lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Пидусов, Евгений Александрович. - Задержание подозреваемого по делам о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ: Процессуальные и криминалистические аспекты : Дис. ... канд. юрид. наук :. - Воронеж, 2002 181 с. РГБ ОД, 61:03-12/308-1

Posted in:

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ПИДУСОВ ЕВГЕНИИ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ЗАДЕРЖАНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО ПО ДЕЛАМ О

НЕЗАКОННОМ ОБОРОТЕ НАРКОТИЧЕСКИХ

СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ

(ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ

АСПЕКТЫ)

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент В.В. Трухачев

Воронеж - 2002

        4

Глава I. Теоретические и правовые основы задержания лица подо- зреваемого (заподозренного) в совершении преступления…. 12

1.1. Правовая природа задержания лица, заподозренного в совершении преступления 12 1.2. 1.3. Процессуальная регламентация задержания лица, заподозренного 1.4. в совершении преступления 31

1.3. Задержание лица, заподозренного в совершении преступления, как система деятельности 52

Глава II. Следственная ситуация как фактор, определяющий такти ку задержания лица, подозреваемого (заподозренного) в не законном обороте наркотических средств 59

2.1. Понятие и классификация следственных ситуаций 59 2.2. 2.3. Следственные ситуации по делам о незаконном обороте наркотических средств ‘…-:? 75 2.4. Глава III. Тактика задержания лица, подозреваемого (заподозрен ного) в незаконном обороте наркотических средств 95

3.1. Общие положения тактики задержания заподозренного лица 95 3.2. 3.3. Подготовка к задержанию лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств: 3.4. А) Подготовка к «неплановому» задержанию лица, заподозренного в не законном обороте наркотических средств…. i… 101

Б) Подготовка к «плановому» задержанию лица, заподозренного в неза конном обороте наркотических средств 109

3.3. Захват лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств, и его личный обыск 136

3

3.4. Фиксация хода и результатов задержания лица, заподозренного в не законном обороте наркотических средств 147

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 154

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 167

ПРИЛОЖЕНИЯ 177

4

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Проблема борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ вышла за границы отдельно взятых государств и в настоящее время представляет собой серьезную опасность для мирового сообщества. Не случайно Генеральная ассамблея ООН приняла в 1988 году Конвенцию ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» и объявила минувшее десятилетие - «Десятилетием Организации Объединенных Наций по борьбе против злоупотребления наркотиками»1.

В Российской Федерации также отмечаются опасные тенденции к распространению наркомании, прежде всего среди лиц молодого возраста и росту преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Так, только в 2000 году в России было зарегистрировано более 240 тысяч преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. На 71,3% возросло количество преступлений, совершенных организованными группами . В Воронежской области только в 2000 году совершено 626 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств либо психотропных веществ; в 2001 - уже 975 преступлений указанной категории3.

Одним из основных направлений противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ является выявление и расследование данных преступлений правоохранительными органами. Как показывает изучение следственной практики, эффективность расследования уголовных дел указанной категории во многом зависит от того, насколько

1 См.: Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 1990. ООН: МККН,Вена51990.С.5.

2 См.: Краткая характеристика состояния преступности в России в 2000 году // Рос. Юстиция. 2001. №З.С.77.

3 Данные информационного центра ГУВД Воронежской области за 2001 год.

5

тактически грамотно и законно было проведено задержание лиц, подозреваемых (заподозренных) в незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ. К сожалению, распространены случаи,
когда

задержания производятся без достаточных оснований, либо в ходе
их

?J производства нарушаются положения уголовно-процессуального закона, что

приводит к утрате доказательственной информации и влечет за
собой

привлечение к уголовной ответственности невиновных.

Расследование преступлений указанной категории обусловлено рядом трудностей. В частности, следует отметить, что действующее
уголовно- процессуальное законодательство не в полной мере отвечает интересам борьбы л/ с «наркотической преступностью». На результатах данной борьбы отрицательно сказываются пробелы законодательства, касающиеся

процессуальной регламентации задержания лиц, подозреваемых (заподозренных) в совершении преступлений, в том числе незаконного оборота наркотиков.

УПК РФ, вступающий в действие с 1 июля 2002 года, во многом восполняет указанные пробелы. Так в отличие от УПК РСФСР в УПК РФ дано законодательное определение задержания, определен момент задержания, расширен перечень процессуальных гарантий, направленных на обеспечение прав и законных интересов задержанных лиц. Указанные положения и некоторые другие юридические новеллы, что, вполне естественно, нуждаются в подробном научном анализе, результаты которого в значительно степени облегчат работникам следствия и дознания процесс «адаптации» к новому уголовно-процессуальному закону.

Вместе с тем, не все вопросы, касающиеся задержания подозреваемых получили полное отражение в УПК РФ, что делает необходимым дальнейшую научную разработку указанной проблематики.

Потребности следственной практики диктуют и необходимость дальнейшей разработки проблем криминалистической тактики задержания лиц,

6 заподозренных в незаконном обороте наркотических средств. В последние годы, криминалистическому обеспечению противодействия незаконному обороту наркотических средств, в литературе уделялось немало внимания. Однако непосредственно тактические особенности задержания указанной категории лиц не были предметом отдельного монографического исследования.

Таким образом, актуальность темы исследования имеет как теоретическую, так и практическую значимость.

Цель исследования. Целью диссертации является комплексное изучение теоретических и правовых основ задержания лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотических средств, и разработка рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуальной регламентации указанного задержания и тактики его проведения.

Для достижения данной цели в ходе исследования были решены следующие частные задачи:

® определена правовая природа задержания;

® дан сравнительный анализ норм УПК РСФСР и УПК РФ, касающихся производства задержания подозреваемого, и сформулированы предложения по их корректировке и дополнению; ® рассмотрены
классификации следственных ситуаций, в которых

производится задержание подозреваемых; ® предложена классификация следственных ситуаций, в которых производится задержание лиц подозреваемых (заподозренных) в совершении незаконного оборота наркотических средств; ® произведено обобщение уголовных дел, в ходе расследования которых производилось задержание лиц, подозреваемых (заподозренных) в незаконном обороте наркотических средств;

7

® сформулированы криминалистические рекомендации, направленные на

совершенствование подготовки и проведения задержаний

рассматриваемой категории, а также фиксации их результатов.

Предмет и объект исследования. Предметом исследования являются

закономерности, отражающие уголовно-процессуальную сущность задержания

подозреваемых (заподозренных) по делам о незаконном
обороте

наркотических средств и тактические особенности проведения
такого

задержания.

Объект исследования - проблемы уголовно-процессуального и криминалистического характера, связанные с задержанием лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотических средств, а также практика проведения таких задержаний.

Методологической основой диссертации являются базовые положения материалистической диалектики как всеобщего метода исследования, а также частно-научные методы: сравнительно-правовой, системного анализа, конкретно-социологический, статистический и некоторые другие.

Нормативную базу исследования составили международно-правовые акты, касающиеся обеспечения прав и законных интересов личности при проведении уголовно-процессуального задержания. К ним относятся: Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года; Конвенция ООН о, борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года. Безусловно, в нормативную основу работы вошли: Конституция Российской Федерации; уголовное и уголовно-процессуальное законодательство РФ (УК РФ, УПК РСФСР и УПК РФ); Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ»; Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», а также другие нормативные акты, регулирующие деятельность правоохранительных органов в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

8

Теоретическую основу диссертации составили труды известных российских ученых, представителей уголовно-процессуальной науки и криминалистики.

При исследовании вопросов, касающихся уголовно-процессуальной регламентации задержания, диссертант использовал работы В. Н. Григорьева, И.М. Гуткина, А.П. Гуляева, А.Я. Дубинского, З.Ф. Ковриги, Л.Д. Кокорева, Е.М. Клюкова, В.М. Корнукова, Н.П. Кузнецова, И.Л. Петрухина, С.А. Шейфера, А.А. Чувилева и других авторов. При исследовании проблем криминалистической тактики проведения задержания лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, использовались работы О.Я. Баева, В.П. Бахина, В.И. Батищева, А.Р. Белкина, Р.С. Белкина, В.М. Быкова, Т.С. Волчецкой, А.Я. Гинзбурга, Л.Я. Драпкина, Л.В. Лазаревой, Г.М. Меретукова, А.Г. Мусеибова, В. А. Образцова, С. А. Роганова, А.Ю. Шапошникова, А.Г. Филиппова, Н.П. Яблокова и других авторов.

Эмпирическую базу диссертации составили данные, полученные в результате обобщения, по специально разработанной программе, 250 уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств либо психотропных веществ, рассмотренных судами Воронежской области в период с 1996 по 2001 гг., а также личный опыт работы автора в должности следователя органов внутренних дел.

Автором проведено интервьюирование 200 оперативных работников и следователей МВД, имеющих опыт раскрытия и расследования преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Научная новизна исследования. Научная новизна исследования состоит в комплексном изучении на монографическом уровне уголовно- процессуальных и криминалистических проблем задержания лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотических средств.

Научной новизной обладают в частности, положения работы, в которых дается критический анализ норм УПК РФ, вступающего в действие с 1 июля

9

2002 года (прежде всего, имеются ввиду нормы, касающиеся задержания подозреваемых), сравнительный анализ с нормами УПК РСФСР.

Основные положения, выносимые на защиту. Результаты проведенного исследования нашли отражение в основных
положениях, выносимых на защиту. К ним относятся:

® определение правовой природы задержания, имеющей двойственный характер (как меры уголовно-процессуального принуждения и как следственного действия); • аргументация тезиса о необходимости
закрепления в уголовно-процессуальном законе (УПК РФ)
задержания подозреваемого (заподозренного) как следственного действия; ® аргументация тезиса о необходимости единого понимания уголовно- процессуального задержания и необоснованности разделения фактического задержания и задержания в уголовно-процессуальном смысле; ® обоснование предложения о необходимости
законодательного разрешения на проведение задержания подозреваемого (заподозренного) и личного обыска до возбуждения уголовного дела; ®
анализ современных научных воззрений на понятие следственной ситуации и критерии, по которым возможна классификация данных следственных ситуаций; ® классификация ситуаций задержания
подозреваемых по делам о

незаконном обороте наркотических средств; ® анализ современного состояния практики проведения задержаний лиц,

подозреваемых в незаконном обороте наркотических средств; ®
криминалистические рекомендации по применению тактических, технических и организационных приемов и средств, при подготовке

10

задержания лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотических

средств; ® криминалистические рекомендации по применению
тактических,

технических и организационных приемов и средств, при захвате и

личном обыске лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотических

средств; ® криминалистические рекомендации по применению
тактических,

технических и организационных приемов и средств, при фиксации

результатов задержания и личного обыска лиц, подозреваемых в

незаконном обороте наркотических средств.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Содержащиеся в работе выводы и предложения отражают определенный этап в изучении уголовно-процессуальных и криминалистических проблем борьбы с преступностью в сфере незаконного оборота с наркотическими средствами либо психотропными веществами.

Предложения автора по совершенствованию уголовно-процессуальной регламентации могут быть использованы в законодательном процессе. Практическая значимость работы состоит и в том, что содержащиеся в ней криминалистические рекомендации могут быть непосредственно использованы оперативными и следственными работниками, при раскрытии и расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Выводы и рекомендации, имеющиеся в диссертации, могут быть использованы в учебном процессе при преподавании дисциплин: уголовный процесс, криминалистика, теория оперативно-розыскной деятельности.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и предложения, изложенные в диссертации, докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры криминалистики Воронежского государственного университета и кафедры уголовного процесса и криминалистики Воронежского института МВД России.

11

Рекомендации и предложения по совершенствованию процессуальной регламентации и тактики проведения задержаний подозреваемых в незаконном обороте наркотических средств изложены автором в четырех научных публикациях, а также докладывались автором на межвузовских научно-практических конференциях (1995, 1996, 1999 - Воронежский институт МВД России; 1999 - Юридический институт г. Санкт-Петербург). Автором было издано учебное пособие1, предназначенное для курсантов и слушателей учебных заведений системы МВД РФ и для практических работников правоохранительных органов.

Положения, содержащиеся в диссертации, используются при преподавании курсов криминального цикла в Воронежском институте МВД РФ.

Структура диссертации определена в соответствии с целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя 9 параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Пидусов Е.А. Тактические операции, проводимые при расследовании преступлений о незаконном обороте наркотиков / Учебное пособие. Воронеж, Воронежский институт МВД России. 2001.

12

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЗАДЕРЖАНИЯ ЛИЦА, ПОДОЗРЕВАЕМОГО (ЗАПОДОЗРЕННОГО) В

СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1.1. Правовая природа задержания лица, заподозренного в совершении

преступления

Вопросы, касающиеся задержания, в уголовно-процессуальной и криминалистической литературе исследовались достаточно полно. Проблеме задержания посвящено немало научных статей и монографических исследований. К указанной теме обращались видные представители наук криминального цикла: В.Н. Григорьев, И.М. Гуткин, А.П. Гуляев, А.Я. Дубинский, З.Ф. Коврига, В.М. Корнуков, И.Л. Петрухин, А.И. Сергеев, С.А. Шейфер, Л.В. Франк, А.А. Чувилев и другие авторы1. И тем не менее, вопрос о правовой природе данного действия продолжает оставаться дискуссионным.

Приведем наиболее распространенные и обоснованные, по мнению автора, точки зрения, касающиеся правовой природы уголовно-

процессуального задержания. Так, И.Л. Петрухин полагает, что задержание в уголовном процессе представляет собой кратковременное лишение свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, без санкции прокурора и постановления (определения) суда. Данный автор также отмечает, что

См.: Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М.,1999; Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. М.,1980; Гуляев А.П., Данилюк С.А., Забарин С.Н. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений. М.,1988; Дубинский А.Я. Некоторые вопросы правовой регламентации задержания подозреваемого в совершении преступления // Материалы теоретической конференции по итогам научно-исследовательской работы профессорско-преподавательского состава за 1972. Киев, 1973.С.87-92; Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж,1975; Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978; Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М.,1989; Сергеев А.И. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления по советскому уголовно-процессуальному закону. Горький, 1976; Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,2001; Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица, в качестве подозреваемого по уголовному делу. М.,1982; Он же. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых // Соц. законность. 1987. №10.С.65-67 и др.’

13

задержание в уголовном процессе представляет собой специфическую меру, предшествующую избранию одной из мер пресечения1.

Авторы ряда учебников по уголовно-процессуальному праву определяют задержание как меру уголовно-процессуального принуждения, заключающуюся в кратковременном аресте лица, подозреваемого в совершении преступления2. Развернутое определение задержания, отражающее указанную точку зрения, дано В.Н. Григорьевым. По мнению данного автора, задержание подозреваемого следует рассматривать как меру уголовно-процессуального принуждения, состоящую в лишении лица свободы, путем помещения его в места содержания задержанных, которая применяется органом дознания или следователем в случаях, не терпящих отлагательства, в целях выяснения причастности задержанного к преступлению и разрешения вопроса о заключении его под стражу, и выступает в качестве кратковременного этапа этой меры, до получения санкции прокурора либо освобождения задержанного .

По мнению С.А. Шейфера, А.Я. Дубинского и некоторых иных исследователей, уголовно-процессуальное задержание представляет собой меру процессуального принуждения, краткосрочное лишение свободы и следственное действие, направленное на собирание доказательств .

Оригинальную точку зрения высказала З.Ф. Коврига, полагающая, что задержание, как впрочем и меры пресечения, применяется в
качестве

1 См.: ПетрухинИ.Л. Указ. соч.С.9,11.

2 См.: Уголовный процесс /Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича, П.С. Элькинд. М.Д972.С.282; Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Капрева. М.,1975.С228; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Учебник под ред. П.А. Лупинской. М.,1997.С.254идр.

3 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч.С.84.

4 См.: Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. М.,1972.С44; Он же: Следственные действия. Система и процессуальная форма.М.,2001.С.64-66; Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел. Киев, 1987.С.53; Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности) / Под ред. Б.П. Смагоринского. М.,1994.С.95-96; Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула, 1996.С.54 и др.

14

штрафной меры за процессуальные правонарушения1. В данном случае автору ближе точка зрения И.Л. Петрухина, который полагает, что задержанное лицо подозревается в совершении преступления, но оно не совершило никакого процессуального правонарушения2.

К числу следственных действий относят задержание подозреваемого Н.П. Кузнецов, В.И. Шиканов, А.А. Протасевич, А.Г. Филиппов3.

Согласно ст.119 УПК РСФСР задержание является неотложным следственным действием. В части первой указанной статьи отмечается, что при наличии признаков преступления, по которым производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и проводит неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых.

Иначе определяется правовая природа задержания в УПК Российской Федерации, вступающего в действие с 1 июля 2002 г. В ст.5 УПК РФ задержание подозреваемого определяется как мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, следователем или прокурором, на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

Автор , настоящей работы, рассматривая проблемы уголовно- процессуального задержания, в основном будет использовать термин не «задержание подозреваемого», а «задержание заподозренного», ибо процессуальная фигура «подозреваемый», согласно УПК РСФСР, появляется в

1 См.: Коврига З.Ф. Процессуальная форма принуждения в уголовном судопроизводстве // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы / Под ред. Л.Д. Кокорева и др. Воронеж, 1979.С.97-102.

2 См.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и уголовное принуждение. М.Д989.С.17.

3 См.: Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж,1995.С216; Протасевич А.А., Степаненко Д.А., Шиканов В.И. Моделирование в реконструкции расследуемого события. Иркутск,1997.С.П; Газизов В.А., Филиппов А.Г. Видеозапись и ее использование при раскрытии и расследовании преступлений. М.Д998.С.21.

15

уголовно-процессуальном законе после задержания. Согласно ст.52 УПК РСФСР подозреваемым признается лицо: 1) задержанное по подозрению в совершении преступления; 2) лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения.

В соответствии со ст.46 УПК РФ, подозреваемым является лицо:

1) в отношении которого возбуждено уголовное дело; 2) 3) которое задержано в соответствии со ст.ст.91 и 92 УПК РФ; 4) 5) к которому применена мера пресечения, до предъявления обвинения в соответствии со ст. 108 УПК РФ. Таким образом, и в соответствии с новым уголовно-процессуальным законом процессуальная фигура «подозреваемый» появляется лишь после задержания ‘заподозренного, в случаях, когда в отношении лица не возбуждено уголовное дело1. 6) Прежде чем высказать свое мнение относительно правовой природы задержания, отметим, что необходимо четко разграничивать понятия уголовно-процессуального задержания, которое применяется в отношении лица, заподозренного в совершении преступления, и административного задержания, применяемого к лицам, совершившим административные правонарушения. В данной работе рассматривается исключительно уголовно-процессуальное задержание, проводимое в соответствии со ст. 122 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и ст.91 УПК РФ.

По мнению автора, верной является точка зрения о двойственной природе уголовно-процессуального задержания. С одной стороны такое задержание выступает как мера уголовно-процессуального принуждения, а с другой как следственное действие.

Основным аргументом, позволяющим отнести уголовно-процессуальное задержание к следственным действиям — это его целевая направленность на получение, закрепление и проверку доказательств. Трактовка следственных

1 Термин «заподозренный» используется в криминалистической и уголовно- процессуальной литературе достаточно часто. См., например: Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. Тула, 1996.С. 125.

16 действий, с обязательным указанием данных целей, обоснованно получила широкое распространение. В частности, И.Е. Быховский, давая определение следственного действия, подчеркивает, что оно представляет собой вид деятельности следователя, состоящий в обнаружении, исследовании, фиксации и изучении доказательств1. О.Я. Баев, определяя сущность следственных действий, отмечает, что не все процессуальные действия есть следственные, ибо не все они направлены непосредственно на доказывание, на переработку доказательственной информации .

Обратим внимание на то, что в последнее время в научный оборот вошло понятие «формирование» доказательств. Данный термин, по мнению автора, более точно отражает целевую направленность следственных действий, ибо в ходе проведения таких действий обнаруживается, изымается, исследуется и проверяется информация, имеющая доказательственное значение, а не сами доказательства. С учетом данного обстоятельства, верным представляется одно из последних определений следственного действия, которое предложено С.А. Шейфером, длительное время плодотворно работающим над проблемой следственных действий. Под следственным действием он понимает комплекс регламентированных уголовно-процессуальным законом и осуществляемых следователем (судом) поисковых, познавательных, и удостоверительных операций, соответствующих особенностям следов определенного вида и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию и закреплению содержащейся в них доказательственной информации .

‘Думается, что уголовно-процессуальное задержание вполне «вписывается» в указанное определение. В ряде случаев, по делам определенной категории преступлений, именно в ходе задержания обнаруживается и изымается важная доказательственная информация. Речь

1 См.: Быховский И.Е. Развитие процессуальной регламентации следственных действий // Советское государство и право. 1972.№4.С. 108.

2 См.: Баев О.Я. Основы криминалистики. Курс лекций. М.,2001.С189.

3 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,2001.С38.

17

идет о тех случаях задержания, которые в следственной практике получили наименование «задержание с поличным». Такое задержание не редкость по делам о взяточничестве, когда с поличным задерживается взяткополучатель, а также по делам о незаконном хранении, приобретении, ношении оружия. Важное доказательственное значение имеет задержание подозреваемых в момент совершения краж чужого имущества или непосредственно после него. Характерен такой вид задержания и по делам о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, которые выступают в данной работе в качестве непосредственного объекта изучения. И если поисковая функция задержания в данном случае носит опосредованный характер, то познавательная и удостоверительная функции проявляются весьма отчетливо. Именно в результате задержания такого рода познается и удостоверяется факт совершения преступных действий.

Таким образом, в данных в случаях задержание является средством уголовно-процессуального доказывания, а его результаты (при соответствии получения доказательственной информации требованиям УПК) -доказательствами по уголовному делу.

Одним из главных аргументов противников признания задержания самостоятельным следственным действием (И.М. Гуткин, В.Н. Григорьев) является утверждение о том, что сведения, имеющие доказательственное значение, фактически получаются в результате предшествующих задержанию подозреваемого или предпринимаемых одновременно с ним следственных действий и других способов собирания доказательств. К моменту составления протокола задержания, по мнению данных авторов, они должны быть уже удостоверены надлежащим образом. Это необходимое требование при задержании, одно из условий его обоснованности1.

Такая трактовка, по мнению автора, в значительной мере обусловлена «ограничительным подходом» к сущности задержания. В соответствии с таким

1 См.: Гуткин И.М. Указ. соч.С.50.

18

подходом, под задержанием следует понимать лишь принятие процессуального решения, обосновывающего заключение под стражу лица, подозреваемого в совершении преступления. Другие действия, такие, например, как захват лица и обнаружение при нем предметов, имеющих доказательственное значение, необоснованно выводятся за рамки задержания.

Отметим, что это, по мнению автора, противоречит обоснованным выводам и некоторых противников признания доказательственного значения задержания. В частности, В.Н. Григорьев утверждает, что задержание подозреваемого является исключительно лишь мерой уголовно- процессуального принуждения. В то же время он делает обоснованный вывод о том, что задержание представляет собой систему деятельности, в которую входят и захват лица, и изъятие оружия, уличающих предметов и документов, и выяснение обстоятельств общественно-опасного деяния и его правовая квалификация ‘.

Как верно отмечает С.А. Шейфер, в тех случаях, когда задержание связано с непосредственным обнаружением признаков преступления, указанные данные приобретают важное доказательственное значение. Им также приведены убедительные результаты изучения уголовных дел в Самарской области. Более чем в одной трети всех случаев задержания (всего было изучено 120 протоколов задержании подозреваемых по делам о кражах), сведения, полученные работниками милиции и следователями в момент фактического задержания, послужили основанием к возбуждению уголовного дела. Фактически задержание, как процессуальное действие, совместилось по времени с возбуждением уголовного дела. От общего числа задержанных 24% были застигнуты работниками милиции в момент совершения преступления либо при попытке скрыться из торгового помещения, 5% задержаны по указанию очевидцев неподалеку от места кражи и 5% в момент переноски похищенного. Данные такого рода, как справедливо отмечает С.А. Шейфер, в

1 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч.СЛОЗ.

19

то же время представляют собой сведения, уличающие лицо в совершении преступления1.

Доказательственное значение протокола задержания отмечается в работах и иных исследователей. Так, Н.П. Кузнецов указывает, что протокол такого следственного действия как задержание имеет доказательственное значение. Причем, как справедливо подчеркивает данный автор, доказательственное значение имеют не только протоколы следственных действий, но и содержание различных приложений к протоколу, в том числе фотоснимки и киноленты, которые необходимо рассматривать в качестве составной части протокола, неотделимой от письменного описания фактов. Приложения к протоколу не только конкретизируют сведения о фактах, изложенных в протоколе, но и могут содержать сведения, не отраженные в протоколе2.

Доказательственное значение протокола задержания, с определенными оговорками признает и И.Л. Петрухин. По его мнению, доказательственное значение указанного протокола состоит в том, что он удостоверяет время и место задержания определенного лица, а также сделанные им при задержании заявления3.

Проведенное автором, в соответствии с целями настоящего исследования, обобщение 250 уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств показало, что в 87% случаев, основанием для возбуждения уголовного дела явилась доказательственная информация, которая была получена во время задержания лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств. Во всех этих случаях у названных лиц в ходе задержания обнаруживались и изымались наркотические средства. Причем, в

1 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.,2001 С.64.

2 См.: Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж,1995.С216.

3 См.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М.Д989.С.ЗЗ.

20

более чем 15% случаев, данные средства не были скрыты заподозренными лицами, и обнаруживались и изымались без проведения личного обыска, т.е. непосредственно в ходе задержания. При этом автор считает необходимым подчеркнуть, что, несмотря на фактическое задержание лиц, заподозренных в совершении преступлений указанной категории, несомненно, протекающее в рамках уголовно-процессуальных отношений, оно оформлялось иными документами (протоколами досмотров, протоколами обнаружения и изъятия).

По исследуемой категории преступлений, составление таких документов происходит достаточно часто. Прокурорские работники в данных случаях совершенно правильно подчеркивают, что при проверке обоснованности возбуждения уголовных дел необходимо обращать внимание на то, что такие виды документов, как «акт изъятия», «протокол об обнаружении и изъятии», являются непроцессуальными и не влекут за собой юридических последствий1. В связи с этим, по мнению автора, необходимо внести ряд изменений в уголовно-процессуальный закон, о которых подробнее будет сказано далее.

Игнорирование доказательственного значения задержания

заподозренного, в том числе подробной фиксации в протоколе задержания либо в протоколе личного обыска предметов, изъятых в ходе данного следственного действия, может привести (и приводит на практике) к существенному ослаблению доказательственной базы обвинения. Об этом свидетельствуют многочисленные примеры из судебной и следственной практики. Приведем лишь один из таких примеров из практики Верховного суда РФ, который соответствует теме настоящего исследования.

Гражданин Л. на следствии и в суде категорически отрицал наличие у него наркотических средств, утверждая, что автомобилем, откуда данные средства якобы были изъяты, управлял по доверенности, факта изъятия наркотиков не видел, сам наркотики не употреблял.

1 См.: Воронина Е.Л., Синицкая И.Г. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о борьбе с незаконным оборотом наркотиков. М., 2000.С.21.

21

Как следовало из приговора Московского” городского суда, наркотическое средство весом 175 г. было обнаружено в автомашине, а при личном обыске в отделении милиции у Л. изъято еще 157 г. наркотиков. Между тем, имеющиеся в деле документы свидетельствуют о том, что в указанное в протоколе время личного досмотра Л., ему в другом месте оказывалась медицинская помощь (это отмечено в карте «скорой помощи»).

Проведя по делу химическую экспертизу, эксперты признали наркотическими другие вещества, а не те, которые перечислены в протоколе осмотра автомашины и личного обыска. Точный вес героина, входящего в состав изъятой смеси героина и наполнителя, не являющимся наркотическим средством, не установлен.

Эти данные, отметил Верховный Суд РФ, свидетельствуют о том, что доказательства вины спорны и противоречивы, а возможные сомнения неустранимы. В соответствии с ч.З ст.49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого1.

Думается, что ошибки по данному делу были допущены уже в ходе задержания заподозренного и фиксации его результатов. Если бы в данном случае, на месте происшествия был составлен протокол задержания, было указано его точное время и ход, а изъятые наркотические средства были изъяты на месте задержания и в присутствии понятых, надлежащим образом упакованы и опечатаны, у суда не возникло бы сомнений в достоверности обвинительных доказательств.

Отметим, что трактовка задержания, как следственного действия, в значительной степени обеспечивает соблюдение прав и законных интересов задерживаемых лиц. При таком понимании задержания, стадия непосредственного его исполнения начинается с реального ограничения свободы задержанного лица, а не с момента составления протокола задержания. До недавнего времени, совершение работниками оперативных и

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. Ж7.С.21.

ф

т

22

следс твенн ых подр аздел ений дейст вий, закл ючаю щихс я в захва те и удер жани и запод озрен ного
в
совер шени и
прест уплен ия,
обна руже нии
и
изъят ии”” имею щихс я при нем или на месте задер жани я пред метов , улич ающи х данн ое лицо в совер шени и прест уплен ия, факти чески не имел и какой -либо прав овой основ ы.

Эти дейст вия не регул ирую тся ни УПК РСФ СР, ни Феде раль ным закон ом «Об опера тивно - розы скной деяте льнос ти», хотя прои зводя тся они в рамк ах отно шени й, безус ловн о, нося щих уголо вно- проц ессуа льны й харак тер — лицо задер жива ется по подоз рени ю в совер шени и прест уплен ия, а не по каки м- либо иным и прич инам (сове ршен ием адми нистр ативн ого прав онар ушен ия и т.д.). Тем более , недоп устим о отсут ствие прав овой базы для факти ческо го лише ния свобо ды лица, с моме нта его «захв ата» и до моме нта соста влени я прот окола задер жани я. Иног да этот пери од соста вляет десят ки часов .

Как верно отмеч ал в 1999 г. И.Л. Петр ухин, «заде ржан ие на месте и доста влени е лиц, совер шив ших прест уплен ия в орган ы дозна ния и к следо вател ю, необх одим о отнес ти к уголо вно- проц ессуа льно й юрис дикц ии. Это будет служ ить интер есам граж дан, поско льку основ ания и поря док задер жани я на месте («зах ват») и доста влени е подоз ревае мого окаж утся четко у регла менти рова нным и уголо вно- проц ессуа льны м закон ом. Сейч ас же и «захв ат» и доста влени е лиц, подоз ревае мых в совер шени и прест уплен ия ничей ная зона, поско льку эти дейст вия не регла менти рова ны ни адми нистр ативн ым, ни уголо вно- проц ессуа льны м прав ом»1.

Види мо, закон одате ль учел данн ые аргу мент ы и в УПК РФ ввел некот орые поло жени я, котор ые части чно воспо лняю т данн ый проб ел. Закон одате ль в данн ом случа е поше л по пути «дво йного станд арта» , ив ст.5 он разли чает: задер жани е как меру уголо вно- проц ессуа льног о прин ужде ния и задер жани е факти ческо е. Прич ем следу ет оцени ть поло жите льно, в п. 15 ст.5 закон одате ль указа л, что моме нтом факти ческо го задер жани я являе тся моме нт,

1 См.: Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). М.,1999.С.260-261.

23

производимого в порядке установленном УПК РФ фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. Кроме того, важной гарантией обеспечения прав и законных интересов задерживаемых лиц является положение ст.49 УПК РФ, в соответствии с которым защитник допускается к участию в уголовном деле с момента и фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях, предусмотренных ст.91 и 92 УПК РФ либо применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу.

Вместе с тем, по мнению автора, уголовно-процессуальная регламентация захвата и доставления задержанного для составления протокола, как и сам порядок фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, в УПК РФ отражения не получили. В частности, не определены: основания фактического задержания; сроки, с момента фактического задержания и до составления протокола задержания, как меры уголовно-процессуального принуждения.

