lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Ефимичев, Петр Сергеевич. - Предмет доказывания и привлечение в качестве обвиняемого по делам о налоговых преступлениях: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 216 с. РГБ ОД, 61:03-12/327-8

Posted in:

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ

На правах рукописи

ЕФИМИЧЕВ ПЕТР СЕРГЕЕВИЧ

ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ И ПРИВЛЕЧЕНИЕ В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО ПО ДЕЛАМ О НАЛОГОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

Специальность 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и

судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

! ягёный СЕКРЕТАРЬ

АКАДЕМИИ МВД

  1. Научный руководител ь -

заслуженны й деятель науки Российской Федерации, доктор юридически х наук, профессор Михайлов Виктор Александров ич

Москва - 2002

ЯБВЫЙ СЕКРЕТАРЬ ОДЖЕМИИ М1Д, ‘

2

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Предмет доказывания по уголовным делам о

налоговых преступлениях 13

1.1. Понятие предмета доказывания 13 1.2. 1.3. Материально-правовые обстоятельства, подлежащие 1.4. доказыванию 26

1.3. Содержание предмета доказывания по делам о налоговых преступлениях 47

Глава 2. Привлечение в качестве обвиняемого

по делам о налоговых преступлениях 63

2.1. Понятие и основания привлечения в качестве

обвиняемого 63

2.2. Процессуальное оформление привлечения лица в качестве обвиняемого по уголовным делам о

налоговых преступлениях 71

2.3. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения при привлечении в качестве обвиняемого

по делам о налоговых преступлениях 81

Глава 3. Презумпция невиновности и правовое

положение обвиняемого и их влияние на

установление предмета доказывания и

оснований привлечения в качестве обвиняемого 100

3.1. Принцип презумпции невиновности и его влияние

на установление предмета доказывания и

оснований привлечения в качестве обвиняемого 100

3.2. Влияние правового положения обвиняемого на

установление предмета доказывания и оснований

привлечения в качестве обвиняемого 126

Заключение 160

Библиографический список использованной литературы 168

Приложения 188

3

Введение

Переход от централизованной, основанной на государственной форме собственности, к рыночной экономике, базирующейся в основном на частной собственности, остро поставили вопрос о необходимости обеспечения функционирования государства, как регулятора общественных отношений, за счет средств, собираемых в виде налогов. Для этого необходимо решить проблему наполнения государственного бюджета. Значение, которое придается государством ее разрешению, характеризуется установлением конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы1.

На практике желающих добровольно платить налоги оказалось меньше, чем не желающих это делать. Возникла необходимость обеспечивать их сбор, в том числе и с помощью законодательного установления уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. Появилась налоговая преступность. Криминологи ее определяют как “возникающее в определенных условиях в финансовой сфере общественно опасное социально-правовое явление, в основе которого лежит конфликт между государством в лице налоговых органов и налогоплательщиками, включающее в себя совокупность преступлений, объектом которых являются охраняемые уголовным законом отношения по поводу взимания налогов и иных обязательных платежей, а также осуществления контроля за своевременностью и полнотой их уплаты”.2

Актуальность темы. Количество выявляемых налоговых преступлений из года в год растет. Если в 1997 году федеральными органами налого- вой полиции по статьям 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации было возбуждено 3705 уголовных дел, то в 1998 г. - 3953, в 1999 г. -

См. статью 57 Конституции Российской Федерации. - Российская газета, №237 от 25.12.1993.

См.: Кучеров И.И. Налоги и криминал. Историко-правовой анализ. - М., 2000.-с. 18.

4

11820, в 2000 г. - 22352, в 2001 г. - 24380.3 По прогнозам аналитиков, с по- вышением эффективности деятельности органов налогового контроля и на- логовой полиции количество возбужденных уголовных дел может еще более существенно возрасти.4

Наряду с ростом числа выявляемых налоговых преступлений значительное количество уголовных дел возвращается органам налоговой полиции для дополнительного расследования. Так, в 1997 г. прокурорами и судами возвращено для дополнительного расследования 373 уголовных дела, в

1998 г. - 516, в 1999 г. - 488, в 2000 г. - 578, в 2001 г. - 829.5

Анализ показывает, что основными причинами направления дел для дополнительного расследования являются нарушение требований закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, су- щественное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильная ква- лификация деяний обвиняемых.

Не исключены также случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Так, в 1997 г. в отношении 204 лиц уголовные дела прекращены за отсутствием события или состава преступления, а также за недоказанностью, либо вынесен оправдательный приговор, в 1998 г. - 274, в

1999 г. - 208, в 2000 г. - 250, в 2001 г. - 348.

Анализ следственной и судебной практики показывает, что во многих этих случаях предмет доказывания не устанавливался в полном объеме, это влекло нарушение прав и законных интересов лиц, необоснованно привлекаемых к уголовной ответственности, нарушалась презумпция невиновности.

3 См.: Основные показатели следственной работы федеральных органов на логовой полиции за 12 месяцев (за 1997, 1998, 1999, 2000, 2001 г.г.) (форма 1- Е для ГСУ).

4 См.: Кучеров И.И. Налоги и криминал. Историко-правовой анализ. - М., 2000. - с. 6.

5 См.: Основные показатели следственной работы федеральных органов на логовой полиции за 12 месяцев (за 1997, 1998, 1999, 2000, 2001 г.г.) (форма 1- Е для ГСУ).

5

На необходимость исследования названной темы указывают: рост на- логовой преступности за последние 5 лет более чем в 6 раз; увеличение более чем вдвое количества возвращенных уголовных дел на доследование и почти в полтора раза - числа лиц, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности. Все это свидетельствует об актуальности избранной темы для диссертационного исследования.

Степень разработанности темы исследования. Исследованиям предмета доказывания по уголовным делам и отдельно привлечению в каче стве обвиняемого посвящено значительное число работ различных авторов. Проблемы предмета доказывания, а также привлечения лиц к уголовной от ветственности исследовались в трудах таких ученых, как И.Я. Фойницкий, М.С. Строгович, М.А. Чельцов, В.Д. Арсеньев, В.А. Банин, Р.С. Белкин, А.Р. Белкин, В.П. Божьев, А.Н. Васильев, Г.Ф. Горский, Н.А. Громов, К.Ф. Гуценко, А.А. Давлетов, В.Г. Даев, B.C. Джатиев, В.Я. Дорохов, 3.3. Зинатуллин, Л.М. Карнеева, В.П. Кашепов, Н.М. Кипнис, Л.Д. Кокорев, Г.П. Корнев, Э.Ф. Куцова, A.M. Ларин, П.А. Лупинская, В.П. Малков, Л.Н. Масленникова, Г.М. Миньковский, В.А. Михайлов, Т.Г. Морщакова, Т.Н. Москалькова, Я.О. Мотовиловкер, М.А. Нокербеков, Ю.К. Орлов, П.Ф. Пашквич, И.Л. Петрухин, Н.Н. Полянский, А.Б. Соловьев,

М.Е. Токарева, А.И. Трусов, Л.Т. Ульянова, С.А. Шейфер, А.Г. Халиулин, А.А. Хмыров, Ф.Н. Фаткуллин, В.Ф. Цепелев, П.С. Элькинд, А.А. Эйсман, Н.А. Якубович и других, но названные вопросы применительно к налоговым преступлениям не рассматривались.

Налоговые преступления как уголовно-правовые категории исследо-

6 См., например: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М.: Юридическая литература, 1966. - с. 185-226, Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М.: Юридическая литература, 1964. - с. 19-36; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М.: Наука, 1968. - с. 361-370; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976. - с. 49-60 и многие другие.

6 вались учеными и нашли отражение в работах В.А. Михайлова, Б.М. Бабаева, Л.Д. Гаухмана, И.И. Кучерова, А.А. Магомедова, И.А. Попова, В.П. Ревина, П.С. Яни и ряда других, однако их внимание не касалось предмета доказывания и привлечения лиц в качестве обвиняемых по делам этой категории.

Вместе с тем вопросы, связанные с предметом доказывания, основа- ниями привлечения лиц к уголовной ответственности в качестве обвиняемых по налоговым преступлениям имеют особенности и требуют обстоятельного рассмотрения. Данная тема представляет собой определенную новизну.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные и уго- ловно-правовые отношения, реализуемые в ходе расследования, разрешения и соблюдения прав и законных интересов личности по уголовным делам о налоговых преступлениях.

Предметом исследования является действующее законодательство и практика работы органов предварительного следствия и дознания. Особое внимание уделяется изучению обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также решению вопросов, связанных с привлечением лиц к уголовной ответственности в качестве обвиняемых по делам о налоговых преступлениях.

Целью данного научного исследования является дальнейшее развитие теории доказательств, совершенствование практики работы органов расследования по доказыванию обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовным делам о налоговых преступлениях, решению вопросов, связанных с привлечением лиц к уголовной ответственности и на этой основе формулирование предложений по совершенствованию законодательства и практики его применения.

Цель исследования определила круг взаимосвязанных задач ис- следования:

  • анализ уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, опре- деляющих предмет и пределы доказывания и решение о привлечении лиц к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений;

7

  • анализ практики расследования дел о налоговых преступлениях и на этой основе внесение предложений по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения;
  • анализ причин нарушения прав и законных интересов лиц, привле- каемых к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений и разработка предложений по их устранению.
  • Методология и методика исследования. В качестве основного метода исследования использован диалектический метод познания в сфере обще- ственных отношений. При работе над диссертацией использованы общенаучные методы исследования: анализ, синтез, сравнение, а также сравнительно-исторический, логико-юридический и конкретно- социологические (интервьюирование, анкетирование и др.) методы.

В основу исследования положены: Конституция РФ, уголовное и уго- ловно-процессуальное законодательство, практика работы органов расследования, труды ученых по уголовному процессу, а также труды ученых других отраслей знаний, так или иначе затрагивающие смежные проблемы.

Научная новизна работы определяется тем, что впервые на уровне кандидатской диссертации осуществлено исследование основополагающих вопросов предмета доказывания в единстве с вопросами привлечения в качестве обвиняемого по делам о налоговых преступлениях.

Научная новизна этого исследования определяется еще и тем, что УПК РФ (ст. 171) непосредственно указывает как на основание привлечения в качестве обвиняемого необходимость исследовать в полном объеме обстоятельства, подлежащие доказыванию, предусмотренные статьей 73 УПК РФ, и отразить их в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Впервые нормы материального уголовного права по делам о налоговых преступлениях рассмотрены с позиции предмета доказывания по этой категории уголовных дел.

8

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Уточненное определение предмета доказывания, которое позволяет рассматривать в системной взаимосвязи преступление и предмет доказыва ния как основу для законного и обоснованного разрешения уголовного дела.

Предмет доказывания - это вся система фактов и обстоятельств, как указанных в законе (статья 73 УПК РФ), так и всех имеющих значение для расследования и рассмотрения конкретного уголовного дела, подтвержденных доказательствами, собранными и проверенными с использованием всех пределов доказывания, создающая основания для законного и обоснованного его разрешения.

  1. Предложения по оптимизации предмета доказывания и повышению обоснованности привлечения лиц к уголовной ответственности в качестве обвиняемых по делам о налоговых преступлениях:

2.1. К объекту преступлений по статьям 198 и 199 УК РФ относить посягательства на общественные отношения не в сфере экономической деятельности, а в сфере государственного управления. 2.2. 2.3. Пути уклонения физического лица или организации от уплаты на- лога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, указанные в законе, являются не способами совершения преступления, а способами ухода от уголовной ответственности. Поэтому указание на них следует исключить из диспозиций статей 198 и 199 УК РФ, так как если даже не применяются никакие пути уклонения, а налоги в казну умышленно не уплачены, преступление является состоявшимся. 2.4. 2.5. Сформулированные характеристики объекта и объективной стороны преступлений, предусмотренных статьями 198 и 199 УК РФ, вместе с установленной законом характеристикой их субъекта и субъективной стороны составляют конкретизацию предмета доказывания по делам о налоговых преступлениях. 2.6. 2.7. Составы налоговых преступлений материальны, а не формальны. 2.8.

9

По этим преступлениям лица не могут быть привлечены к уголовной ответственности за покушение на преступление или приготовление к нему. Соучастие по этим преступлениям возможно только в форме соисполнительства.

2.5. Привлечение к уголовной ответственности в качестве обвиняемого по делам о налоговых преступлениях следует основывать на документально подтвержденных фактах: пропуск установленного законом срока уплаты налога; размер неуплаченного налога или страхового взноса должен быть в крупном или особо крупном размере; размер неуплаченного налога должен быть исчислен исходя из документально подтвержденной налоговой базы; документально подтверждена обязанность виновного платить налоги. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого каждый факт должен быть подтвержден ссылкой на имеющийся в уголовном деле документ. 2.6. 2.7. Взаимосвязь уголовно-правовых и уголовно-процессуальных от- ношений обуславливает привлечение к уголовной ответственности по делам о налоговых преступлениях только виновных лиц. Вывод о виновности должен основываться на собранных в уголовном деле доказательствах-документах. Данный вывод не противоречит требованиям принципа презумпции невиновности, установленного статьей 49 Конституции РФ. Вывод о виновности в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого является предварительным, а потому подлежит проверке судом. 2.8. 2.9. Комплекс процессуальных прав обвиняемого по делам о налоговых преступлениях обусловлен наличием при предварительном расследова- нии налоговых правоотношений, трансформируемых в дальнейшем в уголовно-правовые отношения, реализуемые с участием уголовно- процессуальных отношений, что находит отражение в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении и приговоре суда. 2.10.

10

Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы состоит в том, что она будет способствовать правильному пониманию проблем предмета доказывания при принятии решения о привлечении лиц к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, сущности презумпции невиновности и правового статуса обвиняемого. Материалы диссертации, как и публикации по теме, могут быть использованы в научной и преподавательской работе по курсу “Уголовный процесс”, спецкурсам “Доказательства и доказывание”, “Принципы уголовного процесса”, “Участники уголовного процесса”, “Предъявление обвинения и допрос обвиняемого”, а также в процессе совершенствования действующего законодательства и практики его применения при расследовании и разрешении уголовных дел о налоговых преступлениях.

Обоснованность и достоверность исследования определены эмпи- рической базой исследования. Выводы и предложения базируются на изучении действующего законодательства России: Конституции РФ, уголовного и уголовно-процессуального законодательства с изменениями и дополнениями на 31 марта 2002 г.; постановлений Конституционного Суда РФ, постановлений Пленума Верховного Суда РФ; зарубежного законодательства; практики работы федеральных органов налоговой полиции Российской Федерации.

Изучены статистические данные работы федеральных органов нало- говой полиции за период 1997-2001 годы. По специально разработанным анкетам опрошено 354 следователя из 73 регионов России, изучено 376 уголовных дел, расследованных следователями 73 регионов России. Изучены аналитические материалы Главного следственного управления ФСНП России за 1999 и 2001 годы, обобщившие практику соблюдения законности при расследовании уголовных дел о налоговых преступлениях, и, в частности, по вопросам качества расследования, причинам вынесения оправдательных при- говоров судами и прекращения уголовных дел по реабилитирующим основаниям, по вопросам соблюдения прав и законных интересов участников про-

11 цесса; 34 приговора судов по налоговым преступлениям, поступивших в ГСУ ФСНП России в 1998 году; аналитические материалы по исследованию причин возвращения на дополнительное расследование уголовных дел, расследованных следователями территориальных органов налоговой полиции Сибирского федерального округа за 1999 и 2000 годы.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследова- ния. По теме диссертации автор выступал на научных конференциях в Академии управления МВД России, проведенных в 1999 и 2000 годах на тему “Новое в уголовно-процессуальном законодательстве”, материалы выступлений опубликованы в сборниках научных трудов Академии и юридических журналах (всего опубликовано 6 статей общим объемом 4,5 печатных листа), диссертационные материалы докладывались на заседаниях кафедры Академии управления МВД РФ. Основные положения диссертации используются в учебном процессе Академии управления МВД РФ при изучении курса уголовного процесса на 1, 3 и 4 факультетах по темам “Принципы уголовного процесса”, “Доказательства и доказывание в уголовном процессе”, “Предъявление обвинения и допрос обвиняемого”, что подтверждено соответствующим актом. Разработанные автором анкеты по изучению уголовных дел и ан- кеты-интервью со следователями использовались ФСНП России для изучения следственной практики (см. письмо ФСНП России во все территориальные органы налоговой полиции от 30.08.2001 г. за № 7/4- 1154). Рекомендации по совершенствованию работы органов расследования по доказыванию обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовным делам о налоговых преступлениях, решению вопросов, связанных с привлечением лиц к уголовной ответственности, обеспечению прав граждан и соблюдению законности используются в работе следственных подразделений органов налоговой полиции и в ходе инспектирования территориальных органов, что подтверждено актами внедрения Главного следственного управления ФСНП России и Главного организационно-инспекторского управления ФСНП Рос-

12 СИИ.

Содержание и структура работы предопределены целями и задачами исследования. Диссертация объемом 216 страниц состоит из введения, трех глав, 8 параграфов, заключения, библиографии и приложений.

13

Глава 1. Предмет доказывания по уголовным делам о налоговых преступлениях

1.1. Понятие предмета доказывания

Предмет доказывания - это то, что подлежит доказыванию по каждому уголовному делу. Правильное определение предмета доказывания имеет исключительно важное значение.

Понятие предмета доказывания и понятие преступления, его состава взаимосвязаны. В соответствии со статьей 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания. Уголовный кодекс содержит большое число различных составов преступлений, что не исключает возможности определения общего предмета доказывания по всем уголовным делам. Но именно это и было длительное время основанием для дискуссии о возможности законодательного определения предмета доказывания.

Впервые нормативное общее понятие предмета доказывания по уго- ловным делам было сформулировано в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Статья 15 этого закона почти дословно, если не считать некоторой конкретизации, воспроизведена в части первой статьи 68 УПК РСФСР 1960 г. В статье 68 УПК РСФСР, в частности, установлено, что при производстве предварительного следствия и разбирательства уголовного дела в суде подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) 3) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления; 4) 5) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в статьях 61 и 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обви- 6)

14

няемого;

4) характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

В части 2 статьи 68 УПК РСФСР нашло отражение новое (по сравнению с Основами) положение, в котором говорится о том, что “подлежат вы- явлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления”.

Следует заметить, что относительно этих обстоятельств в УПК РСФСР употреблен термин не обязанности их доказывания, а необходимости их “выявления”. Употребление термина “выявление” вызвано необходимо- стью отграничения сущностных явлений от сопутствующих им. Выявленные обстоятельства подлежат устранению по каждому уголовному делу.

Предмет доказывания по конкретному уголовному делу един как для органов расследования, прокуратуры, так и для суда, равно как и для всех стадий уголовного процесса, естественно, с учетом задач каждой конкретной стадии.

По УПК РСФСР 1923 года предмет доказывания частично находил свое нормативное закрепление применительно к отдельным стадиям или от- дельным этапам стадии. Так, он получил некоторое закрепление применительно к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 129 УПК РСФСР 1923 г.), обвинительному заключению (ст. 207 УПК РСФСР 1923 г.), судебному приговору (ст. 320 УПК РСФСР 1923 г.).

Законодательное определение круга обстоятельств, подлежащих дока- зыванию по каждому делу, способствует: 1) усилению гарантии полноты, всесторонности и объективности расследования и судебного рассмотрения и разрешения уголовных дел; 2) укреплению законности; 3) повышению уровня обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве.7

См. также: Уголовный процесс. Общая часть. Учебник /Под
ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 1997. - с. 115-116.

15

Содержание обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, уточняется, конкретизируется диспозицией статьи Уголовного кодекса, по которой квалифицируется деяние привлекаемого по делу лица. Здесь же уместно заметить, что прав был В.Г. Даев, когда писал, что: “определение элементов и общей структуры предмета доказывания может быть успешным лишь при использовании в качестве отправных именно материально-правовых категорий состава преступления”.8

Определение в статье 68 УПК РСФСР перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию, поименованного в теории уголовного процесса как предмет доказывания, не сделало этот феномен менее дискуссионным.

Остаются предметом спора ученых вопросы полноты элементного состава предмета доказывания - обстоятельств, подлежащих доказыванию; раз- граничения понятий “предмет доказывания”, “предмет познания”, “предмет исследования” и их соотношения и ряда других проблем.

Так, И.М. Лузгин полагал, что предмет познания - понятие более широкое, чем предмет доказывания. По его мнению, понятие предмета доказывания является частью предмета познания.9

A.M. Ларин полагает, что в статье 68 УПК РСФСР описывается не общее родовое понятие предмета доказывания, а один из его видов, а именно “предмет обвинения”.10

Предмет доказывания, по мнению Строговича М.С., - это вся совокупность обстоятельств, имеющих значение для дела, включающих в себя и

См.: Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л.: изд. ЛГУ, 1982.-с. 139.

9 См.: Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973. - с. 23.

10 См.: Ларин A.M. Эффективность правовой регламентации доказывания // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979.-с. 257.

16 главный факт и доказательственные факты.’’

А.И. Трусов под предметом доказывания понимает “искомые обстоя-

19

тельства” , понимая под ними все те же обстоятельства, подлежащие доказыванию.

A.M. Ларин, определив предмет доказывания, обозначенный в статье 68 УПК РСФСР, как “предмет обвинения”, развивает далее эту мысль и говорит, что есть “и другие виды предмета доказывания, служащие основаниями для оправдания или прекращения производства по делу, для применения мер медицинского характера”. Он в выделении законодателем некоторых особенностей устанавливаемых обстоятельств при прекращении уголовного дела, в отличие от направления уголовных дел в суд с обвинительным заключением, направления в суд дел для применения в отношении душевнобольных лиц принудительных мер медицинского характера, видит различные виды предмета доказывания. Более того, он полагает, что в отдельных случаях виды предмета доказывания следует делить на подвиды, что будет способствовать уяснению особенностей предмета доказывания в уголовных делах различных категорий. По его мнению, представляет интерес соотношение подвидов предмета доказывания при прекращении дела, предусмотренных разными пунктами статьи 5 УПК РСФСР. При разработке криминалистической методики целесообразно определение предмета доказывания применительно к отдельным категориям преступлений.1

Не оспаривая полезности предлагаемой детализации предмета дока-

11 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. - М.: Наука, 1968. - с. 363-366.

См.: Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М.: Госюриз- дат, 1960. - с. 38.

См.: Ларин A.M. Эффективность правовой регламентации доказывания // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. -М.: Наука, 1979. -с. 259.

17

зывания, что позволит глубже, полнее уяснить сущность явления в теоретическом аспекте, можно предположить, что в правоприменительной практике это может привести к развитию различных уклонов - обвинительного, оправдательного. Поэтому представляется более продуктивным видеть единый предмет доказывания, обеспечиваемый объективным, полным и всесторонним расследованием, рассмотрением и разрешением уголовных дел. Различ- ный, а подчас и прямо противоположный исход расследования и рассмотрения уголовного дела следует рассматривать не как результат наличия разных видов предмета доказывания, а как результат правильного определения единого предмета доказывания.

Наличие специфики предмета доказывания в расследовании и рас- смотрении различных категорий уголовных дел обусловлено многими обстоятельствами: различием объекта и предмета посягательства, объективной стороны преступления и способа совершения преступления, характером субъекта и субъективной стороны преступления. Эти различия будут иметь место не только в разных категориях преступлений, они будут иметь место и в разных делах одной и той же категории. Нет и не может быть двух одинаковых дел. Отмеченные различия лишь подчеркивают наличие единого предмета доказывания.

A.M. Ларин дает следующее определение предмета доказывания: “Предмет доказывания в уголовном судопроизводстве - это система фактов (обстоятельств), необходимых и достаточных в качестве основания для применения норм материального (уголовного и гражданского) и уголовно-процессуального права при разрешении уголовного дела”.15 Однако опреде-

14 См. об этом: Ларин A.M. Эффективность правовой регламентации доказы вания // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффек тивности. - М.: Наука, 1979. - с. 257-260.

15 См.: Ларин A.M. Эффективность правовой регламентации доказывания // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979.-с. 260.

18

ление предмета доказывания, сформулированное A.M. Лариным, не отражает его теоретических рассуждений о множественности видов предмета доказывания. Вместе с тем, принять такое определение можно лишь как наиболее общее и не полно отражающее сущность явления. Это определение не отражает предмета доказывания как деятельности по доказыванию.

Большинство специалистов в области уголовного процесса полагают, что “понятием предмета процессуального доказывания всегда обозначается совокупность явлений материального мира, подлежащих установлению и удостоверению по каждому уголовному делу”.16

В.Д. Арсеньев к объекту доказывания относит “реальные обстоятельства происшедшего события, на установление которого направлена доказа-

1 П

тельственная деятельность”.

Исследование гносеологического аспекта предмета доказывания привело отдельных авторов к выводу о том, что этот феномен как явление мно- гоуровневое. Так, С.А. Шейфер считает правомерным говорить о трех уровнях предмета доказывания:

во-первых, он выступает как обобщенная модель, содержание и структура которой обнимается статьей 68 УПК РСФСР и нормами Общей части Уголовного кодекса РФ;

во-вторых, он определен нормами Особенной части Уголовного кодекса, в которых сформулированы юридические признаки конкретного уго- ловно-наказуемого деяния, охватывающего его объективную сторону и субъект;

третий уровень понятия предмета доказывания определяется путем конкретизации его с учетом обстоятельств совершения отдельного преступ-

16 См. об этом: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы уголовно- процессуального доказывания. - Казань, изд. Казанского университета, 1973. - с. 48 и др.

17 См.: Арсеньев В.Д. К вопросу о предмете и объекте доказывания по уго ловному делу // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. Сб. научн. трудов. - Красноярск, 1987. - с. 20.

19

ления, где требования закона “проецируются” на обстоятельства конкретного дела, приобретая индивидуальные, неповторимые черты.18

Таким образом, усматривая в предмете доказывания наличие трех уровней, С.А. Шейфер обозначает диалектический подход к уяснению понятия предмета доказывания, углубления в познании его содержания, но никак не опровергая его единства по каждому уголовному делу по всему спектру предусмотренных Уголовным кодексом преступлений.

В.А. Банин выделяет два аспекта, характеризующих предмет доказы- вания как определенную систему, наличествующую в сознании субъекта доказывания. Это законодательное определение круга обстоятельств, подлежащих доказыванию, и непосредственное установление группы этих обстоятельств при производстве по конкретному уголовному делу.19 И такое обозначение многоаспектности может быть приемлемо. Однако нельзя согласиться, что эти аспекты существуют лишь в сознании субъекта доказывания, они существуют объективно и сформулированы в требованиях статьи 68 УПК РСФСР и в диспозициях каждой статьи Особенной части Уголовного кодекса, где обозначена специфика преступления.

Мы полагаем, что предмет доказывания един и всякое разделение предмета доказывания на отдельные виды контрпродуктивно. Оно несет отрицательный заряд как в понимании предмета доказывания, так и в практической деятельности по конкретным делам.

Н.А. Громов писал, что “конструирование особого предмета доказы- вания не только для какой-то стадии процесса, но и преступлений определенной категории дел, например, по делам о применении принудительных мер медицинского характера, несовершеннолетних, являются необоснован-

1 X

См.: Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти, 1998. - с. 23.

См. об этом: Банин В.А. Проблема предмета доказывания и истины в со- ветском уголовном процессе // Доказывание по уголовным делам. Сб. научн. трудов. - Красноярск, 1986. - с. 38.

20 и 20

ными .

Такого же мнения придерживается и Ф.Н. Фаткуллин. Он полагает, что в структуре уголовно-процессуального доказывания находят свое прояв- ление законы диалектики: общего и единичного. Каждое обстоятельство, подлежащее доказыванию, обозначенное в статье 68 УПК РСФСР, является общей категорией, способной охватить любые проявления отдельного явления в конкретном уголовном деле.21

Нельзя согласиться с мнением О.В. Левченко о том, что: “Отдельные стадии процесса имеют свой особый предмет доказывания”. Иначе, по ее мнению, на каждой стадии вновь и вновь пришлось бы все доказывать зано-во. На каждой последующей стадии процесса имеется не свой особый предмет доказывания, а свои особенности в доказывании обстоятельств, предусмотренных статьей 68 УПК РСФСР, а главное, в проверке их наличия и доказанности на предыдущей стадии.

Заслуживает внимания определение предмета доказывания с исполь- зованием термина “модель”, как это делает Г.П. Корнев. Он пишет, что “… в предмете доказывания содержится общее (информационно- поисковая модель любого исследуемого преступления), но не как абстрактное “общее” (оторванное от реального преступления), а как общее, конкретизированное нормами уголовного права с учетом обстоятельств каждого конкретного дела и определенных составов преступлений”. И это суждение подтверждает универсальность предмета доказывания по всем преступлениям, по всем формам расследования и разрешения уголовных дел и на всех этапах уголовного су-

9fi

См.: Громов Н.А. Вновь открывшиеся обстоятельства в уголовном процессе. - М, 1999. - с. 85.

9 1

См.: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы уголовно-процессуального доказывания. -Казань: изд. Казанского университета, 1973. - с. 60-61.

99

См.: Левченко О.В. Доказывание в уголовном процессе России. - Астра- хань, 2000. - с. 81.

23 См.: Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно- процессуального познания. - Нижний Новгород, 1995. - с. 110-111.

21

допроизводства.

О.В. Левченко дает следующее определение: “Предмет доказывания представляет собой определенную программу доказывания, в которой в качестве структурных элементов присутствуют необходимый круг фактов и обстоятельств, из которых субъект доказывания составляет особую, зависящую от стадий уголовного процесса, конкретного состава преступления и вида решения по делу, программу доказывания по конкретному делу. Структурные элементы программы в общем виде должны отражать полноту, всесторонность знаний о преступлении как с точки зрения материального (уголовного) закона, так и процессуального. Чем полнее охватывается содержание такого знания, тем выше гарантия, что предмет доказывания по каждому делу будет правильно установлен субъектом доказывания”.24

В общем виде определение правильно отражает содержание предмета доказывания как набор элементов, его составляющих. Однако установление зависимости предмета доказывания от стадий процесса, конкретного состава преступлений, вида решений вряд ли обоснованно. От названных компонентов зависит не содержание предмета доказывания, он как родовое понятие един, а особенности деятельности субъекта доказывания по реализации стоящих перед ним задач, необходимость исчерпания объема пределов доказывания на том или ином этапе расследования или рассмотрения уголовного дела. Вторая часть определения, сформулированного О.В. Левченко, по существу является попыткой раскрыть или увязать предмет доказывания с пре- делами доказывания. Пределы доказывания хотя и теснейшим образом связаны с предметом доказывания, но являются самостоятельным понятием.

Мы разделяем мнение П.С. Элькинд о том, что “предмет доказывания (статья 68 УПК РСФСР) имеет общий и общеобязательный характер. Общий в том смысле, что законодатель распространяет его на все уголовные дела и

24 См.: Левченко О.В. Доказывание в уголовном процессе России. - Астрахань: Астр. гос. техн. университет, 2000. - с. 82.

22

на все стадии уголовного процесса. Применительно к каждому делу и каждой стадии процесса компоненты предмета доказывания конкретизируются, мо гут восполняться, но ни при каких условиях не могут сужаться Универ сальный характер основных компонентов предмета доказывания для всех уголовных дел и всех стадий процесса сочетается с динамичным характером в практике уголовного судопроизводства”.25

Не только теоретическое, но и практическое значение имеет вопрос о том, входят ли в предмет доказывания “иные обстоятельства”, имеющие значение для дела, но не включенные в статью 68 УПК РСФСР. Здесь существует много различных мнений, но после всяких оговорок и реверансов все же большинство авторов склоняются к мысли, что и они входят в предмет доказывания, хотя и выступают в качестве промежуточных обстоятельств. Но без их доказывания по отдельным делам невозможно установить наличие от-дельных фактов, включенных в предмет доказывания. И.М. Лузгин доказательственные факты, как и иные обстоятельства, имеющие значение для дела, но выходящие за пределы предмета доказывания, включает в предмет по-

27

знания.

В уголовном судопроизводстве, по мнению П.С. Элькинд, выделение отдельно предмета доказывания и предмета познания является искусственным и неоправданным.

Предмет доказывания охватывает все факты и обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного расследования и разрешения

См.: Элькинд П.С. Предмет доказывания // Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. -Воронеж: изд. Воронежского университета, 1978. - с. 79. 26 См. об этом: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М., 1964. - с. 23; Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М., 1973. - с. 140-144; Колдин В.Я. Уровни уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право, № 11, 1975; Шаламов М.П. Теория улик. - М., 1960. - с. 16 и др.

23

уголовного дела. Это все факты и обстоятельства, предусмотренные статьей 68 УПК РСФСР, получившие свою конкретизацию в других статьях УПК, имеющие существенное значение для дела, хотя и не закрепленные в законе, но зависящие от специфики конкретных уголовных дел и составов преступ-

28

ных проявлении.

Предмет доказывания отождествляет с предметом уголовно- процессуального познания и А.А. Давлетов, рассматривая их как “систему юридических свойств, исследуемых по уголовному делу явлений действительности….”.2

Изложенные соображения привели нас к выводу о том, что предмет доказывания - это вся система фактов и обстоятельств, как указанных в законе (статья 68 УПК РСФСР, статья 73 УПК РФ), так и всех имеющих значение для расследования и рассмотрения конкретного уголовного дела, подтвержденных доказательствами, собранными и проверенными с использованием всех пределов доказывания, создающая основания для законного и обоснованного его разрешения.

Если под предметом доказывания понимать все, что подлежит дока- зыванию, то под пределами доказывания следует понимать, в каком объеме и какими доказательствами должны быть подтверждены обстоятельства, подлежащие доказыванию. Они, по нашему мнению, будут исчерпаны тогда, когда все обстоятельства, подлежащие доказыванию, как все в совокупности, так и каждое в отдельности, будут представлять из себя установленную объективную истину.

Принятый в 2001 году УПК Российской Федерации, который вступит

27 См.: Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М, 1973. -с. 22-23.

См.: Элькинд П.С. Предмет доказывания // Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. -Воронеж: изд. Воронежского университета, 1978. - с. 78-83.

24

в действие с 1 июля 2002 года, развивает и детализирует обстоятельства, подлежащие доказыванию. Статья 73 УПК РФ гласит:

“1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) 3) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 4) 5) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 6) 7) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 8) 9) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 10) 11) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 12) 13) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. 14) 2. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие со- вершению преступления.”.

Здесь же уместно заметить, что при решении вопроса о привлечении лица в качестве обвиняемого в постановлении об этом должны получить отражение “описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 настоящего Кодекса”. Это указание позволяет сделать вывод, что при привлечении лица в качестве обвиняемого предмет доказывания должен быть подтвержден совокупностью “достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления”, что и отражается в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Дальнейшее развитие предмета доказывания в новом уголовно-

См.: Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Екатеринбург, 1997.-с. 127.

25

процессуальном законодательстве снимает некоторые спорные положения, высказанные учеными при анализе уголовно- процессуального закона (УПК РСФСР 1960 г.).

Так, в частности, научные выводы A.M. Ларина о множественности предметов доказывания не подтверждаются включением в статью 73 УПК РФ в единый предмет доказывания обстоятельств, предусмотренных пунктом 5 (обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния) и пунктом 7 (обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания).

Новый УПК РФ конкретизирует и усиливает необходимость при рас- следовании и судебном рассмотрении уголовных дел исследования отдельных обстоятельств, включенных в предмет доказывания. Так, в пункте 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ расширяются требования и указывается на необходимость доказывания не только виновности лица в совершении преступления и мотивов его совершения, но еще и “формы вины”. В отдельный пункт выделены обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (пункт 3) и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (пункт 6). Тем самым законодатель придал самостоятельное значение некоторым обстоятельствам, подлежащим доказыванию, усилил значимость этих обстоятельств.

Уголовные дела о налоговых преступлениях, предусмотренных статьями 198 и 199 УК РФ, являются новыми составами. Они появились в УК РФ 1996 года. Предмет доказывания, а также вопросы привлечения лиц в качестве обвиняемых по этим делам в научном плане еще не рассматривались. Тем более что 25 июня 1998 года принята новая редакция названных статей. Но несмотря на специфичность всех компонентов, входящих в предмет доказывания по налоговым преступлениям, родовое понятие предмета доказывания полностью распространяется и на уголовные дела данной категории. Специ-

30 См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - Российская газета, № 249 - 22.12.2001.

26

фика же предмета доказывания будет предметом дальнейшего монографического исследования.

1.2. Материально-правовые обстоятельства, подлежащие доказы- ванию

Следует отметить, что уголовное законодательство о налоговых пре- ступлениях еще нельзя считать устоявшимся. Уголовная ответственность в России за налоговые преступления была установлена Законом Российской Федерации от 2 июля 1992 г., которым в Уголовный кодекс РСФСР была введена статья 162 “Сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения”.31 Также Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 мая 1986 г. в УК РСФСР была введена статья 162 “Уклонение от подачи декларации о доходах”, а Законом Российской Федерации от 20 октября 1992 г. дана новая редакция статьи 162’. Она гласила: “Уклонение от подачи декларации о доходах от занятия кустарно-ремесленным промыслом, другой индивидуальной трудовой деятельностью либо иных доходах, облагаемых подоходным налогом, и в других случаях, когда подача декларации предусмотрена законодательством, либо несвоевременная подача декларации или включение в нее заведомо искаженных данных, если эти действия совершены после наложения административного взыскания за такие же нарушения”.

