалистическая теория и практика приемлет использование термина «личность» в самом широком смысле этого слова,

Подробно о соотношении доказательственной и криминалисти- ческой информации см.: Колдин В .Я, Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры в криминалистике. М., 1985.

69

включая в свойства личности всю совокупность криминалистически значимых человеческих качеств: морфологических, физиологических, психических, социальных. Так, криминалисты традиционно используют словосочетания «установление личности преступника», «установление личности потерпевшего», понимая под этим и идентификацию человека. Например, П.П. Цветков пишет: «Когда мы говорим, например, об идентификации личности по следам пальцев рук, ног, словесному портрету, то по сути дела имеем в виду не отождествление конкретного лица как совокупности общественных отношений (т.е. собственно личности), а идентификацию человека как живого существа по его соматическим признакам» . То же отмечает и Н.Т. Ведерников: «На первом этапе криминалистического изучения личности преступника, на этапе собирания данных о том, кто же совершил то или иное преступление, на первый план выступают биологические, физиологические признаки личности. Точнее было бы даже говорить о признаках и свойствах не личности, а человека»2. При этом оба процитированных автора исходят из понимания слова «личность» только как специального, определяющего научную психологическую категорию термина, и объясняют допустимость его использования в криминалистике постольку, поскольку уголовно-процессуальный закон не знает термина «человек», а оперирует лишь термином «личность». Представляется, что проблема проще, если иметь в виду то, что как уже указывалось в первом параграфе данной главы, в русском языке слово «личность» имеет и широкое общеупотребительное понятие, и то, что личность - это всегда толь-

Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого. Л., 1973. С. 6.

2 Ведерников Н.Т. Личность преступника как элемент криминали- стической характеристики преступления. В кн.: Криминалистическая характеристика преступлений М., 1984. С. 74.

70

ко человек. Тем более, что в криминалистике идентификация человека используется как правило не как установление тождества абстрактного человека (хотя в рамках судебно- медицинского исследования это бывает, например, если удается определить только то, что останки принадлежат именно человеку, а не животному), а в конечном итоге в целях установления конкретного лица, т.е. личности.

Исходя из сказанного можно сделать вывод о том, что под кри- миналистическим изучением личности следует понимать установление криминалистически значимой информации о преступнике, жертве преступления, а также обвиняемом, потерпевшем и других участниках процесса расследования, включающей в себя сведения о присущих им анатомических, биологических, психологических и социальных свойствах, которые необходимы для идентификации личности, решения тактических задач и установления фактической картины события преступления в процессе его раскрытия и расследования, а также использования в целях осуществления криминалистической профилактики.

§ 3. Место данных о личности в системе криминалистической информации

Современный подход к проблеме изучения личности в крими- налистике не может не базироваться на концепции информационной природы криминальной и криминалистической деятельности. Представляется, что именно определение места данных о личности в системе криминалистической информации позволяет четко сформулировать понятие и задачи криминалистического изучения личности, его предмет, разработать соответствующие практические рекомендации по методике получения данных о личности и их использованию.

71

За годы, прошедшие после выхода в свет основных монографи- ческих работ, посвященных изучению личности обвиняемого, о которых говорилось в первом параграфе, в криминалистику вошли и прочно в ней обосновались новые понятия и категории, которые позволяют более четко определить значение изучения личности в криминалистике, и не только личности обвиняемого, но и других участников расследования, наметить дальнейшие перспективы исследований в этом направлении. Представляется, что в первую очередь к таким категориям относятся понятия криминалистической характеристики преступления и следственной ситуации. Посмотрим на задачи изучения личности с этих позиций.

Преступление - это всегда конкретное событие, имеющее типовые признаки какого-либо деяния, описанного в особенной части уголовного кодекса. Как известно, для быстрого и успешного расследования преступления недостаточно знания уголовно- правовой характеристики того или иного вида преступления. В ходе расследования путь к установлению (доказыванию) состава преступления в конкретном расследуемом уголовно-релевантном событии идет через предварительное выявление и использование значительного по объему массива разнообразной информации. Роль ориентира в процессе целенаправленного поиска криминалистически значимой информации выполняет криминалистическая характеристика преступления данного вида (типовая), являющаяся как бы информационной моделью последнего.

Будучи по существу научной абстракцией, типовая характери- стика в обобщенном виде описывает криминалистически значимые признаки вида, группы преступлений, которые проявляются в особенностях способа, механизма и обстановки совершения преступле-

72

ния, личности его субъекта и других обстоятельствах . Ясно, что выявление достаточного набора признаков для такого описания может сформироваться только как результат серьезных и масштабных обобщений практики расследования соответствующего вида преступления.

В криминалистике существует несколько подходов к пониманию роли и сущности криминалистической характеристики преступ- лений, а отсюда - и множественность ее определений. Тем не менее, вне зависимости от занимаемой позиции практически все криминалисты, разрабатывающие в теории проблему криминалистической характеристики преступлений, в ее структуре обязательно в качестве отдельных элементов выделяют личность субъекта преступления, а применительно к соответствующим видам - и личность потерпевшего .

Как известно, структура криминальной деятельности помимо ее субъекта включает в себя цель, предмет преступного посягательства, собственно преступное поведение, обстановку преступления и его результат. В криминалистической характеристике преступления эти звенья преступной деятельности предстают в виде элементов, описывающих основные черты преступления того или иного вида: спо-

1 Криминалистика. Под ред. Яблокова Н.П. М., 1995. С. 45.

2 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. М., 1997.С.315; Воз- грин И.А. Общие положения методики расследования отдельных ви дов преступлений. Л., 1976. С.9; Общие положения методики рас следования преступлений. В кн.: Криминалистика. Под ред. И.Ф. Ге расимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994. С. 332; Колесниченко А.Н. Со ветская криминалистика. Методика расследования отдельных видов преступлений. Киев, 1988. С. 34-40; Пантелеев И.Ф. Криминалисти ческая характеристика преступлений. В кн.: Криминалистика. Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Сливанова. М., 1993. С.35-36; Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступлений. В кн.: Криминалистика. Под ред. Н.П.Яблокова. М..1995. С.53-56; и др.

73

соб, механизм, обстановку его совершения, личностные особенности потерпевшего. Указанные элементы существуют не изолированно друг от друга, а будучи взаимосвязаны и часто взаимообусловлены, образуют определенную систему. Какое же место в ней занимает информация о личности преступника и его жертвы? Представляется, что ответить на этот вопрос можно, именно проследив взаимосвязь всех названных элементов.

Связь личности преступника и способа совершения преступления можно охарактеризовать однозначно: первое определяет второе. Из этого следует, что способ совершения преступления не может выходить за рамки, ограниченные психологическими и физическими качествами преступника. В нем проявляются: объем знаний и навыков, в том числе и профессионально-преступных, широкий спектр психологических свойств (например, сообразительность, хладнокровие, жестокость и т.д.), биологически обусловленные данные - анатомический статус, физические возможности (пол, рост и пр.). Способ совершения преступления во многом может быть обусловлен и свойствами личности его жертвы, например, его психическим и физическим состоянием (при совершении посягательства на жизнь или здоровье), уровнем интеллектуального развития (при мошенничестве) и т.д.

В механизме совершения преступления, в котором в отличие от способа его совершения проявляется не качественная, а последова- тельная, технологическая сторона преступного деяния также находят отражение свойства и преступника, и его жертвы, которые могут определять, например, скорость и последовательность их действий.

Подготовка, совершение и сокрытие преступления происходят в определенной среде, включающей в себя обстоятельства места и времени, вещественные, природно-климатические,
производствен-

74

ные, бытовые и иные условия; особенности поведения непрямых участников противоправного события, психологические связи между ними, а также другие факторы, определяющие возможность, условия и другие обстоятельства совершения преступления, именуемые об- становкой совершения преступления1. В том, как относится преступник к этой обстановке: использует в том виде, в каком она существует независимо от него, специально подбирает, изменяет, приспосабливая к себе, или, напротив, не учитывает ее факторов, также проявляются и обнаруживаются его свойства. Место и время совершения преступления также часто обусловливаются и личностными свойствами жертвы преступления как предмета преступного посягательств. В материальной части обстановки в виде материальных следов находит отображение комплекс морфологических (папиллярные узоры др.), субстратных (кровь, сперма и др.), психофизиологических (почерк, речь) свойств преступника и его жертвы. Там же находятся и предметы (вещи, документы, ценности, орудия преступления), принадлежащие им и несущие в себе или на себе информацию о свойствах личности.

Личность жертвы преступления как элемент криминалистической характеристики не менее важна в данной системе. Поведение потерпевшего может проявляться в разных формах - активное про- тиводействие преступнику, нейтральное, а зачастую и виктимное поведение. Сведения о личности жертвы, самым непосредственным образом относящиеся к объекту преступного посягательства, при их выявлении и изучении «проливают свет» на многие обстоятельства преступного деяния. Без этих сведений, причем самых подробных, как пишет Н.А. Селиванов, немыслима достаточно полная кримина-

1 Криминалистика. Под ред. Н.П.Яблокова. М., 1995. С.51-52.

75

листическая характеристика преступлений против личности . Это же мнение поддерживают и другие криминалисты2.

Совершенно особое место в криминалистической характеристике преступления отводится описанию связи между собой преступника и жертвы - многоаспектного явления, во многом определяющего всю содержательную сторону преступления: мотив, способ, время, место, орудия, средства и другие обстоятельства его совершения . Прослеживание этой связи в полном объеме возможно только на базе изучения комплексов их личностных свойств.

Описание личности преступника как элемента видовой крими- налистической характеристики заключается в первую очередь в вы- явлении тех ее свойств, которыми обусловлен выбор преступником именно этого вида преступления, этого способа его совершения, этого предмета посягательства, этой обстановки, преследуемые им при этом цели и мотивы. В основном это будут свойства социально- демографической, социально-психологической и психологической подструктуры личности, причем, практически в их полном объеме. Криминалистический портрет при этом как бы вберет в себя и ре- зультаты криминологического изучения личности преступника по делам о преступлениях определенного вида. Это тот случай, когда, как пишет Н.Т. Ведерников, «криминологическая информация о том, какие категории лиц чаще всего совершают те или иные преступления, как они характеризуются, имеет важное значение для решения

Селиванов Н.А. Советская криминалистика система понятий. М.,1982. С. 130.

2 См., например: Куклин В. Методика расследования отдельных видов преступлений. Иваново. 1983. С. 52-53.

3 См.: Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М.Д988.С. 17-20.

76

криминалистических вопросов» . В таком же аспекте должен осуществляться и подход к личности жертвы преступления как элементу криминалистической характеристики преступления.

Познание всех личностных свойств в ходе расследования пре- ступления становится возможным в силу их отображения вовне. Это отображение происходит не беспорядочно и хаотично, а в соответствии с общими закономерностями движения информации. При этом каждый вид преступления имеет свою, особенную картину отражения, в которой можно выявить основные повторяющиеся особенности. Зная эти общие закономерности и типовые особенности, следователь, применяя специальные криминалистические приемы и средства, обнаруживает, фиксирует, накапливает, а затем исследует и использует информацию о личности. В задачу видовой криминалистической характеристики входит описание типичной картины отражения свойств личности преступника и жертвы. Ее назначение -указать: где, какие следы искать.

Совершенно особое криминалистическое значение имеет ин- формация о тех свойствах личности, по отображению которых возможно решение одной из глобальных криминалистических задач -идентификация личности. Этот блок данных, разумеется, стоит над видовой криминалистической характеристикой. Эти свойства сохраняют свою криминалистическую значимость независимо от вида преступления и используются для установления личности преступ-ника и жертвы преступления . Это свойства, обусловленные биоло-

Ведерников Н.Т. Личность преступника как элемент криминали- стической характеристики преступления. В сб. Криминалистическая характеристика преступлений. М.,1984. С.75.

2 Возможны и другие цели, например, исследование некоторых свойств личности свидетеля и потерпевшего для отграничения их следов от следов преступника.

77

гической и психо - физиологической основой личности: антропологические особенности ( расовые, половые, возрастные и др.); внешне-анатомические особенности (черты лица, строение кожных узоров и др.); функционально-анатомические особенности (акустические свойства голосового аппарата и др.); биохимические свойства (структура ДНК, свойства крови, выделений, в том числе запаха); функционально-динамические комплексы (навыки письма, речи, ходьбы и пр.), психологические свойства, определяющие элементы внешности (сопутствующие признаки), смысловую сторону речи и т.д.

Таким образом, из анализа содержания криминалистической ха- рактеристики следует, что без установления достаточно широкого круга информации о личности преступника и жертвы преступления невозможно решение вопросов об их установлении, включая идентификацию личности, а также выявление в полном объеме информации о других элементах уголовно-релевантного события - способе, механизме, обстановке совершения преступления, т.е. о его фактической картине в целом.

Криминалистически значимая информация о преступлении, отображенная в его следах, как материальных, так и идеальных, не остается неизменной после завершения преступного акта: она изменяется, часть информации вместе с ее носителями даже исчезает под воздействием объективных условий и обстоятельств внешней среды (например, следы транспорта смывает дождь, умирает свидетель-очевидец и т.п.). Но и не исчезнувшая, существующая информация выявляется следователем далеко не в идеальных условиях и не одномоментно, а постепенно, поэтапно. Процесс расследования представляет собой поступательное движение от обнаружения, как пра-

78

вило, изначально минимума криминалистически значимой информации, позволяющей лишь судить о наличии признаков уголовно-релевантного события, к постепенному поиску и сбору данных в их объективно возможном полном объеме. Каждый шаг, этап расследования можно оценить с позиции количества и качества криминалистической информации, уже выявленной на данный момент и являющейся исходной, определяющей направление поиска необходимой, но пока еще не установленной информации. Такая оценка состояния расследования на определенный момент получила наименование следственной ситуации, которая частью криминалистов понималась как “характеристика положения расследования преступления, определяемая наличием (отсутствием) доказательной и оперативной информации об обстоятельствах предмета доказывания и компонентах криминалистической характеристики, обусловливающей систему непосредственных задач и направления расследования»1 (выделено мною - М.Л.), или еще более кратко, как «совокупность фактических данных, которые отражают существенные черты события, каким оно представляется на том или ином этапе расследования преступления» . Разумеется, эта информация, т.е. информация о фактической стороне преступления является самой важной для расследования, но ограничиваться лишь ее оценкой при принятии решения о путях получения дальнейшей информации явно недостаточно.

Колесниченко А.Н., Коновалова В.Е. Криминалистическая ха- рактеристика преступлений. Харьков, 1985. С. 64.

2 Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц. В кн.: Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М.,1973. С.90.

79

Способы решения задач, вытекающих из так представляемой следственной ситуации, зависят и от условий, в которых принима- ются решения, т.е. от обстановки, в которой данная ситуация воз- никла и развивается. Эта обстановка включает многие факторы, воздействующие на развитие следственной ситуации. Следователь без их оценки не сможет дать поступательное развитие следственной ситуации, таким образом, и информация об этих факторах также становится ее компонентами. Поэтому более точно определили следственную ситуацию криминалисты, которые включили в ее содержание и «совокупность обстоятельств по делу (обстановка, положение), которая может быть благоприятной или неблагоприятной (в различной степени) для каких-либо выводов и действий следователя»1.

Среди элементов этой обстановки особое место занимают участники процесса расследования: сам следователь, обвиняе- мый, потерпевший, свидетель, а также иные фигуры, влияющие на процесс получения криминалистической информации о преступлении, - понятые, сведущие лица (специалист и эксперт), переводчик, педагог и другие лица, привлекаемые к процессу расследования.

Т.С. Волчецкая выделяет в структуре следственной ситуации в качестве ее отдельного, психологического компонента информацию о личности участников процесса расследования (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля), об особенностях их взаимоотношений между собой, отношения к расследуемому событию, к следователю, к самому факту расследования .

Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия пре- ступлений. В кн. Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С.82.

2 Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. М.,1997. С. 181-182

80

Л.Д. Самыгин в системе следственной ситуации выделяет «психологическое состояние лиц, проходящих по делу; психологическое состояние следователя, уровень его знаний, умений, опыта; противодействие со стороны преступника, потерпевшего свидетелей; благоприятное, бесконфликтное течение следствия»1. Говоря об оказании противодействия расследованию со стороны указанных Л.Д. Самыгиным лиц, следует добавить, что помимо них, непосредственно проходящих по делу, есть и те, которые извне прямо или косвенно воздействуют на следователя или перечисленных выше участни- ков, будучи заинтересованными в исходе уголовного дела. В круг этих лиц могут входить родственники и знакомые обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; представители заинтересованных структур разного уровня, которых Р.С. Белкин относит к факторам «внешнего» противодействия расследованию2. Представляется, что в интересах расследования необходимо учитывать и ту категорию лиц, которая может, напротив, оказывать содействие в достижении целей рас- следования, находясь за рамками непосредственных участников. Это лица из того же круга родственников и знакомых обвиняемых, потерпевших и свидетелей, через которых уже сам следователь может оказывать влияние на поведение последних в интересах расследования.

Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятель- ности. М.,1989. С. 47. Аналогичную позицию занимает и В.Л.Васильев. См. Васильев В.Л. Психологическая характеристика следственных ситуаций. В кн.: Судебно- экспертное исследование человека и его деятельности. Свердловск, 1985. С. 38-43.

2 Белкин Р.С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами. В кн.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования. М.,1997. С.130-131.

81

Итак, именно следственная ситуация в совокупности всех ее элементов определяет тактику расследования, а все перечисленные лица, действующие в следственной ситуации, для следователя становятся объектами тактического воздействия, осуществление которого невозможно без изучения их личностных особенностей. Информация об этих особенностях - неотъемлемая и важная часть содержания следственной ситуации.

82

Глава 2. Криминалистическое изучение личности как объекта тактического воздействия

§ 1. Предмет и объем изучения личности в криминалистической тактике

Предмет изучения личности в криминалистической тактике определяется теми элементами ее содержания, которые заключаются в исследовании “идеальных” следов, т.е. информационных процессов, связанных с восприятием и запоминанием потенциальными допрашиваемыми и опознающими, а также в изучении закономерностей поведения лиц, участвующих в процессе расследования1.

В данном контексте изучение личности участников процесса расследования - это познавательная тактическая задача, решение которой создает предпосылку для использования тактического воздействия. Для краткого описания данной задачи и ее значения как нельзя лучше подходит высказывание Л.Б. Филонова: « … от исследования личности, через воздействие на личность, к получению доказательств»2.

Как известно, тактическое воздействие - это «всякое правомерное воздействие на тот или иной объект, осуществляемое с помощью тактических приемов или на основе тактики использования иных криминалистических средств и методов - как собственно кримина- листических, так и обязанных своим происхождением смежным областям знания»3.

1 Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. М.,1998. С. 18.

2 Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. М., 1979. С. 12.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З М, 1997. С. 163.

83

Для тактического воздействия на поведение участников процесса расследования с целью поддержания или изменения их позиции в направлении, необходимом для решения задач раскрытия и расследования преступления, предназначены тактические приемы управленческого типа, Объектом воздействия данных приемов является личность участника процесса расследования, а научной базой этих приемов служит психология.

Предметом криминалистического изучения личности в тактиче- ских целях является личность как самая широкая совокупность элементов, составляющих ее психологический “портрет”. Представляется, что в качестве основы этого “портрета” для решения тактических задач наиболее подходит структура личности, предложенная К.К. Платоновым, упомянутая в 1-й главе настоящей диссертации. Здесь следует привести ее в развернутом виде. Согласно концепции К.К. Платонова структура личности состоит из четырех элементов - подструктур:

1) подструктура направленности (совокупность социально обу- словленных качеств: мировоззрение, убеждения, нравственные принципы, ценностные ориентации, интересы, идеалы личности); 2) 3) подструктура опыта (знания, навыки, умения, привычки- качества, формирующиеся как под воздействием социальных факторов, так и под влиянием биологически обусловленных свойств-задатков); 4) 5) подструктура психических форм отражения (психические процессы, психические состояния); 6) 7) подструктура темперамента и других биологически обуслов- ленных свойств (половых, возрастных и прочих свойств психики)1. 8) Платонов К.К. Структура и формирование личности. М., 1986.С.24.

84

Многообразие тактических задач, решение которых связано с оказанием тактико-психологического воздействия на личность, требует обращения ко всем указанным выше элементам психологической структуры личности. Можно выделить два уровня тактических задач, разрешаемых с учетом личностных особенностей участников расследования1:

1-й уровень - общетактический, относящийся к расследованию в целом, а также к любому следственному действию или к группе следственных действий;

2-й уровень - локальный, связанный с тактикой отдельного следственного действия.

Тактическими задачами первого уровня, решаемыми с учетом информации о личности, являются следующие:

  • определение места, условий и времени проведения следственного действия;
  • установление очередности проведения следственных действий;
  • подбор участников следственного действия;
  • прогнозирование линии поведения основных участников про- цесса (обвиняемого и потерпевшего) в ходе расследования в целом или на его определенном этапе;
  • прогнозирование поведения участников следственного действия в рамках его проведения;
  • целенаправленное воздействие на участников следственного действия с целью изменения их поведения.
  • Специфика использования в тактических целях данных о личности участников процесса расследования по отдельным видам пре- ступлений разрабатывается в соответствующих разделах методики расследования.

85

Последнее, в свою очередь, определяет решение следующих общетактических задач:

  • установление психологического контакта с участниками рас следования как предпосылку последующих актов психологиче ского воздействия;

  • распределение обязанностей между участниками следственно го действия;

-предупреждение и разрешение конфликтных ситуаций в процессе расследования.

Тактические задачи локального уровня вытекают из содержания конкретного вида следственного действия - допроса, очной ставки, обыска, следственного эксперимента и т.д. Например, при допросе -это оказание помощи в восстановлении забытого; при обыске - наблюдение за обыскиваемым и управление его поведением и т.п.

Необходимо отметить, что, наиболее сложными из перечисленных задач являются прогнозирование линии поведения участников расследования и оказание целенаправленного психологического воздействия на них. От правильного выполнения указанных задач напрямую зависит успешность разрешения многих проблемных следственных ситуаций1.

Одной из наиболее эффективных форм тактико-психологического воздействия (и способом решения ряда из пере-

Прав был А.И. Баянов, отмечая, что чаще всего наиболее трудно прогнозируемым элементом тактической ситуации является поведение участников следственного действия. См.: Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий. Диссертация на соискание уч. ст. к. ю. н. М.,1978. С.136. Об этом же см.: Ковалев А.И. Методика расследования преступлений и метод прогнозирования поведения обвиняемых, подозреваемых, свидетелей и потерпевших. В кн.: Методика и психология расследования преступлений. Свердловск, 1977. С. 18-22.

86

численных задач) является, как известно, рефлексивное управление. Оно заключается в “способности следователя думать и принимать решения за своего “противника”, учитывая эти возможные решения при определении линии своего собственного поведения и принятии тактических решений”1. Рефлексивное управление и прогнозирование в практике их применения тесно связаны. Однако, понятие прогностической деятельности шире, чем понятие рефлексивного управления. Последнее, как правильно отмечается в криминалистической литературе, является конкретным претворением следователем направлений прогноза .

Тактическое воздействие на личность участника процесса со стороны следователя может быть опосредованным, когда на лич- ность оказывает влияние ход расследования в целом, его результативность, и непосредственным, в рамках личного общения. Первый вид характерен для обвиняемого, постоянно оценивающего совокупность собранных доказательств и выстраивающего на этой основе стратегию и тактику своего поведения. Второй — для всех участников следственных действий. Именно в рамках следственных действий используются основные методы психологического воздействия на личность: убеждение, принуждение, запрещение, предупреждение, угроза, внушение, постановка и варьирование мыслительных задач . Механизм воздействия перечисленных методов предполагает обращение к интеллектуальной, эмоциональной и волевой сферам личности, на которую обращено воздействие.

1 Криминалистика. М., 1999. С.358.

2 Богинский В.Е. Рефлексивное управление при допросе. Харьков, 1983. С.21.

Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной дея- тельности. М., 1996. С. ПО-121.

87

Одним из основных воздействующих факторов на личность участника расследования, которым пользуется следователь, является сообщаемая им информация. Однако важным является не только ее содержание, но и форма подачи (устное сообщение от лица следователя, оглашение материалов дела; демонстрация предметов и их изображений; демонстрация действий других лиц и т.д.)1. Тактически значим выбор момента предъявления информации, последовательность предъявления ее отдельных фрагментов. Имеет тактическое значение и демонстрация следователем своего отношения к предъявляемой информации (беспристрастность, заинтересованность), а также реакции на поведение лица, на которое обращено тактическое воздействие. Эта реакция может быть негативной или позитивной, выражаться в неприятии, одобрении, сожалении и т.д.

Конечная цель тактического воздействия со стороны следователя на участников процесса расследования заключается в изменении их позиции и поведения в направлении, способствующем установлению истины по делу; промежуточная - в выполнении конкретных задач определенного следственного действия. Чаще всего воздействие направляется на преодоление установки на дачу ложных показаний, на отказ от дачи показаний ( в отношении подозреваемого и обвиняемого); на четкое выполнение процессуальных функций в ходе следственного действия, соблюдение требований закона и морали (например, следователь может отстранить от участия в уголовном деле законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, если его действия наносят ущерб интересам по- следнего - ст. 426, п.4 УПК РФ).

Зорин Г.А. Криминалистический риск: природа и методы оценки. Минск, 1990. С.79.

88

Допустимость приемов психологического воздействия со сто- роны следователя на участников процесса расследования - это проблема, которой уделяется значительное внимание и на практике, и в правовой литературе. Ограничимся ссылкой на одну из последних работ — исследование М.А. Сильнова.1 Называя вопрос о допустимости мер воздействия при расследовании преступлений одним из наиболее сложных, острых и дискуссионных как в сфере международного права, так и в отечественной юриспруденции, прослеживая за историей его развития, автор, на наш взгляд, приходит к правильному выводу, останавливаясь на четком критерии правомерности так- тических приемов. Этот критерий он формулирует применительно к допросу как обеспечение свободы выбора поведения допрашиваемого, являющееся необходимым для беспрепятственного осуществления участниками процесса своих прав и законных интересов, вклю-чая возможность избрать ту или иную позицию на допросе . Позиция М.А. Сильнова представляется правильной. Следует также добавить, что соблюдению прав и интересов участников процесса способствует знание следователем психологических закономерностей как осно- вы для отграничения допустимых методов воздействия от не допустимых .

Отвечающие критерию допустимости приемы тактического воздействия на участников процесса расследования, основанные на

Сильнов М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии). М.,2001.

2 Там же. С.51. Давая оценку психологическому принуждению как противоправной форме воздействия на граждан в сфере уголовного судопроизводства, автор справедливо отграничивает его от мер про цессуального принуждения, строго регламентированных законом. См.: Там же. С.53.

3 Подробнее об этом см.: Следственные действия. Под ред. Б.П. Смагоринского. М.. 1994. С Л 41-146.

89

криминалистическом изучении личности, обеспечивают эффектив- ное решение тактических задач только при том условии, если это изучение будет проведено методически правильно и в полном объеме.

Объем криминалистического изучения личности, т.е. сово- купность и глубина исследования подлежащих установлению сведений о личности определяется в каждом конкретном случае исходя из задач, решаемых с использованием этих сведений и с учетом процессуальной роли объекта изучения. Создать универсальный и исчерпывающий перечень криминалистически значимых данных о личности сложно ввиду их многообразия. Более целесообразно выделить группы данных, которые несут наиболее существенную криминалистическую нагрузку применительно к задачам криминалистического изучения личности. Таковыми являются:

Персонографические данные: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, место жительства, национальность, язык, гражданство, социальное, материальное положение, социальное окружение (микросреда), образование, профессия (специальность), место работы, отношение к воинской службе, наличие наград, почетных званий и проч. дают информацию об условиях формирования индивидуально-психологического облика человека, факторах, влияющих на его мировоззрение и поведение.

