lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Рогозин, Денис Александрович. - Правовые, социальные и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Оренбург, 2001 176 с. РГБ ОД, 61:03-12/276-X

Posted in:

У

ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Рогозин Денис Александрович

Правовые, социальные и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних

2.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ Гуськова А. П.

Оренбург, 2001

‘-ЧА.,

2

Соде ржан ие

Введе ние 3-12

Глава
1.
Обща я
харак терис тика
прои зводс тва
по
дела м о
прест уплен иях

несов ерше нноле тних

§1. Акту альн ые
уголо вно- проц ессуа льны е и
социа льно- психо логич еские

вопр осы
прои зводс тва
по
дела м о
прест уплен иях
несов ерше нноле тних

13-28

§
2.
Исто ричес кий
экску рс
в
судоп роизв одств о
по
дела м

несове ршен нолет них 28-39

Глава
2.
Соци ально - прав овые
и
психо логич еские
особе нност и

предв арите льног о следс твия по дела м о прест уплен иях несов ерше нноле тних

§1.
Псих ологи чески е
особе нност и
прим енени я
мер
пресе чения
к

несове ршен нолет ним 40-53

§ 2. Закл ючен ие под стра жу как искл ючит ельна я социа льно- прав овая мера

пресе чения , прим еняем ая к несов ерше нноле тним 53-62

§ 3.
Обес печен ие
защи ты в
предв арите льно м
следс твии
по
дела м о

прест уплен иях несове ршен нолет них 63-77

§ 4. Участ ие педаг ога и психо лога в прои зводс тве по дела м о прест уплен иях

несове ршен нолет них 77-93

Глава
3.
Суде бное
разби рател ьство
по
дела м о
прест уплен иях

несов ерше нноле тних и его социа льно- психо логич еские основ ы

§ 1.Об щие вопр осы судеб ного разби рател ьства 94-108

§ 2.Уча стие защи тника и прок урор а в судеб ном следс твии 108-116

§ 3. Участ ие в судеб ном засед ании роди телей , закон ных предс тавит елей и иных

лиц 116-131

§4.
Деяте льнос ть
суда по выяв лени ю
прич ин и услов ий,
спосо бству ющи х

совер шени ю прест уплен ий несов ерше нноле тним и 131-140

Закл ючен ие 141-144

Списо к испол ьзова нных источ ников 145-157

Прил ожени я 158-176

3

Введение

Актуальность темы исследования. Происшедшие перемены в социально- политической, экономической и духовной жизни нашей страны обусловили, в свою очередь, и соответствующие коренные преобразования во всех сферах человеческой деятельности. Ее приоритетными направлениями становятся конкретный человек, защита его прав и свобод. Еще никогда не ставился так остро вопрос, как сейчас: без признания прав человека в полном объеме и без надежной системы их обеспечения государством нет демократии, нет свобод.

Применительно к уголовному процессу основные права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание процессуального закона и всей уголовно-процессуальной деятельности. В этой связи надлежащий механизм, позволяющий обеспечивать права и свободы субъекта уголовно-процессуальных отношений, требует наличия достаточно качественного законодательства.

Общество давно осознало необходимость защиты своих юных членов, самых незащищенных - детей, то есть несовершеннолетних лиц. Поскольку несовершеннолетние в той или иной степени являются участниками правоотношений и в силу определенных причин не всегда поступают так, как этого требуют нормы права и морали, то у общества появляется потребность воздействовать на таких лиц с целью предупреждения их от совершения правонарушений, особенно преступных проявлений.

Преступное проявление несовершеннолетних - это сложное социально-правовое явление, которое прежде всего выражает издержки воспитания на уровне семьи и общества. У привлекаемого к уголовной ответственности несовершеннолетнего, как правило, либо разрушены, либо искажены, либо вообще отсутствуют нормальные социальные связи, нравственные представления и жизненные установки. Отсюда,
ключевым моментом в расследовании и

4

рассмотрении дела судом в отношении несовершеннолетнего становится социально- психологический подход ибо, как правильно пишет В.В. Павловский, социальный подход позволяет адекватно осмыслить и выявить природу социальных связей. Поэтому он позволит в определенной мере обеспечить защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего в ходе уголовно-процессуальной деятельности, а также определить пути предупреждения несовершеннолетних от преступных проявлений.

Преступность несовершеннолетних сегодня - это одна из ключевых проблем современного общества. Во-первых, ежегодно растут количественные показатели подростковой преступности при ее структурно-качественных изменениях. Во- вторых, преступность несовершеннолетних приобретает групповой и более организованный характер, в-третьих, групповые преступления, в свою очередь, выделяются среди различных категорий уголовных дел своей определенной сложностью. Между тем, при производстве уголовных дел в отношении несовершеннолетних не используются все возможности для обеспечения их прав и законных интересов. Отчего, в большинстве случаев права и свободы несовершеннолетних грубо нарушаются. Причина тому - несовершенство уголовно- процессуального законодательства.

В научных кругах уже давно вынашивается мысль о придании производству по делам несовершеннолетних статуса “особого производства”. В действующем УПК РСФСР2 производство по делам несовершеннолетних выделено в отдельный раздел (VII) и 32 глава посвящена непосредственно производству по этим делам.

В ст. 391 УПК отражено, что судопроизводство по делам несовершеннолетних определяется общими правилами действующего Кодекса и, кроме того, статьями главы 32. Проект УПК РФ, принятый Государственной Думой РФ в первом
чтении, также выделил производство по делам

1 Павловский ВВ. Ювентология. Проект интегративной науки о молодежи. М., 2001.

2 В дальнейшем сокращенно: УПК.

5

несовершеннолетних в отдельную главу (48), и эта глава вошла составной частью в XV раздел, который именуется “особенности производства по отдельным категориям дел”. Как можно заметить, здесь наметились позитивные сдвиги в сторону “особого” производства по данным делам.

Современное уголовно-процессуальное законодательство России в отличие от гражданского процессуального законодательства не содержит “особого” производства. Вместе с тем, как действующий УПК РСФСР, так и проект УПК РФ предусматривает ряд своеобразных процедур и правил, которые существенно отличают производство по делам рассматриваемой категории от общих правил производства по уголовным делам, что, соответственно, и позволяет отнести такое производство к разряду “особых”.

В этой связи сегодня становится очевидным, что вопрос о выделении производства по делам несовершеннолетних в раздел “особый порядок судопроизводства” является своевременным и необходимым. В пользу этого обстоятельства можно привести следующие аргументы: во-первых, при производстве таких дел имеются свои специальные цели (задачи), вытекающие из целей (задач) производства по обычным делам. Во-вторых, присутствуют существенные отличительные особенности в порядке проведения уголовно-процессуальных действий. В-третьих, при производстве таких дел необходимо использовать специальные познания из области социологии, психологии и педагогики. В-четвертых, наличие особого механизма защиты субъективных прав несовершеннолетнего в ходе производства по делу с учетом его специфики. И, наконец, в-пятых, применение предупредительно - профилактических мер по предупреждению преступлений среди несовершеннолетних.

Преступность несовершеннолетних обоснованно относится к одной из актуальнейших государственных проблем. Достаточно высок удельный вес наиболее опасных преступлений, совершаемых несовершеннолетними. За последние пять лет количество совершенных ими тяжких преступлений, в том

6 числе убийств, покушений на убийства, разбоев и грабежей, значительно возросло. Так, например, по Оренбургской области, в 1999 г. несовершеннолетние осужденные составили 37,8 % от общего числа осужденных за кражи лиц. В 2000 г. несовершеннолетние составили уже 52,9 % от общего числа осужденных за кражи лиц. За незаконное хранение, приобретение наркотических средств в 1999 г. от общего числа осужденных лиц, несовершеннолетние составили 9,5 %, в 2000 г. - 10,1 %. За посягательства на жизнь в 1999 г. осуждено несовершеннолетних -9,2%, в 2000 г. - 25,5%.

Отсюда, вопросы предупреждения преступлений со стороны несовершеннолетних выступают главной составляющей общей политики государства по предупреждению преступлений в стране.

Данная политика в отношении несовершеннолетних нашла выражение в обязательствах по выполнению Конвенции ООН “О правах ребенка”, взятых на себя Российской Федерацией, в Основных направлениях государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (национальный план действий в интересах детей), утвержденных Указом Президента Российской Федерации от 14 сентября 1995 года № 942; в Указе Президента Российской Федерации от 01 июля 1992 года № 543 “О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы”; в Президентской программе “Дети России”, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 18 августа 1994 года № 1696.’, в Постановлении Правительства РФ от 27 ноября 2000 г. № 896 “Об утверждении примерных положений о специализированных учреждениях для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации” , а также в
Федеральной целевой программе “Профилактика

Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994, - № 17. - Ст. 1955; 1996 - №9. - Ст.799. Российская газета. - 9 декабря. - 2000.

7

безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” (2001-2002 годы), утвержденной постановлением правительства РФ от 25 августа 2000г. №625.

А поскольку, как явствует из обозначенных документов, каждая сфера государственной политики должна иметь своим особым объектом детей, что определяет специфику взаимосвязи политики предупреждения преступности несовершеннолетних с другими сферами государственной деятельности, то предупреждение преступности несовершеннолетних, по сути является, с одной стороны, компонентом общей политики государства в сфере предупреждения преступности, а с другой - особой защитой прав и законных интересов несовершеннолетних лиц способами и средствами, которые должны найти отражение в уголовно-процессуальном законодательстве с учетом

психологических особенностей несовершеннолетних.

Цель и задачи исследования. Целью данного диссертационного исследования является социально-правовой и психологический подход к производству по делам о преступлениях несовершеннолетних, основанный на особом порядке производства.

Для решения указанной выше цели в работе сделана попытка решить следующие задачи:

-исследовать исторический и зарубежный опыт производства уголовных дел в отношении несовершеннолетних, с тем, чтобы использовать наиболее целесообразный и прогрессивный опыт в судопроизводстве по таким делам, а также обозначить вопросы предупреждения преступных проявлений со стороны несовершеннолетних;

-попытаться проанализировать судопроизводство с точки зрения таких современных наук как социология, психология и педагогика и по возможности

1 Собрание законодательства Российской Федерации. - 2000. - № 37. - Ст.3712.

8

соорентировать изменение некоторых норм уголовно-процессуального закона с учетом социально-психологического подхода;

-выявить возможности, позволяющие органам предварительного следствия и суду руководствоваться не только возрастными характеристиками при решении вопроса о применении более “гуманных” норм закона, но и учитывать иные социально- психологические особенности личности несовершеннолетних;

-обосновать целесообразность создания в России ювенальной юстиции, обозначив ее цели и задачи;

-охарактеризовать и проанализировать возможные средства и способы защиты прав несовершеннолетних, используемые как в ходе предварительного следствия, так и судебного разбирательства, с учетом специфики производства таких дел;

-исследовать вопрос о придании уголовному процессу в отношении несовершеннолетних профилактический (превентивный) характер.

Методология и методика исследования основывается на материалистическом методе и вытекающих из него общих и частных научных методов. Основу работы составляют принципиальные положения философии, истории, социологии, психологии, педагогики, общей теории права, теории уголовно-процессуального права. Автор исходит из положений Международного права, Конституции РФ, анализирует современное и ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство России, а также УПК республики Беларусь, Республики Казахстан и других стран СНГ, а также проекты УПК и Модельный УПК стран участниц СНГ.

Формированию выводов и предложений способствовали труды ученых, как то: АД. Бойкова, В.М. Бозрова, Г.Н. Ветровой, К.Ф. Гуценко, НИ. Гуковской, А.П. Гуськовой, А.И. Долговой, З.Д. Еникеева, А.Э. Жалинского, 3.3. Зинатуллина, Л.Л. Каневского, В.П. Кашепова, A.M. Ларина, В.З Лукашевича, П.А. Лупинской, Э.Б.
Мельниковой, А.Е. Меркушова, С.Д. Милицина, Г.М.

9

Миньковского, Я.О. Мотовиловкера, В.М. Савицкого, М.С. Строговича, В.А. Стремовского, И.Я. Фойницкого, A.M. Яковлева и многих других ученых, а также практических работников, которые в той или иной степени касались вопросов производства уголовных дел несовершеннолетних.

Эмпирическую базу исследования составляют:

-опубликованная практика Конституционного суда РФ;

-опубликованная практика Верховного Суда РФ по вопросам, связанным с производством по делам несовершеннолетних;

-проведенное обобщение уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за период с 1998 - 2000 г.г. в количестве 320 уголовных дел;

-данные, полученные в результате анкетирования, интервьюирования судей, прокуроров, следователей (всего 132).

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что впервые на диссертационном уровне предпринята попытка исследовать социально-правовые, психологические основы уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних, используя при этом комплексный подход на базе наук уголовно-процессуального права, социологии, детской психологии, психиатрии и педагогики. Диссертация содержит ряд научно-теоретических положений и практических рекомендаций, выносимых на защиту, отличающихся определенной новизной. На защиту выносятся следующие положения:

1.Отстаивается идея создания в Российской Федерации системы ювенальной юстиции, куда должны войти органы: 1) разрабатывающие законодательство, направленное на охрану прав и законных интересов несовершеннолетних; 2)обеспечивающие непосредственную защиту прав и законных интересов несовершеннолетних в ходе уголовного судопроизводства; 3) расследующие преступления несовершеннолетних и осуществляющие правосудие по делам

10

несовершеннолетних; 4)обеспечивающие исполнение приговоров и решений судов, вынесенные в отношении несовершеннолетних.

2.Аргументируется целесообразность внесения в УПК РФ раздела “Особый порядок производства”, куда предлагается включить производство по делам несовершеннолетних

3.Предлагается создать отделы социально-психологической службы при судах общей юрисдикции, а в перспективе при судах по делам несовершеннолетних.

4.Целесообразно предоставить педагогу, психологу право на предоставление рекомендаций следователю, суду, которые должны быть изложены в специальном акте-программе.

5.Начиная со стадии возбуждения уголовного дела предусмотреть активное участие педагога, психолога, социолога в следственных и судебных действиях.

6.Участие педагога и психолога в расследовании и рассмотрении уголовного дела судом не должно ограничиваться рамками 16-летнего возраста несовершеннолетнего, оно должно осуществляться по делам лиц, не достигших 18- летнего возраста.

7.На стадии назначения дела к слушанию судье целесообразно рассматривать вопросы, перечисленные в ст. 228 УПК, совместно с психологом либо педагогом.

  1. Пред оставить суду право решать вопрос о конфиденциальности судебного процесса без ограничения возраста несовершеннолетнего.

9.Предусмотреть в законе возможность единоличного рассмотрения дела судьей.

10.Предусмотреть в законе, исходя из психологической характеристики несовершеннолетнего, возможность менее “строгой”, формализованной процедуры судебного разбирательства в отношении несовершеннолетнего, придав ей доверительный характер.

11

11.Предусмотреть в законе такой вид меры пресечения, как помещение в специализированное детское учреждение закрытого типа, если несовершеннолетний по условиям жизни и воспитания не может быть оставлен в прежнем месте жительства.

  1. В уголовном процессе необходимо предусмотреть обязательное проведение психологической экспертизы несовершеннолетнего для выяснения уровня его интеллектуального и психологического развития или иных социально- психологических черт.

13.Предлагается установить в законе предмет доказывания по делам несовершеннолетних с акцентом на установление социально-обусловленных и психологических свойств личности подростка.

14.Предлагается на законодательном уровне предоставить суду право решать вопрос о необходимости участия прокурора в судебном заседании, основываясь при этом на выводах и рекомендациях педагога и психолога.

Теоретическая значимость работы. Результаты данного диссертационного исследования могут способствовать разработке принципиально нового и более эффективного подхода к производству уголовных дел несовершеннолетних.

Практическая значимость работы. Сформированные в данной работе выводы и рекомендации могут быть использованы законодателем в процессе дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства, а также при преподавании как общего, так и специализированного курса уголовно- процессуального права.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, опубликованы в учебном пособии, шести статьях вузовских научных сборников по теме исследования, а также изложены в выступлениях автора на теоретических семинарах и конференциях. Кроме того, работая преподавателем кафедры судоустройства и судопроизводства Оренбургского государственного аграрного университета на юридическим

12

факультете, диссертант использовал их при проведении практических занятий по курсу уголовного процесса.

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, лрех глав и заключения. Первая глава состоит из двух параграфов, вторая из четырех и третья глава из трех параграфов. В конце работы имеется заключение. Предоставлены список нормативных материалов, постановлений Конституционного Суда РФ, Определений Верховного Суда РФ, библиография и приложение, состоящее из анкет и
результатов интервьюирования судей, прокуроров,следователей.

13

Глава 1. Общая характеристика производства по делам о преступлениях

несовершеннолетних

§1. Актуальные уголовно-процессуальные и социально-психологические вопросы производства по делам о преступлениях несовершеннолетних

Рассматривая производство по делам несовершеннолетних основываясь на социально-психологическом подходе, прежде всего, необходимо четко определить, в чем же его специфика, которая обусловливает особенности производства по делам указанной категории лиц. Подход к несовершеннолетним с социальной точки зрения определенно понятен: отсутствие самостоятельного заработка, материальная зависимость от других лиц и т.д. Все это присуще несовершеннолетним. Социология - наука об обществе , следовательно, с позиции социологии рассматривается место несовершеннолетнего в обществе, его социальный статус и влияние такого статуса на уголовное судопроизводство. Однако, отдельно от психологических особенностей, особенности социального характера рассматривать нельзя, поскольку только их совокупность дает полную картину действительного статуса личности несовершеннолетних. Психологию принято понимать, как науку о психике, как отражении объективной реальности в мозгу человека2. Следовательно, исследование неразрывной связи социального статуса несовершеннолетнего и отражения такого статуса на мозг подростка, позволяет, получить полную картину особенностей его личности, которые необходимо учитывать при расследовании и рассмотрении уголовных дел, с тем, чтобы обеспечить реальную защиту
прав и законных интересов

1 Краткий философский словарь. /Под ред. М. Розенталя и П. Юдина. - М., 1955.-C.45I. “ Там же. С.402.

14

несовершеннолетних. Использование психологических знаний на

правоприменительном уровне - не субъективная претензия психологической теории, а объективная социальная потребность - пишет О.Д. Ситковская.

Производство по делам несовершеннолетних определяется как общими правилами УПК, так и специальными, которые дополняют и развивают общие правила и содержат дополнительные гарантии прав несовершеннолетних (глава 32 УПК). Особый порядок производства дел о несовершеннолетних основывается на возрастных, социально-психологических и других особенностях

несовершеннолетних, которые подчеркивают наличие дополнительных гарантий по защите их прав и свобод.

Принятые в 1985 г. Минимальные стандартные правила ООН, касающееся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, или по-другому именуемые “Пекинские правила”, предлагают учитывать в законодательстве каждой страны эти особенности и собственно применять данные правила при расследовании и судебном разбирательстве дел такой категории.

Россия, как правопреемница СССР, подписавшая и ратифицировавшая “Пекинские правила”, должна следовать этому, на что обращает внимание Конституция РФ (п.4. ст. 15). Отсюда, принятие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации должно явиться особо значимым событием, поскольку в деле формирования правового государства значительное место должно быть отведено производству по делам несовершеннолетних.

Сегодня действующий УПК значительно отстает от решения важных задач по строительству правового государства. Хотя на законодательном уровне все эти годы и предпринимались меры по приведению законодательства в соответствие с международными стандартами по защите прав и свобод человека, гражданина, в

1 Ситковская ОД. Психология уголовной ответственности. - М., 1998. - С. 9.

2 Минимальные стандартные правила ООН, касающееся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (“Пекинские правила” приняты на 96 пленарном часедании Генеральной Ассамблеи ООН 29.11.95 г.) //Советская юстиция. - 1991. - №№ 12-14.

15

том числе и несовершеннолетних лиц, однако они лишь частично смогли решить проблему по реформированию системы уголовного судопроизводства.

Как положительный фактор, можно отметить то, что характерными чертами развития уголовно-процессуального законодательства последних лет явилось стремление в наибольшей степени приблизиться к выработанным мировым сообществом стандартам организации уголовного судопроизводства. Прослеживается, например, это в усилении гарантий прав личности, расширении круга полномочий суда при осуществлении контроля за законностью процессуальных действий соответствующих должностных лиц на предварительном следствии, освобождении суда от обязанности возбуждать уголовные дела и возвращать дела на дополнительное расследование, а также в расширении возможностей прекращения дел в результате примирения обвиняемого и потерпевшего в ходе производства по делу и др.

Все обозначенные нововведения свидетельствуют о том, что сегодня идет процесс демократизации уголовного процесса, укрепления элементов гуманизации, уважения прав, свобод и достоинства личности участников уголовного судопроизводства, утверждается российская законность. Но это лишь первые шаги. В целом, все это, безусловно, будет иметь самое непосредственное отношение к укреплению защиты прав и законных интересов несовершеннолетних правонарушителей.

В последнее время обоснованно обращается особое внимание со стороны юридической науки, общественности и государственных органов на проблему подростковой преступности, которая по сравнению с советским периодом заметно снизила к себе интерес со стороны государственных органов, общества. Между тем, количество преступлений, совершенных несовершеннолетними лицами в последние годы, значительно возросло как по количеству, так и по видам преступлений. Так, например, в период до 1990 г. уголовная статистика фиксировала в целом по
Российской Федерации тенденцию относительно

16 плавного роста преступности несовершеннолетних по числу выявленных лиц, совершивших преступления, в среднем на 11-12% каждые пять лет. Начиная с 1991 года, данная тенденция существенно изменилась. Прирост числа зарегистрированных несовершеннолетних, совершивших преступления только за период 1991-1995 годов, составил 43%.’

Если обратиться к абсолютным показателям, то число таких выявленных несовершеннолетних лиц в 1991 г. составило 159461 человек, а в 1995 г. - 208096.” Только по Оренбургской области в 2000 г. зарегистрировано 2059 несовершеннолетних правонарушителей, более половины из которых (1162) составили лица совершившие преступления в составе организованных групп. Из них, 31 совершили умышленные убийства, 29 причинили тяжкие телесные повреждения, 5 совершили изнасилования и покушения на них, 1295 - кражи, 186 - грабежи, 57 - разбои, 133 - хулиганство. 470 несовершеннолетних совершили преступления в возрасте от 14 до 16 лет, 1589 в возрасте от 16 до 18 лет. Всего в 2000 г. в Оренбургской области осуждено 1883 несовершеннолетних правонарушителей.

За последнее десятилетие преступность несовершеннолетних росла примерно в 6 раз быстрее, чем изменялось общее число этой возрастной группы/ Характерной чертой преступности несовершеннолетних является высокий уровень вооруженности. Причем, отметим, что характер преступлений приобретает качественно новые оттенки. Л.Г. Татьянина, например, так пишет: “В настоящее время для групповой подростковой преступности становится свойственным не случайное, а целенаправленное объединение для совместной противоправной деятельности”.4 Что касается частого применения оружия, то по данным НИИ

1 Криминология: Учебник для исторических ВУЗОВ / Под ред. А.И. Долговой. -М.: 1997. - С. 780.

2 Кузнецова Н.Ф. Профилактическая функция уголовного закона //Уголовное право. - 1998. - №1. - С. 11-20.

3 Петин И.А. Молодежь и насилие. // “Вертикаль”. Вестник молодой науки Урала. - Оренбург., 1999. Том 4. №2(9). -СП.

Татьянина Л.Г. Предварительное расследование уголовных дел о групповых преступлениях несовершеннолетних: Монография. -Ижевск, 1999. - С.5.

17

МВД РФ несовершеннолетними совершается с применением огнестрельного оружия около 9%, с применением холодного оружия - около 10% всех преступлений, и эти цифры продолжают расти. Так, например, в Оренбургской области около 10% всех преступлений, несовершеннолетние совершали с использованием огнестрельного оружия

Понятно, что к этому имеется немало причин. В частности, социализация” личности в данный период развития общества представляет собой сложный и трудный процесс усвоения и активного воспроизводства опыта прошлых поколений. Глубокий кризис, охватывающий все сферы общественной жизни России, породил противоречивые условия социализации личности. Те образцы поведения, которые были эталоном старшего поколения, разрушены, а новые еще не созданы. Молодой человек, как известно, не способен сам адаптировать себя к быстро меняющейся модели социальных действий. Материальная зависимость подростка нередко заставляет заботиться о самообеспечении, поскольку родители подчас не имеют постоянного места работы, а это создает определенные трудности для подростков. Появляются трудности и в учебе. Сегодня наличие высшего и среднего специального образования не гарантирует получение хорошего рабочего места и стабильной заработной платы. Система социальной поддержки населения “не работает”. В разряд малообеспеченных семей вливаются представители учительства, врачи и инженеры.

Другими словами, во всех сферах общественной жизни России происходят перемены, влияющие на состояние подростковой преступности, и конечно же, не в лучшую сторону. В обществе, как можно заключить, присутствует глубокий нравственно-правовой кризис, с одной стороны, а с другой - проявляется неэффективная деятельность государства по предупреждению преступности среди

1 Криминология/Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. - М., 19%. - С.69.

2 Социализация - процесс становления личности, усвоение индивидом ценностей, норм, установок, образцов поведения, присущих данному обществу, (см. Павленок П.Д. Введение в профессию “социальная работа”. - М., 1998. С. 141.

18

несовершеннолетних. Концентрируя внимание на том, что вопрос об участии общественности в предупреждении преступности, не решен в Федеральной целевой программе “Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” на 1998-2000 г. г., утвержденной Постановлением правительства РФ от 19.09.97 г., З.Д. Еникеев приводит убедительные данные. В 1998 г. число зарегистрированных в Республики Башкортостан преступлений на 100 тысяч населения составило 95, в Пермской области 261, Челябинской 185, Курганской 296, Оренбургской 152, общая раскрываемость преступлений выражена 86% против 84% в 1997 г. Однако, такой подход не согласуется с международными актами, предлагающими государствам активизировать усилия по обеспечению как можно более широкого участия представителей общественности в предупреждении преступности и борьбе с нею.

В целом же, следует признать, что отсутствие должного внимания со стороны государства вполне можно квалифицировать как несоблюдение Россией отдельных положений Всеобщей декларации прав человека и Конвенции о правах ребенка, в том числе касающихся прав несовершеннолетних на таком уровне жизни, который необходим для нормального умственного, физического, духовного, нравственного и социального развития (ст. 27 Конвенции о правах ребенка), ответственности родителей за воспитание детей (ст.8), принципа наилучшего обеспечения интересов ребенка (ст.З) и т.д.

Такое положение несовершеннолетних в России еще больше усугубляется и в результате того, что отечественное законодательство до настоящего времени в должной мере не гарантирует им надежную правовую защиту от жестокого обращения взрослых в семье, воспитательных учреждениях и общества в целом. Недостаточно разработаны правовые меры борьбы с проституцией, наркоманией,

Еникеев З.Д. Правовые проблемы участия общественности в борьбе с преступностыо//Современная
преступность: состояние, тенденции, средства преодоления. Материал Всероссийской научно-практической
конференции. 22-23 апреля 1999г. - Екатеринбург, 1999. - С.46.

20 ноября 1989 г. 44-ая сессия Генеральной ассамблеи ООН приняла Конвенцию о правах ребенка (ратифицирована 13 июня 1990 г. Верховным советом СССР).

19

алкоголизмом. Более того, законодатель до сих пор не придал производству по делам несовершеннолетних статус “особого производства”.

Действующий уголовно-процессуальный кодекс, впрочем, как и Проект уголовно- процессуального кодекса, не содержит прямого указания на наличие особого производства. Вместе с тем, уголовно-процессуальное производство по делам несовершеннолетних, как можно заключить, является особым. Так, Ю.К. Якимович относит производство по делам несовершеннолетних к “производству с более сложной формой”.1 С.Д. Милиции отмечает, что “отличие особого порядка уголовного судопроизводства от общей уголовно-процессуальной процедуры может заключаться в:

  • наличии особых целей (задач), отличающихся от главной цели судопроизводства
  • реализации уголовной ответственности;
  • особом составе субъектов и участников производства;
  • -существенных отличиях в порядке проведения уголовно-процессуальных действий”. В итоге, проявляются все признаки особого порядка, сформулированные С.Д. Милициным. Поддерживая такую позицию, ниже будут обусловлены некоторые дополнительные особенности, характерные для особого производства по делам несовершеннолетних.

Судебное разбирательство по уголовным делам - это центральная и самая важная стадия уголовного процесса, поскольку в ней суд разрешает дело по существу, т.е. решает вопрос о виновности или невиновности подсудимого, а также о применении или неприменении к нему уголовного наказания. Судебное разбирательство чаще всего завершается постановлением обвинительного или оправдательного приговора, однако в нем могут быть приняты и другие существенные решения, например, о прекращении производства по делу.

1 Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств. Основные и дополнительные производства. - Томск: Томский университет, 1991. - С.21.

2 Милиции С. Д. и др. Особые производства и новое уголовно-процессуальное законодательство // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве. - Сб. научн. трудов - Москва-Оренбург, 1999. - С.74.

20

Судебное разбирательство по делам несовершеннолетних, в свою очередь, непременно должно иметь ряд своих отличительных особенностей, которые не присущи обычному порядку производства по делу. Идея дифференцированного и специализированного подхода к детям и подросткам, совершившим правонарушения, принятия государством функции помощи к ним, как и в целом к подросткам, сегодня, как никогда, представляется весьма актуальной.

В этой связи все острее видится проблема даже не столько придания производству по делам несовершеннолетних статуса “особого”, сколько создания в России так называемой “ювенальной юстиции”.

Поскольку “Пекинские правила” косвенно требуют от государств-участников специализацию судей и всех должностных лиц, участвующих в отправлении правосудия в отношении несовершеннолетнего, то, следовательно, это непременно подлежит учету. К сожалению, законодательство Российской Федерации до последнего времени не принимает мер к специализации судопроизводства по таким делам. Вместе с тем, надо заметить, институт специализации существовал в дореволюционной России и какое-то время - в СССР. Например, еще не так давно, т.е. до 1988-1990 г.г., на это обращалось определенное внимание, теперь же этот вопрос повис в воздухе и мало представляет интереса для государства. В зарубежных странах уже давно выработана определенная система судебных органов по защите прав несовершеннолетних. В нее входят: судьи, специализирующиеся на рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних, или специально созданные суды для несовершеннолетних и т.п. В Постановлении Пленума Верховного суда РФ “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних” от 14 февраля 2000 г. в п. 11 указывается, что в целях обеспечения строгого выполнения требований уголовно- процессуального законодательства, в том числе норм, специально регулирующих производство по делам несовершеннолетних (ст. ст.

21

391-402 УПК), дела данной категории должны рассматриваться под председательством наиболее опытных судей. Специализация судей по делам несовершеннолетних предусматривает необходимость обеспечения их профессиональной компетенцией путем обучения и повышения квалификации не только по вопросам права, но и педагогики, социологии, психологии. Стоит отметить, что определенные шаги в данном направлении уже предпринимаются. Так, профессором А.П. Гуськовой создается на базе Оренбургского государственного университета центр по повышению квалификации судей, где в частности, будет преподаваться курс по детской психологии и социальной педагогике.

А пока, обобщение судебной практики по делам о несовершеннолетних (было обобщено 320 уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за период с 1998г. по 2000г., а также проведен опрос 132 судей), показало, что дела такой категории рассматриваются судами без учета специализации и опыта судей. Представляется, что в интересах дела следует переходить к созданию института специальных судов по делам несовершеннолетних. “Идеальная модель суда, занимающегося несовершеннолетними, - это суд межотраслевой судебной юрисдикции, в котором решаются в комплексе вопросы как судебной защиты прав несовершеннолетних, так и их юридической ответственности за совершенные проступки и правонарушения” - писали Э.Б. Мельникова и Г.Н. Ветрова.1

Здесь следует заметить, что еще в 1991 г. в Верховный Совет РСФСР рабочей группой ученых и представителей правоохранительных ведомств был направлен проект закона “О судах по делам семьи и несовершеннолетних”. Позднее группой ученых (профессором Э. Мельниковой, доцентом Г. Ветровой) был подготовлен и
опубликован проект закона “О ювенальной юстиции в

1 Мельникова Э.Б, Ветрова Г.Н. Российская модель ювенальной юстиции (Теоретическая концепция) //Правозащитник. - 1996. - №1. - С.23.

22

Российской Федерации”, который, по сути, воспринял основные положения проекта закона 1991 г. По инициативе Государственного комитета Российской Федерации по молодежной политике подготовлен авторский проект федерального закона “Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации” и издан в Институте международного права и экономики им. Грибоедова в 1999 г. В авторский коллектив проекта вошли такие ученые, как: А. Автономов, Н. Хананашвилли. “Ювенальная юстиция”, по представлению авторов, должна обеспечить: справедливость правового решения в отношении

несовершеннолетних, защиту их прав, свобод и законных интересов при разрешении гражданских, административных и уголовных дел, связанных как с воспитанием детей, так и с совершением ими правонарушений, обеспечение социализации их личности.

Причем, как представляется, система ювенальной юстиции не должна ограничиваться лишь судом для несовершеннолетних, она должна включать в себя также создание специализированных органов по расследованию преступлений несовершеннолетних, предупреждению подростковой преступности, на основе органов социального контроля и психологической службы по оказанию помощи семье и детям, и наконец, органов, ответственных за исправление молодых правонарушителей и за их последующую социализацию. Вся эта система должна основываться на признании психологических и возрастных особенностей данной категории лиц.

Целями (задачами) ювенальной юстиции, думается, должны быть: а)

защита прав и законных интересов несовершеннолетних и молодежи при разрешении гражданских, административных и уголовных дел, связанных как с их воспитанием, так и совершаемыми ими правонарушениями; б) предупреждение

23

несовершеннолетних от совершения правонарушений; в) обеспечение социализации личности детей в максимально благоприятных условиях их жизни.

Поэтому, представляется, что назрела необходимость разработки концепции о “ювенальной юстиции” и внесения предложения законодателю о создании отделов социально-психологической службы при судах общей юрисдикции, а в перспективе при судах по делам несовершеннолетних (когда такие суды будут созданы и начнут функционировать в России), с тем, чтобы суды, как и органы предварительного расследования, могли беспрепятственно воспользоваться консультациями специалистов. Прежде всего, это необходимо сделать для помощи самим несовершеннолетним. Большинство подростков … имеют отклонения в психическом развитии и нуждаются в консультативно-диагностической, психокоррекционной и медикопсихологической помощи. Особенно это касается умственно отсталых, доля которых … велика.

Несомненно, содержание системы ювенальной юстиции - явление весьма полезное и необходимое. Опыт различных государств (примерно 100 лет) доказал ее высокую эффективность в деле защиты прав и законных интересов детей. Авторы, как представляется, правильно предлагают создание такой системы на основе поэтапного внедрения и использования как новых, так и ранее выработанных форм и методов социально-правового обслуживания несовершеннолетних, но в рамках единой научно-обоснованной программы. разработанной для конкретного региона.3

И правильно подчеркивает Р. Хисматуллин: “Уверен, в полной мере нравственно- психологические и возрастные особенности подростков-

1 Ермаков В.Д. Защита прав ребенка в Российской Федерации/ЛЪггьдесят лет всеобщей декларации прав человека: проблемы и реальность реформируемой России. Материалы научно-практической конференции. - М., 1999. - С.88.

2 Мезинов ДА. Совершенствование уголовно-процессуальных мер защиты психического здоровья ребенка // Современное Российское право: региональное измерение. - Барнаул, 1998. - С 232.

Ермаков В. Юстиция обязана защищать права и законные интересы несовершеннолетних.// Российская юстиция. -2000. -№10. -С.23.

24

правонарушителей смогут учитываться судами лишь в том случае, если для рассмотрения их дел будет создана принципиально новая юстиция” .

Преимущество семейных судов многие авторы видят в том, что в них будут работать юристы, психологи, педагоги, социологи, имеющие не только высокие профессиональные знания, но и опыт работы в этой области. О создании семейных судов в нашей стране писала Э.Б Мельникова.

На практике нередко встречаются противоречия между политической идеей и практикой. Так, Концепция судебной реформы указала на необходимость создания судов для несовершеннолетних, а Закон “О судебной системе Российской Федерации”, в свою очередь, не называет суд по делам о несовершеннолетних в числе специализированных федеральных судов общей юрисдикции, который, замечает Г. И. Забрянский, может утверждаться федеральным конституционным законом. И это правильно, ибо в международных стандартах, следует заметить, не содержится жесткого требования о создании специализированных судов по делам несовершеннолетних. В большинстве стран такие суды отсутствуют. В то же время в международных стандартах более или менее в явной форме выражена мысль о том, что для соответствия современным требованиям необходима совершенно новая система судопроизводства в отношении несовершеннолетних. В частности, в п.З ст.4 Конвенции о правах ребенка (1989 г.) закреплено, что “государства-участники стремятся содействовать укреплению законов, процедур органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям, которые, как считается, нарушили уголовное законодательство, обвиняются или признаются виновными в его нарушении”. Правила ООН, касающиеся защиты прав несовершеннолетних,

1 Хисматуллин Р. Семейные суды по делам несовершеннолетних. //Российская юстиция. - 2000. - №3. - С. 37.