На наш взгляд, содержание уголовно-процессуального задержания должно быть единым. Исключение в теории из уголовно-процессуального задержания действий по захвату заподозренного лица и принудительное ограничение свободы последнего в течение неопределенного времени (до выяснения обстоятельств) на практике приводит к тому, что сам факт такого задержания и его продолжительность не фиксируются в процессуальных документах (протокол задержания не составляется), а родственники фактически задержанного зачастую о задержании не извещаются.

Как показало изучение уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств, по 83% от общего числа изученных уголовных дел фактическое задержание заподозренного производилось, а задержание как мера уголовно- процессуального принуждения следователем не применялась. В результате в справках к обвинительному заключению следователи указывали, что задержание в порядке ст. 122 УПК РСФСР не применялось.

24

Трактовка задержания, как следственного действия, включающего в себя действия по фактическому задержанию, позволяет, на наш взгляд, устранить не соответствующую Конституции РФ правовую неопределенность стадии нахождения обвиняемого под стражей, с момента фактического ограничения его свободы и до момента составления протокола задержания. Напомним, что согласно ст.22 Конституции РФ каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Необоснованными, на наш взгляд, являются попытки некоторых авторов подменить уголовно-процессуальные правоотношения, возникающие в ходе задержания, административными правоотношениями. В частности, согласно точке зрения Д.Я. Мирского, доставление задержанного лица и выяснение обстоятельств совершения им общественно-опасного деяния, всегда являются действиями административными .

По мнению В. Н. Григорьева, доставление задержанного в различных ситуациях имеет неодинаковую природу. Если доставлению предшествует решение о задержании преступника, оно приобретает уголовно- процессуальный характер. При непосредственном обнаружении общественно опасного деяния, когда решение о задержании не может быть принято заранее, доставление носит административный характер2.

Думается, что в том и в другом случае захват и доставление заподозренного в правоохранительные органы, всегда протекает в рамках уголовно- процессуальных отношений, поскольку лицо подозревают в совершении преступления. Административное задержание возможно только в отношении лица, подозреваемого в совершении деяния, ответственность за которое предусмотрена в Кодексе РСФСР об
административных

1 См.: Мирский Д.Я. Правовая природа задержания лица, подозреваемого в совершении преступления // Труды Иркутского ун-та. Серия юрид. литер. Т.45.Вып.8.ч.4. Иркутск, 1969.С.298.

2 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч.С.108.

25

правонарушениях. Смешение этих понятий на практике приводит к маскировке работниками правоохранительных органов, прежде всего милиции, фактически уголовно-процессуального задержания под задержание административное. В частности, такая практика не изжита при расследовании уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств.

Из числа изученных уголовных дел, в 6% фактически имело место задержание лиц по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ. Однако задержаны эти лица были:

® по подозрению в мелком хулиганстве;

« за появление в общественном месте в состоянии опьянения;

® за распитие спиртных напитков и т.д.

Особо подчеркнем то обстоятельство, что ни один из задержанных по данным основаниям граждан впоследствии не был привлечен к административной ответственности за указанные административные правонарушения, так как отсутствовали основания для привлечения их к такой ответственности.

Административное задержание может повлечь за собой уголовно- процессуальное задержание лица в одном случае: когда лицо задерживается по действительно имеющимся основаниям подозревать его в совершении административного правонарушения, и в ходе административного досмотра были обнаружены наркотические вещества.

Еще одни аргументом в пользу отнесения задержания к следственным действиям является то, что в ряде случаев оно связано с преодолением противодействия субъектам расследования. Следственная тактика, как верно отмечает А.А. Фелющенко, включает в себя совокупность приемов раскрытия и расследования преступлений, направлена на преодоление противодействия

26

заинтересованных лиц, а также на устранения факторов, препятствующих установлению истины1.

Важность этого признака подчеркивает и О.Я. Баев, который, определяя понятие криминалистической тактики, указывает, что это система научных положений и разрабатываемых на их основе соответствующих средств допустимого и рационального собирания, исследования и использования доказательственной информации следователем (дознавателем), прокурором -государственным обвинителем, адвокатом-защитником, каждым в соответствии со своей профессиональной функцией, в условиях потенциального или реального противодействия со стороны лиц или органов, имеющих иные интересы в уголовном судопроизводстве, чем те, которые имеет субъект, для оптимизации деятельности которого соответствующий вид криминалистической тактики создается2.

Уголовно-процессуальное задержание в ряде случаев непосредственно направлено на предупреждение и нейтрализацию негативного воздействия на доказательственную информацию. В частности, по делам о незаконном обороте наркотических средств, в ходе задержания и непосредственно после него, как свидетельствуют результаты опроса оперативных и следственных работников, подавляющее большинство заподозренных пыталось избавиться от наркотических средств, в ходе задержания либо после него. Отметим, что 72% следственных работников, отвечая на вопросы анкеты, указали, что попытки такого противодействия, в ходе задержания, осуществлялись по каждому уголовному делу.

При расследовании преступной деятельности организованных групп, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, при задержании приходится преодолевать противодействие, которое заранее задумывается и тщательно подготавливается преступниками. Они прибегают к различным

*См.: Фелющенко А.А. Предмет и содержание криминалистической тактики // Теоретические проблемы криминалистической тактики. Свердловск, 1981.С.11. 2 См.: Баев О..Я. Основы криминалистики. М.,2001.СЛ84.

27

средствам, максимально затрудняющим эффективность задержания с поличным. Например, как показывает следственная практика, такие меры предпринимаются преступными группами цыган, занимающихся указанным видом преступной деятельности. В таких группах, построенных, как правило, по принципу родственных отношений, заранее распределяются роли и линии поведения, на случай задержания сбытчиков наркотиков сотрудниками милиции.

К мерам, направленным на задержание данной категории преступников с поличным, относятся, например, способы быстрого уничтожения наркотических средств, при попытке задержания (постоянное поддержание <$ огня в жилище, открытие окна, замаскированные запасные выходы — тайники в

помещениях, где хранятся наркотики). Характерной особенностью цыган, занимающихся сбытом наркотических средств, является своеобразная очередность в торговле наркотиками. До определенного момента торговля ведется лицами, проживающими на одном конце территории их компактного проживания, а затем на противоположном. Естественно, что такая тактика затрудняет задержание заподозренных1.

Наличие фактора противодействия обусловливает разработку тактических приемов и средств, направленных на его преодоление. Не случайно, в криминалистической литературе, предназначенной непосредственно для следственных и оперативных работников, тактика задержания рассматривается в качестве самостоятельного раздела следственной тактики .

См.: Гайдуков Н.Н., Целинский Б.П. Особенности оперативной разработки цыган -сбытчиков наркотиков //? Оперативно-розыскная работа. 1994.№З.С.29; Парамонов В.П., Попченков Э.Н. Организационно-тактические основы борьбы с незаконным оборотом наркотических средств. Воронеж, 1997.С.37.

2 См.: Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Вып.1.М.,1990.С.137-143.

28

О необходимости включения задержания в систему следственных действий свидетельствует и ряд положений действующего уголовно-процессуального закона. Как отмечалось ранее, в ст. 119 УПК РСФСР законодатель прямо указывает на то, что задержание относится к следственным действиям, определяется его целевая направленность - установление и закрепление следов преступления, а также подчеркивается его неотложный характер. Доказательственная ценность задержания непосредственно отражается в ст. 87 УПК РСФСР, согласно которой протоколы, удостоверяющие обстоятельства и факты, установленные при осмотре, освидетельствовании, выемке, обыске, задержании, предъявлении для опознания, а также при производстве следственного эксперимента, составленные в порядке, предусмотренном настоящим кодексом, являются доказательствами по уголовному делу.

Аналогичные положения включены в ряд опубликованных проектов Уголовно-процессуального кодекса1.

Таким образом, наш взгляд, законодатель пошел по ошибочному пути, исключив в УПК РФ (вступающего в силу с 1 июля 2002 года) задержание из числа следственных действий.

Необходимость отнесения задержания к следственным действиям подтверждается результатами опроса следователей и оперативных работников. Более 60% оперативных работников указали, что задержание является и процессуальным, и следственным действием. Около 30 % считают, что данное действие является процессуальным, примерно 5% указали, что задержание является только следственным действием. Отметим, что большинство следователей (53%) также полагают, что задержание является как следственным, так и процессуальным действием, более 40% - только процессуальным действием, 2% - только следственным действием.

1 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект Министерства юстиции РФ. М.Д994.С.61.

29

.Отличия в позиции следователей и оперативных работников, по мнению автора, отражают несовершенство уголовно-процессуального закона, в силу которого следователь, в подавляющем большинстве случаев, выступает в роли технического оформителя протокола о задержании в порядке ст. 122 УПК РСФСР. Он, как правило, не только не принимает участие в планировании задержания, но и узнает о фактически проведенном задержании спустя длительное время.

Целесообразность включения тактики задержания в следственную тактику, по мнению автора, сомнений не вызывает. Отрицание доказательственного значения задержания приводит к тому, что действия, в ходе которых обнаруживается доказательственная информация о факте совершения преступных деяний, а также происходит обнаружение и изъятие носителей важной доказательственной информации (наркотических средств, оружия, предметов взятки), выпадают из уголовно-процессуального поля. В связи с этим неоправданно усложняется процесс преобразования указанной информации в собственно доказательства.

Не случайно - в справочных пособиях подчеркивается криминалистическая значимость задержания. Так, в «Справочной книге криминалиста» отмечается, что «задержание в криминалистическом смысле -это неотложное следственное действие, заключающееся в непосредственном захвате, доставлении лица, подозреваемого в совершении преступления, в водворении его в изолятор временного содержания на основании соответствующего протокола» .

Отметим, что, несмотря на верную расстановку акцентов, касающихся криминалистической значимости задержания, данное определение задержания нуждается в определенных уточнениях и корректировках.

Прежде всего, необходимо отметить, что в криминалистическом смысле задержание заключается как раз не в том, что лицо водворяется в ИВ С, и о

См.: Справочная книга криминалиста / Под ред. Н.А. Селиванова. М.,2000.С119.

30

задержании составляется протокол. Эти положения скорее характеризуют задержание как процессуальное действие, а упоминание о составлении протокола представляется излишним, поскольку протокол составляется при проведении любого следственного действия. Важность в криминалистическом плане заключается в том, что помимо захвата заподозренного (термин, «подозреваемый» по изложенным ранее причинам является в данном контексте некорректным), в ряде случаев в ходе задержания происходит обнаружение и изъятие предметов - носителей доказательственной информации, и происходит фиксация факта осуществления лицом преступных действий.

Вместе с тем, следует подчеркнуть двойственную правовую природу задержания заподозренного. По значительной категории уголовных дел, в условиях определенных следственных ситуаций, задержание подозреваемого не имеет криминалистической значимости и сводится лишь к «чисто» процессуальному действию. Такое положение характерно, например, для уголовных дел о половых преступлениях. При расследовании указанных категорий дел задержание «с поличным» фактически не проводится.

Таким образом, задержание, как следственное действие, представляет собой предусмотренную уголовно-процессуальным законом деятельность, которая направлена на установление факта причастности к преступлению определенного лица (заподозренного), путем его захвата при определенных обстоятельствах, указывающих на его причастность к преступлению, а также на обнаружение и изъятие у данного лица предметов-носителей доказательственной информации.

Как процессуальное действие, задержание представляет собой меру уголовно-процессуального принуждения, состоящую в кратковременном лишении свободы лица, заподозренного в совершении преступления, до разрешения вопроса о его аресте либо освобождении из-под стражи.

31

    1. Процессуальная регламентация задержания лица, заподозренного

в совершении преступления

Одним из основополагающих принципов задержания является его законность. Законность задерлсания означает, что оно осуществляется только в случаях и в порядке, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, а в ходе его проведения должны быть строго соблюдены все законные права и интересы задерживаемых лиц.

К сожалению, ситуацию с законностью задержания в современной следственной практике нельзя отнести к благополучной. Ранее автор отмечал, что на практике допускаются нарушения прав и законных интересов задерживаемых лиц, которые вызваны как несовершенством законодательства, так и игнорированием закона отдельными работниками правоохранительных органов. Помимо указанных нарушений, о которых речь шла ранее, отметим еще одно нарушение законных прав и интересов участников уголовного процесса, характерное для расследования уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ. Речь идет о подмене осмотром жилища фактически проводимого задержания заподозренного (длящегося иногда несколько часов), находящегося в помещении, и обыска его жилища.

Нередкой является ситуация, когда работники правоохранительных органов, до возбуждения уголовного дела, проникают в помещения лиц, заподозренных в сбыте наркотических средств, против их воли. Фактически они задерживают этих лиц и проводят обыски, в том числе личные, с целью обнаружения наркотических средств. Как показало изучение уголовных дел, такая ситуация составила около 10% от общего числа случаев обнаружения наркотических средств в жилище.

При этом необходимо учитывать, что оперативные работники, а вслед за ними и следователи, как правило, не указывают в протоколах следственных действий, с согласия ли проживающих лиц было осуществлено вторжение в

32

жилище до возбуждения уголовного дела. Показатель 10% отражает лишь явные, не скрытые проведения указанных действий.

В данном случае обоснованным является утверждение А.Ю. Шапошникова о том, что если сбыт наркотиков осуществляется в квартире или частном доме, оперативные работники не имеют права вторгаться в жилище под видом осмотра места происшествия производить обыск, т.к. это является существенным нарушением конституционных прав1.

Отметим, что нарушению закона при задержании лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, способствует использование некоторых рекомендаций, содержащихся в криминалистической литературе. В частности, работникам правоохранительных органов, расследующим дела о незаконном обороте наркотических средств, рекомендуется проводить так называемое «зашифрованное» задержание. При этом отмечается, что данный прием применяется при оперативной разработке преступной группы.

Согласно данной рекомендации, один из разрабатываемых, в отношении которого имеются достаточные данные о его причастности к одному или нескольким преступлениям, совершенных группой, при наличии оснований задерживается за совершение им другого самостоятельного преступления или за нарушение общественного порядка, к которым остальные разрабатываемые не причастны. При оформлении документов по факту нарушения общественного порядка либо при допросе после возбуждения уголовного дела, у разрабатываемого выясняются, помимо фактов, за которые он задержан, и те, что относятся к его преступной деятельности, связанной с наркотиками2.

Далее авторы приведенной рекомендации отмечают, что правильное проведение «зашифрованного» задержания одного из разрабатываемых и последующее осуществление комплекса следственных и
оперативно-

1 См.: Шапошников А.Ю. Криминалистическая характеристика преступных групп, действующих в сфере незаконного оборота наркотических средств. Автореф. дис.канд. юрид. наук. Саратов,2001.СЛ6.

2 См.: Парамонов В.П., Попченков Э.Н. Организационно-тактические основы борьбы с незаконным оборотом наркотических средств. Воронеж, 1997.С.46-47.

33

розыскных мероприятий, создает благоприятные условия для разоблачения отдельных участников преступной группы1.

На наш взгляд, данная рекомендация ориентирует оперативных и следственных работников на действия, нарушающие уголовно-

процессуальный закон, права и законные интересы заподозренных граждан. Во-первых, данная рекомендация по существу оправдывает широко распространенную на практике (и упоминаемую ранее) маскировку уголовно- процессуального задержания административным задержанием. При этом не секрет, что административное задержание в таких случаях нередко производится не на основе длительного наблюдения за определенным лицом и ожидания нарушения им общественного порядка, влекущим административную ответственность, а на основе провокации совершения данным лицом действий, которые могут быть расценены как

административные правонарушения.

Во-вторых, при задержании лица за преступления, не связанные с незаконным оборотом наркотических средств, но фактически в целях выяснения причастности данного лица к таком обороту, нарушается его право знать в чем он обвиняется. Между тем, согласно ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года , каждому арестованному сообщаются причины его ареста, и в срочном порядке сообщается любое предъявленное ему обвинение. Согласно ст.52 УПК РСФСР, подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается. Согласно ст. 123 УПК РСФСР, перед допросом подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные ст. 52 настоящего Кодекса. Ему должно быть объявлено, в

1 См.: Парамонов В.П., Попченков Э.Н. Указ. соч.С.47.

2 Указанный пакт вступил в силу для СССР 23 марта 1976 года. В соответствии с ч.4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если Международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (Бюллетень Верховного Суда РФ.1994. №12.С.1,5-11).

34

совершении какого преступления он подозревается, о чем делается отметка в протоколе его допроса.

В соответствии со ст.46 УПК Российской Федерации, который вступит в действие с 1 июля 2002 года, подозреваемый вправе:

® знать, в чем он подозревается;

® получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела либо копию протокола задержания;

® получить копию постановления о применении к нему меры пресечения.

Отметим, что при определении статуса подозреваемого в новом Уголовно- процессуальном кодексе, по мнению автора, необоснованно не упоминается такая важная процессуальная гарантия, как сообщение подозреваемому перед началом допроса преступления, в котором он подозревается, с отметкой об этом в протоколе допроса. Как верно подчеркивается в литературе, предметом защиты подозреваемого должно выступать, в первую очередь, легализированное подозрение в совершении преступления, а уже затем, явившиеся как бы продолжением подозрения правоограничения, связанные с задержанием и применением меры пресечения1. Нарушение права подозреваемого знать в чем он обвиняется влечет нарушение его права на защиту.

Дискуссионным в литературе является вопрос о возможности проведения задержания подозреваемого (заподозренного) до возбуждения уголовного дела. Данный вопрос имеет и важное практическое значение. Отсутствие его законодательного закрепления приводит к несогласованности действий оперативных и следственных работников, иногда влекущих нарушение прав граждан на свободу.

По указанной проблеме отчетливо выделяются три точки зрения.

1 См.: Жуковский В., Шуман В. Много ли прав у защитника? // Сов. юстиция. 1991. №1 .С.11.

35

Ряд авторов, в частности В.Н. Григорьев, И.М. Гуткин, В.Г. Даев, Н.Н. Короткий полагают, что задержание подозреваемого (заподозренного) недопустимо до возбуждения уголовного дела1.

Другие исследователи считают, что согласно действующему уголовно- процессуальному закону, задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела не допустимо. Однако обоснованным и значительно повышающим эффективность следственной деятельности является законодательное закрепление возможности проведения задержания подозреваемого до возбуждения уголовного дела. Такой точки зрения придерживаются Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин, В.И. Куклин, В.Т. Томин и другие авторы2.

Также высказана точка зрения, в соответствии с которой задержание подозреваемого возможно до возбуждения уголовного дела и по действующему законодательству. Данное мнение высказано в частности А.Р. Михайленко, Ю.Д. Лившицем, Е.М. Клюковым, В.М. Корнуковым и иными исследователями3.

Анализ уголовно-процессуального закона, литературы и следственной практики привел автора к выводу о том, что верной является точка зрения, согласно которой следует изменить действующий уголовно-процессуальный закон, запрещающий проведение задержания подозреваемого до возбуждения уголовного дела.

См.: Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. М.Д980.С.28; Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. Л.Д982.С.65; Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. М.Д919.С.50; Григорьев В.Н. Указ. соч.С.112-116 и др.

2 См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М.Д961.С.175; Куклин В.И. Неотложные следственные действия. Казань,1967.С38; Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991 .С. 116.

3 См.: Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М.Д964.С.ЗЗ; Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. КазаньД974.С.34; Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. СаратовД975.СЛ24; Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. СаратовД978.С.41 и др.

? ? 36

Такое мнение автора основывается на следующих аргументах. Согласно ст. 119 УПК РСФСР задержание является следственным действием. Процессуальная регламентация следственных действий имеет лишь одно, специально оговоренное в законе (ст. 178 УПК РСФСР) исключение, допускающее производство следственного действия до возбуждения уголовного дела. Речь идет об осмотре места происшествия, который в случаях, не терпящих отлагательства, может быть произведен до возбуждения уголовного дела. Аналогичное правило продублировано в ст. 176 УПК РФ. Поскольку относительно иных следственных действий таких законодательных исключений нет, обосновано мнение о том, что и. задержание до возбуждения уголовного дела не допустимо.

Некоторые авторы, например Н.С. Алексеев, Л.Д. Кокорев, В.Г. Даев, в качестве аргументов, подтверждающих запрет задержания подозреваемого до возбуждения уголовного дела, делают ссылку на ст. 122 УПК РСФСР. По их мнению, ст. 122 УПК РСФСР допускает задержание лица, подозреваемого , в совершении преступления, при наличии особого круга доказательств, свидетельствующих о виновности данного лица (лицо застигнуто при совершении преступления и т.д.). Кроме того, эти ученые полагают, что в качестве оснований задержания закон предусматривает именно доказательства совершения преступления конкретным лицом, а не сведения вообще о совершенном или предполагаемом преступлении. Следовательно, подчеркивают данные авторы, при принятии решения о задержании, вопрос о наличии преступления уже не должен вызывать сомнения, а значит и должен быть разрешен вопрос о возбуждении уголовного дела1.

Согласиться с указанной точкой зрения трудно. Согласно данной концепции доказательства возникают сами по себе, до проведения следственных действий. При этом игнорируется, что в действительности доказательства, на что обращалось внимание ранее, не
собираются

1 См.: Н.С. Алексеев, Л.Д. Кокорев, В.Г. Даев. Указ. соч.С.171.

37

управомоченными участниками уголовного процесса, а формируются ими. Рассматриваемый подход приводит к тому, что в качестве доказательств, следует принимать и данные, которые не облечены в соответствующую процессуальную форму. Указанные исследователи подчеркивают, что основанием задержания являются доказательства вины конкретного лица.

По мнению автора, факт того, что определенное лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после него, что на него указали очевидцы, на нем имеются, обнаружены явные следы преступления, нельзя рассматривать в качестве доказательств, поскольку они на момент задержания не получили отражения в уголовно- процессуальной форме. Не случайно законодатель использует в ст. 122 УПК РСФСР не термин «доказательства», а термин «данные, дающие основания -подозревать- лицо в совершении преступления».

Таким образом, УПК РСФСР запрещает производство задержания до возбуждения уголовного дела. Это не связано с наличием на момент задержания, доказательств совершения преступления конкретным лицом. По мнению автора, следует согласиться с теми исследователями, которые предлагают внести в действующий закон коррективы и разрешить производство уголовно-процессуального задержания до возбуждения уголовного дела. Также необходимо разрешить до возбуждения уголовного дела и проведение личного обыска, который проводится непосредственно после фактического задержания. При этом следует согласиться с мнением И.Л. Петрухина, согласно которому, если задержание проводится внезапно, то присутствие понятых при личном обыске следует признать необязательным1. Несмотря на то, что доказательственная ценность результатов личного обыска снижается, такое исключение сделать необходимо. Это обусловлено, прежде всего,
требованием соблюдения личной безопасности оперативных и

См.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М.Д989.С.59.

38

следственных работников, участвующих в задержании и последующем личном v* обыске. Поиски понятых для личного обыска, после внезапно проведенного

задержания, могут привести к тому, что преступник воспользуется оружием, которое находится при нем. Это мнение обоснованно учтено законодателем, и из ст. 184 УПК РФ следует, что присутствие понятых при проведении личного обыска не является строго обязательным.

Вместе с тем, в УПК РФ, по мнению автора, вопрос о допустимости задержания до возбуждения уголовного дела разрешения не нашел. Что касается личного обыска, то из текста ст. 184 УПК РФ следует, что личный обыск может быть произведен при задержании лица без соответствующего Ш постановления, однако не предусмотрено какого-либо
исключения,

касающегося возможности проведения личного обыска при задержании до возбуждения уголовного дела.

Основные аргументы, в пользу необходимости законодательного закрепления возможности проведения, до возбуждения уголовного дела, задержания и последующего непосредственно за ним личного обыска, заключаются в следующем:

  1. Выведение, за рамки уголовно-процессуальных отношений, действий работников оперативных и следственных подразделений, заключающихся в ^ захвате определенного лица, обнаружении и изъятии, имеющихся при нем или

на месте задержания, предметов, уличающих данное лицо в совершении преступления, как отмечалось ранее, влечет нарушение прав и свобод человека и гражданина. Как верно отмечает В.Т. Томин, «девять из десяти литераторов от уголовного процесса декларируют, что задержание до возбуждения уголовного дела недопустимо. Из такого квадидемократического утверждения вытекают два совершенно антидемократических последствия — реально задержанных содержат в не установленных местах:
«отстойниках»,

39

«карманах», «загашниках» и т.д., или следователь вынужден манипулировать с документацией»1.

  1. Утверждения о том, что для органа расследования, осуществляющего процессуальную деятельность, институт задержания практического значения не имеет и лишь дает возможность использовать задержание в качестве несанкционированного ареста2, приводит к подмене законодательно установленной процессуальной формы, ее суррогатами, протоколами действий, не предусмотренных в уголовно-процессуальном законе. Составить же до возбуждения уголовного дела протоколы фактически проведенного задержания и личного обыска работники следственных и оперативных подразделений не могут, так как закон запрещает производство задержания и личного обыска до возбуждения уголовного дела. Указанные факторы существенно снижают доказательственную ценность получаемой информации.
  2. Результаты уголовно-процессуального задержания «с поличным» в большинстве случаев являются поводом для возбуждения уголовного дела. Обоснованность данного утверждения, высказанного В.М. Савицким, В. Т. Томиным и некоторыми другими авторами3, подтверждается анализом следственной практики. Так, обобщение уголовных дел о незаконном обороте наркотиков показывает, что возбуждению уголовного дела в подавляющем большинстве случаев предшествовало задержание заподозренного лица, его личный обыск либо изъятие у него наркотических средств без проведения личного обыска. Причем практически по всем уголовным делам, где проводилось такое задержание, наряду с его результатами, в качестве оснований для возбуждения уголовного дела, выступали документы, отражающие предварительные исследования специалистов, подтверждающих,
  3. 1 Томин В.Т. База укрепления законности - целесообразность закона // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Ч. 1. Иркутск, 1995.С. 13.

См.: Смолькова И.В. Уголовно-процессуальные проблемы задержания подозреваемого // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. 4.1. Иркутск, 1995.С.55. 3 См.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975.С.113; Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М.,1991.СЛ 16 и др.

40

что изъятое вещество является наркотическим. Лишь получив документы о реально проведенном задержании и его результатах, а также справки специалистов о том, что изъятое при задержании вещество является наркотическим, следователи возбуждали уголовные дела и составляли протоколы задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

  1. Законодательное закрепление возможности проведения задержания (которое, по мнению автора, необходимо отнести к следственным действиям) до возбуждения уголовного дела будет способствовать проведению данного следственного действия под руководством следователя. В настоящее время, во многом благодаря концепции, согласно которой уголовно-процессуальная деятельность начинается лишь после доставления в милицию лица, против которого возникло подозрение1, приводит к тому, что следователи практически не участвуют в планировании задержания «с поличным» и процессуальной фиксации его результатов.

Так, в результате обобщения уголовных дел исследуемой категории, фактически все проведенные задержания (имеются в виду «задержания с поличным», а не принятие решений о применении мер уголовно- процессуального принуждения) производили без участия следователей. В подавляющем большинстве (79 %) их осуществляли оперативные работники милиции. Отстранение следователя от важного источника доказательственной информации, особенно по делам, доказательственная база которых во многом строится на «задержании с поличным», отрицательно сказывается на эффективности процесса доказывания. Как верно отмечают А.Я. Гинзбург и А.Р. Белкин, следователь должен принимать активное участие в подготовке задержания и проведении тех действий, которые направлены на выявление и фиксацию следов преступления2.

1 См.: Смолькова И.В. Указ. соч.С.54.

2 См.: Гинзбург А.Я., Белкин Р.С. Криминалистическая тактика. Алматы,1998.С202.

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННА^ ,,

БИБЛИОТЕК

Такое разделение полномочий на практике приводит к тому, что следователи критически относятся к результатам задержания, произведенного оперативными работниками, и выступают в качестве «незаинтересованных контролеров» их действий. Отметим, что в ряде случаев критический подход следователей к результатам проведенных задержании оправдан, поскольку оперативные работники зачастую не заботятся о перспективах преобразования полученной доказательственной информации в доказательства. При этом существенно страдают интересы борьбы с преступностью.

Дискуссионным в литературе и порождающим сложности в практической деятельности является вопрос об основаниях задержания.

Согласно ч.1 ст. 122 УПК РСФСР орган дознания вправе задержать лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, только при наличии одного из следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; 2) 3) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление; 4) 5) когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления. 6) Законодатель в УПК РФ, вступающем в действие с 1 июля 2002 года, продублировал данную формулировку без изменений.

Согласно ч.2 ст.122 УПК РСФСР, при наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано лишь в том случае, если это лицо покушалось на побег или когда оно не имеет постоянного места жительства, или когда не установлена личность подозреваемого.

Часть 2 ст.91 УПК РФ, регулирующая основания задержания подозреваемого, изложена несколько иначе. Согласно
указанному

42

законоположению, при наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо попыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокурором, а также следователем в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Думается, что в настоящее время содержание ч.1 ст.122 УПК РСФСР и ч.1 ст.91 УПК РФ, не полностью соответствуют конституционным положениям, гарантирующим права и свободы человека и гражданина, а также потребностям борьбы с преступностью. В связи с этим необходима их существенная корректировка.

Прежде всего, отметим, что необоснованным является использование оборота «лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения». В соответствии со ст.49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Приведенная же формулировка во-первых, предполагает констатацию факта совершения преступления, хотя этот факт должен быть доказан в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

Даже, казалось бы, в очевидных ситуациях, например, когда лицо застигнуто при нанесении другому лицу телесных повреждений с применением оружия, нельзя говорить о совершении преступления. Возможно, в данном случае это лицо действует в пределах необходимой обороны и т. д. По делам рассматриваемой нами категории преступлений — о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ, констатация факта, совершения тем или иным лицом преступления, на момент задержания практически невозможна. По таким делам, на момент задержания, нельзя достоверно установить, что лицо хранит,
переносит, перевозит, сбывает

43

средство, которое является наркотическим. Для этого необходимо проведение специальных исследований.

Во вторых, из данной формулировки вытекает констатация факта совершения преступления определенным лицом, хотя в соответствии с процитированной ранее нормой, вопрос о признании конкретного лица преступником решается только на основании вступившего в законную силу приговора суда.

С учетом изложенного, представляется необходимым использовать в данной норме формулировку «когда лицо застигнуто при совершении деяния, содержащего признаки преступления, или непосредственно после совершения такого деяния».

Также вызывает сомнение правомерность использования в данной статье указания о том, что лицо может быть задержано в том случае, если оно покушалось на побег. Автор присоединяется к исследователям, у которых данная формулировка вызывает недоумение1. Если лицо не лишено свободы, не арестовано и не задержано по подозрению в совершении преступления, как оно может покушаться на побег? Отметим, что указанное ошибочное положение исправлено в УПК РФ. Напомним, что согласно ч.2 ст.91 УПК РФ, лицо может быть задержано, если оно попыталось скрыться.

По мнению автора, следует дополнить норму УПК РФ, регулирующую задержание подозреваемого (точнее заподозренного) в совершении преступления указанием на то, что задержание может быть произведено в случаях, когда имеются достаточные данные, полученные в ходе уголовно- процессуальной или оперативно-розыскной деятельности, которые дают основание заподозрить определенное лицо в совершении преступления. Точка зрения, о необходимости введения такого основания задержания в уголовно-процессуальный закон, получила одобрение рядом исследователей, в частности СП. Бекешко, Е.А. Матвиенко, А.А. Чувилева, Т.Н. Добровольской и

1 См.: Смолькова И.В. Указ. соч.С.55.

44

других авторов1. Также, с указанным мнением согласны и подавляющее большинство опрошенных автором оперативных (93%) и следственных (89%) работников. Дело в том, что уголовно-процессуальное задержание, как следственное действие, в основном производится именно на основании данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности или на стадии проверок сообщений и заявлений граждан о совершении преступлений определенными лицами.

В данном случае обоснованно использование законодательного опыта некоторых зарубежных стран. Так, в ст. 135 УПК Республики Казахстан указано, что орган, осуществляющий
уголовное преследование, вправе

$?? задержать лицо подозреваемое в совершении преступления, когда в

полученных в соответствии с законом материалах оперативно-розыскной деятельности, в отношении лица имеются достаточные данные о совершенном или готовящемся им тяжком или особо тяжком преступлении.