В новом Уголовном кодексе Российской Федерации, принятом Госу- дарственной Думой 24 мая 1996 г. и введенном в действие с 1 января 1997 г., уголовная ответственность за уклонение от подачи декларации о доходах не

“X 1

См.: Закон Российской Федерации от 2 июля 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, № 33, 1992. - ст. 1912.

32 См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 мая 1986 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР, № 23, 1986. - ст. 638; Закон Российской Федерации от 20 октября 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, № 47, 1992. - ст. 2664.

27

установлена.

В Уголовный кодекс Российской Федерации в первоначальной редакции были включены две статьи: 198 “Уклонение гражданина от уплаты нало- га” и 199 “Уклонение от уплаты налогов с организаций”.

Статья 198 УК РФ гласила: “Уклонение гражданина от уплаты налога путем непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, либо путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах, совершенное в крупном размере”. Часть вторая этой статьи устанавливала повышенную ответственность в случае совершения деяний, предусмотренных частью первой, ранее судимым лицом за уклонение от уплаты налога, либо совершенное в особо крупном размере.

Систематическое толкование нормы, установленной статьей 198 УК РФ, позволяет прийти к выводу, что законодатель устанавливает уголовную ответственность за неуплату в срок установленного законом налога в крупном размере, а не за непредставление декларации о доходах, не за включение в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах.33

Употребление термина уклонение следует понимать как указание на умышленное удержание в своей собственности средств, которые должны быть уплачены в государственный бюджет. Средства налогоплательщик уже получил, ими распоряжается, и хотя с момента истечения срока на уплату налога они ему уже не принадлежат, он незаконно продолжает их удерживать.

Такой вывод нагляден из указания в примечании к статье 198 УК РФ о том, что “уклонение гражданина от уплаты налога признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченного налога превышает двести минимальных размеров оплаты труда, а в особо крупном размере - пятьсот ми-

См. об этом: Минская B.C. Ответственность за неуплату налогов нуждается в дальнейшей дифференциации // Журнал российского права, № 5/6,2000. - с. 122.

28

нимальных размеров оплаты труда”.

Государственной Думой Российской Федерации 20 мая 1998 г. принят закон “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации”, которым определена новая редакция статей 198 и 199 УК РФ. Он был опубликован 27 июня 1998 г. и с этого срока вступил в силу.

Действующая редакция указанных статей гласит:

Статья 198. Уклонение физического лица от уплаты налога или стра- хового взноса в государственные внебюджетные фонды.

  1. Уклонение физического лица от уплаты налога путем непредстав ления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, либо путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах, либо иным способом, а равно от уплаты страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, совершенное в крупном размере, -

наказывается штрафом в размере от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

  1. То же деяние, совершенное в особо крупном размере или лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмотренных настоящей статьей, а также статьями 194 или 199 настоящего Кодекса, -

наказывается штрафом в размере от пятисот до одной тысячи мини- мальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечания. 1. Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченного налога и (или)

29

страхового взноса в государственные внебюджетные фонды превышает двести минимальных размеров оплаты труда, а в особо крупном размере - пятьсот минимальных размеров оплаты труда.

  1. Лицо, впервые совершившее преступления, предусмотренные на- стоящей статьей, а также статьями 194 или 199 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб.

Статья 199. Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации.

  1. Уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или рас ходах либо иным способом, а равно от уплаты страховых взносов в государ ственные внебюджетные фонды с организации, совершенное в крупном раз мере, -

наказывается лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

  1. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом, ранее судимым за совершение преступлений, предусмот ренных настоящей статьей, а также статьями 194 или 198 настоящего Кодек са;

в) неоднократно;

г) в особо крупном размере, -

наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

См.: Федеральный закон от 20 мая 1998 г. // Российская газета, 27.06.1998.

30

Примечание. Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченных налогов и (или) страховых взносов в государственные внебюджетные фонды превышает одну тысячу минимальных размеров оплаты труда, а в особо крупном размере - пять тысяч минимальных размеров оплаты труда.

Налоговые преступления отнесены к главе 22 “Преступления в сфере экономической деятельности”.

Указание на то, что уклонение может совершаться и “иным способом”, свидетельствует о том, что законодатель расширяет перечень способов уклонения. Это же свидетельствует о том, что практически способ уклонения не имеет юридического значения, а свидетельствует лишь, что имеет место умысел на неуплату в срок установленного законом налога или страхового взноса. Об этом же свидетельствует и указание на крупный и особо крупный размер неуплаты налога или страхового взноса. Это же свидетельствует и о том, что если налогоплательщик не использует никаких способов, а все делает как положено, то есть декларации представляет в срок и соответствующие действительности, но налоги и страховые взносы в срок не уплачивает, хотя реально имеет для этого возможности, и использует эти средства по своему усмотрению, он все равно совершает преступление.

Термин “уклонение” подчеркивает не только умышленный характер действий виновного, но свидетельствует о длящемся характере данного вида преступлений. Преступление считается оконченным с момента неуплаты налога в срок, установленный законом. Дальнейшая неуплата налога и свидетельствует о длящемся характере совершаемого преступления.35 Уклонение -

См. об этом: Яни П. Длящиеся преступления с материальным составом. К вопросу о квалификации преступного уклонения от уплаты налогов // Российская юстиция, № 1, 1999. - с. 40-41.

31

это действие (бездействие)36, проявляющееся в форме умышленного несо- вершения предписанных законом действий по уплате установленных законом налогов.

Об этом же свидетельствует и примечание второе к статье 198 УК РФ, гласящее: “Лицо, впервые совершившее преступления, предусмотренные статьями 194, 198, 199 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб”.

Здесь же уместно заметить, что “способствование раскрытию престу- пления” является лишь обстоятельством, смягчающим наказание виновных (ст. 61 п. “и” УК РФ), а не декриминализирующим его. Таким обстоятельством в данном случае является “полностью возмещенный ущерб”, коль скоро основу криминала составляет неуплаченный в срок установленный законом

37

налог.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 4 июля 1997 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Рос- сийской Федерации уголовного законодательства об ответственности за ук-

то

лонение от уплаты налогов” указал: “5. Преступления, предусмотренные ст.ст. 198 и 199 УК РФ, считаются оконченными с момента фактической неуплаты налога за соответствующий налоговый период в срок, установленный налоговым законодательством”.

Все изложенное свидетельствует о том, что налоговые преступления являются материальными, а не формальными составами преступлений.

Прямо противоположного мнения придерживается И.И. Кучеров, ко-

м См.: п. 2 ст. 14 УК РФ.

См. об этом: Сафин Э. Проблемы применения примечания к статье 198 УК РФ // Уголовное право, № 4, 2000. - стр. 28.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 г. № 8 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, № 9, 1997.

32

гда пишет о том, что “объективная сторона уклонения от уплаты налогов заключается в обмане налоговых органов относительно объектов налогообложения, следовательно, анализируемые составы являются формальными”.39 По изложенным выше соображениям мы не можем разделить мнение И.И. Кучерова.

Не случайно Генеральная прокуратура Российской Федерации в “Ме- тодических рекомендациях по организации прокурорского надзора за расследованием налоговых преступлений” указывает на то, что “в силу специфики составов преступных посягательств на налоговые правоотношения возбуждать уголовные дела данной категории следует, если срок уплаты налога и взноса пропущен. В противном случае действия нарушителя должны квалифицироваться по нормам Налогового кодекса Российской Федерации”.40

И это, по нашему мнению, правильно. Указание в законе на то, что уклонение “от уплаты налога путем непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, либо путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах, либо иным способом” лишь свидетельствует о направленности умысла, но не свидетельствует о его реализации. Таким способом налогоплательщик не уклоняется от уплаты налога, а лишь обозначает путь, каким образом он намерен избежать уголовной ответственности за неуплату налога. Как обвиняемый не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, также он не может нести уголовной ответственности и за другие спосо-

См.: Кучеров И.И. Налоговая преступность: криминологические и уголовно-правовые проблемы: автореф. дисс. докт. юр. наук. - М.: НИИ Ген. прок. РФ, 1999.-с. 9.

40 См.: Методические рекомендации по организации прокурорского надзора за расследованием налоговых преступлений. Подготовлены Управлением по надзору за исполнением налогового законодательства Генеральной прокуратуры РФ при участии Института повышения квалификации руководящих кадров и Санкт-Петербургского юридического института Генеральной про-

33

бы ухода от ответственности.

Использование указанных в законе путей ухода от ответственности за уклонение от уплаты налога до истечения установленного в законе срока уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды не составляет уголовно наказуемого деяния. Установление факта непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах и расходах или совершения иных действий (бездействия) в целях ухода от ответственности за уклонение от уплаты налогов до истечения срока уплаты налогов или страховых взносов не может рассматриваться как покушение на совершение (или приготовление к совершению) преступления, предусмотренного статьей 198 УК РФ, равно как и включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах, предусмотренных статьей 199 УК РФ. Такие действия могут рассматриваться как наказуемые в административном порядке в соответствии с разделом VI части первой Налогового кодекса Российской Федерации.42

К иным путям уклонения от уплаты налога или страховых взносов можно отнести заведомо необоснованное применение пониженных ставок налога или льгот, либо заведомо ложные ссылки на отсутствие денежных средств, хотя они у налогоплательщика имелись. Средства могут укрываться

куратуры РФ. Разосланы 20.04.1999 г. за № 37/3-3. - с. 16. В дальнейшем именуются “Методические рекомендации Генеральной прокуратуры”.

41 См.: п. 2 ст. 30 УК РФ; “Оконченное умышленное преступление не имеет стадий приготовления и покушения”. Цит. по кн.: Колодкин Л.М. Уголовное право. Учебник, гл. XII. - М.: Юриспруденция, 1999. - с. 138.

42 См.: часть первую Налогового кодекса Российской Федерации. Раздел VI. “Налоговые правонарушения и ответственность за их совершение” // Собра ние законодательства РФ, № 31, 1998. - ст. 3824; Инструкция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10 апреля 2000 г. № 60 “О по рядке составления акта выездной налоговой проверки и производства по делу о нарушениях законодательства о налогах и сборах” // Приказ Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.04.2000. № АП-3- 16/138.

34

при ведении наличных расчетов, использовании неизвестных налоговым органам и органам государственных внебюджетных фондов банковских счетов, а также осуществлении платежей более поздней очередности, чем налоговые, и многими другими способами. Однако эти пути уклонения от уплаты налога есть лишь способы ухода от ответственности, а не способы совершения преступления.

Нельзя согласиться с мнением авторов Методических рекомендаций Генеральной прокуратуры о том, что “квалификация содеянного как покушения на совершение налогового преступления (по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей статье УК РФ) возможна, если по представленным лицом в налоговые органы отчетным документам, содержащим заведомо искаженные сведения об объектах налогообложения, данный факт был установлен, а срок уплаты налогов еще не наступил”.43 В данном случае оно вступает в противоречие с частью 3 статьи 30 УК РФ. Она гласит: “Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам”. Как уже отмечено выше, непредставление декларации, внесение в нее заведомо искаженных данных о доходах или расходах, включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных или иные способы являются не преступлением, а лишь средством, способом, попыткой ухода от ответственности за возможное налоговое преступление - неуплаты в установленный законом срок налога или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. Кроме того, преступление считается оконченным по истечении срока уплаты налога. Наступление такого срока не зависит от налогоплательщика, он установлен законом. Следовательно, налогоплательщик не мог приблизить срок, т.е. не мог никоим образом достичь результата, так как преступление будет окончено только по наступлении срока.

35

Не случайно поэтому авторы Методических рекомендаций пишут: “Трудоемкий процесс расследования в этих случаях практически ведет к прекращению производства в связи с отсутствием возможности доказать направленность умысла на неуплату налога”.44

И далее они отмечают: “Реальные основания квалифицировать деяние физического лица как покушение на совершение налогового преступления до предусмотренного законом срока уплаты подоходного налога имеются только при условии, если в отчетных или бухгалтерских документах налогоплательщиком сознательно искажены сведения, в результате чего занижены налоговые платежи.

Как покушение на совершение преступления, предусмотренного частью 2 статьи 198 или частью 2 статьи 199 УК РФ, квалифицируется деяние, если доказано, что виновным лицом преследовалась цель уклониться от уплаты налога и (или) взноса в особо крупном размере, однако реальный размер недоимки не превысил установленных этими статьями кратностей минимальных размеров оплаты труда, а другие названные в них квалифицирующие обстоятельства отсутствуют”.45

Представляется, что и эта рекомендация не основана на законе. Если размер недоимки не позволяет деяние квалифицировать как неуплату налога в особо крупном размере, это значит, что нет такого преступления, а следовательно, не может быть и покушения на него.

Это подтверждают результаты социологического исследования, про- веденного путем анкетного опроса наиболее квалифицированных следователей федеральных органов налоговой полиции. Каждым из следователей, заполнивших анкеты, расследовалось более 20 уголовных дел о налоговых преступлениях. Если принять, что каждый из них расследовал только 20 уголов-

См.: Методические рекомендации Генеральной прокуратуры. - с. 15. См.: Методические рекомендации Генеральной прокуратуры. - с. 15-16. См.: Методические рекомендации Генеральной прокуратуры. - с. 16.

36

ных дел, то получится, что из 7080 уголовных дел ни по одному не было случая привлечения виновных к уголовной ответственности за приготовление или покушение на преступление по п.п. 1 и 3 статьи 30 УК РФ. Это убедительное доказательство того, что вывод о невозможности привлечения к уголовной ответственности лиц за приготовление или покушение по налоговым преступлениям по статьям 198 и 199 УК РФ является правильным и обоснованным.

Необходимо отметить, что изменения в налоговой системе Российской Федерации, введенные Федеральным законом от 5 августа 2000 г. № 118-ФЗ “О введении в действие части второй Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах”46 и частью второй Налогового кодекса Российской Федерации47, в части замены страховых взносов в государственные внебюджетные фонды в соответствии со статьями 234-244 части второй Налогового кодекса Российской Федерации единым социальным налогом (взносом), не влекут за собой необходимости в настоящее время исключения из диспозиций статей 198 и 199 УК РФ упоминания об уплате страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. Существовавшие до введения в действие части второй Налогового кодекса внебюджетные фонды не ликвидируются, за исключением Государственного фонда занятости населения Российской Федерации, изменяется лишь порядок уплаты взноса и государственный орган, контролирующий полноту, своевременность и правильность его уплаты. Кроме того, такое изменение диспозиций указанных статей приведет к необоснованной декриминализации деяний, совершенных в период с 27 июня 1998 г. по 31 декабря 2000 г.

Предмет доказывания по делам о налоговых преступлениях специфи-

46 См.: Федеральный закон от 5 августа 2000 г. № 118-ФЗ // Собрание законодательства РФ, № 32, 2000. - ст. 3341.

37

чен. Изъятие материальных ценностей, составляющих суммы не уплаченных налогов в бюджет и средств, являющихся страховыми взносами в государственные внебюджетные фонды, осуществляется путем удержания их и использования по усмотрению налогоплательщика. Как налог, так и страховые взносы составляют установленную законом часть прибыли, полученной на- логоплательщиком в результате трудовой или иной деятельности, которую он и должен внести в бюджет и в государственные внебюджетные фонды. Эти средства позволяют государству осуществлять управление обществом, обеспечивать его жизнедеятельность.

Неуплата налогов или страховых взносов в государственные внебюд- жетные фонды лишают государство рычагов управления обществом. Это позволяет утверждать, что налоговые преступления являются государственными преступлениями. Объектом их посягательства являются общественные отношения в сфере государственного управления, а не отношения в сфере экономической деятельности, куда их относит принятый в 1996 г. и введенный в действие с 1 января 1997 года УК РФ (статьи 198, 199), и не в сфере налогообложения, как утверждают некоторые ученые, их нельзя отождеств-лять и с посягательствами на сферу финансовых отношений.

Такого же мнения придерживаются и авторы учебника “Уголовное право” под редакцией И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. Они пишут: “Понимание налога как публично-правовой обязанности, возникающей из закона, позволяет утверждать, что ее неисполнение должно рассматриваться как деяние, совершенное против государства”. Это мнение можно усмотреть и в законодательстве некоторых западных стран. Так, в УК

47 См.: ч. 2 Налогового кодекса Российской Федерации // Собрание законода тельства РФ, № 32, 2000. - ст. 3340.

48 См. об этом: Кучеров И.И. Налоги и криминал. Историко-правовой анализ. -М., 2000.-с. 169-172.

49 См.: Уголовное право. Особенная часть // Учебник для ВУЗов под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. - М., 1998. - с. 266.

38

Испании (Раздел XIV) уголовно наказуемые нарушения налогового законодательства отнесены к категории преступлений против государственной казны и социальной безопасности.50

К преступлениям, посягающим на сферу государственного управления, относит налоговые преступления и А.И. Сотов, который обоснованно утверждает, что: “Основные отличительные признаки данных отношений в том, что они, во-первых, складываются по поводу осуществления государственной власти, а во-вторых, одним из их участников является государственный орган. Принудительное изъятие части собственности граждан в пользу государства есть одна из сфер общественной жизни, где как раз осуществляется публичная власть, а в качестве государственного органа выступает аппарат Госналогинспекций”.51

Аналогичной правовой позиции придерживается и Конституционный Суд РФ. В своем постановлении от 17 декабря 1996 г. № 20-П “По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона РФ от 24 июня 1993 года “О федеральных органах налоговой полиции” он констатирует: “Налог - необходимое условие существования государства, поэтому обязанность платить налоги, закрепленная в статье 57 Конституции Российской Федерации, распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также госу-

См.: Уголовный кодекс Испании /Под ред. и с предисловием Н.Ф. Кузнецовой, Ф.М. Решетникова. - М.: Зерцало, 1998. - с. 97. 51 См.: Сотов А.И. Уголовная ответственность за нарушения налогового за- конодательства // Ваш налоговый адвокат. Советы юристов: сб. статей. Вып. 1.-М.: ФБК-Пресс, 1997.-е. 270-271.

39

дарства”.52

Статья 8 часть 1 Налогового кодекса Российской Федерации определяет налог как обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимае- мый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства (выделено нами - П.Е.) и (или) муниципальных образова-

~ 53 НИИ.

Рассуждения о том, что неуплата налогов причиняет ущерб отношениям не в сфере государственного управления, а в сфере финансовой дея- тельности54, предпринимательской или иной экономической деятельности55, общественным отношениям в сфере хозяйственной деятельности, ориентированной на рыночные отношения56, не определяют главного предназначения налогов, указывают на важные, но не определяющие сферы общественных отношений. Это не позволяет правильно определить сущность налогов и их системы и необходимость самой строгой, а именно, уголовной защиты соответствующих отношений. Неправильное определение объекта налоговых преступлений приводит к недооценке их общественной опасности.

Уголовный кодекс РСФСР, принятый 22 ноября 1926 г. и введенный в действие с 1 января 1927 г., устанавливал, что неплатеж в установленный срок налогов и сборов (ст. 60 УК РСФСР) относится к иным преступлениям против порядка управления. В его первой главе “Преступления государст-

См.: постановление Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. № 20-П // Собрание законодательства РФ, № 1, 1997. - ст. 197.

53 См.: часть 1 Налогового кодекса Российской Федерации // Собрание зако нодательства РФ, № 31, 1998. - ст. 3824.

54 См.: Кучеров И. Налоги и криминал. Историко-правовой анализ. - М., 2000. -с. 172.

55 См.: Волженкин Б. Преступления в сфере экономической деятельности по Уголовным кодексам стран СНГ // Уголовное право, № 1, 1998.- с. 100- 104.

40

венные” раздел 2 был обозначен: “Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления”. В ст. 591 в ч. 1 провозглашалось .’.”Преступлением против порядка управления признается всякое действие, которое, не будучи направлено непосредственно к свержению Советской власти и Рабо-че- Крестьянского Правительства, тем не менее приводит к нарушению пра- вильной деятельности органов управления или народного хозяйства и сопряжено с сопротивлением органам власти и препятствованием их деятельности, неповиновением законам или с иными действиями, вызывающими ослабление силы и авторитета власти”.57

Как видим, даже в СССР, где основой государственного и обществен- ного устройства была государственная и общественная собственность и налоги не могли играть той роли, какую они играют в настоящее время, неуплату налога относили к преступлениям, объектом посягательства в которых были отношения в сфере управления государством.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года уклонение от уплаты налогов рассматривал как преступление только в военное время и относил их к иным государственным преступлениям (ст. 82 УК РСФСР).

Ныне действующий УК РФ, относя налоговые преступления к сфере экономической деятельности, как отмечает И.И. Кучеров, свидетельствует о том, что законодатель в первую очередь принял во внимание их экономическую составляющую. Ведь в результате массового уклонения от уплаты налогов государство утрачивает платежеспособность, следовательно, основной ущерб причиняется именно его финансовой деятельности, а не системе

со

управления”. Здесь наглядно видно, что из правильной
посылки

56 См.: Кондрашков Н.Н. Проблемы ответственности за хозяйственные пре ступления. Ответы на вопросы // Законность, № 8, 1994.- с. 29-30.

57 См.: Уголовный кодекс РСФСР. - М.: Государственное издательство юри дической литературы, 1950. - с. 52-53.

58 См.: Кучеров И.И. Налоги и криминал. Историко-правовой анализ. - М., 2000.-с. 171-172.

41

И.И. Кучеров делает усеченный вывод, опуская главное, чему причиняется ущерб, а именно сфере государственного управления.

Интересны ответы практических работников на вопрос № 30 анкеты- интервью: “объект преступления: отношения в сфере финансовой деятельности; в сфере налогообложения; в сфере предпринимательской деятельности; в сфере государственного управления обществом (нужное подчеркнуть). Изложите свое мнение - почему так определили объект преступления”.

Опрошенные респонденты ответили: в сфере финансовой деятельности - 47 %; в сфере налогообложения - 76 %; в сфере предпринимательской деятельности - 30 %; в сфере государственного управления обществом — 15 %. Многие респонденты подчеркнули сразу 2-3-4 объекта, полагая, что все из отмеченных (подчеркнутых) являются объектом преступного посягательства. И это не удивительно. Ученые в области материального уголовного права не имеют единого мнения, как отмечено выше.

В большинстве анкет-интервью респонденты не ответили на пожелания изложить свои мнения - почему так определили объект преступления. Но там, где есть такие ответы, они звучат так: те, кто подчеркнул в сфере налогообложения, полагают, что в данном случае преступное посягательство направлено на отношения, регулируемые налоговым законодательством; респондент, подчеркнувший все пункты одновременно, ответил: налоговые преступления затрагивают все указанные отношения; респондент, подчеркнувший - в сфере налогообложения и в сфере государственного управления обществом - объяснил схематически: налог -> бюджет —> существование госу- дарства; респонденты, подчеркнувшие - в сфере государственного управления обществом - объяснили, что это деяние посягает прежде всего на нормальный процесс реализации функций государственного управления, его обеспеченность в материальном отношении.

Судя по ответам, многие практические работники не смогли глубоко вникнуть в сущность вопроса. Многие, видимо, не четко себе представляют

42

различие между объектом преступления и предметом преступления. Встретилось несколько ответов, смысл которых сводился к тому, что вопрос оказался не понятен. Один из респондентов в пылу откровенности ответил довольно эмоционально, дословно: “Ну, ребята, вы даете, а это-то зачем?!”. Это был следователь УФСНП России по Волгоградской области. Стаж работы свыше 10 лет, расследовал более 20 уголовных дел, квалифицированных статьями 198 и 199 УК РФ.

Ответы респондентов на вопрос № 30 анкеты-интервью позволяет сделать вывод, что этот вопрос должен решаться не большинством голосов следователей, а аргументацией ответов. Эта аргументация позволяет нам убежденно утверждать о том, что объектом преступления по статьям 198 и 199 УК РФ являются отношения в сфере государственного управления обществом.

Заслуживают внимания и многие ответы следователей на вопрос анкеты № 33 о путях совершенствования уголовного законодательства, регламентирующего ответственность за налоговые преступления. Они сводятся к следующему:

  1. Ужесточить санкции за совершение налоговых преступлений. Ввести дополнительную меру наказания по статьям 198 и 199 УК России - кон- фискацию имущества, а также увеличить сроки наказания.
  2. Отказаться от приравнивания налоговых преступлений к общеуго- ловным - это особая категория преступлений.
  3. Предусмотреть, что преступления, предусмотренные статьями 198 и 199 УК РФ, могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом, а также по неосторожности.
  4. Все части статей 198 и 199 УК РФ признать тяжкими преступлениями. Оставить один вид наказания в виде лишения свободы.
  5. Не со всеми предложениями следователей, высказанными на тридцать третий вопрос анкеты о совершенствовании уголовного законодательства,

43

регламентирующего ответственность за налоговые преступления, можно согласиться. Но предложения об усилении ответственности и наказания будут вполне обоснованными, если согласиться с тем, что объектом преступления являются общественные отношения в сфере государственного управления обществом.

Здесь же вполне уместным может быть ответ того же следователя из УФСНП России по Волгоградской области, который на тридцать третий вопрос ответил: “Всегда считал, что законодательство у нас хорошее, только его необходимо исполнять и дать возможность это делать следователю, но до правового государства нам далеко, поэтому нет смысла пересаживаться в новую машину, когда на старой ездить не научились”!

Применительно к делам о налоговых преступлениях объектом престу- пления, как уже было показано выше, являются отношения, складывающиеся в сфере государственного управления.

Действительно, глава 2 Конституции Российской Федерации, опреде- ляющая правовой статус личности в Российской Федерации, содержит только три конституционно установленные обязанности: платить законно установленные налоги и сборы (статья 57), сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (статья 58), защищать Отечество (статья 59). Экологические преступления отнесены Уголовным кодексом России к разделу IX (Преступления против общественной безопасности и общественного порядка), уклонение от прохождения военной службы - к разделу X (Преступления против государственной власти). Отнесение вместе с этим уклонения от уплаты налогов к разделу VIII (Преступления в сфере экономики) представляется недостаточно обоснованным.

Налоговые преступления должны быть отнесены к категории государ- ственных преступлений и установлена более строгая защита отношений, нарушаемых в данной сфере.

Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 4 июля 1997 г. № 8

44

так оценил налоговые преступления: “Общественная опасность уклонения от уплаты налогов заключается в умышленном невыполнении конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы (статья 57 Конституции Российской Федерации), что влечет непоступление денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации”.59

Предметом налоговых преступлений являются незаконно удерживаемые налогоплательщиком денежные средства, которые должны поступить в казну. Поэтому вывод может быть однозначным - налоговые преступления, предусмотренные статьями 198 и 199 УК РФ, являются материальными, а не формальными составами преступлений.60

Объективная сторона налоговых преступлений выражается в неуплате налогов, сумма которых составляет крупный или особо крупный размер, в установленные законом сроки. Данное преступление может быть только умышленным, поэтому, чтобы усилить, сделать более четким понимание наличия умысла законодатель назвал такую неуплату налогов как “Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды” (ст. 198 УК РФ), “Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации” (ст. 199 УК РФ). Включение термина “уклонение” в название преступления подчеркивает обязательность наличия умысла при совершении преступления, уклоняться без умысла невозможно.

Указание в законе на уклонение от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды путем: а) непредставления

59 См.: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 4 июля 1997 г. № 8 // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 9, 1997. - с. 4.

60 В литературе же можно встретить суждения о том, что налоговые преступ ления являются формальными составами. См., например: Куприянов А.А., Бабаев Б.М. Научно-практический комментарий налоговых статей нового Уголовного кодекса // Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации. Вып. 1(3). - М.: ФБК-Пресс, 1998. - с. 67; Кучеров И.И. Налоги и криминал. Историко-правовой анализ. - М., 2000. - с. 250-251.

45

декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной; б) включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах; в) либо иным способом (ст. 198 УК РФ); г) включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах и расходах; в) либо иным способом (ст. 199 УК РФ) породило необоснованное, на наш взгляд, отнесение указанных действий к способам совершения налоговых преступлений или способам уклонения от уплаты налогов. В литературе делаются попытки их классификации именно в таком понимании.

Как уже было показано выше, в соответствии со статьей 45 части 1 Налогового Кодекса Российской Федерации обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика, а при уплате налогов наличными денежными средствами - с момента внесения денежной суммы в счет уплаты налога в банк или кассу органа местного самоуправления либо организацию связи Государственного комитета Российской Федерации по связи и информатизации . Следовательно, способов уплаты налога самим налогоплательщиком только два: перечисление денежных средств в сумме, соответствующей имеющемуся у него объекту налогообложения и определяемой на- логовым законодательством, со своего счета в банке либо внесение аналогичной суммы наличных денег в счет уплаты налога в банк или кассу органа местного самоуправления либо организацию связи Государственного коми-

61 См.: Ивенин К.Н. Способы сокрытия доходов от налогообложения и методы их обнаружения // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности на современном этапе. - Нижний Новгород: НВШМ МВД России, 1992. -с.59; Макаров Д. Экономические аспекты теневой экономики в России // Вопросы экономики, № 3, 1998. - с. 41; Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики /Под ред. В.Д. Грабовского, А.Ф. Лубина. -Нижний Новгород, 1996. - с. 225- 227; Кучеров И.И. Налоги и криминал. Ис-торико-правовой анализ. - М., 2000. - с. 215-216.

46

тета Российской Федерации по связи и информатизации. Способ же уклонения от уплаты налогов только один - это невыполнение вышеуказанных действий.

Указанные в законе “непредставление декларации о доходах”, “вклю- чение в декларацию заведомо искаженных данных о доходах и расходах”, “либо иным способом” (ст. 198 УК РФ) или “включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах и расходах”, “либо иным способом” (ст. 199 УК РФ) представляют из себя по своей сути лишь действия, направленные на уход от уголовной ответственности, способы обмана налоговых органов.

Следует помнить о том, что обвиняемый не несет ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от них. Это способ его защиты. Аналогично и непредставление или представление недостоверных дан- ных является способом защиты, способом ухода от уголовной ответственности и не более.

Однако, когда мы определяем предмет доказывания при расследовании конкретного уголовного дела о неуплате налога в крупном размере, мы должны исследовать и способы ухода от уголовной ответственности за неуплату налога, так как это поможет не только проникнуть в сущность явления, но и конкретизировать все элементы, входящие в предмет доказывания, предусмотренные статьей 73 УПК РФ (ст. 68 УПК РСФСР), позволит суду точнее определить не только степень вины, но и точнее определить размер наказания. Наказание за налоговое преступление должно соответствовать тяжести и общественной опасности деяния.

Поэтому правильным было бы сформулировать диспозиции статей 198 и 199 УК РФ аналогично диспозиции статьи 194 УК РФ (Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического

См.: Статья 45 части 1 Налогового Кодекса РФ // Собрание законодательства РФ, №31, 3.08.1998. - ст. 3824.

47

лица).

В этом случае диспозиция статьи 198 УК РФ могла бы быть сформу- лирована следующим образом: уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, совершенное в крупном размере, наказывается и далее по тексту статьи.

Аналогично диспозиция статьи 199 УК РФ может выглядеть так: ук- лонение от уплаты налогов с организации, а равно от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации, совершенное в крупном размере, наказывается и далее по тексту статьи.

Исследование при предварительном расследовании действий обви- няемых, направленных на обман налоговых органов путем непредставления декларации о доходах, включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах и расходах, включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах и расходах либо иным способом по сути будет характеризовать наличие умысла в совершении налогового преступления и время его возникновения.

1.3. Содержание предмета доказывания по делам о налоговых преступлениях

Предмет доказывания и состав преступления тесно взаимосвязаны. Рассмотрение предмета доказывания вне связи с составом преступления не представляется возможным.

В УПК РФ предмет доказывания в общем плане определен статьей 73. Статья озаглавлена: “Обстоятельства, подлежащие доказыванию”. Она гласит:

“1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) 3) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и 4)

48

мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) 5) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 6) 7) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 8) 9) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 10) 11) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. 12) 2. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие со- вершению преступления.”.63

В налоговых преступлениях предметом посягательства будут денежные средства, удерживаемые налогоплательщиком, которые должны посту- пить в бюджет или в государственные внебюджетные фонды.64

Применительно к предмету доказывания событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления) со- ставляет установление объекта и объективной стороны состава преступления.

Определяя время совершения налоговых преступлений, следует иметь в виду время внесения налогов и страховых взносов, установленные законом. Пропуск сроков внесения налогов и страховых взносов ставит под угрозу выполнение функций по управлению государством из-за отсутствия необходимых средств. Каждый налог, в удержании которого обвиняется налогоплательщик, а также взнос в государственный внебюджетный фонд, с каждого объекта налогообложения, имеющегося у налогоплательщика, должен быть подтвержден ссылкой на соответствующий закон, устанавливающий срок уплаты соответствующих налогов (взносов).

Способ совершения налоговых преступлений состоит в удержании

См.: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Россий- ская газета, № 249 - 22.12.2001.

49

средств налогоплательщиком и не внесении их в бюджет и страховые государственные внебюджетные фонды в срок, установленный законом. В соответствии со статьей 45 части 1 Налогового Кодекса Российской Федерации обязанность по уплате налога считается исполненной налогоплательщиком с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогоплательщика, а при уплате налогов наличными денежными средствами - с момента внесения денежной суммы в счет уплаты налога в банк или кассу органа местного самоуправления либо организацию связи Государственного комитета Российской Федерации по связи и информатизации65. Следовательно, способов уплаты налога самим налогоплательщиком только два: перечисление денежных средств в сумме, соответствующей имеющемуся у него объекту налогообложения и определяемой налоговым законодательством, со своего счета в банке либо внесение аналогичной суммы наличных денег в счет уплаты налога в банк или кассу органа местного самоуправления либо организацию связи Государственного комитета Российской Федерации по связи и информатизации. Способ уклонения от уплаты налогов только один - это невыполнение вышеуказанных действий.

Местом совершения преступления в налоговой сфере будет место ре- гистрации налогоплательщика, место его нахождения. Эти оба места должны быть бесспорно установлены.

Авторы Методических рекомендаций Генеральной прокуратуры вполне справедливо отмечают, что вопросы, связанные с предметом доказы- вания, относящиеся к событию преступления, в материалах дела должны быть бесспорно установлены применительно к юридическому лицу (а по нашему мнению, в своей большей части и применительно к физическому лицу),

64 См. об этом: Кучеров И.И. Налоги и криминал. Историко-правовой анализ. -М., 2000.-с. 185.

50

в следующих параметрах:

  1. Полное наименование и фактический адрес организации (или физи ческого лица) - налогоплательщика;

подтвержденные документами данные, кто является ее учредителем, каков ее адрес по учредительным документам, когда и где она прошла государственную регистрацию;

в какой государственной налоговой инспекции она состоит на налоговом учете, каков ее индивидуальный идентификационный номер налогопла- тельщика; прошел ли плательщик страховых взносов регистрацию;

к какой категории плательщиков налога организация относится;

кто был руководителем и главным бухгалтером организации в течение налоговых периодов, когда совершено сокрытие объектов налогообложения, и к моменту истечения сроков уплаты налогов и взносов.

  1. Какие объекты из облагаемых налогами и страховыми взносами были скрыты от налогообложения или по каким объектам налоговая база за- нижена, было ли совершено при этом сокрытие одного или нескольких объектов.
  2. Какими способами совершено уклонение от уплаты налогов и взносов (а по нашему мнению, какими способами пытался налогоплательщик уй- ти от ответственности):

3.1. Совершено ли занижение доходов или (и) искажение (завышение или занижение) данных о расходах либо уклонение от уплаты налогов и взносов иными способами. 3.2. 3.3. Состоялось ли перечисление плательщиком налогов и взносов в меньшей сумме или они вообще не были перечислены в бюджеты и в государственные внебюджетные фонды. 3.4. 3.5. В каких бухгалтерских документах искажены данные о доходах 3.6. 65 См.: Статью 45 части 1 Налогового Кодекса РФ // Собрание законодательства РФ, №31, 1998. - ст. 3824.

51

или расходах либо с использованием каких конкретно бухгалтерских документов совершено уклонение от уплаты налогов и взносов иными способами:

искажены ли эти данные только в налоговых декларациях, но правильно отражены в документах бухгалтерской отчетности; если да, то в каких строках и графах декларации совершено искажение и в каком размере;

не были ли они искажены одновременно в налоговых декларациях и в бухгалтерских отчетах, представленных в налоговую инспекцию, но пра- вильно отражены в балансовых счетах и документах аналитического учета;

не были ли они искажены одновременно в налоговых декларациях, в бухгалтерской отчетности, счетах баланса, но были правильно отражены в первичных учетных документах;

не начиналось ли с первичных документов искажение данных о доходах или расходах либо сокрытие других данных, учитываемых при исчисле- нии налогов и страховых взносов, с последующим включением этих искаженных данных в вышеназванные документы;

не скрывались ли эти же данные путем несоставления первичных учетных документов, когда и кто эти документы должен был составить;

если использованы иные способы уклонения от уплаты налогов или страховых взносов, то в чем они заключались.

Отмеченные обстоятельства не являются уголовно наказуемыми, вместе с тем их установление позволит более наглядно представить не только умысел и время его возникновения, но и степень общественной опасности лица, совершившего уклонение от уплаты налогов и страховых взносов.

3.4. Какими нормативными актами и какой порядок отражения в бух- галтерских документах данных о доходах или расходах, а также иных сведений, учитываемых при исчислении налогов и страховых взносов, предусмотрен в каждой из указанных ситуаций.

