lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Черкашенин, Вадим Александрович. - Особенности доказывания по делам о взяточничестве в современных условиях: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Москва, 2002 171 с. РГБ ОД, 61:03-12/342-1

Posted in:

Министерство образования Российской Федерации Московская Государственная юридическая академия

Экз. №

На правах рукописи

Черкашенин Вадим Александрович Особенности доказывания по делам о взяточничестве в современных условиях

Специальность 12.00.09 - «Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность»

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель - кандидат юридических наук доцент А.И.Паничева

Москва - 2002 г.

2 ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 3

Глава 1. Общая характеристика взяточничества, как вида коррупционной деятельности (история и современность). Определение основных направлений совершенствования процесса доказывания по делам о взяточничестве 13

1.1. Исторический обзор правового регулирования доказывания по делам о взяточничестве 14 1.2. 1.3. Значение борьбы с взяточничеством, как видом коррупционной деятельности, в современных условиях 32 1.4. 1.5. Основные направления совершенствования процесса доказывания 1.6. по делам о взяточничестве 44

Глава 2. Содержание предмета доказывания и элементы состава взяточничества 50

2.1. Содержание основных элементов состава взяточничества 50 2.2. 2.3. Содержание предмета доказывания по делам о взяточничестве. Особенности 2.4. доказывания отдельных его элементов 65

Глава 3. Получение и использование оперативно-розыскной информации

в доказывании по делам о взяточничестве 81

3.1. Особенности проведения оперативного эксперимента по делам

о взяточничестве 81

3.2. Особенности проведения наблюдения по делам о взяточничестве 93 3.3. 3.4. Прослушивание телефонных переговоров 111 3.5. Глава 4. Проведение следственных действий по делам

о взяточничестве 119

4.1. Получение и использование информации, которой обладают участники процесса, в доказывании по делам о взяточничестве 119 4.2. 4.3. Особенности производства иных следственных действий по делам 4.4. о взяточничестве 137

Заключение 156

Библиографический список использованной литературы 161

3

Самое главное при всяком государственном строе -это посредством законов и стального распорядка устроить дело так, чтобы должностным лицам невозможно было наживаться1

Введение

Актуальность темы исследования заключается в том, что на современном этапе развития экономической системы Российской Федерации главным препятствием проведения реформ является коррумпированность должностного аппарата. Проблема коррупции в России приобретает угрожающий характер. Она получила широкое распространение во всех слоях общества и среди всех ветвей власти.

По уровню коррумпированности наша страна стала занимать одно из первых мест в мире. Коррупция демонстрирует полное безразличие государственных должностных лиц к общественной пользе, к закону, к народу. Она представляет собой симбиоз монополии власти, дискреционных полномочий государственных служащих в принятии решений и отсутствия жесткой правовой подотчетности и подконтрольности чиновников . Взяточничество, как один из значимых элементов коррупционной деятельности, препятствует проведению экономических реформ, подрывает авторитет государственной власти и органов местного самоуправления.

Причины распространения коррупции в России множественны и многообразны. По характеру их проявления можно разделить на политические, экономические и правовые (заключаются, прежде всего, в недостаточном правовом регулировании ответственности за коррупционные действия).

Аристотель. Политика //Аристотель. Сочинения: В 4 т.М. 1983. Т.4. С 114.

2 Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые

проблемы. Сборник материалов Международной научно-практической

конференции (г.Москва, 9-10 сентября 1999 г.)/Под ред. В.В.Лунеева. М.: Юрист,

2001.С.410.

4

Взяточничество является наиболее опасным проявлением коррупции, поскольку дача-получение взятки - трудно раскрываемое преступление (латентное), нередко сопровождаемое совершением других преступлений. Более того, опасность взяточничества состоит также в том, что данное явление не рассматривается большинством граждан как преступление, а считается вполне нормальным «обычаем делового оборота». Данное явление проникло во все сферы жизнедеятельности граждан России. Взятки берут и дают в большинстве государственных и муниципальных организаций. Все попытки искоренить данное явление, как на историческом этапе, так и за последние годы, не принесли ожидаемых результатов.

Количество зарегистрированных в стране случаев взяточничества за период с 1991 по 1998 год увеличилось на 129,2 %. Так, в 1998 году было учтено 5807 случаев взяточничества, осуждено 1392 человека (24 %), в том числе 9 лиц, занимающих государственную должность (0,6 % от всех осужденных)1. Тем не менее, с 1994 по 1999 год Московским Областным судом было рассмотрено лишь 15 дел по взяточничеству. В 1997 году по делам о взяточничестве Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ отменены приговоры в отношении 18 осужденных (10,4 % от числа обжалованных), некоторые приговоры были изменены2.

Из приведенных статистических данных можно сделать вывод о том, что количество случаев взяточничества неукоснительно растет, а доказывание данного вида преступлений все еще представляет значительную трудность для правоохранительных органов. Поэтому одним из основных направлений борьбы с данным явлением должно быть расширение доказательственной базы по делам о взяточничестве.

Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы. Сборник материалов Международной научно-практической конференции (г.Москва, 9-10 сентября 1999 г.) /Под ред. В.В.Лунеева. М.: Юрист, 2001. С.23.

Обзор Кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1997 год. Бюллетень ВС РФ, 1998, №11.

5

Для реализации данного направления требуется существенное развитие законодательной базы, необходимой для успешного доказывания взяточничества, а также разработка тактических и теоретических концепций расследования и доказывания такого сложного вида преступления как взяточничество.

Наиболее характерными недостатками в расследовании уголовных дел по взяточничеству, ведущими к нарушению действующего законодательства, являются:

а) неправильное определение элементов состава преступлений, предусмотренных ст.290,291 УК РФ, квалифицирующих признаков (например, определение субъекта ст.290 УК РФ, а также наличия в действиях должностного лица признаков вымогательства взятки);

б) неправильное определение предмета доказывания по исследуемой категории дел (например, расширение пределов доказывания по делам о взяточничестве приведет к загромождению доказательственной базы информацией, не имеющей отношение к делу);

в) нарушение порядка проведения оперативно-розыскных мероприятий по делам о взяточничестве (в частности, это происходит из-за отсутствия в законодательстве понятий отдельных видов оперативно-розыскных мероприятий и урегулированности самого порядка их проведения);

г) нарушение процессуального порядка закрепления результатов проводимых оперативных мероприятий в качестве доказательств по делам о взяточничестве;

д) однообразная тактика проведения следственных действий по делам о взяточничестве;

е) закрепление недопустимых доказательств в уголовном деле. Вопросам борьбы с взяточничеством посвящено множество научных трудов

различных авторов. В частности, разрешению проблем уголовной ответственности за взяточничество посвящены научные труды таких авторов как Б.В.Здравомыслов,
А.К.Квициния, Б.В.Волженкин, П.С.Яни, А.В.Кладков,

6

Н.Р.Егорова, О.Х.Кочмазов, И.А.Клепицкий, В.И.Рязанов1 и других. Исследованием проблем расследования взяточничества активно занимались такие авторы как А.В.Дулов, В.В.Степанов, Л.Ш.Берекашвили, В.П.Бурчанинов, З.Т.Баранова, О.М.Кирюшина2 и другие.

Тем не менее, большинство научных работ по расследованию взяточничества написаны в 50-60 годы прошлого столетия и не отражают происшедших за это время политических и экономических преобразований в России, а также изменений уголовного и уголовно-процессуального законодательства. В научных работах приведенных авторов рассматриваются в основном вопросы расследования дел о взяточничестве, а также тактика проведения следственных действий по данной категории дел.

Следовательно, актуальность данного исследования вызвана:

а) настоятельной необходимостью изучения особенностей доказывания по рассматриваемой категории дел; б) потребностью использования тактических рекомендаций в деятельности по доказыванию преступлений, связанных с взяточничеством (прежде всего, органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, а также работников следственного аппарата).

На основе использования прогрессивного отечественного и зарубежного опыта в доказывании по делам о взяточничестве (законодательных актов США, ФРГ, Белоруссии и Азербайджанской республики) проводился сравнительный

См.: Здравомыслов Б.В. Квалификация взяточничества. М., 1991; Волженкин Б.В. Служебные преступления. М.: Юристъ, 2000; Егорова Н.Р. Уголовно-правовые формы борьбы с коррупцией в новых экономических условиях. Дис. канд. юр. наук. Саратов, 1996; Кочмазов О.Х. Ответственность за взяточничество по Российскому уголовному праву. Дис. канд. юр. наук. М., 1999 и

др.

2 См.: Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985; Степанов В.В. Расследование взяточничества. Дис… канд. юр. наук. Саратов, 1956; Берекашвили Л.Ш. Методика расследование взяточничества. Дис… канд. юр. наук. Свердловск, 1965; Бурчанинов В.П. Расследование дел о взяточничестве. Дис. канд. юр. наук. Киев, 1954; Баранова З.Т. Расследование дел о взяточничестве. Дис. канд. юр. наук. Москва, 1956; Кирюшина О.М. Предварительное расследование по делам о взяточничестве. Дис. канд. юр. наук. М., 1997 и др.

7

анализ действующего уголовно-процессуального законодательства и положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принятого Федеральным законом 18 декабря 2001 года № 174- ФЗ. Исследовались теоретические и методологические аспекты создания доказательственной базы по делам о взяточничестве, а также типичные ошибки в квалификации органами предварительного расследования дел о взяточничестве и создании доказательственной базы.

Научная новизна работы состоит в системном подходе к изучению доказывания по делам о взяточничестве и комплексном научном исследовании способов получения и процессуального закрепления информации в качестве доказательств по делам о взяточничестве. В работе были систематизированы все практические и теоретические рекомендации, связанные с доказыванием взяточничества, а также был проведен комплексный научный анализ практических способов получения и процессуального закрепления информации в качестве доказательств по делам о взяточничестве с учетом изменения действующего законодательства. Диссертация представляет собой специальную работу о преломлении общих вопросов уголовного процесса к отдельной взятой категории дел о взяточничестве. Как уже говорилось, большинство опубликованных работ по данной теме относятся к 70-м годам и не учитывают изменений действующего законодательства. Данная работа выполнена на базе современного российского и зарубежного законодательства, регулирующего доказывание по делам о взяточничестве.

В работе также исследован вопрос о проведении и использовании результатов оперативно-розыскных мероприятий по делам о взяточничестве. Исследован вопрос о правовых разграничениях понятий оперативного эксперимента и провокации взятки либо коммерческого подкупа, гарантиях конституционных прав граждан при проведении наблюдения, а также прослушивания телефонных переговоров по делам о взяточничестве. На основе сравнительного анализа с законодательством других стран предлагаются дополнения и изменения действующего законодательства, регулирующего оперативно-розыскную деятельность.

8

Анализировались практические ошибки при проведении различных следственных действий по делам о взяточничестве. Предлагаются пути совершенствования законодательства, регулирующего правовое положение лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Разработаны научные рекомендации по совершенствованию действующего законодательства и положений УПК РФ, регулирующих порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий и закрепления их результатов в качестве доказательств по делу.

В диссертации учтены экономические, политические и законодательные изменения и преобразования в России, а также криминалистические методы расследования взяточничества. На основе обобщения норм действующего в стране законодательства, зарубежного законодательного опыта и научных трудов, написанных в разные годы, разработаны рекомендации по совершенствованию правового регулирования доказывания по делам о взяточничестве.

В ходе исследования ставились следующие научные цели: 1 .Систематизировать
современные теоретические взгляды и идеи, связанные с доказыванием по делам о взяточничестве.

  1. Исследовать развитие законодательства, регулирующего доказывание по делам о взяточничестве в историческом аспекте и в современных условиях. Провести анализ действующего законодательства и практики его применения по вопросам доказывания по делам о взяточничестве.

  2. Используя отечественный и зарубежный опыт, разработать научные рекомендации по совершенствованию процесса доказывания по делам о взяточничестве.

  3. На основе систематизирования криминалистических приемов и способов выработать тактические рекомендации по проведению следственных действий по делам о взяточничестве.

Для достижения поставленных целей были определены следующие задачи: 1. Рассмотреть исторический опыт развития законодательства, регулирующего доказывание и ответственность за взяточничество.

9

  1. Определить основные направления совершенствования процесса доказывания по делам о взяточничестве.
  2. Установить содержание предмета доказывания по делам о взяточничестве и основных признаков элементов состава взяточничества, а также наиболее распространенные ошибки в квалификации и пути их исправления.
  3. Определить наиболее распространенные способы получения и использования оперативной информации в доказывании по делам о взяточничестве. Разработать, используя отечественный и зарубежный опыт, научные рекомендации по улучшению законодательной базы, регулирующей проведение оперативных мероприятий, и закрепление их результатов в качестве доказательств по делам о взяточничестве.
  4. На основе исследования причин основных нарушений действующего законодательства при проведении следственных действий по делам о взяточничестве разработать для их устранения необходимые предложения для дополнения и изменения действующего законодательства.
  5. Методологической основой научного исследования является общефилософская теория познания. В работе использован ряд научных методов, среди которых: историко-диалектический, сравнительно-правовой анализ, логико-юридический, конкретно-социологический и т.д.

Объектом исследования являются: а) теоретические вопросы доказывания; б) основные положения доказывания по делам о взяточничестве; в) правовая регламентация требований к применению и реализации этих положений правоохранительными органами и судом.

Предметом исследования выступают нормы уголовного и уголовно- процессуального законодательства, регламентирующие ответственность за взяточничество и доказывание данного преступления, а также тактико- методологические приемы осуществления данной деятельности и пути их совершенствования.

Нормативно-правовой и эмпирической базой исследования являются Конституция РФ, Федеральные Конституционные законы, Постановления Конституционного Суда РФ, Федеральные законы, Указы Президента Российской

10

Федерации, международные правовые акты, действующие уголовно- процессуальное и уголовное законодательства, а также проекты уголовно- процессуального кодекса РФ, постановления и руководящие разъяснения Пленумов Верховных Судов СССР и Российской Федерации, ведомственные нормативные акты Генеральной Прокуратуры Российской Федерации. Использовалось зарубежное законодательство: Конституция США, решения Верховного Суда США, Уголовный кодекс штата Нью-Йорк, Уголовно- процессуальный кодекс ФРГ, Уголовный кодекс Азербайджанской республики, Уголовный кодекс Республики Беларусь.

Выводы, содержащиеся в диссертации, сделаны на основе статистических данных Верховного Суда РФ, Московского областного суда и прокуратуры за период с 1994 по 1999 год, практики Верховных Судов СССР и Российской Федерации, результатов обобщения более 70 уголовных дел Московских городских и областных судов и прокуратуры.

Исходя из целей, научных задач исследования, а также степени разработанности темы, определена структура диссертации. Она включает в себя введение, четыре главы, заключение и библиографический список использованной литературы.

Положения, выносимые на защиту:

1) считать основными направлениями совершенствования процесса доказывания по делам о взяточничестве:

а) необходимость расширения доказательственной базы;

б) использование разработанных научных рекомендаций по процессуальному закреплению информации в качестве доказательств;

2) признать следующие обстоятельства входящими в предмет доказывания по делам о взяточничестве:

а) характеризующие передачу взятки должностному лицу взяткодателем либо посредником за действие (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц;

б) позволяющие установить, были ли совершены какие-либо действия должностным лицом в пользу взяткодателя либо представляемых им лиц;

11

в) позволяющие установить вину как взяткодателя, так и взяткополучателя;

г) влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст.61, 63 УК РФ;

д) отражающие причины и условия, способствовавшие взяточничеству в конкретном учреждении;

3) считать единственным законным основанием для проведения оперативного эксперимента - заявление гражданина, принятого в установленном законом порядке, об обусловленности выполнения действий по службе за взятку со стороны должностного лица. Проведение данного оперативного мероприятия по другим основанием считать незаконным;

4) определить критерием понятия «жилище» при проведении оперативно- розыскных мероприятий цель его использования человеком (постоянное либо временное проживание). К правовому понятию жилища не следует относить земельные участки, личный автотранспорт, гараж и т. д., то есть - помещения и территории, фактически не предназначенные для проживания. Единое содержание термина «жилище» должно быть законодательно определено по отношению ко всем отраслям права; 5) 6) дополнить в законодательство нормы, предусматривающие получение судебного решения для беспрерывного наблюдения (поскольку проведение данного мероприятия затрагивает право человека на частную жизнь и, прежде всего, право человека на свободу от слежки); 7) 8) признать недопустимым использование в качестве доказательства по уголовному делу информации, полученной от осведомителя (лицо, оказывающее содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность) без его допроса в качестве свидетеля, поскольку в таком случае будет нарушен принцип непосредственности исследования доказательств. Доказательства, полученные от осведомителя без его допроса, должны признаваться недопустимыми; 9) 10) рекомендовать внесение дополнительных правовых норм, регулирующих: 11)

12

а) законодательное закрепление статуса осведомителя (как особого свидетеля по уголовному делу) с указанием его прав и обязанностей;

б) определение перечня условий, при которых орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, будет обязан предоставить информацию об осведомителе (осведомителях) по запросу соответствующего судьи;

8) дополнить законодательство четким перечнем видов переговоров, прослушивание которых разрешены правоохранительным органам на территории нашей страны. К таким переговорам необходимо отнести: устные, телефонные, а также с помощью электронных средств связи; 9) 10) признать контроль и запись переговоров оперативно-розыскным мероприятием, а не следственным действием, так как оно проводится в большинстве случаев одновременно с совершением преступления; 11) 12) рекомендовать для внесения в ст. 172 УПК РСФСР и ст. 184 УПК РФ следующее дополнение: «Результаты проведения личного обыска не могут быть основой обвинения, если эти данные не подтверждены другими доказательствами по делу». В соответствии с логикой закона не распространять действие части 3 данных статей на врача, присутствующего при личном обыске. 13) 14) законодательно определить порядок и процедуру проведения опознания, исключающего визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (предусмотрено ч.8 ст. 193 УПК РФ). Данное следственное действие должно проводиться только с санкции прокурора и при участии последнего в этом следственном действии. Обязательное участие прокурора необходимо для надзора за соблюдением законности при проведении скрытого опознания. 15) Апробация результатов исследования и внедрение материалов диссертации в практику проводилось при проведении семинаров по уголовно-процессуальному праву в Московской государственной юридической академии. Полученные результаты были опубликованы в ряде научных сборников и журналов.

Диссертация рецензировалась и обсуждалась на заседании кафедры «Уголовно- процессуального права» Московской государственной юридической академии.

13

Глава I. Общая характеристика взяточничества как вида коррупционной деятельности (история и современность). Определение основных направлений совершенствования процесса доказывания по делам о взяточничестве

В общепринятом понимании юридический термин «взятка» содержит в себе проявление такого специфического явления, существо которого заключается в том, что должностному лицу в качестве подкупа за осуществление соответствующих неправомерных услуг производится оплата преступных действий в форме незаконного представления денежных сумм или материальных благ (например, вещей)1.

Связанный с этим явлением процесс, называется взяточничеством, то есть должностным преступлением, состоящим в получении должностным лицом любым путем и в любой форме материальных ценностей или предоставление ему материальных благ за совершение (или не совершение) в интересах взяткодателя действий, входящих в компетенцию данного должностного лица. Уголовное законодательство Российской Федерации устанавливает ответственность за получение, дачу взятки и посредничество во взяточничестве.

За последние 10-12 лет взяточничество получило значительное распространение в уголовно-процессуальной практике правоохранительных органов страны. Кроме того, в историческом аспекте весьма интересным является тот факт, что реально в настоящее время взятки берут и дают значительно чаще, чем в 70-80-е годы прошлого столетия.

В то же время, проведенные исследования по данному явлению свидетельствуют о том, что официальная статистика раскрытия данного вида преступления особых изменений не претерпевает. Взяточничество стало одним из наиболее опасных видов преступления. В течение продолжительного времени оно наносило и продолжает наносить серьезный моральный и материальный уроны государству:
разлагающе действует на должностных лиц государственного

1 См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов/ Под ред. Чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой.- 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1988. С.67.

14

аппарата, негативно отражается на достоинстве органов государственного управления, оказывает раздражающее влияние на общество и подрывает международный авторитет державы.

В данной главе будут рассмотрены следующие вопросы: исторический обзор законодательства по делам о взяточничестве; взяточничество как элемент коррупционной деятельности; основные направления совершенствования процесса доказывания по делам о взяточничестве.

1.1. Исторический обзор законодательства по делам о взяточничестве.

Стремясь познать логику развития юридической мысли, одновременно постараемся почерпнуть идеи, которые даже в преображенном виде могут оказаться полезными в современных условиях. «Известно то важное значение, какое имеет историческое толкование в сфере действующего законодательства. Если мы, например, желаем изучить какой-нибудь юридический институт, существующий в данное время, то для правильного его уяснения себе мы должны проследить историческую судьбу его, то есть те поводы, в силу которых появилось данное учреждение, и те видоизменения, которым подверглось оно в своем историческом развитии», - писал в конце позапрошлого века выдающийся русский юрист и государственный деятель Таганцев Н.С. (1843-1923)1.

Возникновение взяточничества как такового уходит корнями в глубь веков. Данное явление было свойственно отношениям людей задолго до наступления нашей эры: его история начинается с появлением государств и, соответственно, должностных лиц.

Юристам документально известно взяточничество по римскому праву. Проконсулы, преторы, магистры, префекты, сборщики податей и другие должностные лица Римской империи грабили и разоряли население управляемых провинций. Эти злодеяния, как правило, сопровождались подкупами, которые обеспечивали не только безнаказанность, но и возможность дальнейших вымогательств. О размахе взяточничества и вымогательства красноречиво

15

свидетельствует тот факт, что во взяточничестве обвинялись такие древние римские правители и полководцы как Гай Юлий Цезарь (102-44 до н.э.), Помпеи Великий (106-48 до н.э.), Сципион Африканский-старший (ок. 235 - ок. 183 до н.э.), Сулла (138-78 до н.э.), поэт и философ Тит Лукреций Кар (I в. до н.э.) и многие другие знаковые фигуры древности.

В древнем уголовном процессе, например, в римском до императорского периода, положение совершившего преступление, взгляд на него сограждан и приемы доказывания были совершено иные, чем в наши дни. В законодательной практике того времени были закреплены положения, позволяющие обсуждать не только и не столько само событие преступления, в качестве доказательств представлялись данные о личности лица, совершившего преступление. Сторонам представлялась полная свобода представления доказательств.

«В качестве доказательств на суде фигурировали самые разнообразные факты, взятые из такого прошлого подсудимого, которое уже никак не касалось предмета обвинения; ораторы - обвинитель и защитник прибегали к таким приемам доказывания, которые с ясностью свидетельствовали, что повлиять на мнение судей о всей личности подсудимого, о необходимости или невозможности покарать такого человека - их главная и даже исключительная цель, ибо они обращались к чувству судей, и к их политическим взглядам, останавливали судейское внимание на разных временных государственных интересах, требующих будто оправдания или обвинения подсудимого, приводили в суд толпы порицателей и восхвалителей последнего, людей, может быть, ничего не знающих о самом преступлении, но могущих сказать мнение вообще о личности обвиняемого, а его самого вместе с домочадцами и друзьями заставляли с плачем падать перед судьями на колени, моля написать на дощечке litteram salutarem” .

Коррупция составляла неотъемлемый атрибут публичной власти феодальных государств. Тому, что чиновничий аппарат подвергался тлетворному воздействию коррупции и разложению, способствовал курс внутренней политики,

1 Таганцев Н.С. Курс уголовного права. СПб., 1874. Вып.1. С.21.

2 Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - Учебное пособие. М., 1997. С.69.

16

проводимой государством. Так, одной из важнейших статей пополнения казны, помимо всякого рода налогов и податей, служила торговля должностями.

Во Франции и Англии в результате функционирования этой системы все государственные должности предоставлялись не в соответствии с заслугами и деловыми качествами тех или иных лиц, а продавались за определенную цену. Получив патент на должность, покупатель вместе с ним приобретал право на пользование доходами от должности. Вследствие этого, вполне естественно, при исполнении служебных обязанностей руководствовался не интересами государства и службы, а исключительно извлечением прибылей для возмещения затраченного и дальнейшего обогащения.

Проблема борьбы с взяточничеством всегда была острой для российского общества. В России эта борьба отличается своеобразием и имеет многолетнюю историю. Российский законодатель всегда предусматривал ответственность за получение, так называемой, «мзды». Впервые взяточничество было оценено как вредное и общественно опасное деяние еще в период феодальной раздробленности. Запрет на получение «тайного посула» содержался в Новгородской и Псковской судных грамотах. Запрещалось принимать взятки «посула» князю и посаднику.

В период образования централизованного русского государства появляется запрет сулить, просить и принимать посулы. В Судебнике 1497 года содержался законодательный запрет принятия посула как взятки и ограничений прав «кормленщиков». Для данного периода характерным являлась обвинительная форма уголовного процесса. Суд только наблюдал за состязанием сторон и изучал представленные доказательства. «Система доказательств представляла собой совокупность очистительных присяг, поединков и ордалий. Победитель в поединке считался правым»1.

Жесткую борьбу с взяточничеством вел Петр I (1672-1725). Именно ему мы обязаны термином и понятием «лихоимство». Лихоимством признавалось получение любого рода посулов (взяток), а также незаконные поборы с населения.

1 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - 3-е изд., перераб. и доп. М: Юрист, 2000. С. 19.

17

Указ от 24 декабря 1714 года запрещал чиновникам иметь иное вознаграждение за свой труд, кроме жалования. Также лихоимство объявлялось преступным деянием, а наказание за лихоимство было ужесточено вплоть до смертной казни. Надо отметить, что мера наказания за лихоимство не зависела от должностного положения лица. Особо суровому наказанию за взяточничество подвергались военнослужащие по Артикулу воинскому Петра I от 26 апреля 1715 года. Смертная казнь предусматривалась безальтернативно в артикуле 184 для лиц «кто подарков, прибыли или пользы ради через караул кого пропустит, где не надлежит пропускать».

Несмотря на столь жесткие меры для борьбы с взяточничеством, ситуация кардинально не изменилась. В 1726 году последовал указ, в соответствии с которым, было «велено приказным людям жалования не давать, а довольствоваться им от дел по-прежнему обыкновению с челобитчиков, кто что дает по своей воле». Тогда же изменилось и понятие лихоимства, которое стало означать лишь вымогательство «излишних» взяток.

Данная «система кормления» просуществовала вплоть до 17 июля 1762 года. Дальнейшую борьбу с взяточничеством в России продолжила Екатерина II (1729- 1796). Своим указом она отменила «систему кормления», ввела для чиновников всех рангов жалование, а в отношении взяточников допустила применение смертной казни. Но данный вид наказания применялся очень редко. Реально применялось такое наказание, как лишение чинов и запрет заниматься определенной деятельностью. Если же взяточник был не из дворян, то его ссылали без наказания в дальние места на поселение. В результате, наказание взяточникам было значительно смягчено. Но и эта снисходительность не привела к уменьшению лихоимства в России.

Необходимо отметить и изменения в уголовном процессе, характерные для данного периода. Усиление государственной власти приводит к изменению отношения государства к совершенному преступлению и к лицу его совершившему. «Государственная власть, сосредоточив в своих руках карательную деятельность, устранила частно - исковое начало обвинительного уголовного процесса и утвердила в процессе публичное начало, когда

18

установление виновного в преступлении берет на себя государство, защищая этим свои интересы»1.

«Когда государственное начало обняло собою все, судья окончательно превратился в машину без малейшей свободы оценки доказательств, сделался простым их счетчиком. В законе наперед было установлено, что считать доказательством совершенным и что несовершенным, как относится к разным соединениям их»2.

Недостатки данной теории очевидны. Нельзя предусмотреть в законе все обстоятельства, которые могут иметь место в практической деятельности по расследованию преступлений, и часто самые совершенные доказательства в действительности ничего не доказывают и наоборот. Как следствие “данных недостатков теории формальных доказательств было то, что «многие уголовные дела заканчивались так называемой третьей формой приговоров - оставлением подсудимого в подозрении, что давало полную возможность самым ловким и опасным преступникам оставаться на свободе и продолжать свою преступную деятельность»3.

Затем почти на протяжении века, до середины XIX столетия, значимых явлений в борьбе с этим злом в России не происходило. Самые меткие и яркие характеристики при описании периода расцвета мздоимства и казнокрадства мы находим в трудах классиков русской литературы: Фонвизина Д.И. (1744-1792), Грибоедова А.С. (1795-1829), Крылова И.А. (1769-1844), Гоголя Н.В. (1809-1852), М.Е.Салтыкова-Щедрина (1826-1889) и других. Такие знаменитые фразы из их произведений как «брал не по чину - изгнан был», «как не порадеть родному человечку», «когда подмаслил он, поехал и поплыл», «брал взятки борзыми щенками», «ну как не взять, когда дают»… известны каждому со школьных лет.

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2000. С. 19.

2 Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - Учебное пособие. М., 1997. С.70.

3 Там же.С.70.

19

К началу второй половины XIX века вопросы получения взятки (тогда существовало ее разделение на «мздоимство» и «лихоимство»1; причем последнее считалось наиболее тяжким видом взяточничества) получили более полное регулирование. Важнейшим шагом на пути совершенствования законодательства об ответственности за взяточничество стало появление такого основного закона, определяющего круг преступного поведения и устанавливающего его наказуемость, как «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных»2.