Для преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, характерна ситуация, когда организаторы преступных групп, занимающихся сбытом наркотических средств,’ непосредственно при себе наркотические средства не хранят. Таким образом, задержать «с поличным» по основаниям, указанным в’ ст. 122 УПК - РСФСР
(т.е.

^ непосредственно при совершении деяния, содержащего признаки преступления

и т.д.), возможно лишь исполнителей, входящих в такие группы. Закрепление возможности проводить задержание на основании данных, полученных в ходе оперативно-розыскной и
уголовно-процессуальной деятельности, позволит

См.: Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М.,1964.С34; Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. Минск,1969.С89; Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. М.Д986.С.39; Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.П. Божьева. М.,1995.С.184-185; Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. Тула,1996.С60; Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. А.Ю. Шумилова. М.Д997.С.115 и др.

45

производить задержание лидеров преступных групп указанной криминальной направленности на законных основаниях.

Напомним, что согласно ст. И Федерального закона «Об оперативно -розыскной деятельности», результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, могут представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которых находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам, в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

По мнению автора, основанном на личном опыте следственной

$ деятельности и результатах опроса работников правоохранительных органов,

основания задержания, указанные в чЛ ст. 122 УПК РСФСР и ч.1. ст.91 УПК РФ, встречаются достаточно редко, они составляют не более 10% от общего числа оснований задержания. Необходимость задержать лицо, в отношении

. которого имеются достаточные данные, полученные в результате оперативно-

розыскной деятельности, возникает гораздо чаще. Таким образом, положения, содержащиеся в ст. 122 УПК РСФСР и в ст.91 УПК РФ, не отвечают интересам борьбы с преступностью, «оторваны» от реальных криминальных и следственных ситуаций. - Признавая обоснованность использования в качестве
оснований

задержания сведений, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, автор в то же время считает необходимым подчеркнуть, что указанные сведения должны быть проверяемыми должностными лицами, осуществляющими контроль и надзор за оперативно-розыскной деятельностью.

I Недопустима подмена таких сведений информацией, основанной на слухах,

I либо использование непроверенных сведений, полученных из анонимных

источников. Несоблюдение данных требований может привести к произволу в деятельности оперативных и следственных работников, «повальным задержаниям» без достаточных оснований.

, 46

Подчеркнем, что в настоящее время создана реальная правовая основа, позволяющая осуществлять прокурорский надзор и судебный контроль за оперативно-розыскной деятельностью. Так, в соответствии со ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права граждан (на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электронной и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища), допускается на основании судебного решения, а также при наличии определенной (указанной в данном законе) информации.

В соответствии со ст.21 данного закона, по запросу уполномоченного прокурора, в связи с поступившими в прокуратуру материалами, информацией и обращениями граждан, о нарушении законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, а также при проверке законности установленного порядка проведения принимаемых при этом решений, руководители органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, представляют указанному прокурору оперативно-служебные документы, послужившие основанием для проведения этих мероприятий.

Более того, разработаны соответствующие методики прокурорских проверок за исполнением законодательства органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в том числе и по делам рассматриваемой в данной работе категории преступлений - о незаконном обороте наркотических средств1. Поэтому, вызывает недоумение утверждение некоторых авторов о том, что допустимость задержания на основании данных оперативно-розыскного характера ведет к
произволу, и что негласные

См. например: Воронова Е.Л., Синицкая И.Г. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о борьбе с незаконным оборотом наркотиков. М.,2000.

47

оперативные данные не отражены в материалах уголовного дела, и недоступны прокурорскому надзору и судебному контролю1.

Отметим, что законодатель включил в ст.91 УПК РФ следователя в число субъектов, осуществляющих задержание. Поскольку, как отмечалось ранее, задержание в ряде случаев представляет собой следственное действие, данное изменение закона представляется вполне логичным.

По мнению автора, типичные недостатки и пробелы уголовно- процессуального регулирования задержания заподозренного, по делам о преступлениях рассматриваемой категории, отчетливо проявились в ходе расследования следующего уголовного дела.

Несовершеннолетний Г. бы осужден по ст.228 ч.1 УК РФ, за незаконное приобретение и хранение наркотических средств, в крупном размере без цели сбыта.

Из материалов дела следует: в отдел внутренних дел поступила информация о ‘том, что в подъезде одного из домов по ул. Лизюкова г. Воронежа собираются наркоманы, которым в данном подъезде продают наркотические средства. По указанию одного из руководителей оперативного подразделения указанного отдела, в подъезд дома были направлены оперуполномоченные уголовного розыска Д., Л. и К. Они устроили в подъезде засаду. Примерно в 18 часов 30 минут в подъезде появились четверо парней, подошли к одной из квартир. Из квартиры вышла несовершеннолетняя С, с которой, как было установлено впоследствии, парни связались по домофону. Парни передали С. деньги (400 рублей), а она вручила им бумажные свертки.

Далее, из показаний оперуполномоченных на предварительном следствии следует, что в подъезде указанного дома они задержали четверых молодых людей, которые вели себя в подъезде подозрительно. При задержании парни пытались убежать и что-то выбросить. Не позволив этого сделать,

1 См.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М.Д989.С.ЗЗ; Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. М..2000.С.121.

48

оперуполномоченные доставили их в РОВД, где другой оперуполномоченный С. досмотрел всех четверых, обнаружил и изъял у каждого по два свертка с веществом растительного происхождения.

Обвиняемый по данному делу Г. (всего было возбуждено 4 уголовных дела, в отношении каждого из покупателей свертков, хотя, по мнению автора, для этого не было оснований и преследовало цель повысить раскрываемость преступлений в районе) дал следующие показания:

22 марта 2001 г. примерно в 18 часов он встретился с А., Ю. и К. В разговоре с ними кто-то предложил купить марихуаны и покурить. Все согласились. Коноплю решили покупать у девушки по имени Света, проживающей в одном из домов по ул. Лизюкова. Все зашли в подъезд и поднялись по лестнице к двери квартиры Светы. Она вышла на лестничную площадку, и он отдал ей 100 рублей за коноплю. Света вынесла из квартиры бумажные свертки с коноплей и кому-то их отдала, кому он не помнит. Затем они пошли на третий этаж, чтобы затем спуститься на лифте вниз. Все шли за ним. Когда он находился на площадке между вторым и третьим этажами, его задержали сотрудники милиции, доставили в РОВД, где опросили, досмотрели в присутствии одного понятого, предварительно положив в карман два свертка с марихуаной. После этого его отвезли в наркологический диспансер на медицинское освидетельствование. Затем он был доставлен в РОВД, куда за ним приехала бабушка1.

Отметим, что данное дело приведено в качестве примера, поскольку оно типично при расследовании указанной категории преступлений. Из материалов дела следует, что фактически Г. и другие несовершеннолетние были лишены свободы в течение нескольких часов, в течение которых к ним применялись принудительные меры - захват, доставление в РОВД, досмотр, освидетельствование в наркологическом диспансере.

См.: Архив суда Коминтерновского р-на г. Воронежа за 2001 год. Уголовное дело № 01643360.

49

Таким образом, фактическое задержание по подозрению в совершении преступления и лишение свободы в течение нескольких часов, во время которых производились действия, направленные на уличение Г. в совершении преступления, проводились вне уголовно-процессуальных отношений. Указанным несовершеннолетним не разъяснялись их права и обязанности, они не имели права пригласить защитника. Уголовное дело не было возбуждено, они не признавались подозреваемыми, и следственные действия не проводились, а положения УПК РФ, предусматривающие возможность участия защитника с момента фактического задержания, вступят в законную силу только в июле 2002 года. В обвинительном заключении указано, что задержание по делу не производилось. Очевидно, что в данном и других подобных случаях происходит нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Уголовное дело по данным фактам было возбуждено 27 марта 2001 г., т.е. спустя 5 дней после фактического задержания заподозренных, когда следователь получил справку эксперта (от 23 марта 2001 года), в которой сказано, что вещество растительного происхождения, изъятое у Г., является наркотическим средством - марихуаной.

Основным доказательством вины обвиняемого Г. послужила информация, которая была получена не в ходе следственных действий, что явно не соответствует назначению уголовного процесса. В обвинительном заключении в числе доказательств вины обвиняемого были указаны: протокол личного досмотра, который не предусмотрен УПК РСФСР и не является в данном случае административным досмотром; протокол освидетельствования, которое нельзя признать следственным действием, поскольку оно проводилось до возбуждения уголовного дела; рапорт сотрудника милиции К.

В судебном заседании проверялось утверждение подсудимого Г. о том, что досмотр производился в присутствии одного понятого. Нам очевидно, что в данном случае это не имело существенного значения, ведь процедура данного

50

досмотра, как и само его упоминание, в уголовно-процессуальном законе отсутствует.

Автор, рассматривая данное дело, не стремится обвинить работников милиции в их некомпетентности и непрофессионализме. Не все их действия в данном случае можно считать безупречными. с точки зрения криминалистической тактики и уголовно-процессуального закона. Оперативные работники и следователь в целом были вынуждены действовать таким образом. Оформить в данном случае протокол задержания и провести личный обыск, непосредственно после захвата заподозренного, оперативные работники не могли, прежде всего, в силу несовершенства уголовно- % процессуального закона. Отметим, что Верховный Суд РСФСР по одному из

дел о незаконном обороте наркотических средств, прямо указал, что поскольку обыск и экспертиза по делу были проведены до возбуждения уголовного дела, т.е. с нарушением установленного уголовно-процессуальным законом порядка, полученные в результате их данные не являются доказательствами1.

С учетом изложенного автор считает необходимым: 1. Изложить ст.91 УПК РФ
в следующей редакции: «Задержание заподозренного в совершении преступления».

Орган дознания и следователь вправе задержать лицо, заподозренное в *’ совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде

лишения свободы, при наличии следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении деяния,
содержащего признаки преступления, или непосредственно после его совершения;

2) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное ; лицо, как на совершившее преступление;

1 3) когда на подозреваемом (заподозренном) или на его одежде, при нем или

в его жилище будут обнаружены явные следы преступления;

(*

I ‘См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989.№1.С.9-10.

51

4) когда имеются достаточные данные, полученные в ходе уголовно- процессуальной или оперативно-розыскной деятельности, которые дают основания заподозрить определенное лицо в совершении преступления.

  1. При наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокурором, а также следователем или дознавателем, с согласия прокурора, в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.
  2. Задержание и последующий непосредственно после него личный обыск заподозренного в совершении преступления лица, могут быть произведены до возбуждения уголовного дела.