  1. В какое время совершены все действия по уклонению от уплаты на- логов и страховых взносов:

52

4.1. Какие сроки установлены для уплаты налогов и страховых взносов данному плательщику и какими нормативными и иными документами; 4.2. 4.3. Когда были включены в бухгалтерские документы искаженные данные о доходах или расходах; 4.4. 4.5. Если искажение данных о доходах или расходах было совершено путем несоставления первичных учетных документов, то когда совершены хозяйственные операции, не учтенные в этих документах, и когда эти документы необходимо было составить. В каких налоговых документах совершено уклонение от уплаты налогов и страховых взносов. 4.6.

  1. В каком размере скрыты объекты налогообложения либо данные, используемые при начислении страховых взносов, к каждому сроку платежа.
  2. Какую ставку налога необходимо было применить по каждому скрытому объекту налогообложения к каждому сроку платежа; правильно ли применил ее налоговый инспектор; обоснованно ли ее применение к данной хозяйственной операции ссылкой на соответствующие нормативные акты.
  3. Если было совершено уклонение от уплаты страховых взносов в госу- дарственные внебюджетные фонды, то какой тариф и каким федеральным законом для данного отчетного периода был установлен.

  4. В какой сумме не были уплачены налоги и страховые взносы к каж- дому сроку платежа.
  5. Какой минимальный размер оплаты труда был установлен в период, когда истекали сроки уплаты налогов или страховых взносов.
  6. В каком соотношении сумма неуплаченных налогов и страховых взносов находится с минимальным размером оплаты труда. Является ли уклонение от уплаты налогов и страховых взносов уголовно наказуемым.66
  7. Проведенное анкетное интервьюирование следователей налоговой полиции 73 регионов страны на вопрос: “кто может быть субъектом преступления по статьям 198 и 199 УК РФ, ответили:

53

  • руководитель-распорядитель денежных средств - 82 % респондентов;
  • главный бухгалтер, бухгалтер-обладатель права второй подписи на финансовых документах - 75 %;
  • другие лица, на которых возложена обязанность ведения бухгалтер- ского учета, но которые не наделены правом распоряжения денежными средствами, в том числе и правом уплаты налогов - 53 %.
  • К этому, как правило, респонденты в примечании указывают: другие лица могут быть субъектами преступления в случае, когда они фактически исполняют обязанности руководителя или главного бухгалтера с правом второй подписи. Такое примечание фактически устраняет других лиц из числа субъектов преступления. Другие лица, будучи назначенными официально исполнять обязанности руководителя или главного бухгалтера, при оформлении такого назначения приказом фактически становятся такими руководителями.

Из всех этих рассуждений вывод один: субъектом преступления может быть лицо, обязанное по закону уплачивать налоги - владелец, распоря- дитель кредитов и главный бухгалтер, если он является обладателем права второй подписи на финансовых документах. Если его подпись не обязательна, то он может не быть субъектом преступления.

Перечисленные выше рекомендации по установлению элементов предмета доказывания были предметом проверки по конкретным уголовным делам путем анкетного изучения уголовных дел. Причем каждый следователь, заполнивший анкету-интервью, одновременно заполнил и анкету на расследованное им же уголовное дело. При этом для объективности анкета-интервью была безличностной, так же и анкета на уголовное дело не имеет указаний на лицо, ее заполнившее, без указания лица, расследовавшего уголовное дело.

См.: Методические рекомендации Генеральной прокуратуры. - с. 25-28.

54

Всего заанкетировано 376 уголовных дел. Анкета озаглавлена: “Анкета на изученное уголовное дело на предмет соблюдения требований УПК РСФСР по исследованию предмета и пределов доказывания и обоснованности привлечения к уголовной ответственности в качестве обвиняемого по преступлениям, предусмотренным статьями 198 и 199 УК РФ”.

Анализ результатов анкетирования уголовных дел позволил зафикси- ровать следующие данные:

  1. Основное количество уголовных дел было окончено расследованием с направлением в суд с обвинительным заключением - 51,1 % уголовных дел; прекращено по статье 7 УПК РСФСР - 39,5 %; прекращено по статье 6 и пункту 4 части первой статьи 5 УПК РСФСР - 2,3 %, нет информации в анкетах - 4,6 %.
  2. Если уголовное дело возвращалось на доследование, то, как указали лица, заполнявшие анкету, причиной к возвращению к доследованию были:
  • необходимость дополнительного допроса понятых;
  • необходимость допроса руководителей предприятия;
  • необходимость проведения встречной проверки;
  • необоснованный расчет сумм неуплаченных налогов и страховых взносов;
  • за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления;
  • не приобщен к материалам дела баланс предприятия.
    1. Событие преступления:

а) уклонение от уплаты налога гражданина - 23,3 % уголовных дел;

б) уклонение от уплаты налога с организации - 76,7 % уголовных дел.

  1. Способы уклонения от уплаты налогов и сборов с организации:

а) путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах и расходах - 41,8 % уголовных дел;

б) иным способом - 30,2 % уголовных дел;

55

в) не отражен способ уклонения, может быть, его не было - 27,9 % уголовных дел.

  1. Уклонение от уплаты налогов:

а) состоялось перечисление налогоплательщиком налогов и взносов в меньшей сумме - 44,2 % уголовных дел;

б) вообще не были перечислены в государственный бюджет и вне бюджетные фонды налоги и взносы - 34,9 %;

в) нет сведений о перечислении - 20,9 %.

  1. Искажены данные о доходах и расходах:

а) в налоговых декларациях - 27,9 % уголовных дел;

б) в бухгалтерских отчетах, представленных в налоговую инспекцию - 48,8 % уголовных дел;

в) в статьях баланса и документах аналитического учета - 20,9 % уго ловных дел;

г) в первичных документах - 25,6 % уголовных дел.

  1. Основным способом установления размера ущерба, причиненного неуплатой налогов и страховых взносов, отраженным в анкетах по уголовным делам, является акт документальной проверки.
  2. В уголовных делах, как явствует из анкет, имеются выписки из норм закона, инструкций, ведомственных актов, нарушенных обвиняемым. Это отмечено в 86 % анкет, отсутствует информация в 14 % анкет.
  3. Вторым элементом предмета доказывания, как отмечено в ст. 73 УПК РФ, является виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы. Применительно к материальному уголовному праву это означает, что должен быть установлен субъект преступления - лицо, его совершившее, и субъективная сторона преступления - вина, ее форма и мотив.

Раскрывая понятие субъекта преступления по делам о налоговых пре- ступлениях, следует установить конкретное лицо, обязанное выполнить требования закона об уплате налога и страхового взноса в сроки, установленные

56

законом. По анкетам, заполненным по уголовным делам, субъектом преступления являются:

а) руководитель предприятия - в 62,7 % уголовных дел;

б) главный бухгалтер - в 20,9 % уголовных дел;

в) другое лицо - в 16,4 % уголовных дел.

Как отмечено выше, это преступление может быть совершено и ответ- ственность за него может наступить только тогда, когда лицо действует с прямым умыслом. Уклонение от уплаты налога и страховых взносов с иной формой вины не может быть, а следовательно, не может быть и уголовной ответственности.

В проведенном анкетном интервьюировании следователей на вопрос 28: субъективная сторона: умысел - прямой, лица, обязанного по закону уп- лачивать налоги: да, нет (нужное подчеркнуть) 95 % респондентов ответили

  • да, 3 % ответили - нет. Видимо, эти 3 % имели в виду, что возможно со вершение этого преступления и с другой формой вины, но это заблуждение. Если нет прямого умысла в совершении этого преступления, то нет и самого преступления.

На вопрос 29 - характер умысла других лиц: прямой, косвенный, не- осторожность (нужное подчеркнуть) респонденты ответили: прямой умысел

  • 22 %; косвенный умысел - 52 %; неосторожность - 7 %. Правильное пони мание ответов на этот вопрос может быть достигнуто с учетом примечаний к ответам на вопрос № 27. Респонденты под другими лицами понимают лишь лиц, временно назначенных исполнять обязанность распорядителя кредитов и главного бухгалтера. Такое назначение произведено установленным поряд ком изданием приказов уполномоченными на то лицами.

Выясняя ответственное лицо - субъект преступления, необходимо до- казать:

  1. Кто перечислил в бюджет налог и страховые взносы в государст- венные внебюджетные фонды не в полной сумме или не перечислил их во-

57

все;

  1. Кем подписаны, составлены налоговые декларации, документы бухгалтерской отчетности, в которых искажены данные о доходах (расходах), либо совершено уклонение от уплаты налогов и страховых взносов иным способом;
  2. Кем внесены в регистры бухгалтерского учета искаженные сведения о доходах или расходах;
  3. Кем составлены, подписаны первичные учетные документы, в которые внесены искаженные данные о доходах и расходах, а также расчетные ведомости, данные в которых учитываются при исчислении страховых взносов;
  4. Когда и кто должен был составить отсутствующие первичные до- кументы, в которых необходимо было отразить сведения о доходах и расходах. По какой причине эти документы не были составлены;
  5. Кто организовал уклонение от уплаты налогов и страховых взно- сов.67
  6. В уголовном деле должны содержаться выписки из инструкций (нор- мативных актов) об обязанностях руководителя, главного бухгалтера, иных лиц, копии приказов об их назначении на должность.

О наличии умысла на уклонение от уплаты налогов и страховых взносов будет свидетельствовать прежде всего неуплата налога и страховых взносов в срок, установленный законом. Если подозревается группа лиц в уклонении от уплаты налогов и страховых взносов, то необходимо установить, имелся ли сговор на уклонение от уплаты между руководителями организации и исполнителями документов, в которых искажены данные о доходах и расходах.

При доказывании обстоятельств, смягчающих или отягчающих нака-

67 См. об этом: Методические рекомендации Генеральной прокуратуры. - с. 30.

58

зание, следует исследовать и подтвердить собранными доказательствами все обстоятельства, предусмотренные статьей 61 УК РФ, как смягчающие наказание, так и предусмотренные статьей 63 УК РФ, как отягчающие наказание.

Одним из основных доказательств, подтверждающих размер ущерба - суммы неуплаченных налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, являются акты налоговых проверок. В соответствии с п. 3 статьи 100 части первой Налогового кодекса Российской Федерации, форма и требования к составлению акта налоговой проверки устанавливаются Министерством Российской Федерации по налогам и сборам.

В настоящее время действует инструкция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.04.2000 г. № 60 “О порядке составления акта выездной налоговой проверки и производства по делу о нарушениях законодательства о налогах и сборах”, утвержденная приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.04.2000 г. № АП-3-16/138, зарегистрированным в Минюсте России 7 июня 2000 г. за № 2259.

В акте налоговой проверки факты налоговых правонарушений должны быть обоснованы ссылками на закон.

Каждый факт налогового правонарушения должен быть подтвержден документами.

В соответствии с п. 5 статьи 100 части первой Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик вправе представить в налоговый орган свои письменные возражения по акту налоговой проверки в целом или по его отдельным положениям в двухнедельный срок. Как отмечают авторы Методических рекомендаций Генеральной прокуратуры, и мы полагаем, правильно, несмотря на то, что объяснения и возражения налогоплательщика уже проверялись в процессе производства по делу о налоговом правонарушении, следователь (орган дознания) обязан проверить их при расследовании уголовного дела. Если они к моменту окончания расследования по иску налогоплательщика оценены арбитражным судом, к уголовному делу необхо-

59

димо приобщить решение суда, как документ, содержащий судебную оценку доводов налогоплательщика.

Если арбитражный суд еще не рассмотрел иск лица, привлекаемого к уголовной ответственности за налоговое преступление, сумма ущерба по которому оспаривается в суде и может повлечь освобождение от уголовной ответственности по реабилитирующим основаниям, следователю необходимо принять меры к сбору других дополнительных доказательств.

Если дополнительные доказательства собрать не удается, по делу должно быть принято решение исходя из имеющейся совокупности доказательств.

По УПК РСФСР (1960 г.) “обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния” и “обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания” не были непосредственно обозначены в статье 68 УПК РСФСР как обстоятельства, подлежащие доказыванию, о них имелись упоминания в Уголовном кодексе РФ (Раздел IV. Освобождение от уголовной ответственности и от наказания, соответственно главы 11, 12, 13 УК РФ, примечание 2 к статье 198 УК РФ применительно к налоговым преступлениям и другие), в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР об этом шла речь в статьях 5 (обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу), статьях 6-9 и других статьях УПК РСФСР, но считалось само собой разумеющимся, что без доказывания наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных этими статьями, принимать окончательных решений по уголовному делу недопустимо. Их наличие, как правило, обязывало принять решение о прекращении уголовного дела.

Включение в статью 73 УПК РФ в качестве обстоятельств, подлежащих доказыванию, пункта 5 (обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния) и пункта 7 (обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания) усилило ка-

60

тегоричность предписания о необходимости доказывания этих обстоятельств и поддержало точку зрения о том, что по уголовному делу не может наличествовать множественность предметов доказывания. Включение этих обстоятельств в перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию, подчеркнуло единство родового понятия предмета доказывания. Наличие же особенностей предмета и особенно пределов доказывания на различных стадиях уголовного процесса, по различным категориям уголовных дел лишь подчеркивает специфику деятельности по доказыванию, нацеливает на дальнейшую разработку тактики и методики доказывания как на различных стадиях уголовного дела, так и по различным категориям уголовных дел.

Здесь необходимо провести разграничение обстоятельств, предусмот- ренных п. 5 и п. 7 части первой статьи 73 УПК РФ. Если установлено наличие обстоятельств, предусмотренных п. 5 (обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния), решение по уголовному делу может быть только однозначным, уголовное дело и уголовное преследование подлежит прекращению. Об этом свидетельствует категоричность предписания закона, не позволяющая двояко толковать требования п. 5 части первой ст. 73 УПК РФ.

Наличие обстоятельств, предусмотренных п. 7 части первой ст. 73 УПК РФ (обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания), требует от правоприменителя взвешенного подхода к принятию решения. Установление этих обстоятельств позволяет правоприменителю принять и прямо противоположные решения. К такому выводу нас приводит употребление глагола “могут”, из чего следует, что при определенных обстоятельствах правоприменителю дозволено принять как решение об освобождении от уголовной ответственности и наказания, так и прямо противоположное - не освобождать от ответственности или наказания.

Подлежат установлению обстоятельства, способствовавшие соверше-

61 нию преступления. Их установление входит в предмет доказывания.

Следует отметить, что законодатель внес существенные уточнения в определение обстоятельств, способствующих совершению преступления. Употребляя термин “установление”, а не “доказывание”, законодатель разграничивает сущностные явления от сопутствующих применительно к предмету доказывания.

Кроме того, законодатель заменил термины “причины и условия” на “обстоятельства”, способствовавшие совершению преступления. Это, по нашему мнению, вполне обоснованно. Употребляемые термины “причины и условия”, способствовавшие совершению преступления, теснейшим образом связаны с “причинами и условиями” совершения преступления, то есть связаны с сущностью самого расследуемого и рассматриваемого преступления. В практической же деятельности, как правило, удавалось установить обстоятельства, способствующие совершению преступления, а причины и условия чаще всего оставались не установленными. Тем не менее “обстоятельства, способствующие совершению преступления”, входят в предмет доказывания, хотя определяют и сопутствующие совершению преступления обстоятельства. То есть законодатель относит к обстоятельствам, входящим в предмет доказывания, и обстоятельства, сопутствующие совершению преступления, так как они входят в одно направление, обеспечивающее эффективность применения норм материального уголовного права.

Специфика преступлений, выражающихся в уклонении от уплаты на- логов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, состоит в том, что здесь имеет место не противоправное изъятие денежных средств, а их удержание. Соответственно обстоятельства, способствовавшие совершению такого рода преступлений, имеют свою специфику.

Сбор налогов и страховых взносов осуществляется специально на то уполномоченными органами. В их обязанности входит не только сбор налогов и страховых взносов, но и понуждение налогоплательщиков к исполне-

62

нию возложенных на них обязанностей по уплате соответствующих налогов в бюджет и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.

Конечно, неисполнение или недобросовестное исполнение органами, обязанными к понуждению к оплате налогов и страховых взносов, не снимает с налогоплательщиков обязанности и не освобождает от ответственности. В том числе и уголовной, за неуплату в срок налогов и страховых взносов.

Вместе с тем добросовестное исполнение налоговыми органами своих обязанностей не исключило, но способствовало бы сокращению случаев криминального поведения отдельных налогоплательщиков.

63

Глава 2. Привлечение в качестве обвиняемого по делам о налоговых преступлениях

2.1. Понятие и основания привлечения в качестве обвиняемого

Обвинение и привлечение в качестве обвиняемого является одним из основных методов борьбы с преступностью.68 В актах применения права организующая деятельность субъектов материальных и процессуальных юридических отношений получает свое конкретное выражение и предметно воплощается в виде того или иного правоприменительного решения.69 При предварительном расследовании таким актом является решение о привлечении к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, которое оформляется путем вынесения постановления (часть 1 ст. 171 УПК РФ). Содержание постановления определено частью 2 ст. 171 УПК РФ.

Рассмотрим более подробно основания привлечения лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

Если при возбуждении уголовного дела в качестве основания закон рассматривает наличие “достаточных данных, указывающих на признаки преступления” (часть 2 статьи 140 УПК РФ), то привлечение лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого может быть осуществлено “при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления” (часть 1 статьи 171 УПК РФ) (выделено нами - П.Е.). О наличии преступления можно говорить только тогда, когда достаточной совокупностью собранных доказательств подтверждены все элементы состава преступления.

Преступление и все элементы, его составляющие, к моменту решения вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обви-

68См. об этом: Альперт С.А. Субъекты уголовного процесса. - Харьков, 1997.

-с. 25.

64

няемого должны быть доказаны собранными доказательствами в той мере, чтобы предмет доказывания, предусмотренный статьей 73 УПК РФ, был подтвержден этой же совокупностью доказательств с тем, чтобы собранные доказательства были использованы в объеме, обеспечивающем и позволяющим лицу, принимающему решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, быть убежденным в наличии преступления, предусмотренного определенной статьей Уголовного кодекса, и в виновности конкретного лица в его совершении.

Событием налогового преступления (п. 1 части 1 ст. 73 УПК РФ) является неуплата налогов, сумма которых составляет крупный или особо крупный размер, в установленные законом сроки.

Эта же мысль четко выражена в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов”. Часть вторая пункта 1 этого постановления гласит: “В соответствии со ст. ст. 198, 199 УК РФ обязательным условием наступления уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов, которое может выражаться как в действиях, так и в бездействии, является крупный или особо крупный размер неуплаченного налога”. А пункт 5 этого постановления констатирует: “Преступления, предусмотренные ст.ст. 198 и 199 УК РФ, считаются оконченными с момента фактической неуплаты налога за соответствующий налогооблагаемый период в срок, установленный налоговым законодательством” .70

Такое указание Пленума Верховного Суда РФ позволяет утверждать, что все рассуждения ученых о том, что моментом окончания преступлений, предусмотренных статьями 198 и 199 УК РФ следует считать момент, когда в

69 См.: Гревцов Ю.И. Правовые отношения и осуществление права. - Л., 1987. -с.51

65

установленные сроки не представлена в налоговые органы декларация о доходах или когда представлена декларация, содержащая искаженные сведения, либо документы (расчет суммы налога, бухгалтерские отчеты и балансы), содержащие недостоверные сведения об объектах налогообложения и

71

размерах подлежащего уплате налога и т.п., не могут быть приняты, так как эти обстоятельства сами по себе преступными не являются.

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 198 УК РФ, яв- ляется физическое лицо (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин или лицо без гражданства), вменяемое, достигшее 16-летнего возраста, имеющее облагаемый налогом доход и обязанное в соответствии с налоговым законодательством платить законно установленные налоги и (или) сборы.

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 199 УК РФ, могут быть руководитель организации-налогоплательщика и главный (старший) бухгалтер, лица, фактически выполнявшие обязанности руководителя и главного (старшего) бухгалтера, а также иные служащие организации-налогоплательщика, которые в соответствии с законом, уставом или учредительным договором осуществляют распоряжение денежными средствами организации-налогоплательщика.

В этой связи нельзя полностью согласиться с указаниями Пленума

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 8 // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997 г., № 9 - с. 4.

71 См., например: Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России. Учебник. Общая и особенная части /Под ред. В.П. Ревина. -М, 1998. - с. 289; Комментарий к УК РФ /Под ред. В.И. Радченко. -М: Вердикт, 1996. - с. 335; Российское уголовное право. Общая часть: учебник /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М.: Спарк, 1997. - с. 217; Руководство для следователей /Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. - М: Норма, 1997. - с. 549; Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Особенная часть /Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: Норма, 1997. - с. 224-226; Комментарий к Уголовному кодексу РФ /Под ред А.В. Наумова.- М.: Юрист, 1997.- с. 479-482.

66 Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. о том, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, является физическое лицо (гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства), достигшее шестнадцатилетнего возраста, имеющее облагаемый налогом доход и обязанное в соответствии с законодательством представлять в целях исчисления и уплаты налога в органы налоговой службы декларацию о доходах, а также что к ответственности по ст. 199 УК РФ могут быть привлечены руководитель организации - налогоплательщика и главный (старший) бухгалтер, лица, фактически выполняющие обязанности руководителя и главного (старшего) бухгалтера, а также иные служащие организации - налогоплательщика, включившие в бухгалтерские документы заведомо искаженные данные о доходах или расходах либо скрывшие другие объекты налогообло-

11

жения. Сами по себе такие действия, как непредставление декларации о доходах, включение в декларацию заведомо искаженных данных о доходах и расходах, включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах и расходах либо укрытие от учета других объектов налогообложения, как указывалось выше, не влекут уголовной ответственности.

Как уже было отмечено, уклонение от уплаты налогов может быть со- вершено только умышленно. Мотивом этих преступлений является желание удержать средства, подлежащие оплате в казну в виде налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.

В соответствии с п. 6 части 1 ст. 73 УПК РФ подлежат доказыванию обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание за данный вид преступлений.

Говоря о смягчающих и отягчающих наказание обстоятельствах, следует иметь в виду обстоятельства, предусмотренные статьями 61 и 63 УК РФ. Доказывание наличия этих обстоятельств является обязанностью лица, про-

11

См.: пункты 6 и 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 4 июля 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 9, 1997. - с. 4.

67

изводящего расследование. Ст. 62 УК РФ прямо предусматривает, что наличие смягчающих вину обстоятельств, предусмотренных пунктами “и” и “к”, и при отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Пункт 2 примечания к ст. 198 УК РФ прямо указывает: “Лицо, впервые совершившее преступления, предусмотренные статьями 194, 198, 199 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный ущерб”. Если данное примечание не может быть применено, но лицо способствовало раскрытию преступления, может быть применен п. “и” ст. 61 УК РФ.

Учитывая сказанное, эти обстоятельства должны доказываться при расследовании налоговых преступлений.

П. 4 части 1 статьи 73 УПК РФ требует доказывания характера и раз- мера ущерба, причиненного преступлением. Ущерб от неуплаты налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды должен быть доказан к моменту предъявления обвинения и сформулирован в постановлении. При этом должны быть учтены все объекты налогообложения, указанные в законе. Кроме конкретных объектов налогообложения, указанных в диспозициях статей 198 и 199 УК РФ, к другим объектам налогообложения, как указал Пленум Верховного Суда РФ, помимо доходов (прибыли) относятся стоимость определенных товаров, операции с ценными бумагами, пользование природными ресурсами, добавленная стоимость продукции, ра-бот и услуг, доходы от биржевой и страховой деятельности и прочие.

Часть первая статьи 198 УК РФ в качестве преступления именует ук- лонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, совершенное в крупном размере, а часть

73 См.: п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 4 июля 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 9, 1997. - с. 4.

68

вторая этой статьи - в особо крупном размере.

Крупным размером является неуплаченный налог и (или) страховой взнос, превышающий двести минимальных размеров оплаты труда, а в особо крупном размере - пятьсот минимальных размеров оплаты труда.

Часть первая статьи 199 УК РФ в качестве преступления именует ук- лонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, совершенное в крупном размере, а часть вторая этой статьи — в особо крупном размере.

Крупным размером является неуплаченный налог и (или) страховой взнос, превышающий одну тысячу минимальных размеров оплаты труда, а в особо крупном размере - пять тысяч минимальных размеров труда.

Неуплаченный налог или страховой взнос в размере, не подпадающем под понятие крупный размер п. 1 примечания к статье 198 УК РФ, преступлением не является, а рассматривается как административный проступок. Взыскание накладывается в административном порядке, предусмотренном разделом 6 части 1 Налогового кодекса Российской Федерации, а недоимка взыскивается.

Принимая решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, сле- дователь обязан собрать достаточную совокупность доказательств, убеж- дающую его в наличии преступления и виновности конкретного лица. Это означает, что все обстоятельства, входящие в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ) , раскрывающие все элементы состава преступления, должны быть бесспорно доказаны, только в этом случае у следователя будут все основания вынести постановление о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.75

74 См. об этом: Банин. Предмет доказывания в советском уголовном процессе. - Саратов: изд. Саратовского университета, 1981. - с. 40-97.

См. об этом: Громов Н.А. Институт привлечения к уголовной ответствен- ности. - Саратов: изд. Саратовского университета, 1991. - с. 52-72; Токарева М.Е. Надзор за исполнением законов при привлечении к уголовной ответст-

69

Анкетное изучение 376 уголовных дел приводит к следующим выводам: в анкетах на 86 % уголовных дел отражено, что есть все основания ут- верждать, что привлечение в качестве обвиняемого состоялось обоснованно. В 14 % анкет сделать какой-либо вывод не представилось возможным, так как лица, заполнившие анкеты, не дали ответа на вопрос о том, есть ли основания в изученном уголовном деле для привлечения лица в качестве обвиняемого. Однако на вопрос о том, соблюдены ли требования УПК при составлении постановления о привлечении в качестве обвиняемого, в 97,7 % уголовных дел ответ был положительным и лишь в 2,3 % уголовных дел этот вопрос не получил ответа. Обобщая ответы анкетирования уголовных дел, можно сделать вывод, что в подавляющем большинстве уголовных дел — не менее 97,7 % - обвинение было предъявлено обоснованно.

В постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых отражен правовой и служебный статус обвиняемых в организациях- налогоплательщиках в 88,5 % уголовных дел и лишь в 11,5% этот вопрос не получил отражения.

В постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого в 76,8 % случаях отражены обязанности по организации и ведению бухгалтерского учета, обеспечению его полноты и достоверности, составлению налоговых деклараций. В 23,2 % анкет ответ на этот вопрос отсутствует.

В 83,7 % анкет отмечено, что в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых отражены наименование организации, ее фактический адрес и адрес по учредительным документам, а также правовые нормы, в соот- ветствии с которыми организация является плательщиком конкретных налогов, отражено, когда и где прошла организация государственную регистрацию, где поставлена на налоговый учет и зарегистрирована как плательщик

венности, аресте и обеспечении прав обвиняемых // Организация и методика прокурорского надзора за законностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД. - М., 1997 г. - с. 66.

70

страховых взносов и лишь в 16,3 % такая информация отсутствует.

В 93,1 % уголовных дел, как явствует из анкет, в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых нашли отражение данные о налоговом и отчетном периодах, в течение которого совершено уклонение от уплаты налогов и страховых взносов, имеется дата представления в налоговую инспекцию налоговой декларации с уменьшенной или сокрытой суммой налога, а также дата искажения в бухгалтерских документах данных, учитываемых при исчислении налогов и страховых взносов, даты совершения хозяйственных операций, не отраженных в документах, даты перечисления налогов и страховых взносов в меньшей сумме или установленный для уплаты налога либо страхового взноса срок, по истечении которого они не были перечислены в бюджет или в государственные внебюджетные фонды, и лишь в 6,9 % уголовных дел эти данные отсутствовали или лицо, заполнявшее анкету, не отразило их в ней.

На вопрос, отражено ли в постановлении, в каких именно документах и как искажены данные о доходах и расходах, какие иные способы уклонения от уплаты налогов или страховых взносов были использованы обвиняемым, какие нарушения налогового законодательства и правил ведения бухгалтерского учета допущены, положительно отвечено в анкетах на 86 % уголовных дел. А в 14 % уголовных дел эти данные не нашли отражения или респонденты, заполнявшие анкеты, оставили вопрос без ответа.

В постановлениях в 93,1 % уголовных дел отражены данные о том, какие объекты налогообложения и в каком размере занижены или скрыты к каждому сроку платежа. И лишь в 6,9 % случаях информация в анкетах отсутствует.

В 97,7 % уголовных дел, как явствует из анкет, данные об умысле на уклонение от уплаты налогов и страховых взносов отражены в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. И лишь в 2,3 % анкет такие данные не получили отражения.

71

Также в 97,7 % анкет отражено, что в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого имеется указание на сумму неуплаченных налогов и страховых взносов в результате искажения данных, учитываемых при их исчислении, а также отражены данные о минимальном размере оплаты труда к каждому сроку платежа.

Все отмеченные обстоятельства наглядно свидетельствуют о том, что в каждом постановлении о привлечении в качестве обвиняемого со ссылкой на документы должны быть отражены событие преступления, способы его совершения, способ уклонения от ответственности, суммы сокрытого в виде неуплаченных налогов и страховых взносов. А это свидетельство того, что в уголовных делах о налоговых преступлениях формула обвинения должна быть основана на документах — доказательствах. Именно такое построение требует п. 4 части 2 статьи 171 УПК РФ в описании преступления с указанием времени и места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ.

2.2. Процессуальное оформление привлечения лица в качестве обвиняемого по уголовным делам о налоговых преступлениях

С учетом изложенного можно рассмотреть процессуальное оформление привлечения в качестве обвиняемого более подробно.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть указано: дата и место составления; кем составлено постановление; фамилия, имя и отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц, год и место его рождения; описание преступления с указанием времени и места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ; пункт, часть, статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за данное преступление; решение о привлечении лица в качестве обвиняемого по расследуемому уголовному делу.

72

Если обвиняемому вменяется совершение нескольких преступлений, подпадающих по действие разных статей уголовного закона, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть указано, какие конкретные действия вменяются обвиняемому по каждой из статей уголовного закона.

Постановление о привлечении к уголовной ответственности в качестве обвиняемого должно быть мотивированным (ч. 4 ст. 7 УПК РФ). Однако не все ученые понимают это одинаково. Одни считают, что требование мотивированности означает необходимость обязательного приведения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого доказательств, подтверждающих выводы о наличии преступления и вины конкретного лица в его

•7/:

совершении. По мнению Н.В. Жогина, требование законодателя о мотивировке предъявляемого обвинения нельзя выполнить иначе, кроме как указанием в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого тех доказа-

77

тельств и доводов, которые положены в основу обвинения.

Другие полагают, что требование мотивированности постановления вовсе не означает необходимости приведения в нем доказательств. Как отметил Г.М. Миньковский, требование мотивировки постановления означает, что формулировка обвинения (описательная часть) должна содержать изло- жение конкретных фактических обстоятельств, обосновывающих вывод о наличии преступления и квалификацию его. Закон не указывает на обяза- тельность изложения в постановлении доказательств, обосновывающих обвинение. Необходимо и достаточно привести фактические обстоятельства

См., например: Лукашевич В.З. Обоснованность обвинения и гарантии прав обвиняемого в стадии предварительного расследования // Учен. зап. ЛГУ, № 202, серия юрид. науки, вып. 8. - 1956. - с. 190-200; Ляхов Ю.А. Обвиняемый на предварительном следствии в советском уголовном процессе: автореф. дисс. канд. юр. наук. - Ростов на Дону, 1965. - с. 8.

77

См.: Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. - М., 1968. -с. 139-142.

73

деяния, поскольку они установлены материалами, и квалификацию.

С точки зрения Л.М. Карнеевой, В.Ф. Статкуса и М.С. Строговича, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого следователь может привести доказательства, если он сочтет это необходимым.79

Требование мотивированности применительно к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, как отметила П.А. Лупинская, означает указание в самом постановлении только установленных по делу обстоятельств, без приведения доказательств, которые имеются в деле и обосновывают вывод об их наличии. Под мотивировкой же такого решения следует понимать систему доводов, аргументов, обосновывающих решение, как в части установления фактических обстоятельств, так и в отношении правовых выводов по делу.80

Требование, закрепленное в статье 171 УПК РФ, отразить в постанов- лении о привлечении в качестве обвиняемого “описание преступления с указанием времени и места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ; пункт, часть, статью Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за данное преступление” есть указание законодателя на фиксацию в этом документе оснований привлечения лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

Основанием процессуального решения, предусмотренного п. 6 части 1 статьи 171 УПК РФ, о привлечении к уголовной ответственности в качестве обвиняемого являются не средства познания (доказательства), а полученный с их помощью результат (доказанность реальных фактов). Сами факты со-

78 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. - М: Спарк, 1997. - с. 268.

См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. - М.: Наука, 1970. - с. 87; Карнеева Л.М., Статкус В.Ф. Предъявление обвинения. - М., 1973.-с. 40-42.

74

ставляют не процессуальное, а уголовно-правовое основание привлечения лица к уголовной ответственности. Процессуальным основанием выступает доказанность фактических обстоятельств, образующих в совокупности собы-тие. Именно в этом проявляются взаимосвязь и взаимопроникновение уголовно-правового и уголовно- процессуального отношений.

Поэтому по делам о налоговых преступлениях, предусмотренных статьями 198 и 199 УК РФ, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должны быть приведены доказательства (в этом особенность налоговых преступлений), подтверждающие наличие дохода, его суммы, суммы неуплаченного налога с указанием на превышение 200-кратного или 500-кратного по статье 198 УК РФ и 1000-кратного или 5000-кратного размера по статье 199 УК РФ минимального размера оплаты труда. Документально, в том числе актом документальной проверки, должны быть подтверждены все приведенные суммы, неуплата которых вменяется в вину обвиняемому. Только так сформулированное обвинение позволит обвиняемому защищаться от предъявленного обвинения. В противном случае будет нарушено право обвиняемого на защиту, а обвинение будет беспредметным, что недопусти-

82 МО.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно быть составлено так, чтобы оно было понятно обвиняемому, а обстоятельства, факты, вменяемые в вину, отражены в нем полно, всесторонне, объективно. При ознакомлении с ним обвиняемого реализуется его право знать, в чем он

См.: Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. - М., 1971. -с. 75.

Q 1

См.: Советский уголовный процесс /Под ред. СВ. Бородина. - М., 1982. - с. 311.

См. об этом применительно к отдельной категории дел: Петуховский А.А. Уголовный процесс. Учебное пособие. - М., 1998. - с. 69.

75

конкретно обвиняется.83

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого состоит из трех частей: вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной.84

Вводная часть содержит наименование постановления, дату и место его вынесения, кем оно вынесено и по какому делу. Здесь же указывается на лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого.

В описательно-мотивировочной части, согласно части 2 ст. 171 УПК РФ, должно быть дано: описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ; уголовный закон, предусматривающий данное преступление, с указанием пункта, части соответствующей статьи УК РФ.

По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 и 199 УК РФ, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть обязательно указано, какие конкретно нормы налогового законодательства, действовавшего на момент совершения преступления, нарушены обвиняе-

85 МЫМ.

Генеральная прокуратура Российской Федерации требует от прокуро- ров обязательной проверки наличия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого всех признаков совершенного налогового преступления, указания данных:

об обвиняемом: фамилия, имя, отчество, правовой или служебный статус в организации, уклонившейся от уплаты налогов и страховых взносов, его обязанности по организации и ведению бухгалтерского учета, обеспече-

83 См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. “О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту” // Бюллетень Верховного Суда СССР, № 4, 1979. - с. 9.

84 См. об этом: Уголовный процесс /Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 1998. -с.313.

76

нию его полноты и достоверности, составлению налоговых деклараций;

о месте совершения преступления: полное наименование организации, ее фактический адрес и адрес по учредительным документам, а также правовые нормы, в соответствии с которыми она является плательщиком данных налогов, когда и где она прошла государственную регистрацию, когда и где поставлена на налоговый учет и зарегистрирована как плательщик страховых взносов;

о времени совершения преступления: налоговый или отчетный период, в течение которого совершено уклонение от уплаты налогов и страховых взносов, дата представления в налоговую инспекцию налоговой декларации с уменьшенной или скрытой суммой налога, а также дата искажения в бухгалтерских документах данных, учитываемых при исчислении налогов и страховых взносов или дата совершения хозяйственных операций, не отраженных в документах, дата перечисления налогов и страховых взносов в меньшей сумме или установленный для уплаты налога либо страхового взноса срок, по истечении которого они не были перечислены в бюджет или в государственные внебюджетные фонды;

о конкретных действиях обвиняемого по уклонению от уплаты налогов и страховых взносов: в каких именно документах и как искажены данные о доходах или расходах, какие иные способы уклонения от уплаты налогов и страховых взносов были использованы обвиняемым , какие нарушения налогового законодательства и правил ведения бухгалтерского учета допущены, какие объекты налогообложения и в каком размере занижены или скрыты к каждому сроку платежа;

См.: п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 4 июля 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 9, 1997. - с. 4.

О/”

Как уже было показано выше, данные действия по своей сути направлены на уход от уголовной ответственности, на обман налоговых органов. Они необоснованно отнесены к способам совершения налоговых преступлений или способам уклонения от уплаты налогов.

77

об умысле на уклонение от уплаты налогов и страховых взносов; о сумме неуплаченных налогов и страховых взносов в результате ис- кажения данных, учитываемых при их исчислении, а также о минимальном

87

размере оплаты труда к каждому сроку платежа.