2 Ларин A.M., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс в России: Лекции-очерки. - М., 1997. - С.201- 204.

3 Забрянский Г.И. Основные концепции государственной политики предупреждения преступности несовершеннолетних // Государственная политика предупреждения преступности несовершеннолетних и защита их прав и интересов. - М.,1997. - С.24.

25

лишенных свободы (1990 г.), также говорят о необходимости создания системы правосудия в отношении несовершеннолетних.

Отечественный законодатель уже сделал первый шаг в обозначенном отношении. Статья 2 Проекта ФЗ “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации” предусматривает институт специализированных судов, но вместе с тем нигде в этом законе не раскрывается понятие специализированного суда. Очень жаль, а хотелось бы иметь представление о нем в трактовке законодателя. Надо надеяться, что все же законодатель в перспективе примет Федеральный Конституционный закон об учреждении в России специализированных судов по делам несовершеннолетних. Как указывает В. Лебедев, в связи с увеличением штатной численности судов и введением института мировых судей приоритетными задачами становятся подбор кадров на судейские должности, совершенствование системы образования судей. Дальнейшее совершенствование системы отбора и подготовке кадров связано с созданием академии правосудия, где кандидаты на судейские должности будут проходить специализацию. И это, очевидно, должно быть очередным шагом к созданию и развитию в России специализированных судов по делам несовершеннолетних.

Необходимо отметить, что в Белоруссии уже реализовано то, о чем мы сейчас только говорим. Так в ст.463 УПК РБ предусмотрено, что дела о преступлениях несовершеннолетних рассматриваются специализированными судами по делам несовершеннолетних, а также специально подготовленными судьями. Подобного рода правило предусмотрено в ст. 542 Модельного УПК для государств - участников СНГ.

На данном этапе развития уголовно-процессуального закона, поскольку предъявляются требования к специализации судей, очевидно, что и к народным заседателям, участвующим в рассмотрении уголовного дела с участием

1 Лебедев В. От концепции судебной реформы к новым идеям развития судебной системы.// Российская юстиция. -

  1. -№3. -С.2.

26

несовершеннолетнего подсудимого, необходимо предъявлять дополнительные требования, например, обязательное педагогическое образование, а также опыт работы с детьми. Учеными уже давно обращалось внимание на то, что “наличие у народных заседателей знаний в области права, а равно в области, имеющей отношение к специфике дела, существенно повышает их активность и самостоятельность”. Таким образом, если психологом или педагогом будет рекомендовано коллегиальное рассмотрение уголовного дела, такое дело должно быть рассмотрено только при участии специально подготовленных народных заседателей. Обладая элементарными познаниями в области психологии, педагогики и социологии, судьям и народным заседателям все же необходимо предоставить возможность получать квалифицированные консультации по вопросам социализации подростка, его психологических особенностей и воздействия отдельных процессуальных действий на психику подростка. Думается, что настала необходимость расширения круга лиц, участвующих в судебном разбирательстве, за счет подготовленных профессионально психологов, педагогов и социальных работников.

Р. Хисматуллин уже поднимал данный вопрос, в частности, он писал: “Необходимо, чтобы состав рассматриваемого суда качественно отличался от состава суда общей юрисдикции. Так, наряду с профессиональными судьями, в него должны входить педагоги, психологи, психотерапевты”.”

Еще одним существенным моментом, способствующим рациональному отправлению правосудия в отношении несовершеннолетнего, является вопрос о предоставлении судье права решения вопроса относительно рассмотрения дела в закрытом или открытом судебном заседании, о единоличном или коллегиальном рассмотрении уголовного дела, относительно необходимости и целесообразности назначения того или иного уголовного наказания или освобождения от него,

1 Гуковская НИ., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. - М.,1974. - С. 18.

2 Хисматуллин Р. Семейные суды но делам несовершеннолетних //Российская юстиция. - 2000. - №3. - С.37.

27

основываясь на консультативных рекомендациях у специалиста психолога, педагога и социального работника.

Итак, на современном этапе развития общества процесс социализации в отношении несовершеннолетнего в рамках уголовного судопроизводства, несомненно, должен начинаться с момента возбуждения уголовного дела и продолжаться на протяжении всего уголовного процесса, вплоть до вынесения приговора и его последующего исполнения. Поскольку, на этапе возбуждения уголовного дела формируется уголовное преследование, которое по своему содержанию охватывает весь возможный комплекс действий и отношений, связанных с задержанием лица по подозрению в совершении преступления, применением мер уголовно- процессуального пресечения, производством комплекса действий, связанных с собиранием, исследованием и оценкой средств доказывания, направленных на его изобличение, обоснование уголовной ответственности и осуждения, а также обеспечение правового режима отбывания назначенного по приговору суда наказания.

Процедуре социализации молодого правонарушителя должно способствовать активное участие педагогов-психологов и социальных работников не только в судебном разбирательстве, но и в предварительном следствии. При этом важно, чтобы не только судьи, но и следователи также обладали элементарными познаниями в области социологии, психологии, педагогики. Речь, таким образом, идет о необходимости профессиональной специализации таких лиц. Конечно, идеальной видится модель отправления правосудия в отношении несовершеннолетнего в специализированном суде, а также и в ведении предварительного расследования специализированным органом. Составляющими систему ювенальной юстиции должны стать органы: 1) разрабатывающие законодательство направленное на охрану и обеспечение прав и законных

1 Зинатуллин 3.3., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам. - Ижевск, 1997. - С.7-Ю; Ларин A.M. расследование по уголовному делу: процессуальные функции. - М: Юрид. лит., 1986. - С.23-28.

2 Ьлшкеев З.Д. Уголовное преследование. Учебное пособие. - Уфа, 2000. - С.8.

28

интересов несовершеннолетних; 2)обеспечивающие непосредственную охрану прав и законных интересов несовершеннолетних; 3)осуществляющие правосудие по делам несовершеннолетних и органы, расследующие дела о правонарушениях; 4)обеспечивающие исполнение приговоров и решений судов, вынесенные в отношении несовершеннолетних.

§ 2. Исторический экскурс в судопроизводство по делам несовершеннолетних

На заре своего развития человеческое общество относилось к слабейшим своим членам (несовершеннолетним лицам) по-разному. “Многочисленные работы, посвященные предыстории человечества, говорят о том, что убийства детей (видимо, используемых в качестве пищи в голодные годы) и отказ в помощи престарелым, больным и раненным членам орды были тогда в порядке вещей, повседневной практикой… Безусловно, полуживотное состояние человека делало неизбежным преобладание биологического начала над социальным….”.1

В дальнейшем, когда человечество научилось добывать огонь, возникла необходимость его сохранения, и тогда общество нашло применение подрастающему поколению, которому наряду с женщинами поручалось охранять очаг - источник жизни. “Постепенное усложнение труда повлекло за собой необходимость обучения подрастающего поколения приемам профессиональной деятельности, передачи трудовых навыков и хитрости охоты…”.

В итоге общество перешло от инстинктивного к осознанному пониманию необходимости защиты и воспитания своих будущих членов. А когда появились

1 Медведев Г.11. Этика социальной работы. - М.,1999. - С. 15.

2 Медведев Г.11. Там же - С. 21.

29

нормы права, то понятно, возникла необходимость их применения в отношении младших членов общины.

“Первые, наиболее общие и объективные с точки зрения потребностей совместного проживания и деятельности людей, моральные принципы, отмечаемые историками и этнографами у всех народов земли, получили в дальнейшем закрепление в религиозных нормах и заповедях, а впоследствии - в светских законах”.

Первоначально применение обычая не носило дифференцированный характер, но постепенно люди стали осознавать, что, с точки зрения применения закона, к детям должно быть иное отношение, более гуманное.

Постановка таких вопросов стала возможной в результате долгой и непростой эволюции сознания человечества и вместе с ним - эволюции права. В процессе последней человечество пришло к осознанию необходимости раздельного применения закона в отношении взрослых и младших членов общества.

Становление и развитие уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних в разных странах и в разные периоды истории происходило неодинаково.

Так, первым случаем регламентации статутным правом США особого подхода к подросткам-правонарушителям авторы, исследовавшие этот вопрос, называют принятый в 1869 году закон штата Массачусетс, по которому требовалось изолированное содержание малолетних в зале суда и рекомендовалось полицейским участковым и муниципальным судам “судить несовершеннолетних правонарушителей отдельно от прочих, в подходящее время, по определению суда”.

1 Медведев Г.П. Укач. соч. - С. 25.

2 Яковлев A.M. Преступность несовершеннолетних в капиталистических странах. - М., 1970. - С. 18.

30

Движение, таким образом, началось первоначально в Северной Америке. Официально первый суд для юношества был учрежден в 1899 г. в городе Чикаго. Впоследствии такие суды стали функционировать на территории всего Североамериканского союза.

К 1912 году суды для несовершеннолетних были созданы в соответствии с принятыми на этот счет законами в 22 штатах США, а к 1925 г. - уже в 46. Последний штат принял соответствующий закон в 1945 г.

С 1905 года они стали действовать и в Европе. Что касается России, то по исследованиям известного русского юриста конца XIX столетия профессора Санкт- Петербургского университета И.Я. Фойницкого, в России закон от 2 июня 1897 года ввел значительные особенности в производстве дел о несовершеннолетних/

В России специализированные суды по делам несовершеннолетних были созданы в 1910 - 1917 г. г. Первый такой суд начал действовать еще в 1910 году в Санкт- Петербурге. Эти суды “отличались следующими признаками: конфиденциальность судебного разбирательства, отсутствие формальной судебной процедуры, в том числе официального обвинительного акта, упрощенное судопроизводство, сводившееся в основном к беседе судьи с подростком при участии попечителя, применение попечительского надзора в качестве основной меры воздействия”.3 Потом суды по делам несовершеннолетних появились в Харькове, Киеве, Одессе, Риге, Томске, Саратове и т.д. Суды по делам несовершеннолетних включали в себя не только задачи уголовного преследования несовершеннолетних преступников, но и взрослых подстрекателей, а также дела о беспризорных в возрасте до 17 лет.

’ Яковлев A.M. Указ. соч. С. 34.

2 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: Т.2. -Издательство: “Альфа”. - Санкт-Петербург, 1996. -

С. 504

Филиппов В. Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы..//Российская юстиция. - 2000. - №7. - С. 43.

31

По делам общих установлений о несовершеннолетних от 10 до 17 лет различалось производство о разумении и производство собственно судебное о виновности. Здесь можно заметить, что уже тогда вопрос о лицах с недоразвившимся сознанием, неокрепшим характером привлекал к себе внимание, а потому характерные меры заменялись мерами воспитательными.1

Процесс, таким образом, начался с реформы наказания, что позволило вывести несовершеннолетних из общих тюрем, а потому тюрьмы стали заменяться колониями и приютами. Относительно производства таких дел ст.3561-6 У УС рекомендовала обращать внимание “на степень умственного и нравственного развития обвиняемого и на сознание им преступности учиненного, а также на причины, приведшие к учинению преступления”.”

После того, как следователь заканчивал следствие, дело передавалось в распоряжение прокурора, который вносил дело на рассмотрение окружного суда. Последний назначал распорядительное заседание, вызывая обвиняемого и извещая родителей или лиц, их заменяющих. Лишь на основании распорядительного заседания решалась судьба дела. Суд мог прекратить дело, если признавал обвиняемого действующим без разумения. Мог также дело направить прокурору для дальнейшего его направления в судебном порядке. Закон, таким образом, вводил новый порядок ведения судопроизводства по делам несовершеннолетних. Суд по делам несовершеннолетних отличался следующими признаками:

1 .рассмотрение дел о несовершеннолетнем единоличным судьей;

1 Э.Б. Мельникова ссылаясь на исследования известного русского ученого Люблинского П.И., пишет: По его мнению (Люблинского П.Л. - Д.РЛ главное значение создания судов по делам несовершеннолетних состояло в том. что они получили функцию изучения личности и причин правонарушения несовершеннолетних. “Лишь в создании особых судов для малолетних и с введением обследования каждого случая ранней преступности через особых должностных лиц или социальных работников…, мы получили в свое распоряжение более богатые данные, позволяющие несколькоу1лубшь этот вопрос. См. Об этом: Мельникова Э.Ь. J]равосудие пи делам несовершеннолетних: история и современность. /Огв. ред. Ф.М. Решетников. - М., 1990. - С.32., см. также: Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте: (социально-правовые очерки). М. 1923. ‘ Филиппов В. Указ. соч. С.43.

32

2.избрание его как и любого мирового судьи, среди населения судебного округа, проживающего в этом округе;

  1. профессиональная подготовка судьи предполагала знание детской психологии, поэтому предпочтительны были врачи, педагоги;
  2. достаточно широкая предметная подсудность суда по делам несовершеннолетних;
  3. 5.отсутствие гласности судебного разбирательства;

6.отсутствие формального судебного процесса;

7.отсутствие формального обвинения в совершении преступления и судебной защиты;

8.упрощенная судебная процедура, сводившаяся в основном к беседе судьи с подростком при участии попечителя.1

Основными целями и задачами судов по делам несовершеннолетних в России было их освобождение от уголовной ответственности. Э.Б. Мельникова указывает на то, что в связи с этим стало снижаться число несовершеннолетних осужденных. Фактически же картина преступности несовершеннолетних не изменялась и число несовершеннолетних преступников не уменьшалось, а в некоторых странах даже возросло.

К сожалению, суды для несовершеннолетних просуществовали в России недолго. Вскоре после Октябрьской революции 1917 года. Декретом от 14 января 1918 года суды для несовершеннолетних были упразднены.

Структура созданных судов в отношении несовершеннолетних организовывалась везде по-разному. Однако общие принципы создания таких судов все же обозначались. Так, в США уже тогда высказывалась весьма прогрессивная мысль о цели судопроизводства, которая сводилась к тому, чю оно предназначалось не
столько для применении наказания, сколько для

1 Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: история и современность. /Отв. ред. Ф.М. Решетников. - М, 1990. - С. 30.

2 Мельникова “).Б. Там же. С.36

33

перевоспитании и социальной адаптации несовершеннолетнего. Эта концепция в дальнейшем легла в основу развития института пробации.

Американские авторы различают следующие основные формы функционирования судов для несовершеннолетних в составе местных судов:

  1. Суды в городах, рассматривающие семейные споры (кроме разводов) и вытекающие из них правонарушения, совершаемые детьми.
  2. Суды в городах, функционирующие либо как особые суды, либо как отдельные суды с более общей юрисдикцией, и рассматривающие кроме дел о несовершеннолетних делинквентах также дела о разводах, разделе имущества между членами семьи и некоторые другие дела подобного характера.
  3. Суды для несовершеннолетних, являющиеся отделениями судов с более общей юрисдикцией (судов опеки, судов графств, судов общей защиты). В некоторых штатах сохранен установленный первоначально порядок чередования судей в должности судьи по делам несовершеннолетних. Однако наблюдается тенденция к профессионализации выполнения этой должности. В настоящее время в большинстве штатов принят порядок избрания судейской коллегией одного из своих членов на должность судьи по делам несовершеннолетних сроком на один год. В городах некоторых штатов суд по делам несовершеннолетних избирается населением.
  4. Минимальный возраст уголовной ответственности в США не установлен. Известен случай, когда рассматривалось дело в отношении 5 летнего ребенка. Хотя совершеннолетие в США наступает в 21 год, юрисдикция судов для несовершеннолетних ограничена возрастом подсудимых до 18 лет.

Полномочия суда по делам несовершеннолетних не ограничиваются только лишь оценкой деяния и вынесением приговора. Суд параллельно к своим прямым обязанностям относит выполнение функции органа профилактики правонарушений и безнадзорности детей и может рассмотреть дело в отношении

1 Яковлев Л.М. Указ соч. - С. 24.

34

взрослого лица, способствовавшего совершению преступления лицом, не достигшим 18-ти лет. По общим правилам, дело в отношении несовершеннолетнего не рассматривается судом присяжных. В штатах, где нет специализированных судов, в отношении подсудимого, не достигшего 18 лет, предусмотрена специальная процедура “отобрания” его согласия на рассмотрение дела без присяжных заседателей. В штатах, где предусмотрены специализированные суды, такой вопрос вообще не возникает.

Для сравнения заметим, что действующее Российское уголовно-процессуальное законодательство формально допускает рассмотрение дела в отношении несовершеннолетнего судом присяжных. Очевидно, в этом случае нарушается принцип конфиденциальности процесса. По смыслу ст. 370 проекта УПК РФ, принятого Государственной Думой в первом чтении, дело несовершеннолетнего подсудимого не может быть рассмотрено судом присяжных. Суду присяжных подсудны уголовные дела об особо тяжких преступлениях, за совершение которых законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 15 лет, пожизненного лишения свободы или смертной казни. В соответствии с ч.б ст.88 УК лишение свободы назначается несовершеннолетнему осужденному на срок не свыше 10 лет. Смертная казнь и пожизненное заключение к ним также не применимо.

Что касается судов по делам несовершеннолетних в Великобритании, то они здесь представляют собой специализированные магистратские суды. Они заседают без участия присяжных заседателей и рассматривают, как правило, дела о мелких правонарушениях. Однако несовершеннолетний может ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных. Суды для несовершеннолетних совмещают в себе и некоторые функции социальных органов по охране интересов несовершеннолетних.

Суды для несовершеннолетних, которые впервые были созданы в Англии и Уэльсе в
1908 году, рассматривают дела в отношении несовершеннолетних,

—- -.ж

35

обвиняемых в любых преступлениях (кроме убийств) либо доставленных в суд в связи с тем, что они нуждаются в заботе, охране или контроле; либо в связи с тем, что они прогуливают школьные занятия. Суды для несовершеннолетних также рассматривают значительную часть заявлений об усыновлении.’

По общим правилам Британского судопроизводства судебное заседание по делам несовершеннолетних является конфиденциальным, в исключительных случаях на заседание, по разрешению соответствующего должностного лица, могут быть допущены представители прессы.

Что касается судов для несовершеннолетних во Франции, то они были созданы в 1912г. Однако “они не были отделены от общих судов в такой степени, как в англосаксонских странах”/ Уголовные дела в отношении несовершеннолетних рассматриваются различными органами в зависимости от возрастной группы, к которой принадлежит несовершеннолетний. Дела несовершеннолетних полномочны рассматривать:

1) суд по делам несовершеннолетних; 2) 3) судья по делам несовершеннолетних; 4) 5) суд присяжных по делам несовершеннолетних; 6) 4Специальная камера апелляционного суда (вторая инстанция).

Состав суда: один профессиональный судья, специализирующийся на рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних, и двое заседателей либо обычный состав суда присяжных.

Суд по делам несовершеннолетних рассматривает уголовные дела в отношении лиц, не достигших 16-ти летнего возраста, либо не достигших 18-ти лет, но совершивших менее тяжкое преступление (проступок).

Судья по делам несовершеннолетних рассматривает дела, за которые не может быть назначено наказание в виде лишения свободы. “Судье по делам

Якшиеи Л.М. Указ. соч. - С.64. - Там же.-С.98.

Jo

несовершеннолетних предоставлено право производить предварительное расследование, завершив свою деятельность в качестве следователя, судья но делам несовершеннолетних может рассмотреть дело по существу уже в качестве судьи. В данном случае законодатель отступил от одного из принципиальных положений, на которых традиционно построен французский уголовный процесс, -требования об отделении функции расследования от функции рассмотрения дела по существу, являющегося одной из гарантий правильного разрешения дела”.

Суду присяжных подсудны дела по обвинению лиц в возрасте от 16 до 18 лет. Суд присяжных по делам несовершеннолетних состоит из судьи, двух заседателей и девяти присяжных заседателей. Заседатели назначаются из числа профессиональных судей.

Специализированные суды и органы расследования по делам несовершеннолетних в Германии появились в начале 20-го века.

В ФРГ господствует точка зрения, согласно которой обязанности судов по делам молодежи лучше всего выполнит не судья, разрешающий дела взрослых, а судья по опеке, на которого возложена судеб но-воспитательная забота о юношестве, “находящемся под угрозой”. Это, разумеется, как отмечает A.M. Яковлев, не значит, что применение уголовного законодательства о подростках и несовершеннолетних становится некой социально-попечительской работой. Оно остается частью (хотя и специфической) уголовно-судебной деятельности. Поэтому речь идет не о смещении функций судьи по делам молодежи и судьи по опеке, а лишь о совмещении обеих этих функций в одном лице…”

В Германии допускается единоличное рассмотрение судом дела в отношении несовершеннолетнего. Его компетенция простирается от рассмотрения нетяжких уголовных дел до дачи санкции на арест, конфискацию и т.д.. Германским законодательством предусмотрен также шеффенский суд по делам

1 Яковлев A.M. Указ. соч. - С. 100. ‘ Гам же - С. 156.

несовершеннолетнего, который состоит из одного профессионального судьи и двух заседателей. Этому суду подсудны практически все дела в отношении несовершеннолетних правонарушителей.

Судом первой и второй инстанции является палата по делам молодежи. Но первой инстанции она рассматривает дела подростков и молодых людей, которые по общеуголовным нормам относятся к компетенции суда присяжных, а также дела, по которым может быть применено “заключение в целях безопасности”. В качестве второй инстанции палата решает дела по жалобам на приговоры единоличного судьи по делам молодежи и шеффенского суда, а также частные жалобы на их решения по вопросам подготовительного производства.

Итак, можно заключить, что судебные системы наиболее развитых стран с различными правовыми системами имеют, между тем, некоторые общие черты. Так, во-первых, не предусмотрен низший предел возраста, до наступления которого суд не может рассмотреть дело в отношении ребенка. Во-вторых, суды параллельно со своими прямыми обязанностями выполняют функции социальных органов по защите интересов несовершеннолетних и устройству их судьбы. В-третьих, предусмотрены различные суды, полномочные рассматривать уголовные дела в отношении несовершеннолетних., ъ LVM числе, подсудность зависит и oi возраста несовершеннолетнего. В-четвертых, по общим правилам, суд присяжных может рассмотрев дело в ошошении несовершеннолетнею, но шлько Ю1да, когда на этом настаивает сам несовершеннолетний, и если он совершил тяжкое преступление.

В странах с англосаксонской правовой системой судебный процесс в отношении несовершеннолетнего оказался более “свободным”, нежели процесс судов общей юрисдикции. Имеется в виду процессуальная свобода. Судебный процесс в этих странах несет “социальную направленность на предупреждение преступности несовершеннолетних. Континентальная правовая система, таким образом, отличается своей относительной “строгостью”, хотя в последнее время

наметилась некая тенденция к упрощению судебной процедуры в отношении несовершеннолетних.

Что касается сложившейся в настоящее время Российской судебной системы, то она отличается менее разветвленной системой судов в отношении несовершеннолетних, а точнее, у нас вообще ее нет, что вызывает большое сожаление. Поэтому выделить специализированный суд по делам несовершеннолетних необходимо, как и то, что предварительное следствие должен вести специальный следователь. Допускать к рассмотрению уголовного дела в отношении несовершеннолетнего судов присяжных возможно только в тех случаях, когда на этом настаивает сам несовершеннолетний или его законный представитель. Тем не менее, как правильно указывает Э.Б. Мельникова, само по себе создание новой судебной системы по делам несовершеннолетних (в царской России - Д.Р.) не могло изменить причинный механизм преступности в обществе, как не в состоянии было препятствовать потерям правовых гарантий при реализации судом защиты несовершеннолетних. Подобного рода опасения могут возникнуть и сейчас, в случае, если законодатель создаст формальную систему судов по делам несовершеннолетних, не учитывая при этом их социально-психологические особенности. По этому, представляется, что назрела необходимость разработки принципиально новой концепции “ювенальной юстиции в России, которая должна быть основана на понимании особенностей личности несовершеннолетних. Основывая правосудие на психологических и социальных аспектах личности несовершеннолетнего, а не на “слепой борьбе’ за их освобождение от уголовной ответственности, мы несомненно получим то, что принято называть в уголовном процессе “воспитательно-профилактической функцией”. Что в конечном итоге приведет к снижению уровня преступности

1 Мельникова Э.Б. Указ соч. С.36

? ЗУ

среди несовершеннолетних, а также к “реальной” защите их прав и законных

интересов.

40

Глава 2. Социально-правовые и психологические особенности

предварительного следствия по делам о преступлениях

несовершеннолетних

§ 1 Психологические особенности применения мер пресечения

к несовершеннолетним

В подавляющем большинстве случаев рассмотрение уголовного дела связано с необходимостью производства предварительного расследования. Чтобы рассмотреть и разрешить дело по существу в суде, необходимо собрать доказательства всеми предусмотренными законом средствами, осуществить уголовное преследование в отношении лица, совершившего преступление, привлечь лицо в качестве обвиняемого и принять меры, обеспечивающие его неуклонение от следствия и суда.

Расследование потому именуется предварительным, что эта часть производства по делу предшествует производству дела в суде. Указанная деятельность должна основываться на процессуально - правовых принципах, обеспечивать охрану прав и законных интересов участников процесса, а также и иных лиц участвующих по делу. В отношении несовершеннолетнего производство предварительного следствия проводится следователем органов внутренних дел. Такое правило закреплено в ч.2 ст. 126 УПК. Кроме этого, в ст. 391 УПК уточняется, что судопроизводство по делам несовершеннолетних определяется общими правилами УПК и, кроме того, соответствующими статьями раздела VII УПК. Это относится и к тем случаям, когда часть обвиняемых является взрослыми, а также когда дело о преступлении, совершенном несовершеннолетним, возбуждено после достижения им 18 лет.

Статья 484 проекта УПК РФ отмечает, что дело в отношении несовершеннолетнего, участвовавшего в совершении преступления вместе со взрослыми, выделяется в отдельное производство в
стадии

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ 41 БИБЛИОТЕКА

предварительного следствия. Если выделение отдельного производства в

отношении несовершеннолетнего может создать существенные препятствия

для всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела,
к

несовершеннолетнему обвиняемому, привлеченному по одному делу
со

взрослыми, подлежат применению правила настоящей главы.
Аналогично

решен этот вопрос и в УПК Республики Беларусь. Надо полагать, что такое

дополнение является достаточно существенным в плане охраны
прав

несовершеннолетних. В этой связи сошлемся на ст. 480 УПК Республики

Казахстан, в которой по-иному решается этот вопрос, в частности, порядок

производства по делам несовершеннолетних не применяется в случаях, когда:

  • в одно производство объединены дела о нескольких преступлениях данного лица, часть из которых совершена им после достижения восемнадцати лет;
  • обвиняемый к моменту производства дела в суде достиг совершеннолетия. Думается, что такая категоричная позиция законодателя Казахстана определена все-таки без учета психологических особенностей личности несовершеннолетних.
  • Следователь, ведя в отношении всех обвиняемых следствие, обязан принять все необходимые меры к тому, чтобы предотвратить отрицательное влияние взрослых обвиняемых на несовершеннолетних.

Поскольку необходимые по делу следственные действия выполняются следователями строго с учетом специфики производства таких дел, то резонно первоначально остановиться на мерах государственного принуждения в виде мер пресечения, которые применяются к несовершеннолетним.

Уголовно-процессуальное право предусматривает возможность применения государственного принуждения ко всем лицам, в том числе и к несовершеннолетним, не исполняющим требование закона, или для предупреждения такого неисполнения.

Государственное принуждение по своему характеру и целям применения разнообразно.1 Меры уголовно-процессуального характера, как
вид

’ Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1978. - С.5.

42

государственного принуждения, применяются в качестве способов воздействия на поведение участвующих в деле лиц. От других мер государственного принуждения они отличаются тем, что применяются в период производства по уголовному делу и носят процессуальный характер. Применяют их уполномоченные на то органы государства в пределах, определенных законом, и применяются они к участвующим в деле лицам, если есть к тому основания. Принуждение всегда выражается в стеснении и ограничении личных, имущественных и иных субъективных прав гражданина. Все меры процессуального принуждения принято подразделять на две группы: меры пресечения и иные меры процессуального принуждения. Перечень мер пресечения, основания и порядок их применения, изменения и отмены определены в законе (глава VII УПК). Важность и практическая значимость мер пресечения исследовалась отечественными учеными. В ряде работ довольно подробно раскрывается их сущность, анализируются виды, порядок применения, изменения и т.д.1

В виде общего правила меры пресечения применяются только к обвиняемому (ст. 89 УПК). И лишь в исключительных случаях они могут быть применены и в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, на срок не более десяти дней. До истечения этого срока подозреваемому должно быть предъявлено обвинение либо мера пресечения отменяется.

Поскольку обстоятельства, названные в ст. 89 УПК, носят прогностический характер, а это означает, что применение мер пресечения возможно при вероятности наступления названных в законе обстоятельств, - предположения о том, что обвиняемый скроется, будет продолжать преступную деятельность, помешает установлению истины. Безусловно, такое предположение должно базироваться на
достаточно весомых

1 Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. - Свердловск, 1961; Савчирова P.M. Меры пресечения и иные меры процессуального принуждения. - М., I960; Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М.. 1963; Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1964; Корнуков В.М. указ. соч.

43

доказательствах, позволяющих сделать вывод о наличии
соответствующих оснований.

Важное значение при этом имеет учет обстоятельств, названных в ст. 91 УПК, а это означает, что данная норма, помимо названных в ст. 89 УПК обстоятельств, указывает также на тяжесть предъявленного обвинения, личность обвиняемого (подозреваемого), род занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства.

Связь между привлечением лица в качестве обвиняемого и применением к нему меры пресечения в первую очередь проявляется в последовательности их осуществления. Избрание меры пресечения, по общим правилам, невозможно без предъявления обвинения.

В проекте УПК РФ (ст. 485) отмечается, что при решении вопроса о применении меры пресечения в отношении несовершеннолетнего в каждом случае должна обсуждаться возможность избрания такой меры пресечения, как отдача несовершеннолетнего под присмотр родителей, опекунов, попечителей, либо администрации закрытого детского учреждения, где воспитывается несовершеннолетний. Аналогично решается этот вопрос также в УПК Республик Беларусь и Казахстана.

На первое место, как можно видеть, выдвигается забота о несовершеннолетнем, а на второе - интересы предварительного следствия. Избранием меры пресечения скорее всего ставится задача не столько пресечь действия несовершеннолетнего обвиняемого, сколько обеспечить надлежащее поведение в процессе расследования. И это, как представляется, и должно быть целью применения данной меры пресечения.

Смысл данной меры пресечения состоит в том, что родители, опекуны, попечители либо администрация детских закрытых учреждений принимают на себя письменное обязательство по обеспечению явки несовершеннолетнего к следователю или в суд, а также его надлежащее поведение.

Белоусов В.П. Особенности применения некоторых мер пресечения в отношении несовершеннолетних обвиняемых // Проблемы прав и интересов обвиняемого. - Кемерово, 1983. - С.68.

44

Думается, что инициатива применения к несовершеннолетнему данной меры пресечения может исходить от обеих сторон, то есть от следователя, прокурора и от лиц, указанных в ст. 394 УПК. При этом, как видится, при решении следователем вопроса о применении к несовершеннолетнему такой меры пресечения ему необходимо получить согласие как родителей, опекунов и попечителей, так и администрации закрытого детского учреждения. В этом смысле позиция B.C. Чистяковой, которая пишет, что: “от руководителей закрытых детских учреждений (приемников- распределителей, спецшкол и т.д.) согласия не требуется, они не вправе отказаться от поручения” , представляется небесспорной.

Разумеется, согласие руководителя школы-интерната требуется, но о каком согласии руководителей ВТК, приемника-распределителя речь идет, если их прямая функциональная обязанность состоит в том, чтобы заниматься воспитанием несовершеннолетних и осуществлять за ними надлежащий надзор справедливо замечает ВТ. Очередин.2

При избрании этой меры пресечения необходимо учитывать реальные обстоятельства, которые могут повлиять на выполнение требований ст.394 УПК. Если представитель администрации возражает против отдачи несовершеннолетнего под присмотр, то необходимо выяснить, по каким причинам следует данный отказ. Если такие причины объективны (отсутствие надлежащей охраны школы-интерната, повышенная агрессивность воспитанника по отношению к администрации и т.д.), то не следует настаивать на применении такой меры пресечения, поскольку ее применение не достигнет подразумеваемой в уголовно-процессуальном законе цели и приведет к еще более неблагоприятным последствиям. Другое дело, что в силу профессиональной обязанности представители администрации закрытого детского учреждения должны иметь достаточно влияния, авторитета и иных возможностей, чтобы обеспечить надлежащее поведение несовершеннолетнего,

1 Уголовно-процессуальное право/Под ред. ПА. Лупинской - М., 1997. - С.230.

Очередин ВТ. Обеспечение законности при расследовании преступлений несовершеннолетних. - Волгоград.

  1. -С.63.

45

но на самом деле, из-за отсутствия должной материальной базы подобного рода учреждений, реальное исполнение профессиональных обязанностей бывает очень сложно, а порой просто невозможно. Законодатель, в этой связи обоснованно, федеральным законом №25-ФЗ от 09.03.2001г. ввел в ст.394 УПК правило, согласно которому отдача несовершеннолетних под присмотр родителей и других родственников, опекунов, попечителей, заслуживающих доверия лиц, а также администрации специального детского учреждения возможно лишь по письменному ходатайству данных лиц или администрации. Данное нововведение фактически воспроизводит смысл вышесказанного. Необходимо однако напомнить, что инициатива применения такой меры пресечения должна исходить не только от указанных лиц, но и от следователя, прокурора и суда. Поэтому, формулировка в новой редакции ст.394 УПК, указывающая на письменное ходатайство, представляется несколько неудачной, поскольку, если инициатива применения в отношении несовершеннолетнего присмотра будет проявляться только в виде письменного ходатайства со стороны родителей, администрации и т.д., правоприменитель не будет иметь возможность установить вероятные случаи отказа этих лиц от присмотра (по причинам не желания заниматься ребенком, отсутствия материальной возможности и т.д.), а такие причины, как представляется, как раз и являются причинами, способствующими совершению преступлений несовершеннолетними. Поэтому в ст.394 УПК стоит указывать не о письменном ходатайстве, а о письменном согласовании с родителями, попечителями, администрацией детского учреждения и т.д. вопроса применения к несовершеннолетнему присмотра. Посему, при согласовании вопроса о применении данной меры пресечения, если следователь, прокурор, суд придут к выводу, что отказ о ее применении является скажем следствием нежелания родителями заниматься ребенком, либо отсутствием у администрации детского учреждения авторитета у подростка, должно быть

1 Рогозин ДА. Социально-правовые и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних. Учебное пособие. - Оренбург. - С.29.

46

внесено соответствующее представление или частное определение с указанием причин ненадлежащего исполнения администрацией или родителями своих обязанностей и путей их устранения. Поэтому, предлагаем ч.2. ст.394 УПК РСФСР изложить в следующей редакции: “Отдача несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого под присмотр родителей и других лиц, указанных в части первой настоящей статьи, а также администрации специального детского учреждения возможно лишь по письменному согласованию данных лиц или администрации со следователем, прокурором и судом. Инициатива применения данной меры пресечения может исходить как от следователя, прокурора и суда, так и от родителей несовершеннолетнего и других лиц, а также от администрации закрытого детского учреждения”. Итак, как можно видеть, решение об отдаче под присмотр влечет за собой цепь событий, которые могут способствовать социализации не только самого несовершеннолетнего, но и окружающих лиц.

Личное поручительство как мера пресечения предусмотрено ст. 94 УПК и состоит в принятии на себя заслуживающими доверия лицами письменного обязательства в том, что они ручаются за надлежащее поведение и явку подозреваемого или обвиняемого по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Число поручителей не может быть менее двух лиц, которые достигли совершеннолетия и пользуются заслуженным доверием у несовершеннолетнего и окружающих.

Неоправданно жесткое требование закона к числу поручителей несовершеннолетнего неоднократно подвергалось критике со стороны ученых-процессуалистов. Так, В.П. Белоусов писал: “Учитывая возрастные особенности несовершеннолетних, представляется, что число поручителей достаточно было бы сократить до одного”.’

Действительно, кто может поручиться за 15 - 16 летнего подростка, кроме его близких родственников, наставников, педагогов. У всякого ли подростка

1 Белоусов В.П. Особенности применения некоторых мер пресечения в отношении несовершеннолетних обвиняемых. // Проблемы прав и интересов обвиняемого. - Кемерово. 1983. - С.65.

47

найдется двое заслуживающих всеобщее доверие поручителей? Пожалуй, не у всякого. Вероятно, вполне будет достаточно одного поручителя, ведь допускается же присмотр над несовершеннолетним одного родителя, тем более, что ответственность у поручителя будет такой же, как и у родителя несовершеннолетнего, а внутренняя (моральная) ответственность личного поручителя, думается, может быть больше, чем у иных родителей. Кстати, ч.З ст. 178 МУПК, предусмотрено, что в исключительных случаях, личное поручительство может применяться при наличии одного заслуживающего доверия поручителя. Посему, представляется, что ч.1 ст. 94 УПК необходимо дополнить текстом следующего содержания: “В исключительных случаях, к несовершеннолетнему личное поручительство может применяться при наличии одного заслуживающего доверия поручителя”.