52

    1. Задержание лица, заподозренного в совершении преступления,
<ф> как система деятельности Задержание заподозренного лица, как следственное действие, включает в себя комплекс действий, направленных на установление факта причастности к преступлению определенного лица, а также на обнаружение и изъятие у данного лица предметов-носителей доказательственной информации. Отметим, что указанные действия направлены на достижение общей цели, и в связи с этим неразрывно связаны между собой. Невыполнение или некачественное выполнение одного действия негативно сказывается на эффективности всех последующих действий. В криминалистической литературе указанная трактовка задержания, как системы определенных действий, получила наиболее полное отражение в трудах В.Н. Григорьева и В.А. Образцова1. В.Н. Григорьев справедливо подчеркивает, что действия по задержанию подозреваемого взаимосвязаны и образуют динамическую систему . В.А. Образцов рассматривает задержание, как одну из важных тактических операций, проводимых на этапе выявления преступника3. Отметим, что В.А. Образцов верно подчеркивает комплексный, . системный характер действий, составляющих содержание задержания, как вида деятельности, однако вряд ли правомерно рассматривать задержание как тактическую операцию. В криминалистике под тактической операцией понимается комплекс следственных, оперативно- розыскных, организационно-подготовительных и иных действий, проводимых по единому плану в сравнительно сжатые сроки, и направленных на решение наиболее важной и сложной промежуточной задачи, подчиненной общим целям расследования 1 См.: Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М.Д997.С.140-143; Григорьев (Щ В.Н. Указ. соч.С.97-106. 2 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч.С.104. 3 См.: Образцов В.А. Указ. соч.С.140. 53 уголовного дела1. Большинство исследователей, занимающихся проблемами тактических операций, (А.В. Дулов, О.Я. Баев, В.И. Шиканов, Л.Я. Драпкин и другие авторы)2 указывают в своих определениях, что тактическая операция представляет собой систему, комплекс нескольких следственных и оперативно-розыскных действий. Сходное определение тактической операции было дано В.А. Образцовым и В.Б. Ястребовым. Указанные авторы определили тактическую операцию как комплекс целенаправленных, взаимосвязанных скоординированных следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий, обеспечивающих выяснение определенного обстоятельства или нескольких обстоятельств имеющих значение для дела, а также решения иных задач расследования3. В связи с изложенным, задержание не может рассматриваться как тактическая операция, поскольку оно представляет собой отдельное следственное действие и именно в этом качестве указано в ст. 119 УПК РСФСР. Оперативно-розыскные мероприятия, которые в определенных случаях необходимо провести для правильного определения момента задержания и его места, непосредственно не входят в содержание задержания, которое является следственным действием. Также не входят в содержание задержания личный обыск, который представляет собой отдельное следственное действие, и допрос задержанного. В соответствии со ст. 172 УПК РСФСР, личный обыск, в отличие от задержания, может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым 1 См.: Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности // Вопросы методики расследования преступлений. Свердловск,197б.Вып.50.С49. 2 См.: Дулов А.В. О разработке тактических операций при расследовании преступлений // 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия. Л.Д972.С.23-24; Баев О.Я. Основы криминалистики. М.,2001.С.219; Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркуск,1983.С17; Драпкин Л.Я. Указ. соч.С.49. 3 См.: Образцов В.А., Ястребов В.Б. Актуальные направления развития криминалистической методики в тактике расследования. М., 1978.С.44. 54 и в присутствии понятых того же пола. Допрос подозреваемого также традиционно рассматривается как самостоятельное следственное действие. Вызов и допрос подозреваемого регламентируется ст. 123 УПК РСФСР. В связи с этим, нам трудно согласиться с точкой зрения А.Я. Гинзбурга и А.Р. Белкина, согласно которой, задержание можно определить как систему следственных действий, объединенных единой целью и направленных на взятие под стражу лица, подозреваемого в совершении преступления, его личный обыск и допрос, для проверки имеющихся и получения новых доказательств1. Таким образом, по мнению автора, не следует ни сужать содержание ^ задержания заподозренного лица, сводя его лишь к чисто процессуальному (техническому действию), ни произвольно расширять его содержание. Указанные ранее положения не означают, что задержание заподозренного, как следственное действие, не может входить в качестве составного элемента в какую-либо тактическую операцию. В частности, обоснованным является выделение О.Я. Баевым тактической операции «Розыск и задержание подозреваемого»2. В данном случае речь идет о комплексе оперативно-розыскных мероприятий, которые преимущественно реализуются: при розыске преступника; при выдвижении и проверке версий о субъектах ,1Щ преступления и их местонахождении; в действиях, заключающихся в обращении к криминалистическим и справочным учетам. Задержание, как следственное действие, также входит в указанную тактическую операцию и применяется на ее заключительном этапе. Теоретический и практический интерес имеет вопрос о наборе и характере действий, которые входят систему задержания заподозренного лица в качестве отдельных элементов данной системы. ($ х См.: Гинзбург А.Я., Белкин А.Р. Криминалистическая тактика. АлматыД998.СЛ94. 2 См.: Баев О.Я. Указ. соч.С.218. 55 По мнению В.А. Образцова, в структуру задержания подозреваемого входят следующие действия: 1) анализ сложившейся по делу ситуации; 2) 3) определение оснований и целей (мотивов задержания); 4) 5) принятие решения о задержании; 6) 7) доведение этого решения до сведения участников задержания (когда решение принимается лицом, которое непосредственного участия в задержании не принимает); 8) 9) разработка программы задержания (определения круга и функций участников задержания, места времени его проведения и т. д.); 10) ^ 6) исполнение решения о задержании подозреваемого (в том числе осуществление его захвата, : если это необходимо), обеспечение профилактического наружного осмотра одежды задержанного и досмотра вещей на месте захвата; 7) доставление задерживаемого в ИВ С; 8) 9) составления протокола задержания; 10) 11) водворения задерживаемого в камеру для задержанных; 12) 10) письменное уведомление надзирающего прокурора о задержании, когда прокурор не является участником задержания; ^ 11) уведомление членов семьи задерживаемого \ Более обширный перечень действий, входящих в систему задержания, дает В.Н. Григорьев. В систему указанной деятельности органов внутренних дел, по мнению данного автора, входят: ® установление оснований для доставления лица в служебное помещение органов внутренних дел; ® захват лица; ® изъятие оружия, уличающих предметов и документов; • сопровождение лица в служебное помещение; i$ 1 См.: Образцов В.А. Указ. соч.С. 142-143. 56 ® выяснение обстоятельств общественно-опасного деяния и его правовая квалификация; ® в зависимости от правовой квалификации содеянного - освобождение доставленного, привлечение его к административной ответственности либо принятие решения о возбуждении уголовного дела. В последнем случае, отмечает В.Н. Григорьев, деятельность по задержанию продолжается, включая в себя следующие действия: ® установление условий для задержания лица, по подозрению в совершении преступления, а также возможности назначения для него наказания в виде лишения свободы; ® освобождение доставленного при отсутствии указанного условия, а в случае его установления - выяснение оснований задержания лица по подозрению в совершении преступления; ® составление протокола задержания; ® заполнение статистической карточки; ® обеспечение участия защитника; ' ® сообщение прокурору о задержании; ® извещение близких родственников подозреваемого о месте его содержания под стражей; • прием задержанного в ИВС; ® проведение личного обыска. Также сюда входят: ® осмотр вещей подозреваемого; ® проведение дактилоскопирования, фотографирования подозреваемого; ® опрос и санитарная обработка подозреваемого; ® размещение подозреваемых по камерам; ® установление оснований для применения к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу, в зависимости от их наличия; 57 ® применение к задержанному меры пресечения в виде заключения под v стражу либо его освобождение; ® фиксация обстоятельств как сквозной элемент в системе деятельности по задержанию подозреваемого . Не отрицая практической и теоретической значимости приведенных характеристик задержания, отметим, что не все из указанных элементов входят в содержание задержания как следственного действия. Как отмечалось ранее, целью всякого следственного действия является получение доказательственной информации о расследуемом криминально-значимом событии. Поэтому характеристика задержания, как следственного действия, не должна включать Ф в себя такие элементы, как: ® доставление задерживаемого в ИВС; ® опрос и санитарную обработку подозреваемого; ® размещение подозреваемых по камерам. Указанные действия происходят в рамках уголовно-исполнительной, а не уголовно-процессуальной деятельности. Уголовно- исполнительная деятельность регулируется в данном случае Федеральным законом «О содержании под стражей, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», а не уголовно- процессуальным кодексом. Также, не входит в характеристику задержания, как следственного действия, установление оснований для применения к задержанному меры пресечения в виде заключения под стражу. Указанные действия могут быть включены в содержание задержания при его характеристике исключительно как меры уголовно- процессуального принуждения. Содержание задержания, как следственного действия, в соответствии с классической схемой, можно подразделить на следующие группы: 1) подготовительные действия; ! 2) исполнение задержания; lift 1 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч.С.103-104. 58 3) фиксация результатов задержания. Отметим, что подготовительная стадия задержания присутствует лишь в тех случаях, когда в распоряжении следственных и оперативных работников есть определенный запас времени для проведения задержания. Когда же задержание должно быть произведено незамедлительно, например, когда лицо застигнуто при совершении деяния, содержащего признаки преступления (например, преступление против личности), подготовительная стадия отсутствует. 59 ГЛАВА П. СЛЕДСТВЕННАЯ СИТУАЦИЯ КАК ФАКТОР, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ТАКТИКУ ЗАДЕРЖАНИЯ ЛИЦА, ПОДОЗРЕВАЕМОГО (ЗАПОДОЗРЕННОГО) В НЕЗАКОННОМ ОБОРОТЕ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ 2.1. Понятие и классификация следственных ситуаций О сущности и видах следственных ситуаций в криминалистической литературе написано немало монографических трудов и научных статей1. Это дало основание некоторым авторам, в частности Т.С. Волчецкой, Г.А. Зорину, небезосновательно утверждать о необходимости разработки научных вопросов следственных ситуаций в рамках частной криминалистической теории — «криминалистическая ситуалогия»2. Как показывает изучение криминалистической литературы, практически в каждой работе, затрагивающей вопросы криминалистической тактики, дается понятие и классификация следственных ситуаций. По мнению автора. В данном случае нельзя говорить о каком-либо чрезмерном увлечении указанным термином. Рассмотрение вопроса о сущности и видах следственных ситуаций, в работах по криминалистической тактике, не дань моде, а насущная необходимость. Как верно отмечает О.Я. Баев, «именно применительно к отдельным из них (имеются ввиду следственные ситуации) преимущественно 1 См.: например, Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1959. С.331; Он же: Курс советской криминалистики. М., 1977. Т.1.Гл.2; М., 1978.Т.2. Гл.12; Он же: Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории - к практике. М., 1988. С.115-120; Он же: Курс криминалистики. М., 2000. С.627-642; Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений. Автореф. дис. д-ра юрид. наук. Харьков, 1967.С.15.; Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1973. С.88-95; Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). М., 1967.С.146- 159; Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения). Воронеж, 1984.; Он же: Основы криминалистики. М., 2001.С.196-200; Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987.; Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. Калининград, 1997.И др. 2 См.: Волчецкая Т.С. Указ. Соч. С.7-44; Зорин Г.А. Криминалистическая методология. Минск, 2000.С.38-65. 60 разрабатываются все тактические средства, ибо вся тактическая деятельность по исследованию преступлений - ситуационная»1. Фундаментальная разработка вопросов следственных ситуаций не означает, что научная дискуссия по данной тематике закончена и каких-либо спорных моментов не осталось. Напротив, до сегодняшнего дня нет единого понимания вопроса о том, должна ли конкретная обстановка составлять содержание следственной ситуации, в которой действует следователь, или она представляет собой модель типичных ситуаций расследования. Дискуссионным также является вопрос о компонентах, образующих содержание следственной ситуации, и некоторые другие. В связи с изложенным, приведем несколько определений указанной категории, данных известными российскими криминалистами. По мнению Р.С. Белкина, под следственной ситуацией следует понимать «конкретную обстановку, в которой действует следователь и иные субъекты, участвующие в доказывании, и в которой протекает конкретный акт расследования»2. В.К. Гавло определил следственную ситуацию как совокупность фактических данных, которые отражают существенные черты события, каким оно представляется на том или ином этапе расследования 3. Л.Я. Драпкин, создавший фундаментальный труд «Основы теории следственных ситуаций» полагает, что следственная ситуация представляет собой мысленную динамическую модель, отражающую информационно- логическое, тактико-психологическое, тактико-управленческое и организационное состояние, сложившееся по уголовному делу, характеризующее благоприятный либо неблагоприятный характер процесса расследования4. 1 См.: Баев О.Я. Основы криминалистики. М., 2001. С. 196. 2 Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 1997. Т.З.С.129. 3 См.: Гавло В.К. Указ. соч. С.90. 4 См.: Драпкин Л.Я. Указ. соч. С. 17. 61 Согласно точке зрения О.Я. Баева, следственная ситуация, как категория криминалистики, есть ничто иное как модель типичных ситуаций расследования1. Давая более развернутое определение рассматриваемой категории, О.Я. Баев отмечает, что под ней также понимается совокупность обстоятельств и условий, которые характеризуют состояние расследования преступления на том или ином этапе, и в этой связи определяют направления дальнейшего расследования, его тактику и методику2. В.И. Шиканов определяет следственную ситуацию как совокупность данных, характеризующих обстановку, в которой следователю надлежит действовать3. Наконец, одно из последних определений следственной ситуации было предложено Т.С. Волчецкой. По мнению данного автора, под следственной ситуацией понимается степень информационной осведомленности следователя о преступлении, а также состояние процесса расследования, сложившееся на любой определенный момент времени, анализ и оценка которого позволяют следователю принять наиболее целесообразные по делу решения4. Как видно из предложенных определений, одним из наиболее «острых» дискуссионных вопросов является вопрос о том, представляет ли собой следственная ситуация конкретную обстановку, в которой действует следователь, либо модель типичных ситуаций расследования. По мнению автора, верной является вторая из указанных точек зрения. Конкретная обстановка, в которой, как полагает Р.С. Белкин и некоторые другие авторы, действуют следователь и иные участники расследования, не может выступать в качестве ориентира для определения стратегии и тактики расследования вследствие своей уникальности. 'См.: Баев О.Я. Основы криминалистики. М., 2001. С.198. 2 Расследование отдельных видов преступлений / Под ред. О.Я. Баева и А.Г. Филиппова. М., 1995. С.8. 3 См.: Шиканов В.И. Указ соч. С. 157. 4 См.: Волчецкая Т.С. Указ. соч. С.93. 62 Конкретность обстановки означает таким образом ее неповторимость, т неопределенное множество, в которое входят все внутренние и внешние условия, в которых протекает расследование всех уголовных дел, расследующихся на данный период. Поэтому, предпочтительней точка зрения О.Я. Баева, Л.Я. Драпкина и других исследователей, согласно которой, как и любая модель, следственная ситуация охватывает, ограничивает себя лишь наиболее значимыми, наиболее типичными свойствами и признаками тех ситуаций расследования конкретных преступлений, моделью которых они выступают1. Причем добавим, что следственная ситуация выступает в качестве информационной модели. На это $? необходимо указать в определении, поскольку под моделью понимаются и материально реализованные системы2. Отметим, что как категория криминалистики, следственная ситуация является категорией, отражающей объективно существующие и независимые от следователей и иных лиц, ведущих расследование, сведения. Поэтому, неправомерно включать в содержание рассматриваемой категории «степень информационной осведомленности следователя о преступлении», а также «состояние процесса расследования», как это делает, например, Т. С. Волчецкая. Следственная ситуация, как модель, как совокупность систематизированных данных, имеющих криминалистическое значение на определенном этапе расследования, не изменяет свою сущность и характер в зависимости от фигуры конкретного следователя. Это становиться очевидным, по мнению автора, при анализе расследования уголовных дел следственно-оперативной группой. Безусловно, \ руководитель следственно-оперативной группы обладает большой осведомленностью о состоянии процесса расследования, нежели иные члены бригады (группы). Но это не значит, что следственная ситуация, для других уЦ ' См.: Баев О.Я. Основы криминалистики. М.,2001. С.198. 2 См.: например, Штофф В.А. Моделирование и философия. М.,1996; Лукашевич В.К. Модели и метод моделирования в человеческой деятельности. Минск, 1983 и др. 63 членов группы, является иной. Она может представиться им иной, в зависимости от степени информированности, но суть ее от этого не измениться. Кроме того, при таком подходе придется признать, что по делу, расследование которого ведет, например, бригада из 5 следователей и 10 оперативных работников, существует 15 следственных ситуаций, ибо каждый из них обладает своей степенью информационной осведомленности. Безусловно, такое положение не допустимо. Несомненный теоретический и практический интерес представляет вопрос о содержании понятия «следственная ситуация». Иными словами, моделью чего выступает «следственная ситуация» в криминалистике? По мнению автора, в данном случае наиболее глубоко и верно определили содержание следственной ситуации Р.С. Белкин и В.И. Шиканов, которые используют в своих определениях термин «обстановка расследования». «Состояние расследования» - термин, используемый Л.Я. Драпкиным, О.Я. Баевым и Т.С. Волчецкой, предполагает некоторую независимую, экспертную оценку не заинтересованных в исходе расследования лиц. Применительно к конкретным ситуациям расследования, такая независимая экспертная оценка (и то с определенной долей условности) может быть дана лишь отдельными участниками уголовного судопроизводства (например, судьей, осуществляющим судебный контроль по делу, либо прокурором, осуществляющим прокурорский надзор). Поэтому предпочтительнее в данном случае говорить об обстановке расследования, характеризующей «информационный расклад» по уголовному делу. Из анализа определения Л.Я. Драпкина можно сделать вывод, что следственная ситуация существует для того, чтобы выступать в качестве критерия, отражающего благоприятный либо неблагоприятный характер процесса расследования. Думается, что такой подход страдает ограниченностью. Поэтому, можно согласиться с точкой зрения Т.С. Волчецкой, согласно которой практическая значимость следственной ситуации 64 заключается в возможности принятия следователем наиболее целесообразного по делу решения. Однако данное утверждение Т.С. Волчецкой нуждается в конкретизации. Анализ следственных ситуаций позволяет: определить «расстановку сил» криминальных структур и правоохранительных органов по данному делу; определить направление поиска расследования; определить средства и методы осуществления, как отдельных направлений расследования, так и отдельных мероприятий, входящих в данные направления в качестве структурных элементов. . Иными словами, как верно отмечает О.Я. Баев, следственные ситуации определяют дальнейшее направление расследования, его тактику и методику1. Также правомерно утверждение И.А. Возгрина о том, что следственная ситуация выступает в качестве основы формирования программы или алгоритма расследования2. Таким образом, в данной работе под следственной ситуацией понимается информационная модель обстановки расследования уголовных дел определенной категории, анализ которой позволяет определить стратегию и тактику расследования указанных дел. В структуре следственных ситуаций усматриваются две составляющие: 1) фактическая часть (достигнутые на определенный момент расследования результаты, использованные и имеющиеся ресурсы, условия, в которых протекает расследование); 2) перспективная часть (оценка состояния, конкретизация задач дальнейшего расследования, определение путей и средств их решения). 'См.: Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения). Воронеж, 1984. С. 18. 2См.: Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Курс лекций. Ч.З. Санкт-Петербург,!993.С.65. 65 Особое значение имеют следственные ситуации для тактики отдельных следственных действий (в том числе задержания), прежде всего потому, что применение тактических приемов всегда в той или иной степени связано с ситуационными моментами. К числу таких моментов, тактики отдельных следственных действий, можно отнести: ® общую характеристику следственной ситуации; • предполагаемую позицию заинтересованных лиц, осуществляющих данное следственное действие и лиц, в отношении которых данное следственное действие проводится; « значение предстоящего следственного действия для решения задач расследования. Переходя к вопросу о криминалистической классификации следственных ситуаций, отметим, что наиболее полную и обоснованную, по мнению автора, классификацию такого рода предложил Л.Я. Драпкин '. По мнению Л.Я. Драпкина, все следственные ситуации следует разделить на две большие группы. Первую группу представляют простые следственные ситуации. Данные ситуации, как полагает Л.Я. Драпкин, возникают в случаях отсутствия или неосуществимости информационных, логических. Психологических, тактических, организационно-управленческих трудностей и наличия в распоряжении следователя достаточных возможностей по их быстрому и относительно легкому устранению каких- либо негативных последствий. Вторую группу составляют сложные следственные ситуации. Они возникают, когда расследование существенно затруднено: • поиском надежных источников информации, достаточных данных об элементах предмета доказывания и, прежде всего о личности преступника или самом общественно-опасном деянии; 1 См.: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987.С.10- 11. 66 ® противодействием следователю со стороны обвиняемых и других участников процесса; • отсутствием гарантированных способов достижения целей; ® нехваткой времени, сил, средств или их неправильным распределением; ® трудоемкостью проводимых действий и другими негативными факторами. В зависимости от количества, характера и содержания формирующих факторов, все сложные ситуации, полагает Л.Я. Драпкин, можно классифицировать на пять классификационных групп: проблемные, конфликтные, тактического риска, организационно не упорядоченные и комбинированные1. Данная классификация получила обоснованное признание и одобрение в криминалистической литературе2. Она, как правило, лежит в основе криминалистических классификаций следственных ситуаций3. Это, однако, не свидетельствует о том, что данная классификация не может быть скорректирована или подвергнута критическим замечаниям. Так, одна из последних попыток классифицировать следственные ситуации по различным основаниям, была предложена Т.С. Волчецкой4. По мнению указанного автора, все следственные ситуации также можно разделить на простые и сложные. Вместе с тем, указанный автор высказался против термина «проблемная ситуация». «Как показывает следственная практика», отмечает Т.С. Волчецкая, «в расследовании нет, и не может быть не проблемных следственных ситуаций. Любая ситуация, с которой сталкивается следователь вплоть до окончания расследования, может быть рассмотрена как проблемная»5. 'См.: Драпкин Л.Я. Указ. соч. СИ. ', 2 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001. С.632-637. 3 См. например, Белкин А.Р. Криминалистические классификации. М., 2000.С.65. 4 См.: Волчецкая Т.С. Указ. соч.С.106-108. 5См-Тамже. С. 107. 67 По мнению Т.С. Волчецкой, предпочтительно было бы назвать подобные ситуации «ситуациями познавательного типа». Таким образом, в зависимости от количества, характера и содержания данных, формирующих ситуацию, по мнению Т.С. Волчецкой, следует выделить: 1) ситуации познавательного типа; 2) ситуации организационно- управленческого типа; 3) конфликтные ситуации; 4) ситуации тактического риска1. Рассмотрим более подробно две из приведенных классификаций следственных ситуаций. Как отмечалось ранее. Первая из них, представляется наиболее полной (классификация Л.Я. Драпкина), вторая (классификация Т.С. Волчецкой) отражает современный уровень исследования проблемы. На наш взгляд, деление следственных ситуаций на простые и сложные - необоснованно. В ходе расследования преступной деятельности нередки случаи, когда первоначально следственная ситуация рассматривается работниками правоохранительных органов, как не сложная. К таким случаям зачастую относят случаи явки с повинной, когда лицо заявляет о совершении им конкретного преступления. На первоначальном этапе расследования «с подачи данного лица» устанавливаются некоторые доказательства, свидетельствующие о его причастности к преступлению. Однако в дальнейшем, в ходе тщательного расследования устанавливается, что лицо под различными предлогами оговорило себя, а преступление в действительности совершено иным субъектом. Не секрет, что в ряде случаев такие уголовные дела, когда имел место самооговор, заканчивались осуждением невиновных лиц. Этому в немалой степени способствовало осознание следователем того, что исходная следственная ситуация является простой, не проблемной, расследование уголовного дела не представляет собой никакой трудности и т.д. 1 См.: Волчецкая Т.С. Указ. соч.С.108. 68 Таким образом, теоретическая концепция простых следственных ситуаций способствует пассивности расследования, а иногда приводит к безнаказанности субъектов преступления. Например, как показало изучение уголовных дел рассматриваемой нами категории, в 67% случаев оперативные работники и следователи после задержания лица, имевшего при себе наркотические средства и признавшегося в факте их хранения, не принимали активных усилий по установлению распространителей, сбытчиков наркотических средств. Между тем, в более чем половине случаев от указанного числа, лица, хранившие наркотические средства, указывали места приобретения наркотических средств и приметы сбытчиков. Таким образом, оперативные работники и следователи искусственно «занижали» сложность исходной следственной ситуации. Объективности ради отметим, что в некоторых случаях оперативные работники не принимали меры к задержанию сбытчиков наркотических средств, несмотря на то, что им было известно их местонахождение. Они ссылались на «оперативный интерес», на то, что они «накапливают оперативный материал», «собирают оперативные доказательства» для того, чтобы доказать многоэпизодную деятельность сбытчиков наркотических средств. К сожалению, как показывает изучение уголовных дел, весьма не велико (около 8%) число случаев, когда сбытчики наркотических средств были привлечены к уголовной ответственности за их распространение. Ранее осужденные за хранение таких средств . лица выступали, в ходе предварительного следствия либо судебного разбирательства, свидетелями, показывавшими, что они приобретали эти средства именно у этих лиц. ' По мнению автора, также следует вовсе отказаться от выделения термина «проблемные ситуации». Как верно отмечает Р.С. Белкин, если следовать предложенной Л.Я. Драпкиным характеристике сложных ситуаций, как отличающихся информационной неопределенностью, то все их можно 69 считать проблемными, в том числе и те, которые он, в отличие от проблемных, именует конфликтными1. В то же время автор полагает, что в качестве самостоятельного вида следственных ситуаций обоснованно выделяются в литературе начальные (сходные), промежуточные и конечные следственные ситуации2. Каждая из указанных следственных ситуаций отражает определенный этап расследования, что в свою очередь сказывается на содержании алгоритма расследования. Помимо указанных, в систему следственных ситуаций должны входить типичные (типовые) следственные ситуации, которые представляют собой научное понятие (криминалистическую категорию), обобщенную совокупностью сведений о комплексах определенных общих условий, встречающихся при расследовании отдельных видов или однотипных групп преступлений3. На наш взгляд, классификацию следственных ситуаций необходимо дополнить еще одной группой, имеющей ярко выраженную специфику. Речь идет о делении следственных ситуаций в зависимости от срочности разрешения данных ситуаций. По данному основанию следственные ситуации можно разделить на: 1) ситуации, требующие немедленного разрешения, путем проведения следственных действий либо оперативно-розыскных мероприятий; 2) 3) ситуации, разрешение которых возможно и необходимо спустя определенное время после совершения следственных действий либо оперативно-розыскных мероприятий, необходимых для закрепления доказательств, создания доказательственной базы. 4) 1 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001.С.633. 2 См.: Криминалистика / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина, Е.П. Ищенко. М., 1994.С.55; Белкин Р.С. Указ. соч. С.634 и др. 3 См.: Лисиченко В.К., Батюк О.В. Следственная ситуация, ее значение в криминалистической и следственной практике // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1988.Вып.36.С.5. 70 Поясним обозначенные ситуации на примере рассматриваемой нами категории уголовных дел. 1. Ситуации первого вида встречаются, например, при внезапном непосредственном обнаружении оперативным работником или следователем совершаемого преступления либо подготовки к преступлению, которое предполагается осуществить в ближайшее время и оно может повлечь необратимые тяжкие последствия. Так по делам рассматриваемой категории преступлений нередко возникает ситуация, когда при досмотре того или иного лица на улице, в общественном месте, работники милиции обнаруживают крупную партию наркотических средств. В данном случае ситуация должна разрешаться безотлагательно. Субъекты, у которых были обнаружены указанные средства, должны быть задержаны, а на место происшествия немедленно вызвана следственно-оперативная группа. По прибытии на место происшествия следователь с учетом конкретных обстоятельств дела должен возбудить уголовное дело и провести ряд следственных действий, которые в уголовно-процессуальном законе именуются неотложными следственными действиями (осмотр места происшествия, выемку и осмотр изъятых наркотических средств и т.д.). К сожалению, как отмечалось ранее, на практике, события развиваются иным образом: следователь возбуждает уголовное дело лишь после получения справки о том, что изъятое вещество является наркотическим. Так по уголовному делу по обвинению В., по ст.228 ч.1 и ч.З., свидетель Мурашкин - сотрудник патрульно-постовой службы пояснил, что он совместно с сержантом милиции Гончаровым С.Н. примерно в 22 часа 10 минут проезжал на патрульном автомобиле по проспекту Труда г. Воронежа. Милиционеры обратили внимание на четырех подростков, которые при виде сотрудников милиции стали убегать в разные стороны. Он и Гончаров стали преследовать подростка, у которого в руках был полиэтиленовый пакет. 71 Подросток успел пробежать метров двадцать, после чего был задержан. Во время преследования он подростка из виду не терял. Организовать преследование остальных трех подростков не представилось возможным. При досмотре верхней одежды задержанного, в верхнем кармане его куртки был обнаружен одноразовый медицинский шприц с иглой, наполненный жидкостью коричневого цвета. В пакете, который находился у задержанного, обнаружили металлические чашку и кружку. Задержанный назвался В., и сказал, что шприц принадлежит ему, и что он один раз попробовал наркотики. На сгибах обеих рук В. имелись следы уколов. После задержания, Мурашкин и Гончаров доставили В. в Коминтерновский РОВД г. Воронежа. Отметим только, что уголовное дело было возбуждено следователем и принято к производству лишь спустя 9 дней после фактически проведенного задержания. До возбуждения уголовного дела следственные действия с В. не производились, а производились заменяющие их «суррогаты» - обнаружение и изъятие и т.д.1. 2. Ситуации, разрешение которых возможно и необходимо спустя определенное время после совершения следственных действий либо оперативно-розыскных мероприятий, важных для закрепления доказательств, создания доказательственной базы. Такие ситуации встречаются, например, по делам о длящихся хищениях наркотических средств и психотропных препаратов из медицинских учреждений, о систематическом распространении наркотических средств и психотропных веществ организованной группой. Получение достоверной оперативно-розыскной информации о совершении таких преступлений предполагает некоторую отсрочку с проведением задержания с поличным. До этого момента целесообразно провести ряд оперативно-розыскных мероприятий: наблюдение, отождествление личности, снятие информации с технических каналов связи. 1 См.: Архив прокуратуры Коминтерновского района г. Воронежа. Надзорное производство по уголовному делу № 97033223 за 1997 год. 72 Так, квалифицированно была разрешена следующая следственная ситуация, относящаяся к рассматриваемому типу. В органы УФСБ г. Воронежа поступила информация о том, что группа лиц, с целью сбыта, занимается незаконным оборотом сильнодействующего вещества - эфедрина. Оперативные и следственные работники УФСБ не стали спешить с задержанием подозреваемых, поскольку это позволяла следственная ситуация. В частности, преступникам не было известно о том, что их деятельность заинтересовала правоохранительные органы. В декабре 1998 года и январе 1999 года, в одном из домов по ул. Остужева г. Воронежа, сотрудниками УФСБ по Воронежской области, в целях % проверки информации и оперативного документирования деятельности членов организованной преступной группы, были произведены, с применением видеозаписи, проверочные закупки эфедрина. Деньги и таблетки передавались в щели под дверями. Также, с соблюдением требований Федерального закона РФ «Об оперативно- розыскной деятельности», был установлен контроль, за телефонными переговорами членов организованной группы, распространявшей эфедрин, в которых раскрывался механизм их преступной деятельности. Например, к материалам уголовного дела приобщена стенограмма следующего телефонного разговора между организатором группы и одной из «сбытчиц». «И. (руководитель группы) - Какие там у Вас дела? Т. (сбытчица) — Ты знаешь, ничего, нормально. И. Что там получилось, Наташ? Т.-4060. И. Сколько? Т.-4060. И. Вот с ума сошла. Т. Почему? 73 И. Мы с роду не ожидали, что так получиться. Сколько осталось там, Наташ? Т. Раз, два, ... девять, по семь. Одиннадцать таблеток. И. Ясно. Когда тебя Людка сменит? Т. В 11 сказала. И. Ладно, сейчас тогда Борька подъедет. Подготовься, он привезет еще. Т. У меня все готово. И. Ну давай. После этого было возбуждено уголовное дело. Через несколько дней были задержаны пришедшие в указанный дом несколько человек. Допрошенные в качестве свидетелей, они показали, что пришли по указанному адресу для приобретения эфедрина. Ранее они также несколько раз покупали по данному адресу эфедрин. Одновременно были допрошены соседи, которые также подтвердили, что по указанному адресу часто, в любое время суток, приходили молодые люди — наркоманы. Они передавали деньги в щель под дверью, а взамен получали таблетки, которые пересчитывали. В подъезде всюду валялись шприцы, фольга от таблеток. После этого, по указанному адресу был произведен обыск, в ходе которого была обнаружена крупная партия эфедрина. Лишь после этого было произведено задержание одной из «сбытчиц», находящейся в момент обыска по данному адресу. Одновременно были произведены обыски и задержания заподозренных, находящихся в других «точках продажи» либо дома. Тщательная подготовка к проведению задержания дала свои результаты. Подавляющее большинство членов организованной преступной группы, ознакомившись с частью результатов оперативно-розыскной деятельности и обысков, дали подробные показания о своей преступной деятельности . 1 См.: Архив прокуратуры Воронежской области. Надзорное производство по уголовному делу № 99808004 за 1999 год. 74 В системе ситуаций, которые являются объектом криминалистического изучения, выделяются' криминальные ситуации. В литературе зачастую отождествляются криминальные ситуации и ситуации следственные. Криминальные ситуации представляют собой не информационную модель, отражающую обстановку расследования, а модель типовых действий преступника непосредственно при реализации преступного умысла. Помимо собственно криминальной ситуации в литературе обоснованно выделяются предкриминальные и посткриминальные ситуации1. Таким образом, по мнению автора, в систему следственных ситуаций входят следующие классификационные группы: 1) начальные (исходные), промежуточные и конечные следственные ситуации; 2) 3) типичные (типовые) следственные ситуации; 4) 5) ситуации организационно-управленческого типа; 6) 7) конфликтные ситуации; 8) 9) ситуации тактического риска; 10) 11) ситуации, требующие немедленного разрешения путем проведения следственных действий либо оперативно-розыскных мероприятий; 12) 13) ситуации, разрешение которых возможно и необходимо спустя определенное время, после совершения следственных действий либо оперативно-розыскных мероприятий, проведенных с целью создания доказательственной базы обвинения. 14) 1 О криминальных ситуациях и их видах см. например: Бидонов Л.Г. Криминалистическая характеристика убийств в системе типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. Горький, 1978; Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. М., 1981; Яблоков Н.П. Обстановка совершения преступления как элемент ее криминалистической характеристики // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1985; Волчецкая Т.С. Указ. соч. и др. 75 2. 2. Следственные ситуации по делам о незаконном обороте наркотических средств Одни и те же следственные ситуации, которые возникают при расследовании уголовных дел о преступлениях определенной категории, могут принадлежать к различным классификационным группам. Подтвердим указанный тезис, в соответствии с целями настоящей работы, на примере криминалистической характеристики следственной ситуации задержания подозреваемого в незаконном обороте наркотических средств. Когда автор использует оборот «преступления о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ», он имеет в виду составы преступлений, предусмотренные следующими статьями УК РФ: * ст.228 — «Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ»; ® ст.229 — «Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ»; ® ст.230 — «Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ»; ® ст.231 — «Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества»; ® ст.232 - «Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ»; ® ст.233 - «Незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ». В соответствии с ч.7 ст. 1 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных и психотропных веществах», под оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, культивированных растений, понимается разработка, производство, 76 изготовление, переработка, хранение, перевозка, пересылка, отпуск, реализация, распределение, приобретение, использование, ввоз на таможенную территорию Российской Федерации, уничтожение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, разрешенных и контролируемых в соответствии с законодательством Российской Федерации. Под незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, в соответствии с ч.8 ст.1 указанного закона, понимается оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, осуществляемый в нарушение законодательства Российской Федерации. Ситуация задержания лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств, в большинстве случаев является исходной следственной ситуацией. Реже ее можно расценивать как промежуточную ситуацию. Конечной данная ситуация в принципе быть не может, поскольку на момент окончания расследования должно быть не только установлено лицо, совершившее преступление, но и доказана его вина. Задержание же заподозренных всегда предполагает дальнейшее расследование. Не случайно, как отмечалось ранее, в процессуальном плане оно представляет собой кратковременный начальный этап лишения свободы и проводится в целях причастности задержанного к преступлению . Проведенное автором изучение уголовных дел указанной категории показало, что в 89% случаев именно ситуация задержания заподозренного явилась началом расследования по уголовному делу, а ее результаты явились основанием для возбуждения уголовного дела. В 11% случаев задержание заподозренного производилось на основе достоверной и достаточно полной информации о факте незаконного оборота наркотических средств и подозреваемых в этом лицах, которая была собрана следователем после возбуждения уголовного дела. В данном случае можно говорить о том, что 1 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч. С.84. 