При этом необходимо отметить, что в мотивировочной части поста- новления требуется не только изложить суть дела, но и сформулировать вывод, основанный на имеющейся совокупности доказательств, или, как подчеркнули Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин, привести фактическую фабулу и юридическую формулировку.

Другими словами, надо отразить, на что было направлено преступное посягательство (объект преступления), в чем конкретно оно проявилось (объективную сторону), а также способ совершения преступления и наступившие последствия. Необходимо указать на совершение преступления конкретным лицом, т.е. назвать субъекта преступления, раскрыть субъективную сторону деяния, т.е. определить форму вины, мотив преступления. Важно обозначить обстоятельства, обусловливающие квалификацию содеянного (отягчающие или, наоборот, смягчающие наказание). Они могут относиться как к объекту и объективной стороне преступления, так и к его субъекту и субъективной стороне. Все это требуется перечислить в той последовательности, в какой

89

было совершено преступление или в какой оно установлено, доказано.

Вряд ли можно согласиться с суждением Л.М. Карнеевой и В.Ф. Статкуса: “…поскольку обвинение предъявляется в момент, когда рас- следование еще не закончено, закон предусматривает, что время, место и другие обстоятельства совершенного преступления указываются, “поскольку

См.: Методические рекомендации Генеральной прокуратуры. - с. 33-34.

См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - с. 197.

89 См. об этом: Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. - с. 187-191.

78

они установлены материалами дела”.90 Такая запись в законе касается только тех преступлений, “по которым время, место, способ содеянного и его последствия выходят за рамки состава преступления”.91 Во всяком случае, указание закона - “поскольку они установлены материалами дела” - ни в коей мере нельзя связывать с необходимостью дальнейшего расследования. В УПК РФ такое указание исключено. Оно, кроме ненужной дискуссии, ничего не давало. Все обстоятельства, факты, которые вменяются в вину на момент привлечения к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, должны быть доказаны достоверно, что позволит судить об их наличии.

Спорно мнение Н.В. Жогина и Ф.Н. Фаткуллина о том, что, если лицо привлекается в качестве обвиняемого за собирательное преступление, то необязательно указывать в обвинении все многочисленные противоправные действия, которые совершались виновным в течение длительного периода времени. Достаточно привести несколько фактов, не оставляющих сомнения в систематическом совершении таких действий, в наличии промысла.9

Только перечисление всех противоправных действий, всех фактов, всех наступивших последствий составит содержание предъявляемого обви- нения. Факты, не названные в постановлении, нельзя считать вмененными в вину. Обвиняемый может нести ответственность только за те противоправные действия, которые им совершены и которые ему вменены в вину. Это предопределяется правом обвиняемого на защиту. Если фактов много, то их перечисление, может быть, и не окажет влияния на квалификацию преступления, но вместе с тем и не позволит определить степень общественной опасности, размер преступных последствий. Вот почему только перечисле-

90 См.: Карнеева Л.М., Статкус В.Ф. Предъявление обвинения. - М., 1973. - с. 37-38.

91 См.: Жогин Н.В. Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - с. 198.

92 См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - с. 199.

79

ние всех фактов, вменяемых в вину, дает возможность выполнять требование полноты формулируемого обвинения. По делам же о налоговых преступлениях это требование подлежит неукоснительному соблюдению.

Все факты, вменяемые в вину, должны быть обоснованными и досто- верными, т.е. надо привести доводы, которые позволяют определить конкретное деяние как преступление, квалифицируемое определенной статьей Особенной части Уголовного кодекса. Кроме того, содержание описательной части должно быть согласовано с диспозицией соответствующей нормы Уголовного кодекса, что позволит констатировать совершение преступления конкретным лицом. В качестве юридического вывода со ссылкой на материальный закон, то есть статью Уголовного кодекса с указанием ее номера (части, пункта), выступает квалификация преступления.

В.Н. Кудрявцев, исследовавший вопросы общей теории квалификации преступлений, пришел к правильному, на мой взгляд, выводу: нормы уголовного права применяются не только судом, но и органами дознания и следователем. Однако характер и правовые последствия деятельности по применению уголовно-правовых норм на различных стадиях уголовного процесса различны. Существуют три предварительных (до суда) этапа квалификации преступлений: при возбуждении уголовного дела, при привлечении лица в качестве обвиняемого и при составлении обвинительного заключения.93

При возбуждении уголовного дела решение вопроса о квалификации преступления ограничивается установлением наличия признаков преступления и только применительно к факту его совершения. При привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого квалификация преступления носит завершенный характер, т.е. должны быть четко определены все элементы состава преступления, все моменты, влияющие на его квалификацию, все смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. Только путем

93 См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 1972.-с. 18-19,230.

80

четкого установления всех названных обстоятельств, подтверждения их необходимой совокупностью доказательств можно правильно квалифицировать преступление, т.е. применить уголовный закон к конкретному деянию.94

Наказание же может последовать лишь после того, как лицо будет признано судом в приговоре виновным в совершении преступления, а приговор вступит в законную силу.

Если лицу вменяется в вину несколько преступлений, то каждое из них должно быть подробно раскрыто с соблюдением изложенных выше тре- бований и квалифицировано (под действие какой статьи, части, пункта Уголовного кодекса оно подпадает).

Когда преступления совершены группой лиц, то в описательной части требуется отразить как все преступления, так и особо выделить действия (бездействие) лица, привлекаемого в качестве обвиняемого. Только такая структура документа позволит его считать законным, обоснованным и мотивированным.

Резолютивная часть постановления содержит решение органа рассле- дования о привлечении конкретного лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого с указанием фамилии, имени, отчества, числа, месяца и года его рождения. Здесь указывается, какое конкретно преступление вменено в вину обвиняемому и какой статьей (частью, пунктом) уголовного закона оно предусмотрено. Соблюдение этих требований является обязательным. В случае их нарушения уголовное дело будет возвращено прокурором на дополнительное расследование.

Сразу после вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого оно признается обвиняемым (п. 1 части 1 ст. 47 УПК РФ). Этот факт и следует считать моментом персонификации уголовно- правового от-

См. об этом: Якубович Н.А. Законность и обоснованность привлечения лица в качестве обвиняемого и заключение его под стражу // Законность в до-

81

ношения, возникшего в момент совершения преступления. Весь ход даль- нейшего развития данного уголовно-правового отношения будет связан с одновременной реализацией уголовно-правовых и уголовно- процессуальных отношений, с реализацией прав и обязанностей, закрепленных как в нормах уголовного (материального), так и в нормах уголовно-процессуального права.

2.3. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения при привлечении в качестве обвиняемого по делам о налоговых престу- плениях

Привлечение лица в качестве обвиняемого - это процессуальный акт, занимающий центральное место в структуре расследования преступления. Признание лица обвиняемым означает, что с этого момента оно привлекается к уголовной ответственности. Именно в этом состоит суть юридической процедуры данного процессуального акта и его назначение, ибо процессуальная процедура, с помощью которой осуществляется привлечение в качестве обвиняемого95 есть форма, способ установления наличия оснований уголовной ответственности, ее вида и конкретной меры.96

К уголовной ответственности может быть привлечено только виновное лицо. В соответствии со статьей 5 УК РФ “лицо подлежит уголовной от- ветственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых уста-

судебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово, 1997. — с. 124-125.

95 См.: Якубович Н.А. Законность и обоснованность привлечения лица в качестве обвиняемого и заключения его под стражу // Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово, 1997. - с. 119- 120. 9 См.: Алексеева Л.Б. Уголовная ответственность и процессуальная процедура // XXVI съезд КПСС и укрепление законности и правопорядка. - М., 1981.-с. 125.

82

новлена его вина”.

Является ли обвиняемый виновным, в литературе нет однозначного мнения. Н.Е. Павлов полагает, что “постановление о привлечении в качестве обвиняемого означает признание на досудебном этапе уголовного производства конкретного лица виновным в совершении преступления со всеми вытекающими из этого факта последствиями, вплоть до ареста обвиняемого, отстранения его от должности, изъятия имущества, на которое наложен арест, и т.д. Оно выносится при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления (ст. 143 УПК РСФСР)”97.

Вместе с тем в литературе много суждений, прямо противоположно объясняющих как требования презумпции невиновности, так и привлечения лица в качестве обвиняемого. Поиск оптимального ответа на этот спорный вопрос представляет большой научный интерес.

Правильному пониманию и решению вопроса, является ли обвиняемый виновным, способствуют, по нашему мнению, уяснение момента, когда считать установленным наличие уголовно-правового отношения, а также соотношение его с уголовно-процессуальными отношениями, выяснение характера этих правоотношений на данном этапе расследования.

Уголовный процесс есть средство реализации материального права. Правилен, на наш взгляд, вывод В.П. Божьева о том, что “уголовный процесс, как и уголовно-процессуальное право, детерминирован уголовным пра-вом … налицо его производный характер .

П.С. Элькинд пишет: “… уголовно-процессуальные отношения возни- кают и развиваются в связи с уголовными правоотношениями и по поводу этих правоотношений; последние, в свою очередь, могут быть реализованы

97 См.: Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон. - М., 1999. - с. 56.

83

ii 99

только через отношения уголовно-процессуальные .

Первыми возникают материальные уголовно-правовые отношения. Этого мнения придерживается большинство ученых-специалистов как в области уголовного права, так и в области уголовного процесса. Они считают, что материальное уголовно-правовое отношение возникает в момент совершения преступления. Преступление рассматривается как юридический факт,

100

приводящий к возникновению уголовно-правового отношения .

Другие относят возникновение уголовно-правовых отношений к мо- менту, когда надлежащему государственному органу становится известно о совершенном преступлении101, т.е. к моменту возникновения уголовно-процессуальных отношений. По мнению А.И. Санталова и Н.А. Огурцова, уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения возникают одновременно и с применением мер уголовно- процессуального принуждения начинается реализация уголовной ответственности102.

Есть точки зрения, согласно которым уголовно-правовое отношение

См.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М, 1975. -с. 119.

99 См.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. -Л., 1963.-с. 11.

100 См.: Строгович М.С. Вопросы теории правоотношений // Советское госу дарство и право, № 6, 1946. - с. 56; Его же: Курс советского уголовного про цесса. Т. 1. - М.: Наука, 1968. - с. 89; Элькинд П.С. . Сущность советского уголовно-процессуального права. - Л., 1963. - с. 13; Пионтковский А.А. Пра воотношения в уголовном праве // Правоведение, № 2, 1962. - с. 91; Курлянд- ский В.И. О сущности и признаках уголовной ответственности // Советское государство и право, № 11, 1963. - с. 91; Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. - Л., 1968. - с. 27.

101 См.: Вицын С.Е., Иванов В.Д., Яковлев А.И., Филиппов И.А. Ответствен ность по советскому праву (теоретическая конференция) // Правоведение, № 2, 1968.-с. 154.

См.: Санталов А.И. Уголовно-правовые отношения и уголовная ответст- венность // Вестник Ленинградского университета, № 5, вып. 1, 1974. - с. 128; Его же. Теоретические вопросы уголовной ответственности. - Л., 1982. - с. 17; Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. - Рязань, 1976. - с. 165.

84

возникает с момента привлечения лица в качестве обвиняемого103 или вступления приговора в законную силу104.

Такое разнообразие суждений обусловлено, по нашему мнению, ис- пользованием авторами для выводов неодинаковых данных.

Мы полагаем, что уголовно-правовые отношения возникают в момент совершения преступления и во время возникновения носят безличностный характер. Поэтому правы авторы, которые утверждают, что эти отношения возникают между государством и не установленной в этот момент личностью, совершившей преступление 5. Они состоят в праве государства на порицание и наказание этой личности и ее обязанности понести ответственность перед государством.

Такой характер уголовно-правовые отношения носят до тех пор, пока не вступят в действие уголовно-процессуальные отношения, через которые возможна реализация уголовно-правовых отношений.

Началом уголовно-процессуальных отношений следует считать, как указывает П.С. Элькинд, момент получения уполномоченными государством органами сведений о совершенном или готовящемся преступлении. Реализация уголовно-процессуальных отношений проявляется в деятельности этих органов. Результат этой деятельности - решение официального органа о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

См.: Брайнин A.M. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - М., 1963. - с. 21; Витенберг Г.Б. Вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия (часть первая). - Иркутск, 1970. - с. 119- 121.

104 См.: Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. - Л., 1965. - с. 158-159; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. - М., 1961. - с. 62-63; Кузнецов А. Совершенствование уголовно-правовых га рантий конституционных прав обвиняемого // Советская юстиция, № 13, 1980.-с. 4.

105 См., например: Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979.-с. 54.

85

Поэтому нельзя согласиться с М.С. Строговичем в том, что уголовно- процессуальные отношения возникают в момент возбуждения уголовного дела, а проверочная деятельность не носит процессуального характера106. С началом проявления уголовно-процессуальных отношений конкретизируются уголовно-правовые отношения. Начинается конкретизация уточнением субъекта. В лице определенного государственного органа уточняется орган, представляющий на конкретном этапе государство как субъект уголовно-правовых отношений. Н.Н. Полянский вообще считает, что субъектом уголовно- правового отношения является не само государство, а его органы: суд, прокуратура и др.107

Таким образом, орган государства является, с одной стороны, пред- ставителем государства как субъекта уголовно-правовых отношений, с другой - субъектом уголовно-процессуальных отношений. В этом как раз и проявляется диалектическое единство уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

В ходе реализации уголовно-процессуальных отношений устанавли- ваются и конкретизируются предмет уголовно-правовых отношений - преступление и субъект этих правоотношений - лицо, совершившее преступление.

По делам о налоговых преступлениях субъект - лицо, совершившее преступление, является также субъектом налогового правоотношения. Наличие налогового правоотношения является необходимым условием возникновения уголовно-правового отношения при совершении налогового преступления, предшествует ему. Уголовно-правовое отношение возникает в связи с определенной формой нарушения обязанностей, установленных налоговым

106 См.: Строгович М.С, Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979. - с. 91-92.

См.: Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. - М., 1956. - с. 256.

86

правоотношением, и по поводу этого правоотношения. Можно сделать вывод, что при возникновении уголовно-правовых отношений при налоговом преступлении уголовный процесс становится средством реализации не только норм материального уголовного права, но и норм налогового права, устанавливающих обязанности по уплате налогов.

В ходе уголовно-процессуальной деятельности - как в стадии возбуж- дения уголовного дела, так и в стадии предварительного расследования - в процессе реализации уголовно-процессуальных отношений с помощью всех средств доказывания устанавливается лицо, совершившее преступление, -субъект уголовно-правовых отношений. Этот субъект наделяется правами и на него возлагаются определенные обязанности. В реализации прав и обязанностей находят свое проявление как уголовно- правовые, так и уголовно-процессуальные отношения. Здесь опять прослеживается взаимосвязь и взаимозависимость уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

Поэтому мы поддерживаем мнение П.С. Элькинд, согласно которому в ходе расследования и судебного разбирательства уголовно-правовое отношение должно “развернуться”, “конкретизироваться”, “уточниться”108. И не можем согласиться с мнением ее оппонентов, рассматривающих уголовно-правовое отношение как однажды данное, неизменное109. Таково лишь преступление - предмет уголовно-правового отношения, а не само отношение.

В ходе расследования проясняется предмет уголовно-правового от- ношения - преступление, доказывается вина конкретного лица в его совер-

108 См.: Элькинд П.С. Правоотношения в советском уголовном процессе // Вестник Ленинградского университета, вып. 1, 1959. - с. 94; Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. - Свердловск, вып. 2, 1964. - с. 190; Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М., 1971.-е. 7-8.

09 См.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М., 1975. -с. 121; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. - М.: Наука, 1968. - с. 88-93.

87

шении. В результате доказывания собирается совокупность доказательств, которая позволяет лицу, производящему расследование, т.е. субъекту уголовно-процессуального отношения, вынести решение о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности.

Изложенное приводит к выводу, что привлечение лица в качестве об- виняемого является реализацией не только уголовно-процессуальных отношений, но и уголовно-правовых отношений. Именно поэтому мы не можем согласиться с мнением ученых, которые рассматривают привлечение лица в качестве обвиняемого лишь как проявление уголовно-процессуальных отношений110 и присоединяемся к той группе ученых, которые привлечение в качестве обвиняемого рассматривают как проявление и уголовно-правовых отношений111.

Н.А. Огурцов дал следующее определение понятия уголовного право- отношения: “… правоотношение в советском уголовном праве представляет собой отношения между социалистическим государством, выступающим в лице органов правосудия (дознания, следствия, прокуратуры и суда), и преступником по поводу совершенного последним общественно опасного деяния - преступления и уголовной ответственности виновного за содеянное”112.

В этом определении изложено мнение о проявлении уголовно-правового отношения как в ходе дознания, предварительного следствия, осуществления прокурорского надзора, так и собственно судебного разбирательства. Это как раз и является отражением существующего положения.

См.: Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979. - с. 55.

111 См.: Витенберг Г.Б. Вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия (часть первая). - Иркутск, 1970. - с. 99-100; Брайнин A.M. Уголовная ответственность и ее ос нование в советском уголовном праве. - М., 1963. - с. 21.

112 Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. - Рязань, 1976. - с. 27.

88

Вместе с тем данное Н.А. Огурцовым определение противоречиво. Допуская наличие уголовно-правового отношения в стадии предварительного расследования и судебного разбирательства, он в качестве субъекта называет только преступника. Последний в уголовном судопроизводстве появляется лишь при вступлении приговора в законную силу. Поэтому здесь Н.А. Огурцов, употребляя термин “преступник”, видимо, имел в виду, как это следует из второй части его определения, и обвиняемого, и подсудимого, так как говорит об уголовно-правовом отношении по поводу “общественно опасного деяния - преступления”.

Такое понимание уголовно-правового отношения соответствует обес- печению законности и прав личности на предварительном следствии. Ис- ключение обвиняемого из числа субъектов уголовно-правового отношения лишает последнего возможности активной деятельности, направленной на реабилитацию.

В самом деле, государственные органы получили информацию о со- вершении преступления и начали конкретную деятельность по ее проверке. Они устанавливают, что имело место преступление. Преступление, по их мнению, совершило определенное лицо. Свое мнение они выражают в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, затем - в обвинительном заключении, после чего ведется судебное разбирательство по поводу обвинения, сформулированного при предварительном расследовании. Выносится приговор суда, где от имени государства лицо признано виновным в совершении преступления. И, по мнению некоторых авторов, в течение всего времени с момента получения информации о совершенном преступлении до вы- несения приговора суда - отсутствует уголовно-правовое отношение (а следовательно, и его субъект). Оно появится, по мнению В.Г. Смирнова, лишь

89

после вступления приговора в законную силу113. Данное утверждение противоречит реальной действительности.

Критикуя его, П.С. Элькинд пишет, что в первоначальном виде уголовно- правовые отношения складываются в момент совершения преступления, но в дальнейшем “эти (уголовно-правовые) отношения нуждаются в процессуальном оформлении, закреплении и уточнении”. Относя возникновение уголовно-правовых отношений к моменту вступления приговора в законную силу, отмечает она, В.Г. Смирнов выносит их за пределы уголовного судопроизводства. В таком случае ни обвиняемый, ни подсудимый уголовно-правовыми полномочиями и обязанностями не наделяются. Их правовое положение связывается только с процессуальными правами и обязанностями. Уголовно-правовые полномочия получает только осужденный, который в этих правах уже мало нуждается. Равным образом и уголовно-правовые обязанности здесь возлагаются на лицо, признанное виновным вступившим в за- конную силу обвинительным приговором суда, т.е. тогда, когда выполнение таких обязанностей может способствовать только реализации судебного приговора, но не обеспечению его законности и обоснованности114.

Все изложенное приводит нас к выводу, что уголовно-правовые от- ношения, возникнув в момент совершения преступления, а уголовно- процессуальные отношения - в момент получения органом государства сведений о совершении этого преступления, в дальнейшем развиваются во взаимосвязи и взаимопроникновении.

Здесь же вполне уместно высказывание И.С. Ноя о том, что наказание - один из результатов уголовной ответственности, который нельзя отождест-

См.: Смирнов В.Г. Правоотношения в уголовном праве // Правоведение, № 3, 1961. - с. 95; Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. - М., 1960.-с. 485.

114 См.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 1963.-с. 17-19.

90

влять с самой ответственностью.115 Это мнение разделил и В.С.Прохоров, который заявил, что наказание, как правило, сопровождает ответственность, но не включается в нее. Уголовная ответственность - следствие преступления, а не приговора.116

Уголовная ответственность - это, по нашему мнению, определенное юридическое состояние обязанного лица, нарушившего правовую обязанность, защищаемую государством уголовным законом. Она наступает после персонификации уголовного правоотношения.

Правы Е.А. Наташев и Н.А. Стручков, считающие моментом возник- новения уголовной ответственности предъявление обвинения.117

Мы разделяем мнение Ф.Н. Фаткуллина о том, что “за совершение преступного деяния лицо начинает фактически нести уголовную ответственность со стадии предварительного расследования, нести по крайней мере ту часть ответственности, которая связана с положением обвиняемого и выражается прежде всего в обязанности терпеть тяжесть публичного изобличе-ния”.118

Уголовная ответственность может быть определена и как способ про- явления персонифицированного материального уголовно-правового отношения. Она также, как и уголовно-правовое отношение, находится в развитии, в ходе которого уточняется, конкретизируется.

Уголовная ответственность может появиться и появляется только тогда, когда появляется ее субъект, в качестве которого выступает обвиняемый.

В стадии предварительного расследования уголовная ответственность и обвинение могут быть представлены в виде однопорядковых явлений, раз-

115 См.: Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. - Саратов, 1962. - с. 121.

116 См.: Прохоров B.C. Преступление и ответственность. - Л., 1984. - с. 128.

1 1 *7

См.: Наташев Е.А., Стручков Н.А. Основы теории
исправительно-трудового права. - М., 1967. - с. 37.

91

личающихся своей направленностью. Если обвинение представить как требование, то уголовная ответственность может быть представлена как должное поведение по отношению к этому требованию.

“…Предъявление обвинения является процессуальным актом привле- чения к уголовной ответственности, вытекает из смысла статей 46, 143, 144, 148 и 149 УПК РСФСР”.119

“Датой привлечения лица к уголовной ответственности является дата постановления о привлечении его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, а не время вынесения приговора”.120

Приведенные выдержки из решений Верховного Суда РСФСР убеждают в том, что привлечение лица к уголовной ответственности производится в стадии предварительного расследования и в том, что наказание, определяемое в приговоре суда, является следствием уголовной ответственности. Именно в стадии предварительного расследования реализуется взаимодействие уголовно-правового и уголовно- процессуального отношений.

Сделанный вывод подтверждается и нормами УПК РФ 2001 года. Статья 47 УПК РФ гласит:

  1. Обвиняемым признается лицо, в отношении которого: 1) вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого; 2) вынесен обвинительный акт.
  2. Обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным. Обвиняемый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, именуется оправ-
  3. См.: Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань, 1965. - с. 23.

119 См.: Постановление Верховного Суда РСФСР // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, № 4, 1974. - с. 8.

120 См.: Постановление Верховного Суда РСФСР // Бюллетень Верховного Суда РСФСР, № 11, 1973.-с. 10-11.

92

данным. Обвиняемый вправе защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите.

Систематический анализ содержания этих предписаний закона позволяет прийти к выводу о том, что правовой статус обвиняемого сохраняется вплоть до вступления приговора в законную силу. Это означает, что и в суде на скамье подсудимых находится лицо с правовым статусом обвиняемого, хотя оно и называется подсудимым. И после провозглашения обвинительного приговора, хотя лицо именуется осужденным, сохраняется его правовой статус обвиняемого вплоть до вступления приговора в законную силу, когда обвинение трансформируется в наказание.

Следователь не имеет права предъявить обвинение лицу, которого он считает невиновным, под угрозой уголовного наказания. Такой же вывод следует и из анализа статей 171-174 УПК РФ.

“Развиваясь в дальнейшем во взаимосвязи и во взаимопроникновении, уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения получают свое окончательное оформление во вступившем в законную силу судебном приго-воре”121.

М.С. Строгович, отрицая проявление уголовно-правовых отношений в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, заявляет, что “обвиняемый в уголовном процессе является участником, субъектом уголовно-процессуального отношения, а не уголовно- правового отношения. Он может быть признан участником (субъектом) уголовно-правового отношения только приговором суда, вступившим в законную силу”122.

С таким суждением нельзя согласиться еще и потому, что суд своим приговором не создает новых субъектов (участников) ни уголовно- правовых,

121 См.: Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. -Л., 1963.-с. 19-20.

122 Строгович М.С, Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979. - с. 56.

93

ни уголовно-процессуальных отношений. В приговоре лишь делается окончательный вывод о том, что имело место преступление и совершено оно конкретным лицом. Предварительный же вывод был сделан в постановлении о привлечении лица к уголовной ответственности. Тогда и появился новый участник и субъект уголовно-процессуальных отношений. С момента привлечения к уголовной ответственности он поставлен в особое положение, которому и соответствует объем его прав и обязанностей, определенных законом. С названного момента он начинает нести всю тяжесть изобличения в совершении преступления именно как субъект уголовно-правовых отношений. Изобличение в совершении преступления только субъекта уголовно-процессуального отношения противоречило бы духу и букве уголовно-процессуального закона. Именно как субъект уголовно-правового отношения обвиняемый наделяется совокупностью процессуальных прав. В этом опять же находят яркое проявление взаимосвязи, взаимозависимости и взаимопроникновения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

В.П. Божьев следующим образом определяет юридический смысл и значение привлечения лица в качестве обвиняемого. При этом “осуществляется: а) становление в уголовном деле обвиняемого - процессуального субъекта, в отношении которого осуществляется предварительное расследование;

б) формирование ключевого уголовно-процессуального отношения в стадии предварительного расследования между следователем и
обвиняемым;

в) констатация уголовно-правовых отношений, установленных к этому мо менту следователем; г) объявление лицу о грозящей уголовной ответственно сти”.123 Приведенная цитата подтверждает существование взаимосвязи уго ловно-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

Было бы нелогичным отрицать существование и проявление при рас- следовании и судебном разбирательстве материальных уголовно- правовых

123 Божьев В.П. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого // Уголовное право, №2, 2001.-с. 56-57.

94

отношений и констатировать наличие материальных гражданско- правовых отношений, явившихся следствием причинения преступлением морального, физического или имущественного вреда.

То, что при расследовании и в судебном разбирательстве имеют место материальные, гражданско-правовые отношения, никем из ученых не оспаривается. Субъектами этих правоотношений при расследовании и судебном разбирательстве являются потерпевший (как физическое, так и юридическое лицо) (ст. 42 УПК РФ), гражданский истец (ст. 44 УПК РФ) и их представители (ст. 45 УПК РФ), с одной стороны, обвиняемый (ст. 47 УПК РФ) или гражданский ответчик и его представитель - лицо (физическое или юридическое), в силу закона несущее за него материальную ответственность (ст. 54-55 УПК РФ),- с другой.

Лица признаются потерпевшим, гражданским истцом на предвари- тельном расследовании в соответствующем постановлении (ст. 42 и 44 УПК РФ). Аналогично принимается решение и о привлечении по делу гражданского ответчика (ст. 54 УПК РФ).

Анализ норм, регулирующих правовое положение потерпевшего, гра- жданского истца, гражданского ответчика, их представителей и порядок признания их таковыми, не оставляет сомнений в том, что здесь имеют место материальные гражданско-правовые отношения, урегулированные нормами права, возникающие из причинения вреда преступлением. Преступление, как известно, - предмет уголовно-правового отношения.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 4 июля 1997 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Рос- сийской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов” указал, что при предъявлении гражданского иска в уголовном деле по налоговым преступлениям в сумму иска должны

124 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4.07.1997 г. № 8 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, № 9, 1997.

95

быть включены суммы неуплаченных налогов, пени и штрафа. Это позволяет предположить, что при предъявлении гражданского иска налоговые правоотношения трансформируются в гражданско-правовые отношения. Так как при совершении налоговых преступлений ущерб наносится государству, то представителем государства, предъявляющим иск о возмещении ущерба, является либо налоговый орган, либо прокурор.

Взаимодействие материальных уголовно-правовых и гражданско- правовых отношений осуществляется посредством уголовно- процессуальных отношений. Именно уголовно-процессуальные отношения обеспечивают их взаимопроникновение и взаимодействие. Здесь находят проявление трехсторонние правоотношения. Носителями прав и обязанностей выступают обвиняемый и гражданский ответчик, с одной стороны, потерпевший и гражданский истец - с другой. Их отношения реализуются с участием представителя государства: органа расследования, прокуратуры или суда.

Именно в целях реализации гражданско-правового отношения, явив- шегося следствием уголовно-правового отношения, в соответствии со ст. 115 УПК РФ следователь накладывает арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за причинение вреда преступными действиями обвиняемого или подозреваемого.

Гражданско-правовое отношение может получить разрешение - воз- мещение ущерба - после вступления приговора в законную силу. Но оно может получить разрешение, и очень часто получает, еще в стадии предварительного расследования, когда обвиняемый сам принимает меры к возмещению ущерба. В соответствии с ч. I п. “и” ст. 61 УК РФ “… добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненного в результате преступления …” является обстоятельством, смягчающим наказание.

Это еще раз свидетельствует о наличии гражданско-правового отно-

96

шения, порожденного уголовно-правовым отношением, и его реализации задолго до вынесения приговора.

Все сказанное убеждает нас в том, что уголовно-правовое отношение проявляется в ходе расследования, формулируется при принятии решения о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, а окончательное разрешение получает после вступления приговора в законную силу.

В связи с изложенным следует признать правильным суждение о том, что предварительный вывод о виновности лица, совершившего преступле- ние, делается именно при привлечении его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Это значит, что “виновный” и “обвиняемый” на предварительном следствии - понятия идентичные. Но предварительным названный вывод является не с позиций доказанности, а потому, что делается до суда и не может иметь тех отрицательных последствий (судимость и т.д.), которые наступают при формулировании его в приговоре.

Здесь же следует заметить, что сделанный вывод о признании в этот момент обвиняемого виновным не противоречит принципу презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ). Статья 49 Конституции РФ провозглашает признание лица виновным в совершении преступления только по приговору суда - официально, от имени государства. Только приговор суда постановляется именем Российской Федерации. Признание же виновным не от имени государства в уголовном судопроизводстве на базе достаточной совокупности доказательств, собранных в ходе расследования, осуществляется в постановлении о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении, в решении прокурора, утвердившего обвинительное заключение при направлении уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу в судебном заседании .

125 См. об этом: Ефимичев П.С. Презумпция невиновности: дискуссия про- должается // Уголовное право, № 4, 1999. - с. 48-54.

97

В связи с изложенным мы не можем согласиться с утверждением B.C. Шадрина о том, что привлечение лица к уголовной ответственности с момента признания его обвиняемым “идет вразрез с презумпцией невиновности”. По его мнению, понятие “уголовная ответственность” может использоваться только в науке уголовного права. Использование этого термина в уголовном процессе для обозначения привлечения в качестве обвиняемого порождает двусмысленность, “открывает возможность понимать под ним в у го-ловном процессе то, что характерно для него в сфере уголовного права” .

Приведенное утверждение свидетельствует о возможности одних и тех же понятий в сфере борьбы с преступностью использовать в разных зна- чениях. Это, по нашему мнению, противоречит главному: уголовный процесс - единственное средство реализации материального уголовного права. А это означает, что в этих науках, отраслях права одни и те же понятия не могут использоваться в разных значениях.

Н.А. Якубович, не соглашаясь с высказанным В.С.Шадриным сужде- нием, замечает, что он и некоторые другие авторы, уделявшие внимание этому вопросу127, “не видят различий между понятиями “уголовная ответственность”, “возникновение уголовной ответственности”, “привлечение к уголовной ответственности” и “реализация (несение) уголовной ответственности”. Между тем, эти понятия, будучи тесно связанными, не совпадают по своему содержанию”

Вместе с тем, как нам представляется, и Н.А. Якубович в своих суж- дениях не до конца последовательна. Она пишет: “Не следует также отождествлять привлечение к уголовной ответственности с ее возникновением”. По

См.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997. - с. 92.

127 См.: Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. - с. 125.

128 См.: Якубович Н.А. Законность и обоснованность привлечения лица в ка честве обвиняемого и заключения его под стражу // Соловьев А.Б., Токарева

98

ее мнению, совершение преступления является юридическим фактом, порождающим возникновение уголовно-правового отношения. Разделяя это суждение, мы не можем согласиться с ее мнением о том, что “с возникновением уголовно-правового отношения возникает и уголовная ответственность, которая появляется независимо от правоприменительной деятельности. Но устанавливаются они в результате этой деятельности. От ее результатов зави-сит привлечение к уголовной ответственности и ее реализация” .

Не следует забывать, что преступление как юридический факт порождает возникновение уголовно-правового отношения, которое в момент воз- никновения, как правило, является безличностным. Персонифицируется же оно в момент привлечения лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Уголовная же ответственность безличностной не может быть. Она появляется в момент персонификации уголовно- правового отношения. В этот же момент и персонифицируется уголовно- процессуальное отношение, а происходит это в момент вынесения постановления о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. В этот момент становится наглядной взаимосвязь и взаимозависимость уголовно-правового и уголовно-процессуального отношений.

Таким образом, проявление уголовно-правовых отношений при при- влечении лица к уголовной ответственности выражается в признании обвиняемого виновным. И хотя данное признание предварительное, именно оно определяет характер уголовно-процессуальных отношений в момент привлечения лица в качестве обвиняемого.

М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово, 1997. - с. 120-121.

См.: Якубович Н.А. Законность и обоснованность привлечения лица в качестве обвиняемого и заключения его под стражу // Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово, 1997. - с. 122. Здесь она ссылается на мнение Лукашевича В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. - Л., 1985. - с. 45.

99

Проявление в такой форме уголовно-правового отношения обуслов- ливает правовое положение его участников.

Если же согласиться с мнением, что в момент привлечения лица в ка- честве обвиняемого не проявляется уголовно-правовое отношение - признание лица виновным, то дальнейшее производство по делу следует считать беспредметным. В таком случае отпадает необходимость в проверке показаний обвиняемого. Если производство будет продолжаться, то оно противозаконно, как и меры процессуального принуждения в отношении обвиняемого.

Именно эти обстоятельства приводят нас к выводу, что при привлечении лица в качестве обвиняемого впервые проявляется уголовно-правовое отношение с конкретной личностью. Научная же разработка вопросов взаимосвязи, взаимозависимости, взаимопроникновения уголовно- правовых и уголовно-процессуальных отношений - одно из условий укрепления законности как при предварительном расследовании в частности, так и в уголовном судопроизводстве в целом.

100

Глава 3. Презумпция невиновности и правовое положение обви- няемого и их влияние на установление предмета доказывания и оснований привлечения в качестве обвиняемого

3.1. Принцип презумпции невиновности и его влияние на уста- новление предмета доказывания и оснований привлечения в качестве обвиняемого

В Юридическом энциклопедическом словаре записано: “Презумпция невиновности (от латинского praesumptio - предположение) - в праве положение, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке. Презумпция невиновности - один из важных демократических принципов уголовного процесса, способствующий охране прав личности, исключает необоснованное обвинение и осуждение”.130

Впервые как правовой принцип он был провозглашен во Франции пришедшей к власти молодой буржуазией в Декларации прав человека и гражданина 1789 года. Статья 9 этой Декларации гласила: “Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят (по суду) виновным, то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна быть строго караема законом”1 . Однако этому положению не суждена была долгая жизнь.

Конституция Франции 1791 года установила: “Суды не могут вторгаться в административные функции и вызывать на разбирательство админи- страторов по поводу осуществления ими их функций”. Тем самым эта норма лишала суды права контроля за административной деятельностью, нару-

См.: Юридический энциклопедический словарь. - М.: Советская энцикло- педия, 1987.-с. 369.

101

шающей личную свободу граждан.132

Уголовно-процессуальный кодекс Франции (1808 г.) в статье 154 ус- танавливает: “Не допускается под страхом недействительности оспаривание свидетельскими показаниями содержания протоколов или донесений чинов полиции, имеющих полномочия устанавливать проступки или правонарушения, исключая случаи заявления о подлоге”. Статьей же 278 уже уголовного кодекса Франции предписывается: “Всякий нищий или бродяга, у которого будет обнаружена вещь или несколько вещей, стоимость которых превышает 100 франков, и который не может удостоверить законность их приобретения, будет подвергнут наказанию, указанному в статье 276”. Такая формула закона выражает принцип презумпции виновности, но никак не обратное.133

Практика работы правоохранительных и судебных органов западных стран свидетельствовала о том, что принцип презумпции невиновности если и провозглашался, то в повседневной жизни не реализовывался. Американский ученый Маршал Хоутс писал: “Я был поражен отношением многих судей к своему делу. Их грубость и бесцеремонность, проявляемые в течение многих лет судебной работы, выработали у них такое мнение, что каждый обвиняемый в преступлении обязательно является виновным. Они считают, что любое выдвигаемое алиби есть не что иное, как мошенничество, и забывают, что правдивое алиби существует”.13

В российском законодательстве и юридической практике становление и развитие принципа презумпции невиновности также имеет свою историю. В дореволюционном российском законодательстве данный принцип не был

131 Цит. по кн.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. - М.: Юридическая литература, 1966. - с. 434.

132 См. об этом: Полянский Н.Н. Судьба процессуальных гарантий личной свободы во Франции. - М.; Л.: Издательство АН СССР, 1946. - с. 16.