В юридической литературе указывалось, что решение о принятии поручительства должно приниматься в присутствии несовершеннолетнего, причем несовершеннолетний должен четко представлять себе, какую моральную, а может быть и материальную ответственность понесет его поручитель в случае ненадлежащего поведения. Так, НИ. Гуковская, А.И. Долгова, Г.М. Миньковский пишут: “…Эти обстоятельства должен знать и несовершеннолетний обвиняемый, что безусловно будет способствовать повышению его ответственности перед поручителями”.1

Думается, что личное поручительство - это весьма эффективная мера пресечения в отношении несовершеннолетних. Дело в том, что поручительство подразумевает под собой не только то, что будет обеспечена явка к следователю, прокурору, суду, но и то, что с несовершеннолетним будет проводиться определенная воспитательная работа. С психологической точки зрения несовершеннолетнему очень важно почувствовать, что ему доверяют, что его судьба не безразлична. Однако, на страницах юридической печати высказывается и противоположная точка зрения. “…Такая мера пресечения, как

1 Гуковская НИ., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. - М..1974. -С.63.

48

личное поручительство, в современных условиях не только бесполезна, но и откровенно вредна для правосудия”.1 Автор данной позиции мотивировал свой вывод тем, что во-первых в УПК не указан орган, который оценивает степень доверия к поручителю, во-вторых, для суда в качестве заслуживающего доверия лица является только материально и социально благополучное лицо, что не всегда является основанием для полного доверия. Представляется, что такой подход к личному поручительству не вполне оправдан. Действительно, в УПК не определен орган, который оценивает степень доверия к поручителю, да критерии доверия не определены. Специально проведенное по этому поводу исследование показало, что во всех случаях применения следователями к несовершеннолетнему в качестве меры пресечения личного поручительства было вполне оправданно и эффективно. Так, анализ показал, что критерием оценка доверия к поручителям были: во-первых, семейное положение, поручители во всех случаях были семейными людьми причем, они воспитывали собственных детей примерно одного возраста с лицом, за которое они поручались -100%. Во-вторых, примерно 50% поручителей имели педагогическое образование. В-третьих, у большинства поручителей (примерно 70%) были позитивные увлечения, хобби, к которым они приобщали несовершеннолетних (коллекционирование значков, марок, книг, занятие спортом, увлечение техникой и т.д.). Думается, что такой подход к выбору поручителей и должен служить критерием доверия к ним. Стоит отметить, что эта мера пресечения ни в одном из случаев не была заменена на более строгую, что еще раз подчеркивает ее эффективность.

В законе параметры доверия к поручителям возможно определить лишь весьма примерно, ибо каждый человек имеет свой “набор” положительных моральных качеств, который может быть учтен при избрании данной меры пресечения. Педагог и психолог в данном случае могли бы достаточно полно

Нсутов В. Д. Целесообразность применения денежного залога в качестве меры пресечения. //Российский судья. - 2Q01.-№3.-C28.

49

оценивать личность поручителя и целесообразность применения данной меры пресечения к несовершеннолетнему.

Таким образом, применение к несовершеннолетнему личного поручительства играет положительное значение для его переориентации на социально приемлемую линию поведения.

Поручительство общественной организации (ст. 95 УПК) состоит в даче письменного обязательства в том , что общественная организация ручается за надлежащее поведение и явку подозреваемого несовершеннолетнего.

Сложность применения к несовершеннолетнему данной меры пресечения состоит в том, что круг общественных организаций, могущих поручиться за правонарушителя, достаточно ограничен в силу специфики общественных отношений несовершеннолетнего. Да и вопрос об общественных организациях сегодня мало кого волнует. Проблема усугубляется еще и тем, что за последнее десятилетие число детских общественных организаций резко сократилось, а такие ранее распространенные, как комсомольская и пионерская, и вовсе упразднены. В этом-то и состоит основная сложность применения данной меры пресечения. Вместе с тем, думается, что в УПК РФ необходимо оставить такую меру пресечения. Эта необходимость обусловлена тем, что поручительство общественной организации, все же не связано с лишением несовершеннолетнего свободы, и в тех случаях, когда она будет применена, на морально-психологическое состояние несовершеннолетнего будет оказано существенное положительное воздействие. Чувствуя за собой ту ответственность, которую коллектив принял на себя поручившись за несовершеннолетнего, подросток научиться отвечать за свои поступки, что неизбежно приведет к его перевоспитанию.

Законом предусмотрена и такая мера пресечения, как залог, которая состоит в деньгах или иных ценностях, … вносимых в депозит суда обвиняемым, подозреваемым либо другим физическим или юридическим лицом в обеспечение явки подозреваемого, обвиняемого по вызовам следователя…(ст.99 УПК). В отношении несовершеннолетнего,
как

50

представляется, применение такой меры пресечения не всегда приемлемо. Причина в следующем: весь смысл применения к несовершеннолетнему той или иной меры пресечения, не связанной с арестом, состоит в том, чтобы возложить ответственность о его явке в компетентный орган не только на третье лицо, но и, в первую очередь, на самого несовершеннолетнего, а также в возможности дать несовершеннолетнему понять, что со стороны следственных органов ему оказано большое доверие. В этом смысле та или иная мера пресечения может иметь также и явно воспитательно- профилактический характер.

Для молодого человека моральная ответственность порой бывает гораздо серьезнее, нежели материальная. И это обстоятельство должно ставиться во главу угла. В силу возраста несовершеннолетний еще не все события воспринимает адекватно, и у него может сложиться впечатление, что “деньги решают все”. В таком случае воспитательно-профилактическое значение данной меры пресечения практически сводится к нулю. Поэтому, применение залога в отношении несовершеннолетнего все-таки должно рассматриваться как крайняя мера и должна применяться только после установления факта невозможности применения иной меры пресечения (не связанной с лишением свободы). При опросе практических работников о целесообразности применения к несовершеннолетнему залога (было опрошено 132 судьи, прокурора и следователя), признали, что 80% практиков считают, что залог не способствует перевоспитанию несовершеннолетнего и его успешному психологическому развитию, 20% заявили, что мера пресечения вообще не способна перевоспитать.

Такую меру пресечения, как подписку о невыезде (ст. 93 УПК) в отношении несовершеннолетнего, следует применять крайне осмотрительно, но отказываться от нее не следует. Дело в том, что сама подписка о невыезде у несовершеннолетнего не вызывает практически никаких дополнительных обязательств, кроме как не покидать место жительства и являться по вызовам следователя. В этом смысле поручительство гораздо

51

эффективнее, поскольку при применении таких мер пресечения у подростка возникает чувство моральной ответственности перед поручителями. Вот, например, как пишет В.Т. Очередин: “Кроме того, в силу особенностей психики несовершеннолетних, подписка о невыезде не всегда ими правильно воспринимается, а у некоторой части создает чувство безответственности”.

НИ. Гуковская, А.И. Долгова, Г.М. Миньковский считают, что: “Подписка о невыезде может быть эффективной по делам несовершеннолетних в основном при ее применении к подросткам старшего возраста (16-17 лет). Однако и применительно к ним сдерживающее воздействие данной меры желательно подкрепить периодическим контролем за их поведением…“.2 Думается, что подписку о невыезде возможно применять
к

несовершеннолетнему, как правильно указано выше, только осуществляя при этом за ним постоянный контроль со стороны органов предварительного следствия, а также социальных служб. Более того, на страницах юридической печати высказана мысль о необходимости внесения изменений в конструкцию подписки о невыезде как меры пресечения, включив в подписку о невыезде и другие элементы, например обязательство о надлежащем поведении, явку в правоохранительные органы и т.д.”5 Такое предложение представляется вполне приемлемым.

В ходе обобщения судебной практики было установлено, что примерно в 80% изученных уголовных дел, к несовершеннолетнему, в отношении которого не целесообразно применение меры пресечения в виде заключения под стражу, применяется именно подписка о невыезде. В 20% уголовных дел применялся залог, личное поручительство и отдача несовершеннолетнего под присмотр. Таким образом, становится очевидным, что орган предварительного следствия в основной массе
применяет уголовно-процессуальные меры к

1 Очередин В.Т. Обеспечение мконности при расследовании преступлений несовершеннолетних. - Волгоград, 1990.-С.68.

2 Гуковская НИ., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Указ соч. - С.61.

3 Уголовная ответственность несовершеннолетних. - М.. 1999. - С 101.

52

несовершеннолетнему без учета их воспитательного значения, мало тем самым заботясь о его социализации.

Статья 103 проекта У ГТК РФ в первом чтении предусматривает принципиально новую для российского уголовно-процессуального законодательства меру пресечения - домашний арест. Данная мера пресечения предполагает ее применение по решению суда в отношении подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, при наличии таких условий, которые позволяют применить к такому лицу заключение под стражу, но когда такая изоляция не вызывается необходимостью или нецелесообразна с учетом возраста, семейного положения и других обстоятельств. Очевидно, что законодатель фактически рекомендует правоприменителю применять данную меру пресечения преимущественно к несовершеннолетнему лицу.

В определении (постановлении) об избрании данной меры пресечения могут быть указаны конкретные ограничения в свободе несовершеннолетнего и государственный орган или должностное лицо, на которые возлагается обязанность по осуществлению контроля за применением данной меры пресечения и надзора за поведением арестованного. Представляется, что ими могут быть: комиссия по делам несовершеннолетних либо представитель органа социального контроля за несовершеннолетними. Могут быть указаны также конкретные виды ограничений - запрещение общения с конкретными лицами, установление выхода из жилища и т.д. Кроме того, думается, что при применении к несовершеннолетнему домашнего ареста необходимо воздействовать на него не только посредством тех или иных ограничений, но и путем возложения определенных обязанностей. Например, посещать школу, устроиться на работу.

Представляется, что применение к несовершеннолетнему данной меры пресечения может быть эффективным только при осуществлении должного контроля за несовершеннолетним. Поэтому органу, применяющему данную меру пресечения, необходимо выяснить наличие условий для применения к

53

несовершеннолетнему домашнего ареста, возможность осуществления за несовершеннолетним контроля со стороны совместно проживающих с ним лиц. Необходимо также отработать вопрос отказа родителей или законных представителей от применения к несовершеннолетнему данной меры пресечения. Очевидно, что такой отказ должен приниматься судом во внимание. Помимо этого, суд должен сделать вывод о ненадлежащем исполнении родителями своих обязанностей.

§ 2. Заключение под стражу как исключительная социально-правовая мера пресечения, применяемая к несовершеннолетним

Задержание в порядке ст. 122 УПК и заключение под стражу в качестве меры пресечения (ст. 96 УПК) должны применяться к несовершеннолетнему только в исключительных случаях с учетом тяжести совершенного преступления и наличия оснований, указанных в ст. 393 УПК.

Если же следователь, с учетом перечисленных условий, все-таки вынес решение о применении меры пресечения - заключение под стражу, судья или прокурор, прежде чем санкционировать данное постановление, обязаны допросить несовершеннолетнего, чтобы не допустить необоснованного заключения под стражу. Заключение под стражу как мера пресечения может быть обжалована в суд. В ст. 485 проекта УПК особо подчеркивается, что заключение под стражу в качестве меры пресечения, а также задержание могут применяться к несовершеннолетнему в исключительных случаях при совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Статьей 540 Модельного уголовно-процессуального кодекса стран СНГ1 предусмотрено, что применение к несовершеннолетнему меры пресечения в

1 Далее сокращенно - МУПК.

54

виде заключения под стражу допускается лишь в том случае, если ему приписывается совершение насильственного преступления средней или большей тяжести, либо неоднократное совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Думается, что данная норма сформулирована крайне не удачно. Во- первых, из буквального смысла данной статьи следует, что заключение под стражу к несовершеннолетнему не применимо, если он впервые совершил тяжкое или особо тяжкое преступление, если же несовершеннолетний впервые совершил менее “серьезное” преступление (средней тяжести), то такая мера пресечения может быть применена. Во-вторых, данной статьей не учтена личностная характеристика несовершеннолетнего, в отношении которого принимается решение о заключении под стражу, т.е. не указано, что решение должно приниматься с учетом личности несовершеннолетнего, его отношения к содеянному. И наконец, в-третьих, на орган предварительного следствия, прокуратуру и суд не возлагается обязанность обсудить возможность применения к несовершеннолетнему более мягкой меры пресечения. Поэтому, переносить ст. 540 МУПК на Российское правовое пространство в такой редакции не представляется приемлемым.

Относительно применения заключения несовершеннолетнего под стражу Н.И Гуковская правильно пишет, что необходимо иметь в виду, чтобы по совокупности обстоятельств, характеризующих содеянное, условия жизни и воспитания, среду, особенности личности подростка, отношение к содеянному и последующее поведение, арест был единственно возможной в данных условиях мерой пресечения.1 Действительно, только такой подход к применению данной меры пресечения является заслуживающим внимания. Как показывает обобщение судебной практики, мера пресечения - заключение под стражу применяется к несовершеннолетним по 12% дел. Причем, примерно 10,5% арестов в отношении несовершеннолетних применяются не законно и не

’ Гуковская Н-И. Меры пресечения применяемые в отношении несовершеннолетних правонарушителей // Вопросы борьбы с преступностью. - М.. 1972. - С. 130.

55

обоснованно по следующим причинам - 1.Возможность применения другой меры пресечения: а) в уголовных делах присутствуют ходатайства о применении к несовершеннолетнему поручительства - примерно 30%; б) у несовершеннолетнего есть постоянное место жительства и родители, под присмотр которых его можно отдать - 50%.

2.Нарушение процессуального порядка применения мер пресечения - 17%, а также отсутствие достаточных оснований для применения данной меры пресечения - 3%.

Очевидно, что в каждом случае у лица, применяющего такую меру пресечения, возникает серьезный вопрос о целесообразности ее применения, с одной стороны и о необходимости обеспечить явку несовершеннолетнего - с другой. Действительно, выбор не “богат”. В ходе расследования уголовного дела по факту хищения, в отношении несовершеннолетнего К. была применена мера пресечения - заключение под стражу. Анализируя материалы уголовного дела, можно прийти к выводу, что серьезных оснований для применения заключения под стражу не было, поскольку К. не имел серьезного намерения скрыться от следствия и суда, преступление им было совершено впервые под непосредственным влиянием взрослого человека, в содеянном К. признал себя виновным. Но иного выбора не предоставлено, поскольку ни одна из предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер пресечения не могла гарантировать явку К. к следователю, ведь родители отказались от подростка еще в самом раннем возрасте и он жил с бабушкой, которая в силу пожилого возрасте не могла обеспечивать должного контроля за подростком и К., по свидетельству соседей по несколько суток не ночевал дома. Тем не менее, п. 13 “Пекинских правил” говорит о том, что арест должен применяться к несовершеннолетнему в качестве крайней меры пресечения. Говоря о крайности применения к несовершеннолетнему ареста, З.Д. Еникеев правильно отмечает, что по обстоятельствам уголовного дела и в данных конкретных

1 Архив Промышленного суда г. Оренбурга 1998 г., дело №1/843

56

условиях арест представляет собой единственно возможную меру пресечения. Говоря иначе, допускается только в случаях, когда это вызывается тяжестью совершенного преступления и личностью подследственного… Для решения подобных проблем, законодатель Казахстана предусмотрел в УПК РК такой новый вид мер пресечения, как помещение несовершеннолетнего в специальное детское учреждение (ст. 490) в случаях, когда несовершеннолетний обвиняемый по условиям жизни и воспитания не может быть оставлен в прежнем месте жительства, он по постановлению следователя, санкционированному прокурором, или по постановлению суда может быть помещен в специальное детское учреждение. В этих случаях несовершеннолетние обвиняемые содержатся отдельно от

несовершеннолетних, находящихся в указанных детских учреждениях на иных основаниях. Думается, что такая практика заслуживает особого внимания и данную меру пресечения необходимо предусмотреть в УПК РФ. Более того, с учетом социально психологических особенностей несовершеннолетних, применение данной меры пресечения должно быть приоритетным относительно применения меры пресечения - заключения под стражу. Опрошенные в ходе интервьюирования судьи, прокуроры, следователи единодушно высказались за введение в России такой меры пресечения в отношении несовершеннолетних.

Для того, чтобы предоставить следователю возможность более полного и всестороннего выявления личностных позиций, системы его отношений к различным социально значимым явлениям, жизненного пути, возможностей опоры на положительные стороны личности необходимо, чтобы уже с момента задержания несовершеннолетнего, психолог составил индивидуальную справку о личностных особенностях задержанного, с указанием негативных и позитивных сторон его личности. Если на самом раннем этапе расследования уголовного дела следователь будет знать уклад и взаимоотношение в семейной жизни несовершеннолетнего, этнические обычаи и традиции, наиболее существенные психотравмирующие жизненные обстоятельства,

Еникеев З.Д. Принципы применения мер пресечения по уголовным делам. - Уфа, 1997. - С.94.

57

взаимодействие с микросредой и т.д., несомненно следователю легче будет “сотрудничать” с несовершеннолетним.

Пункт 10.2. “Пекинских правил” требует, чтобы судья или другое компетентное должностное лицо или орган незамедлительно рассматривали вопрос об освобождении несовершеннолетнего из-под стражи. Действующий УПК в этом смысле, как явствует, не соответствует требованиям международных стандартов. Рассмотреть вопрос об освобождении несовершеннолетнего по действующему уголовно- процессуальному законодательству может прокурор при выдаче или при отказе в выдаче санкции на арест. В соответствии со ст. 122 УПК в течение 48 часов с момента получения извещения о произведенном задержании прокурор обязан дать санкцию на заключение под стражу либо освободить задержанного. О произведенном задержании прокурор извещается в течение 24 часов с момента задержания. Получается, что прокурор обязан рассмотреть вопрос об освобождении несовершеннолетнего или о выдаче санкции на его арест в пределах трех суток, что, естественно, не подпадает под требование п. 10.2. “Пекинских правил” о немедленном рассмотрении данного вопроса.

Думается, что в отношении несовершеннолетнего задержанного прокурор обязан рассмотреть вопрос о его освобождении не позднее 12 часов с момента его фактического задержания.

При задержании несовершеннолетнего его родители или опекун немедленно ставятся в известность о таком задержании, а в случае невозможности такого немедленного уведомления родители или опекун ставятся в известность позднее, в кратчайшие возможные сроки (п. 10.1. “Пекинских правил”).

Судья или другое компетентное должностное лицо или орган незамедлительно рассматривают вопрос об освобождении (п. 10.2. “Пекинских правил”). В п.2 своего Постановления от 14 февраля 2000 г. Пленум Верховного суда РФ подчеркивает: “Судам при назначении судебного заседания по делам о преступлениях несовершеннолетних следует тщательно

58

проверять обоснованность ареста (заключения под стражу) несовершеннолетнего, имея при этом в виду, что в силу ст.395 УПК такая мера пресечения может быть избрана лишь в исключительных случаях, как единственно возможная в данных условиях, когда это вызывается тяжестью совершенного преступления при наличии оснований, указанных в статьях 89, 91 и 96 УПК. В случае несоблюдения органами следствия этих требований и необоснованного ареста (заключения под стражу) несовершеннолетнего суду следует эту меру пресечения изменить или отменить”.

Представляется, что поскольку теперь (после внесения изменений в ст.47 УПК) несовершеннолетний имеет право на защитника с момента его фактического задержания, то и право на обжалование заключения под стражу должно наступать именно с момента его фактического задержания. И, соответственно, такое право несовершеннолетнему должно быть разъяснено сразу же при задержании. В этом смысле позиция авторского коллектива комментария к УПК под ред. проф. В.Т. Томина представляется несколько неудачной. В п.З Комментария к ст.92 УПК указывается, в частности, на то, что “для применения заключения под стражу или залога лицу, производящему дознание, или следователю необходима санкция прокурора, поэтому вынесенное ими постановление еще не порождает юридических последствий, они наступают после санкционирования, тогда и должно происходить объявление, разъяснение права на обжалование и вручение копии постановления”.1

Напомним еще раз нашу позицию в данном направлении - право несовершеннолетнего на обжалование задержания как прокурору, так и в суд должно возникать сразу же после фактического задержания, и право на такое обжалование должно быть разъяснено в момент задержания.

В п.4 Постановления от 14.02.2000 г. № 7 Пленум Верховного Суда РФ указал: “Не должны оставаться без реагирования факты, свидетельствующие о том, что органы предварительного следствия
при наличии достаточных

1 Комментарий к УПК /Под ред. ВТ. Томина. - М.? 1996. - С. 186.

59

доказательств, дающих основание для предъявления несовершеннолетнему обвинения, не выносят соответствующее постановление и производят по делу различные следственные действия с участием несовершеннолетнего в качестве свидетеля. С учетом выявленных недостатков судам следует выносить частные определения”. На данное обстоятельство обращали внимание ученые-процессуалисты и практические работники. “Должны применяться меры в целях прекращения практики допросов несовершеннолетних в качестве свидетелей в тех случаях, когда они заведомо получат затем процессуальный статус подозреваемого, обвиняемого, и проведения с ним в этом качестве очных ставок и других следственных действий”.1

Однако на подобные “уловки” следователь идет не только потому, что он недобросовестно выполняет свои должностные обязанности, но и потому, что на это его провоцирует несовершенство закона. В данном случае несовершенство закона выражено в неудачной, на наш взгляд, формулировке ч.1 ст.52 УПК, где указано, что подозреваемым признается лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, лицо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления. Неудачность формулировки выражена в том, что в ней не учтена ситуация, когда лицо не задерживается, поскольку для этого нет оснований, указанных в ст. 122 УПК, а фактических доказательств, достаточных для предъявления обвинения, еще не собрано.

Для решения этой задачи есть вполне разумный выход. Необходимо изменить формулировку ч. 2 ст. 52 УПК. Формулировка, как представляется, должна быть примерно следующей: подозреваемым признается лицо, в отношении которого у прокурора, следователя и лица, производящего дознание, имеются основания подозревать его в совершении преступления.

Известно, что в России в настоящее время довольно остро стоит проблема перенаполнения следственных изоляторов, где отсутствуют элементарные социально-бытовые условия содержания арестованных лиц, и это при том, что в

1 Некрасов С. Реализация права несовершеннолетнего на защиту //Законность. - 1996. - №6. - С.47.

60

РФ за решеткой сегодня содержится более 1 миллиона россиян, в то время как, “по данным ГУИН Минюста РФ, на 1999 г. в федеральном бюджете заложены средства на питание лишь 600 тыс. человек”.1 Необходимо учесть, что значительная часть из заключенных под стражу лиц - это лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, и это только внешняя сторона проблемы. Опасно не столько само отсутствие социально-бытовых условий, сколько его влияние на развитие психики несовершеннолетнего.

В связи с этим депутатом ГД РФ В.Н. Лопаткиным внесен законопроект “О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР”, где, в частности, предлагается:

1.4.1 ст. 96 изложить в следующей редакции: “Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется с соблюдением ст. 11 настоящего Кодекса по делам о преступлениях, совершенных умышленно, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет”.

  1. Дополнить ст. 97 частью следующего содержания: “Срок содержания обвиняемого (подсудимого) под стражей в период нахождения уголовного дела в суде не может превышать 6-ти месяцев. По истечении этого срока он подлежит освобождению”.”

Очевидно, что по отношению к несовершеннолетним данное предложение, как надо понимать, должно быть принято, о чем такое предложение было выражено ранее. Федеральным законом от 09.03.2001 №25-ФЗ ст.96 УПК изложена в новой редакции. Теперь, к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может применяться в случае совершения им тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях такая мера
пресечения

1 Пояснительная записка к проекту ФЗ “О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР” (в части изменения условий заключения и сроков содержания под стражей). Справочная правовая система Гарант 5.0

2 ФЗ “О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР” (в части изменения условий заключения и сроков содержания под стражей). Принят 11.05.99 к рассмотрению протоколом заседания ГД № 206. Справочная правовая система Гарант 5.0

Рогозин ДА. Социально-правовые и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних. - С.37.

61 может применяться к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание до пяти лет. Такое решение законодателя представляется вполне разумным. Однако сохраняя последовательность, все же необходимо, как указывалось выше, ввести в уголовно- процессуальный закон новый альтернативный заключению под стражу вид меры пресечения - помещение в специализированное детское учреждение.

В соответствии с ч.2 ст. 101 УПК отмена или изменение лицом, производящим дознание, и следователем меры пресечения, избранной по указанию прокурора, допускается лишь с санкции прокурора (в перспективе на основании решения суда). Очевидно, что данное требование неоправданно затягивает процесс отмены меры пресечения или изменения ее на менее строгую, что особенно недопустимо в отношении несовершеннолетнего. Данное требование представляется излишне бюрократизированным, потому что, решая вопрос об его освобождении или изменении ему меры пресечения на более мягкую, следователь берет на себя достаточно ответственности, чтобы не заручаться разрешением прокурора. Изменение меры пресечения на более строгую, как представляется, должно быть реализовано с согласия прокурора.

При решении вопроса об избрании меры пресечения прокурор обязан лично допросить несовершеннолетнего (ч.З ст.96 УПК). “Интересен сам процессуальный порядок данного допроса. Так как УПК РСФСР предполагает право на защиту несовершеннолетнего подозреваемого с момента задержания, вопрос с арестом решается в отношении подозреваемых, либо задержанных, либо которые перешли в категорию обвиняемых, после предъявления им обвинения, то может ли прокурор, надзирающий за соблюдением законности, производить допрос несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого без участия его защитника. На практике при решении вопроса с арестом подобные допросы проводятся без защитника. Может ли в такой ситуации допрос иметь доказательственное значение? Надо понимать, не может, так как сам
фактор основания для допроса, когда решается вопрос с арестом,

62

психологическая обстановка и зависимость несовершеннолетнего от прокурора, существующее процессуальное положение власти и подчинения, не могут гарантировать доверия несовершеннолетнего к прокурору. В связи с этим, рассматривать данный допрос, произведенный при указанных обстоятельствах, как доказательство обвинения или защиты нельзя”.1

Данная позиция представляется небесспорной. Утверждение относительно обязательности участия защитника на допросе совершенно верно. Однако необходимо учесть, что допрос прокурором несовершеннолетнего при избрании ему меры пресечения подразумевает не получение сведений о совершенном деянии, а установление оснований для задержания или заключения под стражу, указанных в статьях 91, 96, 122 УПК. Такой допрос, при котором прокурор оценивает личность несовершеннолетнего подозреваемого и тяжесть предъявленного обвинения, как надо понимать, может состояться и без участия защитника, если несовершеннолетний или его законный представитель не будут ходатайствовать об этом. При таком допросе, несомненно, несовершеннолетнему должно быть обязательно разъяснено право на участие защитника.

Итак, подводя итог, можно выделить следующие основные направления в вопросах избрания и применения к несовершеннолетнему мер пресечения. Во-первых, всякая применяемая к несовершеннолетнему мера пресечения не должна препятствовать успешному психическому, нравственному и физическому развитию последнего. Во-вторых, мера пресечения должна активно способствовать социализации молодого человека.

1 Татьянина Л.Г. Предварительное расследование уголовных дел о групповых преступлениях

несовершеннолетних: Монография. - Ижевск, 1999 - С.62.

63

§ 3. Обеспечение защиты в предварительном следствии по делам о преступлениях несовершеннолетних

Если под уголовным преследованием, как функцией, понимается вид, направление процессуальной деятельности, урегулированное уголовно- процессуальным законодательством, формируемое прокурором, органом дознания, следователем, а также потерпевшим в порядке защиты его личных интересов,1 то под защитой, как функцией, надлежит понимать также вид, направление процессуальной деятельности, разумеется, противоположный обвинению. Во-первых, функция защиты существует всегда, поскольку есть функция уголовного преследования. А так как разделение функций обвинения, защиты и разрешения дела является характерной особенностью состязательного уголовного процесса, то соединение функций в одном лице не совместимо с законами логики и психологии.2 Отсюда, признание права на состязание - есть признание права за состязающимися использовать разные средства и возможности для утверждения своих позиций и оспаривания требований противоположной стороны.

Если функция защиты выделена в качестве самостоятельной процессуальной функции, то это означает, что лицу, которому угрожает уголовная ответственность, должно быть предоставлено право самому и с помощью профессионального защитника и законного представителя активно действовать в направлении защиты своих интересов.

Поэтому, всегда, когда есть обвинение, должна быть и защита, предоставляемая подозреваемому, подсудимому, законному представителю,

Понятие функции все исследователи связывают с достижением целей (задач) уголовного процесса или определенной их части. В зависимости от того, какие задачи стоят перед уголовным процессом, как определены полномочия и функции государственных органов, ведущих судопроизводство, насколько защищены права человека, гражданина, потерпевшего от преступления или обвиняемого, какова система доказательств, на ком лежит обязанность доказывания вины, каковы полномочия суда при разрешении дела по существу, что вправе предпринять адвокат - защитник для защиты обвиняемого и различаются подходы к понятию функций 2 Моршакова Т.Г. Судебная реформа (сборник обзоров). - М., 1990. - С. 17.

64

защитнику, направленная на опровержение или ослабление обвинение (подозрения) Л.В. Кречетова, например, пишет так: “под функцией защиты в уголовном процессе мы понимаем вид процессуальной деятельности обвиняемого (подозреваемого, подсудимого, осужденного), его законного представителя, защитника, направленный на полное или частичное опровержение обвинения, выявление обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, смягчающих или исключающих его ответственность, а также охрану его личных и имущественных прав”.

Отсюда, исходя из сказанного выше, для защиты прав, свобод, законных интересов подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного несовершеннолетнего участие защитника - адвоката обязательно. Защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения. ~

Своим Постановлением Конституционный Суд РФ № 11-п от 27.06.2000 по делу о проверке конституционности положений ч.1 ст.47 и ч.2 ст.51 УПК РСФСР в связи с жалобой В.И. Маслова поставил точку в давней дискуссии ученых: “ … Конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) возникает у конкретного лица с того момента, когда ограничение

Кречетова Л.В. Защитник в уголовном процессе. Учебное пособие. - Оренбург, 2000. - С.27.

В науке давно обсуждается вопрос о том, с какого же момента возникает право задержанного на защиту. Возникает ли оно с момента фактического задержания или же с момента “процессуального” задержания? В п.4 комментария УПК указано: “Под задержанием несовершеннолетнего следует понимать не фактическое задержание на месте преступления, а процессуальное действие, совершенное по правилам ст. 122”. ( Комментарий к УПК /Под ред. ВТ. Томина. - С.586). Научно-исследовательским институтом Проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре РФ разработано Методическое пособие “Особенности предварительного расследования, осуществляемого с участием защитника”, в котором, в частности, сказано, что “…протокол задержания или постановление о применении этой меры пресечения объявляются не позднее 24 часов с момента задержания”. То есть несовершеннолетний, фактически являясь задержанным, может целые сутки оставаться без защитника. А. Давлетовым и И. Подлесной высказана другая, более правильная, на наш взгляд, точка зрения: “Поскольку работники милиции осуществляют физическое задержание, впервые реально ограничивают свободу человека, то именно они обязаны немедленно разъяснить задержанному его правовое положение в данной ситуации и обеспечить реализацию этих прав”. (Давлетов А., Подлесная И. С какого момента возникает право задержанного на защитника? //Российская юстиция. - 1998. -№11).

65

его прав становится реальным. Впредь до введения федеральным законодательством нового урегулирования подлежит применению непосредственно положения ст. 48 (части 2) Конституции Российской Федерации в его истолковании, данном в настоящем Постановлении”.

Думается, что реальное ограничение прав, а под ограничением прав следует понимать не только задержание, (в нашем
случае

несовершеннолетнего), но и применение иных мер пресечения, имеет место с момента возбуждения уголовного дела (если несовершеннолетний признан подозреваемым и в его отношении избрана мера пресечения, допустим, в виде личного поручительства), поскольку в этой стадии процесса с ним могут совершаться, и совершаются, различные следственные действия, более или менее ограничивающие его права. Судья Конституционного суда РФ Т.Г. Морщакова в своем особом мнении по постановлению Конституционного суда РФ от 23.03.99 г. №5-п “По делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч.1 ст.218 и ст. 220 УПК РСФСР, в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и ООО “Монаком”, указала на то, что “возбуждение уголовного дела является процессуально-правовым основанием расследования, позволяющим совершать все последующие следственные действия и применять процессуальные меры, в том числе принудительного характера. Решение о возбуждении уголовного дела может указывать на лицо, в отношении которого начинается уголовное преследование, тем самым фактически ставит его в положение подозреваемого. Такое решение во многих случаях служит законным поводом для применения различных процессуальных мер, серьезно ограничивающих конституционные права граждан, и влечет за собой как минимум угрозу их применения”.

Так, при проведении очной ставки в случае, когда один несовершеннолетний является задержанным, а другой нет - то последний находится в отношении задержанного несовершеннолетнего в
заведомо

1 Российская газета. - 2000. - 04 июля.

2 Вестник КОНСТИТУЦИОННОГО суда РФ. - 1999. - №4.

66 невыгодном положении. Сам статус несовершеннолетнего, признанного подозреваемым по конкретному уголовному делу, уже существенно оказывает влияние на его психику. Поскольку в его отношении уже совершаются определенные следственные действия (осмотр, обыск, выемка), которые, как указывает А.И. Трусов, “в пореформенном российском уголовном процессе характеризовались как меры судебного принуждения” , то применяя принцип состязательности уголовного процесса к стадии предварительного следствия, несовершеннолетний должен иметь возможность совершать “противодействия” правового характера (заявлять ходатайства об истребовании доказательств, о производстве экспертизы и.д.). А поскольку, в силу возрастных особенностей, несовершеннолетний не в силах сделать это самостоятельно, то сделать это он может только при участии адвоката. В подтверждение этой позиции можно привести требование п.1 “Основных положений роли адвокатов” (принятых восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. В Нью-Йорке), который в частности гласит, что “любой человек в праве обратиться за помощью адвоката по своему выбору для подтверждения своих прав и защиты на всех стадиях уголовной процедуры”.

На практике, как правило, активность стороны защиты проявляется при производстве следователями допросов подзащитных и очных ставок с их участием. Вместе с тем, защитники практически не участвуют в производстве таких следственных действий, как осмотр и освидетельствование. При постановке вопросов при производстве экспертиз на предварительном следствии, защитников либо не ставят в известность о производстве следственных действий, либо они сами не принимают в них участие из тактических соображений/ Защитник несовершеннолетнего несомненно должен более активно участвовать в тех или иных следственных действиях, а также заявлять ходатайства о проведении таких действий. Из 320 изученных

1 Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.,1997. -С. 147.

2 “Основные положения роли адвокатов” (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. В Нью-Йорке) //Советская юстиция. - 1991. - №2., - С.19.

3 Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования и судебный контроль//Российская юстиция. - №4. - 2000.

67

уголовных дел несовершеннолетних всего в 39 уголовных делах защитником заявлялись ходатайства, из них 19 ходатайств содержали просьбу о проведении того или иного следственного действия, 20 о допросе дополнительных свидетелей и истребовании доказательств. По 12 уголовным делам ходатайства заявлялись уже в ходе судебного заседания. Таким образом, напрашивается вывод о пассивности защитников несовершеннолетних, что явно вызывает недоумение. В связи с этим, представляется вполне обоснованным предложение о дополнении ст. 51 УПК следующим положением: “Участие защитника обязательно при проведении любого следственного действия с участием несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого”. Очевидно, что такое дополнение УПК позволит решить обозначенные выше проблемы.

В соответствии с ч. 3 ст. 48 УПК в тех случаях, когда участие избранного обвиняемым защитника невозможно в течение длительного срока, следователь или суд вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника или назначить обвиняемому защитника через коллегию адвокатов. К сожалению, в законе не определено понятие длительности. Еще, к большому сожалению, допускается не вполне уместное толкование закона путем проведения аналогии со ст. 201 УПК. Так, в научно- практическом комментарии к ч.З ст. 48 УПК под редакцией В.Т. Томина указано, что “… для предварительного расследования по аналогии со ст. 201 УПК следует считать, что длительным не может быть признан срок менее пяти дней. В судебных стадиях, как свидетельствует практика, приглашенного защитника ожидают и более пяти дней”.2 “На практике его (длительный срок -Д.Р.) определяют по аналогии со ст. 201 УПК, которая допускает возможность отложить ознакомление с делом до явки защитника, но не более, чем на пять дней. Такое решение вопроса представляется обоснованным”.3 Однако такое решение не может представляться обоснованным. Пять дней и более без участия защитника - это

1 Галимханов А.Б. Организационно-тактические особенности расследования преступлений в условиях расширения прав подозреваемых и обвиняемых на защиту. //Автореф. на соискание \ченой степени кандидата юридических наук. Уфа, 2001., - С.26.

