lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Тесников, Анатолий Иванович. - Оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства о преступлениях, соверш#нных организованными группами: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Воронеж, 2002 269 с. РГБ ОД, 61:03-12/320-0

Posted in:

61 –01- -/2/ЗЛО -О

МВД России

Воронежский институт

На правах рукописи

Тесников Анатолий Иванович

I

Опе рати вно- роз ыск ное обес пече ние угол овно го

судо про изво дств а о прес тупл ения х, сове ршё нны х

орга низо ванн ыми груп пам и

Спец иальн ость: 12.00 .09 - уголо вный проц есс, крим инал истик а и судеб ная экс- перти за; опера тивно - розы скная деяте льнос ть

Диссе ртац ия на соиск ание учен ой степе ни канд идат а юрид ичес ких наук

Науч ный руко водит ель: заслу женн ый деятел ь науки, д.ю.н ., проф ессор О.Я. Баев

Воро неж - 2002

2

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3-8

Глава 1. Сущность, правовое регулирование теории оперативно- розыскной деятельности и значение оперативно-розыскных мероприятий в обеспечении решения задач уголовного судопроизводства 9-95

1.1. Исторические этапы становления и современное состояние теории и практики правового регулирования оперативно-розыскной деятельности в России 9-40 1.2. 1.3. Понятие, классификация категорий оперативно-розыскных мероприятий, основания и условия для их проведения 41-64 1.4. 1.5. Содержание отдельных оперативно-розыскных мероприятий и особенности осуществления в процессе оперативно-розыскного обеспечения уголовного судопроизводства 65-95 1.6. Глава 2. Организационно-тактические особенности оперативно- розыскного обеспечения нейтрализации организованного противодействия криминальных структур, раскрытия и расследования преступлений на отдель ных этапах уголовного судопроизводства 96-183

2.1. Сущность, содержание и правовые условия осуществления оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства 96-123 2.2. 2.3. Организационно-тактические особенности оперативно-розыскного обеспечения нейтрализации организованного противодействия на стадии раскрытия и предварительного расследования преступлений 124-157 2.4. 2.5. Организационно-тактические особенности оперативно-розыскного обеспечения стадии судебного производства по уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными группами, и нейтрализации их криминального противодействия 158-180 2.6. Глава 3. Процессуально-тактические проблемы взаимодействия орга нов дознания и следствия при осуществлении оперативно-розыскного обеспе чения уголовного судопроизводства о преступлениях, совершенных организо ванными преступными группами 181-232

3.1. Процессуально-тактические задачи, принципы и классификация форм взаимодействия следователя и оперативных работников при осуществ лении оперативно-розыскного обеспечения расследования преступлений, со вершенных организованными преступными группами 181 -208

3.2. Проблемы легализации и основные направления использования ре зультатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам на различных стадиях судопроизводства 209-232

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 233-240

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 241-257

ПРИЛОЖЕНИЕ 258-269

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В условиях противоречивости осуществляемых в России политических и социально-экономических преобразований, в разряд приоритетных и первоочередных государственных задач выдвинулась проблема организованной преступности. На сегодняшний день она стала одним из самых дес- табилизирующих факторов в нашем обществе. Динамика тяжких и особо тяжких преступлений корыстно-насильственной направленности, совершаемых организо- ванными преступными формированиями, за последнее десятилетие сохраняет устой- чивую тенденцию роста, эскалации насилия и профессионализации криминальной среды. В 2001 году выявлено и раскрыто более 36 тыс. тяжких и особо тяжких пре- ступлений, совершенных членами организованных преступных сообществ. Бандитизм увеличился почти в 30 раз, захват заложников - в 42 раза, убийства “по найму” - в 12 раз, похищение человека и разбойные нападения с применением огнестрельного оружия — в 10 раз. Ежегодно значительная их часть оставалась не раскрытыми, и к 2001 году этот массив увеличился на 632 тыс. преступлений, в т.ч. на 15 тыс. умыш- ленных убийств и причинение тяжкого вреда здоровью, на 62 тыс. грабежей и разбоев. Причем учтенная преступность отражает всего лишь незначительную часть реальной картины.

Наблюдается усиление профессионализации, политизации и криминального противодействия преступных структур правоохранительным органам, и особенно в сфере ОРД, предварительного расследования и судебного разбирательства. Преступ- ники целенаправленно занимаются разработкой мер защиты от разоблачения с при- менением собственной разведки и контрразведки, используя современные техниче- ские средства. Лидеры преступных формирований внедряют своих осведомителей в следственные, оперативные аппараты и уделяют большое внимание получению све- дений об источниках негласной информации, находящихся в их среде, о деятельности ОВД и планируемых ими оперативных и следственных мероприятиях, оказывая активное противодействие предварительному расследованию и судебному разбира- тельству тяжких преступлений путем прямых угроз. Работники правоохранительной системы постоянно сталкиваются с попытками склонения их к сотрудничеству с криминальными структурами, со все более изощренными способами, приемами, ме- тодами совершения и сокрытия преступлений, вплоть до участившихся случаев по- хищения и уничтожения уголовных дел, давления на потерпевших и свидетелей с целью склонения их к отказу от показаний или дачи ложных показаний.

1 См.: Состояние правопорядка Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск в 2001 году: Аналитические материалы Министерства внутренних дел Российской Федерации. М.Тлавное организационно-инспекторское управление, 2001. С.78.

  • См.: Горяинов К.К., Латентная преступность: познания, политика, стратегия. / Горяинов К.К., Исиченко А.П., Кондратюк Л.В./ М., 1994. С.36.

4

Практика показывает, что раскрыть такие преступления, собрать доказательства, изобличить всех участников и преодолеть их противодействие уголовному судо- производству с помощью одних только уголовно-процессуальных мер затруднитель- но, а иногда и вовсе невозможно. Создавшаяся криминогенная обстановка диктует необходимость принятия адекватных мер по нейтрализации противодействия ОПГ уголовному процессу, путем проникновения в их среду специальными формами и методами ОРД с целью получения необходимой информации об обстоятельствах преступления, лицах, причастных к его совершению, и их намерениях.

Об остроте проблемы совершенствования форм и методов оперативно-розыскной, управленческой деятельности, организации контроля и фактического исполнения принятых решений, говорилось, в частности, 25 декабря 2001 года на расширенной Коллегии МВД РФ, посвященным итогам оперативно-служебной деятельности ОВД и внутренних войск МВД России в 2001 году.

В этой связи успех раскрытия и расследования преступлений, совершенных ОПГ, в значительной мере зависит от уровня их оперативно-розыскного обеспечения (ОРО), суть которого заключается в комплексном и максимальном использовании сил, средств и методов ОРД для получения полной и достоверной информации, обеспечивающей принятие оптимальных и своевременных мер по выявлению и изо- бличению преступников, нейтрализации их криминального противодействия уголов- ному судопроизводству.

Вместе с тем, вопросы ОРО уголовного судопроизводства ни в криминалистической, ни в специальной литературе еще не нашли достаточно полного освещения. В научных работах ученых - процессуалистов: А.Н. Балашова, Д.И. Беднякова, А.В. Горбачева, Е.А. Доля, A.M. Ларина, Г.А. Кокурина, М. Селезнева, А.А. Чувелева, Н.П. Яблокова - в основном рассматривались традиционные принципы организации взаимодействия следователя и оперработника при раскрытии и расследовании пре- ступлений, но без учета новых положений УК, УПК РФ и ФЗ об ОРД. В специальной литературе, трудах ученых в области ОРД: В.М. Атамажитова, Б.Е. Богданова, Э.И. Бордиловского, И.М. Волчкова, С.Л. Марченко, С.С. Овчинского, В.М. Рябкова, СМ. Самоделкина, С.А. Сулейманова, В.П. Хомколова, Л.М. Шемякина - уделялось вни- мание данному вопросу, но в большинстве своем с использованием того же концеп- туального подхода, связанного с взаимодействием следователя и оперработника в расследовании преступлений, не учитывая современных требований по нейтрализации противодействия криминальных структур уголовному судопроизводству, нового ФЗ об ОРД, УК, УПК РФ и изменений внесенных, в ведомственные нормативно-правовые акты. Также отсутствуют обоснованные методические рекомендации по

1 .См.: Решение коллегии МВД РФ №4 КМ от 25 декабря 2001 года “Об итогах оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебной боевой деятельности внутренних войск МВД России в 2001 году и задачах на 2002 год.», объявленное приказом МВД РФ №9 ДСП от 5 .01.2002.

5

данной проблеме для использования в практике оперативными и следственными ап- паратами.

Изложенные обстоятельства определили выбор темы настоящего диссертационного исследования и его научную и практическую актуальность.

Цель и задачи исследования основной целью исследования является изучение и, обобщение практики осуществления ОРО на отдельных стадиях уголовно судо- производства и разработка научно-обоснованных предложений и рекомендаций по его совершенствованию.

Для достижения указанной цели предполагается решить следующие основные задачи:

-изучить исторические этапы становления и современное состояние теории и практику правового регулирования ОРД, выявить закономерности развития её нормативно- правовых основ, а также сформулировать научно-обоснованные предложения по внесению изменений и дополнений в действующее оперативно-розыскное, уголовно- процессуальное законодательства и соответствующие ведомственные нормативно- правовые акты;

-систематизировать и классифицировать ОРМ для уяснения их сущности, правовых оснований и условий проведения в целях решения тактических задач ОРД и уголовного судопроизводства;

-изучить и раскрыть содержание, организационно-тактические особенности осуществления отдельных ОРМ в процессе ОРО уголовного судопроизводства по преступлениям, совершённым ОПГ;

-определить сущность и понятие правовых условий, целей и задач осуществления всей системы ОРО уголовного судопроизводства по преступлениям, совершённых ОПГ; и разработать меры по нейтрализации их криминального противодействия уголовному судопроизводству;

-проанализировать процессуально-тактические проблемы форм взаимодействия органов дознания и следствия при осуществлении ОРО уголовного судопроизводства, а также легализации и использования результатов ОРД в качестве доказательств по уголовным делам о преступлениях, совершённых ОПГ, и обосновать рекомендации по их совершенствованию.

Объектом исследования являются теоретические и практические проблемы ор- ганизации и тактики осуществления ОРО на отдельных этапах уголовного судопро- изводства по делам о преступлениях, совершенных ОПГ, и нейтрализация их проти- водействия уголовному процессу.

Предметом исследования являются организационно-тактические особенности ОРО по нейтрализации организованного противодействия криминальных структур раскрытию и расследованию преступлении на отдельных этапах уголовного судопроизводства.

6

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составляют - диалектический метод научного познания объективной действительности, а также основанные на нем общенаучные и частнонаучные методы теоретического анализа и апробированные практикой методы комплексного изучения явлений и процессов в их взаимной связи и обусловленности.

За основу был взят системный подход с применением таких общенаучных методов, как описание, наблюдение, статистический, сравнительно-правовой, логический, исторический, системно-функциональный и системно-структурный анализы, конкретно-социологический (анкетирование, интервьюирование, опрос, экспертные оценки).

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция РФ, действующее уголовное, оперативно-розыскное и новое уголовно-процессуальное, а так же иные законодательства, указы Президента, постановления Правительства и Пленумов Верховного суда РФ, ведомственные и межведомственные нормативно-правовые акты.

При разработке теоретических вопросов темы исследования и практических рекомендаций использовались труды известных ученых в области криминалистики, криминологии, теории ОРД, уголовного процесса и уголовного права: A.M. Абрамова, А.И. Алексеева, В.М. Атмажитова, О.Я. Баева, И.И. Басецкого, В.Г. Боброва, Р.С. Белкина, Д.Н.Беднякова, Э.И. Бордиловского, Н.С. Блинова, А.Н. Васильева, К.К. Горянинова, Д.В. Гребельского, А.И. Гурова, Е.А. Доля, Л.Я. Драпкина, В.Н. Елин- ского, В.Н. Зажицкого, В.П. Лаврова, A.M. Ларина,А.Г. Лекаря, В.А. Лукашова, П.А. Лупинской, В.Н. Карагодина, Л.М. Корнеевой, Н.П. Карпушина, И.А. Климова, Ю.Ф. Кваша, Н.П. Кузнецова, В.П. Кувалдина, С.С. Овчинского, В.А. Образцова, Н.Ф. Пантелеева, В.И. Попова,Е.Г. Самовичева, В.Г. Самойлова, Г.К. Синилова, Н.А. Се- ливанова, В.П. Хомколова, А.А. Чувилева, А.В. Чечетина, Л.М. Шемякина, А.Ю. Шумилова, М.А. Шматова, А.А. Фальченко, Н.П. Яблокова и других.

Эмпирическую базу исследования составили: результаты анализа и обобщения статистических сведений ГИЦ МВД РФ и ИЦ ГУВД Воронежской области за 2000- 2001 гг., характеризующие состояние и динамику организованной преступности, а также данные анкетированного опроса 225 сотрудников оперативных подразделений УР, БЭП, УБОП, 147 следователей ОВД и прокуратуры, 25 судей о проблемах ОРО уголовного судопроизводства по преступлениям, совершённым ОПГ. Для проверки и аргументации определенных положений в ходе исследования были изучены планы, аналитические обзоры, методические рекомендации, отражающие состояние работы, и иные документы оперативных и следственных подразделений по исследуемой про- блеме. Обобщены материалы наиболее значимых 127 архивных уголовных и опера- тивно-поисковых дел по преступлениям, совершенным ОПГ; 82 оперативных и ро- зыскных дел, характеризующих состояние оперативно-розыскной и следственной

7

практики борьбы с организованной преступностью. Сделан анализ уголовного, опе- ративно-розыскного и нового уголовно-процессуального законодательства, ведомст- венных нормативно-правовых актов, криминалистической и специальной литературы по исследуемой проблеме.

Научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту. Диссертация является первым, с учетом нового оперативно-розыскного, уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, комплексным монографическим исследованием теоретических и практических проблем, раскры- вающим особенности организации и тактики ОРО уголовного судопроизводства по преступлениям, совершенным ОПГ, и нейтрализации их противодействия.

Исследование в определенной степени восполняет пробелы теоретической разработки правовых, организационных, методических и тактических основ деятельности оперативных и следственных аппаратов в комплексном решении задач борьбы с организованной преступностью.

Элементами новизны отличаются выносимые на защиту отдельные положения и выводы исследования, а так же научно-обоснованные рекомендации теоретического и практического характера.

Проделанная работа позволила:

  • на основе анализа историко-правовой преемственности развития теории и практики правового регулирования ОРД выявить пробелы в праве и ведомственном нормативном регулировании, сформулировать и подготовить научно-обоснованные предложения по внесению изменений и дополнений в действующие оперативно- розыскное, уголовно-процессуальное законодательства и ведомственные нормативно- правовые акты;
  • обобщить и классифицировать ОРМ для уяснения и раскрытия их сущности, содержания, правовых оснований, условий и организационно-тактических особенно- стей осуществления в процессе ОРО уголовного судопроизводства, с внесением предложений по совершенствованию их правового регулирования;
  • раскрыть сущность, понятие, правовую основу, цели и задачи ОРО уголовного судопроизводства и организационно-тактические особенности его осуществления на стадиях предварительного и судебного расследования уголовных дел по групповым преступлениям;
  • определить пути совершенствования процессуально тактических форм взаи- модействия органа дознания и следствия в процессе легализации и использования результатов ОРД в качестве доказательств по уголовным делам о преступлениях, со- вершённых ОПГ, и при осуществлении ОРО уголовного судопроизводства;
  • подготовить методические рекомендации по ОРО уголовного судопроизводства и внедрению их в практическую деятельность следственных и оперативных подразделений ГУВД Воронежской области.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость, определяется комплексной разработкой научных основ и конкретными ар- гументированными предложениями, выводами, направленными на совершенствование оперативно-розыскного законодательства (ОРЗ), методики и тактики ОРО уголовного судопроизводства по преступлениям, совершённым ОПГ, и нейтрализации их криминального противодействия. Проделанная работа вносит определенный вклад в развитие оперативно-розыскной и следственной тактики по раскрытию и расследованию преступлений, правового регулирования теории ОРД и криминали- стики. Практическая значимость обуславливается направленностью на совершенст- вование мер и повышение эффективности в деятельности оперативных аппаратов ОВД по ОРО уголовного судопроизводства. Выводы, предложения и рекомендации, изложенные в работе, могут быть использованы: в законотворческой деятельности по совершенствованию оперативно-розыскного, уголовного и уголовно-процессуального законодательства; при разработке ведомственных и межведомственных нормативных актов; в правоприменительной деятельности оперативных аппаратов ОВД по осуществлению ОРО уголовного судопроизводства; при подготовке учебных и методических пособий; изучении курсов теории ОРД, криминалистики и связанных с этими дисциплинами спецкурсов в юридических вузах и образовательных заведениях системы МВД России; в дальнейших научно-исследовательских разработках по проблемам ОРД и борьбы с организованной преступностью.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения, выводы и предложения, содержащиеся в диссертации, изложены автором в восьми научных публикациях, а также в методических рекомендациях по ОГО уголовного судопроизводства, неоднократно докладывались на практических конференциях и семинарах по проблемам борьбы с ггреступностью в современных условияхОтдельные теоретические вопросы диссертационного исследования, подкрепленные практическим опытом организации работы оперативных аппаратов по раскрытию и расследованию преступлений, совершенных ОПГ, а также выводы и предложения автора, по совфшенствованию этой проблемы используются в учебном процессе по курсу ОРД в ВИ МВД РФ, на всех формах обучения и на курсах профессиональной переподготовки практических работников следственных и оперативных подразделений ГУВД Воронежской области в системе школы повышения оперативного мастерства.

Структура и объем диссертации Диссертационное исследование состоит из введения, трёх глав, С)бъединивп1их восемь параграфов, заключения, приложении, списка использованной литерату- ры.

Работа выполнена в соответствии с планом научных исследований МВД России

9

Глава 1. Сущность, правовое регулирование теории оперативно-розыскной дея- тельности и значение оперативно-розыскных мероприятий в обеспечении ре- шения задач уголовного судопроизводства

1.1 Исторические этапы становления и современное состояние теории и практики правового регулирования оперативно-розыскной деятельности в России

В своем историческом развитии теория и практика оперативно-розыскной дея- тельности (ОРД), ее правовое регулирование, прошли три периода: 1) правовая рег- ламентация сыскной работы в Российской империи (XVIII в. - начало XX в.); 2) пра- вовое регулирование ОРД в советский период (середина 1918 г. - август 1991г.); 3) правовое регулирование ОРД в современный (постсоветский) период (с марта 1992 г. по настоящее время).

В каждом из указанных периодов можно выделить несколько значимых этапов. Первый период включает 3 этапа: 1) регламентация розыска до преобразований Петра I; 2) правовая регламентация розыскной работы со времени преобразований Петра I до 60-х годов XIX в.; 3) нормативно-правовое регулирование ОРД с 60-х годов XIX в. до начала XX в. (до марта 1917 г.). Второй, советский, период включает четыре этапа: 1) с марта 1917г. до середины 1918г. 2) середина 1918 г. - конец 20-х г.г. 1927; 3) 1928 - 1953 г.г.; 4) 1954 г. - середина 70-х годов; 5) середина 70-х годов - август 1991 г. Третий - современный период (с марта 1992г. по настоящее время)

Наряду с указанными основными периодами нам представляется целесообразным выделить еще два относительно кратковременных, но весьма содержательных (условно названных переходными) периода: 1) с момента отказа Временного прави- тельства от нормативных правил розыска царской России и до установления в Со- ветской России собственных нормативно-правовых рамок розыскной работы (март 1917 г. - середина 1918 г.); 2) период постепенного замещения нормативных актов СССР российскими и одновременная регламентация ОРД не только в подзаконных актах, но и на уровне законов (август 1991 г. - март 1992 г.)

История свидетельствует, что неуважительное отношение к прошлому, игнорирование опыта борьбы с преступностью многих поколений сотрудников сыскных подразделений нарушает историческую связь и преемственность, приводит к повто- рению старых ошибок. Поэтому объективный, научно - обоснованный анализ, осно- ванный на глубоком изучении и сопоставлении свидетельств и источников, в первую очередь архивных, позволяет глубже понимать процессы становления и развития уголовного сыска, генезиса оперативно-розыскных знаний в дореволюционной Рос-

10

сии, советский период, а также современное состояние и развитие оперативно- розыскной теории и практики ОВД .

Розыскная-сыскная деятельность (прообраз современной ОРД) как один из методов борьбы с преступностью сложилась достаточно давно и сопутствует правосудию на всем протяжении его истории. Ее зачатки уходят в глубину веков, которые можно обнаружить в эдиктах римских преторов, в инквизиционных процессах сред-невековых трибуналов, в практике дьяков Российского сыскного приказа . Исстари, в ее функции входило раскрытие преступлений, установление и розыск виновных, подлежащих затем передаче органам судебной власти. В ходе своего развития она превратилась в сложную систему, состоящую из специальных сил, средств, форм и методов, а также органов (субъектов), уполномоченных осуществлять этот вид деятельности.

Методы проведения сыска имели законодательное закрепление уже в первой редакции “Русской правды” (“Суд Ярослава”), упоминающей о такой форме розыска, как “свод” и “гонение следа”. По утверждению М.А. Чельцова-Бебутова, “свод” и “гонение следа” являлись “способами коллективной взаимопомощи соседских общин”’, т.к. государство не имело органов сыска и эти формы предполагали участие в розыске преступника большого числа людей, составляющих общину. Началом истории правового регулирования сыскной работы на Руси условно можно считать 1539 г., когда Иваном IV был утвержден “Разбойный приказ”. С преобразованиями Петра I, направленными на формирование новой государственности, становится наиболее заметной тенденция усиления регламентации сыскной работы - в 1714 г. издается указ “О должности фискалов”. Впервые, в 1716 -1719 г., разведывательная работа приобретает правовую основу: предпринимается попытка ввести регулярную полицию; создается орган политической полиции - вначале Приказ тайных дел, далее Преображенский приказ, Верховный тайный совет и Тайная канцелярия розыскных дел с институтом сыщиков; издается инструкция, разрешающая создавать розыскные команды из военнослужащих “ради сыска беглых драгун, искоренения воров и разбойников” , а в 1763 г. утверждается в Петербурге Розыскная экспедиция - первое специализированное уголовно-розыскное учреждение в России. Основным нормативным актом являлся изданный в 1782 г. “Устав благочиния”. Он содержал важные правила организации полиции и отделил судебную власть от следственно-розыскной работы, которая была передана в руки общей полиции. В первой половине XIX в. правовое регулирование розыскной работы не претерпело значительных изменений,

1 См.: Шматов М.А. Система правового регулирования оперативно-розыскной деятельности // Актуальные вопро сы совершенствования деятельности правоохранительных органов.- Краснодар, 1998.

2 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики: В 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. - М, 1997. - С. 1.85.

3 См.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовного процессуального права. -М., 1956. - Т. 1. - С.636. См.: Веретенников В.Н. Из истории Тайной канцелярии 1731 -1762 г. -Харьков, 1911.

5 См. Гурлянд И.Я. Приказ великого государя Тайных дел. Ярославль, 1902 с. 15;

11

за исключением принятия в 1837 г. правовых актов “ О средствах к исправлению по- лиции в городах” и “Положения о земской полиции .

Со второй половины XIX в. и до начала XX в. развитие нормативно-правовых преобразований розыскной работы происходило под влиянием усиления мер борьбы с нарастающим революционным движением в России и проведением в 1864 г. судебной реформы.

ОРД как объект правового регулирования впервые в России была выделена в Уставе уголовного судопроизводства, принятом 20 ноября 1864 г., который внес су- щественные правовые и организационные изменения в положение следователя, его взаимоотношения с полицией. В соответствии со ст.254 Устава полиция, при произ- водстве дознания получала право на проведение розысков, негласного наблюдения и словесных расспросов. По результатам сыскной деятельности составлялся единый протокол, который передавался следователю. При этом устанавливался “сильный прокурорский надзор”, согласно которому при производстве дознания о преступных деяниях “полицейские чины состояли в непосредственной зависимости от прокуро- ров” (ст.279 Устава). В ст. 249 Устава указывалось, что “предварительное следствие

0 преступлениях и проступках, подсудных окружному суду, производится судебным

следователем при содействии полиции” . В этом видится генезис современного по- нятия “оперативно-розыскного обеспечения (ОРО) уголовного судопроизводства”.

Содействие полиции предварительному расследованию регламентировалось ст. ст. 250 - 261 Устава и осуществлялось в следующих формах: 1) дознания; 2) выполнения отдельных следственных действий, в порядке ст.258; 3) выполнения отдельных поручений следователя о проведении розыскных мероприятий. В Уставе указывалось, что исследование преступления состоит из дознания; предварительного следствия и следствия окончательного, причем полиции поручалось только производство предварительных дознаний и действия ее в этом отношении ограничивались самыми необходимыми “изысканиями”. Дознание определялось, как “первоначальные изыскания, проводимые полицией для обнаружения справедливости или неспра- ведливости дошедших до нее слухов и сведений о преступлении или о таких проис- шествиях, о которых без разысканий нельзя определить, заключается или не заклю- чается в них преступление .

На наш взгляд, предоставляя полиции производство дознания, законодатель хотел не только предотвратить проведение необоснованных следственных действий, но и предусмотрел тот факт, что определенные виды преступлений затруднительно или невозможно выявить и раскрыть процессуальным путем без проведения специ-

1 См.: Борисов А.В. Полиция и милиция России: страницы истории. / А.В.Борисов, А.Н. Дугин./ М.Наука,1993 С. 7.

2 См.: Квачевский А. А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном расследовании преступлении по судебным Уставам 1864 года: Теоретическое и практическое руководство. СПБ, 1866. С. 5.

3 Судебные уставы 20 ноября 1864г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. - СПб., 1867. - Ч. 2 - С.25.

12

альных розыскных мероприятий. Когда преступное деяние подтверждалось, полиция передавала судебному следователю все необходимые сведения о преступлении, соб- ранные ею “посредством розысков, словесными расспросами и негласным наблюде- нием, не производя ни обыска, ни выемок в домах” (ст.254 Устава). В этом усматри- вается современный принцип негласности ОРД.

Одобряя в целом новую систему судопроизводства, отдельные юристы того времени подвергли критике некоторые положения Устава, из-за нечеткости норм по производству дознания, розыскной и следственной практики, особенно касающихся распределения функциональных обязанностей при осуществлении дознания и розыска. Большинство выступлений в печати было против выполнения этих функций судебными следователями. Закон, возлагая дознание и розыск на полицию, не указывал, какие чины должны их осуществлять, что и приводило к грубым нарушениям, т.к. занимались этим малограмотные или совсем неграмотные низшие чины. Единой специальной системы обучения полицейских кадров в России не было ни в XIX, ни в начале XX в. В основном в полицейских кадрах было два уровня образования: первый - высшее (юридическое либо воинское) - имели лица, занимавшие руководящие посты в МВД, Департаменте полиции, губернских, уездных и городских полицейских органах, полицмейстеры крупных городов, градоначальники столиц и уездные исправники; второй - среднее, сугубо полицейское образование - имели чины полиции среднего и низшего звена, урядники, приставы, околоточные надзиратели, городовые. Для их подготовки создавались специальные школы (курсы), занятия в которых вели известные ученые-юристы и практики. Обширными знаниями должны были обладать урядники, самый многочисленный корпус, занимающийся сыскной работой в уездах и приближенный к населению. В программу их обучения входило изучение сыскного дела, представляющего собой симбиоз криминалистики и ОРД, по темам: “Обнаружение вещественных доказательств”; “Наружное наблюдение”; “Косвенные улики”; “Работа с собакой”; “Антропометрия, дактилоскопия и фотография и др…”

Сыскная полиция России была создана впервые в 1866 в Петербурге, затем в 1881 г. в Москве, позже в Варшаве и Риге. Первые попытки подвести теоретическую базу под ОРД были предприняты учеными-криминалистами того времени. Судебная реформа 1864 г. и Закон “Об организации сыскной части”, принятый Государственной Думой в 1908 г., значительно расширили участие полиции в выявлении, раскрытии и расследовании преступлений. В этой связи законом в 89 губернских и уездных городах в структуре полицейских управлений для производства розыска по делам обще уголовного характера были созданы сыскные отделения и определены их субъекты. К ним относились: отдельный корпус жандармов, военная контрразведка и сы-

1 См.: Краткий курс сыскного дела, преподаваемый в Уфимской школе полицейских урядников. -Уфа, 1914 -С. 16-18.

13

скная полиция, в которую входили главные агенты - профессиональные полицейские и добавочные агенты - шпионы и сыщики. Подбирались главные агенты, как правило, из сотрудников общей полиции и жандармерии, имеющих практический опыт полицейской работы и склонности к сыскной деятельности. Закон обязывал субъектов ОРД проводить исключительно негласный розыск и не предоставлял право применять принудительные меры (задержание лиц и др.), к сожалению, эти правила в советский период были преданы забвению - а также предусматривался прокурорский надзор за деятельностью сыскных отделений, причем прокурор был вправе давать поручения чинам сыскных отделений по производству розыска. В Законе были сформулированы задачи и обязанности сыскных отделений: производить розыск по делам обще уголовного характера; проводить дознания по преступлениям не подследственным следователям; выполнять отдельные поручения не только прокуроров, но и судебных следователей.

Указанные правовые акты явились мощным побудительным мотивом для со- вершенствования правовых и организационно-тактических основ оперативно- розыскной тактики, становления ее теоретических основ .

В 1908 г., по распоряжению министра П.А. Столыпина, все кандидаты на начальников сыскных отделений прошли обучение на подготовительных курсах “уголовного сыска” при департаменте полиции в Петербурге, где наряду с “практикой сыска” и изучением тем “Уголовной регистрации”, им впервые преподавалась такая важная для полиции наука, как “криминалистика”.

Ее методы предназначались для обеспечения розыскной деятельности и были приняты на вооружение сыскной полицией России.

Практические способы применения рекомендаций криминалистики, “полицейской техники” в сыскной деятельности, получили название уголовно-полицейской тактики, представлявшей собой свод правил и советов, содержащих судебно-полицейские приемы борьбы с преступностью, практические методы предупреждения, пресечения, обнаружения и расследования преступлений, изобличения и задержания виновных лиц. Оснащение криминалистической техникой сыска (для обнаружения, изъятия и фиксации доказательств) не означало отказа от традиционных средств и приемов его осуществления - применения розыскных собак, наружного наблюдения, проводимого чинами сыскной полиции (агентами уголовного розыска), использования негласных осведомителей из преступной среды и иных лиц.

В 1913 г. на съезде начальников сыскных отделений при обсуждении законопроекта о реформе полиции было принято решение о создании централизованного уголовного розыска “по особо важным делам”, а также учреждении “подвижных

1 См.: Соловей Ю.П. Российское полицейское право: история и современность //Государство и право. 1995,- №6. - М., -С.75-76.

2 См. : Снегирев И.М. О сыске. -Касимов. 1908г., - С.3-4.

14

бригад уголовной полиции”. Проведение кардинальных реформ полиции коснулось не только личного состава сыскных отделений, но и их организационной структуры, упорядочения техники ведения уголовного розыска, разработки его теоретических положений. Учеты преступников по словесному портрету были заменены дактило- скопической регистрацией по новой классификации преступной направленности: га- стролеры, карманные воры, магазинные воры, квартирные воры, воры со взломом квартир и магазинов, мошенники и аферисты, грабители и разбойники и т.д., усо- вершенствован Всероссийский, или так называемый, циркулярный розыск преступ- ников. Используя опыт полиции и, в частности, ее уголовно-розыскных аппаратов в обнаружении и раскрытии преступлений, ученые-юристы того времени едва ли могли предположить, что издание ими научных работ по этой проблеме будет способст- вовать зарождению самостоятельной отрасли научных знаний, отличающейся от уголовно-процессуальной науки. Во всяком случае, они понимали другое, что без учета оперативно-розыскной практики невозможно разработать научно-обоснованные рекомендации в области уголовно-процессуальной науки. Примером в этом, является руководство С. А. Алякринского “Схема предварительного следствия по Уставу уголовного судопроизводства”, отсылающее читателя к циркулярам департамента полиции по применению антропометрических средств в раскрытии преступлений.

Большое практическое значение имело разработанные Г.Гроссом руководство для судебных следователей, членов общей и жандармской полиции . В последующие годы эта тенденция стала доминирующей в юридической литературе. Типичными в этом отношении являются: “Искусство раскрытия преступлений” В.И. Лебедева, изданное в 1909 г. тремя выпусками;’ “Основы уголовной техники. Научно-технические приемы расследования преступлений” С.Н. Трегубова и работы В.М. Гессена, С.А. Гисси, В.Ф. Дерюжинского, Н.В. Муровьева, М.Д. Нестерова, И.Г. Тарасова и др. В этих трудах авторы исследуют приёмы тайного распознания преступников и возможности уголовно-розыскной полиции по их выявлению и установлению личности (идентификации) преступника; производство полицейского дознания и признаки, характеризующие различные способы совершения преступления и личность преступника.

Таким образом, по нашему мнению, относительно рассматриваемого периода правовой регламентации сыскной работы в Российской империи можно сделать сле- дующие выводы:

1 См.: Тарасов И.Т. Полиция в эпоху реформ. -М., 1913г., -С. 54-56.

2 См.: Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей и жандармской полиции и др.: Пер. с нем. Вып. 3. - Смоленск, 1987.

3 См.: Лебедев В.И. Искусство раскрытия преступлений: 1. Дактилоскопия, 2. Антропометрия. 3. Судебно- полицейская техника). - СПб., 1999. - 286 с.

15

На первоначальном этапе становления российского государства правоохранительная функция ограничивалась в основном отправлением правосудия, а установление преступника и похищенного имущества было возложено на самих потерпевших;

К концу XIX - началу XX века возникновение и развитие теоретических предпосылок ОРД неразрывно связано с утверждением абсолютизма в России. Царское правительство, обеспокоенное ростом революционного движения, главное внимание уделяло политическому сыску, разработке его теоретических и организационно- практических основ, а положение обще уголовного сыска было плачевным. Рост уго- ловной преступности и совершенствующаяся полицейская практика привели к необ- ходимости регулирования отношений в ОРД на законодательном уровне, принятию в 1908 году Государственной Думой Закона “Об организации сыскной части”, разра- ботке научных рекомендаций по отдельным направлениям розыскной деятельности не только в ведомственных нормативных актах и инструкциях, но и в трудах по уго- ловному процессу (через 82 года оперативная практика наших дней приведет к такому же выводу и современного российского законодателя, принявшего в 1992 году Закон “Об ОРД в РФ”). В научных публикациях розыскная работа понималась как часть дознания (суть розыска и дознания заключалась в обнаружении первоначальных следов и признаков, по которым можно судить о противоправном действии, а также всех обстоятельств дела, указывающих на предполагаемого преступника). Розыск трактовался как один из способов, направленных к обнаружению и указанию скрытого, тайного виновника преступления. Нормативная база сыска содержала достаточно развитые положения, предназначенные для обоснования борьбы с революционными настроениями в обществе, позволяла успешнее проводить розыск и дознание по преступлениям обще уголовного характера, а также выполнять отдельные поручения прокуроров и судебных следователей, но ее предписания позволяли полицейским чинам совершать провокации, практиковать лжесвидетельство и т.п. Правовая регламентация функционирования подразделений уголовного розыска Департамента полиции МВД Российской империи на протяжении десятилетий (до 1908 -1910 г. г.) была децентрализована и не способствовало борьбе с обще уголовной пре- ступностью;1 с принятием же в 1911 году “Положения о контрразведывательных от- делениях” в России юридически было закреплено создание системы контрразведыва- тельных органов. Дальнейшему процессу реформирования полиции и становления ОРД в России помешали февральская и октябрьская революции.

Первый переходный период правового регулирования ОРД (март 1917 - октябрь 1918 гг.) характеризуется следующими чертами: временное правительство под давлением революционных масс вынуждено было отменить многие царские нормативные акты, регламентировавшие ОРД, и принять новые, по существу содержащие

1 См.: Разин Н.И. Уголовное судопроизводство. -Петроград, 1946г. -С- 415.

16

положения “старых” наставлений, но в иной “революционно-демократической” обо- лочке, например “Временное положение о контрразведывательной службе”; ликви- дированы политическая полиция и жандармерия; 11.03.1917 г. принято постановление “Об упразднении Департамента полиции и об учреждении временного управления по делам общественной полиции”, но, учитывая значимость сыскных отделений в борьбе с преступностью, предложен “не упразднять их, а передать в ближайшее время министерству юстиции” и на губернских комиссаров возложена обязанность скорее возобновить их деятельность, сохранив все старые архивы, картотеки, оперативно- справочные и криминалистические учеты . Уже в июле 1917 года в столице создается управление УР. Причем розыск и следствие ведутся в рамках общего суда

2

и местного самоуправления .

Второй этап (октябрь 1918- 1930 гг.) - возникновение и развитие организационно- правовых и тактических проблем ОРД в Советской России. Вначале он был связан с изучением и переработкой инструкций царской полиции с целью внесения в их содержание принципиально новых политических, правовых и организационно- тактических установок ОРД. И до октября 1918 года негласная работа вообще не регламентировалась. Ее регулирование проводилось на основе “революционного сознания”, и в качестве “правовых” источников применялись правила Временных положений. Отдельные нормативные акты того времени непосредственно отражали элементы доктрины военного коммунизма. Так, в феврале 1918 года решением Пре- зидиума ВЧК ее органам разрешалось устанавливать внутреннее агентурное наблю- дение в антисоветских партиях, организациях, группах и на основных объектах. В Инструкции ВЧК 1918 г. по борьбе со спекуляцией отмечалось: “каждый метод борьбы, как бы он нам ни показался непристойным, может быть применим, ибо единственным принципом по борьбе со спекулянтами является принцип - цель оп- равдывает средства”,… “для успешной работы разведывательной части необходим один из методов, к которому нельзя не относиться без чувства омерзения, - это борьба посредством фикции, проще говоря, провокации”.

Задачи разведывательной деятельности ЧК заключались в “обследовании преступных контрреволюционных организаций и уличении её участников” для привлечения их к суду военно-революционного трибунала. Причем борьба с врагами Советской власти и претворение в жизнь политической линии партии составили главное содержание всей деятельности чекистских органов”. Субъектами ОРД в то время являлись: органы ВЧК - ГПУ при НКВД РСФСР; ОГПУ при СНК СССР и оперативно-розыскные подразделения рабоче-крестьянской милиции НКВД. До октября 1918г.

1 См.: Мулакаев Р.С. Полиция в России (VII - начало XX в.). -С. 100.

2 См.: Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 том Т.4. -М: Юридическая литература, 1986.

3 См.: Вежедов А.С. Коммунистическая партия - организатор и руководитель ВЧК (1917 -1920 г. г.) Макет. -М.: в/ч 33965, 1967.-С.200

17

центрального аппарата УР не существовало, и руководили оперативными подразде- лениями местные Советы.

В 1922 г. УР был выделен из органов милиции и на местах подчинялся отделам управления исполкомов и начальнику УР Республики. В центре было создано управ- ление УР “Центророзыск”. В дальнейшем аппараты УР неоднократно подвергались реорганизации. По мере накопления и изучения опыта оперативной работы в новых условиях построения социалистического государства стали появляться научные ра- боты в этой области. Уже в первых работах по криминалистике проводилась мысль о том, что криминалистическими средствами и методами должны оснащаться не только следователи и эксперты-криминалисты, но и сотрудники УР. Речь шла о том, что существуют две сферы применения данных криминалистики: гласная и негласная - и обе они охватываются предметом криминалистической науки, а ОРД - такой же объект криминалистики, как и деятельность органов предварительного следствия.

В своих научных трудах один из пионеров криминалистки И.Н. Якимов писал, что профессия агента - “это искусство, основанное не только на практическом опыте, но и на специальных знаниях, прежде всего уголовного, материального, процессуального права, судебной медицины, фотографии, дактилоскопии, уголовной техники и тактики” . В, 1925 г. в журнале “Административный вестник НКВД РСФСР” были опубликованы его несколько теоретических статей, объединенных общим заголовком “Современное розыскное искусство”. В них автор дал анализ зарубежным исследованиям по вопросам розыскной работы полиции, рассмотрел возможности совершенствования оперативно-служебной деятельности советского УР, поставил вопрос о теории розыскного искусства и ее научных предпосылках. В трудах по криминалистике мнение И.Н. Якимова и других ученых о том, что “научные основы ОРД - это положения криминалистики, и именно они составляют теоретическую основу как гласных, так и негласных действий органов дознания и розыска’”, фактически не по- вергалось ревизии вплоть до 50-х г. г. Известный криминалист А.И. Винберг в 1950 г. также писал, что “теоретические обобщения оперативной работы, активного и об- щесоюзного розыска, научная постановка планомерной борьбы с преступностью в виде системы уголовной регистрации, вопросы организации задержания преступников (облавы, засады, обыски и т.п.) - все это является той специальной областью, которая составляет компетенцию только криминалистики”.

Таким образом, на форму и содержание правового регулирования ОРД на этом этапе оказали влияние следующие факторы: свершение Великой Октябрьской революции; гражданская война и разруха в стране; разгул политического бандитизма и

См.: История Советского государства и права. Кн. 2. Советское государство и право в период строительства со- циализма (1921-1935 г. г.). 2 См.: Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений. - М.,1924. -С. 140-142.

См.: там же.

См.: Винберг А.Р. Криминалистика. Вып. 1: Введение в криминалистику. -М, 1950. -С. 17

18

преступности в целом; принципиальная смена приоритетов в уголовно-правовой практике Советского государства, по сравнению с политикой царского самодержавия и установками буржуазно-демократического Временного правительства; практическое преодоление первоначальных заблуждений коммунистической теории о необ- ходимости отказа от применения негласных сил и средств в ОРД; образование в 1922 году СССР.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы: 1) подход к определению приоритетов правового регулирования ОРД осуществлялся исключительно с классо- вых позиций - интересов рабочего класса и трудового крестьянства; 2) произошло нормативное закрепление основ организации и тактики ОРД (причем использовалась “технология” царских инструкций негласного розыска); 3) законодатель издал подав- ляющее большинство нормативных актов, регулирующих ОРД, на подзаконном уровне и лишь вскользь упомянул в законе только об одном из частных случаев принятия ОРМ: “о негласной проверке анонимных заявлений” (ст.93 УПК РСФСР 1923 г.). В последствии известный ученый - процессуалист Г.М. Меньковский назвал такую проверку частным случаем ОРД; 4) за ОРД был установлен вневедомственный надзор органов прокуратуры.

Третий этап (1931 - 1952 г. г.) - это период окончательного переориентирования и подчинения правового регулирования ОРД целям и задачам репрессивной политике государства. Началом его считается принятие в июле 1931 г. инструкции, объявленной приказом ОГПУ №298/175 по учету и агентурной разработке антисоветских и контрреволюционных элементов по линии Секретно-политического отдела. В ней, среди потенциальных врагов революции выделился контингент антисоветских и контрреволюционных элементов.

Как отмечает В.В. Коровин, в тридцатые годы острие отечественной контрразведки было направлено во внутрь страны - на борьбу с “враждебными силами”. Об этом свидетельствуют приказы ОГПУ: от 28.09.1931 г. № 547/297 “Об усилении агентурно- оперативной работы по ссыльному кулачеству”; от 8.12.1932 г. №1138 “Об агентурно- оперативной работе в деревне”; от 16.02.1933 г. №0069 “Об агентурно-оперативной работе на транспорте”. Происходила бесконечная трансформация субъектов ОРД: НКВД; НКГБ, Главное управление контрразведки Наркомата обороны СССР “Смерш”; Управление контрразведки наркомата ВМФ СССР “Смерш” и МГБ, КГБ (это не полный перечень изменений).

К нормативным актам, повлиявшим на регулирование ОРД, можно отнести: Постановление ЦИК СНК от 27 декабря 1932 г., которым руководство работой ми- лиции было возложено на ОГПУ и при нем было создано Главное управление рабоче- крестьянской милиции (РКМ). До этого деятельность РКМ НКВД была самостоя-

1 См.: Александров А.С. Научно-практический комментарий к основам уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик./ А.С. Александров. С.Г. Новиков, Г.М. Меньшиков / -М.: Госполитиздат, 1967. -С. 190.

19

тельной; Постановление ЦИК СССР от 10 июля 1934 г., которым был образован об- щесоюзный НКВД, а ОГПУ вошло в его состав как главное управление госбезопас- ности; Постановление Политбюро ЦКВКП(б) от 3 февраля 1941 г. “О разделении НКВД СССР на НКВД и НКГБ. На НКВД возлагались правомочия по осуществлению ОРД (в широком смысле слова). На НКГБ - по ведению разведработы за границей; борьбе с подрывной, шпионской, диверсионной, террористической деятельностью иностранных разведок внутри СССР, оперативные разработки и ликвидация остатков антисоветских партий и контрреволюционных формирований среди различных слоев населения СССР, охране руководителей партии и правительства.

Факторы, повлиявшие на содержание теории и правового регулирования ОРД данного этапа: усиление влияния диктата И.В. Сталина в коммунистической партии и государстве, фактическое подчинение органов безопасности и внутренних дел ин- тересам одной личности, довлеющей над всеми и во всем; руководство на практике руководствовались “теоретически обоснованным” выводом, сделанным Сталиным, об усилении классовой борьбы в ходе построения социализма; внедрение коллекти- визации и наличие партийной установки на борьбу с кулачеством; перевод в 1940 г. работы УР с территориального на местный принцип; Великая Отечественная война (1941 -1945 гг.); неоднократные выделения и слияния НКВД и НКГБ (1941 -1947 гг.), выделение из Наркоматов обороны и ВМФ контрразведки, преобразования их вновь в самостоятельные управления “Смерш”.

На наш взгляд, характерными чертами и особенностями развития теории и правового регулирования ОРД на данном этапе явились: 1) полное подчинение порядка регламентации ОРД целям карательной политики государства; 2) окончательная трансформация и закрепление в нормативных актах положение (прежде всего - о политическом преследовании и проведении “актов возмездия”); 3) на практике игно- рирование “устаревших” положения нормативных актов о прокурорском надзоре (в частности, за ОРМ органов дознания). На прокуратуру, согласно ст. 59 Положения о судоустройстве РСФСР 1926 года, возлагалось исключительно общее наблюдение за деятельностью органов дознания в сфере розыска, а надзор за производством дозна- ния по каждому конкретному делу - на следователя, на участке которого действовал данный орган дознания . Только после принятия Положения о прокурорском надзоре в СССР, в 1955 г., надзор за деятельностью органов дознания (включая осуществле- ние им ОРМ) полностью перешел к прокурорам .

На четвертом этапе (1953 - середина 70-х г. г.) происходит постепенный отказ от закрепления тотального беззакония в нормативных актах, регламентирующих

1 См.: История Советского государственного права КИЗ: Советское государство и право накануне и в годы Вели кой Отечественной войны (1936 -1945 г. г.). -М: -С. 176.

2 См.: Долгополов Ю.Б. Война без линии фронта. -М.: Воениздат. 1981. -С. 117,145.

3 См.: СУ РСФСР. 1955. № 9. Ст.222.

4 См.: ВВС СССР. 1955. №3. Ст. 112.

20

ОРД, характерного для предыдущего периода ее правового регулирования. В 1953 г. выходит постановление ЦК КПСС “Об органах МГБ”, в результате, они в очередной раз были отделены от ОВД, и было ликвидировано Особое Совещание при МВД СССР. Субъектами ОРД в то время являлись: МГБ-КГБ при СМ СССР и МООП -МВД СССР. Под ОРД в то время понимались: в органах безопасности - часть контр- разведывательной деятельности, а именно оперативная работа; в ОООП (внутренних дел) - система разведывательных (поисковых) мероприятий, осуществляемых пре- имущественно негласными средствами и методами, в целях предотвращения, рас- крытия преступлений и розыска скрывшихся преступников .

Факторы, повлиявшие на развитие и содержание теории и правового регулирования ОРД этого периода: смерть в марте 1953 года И.В. Сталина и наступившие де- мократические перемены; проведение в этой связи широкой амнистии большой группы осужденных за обще уголовные преступления; борьба с политическим бан- дитизмом в Западной Украине, в Прибалтике и др.; проведение судебно-правовой реформы конца 50-х начала 60-х годов и некоторых преобразовании в экономике.

Пока зарождавшаяся в криминалистике теория ОРД развивалась как часть этой науки, как элементы составных частей и разделов, ее эмпирический материал не про- тиворечил представлениям о криминалистике как науке, о средствах и методах борь- бы с преступностью, и хотя практические методы ОРД, и отличались от криминали- стических, но ее теория сводилась к некоторым положениям криминалистики и не выходила за рамки последней, а выступала как отношение частного и целого.

По мере накопления и изучения опыта оперативной работы в новых условиях, организации и создания в конце 50-х г. г. самостоятельной кафедры ОРД в Высшей школе и циклов специальных дисциплин в средних специальных учебных заведениях системы МВД СССРстали появляться научные работы по этому направлению. Труды ведущих ученых того времени в области ОРД: Б.Е. Богданова, Д.В, Гребельского, В.П. Илларионова, М.П. Карпушина, Б.Р. Курашвили, А.Г. Лекаря, В.А. Лукашова, С.С. Овчинского, В.Г. Самойлова, Г.К. Синилова, А.Б. Утевского и др. - не только послужили созданием фундамента теории ОРД, но и явились обоснованием необхо- димости формулирования самостоятельного предмета этой науки, отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно связанного с последним.

С середины 60-х г. г. проблемы ОРД начали активно исследоваться в кримина- листической литературе (Р.С. Белкин, А.И. Винберг, А.Р. Ратинов, Н.П. Яблоков и др.) и появился, применительно к ОРД, термин “специальная научная дисциплина”, однако о ее теоретических основах ничего не говорилось. Только в учебниках кри- миналистики для средних специальных школ милиции (1974) и для вузов (1976), подготовленных учеными Высшей школы МВД СССР, впервые упоминается теория

1 См.: Лекарь А.Т. Оперативно-розыскная деятельность органов охраны общественного порядка. Раздел 1: Основы оперативно-розыскной деятельности. -М.. 1966. -С.8.

21

ОРД. Связь криминалистики и теории ОРД выражается в том, что “при разработке проблем криминалистической тактики и методики расследования преступлений учи- тываются возможности ОРД, определяемые ее теорией, а при разработке последней - положения и рекомендации криминалистики”.

Становлению теории ОРД способствовало и новое представление о предмете криминалистики, в рамки которого уже не вписывалось содержание самой ОРД. При определении криминалистики как науки о технических средствах, тактических прие- мах и методических рекомендациях по расследованию преступлений ОРД можно рассматривать как область применения этих средств и методов, а ее теорию - как часть криминалистической науки, изучающую определенную группу объективных закономерностей действительности и основанных на их познании средств и методов расследования и предотвращения преступлений . Теория ОРД, изучающая эти зако- номерности в целях разработки иных средств и методов борьбы с преступностью, уже не может рассматриваться как часть криминалистической теории’. Таким образом, отношения подчиненности, в которых находилась криминалистика и теория ОРД, сменились отношениями взаимодействия равноправных научных дисциплин.

В СССР законодательное закрепление ОРД получила 25 декабря 1958 года с принятием Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (ст.29). Вопросы ее применения позднее нашли также отражение и в принятых быв- шими союзными республиками УПК. Но эйфория построения в короткий срок нового общества, затронула, в этот период, умы широких слоев. XXII съезд КПСС (октябрь 1961 г.) поставил перед правоохранительными органами задачу, изумившую мир, - ликвидировать преступность и причины, ее порождающие. Научно-обоснованные способы борьбы с преступностью подменялись партийной идеологией сознательного соблюдения норм общественного порядка, сокращения государственных правоохранительных органов с передачей их функций общественным формированиям. Однако практика показала, что романтизм в подходе к борьбе с преступностью, без учета состояния социальной психологии общества, приводит к обратным результатам. В первую очередь плодами либерализации пользуются преступные элементы. Работа милиции оценивалась на уровне низкооплачиваемых слоев населения, а общественные формирования не были готовы к организации и обеспечению правопорядка в новых условиях, особенно к раскрытию тайных, замаскированных групповых преступлений, которые предупредить или раскрыть без использования оперативно-розыскных сил, средств и методов невозможно или крайне затруднительно.

1 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. -М’.: Юридическая литература, 1979.-т.3. -С-408с..

2 См.: Васильев А.Н. Предметы, система и теоретические основы криминалистики. / А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков - М., 1984.-С. 116.

3 См.: Закатов А.А Криминалистическое учение о розыске как частная криминалистическая теория и её связь с тео рией ОРД ОВД//Соотношение и связь криминалистики и теории ОРД ОВД. -Краснодар, -1996. -С.131.

22

На наш взгляд, характерными чертами и особенностями данного этапа являются: формирование двух различных ведомственных нормативно-правовых платформ (в МВД и КГБ при СМ СССР), предназначенных регулировать единую по сути ОРД; закрепление в ст.29 Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик правил, обязанностей органов дознания по осуществлению ОРМ; отказ от норматив- ного закрепления тотального беззакония, характерного для предыдущего периода правового регулирования ОРД; попытки законодателя возродить вневедомственный (прокурорский) надзор за законностью осуществления ОРМ; создание благоприятных предпосылок для планирования и организации научной разработки теоретических основ ОРД, укрепление их связи с практикой.

Пятый этап (середина 70-х - 1991 г.) - период стабилизации правового регулирования ОРД и время подготовки “революционных” изменений ее правовой регламентации. Его началом считается принятие в МВД СССР Наставления об оперативно-розыскной работе милиции (1974г.) и в КГБ при СМ СССР Инструкции “Об оперативном учете в КГБ при СМ СССР” (1974 г.).

Субъектами ОРД являлись ОВД и ГБ, впоследствии переименованный в КГБ при СМ СССР, КГБ СССР, и межреспубликанские службы безопасности.

После создания в середине 70-х г. г. “фундаментальных правовых основ ОРД” ее правила существенно не менялись до конца 80-х г. г., прежде всего в органах ГБ, хотя объективная необходимость в этом имелась. Устаревшие нормативные ориентиры способствовали формированию на практике условий отвлечения значительных оперативных сил и средств, как говорят в контрразведке, на “негодный объект” (охрану руководителей партии и правительства, погоню за валом и процентными показателями в ОРД) и привели к застойным тенденциям в её правовом регулировании. Однако “застойный период” в ведомственном нормативном регулировании не харак- теризовался “застойностью” в разработке организационно-правовых и теоретических проблем ОРД. Этому во многом способствовали научные исследования известных ученых в этой области (А.И. Алексеева, В. Г. Боброва, СВ. Бородина, А.Ф. Возного, А.И. Гурова, П.С. Дмитриева, СВ. Дьякова, В.Ц. Ерошина, В.Н. Елинского, В.П. Жиромского И.А. Климова, В. П. Ку вал дина, В.П. Смагоринского, В.В. Сергеева, B.C. Тетерина, Е.В. Токарева, В.И. Тихоненко, А.А. Фальченко, А.А. Чувилева, B.C. Эде-лева и др.), определившие развитие конкретных направлений теории и практики ОРД ОВД, ее форм и различных сторон методологии.

Начиная с 70-х и в последующие годы качественному развитию методологии теории ОРД способствовали труды ученых в этой области крупным специалистом основоположником теории ОРД является А.Г. Лекарь, который первым защитил док- торскую диссертацию по оперативно-розыскной проблематике и создал свою научную школу. Под его руководством подготовлен первый учебник “Основы ОРД” и при непосредственном участии - ряд нормативно-правовых документов, он опубли-

23

ковал более 150 научных работ. Среди них “Оперативная разработка задержанных и арестованных” (1983г.), “Основы организации и тактики предотвращения преступле- ний ОВД” (1988г.), “Научные основы организационно-тактических мер повышения эффективности борьбы ОВД с преступностью” (1992г.) и др. Весомым вкладом в науку стали работы А.И. Алексеева “Актуальные проблемы теории ОРД ОВД” (1973), “Применение экономико-правового анализа в деятельности аппаратов БХСС” (1986). Д.В. Гребельский активно участвовал в подготовке и экспертной оценке ве- домственных нормативных актов, регулирующих ОРД ОВД, является автором более 100 научных и научно-методических работ, среди них “Теоретические основы и ор- ганизационно-правовые проблемы ОРД ОВД” (1977), “Предупреждение и раскрытие краж личного имущества из квартир и других помещений” (1984) и др. Созданная известным ученым В.Г. Бобровым научная школа оказала существенное влияние на активизацию разработки методологических проблем теории ОРД, ее развитие как самостоятельной отрасли научного знания и юридической дисциплины. Этому по- священы его научные работы: “Организация аппаратами УР МВД, УВД оперативной разработки и проблемы ее совершенствования” (1977), “Формирование специального аппарата подразделений УР ГРОВД и его использование в борьбе с преступностью” (1983), “Привлечение негласных сотрудников к решению оперативно-тактических задач” (1984)”, “Формирование специального аппарата по борьбе с преступностью несовершеннолетних” (1987), “Введение в курс ОРД ОВД” (1990) и др., в дальнейших его научных трудах всесторонне проанализированы общие закономерности вы- явления, развития и совершенствования различных форм, средств и методов ОРД. Им сформулирована концепция методов ОРД как ее специфического ядра: “Специ- фические методы ОРД” (1983); “Обеспечение оперативной разработки” (1993); “Оперативно-тактическое планирование” (1994) и ряд других работ. Большой вклад в теорию ОРД и разработку проблем информационного обеспечения ее различных на- правлений внес С.С. Овчинский. Результаты его исследований нашли отражения в работах “Теория и практика оперативно-розыскной информации. Проблемы теории и практики” (1976), “Информационно-прогностическое обеспечение индивидуальной профилактики” (1979), “Оперативно-профилактическое наблюдение” (1982). Позже это направление было продолжено В.П. Кувалдиным, раскрывшим проблему борьбы оперативных аппаратов по нейтрализации противодействию ОПГ уголовному судо- производству в работе «Стадии и этапы противодействия организованных преступных структур органами внутренних дел». Фундаментальные исследования организации, теории и практики ОРД, осуществил В.А. Лукашов, который создал свою научную школу и опубликовал более 200 научных работ.

Следует отметить и тех ученых-криминалистов, чьи работы сыграли определенную роль в формировании теории ОРД ОВД в качестве самостоятельной научной отрасли знаний. К ним относятся Р.С. Белкин, А.Н. Васильев, И.Ф. Герасимов, Г.И.

24

Грамович, А.В. Дулов, А.А.Закатов, A.M. Ларин, В.А. Образцов, Н.И. Порубов, А.Р. Ратинов, Н.А. Селиванов, Н.П.Яблоков и другие, а также ученые-процессуалисты, в трудах которых отражены различные теоретические и практические аспекты соот- ношения процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, В.А. Азаров, В.Н. Григорьев, Н.А. Громов, В.И. Зажицкий, В.А. Михайлов, В.М. Савицкий, В.М. Тер- тышник, С. А. Шейфер и другие. Примечательно, что авторы многих учебников уго- ловного процесса, вышедших в нашей стране, обходят молчанием вопрос о научных основах теории ОРД и упоминают лишь в отдельных случаях ОРМ, как непосредст- венное обнаружение органом дознания признаков преступления, а в учебном пособии П.А. Лупинской приводится давно устаревший тезис: “Разработкой тактики розыскных действий должны заниматься криминалисты”.

Принятый в 1961г. УПК РСФСР в некоторой мере закрепил правовую основу ОРД, создал благоприятные условия для дальнейших изысканий по определению перспективных направлений ее научного развития и правового регулирования, воз- ложил на органы дознания обязанность принятия ОРМ для обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, а также всех мер, необходимых для предупреждения и пресечения преступления. Однако характер мер, предпринимаемых для решения на- званных задач, закон не регламентировал. Этот вопрос решался, как правило, ведом- ственными нормативными актами.

Принятый в 1990 г. Закон СССР “ О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства СССР и союзных республик” разрешил органам дознания в процессе ОРМ использование “видеозаписи, кино-, фотосъемки и звукозаписи, в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших; выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с УПК”. Кроме того, в целях раскрытия преступлений и получения доказательств виновности определенных лиц закон впервые предусмотрел возможность проведения такого следственного действия, как прослушивание переговоров, ведущихся с телефонов и иных переговорных устройств, и использования в качестве доказательств по уголовному делу фактических данных, зафиксированных при помощи технических средств в процессе ОРМ.

Другими законодательными актами, закрепившими нормативные положения об осуществлении ОРМ, стали принятые в 1990 г. Законы СССР “ О государственной границе СССР”, “Об органах государственной безопасности в СССР”, а также Закон РСФСР “О милиции”.

На наш взгляд, можно считать, что именно с того времени начался планомерный и скоординированный период развития ряда научных направлений.. Существенный вклад в теорию ОРД внесли такие ученые, как В.М. Атмажитов, И.И. Басецкий,

1 См.: Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. -М.,1966.-С.20.

25

В.Г. Бобров, Ю.С. Блинов, Ю.Ф. Кваша, И.А. Попов, А.А. Прохоров, Б.П. Смагорин- ский, В.В. Сергеев, А.Б. Утевский и другие.

Характерными особенностями данного этапа явились: отсутствие своевременных изменений в основных правовых положениях ОРД; продолжающаяся ведомственная разобщенность нормативно-правовой регламентации единой сыскной работы; обилие внутриведомственных нормативных актов, порой по-разному регулирующих если не тождественные, то схожие ситуации ОРД; появление первых предпосьшок прочного законодательного урегулирования основных положений ОРД; закрепление нормативных положений об осуществлении ОРМ в нескольких законодательных актах (основах уголовного судопроизводства, Законах СССР “О государственной границе СССР” и “Об органах государственной безопасности в СССР”, а также в Законе РСФСР “О милиции”).