133 См. об этом: Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М.: Наука, 1982. - с. 10-15.

134 Цит. по кн.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М.: Юридическая литература, 1973. - с. 348.

102

закреплен.

В советский период развития уголовно-процессуальной науки некоторые ученые также отвергали презумпцию невиновности как принцип уголов- ного процесса. Однако их позиция была подвергнута справедливой крити-ке.136

Вместе с тем до сего дня обсуждение этой проблемы не завершено. Не отвергая наличия такого принципа в уголовном судопроизводстве, среди ученых нет единого мнения по вопросам:

  • понятия принципа презумпции невиновности;
  • содержания этого принципа;
  • времени его действия;
  • опровержимости презумпции невиновности;
  • места этого принципа в системе принципов уголовного процесса.
  • Так, например, Э.И. Клямко полагает, что: “Главное содержание пре- зумпции невиновности - процессуальное ограничение правоприменителя; ее этические аспекты должны иметь подчиненный характер. Конечно, презумпция невиновности не является нормой прямого действия, “работают” ее след-

См.: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М.: Госюриздат, 1962. - с. 43-67; Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в “Основах уголовного судопроизводства Союза ССР” // Вопросы судоустройства и судопроизводства в новом законодательстве Союза ССР. - М, 1959. - с. 133-136; Мокичев. Против ревизионистских извращений марксистско-ленинского учения о государстве и праве. -М., 1958.-с. 34.

136 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе, гл. VI. - М.: Юридическая литература, 1966. -с. 379-462; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М.: Наука, 1968. - с. 145-149, 349-361. Но и в недалеком прошлом существование принципа презумпции невиновности отвергалось. См.: Арсеньев В.Д. К вопросу о презумпции невиновности в свете новой Конституции СССР // Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. - Томск, 1979. - с. 55-61; Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрчен-ко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев, 1982. - с. 178; Бекешко СП. Основные начала (принципы) советского уголовного процесса // Уголовный процесс БССР. - Минск, 1979.-с. 58-59.

103

ствия. К ним относятся: бремя обвинителя доказывать вину; право обвиняемого на пассивность в процессе уголовно-процессуального доказывания, отсутствие его обязанности оправдываться; принятие решения о виновности только судом; альтернативность судебного вывода о виновности; ограниченность периода обвинения; защищенность обвиняемого перед судом при отсутствии судебного доказательства вины от прямого применения определе-ния “виновный”.

Нельзя согласиться с таким мнением. Данное определение содержания принципа презумпции невиновности неполно и далеко не правильно ос- вещает его сущность.

Процессуальное ограничение правоприменителя - органов, ведущих уголовный процесс, действительно имеет место. Оно в основном состоит в расширении прав и возможностей лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Это создает большие дополнительные трудности органам, ведущим процесс, при выполнении основной задачи - обеспечении неотвратимости ответственности для лиц, совершивших преступления, и защите жертв преступлений - потерпевших. Это создает возможность подозреваемым в совершении преступления не только защититься от необоснованного обвинения, но и уйти от заслуженного наказания. Вряд ли такое развитие уголовно-процессуального законодательства соответствует принципу презумпции невиновности, одному из важных демократических принципов, действующих в уголовном судопроизводстве, и составляющих содержание этого принципа, по мнению Э.И. Клямко.

Нельзя согласиться и с выводом Э.И. Клямко о том, что этический аспект презумпции невиновности должен иметь подчиненный характер. Этиче-

См.: Клямко Э.И. О правовом содержании презумпции невиновности // Государство и право, № 2, 1994. - с. 97.

138 См. об этом: Ефимичев СП. Уголовно-процессуальное законодательство и проблемы борьбы с организованной преступностью // Коррупция в России: состояние и проблемы. - М., 1996. - с. 116-123.

104

ский аспект этого принципа составляет главное, определяющее положение в его содержании. Все же другие аспекты лишь подкрепляют и усиливают значение его этической стороны.

Автор упускает из вида предписания п. 1 ст. 15 Конституции РФ о том, что Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие, а принцип презумпции невиновности предусмотрен п. 1 ст. 49 Конституции РФ. Нельзя рассматривать как следствие презумпции невиновности возложение бремени доказывания на обвинителя. Это самостоятельное правило, предусмотренное п. 2 ст. 49 Конституции РФ и гласящее: “Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность”. Логичным будет утверждение о том, что он не обязан доказывать и свою виновность в случае признания своей вины. И в этом случае законодатель возлагает бремя доказывания на обвинителя (ч. 2 ст. 77 УПК РФ, ч. 2 ст. 14 УПК РФ).

Непонятно, что за альтернативность судебного вывода о виновности включает автор в содержание презумпции невиновности. Здесь никакой альтернативы “или-или” нет и быть не может. При доказанности виновности вывод должен быть в обвинительном приговоре однозначным: виновен, при отсутствии доказательств или их недостаточности вывод в оправдательном приговоре тоже один - не виновен. Ограниченность периода обвинения не может составлять содержание чего бы то ни было, в том числе и презумпции невиновности.

Основоположником глубокой разработки принципа презумпции неви- новности в науке уголовного процесса является профессор М.С. Строгович. В учебнике “Уголовный процесс”, опубликованном в 1946 году, дается следующее определение презумпции невиновности: “всякий гражданин считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в устанавливаемом законом порядке…В советском уголовном процессе презумпция невиновности является одним из руководящих принципов…Хотя принцип презумпции невиновности в нашем процессуальном законодательстве прямо не выражен,

105

он непосредственно вытекает из статьи 111 Конституции СССР и статьи 8 Закона о судоустройстве, согласно которым обвиняемому обеспечивается

139

право на защиту.

Профессор М.А. Чельцов, основной оппонент М.С. Строговича, отвергавший предложенную им формулу презумпции невиновности, считал, что “…правильнее говорить не о презумпции невиновности, теоретическом понятии, расходящимся с существующими процессуальными институтами. В советском процессе следует говорить о допущении невиновности в отношении привлеченного к ответственности обвиняемого вплоть до момента его осуждения”.140

М.А. Чельцов считал, что приведенное М.С. Строговичем определение принципа презумпции невиновности является не уголовно-процессуальной, а общеправовой презумпцией.141 И в этом, без сомнения, он был прав.

В работе “Учение о материальной истине в уголовном процессе”, изданной позднее учебника, М.С. Строгович дал несколько иное определение понятия презумпции невиновности: “Обвиняемый предполагается невиновным, пока его виновность не будет доказана”.142 И здесь, как видно, М.С. Строгович уже не утверждает, что обвиняемый считается невиновным, а дает термин “предполагается”, что обеспечивает дословный перевод термина “презумпция”. И это определение нельзя считать уголовно-процессуальным, оно также раскрывает презумпцию невиновности как общеправовую презумпцию.

См.: Строгович М.С. Уголовный процесс. - М.: Юриздат МЮ СССР, 1946. -с. 158- 160.

См.: Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М.: Юридическая литература, 1951.-с. 182.

141 См.: Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М.: Юридическая литература, 1951.-с. 181.

142 См.: Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процес се. - М.; Л.: Издательство АН СССР, 1947. - с. 231, 235.

106

10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН принята Всеобщая декларация прав человека. В статье 11 этой декларации записано: “Каж- дый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты”.

И эта формула презумпции невиновности вполне обоснованно может считаться общеправовой, применимой ко всем отраслям права, но она может считаться и уголовно-процессуальным принципом. Также как принцип “законности”, будучи общеправовым, вполне справедливо называется и уголовно-процессуальным .

Условно можно считать, что впервые в законодательном порядке принцип презумпции невиновности был сформулирован в статье 7 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (1958 г.). “Правосудие по уголовным делам осуществляется только судом. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда”. Эта формула дословно была включена в УПК РСФСР (ст. 13), принятый в декабре 1960 г.

Однако в Конституции СССР 1977 г. данная формула презумпции не- виновности претерпела существенные изменения. В статье 160 она была сформулирована в следующем виде: “Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом”. При приведении отраслевого законодательства в соответствие с Конституцией СССР 1977 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 года в статью 13 УПК было внесено изменение, союз “и” заменен на союз “а также”. Часть вторая статьи 13 УПК стала звучать: “Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному нака-

107

занию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом”.143

Это как будто бы небольшое изменение повлекло существенное изме- нение содержания. Ранее признание виновным только судом жестко увязывалось с назначением наказания. Назначение уголовного наказания - прерогатива только суда, никакой другой орган на это не уполномочен. Без назначения же наказания лицо могло быть признано виновным и не только судом.

В соответствии с новой редакцией и признание виновным, и назначение наказания должно осуществляться только судом. Признание виновным отдельно от назначения наказания также может осуществляться только судом. Следовательно, органы расследования и прокурор не могут признать лицо виновным в совершении преступления. Отсюда в свою очередь следует, что задерживают лиц, арестовывают, предъявляют им обвинение, направляют в суд дела с обвинительным заключением на лиц, не являющихся виновными.

Признание виновным прежде всего должно быть связано с доказанно- стью вины лица. Об этом четко сказано в Международном пакте о гражданских и политических правах. Статья 14 его гласит: “Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана согласно закону”.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству России только в отношении виновного могут применяться такие меры, как за- держание, арест, привлечение в качестве обвиняемого. Об этом свидетельствуют как нормы процессуального, так и материального уголовного права. Статьи 90, 96, 122, 143, 144 УПК РСФСР (статьи 100, 108, 91, 171 УПК РФ) позволяют убедиться, что только наличие необходимых доказательств виновности позволяет задержать, арестовать, привлечь в качестве обвиняемого.

143 См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР, № 32, 1983. - ст. 1153.

108

В соответствии с законом решение по этим вопросам должно быть мотивированным со ссылкой на наличие достаточных доказательств. При отсутствии доказательств виновности ни задержание, ни арест, ни привлечение в качестве обвиняемого недопустимы. Статьи 299, 300, 301 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливают уголовную ответственность за незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное освобождение от уголовной ответственности, незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей. Наказания за совершение этих действий могут быть применены в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание.

Законодатель, устанавливая основания задержания, ареста, привлечения в качестве обвиняемого, наделяя такими полномочиями дознавателя, следователя, прокурора и возлагая на них ответственность за незаконные задержание, арест, привлечение к уголовной ответственности, незаконное освобождение подозреваемого, обвиняемого от уголовной ответственности, тем самым уполномочивает этих должностных лиц признавать задержанных, арестованных, привлекаемых к уголовной ответственности в качестве обвиняемых виновными в совершении преступлений.

Признание виновным в этом случае осуществляется не от имени госу- дарства и не влечет тех юридических последствий, которые наступают при признании лиц виновными в приговоре суда, который постановляется именем государства.

Поэтому признание виновным, осуществляемое органами расследования, прокуратуры не противоречит принципу презумпции невиновности.

Прав М.С. Строгович, когда пишет, что: “Виновным может быть при- знано то лицо, виновность которого доказана; пока же виновность не доказана, лицо считается невиновным. В соответствии с презумпцией невиновности

144 См.: Международный пакт о гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 12, 1994.

109

органы следствия, прокуратура и суд могут делать выводы о виновности обвиняемого в той мере, в какой эти выводы подтверждены проверенными и доброкачественными доказательствами”.145

Болгарский ученый Стефан Павлов указывал: “…презумпция неви- новности является объективным правовым положением, которое ставит определенные объективные требования органам, осуществляющим руководство процессом и которые должны устанавливать виновность”.146

Е. Бирюков в статье “Как понимать презумпцию невиновности” дает обзор писем и выступлений на заседании секции журналистов МОСЖ, пишущих на правовые темы. Излагая выступление одного из твердых последователей принципа презумпции невиновности профессора Савицкого В.М., он пишет: “Когда доказательства собраны, то следователь, предъявляя обвинение, и прокурор, поддерживая его, считают лицо виновным в совершении преступления. И в этом нет нарушения презумпции невиновности. Ведь если бы никого ни в чем не обвиняли, не нужен был бы и сам принцип презумпции невиновности”. 47 На этом же заседании секции журналистов МОСЖ выступил и старший следователь по особо важным делам при прокуроре РСФСР Б. Уваров. Он сказал: “Существующее положение с определением принципа презумпции невиновности…ощутимо вредит предварительному следствию”. И он прав. Практические работники органов расследования, будучи введенными в заблуждение пропагандируемым с экранов телевизоров и на страницах газет утверждением о том, что обвиняемый невиновен, не всегда правильно понимают свою ответственность за обоснованность ареста,

145 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1, - М.: Наука, 1968.-с. 349.

1 6 См.: Павлов С. Наказателен процес на Народна Республика България. -1971.-с. 143.

1 См.: Бирюков Е. Как понимать презумпцию невиновности // Социалистическая законность, № 4, 1989. - с. 49.

См.: Бирюков Е. Как понимать презумпцию невиновности // Социалисти- ческая законность, № 4, 1989. - стр. 51.

по задержания, привлечения в качестве обвиняемого, не всегда обеспечивают сбор доказательств, убеждающих их в виновности обвиняемого. Они полагают, что коль скоро только суд признает лицо виновным в совершении преступления, то суд и ответственен за правильность принятого решения, а органы расследования за это не отвечают.

К такому же выводу подводит и постановление № 5 Пленума Верхов- ного Суда СССР “О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту” от 16 июня 1978 года. В п. 2 этого постановления сказано: “В целях обеспечения обвиняемому (подсудимому) права на защиту суды должны строго соблюдать конституционный принцип, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.149

Такая формула позволяет сделать вывод, что виновных на предвари- тельном расследовании нет. Задерживаются, арестовываются, предъявляется обвинение невиновным лицам. В отношении невиновных прокурор утверждает обвинительные заключения и направляет дела в суд. Суд принимает дела к производству и судит невиновных, постановляет приговор, определяет меру наказания. И все еще лицо не считается виновным, так как приговор еще вступит в законную силу не ранее чем через 7 дней или после оставления его в силе судом кассационной инстанции.

Если так понимать презумпцию невиновности, то следует согласиться с американским ученым Коллисоном, который писал: “Теория “презумпции невиновности” - явная фикция. Ни один здравомыслящий человек не будет исходить из предположения, что задержанное лицо невиновно…Это одна из

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 года № 5 // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1995. - с. 159.

Ill многих абсурдных теорий”.150

Некоторые ученые, рассматривая презумпцию невиновности и обна- руживая противоречие в формуле “никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда” и в указании закона на то, что к уголовной ответственности в качестве обвиняемого может быть привлечено только лицо, виновное в совершении преступления, приходят к выводу о том, что это своеобразная искусственная презумпция, что она не носит постоянного характера, а выступает как исключение.151

Представляется, что презумпцию невиновности следует считать таким правовым положением и принципом, носящим общеправовой характер, распространяющимся на все отрасли права, где определяющим является наличие доказательств вины в совершении правонарушения. Вместе с тем презумпцию невиновности следует вполне правомерно считать и уголовно-процессуальным принципом. Его составляющими обязательно должны быть доказанность вины в совершении преступления и фиксация вины в приговоре суда. Ибо только по приговору суда может быть назначено наказание. Кроме того, признание виновным в совершении преступления в приговоре суда означает, что такое признание выражается от имени государства со всеми вытекающими из этого признания последствиями.

Как общеправовой принцип, в уголовном судопроизводстве он дейст- вует с момента наделения лица, подозреваемого или обвиняемого, правом на защиту. Таким правом подозреваемый наделяется с момента задержания или ареста, а обвиняемый, если он предварительно не был поставлен в положение подозреваемого, с момента привлечения в качестве обвиняемого.

См.: Коллисон. Неправосудные суды. - М.: Иностранная литература, 1961. -с. 85.

См. об этом: Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. - Горький, 1974. -с. 15-16, 97-98; ЧангулиГ.И. О презумпции невиновности в советском уголовном процессе // Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам. - Калининград, 1982. - с. 16-17.

112

В Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 года, принцип презумпции невиновности сформулирован в статье 49 так: “Ка- ждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Формула презумпции невиновности, отраженная в статье 49 Конституции РФ, существенно отличается от формулы презумпции невиновности, зафиксированной в статье 11 Всеобщей декларации прав человека, принятой 10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН. Если международная норма гласит, что “каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным”, то российское законодательство закрепляет иное: “каждый обвиняемый…считается невиновным”. Норма международного права говорит о человеке как субъекте прав вообще, а российское законодательство - о человеке, поставленном в положение обвиняемого, то есть о субъекте уголовно-процессуальных отношений. В таком качестве он уже не может считаться невиновным, так как действующее уголовно-процессуальное законодательство (статьи 143 и 144 УПК РСФСР, статьи 171-175 УПК РФ) требует сбора “достаточных доказательств, дающих основание для обвинения лица в совершении преступления”. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть дано: “описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 настоящего Кодекса; пункт, часть, статья Уголовного кодекса, предусматривающие ответственность за данное преступление”.

Если международная норма не связывает признание лица виновным с приговором суда, то российское законодательство такое признание связыва-

113 152

ет.

Иметь право считаться невиновным и реально считаться невиновным - понятия не идентичные. Они различаются также, как намерение отличается от фактически реализованного.

Раскрывая содержание принципа презумпции невиновности, статья 49 Конституции РФ указывает в п. 2 о том, что: “Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность”, а в п. 3: “Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого”.

Профессор права Государственного университета штата Огайо (США) Дж. Квигли писал: “Сегодня презумпция невиновности более широко трактуется в советском праве, чем в американском”.153

В подтверждение этой мысли он приводит следующие доводы: “Во многих штатах США бремя доказывания в отношении некоторых оправдывающих обстоятельств возлагается на подсудимого. Это значит, что подсудимый обязан убедить суд в существовании данного обстоятельства… доказать обстоятельство необходимой обороны”. Там же делается вывод: “Таким образом, возложение бремени доказывания на подсудимого является нарушением презумпции невиновности”. И далее: “Отмечу еще одно отличие советского права от американского: по советскому праву обвинитель несет бремя доказывания даже в том случае, когда обвиняемый признает свою виновность до суда. В соответствии с американским правом судья в таком случае вправе постановить обвинительный приговор без полного разбирательства дела. Таким образом, в американском праве признание обвиняемым своей виновности снимает с обвинителя бремя доказывания. Презумпция невиновности не соблюдается…В 1979 г. Верховный Суд США постановил (по делу

См. об этом: Ефимичев СП., Ефимичев П.С. Всеобщая декларация прав человека и реализация ее положений в сфере уголовного судопроизводства России // Журнал российского права, № 7/8, 1999. - с. 65-69. 153 См.: Квигли Дж. Презумпция невиновности и американское право // Советское государство и право, № 2, 1990. - с. 156.

114

Белл-Вольфиш), что презумция невиновности в стадии предварительного следствия не применяется. Она начинает действовать только с началом судебного разбирательства”.

Дж. Квигли в этой же статье критикует профессора Колумбийского университета и пишет: “Дж. Флетчер указал на ряд дел, решенных Верховным Судом США начиная с 1975 года, по которым постановлено, что на подсудимого допустимо возлагать бремя доказывания в отношении обстоятельств, оправдывающих его действия. Автор считает, однако, что эти судебные постановления не имеют никакого отношения к презумпции невиновности. На мой взгляд, эти судебные постановления являются нарушением презумпции невиновности”.154

В.П. Божьев полагает, что: “Презумпция невиновности опровержима: предположение о невиновности действует до тех пор, пока на основе достаточных, достоверных и объективных доказательств в предусмотренном законом порядке не будет установлена приговором суда виновность лица в совершении преступления”. 55

В.П. Нажимов пишет, что: “уголовно-процессуальный закон устанав- ливает необходимость неоднократного опровержения презумпции невиновности обвиняемого (как минимум, она должна быть опровергнута трижды -на предварительном расследовании, у прокурора, потом в суде первой инстанции, а затем во всех случаях рассмотрения дела в вышестоящих инстанциях)”.156

По мнению Э.И. Клямко: “Пределом действия презумпции невиновности, следовательно, надо считать момент постановления обвинительного

См.: Квигли Дж. Презумпция невиновности и американское право // Со- ветское государство и право, № 2, 1990. - с. 156.

155 См.: Божьев В.П. Уголовный процесс. - М.: Спарк, 1998. - с. 87.

156 См.: Нажимов В.П. Право обвиняемого на защиту и презумпция невинов ности в советском уголовном процессе // Вопросы осуществления правосу дия по уголовным делам. - Калининград, 1982. - с. 9-11.

115

приговора. Этот вывод не создает обвиняемому никаких дополнительных тягот, но исключает парадоксы в процессуальной системе”.157

С этими суждениями нельзя согласиться. Презумпция невиновности не предположение, а объективное правовое положение, действующее посто- янно.158

Начало действия презумпции невиновности совпадает с моментом на- деления обвиняемого (подозреваемого) правом на защиту. Завершается действие этого принципа в отношении конкретного лица с прекращением действия уголовно-правовых отношений личности и государства в связи с конкретным фактом правонарушения.159 Презумпция невиновности действует как в момент постановления приговора, так и при кассационном рассмотрении конкретного уголовного дела. Она действует и при пересмотре приговора в порядке надзора и при возобновлении дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Презумпция невиновности как объективное правовое положение не может быть опровержимой. Она не может превратиться в свою противоположность - презумпцию виновности. Опровержимыми могут быть сведения о

См.: Клямко Э.И. О правовом содержании презумпции невиновности // Государство и право, № 2, 1994.- с. 96.

1 ГО

По мнению И.В. Тыричева, “презумпция невиновности выражает собой не личное мнение того или иного лица, ведущего производство по делу, а объективное правовое положение. Следователь, который формулирует обвинение, предъявляет его обвиняемому, составляет обвинительное заключение, и прокурор, который утверждает это заключение и приходит в суд поддерживать обвинение, конечно же, считают обвиняемого виновным, убеждены в этом, иначе они не поступали бы таким образом. Обвиняемого невиновным считает закон…” - Цит. по кн.: Уголовный процесс. - М.: Юрист, 1995. - с. 113-114; Об этом же см.: Масленникова Л.Н. Уголовный процесс. Общие положения. Курс лекций. - М.: изд. Академии управления МВД, 2000. - с. 56. 159 По мнению Е.Г. Мартынчика, презумпция невиновности “действует до тех пор, пока не установлено лицо, совершившее преступления, пока ему не предъявлено обвинение, т.е. до привлечения гражданина в качестве обвиняемого”. - Цит. по кн.: Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстанции. - Кишинев, 1975. - с. 85.

116 фактах - они могут быть истинными или ложными. Факты же могут быть или не быть. Они не могут быть ложными, как сведения о них.

Обвинительный или оправдательный приговор в кассационном или надзорном порядке может быть отменен или изменен не потому, что пре- зумпция невиновности перестала действовать, что ее опровергли, а потому, что поставлены под сомнение наличие или отсутствие фактов, или получили иное освещение сведения о фактах, действиях, получили иную оценку обстоятельства, квалифицируемые как противоправные. Изменились оценки отягчающих или смягчающих наказание обстоятельств, что также может повлечь отмену или изменение приговора. Здесь могут вступить в действие и правила, установленные п. 3 статьи 49 Конституции РФ, когда органы, ведущие уголовный процесс, обязаны неустранимые противоречия вины обвиняемого (подсудимого) толковать в его пользу. Это очень важное положение, выражающее одну из сторон презумпции невиновности.

В средствах массовой информации, особенно в результате журналистских расследований, чиновники различных уровней, отдельные граждане на основании собранной журналистами информации часто обвиняются в различных правонарушениях, лица называются виновными в их совершении. Оправдываясь, те ссылаются на презумпцию невиновности, заявляя, что для их обвинения и признания виновными необходимо судебное решение в виде приговора суда, в котором только и может быть зафиксирована их виновность.

Для разрешения этой конфликтной ситуации необходимо, как отмечалось выше, различать понятие презумпции невиновности в общеправовом смысле и в уголовно-процессуальном.

В общеправовом смысле действие этой презумпции реально находит свое проявление во всех сферах общественных отношений и регулируется различными отраслями права. Правильно понимая сущность презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве и решительно отстаивая
ее,

117

В.Н. Кудрявцев справедливо, по нашему мнению, полагает возможным ее распространение на все виды применения взысканий за правонарушения в дисциплинарном или административном порядке. “Ведь по существу она (презумпция невиновности) означает, что прежде чем налагать какое- либо взыскание за правонарушение, надо доказать, что оно совершено именно этим лицом. Нетрудно видеть, что в презумпции невиновности находят свое выражение не только правовые, но и нравственные гуманистические прин-Чипы”.160

Если в государстве не только провозглашается, но и на практике реа- лизуется принцип презумпции невиновности, то в соответствующих отраслях права создается система гарантий, которая должна исключить признание невиновных виновными и их наказание. Для этого в соответствующих нормативных актах регламентируется, кто, в каком порядке должен разбираться в том, что случилось, что при этом необходимо выяснить, кто может наказать за совершенное правонарушение, как можно обжаловать принятое решение.

Так, например, в сфере трудовых отношений руководитель учреждения может обвинить подчиненного в нарушении правил внутреннего распо- рядка и наложить за это нарушение дисциплинарное взыскание. Но только в порядке, регламентированном статьями 193, 195 Трудового кодекса Российской Федерации. И вина лица должна быть бесспорно доказана.

Статьей 10 части первой Налогового кодекса Российской Федерации определено, что порядок привлечения к ответственности и производство по делам о налоговых правонарушениях осуществляются в порядке, установленном главами 14,15 данного Кодекса.

В соответствии со статьей 108 никто не может быть привлечен к от- ветственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены частью первой Налогового

160 См.: Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. - М., 1982. -с. 250-251.

118

кодекса Российской Федерации.

Налоговое правонарушение определяется как виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое данным Кодексом установлена ответственность.

Анализируя содержание принципа презумпции невиновности, A.M. Ларин писал: “одному из постановлений Верховного Суда СССР об от- мене обвинительного приговора с прекращением дела была предпослана классическая формула презумпции невиновности: Каждое лицо считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке161”.162

Законодатель предоставил необоснованно обвиненному возможность защитить свою честь и достоинство путем обращения в суд. Если обиженное лицо не обращается в суд, следовательно, оно соглашается. И никакие ссылки здесь на презумпцию невиновности будут некорректными. Во всех этих случаях и других речь не идет о признании лица виновным от имени государства. От имени государства лицо может быть признано виновным в совершении преступления только в приговоре суда. Он должен быть постановлен с соблюдением урегулированной законом процессуальной процедуры. Такое признание виновным может наступить лишь после вступления приговора в законную силу. Здесь действуют уголовно-процессуальные отношения. Лицо при соблюдении этой процедуры считается виновным законом. Употребление термина “виновный” в быту, в журналистских расследованиях не имеет отношения к уголовно-процессуальной сфере, при наличии доказательств будет вполне уместным и не имеет связи с презумпцией невиновно-

161 Цит. по кн.: Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М.: Наука, 1982. - с. 76.

См.: Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М.: Наука, 1982. - с. 76.

119

сти, урегулированной статьей 49 Конституции РФ.163

Подводя итог, приходим к следующему выводу: презумпция невинов- ности как принцип носит общеправовой характер, но это не мешает быть ей и принципом уголовного судопроизводства. В таком качестве она закреплена в статье 49 Конституции РФ. Пункт 1 этой статьи гласит: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”. Таким образом, презумпция невиновности является не предположением о невиновности, а объективным правовым положением, действующим постоянно.

В УПК РФ, принятом в 2001 году и введенном в действие с 1 июля 2002 года, она нашла отражение в статье 14, названной “Презумпция неви- новности”. В ней сказано: “Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”. Презумпция невиновности как объективное правовое положение неопровержима, она не может превратиться в свою противоположность - презумпцию виновности. Вместе с тем УПК РФ в части 2 статьи 8 указал: “Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом. Как видим, восстановлен здесь в правах союз “и” вместо союза “а также”, что означает, что признание виновным лица без назначения наказания может быть осуществлено и не в приговоре, если такое признание осуществлено не от имени государства, без тех отрицательных последствий, которые следуют за признанием лица виновным по приговору суда. Это значит, что арестованы, задержаны, привлечены в качестве обвиняемых, составлено обвинительное заключение, осуществлено

См. об этом: Клямко Э.И. О правовом содержании презумпции невинов- ности // Государство и право, № 2, 1994.- с. 97.

120

судебное разбирательство может быть только в отношении предварительно признанных виновными.

Этот вывод есть следствие действия презумпции невиновности, принятия названных решений только при наличии достаточных доказательств причастности обвиняемого к преступлению, вменяемому ему в вину. Предмет доказывания к моменту привлечения в качестве обвиняемого исследован достаточно полно и подтвержден собранными и проверенными доказательствами.

Нельзя согласиться с суждением отдельных авторов о том, что отно- шение к обвиняемым как к невиновным есть требование презумпции невиновности.164 Такого требования нет и быть не может.

Суть презумпции невиновности состоит не в том, что обвиняемый считается невиновным, а в том, что наше законодательство гарантирует признание лица виновным в совершении преступления от имени государства со всеми отрицательными последствиями лишь когда оно действительно виновно. Существующая система гарантий, сущность которых состоит в презумпции невиновности, исключает признание невиновных виновными.

Презумпция невиновности не является пустой декларацией. Она на- полнена правовым содержанием и раскрывается в целом ряде правовых норм, которые представляют собой средства и способы проявления презумпции невиновности как объективного правового положения. Их строгое соблюдение в процессе уголовного судопроизводства и обеспечит ее реализа-цию.165

Содержание презумпции невиновности раскрывается через систему

164 См.: Чангули Г.И. Конституционные принципы уголовного судопроизвод ства зарубежных социалистических стран. - Киев, 1981. - с. 173.

165 “Как объективное правовое положение, презумпция невиновности находит свое выражение в многочисленных правовых нормах, регулирующих различ ные аспекты уголовно-процессуальных отношений”. Цит. по кн.: Алексеев

121

правовых положений, закрепленных в законе. К ним относятся:

  1. Вина лица в совершении преступления должна быть бесспорно до- казана и сформулирована в установленном законом акте (постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, приговоре (ст. 143, 144, 205, 301-317 УПК РСФСР, ст. 171, 220, 299-310 УПК РФ).
  2. Все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не удалось устранить, толкуются в пользу обвиняемого (п. 3 ст. 49 Конституции РФ, п. Зет. 14 УПК РФ).
  3. Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его наказание обстоятельства.
  4. Обязанность доказывания не может возлагаться на обвиняемого (ч. 2 ст. 20 УПК РСФСР, ч. 2 ст. 14 УПК РФ, п. 2 ст. 49 Конституции РФ).
  5. Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участ- вующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ч. 3 ст. 20 УПК РСФСР, п. 4 ст. 164 УПК РФ, ст. 21 Конституции РФ).
  6. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным за- коном (п. 1 ст. 51 Конституции РФ, п. 9 ст. 34 УПК РСФСР, п. 4 ст. 5 УПК РФ).
  7. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу.
  8. Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 71
  9. Н.С., Даев В.Г.. Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. - с. 42.

122

УПК РСФСР, ч. 2 ст. 17 УПК РФ).

  1. Обвиняемый наделяется правом на защиту, содержанием которого является совокупность предусмотренных УПК процессуальных прав (ст. 46 УПК РСФСР, ст. 47 УПК РФ, ст. 48 Конституции РФ).

  2. Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны обеспечить обвиняемому возможность защищаться всеми не запрещен- ными законом средствами и способами от предъявленного ему обвинения и обеспечить охрану его личных и имущественных прав (ч. 2 ст. 19, ст. 58 УПК РСФСР, ч. 2 ст. 16 УПК РФ, ст. 2 Конституции РФ).
  3. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбира- тельства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ч. 2 ст. 309 УПК РСФСР, ч. 4 ст. 302 УПК РФ).
  4. Доказанность виновности и постановление обвинительного приговора есть отправление правосудия. Правосудным обвинительный приговор будет лишь тогда, когда будет установлена истина. Поиск истины - обязанность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Нет двух истин, отдельной для органов расследования и прокуратуры и другой для суда. Истина одна. Следовательно, в конечном итоге истину должен установить суд. Именно истина должна лежать в основании обвинительного приговора.

Вместе с тем новый УПК РФ не требует от суда установления истины. Это, по нашему мнению, пробел закона.

  1. Обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Это положение было в УПК РСФСР (статья 2). Оно исключено из УПК РФ. Неотвратимость наказания не является больше принципом уголовного судо производства. Назначение уголовного судопроизводства (статья 6 УПК РФ) определяется как “1) защита прав и законных интересов лиц и организаций,

123

потерпевших от преступлений; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод.

Уголовное преследование и назначение виновным справедливого на- казания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию “.

  1. Никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.
  2. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. При- знание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ).
  3. Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации (ст. 15 Кон- ституции РФ).
  4. Конституция РФ провозглашает систему прав и свобод человека и гражданина (глава 2 Конституции РФ). Статьи 18-26, 45-55, 123 Конституции РФ предусматривают как систему прав, так и способов их защиты. Их строгое соблюдение есть обеспечение реализации принципа презумпции неви-

166 новности.

В научной и учебной литературе нет четкой иерархии принципов уго- ловного процесса. Различные авторы принципы располагают в той последовательности, в какой, по их мнению, возможно их более полное, более правильное, более логичное представление. Большинство авторов первым, как

166 См. об этом: Ефимичев П.С. Презумпция невиновности - принцип уголовного процесса // Уголовная политика: совершенствование законодательства и правоприменительной практики. - М.: изд. Академии управления МВД РФ, 2000. - с. 116-130; Гранат Н.А. Правовые и нравственно-психологические основы обеспечения законности на предварительном следствии: автореф. дисс. докт. юр. наук. - М., 1992. - с. 4.

124

правило, рассматривают принцип законности, вторым - принцип публично-

1 (\1

сти , другие принципы располагают в последовательности, подвластной пониманию лишь авторов. Так, принцип презумпции невиновности В.П. Божьев рассмотрел под № 8, И.В. Тыричев под № 14, К.Ф. Гуценко под №9.

Б.Т. Безлепкин в уголовном процессе усмотрел всего 4 принципа - принцип презумпции невиновности, принцип публичности, принцип объективной истины, принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. К принципам, по его мнению, относятся только главные, основные правила-требования, на которых строится и которым подчинен весь порядок произ-водства по делу. Первым он назвал принцип презумпции невиновности.

По моему мнению, принцип презумпции невиновности, являющийся общеправовым, должен рассматриваться вторым после принципа законности, что соответствовало бы его значимости в уголовном судопроизводстве. В УПК РФ в главе “Принципы уголовного судопроизводства”, принцип “законности” обозначен первым после определения предназначения уголовного судопроизводства (ст. 7 УПК РФ).

Третьим принципом следовало бы рассматривать принцип обеспечения обвиняемому права на защиту, что соответствовало бы требованиям ст. 2 Конституции РФ, которая гласит: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства”.

Связь презумпции невиновности и права обвиняемого на защиту не- разрывны.

167 См.: Божьев В.П. Уголовный процесс. Учебник. - М.: Спарк, 1998. - с. 71-101; Тыричев И.В. Уголовный процесс. Учебник. - М.: Юрист, 1995. - с. 88-126; Гуценко К.Ф. Уголовный процесс. Учебник. - М.: Зерцало- ТЕЙС, 1996. -с. 49-61.

Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М.: МУБиУ, 1998. - с. 27-38.

125

Прав М.С. Строгович, когда говорит: “Презумпция невиновности имеет то значение, что она является основой, обобщенным выражением тех правовых гарантий, которыми охраняется право обвиняемого на защиту. А из этого явствует взаимосвязь и взаимозависимость права обвиняемого на защиту и презумпции невиновности. Право обвиняемого на защиту может быть в полной мере обеспечено и реализовано лишь при условии соблюдения презумпции невиновности; нарушение права обвиняемого на защиту всегда означает в той или иной мере нарушение презумпции невиновности. И наоборот, нарушение презумпции невиновности неизбежно влечет и означает нарушение права обвиняемого на защиту”.

Анализ принципа презумпции невиновности позволяет утверждать, что сущность этого принципа раскрывается многими правовыми положения- ми и главным доминирующим среди них является установление всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания, констатация истины по уголовному делу. Выяснение истины предопределено доказыванием всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Из сказанного следует: принцип презумпции невиновности, его действие направлено на реализацию требования установления всего предмета доказывания путем реализации всех средств, обеспечивающих защиту прав личности в уголовном судопроизводстве. В этом состоит главное влияние принципа презумпции невиновности на предмет доказывания.

См.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция неви- новности. - М., 1984. - с. 66; об этом же см.: Кокорев Л.Д. Принципы судопроизводства - гарантии общественных и личных интересов в уголовном процессе // Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве. - Воронеж, 1984. - с. 99.

126

3.2. Влияние правового положения обвиняемого на установление предмета доказывания и оснований привлечения в качестве обвиняемого

На качестве расследования уголовных дел сказываются допускаемые грубые нарушения прав подозреваемых и обвиняемых и другие нарушения процессуального законодательства. Так, например, в ходе расследования уголовного дела, возбужденного Управлением ФСНП РФ по Московской области в отношении руководителей государственного предприятия “Серебря-но-Прудский опытный завод медицинских полимеров” по ч. 1 ст. 199 УК РФ, при проведении обыска в помещении предприятия присутствующим при этом представителям завода не разъяснили их процессуальные права. Протокол обыска не был подписан всеми его участниками.