Особое место в этом уголовном законе занимал раздел пятый Уложения, который состоял из одиннадцати глав и назывался «О преступлениях и проступках по службе государственной и общественной» (в редакции 1845 года - ст. 358-533; 1866 и 1885 годов - ст. 329-505) . Глава шестая этого раздела имела название «О мздоимстве и лихоимстве», а в ее содержании под общим понятием «лихоимства» были объединены незаконные поборы, вымогательство и взятки. Взяточничество в этом уголовном законе разделялось на два состава (ст.372,373):

а) «…если чиновник или иное лицо, состоящее на службе государственной или общественной, по делу или действию, касающемуся до обязанностей его по службе, примет, хотя и без всякого в чем-либо нарушения сих обязанностей, подарок, состоящий в деньгах, вещах или в чем бы то ни было ином, или же, получив оный и без изъявления предварительного на то согласия, не возвратит его немедленно и, во всяком случае, не позднее как через три дня, то за сие, в случае,

Об этом подробнее см.: Будзинский СТ. О преступлениях в особенности: Сравнительное исследование. М., 1887. С.400; Лохвицкий А.С. Курс русского уголовного права. 2-е изд. СПб., 1871. С.424; Неклюдов Н.А. Взяточничество и лихоимство // Юридическая летопись. 1890, июнь. С.499; Ширяев В.Н. Взяточничество и лихоимство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916. С.429-430 и др.

2 Рождением данного Уложения считается 15 августа 1845 года. Это был громоздкий и казуистический закон, который в первоначальном виде насчитывал 2224 статьи. В 1866 и 1985 гг. Уложение было подвергнуто существенному редактированию и значительному сокращению. В то же время, многие его положения сохраняли свое действие вплоть до момента Октябрьской революции 1917 года (см.: Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. / Отв.ред. О.И.Чистяков. М., 1988. Т.6: Законодательство первой половины XIX века. С.264- 309).

3 Далее статьи Уложения будут рассматриваться в последней редакции.

20

если подарок принят или получен уже после исполнения того, за что оный был предназначен, принявший его подвергается: денежному взысканию не свыше двойной цены подарка; когда же оный принят или получен прежде, то, сверх того же денежного взыскания, и отрешению его от должности». Такое поведение принято было называть «мздоимством»;

б) «…кто для учинения или допущения чего-либо противного обязанностям службы, примет в дар деньги, вещи или что иное, сколько бы, впрочем, сумма денег или цена вещей, им полученных, ни была малозначительна, то за сие злоупотребление власти или доверенности начальства приговаривается, смотря по обстоятельствам дела: к лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и к отдаче в исправительные арестантские отделения по третьей или четвертой степени ст.31 сего Уложения»1. Это считалось «лихоимством».

Кроме того, в Уложении было записано, что если совершенные действия составляют иное преступление, то в целом общественно опасное деяние квалифицируется по совокупности преступлений. Устанавливалось, что если взявший взятку «объявит о том с раскаянием своему начальству» до выполнения незаконных действий, то суд мог смягчить наказание до исключения из службы, увольнения от должности или строгого выговора с занесением или без занесения в послужной список виновного. Отмечалось, что наказание за получение взятки следует и в том случае, если деньги или вещи были еще не отданы, а только обещаны: например, «…по изъявленному им (то есть, виновным - прим. автора) на то желанию или согласию» (ст.376).

Высшей степенью лихоимства в законе признавалось вымогательство. К нему относились различные виды корыстного обогащения должностных лиц. В то

2

же время, отдельные из этих видов взяточничеством никак не являлись .

Степени предусматривали отбывание виновными в исправительных арестантских отделениях следующих сроков: третья - 2,5-3 года; четвертая - 1,5-2,5 лет. Причем этот вид лишения свободы по своей жесткости режима содержания шел вслед за каторгой.

2 Например, согласно ст.377 Уложения вымогательством признавались: а) «всякая прибыль или иная выгода, приобретенная по делам службы притеснением

21

Следовательно, законодательство различало виды взяточничества, исходя из следующих обстоятельств: а) способа получения взятки, то есть мзды (по начинанию лиходателя - взяточничество в прямом смысле слова; по почину берущего - вымогательство взятки); б) от свойств проступка должностного лица, за которое дана или обещана взятка (при мздоимстве - правомерное действие, не связанное с нарушением обязанностей по службе; при лихоимстве - преступное деяние или действие, соединенное с нарушением обязанностей по службе); в) от времени получения мзды (до соответствующего поведения должностного лица; после проявления соответствующего поведения).

Предмет взятки обозначался неоднозначно: а) «подарок, состоящий в деньгах, вещах или в чем бы то ни было ином»; б) «всякая прибыль или иная выгода»; в) «подарок или же не установленная законом плата, или ссуда или же какая-либо услуга, прибыль или иная выгода» и другое. На этой основе взяточничество можно понимать только как корыстное преступление: «Предметом подарка (ст.372), дара (ст.373) или взятки (ст.373,375,376), прибыли, выгоды (ст.377) могут быть деньги, вещи или «что-либо иное», но имеющее очевидно материальную ценность, так как взяточничество деяние корыстное, учиняемое по убеждениям корыстным»’.

При этом в законе не придавалось значение стоимости предмета взятки как обстоятельству, способному влиять на тяжесть ответственности за свершенное деяние: ответственность наступала сколь ни была бы малозначительной сумма денег или цена вещей, полученных лихоимцем (ст.373). По этому поводу, исследовавший в конце XIX века проблему ответственности за взяточничество Н.А
Неклюдов, писал: «Дар дается обыкновенно по собственному почину

или же угрозами и вообще страхом притеснения»; б) «всякое требование подарков или не установленной законом платы, или ссуды, или же каких-либо услуг, прибылей или иных выгод по касающемуся до службы или должности виновного в том лица делу или действию, под каким бы то ни было видом или предлогом»; в) «всякие не установленные законом или в излишнем против определенного количества поборы деньгами, вещами или чем-либо иным»; г) «всякие незаконные наряды обывателей на свою или же чью-либо работу» и др.

22

дарителя, и нельзя ставить в вину служащему ту или другую случайную стоимость оного даже с точки зрения ущерба лиходателя»; «…трудно сказать, что вреднее: крупное ли мздоимство, падающее на лиц более или менее самостоятельных, или же мелкое взяточничество, берущее мзду с беднейшего люда»2.

Общего определения субъектов преступления по службе также не содержалось - они назывались разнообразно: чиновник; должностное лицо; лицо, состоящее на государственной или общественной службе и др. При этом под общественной службой подразумевалась «служба в сословных, городских, земских или волостных учреждениях на таких местах, которые учреждаются законом в значении должностей»3. Под лицом, состоящим на общественной службе - субъект, должность которого была установлена законом, хотя и замещалась по выбору4. Отдельные российские ученые возражали против определения понятия должностного лица в уголовном законодательстве5.

Стремясь разрешить комплекс проблем, связанных с ответственностью за служебные преступления, в 1895 году редакционная комиссия в составе таких известных российских юристов и общественных деятелей, как Н.Неклюдов, Е.Розин, В.Случевский, Н.Таганцев, И.Фойницкий, Э.Франк и другие подготовила проект Уголовного уложения6. В течение восьми лет положения проекта активно обсуждались представителями российской науки и общественности, а в 1903 году Уголовное уложение получило законодательное оформление.

Ширяев В.Н. Взяточничество и лихоимство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916. С.452. См. также: Лохвицкий А.С. Курс русского уголовного права. 2-е изд. СПб., 1871. С.428.

2 Неклюдов Н.А. Взяточничество и лихоимство // Юридическая летопись. 1890, июнь. С.526.

3 См.: Познышев СВ. Особенная часть русского уголовного права. Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового Уложений. 3-е изд., испр. и доп. М., 1912. С.203.

4 См.: Лохвицкий А.С. Курс русского уголовного права. 2-е изд. СПб., 1871. С.425.

5 См. об этом: Есипов В.Л. Превышение и бездействие власти по русскому праву. СПб., 1892. С.48; Ширяев В.Н. Взяточничество и лихоимство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916. С.222.

6 См.: Уголовное уложение. Проект редакционной комиссии и объяснения к нему. СПб., 1887-1897. Т. I-VIII.

23

В новом Уложении впервые было дано единое определение субъекта преступных деяний и по государственной и по общественной службе1, которое включило в себя также и общее понятие служащего. Из данного определения видно, что акцент в понимании термина «служащий» сделан не на общих его признаках, а на некоторых видах должностей2.

Предусматривались три ситуации принятия служащим взятки (ст.656):

а) простое мздоимство - часть 1 (принятие взятки непосредственно за свершенное служащим действие, входящее в круг его обязанностей по службе);

б) квалифицированное мздоимство - часть 2 (принятие взятки, заведомо побуждающей к свершению служащим действия, входящего в круг его обязанностей по службе);

в) лихоимство - часть 3 (принятие взятки, заведомо данной служащему «для побуждения его к учинению в круге его обязанностей преступного деяния или служебного проступка или за учиненные им деяния или проступок».

Воспрещая служащим «всякого принятия подарков от лиц, соприкасающихся более или менее тесно с их служебной деятельностью, хотя бы подарки эти и не сопровождались указанием желательного для дарителя образа действия и не были вознаграждением за совершенное уже»3, законом предусматривалась ответственность служащего за установление и взимание в свою пользу незаконных поборов (ст.658). Этим самым подчеркивалось, что ответственность за взятку- благодарность ведет к началу «безмездности

«…всякое лицо, несущее обязанности или исполняющее временное поручение по службе государственной или общественной в качестве должностного лица, или полицейского или оного стража или служителя, или лица сельского или мещанского управления» (Уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. / Изд. Государственной канцелярии. СПб., 1903. Ст.696).

2 См.: Кочмазов О.Х. Ответственность за взяточничество по Российскому уголовному праву. Дис. канд. юр. наук. М., 1999. С.52.

3 Эстрин А.Я. Взяточничество в доктрине и законодательстве. // Труды кружка уголовного права при С.-Петерб. ун-те / Под ред. М.Исаева. СПб., 1913. СПб.

24

служебного действия» (являющегося объектом взяточничества), как одному из существенных условий государственной и общественной службы1.

Кроме того, Уложение предусматривало такую ответственность как: а) за различные виды вымогательства взятки (ст.657); б) за содействие взяточничеству, выражающееся в передаче взятки, принятии ее под своим именем, или ином посредничестве со стороны служащего (ст.660); в) за взяточничество и вымогательство присяжных заседателей по делу, которое может подлежать их рассмотрению (ст.659); г) за присвоение виновным предмета взятки, данного ему для передачи или полученного им под предлогом передачи другому служащему; д) за принятие виновным предмета взятки с целью его присвоения под видом другого служащего (ст.661).

В отличие от прежнего Уложения обстоятельно разрешались различные вопросы ответственности за взяточничество и корыстные служебные злоупотребления (которые сегодня назывались бы коррупционными). Ответственность усиливалась в зависимости от наличия корыстного побуждения. Стало быть, должностное положение субъекта и объем служебных полномочий не имели значения для признания его ответственным за преступления по службе.

Характерной особенностью порядка уголовной ответственности за взяточничество (как и любого другого служебного преступления, вплоть до Октябрьской революции 1917 года) была система, так называемой, административной гарантии . Многие ученые-юристы выступали за отмену такой

См.: Ширяев В.Н. Взяточничество и лихоимство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916. С.494-502, 569-670.

2 В новом Уложении ответственность за дачу взятки была предусмотрена в главе, посвященной преступлениям против порядка управления. Относительно же составов, объединенных общим понятием «взяточничество», формулировка их существенных изменений не претерпела (См.: Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. / Отв. ред. О.И.Чистяков. М, 1988. Т.6: Законодательство первой половины XIX века. С.264-309).

3 Суть системы административной гарантии заключалась в том, что уголовное преследование должностного лица осуществлялось с согласия его начальства, которое решало вопрос предания обвиняемого суду или прекращения уголовного дела. Подобная административная гарантия закреплялась в Своде законов 1832 года и в Судебных уставах 1864 года, - например, в ст. 1080, 1088 и других Устава уголовного судопроизводства (об этом подробнее см.: Устав

25

«несправедливой гарантии». Например, Н.В.Муравьев писал: «…деятельность закона и правосудие суда обеспечиваются только равенством их для всех, а, следовательно, и для лиц, облеченных должностной властью. Она (система административной гарантии - прим. автора) не нужна потому, что чиновника преступного его начальство не может и не должно укрывать даже во имя своей административной независимости и своих административных интересов, а невинного сумеет отличить, без постороннего вмешательства, сам суд, снабженный для этого всеми средствами человеческого ведения и разумения»1.

Разумеется, были и сторонники сохранения подобной гарантии, аргументация которых нашла свое концентрированное выражение в заключении на проект Уголовного уложения, подготовленном Министерством внутренних дел в 1896 году: «С устранением участия начальства в разрешении подобных дел.., всякое обвинение и жалоба частных лиц будут служить законным поводом для возбуждения следствия… Такой порядок поставит служащих в крайне тяжелое положение постоянно обвиняемых и затруднит для них успешное отправление службы… Все это вместе взятое будет подрывать необходимое уважение к должностному лицу, поколеблет авторитет власти и поведет лишь к нарушению установленного порядка»2.

Существенные изменения были также внесены в уголовный процесс России. Главным источником уголовного процесса в России того времени необходимо признать Судебные Уставы 1864. Основные положения рассматриваемых Уставов актуальны и на сегодняшний день. Необходимо отметить, что основные идеи изменения уголовно-процессуального законодательства появились задолго до 1864 года. Наиболее прогрессивными можно признать предложения статс-секретаря Балугьянского, внесенные в Комитет 6 декабря 1826 года. Данные изменения

уголовного судопроизводства 1864 г. // Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. / Отв. ред. Б.В.Виленекий. М., 1991. Т.8: Судебная реформа. С.226-228 и Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. II. С.417-419). 1
Муравьев Н.В. Об уголовном преследовании должностных лиц за преступления по службе // Юридический вестник. 1879. Кн.2. С.821.

Уголовное уложение. Отзывы ведомства на проект редакционной комиссии. СПб., 1897. Т. IX. С.31.

26

предусматривали в качестве основных положений несменяемость судей, отделение судебной власти от других, две судебные инстанции для разбора дел по существу и с подчинением их кассационному суду и т.д.

23 февраля 1861 года последовало Высочайшее Повеление о составлении сперва основных положений реформы, а затем подробных проектов ее соединенными департаментами законов и гражданских дел Государственного Совета и Общим его собранием при содействии Государственной Канцелярии и приглашенными к тому опытными юристами (такими как, Буцковский, Даневский, Вилинбахов, Зарудный, Плавский, Победоносцев, Ровинский, стояновский и Шубин)1.

Судебные Уставы были утверждены 20 ноября 1864 года. Значительными улучшениями данных Уставов можно признать изменения правил оценки доказательств. Судьи наделялись правом свободной оценки доказательств. Также в рассматриваемых уставах закреплялись общие правила для судей, которые должны были соблюдаться при вынесении решения. Первое правило: основанием для приговора должны быть исключительно данные, предоставленные суду и проверенные в судебном порядке. Второе правило: приговор считается правильным только при условии, что он основан на всех обстоятельствах дела, т.е. ни одно доказательство не осталось без обсуждения. Третье правило: все обстоятельства дела обсуждаются не иначе, как по их совокупности. Четвертое правило относилось к способу оценки каждого конкретного доказательства: доказательства должны были оцениваться 1) сообразно своей сущности или природе и 2) по близости к известному подлежащему доказыванию факту, по его связи с последним. Доказыванию подлежали лишь факты, которые прямо относились к спорному предмету, или от существования которых можно было сделать заключение относительно спорного факта. Спорными фактами называлось все, что утверждалось защитой и опровергалось обвинением.

‘См. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - Учебное пособие. М, 1997. С.78.

27

В Уставах выделялось шесть видов доказательств: 1) показание подсудимого; 2) заключение экспертов; 3) свидетельские показания; 4) дознание через окольных людей (дознание через местных жителей); 5) вещественные доказательства; 6) письменные доказательства.

Викторский СИ. в своих работах справедливо отмечал, что с введением в действие основных положений Уставов «уголовное право перестает быть частью политики, задачи судебного исследования суживаются и одновременно точнее определяются. Начинает все больше приобретать себе силу такой ряд рассуждений. Цель уголовного суда, удовлетворяя потребностям общежития, наказать преступника и оправдать невинного. Преследуя такую задачу, суд должен по отношению к каждому подсудимому убеждаться в трех вещах: совершено ли преступление, совершено ли оно именно обвиняемым и виновен ли в том последний, т.е. на лицо ли те условия, совершение при коих преступления должно влечь за собой наказание. Те же вопросы составляют предмет предварительного следствия. Ясно отсюда как важен для уголовного правосудия вопрос о доказательствах, как необходимо установить условия, могущие действительно обеспечить, возможно, точное исследование того индивидуального прошлого события, которое подлежит судейскому рассмотрению»1.

С установлением в государстве Советской власти дореволюционное законодательство было отменено. Однако многие идеи его авторов и авторитетных правоведов страны успешно использовались в последующем его переустройстве (например, в новом УПК РФ). Сохранили научную ценность исследования самой сути преступлений по государственной и общественной службе (и таких конкретных видов преступлений, как взяточничество), филигранный юридический анализ различий между отдельными видами служебных преступлений (в том числе, взяточничества и других корыстных служебных преступлений), разделение (дифференциация) различных видов взяточничества и другое.

Викторский СИ. Русский уголовный процесс. - Учебное пособие. М., 1997. С69.

28

Исследования правоведов Российского государства до настоящего времени привлекают внимание юристов важнейшими принципами их научной деятельности (основательность, всесторонность, глубина юридического анализа), поражают широким использованием первоисточников истории права, зарубежного законодательства и литературы, удивляют четкостью изложения мысли, живым и образным русским языком. Таким образом, опыт российского законодателя прошлых времен (прежде всего, Российской Империи) дает основание использовать его и в настоящее время.

Одним из первых, сыгравших весьма важную роль в становлении советского законодательства по проблемам ответственности за служебные преступления и непосредственно направленным на борьбу с взяточничеством, был декрет СНК РСФСР от 8 мая 1918 года «О взяточничестве». Он был направлен на усиление ответственности за взяточничество и значительно расширил круг субъектов получения взятки1.

Субъектами признавались лица, «состоящие на государственной или

‘У

общественной службе» . Впервые в советском законодательстве появилось понятие «должностное лицо». Объективной стороной или сутью получения взятки считалось ее принятие за выполнение действия, входящего в круг обязанностей субъекта или за содействие в выполнении действия, составляющего обязанность должностного лица другого ведомства. Как видим, получение взятки в этом Декрете определялось довольно обобщенно, многие ее признаки (например, предмет взятки, форма принятия взятки и другие) не были конкретизированы.

Об этом подробнее см.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под ред. И.Т.Голякова. М., 1953. С. 19-20.

2 Субъект получения взятки определялся довольно широко: а) должностные лица Советского правительства; б) члены (служащие) фабрично-заводских комитетов; в) члены (служащие) домовых комитетов; г) члены (служащие) правлений кооперативов; д) члены (служащие) профессиональных союзов и тому подобных учреждений и организаций. То есть, в качестве субъекта получения взятки мог выступать любой служащий, а также функционер, указанной общественной организации.

29

Наказанию также подлежали лица, виновные в даче взятки, подстрекатели, пособники и все «прикосновенные к даче взятки» служащие. При этом все они подлежали наказанию в виде лишения свободы на срок не ниже пяти лет, соединенному с принудительными работами на тот же срок. «К наиболее тяжелым, неприятным и принудительным работам» с конфискацией имущества приговаривалось получившее взятку лицо, принадлежащее к имущему классу, если оно пользовалось взяткой для сохранения или приобретения привилегий, связанных с правом собственности.

Декрет «О взяточничестве» содержал одну из первых поощрительных норм в советском уголовном праве. Так, от уголовной ответственности освобождались лица, давшие взятку до его издания, но в течение трех месяцев со дня издания Декрета заявившие судебным властям об этом преступлении (ст.6)1. Развитие это положение получило в последующем Декрете СНК РСФСР от 16 августа 1921 года «О борьбе с взяточничеством»2, в котором устанавливалось, что «лицо, давшее взятку, не наказывается, если оно своевременно заявит о вымогательстве взятки или окажет содействие раскрытию дела о взяточничестве» (ст.4). Кроме того, новый закон был более точен и конкретен в определении получения взятки; в нем впервые говорилось о посредничестве в получении взятки (как самостоятельном составе преступления и одновременно одной из форм взяточничества). В целом же он воспринял основные положения предыдущего Декрета.

Таким образом, эти два декрета послужили обстоятельной базой для подготовки первого советского Уголовного кодекса (введен в действие 1 июня 1922 года), где этим проблемам посвящалась целая глава «Должностные (служебные) преступления». В первую очередь здесь заслуживает внимания определение должностного лица. В соответствии с примечанием «под должностными лицами разумеются лица, занимающие постоянные или временные должности в каком-либо государственном (советском) учреждении или предприятии, также в
организации или объединении, имеющие по” закону

1 В то же время Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР от 8 мая 1918 года «О взяточничестве» имел обратную силу.

2 Об этом подробнее см.: СУ. 1921. № 60.

30

определенные права, обязанности или полномочия в осуществлении хозяйственных, административных, просветительных и - других

общегосударственных задач»1.

Это понятие делает существенный шаг вперед, по существу, развивая определение должностного лица, данное в декрете «О взяточничестве» от 8 мая 1918 года. В нем уточняется то, что должностными лицами признаются не только постоянные, но и временные работники соответствующих государственных органов. Раскрывается содержание функций, исполнение которых присуще должностным лицам.

Однако в качестве субъекта получения взятки называлось не должностное лицо, а лицо, состоящее на государственной, союзной или общественной службе, как это было в декрете от 16 августа 1921 года. Само же получение взятки определено, как приобретение ее «в каком бы то ни было виде за выполнение или невыполнение в интересах дающего какого-либо действия, входящего в круг служебных обязанностей этого лица», и наказывалось лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой. За квалифицированные виды получения взятки (особые полномочия должностного лица, нарушение им обязанностей по службе, допущение вымогательства или шантажа) предусматривалась высшая мера наказания (расстрел) с конфискацией имущества.

В дальнейшем законодательство о взяточничестве получило развитие в Уголовных кодексах РСФСР 1922, 1926 и 1960 годов. Характерной особенностью борьбы с взяточничеством в период тоталитарного режима правления в стране являлось то, что приоритет в ней отдавался (в большей или меньшей степени на разных его этапах) строгости наказания, и акцент делался на проведении силовых мероприятий.

Весь опыт в развитии уголовного законодательства об ответственности за взяточничество был учтен при разработке Уголовного кодекса 1996 года. Крайняя потребность в нем возникла из-за кардинальных изменений в образе жизни общества и форме правления государства. Насущной проблемой стала

1 Уголовный кодекс РСФСР. М., 1922. Ст. 105.

31

необходимость осуществления правового регулирования в условиях демократического развития страны. Кроме того, с наступлением приватизации и переделом собственности достигла расцвета, став многоплановым явлением, коррупционная деятельность.

Опасность такого явления, как взяточничество была отражена в Указе Президента Российской Федерации «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» от 4 апреля 1992 г. В нем отмечалось, что исключительно высокая степень общественной опасности получения взятки определяется тем, что она резко деформирует нормативно установленный порядок осуществления некоторой частью нечестных должностных лиц своих служебных полномочий, и тем самым, грубо нарушает интересы государственной службы.

Таким образом, взяточничество и вынужденная борьба с ним в процессе развития человечества имеют глубокие исторические корни. В Российском государстве это укоренившееся явление на протяжении многих веков безуспешно пытались «лечить» многие государственные деятели высшего ранга; при этом, в качестве причины данного явления определялся человек, способный совершать такое преступление. Соответственно, политическая воля (к сожалению, часто весьма недостаточная) и все усилия государства направлялись лишь на одну из составных частей объекта преступной деятельности; то есть, акцент в борьбе делался на поиск и наказание конкретного индивидуума. Следствием данного подхода являлась борьба с преступниками, а не с преступлением как таковым.

-32-

1.2. Роль, место и значение борьбы с взяточничеством, как видом коррупционной деятельности, в современных условиях

Определений коррупции много. Одно из них часто используется в практике Междисциплинарной группы Совета Европы по коррупции. Коррупция - это «взяточничество и любое другое поведение лиц, которым поручено выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе, и которое ведет к нарушению обязанностей, возложенных на них по статусу государственного должностного лица, частного сотрудника и иного рода отношений, и имеет целью получение любых незаконных выгод для себя и других»1.

Достаточно краткое, но емкое определение коррупции, например, отражено в Справочном документе Организации Объединенных Наций о борьбе с коррупцией: «Коррупция - это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях, в целях третьих лиц или групп». Оно широко используется в документах Совета Безопасности и Совета Европы.

Очевидно, что коррупция имеет широкие рамки: она включает непотизм и многочисленные формы незаконного присвоения публичных средств для частного использования2. Исходя из рассмотренных определений, к коррупционной преступности можно отнести преступные деяния, совершенные должностными лицами органов государственной власти и местного самоуправления государственных предприятий, организаций и учреждений вопреки интересам

1 Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы», г.Москва, 9-10 сентября 1999 г. / Под ред. В.В.Лунеева. М.: Юристь, 2001. С. 40.

2 См. об этом в проекте Федерального закона «О борьбе с коррупцией», где коррупция представлена как «…не предусмотренное законом принятие имущественных и неимущественных благ и преимуществ лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, или лицами, приравненными к ним, с использованием своего статуса и связанных с ним возможностей (продажность), а также подкуп данных лиц путем противоправного предоставления им физическими и юридическими лицами указанных благ и преимуществ» (Цит. по: Клепицкий И.А., Резанов В.И. Получение взятки в уголовном праве России. М: Изд. центр АриНА, 2001. С. 4).

-33-

государства, общества, службы или граждан с использованием своего служебного положения из корыстной и иной личной заинтересованности1.

Достаточно близко к ним стоят корыстные преступления, совершенные с использованием должностных полномочий в составе организованных групп (сообществ или соучастие в них) либо в интересах участников таких формирований. Например, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, контрабанда, организация преступного сообщества (или преступной организации).

Следовательно, по действующему законодательству прямо или косвенно коррупция заключает в себе ряд деяний.

Коррупцию условно можно разделить на два вида: мелкую (низовую, повседневную) и крупную (вершинную, элитарную). Между ними зачастую существуют отношения взаимной зависимости и обусловленности, а также общности централизованного, патерналистского, организационного и социально- психологического характера. Первый вид повседневно высасывает материальное благосостояние людей, а второй - регулярно «заглатывает огромные куски государственной и частной экономики». В общей сложности, оба вместе они беспощадно разрушают правовые основы общества и государственную власть2.

Коррупцию также можно охарактеризовать как явление, присущее любому властному полномочию лица (политическому, экономическому, исполнительному, судебному и т. д.), сопряженное с обязательным использованием этого полномочия лицом, которому оно предоставлено, вопреки интересам государства, общества или отдельных граждан в своих интересах или интересах других лиц и связанное с получением незаконных выгод (в любом виде).

1 В Уголовном кодексе РФ к преступлениям этой категории относятся следующие статьи: а) квалифицированные присвоения или растрата (ст. 160 ч.2,3);

б) воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169);

в) регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170); г) злоупотребление должностными полномочиями (ст.285); д) превышение должностных полномочий (ст.286); е) незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст.289); ж) получение и дача взятки (ст.290, 291); з) служебный подлог (ст.292) и халатность (ст.293).

2 См.: Лунеев В.В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристь, 2001. С. 17-21.

-34-

Отдельные проявления коррупции запрещены под угрозой уголовного наказания (злоупотребление должностными полномочиями; получение и дача взятки; служебный подлог и др.), иные рассматриваются в качестве дисциплинарных проступков (служебные злоупотребления, не причинившие существенного ущерба; поборы и незаконные подарки, не являющиеся взятками и т. п.).

Взяточничество является наиболее типичным и характерным проявлением коррупции, самой серьезной формой коррупционной деятельности. Опасность проявления этого криминального явления заключается в особой дерзости и цинизме взяточника, превращающего властные полномочия в предмет торговли. Взяточник не только использует властные полномочия вопреки интересам общества и государства (они и представили эти полномочия), но и «продает» их посторонним лицам.

В течение длительного времени в российском правоведении продолжалась дискуссия (унаследованная из германской теории конца XIX века) о «двух составляющих» явлениях взяточничества. При этом, получение и дача взятки рассматривались: а) как единое преступление; б) в качестве «необходимого соучастия»; в) как самостоятельные преступления1. На сегодняшний день принята точка зрения о самостоятельности этих преступлений (хотя признается она с некоторыми оговорками: «…получение взятки не существует без ее дачи, дача -без получения» ).

Таким образом, взяточничество, как правовое понятие, объединяет в себе два самостоятельных, но зависимых друг от друга состава преступления: получение взятки и дача взятки. Находятся они относительно друг друга в положении, так называемого, необходимого соучастия, при котором отсутствие факта дачи взятки означает отсутствие получения взятки. В данной органической взаимосвязи получение взятки законодательно расценивает как значительно более

1 См. в частности: Минц П.М. Курс уголовного права. Рига, 1928. С. 66; Кучерявый Н.П. Ответственность за взяточничество по советскому уголовному праву. М., 1957. С. 49.

Здравомыслов Б.В. Квалификация взяточничества. М., 1991. С. 5.