Современный этап (март 1992 г. - настоящее время) является наиболее значительным в исследуемом отношении и характеризуется качественными изменениями в отечественной истории развития и становления теории и правового регулирования ОРД. В правовом регулировании негласной работы с подзаконного уровня сделан резкий скачок на уровень законодательной регламентации. Началом этого процесса является принятие первого закона РФ об ОРД. Этому способствовали беспреце- дентный рост организованной преступности, дальнейшее усложнение криминогенной обстановки в стране; признание объективной необходимости использования оперативной информации при раскрытии и расследовании преступлений; отсутствие всесторонней правовой регламентации ОРД, и прежде всего ее негласных форм, а также имевшиеся теоретические разработки указанных и других ученых в этой об- ласти. Впервые в современной российской истории такой основополагающий отрас- левой нормативно-правовой акт высшей юридической силы стал открыто регулиро- вать негласную работу оперативных аппаратов правоохранительных органов и спец- служб России, наделенных правом осуществлять ОРД. Он раскрыл сущность и опре- деление ОРД, гарантии соблюдения законности при её проведении, ее цели, задачи, принципы и очертил правовую основу, предусмотрел ряд гарантий соблюдения прав и свобод личности, определил закрытый исчерпывающий перечень ОРМ, основания и условия их проведения, изложил основания и порядок производства материалов оперативной проверки и использования результатов ОРД, а также указал исчерпы- вающий перечень государственных органов, правомочных осуществлять ОРД, силы и средства, права и обязанности, меры правовой и социальной защиты их должностных лиц. Принципиальным являлось закрепление предписаний по основам содейст-

1 См.: Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации,, 1992.№ 1,7 Ст.892; №83. Ст. 1912.

26

вия граждан органам, осуществляющим ОРД . Таким образом, ОРМ, в т. ч. носящие негласный характер, приобрели статус регламентируемых законом. Однако в этом законе отсутствовал нормативно-правовой механизм гарантий соблюдения прав и свобод личности применительно к специфике негласной деятельности и содержалось большое количество бланкетных юридических норм. Ряд его положений носил дек- ларативный характер.

Принятие первого ФЗ об ОРД создало предпосылки для формирования новой отрасли российского законодательства в области ОРД; для признания реальности так называемого уголовно-розыскного права, отрасли российского права, нормами которой регулируются специфические (как правило, негласные) общественные от- ношения в оперативно-розыскной, контрразведывательной и частной сыскной дея- тельности, возникающие в связи с содержанием преступления и необходимостью осуществления соответствующих процедур; для появления единых для всех спец- служб и правоохранительных органов, открытых правил их негласной деятельности. За время, прошедшее после принятия закона, был накоплен большой опыт его прак- тического применения, результаты обобщения и теоретического осмысления которо-го были использованы при подготовке ныне действующего ФЗ об ОРД, . Нововведения, связанные с принятием этого закона, были настолько значительны, что потребовали самостоятельного теоретико-правового обобщения и принятия практических мер по их реализации.

ФЗ об ОРД 1995г. - это комплексный нормативный правовой акт высшей юридической силы, регулирующий общественные отношения в области ОРД, а также в некоторых иных видах деятельности правоохранительных органов и спецслужб России, связанных с оперативно-розыскной (в частности, уголовно-процессуальной и контрразведывательной) деятельностью. Он определяет содержание ОРД, осуществ- ляемой в РФ и закрепляет систему гарантий законности при проведении ОРМ.

Определение ОРД законодатель формулировал дважды - в первом и во втором законе. Изменение определения в действующем ФЗ, состоит в том, что снята двусмысленность о наличии одновременно якобы двух разных субъектов ОРД - государственных органов и оперативных подразделений, а также расширен объект защиты (за счет замены термина “права и свободы личности” на термин “права и свободы человека и гражданина”). В конечном счете, в соответствии с действующим ФЗ ОРД -вид деятельности, осуществляемый гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим ФЗ в пределах их полномочий, посредством проведения ОРМ в целях защиты жизни, здоровья, прав

1 См.: Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Комментарий /Под редакцией А.Ю. Шумилова. -М..: Юридическая литература, 1994.

2 См.: Шумилов А.Ю. Правовая основа оперативно-розыскной деятельности. -М.:АВС, 1997. -С.8.

3 См.: Российская газета. 18 августа 1995 г..

27

й свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества й государства от преступных посягательств.

Вместе с тем, имеются другие мнения ученых о понятии ОРД. Например, И.А. Климов полагает, что ОРД ОВД - это основанная на законах и подзаконных актах, научно- организованная система гласных и негласных разведывательно-поисковых мероприятий (действий), осуществляемых специально уполномоченными субъектами в целях выявления, предупреждения и раскрытия преступлений, розыска скрывшихся преступников и лиц без вести пропавших: К.К. Горяинов и Ю.Ф. Кваша считают, что эта деятельность обеспечивает защиту общества не только от преступлений, но и от административных правонарушений .

На наш взгляд, законодатель дал шире и легальнее дефиницию ОРД, перечислив все задачи, которые имеют свое конкретное содержание и в большинстве случаев являются самостоятельными, но могут быть и взаимосвязаны между собой. Важно учитывать, что каждая из этих задач может обусловливать специфические оперативно- розыскные способы ее решения. В свою очередь, решение каждой задачи, влечет за собой принятие вполне определенного итогового решения. Таким образом, по нашему мнению, задачи ОРД - определенные законодательством и ведомственными нормативными актами круг вопросов, решения которых предполагает использование негласных сил, средств и методов в целях борьбы с преступностью. Правовые пред- писания, сформулированные в законе, по существу, распространяются на всю ОРД, определяет ее содержание. По определению И.И. Басецкого, правовая основа ОРД ОВД - система содержащихся в законах, подзаконных и ведомственных актах нор- мативно-правовых положений, определяющих задачи, принципы содержания и по- рядок осуществления ОРД.

По нашему мнению более точное определение дает А.Ю. Шумилов. Под правовыми основами ОРД он понимает систему правил и предписаний, содержащихся в законах и подзаконных нормативных актах, которые устанавливают ее цели, задачи, назначение, а также порядок применения сил, средств и методов ее осуществления и проведения основанных на них ОРМ/

ОРД основана на нормах различных отраслей права, преимущественно уголовного и уголовно-процессуального, однако непосредственное регулирование производится подзаконными нормативными актами в виде системы правил “внутри” этой деятельности, без выделения в самостоятельную отрасль права в силу ее преимуще- ственно негласного характера.

1 См.: Горяинов К.К “Об оперативно-розыскной деятельности”: Комментарий. / К.К. Горяинов, Ю.Ф. Кваша, К.Ф. Сурков. /Федеральный закон/ -М.: Новый Юрист, 1997. -С. 10.

2 См.: Словарь оперативно-розыскной терминологии. /Под ред. И.И.Басецкого. - Минская Академия милиции МВДРБ, 1993.-С. 45.

3 См.: Основы правового регулирования оперативно-розыскной деятельности: Спецкурс лекций. /Под ред. А.Ю.Шумилова. Лекция 1: Оперативно-розыскная деятельность как разновидность юридической деятельности. 1997.-СЮ.

28

Правовую основу ОРД составляют: Конституция РФ, настоящий ФЗ об ОРД от 12.08.1995г., другие федеральные законы, регулирующие УК и УПК РФ ее отдельные аспекты: Закон от 5.03.1992 г. “О безопасности”, Закон РФ от 21.07.1993 г. “О государственной тайне”, Федеральный закон от 20.02.1995г. “Об информации, ин- форматизации и защите информации”, Закон РФ от 22.02.1995г. “Об органах Феде- ральной службы безопасности в РФ”, Закон РСФСР от 18.04.1991 года “О милиции”, Закон РФ от 24.06.1993г. “О федеральных органах налоговой полиции”, Федеральный закон “О прокуратуре РФ” от 17.11.1995г. и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти, в т. ч. ведомственные.

Субъектам ОРД предоставлено право издавать в пределах своих полномочий, в соответствии с законодательством РФ, нормативные акты, регламентирующие орга- низацию и тактику проведения ОРМ.

ОРЗ и регулируемая им деятельность основывается на принципах, под которыми понимаются сложившиеся в теории и практике ОРД и закрепленные в законах и ведомственных нормативных актах исходные положения (основополагающие идеи), являющиеся базовыми при организации и осуществлении ОРД. К ним относятся: законность, уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина, подконтрольность и подотчетность высшим органам государственной власти и управления, конспирация, сочетание гласных и негласных методов и средств, насту- пательность и др. Законность проявляется в обязанности должностных лиц, осущест- вляющих ОРД, точно исполнять Конституцию и законы РФ. ФЗ определены: цели и задачи ОРД; круг органов, уполномоченных на ее осуществление, которые решают задачи, определенные законом, исключительно в пределах своих полномочий, уста- новленных нормативными актами РФ; правовое положение ее субъектов; основания и порядок ОРМ; формы контроля. Контроль за ОРД осуществляют Президент, Феде- ральное Собрание, Правительство РФ в пределах полномочий, определяемых Кон- ституцией РФ, конституционными и федеральными законами. За соблюдением за- конности проведения ОРМ, связанных с ограничением конституционных прав граждан, установлен судебный контроль (судья дает разрешение на их проведение) и ве- домственный контроль (руководитель органа, осуществляющего ОРМ, несет персо- нальную ответственность за соблюдение законности их проведения). Регламентиро- ваны формы и методы фиксации, легализации и использования результатов ОРД.

1 См.: Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации: Комментарий /Под ред. А.Ю. Шу милова. М.: ABC, Юрид. лит. -1994. -С.32-41.

2 См.: Приказ МВД РФ от 22 мая 1996 года “О мерах совершенствования оперативно-розыскной деятельности ор ганов внутренних дел”.

29

Надзор за исполнением законов РФ субъектами ОРД возложен на Генерального про- курора РФ и уполномоченных им прокуроров.1

Уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина проявляется в том, что не допускается осуществление ОРД для достижения целей и решения задач, не предусмотренных ФЗ . Лицу, полагающему, что действия субъектов ОРД, привели к нарушению его прав и свобод, предоставлено право обжаловать их в вышестоящий орган, осуществляющий ОРД, прокурору или в суд. Предусмотрена и возможность для лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана, истребования от субъектов ОРД полученной от их информации, в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих разглашения государственной тайны. Отказ в этом или ее предоставление не в полном объеме может быть обжаловано в судебном порядке. Органам (должностным лицам) запрещается: проводить ОРМ в интересах какой-либо политической партии, общественного, религиозного объеди- нения; принимать негласное участие в работе органов государственной власти всех уровней, политических партий, общественных и религиозных объединений, в целях оказания влияния на характер их деятельности; разглашать сведения, затрагивающие неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан, а также сведения которые стали известными в процессе проведения ОРМ без согласия граждан, могут быть преданы гласности только с их разрешения или в случаях, предусмотренных ФЗ; проводить ОРМ и использовать специальные и иные технических средств, предназначенных для негласного получения информации не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами .

Нарушение органом (должностным лицом), осуществляющим ОРД, прав и законных интересов физических и юридических лиц влечет ответственность, предусмотренную законодательством РФ, а вышестоящий орган, прокурор либо судья, обязаны принять меры по их восстановлению и возмещению причиненного вреда. Правовой механизм реализации судебного контроля за законностью и обоснованностью ограничения конституционных прав граждан (на неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений) при проведении ОРМ заключается в том, что их проведение допускается только по судебному решению и мотивированному постановлению руководителя органа, осуществляющего ОРД и при наличии оснований, изложенных в ч.2 ст. 8 ФЗ об ОРД . Уполномоченный на то судья единолично, незамедлительно рассматривает предос-

1 См.: Хлюпкин Н.И. Прокурорский надзор за исполнением законов в сфере оперативно-розыскной деятельности /Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. -№135. -С. 100-101.

2 См.: Чувилев А. А. Прокурорский надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности //’Законность. 1995. №6. -С. 22-24.

3 См.: Вечерин Э.В. Закон об оперативно-розыскной деятельности и права граждан //Законность. 1993.-№ 12. - С.21-23.

4 См.: Зажицкий В.Н. Новый закон об оперативно-розыскной деятельности более совершенен. // Государство и право 1995. №12 -С.49-55.

30

тавленные ему материалы. Если они не достаточны для принятия решения, он вправе истребовать субъекта ОРД иные материалы, касающиеся оснований для проведения ОРМ (за исключением данных о лицах внедренных в преступные группы, о ШНС и лицах, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения ОРМ).

Разрешены в законе и вопросы, связанные с продлением срока действия постановления судьи, порядком обжалования его отказа в проведении ОРМ (ст.9 ФЗ об ОРД) и регламентированы условия и порядок проведения ОРМ в случаях, не терпящих отлагательства и могущих привести к тяжким последствиям (ст. 8 ФЗ).

В ст. 13 ФЗ дан исчерпывающий перечень органов, уполномоченных осуществлять ОРД на территории РФ, который может быть изменен и дополнен только ФЗ. Их полномочия, структура и организация работы, определяются руководителями органов, осуществляющих ОРД, а для решения возложенных задач в ст. ст. 14 и 15 ФЗ определен круг их обязанностей и прав. В ч. 1 ст. 8 ФЗ указан перечень ОРМ, которые проводятся при осуществлении ОРД, и этот перечень может быть изменен или дополнен только ФЗ. При проведении ОРМ допускается использование информационных систем, видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также других технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей и, не причиняющих вреда окружающей среде. Должностные лица, осуществляющие ОРД, решают ее задачи путем личного участия в организации и проведении OPMz их законные требования обязательны для исполнения юридическими и физическими лицами. Они могут использовать помощь специалистов в области науки, техники, искусства или ремесла, а также отдельных граждан с их согласия, на гласной и негласной основе. Неисполнение данных требований и воспрепятствование законному осуществлению ОРД влекут ответственность по законодательству РФ. Проведение ОРМ и использование специальных и иных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными ФЗ физическими и юридическими лицами, запрещено. В ст. 7 ФЗ об ОРД установлен перечень оснований для проведения ОРМ.

Исходя из того, что проведение ОРМ связано с ограничением конституционных прав и свобод гражданке законодатель ввел ряд условий, которые должны соблюдаться при осуществлении некоторых из них. Так, проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц, осуществляющих ОРД и лиц, оказывающих им содействие, должны проводиться на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. Условия проведения оперативного эксперимента в законе сформулированы в виде целей, на достижение которых он должен быть направлен. Его можно проводить только для выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, выявления и установления лиц,

31

их подготавливающих или совершивших (ст. 8 ФЗ). Особые условия - только на ос- новании судебного решения, установлены для проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, поч- товых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища., проведение таких ОРМ запрещается с целью сбора данных, необходимых для принятия решения, связанных При условии, что указанные ОРМ направлены на обеспечение безопасности органов, осуще- ствляющих ОРД, и наличие в письменной форме согласия граждан на их проведение они могут осуществляться без судебного решения.

Для информационного обеспечения документирования ОРД закон допускает создание и использование информационных систем, а также заведение дел оперативного учета, только при наличии достаточных оснований, предусмотренных ст. 7 ФЗ и в целях собирания и систематизации сведений, проверки и оценки результатов ОРД, а также принятия на их основе соответствующих решений органами, осуществляющими ОРД. На наш взгляд, посредством конкретизации целей заведения дел оперативного учета осуществлено в общих чертах законодательное структурирование познавательной стороны ОРД, выделены такие самостоятельные ее части, как собирание, проверка и оценка оперативных данных, что является шагом вперед в направлении ее целостного правового регулирования. Законом установлено, что перечень дел оперучета, порядок их ведения определяются нормативными актами субъектов ОРД. Важной гарантией защиты личности, является положение закона, в соответствии с которым факт заведения дела оперучета не может являться основанием для ограничения конституционных прав и свобод, законных интересов человека и гражданина. Дело оперативного учета подлежит прекращению в случаях решения задач ОРД, а также установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности их решения.

Участие граждан в ОРД может осуществляться в форме их содействия органам, ведущим ОРД. В целях исключения тотального вовлечения граждан в эту деятельность законом установлено, что к подготовке или проведению ОРМ могут привлекаться отдельные лица с их согласия, с сохранением по их желанию конфиденциальности такого содействия, в т. ч. по контракту, который заключается органами, осуществляющими ОРД с совершеннолетними, дееспособными лицами, независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального происхождения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений. Запрещено привлекать к конфиденциальному содействию по контракту депутатов, судей, прокуроров, адво- катов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистри- рованных религиозных объединений (ст. 17 ФЗ об ОРД).

32

Согласно закону лица, содействующие субъектам ОРД, находятся под защитой государства. Тем из них, которые содействуют на контрактной основе, государство гарантирует выполнение своих обязательств., предусмотренных контрактом, включая социальные гарантии и правовую защиту, связанную с правомерным выполнением ими общественного долга или возложенных на них обязанностей (ст. 18 ФЗ об ОРД)..

В соответствии с принципом конспирации содействие граждан субъектам ОРД, по их желанию может носить конфиденциальный характер. Сведения об используемых при проведении негласных ОРМ силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах ОРД, о лицах, внедренных в ОПГ, о ШНС и оказывающих содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и тактике проведения ОРМ, составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, и могут быть преданы гласности лишь с согласия этих лиц и в случаях, предусмотренных законами (ст. 12 ФЗ). Судебное решение на право проведения ОРМ и материалы, послужившие основанием для его принятия, хранятся только в органах, осуществляющих ОРД. До- кументы, отражающие результаты ОРД, могут быть представлены органу дознания, следователю, судье, другим субъектам ОРД, в порядке и в случаях, установленных настоящим законом (ст. 12 ФЗ). Принцип конспирации направлен на то, что сведения об организации и тактике, методах и средствах ОРД, исключены из предмета проку- рорского надзора (ст. 21 ФЗ).

В связи с тем, что результаты ОРД существенным образом затрагивают интересы личности, общества и государства, законодателем регламентированы порядок их представления органу дознания, следователю или в суд только на основании по- становления руководителя органа, осуществляющего ОРД и в порядке, предусмот- ренном ведомственными нормативными актами, а также предусмотрены следующие формы использования: для подготовки и осуществления следственных и судебных действий; в доказывании по уголовным делам; для решения вопросов о допуске гра- ждан к отдельным видам деятельности (ст. 11 ФЗ). Характерными чертами и особен- ностями развития теории ОРД на современном этапе, по нашему мнению, являются: перераспределение нормативно - правового материала с ведомственного на законо- дательный уровень и формирование ОРЗ и методологии общей теории ОРД; начало процесса кодификации правовых норм ОРД, т.е. выделение основных правил, право- вых предписаний, ранее имевшихся в подзаконных актах и их обоснование на зако- нодательном уровне; законное расширение субъектов, наделенных правами на осу- ществление ОРД и резкое обострение необходимости правовой регламентации, спе- цифики деятельности каждого из них, с одной стороны, а с другой, выделение общих правовых положений, единых для всех субъектов ОРД; необходимость обязательной государственной регистрации в Минюсте России ведомственных оперативно-

33

розыскных и нормативных актов, затрагивающих права и законные интересы граждан, и носящих межведомственный характер. Думается, что наличия только Положения “О порядке государственной регистрации ведомственных нормативных актов”, утвержденного (Постановлением Правительства РФ от 8 мая 1992 г. № 305) недоста- точно, т. к. данные правила целесообразно включить в ФЗ об ОРД. Это не только по- высит их юридическую силу, но, что очень важно, создаст дополнительные гарантии соблюдения прав граждан при осуществлении ОРД; правовая регламентация вневе- домственного контроля и надзора за состоянием законности в ОРД; включение в сферу правового регулирования ОРД общественных отношений, которые ранее не подвергались воздействию права (например, возникающих в сфере частной детек- тивной деятельности).

С учетом изложенного, на наш взгляд, можно сделать выводы, что ныне действующее ОРЗ еще далеко от совершенства, и в первую очередь это касается действующего ФЗ об ОРД. На его содержание оказали и продолжают оказывать влияние такие факторы, как: 1) распад СССР и образование суверенных государств (в некоторых из них приняты свой ОРЗ). Например, на Украине, в Белоруссии и Казахстане законодатели пошли по пути принятия законов, аналогичных первому Российскому ФЗ об ОРД.

Закон Украины от 18.02.92, Закон республики Беларусь от 15.09.94. Причем в последнем, из указанных законов, под ОРД понимается не только работа, направленная на защиту от преступных посягательств (т.е. ОРД в “узком” смысле слова), но и собственно контрразведывательная деятельность. В Польше, с 06.04.90 действует За- кон “Об органах государственной безопасности”. В частности, им предусмотрен запрет на предоставление информации о гражданине, полученной в ходе проведения ОРМ, “другим лицам и институтам, кроме суда и прокурора” (ст. 12.2) Закона; 2) разработка в России новой (по сравнению с имевшейся в СССР) концепции судебно-правовой реформы ; 3) резкое усложнение криминогенной ситуации в стране; 4) принятие в 1993 г. новой Конституции РФ; 5) принятие нового УК и УПК РФ.

Проведенный анализ правовых актов позволяет сделать ряд теоретических выводов и практических предложений по совершенствованию правового регулирования ОРД ОВД. К сожалению, в ФЗ об ОРД некоторые важные и, на наш взгляд, принципиальные положения не только до конца не урегулированы, но и требуют внесения изменений и издания дополнительных правовых актов на законодательном и подзаконном уровне. Так, следовало бы более четко определить правовое положение властных участников ОРД - оперативных работников, пределы их полномочий при принятии соответствующих решений, их содержание и форму. Нуждается в развитии и регулирование оперативного доказывания, образующих его частей, которые,

1 См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. -М. 1992.-С.22.

34

в своей совокупности, выполняют роль правового механизма реализации всего ОРЗ. Необходимо законодательно определить содержание и форму информационных до- казательств, на основе которых решаются задачи, стоящие перед этим видом дея- тельности, и лежат в основе всех решений, принимаемых в ходе ОРД, в т. ч. тех, ко- торые направлены на ограничение конституционных прав и свобод личности1. Со- держание и формы информационных доказательств напрямую влияют не только на реализацию участниками ОРД своих прав и обязанностей, но и на эффективность защиты личности, общества и государства от преступных посягательств, обеспечение их безопасности. От их точности и полноты (доброкачественности) в значительной мере зависят законность и обоснованность оперативных решений, успешное достижение целей данной деятельности. В законе целесообразно прямо указать и на необходимость точного, полного отражения в оперативно-служебных документах сведений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для ОРД (оперативных до- казательств), полученных в ходе ОРМ. Требует совершенствования и процедура представления и истребования результатов ОРД.

В связи с нарастанием противодействия ОПГ ОРД, возникла необходимость проведения ОРМ, обеспечивающих собственную безопасность органов, осуществ- ляющих ОРД ст. 8 ФЗ. Полагаем необходимым издание самостоятельного нормативно- правового акта, регулирующего это направление ОРД, исключительно на ведом- ственном уровне.

В силу изложенного представляется более целесообразным внесение изменений и дополнений в действующие законодательные акты. В Закон е РСФСР “О милиции” следует дополнить ст. 11 “Права милиции” положением, о том что органы милиции имеют право осуществлять меры по обеспечению собственной безопасности.

В ст. 8 ФЗ об ОРД внести дополнения и изложить в такой редакции: “ОРМ, обеспечивающие безопасность ОВД, ФСБ, СВР, ФСНП России, проводятся в порядке, предусмотренном нормативными актами указанных ведомств”.

Кроме того, необходимо расширить содержание ст. 2 ФЗ и определить, что задачами ОРД также являются: предупреждение проникновения в органы, осуществляющие ОРД, лиц, склонных к предательству интересов службы, либо преследующих корыстные или противоправные цели; выявление и пресечение противоправной деятельности сотрудников органов, осуществляющих ОРД, вставших на путь преда- тельства интересов службы.

Законодательный уровень правового регулирования деятельности оперативных служб, осуществляющих борьбу с организованной преступностью и коррупцией, отстает от потребностей практики и действий криминальной среды. Отсутствие взаи-

1 См.: Земскова А.В. Использование результатов оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, в уголовно-процессуальном доказывании // Оперативно-розыскная работа. №1 МВД РФ,-М., 2000, С.3-9.

35

модополняющих законов: о борьбе с организованной преступностью, о контроле за распространением наркотических средств, о борьбе с коррупцией, о мерах по легали- зации преступно нажитых средств, о безопасности субъектов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью, правовой защите потерпевших и свидете- лей, значительно снижает наступательность в борьбе с наиболее опасными организо- ванными формами преступных проявлений, лишает оперативные службы надежной правовой основы для повышения эффективности ОРМ воздействия на преступность1.

С учетом ошибок прошлого в деятельности оперативных аппаратов, мы вполне разделяем положения ст.5 ФЗ “соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении ОРД”, но ее редакция вызывает серьезные возражения и замечания. По нашему мнению, требования ч. 3 ст. 5 ФЗ об ОРД вступают в противоречие с ч. 2 этой статьи. В последней, правом обжалования наделено любое лицо, полагающее, что применением ОРМ нарушены его права и свободы, а в ч.З такое право распро- страняется только на лиц, виновность которых в совершении преступлений не дока- зана. Закон также ставит оперативных работников в двойственное положение: с од- ной стороны обязывает их представлять заявителю сведения о характере полученной в отношении него информации, хотя и с оговоркой (в пределах, “допускаемых требо- ваниями конспирации и исключающих разглашение государственной тайны”), а с другой - объявляет проведение всех ОРМ, в т.ч. и относящихся к государственной тайне. Из этого могут вытекать отрицательные последствия: снижение активности у оперативных работников, их инициативности и наступательности в борьбе с пре- ступностью; стремление к сокрытию части ОРИ. По нашему мнению, нет необходи- мости предоставлять гражданам ОРИ для защиты их прав свобод; поскольку она не является основанием для принятия юридически значимых решений без предвари- тельной ее проверки в рамках административных или уголовно-процессуальных норм (ст. 11 ФЗ). Предоставление заявителю истребуемой им ОРИ повлечет во мно- гих случаях необходимость объяснения оснований для проведения ОРМ, предусмот- ренных ст. 7 ФЗ и расшифровку источников ее получения. В этих случаях от субъек- та, в адрес которого поступило заявление, потребуются консультации с инициатора- ми запросов либо формально-бюрократические оттяжки с ответом, вовсе дезинфор- мирующие, что нравственно недопустимо.

Проблема безопасности лиц, оказывающих содействие ОВД, всегда стояла остро перед субъектами ОРД. И она должна быть решена как можно скорее. Однако законодатель считает возможным обезопасить только лиц, осуществляющих сотруд- ничество по контракту, и членов их семей, путем проведения специальных ОРМ. На наш взгляд, такое деление является необоснованным. В связи с этим предлагаем вне- сти в ст. 18 ФЗ следующие изменения: слова “по контракту” заменить словами “на

1 См.: Попов В.И. Теоретические и организационные вопросы деятельности оперативно-розыскных служб органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью. -М.. 1995. -С.63-66

36

конфиденциальной основе”. В целях своевременного реагирования и сохранения тайны негласного сотрудничества дополнить ст. 8 ФЗ примечанием следующего со- держания: “При возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц, в связи с их содействием (на безвоз- мездной либо возмездной основе) органам, осуществляющим ОРД, а равно членам их семей, близких родственников по их заявлению или с их письменного согласия разрешается проведение действий, указанных в п.п. 8 -11 ч. 1 ст.6 ФЗ без вынесения решения, уполномоченного на то судьи и последующего его уведомления.

Также считаем целесообразным расширить круг субъектов, в отношении которых могут осуществляться специальные ОРМ по обеспечению их безопасности, оп- ределяемые Правительством России, включив в этот перечень и всех участников ОРД, членов их семей и близких родственников, что в целом не противоречило бы Закону. Реализация вносимых предложений обусловливается следующими объективными обстоятельствами:

  1. Участники ОРД и, в первую очередь, лица, сотрудничающие с оперативными аппаратами на конфиденциальной основе, подвергаются постоянному риску рас- крытия их связи с правоохранительными органами со стороны преступных элементов, в среде которых они действуют, что может повлечь причинение им и членам их семей физического, имущественного или морально-психологического вреда. Усиление в последнее время степени организованности и профессионализма преступности резко обострило рассматриваемую проблему. Анализ практики свидетельствует, что опытные организаторы и активные участники ОПГ (как правило, имеющие пред- ставление о формах и методах ОРД), чтобы исключить возможность разоблачения, не допускают нейтральных наблюдателей в свое окружение , и любое уклонение лица, вступившего с ними в контакт, от участия в подготовке или совершении преступлений рассматривают как предательство.

В то же время, действуя в криминальной среде и ведя образ жизни, внешне не отличающийся от преступного, такие лица вынуждены в большей степени соприка- саться с противоправными проявлениями. Тем самым, по нормам действующего за- конодательства, при разоблачении особо опасных преступников они постоянно рис- куют оказаться в положении невольно преступивших закон. В таких условиях реаль- ное содействие граждан в борьбе с преступностью приобретает повышенную опас- ность (по возможным правовым последствиям, а также из-за угроз преступников), что диктует необходимость принятия адекватных риску мер защиты подобных лиц

2

со стороны государства .

1 См.: Гудков Ю. А. Криминальное противодействие в уголовном процессе и оперативно-розыскные меры по его предупреждению: Дис… канд. юрид. наук. - М.: Академия МВД РФ, 1994. -86с.

2 См.: Бобров В.Г. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. Вопросы, требующие решения //Проблемы формирования уголовно-розыскного права. - М., 1998. -С. 11-17.

37

  1. В структуре органов, осуществляющих ОРД, имеются подразделения, состоящие из ШНС, в частности внедряемых в криминальную сферу, функционирующих в условиях строгой конспирации и конфиденты. В силу этого к ним невозможно применение, по условиям конспирации, отдельных положений о социальной защи- щенности, предусмотренных законами “О милиции” и “Об ОРД “, т.к. законодатель не обеспечил их надежными правовыми гарантиями.

Устранить этот пробел, могла бы специальная норма - “право оперативного работника на профессиональный риск”, которая, на наш взгляд, может выглядеть так: “Не признаются преступными действия субъектов ОРД, формально нарушившие права и законные интересы физических и юридических лиц, но совершенные в экстремальных ситуациях, в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости или в условиях профессионального риска. Риск признается оправданным, если со- вершенное деяние объективно вытекало из информации о фактах и событиях, кото- рыми располагал оперработник, а выполнение законной функции не могло быть дос- тигнуто не связанными с профессиональным риском методами и средствами”. При- нятие этой правовой нормы явилось бы своевременной реакцией законодателя на ре- альное противодействие ОПГ правоохранительным органам и исполнителям ОРМ, связанных с проникновением в преступные структуры. ОНИ имели бы право на “противозаконные” действия в форме не только административных правонарушений, но и преступлений, не представляющих большой общественной опасности, при ус- ловии, что они действуют в рамках утвержденного задания. По мнению практических работников, успех таких ОРМ зависит от линии поведения, находящейся на грани крайней необходимости и обоснованного риска. Между тем, практическая реализация норм ст. 16-18 ФЗ проблематична, т.к. освобождение указанных в них лиц от уголовной ответственности возможно лишь при официальном установлении факта конфиденциального содействия или принадлежности к оперативному аппарату, что становится достоянием всех участников процесса. В этой связи, нам представляется, что механизм освобождения от уголовной ответственности ШНС и конфидентов должен быть урегулирован в специальном законодательном акте, либо путем внесе- ния дополнений в УК и УПК РФ, Для этого достаточно дополнить главу I ФЗ статьей, о праве на оперативный риск, закрепляющей принцип адекватности допускаемого риска складывающейся ситуации, т.е. его оправданности, и предоставляющей право на риск не только оперативникам, но и лицам, оказывающим им конфиденциальное содействие. При этом законодательная дифференциация этих полномочий не требу- ется - достаточно оговорить конкретные критерии определения пределов допустимо- го причинения вреда право охраняемым интересам. Оценка оправданности возлага- ется на руководителей оперативного органа, а при наступлении тяжких последствий на (суд. 3) Представляется, что в ст. 18 ФЗ необоснованно ограничены поощритель- ные меры лицам, содействующим органам, осуществляющим ОРД. Практика под-

38

тверждает, что есть необходимость включения в закон таких мер поощрения, как представление о досрочном освобождении или смягчении наказания, о помиловании, переводе на улучшенные условия содержания в ИУ, если секретный сотрудник осу- жден в связи с совершением преступления в условиях преступного сообщества или группы, проявил настойчивость и риск в выполнении заданий ОВД.

Кроме того, по нашему мнению, представляется важным создать постоянно действующий Координационный совет правоохранительных органов (с участием Генпрокуратуры, Минюста, Верховного Суда, министерств и ведомств субъектов, осуществляющих ОРД) по обеспечению безопасности и социально-правовой защите участников ОРД, уголовного процесса и членов их семей (близких), на который воз- ложить функции координации деятельности и комплексной проработки практических мероприятий по решению данной проблемы, Межведомственным нормативным актом Генеральной прокуратуры, Верховного суда, органов, осуществляющих ОРД, определить: а) содержание и пределы тактической активности лиц, сотрудничающих на конфиденциальной основе с оперативными аппаратами в криминальной среде; га- рантии их защиты от необоснованного привлечения к ответственности при выполнении функций предупреждения и раскрытия преступлений; б) организационные и так- тические основы взаимодействия перечисленных ведомств при решении вопросов защиты указанной категории граждан; разработать механизм применения правовых институтов помилования, крайней необходимости при вынужденном совершении правонарушений к участникам ОРД, с помощью которых были предупреждены или раскрыты тяжкие преступления; предусмотреть создание специального жилого фонда и определить порядок его использования органами, осуществляющими ОРД, в случае экстренной необходимости переселения участников ОРД и членов их семей во избежание преступных посягательств на их жизнь, здоровье или имущество; рас- пространить на граждан, участвующих в ОРД, и членов их семей, вынужденно (при реальной угрозе их жизни) сменивших место постоянного проживания, статус бе- женцев с соответствующими социально-правовыми гарантиями и льготами; опреде- лить порядок замены по ходатайствам органов, осуществляющих ОРД, абонентских телефонных номеров участникам ОРД; разрешить ОВД (по ходатайству органов, осуществляющих ОРД) производить обмен документов, удостоверяющих личность гражданам, подвергающимся опасности расправы со стороны преступных элементов.

Представляется необходимым выделить несколько направлений совершенствования правового регулирования ОРД: 1) включение новых норм в действующие ФЗ об ОРД и УПК самостоятельными разделами (об этом подробнее смотрите ниже); 2) разработка проекта Оперативно-розыскного кодекса РФ (ОРК РФ); 3) подготовка межведомственного закрытого подзаконного акта - Устава правоохранительных ор- ганов и спецслужб РФ “Об основных положениях организации и тактики ОРД” (ут- верждаемого указом президента РФ); 4) совершенствование международно-правовых

39

актов, регулирующих оперативно-розыскное сотрудничество различных стран. В на- стоящее время правовые нормы по осуществлению ОРД содержатся в нескольких десятках законов России, которые зачастую не соответствуют не только друг другу, но и отдельным нормам ФЗ об ОРД ,и даже некоторым конституционным положениям. На наш взгляд, для закрепления единой цели и задачи государственной политики в сфере ОРД, осуществляемой различными субъектами, и решения других вопросов законодательного регулирования в этой области, необходимо:

  1. Разработать и принять единый ОРК РФ. Размещение всего открытого норма тивно-правового материала в едином ОРК РФ сделает для практиков более удобным и доступным использование основных правил ОРД. Форма интегративного норма тивно-правового акта предоставит законодателю возможность снять противоречие между обязанностью соблюдения и необходимостью ограничения конституционных прав граждан в ОРД. Для восполнения пробела в законодательном регулировании порядка ограничения конституционных прав граждан и приведения правил, регули рующих деятельность правоохранительных органов и спецслужб, в соответствии с положениями Конституции (см. ч.З. ст. 15, ч.З. ст.55 и др.), международно- правовыми актами, а также с концепцией идущей в стране судебно-правовой рефор мы, необходимо включить в ОРК РФ раздела - “О порядке ограничения конституци онных прав граждан в ОРД”. Нормы данного раздела должны дополнить и развить положения действующих законов), касающихся соблюдения прав и свобод человека и гражданина и обжалования действий, ограничивающих конституционные права. В ОРК РФ необходимо решить неурегулированные вопросы производства по ДОУ на различных стадиях ОРП в зависимости от деяний отдельных категорий граждан (не совершеннолетних, психически больных), решения проблем приостановления и про дления срока производства по ДОУ, разграничения предмета ведения между отдель ными субъектами. Кроме того, в ОРК должны быть предусмотрены следующие раз делы: регламентирование ОРП, осуществляемого правоохранительными органами и спецслужбами России; установление порядка производства по ДОУ; регламентиро вание проведения ОПР в ОРП; разграничение понятий “оперативно-розыскная”, “контрразведывательная”, “разведывательная” деятельность (определение их взаи модополняемости).

  2. В целях упорядочения ведомственного секретного нормотворчества, разра ботать межведомственный закрытый нормативный документа - Устав правоохрани тельных органов и спецслужб РФ “Об основных положениях организации и тактики ОРД”. Учитывая его значимость, он должен являться актом, хотя и секретным, но вводимым в действие указом Президента РФ, так как в нем размещается нормативно- правовой материал, затрагивающий конституционные права граждан, и Президенту РФ подчиняются все федеральные ведомства.

40

  1. Совершенствовать международно-правовых акты, регулирующих оперативно- розыскное сотрудничество различных стран, особенно после принятия Конвенции ООН, против транснациональной организованной преступности 15 декабря 2000г. Следует разработать международно-правовые стандарты обмена ОРИ, передаваемой по каналам Интерпола, других международных организаций и введения единых кри- териев сбора информации о лицах, подозреваемых и обвиняемых в совершении пре- ступлений, разыскиваемых и в отношении которых проводится оперативная проверка об их причастности к преступной деятельности. Необходима разработка общеми- ровых стандартов ОРД органов милиции и полиции - под эгидой ООН, о борьбе с транснациональной преступностью и использования результатов ОРД в качестве до- казательств при расследовании уголовных дел. В настоящее время определена обще- правовая база только одного ОРМ - контролируемая поставка. В СНГ уже складыва- ется ОРЗ - разработан модельный закон об ОРД. В УПК РФ необходимо сформули- ровать основные принципы и правила сношений с правоохранительными органами иностранных государств по вопросам оказания правовой помощи, по уголовным де- лам в вопросах международного розыска обвиняемых и осужденных, и их экстрадиции

На наш взгляд, давно назрел вопрос о создании межведомственного органа ко- ординации субъектов ОРД в борьбе с преступностью, который должен быть преду- смотрен в ФЗ об ОРД. Его задачами должны стать: наведение порядка в оперативно- розыскном, информационном пространстве; устранение конкуренции между ведом- ствами; определение форм взаимодействия по резонансным уголовным делам; опре- деление единой стратегии субъектов ОРД

41 f ОС.»,- …,.’

БИБЛИОТЕКА

1.2. Сущность, классификация, основания, условия проведения оперативно- розыскных мероприятий и их значение в решении тактических задач оперативно-розыскной деятельности и уголовного судопроизводства

Практика борьбы с преступностью выработала специальные методы познания в ОРД, которые были названы законодателем, без раскрытия их определения, оперативно- розыскными мероприятиями (ОРМ) и закреплены в ст. 6 ФЗ об ОРД. Приведенный перечень ОРМ может быть изменен или дополнен только ФЗ. Как нам представляется, последнее обстоятельство означает, что оперработники не вправе именовать их по- иному или относить к ОРМ какие-либо другие действия, расширяя предусмотренный ФЗ перечень. В противном случае полученные таким путем результаты не могут быть использованы в процессуальном доказывании, как полученные изначально незаконно. С помощью ОРМ устанавливаются лица, совершившие преступления, обнаруживаются вещественные доказательства, разыскиваются свидетели. Они осуществляются для установления участников, сообщников, организаторов совершения преступления, выявления различных установленных законом источников доказательств, если обнаружение их следственным путем невозможно или крайне затруднительно.

По определению А.Е. Чечетина, ОРМ - составной структурный элемент ОРД, состоящий из системы взаимосвязанных действий, направленных на решение кон- кретных тактических задач. В словаре оперативно-розыскной терминологии под ре- дакцией И.И. Басецкого под оперативно-тактической задачей понимается конкрети- зированный в данной оперативно-розыскной ситуации круг вопросов, подлежащих

решению оперативным аппаратом в процессе поиска, обнаружения и реагирования

1 на признаки противоправной деятельности .

Вся ОРД осуществляется исключительно посредством проведения ОРМ. Они

носят разведывательно-поисковый характер и направлены на получение информации

0 лицах, замышляющих, подготавливающих и совершающих преступление, а также на установление местонахождения лиц, скрывающихся от следствия и суда, и без вести пропавших граждан .

На наш взгляд, более полное определение ОРМ дает А.Ю. Шумилов, который считает, что ОРМ (средняя организационная форма ОРД) — совокупность отдельных средств, объеденных целью ОРД (защита от преступных посягательств соответствующих объектов) и направленных на решение конкретных задач ОРД, предусмотренных ФЗ. Оперативно-розыскное мероприятие он понимает как первичную, организационную форму ОРД поступок, акт поведения должностного лица оперативного

1 См.: Словарь оперативно-розыскной терминологии. //Под ред. И.И. Басецкого, Минск: Академия милиции МВД РБ, 1993.-45с.

42

органа, а равно лица, содействующего ее проведению (как правило конфидента), на- правленный на решение конкретной задачи ОРД, предусмотренный ФЗ. По его мне- нию, оперативно-розыскная операция (высшая организационная форма ОРД) - это система взаимосвязанных по цели, времени и месту ОРМ и оперативно-розыскных действий, осуществляемых по общему плану из единого центра и направленных на решение задач, предусмотренных ФЗ .

По мнению И.И. Басецского, ОРМ - совокупность объеденных единым тактическим замыслом действий оперработников и иных участвующих в ОРД лиц, направленных на решение стоящей в данной оперативно-розыскной ситуации задачи .

Анализ закрепленных в ФЗ об ОРД ОРМ позволяет обнаружить их существенное различие между собой по содержанию, структурным элементам, правовым условиям, субъектам проведения и других параметрам. Для уяснения сущности ОРМ, оп- ределения сходства и различия целесообразно осуществить их классификацию. Сущность ОРМ состоит в собирании информации о различных сторонах познаваемого объекта. Посредством ОРМ устанавливаются участники, сообщники, организаторы совершения преступления, выявляются различные установленные законом источники доказательств, если обнаружение их следственным путем невозможно или крайне затруднительно, разыскиваются свидетели. Под классификацией понимается научно- методический прием, позволяющей упорядочить знание об окружающей дей- ствительности путем распределения изучаемых предметов на взаимосвязанные классы и группы . Сущность классификации, с точки зрения формальной логики, заключается в раскрытии объема понятия путем перечисления всех понятий, которые являются по отношению к нему видовыми, а ее назначение состоит в том, чтобы быть средством лучшего познания изучаемых объектов .

Вопросы классификации ОРМ в теории ОРД, по нашему мнению, относятся к числу малоисследованных, хотя отдельные попытки деления их на виды и группы по различным основаниям предпринимались специалистами в области ОРД, в т. ч. на законодательном уровне и ведомственных нормативных актов, но единого мнения не достигнуто. В ФЗ об ОРД осуществлена фактическая классификация ОРМ на 3 кате- гории: 1)обычные ОРМ, не ограничивающие конституционные права человека (опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, оперативное внедрение и контролируемая поставка); 2)ограничивающие

1 См.: Желобкевич Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел. Общая часть: Курс лекций. /Авт. кол./. В.И. Плехов, А.Е. Чечетин. -М.: ЦИ и НМОКП МВД России., 2000.- С. 256.

2 См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность в схемах: Наглядное пособие. -М., 1998. - С. 79.

3 См.: Басецкий И.И. Словарь оперативно-розыскной терминологии. -Мн.: Академия милиции МВД РБ, 1993. - С.45.

4 См.: Методологические проблемы социологического исследования. /Под. ред. Д.Ф. Козлова. -М.: Изд.-во Моск. ун.-та, 1979.-С. 51.

5 См.: Формальная логика: Учебник. - Л.: Изд.-во Ленигр. ун-та, 1977. - С. 138.

43

конституционные права человека: а) проведение которых всегда влечет ограничение прав (контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослуши- вание телефонных переговоров); б) при проведение которых права человека ограни- чиваются только в специально предусмотренных законодателем случаях (сыскное обследование жилища, сыскное наблюдение с проникновением в жилище, сыскной сбор образцов в жилище и сбор образцов голоса человека путем контроля его теле- фонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, влекущее вторжение в частную жизнь человека); 3Специальные, которые направлены на про- тиводействие совершению тяжких и особо тяжких преступлений (оперативный экс- перимент). Его допустимо проводить исключительно в ходе оперативно-розыскного процесса и лишь в целях пресечения и раскрытия тяжкого и особо тяжкого преступ- ления. На наш взгляд, деление ОРМ на категории, по указанным признакам, не рас- крывает полностью их сущность и содержание.

Так, в Наставлении об основах организации и тактики ОРД ОВД, объявленном приказом МВД РФ от 22 мая 1996г., (далее Наставление), из совокупности ОРМ вы- деляются 2 самостоятельные их разновидности: оперативно-технические — проводи- мые подразделениями оперативно-технических мероприятий (ОТМ) с использованием специальных технических средств (контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи); оперативно-поисковые - осуществляемые силами и средствами оперативно-поисковых подразделений (ОПП) (наблюдение, контролируемая поставка). Представляется, что основным признаком выделения этих групп мероприятий выступают субъекты их проведения и было бы логичным взять это в основу одной из классификаций ОРМ. Однако ведомственный «законодатель» в своем нормотворчестве проявляет непоследовательность - давая в другом нормативном акте определение ОТМ относит к их субъектам кроме оперативно-технических и оперативно-поисковые подразделения .

Такой подход, на наш взгляд, противоречит определению ОПМ, из него вытекает, что ОПП могут осуществлять, как ОПМ, так и ОТМ. В связи с этим признак субъекта проведения ОРМ брать за основу классификации невозможно. Кроме того, список ОТМ, указанный в Наставлении, не ограничивается. В других нормативных актах МВД РФ предусмотрен целый ряд иных ОТМ, являющиеся разновидностями ОРМ, закрепленных в ФЗ об ОРД. Это некоторые технические разновидности наблюдения, условно называемые мероприятиями: «НП» - наблюдение осуществляемое специально подготовленными сотрудниками ОТП негласно с использованием аппаратуры фиксации психофизических реакций человека на определенную инфор-

1 См.: Инструкция об основах организации и тактики проведения оперативно-технических мероприятий, утвер- жденная совместным приказом ФСБ. МВД. СВР, ФСО. ФАПСИ. ФПС, ФСНП, ГТК России от 19 июня 1996г.

44

мацию бесконтактным способом ; «НАЗ» - наблюдение, осуществляемое сотрудни- ками ОТП, ОПП или специально подготовленными оперработниками с использова- нием аппаратуры аудиозаписи, других специальных технических средств, с целью негласного слухового контроля и аудиозаписи разговоров проверяемых лиц в поме- щениях, транспорте или на местности ; «НВ» и «НВД» - негласное, визуальное на- блюдение, осуществляемое подразделениями ОТМ с использованием специальных технических средств за действиями проверяемых лиц в помещениях и транспортных средствах без фиксации либо с фиксацией их действий путем фото- киносъемки или видеозаписи . Кроме того, к ОТМ относится негласный оперативный осмотр поме- щений, связанный со вскрытием запирающих устройств или обходом охранной сиг- нализации (ОД), проводимый сотрудниками ОТП .

Анализ определений ОТМ, указанных в ведомственных нормативных актах, на наш взгляд, свидетельствует, что общими для них являются три признака: 1. их негласный характер; 2. применение специальных технических средств; 3. участие специального субъекта (подразделений ОТМ, ОП или специально подготовленного оперработника). К числу ОТМ, на первый взгляд, можно было бы отнести и опрос с использованием полиграфа, этой точки зрения передерживаются некоторые специалисты в области ОРД, хотя ведомственные акты не называют его таковым. В Инструкции МВД РФ указывается, что его применение является разновидностью опроса граждан с использованием технических средств, который проводят специально подготовленные сотрудники оперативно-технических и оперативных подразделений, прошедшие подготовку и имеющие допуск к работе с полиграфом . Из этого определения видно наличие двух признаков - применение технических средств и участие особых субъектов, позволяющих отнести этот опрос к категории ОТМ. Однако такое предположение нам представляется ошибочным, поскольку при проведении такого опроса отсутствует важный признак ОТМ - негласность мероприятия. Операторы полиграфных устройств работают в непосредственном контакте с опрашиваемыми лицами и не могут быть штатными негласными сотрудниками (ШНС), в связи с чем возникает сомнение в целесообразности нахождения их в штатах ОТП, а поэтому та- кой опрос может носить только гласный характер.

С учетом изложенного представляется возможным уточнить определение ОТМ, сформулированное в межведомственной Инструкции, изложив его в следующей редакции: под оперативно-техническими понимаются ОРМ, проводимые не-

1 См.: Инструкция по проведению ОТМ «НП», утвержденная приказом МВД РФ от 5 июля 1996г.

2 См.: Инструкция по проведению ОТМ «НАЗ», утвержденная приказом МВД РФ от 24 января 1994г.

3 См.: Инструкция по проведению ОТМ «НВ и НВД» оперативно-техническими подразделениями ОВД, утвер жденная приказом МВД РФ от 28 апреля 1995г.

4 См.: Об утверждении Инструкции по проведению ОТМ и «ОД» оперативно-техническими подразделениями ОВД. Приказ МВД РФ от 15 ноября 1994г.

5 См.: Инструкция о порядке использования полиграфа при опросе граждан, утвержденная приказом МВД РФ от 28 декабря 1994.

45

гласно ОТП, либо особо подготовленными сотрудниками других оперативных аппа- ратов с применением специальных технических средств. Для установления перечня оперативно-поисковых мероприятий (ОПМ) необходимо проанализировать норма- тивные акты, регламентирующие их проведение. В Наставлении по организации ОПП ОВД, объявленном приказом МВД РФ - 1997г. это специализированная служба, в своей деятельности использующая тактические методы: скрытое наблюдение, оперативную установку, разведывательный поиск, техническую и аналитическую разведку. Если употребляемый термин «методы» отождествлять с «ОРМ», то все их можно отнести к числу оперативно-поисковых. Обращает на себя внимание факт, что лишь один из них - скрытое наблюдение - можно рассматривать как разновидность ОРМ «наблюдение». Оперативная установка получила признание самостоятельного метода ОРД и определена как конспиративный, негласный сбор сведений путем опроса граждан, должностных лиц, ознакомления с документами и наведение справок, осуществляемый сотрудниками ОПП с использованием документов оперативного прикрытия . Трудно согласиться с мнением Ю.С. Блинова, рассматривающего «опе- ративную установку» одним из элементов «наведение справок» . Думается обратное: самостоятельное ОРМ «наведение справок» - является элементом «оперативной ус- тановки». Из определения оперативной установки видно, что она включает в себя два ОРМ, предусмотренных ФЗ об ОРД: «опрос граждан» и «наведение справою). Сле- довательно, ее можно считать не отдельным мероприятием, а комплексом ОРМ, имеющим свою правовую основу. Разведывательный поиск нами также определен как комплекс ОРМ, имеющий свою правовую основу, поскольку включает в себя такие ОРМ как «опрос», «наведение справок», «наблюдение», «отождествление личности», осуществляемых ОПП с применением личного сыска.

Техническую разведку, исходя из логического толкования и ее определения, в большей степени можно рассматривать в качестве комплекса технических действий, направленных на обеспечение ОПМ (скрытого наблюдения, оперативной установки и разведывательного поиска).

Аналитическую разведку, на наш взгляд, вряд ли можно отнести к категории мероприятий, поскольку в ее основе лежат аналитические методы обработки инфор- мации, а не ОРМ и она носит вспомогательное и обеспечивающее значение. Выше сказанное, позволяет нам сформулировать определение оперативно-поискового ме- роприятия (ОПМ) — это тактический комплекс ОРМ, осуществляемый на негласной основе по заданию оперативных аппаратов специальным субъектом - ОПП ОВД. К числу ОПМ мы относим: оперативную установку, скрытое наблюдение и разведыва- тельный поиск. Сравнительный анализ содержания ОТМ и ОПМ показывает, что по

1 См.: Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел. Общая часть: Учебник / Под ред. СМ. Атмо- житова М: Академия МВД СССР, 1990. - С. 147.

46

своей структуре они различны, если первые состоят из одной разновидности ОРМ, то вторые включают в себя несколько ОРМ.

Анализ Наставления «Об основах организации и тактики ОРД ОВД» позволяет выявить еще одну попытку деления ОРМ на различные группы по другому критерию: выделяются «сложные ОРМ», к числу которых относятся мероприятия, пред- полагающие осуществление оперативных комбинаций, участие нескольких сотруд- ников оперативных подразделений, специалистов, граждан, в т. ч. содействующих на конфиденциальных основах. При проведении таких ОРМ разрабатываются планы, которые утверждаются руководителями ОВД. К их числу можно отнести: контроли- руемую поставку, оперативный эксперимент, оперативное внедрение, скрытое на- блюдение, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений и неко- торые другие. Ели в нормативном акте выделяются сложные ОРМ, то, используя

2

принцип дихотомического деления, можно сделать вывод о существовании и простых ОРМ. Исходя из логики нормативного акта — к простым ОРМ можно отнести те, которые проводятся оперработником самостоятельно, без привлечения дополни- тельных сил и средств. Эта группа будет включать в себя: опросы граждан, наведение справок, отождествление личности, получение образцов для сравнительного ис- следования. Однако следует иметь виду, что в отдельных случаях они могут приоб- ретать и сложный характер. Несмотря на это, по нашему мнению, такая классификация может использоваться при характеристике ОРМ, т.к. позволяет более глубоко обосновать их организационные стороны.

На наш взгляд, достаточно оригинальную классификацию ОРМ предлагают Ю.В. Кваша и К.В. Сурков, деля их на три группы: 1)адаптированные сыском кри- миналистические методы; 2)разведывательные методы, свойственные только сыску; 3разведывательные операции. При этом они справедливо отмечают условный характер такой классификации, поскольку все ОРМ имеют разведывательный характер, сочетаются с принципом конспирации и имеют между собой подвижную границу .

К первой группе они относят: опрос граждан, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, обследование объектов и оперативный эксперимент.

В данном случае у нас вызывает сомнение обоснованность причисления проверочной закупки и наблюдения. Не совсем понятно, на каком основании к этой группе проверочную закупку можно отнести к криминалистическим методам, поскольку традиционно она использовалась в борьбе с экономическими преступлениями для выявления факта обмана покупателя. Что касается оперативно-розыскного

1 См.: Блинов Ю.С. Способы собирания оперативно-розыскной информации: / Ю.С. Блинов, В.Г. Бобров, А.Н. Мещеряков, К.М Тарсуков. //Учебное пособие. -М: МЦ при ГУК МВД России, 1977. - С.48.

2 См.: Ивлев Д.В. Логика: Учебник. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. - С.172.

3 См.: Горяинов К.К Федеральный закон «об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. / К.К. Горяинов, Ю.Ф.Кваша, КВ. Сурков. -М.: Новый Юристъ, 1997. - С. 197-198.

47

наблюдения, то, на наш взгляд, его нельзя отождествлять с одноименным методом познания, который используется в криминалистике. Хотя оно и основывается на применении названного метода познания, тем не менее имеет ярко выраженную ор- ганизационно-тактическую специфику, заключающуюся в скрытом (конспиративном) характере получения информации. В связи с этим более логичным представляются оба эти ОРМ отнести ко второй группе.

Ко второй группе авторы предлагают относить три ОРМ: контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных перего- воров; снятие информации с технических каналов связи. По поводу включения сюда первых двух ОРМ у нас возникает серьезное возражение, поскольку в уголовном процессе имеются аналогичные по сути следственные действия - наложение ареста на почтово-телеграфные отправления и их осмотр и выемка (ст. 185 УПК) и вновь получившие статус следственного действия контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК). Если ОРМ приобретает свой аналог в уголовном процессе, то правомерней представляется вести речь об адаптации уголовным процессом разведывательного метода, который перестает быть свойственен только сыску. Таким образом, по нашему мнению, более правильным было бы отнести оба эти ОРМ к первой группе.

К третей группе указанные авторы отнесли оперативное внедрение и контролируемую поставку. Выделение этой группы ОРМ осуществлено, на наш взгляд, по совершенно иному критерию, что противоречит одному из основных логических правил деления . По нашему мнению, их вполне обоснованно можно отнести ко второй группе, поскольку они обладают признаками, свойственными только сыску, и не имеют своих аналогов в уголовном процессе. В то же время нельзя не согласиться, что по своему содержанию, продолжительности и степени сложности они отличаются от всех ОРМ.

В целом же, с учетом высказанных замечаний, предлагаемая классификация позволяет изучить существенные характеристики ОРМ, касающиеся их правовой природы и перспектив использования полученных результатов в уголовном праве, а поэтому может применяться в теории ОРД. Глубже понять сущность ОРМ помогает классификация, предложенная В.Ф. Луговиком, который считает возможным разделить их на две группы: 1) проводимые, как гласно, так и негласно; 2) проводимые только гласно. К первой группе он относит опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности и транспортных средств. Ко второй группе, по его мнению, относятся все остальные ОРМ из числа указанных в ФЗ .

’ См.: Иванов Е.А. О логических правилах деления. Логика: Учебник. - М.: БЕК, 1996. - С. 97-98.

2 См.: Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под

ред. В.В. Николюка, ВВ. Кальницкого, А.Е. Чечетина. Изд. перераб. и доп. - Омск: ЮИ МВД России, 1999. - С.

135.

48

В изученной нами научной литературе наиболее детальную, хотя и не бесспорную классификацию ОРМ удалось встретить у А.Ю. Шумилова, который все ОРМ делит на три основные группы: действия, мероприятия и операции. Используя в качестве критерия такого деления уровень организации их проведения, к действиям он относит шесть наиболее простых по своей структуре ОРМ: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, наблюдение, отождествление личности, исследование предметов и документов. К мероприятиям, представляющим, по его мнению, совокупность отдельных оперативно-розыскных действий, относятся: проверочная закупка; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспорта; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи оперативный эксперимент. К числу операций он относит контролируемую поставку и оперативное внедрение1.

В предложенной классификации речь идет, по сути, о разной степени сложности проведения различных ОРМ. Условность такой классификации становится очевидной, если сравнить, например, длительное скрытое наблюдение, проводимое ОПП, и кратковременное оперативное внедрение, осуществляемое гласным оперработником с использованием естественно сложившихся условий. По степени сложности применяемых организационно-тактических форм, по логике А.Ю. Шумилова, следует отнести первое - к операции, а второе - к действию. Несовершенством данной классификации, на наш взгляд, является также и внесение терминологической путаницы в установленный законодателем перечень ОРМ. В связи с этим она может использоваться лишь в познавательных, научных целях, но не в практической дея- тельности оперативных аппаратов. На наш взгляд, анализируя ст. 8 ФЗ об ОРД, нельзя не обратить внимание, что в числе условий проведения ОРМ упоминаются не только необходимость получения судебного решения на проведение ряда ОРМ, которые ограничивают конституционные права граждан, но и обязательность для некоторых из них вынесения постановления, утверждаемого руководителем органа, осу- ществляющего ОРД. К ним ФЗ прямо относит проверочную закупку и контролируе- мую поставку предметов, свободная реализация которых запрещена либо оборот ко- торых ограничен, оперативный эксперимент и оперативное внедрение. Кроме того, ведомственные нормативные акты предусматривают необходимость составления формализованных заданий, утверждаемых руководителями ОВД, в случаях поручения проведения специализированным подразделениям таких ОПМ и ОТМ, как скрытое наблюдение, оперативная установка, разведывательный поиск, опрос с использо- ванием полиграфа, мероприятий «НП», «ОД», «НАЗ», «НВ» и «НВД». По своему правовому статусу эти задания, по нашему мнению, можно приравнивать к поста-

’ См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность в схемах: -С.57-58.

49

новлениям, поскольку они утверждаются руководителями оперативных аппаратов. Если получение судебного разрешения на осуществление ОРМ можно назвать су- дебным санкционированием, то вынесение постановления или задания, утверждае- мых руководителем ОВД, на проведение ОРМ представляется правомерным назвать ведомственным санкционированием и оставшуюся категорию ОРМ классифициро- вать не санкционируемые.

Таким образом, по правовым условиям, закрепленным в ст. 8 ФЗ об ОРД, нами предлагается выделить три группы ОРМ: 1) судебного санкционирования - требую- щее для своего проведения получения судебного решения. К ним относятся контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи, а также ОТМ, проведение которых связано с необходимостью проникновения в жилище («ОД», «НАЗ», «НВ» и «НВД»); 2) ведомственного санкционирования - требующие для сво- его проведения вынесения постановления или задания, утверждаемого руководите- лем органа, осуществляющего ОРД. К ним относятся проверочная закупка и контро- лируемая поставка предметов, свободная реализация которых запрещена либо огра- ничена, а также оперативный эксперимент и оперативное внедрение, все ОПМ (скрытое наблюдение, оперативная установка, разведывательный поиск) и ОТМ, проведение которых не связано с проникновением в жилище («ОД», «НАЗ», «НВ» и «НВД»); 3) не санкционируемые - не требующие для своего проведения ни чьей санкции и осуществляемые по собственному усмотрению оперработника. К ним отно- сятся любые ОРМ, не вошедшие в первую и вторую группы, которые указаны в ФЗ об ОРД

Обращает на себя внимание, что в Примерной программе в отдельную группу выделяются так называемые комплексы ОРМ (оперативная установка, скрытое на- блюдение, личный сыск и отработка жилого сектора) .

Как мы видим, личный сыск и отработка жилого сектора не вошли ни в одну из рассмотренных нами классификаций ОРМ. В теории ОРД личный сыск давно счи- тается не простым, а комплексным методом ОРД , заключающимся в негласном не- посредственном (личном) распознании (выявлении) лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, путем применения комплекса различных ОРМ в целях преду- преждения, раскрытия преступлений и розыска преступников. Его особенности: а) при проведении используются различные ОРМ (наблюдение, оперативный осмотр, отождествление личности, опрос граждан, оперативное внедрение и оперативный эксперимент); б) негласный легендированный характер (его субъекты маскируют свою принадлежность к ОВД, чтобы не спугнуть преступников и обеспечить их есте- ственное поведение); в) непосредственный характер восприятия оперработником

’ См.: Оперативно - розыскная деятельность органов внутренних дел: Примерная программа для образовательных учреждений высшего профессионального образования МВД России. -М: МЦ при ГУК МВД России. 1998. -С. 5-6.

50

значимых для ОРД событий - сам имеет возможность активно вторгаться в них, из- меняя их ход в необходимом направлении, пресекая преступления, задерживая с по- личным. Поэтому включение его в группу комплексов не вызывает у нас сомнения. Вместе с этим, сюда также должен быть включен и разведывательный поиск, по- скольку это логически вытекает из его определения, свидетельствующего о примене- нии в ходе его элементов личного сыска. По своей сущности, это весьма схожие так- тические комплексы, их принципиальное различие можно провести лишь по субъек- там проведения: субъектом разведывательного поиска выступает ОПП, субъектом личного сыска могут быть сотрудники любых оперативных аппаратов.