2 Комментарий к УПК /Под ред. В.Т. Томина. М.: издательство “Вердикт”, 1996. - С.90.

3 Огсрсдин ВТ. Указ соч. - С.54.

68

слишком длительный срок для несовершеннолетнего, в отношении которого ведется уголовное преследование, особенно если он содержится под стражей. В свете решения Конституционного Суда РФ, в котором сказано, что задержанный имеет право на адвоката с момента реального ограничения свободы, представляется необходимым решать данный вопрос немедленно, т.е. сразу, когда следователю стало известно о том, что участие выбранного несовершеннолетним или его законным представителем защитника пригласить невозможно. Так же необходимо поступать, если к несовершеннолетнему применена мера пресечения, не связанная с ограничением свободы.

Защитник обладает широким кругом полномочий, но законодатель не наделил его одной немаловажной возможностью - возможностью участвовать в доказывании. “Доказывание по сути есть сердцевина всей уголовно-процессуальной деятельности”.1 Обязанность доказывания лежит на обвинителе, а защита должна осуществляться посредством доказывания обратного. “Являясь субъектом доказывания, защитник, деятельность которого весьма ограничена, фактически не имеет возможности собирания доказательств”. “Поэтому важно, чтобы он был наделен правом принимать участие в доказывании, иначе каким образом он будет способствовать выяснению обстоятельств, оправдывающих подзащитного или смягчающих его ответственность”.

Действительно, на сегодняшний день деятельность защитника трудно признать способной к эффективной защите прав и законных интересов подзащитного.

Хотя законом об адвокатуре и предусмотрено право защитника запрашивать документы из организаций, которые обязаны выдавать их в установленном порядке, а в соответствии с уголовно-процессуальным законом

1 Гуськова А.П. Актуальные вопросы защиты прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве. // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как

приоритетное направление в судопроизводстве. - Москва-Оренбург, 1999. - С. 14.

2 Кречетова Л.В. Актуальные проблемы обеспечения права на защиту лицу, совершившему преступление // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве. - Москва-Оренбург. 1999. - С.ЗО.

3 Гуськова А.П. Указ. соч. С. 15.

69

защитник имеет право предоставлять следователю документы и предметы, полученные от обвиняемого, его близких и других лиц, а также заявлять ходатайства о производстве каких-либо следственных действий. Защитник, как явствует, участвует преимущественно в допросах и практически он не участвует при осмотре, очной ставке. “Очевидно, что основным моментом, препятствующим защите в собирании доказательств, являются невозможность предоставления ей властных полномочий, а также процессуальная форма, т.е. правила закрепления, фиксации доказательств. В соответствии с УПК процессуально оформлять доказательственный материал вправе только орган, в производстве которого находится уголовное дело, - следователь либо суд. Однако защитник практически по каждому делу располагает данными, свидетельствующими в пользу обвиняемого, но не имеет возможности их процессуального оформления в рамках действующего УПК, а это приводит к тому, что он не торопится приводить аргументы в пользу обвиняемого на стадии предварительного следствия и накапливает доказательственный материал для предъявления его на стадии судебного рассмотрения”. Поэтому в данный момент необходимо предоставить право защитнику участвовать во всех следственных действиях, а следователю необходимо заблаговременно извещать о проведении того или иного следственного действия.

В юридической литературе предлагалось еще одно эффективное средство, обеспечивающее несовершеннолетнему более реальную защиту его прав и законных интересов. “Надлежит требовать от следователей согласовывать с защитником, подозреваемым, обвиняемым, вопрос - при проведении каких-либо следственных действий, если они считают необходимым участие защитника, своевременно уведомлять лиц, осуществляющих защиту, о проведении таких следственных действий”. Единственно, что необходимо добавить, рассматривая данную позицию с точки

1 Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования и судебный контроль//Российская юстиция. - №4. - 2000.

2 Некрасов С. Реализация права несовершеннолетнего на защиту //Законность. - 1996. - №6. - С.47.

70

зрения нашего исследования - это то, что при этом необходимо учитывать в первую очередь мнение детского психолога и законного представителя.

Как показывает изучение правонарушений несовершеннолетних, подросток чаще всего может совершить преступление под непосредственным воздействием сверстников или взрослых лиц, подчиняясь их влиянию. Так, по данным криминологических исследований, более трети преступлений (около 38%) подростки совершают под непосредственным влиянием взрослых.1 По данным УВД, в Оренбургской области данный показатель ниже на 2% и составляет 35%. Оправданно в ст. 482 проекта УПК РФ обозначен пункт, который предусматривает необходимость выявления влияния на несовершеннолетнего взрослых лиц и других несовершеннолетних.

Если несовершеннолетний совершил преступление совместно со взрослыми лицами, то в соответствии со ст.396 УПК его дело, по возможности, мотивированным постановлением следователя или определением судьи, выделяется в отдельное производство. Подобного рода правило предусмотрено и в “Пекинских правилах”. Данное правило направлено на исключение возможности отрицательного влияния взрослых соучастников на несовершеннолетнего. В отношении несовершеннолетнего дело целесообразно выделять, если он выступал пособником либо укрывателем, либо если он участвовал лишь в некоторых эпизодах преступления. Причем защитник, как представляется, вправе заявить ходатайство о выделении дела несовершеннолетнего в отдельное производство.

В случае, если выделение отдельного производства по несовершеннолетнему может создать существенные препятствия для исследования обстоятельств дела, такое выделение может и не производиться. Однако в таком случае необходимо принять меры к изоляции несовершеннолетнего от влияния взрослых соучастников. При расследовании уголовных дел следователю оказывается содействие
со стороны органов

1 Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних // Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 6. - 2000. - С. 19.

71

дознания - инспекторов по делам несовершеннолетних, ‘которые перед вызовом несовершеннолетнего на допрос к следователю предоставляют ему информацию о нем, если несовершеннолетний ранее состоял на учете. Данная информация может быть предоставлена в форме допроса инспектора или в форме обобщающей справки о несовершеннолетнем и мерах воздействия, ранее применяемых к нему”.1 К сожалению, следователи практически не прибегают к помощи защитника по вопросам предоставлении информации о несовершеннолетнем. Защитник также мог бы предоставлять следователю обобщающую справку о несовершеннолетнем, которую можно использовать для сравнительного анализа со справкой инспектора по делам несовершеннолетних и органа социального контроля (справка или заключение последнего, как представляется, должны быть обязательно).

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого является весьма важным следственным действием, в котором подросток дает показания об известных ему событиях. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого должен проводиться только в качестве подозреваемого и никак иначе. В п.4 постановления Пленума ВС РФ от 14 февраля 2000 г. указано, что не должны оставаться без реагирования факты, свидетельствующие о том, что органы предварительного расследования при наличии достаточных доказательств, дающих основания для предъявления несовершеннолетнему обвинения, не выносят соответствующее постановление и производят по делу различные следственные действия с участием несовершеннолетнего в качестве свидетеля. С учетом выявленных недостатков судам следует выносить частные определения. Защитнику необходимо проявлять особое внимание для выявления подобного рода фактов.

При производстве предварительного следствия следователь должен выяснить обстоятельства, указанные в ст. 392 УПК. Эти обстоятельства касаются, во-первых, личности несовершеннолетнего (возраст, условия жизни и воспитания, отставание в психическом развитии, не связанное с душевным

1 Уголовно-процессуальное право / Под ред. ПА. Лугашской. - М., 1997. - С.516.

72

заболеванием); во-вторых, обстоятельств совершения преступления (причины и условия, способствовавшие совершению преступления); в- третьих, других лиц (взрослых соучастников, подстрекателей и. др.).

Предмет доказывания, как круг (совокупность) обстоятельств, подлежащих доказыванию, имеет свои особенности по делам несовершеннолетних, поскольку, как правильно пишет Л.Л. Каневский: преступление несовершеннолетнего с точки зрения мотивов, причин, условий -более сложное социально-правовое явление, чем общественно опасное деяние взрослого.1 Поэтому законодатель должен особо выделить определенную группу данных о личности, относящихся к установлению возрастных, социальных, психологических, медико-биологических свойств личности несовершеннолетних.

Значимость установления индивидуально-психологических свойств личности несовершеннолетнего определенно ясна. Стало быть, должна быть сформулирована такая статья, в которой были бы обозначены такие обстоятельства, подлежащие доказыванию, которые позволяли бы устанавливать необходимые данные о личности несовершеннолетнего. А.П. Гуськова в этой связи предлагает редакцию ст. 392 УПК изменить и представить ее в следующей редакции: “При производстве предварительного следствия и судебного разбирательства по делам несовершеннолетних необходимо обратить особое внимание на выяснение следующих обстоятельств:

1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения); 2) 3) условия его жизни и воспитания; 4) 5) наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников”. 6) Дополнительно к этой статье добавить новую статью (ст. 3921 УПК) и именовать ее: ‘“Установление данных о личности
несовершеннолетнего”,

1 Каневский Л.Л. Всестороннее изучение личности несовершеннолетнего правонарушителя - важное условие эффективности предварительного следствия // Современная преступность: состояние, тенденции, средства преодоления. - Екатеринбург, 1999. - С. 308.

73

Изложив ее в следующей редакции: ‘Для установления данных о личности несовершеннолетнего обвиняемого в ходе доказывания подлежат выяснению обстоятельства, уточняющие:

  1. Социально - обусловленные свойства личности (мировоззрения, нравственные убеждения, интересы и др.), т.е. свойства раскрывающие отношения лица, складывающиеся в различных сферах общественной жизни и факторы социальной среды, при которых формировалась личность.

  2. Психологические свойства (мотивы, чувства, интересы, симпатии и антипатии, особенности характера и темперамента, потребности, стиль поведения и т.п.), т.е. система интеллектуальных и эмоциональных качеств, а также психологические процессы и состояния”.1

Такое предложение автора направлено на то, чтобы ориентировать субъектов доказывания на более широкое познание индивидуальных особенностей личности несовершеннолетнего, что согласуется с теми вопросами, которые поставлены нами при исследовании данной темы. А поскольку речь идет о роли защитника в процессе доказывания, то понятно, что предложенная совокупность обстоятельств, устанавливающих социально-психологическую структуру личности несовершеннолетнего подлежащая доказыванию, будет весьма полезной.

О возможности введения в предмет доказывания по делам несовершеннолетних указанных выше дополнительных обстоятельств, был задан вопрос практическим работникам. Около 90 % высказались за такую возможность, остальные 10% (кстати со стажем работы до 5 лет) высказались против, объясняя это тем, что данные обстоятельства только “загромоздят” предмет доказывания по делам несовершеннолетних, очевидно, что мнение подавляющего большинства следователей, прокуроров и судей основано на более глубоком понимании особенностей личности несовершеннолетних.

1 Пськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в уголовном процессе. - Оренбург, 1995. - С. 60.

74

Позиция А.П. Гуськовой, основанная на ориентации всестороннего познания индивидуальных особенностей личности несовершеннолетнего, не единственная. Так, например, Э.Б. Мельникова, характеризующая правосудие по делам несовершеннолетних, выделяет такие его признаки, как “социальная насыщенность этого правосудия, преимущественная ориентированность на личность несовершеннолетнего и соответствующие требования, в этой связи, к судебной процедуре; повышенная юридическая охрана прав несовершеннолетних в рамках судопроизводства, широкое познание личностных свойств на основе познаний в области педагогики и психологии”.

Кроме того, Г.Н. Ветрова также предлагает сформулировать дополнительно отдельную статью с названием “Исследование личности несовершеннолетнего”.

В проекте УПК РФ имеются некоторые уточняющие обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам несовершеннолетних. Так, в ст. 483 представлен в новой редакции п. 2: условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, степень интеллектуального, волевого и психического развития, особенности характера и темперамента, потребности и интересы. Как можно видеть, делается определенный акцент на социально-психологические особенности личности несовершеннолетнего. Однако, думается, что предложения ученых на этот счет более продуктивны, чем дополнение в виде пункта статьи.

Заметим, что УПК Республики Казахстан также сформулировал эту группу обстоятельств, подлежащих доказыванию (п.З ст. 481 УПК КР). Что же касается УПК Республики Беларусь, то в главе 46 “Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных лицами в возрасте до восемнадцати лет”, статья о предмете доказывания по этим делам вообще отсутствует. В ст. 39 УПК в ч.2 лишь указываются дополнительные обстоятельства, относящиеся к

Мельникова Э.Б. Судебная реформа в России и проблема правосудия по делам несовершеннолетних.//Судебная власть: Надежда и реальность: сб. научных статей. - М..1993. - С.91. * Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретическая модель/ Под ред. В.М. Савицкого. -М., 1987. - С. 294.

75

делам о преступлениях несовершеннолетних, и среди них ооозначены такие обстоятельства, как условия жизни и воспитания лица, степень его интеллектуального, волевого и психического развития. Думается, что это серьезный пробел.

Заметим, что в УПК РК имеется конкретная статья (448) об обязательном участии педагога и психолога при производстве процедур и действий с участием несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, а также достигшего этого возраста, но имеющего признаки отставания в психическом развитии, что надо признать явлением заслуживающим внимания.

Думается, что защитник не должен оставаться пассивной фигурой при исследовании вопроса о личности несовершеннолетнего. От него должна исходить инициатива о привлечении органов социального контроля для наиболее полного исследования личности несовершеннолетнего и для объективного выявления причин и условий, повлекших правонарушение.1

Таким образом, можно сделать вывод, что активное участие защитника при исследовании личности несовершеннолетнего будет способствовать более всестороннему ее изучению и, как следствие принятию более объективного и целесообразного решения.

’ Представляет некоторый интерес вопрос об исследовании личности несовершеннолетнего подсудимого в суде присяжных. Дело в том. что в соответствии со ст.446 УПК. в судебном заседании с участием присяжных заседателей не исследуются обстоятельства, связанные с прежней судимостью подсудимого. Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 №9, “по смыслу закона и с учетом компетенции присяжных заседателей, с их участием не должны также исследоваться данные, характеризующие личность подсудимого (характеристики, справки о состоянии здоровья, о семейном положении, медицинское заключение о нуждаемости подсудимого в принудительном лечении от алкоголизма или наркомании и т.п,)”. (ВВС РФ. -1994. - № 9). Во Франции, данные о личности подсудимого исследуются без какого либо ограничения, а в Англии такое исследование весьма ограничено, что объясняется своеобразными историческими условиями английского процесса, по которому присяжные не принимают никакого участия в решении вопроса об обстоятельствах, могущих влиять на наказание. В этом плане представляет интерес практика дореволюционного суда присяжных. Первоначально Уголовный кассационный департамент Правительствующего Сената запрещал исследование данных о личности. Позднее, И.Я. Фойницкий сделал шаг к расширению возможности суда в исследовании данных, характеризующих личность подсудимого, придя к выводч о том, что “личность подсудимого вообще, в частности, се прежняя судимость, может быть предметом судебно-уголовного исследования, настолько, насколько она вкладывается не только в преступное деяние, но и в наказание, подлежащее применению”. (Файницкий И.Я. курс уголовного судопроизводства. Т.1. - М, 1966. -С.345). Настаивая именно на таком подходе к проблеме исследования данных о личности. А.Ф. Кони писал: “Ознакомление с личностью подсудимого в значительной степени спасает от судебной ошибки, которая одинаково возможна как в случае осуждения только на основании сведений о дурном характере подсудимого, так и в случаях осуждения только на основании преступного факта”.

16

Уголовно-процессуальный закон в ст.201 содержит косвенное указание на обязательность участия защитника при ознакомлении несовершеннолетнего с материалами уголовного дела. Однако возникают различные подходы к данному вопросу. Так, в п.4 Комментария к УПК указано, что “если ознакомление происходит вместе с защитником, законный представитель вправе обсуждать с ним и несовершеннолетним полноту собранных доказательств, помогать обвиняемому знакомиться с делом”.1 Из данной формулировки следует, что участие защитника не обязательно. Но это противоречит и логике, и закону. Участие защитника в данном случае способствует более полному пониманию несовершеннолетним материалов дела, они могут совместно решить вопрос заявления ходатайства о дополнении предварительного следствия и т.д. Более того, Верховный Суд указал, что “в случаях, когда обвиняемый ходатайствует о вызове защитника, если защитник уже участвует в деле или когда такое участие является обязательным по закону, материалы дела должны быть предъявлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику. Отсутствие адвоката во всех этих случаях признается существенным нарушением права обвиняемого на защиту”.2

Профессор А.Д Бойков писал: “Предложение науки о представлении заинтересованным лицам (обвиняемому, защитнику, потерпевшему и др.) права знакомиться с материалами дела по поступлении его в суд (т.е. до назначения к слушанию) и права участвовать в рассмотрении судьей ходатайств игнорировано”.3

Уголовно-процессуальным законом (ч.б ст.201) предусмотрено, что “если обвиняемый и его защитник явно затягивают ознакомление с материалами дела, то следователь вправе своим мотивированным постановлением, утвержденным прокурором, установить определенный срок для ознакомления с материалами дела”. В данном случае следователю и прокурору необходимо прежде всего выяснить, не является ли такое
затягивание следствием недопонимания

’ Комментарий к УПК / Под ред. ВТ. Томина. - М., 1996. - С.592. 2 Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - №6. - С. 15. Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты //Государство и право. - 1994. - №6. - С 19.

77

несовершеннолетним отдельных частей материалов. Даже если срок затягивания является умышленным, то новый срок должен быть реальным для ознакомления.

Как уже отмечалось ранее, несовершеннолетний имеет право на ознакомление с материалами уголовного дела с момента объявления об окончании предварительного следствия. “Уголовно-процессуальный закон не содержит требования объявлять об окончании следствия всем обвиняемым по делу одновременно, в связи с чем вполне допустимо выполнить требования УПК в отношении одного обвиняемого, а спустя несколько дней - другого”. Думается, что такое понимание уголовно- процессуального закона неизбежно приводит к нарушению прав и законных интересов несовершеннолетнего. Если каждому из группы несовершеннолетних обвиняемых по одному уголовному делу будет поочередно, с интервалами в несколько дней, предоставляться право на ознакомление с материалами уголовного дела, то это неизбежно приведет к тому, что лицо, которое раньше всех ознакомилось с материалами дела, по сути незаконно будет содержаться под стражей, в то время как остальные лица еще не ознакомились с делом, поскольку им материалы для ознакомления предоставлены позже. В связи с этим представляется, что объявлять об окончании предварительного следствия необходимо одновременно всем обвиняемым.

§ 4 Участие педагога и психолога в производстве по делам о преступлениях

несовершеннолетних

За долгий период социально-экономических изменений в обществе люди подвергались постоянному психологическому давлению, что, понятно,
не

1 Определение №35Д99-5пр по делу Просветова и Латышева. Обзор судебной практики ВС РФ за 2-ой квартал 1999 г.//Бюллетень Верховного суда РФ. - 2000. - №1. - С.7.

78

могло не сказаться на психологии несовершеннолетних (неустойчивой, в силу все тех же возрастных особенностей). У несовершеннолетнего нередко отсутствуют доверительные отношения с родителями и педагогами. А чтобы дать полную оценку данным о личности несовершеннолетнего, необходимо провести психологическое исследование данных о его личности. Как правильно подчеркивает А.П. Гуськова: “Эффективность судебной деятельности во много раз будет значительнее, если при исследовании обстоятельств дела использовать знания специалиста-психолога”.1

На необходимость заимствования психологических категорий в судебно- следственной практике в свое время обращали внимание многие видные русские юристы. В частности, А.Б. Брусиловский писал: “Психология - стихия, которая окружает судебного деятеля со всех сторон, на каждом шагу он должен решать психологические вопросы. Любой кодекс на каждом шагу ставит психологические проблемы и предлагает разрешать их суду”. Надо заметить, что судебная практика и правовая наука все больше стали уделять внимание психологии, и несомненно, отрадно признавать, что судебная психология, как разновидность юридической психологии, пополняется новыми научными знаниями. А это, понятно, не может не оказать положительного влияния на процесс познания тех, подчас весьма сложных в психологическом плане жизненных ситуаций, с которыми встречаются следователи и судьи. В этой связи хотелось бы привести слова эксперта-психолога: “практики-юристы должны собирать данные, относящиеся к личности, и на их основе судебный психолог- эксперт будет проводить психологические исследования подэкспертного”.3

Среди других видов судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе заслуженно занимает место судебно-психологическая
экспертиза

1 Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в

уголовном процессе. - Оренбург, 1995. - С.93.

’ Брусиловский А.Е. Судебно-психиатрическая экспертиза. - Харьков, 1929. -СП.

3 Смслова АС О состоянии судебно-психологической экспертизы.//Использование специальных познаний в

области психологии и психиатрии в судопроизводстве: Учебное пособие/Под. ред. А.П. Гуськовой. - Оренбург.

:Изд. центр ОГАУ, 1999. - С.24.

79

способности несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), достигшего возраста, предусмотренного ч.1, или ч.2 ст.20 УК РФ, в следствии отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими.

Поскольку механизм всякого индивидуального поведения функционирует в рамках конкретной личности, то он, по существу, связывает воедино личность и внешнюю среду, а потому не может быть глубоко понят и проанализирован вне связи с мотивами и целями преступления. Не случайно, отмечает А.П. Гуськова, установление вины лица начинается с выявления содержания психологической структуры личности обвиняемого.

Мотивации преступления всегда, как надо заметить, в науке уделялось самое пристальное внимание. Для определения психического состояния может быть назначена как судебно-психологическая, так и судебно- психиатрическая экспертиза (либо комплексная судебно-психолого- психиатрическая). Не случайно в ст. 79 УПК не уточняется вид экспертизы. Хотя в литературе отдельные авторы считают, что в этом кроется несовершенство правовой нормы, с чем следует не согласиться. Когда имеются сомнения в психическом здоровье, то тогда назначается судебно- психиатрическая экспертиза. Когда же сомнения не связаны с психическим здоровьем лица, то назначается судебно-психологическая экспертиза, поэтому следователю, суду предоставляется право выбора соответствующего вида экспертизы.

В последние годы широко используется комплексная экспертиза. Если сравнить количество проведенных комплексных экспертиз (психолого- психиатрических), по данным Оренбургской областной
психиатрической

Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в УГОЛОВНОМ процессе. - С. 92.

80

больницы, то можно отметить активный их рост. Если в 1992 г. их было проведено 91, в 1997 г. - 327, то уже в 1998 г.-1138.1

По данным обобщения судебной практики, из 320 уголовных дел несовершеннолетних, по 48 уголовным делам проводилась экспертиза, причем по 46 уголовным делам экспертиза была комплексной.

Если все чаще стала проводиться комплексная экспертиза, то вопросы, которые ставятся экспертам, должны быть дифференцированы. Психиатру, естественно, ставятся такие вопросы: мог ли испытуемый по своему психическому состоянию правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и может ли он давать о них правильные показания. Соответственно, психологу - учитывая уровень психического развития и индивидуально-психологические особенности (либо эмоциональное состояние) подследственного, а также конкретные условия ситуации правонарушения: мог ли он правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и может ли давать о них правильные показания. Понятно, что могут быть поставлены эксперту и другие частные вопросы для выяснения особых обстоятельств дела, а также для установления способности подэкспертного правильно воспринимать события как во время проведения следственных действий, так и события прошлого.

Комплексная судебно-психолого-психиатрическая экспертиза

обязательно назначается тогда, когда умственная отсталость связана с олигофренией в степени дебильности, психофизическим инфантилизмом, астеническим синдромом. Поскольку предметом комплексной психолого- психиатрической экспертизы становятся эмоциональные состояния, индивидуально-психологические особенности личности, в том числе несовершеннолетних, психопатических личностей и больных олигофренией в легкой степени дебильности, то вопрос о назначении экспертизы приобретает

Гуськова А.П. Основания использования специальных познаний в области психологии и психиатрии при

рассмотрении и разрешении судами уголовных дел//Исполь юванис специальных познаний в области психологии и психиатрии в судопроизводстве: Учебное пособие. - Оренбург, 1999. - С.9. “ Кудрявцев В.Н. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. - М., 1988.

81

исключительную важность, ибо от этого зависит дальнейшее производство по делу.

Представляется, что для более детального изучения личности несовершеннолетнего и для выяснения ее особенностей, проведение психологической экспертизы обязательно. Поэтому, необходимо дополнить ст. 79 УПК пунктом 5 следующего содержания “также обязательно проведение психологической экспертизы в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не достигшего 18 лет для установления уровня его интеллектуального и психологического развития и иных социально-психологических черт”. В таком случае, следователь, прокурор, суд будут иметь полную картину личности несовершеннолетнего, что исключит из практики многие следственные и судебные ошибки.

Вместе с этим, установление ряда психических состояний подчас не представляет трудности для следователя и суда и не требует назначения экспертизы. Например, о наличии антиобщественной психической установки личности несовершеннолетнего может свидетельствовать сам факт совершения преступления, способ его совершения. О глубине антиобщественных взглядов, о степени педагогической запущенности подростка можно судить по тяжести и характеру совершенного преступления, его пристрастию к употреблению спиртных напитков, наркотических средств и т.д. Такие психологические категории, как мотив, цель, характер и его черты, раскаяние лица, доступны для восприятия следователя, суда и, понятно, не требует специальных познаний. Не требуют специальных познаний доказывание состояний подростка, которые по степени восприятия и реакции на них хотя и являются индивидуальными, т.е. когда речь идет о тяжелых личных и семейных обстоятельствах, различных формах зависимости личности от этих условий, однако характер психического состояния вполне можно доказывать с помощью показаний свидетелей и показаний самого обвиняемого. Вместе с тем, некоторые психические состояния, как было
отмечено, могут быть установлены только путем

82

проведения экспертизы или консультации психолога, участвующего в следственном или судебном действии.

В отличие от действующего УПК, не предусматривающего участие психолога в допросе несовершеннолетнего, совершенно правильно в проекте УПК предлагается в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, а также достигшего этого возраста, но признанного умственно отсталым, участие педагога или психолога. Однако, не все исследователи считают, что такое решение данного вопроса является правильным. Так, некоторые исследователи, … отрицательно относятся к предлагаемому проектом УПК порядку обязательного участия в деле педагога или психолога при проведении допроса несовершеннолетних не достигших 16-летнего возраста. Конечно, такая позиция высказана без учета современного уровня развития психологии и уголовно-процессуального права, и не должна приниматься законодателем во внимание. Однако, стоит отметить, что подобного рода точка зрения не часто встречается на страницах юридической печати. Аналогично проекту УПК РФ, данный вопрос решается и в УПК РБ и РК. Кроме того, ст. 489 УПК РК указывает, что для выяснения уровня интеллектуального, волевого и психического развития и иных социально-психологических черт личности несовершеннолетнего

подозреваемого, обвиняемого может быть назначена психологическая экспертиза. Такое решение представляется правильным и было бы полезным позаимствовать этот опыт, введя такую статью в УПК РФ.

Являясь специалистами в процессуальном смысле, педагог (кстати, в ст.118 МУПК педагог прямо назван специалистом) и психолог обладают более широкими правами, которые вытекают из ст. 397 УПК. Законодатель справедливо закрепляет участие педагога в допросе несовершеннолетнего обвиняемого, не достигшего 16-летнего возраста, по усмотрению следователя

1 Галимханов А.Б. Организационно-тактические особенности расследования преступлений в условиях расширения прав подозреваемых и обвиняемых на защиту. //Автореф. на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Уфа, 2001., - С.23.

2 Рогозин Д. А. Социально-правовые и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних. - Оренбург. 2001. - С.55.

83

либо по ходатайству защитника (ст.397 УПК). Участие педагога возможно и при допросе несовершеннолетнего старше 16-ти лет, если он признан умственно отсталым. А если он здоров и ему исполнилось 16 лет, но возникает необходимость участия педагога или психолога в его допросе, тогда непонятно, почему законодатель ограничивает права следователя и самого несовершеннолетнего на участие специалиста в допросе. Положительным можно признать опыт Республики Казахстан, в частности в ст. 485 УПК РК указано, что допрос несовершеннолетнего проводится в присутствии защитника, законного представителя, а при необходимости педагога и психолога. Ни каких возрастных ограничений в УПК РК на данный предмет не содержится. Подобные правила предусмотрены УПК Республики Узбекистан (ст. 554) и УПК Республики Беларусь (ст. 468). Представляется, что подобного рода практика заслуживает самого пристального внимания. Возрастные грани должны быть “смыты” при решении вопроса об участии психолога или педагога. Как правильно отмечает О.Д. Ситковская, формализированное решение законодателя психологических рекомендаций “от - до” является условным. Личность подростка в возрасте 14 или 16 лет без одних суток и его же личность по истечении этих суток не имеет изменений.2

Анализ уголовно-процессуального законодательства некоторых стран СНГ и проекта УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что участие педагога и психолога ограничивается лишь рамками допроса несовершеннолетнего. Исключение составляет ст. 488 УПК РК, носящая несомненно прогрессивный характер и предусматривающая участие указанных специалистов при производстве всех процессуальных действий в отношении несовершеннолетних до 16-ти лет, а также старше этого возраста, но имеющих признаки умственной отсталости и по усмотрению следователя и суда, либо по ходатайству защитника и педагога при производстве следственных действий с несовершеннолетними старше
16-ти лет. Кстати, подобное правило

Рогозин Д. А. Защита прав несовершеннолетних в уголовном процессе //Актуальные проблемы экономики и финансов в России. - Челябинск. 2000. - С.64. “ Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. - М., 1998. - С.69.

84

предусмотрено и в ст. 539 Модельного УПК для государств - участников СНГ. Остается надеяться, что Российский законодатель примет во внимание такой положительный опыт и в новом УПК РФ будет предусмотрена подобная норма.

0 возможности участия психолога не только при допросах, но и при проведении других процессуальных действий с лицом, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, были опрошены практические работники (следователи, прокуроры, судьи). Единодушной позиции высказано не было, но большинство (89,7%) склонны считать, что участие психолога и педагога значительно облегчит принятие того или иного процессуального решения, постановки вопросов несовершеннолетним и. д., и в конечном итоге расследования и рассмотрения уголовного дела. Остальные 10,3% не высказали убедительных аргументов против участия психолога и педагога, ограничившись заявлениями о том, что ощутимых результатов от участия педагога и психолога получить все равно не удастся, и это только излишне загромоздит процесс расследования и рассмотрения уголовного дела. Очевидно, что именно эта категория практических работников подходит к расследованию и рассмотрению уголовных дел несовершеннолетних без учета их психофизических особенностей. Поскольку, многие правовые решения зависят от понимания юристом психологической сущности исследуемого им социального явления. Кстати, проведенное обобщение судебной и следственной практики показало, что из 320 уголовных дел несовершеннолетних, педагог или психолог принимали участие при производстве тех или иных следственных действий всего в 98 уголовных делах, что составляет примерно 30%. Данные показатели свидетельствуют о том реальном значении, которое придают практикующие следователи и судьи исследованию психологических особенностей несовершеннолетних, можно с уверенностью заявить, что такие особенности были выявлены лишь в 30%. Стоит отметить, что не только практические работники (видимо в силу свое загруженности) игнорируют возможность участия психолога и
педагога в

1 ЕникеевМИ. Юридическая психология. -М., 2000. - С. 26.

85

производстве по делам несовершеннолетних, что как было указано выше приводит к не полному исследованию и учету их социально- психологических особенностей, но и со страниц научной печати высказываются весьма резкие заявления о том, что данные фигуры в расследовании и рассмотрении уголовного дела несовершеннолетнего не приносят ощутимого положительного результата. Налагать на следователя обязанность приглашать педагога или психолога во всех случаях допроса несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого вряд ли целесообразно.’ Очевидно, что в данном случае исследователь не учитывает не только особенности психологии несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, но и тенденцию к расширению участия педагога и психолога в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела несовершеннолетнего (не только в западных странах, но в странах СНГ).

А пока, законный представитель несовершеннолетнего в России лишен права заявлять ходатайства об участии педагога, не смотря на то, что назначение законного представителя это защита законных интересов несовершеннолетнего. Отсюда, действуя в интересах несовершеннолетнего, следует предусмотреть в законе право этого лица на заявление ходатайств о привлечении к допросу специалиста-педагога.

Конечно, идеальной моделью было бы обязательное участие в допросе несовершеннолетнего и иных следственных действиях с участием несовершеннолетнего, не достигшего 18-ти лет, специалиста педагога и психолога. По этому поводу Г.М. Миньковский пишет: “Детальное знание личности подозреваемого позволит найти и устранить причину, мешающую даче правдивых показаний”.2 Действительно, при этом следователю могут помочь не только характеристики с места работы или учебы несовершеннолетнего, также и другие данные, относящиеся к
личности,

1 Галимханов А.Б. Организационно-тактические особенности расследования преступлений в условиях расширения прав подозреваемых и обвиняемых на защиту. //Автореф. на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Уфа. 2001.. - С.23.

2 Миньковский Г.М. Особенности расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. - М..1959.-С.111.

86

существенную помощь при этом могут оказать рекомендации и заключения психолога, которыми следователь должен располагать перед допросом в каждом случае.

Весьма показательным в этом смысле представляется следующий пример. Ранее судимый несовершеннолетний П. 1983 г. рождения, вновь был задержан по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 158 УК РФ. В ходе предварительного следствия, соседями, с места работы, а также общественным воспитателем П., были предоставлены характеристики, где указывалось, что после освобождения из мест лишения свободы, П. стал очень нервным и неуравновешенным. Однако, следователем данное обстоятельство не принято во внимание и психолого- психиатрическая экспертиза так и не была назначена. По данному основанию это дело было возвращено судом на доследование.1 Если бы данные характеристики были своевременно оценены психологом, то таких “недоработок” следователь наверняка не допустил.

Данное обстоятельство еще раз говорит в пользу необходимости участия в деле таких специалистов, как педагог, психолог, а также социальный работник. Участие психолога позволяет более квалифицированно оценить сведения о задержке умственного развития несовершеннолетнего, полученные из показаний родителей, педагогов учебного заведения, где он обучался, характеристик, медицинских документов и других материалов.3

Положительно надо расценить, что статья 488 проекта УПК РФ расширяет круг лиц, участвующих в допросе, и предусматривает при этом фигуру психолога. Не секрет, что в подростковом возрасте у ребенка зачастую присутствуют определенные чувства антипатии по отношению
к

1 Архив Промышленного суда г. Оренбурга 2000 г., дело №1/548

Попутно необходимо обратить внимание на качество предоставляемых характеристик на несовершеннолетних. Из 320 уголовных дел рассмотренных районными судами г. Оренбурга, в 21 уголовном деле характеристики на несовершеннолетнего отсутствовали, в 212 уголовных делах было собрано по несколько исчерпывающих и объективных характеристик, содержащих все необходимые сведения. В 87 уголовных делах характеристики не содержали необходимой информации и носили характер отписки. Из приведенных данных видно, что следователи не всегда уделяют должное внимание собиранию и анализу характеристик на несовершеннолетнего (в 108 уголовных делах из 320). что в конечном счете приводит к неполному исследованию личности несовершеннолетнего. 3 Уголовная ответственность несовершеннолетних. /Под ред. В.П. Кашепова. - М., 1999. - С. 134.

87

педагогическому составу, а психолог - это такой специалист, который способен

1 наладить доверительный психологический контакт с несовершеннолетним.

Психология - это наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности человека. Спектр возможностей по реализации особенностей психики человека достаточно широк, и обоснованно сегодня развиваются социальные связи со специалистами-психологами в различных общественных отношениях. А что касается судопроизводства, и к тому же когда речь идет о несформировавшейся психики подростка, роль специалиста-психолога становится в достаточной степени важной. Проблема личности является центральной в деятельности специалиста-психолога, а потому учет личностного фактора в совершении преступления имеет важное юридическое значение и должен активно использоваться в уголовном процессе.2

Часть 2. Ст. 397 УПК говорит о праве участвующего в допросе педагога с разрешения следователя задавать вопросы обвиняемому, по окончании допроса знакомиться с протоколом и делать письменные замечания о правильности и полноте имеющихся в нем записей. К сожалению, в этой статье не решается порядок отвода вопроса педагога, как это сделано при допросе несовершеннолетнего свидетеля. Тот или иной задаваемый вопрос может иметь некорректную формулировку (с точки зрения материального или процессуального права), и, тем самым, он может нанести вред как интересам следствия, так и интересам несовершеннолетнего. Если в качестве дополнительной гарантии реализации прав несовершеннолетнего законом установлена обязанность следователя до начала допроса разъяснить педагогу его права, то, стало быть, надо предусмотреть порядок отвода вопроса педагога/

1 Татьянина Л.Г. Указ. соч. С. 12.

2 Смелова А.С. Указ соч. - С.21-22.

3 Рогозин ДА. Защита прав несовершеннолетних в уголовном процессе.//Актуальные проблемы экономики и законодательства России. Челябинск. 2000. - С. 64.