-35-

общественно опасное деяние. Оно относится к категории особо тяжких преступлений со всеми вытекающими из этого факта отрицательными для виновного должностного лица уголовно-правовыми последствиями.

Для взяточничества, как проявления коррупции, характерны все ее основные черты: извлечение выгод из должностного положения и проявление изменнического характера; дискредитация авторитета государственных органов и подрыв их достоинства в глазах населения; расшатывание основ публичной власти и разложение аппарата управления; попрание законные прав и интересов граждан; в целом - нанесение серьезного ущерба государству. Взяточничество, получив широкое распространение во всех слоях общества и среди различных ветвей власти, стало естественным (обычным) явлением жизни современной России. Тем самым, оно начало подрывать веру граждан страны в силу законов и пагубно влиять на их правосознание.

В связи с этим, проблема конструирования составов взяточничества и коммерческого подкупа, а также вопросы правового регулирования предварительного следствия и оперативно-розыскной деятельности по делам о коррупции государственных служащих, служащих коммерческих и иных организаций становятся в центр внимания законодателей всех уровней и работников правоохранительных органов страны.

Так, в Институте государства и права Российской академии наук считают, что «по уровню коррумпированности чиновников Россия находится среди наиболее коррумпированных стран мира», коррупция «стала серьезно угрожать верховенству закона, демократии и правам человека, подрывать доверие к власти, принципам государственного управления… и угрожать стабильности демократических институтов и моральным устоям общества»1.

Проблема коррупции в государстве приобрела угрожающий характер. Изыскания Московского исследовательского центра по проблемам

транснациональной организованной преступности и коррупции свидетельствуют:

1 Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые

-36-

«Практических сдвигов в борьбе с коррупцией очень мало или почти нет как в мире в целом, так и в отдельных государствах и особенно в нашей стране» . Коррупция как зловещий феникс постоянно встает на пути развития нашего общества, страны, законодателей, правительства, правоохранительных органов и научных учреждений.

Используя метод экспертных оценок, отечественные и зарубежные исследователи приходят к выводу: уровень коррупции в современной России чрезвычайно высок . Так, С. Болайн (США) считает: «Коррупция стала стилем жизни для правительственных чиновников в России» . Испанский аналитик Ф.Туровер пишет: «Для любого иностранного бизнесмена, работающего в России, коррупция - привычная рутина»4. Косвенно это подтверждается тем, что центральные и местные правоохранительные органы имеют значительное количество материалов по коррупционным делам. Так, например: «У Лубянки на заметке более 2000 казнокрадов и взяточников»5. Однако, сотни тысяч преступников, по-прежнему, остаются безнаказанными. Более того, в 1998 году число прекращенных дел по взяточничеству увеличилось в четыре раза, а количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за это преступление,

проблемы», г.Москва, 9-10 сентября 1999 г. / Под ред. В.В.Лунеева. М.: Юристъ, 2001. С. 13.

1 Лунеев В.В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристъ, 2001. С. 17.

2 См.: Голик Ю.В. Коррупция в России: норма жизни или патология? // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристъ, 2001. С. 50.

3 Организованная преступность: тенденции, перспективы борьбы. Владивосток, 1999. С. 60.

4 Литературная газета, 1999. № 35. С. 2.

5 Комсомольская правда, 1998. 14 июля.

-37-

сократилось . Таким образом, происходит «тотальная порча и государства, и общества»2.

На это обстоятельство обращают внимание многие авторы3.

По данным известного фонда «ИНДЕМ», суммарные потери в нашей стране от коррупции составляют от 10-20 млрд. долларов в год4. Эта сумма соответствует государственному бюджету; основу ее составляет продажность высоких должностных лиц (элитарная коррупция). По-прежнему, несравнимой по размаху остается низовая коррупция. Так, например, в Департаменте муниципального жилья г.Москвы коррупционная деятельность его должностных лиц обошлась инвесторам и соинвесторам частного жилья в 20-30 млн. долларов5.

Весьма интересным является тот факт, что в России данные по взяточничеству не находят целостного отражения в официальной криминальной статистике6: достаточно подробно они описываются только в документах первичного учета (в региональных или ведомственных базах данных, в статистических карточках и т. п.) и лишь частично отражаются в Едином отчете о преступности (Форма №1-Г). Тем не менее, судя по данным отдельных сборников государственной и ведомственной статистики, взяточничество реально росло в последние годы, но это не находило адекватного регистрационного отражения.

См. об этом: Куликов А.Д. Коррупция: экономические и организационно-правовые проблемы // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристъ, 2001. С. 56-63.

Романов В.А. Коррупция: жесткие условия преодоления // Служба кадров. 1999. № 1.С. 7.

3 См., в частности: Егорова Н.Р. Уголовно-правовые формы борьбы с коррупцией в новых экономических условиях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов. 1996. С. 13; Илюхин В.И. Проблемы правового и организационного обеспечения борьбы с коррупцией // Безопасность. 1998. № 1-2. С. 113; Куликов А.Д., Иванов Е.В. Коррупция как угроза национальной безопасности России // Обозреватель. 1999. № 4. С. 25-32 и др.

4 См.: Россия и коррупция: кто кого? // Российская газета. 1999. 19 февраля.

5 См.: Российская газета. 2000. 11 апреля; Российская газета. 2000. 11 августа.

6 Кстати, если судить по официальным сборникам криминальной статистики различных стран, то полных и объективных данных о коррупции нет ни в одной стране мира.

-38-

Так, в период активного перехода к рыночной экономике1 и «колоссального разграбления общенародной собственности должностными лицами», за 1991-98 гг. в стране сократились на 2,6% присвоения и растраты (с 40000 до 39000 деяний), и увеличилось на 129,2% взяточничество (конечно, только зарегистрированное). В частности, в 1998 году было учтено 5807 случаев взяточничества и осуждено лишь 1392 человека (24%). В том числе, 9 лиц, занимающих государственную должность (то есть, 0,6% от всех осужденных)2.

В итоге имеем парадокс: общество постоянно говорит о растущей коррупции, миллионы людей повседневно подвергаются ее гнету, а официальная криминальная, судебная (особенно, пенитенциарная) статистика свидетельствуют лишь о единичных случаях доказанной продажности.

В 1999 году впервые в стране были предприняты некоторые шаги по объективизации учета преступности. Министерством внутренних дел были представлены более реальные показатели, из которых следовало: присвоения и растраты увеличились на 8,9%, взяточничество - на 18,3%, коммерческий подкуп - на 26,9%. Тенденция такого роста частично продолжилась и в 2000 году (только не в сфере выявления взяточничества).

Приведенные данные, возможно, свидетельствуют о некотором оживлении борьбы с взяточничеством. В тоже время, выявление случаев взяточничества составляет не более 1-2%. Перед судом предстает лишь около 25% выявленных следствием взяточников. Реальное же уголовное наказание несут не более 0,1 -0,2% фактических взяточников. При всем том, это - оптимистический вариант оценки.

Среди осужденных нет чиновников, занимавших значимые (или значительные) государственные должности. Редки случаи осуждение за взятку и

1 Возможно, не бесспорно, но для этого периода становится характерным следующий постулат (аксиома): «Коррупция является абсолютно необходимым и наиболее эффективным способом максимализации прибыли в условиях перераспределения собственности» (Козлов Ю.Г. Коррупция: криминологические и социально-политические аспекты // Право. 1998. № 1. С. 13.

2 Оценочные данные приводятся по результатам исследования Института государства и права Российской академии наук (см. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы. Сборник материалов

-39-

чиновника среднего звена. Так, в 1998 году следственными подразделениями МВД России отмечался лишь один такой факт, когда за неоднократное получение взяток (на общую сумму свыше 572 млн. неденоминированных рублей) и другие преступления был привлечен к ответственности заместитель губернатора Воронежской области В.Н.Суховертов. Стало быть, отмечается закономерность: выше пост взяточника - глубже запущенная в государственный карман рука - надежнее защита от наказания. Столетнее суждение продолжает действовать: «Украл булку хлеба - пойдешь в тюрьму, железную дорогу - станешь сенатором».

По данным Следственного комитета МВД России ряд международных экспертов ставит нашу страну по уровню развития коррупции недалеко от Колумбии, Нигерии и Боливии, отличающихся, так называемыми, криминально-синдикалистскими режимами2.

По данным авторитетной независимой международной организации “Transparency International” в 1999 году по рейтингу коррумпированности Россия занимала 82-е место в списке из 909 стран. После нас располагались Албания, Грузия, Уганда, Нигерия; до нас - Боливия, Эквадор (например, США занимали 18-е, Эстония - 27-е, Белоруссия - 58-е, Украина - 75-е место; возглавляла этот список Дания, как наиболее чистая в коррупционном отношении страна) . За последние 15 лет наш индекс4 снизился с 5,13 до 2,27 баллов, то есть, более чем в два раза. К сожалению, прогноз отечественной коррупционной деятельности пока неблагоприятен.

Исследуя проблемы взяточничества, нельзя обойти стороной первопричины общего плана. На сегодняшний день правоохранительные органы регистрируют не

Международной научно-практиченской конференции (г.Москва, 9-10 сентября 1999 г.) / Под ред. В.В.Лунеева. М.: Юристь, 2001. С. 17-38).

1 См. об этом: Зотов М.Н. Роль органов предварительного следствия в борьбе с коррупцией // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристь, 2001. С. 39-48.

2 См.: Зотов М.Н. Роль органов предварительного следствия в борьбе с коррупцией // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристь, 2001. С. 39.

3 См.: Чистые руки. 1999. № 1. С. 68.

Оценки выставляются по десятибальной системе: 10 баллов- - нет коррупции, 0 баллов - абсолютная коррупция.

-40-

более 1/5-1/6 части реально совершаемых преступлений (коррупционных - около 1%). Общеизвестно, что правосудие начинается не с совершения преступления, а с его регистрации (то есть, нет регистрации - нет преступления, нет и правосудия). Из этого следует, что дело заключается не столько в самих цифрах, сколько в том, что за ними стоит. Поэтому отмечаем парадоксальный факт: правоохранительные органы, зарегистрировав основную массу преступлений (примерно, 12-15 млн. деяний) и, начав работать по ним, рухнут под их тяжестью, так как уже давно оперативные и следственные работники трудятся, что называется, «на износ».

Вместе с тем, следует отметить, что при увеличении за последние два с половиной года количества выявленных преступлений более чем на 40%, а должностных лиц, подозреваемых в их совершении, - в два раза, число привлеченных к ответственности возросло лишь на 50% и составляет около 60-70% от числа выявленных лиц. Нередко причиной этого становится неполнота материалов доследственной оперативной проверки, упущения при их реализации, и недостатки при организации взаимодействия на последующих этапах предварительного следствия.

Среди других причин можно назвать вышеупомянутые неразвитость правовой базы, отсутствие реального соблюдения законодательных актов о государственной службе и борьбе с коррупцией, отсутствие должного противодействия применению высокоинтеллектуальных способов совершения таких преступлений и защиту от разоблачения в самих правоохранительных органах. Так, в системе МВД России в 1998 году за нарушение законодательства в органах предварительного следствия прокуратурой было возбуждено 68 дел в отношении следователей совершивших должностные преступления. В том числе, 49 - по фактам получения взяток; к уголовной ответственности было привлечено 47 человек, из них - 5 руководителей. В последующем, эта негативная тенденция не спадает: за 6 месяцев возбуждено 35 уголовных дел по указанной категории лиц, из которых 24 - за получение взяток.

Очевидно, что из этого следует: наряду с несовершенством правовой базы, одной из причин сложившегося положения является низкая эффективность деятельности правоохранительных органов в области противодействия коррупции.

ГОСУДАРСТВЕННА^ .41- БИБЛИОТЕК

Опасность взяточничества усугубляется тем, что оно обусловливает и способствует совершению других, традиционно трудных для раскрытия и расследования, латентных преступлений: злоупотреблению служебным положением (полномочиями), подлогу, хищению и т. п. Проведенный анализ по делам о взяточничестве позволяет обратить внимание на две особенности судебной практики.

  1. Нередко случаи квалификации получения и дачи взятки по совокупности проходят с хищениями. Так, при изучении ПО уголовных дел о коррупции, рассмотренных судами г.Волгограда и г.Саратова в 1985-95 гг., было установлено, что в 35 из них (что составляет 31,8%) взяточничество квалифицировалось по совокупности с корыстными посягательствами на собственность судебной практики.

  2. Отмечается распространенность взяточничества у должностных лиц правоохранительных органов. Так, в 28,2% изученных дел, субъектами преступления являлись работники уголовного розыска, следователи органов внутренних дел и прокуратуры, контролеры исправительных государственных учреждений и следственных изоляторов.

В практической деятельности следственных и судебных органов по делам о взяточничестве, как правило, встречаются две типичные ошибки.

Первая. Довольно часто следственные работники не обращают должного внимания на существенные для дела обстоятельства. В результате изъяны в исследовании таких обстоятельств влекут за собой неполноту проведенного следствия и ошибочные выводы органов предварительного расследования. Впоследствии все это ведет к судебным ошибкам. Поэтому законодательно в качестве одного из оснований отмены или изменения приговора предусмотрена односторонность или неполнота дознания, предварительного или судебного следствия.

Вторая. Имеет место неверное определение предмета доказывания и его пределов. В результате затрачивается максимум сил, средств, времени следственных работников и судебных органов на проведение необходимых действий;
замедляется ведение предварительного расследования и судебного

-42-

разбирательства; загромождаются дела излишними, не имеющими для них значения материалами; иногда - искажается само существо дела.

Также встречаются ошибки в применении норм уголовно-правового законодательства. К ним относятся: неправильное определение объекта взяточничества, объективной стороны (довольно часто преступления, сходные по составу, в практике следствия и судебного разбирательства квалифицируются как взяточничество. Например, взятка, коммерческий подкуп, злоупотребление служебным положением имеют близкие составы преступления по содержанию объективной стороны), а иногда - субъекта преступления.

Ошибки в применении норм уголовно-процессуального законодательства проявляется чаще всего при собирании, закреплении и оценке доказательств органами предварительного расследования.

Процесс изобличения взяточников, а также всестороннего и быстрого расследования уголовных дел данной категории заключает в себе значительные трудности. Суть их - в ряде особенностей, свойственных именно этому виду преступлений: а) подобные преступления совершаются при крайне ограниченном круге участников (иногда ими являются лишь два лица - взяткодатель и взяткополучатель); б) при передаче предмета взятки часто отсутствуют свидетели; в) взятки часто искусно маскируют, (предмет взятки может выражаться в самых разнообразных формах преподношения). Поэтому для эффективного расследования уголовных дел данной категории требуется серьезная научная разработка (с учетом этих особенностей) рациональной тактики (методики) изобличения взяточничества, которая бы реально способствовала повышению качества следственной работы по этим делам.

В криминалистической литературе опубликовано лишь несколько работ, посвященных методике расследования взяточничества. К сожалению, большинство этих научных работ были написаны в 50-60-е годы прошлого столетия. На сегодняшний день в криминалистической литературе ощущается недостаток в работах, посвященных тактическим приемам (тактике или методике) доказывания взяточничества; имеющиеся же не в полной мере позволяют разрешать вопросы, составляющие содержание этой весьма широкой и сложной

-43-

темы. К тому же, они в значительной степени устарели и не отражают изменений, характеризующих современный этап развития нашего общества, а также изменения в законодательстве Российской Федерации. Имеется настоятельная практическая необходимость подвергнуть данные вопросы системному исследованию.

Проводя расследование, любой следователь обязан прибегать только к таким приемам и средствам, которые соответствуют принципам уголовно- процессуального закона, гарантируют объективность, полноту, всесторонность, быстроту расследования. Тактика доказывания почти каждого преступления (в том числе и взяточничества) тесно связана с нормами уголовного права и уголовного процесса. Поэтому юридическая природа взяточничества, имея свои особенности, требует от следствия хороших знаний в области материального и процессуального права. Рассмотрение тактики доказывания взяточничества без критического анализа необходимых норм уголовного процесса было бы беспредметным, так как уголовный процесс определяет правовой порядок, в котором производится установление самого события преступления и лиц, виновных в его совершении.

Таким образом, между уголовным правом, уголовным процессом и тактикой доказывания отдельных видов преступлений существует неразрывная связь. Изложение научных приемов и методов доказывания и расследования взяточничества может иметь место только в тесной связи и на основе норм уголовного права и уголовного процесса.

44

1.3. Основные направления совершенствования процесса доказывания по делам о взяточничестве

Доказывание производится следователем, лицом, производящим дознание, прокурором, судьей, судом. Для определения основных направлений совершенствования процесса доказывания, необходимо знать содержание такого понятия как доказывание и состав его элементов. Доказывание - это регулируемая законом деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения дел1.

Элементами процесса доказывания являются собирание, оценка и проверка доказательств. Чтобы определить основные направления совершенствования процесса доказывания по делам о взяточничестве, необходимо выявить характерные недостатки в практической деятельности правоохранительных органов по сбору, оценке и проверке доказательств, рассматриваемой категории дел, и провести их анализ.

В большинстве случаев доказательственная база, исследуемой категории дел, отличается «бедностью» фактического материала. Это обстоятельство вызвано самой спецификой данного преступления, а также отношением граждан Российской Федерации к данному деянию. Специфика данного преступления состоит в том, что взяточничество происходит при крайне ограниченном количестве участников, и правоохранительным органам часто неоткуда получать информацию о его совершении. Отношение граждан к взяточничеству, как нормальному обычаю делового оборота, также не способствует росту раскрытия этого преступления.

Следовательно, в данной ситуации правоохранительные органы могут активно использовать лишь заявления граждан о совершении данного преступления, а также - оперативную информацию. При получении такой информации, правоохранительным органам надлежит определить содержание в

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П. А.Лупинская. - 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2000. С.181.

45

действиях должностного лица элементов состава рассматриваемого преступления. Для этого необходимо иметь четкое представление обо всех элементах состава данного преступления.

На практике же таких знаний у сотрудников правоохранительных органов во многих случаях бывает недостаточно, что ведет к ошибкам в квалификации. Это происходит, прежде всего, от незнания отличительных признаков элементов состава данного преступления. Во многих постановлениях Верховного суда РФ прямо указывается, что большинство фактов изменения приговоров по делам о взяточничестве происходит в связи с неправильной квалификацией данного преступления. Наиболее распространенными ошибками в квалификации являются: неправильное определение субъекта ст.290 УК РФ, также большие трудности возникают в определении наличия в действиях должностного лица вымогательства взятки. Следовательно, существует необходимость системного изучения норм уголовного права, касающихся взяточничества, для определения причин ошибок в квалификации в практической деятельности правоохранительных органов.

Прежде чем сделать вывод, является ли совершенное деяние преступлением, по какой статье Уголовного кодекса оно должно быть квалифицировано, подлежит ли виновный уголовной ответственности и решить многие другие юридические вопросы - необходимо в соответствии с действительностью установить: какое именно деяние (со всеми юридическими признаками) было совершено, и кто его совершил1.

Доказывание по делам о взяточничестве напрямую зависит от объема доказательственной базы и от правильного процессуального закрепления информации в качестве доказательств. Для выяснения поставленных вопросов необходимо получить наиболее полную информацию о совершении преступления и о лице, совершившим данное деяние.

См.: Ю.В. Кореневский. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) // Доказывание в уголовном процессе: традициии и современность / Под ред. В.А. Власихина.- М.: Юрист. 2000. С.9.

46

При получении предварительной информации правоохранительные органы в большинстве (около 70%) изученных дел1 проводят оперативно-розыскные мероприятия по выявлению самого факта взяточничества. Наиболее распространенные из них просто «поставлены на поток», поскольку в большинстве случаев получение информации другим способом не представляется возможным.

Правовое регулирование данных оперативных мероприятий является недостаточным из-за большого количества пробелов в законодательных актах. В частности, в законодательных актах не определены понятия, содержание и порядок проведения таких оперативно-розыскных мероприятий, как оперативный эксперимент, наблюдение и прослушивание телефонных переговоров. В связи с этим становится невозможным определять правовые границы проведения данных мероприятий.

Недостаточно четко урегулирован законом порядок проведения оперативного эксперимента и его отличие от провокации взятки или коммерческого подкупа. Вызывает большие затруднения на практике понимание основных прав и свобод человека и гражданина (например, право на неприкосновенность жилища, право на частную жизнь и т.д.). После проведения оперативно-розыскных мероприятий, полученные результаты не оформляются надлежащим образом (например, при наблюдении - использование технических средств).

Вследствие отсутствия законодательного регулирования отсутствует единый подход в использовании показаний лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Эти пробелы приводят к тому, что при проведении рассматриваемых оперативных мероприятий нарушаются конституционные права человека и гражданина. Нарушение конституционных прав
происходит в большинстве случаев при проведении

Обобщение автором практики Московского областного суда за 1994-2000гг.

47

оперативных мероприятий на охраняемых законом территориях (например, в жилище).

Действующее законодательство, регулирующее проведение оперативных мероприятий (в частности, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»), также не соблюдается. Происходит это как при проведении оперативных мероприятий, так и при процессуальном закреплении результатов их проведения в качестве доказательств по уголовному делу. Нарушение законодательства приводит к признанию доказательств, полученных в результате проведения оперативных мероприятий, недопустимыми, что негативно отражается на объеме доказательственной базы. Проведение и закрепление в качестве доказательств информации, полученной в результате проведения оперативных мероприятий, должно соответствовать действующему законодательству. Это позволит расширить доказательственную базу по делам о взяточничестве, поскольку в большинстве случаев именно результаты оперативно- розыскной деятельности составляют ее основу.

Для разрешения исследуемой задачи необходимо: а) проанализировать законодательную базу, регулирующую проведение и закрепление в качестве доказательств по делам о взяточничестве результатов проведения оперативных мероприятий; б) выявить пробелы и несоответствия в законодательном регулировании данных мероприятий по делам о взяточничестве; в) выявить недостатки в проведении и процессуальном закреплении в качестве доказательств результатов проведения исследуемых мероприятий по делам о взяточничестве; г) разработать предложения по совершенствованию законодательной базы для устранения выявленных недостатков.

Таким образом, важнейшими направлениями совершенствования процесса доказывания по делам о взяточничестве являются совершенствование законодательства, регулирующего проведение оперативных мероприятий для определение законных способов закрепления результатов данной деятельности в качестве доказательств по уголовному делу.

Весьма значимым в любом уголовном деле является определение предмета доказывания. Совокупность всех фактических обстоятельств, которые необходимо

48

установить для разрешения дела по существу, будет составлять предмет доказывания совершенного преступления. Для принятия верного справедливого решения по уголовному делу необходимо, чтобы все обстоятельства, имеющие для него значение, были достоверно выяснены в ходе расследования. Невыяснение фактических обстоятельств, имеющих значение для доказывания взяточничества, ведет к нарушению одного из основных требований уголовного процесса - необходимости полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела. Данное обстоятельство способствует возвращению судами всех уровней дел о взяточничестве на дополнительное расследование.

Определение предмета доказывания позволяет установить конкретные задачи, направления, объем расследования и судебного разбирательства по делу, сделать их целеустремленными и планомерными, наиболее полно и всесторонне вести расследование и разбирательство дела, затрачивая на это минимум средств и времени1. Правильное определение предмета доказывания по делам о взяточничестве позволит не загромождать доказательственную базу материалами, не имеющими значения для дела, правильно определить объем и виды необходимых следственных действий по рассматриваемой категории дел.

Таким образом, правильное определение предмета доказывания по делам о взяточничестве позволит органам, осуществляющим предварительное расследование, установить обстоятельства, подлежащие доказыванию, а также объем необходимой информации для создания надежной доказательственной базы. Определение четкого перечня обстоятельств, составляющих предмет доказывания по делам о взяточничестве, также можно признать одним из направлений совершенствования всего процесса доказывания.

Одним из основных элементов сбора доказательств по уголовному делу является проведение необходимых следственных действий. Результаты проведения следственных действий напрямую зависят от тактики их проведения, а также от соблюдения норм законодательства при проведении следственных действий.

Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М, 1979. С.8.

49

Наиболее распространенными по делам о взяточничестве являются: проведение допросов, осмотров, различные виды предъявлений для опознания, проведение обысков и выемок. На практике данные следственные действия производятся без учета криминалистических рекомендаций по тактике их проведения. Это практика приводит к тому, что исследуемые следственные действия проводятся хаотично, без какого-либо плана и, как правило, не приносят ожидаемых результатов.

При проведении следственных действий и закреплении полученных результатов в качестве доказательств по уголовному делу во многих случаях не соблюдаются нормы уголовно-процессуального законодательства. Как следствие, данные нарушения приводят к подрыву доказательственной базы обвинения, и дела попросту «разваливаются». Следовательно, для создания надежной доказательственной базы по делам о взяточничестве необходимо будет выделить наиболее подходящие тактические приемы для проведения каждого следственного действия, а также определить наиболее часто нарушаемые при проведении следственных действий нормы законодательства.

Таким образом, одним из основных направлений совершенствования доказывания по делам о взяточничестве должно быть расширение доказательственной базы по рассматриваемой категории дел.

Расширение доказательственной базы возможно при совершенствовании законодательства, регулирующего проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, выявлении и устранении ошибок в практической деятельности по доказыванию взяточничества. Для реализации данной цели необходимо также использование криминалистической тактики проведения как оперативных, так и следственных мероприятий для выявления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о взяточничестве.

Изложенные постановочные вопросы будут подробно рассматриваться в последующих главах диссертации.

50 Глава II. Содержание предмета доказывания и элементы состава взяточничества

2.1. Содержание основных элементов состава взяточничества

Под понятием «взяточничество» в УК РФ понимают два самостоятельных преступления: получение взятки (ст.290) и дача взятки (ст.291).

Определим объект преступления «Получение взятки». Верное установление его содержания имеет важное не только теоретическое, но и практическое значение. Выяснение основных признаков объекта преступления позволяет определять сущность преступления, находить границы действия уголовных норм, а также способствует правильной квалификации преступления и отграничению его от смежных составов.

Поэтому, объектом преступления «Получение взятки» может являться совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование государственного аппарата и аппарата местного самоуправления, соблюдение интересов государственной и муниципальной служб. Непосредственный же объект взяточничества - правильное функционирование государственного аппарата в интересах общества и государства.

Объективную сторону преступления «Получение взятки» составляет получение должностным лицом лично или через посредника взятки за действие (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такое действие входит в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать такому действию (бездействию), а равно - общее покровительство по службе.

Для квалификации получения взятки важно определить момент окончания преступления. Его состав сконструирован по типу формального, поэтому получение взятки считается оконченным, совершившимся преступлением с момента принятия должностным лицом взятки, независимо от того, за какое действие (бездействие), законное или незаконное, получена взятка, выполнено или не выполнено действие (бездействие), имевшееся в виду при передаче

51

вознаграждения, и собиралось ли вообще должностное лицо выполнять это действие (бездействовать)1.

В Постановлении Пленума ВС РФ от 10 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указывается, что преступление считается оконченным «с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей»2.

В случаях, когда должностное лицо отказалось принять взятку, взяткодатель или лицо, передающее предмет взятки, несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное ст.291 УК РФ «Дача взятки». «Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, независящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки…, содеянное им следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки»3.

Не может быть квалифицировано как покушение на дачу или получение взятки «высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество, либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало»4.

Изложенное приводит к выводу о том, что объективной стороной рассматриваемого преступления является получение взятки лично должностным лицом либо через посредника. При посредничестве во взяточничестве взяткополучатель пытается скрыть свои незаконные действия, а также избежать ответственности за содеянное.

Уголовная ответственность посредника во взяточничестве в зависимости от конкретных обстоятельств по делу и его роли в получении должностным лицом

1 См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. М.: Юрист, 2000. С.216.

2 Постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», п.8.

3 Там же.

4 Там же.

52

взятки наступает лишь в случаях, предусмотренных в ст.ЗЗ УК РФ1. Иными словами, в данном случае уголовная ответственность за взяточничество наступает, если посредник являлся соучастником должностного лица в совершении преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ «Получение взятки».

Наиболее важной проблемой при доказывании взяточничества является разрешение вопроса о признаках субъекта получения взятки. Субъектом получения взятки может являться только должностное лицо (См: рис 1). Служащие коммерческих и иных организаций, не являющиеся должностными лицами, за получение незаконного вознаграждения подлежат ответственности по ст.204 УК РФ.

Субъект взятки

Т

Только государственный служащий

Нет Да

V УГ Не субъект взятки -

государственный служащий, который

не является должностным лицом Субъект взятки -

государственный служащий, который

является должностным лицом Рис. 1 Алгоритм определения субъекта взятки

Теперь следует определиться в представлениях о «государственном служащем», «должностном лице» и в признаках данной категории лиц. Понятие государственного служащего дается в Федеральном законе: им является гражданин Российской Федерации, исполняющий обязанности по государственной должности за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета субъекта Федерации2.

1 См.: Постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», п.8.

2 См.: Федеральный закон РФ «Об основах государственной
службы Российской Федерации», ст.З.

53

Из числа всех служащих Федеральным законом выделяется категория должностных лиц. К данной категории относятся: а) государственные служащие, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти; б) государственные служащие, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие организационно- распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственном органе, органе местного самоуправления, в государственном или муниципальном учреждении, либо в Вооруженных Силах или ином воинском формировании Российской Федерации.