По уголовному делу, возбужденному Управлением ФСНП РФ по Ле- нинградской области в отношении руководителей ЗАО “Триада” по фактам незаконного предпринимательства и уклонения от уплаты налогов при производстве и реализации алкогольной продукции, был необоснованно наложен арест на счета и имущество предприятия, нарушался порядок производства обысков и выемок. Со 2 июля 1999 года по 21 сентября 1999 года дело расследовалось без продления процессуальных сроков.

По уголовному делу, возбужденному Управлением ФСНП РФ по Мо- сковской области по ч. 1 ст. 199 УК РФ в отношении руководителей ООО “МОС”, нарушался порядок выемки бухгалтерских документов, незаконно вынесено постановление о возврате ранее изъятых денежных средств.

По уголовному делу, возбужденному Управлением ФСНП РФ по Рес- публике Хакасия по ч. 2 ст. 171, ч. 1 ст. 199 и ч. 1 ст. 222 УК РФ в отношении Лешкашели З.П., последний незаконно, без предъявления обвинения, содержался под стражей с 25 по 28 ноября 1999 года.

По уголовному делу, возбужденному Главным следственным управ- лением ФСНП России по факту уклонения от уплаты налогов руководителей

127

ООО “Эсберг” и “Байкал-Азимут”, из-за недостоверной информации и слабого взаимодействия с оперативной службой обыски были проведены в организациях и на квартирах, не имеющих отношения к делу.

По уголовному делу в отношении руководителей ЗАО “МОСО” 25 ян- варя 2000 года директору предприятия Волошину М.В. незаконно было предъявлено обвинение по статьям 171 и 199 УК РФ, в то время как уголовное преследование обвиняемого по ст. 171 УК РФ ранее было прекращено за отсутствием события преступления.170

Рассмотрим подробно права обвиняемого. Обвиняемый имеет право на защиту (ст. 16 УПК РФ). Право на защиту можно рассматривать как обобщенное выражение всех процессуальных прав обвиняемого. Наруше- ние любого из процессуальных прав обвиняемого будет и нарушением права на защиту.

Минимальный объем правовых гарантий для лиц, которым предъявлено уголовное обвинение, установлен пунктом 3 статьи 14 Международного пакта от 16 декабря 1966 года “О гражданских и политических правах”. СССР подписал его 18 марта 1968 года. 18 сентября 1973 года он ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР, ратификационная грамота СССР депонирована Генеральному секретарю ООН 16 октября 1973 года. Международный пакт вступил в силу для СССР 23 марта 1976 года.

Он определяет, что каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства: быть в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и основании

170 См.: Представление Генеральной прокуратуры Российской Федерации в адрес директора Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации от 18.04.2000 г. № 37-10-2000 г. “Об устранении нарушений законности при расследовании уголовных дел о налоговых и связанных с ними экономических преступлениях”.

128

предъявляемого ему уголовного обвинения; иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником; быть судимым без неоправданной задержки; быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него нет достаточно средств для оплаты этого защитника; допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него; пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке; не быть принуждаем к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

Пунктом 4 этой же статьи указано, что в отношении несовершенно- летних процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и жела-

172

тельность содействия их перевоспитанию .

Все эти элементы и гарантии осуществления права на защиту преду- смотрены и развиты в российском процессуальном законодательстве.

Комплекс процессуальных прав и обязанностей обвиняемого опреде- ляет его правовой статус как участника уголовного процесса.

Правовой статус личности вообще и в уголовном судопроизводстве в частности определен в Конституции РФ, в уголовно-процессуальном законе и в некоторых других федеральных законах. Правовой статус обвиняемого регламентирован ст. 47 УПК РФ, однако права обвиняемого развиваются и

171 См. об этом: Масленникова Л.Н. Уголовный процесс. Общие положения. Курс лекций. - М.: изд. Академии управления МВД, 2000. - с. 76.

129

конкретизируются в статьях УПК РФ, регулирующих производство на различных этапах уголовного процесса (см., например, ст. 198, 193, 217, 219 и многие другие). Но полного представления о правах обвиняемого не будет без учета общих положений УПК РФ (см. ст. 7, 9-11, 12, 13, 14, 15-19 и

174

др.). Право на защиту и многие элементы, его составляющие, закреплены также в Конституции РФ (статьи 19-26, 45-51, 123).

Закон не только провозглашает права, но и устанавливает систему га- рантий их реализации. Уголовно-процессуальный закон обязывает государственные органы и должностных лиц, ведущих процесс, не только разъяснить участвующим в деле лицам их права, но и обеспечивать возможность осуществления этих прав (часть 2 ст. 16 УПК РФ).

Теория и практика исходят из того, что процессуальные права и га- рантии личности составляют неотъемлемую часть всей системы процессуальных гарантий, обеспечивающих эффективность правосудия.

Право обвиняемого на защиту получило достаточно обстоятельное освещение в отечественной правовой литературе как в виде принципа, правового института174, так и применительно к некоторым из стадий уголовного

175

процесса .

См.: Международный пакт от 16 декабря 1966 года “О гражданских и политических правах” // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 12, 1994.

173 См. об этом: Божьев В.П. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. - М.: Спарк, 1997. - с. 77-87.

174 См. об этом: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М.: Наука, 1968 - с. 145-149; Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе // Вопросы защиты по уголовным делам, - Л.: изд. ЛГУ, 1967 - с. 7-44; Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охра на прав и законных интересов в уголовном судопроизводстве. - Кишинев, 1982-С.76-101 и др.

175 См. об этом: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1965. - с. 214 - 224; Стремовский В.А. Участники предварительного следствия в советском уголовном процессе. - Ростов, 1966. - с.113-154; Саркисянц Г.П. Участие защитника на предвари тельном следствии. - Ташкент, 1966; Гуткин И.М. Участие защитника на

130

Вместе с тем большинство исследований по этой проблеме относится к периоду до принятия ныне действующей Конституции Российской Федерации и изменений уголовно-процессуального законодательства, произведенных на ее основе. Кроме того, объем процессуальных прав обвиняемого расширяется и постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации. Данная практика еще не получила достаточной оценки в научной литературе. Комплексно правовой статус обвиняемого после принятия ныне действующей Конституции РФ не исследовался.

В Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, регламентирующий пра- вовое положение обвиняемого, вносились дополнения и изменения. Наиболее значимые из них были внесены законами Российской Федерации от 23 мая 1992 г., от 29 мая 1992 г., от 16 июля 1993 г., от 15 июня 1996 г., от 21 декабря 1996 г.176 Изменения и дополнения вносились указами Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 г., от 26 июня 1972 г., от 8 августа 1983 г. и рядом других.177

На необходимость глубокого исследования правового статуса обви- няемого нацеливает принятая 24 октября 1991 г. Верховным Советом РСФСР Концепция судебной реформы.

В 2001 году принят новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, который вступит в законную силу с 1 июля 2002 года. Вне- сенные им изменения в правовой статус обвиняемого еще не получили долж-

предварительном следствии. - М., 1966; Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. - М., 1957; Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. - М., 1962 и др.

См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета РФ, № 25, 1992. - ст. 1389; № 27, 1992. - ст. 1560; № 33, 1993. - ст. 1313; Собрание законодательства РФ, № 25, 1996. - ст. 2964; № 52, 1996.-ст. 5881.

177 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР, № 36, 1966. - ст. 1018; № 26, 1972. - ст. 663; № 32, 1983. - ст. 1153.

См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М.: Рес- публика, 1992-с. 77-98.

131

ного научного осмысления.

Объем и характер процессуальных прав обвиняемого, составляющих в своей совокупности предусмотренное статьей 45 Конституции Российской Федерации право на защиту, имеет свою специфику не только на различных стадиях уголовного процесса, но и на различных этапах каждой конкретной стадии. Так, например, право на последнее слово подсудимый получает (согласно ст. 293 УПК РФ) не раньше как после окончания судебных прений. Право на ознакомление со всеми материалами дела обвиняемый получает после принятия следователем решения об окончании расследования (ст. 215 и 217 УПК РФ). Право иметь защитника обвиняемый получает с момента предъявления обвинения, а если до этого он был задержан по подозрению в совершении преступления в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ или к нему была применена мера пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 УПК РФ - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения.

Право иметь защитника возникает и раньше: с момента возбуждения уголовного дела против конкретного лица, в случаях, предусмотренных статьями 223 и 318 УПК РФ; с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; с момента начала осуществления иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (часть 3 статьи 49 УПК РФ).

Это обусловлено тем, что обвиняемый в каждой стадии процесса и на ее отдельных этапах наделяется таким объемом прав и средств их осуществления, который призван отвечать выполнению задач как всего уголовного судопроизводства в целом, так и конкретной стадии, способствовал бы уста-

132

1 7Q

новлению объективной истины по делу . В этом находит свое конкретное выражение сочетание интересов правосудия по изобличению и справедливому наказанию виновных и законных интересов личности, стремящейся избежать неосновательного привлечения и осуждения. Предоставление и обеспечение обвиняемому права на защиту позволяет последнему защититься от предъявленного обвинения.

Охрана прав и законных интересов обвиняемого, выраженная в праве на защиту, включает в себя не только непосредственную защиту от предъяв- ленного обвинения, но и защиту всех прав личности, в том числе и его личных, имущественных и других прав в полном объеме. Такой вывод вытекает из статей 45 и 46 Конституции Российской Федерации. Статья 16 УПК РФ обязывает лицо, производящее дознание, следователя, прокурора и суд обеспечить охрану личных и имущественных прав обвиняемого (подозреваемого).

Процессуальные права обвиняемого - это предоставленная и обеспе- ченная законом возможность осуществлять при производстве по уголовному делу процессуальную деятельность, самостоятельно совершать определенные действия или участвовать в них в целях установления истины и решения задач уголовного судопроизводства1 °.

В соответствии с Федеральным законом “О введении в действие Уго- ловно-процессуального кодекса РФ” он вступает в действие с 1 июля 2002 года. Некоторые нормы УПК вступят в действие с 1 января 2003 года или с 1 января 2004 года.

Основные нормы, регламентирующие правовое положение обвиняе-

179 См.: Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории советского уголовно го процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. - Кемерово, 1962. - с. 6.

180 См.: Понарин В.Я. Процессуальные права и обязанности участников судо производства как гарантии общественных и личных интересов // Обществен-

133

мого, вступают в действие с 1 июля 2002 года. К таким нормам относятся нормы-принципы уголовного процесса, нормы, регламентирующие правовой статус всех участников процесса.

Так, в частности, статья 47 УПК РФ “Обвиняемый”, определяющая понятие “обвиняемый” и формулирующая его правовое положение, в части четвертой гласит: Обвиняемый вправе: знать, в чем он обвиняется; получить копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного заключения или обвинительного акта; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказываться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет; пользоваться помощью переводчика бесплатно; пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных УПК РФ; иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности; участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, производимых по его ходатайству или ходатайству его защитника либо законного представителя, знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них замечания; знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта; знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уго- ловного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме; снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом; возражать против прекращения уголовно-

ные и личные интересы в уголовном судопроизводстве. - Воронеж, 1984. - с. 115.

134

го дела по основаниям, предусмотренным частью второй статьи 27 УПК РФ; участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении его меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных частью второй статьи 29 УПК РФ; знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания; обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений; получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления; участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора; защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ.

Перечисленные права обвиняемого разъясняются ему при первом до- просе прокурором, следователем, дознавателем. При последующих допросах обвиняемому повторно разъясняются его права, предусмотренные пунктами 3, 4, 7 и 8 части четвертой статьи 47 УПК РФ, если допрос проводится без участия защитника (ст. 47 УПК РФ).

Анализ правового положения обвиняемого при расследовании позво- ляет утверждать, что УПК РФ 2001 года значительно расширяет правовое положение обвиняемого, усиливает гарантии прав личности по сравнению с правовым положением его по УПК РСФСР 1960 года.

Обстоятельный анализ правового положения обвиняемого будет спо- собствовать более глубокому уяснению как предмета доказывания, так и обоснованности привлечения лица в качестве обвиняемого и обеспечения гарантий законности.

Рассмотрим отдельные процессуальные права, раскрывающие содер- жание права на защиту от предъявленного обвинения.

  1. Право обвиняемого знать, в чем он обвиняется.

Как известно, данное право появляется у обвиняемого в момент при- влечения его к уголовной ответственности. Этому праву обвиняемого соот-

135

ветствует обязанность следователя не позднее трех суток после вынесения объявить ему постановление о привлечении в качестве обвиняемого (в случае его привода — в день привода), разъяснить лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, сущность предъявленного обвинения, равно как и все права, которыми он наделяется как участник процесса (статьи 47, 171, 172 УПК РФ). Без этого обвиняемый не сможет реализовать свое право на защиту и воспользоваться своими субъективными правами: заявить ходатайства, представлять доказательства, давать показания и т.д. 81

В случае изменения обвинения обвиняемый должен быть поставлен об этом в известность (ст. 175 УПК РФ).

Расширение этого права в момент окончания расследования находит свое выражение в предоставлении обвиняемому возможности не только знать, в чем он обвиняется, но и знакомиться со всеми материалами дела.

Закон не возлагает на следователя обязанность вновь разъяснять в этот момент обвиняемому сущность предъявленного обвинения. Однако с учетом допустимого в ходе расследования изменения обвинения, как и конкретизации по ходу собирания доказательств ранее предъявленного обвинения, целесообразно вновь разъяснить обвиняемому в момент окончания расследования сущность инкриминируемого обвинения, что способствовало бы более глубокому и полному ознакомлению его с материалами дела.

  1. С правом обвиняемого знать сущность предъявленного обвинения тесно связано его право знать принадлежащие ему как участнику уголовного судопроизводства права, в том числе и те, которые закон предоставляет ему на каждой конкретной стадии и на каждом этапе такой стадии.

Наличие такого права разъясняется обвиняемому при разъяснении всего комплекса его прав на предварительном следствии и в суде (ст. 47 и

См. об этом: Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон. - М., 1999. - с. 57.

136

172 УПК РФ).182

Предварительное расследование, в отличие от судебного разбиратель- ства, проходит, по общему правилу, более длительное время. Немало времени проходит по отдельным делам от момента предъявления обвинения до окончания предварительного расследования.

Учитывая психическое состояние человека в момент предъявления обвинения, как и свойства человеческой памяти вообще, следует отметить, что однократное разъяснение обвиняемому его прав на предварительном следствии не создает гарантии понимания и запоминания их обвиняемым, равно как и возможности их реального использования. В силу этого обвиняемый не помнил многих своих прав, а потому, естественно, не мог их использовать. Этот пробел восполнил УПК РФ. Он обязал следователя, прокурора при предъявлении обвинения вручать обвиняемому копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого. А форма постановления (приложение № 42 к УПК РФ) включает в себя полный комплекс прав обвиняемого, предусмотренных ст. 47 УПК РФ.

  1. Получить копию постановления о привлечении в качестве обвиняе- мого, копию постановления о применении к нему меры пресечения, копию обвинительного заключения или обвинительного акта.

Это право во многом расширяет возможности обвиняемого по защите своих прав и законных интересов как в ходе расследования, так и в суде.

По УПК РСФСР обвиняемый знакомится с постановлением о привле- чении в качестве обвиняемого и постановлением об избрании меры пресечения, а по новому закону он получает на руки копии этих документов. Это, конечно, создает ему большие возможности. Он может более обоснованно обжаловать указанные документы. Кроме того, давать свои показания он мо-

182 См.: Шадрин B.C. Комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.И. Радченко и В.Т. Томина. - М.: Юрайт, 2001. - с. 116; Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. - М.: Спарк, 1996. - с. 28-34.

137

жет не сразу после предъявления ему обвинения, а после того, как продумает свои показания, имея на руках копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Конечно, это обеспечивает лучшую защиту от предъявленного обвинения.

Копия обвинительного заключения обвиняемому вручалась и ранее, но это делалось судом после решения вопроса о назначении судебного засе- дания. По новому закону в соответствии с ч. 2 ст. 222 УПК РФ копия обвинительного заключения вручается обвиняемому не судом, а прокурором одновременно с направлением после утверждения обвинительного заключения уголовного дела в суд. В это же время копию обвинительного заключения при наличии о том ходатайства может получить и защитник обвиняемого. Это значит, что этот документ обвиняемый и его защитник будут иметь на более ранней стадии, еще до назначения судом дела к слушанию в судебном заседании. Они, таким образом, получат возможность оспаривать предметно обвинение еще на стадии назначения дела к слушанию, заявлять суду ходатайства о собирании доказательств защиты, доказательств, опровергающих обвинение. Чем раньше получено обвинительное заключение, тем более тщательно обвиняемый и его защитник смогут подготовиться к защите в суде.

  1. Право возражать против обвинения, давать показания по предъяв- ленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний.

Статья 47 УПК РФ говорит не просто о праве давать показания, но формулирует это право более категорично, а именно: обвиняемый имеет право возражать против обвинения. Возражения против предъявленного обвинения, предполагается, должны быть обоснованными. Однако законодатель не возлагает на обвиняемого обязанности обосновывать свои возражения. Обязанность доказывания лежит на следователе. Поэтому именно он и обязан принимать возражения независимо от того, обоснованы они или нет. Обвиняемый вообще может отказаться от дачи показаний. При этом он может объяснить причину отказа или же и этого может не делать.

138

Повторный допрос после отказа возможен только по ходатайству об- виняемого (ч. 4 ст. 173 УПК РФ).

Такое указание закона следует рассматривать как предписание, ис- ключающее возможность психологического давления на обвиняемого с целью получения от него показаний.

Дача показаний - это право обвиняемого, а не обязанность. Это вытекает не только из ст. 47 УПК РФ, но и из ст. 51 Конституции РФ. В то же время для следователя допрос обвиняемого - обязанность. Поэтому, если обвиняемый изъявил желание дать показания, следователь обязан его допросить. Обвиняемый в этом случае может записать показания собственноручно.

Так как дача показаний - право обвиняемого, то он не несет ответст- венности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Право давать показания является безусловным183: следователь обязан выслушать обвиняемого и учесть его показания в совокупности со всеми другими доказательствами и их источниками.

  1. С правом давать показания тесно связано право собирать и пред ставлять доказательства (ч. 2 ст. 86 УПК РФ).

Обвиняемый использует указанное право в любой момент расследо- вания. Он передает следователю, прокурору, лицу, производящему дознание, предметы и документы, имеющие значение для дела. Орган, ведущий производство по делу, обязан принять представленные обвиняемым предметы, документы и приобщить к делу такие доказательства во всех случаях, когда они имеют значение для установления по делу истины.184

  1. Обвиняемый вправе заявить ходатайства о производстве процессу альных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и

183 См.: Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе.-М., 1960.-с. 118.

139

законных интересов лица, заявившего ходатайства (ст. 119 УПК РФ). Обвиняемый также вправе заявлять ходатайства и об изменении обвинения, меры пресечения, об изменении квалификации преступления и другим вопросам. Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу (ст. 120 УПК РФ).

Ходатайство рассматривается лицом, в производстве которого находится дело (ст. 120 УПК РФ). Все ходатайства, имеющие значение для дела, подлежат удовлетворению. Отказ в удовлетворении ходатайства в стадии расследования может быть обжалован прокурору или в суд (ст. 123 УПК РФ).

Праву обвиняемого на заявление ходатайств корреспондирует обязан- ность следователя спросить обвиняемого и его защитника по ознакомлению их с материалами дела, ходатайствуют ли они о дополнении следствия и чем именно или какие иные заявления у них имеются (ч. 4 ст. 217 УПК РФ).

В процессуальной литературе высказывалось мнение о том, что заявляя ходатайство, обвиняемый, как и его защитник, обязаны такое ходатайство обосновать .

Закон не требует обоснования заявленных ходатайств. Заявление хо- датайств - это право, а не обязанность обвиняемого. Требование обосновывать заявленное ходатайство будет определенным ограничением свободного волеизъявления обвиняемого, более того, это будет определенным психологическим тормозом к использованию им данного права.

Следователь обязан тщательно изучать и анализировать все заявляемые обвиняемым, его защитником или представителем ходатайства, причем не с позиции степени обоснования их обвиняемым, а с позиции их значения

См.: Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс. Общая часть и досудебные ста- дии (курс лекций). - М.: МУБиУ, 1998. - с. 90.

См.: Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. - М., 1962. - с. 48; Стремовский В.А. Участники предварительного следствия в советском уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1966. - с. 137.

140

для правильного разрешения дела по существу .

  1. Обвиняемый вправе участвовать при проведении отдельных след ственных действий. Это право может быть реализовано обвиняемым как в случае заявления им или его защитником ходатайства о проведении таких действий (если таковое будет удовлетворено), так и тогда, когда следователь по собственному усмотрению (или по указанию прокурора) примет решение о привлечении обвиняемого к участию при проведении следственного дейст вия.

Следует заметить, что данное право не является безусловным, так как его реализация зависит от усмотрения следователя (участие при производстве осмотра (ст. 177 УПК РФ), следственного эксперимента (ст. 181 УПК РФ), экспертизы (ст. 198 УПК РФ) и других), либо прямого веления закона (участие при производстве обыска, выемки (ст. 182 УПК РФ).

Вместе с тем, когда следственное действие проводится по инициативе обвиняемого, то участие последнего следует рассматривать как реализацию им его права на участие при проведении данного следственного действия.

Обвиняемый также имеет право знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием. Ознакомление с протоколами следственных действий дает возможность ему вносить замечания в про- токол и требовать устранения неточностей.

Привлечение обвиняемого к проведению различных следственных действий, по общему правилу, способствует более полному, объективному и всестороннему расследованию уголовных дел, сокращению сроков расследования, оперативному реагированию на заявления обвиняемого.

  1. При наличии оснований, указанных в статьях 61, 62, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72 УПК РФ, обвиняемый вправе заявлять отвод судье, следователю, прокурору, лицу, производящему дознание, переводчику, специалисту, экс-

186 См.: Чангули Г. Рецензия на книгу Н.А. Якубович. Окончание предварительного следствия // Социалистическая законность, № 7, 1963.

141

перту, защитнику (ст. 47 УПК РФ). Отвод может быть заявлен в любое время в ходе расследования.

Ознакомление с материалами дела при окончании расследования по- зволяет обвиняемому полнее выявить основания для заявления отвода или же убедиться в необоснованности сомнений и отсутствии оснований к отводу.187

  1. Обвиняемый имеет право обжаловать действия (бездействие) лица, производящего дознание, следователя, прокурора (ст. 19 УПК РФ). Это право реализуется обвиняемым в процессе всего расследования дела. Данное право имеет принципиальное значение, если учесть, что реализация многих ходатайств обвиняемого и его защитника зависит от усмотрения лица, производящего расследование (п. 10 ч. 2 ст. 47 УПК РФ).

Данное право обеспечивается рядом процессуальных гарантий. В ча- стности, установлено, что жалобы на действия лица, производящего дознание, следователя подаются прокурору непосредственно или через лицо, действия которого обжалуются.

Обвиняемый также имеет право судебного обжалования в ходе пред- варительного расследования действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с отказом в возбуждении уголовного дела, производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу, с прекращением уголовного дела, продлением срока предварительного расследования, ареста и содержания под стражей, а также других.188

Данное право до принятия УПК РФ 2001 г. было ограничено и не полно оговорено законом. Вместе с тем Постановлением Конституционного Су- да РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П по делу о проверке конституционности ста-

См.: Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Окончание предварительного рас- следования с составлением обвинительного заключения. - М., 1996. - с. 17.

См. об этом: Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно- процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования. - Тула, 1999. - с. 132-157.

142

тьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моноком” признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 46 (части 1 и 2) и 52, положения части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР постольку, поскольку они, по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, исключают в ходе предварительного расследования для заинтересо- ванных лиц, конституционные права которых нарушены, возможность судебного обжалования действий и решений органа дознания, следователя или прокурора, связанных с производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением

189

срока предварительного расследования .

Это затрудняет деятельность правоохранительных органов в стадии расследования, не учитывает специфики решаемых задач, необходимости защиты интересов общества, недопустимости распространения состязательности как разделения функций на стадию расследования. Тем не менее данное право может использоваться в защите интересов личности, привлекаемой к уголовной ответственности.

В целом же реальное гарантирование права на жалобу, как и правильное ее разрешение, способствуют укреплению законности в уголовном судо- производстве.

  1. Право иметь защитника в новом УПК РФ регламентировано полно и обставлено рядом дополнительных гарантий. Обвиняемый такое право получает с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Оно полностью реализуется с момента предъявления обвинения, а если до этого он был задержан по подозрению в совершении преступления

189 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П // Собрание законодательства РФ, № 14, 1999. - ст. 1749.

143

или к нему была применена мера пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения. Защитник допускается к участию в деле и с момента возбуждения уголовного дела против конкретного лица (ст. 223 и 318 УПК РФ), а также с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно- психиатрической экспертизы, и с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 1-5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ).

Закон устанавливает случаи обязательного участия защитника (ст. 51 УПК РФ), указывает на случаи, когда отказ обвиняемого от защитника не обязателен для следователя и прокурора (ст. 52 УПК РФ).

Так, участие защитника на предварительном следствии обязательно, если обвиняемый не отказался от защитника, а также по делам: несовершен- нолетних, когда обвиняемый в силу своих физических или психических недостатков не может сам осуществлять свое право на защиту.

Также обязательно участие защитника на предварительном следствии по делам лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, по делам лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которое в качестве меры наказания может быть назначено лишение свободы на срок свыше 15 лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь, когда дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей и когда подсудимый признает себя виновным и просит вынести приговор без судебного рассмотрения (см. гл. 40 УПК РФ).

Вопрос о моменте допуска защитника к участию в уголовном деле имеет в уголовном процессе свою историю.

Как известно, защитник в царской России не допускался к участию в предварительном следствии, несмотря на требование прогрессивных юристов

I

144

того време ни . Вопр ос этот был поло жите льно разре шен сразу после рево- люци и 1917 г. Уже в декре те о суде № 1 от 14 нояб ря 1917 г. содер жало сь

191

указа ние о допус ке защи тнико в и в стади ю предв арите льног о следс твия
.

Декр ет о суде № 2 от 7 март а 1918 г. сохра нил участ ие защи тника на предв арите льно м следс твии, но указа л, что оно може т быть огран ичено по- стано влени ем следс твенн ой коми ссии, если того требу ют интер есы раскр ытия истин ы192.

Защи тник допус кался в стади и предв арите льног о рассл едова ния не тольк о по дела м, подсу дным общи м суда м, но и отнес енны м к комп етенц ии револ юцио нных триб унал ов193.

Декр етом ВЦИ К от 12 апрел я 1919 г. были отмен ены все ранее издан ные декре ты о триб унала х и введе но новое Поло жени е о револ юцио нных триб унала х, котор ым не пред усмат рива лось участ ие защи тника на предв ари- тельн ом следс твии . Не пред усмат рива ли участ ие защи тника на предв ари- тельн ом следс твии также издан ное ВЦИ К 20 нояб ря 1919 г. Поло жени е о ре- волю цион ных триб унала х1 и Поло жени е о наро дном суде от 21 октяб ря

190
Та
к,
И.Я.
Фойн
ицки
й
писал
“Уго ловн ое отдел ение судеб ной коми ссии, Высо чайш е утвер жден ной при госуд арств енной канце ляри и для соста влени я проек та устав а уголо вного судоп роизв одств а на основ ании прин ятых госу дарст венн ым совет ом общи х поло жени й, сдела ло смелу ю попы тку ввест и со стяза тельн ость и в предв арите льное следс твие. Оно проек тиров ало допу ще ние уже в этой стади и прои зводс тва защи тника с прав ом его прис утств овать при всех без искл ючен ия следс твенн ых дейст виях, обра щать вним ание сле доват еля на все обсто ятель ства дела, могу щие служ ить к опра вдани ю обви няем ого, и прос ить его о пред ложе нии вопр осов свиде телям (ст. 259 проек та коми ссии). Одна ко пред ложе ние это (в 1864 г.) было откло нено госуд арст венн ым совет ом.” Цит. по кн.: Курс уголо вного судоп роизв одств а. Том 1, изд. 4, СПБ, 1912. -с. 76.

191 С м.: СУ РСФ СР, № 4, 1917. - ст. 50.

192 С м.: СУ РСФ СР, № 26, 1918. - ст. 420.

193 С м.: СУ РСФ СР, № 35, 1918. - ст. 471.

194 С м.: СУ РСФ СР, № 13, 1919. - ст. 132.

195 С м.: СУ РСФ СР, № 58, 1919. - ст. 549.

145

1920 г196.

То, что участие защитника на предварительном следствии не получило в те годы своего распространения, обосновывалось главным образом тем, что в качестве защитников тогда еще выступали лица, занимавшиеся адвокатской деятельностью при царском строе, бывшие служащие царского суда и прокуратуры.

Возможность участия защитника в предварительном следствии была установлена Основами уголовного судопроизводства только в 1958 г. (ст. 21). Данная норма общесоюзного закона была воспроизведена в УПК РСФСР.

Допустив защитника в предварительное следствие, действующее тогда законодательство не допускало его в дознание. Такое ограничение уча- стия защитника в предварительном расследовании в литературе мотивировалось тем, что органами дознания расследуются уголовные дела, не представляющие по общему правилу большой общественной опасности и сложности. Этот мотив, однако, не выдерживает критики. Как справедливо замечает М.С. Строгович еще в те годы: “Требование установления истины обязательно как для “больших”, так и для “малых” дел. Для обвиняемого не имеет значения, какой орган будет расследовать дело о его преступлении. Все гарантии права на защиту должны быть доступны для всех обвиняемых и по всем делам”197.

Вместе с тем, только Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 года № 2825-1 “О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР” защитник допущен к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления

1У0 См.: СУ РСФСР, № 83, 1920. - ст. 407.

См.: Строгович М.С, Гробовенко ЯЗ. Демократические основы советского социалистического правосудия. -М.: Наука, 1965. - с. 249.

146

ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пре-

198

сечения как при производстве предварительного следствия, так и дознания .

Участие защитника по общему правилу способствует более качест- венному расследованию уголовных дел, сокращению сроков следствия, своевременному установлению и устранению недостатков расследования, сокращению случаев возвращения дел к доследованию.

Задача реального обеспечения обвиняемому права на защиту требует более обстоятельного разъяснения ему элементов этого права. Следователь должен разъяснить обвиняемому, в частности, что право иметь защитника предполагает возможность свиданий с ним защитника наедине.

Какое бы то ни было ущемление права обвиняемого иметь защитника является существенным нарушением закона и влечет возвращение дела к доследованию1”.

Всякое сокращение объема средств защиты и сужение гарантий воз- можности их применения ведет к ограничению самого права на защиту200.

УПК РФ расширил возможности обвиняемого защищаться как лично, так и с помощью защитника. В этом наглядно убеждает нас анализ правового положения обвиняемого в ходе расследования. Так, п. 9 ст. 47 УПК РФ гласит о том, что обвиняемый имеет право: “иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности”.

  1. Обвиняемый имеет право пользоваться родным языком.

В УПК РФ это право сформулировано еще более конкретно и опреде- ленно. В соответствии со статьей 18 УПК РФ: уголовное судопроизводство

198 См.: Закон Российской Федерации от 23 мая 1992 года № 2825-1 // Ведо мости СНД и ВС РФ, № 25, 1992 - ст. 1389.

199 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, № 4, 1978. - с. 8-9.

200 См.: Шафир Г.М. Право на защиту в советском уголовном судопроизвод стве и возможности его расширения // Советское государство и право, № 2, 1967.-с. 48.

147

ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке; участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном УПК РФ; если в соответствии с УПК РФ следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет (ч. 1-3 ст. 18 УПК РФ).

  1. Обвиняемый, содержащийся под стражей в качестве меры пресе чения, вправе иметь свидания с защитником, родственниками и иными лица ми, а также вести с ними переписку. Порядок и условия предоставления об виняемому свиданий и осуществления им переписки определяются Феде ральным законом “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” и п. 9 ч. 3 ст. 47 УПК РФ.

Данное право введено Федеральным законом от 15 июня 1996 г. № 73- ФЗ “О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Рос- сийской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” .

  1. Обвиняемый имеет право обжаловать в суд законность и обосно ванность ареста; знакомиться с материалами, направляемыми в суд в под-

201 См.: Федеральный закон от 15 июня 1996 г. № 73-ФЗ // Собрание законодательства РФ, № 25, 1996. - ст. 2964.

148

тверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления срока содержания под стражей, а также участвовать при рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном статьей 2202 УПК РСФСР.

Данное право было введено Законом Российской Федерации от 23 мая 1992 г. № 2825-1 “О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР” .

Судебная проверка законности и обоснованности применения заклю- чения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законности и обоснованности продления срока содержания под стражей должна производится судьей по месту содержания лица под стражей.

Судья проверяет законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей не позднее трех суток со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей производится в закрытом заседании с участием прокурора, защитника, если он участвует в деле, а также законного представителя лица, содержащегося под стражей. Судья вызывает в заседание лицо, содержащееся под стражей. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о дне рассмотрения жалобы, не является препятствием для судебной проверки.

Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо ходатайствует о рассмотрении жалобы в его отсутствие либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании.

202 См.: Закон Российской Федерации от 23 мая 1992 г. № 2825-1 // Ведомости СНД РФ и ВС РФ, № 25, 1992. - ст. 1389.

149

В результате судебной проверки судья выносит одно из следующих постановлений:

  • об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об ос- вобождении лица из-под стражи;
  • об оставлении жалобы без удовлетворения.
  • В случае, если в заседание не были представлены материалы, под- тверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, судья выносит постановление об отмене этой меры пресечения и об освобождении лица из-под стражи.

Постановление судьи должно быть мотивированным.

Судья вправе одновременно с вынесением постановления об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу избрать любую другую пре- дусмотренную законом меру пресечения.

Копия постановления судьи направляется прокурору и заявителю, а в случае принятия решения об освобождении лица из-под стражи - также по месту содержания лица, заключенного под стражу, для немедленного исполнения. Если лицо, содержащееся под стражей, участвует в заседании, оно в указанном случае освобождается судьей из-под стражи немедленно в зале судебного заседания.

В случае оставления жалобы без удовлетворения повторное рассмотрение судьей жалобы того же лица по тому же делу в порядке, предусмот- ренном настоящей статьей, допускается, если заключение под стражу в качестве меры пресечения было вновь избрано после ее отмены или изменения лицом, производящим дознание, следователем или прокурором.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4-П

1 О

“По делу о проверке конституционности статей 220 и 220 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна” положение статьи 220\ ограничивающее круг лиц, имеющих

150

право на судебное обжалование постановления о применении к ним в качестве меры пресечения заключения под стражу, только лицами, содержащимися под стражей, и связанное с ним положение статьи 2202 о проверке законности и обоснованности применения заключения под стражу судом только по месту содержания лица под стражей признано не соответствующим Конституции Российской Федерации.

Можно считать вполне обоснованным решение законодателя о наде- лении обвиняемого и его защитника правом обжаловать в суд решение об аресте обвиняемого и продлении срока его содержания под стражей. Это соответствует тенденции развития законодательства в направлении защиты прав и законных интересов личности.

Вместе с тем наделение в этот момент обвиняемого и его защитника правом знакомиться с материалами дела, обосновывающими его арест, и рассмотрение его жалобы судом с участием защитника и арестованного вряд ли согласуется с защитой интересов потерпевшего и общества в целом. Здесь нарушается тайна следствия (ст. 139 УПК РСФСР, ст. 161 УПК РФ) и наносится ущерб интересам общества, заинтересованного в обеспечении неотвратимости ответственности за совершенное преступление.

Как прокурор, санкционируя арест, мог ошибиться, так и судья, отменяя решение об аресте, может допустить ошибку. Поэтому вполне логичным было бы решение законодателя предоставить прокурору возможность опротестовать решение судьи об освобождении арестованного. Однако прокурор лишен такой возможности. Постановление судьи вступает в силу немедленно и исполняется непосредственно в зале судебного заседания.

Новый УПК РФ и здесь расширил право обвиняемого, предоставив ему возможность обжаловать более широкий круг действий (бездействие) и

См. об этом: Ефимичев СП. Обеспечить защиту прав личности и интере- сов общества // Вестник МВД России. - М., №№ 2-3 (31-32), 1997. - с 110- 114.

151

решений дознавателя, следователя, прокурора и суда и предоставил возможность принимать участие в их рассмотрении судом (п. 14 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

В соответствии с ч. 4 ст. 108 УПК РФ ходатайство лица, производящего расследование, об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу рассматривается судьей единолично, но обязательно с участием подозреваемого или обвиняемого. Обязательно участие в этом заседании также прокурора и защитника, но их неявка при своевременном извещении не приостанавливает рассмотрение ходатайства.

Решение судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение трех суток со дня его вынесения. Суд кассационной инстанции принимает решение по жалобе или представлению (прокурора) не позднее чем через 3 суток со дня их поступления.

При рассмотрении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении задержанного подозреваемого, при недостаточности доказательств обоснованности задержания суд может принять решение об отложении принятия решения по ходатайству стороны на срок не более 72 часов для предоставления дополнительных доказательств. В этом случае судья указывает в постановлении дату и время, до которых он продлевает срок задержания.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации вводится в действие с 1 июля 2002 года, но введение в действие нормы, регламенти- рующей применение судом в качестве меры пресечения заключения под стражу откладывается до 1 января 2004 года. До этого времени решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу будет приниматься прокурором. За сторонами во всяком случае сохраняется право обжа-

152

лования законности и обоснованности решения прокурора в суде.204

В соответствии со статьей 2202 и 331 УПК РСФСР постановление судьи об отмене меры пресечения - заключения под стражу, санкционированной прокурором - ни обжалованию, ни опротестованию не подлежали. Реше- ние приводилось в исполнение немедленно. Если арестованный находился в зале судебного заседания, то он освобождался непосредственно в зале судебного заседания.