В определенном теоретическом обосновании, на наш взгляд, нуждается такой комплекс как «отработка жилого сектора». Данный термин хотя и употребляется в практике ОРД, но в ведомственных нормативных актах он не закреплен, в учебной литературе его смысл не раскрывается, а поэтому уяснение его сущности вызывает определенную сложность в учебном процессе. Давая определение жилому сектору, некоторые авторы рассматривают его как совокупность жилых домов, внутренних дворов, игровых площадок, прилегающих к жилью улиц и переулков . Под опера- тивной отработкой жилого сектора понимается комплекс (совокупность) гласных и негласных ОРМ, осуществляемых в жилом секторе с целью изучения оперативной обстановки, выявления фактов, событий, обстоятельств совершенных преступлений и лиц, представляющих оперативный интерес, устраненияя причин и условий, спо- собствующих совершению преступлений, предотвращения и раскрытия их и розыска скрывшихся преступников . В процессе отработки жилого сектора применяются: на- ведение справок, опрос, обследование помещений, зданий, сооружений, участков ме- стности и транспорта, отождествление личности, оперативный эксперимент, наблю- дение, а также используется агентурный метод и личный сыск. Все это свидетельст- вует о комплексном характере ОРМ и составляет его сущность.

Таким образом, с учетом проведенного нами исследования все ОРМ можно условно классифицировать на следующие виды и группы:

1)по законодательному закреплению: а) предусмотренные в ФЗ об ОРД (ч. 1 ст. 6), перечень которых ограничен; б) выработанные оперативно-розыскной практикой, их ещё можно назвать комбинированными или комплексами ОРМ (засада, захват с поличным, переговоры с преступником, погоня, цензура корреспонденции осужденного и др. Как нам представляется, в связи с тем, что они включают в свою

1 См: Дукатов В. А. Совершенствование оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел / Под редак цией В.И. Колесникова: Учебное пособие. - М: ВНИИ МВД России, 1997. С - 132.

2 См: Варломеев В.М. Оперативное обслуживание территории и объектов. Учебное пособие. / В.М. Варломеев, В.В. Гучков, В.Д Шишков./ -М.: Академия МВД СССР 1985. -С.24.

См.: Михайлов Б.П. Вопросы организации и тактики осуществления оперативной отработки жилого сектора : Межвузовский сборник научных трудов. /Отв. ред. К.М. Тарсуков- М.: Московская академия МВД России, 2001. -С. 34.

51

структуру предусмотренные законом мероприятия, нет необходимости дополнитель- но закреплять их в ФЗ и их применение на практике признается правомерным;

2) по способам проведения: а) операции (контролируемая поставка, оперативное внедрение); б) мероприятия (контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности, транспорта; прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи; проверочная закупка и оперативный эксперимент); в) на действия (исследование предметов и документов, наблюдение, наведение справок, опрос граждан, отождествление личности, сбор образцов для сравнительного иссле- дования); 3) 4) по целевому назначению: а) направленные на защиту от преступных посягательств (человека, общества и государства, собственности); 5) 6) по решаемым задачам: а) направленные на решение конкретной задачи ОРД (ст. 2 ФЗ об ОРД), б) на другие задачи, вытекающие из ч. 2. ст. 7 ФЗ об ОРД; 7) 5) по субъектам осуществления: а) осуществляемые всеми оперативно- розыскными органами; б) только частью оперативно-розыскных органов;

6) по условиям проведения: а) не требующие санкции на проведение; б) проводимые по постановлению руководителя ОВД (ведомственного санкционирования); в) требующие санкции судьи (ч.2 ст. 8 ФЗ об ОРД); 7) 8) по уровню принятия решения: а) на уровне самостоятельного управления (отдела оперативно-розыскного органа; б) ряда органов, одного оперативно-розыскного органа; в) конкретного оперативно розыскного органа; г) межведомственном; 9) 10) по форме осуществления: а) гласные; б) негласные; 11) 12) по применяемым силам и средствам: а) с участием конфидентов; б) оперативно- технические; в) иные; 13)

10) по юридически значимым последствиям: а) влекущие таковые; б) не влекущие, например, при проверочной закупке мнимая сделка купли-продажи (ст. 170 ГК РФ); 11) 12) по способу получения информации: а) непосредственное получение (опрос и др.); б) опосредованное (снятие информации с технических каналов связи); в) смешанное (наведение справок, наблюдение и др.). 13) Необходимо подчеркнуть, что предлагаемая нами классификация весьма условна, поскольку некоторые ОРМ с одинаковым основанием могут быть отнесены одновременно к различным группам, в зависимости от тактики их проведения и объ- екта, в отношении которого они проводятся. Так, например, гласное обследование места совершения преступления следует отнести к несанкционированному ОРМ, по- скольку оно может проводиться по собственному решению оперативного работника. Если проводится негласное обследование служебного помещения со вскрытием за-

52

пирающих устройств, то для его проведения необходимо вынесение постановления, утвержденного руководителем ОВД, и оно уже попадает в группу ОРМ ведомствен- ного санкционирования. Для проведения же негласного обследования жилого поме- щения необходимо судебное решение.

Несмотря на свою условность, предлагаемая нами классификация позволяет обучаемым и практическим работникам оперативных аппаратов ОВД глубже уяснить понятие сущности, правовых условий проведения ОРМ, зависящих от целого ряда других важных факторов, и поможет выработать основные направления их ис- пользования в процессе ОРО раскрытия и расследования преступлений, а также соз- дает новые предпосылки для совершенствования нормативной базы.

Данную классификацию можно положить в основу организации тактики осу- ществления ОРМ, которые имеют определенное сходство со следственными дейст- виями, предусмотренными УПЗ. Это сходство, на наш взгляд, обусловливается тем, что и те и другие являются способами получения информации о фактах подлежащих установлению, а также связаны с использованием одних и тех же частных методов познания: опрос, наблюдение, сравнение и др ., что позволяет вести речь о сущност- ной аналогии многих ОРМ и следственных действий. Опрос граждан по своему со- держанию и используемому методу познания во многом аналогичен следственному действию - допросу. Сбор образцов для сравнительного исследования - процессу- альному получению образцов. Отождествление личности - опознанию и т.д. Вместе с тем, указанное ОРМ принципиально отличается от следственных действий по ос- нованиям проведения, наступившим юридическим последствиям и процессуальной форме. Как справедливо отмечает А.И. Гришин, сходство не должно служить пово- дом к их отождествлению, к подмене одних другими, поскольку следственные дей- ствия не могут проводиться негласно и осуществляются в установленном УПЗ по- рядке. Тем не менее, ОРИ может и должна активно использоваться следователем в процессе доказывания по уголовному делу. Допустимость такого использования, прежде всего, объясняется как раз общностью методов познания в уголовно- процессуальной деятельности и ОРД . Следственные действия проводятся только по возбужденному уголовному делу, а осуществление ОРМ не связано с наличием ка- ких-либо дел. Информация, полученная в результате следственных действий имеет доказательственное значение, а оперативные данные могут стать доказательствами только после закрепления их процессуальным путем. Следственные действия имеют строго установленную законом процедуру осуществления, а порядок проведения ОРМ устанавливается ведомственными нормативными актами. Ряд таких ОРМ, как проверочная закупка, наблюдение, оперативное внедрение, контролируемая поставка

1 См.: Шейфер С.А. Доказательственный аспект Закона об оперативно-розыскной деятельности // Государство и право. -1991. -№1. - С. 94-101.

53

и др., не имеют никакого сходства ни с какими следственными действиями и прису- ши только ОРД. Используемые в них методы познания базируются на тайных спосо- бах получения информации, которые неприемлемы в уголовном процессе, носящем гласный характер.

Под основанием для проведения ОРМ следует понимать совокупность уста- новленных законодательством обстоятельств, при наличии которых возможно ком- плексное использование сил, средств и методов ОРД . Согласно в ФЗ об ОРД ОРМ может проводиться лишь при наличии: фактических оснований, т.е. совокупности сведений о признаках действий и событий, входящих в предмет ОРД, и юридических оснований, т.е. имеющегося в законе указания о возможности осуществления ОРД при наличии соответствующего круга признаков. В оперативной практике фактиче- ские основания иногда определяют через достаточность данных для проведения со- ответствующих ОРМ. По определению А.Ю. Шумилова, основание - объективная непосредственная причина проведения мероприятия, материализованная в фактиче- ской информации или указании законодателя3.

В ст. 7 ФЗ об ОРД основаниями для проведения ОРМ являются:

  1. Наличие возбужденного органом дознания, следователем, прокурором уго- ловного дела, независимо от того, в чем производстве оно находится (ОРМ могут проводится как по поручению следователя, так и без такового). Если уголовное дело возбуждено по факту неочевидного преступления, то оперативные аппараты, являясь одновременно органом дознания, обязаны в соответствии с требованиями УПЗ при- нять необходимые оперативно-розыскные меры для установления преступников. В таких случаях, даже отсутствие поручения следователя по находящемуся в его про- изводстве нераскрытому делу не должно сковывать инициативы и активности опера- тивников4. О результатах проводимых ОРМ по возбужденному уголовному делу оперработники должны уведомлять следователя.

На наш взгляд, следует признать правомерным самостоятельное проведение ОРМ по уголовному делу, где известно лицо, совершившее преступление. Установление факта совершения известным лицом преступления - вполне достаточное основание подозревать его в причастности к другим преступлениям и проводить в отношении его ОРМ с целью получения необходимой проверочной информации. Возложенная на оперативные аппараты задача - раскрыть преступление - не снимается с них и после установления лица, его совершившего, ее выполнение не может ставить-

1 См.: Гришин А.И. Использование результатов ОРД в доказывания / /Проблема реализации судебной реформы в России. -Саратов, 1998. -Вып.1. - С.81-82.

2 См.: Некоторые проблемы оперативно-розыскной деятельности: Сборник статей / Под общ. ред. А.А. Фальченко. Вып.2. - Н.Новгород: НЮИ МВД РФ, 1996. - С. 88.

3 См.: Шумилов А.Ю. Оперативно-розыскная деятельность в схемах ,-1998. - С.79.

4 См: Бордиловский Э.И Повышение эффективности исполнения поручений (указаний) следователей // Бордилов- ский Э.И., Хомколов В.П. // Бюллетень ГСУ МВД СССР. -1989. -№1 (58)

54

ся в зависимость от решений следователя . Кроме того, если в собранных при прове- дении ОРМ материалах усматриваются признаки преступления, по которым произ- водство предварительного следствия обязательно, оперработник после легализации передает их следователю, но согласно ст. ст. 146, 157 УПК может и возбудить по ним уголовное дело непосредственно . В этом случае орган дознания самостоятельно, одновременно с ОРМ, проводит и неотложные следственные действия по установле- нию и закреплению следов преступления, а после передачи дела следователю, розы- скные и следственные действия проводит только по его поручению.

  1. Получение оперативным аппаратом ОВД сведений о признаках подготавли- ваемого, совершаемого или совершенного преступления, а также о лицах, его подго- тавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, а также без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов. Сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления могут со- держаться в письмах, сообщениях и заявлениях граждан, должностных лиц, пред- приятий, учреждений и организаций, средствах массовой информации, а также в конфиденциальных сообщениях. Это, как правило, первоначальные сведения о при- знаках преступления, которые нуждаются в проверке с помощью ОРМ. Сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, могут содержаться в сводках-ориентировках ОВД, розыскных заданиях, постановлениях о розыске обвиняемого, оперативно-справочных учетах, а также в конфиденциальной информации.
  2. Поручения следователя, органа дознания, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве. Согласно УПЗ такие поручения, указания и определения должны даваться в письменном виде, отличаться конкретностью, определенной ясностью содержащихся в них положений и являются обязательными для выполнения в срок не позднее 10 суток (ст.ст. 37, 38, 152 УПК). Поэтому, на наш взгляд, является спорным мнение Э.И. Бордиловского и В.П. Хом- колова, считающих, что «в тех случаях, когда содержание письменного поручения или указания связано с информацией, не подлежащей оглашению, либо касается во- просов, решение которых занимает порой меньше времени, чем подготовка письмен- ного документа и прохождение его по инстанциям до исполнителя, а также в случа-
  3. 1 Маматов В.Г. О разработке проблем использования в доказывании результатов оперативно-розыскных мероприя тий. // Правовые, научные и организационно-тактические проблемы оперативно- розыскной деятельности в совре менных условиях: Тезисы докладов и сообщений на научно- практической конференции. - М.: МЮИ МВД РФ; 1997.-С.43.

2 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под общ. ред. В.В.Мозякова. - М.: «Экзамен XXI», 2002. - 864с.

55

ях, не терпящих отлагательства, поручение может быть дано в устной форме . При выполнении, в соответствии с ч. 1 ст. 152 УПК следственного поручения, рассмотре- нии гражданского дела, проведении доследственной проверки, соответствующие ор- ганы не вправе требовать осуществления ОРМ. УПЗ не предусмотрено право органов дознания давать поручения органам, осуществляющим ОРД , однако у тех органов дознания, которые в соответствие с законом не наделены полномочиями на проведе- ние ОРМ, такая потребность может возникнуть. Есть необходимость в даче подобных поручений и у специализированных подразделений дознания МОБ. В тех случаях, когда уголовное дело находится в производстве органа дознания, наделенного полномочиями на осуществление ОРД, решение о проведении ОРМ принимается им по собственному усмотрению. Поручения органу дознанию о производстве следственных действий и указания о проведении ОРМ, в соответствии со ст. 37 УПК прокурором могут быть даны по любым делам, находящимся в производстве у него, либо у следователя прокуратуры. Если уголовное дело находится в производстве следователя ОВД, прокурор может дать указания следователю, который должен конкретизировать его в своем поручении органу, осуществляющему ОРД. При раскрытии и расследовании тяжких и других опасных преступлений одной из наиболее распро- страненных форм совместной деятельности следователей, оперативных работников и иных специалистов является СОГ. Г.А. Кокурин и некоторые другие ученые- про- цессуалисты склонны считать, что в целях повышения эффективности деятельности СОГ связи следователей с оперработниками, входящими в их состав, должны быть максимально упрощены, поэтому и нет необходимости в даче следователем отдельных поручений органу дознания. Руководитель СОГ должен иметь непосредственный выход на всех ее членов, а также участвовать при необходимости и в организации проведения ОРМ, что во многом будет способствовать повышению эффективно-сти работы групп по раскрытию и расследованию преступлении . С нашей точки зрения, включение оперативника в СОГ не наделяет его функциями и полномочиями следователя. Более подробно это рассмотрено ниже, в процессуально-тактических проблемах взаимодействия следователя и оперативника. Поручения и указания орга- нам, осуществляющим ОРД, не должны содержать предписаний о проведении кон- кретных ОРМ, их месте, времени и тактике. Все эти вопросы оперативные работники решают самостоятельно. Выполнение таких поручений согласно ст. 14 ФЗ об ОРД - обязанность оперативных подразделений.

  1. Запросы других органов, осуществляющих ОРД. Они должны быть оформлены в письменном виде и подписаны руководителем ОВД соответствующего уров-

1 См: Бордиловский Э.И. Повышение эффективности использования поручений (указаний) следователей. / Э.И. Бордиловский., В.П. Хомколов //Бюллетень ГСУ МВД СССР.- 1989. №1 (58). -С. 21-26.

2 См.: Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно-оперативных групп. :Учебное пособие. Изд. 2-е, перер. - М: МЦ при ГУК МВД России, 1997. - 68с.

56

ня. В запросе должны быть перечислены конкретные ОРМ, которые надлежит про- вести. Если ОРМ требует вынесения постановления соответствующего должностного лица или судебного решения, то все необходимые документы должны направляться должностному лицу или судье вместе с запросом.

  1. Постановления о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц, осуществляемых уполномоченными на то государственными органами в поряд ке, предусмотренном законодательством РФ. В соответствии с ФЗ на ОВД возлагает ся осуществление мер безопасности судей, народных и присяжных заседателей, про куроров, следователей, должностных лиц контролирующих органов и ОВД .

Поводом для применения мер безопасности в отношении защищаемого лица являются: а) заявление должностного лица, в отношении которого имеется угроза посягательства на его жизнь, здоровье или имущество в связи с его служебной деятельностью; б) обращение председателя суда либо руководителя соответствующего правоохранительного органа; в) получение органом, обеспечивающим безопасность, оперативной и иной информации о наличии угрозы в отношении должностного лица.

На наш взгляд, фактическим основанием для применения мер безопасности является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности должностного лица. ОВД, получив заявление (обращение, информацию) о наличии угрозы безопасности должностного лица, обязаны в течение трех суток принять решение о применении либо об отказе в применении мер безопасности, а в случаях, не терпящих отлагательства - применить их незамедлительно. В случае принятия решения о применении мер безопасности, выносится мотивированное постановление с указанием конкретных мер безопасности и сроков их осуществления, которое следует рассматривать как юридическое основание для применения ОРМ. При осуществлении ОРМ в целях обеспечения безопасности защищаемого лица оперативные аппараты обязаны ставить его в известность по их проведению . Проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права защищаемых лиц, допускается без судебного решения, при наличии их письменного согласия.

  1. Запросы международных правоохранительных организаций и органов зару бежных стран в соответствии с международными договорами РФ. По запросам меж дународных правоохранительных организации и органов иностранных государств могут, как правило, проводиться только те ОРМ, которые не требуют судебного ре шения. В случае необходимости проведения ОРМ, ограничивающих конституцион ные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, а также на непри косновенность жилища, следует в порядке, предусмотренном ст. 9 ФЗ об ОРД, полу чить решение судьи по месту проведения ОРМ. В ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД определены

1 См: О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов. Федеральный закон №45-ФЗ от 20 апреля 1995 года.

57

основания для осуществления отдельных ОРМ в целях сбора сведений, необходимых для принятия решений: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих по- вышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; о допуске к участию в ОРД или к материалам, полученным в результате её осущест- вления; об установлении или о поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении ОРМ; по обеспечению безопасности органов, осуществ- ляющих ОРД; о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятель- ность.

В целях сбора информации для принятия вышеперечисленных решений, не могут применяться ОРМ, ограничивающие конституционные права граждан. В то же время, для обеспечения собственной безопасности оперативных аппаратов ОВД могут проводиться любыб ОРМ, предусмотренные ст. 6 ФЗ об ОРД.

По мнению Е.А. Доля, закон не определяет оснований для производства конкретных ОРМ, хотя они весьма специфичны. Например, основания для прослушивания телефонных или иных переговоров отличаются от оснований для исследования предметов и документов. На практике, при решении вопросов, связанных с основа- ниями производства того или иного ОРМ, следует руководствоваться общими осно- ваниями, установленными для проведения всех ОРМ (ст. 7 ФЗ об ОРД). При этом необходимо иметь в виду, что органы, осуществляющие ОРД, вправе проводить ОРМ только в пределах предоставленной им компетенции, т.е. по уголовным делам, возбужденным следователями МВД и прокуратуры, а также при наличии в их распо- ряжении сведений о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противо- правном деянии, производство предварительного следствия по которому отнесено к компетенции следователей соответствующего ведомства, когда нет данных, указы- вающих на признаки преступления .

В месте с тем, на наш взгляд, отчасти следует согласиться с мнением В.Н. Ро-манько, который считает, что такие основания, как, например, возбужденное уголовное дело; поручения следователя, указания прокурора, определение суда и запросы органов, осуществляющих ОРД, скорее, являются к условиями, а не основаниями проведения ОРМ .

См: Порощук С.Д. Социально-правовая защита, как составная часть правового статуса личности // Российское законодательство: становление и применение. - М, 1996.- С.39.

См.: Доля Е.А. Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» Анализ. Проблемы применения // Совершенствование организации и тактики проведения оперативно-розыскных мероприятий: Меж-вуз. сб. науч. тр. - Омск: Высшая школа милиции МВД России, 1995.- С-.3-16.

3 СМ.: Романько В.Н Некоторые вопросы классификации оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступлений аппаратами уголовного розыска. // Некоторые проблемы оперативно-розыскной деятельности: Сборник статей / Под общей редакцией А.А. Фальченко. Выпуск 2. - Н. Новгород: Нижегородский юридический институт МВД РФ, 1996.-С. 61-68.

58

Под условиями проведения ОРМ следует понимать закрепленную в законе со- вокупность принципов и правил, обеспечивающих баланс, с одной стороны, интересов личности, имеющей право на неприкосновенность частной жизни, а с другой - общества, заинтересованного в эффективной борьбе с преступностью.

Несколько шире дает определение А.Ю. Шумилов. Под условиями проведения ОРМ он понимает установленные в нормативных предписаниях ОРЗ определенные обстоятельства, призванные повысить эффективность ОРМ и гарантировать соблю- дение принципов ОРД при их проведении, неукоснительным выполнением которых законодатель обуславливает подготовку и (или) осуществление ОРМ.

Согласно ст. 8 ФЗ об ОРД и других ФЗ гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения отдельных лиц не являются препятствием для проведения в отношении их ОРМ. В этой норме ФЗ конкретизирован конституционный принцип равенства всех перед законом. Однако имеются некоторые исключения, согласно ст. 91 Конституции РФ Президент РФ обладает неприкосновенностью, хотя действующее законодательство не дает понятия и пределов его уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной неприкосновенности. В соответствие с законом РФ «О государственной охране выс- ших органов государственной власти РФ и их должностных лиц» от 28 апреля 1993г. Президент охраняется федеральными органами государственной охраны. Это прак- тически делает невозможным нарушение его неприкосновенности иными органами, осуществляющими ОРД .

На основании ст. 98 Конституции РФ члены Совета Федерации и депутаты Го- сударственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их пол- номочий. В соответствие со ст. 18 ФЗ «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы, Федерального Собрания РФ» от 8 мая 1994 года неприкосновенность депутата распространяется на его жилье, служебное помещение, багаж, личные и служебные транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы. По нашему мнению, из смысла статьи вытекает, что ОРМ, нарушающие указанные права на непри- косновенность, проводиться не могут, хотя не исключается возможность проведения других ОРМ, не затрагивающих эти права. Кроме того, институт неприкосновенности в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ №5-П от 20 февраля 1996 г. должен ограничиваться лишь сферой депутатской деятельности указанных лиц, что предполагает возможность осуществления любых ОРМ при совершении ими преступных деяний, не связанных с выполнением депутатских обязанностей. Неприкосновенность судей закреплена в ст. 122 Конституции РФ. В соответст-

1 См: ШУМИЛОВ А.Ю. Новый оперативно-розыскной адкон России. - М., 1996.- С. 34.

59

вие со ст. 16 закона РФ «О статусе судей в РФ» от 26 июля 1992 года проникновение в жилище либо служебное помещение судьи, личный или используемый им транспорт, прослушивание его телефонных переговоров, досмотр его корреспонденции могут производиться только в связи с производством по уголовному делу Б отношении этого судьи. Отсюда, на наш взгляд, можно сделать вывод, что ОРМ в отношении судьи, ограничивающие указанные права, могут проводиться только в случае возбуждения против него уголовного дела. Однако это не исключает возможности проведения других ОРМ, не ограничивающих выше указанных прав. Например, сле- дует признать допустимым и правомерным применение аппаратуры прослушивания и записи переговоров, находящейся у лица, которое посещает жилище либо служебное помещение судьи с его согласия .

ФЗ «О прокуратуре РФ» от 17 ноября 1995 г. определено, что любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем прокуратуры, является исключительной компетенций органов прокуратуры. При по- лучении оперативными аппаратами сведений о признаках подготавливаемого, со- вершаемого или совершенного прокурором или следователем прокуратуры противо- правного деяния они должны уведомить об имеющихся сведениях вышестоящего прокурора, который с целью проведения проверки может поручить провести необхо- димые ОРМ. Отсюда можно сделать вывод, что прокуроры и следователи прокура- туры также обладают неприкосновенностью в ОРД.

На наш взгляд, условия проведения ОРМ так называемого общего свойства следовало бы дополнить следующими положениями, указанными в ч.5 ст. 6 ФЗ: том что должностные лица оперативно-розыскного органа решают задачи посредством личного участия в организации и проведении ОРМ, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих специальными знаниями, а также отдельных граж- дан с их согласия на гласной и негласной основе; а также указанными в ст. 36 ФЗ от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах», что при проведении контролируемых поставок, проверочных закупок, оперативного экспе- римента, сбора образцов для сравнительного исследования, оперативного внедрения, исследования предметов и документов, оперативно розыскным органам разрешается использовать наркотические средства и психотропные вещества без лицензии.

Особые условия предусмотрены для проведения ОРМ, которые ограничивают конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, поч- товых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и

2

почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища.

1 См: Оперативно-технические мероприятия (организация и тактика проведения): Приказ МВД РФ - 1994г.

2 См.: Казусев А.В. Надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности//Законность.1997.№2,- С.20.

60

Их осуществление в соответствии со ст. 23 и 25 Конституции РФ допускается только на основании судебного решения. Кроме того, их применение возможно не по всем категориям дел, а только по тем, где обязательно производство предварительного следствия.

В соответствии со ст.9 ФЗ «об ОРД» рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ осуществляется судом, как правило, по месту их проведения или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении ОРМ, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей ОВД. По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения ОРМ, за исключением сведений, составляющих государственную тайну.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего ОРМ либо отказывает в его проведении, о чем выносит мо- тивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициа- тору проведения ОРМ одновременно с возвращением представленных им материалов. Срок действия постановления исчисляется со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указанно в самом постановлении. При необходимости продления срока действия постановления, судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов. В случае отказа судьи в проведении ОРМ, орган, осуществляющий ОРД, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд.

Вместе с тем, если законодателем в УПК достаточно урегулированы отдельные положения порядка получения судебного разрешения и проведения следственного действия (ст. 186 - контроль и запись переговоров), то законодатель в ОРД недоста- точно четко закрепил формы осуществления судебного контроля при проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан: в суд какой инстанции и при каких обстоятельствах следует обращаться за судебным решением на проведение ОРМ; в каких типовых ситуациях мнимого нарушения конституционных прав и свобод человека следует обращаться за судебным разрешением на проведение ОРМ; каким образом судья может проверить достаточность данных, выступающих фактическим основанием к ограничению конституционных прав человека; какие именно материалы для этого необходимо представлять, в каком порядке их следует рассматривать. Как было сказано, обычно оперативный орган обращается за разрешением в суд по месту своего нахождения или по месту проведения ОТМ, но это иногда при-

61

водит к следующему. Согласно ч.б ст.9 ФЗ и разъяснениям ПВС оперативный орган, при отказе на проведение ОТМ должен обращаться в вышестоящий суд. Но опера- тивный орган, руководствуясь ч.1.ст.9 ФЗ, практически может повторно обращаться в другой суд этой же инстанции, т.е. по месту проведения ОТМ. В соответствии с принципом конспирации суд, принявший решение о недопустимости проведения ОТМ, не вправе информировать о своем решении другой суд. Таким образом, скла- дывается обстановка, когда положение ФЗ об ОРД противоречит нормам законода- тельства в сфере судопроизводства. При рассмотрении постановления на проведение ОТМ районным (городским) судом может возникнуть другая проблема. Так, судья, рассмотревший ходатайство о проведении ОТМ, подлежит отводу не только в суде первой, кассационной и надзорной инстанции, но и при рассмотрении жалоб лица, в отношении которого проводилось ОТМ, и необоснованно были нарушены его права и свободы. В соответствии со ст. 63 УПК РФ судья, выносивший решения на прове- дение ОТМ не отвечает требованию беспристрастности и не может участвовать в дальнейшем рассмотрении уголовного дела, в рамках которого проводилось ОТМ, (либо дело было возбуждено по его результатам). В связи с тем, что многие суды од- носоставны, в таких случаях дела должны передаваться в другие суды. При этом мы вступаем в противоречие со ст.47 Конституции РФ, в соответствии с которой никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в суде (судьей), к подсудности которого оно отнесено. По нашему мнению, чтобы избежать этой коллизии, целесо- образно рассматривать материалы на ограничение конституционных прав человека в военных судах, которые ст. 7 Конституционного закона «О военных судах РФ» наде- лены таким правом, означало в соответствии с положениями конституционного за- кона, нормы которого имеют более высокую юридическую силу, чем ФЗ об ОРД, оперативные подразделения ОВД не могут обращаться в военные суды, т.к. их со- трудники не являются военнослужащими. Но это, на наш взгляд, не означает, что субъекты ОРД, сотрудниками которых являются и военнослужащие, должны обра- щаться за судебным разрешением только в военные суды, такие взгляды, в силу от- сутствия других конституционных положений, разграничивающих полномочия судов в данном вопросе, находят все большее количество сторонников.

При проведении ОРМ, ограничивающих конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, важное значение имеет правильное толкование понятия жилища. Под «жилищем», Наставление «Об основах организации и тактики ОРД , ссылаясь на закон РФ «О праве граждан РФ на свободу передвижения и жительства в пределах РФ» от 25 июня 1993 г., предлагает понимать жилое помещение,

1 См.: Назаренко СП. Правовые и организационно-тактические аспекты проведения оперативно-розыскных мероприятий с применением технических средств связи подразделениями по борьбе с организованной преступностью: Дис… канд. юрид. наук. -М., 1997.

” См.: Наставление «Об основах организации и тактике оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел», объявленное приказом МВД России от 22 мая 1996 года.

62

в котором гражданин проживает постоянно или преимущественно. При этом к жилым помещениям Наставление не относит места временного проживания (гостиницы, дома отдыха, санатории и т.д.) Такой подход, на наш взгляд, противоречит понятию «жилище», данному в Постановлении ПВС от 5 сентября 1986 г. №11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности», а также толкованиям ст.25 Конституции РФ, изложенным в различных научно-практических комментариях Основного закона.

По нашему мнению, данное обстоятельство обуславливает необходимость со- блюдения предельной осторожности при проведении ОРМ, связанных с вторжением в помещения, принадлежность которых к категории жилища является спорной.

Кроме того, могут возникать и другие проблемы в вопросах ограничения кон- ституционных прав на неприкосновенность жилища и соблюдение тайны телефонных переговоров. Так, является ли нарушением неприкосновенности жилья проведение ОТМ, когда физическое проникновение в помещение не осуществляется? Такая ситуация часто возникает при размещении СТС с внешней стороны контролируемых помещений и при получении информации через различные наводки в цепях теле- фонной связи и электропроводки, которые используются как каналы дистанционного съема информации. В данном случае уместно обратиться к зарубежному опыту. В США применение оперативной техники для негласного получения информации оце- нивается с позиции Четвертой поправки к Конституции, считается противозаконным размещение технических средств на внешней стороне стен жилого помещения, а также осуществление любого вида контроля за изучаемым лицом, находящимся в пределах частного владения. В российском законодательстве, ясность по данному вопросу была внесена только Конституционным судом 14 июля 1998 № 86 - 0. из разъяснений, которого следует, что осуществление наблюдения с использованием СТС за действиями изучаемого лица, находящегося в помещении, соответствующем понятию «жилище», во всех случаях требует наличия судебного решения. Вместе с тем, данный взгляд на выделенную проблему не нашел нормативного закрепления ни на законодательном ни на подзаконном уровне правового регулирования проведения ОТМ, ограничивающих конституционные права и свободы человека. В обеспечении конституционного права на соблюдение тайны телефонных переговоров возникает неопределенность и при осуществлении контроля ведомственных телефонных линий, которые предназначены для ведения служебных переговоров.

Думается, в таких случаях не требуется получения судебных решений, т.к. здесь телефонная связь, закрытая или открытая, предназначена для ведения служебных разговоров. Но даже если служебная телефонная связь используется для ведения личных переговоров, то государство не обязано гарантировать обеспечение их тай-

1 См.: Демковец О.В. Правовое регулирование проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих права граждан. Зарубежный опыт // ОРР.- 2001. - № 2 - С. 82-84.

63

ны, т.к. в соответствии с нормативными предписаниями использование служебной связи в личных целях не допускается.

Указанные проблемы обеспечения конституционных прав и свобод человека в ходе проведения ОТМ нуждаются в отдельном исследовании, а нами рассмотрены только в постановочном варианте, при общем исследовании организационно-тактических основ осуществления ОРМ в процессе ОРО уголовного судопроизводства. Их актуальность заключается в том, что при сложившейся практике осуществления ОРО раскрытия и расследования преступлений опер работники в ходе проведения ОТМ могут обоснованно ограничивать конституционные права граждан, но в условиях исключения возможности использования судебного контроля данные действия могут быть признаны незаконными. Уместно отметить, что решить эти и другие проблемы возможно только на законодательном уровне, как это предлагает А.Ю. Шумилов. Предложения отдельных исследователей по возможности разъяснения в ведомственных нормативных актах положений законодательных актов, вызывающих данную неопределенность выглядят необоснованными. Так, издание единого для всех субъектов ОРД, Генеральной прокуратуры и Верховного Суда РФ нормативно- правового акта, регулирующего обстоятельства и порядок получения судебных ре- шений на ограничение прав и свобод человека , по нашему мнению, создаст допол- нительные противоречия, хотят этого авторы данных предложений или нет. Детальное разъяснение конституционных положений в межведомственном нормативном акте приведет к их расширенному изложению на подзаконном уровне, что является не допустимым.

Таким образом, разрешение этих проблем следует рассматривать в дополнение к конституционным положениям. Хотя решение данного вопроса представляет более серьезную задачу, которая требует научной основы не только для совершенствования законодательства в области соблюдения основных прав и свобод человека, но и создания целостной системы осуществления контроля за их выполнением в ходе проведения ОРМ (частью которых являются ОТМ). Общие правила проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан в соответствии с ч.З ст. 8 ФЗ «Об ОРД» имеют исключение в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого либо особо тяжкого преступления. В таких ситуациях, на основании мотивированного постановления руководителя ОВД, допускается проведение ОРМ, требующих судебного санкционирования, с обязательным уведом- лением судьи в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения ОРМ орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении

1 См.: Шумилов А.Ю. Проблемы законодательного регулирования оперативно-розыскной деятельности в России: Монография. -М.: Издатель Шумилова И.И., 1997. - С. 154-157. См.: О. А Галустьян, В.Н. Казаков. Еще раз о правах граждан в деятельности ОВД // Контроль и надзор за деятельностью ОВД - важная гарантия обеспечения прав человека.: Материалы международной научно-практической конференции (26-27 октября 1999.)- М., 2000.- С. -57.

64

такого ОРМ либо прекратить его проведение . В числе юридических условий прове- дения некоторых ОРМ закон предусматривает вынесение постановления, утвер- ждаемого руководителем ОВД. К ним относятся: проверочная закупка и контроли- руемая поставка предметов и веществ, свободная реализация которых запрещена, либо оборот которых ограничен; оперативный эксперимент и оперативное внедрение.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы:

1) Вопросы классификации ОРМ и организационно-правовые особенности их осуществления являются важными в теории ОРД, т.к. раскрывают сущность ОРМ, способствуют совершенствованию нормативно-правовой базы оснований и условий их проведения в процессе ОРД расследования преступлений и нуждаются в даль- нейших, более глубоких исследованиях; 2) 3) Одной из проблем оперативной практики является нечеткость определения в ст. 7 ФЗ об ОРД поводов и оснований для проведения ОРМ, которые фактически отождествляются. Если следовать букве закона, то ОРМ можно проводить при воз- буждении любого уголовного дела, т.к. сам факт его наличия законодателем отнесен к основаниям проведения ОРМ. Объективно наличие возбужденного уголовного дела как, например и запросы других органов, является лишь поводом, а основания ОРМ - это признаки общественной опасности и противоправности деяния, требующие оперативно-розыскного реагирования. В этой связи нами предлагается провести четкое разграничение поводов и оснований для проведения ОРМ, что позволило бы устранить ряд неясностей и разночтений, возникающих при исполнении ФЗ об ОРД. Наряду с этим, к числу оснований для проведения ОРМ законодатель не относит ставшие известными субъектам ОРД сведения о лицах, замышляющих совершение преступлений, что противоречит интересам борьбы с преступностью. С учетом этого, необходимо дополнить ч.2 ст.7 ФЗ об ОРД нормой о сборе сведений, необходимых для принятия решений по осуществлению контроля за поднадзорными и лицами, осужденными к мерам наказания, не связанным с лишением свободы, с целью предупреждения повторных преступлений. Тем самым будет признана необходимость оперативно-розыскной профилактики преступлений. 4) См. Литвинюк М.Г. Некоторые вопросы судебного контроля за ходом оперативно-технических мероприятий // «Оперативно-розыскная работа» -2001. №1., - С. 5-9.

65

1.3. Содержание отдельных оперативно-розыскных мероприятий и орга- низационно-правовые особенности их осуществления в процессе оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства

Для рассмотрения содержания организационно-тактических особенностей осуществления отдельных ОРМ в процессе оперативного обеспечения раскрытия и расследования преступлений считаем целесообразным взять за основу разработанную нами классификацию, которая условно делит, как уже ранее указывалось, на три основных группы ОРМ, в зависимости от правовых условий их проведения.

Несанкционированные ОРМ, которые согласно закону могут проводиться не- посредственно по решению оперативного работника - без вынесения постановления..

Опрос граждан - это специальная беседа, проводимая с лицами, которым могут быть известны сведения, необходимые для решения задач ОРД. В теории и практике ОРД это ОРМ называется разведывательным опросом, что указывает на его ис- следовательский, поисковый характер, направленность на получение скрытой ин- формации о лицах, фактах и обстоятельствах, представляющих оперативный интерес в борьбе с преступностью. Он проводится как по месту нахождения граждан, так и в служебном помещении ОВД при добровольном их согласии на беседу. Его субъек- тами могут выступать оперативники и по их поручению сотрудники других служб ОВД, внештатные сотрудники и лица, оказывающие содействие оперативным аппа- ратам. Объектами опроса являются любые лица, располагающие оперативно-значимой информацией, независимо от возраста, должностного и социального положения, религиозных убеждений. В зависимости от целей и условий, личности опрашиваемого и других факторов в ОРД применяются следующие виды опросов: гласный опрос без зашифровки цели; гласный с зашифровкой цели; негласный без зашифровки цели; негласный с зашифровкой цели; легендированный.

Гласный опрос без зашифровки цели проводится, когда нет необходимости скрывать от окружающих интересующие оперработников сведения. Чаще он применяется при проведении первоначальных ОРМ по раскрытию преступлений и после задержания подозреваемых лиц . При таких опросах оперативник четко формулирует цель беседы и опрашиваемый отдает себе отчет, что сообщаемая им информация будет использована в раскрытии преступлений.

Гласный опрос с зашифровкой цели более сложный вид опроса и имеет большие возможности в получении оперативно-значимой информации. Суть его заключается в использовании различных приемов, вводящих опрашиваемого в заблуждение относительно истинных интересов и целей опрашивающего. Отвечая на вопросы, лицо не должно осознавать ценность и значение сообщаемых им сведений для рас-

1 См.: Климов И.А. Методы теории и практики оперативно-розыскной деятельности. -М.:ЮИ МВД РФ, 1997- С.26.

66

крытия преступления. Он проводится при возникновении сомнения в искренности опрашиваемых лиц: опросе граждан, находящихся в близких отношениях с лицами, причастными к преступлениям, опросе лиц уголовно-преступной среды. В зависимо- сти от обстоятельств и хода беседы оперработник может превратить опрос без за- шифровки цели в зашифрованный и наоборот.

Негласный опрос предполагает сохранение в тайне от окружающих и лиц, о которых собирались сведения, факта беседы и содержания разговора. Он используется в тех случаях, когда осведомленное лицо согласно передать информацию на условиях конфиденциальности. При наличии сомнений в искренности собеседника и сохранения им в тайне факта беседы цели негласного опроса могут быть зашифрованы.

Легендированный опрос - наиболее сложный, требующий высокого профес- сионализма и проведения подготовительных действий заключается в сокрытии оп- рашивающим лицом своей принадлежности ОВД и введении опрашиваемого в за- блуждение относительно истинных целей беседы. Он применяется для негласного сбора сведений о лицах, представляющих оперативный интерес, и в силу своей сложности проводится, как правило, специально подготовленными сотрудниками ОПП ОВД. Согласно ст.6 ФЗ при опросе разрешается использовать (гласно или с со- блюдением конспирации) технические средства: видео - кинокамеру, магнитофоны и т.п. в последнее время оперработники по раскрытию особо тяжких преступлений, при опросе используют медико-биологический прибор - полиграф, регистрирующий психофизиологические реакции опрашиваемого на задаваемые вопросы и позво- ляющего выявить тщательно скрываемые им факты1.

На наш взгляд, представляется необходимым указать еще одну разновидность опроса - с использованием репродукционного гипноза. Он пока не получил нормативного заключения, но его применение рекомендуется ВНИИ МВД России при раскрытии особо сложных преступлений. Когда свидетели или потерпевшие в силу объективных факторов затрудняются воспроизвести наблюдаемые ими события, врачи гипнологи могут помочь им восстановить и извлечь информацию из глубин памяти1.

Результаты опроса граждан, при их согласии, могут быть оформлены справкой (рапортом) оперработника. Эти материалы могут передаваться следователю для при- общения к материалам уголовного дела. Если информация получена при условии конфиденциальности, справка (рапорт) хранится и используется по правилам секрет- ного делопроизводства и следователю не передается.

Сбор образцов для сравнительного исследования - это действия, направленные на обнаружение и изъятие материальных носителей информации (предметов, веществ и пр.), сохранивших следы преступления (или информацию о лице, совер-

1 См.: Инструкция «О порядке применения полиграфа по раскрытию особо тяжких преступлений», утвержденным приказом МВД России от 28 декабря 1994 г. №437.

67

шившем преступление), служивших объектами преступных посягательств, а также иных предметов, могущих служить средством к обнаружению преступления и лиц к нему причастных. Может проводиться с привлечением специалистов, обладающих специальными познаниями, по поручению другими лицами, в т.ч. конфидентами.

Виды образцов: 1) объекты, используемые в качестве эталонов для сравнительного исследования (кровь, слюна, запах, отпечатки пальцев, волосы, голос, подчерк, следы обуви и транспортных средств, микрочастицы);2) объекты, являющиеся составной частью целого, подлежащие непосредственному исследованию - это предметы, изъятые из гражданского оборота (оружие, наркотики), сырье, полуфабрикаты и готовая продукция, документы бухгалтерского учета, похищенное имущество.

Тактические способы сбора образцов: 1) гласный без зашифровки целей - оперработник не скрывает от заинтересованных лиц своих целей (просит оставить отпечатки пальцев для сравнения со следами, обнаруженными на месте преступле- ния)^) гласный с зашифровкой целей - опер работник, не скрывая свою должность, зашифровывает цель действия (просит написать собственноручно объяснение по от- влеченному поводу для получения образца почерка); 3) негласный - осуществляется в тайне от проверяемых лиц (изымается посуда, которой пользовались проверяемые для взятия отпечатков); 4)легендированный - опер работник скрывает свою принад- лежность к ОВД и цель своих действий (представившись журналистом, просит дать интервью для получения образцов голоса и т.д.) . На практике используются такие разновидности этого ОРМ, ограничивающие конституционные права человека: сы- скной сбор образцов в жилище; сбор образцов голоса человека путем контроля его телефонных переговоров. Их проведение должно осуществляться по решению суда. Запрещается совершать действия, содержащие угрозу здоровью граждан, унижающие их честь и достоинство, затрудняющие нормальное функционирование предприятий, организаций и жизнедеятельность отдельных лиц. Результаты оформляются: при гласном способе - актом; при зашифрованном и негласном способе, осуществляемом оперработником, — рапортом или справкой; осуществляемом лицом, оказывающим конфиденциальное содействие, - сообщением или запиской.

Наведение справок — способ собирания информации, необходимой для решении задач ОРД, путем непосредственного изучения документов (в т.ч. архивных), а также направление запросов в государственные органы, предприятия, учреждения и организации, имеющие информационные системы. Оно предполагает сбор сведений

0 биографии проверяемого лица, его родственных связях, образовании, роде занятий,

1 См.: Данилов В.А. К вопросу об использовании гипноза в оперативно-розыскной деятельности.: Межвузовский сборник научных трудов. /Отв. редактор К.М. Тарсуков- М.: Московская академия МВД России, 2001. - С. 29- 106.

2 См.. Научно-практический комментарий Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» Изда ние трение, исправленное и дополненное / Под ред. проф. В.В. Николюка.. - М.: Московский юридический инсти тут МВД России,-С. 1998-138.

68

имущественном положении, месте проживания, допущенных правонарушениях и других данных, свидетельствующих о причастности к преступлениям. В ФЗ об ОРД отсутствуют ограничения в получении информации конфиденциального характера, однако действующим российским законодательством установлены специальные ре- жимы сбора и хранения большого объема сведений, содержащих коммерческую, журналистскую, банковскую, врачебную, нотариальную и другие тайны. Представ- ление таких сведений без согласия граждан допускается только по официальному за- просу суда, прокуратуры, органов следствия в связи с находящимися в их производ- стве уголовными или гражданскими делами . Наведение справок может осуществ- ляться оперработником, либо по его поручению другим лицом. Цели изучения доку- ментов могут зашифровываться, а личность наводящего справки - легендироваться. Для наведения справок используются материалы: уголовных, оперативных дел, от- казные материалы сообщения конфидентов, бухгалтерские отчеты, регистрационных журналы и т.д.; банки данных служб ОВД - ГИЦ, ИЦ МВД (УВД); УР, БЭП, УБОП, ОБНОН, ГИБДД, ПВС, дежурных частей и других; информационных систем различ- ных ведомств - медицинских учреждений, страховых компаний, банков и т.д. На- правляемые запросы должны подписываться руководителями ОВД, а получение справок по банковским счетам - согласовываться с прокурором. Полученные резуль- таты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, используются только в оперативных целях, а не составляющие - могут приобщаться к материалам уголовных дел.

Исследование предметов и документов - это процессуальное, криминалистическое, научно-техническое или иное исследование объектов, полученных в результате других ОРМ, проводимое, как правило, до возбуждения уголовного дела с целью выявления признаков преступной деятельности и причастности к ней конкретных проверяемых лиц [для решения задачи]: получения информации о назначении, технологии, месте, времени изготовления и характеристиках предмета; идентификации следов преступления; определения принадлежности и отождествления биологических объектов (кровь, слюна, волос и т.д.); определение иных свойств, предметов, имеющих значение для ОРД. Проводится по письменному поручению оперативных аппаратов, подписанному руководителем ОВД, ЭКС ОВД и специалистами научно- исследовательских учреждений с указанием интересующих вопросов, а при необхо- димости с изложением обстоятельств получения предметов, документов,. При необ- ходимости могут привлекаться лица на контрактной основе, обладающие специаль- ными познаниями. При наличии стандартизированных методик исследования могут проводиться самим оперативником (определение наркотического вещества с помо-

1 См.: Рева A.M. К вопросу о сущности собирания информации, имеющей значение для предупреждения и раскрытия преступлений / /Межвузовский сборник научных трудов. / Отв. ред. К.М. Тарсуков- М.: Московская академия МВД России, 2001. -С. 197-202.

69

щью экспресс-анализатора) . Обязательным условием исследования предметов, ве- ществ, документов, полученных негласным путем и являющихся источником доказа- тельств по уголовному делу, является их сохранность в прежнем виде и качественная неизменность, обеспечивающая возможность проведения последующей экспертизы. Результаты исследования проведенного в учреждениях системы МВД, оформляются справкой, а проведенные в иных учреждениях - их ведомственными документами и могут быть представлены следователю, прокурору, судье, в чьем производстве нахо- дится уголовное дело, за исключением случаев соблюдения условий конфиденци- альности.

Наблюдение - это негласное слежение за лицами, подозреваемыми в преступной деятельности, путем визуального, слухового, электронного, радиолокационного и иных способов контроля, осуществляемого в помещениях, транспорте и на открытой местности. Специфической особенностью наблюдения является его исключительно негласный характер, т.е. проверяемое лицо не должно знать о проводимом за ним наблюдении. Это мероприятие в значительной степени ограничивает конституционное право граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, однако ФЗ об ОРД не предусматривает каких-либо особых условий его применения, за исключением случаев вторжения в жилище граждан. Виды наблюдения: 1) непосредственное - осуществляется преимущественно визуальным путем гласными сотрудниками оперативных аппаратов и лицами, конфиденциально им содейст- вующими. Решение о проведении принимает сам оперработник, в случае привлечения значительных сил, средств и финансовых затрат - по его рапорту, утвержденному руководителем ОВД. Осуществляется кратковременно либо долгосрочно, с фото- графированием либо видеозаписью наблюдаемого объекта. Результаты оформляются рапортом или актом, могут передаваться следователю для приобщения к уголовному делу;2) скрытое наблюдение - мероприятие ограниченного применения, осуществля- ется путем комплексного использования визуальных и иных способов контроля ШНС ОПП . Проводится на основании задания оперработника, утвержденного начальником МВД - УВД либо его заместителем, продолжительностью не более 10 дней, в исключительных случаях может продлиться еще на 5 дней с разрешения ру- ководителя, утвердившего задание. Организация и тактика проведения регламенти- руется специальными нормативными актами. С помощью наблюдения решаются за- дачи выявления лиц, подозреваемых в подготовке и совершении тяжких и особо тяжких преступлений; розыска опасных преступников, фиксации отдельных эпизо-

1 См.: Методика оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию отдельных видов преступлений компетенции криминальной милиции: Учебное пособие. / Под общ. ред. Т.О. Богатырева, Ю.П. Воронского. - М: ЦИ и МОКП МВД России, 1999. - 132 с.

2 См.: Ю.С. Блинова. К вопросу о сущности, видах и методах оперативно-розыскного наблюдения / Сборник ста тей. Под ред. профессора Ю.С. Блинова. Д.В. Ривман, И.Е. Храбров. - Красноярск: Красноярская высшая школа МВД России, 1997. -С. 132-148.

70

дов преступной деятельности с помощью фото-, кино-, видео- и аудиоаппаратуры; проверки надежности конфидентов. Повторное скрытое наблюдение за одним и тем же объектом может проводиться не ранее чем через год. Результаты оформляются сводкой скрытого наблюдения, направляемой инициатору задания, которая исполь- зуется только для решения задач ОРД.

Электронное (техническое) наблюдение, называемое технической разведкой, -вид негласного оперативно-розыскного наблюдения, осуществляемого штатными не- гласными сотрудниками ОТП по заданиям оперативных аппаратов, заключающийся в негласном контроле за лицами, помещениями и транспортными средствами с ис- пользованием специальной видео-, аудио-, кино- и иной техники, являющейся обяза- тельным элементом системы, обеспечивающей непосредственное визуальное и слу- ховое восприятие и фиксирование действий наблюдаемых лиц, состояние и изменения, происходящие в наблюдаемых помещениях, транспортных средствах, их перемещений с использованием полученных данных в процессе ОРД, а при определенных условиях (соблюдении конспирации) - и в уголовном судопроизводстве.

Негласное визуальное наблюдение “НВ” - осуществляется в помещениях и ав- тотранспорте, без фиксации на магнитные носители. “НВД” - такое же наблюдение, но с фиксацией на магнитные носители. Негласная акустическая запись “НАЗ” - слуховой контроль и запись разговоров проверяемых лиц с прослушиванием в помещениях, автотранспорте и на открытой местности . Результаты оформляются справкой меморандумом, составляемой сотрудниками ОТП, в случае необходимости аудио, видеокассеты с записями по постановлению руководителя ОВД, согласованному с исполнителем, могут приобщаться к материалам уголовного дела.

Отождествление личности - это способ установления лиц, причастных к преступной деятельности либо находящихся в розыске, заключающийся в непроцессуальном опознании личности по признакам ее внешности, голосу, запаху, другим идентифицирующим данным, может носить непосредственный или опосредованный характер.

Непосредственное отождествление осуществляется лицами, ранее встречавшимися с разыскиваемым и запечатлевшими в своей памяти его индивидуальные признаки (внешность, голос, одежду). Его основные виды: 1) по фото-, видео- учетам ОВД; 2) в ходе оперативного поиска в местах вероятного появления разыскиваемого лица, а также среди лиц, задержанных ОВД. Результаты оформляются рапортом оперработника либо объяснением гражданина, опознающего разыскиваемого, при его согласии.

1 См.: Назаренко СП. Правовые и организационно-тактические аспекты проведения оперативно-розыскных мероприятий с применением технических средств связи подразделениями по борьбе с организованной преступностью: Дис… канд. юрид. наук. - М., 1997.-С-24.

71

Опосредованное отождествление осуществляется лицами, ранее не вступавшими в контакт с разыскиваемым и располагающими лишь его описанием, изображением либо фотографией. Его основные виды: 1) по словесному портрету, фотороботу, рисунку, фотографии, особым приметам среди множества незнакомых людей; 2) путем поиска в оперативно-справочных учетах ОВД по признакам внешности, особым приметам, способу совершения преступления; 3) по запаховым следам, с помощью СРС. Результаты оформляются рапортом оперработника, протоколом задержания разыскиваемого, справкой учетных подразделений о результатах поиска по информационным системам. Результаты отождествления по запаховым следам оформляются актом применения СРС. Все указанные документы могут передаваться следователю для использования в процессе доказывания по уголовным делам. При отождествлении личности запрещается: 1) оказывать воздействие на опознающих и искусственно создавать условия, а также совершать действия, вследствие которых может быть допущена ошибка; 2) привлекать к мероприятиям граждан, физические и психические качества которых ставят под сомнение его результаты1.

ОРМ ведомственного санкционирования, которые согласно закону должны проводиться на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД.

Проверочная закупка - это совершение мнимой сделки купли-продажи с лицом, подозреваемым в противоправной деятельности (обмане потребителей, мошен- ничестве, торговле предметами, как находящимися в гражданском обороте, так и изъятыми из него: оружием, боеприпасами, наркотиками, поддельными деньгами, ценными бумагами и т.д.). Она может быть проведена сотрудниками оперативного аппарата или по их поручению другими лицами, в т.ч. лицами, оказывающими кон- фиденциальное содействие. Проверочная закупка обычных предметов и вещей осу- ществляется на основании рапорта оперработника с обоснованием необходимости ее проведения и предполагаемых затрат, а предметов и вещей, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, проводится только на основании постановления, утвержденного руководителем ОВД. Приобретенные предметы могут использоваться в качестве доказательств по уголовному делу; оприходоваться для решения задач ОРД; реализоваться для возмещения понесенных затрат либо уничтожаться по акту в случае невозможности их использования. Особенностью этого ОРМ является зашифрованность его проведения - факт купли-продажи происходит под видом обычной покупки. В этой связи проверяемые остаются в неведении

1 См.: Моркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. - Нижний Новгород: Нижегородский институт МВД России, 1997,- С.28.

72

относительно истинных целей покупателей при осуществлении закупки и не испы- тывают на себе какого-либо воздействия .

Как показало наше исследование, практика проведения проверочных закупок оперативными подразделениями ГУВД Воронежской обл. в 80 % случаях проводится по горящей оперативной информации и на подготовку порой не хватает времени, в связи, с чем не используется комплекс ОРМ (оперативный эксперимент и кратковре- менное оперативное внедрение гласных оперативных сотрудников ОВД с примене- нием аудио-, видеозаписи). Поэтому вся доказательственная база строится на одних показаниях лица, проводившего закупку, и часто оно действует не в ее рамках, а как случайно задержанное при покупке и добровольно желающее изобличить продавца в продаже, например, наркотиков. Это обеспечивается оперработниками преднамеренно и является тактическим приемом по вводу в уголовный процесс покупателя - гражданского лица - наркомана, на которого распространяется примечание к ст. 228 УК РФ об условиях освобождения от уголовной ответственности за содеянное. Он, будучи задержанным за приобретение без цели сбыта в малом количестве наркоти- ческих средств и стараясь избежать уголовной ответственности за содеянное, добро- вольно соглашается изобличить лиц, сбывающих наркотические средства. Доля уча- стия таких лиц в подобных мероприятиях составляет в подразделениях УР до 60 % и БНОН до 80 %. И понять их легко. Дело в том, что следствие и суд негативно относятся к тем покупателям, которых специально готовят оперативники для закупки. Адвокаты по таким делам стараются доказать провокацию со стороны милиции или, в крайнем случае, принуждение гражданина к совершению сделки, участию в закупке.

Легендированная закупка - проводится оперработником, легендирующим свою принадлежность к ОВД либо по его поручению другими лицами с целью выявления фактов незаконной торговли, владения запрещенными либо ограниченными в обороте предметами, сбыта похищенного имущества, мошенничества и других противо- правных действий проверяемых лиц. Результат такой закупки легализуется немед- ленно и может служить основанием для привлечения лица к уголовной либо к адми- нистративной ответственности. Факт сделки купли-продажи оформляется актом, в котором указываются время, место, обстоятельства совершения сделки, участвующие в ней лица, а также вид, размер, вес и особенности приобретенного товара. Купленный товар должен быть упакован и опечатан для дальнейшего направления его на экспертизу или исследование. Если факт продажи товара содержит в себе состав пре- ступления или административного правонарушения, то продавец может быть задержан и доставлен в ОВД, где от него берется объяснение и проводятся проверочные действия.

1 См.: Совершенствования организации и тактики проведения оперативно-розыскных мероприятий: Межвуз. сб. науч. тр. - Омск: Высшая школа милиции МВД России, 1995. -С. - 108.

73

Контрольная закупка с целью предупреждения и выявления фактов обмана по- требителей1- разновидность ОРМ, заключающаяся в перепроверке информации об обмане покупателей, заказчиков проверяемыми или разрабатываемыми лицами из числа работников системы торговли, общественного питания, коммунально-бытового обслуживания. Ее отличительные особенности: 1) широко используется не только в деятельности подразделений БЭП, но и других органов, не являющихся субъектами ОРД; 2) она в большей степени имеет профилактическую направленность; 3) для контрольных закупок могут использоваться не только мнимые, но и действительные сделки купли-продажи. Она легализуется немедленно после завершения сделки. Получив товар, лицо, проводящее закупку, объявляет продавцу о целях своих действий с предъявлением документов удостоверяющих его должностное положение, и в присутствии понятых производят контрольное взвешивание . Результаты оформляются актом с соблюдением требований ведомственных нормативных актов контролирующих органов. Негласная контрольная закупка имеет своей главной целью документирование преступных действий разрабатываемых лиц. О ее проведении продавцу не объявляется и результаты оформляются справкой оперработника, при необходимости объяснениями привлеченных к ее проведению граждан, а также сообщениями конфидентов. К документам приобщаются приобретенные образцы товара. Она не предусматривает немедленную легализацию и реализацию ее результатов. Полученные материалы анализируются и приобщаются к делам опера- тивного учета.

Оперативное внедрение - это совокупность действий, направленных на леген- дированный ввод сотрудников оперативных аппаратов и лиц, оказывающих им со- действие, в криминальную среду и объекты в целях разведывательного сбора инфор- мации для решения задач ОРД. Оно проводится на основании постановления утвер- жденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. К основным объектам вне- дрения относятся: организованные преступные группы; отдельные лица, подозре- ваемые в совершении преступлении; пораженные преступностью предприятия и уч- реждения; жилые массивы со сложной криминогенной обстановкой, в т.ч. ИВС, СИЗО. В сложившейся практике внедрения применяется два варианта ввода: 1) непо- средственный ввод сотрудника в ОПГ, т.е. без помощи других лиц; 2) опосредованный ввод сотрудника в ОПГ, т.е. при помощи других лиц, как с расшифровкой их между собой, так и без таковой. В каждом конкретном случае процесс внедрения должен сопровождаться использованием комплекса ОРМ . Субъектами могут высту-

1 См.: Словарь оперативно-розыскной терминологии./ Под ред. И.И. Басецкого,- Минск. Академия милиции МВД РБ, 1993. -С.47.

2 См.: Мазеин В.Т. Практика проведения проверочных закупок оперативными подразделениями ОВД / В.Т Мазеин, В.П. Петров. OOP. - № 2 - 2001. -С. 66-71.

3 См.: Блинов Б.Н. Методические аспекты оперативного внедрения: Межвузовский сборник научных трудов. Отв. ред. К.М. Тарсуков- М.: Московская академия МВД России, 2001. - С. 82-92.

74

пать: 1) ШНС оперативных аппаратов, принадлежность которых к ОВД зашифрована. Это наиболее квалифицированная группа специально подготовленных сотрудников, выполняющая задание по борьбе с организованной преступностью и состоящая в штатах соответствующих подразделений. Решение об их использовании принимается начальниками ГУВД, УБОП; 2) сотрудники оперативных аппаратов, исполняющие свои должностные обязанности на гласной основе, которые также могут по легенде внедряться в преступную среду. Такое внедрение проводится на непродолжительное время при наличии возможностей легендирования личности оперативного работника . Целесообразно привлекать сотрудников, работающих в других городах и регионах, либо недавно переехавших оттуда, чтобы исключить возможность их расшифровки местными лицами из криминальной среды. Главным преимуществом такого внедрения является возможность их расшифровки перед преступниками после завершения операции и получения от них показаний, имеющих доказательственное значение; 3) иные сотрудники ОВД, которые внедряются, как правило, в случаях, когда у них появляются разведывательные возможности при определенных обстоятельствах (случайное знакомство с лицами, представляющими оперативный интерес, во внеслужебной обстановке, нахождение в командировке, отпуске и т.д.) . После при- нятия решения о их внедрении они могут на период операции зачисляться на долж- ности ШНС ОВД. После ее завершения возможна их расшифровка с использованием свидетельских показаний в качестве доказательств; 4) лица, оказывающие конфиден- циальное содействие оперативным аппаратом. В зависимости от их личных и деловых качеств, разведывательных способностей и возможностей они могут внедряться на любые объекты и являются незаменимыми при внедрении к подозреваемым и об- виняемым, находящимся в ИВ С и СИЗО.

Таким образом, исходя из задач данного ОРМ, считаем, что термин «оперативный» не совсем верно применен законодателем, боле широко раскрывает сущность оперативного внедрения, название, «оперативно-розыскное внедрение». Для доку- ментального оформления внедрения необходимы: мотивированный рапорта оперра- ботника с указанием оснований, предполагаемого объекта и субъекта внедрения; ут- вержденное постановление с указанием сроков его проведения ( в случае необходи- мости продления срока, выносится отдельное постановление); план; задание субъекту внедрения и легенда. Внедрение сотрудников ОВД, как правило, осуществляется по делам оперативного учета с разрешения руководителя МВД (ГУВД-УВД), а при отсутствии дел требуется разрешение федерального министра или его заместителя. Результаты внедрения оформляются рапортом оперработника или сообщением лица, конфиденциально содействующего ОВД. Обязательным требованием к внедрению

’ См.: Гайдуков Н.И. Оперативное внедрение сотрудников в среду нарковладельцов // ОРР. - № 4. - 1997. - С. 76- 80.