Функции представителей власти осуществляются во всех трех ее ветвях: законодательной, исполнительной и судебной как на федеральном уровне, так и в органах местного самоуправления. Представителями власти в сфере законодательной деятельности являются депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, а также депутаты представительных органов государственной власти субъектов Федерации. В сфере исполнительной деятельности - члены Правительства Российской Федерации и правительств субъектов Федерации, руководители органов местного самоуправления, а также должностные лица правоохранительных и контролирующих органов (сотрудники МВД, ФПС, ФСНП, ГТК России и подобные им лица). В сфере судебной деятельности - судьи территориальных и арбитражных судов всех уровней, а также судьи Конституционного суда.

Лицами, занимающими государственную должность в стране, являются Президент и Председатель правительства Российской Федерации, председатели палат Федерального Собрания, депутаты, министры, судьи и другие высшие должностные лица государства (категория “А”)1.

В субъекте Российской Федерации - лица, занимающие должности, установленные конституциями или уставами субъектов Федерации для непосредственного
исполнения полномочий государственного органа. Это -

54

руководители органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации, депутаты, министры, судьи и другие должностные лица соответствующего субъекта Российской Федерации (категория “А”).

Организационно-распорядительные функции осуществляют должностные лица, которые руководят трудовыми коллективами, осуществляют подбор и расстановку кадров, организацию труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины в государственном органе, органе местного самоуправления, государственном или муниципальном учреждении, в Вооруженных Силах или ином воинском формировании Российской Федерации. Ими могут быть руководители министерств, федеральных служб, государственных комитетов и т. п.; их заместители, а также руководители структурных подразделений государственных органов.

Названные должностные лица имеют соответствующие административно- хозяйственные обязанности, под которыми следует понимать полномочия по управлению или распоряжению государственным имуществом, его хранением, реализацией, по обеспечению контроля над этими операциями в государственном органе или в органе местного самоуправления, в соответствующих учреждениях и в воинских формированиях.

Лицами, осуществляющими функции представителей власти по специальному полномочию, являются различные общественные инспекторы, ревизоры и общественные контролеры (например, в торговой сети, на транспорте), привлекаемые к осуществлению властных полномочий на определенный период (например, при несении дежурства), а также народные и присяжные заседатели, привлекаемые в судах для рассмотрения уголовных и гражданских дел.

Понятие субъекта получения взятки важно при квалификации самого преступления. На практике данный вопрос вызывает большие затруднения в работе органов предварительного расследования, судов и адвокатуры и часто приводит их к ошибкам. Так, например, за получение двух взяток был признан

См.: Федеральный закон РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации», ст.З.

55

приговором суда субъектом должностного преступления и осужден директор одного из муниципальных предприятий жилищно-коммунального хозяйства1.

В кассационной жалобе адвокатом осужденного указывалось на то, что поскольку предприятие жилищно-коммунального хозяйства по своему правовому статусу является коммерческой организацией, то его подзащитный не является должностным лицом и, следовательно, не является субъектом ст.290 УК РФ.

Однако в постановлении Президиума ВС РФ утверждалось иное - в данном случае директора муниципального предприятия жилищно-коммунального хозяйства, можно признать субъектом преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ:

а) согласно Уставу предприятия жилищно-коммунального хозяйства, зарегистрированному и утвержденному в установленном законом порядке, указанное предприятие по своей организационно-правовой форме является муниципальным;

б) данное предприятие поставлено на учет в государственной налоговой инспекции по району и включено в государственный реестр налогоплательщиков с кодом формы собственности «14» - муниципальной.

Из данного постановления следует, что при доказывании получения взятки особое внимание необходимо обращать на организационно-правовую форму предприятия, где работает взяткополучатель; делать это следует для того, чтобы признать его должностным лицом. Поскольку преступление, предусмотренное ст.290 УК РФ, посягает на интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления, то организационной формой предприятия являются государственные и муниципальные унитарные предприятия. Имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится, соответственно, в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

1 Об этом подробнее см.: Бюллетень Верховного Суда РФ, 1998, №5.

56

Соответственно, при квалификации получения взятки необходимо доказать, что обвиняемый является должностным лицом, то есть работником государственного и муниципального унитарного предприятия, осуществляющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные

функции. Для доказывания данного обстоятельства необходимо изучить все учредительные документы (к таким документам относятся Устав, Учредительный договор предприятия и т. д.), а также ведомственные акты и должностные инструкции.

Необходимо отметить, что обвиняемый может быть признан должностным лицом, не являясь работником государственного или муниципального унитарного предприятия. Например, один из преподавателей Государственного университета был признан виновным и осужден за неоднократное получение взяток1.

В кассационной жалобе осужденный указывал, что он не является должностным лицом и, следовательно, субъектом должностного преступления. Однако Президиум ВС РФ посчитал, что данные доводы не являются убедительными, и дал следующее разъяснение. В соответствии с приказом ректора Университета данный преподаватель входил в состав Государственной аттестационной комиссии учебного заведения в качестве экзаменатора и в установленном законом порядке был наделен правами и обязанностями по приему экзаменов у студентов, то есть организационно-распорядительными функциями, которыми наделены должностные лица.

Неудовлетворительная сдача экзаменов влекла для студентов правовые последствия - неназначение стипендии, отчисление из ВУЗа, пересдачу экзаменов. В нарушение своих должностных обязанностей преподаватель за взятки в интересах взяткодателей ставил им зачеты и оценки за экзамены без самой процедуры их приема. Его действия квалифицируются по п.«б» ч.4 ст.290 УК РФ.

В данном случае преподаватель не являлся работником государственного или муниципального унитарного предприятия, а имела место передача ему организационно-распорядительных функций и включение его в Государственную

1 Об этом подробнее см.: Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999, №3.

57

аттестационную комиссию. Поэтому совершено правильным является решение о признании данного преподавателя субъектом получения взятки.

Следует также заметить, если должностное лицо за взятку совершает действие (бездействие), содержащее состав другого преступления, то это действие подлежит иной квалификации (ч.2 ст.290 УК РФ). В соответствии с этим, термин «незаконное», употребленный законодателем, следует трактовать как «преступное».

Квалифицирующий признак, предусмотренный в ч.З ст.290 УК РФ (получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Федерации), заменил собой ранее существовавшее понятие «должностного лица, занимающего ответственное положение», которое было весьма неопределенным и поэтому сложным для применения на практике. Теперь круг лиц, подлежащих повышенной уголовной ответственности за получение взятки, очерчен в законе достаточно точно.

Квалифицирующие обстоятельства, предусмотренные в ч.4 ст.290 УК РФ (вымогательство взятки), были известны и по прежнему законодательству1. Вымогательством является требование взятки под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя. Например, под угрозой незаконного увольнения или непринятия на работу при наличии всех оснований для поступления на соответствующую должность. По смыслу закона (п.«в» ч.4 ст.290 УК РФ) под вымогательством взятки понимается требование должностным лицом взятки под угрозой совершения такого действия по службе, которое может причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленно поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку для предотвращения вредных последствий его правоохраняемым интересам.

Если получению должностным лицом взятки не предшествовало его требование взятки под угрозой совершить такое действие по службе, которое может причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленно

1 Они достаточно подробно были разъяснены в постановлении Пленума ВС СССР от 30 марта 1990 года.

58

поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку для предотвращения вредных последствий его правоохраняемым интересам, то квалифицирующий признак п.«в» ч.4 ст.290 УК РФ - вымогательство взятки - отсутствует.

Следует отметить, что в литературе высказывается две точки зрения по поводу характера действий, которыми вымогатель шантажирует взяткодателя. Одни ученые считают, что эти действия могут быть как законными, так и незаконными. В частности, данной точки зрения придерживается А.М.Медведев, который считает, что «…под вымогательством взятки следует понимать требования должностного лица дать ему взятку под угрозой совершения каких-либо неблагоприятных для взяткодателя действий в случае его отказа дать взятку, сопровождаемое обещанием выполнения или реальным выполнением в интересах или в пользу дающего взятку или его близких определенных правомерных или противоправных действий, независимо от того, являются ли интересы, польза взяткодателя правоохраняемыми или неправомерными»1.

Другие ученые считают, что факт вымогательства взятки только тогда имеет место, когда должностное лицо вымогает взятку под угрозой совершения незаконных действий. Однако вымогательство взятки происходит, как правило, под угрозой совершения действий, которые могут нанести ущерб правоохраняемым интересам лица. Поэтому эти действия не могут быть законными и нарушают как законные, так и подзаконные акты, а также ведомственные инструкции. В данном случае термин «незаконные действия» следует понимать как действия, противоречащие действующему законодательству и, следовательно, наносящие ущерб законным интересам взяткодателя.

В связи с этим, можно присоединиться к мнению с Б.В.Волженкина, который считает, что «требование взятки только тогда существенно повышает опасность получения взятки и дает разумное основание для освобождения от уголовной ответственности лица, давшего взятку, когда последний вынужден это сделать, чтобы защитить свои законные интересы, добиться реализации своих

Медведев A.M. Вымогательство взятки // Государство и право. 1996. №8. С.100.

59

прав. Такая ситуация не возникает, когда взяткодателю угрожают совершением законных действий, тем, что должностное лицо обязано делать (или не делать) в соответствующих случаях»1.

При доказывании данного квалифицирующего признака необходимо изучить все обстоятельства требования взятки, а также выяснить характер действий, под угрозой которых должностное лицо рассчитывало получить взятку. Также подлежит выяснению обстоятельство: как такие действия могли нарушить законные интересы взяткодателя.

При недостаточном исследовании этих обстоятельств квалификация по данному признаку часто становится на практике ошибочной и изменяется кассационной инстанцией. Так, например, военным судом Кемеровского гарнизона был признан виновным в получении взятки с ее вымогательством, в злоупотреблении служебными полномочиями, совершенными из корыстной заинтересованности, и повлекшими существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, и был осужден по п.«в» ст.290 и ч. 1 ст.285 УК РФ один из офицеров городского военкомата Д.2

Суть обвинения состояла в следующем. Гражданин 3. обратился с просьбой к офицеру Д. о внесении в его военный билет подложной подписи о прохождении военной службы. Д. с этим согласился, но потребовал от него в качестве вознаграждения передать денежную сумму в 5000 рублей. Затем получил от 3. в виде задатка 500 рублей.

Через некоторое время Д. по телефону потребовал от 3. к указанному сроку передать ему еще 1000 рублей и при этом высказал угрозу создания для него неблагоприятных обстоятельств. 3., понимая, что поставлен в условия, требующие передачи денег, обратился в правоохранительные органы. По согласованию с ними, 3. передал помеченные особым способом деньги Д. в сумме 950 рублей; после чего Д. был задержан.

Военный суд Сибирского военного округа, рассмотрев дело в кассационном порядке, пришел к выводу, что суд первой инстанции ошибочно усмотрел в

1 Волженкин Б.В. Служебные преступления. М.: Юрист, 2000. С.235.

2 Об этом подробнее см.: Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999, №2.

60

действиях Д. вымогательство взятки по следующим основаниям. Из материалов дела следует, что гражданин 3. обратился к офицеру Д. с предложением за взятку внести в его военный билет заведомо подложную запись о прохождении им военной службы. Гражданин 3. по своей инициативе передал ему часть оговоренной суммы в размере 500 рублей. Впоследствии Д., действуя в пределах состоявшейся с 3. договоренности, стал требовать от него лишь оставшуюся часть денег. Суд первой инстанции ошибочно расценил это как вымогательство взятки. Требование взятки под угрозой невыполнения в интересах взяткодателя незаконных действий вымогательством взятки не является.

Другой пример. Псковским областным судом по п.«в» ч.4 ст.290 УК РФ был осужден один из следователей К., который как должностное лицо местного органа МВД России получил взятку, сопряженную с вымогательством, за действия в пользу взяткодателя, входящие в его служебные полномочия1.

Суть обвинения состояла в следующем. Следователю К. было передано для проведения следствия уголовное дело в отношении гражданина Ч. Понимая, что дело в части разбоя неперспективно и подлежит прекращению, К. с целью вымогательства взятки сначала поместил Ч. в комнату временно задержанных дежурной части, где продержал его некоторое время. Затем, выведя Ч. из помещения ГОВД на улицу, К. потребовал от него 2000 долларов США, пообещав за это прекратить производство по делу в части разбоя. Гражданин Ч. согласился передать ему деньги, считая, что если он не отдаст К. указанную сумму, то он может привлечь его к ответственности за разбой и арестовать. После чего К. получил в своем служебном кабинете взятку в названной сумме лично от Ч.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ приговор изменила, и действия К. переквалифицировала на ч.2 ст.290 УК РФ (получение взятки за незаконные действия). При этом было указано, что К. не нарушил законные интересы Ч. (это было видно из показаний Ч.), и взятка Ч. была дана с целью избежать им уголовной ответственности.

1 Об этом подробнее см.: Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999, №2.

61

Заместитель Председателя ВС РФ протест удовлетворил, указав на то, что формулировка обвинения следственными органами К. по п.«в» ч.4 ст.290 УК РФ «предварительно вымогал взятку, являясь должностным лицом, лично получил за прекращение дела в части разбоя, совершенного взяткодателем…» исключает квалификацию его действий как получение взятки, совершенные с ее вымогательством.

Необходимо заметить, что такого рода ошибки в квалификации вымогательства взяточничества весьма распространены и объясняются тем, что судьи и некоторые ученые, стремясь восполнить пробел в законодательстве, сращивают понятие вымогательства взятки с понятиями вымогательства в других статьях УК РФ. Например, в статье о вымогательстве имущества не выдвигается в качестве условия наличия вымогательства определенная правовая оценка потерпевшего. То есть для вымогательства имущества не имеет значения то обстоятельство, в каком владении находится вымогаемое имущество (в законном, неправомерном и т. д.).

Данный подход не может являться верным. Главным критерием вымогательства должна служить угроза совершения действий, которые реально могут причинить вред правоохраняемым интересам взяткодателя. При требовании со стороны взяткодателя совершения незаконных действий и последующем требовании со стороны должностного лица передачи взятки под угрозой разоблачения такие интересы перестают считаться правоохраняемыми. Поэтому не следует смешивать и сравнивать совершено разные по своей природе преступления.

Теперь определим субъективную сторону преступления «Получение взятки» (ст.290 УК РФ). Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в виде прямого умысла.

При этом виновный сознает незаконную имущественную выгоду (как общественную опасность), получаемую за совершение действия (бездействия) в пользу взяткодателя (либо оказывает ему покровительство или попустительствует с использованием своего служебного положения и желает получить эту выгоду).

62

Умысел взяткополучателя охватывает сознание того, что взяткодатель осведомлен о незаконности получаемого им вознаграждения, и получает он вознаграждение за действие (бездействие) в его пользу с использованием своего служебного положения.

Получение взятки по своей природе является специальным видом корыстного злоупотребления своими должностными полномочиями. Поэтому обязательным признаком этого преступления, бесспорно, являются корыстные побуждения, иными словами - корыстный мотив.

Естественно, что виновность должностного лица в совершении преступления должна быть доказана при проведении расследования: без вины не может быть ответственности и наказания. В этой связи следствию необходимо с особой тщательностью проверять такое важное условие: все ли необходимые обстоятельства, имеющие значение для установления виновности, были исследованы и выяснены; доказать виновность должностного лица в совершенном преступлении.

Проанализируем состав преступления «Дача взятки» (ст.291 УК РФ). Новый Уголовный кодекс внес несколько уточнений в формулировку состава этого преступления. При всем том сохранил значительно меньшее „ число квалифицирующих признаков по сравнению с ответственностью взяткополучателя и установил значительно меньший размер наказания за это преступление.

Подобный подход объясняется тем, что субъектом этого преступления является не должностное лицо, а само преступление заключается в передаче взятки должностному лицу. В статье уточняется, что такая передача может быть совершена лично или через посредника. Это уточнение имеет весьма значимый смысл, поскольку посредничество во взяточничестве (известное по прежнему УК РСФСР) в новый УК РФ не вошло. Стало быть, если взятка передается должностному лицу через «посредника», то такой посредник подлежит ответственности за пособничество в даче взятки.

Состав преступления является оконченным с момента получения взятки должностным лицом. Поэтому, если взятка была передана посреднику, отправлена

63

по почте или на финансовый счет должностного лица, но еще не была принята должностным лицом, действие виновного надлежит квалифицировать как покушение на дачу взятки.

Предусматривается два квалифицирующих обстоятельства: дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконного действия (бездействия) и неоднократность.

Первое квалифицирующее обстоятельство является новым для российского уголовного законодательства. Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконного действия (бездействия) непосредственно связана с повышенной ответственностью должностного лица, получившего взятку за совершение незаконного (т.е. преступного) действия. Если должностное лицо совершает такое незаконное действие (например, уничтожает протокол допроса свидетеля), то лицо, давшее взятку, подлежит ответственности не только по этой части статьи (ч.2 ст.291 УК РФ), но и за подстрекательство должностного лица к совершению другого должностного преступления.

Поскольку в УК РФ употреблен термин «заведомо», то для квалификации по данной статье необходимо доказать, что при передаче взятки должностному лицу взяткодатель осознавал не только то, что он дает взятку, но и то, что он дает взятку должностному лицу за совершение им незаконного действия.

Второе квалифицирующее обстоятельство было известно еще по УК СССР 1960 года. Неоднократность имеет место в том случае, когда лицо передает несколько раз взятки одному и тому же должностному лицу или передает взятки нескольким должностным лицам за совершение ими различных действий в его пользу. При этом для квалификации не имеет значения, было ли лицо ранее судимо за такое преступление.

В качестве оснований для освобождения от уголовной ответственности, как и прежде, предусмотрено два условия: если к взяткодателю было применено вымогательство или, если это лицо добровольно сообщило о даче им взятки должностному лицу. Новый УК РФ уточнил, кому должно быть сделано такое сообщение - органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

64

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством обязанность возбуждения уголовных дел возложена на прокурора, следователя, орган дознания. Следовательно, упоминание об «ином государственном органе»1, которому также может быть сделано сообщение о даче взятки, является устаревшим.

Относительно добровольности признания и освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующему основанию можно считать наиболее приемлемым следующий подход. Добровольным признанием будет считаться сообщение, сделанное лицом по любым мотивам. Важно лишь то, чтобы до такого сообщения, рассматриваемые нами органы, не знали о факте взяточничества.

1 Постановление Пленума ВС СССР от 30 марта 1990 года, п.19.

65

2.2. Содержание предмета доказывания по делам о взяточничестве. Особенности доказывания отдельных его элементов

Теперь необходимо определиться в вопросе о предмете доказывания по делам о взяточничестве. Будем исходить из того, что предмет доказывания - это совокупность обстоятельств, подлежащих установлению по конкретному уголовному делу.

Каждое уголовное дело имеет свои особенности. Поэтому существенными обстоятельствами для него будут являться такие из них, которые станут присущими только ему. В то же время, все преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (к которым относится взяточничество), как противоправные общественно опасные деяния, имеют между собой и нечто общее. Значит, каждое отдельное преступление содержит в себе те же основные юридические элементы, что и другие преступления. Вследствие этого определим ряд общих для всех уголовных дел обстоятельств, подлежащих доказыванию по каждому уголовному делу как в Уголовно- процессуальном кодексе РСФСР (далее по тексту - УПК РСФСР), так и в УПК РФ, а также определим обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делам о взяточничестве.

Так, перечень обстоятельств, которые подлежат доказыванию по каждому уголовному делу, был указан в ст. 68 УПК РСФСР. К данным обстоятельствам относились:

а) событие преступления, то есть предусмотренное соответствующей статьей УК РФ общественно опасное деяние со всеми характеризующими его обстоятельствами (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); также устанавливаются обстоятельства, способствующие правильной квалификации преступления по соответствующей статье УК РФ, ограничению данного состава преступления от смежных составов, когда такое

66

разделение возможно по признакам объективной стороны или по объекту преступного посягательства;

б) виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления. Следует установить совершил ли обвиняемый вменяемое ему в вину деяние, фамилию обвиняемого, его имя, отчество, год и место рождения, гражданство, национальность, образование и другие данные о нем, которые позволяют удостоверить его личность. Также подлежит выяснению, действовало лицо умышленно или по неосторожности, каков вид умысла или неосторожности;

в) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Все эти обстоятельства определяют особенности преступления (его объект, объективную сторону, субъект преступления и субъективную сторону содеянного), а также его последствия. Все они обязательно подлежат доказыванию, поскольку эти обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения дела, для определения степени и характера ответственности.

г) характер и размер ущерба, причиненного преступлением. Закон разделяет нанесенный ущерб на виды: физический, моральный и материальный.

Подлежат выявлению также причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Перечисленные обстоятельства, подлежащие установлению по делу, образуют предмет доказывания.

УПК РФ выделяет уже семь обстоятельств, подлежащих доказыванию:

а) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

б) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

в) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

г) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

д) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

е) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

67

ж) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ст. 73 УПК РФ).

Из этого видно, что по сравнению с УПК РСФСР, в УПК РФ существенно расширен список обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Значимым новшеством является введение в УПК РФ такого нового термина, как непричастность к преступлению. К примеру, ранее обстоятельством, подлежащим доказыванию, являлась причастность лица к совершению преступления. В принятом УПК РФ непричастность лица к совершению преступления является основанием прекращения уголовного преследования (ст. 27 УПК РФ).

Этот термин заменил существовавшее в УПК РСФСР понятие о недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления. Данное изменение в УПК РФ представляется не вполне удачным, так как термин «непричастность»1 означает то, что лицо никаким образом не участвовало в событии преступления. Следовательно, если органы предварительного расследования не смогли собрать достаточного количества доказательств участия определенного лица в совершении преступления, то необходимо, согласно закону, признать и тот факт, что лицо никаким образом не участвовало в совершении преступления. Данное положение закона не вполне удачно, поскольку в-данном случае, можно говорить лишь о степени вероятности участия лица в совершении преступления.

В предмет доказывания по отношению к конкретному преступлению должны входить только те обстоятельства, которые содержат в себе признаки расследуемого преступления или имеют правовое значение для решения вопросов о виновности (или невиновности) привлеченного к ответственности лица и применении к нему наказания2.

1 Причастностный - имеющий непосредственное отношение, касательство к чему-нибудь (см.: Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов/ Под ред. Чл.-корр. АН СССР Н.Ю.Шведовой.- 20-е изд.,стереотип. М.: Рус.яз., 1988. С.490).

2 См.: Эйсман А.А. Структура и язык описания предмета доказывания.

68

Правильное определение предмета доказывания позволяет установить конкретные задачи, направления и объем расследования и судебного разбирательства дела, сделать их целеустремленными и планомерными, полно и всесторонне вести расследование и разбирательство дела, и в то же время затрачивать на это минимум средств и времени1.

Теперь определим обстоятельства, которые входят в предмет доказывания по делам о взяточничестве. Весьма приемлемым подходом к разработке данной классификации представляется тот, при котором обстоятельствами дела, рассматриваемого в уголовном суде, признаются: а) все факты, составляющие содержание вопроса о виновности в отдельном случае; б) все факты, представляющиеся посредственно или непосредственно доказательствами отдельных моментов вопроса о виновности.

Вопрос о том, какие предметы составляют quid probandum, (что подлежит доказыванию) в отдельном случае, разрешается так или иначе, смотря по тому, что требуется уголовным законом для состава данного преступления, какие обстоятельства принимаются во внимание при индивидуализировании виновности подсудимого2.

По вопросу о предмете доказывания по делам о взяточничестве в уголовно- процессуальной литературе высказано множество различных точек зрения. Например, по мнению Г.М.Миньковского, предмет доказывания по делам о взяточничестве включает в себя обстоятельства, относящиеся: а) к даче и получению взятки; б) к действиям, совершенным за взятку; в) к иным действиям, совершенным за взятку3. Другие ученые полагают, что при расследовании дел о взяточничестве необходимо установить такие обстоятельства как: а) факт

Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 19. М., 1973. С.93-94.

1 См.: Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979. С.8.

2 См.: Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2000. С. 180

3 См.: Миньковский Г.М. Некоторые уголовно-правововые и процессуальные вопросы расследования дел о взяточничестве // Следственная практика. Вып. 60. М., 1963. С. 106.

69

получения взятки; б) выполнение или невыполнение должностным лицом служебных действий в интересах взяткодателя.

Г.Н.Быстров классифицирует обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о взяточничестве, на три группы: а) обстоятельства передачи должностному лицу взятки лицом, заинтересованным в выполнении или невыполнении того или иного служебного действия; б) обстоятельства совершения должностным лицом служебного действия или бездействия; в) причины и условия, способствовавшие совершению преступления1.

Более развернутую классификацию указанных обстоятельств дает В.В.Степанов2.

Приведенные классификации, на наш взгляд, являются излишне краткими и не совсем точными. Они не учитывают ряд особенно важных вопросов, без решения которых невозможно качественное доказывание по такому сложному преступлению, как взяточничество.

В предмет доказывания по делам о взяточничестве должны входить следующие данные:

I. Обстоятельства передачи взятки должностному лицу взяткодателем либо посредником за действие (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц. То есть, в первую очередь, необходимо установить, имело ли место событие преступления. Поскольку дача-получение взятки является преступлением с формальным составом, то в данном случае необходимо установить лишь наличие события преступления без наступивших последствий, а также причинную связь между данными явлениями (то есть объективную сторону данного преступления).

Способов передачи взятки существует множество. Разновидность способа дачи- получения взятки зависит, как правило, от предмета взятки, поэтому при

1 См.: Быстров Г.Н. Взаимодействие следователя прокуратуры и органов милиции при расследовании взяточничества // Следственная практика. Вып.60. М., 1963.С.26-27.

2 См.: Степанов В.В. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о взяточничестве // Известие высших учебных заведений. Правоведение. 1964. №2.

70

изучении способа передачи взятки необходимо установить предмет взяточничества. Чаще всего предметами взяточничества являются денежные купюры.

В практической деятельности для создания доказательственной базы по делам о взяточничестве исследуется следующее обстоятельство, касающееся объективной стороны взяточничества: «Было ли само событие получения-дачи взятки?» С этой целью рассмотрим условия, которые могут предшествовать или сопровождать данное явление по двум направлениям.

  1. Является ли рассматриваемый факт получения денег, ценных, бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера актом получения-дачи взятки, или он может быть объяснен иными причинами? Это обстоятельство представляется важным, так как оно входит в предмет доказывания по делам о взяточничестве. В обвинительном заключении следствие должно сформулировать ответ именно на этот вопрос.

Известны случаи, когда в результате расследования выяснялось, что в действиях, по поводу которых возбуждалось дело, отсутствовали признаки взяточничества. Например, Московским Областным судом не было признано вымогательством взятки требование и получение сотрудником милиции денежной суммы за испорченную куртку гражданином С. во время задержания последнего1. Также приговором суда присяжных Московского областного суда был оправдан следователь К., который обвинялся в вымогательстве взятки у гражданина М, в отношении которого было возбуждено дело об изнасиловании гражданки 3. Суд присяжных принял во внимание показание подсудимого, в котором К. утверждал, что данная денежная сумма была предназначена потерпевшей 3. в качестве возмещения морального ущерба, а он был только посредником в его передачи2.

Наиболее часто такие действия представляют самостоятельный состав преступления. В частности, злоупотребление должностным положением,

С.64-65.

1 См. Архив Московского областного суда, дело № 2-387/ 98.

2 См. Архив Московского областного суда, дело № 2- 290- 196/ 98.T.3. л.д. 299.

71

согласно ст.285 УК РФ, либо в них вообще не было состава преступления (например, дача в долг или возврат долга).

Иногда взяткодатель и взяткополучатель не отрицают получения денег или другого предмета, имеющего материальную ценность или имущественную выгоду материального характера, но рассматривают его как подарок в знак взаимного уважения. Это, конечно, затрудняет доказывание взятки и требует опровержения выдвигаемой версии. В таких случаях следствие должно в первую очередь установить характер взаимоотношений обвиняемых (подозреваемых), продолжительность их знакомства.

Установление указанных обстоятельств играет важную роль в доказывании взяточничества. Гражданско-правовые отношения, в частности заем, должны быть полностью исключены. В таких случаях необходимо установить взаимоотношения взяткодателя, взяткополучателя, посредника во взяточничестве: а) знали ли они раньше друг друга; б) позволяло ли материальное положение взяткодателя дать взаймы конкретному лицу такое количество денег; в) при каких обстоятельствах был выдан заем; г) кто, кроме них, присутствовал при факте передачи денег; д) для чего нужны были должностному лицу взятые взаймы деньги и т. д.; е) был ли данный заем оформлен документально и т. п.

Установление приемов и средств совершения взяточничества является одной из важнейших задач доказывания. При выяснении этого вопроса необходимо установить, была ли взятка передана лично взяткодателем, либо через посредника. Если будет определено, что взятка передана через посредника, то необходимо выяснить личность посредника, а также его связь с взяткодателем.

  1. Время и место передачи взятки. Важность установления времени и места совершения данного преступления состоит в том, что данные обстоятельства помогают следствию: а) определить потенциальных свидетелей преступления; б) проверить показания подозреваемых в совершении преступления; в) определить первоочередные меры для раскрытия преступления и т. п.

Особенно важным в расследовании дел о взяточничестве является исследование характеристик подозреваемого с места работы и - допрос

72

сослуживцев (проводить его следует с целью выяснения, когда и кем осуществлялось выполнение функций, полномочий, подобных тем, которые были нарушены и стали предметом расследования). Выяснение этих и других вопросов поможет следствию разобраться в том, кто, когда и при каких обстоятельствах совершил данное преступление. По делам о взяточничестве место совершения преступления часто совпадает с местом работы должностного лица, но может и не иметь такого признака.