Психические процессы: восприятие, память, мышление, речь. Особенности восприятия и памяти учитываются в тактике допроса при анализе процесса формирования показаний, а также при предъявлении для опознания. Скорость мыслительных операций, уровень овладения видами мышления (конкретное и абстрактное, логическое и интуитивное) учитываются следователем при оценке интеллектуального развития личности и в тактике, и в методике расследования,

90

например, при изучении способа совершения преступления конкретным лицом. Особый интерес для криминалистов представляет речь человека. Будучи тесно связанной с названными психическими процессами, являясь доступной для непосредственного восприятия, она несет много информации о свойствах личности говорящего: о возрасте, национальности, уровне интеллектуального развития, принадлежности к определенной социальной группе, преимущественном месте проживания, образовании, профессии, уровень культуры, пси- хическом здоровье и т.д. По функциональным свойствам речи (скорость, четкость произношения) в совокупности с мимикой, пантомимикой и особенностями голоса (сила, тембр, тон) можно диагностировать психическое состояние и психические свойства говорящего.

Психические состояния: проявления чувств, внимания, мыш- ления, воли. Криминалистически значимыми чаще всего являются эмоциональные состояния (тревога, страх, настроение, стресс и проч.); психические состояния, проявляющиеся в интеллектуальной деятельности (внимание, сосредоточенность, заинтересованность и обратные им - рассеянность, безразличие, апатия и др.) и в сфере волевой деятельности (решительность - нерешительность, уверенность - неуверенность, борьба мотивов и пр.). Психические состояния имеют достаточно выраженную внешнюю картину проявления, что делает их доступными для непосредственного восприятия. Криминальная ситуация (совершение преступления) и ситуация расследо-( вания часто вызывают у попадающих в них людей сходные, т.е. типичные психические состояния. В тактике каждого следственного действия должны выявляться и учитываться психические состояния всех его участников.

91

Темперамент человека - это биологически обусловленное свойство психики, отражающее динамические аспекты поведения (интенсивность, скорость, ритм психических процессов и состояний) в зависимости от силы, уравновешенности и подвижности нервных процессов. Преимущества и недостатки свойств темперамента, влияющие на поведение человека, необходимо учитывать при психологическом взаимодействии в процессе общения: при установлении психологического контакта, выборе приемов целенаправленного воздействия на психические состояния, при анализе процесса формирования показаний.

Мировоззрение как совокупность взглядов человека на окру- жающую действительность, межчеловеческие отношения, проявляется в его жизненной позиции, убеждениях, ценностных ориентаци-ях. Данные о характере человека как привычных для него устойчивых формах поведения в деятельности и общении помогают выявить мотивы его действий, спрогнозировать его поведение в конкретной ситуации, что необходимо и при установлении фактической картины преступления, и при выборе тактических приемов психологического воздействия.

Таким образом, объем криминалистического изучения личности в тактических целях включает в целом весь спектр психологических, психофизиологических и социально- психологических свойств личности, т.е. практически все данные этого ряда, характеризующие личность в сфере борьбы с преступностью.

§ 2. Методы изучения личности в тактических целях

Результативность процесса познания в любой сфере во многом предопределяется применяемой при этом методикой. Данное правило прямо относится и к криминалистическому изучению личности. В упомянутых ранее монографических исследованиях М.Г. Коршика и

92

С.С. Степичева, Н.Т. Ведерникова, Ф.В. Глазырина, А.С. Кривошее-ва, И.А. Матусевич, Г.К. Курашвили, П.П. Цветкова, посвященных изучению личности обвиняемого в процессе расследования, проблеме методики изучения личности уделено немалое внимание. При этом в литературных источниках можно обнаружить несколько разных подходов к пониманию и описанию методики криминалистического изучения личности. Излагая содержание указанной методики, авторы используют разнообразные термины, обозначающие элементы процесса познания личности, - это и методы, и средства, и приемы, а также формы, пути, способы получения и собирания кримина- листически значимой информации о личности. Однако, чаще всего за терминологическим многообразием следует в основном, как будет показано при дальнейшем анализе, описание методов изучения личности и источников получения личностной информации, используемых при осуществлении практической деятельности по расследованию преступлений. Перечень методов и источников, описываемых авторами, зависит от изначально разных подходов, во-первых, к определению объема криминалистического изучения личности, т.е. от того, включаются ли в объем только социальные и психологические свойства, или наряду с указанными учитываются и свойства естественно-биологической природы человека, а, во-вторых, от того, какую систему методов криминалистики приемлет тот или ной автор. При этом одни авторы ограничиваются указанием на использование общенаучных и частнонаучных методов исследования, другие в качестве специальных методов криминалистики по изучению личности описывают тактические приемы отдельных следственных действий, направленные на получение криминалистически значимой личностной информации.

93

Представляется целесообразным предварить описание конкрет- ных методов криминалистического изучения личности как объекта тактического воздействия рассмотрением точек зрения ряда криминалистов по некоторым общим вопросам методики криминалистического изучения личности.

Наиболее подробное описание процесса изучения личности применительно к обвиняемому дается П.П. Цветковым. Автор, включающий в структуру личности обвиняемого самый широкий комплекс данных социального, психологического и естественно- биологического происхождения, дает обзор методов исследования личности обвиняемого в широком аспекте: от философских (диалектический метод) и общенаучных методов (наблюдение, сравнение, эксперимент, системно-структурный анализ) до частнонаучных методов (математические, кибернетические, судебно-психологические и др.). При этом П.П. Цветков специально оговаривает, что имеет в виду именно практическую деятельность следователя и суда, которые «… исследуя обвиняемого как человека и личность, непосредственно сами или с помощью других субъектов исследования (экспертов, специалистов и др.), зримо или незаметно для окружающих, осознанно или интуитивно (на основе прошлого опыта и знаний)» применяют и используют названные автором методы1. Наряду с методами П.П. Цветков описывает научно-технические средства (криминалистическую технику: судебно-оперативную и экспертную) и уголовно-процессуальные формы исследования личности.

Цветков П.П.. Исследование личности обвиняемого. Л., 1973. С. 113. В целом о методах, научно-технических средствах и уголовно-процессуальных формах исследования личности обвиняемого см: Там же. С. 111-148.

94

Под последними автор понимает получение путем проведения следственных действий доказательств, характеризующих обвиняе- мого. В одной из последних работ П.П. Цветкова, где он представляет изучение личности обвиняемого как отдельную тактическую задачу, понимая под данным изучением исследование лишь психологической структуры личности, автором в систему средств познания обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, включены методы наблюдения, обобщения независимых характеристик и био- графический метод, а также следственные действия (осмотр места происшествия и допрос), судебно-психологическая экспертиза, документы, внешний вид, поведение и устная речь обвиняемого как источники информации о свойствах личности1.

Данный, более поздний подход П.П. Цветкова близок к позиции других авторов. Так М.Г. Коршик и С.С. Степичев пишут о методах собирания (выделено мной - М.Л.) сведений о личности обвиняемого, включая в них разработанные в психологии и педагогике методы изучения личности: наблюдение, биографический метод, метод обобщения независимых характеристик, изучение продуктов деятельности и анкетный метод, а также источники получения личностной информации: документы, заключения судебных экспертиз, показания допрашиваемых, результаты оперативно-розыскных меро- приятий и т.д.2

А.С. Кривошеев методику изучения личности обвиняемого представляет как совокупность специальных методов изучения личности (биографическое исследование, наблюдение, обобщение неза-

См.: Цветков П.П. Тактическая задача - изучение личности обви- няемого. В кн.: Курс криминалистики. Красноярск, 1996. С. 227- 244. 2 Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. М., 1969. С. 16, 59- 62.

95

висимых характеристик) и методов, выработанных теорией и практикой борьбы с преступностью, под которыми подразумевает, как следует далее из текста, отдельные следственные действия, рассматриваемые как средства изучения личности обвиняемого (допрос, осмотр места происшествия, обыск)1.

И.А. Матусевич в своей монографии указывает на особую акту- альность разработки путей и способов изучения личности обвиняемого при проведении отдельных следственных действий (выделено мной - М.Л.), обращая при этом внимание на использование метода наблюдения за обвиняемым при его допросе и обыске, на анализ материальных следов на месте преступления и месте обыска, несущих информацию о личности обвиняемого. В «пути» и «способы» изучения личности автор включает речевую коммуникацию и установление психологического контакта с обвиняемым в ходе его допроса, а также использование психологических методов изучения продуктов деятельности и сопоставление независимых характери- стик. Отдельно в качестве источника информации о личности И.А. Матусевич анализирует документы, разделив их на две группы: непосредственно и опосредованно отражающих данные о личности обвиняемого2.

Особое внимание привлекает подход Ф.В. Глазырина как одного из ведущих специалистов в исследовании проблем криминалисти- ческого изучения личности. В одной из последних работ, в главе учебника криминалистики, озаглавленной как «Учение о кримина-

Кривошеев А.С. Изучение личности обвиняемого в процессе рас- следования. М, 1971. С.43-52.

См.: Матусевич И.А. Изучение личности обвиняемого в процессе предварительного расследования преступлений. Минск, 1975, гл. I-II.

96

листических методах и средствах изучения личности» , автор пишет об использовании в указанных целях приемов и методов, разработанных криминалистической наукой и следственной практикой. Однако в тексте данной главы нет, к сожалению, какого-либо системного описания криминалистических (выделено мной - М.Л.) методов и средств изучения личности, и тем более не усматривается заявленного и сколько-нибудь обоснованного описания соответствующего учения. В работе кратко характеризуются применительно к изучению личности подозреваемых и обвиняемых используемые следователем методы наблюдения, беседы, обобщения независимых харак- теристик, биографический метод и анализ результатов преступной деятельности. Перечисленные методы почему-то лишаются автором своего психологического происхождения и обозначаются просто как «различные методы»2 . Возможно причина этого заключается в том, что в начале параграфа Ф.В. Глазырин, указывая на широкие возможности современной психологической науки в изучении личности пишет, что следователь «… не может воспользоваться психологическими методиками потому, что, во-первых, не является соответст- вующим специалистом, во-вторых, не имеет права применять приборы, методы, не предусмотренные уголовно- процессуальным законодательством»3. Далее автором характеризуются источники получения информации о личности: следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия, судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертизы, криминалистические учеты; отражаются особенности изучения личности потерпевшего и свидетелей,

См. Ф.В. Глазырин. Учение о криминалистических методах и средствах изучения личности. В кн.: Криминалистика. Под ред Р.С. Белкина, В.Г. Коломацкого, И.М. Лузгина. М., 1995. С.221- 233 .

2 Там же. С. 226.

3 Там же. С. 225.

97

однако, не столько с точки зрения методов и средств, сколько с позиции задач и объема изучения.

Излагая проблему методики криминалистического изучения личности, опираясь на современные разработки теории и методологии криминалистики, возьмем на себя смелость по некоторым отдельным позициям возразить выше названным авторам.

Представляется, что в контексте рассматриваемой проблемы более корректно говорить не о криминалистических методах изучения личности, как это делает Ф.В. Глазырин, а о методах криминалистического изучения личности, что не одно и то же. Следует также дифференцированно подходить к методам криминалистического изучения личности в зависимости от того, в каком виде криминалистической деятельности - научной или практической осуществляется данное изучение. Арсенал методов научного познания в области криминалистического изучения личности (на эмпирическом и теоретическом уровнях) неизмеримо шире комплекса методов, которые могут быть использованы в практике расследования преступлений. Это связано с тем, что практическая деятельность по расследова- нию преступлений протекает в специфических формах и условиях, определяемых, с одной стороны, уголовно- процессуальным законом, а с другой - следственной ситуацией. При этом нельзя не согласиться с И.М. Лузгиным и Р.С. Белкиным, утверждающими, что уголовно-процессуальный закон определяет и регламентирует не сами методы познания, а форму их применения в уголовном процессе, что бесспорно относится и к методам практического криминалистического изучения личности1 .

Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М.,1973. С. 102.; Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. I. M., 1997. С. 369.

98

Закон прямо устанавливает следующие факторы, обусловли- вающие выбор методов криминалистического изучения личности в практике расследования: процессуальные сроки; круг субъектов, осуществляющих указанное изучение; формы, в рамках которых проходит криминалистическое исследование личности. Помимо этого выбор методов исследования диктуется и требованиями морали, что вытекает из принципов уголовного судопроизводства.

Главным субъектом криминалистического изучения личности в процессе расследования преступления является следователь. Его главенствующее положение обусловливается тем, что именно следователь, исходя из следственной ситуации,

  • определяет направление расследования, а следовательно и объем криминалистического изучения личности конкретных участ ников процесса расследования;

  • планирует и организует всю деятельность по криминалистиче- скому изучению личности;
  • при необходимости привлекает сведущих лиц (специалистов и экспертов) к выявлению, собиранию и исследованию криминалистически значимой личностной информации.
  • Представляется, что, говоря о методах криминалистического изучения личности, следует иметь в виду методы, применяемые непосредственно самим следователем, а также специалистом- криминалистом и экспертом (в рамках проведения криминалистических экспертиз). При этом сам следователь непосредственно может использовать ограниченное количество методов из числа тех, которые не требуют специальных познаний. Методы, используемые в процессе расследования сведущими лицами иной специальности (психологами, судебными медиками, психиатрами и т.д.), привле-

99

каемыми следователем, строго говоря, не следует считать методами криминалистического изучения. В этом случае лишь результаты их деятельности становятся криминалистически значимыми и в этом качестве включаются в структуру криминалистического изучения личности, а применяемые ими методы остаются общенаучными методами исследования либо специальными методами соответствующих их профилю областей знаний. Поэтому трудно согласиться с П.П. Цветковым, который, как указывалось выше, считает, что следователь и суд не только непосредственно сами, но и с помощью экспертов и специалистов используют разнообразные методы изучения личности. В последнем случае методы используют именно сведущие лица, а следователь и суд, привлекая специалистов и экспертов, ставя перед ними конкретные задачи, оценивают и используют результаты их исследований как источник криминалистически значимой информации о личности.

Представляется также, что вопрос об использовании научно- технических средств при изучении личности в процессе расследования лишь условно можно рассматривать отдельно от методов данного исследования, ибо они сами по себе, вне рамок использования соответствующего метода познания, как справедливо замечает И.М. Лузгин, мертвы, а вопрос об их применении следователем должен решаться аналогично использованию методов: каждым субъектом в пределах его компетенции .

Методы изучения личности как объекта тактического воздействия определяются, в первую очередь, предметом изучения, а также субъектом, их применяющим, и условиями, в рамках которых они используются. Поскольку предметом изучения личности как объекта

1 См.:.Лузгин И.М. Указ. соч. С.100, 111.

100

тактического воздействия, как было указано выше, является психологическая структура личности, из этого закономерно вытекает, что методы исследования для выполнения данной задачи должны заимствоваться криминалистикой из психологии. Д.П. Котов и Г.Г. Ши-ханцов, рассматривая вопрос о познавательной деятельности следователя, верно отмечают, что «… предварительное следствие в определенном аспекте можно и нужно рассматривать как специфическое психологическое исследование, имеющее практический характер и осуществляемое в рамках уголовно-процессуального закона», в ходе которого «… следователь обязан познавать субъективную сторону преступления, психические особенности обвиняемого и других лиц, их психические состояния и т.д.»1 Однако следует заметить, что сам следователь, не являясь специалистом - психологом, не в состоянии и не в праве использовать психологические методы в их полном комплексе. В необходимых случаях закон обязывает его привлекать для решения конкретных задач сведущих лиц: специалистов и экспертов, в том числе и психологов. Однако это и не означает, что следователь вообще не может использовать методы, разработанные в психологии. Главным критерием допустимости использования специальных методов психологии в этом случае должна быть их доступность для использования неспециалистом. Практика показывает, что ряд психологических методов вполне доступны для использования в практической деятельности следователя с учетом его профессиональной подготовки, включающей изучение основ общей психологии и специального курса юридической (в том числе и судебной) психологии.

Котов Д.П., Шиханцов Г.Г. Психология следователя. Воронеж, 1977. С. 77.

101

В ряду допустимых, таким образом, оказываются следующие методы: наблюдение, беседа, обобщение независимых характери- стик, биографический метод, а также анализ результатов деятельности. Это признается сегодня и криминалистами, и судебными психологами. Следует отметить, что данные методы, не теряя своей психологической природы, все же приобретают определенную специфику, которая обусловливается особенностями сферы их применения, т.е. условиями предварительного расследования и характером решаемых при этом криминалистических задач. Остановимся на характеристике перечисленных методов более подробно.

Метод беседы. Беседа с участниками расследования в работе следователя играет особую роль в силу своей многофункциональности и многозначности тех задач, которые решаются на базе ее использования. Являясь формой общения, она выступает как метод изучения личности (и с этих позиций будет рассмотрена в данном параграфе), а также как способ установления психологического контакта и как способ передачи информации при подготовке участников следственных действий перед их проведением. Таким образом, беседа может предшествовать следственному действию, а также осуще- ствляться в его ходе. Сразу следует подчеркнуть, что в рамках беседы как формы общения реализуются разные методы изучения личности (собственно беседа, наблюдение и иные), что будет показано далее. Метод беседы универсален и может быть применим к изучению личности любого участника расследования: от обвиняемого до понятого.

Беседа как метод изучения личности представляет собой способ получения информации и познания психологических явлений путем

102

речевого общения. В ходе беседы имеется возможность выяснить широкий круг сведений о личности собеседника, характеризующих уровень его интеллектуального развития, культуры, профессиональных знаний, систему отношений к определенным событиям, явлениям, лицам, мировоззрение, понимание правовых и морально-этических норм, особенности самооценки. Широкий перечень получаемой информации в ходе беседы, ее многоплановость дает понять, что этот метод не так прост, каким кажется на первый взгляд. Безусловной гарантией успешного проведения беседы может быть только ее правильная подготовка и организация с учетом специфических условий расследования. Техника беседы, разработанная в психологии, должна использоваться с учетом условий расследования.

Основные требования, предъявляемые к методу беседы, - это целенаправленность, плановость, индивидуальность. Следователь заранее должен определять комплекс задач, которые будут решаться в беседе, и спланировать тему разговора. Беседа на должна быть «холостой». Последнее особенно важно. Учитывая ограниченность во времени общения в ходе расследования, беседа должна использоваться для получения полезной, криминалистически значимой информации, направленной на диагностику личности, к тому же беседа должна быть содержательной и для того, чтобы заинтересовать собе- седника, побудить его к активности. Особенностью беседы как метода изучения личности в процессе расследования является то, что фактически она модифицируется в расспрос по соответствующему плану . Требование индивидуальности также важно. Оно заключает-

1 Ковалев А.Г. Психология личности. М, 1965. С.73. Эту специфику беседы как метода криминалистического изучения личности обвиняемого совершенно справедливо подметил Ф.В. Глазырин. См.: Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973. С. 31.

103

ся в необходимости выбора соответствующей цели, темы, формы, продолжительности, момента проведения беседы с учетом уже из- вестных, хотя бы в минимальном объеме, данных о личности.

Следователь играет в беседе ведущую роль, он должен в совер- шенстве владеть диалогической речью, т.е. уметь не только понятно излагать свои мысли, четко формулировать вопросы, но и слушать собеседника. Начало беседы - это фаза адаптации, вводящая в атмосферу общения. Первые вопросы подбираются из ряда контактных, т.е. таких, ответы на которые не вызывают затруднений. Эти вопросы должны касаться тех сфер, интерес следователя к которым объясним и не вызовет недоумения у собеседника. Нежелательны многословные вступления, ибо они провоцируют пассивность собеседника. Тон беседы должен быть одновременно и располагающим, и достаточно официальным, как того требует процессуальное положение следователя, вопросы - лаконичны и просты. Они должны касаться той информации, которую собеседник в состоянии сообщить, ибо не следует забывать, что далеко не все стороны личности можно изучать методом беседы. Так, например, далеко не каждый человек су- меет объяснить свои психические качества, состояния и многие психические процессы, выводы о которых делаются на базе использования комплекса методов.

При изучении личности методом беседы в ходе расследования не всегда возможно, да и не всегда нужно следовать рекомендациям психологов о том, что обстановка беседы должна быть неофициальной. Местом проведения беседы обычно является место проведения следственного действия, которое избирается, если это возможно и необходимо, с учетом личности ее участников. Местом беседы может быть место проживания лица, место работы, место временного пребывания (например, лечебное учреждение) и др. В любом случае

104

условия ее проведения должны исключать негативное воздействие посторонних раздражителей. Результативность беседы как метода криминалистического изучения личности зависит от того, насколько прочно установлен психологический контакт между ее участниками.

Метод наблюдения. Этот метод занимает одно из центральных мест в познавательной деятельности следователя в целом и потому давно привлекает к себе внимание ученых - криминалистов. Наблюдение как метод криминалистического изучения личности заключается в целенаправленном, непосредственном (опосредованном) и планомерном восприятии внешнего облика человека, а также специфически проявляющихся вовне его психических особенностей. Наблюдение позволяет по внешним поведенческим актам получить представление о темпераменте, волевых, эмоциональных свойствах личности. Отвечая на вопрос о том, что в психологической реальности может быть доступно познанию при непосредственном (под- черкнуто мною - М.Л.) внешнем наблюдении, Т.В. Корнилова пи- шет: «Предметом наблюдения могут выступать поведение, эмоциональные проявления, контакты и групповые взаимодействия людей, но также и высказываемые ими мысли и мнения, отстаиваемые ценностные предпочтения и их переживания, если есть возможность их экспликации, объективизации, перевода в план внешне наблюдаемых показателей.»1

Криминалисты к определению предмета наблюдения при кри- миналистическом изучении личности подходят по-разному. Так, авторы методического пособия «Изучение следователем психологии обвиняемого» отмечают, что предметом наблюдения могут быть по-

Корнилова Т.В. Введение в психологический эксперимент. М., 1997. С.53-54.

105

ведение (действия), высказывания, внешний облик обвиняемого . Такой же позиции придерживается Ф.В. Глазырин, указывая на наблюдение за особенностями поведения, психофизиологическими реакциями, речью, по которым прогнозируется и оценивается наличие определенных личностных качеств и свойств2. Более оправданным представляется подход Н.И. Порубова, который считает, что предметом наблюдения при изучении личности является также и обстановка среды обитания человека (место работы, проживания), т.к. «…вещи, предметы домашнего обихода, вся окружающая обстановка могут многое «рассказать» о своем хозяине следователю, если он об-ладает наблюдательностью и аналитическим мышлением» . Соглашаясь с позицией Н.И. Порубова, следует особенно подчеркнуть, что сущностью наблюдения как метода криминалистического изучения личности следователем является не пассивное созерцание и регистрация всех названных выше проявлений, а одновременно и их глубокий анализ, осмысление с точки зрения отделения закономерного от случайного, главного от второстепенного, причин от следствия. В данном случае проявляется одна из особенностей использования метода наблюдения в процессе расследования по сравнению с его использованием в психологии, где на определенных этапах возможно наблюдение, состоящее из разделенных во времени фаз: регистрации, кодировки и интерпретации результатов. А.Р. Ратинов справедливо акцентирует внимание на том, что следователь, наблюдая предметы и явления, одновременно оценивает, осмысливает и ис-

Коченов М.М. и др. Изучение следователем психологии обви- няемого. М, 1987. С.13.

2 Глазырин Ф.В. Учение о криминалистических методах и средст- вах изучения личности. В кн.: Криминалистика. Т.1. М.,1995. С. 226.

Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. М, 1998. С. 83.

106

толковывает их, а наблюдательность следователя носит преимущественно объяснительный характер, «она означает умение подмечать и улавливать внешние проявления внутреннего мира людей, видеть и понимать … «психологический подтекст» каждого движения, действия и поступка»1.

Отмечая специфические черты использования метода наблюде- ния в криминалистическом изучении личности, необходимо остановиться на сущности и значении такой его разновидности, как опо-средствованное (или опосредованное) наблюдение. В криминалистической и судебно-психологической литературе под опосредствованным наблюдением чаще всего понимается наблюдение, «при котором субъект исследования воспринимает наблюдаемый объект через других лиц, как бы их органами чувств, получая от этих лиц ин-

  • — - - . . ..

формацию о наблюдавшемся событии, факте» . Указывая на воз- можность использования опосредствованного наблюдения как метода криминалистического изучения личности, следует отметить следующее важное обстоятельство: в данной ситуации первоначальное, непосредственное наблюдение осуществляется субъектами, как правило, без установки на решение криминалистических задач, что лишает его целенаправленности. Это наблюдение также требует от

Ратинов А.Р. Наблюдение и наблюдательность в работе следова- теля. В кн.: Вопросы предупреждения преступности. Вып. 4. М.,1966. С.163.

В криминалистической и судебно-психологической литературе эти прилагательные часто используется как синонимы.

3 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. I. M., 1997. С.346. См. Также: Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. С. 149; Чу-фаровский Ю.В. Юридическая психология. М. 1998. С.62. П.П.Цветков под опосредствованным наблюдением понимает «обходной (косвенный ) путь личного познания через приборы, приспособления и т.д.». См.: Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого. Л., 1973. С. 117.

107

следователя проверки возможности правильно воспринимать и интерпретировать наблюдателем информацию об изучаемом лице. Исключение в данном случае, пожалуй, составит лишь наблюдение, осуществляемое по поручению следователя оперативным работником, специалистом либо экспертом (по постановлению), которое, будучи профессиональным, в большей степени претендует на объективность.

Проблема сочетания объективного и субъективного, заложенного в методе наблюдения, при криминалистическом изучении лично- сти приобретает особое значение, т.к. является фактором, влияющим на надежность данного метода как способа познания. Практически все психологи обращают внимание на типичные недостатки метода наблюдения, влияющие на достоверность его результатов, основанные на субъективном подходе наблюдателя:

• гала-эффект (грубое обобщение впечатлений, оценка в «черно-белых красках» );

,• эффект снисхождения (тенденция давать слишком положи- тельную оценку наблюдаемым проявлениям);

• ошибка центральной тенденции (ошибка усреднения, ниве- лирование проявления крайних признаков свойств, поведения); • • логическая ошибка (некорректность умозаключения, на- пример, заключение об интеллекте человека по его красноречию; эта ошибка построена на предположении о тесной связи определенных свойств личности); • - ошибка контраста (склонность наблюдателя подчеркивать противоположные себе черты у наблюдаемого)1.

См.: Методы социальной психологии. Л., 1977. С.29-30; Романов В.В. Юридическая психология. М.,1998. С. 59.

108

Особенно существенная «опасность» при применении метода наблюдения в криминалистическом изучении личности связана с проявлением так называемых косных стереотипов. Как известно, восприятие человека человеком происходит осмысленно на базе обобщенного знания о той категории людей, к которой относится изучаемый. По мере накопления профессиональных знаний и опыта в сознании следователя формируется обобщенное представление об отдельных типах участников процесса расследования: обвиняемых, потерпевших, свидетелях и др.

Использование типовых моделей личности является не только допустимым, но и необходимым, например, при выдвижении версий на том этапе расследования, когда следователь не обладает достаточной конкретной информацией. В том же случае, когда изучение личности конкретного участника расследования подменяется «сте-реотипизацией», «приписыванием» познаваемой личности набора типичных, наиболее часто встречаемых у данной группы людей черт, имеет место не изучение, а так называемое «безотчетное струк-туирование личности», при этом познание факта заменяется мнением о нем1. Находясь под воздействием косного оценочного стереотипа, следователь воспринимает личность избирательно и неполно, под тем углом зрения, который диктует ему часто ошибочная установка. При этом искажение восприятия и интерпретации получаемой следователем информации будет тем больше, чем сильнее он ориентирован на подтверждение своего предварительного мнения о личности, сформированного на базе сложившегося стереотипа. Так, например, стереотип личности обвиняемого, сложившийся под воздей-

См.: Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.,1982. С.128-130.