75

является то, что внедренный не должен стать соучастником преступлений, совер- шаемых ОПГ, т.к. на сегодня еще нет решения проблемы пределов тактической ак- тивности негласных сотрудников. А в процессе внедрения у сотрудников нередко возникают ситуации, требующие действий, адекватных их легенде, но граничащих с нарушением УЗ . На наш взгляд только инсценировка таких действий - один из не- многих возможных вариантов поведения и в ст. 41 УК РФ обоснованный риск является обстоятельством, исключающим преступность деяния при условиях его право- мерности и достижения социально-полезных целей. Представляется, что в перспективе эффективность внедрения и безопасность лиц в процессе его осуществления будет зависеть от профессиональной подготовки штатных сотрудников - нелегалов, определения пределов допустимости их противоправных действий, практической реализации положений уголовного законодательства в сфере ОРД и принятия разра- ботанного проекта ФЗ «Об организованной преступности».

Контролируемая поставка - это ОРМ, обеспечивающее при наличии указанных в законе оснований и с соблюдением установленных процедур контролируемое перемещение (перевозку, пересылку) предметов и веществ, изъятых из гражданского оборота или оборот которых ограничен, либо являющихся объектами или орудиями преступных посягательств, в целях получения информации, имеющей значение для решения задач ОРД. Появление в российском законодательстве разрешения ее проведения во многом обусловлено требованием норм международного права. Необходимость использования контролируемой поставки как метода выявления лиц, участвующих в незаконном обороте наркотиков, определена в Венской конвенции ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных средств» (1988г.) и в других международных правовых актах, регулирующих взаимодействие государств по борьбе с преступностью. Декларируется возможность применения этого метода также и для пресечения незаконного оборота оружия, культурных ценностей и других предметов. Впервые в России законодатель легализовал ее проведение в ст.ст. 227, 228 ТК РФ 1993г., разрешив таможенным органам допускать под своим контролем ввоз, вывоз и транзит через территорию РФ наркотических средств и психотропных веществ, а также других предметов, являющихся орудием или средством совершения преступления; предметов, добытых преступным путем, и контрабандных товаров. В дальнейшем ФЗ об ОРД 1995г. включил ее в свой перечень ОРМ. С точки зрения уголовного права действие оперативных аппаратов по ее осуществлению “на наш взгляд” можно рассматривать как одну из разновидностей крайней необходимости. В данном случае законодатель разрешает не пресекать выявленное преступление, а наблюдать за его завершением и допускать совершение новых, являющихся

1 См.: Тайны политического сыска: Инструкция о работе с секретными сотрудниками / Предисл. В. Островского; публ. З.И. Перегудовой. -СПб., 1992. - С. 14.

76

звеньями криминальной цепи, с тем чтобы раскрыть другие преступления, лежащие в основе уже известных. Необходимо также учитывать, что перемещение предметов, оборот которых запрещен или ограничен, является правонарушением. Непринятие должностным лицом правоохранительных или государственных органов, граждани- ном, располагающим информацией об этом, мер по его пресечению, является недо- несением, халатностью или злоупотреблением властью (ч. 4, ст. 16 ФЗ об ОРД; ст. 75 в примечаниях к ст.ст. 6 и 7.УК РФ). Эти положения имеют прямое отношение к проводимым ОВД контролируемым поставкам оружия, наркотиков и других предметов, что, на наш взгляд, и позволяет освобождать от уголовной ответственности лиц, которые своими действиями способствовали ликвидации устойчивых каналов незаконного оборота наркотиков и оружия. Задачи, решаемые контролируемой поставкой: выявление и разоблачение заказчиков и организаторов торговли запрещенными предметами; документирование преступных действий всех участников преступных сообществ; перекрытие каналов нелегального оборота запрещенных предметов; выявление источников приобретения и мест незаконного изготовления запрещенных предметов; выявление коррумпированных лиц правоохранительных органов, при-крывающих незаконный оборот запрещенных предметов . Основаниями для принятия решения о ее проведении являются: 1) получение достоверных оперативно-розыскных сведений о фактах преступной деятельности, связанной с использованием проверяемыми, разрабатываемыми лицами перевозимых (пересылаемых) грузов, товаров, изделий; 2) наличие оперативных данных или непосредственное обнаружение правоохранительными органами незаконной перевозки оружия боеприпасов, наркотиков, драгоценных металлов в грузах или почтовых отправлениях; 3) сообщение компетентных органов других государств о прохождении подобных грузов и почтовых отправлений через территорию России.

Решение о ее проведении принимается при соблюдении следующих условий: 1) отсутствие препятствий со стороны законодательства стран, через территорию ко- торых будет проходить поставка; 2) факт обнаружения перевозимых запрещенных в обороте предметов неизвестен преступникам и не предан огласке; 3) вероятность установления организаторов поставки, оптовых сбытчиков, перекупщиков оружия, наркотиков, драгоценных металлов высока и оправдывает риск проведения такой операции; 4) субъектами ее проведения гарантированы надлежащий контроль и на- блюдение за грузом на всем пути перевозки, пересылки и возможность беспрепятст- венного его изъятия при необходимости по всему маршруту следования и своевре- менного пресечения его использования в преступных целях; 5) имеется запас време-

1 См.: Дубаносов Е.С. Обеспечение безопасности сотрудников, внедренных в организованные преступные группы. / Е.С. Дубаносов, СВ. Парамонов. //Межвузовский сборник научных трудов. - М., 1998. - С. 86.

2 См.: B.C. Овчинского. Основы борьбы с организованной преступностью: Монография / Под ред. B.C. Овчинско- го, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. - М.: ИНФРА - М, 1996. - С. 339.

77

ни для разработки плана и согласования действий с соответствующими заинтересо- ванными органами, участвующими в данной операции .

Ее объектами являются: 1) предметы и вещества, оборот которых запрещен или ограничен (оружие, боеприпасы, наркотические средства, психотропные сильно- действующие и ядовитые средства, валютные ценности, специальные технические средства для негласного получения информации, драгоценные металлы, камни или жемчуг, радиоактивные материалы и т.д.); за совершение сделок, их передачу и пе- ресылку в УК РФ предусмотрена ответственность; 2) предметы, являющиеся орудием или средством совершения преступления (оборудование химической лаборатории для изготовления наркотиков и т.д.), добытые преступным путем (похищенный ав- томобиль), либо грузы, денежные средства, ценные бумаги, являвшиеся, или могущие являться, объектами преступных посягательств.

По конечным пунктам перемещения объектов контролируемые поставки под- разделяются: 1) внутренние - осуществляются на территории РФ и должны согласо- вываться с руководителями тех ОВД, по территории которых перемещается объект; 2) внешние - проводятся при перемещении товара на территорию иностранного го- сударства по согласованию с соответствующими международными правоохрани- тельными организациями и органами иностранных государств, по поручению (указа- нию) министра внутренных дел РФ или его заместителя, с привлечением сотрудников ФСБ, ГТК, ФПС; 3) транзитные - проводятся при перемещении груза через территорию России, из одного иностранного государства - в другое и согласовываются по каналам ИНТЕРПОЛа с правоохранительными органами иностранных государств, по указанию министра ВД РФ и во взаимодействии с ФСБ, ГТК, ФПС. Если страной назначения перевозкой перевозки является иностранное государство, то согласно ТК РФ уголовное дело в России не возбуждается, о чем ГТК РФ уведомляет соответст- вующего прокурора, а при назначении наркотиков в Россию уголовное дело возбуж- дается (ст.ст. 145 и 146 УПК РФ). Для проведения данного ОРМ обязательно состав- ляется целевой комплексный план, который утверждается руководителем ОВД и со- гласовывается с другими участвующими органами. При осуществлении поставки ли- цом, оказывающим конфиденциальное содействие, ему дается под расписку пись- менное задание или поручение. Основные способы перемещения предметов, от кото- рых зависит тактика проведения поставки: 1) курьерский - контроль осуществляется с помощью скрытого наблюдения, при этом должно учитываться, что курьеры могут быть не осведомлены, что перевозят, и за ними может вестись негласное наблюдение преступников; 2) грузовой или контейнерный - используется для перемещения большого количества контрабандного товара, маскируемого под легальный груз, с использованием железнодорожного, водного, автомобильного, воздушного транс-

1 См.: Лукашов А.В. Актуальные вопросы борьбы с преступностью и проблемы их преподавания: Сборник научных трудов. /Отв. ред. проф. Ю.И. Ляпунов- М: Юридический институт МВД РФ, 1996. -С- 160.

78

порта. Для осуществления контроля через эфир всего маршрута перемещения товара

1 т\

могут применяться радиомаяки, устанавливаемые на контейнере ; 5) почтовый — имеет свои особенности, т.к. проведение такой поставки требует получения судебного решения и при его наличии можно проводит вскрытие, осмотр, фиксацию и взятие образцов для сравнительного исследования. При документировании факта получения посылки не следует торопиться с задержанием, ввиду возможности участия в этом подставных лиц. Результаты оформляются: актом осмотра предметов; фото-и видео материалами; сводкой скрытого наблюдения; объяснениями граждан и т.д. По за- вершению всего мероприятия инициатором составляется итоговая справка о его ре- зультатах с указанием возможных источников доказательств и приложением всех промежуточных отчетных документов. Чтобы справку можно было приобщить к уголовному делу, в ней не должны содержатся сведения, составляющие государст- венную тайну.

Оперативный эксперимент, как правовая категория, появился в ОРЗ современного периода. До этого в теории и практике ОРД оперативными аппаратами использовалась оперативная комбинация, по характеру и сущности сходная, но не идентичная его понятию. Учитывая его значимость в решении тактических задач ОРД, он был включен в перечень ОРМ одного из проектов первого ФЗ об ОРД, но данное предложение почему-то не нашло отражения в принятом в 1992 году ФЗ . Этот пробел был устранен в ФЗ об ОРД 1995 года, но вопрос о его понятии и сущности так и остался открытым, поскольку законодатель не дал его определения. В научной литературе, в трудах ученых В.Г. Самойлова, Б.Г. Морохина, В Д. Пахомова, В.И. Чеку-нова, К.К. Горяинова и А.В. Яскевича, предпринимались неоднократные попытки толкования его понятия, определения целей и рассматривались некоторые организационно—тактические аспекты оснований проведения. Однако отдельные проблемы его применения так и остались до конца не исследованными. В словаре оперативно-розыскной терминологии под редакцией И.И. Басецкого он понимается как разновидность ОРМ, проводимого в целях проверки и уточнения данных, представляющих оперативный интерес, заключающегося в воспроизводстве тех или иных действий, обстановки, обстоятельств исследуемого события и совершении необходимых опытных действии . На наш взгляд, это определение дано по аналогии с понятием следственного эксперимента, который, несмотря не некоторое сходство (оба предполагают искусственно вызванное явление в целях его изучения, последовательную фиксацию и контроль за состоянием наблюдаемого явления, изменяющегося под

1 См.: Кудряшов Б.Н. Проблемы применения оперативно-технических средств в борьбе с организованной преступ ностью: Сборник научных трудов. - Хабаровск, 1992. - С. 27-36.

2 См.: Фролов В.Ю. Закон РСФСР «Об оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел», (инициатив ный авторский проект) /Фролов В.Ю., Чичечин А.Е., Пенкин B.C., Митрофанов Е.А. // Информационгное и право вое обеспечения деятельности органов внутренних дел: Межвуз. сб. науч. тр.- Омск: ВШМ МВД РСФСР, - Часть II -С. 119-132.

3 См.: Словарь оперативно-розыскной терминологии. / Под ред. ИИ. Басецкого. - С. 28.

79

воздействиями факторов, вводимых и управляемых лицом, производящим экспери- мент), имеет ряд принципиальных отличий. Следственный - проводится после воз- буждения уголовного дела с соблюдением норм УПК в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, путем воспроизведении действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и совершения необходимых следст- венных действий и отличается от оперативного субъектом его проведения, задачами, стоящими пред ним. Следственный - направлен на проверку собранных и получение новых доказательств, а оперативный - на обнаружение преступных проявлений и уточнение данных, представляющих оперативный интерес. Однако задачи ОРД, а соответственно, и оперативного эксперимента, как одного из действий по ее осуще- ствлению, более широкие и, на наш взгляд, не должны сводиться лишь к проверке и уточнению уже известных данных, представляющих оперативный интерес. По своим временным характеристикам следственный - направлен на проверку событий, имевших место в прошлом, а оперативный - на настоящие и будущие действия преступников. Отсюда следует, что если выбор времени проведения следственного не имеет принципиального значения, то оперативный должен проводиться именно в то время, когда вероятность проявления преступных намерений максимальна. Следственный -не порождает новых уголовно-правовых отношений, а оперативный - направлен на их возникновение. Различны и формы фиксации результатов: следственный - пред- полагает процессуальную форму, оперативный - фиксируется справкой, рапортом, агентурными сообщениями. Важным отличием оперативного является его конспира- тивность, маскировка цели, ролей и задач, посвящение в замысел узкого круга лиц. Результаты оперативного, в отличии от следственного, не являются доказательствами, но приобретают важную роль в процессе получения доказательств, могут указывать на факты, обстоятельства, которые при процессуальном порядке и фиксации становятся доказательствами.

Авторы комментария ФЗ об ОРД под редакцией П.Г. Пономарева считают, что оперативный эксперимент - это ОРМ, основу которого составляет психологический опыт, предполагающий активное вмешательство в деятельность наблюдаемого, ис- пытуемого лица, с целью создания условий, в которых проявляются предположения, выдвинутые для объяснения явлений и действий, проявление которых вероятно в по- ведении испытуемого . По нашему мнению, для раскрытия сущности рассматривае- мого ОРМ авторами недостаточно обоснованно использован термин «психологиче- ский опыт», т. к. он, в свою очередь, также нуждается в более подробном толковании.

По определению А.Ю. Шумилова, оперативный эксперимент - это одно из предусмотренных ОРЗ ОРМ, заключающееся в получении оперативной информации посредством конспиративного наблюдения за объектом ОРД в специально создан-

1 См.: Пономарева П.Г. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Комментарий. / Под ред. П.Г. Пономарева, К.К. Горяинов, Ю.Ф. Кваша, К.В. Сурков. - М.. Новый Юрист, 1997. - С. 248.

80

ных, полностью управляемых ими контролируемых условиях. При этом его проведе- ние допускается только для выявления, пресечения и раскрытия тяжкого преступления или предупреждения его совершения, а также с целью выявления и установления лица (лиц), его совершившего . Представляется, что данное определение является достаточно полным и отражает сущность оперативного эксперимента, однако, по мнению автора, это ОРМ должно осуществляться лишь посредством конспиративного наблюдения, что, на наш взгляд, ограничивает деятельную сторону его субъектов. Наставление определяет оперативный эксперимент, как «ОРМ, связанное с создаем негласно контролируемых условий и объектов для преступных посягательств, в целях выявления и задержания лиц, подготавливающих, совершающих или совершив-ших тяжкие и особо тяжкие преступления» . Данное определение закреплено ведом- ственным нормативным актом и является обязательным для исполнения оперативными аппаратами в ОВД. Однако с точки зрения полноты целей осуществления эксперимента оно, по нашему мнению, нуждается в уточнении. Полагаем, что целью эксперимента является не только выявление и задержание лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, но и получение информации об этих лицах, которая может быть использована для проведения других ОРМ по их разработке и изобличению, а также для обнаружения возможных объектов их преступной деятельности.

Удачным нам представляется определение, данное коллективом авторов Омского ЮИ МВД РФ в комментарии к ФЗ об ОРД, которые под экспериментом понимают способ получения информации путем создания или воспроизведения условий, для проявлений преступных намерений лиц, обоснованно подозреваемых в преступной деятельности, а также для обнаружения возможный объектов их преступных посягательств . Представляется, что это определение более полно отражает его сущность и широко определяет основания, цель проведения - не только подтверждение, либо опровержение информации о выявлении конкретных лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших тяжкие преступления, но и получение оперативной информации об этих лицах, позволяющей изобличать их в совершенных преступле- ниях. При этом действия оперработников не ограничиваются только пассивной формой его проведения, конспиративным наблюдением (А.Ю.Шумилов), но допускаются и активные действия, т.к. само толкование термина, «эксперимент» - это опыт, попытка сделать, предпринять что-нибудь . Принципиальным отличием данного определения является то, что эксперимент может проводиться как в отношении конкрет-

1 См.: Закон и оперативно-розыскная деятельность: Толковый словарь понятий и терминов, используемых в зако нодательстве в области оперативно-розыскной деятельности / Авт. - сост. А.Ю. Шуилов. - М.: ABC, 1996. - С. 69.

2 См.: Наставление «Об основах организации и тактики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел», объявленная приказом МВД РФ, 1996 г.

3 См.: Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под ред. В.В. Николюка, ВВ. Кальницкого, А.Е. Чечетина. - Омск: Юридический институт МВД России, 1996. — С. 31.

4 См.: Ожогов СИ. Словарь русского языка. - М.: Русский язык, 1988.-С. 365.

81

ных лиц, обоснованно подозреваемых в преступной деятельности (получение взяток, торговля оружием, наркотиками и т.п.), так и для выявления преступной деятельности, намерений неизвестных лиц, совершающих серийные преступления, путем при- менения различных «ловушек» и «приманок» .

Считаем необходимым отметить, что термин «оперативный» не совсем верно применен законодателем, который отождествил два различных по своей сути понятия, употребляя многозначное понятие «оперативный» как: а) непосредственно, практически осуществляющий что-нибудь; б) способный быстро исправить или на- править ход дел ; в) относящийся к операции , вложил в него содержание понятия «оперативно-розыскной», которое в теории ОРД четко сформулировано и предпола- гает решение задач, стоящих перед оперативными подразделениями при осуществ- лении ОРД. Исходя из изложенного, нам представляется более правильным исполь- зовать название «оперативно-розыскной эксперимент».

С учетом анализа указанных точек зрения считаем возможным предложить внести изменения в Наставление, изложив определение в следующей редакции: «Оперативно- розыскной эксперимент - это способ получения информации, представляющей оперативный интерес, путем создания или воспроизведения негласно-контролируемых условий для проявления преступных намерений лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, обнаружения и задержания этих лиц, а также для обнаружения возможных объектов их преступных посягательств». В этом определении раскрывается его сущность, состоящая в опытной проверке информации о лицах, фактах и обстоятельствах, представляющих оперативный интерес, в специально создаваемых для этого условиях.

Как нами ранее было указано, оперативный эксперимент имеет некоторые сходства с оперативной комбинацией (ОК). Под оперативной комбинацией в теории ОРД понимается совокупность приемов и способов создания искусственных условий на основе реально сложившейся ситуации, необходимой для облегчения проведения ОРМ за счет введения в заблуждение (дезинформации) проверяемых и разрабаты- ваемых лиц . Ее основными элементами являются: замысел, легенда, инсценировка, оперативно-техническое обеспечение. Замысел - это наиболее общая программа дей- ствий по искусственному созданию благоприятных условий для достижения успеха. Он зависит от сложившейся оперативно-розыскной ситуации, а также подлежащей решению задачи и должен учитывать все возможные варианты развития событий. Легенда представляет собой специально подготовленные, полностью или частично

1 См.: Методические рекомендации по созданию и организации деятельности легендированных объектов в Службе криминальной милиции: Указание МВД России №1/13867 от 30.10.97 г.

2 См.: Ожогов СИ Словарь русского языка. - М.: Рус. яз., 1988. - С. 740

3 См.: Современный словарь иностранных слов - М: Рус. яз., 1993. - С. 425

4 См.: Яскевич А.В. Правовые и организационно-тактические вопросы оперативной комбинации: Автореф. канд.юрич.наук. - Минск: Академия МВД Республики Беларусь, 1997.- С- 20.

82

вымышленные сведения, которые доводятся до разрабатываемых (проверяемых) лиц с целью дезинформации и заставляют их вести себя так, как это выгодно оперативникам. Она должна бать реальной, правдоподобной, надежно защищенной от проверки и содержать такие сведения, достоверность которых не может быть установлена разрабатываемыми либо их несоответствие действительности может быть выявлено уже после решения стоявшей задачи . Инсценировка - это искусственное создание видимости какого-либо события (его отдельных обстоятельств) с целью под- тверждения легенды и доведения ее до разрабатываемых. Оперативно-техническое обеспечение включает в себя привлечение к ее проведению необходимых сил и средств, а в отдельных случаях одновременное осуществление ОРМ, направленных на решение стоящей задачи. Требования, предъявляемые к ОК: законность, тактическая целесообразность, комплексное использование сил и средств, конспирация, обеспечение личной безопасности участников .

Иное определение даёт В.М. Атмажитов, который считает что ОК это способ решения оперативно-тактических задач оперативной разработки, заключающийся в искусственном создании для этого благоприятных условий, состоящий из замысла, легенды и мероприятий для подкрепления легенды и придания ей достоверности”.

М.П. Карпушин, определяя целевые установки ОК, считает, что она должна побуждать разрабатываемого к поступкам, облегчающим решение конкретных задач и тем самым вводит в ее понятие отличительный признак побуждения к действиям . Представляется, что это не совсем отвечает потребностям практики, т.к. приходиться сталкиватся с проведением ОК без побуждения к действиям. Например, по обеспечению негласного проникновения в служебное помещение, когда преследуется цель отыскания фактических данных, указывающих на преступление, а не побуждение подозреваемого к поступкам, т.к. он не знает о посещении оперработником помещения и обнаружении изобличающих его документов и не меняет привычные для него способы действий.

По характеру и психологической направленности В.Г. Самойлов ОК делит на две группы: к первой относит те ОК, цель которых - ввести в заблуждение разраба- тываемого, усыпить его настороженность и заставить поверить, что условия, искус- ственно созданные оперативниками, возникли естественным путем. Ко второй —те

‘См.: Пахомов В.Д . Оперативная комбинация в деятельности аппаратов / Пахомов В.Д., Чекунов В.И. / БХСС. ВНИИ МВД СССР, - М: 1981. - 44 с.

2 См.: Горяинов К.К Некоторые проблемы оперативной комбинации в деятельности аппаратов БХСС: / Горяинов К.К, Пахомов В.Д.. //Труды ВНИИ МВД СССР. №32, 1974, - С. 3-13.

3 См.: В.М.Атмажитова Основы оперативно-розыскной тактики: Учебное пособие. Общая часть /Под ред. В.М.Атмажитова. -М.: Академия МВД СССР 1986. -С.-243.

4 См.: Каппушин Н.П. Сущность оперативной комбинации и ее значение в решении тактических задач ОРД.- М.: ВНИИ МВД СССР. 1965. - С. 68.

83

OK, применением которых проверяемый побуждается к активным действиям, уско- ряющим и облегчающим его обнаружение, задержание и изобличение1.

Впервые разграничения понятий ОК и «оперативный эксперимент» провел М.П. Карпушин, который полагал, что при проведении эксперимента разрабатываемое лицо не побуждается к действиям, как при ОК, а проверяется, будет ли оно в на-блюдаемых условиях вести себя согласно предполагаемой версии . Из этого видно, что цель эксперимента ограничивается выяснением определенных намерений разра- батываемого. Но, на наш взгляд, это лишь один из многих вариантов цели достигаемых ОК, ВГ. Не касаясь сущности ОК, В.Г. Самойлов считает, что ее целью является не только побуждение разрабатываемого к каким-то действиям, но и «усыпление» его настороженности .

Таким образом, иные критерии разграничения понятий эксперимента и комбинации, кроме высказанных Н.П. Карпушиным, в специальной литературе не сформулированы. По нашему мнению, общим для них является лишь искусственное создание условий, обеспечивающих достижение их целей. Сущность же их различна. Эксперимент является самостоятельным ОРМ для получения и проверки информации. Комбинация применяется в качестве тактического приема для создания условий проведения эксперимента. Комбинация может предшествовать эксперименту, сопутствовать ему, маскировать его и помогает дезориентировать лицо, в отношении которого он проводится . Вместе с тем, не для всякого эксперимента есть необходимость в создании искусственных условий, он может проводиться и в естественных, тогда он не требует сочетания с комбинацией, а содержит лишь характерные для него действия.

Как справедливо отмечает Н.П. Карпушин, эксперимент, в каких бы условиях он ни проводился, только тогда ценен и доказателен, когда лицо, в отношении которого он проводится, находится в обычных для него условиях, когда на него не давят привнесенные обстоятельства, не искажают проявления его воли . Из этого следует, что комбинация может иметь целью создание условий проведения эксперимента.

Таким образом, можно сделать следущий вывод об отличии оперативной комбинации от эксперимента: ОК как способ решения оперативно-тактических задач ОРД понятие более широкое, это комплекс ОРМ, и оперативный эксперимент в определенных случаях может выступать как ее структурный элемент; эксперимент предполагает обязательное использование материальных объектов, при комбинации такие объекты применяются факультативно; закон ограничивает проведение экспе-

1 См.: Самойлов В.Г. Способы решения оперативно-тактических задач оперативной разработки. Сущность и значение оперативной комбинации: Материалы к лекции. М.: УУС и НИУ МВД СССР, 1984. - 30 с. См. там же.

3 См. там же.

4 См.: Морохин Б.Г. Оперативная комбинация: Лекция. - М.: Академия МВД СССР, Московский филиал заочного обучения, 1980.-20 с.

См. там же.

84

римента только для выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений, на ОК такие ограничения не распространяются.

В теории ОРД нет единого подхода к определению пределов и целевой на- правленности комбинации. По мнению В. М. Атмажитова, Ф.И. Бондаря, А.Ф. Оси- пова, Б.Г. Морохина, В.Г. Самойлова, ее применение допустимо лишь в пределах оперативной разработки. Анализ практики показывает, что она успешно может при- меняться и при проведении ОРМ, а также в целях положительного воздействия на обвиняемых, свидетелей в ходе ОРО процесса расследования преступлений. На наш взгляд, сказанное позволяет признать ОК многоцелевым способом действий, эффек- тивно применяемым практически во всех сферах ОРД.

Таким образом, основной задачей эксперимента является выявление и задержание лиц, совершающих серийные преступления, и документирование преступных действий лиц, обоснованно подозреваемых в противоправной деятельности. По целям проведения и объему проверочных (опытных) действий он подразделяется: на сплошной и выборочный.

Сплошной эксперимент направлен на выявление неопределенного круга лиц в местах наибольшей активности криминальных структур путем использования «приманок», «ловушек» - специально подготовленных и взятых под контроль объектов, аналогичных тем, на которые обычно покушаются преступники, с целью выявления тех из них, кто регулярно совершает преступления или склонен к их совершению. Используется для выявления неочевидных, серийных преступлений и установление неизвестных лиц и криминальных групп, заранее подыскивающих объекты преступ- ного посягательства. В словаре русского языка «ловушка» определено как приспо- собление для поимки, захвата, ловли чего-либо, обстоятельства, намеренно ставящие кого-нибудь в невыгодное, неприятное положение . Как нам представляется, ловушка - это один из способов установления лиц, совершающих «серийные преступления», заключающийся в заблаговременном и скрытом расположении подставного объекта посягательства (приманки, подставы) в местах наиболее вероятного совершения серийных преступлений в целях их раскрытия и внезапного задержания лиц в момент проявления их замысла, покушения на преступления. Ее тактические преимущества: опер работники всегда располагают большими возможностями для внезапного задержания преступников, которые как правило, не в состоянии в таких ситуациях оказать им организованное сопротивление; дает возможность значительно ускорить выявление преступника, совершившего «серию» однотипных правонарушений, и пресечь его дальнейшую деятельность. Приманки помещаются или направляются в места частого совершения преступления. Так “автомобиль-ловушка” ставится на ночь на неохраняемую стоянку, в качестве приманки используются чемода-

1 См.: Ожогов СИ. Словарь русского языка: -М.: Сов. энциклопедия, 1986. -С. 31-32.

85

ны и сумки, размещаемые в залах ожидания вокзалов и т. д. С целью выявления лиц, занимающихся “отмыванием” преступно нажитых денег, создаются “фирмы-ловушки” , сбытом похищенного - “магазины-ловушки”. На наш взгляд, использование подобных объектов нельзя расценивать как “провокацию”, поскольку виновный действует с заранее обдуманным, но неопределенным умыслом и изобличается на специально подготовленном объекте, что не устраняет наступления уголовной ответ-

2

ственности .

Выборочный эксперимент проводится в отношении конкретных лиц с целью документирования их преступных действий, задержания с поличным и, в большинстве случаев, по очевидным преступлениям, в т. ч. для разоблачения взяточников, лиц, обоснованно подозреваемых в сбыте наркотиков, оружия. В данном случае про- верочные действия направлены на неизвестных субъектов, о противоправной дея- тельности которых оперработники заранее осведомлены. Это лица, которые совер- шили, совершают и с высокой долей вероятности будут в дальнейшем совершать преступления, сходные с теми, которые подвергаются опытной проверке. В качестве приманки под легендой могут выступать оперработники, конфиденты, лица, у которых вымогается взятка.

Обязательные требования к эксперименту:

  1. Условия и объекты для проявления преступных намерений, воспроизводи мые в ходе эксперимента, должны обеспечивать возможность добровольного выбора того или иного варианта поведения заподозренных лиц. Это обусловлено тем, что он проводится в максимально схожей с действительностью обстановке и отличается наибольшей степенью приближенности к правомерным действиям участвующих лиц, и когда есть серия опасных преступлений и достаточные основания полагать, что они будут продолжены . В процессе его подготовки следует учитывать, что ус ловия проведения не должны подталкивать лицо к совершению противоправных действий, а также искусственно создавать доказательства совершения преступления. Проведение эксперимента не будет являться провокацией, если он не инсценирует преступное поведение лица, а вмешивается в уже начавшуюся реализацию его умыс ла. Важно, чтобы «проверяемый», еще до его начала, имел свободу воли совершать преступления или вправе добровольно отказаться от доведения преступного умысла до конца ;

  2. Сотрудники и лица, участвующие в проведении эксперимента, должны ис пользовать исключительно методы пассивного наблюдения, т.е. создавать такие ус ловия и объекты для преступных посягательств, при соприкосновении, с которыми

1 См.: Бороткин Е. М. Использование фирм - “ловушек” в предупреждении и раскрытии фактов мошенничества //Оперативно-розыскная работа. -1997. -№1 -С.32.

2 См.: О создании фирм - “ловушек”. Рекомендации ГУЭП МВД России №7/650 от 22. 03. 1995 г.

3 См.: Селезнев М.Н Эксперимент или провокация? (к вопросу о борьбе с коррупцией) // Российская юстиция. - 1996. -№ 5. -С. 138.

86

подозреваемое лицо должно находиться перед добровольным выбором в совершении тех или иных действий (например, при проведении операции с автомашинами- «ловушками», при осуществлении контролируемой продажи запрещенных предметов). Провокация не оставляет лицу этого выбора, а диктует единственный способ доведения, заведомо являющийся преступным.

При проведении эксперимента запрещается: 1) провоцировать или принуждать лицо к совершению противоправных действий, т.е. не должно оказываться ни психического, ни физического насилия либо давления; 2) ставить его в обстоятельства, за- трудняющие удовлетворение своих потребностей законными способами . Для ис- ключения возможности провокации при проведении эксперимента в отношении кон- кретных лиц считаем необходимым рекомендовать соблюдение следующих допол- нительных условий, вытекающих из практического опыта работы оперативных аппа- ратов: а) прежде чем принять решение о проведении эксперимента, необходимо иметь абсолютно достоверную и желательно полученную из разных источников ин- формацию о совершении лицом противоправных деяний (например, в отношении взяткополучателя целесообразно иметь показания не менее двух человек, у которых взятка вымогалась, и желательно, чтобы это было записано на материальных носите- лях); б) инициатива в замысле и подготовке преступления должна исходить от запо- дозренного субъекта (например, лицо должно само высказать намерение приобрести оружие или наркотики, имея при этом необходимые средства); в) желание заподоз- ренного субъекта совершить противозаконную сделку должно быть зафиксировано с помощью материальных носителей информации, которые могут использоваться в процессе доказывания; г) воспроизводимые в ходе эксперимента условия должны соответствовать запросам проверяемого лица.

В соответствии с ФЗ эксперимент проводится на основании постановления, ут- вержденного руководителем ОВД, и только в целях выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений. Перед его осуществле- нием составляется план с указанием основания его проведения, содержания, време-ни, места, используемых сил и средств, тактических приемов и методов . Результаты оформляются: рапортом оперработника; объяснениями граждан, участвующих в нем; их заявлениями, а в случае выявления и задержания лиц, совершивших преступление, - актом, который по своей форме и содержанию, как указано в Наставлении в максимально допустимых пределах должен соответствовать требованиям, предъяв- ляемым к составлению протокола следственного эксперимента, без указания сведений, составляющих государственную тайну, с приобщением документов, предметов и физических носителей информации, полученных в результате применения специ-

1 См.: Дубаносов Е.С. Организационно-тактические основы проведения оперативного эксперимента: Межвузов- ский сборник научных трудов. -2001. -С. 106-116.

87

альных технических средств . В случае совершения проверяемым лицом действий, содержащих признаки преступления, результаты эксперимента могут служить осно- ванием для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, использоваться для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, в решении опера- тивно-тактических задач ОРД, применяться в качестве доказательств по уголовным делам в соответствии с положениями УПЗ. В этих случаях, акт с объяснениями и ра- портами участвующих в нем лиц и постановлением на его проведение должны пере-

2

даваться следователю для использования в процессе доказывания .

ОРМ, ограничивающие конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, на неприкос- новенность жилища, требующие судебного решения на их проведение.

Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств - данное ОРМ традиционно в теории и практике ОРД называлось «оперативным осмотром»3.

Обследование - это способ получения сведений, заключающийся в визуальном, слуховом или ином изучении различных объектов, являющихся носителями информации о преступной деятельности и лицах к ней причастных. По своей позна- вательной сущности оперативный осмотр имеет много общего со следственным ос- мотром (ст. ст. 176,177 УПК РФ.) По объектам и задачам они сходны - оба проводятся в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств дела. По процессуальной форме и правовым последствиям они отличаются друг от друга. С помощью оперативного осмотра решается ряд частных задач ОРД: установление следов преступной деятельности, предметов и документов, которые впоследствии могут стать судебными доказательствами (обнаружение на рабочем месте матери- ально-ответственного лица черновых записей, фиксирующих противоправное дейст- вие); получение информации о личности преступника, его местонахождении и связях (путем осмотра личных вещей, записных книжек, писем, документов); обнаружение похищенного имущества; обеспечение сохранности доказательств путем их переме- щения, фотографирования, копирования; создание условий для следообразования путем пометки объектов, установки химловушек; принятие мер по предупреждению преступлений путем приведения в негодное состояние орудий, средств их совершения и т.д. Следственный осмотр проводится открыто, в присутствии понятых, а опе- ративный скрыто. Виды объектов оперативного осмотра: помещения, здания, соору- жения, участки местности, транспортные средства, документы; личные вещи, одеж-

1 См.: Бондарь Т.И. Некоторые вопросы применения оперативного эксперимента: Сборник статей. /Под ред. Ю.С. Блинова. -Красноярск: Красноярская высшая школа МВД России, 1997. -С. 23-32.

2 См.: Оперативное облуживание территории и объектов: Учебное пособие. / В.М. Варломеев, В.В. Гучков, В.Д. Шишков.-Академия МВД СССР. -М. : 1985. -С. 24.

3 См.: Оперативное облуживание территории и объектов: Учебное пособие./ В.М. Варломеев, В.В. Гучков, В.Д. Шишков.-Академия МВД СССР. -М. : 1985. -С. 24.

88

да, животные или человек, на теле которого могут быть следы преступления. Правовые условия осмотра объектов зависят от их принадлежности и назначения. Так, условия осмотра помещений будут зависеть от того, является оно жилым, служебным или общественным.

По организационно-тактическим формам проведения оперативный осмотр делится на основные виды: гласный, зашифрованный, негласный.

Гласный проводится непосредственно оперработником с привлечением при необходимости других должностных лиц, специалистов, граждан, оказывающих гласное содействие. При его проведении участники не скрывают от окружающих це- лей своих действий. Гласное обследование жилища, личных вещей, частного авто- транспорта, приусадебных участков проводится только с согласия лиц, чьи права за- трагиваются. Зашифрованный предполагает сокрытие истинных целей, действий оперработника, либо легендирования его должностного положения. Наставление указывает на обязательность участия представителя учреждения, от имени которого проводится такое обследование. Как нам представляется, для этого вида осмотра можно использовать разнообразные легенды. Например: осмотр автомобиля может проводиться под предлогом проверки его технического состояния или соответствия груза сопроводительным документам; осмотр жилища - под видом проверки его противопожарного состояния, ревизии сантехнического оборудования, оценки стои- мости страхуемого имущества, проверки сообщения о преступлениях, под предлогом проведения профилактической беседы, проверки паспортного режима и т.д. Прове- дение этого сложного ОРМ требует тщательной подготовки, включающей в себя: оп- ределение конкретных целей и задач; выбор времени и необходимых специальных технических средств; подбор исполнителей; разработку легенды и экипировки; опре- деление тактики проведения. При необходимости зашифровки личности оперработ- ника изготавливаются документы прикрытия.

Негласный - это наиболее сложный вид обследования, поскольку факт его проведения должен быть сохранен в тайне от проверяемых и окружающих лиц. Негласный осмотр жилых помещений проводится при наличии судебного разрешения. Организация и тактика негласного осмотра жилых и служебных помещений, требующих вскрытия запирающих устройств и обхода охранной сигнализации, регламентируется специальной «Инструкцией», утвержденной приказом МВД РФ - 1994 г. и проводится подразделениями ОТМ ОВД на основании заданий оперативных аппаратов, утвержденных руководителями МВД (УВД), УБОП и их заместителями, с приложением плана-схемы помещения, подлежащего осмотру, а для жилого поме- щения постановлении судьи. Для проведения данного ОРМ составляется план, кото- рый утверждается руководителем ОВД, и реализация осуществляется под его кон- тролем с участием инициатора. На обследуемом объекте обеспечивается сохранность первичной обстановки и только в исключительных случаях допускается изъятие или

89

замена отдельных обнаруженных предметов (оружия, наркотиков, документов) при наличии разрешения руководителя, утвердившего задание. Результаты осмотра, про- водимого ОТП, оформляются справками, которые приобщаются только к делам опе- ративной разработки. Физические носители информации, с разрешения руководителя, могут передаваться следователю, прокурору или в суд для использования в качестве доказательств при условии неразглашения сведений, составляющих государственную тайну. Результаты гласного или зашифрованного осмотра оформляются рапортом, справкой или актом и могут передаваться следователю для использования в процессе доказывания.

Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений относится к категории ОТМ и направлен на получение информации о преступной деятельности подозреваемых лиц путем негласного вскрытия и просмотра почтовой, телеграфной и иной передаваемой по сетям электрической и почтовой связи корреспонденции. Раньше это ОРМ называлось перлюстрацией корреспонденции, но в современных условиях больше используются возможности электрической связи, чем почтовой, поэтому и содержание данного ОРМ в ФЗ значительно шире понятия «перлюстрация». Объектами контроля могут являться: посылки, бандероли, письма, денежные переводы, телеграммы и иная корреспонденция. Цензура корреспонденции осужден- ных и лиц, содержащихся под стражей, досмотр посылок, передач и бандеролей в условиях ИУ и СИЗО не является ОРМ, и порядок их осуществления регламентиру- ется УИЗ и иными нормативными актами. Рассматриваемое ОРМ проводится при наличии судебного решения, информации, указанной в ч.2 ст.8 ФЗ, и по мотивиро- ванному постановлению руководителя органа, осуществляющего ОРД, регламенти- руется ведомственными, межведомственными нормативными актами и отнесено к компетенции ФСБ РФ. Основанием для проведения является задание оперработника, утвержденное руководителем МВД (УВД) или его заместителем. В нем указываются данные об объекте, сроки проведения, вопросы подлежащие выяснению, необходи- мость и способы фиксации содержания корреспонденции (снятие копий, фотографи- рование, видеосъемка, получение образцов для сравнительного исследования и т.д.). Контролю может подвергаться корреспонденция, адресованная конкретному лицу или исходящая от него, а также все почтовые отправления, поступающие в конкретный адрес и исходящие от него. Максимальный срок контроля - 6 месяцев, если иное не предусмотрено судебным постановлением. При необходимости продления судья принимает решения на основании вновь представленных материалов. По своей по- знавательной сущности данное ОРМ имеет некоторые сходства с таким следственным действием, как наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка (ст. 185 УПК РФ). В частности, их действия направлены на один объ-

1 См.: УИКРФ. -М: ИНФРА. М - НОРМА. 1997. -ст. 90, 91. -С- 146.

90

ект - почтово-телеграфную корреспонденцию, ограничивают конституционные права граждан и производство их разрешается только на основании судебного решения. Но имеется ряд существенных различий: исполнение постановления о наложении ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию поручается сотрудникам почтового ведомства и осуществляется гласно, заключается в запрещении доставлять ее адресату без разрешения следователя, т.е. почтовая связь между объектами прерывается, задержанная корреспонденция подвергается осмотру непосредственно следователем в присутствии понятых, оформляется процессуальным документом — протоколом, а исполнение задания на контроль почтовых отправлений поручается субъекту ОРД - ОТП, проводится негласно и почтовая связь между объектами не прерывается. Результаты контроля оформляются рапортом или справкой, к ним могут приклады- ваться полученные копии документов, рефераты, справки и т.д.

Снятие информации с технических каналов связи относится к категории ОТМ, заключается в перехвате с помощью специальных средств открытой (незашифрован- ной) информации, передаваемой проверяемыми лицами по техническим каналам связи. Уяснение сущности данного ОТМ зависит от правильного понимания термина «технические каналы связи», к которым относятся телексные, факсимильные селек- торные, радиорелейные каналы передачи данных, а также линии абонентского теле- графирования , компьютерные сети, базы данных, телекоммуникационных, инфор- мационных систем, осуществляющих сбор, обработку, хранение, поиск и распро- странение информации, и различные радиопереговорные устройства, основанные на использовании радиоволн. Проводится так же как ПТП на основании судебного ре- шения по мотивированному постановлению руководителя органа, осуществляющего ОРД при наличии информации, изложенной в ст. 8 ФЗ. В Наставлении предусмотрено два основных вида снятия информации с технических каналов связи: негласное производится с помощью специальных технических средств подразделениями ОТМ, контроль радио переговоров проверяемых лиц осуществляется силами подразделений радиоэлектронной безопасности. Порядок проведения и оформления результатов регламентируется отдельными межведомственными и ведомственными нормативными актами. Зашифрованное проводится непосредственно оперработником с привлечением при необходимости специалистов и обязательном участии представителя организаций, от имени которых оно проводится. Его результаты могут оформляются справкой или рапортом оперработника, а при участии других лиц и специалистов -актом.

’ См.: «Инструкция по проведению оперативно-технических мероприятий «ПТП» и «КТКС» оперативно- техническими подразделениями ОВД», объявленная приказом МВД России от 10.06.1994. 2 См.: Наставление «Об основах организации и тактике ОРД ОВД», объявленная приказом МВД РФ - 1996.

91

Магнитные носители информации, полученные в результате, могут представляться следователю для использования в процессе доказывания при условии неразглашения сведений, составляющих государственную тайну.

Прослушивание телефонных переговоров (ПТП) - относится к категории ОТМ, осуществляемой ФСБ или МВД РФ с использованием специальных технических средств, по заданию органов, наделенных правом ведения ОРД, путем негласного прослушивания и аудиозаписи телефонных переговоров проверяемых людей с целью получения информации о их причастности к преступлениям или лицам их со- вершающим или совершившим. Его проведение допускается только на основании судебного решения по мотивированному представлению руководителя органа, осу- ществляющего ОРД, при наличии информации, изложенной в ч.2 ст. 8 ФЗ. В случаях, которые не терпят отлагательств и могут привести к совершению тяжкого пре- ступления, на основании мотивированного постановления допускается проведение прослушивания без судебного решения, с обязательным уведомлением суда в течение 24 часов, и орган его осуществляющий, обязан в течение 48 часов с момента начала проведения мероприятия получить судебное решение о проведении либо его прекратить. В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности от- дельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем ОВД, с обязательным уведомлением соответствующего судьи в течение 48 часов. В заявлении гражданина должно быть указанно, на какой срок он разрешает поставить свой телефон на прослушивание и согласны ли на это проживающие с ним члены семьи. При этом звукозаписывающая аппаратура может включаться только при вызове абонента, для фиксации поступающих в его адрес угроз1. По результатам такого прослушивания составляется рапорт или акт с приложением произведенной аудио записи, который передается следователю для ис- пользования в доказывании. Срок прослушивания не должен превышать шесть месяцев со дня принятия судебного решения. При необходимости его продления судья принимает об этом решение на основании вновь представленных материалов. Про- слушиваться могут переговоры, ведущиеся с домашнего, служебного телефона, те- лефонов-автоматов, с использованием линий проводной, радиотелефонной, сотовой, радиорелейной и космической связи. Контролироваться могут не только двухсторон- ние переговоры, но и многосторонние (селекторные), а также односторонние, когда информация передается на автоматическое записывающее устройство. По результатам прослушивания ОТП составляет сводку, представляющую собой стенограмму всех переговоров контролируемого объекта с указанием их времени. Затем она передается по правилам секретного делопроизводства инициатору задания, который по-

’ См.: Актуальные проблемы оперативно-розыскной деятельности криминальной милиции: Сборник научных статей / Отв. ред. Е.В. Токаре»– М: Академия управления МВД России, 1998. - С. 158.

92

мещает ее в дело опер учета и или уничтожает по миновании надобности, или воз- вращает в ОТП. В случае необходимости использования в процессе доказывания, по решению руководителя ОТП, магнитные носители с оригиналами записей контроли- руемых переговоров могут направляться инициатору задания. Полученная инициа- тором фонограмма передается следователю с сопроводительным письмом или поста- новлением, утвержденным руководителем МВД (УВД).

В связи с частым применением в следственной практике для поднятия доказа- тельственного статуса полученной фонограммы телефонных переговоров в УПК (ст. 186) введено новое следственное действие «контроль и запись переговоров». При производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях допуска- ется контроль и запись переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, ко- торые могут располагать сведениями, имеющими значение для дела, на основании судебного решения, а при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников по письменным заявлениям указанных лиц, а при отсутствии заявления также на основании судебного решения. Постановление следователь направляет в суд по месту производства предварительного следствия или проведения данного действия, и оно подлежит рассмотрению судьей не позднее 24 часов с момента поступления. В нем излагается сущность уголовного дела, сведения о лице, в отношении которого будет осуществляться данное действие, основания, срок и наименование органа, которому поручается его проведение. По результатам рассмотрения судья выносит постановление о разрешении или об отказе производства данного действия с указанием мотивов, а в случае проверки достаточности оснований вправе истребовать от следователя необходимые пояснения и материалы. Постановление судьи направляется следователем для исполнения в оперативное подразделение. Срок контроля и записи переговоров устанавливается не более чем на 6 месяцев и прекра- щается по постановлению следователя в случае, если необходимость в них отпадает, но не позднее окончания следствия по данному уголовному делу. Следователь в те- чение всего срока производства контроля и записи в любое время вправе истребовать от органа их осуществляющего фонограмму. О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием понятых, при необходимости специалиста и лиц, чьи переговоры записаны, составляет протокол с дословным изложением в нем части фонограммы, имеющей отношение к делу. Участвующие лица вправе в нем или отдельно изложить свои замечания к протоколу с указанием даты и времени. Фонограмма с сопроводительным письмом следователя, с указанием даты и времени начала и окончания записи, краткой характеристикой использованных технических средств, на основании постановления следователя приобщается в полном объеме к уголовному делу и как вещественное доказательство хранится в опечатанном виде в

93

условиях, исключающих возможность ее прослушивания и тиражирования посто- ронними лицами, что является гарантией соблюдения прав и свобод гражданина.

Представляется, что закрепление данного ОРМ в УПК как следственного действия расширило возможность его применения в следственной практике и упростила процедуру легализации и использования фонограммы с записью переговоров в уго- ловном судопроизводстве.

На наш взгляд , практика испытывает следующие затруднения в связи с отсутствием законодательного определения и детального урегулирования ОРМ: 1) при наведении справок возникают сложности из-за различий в законодательной регламентации. Согласно УПК РФ сроки проверки заявлений и сообщений о преступлениях составляют не более 3-10 суток, а запросы ОВД по законодательству исполняются в течение 30 суток, что диктует необходимость внесения изменений в законодательные акты с целью устранения разночтений; 2) сбор образцов для сравнительного иссле- дования сопряжен с комплексом различных действий, в т.ч. ограничивающих кон- ституционные права граждан. Поэтому в ФЗ об ОРД целесообразно раскрыть содер- жание этого ОРМ с указанием порядка и условий его осуществления в различных си- туациях; 3) при прослушивании телефонных переговоров нередко, хотя и ненаме- ренно, контролируются разговоры лиц, непричастных к преступлениям, что объек- тивно ограничивает их конституционные права. Возникает вопрос о правомерности подобного ограничения их прав без законодательного урегулирования. В случаях же выявления данных о противоправной деятельности посторонних лиц, практика стал- кивается с решением двух проблем: обязательно ли при этом получение дополни- тельного судебного решения, и если нет, то правомерно ли использовать попутно по- лученную информацию в судебном доказывании. При проведении этого ОРМ стало невозможным прослушивание защищенных каналов связи, хотя члены ОПГ пользу- ются этими каналами. Из-за отсутствия в ФЗ и ведомственных нормативных актах правовой регламентации порядка и условий дистанционного получения звуковой информации в различных помещениях остаются неясными вопросы: к какому виду ОРМ эти действия относить, будут ли иметь доказательственную силу их результаты без судебного решения на их проведение и не подпадают ли действия оперработников под ст. 138 УК РФ? Отсутствие в ФЗ об ОРД понятия “неприкосновенность жилища” создает неясность: требуется ли судебное решение для визуального или слухового контроля за поведением и разговорами разрабатываемых без проникновения в их жилища. Остаются нормативно не урегулироваными порядок осуществления, правовые границы, статус полученной информации и возможности ее использования при проведении аудио- и видео контроля за разрабатываемыми и иными лицами на открытых территориях (завод, пляж, и т.д.) . При прослушивании телефонных разго- воров по заявлениям граждан ( ч. 4 ст. 8 ФЗ) представляется излишним обязательное уведомление об этом суда , т.к.. не усматривается ограничение на тайну переговоров,

94

поскольку ОРМ проводится с их согласия; 4) в ст. 15 ФЗ об ОРД неопределенны ос- нования изъятия, формы и содержания документов, в которых фиксируются его ре- зультаты. Так, в процессе проверочной закупки наркотиков после задержания подоз- реваемого требуется провести его личный досмотр, осмотр автотранспорта, жилых помещений в целях изъятия вещественных доказательств и т.п. Несмотря на разъяс- нение прокуратуры и следственных аппаратов ОВД об оформлении таких действий протоколами осмотра места происшествия и личного досмотра, единообразного под- хода нет. Также неясно, каким документом оформлять изъятие образцов наркотиче- ских средств, обнаруживаемых при оперативном осмотре помещений; 5) ограничи- тельный перечень ОРМ, по-нашему мнению, в определенной мере сковывает ини- циативу оперативников и их творческий подход к решению задач ОРД, тормозит развитие тактики, внедрение новых, не предусмотренных ФЗ, но основанных на дос- тижениях науки и техники, форм и методов ОРД. Поэтому нам представляется необ- ходимым расширить перечень ОРМ в ФЗ, включив в него тактические операции по изъятию материальных следов преступлений, задержанию вооруженных и организо- ванных преступников; освобождению заложников; преследованию подозреваемых, скрывшихся с места происшествия, по горячим следам; организацию засад по их за- держанию; оперативную установку, полиграфный опрос; создание легендированных объектов для сбора оперативной информации и др. Необходимо также раскрыть со- держание или дать законодательное толкование таких ОРМ, как. контролируемый сбыт и контрольная покупка для получения образцов, документирования правонарушений в сфере товарооборота, поставок продукции, свободная реализация которой не запрещена, в связи с тем что в рамках проверочной закупки это не удается эффективно выявлять; 6) узкие рамки использования оперативного внедрения сковывают его широкие возможности в борьбе с преступностью.

В нормативных актах и комментариях ФЗ об ОРД субъектам внедрения рекомендуется лишь имитировать преступную деятельность и совершать административные нарушения, а для изобличения ОПТ этого недостаточно, так как внедренного оперативника или агента, как правило, провоцируют на совершение преступных действий в присутствии членов ОПТ. Отказываясь от участия в преступной деятельности, субъект внедрения теряет доверие членов ОПТ, вызывает у них подозрение. Внедрение оказывается кратковременным, а реализация разработки, например, при выявлении каналов поступления наркотиков, завершается проведением в лучшем случае проверочной закупки. В связи с проблемами оперативного внедрения практика подтверждает настоятельную необходимость совершенствования правового регулирования и организационно-штатного обеспечения института ШНС, организации специальной системы обучения этих сотрудников, определения порядка их направления перед внедрением в ОПТ в СИЗО, а затем в

95

ИУ для завязывания контактов в преступной среде.; 7)Лрименение оперативного эксперимента, его законодательное ограничение для предупреждения пресечения и раскрытия только тяжких и особо тяжких преступлений и установления лиц их подготавливающих, совершающих или совершивших, снижает эффективность борьбы с другими опасными и распространенньшщ, прежде всего, экономическими, должностными и наркотическими преступлениями. На наш взгляд, необходимо предоставить возможность проведения оперативного эксперимента в отношении преступлений любой категории тяжести, т.к. проведенный нами анализ практики применения оперативного эксперимента свидетельствует, что при его проведении с использованием квартир, машин и т.п. “ловушек” задержанные с поличным преступники в последствии более чем в 20% случаев освобождаются от уголовной ответственности на основании того, что данное ОРМ якобы спровоцировало совершение преступления. Во избежание ошибок и конфликтных ситуаций, вы- зываемых субъективными оценками следователей, прокуроров, адвокатов, судей, считаем необ- ходимым разработать тактику эксперимента этого ОРМ, законодательно урегулировать вопрос об иммунитете его участников, о порядке выделения и сроках возврата использованных при его проведении средств и иных ценностей, решить вопрос об упрощении процедуры получения раз- решения на проведение ОРМ в отношении ответственных должностных лиц, в т.ч. обладающих иммунитетом; 8) считаем необходимым дополнительно законодательно на межведомственном и межгосударственном уровне урегулировать вопросы, связанные с организацией и осуществлением контролируемой поставки, т.к. широкому внедрению ее в практику, гфепятствуют нерешенные проблемы межведомственного, межрегионального и межгосударственного взаимодействия оперативных аппаратов различных правоохранительньгх структур. 9) на наш взгляд, возникла необходимость законодательного признания востребованных в последнее время практикой так называемых легендированных объектов, поскольку из-за неточности терминологического обо- значения в ФЗ об ОРД и узости толкования в ведомственных нормативных актах они не охваты- ваются понятием предприятий, учреждений, организаций и подразделений, необходимых для решения задач ОРД. Обнаружились серьезные трудности при создании и обеспечении их функ- ционирования, т.к. в соответствии с законодательством они подлежат регистрации в налоговых органах и к ним пхналогинспекции гфедъявляют требования о выплате налогов и сборов, хотя реальной производственной или коммерческой деятельностью они не занимаются. В этой связи возникает необходимость законодательного разрешения проблемы, возможно за счет исключения предприятий, учреждений, организаций и подразделений указанных в ст. 15 ФЗ об ОРД из перечня объектов, подлежащих налогообложению в полном объеме.

96

Глава 2. Особенности оперативно-розыскного обеспечения нейтрализации про- тиводействия криминальных структур уголовному судопроизводству

2.1 Сущность, содержание и правовые условия осуществления оперативно- розыскного обеспечения уголовного судопроизводства

Вся ОРД ОВД осуществляется по определенным направлениям, которые в её теории принято обозначать как «организационно-тактические формы». Одним из важнейших направлений ОРД, представляющим собой самостоятельную организационно- тактическую форму, является оперативно-розыскное обеспечение (ОРО) рас- следования преступлений. Этот процесс включает в себя комплекс мер оперативно- поискового характера, проводимых соответствующими оперативными службами ОВД по установлению фактов и обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам, в целях обеспечения следствия и суда данными, способствующими установлению истины по расследуемым событиям и обеспечения принятия к виновным предусмотренных законом мер .

Впервые научное обоснование форм ОРД ОВД дали авторы учебника «Основы оперативно-розыскной деятельности» под общей редакцией В. А. Лукашова, которые относили к таковым выявление лиц, представляющих оперативный интерес и опера- тивную разработку. В последствии А.И. Алексеев и Г.К. Синилов дополнили их еще одной формой - профилактической работой .

Существуют и другие точки зрения. Так, В.Я. Нагиленко к формам ОРД относит оперативно-поисковую деятельность; предварительную оперативную проверку и оперативное документирование”. По мнению В.И. Моисеенко, формами ОРД являются оперативно-поисковая диагностика; оперативно-тактическое прогнозирование и система специального оперативного поиска . А.Ю. Шумилов склонен считать, что форма осуществления ОРД - это внешнее выражение содержания данной деятельно- сти, и он различает два её вида - гласная форма и негласная (конспиративная)5. С учетом изложенного считаем, что конспирация, отражает не сущность, а содержание ОРД и является основополагающим началом, выработанным оперативно-розыскной практикой, обеспечивающим секретность способов и источников получения инфор-

1 См.: Усенко Б.И. Формы оперативно-розыскной деятельности : Справочни понятий и терминов по оперативно- розыскной деятельности. -М, 1993. -С. 184.

2 См.: Алексеев А.И. Актуальные проблемы оперативно-розыскной деятельности. / А.И. Алексеев. Г.К Синилов. /– М., 1973, -С. 166.

3 См.: Нагиленко В.Я. Проблемы оперативно-поисковой деятельности ОВД. -Рязань, 1975, -С. 13.

4 См. Моисеенко В.И. О совершенствовании и развитии форм оперативно-розыскной деятельности ОВД. // Труды Омской ВШМ МВД СССР. Выпуск 31. -М„ 1980. -С. 4749.

5 См.: Комментарий к ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности ОВД». / Отв. ред. и рук. авт. кол-ва А.Ю. Шу милов.- М: Вердикт - 1М, 1997. -208 с.

97

мации, поэтому относится к одному из принципов ОРД, который специально выделил законодатель в ст.З ФЗ.

Более верным нам представляется определение И. И. Басецкого, который под формой ОРД понимает научный термин, обозначающий специфическое направление комплексного использования сил, средств и методов ОРД в целях борьбы с преступ- ностью. К основным формам ОРД он относит: оперативный поиск, оперативную профилактику, оперативную разработку и оперативно-розыскное обеспечение (со- провождение) расследования преступлений1.

Современная тория ОРД, изучив и обобщив практику борьбы с преступностью, выработала следующие её основные формы: оперативный поиск; оперативная про- филактика; оперативная разработка и оперативно-розыскное обеспечение процесса расследования преступлений. Эту точку зрения разделяют большинство специалистов в области ОРД.

На наш взгляд, вопрос о формах ОРД надо решать с учетом не содержания, а самой сущности ОРД, которая включает в себя, во-первых, управление этой деятельностью, во-вторых, ее осуществление. Исходя из этого и следует анализировать формы ОРД.

На основании изложенного можно сделать вывод, что под формами ОРД понимается нормативно установленный порядок организации оперативно-тактических мер для обеспечения решения задач профилактики, предотвращения замышляемых и подготавливаемых, раскрытия и расследования совершенных преступлений, а также розыска скрывшихся преступников и лиц без вести пропавших. Формы ОРД создают условия для: накопления и систематизации поступающей информации, целенаправ- ленного осуществления ОРМ, анализа и оценки содержания их результатов, разра- ботки на этой основе дальнейших мер, направленных на решение задач борьбы с преступностью, и позволяют эффективно и экономно использовать силы, средства и методы ОРД.

Исследуемая нами форма (направление) осуществления ОРД - ОРО уголовного судопроизводства - пока не нашла достаточно полного отражения ни в ведомственных нормативных актах, ни в новом УПК, где лишь в отдельных нормах (ст. ст.37, 38, 89, 157) затрагиваются вопросы, касающиеся полномочий прокурора и следователя давать указания и поручения органам дознания о проведении ОРМ и отдельных следственных действий и запрещения использования в доказывании ОРИ, не отвечающих процессуальным требованиям, а сущность ОРД не раскрывается, только даются общие положения. Это связано с тем, что острота проблемы ОРО рас- следований преступлений в теории ОРД возникла недавно, в связи с происходящими изменениями социально-политической ориентации общества - признанием сущест-

1 См.: Словарь оперативно-розыскной терминологии. -С. 28

98

вования организованной преступности в России и необходимости нейтрализации криминальных форм её противодействия уголовному судопроизводству. В специаль- ной литературе, в трудах В.М. Атмажитова, Б.Е. Богданова, Э.И. Бордиловского, И.М. Волчкова, С.Л. Марченко, С.С. Овчинского, В.М. Рябкова, СМ. Самоделкина, Г.К. Синилова, С. А. Сулейманова, Л.М. Шемякина, В.П. Хомколова и др. уделялось внимание данному вопросу, но с использованием того же концептуального подхода, связанного со взаимодействием следователя и оперработника в раскрытии преступ- лений и без учёта современных требований по нейтрализации противодействия кри- минальных структур осуществлению уголовного судопроизводства, нового ФЗ об ОРД, УК, УПК РФ и изменений внесённых в ведомственные нормативные акты.

В криминалистической литературе, учеными процессуалистами, по данной проблематике также делался упор на рассмотрение традиционных принципов орга- низации взаимодействия следователя и оперработника в раскрытии и расследовании преступлений, использовании процессуально тактических приемов при проведении следственных действий без учета новых положений УПК РФ ФЗ об ОРД (А.Н. Балашов - 1979 г., А.А. Чувелев - 1971 г., A.M. Ларин - 1986 г., Д.И. Бедняков и А.В. Горбачев - 1988 г., С.А. Оспанов - 1990 г., В.И. Брылев - 1991 г., Е.А. Доля - 1996 г. и др.). Только в изданном в 1995 г. Красноярским госуниверситетом «Курсе криминалистики», один из его разделов посвящен учению об ОРО процесса расследования преступлений .