Выяснение данных обстоятельств будет способствовать более четкому пониманию события преступления, позволит быстро отыскать и закрепить вещественные доказательства, установить ложность или правдивость показаний обвиняемых, подозреваемых, а также свидетелей по делу о взяточничестве. Выяснение данных обстоятельств должно производиться по каждому уголовному делу, поскольку отсутствие сведений о времени и месте передачи-получения взятки лишает обвиняемого права на защиту.

П. Обстоятельства, позволяющие установить, были ли совершены какие- либо действия должностным лицом в пользу взяткодателя либо представляемых им лиц? При их исследовании устанавливается наличие факта совершения определенных действий в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также характер данных действий. В данном случае необходимо выяснить:

  1. Дана ли взятка за выполнение действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц? Здесь наиболее характерными могут быть четыре направления расследования факта взяточничества.

А. Взятка дана за действие (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, и такое действие (бездействие) входит в служебные полномочия должностного лица.

В этом случае следствию необходимо будет выяснить, какое действие (бездействие) в пользу взяткодателя было совершено должностным лицом, и в чем конкретно оно выражалось. Также необходимо выяснить цель взяткодателя, заинтересованного в определенном действии (бездействии) должностного лица. При этом, как считает Л.Ш.Берекашвили, следует учитывать, что взятка дается за

73

совершение служебных действий, в результате которых взяткодатель ожидает осуществления своих или защищаемых им интересов. Выяснение характера служебных действий и возможных результатов этих действий, будучи доказательством имевшего место события взяточничества, вместе с тем указывает на мотив дачи взятки, а в некоторых случаях дает возможность установить другие преступления1.

Б. Действия, выполненные должностным лицом в пользу взяткодателя (или представляемых им лиц), входят в полномочия должностного лица, либо оно в силу должностного положения способствовало такому действию (бездействию).

Данное обстоятельство позволит установить: компетенцию должностного лица; какое именно действие (бездействие) было совершено; совершено ли оно только взяткополучателем либо при содействии других лиц. Если такое содействие будет установлено, тогда следствию будет необходимо выяснить: использовал ли взяткополучатель при этом свой должностной авторитет, служебное положение, дружеские взаимоотношения с непосредственным исполнителем; участвовал ли последний в получении взятки; знал ли, что взятка получена им за совершение конкретного действия (бездействия).

Доказывание взяточничества во многом зависит от следующего обстоятельства: «Будет ли установлен характер действия (бездействия) должностного лица в пользу взяткодателя». В тех случаях, когда будет установлено выполнение этого действия (бездействия) должностным лицом, в том числе и на законных основаниях, в интересах взяткодателя, необходимо будет дополнительно установить какую роль сыграл взяткодатель в выполнении должностным лицом указанного действия (бездействия).

Необходимость установления этого обстоятельства диктуется тем, что иногда взяткополучатель непосредственно сам не выполняет действие (бездействие) в пользу взяткодателя - его выполняет вышестоящее по отношению к нему должностное лицо, причем нередко на законном основании. Так, чиновник, который
получил взятку для того, чтобы вышестоящее должностное лицо

1 См.: Берекашвили Л.Ш. Методика расследование взяточничества. Дис. канд. юр. наук. Свердловск, 1965. С. 109.

74

выполнило в пользу взяткодателя конкретное действие (бездействие), при помощи взяткодателя может собрать (приготовить) нужные материалы и, после их оформления, передать вышестоящему должностному лицу для соответствующего реагирования.

Собранные этим нижестоящим должностным лицом (взяткополучателем) материалы в интересах взяткодателя могут быть подлинными или фиктивными. В первом случае, он получает взятку за законное действие, совершенное вышестоящим должностным лицом, во втором - он вводит в заблуждение вышестоящее должностное лицо.

В. Должностные действия обусловлены взяткой, или они совершены вследствие других причин.

Достаточно часто при проведении следствия отмечаются ситуации, когда расследованием установлено наличие должностного действия, о котором говорилось в первичных материалах. Однако это действие не связано с получением взятки, а произошло оно совершено по другим причинам.

К примеру: по ошибке; вследствие настояния вышестоящих должностных лиц; в порядке дружеской услуги и т. д. Такие случаи иногда можно выделять в самостоятельную версию, так как в зависимости от результатов ее проверки может быть решен вопрос о наличии или отсутствии состава преступления.

Г. Совершенные действия обусловлены взяткой, или действия должностного лица повлекли за собой дачу вознаграждения со стороны взяткодателя.

При выяснении данного обстоятельства необходимо установить, был ли факт передачи взятки первичным либо передача взятки была осуществлена после совершения определенного действия (бездействия) со стороны должностного лица. Изучение служебной документации и сопоставление времени совершения действия (бездействия) со стороны должностного лица и времени передачи взятки должностному лицу, обычно, помогают устранить возникающие сомнения.

  1. Являются ли действия должностного лица, совершенные в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, законными? Здесь наиболее характерными могут быть три направления доказывания факта взяточничества.

75

А. Выясняется законность данных действий. Если устанавливается их незаконность, то необходимо определить каким именно действием (бездействием) было совершено нарушение закона. Для этого следует запросить и изучить все акты, регулирующие полномочия данного должностного лица, установив порядок прохождения служебных документов.

Затем осматриваются все имеющиеся в деле служебные документы, полученные от обвиняемого (подозреваемого), и определяется их соответствие требованиям, предъявляемым законом к таким документам.

При доказывании дел о взяточничестве необходимо изучить все документы, которые касаются полномочий должностного лица. К таким документам относятся: инструкции, разъяснения, положения, правила и т. д. Знание порядка прохождения и разрешения дел помогает следствию строго и точно избирать направление расследования и пути обнаружения доказательств. Документы (или выписки из них), фиксирующие установленный порядок прохождения и разрешения дел, должны быть приобщены к уголовному делу.

Изучение установленного порядка прохождения и разрешения дел позволяет выявить круг лиц, имеющих отношение к соответствующим документам. В процессе этого изучения можно выявить круг лиц, соприкасавшихся, в той или иной мере, с решением вопроса в пользу взяткодателя и подлежащих допросу.

Кроме того, важнейшими обстоятельствами при изучении дел о взяточничестве становятся условия, которые могут отражать совершение действий в пользу взяткодателя. Наиболее действенным методом, с помощью которого они вскрываются, является обнаружение, осмотр и изучение документов. Истребование документов (как способ их получения) можно использовать лишь в случае, если нет оснований опасаться фальсификации или уничтожения интересующих следствие документов, сговора взяточников или иных неблагоприятных последствий. Поэтому к их истребованию целесообразно прибегать лишь тогда, когда необходимо получить документы, выполненные за взятку.

76

Б. Выясняется наличие в действиях взяткополучателя состава другого преступления. В некоторых случаях нарушение служебных обязанностей составляет самостоятельное преступление.

Поэтому выявление таких обстоятельств и их подтверждение соответствующими доказательствами могут служить основанием для квалификации действий, совершившего их должностного лица, по правилам совокупности.

В. Устанавливается характер последствий, совершенных должностным лицом, служебных действий. При этом, исходя из тяжести наступивших последствий, следует разграничивать должностные преступления от должностных проступков.

Однако для состава взяточничества этот признак имеет лишь вспомогательное значение. В любом случае, даже когда должностное лицо не совершило никаких действий, оно должно нести ответственность за получение взятки. Если же им совершены действия, повлекшие тяжкие или особо тяжкие последствия, суд может учесть это при определении меры наказания1.

  1. Насколько верно установлен предмет взятки? Его определение является одной из важнейших задач при расследовании дел о взяточничестве.

Предметом данного преступления могут быть деньги, ценные бумаги, иное имущество или выгоды имущественного характера. Значит, в процессе создания доказательственной базы должна быть собрана исчерпывающая информация о предмете взятки.

Источником получения сведений о предмете преступления могут являться показания самих взяточников, их родственников, знакомых, соседей, сослуживцев, очевидцев преступления и другие. Данные о признаках предмета взятки следствие может получить в результате оперативно-розыскной деятельности. Обнаружить предмет взятки позволяют такие традиционно применяемые на практике методы, как обыск, личный обыск, выемка. Знание же

См.: Берекашвили Л.Ш. Методика расследование взяточничества. Дис… канд. юр. наук. Свердловск, 1965. С.111.

77

основных отличительных признаков предмета взятки значительно облегчает работу по его розыску.

По результатам анализа практической деятельности следственных и судебных органов находим, что обычно (чаще всего) в виде взяток передаются деньги. В последнее время денежные суммы и стоимость вещей, передаваемых в качестве взяток, резко возросли. Кроме того, появились новые, разнообразные и изощренные формы оплаты услуг.

Например: а) предоставление должностному лицу различных льгот и привилегий при его участии в деятельности коммерческих структур; б) включение в число пайщиков приватизированного предприятия взяткополучателя, его родственников или друзей; в) открытие на имя взяткополучателя или его близких счетов в банках; г) приобретение на имя этих лиц недвижимости в стране или за рубежом; д) оплата заграничных поездок; е) приобретение путевок в санатории и т. д1.

Поэтому, при исследования предмета взятки следует установить: а) характер, назначение и ценность предмета; б) его родовые и индивидуальные признаки: материал, окраска, форма, размеры, вес, объем, количество, клейма, марка, номера, дефекты и иные отличительные свойства; возможности изменения признаков, свойств и другие необходимые сведения.

При обнаружении предмета взятки следует провести его осмотр, сфотографировать. Применяя различные научно-технические средства, попытаться обнаружить на предмете взятки следы рук взяткодателя, посредника, а также других лиц, прикасавшихся к нему. Информация, полученная при этом, должна быть закреплена в соответствующей процессуальной форме.

В дальнейшем следствию необходимо принять решение о проведении соответствующих экспертиз. Самой распространенной экспертизой по делам о взяточничестве является дактилоскопическая. При ее назначении, прежде всего, необходимо поставить два вопроса: «Имеются ли на предмете взятки следы рук, отпечатки пальцев?» и «Кому они принадлежат?».

1 См.: Криминалистика: Учебник / Под. ред. проф. А.Г.Филиппова (отв.

78

Обнаруженные на предмете пятна и другие следы должны быть тщательно зафиксированы. Взяткодатель, взяткополучатель, а также члены их семей должны быть допрошены о происхождении обнаруженных пятен или следов. Для компетентного решения этих вопросов может назначаться судебно-химическая, графическая и другие виды экспертиз.

Осматривая предмет взятки и упаковку, проводя допросы и иные следственные действия, следует выявить, где был приобретен предмет взятки. Эта информация содержится в ярлыках, товарных чеках, упаковках, надписях на ней и т. д. При этом всегда возникает необходимость изъять у взяткодателя все документы, указывающие на приобретение им предмета взятки. В ряде случаев может возникнуть необходимость предъявить предмет взятки для опознания лицам, реализовавшим его (например, продавцам).

Исследуются и сопоставляются обстоятельства изыскания взяткодателем средств для приобретения предмета взятки (например, снятие денег со сберегательной книжки, заем и др.), его стоимость, время приобретения и изготовления, поступления его в продажу. О нахождении вещи у лица могут знать соседи, знакомые, сослуживцы. Целесообразно допросить свидетелей, знающих о желании взяткополучателя приобрести вещь, переданную ему в качестве взятки.

Необходимо установить точные размеры взятки. К показаниям взяткодателей надо относится критически, так как по различным соображениям они могут неправильно указывать размер взятки. При пересылке денег по почте он устанавливается по соответствующим почтовым документам. Если предметом взятки является вещь, стоимость которой неизвестна, то для ее определения назначается судебно- товароведческая экспертиза (или из соответствующих учреждений истребуются справки о ее стоимости). В том случае, если способом передачи-получения взятки являлся обмен дорогой вещи на дешевую (явно неравноценный), то размером взятки следует считать разницу в стоимости дорогой и дешевой вещей.

редактор) и проф. А.Ф.Волынского. М.: Издательство «Спарк», 1998. С.438.

79

Принятие взятки, как получение имущественного блага, может выражаться: а) в фактическом завладении предметом взяточничества в виде денег, ценных бумаг, вещей; б) в приобретении имущественного права (например, на недвижимость или на именную ценную бумагу); в) в фактическом пользовании предоставленными услугами и иными имущественными выгодами (например, выполнение работ в пользу взяткополучателя); г) в приобретении (оформлении) права, предоставляющего имущественную выгоду (например, выдачу низкопроцентного кредита); д) в освобождении от обязанностей (например, списание долга).

III. Обстоятельства, позволяющие установить вину как взяткодателя, так и взяткополучателя. При изучении данного обстоятельства подлежит установлению личность как взяткодателя, так и взяткополучателя, а также виновность данных лиц во взяточничестве.

IV. Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст.61,63 УК РФ. Перечисленные и рассмотренные обстоятельства являются основными и подлежат выяснению по любому делу о взяточничестве.

V. Причины и условия, способствовавшие взяточничеству в конкретном учреждении. Эти обстоятельства являются дополнительными.

Данные причины и условия подлежат установлению, если налицо существенные упущения в деятельности предприятия или учреждения, которые способствовали взяточничеству в данном учреждении (например, недостаточный контроль за правильностью оформления документов и т.” д.).

В практической деятельности следственных и судебных органов по делам о взяточничестве встречаются специфические недостатки, связанные с установлением обстоятельств, входящих в предмет доказывания по этой категории дел. К наиболее характерным недостаткам такого рода можно отнести:

  1. Игнорирование существенных для дела обстоятельств. Пробелы в исследовании таковых обстоятельств приводят к неполноте предварительного расследования или судебного разбирательства по делу, и как результат этого - к

80

судебным ошибкам. Соответственно, односторонность и неполнота дознания предварительного или судебного следствия служат в соответствии с законом одним из оснований к отмене или изменению приговора.

  1. Неправильное определение предмета доказывания. Данная ошибка заключается в том, что неправильное определение предмета доказывания ведет к замедлению предварительного и судебного следствия, к загромождению дела излишними, не имеющими для него значения материалами, а иногда - к искажению существа дела.

Таким образом, в целях недопущения отмеченных недостатков необходимо иметь четкое представление о предмете доказывания и обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по делам о взяточничестве.

81

Глава III.. Получение и использование оперативно-розыскной информации в доказывании по делам о взяточничестве

В большинстве дел о взяточничестве основу доказательственной базы составляют процессуально - оформленные результаты проведения оперативно- розыскных мероприятий, поскольку данный вид преступления отличается «бедностью» доказательственного материала и относится к труднораскрываемым преступлениям.

Наиболее распространенными оперативными мероприятиями по делам о взяточничестве являются оперативный эксперимент, наблюдение, а также прослушивание телефонных переговоров. Рассмотрим тактические и правовые особенности проведения данных оперативных мероприятий и вопросы процессуального оформления, полученных результатов в качестве доказательств по уголовному делу.

3.1. Правовые основы проведения оперативного эксперимента по делам о взяточничестве

Оперативный эксперимент достаточно распространен по делам о взяточничестве. Наиболее спорным продолжает оставаться вопрос о правовых различиях проведения оперативного эксперимента в отношении должностного лица, подозреваемого во взяточничестве, и провокации взяточничества (или коммерческого подкупа).

В Законе РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее по тексту Закон об ОРД) нет четкого определения понятия оперативного эксперимента, что затрудняет понимание его сущности. Рассмотрим несколько определений оперативного эксперимента, встречающихся в литературе.

Авторы комментария к Закону об ОРД определяют оперативный эксперимент как «способ получения информации путем воспроизведения негласно контролируемых условий и объектов для установления
противоправных

82

намерений лиц, обоснованно подозреваемых в подготовке или совершении тяжких и особо тяжких преступлений»1.

Другое толкование оперативного эксперимента можно встретить у В.Осипкина. Оперативный эксперимент - это комплекс действий оперативного подразделения по созданию условий лицу, обоснованно заподозренному в подготовке или совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, при которых это лицо имеет выбор преступного или непреступного поведения2.

Данные понятия оперативного эксперимента не отражают его сущности, слишком широко толкуют правовые рамки проведения данного мероприятия. Исходя из данных определений, оперативный эксперимент может быть проведен в отношении любого должностного лица, если есть информация о получении данным лицом взяток. То есть позволительно создать условия, при которых у должностного лица, заподозренного во взяточничестве, будет реальная возможность совершить данное преступление либо отказаться от его совершения. В этом авторы, указанных выше определений, и видят сущность данного оперативно-розыскного мероприятия.

Думается, что прав Ю. В. Кореневский, который считает, что название данного оперативно-розыскного мероприятия «мало удачно и не столько раскрывает содержание данного оперативно-розыскного мероприятия, сколько, напротив, затрудняет его понимание»3.

Разумеется, отсутствие законом установленного определения оперативного эксперимента значительно затрудняет понимание данного мероприятия, а также законные рамки его проведения. Термин «эксперимент» наиболее неудачен в названии оперативного мероприятия, поскольку создает аналогию с понятием

Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под.ред. проф. В.В. Николюка. 4-е изд., перераб. и доп.М.: Спарк. 2000. С.67.

2 См.: Криминология. XX век / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПб., 2000. С.441.

3 Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) //Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юристъ, 2000. С.77.

83

следственного эксперимента, который определяется как воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и совершение необходимых опытных действий в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела (ст. 183 УПК РСФСР, ст. 181 УПК РФ). Авторы комментария, по- видимому, также дали определение оперативного эксперимента, используя понятие следственного эксперимента.

Весьма важно отметить, что оперативный эксперимент является наиболее «опасным» оперативным мероприятием с точки зрения возможного нарушения основных прав и свобод человека и гражданина. Поэтому существенным является определение правовых границ проведения данного мероприятия.

Для определения границ законности проведения оперативного эксперимента по делам о взяточничестве обратимся к понятию провокации взятки и через данное понятие определим, в каком случае проведение оперативного эксперимента по делам о взяточничестве будет законным и обоснованным.-

Провокация взятки либо коммерческого подкупа содержится в ст.304 УК РФ. Понятия оперативного эксперимента, приведенные выше, частично совпадают с диспозицией данной статьи. Рассмотрим содержание указанной статьи именно с точки зрения определения правовых границ между оперативным экспериментом и провокацией взятки.

Провокация - это «предательское поведение, подстрекательство кого-либо к таким действиям, которые могут повлечь за собой тяжкие для него последствия»1. Под провокацией взятки либо коммерческого подкупа законодатель понимает попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа (ст. 304 УК РФ).

Из диспозиции данной статьи следует, что если сотрудниками органов ОРД в отношении должностного лица проводятся действия по передаче предмета

1 Ожегов СИ., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С.607.

84

взятки без его согласия в целях искусственного создания доказательств, то данные действия следует квалифицировать по ст.304 УК РФ.

В уголовных кодексах других стран СНГ, например, Белоруссии термин «провокация» заменен понятием «инсценировка». Так в статье 396 УК Республики Беларусь указывается, что инсценировкой получения взятки либо коммерческого подкупа является передача должностному лицу или работнику индивидуального предпринимателя или юридического лица, не являющемуся должностным лицом, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества либо оказание услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления или шантажа1.

Используемое в приведенной выше статье понятия «инсценировка» не отражает в полной мере самого содержания данного преступления. Инсценировать - «притворно изобразить что-нибудь»2. Под понятие инсценировки больше подходит сущность и задачи проведения оперативного эксперимента3, поэтому использование в УК РФ понятия «провокации» представляется наиболее правильным.

Для процесса доказывания по делам о взяточничестве наиболее важными моментами в диспозиции ст. 304 УК РФ являются следующие: а) провокация взятки имеет место только в случае, если целью действий взяткодателя является искусственное создание доказательств или шантаж; б) в случае, когда взятка передается без согласия должностного лица.

1 Уголовный кодекс Республики Беларусь. Принят Палатой представителей 2 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 24 июня 1999года / Обзорная статья А.В. Баркова.- Мн.: Амалфея.,2001. С. 258.

2См.: Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. Чл.- корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой.- 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1988. С.204.

По нашему мнению, необходимо изменить в законе об ОРД термин «оперативный эксперимент» на «оперативная инсценировка преступления».

85

Убедительным представляется мнение Б.В. Волженкина, который считает целью провокационных действий по делам о взяточничестве последующее изобличение должностного лица, его шантаж, создание зависимого положения1.

Исходя из изложенного, нужно отметить, что более удачно провокация взятки была сформулирована в ст.119 УК РСФСР 1926 г.: «провокация взятки, т.е. заведомое создание должностным лицом обстановки и условий, вызывающих предложение или получение взятки, в целях дальнейшего изобличения давшего или принявшего взятку».

В данном случае, можно говорить об искусственном создании события преступления. Например, взяткодатель незаметно оставляет конверт с деньгами на столе или в кабинете должностного лица. Таким образом, суть провокации взятки состоит в попытке передачи предмета взятки должностному лицу без его согласия, а также в других действиях лица с целью склонить должностное лицо к получению взятки.

Теперь рассмотрим другой вопрос: является ли провокацией попытка передачи взятки должностному лицу, если данное лицо согласилось принять взятку. Позиции ученых по данному вопросу различны. Например, Н. Егорова считает, что в приведенном выше случае состава провокации либо коммерческого подкупа не содержится. В частности, она отмечает: «правильность квалификации деяния как провокации взятки также сомнительна: во-первых, передача (а не попытка передачи) предмета взятки состоялась; во-вторых, согласие должностного лица на получение имущественной выгоды фактически достигнуто. При таких условиях доказательства как сведения о совершившемся получении взятки либо коммерческом подкупе соответствуют действительности; должностное лицо совершило преступление, предусмотренное ст.290 УК РФ либо ч.З ст.204 УК РФ. Ошибочное представление должностного лица о направленности умысла взяткодателя, для которого важно само принятие служащим денег, а не

1 Волженкин Б.В. Допустима ли провокация как метод борьбы с коррупцией // Российская юстиция. 2001. №5. С. 17.

86

выполнение служебных действий за вознаграждение, не должно иметь юридического значения»1.

Другие авторы полагают, что и в случае последующего согласия лица на получение взятки действия взяткодателя следует расценивать как провокацию взятки. В частности Б.В. Волженкин указывает: «…провокацией же взятки будет совершаемая не по инициативе должностного лица (не по его предложению или требованию) удавшаяся или неудавшаяся передача ему имущественных ценностей или услуг (выгод) с целью последующего его уличения в получении взятки».

Представляется, что оба этих автора односторонне решают данную проблему. С одной стороны, следует согласиться с Н. Егоровой, поскольку в диспозиции рассматриваемой статьи четко обозначено, что лишь в случае отсутствия согласия должностного лица принять взятку, указанные в ст.304 УК РФ действия можно квалифицировать как провокацию взятки. С другой стороны, как уже было отмечено, диспозиция данной статьи совершено не отражает сущности такого явления, как провокация взятки. Вообще непонятна позиция законодателя, который ввел в состав данной статьи рассматриваемое условие и новые термины, по сравнению с ранним УК РСФСР 1926 г., и тем самым усложнил понимание содержания данного преступления2.

Наиболее спорной представляется точка зрения, согласно которой составы преступления, предусмотренные ст. 290, 304 УК РФ, имеются в случае успеха «провокатора». «Провокация взятки является оконченным преступлением независимо от того, удалось ли в провокационных целях склонить должностное лицо к принятию денег, ценных бумаг, иного имущества или услуг имущественного характера, передаваемых ему якобы в качестве взятки. Если же

Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Российская юстиция. 1997. №8. С.28.

2 Также представляется необъяснимым и тот факт, что провокация закреплена в качестве уголовно - наказуемого деяния только по делам о взяточничестве, как будто провокационные действия не осуществляются при расследовании других преступлений.

87

это все же удалось, то спровоцированное лицо подлежит ответственности за покушение на получение взятки»1.

В данном случае мы опять возвращаемся к той же проблеме. Считаем ли мы провокационные действия преступными, если лицо приняло взятку, и чем в таком случае отличается оперативный эксперимент от провокации взяточничества. Для более глубокого уяснения данного вопроса обратимся к зарубежному опыту. Наиболее разработанным с этой точки зрения является законодательство США.

Неправомерной судебная практика США считает лишь такую деятельность сотрудника государственной службы, которая имеет своей целью провокацию преступления. Наиболее полное понятие провокации преступления (вовлечение в “ловушку”) содержится в Уголовном Кодексе штата Нью-Йорк.

Параграф 40.05. В любом преследовании за посягательство, утверждающей защитой, является то, что обвиняемый осуществил запрещенное поведение в силу того, что его побудил или подстрекал к этому публичный служащий или лицо, действующее совместно с публичным служащим, стремящимся добыть доказательства, направленные против него, с целью уголовного преследования, и если способы получения доказательств были такими, что создавали значительный риск того, что это посягательство было бы совершено лицом, в противном случае не склонным его совершить.

Побуждение или подстрекательство означает активное побуждение или подстрекательство. Поведение, которым просто предоставляется лицу возможность совершить посягательство, не составляет вовлечение в “ловушку”.

Из данной статьи следует, что провокацией считаются действия, направленные на то, чтобы побудить человека, который не имел преступного умысла, совершить преступление. Субъектами данного деяния являются публичные служащие, а также лица, действующие совместно с ними.

Американские юристы связывают провокацию с отсутствием виновности обвиняемого. Однако на практике не так легко выяснить, исходило ли преступное намерение от полиции, от осведомителя или от самого обвиняемого.

1 Новое Уголовное право России. Особенная часть. Учебное пособие. М. 1996.С.233.

88

Можно сказать, что при провокации оказывается влияние на формирование мотивации, принятие решения, планирование преступления и возникновение решения совершить преступление. Такое влияние оказывается путем активного побуждения или подстрекательства. Но дело в том, что человек обычно совершает преступление добровольно. Даже в том случае, когда идея совершить это преступление подана ему кем-то другим, она в сознании этого человека становится как бы его собственной идеей.

В таких случаях предметом доказывания провокации должна быть цель осведомителя или сотрудника полиции - начать против определенного лица уголовное преследование. Полицейская провокация, осуществленная с помощью осведомителя, обычно не порождает для сотрудников полиции отрицательных правовых последствий, так как осведомитель является частным лицом, а доказать его связь с полицией на практике почти невозможно.

Но если в таких условиях все же возникает обвинение в провокации, показания сторон, как правило, оказываются диаметрально противоположными, других беспристрастных свидетелей полицейской операции обычно не бывает, а полиция в таких ситуациях защищает своих осведомителей, так как тем самым она защищает и себя.

Таким образом, следует отметить, что законодательство США иначе регулирует провокацию взятки. На основе вышеизложенного выделим несколько различий между законодательством Российской Федерации и США:

а) в законодательстве США понятие провокация относится ко всем видам преступления, а не только к взяточничеству;

б) провокационными считаются действия, направленные на то,, чтобы побудить человека, который не имел преступного умысла, совершить преступление, независимо от того, совершил этот человек преступление или нет;

в) в американском законодательстве четко обозначен субъект данного преступления - публичный служащий или лицо, действующее совместно с публичным служащим.

Наиболее удачно в американском законодательстве определена цель провокационных действий - добыть доказательства, направленные против лица с

89

целью уголовного преследования, если способы получения доказательств были такими, что создавали значительный риск того, что это посягательство было бы совершено лицом, в противном случае не склонным его совершить.

Представляется, что законодательный опыт США может пригодиться в разработке дополнений к законодательству Российской Федерации по данному вопросу. Данные дополнения и изменения должны быть следующими: из диспозиции ст.304 УК РФ следует исключить словосочетание «искусственное создание доказательств» и «без его согласия», которые только усложняют понимание данной статьи. В таком случае содержание данной статьи должно будет выглядеть следующим образом: «Провокация взятки - это попытка передачи предмета взятки должностному лицу не по его инициативе, а также другие действия, цель которых склонить должностное лицо к получению взятки с последующим привлечением его к уголовной ответственности».

Должностное лицо освобождается от ответственности за получение взятки, если будет доказано, что данные действия были вызваны провокационной деятельностью.

Теперь возвратимся к вопросу о разграничении понятий оперативного эксперимента и провокации взятки. Следует согласиться с мнением Ю.В. Кореневского, который считает правомерным проведение оперативного эксперимента только «одновременно с совершением лицом противоправных действий»1.

Необходимо определить основание проведения оперативного эксперимента по делам о взяточничестве.

В отношении основания проведения оперативного эксперимента по делам о взяточничестве убеждает позиция Л.Лобановой, которая считает, что «выдвижение оперативной версии и ее проверка путем эксперимента должны производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер. Речь
идет о принятом и зафиксированном в

Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) //Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юристъ, 2000. С.77.

90

установленном законом порядке заявлении об имевшем место факте вымогательства или предложении дать взятку, подкрепленном опросом заявителя, выполнением иных проверочных действий»].

Таким образом, единственным основанием проведения оперативного эксперимента по делам о взяточничестве надо считать заявление гражданина о факте вымогательства взятки со стороны должностного лица, принятое сотрудниками правоохранительных органов в установленном законе порядке. То есть, когда должностное лицо уже осуществляет подготовительные действия для получения предмета взятки. В подтверждение вышесказанному можно привести постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», в котором указывается, что «не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе».

Многие процессуалисты не разделяют названную точку зрения, считая, что не следует ограничивать основание проведение оперативного эксперимента лишь заявлением гражданина о вымогательстве взятки со стороны должностного лица. В частности такой точки зрения придерживаются Н.Егорова , Г.Мишин .