109

ствием тенденциозности и предубежденности в виновности любого обвиняемого проявляется в стремлении увидеть в конкретном обвиняемом и его поведении только то, что подтверждает версию о виновности. Следователь, подверженный влиянию такой установки, наблюдая за обвиняемым, обращает внимание в основном на те явления и признаки, которые желает увидеть, чтобы подтвердить уже сложившееся в его сознании типичное представление о лице, привлеченном к уголовной ответственности, как «отрицательном субъекте».

В качестве примера можно сослаться на то, что при анкетирова- нии следователей каждый третий из них на предложение расширить характеристику обвиняемых за пределы социально- демографических данных (по находящимся в производстве делам) назвали исключительно отрицательные личностные свойства подследственных: негативное отношение к работникам милиции, подверженность постороннему негативному влиянию, лживость, упрямство, заносчивость, легкомыслие, жестокость, обидчивость, неуживчивость, корыстолюбие, стяжательство, изворотливость, льстивость, злопамятность, развязность, трусливость и т.п.

Косные стереотипы восприятия личности складываются не только в отношении обвиняемых, но и других участников процесса расследования. Опрос следователей показывает, что в отношении потерпевших по делам об изнасиловании, иногда превалирует представление о последних как о женщинах легкомысленных, с зыбкими нравственными устоями и т.п. качествами; в отношении свидетелей -что все они лживы и т.д. На практике следователь, подпадающий под воздействие косных стереотипов, лишает себя возможности использовать целенаправленное, избирательное тактическое воздействие, основанное на индивидуальном подходе к конкретной личности.

по

Повышение надежности результатов наблюдения прежде всего зависит от подготовки и тренировки наблюдателя, от четкой организации наблюдения. Одним из важнейших приемов борьбы с формированием косных стереотипов восприятия является установка на поиск в наблюдаемом не только тех свойств, которые предполагается найти, но и обратных им. Следователю важно также не переоценивать свою проницательность, сохранять критическое отношение к интуитивным догадкам.

Наблюдение как метод криминалистического изучения личности имеет еще одну особенность. Обстановка расследования, следст- венных действий, особенно таких, как допрос, очная ставка, обыск, освидетельствование, предъявление для опознания, следственный эксперимент нетипична для большинства их участников. Это значительно влияет на их психическое состояние, откладывает своеобразный отпечаток и на течение психических процессов, их внешние проявления. Интерпретация результатов наблюдения за проявлением личностных свойств участников процесса расследования должна осуществляться с учетом контекста ситуации, в которой находится и действует конкретный участник.

Информация, полученная при беседе и наблюдении, достаточно субъективизирована, ибо базируется на непосредственном восприятии следователя. Поэтому для полноты и объективности изучения личности оно должно дополняться иными, опосредованными методами. Самым оптимальным из них является метод обобщения независимых характеристик. Его сущность заключается в сборе, обобщении и анализе сведений о личности, исходящих от разных лиц, наблюдавших проявление психических и иных свойств личности в различной обстановке и в разное время. При этом под характеристикой понимается любая (официальная и неофициальная, устная и

Ill

письменная) информация о человеке, по которой можно судить о его личностных качествах и поведении. Характеристики могут быть различными: краткими и полными (раскрывающими существенные особенности личности); широкими (дающими разносторонние сведения): целенаправленными (описывающими особенности личности под определенным углом зрения); глубокими (раскрывающими самые существенные особенности личности, иногда не сразу заметные и нелегко выявляемые); поверхностными (фиксирующими наиболее заметные свойства личности и выдающими их за существенные).

Применение метода обобщения независимых характеристик по- зволяет следователю получить обширный материал о проявлении психологических и социально-психологических свойствах изучаемого лица в бытовых и производственных условиях, позволяет установить особенности его отношений с окружающими. Характеристики, исходящие от разных людей, должны оцениваться с позиции полноты, достоверности и объективности, должна выявляться обоснованность высказанных мнений. Характеристики, исходящие от разных людей, часто содержат расхождения в оценке качеств характеризуемой личности. С одной стороны, эти расхождения бывают вызваны тем, что лица, характеризующие изучаемого, наблюдали его в разное время и в различных ситуациях, когда психологические свойства и иные свойства обвиняемого проявлялись неоднородно. Такие расхождения закономерны, и полученные характеристики не противоречат друг другу, а напротив, будут друг друга дополнять. С другой стороны причиной различного подхода к изучаемому может быть предвзятое к нему отношение, основанное на личных мотивах (родственные чувства, дружба или, наоборот, неприязнь, вражда) или личные качества дающего характеристику (например, конформизм,

1 Платонов К.К., Голубев Г.Г. Психология. М.,1973. С. 187.

112

проявляющийся в данном случае в некритическом присоединении к мнению других). Характеристики такого рода должны особенно тщательно оцениваться в совокупности с другими материалами дела. При анализе расхождения в оценках личностных качеств изучаемого лица, которые встречаются в характеристиках, внимание прежде всего должно быть обращено на обоснованность высказываемых мнений, на их подтверждение конкретными примерами о действиях и поступках лица, мотивах его поведения.

Источники получения независимых характеристик, собираемых в ходе расследования, могут быть многочисленными и разнообраз- ными - это: показания лиц, знающих изучаемого (родственников, знакомых, сослуживцев, соседей и др.); документы, в которых со- держатся сведения, характеризующие изучаемого; собственно письменные характеристики с места работы, учебы, жительства, из других коллективов; характеристики из мест отбывания наказания. Письменным характеристикам, которые истребуются на обвиняемых (реже - на потерпевших) практически по каждому уголовному делу, следует уделить особое внимание. Изучение уголовных дел показывает, что эти характеристики как были, так и остаются в своем подавляющем большинстве формальными и малоинформативными. Некоторые авторы, анализируя перечисленные недостатки, пришли к мнению о том, что запрашивая характеристику на обвиняемого, следователь должен сориентировать адресата на те данные, которые требуется в ней отразить, и предлагают свои варианты таких запросов- опросников.1 Им резко возразила П.А. Лупинская, высказавшись, о том, что такая характеристика «…фактически превратится в

Ведерников Н.Т. Изучение личности в процессе расследования. Томск,1968. С. 65. См. также: Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. Дисс. к.ю.н. М., 1977. Приложение.

113

письменное показание по «наводящим» вопросам, сформулированным следователем», и указала на необходимость шире практиковать допрос лиц, подписавших характеристику, для проверки ее объективности .

В подтверждение правоты П.А. Лупинской следует привести и еще один аргумент: формулируя вопросы при истребовании харак- теристик, следователи, подверженные воздействию косных стерео- типов в восприятии личности, зачастую навязывают свою установку тем лицам, к которым обращаются за сведениями об обвиняемом. Примером к сказанному может служить текст запроса о предоставлении характеристики на Т-ву, обвиняемую в клевете: «Прошу выяснить подробную характеристику на рабочую Вашего предприятия Т-ву и при этом отразить в ней отношение к труду, товарищам по работе и администрации, совершение дисциплинарных проступков и наказания за них, отрицательные черты характера: грубость, высокомерие, невнимание к людям, личные качества (правдива, ленива, хвастлива, корыстна и т.д.); были ли на нее жалобы, какие меры принимались к ней администрацией» (выделено мной -М.Л.). Здесь тенденциозность следователя, его обвинительный уклон явно провоцирует односторонний подход к изучению личности об- виняемой.

В прошлые годы практика повсеместного истребования пись- менных характеристик по уголовным делам предполагала выражение в них мнение коллектива о том или ином лице, и исходила из постулата «коллектив всегда прав», что уже давно было опровергнуто

Лупинская П.А. Доказывание обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого. В кн.: Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1981. С.27-28.

114

социологами . Сегодня формальное истребование письменной ха- рактеристики - это косный штамп, мешающий действительному изучению личности, подменяющий его.

Представляется, что допрос в целях изучения личности вообще, с любых позиций, значительно предпочтительнее, чем заочно вы- данная письменная характеристика. Допрос гарантирует получение более полной информации и в более короткий срок, что всегда важно в условиях расследования. Характеристику же надлежит истребовать только в том случае, когда по объективным причинам нет возможности допросить соответствующее лицо.

Биографический метод используется для более глубокого изу- чения личности и в силу этого применим для изучения личности центральных участников процесса - обвиняемых, а иногда и потерпевших. Биография человека, его жизненный путь - это история развития личности, позволяющая судить о процессе формирования жизненных принципов и позиций, о системе отношений, ценностных ориентации, особенностях психического склада. Биографический метод предполагает сбор и обобщение сведений о фактах из жизни человека, часто в хронологическом порядке или по отдельным этапам. Он тесно соприкасается и сочетается с другими методами, в частности с беседой, темой которой может быть биография изучаемого лица, а также обобщением независимых характеристик. Источники получения биографических сведений так же многочисленны, как и в обобщении независимых характеристик, но к ним добавляется и сам изучаемый. Техника биографического метода не так сложна, как трудоемка. Рассылка многочисленных запросов, проведение допросов широкого круга лиц и последующее изучение полученного мате-

1 См.: Сычев Ю.В. Микросреда и личность. М., 1974. С. 160.

115

риала могут быть эффективно осуществлены только на основе тщательного планирования и высокой самоорганизованности следователя. При установлении тех или иных фактов из жизни обвиняемого или потерпевшего в задачу следователя входит не пассивная их констатация, а глубокая оценка с правовых, психологических и моральных позиций на основе сопоставления этих фактов друг с другом.

Особенное значение имеет выделение критических, переходных моментов жизни изучаемого лица и оценка его реакций на них. Именно в результате такого обобщения при изучении биографии обвиняемого или потерпевшего может вырисоваться личность, ее черты, особенности, которые могут быть использованы, например, при выборе методов убеждения как способа воздействия на личность в ходе расследования. Источники информации, из которых получаются сведения биографического характера, - это, во-первых, сам изучаемый, его родственники, а также другие лица, знавшие обвиняемого (потерпевшего) в те или иные периоды его жизни. Во-вторых, биографические данные содержатся в личных документах (об образовании, местах проживания), личных делах по месту работы или учебы, трудовых книжках, пенсионных делах, а также материалах, находящихся в ведении различных организаций: отделов ЗАГС, архивов, медицинских учреждений и т.д. Совершенно особенного отношения к себе в рамках применения биографического метода изучения личности требует такой документ как собственно автобиография лица. С одной стороны автобиография интересна тем, что в ней, как ни в каком другом источнике может быть полно отражена фактическая сторона жизни изучаемого лица, с другой - она нередко демонстрирует подчеркнутую субъективность. Последнее нельзя рассматривать как исключительно отрицательное явление. Сравнивая фактическое содержание автобиографии с данными, полученными из

116

других источников, по несовпадениям следователь часто может определить, какие сведения изучаемый в той или иной ситуации желает скрыть или исказить, что само по себе дает о нем дополнительную информацию.

Показать значение знания следователем биографических данных для использования их в тактических целях можно на следующем примере. К-ий обвинялся в совершении хищений путем мошенничества, которые он совершал на протяжение более 15 лет. Уголовное дело было возбуждено на основании его явки с повинной. Однако у следователя возникло предположение, что К- ий не дает в полном объеме правдивые показания о некоторых эпизодах своей преступной деятельности. Для оказания тактического воздействия на К-ого при изучении его личности был использован биографический метод, в результате чего были установлены в хронологическом порядке многочисленные факты его биографии, связанные с переездами и сменой места жительства, сменой места работы (более 30 за 15 лет), изменением материального уровня жизни, семейного положения, круга знакомств. Реализация биографического метода включала по- лучение и изучение соответствующих документов, допросы лиц, знавших обвиняемого в разные периоды его жизни. Пятидесятилетний К-ий был неординарной личностью: кандидат технических наук, автор десятков изобретений в сфере автоматизации производства. Он рос в малообеспеченной семье и в подростковом возрасте был осужден за кражу фотоаппарата. К- ий считал, что именно материальная необеспеченность толкнула его на первое преступление. Всю оставшуюся жизнь в К-ом сочетались стремление развить и проявить свои технические способности (что ему, безусловно удалось) и, одновременно, жажда материального обогащения любой ценой. Следователь в беседе с К-им проанализировал всю его жизнь, выявил мо-

117

тивы его преступной деятельности, по достоинству оценил его профессиональные заслуги и показал, что К-ий вполне мог бы удовлетворить свое честолюбие именно ими. К-ий, по его признанию, был крайне удивлен осведомленностью следователя о фактах своей жизни, которые, как ему казалось, не относились к расследуемому преступлению. В его позиции произошел кардинальный перелом, что привело к даче достоверных показаний по интересовавшим следствие эпизодам. Изучение биографии обвиняемого в данном случае помогло выявить те стороны его личности, на которые следователь смог опереться при оказании тактического воздействия.

Анализ результатов деятельности как метод изучения личности чаще всего используется при изучении личности обвиняемого. Основным объектом познания при этом становится его преступная деятельность во всем многообразии ее проявления. Однако нельзя ограничиваться только ею, особенно в тех случаях, когда преступная деятельность протекает параллельно с иной, профессиональной и тем более, когда она тесно переплетается с последней. В любом виде человеческой деятельности находят отражение многие личностные качества субъекта, ее осуществляющего: способности, мотивация, черты характера и пр. Весьма значимым объектом исследования яв- ляются личные дневники, результаты художественного творчества (литературного, изобразительного, музыкального), в которых зачастую непроизвольно отражаются тщательно скрываемые причины и мотивы поведения человека, в том числе и преступного. Такие объекты иногда попадают в поле зрения следователя и дают полезную информацию. Однако следователь должен знать, что связь между истинными чертами личности и их проявлением в продуктах деятельности не всегда проста и однозначна.

118

В завершении параграфа необходимо остановиться на одном из так называемых нетрадиционных методов криминалистического изучения личности, используемом при расследовании преступлений, - инструментальной диагностике эмоционального состояния испытуемого, осуществляемой с помощью полиграфа в процессе опроса1. При этом данный метод применяется не с целью выявления каких-либо присущих личности устойчивых свойств, а является методом своего рода «точечной» диагностики, регистрируя одномоментную психофизиологическую реакцию на специально создаваемую путем сообщения конкретной информации эмоциогенную ситуацию. По существу - это оснащенное инструментарием наблюдение за эмоциональными проявлениями опрашиваемого в ответ на сообщаемую ему информацию. Однако, оно осуществляется на том уровне, который позволяет более точно, чем при обычном наблюдении за внешним поведением судить об изменениях в эмоциональном состоянии испытуемого в силу того, что нетренированный человек практически не может произвольно управлять вегетативными реакциями.

Данный метод так и оставался бы особенной формой наблюдения и не требовал бы отдельного рассмотрения с точки зрения его сущности и допустимости, если бы не та цель, для достижения которой он применяется в криминалистике. Эта цель - диагностика лжи. Термин «лай-детектор» (детектор лжи), носивший изначально исключительно рекламную нагрузку, прочно вошел и в научную лек-

Этот метод относят к специальным психофизиологическим ис- следованиям - СПФИ (Митричев В. Холодный Ю. Правовые аспекты применения полиграфа в оперативно-розыскной деятельности. Записки криминалистов. М.,1995, № 5. С. 218); к инструментальной диагностике эмоциональной напряженности - ИДЭН ( Прукс П. Уголовный процесс: научная «детекция лжи» (инструментальная диагностика эмоциональной напряженности и возможности ее применения в уголовном процессе). Тарту, 1992.)

119

сику, поскольку это наименование полиграфа сразу отразило и конечные цели его использования. Нельзя не заметить, что отношение российских криминалистов и процессуалистов к применению полиграфа при допросе в целом никогда не было однозначным: его диапазон простирается от полного неприятия (A.M. Ларин, И.Ф. Пантелеев, П.С. Элькинд, и др.)1 до почти полного признания (В.А. Образ-цов, Ю.И. Холодный и др.) . Следует отметить также, что значительная часть криминалистов все же предпочитает демонстрировать взвешенное, достаточно требовательное отношение к данной методике получения криминалистически значимой информации (Р.С. Белкин, В.И. Комиссаров, Ю.Г. Корухов, Н.А. Селиванов и др.). Представители этой группы, по меньшей мере, сходятся во мнении о том, что, во-первых, получаемые при помощи полиграфа сведения не имеют доказательственного значения виновности и могут свидетельствовать лишь об осведомленности испытуемого о тех или иных проверяемых фактах; во-вторых, полиграф может быть использован только при добровольном согласии опрашиваемого; в-третьих, данный метод должен применяться профессионально подготовленным

Ларин A.M. Криминалистика и паракриминалистика. М., 1996. С. 133-148; Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии рассле- дования преступлений. Труды ВЮЗИ. М., 1971. Вып.ХХ1Х, с.227; Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. М., 1976. С. 134-135.

Криминалистика. Под ред. В.А.Образцова. М.,1997. С. 319-329; Холодный Ю.И. Полиграфы («детекторы лжи») и безопасность. М., 1998.

120

сведущим лицом при наличии высококачественной специальной аппаратуры1.

Критика применения полиграфа в буржуазном судопроизводстве со стороны российских юристов в доперестроечный период (60 - 80-ые годы) во многом была обусловлена социальным заказом. Например, В.Е. Коновалова в 1973 г. писала: «Применение диагностирующей аппаратуры в процессе судопроизводства всегда обладало социальными характеристиками и той социальной направленностью, которая отражала политические и научные тенденции в судопроизводстве. Применение аппаратуры, диагностирующей психические состояния и физиологические реакции, в настоящее время не имеет перспектив, так как цель такого применения не связана с установлением объективной истины по делу и лишена научных критериев, позволяющих определять ее действенность и значение получаемых ре- зультатов» .

Такой подход легко и удачно сочетался и с критикой господ- ствовавших в американской психологии течений - бихевиоризма, а затем необихевиоризма . Отталкиваясь от принципа - описывать

1 Белкин Р.С. Курс криминалисстики. Т.З, М, 1997. С.44-56; Ко- рухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М.,1998. С. 267-281; Селиванов Н.А. Использование психо - физиологических реакций при проверке на полиграфе («лай- детекторе»). В кн.: Пособие для следователя. Расследование престу плений повышенной общественной опасности. М.,1998. С.22-35; Комиссарова Я.В. Перспективы использования полиграфа в России. В кн.: Социально-экономические и правовые проблемы Восточно- Сибирского региона на пороге третьего тысячелетия. Иркутск, 1998. С.69-70.

2 Коновалова В.Е. Организационные и психологические основы деятельности следователя. Киев, 1973. С. 120, 122.

См.: Роша А.Н. Эмоциональное состояние обвиняемого во время допроса. Вестник МГУ. Серия «Право». М.,1964, № 3. С.60.

121

только то, что можно непосредственно наблюдать, бихевиористы предметом психологии считали внешне выраженное поведение индивида, игнорируя при этом сознание, его руководящую роль в поведении. Несмотря на методологические изъяны исходной концепции бихевиоризма именно в рамках этого течения осуществилось введение объективного метода, основывающегося на регистрации и анализе внешне наблюдаемых фактов, процессов и событий. Благодаря этому в психологии получили бурное развитие инструментальные приемы исследования психических процессов и состояний1. Ясно, что метод инструментальной детекции лжи в названный период хорошо вписывался в теоретические основы бихевиоризма.

Однако, не все криминалисты разделяли точку зрения В.Е. Ко- новаловой. Например, Б.Г. Розовский допускал использование полиграфа при допросах, обысках, предъявлении для опознания, осмотре мест укрытия документов, ценностей, трупов и т.д. . Б.Н. Звонков допускал возможность применения при допросе полиграфа при условии согласия допрашиваемого, но подчеркивал, что на основе психологических наблюдений нельзя делать юридически значимые вы-воды . П.И. Гуляев и И.Е. Быховский отмечали, что «… использование полиграфных методов ускоряет, уточняет и объективизирует информацию об эмоциональном состоянии субъекта в тот или иной

Словарь практического психолога. Сост. СЮ. Головин. М., 1997, с. 57.

Розовский Б.Г. Об использовании технических средств при до- просе. В кн.: Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.4. Киев, 1967. С.139-144.

Звонков Б.М. Проблемы психологии и этики допроса. В кн.: Во- просы судебной психологии. М., 1971. С. 84-85.

122

момент следствия» . Позже их поддержал А.А. Закатов, который писал: «… с одной стороны следователю рекомендуют визуально наблюдать за признаками волнения допрашиваемого, характером его реакции на вопросы, а с другой — отказывают в более точной, объективной, беспристрастной регистрации тех же и иных проявлений че-ловеческого организма с помощью приборов» .

Сегодня в России утверждается именно такой, более конструктивный подход к полиграфу, что следует отметить как положительное явление. В 90-ые годы появились и теоретические и практические разработки в области применения полиграфа. В научно-исследовательском институте МВД РФ создается специализированный отдел психофизиологических проблем раскрытия преступлений и анализа преступного поведения, где наряду с другими нетрадиционными методами исследуется и проблема полиграфа3.

Гуляев П.И., Быховский И.Е. Исследование эмоционального состояния человека в процессе производства следственного действия. В кн.: Криминалистика и судебная экспертиза. Вып.9. Киев, 1972. С. 105. 2 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград, 1984. С. 115. Работы по изучению и практическому использованию полиграфа в борьбе с преступностью начали проводиться с 1989 г. в системе Главного управления уголовного розыска МВД СССР. Это стало возможным в связи с формированием соответствующей нормативной базы, которая позволила применение полиграфа в оперативно-розыскной деятельности. Имеются в виду Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» (1992 г.) и ныне действующий Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г., а также инструкции МВД РФ «О порядке применения полиграфа при опросе граждан», согласованной с Генеральной прокуратурой и Верховным Судом РФ (зарегистрирована в Министерстве юстиции России 28 декабря 1994 г.),»0 порядке получения допуска (свидетельства) на право работы с полиграфными устройствами» (утверждена приказом Министра внутренних дел РФ №353 от 12 сентября 1995 г.) и аналогичные инструкции, принятые ФСБ и ФСНП России (соответственно в 1997 г. и 1996 г.).

123

В то же время метод инструментальной диагностики психофи- зического состояния лица в плане его использования для разоблачения ложных показания все же нельзя считать абсолютно неуязвимым. Оставляя вопрос о применении полиграфа в ранге проблемы, Р.С. Белкин в 1997 г. выделил четыре ее аспекта: технический, тактический, этический и уголовно-процессуальный1. Рассматривая первый аспект (обозначим его как научно-технический - М.Л.), автор констатировал, что современные приборы, предназначенные для отражения психофизиологического состояния организма испытуемого лица, достаточно надежны. Помимо этого активное развитие новых областей науки и техники открывает широкие перспективы для совершенствования полиграфов, в том числе на пути создания бесконтактных датчиков. Это положение можно подтвердить тем, что уже и в России сегодня созданы и выпускаются высококлассные полиграфы, основанные на использовании электронной техники. В частности полиграф «ЭПОС-5», получивший высокую оценку специалистов во время демонстрации на X международном салоне «Милипол-97» в Париже2.

Тактический аспект проблемы Р.С. Белкин свел к ответу на во- прос: «…можно ли с помощью полиграфа получить однозначно толкуемую информацию о причинах эмоциональной реакции испытуемого?» и придал ему решающее значение с точки зрения достоверности и надежности результатов применения полиграфа в процессе расследования преступлений 3. Нельзя не согласиться с тем, что

1 Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т.З. М., 1997, с.44- 56.

2 Более подробно о выпускаемых в России полиграфах см.: Скор- ченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспе чение расследования преступлений. М.,1999. С. 191-193.

3 Белкин Р.С. Там же. С. 47.

124

данное обстоятельство действительно является решающим. Однако представляется, что здесь обозначается не столько тактический аспект, сколько еще один, который необходимо выделить - научно-технологический. Заметим сразу, что большинство исследователей все же считают невозможным дать категорический положительный ответ на поставленный вопрос. Так, всемирно известный американский психолог П. Экман, специалист в области исследования проблем невербального поведения и распознавания эмоциональных состояний человека, однозначно указывает на то, что полиграф лишь измеряет интенсивность проявлений возбуждения ВНС в момент восприятия и сообщения испытуемым информации. Ученый не видит оснований считать, что причина возбуждения кроется именно в том, что ответ, даваемый опрашиваемым, является для него заведомо ложным. П. Экман соглашается с мнением других психологов (Д. Рэскина и Д. Ликкена), уверенных, что сам процесс испытания на детекторе и процесс обмена информацией, который происходит между опрашиваемым и оператором, вызывает всплески эмоционального напряжения как следствие необходимости сосредоточиться, подобрать ответ и т.д. Прибор же не в состоянии дифференцировать, отличить «настоящие» эмоции от «индуцируемых». В диагностике лжи по эмоциональным проявлениям П. Экман видит уязвимость детек- тора еще и в том, что прибор не может идентифицировать проявляемую эмоцию. Что испытывает человек: страх, удивление, гнев, утомление, возбуждение? Достаточно скептическое отношение к полиграфу как к детектору лжи со стороны ученого продиктовано также тем, что он допускает и возможность принятия контрмер со стороны испытуемого1.

1 Экман П. Психология лжи. СПб., 1999. С. 140, 168.

125

Не менее важно и следующее обстоятельство. Жизнь каждого человека настолько уникальна, что невозможно предположить, какие ассоциации могут возникнуть в его сознании в связи с сообщаемой ему информацией и насколько эмоционально значимыми для него они могут быть. Психика каждого человека также уникальна и ее проявления могут быть совершенно нестандартны. П. Фресс, например, утверждает, что «… вегетативные реакции зависят не только от актуальных эмоциональных состояний. В результате образования условных связей нейтральные стимулы, ранее связанные с эмоцио-генными стимулами, начинают сами вызывать интероцептивные реакции. … Механизмы реагирования, постепенно возникшие под влиянием испытанных в прошлом … эмоций, являются более устойчивыми, чем механизмы системы жизненных отношений»1. Отечественные психологи также отмечают некоторые проблемы, связанные с психодиагностикой. Например, А.Б. Леонова, характеризуя физиологические методы тестирования, указывает на то, что «… к сожалению, существует много различных факторов, которые сходным образом влияют на одни и те же регистрируемые параметры» .

Изложенное тем не менее не означает отрицания возможности использования полиграфа для детекции лжи. Оно лишь призывает не переоценивать результаты исследований, не воспринимать их категорически однозначно. И здесь на первое место выходит научно обоснованная технология проведения полиграфных испытаний, ибо только она может обеспечить максимально надежный результат. Технология - это не тактика, которая предполагает возможность вы-

Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. М., 1975. С.179.

Леонова А.Б. Психодиагностика функциональных состояний че- ловека. М., 1984. С. 39.

126

бора вариантов действий, а правила, требующие неукоснительного соблюдения. Отрадно, что в работах, посвященных использованию полиграфа, в последнее время все больше внимания уделяется именно вопросам технологии1.

В первую очередь эта технология предусматривает определение (с формулированием абсолютных и относительных запретов) категорий лиц, не подлежащих опросу с применением полиграфа в силу присущих им заболеваний, особых физических и психических состояний. Данное правило отражено в Инструкции МВД РФ от 28.12.1994 г., однако есть исследования специалистов, в которых обоснованы более строгие подходы к решению этой проблемы ( Бе-люшина О.В., Зубрилова И.С. 1993 ).

Рассматривая вопрос о технологии применения полиграфа, нельзя не согласиться с Ю.Г. Коруховым, подчеркивающим значение умелого построения системы вопросов, т.е. теста, который «…должен быть сконструирован так, чтобы изменения в динамике психофизиологических показателей происходили именно из-за раздражителей, действующих по ходу теста». Поясняя свое утверждение, автор пишет, что «… при работе с полиграфом одним из кардинальных моментов является разработка психологически хорошо продуманного, четко сконструированного и стандартизированного ряда раздражителей, которые в дальнейшем поддавались бы сопос-

1 См., например: Селиванов Н.А. Использование психо - физиологических реакций при проверке на полиграфе. В кн.: Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. М.,1998. С.31-33.; Фесенко А., Холодный Ю. Методические основы испытаний на полиграфе. В кн.: Записки криминалистов. М.,1995. Вып.5. С.223-230; а также работы Белюшиной О.В., Зубриловой И.С. Ильичева В.А., Тяптина В.Д. (1993) и др.