88

В действующем УПК отсутствует норма, регулирующая продолжительность проведения допроса несовершеннолетнего.

Справедливости ради надо заметить, что в одном из проектов УПК РФ включены статьи, восполняющие данный пробел в действующем законодательстве. Так, например, допрос несовершеннолетнего не может продолжаться более двух часов и в общей сложности - более четырех часов в день. Действительно, у несовершеннолетнего наблюдается “своеобразная пульсация внимания”1, которая препятствует правильному восприятию обстановки, что неизбежно приводит к искажению даваемых им показаний. Более того, исходя из характеристики конкретной личности несовершеннолетнего, психолог может рекомендовать проведение более краткого допроса.

Момент, когда производится допрос, также весьма важен для эффективного его проведения. С одной стороны, поскольку несовершеннолетний “… нередко, будучи участником события, воспринимает не событие в целом, не его “механизм”, а лишь отдельные детали, принимает внешние совпадения за внутренние связи. Это не способствует прочности и верности запоминания”. Поэтому отдельными специалистами рекомендуется проводить допрос как можно в меньший промежуток времени с момента события преступления. С другой стороны, в силу слабой устойчивости психики несовершеннолетний может еще долгое время находиться в определенной степени шока после совершенного преступления (особенно тяжкого) либо после задержания. Поэтому в данном случае допрос необходимо проводить (как справедливо отмечал Г.М. Миньковский) по истечении как минимум 2 дней со дня события преступления. На практике же следователи не учитывают данную рекомендацию ученых. Проведенный опрос следователей показал, что 100% из них проводят допросы несовершеннолетних в тот момент, когда это им “удобно”.

1 Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. - М.. 1973. - С. 127.

2 Миньковский Г.М. Укач соч - С. 112.

89

Поскольку следователю довольно сложно определить наиболее подходящий момент для допроса, ему необходимо иметь рекомендацию психолога по данному вопросу.1 Место, где проводится допрос также не менее важный фактор, а потому вызывает серьезную полемику в научных кругах. Миньковский Г.М. относительно проведения допроса вне кабинета следователя (т.е. в школе, дома) считает, что “… ответ на этот вопрос должен быть в принципе отрицательным. Уже сам факт допроса в кабинете следователя способствует уяснению подростком серьезности ситуации и побуждает к отказу от лжи, к которой он мог бы прибегнуть в обстановке, мешающей ему ощутить разницу между расспросом родителей, педагогов и допросом”.2 С такой позицией, вероятно, можно согласиться, но отнюдь не в полной мере, поскольку возможна ситуация, когда все же предпочтительнее проводить допрос именно дома или в школе, т.е. в обстановке, привычной подростку (например, если он чрезмерно застенчив). Для решения этого вопроса следователю могут помочь именно рекомендации психолога. К стати, из 320 уголовных дел в отношении несовершеннолетних, в 98% изученных дел допросы несовершеннолетних проводились в кабинете следователя.

По правилам ст. 159 УПК при допросе свидетелей в возрасте до 14 лет, а по усмотрению следователя, и при допросе несовершеннолетнего свидетеля в возрасте от 14 до 16 лет, вызывается педагог. В случае необходимости вызываются также законные представители несовершеннолетнего и его близкие родственники. “С той же целью установления истины, во избежание оговора, фантазирования и т.п., мог бы участвовать и адвокат…”. Заметим попутно, что и несовершеннолетний свидетель, так же, как и несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый), может нуждаться в помощи психолога, да и следователю значительно легче будет вести допрос, если психолог будет оказывать ему помощь, например, при формулировке тех или иных вопросов, с

1 Рогозин ДА. Социально-правовые и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних. - Оренбург, 2001. - С.58.

2 Миньковский Г.М. Указ соч. - С.114.

3 Ширинский С, Кадышева Т. Свидетель тоже нуждается в помощи адвоката.//Российская юстиция. - 1997. -

№7.

90

тем, чтобы они были доступны для детского сознания и т.д. Известно, что порой следователи применяют к подозреваемому, обвиняемому лицу те или иные “ловушки” и “хитрости”. Представляется, что такое применение не регламентированных законом приемов, особенно недопустимо в отношении несовершеннолетнего. Поскольку, во-первых, как писал М.С. Строгович, они (следователи) “исходят из ложного и опасного отождествления обвиняемого и виновного и фактически пропагандируют обращение с обвиняемым как с уже изобличенным преступником”.1 Во- вторых, потому, что данные приемы не способствуют укреплению доверия несовершеннолетнего к органам предварительного следствия. Участие в допросе психолога позволит избежать применения к несовершеннолетнему не санкционированных психологических приемов, которые могут нанести несовершеннолетнему вред.

При допросе несовершеннолетнего возникают вопросы по поводу правомерности или неправомерности применения к нему некоторых тактических приемов. Регламентируя основные процессуальные правила допроса, закон, вместе с тем, не определяет, какие тактические приемы могут быть использованы следователем, в том числе в отношении несовершеннолетнего обвиняемого. На наш взгляд, допустимы только такие из них, которые не противоречат закону и являются безупречными с нравственных позиций.2 Так, оглашение при допросе протоколов ранее допрошенных лиц, необходимо применять крайне осторожно. Оглашение протоколов ранее допрошенных лиц допустимо при соблюдении ряда условий, сводящих до минимума элементы внушения. Оглашению показаний уже допрошенных лиц должен предшествовать обстоятельный допрос по соответствующим обстоятельствам, содержащимся в протоколах ранее допрошенных лиц. Полученные сведения должны быть зафиксированы в протоколе допроса и удостоверены его подписью. Затем проводится оглашение протокола допроса

Строгович М.С. Правосудие и уголовное судопроизводство / Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М.. 1979. - С. 117.

  • Макаренко И. А. Этика допроса несовершеннолетнего обвиняемого // Южноуральские криминалистические чтения. - Уфа, 1999-№7. - С.54-61.

91

другого лица, о чем надлежит сделать отметку в протоколе допроса. Путем постановки соответствующих вопросов выяснить отношение допрашиваемого к показанию другого лица.’ Оглашение показаний, содержащихся в протоколах ранее произведенных допросов, допускается и при проведении очной ставки ( ст. 163 УПК).

Необходимо учесть, однако, что восприятие ребенка весьма неустойчиво и поверхностно, он легко поддается внушению. Поэтому, при оглашении показаний ранее допрошенных, лиц может возникнуть ситуация, когда несовершеннолетний незаметно для себя может подменить собственное восприятие и мнение о нем. Поэтому оглашение показаний ранее допрошенных лиц, может помешать восприятию следователем объективной информации, исходящей от несовершеннолетнего.

При объявлении несовершеннолетнему об окончании предварительного следствия и предъявлении ему для ознакомлении материалов дела, должен быть допущен законный представитель обвиняемого, если он ходатайствует об этом. Следователь может не допустить законного представителя несовершеннолетнего к участию в ознакомлении обвиняемого с материалами дела, если признает, что это может идти в ущерб интересам несовершеннолетнего. В таком случае участие педагога и психолога представляется обязательным.

В своем Определении №21-Д96-2к Судебная Коллегия Верховного Суда РФ указала, что “согласно положениям ч.2 ст. 398 УПК, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого может быть ознакомлен с материалами дела, если он ходатайствует об этом. Из материалов дела усматривается, что такое ходатайство не заявлялось, в связи с чем утверждение суда первой инстанции о нарушении требований ст.398 УПК не соответствует закону. Учитывая это, СК Верховного Суда отменила определение о направлении дела на дополнительное расследование”.

1 Комментарий к УПК / Под ред. В.Т. Томина. С.373.

92

Законному представителю должно быть разъяснено право знакомиться с материалами уголовного дела. Как указывается в Определении ВК Верховного Суда РФ от 06.02.97, “…органами следствия в нарушение требований ст.58 УПК не были разъяснены права законному представителю несовершеннолетнего обвиняемого - его отцу, предусмотренные ст. 398 УПК, а именно: право ходатайствовать о допуске к делу с момента объявления об окончании предварительного следствия и предъявлении материалов дела для ознакомления. Более того, законный представитель не был извещен и об окончании предварительного следствия. Органы следствия, таким образом, существенно нарушили права одного из участвующих в деле лиц - законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого. Если бы он пожелал реализовать права, то это невозможно было бы сделать в ходе судебного разбирательства”.

“Из смысла ст. 398 УПК следует, что раздельное ознакомление с материалами дела обвиняемого и его законного представителя не допускается. Последний присутствует наряду с представляемым лицом при этом следственном действии”.1

Так, Определением от 22.12.99 Промышленного суда г. Оренбурга, уголовное дело по обвинению П. по ч.1 ст. 158 УК РФ было возвращено на дополнительное расследование, в связи с тем, что несовершеннолетний П. и его законный представитель раздельно знакомились с материалами дела.” Очевидно, что еще на предварительном следствии, адвокат должен был возражать против такого раздельного рассмотрения и заявить ходатайство о совместном ознакомлении. Если говорить о наиболее полной гарантии прав и законных интересов несовершеннолетнего, то представляется, что ознакомление обвиняемого с материалами дела должно проводиться при активном участии психолога или педагога, которые могли бы разъяснить те или иные непонятные ребенку вопросы. Очевидно, что при
ознакомлении

1 Комментарий к УПК / Под ред. В.Т. Томила. - С.398.

Архив Промышленного суда г. Оренбурга. 2000 г.. дело №1/274

93

несовершеннолетнего обвиняемого с материалами уголовного дела недопустимо предъявлять ему для ознакомления такие материалы дела, которые могут отрицательно сказаться на его психическом развитии. При этом, конечно, единолично следователь не должен принимать такое решение. Для этого ему необходимо выслушать мнение защитника, законного представителя (если он участвует при этом) и конечно же психолога об ограничении возможности ознакомления несовершеннолетнего с материалами уголовного дела. При необходимости защитник и законный представитель должны иметь возможность заявить об этом ходатайство. Свое решение следователь должен мотивировать в постановлении.

В п. ст.489 проекта УПК законодатель решил данный вопрос следующим образом: “Следователь вправе по окончании предварительного следствия вынести постановление о не предъявлении несовершеннолетнему для ознакомления тех материалов, которые могут оказать на него отрицательное влияние, а ознакомить с этими материалами законного представителя”.

94

Глава 3. Судебное разбирательство по делам о преступлениях несовершеннолетних и его социально-психологические основы

§ 1.Общие вопросы судебного разбирательства

Весьма важным этапом уголовно-процессуальной деятельности, предваряющим судебное разбирательство, является стадия назначения судебного заседания. Проведение данной стадии, с соблюдением всех требований закона, позволяет в дальнейшем обеспечить эффективное с правовой и морально-этической точки зрения рассмотрение судом уголовного дела. До 1992 г. данная стадия называлась стадией предания суду. Ликвидировав распорядительное заседание суда в стадии предания суду, законодатель упразднил коллегиальное решение вопроса о назначении судебного заседания и передал данный вопрос на решение судье единолично.

Представляется, однако, что в отношении несовершеннолетних необходимо рассматривать вопросы, перечисленные в ст.228 УПК, совместно с психологом либо с представителем органа социального контроля над несовершеннолетним. Это, пожалуй, согласуется с общей тенденцией консультирования у психолога. “В стадии предания суду решаются вопросы познания предварительного расследования и планирование собственной деятельности”1, - писал В.Ю. Чуфаровский. Поэтому суду целесообразно получить консультацию психолога при решении вопроса о проведении закрытого или открытого судебного заседания, либо о проведении выездного судебного заседания, при решении вопроса о единоличном или коллегиальном рассмотрении уголовного дела, при решении вопроса о целесообразности участия в
разбирательстве государственного обвинителя.

1 Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М.,1997. -С.280.

95

Причем необходимо, чтобы на данной стадии участвовал тот психолог, который принимал участие в допросах несовершеннолетнего в предварительном расследовании.

Все дела о преступлениях несовершеннолетнего рассматриваются в суде первой инстанции коллегиально (ст. 35 УПК), т.е. в составе председательствующего судьи и двух народных заседателей. Федеральным законом № 119 ФЗ от 07.08.2000 “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”1 в ст. 35 внесено существенное изменение. Теперь мировой судья единолично вправе рассматривать также дела о преступлениях несовершеннолетних. Единоличное рассмотрение дела

судьей допускается также в случае, если направленное прокурором уголовное дело прекращено в отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, для применения принудительных мер воспитательного воздействия. Данные анкетирования 132 практических работников (следователей, прокуроров и судей) свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве (89 человек) разделяют возможность единоличного рассмотрения судом уголовных дел несовершеннолетних. Из них, 100% опрошенных судей, единодушно высказались за такую возможность.

Устанавливая обязательность коллегиального рассмотрения дела судом в отношении несовершеннолетнего, законодатель стремится тем самым максимально защитить законные права и интересы подростка, ибо подразумевается, что коллегиально дело будет рассмотрено более полно и объективно.

“Воссоздание в России единоличного рассмотрения уголовных дел, …служит реализации идеи дифференциации судопроизводства, заложенной в Концепции судебной реформы. Отличительной особенностью единоличного состава суда является то, что при этом происходит упрощение процессуальной формы. Сложность проведения дифференциации формы, направленной на

1 Федеральный закон № 119 ФЗ от 07.08.2000 “О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР”. Российская газета. - 10 августа 2000 г..

96

экономное использование процессуальных средств за счет отказа от некоторых гарантий, заключается в том, чтобы найти грань между “преодолением пустой бессодержательной формальности, излишне усложняющей

судопроизводство…., искусственно загромождающей бюрократический процесс” . С данной позицией трудно не согласиться, более того, представляется необходимым законодательно установить возможность рассмотрения дела судьей единолично, в том числе и мировым судьей, в отношении несовершеннолетнего, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если единоличное рассмотрение дела судьей было рекомендовано психологом. Данное положение не противоречит логике, тем более, что п. 14.1. “Пекинских правил” говорит: “Если дело несовершеннолетнего правонарушителя не было прекращено, им занимается компетентный орган власти (суд, трибунал, совет, комиссия и т.д.) в соответствии с принципом справедливости и беспристрастности суда”. Комментарий к данному правилу определяет, что “под компетентным органом власти подразумеваются и те лица, которые руководят судом или трибуналом (один судья или несколько членов), включая судей-профессионалов и лиц, не являющихся юристами, а также административные комиссии (например, в шотландской и скандинавской системах) или другие менее официальные органы общин и учреждения судебного характера, занимающиеся решением конфликтов”.

Единоличное рассмотрение уголовного дела мировым судом существенно уменьшает не только судебные расходы и ускоряет процесс рассмотрения дела, но и в какой-то мере будет способствовать успешному развитию личности несовершеннолетнего. Необходимость данного положения объясняется тем, что в отношении несовершеннолетнего подсудимого процесс должен носить наименее формальный характер, дабы не травмировать психику несовершеннолетнего подсудимого, а участие народных заседателей в “несложных” делах с точки зрения материального и процессуального права

1 Якуб МЛ. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. - М., 1981. - С. 78-79.

97

является в большинстве случаев именно формальным. Кстати, данное положение полностью вытекает из норм Международного права. Пункт 11.1. “Пекинских правил” гласит: “При рассмотрении дел несовершеннолетних правонарушителей следует по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентным органом власти”.1 Кстати, в Германии существует институт единоличного судьи, который “единолично решает по первой инстанции малозначительные уголовные дела, издает приказ об аресте, о конфискации, о дознании…, руководит исполнением приговора”. При этом, чтобы права подсудимого несовершеннолетнего в этом случае не были нарушены, для установления гарантии полного и объективного рассмотрения дела представляется необходимым установить обязательное участие не только защитника, но и законного представителя несовершеннолетнего (родителей, опекунов и т.д.), либо если их участие невозможно, то необходимо участие психолога и представителей органов социального контроля за несовершеннолетними.

А пока вопрос о рассмотрении уголовных дел специализированным судом несовершеннолетних окончательно не решен, законодатель предусмотрел возможность рассмотрения уголовного дела о преступлении несовершеннолетнего мировым судом, который, вероятно, также должен быть специально подготовлен к рассмотрению дела несовершеннолетнего.

Федеральным законом № 119-ФЗ от 07.08.2000 “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”3 фактически предусмотрено производство дел о преступлениях несовершеннолетних мировым судом. В ст.З ФЗ “О мировых судьях в РФ” от 17.12.98 №188-ФЗ указано, что мировой судья рассматривает в первой инстанции уголовные дела о преступлениях, за совершение которых может быть назначено максимальное

1 Минимальные стандартные правила ООН касающееся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (“Пекинские правила” приняты на 96 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 29.11.95 г.). //Советская юстиция. - 1991. -№№ 12-14.

2 A.M. Яковлев. Указ соч. -С. 157.

3 ФЗ №119-ФЗ от 07.08.2000 “О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”. Российская газета. - К) августа 2000 г.

98

наказание, не превышающее двух лет лишения свободы. Мировой судья единолично рассматривает дела, отнесенные к его компетенции настоящим Федеральным законом.1 В связи с вышесказанным, представляется, что ч.2. ст. 35 УПК, после слов “подсудных мировому судье” необходимо дополнить текстом следующего содержания: “а также случаев, когда психологом рекомендовано единоличное рассмотрение дела судьей”.

В ходе опроса прокуроров, следователей и судей, около 80 % практических работников одобрили возможность рассмотрения уголовного дела несовершеннолетнего мировым судом. Остальные 20% высказались против, в основном мотивируя это тем, что у мировых судей более низкая подготовленность к таким делам. Очевидно, что со временем и мировой судья будет подготовлен к рассмотрению таких уголовных дел достигнув соответствующей квалификации. Разделяя позицию большинства практических работников, все же необходимо еще раз высказаться за создание специализированных судов по делам несовершеннолетних. Кстати, ни один из 132 опрошенных практических работников не высказался против создания в России “ювенальной юстиции”. Такое единодушие еще раз свидетельствует о необходимости его создания.

Представляется необходимым рассмотреть вопрос о сокращенном судебном следствии, проводимом мировым судьей (ст. 475 УПК). Предусмотрев такую эффективную, на наш взгляд, норму, законодатель, указав в ч.2 ст. 475 УПК на то, что сокращенное судебное следствие не применяется по всем делам в отношении несовершеннолетних, вновь пошел вразрез требованиям “Пекинских правил”, п. 11.1. которых говорит: “При рассмотрении дел несовершеннолетних правонарушителей следует по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентным органом власти”. В данном контексте под официальным разбирательством нам

1 ФЗот 17.12.98 г.№188-ФЗ от 21.12.98 “О мировых судьях в РФ”. Собрание законодательства РФ. - 21.12.98.

№5LCT.6270.

2 Минимальные стандартные правила СОН касающееся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (“Пекинские правила” приняты на 96 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 29.11.95 г.) //Советскаяюстиция - 1991. -№№ 12-14.

99

следует понимать обычный порядок судебного рассмотрения уголовного дела. Думается, что никаких нарушений прав несовершеннолетнего подсудимого не было бы, если при наличии к тому предпосылок (явная несложность дела, наличие рекомендаций психолога о необходимости рассмотрения дела в упрощенном порядке, наличие согласия сторон) судья провел бы сокращенное судебное следствие, оградив тем самым несовершеннолетнего от ненужного официоза.

Строго регламентированная, официальная процедура судебного заседания оказывает сильное психическое воздействие на всех присутствующих. На подсудимого же обстановка суда может оказать стрессовое воздействие, вызвать психическое потрясение, даже состояние катарсиса - внутренней перестройки личности, самоочищения, стратегической переориентации поведения в будущем… Одряхлевшими выглядит на этой скамье даже молодые люди. Впереди ожидание приговора, который вызовет скорее всего крушение всех жизненных планов. Многое не скажешь в таком состоянии. - пишет М.И. Еникеев. На несовершеннолетнего официальное судебное заседание оказывает не только благотворное влияния, но и зачастую обратную реакцию - состояние замкнутости, отчужденности, и в конечном итоге может нанести существенный вред психическому развитию несовершеннолетнего. По этому, представляется, что процесс судебного разбирательства уголовного дела несовершеннолетнего, если это будет рекомендовано психологом, должен быть наименее формальным, то есть, должна быть возможность проведения судебного разбирательства в форме “беседы” с несовершеннолетним. В отдельных ситуациях судья должен обращаться к несовершеннолетнему по имени, давая при этом “отеческие” наставления и т.д. По этому поводу большинство опрошенных судей (70 %) высказались за возможность “не формального” судебного разбирательства в отношении несовершеннолетнего.

1 Еникеев М.И. Юридическая психология. - М.. 2000. - С. 329.

100

Относительно института заочного судебного заседания различными авторами высказываются различные точки зрения. Одни считают, что этот исключительный порядок рассмотрения уголовного дела применяется судом неоправданно редко. Другие считают, что такое судебное заседание должно проводиться лишь в самых крайних случаях.

“Представляется, что процесс накопления в судах значительного числа уголовных дел, по которым годами не выносится никакого решения, не имеет ничего общего с законностью - нарушаются права потерпевших, утрачиваются доказательства, порождается беззаконность”,1 - считает заместитель прокурора Тульской области В. Маевский.

Заочное судебное производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, по мнению проф. Р. Хисматуллина, неприемлемо. “Прежде всего потому, что при этом нарушается один из основных принципов уголовного процесса - принцип непосредственности. Отсутствие в уголовном процессе несовершеннолетнего подсудимого препятствует всестороннему, полному и объективному рассмотрению уголовного дела. Кроме того, полностью утрачивается воспитательно-профилактическое значение суда”.

Трудно не согласиться с данным утверждением, тем более, что вынося решение о заочном производстве, суд зачастую не всегда достаточно полно исследует причину неявки несовершеннолетнего подсудимого. “Судами допускается нарушение положений ст. 286 УПК РСФСР, регламентирующей порядок оглашения показаний не явившихся в судебное заседание лиц. Анализ отмененных по этим основаниям приговоров свидетельствует о необходимости повышения активности судов в отношении мер по обеспечению явки в суд вызванных лиц и в установлении причин, исключивших их явку”.

1 Маевский В. Допустимость доказательств, полученных органами дознания до возбуждения дела. //Российская юстиция. - №6. - 2000. - С.57.

2 Хисматуллин Р. Особенности судебного следствия по делам несовершеннолетних // Российская юстиция.- 1999-№12.

3 Обзор кассационной практики Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1998 г. //Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1998. - № 11. - С. 13.

101

В целях защиты прав потерпевших в уголовном процессе полностью отказаться от заочного судебного разбирательства нельзя, но при этом необходимо проводить такое разбирательство в условиях максимальной защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего подсудимого. Единственно, что необходимо сделать в данном случае, - это предоставить защитнику право обжаловать решение суда в суде второй инстанции (в случае, если законный представитель по каким-то причинам отсутствует). “Адвокат по делу, бесспорно, является инициатором большинства ходатайств и заявлений. В случае пассивной позиции подзащитного он вправе вносить их от своего имени, вправе принести кассационную жалобу. Причем, если совершеннолетний осужденный, не считающий необходимым обжаловать приговор, может отказаться от защитника и тем самым устранить поданную последним жалобу, то по делам несовершеннолетних такого “автоматического” ее снятия не происходит. Суд кассационной инстанции рассматривает вначале вопрос, обоснован ли отказ от защитника, и лишь после этого определяет судьбу поданной им жалобы”.1

На мысль о возможности рассмотрения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в отсутствие законного представителя наталкивает то, что в УТЖ нигде не сказано, - имеет ли право суд, при удалении законного представителя допустить к участию в деле другого законного представителя. Думается, что суд не только имеет право на это, но и обязан сделать это. В подтверждение к сказанному, такой порядок предусмотрен в ч.2 ст.486 проекта УПК. УПК Республики Беларусь (ч.4 ст. 469) также предусматривает, что в случае отстранения законного представителя от участия в судебном разбирательстве, должен быть решен вопрос о допуске другого законного представителя.

Гласность судебного разбирательства, как конституционный принцип судопроизводства позволяет, проводить судебные заседания при
открытых

Гуковская Н.И., Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. - МЛ 974. - С.44.

102

дверях и в присутствии публики, с тем, чтобы извлечь уроки из этого могли и участники процесса. Роль суда в этом велика, он помогает уяснить, что ни один факт правонарушения не остается без внимания и наказания. В этом заключена сила неотвратимости закона. Поэтому уважение к нормам права, морали -непременное условие формирования личности молодых людей, и суд, со своей стороны, предпринимает для этого все необходимые меры.

Однако, соблюдая дифференцированный подход к судопроизводству по делам несовершеннолетних, нормами Международного права и уголовно- процессуального закона РФ установлено, что дело в отношении несовершеннолетнего подсудимого может быть рассмотрено судом в открытом или закрытом судебном заседании. Пункт 8.1. “Пекинских правил” говорит о том, что “право несовершеннолетнего должно уважаться на всех этапах, чтобы избежать причинения вреда из-за ненужной гласности или из-за ущерба репутации”. “Российские принципы и конкретные случаи ограничения доступа в зал судебного заседания, в основных своих положениях совпадают с общепризнанными нормами международного права”.

В соответствии со ст. 18 УПК закрытое судебное разбирательство допускается по мотивированному постановлению судьи по делам о преступлениях лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста. При этом не имеет значения, достиг ли подросток к моменту рассмотрения судом дела шестнадцати лет. Основанием для рассмотрения дела в закрытом судебном заседании является наличие хотя бы одного подсудимого, совершившего преступление в возрасте до 16-ти лет.

Положение ст. 18 УПК всецело соответствует п. 8.1. “Пекинских правил”, в котором сказано, что “право несовершеннолетнего на конфиденциальность должно уважаться на всех этапах, чтобы избежать причинения ей или ему вреда из-за ненужной гласности или из-за ущерба репутации”. Однако в данных

1 Гуськова А.П. Суд и подросток. - Челябинск, 1989. - С.77.

2 Лебедев В. Судебная власть и средства массовой информации, теория вопроса и практика взаимоотношений.//Российская юстиция. - 1999. - №12. - Стр.2.

3 Комментарий к УПК / Под редакцией ВТ. Томина. - М.. 1996.

103

правилах предусмотрен п. 8.2., где сказано, что ‘‘в принципе не должна публиковаться никакая информация, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушителя.

В комментарии к п.8.2. “Пекинских правил” подчеркивается важность защиты несовершеннолетнего от негативных последствий опубликования в средствах массовой информации сообщений об их делах (например, имена подозреваемых или осужденных молодых правонарушителей). Известно, что зачастую в средствах массовой информации, да и в Постановлениях и Определениях Верховного Суда публикуются фамилии несовершеннолетних подозреваемых и подсудимых, что противоречит приведенной выше норме Международного права. Думается, что в целях защиты прав и законных интересов несовершеннолетних необходимо исключить из практики такие случаи и законодательно закрепить запрет на публикацию сведений, указывающих на личность несовершеннолетнего.

Решение о производстве закрытого судебного заседания может быть принято как при назначении судебного заседания (п.6 ст.228 УПК), так и в момент самого судебного разбирательства. Смысл закрытого судебного заседания состоит в том, чтобы во-первых, оградить психику несовершеннолетнего от отрицательного воздействия со стороны присутствующих в зале, во-вторых, исключить случаи негативного поведения подсудимого (демонстрации своей силы, взрослости). Однако представляется необходимым предоставить судье право решать вопрос о конфиденциальности процесса в отношении подсудимого, не достигшего восемнадцатилетнего возраста. Ведь не секрет, что в психическом развитии подростков в этом возрасте можно наблюдать существенную дифференциацию. Иной 17-летний подсудимый может более неадекватно отреагировать на открытое судебное заседание, нежели, например 15- летний. Не существует единого ритма развития

1 Рогозин ДА. Некоторые особенности производства предварительного следствия и судебного разбирательства по делам о преступлениях несовершеннолетнихУ/Проблемные вопросы законотворческой деятельности и правоприменительной деятельности в России на рубеже нового тысячелетия. Оренбург, 2001. - С.76.

104

всех детей - пишет Ж. Годфруа. Более того, представляется, что ходатайство о проведении закрытого судебного заседания может заявить и специалист-психолог, который должен участвовать на протяжении всего уголовного процесса и давать следователю, прокурору и судье рекомендации и прогноз по поводу возможного поведения несовершеннолетнего и возможного воздействия на него конкретных процессуальных действий.

Гласность в рамках правосудия по делам несовершеннолетних должна все же учитывать соотношение воспитательных и охранительных задач этой своеобразной юрисдикции. Приоритет следует отдавать охранительным функциям правосудия… - пишет Э.Б. Мельникова. Это еще раз подтверждает высказанную выше мысль о том, что деятельность суда в обусловленном направлении, должна вытекать прежде всего из интересов защиты личности несовершеннолетнего. В этой связи весьма показательны данные, полученные в ходе обобщения судебной практики. Всего 12% уголовных дел в отношении несовершеннолетних не достигших 16 лет, слушались при закрытых дверях. Причем, в подавляющем большинстве (98%) мотивом назначая закрытого судебного заседания было рассмотрение дела о половых преступлениях. Таким образом, напрашивается вывод о том, что суды не всегда учитывают психологическую “незрелость” несовершеннолетних, поступая так скорее всего из незнания детской психологии. По этому, еще раз уместно напомнить о том, что картина в этом плане кардинально изменилась бы, будь у судьи в стадии назначения дела к слушанию “на руках” заключение психолога, где была бы описана картина личности несовершеннолетнего. Очевидно, что при таких условиях ошибку допустить практически не возможно. В связи с вышесказанным, представляется, что в ч.2. ст. 18 УПК следует изложить в новой редакции: “Закрытое судебное заседание кроме того допускается по мотивированному определению суда или постановлению судьи, на основании

Годфруа Ж. Что такое психология. - М, 1992. - С.23. 2 Мельникова Э.Б. Указ соч. С.76.

105

рекомендаций психолога по делам лиц не достигших восемнадцатилетнего возраста” и далее по тексту.

К вопросу об особенностях конфиденциальности процесса тесно примыкает вопрос о целесообразности выездных судебных сессий. Дело в том, что позиция ученых в данном направлении неоднозначна. Вот как по этому поводу писала Н.И. Гуковская: “Именно в выездном заседании достигается наивысший предупредительный эффект судебного процесса, поскольку при этом оказывается воспитательное воздействие на большую группу людей”.1 “Недавно два подростка, учащиеся технического лицея, из хулиганских побуждений в садоводческом товариществе сожгли ночью четыре домика … Дело было рассмотрено в помещении суда. А если бы это происходило в выездном судебном заседании, сотни учащихся лицеев убедились воочию, чем

кончается подобное озорство”.

М.С. Строгович считает, однако, что “рассмотрение дела должно протекать при всех условиях в спокойной обстановке, без того напряжения, которое в той или иной мере создается в выездном заседании. Несовершеннолетний подсудимый должен видеть в судьях … власть, которая призвана решить его судьбу, и он не должен находиться под влиянием чувств, вызванных в нем многолюдной аудиторией и вызванных у аудитории им”.3 Э.Б. Мельникова пишет, что с оценкой воспитательного эффекта выездных заседаний суда можно согласиться, но только не по делам несовершеннолетних.4

Очевидно, что и в данном случае суд должен исходить из конкретных обстоятельств дела. В случае, если он сочтет полезным проведение выездной сессии, то такое проведение возможно. Если же, оценив подростка с психологической точки зрения на основании консультации психолога, суд не сочтет возможным проведение такой сессии, то суд по своему усмотрению

1 Гуковская НИ. Указ соч. - С.82-87. Ширинский С. О выездных судебных заседаниях. //Российская юстиция. - 1996. - №4. - С. 41.

3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. - С. 182.

4 Э.Б. Мельникова Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики.

М.. 2000г. С.-272

106

должен иметь возможность не только отказаться от выезда, но и провести разбирательство в закрытом заседании.

Обратимся к зарубежному опыту. В английском уголовном процессе “заседания судов по делам несовершеннолетних в принципе не являются публичными”.1 В зал судебного заседания допускаются только члены суда и его должностные лица, стороны, участвующие в деле и заинтересованные лица, представители прессы и другие лица, которым суд разрешит присутствовать в зале заседания. Хотя и допускается присутствие журналистов на судебном процессе, публикация их репортажей о несовершеннолетнем подсудимом строго ограничена. Никакой репортаж не может включать в себя сведения об имени, месте проживания несовершеннолетнего, то есть такие сведения, которые могут привести к установлению личности подростка. Однако в случае, если суд признает, что участие общественности в судебном процессе будет только полезно несовершеннолетнему, данные правила могут не приниматься во внимание. В начале 20-го века в России, уголовный процесс в отношении несовершеннолетних также носил строго конфиденциальный характер.

Восприятие несовершеннолетним отдельных обстоятельств дела может также отрицательно повлиять на его психическое развитие. В этом случае суд, выслушав мнение защитника, законного представителя подсудимого и заключение прокурора, вправе своим определением удалить несовершеннолетнего из зала судебного заседания на время исследования таких обстоятельств. Приняв данное решение коллегиально, суд выносит мотивированное определение, с занесением его в протокол судебного заседания (в порядке ч.З ст. 261 УПК).

Необходимость участия психолога на протяжении всего уголовного процесса и во всех следственных действиях в которых участвует несовершеннолетний, а не только в допросах, объясняется тем, что специалисту требуется относительно длительный промежуток времени для того, чтобы дать более или менее достоверную оценку личности несовершеннолетнего. Участие

1 Яковлев A.M. Указ соч. - С.64.

107

психолога на предварительном следствии и в судебном разбирательстве позволит не только преодолеть психологический барьер, но и позволит суду на основе рекомендаций психолога применить более эффективное и справедливое наказание.1 Кстати, в ст. 539 МУПК указывается, что педагог или психолог участвуют во всех следственных действиях.

Данное утверждение подтверждается мнением известного ученого- психолога Ж. Годфруа: “…Агрессивность ребенка можно оценить в результате систематическая регистрации его взаимодействием с окружением… Такое наблюдение позволяет составить не только баланс всего поведения человека, но и выявить его возможные изменения после какого-либо психологического воздействия”.2 Несовершеннолетнего подсудимого целесообразно удалять из зала судебного заседания при исследовании вопросов об интимной жизни каких-либо лиц, о недостойном поведении родителей и т.д. В заключение необходимо сказать о наметившейся тенденции к специализации не только судей, но и журналистов, делающих репортажи из зала судебного заседания. Так, В. Лебедев писал: “… Существует необходимость в специализации журналистов. Те из них, кто берется за судебную информацию, должны обладать хотя бы элементарными юридическими знаниями, понимать то, что происходит в зале судебного заседания. Опыт работы Гильдии судебных репортеров, созданной под эгидой Совета судей России, Верховного, Конституционного, Высшего Арбитражного судов РФ и Московского клуба юристов, свидетельствует о возможности продуктивных деловых контактов между судьями и журналистами. Аналогичной оценки заслуживает и деятельность Агентства судебной информации (создано при поддержке Российского фонда правовых реформ) по изданию ежемесячного Обозрения судебных новостей для журналистов и юристов… Следует поддержать и другие предложения Совета по вопросам совершенствования правосудия, например, об учреждении пресс-службы судов,
непосредственно подчиненных их

Рогозин Д. А. Социально-правовые и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних. - Оренбург, 2001. - С.72. 2 Годфруа Ж. Что такое психология - М.. 1992. - С.56.

108

председателям или заместителям ' Необходимо подчеркнуть, что специализация особенно необходима в случае, если освещается судебный процесс с участием несовершеннолетнего.

§ 2.Участие защитника и прокурора в судебном следствии

С учетом того, что существо принципа состязательности процесса несет в себе разделение основных процессуальных функций, то суд, являющийся органом государственной власти, наделенный полномочиями вершить правосудие, т.е. разрешать дело по существу, и должен быть исключительно как субъект процесса, осуществляющий функцию разрешения дела. Закон строго разграничивает функции обвинения, защиты и правосудия (ст. 13, 47, 248, 249 УПК) и под угрозой безусловной отмены приговора исключает совмещение функций обвинения и разрешения дела (ст.59, 63, 67 УПК).

Размежевание процессуальных функций образует ту основу состязательности, по которой и осуществляется судебное разбирательство, где решается вопрос о виновности и наказании. Признание права на состязание, это признание права за состязающимися использовать равные средства и возможности для решения стоящих перед ними задач. А это означает, что право предоставляется как обвинению, так и защите отстаивать на равных основаниях свою точку зрения перед судом. Если сегодня следователь на предварительном следствии выполняет функцию обвинения и сам же принимает решения по всем вопросам движения дела, то функцию защиты при отсутствии равных прав и возможностей по сбору и представлению доказательств у обвиняемого и его защитника, не
представляется возможность считать, что состязательность

2

распространяется и на стадию предварительного расследования.

1 Лебедев В. Судебная власть и средства массовой информации: теория вопроса и практика взаимоотношений. //Российская юстиция. - 1999. - №12. - С.2.

2 Гуськова А.П. О спорных вопросах российского правосудия.//Российский судья.-2001.-№3.-С8.