Так, Н.Егорова отмечает, что «в ситуации склонение служащего к получению взятки лицом, подготавливающим преступление (получение взятки) и совершающим преступление (подстрекательство к получению взятки), является

Лобанова Л. Провокация взятки: некоторые проблемы квалификации и законодательной регламентации // Юридическая техника и проблемы дифференциации ответственности в уголовном праве и процессе. Сборник научных статей. Ярославль, 1999. С.37.

2 Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Российская юстиция. 1997. № 8. С.27-28.

3 Мишин Г. Борьба с взяточничеством: некоторые направления совершенствования уголовной политики // Уголовное право. 2000. № 3. С.80.

91

сам оперативный работник. Представляется, что такого рода действия могут совершаться только в ситуации крайней необходимости»1.

С данным утверждением согласиться нельзя. Во-первых, целью проведения оперативных мероприятий является выявление, пресечение и раскрытие преступлений и защита прав и свобод человека и гражданина (ст.8 Закона об ОРД), а не выявление из общественной среды людей, способных совершить преступление путем искусственного создания обстановки, при которой у лица может возникнуть намерение получить взятку. Во- вторых, нельзя согласиться со столь широким пониманием крайней необходимости, которое не основано на законе.

Вывод: Законным основанием проведения оперативного эксперимента является принятое в установленном законом порядке заявление гражданина о факте требования или вымогательства взятки со стороны должностного лица. Проведение данного оперативного мероприятия по другим основанием является незаконным. Также в ст.8 Закона об ОРД указывается, что проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Таким образом, основанием проведения оперативного эксперимента необходимо признать не только заявление гражданина, но и оформленное соответствующим образом постановление, утвержденное руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Возникает вопрос: что делать, если у органов, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, есть информация о фактах вымогательства или требования взятки со стороны должностного лица, но заявление от граждан не

Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Российская юстиция. 1997. № 8. С.27-28

92

поступает? В данном случае законным будет предварительное проведение других оперативных мероприятий, предусмотренных законом (например, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и т.д.).

Следует обратить внимание на отсутствие единой практики оформления результатов проведения оперативного эксперимента. Проведение оперативного эксперимента чаще всего не отражается каким либо образом в материалах дела, кроме как актом пометки и осмотра денежных купюр, а также протоколом изъятия в качестве вещественных доказательств денежных купюр, изъятых, например, в ящике стола должностного лица. В некоторых случаях проведение следственного эксперимента оформляется немотивированным постановлением о производстве звукозаписи. Данная практика противоречит действующему законодательству, и большинство собранных таким образом доказательств признаются судами различных уровней недопустимыми, либо толкуются в пользу подсудимого.

Например, в кассационном протесте прокуратуры Московской области на приговор суда присяжных Московского областного суда (по приговору гр.К был оправдан по ч.З ст.ЗО, п «в» ч.4 ст.290 УК РФ и п. «в» ч.4 ст.290 УК РФ - за отсутствием события преступления) указывается, что приговор считается незаконным и подлежит отмене, так как в суде было исследовано постановление о производстве звукозаписи, которое даже нельзя признать документом, поскольку в нем не отражены обстоятельства и факты, имеющие значение для дела1. Данная ошибка органов предварительного расследования в оформлении и проведении оперативного эксперимента привела к тому, что результаты оперативного мероприятия не были учтены присяжными при вынесении вердикта по делу.

1 Архив Московского областного суда, дело № 2- 290 -196/ 98 (т.З л.д.334).

93 3.2. Особенности проведения наблюдения по делам о взяточничестве

Наблюдение является также весьма распространенным оперативным мероприятием по делам о взяточничестве. Понятие наблюдения, также как и оперативного эксперимента, не содержится в Законе об ОРД. Наблюдение - это негласное слежение за лицами, подозреваемыми в преступной деятельности, используемыми ими транспортными средствами, местами их нахождения с целью получения информации о признаках преступной деятельности, возможных соучастниках, местах хранения орудий совершения преступлений и похищенного имущества1.

Как мероприятие для получения информации, значимой для формирования уголовно-процессуальных доказательств, наблюдение означает «непосредственное визуальное или опосредованное (с помощью технических средств) восприятие и фиксация событий, действий, фактов, имеющих значение для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Наблюдение может осуществляться оперативным работником или по заданию оперативных служб сотрудниками спецподразделений либо лицами, оказывающими содействие оперативным службам» .

Существует два вида наблюдения - физическое и электронное. Выделяют также комплексное наблюдение, которое сочетает в себе элементы как физического, так и электронного наблюдения.

Физическое наблюдение основано на визуальном способе слежения. Данный вид наблюдения осуществляется человеком лично, то есть без помощи технических средств. Наблюдение может осуществляться как сотрудником оперативного аппарата, так и соответствующими лицами по его поручению. Например, по делам о взяточничестве сотрудник оперативного аппарата может

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно- практический комментарий / Под ред.проф. В.В.Николюка. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк. 2000. С.56.

2 Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юристъ, 2000. С.66.

94

наблюдать сам факт передачи взятки, слышать телефонный разговор” между взяткодателем и взяткополучателем, видеть подготовительные действия к передаче взятки, сам предмет взятки и проч.

Электронное наблюдение признано во многих странах мира весьма эффективным мероприятием по раскрытию преступлений, связанных с взяточничеством. Оно основано на применении специальных технических средств (аппаратуры аудио- и видеозаписи, специальной аппаратуры) для слежения за действиями подозреваемых лиц в помещениях, транспортных средствах и т.д. Осуществляется это наблюдение из-за его сложности и особой секретности, как правило, сотрудниками специальных оперативно-технических подразделений правоохранительных органов.

Наблюдение используется по делам о взяточничестве для реализации следующих целей:

а) выявления фактов взяточничества (которые в ряде случаев могли остаться неизвестными органам предварительного расследования);

б) установления личности взяткодателя, взяткополучателя, а также посредников во взяточничестве (как по поручению следствия, так и по собственному усмотрению);

в) выявления способов, мест и времени передачи взятки;

г) установления предмета взятки;

д) выявления свидетелей факта передачи взятки и т.д.

Для доказывания взяточничества необходимо определить условия, при которых данное оперативное мероприятие считается законным, а также возможности использования результатов проведения наблюдения в доказывании по делам о взяточничестве.

Чтобы признать проведение наблюдения законным, необходимо выяснить фактические и юридические основания проведения исследуемого оперативного мероприятия, а также процедуру его осуществления.

Если проведение наблюдения связано с ограничением права граждан на неприкосновенность жилища, то наблюдение может проводиться только на основании судебного решение согласно ст.23 и 25 Конституции РФ, ч.2 ст.8

95

Закона об ОРД. Материалы, полученные в ходе наблюдения с нарушением правил, предусмотренных ст.23 и 25 Конституции РФ, являются недопустимыми.

Судебное решение требуется и в тех случаях, когда оперативные работники осуществляют наблюдение вне помещения за лицом, находящимся в помещении, с помощью специальных технических средств.

Наделение суда полномочием по осуществлению процедуры независимого одобрения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан, создает дополнительную гарантию их защиты.

Основанием для рассмотрения судьей вопроса о проведение оперативных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, служит обращение в суд уполномоченных на то органов или должностных лиц в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и Законом об ОРД. Помимо органов предварительного расследования и прокурора это могут быть оперативные подразделения органов МВД, ФСБ, Федеральных органов налоговой полиции, Федеральной пограничной службы, оперативные подразделения органов внешней разведки Российской Федерации, Минобороны и органа внешней разведки ФАПСИ при Президенте РФ, которые проводят оперативно-розыскные мероприятия только в целях и случаях, прямо предусмотренных ст. 13 Закона об ОРД.

Из положений п.З Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.93 следует, что наряду с обращением органа, инициировавшего проведение мероприятия, связанного с ограничением конституционных прав граждан, в суд должны быть представлены материалы, подтверждающие их необходимость, либо с ними должен быть ознакомлен судья.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.95. №2 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» также особое внимание уделяется условиям, наличие которых допускает проведение оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан. Акцентируется внимание на том, что результаты мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан на проникновение в помещение против воли занимающих его лиц (кроме

96

случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам только в тех случаях, когда они получены на основании решения суда о проведении таких действий и реализованы следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, что следует из ч.2 ст.50 Конституции РФ, запрещающей при осуществлении правосудия использовать доказательства, полученные с нарушением закона. Исходя из вышесказанного, следует признать не соответствующей Конституции ч.З ст.8 Закона об ОРД, которая допускает проведение оперативно-розыскного мероприятия в случаях, не терпящих отлагательства без судебного решения с последующим уведомлением судьи в течение 24-х часов.

Наблюдение, не связанное с ограничением вышеуказанного права, осуществляется по решению руководителя оперативного аппарата и, как правило, в отношении лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления.

В п.4 определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-01 указано, что в процессе наблюдения не допускается сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни проверяемого лица, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений либо с необходимостью решения других задач оперативно - розыскной деятельности.

Основания проведения наблюдения содержатся в ст.7 Закона об ОРД. В данной статье указан исчерпывающий перечень оснований проведения оперативных мероприятий. Если оперативное мероприятие проведено не на основании перечисленных в Законе, то оперативное мероприятие следует признать незаконным, и результаты данного мероприятия не могут быть использованы в качестве доказательств по делу.

1 Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-0 по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального Закона «об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе И.Г. Черновой.// Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР с приложениями / Сост. к.ю.н. Н.М. Кипнис. М.: Юриспруденция. 2000. С. 358.

97

Результаты наблюдения могут быть доказательствами по делу. Данная информация может вводиться в уголовный процесс путем допроса лиц, непосредственно осуществлявших наблюдение, приобщения к делу с соблюдением требований УПК видео-, аудиозаписей, фотографий, полученных в процессе наблюдения с применением технических средств, последующего исследования, проверки перечисленных доказательств по правилам уголовного процесса1.

На практике по делам о взяточничестве органы, осуществляющие оперативно- розыскную деятельность, проводя наблюдение, не всегда придерживаются предписаний закона. Камеры для видео наблюдения устанавливаются где угодно и когда угодно, без соблюдения предусмотренной законом процедуры проведения данного мероприятия.

Для пресечения таких неправомерных действий Уголовных Кодексах других стран, например, Азербайджанской республики введена специальная статья, предусматривающая уголовную ответственность должностных лиц за нарушение законодательства об оперативно розыскной деятельности. Так в статье 302 УК Азербайджанской республики под нарушением законодательства об оперативно- розыскной деятельности понимается осуществление оперативно-розыскных мероприятий не управомоченными на то лицами, а также осуществление этих мероприятий управомоченными лицами, но без законных оснований, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов лиц, а также те же деяния совершенные с использованием технических средств, предназначенных для тайной передачи информации2.

Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юристъ, 2000. С.66.

2 Уголовный кодекс Азербайджанской республики / Научное редактирование, предисловие докт.юрид. наук, проф. И.М. Рагимова. Перевод с азербайджанского Б.Э. Аббасова. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс». 2001. С. 309.

98

В УК РФ такой статьи к сожалению не содержатся, что является одной из причин распространения нарушений действующего законодательства, регулирующего проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство: на практике многие оперативные сотрудники считают, что на установление технических средств не по месту жительства определенных лиц решение суда не требуется, поскольку эти помещения не являются жилищем в правовом понимании этого слова.

Вопрос о том, что понимается под жилищем в правовом смысле этого слова, имеет большое практическое значение. Для определения необходимости получения судебного решения на установление специальных технических средств в рабочих помещениях следует очертить границы действия права граждан на неприкосновенность жилища, а также права граждан на частную жизнь.

Рассмотрим границы действия права граждан на неприкосновенность жилища. Данный вопрос имеет большое практическое значение, поскольку если наблюдение затрагивает названное право граждан, то данное оперативное мероприятие может проводиться только на основании судебного решения.

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25 Конституции РФ).

Понятие «жилище» не расшифровывается ни в Конституции РФ, ни в других законодательных актах. Это обстоятельство не позволяет ученым прийти к единому мнению по определению границы действия исследуемого права. Приведем несколько мнений авторов по данному вопросу.

Так, И.Л.Петрухин считает, что под понятием «жилище» следует понимать «всякое помещение, предназначенное или приспособленное для постоянного или временного проживания людей»1. К понятию жилища автор относит: жилые комнаты, места общего пользования, подвал, чердак, пристройки, надворные постройки хозяйственного назначения, комнаты в гостинице, санатории, доме

Петрухин И.Л. Личные тайны человек и власть. М.: Институт государства и права Российской Академии наук. 1998. С.95.

99

отдыха, отдельную палату в больнице, палатку, охотничий или садовый домик. К понятию жилища в правовом отношении автор приравнивает транспортные средства, находящиеся в частной собственности или только во владении или пользовании граждан; личные гаражи, независимо от места их расположения; отдельное купе в поезде или отдельную каюту на корабле. Режим жилища имеют земельные участки, прилегающие к дому и четко отделенные от окружающей местности и т.д.

По мнению И.Л.Петрухина, такое широкое понятие «жилища» наилучшим способом обеспечивает права граждан, поскольку проникновение в жилище допускается законом в виде исключения и при соблюдении специальных правил1.

С таким широким толкованием термина «жилище» трудно согласиться. Исходя из указанной автором цели такого толкования (обеспечения прав граждан), наиболее простым решением было бы узаконить положение, при котором любые оперативные и следственные мероприятия в отношения гражданина можно было проводить только на основании судебного решения.

Авторы комментария к УПК РСФСР считают, что понятие жилище охватывает жилые помещения, законно занимаемые гражданином, а также иные вспомогательные помещения, используемые им в сфере его личной жизни2.

С таким узким пониманием термина «жилище», также трудно согласиться. Представляется, что определяющим словом в понятии «жилище» должен быть термин «проживание». Термин «проживание» означает «пребывать где-нибудь» . Таким образом, понятием «жилища» охватывается не только место жительства, но и временно занимаемые помещения. Конституционный принцип неприкосновенности жилища должен соблюдаться как в месте проживания человека, так и в месте его временного пребывания. Жилище - это «помещения

См.: Петрухин И.Л. Личные тайны человек и власть. М.: Институт государства и права Российской Академии наук. 1998. С.95.

2 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е переработ, и доп. М.: Спарк. 2000. С.47.

3 Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. Чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1988. С.496. “

100

для жилья»,1 и не важно, где данное помещение находится на корабле, поезде и т.д.

Наибольшие сомнения вызывает термин «законно занимаемые гражданином». В связи с этим следует согласиться с мнением Ю.И.Стецовского, который считает, что «неприкосновенность жилища должна быть обеспечена не только, когда человек является его собственником, занимает жилище по договору найма (поднайма), аренды или на других законных основаниях, но при их отсутствии, когда налицо лишь фактическое пользование жилищем. Например, без судебного решения нельзя производить обыск в самовольно построенном доме» .

Критерием определения жилища должна быть цель его использования -постоянное либо временное проживание. В связи с этим считаю ошибочной точку зрения авторов, которые к правовому понятию «жилища» относят земельные участки, личный автотранспорт, гараж и т.д., то есть помещения и территории, фактически не предназначенные для проживания.

Считаю, что единое содержание термина «жилища» должно быть определено по отношению ко всем отраслям права. Например, в уголовном праве под термином «жилище» понимается «помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице, дача, садовый домик и т.п.), а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества либо удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные, веранды, кладовые и т.п.)» . Данное понимание термина «жилище» представляется наиболее правильным.

Исходя из вышесказанного, делаем вывод: любое помещение, не предназначенное для проживания, не является жилищем в правовом понимании данного слова. Таким образом, нельзя отнести к жилищу, в правовом понимании этого слова, служебные помещения, не предназначенные для проживания (например, служебный кабинет взяткополучателя и взяткодателя).

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. Чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой,- 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1988. С. 158.

2 Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность: Нормы и действительность. М.: Дело. 2000. С.425.

3 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 6. С.5.

101

Теперь определим границы действия права на неприкосновенность частной жизни. Конституция РФ в ст.23 закрепила право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, в частности, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Данное право может быть ограничено в установленных федеральном законом случаях на основании судебного решения.

Право на неприкосновенность частной жизни означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

Обычно в сфере личной жизни человеческие отношения регулируются, в основном, нормами нравственности. Право на неприкосновенность частной жизни представляет ряд правомочий, обеспечивающих гражданину возможность находиться вне службы, вне производственной обстановки в состоянии известной независимости от государства и общества, а также юридических гарантий невмешательства в реализацию этого права. Данные гарантии обеспечиваются положениями Конституции РФ, УПК РСФСР, УПК РФ, Законом об ОРД и др.

Право на частную жизнь выражается в свободе общения между людьми на неформальной основе в сферах семейной жизни, родственных и дружеских связей. Частной (другими словами - личной) и неприкосновенной должна также быть жизнь человека в сфере его бытовых, интимных отношений, свободы его мысли и совести. Человеку необходимы свобода уединения, вступления в контакты с другими людьми, охрана его личных и семейных тайн, свобода от слежки1.

Беспрерывное наблюдение затрагивает право человека на частную жизнь и, прежде всего, право человека на свободу от слежки, поэтому для проведения такого наблюдения необходимо судебное решение. Целесообразно введение в законодательство нормы, которая бы прямо предусматривала в качестве основания проведения беспрерывного наблюдения соответствующее судебное решение. Например, такое разрешение необходимо для наблюдения за должностным лицом

1 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. № 6. С.383.

102

в рабочем кабинете в течение всего времени его пребывания там. При таком наблюдении фиксируется не только деятельность лица в рабочее время, но и его частная жизнь (например, поведение лица во время обеденного перерыва, сцены переодевания и т.п.).

Особо внимательно на практике следует подходить к вынесению решения об осуществлении наблюдения. Также судьям необходимо запрашивать документы, обосновывающие необходимость и цель проведения наблюдения, а также предположительные сроки проведения наблюдения.

Необходимо отметить, что законодательными актами должны быть урегулированы основания получения именно судебного разрешения на проведение наблюдения и порядок определения и продления срока наблюдения. Закон определяет лишь основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативных мероприятий (ст. 9 Закона об ОРД). Целесообразным представляется введение в действующее законодательство перечня обязательных положений, которые должны указываться в документе с просьбой о выдаче разрешения на проведения наблюдения. В документе с просьбой о выдаче разрешения должно в обязательном порядке указываться: а) основания проведения наблюдения (если наблюдение планируется в отношении конкретного лица, необходимо указать фамилию, имя, отчество данного лица, номер уголовного дела и т.д.); б) вид планируемого наблюдения; в) время и планируемое место наблюдения; г) список и технические характеристики аппаратуры, которая будет использоваться в процессе наблюдения.

Максимальный срок проведения любого вида наблюдения должен составлять не более 6-ти месяцев (по аналогии с прослушиванием телефонных переговоров); продление данного срока возможно только на основании судебного решения по мотивированному ходатайству руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность ( ст.9 Закона об ОРД).

Необходимо отметить, что иногда на практике результаты наблюдения оформляются с существенным нарушением действующего законодательства.

103

Указанные нарушения приводят к тому, что суды признают результаты наблюдения недопустимыми доказательствами.

Так, Московский городской суд признал недопустимыми доказательствами данные стенограммы разговоров, а также видеозаписи встреч обвиняемых во взяточничестве, указав в приговоре следующее: «Нельзя признать данные стенограммы разговоров и видеозаписи допустимым и достоверным доказательством, так как условия, при которых возможно использование фактических данных и источников их получения, органами следствия не соблюдены:

1). Применяемые способы фиксации фактических данных с помощью технических средств должны быть надлежащим образом оформлены. Этого сделано не было, никаких сведений о применении звукозаписывающей аппаратуры в деле не имеется.

2). Просмотр и прослушивание звукозаписи производились без участия обвиняемых, понятые при этом не присутствовали, а расшифровка записей произведена спустя значительное время после фиксации разговоров.

3). Сведения о том, где и в каком виде находились кассеты до передачи их в Следственный Комитет, в материалах дела отсутствуют.

Поскольку доказательственное значение процессуальных документов находится в непосредственной зависимости от соблюдения уголовно-процессуального закона, то рассматриваемые видеокассеты с расшифровками разговоров, положенные в основу обвинения, нельзя признать допустимыми и достоверными доказательствами вины подсудимых»1.

В данном случае органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, бьшо нарушено правило о надлежащем процессуальном оформлении результатов оперативно-розыскных мероприятий. Не было оформлено использование аудиоаппаратуры, просмотр и прослушивание проходили без участия обвиняемых и обязательного в таких случаях присутствия понятых.

См. Архив Московского городского суда. Дело № 2- 160/ 01.

104

Другим распространенным на практике нарушением является использование в качестве понятых сотрудников правоохранительных органов, либо указание вымышленных лиц (имен и фамилий) в качестве понятых, что также приводит к признанию полученных доказательств недопустимыми.

Так, Президиум Верховного Суда РФ 6 мая 1998 г. рассмотрев жалобу адвоката, указал следующее: «В подтверждение вины Хакимова в получении им взятки от Осипова суд привел в приговоре доказательства, полученные путем оперативно- розыскной деятельности работников Управления по борьбе с организованной преступностью. Данные доказательства нельзя признать допустимыми по следующим основаниям:

а) как видно из материалов дела, для выявления факта получения взятки работники Управления по борьбе с организованной преступностью выдали Осипову магнитофон для записи переговоров со следователем Хакимовым и оформили это протоколом. При составлении протокола присутствовал в качестве понятого сотрудник милиции В., остальные фамилии, указанные в протоколе в качестве понятых, оказались вымышленными;

б) время составления протокола указано двумя датами - 27 и 28 марта 1998г.; дата разговора Осипова и Хакимова, зафиксированного на аудиокассете, не установлена ни в ходе следствия, ни в судебном заседании;

в) понятыми не удостоверено содержание аудиозаписи; есть вероятность монтажа аудиопленки, так как на ней выявлены участки с нарушениями целостности звукового потока;

г) от Осипова кассеты получены без процессуального оформления, а отсутствие записи текста беседы между Осиповым и Хакимовым от 26.03.1996г. давало возможность использовать отдельные слова и фразы для монтажа пленки.

Учитывая, что кассационное определение вынесено с нарушением требований ст.351 УПК РСФСР, оно подлежит отмене, а дело - направлено на новое кассационное рассмотрение»1.

1 См. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №6.

105

Рассмотрим еще один вопрос о том, как допросить лицо, оказывавшее содействие оперативным органам (далее осведомитель) и осуществлявшее электронное или физическое наблюдение? Необходимость допроса данного лица может быть вызвана различными обстоятельствами (например, при рассмотрении вопроса о законности процедуры проведения наблюдения). Проанализировав действующее законодательство, можно сделать вывод, что суд вправе допросить осведомителя лишь при согласии руководителя оперативного органа. Невозможность же привлечения осведомителя в качестве свидетеля противоречит одному из основных принципов уголовного процесса: «Суд, прокурор, следователь и лицо, производящие дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства» (ст.20 УПК РСФСР).

С другой стороны, не вполне понятно опасение законодателя относительно сокрытия данных об осведомителях от судей (сведения о личности и использовании осведомителей относятся к государственной тайне ст. 12 Закона об ОРД), так как судьи на период исполнения ими своих полномочий допускаются к сведениям, составляющим государственную тайну, без проведения проверочных мероприятий. Они предупреждаются о неразглашении государственной тайны, о чем у них отбирается соответствующая расписка (ст.21, ст.211 Федеральный закон «О государственной тайне»).

Из сказанного следует, что поскольку судьи допускаются к сведениям, составляющим государственную тайну, и несут ответственность за разглашение данных сведений, то в интересах правосудия их нужно допускать к информации об осведомителях. Необходимо ввести специальные нормы, которые, с одной стороны, гарантировали бы конфиденциальность лицам, сотрудничающим с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, а с другой -позволяли строго соблюдать принцип законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

106

В каких же случаях судья должен иметь доступ к сведениям такого рода? В зарубежном законодательстве данный вопрос решается неоднозначно. Например, в судебной практике США в каждом конкретном уголовном деле судья сам решает вопрос о целесообразности разглашения сведений о личности осведомителя, учитывая характер инкриминируемого преступления, возможные способы защиты, значимость показаний осведомителя. Такого рода вопросы решаются судьей на стадии предварительного слушания дела. Судья в отсутствие присяжных проводит слушание с целью определить необходимость идентификации личности осведомителя. Если сторона обвинения сумеет убедить судью в том, что осведомитель неоднократно оправдывал доверие полиции и его сведения надежны, а интересы борьбы с преступностью требуют сохранения его анонимности, то показания полицейского, содержащие сведения, полученные от осведомителя, будут признаны допустимыми доказательствами, даже несмотря на то, что они являются свидетельством по слуху.

Подтверждение этих выводов мы можем найти в законе штата Калифорния, в силу которого доказательство, основанное на информации, сообщенной сотруднику полиции осведомителем, не являющимся «существенным свидетелем» по вопросу о виновности или невиновности обвиняемого в инкриминируемом преступлении, признается допустимым при доказывании наличия достаточного основания для производства ареста или обыска, причем не требуется, чтобы раскрывались имя или личность осведомителя, если судья удостоверится на основании доказательств, предоставленных в открытом суде в отсутствие присяжных, что эта информация получена от надежного источника (осведомителя) и не требует такого разглашения.

Единственное, что остается в этой ситуации обвиняемому, это - требовать апелляционного рассмотрения дела, ссылаясь либо на нарушение правила о недопустимости свидетельства по слуху, либо на нарушение его права на перекрестный допрос свидетеля обвинения. При принятии решения о допустимости показаний осведомителя нельзя не учитывать его заинтересованность в исходе дела и отсюда - склонность к даче ложных показаний.

107

Острые дискуссии по данному вопросу проводятся в научных кругах ФРГ. Согласно параграфу 54 УПК ФРГ, официальные сотрудники ведомства, будучи чиновниками государственной службы, могут дать свидетельские показания об обстоятельствах, которые они обязаны хранить как служебную тайну, только по специальному разрешению вышестоящего органа. Это же правило распространяется и на осведомителей. В практической деятельности судов ФРГ вызов осведомителей в качестве свидетелей по уголовному делу явление нераспространенное.

Как отмечает в своей работе Б.А.Филимонов, «осведомители выступают в суде под псевдонимом, сохраняют свою анонимность, поскольку считается, что на них также распространяются положения об ограниченном разрешении. В действительности, ни секретный осведомитель, ни официальный сотрудник рассматриваемого ведомства свидетелями в процессуальном смысле не являются. Если обычный свидетель, как принято считать в теории уголовного процесса ФРГ, это лицо, которое в силу сложившихся обстоятельств восприняло определенные факты, имеющие значение для уголовного дела, и обязано сообщить о них органам правосудия, то секретный осведомитель - негласный сотрудник, завербованный ведомством по охране Конституции или полицией. Он выполняет определенные задания по сбору информации на интересующих спецслужбу лиц, нередко действуя как провокатор, передает на конспиративных встречах официальным сотрудникам ведомства донесения, являющиеся результатом заранее запланированной и направляемой деятельности. Его негласная работа оплачивается государством. Следовательно, секретный осведомитель агентурный, а не процессуальный источник»1.

В последнее время в германской судебной практике наметилась тенденция отказываться от вызова в суд и допроса официальных сотрудников ведомства и его агентуры и заменять участие последних в процессе оглашением протоколов их допросов. Как разъяснил 26 мая 1981 г. Федеральный конституционный суд ФРГ, в
судебном заседании на основании параграфа 251 УПК ФРГ могут быть

Филимонов Б.А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. М.: Фирма «СПАРК», 1994. С.109.

108

оглашены протоколы допроса секретного осведомителя ведомства по охране конституции, который был допрошен на предварительном расследовании, при допросе сохранял анонимность и это, по мнению Конституционного суда, не связано с нарушением закона1.

Как видно из приведенных выше положений законов США и ФРГ, данная проблема в разных странах решается по-разному, и единообразия в решении данного вопроса не наблюдается.

С данной проблемой сталкивались и будут сталкиваться все должностные лица и правоохранительные органы, использующие осведомителей для получения информации о преступлениях. Возникает вопрос, как доказывать событие преступления, если единственным непосредственным свидетелем является осведомитель, а краеугольным камнем работы с осведомителем является сохранение конфиденциальности его сотрудничества с правоохранительными органами. При решении данной проблемы не следует учитывать законодательный опыт США и ФРГ, поскольку такие основные принципы уголовного процесса Российской Федерации, как непосредственность исследования доказательств и устность процесса, явно противоречат законодательной практике получения информации от осведомителей в этих странах.

Поскольку осведомители довольно часто используются органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, при проведении таких оперативных мероприятий по делам о взяточничестве, как наблюдение и оперативный эксперимент, необходимо более подробно урегулировать правовое положение данных лиц.

В связи с изложенным, считаю недопустимым использование в качестве доказательства по уголовному делу информации, полученной от осведомителя без его допроса в качестве свидетеля. Доказательства, полученные не от осведомителя, противоречат принципу непосредственности исследования доказательств и должны признаваться недопустимыми. Если за осведомителя

См.: Филимонов Б.А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. Монография. Фирма «СПАРК». 1994. С.110.

109

показания дает оперативный работник, то он должен указать источник своей осведомленности. В связи с этим представляется целесообразным: а) законодательное закрепление осведомителя как особого свидетеля по уголовному делу с указанием его прав и обязанностей; б) определение перечня условий, при которых орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, будет обязан предоставить информацию об осведомителе (осведомителях) по запросу соответствующего судьи.