127

тавлению и интерпретации . Поскольку в тест закладывается информация о расследуемом событии, становится ясным, какое значение в подготовке к опросу с использованием полиграфа отводится следователю. Само же составление теста, проведение процедуры испытания и расшифровка результатов требуют специальных познаний и поэтому осуществляется специалистом. Его именуют оператором или даже полиграфологом. Следователь же выступает как заказчик проверки (опроса) и «поставщик» информации для теста.

Что касается собственно тактического аспекта проблемы поли- графа, то представляется, что он заключается в принятии следователем решения о целесообразности и необходимости проведения опроса того или иного лица, а также о порядке и формах последующего использования полученной ориентирующей информации для получения информации достоверной, доказательственной.

С точки зрения этики использование полиграфа практически всем криминалистам представляется допустимым и дискуссии по этому поводу в настоящее время не ведутся. Представляется бес- спорным, что соблюдение законности при расследовании в целом и правил, заключенных в названных выше специальных Инструкциях, гарантирует и соблюдение этических норм.

Уголовно-процессуальный аспект проблемы полиграфа Р.С. Белкин видит не в разрешении вопроса о правомерности его использования (Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» его снял), а в определении форм и условий, при которых оно должно осуществляться. Как гипотетически возможное автор предполагает применение полиграфа в рамках судебной экспертизы; при подготовке к таким следственным действиям как обыск, следственный эксперимент,

Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М., 1998. С.271.

128

предъявление для опознания и при проведении допроса . Последнее допускает и В.И. Комиссаров . Н.А. Селиванов считает, что поскольку проверка на полиграфе требует специальных познаний и включает в себя достаточно сложное исследование, следует сделать вывод о том, что она содержит все признаки процессуального действия - экспертизы. Назвав эту экспертизу психо-физиологической, автор, к сожалению, не предложил формулировки вопросов, которые могут быть поставлены на разрешение экспертов . С учетом имеющейся нормативной базы, наиболее приемлемой представляется по- зиция, сформулированная B.C. Митричевым и Ю.И. Холодным. Они считают, что испытание на полиграфе - это специфическая разновидность опроса как одного из мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Полиграф при этом рассматривается как техническое средство, допустимое к использованию как не наносящее ущерб жизни и здоровью людей (ст.6 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности»)4.

§ 3. Источники получения тактически значимой информации о личности

Вопрос об источниках криминалистически значимой информа- ции о личности представляется достаточно важным в связи с тем, что на практике неполное использование источников данных о личности приводит и к неполноте соответствующего исследования. Правильное представление о том, из каких источников могут быть

1 Белкин Р.С. Указ. соч. С. 54-55. Комиссаров В.И. Использование полиграфа в борьбе с преступностью // Законность. 1995. №11. С.43-47.

3 Селиванов Н.А. Указ соч. С.34-35.

4 Митричев В., Холодный Ю. Правовые аспекты применения по лиграфа в оперативно-розыскной деятельности. В кн.: Записки кри миналистов. М., 1995. Вып.5. С.218.

129

получены те или иные данные о личности участников процесса, помогает оптимальной организации данного изучения.

Ранее уже были упомянуты подходы отдельных авторов к раз- решению вопроса об источниках криминалистически значимой информации о личности обвиняемого. Повторим, что в качестве таковых источников ими называются: внешний вид, поведение и устная речь обвиняемого, а также следственные действия (осмотр места происшествия и допрос), судебно-психологическая экспертиза, документы (П.П. Цветков); заключения судебных экспертиз, документы, показания допрашиваемых, результаты оперативно-розыскных мероприятий (М.Г. Коршик, С.С. Степичев); следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия, судебно-психологическая и су-дебно- психиатрическая экспертизы, криминалистические учеты (Ф.В. Глазырин).

Как видно, во взглядах на обсуждаемую проблему, сформиро- вавшихся преимущественно в 1960-70-ые годы, за редким исключением (П.П. Цветков) превалирует исключительно уголовно-процессуальный подход к определению источников информации о личности обвиняемого, т.е. в основном называются источники доказательственной информации и оперативно- розыскная деятельность. Появившиеся позже разработки в области теории криминалистики, в которых расследование преступлений стало представляться в виде информационно- познавательной деятельности, направленной на получение криминалистически значимой информации, не могли не повлиять и на сферу криминалистического изучения личности.

Исходя из такого представления о криминалистической дея- тельности (а криминалистическое изучение личности является ее составляющей частью), уже не совсем корректно говорить о том, что

130

источником криминалистически значимой информации является осмотр места происшествия или допрос. Ясно, что в новом контексте следственное действие - это не источник информации, а та процессуальная форма, в рамках которой осуществляется получение криминалистически значимой информации о личности. Поэтому к вопросу об источниках данных о личности обвиняемого (преступника) в криминалистике появляются другие подходы.

Так, В.А. Жбанков называет следующие источники информации о социальных, психологических и биологических свойствах лично- сти преступника: материальные и идеальные следы, возникшие в результате подготовки, совершения и сокрытия преступления; материальные и идеальные следы, возникшие в процессе его жизнедеятельности вне связи с правонарушением; специальные хранилища информации, содержащиеся в правоохранительных органах1. Ранее данный подход был обозначен в докторской диссертации автора «Концептуальные основы установления личности преступника в криминалистике» (1995). Такая позиция, как представляется, в полной мере соответствует природе криминалистики.

Применительно к криминалистическому изучению личности в тактике целесообразно подойти к построению системы источников криминалистически значимой информации о личности (имеется в виду любой изучаемый следователем субъект) также в соответствии с позицией В.А. Жбанкова.

Известно, что в качестве источников (и одновременно носителей) данных о личности могут выступать люди, документы и предметы. Эти источники выделяются, исходя из закономерностей ото-

Жбанков В.А. Свойства личности и их использование для уста- новления лиц, совершивших таможенные преступления. М, 1999. С.24.

131

бражения в них криминалистически значимой информации о личности, а также тех методов и средств, которые применяются для ее извлечения. Однако, для решения практических задач криминалистического изучения личности в тактических целях такого общего деления источников личностной информации явно недостаточно. Поскольку субъектом данного изучения является следователь, то непосредственно по отношению к нему внутри каждого из этих источников целесообразно дополнительно выделить свои подструктуры.

Люди как источник информации о личности. Здесь можно вычленить следующие составляющие:

  • сам изучаемый (конкретный участник процесса расследования как объект непосредственного восприятия следователем);
  • иные лица, располагающие информацией об изучаемом участ- нике расследования (во-первых, - это обвиняемый, потерпевший, свидетели при даче показаний друг о друге; во-вторых, - это лица, которые получают информацию об изучаемом по поручению следователя - специалисты, эксперты, сотрудники оперативно-розыскных органов)1.
  • Предметы. В состав данного источника информации о личности входят следующие материальные объекты:

• вещная обстановка (в целом) мест пребывания и деятель- ности изучаемого лица; • • отдельные предметы, несущие информацию о личности изучаемого. • Здесь имеется в виду оперативно-розыскная деятельность, со- провождающая предварительное расследование, т.е. осуществляемая по поручению следователя. В иных случаях, как указывалось выше, изучение личности субъектов, представляющих оперативный интерес, относится не к криминалистическому, а самостоятельному оперативно- розыскному направлению.

132

Документы. В этом источнике следует выделить:

• официальные (публичные и закрытые) документы, содержащие информацию об изучаемом лице; • • личные документы, автором которых является сам изучаемый. • Каждая из выделенных подструктур несет достаточно большой объем разнообразной информации о личности, которая может быть использована в тактических целях. Однако, как будет показано при их описании, обращение к тому или иному источнику зависит от конкретных объекта и задач изучения.

Рассматривая человека как непосредственного носителя крими- налистически значимой информации о нем самом, используемой следователем в тактических целях, можно выделить следующие каналы, по которым идет проявление указанной информации: внешний облик и поведение (движения и действия); высказывания (речевое поведение), поступки.

Внешний облик человека - это та отправная точка, с которой чаще всего начинается его непосредственное изучение следователем. Он включает в себя совокупность анатомических, функциональных, психологических и социальных признаков, доступных конкретно-чувственному отображению. Если в криминалистической технике система описания внешности человека подчинена задаче его идентификации, то применительно к решению тактических задач на первое место выходит проблема психологической и социальной интерпретации внешнего облика1. В данном случае следователь, изучая

В.Н. Панферов определяет интерпретацию как реализацию социально обусловленной связи воспринятых элементов-признаков с их семантическим содержанием, которое усвоено воспринимающим лицом. См.: Панферов В.Н. Восприятие и интерпретация внешности людей // Вопросы психологии. № 2. М. 1974. С.59.

133

внешность интересующего его лица, осуществляет ее социально- психологическую интерпретацию, выстраивая связи между оценками внешнего вида человека и оценками его некоторых психологических свойств. Непосредственное восприятие следователем внешнего вида участников расследования осуществляется при подготовке и проведении следственных действий с их участием.

Следует отметить, что в последние годы опубликовано множество работ по вопросам психологии личности и общения, в которых предлагаются рецепты диагностики личности по признакам внешности с однозначными «расшифровками» тех или иных особенностей анатомического сложения человека . Некоторые из таких рекомендаций обнаруживаются и в литературе, адресованной сотрудникам правоохранительных органов. Так, Ю.В. Чуфаровский пишет: «Высокий рост говорит о превосходстве человека над окружающими, о чувстве самоуверенности. Полнота свидетельствует о чувственности, потакании своим слабостям, вялости и т.д.» . Представляется, что сегодня к таким прямым утверждениям следует отнестись критически, тем более, что психологи, предлагающие использовать в криминалистике, например, «достижения» физиогномики, в то же время сами признают, что последняя, зародившись в Китае, в Европе так и не сформировалась как научное направление3. Известно, что в психоло-

См., например: Куликов В.И. Индивидный тест «Словесный портрет». Владивосток, 1988; Сухарев В.А. Психология интеллекта. Донецк, 1997, с.294-351. ‘ ‘ – •

Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности. М.,1996. С.43. См. также: Щекин Г.В. Визуальная психодиагностика: познание людей по их внешнему облику// Библиотечка сотрудника органов внутренних дел. Вып. 12. М.,1992.

3 Сухарев В.А. Указ.соч. С.300; Полстовалов О.В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психологической науки. Автореф. дисс. к.ю.н. Уфа, 2000. С. 6.

134

гии существуют теории, авторы которых предпринимали попытки выявить связи между строением тела человека и его психическими свойствами. Наиболее известная из них - конституционная типология темперамента, принадлежащая немецкому психиатру Э.Кречмеру, автору книги «Строение тела и характер»(1921). Однако, как указывает А.Г. Асмолов, теория Э. Кречмера, а также учение американского исследователя У. Шелдона, предложившего понятие «соматотип», подвергнутые обоснованной критике, стали сегодня достоянием истории психологии1. В современной науке утвердилось мнение о том, что особенности строения тела человека сами по себе не обусловливают развитие личности. Акцентируя внимание на дан- ном положении, А.Г. Асмолов отмечает, что эти особенности «…являются безличными предпосылками развития личности, которые в процессе жизненного пути могут (выделено мной - М.Л.) стать знаковыми «средствами» и привести к формированию тех или иных проявлений индивидуальности человека»2.

Тем не менее, внешний вид человека как источник информации о нем дает достаточно существенные сведения. При этом принима- ются во внимание собственные признаки: анатомическое строение тела и лица (физический облик), осанка, походка, мимика и жестикуляция, голос (функциональные признаки), а также сопутствующие признаки, к которым относятся элементы оформления внешности: одежда, прическа, макияж, украшения, носимые при себе предметы (сумки, трости, часы и т.д.). Внешний облик человека дает представление о поле, возрасте, национальной принадлежности, состоянии здоровья, иногда - о профессии, материальном положении, отноше-

1 А.Г. Асмолов. Психология личности. М., 1990. С. 220. А.Г. Асмолов. Указ соч. С. 223.

135

нии к себе, уровне эстетического воспитания, некоторых чертах ха- рактера.

По оформлению внешности иногда довольно точно можно судить о принадлежности лица к довольно узкой социальной группе, имеющей свою субкультуру. Например, яркие характерные признаки внешнего оформления выделяют представителей некоторых неформальных молодежных объединений: панков, металлистов, рокеров, роллеров, люберов (качков), спортивных фанатов и т.п1. Принадлежность к таким группам часто свидетельствует о соответствующем психологическом облике, склонности к подражанию, системе ценностей и интересов.

Достаточно богатым источником информации о личности является лицо человека, по изменениям выражения которого распознаются переживаемые психические состояния, особенно эмоциональные. Такого же рода информацию можно получить, наблюдая за поведением человека: произвольными и непроизвольными жестами, походкой, осанкой, принимаемыми позами. О психическом и физическом состоянии может свидетельствовать голос, речь, отражающие переживания человека, его самочувствие, темперамент, отдельные черты характера.

Речь человека (в единстве ее содержания и формы), являясь доступной для непосредственного восприятия, несет много информации о свойствах личности говорящего: о возрасте, национальности, преимущественном месте проживания, уровне интеллектуального развития, принадлежности к определенной социальной группе,

Подробное описание атрибутов внешности, означающих принадлежность к подобным группировкам, дает Е.О. Маляева. См.: Криминологи о неформальных молодежных объединениях. М. 1990. С. 187-190.

136

образовании, профессии, уровне культуры, психическом здоровье и т.д.1

В ходе общения с участниками процесса расследования следо- ватель воспринимает не только их внешний облик, речевое поведение, но и поступки, в которых проявляется личность указанных субъектов. Поступки могут быть реализованы в действии или бездействии; в позиции, высказанной в словах; в отношении к чему-либо, оформленном в виде жеста, взгляда, тона речи, смыслового подтекста; в действии, направленном на преодоление различных препятствий . Поскольку поступок - это субъективно мотивированное поведение, то оценивая его, следователь постигает внутреннее психологическое содержание лица, его совершившего.

Говоря о психологической интерпретации внешнего облика и поведения человека, А.А. Бодалев отмечает следующее: «Сложные психологические образования, которые представляют собой непрерывно перестраивающиеся по ходу деятельности ансамбли процессов и состояний, динамично выражаются во внешнем облике и поведении человека в виде совокупности определенных признаков, организующихся в пространственно- временные структуры. Каждая такая структура включает конкретные характеристики мимики, пантомимики, интонации, темпа движений, качества деятельности и прочее и является сигнальным комплексом, информирующим другого челове-

Подробно см.: Леонтьева А.А., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в криминалистике и судебной психологии. М.,1977; Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Основы речевой коммуникации. М., 1997. С. 17-40.

2 Словарь практического психолога. Сост. СЮ. Головин. М.,1997. С. 421.

137

ка о психических процессах и состояниях его партнера по деятельности»1.

Самое главное, что при этом следует все указанные проявления оценивать в их комплексе, а не изолированно. Также следует иметь в виду, что все внешние проявления психологических свойств и качеств человека необходимо оценивать с учетом тех условий, конкретных ситуаций, в контексте которых они происходят. Следует повторить, что это имеет особое значение применительно к криминалистическому изучению личности, т.к. объекты этого изучения, как правило, оказываются в ситуации расследования, к которой они не адаптированы, которая вызывает значительное психологическое напряжение. В этой ситуации указанные лица могут проявлять неспецифические для них реакции.

Следует отметить, что человек как источник информации о себе самом может выступать не только в качестве пассивного объекта изучения, но и активно, т.е. сознательно давать о себе информацию в виде рассказа о своих психологических свойствах, состояниях и процессах, о своей жизни, поступках, интересах, чувствах и т.д. При оценке такой информации необходимо помнить, что самопознание личности - это очень сложный субъективный процесс. Даже при отсутствии установки на сообщение о себе ложной информации (а с последним при расследовании преступлений приходится встречаться чаще, чем в других сферах деятельности, где изучается личность), человек нередко затрудняется (а иногда и объективно не может)

Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.1982,с. 17.

138

описать испытываемые им психические состояния и протекающие у него психические процессы. У каждого человека формируется собственное представление о себе самом, собственная самооценка, которая может не совпадать с реальным образом данной личности.

Внешний вид человека и внешние проявления его деятельности как источник информации о его личностных свойствах приобретает особое значение применительно к изучению личности тех участников расследования, в отношении которых не ставится задача существенного (по объему) и планомерного исследования их психологического облика. Это могут быть некоторые добросовестные свидетели, тактика допроса которых не требует решения сложных задач, а также понятые, законные представители и т.п. Значимую роль данный источник играет и при допросе подозреваемого, когда временной фактор не дает возможности использовать другие каналы поступления информации о нем. Применительно к потерпевшему и обвиняе- мому требуется использование, как правило, всего комплекса рас- сматриваемых источников информации о личности с оценкой получаемых данных в их совокупности.

Иные лица, к которым следователь непосредственно обращается как к источнику информации об интересующем его субъекте, как указано выше, делятся на две категории: 1) участники процесса, дающие показания друг о друге (обвиняемый, потерпевший, свидетели; 2) сведущие лица и сотрудники оперативно-розыскных органов. Если первые становятся обладателями информации об изучаемом лице вне связи с расследованием преступления, то вторые - непосредственно по поручению следователя. При этом они осуществляют целенаправленное изучение личности в рамках своих полномочий и с использованием соответствующих этим полномочиям методов. Указанные источники используются следователем для изучения

139

личности тех участников расследования, по отношению к которым требуется глубокое исследование в связи с тактическим воздействием на них - это обвиняемый (подозреваемый), потерпевший, а иногда и свидетель.

Показания обвиняемого, потерпевшего, свидетелей как источник информации о личности друг друга позволяют получить данные о самом широком спектре личностных свойств интересующего следствие лица, проявившихся как в связи с расследуемым событием, так и вне ее. В то же время объем и качество этой информации зависит от объективных условий, в которых допрашиваемый воспринимал изучаемое лицо, и личности самого допрашиваемого, его отношения к изучаемому. Это обстоятельство требует от следователя особого подхода к оценке достоверности получаемых сведений. Проведенное обобщение практики показало, что допросы - самый распространенный путь к получению информации о личности, которая впоследствии используется в целях тактического воздействия. В ходе анкетирования большинство опрошенных следователей указали на целесообразность проведения специальных допросов, направленных на получение такой информации.

’ В процессе криминалистического изучения личности как объекта тактического воздействия особую ценность приобретает информация об особенностях психического склада изучаемых лиц, являющаяся результатом профессионального психологического и психиатрического исследования. Субъектами такого исследования по поручению следователя становятся участники уголовного судопроизводства - специалисты и эксперты.

Как известно, в рамках судебно-психиатрической экспертизы проводится диагностика наличия или отсутствия у подэкспертного психических расстройств, их квалификация применительно к кон-

140

кретному правовому событию . Предметом исследования в судебно-психологической экспертизе являются «закономерности и особенности протекания и структуры психических процессов (психической деятельности), имеющие юридическое значение и влекущие опреде-ленные правовые последствия» . В качестве подэкспертных в обоих случаях могут выступать обвиняемые, потерпевшие и свидетели. В соответствии с законом экспертиза назначается, когда специальные познания требуются для установления доказательственных фактов. Действующее законодательство и сложившаяся практика не предусматривают возможности назначения экспертизы для выявления данных, не имеющих непосредственного доказательственного значения и используемых лишь в тактических целях.

Вместе с тем в ходе обеих экспертиз осуществляется достаточно глубокое изучение психики человека, устанавливаются те ее особенности, которые могут быть эффективно использованы следователем и в целях последующего тактического воздействия на перечисленных выше участников расследования. В рамках указанных экспертиз (в том числе и комплексной психолого- психиатрической) применяется широкий набор психодиагностических методик исследования , включающих тестовые и инструментальные методы, которыми ни специалист (как процессуальная фигура), ни тем более следователь при изучении личности пользоваться не могут. Результатами же экс- пертного заключения следователь может располагать в полном объеме: и как доказательствами, и как ориентирующей информацией в ее тактическом использовании.

1 Судебная психиатрия. Под ред. Б.В. Шостаковича. М.,1997. С. 10.

2 Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголов ном процессе. М.,1998. С.37.

141

К специалисту как к источнику информации о личности следует подойти иначе. Новый УПК РФ вменяет в обязанность специалисту участвовать в процессуальных действиях, используя свои специальные знания и навыки для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ). Представляется, что нет оснований исключать из круга этих вопросов личностные особенности проходящих по делу лиц, показания которых являются источником доказательств: обвиняемых, потерпевших, свидетелей. Это означает, что целенаправленное привлечение специалиста к изучению личности указанных субъектов, осуще- ствляемому следователем, не только целесообразно, но и допустимо. Такая точка зрения частично отражена в литературе. Так, авторы методического пособия «Изучение следователем психологии обвиняемого» считают, что для оказания помощи следователю в изучении психологии обвиняемого специалист- психолог как процессуальная фигура может привлекаться не только эпизодически (например, для наблюдения за поведением обвиняемого в ходе следственного действия), но и для систематической работы в ходе расследования конкретного уголовного дела. Последнее, как отмечено в данном пособии, особенно важно для более детального изучения личности обви- няемых по делам о групповых преступлениях1.

В целом возможность привлечения к расследованию специали- стов в области психологии и психиатрии сегодня признается многими авторами, однако, относительно форм их участия и решаемых

Коченов М.М. и др. Изучение следователем психологии обви- няемого. М, 1987. С. 19-20.

142

ими вопросов в условиях действующего УПК РСФСР сложились разные точки зрения. Так, С.Н. Шишков считает, что участие психиатра в допросе исключено, т.к. закон вообще не предусматривает участия специалиста в этом следственном действии, а потребность услуг психиатра при производстве других следственных действий исключительно мала1. Автор допускает также консультативную дея- тельность психиатра и выдачу справок по специальным вопросам до назначения экспертизы либо в ситуации, не требующей назначения экспертизы, т.е. когда, по его мнению, можно дать ответ на поставленные вопросы, не проводя исследования каких-либо конкретных объектов (например, материалов дела). При этом он считает, что в данном случае психиатр не выступает в качестве специалиста в смысле ст. 133»1 УПК РСФСР, а выполняет некую вспомогательную функцию . Практикуемое при расследовании серийных преступлений привлечение специалиста- психиатра для составления при выдвижении версий так называемых «психопатологических портретов» не установленных преступников автор считает не основанным на законе, т.к. такой портрет разыскиваемого «следует использовать лишь в качестве источника оперативно-розыскной информации, не яв-ляющейся доказательством» .
Такое обоснование «незаконности»

Шишков С.Н. Формы использования психиатрических познаний на предварительном следствии. Железногорск, 1996. С.28-30. 2Тамже.С.15,37-38. Автор критикует позицию А.С. Андреева и А.О. Бухановского, которые допускают такую форму использования специальных познаний, а психиатра при этом именуют специалистом- консультантом. См.: Андреев А.С, Бухановский А.О. Криминальная психиатрия: право на самостоятельность. В кн.: Серийные убийства и социальная агрессия // Тезисы докладов конференции 20-22 сентября 1994 г. Ростов-на-Дону, 1994. С. 11-12.

143

участия специалиста-психиатра в процессе расследования явно не- корректно, т.к. в соответствии с нормами УПК РСФСР мнение любого специалиста, в какую бы форму оно не облекалось, не имеет доказательственного значения. Если следовать позиции С.Н. Шишкова, любое участие специалиста окажется не основанным на законе. Ф.С. Сафуанов также допускает участие психолога как специалиста только в рамках следственного действия, а справочно-консультационную деятельность считает не процессуальной, поскольку она не регулируется уголовно-процессуальным законодательством1. По сути С.Н. Шишков и поддерживающий его позицию Ф.С. Сафуанов вводят отдельное от эксперта и специалиста понятие сведущего лица, к которому следователь обращается за справками и консультациями.

В криминалистической литературе есть и другие толкования со- ответствующих положений УПК РСФСР. Например, Н.И. Порубов считает, что поскольку закон прямо не ограничивает круга следственных действий, в которых может участвовать специалист, то последний может привлекаться к участию и в допросе2.

Новый УПК РФ позволяет разрешить проблему использования специалиста, во-первых, не ограничивая круга процессуальных действий (в них входят и следственные действия - ст. 5 УПК РФ, п.32), в которых может участвовать специалист, во-вторых, прямо указывая на такую форму использования его специальных познаний как

1 Сафуанов Ф.С. Указ. соч., с.14.

2 См. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следст вии. М.,1998. С.78. Аналогичной позиции придерживаются Н.Н. Ки- таев и А.П. Тельцов. См.: Китаев Н.Н., Тельцов А.П. Проблемы рас следования отдельных видов умышленных убийств. Иркутск, 1992. С.48.

144

разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ).

Представляется, что участие специалиста в следственном действии следует распространять и на стадию подготовки к нему, т.к. именно уже в это время следователю может быть необходима его помощь. И та консультационно-справочная деятельность, о которой говорилось выше, не будучи непосредственно отраженной в протоколе следственного действия, тем не менее связана с последним и не выходит за рамки расследования в целом.

Что касается создания с участием специалистов психологических портретов предполагаемых преступников (такая практика все чаще применяется при расследовании серийных убийств на сексу- альной почве), то информация о моделируемых таким образом психологических особенностях личности при появлении реального подозреваемого как можно скорее должна заменяться на данные о его индивидуальных психологических свойствах.

Привлечение следователем сотрудников оперативно-розыскных органов к изучению личности целесообразно в силу того, что, как указывалось, они могут использовать комплекс специфических приемов, не входящих в рамки процессуальной деятельности. Из- вестно, что иногда следователю из тактических соображений невыгодно демонстрировать и даже обнаруживать свой интерес к некоторым сторонам личности обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, в то время как требуется пристальное изучение всех его психологи-

145

ческих особенностей. В такой ситуации незаменима негласная опе- ративно-розыскная деятельность1.

Так, авторы комментария к Федеральному закону «Об оперативно- розыскной деятельности», раскрывая содержание ст.2 Закона, прямо относят к задачам оперативно-розыскной деятельности установление данных о личности обвиняемых, а также потерпевших и свидетелей. В комментарии указывается, что эти данные дают представление об их психологической установке на ту или иную позицию на предстоящих допросах, что в свою очередь позволяет предусмотреть меры по предупреждению возможного противодействия расследованию .

Для выполнения поставленной следователем задачи по изучению личности конкретного субъекта сотрудники оперативно-розыскных органов могут произвести опрос граждан; наведение справок; исследование предметов и документов; наблюдение; обследование помещений, транспортных средств и др. объектов; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи и другие предусмотренные Законом действия.

В качестве предметов - отдельных источников информации о личности изучаемого могут выступать предметы, являющиеся результатом его производственной деятельности, художественного творчества, коллекционирования. Они могут свидетельствовать о

Об использовании в тактике следственных действий оперативно- розыскной информации о личности участников следственных пишет Д.И. Бедняков. См. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.,1991. С. 100-109.

2 Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». Под ред. А.Ю. Шумилова. М.,1997. С.20-21.

146

трудовых навыках, склонностях и интересах, творческих способностях. Много личностной информации содержится в вещной обстановке жилища изучаемого лица, его рабочего места. Часто эти объекты находятся вне сферы расследуемого события и не несут доказательственной информации, но дают более полное представление о психологическом облике изучаемого лица.