109

В этой связи представляется необходимым рассмотреть весьма существенный вопрос, связанный с деятельностью защитника и прокурора в уголовном процессе. Поскольку прокурор формулирует сущность обвинения в специальном акте, именуемом обвинительным заключением, на основании которого в последствии проводится судебное разбирательство, представляется необходимым предоставить возможность защитнику таким же образом формулировать обстоятельства оправдывающие несовершеннолетнего в защитительном заключении, как это предлагает делать Л.В. Кречетова.

Надо полагать, что такое предложение заслуживает внимания. Об этом на страницах печати высказывали также предложения и другие авторы. Стало быть полезность его привлекает внимание исследователей и не напрасно. Если иметь ввиду, что все участники судебного следствия изначально связаны тем, что изложено в обвинительном заключении, и не осведомлены с позицией защиты, то присутствует уже некоторый дисбаланс. А между тем, защитник -адвокат имеет свое видение вопросов об обвинении, о доказательствах, положенных в его основу, о виновности (невиновности) подсудимого и другим вопросам предмета уголовно-процессуального доказывания. Поэтому, в целях усиления гарантий права обвиняемого на защиту, было бы полезным иметь ввиду и противоположную точку зрения - мнение противоположной стороны -стороны защиты. Действительно, необходимо предоставить адвокату такую возможность хотя бы потому, что “суд об отношении обвиняемого к предъявленному обвинению на стадии назначения судебного разбирательства узнает из материалов дела, но не знает, как защита относится к доказательствам, положенным в основу обвинения”. Наличие предварительного (обвинительного - Д.Р.) заключения имеет значительную суггестивную (внушающую) силу…
систематизируя исходную информацию

1 Попов А. Наше предложение. // Социалистическая законность. 1968 № 3. С.55; Слово предоставляется адвокату. //Литературная газета, 5 августа, 1970. СП; Речник В.Ю. Теоретические основы и практика деятельности адвоката на предварительном следствии. Автореф. канд. дисс. Краснодар, 1998. СЮ.

2 Кречетова Л.В. Указ соч. - С.89.

по определенным образом, предварительное следствие может повлиять
и на оценочную деятельность суда.

Закон устанавливает обязательное участие защитника в судебном разбирательстве дела несовершеннолетнего. Фигура защитника важна не только в стадии предварительного расследования, но и в стадии судебного разбирательства в целях реализации принципа состязательности в уголовном процессе и защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего. В п.З своего Постановления Пленум Верховного суда РФ №7 от 14.02.2000 еще раз указал на то, что участие защитника обязательно с момента ареста (заключения под стражу), предъявления обвинения, а также при судебном разбирательстве независимо от того, достиг ли обвиняемый к этому времени совершеннолетия. Это правило относится и к случаям, когда лицо обвиняется в преступлениях, одно из которых совершено им в возрасте до 18 лет, а другое - после достижения совершеннолетия.

Однако уголовно-процессуальным законом не предусмотрено обязательное участие прокурора в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела несовершеннолетнего подсудимого. Тем не менее, в п.2 Приказа Генеральной прокуратуры РФ ОТ 24 ноября 1998 г. № 82 “О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел”, указано, что необходимо “обеспечить поддержание государственного обвинения по делам о преступлениях несовершеннолетних…”. Очевидно, что тем самым прокуратура стремится максимально обеспечить правоохранительную функцию - защиту прав несовершеннолетнего, поскольку, всемерно способствуя всестороннему исследованию обстоятельств дела, правильному его разрешению, поддерживая государственное обвинение, прокурор безусловно выполняет весьма важную государственную функцию в уголовном судопроизводстве, направленную прежде всего на охрану прав и законных интересов человека.

1 Еникеев МИ. Указ. соч. - С. 299-300.

2 Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 24 ноября 1998 г. № 82 “О задачах прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел”. Приказ официально опубликован не был. Справочная правовая система Гарант 5.0.

Ill

Таким образом, закон устанавливает обязательное участие защитника по делам о преступлениях несовершеннолетнего в каждом случае, обязательное же участие противоположной стороны (прокурора) в судебном заседании законом не закреплено. Следовательно, вопрос о вызове прокурора в судебное заседание суд решает по-разному, исходя из результатов анализа личности несовершеннолетнего.

С учетом специфики личности несовершеннолетнего представляется, что не во всех случаях возникает острая необходимость участия прокурора в судебном заседании. Думается, что главенствующую роль в решении данного вопроса должен играть суд, т.е. если судья решит, что участие прокурора в судебном процессе нецелесообразно, по мотивам негативного воздействия на психику несовершеннолетнего подсудимого, он должен иметь возможность отказать в участии обвинителя в деле. Причем существенную консультативную помощь в решении данного вопроса должен оказывать специалист-психолог. Весьма показательны данные полученные в ходе опроса несовершеннолетних осужденных, которым была высказана просьба дать оценку деятельности прокурора в судебном разбирательстве. Большинство несовершеннолетних (76%) заявили, что прокурор в ходе судебного заседания явно “сгущал краски” давая оценку деянию и личности подсудимого, 14% несовершеннолетних заявили, что очень боялись представителя прокуратуры (16-летняя Н. сказала, что “буквально потеряла дар речи, когда прокурор стал выступать в суде). И наконец, порядка 10% дали положительную характеристику роли прокурора в судебном разбирательстве (17-летний А. говорил, что “прокурор в своей речи напомнил ему своего отца, когда последний предостерегал его от противоправного поведения”, 15-летний Л. заявил, что “работник прокуратуры оказал на него большое положительное влияние, и что сам Л. когда освободится из мест лишения свободы сам пойдет учиться на юриста”). При этом, конечно необходимо отметить, что большинство ответов были явно необъективными и необдуманными, и тем не менее напрашивается вывод, что нельзя однозначно говорить, что участие прокурора целесообразно, либо не

112

целесообразно в судебном разбирательстве по делам несовершеннолетних. В данном случае, судья оценив все обстоятельства дела, личность несовершеннолетнего - его внушаемость, психологическую податливость, степень эмоциональной впечатлительности, в каждом случае должен по разному решать вопрос об участии прокурора в судебном процессе несовершеннолетнего. Приоритет, как представляется, должен отдаваться успешному психическому развитию несовершеннолетнего.

Необходимо отметить, что Конституционным Судом РФ в последнее время решено много вопросов, связанных с деятельностью защитника и прокурора в уголовном процессе. Так, постановлением Конституционного суда РФ от 20.04.99 № 7-П, ч.4 ст. 248 УПК РСФСР, как допускающая при отказе прокурора от обвинения осуществление судом несвойственной ему обязанности по обоснованию предоставленного органами расследования обвинения, признана не соответствующей Конституции РФ, ее с. 49 и 123 (ч.З).1

Постановлением Верховного Суда РФ № 833п99 по делу Федорина данное положение разъяснено следующим образом: “По смыслу уголовно- процессуального закона (ст.248 УПК РСФСР) суд первой инстанции в случае отказа государственного обвинителя от обвинения должен руководствоваться принципом состязательности сторон, а также, соблюдая объективность и беспристрастность, обязан принять отказ прокурора от обвинения, отметив это в приговоре. Кроме того, суду необходимо выяснить, имеются ли у потерпевшего возражения против отказа”.

К большому сожалению, ни законом, ни судебной практикой Верховного Суда РФ не решен существенный вопрос, связанный с возражением потерпевшего против прекращения уголовного дела в связи с отказом прокурора от обвинения. “…Необходимо устранить процессуальную зависимость возможного решения как прокурора, так и суда в стадии судебного разбирательства от наличия или отсутствия возражений
со стороны

1 Российская газета. -1999. - 27 апреля.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 1999 г. “Вопросы общей части УК РФ” (утв.

Постановлением Президиума ВС РФ от 05.04.2000 г.) //Бюллетень Верховного суда РФ. - 2000- №7. - С. 13.

113

потерпевшего…, нельзя юридические обоснованные
решения

профессиональных прокуроров и судей ставить в зависимость от эмоций потерпевшего”1 - считают некоторые авторы. Представляется, что такая постановка вопроса в полной мере не соответствует принципу состязательности в уголовном процессе, поскольку, как правильно отмечает профессор А.П. Гуськова “… потерпевший в уголовном процессе просто-напросто бесправен”.

Представляет интерес и такой существенный момент, связанный с деятельностью защитника и относящийся к отмене приговора, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства. В случае, если адвокат в уголовном процессе защищал интересы двух несовершеннолетних подсудимых с конкурирующими интересами, то вынесенный судом приговор подлежит отмене как вынесенный с существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР указала, что “назначение одного защитника нескольким подсудимым, имеющим противоречивые интересы по делу, рассмотренному с участием прокурора, равносильно рассмотрению без участия защитника дела, по которому участие защитника обязательно, и является безусловным поводом к отмене приговора”.3

“Специфика рассматриваемой категории дел должна учитываться следователем и судом при решении вопроса о возможности одновременной защиты одним и тем же лицом по одному делу нескольких несовершеннолетних обвиняемых или несовершеннолетнего и взрослого. Как правило, такая ситуация нежелательна из-за возможностей противоречий интересов”.4

Думается, что в случае, если по такому делу вынесен оправдательный приговор, то такой приговор не подлежит отмене, а должно быть вынесено

Соколов А., Москалев И. Конституция России и проблемы судопроизводства в уголовном процессе//Российская юстиция. - 1996. - № 2. - С.23.

Гуськова А.П. Актуальные вопросы защиты прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве. - С. 12. 3 Вопросы уголовного процесса в практике Верховного Суда СССР. - М.,1948, - С.268.

Гуковская НИ.. Долгова А.И.. Миньковский Г.М. Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. - С.40-41.

114

частное определение с указанием суду на допущенное нарушение, поскольку, как справедливо заметил Я.О. Мотовиловкер, “совершенно очевидно, что если вышестоящий суд убежден, что подсудимый не виновен и подлежит реабилитации, то оправдательный приговор не может быть отменен ввиду нарушения требований ч.б ст.47 УПК, ибо в функцию защитника (если бы он был назначен) не входит уличение своего подзащитного или противодействие его оправданию. Поэтому целям предупреждения подобного рода нарушений в будущем должно служить вынесение частного определения (ст.355 УПК), а не отмена правильного по существу оправдательного приговора и, тем самым оставление невиновного в положении подсудимого”.1

Возможно, что законодателю предстоит в будущем рассмотреть вопрос о запрещении защитнику защищать интересы более одного подсудимого. Это сделать необходимо, во-первых, для того, чтобы вопрос с конкуренцией интересов несовершеннолетних подзащитных не возникал, а во-вторых, чтобы адвокат имел возможность вникнуть в индивидуальные особенности дела и самого несовершеннолетнего с тем, чтобы иметь возможность наиболее реально обеспечить защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего.

В соответствии со ст. 50 УПК отказ несовершеннолетнего подсудимого от защитника не обязателен для суда. Данная формулировка представляется несколько “расплывчатой” и неоднозначной. Действительно, правоприменитель может истолковать данную статью как возможность несовершеннолетнего отказаться от защитника и остаться вовсе без него, а суд, следователь, прокурор на свое усмотрение решают вопрос об отказе или удовлетворении данного отказа. Подобные случаи известны. Так, несовершеннолетний 3. в ходе судебного заседания отказался от помощи адвоката, приглашенного его законным представителем, мотивируя это тем, что он не может найти с адвокатом общий язык. Не исследовав все обстоятельства, суд удовлетворил требование подсудимого, и заседание проводилось без участия защитника.

1 Мотовиловкер Я.О. О последствиях назначения одного и того же защитника подсудимым, интересы которых противоречивы. // Проблемы охраны прав и интересов обвиняемого. - Кемерово. 1983. - С. 103.

115

Такое толкование является грубейшим нарушением уголовно процессуального законодательства, и в частности, ст. 49 УПК. Пункт 7 Научно-практического комментария к Уголовно-процессуальному кодексу под редакцией В.Т. Томина говорит: “Следователь, прокурор, суд могут не принять отказ обвиняемого (подсудимого) от защитника, но только в случаях, указанных в п. 2-5 ст. 49 УПК, при этом они должны вынести мотивированное постановление, в котором указывается основание данного решения, после чего производство по делу продолжается с участием защитника, от которого обвиняемый (подсудимый) отказался”.

Верховный Суд РФ в Определении № 69-Д99 пр-20 по делу Алероева совершенно обоснованно разъяснил данную статью: “Суд может удовлетворить ходатайство подсудимого об отказе от защитника, участие которого является обязательным, с соблюдением требований ст. 50 УПК РСФСР, если подсудимый реально обеспечен защитой. По данному делу подсудимый А. в судебном заседании не был обеспечен защитником, и оно рассмотрено только с участием прокурора, чем нарушено право подсудимого на защиту. Хотя в деле имеется заявление А. об отказе от защитника, данных о том, что суд обсуждал это заявление, нет”.

Пособие для слушателей народных университетов под редакцией A.M. Беляковой и др. говорит о том, что “в каждом случае отказа подростка от адвоката выясняются мотивы такого отказа и рассматривается вопрос об их обоснованности, возможности должным образом обеспечить право обвиняемого на защиту в отсутствие адвоката”.

Из приведенного видно, что неудачная формулировка ст. 50 УПК препятствует правильному и единообразному пониманию и применению норм закона. Формулировка аналогичной нормы была не вполне удачной и в УПК союзных республик СССР. В частности, в ст. 60 УПК Латвийской ССР и в ст. 26 УПК Казахской ССР говорилось о том, что отказ несовершеннолетнего от

1 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 1999 г. “Вопросы общей части УК РФ” (утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 05.04.2000 т.) //Бюллетень Верховного суда РФ. - 2000. - №7. - С. 13.

2 Белякова A.M. и др. Охрана прав несовершеннолетних. - МЛ 983. - С. 171

116 защитника “является не имеющим силы”. Здесь, напротив, буквально данные статьи можно понять таким образом, что несовершеннолетний вообще не может отказаться от конкретного защитника. В действительности, понимать ст. 50 УПК РСФСР надо однозначно. Данная норма подразумевает, что несовершеннолетний может отказаться от защитника, который его не устраивает по тем или иным обстоятельствам, и пригласить себе другого защитника, с которым подросток найдет общий язык, а судья, не найдя отказ подсудимого мотивированным, может отклонить такой отказ.

Думается, что ч.2 ст. 50 УПК следует изложить в новой редакции: “Отказ от защитника в случаях, предусмотренных пунктами 2, 3, 4 и 5 ст. 49 настоящего Кодекса, не обязателен для суда или, соответственно, для следователя или прокурора. В случае удовлетворении ходатайства обвиняемого (подсудимого) о замене защитника следователь, прокурор или суд обязаны обеспечить участие другого защитника”.

§ 3. Участие в судебном заседании родителей, законных представителей и иных лиц

Для выяснения обстоятельств, подлежащих установлению по делам несовершеннолетних (ст. 392 УПК), для реализации защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, в судебное заседание вызываются родители или законные представители подсудимого (ст. 399 УПК).

Перечень лиц, которые могут быть законными представителями, является исчерпывающим (Постановление Пленума ВС РФ от 14.02. 2000.№7.п.5.). Вот, например, как решил этот вопрос Верховный Суд РФ.
Ленинградским

1 Рогозин ДА. Защита прав несовершеннолетних в уголовном процессе //Актуальные проблемы экономики и финансов в России. - Челябинск 2000. - С.64.

  • Рогозин ДА. Социально-правовые и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних. - Оренбург, 2001. - С.78.

117

областным судом 5 мая 1992 г. несовершеннолетний Романов осужден к лишению свободы по ч.2 ст. 144, ч.З ст.89, ч.4 ст. 117 УК. Суд привлек к участию в деле в качестве законного представителя осужденного Богданову -тетю Романова. В кассационном протесте прокурор поставил вопрос об отмене приговора в части возложения на Богданову обязанностей по возмещению вреда, причиненного Романовым, до достижения им совершеннолетия и предложил передать вопрос о возмещении ущерба на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, а в остальном приговор оставить без изменения. Как указано в протесте, суд, применяя ст. 451 ГК, необоснованно применил расширительное толкование круга лиц, на которых возлагается обязанность возмещения вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 15 до 18 лет.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 июля 1992г. протест удовлетворила, указав следующее. Как видно из материалов дела, родители несовершеннолетнего Романова лишены родительских прав, и он жил и воспитывался в семье деда и бабки, где до замужества и проживала его тетя - Богданова. Опеки или попечительства над Романовым установлено не было. Суд неправильно признал тетю Романова его законным представителем. Согласно п.8 ст.34 УПК, законными представителями обвиняемого являются родители, усыновители, опекуны, попечители, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится обвиняемый (Определение СК Верховного Суда РФ от 13 июня 1992 г.).

Уголовно-процессуальный закон предоставляет суду возможность при необходимости допросить законного представителя в качестве свидетеля. Данное положение явно не согласуется со ст. 51 Конституции РФ, где сказано, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близкого родственника, круг которых определен в Федеральном законе. Ведь по смыслу закона следует, что родители могут быть допрошены по общим правилам УПК и УК РФ. “Свидетельский иммунитет - насущная проблема нормотворчества. Ее положительное решение наполнило бы уголовный процесс

118

в целом и институт законного представительства в частности необходимым нравственным содержанием. Особую неприглядность эта ситуация приобретает тогда, когда родители вынуждены свидетельствовать против своих детей…“.1

В Постановлении Пленума ВС РФ. 14.02.2000. № 7 указывается на то, что “признав необходимым допросить законного представителя в качестве свидетеля, суд выносит об этом определение и разъясняет ему положение ст. 51 Конституции РФ. В случае допроса законного представителя он предупреждается только об ответственности за дачу заведомо ложных показаний”. Однако в приведенном выше положении не решается вопрос: выступать свидетелем по делу - это обязанность или все же право близкого родственника. Думается, что все-таки это право. Данное положение вытекает и из норм Конституционного и Уголовного права. Этот вопрос совершенно обоснованно решается в ч.1 ст. 491 Проекта УПК РФ, принятого Государственной думой в первом чтении. Здесь сказано, что “законные представители с их согласия могут быть допрошены в качестве свидетелей”. В соответствии со ст. 324 проекта УПК законный представитель предупреждается об уголовной ответственности только в случае, если он выразит согласие к даче свидетельских показаний.

Представляется, что и при руководстве ныне действующим уголовно- процессуальным законом, законный представитель не должен предупреждаться об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, поскольку он не имеет возможности отказаться от дачи свидетельских показаний. Трудно себе представить родителей, которые дают показания в суде в ущерб интересам своего ребенка. “Судебная практика знает немало случаев, когда отдельные свидетели и потерпевшие давали на предварительном следствии явно ложные показания в отношении обвиняемых по самым различным основаниям, в том

1 Панкратов В. О свидетельском иммунитете законных представителей.//Российская юстиция. - 1993. - № 7. -

С.25.

119

числе и в связи со стремлением избежать ответственности либо
скрыть противоправные действия близких людей”.

“Особую этическую и процессуальную сложность вызывает свидетельство родственников. В практике судов они составляют около 25 % от общего числа свидетелей по уголовным делам (данные приводятся по результатам обобщения судебной практики в судах г. Саратова и Саратовской области в 1994-1996 гг.; проведен анализ 326 уголовных дел и 539 свидетельских показаний)”. Стремление законного представителя способствовать освобождению ребенка от уголовной ответственности вполне естественно.

Картина вдвойне выглядит неприглядной с морально-этической точки зрения, когда один из родителей несовершеннолетнего предупреждается об ответственности за дачу ложных показаний, одновременно являясь законным представителем и гражданским ответчиком. В данном случае, помимо аспектов, указанных выше, рождается еще и личный интерес, и выступая в суде в качестве свидетеля, законный представитель не только свидетельствует против своего ребенка, но и против самого себя.

Поэтому необходимо говорить о праве законного представителя выступать свидетелем в судебном процессе, во-вторых, предупреждать законного представителя об ответственности за дачу ложных показаний нельзя, ибо ложные показания в данном случае являются позицией защиты своего ребенка.

Поскольку законный представитель не удаляется из зала судебного заседания, он должен быть допрошен в числе первых свидетелей.

В случае, если присутствие законного представителя может негативно повлиять на подсудимого, суд вправе своим мотивированным определением либо полностью устранить его от участия в судебном заседании,
либо

Мелышковский М. Подсудимый имеет право допросить свидетелей обвинения //Российская юстиция. - 1997. -

№8.

2 Громов Н., Николайченко В., Конев В. Свидетельский иммунитет в уголовном процессе// Российская юстиция. - 1997. - №9.

120

ограничить его от участия в той или иной части судебного заседания. Эта исключительная норма закона применяется тогда, когда одно и то же лицо по делу является, например, законным представителем и гражданским ответчиком, несущим материальную ответственность за ущерб, причиненный подсудимым. Однако, как видится, в уголовно- процессуальном законе есть существенный недостаток, дело в том; что в УПК нигде не сказано, имеет ли право суд при удалении законного представителя допустить к участию в деле другого законного представителя. Думается, что суд не только имеет право, но и обязан сделать это. В подтверждение к сказанному такой порядок предусмотрен в ч.2 ст.486 проекта УПК.

По общим правилам функции законного представителя прекращаются в связи с достижением несовершеннолетним к моменту судебного заседания 18 летнего возраста. Однако, эти функции могут быть продолжены при принятии судом решения о распространении на лиц в возрасте от 18 до 20 лет содержащихся в ст. 96 УК РФ положений об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних (Постановление Пленума ВС РФ.2000.№7.п.6). “В настоящее время в тридцати трех штатах США и округе Колумбия детьми и подростками признаются лица до 18 лет, а в трех штатах -лица до 21 года. В остальных штатах, законодательство считает несовершеннолетними лица, не достигшие 17 лет”. Статья 96 УК РФ “перекликается” с зарубежным законодательством и соответствует нормам международного права, в частности, “Пекинским правилам”.

Такое решение может быть принято судом при второстепенной роли подростка в групповом преступлении, при воздействии на него более опытных соучастников, при наличии психических аномалий, не исключающих вменяемости, задержки психического развития, трудных условий жизни в семье и т.д.2

1 Яковлев A.M. Преступность несовершеннолетних в капиталистических странах.-М,. 1970. - С.25.

2 Комментарий к УК РФ / Под редакцией А.В. Наумова. - М.,1996.

121

Права, указанные в чЛ ст.399 УПК, разъясняются законному представителю в подготовительной части судебного заседания после разъяснения прав подсудимому.

Участие в судебном заседании законного представителя не означает, что необходимость участия защитника в рассмотрении дела судом отпадает. В научных кругах принято говорить о “двойной” защите несовершеннолетнего подсудимого со стороны законного представителя и адвоката. “Именно сочетание участия в деле законного представителя и защитника создает максимальные гарантии защиты законных интересов несовершеннолетних”.

Свою конституционную обязанность суды выполняют не всегда надлежащим образом. Изучение следственной и судебной практики свидетельствует о том, что при расследовании не используются все возможности для обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних правонарушителей, а нередко эти права и интересы нарушаются.

Так, по данным обобщения уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за период 1999-2000 г., был выявлен следующий факт: за покушение на угон автотранспортного средства было возбуждено уголовное дело в отношении несовершеннолетнего Т.. Законный представитель Т. в процессе предварительного следствия ходатайствовал о назначении Т. психолого-психиатрической экспертизы, которая, однако, так и не была проведена. В ходе судебного заседания было выяснено, что Т. с 1995 г. состоял на учете в психо-неврологическом диспансере с диагнозом шизофрения. Оценив все обстоятельства, дело было возвращено на дополнительное расследование, поскольку на предварительном следствии не были исследованы все обстоятельства, имеющие значение для дела.

1 Гуковская НИ., Долгова А.И.. Миньковский Г.М. Указ соч. - С.45.

2 Архив Оренбургского областного суда 2000г., дело №1/452

122

В этой связи, как правильно отмечает Л.Л. Каневский: “Не приводится в действие система процессуальных гарантий, связанная с деятельностью законного представителя…“.1

Для реализации требований ст. 392 УПК, т.е. для выяснения обстоятельств совершения преступления, личности обвиняемого либо условий, способствовавших совершению преступления, в судебное заседание могут вызываться представители предприятий, учреждений и организаций (ст. 400 УПК).

В Постановлении №5 от 17.09.75 “О соблюдении судами РФ законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел” Пленум Верховного Суда РФ указал, что “необходимо обратить внимание судов на различное процессуальное положение представителей общественности, участвующих в судебном заседании в соответствии со ст.250 УПК и представителей предприятий, учреждений, организаций, участвующих в судебном разбирательстве дел о преступлениях несовершеннолетних (ст. 400 УПК), последние могут лишь участвовать с разрешения суда в исследовании доказательств и в необходимых случаях могут быть допрошены в качестве свидетелей”.2

Однако, думается, что представителям предприятий, организаций и учреждений необходимо предоставить право выполнять роль общественного защитника, а не только принимать участие в исследовании доказательств и выступать в качестве свидетеля. Он должен иметь возможность принимать участие в исследовании доказательств, заявлять перед судом ходатайства и отводы, участвовать в судебных прениях, излагая суду мнение о смягчающих ответственность или оправдывающих подсудимого обстоятельствах, а равно о возможности смягчения наказания несовершеннолетнему и т.д.. В этом случае

1 Каневский Л.Л. Проблемы обеспечения прав и интересов несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых /Россия в Совет Европы: проблемы применения норм о тащите прав человека // Материал международного

семинара с 17-18 сентября 1997 г. - Екатеринбург, 1998. - С. 205-208.

2 Постановление Пленума Верховного Суда от 17.09.75 №5 “О соблюдении судами РФ процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел” (с изм. и доп. от 20.12.76 г., 20.12.83 г., 27.08.85 г.. вред, от 21.12.93 г.). Сборник постановлений Пленума Верховного Суда 1961-1993.-М.. юридическая литература, 1994.

123

мы будем иметь уже не так называемую “двойную” защиту несовершеннолетнего, т.е. защиту силами адвоката и законного представителя, а в необходимых случаях и “тройную” защиту. Если, конечно, суд сочтет необходимым вызвать представителя общественной организации, предприятия, учреждения в судебное заседание, поскольку широкая огласка обстоятельств дела может навредить подростку и окончательно “сломать” его психику.]

Вывод таков, что судья, рассматривающий дело по обвинению лица, не достигшего 18-тилетнего возраста, должен иметь более обширные возможности по предоставлению права на защиту подсудимому.

Данная норма предусмотрена помимо всего прочего и для реализации воспитательно-профилактической функции суда, поскольку в ст. 400 УПК предусмотрено, что суд вправе вызвать представителей общественных организаций по месту работы родителей, опекуна или попечителя. Это позволит более полно выявить обстоятельства и причины, способствовавшие совершению преступления. Зачастую причина совершения преступлений несовершеннолетними - в недостаточном воспитании, злоупотреблении родителями спиртными напитками и психотропно-активными веществами и т.д.

В случаях, если несовершеннолетний состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, ее представитель обязательно должен быть вызван в судебное заседание и допрошен как свидетель о причинах постановки несовершеннолетнего на учет и принимавшихся к нему правовых мерах. Очевидно, что это позволит наиболее полно установить данные о личности несовершеннолетнего и о причинах его противоправного поведения.

Если же дело слушается при участии присяжных заседателей, то вызов представителей инспекции по делам несовершеннолетних возможен судом тогда, когда суд на основе вердикта присяжных заседателей будет выносить приговор в части квалификации преступления и назначении мер наказания

Рогозин ДА. Защита прав и законных интересов несовершеннолетних.//Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в УГОЛОВНОМ процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве. Москва-ОренбургЛ999, - С.52.

124

несовершеннолетнему. Поэтому важно в законе определить правовой статус представителей по делам несовершеннолетних и определить момент их вызова в суд. Они могут изложить свое мнение не только о несовершеннолетнем и его окружении, но также об эффективных, по их мнению, мерах исправления несовершеннолетнего.]

Пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ №7 от 14.02.2000 г. установил, что судам необходимо повысить воспитательное значение судебных процессов по делам о преступлениях несовершеннолетних, уделяя особое внимание их профилактическому воздействию; по каждому делу устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению преступления несовершеннолетними. Такими причинами и условиями, как правило, являются недостаточное воспитание подростка, недостаточный контроль за его поведением в семье, школе, с друзьями. Для установления этих причин необходимо допросить лиц, которые хорошо знают самого несовершеннолетнего и условия его жизни в семье (отношения с родителями, выполнение ими обязанностей по воспитанию и т.д.), поведение несовершеннолетнего в обществе, его интересы. Такими лицами могут быть его соседи, педагог и.д. Но для получения более полной картины условий жизни несовершеннолетнего судам, как представляется, необходимо прибегать к помощи социальных служб, которые, как указывалось ранее, еще на стадии предварительного расследования должны начать сбор информации относительно несовершеннолетнего. Результат обобщения судебной практики показал, что причины и условия совершения преступлений несовершеннолетними выясняются не в каждом случае. Так, из 320 изученных уголовных дел, причины и условия, способствовавшие совершению преступления, не выявлены в 14 уголовных делах, и в 33 выявлены неполно. Данные показатели вызывают серьезное опасение, поскольку не выясненные и не устраненные причины и условия, способствующие совершению преступления, неизбежно приведут к повторному совершению преступлений.

Уголовно-процессуальное право / Под ред. ПА. Лупинской. - М., 1997.

125

Наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников также является обстоятельством, входящим в предмет доказывания. В п. 8 своего Постановления №7 Пленум Верховного Суда РФ указал, что при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, совершенных с участием взрослых, необходимо тщательно выяснять характер взаимоотношений между взрослым и подростком, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления или иного антиобщественного деяния.

В силу п.4 ст. 392 УПК по каждому преступлению несовершеннолетнего проверяется версия о подстрекательстве или соучастии взрослого, проверяется также, не имели ли место со стороны родителей или других лиц заранее не обещанное укрывательство, приобретение имущества, добытого заведомо преступным путем и т.д. В данном вопросе суду могут оказать неоценимую помощь представители комиссий по делам несовершеннолетних и органы социального контроля, которые могут собрать сведения об окружении несовершеннолетнего.

Необходимо остановиться еще на одном важном вопросе. За время социально-экономических реформ в РФ наметилась тенденция к росту психических заболеваний и психологических расстройств среди населения. Среди обследованных несовершеннолетних правонарушителей выявляется около 50 % несовершеннолетних с психическими отклонениями. Вот как по этому поводу пишет Л.Л. Каневский: “Могут ли органы предварительного следствия и суд, не обладая такими глубокими специальными познаниями и не имеющие возможности всесторонне исследовать несовершеннолетнего преступника, принять единственно правильное решение, наиболее приемлемое для исправления данного подростка. Безусловно, нет. …Специалисты, занимающиеся исследованиями в области преступности несовершеннолетних, давно рекомендуют по опыту многих зарубежных стран организовать психодиагностические центры (например, при комиссиях по делам несовершеннолетних в крупных городах),
которые будут обеспечивать

126

социально-психологическую диагностику личности подростков, совершивших преступление, и давать органам предварительного следствия и суду прогноз ресоциализации”. И это совершенно правильно, и необходимо.

Допрос несовершеннолетнего подсудимого, как известно, производится несколько в других условиях, чем допрос несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого). Основная специфика заключается в том, что при допросе в суде, как правило, присутствует большее количество лиц, по сравнению с допросом у следователя. Основная проблема здесь, как представляется, заключается в том, что суд недостаточно часто использует свое право удалить посторонних лиц из зала судебного заседания (ч.З ст.280 УПК) с тем, чтобы несовершеннолетний давал свои показания в спокойных условиях. Кроме того, если суд выяснит, что на скамье подсудимых рядом с несовершеннолетним находятся другие подсудимые, которые враждебно настроены на несовершеннолетнего, таких лиц также необходимо удалить из зала судебного заседания на время допроса несовершеннолетнего.

С другой стороны, поскольку судебное заседание имеет и воспитательно- профилактическое воздействие, не всегда целесообразно удалять “посторонних” из зала судебного заседания. Суду довольно сложно без помощи детского психолога решить вопрос о воздействии “публики” на детскую психику, поэтому рекомендация суду специалиста-психолога представляется обязательной.

В порядке исключения, уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено оглашение показаний подсудимого, данных на предварительном следствии (ст.281 УПК). “Следует отметить, что дореволюционный Устав уголовного судопроизводства 1864 года вообще не предусматривал возможность оглашения на суде протоколов показаний, которые были даны обвиняемым на предварительном следствии. Считалось, что практика уличения подсудимого протоколами его
показаний, данных при предварительном

1 Каневский Л.Л. Актуальные вопросы совершенствования ранней профилактики преступности и иных правонарушений несовершеннолетних //Правоведение. - 1999. -№1. - С. 151-159.

127

расследовании, не только не повышает гарантии установления истины по делу, но в сущности подталкивает органы предварительного расследования так или иначе принуждать обвиняемых к даче показаний, в особенности в признании ими своей вины”, - пишет К.Ф. Гуценко.1

Но и отказаться от оглашений показаний подсудимого (в нашем случае несовершеннолетнего) нельзя. Несовершеннолетний должен понимать, что так или иначе необходимо говорить правду по поводу известных ему событий. Конечно, суд и следователь должны дать понять это несовершеннолетнему путем убеждения и личным примером честного и открытого его отношения к несовершеннолетнему, но и давать повод к неоднократной смене несовершеннолетним своих показаний нельзя, тем более, что такая смена может быть вызвана оказанием на него давления со стороны других подсудимых или прочих лиц.

Поэтому данная норма необходима, но инициатива оглашения показаний должна исходить не от председательствующего судьи, и не он должен их оглашать, а данная функция должна перейти к государственному обвинителю.

В п.2 ст.327 проекта УПК указано, что “если свидетель или потерпевший, освобожденные по закону от обязанности свидетельствовать против подсудимого, не дали согласия на дачу показаний в суде, их показания, данные на предварительном следствии, не могут быть оглашены”. Это является демократической новеллой, хотя по сути давно уже установленной в Конституции РФ. Более того, в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. обязанность близкого родственника давать свидетельские показания также отсутствовала. Речь идет о том, что законного представителя обязывают давать свидетельские показания на предварительном следствии, а поскольку судебное разбирательство является зачастую публичным, законный представитель не видит морального права публично свидетельствовать против своего ребенка и заявляет ходатайство о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие.

Уголовный процесс / Под рея. К.Ф. Гуценко. - М., 1997. -С.315.

128

При постановлении приговора несовершеннолетнему помимо вопросов, перечисленных в ст. 303 УПК, суд обязан обсудить следующие вопросы:

1) об условном осуждении несовершеннолетнего; 2) 3) о назначении наказания, не связанного с лишением свободы; 4) 5) об освобождении от наказания в случаях, предусмотренных в ст.92 УК. 6) Между тем, суды во многих случаях вообще не мотивируют назначение наказания данными о личности подсудимых…1 Действительно, обобщение практики показало, что в 12% приговоров в описательной части не указываются данные о личности несовершеннолетних, что позволяет сделать вывод о том, что судом вынесено решение без учета специфики личности несовершеннолетнего.

Сложный процесс постановления законного, обоснованного, справедливого и воспитательно эффективного приговора требует глубокой аналитической деятельности судей - они призваны соотнести социально значимые психические дефекты данной личности с конкретными исправительными возможностями назначаемой меры наказания - пишет М.И. Еникеев.2

Думается в связи с этим, что при постановлении приговора суд должен решить еще один вопрос - какие меры социально-психологического характера должны быть приняты к несовершеннолетнему, к его образу жизни при условном осуждении либо при ином наказании, не связанном с лишением свободы. Данный вопрос должен разрешаться в виде возложения на социальную службу по защите детей обязанности по разработке индивидуальной программы по социально-психологической

реабилитации несовершеннолетнего.

Дело в том, что при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия, за исключением такой меры, как помещение в специальное

’ Еникеев М.И. Юридическая психология. - М, 2000. С.34. 2 Еникеев М.И. Там же. С.338.

129

учебно-воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение, суд вправе признать необходимым проведение мероприятий по социальной реабилитации несовершеннолетнего.1 Однако, в случае привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности и назначения к нему наказания, не связанного с лишением свободы, либо с его условным осуждением, суд не имеет возможности принять такое решение.

При вынесении оправдательного приговора в отношении несовершеннолетнего, как представляется, суд должен принять меры к восстановлению справедливости и к социально-психологической реабилитации несовершеннолетнего. Как правильно подчеркивает Л.М. Володина, суд вынося оправдательный приговор, либо специальное решение суда о реабилитации, одновременно должен обязать конкретное должностное лицо либо соответствующие органы, осуществляющие уголовное преследование, предпринять конкретные действия, направленные на полную реабилитацию и принести пострадавшему официальные извинения за причиненный вред.2

Судебные прения позволяют суду более полно сформировать свое внутренне убеждение по рассматриваемому делу. Уголовно- процессуальным законом законному представителю несовершеннолетнего не предоставлено право участвовать в судебных прениях. В научно- практической литературе высказывается мнение, что “… давая объяснения, заявляя ходатайства, он (законный представитель) имеет возможность сообщить свое мнение о доказанности обвинения, причинах и условиях преступления, смягчающих обстоятельствах”.3

С такой позицией вряд ли можно согласиться, поскольку, заявляя ходатайства и давая объяснения в ходе судебного разбирательства, законный

1 ФЗ от 24.07.98 №124-ФЗ “Об основных гарантиях прав ребенка” //Собрание законодательства РФ. - №31.