Учитывая важность данной проблемы для теории и практики раскрытия и рас- следования преступлений, Б.Е. Богданов обосновал необходимость ОРО расследова- ния уголовных дел по фактам хищения социалистического имущества . Позднее А.Н. Иванов ввел понятие оперативно-розыскного контроля расследования уголовных дел на стадии предварительного следствия”. Е.М. Рябков рассмотрел проблему ОРО рас- следования уголовных дел по преступлениям, совершенным ОПГ. Э.И. Бордилов-ский и В.В. Волченков разработали пути повышения эффективности ОРО при рас- следовании разбойных нападений, совершенных в жилищах граждан . Вместе с тем, необходимо признать, что в научном и теоретико-прикладном аспекте, исходя из со- держательной характеристики правовых основ и процессуальных условий, организа- ции тактики и методики осуществления, эта форма ОРД в диссертационном плане еще не полностью исследована. Отсутствуют и научно-методические рекомендации

1 См.: Курс криминалистики. - Красноярск. 1995. -С. 109-117.

2 См.: Богданов Б.Е. Оперативно-розыскное обеспечения расследований хищений социалистического имущества, должностных и хозяйственных преступлений. -М., 1982. -С. 34.

3 См.: Иванов А.Н. Взаимодействие приемников распределителей с оперативными аппаратами иных служб и под разделений органов внутренних дел по борьбе с преступностью. -М, 1990. -С. 73.

См.: Бордиловский Э.И. К вопросу о повышении эффективности оперативно-розыскного обеспечения при рас- следовании разбойных нападений, совершенных в жилища граждан // Межвузовский сборник научных трудов. / Э.И. Бордиловский, В.В. Волчинков. /-М: МВШ МВД России, 1991. -С. 166-174.

99

по данному вопросу, для использования в практической деятельности оперативных аппаратов и следствия.

Прежде чем перейти к рассмотрению правовых основ и процессуально тактических условий осуществления ОРО уголовного судопроизводства, необходимо раскрыть понятие и сущность данной проблемы, а для этого необходимо уяснить смысл употребление термина «оперативно-розыскное обеспечение» или «оперативно- розыскное сопровождение» расследования преступлений. Некоторые авторы отстаи- вают, несмотря на критику большинства исследователей, понятие «оперативное со- провождение» , обосновывая это ссылками на этимологию терминов «обеспечивать» и «сопровождать» в словаре русского языка.

На наш взгляд, более верна позиция тех авторов, которые предпочитают ис-пользовать первый из этих терминов . В самом деле, термин «сопровождение» - раскрывается через понятие «производить одновременно с чем-нибудь, сопутствовать» и подчеркивает в первую очередь одновременность, параллельный характер процессов расследования и ОРД по соответствующим категориям уголовных дел, что, конечно, свойственно данным процессам, но не является их наиболее важным признаком. Термин же «обеспечивать» употребляется в русском языке в значении «обязанность снабдить чем-нибудь в нужном количестве» или «сделать вполне возможным, действенным, несомненным» .

По указанным основаниям, мы разделяем точку зрения Н.М. Якушина, утвер- ждающего, что понятие “оперативно-розыскное обеспечение” можно однозначно толковать как своевременное, связанное с проведением ОРМ, создание оптимальных условий для успешного осуществления определенной деятельности, не только пред- варительного расследования преступлений, но также и судебного разбирательства, поскольку противодействие криминальной среды осуществляется и на судебной ста- дии. С учетом изложенного и наступательного характера ОРМ по оказанию помощи в содействии и полной объективной реализации задач уголовного судопроизводства, эти ОРМ не могут сводиться к пассивной функции его сопровождения, а речь может идти об активно обеспечивающей функции, которая выполняется собственными силами, средствами и методами ОРД, отличными от уголовно-процессуальных и не за- висящими от них. Поэтому говорить можно лишь о взаимодействии равнозначных государственных функций борьбы с преступностью. Такое понимание закреплено в ст. ст. 37, 38, 40, 157, 163 УПК, нормы которых требуют от органов дознания играть

1 См.: Самоделкин С. М. Оперативно-розыскное сопровождение предварительного расследование и судебное раз бирательство тяжких преступлений (правовые и организационные вопросы). М: Академия МВД РФ, 1994, -С. 143.

2 См.: Хачароев Х.Л. К вопросу о сущности оперативно-розыскного обеспечения процесса расследования преступ- лений./ЯТроблемы теории и практики правоохранительной деятельности ОВД; Сборник статей адъюнктов и соис кателей. Вып.8.-М., 1985.-С.364.

3 См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка,- М., 1985. -С.364.

100

активную, обеспечивающую роль в установлении объективной истины по уголовным делам.

Таким образом, по мнению Э.И. Бордиловского, понятие ОРО процесса пред- варительного расследования преступлений и судебного рассмотрения уголовных дел включает в себя деятельность оперативного характера, осуществляемую соответст- вующими оперативными службами посредством проведения ОРМ по установлению присущими им методами и средствами фактов, подлежащих доказыванию по уго- ловным делам, и источников информации о них - в целях обеспечения следствия и суда данными, способствующими установлению истины по делу и принятия к ви- новным мер, предусмотренных законом . С. А. Сулейманов определяет ОРО следствия как систему «логически связанных и взаимообусловленных мер, осуществляемых в целях создания оптимальных условий для своевременного возбуждения уголовного дела по факту обнаружения конкретного преступления, решения вопроса о начале расследования, проведения его в оптимальные сроки, с достаточной полнотой и всесторонностью» .

Для углубленного понимания сущности данной проблемы, на наш взгляд, следует обратиться к основным задачам, которые решаются органами, осуществляющими ОРД (ст.ст. 1,2 ФЗ об ОРД). Наиболее сложной из них является раскрытие и расследование преступлений. Как свидетельствует практика, одними только процессуальными средствами раскрыть отдельные преступления бывает сложно, а порой и невозможно в связи с усилением профессионализма ОПГ, технического оснащения, нарастания организованности и противодействия правоохранительным органам. Анализ свидетельствует, что абсолютное большинство опасных преступлений совершаются в тайне и тщательно заранее подготавливаются. Участники ОПГ четко распределяют роли и действия каждого. Заранее разрабатывается линия поведения всем участникам, на случай попадания кого-либо в поле зрения правоохранительных органов. Наблюдаются многочисленные факты, когда подозреваемые, обвиняемые и их связи в период расследования возбужденных против них уголовных дел используют шантаж и угрозы, не только по отношению к потерпевшим, свидетелям, раскаявшимся соучастникам, но и к следователям, оперативным работникам, прокурорам и судьям. Идет активное, нередко в форме криминальных проявлений, противодействие расследованию отдельных уголовных дел и рассмотрению их в судах - вплоть до уничтожения (краж) материалов самих уголовных дел, убийств свидетелей, со- участников, применения насилия к потерпевшим и т.п.

1 См.: Бордиловкий Э.И. Сущность и основные направления оперативно-розыскного обеспечения предварительно го расследования групповых преступлений // Актуальные проблемы агентурно-оперативной деятельности ОВД: Труды академии МВД СССР. -М., 1990. -С. 112.

2 См.: Сулейманов С.А. Правовые и организационно тактические основы оперативно-розыскного обеспечения рас следования хищений социалистического имущества. -М, 1986. -С. 38.

101

Для того чтобы исключить (или хотя бы затруднить, сдержать, нейтрализовать) такое противодействие , выявить все преступные связи подозреваемых и обвиняемых, установить всех причастных к тому или иному событию лиц, установить личность виновных и их местонахождение, необходима ОРД и укрепление взаимодействия следственных и оперативных органов. Действуя на основе ФЗ об ОРД, оперработники имеют возможность использовать в борьбе с преступностью широкий круг ОРМ и находящиеся в их распоряясении силы, средства и методы. Определяя сущность ОРО следственной деятельности В.П. Хомколов указывает, что эта организационная форма представляет собой «самостоятельную систему в структуре взаи-модействия следователя и органов дознания» . Под сущностью ОРО расследования преступлений Э.И. Бордиловский и В.В. Волченков понимают проведение оперработниками комплекса ОРМ, направленных на выявление лиц, замышляющих, подготавливающих и совершающих противоправное деяние, получение сведений об об-

з стоятельствах преступления, вещественных доказательств .

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что под сущностью ОРО уголовного судопроизводства понимается основанная на законе и ведомственных нормативных актах система ОРМ, направленных на непрерывное и полное обеспечение предварительного следствия и судебного разбирательства информацией, содержащей фактические данные об обстоятельствах преступлений и лицах их совершивших, а также других сведениях необходимых для предотвращения преступлений, их рас- крытия и расследования, установления истины в суде по уголовным делам.

Правовая основа ОРО расследования преступлений является составной частью правовой основы ОРД в целом и представляет совокупность правовых актов (содер- жащихся в них правил, предписаний и т.д.), регламентирующих оперативное обеспе- чение познавательной и конструктивной (преобразовательной) деятельности субъек- тов ОРД при решении стоящих перед ними задач применительно к процессу рассле- дования преступлений. Её правовую основу образуют нормы Конституции РФ, ФЗ «Об ОРД», «О милиции», УК и УПК РФ и иные законы и ведомственные нормативные акты: приказы, инструкции, указания, решения Коллегий МВД и Генеральной прокуратуры РФ.

Закрепление в нормах наиболее рациональных, выработанных наукой управления и проверенных тактикой приемов и способов осуществления данного вида деятельности, приобретает силу предписаний, обязательных для исполнения субъек-

1 См.: Кувалдин В.П. Противодействие как активная формы защиты криминальной сферы от общества // Правовые, научные и организационно-тактические проблемы оперативно-розыскной деятельности в современных условиях: Тезисы докладов и сообщений на научно-практической конференции. - М.: МЮИ МВД РФ, 1997. -С. 34-39.

2 См.: Хомколов В.П. правовые и организационно-тактические вопросы оперативно-розыскного обеспечения дея тельности следователя по установлению лица, совершившего преступление. -М., 1984. -С. 42

3 См.: Бордиловский Э.И. К вопросу о повышении эффективности оперативно-розыскного обеспечения при рас следовании разбойных нападений, совершенных в жилищах граждан.: Межвузовский сборник научных трудов. / Э.И Бордиловский., В.В. Волчинков/. -М.: МВШ МВД России, 1991. -С. 166-174.

102

тами ОРО, повышает эффективность их работы за счет совершенствования процесса нормативного регулирования на основе таких присущих праву свойств, как систем- ность, стабильность, функциональная определенность.

Правовые нормы упорядочивают и определяют цели, границы, содержание и регламентируют процессуальную сторону ОРО, устанавливают его порядок, основа- ния и процессуально-тактические условия осуществления, запрещают применение средств и методов, нарушающих законные права и интересы отдельных граждан и государства. Ст. 5 УПК - затрагивает вопросы основного понятия розыскных мер и одновременно обязывает принимать их следователей, а также органы дознания, по их поручению, для установления лица, подозреваемого в совершении преступления; ст. ст. 37, 38, 157, 164 - обязывают органы дознания исполнять указания прокурора, поручения следователя, определения суда о проведении ОРМ, производстве отдель- ных следственных действий по делу, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, принимать ОРМ для его установления, уведомляя следователя об их результате, а так же следователь вправе привлекать к участию в следственном дейст- вии сотрудника органа, осуществляющего ОРД; (ст. 41) - не допускает проведения дознания на то лицо, которое проводило или проводит ОРМ по уголовному делу, а (ст. 89) запрещает использовать в доказывании результаты ОРД, если они не отвечают требованиям УПК1.

Важное место в правовой базе деятельности оперативных служб отводится ФЗ об ОРД. Так, в ст. 7 закреплены основания осуществления ОРМ, в числе которых: возбуждение уголовного дела и поручения следователя, органа дознания, указание прокурора или определение суда, а в ст. 6 приведен перечень ОРМ, которые могут осуществляться в интересах расследования преступлений, в ст. 8, 13 определены органы, которым предоставлено право осуществления ОРМ, и закреплены условия гарантий законности при их проведении, включающие систему определенных запретов на их осуществление, в ст. 11 сформулированы предписания, допускающие представление результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, и указываются конкретные направления, по которым они могут быть использованы в интересах уголовного судопроизводства, в ст. 6 указано, что для решения задач ОРД ее субъекты используют также помощь отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

Важное правовое значение по налаживанию ОРО уголовного судопроизводства имеют ведомственные и межведомственные нормативные акты, которые также входят в систему правовых источников: приказы, инструкции, указания, решения Коллегий МВД России и Генеральной прокуратуры РФ, регулирующие порядок организации и тактики осуществления ОРД и контроля за законностью проводимых в

1 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Рос. газ. - 2001. - 22 дек.

103

ее рамках ОРМ, организацию взаимодействия следственных и оперативных органов между собой, а приказ МВД СССР №145 - 1989 г. содержит указание на необходи- мость обучения следователей методике реализации данных, добытых розыскным пу- тем1.

Изменяющиеся условия функционирования подразделений криминальной милиции, вызываемые корректировкой задач борьбы с преступностью, внедрение в их практику науки управления, критическое осмысление действующих правовых актов требуют постоянного внимания к нормативному урегулированию как ОРД в целом, так и одной из ее форм - ОРО процесса расследования преступлений. А.Е. Жалин-ский отмечает, что регулирование должно заключаться в принятии правовых норм и содержать конкретные рекомендации, воплощаемые в практическую деятельность. Без этого они станут безжизненной абстракцией . А.Х. Мандагулов подчеркивает, что рекомендации в обязательном порядке должны быть облечены в форму правовых предписаний . Подобные суждения не бесспорны. Вопрос в том, следует ли деятельность по осуществлению ОРМ ограничивать строгими рамками или же у конкретного исполнителя должно оставаться право выбора определенных действий, т.е. он может проявлять инициативу, индивидуальные способности.

По нашему мнению, даже совершенный нормативный акт, разработанный на основе передовых теоретических исследований и практического опыта, никогда не сможет обеспечить эффективного применения сил, средств и методов ОРД, ибо он не в состоянии учесть конкретную оперативную обстановку, в которой должна осуще- ствляться эта деятельность по ОРО расследования преступлений. Отсюда главная за- дача такого нормативного акта нам видится в том, чтобы в нем были указаны основные направления организации и тактики ОРД и не исключалась возможность творческого подхода к данному виду деятельности в зависимости от оперативной необходимости и условий ее функционирования.

В теории и практике ОРД основания для осуществления ОРО раскрытия и рас- следования преступлений предусмотрены прямо в УПК РФ (ст.ст. 5,37, 38,40, 157, 163), либо в ФЗ об ОРД (ст.ст. 7, 11) или в ведомственных нормативных актах (при- казах, инструкциях МВД и прокуратуры), регламентирующих вопросы координации и взаимодействия оперработников и следователей в борьбе с преступностью. Анализ этих нормативных документов позволяет выделить следующие группы оснований:

  1. Наличие дел оперативной разработки (дела предварительной оперативной проверки, оперативного, оперативно-поискового, розыскного дела), по которым про- водилось или проводится документирование действий проверяемых и разрабатывае-

1 См.: Приказ МВД СССР № 145 от 24 июля 1989г. «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности следственного аппарата ОВД и материального стимулирования его работников».

2 См.: Жалинский А.Е. Специальное предупреждения преступления СССР (Вопросы теории). -Львов, 1876. - СИЗ.

3 См.: Мандагулов А.Х. Правовое регулирование профилактики преступлений как средство укрепления социали стической законности. //Обеспечение социалистический законности в деятельности ОВД. -М., 1986. -С. 108.

104

мых лиц, подозреваемых в подготовке и совершении преступлений, пресечение и раскрытие которых требует проведения комплекса ОРМ. Основания для их проведения указаны в ч. 2 ст. 7 ФЗ об ОРД.

На данном этапе ОРО расследования преступлений иногда начинается раньше, чем возбуждается уголовное дело, в этих случаях весь процесс, касающийся получения информации, которая впоследствии будет использована для установления об- стоятельств совершения преступных деяний и виновных в их совершении лиц, орга- низуется и осуществляется непосредственно оперработниками. Это требует от них не только высокого профессионализма в области ОРД, но и познаний в области уголов- ного процесса, криминалистики, уголовного права и т.д .

Однако в юридической литературе иногда возникают вопросы, а могут ли проводиться ОРМ в отношении лиц в условиях, когда их намерения искусно замаскированы, а уголовное дело не возбуждено. На этот вопрос Н.П. Яблоков фактически дает утвердительный ответ, отмечая, что в качестве одного из требований, предъявляемых к ОРД, выступает «необходимость выявления даже искусно замаскированных при- знаков организованной преступности» . По его мнению органы, осуществляющие ОРД, вправе заниматься «разведкой» - проводить предусмотренные ФЗ об ОРД негласные ОРМ в целях обнаружения признаков подготавливаемых и совершаемых преступлений. Аналогично понимает смысл задачи ОРД А.Г. Маркушин, который также считает, что ОРД направлена на получение первичных (ранее не известных) сведений, имеющих только отдельные признаки преступлений. Он рассматривает ОРД как систему мероприятий по сбору, накоплению и систематизации первичной информации о лицах, явлениях, фактах, материальных объектах, представляющих

оперативный интерес, которая, как правило, концентрируется в делах оперативного

з учета .

Из этого вытекает вывод о том, что ОРД может и должна вестись уже тогда, когда нет еще объективных данных о совершении лицами конкретных преступных деяний, только для того, чтобы обнаружить такие факты. Такое толкование нормы, закрепленной в ст. 7 ФЗ об ОРД, на наш взгляд, не вполне допустимо. Исходя из приоритета норм международного права перед российским и, учитывая, что РФ яв- ляется членом ЕС, на нее распространяется юрисдикция Европейского Суда по правам человека, который в своем решении от 9.09.1978 г., оценивая закон ФРГ «Об ог- раничении тайны переписки, телеграфных сообщений, телефонных переговоров», разъяснил: «…если наблюдение осуществляется исключительно для получения раз-

1 См.: Хачароев Х.Л. К вопросу о сущности оперативно-розыскного обеспечения процесса расследований преступ лений // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Сборник статей адъюнктов и соискателей. Выпуск 8. -М.: - ЮИ МВД РФ, 1997. -С. 208.

2 См.: Яблоков Н.П. Общеметодологические проблемы оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организо ванной преступностью // Вестник МГУ. Серия 11. Право1996. .№2 .- С.46.

3 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. -Нижний Новгород: Нижегородская ВШ МВД РФ, 1995.-С. 130-131.

105

ведывательных данных и не связанно с конкретным подозрением в совершении пре- ступления, оно не допустимо»1. Поэтому следует сделать вывод, что норма ст. 7 ФЗ об ОРД не содержит пробела в законодательстве, как утверждает в своей работе А.Г. Маркушин , а четко ограничивает полномочия оперативных подразделений, исключая возможность проведения ОРМ по их усмотрению в отношении любого лица без оснований к тому. В этой связи, нам представляется, признать недопустимым произ- водство ОРМ с целью обнаружения признаков готовящегося, совершенного или со- вершаемого преступления. ОРД может быть начата лишь в случае, когда в распоря- жении ОВД уже появились сведения о подготовке или совершении преступления (пусть еще и недостаточно подтвержденные).

Таким образом, полученная оперработником информация, безусловно, должна быть своевременно реализована. С этой целью орган, осуществляющий ОРД (поскольку он одновременно наделен полномочиями органа дознания), вправе самостоятельно, выбрав оптимальный момент, возбудить уголовное Дело с согласия прокурора и начать производство неотложных следственных действий (ст. ст. 38, 146, 157 УПК). Отличительной чертой этого этапа ОРО является то, что на короткий срок (не более чем 10 дней до принятия дела следователем к своему производству) в руках одного органа сосредоточиваются процессуальные полномочия по производству ОРМ, дающие право производить по делу неотложные следственные действия (за исключением очной ставки, предъявления для опознания, экспертизы, следственного эксперимента). С одной стороны, это означает, что орган дознания, не нарушая режима секретности, имеет возможность в полной мере реализовать собранную информацию, провести заранее подготовленные следственные действия, наработать значительный объем доказательственного материала, что может существенно облегчить дальнейшую работу по уголовному делу. С другой стороны, такое положение налагает на соответствующие органы значительную ответственность, поскольку некачественное проведение или оформление результатов произведенных на этом этапе следственных действий чревато утратой возможностей для своевременного его расследования, изобличения лиц, совершивших преступление, утратой его «судебной перспективы». Кроме того, в отдельных случаях дела оперативной разработки могут заводиться при наличии уже возбужденного уголовного дела, когда в ходе предварительного расследования у следователя возникает необходимость проведения комплекса ОРМ, обеспечивающих успешное решение процессуальных задач по расследуемому уголовному делу или нейтрализации противодействия подозреваемых, обвиняемых и их связей, если одними гласными процессуальными средствами достичь

1 См.: Филимонов Б.А. О понятии оперативно-розыскной деятельности // Вестник МГУ. Серия 11. Право. №4 1996. -С. 33.

2 См.: Маркушин А.Г. Указ. соч. С. 85.

106

желаемых результатов невозможно или крайне затруднительно . В таких ситуациях, ОРО предварительного расследования преступлений, начатое после принятия следо- вателем уголовного дела к своему производству, имеет свои организационно- тактические особенности, обусловленные тем, что разрабатываемые лица, уже знают об их уголовном преследовании. Это значительно сужает рамки и усложняет процесс применения негласных методов при проведении ОРМ.

В связи с этим большое значение приобретает четко налаженное взаимодействие по обмену информацией между оперативником и следователем. Ознакомление оперативника с материалами уголовного дела вполне правомерно и необходимо при условии, если он будет: строго соблюдать следственную тайну; сообщать конфиден- там лишь ограниченные сведения, необходимые для успешного выполнения ими за- даний (об обстоятельствах дела, проводимых следственных действиях и имеющихся в распоряжении следствия доказательствах). Тогда будет исключена возможность разглашения данных об объеме собранных доказательств, выявленных фактах пре- ступной деятельности и намерениях следователя.

Основные задачи ОРО расследования преступлений, решаемые в рамках дел оперативной разработки: а) по делам предварительной оперативной проверки осуще- ствляется сбор, систематизация и анализ оперативных материалов, полученных при проведении отдельных ОРМ, в целях проверки первичной информации в отношении лиц по признакам подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, при наличии возбужденного уголовного дела или оснований для его возбуждения, в целях выяснения обстоятельств, установить которые следственным путем не представляется возможным; б) по оперативным делам, заведенным как до возбужде- ния уголовного дела, так и после, осуществляется документирование преступной деятельности проверяемых и разрабатываемых лиц, ориентированное в первую оче- редь на получение оперативным путем информации, которая может быть использована в качестве доказательств по уголовным делам после ее проверки и оценки в со- ответствии с УПЗ, для выдвижения и отработки следственных и розыскных версий; в) по оперативно-поисковым делам (ОПД), заведенным по фактам нераскрытых тяжких и особо тяжких преступлений, по которым к моменту их обнаружения и возбуждения уголовного дела не были известны лица, их совершившие, для установления которых требуется комплексное проведение ОРМ и следственных действий. Проведенный анализ следственной и оперативной практики свидетельствует, что в рамках ОПД оперработникам чаще всего приходиться осуществлять ОРО раскрытия и рас- следования преступлений и сталкиваться с определенными трудностями, т.к. неоче- видные преступления составляют значительную долю в структуре преступности и в

1 См.: Хачароев X.Л. в вопросу о сущности оперативно-розыскного обеспечения процесса расследования преступлений // Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Сборник статей адъюнктов и соискателей Выпуск 8. М.: - ЮИ МВД РФ, 1997. -С. 208.

107

большинстве случаев первичная информация о причастности лица к преступлению отсутствует или бывает ограниченной, что не позволяет с полной уверенностью судить о его причастности к преступлению ; г) по розыскным делам осуществляется сбор, систематизация, проверка и анализ оперативных материалов с целью осуществления розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, а также без вести пропавших.

Указанные дела оперативного учета являются накопителями информации, для ее анализа, проверки, оценки и принятия решения (использование в осуществлении уголовного судопроизводства).

  1. Наличие возбужденного органом дознания, следователем, прокурором уголовного дела, по которому необходимо проведение комплекса ОРМ для установления лица, совершившего преступление, либо для выяснения других важных для расследования обстоятельств дела (поиска доказательств, ценностей, добытых преступным путем, установления свидетелей, либо потерпевших, не сообщивших по каким-либо соображениям о совершенном в отношении их криминальном посягательстве и т.п.). На данном этапе ОРО расследования преступлений осуществляется по следующим направлениям: 1) после принятия следователем дела к своему производству, либо в случае, если материалы оперативной разработки с самого начала были предоставлены следователю для решения им вопроса о возбуждении уголовного дела, объем полномочий органов, осуществляющих ОРД, существенно меняется. Они могут производить по нему следственные действия и ОРМ только по поручению следователя (ст. 157 УПК); 2) реализация собранной информации на этом этапе расследования заключается в том, что она в определенных пределах и в соответствии с Инструкцией , раскрывается следователю или прокурору, если имеется необходимость объединения в одном производстве нескольких уголовных дел, возбужденных по фактам совершения преступлений одними и теми же лицами. В таком случае следователь (или прокурор) решает, когда, в какой момент на основании имеющейся информации должны быть приняты необходимые решения и предприняты другие действия уголовно-процессуального характера. На следователя возлагается, с момента принятия им дела к своему производству, вся полнота ответственности за качество расследования по нему. Перед органом, осуществляющим ОРО расследования такого дела, ставятся несколько задач: во-первых, орган, осуществляющий ОРО расследо- вания, должен продолжать сбор необходимой информации (по собственной инициа- тиве или по поручению следователя), используя все те же приемы, способы, тактиче- ские операции, речь о которых уже шла выше; во-вторых, помимо потребности в ин-

1 См.: Бордиловский Э.И. К вопросу о понятии неочевидного преступления // Совершенствование деятельности органов внутренних дел по раскрытию и расследованию преступлений: Труды Академии МВД СССР. -М.:1988. - С. 169-176.

2 См.: Инструкция //О порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю прокурору или в суд) //от 13.05.1998г.

108

формации, следователь (следственная группа), осуществляющий расследование, ну- ждается в помощи оперативных подразделений в ходе производства им следственных действий. Необходимость такой помощи может быть связана: со сложностью следственного действия; с большой протяженностью места, где производится след- ственное действие, что затрудняет его выполнение одним следователем; с необходи- мостью использования научно-технических средств; с необходимостью обеспечения безопасности следственного действия .

Однако в юридической литературе и практике до сих пор имеются различные мнения о допустимости или недопустимости самостоятельного осуществления ОРМ указанными органами, хотя в ч. 4. ст. 157 УПК указано, что после направления уголовного дела прокурору орган дознания может производить по нему следственные мероприятия и ОРМ только по поручению следователя, а по уголовному делу, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, обязан применять ОРМ для установления лица, его совершившего, уведомляя следователя об их результатах . Чаще всего в юридической литературе встречается эта позиция’. Вместе с тем имеются и иные точки зрения. Так, М.Н. Селезнев считает, что оперработники, включенные в состав СОГ, вправе производить без отдельного поручения следователя не только ОРМ, но и следственные действия . А.Г.Маркушин указывает, что после выполнения поручения следователя орган дознания вправе провести розыскные и следственные действия, не указанные в поручении, если в этом возникнет необходимость и эти действия неразрывно связаны с теми, которые указанны в поручении . Близкой позиции придерживается и Л.Н. Посельская\ Наконец, ряд авторов отмечают в своих исследованиях, что оперативные подразделения на практике осуществляют само- стоятельно ОРМ по делам, находящимся в производстве следователя, зачастую не делясь с ним своими планами и полученной информацией . Аналогичные сведения получены и нами при анализе практики расследования уголовных дел по преступле- ниям, совершенным ОПГ.

  1. Наличие отдельного поручения следователя, указания прокурора, определения суда, даваемое органам дознания по уголовным делам. Данное основание указа-

1 См.: Быков В.М. Преступная группа, криминалистические проблемы. -Ташкент: Узбекистан, 1991. -С. 69

2 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Роз. газ. - 2001. - 22. дек.

3 См.: Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания // Вестник МГУ. Серия 11. Право. 1996. №4 -С. 94-97.

4 См.: Селезнев М.Н. Бригадный метод расследования // Законность, 1997. №7. С. 14-19.

5 См.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность - необходимость и законность. -Н. Новгород: НВШ МВД РФ, 1995.-С. 59.

6 См.: Посельская Л.Н. Совершенствования форм и методов взаимодействия служб органов внутренних дел в рас крытии тяжких преступлений // Актуальные проблемы общественной безопасности: Тезисы Всероссийской науч но-практической конференции. -Иркутск: ИВШМВД РФ, 1996. -С. 48-49.

7 См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. -М.: Юрид. лит., 1991. -С. 69., Тельцов А.П. О категориях ошибок, допускаемых при расследовании бандитизма // Актуальные проблемы общест венной безопасности: Тезисы Всероссийской научно-практической конференции. -Иркутск: ИВШМВД РФ, 1996. - С. 64.

109

но в ст. 7 ФЗ об ОРД и содержится в ст. ст. 37, 38, 40, 157 УПК. Возникает вопрос, вправе ли оперативные подразделения самостоятельно, без поручения следователя производить в ходе расследования уголовного дела ОРМ. Законодательной основой точки зрения о недопустимости самостоятельного осуществления ОРМ служит ч. 4 ст. 157 УПК: «после направления уголовного дела прокурору орган дознания может производить следственные действия и ОРМ только по поручению следователя» . В случае направления прокурору уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания продолжает проводить ОРМ для уста- новление лица, совершившего преступление, уведомляя следователя о результатах. С другой стороны, ст. 7 ФЗ об ОРД, предусматривая основания для проведения ОРМ, рассматривает в качестве самостоятельных оснований как наличие поручения следо- вателя или органа дознания по делам, находящимся в их производстве, так и наличие возбужденного уголовного дела. В качестве одного из органов, осуществляющих ОРД, этим законом (ст. 13) рассматриваются оперативные подразделения ОВД. Из соотношения этих нормативных актов можно, как представляется, сделать следующие выводы.

Объективной основой возникающей дискуссии, служит, на наш взгляд, совпадение в одном лице, а именно в лице оперативных подразделений ОВД, сразу двух правовых «субъектов», имеющих разные типы полномочий. Они являются одновременно и представителями органа дознания (ст. 40 УПК), и органами, осуществляющими ОРД. Правовое положение и полномочия их как органов дознания определяются УПК, а правовое положение и полномочия их как органов, осуществляющих ОРД, регламентировано ФЗ об ОРД. Два указанных нормативных акта при этом рег- ламентируют совершенно различные формы деятельности, которые волею законода- теля, как мы уже указали, объединились в одних руках. В результате, в ходе рассле- дования уголовных дел оперативные подразделения ОВД выполняют сразу две раз- личные функции, которые в данном случае сложно разграничить, это, как нам пред- ставляется, и служит основанием возникновения противоречий при определении круга их полномочий. Если обратиться к практике, то по нашему мнению, станет очевидным, что в осуществлении оперативными аппаратами ОРМ, в ходе расследования уголовных дел, как на основании поручений следователя, так и без такого поручения есть свой резон. Действительно, проведенный нами анализ практики расследования уголовных дел, в особенности по преступлениям, совершенным ОПГ, свидетельствует, что часто возникают ситуации, например, в случае получения сведений об оказании участниками ОПГ давления на свидетелей, потерпевших, экспертов, либо возникновения угрозы их жизни и здоровью, при которых необходимо срочное принятие ОРМ. В этом случае органу, осуществляющему ОРД, необходимо принять

’ См.:Трухачёв В.В. Преступное взаимодействие на доказательственную информацию : Правовые и криминалистические средства предупреждения, выявления, нейтрализации. -Воронеж: Изд. ВГУ, -2000,-232с.

no

срочные меры для защиты указанных лиц . Аналогичные ситуации возникают и в других случаях (угроза уничтожения доказательственного материала, оказание про- тиводействия расследованию коррумпированными сотрудниками правоохранитель- ных органов и т.д.). В этих случаях бездействие в ожидании поручения следователя может привести к крайне негативным последствиям, а в конечном итоге - оставить преступление нераскрытым. При расследовании уголовных дел по банд группе за- держка получения поручения следователя о продолжении ее разработки, тем более на получение от следователя такого поручения, будет означать бездействие оперативных подразделений в получении необходимой информации и могут возникнуть большие сложности с раскрытием и т.д . Непонятно, как следует поступать оперработнику после принятия дела следователем к своему производству, когда в отношении ОПГ ведутся длящиеся ОРМ: внедрение агента, прослушивание телефонных переговоров, наблюдение. Продолжение таких ОРМ без получения поручения будет считаться незаконным, а на их прекращение также необходимо поручение и, как поступить, если следователь на этот счет не дает никаких указаний? В соответствии с действующим законодательством и Инструкцией от 13.05.1998г. оперативные подразделения предоставляют следователю сведения о результатах ОРД по собственной инициативе (кроме случаев, когда такая деятельность осуществлялась по поручению) и в определенных ими пределах.

Таким образом, представляется совершенно необходимым предоставление оперативным подразделениям ОВД права самостоятельно осуществлять ОРД в т.ч. и по делам, находящимся в производстве следователя. С другой стороны, такое право не должно быть абсолютным, поскольку с момента принятия уголовного дела следо- вателем к своему производству он несет за него полную ответственность. Между тем, самодеятельность оперативных подразделений, не согласованная со следователем, может привести к разнобою в их действиях. С одной стороны оперативный работник, не зная планов следователя и выполняя ОРМ, может воспрепятствовать деятельности следователя или затруднить расследование. С другой стороны, следователь, не подозревающий о планах оперативных служб, может сорвать проведение со- ответствующих ОРМ.

На наш взгляд, выход из такой ситуации лежит на пути не запрещения производства ОРМ без согласия следователя, а на пути согласования планов следственных мероприятий и ОРМ, а также информирования следователя о проведении ОРМ экс- тренного характера (подробнее о взаимодействии следователя и органа дознания см. ниже). С учетом изложенного, как представляется, следует внести некоторые изме-

1 См.: Трухачев В.В. Преступное воздействие на доказательную информацию: Правовые и криминалистические средства предупреждения, выявления нейтрализации .- Воронеж : Издательство Воронежского Государственного Университета, 2000.-232.с.

2 См.:Бордиловский Э.И. Повышение эффективности использования поручений (указаний следователей) / Э.И . Бордиловский, В.П. Хомколов. //Бюллетень ГСУ МВД СССР 1989. № 1 (58). -С. 13-17.

Ill

нения в нормы УПК, устранив имеющие место сегодня рассогласования между его положениями и ФЗ об ОРД на этот счет, думается, что в УПК должен остаться запрет на производство органом дознания следственных действий без поручения следователя после принятия последним уголовного дела к своему производству. Что же касается ОРМ, то в УПЗ необходимо предусмотреть обязанность оперативных подразделений согласовывать со следователем план ОРМ, который намечается проводить по делу после принятия его к своему производству следователем, а также обязательность извещения следователем оперативных служб о производимых им внеплановых (экстренных) следственных действиях. К сожалению, в новом УПК рассмотренное противоречие так и не разрешено (ст.ст. 37,38, 157 УПК РФ). Причем в случае необ- ходимости проведения ОРМ допускаются встречи сотрудника органа, осуществляю- щего ОРД, с подозреваемым только с разрешения следователя, прокурора или суда, в производстве которых находится уголовное дело (ст. 95 УПК РФ), и проводить с ними следственные действия - только на основании их письменных поручений, а в ч. 4 ст. 157 УПК указано, что в случае направления прокурору уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принять ОРМ для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах. Такая формулировка представляется нам неудовлетворительной и требующей уточнения с учетом выше изложенных соображений. После завершения расследования оперработники не должны считать свою деятельность оконченной, ОРО уголовного дела должно продолжаться и в судебных стадиях уголовного процесса и может считаться оконченным только в момент вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

С учетом изложенного можно сделать вывод, что организационную сторону ОРО уголовного судопроизводства составляет комплекс мер, направленных на постоянное совершенствование деятельности оперативных подразделений по эффективному применению имеющихся в их распоряжении сил, средств и методов в целях непрерывного и полного обеспечения следствия и суда информацией, необходимой для установления истины по уголовным делам.

При рассмотрении задач, стоящих перед ОРО уголовного судопроизводства, возникает вопрос, а нужно ли вообще его осуществление. Проведенные нами иссле- дования показали, что по абсолютному большинству уголовных дел о преступлениях, совершенных ОПГ (свыше 90%), уже с момента их возбуждения имелась потребность в проведении по ним соответствующих ОРМ. Даже в случаях, когда уголовное дело расследуется следственной бригадой, включающей в свой состав нескольких следователей, на всем протяжении расследования, которое порой длится месяцы, у них постоянно возникает потребность получения дополнительной информации о со- участниках преступления, их местонахождении, местах сокрытия похищенных цен-

112

ностей и укрытых орудий преступлений, отыскания дополнительных доказательств, которые могли бы способствовать изобличению виновных и т.п .

Особенно важно осуществление ОРО первоначальных этапов следствия: при задержании; производстве обысков, допросов, очных ставок и опознании . Так, при проведении первоначальных и неотложных следственных действий оперработники, наряду с наиболее эффективным использованием ранее добытых данных, оказывают помощь следствию в решении следующих задач; 1) установление всех участников группы и эпизодов их преступной деятельности; 2) проверка причастности подозре- ваемых и их соучастников к совершению нераскрытых, а также латентных преступ- лений; 3) определение роли каждого члена ОПГ, особенно организатора, лидера, подстрекателя, мотивов и целей преступления; 4) выявление предпринимаемых по- дозреваемыми мер по сокрытию следов, орудий преступления, имущества и ценно- стей, добытых преступным путем, и определение способов их получения процессу- альными средствами; 5) оперативная проверка доказательств, имеющихся в распо- ряжении следствия, установления местонахождения тех из них, которые представлены подозреваемыми в свое оправдание, а также свидетелями и потерпевшими, чья добросовестность вызывает сомнение; 6) выявление намерений разрабатываемых лиц и их связей по оказанию противодействия следствию и их нейтрализации; 7) вы- явление потерпевших и свидетелей, ранее не известных следствию, по отрабатывае- мым эпизодам преступной деятельности; 8) определение оптимального времени и тактики проведения следственных действий, ОРМ и т.д.

Как показывает практика, основными задачами ОРО остальных стадий расследования преступлений являются: а) защита потерпевших, свидетелей их родственников от влияния со стороны преступных связей задержанных и арестованных участников ОПГ (организация их охраны, временная или постоянная замена места жительства, обеспечение документами прикрытия и пр.); б) установление лиц, угрожающих свидетелям, потерпевшим, работникам дознания, следствия, прокуратуры, суда, их задержание и арест; в) установление работников ИВС, СИЗО, оказывающих помощь задержанным или арестованным преступникам по связи с «волей»; г) установление коррумпированных связей сотрудников правоохранительных органов, помогающих преступникам консультациями, советами, сообщением информации, имеющей отношение к расследованию уголовного дела; д) сбор сведений, характеризующих разрабатываемую группу в целом и проведение оперативных комбинаций, с целью ввода в преступную среду дезинформации позволяющей зашифровать истин-

1 См.: Маматов В.Г. О разработки проблем использования в доказывании результатов оперативно-розыскных ме роприятий //Правовые, научные и организационно - тактические проблемы оперативно-розыскной деятельности в современных условиях: Тезисы докладов и сообщений на научно-практической конференции. - М., МЮИ МВД России, 1997. -С. 42-46.

2 См.: Бордиловский Э.И. Раскрытие преступлений, регистрируемых по линии уголовного розыска (правовые, криминалистические и организационные проблемы) : Монография. -Академия управления МВД России,- М.: 1998. -С. 111-112.

113

ные источники поступающих данных, сущность проводимых ОРМ, а также создающей ситуации подозрительности и недоверия, способствующие разжиганию конфликта, между участниками ОПТ1.

Таким образом, осуществляя ОРО уголовного судопроизводства, оперативные службы решают следующие общие задачи: а) устанавливают лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности по возбужденным уголовным делам; б) устанавливают ранее не известные следствию дополнительные факты (эпизоды) преступной деятельности, подозреваемых и обвиняемых по конкретным уголовным делам; в) отыскивают, собирают, обеспечивают сохранность доказательств и иной информации, являющейся источником для получения новых фактических данных об обстоятельствах расследуемого события либо для построения следственных и розы- скных версий; г) с помощью оперативно-розыскных сил, средств и методов оказывают следователю помощь в проверке относимости доказательств к расследуемому событию; д) собирают данные, характеризующие личность обвиняемых, подозревае- мых и других лиц, способных отрицательно повлиять на объективность расследования по уголовному делу, которые позволяют следователю и оперработнику избрать целесообразную тактику проведения следственных действий и ОРМ; е) устанавливают намерения обвиняемых, подозреваемых, их родственников и связей по воспре- пятствованию органам расследования и суду в установлении истины по уголовному делу, предупреждают и нейтрализуют их противодействие; ж) осуществляют посто- янный оперативный контроль за подозреваемыми, обвиняемыми с целью предотвра- щения с их стороны совершения новых преступлений или пресечения попытки скрыться от следствия и суда; з) проводят розыск скрывшихся известных и не уста- новленных следствием преступников, похищенного имущества, ценностей, орудий преступления.

Вышеизложенное позволяет решать задачи по получению информации, касающейся различных обстоятельств совершения преступления, что дает следующие возможности: оценить правильность (ошибочность) выдвинутых версий; при необ- ходимости изменить направление расследования; сосредатачивать усилия на проверке наиболее вероятных версий, в итоге - добиваться положительных результатов в установлении истины. Кроме того, получая от оперативных работников сведения о носителях доказательственной информации, о линии поведения причастных к пре- ступлению лиц, следователь имеет реальную возможность, реализуя эту информацию с помощью процессуальных средств, установить и закрепить (зафиксировать) нужные для доказывания по уголовному делу обстоятельства совершения преступ-

2

ления .

1 См.: Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. -Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995- С. 16.

2 См.: Кокарев Л.Д. Уголовный процесс: доказательства и доказывание./ Л.Д. Кокарев, Н.П. Кузнецов. / - Воронеж, 1995 -С. 83.

114

Располагая ОРИ, следователь может использовать ее в следующих направлениях: а) при принятии некоторых процессуальных решений (о задержании подозреваемых, производстве обыска, избрании меры пресечения, определении последовательности, времени проведения следственных действий); б) при выборе тактики проведения следственных действий (задержания с поличным, обыска, допроса обвиняемых, подозреваемых, свидетелей и т.д.); в) в качестве источников доказательств (например, предметы и документы, полученные негласным путем, которые впоследствии могут приобрести доказательственное значение).

В ходе осуществления ОРО расследования преступлений негласные ОРМ оперработник должен планировать с учетом мнения (планов) следователя, чтобы при их проведении не создавать препятствий или осложнений для расследования, не до- пустить нарушения законности. В свою очередь, следователь должен информировать оперативного работника о направлениях расследования для того, чтобы своими дей- ствиями не расшифровать негласные источники и способы получения оперативных материалов, не сорвать проведение намеченных ОРМ. Такой подход к организации взаимодействия обеспечивает оптимальное сочетание методов гласной и негласной работы, предостерегает от субъективной односторонности, перекосов в сторону не- легальных методов или их недооценки.

ОРО процесса расследования преступлений, являясь самостоятельной органи- зационно-тактической формой ОРД, органически взаимосвязано с другими ее фор- мами: оперативным поиском; оперативной профилактикой и оперативной разработкой. Это может выражаться, например, в том, что в ходе проведения ОРМ по выявлению лиц и фактов, представляющих оперативный интерес, одновременно могут решаться задачи по обеспечению процесса расследования: выявляться свидетели по уголовному делу, устанавливаться дополнительные эпизоды преступной деятельности и т.д.

Разграничение ОРО процесса расследования и других организационно-тактических форм ОРД проявляется, прежде всего, в их направленности и содержательной стороне. Так, под оперативный поиском понимается - комплекс мероприятий осуществляемых оперативными аппаратами ОРМ, обеспечивающих получение информации о лицах, фактах, обстоятельствах, представляющих оперативный интерес для ОВД, а также ее проверку и использование в целях предотвращения, раскрытия преступлений и розыска скрывшихся преступников . Следует подчеркнуть, что подобные ОРМ проводятся вне связи с конкретным лицом или фактом, а по проверке первичной информации.

Оперативная профилактика представляет собой процесс осуществления оперативными аппаратами оперативно-розыскных и профилактических мероприятий в отношении лиц, от которых можно ожидать совершения преступления, в целях предот-

1 См.: Волчков И.М. К вопросу об оперативно-розыскном сопровождении предварительного следствия (извлече- ние). // Информационный бюллетень следственного комитета МВД РФ- М., 19961(86) - С. 19-24.

115

вращения совершения преступлений с их стороны. Так, СВ. Бородин называет ее оперативно-профилактическим наблюдением1, а Л.И. Мурашов и Л.М. Шемякин - оперативной профилактикой . Аналогичной точки зрения придерживаются А.И. Алексеев и Г.К. Синилов, считающие, что общая и индивидуальная профилактика, проводимая оперативными аппаратами в целях предупреждения преступлений, лежат за пределами известных форм ОРД и не охватываются содержанием процесса выявления лиц, предоставляющих оперативный интерес, и оперативной разработкой’.

Постановка вопроса не вызывает сомнения но, по нашему мнению, его обоснование нуждается в некотором уточнении. Во-первых, нужно исходить из того, что профилактика и ОРД - это две самостоятельные линии работы оперативных аппаратов с присущими специфическими формами, когда криминалистическими средствами предотвратить преступление невозможно, оперативные аппараты используют средства и методы ОРД. Во-вторых, существует разница между деятельностью оперативных аппаратов в целом и ОРД в отдельности. Последняя является важной, но все же лишь составной частью комплексных мер по предотвращению и раскрытию преступлений, осуществляемых оперативными аппаратами.

На наш взгляд, применительно к предотвращению преступлений ОРД осуществляется в двух формах: оперативного поиска и оперативной профилактики. Для раскрытия преступлений тоже характерны две формы: оперативный поиск и оперативная разработка.

По поводу понятия оперативной разработки ни ученые, работающие в области теории ОРД, ни практики не пришли к единому мнению, хотя эта проблема исследована достаточно фундаментально .

С точки зрения Д.В. Гребельского, «это процесс негласного осуществления ОООП, ОРМ в целях предотвращения и полного раскрытия преступлений либо в отношении скрывшихся преступников для их розыска, когда иным путем достичь указанных целей невозможно или затруднительно» .

В.Г. Самойлов оперативную разработку определяет «как один из видов оперативно- розыскного производства, представляющего собой урегулированный специальными ведомственными нормативными актами процесс осуществления ОРМ при наличии обоснованного подозрения о совершении преступления с целью его пресечения или раскрытия, когда иным путем достичь, этого невозможно, и принятия к

1 См.: Вандышев А.С. Методические и организационно-тактические проблемы оперативного поиска: Труды Киев ской высшей школы МВД СССР. 1979. -Вып. 8. В.Я. Нагиленко Указ. раб -С. 15; Лекакрь А.Г., Вандишев А.С. По иск. //Оперативно-розыскная работа. № 87 1975 и др.

2 См.: Бородин СВ. Сегодня теория - завтра практика. Оперативно-розыскная работа № 95 М., 1977 С. 13.

3 См.: Мурашов Л.И. Развитие форм оперативно-розыскной деятельности. Актуальные проблемы совершенствова ния оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел/ ЛИ Мурашов., Л.М Шимякин. /-М., 1988. -С. 75.

4 См.: Алексеев А.И.. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскной деятельности. / А.И. Алексеев Г.К Си нилов /-М., 1973. -С. 186.

5 См.: Гребельский Д.В. О некоторых направления дальнейшего совершенствования оперативной разработки. Тру ды ВШ МООП РСФСР. Вып. 6. -М., 1978. -С.38.

116

виновным мер, предусмотренных законом» . Аналогичного мнения придерживаются И.М. Голубятник и Д.Д. Максаров . В.Г. Бобров и С.С. Овчинский считают, что опе- ративная разработка является одной из основных форм ОРД и под ней они понимают своеобразный процесс осуществления оперативными аппаратами, преимущественно негласно комплекса ОРМ в отношении лица или группы лиц, обоснованно подозре- ваемых в подготовке или совершении преступления, в целях его предупреждения или раскрытия, розыска скрывшихся преступников и лиц без вести пропавших, когда иным путем достичь.указанных целей невозможно или крайне затруднительно .

По нашему мнению, общие методические принципы формулирования положений данного понятия полностью определяют цели, задачи и правовую основу для проведения ОРМ, адекватны функциям и задачам оперативных аппаратов ОВД, обеспечивающих повседневное реагирование на преступления и преступное поведе- ние конкретных лиц. Представляется, что ОРО расследования преступлений имеет четкую ориентацию на интересы уголовного процесса, т.е. подчинено задачам след- ствия на всех стадиях его производства, от возбуждения уголовного дела, до вынесе- ния приговора в суде и приоритет отдается получению новой информации, необхо- димой для процессуального доказывания по уголовному делу. Следовательно, позна- вательные рамки оперативной разработки несколько шире, т.к. в круг ее задач входят те, которые решаются в ходе ОРО расследования преступлений.

ОРО расследования преступлений отличается от взаимодействия следователя И оперработника при расследовании преступлений прежде всего тем, что взаимодейст- вие является структурным составным элементом ОРО. Основной целью ОРО является проведение комплекса ОРМ, осуществляемых в интересах расследования тех или иных конкретных уголовных дел и обеспечение следователя необходимой оператив- ной и иной информацией. Будучи тесно связанным с взаимодействием следователя и оперработника, ОРО расследования преступления имеет свои специфические отличия от него по следующим основаниям: а) проводимые ОРМ подчинены интересам следствия и осуществляются в интересах конкретно расследуемого уголовного дела; б) вся добытая оперативным путем информация, касающаяся конкретно расследуе- мого уголовного дела в обязательном порядке доводится до следователя с соблюде- нием соответствующих условий режима секретности, конспирации и т.п.

Анализируя содержание взаимодействия оперативных работников и следователей и процесс ОРО расследования с позиции научного управления, можно выявить еще другие различия между ними. Так, субъекты взаимодействия могут эффективно

1 См.: Самойлов В.Г. Некоторые проблемы совершенствования форм оперативно-розыскной деятельности. Также труды ВШ МВД СССР- М., 1979. -С.56..

2 См.: Голубятник И.М. О сущности и содержании оперативной разработки. / И.М. Голубятник, Д.Д. Максаров. /Труды ОВШ МВД СССР. -Омск, 1978.- С. 53-69.

3 См.: Бобров В.Г. Заведение планирования и прекращения оперативно-розыскной разработки и меры ее совершен ствования. / В.Г. Бобров, B.C. Овчинский. -М., 1976. -С. 87.

117

выполнять свои задачи лишь при условии их независимости (не подчиненности) друг от друга, поскольку в противном случае, налицо будет не взаимодействие, а управ- ление одного из них другим.

Для рассматриваемой нами формы напротив, характерно именно такое управление. УПК РФ (ст. 38), уполномочивает следователя, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу и давать органу дознание поручения, обязательные для выполнения, (ст. 40, 157) возлагает на него производство неотложных следственных действий и ОРМ. Следователь в данном случае не является субъектом взаимодействия, а выступает в качестве управляющего субъекта, имеющего определенные права, в то время, как оперативные работники являются лишь носителями определенных обязанностей. Более подробнее о взаимодействии следователя и оперработника при раскрытии и расследовании преступлений смотрите ниже.

С учетом изложенного выделяются следующие основные этапы осуществления ОРО уголовного судопроизводства: 1) оперработники, при документирования преступной деятельности по делам оперативной разработки, выявляют, собирают, сохраняют, фиксируют фактические данные об ОПГ и совершенных ею деяниях, осуществляемых до возбуждения уголовного дела, которые в дальнейшем могут быть использованы в процессе доказывания; 2) оперативные аппараты начинают поиск доказательственной информации сразу же при выявлении факта преступления и проведении первоначальных следственных действий, направленных на получение и фиксацию процессуальным путем фактических данных, относящихся к событию преступления, от момента возбуждения уголовного дела, до принятия его следователем к своему производству; 3) оперработники подключаются к расследованию, выполняя отдельные поручения следователя, после принятия им уголовного дела к своему производству и проведении последующих следственных действий; 4) оперативные аппараты продолжают осуществлять ОРО расследования преступлений после передачи уголовного дела в суд, рассмотрения его на всех судебных стадиях процесса, до вынесения приговора.

Таким образом ОРО уголовного судопроизводства проявляется в двух взаимо- связанных сторонах - организационной и тактической. Организационную сторону составляет целесообразная система использования имеющихся в распоряжении опе- ративных подразделений сил, средств и возможностей в целях своевременного, пол- ного и объективного информирования органа дознания, следствия и суда об обстоя- тельствах преступления, лицах причастных к его совершению. К силам или субъектам ОРО уголовного судопроизводства относятся оперативные подразделения ОВД, наделенные правом осуществления ОРД в полном или ограниченном объеме. Ведущая роль отводится подразделением УБОП, УР, БЭП, БНОН, системы ГУИН, на которые возлагается большой объем самостоятельных задач и к процессу ОРО уголовного судопроизводства их сотрудники подключаются только в связи с участием в

118

раскрытии и расследовании преступлений. К средствам ОРО относятся: ОРМ, перечень которых определен ФЗ об ОРД; оперативно-справочные и криминалистические учеты; специальная и оперативная техника и СРС.

Для рассмотрения тактической стороны ОРО уголовного судопроизводства не- обходимо уяснить вначале, что такое «тактика» вообще и прежде всего криминали- стическая и оперативно-розыскная. Следует заметить, что термин «тактика» впервые возник в военной науке. Общее понятие «тактика» принято рассматривать в двух смысловых значениях: 1) искусство ведения дела, осуществления какой-либо дея- тельности; 2) совокупность средств, методов, приемов того или иного вида деятель- ности. Тактика, как таковая, представляет собой наиболее эффективные пути дости- жения цели в какой-либо деятельности, совокупность используемых для этого средств и приемов в условиях наличия противодействующих сторон.

Криминалистическая тактика, по определению Е.У. Зицер, есть система приемов предварительного следствия, дающая возможность на основе изучения особенностей каждого конкретного следственного дела наиболее эффективно и с наименьшей затратой сил и средств реализовать в этом деле требования морального и про- цессуального права.

По нашему мнению, недостатком такого рода определения является сведение тактики к совокупности приемов, используемых для проведения следственных действий. В них не отражается, на какой основе разрабатываются эти приемы, а также сужается область применения криминалистической тактики, ибо тактические приемы могут быть и должны использоваться не только для проведения отдельных следственных действий, но и для организации и планирования расследования в части собирания и исследования доказательств, оценки информации в процессе расследования.

По мнению А.Н. Васильева. — тактика, как часть криминалистики, есть «система тактических приемов, разработанных на основе специальных наук и главным образом, логики, психологии, научной организации труда, а также обобщения следственной практики для применения логических методов познания, формирования психологии отношений следователя с участниками следственных действий, организации планомерного расследования преступлений в целях эффективного собирания доказа- тельств в соответствии с нормами УПК.

Недостатком этого определения, на наш взгляд, следует признать то, что в со- ответствии с его конструкцией сами научные основы тактики, ее научные положения не включены в систему, образующую эту часть криминалистики. Ведь тактика, как часть науки, не только разрабатывает тактические приемы на основе научных положений, но и изучает возможности использования других наук (психологии, логики, научной организации труда, праксеологии и др.) для разработки и обоснования так-

‘См.: Зицер Е.У. Предмет, метод и система криминалистики. //Криминалистика. - М, 1938. -С. 326. 2 Васильев А.Н. Следственная тактика -М… 1976, -С.32.

119

тических приемов и криминалистических рекомендаций, что важно в теоретическом и практическом плане.

Как систему тактических приемов проведения следственных действий определяют криминалистическую тактику В.Е. Коновалова, Ирме Кэртес и ряд других авторов.

Нам представляется, что более точное определение криминалистической тактики дано Р.С. Белкиным, рассматривающим ее как «систему научных положений и разрабатываемых на ее основе рекомендаций по организации и планированию пред- варительного и судебного следствия, определению линий поведения лиц, осуществ- ляющих судебное исследование, и приемов проведения отдельных процессуальных действий, направленных на собирание и исследование доказательств, на устранение причин и условий, способствующих совершению и сокрытию преступления».1

На наш взгляд, оперативно розыскная тактика (ОРТ) имеет двоякое значение. С одной стороны - это составная часть практической ОРД ОВД, а с другой - раздел одноименной теории как отрасли научного знания. Следовательно, ОРТ- это важ- нейшая категория ОРД, неотъемлемая, органически необходимая её составная часть. Её необходимость определяется существованием организованной преступности, на- личием профессионализма и преступной квалификации, криминального противодей- ствия уголовному судопроизводству.

В специальной литературе все научные положения и практические рекомендации оперативно-розыскной тактики принято подразделять на две части: общую, - об- разующую ее основу и включающую в себя обобщенные рекомендации по организа- ции и осуществлению ОРМ. (Под организацией, в данном случае, понимается наиболее целесообразная при определенных обстоятельствах система применения тактических приемов в целях успешного решения оперативно-тактической задачи), и специальную - представляющую собой тактику предупреждения и раскрытия отдельных

2

видов преступлении, розыска отдельных категории преступников и т.д.

Тактика ОРД имеет ряд присущих только ей (специфических) признаков. К числу специфических признаков оперативно-розыскной тактики в первую очередь следует отнести негласный (конспиративный) характер методов, приемов, средств, с помощью которых достигается реализация целей деятельности (борьба с преступностью). Разумеется, это не исключает использования в ходе оперативной работы гласных методов (приемов и т.д.), но и в этом случае на полученную в ходе их применения информацию распространяется режим секретности, зашифровки источника и иные подобные требования.

‘См.: Белкин Р.С. Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики. - М.,1970, с.71.

2 Атмажатов В.А. Сущность, силы, средства и методы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. Учебное пособие -М.,1985, -С.3-15.

120

Другим специфическим признаком является наличие специальной системы правового регулирования действий оперативных работников по использованию оперативно- розыскных сил, средств и методов.

ОРТ отличается от тактики других видов человеческой деятельности направленностью своих приемов только на получение и использование информации, необходимой для предупреждения и раскрытия преступлений, розыска скрывшихся преступников и лиц, пропавших без вести.

По мнению В.М. Атмажитова, ОРТ представляет собой «совокупность взаи- мосвязанных приемов, методов, технических средств и научных рекомендаций, ос- нованных на обобщении исторического и современного передового опыта ОРД и применяемых специально уполномоченными оперативными аппаратами и иными си- лами в целях эффективной борьбы с преступностью при обеспечении режима закон- ности».

На наш взгляд, применительно к ОРО уголовного судопроизводства наиболее емкое определение следственной тактики дает О.Я. Баев. Под ней он понимает систему научных положений и разрабатываемых на их основе соответствующих средств (тактических рекомендаций, тактических приемов, тактических операций) допусти- мого и рационального собирания, использования и исследования доказательственной информации следователем при производстве отдельных следственных действий в условиях потенциального или реального, непосредственного или опосредованного противодействия со стороны лиц, преимущественно не заинтересованных в установ-

лении истины при расследовании преступлений. В. А. Лукашов представляет опера- тивно-розыскную тактику, как комплексную систему научных положений и реко- мендаций по организации оперативно-тактического планирования, применению про- веренных практикой тактических приемов осуществления ОРМ, обеспечивающих в конкретных условиях оперативной обстановки, успешное предотвращение подготав- ливаемых, быстрое и полное раскрытие и расследование совершенных преступлений,

з а также розыск скрывшихся преступников.

Большинство ученых ОРТ определяют как совокупность (комплекс, систему) приемов, методов, с помощью которых осуществляются ОРМ, направленные на эффективное достижение целей ОРД (А.И. Алексеев, Г.К. Синилов - 1973г. и др.). В ряде научных работ тактика определяется как образ действия, линия поведения субъектов, осуществляющих ОРД в той или иной ситуации с использованием необходимых средств и методов (А.Г. Лукьяненко, Т.Т. Тагиров). В.Г. Самойлов рассматривает тактику ОРД в двух аспектах: как систему научных положений и разработанных на

1 См. Атмажитов В.М. Основы оперативно-розыскной тактики органов внутренних дел. Академия МВД СССР, 1985,-С.243.

2 См. Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие - Воронеж: НПО “МОДЭК”, 1995-сА

3 См.: Лукашов В.А. Оперативно-розыскная деятельность: проблемы совершенствования. //Проблемы теории и практики оперативно-розыскной деятельности в современных условиях. - М.,1983. -С.23

121

их основе практических рекомендации по организации и осуществлению ОРМ и как линию поведению лиц, участвующих в их проведении. Сущность тактики должна раскрываться через ее структуру, отражающую элементы мышления следователя, оперативника, включающие оценку ситуации; прогноз ее развития; принятия решения; реализация принятого решения в действиях; определение эффективности такой реализации. С учетом изложенного представляется, что ОРТ- это категория ОРД, от- ражающая мышление оперативника, включающая оценку ситуации (криминального события или угрозу его наступления), сил, средств и поведения противоборствующей стороны, своих возможностей и предопределяющее образ действия, линию поведения избираемых для достижения целей предупреждения, раскрытия преступлений и розыска преступников.

На наш взгляд, тактика ОРО должна включать в себя элементы криминалистической и оперативно-розыскной тактики, поскольку непосредственно связана с процессом раскрытия и расследования преступлений.

Под тактикой раскрытия преступлений Б.И. Усенко понимает систему тактических приемов, методов проведения ОРМ, направленных на раскрытие преступлений. Тактические приемы являются основным средством решения практических задач, они представляют собой научно-обоснованные рекомендации по наиболее эффективному осуществлению действий, направленных на получение ОРИ и формулирование на ее основе определенных выводов. Материальной основой формирования тактических приемов являются данные психологии, логики, научной организации труда. Тактические приемы должны отвечать ряду требований: законности, научности и этичности. Уровень профессионального мастерства оперработника определяется знанием системы тактических приемов, умением из числа известных выбрать не- обходимые, правильно их применять для решения практических задач. В содержание тактики раскрытия преступлений включаются планирование, выдвижение и проверка оперативно-розыскных версий.