Особое значение для познания личностных свойств преступника и жертвы преступления имеет вещная обстановка места происшествия (преступления). На это важное обстоятельство указывают практически все криминалисты и судебные психологи, исследующие вопросы тактики осмотра места происшествия. Так М.И. Еникеев и Э.А.Черных пишут, что «… при мысленном объединении отдельных признаков объектов места происшествия возникает новое образование - сложный комплексный признак вероятного преступника»1. Место происшествия отражает большой комплекс физических и психических свойств преступника и жертвы преступления. Обста- новка места происшествия является источником информации, позволяющей не только осуществить розыск и идентифицировать преступника по его материальным следам, но и получить сведения о совершенных им, а также потерпевшим, действиях2. Последнее, в свою очередь, позволяет сделать выводы о присущих данным лицам психологических особенностях, необходимых для решения тактических задач.

Следует иметь в виду, что в обстановке места происшествия могут быть созданы инсценировки (подброшены чужие вещи, «ос-

Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология осмотра места происше- ствия. М, 1994, с. 10.

См. об этом подробно: Сафаргалиева О.Н. Осмотр места проис- шествия и установление личности преступника по материальным следам преступления. Автореф. дисс. к.ю.н. Томск, 1990.

147

тавлены» следы, свидетельствующие о болезненном состоянии и неустойчивости психики участников расследуемого события и т.п.), которые несут ложную информацию и о характере события, и о его участниках. На это справедливо указывает В.В. Вандышев1. В то же время сама инсценировка также дает информацию о лице, ее осуществившем, его физических, физиологических, психологических особенностях2.

Значение осмотра места происшествия как источника кримина- листически значимой информации о личности преступника и потерпевшего заключается также и в том, что он дает по сути самую первую порцию такой информации. Ее значение на первоначальном этапе расследования, особенно для построения тактики допроса подозреваемого, трудно переоценить.

Документы как источник криминалистически значимой ин- формации о личности по статусу можно разделить на две группы в зависимости от их происхождения и назначения: официальные (публичные и закрытые) и частные.

Официальные - это документы, составленные (выданные) орга- низациями, учреждениями, предприятиями, должностными лицами, представителями общественности и т.п. Они могут быть публичными, доступными к обозрению и использованию широким кругом лиц, а могут носить закрытый характер, т.е. иметь гриф «для служебного пользования», «секретно» и т.п.

Основное назначение открытых официальных документов - удостоверение фактов, имеющих значение для гражданина в его ро-

См.: Вандышев В.В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступ- ника в раскрытии и расследовании преступлений. СПб., 1992. С.79.

2 См.: Малышкин П.В. Распознавание преступных инсценировок при криминалистическом исследовании обстановки места происшествия. Автореф. дисс. к.ю.н. М, 1990. С.23.

148

левой социальной деятельности. В них содержатся сведения, индивидуализирующие и удостоверяющие личность (фотографии, анкетные данные), отражающие его социальный статус, трудовую деятельность, семейное положение, наличие конкретных прав и обязанностей по отношению к государству и обществу, конкретным лицам и т.д. Из этих источников непосредственно можно получить информацию о возрасте, национальности, месте рождения и жительства, семейном положении (паспорт), образовании, профессии (аттестат, диплом) и месте работы, должности (трудовая книжка, служебное удостоверение, справка с места работы, военный билет, личное дело по месту учебы, работы, службы, пенсионное дело), об отношении к своим обязанностям (письменные характеристики, приказы о даваемых служебных поручениях, поощрениях или взысканиях), об уровне профессиональных достижений и особых отличиях и заслугах перед государством и обществом (наградные документы), о состоянии здоровья (медицинские карты, заключения, справки) и пр.

В особую группу следует выделить публицистические документы (публикации в средствах массовой информации, телепередачи и т.п.) Эти документы носят публичный (открытый) характер. Чаще всего они принимаются во внимание при изучении личности обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, если перечисленные входят в круг лиц, деятельность которых приковывает общественное внимание. Данные источники могут раскрывать деловые, человеческие качества интересующих следователя людей. Они часто являются по сути результатом обобщения независимых характеристик, проводимого журналистами. Такими документами не стоит пренебрегать, ибо они нередко дают немаловажную информацию, на самостоятельный сбор которой у следователя ушло бы слишком много времени. Необходимо заметить при этом, что данный источник сведе-

149

ний об интересующих следствие лицах требует особого подхода при оценке излагаемых фактов. Это связано с достаточно распространенной практикой обнародования специальных заказных материалов, нередко содержащих недостоверную информацию.

Важную информацию о личности обвиняемого (а иногда потер- певшего и свидетеля) можно получить из материалов иных уголовных дел, по которым ранее проходили указанные лица. При этом в необходимых случаях следует изучить их полностью или частично, но не ограничиваться только приговором. В данном ряду стоят также материалы криминалистических учетов1. Из сведений, характеризующих личность, в системе оперативно- справочных учетов могут содержаться сведения о привлечении к уголовной ответственности; о судимости; о факте побега из мест лишения свободы; о совершении одним и тем же лицом нескольких преступлений определенным способом;

В группе частных документов на первое место по информатив- ности следует определить личные документы, т.е., автором которых является сам субъект, представляющий интерес с точки зрения криминалистического изучения личности. При использовании данного источника информации в поле зрения следователя чаще всего оказываются автобиографии, письма, дневники, реже - статьи, речи, продукты литературного творчества. Эти документы несут информацию не только о фактах и событиях жизни автора, но и о многих личностных чертах: установках и ценностных ориентациях, мотивах и характере поведения, способностях, чертах характера и пр. При изуче-

Так как истребованная следователем информация поступает к нему из органов внутренних дел, осуществляющих уголовную регистрацию, в виде справок, данный источник целесообразно отнести к разряду документов.

150

нии личных документов в целях оценки содержащейся в них информации следует обращать внимание на то, в какой жизненной ситуации создавался тот или иной документ, кому конкретно был адресован, предназначался ли он для обнародования или носил интимный характер. Как справедливо заметил Л. Рогачевский, личные документы обязательно должны оцениваться с точки зрения искренности их автора1.

В группе частных документов также следует обратить внимание еще на один источник информации о личности изучаемого лица - это адресованные ему письменные и иные сообщения (письма, аудиозаписи и т.п.). Исследование этих документов имеет смысл только при условии, когда достоверно известно, что их автор достаточно хорошо знает адресата. Информацию о личности в этих случаях можно почерпнуть не только из фактов, о которых идет речь в письме, но и из формы обращения к адресату, характера обращенных к нему просьб и поручений, высказываемой оценки его намерений и поступков. Так, например, регулярные поручения о передаче кому-либо денежных средств могут свидетельствовать о пунктуальности, исполнительности, аккуратности, честности лица; сообщение ему сугубо конфиденциальной информации - об умении сохранять чужие тайны и т.д.

В целом, при изучении и оценке данных документов необходимо применять те же подходы, что и при оценке устных высказыва- ний.

Помимо документов - источников личностной информации, ко- торые специально запрашиваются следователем, по многим рассле-

Рогачевский Л. Один из методов исследования адвокатом лич- ности обвиняемого//Советская юстиция. № 12, 1984. С. 12-13.

151

дуемым преступлениям в поле зрения следствия оказывается много иных документов (кадровых, финансовых и пр.), в которых также могут прямо или косвенно фиксироваться сведения о лицах, интересующих следователя. Для того, чтобы никакая, даже самая незначительная информация не осталась вне внимания, целесообразно при изучении документов использовать такой метод как контент - анализ. Он достаточно давно разработан и используется в социальной психологии и заключается в систематической фиксации определенных единиц изучаемого содержания1.

Личностная информация выделяется в качестве одной из таких единиц. Обработка всех проходящих документов с фиксацией соответствующих доз информации приводит к ее накоплению. Последующий анализ информации, накопленной по соответствующей выделенной единице, позволяет обнаружить, в том числе, и скрытые проявления и тенденции, которые дают о себе знать только кумулятивно, в потоке сообщений2.

Извлеченная таким способом из всей массы документов лично- стная информация может значительно обогатить представления следователя о том или ином изучаемом лице. Данный способ работы с документами при изучении личности в сфере борьбы с преступностью не прошел мимо внимания специалистов. В частности о нем написал Ю.В. Чуфаровский . Однако автор предпослал данный метод именно изучению группы документов, характеризующих личность. В принципе не возражая против этого, следует заметить, что

Семенов В.Е. Качественно-количественный анализ документов. В кн.: Методы социальной психологии. Л., 1977. С.43. 2 Там же. С.49. Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности. М. 1996. С. 100-101.

1 СО

1JZ, —

такого рода документов при расследовании уголовного дела все же бывает не настолько много по количеству, чтобы для извлечения из них необходимой информации требовалось применение контент -анализа. Трудно также согласиться с Ю.В. Чуфаровским в том, что он выделяет анализ документов в отдельный метод изучения личности наряду с наблюдением, беседой, биографическим методом, обобщением независимых характеристик, методом эксперимента и др., объединяя их под названием «методы оценки интересующей личности». Анализ документов может применяться и в рамках биографического метода, и в рамках обобщения независимых характеристик, и при изучении результатов деятельности. Что касается контент - анализа, то его целесообразнее рассматривать как один из специальных приемов изучения документов.

В необходимых случаях истребованные или изъятые следовате- лем документы подвергаются оценке с точки зрения их подлинности. Помимо документов на традиционных бумажных носителях могут быть изучены и кино-, фото-, аудиа-, видеодокументы, а также электронные документы.

§ 4. Особенности изучения личности отдельных участников процесса расследования

Криминалистическое изучение личности участников расследо- вания в зависимости от их процессуального положения и роли имеет некоторые особенности, проявляющиеся в направлении и задачах исследования, комплексе используемых методов и источников информации.

Еще до появления сведений о реальном лице, которое могло со- вершить расследуемое преступление, криминалистическое изучение

1 Там же. С.91.

личности потенциального подозреваемого может ? начинаться со сбора информации о нем по его следам, оставленным на месте происшествия, в памяти очевидцев. Полученные сведения в большей части носят поисково-доказательственный характер и используются для выдвижения версий о возможном субъекте преступления, определения направления его поиска. Основными источниками информации в этой ситуации являются результаты комплекса первоначальных следственных действий, данные оперативно-справочных учетов.

Изучение личности подозреваемого чаще всего осложняется целым рядом обстоятельств. В частности это обусловлено дефицитом времени, которым располагает следователь для сбора информации о подозреваемом. Как правило, следователю приходится максимально использовать информацию, послужившую основанием подозревать лицо в совершении преступления, а также данные, получаемые непосредственно в ходе допроса подозреваемого. Помимо этого сведения о личности подозреваемого могут быть получены в результате фактического задержания с поличным. При этом источниками информации о поведении подозреваемого в момент задержания (что говорил, как отнесся к задержанию и т.д.) могут быть опе- ративные работники, осуществлявшие задержание. Данные о личности подозреваемого также можно получить при производстве личного обыска, осмотра места задержания, места жительства или места работы задержанного, допроса свидетелей, а также в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Так, достаточно обширную информацию можно получить о личности подозреваемого, если ранее он состоял на оперативном учете. Это одна из ситуаций, когда оперативно- розыскной аспект изучения личности, о котором

154

говорилось в первой главе диссертации, тесно смыкается с криминалистическим.

Известно, что АИПС «УЧЕТ» и (его подсистемы «СИГНАЛ» и «ФИЛЬТР»), который обеспечивает решение индивидуально- профилактических и оперативно-тактических задач, включает в себя следующие данные о личности поставленного на учет:

  • характеристику поведения, его нравственного облика;
  • сведения о категории лиц, составляющих круг его общения;
  • оценку роли при совершении преступлений, за которые лицо ранее привлекалось к уголовной ответственности;
  • характеристику типичных действий при совершении престу- плений;
  • данные об отклонениях в психике и иных патологиях1. Получение информации о личности подозреваемого в ходе его

допроса начинается с заполнения анкетной части протокола (УПК РФ, приложение № 13 ). Если подозреваемый был задержан в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ и анкетные данные уже имеются в протоколе задержания (УПК РФ, приложение № 12), то в ходе допроса их можно расширить при заполнении пункта 12 протокола допроса (иные данные о личности подозреваемого). Круг этих данных определяется следователем исходя из конкретной ситуации. В.Е.Сидоров, например, считает, что целесообразно более полно выяснить вопросы, касающиеся состава семьи, профессии и других обстоятельств личной жизни подозреваемого2.

Овчинский С.С. Оперативно-розыскная информация. М., 2000. С.249.

2 Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М, 1992. С. 160.

155

Информация, предварительно полученная из указанных выше источников и в беседе при заполнении анкетной части протокола, может сразу реализовываться в тактике допроса . Следует отметить, что проявление следователем глубокой осведомленности о личности подозреваемого само по себе нередко является тактически воздействующим фактором и побуждает подозреваемого к даче правдивых показаний1.

Специфика изучения личности обвиняемого определена его центральным положением в процессе, значительным комплексом прав по защите своих интересов. Объем информации о личности обвиняемого, необходимой следователю для установления факта его причастности к расследуемому преступлению и для построения тактики расследования, весьма значителен и включает весь комплекс сведений, приведенных в предыдущем параграфе. Особое значение при этом, как указывалось, приобретает изучение характера преступного поведения, предыдущего криминального опыта обвиняемого. В первую очередь эта информация, а вместе с ней и данные о психологическом облике обвиняемого должны использоваться для установления с ним психологического контакта и предупреждения возникновения конфликтов, приводящих иногда к отказу от дачи показаний. Это негативное последствие закроет для следователя важный источник информации о личности обвиняемого, каковым является он сам. Собирая сведения об обвиняемом, следователь должен принимать во внимание и те, которые положительно характеризуют его как личность, что необходимо для объективной оценки совокупности его свойств.

Богинский В.Е. Рефлексивное управление при допросе. Харьков, 1983. С.14.

156

Следует отметить особенности изучения личности обвиняемого (реже - потерпевшего или свидетеля),скрывающегося от следствия. Данная форма противодействия может встречаться в практике расследования любого преступления, а потому общие тактические рекомендации по ее преодолению носят универсальный характер1.

Одним из обстоятельств, способствующих уклонению от след- ствия обвиняемого, потерпевшего или свидетеля, является недостаточное изучение следователем их личности. Это приводит к тактическим ошибкам в избрании меры пресечения в отношении обвиняемого и непринятие соответствующих предупредительных мер в отношении потерпевшего или свидетеля.

Современная теория розыска базируется на изучении ряда зако- номерностей, среди которых немаловажное место занимает «зависимость поведения разыскиваемого от характера совершенного преступления, степени его общественной опасности, его психических свойств, а также принадлежности к определенной возрастной группе или преступной среде» .

Целенаправленный розыск скрывающегося лица возможно осуществить лишь при условии установления широкого круга данных о нем. К ним, помимо указанных А.Л. Закатовым, следует отнести: состояние здоровья, привычный образ жизни, круг общения, материальные возможности; наличие несовершеннолетних детей и иждивенцев; профессиональные навыки; прежние места жительства и временного пребывания; места жительства родственников и знако-

Следует отметить, что свидетель и потерпевший могут скрываться не по причине умышленного оказания противодействия расследо- ванию, а из-за боязни мести со стороны преступника. Это должно учитываться в тактике их розыска.

2 Закатов А.Л. Розыскная работа следователя. В кн. Криминали- стика. М, 1998. С.212.

157

мых. Наличие этой информации позволит выбрать соответствующие тактические приемы розыска1. Особое внимание следует уделять изучению личности ранее судимых обвиняемых, уклонявшихся от следствия по предыдущим делам. Эти факты свидетельствуют о стойкой установке на сокрытие от следствия и о наличии у обвиняемого тактического опыта в данной форме противодействия расследованию.

Криминалистическое изучение личности потерпевшего в рамках расследования должно, во-первых, обеспечить решение задачи по установлению фактической картины преступления, а, во- вторых, дать основу для целенаправленного использования тактических приемов по воздействию на потерпевшего при проведении следственных действий с его участием. Во многих ситуациях именно личностные качества потерпевшего (пол, возраст, физическое и психическое состояние, уровень интеллектуального развития, образ жизни в целом и поведение в конкретных обстоятельствах, круг общения и проч.) могут влиять на действия преступника, обусловливая выбор им объекта посягательства, места, времени и способа совершения и сокрытия преступления, а также поведения в ходе расследования. Для установления характера связи между преступником и потерпев- шим личность последнего изучается не в меньшем объеме, чем личность обвиняемого с использованием всех допустимых источников получения информации и методов при этом применяемых. Особое внимание уделяется диагностике психического состояния потерпевшего, возникшего вследствие преступного посягательства. Помимо психологических особенностей учитываются и те личностные каче-

См., например, Закатов А.А. Криминалистическое учение о ро- зыске. Волгоград, 1988; его же: Основы теории розыска. В кн.: Курс криминалистики. Общая теория. Красноярск, 1996. С. 184- 193.

158

ства, которые определяют позицию потерпевшего в расследуемом деле (например, желание скрыть свое негативное поведение, преувеличить вред, ему причиненный, либо, наоборот, преуменьшить его), мотивы, лежащие в основе этой позиции. Отдельное внимание следует уделять выявлению тех свойств, которые необходимы для оценки потерпевшего как лица, дающего показания.

Криминалистическое изучение личности свидетеля задача более узкая. Здесь подлежат выявлению сведения, которые будут ис- пользованы для установления психологического контакта, а также те, которые характеризуют свидетеля как лицо, воспринимающее и передающее информацию. При этом устанавливаются и оцениваются возможности органов чувств, мыслительные способности, память, уровень развития речи, возраст, пол, кругозор, жизненный опыт, профессия. Помимо этого выявляются такие свойства, на основе которых можно прогнозировать поведение свидетеля в специфических условиях допроса (психологическая готовность давать показания, понимание своего гражданского долга), возможную установку на дачу ложных показаний и ее мотивы. Как правило, изучение личности свидетеля осуществляется в ходе беседы, предваряющей допрос, и в ходе самого допроса. Метод беседы дополняется наблюдением за поведением допрашиваемого. В необходимых случаях может назначаться судебно-психологическая экспертиза для установления способности свидетеля правильно воспринимать и воспроизводить информацию.

Если обвиняемый, подозреваемый и потерпевший появляются в процессе расследования в силу их причастности к преступлению, а свидетель - в силу осведомленности об обстоятельствах, имеющих значение для расследования этого преступления, и в таком качестве участвуют в следственных действиях, то некоторые иные их участ-

159

ники привлекаются непосредственно самим следователем . В этом случае успех следственного действия, его результативность помимо других факторов будет зависеть и от правильного подбора этих участников. Как известно, закон указывает либо на их обязательное привлечение (например, педагог или психолог при допросе несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого — ст. 425 УПК РФ), либо - на возможное (например, понятые при освидетельствовании — ст.170 УПК РФ). В последнем случае следователь принимает тактическое решение о привлечении дополнительных участников, исходя из конкретной ситуации .

В криминалистической литературе не так много внимания уде- лялось вопросу о тактическом аспекте выбора дополнительных участников следственных действий, в основном этот вопрос затрагивался при описании подготовки и организации отдельных следственных действий, причем, ограничивался указанием на то, что следователь должен разъяснить участникам их права, задачи, обязанности и руководить ими. Исключением стала лишь работа В.Д. Зеленского, в которой он несколько более подробно остановился на подборе некоторых дополнительных участников следственных действий3.

Представляется, что обсуждаемая проблема заслуживает боль- шего внимания. Все перечисленные участники являются дополни-

Перечень участников уголовного судопроизводства и иных лиц, упоминающихся в УПК РФ, дан в первой главе диссертации при описании уголовно-процессуального аспекта изучения личности.

2 Разумеется, закон не содержит термин «дополнительные участ ники». Он удобен для выделения в одну группу тех участников уго ловного судопроизводства и иных упомянутых в УПК РФ лиц, кото рых к участию в следственных действиях привлекает сам следова тель.

3 См. Зеленский В.Д. Организация расследования преступлений. Криминалистические аспекты. М.,1989. С. 125-129.

160

тельными, но не второстепенными и осуществляют разные по объему, иногда небольшие, но всегда достаточно важные функции. И неудачный подбор любого из них, даже понятого, может стать тактической ошибкой, иногда в значительной мере снижающей результат следственного действия, а то и сводящей его на нет.

Разработка данной проблемы весьма важна для практики. Как показал опрос следователей, они недостаточно задумываются, привлекая дополнительных участников, ссылаются при этом на объективные трудности: дефицит времени, отсутствие базы выбора и т.п. Поручая подбор понятых, переводчиков и других участников работникам милиции, общественным помощникам, практикантам, что, разумеется, имеют право делать, не снабжают их необходимой ориентирующей информацией о том, каким требованиям они должны отвечать в зависимости от предстоящих задач.

Залогом правильного решения рассматриваемой задачи является предварительное изучение личности каждого дополнительного участника следственного действия. Его личностные качества должны обеспечивать возможность осуществления возлагаемых на него процессуальных функций, тактических планов следователя, способствовать поддержанию оптимальной психологической атмосферы следственного действия. Подбирая участника, следователь должен как бы отталкиваться от эталонной модели, содержащей необходимые признаки понятого, переводчика, педагога и т.д. Помимо этого сле- дователь также учитывает обстоятельства конкретной ситуации, в которой придется действовать данному участнику: место и время проведения следственного действия, его продолжительность, наличие неблагоприятных условий внешней среды, личностные особенности других участников. Именно с этих позиций оценивается кан-

161

дидатура каждого претендента и определяется объем изучения его личности.

Имеет смысл сначала выделить некоторые типовые личностные черты, которыми должны обладать все дополнительные участники следственных действий, вне зависимости от их функциональной роли.

Во-первых, они должны быть не заинтересованы в исходе рас- следуемого дела. В связи с этим выясняются не только их взаимоотношения с обвиняемым и потерпевшим, но и некоторые другие обстоятельства. Так, например, умышленно недобросовестно может выполнять обязанности участника следственного действия лицо, негативно относящееся к правоохранительным органам в целом, или к их представителям, участвующим в данном деле. Человеком также могут руководить корпоративные интересы в силу его принадлежности к определенной группе людей: национальной, профессиональной, возрастной, региональной и т.д., что повлияет на объективность его позиции.

Во-вторых, дополнительные участники следственных действий должны обладать достаточным уровнем интеллектуального развития, обеспечивающим понимание смысла и задач выполняемой ими функции.

В-третьих, участник следственного действия должен быть управляем, т.е. уметь беспрекословно выполнять требования следователя.

В-четвертых, психологический склад участника следственного действия должен обеспечивать его эмоциональную устойчивость, сдержанность, особенно в конфликтных ситуациях, которые иногда возникают в ходе следственного действия.

162

В- пятых, состояние здоровья участника следственного действия должно позволять ему качественно выполнять возлагаемые на него функции.

В условиях сложной национально-политической ситуации (конфликты, обострения на национальной почве) тактическое значе-ние могут иметь и другие личностные свойства участника следственного действия: национальность, принадлежность к этнической группе, роду и т.п. Эти обстоятельства могут повлиять, например, на поддержание нормальной психологической атмосферы при проведении следственного действия.

Очередность изложенных позиций ни в коей мере не означает, что какие-то из них более важны, а какими-то можно пренебрегать. Это звенья одной системы, и выпадение любого из них, существенно нарушает ее функционирование.

Есть и еще один тактический нюанс, связанный с учетом данных о лицах, привлекаемых к участию в следственном действии. Для большинства из них, как известно, предусмотрена добровольная основа участия в процессе расследования. Поэтому для обеспечения их участия, необходимо также выяснить, насколько обременительным в силу затрат времени оно будет для них с учетом личных обстоятельств. Таковыми могут быть, например, наличие дома детей или больных, которых нельзя в определенное время оставить без присмотра, запланированная ранее командировка и т.п. Выяснение этих обстоятельств позволит предупредить неявку участника, а соответственно и срыв проведения следственного действия.

Рассмотрим тактические особенности подбора некоторых до- полнительных участников следственных действий на основе их личностных данных.

163

Понятой в соответствии с УПК РФ - это не заинтересованное в исходе уголовного дела совершеннолетнее лицо, не являющееся участником уголовного судопроизводства по данному делу либо родственником кого-либо из участников; не являющееся работником органов исполнительной власти, наделенным в соответствии с федеральным законом полномочием на осуществление оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования (ст. 60 УПК РФ). Таким образом, новый уголовно-процессуальный закон расширил и определил обязательный минимум личностных данных, подлежащих установлению при привлечении лица в качестве понятого.

В тактическом аспекте при подборе понятых особенное значение приобретают указанные выше свойства, обеспечивающие воз- можность правильно воспринимать и понимать содержание и ход следственного действия, т.е. нормальная работа органов восприятия, соответствующий уровень интеллектуального развития (поэтому повторение данной позиции, думается, вполне оправдано). Иногда целесообразно привлечение понятых, обладающих профессиональными познаниями в определенной области. Например, при осмотре места происшествия по делам о нарушении правил техники безопасности, осмотре механизмов и специальных устройств, адекватно воспринять обстановку лучше сможет человек, понимающий назначение этих объектов. Ведь в задачу понятого входит не просто удостоверение факта, что следственное действие проведено в определенном месте, в определенное время и с участием определенных лиц, а и сам ход этого действия, его содержательную сторону, результат Нельзя забывать, что каждый понятой - это потенциальный свидетель, которого впоследствии может допросить суд.

164

Проведение личного обыска и освидетельствования (если понятые привлекаются к его производству) требует подбора понятого еще и по половому признаку.

При назначении переводчика уголовно-процессуальный закон требует установления факта свободного владения языком, знание которого необходимо для перевода (ст. 59, ч.1 УПК РФ). Тактически правильно установить и степень знания переводчиком той предметной сферы, о которой пойдет речь, специальной терминологии. Это предупредит нежелательные ошибки в переводе. В соответствующей ситуации, исходя из того, какой перевод требуется — устный, письменный или сурдо - выясняется и уровень владения этими разновидностями перевода. Немаловажно знание переводчиком и обусловленной национальной принадлежностью специфики социально- психологического склада тех участников процесса, с которыми ему придется контактировать. Это также сделает перевод более точным и одновременно обеспечит поддержание нормальной психологической атмосферы при проведении следственного действия.

Приглашение педагога или психолога для участия в допросе несовершеннолетнего предполагает установление уровня и профиля его профессиональной подготовки, знает ли он особенности психологии соответствующей возрастной группы, а также интересы, потребности, систему ценностной ориентации допрашиваемого, его психологические особенности. Так же важно, в каких отношениях находятся педагог (психолог) и несовершеннолетний, достаточно ли авторитетен первый для последнего. Иногда ситуация, напротив, требует приглашения педагога (психолога), не знакомого подростку, возможно, что будут иметь значение даже пол и возраст. Специфическая роль педагога (психолога) при допросе несовершеннолетнего,

165

как видно, требует осуществления его подбора на основе анализа и личностных свойств допрашиваемого.

Привлечение к участию в следственном действии специалиста помимо соблюдения общих условий, описанных выше, предполагает выяснение профиля и уровня его подготовки, места и стаж работы по специальности, наличия опыта участия в аналогичных и других следственных действиях.

Помимо перечисленных участников к производству следствен- ных действий привлекаются и иные лица, выполняющие вспомогательные функции - это статисты при предъявлении к опознанию живых лиц, а также помощники при производстве некоторых разновидностей следственного эксперимента. Производство опознания -уникальная ситуация, когда подбор участников производится по признакам внешности. Технология этого подбора разработана в тактике данного следственного действия очень подробно1. Остается обратить внимание только на то, что помимо внешнего сходства статисты должны соответствовать и общим требованиям, указанным выше. Это можно подтвердить следующим примером. При расследовании квартирной кражи, совершенной группой цыганок, возникла не- обходимость предъявить одну из них потерпевшему для опознания. В качестве статистов были приглашены цыганки с подходящей внешностью из табора, располагавшегося на площади близлежащего вокзала. Однако следователь не поинтересовался, знакомы ли они с обвиняемой, не принадлежат ли к одному роду, да и вообще не учел возможного проявления «корпоративной солидарности». Не отказавшись от участия в следственном действии, статисты, тем не менее, при появлении опознающего проигнорировали все указания

См., например, З.Г. Самошина, В.В. Крылов. Предъявление для опознания на предварительном следствии. М., 2001. С.50-51.