77 расследование незаконного оборота наркотиков уже производилось, а ситуация задержания заподозренных лиц является по делу промежуточной. Рассматриваемая ситуация относится к числу характерных типичных ситуаций, ибо при расследовании дел рассматриваемой категории фактическое задержание заподозренного производилось более чем в 90% случаев. Ситуация задержания заподозренного в незаконном обороте наркотиков является потенциально конфликтной, ибо в обстановке задержания интересы лиц, производящих задержание (работников ППС, ГИБДД, оперативных работников МВД) и задержанных, в подавляющем большинстве случаев прямо противоречат друг другу. Как верно отмечает О.Я. Баев, непременным структурообразующим элементом следственной ситуации, понятием которой оперирует криминалистика, является степень возможных противоречий (конфликтов) интересов лиц, привлекаемых к расследованию, с интересами следователя по установлению истины, виды и формы возможного их противодействия следователю при расследовании криминалистически определенного вида преступлений. Именно на этой основе криминалистика разрабатывает тактические и методические приемы и рекомендации для следователей, по преодолению противодействия в установлении истины в реальных следственных ситуациях1. Следственную ситуацию «Задержание заподозренного в незаконном обороте наркотических средств» можно назвать классическим примером, иллюстрирующим, насколько острым может быть конфликт между задерживающим и задерживаемым. Рассматриваемая следственная ситуация одновременно является ситуацией тактического риска. Наиболее полно отразили сущность таких операций Р.С. Белкин и Л.Я. Драпкин. По мнению Р.С. Белкина, под данными ситуациями понимаются ситуации, которые характеризуются наличием неопределенности, альтернативности выбора решения и возможностью оценки 1 См.: Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии. Воронеж, 1984.СИ. 78 вероятности, осуществления сделанного выбора. При этом подчеркивается неизбежность выбора, невозможность отказа от принятия решения1. Л.Я. Драпкин обоснованно указывает что ситуация тактического риска - это специфическое соотношение между возможными способами действий следователя, каждый из которых не гарантирует обязательного достижения намеченной цели, и вероятностными исходами (результатами) их предстоящей реализации. Риск всегда связан с вероятностью ошибки выбора способа собственных действий, в ситуации с несколькими альтернативами2. Следственная ситуация «Задержание лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств», всегда является не только ситуацией тактического, но и повышенного физического риска для работников правоохранительных органов, производящих задержание. Обусловлено это тем, что незаконным оборотом наркотиков, как правило, занимаются лица, которые в своей повседневной криминальной деятельности находятся под тяжелым «прессом» недовольных клиентов либо конкурирующих преступных групп. Не редко к распространителям наркотических средств, клиенты и конкуренты применяют насилие, пытаются их убить. В такой ситуации, лица, занимающиеся распространением указанных средств, всегда находятся в «повышенной боевой готовности», и, что наиболее опасно, в большинстве случаев они психологически готовы применить оружие в реальной ситуации. Как правило, распространители наркотических средств готовы к оказанию активного сопротивления работникам правоохранительных органов при задержании. Велика опасность для жизни и здоровья работников МВД, проводящих задержание и потребителей наркотических средств, которые находятся в состоянии наркотического опьянения. В таком случае у данных лиц снижается либо полностью утрачивается адекватное восприятие реальности, притупляется 'См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001.С.662. 2 См.: Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987.С.135. 79 чувство собственной безопасности. В связи с этим, они также могут оказать активное сопротивление задерживающих их сотрудникам. К чему приводит недостаточный учет риска, при проведении задержания преступников данной категории, свидетельствует следующий пример. У торговца наркотическими средствами некто попросил в долг пять тысяч долларов США. Наркосбытчик предложил сделку: забрать кокаин и продавать его, при этом рассчитываться по 100 долларов США за 1 грамм, остальное оставлять себе. Сделка состоялась. При реализации торговец попал в поле зрения оперативных работников милиции и был задержан с поличным. Ему предложили честно рассказать об обстоятельствах дела. Тот, надеясь на снисхождение, вызвался помочь следствию. Он позвонил из милиции сбытчику, сообщив последнему, что готов принести деньги и получить новую порцию товара. В назначенный день и час оперативники вместе с задержанным подошли к двери квартиры наркодельца. Но тот, заподозрив по каким-то приметам неладное, .вооружился охотничьим ружьем. Открыв дверь, он отскочил в сторону и произвел выстрел в ворвавшегося в квартиру оперативного работника. Сотрудник МВД был ранен. Лишь после этого состоялось задержание торговца наркотиками1. Определенная часть неплановых следственных ситуаций «Задержание заподозренного в незаконном обороте наркотических средств» относится к числу организационно-неупорядоченным ситуациям. Как показывают результаты обобщения уголовных дел, такие ситуации составили 23% от общего числа неплановых ситуаций. Данные ситуации, как правило, обусловлены объективными факторами. Работники органов внутренних дел иногда вынуждены проводить задержания указанных лиц без должного взаимодействия друг с другом, с «базовыми» оперативными и следственными подразделениями, в условиях численного перевеса задерживаемых. Особенно 1 См.: Практика уголовного сыска // Научно-практический сборник. Составитель А. Ваксян. М., 1999.С.155. 80 часто такие ситуации складываются при задержании работниками ГИБДД транспортных средств, с большим количеством лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств. В то же время, примерно в 10% случаев от общего числа изученных уголовных дел, организационно-неупорядоченные следственные ситуации складывались по вине работников правоохранительных органов, производивших задержание. Подробнее, на недостатках и упущениях, допускаемых при задержании лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, мы остановимся далее. Рассмотрим имеющиеся в литературе классификации следственных ситуаций по делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Проведенный анализ показывает, что по делам указанной категории преступлений наиболее обширная классификация следственных ситуаций предложена С.А. Рогановым. Согласно его точке зрения, необходимо выделять следующие группы следственных ситуаций: 1) имело место незаконное изготовление, хранение, сбыт синтетических наркотиков; имеется полная и достоверная информация об его обстоятельствах; подозреваемый задержан и не успел сокрыть следы преступления; 2) 3) совершение незаконного изготовления, хранения, сбыта синтетических наркотиков установлено, но лицо, совершившее эти деяния, не задержано, однако о нем имеется какая-либо информация; 4) 5) лицо, совершившее преступление (изготовление, хранение и сбыт синтетических наркотиков), скрылось, но остались следы преступления; 6) 7) установлено совершение преступления, отсутствует информация о преступнике, следы преступления уничтожены (сокрыты); 8) 81 5) имело место незаконное изготовление синтетических наркотиков; лицо скрылось и уничтожило следы преступления, но вскоре было задержано при перевозке, хранении наркотиков; 6) 7) установлены факты подготовки к изготовлению, хранению и сбыту синтетических наркотиков, подозреваемый задержан, следы подготовки к совершению этих преступлений не скрыты; 8) 9) установлены факты рассматриваемых преступлений в период расследования иных преступлений (при обысках, показаниях обвиняемых, свидетелей и т.д.); 10) 11) совершен синтез полупродукта синтетического наркотика, задержан подозреваемый и обнаружены следы преступления; 12) 13) обнаружено синтетическое наркотическое средство или оружие совершения преступления (при изготовлении или сбыте), но отсутствуют сведения о принадлежности их какому-либо лицу; 14) 10) имело место незаконное изготовление, хранение, сбыт синтетических наркотиков, но не известны каналы получения преступниками химических веществ (при изготовлении) и каналы приобретения наркотика (при сбыте)1. Классификация, предложенная С.А. Рогановым, имеет определенное теоретическое и практическое значение, но не свободна от недостатков. По мнению автора, к основным из них относятся: дублирование и включение в одну классификацию ситуаций, отличающихся по уровню общности. Например, в содержание второй ситуации, по мнению С.А. Роганова, входит информация о следующих обстоятельствах: установлено совершение незаконного изготовления, хранения, сбыта синтетических наркотиков, но лицо, совершившее эти деяния, не задержано, однако о нем имеется какая- либо информация. В то же время аналогичная информация содержится в третьей 1 См.: Роганов С.А. Синтетические наркотики: вопросы расследования преступлений. Санкт-Петербург, 2001.С. 15-16. 82 следственной ситуации: лицо, совершившее преступление (изготовление, хранение и сбыт синтетических наркотиков), скрылось, но остались следы преступления. На наш взгляд, не имеет какой-либо специфики и поэтому не нуждается в самостоятельном выделении, восьмая ситуация: совершен синтез полупродукта синтетического наркотика, задержан подозреваемый и обнаружены следы преступления. Данная ситуация дублируется первой ситуацией: имело место незаконное изготовление, хранение, сбыт синтетических наркотиков, имеется полная и достоверная информация об его обстоятельствах, подозреваемый задержан и не успел сокрыть следы преступления. Что касается несовпадения уровня общности следственных ситуаций в рассматриваемой классификации, то наиболее ярко этот недостаток проявляется при анализе десятой ситуации: имело место незаконное изготовление, хранение, сбыт синтетических наркотиков, но неизвестны каналы получения преступниками химических веществ (при изготовлении) и каналы приобретения наркотиков. В данном случае речь идет не о комплексе разрешенных или не разрешенных основных задач расследования, как это имело место в других приведенных следственных ситуациях, а о локальных, частных задачах расследования, которые необходимо решить для успешного его завершения. Классификация, предложенная Л.В. Лазаревой, напротив, страдает неполнотой и противоречивостью. Так, исходя из темы диссертационного исследования, Л.В. Лазарева приводит следующие типичные следственные ситуации, складывающиеся при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом синтетических наркотических средств: 1) лицо задержано при совершении одного из преступлений, связанных с наркотиками; 2) 3) имеются очевидные признаки преступления, но подозреваемое лицо скрылось; 4) 83 3) установлен факт совершения преступления, имеются следы и орудия преступления, но отсутствует информация о лице1. В данном случае, на наш взгляд, трудно определить какую-либо разницу между указанием на то, что имеются очевидные признаки преступления и тем, что установлен факт преступления и имеются его следы. Более полной является классификация, предложенная Г.М. Меретуковым. Указанный автор, рассматривая проблемы методики расследования преступлений данной группы, выделил следующие следственные ситуации: 1) лицо совершило незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или сбыт наркотических средств, но не обеспечило при этом сокрытия следов преступления и само не скрылось; 2) 3) лицо нарушило установленные правила производства, приобретения, хранения, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств, но не обеспечило при этом сокрытия следов преступления; 4) 5) лицо совершило незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или сбыт наркотических средств и при этом скрылось, но не скрыло следов преступления; 6) 7) лицо нарушило установленные правила производства, перевозки, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств и при этом скрылось, но не скрыло следы преступления; 8) 9) лицо совершило незаконное изготовление, приобретение наркотических средств, скрылось само и при этом скрыло следы преступления, однако задержано при транспортировке, реализации и хранении наркотических средств; 10) 1 См.: Лазарева Л.В. Особенности первоначального этапа расследования незаконного оборота синтетических наркотических средств. Автореферат дисс... канд. юрид. наук. М., 2001.С. 14. 84 6) по материалам ревизии установлена недостача или резерв (излишки) наркотических средств; 7) 8) в местах хранения наркотических средств имеются следы взлома, проникновения и т.д.; 9) 10) обнаружены признаки хищения наркотических средств, при расследовании других преступлений (обнаружение лекарственных и других наркотических средств при обысках, показания обвиняемых, подозреваемых, свидетелей об источнике их получения и т.п.) и др.1. Основным недостатком классификации Г.М. Меретукова, на наш взгляд, 11) является необоснованное отождествление автором следственных и т криминальных, а точнее посткриминальных ситуаций. Как справедливо отмечает Т.С. Волчецкая, к таким ситуациям относятся условия, в которых осуществляется уничтожение или сокрытие следов преступления и реализуются иные способы уклонения субъектов преступления от уголовной ответственности2. Именно такие условия изложены в первых четырех ситуациях, обозначенных Г.М. Меретуковым, как следственные. Напомним их: 1) лицо совершило незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или сбыт наркотических средств, но не обеспечило при этом м сокрытия следов преступления и само не скрылось; 2) лицо нарушило установленные правила производства, приобретения, хранения, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств, но не обеспечило при этом сокрытия следов преступления; 3) 4) лицо совершило незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или сбыт наркотических средств и при этом скрылось, но не скрыло следов преступления; 5) о$ 'См.: Мерет уков Г.М. Крим инали стичес кие пробл емы борьб ы с нарко бизнес ом орган изова нных прест упны х груп п. М., 1995. С.161 . 2 См.: Волч ецкая Т.С. Указ. соч.С .73. 85 4) лицо нарушило установленные правила производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических средств и при этом скрылось, но не скрыло следы преступления. Данные ситуации следственными не являются, поскольку в них, в отличие от последующих ситуаций, обозначенных Г.М. Меретуковым, нет никакого упоминания о расследовании, о действиях следователя, оперативных работников или иных субъектов, участвующих в расследовании. По мнению автора, если в основу классификации следственных ситуаций по любой категории дел кладется вопрос о решении основных задач расследования, в нее, прежде всего, должны входить ситуации, Ш характеризующие: наличие (отсутствие) информации, имеющей значение для решения основных задач расследования; объем указанной ранее информации; каналы ее поступления (способы ее получения), в том числе с указанием следственных либо иных действий, при помощи которых была получена данная информация. В связи с этим, важное теоретическое и практическое значение имеет получившая распространение в литературе, следующая классификация следственных ситуаций, складывающихся на первоначальном этапе расследования незаконного оборота наркотических средств. При рассмотрении ? т' методики расследования информации о совершенном преступлении в сфере незаконного оборота наркотических средств ряд авторов выделяет две типичные ситуации, складывающиеся на первоначальном этапе расследования: 1) информация о совершенном преступлении получена оперативным путем и проведена надлежащая оперативная проверка, материалы которой предоставляются в следственное подразделение; 2) преступление выявлено без предварительной подготовки, лицо или лица, причастные к незаконному обороту наркотических средств, задержаны с поличным1. \<3$ ' См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов : предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. М., ! 1997.С.285-288. ^> 86 Данн ая класс ифик ация, верно , отра жает основ ные спосо бы полу чения инфо рмац ии имею щей значе ние для реше ния основ ных вопр осов рассл едова ния прест уплен ий указа нной груп пы, но нужд ается в некот орой конк ретиз ации. Небез успе шная попы тка такой конк ретиз ации была пред прин ята А.Ю. Шапо шник овым . По мнен ию данн ого автор а, следс твенн ые ситуа ции по дела м о незак онно м обор оте нарк отико в, совер шаем ым груп пой лиц, следу ет класс ифиц иров ать следу ющи м образ ом. 1. По лучен а опера тивна я инфо рмац ия о суще ствов ании прест упно й груп пы, зани маю щейс я незак онны м обор отом нарк отиче ских средс тв, и прои зведе на опера тивна я прове рка данн ой инфо рмац ии. Выяв лены все или боль шая часть участ ников груп пы, извес тны их роли, и имеет ся возм ожно сть для задер жани я их с поли чным при совер шени и незак онны х опера ций с нарк отика ми. 2. 3. За держ ано лицо (неск олько лиц), совер шив ших прест уплен ие, связа нное с незак онны м обор отом нарк отиче ских средс тв, и выяв лены след ы, свиде тельс твую щие о груп пово м харак тере прест уплен ия, однак о, остал ьные член ы груп пы не устан овлен ы. 4. 5. На ркоти ческо е средс тво обна руже но и изъят о, устан овлен ы все участ ники незак онног о обор ота, боль шинс тво задер жано, но их роли неизв естны . 6. 7. Об нару жено и изъят о нарк отиче ское средс тво, прои схож дение и владе лец котор ого неизв естны . Имею тся данн ые, свиде тельс твую щие о груп пово м харак тере прест уплен ия, но личн ости участ ников не устан овлен ы. 8. 9. За держ ано лицо, у котор ого изъят о нарк отиче ское средс тво, перво начал ьные данн ые о груп пово м харак тере прест уплен ия 10. 87 отсутствуют, однако в дальнейшем был установлен групповой характер преступления . Данная классификация имеет целенаправленный характер. В число классификационных оснований, А.Ю. Шапошниковым, в соответствии с целями проводимого им исследования, включен дополнительный признак — информация о групповой преступной деятельности. Думается, построение таких классификаций, отражающих отдельные аспекты расследования уголовных дел определенной категории, обоснованно, поскольку «приближает» теорию к практике. С учетом изложенного, попытаемся предложить классификацию следственных ситуаций применительно к тематике настоящей работы — задержанию лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотиков. Поскольку логика научного исследования предполагает первоначальное изучение общих положений, а затем вытекающих из них конкретных вопросов, рассмотрим вначале общую классификацию типичных следственных ситуаций задержания подозреваемого (заподозренного). На наш взгляд, наиболее полная и обоснованная классификация задержаний подозреваемого (заподозренного) предложена В.Н. Григорьевым. Им выделены два типа ситуаций, отличающихся друг от друга способами получения фактических данных, указывающих на причастность лица к преступлению - опосредованный либо непосредственный. В зависимости от этого различаются: задержание в результате анализа собранных материалов (1 тип ситуации) и задержание при непосредственном обнаружении общественно-опасного деяния (2 тип ситуации). По нашему мнению, необходимо выделить две группы ситуаций задержания лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств. 'См.: Шапошников А.Ю. Криминалистическая характеристика преступных групп, действующих в сфере незаконного оборота наркотических средств. Автореф. дис канд. юрид. наук. Саратов,2001 .С. 18. 88 Первую группу составляет задержание лица на основе информации о признаках незаконного оборота наркотиков, полученной работниками правоохранительных органов при непосредственном и специально не планируемом, хотя и предполагаемом обнаружении признаков преступлений рассматриваемой группы. Вторую группу составляет задержание, которое основывается на базе проверок, проведенных работниками оперативных и следственных подразделений на причастность к преступлению определенных лиц. Данные классификационные группы в свою очередь могут быть разбиты на подгруппы по различным классификационным основаниям. В частности ситуации, входящие в первую классификационную группу могут быть классифицированы по видам правоприменительной деятельности, в ходе которой была получена информация о признаках незаконного оборота наркотических средств и участвующих в нем лицах. По указанному основанию возможно выделение следующих групп. 1. Задержание произведено в результате административно-правовой деятельности работников правоохранительных органов. Типичными в данном случае являются следующие ситуации: a) задержание произведено во время досмотра гражданина, заподозренного в совершении административного правонарушения, посягающего на общественный порядок; b) c) задержание произведено во время досмотра таможенными органами гражданина либо транспортного средства, при пересечении им границы; d) e) задержание произведено работниками ГИБДД во время планового, текущего досмотра транспортных средств. f) 2. Задержание произведено в результате уголовно- процессуальной деятельности работников следственных подразделений: а) задержание произведено во время проведения следственных действий, по делам, не связанным с расследованием незаконного оборота 89 наркотических средств (признаки незаконного оборота наркотических средств обнаруживаются во время обысков лиц, которые не обвинялись в незаконном обороте наркотических средств, либо в ходе освидетельствования таких лиц). 3. Задержание произведено в результате оперативно-розыскной деятельности работников оперативных подразделений: а) задержание произведено в результате наблюдения либо снятия информации с технических каналов связи, которые не имели целью установление фактов незаконного оборота наркотических средств. Вторая классификационная группа (задержание, которое базируется на основе проверок, проведенных работниками оперативных и следственных подразделений на причастность к преступлению определенных лиц) также может быть подразделена на подгруппы. В данном случае важное практическое значение имеет характер источника информации, на основании которого была произведена соответствующая проверка. По данному основанию указанную группу можно разделить на следующие подгруппы. 1. Задержание произведено на основании проверки информации, полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Данная ситуация встречается в следственной практике наиболее часто. Как показали результаты обобщения уголовных дел, рассматриваемой категории преступлений, 81% от общего числа составили случаи, когда основанием для задержания заподозренных в незаконном обороте наркотических средств явились результаты оперативно-розыскной деятельности. (Отметим, что данные показатели незначительно отличаются от тех, что получены исследователями при обобщении уголовных дел о 90 незаконном обороте наркотических средств в иных регионах России, в частности - в Московской, Владимирской и Ярославской областях)1. 2. Задержание произведено на основании проверки информации, поступившей от участковых уполномоченных либо иных сотрудников правоохранительных органов, у которых те или иные лица вызвали подозрение о причастности к незаконному обороту наркотических средств. 3. 4. Задержание произведено на основании проверки информации полученной от граждан, чаще всего соседей, проживающих рядом с «точкой», где производились либо реализовывались наркотические средства или психотропные вещества. 5. ~Щ 4. Задержание произведено на основании проверки информации, полученной из медицинских учреждений. Классификация следственных ситуаций задержания подозреваемого по делам данной категории указанными основаниями не исчерпывается. Так, определенное теоретическое и практическое значение имеет разделение указанных ситуаций по признаку установления факта совершения преступления. Данная классификация тесно связана с предыдущей. Возможно выделение следующих видов следственных ситуаций: 1) проводится задержание заподозренного при отсутствии достоверных .~* и достаточных сведении о том, что данное лицо занимается незаконным оборотом наркотических средств либо психотропных веществ; 2) проводится задержание заподозренного при наличии достаточных сведений, подтверждающих факт причастности данного лица к незаконному обороту наркотических средств. Важное значение для практики имеет классификация задержания лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств по месту задержания. Как о том будет сказано далее, место проведения задержания в \Щ ! ' См.: Лазарева Л.В. Особенности первоначального этапа расследования незаконного оборота наркотических средств. Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 2001.С.8. 91 значительной степени предопределяет его тактику. В данном случае в литературе обоснованно выделяются следующие ситуации задержания: 1) задержание лица в квартире многоэтажного дома, в частном доме; 2) 3) задержание на малолюдной улице; 4) 5) задержание в общественных местах при большом скоплении граждан (как показало изучение уголовных дел, чаще всего такими местами являлись: места отдыха молодежи (дискотеки, молодежные бары), реже производилось задержание в помещениях вокзалов либо на территории прилегающей к вокзалам); 6) 7) задержание лица на дороге, после остановки транспортного средства, на котором передвигалось данное лицо; 8) 9) задержание лица в общественном транспорте. 10) Определенной спецификой обладает задержание одного лица, заподозренного в совершении незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ и группы лиц, заподозренных в указанной деятельности. В связи с этим возможно и необходимо выделение следующих типов следственных ситуаций: 1) задержание лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств; 2) 3) задержание группы лиц, спонтанно собравшейся для занятия незаконным оборотом наркотических средств (прежде всего их употребления); 4) 5) задержание организованной преступной группы, занимающейся незаконным оборотом наркотических средств. 6) Естественно, наиболее сложные тактические задачи решаются при проведении задержания членов организованной преступной группы, занимающейся незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ. Тактика задержания во многом определяется видом преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств и 92 психотропных веществ. По этому классификационному признаку, на основании ст.228 УК РФ «Незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ», возможно выделение следующих ситуаций: 1) задержание лица, заподозренного в незаконном приобретении или хранении без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ; 2) 3) задержание лица (группы лиц), заподозренного в совершении указанных действий, с целью сбыта; 4) 5) задержание лица (группы лиц), заподозренного в изготовлении, переработке, перевозке, пересылке либо сбыте наркотических средств или психотропных веществ; 6) 7) задержание организованной преступной группы, заподозренной в изготовлении, переработке, перевозке, пересылке либо сбыте наркотических средств или психотропных веществ; 8) 9) задержание лица (группы лиц), заподозренного в нарушении правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза или вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, а также инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем. 10) С учетом положений ст.229 УК РФ «Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ», возможно выделение следующих ситуаций: 1) задержание лица (группы лиц), заподозренного в совершении хищения либо вымогательстве наркотических средств или психотропных веществ; 93 2) задержание организованной преступной группы, заподозренной в совершении хищения либо вымогательстве наркотических средств ил психотропных веществ. Аналогично могут быть выделены следственные ситуации задержания заподозренных на основании положений иных статей УК РФ, предусматривающих ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ, а именно: ® ст.23 О - «Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ»; • ст.231 - «Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества»; ® ст.232 - «Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ»; ® ст.233 - «Незаконная выдача либо • подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ»; ® ст.234 - «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта». Для нашего исследования представляют интерес и некоторые ситуации, складывающиеся после задержания заподозренного в незаконном обороте наркотиков. В частности, возможно выделение следующих классификационных групп: < 1) в результате задержания установлен факт совершения лицом уголовно- наказуемого оборота наркотических средств; 2) 3) в результате задержания установлены признаки, указывающие на занятие определенным лицом уголовно-наказуемого оборота наркотических средств; 4) 94 3) в результате задержания установлен факт совершения лицом незаконного оборота наркотических средств, наказываемого в соответствии с административным законодательством; 4) 5) в результате задержания установлены признаки, на основании которых нельзя сделать категорический вывод о том, что лицо причастно к совершению уголовно-наказуемого либо административно-наказуемого оборота наркотических средств; 6) 7) в результате задержания не установлено признаков, свидетельствующих о причастности заподозренного лица к незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. 8) 95 ГЛАВА III. ТАКТИКА ЗАДЕРЖАНИЯ ЛИЦА, ПОДОЗРЕВАЕМОГО (ЗАПОДОЗРЕННОГО) В НЕЗАКОННОМ ОБОРОТЕ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ 3.1. Общие положения тактики задержания заподозренного лица Тактика задержания, по верному определению В.Н. Григорьева, представляет собой систему научно обоснованных рекомендаций о наиболее рациональном способе действий при осуществлении задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Такие рекомендации вырабатываются с учетом требований закона на основе данных специальных наук, а также следственной практики1. В криминалистической литературе достаточно широкое распространение получило мнение о том, что структура тактики задержания представляет собой двухступенчатую систему. Первую ступень составляют общие положения тактики, характерные для всех следственных действий (законность, необходимость применения технико-криминалистических средств и т.д.), а вторую образуют тактические приемы, характерные именно для задержания2. На наш взгляд, в структуре тактики задержания заподозренного необходимо выделение третьего уровня, который включает в себя тактические приемы, применяемые при задержании в определенных ситуациях (например, задержание на улице, задержание в жилом помещении т.п.). Как верно отмечает В.Н. Григорьев (который, по мнению автора наиболее глубоко исследовал современные проблемы тактики задержания подозреваемого), круг таких ситуаций не ограничен. Он пополняется по мере развития практики, углубления научных представлений о протекающих в ней процессах3. См.: Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М.,1999.С230. '• 2 См.: Криминалистика: Учебник для вузов МВД России / Под ред. Б.П. Смагоринского. Волгоград, 1994.С. 1999; Григорьев В.Н. Указ. соч. С. 231. 3 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч. С. 231. 96 Среди указанных трех уровней структуры криминалистической тактики основополагающее значение имеют положения, указанные в первом уровне. Их можно условно назвать принципами тактики проведения отдельных следственных действий. По мнению А.Я. Гинзбурга и А.Р. Белкина, к общим положениям тактики задержания относятся: ® законность следственного действия; ® единое руководство в ходе его проведения; ® применение технико-криминалистических и иных средств; • использование в необходимых случаях помощи сотрудников органов дознания, а также специалистов1. Автор настоящей работы полагает, что принцип соблюдения законности имеет исключительно важное значение при подготовке и проведении задержания. Однако данный принцип неправомерно относить к какому- либо отдельному следственному действию, поскольку он является принципом уголовного процесса в целом 2. В настоящее время, как отмечалось ранее, данный принцип уголовного судопроизводства закреплен законодателем в ст.7 УПК РФ. Поэтому вопрос о понятии законности задержания был рассмотрен в первой главе данной работы, а отдельных аспектов данного вопроса автор неизбежно касается в каждом разделе работы. По мнению автора, приведенный А.Я. Гинзбургом и А.Р. Белкиным перечень необходимо дополнить указанием на необходимость обеспечения безопасности участников задержания, а таюке специально отметить такой принцип тактики задержания как внезапность его проведения для задерживаемого. Данные общие положение тактики задержания, по мнению автора, в отличие от перечисленных ранее (законности и т.д.), отражают 1 См.: Гинзбург А.Я., Белкин А.Р. Указ. соч.С.202. 2 В связи с этим отметим, что согласно точке зрения одного из самых известных представителей уголовно-процессуальной науки М.С. Строговича, принцип законности не следует рассматривать как отдельный принцип уголовного процесса, так как он является общеправовым, объединяющим все принципы процесса в их взаимосвязи. См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.,1968. Т.1.С.175. 97 специфику данного следственного действия. Как уже отмечалось, задержание всегда сопряжено с повышенным риском для здоровья и жизни работников правоохранительных органов. Отметим, что только в 1993- 1994гг., в связи с раскрытием и расследованием преступлений погибло 343 сотрудника органов внутренних дел1. Большинство из них погибли именно при задержании преступников. Также к общим положениям тактики задержания должно быть отнесено «обеспечение внезапности задержания». В случаях, когда работники правоохранительных органов демаскируют себя до проведения задержания, зачастую преступники успевают уничтожить доказательственную информацию либо скрыться. При таких обстоятельствах проведение задержания теряет смысл. Эффективность задержания во многом зависит от профессиональных качеств руководителя, возглавляющего группу задержания. Отметим, что реализация принципа «единого руководства следственным действием», применительно к задержанию имеет четко выраженную специфику. В подавляющем большинстве случаев, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, подготовка и проведение следственных действий осуществляется под единым руководством следователя либо дознавателя. Именно данные процессуальные фигуры, после принятия ими дела к своему производству, отвечают за результаты расследования в целом. В то же время уголовно-процессуальный закон допускает некоторые исключения. Так, в соответствии со ст. 157 УПК РФ и ст. 119 УПК РСФСР, при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, орган дознания возбуждает уголовное дело и производит неотложные следственные действия. В соответствии со ст. 181 УПК РСФСР и ст. 179 УПК РФ, при См.: Письмо Правительства Российской Федерации в Государственную Думу от 23 января 1995года.№0192п-п4. 98 освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица. В этом случае освидетельствование проводится врачом. По мнению автора оптимально, чтобы общее руководство задержанием, его планирование и фиксацию результатов осуществлял следователь. При этом основное внимание, в соответствии со своей процессуальной функцией, следователь должен уделять качественному формированию доказательственной базы уголовного преследования. В то же время, осуществлением физического захвата заподозренных лиц должен руководить оперативный работник. Именно оперативный работник милиции, в силу возложенных на него профессиональных обязанностей, должен уметь произвести физическое задержание заподозренного лица, предупредить возможное сопротивление задерживаемого, а в случае необходимости преодолеть его. Когда речь идет о распределении ролей при подготовке и проведении задержания, следует учесть мнение А.Я. Гинзбурга и А.Р. Белкина о том, что следователь должен принимать активное участие в подготовке задержания и проведении тех действий, которые направлены на выявление и фиксацию следов преступления. Но его участие непосредственно в физическом захвате подозреваемого не является необходимым1. По мнению автора, участие следователя в физическом захвате в таких случаях должно быть полностью исключено, иначе он становится свидетелем по уголовному делу. Например, объективность следователя, безусловно, и на наш взгляд обосновано будет поставлена под сомнение, если он принимал участие в физическом захвате заподозренного в незаконном обороте наркотиков, и получил при этом какие-либо повреждения. Или напротив, причинил такие повреждения задерживаемому. По мнению автора, физический захват следователем заподозренного в совершении всякого преступления 1 См.: Гинзбург А.Я., Белкин А.Р. Указ. соч.С.202. 99 возможен лишь тогда, когда следователь неожиданно оказывается очевидцем совершения преступления, которое необходимо немедленно пресечь (например, к такой категории относятся преступления против жизни и здоровья граждан). Кроме того, при определении круга участников задержания лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, необходимо предусмотреть возможность неотложного проведения личного обыска, лиц различного пола. Поэтому, как справедливо отмечается в литературе, необходимо включить в состав группы оперативного работника женского пола в случае, когда должно быть задержано лицо (лица) того же пола1. В состав участников группы задержания целесообразно включение эксперта-криминалиста, который может оказать существенную помощь не только в квалифицированном определении вида вещества, изъятого у заподозренного, но и указать в ходе дальнейшего обыска на объекты, которые могут иметь важное доказательственное значение по делам исследуемой категории. Отметим, что УПК РФ не содержит, существующий в ст.67 УПК РСФСР, запрет, согласно которому, основанием для отвода эксперта является его участие в деле в качестве специалиста. Исключением является случай участия врача-специалиста в области судебной медицины, в наружном осмотре трупа. Согласно ст.71 УПК РФ, предыдущее участие лица в производстве по уголовному делу не является основанием для его отвода. Несомненно, данное законоположение положительно скажется на доказательственной ценности результатов задержания, и непосредственно следующих за ним обысках и осмотрах. Разумеется, как и следователь, эксперт-криминалист не должен принимать участие в физическом захвате заподозренного. Он должен вступать «в дело» с момента, когда захват уже произошел, и началось проведение См.: Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М.,1997.СЛ41. 100 личного обыска, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отметила в своем определении по делу К., что «Эксперт не может давать заключение, если он являлся свидетелем по делу». В рассматриваемом случае криминалистическую экспертизу по уголовному делу проводил эксперт-криминалист одного из РОВД города Саранска. Он же принимал участие совместно с другими работниками милиции в проведении рейда, когда был задержан К. При расследовании дела, отметила Судебная коллегия, указанный эксперт являлся свидетелем. С учетом изложенного и других обстоятельств по делу, приговор и кассационное определение в отношении К. были отменены, а дело направлено на дополнительное расследование1. Причем и после проведения задержания эксперт не должен самостоятельно проводить изъятие наркотических средств, личный либо иной обыск. В соответствии со ст.57 УПК РФ, эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования. Иными словами, он не должен непосредственно «работать» с заподозренным. Объект его деятельности - наркотические средства и психотропные вещества, а также средства их изготовления либо хранения. Думается, что структура тактики задержания может быть рассмотрена не только по вертикали, но и на горизонтальном уровне. Последний отражает задержание как процесс, проходящий в своем развитии определенные этапы. На наш взгляд, в структуре задержания заподозренного целесообразно выделить следующие этапы: 1) подготовка к проведению задержания заподозренного (заподозренных); 2) 3) захват заподозренного (заподозренных) и изъятие предметов, имеющих криминалистическую значимость; 4) 5) процессуальная фиксация результатов задержания: 6) 1 См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1989.№10.С.10-11. 101 3.2. Подготовка к задержанию лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств А) Подготовка к «неплановому» задержанию лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств Как показало изучение криминалистической литературы, большинство авторов обращают свое внимание на подготовительные действия, которые выполняются в условиях второй из выделенных нами основных следственных ситуаций. Напомним, что в условиях данной следственной ситуации задержание лица происходит на основе проверок, проведенных работниками оперативных и следственных подразделений на причастность к преступлению определенных лиц. В то же время, не уделяется должного внимания подготовке к задержанию в условиях первой ситуации, а именно, когда задержание производится на основе информации о признаках незаконного оборота наркотиков, полученной работниками правоохранительных органов при непосредственном и специально не планируемом, хотя и предполагаемом, обнаружении признаков преступлений рассматриваемой группы. В такой ситуации задержание лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, осуществляется чаще работниками патрульно- постовой службы, работниками ГИБДД и участковыми инспекторами милиции. Видимо, в данном случае предполагается, что не планируемый характер задержания не дает оснований говорить о подготовительных действиях к данному задержанию. По мнению автора диссертации, такие основания в данном случае все же имеются. Работники указанных подразделений не могут планировать задержание конкретного лица в конкретных обстоятельствах, но должны иметь общую подготовку, позволяющую успешно произвести задержание названных лиц. 102 Представляется, что данная подготовка должна включать в себя два основных элемента. 