Нельзя не согласиться и с мнением практических работников оперативных органов, которые считают, что расширение круга лиц, имеющих доступ к информации об осведомителях, приведет к раскрытию (расшифровке) многих из них и к значительным провалам в этой работе. С другой стороны, защита прав и свобод человека и гражданина является основной функцией оперативных органов. Поскольку осведомители привлекаются к проведению оперативных мероприятий, которые могут затрагивать конституционные права граждан, необходимо законодательно урегулировать перечень обстоятельств, при которых оперативные органы будут обязаны предоставить судье возможность допросить осведомителя. Предлагаемый перечень данных обстоятельств является примерным и зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела.

Орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, должен представлять по запросу суда информацию о личности осведомителя и о его участии в конкретном оперативном мероприятии, а также обеспечить явку последнего в суд1 в следующих случаях:

а) при проверке судом законности проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении конкретного лица (судья также должен иметь реальную возможность на осуществление допроса осведомителя при разрешении этого вопроса);

б) в случае, когда осведомитель являлся единственным очевидцем преступления, и собранных на предварительном расследовании доказательств недостаточно для вынесения справедливого приговора;

1 По мнению автора, все вопросы, касающиеся участия осведомителя в оперативном мероприятии, должны обсуждаться в закрытом судебном заседании.

по

в) когда показание осведомителя на суде может дать защите возможность доказать невиновность подсудимого;

г) допрос осведомителя может помочь установить ложность показаний других свидетелей (если существуют сомнения в правдивости их показаний).

Представленные условия следует считать оценочными и зависящими от мнения суда по конкретному уголовному делу. Отказ органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в предоставлении суду такой информации по его запросу означает недоказанность совершения лицом преступления и будет вести к вынесению оправдательного приговора. Прослеженная неурегулированность в законодательном порядке вопроса о привлечении осведомителей в качестве свидетелей вызывает значительные затруднения в правоприменительной деятельности судов различных инстанций.

Ill

3.3. Прослушивание телефонных переговоров

Данное оперативное мероприятие применяется очень часто по делам о взяточничестве. В процессе доказывания результаты проведения данного мероприятия в большинстве случаев становятся «камнем преткновения» стороны обвинения и стороны защиты. Рассматривая данный вопрос, отметим, что сказать о каком-либо достаточном урегулировании данного оперативного мероприятия законом не представляется возможным.

По данному вопросу И.Л.Петрухин справедливо отмечал: «От проблемы прослушивания телефонных и иных переговоров долгое время стыдливо отворачивались, как будто ее не было. Но она была и существует ныне у нас в России и во всем мире. Задача юристов - так решить эту проблему, чтобы защитить личную жизнь граждан от произвола властей и в то же время способствовать раскрываемости преступлений»1. Развитие правового регулирования данного мероприятия призвано найти компромисс между этими двумя основными задачами проведения прослушивания телефонных переговоров.

В Законе об ОРД нет понятия прослушивания телефонных переговоров. Авторы комментария к Закону об ОРД определяют подслушивание телефонных переговоров как «негласное получение информации, передаваемой лицами, подозреваемыми в совершении преступлений, по абонентским телефонным линиям связи»2.

Такая трактовка данного оперативного мероприятия является ошибочной. Вернее, ошибочным является использование в данном понятии процессуального термина «подозреваемый», поскольку данный термин используется в уголовном процессе.

Петрухин И.Л. Личные тайны человек и власть. М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 1998. С.84.

2 Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно- практический комментарий / Под ред.проф. В.В.Николюка. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 2000. С.60.

112

Прослушивание на основании Закона об ОРД осуществляется при наличии информации о признаках преступления, по которому обязательно предварительное следствие (ст.8 Закона об ОРД).

В соответствии со ст.23 Конституции РФ прослушивание телефонных переговоров допускается только на основании решении суда. Данное положение Конституции также нашло свое отражение в Законе об ОРД. В случаях, не терпящих отлагательства, данное оперативное мероприятие может быть проведено на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением судьи в течение 24-х часов. В течение 48-ми часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение (ст. 8 Закона об ОРД). Если прослушивание проходило с нарушением законодательства, то результаты данного прослушивание следует считать недопустимыми, согласно ч.2 ст.50 Конституции РФ.

Некоторые ученые, в частности Г.Козырев, считают, что оценка доказательственного значения информации, запечатленной на фонограмме, не зависит от того, кем, когда, где и при каких обстоятельствах она добыта1. С данным мнением невозможно согласиться, поскольку для закрепления результатов данного оперативного мероприятия в качестве доказательства необходимо выяснить, была ли соблюдена процедура проведения прослушивания.

Указанное выше положение следует из содержания ч. 2 ст. 50 Конституции РФ. Проблема, по моему мнению, состоит в том, что Законом об ОРД не закреплена процедура прослушивания телефонных переговоров. Получается нелогичная ситуация: в уголовном процессе нарушение процедуры собирания доказательств влечет признание доказательств недопустимыми, а в ходе оперативных мероприятий такая процедура законом даже не установлена.

См.: Козырев Г. Документирование прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров // Законность. 1993. № 4. С.38.

113

Поэтому для проверки жалобы гражданина на нарушение прав и свобод человека при проведении прослушивания телефонных переговоров, необходимо в обязательном порядке допрашивать лиц, проводивших данное мероприятие в судебном заседании.

Необходимо затронуть еще один вопрос. Как быть с установлением прослушивающих устройств в помещении, и к какому виду оперативного мероприятия относится данное действие. Например, в телефоне установлено подслушивающее устройство, позволяющее фиксировать разговоры не только по телефонным линиям связи, но и разговоры внутри комнаты.

В США, например, запрещены любые прослушивания с помощью любых устройств без соответствующего судебного ордера. При этом правила прослушивания различаются в отношении устных переговоров (oral communication) и переговоров с помощью проводных средств связи (write communication). Первые могут прослушиваться на основании ордера лишь в тех местах, которые конституционно охраняются от государственного вторжения (квартира, место работы, номер в отеле и т.д.). Для прослушивания в иных местах, например, в тюрьме, ордер не требуется. Во втором случае прослушивание без ордера вообще запрещается. Нарушение этих правил признается преступлением, за совершение которого предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет и (или) штраф до 10 тысяч долларов США. Доказательства, добытые с нарушением установленных правил, автоматически исключаются из любого судебного разбирательства. Потерпевшим от незаконных действий возмещались все понесенные расходы (например, на адвоката) и убытки.

В законодательстве США условия выдачи ордера на прослушивание следующие: 1) должно существовать достаточное основание предполагать, что конкретное преступление совершено или совершается, и доказательства этого будут получены путем прослушивания; 2) разговоры, которые планируется перехватить, должны быть четко обозначены в ордере; 3) прослушивание должно быть ограничено во времени; 4) продление может быть разрешено только при новом представлении достаточного основания; 5) прослушивание должно быть прекращено, как только искомые доказательства получены; 6) запрос на выдачу

114

ордера должен быть представлен в письменной форме, за исключением безотлагательных ситуаций; 7) ордер должен быть возвращен по исполнении с детальным описанием перехваченных разговоров (Решение Верховного Суда США по делу Berqer v. New York).

Рассмотрев опыт США, следует согласиться с необходимостью введения в законодательство Российской Федерации четкого перечня видов прослушивания, разрешенных к использованию правоохранительными органами на территории нашей страны.

В Законе об ОРД различия на устные и телефонные переговоры не содержатся, и поскольку оперативное мероприятие, рассматриваемое нами, называется «прослушивание телефонных переговоров», то прослушивание не по абонентским линиям связи к вышеуказанному мероприятию не относится. К наблюдению данное действие отнести также не представляется возможным, поскольку в данном случае не проводится негласного слежения за объектом. Законодатель отделяет и обособляет прослушивание телефонных переговоров от прослушивания вообще переговоров между людьми с помощью специальных технических средств. С этим нельзя согласиться поскольку, прослушивание телефонных переговоров может проводиться только на основании судебного решения, а прослушивание и осуществление видеозаписи разговоров в ходе наблюдения может проводиться на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно- розыскную деятельность, если данное оперативное мероприятие не нарушает право на неприкосновенность жилища. Такое положение в законодательстве представляется нелогичным, поэтому необходимо определить в законе четкий перечень видов прослушиваний и процедуры их проведения.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что поскольку перечень оперативных мероприятий, указанный в ст.6 Закона об ОРД, является исчерпывающим, то любое прослушивание не по телефонным линиям является незаконным, а результаты данной деятельности являются недопустимыми доказательствами.

115

Для того чтобы результаты телефонного прослушивания были признаны доказательством по уголовному делу, следует: по окончании телефонного прослушивания опечатать ленту с фонозаписью, не внося в нее никаких изменений, и составить протокол прослушивания с указанием, когда, где и кем проводилось прослушивание, были ли перерывы в прослушивании, и чем они вызваны. Опечатанная фонозапись и протокол прослушивания передаются начальнику спецслужбы, по постановлению которого проводилось прослушивание. Фонограмма расшифровывается, печатается на пишущей машинке или компьютере и используется в дальнейшей оперативно-розыскной работе.

Результаты прослушивания, то есть аудиопленки, могут быть приобщены к делу в качестве доказательств при соблюдении ряда процессуальных требований к собиранию доказательств. В частности, должны быть допрошены лица, осуществляющие запись, проведен осмотр (фактическое прослушивание) фонограмм, в случае признания объекта вещественным доказательством должно быть вынесено постановление о его приобщении к уголовному делу, а в случае необходимости проведена экспертиза для подтверждения подлинности записи (также путем проведения экспертизы может быть осуществлена идентификация лица по его голосу).

В связи с данной темой необходимо также рассмотреть ст. 186 УПК, которая называется «Контроль и запись переговоров». В данной статье указывается, что при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, их контроль и запись допускается при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях только на основании судебного решения.

В данной статье уже появляется термин «иные переговоры», которым по замыслу законодателя охватываются все виды переговоров, не связанных с телефонными переговорами. По смыслу данной статьи любые переговоры указанных выше лиц могут контролироваться и записываться только на основании

116

судебного решения, вне зависимости от того, в каком месте данные переговоры ведутся (дома, на улице, в служебном помещении и т.д.).

К сожалению, конструкция диспозиции данной статьи содержит больше вопросов, чем ответов. Например, непонятна цель проведения данного следственного действия. Законодатель смешал в одной статье содержание оперативного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров» и комплекс мер, проводимых в других странах с целью ограждения потерпевших, свидетелей и т.д. от преступных посягательств.

Остается неясным, кто по смыслу данной статьи будет осуществлять контроль и запись таких переговоров. Данные действия отнесены проектом к следственным действиям, то есть должны осуществляться следователем, но если следователь будет участвовать в контроле и записи переговоров, он автоматически превращается в очевидца преступления, то есть в свидетеля, и подлежит немедленному отводу.

По этому поводу Е.А.Доля справедливо отмечал, что «ни одно из следственных действий не содержит в себе возможности непосредственного восприятия следователем ни преступного действия в целом, ни какой- либо его части (эпизода). Даже при производстве следственных действий, основу которых составляет непосредственное восприятие следователем и понятыми фактов и обстоятельств, имеющих значение для дела…, непосредственно воспринимается не само преступное действие, его часть (эпизод), а их последствия»1.

Часть 4 ст. 186 УПК гласит, что постановление о производстве контроля и записи телефонных переговоров направляется следователем в соответствующий орган. Данное положение УПК представляется нелогичным. Зачем было признавать контроль и запись телефонных переговоров следственным действием, если производство данного действия следователь поручает «соответствующему органу».

В п. 5 рассматриваемой статьи указывается, что производство контроля и записи иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно

1 Доля Е.А. Прослушивание телефонных и иных переговоров - следственное ли это действие? // Советская Юстиция. 1992. №№19-20. С. 12.

117

прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по уголовному делу.

Данный пункт обязывает следователя вынести постановление об окончании рассматриваемого действия не с момента получения информации, интересующей следователя, а с момента окончания срока предварительного расследования, что представляется неправильным. Моментом окончания данного следственного действия должно являться получение достаточной информации, имеющей значение для дела. Если целью данного следственного действия является- защита свидетеля, потерпевшего и т.д., то момент окончания этих действий - вынесение приговора по данному уголовному делу, либо постановления следователи о его прекращении.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что контроль и запись переговоров - это скорее оперативно-розыскное мероприятие, а не следственное действие, так как оно проводиться в большинстве случаев одновременно с совершением преступления.

Законодатель, по-видимому, учел опыт американского законодательства, указав, что при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников и близких людей контроль и запись переговоров допускается по их письменному заявлению, а при отсутствии такового - на основании судебного решения.

В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи переговоров указывается: а) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры; б) основания, по которым производится данное следственное действие; в) фамилия, имя, отчество лица, чьи телефонные переговоры подлежат контролю и записи.

Таким образом, при выдаче разрешения на прослушивание и контроль переговоров судья обязан проверить достоверность, указанных в ходатайстве сведений, после чего решить вопрос о выдаче разрешения на проведение рассматриваемого следственного действия. Если указанные в ходатайстве

118

сведения окажутся недостоверными, а исследуемое следственное действие санкционировано судьей и проведено, то результаты, полученные *в ходе проведения таких действий, следует признать недопустимыми доказательствами.

Вывод: проведение оперативных мероприятий и закрепление их результатов в качестве доказательств в соответствии с законом представляет большую проблему для органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по делам о взяточничестве. Данное обстоятельство вызвано пробелами в законодательном регулировании оперативных мероприятий в Законе об ОРД и в других законодательных актах, что приводит к ошибкам в проведении данных мероприятий и процессуальном закреплении результатов ОРД. Устранение данных пробелов будет способствовать эффективному росту раскрываемости рассматриваемого вида преступления, а также созданию надежной доказательственной базы по делам о взяточничестве, поскольку в большинстве случаев основу доказательственной базы составляют результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий.

119

Глава IV. Проведение следственных действий по делам о взяточничестве

В предыдущей главе были рассмотрены вопросы проведения и процессуального закрепления результатов оперативно-розыскных мероприятий. После проведения оперативных мероприятий следователь определяет объем и виды необходимых следственных действий по делам о взяточничестве. Наиболее распространенным по рассматриваемой категории дел является проведение допросов, осмотров, обысков, выемок, предъявления для опознания.

Рассмотрим особенности проведения допросов по делам о взяточничестве.

4.1. Получение и использование информации, которой обладают участники процесса, в доказывании по делам о взяточничестве

Взяточничество - это особый вид преступления. Его особенностью можно считать крайне ограниченный круг лиц, присутствующих при передаче взятки. По данному критерию взяточничество можно разделить на два вида: а) когда при передаче взятки участвуют лишь участники преступления (взяткодатель, взяткополучатель); б) когда при передаче взятки присутствуют очевидцы данного преступления.

Очевидцем взяточничества может быть любое лицо, наблюдающее факт передачи взятки должностному лицу. Во многих случаях очевидцы взяточничества могут и не подозревать, что они наблюдают факт передачи взятки, поскольку, как правило, данный факт тщательно маскируется участниками преступления.

Обычно достаточно полной информацией о преступлении владеют сами взяткодатель и взяткополучатель. Информация, представляемая

непрофессиональными участниками процесса, всегда чрезвычайно важна для расследования и судебного рассмотрения уголовных дел.

Полнота получения и эффективность использования этой информации зависит от двух условий: а) от того, насколько следователи, прокуроры, судьи исполняют
требования закона, определяющие право участников процесса

120

представлять доказательства; б) от реальных возможностей, которыми располагают эти участники для отыскания, обнаружения доказательств1.

Рассмотрим действия следствия на первоначальном этапе расследования дел о взяточничестве (первоначальные следственные действия). На этом этапе расследования, как правило, собираются самые важные доказательства, используемые впоследствии как основа доказательственной базы по делам о взяточничестве. Поэтому следствие само должно определить порядок и виды следственных действий, которые необходимы в том или ином случае. Типичными следственными действиями на начальном этапе расследования могут являться: 1) допрос заявителя; 2) допрос свидетелей; 3) допрос обвиняемого (лиц, подозреваемых во взяточничестве).

Кроме того, проводятся обыски: а) например, в квартире взяткодателя или взяткополучателя (то есть по месту жительства последних); по месту работы лиц, подозреваемых в совершении взяточничества (или лиц, причастных к данному преступлению); б) личный обыск лиц, подозреваемых во взяточничестве. Осуществляется осмотр и выемка служебных и неслужебных документов (которые относятся к действию либо бездействию взяткополучателя в пользу взяткодателя или представляемых ими лиц, свидетельствующих о заинтересованности взяткодателя в совершении взяткополучателем тех или иных действий, а равно других документов, имеющих отношение к взяточничеству). Производятся осмотр предмета взятки и арест имущества (при необходимости) как взяткодателя, так и взяткополучателя. Особенности данных следственных действий по делам о взяточничестве будут рассмотрены в следующем параграфе диссертации.

Рассмотрим такое следственное действие как допрос на начальном этапе расследования. Это многоплановое следственное действие, квалифицированное производство которого требует обширных знаний самого различного характера. Допрос является наиболее распространенным (в тактическом отношении сложнейшим) следственным действием, с помощью которого можно получить и проверить значительную часть информации о взяточничестве.

1 Доказывание в уголовном процессе традиции и современность / Под. ред. канд. юр. наук В.А.Власихина. М., 2000. С. 23-24.

121

Первое. Одним из начальных следственных действий при возбуждении по заявлению гражданина дела о взяточничестве обычно становится допрос данного лица. Заявителем может быть как взяткодатель, так и любое лицо, которому стало известно о факте передачи или факте вымогательства взятки. При допросе заявителя следует выяснить основные обстоятельства взяточничества: предмет взятки, способ передачи взятки, место, время, личность взяткодателя и взяткополучателя и т. д.

Необходимо выяснить и причину, по которой гражданин обратился в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела. Большинство авторов работ, затрагивающих тему допроса заявителя по делам о взяточничестве, склоняются к мнению, что если заявителем становится лицо, фактически передавшее должностному лицу взятку, то в этом случае, особой проверке подлежит причина написания такого заявления. Такое мнение представляется верным, поскольку в каждом подобном случае следствию надлежит установить не только причину, но и мотив заявителя (например, не является ли истиной целью такого заявления сведение личных счетов с указанным лицом).

Следует также учитывать психологическое состояние заявителя: необходимо попробовать наладить с ним психологический контакт. Промедление с проведением допроса может привести к нежеланию заявителя активно способствовать раскрытию факта взяточничества. Поэтому при возбуждении уголовного дела по факту взяточничества данное следственное действие должны быть осуществлено в первую очередь.

В законодательстве предусмотрено особое положение, когда лицо, давшее взятку, подлежит освобождению от уголовной ответственности. Происходит это в случае, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки. В связи с этим определим процессуальное положение данного лица в период расследования дела о взяточничестве.

Наиболее верным будет полагать, что такое лицо станет участвовать в расследовании на правах подозреваемого. Во-первых, данное лицо совершило общественно опасное деяние в виде передачи взятки должностному лицу, и оно

122

подлежит уголовной ответственности за совершенное деяние. Во-вторых, добровольность сообщения взяткодателя о передаче взятки должностному лицу еще должна быть установлена доказательствами, собранным по делу.

Из сказанного следует, что заявитель, давший взятку должностному лицу, является подозреваемым до тех пор, пока не будут собраны доказательства, которые позволят сделать вывод о его добровольности в сообщении соответствующим органам (имеющим право возбуждать уголовные дела о взяточничестве) о факте передачи взятки должностному лицу. Значит, такое лицо должно допрашиваться в качестве подозреваемого, и при его допросе необходимо выяснить соответствующие обстоятельства. В том случае, если подобное заявление поступает от лица, которое не является взяткодателем, то перечень обстоятельств, подлежащих выяснению при допросе, является иным.

Разумеется, данные перечни обстоятельств, подлежащие выяснению при допросах, являются примерными и зависят от конкретных особенностей уголовного дела по факту взяточничества. Эти обстоятельства следует выяснять при первом допросе заявителя (взяткодателя). В дальнейшем они послужат определенным ориентиром для перспективного планирования действий по сбору доказательственной базы и, в частности, для доказывания факта передачи взятки должностному лицу. Такой анализ данных обстоятельств поможет определить первоочередные оперативно- розыскные и следственные действия, необходимые для сбора доказательств по делу о взяточничестве.

Второе. В практике расследования показания свидетелей всегда составляли основу доказательственной базы по любому делу о взяточничестве, поэтому данное следственное действие рассмотрим наиболее подробно. Поиск очевидцев взяточничества - первоочередная задача следствия при расследовании этих дел. Поиск и выявление свидетелей факта передачи взятки становится общей задачей расследования и создания доказательственной базы в целом, а также одним из элементов планирования действий по раскрытию взяточничества.

Следствие обязано выявить все обстоятельства взяточничества; привлечь как можно больше свидетелей, которые смогут подтвердить или опровергнуть факт передачи
взятки, предмет и размер взятки, а также - все условия,

123

сопутствующие исследуемому событию. При обнаружении новых фактов, связанных с взяточничеством, каждый раз возникает необходимость выявления свидетелей, которые могли бы подтвердить данные факты. Поэтому следствие должно заниматься выявлением новых свидетелей на всех этапах расследования дел о взяточничестве. Кроме того, данные следственные действия направлены на создание доказательственной базы по конкретному факту взяточничества и принятие решения по делу.

Следствие обязано принять меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств получения или дачи взятки; выявить все уличающие и оправдывающие, смягчающие и отягчающие обвиняемого обстоятельства. Например, оправдывающие обвиняемого обстоятельства будут устанавливаться такими доказательствами: а) опровергающими обвинение -свидетельствуют о невиновности обвиняемого (или меньшей его виновности); б) обосновывающими отсутствие события преступления (или вины данного лица, иных обстоятельств) - исключают производство по делу1. Следовательно, важнейшей задачей следствия становится привлечение как можно большего количества свидетелей, которые смогут подтвердить или опровергнуть факт передачи взятки, предмет и ее размер, а также - все условия, сопутствующие исследуемому событию.

Решения данной задачи могут быть различными, они будут зависеть от характера расследуемого факта и материалов, находящихся в распоряжении следствия. В одних случаях, выявление свидетелей не займет много времени и сил, (необходимая информация будет содержаться в материалах дела); в других - поиск и выявление очевидцев передачи взятки должностному лицу займет много времени и сил со стороны следствия.

В заявлении, при проведении анализа собранных по делу доказательств, можно назвать очевидцев взяточничества (возможно, тех, которые не подозревают о том, что стали свидетелями передачи взятки должностному лицу). Например, гражданин становится свидетелем передачи определенной денежной суммы

1 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е перераб. и доп. М.: Спарк, 2000. С.58.

124

должностному лицу вне рабочего времени; данное лицо может не предполагать о том, что оно стало свидетелем факта передачи взятки и забыть о данном факте. Следствию в таком случае необходимо тщательно изучить материалы дела, находящиеся в его распоряжении, а также допросить заявителя. При возбуждении дела по статьям и заметкам, содержащимся в печати, устанавливаются и допрашиваются авторы этих статей и заметок, сотрудники редакции, а также лица, на которых они указывают в качестве свидетелей по делу.

На практике чрезвычайно действенным методом выявления свидетелей является изучение характера и специфики работы подозреваемого или обвиняемого во взяточничестве. При этом в процессе следствия необходимо изучить весь объем нормативного материала, который регулирует профессиональную деятельность подозреваемого или обвиняемого во взяточничестве. Для установления потенциальных свидетелей по делу подлежат изучению ведомственные акты. Свидетели, выявленные таким способом, нередко подтверждают не только уже известные обстоятельства, но и сообщают следствию другие подозрительные факты, относящиеся к деятельности обвиняемого; раскрывают его связи, взаимоотношения с определенными лицами и т.д. Ознакомление с производственной деятельностью обвиняемого (подозреваемого) часто служит средством выявления возможных взяткодателей.

Таким образом, одним из важнейших и наиболее распространенных следственных действий, которое служит эффективным средством получения новых и проверке полученных в ходе предварительного расследования доказательств, является допрос свидетеля. Он занимает значительную часть времени в работе следователя по уголовному делу, поэтому рассмотрим некоторые особенности подготовки и проведения допроса свидетелей по делам о взяточничестве.

Общей задачей допроса свидетеля является получение интересующей следствие достоверной информации всеми доступными и незапрещенными законом методами. Достоверность информации, получаемой от свидетеля, зависит, прежде всего, от желания (или нежелания) свидетеля сообщать правдивую информацию об обстоятельствах передачи взятки должностному лицу. Свидетели,

125

как правило, допрашиваются один раз. При возникновении противоречий между показаниями свидетелей, такие лица могут допрашиваться повторно.

Следователь перед допросом свидетеля должен удостовериться в личности свидетеля путем проверки документов (удостоверяющих личность свидетеля) и выяснить его отношение к обвиняемому. Выяснение личности свидетеля и его отношений с взяткодателем, взяткополучателем позволит определить целесообразность допроса данного свидетеля, а также обусловить круг вопросов, на которые данный свидетель может ответить. Свидетелем может быть любое лицо.

Подготовка к допросу свидетелей будет складываться из следующих предварительных действий: а) изучения личности свидетеля, его отношения к расследуемому событию и характера взаимоотношений с участниками процесса; б) составления плана допроса с подбором необходимого в его процессе фактического материала; в) выбора способа вызова свидетеля на допрос.

Полученные сведения о личности свидетеля дают возможность решить вопрос о целесообразности допроса и выборе его правильной тактики. В частности, не зная какое отношение имеет сослуживец взяткополучателя к расследуемому преступлению, не располагая сведениями о взаимоотношениях с подозреваемым, нельзя вызывать его на допрос (особенно, если многие обстоятельства дела еще не исследованы).

Следует также иметь ввиду, что нередко преступники (сами подозреваемые, обвиняемые или посредством близких родственников свидетелей), предвидя возможность расследования, либо в процессе такового, оказывают психологическое, моральное, а иногда физическое воздействие на свидетелей. В этом случае они вступают в сговор с вероятными свидетелями и заранее подготавливают несоответствующие реалиям показания последних, направляя расследование по ложному пути. В целях предотвращения такого воздействия на свидетелей следует на государственном уровне разработать программу по защите свидетелей по уголовным делам.

Разумеется, тактика (порядок) изучения личности свидетеля и его отношений с взяткополучателем и взяткодателем в законодательном порядке не

126

регулируется. В то же время, ряд авторов,1 которые исследовали данную проблематику, предлагают наряду с официальными использовать для этого и неофициальные источники.

К официальным источникам можно отнести: а) информацию, полученную следствием от руководителей соответствующих организаций; б) материалы личного дела; в) показания других свидетелей по делу; г) информацию, полученную от лиц, работающих с обвиняемыми по делу вместе в одной организации. К неофициальным источникам можно отнести информацию, представленную осведомителями или полученную в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий. Использование официальных и неофициальных источников информации о личности свидетелей дает следствию возможность ознакомления с различными сведениями о личных отношениях свидетелей с обвиняемыми.

Практика расследования дел о взяточничестве показывает, что заинтересованность свидетеля в исходе дела не всегда объясняется причастностью к преступлению или характером его взаимоотношений с обвиняемым. Нередко она основана на низменных побуждениях. К примеру, сослуживец подозреваемого может оговорить его с целью избавиться от соперника по службе или из желания занять его должность .

Возвращаясь к сказанному, следует отметить, что важнейшую роль при проведении допросов и других следственных действий играет осведомленность и знание следователем должностных полномочий взяткополучателя. Поэтому, на начальном этапе расследования необходимо запрашивать все нормативные документы, относящиеся к служебной деятельности взяткополучателя, в целях дальнейшего изучения каждого из них. Изучение нормативных документов позволяет следствию: а) разобраться в имеющихся в деле документах, материалах, профессиональных терминах и т. д; б) правильно оценить представленные

1 Напр., Степанов В.В. Расследование взяточничества. Канд.дис. Саратов 1956. Рахунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. М.: Госюриздат, 1955. С.73 и др.

2 См.: Берекашвили Л.Ш. Методика расследования взяточничества / Дис. канд. юр. наук. Свердловск, 1956. С. 151.

127

документы, установить их связь с расследуемым фактом, избежать ошибок в квалификации преступления. Особенно важны такие познания, когда следствию требуется проведение следственных действий, связанных с предъявлением определенным лицам каких-либо служебных документов, находящихся в деле.

Существенным элементом подготовки к допросу является составление плана допроса (одного из вспомогательных средств ведения следственных действий), предусматривающего наиболее эффективный порядок получения правдивой информации. Предметом допроса свидетеля по делам о взяточничестве будут являться обстоятельства, которые имели какое-либо отношение к факту передачи взятки должностному лицу.

Допрос свидетеля по делам о взяточничестве можно подразделить на виды: а) первоначальный; б) повторный; в) дополнительный. Однако уже при первоначальном допросе следует выявить предмет допроса по делам о взяточничестве в полном объеме (за исключением случаев, когда по тактическим соображениям следствие считает необходимым не касаться тех или иных обстоятельств, выяснение которых связано с предварительным проведением следственных действий).