Введение правила о возможности обжалования решения прокурора о санкционировании ареста в суд “сторонами” до 1 января 2004 года предполагает, видимо, не только сторону защиты, но и сторону обвинения. Если сторона защиты наделена правом обратиться в суд с жалобой на незаконность и необоснованность применения прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, то прокурор, видимо, должен иметь право внести представление в кассационную инстанцию вышестоящего суда на незаконность и необоснованность решения суда об отмене в отношении обвиняемого меры пресечения — заключения под стражу.

  1. Обвиняемый вправе возражать против прекращения дела за исте- чением сроков давности, вследствие актов амнистии или помилования, изменения обстановки, в связи с деятельным раскаянием или применением в отношении несовершеннолетнего принудительных мер воспитательного воздействия. В этих случаях производство по делу продолжается в обычном порядке (ст.ст. 5, 6, 7, 8 УПК РСФСР). В этих и в некоторых других случаях обвиняемый имеет право возражать против прекращения уголовного дела и по новому УПК РФ (п. 15 ч. 4 ст. 47). Такие основания предусмотрены частью второй статьи 27 УПК РФ.
  2. Обвиняемый вправе знакомиться с постановлением о назначении
  3. См.: ст. 10 Федерального закона РФ “О введении в действие Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации” // Российская газета, № 249 (2861)-22.12.2001.

153

судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта (п. 11 ч. 4 ст. 47 УПК РФ).

Вопросы, связанные с назначением и производством экспертизы, под- робно регламентированы УПК РФ. Этим вопросам посвящена глава 27 “Производство судебной экспертизы” - ст.ст. 195-207 УПК РФ. В этих нормах урегулированы вопросы назначения судебной экспертизы, порядка ее производства. Обозначены случаи обязательного проведения экспертизы. Определены в ч. 1 ст. 198 права обвиняемого при назначении и производстве экспертизы, используя которые обвиняемый может в полной мере защитить свои законные интересы. Ст. 204 раскрывает форму и содержание заключения эксперта. А ст. 206 предписывает следователю ознакомить обвиняемого и его защитника с заключением эксперта и с протоколом допроса эксперта, если он допрашивался в связи с необходимостью разъяснения отдельных положений заключения.

  1. Право на ознакомление со всеми материалами дела обвиняемый получает только в момент окончания расследования. Ознакомление со всеми материалами дела позволяет обвиняемому знать собранные доказательства, вносить коррективы в тактику построения защиты.

Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела по УПК РФ производится после ознакомления с материалами дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей.

Материалы уголовного дела для ознакомления должны быть предъяв- лены обвиняемому и его защитнику в подшитом и пронумерованном виде.

Обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, не- обходимом им для ознакомления со всеми материалами дела (ст. 217 УПК РФ). Это обстоятельство позволяет обвиняемому (его защитнику) в спокой-

См. об этом: Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Систематизация и оформле- ние материалов уголовного дела // Сборник образцов уголовно- процессуальных документов. - М.: Новый юрист, 1998. - с. 4-23.

154

ной обстановке изучить все материалы дела, заявить необходимые (по их мнению) ходатайства.

В процессе ознакомления с материалами дела обвиняемый вправе вы- писывать из него любые сведения в любом объеме (ст. 217 УПК РФ). Это позволяет ему в последующем проанализировать свои записи и наиболее обстоятельно подготовиться к своей защите на суде.

Ознакомление с материалами дела - это право обвиняемого, но не обя- занность. Если обвиняемый не желает воспользоваться данным правом, он может отказаться от ознакомления с делом и следователь не вправе его к этому принуждать.

Право обвиняемого и его защитника знакомиться с материалами дела включает в себя и их право на последующее ознакомление со всеми материалами дела, если они были восполнены. Следователь же обязан предъявить им для дополнительного ознакомления все материалы дела (ч. 2 ст. 219 УПК РФ).

В истории российского уголовно-процессуального законодательства этот вопрос решался по-разному. Так, в УПК РСФСР 1922 г. предусматрива- лось, что “после дополнения следствия… следователь приступает к составлению обвинительного заключения” (ст. 213). Аналогичная норма была первоначально сохранена и в УПК РСФСР 1923 г. (ст. 209). Только постановлением ВЦИК и СНК от 20 октября 1929 г. была установлена обязанность следователя вновь знакомить обвиняемого со всеми материалами дела. Эта обязанность наиболее категорично и определенно изложена во вновь принятом УПК РФ (стхт. 217,219).

  1. Обвиняемый имеет право защищаться и иными средствами и спо- собами, не запрещенными УПК РФ.

Так, например, при расследовании уголовных дел по налоговым пре- ступлениям (ст.ст. 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации), возбужденным на основании данных, содержащихся в акте налоговой про-

155

верки, обвиняемый имеет право обжаловать этот акт либо вынесенное по нему налоговыми органами решение в арбитражном суде.

Так как необходимым признаком совершения налогового преступления является превышение суммы неуплаченных налогов для физических лиц - 200, для юридических лиц - 1000 минимальных размеров оплаты труда, то отмена арбитражным судом акта или вынесенного по нему решения может повлечь прекращение уголовного дела.

Более того, Генеральная прокуратура РФ продолжение расследования в таких случаях рассматривает как незаконное. В представлении об устранении нарушений законности при расследовании уголовных дел о налоговых и связанных с ними экономических преступлениях, направленном Генеральной прокуратурой РФ 18 апреля 2000 г. за № 37- 10-2000 г. в адрес директора ФСНП России, отмечается, что органы налоговой полиции в отдельных случаях проводили следствие по делам при наличии судебных постановлений, исключающих производство по ним.

В частности, по уголовному делу, возбужденному Управлением ФСНП РФ по Республике Хакасия по ч. 1 ст. 199 УК РФ в отношении руко- водителей муниципального учреждения “Центральный рынок” г. Абакана, при наличии вступившего в законную силу постановления Арбитражного суда Республики Хакасия от 16 сентября 1998 г., признавшего решение по акту налоговой проверки предприятия недействительным, следственные действия по делу незаконно проводились до февраля 1999 г. Уголовное преследование проходивших по нему лиц было прекращено только после вмешательства Генеральной прокуратуры.

Есть и иные примеры влияния арбитражного судопроизводства на уголовно-процессуальную деятельность органов налоговой полиции. Так, в 1999 году Арбитражный суд Московской области рассмотрел иск ООО “Ав-тостекло-96” о признании недействительным решения начальника Клинского районного отдела налоговой полиции Управления ФСНП РФ по Московской

156

области по акту документальной проверки, проведенной органами налоговой полиции в 1998 г. По материалам данной проверки было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199 УК РФ, расследовано и передано в суд.

При слушании дела в арбитражном суде в связи с тем, что материалы по акту документальной проверки находятся в уголовном деле и переданы на рассмотрение суда общей юрисдикции, представителем Управления ФСНП РФ по Московской области в соответствии со статьей 81 Арбитражного процессуального кодекса РФ было заявлено ходатайство о приостановлении производства по делу. Арбитражным судом ходатайство было отклонено. В дальнейшем в связи с отсутствием у представителя Управления ФСНП РФ по Московской области документов, подтверждающих выводы по акту провер-ки, судом было принято решение в пользу истца.

Действующее законодательство, учитывая как законные интересы личности, так и общества в целом, возложило на обвиняемого ряд процессуальных обязанностей, вытекающих из обязанности нести всю тяжесть изобличения в совершении преступления.

В юридической литературе есть суждение о том, что обвиняемый не несет обязанностей, он наделен только процессуальными правами207. С этим мнением согласиться нельзя. Прав В.Я. Понарин, когда пишет: “Если бы субъекты обладали только процессуальными правами и не выполняли соответствующих обязанностей, то они не могли бы вступить друг с другом в уголовно-процессуальные отношения, реализовать свои права, потребовать от должностных лиц обеспечения этих прав. Поэтому процессуальные обязанности вносят в процесс производства по уголовному делу определенный

206 См.: Представление Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 18.04.2000 г. за № 37-10-2000 г. в адрес директора ФСНП России.

207 См., например: Советский уголовный процесс /Под ред. М.А Чельцова. - М., 1969. - с. 75; Ткаченко Ю.Г. Некоторые методологические вопросы тео рии правоотношения // Труды ВЮЗИ, т. 39, 1976. - с. 82-84.

157

порядок, элементы организованности и дисциплины”208.

Следует заметить, что процессуальные права и обязанности являются составной частью уголовно-процессуального механизма правового регулирования209.

Правильно отмечает В.Я. Понарин о том, что процессуальные права и обязанности находятся в состоянии корреспондирования. Их нельзя считать явлениями, противостоящими друг другу. Им более присущ дух диалектического единства, нежели размежевания.

Единство процессуальных прав и обязанностей выражается в том, что они:

а) являются составными частями процессуального механизма регули рования общественных отношений;

б) предусмотрены одним и тем же правовым источником: уголовно- процессуальным законом;

в) имеют общее социальное назначение - регулировать общественные отношения, складывающиеся между субъектами при производстве по уго ловному делу;

г) в одинаковой степени гарантированы уголовно- процессуальными средствами;

д) выступают процессуальными гарантиями личных и общественных интересов;

е) могут быть реализованы только при производстве по уголовному делу;

ж) служат указателями границ должного поведения участников уго-

iUS См.: Понарин В.Я. Процессуальные права и обязанности участников судопроизводства как гарантии общественных и личных интересов // Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве. - Воронеж, 1984. - с. 115-116.

209 См.: Зусь Л.Б. Механизм уголовно-процессуального регулирования. Учебное пособие. - Владивосток, 1976. - с. 91 - 104.

158

ловного судопроизводства210.

Рассмотрим подробнее обязанности обвиняемого при предварительном расследовании.

Обвиняемый обязан:

  1. Прибыть к следователю по его вызову (ст. 172 УПК РФ). Этой обя- занности корреспондирует право следователя, в случае неявки обвиняемого без уважительных причин, подвергнуть его приводу (ст. 113 УПК РФ) ,
  2. Не противодействовать установлению объективной истины по делу. В случае нарушения этой обязанности в отношении обвиняемого может быть избрана мера пресечения, если ранее она не была назначена, или изменена ранее избранная мера пресечения (статьи 97, ПО УПК РФ), он может быть отстранен от должности (ст. 114 УПК РФ);
  3. Не нарушать подписки о явке под угрозой применения в случае на- рушения меры пресечения (ст. 112 УПК РФ);
  4. Выполнять постановления следователя, выносимые им в связи с расследованием уголовного дела (об освидетельствовании (ст. 179 УПК РФ), о производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы (ст. 203 УПК РФ) и другие);
  5. Дать образцы почерка или другие образцы, необходимые для ис- следования (ст. 202 УПК РФ).
  6. Данные обязанности не ущемляют процессуальных прав обвиняемого как субъекта процесса и не нарушают его права на защиту. Они в совокупно- сти с процессуальными правами - необходимая гарантия эффективного осуществления задач уголовного судопроизводства.

См.: Понарин В.Я. Процессуальные права и обязанности участников судопроизводства как гарантии общественных и личных интересов // Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве. - Воронеж, 1984. - с. 116.

211 См. об этом: Уголовный процесс. Общая часть. Учебник /Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 1997. - с. 89-92.

159

Таким образом, анализ правового положения обвиняемого в ходе рас- следования наглядно свидетельствует о том, что строгое соблюдение норм, регулирующих правовое положение обвиняемого, позволяет в полном объеме установить предмет доказывания по конкретному уголовному делу, достичь принятия обоснованного решения о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

160

Заключение

Исследование предмета доказывания по уголовным делам о налоговых преступлениях базируется на общих теоретических исследованиях пред- мета и пределов доказывания в уголовном судопроизводстве.

Предмет доказывания как таковой, обозначенный в Уголовно- процессуальном кодексе РФ как “Обстоятельства, подлежащие доказыва- нию” един для всех уголовных дел, независимо от характера преступления, его квалификации по соответствующей статье УК РФ, совершения его одним человеком, группой лиц, организованной группой или даже преступным сообществом, независимо от направленности: преступления против личности, преступления в сфере экономики, преступления против общественной безопасности и общественного порядка, преступления против государственной власти. Предмет доказывания по уголовному делу един и не зависит от формы вины лица, его совершившего.

Предмет доказывания - это родовое понятие. И как таковое оно не может иметь видов или подвидов. Конечно, специфика предмета доказывания по разным преступлениям имеет свои особенности, обусловленные объ- ектом, объективной стороной, субъектом и субъективной стороной преступления. Имеется специфика, особенности элементного состава предмета доказывания, но все эти особенности не создают новых видов предмета доказывания. Предмет доказывания един и он должен быть обеспечен объективным, полным и всесторонним расследованием, рассмотрением и разрешением уголовных дел.

Различный, а подчас и прямо противоположный исход расследования, рассмотрения и разрешения уголовного дела есть результат не наличия различных видов предмета доказывания, а результат правильного определения единого предмета доказывания.

Понятия предмета и пределов доказывания взаимосвязаны. Их полное, всестороннее исследование будет продуктивным только при совместном рас-

161 смотрении и изучении этих феноменов.

Если под предметом доказывания мы понимаем то, что подлежит до- казыванию, то под пределами доказывания следует понимать объем, глубину исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

С учетом изложенного предмет доказывания - это вся система фактов и обстоятельств, как указанных в законе (ст. 68 УПК РСФСР, ст. 73 УПК РФ), так и всех имеющих значение для расследования и рассмотрения конкретного уголовного дела, подтвержденных доказательствами, собранными и проверенными с использованием всех пределов доказывания, создающая основания для законного и обоснованного его разрешения.

При решении вопроса о привлечении лица в качестве обвиняемого в постановлении об этом должны получить отражение описание преступления, вменяемого в вину, с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ. Подтвержденный доказательствами предмет доказывания есть материально-правовое и уголовно- процессуальное основания привлечения лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

Анализ материально-правовых обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам о налоговых преступлениях, позволил нам сделать следующие выводы.

Объект преступления и предмет доказывания по уголовному делу тесно взаимосвязаны. Предмет доказывания в определенной степени предопре- делен объектом преступления - системой общественных отношений, охра- няемых уголовным законом. Поэтому определение объекта преступления, квалифицируемого определенной статьей УК РФ, является обязательным. Объектом преступления по статьям 198 и 199 УК РФ являются общественные отношения в сфере государственного управления. Предметом этого вида преступления являются денежные средства, полученные налогоплательщиком, обязанным их внести в соответствии со статьей 57 Конституции РФ в госу-

162

дарственную казну. Эти средства обеспечивают существование государства и выполнение функций по управлению обществом и государством.

Преступления, квалифицируемые по ст.ст. 198 и 199 УК РФ, как отмечено выше, относятся по существу к государственным преступлениям, поэтому в УК РФ они должны находиться в разделе о государственных престу- плениях. Правильное определение объекта преступного посягательства позволит более точно определить степень общественной опасности преступного деяния.

Уклонение от уплаты налогов, установленное ст.ст. 198 и 199 УК РФ, является преступлением материальным. Сущность его состоит в неуплате налогов в срок, установленный законом. Поэтому, каким путем уклоняется физическое лицо или юридическое лицо в лице его руководителя от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, для квалификации преступного деяния не имеет значения.

Названные в законе пути и способы уклонения от уплаты налога или страхового взноса следует рассматривать как пути ухода от ответственности за неуплату в установленный законом срок налога или страхового взноса, за что виновный не должен нести уголовной ответственности, так же как обвиняемый (подозреваемый) освобождается от уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Вместе с тем, обозначенные в законе пути уклонения от уплаты налогов или страховых взносов “путем непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, либо путем включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом” (ст. 198 УК РФ), “путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом” (ст. 199 УК РФ) охватываются предметом доказывания по уголовным делам данной категории. Их установление обеспечит определение времени возникновения умысла на неуплату налога, степени общественной

163

опасности лица, совершившего данное преступление, что позволит более правильно определить меру наказания за совершенное преступление.

Выявление этих обстоятельств включается в предмет доказывания еще и потому, что сами по себе они являются нарушениями норм части первой Налогового кодекса РФ (ст.ст. 116-1291). В случае освобождения лиц от уголовной ответственности нарушители норм Налогового кодекса РФ могут быть привлечены к административной ответственности. Ст. 36 части первой Налогового кодекса РФ предписывает органам налоговой полиции о выявленных нарушениях налогового законодательства, отнесенных к компетенции налоговых органов, доводить до их сведения для принятия по ним решения.

В связи с изложенным диспозиции ст.ст. 198 и 199 УК РФ следует сформулировать аналогично диспозиции ст. 194 УК РФ. В этом случае диспозиция ст. 198 УК РФ могла бы быть сформулирована следующим образом: “Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды, совершенное в крупном размере, наказывается” и далее по тексту статьи.

Аналогично диспозиция ст. 199 УК РФ может выглядеть так: “Уклонение от уплаты налогов с организации, а равно от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации, совершенное в крупном размере, наказывается” и далее по тексту статьи.

Предмет доказывания по делам о налоговых преступлениях специфичен. Составы налоговых преступлений материальны, а не формальны. По- этому налоговые преступления признаются совершенными, когда наступили установленные законом сроки уплаты налогов. Это означает, что по этой категории дел не могут быть привлечены к уголовной ответственности за покушение на преступление или приготовление к нему. Момент наступления срока уплаты налога не зависит от воли налогоплательщика.

По делам о налоговых преступлениях соучастие возможно только в

164

форме соисполнительства. Такое возможно тогда, когда руководитель и бухгалтер (главный бухгалтер), имеющий право второй подписи на финансовых документах, обязаны в соответствии с распорядительными документами нести ответственность за своевременную оплату налогов, страховых взносов и других платежей. Другие лица такую ответственность могут нести только в случаях временного возложения на них обязанностей руководителя или главного бухгалтера.

Для решения вопроса о возможности несения ответственности за не- уплату налога других лиц имеет важное значение мотив противоправной деятельности. Если отсутствует у них корыстная заинтересованность, а следовательно, нет наличия прямого умысла, об ответственности и формах соучастия и речи быть не может.

О какой организаторской роли, подстрекательстве или пособничестве может идти речь, если есть установленные законом официальные лица, обязанные уплачивать законом установленные налоги. Если такая деятельность и будет иметь место, то она не может быть квалифицирована как деятельность организатора, пособника или подстрекателя.

Можно себе представить, что вышестоящий руководитель подстрекает хозяйствующего субъекта не уплачивать налоги, или даже дает прямое указание не платить их. Он будет нести ответственность не за соучастие в налоговых преступлениях, а за злоупотребление служебным положением. А за неуплату налогов будет нести ответственность лицо, обязанное уплачивать налоги.

Привлечение к уголовной ответственности в качестве обвиняемого во всех случаях должно основываться на документально подтвержденных фактах, а именно: пропуск установленного законом срока уплаты налога или страхового взноса; размер неуплаченного налога должен быть крупным или особо крупным (для физического лица превышающий 200 или 500 минимальных размеров оплаты труда, для организации - 1000 или 5000 мини-

165

мальных размеров оплаты труда); размер неуплаченного налога должен быть исчислен исходя из документально подтвержденной налоговой базы; документально подтверждена обязанность виновного уплачивать налоги. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого каждый факт должен быть подтвержден ссылкой на имеющийся в уголовном деле документ.

Основным документом - доказательством вины в уклонении от уплаты налогов или страховых взносов подавляющее большинство следователей, заполнивших анкеты-интервью, считают акт налоговой проверки или акт проверки налогоплательщика. И это не случайно. Акт налоговой проверки, как и акт проверки налогоплательщика, составляется с участием лица, обязанного уплачивать налоги. Он наделен правом обжаловать выводы акта, а орган, составивший акт, обязан проверить обоснованность жалобы. Несмотря на проверку жалобы соответствующим органом, следователь в свою очередь обязан проверить этот акт на предмет его обоснованности, допустимости, достоверности.

Обоснованность всех расчетов должна содержаться в описательной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого, что позволит не только представить наглядно сформулированное обвинение, но и позволит обвиняемому предметно защищаться.

Сразу после вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого оно признается обвиняемым (п. 1 части 1 ст. 47 УПК РФ). Этот факт и следует считать моментом персонификации уголовно- правового отношения, возникшего в момент совершения преступления. Весь ход дальнейшего развития данного уголовно-правового отношения будет связан с одновременной реализацией уголовно- правовых и уголовно-процессуальных отношений, с реализацией прав и обязанностей, закрепленных как в нормах уголовного (материального), так и в нормах уголовно-процессуального права.

С момента привлечения лица в качестве обвиняемого он начинает не-

166 сти уголовную ответственность. Уголовная ответственность - это определенное юридическое состояние лица, проявляющееся в претерпевании им всей тяжести публичного изобличения в совершении преступления. Это состояние начинается с привлечения лица в качестве обвиняемого и завершается со вступлением приговора в законную силу, когда уголовная ответственность трансформируется в наказание.

Анализ взаимосвязи уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений по делам о налоговых преступлениях позволяет сделать вывод о привлечении к уголовной ответственности только виновных лиц. Вывод о виновности должен основываться на собранных в уголовном деле доказательствах-документах.

Вывод о виновности привлекаемого в качестве обвиняемого по делу лица не противоречит требованиям принципа презумпции невиновности, сформулированного в статье 49 Конституции РФ. Суд признает лицо виновным в приговоре от имени государства и такой вывод является окончательным. Вывод о виновности в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого является предварительным не по обоснованности и истинности его, а потому, что он подлежит проверке судом.

Проведенное исследование принципа презумпции невиновности наглядно выявило его роль и значение в установлении предмета доказывания по уголовному делу и оснований привлечения лица к уголовной ответствен- ности в качестве обвиняемого.

Комплекс процессуальных прав обвиняемого по делам о налоговых преступлениях обусловлен наличием при предварительном расследовании налоговых правоотношений, трансформируемых в дальнейшем в гражданско-правовые отношения и уголовно-правовые отношения, реализуемые посредством уголовно-процессуальных отношений.

Анализ правового положения обвиняемого при расследовании позволяет утверждать, что УПК РФ 2001 года значительно изменил правовое по-

167

ложение обвиняемого, усилил гарантии прав личности по сравнению с правовым положением его по УПК РСФСР 1960 года. Это в свою очередь будет способствовать как более глубокому уяснению предмета доказывания, так и повышению обоснованности решения вопроса о привлечении в качестве обвиняемого и обеспечению прав личности и гарантий законности.

Для устранения имеющихся недостатков в расследовании следственному аппарату ФСНП России необходимо организовать соответствующую методическую работу, усилить процессуальный и ведомственный контроль за расследованием уголовных дел, повысить требовательность к следователям, руководителям следственных подразделений на местах за соблюдением исполнительской дисциплины и качеством расследования конкретных уголовных дел.

Особое внимание следует уделить повышению профессионализма и квалификации следователей, соблюдению ими в ходе предварительного расследования принципа презумпции невиновности и системы процессуальных прав обвиняемого. Без этого невозможно добиться укрепления законности и повышения качества расследования.

168

Библиографический список использованной литературы I. Официальные документы и нормативные акты

  1. Всеобщая декларация прав человека (10.12.1948 г.) // Международное публичное право. Сборник документов. - М.: БЕК, т. 1., 1996. - с. 6-12.
  2. Декрет о суде № 1 от 14 ноября 1917 г. // СУ РСФСР, № 4, 1917. - ст. 50.
  3. Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918 г. // СУ РСФСР, № 26, 1918. - ст. 420.
  4. Декрет о суде № 3 от 20 июля 1918 г. // СУ РСФСР, № 52, 1918. - ст. 589.
  5. Инструкция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10 апреля 2000 г. № 60 “О порядке составления акта выездной налоговой проверки и производства по делу о нарушениях законодательства о налогах и сборах” // Приказ Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.04.2000 г. № АП-3- 16/138.
  6. Конституция Российской Федерации 12 декабря 1993 г. - М.: Новый юрист, 1993. - 46 с.
  7. Международный пакт “О гражданских и политических правах” (16.12.1966 г.) // Права человека. Сб. межд. документов. - М.: Изд. Моск. ун-та, 1986.-с. 25-46.
  8. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) // Собрание законодательства РФ, №31, 1998. - ст. 3824.
  9. Основы уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик // Ведомости Верховного Совета СССР, № 1, 1959. - ст. 15.
  10. Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991г. № 1801-1 “О концепции судебной реформы в РСФСР” // Ведомости ВС РСФСР, № 44, 1991. - ст. 1435.
  11. Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. № 4-П “По делу о проверке конституционности статей 220’ и 2202 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна” // Собрание законодательства РФ, № 19, 1995. - ст. 1764.

169

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П “По делу о проверке конституционности статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью “Моно-ком” // Собрание законодательства РФ, № 14,
    • ст. 1749.
  2. Постановление Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. № 20-П “По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона РФ от 24 июня 1993 года “О федеральных органах налоговой полиции” // Собрание законодательства РФ, № 1,
    • ст. 197.
  3. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П “По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации // Собрание законодательства РФ, № 5, 2000. - ст. 611.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 года № 5 “О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту” // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. - М.: Спарк, 1995.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов” // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 9, 1997.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. № 1 “О судебном приговоре” // Российская газета, № 95 от 22.05.1996.

170

  1. Положение о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г. // СУ РСФСР, №13, 1919.-ст. 132.
  2. Положение о революционных трибуналах от 20 ноября 1919 г. // СУ РСФСР, № 58, 1919. - ст. 549.
  3. Положение о народном суде от 21 октября 1920 г. // СУ РСФСР, № 83, 1920. - ст. 407.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1922 г. // СУ РСФСР, № 20-21,1922.-ст. 230.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. - М., 1923.
  6. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. - М.: Спарк, 1997. - 212 с.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. - Российская газета, № 249 от 22.12.2001.
  8. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: Норма, 1997. - 302 с.
  9. Уголовный кодекс РСФСР. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1950.
  10. Указ Президента Российской Федерации от 25 сентября 1999 года № 1272 “Вопросы Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации” // Собрание законодательства РФ, № 39, 1999.
    • ст. 4590.
  11. Федеральный закон от 18 декабря 2001 года № 177-ФЗ “О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” // Российская газета, № 249 от 22.12.2001.
  12. Федеральный закон от 17 января 1992 г. “О прокуратуре Российской Федерации” // Ведомости Съезда народных депутатов, № 8, 1992. - ст. 367; СЗ РФ, № 47, 1995. - ст. 4472; СЗ РФ, № 7, 1999. - ст. 878.
  13. Федеральный закон от 12 сентября 1995 г. “Об оперативно- розыскной деятельности” // СЗ РФ, № 33, 1995. - ст. 3349.
  14. Федеральный закон от 15 июня 1996 г. № 73-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О содержании под стражей подоз-

171

реваемых и обвиняемых в совершении преступлений” // Собрание зако- нодательства РФ, № 25, 1996. - ст. 2964.

II. Монографии и статьи

  1. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. - Воронеж, 1980. - 311 с.
  2. Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. - Свердловск, вып. 2., 1964.-210 с.
  3. Алексеев С.С. Теория права. - М: Бек, 1994. - 222 с.
  4. Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в 2-х томах, Т. 1. - М: Юридическая литература, 1981. - 359 с.
  5. Алексеева Л.Б. Уголовная ответственность и процессуальная процедура // XXVI съезд КПСС и укрепление законности и правопорядка. - М., 1981.-с. 120-128.
  6. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М.: Юридическая литература, 1964. - 201 с.
  7. Арсеньев В.Д. К вопросу о презумпции невиновности в свете новой Конституции СССР // Вопросы повышения эффективности борьбы с преступностью. - Томск, 1979. - с. 55-61.
  8. Арсеньев В.Д. К вопросу о предмете и объекте доказывания по уголовному делу // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам. - Красноярск, сб. научн. трудов, 1987. - с. 37-46.
  9. Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. - Горький, 1974. - 174 с. 41.Банин В.А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе

(гносеологическая и правовая природа). - Саратов, 1981. - 157 с.

  1. Банин В.А. Проблема предмета доказывания и истины в советском уголовном процессе // Доказывание по уголовным делам. Сб. научн. трудов. - Красноярск, 1986. -с. 67-75.
  2. Бекешко СП. Основные начала (принципы) советского уголовного

172

процесса // Уголовный процесс БССР. - Минск, 1979. - с. 29-41.

  1. Белкин А.Р. Теория доказывания. - М., 1999. - 370 с.
  2. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. - М., 1966.-290 с.
  3. Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Систематизация и оформление материалов уголовного дела // Сборник образцов уголовно- процессуальных документов. - М.: Новый юрист, 1998. - с. 4-23.
  4. Бирюков Е. Как понимать презумпцию невиновности // Социалистическая законность, № 4, 1989. - с. 48-51.
  5. Божьев В.П. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого // Уголовное право, № 2, 2001. - с. 56-60.
  6. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. - М: Юридическая литература, 1975. - 176 с.
  7. Брайнин A.M. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - М., 1963. - 240 с.
  8. Витенберг Г.Б. Вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия (часть первая). - Иркутск, 1970. - 185 с.
  9. Вицын С.Е., Иванов В.Д., Яковлев А.И., Филиппов И.А. Ответственность по советскому праву (теоретическая конференция) // Правоведение, № 2, 1968.-151-155.
  10. Волженкин Б. Преступления в сфере экономической деятельности по Уголовным кодексам стран СНГ // Уголовное право, № 1, 1998. - с. 100-104.
  11. Голунский С.А. Вопросы доказательственного права в “Основах уголовного судопроизводства Союза ССР” // Вопросы судоустройства и судопроизводства в новом законодательстве Союза ССР. - М., 1959. -с. 133-136.
  12. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в

173

советском уголовном процессе. - Воронеж: изд. Воронежского универ- ситета, 1978. - 303 с.

  1. Гревцов Ю.И. Правовые отношения и осуществление права. - Л.,
  2. -140 с.
  3. Громов Н.А. Институт привлечения к уголовной ответственности. - Саратов: изд. Саратовского университета, 1991. -240 с.
  4. Громов Н.А. Вновь открывшиеся обстоятельства в уголовном процессе. -М., 1999.-213 с.
  5. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. - М., 1981. - 218 с.
  6. Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. - Екатеринбург, 1997.-243 с.
  7. Даев В.Г. Взаимосвязь уголовного права и процесса. - Л.: Изд. ЛГУ, 1982.-135 с.
  8. Джатиев B.C. Доказывание и оценка обстоятельств преступления. - Ростов на Дону, 1991. - 175 с.
  9. Ефимичев СП. Обеспечить защиту прав личности и интересов общества // Вестник МВД России. - М., №№ 2-3 (31-32), 1997. - с. 72- 73.
  10. Ефимичев СП. Уголовно-процессуальное законодательство и проблемы борьбы с организованной преступностью // Коррупция в России: состояние и проблемы. - М, 1996. - с. 65-71.
  11. Ефимичев СП., Ефимичев П.С. Всеобщая декларация прав человека и реализация ее положений в сфере уголовного судопроизводства России // Журнал российского права, № 7/8, 1999. - 65-69.
  12. Ефимичев СП., Ефимичев П.С. Уголовно-процессуальное законодательство и решения Конституционного суда РФ // Журнал российского права, № 1, 2000. - с. 26-33.
  13. Жогин Н.В. Прокурорский надзор за предварительным расследованием уголовных дел. - М., 1968. - 240 с.
  14. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском

174

уголовном процессе. - М., 1965. - 295 с.

  1. Зусь Л.Б. Механизм уголовно-процессуального регулирования. Учебное пособие. - Владивосток: изд. Дальневост. гос. ун-та, 1976. - 107 с.
  2. Ивенин К.Н. Способы сокрытия доходов от налогообложения и методы их обнаружения // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности на современном этапе. - Нижний Новгород: НВШМ МВД России, 1992.-с. 58-61.
  3. Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. - М., 1971. - 170 с.
  4. Кашепов В.П. Реализация судебной власти в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права, № 7, 1997. - с. 11-12.
  5. Квигли Дж. Презумпция невиновности и американское право // Советское государство и право, № 2, 1990. - с. 155-157.
  6. Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве.-М., 1995.- 185 с.
  7. Клямко Э.И. О правовом содержании презумпции невиновности // Государство и право, № 2, 1994. - с. 95-98.
  8. Кокорев Л.Д. Принципы судопроизводства - гарантии общественных и личных интересов в уголовном процессе // Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве. - Воронеж, 1984. - с. 7-18.
  9. Колдин В.Я. Уровни уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право, №11, 1975. - с. 81-84.
  10. Коллисон. Неправосудные суды. - М.: Иностранная литература,
  11. -215 с.
  12. Кондрашков Н.Н. Проблемы ответственности за хозяйственные преступления. Ответы на вопросы // Законность, № 8, 1994. - с. 29-30.
  13. Корнев Г.П. Методологические проблемы уголовно- процессуального познания. - Нижний Новгород, 1995. - 183 с.
  14. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. - М.,
  15. -

175

273 с.

  1. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М, 1972. - 245 с.
  2. Кузнецов А. Совершенствование уголовно-правовых гарантий консти- туционных прав обвиняемого // Советская юстиция, № 13, 1980. - с. 4-13.
  3. Куприянов А.А., Бабаев Б.М. Научно-практический комментарий нало- говых статей нового Уголовного кодекса // Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации. Вып. 1(3). - М.: ФБК-Пресс, 1998. - с. 67-68.
  4. Курляндский В.И. О сущности и признаках уголовной ответственности // Советское государство и право, №11, 1963. - с. 90-93.
  5. Кучеров И.И. Налоги и криминал. Историко-правовой анализ. - М., 2000.- 351 с.
  6. Ларин A.M. Презумпция невиновности. - М.: Наука, 1982. - 85 с.
  7. Ларин A.M. Эффективность правовой регламентации доказывания // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979.-с. 113-121.
  8. Левченко О.В. Доказывание в уголовном процессе России. - Астрахань, 2000.-135 с.
  9. Левченко О.В. Презумпции и преюдиции в доказывании. - Астрахань, 1999.-231 с.
  10. Левченко О.В. Презумпция невиновности обвиняемого в доказывании по уголовным делам. - Астрахань, 2001, - 147 с.
  11. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. - Л., 1968.-219 с.
  12. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. - М., 1973. -214 с.
  13. Лукашевич В.З. Обоснованность обвинения и гарантии прав обвиняе-

176

мого в стадии предварительного расследования // Учен. зап. ЛГУ, № 202, серия юрид. науки, вып. 8, 1956. - с. 198-200.

  1. Лупинская П.А. Законность и обоснованность решений в уголовном судопроизводстве. - М., 1971. - 195 с.
  2. Макаров Д. Экономические аспекты теневой экономики в России // Вопросы экономики, № 3, 1998. - с. 41-44.
  3. Мартынчик Е.Г. Гарантии прав обвиняемого в суде первой инстанции. -Кишинев, 1975.-210 с.
  4. Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. - Кишинев, 1982. -170 с.
  5. Минская B.C. Ответственность за неуплату налогов нуждается в дальнейшей дифференциации // Журнал российского права, № 5/6,
    • с. 121-126.
  6. Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. - М., 1957. - 239 с.
  7. Миньковский Г.М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. - М., 1956.-210 с.
  8. Михайлов В.А., Выдря М.М. Процессуальные функции в стадии предварительного расследования // Проблемы действия права в новых исторических условиях. Труды Академии МВД России. - М., 1993. - с. 21-28.
  9. Михайлов В.А. Защита прав человека в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам. Сборник научных трудов Академии управления МВД России. - М., 1999.-с. 68-79.
  10. Михайлов В.А. Защита прав человека в уголовном судопроизводстве при применении мер пресечения // Проблема обеспечения прав человека в деятельности органов внутренних дел. По материалам Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ. - М.,

177

1993.-с. 55-67.

  1. Михайлов В.А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судо- производстве Российской Федерации. - М., 1997. - 643 с.
  2. Михайлов В.А. Методологические основы мер пресечения. - М.: Изд. Академии управления МВД России, 1998. - 189 с.
  3. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. - М.:Спарк, 1996.-126 с.
  4. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. -Кемерово, 1962. - 280 с.
  5. Нажимов В.П. Дискуссионные вопросы учения о принципах советского уголовного процесса // Вопросы организации суда и осуществления правосудия в СССР. Вып.4. - Калининград, 1975. - с. 3- 21.
  6. ПО. Нажимов В.П. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности в советском уголовном процессе // Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам. - Калининград, 1982.
    • с. 7-24.

Ш.Наташев Е.А., Стручков Н.А. Основы теории исправительно- трудового права. - М., 1967. - 310 с.

  1. Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. - М., 1960. - 270 с.
  2. Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. -Саратов, 1962. - 153 с.
  3. Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уго- ловном праве. - Рязань, 1976. - 195 с.
  4. Павлов Н.Е. Уголовно-процессуальное законодательство и уголовный закон.-М., 1999.-223 с.
  5. Павлов С. Наказателен процес на Народна Республика България. - 1971.-240 с.
  6. Пашин С. Чародей научных теорий. К 100-летию со дня рождения

178

М.С. Строговича // Российская юстиция, № 8, 1994. - с. 50-51.