1. Подготовка указанных работников к задержанию заподозренных лиц в различных ситуациях (на улице, в общественных местах, в жилище, в транспорте и т.д.). В содержание данного элемента включается уяснение указанными сотрудниками общих положений тактики задержания заподозренных лиц и приобретением практических навыков, позволяющих реализовывать данные положения на практике. 2. 3. Подготовка указанных работников к задержанию лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств. 4. Рассмотрим далее основные положения, касающиеся подготовки сотрудников патрульно-постовой службы, ГИБДД, участковых к задержанию лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ. Разумеется, уровень подготовки указанных категорий сотрудников, по объективным причинам, в целом не может соответствовать уровню оперативных работников, специализирующихся на борьбе с указанным видом преступной деятельности. Основными же знаниями и навыками, необходимыми для выявления и задержания указанных лиц, они должны обладать. В частности, они безусловно должны знать основные признаки наркотических средств и психотропных веществ. Согласно стЛ Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», наркотическое средство - это включенное в соответствующий Список Постоянного комитета по контролю наркотиков при Минздраве России вещество природного или синтетического происхождения, обладающее свойством воздействовать на центральную нервную систему, вызывать состояние наркотического опьянения и наркотической зависимости. Психотропное вещество - это включенное в соответствующий Список вещество природного или синтетического происхождения, либо любой природный материал, оказывающее стимулирующее или депрессивное 103 воздействие на нервную систему, вызывающее галлюцинации нарушения моторной функции, мышления, поведения, восприятия либо настроения, приводящий к состоянию зависимости. Прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ -вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ. Работникам патрульно-постовой службы и участковым инспекторам милиции, которые наиболее часто производят задержания в условиях указанной ситуации, необходимо иметь представление о наиболее распространенных видах наркотических средств и психотропных веществ. К ним в частности относятся. 1. Наркотические средства кустарного изготовления: а) наркотические средства, изготавливаемые из опийного мака: ® опий (опий сырец) - свернувшийся млечный сок мака снотворного, содержащий алкалоиды группы опия. Цвет - от темно-коричневого до черного, имеет специфический запах; ® маковая солома - средство, представляющее собой стебли и коробочки растений мака любых видов (целые, либо измельченные, содержащие алкалоиды группы опия); ® настойка маковой соломы - средство, содержащее алкалоиды группы опия, получаемое путем обработки маковой соломы водой или органическими растворителями; ® экстракционный опий - средство, получаемое путем извлечения (экстракции) наркотических алкалоидов группы опия водой или органическими растворителями, с последующим упариванием до смолообразного состояния. Экстракционный опий представляет собой жидкость буро-коричневого, почти черного цвета с запахом сушеных фруктов; ' 104 ® ацетилированный опий — средство, получаемое путем ацетилирования опия, экстракционного опия, настоек маковой соломы, и содержащее, кроме алкалоидов опия, продукты их ацетилирования (в том числе героин). б) наркотические средства, изготавливаемые из конопли: ® марихуана (каннабис) - верхушечные части любых типов и сортов конопли с цветами, плодами и листьями (измельченные, либо размягченные), содержащие тетрагидроканнабинол и сопутствующие ему каннабиноиды; ® гашиш (анаша), смола каннабиса — специально приготовленная смесь отделенной смолы, пыльцы растения каннабис или смесь, приготовленная путем обработки (измельчения, прессования) верхушек растения каннабис с разными наполнителями, независимо от того, какая форма придана смеси - таблетки, пилюли, спрессованные плитки, пасты; ® гашишное масло — средство, получаемое из частей растений любых видов и сортов конопли путем извлечения (экстракции) различными растворителями или жарами (может встречаться в виде раствора или вязкой массы); экстракты и настойки каннабиса. К иным наркотическим средствам, получаемым кустарным способом и имеющим большое распространение, относится эфедрон. Данное наркотическое средство получают путем окисления сильнодействующего лекарства — эфедрина (в таблетках, растворах, ампулах) в растворе марганцовки и уксусной кислоте или уксусном ангидриде1. 2. К числу наиболее распространенных синтетических наркотиков относятся: ® МДА (эюаргонные названия «экстези», «кодиллак» и др.) - данное средство представляет собой порошкообразные вещества, хорошо растворимые в 1 При составлении указанного перечня использовались работы: Справочная книга криминалиста / Под ред. Н.А. Селиванова. М.,2000.С457. (Автор главы 30 «Расследование преступлений, связанных с наркотическими и психотропными веществами» А.И. Дворкин); Курылев И.И. Расследование уголовных дел о содержании притонов для потребления наркотических средств. М.Д992.С. 19- 22. 105 воде, при плохой очистке могут иметь серый оттенок. Встречается, как правило, в виде таблеток белого и желтоватого цвета (с различными изображениями - серпа и молота, короны, птицы), капсул и белого кристаллического порошка; ® метадон (фенадон) - имеет вид порошка белого цвета или бесцветного раствора; ® первитин (жаргонные названия «винт», «айс») - данное средство может быть в виде жидкости (бесцветной, коричневой, желтоватой) или порошка белого цвета; • фенамин - средство представляет собой кристаллический порошок белого или светло-коричневого цвета, горьковатый на вкус. ® фентанил - представляет собой белый кристаллический порошок . Отметим, что для получения данной информации могут быть использованы, в качестве ориентиров, данные социологических исследований. В частности установлено, что среди лиц, совершивших преступления в области незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, большинство (66,7%) составляют молодые люди в возрасте 18-29 лет. Средний возраст лица, осужденного за преступление в сфере незаконного оборота наркотиков, составляет 28,2 года. Среди лиц, совершивших данные преступления, наибольшую долю составляют холостые, мужчины и вдовцы -54,1%. Мужчинами по сравнению с женщинами больше совершается преступлений, уголовная ответственность за которые предусмотрена чЛ ст.228 УК РФ - 64,3%). В то же время, женщины по сравнению с мужчинами чаще совершают такие преступления, как незаконное приобретение или хранение в 1 См.: Роганов С.А. Синтетические наркотики: вопросы расследования преступлений. Санкт -Петербург,2001.С. 15-26. См. также: Расследование преступлений, связанных с изготовлением и распространением синтетических наркотических средств организованными группами: Учебное пособие / Баяхчев В.Г., Курылев И.И., Калинин А.П. ВНИИ МВД России. М.Д995.С.10-11. 106 целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка, сбыт наркотических средств или психотропных веществ. Среди женщин почти в три раза, по сравнению с мужчинами, больше лиц, осужденных за организацию либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ. Из числа лиц, совершающих преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, более 70% не имели постоянного источника дохода, 55,7% из них не работали. Из числа лиц, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков большинство (68,2%) являются потребителями наркотиков. До совершения преступления 29,1% больных наркоманией проходили курс лечения в наркологических учреждениях органов здравоохранения, 3,4% - в психоневрологических диспансерах, 1, 7 % - в исправительных колониях, 3% - в иных наркологических учреждениях1. При осмотре работниками ГИБДД автомобилей (основного транспорта, на котором наиболее часто перевозят наркотические средства в Воронежской и примыкающей к ней областях) необходимо иметь в виду, что типичными местами сокрытия указанных средств являются: ® внутренняя часть бампера, брызговики передних колес, пространство между воздушным фильтром и карбюратором, колпаки передних и задних колес. Иногда наркотические средства прикрепляются с помощью различных приспособлений к поверхностям автомобиля: крыше, бензобаку, внутренней стороне номерных знаков. Типичными местами сокрытия наркотических средств являются также: багажное отделение, в котором устраивается «второе дно», габаритные фонари; ® в салоне такими местами являются: пространство за автомагнитолой и консоли ее крепления; воздуховоды, внутренняя часть приборной доски, См.: Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ / Под ред. А.Н. Сергеева. М.,2001.С.2б8-272. 107 пепельницы. Кроме того, указанные средства могут находиться под покрытием сидений, под «обувными ковриками». Для работников патрульно-постовой службы необходимо знать общие признаки, указывающие на потребление гражданами наркотических средств. Чаще всего, такие признаки работниками данных подразделений обнаруживаются при досмотре лиц, совершивших административно- правовые правонарушения. К ним в частности относятся: наличие следов инъекций, в виде мелких точек или их слияний в крупные ссадины. Зачастую такие следы обнаруживаются на внутренних поверхностях рук, в области локтевых суставов. В последнее время заметна тенденция к маскировке следов инъекций, которые вводятся в другие части тела: межпальцевые промежутки, подколенную область, татуировки, родимые пятна. Участковые уполномоченные милиции сталкиваются с ситуацией, когда необходимо провести задержание заподозренных в незаконном обороте наркотических средств при проведении ими контрольных посещений неблагополучных жилищ, в которых проживают лица, ведущие антиобщественный образ жизни. Нередко данные жилища используются как притоны для наркоманов. При посещении данных помещений участковый инспектор должен иметь представление о признаках применения либо изготовления наркотических средств. К типичным признакам такого рода относятся: ® характерный запах наркотиков растительного происхождения; ® остатки наркотических средств (шелуха от конопляной соломы, частицы маковой соломы и т.д.); ® их полуфабрикаты, в частности жидкости коричневатого цвета с запахом ацетона или спирта; • шприцы; • ® бинты 108 ® с пятнами светло-коричневого цвета; ® посуда, в которой приготавливались наркотики; ® мясорубки со следами опия сырца, сита с такими же следами; ® полиэтиленовые пленки либо спичечные коробки, для формирования доз наркотиков (так называемых чеков); ® закопченные алюминиевые ложки, фольга и др. При посещении указанных мест, которые могут быть использованы для изготовления синтетических наркотиков, необходимо обращать внимание на: • своеобразный запах от химических реакций, едкие испарения, которые, попадая в вентиляционную шахту или через входные двери квартир, беспокоят и даже отравляют соседей; ® неприятный запах от одежды изготовителя или его тела, который образовался в результате протекания химических процессов при синтезе наркотика; ® следы перепайки ампул; ® следы на изготовленных для упаковки полиэтиленовых пакетах (нестандартная ширина, расплавленность пленки); ® жидкости в химической посуде, которые являются полуфабрикатами наркотиков1. t : 1 См.: Роганов С.А. Синтетические наркотики: вопросы расследования преступлений. Санкт - Петербург,2001 .С.ЗЗ. 109 Б) Подготовка к «плановому» задержанию лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств В данном случае речь идет о подготовительных мероприятиях задержания в условиях, когда оно происходит на основе проверок, проведенных работниками оперативных и следственных подразделений, на причастность к преступлению определенных лиц. Как правило, в указанной ситуации работники правоохранительных органов обладают определенным резервом времени для подготовки к проведению задержания. Представляется, что подготовительный этап указанного вида задержания, как и некоторых иных следственных действий (например, осмотра), в свою очередь можно подразделить на две стадии: «кабинетную» и «полевую». В первую стадию входят действия, осуществляемые до выезда на место задержания. Вторая стадия начинается с момента выезда группы к месту задержания. В криминалистической литературе перечень подготовительных действий, которые необходимо провести на «кабинетной стадии», определяется различными авторами по-разному. Так, по мнению А.Р. Белкина и А.Я. Гинзбурга, к подготовительным действиям такого рода следует отнести: 1) сбор информации и ее анализ: о лице, подлежащем задержанию; наличии у него оружия; его связях; ближайшем окружении; о месте, где намечается задержание; 2) 3) обращение к тактическим прецедентам задержания; 4) 5) своевременное приведение в готовность сил и средств, которые будут задействованы в задержании; 6) 7) разведку (рекогносцировку) местности (места) предполагаемого задержания; 8) 9) планирование организации и проведения задержания1. 10) 1 См.: Гинзбург А.Я., Белкин. А.Р. Криминалистическая тактика. Учебник / Под ред. А.Ф. Абубакирова. Алматы,1998.С207. по Данная классификация подготовительных действий имеет теоретическое и практическое значение, однако, по мнению автора, действия по планированию организации задержания должны быть конкретизированы. Так, в структуре данных действий, на наш взгляд, в качестве самостоятельного элемента должно быть выделено распределение ролей между участниками задержания. Такое выделение указанных элементов необходимо, поскольку, как показывает изучение уголовных дел, на практике срыв задержания достаточно часто (24%) происходит вследствие игнорирования или недостаточно умелого распределения ролей и согласованности действий работников, входящих в группу задержания. Кроме того, думается, что выделение в качестве самостоятельного подготовительного действия обращения к тактическим прецедентам, нуждается в корректировке. Такие обращения не являются самоцелью, а являются непременным элементом прогнозирования возможных вариантов действий задерживающих и задерживаемых. Отсутствие прогнозирования задержания заподозренного либо его недостаточный уровень, как показывает изучение практики, является первой по частоте встречаемости (27% от общего числа рассмотренных случаев) причиной неудачного проведения задержания. Нередко несоблюдение указанных тактических рекомендаций приводит к необратимым последствиям. Так, после установления места нахождения (длительное время разыскиваемого) опасного преступника, было принято решение, о его задержании в квартире, из которой он не выходил несколько дней. С учетом того, что он мог оказать вооруженное сопротивление, вел себя настороженно (кроме хозяйки, квартиру никто не посещал, хозяйка отпирала дверь и входила только после условного стука), решили использовать для проникновения помощь соседки, которую хозяйка хорошо знала. Планировалось, что после того, как хозяйка по ее просьбе откроет дверь, работники милиции ворвутся в квартиру и проведут задержание. Ill Когда хозяйка, переговорив через дверь с соседкой, отперла замок, один из участников задержания пытался распахнуть дверь, но оказалось, что она на цепочке, преодолеть которую не удалось. Преступник, находившийся в прихожей и наблюдавший за происходящим, открыл через дверь стрельбу. Не было предусмотрено наличие цепочки,' которой ранее на двери не было, а следствием этого явилась гибель одного из участников группы задержания и ранение соседки1. Излишним представляется выделение А.Я. Гинзбургом и А.Р. Белкиным принятия решения о тактике задержания в качестве самостоятельного действия, которое должно осуществляться при подготовке к задержанию. Скорее речь должна идти не просто о принятии такого решения, а о разработке тактики действий участников задержания на месте задержания. При этом должны учитываться результаты прогнозирования возможных вариантов поведения задерживаемого и задерживающих, и другие, рассмотренные ранее факторы. В.Н. Григорьев несколько иначе, чем А.Я. Гинзбург и А.Р. Белкин, определил перечень подготовительных мероприятий к задержанию подозреваемого. По мнению данного автора, подготовка к задержанию должна включать в себя: ® составление плана подготовительных действий к задержанию; • получение необходимых сведений о лице, подлежащем задержанию; ® выбор места и времени задержания, изучение обстановки на месте < задержания; ® определение круга участников задержания (расчет сил); См.: Бахин В.П., Кириченко А.А. Как раскрываются преступления. Криминалистика в вопросах и примерах. Днепропетровск,!995.С.79. 112 ® подготовку вооружения, необходимых технических средств и транспорта (расчет средств); ® выработку плана задержания (захвата) лица, подлежащего задержанию, его текстовое и графическое изготовление и утверждение; • инструктаж участников задержания; ® отработку действий по захвату на макетах1. Думается, следует согласиться с мнением В.Н. Григорьева, который, помимо указанных в рассмотренном ранее перечне подготовительных действий, включил действия, касающиеся выбора места и времени задержания, а также инструктаж участников задержания. Как показало поведенное нами обобщение уголовных дел, 19% составили случаи, когда неудачное задержание лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств, было связано с неверным выбором места и времени задержания. По мнению автора, необходимо, в качестве самостоятельного элемента подготовки к задержанию заподозренного, выделить подбор понятых, которые будут присутствовать при проведении личного обыска. При этом автор исходит из аргументированной ранее концепции, согласно которой задержание и личный обыск должны быть следственными действиями, проведение которых необходимо разрешить до возбуждения уголовного дела. Что касается тактического аспекта, то задержание и личный обыск должны непосредственно следовать друг за другом. Взаимосвязь и взаимозависимость указанных действий представляются автору бесспорными. Криминалистические рекомендации, о необходимости скорейшего проведения личного обыска после задержания, поддерживаются подавляющим большинством криминалистов. На наш взгляд, в некоторых случаях даже допускается преувеличение единства указанных действий. Напомним, 1 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч.С.234. 113 например, что А.Я. Гинзбург и А.Р. Белкин включают личный обыск и последующий допрос подозреваемого в понятие задержания . Таким образом, подбор понятых до проведения задержания позволяет максимально сократить время между собственно задержанием заподозренного и последующим личным обыском. Как показывают результаты изучения уголовных дел рассматриваемой категории, задержанные чаще всего (68% случаев) используют в качестве ложной мотивировки утверждение, что обнаруженные у них наркотические средства были подброшены им в период между задержанием и проведением личного обыска. При этом, разрыв во времени между проведением задержания и личным обыском чаще всего был связан с поиском понятых и доставлением задержанного в органы внутренних дел. Это обстоятельство в значительной мере снижает доказательственные результаты задержания. В связи с этим, работниками прокуратуры обоснованно рекомендуется пресекать практику личных досмотров и обысков через длительные промежутки времени после задержания, в дежурных частях органов внутренних дел. Например, при задержании К., оперативный работник сначала изъял наркотическое средство, незаконно хранившееся у него, и только после этого пригласил понятых для составления протокола личного досмотра. Это стало причиной обоснованного прекращения уголовного дела, так как основное доказательство было добыто с нарушением УПК РСФСР, и в соответствии со ст.69 УПК РСФСР, протокол личного досмотра был признан не имеющим юридической силы2. С учетом изложенных ранее положений, автор настоящей работы полагает, что в подготовительную часть задержания заподозренного должны входить: ® составление плана подготовительных действий к задержанию; 1 См.: Гинзбург А.Я., Белкин Р.С. Указ. соч.С.194. См.: Воронина Е.Л., Синицкая И.Г. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о борьбе с незаконным оборотом наркотиков. М.,2000.С21. 114 ® получение необходимых сведений о лице, подлежащем задержанию; ® прогнозирование возможных вариантов действий задерживающих и задерживаемых, с учетом практики ранее произведенных задержаний по делам определенной категории (разработка тактики действий участников задержания на месте задержания и личного обыска); ® выбор места и времени задержания, изучение обстановки на месте задержания; ® определение круга участников задержания и распределение ролей между ними; • подбор понятых, которые будут присутствовать при проведении личного обыска; * подготовка необходимых технических средств, вооружения и транспорта (расчет средств); ® инструктаж участников задержания. Рассмотрим указанные действия более подробно, с учетом изучаемой нами категории дел - о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ. v • ' ^ , ^ ^,. -. -? ""' ч -* - Сбор сведений об объекте задержания. Получение сведений о лице (или лицах), задержание которых предполагается, осуществляется в ходе различных действий и мероприятий: ® в ходе оперативно-розыскной деятельности; ® в ходе проведения проверочных действий на стадии возбуждения уголовного дела; ® в ходе проведения следственных действий, если уголовное дело возбуждено. Оперативные и следственные работники должны получить информацию о месте пребывания предполагаемого объекта задержания, о наличии у него оружия, наличии охраны, о способах возможного противодействия задержанию и последующему расследованию. 115 Если планируется задержание лица, заподозренного в незаконном приобретении и хранении наркотических средств, необходимо получить максимально полную информацию о следующих обстоятельствах; 1) каковы периоды и места совершения незаконных действий - приобретения и хранения наркотических средств; 2) 3) виды и количество наркотических средств и психотропных веществ, задействованных в незаконном обороте; 4) 5) какова цель незаконных действий с наркотиками либо психотропными веществами (с целью сбыта; без цели сбыта); 6) a) каков источник поступления наркотиков либо психотропных веществ: приобретение, у определенных лиц либо выращивание и переработка растений, на самовольно возделываемых участках; b) c) сбор и переработка дикорастущих наркотикосодержащих растений; d) e) хищение накротикосодержащих культур, выращиваемых на официально возделываемых полях; f) g) хищение наркотических средств, хранящихся на фармпредприятиях, в аптеках и лечебных учреждениях; h) 4) каким именно способом наркотические средства или психотропные вещества передавались приобретателю (из рук в руки или иным); 5) 6) каковы места хранения наркотических средств или психотропных веществ, характер их упаковки; 7) 8) каковы способы доставки наркотических средств либо психотропных веществ (по железной дороге, водным путем, воздушным транспортом, на автомобиле); 9) 10) какова характеристика личности заподозренного: 11) a) место жительства, работы; b) c) отношения с родными, друзьями (кто входит в круг постоянного общения, и на чем оно основано); d) 116 c) имеет ли заподозренный судимости, и за какие преступления, не привлекался ли он ранее к административной ответственности; d) e) образ его жизни, личностные качества и характер; f) g) состояние здоровья, в том числе психическое (где лечился, состоит ли на учете в органах здравоохранения); h) 8) каков круг лиц, принимающих участие на всех этапах незаконной деятельности с наркотиками либо психотропными веществами: a) один человек; b) c) группа, не связанных между собой лиц; d) e) группа лиц, имеющая признаки предварительного сговора; f) g) группа лиц, имеющая признаки организованной; h) 9) имеются ли у лица, о котором собирается информация, соучастники, каковы их данные. Если планируется задержание лица, заподозренного в незаконной перевозке либо пересылке наркотических средств или психотропных веществ, кроме сведений указанных ранее, необходимо получить максимально полную информацию о следующих обстоятельствах: 1) вид транспорта, который применяется для перевозки наркотических средств; 2) 3) с какой периодичностью осуществлялись перевозки; 4) 5) характер тары, в которой перевозились наркотические средства или психотропные вещества; 6) 7) кому принадлежит тара и упаковочные материалы, использованные для хранения наркотиков и психотропных веществ; 8) 9) кто принимал и сбывал перевезенный груз; 10) 11) какие средства конспирации применялись при получении, перевозке и передаче наркотических средств или психотропных веществ; 12) 13) места хранения наркотических средств или психотропных веществ, при перевозке. 14) 117 Поскольку этот вопрос представляется исключительно важным для успеха задержания с поличным, отметим, что наркотики в одежде наиболее часто скрываются: 1) в поясных сумках, ремнях, поясах; 2) 3) в лацканах одежды; 4) 5) в карманах, дополнительно подшитых под подкладкой; 6) 7) в потайных карманах, манжетах; 8) 9) в воротниках, гульфиках брюк, плавках, бюстгальтерах и специально прикрепляемых клейкой лентой под женской грудью поясах; 10) 11) в узлах галстуков или косынок. 12) Достаточно активно применяется перевозка указанных средств в одежде детей и предметах, связанных с уходом за детьми. В вещах и предметах одежды граждан, наркотические средства и психотропные вещества могут быть сокрыты: 1) в подкладках сумочек, чемоданов, кошельков; 2) 3) в косметических наборах, тюбиках из-под губной помады и кремов; 4) 5) в женских гигиенических пакетах и тампонах; 6) 7) в зажигалках и пачках из-под сигарет; 8) 9) в упаковках из-под лекарств или фотопленки, жевательной резинки; 10) 11) в бутылках, термосах, железных банках или пакетах с табаком; 12) 13) в отсеках для элементов питания радиоаппаратуры; 14) 15) в различного рода повязках, в том числе гипсовых, протезах; 16) 17) в буханках, булках хлеба, из которых предварительно вынут мякиш. 18) На теле человека и в его полостях, наркотические средства и психотропные вещества могут храниться: 1) между пальцами ног, под лейкопластырем, приклеенном к ступне; 2) 3) в волосах, уложенных в специальную прическу; 4) 5) в предварительно привязываемых к зубу и заглатываемых контейнерах; 6) 7) во рту, носу, ушах; 8) 118 5) во влагалище, препуции пениса; 6) 7) в прямой кишке. 8) В литературе справедливо отмечается, что среди разнообразных способов сокрытия перевозимых наркотических средств обращает на себя внимание активное использование перевозчиками наркотиков внутриполостных способов их сокрытия. Если ранее данный способ использовался только при перевозке воздушным транспортом, то теперь такие факты зафиксированы на автомобильном и железнодорожном транспортах. Анализ сведений показывает, что, начиная с середины 1996 года, когда в средствах массовой информации прошли сообщения о задержания так называемых «глотателей»-нигерийцев, этот способ стал апробироваться при переброске наркотиков из Таджикистана в Россию1. Основным каналом получения данных об объекте задержания и иных обстоятельствах, имеющих важное криминалистическое значение, является проведение оперативно-розыскных мероприятий. К ним, прежде всего, относятся наблюдение, прослушивание телефонных переговоров, оперативное внедрение, контролируемая поставка. Таким образом, основной массив искомой информации на данном этапе находится у оперативных работников. Вновь подчеркнем, поскольку считаем это обстоятельство безусловно важным, что следователям крайне редко сообщается данная информация, а сами они редко привлекаются к разработке планов подготовки и проведения задержания. Такая ситуация складывается на протяжении многих лет, хотя в криминалистической литературе неоднократно высказывалась рекомендация о необходимости участия следователя в разработке планов задержания с учетом оперативно- розыскной информации. К сожалению, верным продолжает оставаться и утверждение В.И. Батищева, высказанное в 1994 году о том, что получается парадокс: для 1 См.: Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ / Под ред. А.Н. Сергеева. М.,2001.С34. 119 оперуполномоченного, входящего в следственно-оперативную группу, следственных тайн нет, а для следователя, отвечающего за расследование уголовного дела, существуют тайны, прямо касающиеся расследуемого преступления. Первичная непроцессуальная информация, получаемая оперативным путем от различных источников, как правило, не показывается для изучения следователю, а доводится до его сведения в лучшем случае в интерпретации оперативного работника1. Объективности ради отметим, что в некоторых случаях такое взаимодействие следователей и работников оперативных подразделений происходит на должном уровне. Это, как правило, обеспечивает успешное проведение задержания лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств. Например, по мнению автора, должное взаимодействие работников оперативных, следственных и экспертных подразделений, было осуществлено при задержании преступной группы, в которую входили жители г. Воронежа К., М. и С. Как следует из материалов уголовного дела, работники оперативных подразделений получили информацию о том, что указанные лица занимаются незаконным оборотом наркотических средств. В соответствии со ст.ст.6, 7 и 8 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности», было установлено прослушивание телефонных переговоров, которые К., М. и С. вели на протяжении достаточно длительного периода времени. В результате прослушивания была получена информация о том, что указанные лица собираются в сентябре 1997 года выехать на Украину для приобретения крупной партии маковой соломы. Кроме того, была получена иная информация, свидетельствующая о предполагаемых преступных действиях указанных граждан. Данная информация была доведена до сведения руководства следственного управления. 1 См.: Батищев В.И. Постоянная преступная группа. Воронеж,!994.С.90. 120 На основании полученной информации оперативными и следственными работниками УВД Воронежской области было принято решение о задержании указанных лиц после того, как они, возвращаясь из Украины, пересекут границу Воронежской области. После отбытия заподозренных на территорию Украины, были определены возможные пути из возвращения. В этих пунктах оперативные работники МВД устроили засады. В результате было произведено задержание двух автомобилей, на которых преступники ездили на территорию Украины. При осмотре в присутствии понятых, в одном из автомобилей заподозренных был обнаружен тайник. Согласно мнению эксперта- криминалиста, который также принимал участие в осмотре, обнаруженные в тайнике два мешка были наполнены веществом, которое оказалось наркотическим средством, а именно - маковой соломой. Общая масса наркотического средства в высушенном виде превысила 11 кг. Полученные в результате задержания доказательства позволили изобличить преступников в незаконном обороте наркотиков в особо крупном размере. Они были осуждены к длительным срокам лишения свободы1. На основе информации, собранной об объекте задержания и сопутствующих обстоятельствах, осуществляется следующий этап подготовки к задержанию - прогнозирование возможных вариантов действий задерживающих и задерживаемых, с учетом практики ранее проведенных задержаний по делам определенной категории. При этом особое внимание необходимо обратить на следующие обстоятельства. 1. Следует разработать прогноз возможных способов оказания заподозренными в незаконном обороте наркотических средств сопротивления работникам правоохранительных органов, в том числе с применением оружия. (Автор не случайно поставил данный вид прогнозирования на первое место, ибо безопасность лиц, производящих задержание, а также иных лиц, которые 1 См.: Архив суда Железнодорожного р-на г. Воронежа за 1998 г. Уголовное дело № 1-143. 121 могут случайно оказаться на месте задержания, относится к основополагающим положениям тактики задержания. Соображения безопасности в некоторых случаях могут перевесить тактические соображения. Задержание целесообразно отменить в случаях: если на месте, где оно предполагалось, случайно окажутся посторонние лица, особенно дети; если велика вероятность того, что подозреваемые будут вооружены). 2. Необходимо определить возможные варианты поведения преступников в момент проведения задержания, направленные на избавление от наркотических средств либо психотропных веществ, и определить меры по нейтрализации таких действий. 3. Необходимо определить возможные пути бегства преступников с места проведения задержания и выработать меры по блокированию данных путей. 4. Наконец, следует спрогнозировать возможные факторы, которые могут неожиданно помешать успешному проведению задержания. Причем следует разработать прогноз наиболее неблагоприятных факторов, которые могут дезорганизовать задержание. К таким факторам, например, относятся: появление на месте задержания не одного или двух заподозренных лиц, задержание которых было запланировано, а группы, прикрывающей действия указанных лиц; неожиданное появление на месте предполагаемого задержания случайных прохожих. 5. 6. Кроме того, следует спрогнозировать действия на случай неудачных результатов проведения задержания. Например, при задержании лица, заподозренного в сбыте наркотических средств, в составе организованной преступной группы, следует предусмотреть и возможность того, что в ходе задержания либо обыска не будут обнаружены какие-либо наркотические средства либо денежные средства, полученные за передачу наркотиков. В связи с этим необходимо определить оптимальные следственные ,. действия и 7. 122 оперативно-розыскные меры, которые следует провести в отношении иных членов группы, чтобы не был утрачен эффект внезапности. Важное значение на подготовительной стадии задержания имеет определение места и времени задержания, изучение обстановки на месте задержания. Определение указанных факторов должно быть подчинено общей цели задержания как следственного действия - получение наибольшего объема доказательственной информации без тактических либо «физических» потерь со стороны членов группы задержания. Поэтому, в соответствии с криминалистическими рекомендациями, следует подбирать место и время задержания, отвечающие следующим условиям: ® в данном месте и в это время у заподозренного лица наиболее вероятно обнаружение предметов, которые содержат важную следовую информацию и могут стать вещественными доказательствами по уголовному делу; '",?• в данном месте и времени наименее вероятно оказание эффективного противодействия работникам правоохранительных органов со стороны заподозренного и его окружения; ® данное место в наибольшей степени отвечает требованию безопасности при проведении задержания. В связи с этим обоснованной является рекомендация о проведении задержания лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотических средств в малолюдных местах либо на открытой местности. В то же время отметим, что выполнение данной рекомендации на практике представляет собой определенную трудность, ибо «сбытчики» наркотических средств, распространяющих их мелкими партиями, предпочитают работать как раз в многолюдных местах - на рынках, на территории различных вокзалов, на остановках общественного транспорта и т.д. Поэтому, если нет возможности произвести заранее планируемое 123 задержание, по пути сбытчика с крупной партией расфасованного «товара» к таким местам, задержание можно проводить и в многолюдных местах. При этом, непременным условием является твердая уверенность задерживающих в том, что заподозренный не вооружен. Задержание таких распространителей мелких партий наркотических средств рекомендуется производить после задержания (втайне от них) нескольких покупателей, которые приобрели указанные средства у этого «сбытчика». Это существенно облегчит задачу доказывания цели сбыта наркотических средств их распространителем. Следует учитывать, что преступники, систематически занимающиеся незаконным оборотом наркотических средств, также подбирают места, которые наименее удобны для задержания. Поэтому, успех задержания во многом предопределяется аналитической деятельностью оперативных работников и следователя. К сожалению, не всегда работники правоохранительных органов тактически превосходят преступников. Показателен в данном случае следующий пример. Место задержания определялось в данном случае преступником, который должен был получить там крупную сумму денег, оставляемую в условном месте. Таким местом являлась станция пригородного сообщения. Предполагалось также, что преступник приедет на легковом автомобиле. Ознакомление со станцией показало, что разместить группы задержания в непосредственной близости от платформ (особенно со стороны, где должен был остановиться автомобиль), так, чтобы это не вызвало подозрений преступника, не представляется возможным. Предполагалось, что преступник прибудет к указанному месту в 12 часов. Данное время было выбрано преступником, и как прогнозировали работники правоохранительных органов, не случайно. Во-первых, в этот период на платформе практически отсутствовали люди, во-вторых, в 12.02 и 12.04 на станцию прибывали встречные электропоезда. Чтобы исключить 124 использование преступником электропоездов, в качестве прикрытия для отхода, оперативные работники договорились с железнодорожными службами 0 задержке их прибытия на несколько минут. Однако преступник воспользовался другим обстоятельством, которое не учли при подготовке операции. В 12.01 через станцию проследовал другой поезд, проходящий два раза в неделю. «Отрезанный» им от группы задержания преступник успел забрать деньги, добежать до поселка и переодеться в одежду, которая была им предварительно спрятана1. Важное криминалистическое значение имеет определение времени (момента) проведения задержания лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств. Так, в литературе приводятся следующие рекомендации, касающиеся данного вопроса. Необходимо стремится задержать лицо с поличным: сбытчика - в момент купли-продажи; отправителя - в момент оформления почтовой или багажной документации; содержателя притона — в момент потребления наркотиков посетителями; изготовителя — в момент производства, очистки; перевозчика - в момент сдачи багажа, получения его в камере хранения; расхитителя - в момент выноса похищаемого2. По мнению автора, некоторые из приведенных рекомендаций не являются оптимальными. Прежде всего, речь идет о необходимости задержания лиц, сбывающих наркотические средства, в момент купли-продажи. Трудно согласиться с утверждением . о том, что наиболее эффективным, с точки зрения перспектив расследования, является задержание подозреваемого при совершении им незаконных действий с наркотиками (психотропными веществами) . 1 См.: Бахин В.П., Кириченко А.А. Как раскрываются преступления. Днепропетровск, 1995.С.79-80. 2 См.: Справочная книга криминалиста / Под ред. Н.А. Селиванова. М.,2000.С460. (Автор главы 30 «Расследование преступлений, связанных с наркотическими и психотропными веществами» - А.И. Дворкин). 3 См.: Расследование преступлений: Руководство для следователей / Коллектив авторов. (Автор параграфа «Особенности первоначального этапа расследования незаконного оборота наркотических средств» -РадаевВ.В.). М.,1997.С. 198. • 125 В данном случае необходимо отчетливо представлять себе трудности дальнейшего доказывания, цели сбыта наркотических средств либо психотропных веществ в момент непосредственного совершения купли- продажи наркотического средства, когда покупатель еще не получил наркотик, либо держит его в руках. Банальные ложные мотивировки покупателя («ко мне подошел незнакомый мужчина и предложит купить лекарственные «травы», а я решил оценить их качество», «я хотел лишь прицениться к наркотическим средствам, и посмотреть их, так как мне было любопытно увидеть наркотики» и т.д.) могут вызвать серьезные осложнения с формированием доказательственной базы. Такие мотивировки выгодны и сбытчикам наркотических средств, которые, при отсутствии прямых доказательств сбыта, нередко утверждают, что хранили наркотические средства для личного употребления. В связи с этим, целесообразно проводить задержание, как сбытчика так и покупателя наркотических средств, не в момент совершения купли-продажи, а спустя небольшой промежуток времени, во время которого приобретатель получил наркотическое средство и удалился с ним от места сделки, а продавец принял от него сумму денег и спрятал их для хранения. Кроме того, по мнению автора, не рекомендуется производить задержание непосредственно в момент купли-продажи наркотического средства, если производится оперативное мероприятие — проверочная закупка1, а в роли покупателя выступает работник милиции или иное привлеченное для сотрудничества лицо. В таком случае осложнение расследования неизбежно. Ложные мотивировки сбытчиков о том, что в отношении них имела место провокация, будет достаточно трудно В соответствии со ст.49 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», под проверочной закупкой понимается оперативно- розыскное мероприятие, при котором, с ведома и под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную ятельность, допускается приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов или оборудования. 