Тактика - самая динамичная область ОРО уголовного судопроизводства. Правильное и умелое применение тактических приемов и научных рекомендаций зависит от многих факторов, и прежде всего - от профессионального мастерства и искусства ведения оперативной работы сотрудниками, осуществляющими ОРО предварительного расследования и судебного разбирательства уголовных дел; обстоятельств совершения преступления; особенности преступной квалификации и профессиона- лизма ее субъектов; социально-психологической характеристики лидеров и органи- заторов, сложившейся субкультуры, норм поведения, традиций, обычаев, способов маскировки; имеющихся связей в т.ч. коррумпированных отношений участников ОПГ; принимаемых мер противодействия по безопасности и выявлению конфиден-

1 См.: Усенко Б.И. Тактика раскрытия преступлений :Справочник оперативно-розыскных терминов-М.,1988. - С.42.

122

тов ОВД, их перепроверке и т.д., а также умение оперработников противопоставить этому, тактику проведения ОРМ упреждающего характера, с использованием научных рекомендаций, специальных технических средств, внедрения передового опыта борьбы с конкретными видами преступлений . Содержание тактики ОРО уголовного судопроизводства включает в себя совокупность элементов, относящихся к подготовке и проведению тактических мероприятий (аналитического и деятельного свойства): изучение, оценку обстоятельств совершенного преступления; оперативно-тактическое прогнозирование; определение приоритетных задач; выработку и принятие тактических способов решения стоящих задач; реализацию принятого решения; изучение и оценку эффективности допустимых результатов, реализующих осуществ- ление необходимых ОРМ.

В тактике ОРО расследования преступления можно выделить два основных направления: 1) тактика поиска фактических данных об обстоятельствах преступления и обеспечения возможности их использования в уголовном процессе; 2) тактика легализации и использования фактических данных, добытых оперативным путем для установления истины по уголовным делам на стадиях предварительного следствия и судебного разбирательства.

Использование результатов ОРО процесса расследования позволяет следователю выявить все обстоятельства преступления, новые эпизоды противоправной дея- тельности, проходящих по уголовному делу подозреваемых, дополнительных свиде- телей, потерпевших, в силу различных причин не обратившихся в правоохранительные органы с сообщением о криминальном событии, выдвинуть правильные версии и определить направления расследования, подготовить и осуществить следственные действия, направленные на сбор доказательств и использовании их в установлении истины по делу.

На основании изложенного, можно сформулировать следующие теоретические научные выводы: 1) по своему целевому назначению, задачам, организационно- тактической и правовой основе оперативно-розыскная и уголовно-процессуальная деятельность по борьбе с преступностью на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства выступает самостоятельными и равнозначными ин- ститутами правоохранительной функции государства. Однако специфика оперативно- розыскных сил, средств и метод позволяет доказывать упреждающее воздействие на поведение и поступки криминальной среды, выявлять и пресекать факты его про- тиводействия уголовному судопроизводству, применять ОРО предварительного рас- следования и судебного разбирательства по уголовным делам; 2) ОРО уголовного судопроизводств - система мер, реализуемых субъектами ОРД в целях: создания оп- тимальных условий для осуществления полного и объективного процесса доказыва-

1 См.: Волчков И.М. К вопросу об оперативно-розыскном сопровождении предварительного следствия (извлече- ние) / /Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ). - М. 1 (86, 1996., -С. 19-24.

123

ния, пресечения и нейтрализации противодействия криминальной среды исполнению правоохранительной функции государства, защиты (безопасности) участников уго- ловного процесса, достижения неотвратимости и ответственности виновныхза содеянное.

Право упорядочивает процесс ОРО уголовного судопроизводства, определяет цели, границы, содержание, а правовые нормы регламентируют процессуальную сторону, устанавливают основания и условия осуществления, запрещают применение средств и методов, нарушающих законные права и интересы отдельных граждан и государства, регулируют организационно-тактическое и процессуальное включение в ОРМ и следственные действия.

124

2.2 Особенности оперативно-розыскного обеспечения нейтрализации противо- действия криминальных структур уголовному судопроизводству

Расследование уголовных дел представляет собой сложный процесс и всегда вызывает противостояние, в первую очередь, между следователем и обвиняемым (подозреваемым) в достижении каждым из них своей цели. Если следователь должен, прежде всего, установить объективную истину по делу, связанную с быстрым и пол- ным раскрытием преступлений, изобличением всех виновных, не допустив при этом привлечения к уголовной ответственности невиновных, то обвиняемый стремится к тому, чтобы истина в отношении него не была установлена, особенно на первона- чальном этапе.

Зачастую обвиняемые, их сообщники или родственники не ограничиваются правом на защиту, а все больше прибегают к тем формам и методам воспрепятствования установлению истины по делу, которые не вписываются в рамки УПЗ, начиная от простейших (игнорирование вызовов следователей, отказ отвечать на вопросы, за- явления о том, что показания даны в результате примененного насилия) до массиро- ванного наступления и давления на всех этапах расследования - с момента возбуж- дения уголовного дела до направления его в суд. Ранее такие действия выглядели, как желание защититься, замаскировать свое преступное поведение, сегодня они имеют высокий уровень организации (функции разведки, контрразведки носят активный, наступательный и системный характер, основанный на запугивании, жестоком насилии и широкомасштабной коррупции). В этой связи, проблема противодействия, ранее лишь отчасти привлекавшая внимание ученых в области криминалистики и ОРД, в последнее время приобрела особую актуальность и остроту.1

Об этом свидетельствует принятие известных указов Президента РФ о борьбе с организованной преступностью, ФЗ об ОРД и, наконец, новых УК и УПК РФ, которые содержат в общей сложности более 40 новых норм, так или иначе касающихся вопросов нейтрализации криминального противодействия раскрытию и расследова- нию преступлений. Однако общепризнанным остается факт, что все это делается не только медленно, но и непоследовательно, а зачастую декларативно, т.е. без четко определенного механизма реализации предписаний, законов и разработки научно- обоснованных рекомендаций по решению данной проблемы.

Создавшееся положение диктует настоятельную необходимость выработки на современном этапе научно-обоснованных рекомендаций организации и тактики осуществления ОРО нейтрализации противодействия ОПГ выявлению, раскрытию и расследованию преступлений.

1 См.: Баев О.Я. Вопросы защиты от обвинения с точки зрения профессиональных участников уголовного судо производства // Защита прав и свобод граждан../ О.Я Баев, МО Баев. - Воронеж, 1998. -С. 9.

125

Поскольку вопросы криминального противодействия уголовному судопроизводству в целом, и особенно в сфере ОРД, в нашем исследовании рассматриваются в аспекте борьбы с организованной преступностью, необходимо дать основное понятие и признаки организованной преступности.

Под организованной преступностью понимается системно-структурная совокупность лиц с заведомо преступными намерениями, их формирования - ОПГ и ОПС и осуществляемая ими деятельность в целях получения незаконных доходов и иных выгод.

Как общественно-опасное социально-правовое явление, организованная преступность имеет ряд характерных признаков, черт, системность и в то же время неоднородность ее проявлений, как в правовом, так и в организационном аспектах: групповой характер деятельности ее субъектов; устойчивость ОПГ и длительность существования многих из них; наличие высших уровней организованности в форме преступных организаций и преступных сообществ; неразрывная связь с коррупцией, коррумпированностью чиновников государственного аппарата и коммерческих предприятий; высокий уровень конспиративности в деятельности ОПГ, организаций, сообществ; иерархичность, как универсальный принцип построения преступных формирований; теснейшая связь общеуголовной преступности с экономической и профессиональной; взаимосвязь отечественной организованной преступности с зарубежной . К признакам ОПГ относятся: предварительный сговор на совместное совершение преступления с обязательным распределением ролей между соучастниками, о чем свидетельствует не только постоянство состава, но и длительность существования группы; степень организации.

ОПС - наиболее опасная разновидность организованной преступности, объединяющая, как правило, несколько ОПГ или более крупных формирований (на конкретной территории, по направлениям деятельности или в определенной отрасли народного хозяйства). Ее основными признаками являются: заговор с целью захвата власти; антигосударственная организация; организация вооруженных банд и участие в их преступной деятельности; организация преступных группировок в местах лишения свободы, а к специфическим относится: разветвленная многоуровневая система преступных связей, основанных на коррупции.

Организованная преступная деятельность является частью понятия “организованная преступность” и включает в себя не только совершение отдельных преступ-

1 См.: Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного рас следования / Под. ред. Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина. - М, 1997 - 400 с.

2 См.: БатшцевВ.И. Постоянная преступная группа. -Воронеж, 1994. -С. 90-92.

3 См.: Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью. Особенная часть: Учебник. /Под общ. ред. В.И. Попова. М: ОН и РИО МИ МВД России. 2000. -С. 606.

126

лений, но и иных действий, например, в целях обеспечения безопасности и успешного функционирования преступного формирования1.

Если раньше под противодействием расследованию ученые криминалисты понимали преимущественно различные формы и способы сокрытия преступлений и предпринимались попытки определения понятий “сокрытие преступлений”, “способ сокрытия преступлений”, то теперь это понятие наполнилось более широким содер- жанием и может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепят- ствования решению задач расследования и в конечном счете установления истины по уголовному делу в суде.

Таким образом, представляется, что главная задача противодействия - воспре- пятствовать нормальной деятельности органов предварительного расследования; снизить эффективность работы следователя по изобличению всех участников ОПГ, раскрытию, расследованию всех эпизодов их преступной деятельности; вывести из дела наиболее активных участников и организаторов ОПГ.

В последнее время комплексному изучению проблем организованного проти- водействия расследованию и нейтрализации его правовыми и криминалистическими средствами посвящены докторские диссертации, монографии и другие работы В.Н. Карагодина, В.В. Трухачева, Г.Г.Зуйкова, Р.С. Белкина, И.М. Лузгина, И.А. Климова, Г.К. Синилова, В.П. Илларионова,а также исследованы отдельные ее аспекты на стыке уголовного процесса и ОРД. в кандидатских диссертациях В.А. Савельева (1990), СЮ. Журавлева (1992 г.), С.Л. Марченко (1994 г.), А.В. Кучерова (1996 г.) и Ю.А. Гудкова(1997г.).

Вместе с тем, вопросы нейтрализации криминального противодействия раскрытию и предварительному расследованию преступлений специальными формами и методами ОРД еще не освещены на должном уровне. Так, в докторских диссертациях ( И.И. Басецкий, Ю.Ф.Кваша, И.А.Климов, И.П. Козаченко,В.Д. Ларичев, А.Г. Маркушин, В.Н. Омелин, Е.М. Рябков К.В. Сурков, Б.П. Смагоринский, А.Б. Утев-ский) затрагивались проблемы преодоления противодействия криминальной среды путем оперативной разработки, но/ в большинстве своем, без учета новых положений ФЗ об ОРД (1995г.), УК и УПК РФ. И только в последних закрытых работах В.П. Хомколова, Е.М. Рябкова, В.П. Кувалдина, СМ. Самоделкина, В.М. Антонова, Ю.С. Астахова в той или иной мере освещены организационно-тактические вопросы ОРО нейтрализации и устранения организованного противодействия предварительного расследования преступлений.

1 См.: Антонов В.М. Основы организации и тактики деятельности подразделений по организованной преступности. Методические рекомендации. / В.М Антонов, В.П Кувалдин., А.Я Минин., А.М Скуртул., А.Н Федотов./ -М. : МИ МВД РФ, ВНИИИ МВД РФ, 1997. -С. 141.

2 См.: Трухачев В.В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности. - Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2000. - 224 с.

127

Объем нашего исследования не позволяет проанализировать точки зрения всех ученых по вопросу соотношения противодействия расследованию и сокрытию преступлений, поэтому остановимся на тех, которые вплотную занимались данной проблемой: Р.С. Белкин, Г.Г. Зуйков, И.М. Лузгин, В.П. Лавров, В.Н. Карагодин, СЮ. Журавлев, Ю.А. Гудков, В.П. Кувалдин. Сокрытие преступлений Р.С. Белкин рассматривает как «…деятельность, направленную на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и преступника и их носителей». Признавая утаивание, маскировку и фальсификацию, как виды способов сокрытия преступлений, И.М. Лузгин понимает его, как «…социально опасное, целенаправленное поведение, препятствующее правосудию». Следует отметить, что определение сокрытия преступлений как воспрепятствования расследованию можно истолковать как осуществление его лишь на стадии предварительного следствия. И в этой связи указание И.М. Лузгина на то, что дея- тельность по сокрытию препятствует правосудию в целом, представляется нам более правильным. В частности, Г.Г. Зуйков по данному вопросу указывает, что И.М. Лузгин имеет в виду преступность и социальную опасность действий по сокрытию пре- ступления, а это, по его мнению, представляется сомнительным, т.к. действия могут быть и нейтральными с точки зрения закона. По нашему мнению, такой однозначный подход был бы неправильным. Осуществление действий по сокрытию преступления зачастую позволяет преступникам оставаться безнаказанными, ведет к увеличению числа латентных преступлений.

По мнению Р.С. Белкина, термин «способ сокрытия преступления» не может охватить всего содержания, которое в него должно быть вложено, т.е. обширную область действий по уклонению от ответственности, имеющую свою структуру и свои закономерности». Исходя из таких, по нашему мнению, не вполне убедительных ар- гументов, Г.Г. Зуйков предлагает ввести термин «способ уклонения от ответственно- сти», который понимается как «повторяющийся у разных и у одних и тех же лиц, объективно и субъективно детерминированный комплекс взаимосвязанных вербаль- ных, поведенческих и материальных актов, сознательно осуществляемых после со- вершения преступления с целью полного или частичного уклонения от ответствен- ности» .

На наш взгляд, применительно к практике, это довольно ограниченный круг действий, прежде всего неявка обвиняемого или подозреваемого в орган дознания и следствия, случай, когда указанная категория лиц скрывается, покидает постоянное место жительства, отказ от дачи правдивых показаний о совершенном преступлении, дача ложных показаний, в какой-то мере подкуп и некоторые другие способы дейст-

1 См.: Белкин Р.С. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предвари тельного расследования. /Под ред. Т.В. Аверьяновой, Р.С. Белкина.- М., 1997.- 400 с.

2 Там же. С. 102-104.

128

вий относительно пассивного характера. Лексическая ограниченность и смысловая пассивность понятия «способ уклонения от ответственности» создают неправильное представление о возможных реальных действиях преступников и связанных с ними лиц по реализации защитной установки. Действия эти якобы состоят только в устра- нении, уклонении, избегании, отказе и т.д. Именно поэтому термин, предложенный Г.Г. Зуйковым, представляется нам неприемлемым.

Данный вопрос Р.С. Белкин рассматривает так, что «… во-первых, не во всех случаях сокрытие преследует цель вовсе уклониться от ответственности; во-вторых, указанные действия могут быть совершены субъектом, непричастным ни в какой степени к совершенному преступлению… ».

В свою очередь И.М. Лузгин, говорит о точках зрения Р.С. Белкина и Г.Г. Зуйкова, рассматривающих сокрытие преступлений с учетом направленности замысла, что «… эти позиции не учитывают сокрытия в форме латентной преступности …».

Такой подход заслуживает серьезного возражения. Латентная преступность становится возможной по целому ряду причин. Но одной из главных, на наш взгляд, является то, что участниками ОПГ специально продумывается и реализуется, в т. ч. и через связанных с ними лиц, целый комплекс действий (бездействий) по сокрытию преступлений. Именно в силу подобного комплекса мер становится возможной ла- тентная (скрытая) форма преступности. Вполне очевидно, что она является следствием действий (бездействия) по сокрытию преступлений, а не их формой или разно- видностью.

В этой связи, по нашему мнению, сокрытие преступлений - это одна из главных целей в структуре преступной деятельности, объективно детерминированная ее асоциальным характером и являющаяся важнейшим условием ее существования, реализуемая преступниками и связанными с ними лицами посредством оказания противодействия раскрытию и расследованию преступлений. Или, как точно заметил Р.С. Белкин, «… сокрытие преступления может быть, но не обязательно должно быть условием или элементом осуществления способа совершения преступления, однако во всех случаях это будет деятельность по сокрытию преступления».

На наш взгляд, сокрытие преступлений - комплекс форм и составляющих их способов по реализации цели, выражающейся в действиях (бездействии) участников и связанных с ними лиц по недопущению вовлечения в сферу уголовного судопроизводства фактических последствий преступлений или их должного использования для решения задач уголовного судопроизводства.

По мнению СЮ. Журавлева, противодействие преступников и связанных с ними лиц замедляет, а порой и приостанавливает процесс раскрытия и расследования

1 Белкин Р.С. Криминалистика: Проблемы, тенденции, перспективы (от теории к практике). - М, 1988. -С. 216.

2 Лузгин И.М. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о сокрытии преступ лений// Криминалистическая характеристика преступлений. - М.. 1984. -С. 25-30.

129

преступлений путем создания группы неблагоприятных обстоятельств. Реализация одного из направлений противодействия может осуществляться через непосредст- венное сокрытие преступления, т.е. реализуется цель не допустить вовлечения в сферу уголовного судопроизводства новых фактических последствий преступлений путем их утаивания, уничтожения, маскировки, фальсификации и инсценировки.

На наш взгляд, противодействие расследованию заключается не только в “вос- препятствовании вовлечению следов преступлений”. Для него характерно противо- правное воздействие не столько на следы, сколько на организационно-правовые от- ношения, складывающиеся в процессе расследования. Непосредственным объектом такого воздействия являются участники уголовного процесса, начиная от потерпев- ших, свидетелей и кончая следователями, судьями.

В.Н. Карагодин определяет противодействие, как умышленное действие, направленное на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объективной истины по уголовному делу .

Ю.А. Гудков дает понятие противодействия как комплекса организационных и тактически упорядоченных действий, совершаемых лицом, причастным к преступле- нию (виновным в его совершении), и иными заинтересованными лицами, направлен- ных на воспрепятствование установлению истины по уголовному делу, уклонение от следствия и суда, преследующих цель избежать или смягчить ответственность .

По нашему мнению, в этих понятиях проявляется предметный подход к определению противодействия, которое ограничивается и по объекту и по субъектам его применения. С учетом изложенного представляется: 1) если сокрытие преступления, будучи в своей основе элементом его способа, инициируется или осуществляется, как правило, самим субъектом этого же преступления, то противодействие организуется членами ОПГ. В его орбиту вовлекается широкий круг людей, порой не имеющих отношения к событию расследуемого преступления, включая лжесвидетелей,

5 п

представителей прессы, коррумпированных чиновников и т.п. ь таких случаях, не следы и не доказательства имеют решающую роль, а их “оценка”, игнорирование фактических обстоятельств дела, впрочем, как и объективно сложившегося убеждения следователя или судьи; 2) противодействие расследованию отличается своеобразием применяемых для этого способов, методов и средств, хотя некоторые из них ха- рактерны и для сокрытия преступлений, например, “манипуляции” со следами пре- ступлений. Авторы учебника по криминалистике (Нижний Новгород, ВШМ МВД

1 Белкин Р.С. Указ. раб. -С.216.

2 См.: Журавлев СЮ. Противодействие раскрытию и расследованию преступлений: некоторые выводы из анализа понятий / /Криминалистические аспекты совершенствования доказывания при расследовании преступлений: Тру ды Академии МВД РФ. Под общ. ред. А.Н. Саякина. -М. 1992. -С. 125-130

3 См.: Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. -Свердловск, 1992. -С. 112.

4 См.: Гудков Ю.А. Криминальное противодействие в уголовном процессе и оперативно-розыскные меры по его предупреждению: Афтореф. дис. канд.юрдич.наук. -М., 1994.

5 См.: Лавров В.П. Способ сокрытия преступления и его криминалистическое значение. -М, 1979. -С. 58.

130

РФ, 1995) отдельные формы и способы противодействия расследованию обозначают как “процессуальные, служебно-административные помехи”, упуская из виду, что данное явление само по себе противоправное, а значит “антипроцессуальное”. Если следователь при наличии законных оснований не задерживает подозреваемого, не дает санкцию на его арест, не продлевает срок расследования, не утверждает обвини- тельное заключение и т.д., он действует вопреки УПК. В таком случае, по нашему мнению, следует говорить не “о помехах” расследованию, а о противодействии ему. Полагаем, что связанные с этим действия подпадают под ответственность за зло- употребление служебным положением, клевету, угрозу убийством и др.

Следовательно, на наш взгляд, общественная опасность противодействия рас- следованию преступлений неизмеримо более высока, чем частные случаи сокрытия преступлений. Здесь совершенно иные объект посягательства, цели, мотивы и субъ- екты преступных действий. Поэтому разделяем и поддерживаем позиции тех иссле- дователей, которые понятие противодействия распространяют на ОПГ, а правоохра- нительную функцию представляют как нормативно и организационно упорядоченную, наступательную деятельность в борьбе с преступностью. В частности, В.М. Антонов, Ю.С. Астахов, В.П. Кувалдин цод противодействием ОПГ представляют собой сложный комплекс разнообразных приемов, уловок и хитростей преступников, препятствующих эффективному предупреждению, выявлению, раскрытию, рассле- дованию и судебному рассмотрению совершенных ими преступлений и способст- вующих максимальному смягчению заслуженного наказания .

Представляется, что указанное понятие более точно отразило основные содер- жательные его признаки, хотя и не лишено недостатков, т.к. ограничивает круг субъ- ектов противодействия только категорией “преступников”, тогда как таковыми могут выступать и иные лица, о чем говорилось выше, неудачна и попытка дать исчерпы- вающий перечень приемов противодействия, а также ограничивать их целью смягче-

2

ния наказания .

С учетом изложенного можно сделать вывод, что противодействие криминальной среды есть умышленное совершение поступков, поведение и действия, направленные на воспрепятствование осуществлению социального контроля за ней, эффективному выполнению задач правоохранительной функции государства с целью уклонения от ответственности виновных за содеянное либо смягчения ответственности.

По отношению к процессу расследования конкретного преступления, следует различать «внутреннее» и «внешнее» противодействие.3

1 См.: Антонов В.М. Противодействие организованных преступных структур органам внутренних дел и меры по его нейтрализации./ В.М. Антонов, Ю.С. Астахов., В.П. Кувалдин./ - М.: МИ МВД РФ, 1996. -С. 6-18.

2 См.: Антонов В.М. Противодействие как активная форма защиты../ В.М. Антонов, Ю.С. Астахов., В.П. Кувал- ДИН./-М.: -1997.-С.23-25.

” См. Кувалдин В.П. Противодействие как активная форма защиты криминальной среды от общества // Правовые, научные и организационно-тактические проблемы оперативно-розыскной деятельности в современных условиях: Тезисы докладов и сообщений на научно-практической конференции. - М.: МЮ ИМВД России, 1997. -С. 34.

131

Под «внутренним» понимается противодействие, оказываемое теми или иными лицами, причастными в любой форме к расследованию: подозреваемыми и обвиняе- мыми, свидетелями и потерпевшими, специалистами и экспертами, случайными ли- цами, оказавшимися на месте происшествия и др. Для всех них характерно обладание какой-то информацией о событии и стремлении скрыть, изменить или уничтожить эту информацию и (или) ее носителей.

«Внешнее» - это противодействующая деятельность лиц, либо вообще не связанных с расследуемым событием и лицом, осуществляющим расследование, либо связанных со следователем (дознавателем) процессуальными, служебными или иными властными отношениями или другими зависимостями.

Субъекты «внутреннего» реализуют свои замыслы преимущественно путем сокрытия преступления, субъекты «внешнего» - влиянием, давлением на следователя, созданием условий для совершения им незаконных действий, побуждая его к совершению должностного проступка или преступления, и т.п. Субъекты этого вида противодействия - должностные лица предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление, сотрудники исполнительной и представительной вла- сти, контрольных, ревизионных и, что особенно опасно - правоохранительных органов. Широко распространены факты противодействия, оказываемого представителями партий, профсоюзных и иных общественных организаций, трудовых коллективов, отдельных групп населения, со стороны родственников, друзей и иных близких ви- новного. Особым видом противодействия является отказ органов представительной власти в лишении депутатского иммунитета своего коллеги, подозреваемого в со- вершении преступления или коррумпированных связях с преступниками. Создание таких неблагоприятных обстоятельств замедляет, а порой и приостанавливает процесс раскрытия, расследования преступлений и судебного разбирательства. Его цель - ослабить либо нейтрализовать деятельность ОВД, направленную на борьбу с ОПГ и обеспечить себе безопасность, самосохранение, выживание и превосходство в проти- воборстве с правоохранительными органами. В открытое противостояние с опера- тивными аппаратами ОПГ вступают после возбуждения уголовного дела, когда они не просто предполагают о возможном оперативном наблюдении за собой, а точно знают и активно противодействуют ему. Используя тактические ошибки оперативных работников и следователей, ограниченность сроков расследования, возможность ставить под сомнение собранные доказательства ввиду их недостаточной обоснован- ности, членам ОПГ, особенно их организаторам, удается нередко добиться мини- мального наказания за совершенные преступления, а порой и оправдательных приго- воров или прекращения дел в процессе предварительного расследования. Но если с перечисленными негативными моментами следователь еще может справиться за счет своего высокого профессионализма или объединения усилий в СОГ, то перед тайным, организованным сопротивлением, арсенал его процессуальных возможностей

132

бессилен. Поэтому результативность процесса расследования преступлений во многом зависит от уровня оперативного обеспечения1.

Методы борьбы оперативных аппаратов зависят прежде всего от тактики про- тиводействующих лиц, которая может выражаться как в пассивной, так и в активной формах. В юридической литературе к формам пассивного противодействия относят: отказ от дачи показаний; не мотивируемое («голое») отрицание фактов; умолчание о фактах; неявка по вызову следственных и судебных органов; не сообщение запраши- ваемых сведений и невыдачу требуемых объектов (предметов, документов); неоказа- ние помощи; невыполнение требуемых действий и отказ от участия в следственных

2

действиях .

К формам активного и пассивного противодействия можно отнеси сокрытие преступления, которое осуществляется различными способами. По содержательной стороне сокрытие преступления можно разделить на следующие способы: утаивания и уничтожение информации и ее носителей; маскировка и фальсификация информации и ее носителей; смешанные способы. Случаи сокрытия преступления со стороны потерпевшего: когда преступление носит позорящий потерпевшее лицо характер, свидетельствующий о его трусости, нечестности и подрывающий его репутацию; когда раскрытие преступления угрожает уголовной ответственностью самому потер- певшему; в силу желания потерпевшего с помощью преступных авторитетов, членов ОПГ лично свести счеты с виновными.

Замышляя совершение преступления, выбирая способы его осуществления и сокрытия, преступник строит мысленную модель своих действий, если преступление не носит импульсивного характера. Практика раскрытия и расследования преступлений позволяет выделить основные формы противодействия участников ОПГ на разных этапах решения задач уголовного судопроизводства и выработать методы по их нейтрализации.

  1. Противодействие криминальной среды на этапе подготовки и совершения преступлений заключается в сокрытии умысла, планов и способов ее действий от субъектов ОРД. Расширяющиеся формы организованной преступности, соблюдая приемы противодействия традиционной криминальной среды, активно дополняют и совершенствуют их . Изучение материалов уголовных дел по преступлениям, совер- шенным ОПГ, показало, что 2/3 их участники предварительно выбирали и детально изучали объекты преступных посягательств, каждая пятая группа - разрабатывала планы совершения преступлений, проводила рекогносцировки на местности, изуче-

1 См.: Гудков Ю.А. Проблемы оперативно-розыскного сопровождения расследования уголовных дел // Проблемы борьбы с организованной преступностью: Сборник научных трудов. / Ю.А. Гудков, В.А. Галушков. -М.: ВНИИ МВД СССР, 1991. -С. 63-73.

2 См. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. -М: Юридическая литература, 1979. т. 3. - 408с.

3 См.: Климов И.А., Стукалов АН. Организованное противодействие криминальной среды, как объект исследова ния теории ОРД // Вести. Воронежского Института МВД России. 1999. №1{3). -С. 124.

133

ние личности жертвы и тренировки будущих исполнителей. К первому своему пре- ступлению 54 % ОПГ готовились до 3-5 суток; 19 % - до 30 суток; 12 % - до 6 месяцев и 6 % - свыше 6 месяцев. На этом этапе ОПГ принимали следующие дополнительные меры противодействия: выявляли и легендированно изучали объекты посягательства с целью определения системы их технической, физической защиты, особенностей расположения и т.д.; осуществляли наблюдение за поведением будущей жертвы для установления личностей и бытовых наклонностей, привычек, маршрутов передвижения, наличия средств самообороны, связи, личной охраны; выполняли подготовительные действия, облегчающие совершения преступления (выведение из строя охранной сигнализации, порча защитных средств, подыскание мест укрытия участников операции и т.д.); отбирали исполнителей совершения преступления, их соучастников, разрабатывали поведение в различных ситуациях: при задержании с поличным, сбыте похищенного, отработке алиби, применению средств маскировки и конспиративной связи между членами ОПГ. Рассмотренные подготовительные дей- ствия позволяют ОПГ осуществлять преступные замыслы в короткое время, с мини- мумом помех и неожиданностей. Безопасность осуществления таких преступных ак- ций зачастую организуется группой прикрытия, оснащенной техническими средствами (80%), форменной милицейской одеждой, автотранспортом и оружием (30%). Профессионализм криминальной среды позволяет действовать на месте преступления уверенно и хладнокровно, не допускать оставления следов, а при неизбежности оставления, принимать меры по их уничтожению (поджоги, взрывы и т. д.). Проти- водействие криминальной среды, на этапе предварительного расследования уголовных дел, выражается в оказании всевозможных помех установлению объективной истины, процессу доказывания виновности всех лиц, причастных к совершению преступления.

Именно на этой стадии, противодействие криминальной среды значительно усиливается и приобретает самостоятельное направление.

  1. Уничтожение или фальсификация доказательств, уличающих в подготовке или совершении преступлений (сокрытие, уничтожение следов, оружия и средств преступной деятельности). Большая часть информации о таких действиях поступает к следователю в результате применения негласных методов работы оперативных ап- паратов. Проведенное нами исследование показало: 17% из числа опрошенных сле- дователей, в практической деятельности эффективно такую информацию не исполь- зовали, а лишь ограничивались принятием к сведению; 42% использовали ее не по целевому назначению, а принимали меры к проверке и закреплению процессуальным путем в показаниях свидетелей, потерпевших, подозреваемых и т. д. И лишь 37%

1 См.: Хомяков В.П. Организация и тактика предупреждения, раскрытия преступлений совершенных организованными преступными сообществами и оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства по ним: Учебное пособие. / В.П. Хомяков, М.И. Миронычев. -М.: РИГТК, 1995. -С. 7-8.

134

разрабатывали совместные мероприятия с оперативным работником по преодолению противодействия преступников.

  1. Затягивание сроков следствия для получения выигрыша во времени влечет поверхностное исследование обстоятельств дела, свертывание следователями работы по выявлению новых эпизодов преступной деятельности, приводит к отказу в про- длении срока содержания арестованных под стражей и т. д. Наиболее распростра- ненные приемы противодействия в этом направлении: симуляция психического за- болевания с отысканием «свидетельских» показаний о его проявлениях в прошлом с подтверждением фальшивыми медицинскими справками, проверка действительности которых требует отвлечения дополнительных сил и времени (в 16% изученных уголовных дел);
  2. Уклонение от следствия и суда посредством: изменения места пребывания до вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого; нарушения подписки о невыезде; совершение побега из-под стражи. Сложнее обстоят дела с не- добросовестными свидетелями и потерпевшими (в 18% изученных уголовных дел).
  3. Отвлечение внимания следствия от своих намерений: мнимое признание своей вины; инсценировка «чистосердечного» раскаяния; имитация содействия раскрытию преступления путем добровольной выдачи части похищенного или нажитого преступным путем; дачи показаний, обвиняющих второстепенных членов группы в малозначительных преступлениях, и т. д. (в 15% изученных уголовных дел).
  4. Противодействие возмещению материального ущерба, укрытие ценностей и денежных средств, добытых преступным путем. Следует иметь в виду, что относи- тельно новым явлением становятся вкладывания средств преступниками в создание новых коммерческих структур. Другим своеобразным «банком» преступно нажитых средств, являются создаваемые ОПГ воровские кассы, так называемые «общаки» (в 12% изученных уголовных дел).
  5. Подкуп, оказание противозаконного воздействия на участников уголовного процесса (потерпевших, свидетелей, экспертов и т. д.) путем угроз, шантажа, физи- ческого насилия, уничтожения имущества.
  6. Проведенное исследование показало, что на вопрос: «Сталкивались ли Вы на практике с фактами организованного воздействия на участников уголовного процесса со стороны преступников, их связей и в какой форме это выражалось?» на угрозы, шантаж указали 61% следователей и 70% оперативников; подкуп отметили соответ- ственно 33% и 39%, физическое насилие и уничтожение имущества - соответственно 13% и 23%. Характерно, что указанные формы противодействия в отношении участ-

1 См.: Трухачев В.В. Преступное воздействие на доказательственную информацию: Правовые и криминалистические средства выявления нейтрализации.// -Воронеж: Июдательство Воронежского Государственного Университета, 2000. - 232 с.

135

ников уголовного процесса, практически, только в редких случаях получают необхо- димую юридическую оценку в материалах уголовных дел.

  1. Оказание давления и другого воздействия на следователей и оперативных работников с помощью коррумпированных высокопоставленных должностных лиц органов власти, подготовка общественного мнения через средства массовой инфор- мации с целью склонения их к действиям, выгодным членам ОПГ, уничтожение ин- формации, изобличающей в преступной деятельности.

В результате проведенного анкетирования на вопрос: «Встречались ли Вам в практике факты такого воздействия?» - положительно ответили 27% следователей и 41,3% оперативных работников.

Не всегда действия преступников в этом направлении сводятся только к прямому подкупу или угрозам. Практика показывает, что сложился целый механизм оказания давления на следствие, включающий свои организационные и тактические аспекты. Ряд авторов отмечают, что высокоорганизованные ОПГ, как правило, поддерживают связи с отдельными недобросовестными работниками правоохранительных органов или уволенными по отрицательным мотивам. По данным В.М. Бурыки-на и А.И. Гурова, такие связи имеет каждая четвертая группа.

Примерно такие же результаты показало проведенное исследование. Так, 25% из числа опрошенных оперативников и 34% начальников криминальной милиции ГРОВД Воронежской области отразили в анкетах данные признаки проявления про- тиводействия, характерные для современных ОПГ, с которыми им приходилось сталкиваться в практической деятельности. Такую связь преступники используют не только для получения консультаций о методах работы оперативников, следователей, использования формы, но и с целью получения информации, характеризующей их (в т. ч. и компрометирующего содержания, которая может рассматриваться как дисцип- линарные проступки для их шантажа).

Так, начиная с оказания услуг мелкого характера (помощи в ремонте автомобиля, покупке дефицитных вещей и т. п.), члены ОПГ могут втягивать работников милиции в противоправную деятельность путем их компрометации и шантажа с использованием аудио- и видеоаппаратуры. Оставляя записывающие устройства в кабинетах или, имея их при себе, провоцируют следователей и оперработников на какие-либо опрометчивые высказывания, анализируют их и принимают решения о так-тике противодействия расследованию. Одной из распространенных форм противодействия является направление обвиняемыми, подозреваемыми жалоб. Способы их использования разнообразны: от жалоб на незаконные действия, заявления и хода-

1 См.: Бурыкин В.М., Гуров А.И. Внимание организованные преступные группы // Оперативно-розыскная работа, 1986. -№1 -С. 48-56.

2 См.:.Громов В.Ю. Применение звукозаписывающей и акустической аппаратуры // Вопросы совершенствования практики ОВД аппаратами уголовного розыска. / В.Ю.Громов, B.C. Пенкин -М., ВНИИ МВД СССР, 1987. -С. 84- 86.

136

тайства об отводе следователей до провокационных действий и клеветы о якобы имевшей место взятке, злоупотреблении служебным положением, превышением вла- сти, распространение компрометирующих слухов. Создание в отношении «неуступ- чивых» сотрудников негативного общественного мнения с подключением средств массовой информации. Уровень опасности ОПГ не исключает в отношении следова- телей, оперработников и таких действий, как угрозы расправы с ними, их близкими, уничтожения имущества и реализация самих угроз.

Другими формами противодействия ОПГ процессу предварительного расследования преступлений являются: использование заслуживающих доверия каналов и источников информации для «подбрасывания» следствию ложной информации, в т. ч. предоставления подставных свидетелей; выявление очевидцев и свидетелей, про- ходивших по уголовному делу, установление их адресов, а также даваемых ими по- казаний, с целью оказания на них давления; наем на средства «общака» высококва- лифицированных адвокатов для защиты привлекаемых к уголовной ответственности членов ОПГ. «Общак» - это хорошо организованный страховой фонд, существующий не только для поддержки членов ОПГ в трудное время, но и для организации преступной индустрии, технического оснащения, создания целостной системы защиты от общества и правоохранительных органов, он постоянно находится в банковском обороте и приносит прибыль . Применение средств маскировки внешности (парики, грим), всего набора фальшивых документов для членов ОПГ, находящихся в розыске. В последнее время, распространенным способом избежать ответственности является отправление их на жительство в ближнее и дальнее зарубежье. Перечисленные формы противодействия не могут быть нейтрализованы только уголовно-процессуальными мерами и требуют использования комплекса ОРМ, сил, средств и методов ОРД Только своевременная, достоверная оперативная информация способна предотвратить такие формы противодействия предварительному расследованию преступлений и снижение активности в расши- рении круга преступной деятельности ОПГ.

Так, 36% опрошенных оперработников отметили, что им приходилось сталкиваться и получать информацию, свидетельствующую о знании членами ОПГ планируемых ОРМ и следственных действий по уголовным делам, используемых формах и методах ОРД. Поэтому при осуществлении ОРО предварительного расследования преступлений, совершенных ОПГ, предъявляемые требования к соблюдению конспирации при проведении ОРМ и использованию следователем оперативной информации, должны быть на порядок выше. В основе тактики ОРМ борьбы с противодей-

1 См.: Оперативно-розысканая деятельность органов внутренних дел по борьбе с организованной преступностью. Курс лекций. Выпуск 2. / МИ. Мироычев В.П. Холмоколов В.М. антонов и др. под общей редакцией В.Н. Попова. -М: МИ МВД России, 1997.-201 с.

г См.: Куваддин В.П. Стадии и этапы противодействия организованных преступных структур органам внутренних дел. // Проблемы укрепления законности, усиления борьбы с преступностью и профилактика правонарушений в современных условиях- Воронеж, 1996. -С. 81.

137

ствием ОПГ процессу предварительного расследования преступлений находятся три направления, неразрывно связанные друг с другом: обеспечение конспирации планов осуществления следственных действий и ОРМ по раскрытию и расследованию пре- ступления; заблаговременное распознание планов по раскрытию и расследованию преступления, организованного противодействия следствию; скрытое управление процессом принятия членами ОПГ и их связями решений по противодействию рас- следованию, фактически предопределенных и для них вынужденных, к которым сле- дователь и оперативные работники готовы. Первое направление складывается из со- хранения следственной тайны и дезинформирования преступников в ходе оперативной разработки о главных целях и намерениях оперработников и следователей, а так же других моментах, что является в теории ОРД общепризнанным и не вызывает серьезных возражений. Но исходя из интересов следствия, соблюдения требований УПЗ, криминалистической науки, следователь должен прежде всего учитывать пре- делы допустимости и этичности применения этой меры по нейтрализации противо- действия.

По мнению Р. С. Белкина, решение вопроса о допустимости оперативно-тактической комбинации требует оценки правомерности не только следственных действий, но и входящих в ее содержание ОРМ. «Правомерность последних означает их соответствие духу закона и требованиям подзаконных актов» . В таких случаях, задачей оперработника будет организация «утечки информации» с использованием источников, заслуживающих доверия, для создания условий, при которых у членов ОПГ будут формироваться ошибочные представления о ходе следствия.

Второе направление - заблаговременное распознавание планов противодействия преступников процессу расследования носит ярко выраженный разведывательный характер. Оно осуществляется в процессе установления оперативного наблюдения за членами ОПГ и их связями путем применения ОРМ, других методов ОРД, специальной техники и т. д. . Практика показывает, что часть потерпевших и свидетелей по различным причинам часто меняют показания или не выдают в полном объеме информацию необходимую следствию, которой они располагают, что ведет к ос- лаблению доказательной базы обвинения, а реакция следователей и оперработников на такие факты бывает на практике явно недостаточной или она значительно опазды- вает. Одним из способов решения этой задачи является организация проведения ОРМ среди потерпевших и свидетелей, в отношении которых имеются сомнения в добросовестности к следствию. Это также позволит и своевременно принять меры по пресечению попыток оказать на них давление со стороны обвиняемых, подозревае- мых, их связей и одновременно раскроет планы преступников. Другим способом ре-

1 Криминалистическая обеспечение криминальной милиции и органов предварительного расследования. //Под ред. Т.В. Аверьямовой и Р.С. Белкина. -М., 1997 -С. 400.

2 Р.С. Белкин Курс советской криминалистики. М.: Юридическая литература, 1979. Т.З. -С. 160.

138

шения этой задачи является использование конфидентов для подготовки свидетелей и потерпевших давать правдивые показания на предварительном следствии, и в суде занимать твердую позицию, при проведении таких следственных действий, как очная ставка, опознание и т. п., происходящих в условиях общей психологической напря- женности.

Проведенное исследование показало, что в материалах 21% изученных уголовных дел свидетели и потерпевшие меняли свои показания, и это в ряде случаев приводило к возвращению их на дополнительное расследование или даже лишало дальнейшей судебной перспективы. Вместе с тем, только в материалах 8% изученных оперативных дел имелась необходимая информация для нейтрализации такого вида противодействия. Правомерность и этичность разведывательной работы среди этих субъектов уголовного процесса основывается на том, что они выступают как лица, привлекаемые к решению отдельных задач ОРД и располагающие сведениями, представляющими оперативный интерес1.

Анализ практики свидетельствует, что лишь 50% из числа опрошенных следователей поручали оперработникам проведение ОРМ в отношении свидетелей и потерпевших с целью выявления и нейтрализации их противодействия расследованию преступлений. Около 70% оперработников подтвердили факты проведения ими только разведывательных опросов участников уголовного процесса. На наш взгляд, существенными недостатками в этой работе являются: во-первых, наиболее активно ОРО раскрытия преступления осуществляется, как правило, до возбуждения уголов- ного дела или в начале стадии предварительного расследования, а затем, когда начи- нается основное давление на свидетелей и потерпевших со стороны преступников и их связей, оно уже идет на убыль. Это связано с большой нагрузкой в работе сотрудников оперативных аппаратов и ошибочным представлением их о пределах осуществления ОРО следствия. Проведение опроса является недостаточно эффективным методом достижения необходимой цели, т.к. психологически объяснимо настороженное поведение потерпевших и свидетелей, поддававшихся воздействию преступного контингента, к любой беседе сотрудника милиции, а процессуальное положение, ис- ключает применение в отношении них ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан. В этой ситуации считаем целесообразным установление за ними скрытого наблюдения и проведения разведывательных мероприятий силами конфидентов, в целях реализации достоверной информации и документирования неправомерных контактов с подозреваемыми и обвиняемыми (например, фиксации передачи денег или других ценностей потерпевшим, свидетелям, с тем чтобы в дальнейшем это использовать при расследовании уголовного дела).

1 См.: Самойлов В.Г. Правовые, морально-психологические основы и принципы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел // Актуальные вопросы получения оценки и использования информации в ОРД ОВД. -Киев: ВШ МВД СССР. 1986. -С. 18.

139

Следующее направление ОРО расследования служит предотвращению реализации намерений преступников и заключается в скрытом, рефлексивном управлении их поведением, склонению к принятию решений фактически предопределенных и для них вынужденных, к которым следователь и оперработник готовы. При расследовании преступлений, совершенных ОПГ, часто встречаются ситуации, когда арестованные ищут связи с соучастниками, пытаются передать инструкции о поведении на следствии. При получении такой информации целесообразно, не препятствуя ус- тановлению связи, создать условия для ее осуществления под оперативным контро- лем, с последующим документированием этих фактов, что позволит установить других неизвестных членов ОПГ, уличить их в даче ложных показаний. Для этого создаются определенные условия, когда преступники сами обращаются к конфидентам оперативных аппаратов ОВД.

Средством создания условий, когда преступники вынуждены поступать в нужном оперработникам направлении, является ОК, при ее проведении соблюдается принцип оказания правомерного психического воздействия - свобода выбора линии поведения, отсутствие элементов провокации . Речь о сущности ОК, ее назначении в решении тактических задач ОРД в нашем исследовании уже шла выше. Особенность ОК в процессе ведущегося расследования состоит в том, что они в большинстве своем сочетаются со следственными действиями, в целях достижения максимального эффекта и исключения возможности помехи друг другу. Следственная ситуация - это те условия, в которых в данный момент осуществляется расследование преступлений, иными словами это существующая в данный момент реальность, в условиях которой действует следователь.

Среди ученых имеется ряд мнений по поводу сущности, различий понятий «следственная ситуация», «тактическая операция», «тактическая комбинация», «опе- ративно-тактическая комбинация». Так, по мнению Н.И. Хлюпкина «тактические комбинации - комплекс следственных, оперативно-розыскных, управленческих и иных действий, осуществляемых в целях установления обстоятельств, имеющих значение для криминалистической характеристики преступления».

Применение тактических операций рекомендуется при расследовании сложных уголовных дел, которые “характеризуются или существенной неполнотой исходной информации, или большим количеством эпизодов и участников преступления, или активным противодействием расследованию со стороны заинтересованных лиц”.

’ См. Основы оперативно-розыскной тактики. Учебное пособие. Общая часть.//Под ред. В.М. Атмажитова. - Ака- демия МВД СССР, НИ и ОИО. -М., 1986. -243 с.

2 См. Басецкий И.И. Оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел: Учебник. / И.И, Басецкий, В.П. Шиенок - Мн.: AM МВД РБ, 1994. - 296 с.

3 См. Хлюпкин Н.И. Тактические операции в структуре методики расследования отдельных видов преступлений. Свердловск СЮИ. 1980. -С. 21.

4 См. Хлюпкин Н.И. там же -С. 37.

140

По мнению одних ученых, структура тактической операции представляется явлением более широким, “в виду множественности исполнителей и предварительной согласованности действий” , что делает ее отличной от понятия “тактическая комбинация”, которая имеет структуру, аналогичную ОК (основное действие, отвле- кающее действие, обеспечивающее действие, серия вспомогательных мероприятий). Л.Я. Драпкин считает, что название «тактическая комбинация» взято из теории ОРД и ее понятие полностью соответствует «оперативной комбинации», поэтому нет не- обходимости ее выделять отдельно/

По мнению А.В. Дулова, тактическая комбинация - разновидность тактической операции.4

Р.С. Белкин считает, что тактическая комбинация - это определенное сочетание тактических приемов или следственных действий или иных мероприятий, пре- следующее цель решения конкретной задачи расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией. При этом,сравнивания ее структуру с характери- стикой и структурой тактической операции, приходит к выводу что «речь, в сущности идет об одном и том же».

Из приведенных высказываний видно, что речь идет о предмете, имеющем прямое отношение к ОРО следствия именно по групповым преступлениям, о чем свидетельствует и многоплановость мероприятий: следственные, оперативные, управленческие; условия их осуществления; количество участников преступления, характер их поведения (активное противодействие) и т.д.

Представляется, что если проводятся ОРО без сочетания с проведением про- цессуальных действий, скажем, по обеспечению источников доказательственной ин- формации, то менять традиционное название “оперативная комбинация” нецелесооб- разно. При решении же вопросов, когда обеспечивается зашифровка источников ОРИ, с помощью определенной, согласованной со следователем тактики допроса и других следственных действий, то это вполне соответствует структуре оперативно- тактической комбинации. Тактика преодоления противодействия ОПГ включает в себя использование методов, разработанных на основе праксиологии и судебной психологии. Задача оперативного работника - обеспечить высокий уровень рефлексии, планирование контрмер наиболее точной информацией о замыслах преступни-

1 См. Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного рассле- дования.//Под ред. проф. Т.В. Аверьяновой и проф. Р.С. Белкина. - М, 1997. - 400 с.

2 См. Каледин Р. А. О содержании понятия: Тактическая операциям. //Практическая операция и эффективность расследования. Свердловск: СЮИ, 1986. с. 35.

3 См. Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности. //Вопросы методики расследования преступлений. Свердловск: СЮИ, 1986. -С. 76.

4 См. Дулов А.В. Тактические операции при расследовании преступлений. Минск, 1979. - С. 45.

5 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики.-М.: Юридическая литература, 1979. Т. 3. -С. 146.

141

ков, сделать по возможности действия следователя основами не на предположениях, а на достоверных данных.’

Прокомментируем это применительно к рекомендуемым методам: 1.) концентрация доказательств и обеспечение превосходства для решающего наступления (активное проведение следственных действий и ОРМ). Для этого оперработник обеспечивает следователя информацией о слабых местах “в обороне ОПГ”, о том, каких моментов наиболее опасаются ее члены, предъявления каких доказательств они более всего боятся, какие действия следователя для них наиболее нежелательны; 2.) создание условий, неблагоприятных для противодействующей стороны и побуждение ее действовать в этих условиях. Возможна следующая оперативно-тактическая комбинация. Следователь отстраняет обвиняемого от должности, накладывает арест на имущество, транспортные средства, чем ограничивает возможности оказать про- тиводействие. Оперативно-розыскные возможности используются в данном случае для доведения до сведения преступников информации из источников, вызывающих у них доверие о готовящихся обысках, арестах и т.д. Этим создается обстановка нер- возности, чувство дефицита времени, побуждающее преступников к совершению не- обдуманных действий: перепрятыванию похищенного, установлению связи с лицами, представляющими интерес для следствия, и т.д.; 3.) уклонение от встречи с ОПГ в невыгодных условиях, при неблагоприятном соотношении сил и средств. Задача оперативного работника - своевременно получить информацию и предостеречь сле- дователя от преждевременного проведения допроса, очных ставок, следственных экспериментов, проверок показаний на месте, в ходе которых следователь не может опровергнуть доводов противной стороны в виду неполноты данных, отсутствия не- обходимых лиц и других негативных обстоятельств. Особенно это касается случаев, когда следователю предлагается проверить алиби обвиняемых в обстоятельствах, за- ранее сфальсифицированных. Примером может служить требование допросить кон- кретных лиц, которые подтвердят те или иные обстоятельства, на что и рассчитывают преступники. В этих случаях необходимо предварительно собрать оперативные данные, которые смогли бы опровергнуть лжесвидетелей; 4.) использование фактора внезапности. Здесь наиболее ярко проявляется значение оперативных данных для повышения эффективности следственных действий. Так, получение ОРИ о сборе членов ОПГ, наличии материальных объектов, которые могут быть вещественными доказательствами, позволяет осуществить групповое задержание, обыск. При этом обеспечивается получение правдивых показаний при последующих допросах; 5.) синхронизация действий, одновременные удары, по нескольким направлениям. Од- новременность обысков и задержаний в нескольких местах обеспечивается предва-

1 См.; Лаврухин СВ. Научное моделирование поведения преступника: Криминалистичекий аспект.//Соотношение связи криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. -Краснодар, 1995. -С. 109.

142

рительным установлением наблюдения и проведения других ОРМ с использованием сил, средств и методов ОРД подразделений УБОП, УР, БЭП и ОТП; 6.) воздействие на нравственную и эмоциональную сферу противодействующей стороны,, вызывающее нужный следователю эффект. Такое воздействие обеспечивается использованием информации об особенностях личности, компрометирующих обстоятельствах, ко- торые можно получить только оперативным путем. Это дает возможность сохранить в тайне от противодействующей стороны сам факт наличия таких сведений. В ином случае, противодействующая сторона будет готова к их предъявлению .

Среди методов следственной тактики нами рекомендовано, применение следующих, наиболее соответствующих возможностям и негласному характеру ОРД: а) раздробление сил и средств противодействующей стороны; использование средств противодействующей стороны в своих интересах; б) привлечение некоторых из них, на свою сторону.

Данные рекомендации, на наш взгляд, носят обобщенный характер и могут быть представлены в виде задач, решение которых на практике осуществляется с ис- пользованием наиболее часто применяемых методов: личного оказания оперативным работником правомерного психологического воздействия; склонение к нужным дей- ствиям с помощью конфидентов; использование помощи родственников, знакомых, других авторитетных лиц; использование конфликтных ситуаций существующих в группе; искусственное создание обстановки нестабильности, взаимной подозритель- ности; компрометация лидера группы и его окружения. Все эти методы направлены главным образом на разобщение единства, сплоченности, круговой поруки в ОПГ и дифференцированы чисто в методических целях, т. к. в практической деятельности они тесно взаимосвязаны при проведении каждой ОК.

В целях определения приоритетности методов и их соотношений нами были проанкетированы сотрудники подразделений УР,УБОП,БЭП и начальствующий состав криминальной милиции ГРОВД , ГУВД Воронежской, Тамбовской, Курской областей. На вопрос, какие методы наиболее эффективно использовались ими в личной практике в целях преодоления противодействия преступных групп, ответы распределились следующим образом:

1 См.: Шатадов А.С. Оперативно тактическое комбинация как мера по нейтрализации противодействия уголовных дел.//Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры по ею нейтрализации: Материалы науч. практ. конф. - М., 1997. -С.44-46.

143

№ п/п Методы Начальники криминальной

милиции ГРОВД (в %) Стаж работы в ОВД Оперуполно- моченные УР,БЭП, УБОП

(%) Стаж ра- боты в ОВД 1. Оказание положительного воздействия на членов ОПТ путем личного убеждения 65,2 25 лет и более 67,9 От 20 до 25 лет и более 2. Использование конфидентов для склонения к нужным действиям членов ОПТ 39,1 От 20 до 25 лет 48,9 От 15 до

20 лет 3. Организация компрометации лидера ОПТ и его ок- ружения 33,3 От 10 до 15 лет 32,0 25 лет и более 4. Создание обстановки неста- бильности, конфликтности в группе, взаимной подозри- тельности 26,0 От 10 до 15 лет 30,3 От 10 до 15 лет 5. Использование существую- щих в группе конфликтных ситуаций 26,0 До 5 лет 23,3 До 5 лет 6. Использование помощи ав- торитетных лиц (родствен- ников, знакомых и других) 18,0 От 5 до 10 лет 7,7 От 5 до 10 лет Как показало исследование, большинство оперативных работников, в зависимости от стажа службы в ОВД, занимаемой должности, отразили тенденцию к наиболее эффективным методам, использовавшимся ими в личной практике, - «оказания положительного воздействия на членов ОПГ, путем личного убеждения». Эти выводы также подтверждаются данными, ранее полученными другими исследователями, о необходимости нахождения «слабого звена» в группе и склонения его к нужным действиям путем личного убеждения.

Вторым по значимости отмечен метод использования в этих целях конфидентов. Далее идут остальные методы, основанные на использовании существующих конфликтных ситуаций, социально-психологических закономерностей внутригруп-пового поведения или обострения отношений между членами ОПГ, создание обстановки нестабильности, подозрительности. Существующая рекомендация «разжига-

144

ния конфликта», «создание обстановки недоверия», на наш взгляд, требует значи- тельных оговорок, в таких ситуациях необходимо учитывать пределы, определяющие допустимость ОТК. Искусственное создание негативного отношения одних членов группы к другим, в определенных обстоятельствах может повлечь умышленный оговор, затруднить установление истины по делу и, что абсолютно недопустимо, расправу. Тактика оказания воздействия на второстепенных членов ОПГ, тяготящихся нахождением в ней, достаточно хорошо разработана в теории ОРД. Тактика про- ведения ОРМ по использованию особенностей межличностных отношений членов ОПГ в процессе ведущегося расследования обусловлена психологическими особен- ностями, проявляющимися в каждой конкретной группе. Наиболее характерным представляется использование явных или скрытых ситуаций по поводу: роли и места членов группы в подготовке и совершении преступлений; реализации похищенного, проведения развлечений, степени приближенности к лидеру; доли каждого в распре- делении групповой добычи; неприязненных отношений между отдельными членами группы, вызванными личными мотивами (обида, ревность, месть и т.д.); нереализо- ванного стремления занять место лидера в группе; недовольства действиями лидера по степени жестокости внутригрупповой дисциплины, ущемления личным поведением “прав” некоторых членов и попыток избавиться от неугодных членов, личным по- ведением; наличия атмосферы подозрительности в группе, негативного отношения к любым действиям отдельных членов, выходящим за рамки групповых интересов, (например, совершение в личных целях самостоятельных преступлений и правона- рушений, мщение личным врагам и т.п., привлекающих к себе внимание ОВД и ста- вящих под угрозу безопасность группы) .

Некоторые особенности в условиях предварительного следствия, имеет третья группа методов противодействия ОПГ - компрометация лидера и его окружения. В этой ситуации задачей оперработника является установление и “выведение из строя” координирующего центра противодействия - организатора преступлений, инициатора, лидера группы. Особенно это касается случаев, когда расследование ведется без предварительной оперативной разработки, проверки, возникающие здесь трудности связаны с рядом моментов. Лидер группы, являясь, как правило, ее создателем, ха- рактеризуется активной антисоциальной позицией, наличием преступного опыта, «вместе с тем тщательно маскирует свою истинную роль”. Как уже отмечалось, с помощью угроз, обмана, шантажа, ему удается заставить выдавать за организатора одного из второстепенных членов.

Действия организатора могут не носить характера личного участия в непосред- ственном совершении преступлений и, являясь в большей степени интеллектуальными, представляют сложность не только в доказывании, но и в обнаружении. Ус-

1 См.: Рябков Е.М. Психологические аспекты оперативно-розыскного обеспечения предварительного следствия по групповым преступлениям: Учебное пособие. -Н. Новгород: Нижегородская ВШ МВД России, 1994. - 45с.

145

ложнение структуры ОПГ проявляется, например, в том, что действительный орга- низатор может оставаться даже неизвестным для рядовых членов группы, руководя ими через посредников. Более того, нельзя не учитывать, что он к тому же является неформальным авторитетом, ради спасения которого члены ОПГ готовы на любые действия, вплоть до совершения новых преступлений1.

Дать универсальные рекомендации по тактике компрометации лидера, развенчанию его авторитета в глазах членов ОПГ практически невозможно, поскольку каждая ситуация, складывающаяся при расследовании конкретного дела, имеет свои особенности, которые и лягут в основу ОТК. Особенностью нивелирования преступ- ного авторитета является то, что ОРМ по подрыву его влияния должны быть ориен- тированы не на ближайшее окружение, а на среду равных ему по положению. Дис- кредитация должна осуществляться путем использования компрометирующих его фактов, причем не вымышленных, а действительно имевших место, расцениваемых негативно в преступной среде. Другим путем достижения этой задачи является фор- мирование у окружения мнения о неспособности организатора выполнять взятую на себя роль лидера. Здесь возможно активное инсценирование ситуации, посредством которых и реализуется данная задача, например, создания в группе атмосферы не- уверенности, безысходности, взаимной подозрительности, привлечение на свою сто- рону лиц, тяготящихся пребыванием в группе, находящихся в оппозиции, с исполь- зованием как положительной, так и отрицательной мотивации поведения субъектов взаимодействия .

ОРО предварительного расследования тяжких преступлений совершаемых ОПГ, и нейтрализация их противодействия на первоначальном этапе судопроизводства определяется рядом факторов: 1) уровнем организации взаимодействия всех ныне разрозненных субъектов ОРД, ведущих борьбу с организованной преступностью (УБОП, БЭП, БНОН, УР, ОПУ, УОТМ), на которые возлагаются функции ОРО уголовного судопроизводства; 2) своевременностью и полнотой доказывания события и состава преступления, виновности каждого из его участников, степени их орга- низованности, вооруженности и т.д.; 3) содержательным характером фактических данных, которые имеют определяющее значение для принятия последующих ответ- ственных процессуальных решений, таких как предъявление обвинения подозревае- мым, определение им мер пресечения, круга неотложных следственных действий по закреплению имеющихся и отысканию дополнительных доказательств. Конкретная следственная ситуация на этом этапе требует от указанных субъектов ОРД создания оптимальных условий для выполнения ответственных процессуальных действий и

1 См.: Кувалдин В.П. Игорный бизнес и организованная преступность: Учебное пособие/ В.П. Кувалдин, В.Н. По пов, К.Л. Шаленков, А. А. Шишков. /.- М:Московский институт МВД России 2001. -С. 211.

2 См.: Холмоколов В.П.Организация и тактика предупреждения, раскрытия преступлений, совершенных организо ванными сообществами и оперативно-розыскное обеспечение уголовного судопроизводства по ним: Учебное по собие. / В.П Холмоколов., М.И Миронов. /- Домодедово: РИПК работников МВД России, 1995. - 66с.

146

принятия решений, для выполнения которых они наделены полномочиями применять всю систему ОРМ, предусмотренных ФЗ. Эти ОРМ дают возможность сотрудникам оперативных подразделений ОВД внедряться в сферу ОПГ, выведывать их преступные намерения, отыскивать криминалистически значимую информацию, документировать противоправные действия проверяемых или разрабатываемых лиц, и тем самым своевременно предупреждать, пресекать или раскрывать совершенные ими преступления, а при оказании организованного противодействия уголовному су- допроизводству, применять меры по его пресечению и нейтрализации. При этом ФЗ санкционировал применение гибкой модели формирования негласного аппарата из лиц сотрудничающих с функциональными субъектами ОРД на контрактной и бес- контрактной основе, ШНС, внедряемых в криминально активную среду, а также лиц, оказывающих периодическое или разовое содействие в решении поставленных задач, нейтрализации криминального противодействия. Свобода выбора формы конфиден- циального содействия граждан оперативным аппаратам в борьбе с преступностью создает благоприятные условия для выполнения своего гражданского долга и спо- собствует творческому решению организационных и тактических задач субъектами ОРД, в соответствии со складывающейся оперативной обстановкой на региональном или отраслевом уровне.

В целях комплексного проведения согласованных следственных действий и ОРМ по нейтрализации противодействия криминальных структур создаются СГ, которые выполняют комплекс планируемых мероприятий по своевременному раскрытию и расследованию преступлений. В ряду этих мероприятий доминирующее положение занимает специальный метод обеспечения процесса доказывания на всех его этапах, но наиболее эффективно он применяется на первоначальной стадии расследования в форме внутрикамерной разработки задержанных или арестованных. Руководствуясь типологией корыстных и насильственных преступников1, оперативные аппараты УБОП, УР, БНОН отбирают и вводят в разработку конфидентов, способных установить доверительные отношения и получить такую информацию, которая позволит укрепить доказательственную основу виновности задержанных или арестованных, а также их преступных связей, оставшихся на свободе. К такого рода информации относятся сведения о возникновении конфликтных ситуаций в ОПГ и способах их разрешения; наличии сговора о поведении на следствии, об оказании противодействия правоохранительным органам через имеющиеся коррумпированные связи или путем угроз и запугивания потерпевших, свидетелей, других участников уголовного судопроизводства, о чем сказано выше указанно.