1998г.

2 Володина Л.М. Механизм обеспечения прав личности в Российском уголовном процессе. Автореф. дисс. д-ра юрнд. наук. -Екатеринбург. 1999. -С. 12.

3 Научно-практический комментарий к УПК РСФСР / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Изд. 2-е. перераб. и доп. - М., 1997. -С.788.

130

представитель еще не имеет возможности предполагать о содержании выступления в судебных прениях обвинителя и потерпевшего. Если уж говорить об окончательной состязательности сторон, то законному представителю, как полноправной стороне уголовного судопроизводства, необходимо предоставить право выступать в судебных прениях. Только в этом случае суд будет иметь возможность наиболее объективно усвоить обстоятельства рассматриваемого дела, а несовершеннолетний подсудимый, в свою очередь, будет чувствовать за собой полную защиту не только адвоката, но и законного представителя.

В соответствии со ст. 298 УПК по окончании судебных прений, но до удаления суда в совещательную комнату, обвинитель, защитник, подсудимый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их законные представители вправе представить суду в письменном виде предлагаемую ими формулировку решения по вопросам, указанным в п. 1-5 ст. 303 Уголовно-процессуального кодекса. Настоящая формулировка не имеет для суда обязательного значения. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.87 г. №1 “Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел” (в ред. от 21.12.93) указывает на то, что “представленные в порядке ст. 298 УПК письменные предложения по существу обвинения должны быть приобщены к материалам дела”.1

Представляется, что данную статью необходимо дополнить правом участвующего в деле психолога и социального работника давать предложения по вопросу, указанному в п.6, 10 ст.303 УПК. Конечно, такие предложения не обязательны для суда, но они должны носить рекомендательный характер и помогут судье разобраться в целесообразности назначения того или иного

1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.87 г. №1 “Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел” (в ред. от 21.12.93)// Сборник постановлений Пленума

Верховного Суда РФ 1961-1993. - М, 1994.

131

наказания несовершеннолетнему с психологической или социальной точки зрения.

§4. Деятельность суда по выявлению причин и условий, способствующих совершению преступлений несовершеннолетними

Забрянский Г.И., характеризуя политику государства по предупреждению преступности несовершеннолетних, отмечает, что с учетом специфики несовершеннолетних в социальном, психологическом, экономическом аспектах, особенности причин и мотивации совершаемых ими преступлений, целесообразно использовать термин “предупреждение” преступности, а не “борьба”.1 С такой позицией автора можно всецело согласиться. Действительно, с преступлениями несовершеннолетних необходимо не бороться, а предупреждать их совершение. Ведь несовершеннолетний - это такое лицо, которое при правильном подходе может еще стать достойным членом общества. Следовательно, вопросы политики предупреждения преступности несовершеннолетних непосредственно связаны с профилактическими, предупредительными мерами, которые применяет суд в ходе разбирательства дела.

Исходя из этого, должна определяться и специфика целей уголовного судопроизводства по таким делам. Эти цели, прежде всего, - защита прав и законных интересов несовершеннолетних, с одной стороны, и с другой - защита общества от правонарушений и преступных посягательств несовершеннолетних. Полагая, что именно такая интерпретация конструкции целей судопроизводства по таким делам и должна определять характер концепции ювенальной юстиции - обоснование комплексного характера правосудия по делам несовершеннолетних.

1 Забрянский Г.И. Основы концепции государственной политики предупреждения

1феступности.//Государственная политика предупреждения преступности несовершеннолетних и защита их прав и интересов. Сб. научных трудов. - М., 1997. - С.22.

132

Поскольку человек способен воспринимать воздействие всех происходящих явлений и процессов, в том числе разного рода психологических перегрузок в различных сферах нынешней жизни общества, то все это требует всестороннего и полного осмысления с тем, чтобы понять, кто находится на скамье подсудимых, почему несовершеннолетний выбрал именно такую линию поведения, что способствовало этому. При этом надо иметь в виду, что человек делает свой выбор под влиянием как внутренних, так и внешних (социальных) факторов. Отсюда - меры социального контроля, нормы права и морали также входят в число тех обстоятельств, которые подлежат учету и анализу при вынесении решения судом.1

В п. F ст. 4 раздела 1 “Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних” 1990 г. подчеркиваются возможные негативные последствия раннего вовлечения несовершеннолетних в “орбиту” официальной уголовной юстиции, клеймо судимости и приговора во многих случаях способствует развитию стереотипа нежелательного поведения у молодых людей”… В то же время, как справедливо замечают зарубежные исследователи, политика в области правосудия - это не политика, если она не включает в себя профилактические меры. Профилактика преступлений и правонарушений является одной из важнейших задач и одновременно составным звеном системы правосудия для несовершеннолетних правонарушителей.

Органы предварительного следствия, прокуратуры и суд имеют в своем “арсенале” значительное количество правовых мер, позволяющих положительным образом предупредить преступления несовершеннолетних. По этому поводу А.Е. Меркушов пишет: “Эффективные уголовно-правовые меры, применяемые к
несовершеннолетним, могут реально способствовать

Дубинин Н.П., Карпец ИИ., Кудрявцев В.Н. Генетика поведения, ответственность. Изд. второе. - М., 1989. - С.98.

” Ведерникова О. Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы.//Российская юстиция. - 2000. - №7. -С.51.

133

предупреждению их правонарушений и в то же время обеспечивать
их исправление”.1

Поскольку при расследовании и судебном разбирательстве дел о преступлениях несовершеннолетних большое внимание уделяется выяснению причин и условий становления подростка на преступный путь, следователь и суд, располагая значительной информацией о соответствующих обстоятельствах, вынося первый - представление (ст.211 УПК РСФСР), а суд -частные определения (ст.321 УПК РСФСР), которые подлежат обязательному рассмотрению соответствующими руководителями предприятий, организаций, учреждений, в адрес которых они были направлены. Последние обязаны принять по ним необходимые меры.

В своем постановлении №7-П от 14.02.2000 Пленум Верховного Суда особо, что “надлежит обеспечить строгий контроль за исполнением частного определения. В случае оставления должностным лицом этого судебного решения либо непринятия мер к устранению указанных в нем нарушений закона, а равно в случае несвоевременного ответа на частное определение, следует решать вопрос о привлечении такого лица к ответственности по ст. 165.3. Кодекса РСФСР об административных правонарушениях”.

Так, в ходе предварительного расследования уголовного дела по обвинению несовершеннолетнего С. в краже с территории промышленного предприятия цветных металлов, следователем было вынесено представление в адрес данного предприятия с указанием на не надлежащее обеспечение со стороны администрации охраны территории предприятия. Далее, в отношении учебного заведения, где обучался С. судом было вынесено частное определение с указанием на отсутствие должного контроля за учащимися (преступление было совершено в учебное время). Однако, ни на представление следователя, ни на определение суда так и не было получено ответа о выполнении предложений.

1 Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних// Бюллетень Верховного Суда РФ. - №6. - 2000. - С. 18.

2 Архив Промышленного суда г. Оренбурга. 2000г. дело №1/112.

134

Очевидно, что в данной ситуации орган предварительного следствия и суд должны были проконтролировать ход исправления недостатков в работе, указанных в представлении и частном определении. Не случайно, по этому поводу, учеными высказывалось предложение о внесение в ст.222 УПК дополнений, которые обязывали бы судью в стадии назначения дела к слушанию (предания суду) выяснять выявлены ли обстоятельства, способствовавшие совершению преступления и приняты ли меры к их устранению.1 Такое предложение вполне обосновано и заслуживает самого пристального внимания. Кроме того, вызывает серьезную озабоченность сложившаяся за последние годы практика не реагирования органов предварительного следствия и суда на выявление причин и условий, способствовавших совершению преступлений. Так, если в 1980г. частных определений было вынесено по 41% дел, в 1981, по 32% дел,2 то уже в 1998-2000 г.г., на основе данных проведенного обобщения судебной практики по делам о преступлениях несовершеннолетних выносились лишь по 8% уголовных дел. Такое реагирование суда на выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений, ни коим образом не способствует реализации профилактических мероприятий по преступлению преступлений как среди несовершеннолетних, так и среди взрослых лиц, несмотря на то, что “Пекинские правила” (п. 16.1.) требуют во всех случаях, за исключением мелких правонарушений, до вынесения компетентным органом власти окончательного решения, предшествующего приговору, тщательно изучить окружение и условия, в которых живет несовершеннолетний, или обстоятельства, при которых было совершено правонарушение. А ведь не секрет, что установление таких данных позволяет суду выяснить социальное положение несовершеннолетнего, о его учебе в школе, о его семье и т.д.

1 Гуськова А.П. Деятельность суда по выявлению причин и условий, способствовавших совершению преступления. // XXVI Съезд КПСС и задачи органов правосудия по предупреждению и борьбе с преступлениями. - М., 1983. - С.44.; Малков В.П. Некоторые вопросы повышения качества и эффективности частных определений. // Вопросы эффективности Советского уголовного процесса. - Казань, 1976. -С. 139.; Жуков A.M. Выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению ггреступлений. в Советском уголовном процессе, автореф. канд. дисс. - Свердловск, 1980. - С. 15. и др. : Гуськова А.П. Указ соч. - С.46.

135

В некоторых странах для выяснения этих обстоятельств существуют специальные сотрудники или социальные службы, выполняющие такие контрольные функции для судов. Эти функции могут выполняться другими сотрудниками, в том числе системы пробации. На основании Федеральной целевой программы “Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” (2000-2001 годы), утвержденной постановлением Правительства РФ от 25.08.2000г. №625, предусмотрено создание специальных центров психолого-педагогичесокй и медико-социальной помощи детям и подросткам, специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации. Возможно эти контрольные функции вполне можно было бы поручить указанным центрам.

К сожалению, в российском уголовно-процессуальном законодательстве, данное требование “Пекинских правил” не нашло своего отражения. Хотя совершенно очевидно, что служба социального контроля способна более полно, профессионально и качественно, чем следователь, собрать данные относительно условий воспитания и жизни несовершеннолетнего. Собрав такие данные и предоставив их следователю, а затем и судье, служба социального контроля уже на ранних стадиях предварительного расследования могла бы совместно с органами, ведущими расследование уголовного дела, принимать меры к устранению причин и условий, способствовавших совершению несовершеннолетним преступления, как и осуществлять контроль за исполнением частных определений судов.

Статья 21 УПК РСФСР обязывает следователя вносить в государственные органы, общественные организации, должностным лицам представления о необходимости принятия той или иной меры для устранения причины совершения преступления. Обобщение судебной и следственной практики показывает, что следователи вносят свои представления примерно в 20% дел, против 8%, вносимых судьями частных определений. Однако приходится признавать, что, казалось бы в самых очевидных случаях, подобная превентивная мера не применяется. Так, в производстве
Дзержинского

136

районного суда г. Оренбурга находились два идентичных дела по обвинению 16 летних Н. и Т. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ (незаконное приобретение или хранение наркотических средств в крупном размере). В черте г. Оренбурга, на пустыре около объездной дороги рядом с жилым массивом росла конопля. Об этом не могли не знать работники коммунальных служб, об этом, как выяснилось позже, прекрасно знали работники местного отделения милиции. При этом никто из них не предпринимал каких-либо действий для уничтожения зарослей конопли. Но зато, зная об этом месте, сотрудники милиции часто наведывались туда с “рейдами” в надежде поймать “наркоманов”. Н., узнав от товарищей о пустыре, решил попробовать коноплю. В результате суд вынес обвинительный приговор, не указав при этом о причинах и условиях, способствующих совершению преступления. Частного определения вынесено не было. Конопля продолжала расти на том же месте. Через некоторое время на том же месте был задержан Т. Имеют место случаи, кроме того, внесения следователями представлений, которые содержат абстрактные выводы и предложения, например: “усилить воспитательную работу”, которые не способствуют устранению конкретных обстоятельств. Так, в ходе предварительного расследования, было выяснено, что двое учащихся одного из лицеев г. Оренбурга, находясь в состоянии алкогольного опьянения, открыто похитили у гражданина П. меховую шапку. Следователем по этому поводу администрации данного лицея было внесено представление с указанием на необходимость “наладить дисциплину в учебном заведении”.2 Однако, следователем не было принято во внимание то обстоятельство, что в 50 метрах от учебного заведения находится торговая точка, круглосуточно реализующая спиртные напитки и учащиеся данного учебного заведения уже неоднократно совершали правонарушения в состоянии алкогольного
опьянения. Кстати, необходимо отметить, что число

Шамардин А. А. Законодательное установление принципов уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних в свете проблемы предупреждения подростковой преступности // Вестник молодой науки Урала. - Оренбург, 1999. - С. 10.

2 Архив Ленинского суда г. Оренбурга. 2000г. дело №1/342.

137

несовершеннолетних, совершающих преступления в состоянии алкогольного опьянения, заметно растет, если в 1999г. удельный вес несовершеннолетних совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, составлял 12,9%, то уже в 2000г. такие лица составили 15,6%. И несомненно, данное обстоятельство должно вызывать серьезную озабоченность. Тем не менее, при обобщения судебной практики, нами сделан вывод, что суды не только не обращают внимания в каждом случае на такие обстоятельства, но и прямо игнорируют их. Так, при наличии заключения эксперта о том, что несовершеннолетний является хроническим алкоголиком, суд не только не принял никаких действий к устранению обстоятельств, способствующих алкоголизации подростка и его излечению, но и указал в своем приговоре, что заключение эксперта является не обоснованным, поскольку в 16 лет подросток не может быть хроническим алкоголиком.1 Вместе с тем, на страницах юридической печати справедливо указывалось, что растет количество подростков, употребляющих алкоголь, в настоящее время в возрасте 16-17 лет среди молодежи (3,8%), среди девушек (1,9%), сформировалась группа несовершеннолетних алкоголиков.2 Не случайно, в своем Постановлении Пленум Верховного Суда РФ от 01.09.87 № 5 “О повышении роли судов в выполнении требований закона, направленных на выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений” (в редакции от 21.12.93) указал, что в деятельности судов по выявлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, имеются существенные недостатки и ошибки, снижающие их эффективность.

Качество частных определений (постановлений), как представляется, еще не отвечает предъявляемым требованиям; в них порой не вскрываются грубые нарушения закона, не содержится конкретного анализа выявленных правонарушений и недостатков. Многие суды оставляют без надлежащего

1 Архив Областного суда Оренбургской области. 1999г., дело №1/946.

2 Нечаев A.M. Россия и ее дети (ребенок, закон, государство). М.. 2000. - С. 160.

138

реагирования факты неисполнения либо формального исполнения частных определений (постановлений) и не ставят, при наличии к тому оснований, вопроса об ответственности должностных лиц.1

Выясняя причины и условия совершения преступления несовершеннолетним, суд предоставленными ему законом методами устраняет эти причины и условия (вынося частные определения с указанием на недостатки в работе того или иного государственного органа, общественной организации и т.д.). Устраняя эти причины в объективном выражении, суд должен иметь возможность устранить их следствие в субъективном выражении, т.е. в сознании ребенка. Поэтому, вынося тот или иной приговор, суд не должен самоустраняться от дальнейшей судьбы несовершеннолетнего, ограничившись лишь назначением наказания. Он должен принять меры к адаптации несовершеннолетнего после его осуждения и к устранению причин совершения преступлений на сознательном уровне, что собственно и возможно сделать, возложив на соответствующие социальные органы данную обязанность, и проконтролировать затем ход ее исполнения.

Роль суда в предупреждении преступлений несовершеннолетних не ограничивается кругом лиц, в отношении которых возбуждено уголовное дело, суду предоставлена возможность принимать профилактические меры и в отношении несовершеннолетних, еще не совершивших преступление, но уже проявляющих противоправные наклонности. Так, п. 11 ст. 50 ФЗ от 10.07.92 № 3266-1 (в ред. ФЗ от 13.01.96 № 12 и ФЗ от 16.11.97 № 144) “Об образовании”2 предусмотрено, что по решению суда, подросток с девиантным (общественно опасным) поведением, достигший одиннадцати лет, нуждающийся в особых условиях воспитания и обучения, может быть помещен в специализированное учебно-воспитательное учреждение.

’ Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.09.87 № 5 “О повышении роли судов в выполнении требований тлкона. направленных на выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений” (в редакции от 21.12.93) 2 ФЗ от 10.07.92 № 3266-1 (в ред. ФЗ от 13.01.96 № 12 и ФЗ от 16.11.97 № 144) “Об образовании”. -

Екатеринбург. 1998.

139

Таким образом, законодатель совершенно оправданно распространяет полномочия суда по предупреждению преступлений несовершеннолетних не только на уже состоявшихся молодых правонарушителей, но и на детей, которые еще не встали на преступный путь, но уже проявляют в поведении общественно опасные наклонности. В этом, как видится, и есть социальная направленность профилактической деятельности суда.

Необходимо отметить положительные стороны в деятельности органов прокуратуры, следствия и суда по предупреждению преступлений несовершеннолетних. В Оренбургской области ведется серьезная совместная работа указанных органов и органов управления образования. Так, на 2001 -2002 гг. разработан план мероприятий по профилактике алкоголизма и наркомании, медико-социальной реабилитации детей и подростков употребляющих алкоголь и наркотики. В средних и средне- специальных учебных заведениях совместно с отделениями милиции составлены планы работ по профилактике и предупреждению преступлений среди несовершеннолетних, ежемесячно проводятся Дни правовых знаний с участием работников правоохранительных органов, прокуратуры, суда, а также студентов юридических ВУЗов. Ведется учет учащихся, совершивших правонарушения, за каждым таким учащимся закреплены общественные воспитатели, работа которых ежемесячно заслушивается на “Совете профилактики”. По Оренбургской области прошли родительские собрания по теме “Правовое невежество и его последствия”. Ежегодно в учебных заведениях проводятся правовые декады “Подросток и закон” совместно с работниками правоохранительных органов. Проведены акции “Здоровое будущее”, где участвовали социальные педагоги, врачи, психологи, инспектора ОППН. Ежегодно проводятся конкурсы плакатов и рисунков “Нет наркотикам”, а также культурно-массовые и спортивные мероприятия по формированию и пропаганде здорового образа жизни под девизом “Здоровое будущее”. В мае 2001 г. педагогами школ и учреждений начального профессионального образования совместно с инспекторами отдела профилактики преступности

140

несовершеннолетних проведена акция ‘Подросток”, в ходе которой проведены рейды по месту жительства неблагополучных семей. В результате которой было выявлено и поставлено на учет 305 таких семей. Направлено 126 предложений и представлений в органы социального контроля и ОППН. Выявлено и поставлено на учет 2535 несовершеннолетних за различные правонарушения. Ежегодно в летний период работают лагеря в которых отдыхают и трудятся подростки с девиантным поведением.

Таким образом, можно заключить, что в ходе проведения судебной реформы нельзя отказываться от тех наработок позитивного характера, которые имели место в прежнее время. Позиция ученых и практиков относительно не свойственности уголовно-процессуальной деятельности профилактического характера совершенно не приемлема в отношении несовершеннолетних. Направляя предусмотренные уголовно- процессуальным законом усилия на выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений, органы предварительного следствия, прокуратуры и суда, несомненно, способны влиять на процесс предупреждения детской преступности и защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. Учитывая, что уголовно-процессуальная деятельность должна носить ярко выраженный профилактический характер, важно, чтобы это имели ввиду те, кому поручено вести расследование и судебное разбирательство таких дел.

’ Информационное письмо управления образования Оренбургской области.

141

Заключение

Личность человека, его права и свободы являются высшей ценностью для государства и общества. Воспитание психически, нравственно и физически здорового молодого поколения, должно является одной из основных целей государства и общества при защите прав и законных интересов личности. Реализовать такую цель в государстве с непростыми социально- экономическими отношениями становится все труднее. Если учесть, что всего по Оренбургской области в 1999г. было зарегистрировано 2573 несовершеннолетних правонарушителей, в 2000г. - 2059. При таких показателях серьезную озабоченность вызывает удельный вес не работающих и не обучающихся несовершеннолетних. Если в 1999г. он составил 39,8%, то уже в 2000г. он вырос примерно на один процент и составил 40,9%. В подавляющем большинстве такими лицами совершаются корыстные преступления - примерно 80%. Таким образом, налицо тенденция к росту числа социально не защищенных несовершеннолетних, совершающих корыстные преступления. Каждый такой несовершеннолетний имеет свои специфические черты характера. Особенно они ярко выражены у несовершеннолетних с непростыми судьбами, которые вольно или невольно вовлечены в сферу уголовного судопроизводства. История знает не мало попыток государства борьбы с преступностью. Использовалось и ужесточение уголовного закона, и его либерализация. Однако, ключевым моментом в деле предупреждения, раскрытия и осуждения преступных проявлений со стороны несовершеннолетних, должно явиться выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений, которые лежат в социальной и индивидуально-психологической сфере. Их устранение и возвращение несовершеннолетнего в нормальную социальную среду задача суда, как органа государственной власти, осуществляющего правосудие.

142

Поэтому, в данной работе рассматривается принципиально новая - комплексная социально-правовая и психологическая основа производства по делам несовершеннолетних. Для этого, сделана попытка доказать, что именно такая основа при производстве уголовных дел позволит наиболее полно и всесторонне реализовать право несовершеннолетнего на защиту его прав и законных интересов, предупредить его от совершения правонарушений и способствовать его социализации.

Чтобы сделать такой вывод, был исследован исторический и зарубежный опыт производства уголовных дел в отношении несовершеннолетних, а также опыт некоторых бывших союзных республик, а ныне стран участниц СНГ, кроме того, проведен анализ уголовно-процессуального законодательства с учетом социально-психологических особенностей несовершеннолетних. На основе правового анализа исторического и зарубежного опыта и мнения современных исследователей, доказана необходимость возрождения в России ювенальной юстиции, которая должна иметь целью своей деятельности защиту прав и законных интересов несовершеннолетних и молодежи при разрешении гражданских, административных и уголовных дел, связанных как с их воспитанием, так и совершаемыми ими правонарушениями, предупреждение несовершеннолетних от совершения правонарушений, обеспечение социализации личности детей в максимально благоприятных условиях их жизни. Такая юстиция должна совмещать в себе помимо органов расследующих и разрешающих уголовные дела, органы осуществляющие социальную и психологическую поддержку несовершеннолетнего, а также консультирование вышеуказанных органов по вопросам особенностей личности несовершеннолетнего. Поэтому, при судах по делам несовершеннолетних, а пока они не созданы, при районных судах, необходимо создание социально-психологических отделов. Поскольку, ключевыми фигурами в уголовно-процессуальной деятельности по делам несовершеннолетних должны являться на ряду со следователем, прокурором, судом, такие специалисты, как педагог, психолог и социальный работник, то

143

они должны участвовать в процессуальной деятельности с момента возбуждения уголовного дела вплоть до исполнения приговора. При этом, при постановлении приговора, судья должен возложить обязанность на данных специалистов составления индивидуальной программы по социализации несовершеннолетнего. В связи с вышесказанным предлагаем Ч.2.СТ.4011 УПК добавить текстом следующего содержания: “При постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего, суд должен возложить обязанность на орган социальной защиты несовершеннолетнего разработать индивидуальную программу по социализации

несовершеннолетнего”.

Принципиальной особенностью в деятельности ювенальной юстиции должна стать возможность руководствоваться не только возрастными характеристиками при решении вопроса о применении более “гуманных’* норм закона, но и учитывать иные социально- психологические особенности личности несовершеннолетних. Для этого, необходимо включить в УПК РФ требование об обязательном проведении психологической экспертизы несовершеннолетнего, и более детальном исследовании личности несовершеннолетнего, уделяя особое внимание при этом, специфике его характера, мотивов поведения, мировоззрения, социальной ориентации, какие лица его окружают, в какой семье он воспитывался и т.д. Необходимо это делать не только для тщательного изучения личности несовершеннолетнего, но и для более полного выявления причин и условий, способствующих совершению преступлений, с тем, чтобы своевременно устранить данные обстоятельства. Для этого необходимо предусмотреть в законе, что при обнаружении указанных выше обстоятельств, следователь, суд должны немедленно указать на необходимость их устранения и осуществить жесткий контроль за исполнением данного решения. Только при таких условиях уголовно- процессуальная деятельность всецело будет отвечать требованиям о защите прав и законных интересов несовершеннолетних. Такая защита будет реализована лучшим образом, если

144

деятельность следователя, прокурора, суда будет способствовать социализации несовершеннолетнего и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений. Поэтому, деятельность по предупреждению преступлений несовершеннолетних органов предварительного следствия, прокурора и суда, должна являться безусловной и неотъемлемой частью уголовно-процессуальной деятельности.

В связи с этим, был исследован вопрос о наделении органов предварительного следствия и суда более действенными профилактическими мерами воздействия на несовершеннолетнего, то есть, предания уголовному процессу в отношении несовершеннолетнего профилактического характера. Для этого, в УПК РФ необходимо предусмотреть норму, позволяющую органу предварительного следствия, прокурору, суду в случаях, когда несовершеннолетний обвиняемый по условиям жизни и воспитания не может быть оставлен в прежнем месте жительства, по постановлению следователя, санкционированному прокурором, или по постановлению суда он может быть помещен в специальное детское учреждение.

И наконец, поскольку, как видно, производство по делам несовершеннолетних имеет свои особые задачи и специфичный субъектный состав, необходимо предать производству по делам несовершеннолетних статус “особого производства”.

145

Список использованных источников

  1. Международно-правовые, законодательные, ведомственные и нормативные

акты.

1 Конвенция о правах ребенка, принятая 20 ноября 1989 г. 44-ая сессией Генеральной ассамблеи ООН (ратифицированная 13 июня 1990 г. Верховным советом СССР).

Минимальные стандартные правила ООН касающееся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (“Пекинские правила”) (приняты на 96 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 29.11.95 г.). //Советская юстиция, 1991 г. №№ 12-14.

  1. “Основные положения роли адвокатов” (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. В Нью-Йорке) //Советская юстиция, 1991 г., №20.
  2. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном голосовании в 1993. М. 1998.-124С.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, принят 27.10.60 г. (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. №40. Ст.592.).
  4. Уголовный кодекс РФ вступил в силу 01. января 1997 г.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 30.06.99. Минск. 2000 г.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 01.01.98. Алматы. 1998 г.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Узбекистан от 22.09.94. Ташкент. 1999 г.
  8. 10.Уголовно-процессуальный кодекс Казахской ССР от 22.07.59.

146

11.ФЗ от 10.07.92 № 3266-1 (в ред. ФЗ от 13.01.96 № 12 и ФЗ от 16.11.97 № 144)

“Об образовании”. Екатеринбург. 1998. 12.ФЗ от 24.07.98 №124-ФЗ “Об основных гарантиях прав ребенка” //Собрание

законодательства РФ №31 1998г. 13.ФЗ №26 от 21.05.99 “Об основах системы профилактики безнадзорности и

правонарушений несовершеннолетних” //Собрание законодательства №26 от

28.06.99. 14.ФЗ от 17.12.98 г.№188-ФЗ от 21.12.98 “О мировых судьях в РФ”. Собрание

законодательства РФ от 21.12.98г., №51, ст.6270. 15.ФЗ от 10.07.92 № 3266-1 (в ред. ФЗ от 13.01.96 № 12 и ФЗ от 16.11.97 № 144)

“Об образовании”. 16.ФЗ №119-ФЗ от 07.08.2000 “О внесении
изменений и дополнений в

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР”. Российская газета 10 августа

2000 г. 17.ФЗ “О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР”
(в части

изменения условий заключения и сроков содержания под стражей). Принят

11.05.99 к рассмотрению протоколом заседания ГД № 206. 18. Президентская программа “Дети России”, утвержденной указом Президента

Российской Федерации от 18 августа 1994 года № 1696.
Собрание

законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 17. - ст. 1955; 1996 - №9.

  • ст.799. 19.Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 24 ноября 1998 г. № 82 “О задачах

прокуроров, участвующих в рассмотрении судами уголовных дел”. Приказ

официально опубликован не был. Справочная правовая система Гарант 5.0. 20.Указание Генерального прокурора РФ и МВД РФ от 21, 25 августа 1997 г. №

53/21, 1/12597 “О дополнительных мерах по предупреждению групповой и

организованной преступности несовершеннолетних”. 21 .Пояснительная записка к проекту ФЗ “О внесении изменений и дополнений

в УПК РСФСР” (в части изменения условий заключения и
сроков

содержания под стражей).

147

  1. Постановления Конституционного Суда РФ, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ. Судебная практика.

22.Постановление Конституционного суда РФ от 23.03.99 г. №5-п “По делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч.1 ст.218 и ст. 220 УПК РСФСР, в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и ООО “Монаком” // Ведомости Конституционного суда РФ. -1999. -№4.

23.Постановление Пленума Верховного Суда от 17.09.75 №5 “О соблюдении судами РФ процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел” (с изм. и доп. от 20.12.76 г., 20.12.83 г., 27.08.85 г., в ред. от 21.12.93 г.). Сборник постановлений Пленума Верховного Суда 1961-1993-М.: Юридическая литература, 1994.

24.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.09.87 № 5 “О повышении роли судов в выполнении требований закона, направленных на выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений” (в редакции от 21.12.93)

25.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.87 г. №1 “Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел” (в ред. от 21.12.93)// Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961-1993. - М.: ЮЛ, 1994.

26.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 №9.

27.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 г. № 7-П “О судебной практике по делам несовершеннолетних”.

28.Определение №35Д99-5пр по делу Просветова и Латышева. Обзор судебной практики ВС РФ за 2-ой квартал 1999 г.//Бюллетень Верховного суда РФ. 2000. №1.С7.

148

29.Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 1999 г.

“Вопросы общей части УК РФ” (утв. Постановлением Президиума ВС РФ от

05.04.2000 г.). //Бюллетень Верховного суда РФ 2000 г., №7. С. 13. 30.Обзор кассационной практики Судебной Коллегии по уголовным делам

Верховного Суда РФ за 1998 г. //Бюллетень Верховного Суда РФ 1998 г.,

№11.С13.

  1. Специальная литература.

31.Башкатов И.П. Психология групп несовершеннолетних правонарушителей:

(социально-психологические особенности). - М., 1993. - 256 С. 32.Белоусов
В.П. Особенности применения некоторых мер пресечения в

отношении несовершеннолетних обвиняемых. // Проблемы прав и интересов

обвиняемого. - Кемерово, 1983. - 165 С. 33.Белякова A.M. и др. “Охрана прав несовершеннолетних”. - М., 1983. - 177 С. 34.Бозров В.
Действующий УПК ограничивает право обвиняемого на

защиту .//Российская юстиция. - 1999. - №12. 35.Бойков АД. Судебная реформа: обретения и просчеты. //Государство и

право. - 1994. - №6. - С. 19. Зб.Брусиловский А.Е. Судебно- психиатрическая экспертиза. - Харьков, 1929 г. 37.Васильев В.Л. Юридическая психология. - СПб., 2000. - 352 С. 38.Ведерникова О.
Ювенальная юстиция: исторический опыт и

перспективы.//Российская юстиция. - 2000. - №7. - С.51. 39Верин В.П. О проблеме соблюдения процессуальных сроков рассмотрения

уголовных и гражданских дел //Бюллетень Верховного Суда. - 1996. - № 9. -

С.14. 40.Ветров Н.И. Профилактика правонарушений среди молодежи. М., 1980. - 181

С. 41.Володина Л.М. Механизм защиты прав личности в уголовном процессе.

Тюмень: ТГУ, 1999. - 107 С.

149

42.Володина Л.М. Механизм обеспечения прав личности в Российском

уголовном процессе. Автореф. дисс. д-ра юрид. наук. -Екатеринбург, 1999. -

С.12. 43.Вопросы уголовного процесса в практике Верховного Суда СССР. - М.,

1948,-268 С. 44Галимханов А.Б. Организационно-тактические особенности расследования

преступлений в условиях расширения прав подозреваемых и обвиняемых на

защиту. //Автореф. на соискание ученой степени кандидата юридических

наук. Уфа, 2001.,-23 С. 45.Годфруа Ж. Что такое психология. - М., 1992. - 376 С. 46.Государственная политика предупреждения преступности

несовершеннолетних и защита их прав и интересов. Сб. научн. трудов. - М.,

    • 152 С. 47.Громов Н., Николайченко В., Конев В. Свидетельский
      иммунитет в

уголовном процессе // Российская юстиция. - 1997. - №9. 48.Гуковская Н.И.
Деятельность следователя и суда по предупреждению

преступности несовершеннолетних. - М., 1967. 49.Гуковская Н.И. Меры
пресечения применяемые в отношении

несовершеннолетних правонарушителей // Вопросы борьбы с преступностью.

-М., 1972.- 130 С. 50Гуковская Н.И, Долгова А.И., Миньковский Г.М. Расследование и судебное

разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних. - М., 1974. 51.Гуськова А.П. Актуальные вопросы защиты прав и законных интересов

граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве // Защита прав и

законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как

приоритетное направление в судопроизводстве. - Москва-Оренбург, 1999.

108 С. 52.Гуськова А.П. Суд и подросток. - Челябинск, 1989. 53Гуськова А.П.
Деятельность суда по выявлению причин и условий,

способствовавших совершению преступления. // XXVI Съезд КПСС и задачи

150

органов правосудия по предупреждению и борьбе с преступлениями. - М.,

1983.-С.81. 54.Гуськова А.П. Основания использования специальных познаний в области

психологии и психиатрии при рассмотрении и разрешении судами уголовных

дел//Использование специальных познаний в области психологии
и

психиатрии в судопроизводстве. Учебное пособие. - Оренбург, 1999 г. - С.9. 55Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных

о личности обвиняемого в уголовном процессе. - Оренбург, 1995. - СПб. 56.Гуськова А.П. О спорных вопросах российского правосудия.//Российский

судья.-2001.-№3.-С8. 57.Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1963. 58.Давлетов А., Подлесная И. С какого момента возникает право задержанного

на защитника? //Российская юстиция. - 1998. -№11. 59.Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения

по Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик.

  • Свердловск, 1961. 60.Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н.
    Генетика поведения,

ответственность. Изд. второе. - М., 1989. 61Еникеев З.Д. Уголовное преследование. -Уфа, 2000. - 130 С. 62.Еникеев З.Д. Правовые проблемы
участия общественности в борьбе с

преступностью//Современная преступность: состояние, тенденции, средства

преодоления. Материал Всероссийской научно-практической конференции.

22-23 апреля 1999г. - Екатеринбург, 1999. - С.45-48. бЗ.Еникеев З.Д.
Состояние и перспективы развития принципа

неприкосновенности личности в свете международных актов // Российская

федерация в Совет Европы: проблемы применения норм о защите прав

человека. Материал международного семинара 17-18 апреля 1997. 64Еникеев З.Д. Принципы применения мер пресечения по уголовным делам. -

Уфа, 1997.-178 С. 65.Еникеев М.И. Юридическая психология. - М., 2000. - 501 С.

151

66.Ермаков В.Д. Противоправное поведение подростков - это чаще всего

групповое поведение // Криминология неформальных
молодежных

объединений. - М., 1990. - С.79. 67.Ермаков В. Юстиция обязана
защищать права и законные интересы

несовершеннолетних.// Российская юстиция. - 2000. - №10. - С.23. 68.Жалинский А.Э. Социально-правовое мышление: проблемы
борьбы с

преступностью. - М., 1989. - 120 С. 69.3абрянский Г.И. Основные
концепции государственной политики

предупреждения преступности несовершеннолетних. //
Государственная

политика предупреждения преступности несовершеннолетних и защита их

прав и интересов. - М.,1997. - С.204. 70.Зинатуллин 3.3., Кузуб И.Р. Охрана прав и законных интересов обвиняемых

  • функция Российского уголовного процесса. - Ижевск, 2000. - 151 С. 71.Зинатуллин 33, Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по

уголовным делам. - Ижевск, 1997. - 113С. 72.Золотых В. Исследование данных о личности подсудимого. //Российская

Юстиция.-1996.-№8. 73.Каневский Л.Л. Всестороннее изучение
личности несовершеннолетнего

правонарушителя - важное условие эффективности
предварительного

следствия // Современная преступность: состояние, тенденции, средства

преодоления. - Екатеринбург, 1999. - С. 308. 74.Каневский Л. Л.
Проблемы обеспечения прав и интересов

несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых //Россия в Совет Европы:

проблемы применения норм о защите прав человека.
Материал

международного семинара с 17-18 сентября 1997 г. - Екатеринбург, 1998. - С.