166

следователя, сели вместе с опознаваемой на пол, громко разговаривая на своем языке и активно жестикулируя. Опознающий, до того уверенно описывавший приметы внешности преступницы, в данной ситуации не смог ее опознать. Впредь в подобных ситуациях следователь приглашал на роль статистов сотрудников цыганского танцевального коллектива, которые неукоснительно соблюдали все его указания при производстве следственного действия.

Участники следственного эксперимента подбираются с учетом действий, которые им предстоит совершать1. Эти действия могут быть связаны с реализацией специальных профессиональных навыков (например, управление транспортным средством определенного вида или иным механизмом), либо с габаритами тела человека (например, при проверке, виден ли с определенного места человек данного роста) и т.д. В каждом случае подбор вспомогательных участников должен быть тщательным, чтобы обеспечить точность воспроизведения соответствующих параметров проверяемого события, явления или действия, в которых фигурирует человек.

Таким образом, объем изучения личности дополнительных уча- стников следственных действий, с одной стороны, включает доста- точно широкий и разнообразный перечень сведений из всех подразделов структуры личности: и социально-демографические, и психологические, и физические. С другой - изучение личности происходит в виде выборки, установления лишь отдельных признаков, необходимых в каждом конкретном случае. В связи с этим изучение личности дополнительных участников следственного действия не требует значительных затрат времени. Практически здесь достаточно не-

Здесь не имеется в виду ситуация, когда проверяются какие-либо способности конкретного лица, например, обвиняемого или потерпевшего, т.е., когда выбор участника предопределен.

167

сложной экспресс - методики. Она включает методы беседы и на- блюдения, которые применяются параллельно, а также проверки в случае необходимости документов, например, об образовании, специальности, состоянии здоровья. Эти документы, носят личный характер и как правило хранятся у их владельцев, поэтому не возникает необходимости их специального истребования, они могут быть представлены самими участниками при явке к следователю.

§ 5. Учет н использование следователем в тактике след- ственных действий некоторых психологических особенностей личности участников процесса расследования (психических состояний, психологических проявлений заболеваний)

В криминалистической литературе психическим состояниям в связи с их значением для выбора приемов тактического воздействия уделено определенное внимание1. Однако, эта проблема требует дальнейшей разработки. Это тем более важно, что многие психические состояния “лежат” как бы на поверхности психической жизни человека, их диагностика во многом формируется на эмпирическом уровне и вполне доступна следователю. Данное обстоятельство значительно расширяет его возможности психологически воздействовать на участников процесса расследования, способствуя поддержанию положительных и смене отрицательных состояний. В.Е. Коно- валова права, когда отмечает, что психологическое воздействие может быть эффективным только тогда, когда созданы необходимые

См., например, Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Психические со- стояния человека, лишенного свободы. М.,1968; Ратинов А.Р. Су- дебная психология для следователей. М., 1967. С.205; Роша А.Н. Процессуальные и психологические начала допроса обвиняемого. Автореф. дисс. к.ю.н. М.,1965. С.10.

168

условия его применения, к которым относится и состояние лица, в отношении которого предполагается воздействие1.

Психические состояния в общей психологии определяются как «целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отображаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности»2. Условно психические состояния можно разбить на три категории: встречающиеся в умственной деятельности (любопытство, заинтересованность, удивление, сосредоточенность и др.); эмоциональные состояния (настроения, страх, аффекты и др.) и психические состояния в волевой деятельности (решительность- нерешительность, уверенность-неуверенность, борьба мотивов и др.). Психические состояния могут быть личностными, т.е. прису- щими данному человеку в силу его индивидуальных особенностей, и ситуативными - вызванными непривычной ситуацией. По силе переживания они делятся на глубокие и поверхностные; по времени воздействия на человека - на длительные и краткие; по характеру воздействия - на положительные и отрицательные. Последнее деление также условно, ибо одни и те же психические состояния иногда могут играть и положительную и отрицательную роль. Это зависит от ситуации и индивидуальных особенностей человека: (например, одного страх мобилизует, заставляет собраться, другого - демобили-

В.Е. Коновалова. Организационные и психологические основы деятельности следователя. Киев, 1973. С.114.

2 Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. М., 1964. С.20. Из многих определений психических состояний именно это представляется наиболее удобным в контексте настоящей работы как полно и конкретно отражающее сущность психических состояний и их связь с другими сторонами психики человека.

169

зует). Отдельные психические состояния, имеющие отрицательную социальную окраску - агрессия, эмоциональная распущенность - могут переживаться лицом, испытывающим их, как положительные и ,наоборот, борьба мотивов может доставлять, например, допрашиваемому неприятные переживания, в то время как поддержание у него этого состояния часто используется как положительное в целях воздействия для получения правдивых показаний. Отдельные психические состояния, например, сильные стрессы, всегда расцениваются как отрицательные, ибо дезорганизуют психику человека и снижают уровень его деятельности.

На возникновение тех или иных психических состояний влияет не только ситуация и личностные психологические особенности че- ловека, но также и состояние его здоровья, что следует учитывать при определении причины проявления конкретных состояний1.

Рассматривая вопрос о значении и использовании психических состояний в тактике, целесообразно остановиться лишь на тех их них, которые наиболее часто возникают у участников процесса расследования в ситуациях, требующих тактического разрешения, то есть являются типичными.

Сфера уголовного расследования для подавляющего большин- ства попадающих в нее лиц является непривычной и психологически трудной. Это, в первую очередь, относится к обвиняемому. Известно, что факт совершения преступления, как правило, приводит к более или менее длительным изменениям психики человека. Эти изменения характеризуются наличием определенного комплекса психических состояний, которые в совокупности создают у виновного психическое напряжение, усиливающееся после привлечения к уго-

О психический состояниях типичных для отдельных заболеваний будет сказано далее.

170

ловной ответственности и предъявления обвинения. Чаще всего такими психическими состояниями бывают тревога, беспокойство, чувство страха перед грозящим разоблачением и наказанием.

О возникновении сильного эмоционального напряжения после совершения преступления пишут многие авторы1. При этом А.Н.Васильев отмечает, что «эмоциональная напряженность обычно более ярко выражена у тех, кто совершил тяжкое преступление или впервые, и слабее у лиц, совершивших не тяжкое преступление, и у рецидивистов» Интенсивность эмоционального напряжения у обвиняемого зависит от того, сколько времени прошло с момента совершения преступления до допроса, на что правильно указывает А.Б.Соловьев . Значительно повышают остроту переживания психологические особенности обвиняемого, например, такие черты, как неуравновешенность, трусливость и т.д.

Отдельные психические состояния, возникающие у обвиняемого, прямо именуются в литературе, как типичные. Например, А.Н. Васильев пишет: «Борьба мыслей и желаний между «да, виновен» и «нет, не виновен» - типичный психологический фон, на котором проявляются поведение обвиняемого (действительно виновного), и тем самым поддерживается высокий уровень его эмоциональной напряженности»4. Ф.В. Глазырин в качестве типичных эмоциональных

См., например: Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970. С. 126. Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Указ. соч. С. 126.

3 Соловьев А.Б. Использование некоторых психологических зако номерностей при изобличении виновного//Следственная практика. ВЫП.85.С.111.

4 Васильев А.Н. Следственная тактика. М., 1976. С. 99.

171

состояний подозреваемого называет сильное эмоциональное возбуждение и противоположную ему заторможенность1.

В первую очередь на психическое состояние обвиняемого влияет его заинтересованность в исходе дела. Другим, не менее весомым фактором является испытываемый обвиняемым дефицит информации. Помимо этих факторов на обвиняемого, содержащегося под стражей, действуют дополнительные обстоятельства: изъятие из обычной обстановки, изменение привычного уклада жизни, физические лишения, отсутствие связи с близкими, ограниченность общения и др. Конфликтная ситуация, в которую на допросе попадает обвиняемый, занимающий негативную позицию, также способна породить типичные психические состояния.

То, что факт привлечения к уголовной ответственности, сам процесс расследования по своему характеру и в силу значимости последствий является особенной, сильно действующей на психику человека ситуацией, подтверждается и следующим: практика показала, что нахождение под следствием может привести даже (хотя и в редких случаях) к болезненным сдвигам в психике некоторых обвиняемых — возникновению кратковременного психоза-паранойи. Это обстоятельство отмечал известный психиатр Н.Б. Ганушкин. Он писал: «Паранойды возникают там, где по той или иной причине слабая, неустойчивая, внушаемая личность попадает в ложное изолированное положение. Две ситуации более всего способны его вызвать: нахождение под подозрением в совершении какого- нибудь проступка или преступления и изолированное положение в совершенно чужой

Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и тактика след- ственных действий. Свердловск, 1973. С. 138-139. О типичных психических состояниях обвиняемого в ситуации допроса см.: Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград., 1983. С. 69-74.

172

стране» . Снять излишнее эмоциональное напряжение обвиняемого, мешающее психологическому взаимодействию с ним, удается путем подробного разъяснения его прав, особенно в части осуществления защиты, неотложным принятием мер попечения о его детях и иждивенцах, если такие имеются, т.е. продемонстрировать соблюдение прав личности, гарантируемое законом.

Заинтересованность в ходе и результатах расследования испы- тывают не только его основные участники (обвиняемый и потерпевший), но и некоторые свидетели, а также иные участники расследования. Состояние заинтересованности характеризуется концентрацией внимания на определенном круге явлений, стремлением приблизиться к интересующим предметам и явлениям, получить о них максимально большую информацию. Понятно, что предмет заинтересованности у разных участников будет различаться. Для обвиняемого объектом заинтересованности становятся обстоятельства расследования инкриминируемого ему деяния, занимающие господствующее положение в его сознании и представляющие особую для него зна- чимость. Для потерпевшего - те обстоятельства, которые обусловливают возмещение причиненного ему вреда. Обвиняемый, потерпевший и некоторые иные участники заинтересованы также в получении сведений о личности следователя, проводящего расследование, что вызывает у них повышенное внимание к поведению, поступкам последнего. Будет различаться и продолжительность течения этого состояния во времени: у обвиняемого и потерпевшего оно будет сохраняться до конца разрешения дела, у других участников может естественно иссякнуть с завершением эпизода расследования, в котором они принимали участие.

Цитируется по: Горбов Ф.Д. Детерминация психических состояний // Вопросы психологии. 1971, № 5. С. 26.

173

Состояние заинтересованности в целом следует расценивать как положительное для целей любого следственного действия, ибо оно, концентрируя внимание, способствует поддержанию общей психической активности человека. В этой связи следователь должен все время поддерживать состояние заинтересованности у участников процесса расследования путем последовательного сообщаемой значимой для участника следственного действия информации.

Противоположное заинтересованности - психическое состояние апатии (безразличия) характеризуется общим снижением активности психики и является помехой на пути установления психологического контакта и применения других тактических приемов. Необходимость изменения отрицательного психического состояния безразличия на положительное — заинтересованность - отмечали многие авторы, адресуясь к тактике допроса обвиняемого. Так, А.Н.Васильев пишет: «… при любом допросе должно быть преодолено иногда возникающее у обвиняемого и подозреваемого настроение безразличия, апатии, возбужден интерес к даче объяснений»1. Интересно, что и Г.Гросс, и И.Н. Якимов в своих работах также указывали на необходимость, в случае молчания допрашиваемого, принимать меры к тому, чтобы заинтересовать последнего в даче показаний2.

Способы преодоления безразличия и возбуждения заинтересо- ванности у участников следственного действия должны базироваться на выяснении их причин. Таковыми могут быть: непонимание своего процессуального положения, содержания следственного действия и поставленных задач, обстоятельства личного характера (плохое самочувствие, семейные неприятности и т.п.). Специфичны при-

1 Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Указ. соч. С. 117.

2 Гросс Г. Руководство к расследованию преступлений. М.,1930. С. 13; Якимов И.Н. Криминалистика. М., 1925. С 42.

174

чины апатии у обвиняемого. Помимо названных, это - неверие в объективность расследования, в возвращение к нормальной жизни после осуждения и т.п.1 Пути преодоления состояния безразличия лежат в устранении указанных причин. Это может быть разъяснение свидетелю значения его показаний для расследования; понятому — его роли в следственном действии с указанием на возможность впоследствии быть допрошенным в суде об обстоятельствах проведения данного действия; принятие мер к оказанию медицинской помощи находящемуся под стражей обвиняемому, если он болен, и т.п. Эффективной формой воздействия с целью возбуждения заинтересованности является беседа.

Состоянию заинтересованности близко состояние сосредото- ченности, которое характеризуется еще большей по степени концентрацией внимания на предметах, чувствах, переживаниях. Сосредоточенность имеет и характерное внешнее выражение — ослабление или полное прекращение излишних движений, напряженную мимику. В ходе следственного действия сосредоточенность может играть как положительную, так и отрицательную роль, в зависимости от того, на чем сосредоточен его участник. Если внимание и мысли сосредоточены на посторонних объектах (своих чувствах и переживаниях, например), то такая сосредоточенность (иногда она может дос- тигать столь значительной степени, что человек ничто окружающее не воспринимает) должна расцениваться как отрицательное психическое состояние, являющееся помехой для участия в следственном действии. Как отмечает В.В. Суворова, в результате такой сосредоточенности (например, на источнике горя или неприятностей) «…

Состояние апатии может испытывать и невиновный в силу неверия в возможность доказать свою невиновность .

175

человек плохо контактирует с окружающими, оказывается неспо- собным к волевым усилиям и активной деятельности, уходит в се- бя»1. Переключить внимание участника следственного действия на актуальный объект можно подчеркиванием его значимости на данный момент, используя внушение и повышенное эмоциональное воздействие.

В ходе следственного действия у его участников может возникать и противоположное сосредоточенности - состояние рассеянности. Оно всегда является отрицательным потому, что вызывает у че- ловека потерю четкой ориентировки в действительности, ослабление управления вниманием, его отклонение (дезорганизацию). Как пишет Н.Д. Левитов, рассеянность - это «всегда показатель известной дезорганизованности психики»2.

Рассеянность может выражаться в общем ослаблении внимания и быть результатом физического утомления, может возникать от действия большого объема новой информации, быстро следующих друг за другом новых впечатлений, переживания сильных, трудно регулируемых чувств.

Это следует учитывать, предъявляя доказательства во время до- проса, в ходе осмотра таких “впечатляющих” объектов как трупы и т.п.3 Объем информации, сообщаемой, например, в ходе допроса,

1 Суворова В.В. Психофизиология стресса. М., 1975. С.45.

2 Левитов Н.Д. Указ. соч. С.87.

3 В литературе описывался прием, основанный на специальном «перегружении» сознания обвиняемого в целях «создания напряже ния» (Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допро са обвиняемого// Вопросы психологии. М.,1966, № 6. С.115). Пред ставляется, что при тщательном анализе этого приема с позиций психологии его эффективность перестает казаться бесспорной, даже, если следователь, «создавая напряжение» таким образом, не перехо дит границу, за которой стоит психическое насилие.

176

должен дозироваться с учетом ее значимости, сложности воспри- ятия.

Состояние сосредоточенности, возникающее в момент решения особо сложной интеллектуальной задачи (например, при припоминании забытого) или при выполнении сложных действий, вынужденно переходит в умственное напряжение. Хотя состояние умственного напряжения влечет за собой временную мобилизацию умственных ресурсов, следует помнить, что положительный эффект здесь все же быстротечен, и для нормальной психической деятельности требуется скорая разрядка (расслабление, отдых). Следователю необходимо учитывать это обстоятельство и при планировании следственных действий предусматривать перерывы или чередование сложных задач с простыми.

Психическое состояние сомнения часто возникает у допраши- ваемых, дающих ложные показания. Оно выражается в неуверенности, в раздумьях о правильности избранной линии поведения, в сознании неубедительности своих показаний, в общей неудовлетворенности. Такого рода сомнения являются показателем критического отношения к себе, своему поведению. Состояние сомнения (оно в качестве элемента часто входит в сложное по структуре состояние борьбы мотивов) должно использоваться следователем как фон при психологическом воздействии, основанном на убеждении.

Большое значение в тактике имеет правильная диагностика эмоциональных состояний участников следственного действия и их использование. В ряду психических состояний эмоции занимают значительное место. Благодаря тому, что, как правило, они имеют яркое внешнее проявление, эмоциональные состояния становятся заметными сигналами о тех или иных изменениях в психике. Это обстоятельство, а также особая роль, которую эмоциональные состоя-

177

ния играют в поведении человека, не могли не обратить на себя внимание криминалистов. Во многих работах, включая и труды основоположников криминалистики, имеются указания на учет и использование эмоциональных состояний обвиняемого в ходе допроса. Так, Г. Гросс писал о влиянии сильного эмоционального возбуждения на процесс восприятия, об отрицательной роли состояния страха как причины лжи и отказа от дачи показаний1. Последнее обстоятельство отмечал и И.Н. Якимов. Он также указывал на эмоциональное состояние как внешнее проявление борьбы мотивов, происходящей в сознании обвиняемого и являющейся предпосылкой применения многих приемов психологического воздействия. В зависимость от эмоционального состояния обвиняемого Н.И. Якимов ставил и выбор момента допроса последнего2. Вопросы об эмоциональном состоянии обвиняемого в ходе допроса затрагивались в работах А.Н. Васильева, Г.Г. Доспулова, А.В. Дулова, И. Кертэса, Н.И. Порубова, А.Р. Ратинова, А.Н. Роша, Л.Б.Филонова. Показательна в этом плане диссертация М.Э.Червякова, который исследовал взаимосвязь ситуаций допроса, темперамента, психических состояний и тактических комбинаций, используемых при допросе подозреваемых и обвиняемых3. В психологии эмоция определяется как «довольно ярко выраженное во внешнем облике и поведении человека специфическое переживание отношения к предметам и явлениям действительности, связанное с определенной ситуацией.»4. Эмоциональные состояния отличаются значительной динамичностью, могут быть бы-

1 Гросс Г. Указ. соч. С. 12-13.

2 Якимов И.Н. Указ. соч. С. 44.

3 Червяков М.Э. Тактика допроса обвиняемого (подозреваемого) при расследовании краж личного имущества, грабежей и разбойных нападений Дисс. к.ю.н. Красноярск, 2001. С. 120 - 191.

4 Левитов Н.Д. Указ. соч. С. 125.

178

стротечными, а также длительными, переходящими в настроение. Следователю необходимо помнить, что эмоции чрезвычайно заразительны: проявляясь у одного участника следственного действия, они могут передаваться другим.

В ходе следственного действия необходимо следить за эмоциями его участников, уметь распознавать их, вскрывая причины, поро- дившие то или иное негативное состояние, оказывать влияние с целью изменения отрицательных эмоций, служащих помехой для результативного завершения следственного действия. Особое значение в этом смысле приобретают наиболее типичные для участников процесса расследования эмоциональные состояния беспокойства и тревоги, страха, гнева, фрустрации, аффективные состояния и стрессы, чаще всего отрицательно влияющие на поведение.

Выше отмечалось, что состояние беспокойства и тревоги в той или иной степени возникает почти у всех, кто попадает в сферу расследования преступления. Вообще в жизни человека оно вызывается изменениями в условиях жизни, в привычной деятельности и выражается в виде нарушения покоя, опасений, волнений. У обвиняемого чувство беспокойства и тревоги возрастает перед любым следственным действием и в ходе его проведения ибо к первоначальной причине присоединяется ожидание получения информации о ходе расследования и объеме доказательств, собранных следователем. Достигая значительной степени, состояние беспокойства и тревоги может вызвать замедление течения психических процессов, снижает умственные способности.

Часто тревога и беспокойство сочетаются со страхом. Причиной возникновения страха у обвиняемого, впервые привлеченного к уголовной ответственности, является то, что он попадает в ситуацию, доселе ему неизвестную. Отсутствие предшествующего опыта зачас-

179

тую влечет за собой сознание собственной слабости, что еще более усиливает чувство страха. Помимо страха перед неизвестностью возникает боязнь грозящего разоблачения и наказания. В меньшей степени чувство страха в ходе допроса испытывают рецидивисты, но это не означает, что страх вообще для них не типичен.

Особенно существенное отрицательное воздействие оказывает страх перед наказанием на психику несовершеннолетних обвиняе- мых. Однако, как представляется, здесь необходимо сделать оговорку о том, что в практике расследования у несовершеннолетних часто наблюдается и полностью противоположная картина - отсутствие страха, имеющее под собой весьма четко обозначенную причину: характеру подростка нередко свойственна необоснованная самонадеянность, непонимание серьезных последствий преступного поведения. Многим подросткам со стороны (взрослыми и сверстниками) внушается мысль о том, что им «ничего не будет», так как они несовершеннолетние. Основная, более скрытая причина такого поведения коренится в отсутствии жизненного опыта, соединенном с низким культурным уровнем, правовой непросвещенностью. Встречаются и несовершеннолетние обвиняемые, уверенные в том, что избежать наказания им помогут заслуги и положение родителей. (Это заблуждение следует рассеивать в воспитательных целях) .

Страх могут испытывать и другие участники расследования - потерпевший, свидетель, у котороых он может стать мотивом для дачи ложных показаний. Причиной этого эмоционального состояния у названных участников расследования чаще всего является опасение угроз и мести со стороны обвиняемого и его окружения. Путь преодоления данного психического состояния лежит в эффективности претворения в жизнь правовых норм, обеспечивающих безопасность свидетелей.

180

Негативная роль страха заключается в том, что он угнетающе действует на всю психику человека, снижает уровень интеллектуальной деятельности, волю, нравственный контроль, критические способности, ослабляет память, увеличивает внушаемость1. Полностью устранить причины страха перед разоблачением и наказанием у обвиняемого вряд ли удастся, т.к. угроза ответственности будет увеличиваться по мере накопления доказательств его вины. Однако страх, возникающий ситуативно в ходе отдельного следственного действия у его участника, можно попытаться снять созданием соответствующего эмоционального фона (спокойного, по возможности доброжелательного).

Среди психических состояний, переживаемых участниками следственных действий и требующих особого внимания со стороны следователя, важное место занимает аффект - «внезапно возникающее в острой конфликтной ситуации чрезмерное нервно-психическое возбуждение, проявляющееся во временной дезоргани-зации сознания» . Возникновение аффектов наиболее характерно для острой конфликтной ситуации, чаще всего возникающей при допросе обвиняемого, который остро переживает ощущение дефицита информации при наличии сильных, неожиданных раздражителей (внезапное предъявление доказательств, неожиданные вопросы). Всё это в совокупности и может в отдельных случаях вызывать состояние аффекта у допрашиваемого, протекающее в форме эмоционального взрыва. К аффекту может привести и тяжело протекающее переживание чувства жалости к себе, чувства беспомощности, сознание неотвратимости каких-либо последствий (например, неотвратимости

Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 203- 204. 2 Еникеев М.И. Судебная психология. Ч. 2-я. М..1976. С.29.

181

наказания), отчаяние. Состояние аффекта во время допроса может возникнуть и в связи с необходимостью дать показания о событиях, которые когда-то остро и тяжело переживались допрашиваемым. Последнее можно подтвердить примером из следственной практики.

3-ов обвинялся в убийстве своего брата, совершенном при сле- дующих обстоятельствах: будучи в нетрезвом состоянии, 3-ов, его отец и старший брат затеяли ссору; при этом последний избил отца. 3-ов набросился на брата и наносил ему удары до тех пор, пока тот не скончался. Обвиняемый неохотно давал показания. Когда же следователь во время одного из допросов задал ему вопрос о том, не жалко ли было убивать родного брата, 3-ов внезапно пришел в состояние чрезвычайного душевного волнения: сбиваясь и путаясь в словах, он начал рассказывать об ужасных условиях, в которых ему приходилось жить дома. О том, как отец и неоднократно судимый брат спаивали его водкой, склоняли к совершению недостойных по- ступков, устраивали в семье скандалы и драки. Нервное возбуждение допрашиваемого в течение нескольких минут возросло до такой степени, что он был не в состоянии давать показания и, закрыв лицо руками, уронил голову на стол. Следователь принял правильное решение, приостановив допрос. По прошествии получаса 3-ов, несколько успокоившись, объяснил мотивы своих действий стремлением избавиться от издевательств брата и отца и дал достоверные и полные показания о совершенном им преступлении.

Сущность аффекта заключается в нарушении волевой регуляции действия человека. Как отмечает М.И. Еникеев, в состоянии аф- фекта поведение человека движимо не заранее обдуманной целью, а внезапно возникшим чувством, которое полностью захватывает личность. При этом автор выделяет три этапа в течение аффекта:

182

1-й характеризуется дезорганизацией психической деятельности, нарушением ориентировки в действительности;

2-й - перевозбуждением, сопровождающимся резкими, плохо контролируемыми действиями;

3-й являет собой спад, депрессию, слабость1.

Бурно протекая в первой стадии, аффекты имеют внешнюю трудно скрываемую выразительную картину поведения - резкую мимику и пантомимику (беспорядочные движения, взмахи руками, заламывание рук), крик, плач, прерывистую речь - в одних случаях, и неподвижность, оцепенение - в других. Сила и бурность протекания аффекта зависит от степени неожиданности и значимости причины, его вызвавшей.

В силу внезапности появления аффекты трудно предсказать по сравнению с другими психическими состояниями. Их легче не до- пустить, чем остановить. Для того, чтобы предотвратить возникновение аффекта у участника следственного действия, необходимо тщательно изучить его психологические особенности, предварительно зная, что к аффекту более предрасположены люди с низкой культурой чувств, неуравновешенные, эмоционально распущенные, не приученные контролировать свои чувства. Человек, обладающий сильной нервной системой, в состоянии усилиями воли подавить аффективную вспышку.

В криминалистической литературе и практике аффектам иногда придается положительное значение в силу того, что, находясь во власти аффекта, допрашиваемый может проговориться, дать показания, которые не дал бы, будучи в уравновешенном состоянии. В тактическом приеме допроса, описанном Л.Б. Филоновым и В.Д. Давы-

1 Еникеев М.И. Там же. С.29.

183

довым и названном ими как использование «слабых мест» в психике обвиняемого, в качестве такого «слабого места» называется склонность обвиняемого к повышенной вспыльчивости, гневу1. Не затрагивая здесь этическую сторону возможных вариантов такого приема, следует отметить, что обращение к этим «слабостям» может создать угрозу возникновения аффекта и даже вызвать аффект. Что же касается показаний, полученных от допрашиваемого, находившегося во власти аффекта, то очень часто, успокоившись, они от них отказываются, сославшись на то, что следователь «довел» их до такого состояния, когда можно сказать, что угодно.

Принимая во внимание общее отрицательное воздействие аф- фекта на психику человека, следует признать, что в конфликтных ситуациях следователь должен стремиться к предупреждению возникновения аффективных состояний у участников следственных действий, а если они все же возникают, - к их скорейшей ликвидации. Путем устранения аффекта является изменение обстановки, деятельности, при которой возникло это состояние (вплоть до приостановления следственного действия).

В отличие от аффектов, которые могут и не возникать в психике участников следственного действия, то или иное настроение присутствует в ней всегда, постоянно. Оно устойчиво и продолжительно во времени, иногда более, иногда менее осознанно. В психологии настроение характеризуется как общее эмоциональное состояние, окрашивающее в течение значительного времени отдельные психические процессы и поведение человека. Настроение человека всегда причинно обусловлено, однако, источники его очень различны: они могут быть отдаленными (жизненная позиция в целом) и ближними (конкретные события жизни, значимые для человека и производящие

1 Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Указ. соч. С. 116.

184

на него сильное эмоциональное впечатление). В ситуации следст- венного действия настроение чаще порождается именно последним.