  1. Печников Г.А. Проблемы истины на предварительном следствии. - Волгоград: Волгоградская академия МВД РФ, 2001. - 213 с.
  2. Пионтковский А.А. Правоотношения в уголовном праве // Правоведение, № 2, 1962.-с. 91-93.
  3. Полянский Н.Н. Судьба процессуальных гарантий личной свободы во Франции. - М.; Л.: Издательство АН СССР, 1946. - 185 с.
  4. Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. -М., 1956.-270 с.
  5. Понарин В.Я. Процессуальные права и обязанности участников судопроизводства как гарантии общественных и личных интересов // Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве. - Воронеж, 1984.-с. 61-69.
  6. Попов И.А., Завидов Б.Д., Коротков А.П., Сергеев В.И. Преступления в сфере экономики. Уголовно-правовой анализ и квалификация. - М.: Экзамен, 2001.-288 с.
  7. Попов И.А., Завидов Б.Д., Сергеев В.И. Уклонение от уплаты налогов. - М.: Экзамен, 2001. - 48 с.
  8. Попов И.А. Уклонение физического лица от уплаты налогов и страхового взноса во внебюджетные фонды // Право и экономика, № 10, 2000. -19 с.
  9. Прохоров B.C. Преступление и ответственность. - Л., 1984. - 188 с.
  10. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. - М, 1961.-211 с.
  11. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. - М., 1977.-173 с.
  12. Савицкий В. Нужны гарантии права на обжалование постановлений следователя // Советская юстиция, № 24, 1965. - с. 37- 39.
  13. Санталов А.И. Теоретические вопросы уголовной ответственности. -

179

Л., 1982.-235 с.

  1. Санталов А.И. Уголовно-правовые отношения и уголовная ответственность // Вестник Ленинградского университета, № 5, вып. 1,
  2. -с. 123-130.
  3. Сафин Э. Проблемы применения примечания к статье 198 УК РФ // Уголовное право, № 4, 2000. - с. 28-29.
  4. Смирнов В.Г. Правоотношения в уголовном праве // Правоведение, № 3, 1961.-с. 43-50.
  5. Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. - Л., 1965. - 198 с.
  6. Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г. Прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании преступлений. - М.: Юрли-тинформ, 2000. - 144 с.
  7. Сотов А.И. Уголовная ответственность за нарушения налогового законодательства // Ваш налоговый адвокат. Советы юристов: сб. статей. Вып. 1. - М.: ФБК-Пресс, 1997. - с. 270-271.
  8. Строгович М.С. Развитие прав личности в период развернутого строительства коммунизма // Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе коммунистического строительства. - Саратов, 1962.-с. 4-17.
  9. Строгович М.С. Вопросы теории правоотношений // Советское государство и право, № 6, 1946. - с. 45-57.
  10. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. - М.: Наука, 1968.-470с.
  11. Строгович М.С. Избранные труды: в 3-х т. Проблемы общей теории права. Т. 1. -М.: Наука, 1990. - 304 с.
  12. Строгович М.С. Избранные труды: в 3-х т. Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. Т. 2. - М.: Наука, 1992. - 278 с.
  13. Строгович М.С. Избранные труды: в 3-х т. Теория судебных доказа-

180

тельств. Т. 3. - М: Наука, 1991. - 298 с.

  1. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. - М.: Наука, 1970.-516 с.
  2. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности.
    • М., 1984. - 151 с.
  3. Строгович М.С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. - М.; Л.: Издательство АН СССР, 1947. - 301 с.
  4. Строгович М.С, Алексеева Л.Б., Ларин A.M. Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. - М.: Наука, 1979.-319 с.
  5. Строгович М.С, Гробовенко Я.В. Демократические основы советского социалистического правосудия. - М.: Наука, 1965. - 269 с.
  6. Теория доказательств в советском уголовном процессе. - М.: Юридическая литература, 1973. - 743 с.
  7. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. -М.: Юридическая литература, 1966. - 584 с.
  8. Ткаченко Ю.Г. Некоторые методологические вопросы теории право- отношения // Труды ВЮЗИ, т. 39, 1976. - с. 21-33.
  9. Токарева М.Е. Надзор за исполнением законов при привлечении к уголовной ответственности, аресте и обеспечении прав обвиняемых // Организация и методика прокурорского надзора за законностью расследования преступлений органами дознания и следователями МВД. - М., 1997.-с. 65-73.
  10. Третьяков А. Не допускать волокиты при выполнении ст. 201 УПК РСФСР // Советская юстиция, № 5, 1965. - с. 51-52.
  11. Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. - М.: Госюриз-дат,
    • 241 с.
  12. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы уголовно-процессуального доказы- вания. - Казань: изд. Казанского университета, 1973. - 311 с.

181

  1. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. - Казань, 1976.-317 с.
  2. Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. - Казань, 1965. - 258 с.
  3. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. - СПБ, изд. 4, 1912.-570 с.
  4. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. - СПБ.: Типография Министерства путей сообщения, 1884. - 624 с.
  5. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПБ.: Альфа-Равена, 1996, т. 1 - 552 с, т. 2 - 600 с.
  6. Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. - 224 с.
  7. Хмыров А.А. Косвенные доказательства. - М.: Юридическая литература, 1979.-240 с.
  8. Чангули Г.И. Конституционные принципы уголовного судопроизводства зарубежных социалистических стран. - Киев, 1981. - 235 с.
  9. Чангули Г. Рецензия на книгу Н.А. Якубович. Окончание предварительного следствия // Социалистическая законность, № 7,
    • с. 93-94.
  10. Чангули Г.И. О презумпции невиновности в советском уголовном процессе // Вопросы осуществления правосудия по уголовным делам. - Калининград, 1982.-е. 15-28.
  11. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. - Волгоград, 1997. - 198 с.
  12. Шадрин B.C. Обеспечение прав личности и предварительное расследование в уголовном процессе // Государство и право, № 4,
    • с. 96-104.
  13. Шаламов М.П. Теория улик. - М, 1960. - 258 с.
  14. Шафир Г.М. Право на защиту в советском уголовном судопроизвод-

182

стве и возможности его расширения // Советское государство и право, №2, 1967.-с. 43-49.

  1. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. - Тольятти, 1998. - 271 с.
  2. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. -Л., 1963.-171 с.
  3. Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе // Вопросы защиты по уголовным делам. - Л.: изд. ЛГУ, 1967. -с. 39-48.
  4. Элькинд П.С. Правоотношения в советском уголовном процессе // Вестник Ленинградского университета, вып. 1, 1959. - с. 90-96.
  5. Эйсман А.А. Логика доказывания. - М., 1971. - 203 с.
  6. Якубович Н.А. Законность и обоснованность привлечения лица в качестве обвиняемого и заключения его под стражу // Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович Н.А. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. - Москва-Кемерово,
    • с. 110-135.
  7. Яни П. Длящиеся преступления с материальным составом. К вопросу о квалификации преступного уклонения от уплаты налогов // Российская юстиция, № 1, 1999. -с. 59-61.
  8. III. Учебники, учебные пособия, лекции, диссертации, авторефераты

  9. Альперт С.А. Субъекты уголовного процесса. - Харьков, 1997. - 60 с.
  10. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудеб- ные стадии (курс лекций). - М.: МУБиУ, 1998. - 319 с.
  11. Белозеров Ю.Н., Ефимичев СП. Окончание предварительного расследования с составлением обвинительного заключения. - М., 1996. - 95 с.
  12. Белоусова С.С. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов: автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М.: Академия МВД России,

183

1996.-25 с.

  1. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения: автореф. дисс. докт. юрид. наук. - М, 1994. - 37 с.
  2. Власова Н.А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе: автореф. дисс. докт. юрид. наук. - М., 2001.-52 с.
  3. Гранат Н.Л. Правовые и нравственно-психологические основы обеспечения законности на предварительном следствии: автореф. дисс. докт. юрид. наук. - М.: Академия МВД России, 1992. - 39 с.
  4. Гуськова А.П. Личность обвиняемого в уголовном процессе (проблемы теории и практики): автореф. дисс. докт. юрид. наук. - Екатеринбург, 1997.-42 с.
  5. Гуткин И.М. Участие защитника на предварительном следствии. - М., 1966.-ПО с.
  6. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. - М.: Юридическая литература, 1971. - 199 с.
  7. Жукова Т.В. Особенности доказывания незаконного сбыта наркотических средств, совершаемого организованными группами: автореф. дисс. докт. юрид. наук. - М., 2000. - 24 с.
  8. Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (вопросы теории и практики). - Казань: изд. Казан, ун- та, 1981. -136 с.
  9. Каз Ц.М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе. -Саратов, 1968.-169 с.
  10. Каминская В.И. Показания обвиняемого в советском уголовном процессе. - М., 1960.-98 с.
  11. Карнеева Л.М., Статкус В.Ф. Предъявление обвинения. - М., 1973. -104 с.
  12. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. - М.,

184

1988.-60 с.

  1. Комментарий к Налоговому кодексу Российской Федерации (части первой и второй). - М.: Проспект, 2001. - 720 с.
  2. Комментарий к Конституции Российской Федерации /Под ред. Л.А. Окунькова. - М.: БЕК, 1996. - 635 с.
  3. Комментарий к УК РФ / Под ред. В.И. Радченко. - М: Вердикт,
  4. -714с.
  5. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Особенная часть /Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. - М.: Норма, 1997. - 583 с.
  6. Комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В.И. Радченко и В.Т. Томина. -М.:Юрайт,2001.-813с.
  7. Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики / Под ред. В.Д. Грабовского, А.Ф. Лубина. - Нижний Новгород, 1996. - 258 с.
  8. Курс советского уголовного процесса. Общая часть /Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. - М.: Юридическая литература, 1989. -640 с.
  9. Кучеров И.И. Расследование налоговых преступлений: автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М: ВНИИ МВД, 1995. - 25 с.
  10. Кучеров И.И. Налоговая преступность: криминологические и уголовно-правовые проблемы: автореф. дисс. докт. юрид. наук. - М.: НИИ Ген. прок. РФ, 1999.-49 с.
  11. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. - М.: Юридическая литература, 1973. - 199 с.
  12. Ларин A.M. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. -М.: Юридическая литература, 1986. - 158 с.
  13. Левченко О.В. Уголовно-процессуальное доказывание (сущность, средства доказывания, предмет и пределы): автореф. дисс. докт. юрид. наук. - Ижевск, 2001. - 38 с.

185

  1. Лупинская П.А. Доказательства в советском уголовном процессе. - М., 1955.-140 с.
  2. Ляхов Ю.А. Обвиняемый на предварительном следствии в советском уголовном процессе: автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Ростов на Дону, 1965.-23 с.
  3. Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: дисс. докт. юрид. наук. - М.: Академия управления МВД РФ, 2000. - 555 с.
  4. Масленникова Л.Н. Уголовный процесс. Общие положения. Курс лекций. - М.: Академия управления МВД России, 2000. - 81 с.
  5. Методические рекомендации по организации прокурорского надзора за расследованием налоговых преступлений. Подготовлены Управлением по надзору за исполнением налогового законодательства Генеральной прокуратуры РФ при участии Института повышения квалификации руководящих кадров и Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ. Разосланы 20.04.1999 г. за № 37/3-3 за подписью заместителя Генерального прокурора РФ государственного советника юстиции 1 класса В.И. Давыдова. - 43 с.
  6. Михайлов В.А., Выдря М.М. Участники предварительного расследования. Учебное пособие. - Волгоград, 1972. - 132 с.
  7. Михайлов В.А. Уголовно-процессуальная деятельность федеральных органов налоговой полиции России. - М., 1994. - 258 с.
  8. Михалев В.В., Даньков А.П. Налоговая полиция: вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. - М.: Дом НП, 2000.-221 с.
  9. Мокичев. Против ревизионистских извращений марксистско- ленинского учения о государстве и праве. - М., 1958. - 38 с.
  10. Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): автореф. дисс. докт. юрид. наук. - М.,

186

1997.-35 с.

  1. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР /Под ред. В.М. Лебедева и В.П. Божьева. - М: Спарк, 1997.-788 с.
  2. Петуховский А.А. Уголовный процесс. Учебное пособие. - М.,
  3. -111с.
  4. Попелюшко В.А. Уголовно-процессуальные и уголовно-правовые аспекты предмета доказывания: автореф. дисс. канд. юрид. наук. - М., 1984.-21 с.
  5. Российское уголовное право. Общая часть: учебник /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М.: Спарк, 1997. - 454 с.
  6. Руководство для следователей /Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. - М: Норма, 1997. - 630 с.
  7. Саркисянц Г.П. Участие защитника на предварительном следствии. -Ташкент, 1966. - 98 с.
  8. Советский уголовный процесс /Под ред. М.А Чельцова. - М., 1969. -520 с.
  9. Советский уголовный процесс /Под ред. Н.С.Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л.: изд. Ленингр. ун-та, 1989. - 470 с.
  10. Советский уголовный процесс /Под ред. СВ. Бородина. - М.: Академия МВД РФ, 1982. - 758 с.
  11. Соловьев В.В., Громов Н.А., Николайченко В.В. Доказывание, доказательства и их источники в уголовном процессе. - Саратов, 1995. — 211 с.
  12. Стремовский В.А. Участники предварительного следствия в совет- ском уголовном процессе. - Ростов-на-Дону, 1966. - 145 с.
  13. Строгович М.С. Уголовный процесс. - М: Юриздат МЮ СССР,
  14. -511 с.
  15. Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: дисс. докт. юрид.

187

наук.-М., 1997.-82 с.

  1. Уголовный кодекс Испании /Под ред. и с
    предисловием Н.Ф. Кузнецовой, Ф.М. Решетникова. - М.: Зерцало,
    • 135 с.
  2. Уголовное право. Учебник. - М.: Юриспруденция, 1999. - 483 с.
  3. Уголовное право. Особенная часть: учебник для ВУЗов /Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. - М., 1998. - 430 с.
  4. Уголовное право России. Учебник. Общая и особенная части /Под ред. В.П. Ревина. - М, 1998. - 570 с.
  5. Уголовный процесс. Учебник /Под ред. П.А. Лупинской. - М: Юрист, 1995.-544 с.
  6. Уголовный процесс. Общая часть. Учебник /Под ред. В.П. Божьева. -М.гСпарк, 1997.-193 с.
  7. Уголовный процесс /Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 1998. - 591 с.
  8. Уголовный процесс. Учебник /Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.: Зерцало-ТЕЙС, 1996.-509 с.
  9. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник /Под ред. П.А. Лупинской. - М.: Юрист, 1999. - 696 с.
  10. Уголовный процесс. Учебник /Под ред. А.С. Кобликова. - М.: Норма-Инфра, 1999.-374 с.
  11. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. - М: Госюриздат,
    • 503 с.
  12. Чельцов М.А. Уголовный процесс. - М.: Юридическая литература, 1951.-511 с.
  13. Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно- процессуального закона как основание возвращения дел для дополнительного расследования. - Тула, 1999. - 190 с.
  14. Якубович Н.А. Окончание предварительного следствия. - М.,
  15. -185 с.

188

Приложение 1. АНКЕТА-ИНТЕРВЬЮ

следователя налоговой полиции в связи с расследованием

уголовного дела о преступлениях,

предусмотренных статьями 198 и 199 УК РФ

  1. Ваш стаж работы в должности и регион, где работаете:

до 1, до 3, до 5, до 10, свыше 10 лет {нужное обвести кружком),

(укажите регион, где вы трудитесь).

  1. В производстве какого количества уголовных дел, квалифицируемых статьями 198 и 199, вы приняли участие: 1, 3, 5, 10, 15, 20, более 20 {нужное обвести кружком).

  2. Были ли в Вашем производстве уголовные дела, квалифицируемые статьей 30 (приготовление, покушение) и соответственно ст. 198 или 199 УК РФ: да, нет {нужное подчеркнуть).
  3. Если были, то какое количество дел {обозначьте цифрой).
  4. Как они были окончены: количество дел направлено в суд,
  5. количество дел прекращено {обозначьте цифрами).

  6. По делам, где деяние было квалифицировано по ч. 1 статьи 30 (приготов ление) и ст. 198, 199 УК РФ, были дела, по которым постановлены обвини тельные приговоры: да, нет {нужное подчеркнуть), аналогично по ч. 3 статьи 30 (покушение) и ст. 198, 199 УК РФ: да, нет {нужное подчеркнуть).

189

  1. Есть ли, по Вашему мнению, состав преступления, квалифицируемый ст. 198 или 199 УК РФ, если налогоплательщик уклонился от уплаты налога в крупном или особо крупном размере, когда он никаких путей к уклонению не использовал - все сделал как положено, но в срок, установленный законом, налога не уплатил без каких-либо уважительных причин: есть, нет (нужное подчеркнуть).
  2. Если есть состав преступления в случае просто неуплаты налога в срок, то имеет ли юридическое значение указание в законе на уклонение от уплаты налога или страхового взноса путем: (ст. 198 УК РФ) 1) непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной; 2) включения в декларацию заведомо искаженных данных о доходах или расходах; 3) иным способом; (ст. 199 УК РФ) 4) включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах; 5) иным способом - имеет, не имеет (нужное подчеркнуть).
  3. Если указанные обстоятельства имеют юридическое значение, то какое и в чем оно состоит: (изложите свое мнение)
  4. Если указанные в законе пути уклонения от уплаты налога или страхового взноса не имеют юридического значения, то следует ли тратить силы и средства на их доказывание: да, нет (нужное подчеркнуть).
  5. Если указанные в законе пути уклонения имеют юридическое значение, то в каком объеме они подлежат доказыванию:
  6. а) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства со-

190

вершения преступления): да, нет (нужное подчеркнуть);

б) виновность обвиняемого и мотивы преступления: да, нет (нужное под черкнуть);

в) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности: да, нет (нужное подчеркнуть);

г) характер и размер ущерба: да, нет (нужное подчеркнуть).

  1. Ваше мнение о соучастии в налоговых преступлениях, в чем оно может проявляться: а) соисполнительство; б) организаторская роль; в) подстрекательство; г) пособничество (нужное подчеркнуть);
  2. Соисполнительство: в чем, по Вашему мнению, оно может быть выражено (если иметь в виду, что объективная сторона этого преступления состоит в неуплате в срок, установленный законом, сумм, подлежащих уплате в виде налога или страхового взноса, лицом, обязанным произвести такую оплату). Назовите форму такого соучастия, приведите пример из практики Вашей или совместно с Вами работающих коллег. Если можете, назовите номер уголовного дела и место (архив), где хранится дело.
  3. Организатор преступления (уклонения от уплаты налога). В чем может проявиться организующая роль ? Как разграничивается роль организатора и исполнителя ? Если есть конкретный пример, приведите его. Если можете назвать номер дела, дату, решение суда, место хранения дела - назовите.

191

  1. Подстрекательство: в чем выражается объективная и субъективная сторо ны подстрекательства. Опишите конкретный пример, решение суда по делу, если оно направлялось в суд (номер дела, архив, год).

  2. В каких отношениях могут состоять подстрекатель и подстрекаемое лицо (обязанное платить налоги - исполнитель). Возможно ли посредничество при подстрекательстве ? Если возможно, то в чем это может найти свое проявление ? Если можете привести пример из практики, его опишите его, решение суда по делу, если оно направлялось в суд (номер дела, архив, год).

  3. Пособничество. В чем оно может состоять? Если можете привести пример, то опишите его с указанием номера уголовного дела, архива, года.

192

  1. Приведенные формы соучастия возможны: на предприятиях, учреждениях государственной формы собственности, частной или смешанной формы собственности (нужное подчеркнуть).
  2. Соучастие возможно: с прямым умыслом, косвенным умыслом, по неосторожности (нужное подчеркнуть).
  3. Можно ли рассматривать как соучастников и в какой форме в уклонении от уплаты налогов на частном предприятии (в фирме) мужа и жены, если они зарегистрированы как учредители (он директор, она главный бухгалтер) ? Да, нет (нужное подчеркнуть). Если в Вашей практике есть такой пример, приведите его (укажите номер уголовного дела, год, архив - суда, органа налоговой полиции).
  4. Нужно ли доказывать мотив уклонения от уплаты налога: да, нет (нужное подчеркнуть).
  5. Имеет ли значение для квалификации преступления - уклонения от уплаты налога - мотив: корысть, личное обогащение, развитие производства, расширение объемов предпринимательской деятельности, желание заняться благотворительностью - да, нет (нужное подчеркнуть). Изложите свое мне-

193

ние по данному вопросу:

  1. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого - документ, определяющий объем обвинения на суде. Он должен быть законным, обоснованным и мотивированным (нужное подчеркнуть).
  2. Обоснованность постановления включает в себя приведение в его тексте доказательств, подтверждающих обоснованность сделанных выводов: да, нет (нужное подчеркнуть).
  3. Если нужно приводить доказательства, то они должны касаться всех элементов, входящих в предмет доказывания: событие преступления; состав преступления; смягчающие и отягчающие вину обстоятельства; характер и размер ущерба: да, нет (нужное подчеркнуть). Если нет, поясните свое мнение.
  4. Событие преступления включает в себя только факт неуплаты в срок установленного законом налога (страхового взноса) или и обстоятельства, характеризующие желание налогоплательщика уйти от ответственности: не-

194

представление декларации, внесение в нее и бухгалтерские документы заве домо искаженных данных, иной путь (нужное подчеркнуть). Если у Вас иное мнение, изложите его

  1. Состав преступления: субъект: руководитель - распорядитель денежных средств; главный бухгалтер, бухгалтер - обладатель права второй подписи на финансовых документах; другие лица, на которых возложена обязанность осуществления ведения бухгалтерского учета, но которые не наделены пра вом распоряжения денежными средствами, в том числе и правом уплаты на логов (нужное подчеркните). Если другие лица могут быть субъектами пре ступления, то в каких случаях. Изложите свое мнение:

  2. Субъективная сторона: умысел - прямой, лица, обязанного по закону уплачивать налоги: да, нет (нужное подчеркните).
  3. Характер умысла других лиц: прямой, косвенный, неосторожность (нужное подчеркните).
  4. Объект преступления: отношения: в сфере финансовой деятельности; в сфере налогообложения; в сфере предпринимательской деятельности; в сфе-

195

ре государственного управления обществом (нужное подчеркните). Изложи те свое мнение - почему так определили объект преступления:

  1. Объективная сторона преступления: 1) неуплата налогов и страховых взносов в срок, установленный законом; 2) непредставление декларации; 3) внесение искаженных данных в декларацию или бухгалтерские документы; 4) иной способ (нужное подчеркните).
  2. Характер и размер ущерба должен быть подсчитан полно и обоснован ссылкой на документы, должны быть описаны все эпизоды или достаточно наиболее крупные и этим можно ограничиться (нужное подчеркните). Изложите свое мнение:
  3. Как, по Вашему мнению, нужно совершенствовать уголовное законодательство, регламентирующее ответственность за налоговые преступления:

196

  1. Какие дополнения требуется внести в уголовно-процессуальное законодательство с целью обеспечения прав личности и усиления борьбы с налоговыми преступлениями:

197

Приложение 2. АНКЕТА

на изученное уголовное дело на предмет соблюдения требований

УПК РСФСР по исследованию предмета и пределов доказывания

и обоснованности привлечения к уголовной ответственности

в качестве обвиняемого по преступлениям,

предусмотренным статьями 198 и 199 УК РФ

Раздел 1. Общие сведения о деле.

1.1. Дело: следственный № , судебный № . 1.2. 1.3. Наименование органа, в котором производилось расследование, и дата окончания расследования (число, месяц, год): 1.4. 1.3. Место нахождения дела на момент составления анкеты (архив органа расследования, суда района, города, области):

1.4. Уголовное дело прекращено производством по основаниям (уголовное дело в суд не направлялось)

198

1.5. Уголовное дело направлено в суд по статье

1.6. Уголовное дело возвращалось к доследованию по основаниям {кратко описываются основания):

1.7.Уголовное дело после доследования направлено в суд, прекращено {нужное подчеркнуть).

1.8. Краткая фабула дела:

1.9. Квалификация преступления:

а) при возбуждении дела (статья УК РФ, часть):

б) при привлечении в качестве обвиняемого

в) в обвинительном заключении

г) в приговоре (статья УК РФ, часть статьи, если ч. 2, то указать квалифици рующий признак)

д) в определении суда 2 инстанции

199

Раздел 2. Предмет доказывания (ст. 68 УПК РСФСР).

2.1. Событие преступления:

а) уклонение от уплаты налога гражданина

б) уклонение от уплаты налога с организации

2.2. Данные о налогоплательщике: юридическое лицо:

а) наименование, чем подтверждено

б) фактический адрес, как удостоверен фактический адрес

в) адрес по учредительным документам

г) наименование налоговой инспекции, в которой налогоплательщик стоит на

учете

д) идентификационный номер налогоплательщика

е) прошел ли налогоплательщик регистрацию: да, нет (нужное подчеркнуть)

ж) кто руководитель, главный бухгалтер организации в течение налоговых периодов, когда совершено сокрытие объектов налогообложения:

200

2.3. Способы уклонения от уплаты налогов физического лица: а) непредставление декларации о доходах и расходах

б) включение в декларацию заведомо искаженных данных о доходах и расхо дах (указать каких)

в) иным способом (указать, каким именно)

г) какими доказательствами подтверждены способы уклонения от уплаты на логов, сборов в государственные внебюджетные фонды

2.4. Способы уклонения от уплаты налогов и сборов в государственные внебюджетные фонды с организации:

а) путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных дан ных о доходах и расходах (указать, в каких документах, какие данные)

201

б) иным способом (указать, каким конкретно)

2.5. К какой категории плательщиков налога относится организация

2.6. Какие объекты налогообложения были скрыты от налогообложения или по каким объектам налоговая база занижена (указать, сколько и каких объ ектов укрыто и каким способом)

2.7. Состоялось ли перечисление плательщиком налогов и взносов в меньшей сумме или вообще не были перечислены в бюджеты и в государственные внебюджетные фонды (нужное подчеркнуть). 2.8. 2.9. В каких бухгалтерских документах искажены данные о доходах или расходах: 2.10.

202

а) в налоговых декларациях {в каких строках и графах совершено искаже ние)

б) искажены одновременно в налоговых декларациях; в бухгалтерских отче тах, представленных в налоговую инспекцию; в статьях баланса и докумен тах аналитического учета; в первичных документах {подчеркнуть там, где имело место искажение).

в) Указать способы выявления искажений, использованные лицом, прово дившим расследование

г) Если не составлялись первичные документы, то когда и кто их должен был составлять, чем определена обязанность. Как была установлена цель не составления первичных документов. Как связано не составление документов с уклонением от уплаты налогов {отразить, чем подтверждено, как выявлено)

д) какими нормативными актами закреплен порядок ведения бухгалтерской отчетности и на кого возложена эта обязанность

203

е) сроки уплаты налогов и страховых взносов, установленные для данной ор ганизации, лица (каким нормативным актом, чем это подтверждено в ма териалах дела)

ж) в какое время, кем включены в бухгалтерские документы искаженные данные

з) если искаженные данные указаны в первичных документах или они не со ставлялись вообще, то как установлены совершенные хозяйственные опера ции, подвергаемые налогообложению (указать механизм восстановления со вершенных операций, как это отражено в материалах дела)

и) как и с помощью каких средств установлен размер ущерба, причиненный неуплатой налогов, страховых взносов (крупный, особо крупный):

204

к) какова роль акта налоговой проверки (проверки налогоплательщика) в установлении размера ущерба, причиненного преступлением ?

  • можно или нельзя установить размер ущерба без акта налоговой проверки (проверки налогоплательщика) (нужное подчеркнуть)
  • какие доказательства были использованы и собраны для подтверждения размера ущерба (перечислить эти доказательства, установленные актом налоговой проверки)
  • 2.9. Виновность обвиняемого и мотив преступления. а) Субъект преступления: основания ответственности:
  • руководитель организации (указать основания)

главный бухгалтер (указать основания)

  • другое лицо, выполнившее операции по уклонению от уплаты налогов (ука зать основание, наличие сговора)

205

б) Вина - умысел - чем подтвержден (перечислить доказательства)

2.10. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность (наказа- ние) (перечислить смягчающие, а затем отягчающие; чем подтверждены)

2.11. Имеются ли выписки из норм закона, инструкций, ведомственных ак тов, нарушенных обвиняемым в уклонении от уплаты налогов и сборов: да, нет (нужное подчеркнуть, перечислить имеющиеся выписки)

Раздел 3.

3.1. Привлечение в качестве обвиняемого.

а) Есть ли основания для привлечения в качестве обвиняемого: есть, нет (нужное подчеркнуть).

б) Если нет, то какие требования УПК РСФСР нарушены (перечислить на рушения)

206

в) Соблюдены ли требования ст. 144 УПК РСФСР: да, нет (нужное подчерк нуть).

г) Если нет, то какие требования нарушены (перечислить нарушения):

д) Об обвиняемом: фамилия, имя, отчество

  • отражен ли в постановлении правовой или служебный статус в организации: да, нет (нужное подчеркнуть);
  • отражены ли в постановлении обязанности по организации и ведению бухгалтерского учета, обеспечению его полноты и достоверности, составлению налоговых деклараций: да, нет (нужное подчеркнуть), как это отражено в материалах дела (копии приказов, инструкций и т.п.)
  • е) О месте совершения преступления:

  • указано ли в постановлении полное наименование организации, ее фактический адрес и адрес по учредительным документам, а также правовые нормы, в соответствии с которыми она является плательщиком данных налогов, когда и где она прошла государственную регистрацию, когда и где поставлена на налоговый учет и зарегистрирована как плательщик страховых взносов:

207

да, нет (нужное подчеркнуть);

  • если нет, то какие данные не получили отражения, но должны были бы

быть отражены (перечислить):

ж) О времени совершения преступления:

  • отражены ли в постановлении налоговый или отчетный период, в течение которого совершено уклонение от уплаты налогов или страховых взносов, дата представления в налоговую инспекцию налоговой декларации с уменьшенной или скрытой суммой налога, а также дата искажения в бухгалтерских документах данных, учитываемых при исчислении налогов и страховых взносов, или дата совершения хозяйственных операций, не отраженных в документах, дата перечисления налогов или страховых взносов в меньшей сумме или установленный для уплаты налога либо страхового взноса срок, по истечении которого они не были перечислены в бюджет или в государственные внебюджетные фонды: да, нет (нужное подчеркнуть);
  • если нет, то какие данные не отражены в постановлении, но должны быть отражены (перечислить):
  • з) О конкретных действиях обвиняемого по уклонению от уплаты налогов или страховых взносов:

208

  • отражено ли в постановлении, в каких именно документах и как искажены данные о доходах или расходах, какие иные способы уклонения от уплаты налогов или страховых взносов были использованы обвиняемым, какие нарушения налогового законодательства и правил ведения бухгалтерского учета допущены: да, нет (нужное подчеркнуть);
  • если нет, то какие данные не отражены в постановлении, но должны быть отражены (перечислить):
  • отражено ли в постановлении, какие объекты налогообложения и в каком размере занижены или скрыты к каждому сроку платежа: да, нет (нужное подчеркнуть);
  • если нет, то какие данные не отражены в постановлении, но должны быть отражены (перечислить):
  • отражены ли в постановлении данные об умысле на уклонение от уплаты налогов или страховых взносов: да, нет (нужное подчеркнуть);
  • если нет, то какие данные не отражены в постановлении, но должны быть отражены (перечислить):
  • отражены ли в постановлении данные о сумме неуплаченных налогов или

209

страховых взносов в результате искажения данных, учитываемых при их исчислении, а также о минимальном размере оплаты труда к каждому сроку платежа: да, нет {нужное подчеркнуть);

  • если нет, то какие данные не отражены в постановлении, но должны быть отражены {перечислить):

210

Приложение 3. Перечень

территориальных органов налоговой полиции, принявших участие в ин- тервьюировании следователей налоговой полиции и изучении уголовных дел, оконченных расследованием

№п/п Наименование территориального органа налоговой полиции Количество анкет- интервью следо- вателей Количество анкет на изученные уголовные дела, расследованные следователями этих же территориальных органов 1. Управление ФСНП России по Омской области 5 10 2. Управление ФСНП России по Республике Башкортостан 5 5 3. Управление ФСНП России по городу Санкт-Петербургу 6 6 4. Управление ФСНП России по Владимирской области 6 6 5. Управление ФСНП России по Тверской области 5 5 6. Управление ФСНП России по Республике Северная Осетия -Алания 5 5 7. Управление ФСНП России по Ха- баровскому краю 6 9 8. Управление ФСНП России по Мурманской области 1 0

211

№п/п Наименование территориального органа налоговой полиции Количество анкет- интервью следо- вателей Количество анкет на изученные уголовные дела, расследованные следователями этих же территориальных органов 9. Управление ФСНП России по Ка- рачаево-Черкесской Республике 4 4 10. Управление ФСНП России Ханты- Мансийскому автономному округу 4 4 11. Управление ФСНП России по Республике Хакасия 5 8 12. Управление ФСНП России по Ивановской области 5 5 13. Управление ФСНП России Курской области 6 6 14. Управление ФСНП России по Чу- вашской Республике 5 5 15. Управление ФСНП России по Ярославской области 5 8 16. Управление ФСНП России по Чи- тинской области 5 5 17. Управление ФСНП России по Ал- тайскому краю 5 5 18. Управление ФСНП России по Волгоградской области 5 5 19. Управление ФСНП России по Ор- ловской области 5 5

212

№п/п Наименование территориального органа налоговой полиции Количество анкет- интервью следо- вателей Количество анкет на 1 изученные уголовные дела, расследованные следователями этих же территориальных органов 20. Управление ФСНП России по Пензенской области 6 6 21. Управление ФСНП России по Республике Марий Эл 5 10 22. Управление ФСНП России по Республике Мордовия 5 5 23. Управление ФСНП России по Ир- кутской области 5 6 24. Управление ФСНП России по Республике Калмыкия 3 3 25. Управление ФСНП России по Ка- лужской области 5 5 26. Управление ФСНП России по Амурской области 5 5 27. Управление ФСНП России по Ев- рейской автономной области 4 4 28. Управление ФСНП России Кеме- ровской области 5 5 29. Управление ФСНП России по Са- ратовской области 4 4 30. Управление ФСНП России по городу Москве 6 6 31. Управление ФСНП России по 5 5

213

№ п/п Наименование территориального органа налоговой полиции Количество анкет- интервью следо- вателей Количество анкет на изученные уголовные дела, расследованные следователями этих же территориальных органов

Курганской области

32. Управление ФСНП России Сверд- ловской области 4 6 33. Управление ФСНП России по Ко- стромской области 7 5 34. Управление ФСНП России по Тюменской области 5 5 35. Управление ФСНП России по Смоленской области 5 5 36. Управление ФСНП России по Республике Адыгея 7 6 37. Управление ФСНП России по Республике Татарстан 7 7 38. Управление ФСНП России по Че- ченской Республике 2 2 39. Управление ФСНП России по Во- ронежской области 5 4 40. Управление ФСНП России по Оренбургской области 6 6 41. Управление ФСНП России по Ка- бардино-Балкарской Республике 5 5 42. Управление ФСНП России по Ки- ровской области 5 5

214

№п/п Наименование территориального органа налоговой полиции Количество анкет- интервью следо- вателей Количество анкет на изученные уголовные дела, расследованные следователями этих же территориальных органов 43. Управление ФСНП России по Псковской области 6 4 44. Управление ФСНП России по Са- марской области 4 6 45. Управление ФСНП России по Республике Бурятия 5 5 46. Управление ФСНП России по Че- лябинской области 5 5 47. Управление ФСНП России по Ас- траханской области 5 5 48. Управление ФСНП России по Чу- котскому автономному округу 1 0 49. Управление ФСНП России по Ставропольскому краю 5 5 50. Управление ФСНП России по Краснодарскому краю 5 5 51. Управление ФСНП России по Красноярскому краю 6 6 52. Управление ФСНП России по

Республике Алтай 2 2 53. Управление ФСНП России по Брянской области 5 5 54. Управление ФСНП России по 5 5

215

№п/п Наименование территориального органа налоговой полиции Количество анкет- интервью следо- вателей Количество анкет на изученные уголовные дела, расследованные следователями этих же территориальных органов

Нижегородской области

55. Управление ФСНП России по Ямало- Ненецкому автономному округу 5 5 56. Управление ФСНП России по Республике Тыва 3 3 57. Управление ФСНП России по Но- восибирской области 5 5 58. Управление ФСНП России по Ростовской области 5 9 59. Управление ФСНП России по Ка- лининградской области 5 5 60. Управление ФСНП России по Томской области 5 5 61. Управление ФСНП России по Уд- муртской Республике 8 7 62. Управление ФСНП России по Во- логодской области 5 5 63. Управление ФСНП России по Са- халинской области 6 6 64. Управление ФСНП России по Тульской области 5 8 65. Управление ФСНП России по 5 5

216

№п/п Наименование территориального органа налоговой полиции Количество анкет- интервью следо- вателей Количество анкет на изученные уголов- ные дела, расследо- ванные следовате- лями этих же терри- ториальных органов

Ульяновской области

66. Управление ФСНП России по Ма- гаданской области 5 5 67. Управление ФСНП России по Тамбовской области 4 5 68. Управление ФСНП России по Республике Саха (Якутия) 5 5 69. Управление ФСНП России по Ле- нинградской области 5 5 70. Управление ФСНП России по Мо- сковской области 4 3 71. Управление ФСНП России по Камчатской области 4 4 72. Управление ФСНП России по Белгородской области 5 5 73. Управление ФСНП России по Ли- пецкой области 2 2 Всего 73 территориальных органа нало- говой полиции 354 376