Преимущество рассматриваемой формы ОРО заключается в том, что полученная в ходе такой разработки информация с соблюдением правил конспирации может

1 Антонян ЮМ. Личность корыстного преступника. / ЮМ. Антонян., В.П Голубев., Ю.Н. Кудряков /- Томск: Том- ский госуниверситет, 1989. -160 с.

147

быть незамедлительно вовлечена в процесс доказывания путем проведения соответ- ствующих следственных действий и тем самым обрести силу судебных доказательств. Используя это преимущество, оперативные аппараты УБОП и УР, как показали наши выборочные исследования, изо всех форм и методов ОРД наиболее часто применяют именно такую разработку задержанных или арестованных лиц, подозреваемых, прежде всего, в совершении корыстно-насильственных преступлений (56,3%) и оказывающих противодействие судопроизводству.

Таким образом, с помощью специального метода в форме внутрикамерной разработки задержанных и арестованных обеспечиваются принцип полноты и объективности доказывания по уголовным делам рассматриваемой категории и контроль за ходом расследования, поведением участников процесса. К сожалению, потенциальные возможности этого метода резко снижаются на стадиях последующего расследования и судебного разбирательства уголовных дел о преступлениях, совершенных ОПГ. Проведенные нами опросы сотрудников УР и УБОП показали, что оперативную разработку лиц, содержащихся в СИЗО в ожидании судебного разбирательства и их преступных связей, оставшихся на свободе, продолжали лишь 2,1% опрошенных, а внутрикамерную разработку - 4,3%. Такое положение объясняется, прежде всего, устаревшими представлениями о месте и роли оперативно-розыскной и уголовно- процессуальной функции в доказывании преступной деятельности подозреваемых. Обычно, оперативные аппараты считают свою миссию законченной, когда полученные ими в процессе предварительной оперативной проверки или разработки фактические данные реализованы посредством возбуждения уголовного дела, а дальнейшая ответственность за последующий процесс доказывания виновности и нейтрализацию возможного противодействия судопроизводству перекладывается исключительно на следствие, а оперативно-поисковая работа на последующих стадиях уголовного процесса необоснованно прекращается. Такой подход не отвечает не только интересам получения дополнительных фактических данных для доказывания виновности задержанных и арестованных в совершении преступлений, оставляет на свободе часть не изобличенных преступников, но и чреват вынесением необъективных судебных решений и порождением новых преступлений на этой стадии (угроз, шантажа, подкупов участников процесса и т.п.), что принижает социальный и профессиональный престиж как оперативно-розыскной, так и уголовно-процессуальной функциив борьбе с преступностью .

Отсюда вытекает необходимость продолжения оперативного поиска (ОП) информации о признаках преступлений и лицах, подозреваемых в их совершении, по

См.: Панюшкин В.А. Научно технический прогресс и проблемы разработки нового УПК России: Необходимость и основные требования к правовой регламентации использования достижений научно технического прогресса в уголовном процессе // Правовая наука и реформа юридического образования. Вып. 8: Защита прав и свобод граждан: Воронеж, 1998. -С. 274.

148

всей расследуемой категории уголовных дел. Несмотря на имеющиеся недостатки и просчеты в практике применения специального метода, практические работники не- изменно высоко оценивают его значение в борьбе с преступностью.

С нашей точки зрения, ОП представляет собой целенаправленные действия негласных сотрудников (конфидентов), ШНС по своевременному выявлению, получению оперативно значимой информации о фактических данных, являющихся носителями признаков преступления, и поведении криминальной среды, либо при совершении конкретных преступлений, последующих действий по их сокрытию и оказанию противодействия правоохранительным органам.

Субъектами ОП могут выступать сотрудники оперативных подразделений ОВД, лица, оказывающие им конфиденциальное содействие на контрактной или доверительной основе. С учетом того, что носителями признаков совершения преступлений могут выступать физические и юридические лица, материальные и документальные источники, которые к тому же тщательно маскируются ОПГ, определение организации и тактики эффективного применения ОП для аппаратов УР составляет сложную профессиональную задачу.

К числу перспективных и достаточно действенных комплексных мер применения поиска оперативно-значимой информации для доказывания виновности лиц, причастных к совершению преступлений по расследуемым уголовным делам, отно- сятся: установление постоянных контактов, а при возможности, внедрение в крими- нальную среду, имеющую склонность к совершению корыстно-насильственных дей- ствий (группировки молодежи с асоциальной ориентацией, группировки ранее суди- мых, поддерживающих контакты на почве общности криминальных интересов, субъ- екты, осуществляющие нелегальные коммерческие сделки, паразитирующие на мо- шеннических операциях, реализации, хранении запрещенных в гражданском обороте предметов и т.д.) . Обладание такой первичной информацией позволяет оперработ- никам и следователям принимать своевременные и грамотные решения по пресечению или оперативной разработке выявленной ОПГ. Указанные направления ОП требуют наличия достаточного количества негласных источников с самыми разноплановыми личностными и профессиональными качествами. Такой возможности, в большинстве случаев, подразделения УР не имеют, поэтому они зачастую решают задачу пополнения негласного аппарата параллельно с осуществляемыми мероприятиями по ОРО уголовного судопроизводства. Наиболее безопасными и достаточно успешными могут быть случаи приобретения конфидентов или установления доверительных отношений с лицами, находящимися в бытовом или служебном окружении лидеров или активных участников ОПГ. Такой состав негласных сотрудников,

1 См.: Кувалдин В.П. Борьба с организованной преступностью в северокавказком регионе. Учебное пособие/ В.П. Кувалдин, В.И. Козлов. В.Н. Попов, В.Н Прибылов, В.В. Ракитин / М.: ОН и РИО Московского института МВД России. 2000. -С. 273.

149

не рискуя быть втянутым в преступную деятельность, все же имеет возможность ус- пешно выявлять информацию о ходе формирования ОПГ, их примерном составе, роли отдельных ее членов, преступной направленности, местах конспиративных встреч, доверительных связях и т.п. Что касается приобретения конфидентов в сфере преступных связей, оставшихся на свободе, то здесь также можно рекомендовать ряд направлений. Как уже отмечалось в специальной литературе , повышенное внимание оперативного состава могут привлечь женщины, входящие в состав криминальных структур. Главное преимущество их вовлечения в сотрудничество с ОВД состоит в том, что они чаще выполняют не самые ответственные преступные действия, более эмоционально воспринимают жестокость и другие негативные стороны криминогенной среды, относительно легко входят в контакт с разными категориями лиц, что способствует выполнению разнообразных заданий по выявлению фактических све- дений об ОПГ. Однако проведенные исследования практики взаимодействия УБОП, УР и следственных подразделений показывают, что противодействие криминальной среды на этой стадии достаточно агрессивно и многообразно, поэтому ограничиваться одним, хотя бы и эффективным методом ОРО, явно недостаточно. Опросы оперработников и следователей показали, что члены ОПГ принимают меры к блокированию проникновения конфидентов в их среду в 25-27% случаев, пытаются использовать в своих целях утечку оперативной информации - до 35%.

Наряду с комплексным применением специального метода, на первоначальном этапе расследования для тех же целей успешно применяются и другие ОРМ. Направ- ленность, характер и организационно-тактические приемы осуществления скрытого наблюдения (СН) определяются теми оперативными заданиями, которые формируются сотрудниками УР, осуществляющими ОРО уголовных дел. Чаще всего они поручают провести СН за теми объектами, которые выявлены как преступные связи подследственных и когда требуется уточнить или проверить имеющуюся информацию. В этой ситуации скрытое наблюдение может установить наличие скрываемых связей объекта наблюдения с другими участниками ОПГ, периодичность и места их конспиративных встреч; характерные повадки в общении с профессиональными пре- ступниками, “авторитетами” криминальной среды или со своими сослуживцами и бытовым окружением; наличие личного или наемного автотранспорта для передви- жения; пользование определенными условленными местами или постоянными кон- спиративными квартирами для встреч с коррумпированными лицами. Наиболее ценной в таких случаях является информация, позволяющая выявить неизвестные связи объекта наблюдения с лицами, скрывающимися от правоохранительных органов за ранее совершенные ими преступления, пользующимися поддельными документами; имеющими при себе оружие, технические средства, а также тайники для их хране-

1 См.. Жилин О.А. Основы организации и тактики борьбы оперативных аппаратов милиции с криминальными группами: Учеб. пособие - М.: ЮИ МВД РФ, 1995. -С. 56-57.

150

ния; постоянно посещающими своих сожительниц или граждан, выполняющих по- среднические функции при хранении, перевозке, продаже похищенного чужого имущества и т.п. С помощью СН за действиями преступных связей обвиняемых в местах, совершенных ими преступлений, могут быть обнаружены оставленные следы и предметы их деятельности, различные бытовые, документальные объекты или орудия и средства таких действий, либо образованные ими следы, которые могут иден- тифицировать индивидуальные признаки субъектов их применения или пользования. Процессуально оформленное их изъятие позволяет ввести в уголовный процесс важ- ную доказательственную информацию .

По данным нашего исследования, разведывательный опрос сотрудники УР достаточно широко применяют в работе со свидетелями и потерпевшими в период расследования преступлений, совершенных ОПГ, которые по тем или иным причинам уклоняются от дачи официальных показаний (73,5% опрошенных). Сам по себе мотив уклонения от дачи показаний на следствии является сигналом оперработникам, что здесь может иметь место не рядовое преступление, а действия ОПГ, являющейся угрозой для безопасности граждан. В этой ситуации конфиденциальность беседы и отсутствие формальности ее оформления в определенной степени могут нейтрализовать мотивы страха и позволяют получить если не прямые улики, то какие-либо косвенные признаки действия ОПГ, их личностные или профессиональные характеристики, что позволит более наступательно применить другие ОРМ и следственные действия по их изобличению. Несмотря на достаточно широкие разрешительные возможности оперативного осмотра (ОС) в целях борьбы с преступлениями, совершенными ОПГ, практическое его применение остается недостаточным. По некоторым выборочным исследованиям к его использованию прибегают лишь 32,6% оперработников ОВД . Видимо, такое положение объясняется необходимостью предварительной подготовки по легендированию целей доступа к объектам осмотра и зашифровки тактики осмотра. В целях получения дополнительной информации о признаках действия ОПГ сотрудники УР имеют реальную возможность проводить ОС во взаимодействии с другими службами и подразделениями ОВД. Под предлогом исполнения административной функции ГИБДД субъекты ОРД имеют возможность успешно проводить ОС открытой местности, транспортных коммуникаций, коллективных и индивидуальных стоянок, помещений и сооружений, связанных с эксплуатацией и ремонтом автомототранспорта. ОС, зашифрованный под административную деятельность участковых уполномоченных милиции, дает возможность обследовать не только территорию административных участков, но и жилые и нежилые

1 См.: Смирнов С.А. Некоторые направления улучшения деятельности разведывательно-поисковых групп аппара тов оперативной службы по предотвращению и раскрытию преступлений. - М.: Академия МВД СССР, 1982. -С. 92-98.

2 См.: Саинчин А.С. Организация и тактика первоначальных оперативно-розыскных мер раскрытия преступлений. Дисс… канд.юрид.наук. - М: Академия МВД РФ, 1995. - С. 105.

151

помещения, служебные здания предприятий, учреждений, офисы коммерческих структур, гостиницы и т.д. Как показывает практика работы аппаратов УР, такой осмотр зачастую позволяет выявить нелегальные места проживания членов этнических ОПГ, хранения оружия и боеприпасов, стоянок незарегистрированных автотранспортных средств с фальшивыми государственными знаками или угнанных автомашин, брошенных без присмотра в аварийном состоянии. ОС документального оформления объектов фиктивных коммерческих структур, созданных ОПГ для легализации преступно нажитых средств, можно успешно осуществлять под предлогом финансового, налогового контроля. В этом случае должна быть проведена тщательная проверка представителей контролирующих ведомств на их неподкупность и высокий профессионализм, позволяющие/ во-первых, надежно зашифровать цели осмотра, а, во-вторых, истребовать и квалифицированно исследовать необходимые документы, которые могут быть фальсифицированы, либо содержать ложные сведения о хозяйственных и финансовых операциях. Участники ОС, в зависимости от его условий, могут применять скрытую камеру для копирования документов, не отвечающих их содержанию или требованиям их реквизитов.

Автономное применение рассмотренных ОРМ вполне может быть успешным для пресечения противодействия криминальной среды на первоначальном этапе раскрытия и расследования, однако для полноты и объективности доказывания на последующем этапе расследования их целесообразно решать в такой интегрированной организационной форме ОРД, какой является документирование действий подозре- ваемых. Под документированием принято понимать комплекс мероприятий, пре- имущественно негласного характера, направленных на установление фактических данных о событии преступления и лицах, причастных к его совершению, проверку достоверности и обеспечение в дальнейшем возможности использования их в качестве доказательств в уголовном процессе. Рассмотрим особенности документирования противодействия ОПГ решению задач дальнейшего расследования преступлений с позиций применения для этого специфических методов ОРД.

Личностный метод документирования заключается в том, что носителями, об- ладателями оперативно и криминалистически значимой информации являются кон- кретные физические лица, а ее получение, обработка и оценка также осуществляется лицами, обладающими соответствующими правомочиями. Он, в первую очередь, отождествляется с необходимостью иметь комплексное представление о личностях тех граждан, с которыми субъекты ОРД предполагают вступить в какие-либо взаи- моотношения. В эту категорию обычно включаются: потерпевшие, граждане, осве- домленные о преступлениях, подозреваемые в их совершении, их связи, граждане, оказывающие содействие ОВД на постоянной или временной основе, должностные лица правоохранительных и других государственных органов и т.д. Одним словом, сердцевиной рассматриваемого метода документирования выступает личность. И хо-

152

тя по объективным и субъективным причинам он значительно уступает в надежности другим методам документирования действий разрабатываемых, однако его доступ- ность для большинства оперработников, относительная оперативность в получении, фиксации, анализе и определении пригодности данных к доказыванию криминальных проявлений, делают его наиболее массовым в практическом применении . С его помощью можно получить сведения от высказываний о преступных намерениях и формировании для этой цели криминальных образований до условий их функциони- рования, способах противодействия уголовному судопроизводству и т.д.

Остановимся на некоторых особенностях документирования фактов противодействия ОПГ при осуществлении последующего расследования преступлений. Одна из существенных особенностей документирования в ходе оперативной разработки ОПГ состоит в том, что их лидеры и организаторы разрабатывают планы преступных операций, вовлекают в криминальную среду новых ее членов - исполнителей их воли, создают условия для совершения преступлений, но сами, как правило, не участвуют в реализации собственных планов. При более сложных, чем ОПГ, криминальных структурах их многоступенчатость затрудняет установление причинной связи между поведением организаторов и исполнителей преступных действий. Игнорирование этой особенности в практике работы УБОП зачастую приводит к невозможности привлечения основных объектов оперативной разработки к судебной ответствен- ности, а они, как правило, и выступают организаторами противодействия полному и объективному расследованию совершенных преступлений. Поэтому мы полагаем, что личностный метод документирования попыток оказания противодействия уголовному судопроизводству должен единовременно применяться по двум взаимообу- словленным направлениям: поиску и фиксации фактических данных о поведении и поступках лидеров и организаторов ОПГ, их причастности к подозреваемым, прохо- дящим по делам о преступлениях, совершенных ОПГ; фиксации фактических данных о подготавливаемых, совершаемых и совершенных действиях, направленных на запугивание, подкуп или иные формы противодействия установлению истины по де- лу, способов сокрытия содеянного. Опираясь на научное положение о том, что между организаторской и исполнительской функциями, выполняемыми конкретными личностями, существует прямая причинная связь , попытаемся раскрыть возможности личностного метода документирования этих направлений криминальной функции подозреваемых.

Первое направление документирования концентрирует внимание оперработников на выявлении и фиксации таких фактических данных, которые могут прямо

1 См.: Селиванов Н.А. Некоторые особенности расследования преступлений, совершаемых организованными группами // Информационный бюллетень Следственного комитета МВД РФ. -ИПП «Отечество» МВД РФ. - 1993. - С. 55-62.

2 См.: ЮшковЮ. Ответственность участников организованных преступных группировок// Соц. Законность- 1991. -№11.-С. 28-31.

153

или косвенно раскрывать организаторскую криминальную функцию противодействия уголовному судопроизводству. Для этих целей должны быть определены специальные ОРМ по поиску и фиксации следующих фактических данных: 1) о наличии и реализации преступного сговора с оставшимися на свободе их преступными связями; 2) о наличии внутригрупповых криминальных обязанностей между разрабатываемыми и другими членами ОПГ; 3) о наличии устных или письменных правил проти- воправного поведения; соблюдении воровских и иных криминальных традиций; 4) о наличии телохранителей, оружия, технических средств для защиты организационного ядра преступной группировки; 5) о существовании общегрупповых материальных средств, механизме их использования и распределения; 6) о профессиональном про- шлом лидеров и организаторов разрабатываемых ОПГ; 7) о наличии или поисках коррумпированных связей в правоохранительных органах и иных структурах власти и управления. Решение этих задач затруднено тем, что подозреваемые в осуществлении противодействия полноте и всесторонности расследования совершенных ими преступлений пытаются не оставлять материальных следов, а доказать их соучастие с исполнителями преступлений, как и факты вмешательства в уголовный процесс, сложно. Тем не менее, личностный метод документирования позволяет решать эти сложные оперативно-тактические задачи. Чаще всего они решаются с помощью ком- плексного применения всей системы ОРМ, предусмотренных ст. 6 ФЗ. С их помощью можно получить следующие сведения о фактах противодействия: достаточно полную и объективную личностную характеристику каждого из подозреваемых и обвиняемых, проходящих по уголовному делу: фактическое преступное прошлое, наличие индивидуальных примет криминальной специализации; легальное или нелегальное проживание в регионе, место и роль в криминальной среде; ближайшее преступное окружение и характер их взаимоотношений; увлечения, наклонности, привычки, индивидуализирующие их поступки и поведение и т.д., что способствует объективной оценке мотивации их преступной деятельности и причастности к оказанию противодействия установлению ее полноты; фактические действия среды в подгото- вительных мерах по совершению конкретных противоправных деяний, направленных на запугивание, подкуп отдельных участников уголовного процесса, способах их осуществления посредством использования технических средств и оружия, похи- щенного имущества, денежных средств, подбора и оборудования негласных мест встреч, тайников для хранения оружия; фиксированные действия соучастников ли- деров ОПГ по оформлению подложных документов для задержанных и арестованных с целью документального подтверждения их алиби; использованию преступных капиталов для вознаграждения коррумпированных лиц в правоохранительных органах и других властных структурах, выездам в другие регионы для согласования ли-

154

ции поведения соучастников, подкупа потерпевших, свидетелей и т.п. Сообразуясь с криминальной ситуацией и уровнем доверительных отношений, негласные сотрудники имеют возможность подтвердить полученную ими информацию с помощью таких материальных носителей, как личная переписка между разрабатываемыми или их преступными связями, негласно отснятые фотокопии внутригрупповых документов, фиксацией конспиративных встреч между членами ОПГ, их коррумпированными связями в условленных местах или на нелегальных квартирах.

Применение личностного метода документирования по второму его направлению - поиску и фиксации фактических данных о фактах запугивания участников уголовного процесса или их подкупа - концентрируется вокруг выявления потенциальных, свидетелей, материальных следов и орудий, используемых при оказании проти- водействия полному и объективному расследованию. Это направление документиро- вания достаточно подробно изложено в специальной литературе. Полученные нами материалы исследования подтверждают, что личностный метод документирования действий подозреваемых на стадии расследования применялся системой следующих ОРМ: опросом граждан (65,5%); наведением справок (28,7%); наблюдением (30,5%); отождествлением личности (10,2%). Поэтому ограничимся лишь напоминанием, что его результаты обязательно должны быть взаимодополняемыми с первой группой полученных фактических данных. Это будет способствовать их более полному ис- пользованию при осуществлении следственных действий по пресечению противо- действия полному и объективному расследованию преступлений и доказыванию ви- новности подследственных,

Технический метод документирования фактов противодействия криминальной среды использует табельные, оперативно-технические, криминалистические и орга- низационно-технические средства, находящиеся на вооружении не только непосред- ственно в УР, УБОП, но и в других (оперативно-поисковых, экспертно- криминалистических) подразделениях ОВД, а в ряде случаев и - в смежных правоох- ранительных ведомствах (ФСБ, ФСНП, ГТК), а также методики, приспособленные для снятия информации с бытовой техники, находящейся в пользовании граждан. Технический метод обладает высокой степенью надежности и доказательности фак- тических данных, полученных с его помощью. Однако он требует от оперработников значительных усилий по овладению навыками пользования соответствующими тех- ническими средствами, что сужает возможности его практического применения. Как показало исследование, сотрудники ОВД с помощью технических средств получали следующую информацию: о коррумпированных и иных связях - по 12,3% дел; об ошибках и просчетах правоохранительных органов - 5,7%; о противоправном воз- действии в отношении участников уголовного процесса - 20,6%. При этом по по-

1 См.: Селиванов НА. Некоторые особенности расследования преступлений, совершаемых организованными группами // Информационный Бюллетень МВД РФ. -М..ИПП «Отечество» МВД РФ, 1993.-С. 55-62.

155

следнему показателю противодействие выражалось: в попытках подкупа - 15,2% случаев; угроз психического и физического насилия - 70,5%; физической расправы со свидетелями и потерпевшими - 30,5%; дискредитации сотрудников правоохрани- тельных органов иными способами - 12,8%. Более 62% материалов документирования проверяемых и разрабатываемых с применением технических средств, были успешно реализованы посредством возбуждения уголовных дел.

Основываясь на указанных эмпирических данных и учитывая высокие возможности некоторых видов технических средств, мы полагаем возможным рекомендовать аппаратам УБОП и УР усилить организационные меры по освоению следующих перспективных направлений интенсификации их применения: расширение объектов и предметов документирования действий криминальной среды на стадии пред- варительного расследования преступлений, совершенных ОПГ за счет аудио-, видео-и звукозаписи, как эффективных и бурно развивающихся технических средств, при- меняемых специализированными подразделениями ОВД; повышение эффективности использования ЭВМ для документирования признаков организованности действий, сбора и анализа индивидуализированных обстоятельств оказываемого противодейст- вия в банки данных, содержащихся в ИПС (АИПС), АРМ субъектов ОРД, экспертно- диагностических и других системах ОВД; расширение практики документирования за счет привлечения экспертно-криминалистических методик выявления, изъятия и идентификации следов. Важнейшим резервом для повышения эффективности техни- ческого метода документирования разрабатываемых ОПГ является применение фо- тосъемки, видео- и звукозаписи . Оно оправдано не только продолжающимся разви- тием материальной базы в ОВД, но и возможностью широкого использования такой же техники, находящейся в бытовом пользовании граждан. Сочетая возможности личностного и технического методов посредством ОК, субъекты ОРД имеют воз- можность документировать: статистику, динамику поведения и поступков, речевые особенности всех участников, вовлеченных в противодействие уголовному судопро- изводству, их противоправные и криминальные действия в реальных условиях; на- личие и содержательную характеристику письменных и вещественных объектов, предметов, изделий, содержащих следы групповой или персональной преступной деятельности; быстротечные процессы и обстановку исполнения деяний по фактиче- скому противодействию осуществлению конкретных следственных действий или принятию процессуальных решений.

Полученные фактические данные имеют особенно важное значение для установления мест хранения материальных следов подготовительных противоправных действий, что укрепляет доказывание их участия в совершении уголовно-наказуемых

1 См.: Хачароев Х.Д. Организация и тактика оперативно-розыскного обеспечения расследования корыстно- насильственных преступлений: Дис…. канд.юрид.наук. -М.:ЮИ МВД России, 1997. -С. 115.

156

преступлений. Совокупность выявленных такими ОРМ фактических данных о со- вместной или индивидуальной преступной деятельности, а также фактов и способов оказания противодействия участникам уголовного процесса, решением следователя или судьи может быть непосредственно приобщена к материалам расследуемого уголовного дела. Полученные с помощью ОРД фактические данные в зависимости от характера и форм противодействия могут послужить основанием для принятия ре- шений о привлечении виновных к материальной, административной ответственности в качестве мер предупреждения и пресечения противоправной деятельности винов- ных, а при достаточных основаниях - для возбуждения нового уголовного преследо- вания, например по ст. ст. 294; 303; 310 УК РФ. Своевременность проведения ОРМ по выявлению, документированию фактов противодействия преступной среды создает таким образом благоприятные условия для объективного и полного расследования наиболее опасных корыстно-насильственных преступлений, совершаемых ОПГ.

Изложенное позволяет сделать следующие обобщающие выводы и предложения: 1) о своевременности выявления(распознания) признаков начавшегося или возможного в будущем противодействия следует думать еще до возбуждения уголовного дела, чтобы выработать эффективные тактические рекомендации в этом отношении, надо определить криминалистически значимые элементы организованной преступной деятельности и типичные признаки организованного противодействия рас- следованию; 2) организация и тактика ОРО выявления и нейтрализации организо- ванного противодействия раскрытию и расследованию преступлений предлагает комплексное использование сил и средств оперативных служб, следственных под- разделений и должна применяться избирательно, в наиболее сложных криминоген- ных ситуациях, в форме документирования действий и поступков ОПГ с учетом складывающейся обстановки по каждому конкретному уголовному делу; 3) тактика ОРО выявления и нейтрализации противодействия расследованию преступлений с позиций праксиологии (науки о противоборстве) должна включать в себя: а) плано- вую основу деятельности следователя и оперработников по выявлению и преодоле- нию противодействия и обеспечение конспирации планов осуществления следствен- но-оперативных мероприятий; б) упреждающий характер этой деятельности, заклю- чающийся в заблаговременном распознавании планов противоборствующей стороны по нивелированию и уничтожению доказательственной базы следствия ; в) скрытое управление процессом принятия противной стороной решений, фактически предо- пределенных и для нее вынужденных, к которым следователи и оперработники гото- вы; 4) ОРО нейтрализации противодействия раскрытию и расследованию преступле- ний состоит из следующих форм: а) предоставление следователю отдельных данных,

1 См.: Применение негласной фото- съемки, видео и звукозаписи аппаратами БХСС. Метод, рекоменд. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1989. -21 с.

157

полученных в ходе ОРМ и позволяющих ему более критически оценивать имеющиеся доказательства, правильнее строить тактику процессуальных действий; б) непо- средственное участие оперработника в проведении отдельных следственных дейст- вий; в) проведение обеспечивающих ОК; 5) Основами тактики нейтрализации орга- низованного противодействия являются: а) обеспечение тайны следствия путем де- зинформирования преступников с использованием негласных источников; б) свое- временное выявление намерений членов ОПГ путем установления за ними оператив- ного наблюдения, контроля телефонных и иных переговоров, а также проведения ОРМ среди лиц, втянутых в орбиту расследования; в) создание обстановки невозможности осуществления намерений преступников, скрытое управление их противодействием.

1 См.: Трухачев В.В. Организационно правовые преступности в органах уголовной юстиции // Правовая наука и реформа юридического образования. Вып.4: Право и политика. -Воронеж, 1966. -С. 133.

158

2.3. Организационно-тактические особенности оперативно- розыскного обеспечения стадии судебного производства по уголов- ным делам о преступлениях, совершенных организованными группами, и нейтрализации их криминального противодействия

Рассматривая ОРО, распространяющее свое действие на все стадии уголовного процесса, мы считаем целесообразным часть его задач раскрыть применительно к особенностям стадии судебного разбирательства по уголовным делам о преступле- ниях, совершенных ОПГ.

Момент прекращения ОРО процесса расследования преступлений по конкретным уголовным делам формально можно связать с окончанием предварительного следствия, когда дело с обвинительным заключением направляется прокурору. Од- нако на практике бывают случаи, когда устанавливаются новые факты преступной деятельности, либо намерения подследственных или их связей противодействовать осуществлению правосудия, тогда ОРО должно продолжаться и на стадии судебного расследования уголовных дел .

Именно на этом этапе уголовного судопроизводства окончательно реализуется правовой принцип неотвратимости ответственности виновных за совершенные пре- ступления, но форма его реализации, в отличие от стадий возбуждения уголовного дела и его предварительного расследования, выражается в оценке добытых следстви- ем доказательств, назначении справедливого наказания виновным и недопущения необоснованного привлечения к уголовной ответственности и осуждения невинов-ных . На этой стадии обычно завершается функция защиты участников уголовного процесса от воздействия криминальной среды (проведенный опрос оперативников показал, что только 21% из них продолжали использовать ОРМ после возбуждения уголовных дел по преступлениям, совершенным ОПГ, а при судебном разбиратель- стве агентурно-оперативные мероприятия практически сводились к нулю), поэтому указанные элементы ОРО нами выделены в самостоятельный раздел исследования. В обосновании такого методического подхода также учитывалось наличие противоре- чий в юридической литературе по данному вопросу, влияние функциональных осо- бенностей стадии судебного разбирательства, которые необходимо учитывать при разработке методики и тактики применения ОРО, введение в научный оборот допол- нительного теоретического и эмпирического материала.

1 См.: Антонов В.М., Кувалдин В.П., Противодействии преступных структур органам внутренних дел и меры по его нейтрализации/ В.М. Антонов, В.П.Кувалдин: Лекция. Издание второе. —М.: МЦ при ГУК МВД России - 1997. -С 22.

2 См.: Блинов Б.Н. О противодействии преступников. // Оперативно-розыскная работа. -1994.-№6 (157).-С.28- 31.

159

На наш взгляд, организация и тактика борьбы с преступным противодействием на стадии судебного разбирательства должна определяться теми методами, которыми действуют преступники.

Как показывают проведенные исследования, методы преступного противодействия можно классифицировать по следующим направлениям:

  1. Воздействие на свидетелей с целью дачи ложных показаний, нужных преступникам. Такое воздействие может осуществляться угрозой применения физического воздействия, а также непосредственным его применением. В некоторых случаях применяется угроза в адрес близких родственников, свидетелей и потерпевших .
  2. Оказание воздействия на судей, прокуроров, поддерживающих государственное обвинение, народных заседателей, а также экспертов и различных специалистов, дающих в судебном разбирательстве заключение по тем или иным вопросам.
  3. Однако, как показало изучение уголовных дел о привлечении к уголовной от- ветственности за взятки работников правоохранительных органов, попытки подкупов не сводятся только к даче взяток. Преступники и их связи, в силу имеющихся у них больших денежных средств, через своих знакомых в сфере услуг и торговли ока- зывают работникам правоохранительных органов сначала платные услуги по самым низким ценам, что выглядит как выражениие дружеских симпатий. Далее эти отно- шения переходят вообще к получению подарков и бесплатному оказанию им услуг в автосервисе, бытовом обслуживании и т.д. без принятия соответствующих мер к таким сотрудникам со стороны их руководителей.

С ростом организованной преступности, расширением её возможностей, связанных с проникновением в различные сферы нашего общества, у преступников появились даже такие формы воздействия на работников правоохранительных органов, как печать, радио, телевидение. Кроме формирования общественного мнения, направленного на дискредитацию некоторых работников правоохранительных органов, преступники через средства массовой информации влияют на объективность судеб-ного разбирательства . До его начала в печати часто появляются публикации, рас- крывающие обстоятельства совершенного преступления и проведенного предвари- тельного расследования в направлении, выгодном подсудимым (обвиняемым). Это может быть подано как интервью защитника, так называемое журналистское рассле- дование, или как консультации юристов в печатных органах. При выборе тактики нейтрализации этой формы противодействия необходимо иметь в виду, что основная масса таких журналистов сама становится жертвами преступников. Им, не имеющим профессиональной подготовки, нелегко отличить объективные факты от сфабрико- ванных преступниками. Суду же нелегко в такой ситуации вынести объективное ре-

’ См.: Блинов Б.Н. О противодействии преступников.// Оперативно розыскная работа. -1994 -№6 (157) -С.28-31. 2 См.: Антонов В.М. Противодействие преступных структур органам внутренних дел и меры по его нейтрализации. / В.М.Антонов В.П.Кувалдин Лекция (издание второе) - М. МЦ. при ГУК МВД России, 1997. - С.22.

160

щение по существу дела, когда посредством массовой информации заранее подго- товлено мнение о виновности или невиновности тех или иных лиц1.

В целях преодоления и нейтрализации противодействия судебному разбирательству, с использованием криминальной средой средств массовой информации, на наш взгляд, необходимо использование целого комплекса ОРМ с применением специальных технических средств (видео-, фото-, киносъемки и звукозаписи, прослушивания телефонных и иных переговоров), а также уголовно-правовых норм (привлечение к уголовной ответственности за разглашение государственной тайны или взятку и т.д.).

  1. Направление противоправного воздействия на работников правоохрани тельных органов, в т.ч. и судей, которое заключается в угрозе расправы с ними, их близкими, уничтожением имущества и реализации таких угроз.

В настоящее время, как нам представляется, особую опасность представляет негативное воздействие, оказываемое с целью сокрытия преступной деятельности на работников судебной системы. Обусловлено это рядом факторов: во-первых, работ- ники судов, как правило, не имеют навыков обращения с оружием и иными специ- альными средствами защиты, большинство из них женщины; во-вторых, реальный уровень обеспечения безопасности данных носителей криминалистически значимой информации, несмотря на наличие соответствующей законодательной базы, остается низким. По существу, отсутствует эффективная охрана помещений судов, личная ох- рана судей и их жилища.

Не случайно, съезд судей РФ принял обращение к Президенту РФ, в котором констатировалась острая необходимость обеспечения безопасности судебной систе- мы. Показательным явилось выступление на этом съезде судьи Рябкова, в квартиру которого была брошена граната. Был тяжело ранен он сам и дочь 13 лет. Несмотря на это, эффективные меры безопасности в отношении судьи, продолжающего выполнять служебные обязанности, не были приняты .

  1. Попытки прямого уничтожения и фальсификации доказательств, уличающих подсудимых, обвиняемых в совершении преступлений. Для достижения этой цели преступники порой не останавливаются даже перед совершением новых пре- ступлений. Опасность этого направления противодействия заключается в том, что их применяют как крайнюю меру, когда уже безрезультатно использовались другие на- правления противодействия’.
  2. Физическое устранение участников судебного, процесса, прежде всего основных свидетелей обвинения, форма хотя и редкая, однако в последнее время в ус-
  3. 1 См.: Гаврилов Л.Н.В зоне повышенного интереса./.: Л.Н Гаврилов., А.Б.Кошелкин /Оперативно-розыскная рабо та., -1994. №3 -С. 16-20.

2 См.: Руднев В. Иммунитеты в уголовном судопроизводстве // Рос. юстиция. -1994. -№6 -С.4.

3 См.: Томин В.Г. Острые утлы уголовного судопроизводства. -М., 1991. -С.146.

161

ловиях происходящего в преступной среде роста профессионализма количество таких фактов ежегодно увеличивается. Поэтому есть все основания предполагать, что в ближайшее время суду придется все чаще сталкиваться с такой формой противодей- ствия.

При организации проведения ОРМ и иных мероприятй, призванных нейтрализовать противоправную деятельность ОПГ по указанным направлениям, необходимо учитывать, что воздействие их членов представляет хорошо продуманную и активную систему. Факты использования криминальной средой ухищрений и контроперативных действий следует рассматривать как элементы профессионализма, практикуемые в новых социально-исторических условиях .

Если вопросы организации ОРО предварительного расследования преступлений в юридической и специальной литературе в какой-то степени рассматриваются, то ОРО стадии судебного рассмотрения уголовных дел по преступлениям, совершенным ОПГ, и нейтрализации их криминального противодействия участникам процесса требуют своего рассмотрения.

Таким образом, необходимость оперативного обеспечения стадии судебного разбирательства по преступлениям, совершенным ОПГ, на наш взгляд, обусловлена следующими причинами: 1) на стадии судебного разбирательства в отличие от пред- варительного следствия обвиняемые (подсудимые) уже знают о полноте объема соб- ранных против них доказательств, на которых строится их обвинение, и, пытаются, используя все возможности, предпринимают усилия с целью их последующего раз- рушения; 2) в силу объективных и субъективных причин ослабление, в большинстве случаев, и прекращение ведения на стадии судебного разбирательства оперативного контроля (сопровождения) за действиями подсудимых и их связями зачастую остав- ляет хорошо сформированную ОПГ наедине с судом, с его открытыми, неприспо- собленными к такому противоборству методами, отсутствием в его распоряжении необходимых для этого сил и средств ; 3) отсутствие должного взаимодействия между оперативными подразделениями ОВД и УИН в решении данного вопроса, т.к. в совместной Инструкции по взаимодействию не предусмотрены конкретные задачи и направления деятельности указанных субъектов ОРД .

В целях решения этой проблемы, по нашему мнению, представляется необходимым издание МВД и ГУИН Минюста РФ отдельного межведомственного нормативного акта, который бы смог регламентировать совместную деятельность оперативных аппаратов по ОРО и нейтрализации противодействия ОПГ на стадии судеб-

1 См.: Должикова И.Р. Оперативно-розысканя методика нейтрализации противодействия криминальной среды рас следованию и судебному разбирательству уголовных дел//Методика оперативно-розыскных мероприятий по рас крытию отдельных видов преступлений компетенции криминальной милиции: Учебное пособие. /Под ред. ЮЛ. Воронского, Т.О. Богатырева. М: ЦИ и НКМОКП МВД России, 1999 -С.199-130.

2 См.: Баев О.Я. Беспредел в ожидании Фемиды// Президент, Парламент, Правительство, -1997 -№2. -С.48-50

3 См.: Приказ МВД России и Минюста России №0010/4 ее от 11.09.1998г., объявляющий «Инструкцию об органи зации взаимодействия ОВД РФ и учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Минюста РФ».

162

ного разбирательства; 4) из-за несовершенства судебного процесса, различные про- тивоправные действия обвиняемых, их связей, направленных на воспрепятствование осуществлению правосудия, фактически не влекут за собой никаких юридических последствий. В полной мере это относится и к недобросовестным «защитникам», ко- торые нередко сами участвуют в применении воздействия на свидетелей, потерпевших и совершении других противоправных действий.

Сюда же следует отнести и несовершенство правового регулирования деятельности различных частных, детективных и охранных служб, которые за свои «услуги» по оказанию помощи криминальным структурам в организации криминального про- тиводействия осуществлению правосудия реально не несут никаких правовых санк- ций1; 5) в явном противоречии с интересами правосудия находится складывающаяся практика необоснованного освобождения судами из-под стражи арестованных на предварительном следствии за такие преступления, как взяточничество, мошенниче- ство и другие, совершенные ими в сфере экономики, Пребывание на свободе таких подсудимых дает им возможность осуществлять эффективное противодействие ра- боте следствия по сбору и закреплению доказательств . Утечка информации из ИВС, СИЗО, в т. ч., через адвокатов и другие возможные каналы, активное воздействие со- общников на потерпевших и свидетелей, если они оставлены без внимания опера- тивных работников, запугивание их и подкуп ведут к тому, что к моменту окончания предварительного следствия, и прежде всего в суде, они меняют свои прежние пока- зания; 6) находящиеся на свободе сообщники максимально используют несовершен- ство существующей системы содержания в изоляции в ИВС и СИЗО, устанавливают неофициальные каналы связи с задержанными и арестованными лидерами и автори- тетами, передают им инструкции по поведению на предварительном следствии и в суде, организуют подготовку побегов, передачи запрещенных предметов, подкупают не только контролеров, но и высокопоставленных должностных лиц УИС. Эти учре- ждения требуют постоянного оперативного внимания и контроля со стороны опера- тивных аппаратов ОВД, УИН и УБОП~.

Таким образом, из-за отсутствия вообще или недостаточной организации осу- ществления ОРО на стадии судебного рассмотрения уголовных дел участникам ОПГ удается добиваться минимального наказания, а иногда и оправдательных приговоров или направления дел на дополнительное расследование, которое, как правило, закан- чивается его прекращением.

В последнее время, с принятием нового УПК и осуществлением судебной реформы, значительно расширены права судей в уголовном процессе (ст. 29 УПК), эти

1 См.: Панин С.А. Законодательство о суде присяжных как средство судебной реформы //Советская юстиция. - 1993. -№23. -С.22-4; №24.- С.3-4;

2 См.: Отчет Министра внутренних дел перед гражданами России.//Российская газета, -1994. -11 марта.

3 См.: КвашаЮ.Ф., Муканов Ю.И., Панин Ю.И., /Пути улучшения организации оперативно-розыскной работы на объектах УИС/ Ю.Ф.Кваша, Ю.И. Муканов. Ю.И.Панин/Юперативно-розыскная работа. -1997. -№1(1.44) -С.45- 54.

163

обстоятельства требуют создания надежной системы гарантий выполнения ими своих обязанностей и обеспечения их независимости и беспристрастности.

Ст. 120 Конституции РФ провозглашает, что судьи независимы и подчиняются только Конституции и Федеральному закону. В то же время, выполняя контрольные функции по отношению к предварительному расследованию и ОРД: рассмотрение жалоб на незаконные и необоснованные действия и решения дознавателя, следователя и прокурора (ст. 125 УПК), решение вопроса об избрании меры пресечения - за- ключения под стражу, домашнего ареста, о продлении срока содержания под стражей, о производстве осмотра жилища, обысков, выемки, наложении ареста на кор- респонденцию и имущество, о контроле и записи телефонных и иных переговоров (ст. 29 УПК), ходатайств о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан (ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД), судьи затрагивают разнообразные интересы граждан, должностных лиц государственных органов, которые доступными им способами могут и фактически оказывают давление на них в целях вынесения выгодного подсудимым решения. Защищаемым лицам (в т.ч. судьям всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народным заседателям, присяжным заседателям) обеспечиваются: а) применение мер безопасности в целях защиты жизни и здоровья указанных лиц, обеспечения сохранности их имущества; б) применение мер правовой защиты, предусматривающих повышенную уголовную ответственность за пося- гательство на их жизнь, здоровье и имущество; в) осуществление мер социальной защиты - права на материальную компенсацию в случае их гибели, причинения тяжких телесных повреждений, уничтожения или повреждения имущества и др.

ОВД с учетом конкретных обстоятельств могут применяться следующие меры безопасности: личная охрана; жилища и имущества; вьщача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; перемещение в другое место жительства; замена документов, изменение внешности . Гарантией обеспечения беспристрастности судей и безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве (потерпевших, их представителей, свидетелей, их близких родственников) служит право следователя в протоколе следственных действий не приводить данные об их личности, а указывать псевдоним и приводить образец их подписи, которые будут использоваться в следственных действиях (ст. 166 УПК), а также предусмотрено проведение закрытого судебного заседания (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК). Необходимость сохранения тайны предварительного расследования и обеспечения безопасности и независимости судей и других должностных лиц,

1 См.: Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных органов»// Собрание законодательства -1995. -№17.

164

осуществляющих производство по делу, обуславливает проведение закрытого судеб- ного заседания в случаях, когда разбирательство уголовного дела в суде может при- вести к разглашению государственной или иной охраняемой ФЗ тайны.

Ст. 122 Конституции провозглашает неприкосновенность судей и устанавливает особый порядок привлечения их к уголовной ответственности по основаниям, оп- ределяемым федеральным законом. Такой порядок, в частности, предусматривает, что проникновение в жилище либо служебное помещение судьи, личный или ис- пользуемый им транспорт, прослушивание его телефонных переговоров, досмотр его корреспонденции могут производиться только в связи с производством по уголовному делу в отношении этого судьи .

Безусловно, что соблюдение указанных закона и инструкции распространяется и на особенности применения ОРО на стадии судебного разбирательства. Однако они не исключают полностью проведения многих других ОРМ для пресечения про- тиводействия ОПГ, выявления и раскрытия уголовно наказуемых деяний, допускаемых участниками судебного разбирательства.

Подчеркивая эти особенности, в юридической литературе дискутировался вопрос об ограниченной и подчиненной роли ОРД по отношению к уголовно-процессуальной функции борьбы с преступностью .

Другие же исследователи, являясь сторонниками равнозначной оценки материалов, полученных в результате ОРД, и следственных действий для решения задач уголовного судопроизводства, ограничивали их рамками предварительного следст-

4 ВИЯ .

После принятия ФЗ об ОРД, подобные противопоставления двух равнозначных видов деятельности по борьбе с преступностью обоснованно корректируются. Известный процессуалист А.А. Чувилев при анализе правовой основы ОРД пишет: “Таким образом, нет ни малейших сомнений в том, что в системе российского права, появилась новая отрасль - оперативно-розыскное право. Констатация этого факта требует пересмотреть сложившееся ранее представление ученых-процессуалистов относительно природы ОРД и необходимости распространения на нее, хотя бы в ка- кой-то части, уголовно-процессуального регламентирования” . Еще более последова- тельно высказался СМ. Самоделкин: “Теперь нет смысла говорить о “подчиненно-

1 См.: Временная инструкция о порядке обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц и контро лирующих органов, утвержденная приказом МВД РФ №483 от 20.12.1995 г.

2 См.: Закон РФ “О статусе судей в Российской Федерации” от 26.06.92.//Ведомости Съезда народных депутатов РФ -1992. -№30.)

3 См.: Диденко В.И. Использование следователем фактических данных, полученных в результате применения в оперативно-розыскной деятельности аудио- и видеозаписи, фото- и киносъемки: -Дис…. канд. юрид. наук. -М.: ЮИМВДРФ, 1996. -С. 17-46.

4 См. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений - М, 1991; Трусов А.И. Соот ношение следственной и оперативно-розыскной деятельности // Инф. бюлл. СК МВД РФ. - М., 1993. - № 2; Чувилев А. А. Взаимодействие уголовно-процессуального и оперативно-розыскного права // Ученые, научные школы, идеи: Юбил. сб. научн. трудов. -М.: МЮИМВДРФ, 1995. С.55

165

сти” ОРД предварительному расследованию, поскольку равнозначная правовая оценка процесса предварительного расследования и процесса ОРМ по раскрытию престу- плений дана законодателем” . Оставляя за собой право высказать некоторые уточнения к этому суждению при фактическом обосновании ОРО стадии судебного разби- рательства, подчеркнем наше согласие с концептуальным подходом автора. Это важно еще и потому, что прежние стереотипы не преодолены и в новой ситуации продолжая догматические толкования затянувшегося спора. Так, Е.А. Доля категорически утверждает: “Результаты ОРД ни при каких обстоятельствах не могут рассматриваться и использоваться в качестве доказательств по уголовным делам, даже если будет осуществлена их проверка в соответствии с УПЗ” . Поскольку объективных доказательств этому умозаключению не существует, автор прибегает к чисто схола- стическим и субъективным толкованиям ст. 74, 86 и 89 УПК. Позднее автор вынужден был скорректировать свою позицию с законом и по этому же вопросу пишет: “Результаты ОРД могут быть использованы в процессе доказывания только при со- блюдении следующих условий: 1) если они отражают обстоятельства и факты, под- лежащие доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК); 2) если они используются в качестве основы формирования судебных доказательств…”. Однако, в дальнейшем изложении материалов своего исследования автор опирается на формальное толко- вание многих противоречивых законодательных положений и не подкрепляет их эм- пирическими данными из практики уголовно-процессуальной и ОРД, что снижает, на наш взгляд, научную ценность работы и дезориентирует практику по их комплексному применению в борьбе с преступностью.

Проведенные нами опросы (приложение 1): 125 следователей ОВД, 50 следователей прокуратуры и 40 судей показывают, что не устраненные до сих пор в теории противоречия о соотношении оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной функций в борьбе с преступностью не стимулируют комплексного их применения на практике. На вопрос о необходимости ОРО предварительного расследования престу- плений, совершенных ОПГ, только 2% опрашиваемых судей дали отрицательный от- вет, а положительные ответы дали: следователи ОВД - 85%; следователи прокуратуры - 75% и судьи - 52%. Но к вопросу о необходимости ОРО судебного разбирательства отрицательно отнеслись 35% судей; 15% - следователей прокуратуры и 3% - следователей ОВД. Необходимость избирательного подхода к применению ОРО на стадии судебного разбирательства признают 46% судей; 51 % следователей прокура- туры и 45,0% следователей ОВД. Именно в последних данных выявляется конструк- тивная формула подхода к оценке роли ОРД и уголовного судопроизводства в дос- тижении конечных результатов борьбы с преступностью.

1 Чувилев А.А. Там же. - С.49.

2 Самоделкин СМ.: Там же. - С. 167.

166

Вместе с тем, результаты проведенного нами социологического исследования подтверждают тот факт, что ОРО системы уголовного судопроизводства ни теорети- чески, ни практически еще не утвердилось в качестве необходимого и обязательного условия реализации принципа неотвратимости ответственности виновных за содеян- ное. В результате судебная практика изобилует фактами нарушения принципа неот- вратимости ответственности виновных за содеянное .

Так, в 2001 г. было совершено 62294, или 88,9%, грабежей при отягчающих обстоятельствах, а приговорено к лишению свободы - 50,3%; с отсрочкой исполнения приговора - 31,2%; к другим мерам, не связанным с лишением свободы, - 18,5%. Таким образом, общественно опасное и широко распространенное преступление, со- вершенное к тому же при отягчающих обстоятельствах, оценено судом как менее тяжкое, и почти половину обвиняемых приговорены к мерам, не связанным с лише- нием свободы. В целом, за корыстно-насильственные преступления (бандитизм, раз- бои, грабежи, вымогательство) количество судимых возросло по сравнению с 1996 г. лишь на 13,9%, а по удельному весу даже снизилось на 0,2%, тогда как количество выявленных лиц, совершивших такие преступления, возросло более чем в 2 раза”. Очевидно, что такой подход не отвечает принципу неотвратимости ответственности за содеянное и стимулирует безнаказанность рецидива, являющегося благоприятным условием для увеличения преступности. Это положение не улучшилось до сих пор. По отчетам аппаратов УР и УБОП следователи ОВД, прокуратуры, и судьи продолжают принимать процессуальные решения с нарушением принципа неотвратимости ответственности виновных за содеянное. Так, в Брянской, Орловской, Тамбовской и Липецкой областях освобождали под залог или под подписку о невыезде с места жи- тельства активных участников ОПГ, арестованных за вымогательство, похищение людей и другие тяжкие корыстно-насильственные преступления. Часть из освобож- денных обвиняемых скрылись от следствия и суда.

Из этих негативных фактов нарушения принципа неотвратимости ответственности виновных в стадии судебного разбирательства уголовных дел вытекает ряд выводов и предложений по совершенствованию организации и тактики ОРО уголовного судопроизводства.

Во-первых, необходимо преодолеть психологию узковедомственности в подходе к практической реализации принципа неотвратимости ответственности виновных в совершении преступлений. Обязанность его реализации не только в стадии расследования, но и в ходе судебного разбирательства в равной степени лежит на

1 См.: Доля Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. - М.: Спарк, 1996. - С. 35.

2 См.: Кокорев Л.Д. Судебная реформа: Идеи и реальность//Проблемы судебной реформы, -Воронеж, 1994, - Вып.1. -С. 19

3 См.: Преступность и правонарушения 1996-2001: Статистический сборник МВД, Минюста, Статкомитета Содружества независимых государств. - М.. 2001. - С. 127. 151.

167

всех субъектах правоохранительной деятельности. Нельзя поэтому поощрять такие субъективные выводы, что указанные недостатки вызваны неправомерными дейст- виями следователей ОВД, работников прокуратуры и судей, а не плохой работой оперативного состава УБОП,УР . Не снимая ответственности следственных и судебных работников за нарушения, допускаемые в практической реализации принципа ответственности виновных за содеянное, нельзя в то же время освобождать от нее оперативных сотрудников ОВД, которые нарушают требования ФЗ об ОРД (ст. 11) и ведомственных нормативных актов, касающихся ОРО уголовного судопроизводства по уголовным делам о тяжких преступлениях. Из аналитических материалов ГУУР и ГУБОП МВД РФ видно, что постоянное и комплексное ОРО при расследовании, и особенно при судебном разбирательстве, групповых и наиболее опасных преступле- ний корыстно-насильственной направленности осуществлялось эпизодически.

Во-вторых, нуждается в более четком правовом регулировании в ведомственных нормативных актах механизм ОРО предварительного следствия и судебного разбирательства по тяжким преступлениям.

В третьих, в целях более активного участия сотрудников УР и УБОП в практической реализации принципа неотвратимости ответственности виновных за содеянное в ОПГ целесообразно непрерывно продолжать проведение ОРМ до вынесения обвиняемым судебного приговора. При этом осуществление ОРО стадии судебного разбирательства должно быть подчинено решению следующих тактических задач: 1) продолжение проведения комплекса ОРМ в отношении обвиняемых в целях выявления и документирования их противодействия вынесению справедливого судебного решения; 2) выявление и документирование неправомерных действий должностных лиц и иных участников судебного разбирательства, проявивших умысел или действия, связанные с нарушением принципа неотвратимости ответственности подсудимых за содеянное; 3) выявление и документирование совершенных обвиняемыми или их преступными связями преступлений, оставшихся не вовлеченными в уголовный процесс, либо необоснованно исключенных из него в связи с недоказанностью виновности.

Попытки обвиняемых и их связей путем подкупа, шантажа и угроз оказать воздействие на участников судебного разбирательства и вынесение справедливого судебного решения могут быть успешно пресечены, если аппараты УР, УБОП продолжат осуществление комплекса ОРМ по сбору и документированию фактических данных о предпринимаемых ими мерах противодействия. В сочетании с реальной правовой возможностью легализация полученных оперативных данных посредством вынесения постановления судьи иди прокурора о введении их в уголовный процесс способствует объективной реализации принципа неотвратимости ответственности

1 См.: Отчет ГУОП МВД РФ за 2001 г. - С. 49.

168

виновных за содеянное. Такую же роль могут выполнить и фактические данные, по- лученные с помощью ОРМ в среде тех должностных лиц и иных участников судебного разбирательства, которые проявили умысел или противоправные действия, не- совместимые с их профессиональными обязанностями. В этом случае полученные при документировании фактические данные, например о допущенных нарушениях судебной этики, процедуры судебного разбирательства, о необоснованном судебном разбирательстве ; необоснованных судебных решениях и т.п., могут служить основа- нием для отстранения таких лиц от дальнейшего участия в судебном разбирательстве, привлечения к административной ответственности либо возбуждения уголовного дела. Такие юридически значимые решения принимают должностные лица вышестоящих судебных инстанций или прокуратуры, куда субъекты ОРД представляют фактические данные для их проверки по правилам и процедурам административного или уголовного судопроизводства.

Что касается решения третьей оперативно-тактической задачи - выявления и документирования фактически совершенных обвиняемыми или их криминальными связями преступлений, оставшихся не вовлеченными в уголовный процесс либо не- обоснованно исключенных из него, то она имеет комплексный характер. С одной стороны, проводимые ОРМ на стадии судебного разбирательства позволяют выявить, зафиксировать фактические данные о латентных преступлениях, оставшихся за рамками рассматриваемого уголовного дела, и решением судьи ввести их в уголовный процесс, либо укрепить доказательственную базу по эпизодам преступной деятельности подсудимых, которые им не вменялись в вину. В таком случае, материалы ОРО на стадии судебного разбирательства выполняют функцию по участию субъектов ОРД в фактической реализации принципа неотвратимости ответственности подсудимых за содеянное. Однако при других обстоятельствах, когда суд исключает отдельные эпизоды продолжающихся преступлений, совершенных ОПГ, из обвинения за их недоказанностью, хотя по оперативным данным они имели место, либо латентные преступления выявлены и объективно подтверждены фактическими данными, но они носят противоречивый характер и требуют проведения дополнительных ОРМ по их документированию, ОРО со стадии судебного разбирательства переходит на его продолжение в местах содержания осужденных (СИЗО, ИУ) и выполняется в целях их исправления, пресечения противодействия правоохранительной системе, а также в целях обеспечения полноты раскрытия преступлений и реализации правового принципа неотвратимости ответственности виновных за содеянное. В этих случаях ОРО как таковое прекращает функционировать, а возобновляется система ОРМ по обычной схеме выявления, оперативной проверки или разработки крими-

1 См.: Химичева Г.П. Преодоление противоправного воздействия на судей - одна из гарантий их независимости и безопасности // Материалы научно-практической конференции “Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений,меры по его нейтрализации”/29-30 октября 1996г., Руза.-М.:ЮИ МВД России, 1996.-С. 42

169

нальной среды, пресечения и раскрытия совершенных ими тяжких корыстно- насильственных преступлений1.

Обеспечение безопасности участников уголовного процесса по делам о корыстно- насильственных преступлениях, совершенных ОПГ, до недавнего времени решалось, в основном, на ведомственном уровне, без достаточной правовой, организационной и материальной основы. Поэтому имеющийся опыт деятельности субъектов ОРД в этом направлении имел эпизодический характер и фактически оставался за пределами научного обобщения.

Принятие ФЗ “О государственной защите судей, должностных лиц правоохра- нительных и контролирующих органов” от 22 марта 1995 года позволяет нам рас- смотреть этот элемент ОРО уголовного судопроизводства как одно из важных на- правлений ОРД.

В ст. 1 этого Закона раскрывается понятие обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, как осуществление уполномоченными на то государственными органами предусмотрен- ных этим ФЗ мер безопасности, правовой и социальной защиты, применяемых при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество указанных лиц в связи с их служебной деятельностью. Из этого определения вытекает, что обеспечение безопасности распространяется в целом на служебную деятельность, а не только на период исполнения таковыми лицами задач уголовного судопроизводства. Это оз- начает, что аппараты УР обязаны обеспечивать собственную безопасность и безо- пасность других субъектов правоохранительной деятельности в качестве постоянной профессиональной функции.

Ст. 2 ФЗ определяет перечень лиц, подлежащих государственной защите. Таковыми являются: народные заседатели, присяжные заседатели; прокуроры; следователи; лица, производящие дознание; лица, осуществляющие ОРД, и т.д.

В соответствии со ст. 5 комментируемого Закона к защищаемым лицам может применяться следующая система мер безопасности: 1) личная охрана, охрана жилища и имущества; 2) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; 3) временное помещение в безопасное место; 4) обеспече- ние конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; 5) перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; 6) переселение на другое место жительства; 7) замена документов, изменение внешности. В целях реализации предусмотренных в настоящей статье мер безопасности могут проводиться ОРМ в соответствии с ФЗ об ОРД. Далее в Законе раскрываются основания и механизм

1 См.: Билоус Е.Н. Взаимодействие оперативных аппаратов УИС и подразделений криминальной милиции в про тиводействии лидерам криминальной среды/ Е.Н.Билоус, В.Н. Нотаров //Организация деятельности службы БЭП МВД России в новых экономических условиях: Труды Академии управления / Отв.ред. В.Н. Омелин. М.,-1998. - С.143.

2 См.: Собрание законодательства РФ.-1995. - № 17. - Ст. 1455.

170

применения каждой из указанных мер безопасности (ст. ст. 6-11). Коллективными субъектами, осуществляющими указанные меры безопасности (ст. 12), являются ОВД в отношении их должностных лиц а также в отношении судей, народных и присяжных заседателей, прокуроров, следователей, судебных исполнителей и должностных лиц контролирующих органов, указанных в ч. 1 ст. 2 Закона, а также их близких. Рассматриваемый ФЗ, как это видно из его содержания, значительно расширяет рамки ОРО безопасности участников уголовного процесса, а принятая в его развитие Временная инструкция , достаточно подробно регламентирует применяемые в отношении защищаемых лиц меры безопасности, повод, основания и порядок их осуществления. Для решения этих задач в структуре ОВД создана специальная служба обеспечения собственной безопасности (управления, отделы, отделения, группы), курируемая лично министром МВД РФ . Созданные специализированные подразделения решают задачи борьбы с проявлениями коррупции и контрразведыва- тельной работы в среде личного состава органов и войск МВД РФ. Подразделения собственной безопасности вправе осуществлять в полном объеме комплекс ОРМ, предусмотренных ФЗ об ОРД для выявления криминальных связей с преступными формированиями, дельцами теневой экономики и т.п.” Указанные правовые нормы получают также практическую реализацию в деятельности оперативных аппаратов ОВД для решения следующих задач: объединения усилий на основе совпадающих интересов основных субъектов уголовного процесса (представителей УР, прокуроров, судей, заседателей, экспертов, ревизоров и др.) по своевременному сбору и обмену информацией о противодействиях криминальной среды, документированию таких действий доступными средствами для принятия решений об установлении скрытого наблюдения или физической охраны защищаемых лиц, их близких или охраны их имущества; установления субъектами ОРД деловых доверительных отношений с должностными лицами, взятыми ОВД, другими правоохранительными органами под государственную защиту от угрозы посягательств на их жизнь, здоровье и имущество с целью получения достоверной информации о противоправной деятельности ОПГ и принятия адекватных оперативно-розыскных и иных мер по ее своевременному пресечению, информированию о проводимых мероприятиях по их безопасности; разработки гибких организационных форм взаимодействия со специальными подразделениями, непосредственно исполняющими функции защиты и безопасности должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов в системе ФСБ, ФСНП, ГУО РФ с целью осуществления комплекса согласованных ОРМ по пресече- нию противодействия криминальной среды уголовному судопроизводству; активно-

1 См.: Временная инструкция Объявлена Приказом МВД России № 483 от 20.12.95.

2 См.: Приказ МВД РФ № 27 от 26.02.96. “О мерах по обеспечению законности в органах внутренних дел Россий ской Федерации и укреплению собственной безопасности”.

3 См.: Голубец П.В. Новая организационная структура Министерства внутренних дел Российской Федерации и основные задачи его подразделений. - М.: МВД Российской Федерации, 1996. -С. 11.

171

го использования возможностей личностного и технического методов для получения оперативно-значимой информации о коррумпированных участниках уголовного процесса, их посредниках, с целью своевременности ее проверки, документирования противоправных действий, их пресечения или нейтрализации и своевременного ввода в уголовный процесс; комплексной оперативной проверки лиц, проявляющих личную инициативу в установлении конфиденциальных отношений с подразделениями криминальной милиции; углубленной специальной проверки вновь поступающих в оперативные и следственные аппараты ОВД лиц, с использованием возможностей оперативно-поисковой службы; целевого анализа оперативно-служебной деятельности сотрудников ОВД, в отношении которых поступает информация о зло- употреблениях и криминальных связях с лицами, представляющими оперативный интерес для ОВД; выборочной и целевой проверки бывших сотрудников оперативных аппаратов, уволенных из ОВД по порочащим их основаниям и поддерживающих связи с лицами, представляющими оперативный интерес для ОВД; использования возможностей конфидентов при оперативном обслуживании негосударственных де- тективных и охранных структур (служб безопасности) предприятий, коммерческих и банковских учреждений с целью установления и пресечения фактов незаконного ис- пользования работающими в них бывшими сотрудниками ОВД источников опера- тивно-служебной информации, средств и методов, составляющих государственную и служебную тайну; применения полиграфных устройств при программированном оп- росе сотрудников оперативных, следственных и иных подразделений, в отношении которых поступает информация об измене служебному долгу и сотрудничестве с представителями криминального мира.