Необходимо помнить, что от настроения человека зависит его психическая активность, работоспособность. Плохое настроение всегда хочется изменить. Находясь в пониженном настроении, человек бывает особенно восприимчив ко всему положительному, хорошему. Так, например, обвиняемому для поднятия настроения можно сообщить, о том, какие меры приняты для обеспечения присмотра за его детьми, или другую информацию, которая будет восприниматься с удовлетворением. Разумеется, при этом не должны ущемляться интересы расследования в целом. Положительно или хотя бы нейтрально окрашенное настроение иных участников следственного действия (понятых, переводчика, педагога и т.д.) способствует достижению его целей.

Немалое значение в тактическом аспекте имеет психическое со- стояние фрустрации. Фрустрация (от англ. frustraition - расстройство планов, крушение замыслов, чувство разочарования и безысходности) - состояние человека, выражающееся «в характерных особенностях переживаний и поведения и вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или к решению задачи»1.

Ситуация расследования изобилует факторами, вызывающими состояние фрустрации у его участников ( привлечение к уголовной ответственности - у обвиняемого, невозможность загладить причиненный вред - у потерпевшего, невозможность избежать давления со стороны заинтересованных лиц - у свидетеля и т.д.). В качестве предшествующих фрустрации состояний часто выступают беспокой-

Левитов Н.Д. Фрустрация как один из видов психических со- стояний// Вопросы психологии. М., 1967, № 6. С. 120.

185

ство и тревога. Устранение последних является профилактикой возникновения описываемого состояния.

Реакция на фрустратор может протекать в нескольких формах. Это зависит от индивидуальных особенностей человека, а также от значимости, которую представляет для него фрустратор. Различаются стенические и астенические проявления фрустрации. К первым относятся состояния агрессии и гнева.

Агрессия в состоянии фрустрации находит свое выражение во враждебности по отношению к следователю, ведущему дело, она характеризуется грубостью, озлобленностью. Нередко имеет место и острое (порой аффективно переживаемое) проявление гнева. Гнев -порывистая эмоция, вызванная неприязнью, недовольством, ненавистью, часто сопровождающаяся потерей самоконтроля за речью, действиями. И то, и другое играет резко отрицательную роль в ходе следственного действия, препятствует установлению психологического контакта.

Астеническим проявлением фрустрации является состояние де- прессии. Ее внешние признаки - двигательная заторможенность, скованность, «неподвижная, поникшая поза, потухший взгляд, безвольно склоненная голова и слезы» . Для депрессии характерно чувство печали, неуверенности в себе, безнадежности, бессилия, отчаяния.

Состояние фрустрации, возникающее у обвиняемого, имеет не- которую особенность. В обычной жизни человек иногда сам пытается выйти из данного состояния, переключаясь на другую, позволяющую устраниться от влияния фрустратора, деятельность. В ситуации расследования обвиняемому сделать это сложно (особенно, содер-

1 Суворова В.В. Психофизиология стресса. М., 1975. С. 45.

186

жащемуся под стражей). Фрустрация отрицательно переживается, требует разрядки. Такой разрядкой для обвиняемого может стать дача правдивых показаний. Вот почему состояние фрустрации в некоторой степени может расцениваться как положительное, при использовании его следователем в целях оказания психологического воздействия. Так Л.Б.Филонов пишет: «… состояние фрустрации является не просто катализатором, облегчающим влияние, … но оно является фактором, способствующим непрерывному воздействию, безостановочному «расшатыванию» отдельных и частных барьеров», условием, обеспечивающим разрушение всей оборонительной системы (имеется в виду «оборонительная система» как отказ обвиняемого давать правдивые показания — М.Л.).

Состояние фрустрации у человека с устойчивой нервной системой возникает реже и носит, как правило, ситуативный характер. Для людей со слабой нервной системой фрустрация может быть ти- пичным, часто повторяющимся психическим состоянием. Находясь в утомлении, человек переносит фрустрацию более остро.

Лица, неоднократно привлекавшиеся к уголовной ответственно- сти, и те, участники следственных действий, которым ранее приходилось выполнять ту или иную процессуальную функцию ( давать показания, участвовать в качестве понятого и пр.), вновь оказавшись в сфере уголовного расследования, чувствуют себя более уверенно и спокойно, чем те, кто впервые попадают в аналогичные условия. Это можно конкретно объяснить с позиций психологии. В данном случае имеет место явление толерантности, т.е. невосприимчивость к фру-стратору или более слабая по остроте, специфически выражающаяся реакция. Н.Д. Левитов описывает 3 формы толерантности. Каждую

Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. М.,1979. С.43.

187

из них можно наблюдать, например, у обвиняемого при допросе: 1-ая форма - рассудительность и спокойствие, готовность использовать случившееся как урок, но без особых сетований на себя (последнее особенно характерно для лиц с устойчивой антиобщественной установкой); 2-ая форма выражается в известном напряжении, а 3-ая - либо в бравировании, либо в демонстративном равнодушии, маскирующем чувство озлобленности и уныния1. П. Фресс в книге «Экспериментальная психология» так описывает природу эмоциональной толерантности: «В ходе развития индивид … может неодно- кратно оказываться в одной и той же эмоциогенной ситуации. … Вначале беспорядочные нарушения берут верх в поведении индивида, затем постепенно эмоциональные реакции образуют его защитную систему, а иногда они даже исчезают, уступая место реакциям, вполне адекватным ситуации»2. Фрустрация - психическое состояние, изучение которого в психологии постоянно развивается. Оно носит сложный характер и, как было показано, может включать в себя другие психические состояния (гнев, апатию). В связи с этим в литературе можно встретить различные трактовки и определения фрустрации. Например, некоторые авторы под фрустрацией понимают только депрессивное состояние, вызывающе ослабление памяти, понижение способности логически мыслить.

Еще более спорные точки зрения существуют в психологии по поводу определения стресса как психического состояния. Не вникая в тонкости теоретических споров (это не входит в компетенцию автора и в задачи данной работы), кратко отметим лишь следующее.

1 Левитов Н.Д. Указ. соч. С.123. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. М.,1975. С.

128.

188

Стрессовые состояния являют собой перенапряжение нервно- психической деятельности. Они возникают в неожиданной, необычайно трудной ситуации, особенно в конфликтной, при необходимости решения сверхтрудных задач и сопровождаются значительными физиологическими изменениями в организме человека и изменениями в нервно-психической сфере деятельности и в поведении. При слабом стрессе возникает «общая физическая собранность и организованность, активизация деятельности, ясность и четкость мысли, сообразительность, возникают эмоции, повышающие жизненный тонус»1. Сильный стресс сопровождается трудностью распределения и переключения внимания, вызывает затруднения в осуществлении действий, требующих сознательного контроля . Внешнее поведение человека, подверженного воздействию стресса, характеризуется общим возбуждением; при более значительном стрессе наступает дезорганизация психических процессов (памяти, восприятия и т.д.), иногда нарушаются речь и координация движений. При особенно сильном стрессе вступает в действие пассивно-оборонительный рефлекс, вызывающий торможение, скованность, отказ от деятельности. Такие стрессовые состояния должны однозначно расцениваться как играющие отрицательную роль в ситуации расследования.

Как и фрустрация (а некоторые авторы считают это состояние разновидностью стресса)3, стрессы менее свойственны лицам с сильной и уравновешенной нервной системой. Повторение стрессовых ситуаций также повышает устойчивость к воздействию последних на человека.

1 Психология. Под ред. В.А. Крутецкого. М.. 1974. С. 188

Общая психология. Под. Ред. А.В. Петровского. М., 1970. С. 353. 3 Суворова В.В. Указ. соч. С. 17.

189

В контексте рассматриваемой проблемы представляют интерес и некоторые психические состояния, возникающие в сфере волевой деятельности индивида.

Новизной, непривычностью обстановки расследования может быть вызвано состояние нерешительности. Оно характеризуется неготовностью придти к какому-либо твердому выводу, совершить те или иные действия при условии, что по значимости эти действия являются равноценными для участника следственного действия. Диагностика состояния нерешительности и его тактическое использование наиболее актуальны в ситуации допроса обвиняемого, а также потерпевшего и свидетеля, настроенных на дачу ложных показаний.

Внешне состояние нерешительности проявляется по-разному. Психологи отмечают, что, как правило, в состоянии нерешительности сангвиник, например, мечется от одного решения к другому, ни на чем не останавливаясь; флегматик «тянет» время; меланхолик проявляет особую настороженность; холерик, которому вообще состояние нерешительность мало свойственно, впадает в состояние повышенной возбудимости и не может принять спокойное решение1.

Для следователя состояние нерешительности представляет ин- терес в основном в силу того, что оно часто является составной частью другого состояния - борьбы мотивов, имеющего огромное значение, в первую очередь, для тактики допроса, и особенно допроса обвиняемого.

Борьба мотивов точнее может быть охарактеризована как борьба человека с самим собою путем сопоставления разных мотивов. В психологии борьба мотивов трактуется по-разному. Более обоснованной представляется точка зрения тех авторов, которые считают,

1 Левитов Н.Д. Указ. соч. С. 164.

190

что данное психическое состояние имеет место тогда, когда человеку необходимо выбрать одно из взаимоисключающих действий1. Этой позиции отдают предпочтение и судебные психологи. Так, Г.Г. Доспулов характеризует борьбу мотивов как столкновение в сознании человека противоположных, несовместимых побуждений2.

В ситуации допроса обвиняемый, как правило, с одной стороны, испытывает естественное желание избежать разоблачения и наказания, с другой - осознает, что морально должен давать правдивые показания, т.е. стоит перед необходимостью выбрать один из резко противоположных по своей социальной значимости мотивов. Следует отметить, что в условиях допроса острота переживания обвиняемым состояния борьбы мотивов возрастает в силу осознания последним неизбежности принятия какого-либо решения, причем в условиях ограниченного времени.

Представляется, что по существу все тактические приемы допроса, направленные на пресечение лжи и получение правдивых по- казаний, в конечном итоге сводятся к обеспечению победы положительных мотивов, побуждающих говорить «невыгодную» правду, над отрицательными. Значение выявления и использования состояния борьбы мотивов в тактическом противоборстве следователя и обвиняемого очень точно определил А.Р.Ратинов. Он отметил, что в активном участии следователя в процессе борьбы мотивов, которую переживает обвиняемый, занимающий негативную позицию, состоит психологическая сущность тактики допроса обвиняемого . Это по- ложение распространяется и на других участников процесса рассле-

1 Общая психология. Под ред. А.В. Петровского. М., 1970. С.363. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следст- вии. М., 1976. С.50.

3 Ратинов А.Р. Указ. соч. С. 199-200.

191

дования, оказывающих противодействие следователю в установлении истины по уголовному делу.

Данные о состоянии здоровья участников расследования также требуют более пристального внимания и более подробного рассмотрения с позиции их роли в криминалистической тактике.

В современной литературе в основном указывается на необхо- димость учитывать сведения о состояние здоровья обвиняемого для решения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных вопросов, таких, как избрание меры пресечения, установление вменяемости, допуск к участию в деле защитника, установление отдельных обстоятельств расследуемого преступления, назначение наказания. Вопросы использования данных о состоянии здоровья в тактических целях разработаны в значительно меньшей степени1.

В психофизическом состоянии участника процесса расследования можно выделить две группы факторов, имеющих непосредст- венное отношение к тактике:

  • физические и психические отклонения, влияющие на процесс формирования показаний;

  • психологические особенности, являющиеся следствием забо- левания вообще и его конкретного вида, воздействующие на поведение человека.

Первая группа факторов является определяющей при кримина- листическом анализе показаний, и в работах криминалистов вопросы влияния отдельных болезненных нарушений на процесс формирования показаний уже давно нашли отражение (В частности, в исследо-

См.: Щерба П.С. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостат- ками. М., 1975; Радаев В.В. Особенности методики расследования преступлений, совершенных лицами, страдающими психическими недостатками. Дисс. к.ю.н. Саратов, 1981.

192

ваниях Н.И. Гавриловой, И. Кертэса и др.) . Факторы второй группы прямо влияют на выбор конкретных методов психологического воздействия и на сегодняшний день круг рекомендаций по использованию в тактике указанных психологических особенностей крайне мал. Это позволяет рассмотреть проблему подробнее.

Большинство следователей, используя в тактике сведения о со- стоянии здоровья участников процесса, опираются, в основном, на знания, полученные в результате жизненного опыта и личных наблюдений. В то же время развитие общей психологии и ее специальной отрасли — медицинской психологии, а также отдельных отраслей медицинской науки позволяет поставить выработку рекомендаций для следственной практики на научную основу.

Сегодня следует учитывать то обстоятельство, что здоровье на- селения России в целом нельзя назвать удовлетворительным. Особенно это касается представителей социально не защищенных слоев общества. Появление последних в криминальной сфере, а затем и сфере расследования преступлений объективно обусловлено, причем занимают они весьма объемную нишу.

Всякая болезнь, в какой бы форме она не проходила, всегда яв- ляет собой нарушение правильной деятельности организма, при этом особенно существенные изменения в поведении человека вносят различные хронические заболевания. Эти изменения проявляются и в сфере личности. В работах психологов указывается на следующие подструктуры личности, подвергающиеся воздействию хронических болезней: это - познавательная деятельность, эмоции, волевая сфера,

1 Например, о роли сенсорных дефектов (дефектов зрения и слуха) при восприятии пишет И. Кертэс. См.: Кертэс И. Тактика и психологические основы допроса. М.,1965. С.26-32. См. также: Гаврилова Н.И. Ошибки в свидетельских показаниях. М.,1983. С. 26-32 (о психофизиологических источниках ошибок).

193

характер. Следует указать на нарушения в течении психических процессов - восприятия, памяти, мышления. Существенно страдает эмоциональная сфера. В результате частых физических страданий многие больные становятся замкнутыми, угрюмыми, при этом плохое самочувствие угнетающе действует на все психические функции, усложняет переживания и вместе с тем делает их гораздо более устойчивыми, вызывает постоянные опасения за себя, настороженность, нервозность. В волевой сфере может наступить гипобулия -понижение волевой активности, при которой стремление к целенаправленной деятельности у человека почти не возникает1. При попадании в круг участников расследования лиц, страдающих хроническими заболеваниями, следователь должен в полной мере использовать информацию о состоянии их здоровья, продемонстрировать понимание этого состояния. Последнее уже само по себе послужит установлению психологического контакта. При этом следует помнить, что различные люди относятся к своим заболеваниям по-разному, у каждого формируется своя внутренняя картина болезни . Это зависит от пола, возраста, образования, воспитания, тяжести и характера заболевания, профессии и т.д. Выяснять вопрос о состоянии здоровья при подготовке или в ходе следственного действия у его участника необходимо тактично, учитывая, что многие не любят говорить о своих болезнях. В этом и других случаях факт наличия заболевания устанавливается путем истребования медицинских документов, допроса близких и т.п.

Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику. М, 1987. С. 33.

2 Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику. М.,1987. С.69. Автор отмечает, что термин “внутренняя картина болезни” ввел в науку Р.А. Лурия, назвав так сложный мир больного, его переживания, отношение к своей болезни.

194

Следователю по силам знать хотя бы общие сведения, касающиеся тех или иных проявлений изменения психики, сопровождающих распространенные хронические заболевания. Остановимся на некоторых, имеющих тактическое значение.

В тактике следственных действий, содержание которых предусматривает активное речевое общение (допрос, очная ставка, проверка показаний на месте), следует обращать особое внимание на допрашиваемых, страдающих достаточно распространенным заболеванием - логоневрозом (заиканием). Это заболевание порождает формирование таких черт характера, как малообщителыюсть, замкнутость, угрюмость. В ряде случаев для больных заиканием характерна чрезмерная двигательная подвижность, суетливость или, напротив, заметная скованность. Как правило, заикающиеся остро переживают свое заболевание (особенно подростки), причем тяжесть такого переживания во многом зависит от реакции окружающих. Отсюда вытекают определенные требования к поведению допрашивающего. Принимая во внимание трудность воспроизведения лицом, страдающим заиканием, отдельных звуков, слов, фраз, пониженную активность речи в целом, необходимо быть особенно терпеливым. Нельзя торопить допрашиваемого, без нужды перебивать его. В противном случае может быть спровоцирован такой приступ заикания, что допрашиваемый вообще будет не в состоянии говорить. Всякое внимание к своей речи заикающийся воспринимает болезненно, что незамедлительно сказывается на её качестве. Поэтому, думается, что при допросе таких лиц применять звукозапись (видеозапись) следует с особой осторожностью. Осознание допрашиваемым того, что его слушают не только присутствующие, но могут услышать и другие лица, что дефекты его речи фиксируются на звуковой дорожке аудиа

195

или видеозаписи, может стать причиной дополнительных переживаний и даже привести к невозможности давать показания.

Специалистами установлено, что больные заиканием, желая что- то сказать, но будучи не в состоянии сделать это из-за приступа заикания, могут изложить показания письменно без смыслового ущерба в силу того, что заикание не влияет на речевой замысел, не нарушает его1. Новый УПК РФ не содержит указания на предоставление допрашиваемому возможности собственноручно записать свои показания. (В УПК РСФСР такая возможность предусматривалась ст. 152, 160). Думается, что не будет нарушением закона предложение, обращенное к допрашиваемому, страдающему заиканием, изложить свои показания в письменном виде, если есть основания считать, что они будут более полными. Такое предложение должно со- провождаться подробным разъяснением обвиняемому причины преимущества его письменных показаний. Разумеется, предлагая допрашиваемому собственноручно записать показания, необходимо учитывать и другие обстоятельства: его умение излагать мысли в письменном виде, которое зависит от общего уровня развития, образования и других факторов. Безусловно, в случае отказа допрашиваемого от собственноручной записи показаний, недопустимо настаивать на сделанном предложении.

Определенными особенностями в характере и поведении отли- чаются лица, страдающие заболеваниями внутренних органов. Наиболее общими и часто встречающимися из них, как отмечают специалисты в области медицинской психологии, пониженное настроение, замкнутость, беспокойство. Есть и специфические для отдель-

Абелева И.Ю. Психология заикания у взрослых на разных фазах процесса речевой коммуникации// Вопросы психологии. М., 1974, № 4. С. 144.

196

ных заболеваний проявления. Так, гипертоникам свойственна эмоциональная слабость, сочетающаяся с повышенной раздражительностью. В некоторых случаях имеет место заметная сонливость, вызываемая систематической бессонницей. Подметив такие явления, следователь должен дать им правильную оценку и проявить терпение и сдержанность. Лицам, страдающим атеросклерозом, свойственна беспричинная обидчивость, повышенная раздражительность и ранимость, несдержанность в чувствах, слезливость, неустойчивость настроения. Важно знать, что данное заболевание вызывает понижение объема внимания, сообразительности, работоспособности, ухудшение памяти. С обвиняемыми, страдающими атеросклерозом, не следует проводить длительные допросы в связи с их быстрой утомляе- мостью. Следствием атеросклероза может быть появление таких качеств характера, как консерватизм, педантичность, чрезмерная болтливость. Последнее особенно мешает при допросе. Останавливать допрашиваемого в этом случае, когда разговор уходит в сторону от предмета допроса, следует спокойно и тактично путем постановки конкретизирующих вопросов.

Своеобразен психический склад лиц, страдающих сенсорными дефектами - слепотой, глухотой, слепоглухотой, глухонемотой. Повышенная эмоциональная возбудимость, склонность к истерическим формам реагирования в конфликтных ситуациях могут привести к возникновению у лица, страдающего сенсорными дефектами, состояния аффекта. Особого внимания в ходе допроса требуют участника процесса, лишенные возможности вступить со следователем в

197

полноценное речевое общение и вынужденные пользоваться помощью переводчика1.

Наиболее существенные трудности возникают при общении с лицами, страдающими психическими расстройствами. Как известно, не всякое психическое расстройство ведет к признанию лица невменяемым. Психические отклонения, не исключающие вменяемость, из-за их возможного влияния на мотивацию преступлений традиционно привлекают внимание криминологов2. В криминалистике же достаточного внимания проблема учета психических отклонений, имеющихся у определенного числа обвиняемых, пока не получила.

Общаясь с обвиняемыми, потерпевшими, свидетелями, стра- дающими психическими расстройствами, следователю приходится преодолевать двойную трудность, которая заключается, с одной стороны, в чрезвычайной сложности установления психологического контакта и его поддержания, с другой — в особой осторожности при осуществлении психологического воздействия на них. Некоторые тактические приемы, успешно применяемые, например, при допросе психически здоровых лиц, в данном случае могут не принести результатов. Так, логический анализ противоречий в показаниях мало эффективен при допросе лиц, обладающих пониженным интеллектуальным уровнем, ослабленным мышлением, вниманием, т.е. признаками, которые сопутствуют многим психическим заболеваниям. Использование же таких приемов как упоминавшиеся ранее «создание напряжения», «форсированный темп допроса», «использование слабых мест в психике обвиняемого», допускаемых некоторыми авто-

Холодковская Е., Азбукина В. Особенности оценки психического состояния лиц, страдающих глухонемотой// Социалистическая законность. М.,1982, № 3. С. 51-52.

2 См.: Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические аномалии. М.,1987.

198

рами, при допросе лиц, страдающих психическими заболеваниями, может привести и к совершенно нежелательным последствиям: растерянности, испугу, а в результате этого - к даче недостоверных показаний и даже к нервному срыву.

Следует остановиться на особенностях характера и поведения лиц, страдающих хроническим алкоголизмом. Как известно, алкоголь вызывает значительные нарушения в деятельности организма человека, а систематическое употребление спиртного делает эти нарушения стойкими и труднообратимыми. Помимо того злоупотребление алкоголем влечет за собой алкогольную деградацию личности: меняются ценностные ориентации и все жизненные проблемы решаются человеком «…через алкоголь, с его помощью», и алкоголь становится смыслообразующим мотивом поведения» . При оценке личностных особенностей алкоголиков специалисты отмечают сниженную переносимость затруднений, плохую социальную приспособляемость, пассивную подчиняемость, низкий контроль над эмоциями, склонность к депрессии, волнению и тревоге2. При этом подавленность настроения в большей степени присуща лицам пожилого возраста; у молодых же наблюдается преобладание черт инфантилизма, неустойчивость настроения, повышенная внушаемость; их поведение характеризуется полным отсутствием такта в обращении с окружающими, развязностью и циничностью, аффективной возбудимостью, бравированием своими асоциальными поступками. Алко-

Зейгарник Б.В. Патопсихология. М.,1976, с. 186. Подробно об этом см.: Братусь Б.С. Психологический анализ изменения личности при алкоголизме. М.,1974; Немчин Т.А., Цыцарев СВ. Личность и алкоголизм. Л., 1989.

Банщиков В.М. и др. Медицинский и социально-психологический аспект проблемы алкоголизма// 3-й Всероссийский съезд невропатологов и психиатров. Т.З-й. М., 1974. С. 12.

199

голизм также значительно снижает критичность мышления, отрицательно влияет на память и внимание. Хронические алкоголики не обладают достаточным пониманием абстрактных связей, и это важно учитывать при использовании логического убеждения, основанного на анализе показаний и других материалов дела. При установлении психологического контакта с обвиняемыми - алкоголиками в большинстве случаев отпадает возможность апеллирования к положительным чертам личности, ибо, как отмечалось, изменение ценностных ориентации и установок приводит к тому, что алкоголики полностью утрачивают привязанность к семье, к работе, полезным увле- чениям. Описанное относится и к лицам, злоупотребляющим наркотиками.

Яркую внешнюю своеобразную картину поведения дают психо- паты1, для которых свойственна, в первую очередь, неуравновешенность основных нервных процессов и их чрезвычайная подвижность. У возбудимых психопатов наблюдается внешнее несоответствие силы раздражителей и реакции на них. Они бурно реагируют на незначительные факты, «… во время конфликтной ситуации… громко кричат,… имеют тенденцию к агрессивным действиям в отношении ок-ружающих» . Лица, подверженные такой форме психопатии, не могут сосредоточиваться на длительное время, что следует учитывать в ходе следственного действия. Психопаты астенического круга проявляют робость, трусость, застенчивость и малодушие. Они трудно переносят лишения и испытания, чрезмерно ранимы, обидчивы. Особенно сложно с психопатами установить психологический кон-

Здесь кратко рассматриваются некоторые виды акцентуирован- ных характеров. Подробно об учете в тактике акцентуаций характеров см.: Горшенин Л.Г. Анализ поведения людей и методика моделирования предполагаемой ситуации. М., 1993

Банщиков В.М. и др. Медицинская психология. М., 1967. С. 149.

200

такт, что вытекает из неумения сходиться с людьми, их склонности к бесконечным сомнениям буквально во всем.

Сложно общаться с лицами, обладающими истерическими характерами. На малейшее замечание они отвечают бурей гнева, который сопровождается плачем, характерными позами, возгласами; в общении истерики крайне непоследовательны, меняют свое отношение к окружающим внезапно, без существенных не то причин. Однако, необходимо знать, что лица этого круга не выдерживают длительного напряжения во взаимоотношениях и сами в скором времени ищут пути к примирению. Поскольку для истериков характерны льстивость, услужливость, фантазирование и лживость, то таким путем «примирения» со следователем в конфликтной ситуации может стать дача ложных показаний, по мнению допрашиваемого угодных следователю, от которых в дальнейшем истерик отказывается.

Психические расстройства нередко приводят к формированию патологических черт характера. В этом отношении показательно такое заболевание, как эпилепсия. Эпилептикам свойственны угодливость, педантичность, эгоцентризм, придирчивость, стремление поучать, ханжество1. При общении с лицами, страдающими эпилепсией, необходимо учитывать ту особенность, что эпилептики не терпят ни малейших нарушений заведенного порядка, что для них аккуратность, педантичность, строгая последовательность во всем - это привычный способ действия, существенная черта характера. Поэтому аккуратность, четкость и строгая последовательность в действиях самого следователя - необходимая предпосылка установления психологического контакта с участниками процесса, имеющими в характере описанные особенности. В данном случае важно тщательно

Братусь Б.С. Психологический анализ одного из видов патологии личности// Вопросы психологии. М.,1973, № 2. С. 69.

201

продумать и подготовить следственное действие не только по со- держанию, но и организационно.

Особого подхода требуют и лица, страдающие слабоумием (олигофренией). Следует помнить, что для них характерна повышенная внушаемость, недостаточность критических способностей, примитивность мышления, низкий интеллект, недоразвитость речи и памяти. Дебилы запоминают отдельные факты, даты, фамилии, но сопоставить эти данные и теоретически их использовать они часто не в состоянии. Лица, страдающие слабоумием в форме дебильно-сти, у которых преобладают раздражительные процессы, излишне подвижны, возбудимы, неусидчивы, склонны к агрессивным действиям, легко вступают в конфликты, в то время как другие, с преобладанием торможения вялы, медлительны, апатичны. В силу того, что знания дебилов ограничены, им, как никому другому, следует тщательно разъяснять юридическую терминологию, предельно упрощать (по логической и грамматической форме) вопросы. При допросе таких лиц необходимо тщательно соблюдать последовательность, использовать приемы оказания помощи при воспоминании забытого путем оживления ассоциативных связей.

Принимая во внимание психологические особенности лиц, страдающих заболеваниями, следует иметь в виду, что некоторые из них ( чаще обвиняемые) в ходе следствия пытаются симулировать те или иные болезни (не только психические) или же преувеличивают свои страдания, спекулируют ими. Такое поведение (в ряде случаев симуляцию или аггравацию удается обнаружить только с помощью специалиста) необходимо строго пресекать.

Даже беглое рассмотрение вопросов использования в тактике расследования личностных особенностей участников процесса, свя- занных со спецификой состояния их здоровья, показывает, что это та

х

202

сфера , где следо вател ю надле жит чаще обра щать ся за разъя снени ями к специ алист ам: - врача м и психо лога м.

203

Заключение

Проведенное исследование вопросов криминалистического изу- чения личности в тактике расследования позволило придти к сле- дующим выводам.