126 опровергнуть следователю. Нередко проведение задержания сбытчика, в момент купли-продажи при проведении проверочной закупки, может сорвать весь ход дальнейшего расследования. Речь идет о проведении проверочных закупок в жилых помещениях. Как было отмечено ранее, сбытчики, находящиеся в этих помещениях, могут просто не пустить к себе незнакомых покупателей. К сожалению, некоторые оперативные работники, в силу различных причин, в том числе следуя указанной ранее рекомендации, производят задержание покупателя и сбытчика непосредственно в момент совершения сделки, что значительно осложняет работу следователя по доказыванию указанного вида преступлений. Таким образом, предпочтительной является рекомендация, согласно которой задержание сбытчика наркотических средств, находящегося в жилище, также должно производиться после определенной паузы. По мнению автора, при возможности, когда это позволяет ситуация, целесообразно, после совершения проверочной закупки и выхода из жилища лица, выступающего в роли покупателя (который сообщит место расположения наркотиков, нахождения денег и т.д.), дождаться реального покупателя наркотических средств. После приобретения им наркотиков, задержать его при выходе из жилища. Это целесообразно делать для того, чтобы усилить доказательственную базу обвинения. Определение времени и места задержания имеет важное значение при задержании лиц, входящих преступные группы, занимающиеся незаконным оборотом наркотических средств. Если работники оперативных и следственных подразделений обладают достоверной информацией о преступной деятельности группы, занимающейся незаконным оборотом наркотических средств и членах этой группы, возможно два основных варианта выбора места и времени задержания. 127 При наличии достаточных оснований' все заподозренные лица, входящие в состав группы, задерживаются по возможности одновременно и в разных местах, чтобы создать для указанных лиц ситуацию «информационной неопределенности» об объеме доказательств, полученных следствием. Если же производится задержание лишь одного члена группы, необходимо принять все возможные меры для того, чтобы иные участники группы как можно дольше не узнали о факте задержания. Оптимально, чтобы подбором участников задержания и их инструктажем занимался следователь, который в дальнейшем будет решать вопрос о возбуждении уголовного (или, если уголовное дело уже возбуждено, проводить предварительное следствие). Как отмечалось ранее, в настоящее время в следственной практике сложилась ситуация, при которой следователь отстранен от фактического задержания' заподозренного в совершении преступления. Руководящая роль следователя в данном случае будет способствовать эффективности уголовно-процессуального доказывания. Так, И.Л. Николаева обоснованно отмечает, что типичным недостатком, при проведении задержания лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотических средств, является проведение задержания сотрудниками оперативных подразделений без участия следователя, а также без предварительного согласования с ним всех возможностей получения доказательств, изобличающих преступников1. Кроме того, при определении круга участников задержания лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, необходимо предусмотреть возможность неотложного проведения личного обыска лиц различного пола. Поэтому, как справедливо отмечается в литературе, необходимо включить в состав группы оперативного работника женского пола, в случае, когда должно быть задержано лицо (лица) того же пола . 1 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. М.Д997.С.285. 2 См. Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. М.Д997.С.141. 128 Приглашение понятых. Приглашение понятых и разъяснение им процессуальных прав и обязанностей, по мнению автора, также должно входить в систему подготовки к заранее планируемым задержаниям. Участие данных субъектов уголовного процесса на месте задержания, прежде всего, обусловлено необходимостью проведения сразу после задержания личного обыска. В соответствии со ст. 172 УПК РСФСР, личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым, и в присутствии понятых того же пола. Согласно ст.ст.170 и 184 УПК РФ, участие понятых при производстве личного обыска не обязательно, но не запрещено законом. В данном случае действует положение ч.2 ст. 170 УПК РФ о том, что следователь может принять решение о производстве следственного действия (в данном случае личного обыска) с участием понятых по собственной инициативе. Отметим, анализ ст. 184 УПК РФ показывает, что законодатель не только разрешает участие понятых при производстве личного обыска, но и считает такую ситуацию желательной. Так в ч.З данной статьи указано, что личный обыск лица производится только лицом одного пола, в присутствии понятых и специалиста того же пола, если они участвуют в данном следственном действии. Следственная практика показывает, что проведение личного обыска спустя длительное время после задержания и не на месте задержания, в подавляющем большинстве случаев влечет за собой высказывание утверждений заподозренными о том, что обнаруженные и изъятые у них, в результате задержания, предметы подброшены работниками правоохранительных органов до проведения личного обыска. Поэтому, тактически грамотным будет в данном случае приглашение к месту задержания понятых, для участия при проведении личного обыска заподозренного, производимого сразу после задержания. . 129 Более того, по мнению автора, целесообразно, чтобы^ понятые имели и возможность наблюдать весь процесс задержания. Закон допускает допрос понятых в качестве свидетелей. Показания указанных лиц, о ходе и результатах задержания, также помогут следователю нейтрализовать ложные ссылки заподозренных о провокациях работников правоохранительных органов. Вместе с тем подчеркнем, что участие понятых во время задержания не следует вводить в ранг законодательного предписания. Естественно, такое участие указанных лиц не может быть обеспечено во время внезапных, внеплановых задержаний и личных обысков. Кроме того, участие понятых нецелесообразно и в ходе заранее планируемых задержаний, когда они проводятся в условиях, при которых работники правоохранительных органов не могут обеспечить безопасность понятых (например, при задержании членов вооруженных групп). К сожалению, как показывает изучение следственной практики, понятые приглашаются следователями перед проведением задержания и последующего личного обыска крайне редко (в 14% случаев от общего числа изученных уголовных дел). Чаще всего понятые приглашались для участия в личном досмотре, который проводился лишь после доставления заподозренного, в незаконном обороте наркотических средств, в помещение органа внутренних дел. Как отмечалось ранее, такое положение по мнение автора ущербно с точки зрения законности его проведения. По существу, в таких случаях производится не досмотр, а личный обыск. Изучение исследуемой категории уголовных дел показало, что нередко в качестве понятых приглашаются лица, объективное удостоверение которыми факта проведения следственного действия, его содержания, хода и результатов, вызывает сомнение. В ст.60 УПК РФ законодатель попытался исправить положение, определив перечень лиц, которые не могут быть понятыми: несовершеннолетние; участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники; работники органов исполнительной власти, наделенные, в 130 соответствии с федеральным законом, полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования. Представляется, что данное законоположение нуждается в существенных дополнениях и корректировке. Так, в данный перечень не вошли лица, которые привлечены либо привлекаются к административной ответственности. Практика привлечения таких лиц в качестве понятых достаточно широко распространена. Между тем, лица, совершившие административные правонарушения, в том числе административно - арестованные, находятся в достаточно жесткой зависимости от работников органов внутренних дел, и, мягко говоря, не испытывают к ним особого уважения. Это делает весьма вероятным недобросовестное выполнение такими лицами функций понятых, а также (если следователь и суд сочтет это необходимым) - свидетелей по уголовному делу. Для подтверждения приведенных положений приведем следующий (к сожалению типичный) пример. Несовершеннолетний В. был задержан работниками милиции на одной из улиц г. Воронежа в результате «непланового задержания». Непосредственно после задержания работники милиции (сотрудники ППС) изъяли у него шприц с жидкостью, которая, согласно проведенной после возбуждения уголовного дела экспертизе, является наркотическим средством - экстракционный опий, общей массой 0,19 г. Кроме того, у него при задержании были изъяты чашка и кружка - приспособления для получения экстракционного опия путем выпаривания. Спустя длительное время, работники милиции доставили В. в РОВД, где был составлен протокол несуществующего следственного действия — обнаружения и изъятия, и произведен осмотр изъятых объектов. В качестве понятых, для участия в осмотре; изъятых предметов, были приглашены граждане Ш. и Л., которые находились в камере для задержанных за совершение административных правонарушений. В обвинительном заключении, в качестве доказательства, приводятся показания 131 сотрудника дежурной части - Б. Как следует из указанных показаний, «примерно в 22 часа 20 минут в РОВД сотрудниками милиции МППСМ г. Воронежа был доставлен подросток, который назвался В.». Задержавшие и доставившие его сотрудники милиции пояснили, что «при досмотре у В. в левом внутреннем кармане куртки был обнаружен медицинский шприц, наполненный жидкостью коричневого цвета. Также, у В. был полиэтиленовый пакет, в котором находились металлическая чашка и кружка емкостью один литр. Для того чтобы зафиксировать это факт ими были приглашены в качестве понятых Л. и Ш., которые находились в камере задержанных. Л. и Ш. были приглашены в качестве понятых в виду того, что время было позднее и найти кого-либо другого, не представлялось возможным. Таюке, эти люди были наиболее трезвые. С участием понятых шприц, чашка и кружка были осмотрены». В данном случае доказательственная ценность участия таких понятых, которые впоследствии были допрошены к в качестве свидетелей, по мнению автора является ничтожной, ведь в качестве понятых были приглашены зависимые от правоприменителей лица, находящиеся к тому же в состоянии алкогольного опьянения. Что любопытно, следователь, в ходе последующего допроса, пытался выяснить у находящихся на момент осмотра в состоянии алкогольного опьянения Л. и Ш. был ли, по их мнению, задержанный В. в состоянии наркотического опьянения1. Кроме того, как показывает изучение уголовных дел рассматриваемой категории, достаточно часто (примерно в 10% от общего числа дел) в качестве понятых, при проведении осмотров и личных обысков, приглашались так называемые «технические» работники правоохранительных органов -секретари, водители и т.д. Данные лица не наделены полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности или предварительного 1 См.: Архив прокуратуры Коминтерновского р-на г. Воронежа за 1997. Надзорное производство к уголовному делу № 97033223. 132 расследования, но явно не могут быть объективны при удостоверении факта, содержания, хода и результатов следственных действий, ввиду их служебной зависимости и корпоративной солидарности. Отметим, что автор не ставит перед собой задачу детально изучить проблему участия понятых в уголовном судопроизводстве. Данный вопрос рассматривался в литературе, в том числе на монографическом уровне1. Тем не менее, с учетом полученных результатов обобщения уголовных дел о незаконном обороте наркотиков, автор полагает необходимым закрепить в уголовно-процессуальном законе положения, запрещающие участие в качестве понятых лиц, которые не могут выполнять функции понятых по своему психофизическому состоянию, либо являются работниками правоохранительных органов, суда и адвокатуры. Подготовка необходимых технических средств, вооружения и транспорта (расчет средств). Для создания полноценной доказательственной базы, по делам рассматриваемой категории преступлений, велика роль обеспечения участников группы, которая будет производить задержание, необходимыми средствами фиксации доказательственной информации и другими техническими средствами. Прежде всего, в данном случае имеются в виду фотооборудование и видеозаписывающая аппаратура. К сожалению, как показывает изучение следственной практики, данные средства фиксации доказательственной информации, при проведении задержании до возбуждения уголовного дела, используются в исключительных случаях. По делам о незаконном обороте наркотических средств, фото и видеосъемки, при задержании заподозренных, использовались лишь в 5% от общего числа проведенных задержаний. См. например: Чувилев А.А., Рожков СП. Проблема понятых в теории и практике уголовного судопроизводства // Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов. Волгоград, 1993; Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве. М., 1998 и др. 133 Между тем, как верно отмечают В.А. Газизов и А.Г. Филиппов, видеозапись позволяет наиболее полно запечатлеть и сохранить информацию, полученную при проведении этого, как правило, весьма сложного и динамичного следственного действия. Обоснованной является и рекомендация данных авторов, касающаяся определения места производства видеозаписи. Специалист должен располагаться в таком месте, чтобы ни он, ни его действия, связанные с фиксацией задержания, не могли быть замечены преступником и иными лицами, находящимися поблизости. Установить видеокамеру нужно в такой точке, чтобы при наблюдении и задержании объект съемки постоянно находился в объективе1. Инструктаж участников задержания. На завершающей стадии подготовки к проведению задержания руководителем проводится инструктаж лиц, включенных в состав группы задержания. Данный инструктаж должен включать в себя: ® лаконичное и ясное определение функций каждого участника группы задержания; ® определение возможных ситуаций задержания, спрогнозированных на ранней стадии подготовки, и действий лиц, производящих задержание в условиях данных ситуаций; ® доведение до сведения каждого члена группы тактики проведения следственных действий, непосредственно связанных с задержанием - обысков и освидетельствований. Кроме того, перед проведением задержания руководитель группы задержания должен обратить особое внимание на обеспечение полноценной доказательственной базы по уголовному делу. Следует проинструктировать лиц, входящих в состав группы, о необходимости с особой тщательностью производить изъятие наркотических 1 См.: Газизов В.А., Филиппов А.Г. Видеозапись и ее использование при раскрытии и расследовании преступлений. М.,1998.С.56. 134 средств либо психотропных веществ, а также приспособлений, с помощью которых они были изготовлены. В частности, особое внимание должно быть обращено на необходимость осторожного обращения: ® с ампулами, в которых находятся наркотические средства либо психотропные вещества; ® со шприцами, при помощи которых наркоманы делают инъекции; ® с упаковкой, в которую расфасованы дозы наркотических средств и т.д. Указанные объекты должны изыматься таким образом, чтобы не были уничтожены, возможно, находящиеся на них следы рук заподозренных. К сожалению, нередкой является ситуация, когда оперативные работники не обращают на это правило должного внимания, обращаются с указанными объектами небрежно, уничтожают имеющиеся на них следы рук, оставляя при этом отпечатки своих пальцев. В заключение данного параграфа отметим, что одним из главных факторов эффективности предстоящего задержания, на что обращалось внимание в литературе, является проведение подготовительных мероприятий в условиях строгой конспирации1. Как обоснованно отмечает В.И. Батищев, . обеспечение тайны расследования можно свести к следующим предварительным правилам. Комплектование следственно-оперативной бригады должно отвечать требованиям: ® высокого профессионального мастерства и устойчивых моральных качеств каждого; 1 См.: Справочная книга криминалиста / Под. ред. Н.А. Селиванова. М.,2000.СЛ23; См. также: Смолькова И.В. Тайна и уголовно-процессуальный закон. М.,1997; Она же: Частная жизнь граждан: основания и пределы уголовно-процессуального вмешательства. М.Д997; Она же: Проблемы охраняемой законом тайны в уголовном процессе. Автореф. дис... д-ра юрид. наук. М.,1988; Петрухин И.Л. Личные тайны (человек и власть) М.,1998; Маслов А.Е. Следственная тайна как средство преодоления противодействия расследованию. Воронеж,2001. 135 ® обеспечение следственно-оперативной группы необходимыми научно- техническими средствами, не только способными помогать в расследовании преступлений, но и обеспечивать тайну и принимать меры по исключению утечки информации1. См.: Батищев В.И. Постоянная преступная группа. Воронеж, 1994.С.94. 136 3.3. Захват лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств и его личный обыск Эффективность захвата, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств лица, зависит от выполнения следующих общих тактических положений: ® захват заподозренного лица должен быть внезапным; ® захват должен быть произведен в условиях, максимально, насколько это возможно, обеспечивающих безопасность участников задержания и иных лиц, в том числе как это ни парадоксально, и самого заподозренного; • захват заподозренного должен производиться силами и средствами, значительно превосходящими силы и средства лиц, задержание которых планируется; ® участники захвата должны иметь возможность, в случае необходимости, безотлагательно получить подкрепление; ® захват должен производиться с использованием элементов устрашения, направленных на исключение любых попыток задерживаемого оказать сопротивление или уничтожить имеющиеся при нем улики. Разумеется, не все из указанных рекомендаций могут быть выполнены в полном объеме, когда речь идет о неплановых захватах заподозренных лиц. Так, не всегда работники правоохранительных органов в такой ситуации имеют возможность обеспечить численное и физическое превосходство участников задержания перед субъектом (субъектами) задержания. В некоторых случаях, работники правоохранительных органов (прежде всего, милиционеры ППС, работники ГИБДД, участковые уполномоченные) сталкиваются с ситуацией, когда они обнаружили явные признаки незаконного оборота наркотических средств, в ходе деятельности, не связанной с выявлением и пресечением такого оборота, но личности заподозренных неизвестны и они могут скрыться. В такой ситуации служебный долг обязывает работников правоохранительных 137 органов принять все возможные меры к задержанию заподозренных, даже в условиях численного и физического превосходства задерживаемых. В то же время, автор полагает, что необоснованной является рекомендация, согласно которой работник правоохранительного органа должен принять ращение о проведении задержания в условиях явного (в несколько раз) численного и физического превосходства заподозренных лиц. Физический и тактический риск при задержании лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, должен иметь границы. В такой ситуации «временное отступление» недопустимо отождествлять с трусостью. В данном случае работник правоохранительного органа должен принять все меры: ® к запоминанию примет заподозренных лиц, транспортных средств, на которых они передвигались; • к определению характера и вида наркотических средств; • • к передаче как можно скорее указанных сведений в подразделения органов внутренних дел, для принятия мер быстрого реагирования, в том числе в подразделения, занимающиеся борьбой с.незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. • Как верно отмечает В.Н. Григорьев, принимая решение о задержании, работник милиции должен учитывать: ® личность задерживаемого и возможные опасные последствия, в случае, если он будет задержан; ® вероятность осложнения при задержании, которые могут возникнуть, если со стороны задерживаемого, его сообщников и сочувствующих будет оказано сопротивление; ® возможность вооруженного сопротивления или нападения; ® основания условия применения оружия и специальных средств1. 1 См.: Григорьев В. Н. Указ. соч.С.232-233. 138 Последнее обстоятельство имеет особое значение, поскольку, как отмечалось ранее, принятие мер, направленных на обеспечение безопасности лиц, производящих задержание и иных лиц, в том числе задерживаемых, является условием обоснованности задержания. Упоминавшийся элемент устрашения не означает, что к задерживаемым могут применяться меры физического и психического воздействия. Не случайно законодатель, в Федеральном законе «О милиции»1, предусматривает критерии применения работниками милиции оружия и специальных средств. Так, согласно ст. 15 указанного закона, работники милиции имеют право применять огнестрельное оружие в следующих случаях: 1) для защиты граждан от нападения, опасного для их жизни и здоровья; 2) 3) для отражения нападения на сотрудника милиции, когда его жизнь или здоровье подвергаются опасности, а также для пресечения попытки завладения оружием; 4) 5) для освобождения заложников; 6) 7) для задержания лиц, застигнутых при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности и пытающегося скрыться, а также лица, оказывающего вооруженное сопротивление; 8) 5) для отражения группового или вооруженного нападения на жилища граждан, помещения государственных органов, общественных объединений, предприятий, учреждений и организаций; 6) для пресечения побега из-под стражи: ® лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления; ® лиц, в отношении которых мерой пресечения избрано заключение под стражу; 1 Закон РФ от 18 апреля 1991 года № 1026-1 «О милиции» // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.1991. №16. 139 ® лиц, осужденных к лишению свободы, а также для пресечения попыток насильственного освобождения этих лиц. В указанной норме также оговорен запрет применения огнестрельного оружия: 1) в отношении женщин; 2) 3) в отношении лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, когда их возраст очевиден или известен сотрудникам милиции, кроме случаев оказания ими вооруженного сопротивления, совершения группового или вооруженного нападения, угрожающего жизни людей; 4) 5) при значительном скоплении людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица. 6) Более благоприятной для работников правоохранительных органов является ситуация, когда происходит «планируемое» задержание лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ. В такой ситуации, перед проведением захвата имеется возможность, а иногда и необходимость, провести блокирование местности, прилегающей к месту задержания, а также проведение отвлекающих мероприятий1. Особую сложность представляет захват лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, когда он связан с проникновением в жилище. Напомним, что для проникновения в жилище работники правоохранительных органов должны иметь законные основания. Следует учитывать, что в ближайшее время проникновение работников правоохранительных органов в жилище, помимо воли проживающих в нем лиц, на законом основании будет осложнено. Так, согласно Конституции РФ, никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, 1 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч.С.242-243. 140 иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения (ст. 25). В ст. 177 УПК РФ содержится щридическая новелла, согласно которой осмотр жилища производиться только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о проведении осмотра. Согласно ст. 182 УПК РФ, обыск в жилище производится только на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 165 УПК РФ. Указанные законоположения вступят в силу с 1 января 2004. До указанного срока решение по этим вопросам принимает прокурор. Вместе с тем, ст. 165 УПК РФ предусматривает, что в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть проведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. Вопрос о законности проникновения в жилище при производстве указанных следственных действий, является предметом самостоятельных научных исследований. В данной работе отметим, что приведенные законоположения, по мнению автора, нуждаются в уточнениях, обусловленных реалиями борьбы с преступностью в современных условиях. Во-первых, из поля зрения законодателя выпал вопрос о законности проникновения в жилище для проведения задержания заподозренных лиц. Во-вторых, исключительность производства осмотра жилища без санкции суда, при отсутствии согласия приживающих в нем лиц, неизбежно будет носить декларативный характер. По мнению автора, ошибочной в криминалистическом плане будет выглядеть ситуация, когда следователь, имея основания для производства осмотра жилища, в котором предполагается совершение преступления, и, получив отказ жильцов на его проведение, удалится из этого жилища. Вряд ли имеет смысл ставить следователя в ситуацию, при которой он достаточно долго 141 будет ожидать санкции судьи, предполагая, что за это время заподозренные будут уничтожать следы преступной деятельности. Тактические особенности имеет проникновение в жилище, где предполагается задержание лица, заподозренного в незаконном обороте, и последующие личный обыск и осмотр жилища. В литературе выделяются два способа проникновения в жилище: силовой и бесконфликтный1. Под открытым бесконфликтным проникновением понимается официальное представление следователя либо оперативных работников, предложение открыть жилище. Данный способ, по делам исследуемой категории преступлений, без соответствующей подготовки (в частности получения информации о возможности немедленного взлома двери) применять не рекомендуется, так как обычно жилище является местом незаконного хранения и сбыта наркотических , средств, т.е. местом совершения преступления. Практика показывает, что во время длительных переговоров с лицами, находящимися в жилище и заподозренными в сбыте наркотиков, последние обычно заняты уничтожением наркотических средств либо психотропных веществ. В связи с этим в Информационном бюллетене Следственного комитета МВД России обоснованно рекомендуется исключить всякое промедление либо задержку при входе в помещение, где находятся подозреваемые \ и хранятся наркотические средства (особенно это касается синтетических наркотиков, кокаина, героина, ЛСД, которые хранятся в небольших по объемам партиях) . В связи с этим, теоретически предпочтительным является зашифрованное проникновение в жилище оперативных работников. Речь идет 0 проникновении под видом сотрудников жилищно-эксплуатационных организаций, почтальонов, рекламных агентов и т.д. Однако, на практике такой способ проникновения, когда речь идет о жилищах, где происходит 1 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч. С.245-246. 2 См.: Там же. С.247. 142 незаконный оборот наркотических средств, как правило, не приносит успеха. Сбытчики наркотических либо психотропных средств, как отмечалось ранее, принимают меры к конспирации своей преступной деятельности и не открывают двери случайным лицам. Когда речь идет об организованной преступной деятельности, члены преступных групп вовсе стараются не открывать двери незнакомым людям, в том числе и своим «клиентам» — покупателям наркотиков. В данном случае обычно оборудуются металлические двери, а наркотики передаются покупателям через щели либо специально сделанные отверстия. Тем не менее, зашифрованное бесконфликтное проникновение нельзя полностью исключить из числа тактических приемов задержания рассматриваемой категории. Рядовые сбытчики наркотических средств, не входящие в организованные преступные группы нередко впускают в свое жилище оперативных работников, которые представляются покупателями наркотиков и передают при этом рекомендации от «надежных клиентов». Указанный вид зашифрованного проникновения распространен при проведении проверочных закупок оперативными работниками, специализирующимися на борьбе с незаконным оборотом наркотических средств. Например, зашифрованное проникновение в жилище было проведено по делу С, которая осуществляла продажу наркотиков в частном доме. Как следует из материалов дела, после поступления в ОВД оперативной информации о том, что гражданка С. сбывает у себя на дому наркотики, было принято решение о проведении проверочной закупки. Оперуполномоченному В. были выданы деньги в сумме 500 руб. (купюрами по 100 рублей), которые предварительно были отксерокопированы, а номера купюр переписаны. Предварительно, перед осуществлением проверочной закупки, с участием понятых он был досмотрен, для подтверждения факта отсутствия у него наркотических средств. 143 После этого В. постучал в дом гражданки С, представился покупателем наркотиков с надежными рекомендациями. С. впустила его в дом и продала В. пакет с опием. Затем В. вышел к ожидавшим его на улице сотрудникам милиции и понятым. Далее он сообщил о том, что проверочная закупка состоялась, выдал приобретенный опий и указал места хранения наркотиков и денег в доме С. Затем, сотрудники милиции осуществили открытое проникновение в дом С, представившись ей через дверь, сообщив, что в случае отказа открыть ее, она будет немедленно взломана. Ранее сотрудники убедились, что взлом двери в доме С. не представляет какой-либо трудности и может быть незамедлительно осуществлен. После того, как сотрудники милиции вместе с понятыми были впущены С. в дом, они произвели в нем осмотр и изъяли наркотические средства и деньги, полученные от их продажи1. Эффективным является проникновение в жилище путем организации засады, и ожидания момента, когда дверь в жилище, которое используется для незаконного оборота наркотиков, откроют сами лица, занимающиеся указанной преступной деятельностью. Такой способ проникновения является оптимальным, для обеспечения эффекта внезапности и обнаружения доказательств по уголовному делу. Отметим, что в криминалистической литературе высказывались обоснованные рекомендации о целесообразности применения такого способа при проведении обысков в жилище2. При этом выделяется два вида такого проникновения: 1) так называемый «заход на плечах», когда сотрудники группы захвата проходят в помещение вместе с очередным приобретателем наркотиков или при выходе после него из квартиры, если она не имеет закрытых холлов, а дверь выходит непосредственно на лестничную площадку; См.: Архив суда Железнодорожного района г. Воронежа за 2001г.Уголовное дело № 1-100. 2 Баев О .Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995.С.84. 144 2) при выходе сбытчиков наркотических средств из квартиры, спустя некоторое время, после задержания лиц, которые приобрели у них наркотики, а также, когда точно известно, что в квартире находится большое количество наркотических средств, исходя из чего, действия подозреваемых можно квалифицировать по признаку незаконного приобретения и хранения наркотических средств с целью сбыта и в крупных размерах1. Силовое проникновение предполагает взлом дверей, окон либо других входов в жилище. Если избирается данный способ проникновения, те перед его проведением необходимо получить информацию о характере дверей, находящихся на них запорах и предусмотреть меры по оперативному взлому указанных дверей. Оптимально, чтобы силовое, проникновение осуществлялось с помощью специальных средств работниками, специально подготовленными для такого вида проникновения (сотрудниками СОБРов и других специальных подразделений). Такое проникновение допускается при осуществлении задержания распространителей наркотических средств, входящих в состав организованной преступной группы, с сильной системой конспирации и обеспечением собственной безопасности, которые делают невозможным использование указанных ранее способов. Следует согласиться с И.Л. Николаевой в том, что сосредоточение, в момент задержания, только на одной цели - изъятие наркотических средств, без принятия оперативных и процессуальных мер к доказыванию факта их принадлежности подозреваемому, установлению источников и каналов поступления наркотиков, всех участников преступной цепи, является 1 См.: Григорьев В.Н. Указ. соч. С.247-248; См. также: Методические рекомендации «Реализация материалов оперативных разработок и использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий» // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. 1995.№2 (83).С.6-7. 145 типичным недостатком проведения задержания по рассматриваемой категории дел1. Необходимо помнить, что именно в процессе захвата объекты задержания, как правило, пытаются избавиться от носителей доказательственной информации. Поэтому, задача захвата не сводится к подавлению физического сопротивления задерживаемого (что часто имеет место), а заключается и в том, чтобы помешать ему избавиться от уличающих предметов. К сожалению, как показывают результаты изучения следственной практики, захват заподозренного оперативными работниками зачастую является самоцелью, а задаче получения доказательств (основной задаче при проведении всякого следственного действия) придается второстепенное значение. Для решения указанной задачи большое значение имеют действия, направленные на обнаружение и изъятие имеющихся у объекта задержания предметов, имеющих доказательственное значение. В ряде случаев предметы, уличающие заподозренного в совершении преступления, изымаются непосредственно в ходе физического захвата. Речь идет о случаях, когда указанные предметы находятся в руках заподозренных (например, непосредственно после расчета с продавцом, лицо несет сверток с наркотическим веществом в руках либо употребляет наркотическое средство на улице, в подъезде и т.д.). Обнаружение и изъятие указанных средств, в таких случаях, не входит в содержание личного обыска, но, несомненно, имеет важное доказательственное значение. Если перечисленные ранее предметы скрыты, они обнаруживаются и изымаются в ходе личного обыска, который целесообразно производить непосредственно после физического захвата. См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина. М.,1997.С285. 146 О том, насколько важно соблюдение приведенных выше тактических рекомендаций при задержании лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, свидетельствуют следующий пример. В декабре 1999 года оперативные работники милиции получили информацию о том, что некий О., цыган по национальности, сбывает наркотики. Согласно данной информации, крупная партия наркотиков должна быть реализована О. на территории одного из автотранспортных предприятий г. Воронежа. Оперативные работники милиции устроили на территории данного предприятия засаду. При этом понятые заранее не приглашались, видеозапись и фотосъемка не производились, хотя возможности для этого были. После того, как О. прибыл на территорию предприятия на автомобиле, работники милиции демаскировали себя, в результате чего задержание О. было проведено поспешно, приобретатель партии наркотиков установлен не был. Как следует из материалов дела, после фактически проведенного захвата О. и изъятия у него пакета, в котором находился опий, общей массой в высушенном состоянии 2 кг. 714 г., оперативные работники связали руки О., и один из них уехал за понятыми. Лишь спустя длительное время понятые были доставлены на место задержания. В ходе судебного заседания они показали, что увидели мужчину со связанными руками и пакет черного цвета, который лежал на земле. О том, что пакет и находящееся в нем вещество принадлежат О., они узнали со слов работников милиции. Кроме того, одной их понятых была несовершеннолетняя К. (напомним, что согласно ст.60 УПК РФ понятыми должны быть лишь совершеннолетние лица). В ходе судебного заседания подсудимый свою вину не признал, государственному обвинителю пришлось приложить немало усилий, чтобы доказать виновность подсудимого. Приговор суда, по сути, основывался лишь на показаниях работников милиции, производивших задержание, которые, строго говоря, являлись лицами, заинтересованными в исходе дела1. *См.: Архив суда Железнодорожного района г. Воронежа за 2001г. Уголовное дело № 1-75. 147 3. 4. Фиксация хода и результатов задержания лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств Фиксация хода и результатов задержания представляет собой заключительную стадию данного следственного действия. Отметим, что с точки зрения криминалистической тактики, предпочтительна фиксация на различных носителях не только результатов, но и хода действий, входящих в содержание задержания. Такая фиксация может быть осуществлена при помощи фото и видеозаписи, иных технических средств, а также путем привлечения понятых. В отличие от УПК РСФСР в УПК РФ «легализовано» применение видеозаписи в ходе следственных действий, что в целом следует оценить положительно. Так, согласно ч.б ст. 164 УПК РФ «Общие правила производства следственных действий» указано, что при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. В соответствии со ст. 166 УПК РФ при производстве следственного действия могут применяться стенографирование^ фотографирование, киносъемка, аудио и видеозапись. Стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки, материалы аудио и видеозаписи хранятся в уголовном деле. Тактика применения средств фото и видеозаписи при задержании лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, имеет свою специфику. Так обоснованными являются рекомендации о том, что съемку при задержании следует начинать до появления задерживаемого в зоне видимости. Сначала производится ориентирующая съемка предполагаемого места задержания. Затем, при появлении задерживаемого, по возможности крупным планом запечатлеваются все его действия, включая момент задержания1. 1 См.: Газизов В.А., Филиппов А.Г. Указ. соч.С.56. ' 148 Для фиксации результатов задержания также может быть использована фотосъемка. При этом целесообразно зафиксировать крупным планом (произвести дельную фотосъемку) следующих объектов: ® наркотических средств либо психотропных веществ, изъятых у заподозренных лиц; ® приспособлений и средств, необходимых для изготовления наркотических веществ. Указанные приспособления и средства необходимо зафиксировать при помощи фотосъемки непосредственно на месте их обнаружения до их изъятия. Также при помощи фотосъемки целесообразно зафиксировать следы применения наркотических средств на теле заподозренного (при условии соблюдения требований уголовно-процессуального закона, регламентирующих проведение освидетельствования). Однако результаты указанного следственного действия должны получить отражение в уголовно-процессуальной форме. Основным уголовно- процессуальным актом, который должен отражать ход и результаты задержания, является протокол данного следственного действия. В ст. 122 УПК РСФСР отмечается, что о всяком случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, орган дознания обязан составить протокол, с указанием в нем мотивов, дня и часа, года и месяца задержания, места задержания, объяснений задержанного, времени составления протокола, и в течение двадцати четырех часов сделать письменное сообщение прокурору. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и задержанным. Несколько иначе определяется содержание протокола задержания в ст.92 УПК РФ. Согласно ч.2 данной статьи, в протоколе задержания указываются: ® дата и время составления протокола; ® дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого; ® результаты его личного обыска и другие обстоятельства его задержания. Протокол подписывается лицом, его составившим и подозреваемым. 149 Приведенные формулировки, если рассматривать их с точки зрения доказательственной ценности задержания как следственного действия, содержат как положительные, так и отрицательные моменты. Формулировка ст. 122 УПК РСФСР в отличии от ст.92 УПК РФ содержит такое важное для фиксации доказательственной информации требование о том, что в протоколе задержания должны быть приведены объяснения задержанного. В данном случае следует не забывать об эффекте внезапности. Срок, между фактическим задержанием и составлением протокола, должен быть минимальным. В течение такого короткого периода времени задержанный, как правило, не успевает тщательно продумать ложные оправдательные мотивировки и дает объяснения, которые, в большинстве случаев, более или менее объективно отражают обстоятельства нахождения у него указанных ранее объектов. Как показывает изучение практики, по делам о незаконном обороте наркотиков, 65% оправдательных мотивировок, которые затем признаются судом ложными, приводятся лицами либо при допросе в качестве обвиняемого, либо при допросе в качестве подозреваемого, который в нарушение уголовно-процессуального закона, производится спустя длительное время после проведения фактического задержания. Поэтому, в норму, закрепляющую содержание протокола задержания, должно быть включено положение об отражении в нем объяснений задержанного лица. В то же время, в ст.92 УПК РФ законодатель включил несколько положений, исполнение которых будет способствовать формированию полноценной доказательственной базы обвинения. В частности, речь идет о требовании отразить в протоколе результаты личного обыска подозреваемого. В протоколе задержания (с учетом требований ст.92 УПК РФ) следует зафиксировать: ® конкретное местонахождение наркотических средств либо психотропных веществ (находились ли они в руках заподозренного лица, в предметах 150 багажа (каких именно), либо в его одежде, на теле (при этом следует точно указать в каких именно местах, в каком предмете одежды, на каких участках тела находились наркотические средства); ® внешний вид изымаемого средства либо вещества (его цвет, запах, размеры, массу); ® упаковку, в которой находились наркотические средства либо психотропные вещества. При этом следует обратить внимание на полную и точную фиксацию изъятых предметов, свидетельствующих о причастности задержанного к незаконному обороту наркотических средств. Так, при задержании С, в ходе произведенного личного обыска у него была обнаружена растительная масса с характерным запахом конопли. Однако в протоколе личного обыска не отражено, во что она упакована, подергалась ли изъятию. В результате отсутствия этих данных в процессуальном документе в части незаконного хранения С. наркотического средства уголовное дело было прекращено1. Помимо наркотических средств и их упаковки, в ходе задержания лиц, подозреваемых в незаконном обороте наркотических средств, необходимо изымать свертки, вещи, деньги, которые находятся в руках подозреваемого. При проведении личного обыска особое внимание обращается на обнаружение шприцев, рецептов на получение наркотических средств или психотропных веществ, проездных документов, записных книжек, иных записей, которые могут содержать информацию о незаконном обороте наркотических средств. При наличии обоснованного подозрения о том, что следы наркотических средств могут находиться на одежде задержанного, необходимо также изъять эту одежду. При этом следует обратить внимание на то, что предметы одежды и иные личные вещи подозреваемого должны быть упакованы отдельно от изъятых наркотических средств либо психотропных веществ. Выполнение ^м.: Воронина Е.