  1. 7 5. Каневский Л. Л. Актуальные вопросы
    совершенствования ранней

профилактики преступности и иных правонарушений несовершеннолетних

//Правоведение. -1999. - №1. - С. 151-159.

152

76.Каневский Л.Л. Проблемы Организация расследования и тактика

следственных действий по делам несовершеннолетних. - Уфа, 1978. 77.Комментарий к УК РФ/ Под редакцией А.В. Наумова. М.,1996. - 823 С. 78.Комментарий к УПК РСФСР/Под ред. ВТ. Томина. М.,1996. - 840 С. 79.Комментарий к УПК РСФСР/отв. ред. И.Л. Петрухин. М.,2000. - 670 С. 80.Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном

судопроизводстве. - Саратов, 1978. 81.Костицкий М.В. Ведение в юридическую психологию: методологические и

психологические проблемы. - Киев. 1990. 82.Кречетова Л.В. Актуальные проблемы обеспечения права на защиту лицу,

совершившему преступление // Защита прав и законных интересов граждан,

участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в

судопроизводстве. -Москва-Оренбург, 1999. -108 С. 83.Кречетова Л.В. Защитник в уголовном процессе. - Оренбург, 2000. - С. 104. 84.Криминология. Учебник для исторических ВУЗОВ / Под ред. А.И. Долговой.

-М, 1997.-780 С. 85.Криминология /Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. - М., 1996. 86.Кудрявцев. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. - М., 1988. 87.Кузнецова Н.Ф. Профилактическая функция уголовного закона. //Уголовное

право. -1998. -№1.- С. 11-20. 88.Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства Т.1 - 551 С, 2. - 605 С.

Издательство “Альфа”. - Санкт-Петербург, 1996. 89.Лебедев В. Судебная власть и
средства массовой информации: теория

вопроса и практика взаимоотношений. //Российская юстиция. - 1999. - №12. -

С.2. 90.Лебедев В. От концепции судебной реформы к новым идеям развития

судебной системы.// Российская юстиция. - 2000. - №3. - С.2. 91 Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1964. 92.Медведев Г.П. Этика социальной работы. - М., 1999. -155 С.

153

93 .Макаренко И.А. Этика допроса несовершеннолетнего
обвиняемого //

Южноуральские криминалистические чтения. - Уфа, 1999.- №7. - С.161. 94.Маевский В. Допустимость доказательств, полученных органами дознания

до возбуждения дела. //Российская юстиция. - №6. - 2000. - С.57. 95.Мезинов Д.А. Совершенствование уголовно-процессуальных мер защиты

психического здоровья ребенка // Современное Российское
право:

региональное измерение. - Барнаул, 1998. - 336 С. 96 .Мельникова Э.Б. Правосудие по делам несовершеннолетних: история и

современность. /Отв. ред. Ф.М. Решетников. - М., 1990. - 119.С. 97.Мельникова Э.Б., Ветрова Г.Н. Российская модель ювенальной юстиции

(Теоретическая концепция) //Правозащитник. - 1996. - №1. - С.23. 98.Мельникова Э.Б. Судебная реформа в России и проблема правосудия по

делам несовершеннолетних.//Судебная власть: Надежда и реальность, сб.

Научных статей. - М.,1993. - С.91. 99.Мельникова Э.Б. Ювенальная
юстиция. Проблемы уголовного права,

уголовного процесса, криминалистики. М., 2000г. 272 С. ЮО.Мельниковский М. Подсудимый имеет право допросить
свидетелей

обвинения. //Российская юстиция. - 1997. - №8. Ю1.Меркушов А.Е. О некоторых вопросах судебной практики по делам о

преступлениях несовершеннолетних//Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 6.

-2000.-С.19. Ю2.Милицин С. Д. и др. Особые производства и
новое уголовно-процессуальное законодательство // Защита прав и законных интересов

граждан в уголовном процессе, как приоритетное направление
в

судопроизводстве. - Сб. науч. трудов. - Москва-Оренбург, 1999. - С.74. ЮЗ.Миньковский Г.М. Особенности расследования и
судебного

разбирательства дел о несовершеннолетних. - М., 1959. - 141 С. Ю4.Мотовиловкер Я.О. О последствиях назначения одного и того
же

защитника подсудимым, интересы которых противоречивы // Проблемы

охраны прав и интересов обвиняемого. - Кемерово, 1983.

154

105.Нажимов В.П. О справедливости при осуществления правосудия по

уголовным делам // Принцип правосудия при осуществлении правосудия по

уголовным делам. Межвуз. сб. научн. трудов. - Калининград, 1990. - С.3-8. 106.Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. / Под общ. ред. В.М.

Лебедева. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: Издательство “Спарк”, 1997. - 788 С. 107 .Некрасов С. Реализация права несовершеннолетнего на защиту.

//Законность. - 1996. - №6. - С.47. Ю8.Неутов В.Д. Целесообразность применения денежного залога в качестве

меры пресечения. //Российский судья. - 2001.-№3.-С.28. 109.Нечаев A.M. Россия и ее дети (ребенок, закон, государство). М., 2000. - 238

С. ПО.Ничипоренко Т.Ю. О пределах подсудности уголовных дел единоличному

судье. //Вестник Московского университета, Серия 11, Право. - 1997. - №5. Ш.Очередин В.Т. Обеспечение законности при расследовании преступлений

несовершеннолетних. - Волгоград, 1990. 112.Павловский ВВ. Ювентология. Проект интегративной науки о молодежи.

М., 2001.-74 С. 11 З.Панкратов В. О свидетельском иммунитете законных
представителей.

//Российская юстиция. - 1993. - № 7. - С.25. П4.Панько Н.К. Деятельность
адвоката - защитника по обеспечению

состязательности. - Воронеж, 2000. - 145 С. П5.Петин И.А. Молодежь и насилие. // “Вертикаль”. Вестник молодой науки

Урала. - Оренбург, 1999. - №2(9). - СП. Пб.Пиюк А. Состязательность на стадии предварительного расследования и

судебный контроль.//Российская юстиция. - №4. - 2000. П7.Рогаткин А.,
Петрухин И. О реформе уголовно-процессуального

права.//Законность. - 1996. - №2. - С. 39. 118.Рогозин ДА. Защита прав и законных интересов

несовершеннолетних.//Защита прав и законных интересов граждан,

155

участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление
в

судопроизводстве. Москва-Оренбург, 1999. - 108 С. 119.Рогозин Д.А.
Защита прав несовершеннолетних в уголовном процессе

//Актуальные проблемы экономики и финансов в России. - Челябинск, 2000. -

184 С. 120.Рогозин Д.А. Социально-правовые и психологические основы производства

по уголовным делам несовершеннолетних. Учебное пособие. - Оренбург.

2001.-104 С. 121.Рогозин Д.А. Некоторые особенности производства
предварительного

следствия и судебного разбирательства по делам о
преступлениях

несовершеннолетнихУ/Проблемные вопросы законотворческой деятельности

и правоприменительной деятельности в России на рубеже
нового

тысячелетия. Оренбург, 2001. - 232 С. 122.Романов В.В. Юридическая психология. - М., 1998. - 488С. 123.Савчирова P.M. Меры пресечения
и иные меры процессуального

принуждения. -М., 1960. 124.Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. -М., 1998.- 272 С. 125.Смелова А.С. О состоянии судебно- психологической

экспертизыУ/Использование специальных познаний в области психологии и

психиатрии в судопроизводстве. Учебное пособие/Под. ред. А.П. Гуськовой.

  • Оренбург. Изд. центр ОГАУ 1999. 92 С. 126.Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе.-М., 1973.-127 С. 127.Соколов А.,
    Москалев И. Конституция России и проблемы

судопроизводства в уголовном процессе.//Российская юстиция. - 1996. - № 2.

-С.23. 128.Стремовский В.А. Эффективные меры обеспечения права обвиняемого на

защиту на предварительном следствии. // Проблемы охраны прав и интересов

обвиняемого. - Кемерово, 1983. - С. 51. 129Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. - С.182.

156

130.Строгович М.С. Правосудие и уголовное судопроизводство. // Конституция

СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. - М., 1979. -

С.117. 131.Татьянина Л.Г. Предварительное расследование
уголовных дел о

групповых преступлениях несовершеннолетних. Монография. - Ижевск, 1999

.- 160 С. 132.Тащилин М. Индивидуализация наказания в суде присяжных //Российская

ЮСТИЦИЯ.-2000. - №5. 133.Уголовный процесс/Под ред. К.Ф. Гуценко. - М., 1997. - 509 С. 134.Уголовный процесс в России: Лекции-очерки. Ларин A.M., Мельникова

Э.Б., Савицкий В.М. - М., 1997. 135.Уголовная ответственность несовершеннолетних. /Под ред. В.П. Кашепова.

  • М., 1999. - 160 С.

13 6. Уголовно-процессуальное право/Под ред. ПА. Лупинской. - М., 1997- 590

С. 13 7. Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и
РСФСР.

Теоретическая модель / Под ред. В.М. Савицкого. - М., 1987. - 294 С. 138.Хисматуллин Р. Особенности судебного следствия по
делам

несовершеннолетних // Российская юстиция.-1999.-№12, С. 12. 139.Хисматуллин Р. Семейные суды по делам
несовершеннолетних.

//Российская юстиция. - 2000. - №3. - С.37. 140.Фомин М. Оценка адвокатом обоснованности ареста. //Российская юстиция.

      • № 4. - С.38.

141.Филиппов В. Ювенальная юстиция: исторический опыт
и

перспективы..//Российская юстиция. - 2000. - №7. - С.43. 142.Шамардин
А.А. Законодательное установление принципов уголовного

судопроизводства по делам несовершеннолетних в свете
проблемы

предупреждения подростковой преступности. // Вестник молодой
науки

Урала. - Оренбург, 1999. - С. 103.

157

ИЗ.Ширинский С. О выездных судебных заседаниях. //Российская юстиция. -

1996.-№4. -С.41. 144.Ширинский С, Кадышева Т. Свидетель тоже
нуждается в помощи

адвокатаУ/Российская юстиция. - 1997. - №7. 145.ЧуфаровскийЮ.В. Юридическая психология. - М., 1997. -310 С. 146.Яковлев A.M. и
др. Преступность несовершеннолетних в

капиталистических странах. - М., 1970. - 180 С. 147.Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий

и система производств. Основные и дополнительные производства. - Томск:

Томский университет, 1991. !48.Якуб М.Л. Процессуальная
форма в советском уголовном

судопроизводстве. - М., 1981.

158

Приложения

Приложение №1

Обобщенные предложения по совершенствованию Конституции РФ и уголовно процессуального законодательства

-Предусмотреть систему ювенальной юстиции, которая должна включать в себя

орган предварительного следствия, суд, а также социально- психологический

отдел.

-Целесообразность внесения в УПК РФ раздела “Особый порядок производства

дел”, куда необходимо включить производство по делам несовершеннолетних.

-создание отделов социально-психологической службы при судах
общей

юрисдикции, а в перспективе при судах по делам несовершеннолетних.

-Участвующим на протяжении всего уголовного процесса педагогу, психологу,

необходимо предоставить право заявлять ходатайства, а также
давать

рекомендации о совершении, или не совершении тех или иных процессуальных

действий.

-Исключить из УПК возрастные рамки, ограничивающие участие педагога и

психолога при производстве процессуальных действий с несовершеннолетним.

-Начиная со стадии возбуждения уголовного дела, предусмотреть участие

социолога, психолога, педагога для выполнения ряда следственных и судебных

действий.

-Признание за органами предварительного следствия, прокурором,
судом

необходимости профилактической уголовно-процессуальной
деятельности в

отношении несовершеннолетних.

-В УПК необходимо предусмотреть процедуру судебного разбирательства в

отношении несовершеннолетнего, носящую наименее формального характера.

  • 4.2. ст. 18 УПК следует изложить в новой редакции: “Закрытое судебное

заседание кроме того допускается по мотивированному определению суда или

159

постановлению судьи, на основании рекомендаций психолога по делам лиц не достигших восемнадцатилетнего возраста” и далее по тексту. -Ч.2.СТ.4011 УПК добавить текстом следующего содержания: “При постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего, суд должен возложить обязанность на орган социальной защиты несовершеннолетнего разработать индивидуальную программу по социализации

несовершеннолетнего”.

-Необходимость включения в уголовно-процессуальное законодательство такой меры пресечения, как помещение в специализированное детское учреждение закрытого типа, если несовершеннолетний не может быть оставлен в прежнем месте жительства

-Дополнить ст.79 УПК п.5 следующего содержания: “для установления уровня интеллектуального и психологического развития и иных социально-психологических черт несовершеннолетнего”.

-Часть 2 ст. 50 УПК следует изложить в новой редакции: “Отказ от защитника в случаях, предусмотренных пунктами 2, 3, 4 и 5 ст. 49 настоящего Кодекса, не обязателен для суда или, соответственно, для следователя или прокурора. В случае удовлетворении ходатайства обвиняемого (подсудимого) о замене защитника следователь, прокурор или суд обязаны обеспечить участие другого защитника”.

-Применительно к несовершеннолетнему в случае замены его защитника необходимо предусмотреть допуск нового адвоката без привязки к конкретной стадии уголовного судопроизводства, то есть с момента, когда новый защитник имеет возможность фактически вступить в дело.

-4.2. ст.394 УПК РФ изложить в следующей редакции: “Отдача несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого под присмотр родителей и других лиц, указанных в части первой настоящей статьи, а также администрации специального детского учреждения возможно лишь по письменному согласованию данных лиц или администрации со следователем, прокурором и судом. Инициатива применения данной меры пресечения может

160

исходить как от следователя, прокурора и суда, так и от родителей несовершеннолетнего и других лиц, а также от администрации закрытого детского учреждения”.

-В УПК необходимо предусмотреть новый вид меры пресечения - помещение несовершеннолетнего в специальное детское учреждение в случаях, когда несовершеннолетний обвиняемый по условиям жизни и воспитания не может быть оставлен в прежнем месте жительства. В этих случаях несовершеннолетние обвиняемые должны содержатся отдельно от несовершеннолетних, находящихся в указанных детских учреждениях на иных основаниях.

  • 1 ст. 94 УПК необходимо дополнить текстом следующего содержания: “В исключительных случаях, к несовершеннолетнему личное поручительство может применяться при наличии одного заслуживающего доверия поручителя”.

  • Поддерживается позиция А.П. Гуськовой об изменении редакции ст. 392 УПК, изложив ее следующим образом: “При производстве предварительного следствия и судебного разбирательства по делам несовершеннолетних необходимо обратить особое внимание на выяснение следующих обстоятельств:

1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год его рождения); 2) 3) условия его жизни и воспитания; 4) 5) наличие взрослых подстрекателей” 6) Дополнительно к этой статье добавить новую статью (ст. 3921 УПК), именовать ее: “Установление данных о личности несовершеннолетнего” и изложить ее в следующей редакции: “Для установления данных о личности несовершеннолетнего обвиняемого в ходе доказывания подлежат выявлению обстоятельства, уточняющие:

  1. Социально - обусловленные свойства личности (мировоззрения, нравственные убеждения, интересы и др.), устанавливающие отношения лица, складывающиеся в различных сферах общественной жизни и факторы социальной среды, при которых формировалась личность;

161 2. Психологические свойства (мотивы, чувства, интересы, симпатии и антипатии, особенности характера и темперамента, потребности,
стиль поведения и т.п.), т.е. система интеллектуальных и эмоциональных качеств, а также психологические процессы и состояния”.

-Предоставить в законодательном порядке суду право самостоятельно решать вопрос необходимости участия прокурора в судебном заседании. - 4.2. ст. 35 УПК, после слов “подсудных мировому судье”
необходимо дополнить текстом следующего содержания: “а также
случаев, когда психологом рекомендовано единоличное рассмотрение дела судьей”. -Предусмотреть в УПК запрет адвокату защищать интересы
более одного несовершеннолетнего обвиняемого (подсудимого) по одному уголовному делу. -Необходимо законодательно предусмотреть
право представителей предприятий, организаций и учреждений
выполнять роль общественного защитника. Он должен иметь возможность принимать участие в исследовании доказательств, заявлять
перед судом ходатайства и отводы, участвовать в судебных прениях, излагая суду мнение о смягчающих ответственность или оправдывающих
подсудимого обстоятельствах, а равно о возможности смягчения наказания несовершеннолетнему и т.д..

-Необходимо предоставить законному представителю право участия в судебных прениях.

-Предусмотреть в Конституции РФ обязанность государственных органов по контролю за воспитанием детей своими родителями.

  • Суду целесообразно получить консультацию психолога в стадии назначения дела к слушанию для решения вопроса о проведении закрытого или открытого судебного заседания, либо о проведении выездного судебного заседания, при решении вопроса о единоличном или коллегиальном рассмотрении уголовного дела, при решении вопроса о целесообразности участия в разбирательстве государственного обвинителя. Причем необходимо, чтобы на данной стадии участвовал тот психолог, который принимал участие в допросах несовершеннолетнего в предварительном расследовании.

162

Приложение №2 Результаты обобщения судебной и следственной практики.

1.По данным обобщения судебной практики по делам о несовершеннолетних (было обобщено 320 уголовных дел, рассмотренных судами Оренбургской области за период с 1998г. по 2000г., а также проведен опрос 132 судей), дела о преступлениях несовершеннолетних рассматриваются судами без учета специализации и опыта судей.

2.Из 320 изученных уголовных дел несовершеннолетних всего в 39 уголовных делах защитником заявлялись ходатайства, из них 19 ходатайств содержали просьбу о проведении того или иного следственного действия, 20 о допросе дополнительных свидетелей и истребовании доказательств. По 12 уголовным делам ходатайства заявлялись уже в ходе судебного заседания.

З.Из 320 уголовных дел несовершеннолетних, по 48 уголовным делам проводилась экспертиза, причем по 46 уголовным делам экспертиза была комплексной.

4.Из 320 изученных уголовных дел, причины и условия способствовавшие совершению преступления в 14 уголовных делах не выявлены, и в 33 выявлены неполно.

5.В 12% приговоров в описательной части не указываются данные о личности несовершеннолетних, что позволяет сделать вывод о том, что судом вынесено решение без учета специфики личности несовершеннолетнего.

6.В 1980г. частные определения вынесены по 41% дел, в 1981, по 32% дел, то уже в 1998-2000 гг., по данным обобщения судебной практики, частные определения по делам о преступлениях несовершеннолетних выносились всего в 8% уголовных дел.

7.Опрошенные в ходе обобщения судебной практики судьи, прокуроры, следователи единодушно высказались за введение в России такой
меры

163

пресечения в отношении несовершеннолетних, как помещение в детское учреждение закрытого типа.

8.Данные анкетирования 132 практических работников (следователей, прокуроров и судей) свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве (89 человек) разделяют возможность единоличного рассмотрения судом уголовных дел несовершеннолетних. Из них, 100% опрошенных судей единодушно высказались за такую возможность.

9.В ходе опроса прокуроров, следователей и судей, около 80 % практических работников одобрили возможность рассмотрения уголовного дела несовершеннолетнего мировым судом. Остальные 20% высказались против, в основном мотивируя это тем, что у мировых судей более низкая подготовленность к таким делам.

10.Большинство опрошенных судей (70 %) высказались за возможность “не формального” судебного разбирательства в отношении несовершеннолетнего.

11.0 возможности участия психолога не только при допросах, но и при проведении других процессуальных действий с лицом не достигшим восемнадцатилетнего возраста, были опрошены практические работники (следователи, прокуроры, судьи). Единодушной позиции высказано не было, но большинство (89,7%) склонны считать, что участие психолога и педагога значительно облегчит принятие того или иного процессуального решения, постановки вопросов несовершеннолетним и. д., и в конечном итоге расследования и рассмотрения уголовного дела. Остальные 10,3% не высказали убедительных аргументов против участия психолога и педагога, ограничившись заявлениями о том, что ощутимых результатов от участия педагога и психолога получить все равно не удастся, и это только излишне загромоздит процесс расследования и рассмотрения уголовного дела.

12.Примерно в 8 случаях из 10 к несовершеннолетнему, в отношении которого не целесообразно применение меры пресечения в виде заключения

164

под стражу, применяется именно подписка о невыезде. В остальных случаях применяется залог и личное поручительство.

13.Ни один из 132 опрошенных практических работников не высказался против создания в России “ювенальной юстиции”.

14.На вопрос - считаете ли Вы, что в предмет доказывания по делам несовершеннолетних необходимо включить дополнительные обстоятельства, подлежащие выяснению, как-то: ^социально обусловленные (мировоззрение, нравственность, убеждения, интересы и др.); 2)психологические свойства (мотивы, чувства, интересы, особенности темперамента, потребности, стиль поведения), около 90 % высказались за такую возможность, остальные 10% (кстати со стажем работы до 5 лет) высказались против, объясняя это тем, что данные обстоятельства только “загромоздят” предмет доказывания по делам несовершеннолетних.

15.Мера пресечения - заключение под стражу применяется к 20% несовершеннолетних. Причем, примерно 10,5% арестов в отношении несовершеннолетних применяются не законно и не обоснованно по следующим причинам - 1 Возможность применения другой меры пресечения: а) в уголовных делах присутствуют ходатайства о применении к несовершеннолетнему поручительства - примерно 30%; б) у несовершеннолетнего есть постоянное место жительства и родители, под присмотр которых его можно отдать - 50%.

2.Нарушение процессуального порядка применения мер пресечения - 17%, а также отсутствие достаточных оснований для применения данной меры пресечения - 3%.

  1. 100% следователей проводят допросы несовершеннолетних в тот момент, когда это им “удобно”, т.е. не учитывают рекомендации психологов о том, что допрос необходимо проводить по истечении определенного промежутка времени.

165

17.Из 320 уголовных дел в отношении несовершеннолетних, в 98% изученных дел допросы несовершеннолетних проводились в кабинете следователя.

18.Критерием оценка доверия к поручителям были: во-первых, семейное положение, поручители во всех случаях были семейными людьми причем, они воспитывали собственных детей примерно одного возраста с лицом, за которое они поручались -100%. Во-вторых, примерно 50% поручителей имели педагогическое образование. В-третьих, у болыпинства поручителей (примерно 70%) были позитивные увлечения, хобби, к которым они приобщали несовершеннолетних (коллекционирование значков, марок, книг, занятие спортом, увлечение техникой и т.д.).

19.Всего 12% уголовных дел в отношении несовершеннолетних не достигших 16 лет, слушались при закрытых дверях. Причем, в подавляющем большинстве (98%) мотивом назначая закрытого судебного заседания было рассмотрение дела о половых преступлениях.

20.В ходе опроса несовершеннолетних осужденных, была высказана просьба дать оценку деятельности прокурора в судебном разбирательстве. Большинство несовершеннолетних (76%) заявили, что прокурор в ходе судебного заседания явно “сгущал краски” давая оценку деянию и личности подсудимого, 14% несовершеннолетних заявили, что очень боялись представителя прокуратуры (16-летняя Н. сказала, что “буквально потеряла дар речи, когда прокурор стал выступать в суде). И наконец, порядка 10% дали положительную характеристику роли прокурора в судебном разбирательстве (17-летний А. говорил, что “прокурор в своей речи напомнил ему своего отца, когда последний предостерегал его от противоправного поведения”, 15-летний Л. заявил, что “работник прокуратуры оказал на него большое положительное влияние, и что сам Л. когда освободится из мест лишения свободы сам пойдет учиться на юриста”).

21.Из 320 уголовных дел несовершеннолетних, педагог или психолог принимали участие при производстве тех или иных следственных действий

166 всего в 98 уголовных делах, что составляет примерно 30%. Данные показатели свидетельствуют о том реальном значении, которое придают практикующие следователи и судьи исследованию психологических особенностей несовершеннолетних, можно с уверенностью заявить, что такие особенности были выявлены лишь в 30%.

  1. При опросе практических работников о целесообразности применения к несовершеннолетнему залога (было опрошено 132 судьи, прокурора и следователя), признали, что 80% практиков считают, что залог не способствует перевоспитанию несовершеннолетнего и его успешному психологическому развитию, 20% заявили, что мера пресечения вообще не способна перевоспитать.

167

Приложение №3

Вопросы по обобщению судебной практики.

  1. Исследованы ли данные о личности несовершеннолетнего в предварительном следствии.
  2. Исследованы ли данные о личности несовершеннолетнего в суде.
  3. Выяснены ли положительные свойства личности несовершеннолетнего.
  4. Отражены ли в приговоре данные о личности несовершеннолетнего.
  5. Заявлялись ли в предварительном следствии ходатайства, если заявлялись, то кто их заявлял.
  6. Заявлялись ли ходатайства в суде, если заявлялись, то кто их заявлял.
  7. В чем суть заявленного ходатайства.
  8. Истребованы ли на предварительном следствии
    характеристики несовершеннолетнего.
  9. Содержат ли истребованные характеристики данные о
    личности несовершеннолетнего.
  10. 10.Учтены ли данные, содержащиеся в характеристиках при исследовании

личности несовершеннолетнего. 11 .Рассмотрено ли дело несовершеннолетнего в суде с учетом опыта и знаний

судьи. 12.Имеет ли следователь, судья, адвокат педагогическое,
психологическое

образование. 13.Проводилась ли экспертиза по уголовному делу несовершеннолетнего, если

проводилась, то какого рода. 14.Выяснены ли в предварительном
следствии причины и условия

способствующие совершению преступления. 15.Выяснены ли в суде
причины и условия способствующие совершению

преступления. 16.Выносились ли частные определения . 17.Вносились ли следователем представления.

168

  1. Осуществлялся ли следователем, судом контроль за
    исполнением

вынесенного определения, представления. 19.Какая мера пресечения применялась к несовершеннолетнему. 20.Проявлял ли педагог
активное или пассивное участие в процессе

расследования и рассмотрения судом дела несовершеннолетнего. 21.Считаете ли Вы, что психолог должен рекомендовать выделение дела в

отдельное производство. 22. Учтены ли психологические особенности
несовершеннолетнего при

избрании к нему той или иной меры пресечения. 23.Считаете ли Вы возможным (необходимым) ввести в России такую меру

пресечения, как помещение несовершеннолетнего в
специализированное

детское учреждение закрытого типа. 24.Разъяснены ли предусмотренные ст.52 УПК права при избрании меры

пресечения. 25.По каким критериям оценивалось доверие к
поручителям

несовершеннолетнего. 26.Необходимо ли оставить в уголовно- процессуальном законе поручительство

общественной организации, как меру пресечения. 27.Допрашивал ли прокурор несовершеннолетнего при избрании ему меры

пресечения. 28.Участвовал ли при этом защитник.

29.Кто выступал личным поручителем несовершеннолетнего. ЗО.Мотивировано ли данными о личности наказание несовершеннолетнего. 31. Сколько открытых и закрытых судебных
заседаний проводилось в

отношении несовершеннолетнего. 32.Где проводился допрос несовершеннолетнего (в школе, дома и т.д.).

169

Приложение №4 Вопросы по анкетированию следователей, судей

  1. Необходимо ли придание производству по делам
    несовершеннолетних “особого” статуса.
  2. Считаете ли Вы необходимым создание в России специализированных судов по делам несовершеннолетних.
  3. Считаете ли Вы необходимым создание в России специализированного органа предварительного расследования дел несовершеннолетних.
  4. Допускаете ли Вы возможность рассмотрения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего единоличным судьей.
  5. Какую категорию дел судья может рассмотреть единолично.
  6. Возможно ли рассмотрение уголовного дела несовершеннолетнего мировым судом.
  7. Какие формальные признаки и процедуры можно исключить из судебного заседания.
  8. Возможно ли сокращенное судебное следствие по уголовному
    делу несовершеннолетнего.
  9. Возможно ли неформальное судебное разбирательство.
  10. 10.Считаете ли Вы, что адвокат не должен защищать интересы двух и более

несовершеннолетних. 11. Считаете ли Вы, что проведение экспертизы психологического состояния

несовершеннолетнего обязательно. 12.Допускаете ли Вы возможность участия педагога, психолога в течении всего

процесса расследования и судебного разбирательства дела в отношении

несовершеннолетнего. 13.Считаете ли Вы, что в психологическом плане нет существенных различий

между несовершеннолетними 15 и 17 лет.

170

14.Допускаете ли Вы возможность участия педагога, психолога в отношении

несовершеннолетнего не достигшего 18, а не 16 лет. 15.В чем преимущества и недостатки участия педагога и психолога в процессе

расследования и судебного разбирательства уголовного
дела

несовершеннолетнего. 16.Считаете ли Вы необходимым участие психолога при оценке личности

поручителя. 17.Допускаете ли Вы возможность применения личного поручительства при

наличии одного поручителя. 18.Целесообразно ли применение к несовершеннолетнему залога, как меры

пресечения. 19.Возможно ли применение домашнего ареста. 20.Считаете
ли Вы необходимым предусмотреть в законе возможность

закрытого судебного заседания в отношении несовершеннолетнего
не

достигшего 18 лет. 21.Считаете ли Вы необходимым разработку
психологом программы

социализации несовершеннолетнего при постановке приговора. 22.Необходимо ли составление психологом программы выявления личностных

позиций несовершеннолетнего, после возбуждения уголовного дела. 23.Обязательно ли участие прокурора при рассмотрении судом
дела

несовершеннолетнего, в чем его положительная роль. 24.Считаете ли Вы, что участие прокурора необходимо лишь в случаях, если об

этом будет рекомендовать психолог. 25.Считаете ли Вы, что адвокат должен составлять защитительное заключение. 26.Сколько прошло
времени с момента совершения несовершеннолетним

преступления и до момента его первого допроса. 27.Считаете ли Вы,
что психолог может рекомендовать место и время

проведения допроса.

171

28.Считаете ли Вы, что психолог должен иметь возможность
давать

рекомендации по вопросам проведения открытого или закрытого судебного

заседания, о выездном судебном заседании. 29.Считаете ли Вы, что применять к несовершеннолетнему меру пресечения и

наказание целесообразнее на основании рекомендаций психолога. 30.Целесообразно ли участие психолога в стадии назначения дела к слушанию. 31. Считаете ли Вы возможным совместное с психологом
рассмотрение

вопросов в стадии назначения дела к слушанию. 32.Считаете ли Вы, что психологу необходимо предоставить право заявлять

ходатайства по вопросам производства тех или иных
процессуальных

действий, которые так или иначе не затрагивают ход расследования и

рассмотрения уголовного дела, но влияют на психику несовершеннолетнего. 33.Считаете ли Вы, что законный представитель должен иметь возможность

участия в судебных прениях. 34.Эффективно ли проведение выездных судебных заседаний. 35.Возможно ли заочное судебное заседание. 36.Должен ли следователь иметь возможность отклонить тот или иной вопрос

при допросе педагога или психолога. 37.Считаете ли Вы, что психолог должен иметь возможность рекомендовать

проведение допроса менее 2-х часов. 38. Считаете ли Вы, что
прокурор должен рассматривать вопрос об

освобождении несовершеннолетнего из-под стражи не позднее 12 часов с

момента задержания. 39.Необходимо ли в предмете доказывания делать акцент на установление

социально обусловленных и психологических особенностей личности. 40. Должно ли производство по делам несовершеннолетних
носить

профилактический характер.

172

Приложение №5

Анкеты (сводные)

обобщения следственной и судебной практики

(нужное подчеркнуть)

1 .№ дела , статья УК

2.Обвиняемый (подозреваемый), его пол, возраст, работает, не работает, учится,

не учится

З.Дата утверждения прокурором обвинительного заключения

4.Дата назначения дела к слушанию

5.Дата слушания дела судом

6.Дата вынесения приговора

7.Отражены ли в обвинительном заключении (описательной
части)

смягчающие, отягчающие наказание обстоятельства, иные
данные,

характеризующие личность обвиняемого (несовершеннолетнего)
данные

(подчеркнуть).

  1. Заявлены ли ходатайства в процессе предварительного
    следствия

обвиняемым, его защитником, законным представителем, потерпевшим, его

представителем

9.Заявлялись ли ходатайства по окончании предварительного следствия при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемым, его защитником ДА НЕТ (подчеркнуть).

10.Суть заявленных ходатайств

11.Слушалось ли дело единолично судьей или проводилось предварительное слушание или проводилось предварительное слушание по заявлению, ходатайству в стадии назначения дела к слушанию. Подчеркнуть.

12.Если слушалось, то указать суть ходатайств и
решение

судьи

  1. Заявлены ли ходатайства в подготовительной части судебного разбирательства относительно истребования дополнительных

173

доказательств , в том числе, касающихся
данных,

характеризующих личность н/л обвиняемого

14.Были ли повторно заявлены ходатайства, которые следователем, прокурором в предварительном следствии были заявлены и не рассмотрены либо отклонены

(о чем)

15.Исследовались ли данные о личности несовершеннолетнего обвиняемого,

отраженные в характеристике с места жительства, учебы, работы.

16.Проводилась ли по делу психологическая, психиатрическая, комплексная

экспертиза

17.Если проводилась, отразить ее суть

18.Отражены ли в описательной части приговора данные, относящиеся к личности подсудимого (несовершеннолетнего), которые суд учел при определении наказания как смягчающие или

отягчающие

19.Установлены ли судом: причины и условия совершения преступления несовершеннолетним и вынесено ли частное

определение

20.Установлены ли судом условия жизни и
воспитания

несовершеннолетнего

21 Если да, то нашли ли они отражение в

приговоре

  1. Допускаете ли Вы возможность “упрощения” судебного заседания с участием несовершеннолетнего подсудимого и придания ему менее формального характера ___ _____
  2. Считаете ли Вы возможным участие психолога и педагога во всех следственных и судебных действиях по делам лиц не достигших 18 лет.
  3. Необходимо ли введение в практику такой меры пресечения для несовершеннолетних, как помещение специализированное учреждение закрытого типа.

174

Приложение №6 Анкета судьи

  1. Ваш стаж работы (подчеркнуть)

до 5 лет

свыше 5 лет

свыше 15 лет

Ваш стаж работы по разбирательству дел несовершеннолетних

2.Считаете ли Вы, что по делам несовершеннолетних нужна “ювенальная

юстиция” да нет (подчеркнуть)

3.Считаете ли Вы, что должны быть специальные суды, специальные судьи

(нужное подчеркнуть)

4.Считаете ли Вы, что нужны специализированные
следователи,

специализированные дознаватели (нужное подчеркнуть)

5.Считаете ли Вы, что в предмет доказывания по делам несовершеннолетних

необходимо включить дополнительные обстоятельства,
подлежащие

выяснению, как-то: ^социально обусловленные
(мировоззрение,

нравственность, убеждения, интересы и др.); 2)психологические
свойства

(мотивы, чувства, интересы, особенности темперамента, потребности, стиль

поведения) да нет подчеркнуть.

Другие обстоятельства, по вашему мнению.

6.Считаете ли Вы, что несовершеннолетнему осужденному можно не указывать

в приговоре срок наказания в виде лишения свободы (при совершении тяжких,

особо тяжких преступлений), а ограничиваться лишь ссылкой на лишение

свободы, предоставив право судье повторно вернуться к разрешению этого

вопроса по истечении определенного периода времени, по мере применения

воспитательно-профилактических мероприятий.

7.Считаете ли Вы, что мировой судья может разрешать дела данной категории

единолично.

175

8.Допускаете ли Вы возможность “упрощения’” судебного заседания с участием несовершеннолетнего подсудимого и придания ему менее
формального

характера

9.Считаете ли Вы возможным участие психолога и педагога во
всех следственных и судебных действиях по делам лиц не достигших 18 лет. 10.Необходимо ли введение в практику такой меры пресечения
для несовершеннолетних, как помещение в специализированное
учреждение закрытого типа.

176

Приложение №:7 Анкета следователя.

  1. Ваш стаж работы (подчеркнуть)

до 5 лет

свыше 5 лет

свыше 15 лет Ваш стаж работы по расследованию дел несовершеннолетних

2.Считаете ли Вы, что по делам несовершеннолетних нужна “ювенальная

юстиция” да нет (подчеркнуть)

3.Считаете ли Вы, что должны быть специальные суды, специальные судьи

(нужное подчеркнуть)

  1. Считаете ли Вы, что нужны специализированные
    следователи,

специализированные дознаватели (нужное подчеркнуть)

5.Считаете ли Вы, что в предмет доказывания по делам несовершеннолетних

необходимо включить дополнительные обстоятельства,
подлежащие

выяснению, как-то: 1)социально обусловленные
(мировоззрение,

нравственность, убеждения, интересы и др.); 2)психологические
свойства

(мотивы, чувства, интересы, особенности темперамента, потребности, стиль

поведения) да нет подчеркнуть.

Другие обстоятельства, по вашему мнению.

9.Считаете ли Вы возможным участие психолога и педагога во
всех

следственных и судебных действиях по делам лиц не достигших 18 лет.

Ю.Необходимо ли введение в практику такой меры пресечения
для

несовершеннолетних, как помещение в специализированное
учреждение

закрытого типа.