Улучшение качества расследования преступлений требует по- стоянного совершенствования профессиональных навыков следователей. Одной из важнейших составляющих тактического мастерства следователей является овладение ими приемами тактического воздействия на участников процесса расследования. Современная криминалистика разработала мощный арсенал тактических приемов расследования, включая системы, обслуживающие отдельные следственные действия и учитывающие специфику их целей и содержания.

В то же время в криминалистической тактике, в ее научной и практической сфере, имеются проблемы, без разрешения которых невозможно обеспечить высокую эффективность тактических приемов. Одной из них является проблема криминалистического изучения личности как объекта тактического воздействия.

Целенаправленное изучение следователем личности участников процесса расследования - это необходимая предпосылка применения многих тактических приемов, условие, без соблюдения которого результативность их действия оказывается низкой.

Сложившееся на практике стереотипное представление о том, что криминалистическое изучение личности должно ограничиваться лишь сбором информации об обвиняемом и потерпевшем не отражает действительных потребностей следственной тактики. Круг участников расследования, личностные особенности которых могут иметь тактическое значение, намного шире.

204

Также следует более полно использовать возможности получения тактически значимой криминалистической информации о лич- ности участников процесса расследования из круга ее источников.

Результативность криминалистического изучения личности обусловлена также совершенствованием методики получения необходимой информации, построенной на строгой научной основе.

Существует два пути решения проблемы эффективности кри- миналистического изучения личности как основы для дальнейшего использования получаемой информации в тактических целях. Первый - это дальнейшая разработка научных основ криминалистического изучения личности в целом и его отдельных направлений с опорой на современные психологические и криминалистические знания. Криминалистическое изучение личности носит комплексный характер и должно рассматриваться как на уровне общей теории криминалистики, так и на уровне ее отраслей. Второй путь связан с улучшением профессиональной подготовки будущих следователей, особенно в части овладения знаниями в области юридической психологии и криминалистики. Важно также включение вопросов криминалистического изучения личности в программы обучения в системе повышения профессиональной квалификации следователей.

В современной криминалистике изучение личности как научное направление находится и будет находиться в состоянии динамического развития. Этому будет способствовать дальнейшее развитие смежных наук, а также совершенствование правового регулирования отношений в сфере борьбы с преступностью.

205

Библиографический список использованной литературы.

I. Нормативные акты.

  1. Конституция Российской Федерации.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.
  4. 2001г.№174-ФЗ.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27.10. 1960 г. с изм. и доп.
  6. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08. 1995г.№144-ФЗ.
  7. «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации». Закон РФ от 13.03. 1992 г. № 2506-1 (в ред. от 02.07.92. № 3181-1).
  8. Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20.04. 1995 г. № 45-ФЗ.
  9. О порядке применения полиграфа при опросе граждан. Инструкция МВД РФ. Зарегистрирована Минюстом РФ 28. 12. 1994 г.
  10. О порядке получения допуска (свидетельства) на право работы с полиграфными устройствами. Приказ Министра внутренних дел РФ №353 от 12.09.1995 г.
  11. II. Книги.

  12. Адвокат в уголовном процессе / Под ред. и с предисл. д.ю.н. проф. П.А. Лупинской. Сост. С.Н. Гаврилова. - М.: Новый Юрист,
  13. -544 с.
  14. Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1981. - 91 с.
  15. Антонян Ю.М., Бородин СВ. Преступность и психические аномалии. - М.: Наука, 1987. — 208 с.
  16. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследование преступлений. - М.: Юристь, 1996. - 336 с.
  17. Асмолов А.Г. Психология личности: Учебник. - М.: Изд-во МГУ, 1990.-367 с.
  18. Балобанова Л.М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений). - Д.: Донецк: Сталкер, 1998. - 432 с.

206

  1. Банщиков В.М., Гуськов B.C., Мягков И.Ф.
    Медицинская психология. - М.: Медицина, 1967.
  2. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и
    расследование преступлений. М.: Юридическая литература, 1991. - 208 с.
  3. Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики. - М.: Юристь, 1997. - 408 с.
  4. Ю.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 2:
    Частные

криминалистические теории. - М.: Юристь, 1997. - 464 с. П.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 3: Криминалистические

средства, приемы и рекомендации. - М.: Юристь, 1997. - 480 с. 12.Богинский В.Е. Рефлексивное управление при допросе. - Харьков.

1983.-41 с. 13.Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. - М.:

Изд-во Моск. ун-та, 1982. - 200 с. 14. Братусь Б.С. Психологический анализ изменения личности при

алкоголизме. - М.: Изд. Московского университета, 1974. 96 с. 15.Вандышев В.В. Реализация взаимосвязей жертвы и преступника в

раскрытии и расследовании насильственных преступлений.

Учебное пособие. - СПб.: ВШ МВД России, 1992. - 114 с. 16.Васильев А.Н. Следственная тактика. - М.:
Юридическая

литература, 1976. - 200 с. 17.Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании

преступлений. - М.: Юридическая литература, 1970. - 208 с. 18.Васильев В.Л. Юридическая психология. Учебник для вузов. -М.:

Юридическая литература, 1991. - 464 с. 19.Вед ерников Н.Т.
Изучение личности преступника в процессе

расследования. -Томск. Изд. Томского университета, 1968. - 84 с. 20.Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подсудимого. — Томск:

Изд. Томского университета, 1978. - 174 с. 21.Возгрин И.А.
Общие положения методики расследования

отдельных видов преступлений. Л., 1976. 22.Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография. (Под

ред. проф. Н.П. Яблокова). - М., Калининград, университет -

Калининград, 1997. - 248 с. 23.Высотина Л. А., Лутанский
В. Д. Методика изучения

индивидуальных особенностей личности учащегося осужденного. -

М.: МООП РСФСР, 1966. - 103 с.

207

24.Гаврилова Н.И. Ошибки в свидетельских
показаниях

(происхождение, выявление, устранение). - М.: ВНИИ ПП, 1983. -

136 с. 25.Глазырин Ф.В. Изучение личности обвиняемого и
тактика

следственных действий. Учебное пособие. -Свердловск, 1973.—155

с. 26.Глазырин Ф.В. Психология следственных действий.
(Учебное

пособие для высш. уч. зав. МВД СССР). - Волгоград: Изд. ВШ МВД

СССР, 1983.-136 с. 27.Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Психические состояния человека,

лишенного свободы. Лекция. Под ред. К.К. Платонова. - М.: Высш.

школа МООП СССР, 1968. - 40 с. 28.Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Основы речевой коммуникации. -М.:

ИНФРА-М, 1997. - 272 с. 29.Горшенин Л.Г. Анализ поведения людей и методика моделирования

предполагаемой ситуации. - М.: А.П.О., 1993. - 36 с. ЗО.Горяинов К.К., Кваша Ю.Ф., Сурков К.В. Федеральный закон «Об

оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий — М.: Новый

Юрист, 1997.-576 с. 31.Гросс Г. Руководство к расследованию
преступлений. Пер. с

немецкого. - М., 1930. 32.Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. - Воронеж:

Изд. Воронежского университета, 1973. 271 с. ЗЗ.Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. -

М.: Юридическая литература, 1976. - 112 с. 34.Дулов А.В. Судебная психология. - Минск: Вышэйшая школа, 1975.

-472 с. 35.Еникеев М.И. Судебная психология. Ч.2-я. -М.: ВЮЗИ, 1976.- 145 с. Зб.Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология
осмотра места

происшествия. - М.: Институт международного права и экономики,

1994.-95 с. 37.Жбанков В.А. Свойства личности и их
использование для

установления лиц, совершивших таможенные правонарушения:

Монография. - М.: РИО РТА, 1999. - 192 с. 38.Жбанков В.А. Человек как носитель криминалистически значимой

информации. М.: А.П.О. 1993. - 36 с. 39.Закатов А.А. Криминалистическое учение о розыске. Волгоград.

  1. 40.Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. Волгоград. 1984.

208

41.3ейгарник Б.В. Патопсихология. - М.: Изд.
Московского

университета, 1976. -238 с. 42.Зеленский В.Д. Организация
расследования преступлений.

Криминалистические аспекты. - Ростов н/Д: Изд. Ростовского

университета, 1989. - 152 с. 43.Зорин Г.А. Криминалистический риск: природа и методы оценки. -

Минск: Изд. БГУ им. В.И. Ленина. 1990. - 89 с. 44.Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник

для вузов. - М.: Юристъ, 1996. - 631 с. 45.Изучение преступности
и пенитенциарная практика. Вып.1 —

Одесса, 1927. 46.Кертэс И. Тактика и психологические основы
допроса. - М.:

Юридическая литература, 1965. - 164 с. 47.Китаев Н.Н., Тельцов А.П. Проблемы расследования отдельных

видов умышленных убийств. - Иркутск: Изд. Иркутского

университета, 1992.- 168. 48.Ковалев А.Г. Психология личности. 3-е издание. - М.: Просвещение,

1970.-391 с. 49.Колдин В.Я., Полевой Н.С. Информационные процессы и структуры

в криминалистике.-М.: Изд. Московского университета, 1985.-134

с. 50.Колесниченко А.Н. Советская криминалистика.
Методика

расследования отдельных видов преступлений. Киев, 1988. 51.Колесниченко А.Н., Коновалова В.Е.
Криминалистическая

характеристика преступлений. Учебное пособие. Харьков:

Харьковский юридический институт, 1985. - 93 с. 52.Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной

деятельности». // Отв. ред. и рук. авт. колл. А.Ю. Шумилов. - М.:

Вердикт - 1М, 1997. - 208 с. 53.Кони А.Ф. Избр. Произведения. В 2- х томах. Т.1. - М., 1959. 54.Коновалова В.Е Организационные и
психологические основы

деятельности следователя. - Киев: РИО МВД УССР, 1973 - 123 с. 55.Корнилова Т.В. Введение в психологический
эксперимент.

Учебник. - М.: ЧеРо, 1997. - 256 с. 56.Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании

преступлений. Научно-практическое пособие. - М.: Изд. группа

НОРМА-ИНФРА-М, 1998. -288 с.

209

57.Коршик М.Г., Стеричев С.С. Изучение личности обвиняемого на

предварительном следствии. Издание 2-ое, исправленное и

дополненное. - М.: Юридическая литература, 1996. - 80 с. 58.Котов Д.П., Шиханцов Г.Г. Психология следователя. Изд. 2-ое. -

Воронеж: Изд. Воронежского университета, 1977. - 134 с. 59.Коченов М.М., Ефимова Н.И., Кривошеев А.С, Ситковская О.Д.

Изучение следователем психологии обвиняемого. Методическое

пособие. М., 1987. - 52 с. бО.Кривошеев А.С. Изучение
личности обвиняемого в процессе

расследования. - М.: Юридическая литература, 1971. - 80 с. 61.Криминалистика. Кн.1. Техника и тактика
расследования

преступлений. Уч-к для слушателей правовых вузов. - М.: Госуд.

изд-во «Советское законодательство», 1935.-251 с. 62.Криминалистика, (учебник для вузов). Под ред. СП. Митричева и

П.И. Тарасова-Родионова, ч. 2.-М.: Гос. изд. юрид. лит., 1952.-176 с. 63.Криминалистика. Под ред. Р.С Белкина и Г.Г. Зуйкова. Т.2. - М.:

НИиРО ВШ МВД СССР, 1970. - 478 с. 64.Криминалистика Учебник для вузов. Под ред. И.Ф. Пантелеева,

Н.А. Селиванова. - М.: Юридическая литература, 1993. - 592 с. 65.Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. И.Ф. Герасимова,

ЛЛ.Драпкина. - М.: Высшая школа, 1994. — 528 с. 66.Криминалистика. Учебник. Под ред. Р.С.Белкина,
В.Г.

Коломацкого, И.М. Лузгина. Том 1. - М.: Академия МВД РФ , 1995.

  • 279 с. 67.Криминалистика. Учебник. Под ред. Н.П.
    Яблокова. - М.:

Юристъ,1999.-718с. 68.Криминалистика. Учебник. Под ред. В.А. Образцова. М.: Юристь,

1997.-760 с. 69.Криминалистика. Учебник для вузов. Под ред. Р.С. Белкина. М.:

НОРМА-ИНФРА-М, 1999. - 990 с. 70.Криминалистическое
обеспечение деятельности криминальной

милиции и органов предварительного расследования. Под ред. Т.В.

Аверьяновой и Р.С Белкина. - М.: Новый Юрист, 1997. - 400 с. 71.Криминологи о неформальных молодежных объединениях.
М.:

Юридическая литература, 1990. - 272 с. 72.Криминология. Учебник для юридических вузов. Под общей ред.

проф. А.И. Долговой - М.: Издательская группа ИНФРА М -

НОРМА, 1997.-784 с.

210

73.Криминология: Учебник /Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой, проф.

Г.М. Миньковского. - М.: Издательство БЕК, 1998. - 566 с. 74.Кудрявцев
В.Н. Объективная сторона преступления. - М.:

Госюриздат, 1960. - 244 с. 75.Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. Под

ред. В.Н. Кудрявцева. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - 208 с. 76.Куклин
В.В. Методика расследования отдельных видов

преступлений. Учебное пособие. - Иваново: Ивановский гос. ун-т,

1983.-92 с. 77,Куликов В.И. Индивидный тест “Словесный
портрет”.

Владивосток: Изд. Дальневосточного университета, 1988. - 248 с. 78.Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. -

М.: Юридическая литература, 1982. —96 с. 79.Курс криминалистики. Колл. авт. Отв. Ред. В.Е. Корноухов. Том 1. -

Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1996. -448 с. 80.Ларин
A.M. Криминалистика и паракриминалистика. Научно-практическое и учебное пособие. - М.: Изд. БЕК, 1996. - 192 с. 81. Левитов Н.Д. О
психических состояниях человека. - М.:

Просвещение, 1964. - 344 с. 82.Леонова А.Б. Психодиагностика
функциональных состояний

человека. - М.: Изд. Московского университета, 1984. - 200 с. 83. Леонтьев
А.А., Шахнарович A.M., Батов В.И. Речь в

криминалистике и судебной психологии. - М.: Наука, 1977. - 62 с. 84.Личность преступника. Колл. авт. - М.: Юридическая литература,

  1. 85.Личность преступника и вопросы исправления и перевоспитания

осужденных. Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД СССР,

1990.-120 с. 86.Личность преступника как объект психологического исследования.

Колл. авт. Сб. научных трудов. - М., 1979. - 178 с. 87.Лузгин И.М.
Методологические проблемы расследования. М.:

Юридическая литература, 1973. - 216 с. 88.Матусевич И.А. Изучение
личности обвиняемого в процессе

предварительного расследования преступлений. - Минск: Изд. БГУ,

1975.-128 с. 89.Махтаев М.Ш. Основы теории
криминалистического

предупреждения преступлений. М.: Раритет, 2001. - 272 с.

211

90.Международная классификация болезней (10-й пересмотр).

Классификация психических и поведенческих расстройств. Пер. на

русск. яз. - СПб., 1994. 91.Методика и психология расследования
преступлений.

Межвузовский сб-к научных трудов. Вып. 52. — Свердловск, 1977. 92.Методы социальной психологии. - Л.: изд. Ленинградского

университета, 1977. - 175 с. 93.Немчин Т.А., Цыцарев СВ. Личность и алкоголизм. - Л.: Изд.

Ленинградского университета, 1989. — 192 с. 94.Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику. - М.:

Изд. МГУ, 1987.-168 с. 95.Общая психология. Под ред. Петровского А.В. - М.: Просвещение,

1976.-478 с. 96.0вчинский С.С. Оперативно-розыскная информация. - М.: ИНФРА-

М, 2000.-367 с. 97.Павлов Н.Е. Субъекты уголовного процесса. — М.: Новый Юрист,

1997.-144 с. 98.Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в

уголовном процессе. - М.: Наука, 1989. — 256 с. 99.Платонов К.К., Голубев Г.Г. Психология. Учебное пособие. —М.:

Высшая школа, 1977. - 247 с.

  1. Платонов К.К. Структура и развитие личности. - М.: Наука, 1986. -254 с.
  2. Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. -М„ 1998.
  3. Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. - М.: ООО «ЛИГА РАЗУМ», 1998.-С. 22-35.
  4. Поташник Д.П. Криминалистическая тактика. - М.: Изд. «Зерцало»,
    • 64 с.
  5. Проблемы использования нетрадиционных методов в раскрытии преступлений: Сб-к научных трудов. - М.: ВНИИ МВД России, 1993.-72 с.
  6. Проблемы судебной этики. Под ред. М.С. Строговича. - М. 1974.
  7. Психология: Учебник. Под ред. Крутецкого В.А. - М.: Просвещение,
    • 352 с.
  8. Психология личности. Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенресттер, А.А. Пузырея. - М.: Изд. Московского университета, 1982. - 288 с.

212

  1. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М.: ВШ МООП СССР, 1967.-290 с.
  2. Романов В.В. Юридическая психология. - М.: Юристь, 1998. -488 с.
  3. ПО. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. - М.: Издательство “Спарк”, 1997. - 454 с.

  4. Самошина З.Г., Крылов В.В. Предъявление для опознания на предварительном следствии. Учебное пособие. - М.: «ЛексЭст», 2001.-96 с.
  5. Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. - М.: Изд. МГУ, 1989. 180 с.
  6. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. - М.: Гардарика - СМЫСЛ, 1998. - 192 с.
  7. Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. -М.: Юридическая литература, 1982. - 150 с.
  8. Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. - М.: Российское право, 1992. - 176 с.
  9. Сильнов М.А. Вопросы обеспечения допустимости доказательств в уголовном процессе (досудебные стадии).- М.: МЗ-Пресс, 2001. — 112 с.
  10. Скорченко П.Т. Криминалистика. Технико-криминалистическое обеспечение расследования преступлений: Учебное пособие для вузов. - М.: «Былина», 1999. — 272 с.
  11. Следственные действия (Процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности): Учеб. пособие. Под общ. ред. Б.П. Смагоринского. - 2 изд., перераб. и доп. - М.: Учебн.-метод. центр,
    • 241 с.
  12. Словарь практического психолога. Сост. Головин СЮ. - Минск: Харвест, 1997. -800 с.
  13. Социальные отклонения. 2-е изд. перераб. и доп. - М.: Юридическая литература, 1989. —208 с.
  14. Суворова В.В. Психофизиология стресса. - М.: Педагогика, 1975. - 208 с.
  15. Судебная психиатрия: Учебник для вузов. Под ред. Б.В.Шостаковича.
    • М.: Зерцало, 1997. - 385 с.
  16. Сундуров Ф.Р. Социально-психологические и правовые аспекты исправления и перевоспитания правонарушителей. - Казань: Изд. Казанского университета, 1976. - 144 с.

213

  1. Сухарев В.А. Психология интеллекта. - Донецк: Сталкер,
  2. -416 с.
  3. Сычев Ю.В. Микросреда и личность (Философские и социологические аспекты). - М.: Мысль, 1974. - 192 с.
  4. Филонов Л.Д. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. - М.: Издательство Московского университета, 1979.-97 с.
  5. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. - М.: Прогресс, 1975.-284 с.
  6. Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов: Изд. Саратовского университета, 1984. - 124 с.
  7. Холодный Ю.И. Полиграфы (“детекторы лжи”) и безопасность. -М.: «Мир безопасности», 1998. - 96 с.
  8. Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). - Л.: Изд. Ленинградского университета, 1973. - 149 с.
  9. Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. -М.: Изд. МГУ, 1988. -160 с.
  10. Чуфаровский Ю.Ф. Психология в оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов. - М.: Право и Закон, 1996.-128 с.
  11. Чуфаровский Ю.Ф. Юридическая психология. - М.: Юристъ, 1995.-256 с.
  12. Чуфаровский Ю.Ф. Юридическая психология. - М.: Новый Юрист, 1998.-448 с.
  13. Шишков С.Н. Формы использования психиатрических познаний на предварительном следствии. Практическое
    пособие. Железногорск, 1996. -46 с.
  14. Шумилов А.Ю. Закон и оперативно-розыскная деятельность. Толковый словарь понятий и терминов, используемых в законодательстве в области оперативно-розыскной деятельности. М.: Фирма «АБС», 1996. - 77 с.
  15. Щекин Г.В. Визуальная психодиагностика: познание людей по их внешнему облику // Библиотечка сотрудника органов внутренних дел. - Вып. 12. - М.: А.П.О., 1992. - 44 с.
  16. Щерба СП. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. М.: Юридическая литература, 1975. - 144 с.

214

  1. Щерба СП., Власова Н.А., Савкин А.В. Доказывание деятельного раскаяния обвиняемого (подозреваемого) на предварительном следствии. Методические рекомендации. - М.: ВНИИ МВД России, 1995.-21 с.
  2. Щерба СП. и др. Участие переводчика на предварительном следствии и дознании: Пособие. - М., 1993. - 39 с.
  3. Экман П. Психология лжи. СПб.: Изд. «Питер», 1999. - 272 с.
  4. Элькинд П.С Цели и средства их достижения в советском уголовном процессуальном праве. Л.: Изд. Ленинградского университета, 1976. - 143 с.
  5. Якимов Н.И. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М., 1925.
  6. Якубович Н.А., Громов СМ. Обвинительное заключение. Методическое пособие. - М., 1987. - 84 с.
  7. III. Статьи.

  8. Абелева ИЛО. Психология заикания у взрослых на разных фазах процесса речевой коммуникации // Вопросы психологии. -
  9. -№4. - С. 144-149
  10. Андреев А.С, Бухановский А.О. Криминальная психиатрия: право на самостоятельность // Серийные убийства и социальная агрессия: Тез. докл. конференции 20-22 сентября 1994 г. - Ростов - на-Дону. -С.11-12.
  11. Артамонов В.В. Нравственное воспитание осужденных: возможности и проблемы // Личность преступника и вопросы исправления и перевоспитания осужденных // Сб. научных трудов. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. - С. 68-76.
  12. Банщиков В.М. и др. Медицинский и социально- психологический аспект проблемы алкоголизма // Третий Всероссийский съезд невропатологов и психиатров. Т. 3-й.М. 1974. — С 10-13.
  13. Блувштейн Ю.Д. Личность преступника как предмет криминологического исследования // Вопросы борьбы с преступностью. - 1971. - Вып. 13. - С. 18-21.
  14. Братусь Б.С. Психологический анализ одного из видов патологии личности // Вопросы психологии. - 1973. - №2. - С 67-76.
  15. Васильев В.Л. Психологическая характеристика следственных ситуаций // Судебно-экспертное исследование человека и его деятельности. Свердловск: Свердловский юридический институт, 1985.-С38-43.

215

  1. Ведерников Н.Т. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступления // Криминалистическая характеристика преступлений: Сб. научных трудов,- М.: 1984. - С. 74-77.
  2. Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. - М., 1973. С.90-93.
  3. Ю.Герасимов И.Ф. Принципы построения методики раскрытия преступлений // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. - М.1973. С. 82-85.

П.Горбов Ф.Д. Детерминация психических состояний // Вопросы психологии. - 1971.- №5. - С. 20-30.

12.Гуляев П.И., Быховский И.Е. Исследование эмоционального состояния человека в процессе производства следственного действия // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1972. - Вып.9.-С. 103-109.

13.Звонков Б.Н. Проблема психологии и этики допроса // Вопросы судебной психологии // Тез. докл. и сообщ. Всесоюзная конференция по судебной психологии. - М. 1971. - С.84-85.

14.Комиссаров В.И. Использование полиграфа в борьбе с преступностью // Законность.-1995.- №11. - С.43-47.

15.Комиссарова Я.В. Перспективы использование полиграфа в России // Социально-экономические и правовые проблемы ВосточноОСибирского региона на пороге третьего тысячелетия. - Иркутск. 1998.- С.69-70.

16.Левитов Н.Д. Фрустрация как один из видов психических состояний // Вопросы психологии. - 1967. - №6. - С. 118-130.

17.Лупинская П.А. Доказывание обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого. // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. - С.25-28.

18.Минская B.C. Криминологическое и уголовно-правовое значение поведения потерпевших // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 16. - М.: Юридическая литература, 1972 .

19.Миньковский Г.М. Методологические и методические аспекты изучения личности в криминологии. // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.27. - М.: Юридическая литература, 1977. - С.18-35.

216

20.Митричев В., Холодный Ю. Правовые аспекты
применения

полиграфа в оперативно-розыскной деятельности // Записки

криминалистов. -№ 5. - М.: ЮРИКОН, 1995. - С. 218-223. 21.Пантелеев И.Ф. Некоторые вопросы психологии
расследования

преступлений //Труды ВЮЗИ- Вып. XXIX. М., 1971. -С.218-234. 22.Панферов В.Н. Восприятие и интерпретация внешности людей //

Вопросы психологии. -1974. - № 2. - С. 56-63. 23.Ратинов А.Р. Наблюдение и наблюдательность в работе следователя

// Вопросы предупреждения преступности. - М.: Юридическая

литература, 1966. - Вып.4. - С. 153-166. 24.Рогачевский Л. Один из методов исследования адвокатом личности

обвиняемого // Советская юстиция. - 1984. - №12. - С. 12-13. 25.Розовский Б.Г. Об использовании технических средств при допросе

// Криминалистика и судебная экспертиза. - 1967. - Вып.4. - С. 139-

  1. 26.Роша А.Н. Эмоциональное состояние обвиняемого во
    время

допроса // Вестник МГУ. Серия “Право”. - 1964. - №3. - С.56 - 63. 27.Селиванов Н.А. К вопросу о понятии и системе криминалистики //

Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 26, - М.: Юридическая

литература, 1977. - С. 100-109. 28.Соловьев А.Б.
Использование некоторых психологических

закономерностей при изобличении виновного // Следственная

практика. - Вып. 85. -С. 110-118. 29.Фесенко А., Холодный Ю. Методические основы испытаний на

полиграфе // Записки криминалистов. - 1995. - Вып. 5. - С.223-230. 30.Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса

обвиняемого // Вопросы психологии. - 1966. - № 6. - С. 111-122. 31 .Холодковская Е., Азбукина В. Особенности психического состояния

лиц, страдающих глухонемотой // Социалистическая законность. -

1982.-№3.-С.51-52.

IV. Диссертации и авторефераты диссертаций.

  1. Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий. Дисс. к. ю. н. М.,1978.
  2. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в современном российском уголовном процессе (концептуальные положения). Дисс. д. ю. н. в форме научного доклада. - М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1996. - 60 с.

217

  1. Кривошеий И.Т. Криминалистическая характеристика личности обвиняемого и тактика его допроса: Автореф. дисс. к. ю. н. -Томск., 1991.- 15 с.
  2. Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. Автореф. дисс. к.ю.н. - М., 1977. - 14 с.
  3. Малышкин П.В. Распознавание преступных инсценировок при криминалистическом исследовании места происшествия: Автореф. дисс. к. ю. н. - М. - 1990. - 26 с.
  4. Полстовалов О.В. Совершенствование тактических приемов криминалистики на основе современных достижений психологической науки. Автореф. дисс. к. ю. н. - Уфа.,2000. - 27 с.
  5. Радаев В.В. Особенности методики расследования преступлений, совершенных лицами, страдающими психическими недостатками. Дисс. к. ю. н. - Саратов, 1981. 196 с.
  6. Роша А.Н. Процессуальные и психологические начала допроса обвиняемого. Автореф. дисс. к. ю. н. - М., 1965. - 15 с.
  7. Сафаргалиева О.Н. Осмотр места происшествия и установление личности преступника по материальным следам преступления. Автореф. дисс. к. ю. н. - Томск. - 1990. - 18 с.
  8. Сильнов М.А. Допрос как средство процессуального доказывания на предварительном следствии. Автореф. дисс. к. ю. н. - М., 1998. -28 с.
  9. Червяков М.Э. Тактика допроса обвиняемого (подозреваемого) при расследовании краж личного имущества, грабежей и разбойных нападений: Дисс. к. ю. н. - Красноярск. - 2001. - 200 с.