Л., Синицкая И.Г. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о борьбе с незаконным оборотом наркотиков. М.,2000.С22. 151 этого требования будет способствовать нейтрализации возможных ложных оправдательных мотивировок подозреваемого о том, что наркотические средства либо психотропные вещества были ему подброшены оперативными работниками во время задержания. Упаковка всех изъятых предметов должна быть опечатана на месте изъятия. Проводящие изъятие должностные лица должны поставить на месте печати свои подписи. Если при изъятии присутствуют понятые (как отмечалось ранее, их присутствие при задержании и личном обыске является целесообразным, но не всегда осуществимым, что предусмотрел и законодатель в ст. 184 УПК РФ), то они также должны расписаться на упаковке с изъятыми средствами либо веществами. Положительно следует оценить и включение законодателем, в содержание протокола задержания, других обстоятельства задержания подозреваемого (ст.92 УПК РФ). Как верно отмечает С.А. Шейфер, вряд ли правильно поступают те следователи и работники органов дознания, которые не фиксируют в протоколе фактические обстоятельства задержания. Факт задержания лица, в момент совершения преступления, наличие при нем явных следов преступления и другие основания задержания, далеко не всегда могут быть зафиксированы с помощью других следственных действий - осмотра, обыска, освидетельствования. Подобная трудность возникает в случаях, когда наблюдаемая работникам милиции картина носит динамический характер1. Кроме того, следует одобрить положение, направленное на определение жесткого минимального срока между задержанием и составлением протокола задержания. В ч.1 ст.92 УПК РФ указано, что после доставления подозреваемого в орган дознания, к следователю иди прокурору, протокол задержания должен быть составлен в срок не более 3 часов. Все же отметим, что предпочтительней было бы определить указанный период с момента 1 См.: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. С.65. 152 фактического задержания, поскольку время, с момента такого задержания и до доставки заподозренного к указанным органам и лицам, по различным причинам занимает иногда срок, значительно превышающий 3 часа. По мнению автора, рассматриваемую норму необходимо дополнить положением о том, что в протоколе задержания должны быть указаны не только обстоятельства задержания, но и все предметы, обнаруженные и изъятые во время проведения задержания. Ранее отмечалось, что по делам о незаконном обороте наркотических средств и некоторым другим категориям дел, изъятие предметов, имеющих доказательственную ценность, проводится не только в ходе личного обыска, но и непосредственно в ходе задержания. Кроме того внезапный, для заподозренного, характер задержания делает невозможным выполнение требований ст. 141 УПК РСФСР и ст. 166 УПК РФ -«Протокол следственного действия», согласно которому в протоколе следственного действия должно быть отмечено, что перед применением технических средств необходимо уведомление лиц, участвующих в производстве следственного действия. В данном случае, следует согласиться с В.А. Газизовым и А.Г. Филипповым, в том, что в процессе физического задержания крайне редко удается применить видеозапись, с соблюдением необходимых процессуальных условий. Как обоснованно отмечают данные авторы, обычно задержание, даже заранее подготовленное, начинается как оперативное мероприятие или даже как боевая операция. При задержании вооруженных преступников, лишь после того, как задержанные лишены возможности оказывать сопротивление и обезоружены, появляется возможность оформить задержание процессуально. Однако, после этого, проведение видеозаписи обычно уже лишено смысла1. В заключение, отметим, что в настоящее время, доказательственная ценность протокола задержания снижается во многом, в силу несовершенства * уголовно-процессуального закона. Как неоднократно подчеркивалось ранее, См.: Газизов В.А., Филиппов А.Г. Указ. соч. С.56. 153 запрет на проведение задержания и Личного обыска, до возбуждения уголовного дела, приводит к тому, что основания и результаты фактически проведенного задержания отражаются не в составленных следователями протоколах задержания, как следственного действия, а в иных документах (рапортах оперуполномоченных, донесениях работников патрульно- постовой службы, протоколах досмотров и т.д.). 154 ЗАКЛЮЧЕНИЕ В ходе работы диссертант пришел к следующим основным выводам. 1. Обоснованно и целесообразно использование в уголовно- процессуальном законе термина «задержание заподозренного лица», поскольку в соответствии с УПК РФ процессуальная фигура «подозреваемый», в случаях, когда в отношении лица не возбуждено уголовное дело, появляется лишь после задержания заподозренного. 2. 3. Необходимо четко разграничивать понятия уголовно- процессуального задержания, которое применяется в отношении лица, заподозренного в совершении преступления, и административного задержания, применимого к лицам, совершившим административные правонарушения. 4. 5. Уголовно-процессуальное задержание имеет двойственную правовую природу. С одной стороны такое задержание выступает как мера уголовно-процессуального принуждения, а с другой, как следственное действие. 6. 7. Игнорирование доказательственного значения задержания заподозренного, в том числе подробной фиксации в протоколе задержания либо личного обыска предметов, изъятых в ходе данного следственного действия, может привести (и приводит на практике) к существенному ослаблению доказательственной базы обвинения. Таким образом, законодатель пошел по ошибочному пути, исключив из УПК РФ (вступающего в силу с 1 июля 2002 года) задержание из числа следственных действий. 8. 9. Задержание, как следственное действие, представляет собой предусмотренную уголовно-процессуальным законом деятельность, которая направлена на установление факта причастности к преступлению определенного лица (заподозренного), путем его захвата при определенных 10. 155 обстоятельствах, указывающих на его причастность к преступлению, а также у на обнаружение и изъятие у данного лица предметов — носителей доказательственной информации. Как процессуальное действие, задержание представляет собой меру уголовно-процессуального принуждения, состоящую в кратковременном лишении свободы лица, заподозренного в совершении преступления, до разрешения вопроса о его аресте либо освобождении из-под стражи. 6. Незаконным является применение «зашифрованного задержания», когда один из разрабатываемых, в отношении которого имеются достаточные данные, о его причастности к одному или нескольким преступлениям, совершенным группой, задерживается за совершение им другого самостоятельного преступления, нарушения общественного порядка, к которому остальные разрабатываемые не причастны. Данная рекомендация по существу оправдывает широко распространенную на практике (и упоминаемую ранее) маскировку уголовно-процессуального задержания административным задержанием. 7. 8. Выведение за рамки уголовно-процессуальных отношений действий работников оперативных и следственных подразделений, заключающихся в захвате определенного лица, обнаружении и изъятии имеющихся при нем или на месте задержания предметов, уличающих данное лицо в совершении преступления, влечет нарушение прав и свобод человека и гражданина. 9. Утверждения о том, что для органа расследования, осуществляемого процессуальную деятельность, институт задержания практического значения не имеет и лишь дает возможность использовать задержание в качестве несанкционированного ареста, приводит к подмене законодательно установленной процессуальной формы, ее суррогатами, протоколами действий, не предусмотренных в уголовно-процессуальном законе. 156 8. Результаты уголовно-процессуального задержания «с поличным» в большинстве случаев являются поводом для возбуждения уголовного дела. 9. 10. Законодательное закрепление возможности проведения задержания до возбуждения уголовного дела будет способствовать проведению данного следственного действия под руководством следователей. 11. 12. Следует дополнить норму УПК РФ, регулирующую задержание подозреваемого (точнее заподозренного) в совершении преступления, указанием на то, что задержание может быть произведено в случаях, когда имеются достаточные данные, полученные в ходе уголовно- процессуальной или оперативно-розыскной деятельности, которые дают основания заподозрить определенное лица в совершении преступления. 13. 14. Предлагается следующая редакция ст.91 УПК РФ - «Задержание заподозренного в совершении преступления». 15. Орган дознания и следователь вправе задержать лицо, заподозренное в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы при наличии следующих оснований: 1) когда это лицо застигнуто при совершении деяния, содержащего признаки преступления, или непосредственно после его совершения; 2) 3) когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление; 4) 5) когда на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище, будут обнаружены явные следы преступления; 6) 7) когда имеются достаточные данные, полученные в ходе уголовно- процессуальной или оперативно-розыскной деятельности, которые дают основания заподозрить определенное лицо в совершении преступления. 8) 157 При наличии иных данных^ дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если прокурором, а также следователем или дознавателем, с согласия прокурора, в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу. 12. Задержание не может рассматриваться как тактическая операция, поскольку оно представляет собой отдельное следственное действие и именно в этом качестве указано в ст. 119 УПК РСФСР. Оперативно- розыскные мероприятия, которые в определенных случаях необходимо провести для правильного определения момента задержания и его места, непосредственно не входят в содержание задержания, которое является следственным действием. Также, не входит в содержание задержания личный обыск, который представляет собой отдельное следственное действие, ни допрос задержанного. 13. 14. Под следственной ситуацией понимается информационная модель обстановки расследования уголовных дел определенной категории, анализ которой позволяет определить стратегию . и тактику расследования указанных дел. 15. 14. В структуре следственных ситуаций усматриваются две составляющие: ® фактическая часть (достигнутые на определенный момент расследования результаты, использованные и имеющиеся ресурсы, условия, в которых протекает расследование); ® перспективная часть (оценка состояния, конкретизация задач дальнейшего расследования, определение путей и средств их решения). I 158 15. Деление следственных ситуаций на простые и сложные - необоснованно. В то же время, автор полагает, что в качестве самостоятельного вида следственных ситуаций, обоснованно выделяются в литературе начальные (исходные), промежуточные и конечные следственные ситуации. Каждая из указанных следственных ситуаций отражает определенный этап расследования, что в свою очередь сказывается на содержании алгоритма расследования. Помимо указанных, в систему следственных ситуаций должны входить типичные (типовые) следственные ситуации, которые представляют собой *"- научное понятие (криминалистическую категорию), обобщенную совокупность сведений о комплексах определенных общих условий, встречающих при расследовании отдельных видов или однотипных групп преступлений. 16. Обоснована классификация следственных ситуаций, в зависимости от срочности разрешения данных ситуаций. По данному основанию, следственные ситуации подразделяются на: ® ситуации, требующие немедленного разрешения путем проведения следственных действий либо оперативно-розыскных мероприятий; ^ ® ситуации, разрешение которых возможно и необходимо спустя определенное время после совершения следственных действий либо оперативно- розыскных мероприятий, необходимых для закрепления доказательств; ® создание доказательственной базы. 17. В системе ситуаций, которые являются объектом криминалистического изучения, выделяются криминальные ситуации. Недопустимо отождествление криминальных ситуаций и следственных ситуаций. Криминальные ситуации представляют собой не информационную модель, «Г 159 * ш 0 отра жаю щую обста новку рассл едова ния, а моде ль типов ых дейст вий прест упни ка, непос редст венно при реали зации прест упног о умыс ла. 18. В систему следственных ситуаций входят следующие класс ифик ацио нные груп пы: ® начал ьные (исхо дные) , пром ежут очны е и конеч ные следс твенн ые ситуа ции; ® типич ные (типо вые) следс твенн ые ситуа ции; ® ситуа ции орган изаци онно- упра вленч еског о типа; ® конф ликтн ые ситуа ции; ® ситуа ции такти ческо го риска ; ® ситуа ции, требу ющие немед ленно го разре шени я, путем прове дения следс твенн ых дейст вий либо опера тивно - розы скны х меро прият ий; ® ситуа ции, разре шени е котор ых возм ожно и необх одим о спуст я опре делен ное врем я, после совер шени я следс твенн ых дейст вий либо опера тивно - розы скны х меро прият ий, прове денн ых с цель ю созда ния доказ атель ствец ной базы обви нения . 19. Необходимо выделить две группы ситуаций задержания лица, запод озрен ного в незак онно м обор оте нарк отиче ских средс тв. Перв ую груп пу соста вляет задер жани е лица на основ е инфо рмац ии о приз наках незак онног о обор ота нарк отико в, полу ченно й работ ника ми прав оохр аните льны х орган ов при непос редст венно м и специ ально не план ируе мом, хотя и пред полаг аемо м, обна руже нии приз наков прест уплен ий рассм атрив аемо й груп пы. Втор ую груп пу соста вляет задер жани е, котор ое основ ывает ся на базе прове рок, прове денн ых работ ника ми опера тивн ых и следс твенн ых подр аздел ений на прич астно сть к прест уплен ию опре делен ных лиц. Данн ые 160 классификационные группы, в свою очередь, могут быть разбиты на подгруппы по различным классификационным основаниям. 20. Определенное теоретическое и практическое значение имеет подразделение ситуаций задержания лица, заподозренного в незаконном обороте наркотиков, по признаку установления факта совершения преступления. Возможно выделение следующих видов таких следственных ситуаций: ® проводится задержание заподозренного при отсутствии достоверных и достаточных сведений о том, что данное лицо занимается незаконным оборотом наркотических средств либо психотропных веществ; ® проводится задержание заподозренного при наличии достаточных сведений, подтверждающих факт причастности данного лица к незаконному обороту наркотических средств. 21. Важное значение для практики имеет классификация задержаний лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств по месту задержания. 22. 23. Спецификой обладает задержание одного лица, заподозренного в совершении незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ и группы лиц, заподозренных в указанной деятельности. Возможно, необходимо выделение следующих типов следственных ситуаций: 24. ® задержание лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств; ® задержание группы лиц, спонтанно собравшейся для занятия незаконным оборотом наркотических средств (прежде всего их употребления); ® задержание организованной преступной группы, занимающейся незаконным оборотом наркотических средств. 161 23. Тактика задержания во многом определяется видом преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. 24. 25. К общим положениям тактики задержания относятся: 26. ® необходимость обеспечения безопасности участников задержания; ® внезапность проведения задерживаемого; ® единое руководство, в ходе его проведения; • применение технико-криминалистических и иных средств; • • использование в необходимых случаях помощи сотрудников органов дознания, а также специалистов. • 25. Оптимально, чтобы общее руководство задержанием, его планированием и фиксацией результатов, осуществлял следователь. При этом основное внимание, в соответствии со своей процессуальной функцией, следователь должен уделять качественному формированию доказательственной базы уголовного преследования. В то же время, осуществлением физического захвата заподозренных лиц, должен руководить оперативный работник. Именно оперативный работник милиции, в силу возложенных на него профессиональных обязанностей, должен уметь произвести физическое задержание задерживаемого лица, предупредить возможное сопротивление задерживаемого, а в случае необходимости, преодолеть его сопротивление. Участие следователя в физическом захвате должно быть вовсе исключено, иначе он становится свидетелем по уголовному делу. 26. При определении круга участников задержания лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств, необходимо предусмотреть возможность неотложного проведения личного обыска лиц, различного пола. Поэтому, необходимо включить в состав группы оперативного работника 162 женского пола в случае, когда должно быть задержано лицо (лица) того же пола. 27. В состав участников группы задержания целесообразно включение эксперта-криминалиста, который может оказать существенную помощь не только в квалифицированном определении вида вещества, изъятого у заподозренного, но и указать в ходе дальнейшего обыска на объекты, которые могут иметь важное доказательственное значение по делам исследуемой категории. 28. 29. Структура тактики задержания может быть рассмотрена не только по вертикали, но и на горизонтальном уровне. Последний отражает задержание как процесс, проходящий в своем развитии определенный этап. В структуре задержания заподозренного целесообразно выделить следующие этапы. 30. 1) Подготовка к проведению задержания заподозренного (заподозренных): ® подготовка к «неплановому» задержанию лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств; ® подготовка к «плановому» задержанию лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств. 2) Захват заподозренного (заподозренных) и изъятие предметов, имеющих криминалистическую значимость; 3) Процессуальная фиксация результатов задержания. 29. В теории и практике не уделяется должного внимания подготовке к задержанию лиц в условиях, когда задержание производится на основе информации о признаках незаконного оборота наркотиков, полученной работниками правоохранительных органов при непосредственном и специально не планируемом, хотя и предполагаемом, обнаружении признаков преступлений рассматриваемой группы. 163 По мнению автора исследования, работники указанных подразделений не могут планировать задержание конкретного лица в конкретных обстоятельствах, но должны иметь общую подготовку, позволяющую успешно произвести задержание названных лиц. Данная подготовка должна включать в себя два основных элемента. 1. Подготовку указанных работников к задержанию заподозренных лиц в различных ситуациях (на улице, в общественных местах, в жилище, в транспорте и т.д.). В содержание данного элемента включаются: уяснение указанными сотрудниками общих положений тактики задержания заподозренных лиц и приобретение практических навыков, позволяющих реализовывать данные положения на практике. 2. 3. Подготовка указанных работников к задержанию лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотических средств. 4. 30. Подготовка непланового задержания лиц, заподозренных в незаконном обороте наркотиков, должна включать в себя: ® уяснение работниками правоохранительных органов основных признаков наркотических средств, психотропных веществ и их потребителей; ® признаков, указывающих на изготовление наркотических средств; ® мест их сокрытия на теле человека, в его одежде, в транспортных средствах и на иных объектах. 31. Подготовка к «плановому» задержанию лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств, включает в себя: ® составление плана подготовительных действий к задержанию; ® получение необходимых сведений о лице, подлежащем задержанию; 164 ® прогнозирование возможных вариантов действий задерживающих и задерживаемых, с учетом практики ранее;/ произведенных задержаний по делам определенной категории (разработка тактики действий участников задержания на месте задержания и личного обыска); ® выбор места и времени задержания; ® изучение обстановки на месте задержания; ® определение круга участников задержания и распределение ролей между участниками задержания; ® подбор понятых, которые будут присутствовать при проведении личного обыска; ® подготовку необходимых технических средств, вооружения и транспорта (расчет средств); ® инструктаж участников задержания. 32. Важное криминалистическое значение имеет определение времени (момента) проведения задержания лица, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств. Нельзя согласиться с утверждением о том, что наиболее эффективным, с точки зрения перспектив расследования, является задержание подозреваемого при совершении им незаконных действий с наркотиками (психотропными веществами). В данном случае необходимо отчетливо представлять себе трудности дальнейшего доказывания цели сбыта наркотических средств либо психотропных веществ, в момент непосредственно совершения купли-продажи наркотического средства, когда покупатель еще не получил наркотик, либо держит его в руках. В ходе следствия будет трудно доказать, что сбытчик имел желание продать наркотик данному лицу, а покупатель хотел приобрести у него данное наркотическое средство. 165 33. Эффективность захвата, заподозренного в незаконном обороте наркотических средств лица, зависит от выполнения следующих общих тактических положений: ® захват заподозренного лица должен быть внезапным; ® захват должен быть произведен в условиях, максимально, насколько это возможно, обеспечивающих безопасность участников задержания и иных лиц, в том числе как это ни парадоксально, и самого заподозренного; • захват заподозренного должен производиться силами и средствами, значительно превосходящими силы и средства лиц, задержание которых планируется; ® участники захвата должны иметь возможность, в случае необходимости, безотлагательно получить подкрепление; ® захват должен производиться с использованием элементов устрашения, направленных на исключение любых попыток задерживаемого оказать сопротивление или уничтожить имеющиеся при нем улики. 34. Эффективным является проникновение в жилище путем организации засады, и ожидания момента, когда дверь в жилище, которое используется для незаконного оборота наркотиков откроют сами лица, занимающиеся указанной преступной деятельностью. Такой способ проникновения является оптимальным для обеспечения эффекта внезапности и обнаружения доказательств по уголовному делу. 35. 36. В протоколе задержания (с учетом требований ст.92 УПК РФ) следует зафиксировать: 37. ® конкретное местонахождение наркотических средств либо психотропных веществ (находились ли они в руках заподозренного 166 лица, в предметах багажа (каких именно), либо в его одежде, на теле, при этом следует точно указать в каких именно местах, в каком предмете одежды, на каких участках тела находились наркотические средства); ® внешний вид изымаемого средства либо вещества (его цвет, запах, размеры, массу); ® упаковку, в которой находились наркотические средства либо психотропные вещества. 36. Следует обратить внимание на полную и точную фиксацию изъятых предметов, свидетельствующих о причастности задержанного к незаконному обороту наркотических средств. 37. 38. Статью 92 УПК РФ необходимо дополнить положением о том, что в протоколе задержания должны быть указаны не только обстоятельства задержания, но и все предметы, обнаруженные и изъятые во время проведения задержания. 39. 167 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНЙОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. —М., 1993. 2. 3. Хартия прав человека. Всеобщая декларация прав человека. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года // Российская газета. 1995. №67. 4. 5. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в Риме 4 ноября 1950 г.) // Бюллетень международных договоров. 2001. №3. 6. 7. Международный пакт «О гражданских и политических правах»: Принят Генеральной Ассамблеей ООН 16.12.66. Ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. №12. 8. 9. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме. 1988 г. (утвержден Резолюцией ГА ООН 43/173 от 9 декабря 1988) / Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Сборник документов. Сост. П.Н. Бирюков, В.А. Панюшкин.-Воронеж, 1997. 10. 11. Конвенция ООН 1988 года «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» // Доклад Международного комитета по контролю над наркотиками за 1990 год. ООН: МККН,-Вена,1990. 12. 13. Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. -М.э 2001. 14. 15. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Официальный текст. —М., 2001. 16. 17. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Проект Министерства юстиции РФ. -М., 1994. 18. 19. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Проект // Юридический вестник. 1995. №31 (122). 20. 168 11 .Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 22 ноября 2001 года. Одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 года. Подписан Президентом Российской Федерации 18 декабря 2001 года. Вступает в действие с 1 июля 2002 года // Российская газета от 22 декабря 2001.№249. 12.Закон РФ от 18 апреля 1991 года «О милиции» // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №16. 13.Федеральный закон от 8 января 1998 г. №3-Ф3 «О наркотических средствах и психотропных веществах» // Российская газета от 15 января 1998 года.№12. 14.Федеральный закон от 12 августа 1995 года №144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1995. №33. Ст. 3349. 15.Приказ МВД РФ, Минюста РФ, Минздрава РФ, Минэкономики РФ, ГТК РФ, ФСБ РФ и ФПС РФ от 9 ноября 1999 г. №№ 840, 320, 388, 472, 726, 530, 585 "Об утверждении Инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения". 16.Приказ Минздрава РФ от 5 октября 1998 г. № 289 "Об аналитической диагностике наркотических средств, психотропных и других токсических веществ в организме человека". 17.Постановление пленума Верховного суда РФ № 9 от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень Верховного суда РФ. 1998. № 7. 169 18.Постановление Правительства РФ от 18 июня 1999 г. № 647 "О порядке дальнейшего использования или уничтожения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также инструментов и оборудования, которые были конфискованы или изъяты из незаконного оборота либо дальнейшее использование которых признано нецелесообразным". 19.Постановление Правительства РФ от 28 июля 2000 г. № 577 "О порядке представления сведений о деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и регистрации операций, связанных с этой деятельностью". 20.Н.С. Алексеев, Л. Д. Кокорев, В. Г. Даев. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. 21.Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения). - Воронеж, 1984. 22.Баев О.Я. Тактика следственных действий. - Воронеж, 1995. 23.Баев О.Я. Основы криминалистики. Курс лекций. - М., 2001. 24.Батищев В.И. Раскрытие и расследование преступлений, совершенных одними и теми же лицами. - Воронеж, 1992. 25.Батищев В.И. Постоянная преступная группа. - Воронеж, 1994. 26.Бахин В.П., Кириченко А. А. Как раскрываются преступления. Криминалистика в вопросах и примерах. - Днепропетровск, 1995. 27.Баяхчев В.Г., Курылев И.И., Калинин А.П. Расследование преступлений, связанных с изготовлением и распространением синтетических наркотических средств организованными группами: Учебное пособие. - М., ВНИИ МВД РФ. 1995. 28.Бекешко СП., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. - Минск,1969. 170 29.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М., 2001. ЗО.Белкин Р.С. Криминалистика. Учебный словарь-справочник. - М., 1999. 31.Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3-х томах. - М., 1997. 32.Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. - М.,1987. 33.Белкин Р.С. Курс криминалистики. - М., 2000. 34.Видонов Л.Г. Криминалистическая характеристика убийств в системе типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. - Горький, 1978. 35.Возгрин И.А. Научные основы криминалистической методики расследования преступлений. Курс лекций. Ч.З. - СПб., 1993. Зб.Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия. - Калининград, 1997. 37.Воронина Е.Л., Синицкая И.Г. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о борьбе с незаконным оборотом наркотиков. - М., 2000. 38.Газизов В.А., Филиппов А.Г. Видеозапись и ее использование при раскрытии и расследовании преступлений. - М., 1998. 39.Гинзбург А.Я., Белкин Р.С. Криминалистическая тактика. - Алматы, 1998. 40.Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. -М., 1999. 41.Гуляев А.П., Данилюк С.А., Забарин С.Н. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений. - М., 1988. 42.Гуткин И.М. Актуальные вопросы уголовно-процессуального задержания. - М.,1980. 43.Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л., 1982. 44.Драпкин Л.Я. Основы теории следственных ситуаций. - Свердловск, 1987. 45.Дубинский А.Я. Производство предварительного расследования органами внутренних дел. - Киев, 1987. 4б.Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М.,1961. 47.Зорин Г.А. Криминалистическая методология. - Минск, 2000. 171 48.Клюков Е.М. Мера процессуального принуждения. - Казань, 1974. 49.Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. - Воронеж, 1975. 50.Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание.-Воронеж, 1995. 51 .Комментарий к уголовно- процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.П. Божьева.-М.,1995. 52.Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. А.Ю. Шумилова. - М., 1997. 53.Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. - Саратов, 1978. 54.Короткий Н.Н. Процессуальные гарантии неприкосновенности личности подозреваемого и обвиняемого в стадии предварительного расследования. - М.,1991. 55.Криминалистика / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина, Е.П. Ищенко. - М.,1994. 56.Криминалистика: Учебник для вузов МВД России / Под ред. Б.П. Смагоринского.-Волгоград, 1994. 57.Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / Под ред. Т.В. Аверьяновой и Р.С. Белкина.-М., 1997. 58.Куклин В.И. Неотложные следственные действия. - Казань, 1967. 59.Курылев И.И. Расследование уголовных дел о содержании притонов для потребления наркотических средств: Учебное пособие / Под ред. СП. Щербы. - М., НИИ МВД РФ. 1992. бО.Лившиц Ю. Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М.,1964. 61.Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. - М.,1981. 62.Лукашевич В.К. Модели и метод моделирования в человеческой деятельности. - Минск, 1983. 172 бЗ.Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. — Саратов, 1975. 64.Меретуков Г.М. Криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом организованных преступных групп. - М., 1995. 65.Образцов В.А. Выявление и изобличение преступника. - М., 1997. 66.Образцов В.А., Ястребов В.Б. Актуальные направления развития криминалистической методики в тактике расследования. - М., 1978. 67.Парамонов В.П., Попченков Э.Н. Организационно-тактические основы борьбы с незаконным оборотом наркотических средств: Учебное пособие. - Воронеж, 1997. ? 68.Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. - М., 1989. 69.Петрухин И. Л. Личные тайны (человек и власть). - М., 1998. 70.Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступностью). -М., 1999. 71.Практика уголовного сыска. Научно-практический сборник: составитель А. Ваксян. - М., 1999. 72.Протасевич А.А., Степаненко Д.А., Шиканов В.И. Моделирование в реконструкции расследуемого события.-Иркутск, 1997. ?Ш'> 73.Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ / Под ред. А.Н. Сергеева. - М., 2001. 74.Расследование отдельных видов преступлений / Под ред. О.Я. Баева и А.Г. Филиппова. - М., 1995. 75.Расследование преступлений против личности / Под ред. О.Я. Баева. -Воронеж, 1998. 76.Расследование преступлений: Руководство для следователей / Коллектив авторов. (Автор параграфа «Особенности первоначального этапа расследования незаконного оборота наркотических средств» - Радаев В.В.). -М.,1997. 173 77.Роганов С.А. Синтетические наркотики: вопросы расследования преступлений. - СПб., 2001. 78.Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств. - Тула, 1996. 79.Рыжаков А.П., Сергеев А.И. Субъекты уголовного процесса. — Тула, 1996. 80.Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М., 1975. 81. Сборник аналитических материалов за 1 полугодие 2001. Прокуратура Воронежской области. - Воронеж, 2001. 82. 83. Сергеев А.И. Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступления по советскому уголовно-процессуальному закону. - Горький, 1976. 84. 83.Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности) / Под ред. Б.П. Смагоринского. - М., 1994. 84.Смолькова И. В. Тайна и уголовно-процессуальный закон. - М., 1997. 85.Смолькова И.В. Частная жизнь граждан: основания и пределы уголовно- процессуального вмешательства. - М., 1997. 86.Советский уголовный процесс / Под ред. Д.С. Карева. - М., 1975. 87.Справочная книга криминалиста / Под ред. Н.А. Селиванова. - М., 2000. 88.Справочник следователя (Практическая криминалистика: следственные действия). Вып. 1. - М., 1990. 89.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1968. 90.Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. - М., 1991. 91.Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. -М.,2000.. 92.Шапошников А.Ю. Криминалистическая характеристика преступных групп, действующих в сфере незаконного оборота наркотических средств. Дис... канд. юрид. наук. - Саратов, 2001. 93.Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. - Иркутск, 1983. 174 94.Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1972. 95.Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. - М.,2001. 96.Штофф В.А. Моделирование и философия. - М., 1968. 97.Уголовный процесс / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича, П.С. Элькинд. - М., 1972. 98.Хитрова О.В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве. - М, 1998. 99.Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. - М., 1997. 100. Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. - М., 1986. 101. 102. Чувилев А.А. Привлечение следователем и органом дознания лица в качестве подозреваемого по уголовному делу. - М., 1982. 103. V *Р *Г 102. Быховский И.Е. Развитие процессуальной регламентации следственных действий // Советское государство и право. 1972. №4. С. 108. 103. 104. Гавло В.К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. - М., 1973. С.88-95 105. 106. Гайдуков Н.Н., Целинский Б. П. Особенности оперативной разработки цыган — сбытчиков наркотиков II Оперативно-розыскная работа. 1994. №3. С.29. 107. 108. Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности // Вопросы методики расследования преступлений. - Свердловск, 1976. Вып.50.С49. 109. 175 106. Дулов А.В. О разработке тактических операций при расследовании преступлений //. 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного следствия. - Л., 1972. С.23-24. 107. 108. Дубинский А.Я. Некоторые вопросы правовой регламентации задержания подозреваемого в совершении преступления // Материалы теоретической конференции по итогам научно-исследовательской работы профессорско-преподавательского состава за 1972 год. - Киев, 1973. С. 87- 92. 109. 110. Жуковский В., Шуман В. Много ли прав у защитника //Сов. Юстиция. 1991. №1. СП, 34. 111. 112. Коврига З.Ф. Процессуальная форма принуждения в уголовном судопроизводстве // Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы / Под ред. Л.Д. Кокорева. - Воронеж, 1979. С97- 102. 113. ПО. Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений. Автореф. дис...д-ра юрид. наук, - Харьков, 1967. С.18. 111. Лазарева Л.В. Особенности первоначального этапа расследования незаконного оборота синтетических наркотических средств / Автореф. дис... канд. юрид. наук. - М., 2001. С14. 112. 113. Лисиченко В.К., Батюк О.В. Следственная ситуация и ее значение в криминалистической и следственной практике // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1988. Вып. 36. С5. 114. 115. Маслов А.Е. Следственная тайна как средство преодоления противодействия расследованию. Автореф. дис... канд. юрид. наук. - Воронеж, 2001. С. 15-21. 116. 117. Методические рекомендации «Реализация материалов оперативных разработок и использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий» // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД России. 1995. №2 (83). С.6-7. 118. 119. Мирский Д.Я. Правовая природа задержания лица, подозреваемого в совершении преступления // Труды Иркутского ун-та. Серия юрид. Т.45. Вып.8. ч.4. - Иркутск, 1969. С.298. 120. 121. Письмо Правительства Российской Федерации в Государственную Думу от 23 января 1995 года. № 0192п-п4. 122. 176 117. Смолькова И.В. Уголовно-процессуальные проблемы задержания подозреваемого // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. 4.1.-Иркутск, 1995. С.55. 118. 119. Смолькова И.В. Проблемы охраняемой законом тайны в уголовном процессе. Автореф. дис.... д-раюрид. наук. - М., 1988. С.23. 120. 121. Томин В.Т. База укрепления законности - целесообразность закона // Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Ч. 1. - Иркутск, 1995. С.13. 122. 123. Шапошников А.Ю. Криминалистическая характеристика преступных групп, действующих в сфере незаконного оборота наркотических средств. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2001. С. 16. 124. 125. Шиканов В.И. Разработка теории тактических операций - важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений // Методика расследования преступлений (общие положения). - М., 1976. С.146-159. 126. 127. Фелющенко А.А. Предмет и содержание криминалистической тактики // Теоретические проблемы криминалистической тактики. - Свердловск, 1981. СП. 128. 129. Чувилев А.А. Анализ статистических данных о законности задержания подозреваемых// Соц. Законность. 1987. №10. С.65-67. 130. 131. Чувилев А.А., Рожков СП. Проблема понятых в теории и практике уголовного судопроизводства // Участники предварительного расследования и обеспечение их прав и законных интересов. - Волгоград, 1993. С.134-138. 132. 133. Яблоков Н.П. Обстановка совершения преступления как элемент ее криминалистической характеристики // Криминалистическая характеристика преступлений.-М., 1985. С.35. 134. 177 ПРИЛОЖЕНИЯ -?:.-.. Приложение № 1 Результаты анкетирования следователей и оперативных уполномоченных МВД, занимающихся расследованием незаконного оборота наркотиков. 1. Ваш возраст: - до 25 лет .'. ...18% - - 25-30 лет 31% - - 30-40 лет '. 32% - - 40-50 лет 13% - - свыше 50 лет 6% - 2. Пол: - муж.... 88% - - жен..... 12% - 3. Образование: - среднее юридическое 10% - - высшее юридическое 57% - - иное высшее 14% - - незаконченное высшее 7% - - иное 2% - 4. Ваша должность: - следователь МВД .42% - - оперуполномоченный 58% - 5. Стаж работы в этой должности: - до 3 лет 19% 178 - 3-5 лет..... .. 21% - - 5-10 лет ..;....... 32% - - 10-15 лет.., ....18% - - свыше 15 лет 10% - 6. Является ли уголовно-процессуальное задержание подозреваемого (заподозренного) и процессуальным и следственным действием? Оперуполномоченные: - Да ..64% - - Нет 36% - ? . Следователи МВД: - Да 53% - - Нет...... 47% - 8. Является ли уголовно-процессуальное задержание подозреваемого (заподозренного) только следственным действием (отвечали те, кто не ответил на вопрос 6)? Оперуполномоченные: - Да 37% - - Нет 47% - Следователи МВД: - Да 2% - - Нет 98% - 9. Должны ли являться основанием задержания данные, полученные в уголовно-процессуальной или оперативно-розыскной деятельности ф (помимо указанных в ст.91 УПК РФ)? 179 Следователи МВД: Да 89% Нет '. 11% Оперуполномоченные: Да 93% Нет 15% Приложение 2. Результаты обобщения уголовных дел. 1. Информация, полученная во время задержания, являлась основанием для возбуждения уголовного дела: - Да «7% - - Нет 13% - 2. Наркотические средства (психотропные вещества) были сокрыты заподозренным: - Да 85% - - Нет 15% - 3. Работники следствия и дознания проникали в помещение, где находились проживающие в нем лица - хранители наркотических средств без санкции судьи (прокурора) помимо воли проживающих: - Да 10% - Нет 90% 180 Фактическое задержание лица, имеющего при себе наркотические средства, производилось без какого-либо руководства (планирования) следователя: - Да 79% - - Нет 21% - 5. Активные действия по установление сбытчиков (распространителей) наркотических средств либо психотропных веществ после задержания лиц, приобретших указанные средства для личного пользования предпринимались: - Да 33% - - Нет 67% - 6. Приметы лиц, распространивших наркотические вещества задержанным, были известны оперативным работникам МВД и следователям: - Да . 56% - - Нет 44% - 7. Ситуация задержания лица с наркотическими средствами явилась началом расследования, а ее результаты основанием возбуждения уголовного дела: - Да..... ...89% - - Нет............. 11% - 8. «Срыв» задержания произошел в следствие: а) игнорирования или недостаточно четкого распределения ролей и согласованности членов группы задержания. 24% б) отсутствия прогнозирования задержания 27% в) неверного выбора места и времени .19% г) по иным причинам 30% 181 ф 10. П ри факти ческо м задер жани и прис утств овали понят ые: - Да 14% - - Не т 86% - 11. Пр и прове дении задер жани я испол ьзова лась видео запис ь или фотос ъемка : - Да 5% - - Не т 95% - «