Несомненно, что созданный новым ФЗ правовой, организационный и функциональный механизм защиты должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов будет способствовать повышению профессионализма субъектов ОРД в выполнении задач ОРО уголовного судопроизводства .

Однако за пределами влияния комментируемого Закона остаются наиболее массовые категории участников уголовного процесса (потерпевшие, свидетели, их близкие), что не до конца создает благоприятную ситуацию для пресечения противодействия криминальной среды и эффективного обеспечения сотрудниками ОВД нормального функционирования уголовного судопроизводства.

Мы согласны с обоснованиями и предложениями тех исследователей, которые настаивают на скорейшем принятии ГД Закона “О защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству” .

1 См.: Вагин Н.В. Особенности оперативного сопровождения уголовных дел, рассматриваемых судами присяж ных// Оперативно-розыскная работа 1999- №4 (155).-С.31-35

2 См.: Самоделкин СМ. Оперативно-розыскное сопровождение предварительного расследования и судебного раз бирательства тяжких преступлений (правовые и организационные вопросы). Дис. … канд. юрид. наук. - М.: Акаде мия МВД РФ, 1994.-С. 113-121.

172

Судебное разбирательство уголовных дел о преступлениях совершенных ОПГ, как было показано выше, представляет собой сложный процесс, изначально вызывающий противостояние интересов между судом и подсудимыми, между подсудимыми и потерпевшими, а также их криминальными связями, оставшимися за пределами уголовного судопроизводства. Выполнение обязанностей суда - объективно оценить собранные на предварительном следствии доказательства виновности подсудимых, назначить им справедливое наказание или освободить от него невиновных в условиях существующего организованного противодействия криминальной среды -не всегда достижимо с применением предоставленных ему процессуальных процедур-

Этот вывод основывается на материалах проведенного нами исследования. Из

опрошенных 125 следователей ОВД 75% сталкивались с противодействием крими- нальной среды; следователи прокуратуры - в 65%; судьи - в 60% случаев.

При этом угрозы и шантаж криминальная среда применяла лично к опрашиваемым: следователям ОВД - 30,5%; следователям прокуратуры - 27%; судьям - 15%; членам их семей, соответственно, 10%; 2%; 2%. Попытки подкупа применялись в 51 % - у следователей ОВД; 42% - у следователей прокуратуры и 40% - у судей, а попытки похитить материалы уголовных дел встречались в 2 - 2,5% случаев (приложение 2).

При таких обстоятельствах выполнить свои обязанности суд не всегда может, хотя он в этом случае реализует единую правоохранительную функцию государства, в которой одинаково заинтересованы субъекты предварительного следствия и ОРД. Но если предварительное следствие реализовало свои процессуальные возможности и осуществило уголовное преследование виновных, то субъекты ОРД и на стадии су- дебного разбирательства располагают законными основаниями применения соответ- ствующих сил, средств и методов для выполнения судом в полном объеме задач уго- ловного судопроизводства. Законные основания проведения ОРМ на стадии судебного разбирательства остаются практически те же, что предусмотреные в ст. 7 ФЗ об ОРД, однако их применение корректируется рассмотренными выше особенностями этой стадии уголовного судопроизводства. Наличие возбужденного уголовного дела - общее правовое основание для проведения всего комплекса ОРМ, указанных в ст. 6 ФЗ об ОРД. Они могут проводиться при наличии сведений о намерении подсудимых или их криминальных связей оказать противодействия суду в объективном отправлении правосудия, либо о лицах, уклоняющихся от уголовной ответственности, хотя в уголовном деле имеются доказательства их виновности, подлежащие судебной оценке. В этих случаях ОРО выступает в качестве непрерывного процесса, начавшегося со стадии возбуждения уголовного дела, его предварительного расследования и продолжающиеся на стадии судебного разбирательства.

173

Основаниями первичного решения о применении ОРО на стадии судебного разбирательства уголовных дел о преступлениях, совершенных ОПГ, являются: по- лучение сведений о публичных или замаскированных шантаже и угрозе, жизни, здо- ровью и собственности участников судебного процесса, попыток подкупа с целью склонить к неправомерному решению по делу; немотивированные отказы свидетелей и потерпевших от первичных показаний, свидетельствующих о влиянии на них кри- минальной среды; попытки подсудимых и их криминальных связей похитить, унич- тожить уголовное дело или отдельные письменные и вещественные доказательства; получение сведений о замышляемом тяжком преступлении против правосудия, тре- бующем неотложного реагирования (покушении на жизнь и здоровье участников су- дебного процесса, вооруженном нападении, поджоге или терроризме в здании суда); официальные или конфиденциальные данные об установлении подсудимыми, их криминальными связями контактов с должностными лицами или служащими суда в целях вынесения несправедливого решения по делу; наличие данных о нелегальном посещении судебных заседаний лицами, уклоняющимися от органов дознания, след- ствия и суда или от уголовного наказания; осуществление мер безопасности в отно- шении защищаемых ОВД лиц; необходимость проведения ОРМ в судебном заседании в связи с обеспечением безопасности органов, осуществляющих ОРД .

Основная направленность ОРО судебного разбирательства концентрируется на решении двух комплексных задач: получение дополнительной доказательственной информации на подсудимых и их преступные связи, не вовлеченные в уголовный процесс, а также документировании форм и способов их противодействия вынесению справедливого судебного приговора по уголовному делу; выявлении и докумен- тировании противоправных действий и поступков участников судебного разбира- тельства, оказывающих давление на судебные и следственные органы, а также на участников судебного процесса с целью вынесения неправомерного приговора или частного решения по уголовному делу с целью своевременного их пресечения или нейтрализации. Очевидно, что для решения указанных задач ОРО судебного разби- рательства может применяться комплекс ОРМ. Рассмотрим те из них, которые могут наиболее эффективно применяться в специфических условиях судебного разбира- тельства. Такую комплексную функцию могут выполнить оперативно-технические средства (ОТС).

В научно-методической литературе можно встретить различные виды классификации ОТС, но нам наиболее импонирует классификация, приведенная СВ. Игнатовым. Он подразделяет их на следующие группы: негласного выявления и фиксации речевой информации (микрофоны, микропередатчики речевого сигнала, звукозаписывающая аппаратура и т.д.); оперативного наблюдения и скрытой фиксации визу-

1 См.. Приложение №2 Совместного указания Верховного Суда, МВД и Минюста России №06-70/86-94 от 01.06.94. «О порядке получения судебных решений на проведение оперативно-розыскных мероприятий».

174

альной информации (оптико-механические приборы, приборы ночного видения, средства скрытой фотосъемки и видеозаписи); оперативного слежения и поиска объ- ектов, представляющих оперативный интерес (микропередатчики-радиомаяки, ме- таллоискатели, специальные химические вещества и средства их выявления); обес- печения конспирации в ОРД (устройства для обеспечения скрытой связи с негласным аппаратом осведомителей, технические средства маскировки и т.п.); выявления и нейтрализации действия технических средств, применяемых преступниками в целях противодействия ОВД, обнаружения звукозаписывающей и радиопередающей аппаратуры, несанкционированного подключения к служебным телефонным линиям ОВД, “нейтрализаторы” работы таких устройств) . Как видно из содержания класси- фикационных признаков ОТС, ими охватывается широкий спектр информации, при- годной, в частности, для решения задач ОРО судебного разбирательства уголовных дел о преступлениях, совершенных ОПГ.

В юридической литературе по-разному истолковывается перспективность применения ОТС. Некоторые авторы все еще настаивают на том, что “фонограммы и видеограммы, используемые как средство документирования каких-либо ОРМ дока-зательственного значения не имеют” . Другие обоснованно, на наш взгляд, не только признают их доказательственное значение, но предлагают закрепить его законодательно. Так, С.Д. Оспанов высказался за целесообразность законодательного закрепления фотоснимков, кинолент, видеограмм и фотограмм, полученных с помощью ОРМ, в качестве источников процессуальных доказательств . Е.В. Никитина предлагает: “В качестве же источников доказательств необходимо дополнительно признать: показания эксперта, показания специалиста, материалы видеозаписи, кинозаписи, кинофотосъемки, звукозаписи и других законных научно-технических средств, полученных при производстве следственных и судебных действий, а также ОРМ “.

Поскольку эта позиция совпадает с предложенной нами концепцией ОРО уголовного судопроизводства, мы ее активно поддерживаем, тем более, что и УПК РФ дает возможность относить их к источникам доказательств в виде “иных документов” (ст.84), на что обоснованно указывала известный процессуалист Л.М. Карнеева. Она писала, что, начиная с момента решения вопроса о возбуждении уголовного дела и до завершения расследования (мы настаиваем - до судебного разбирательства), предлагается его оперативное обеспечение, а использование при этом видео- и звуко- записи позволяет трансформировать такие материалы в источники доказательств .

1 См.: Игнатов СВ. Правовые основы применения оперативной техники: Учебн. пособ. - М., 1991. - 55 с.

2 Леви А.А., Горинов Ю. А. Звукозапись и видеозапись в уголовном судопроизводстве/ А.А.Леви, Ю. А.Горинов - М„ 1983.-С. 9.

3 См.: Оспанов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом органов внутренних дел Дис…. канд. юрид. наук.- М.: ВНИИ МВД СССР. 1990. - С. 34 - 35.

4 Никитина Е.В. Проблемы совершенствования средств доказывания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1994. -С. 7-8.

2 См.: Карнеева Л.М. Уголовно-процессуальный закон и практика доказывания //Соц. Законность. -1990.-№ 1.- С.ЗЗ.

175

Эту же позицию активно поддерживает известный российский криминалист Н.П. Яблоков, подчеркнувший: “… очень важно правильно в соответствии с требованиями УПК РСФСР использовать информацию, добытую в ходе проведения оперативно- розыскной работы с использованием видео-, звукозаписи, электронных и иных про- слушивающих устройств, записанных телефонных и иных переговоров, а также в ходе использования других технических средств. Тем более, УПК позволяет это сделать в рамках закона” . В конечном итоге это положение материализовалось в новом УПК РФ (ст. 186) , поэтому попытаемся изложить организационно-тактические аспекты применения ОТС на стадии судебного разбирательства уголовных дел о пре- ступлениях, совершенных ОПГ. При этом, руководствуясь положениями ФЗ об ОРД, применение ОТС может проявляться как в качестве самостоятельных ОРМ, так и со- вмещенных с другими. К первой группе относятся прослушивание телефонных пере- говоров и снятие информации с технических каналов связи. Вторая группа ОТС применяется практически во всех остальных ОРМ.

Прослушивание телефонных переговоров (ПТЩ - с его помощью можно за- фиксировать преступные намерения и способы их исполнения по оказанию противо- действия нормальному ходу судебного разбирательства в форме: 1) запугивания сви- детелей, потерпевших, судей, прокуроров, народных заседателей и других участников судебного разбирательства с целью отказа или изменения своих показаний, за- ключений, исков и т.п.; угрозы расправы с ними, их близкими, а в ряде случаев и де- монстрации таких угроз; 2) попытки прямого уничтожения и фальсификации доказа- тельств, изобличающих подсудимых - вплоть до уничтожения уголовных дел; 3) по- пыток подкупа участников судебного разбирательства и реального их осуществления при получении их согласия; установления конспиративных контактов с ними, при передаче условленных денежных сумм или материальных средств; 4) угрозы и по- пытки реального физического уничтожения важнейших свидетелей обвинения или соучастников преступлений, заподозренных в предательстве групповых интересов криминальной среды; 5) попыток совершения террористических акций в служебных помещениях суда, по месту постоянного или временного нахождения участников су- дебного разбирательства и т.п. Методику проведения ПТП на стадии судебного раз- бирательства можно проследить на примере деле Марковой. В 1999 году в народный суд Советского района г. Воронежа стали поступать телефонные звонки с угрозами и оскорблениями в адрес судьи, а затем с ложным сообщением о якобы подготовленном взрыве здания суда. Судья и другие сотрудники суда назвали оперработникам несколько человек, которые могли быть недовольны вынесением по их делам реше- ниями и от которых могли исходить звонки. По просьбе судьи, в адрес которого вы-

1 См.: Яблоков Н.П. Максимальное использование научно-технических возможностей криминалистики и других наук при расследовании - один из залогов успешной борьбы с организованной преступностью // Проблемы технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. - М.: ЮИ МВД РФ, 1994. - С. 17.

176

сказывались оскорбления и угрозы, и с разрешения областного суда производились прослушивание и запись переговоров по телефонам, установленным в районном суде. Удалось выяснить, с какого телефона звонила женщина, высказывавшая угрозы. Ею оказалась Маркова, которая таким образом выражала недовольство решением суда по иску её сестры. Фонограммы телефонных переговоров были представлены оперработникам и следователю и приобщены к делу. При их прослушивании голос Марковой опознали работники суда. Маркова после прослушивания подтвердила, что именно она звонила в суд и назвала телефон. Указанные записи, наряду с другими доказательствами, послужили основанием для вынесения в отношении её обвини- тельного приговора.

Снятие информации с технических каналов связи - преимущество применения рассматриваемого ОТС заключается в том, что оно документально фиксирует содер- жание той информации, которая исходит или поступает в адрес лица, взятого под контроль субъектами ОРД. В зависимости от целей и условий данное мероприятие может проводиться гласно с зашифровкой его предназначения, а также с использова- нием оперативных комбинаций и возможностей ОТП ОВД.

Участие в зашифрованном снятии информации представителя предприятия, учреждения, организации, от имени которых оно проводится, является обязательным. Результаты снятия информации оформляются в тех же формах, что и в предше- ствующем случае. Однако при использовании компьютерных дискет и иных физиче- ских носителей копированной информации эти сведения указываются в виде прило- жения к рапортам, справкам, актам о самом факте снятия информации. На этих носи- телях информации могут быть зафиксированы того же характера, что м рассматрива- лись выше содержательные данные. Именно такая форма и содержание информации после ее анализа и оценки, обеспечения отсутствия сведений, составляющих госу- дарственную тайну, может быть представлена в суд субъектами ОРД для ее процес- суального приобщения к рассматриваемому уголовному делу или принятию иного судебного решения.

Поскольку применению ОТС в сочетании с другими ОРМ посвящено специальное исследование, мы рассмотрим те из них, которые менее изучены практикой и перспективны для решения задач ОРО судебного разбирательства уголовных дел о преступлениях, совершенных ОПГ.

При осуществлении наблюдения за лицами, оказывающими криминальное противодействие судебному разбирательству, практически всегда возникает необхо- димость в фиксации действий самих подозреваемых и окружающих их лиц, а также общей ситуации визуального слежения с помощью негласного или зашифрованного применения фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи.

1 См.: УПК РФ (Общая часть). Проект // Российская юстиция. -1994. - № 9. - С. 72.

177

Комплексное применение физического и электронного наблюдения за лицами, оказывающими противодействие судебному разбирательству, позволяет получить такие фактические материалы, которые не только содержат ориентирующие сведения, но и отражают материальные следы преступных действий. Результаты наблюдения оформляются рапортом, актом с приложением объяснений участников; при про- ведении их оперативно-поисковыми и оперативно-техническими подразделениями ОВД - сводками, справками, на других физических носителях информации; при про- ведении их лицами, являющимися конфидентами ОВД, - специальными сообщениями. В дальнейшем это позволит принимать юридически значимые решения либо не- посредственно в ходе судебных заседаний, либо о возбуждении нового уголовного преследования.

Подбор кандидатов для внедрения в криминальные формирования, оказывающие организованное противодействие объективному судебному разбирательству уголовных дел о преступлениях, совершенных ОПГ, осуществляется в среде дейст- вующих агентов, резидентов, штатных оперативных работников и специализированных подразделений, принадлежность которых к ОВД зашифрована, с учетом их личных, деловых, профессиональных качеств и способностей, наличия специальных знаний и возможностей. Оперативное внедрение осуществляется по специально раз- работанному плану, в котором излагаются законно мотивированные основания про- ведения такого ОРМ, используемые для этого силы, средства, а также оперативно- тактические приемы осуществления. Характер заданий для лиц внедряемых в кри- минальную среду, излагается в письменной форме и объявляется под расписку.

Являясь разновидностью личностного метода, применяемого в теории ОРД, оперативное внедрение в нашем случае может решать самые сложные оперативно- тактические задачи по: выявлению организаторов ОПГ, совершающих серийные преступления (бандитизм, разбои, грабежи, вымогательство и т.д.), оставшихся на свободе и продолжающих противодействие судебному разбирательству в отношении своих преступных связей; установлению организационной системы криминальных структур, не до конца изобличенных в связи с расследуемым уголовным делом, со- става ее участников, оставшихся на свободе и непосредственно задействованных на осуществлении конкретных мер противодействия отправлению правосудия или другим правоохранительным органам; установлению механизма поддержания связи между арестованными и находящимися на свободе соучастниками с целью корректировки поведения на следствии и в суде; документированию действий и поступков участников криминальных формирований с помощью ОТС в целях сбора, сохранения и легализации конспиративно полученной информации о характере, формах, способах противодействия и т.д.

В решении конкретных задач ОРО судебного разбирательства по делам о пре- ступлениях, совершенных ОПГ, оперативный эксперимент может быть применен для

178

задержания с поличным соучастников преступного формирования при вооруженном нападении на конвой с целью освобождения подсудимых, проникновении в здание суда с целью похищения уголовного дела или уничтожения вещественных доказа- тельств, подготовки террористического акта в отношении его участников, вручении денежных средств и материальных ценностей лицами, состоящими в коррумпиро- ванных связях с криминальной средой и т.п.

Оперативный эксперимент проводится сотрудниками оперативных аппаратов ОВД на основании проверенных данных ОРД по мотивированному постановлению с привлечением специалистов ОПП и ОТП, которые широко используют аудио- и ви- деозапись, сигнальную аппаратуру, другие ОТС, обусловленные решением конкретной оперативно-тактической задачи.

При обнаружении очевидных признаков совершения преступления (криминального противодействия судебному разбирательству) подконтрольным лицом в ходе проведения оперативного эксперимента и его документальной фиксации соот- ветствующими ОТС результаты оформляются актом всеми его участниками. Акт по своей форме и содержанию максимально должен соответствовать требованиям, предъявляемым к составлению протокола следственного эксперимента, без указания в нем сведений, составляющих государственную тайну, и с приложением материальных носителей информации, полученных с помощью ОТС. Он рассматривается ру- ководством ОВД; далее принимается решение о возбуждении уголовного дела, либо вынесении постановления о передаче материалов председательствующему судье, если они дополняют доказательства о виновности подсудимых.

Таким образом, полученные в процессе применения указанных и других ОРМ с использованием ОТС фактические материалы можно классифицировать на: мате- риальные носители доказательственной информации: фотоснимки и негативы к ним, киноленты, фотограммы, видеограммы и т.д.; письменные документы, составленные при ОРМ (акты, справки, рапорты, протоколы), сопровождаемые демонстрацией применения конкретных видов ОТС. Указанные материалы оцениваются руководи- телем ОВД с позиций поиска основания для их применения и перспективности ис- пользования. При установлении готовящегося или фактически проводимого проти- водействия криминальной среды нормальному ходу судебного разбирательства такие материалы в письменной форме с сопроводительным письмом или мотивированным постановлением) направляются в распоряжение председательствующего в суде по рассмотрению уголовного дела о корыстно-насильственных преступлениях, или судье, санкционировавшему проведение ОРМ. Использование таких материалов на стадии судебного разбирательства обуславливается допустимостью и возможностью их процессуального закрепления. По своей форме и содержанию, они действительно, ближе стоят к вещественным и письменным доказательствам в смысле ст. 81, 84 УПК. Однако ограничивать этими процессуальными источниками их ввод в уголов-

179

ное дело, как это предлагают некоторые авторы , нельзя, ибо при таком одностороннем подходе искусственно сужается возможность их использования для комплексного решения задач уголовного судопроизводства.

В случаях, когда указанная информация недостаточно связана с уголовным делом, подлежащим судебному разбирательству, но содержит обоснованные признаки совершения конкретного состава преступления, руководители ОВД обязаны прини- мать решение о возбуждении уголовного дела и осуществлении неотложных следст- венных действий и ОРМ по изобличению виновных. На этой стадии чаще других могут быть выявлены такие преступления, как воспрепятствование осуществлению правосудия (ст. 294 УК); посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК); угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия (ст. 296 УК); применение насилия к представителям власти (ст. 318 УК); получение взятки (ст. 290 УК); дача взятки (ст. 291 УК); служебный подлог и другие. Наконец, та часть фактических данных, которые недостаточны для принятия уголовно-процессуальных решений, подлежит даль- нейшей проверке в рамках ОРД, либо служит для принятия согласованных с судом организационно-тактических решений.

Между тем, как показали материалы нашего исследования, содержащиеся в делах оперативной проверки и оперативной разработки фактические данные доку- ментирования фактов противоправного воздействия криминальной среды на потер- певших и свидетелей вводились в уголовный процесс на стадии их расследования только по 7,5% изученных дел. Подобная же информация в уголовных делах о пре- ступлениях, совершенных ОПГ, встречалась в единичных случаях. Поэтому пред- принятая нами попытка самостоятельного исследования практики ОРО на стадиях расследования и судебного разбирательства вполне оправданна и раскрывает потен- циальные возможности эффективного применения ОРМ для пресечения и нейтрали- зации противодействия криминальной среды решению задач уголовного судопроиз- водства.

В результате исследования были раскрыты такие проблемы, как: а) необходимость учета коммерциализации правоприменительного процесса, ведущей к коррум- пированности адвокатского корпуса и привлечению на сторону защиты частных сы- скных агентств; б) практически бесконтрольность подсудимых, остающихся до суда на свободе; в) использование в суде данных оперативного характера, полученных уже после окончания предварительного следствия участниками судебного процесса, включая свидетелей, потерпевших, прокуроров и самих судей. Эти и другие обстоя- тельства обуславливают необходимость более активного ОРО защиты доказательств,

1 См.: Диденко В.И. Использование следователем фактических данных, полученных в результате применения в оперативно-розыскной деятельности аудио- и видеозаписи, фото- и киносъемки. Дис. … канд. юрид. наук. - М: ЮИМВДРФ, 1996. -С. 167.

180

собранных в ходе предварительного следствия.

Изложенные материалы позволяют сделать следующие обобщенные выводы и предложения: ОРО нейтрализации криминального противодействия на стадии су- дебного разбирательства по делам о преступлениях, совершенных ОПГ, должно применяться избирательно, т.е. в наиболее сложных криминальных ситуациях рас- смотрения тяжких и особо тяжких, организованных форм преступной деятельности или в условиях наличия организованных форм противодействия криминальной среды нормальному ходу отправления правосудия; осуществление ОРО по нейтрализации криминального противодействия на стадии судебного разбирательства обусловлено соблюдением следующих его особенностей: 1) обязанностью органов дознания в лице субъектов ОРД содействовать практическому достижению принципа неотвра- тимости ответственности виновных за содеянное; 2) пресечением или нейтрализацией противодействия криминальной среды вынесению обоснованного и справедливого судебного решения; 3) выявлением и документированием противоправных действий участников судебного разбирательства, оказавшихся под воздействием криминальной среды; 4) соблюдением принципа невмешательства в отправление правосудия.

181

Глава 3. Процессуально-тактические проблемы взаимодействия органов дозна- ния и следствия при осуществлении оперативно-розыскного обеспечения уго- ловного судопроизводства о преступлениях, совершенных организованными

преступными группами

3.1. Процессуально-тактические задачи, принципы

и классификация форм взаимодействия следователя и оперативных

работников при осуществлении оперативно-розыскного обеспечения

расследования преступлений, совершенных организованными

преступными группами

Взаимодействие следственных и оперативных подразделений является важным условием быстрого и полного раскрытия преступлений, розыска скрывшихся пре- ступников, лиц без вести пропавших и принятия всех предусмотренных законом мер, направленных на выявление и изобличение лиц, виновных в их совершении. Таким образом, тесная связь этих служб обуславливается наличием решения общих задач уголовного судопроизводства. Основываясь на материалах проведенного нами ис- следования практики взаимодействия следователей и оперработников в раскрытии и расследовании преступлений, попытаемся обосновать наши суждения по некоторым спорным вопросам, имеющимся в юридической литературе, уголовно- процессуальном и оперативно-розыскном законодательстве по данной проблеме.

На наш взгляд, принятие ФЗ об ОРД устранило длительное время существовавшее неравенство уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной функции в борьбе с преступностью, однако оно не создало надлежащего правового механизма для активного их взаимодействия на всех стадиях выявления, раскрытия, расследования и судебного разрешения противоправной деятельности криминальной среды.

В ОРД до сих пор не обоснован единый, методический подход к определению понятия взаимодействия. Многие авторы, при исследовании сущности данной проблемы, ее характеристики, пытаются сформулировать универсальную дефиницию этого понятия. Обычно под взаимодействием понимается — основанная на законах и подзаконных актах, согласованная по цели, месту, времени деятельность оперативных и других служб ОВД по борьбе с преступностью, осуществляемая собственными силами, средствами и методами (В. А. Атмажитов, В.П. Жуков, А.Н. Хоботов и др).

Иные авторы, корректируя указанную дефиницию, вводят в нее такой признак, как деятельность равноправных структурных подразделений и служб по совестному решению стоящих перед ними задач (В. А. Малюткин, А.Н. Клюйко др.).

Авторы третьей группы взаимодействие понимают как сотрудничество, основанное на общности цели и выражающееся в организации и использовании наиболее рациональных форм, сочетании сил, средств и методов, присущих компетентным

182

субъектам (Э.С. Ажиба, Е.П. Приходько др.). Приведенные понятия взаимодействия выполняют определенную методическую функцию в теории ОРД, однако они не в полной мере раскрывают ее содержание, порой даже затрудняют усвоение и практи- ческое применение.

Среди специалистов в области уголовного процесса также нет единообразного подхода в понятии определения взаимодействия следователя и оперработника. Так, по мнению М.А. Федоткина, взаимодействие представляет собой объединение «сил и средств органов дознания и предварительного следствия в борьбе с преступностью путем правильного использования и рационального сочетания методов и средств, применяемых этими органами для достижения наиболее эффективных результатов в выполнении задач правосудия»1.

Под взаимодействием следователя и органа дознания в уголовном процессе С.Д. Оспанов понимает «основанную на законе и подзаконных актах, согласованную по цели, месту и времени деятельность, которая выражается в наиболее целесообразном сочетании оперативно-розыскных, процессуальных и административных функций органа дознания с процессуальными и гласными розыскными действиями следователя, направленную на предупреждение, пресечение, быстрое и полное раскрытие преступлений, розыск обвиняемого и возмещение ущерба, причиненного преступле- нием» .

Эти определения, взаимодополняя друг друга, дают, на наш взгляд, представление о том, в чем выражается взаимодействие следователя и органа дознания, но они представляются нам не совсем точными в деталях. Поэтому считаем необходимым для определения понятия взаимодействия, проанализировать названные О.В. Мергасовым обязательные признаки, составляющие его структурно-содержательные элементы:

  1. Общность целей, о взаимодействии двух органов можно вести речь только тогда, когда совпадают их конечные или, по крайней мере, ближайшие цели. Так, невозможно взаимодействие между следователем и адвокатом в ситуации, когда первый стремится провести следственное действие (например, объявить обвинение), а цель адвоката — отсрочить производство этого действия, воспрепятствовать его осуществлению. С этой точки зрения, следователь и орган дознания могут и обязаны взаимодействовать, поскольку перед ними стоят одни и те же задачи уголовного судопроизводства, закрепленные в ст. 6 УПК, хотя их непосредственные, ближайшие цели могут в конкретной ситуации совпадать, а в ст.ст. 38, 40, 136 УПК конкретно указаны процессуальные формы взаимодействия. Этот сущностный признак взаимодействия также основывается на нормативно-правовом определении задач, функций

! Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия// Вестник МГУ. Серия 11: Право. 1996. - №4. - С. 94-96.

183

оперативных и следственных подразделений в соответствии с Конституцией РФ, УК и УПК законами: «О милиции», «Об ОРД», «О прокурорском надзоре», руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, ведомственными нормативными актами, где их цели, задачи и функции по раскрытию преступлений совпадают.

  1. Общность объекта, на который направлена реализация функциональных обязанностей оперативных аппаратов и следствия преступность. Успешная борьба с ней возможна при условии комплексного использования сил, средств и методов этих субъектов.
  2. Не подчиненность органов друг другу в административном плане. Нет и не может быть взаимодействия между начальником и его подчиненным. Речь в таком случае может идти лишь об исполнении приказов и указаний. Паритетный характер отношений позволяет сочетать выполнение самостоятельных задач в рамках сущест- вующих функций каждым из взаимодействующих субъектов и посредством осознан- ной необходимости оказывать прямую или косвенную помощь друг другу. С другой стороны, один из субъектов взаимодействия может быть наделен более широкими полномочиями, позволяющими ему, в определенных пределах, определять деятель- ность другого субъекта. Так, орган дознания обязан выполнять поручения следовате- ля, однако свободен при этом в выборе форм и методов, используемых для выполне- ния таких поручений.
  3. Согласованность действий, при осуществлении общих целей. Этот признак по- разному трактуется специалистами. Многие считают, что согласованность выражается в совместной деятельности субъектов в борьбе с преступностью. На наш взгляд, такая согласованность вовсе не обязательно должна выражаться в совместной деятельности. Один из субъектов взаимодействия может быть в конкретном случае пассивен (например, в ситуации, когда орган дознания предоставляет имеющуюся у него информацию следователю), либо субъекты взаимодействия могут осуществлять согласованную деятельность отдельно, в разное время и в разных местах (в случае исполнения органом дознания поручения следователя). Более того, действия взаимо- действующих органов далеко не во всех случаях бывают согласованы по месту и времени. Так, процессуальным законом не установлен срок для исполнения органом дознания поручения следователя. Если такой срок, а также место исполнения пору- чения в нем не установлены и не следуют из его существа, орган дознания может оп-
  4. 2

ределять их самостоятельно .

  1. Персональная ответственность означает, что каждый субъект взаимодейст вия отвечает за результаты мероприятий и последствия собственных действий в пре делах своих функциональных обязанностей.

1 Оспанов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом ОВД: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -М, 1990-С. 13.

2 См.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М, 1986. -С. 124.

184

  1. Динамичность характеризует взаимодействие как непрерывный, планово ор- ганизованный процесс согласования и реализации действий оперативных аппаратов и следствия, который обеспечивается системой организационных мер, плановостью, быстротой их корректировки, перегруппировки сил и средств, гибкостью методов исполнения согласованных действий в зависимости от изменения оперативной об- становки, результатов проверки оперативно-розыскных и следственных версий по конкретным материалам и уголовным делам. Динамичность взаимодействия способ- ствует его совершенствованию, снижению затрат, экономии сил и средств, сокраще- нию сроков проведения намеченных мероприятий1.

Таким образом, по нашему мнению, сущность взаимодействия выражается в соединении усилий различных служб и подразделений ОВД в раскрытии преступле- ний, согласованности их действий при соблюдении законности и самостоятельном выполнении каждым взаимодействующим субъектом своих обязанностей, при руко- водящей роли следователя. Вопросы взаимодействия следователя и оперработника в раскрытии и расследовании преступлений - это, прежде всего, один из аспектов общей проблемы соотношения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной дея- тельности, заключающийся в их согласованной деятельности присущими им формами и методами, направленной на конкретный результат - решение задач уголовного судопроизводства. Просчеты в организации взаимодействия - одна из причин не- своевременного предотвращения и раскрытия преступления.

С учетом изложенного, на наш взгляд, взаимодействие следователя и оперработника в процессе расследования представляет собой согласованную деятельность, осуществляемую для достижения одних и тех же конечных целей (быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного приме- нения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной от- ветственности и осужден) органами, не находящимися в административном подчи- нении друг другу, при точном разграничении их компетенции и условии персональной ответственности каждого за собственные действия присущими им средствами и методами.

Правовой основой взаимодействия являются: 1)УПК, устанавливающий единые задачи перед следственным аппаратом и органами дознания по предупреждению, пресечению, раскрытию, расследованию преступлений и розыску виновных; 2) Федеральные законы РФ: «О милиции» (1991 г.) в ст. 3 которого говорится о дея- тельности милиции во взаимодействии с другими государственными органами, а ст. 10 конкретизирует, что среди обязанностей милиции есть и выполнение поручений следователя, а также проведение розыскных, следственных и иных, предусмотрен-

1 См.: Балашов А.Н. Взаимодействие следователей и органов дознания при расследовании преступлений. -М.. 1979. -С. 44.

185

ных законом действий; «О федеральных органах налоговой полиции» (1993 г.); «О прокуратуре РФ» (1995 г.), ст. 8 которого возлагает обязанности по координации деятельности по борьбе с преступностью на Генерального и подчиненных ему про- куроров; «Об органах ФСБ» (1995 г.); «Об ОРД» (1995 г.), ст.ст. 11 и 14 которого предусматривают взаимодействие в виде обязанности выполнения поручения следо- вателя о проведении ОРМ, конкретизируя, что взаимодействие возможно лишь при наличии возбужденного уголовного дела; 3)указы Президента РФ и постановления Правительства РФ «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью»; «О милиции общественной безопасности в РФ», ст. 6 ко- торого определяет порядок взаимодействия МОБ с криминальной милицией и другими службами ОВД; 4) Федеральные программы по усилению борьбы с преступностью; международные договоры РФ по вопросам взаимодействия в сфере борьбы с преступностью; 5) приказы и указания Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ по вопросам организации деятельности следственного аппарата, в частности указания Генеральной прокуратуры РФ от 2 июня 1993 г. № 13-16-93 и МВД РФ от 2 августа 1993 г. № 1/3452 «О введении в действие Типовой Инструкции об организации по- стоянно действующих следственно-оперативных групп по раскрытию убийств»; 6Многочисленные ведомственные и межведомственные приказы и инструкции, на- пример «Инструкция по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений», объявленная приказом МВД РФ № 334 - 1996 г., которые конкретизируют цели и задачи взаимодействия, его формы и методы, определяют права и обязанности субъектов.

При этом следует иметь в виду, что правовое регулирование взаимодействия связано с различием в процессуальном положении и компетенции следователя и сотрудника, осуществляющего ОРД. К компетенции следователя законом отнесена только процессуальная деятельность, которая строго ограничена рамками УПК. К подследственности следователей отнесены наиболее сложные дела. Сотрудник органа дознания вправе осуществлять как процессуальную (дознание), так и внепроцес- суальную деятельность (ОРД, разведывательную, поисковую, оперативно- техническую и др.). Причем, выбор форм и методов ОРД определяется ФЗ об ОРД и ведомственными нормативными актами. УПК предусматривает взаимодействие лишь по уголовным делам (предварительное следствие по которым обязательно), на- ходящимся в производстве следователя с момента возбуждения и до момента приня- тия окончательного решения (направление дела в суд, прекращения по различным основаниям). По приостановленным делам взаимодействие продолжается до оконча- ния расследования по делу. Закон наделяет следователя правом давать органам доз- нания письменные поручения и указания о проведении ОРМ и отдельных следствен- ных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, обя- зательные для исполнения, и получать содействие при их осуществлении (ст. 38

186

УПК), а также поручать розыск обвиняемых, если местонахождение их неизвестно (ст. 210 УПК). Кроме того, ст. 157 УПК РФ разрешает органу дознания, при наличии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно, возбудить уголовное дело и производить по нему неотложные следст- венные действия, а после направления уголовного дела прокурору производить след- ственные действия и ОРМ только по поручению следователя. В случае направления прокурору уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совершившее престу- пление, орган дознания обязан принимать ОРМ для его установления, уведомляя следователя об их результатах1.

Раскрывая сущность взаимодействия следствия и органа дознания, следует выделить основные принципы, на которых оно организуется: 1) соблюдение законности, конституционных прав и свобод граждан всеми субъектами взаимодействия, оз- начающее всестороннее и полное исследование, объективность и добросовестность проведения следственных действий и ОРМ, обеспечение установленной законом га- рантии неприкосновенности личности, прав и законных интересов граждан; 2) ком- плексное использование сил и средств ОВД при условии четкого разделения компе- тенции, связанного с пониманием роли следователя и оперработника, как субъекта взаимодействия; 3) организующая роль следователя в процессе расследования, его процессуальная самостоятельность в принятии решений, за исключением случаев, предусмотренных законом. Следователь играет важнейшую роль в объективном, ка- чественном расследовании, он действует в рамках правил, установленных УПЗ, осу- ществляет процесс доказывания по делу, защищая при этом интересы невиновного; 4) самостоятельность сотрудников оперативных подразделений в выборе средств и методов ОРД в рамках действующего законодательства. При этом принятие ОРМ четко отграничено от обязанностей процессуального характера; они могут осуществляться до возбуждения уголовного дела, после его приостановления, а в некоторых случаях - и после прекращения уголовного дела; 5) персональная ответственность следователя, руководителя оперативных подразделений за проведение и результаты следственных действий и ОРМ; 6) согласованное планирование следственных действий и ОРМ; 7) непрерывность взаимодействия в организаторской деятельности, раскрытии и расследовании преступлений с момента возникновения повода к возбуждению уголовного дела и до принятия окончательного решения по нему. При этом под- держивается атмосфера сотрудничества и взаимной помощи; 8) активное использо- вание новейших достижений науки и техники в работе по предупреждению, пресе- чению, раскрытию и расследованию преступлений; 9) постоянный обмен информа- цией между следственными и оперативными работниками с соблюдением правил не- разглашения данных предварительного следствия и ОРМ.

1 См.: Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. -М.Д992.-С.85.

187

Основные задачи взаимодействия следователей и органа дознания вытекают из общих задач, стоящих перед правоохранительными органами, к которым относятся: а) предупреждение, раскрытие, всестороннее, полное и объективное расследование преступлений; б) обеспечение неотложных следственных действий и ОРМ при со- вершении преступлений; в) своевременное изобличение и привлечение к ответствен- ности лиц, их совершивших, а также осуществление ОРМ, направленных на возме- щение причиненного ими материального ущерба гражданам и организациям вне за- висимости от форм собственности; совместная деятельность по розыску преступников.

Условиями, обеспечивающими успешное взаимодействие следственных и опе- ративных подразделений являются: 1) соблюдение требований УПЗ, ФЗ об ОРД и ведомственных нормативных актов, регламентирующих взаимодействие; 2) само- стоятельность и независимость каждой из взаимодействующих сторон в осуществле- нии своих функций при расследовании преступлений; 3) обеспечение их взаимодей- ствия с начальником ОВД, руководителями следственных подразделений и крими- нальной милиции; 4) своевременное и качественное выполнение основанных на законе поручений и указаний следователей.

Основными субъектами организации взаимодействия являются руководители следственных аппаратов - это начальник следственного отдела, который обладает не только организационными, но процессуальными полномочиями, предусмотренными ст. 39 УПК,- и органов дознания всех уровней. Начальник ОВД является основным субъектом управления и, соответственно, организации взаимодействия всех служб и подразделений, находящихся в его подчинении. Однако он не наделен процессуаль- ными полномочиями и не является начальником органа дознания. Согласно разъяс- нению, данному в письме Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ № 25/15-1-19-1993 г.; 1/3986 от 09.09.1993 г., начальниками органа дознания являются руководители служб и подразделений КМ и МОБ, которые в соответствии со ст. 38 УПК РФ обладают определенными процессуальными полномочиями по руководству сотрудниками, осуществляющими дознание. Как представляется, отмеченное обстоятельство не снижает ведущей роли начальника ГРОВД в обеспечении взаимодействия рас- сматриваемых субъектов. Совместная, четко налаженная работа следователя и опер- работника по раскрытию, расследованию преступлений, проводимая в рамках ОВД, под руководством его начальника, даже обладающего лишь административными полномочиями, должна давать положительные результаты.

На наш взгляд, противоречат закону положения, заключающиеся в том, что следователь, являющийся лицом процессуально самостоятельным, дающий отдельное поручение органу дознания, находится в служебном подчинении начальника ОВД, который руководит начальниками органа дознания и в силу служебных интересов (предписанных ведомственными нормативными актами) может вмешиваться и,

188

как показывает следственная практика, вмешивается в процессуальную деятельность дознавателя, также и в процессуальную самостоятельность следователя, что, по нашему мнению, совершенно недопустимо.

Непосредственные субъекты взаимодействия - сотрудники различных подразделений и служб ОВД, взаимодействующие в процессе выявления, раскрытия и расследования конкретных преступлений. В ОВД взаимодействие между следственным аппаратом и органами дознания возникает; а) при выезде на осмотр места происшествия, в т.ч. при раскрытии преступления по горячим следам; б) при решении вопроса о возбуждении уголовного дела по материалам оперативной проверки; в) после возбуждения уголовного дела, расследование которого отнесено к компетенции следователя; г) следственной группы (СГ), созданной для расследования сложных дел и дел о преступлениях прошлых лет.

Взаимодействие между следователем и органом дознания осуществляется в различных формах, которые, на наш взгляд, можно классифицировать. Некоторые авторы, рассматривая различные формы такого взаимодействия, не предлагают делить их на какие бы то ни было группы . Другие - выделяют процессуальные и организационные формы взаимодействия, давая при этом несовпадающие перечни форм взаимодействия, относимых к той или иной категории .

Третьи- подразделяют формы взаимодействия на организационно-управленческие и организационно-тактические .

На наш взгляд, проблема всех предложенных вариантов классификации - в смешении оснований для такой классификации. Так, не совсем правильно противопоставлять, например, СГ (представляющую собой один из вариантов “внешней”, организационной формы взаимодействия) и содействие органа дознания следователю при производстве следственных действий (одну из “внутренних” форм, выделяемую с точки зрения внутреннего наполнения такого взаимодействия).

По нашему мнению, формы взаимодействия следователя и органа дознания следует поделить на две большие группы, имеющие совершенно различный смысл.

Первая из них отражает наличие (или отсутствие) определенной организационной формы, в которой осуществляется взаимодействие. Это, так сказать, “внешняя” форма, отражающая вовне некоторые особенности взаимоотношений между следователем и органом дознания. С точки зрения наличия или отсутствия опреде-

1 См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы.-Ташкент:-Узбекистан,1991.-С.60-75; Л.Н. Никитин, В.И. Рохлин, Е.Б. Серова, А.А. Степанов //Бандгитзм. Расследование и прокурорский надзор: Учебное пособие/СПб.,1998.-С.29-30.

2 См.: Брылев В.И. Взаимодействие следователя и органов дознания при расследовании и предупреждении преступ лений, связанных с наркотизмом:Автореф. дис. … канд. юрид. наук.-Свердловск, 1991.-С. 12;Федоткин М.А. Взаимо действие органов предварительного следствия и дознания/ЛЗестник МГУ. Серия11:Право.-1996.-№4.-С.93-101.

3 См.: Мергасов О.В. Понятие и задачи взаимодействия аппаратов уголовного розыска с милицией общественной безопасности при раскрытии преступлений//Проблемы теории и практики правоохранительной деятельности орга нов внутренних дел: Сборник статей адъюнктов и соискателей. -М.: Юридический институт МВД России, 1997.- Вып.8.-С170.

189

ленной формы организации взаимодействие между следователем и органом дознания может осуществляться: 1) в рамках постоянной СГ (созданной для раскрытия и рас- следования определенной категории преступлений); 2) в рамках СГ, созданной для работы по одному уголовному делу; 3) в форме прикрепления следователя к опреде- ленному оперативному подразделению; 4) без оформления какой-либо организаци- онной формы.

Вторая группа форм взаимодействия имеет совершенно иной характер и совершенно иное значение. Она основана на выделении определенных форм в зависимости от внутреннего содержания согласованной деятельности и от реального наполнения последней. Это как бы «внутренние» формы взаимодействия следователя и органа дознания. В их числе, на наш взгляд, можно выделить: 1) взаимный обмен информацией между следователем и органом дознания; 2) совместное планирование раскрытия и расследования преступлений; 3) совместный анализ материалов дела; либо материалов проверки наличия поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, либо материалов приостановленных дел; 4) оказание органом дознания помощи следователю при производстве следственных действий; 5) дачу следователем пору- чений органу дознания о производстве розыскных и следственных действий и вы- полнение органом дознания таких поручений.

Различие между первой и второй группами форм заключается в том, что деятельность при осуществлении взаимодействия в любой из «внутренних» форм является всегда одновременно реальным проявлением взаимодействия, осуществляемого в одной из «внешних» форм. И наоборот, в какую бы из «внешних» форм ни облекалось взаимодействие между следователем и органом дознания, реально о его наличии можно говорить лишь в том случае, если оно в то же время выражено в согласованной деятельности, осуществляемой в одной из перечисленных «внутренних» форм. Собственно говоря, по нашему мнению, две рассмотренные выше группы столь различны по своему характеру, что не следовало бы и те и другие называть формами взаимодействия. Следовало бы, как представляется, для обозначения второй группы, использовать какой-либо иной термин (например, способы взаимодействия) либо назвать первую группу не формами взаимодействия, а формами организации взаимодействия следователя и органа дознания. Автор, однако, не намерен в данном исследовании вводить новую терминологию, поэтому продолжает пользоваться устоявшимся термином, подчеркивая при этом коренное различие между формами, относящимися к первой и ко второй группе.

Среди «внутренних» форм взаимодействия между следователем и органом дознания можно выделить формы: 1) процессуальные - урегулированные, четко закрепленные в УПК и действующие на протяжении длительного времени; 2) организационные - не урегулированные УПК и иным законодательством, а регламентирующиеся в ведомственных и межведомственных нормативных актах, представляю-

190

гдие собой организационные мероприятия, призванные обеспечивать согласованную деятельность следственных и оперативных аппаратов и имеющие тенденцию к по- стоянному совершенствованию.

К числу форм взаимодействия, урегулированных УПК, можно отнести следующие: а) дача следователем органу дознания обязательных для исполнения письменных поручений о проведении ОРМ, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий и выполнение органом дознания таких поручений (ст.38 УПК); б) привлечение следователем к участию в следственном действии должностного лица органа, осуществляющего ОРД (ст. 164 УПК); в) оказание органом дознания помощи следователю при производстве следственных действий (ст. 40 УПК); г) принятие органом дознания розыскных и оперативно-розыскных мер для установления лица, совершившего преступление по нераскрытым уголовным делам, находящимся в производстве у следователя, уведомляя его об их результатах (ст. 157 УПК); д) совместная работа следователя и органа дознания в составе следственной группы (ст. 163 УПК). В этой норме впервые на законодательном уровне урегулировано производство предварительного следствия следственной группой по уголовному делу в случае его сложности или большого объема работы по нему (многоэпизод-ность расследуемых преступных деяний, большое число обвиняемых, значительное количество версий, подлежащих проверке и др.), а главным основанием является полное и всестороннее расследование и сокращение срока расследования. Решение о производстве предварительного следствия СГ принимает прокурор по ходатайству начальника СО или следователя прокуратуры, по расследуемому им уголовному, о чем выносится отдельное постановление или указывается в постановлении о возбуж- дении уголовного дела, в т.ч. и то какой следователь назначается руководителем. К работе в СГ могут привлекаться сотрудники органов, осуществляющих ОРД . Процесс создания и функционирования урегулирован ведомственными нормативными актами^. Ее состав объявляется подозреваемому, обвиняемому протоколом или под роспись на постановлении. Это рассматривается, как реализация их прав на отвод следователя (ст. 62). Члены СГ вправе участвовать в следственных действиях, производимых другими следователями, лично производить следственные действия и принимать самостоятельно процессуальные действия в порядке, установленном УПК.

На наш взгляд, законодатель, выбрав термин «следственная группа» вместо «следственно-оперативная группа», принизил роль оперативных служб в раскрытии

1 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации/ Под общ. ред. В.В. Мозякова. - М.: Экзамен XXI, 2002. - 864с.

2 См.: Совместный Приказ Генеральной прокуратуры. МВД, ФСБ, ДНП России от 22 мая 1995г. № 32/1999/73/278 «Об утверждении положения о совместных СОГ (бригадах) органов прокуратуры, внутренних дел, безопасности и налоговой полиции для пресечения и расследования деятельности ОПТ» и Приказ МВД России № 334 от 20 июля 1996 г. «Об утверждении инструкции по организации взаимодействия служб и подразделений ОВД в расследова нии и раскрытии преступлений»

191

и расследовании преступлений. Кроме того, в законе не установлены их полномочия, не регламентированы их отношения со следователями - членами рабочей группы.

Кроме того, УПЗ частично предусматривает еще одну форму - взаимный обмен информацией между следователем и органом дознания (а именно, предусматривает, что органы дознания в некоторых случаях обязаны предоставлять сведения следова- телю, но не говорит об обязанности следователя делиться информацией с органом дознания). Отметим также, что об урегулированности таких форм взаимодействия УПЗ можно говорить только условно. Закон содержит, по существу, только указание на такие формы и предусматривает руководящую роль следователя при осуществлении последним взаимодействия с органом дознания в этих формах. Едва ли такое упоминание в законе можно с полным правом называть урегулированием.

Проведенный нами анализ практики свидетельствует, что при осуществлении процессуальных форм взаимодействия возникает определенная проблема - многие указания и поручения следователя не выполняются или выполняются формально. В связи с тем, что письменные поручения, как правило, даются оперработникам через начальника ОВД, осуществляющего формальное служебное руководство следствием, которое является процессуально самостоятельным органом, санкции за невыполнение или некачественное выполнение поручений практически не бывает. У следователя, в силу его служебного положения, нет реальных рычагов воздействия на орган дознания. В итоге это сказывается на качестве расследования. Кстати сказать, порядок и условия предоставления органам дознания информации следователю урегулированы куда более полно подзаконными актами - уже упоминавшейся Инструкцией «О порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд», утвержденной 13.05.1998 г., и др. Наконец, разделение форм взаимо- действия на организационно-управленческие и организационно-тактические пред- ставляется нам надуманным, не имеющим реального смысла.

Следует также отметить, что некоторыми авторами выделяются такие формы взаимодействия следователя и органа дознания, с существованием которых мы не можем согласиться. Так, С.Д. Оспанов говорит о рассмотрении органом дознания за- явлений и сообщений о преступлениях, по которым предварительное следствие обя- зательно, как об одной из процессуальных форм взаимодействия .

В учебном пособии «Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор» авторами предлагается рассматривать в качестве формы взаимодействия следователя и органа дознания одновременную проверку выдвигаемых версий следственным и

2

оперативным путем .

5См.: Оспанов С.Д. Взаимодействие органа дознания со следственным аппаратом ОВД: Автореф.дис… канд.юрид.наук. -М.Д990.-С.18

гСм.: Никитин Л.Н Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор:/ Л.Н Никитин, В.И Рохлин, А.А Степанов. Учебное пособие/Санкт-Петербург, 1998.-С.29-Ж

192

В.И. Брылев говорит о таких формах взаимодействия, как “совместная работа по делу с момента начала расследования”, “проведение тактических операций”, “совместные выезды в другие регионы для производства комплекса следственных действий и ОРМ”1.

На наш взгляд, поскольку взаимодействие, по определению, предполагает со- гласованную деятельность, направленную на достижение общих целей, то нельзя рассматривать в качестве формы или способа взаимодействия рассмотрение органом дознания заявлений и сообщений о преступлениях, по которым обязательно предва- рительное следствие. При осуществлении данного вида деятельности орган дознания действует самостоятельно, как орган, уполномоченный на принятие процессуальных решений, и не согласовывает свою деятельность и принятые решения со следователем.

Такие предлагаемые формы, как одновременная проверка выдвигаемых версий следственным и оперативным путем, совместные выезды в другие регионы для про- изводства комплекса следственных действий и ОРМ, также невозможно считать про- явлениями взаимодействия следователя и органа дознания. В данном случае речь идет об одновременном совершении абсолютно разноплановых действий различными органами. Совершение их в одном временном промежутке не служит основанием для того, чтобы считать эти действия согласованными. Здесь, быть может, можно говорить о проявлениях других способов, форм взаимодействия: совместное планирование следственных действий и ОРМ, которое предполагает выбор наиболее эффективного способа использования исполнителей, определение каждому конкретного задания и срока его исполнения; согласование работы следователя и оперативника при планировании расследования по делу; ознакомление следователя с материалами доследственной проверки, совместные обсуждения плана их реализации для свое- временного и обоснованного возбуждения по ним уголовного дела; взаимный обмен информацией о результатах расследования и проведения ОРМ, который обеспечивает согласованность следственных действий и ОРМ в целях быстрого установления виновных лиц; информирование о полученных данных в одностороннем порядке; со- вместный анализ материалов ОРМ и планирование их реализации (по возбужденному уголовному делу); ОРО расследования уголовного дела с момента появления повода и основания для его возбуждения и до принятия по нему окончательного решения, необходимого для установления личности преступника, его связей, свидетелей, местонахождения похищенного и иных доказательств; проведение совместных со- вещаний субъектов взаимодействия для анализа результатов и определения мер по устранению выявленных недостатков.

1 См.: Брылев В.И. Взаимодействие следователя и органов дознания при расследовании и предупреждении преступлений, связанных с наркотизмом: Автореф. дис… канд. юрид. наук. -Свердловск, 1991.-С. 12.

193

Аналогичным образом можно оценить и предложение рассматривать в качестве форм взаимодействия “тактические операции” и “совместную работу”. Совместность работы по делу непременно находит свое выражение в одной из перечисленных нами форм. Когда же речь идет о тактических операциях, то, по-видимому, имеется в виду обмен информацией, совместное планирование и опять-таки помощь следователю в производстве следственных действий со стороны органа дознания.

«Внешние» формы взаимодействия следователя и органа дознания определяются необходимостью четкого и всестороннего взаимодействия по преступлениям, совершенным ОПГ, которое трудно переоценить хотя бы в силу того, что расследо- вание таких дел невозможно без хорошо поставленной ОРД, без последовательного ОРО расследования преступлений.

Однако сама по себе четкая организация ОРД может оказаться совершенно бесполезной и беспредметной в том случае, если полученная в ее ходе информация не будет реализована в уголовно-процессуальных формах. В то же время, успешная деятельность следователя по делам о преступлениях, совершенных ОПГ, в условиях, когда оказывается последовательное противодействие расследованию, невозможна без своевременной и последовательной помощи органа, уполномоченного на осуще- ствление ОРМ и могущего осуществлять силовое сопровождение расследования.

Поэтому для успешного достижения целей уголовного процесса по делам о преступлениях, совершенных ОПГ, необходимо хорошо организованное взаимодей- ствие между следователем (следователями) и органом дознания. Такое взаимодейст- вие легче осуществимо в том случае, если следователь и работники органа дознания объединены в группу, сплоченную общими интересами, общей деятельностью и т.д. Практика знает несколько форм такого объединения - одна из них, как нами было указано выше - создание СГ . Как считает Г. А. Кокурян, общим основанием во всех случаях создания СГ, должна служить невозможность или затруднительность рас- крытия преступления без постоянного ОРО деятельности следователя . Она может быть создана на любом из этапов расследования преступления, если в этом возникает необходимость. Задача ее заключается в установлении виновных и всех эпизодов преступной деятельности, а состав определяется особенностями расследуемого дела, следственной ситуацией и видом преступления. В работе СГ руководствуются прин- ципами взаимодействия органов следствия и дознания, но они конкретизируются, сужаются, приобретают специфические черты. Это руководящая роль следователя, возглавляющего СГ, разграничение функций и компетенций членов, совместное (со- гласованное) планирование следственных действий и ОРМ, рациональный обмен

1 См.: Федоткин М.А. Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания/Вестник МГУ-Серия 11: Право.-1996-.№ 4.-С.93-Ю1.

2 См.: Кокурин Г.А. Организационные основы деятельности следственно-оперативных групп. Учебное пособие. Изд. 2-е, перер. - М: ГУК МВД России, 1997. - 68 с.

194

информацией в зависимости от конкретных условий, либо через руководителя СГ, либо по иной схеме.

Руководящая роль следователя, возглавляющего СГ, вытекает из задач и его процессуального положения (ст. 38 УПК). Он несет единоличную ответственность за результаты расследования и должен иметь реальную возможность обеспечения вы- полнения стоящих перед СГ задач. Назначение руководителями СГ оперработников будет противоречить закону.

Согласованное планирование следственных действий и ОРМ является условием успешного взаимодействия членов СГ, обеспечивает организованность их работы, позволяет полно и оптимально использовать процессуальные средства и ОРМ, помо- гает избежать дублирования и разобщенности. План освобождает следователя от не- обходимости сосредотачиваться на отдельных деталях, позволяет контролировать весь ход расследования, рационально использовать силы, средства и время.

Разграничение функций и компетенций членов СГ заключается в том, что следователи должны заниматься процессуальной деятельностью, а не перекладывать ее на чужие плечи и не вмешиваться в ОРД органов дознания. Следователи и оперработники самостоятельно определяют тактику проведения следственных действий и ОРМ, лишь, согласуя свою деятельность друг с другом.

Разграничение компетенций членов СГ, их прав и обязанностей обеспечит соблюдение принципа законности. Проведение ОРМ закон относит исключительно к компетенции органов дознания. В то же время, выполнение ими поручения следователя отвлекает их от непосредственных обязанностей .

Рациональный обмен информацией - своеобразная форма общения всех членов СГ. Руководитель непосредственно сосредотачивает у себя и анализирует весь поток информации, затем доводит до всех членов СГ. Взаимный обмен информацией играет важную роль при групповом методе расследования, поскольку ни следователь, ни оперработники не имеют возможности воспринимать все доказательства и оперативные материалы. В такую группу могут входить один или несколько следо- вателей и несколько работников органа дознания.

Инструкцией, утвержденной приказом МВД РФ № 334 - 1996г., предусмотрены следующие виды СГ:

  1. Дежурная (при дежурной части) - создается для обеспечения немедленного реагирования на сообщения о преступлениях по производству неотложных следст- венных действий и ОРМ в течение дежурных суток (по горячим следам). Формируется
    в составе следователя, сотрудников оперативных и экспертно-

1 См.: Голубев В.В. отсутствие взаимодействия при реализации оперативных материалов привело к прекращению уголовного дела об организации преступного сообщества/ Информационный бюллетень следственного комитета МВД РФ. 1997 -№ 4 (63)., -С.63-67.

2 См.: Карнеева Л.М. Расследование преступлении группой следователей./ Л.М. Карнеева И.С. Галкин -М, 1965.

195

криминалистических подразделений, кинолога с СРС, могут быть включены сотруд- ники других служб. Возглавляет СГ следователь.

  1. Целевая (временная) - для раскрытия и расследования преступлений по кон- кретному уголовному делу. В ее состав входят: следователь, сотрудники оперативных и экспертно-криминалистических подразделений, участковые уполномоченные, сотрудники БНОН, а при необходимости - и др. служб (ГИБДД, ППС и т.д.). Воз- главляет СГ следователь.
  2. Специализированная (постоянно-действующая) - для раскрытия и расследования определенной категории преступлений, в т.ч. неочевидных, по которым лица, их совершившие, не установлены. В нее могут входить помимо вышеназванных со- трудников и следователи контрольно-методических и зональных отделов вышестоя- щих следственных аппаратов. Практика показывает, что такая СГ зарекомендовала себя как наиболее эффективная организационная внешняя форма взаимодействия, комплексного использования сил и средств в расследовании преступлений.
  3. Совместная или межведомственная СГ (бригада) - для раскрытия и расследования многоэпизодных, тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных ОПГ. В ее состав могут включаться по согласованию сотрудники прокураторы, ФСБ, ФСНП и других заинтересованных органов и организаций.
  4. Другим возможным вариантом организации взаимодействия следователя и органа дознания является создание СГ (бригад) для расследования одного или нескольких уголовных дел.
  5. Некоторые авторы считают такой порядок создания СГ не соответствующим законодательству. Так, М. Селезнев утверждает, что более правильным и соответст- вующим закону был бы порядок, при котором оперативные работники становились бы членами СГ после вынесения какого-либо процессуального документа. В этих целях он предлагает расширить полномочия прокурора, снабдив его правом самостоятельно, своим постановлением, включать тех или иных оперативных работников в состав СГ. По мнению автора, это позволит обеспечить легитимность доказательств, получаемых этими оперативными работниками.

На практике постановление о создании СГ выносится, в зависимости от ведомственной принадлежности следователей, входящих в ее состав, либо прокурором, либо начальником соответствующего ОВД с указанием входящих в группу следователей. Вопрос же о включении в группу конкретных оперативных сотрудников решается на основании приказа соответствующего начальника ОВД, ФСНП или ФСБ. С данным выводом и его аргументацией нельзя согласиться. Во-первых, вся затронутая М. Селезневым проблема построена на его точке зрения о допустимости само- стоятельного (без получения поручения следователя) производства работниками ор-

1 См.: Селезнев М. Бригадный метод расследования//Законность. -1997-№7. -C.14-I9.

196

гана дознания следственных действий после включения их в СГ . Такая позиция представляется нам не соответствующей закону. Включение оперативного работника в состав группы, так же, как и принятие других организационных, управленческих решений, не способно изменить его положение в уголовном процессе как работника органа дознания и не может наделить его функциями и полномочиями следователя. Такие работники, являющиеся членами СГ, по-прежнему могут осуществлять след- ственные действия по делу только при наличии письменного поручения следователя. С учетом этого нет никакого практического смысла в составлении какого-либо про- цессуального документа только для того, чтобы зафиксировать факт вхождения кон- кретного оперативного работника в такую группу (все равно право его на совершение того или иного следственного действия будет удостоверяться отдельным процес- суальным актом - поручением следователя).

Во-вторых, решение о вхождении конкретного оперативного работника в СГ имеет исключительно организационный, управленческий характер, а потому должно приниматься в общем порядке, свойственном принятию такого вида решений. Пере- дача такого полномочия прокурору будет означать возможность его административ- ного вмешательства в деятельность поднадзорных ему органов, что недопустимо, на наш взгляд, с точки зрения закона и правового положения прокурора.

Численность СГ при расследовании преступлений, совершенных ОПГ, должна определяться предполагаемы