Самым благоприятным вариантом для следствия будет желание свидетеля по делу о взяточничестве давать правдивую информацию. Тем не менее, необходимо учитывать, что даже при желании свидетеля предоставлять органам расследования достоверную информацию о фактах передачи взятки должностному лицу, таковая вполне может являться недостоверной по независящим от свидетеля обстоятельствам. К подобным обстоятельствам можно отнести: а) неполное восприятие события преступления; б) добросовестное заблуждение при восприятии события преступления; в) забывание определенных обстоятельств по делу (либо их последовательности).

Выясняя личность допрашиваемого, весьма важно попытаться установить с ним психологический контакт, определить его отношение к предмету допроса, а также к лицам, проходящим по делу - выбрать тактику допроса. Определение тактики (существуют различные тактические приемы) допроса свидетеля зависит: а) от особенностей расследуемого дела; б) от избранной свидетелем позиции

128

(содействия или противодействия установлению истины); в) от объема доказательств, которыми располагает следствие; г) от других условий производства следственных действий. Допрос, исходя из реального состояния обстановки, может осуществляться в конфликтной или бесконфликтной ситуации.

Следствие свободно при выборе тактики допроса, однако есть необходимость учитывать появление новых моментов в законодательстве. Так, например, в действующем Уголовно-процессуальном кодексе указывается на то, что для проведения допроса «свидетель вызывается к следователю повесткой, которая вручается под расписку свидетелю, а в случае его временного отсутствия -кому- либо из взрослых членов семьи или жилищно-эксплутационной организации, администрации по месту работы свидетеля, исполнительному комитету…». Свидетель может вызываться «также телефонограммой или телеграммой».

Данный порядок вызова свидетеля претерпел изменения в новом Уголовно- процессуальном кодексе. В нем говорится, что вызов на допрос свидетеля осуществляется повесткой, которая вручается свидетелю под расписку лично либо с привлечением средств связи. «В случае временного отсутствия указанного лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя - иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос» (ст187-188 УПК РФ ).

Временной предел проведения допроса свидетеля не оговаривается. Предусмотрено лишь положение, по которому следствие не имеет права допрашивать свидетеля «непрерывно более четырех часов» (его продолжение допускается «после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятии пищи»). Общая продолжительность допроса не может превышать восьми часов (ст. 187 УПК РФ).

В ходе допроса свидетелю предоставляется право пользования документами и записями; ведется протокол допроса. В случае если при допросе свидетеля использовались технические средства, то данный факт должен быть отражен в протоколе. В нем обязательно должны найти место: а) сведения о технических средствах; об условиях фотографирования, аудио-, видеозаписи, киносъемки; о

129

факте приостановления аудио-, видеозаписи, киносъемки (причине и длительности остановки записи); б) заявление допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио-, видеозаписи, киносъемки; в) подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие правильность составления протокола.

Не менее важным является право свидетеля изготавливать схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые могут приобщаться к протоколу. Они помогают следствию лучше разобраться в механизме передачи взятки должностному лицу, очередности выполнения требований взяткодателя. В протоколе должны быть указаны все лица, участвовавшие в допросе; каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения. По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения (либо по его просьбе оглашается следователем, о чем делается в нем соответствующая запись). Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола (кроме того, им подписывается каждая страница протокола).

Предусмотрена возможность явки свидетеля с адвокатом для оказания юридической помощи. Однако предусмотрено ограничение его участия в процессе допроса: а) адвокат вправе присутствовать при допросе, но при этом не вправе задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы; б) адвокат вправе делать замечания о нарушениях прав и законных интересов свидетеля, но только после окончания допроса. Указанные замечания подлежат обязательному занесению в протокол (ст. 189 УПК РФ).

Допрос свидетеля следует начинать с предложения рассказать все известное ему по существу дела.

Свидетель может излагать известные ему факты (обстоятельства) в следующих формах свободного рассказа: а) в хронологической; б) по эпизодам; в) по отдельным местам передачи взятки должностному лицу взяткодателем; г) по лицам. После свободного рассказа свидетеля, в целях более глубокого понимания отдельных моментов и уточнения пропущенных свидетелем обстоятельств, следователь приступает к вопросно-ответной части допроса.

130

Эффективность допроса часто зависит от конкретной формулировки вопросов, предлагаемых свидетелю, а также от понимания свидетелем таких вопросов. При формулировании вопросов необходимо учитывать возраст, образование, место жительство свидетеля.

Вопросы должны быть четкими краткими по возможности и лаконичными. Действующим законодательством запрещается задавать свидетелю наводящие вопросы. Необходимо определиться с их последовательностью; они должны быть корректными, касающимся какого-либо одного факта передачи взятки, лаконичными и не допускающими расширенного толкования. Задавать вопросы необходимо, как правило, в прямой форме; формулировка вопроса должна полностью исключать возможность для свидетеля извлечь из содержания вопроса, информацию, необходимую для ответа.

Особой подготовки требует допрос заявителя, который утверждает, что должностное лицо вымогало у него взятку, либо взяткодателя, своевременно сообщившего правоохранительным органам о факте передачи взятки. В данном случае обязанностью следствия будет установление: а) характера отношений между взяткодателем и взяткополучателем; б) обстоятельств их знакомства; в) лиц, причастных к факту передачи взятки; г) характерных признаков взятки; д) характера действия (бездействия), за которые была передана или обещана взятка. Также подлежит выяснению, в чьих интересах действовал взяткодатель.

При выяснении характерных признаков предмета взятки устанавливается, в чем именно выражалась взятка (в деньгах, ценных бумагах, ином имуществе или выгоде имущественного характера). При выявлении предмета взятки особое внимание следует уделить источнику ее получения. В случае если это были полученные в банке деньги, то необходимо установить наименование банка и время их получения; ценные бумаги - определить их вид и отличительные признаки; обещание либо представление выгод имущественного характера -подтвердить показаниями других свидетелей и т. п.

Факты проведения подготовительных действий со стороны взяткодателя или взяткополучателя должны быть подтверждены свидетельскими показаниями. Немаловажным фактом для выяснения обстоятельств дела служит решение

131

вопроса о количестве контактов взяткодателя и взяткополучателя, а также месте таких контактов. При допросе свидетеля, присутствовавшего во время передачи взятки, подлежит детальному установлению место ее передачи. В том случае, если местом передачи взятки должностному лицу было служебное помещение взяткодателя или взяткополучателя, то следует опросить свидетеля о месторасположении данного помещения, об отличительных признаках данного помещения, об обстановке, о расположении мебели и т. п.

Следствию необходимо учитывать то обстоятельство, что во время проведения допроса содержание ответа свидетеля в значительной степени зависит от качества формулировки вопроса. Характерными вопросами, задаваемыми свидетелю во время допроса, могут быть следующие:

а) дополняющие (направленные на выяснение дополнительных фактов, которые свидетель не разъяснил во время свободного рассказа);

б) напоминающие (задающиеся с целью выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, но которые не были затронуты свидетелем во время свободного рассказа);

в) конкретизирующие (помогающие лучше понять обстоятельства, которые были освещены свидетелем в свободном рассказе);

г) напоминающие (способствующие выяснению обстоятельств, которые были забыты или упущены свидетелем во время допроса);

д) контрольные (позволяющие получать информацию от свидетеля, которая помогает проверить достоверность показаний по уголовному делу - встречаются наиболее часто);

е) сопоставляющие (устраняющие противоречия в показаниях свидетеля). На вопросно-ответной стадии допроса следует использовать тактические

приемы допроса, которые будут определяться в зависимости от характера складывающейся ситуации. Например, в конфликтной обстановке тактические приемы допроса должны быть направлены на получение новых доказательственных фактов и по возможности для восстановления в памяти свидетеля тех фактов,
которые интересуют следователей. Необходимо вести

132

подробный допрос, при котором тактические приемы будут основываться на восстановлении ассоциативных связей по смежности и контрасту.

В условиях конфликтной ситуации целесообразно: а) проводить повторный допрос свидетеля в иной последовательности; б) формировать убеждение в наличии доказательств, изобличающих его во лжи; в) оставлять его в неведении относительно объема доказательств; г) проводить подробный допрос и последующий анализ показаний с целью выявления в них противоречий и разоблачения лжи; д) проводить косвенный допрос.

В конечном счете, эти следственные действия будут преследовать цель: «правильное предъявление доказательств - наиболее надежный способ конкретизации показаний в связи с определенными обстоятельствами расследуемого дела»1.

Третье. Определимся в особенностях тактики допроса обвиняемого и подозреваемого по делам о взяточничестве. Их показания играют существенную роль в процессе создания доказательственной базы.

Показания обвиняемого рассматриваются как сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде. Это - устное сообщение по вопросам, составляющим содержание предъявленного ему обвинения, а также об иных обстоятельствах, имеющих значение для дела, и об имеющихся в деле доказательствах, данное при его допросе и зафиксированное в установленном законом порядке2.

Показания подозреваемого - рассматриваются как сведения, сообщенные им на допросе, проведенном только в ходе досудебного производства. Это - его устное сообщение по поводу известных ему обстоятельств совершения преступления, в котором он подозревается, сделанное при допросе и зафиксированное в установленном законом порядке3.

Соловьв А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981. С.64.

2 См.: Строгович М.С. Теория судебных доказательств. Избр. труды. Т. 3. М., 1991.С.270.

3 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник под ред. проф. П.А.Лупинской. М., 2000. С.210.

133

В силу того, что процессуальные статусы обвиняемого и подозреваемого очень близки по внутреннему содержанию, а в их допросах применяются одинаковые тактические приемы для получения доказательственной информации, то будет целесообразным рассматривать особенности тактики допроса таких лиц в единообразии. В целях правильного уяснения сущности приемов и методов допроса обвиняемого и подозреваемого определим особенности их правового положения.

Процессуальная фигура обвиняемого появляется в момент вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого или с момента вынесения обвинительного акта (ст.47 УПК РФ). Необходимо отметить, что дача показаний для обвиняемого является правом, а не обязанностью. Исходя из презумпции невиновности, обвиняемый не обязан доказывать свою причастность к преступлению. Бремя доказывания - выяснение и исследование обстоятельств, уличающих или оправдывающих обвиняемого, а равно усиливающих или смягчающих степень и характер его ответственности, - действующим законодательством возложено на следствие. Обвиняемый не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Однако отказ от дачи показаний не освобождает обвиняемого от обязанности являться по вызову следствия.

Допрос - это познавательный процесс. В результате полученных показаний, их оценки следствие должно установить объективную истину по уголовному делу. Для этого необходимо в ходе допроса обвиняемого получить как можно больше информации о расследуемом событии. Достичь подобного результата возможно при сочетании действий в строгом соответствии с законодательством и умелого использования тактических приемов, разработанных криминалистической и следственной практикой. Следствие должно выбирать тактику допроса с учетом следующих обстоятельств: а) желания обвиняемого или подозреваемого давать правдивые показания (а также оказывать содействие следствию в установлении объективной истины по делу); б) процессуального положения допрашиваемого (подозреваемого, обвиняемого); в) наличия (либо отсутствия) доказательственной базы; г) других обстоятельств, имеющих значение для дела.

134

Кстати, представляется возможным согласиться с бытующим мнением, что показания подозреваемого и обвиняемого используются ими для защиты своих прав и законных интересов и поэтому содержат, кроме фактических данных, также мнения, предположения. В то же время, последние не могут иметь доказательственного значения; они лишь служат основанием для версий о наличии обстоятельств, опровергающих обвинение или смягчающих ответственность1. Разумеется, что отказ подсудимого от дачи показаний не может рассматриваться как доказательство его вины или учитываться в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего его личность2.

Под тактикой допроса обвиняемого (подозреваемого) следует понимать совокупность научных методов и приемов, обеспечивающих получение достоверных данных обо всех обстоятельствах расследуемого события с наименьшей затратой сил со стороны допрашиваемого. Выбор тактики допроса обвиняемого (подозреваемого) во взяточничестве напрямую зависит от желания последнего давать правдивые показания. Практика показывает, что обвиняемый (подозреваемый) по делу может: а) давать правдивые показания по существу задаваемых следствием вопросам; б) отказываться от дачи показаний; в) давать ложные показания на допросе; г) признавать свою вину полностью либо частично; д) давать показания, требующие проверки со стороны следствия.

Желание и дача обвиняемым (подозреваемым) правдивых показаний могут позволить следствию установить следующие существенные для дела обстоятельства: а) условия получения (дачи) взятки; б) время передачи взятки; в) личности соучастников преступления; г) предмет взятки, его местонахождение и т. п.

Следует заметить, что использование показаний для защиты своих прав и законных интересов обвиняемым (подозреваемым) может оказаться невостребованным, если он откажется от дачи показаний. Это - невыгодные условия, поэтому подобное право обвиняемые (подозреваемые) используют в

См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е, перераб. и доп. М.: Спарк, 2000. С. 174. 2 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 7. М.. С. 4.

135

редких случаях. Например, должностное лицо застигнуто в момент принятия взятки от другого лица. В данном случае оно может отказаться давать показания до выработки системы защиты от обвинения во взяточничестве.

Потенциальными целями обвиняемого (подозреваемого) во взяточничестве, дающего ложные показания, являются: а) желание уйти от ответственности; б) желание направить следствие по ложному пути (запутать ход расследования); в) нежелание выдавать следствию соучастников взяточничества; г) страх уголовного наказания.

Самой распространенной формой дачи показаний является представление частично правдивых сведений. Например, должностное лицо, застигнутое в момент получения взятки, утверждает, что взяткодатель возвращает деньги, взятые им в долг некоторое время назад (либо представляет эти деньги в долг). С одной стороны, взяткополучатель не отрицает факта получения денег от взяткодателя, с другой - отрицает, что данная сумма передана ему в качестве взятки.

Показания, которые дают обвиняемые (подозреваемые), всегда требуют проверки со стороны следствия. В этом случае используется весь комплекс тактических приемов ведения следственных действий.

При допросе обвиняемого (подозреваемого) используются тактические приемы, разработанные криминалистикой. Один из таких приемов состоит в использовании фактора внезапности при вызове обвиняемого или подозреваемого на допрос. Такой вид допроса не позволит допрашиваемому лицу заранее подготовиться к вопросам, которые следствие предъявит во время проведения допроса. Рекомендуется сначала задавать вопросы, на которые допрашиваемое лицо может ответить без труда. Это позволит втянуть его в беседу и облегчит ему сообщение достоверной информации по интересующим следствие вопросам. После того, как начнется дискуссия, следует приступать к рассмотрению основных вопросов, интересующих следствие.

Изучение практики работы Замоскворецкой межрайонной прокуратуры г.Москвы за последние четыре года свидетельствует о том, что наибольшего эффекта от допроса добивались те следователи, которые особое внимание уделяли

136

вопросам предварительной подготовки данного следственного действия. На основании этого опыта организацию допроса обвиняемого (подозреваемого) можно разделить на пять основных частей: а) предварительное изучение доказательств, закрепленных в деле (а также информации об обвиняемом или подозреваемом); б) выбор момента допроса (а также определение последовательности допроса нескольких обвиняемых); в) определение предмета допроса (а также составление примерного списка вопросов, интересующих следствие); г) разработка примерного плана допроса; д) выбор места допроса и вызов обвиняемого на допрос.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что допрос по делам о взяточничестве является сложным и многоплановым следственным действием. При проведении данного следственного действия необходимо учитывать тактические рекомендации криминалистов для получения наиболее полной и достоверной информации о факте дачи- получения взятки должностным лицом.

137

4.2. Особенности производства иных следственных действий по делам о

взяточничестве

В предыдущем параграфе были рассмотрены особенности проведения следственных действий, связанных с получением информации от участников процесса. Теперь необходимо рассмотреть особенности проведения иных следственных действий по делам о взяточничестве.

Рассмотрим особенности такого следственного действия по делам о взяточничестве, как осмотр. Наиболее распространенными по делам о взяточничестве является осмотр места происшествия и осмотр предмета взятки. Осмотр является следственным действием, основанным на методе наблюдения, поэтому особенно важным для доказывания взяточничества представляется определение цели и порядка проведения данного следственного действия. Многие авторы работ по расследованию взяточничества, к сожалению, не уделяют данному следственному действию особого внимания.

Доказательства, полученные в результате осмотра, являются наиболее значимыми, как для стороны обвинения, так и для стороны защиты, при доказывании взяточничества.

Русский юрист В. Леонтьев более ста лет тому назад писал, что осмотры составляют основу всего следствия, и нет предела в тщательности, с которой они должны производиться1.

Следователь производит осмотр места происшествия, местности, помещений, предметов и документов в целях обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств, выяснения обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 178 УПК РСФСР, ст. 176 УПК РФ).

В качестве объектов следственного осмотра выступают: а) какой - либо фрагмент материальной среды (место происшествия, помещение, участок местности,

1 Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А.Образцова. М.: Юристь, 2001. С.177.

138

не являющиеся местом происшествия, участок дороги и т.д.); б) вещные лбъекты (документы, орудия преступления и т.д.); в) материально фиксированные следы1.

Осмотр проводится в целях: а) обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств; б) выяснения обстановки происшествия; в) выяснения иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Осмотр производится в присутствии понятых (ст. 179 УПК РСФСР, ст. 177 УПК РФ). Поэтому результаты осмотра без присутствия понятых должны быть признаны недопустимыми доказательствами, за исключением случаев, предусмотренных ч.З ст. 170 УПК РФ.

По делам о взяточничестве осмотр производится для выявления следов преступления и других вещественных доказательств, которые могут иметь значение для установления факта дачи-получения взятки, для уяснения следователем обстановки и времени передачи предмета взятки и т.д. В некоторых случаях особенно необходимо установить время передачи и сам факт нахождения лица в определенном месте для подтверждения либо опровержения показания лиц участвующих в деле.

Осмотр места предполагаемой передачи взятки может являться единственным способом проверки показаний взяткодателя о посещении служебного кабинета или места жительства должностного лица с целью передачи ему взятки. Сопоставление полученных результатов осмотра и показаниями этого лица может как подтвердить такие его показания, так и явиться важным доказательством их недостоверности или ложности2.

Интересная, на наш взгляд, новелла содержится в УПК РФ. Законодатель позволяет следователю в исключительных случаях (в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если проведение осмотра связано с опасностью для жизни и здоровья людей) проводить осмотр без участия понятых, но с применением, как правило, технических средств фиксации.

1 Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А.Образцова. М.: Юристъ, 2001. С. 177.

2 См.: Кирюшина О.М. Предварительное расследование по делам о взяточничестве. Дисс. канд. юр. наук. М, 1997. С. 131.

139

Не меньший интерес представляет понимание данного положения закона некоторыми авторами. В частности В.Быков и В.Макаров в своей статье указывают, что «принятие этой новеллы способно вызвать серьезные нарушения законности, поставить под сомнение достоверность собранных при осмотре места происшествия доказательств. Не исключено, что при отсутствии понятых в процессе осмотра места происшествия в случаях, если возникнут сомнения в объективности его проведения, судьям придется приглашать в судебное разбирательство следователя и других участников осмотра, допрашивая их в качестве “свидетелей”. Полагаем, нет серьезных оснований для отказа от использования понятых, даже в исключительных обстоятельствах»’.

Считаю, что вызов понятых при проведении осмотра, связанного с опасностью для жизни и здоровья людей, вообще недопустим. Как и недопустимо проведение следственного мероприятия, связанного с опасностью для жизни и здоровья человека, в противном случае проводить следственные действия и вызывать в суд будет некого.

Рассмотрим теперь такой вид осмотра, как осмотр места происшествия. Место происшествия по делам о взяточничестве является место передачи взятки должностному лицу. Отметим, что целесообразно производить осмотр места происшествия по делам о взяточничестве, если следователь располагает достаточной информацией по данному вопросу.

Основанием для производства осмотра местности или помещения является наличие фактических данных о совершенном там преступлении или связанным с ним изменении обстановки, а также о значении обстановки на местности или в помещении для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по делу2.

Осмотр места происшествия проводится с целью установления места и обстановки, при которых проходила передача взятки, отыскания следов преступления

1 Быков В., Макаров В. О регламентации следственных действий // Российская юстиция. 1998. №2.

2 См.: Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебно-методическое пособие. Омск: Омская академия МВД России, 2001. С. 76.

140

и других вещественных доказательств, имеющих значение для дела. По делам о взяточничестве осмотр обычно проводится после задержания лица на месте преступления, а также при указании обвиняемым, подозреваемым, либо одним из очевидцев места передачи взятки.

При задержании лица на месте преступления осмотру подлежит как место передачи, так и предмет взятки. Целью осмотра в данном случае будет обнаружение и фиксация, а также предварительное исследование объектов, являющихся потенциальными носителями вещной информации о преступлении. Обычно при осмотре по рассматриваемой категории дел главной целью является обнаружение предмета взятки. При обнаружении предмет взятки изымается и опечатывается. Криминалисты рекомендуют всегда упаковывать изъятые предметы - это нужно для сохранения следов. На практике возникает вопрос, можно ли вещественное доказательство (например, деньги) признать допустимым, если оно не опечатывалось и хранилось без упаковки? Некоторые авторы, в частности В.В.Кальницкий считает, что «сам факт отсутствия упаковки не влечет признания полученного доказательства недопустимым»1.

Данное мнение, на мой взгляд, является неверным, поскольку при отсутствии упаковки вещественное доказательство (например, помеченные денежные купюры или фонограмма переговоров между взяткодателем и взяткополучателем) теряет свое доказательственное значение. Какое доказательственное значение имеет предмет, если условия его хранения позволяют производить с ним любые манипуляции? Результаты экспертизы данного доказательства также могут быть обоснованно поставлены под сомнение. Поэтому нарушение правил хранения вещественных доказательств, разработанных криминалистами, должны вести к признанию данного доказательства недопустимым и недостоверным, поскольку например, нарушение процессуального оформления фонограммы
переговоров предоставляет

1 Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебно-методическое пособие. Омск: Омская академия МВД России, 2001. С. 77.

141

потенциальную возможность использовать отдельные слова и фразы для монтажа пленки.

Такой же точки зрения, вероятно, придерживался и законодатель, который ввел в ч. 6 ст. 187 УПК РФ обязательные требования изъятия и хранения вещественных доказательств. Данная статья указывает, что «изъятые предметы упаковываются, опечатываются и заверяются подписями следователя и понятых».

Следует также не согласиться с мнением, что для обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств в помещениях и других объектах, доступ к которым возможен лишь на основании судебного решения, осмотр, как следственное действие, проводиться не может. В частности, В.В.Кальницкий указывает, что «для обнаружения следов преступления и вещественных доказательств в жилых помещениях и в ряде категорий служебных следует производить обыск. Порой это не соблюдается и в практике обыск подменяется осмотром»1.

Данный вопрос имеет большое практическое значение, поскольку от правильного (в соответствии с законом) проведения следственного действия, зависит признание полученных доказательств допустимыми.

На мой взгляд, приведенные выше следственные действия можно разграничить в зависимости от способа их проведения. Обыск проводиться с целью отыскания и изъятия орудий преступления, предметов и ценностей добытых преступных путем, а также других предметов или документов, имеющих значение для дела (ст. 168 УПК РСФСР, ст. 182 УПК РФ).

Целью проведения осмотра является обнаружение следов преступления и других вещественных доказательств, выяснение обстановки и т.д. Как уже было отмечено, осмотр - это следственное действие, основанное на наблюдении, то есть фиксации месторасположения предметов и поиске следов, имеющих значение для дела. При обыске осуществляются активные действия по отысканию предметов и

1 Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебно-методическое пособие. Омск: Омская академия МВД России, 2001. С.75.

142

документов, имеющих значение для дела. Поэтому категоричное высказывание о том, что для обнаружения предметов и следов, имеющих значение для дела, в помещении или в других охраняемых законом территориях следует производить обыск, представляется неверным. При производстве осмотра в жилище разрешение суда требуется, если проникновение осуществляется против воли проживающих в нем лиц, если такого согласия не получено, тогда есть все основания для проведения обыска. Если такое согласие получено, осмотр может проводиться и не на основании судебного решения. В случае проведения осмотра в служебном помещении, судебного разрешения на производство данного следственного действия вообще не требуется.

Значительное доказательственное значение имеет протокол, составляемый следователем во время проведения осмотра. В данном протоколе следователь описывает все свои действия, а также все обнаруженное в той последовательности, как производился осмотр, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра. В протоколе также перечисляется и описывается все изъятое (ст. 182 УПК РСФСР, ст. 177 УПК РФ).

В необходимых случаях следователь производит измерения, фотографирование, кино -, видеосъемку, составляет планы и схемы, изготавливает слепки и оттиски следов.

Если предметом взятки является участок земли или какие - либо постройки на нем (жилой дом, дача, садовый дом или иные сооружения), а также квартира или иное недвижимое имущество, а равно произведенный взяткодателем их ремонт, они также должны быть осмотрены следователем, сфотографированы (возможно, получение изображений этих строений на видеопленке, диапозитивах и т.п.) и полученные снимки и их негативы приобщены к протоколу осмотра местности, помещений или сооружений1.

См.: Кирюшина О.М. Предварительное расследование по делам о взяточничестве. Дисс. канд. юр. наук. М, 1997. С. 131.

143

Таким образом, осмотр является наиболее значимым следственным действием по делам о взяточничестве. Результаты, полученные в ходе проведения осмотра, позволяют следователю сделать предварительные выводы по делу, а также определить объем и направление проведения последующих следственных действий.

Поскольку мы уже касались такого следственного действия как обыск, рассмотрим особенности данного следственного действия по делам о взяточничестве.

Следователь, имея достаточные основания полагать, что в каком-либо помещении или ином месте, или у какого - либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие предметы и документы, могущие иметь значение для дела, производит обыск для их отыскания и изъятия (ст. 168 УПК РСФСР, ст. 182 УПК РФ).

С криминалистической точки зрения обыск представляет собой «проводимое в принудительном порядке обследование помещений и сооружений, приусадебных участков, одежды и тела отдельных лиц в целях отыскания и изъятия имеющих значение для дела объектов (предметов, документов и т.д.), а также обнаружения разыскиваемых преступников, потерпевших и трупов»1.

Различают несколько разновидностей обысков: а) личный обыск; б) обыск помещений; в) обыск местности. Обыск проводиться только по возбужденному уголовному делу. Проведение данного следственного действия без возбуждения уголовного дела является недопустимым.

По делам о взяточничестве обыск проводиться с целью отыскания и изъятия предмета взятки, служебных и личных документов, позволяющих установить размер взятки, а также для выяснения вопроса о том, какое конкретно действие (бездействие) было совершено взяткополучателем в интересах взяткодателя или представляемых им лиц. Также подлежат изъятию предметы и документы, позволяющие установить связь между взяткодателем и взяткополучателем.

Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. М.: Юристь, 2001. С.231.

144

Обыски обычно проводятся в служебном помещении взяткодателя, взяткополучателя, а также по месту жительства указанных лиц. Также обыск может проводиться и в месте жительства посредника во взяточничестве.

При изъятии документов особое внимание следует обращать на черновики документов, личные записи обыскиваемого лица. Данные документы могут содержать информацию, имеющую значение для дела. Например, в записной книжке взяткодателя может быть указан телефон взяткополучателя, сумма или “условия передачи взятки и т.д.

Закон не ограничивает круг лиц, у которых может быть произведен обыск, поэтому обыски проводятся также у родственников и знакомых лиц, подозреваемых или обвиняемых во взяточничестве.

При проведении такого следственного действия, как обыск, следователем осуществляется проникновение в сферу личной жизни граждан. Поэтому для проведения обыска необходимы основания для проведения данного следственного действия. Основанием проведения обыска являются достаточные данные, что в каком - либо помещении или ином месте, или у какого - либо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие предметы или документы, могущие иметь значение для дела (ст. 168 УПК РСФСР, ст. 182 УПК РФ).

Согласно Конституции РФ, для проведения обыска в жилище требуется судебное решение, т.к. в этом случае данное следственное действие затрагивает право граждан на неприкосновенность жилища. Следует согласиться с И.Л.Петрухиным, который указывает, что «в судебном решении о производстве обыска должны быть указаны индивидуальные или хотя бы родовые признаки отыскиваемой вещи»1. Данное положение, закрепленное в законе, позволит избежать беспредметных обысков, проводимых только с целью получения новой информации по делу.

1 Петрухин И.Л. Личные тайны человек и власть. М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 1998. С. 109.

145

Рассмотрим некоторые практические вопросы, возникающие при проведении личного обыска. На практике встречаются жалобы по делам о взяточничестве, которые содержат информацию о незаконном проведении личного обыска. Также встречаются жалобы обвиняемых, в которых прямо указывается, что предмет взятки был подброшен им во время задержания, а после чего был обнаружен во время проведения личного обыска. Данная проблема, на мой взгляд, является довольно серьезной и актуальной не только по делам о взяточничестве, но и по остальным категориям дел. Как доказать, что предмет взятки, обнаруженный у должностного лица, не подброшен сотрудниками правоохранительных органов? На мой взгляд, главный недостаток нормы закона о проведении личного обыска заключается в том, что в ней не указан четкий порядок проведения данного следственного действия и исследования его результатов. Этот пробел в законе дает возможность правоохранительным органам подбрасывать невиновным людям любые предметы (например, наиболее часто по делам о взяточничестве подбрасываются или кладутся в карман должностному лицу деньги). При личном обыске сотрудник правоохранительных органов требует у задержанного выложить все предметы из его одежды. Выкладывая подброшенные деньги, лицо оставляет свои отпечатки пальцев на так называемом предмете взятки. Данные действия происходят в присутствии понятых, которые фиксируют в протоколе факт нахождения в кармане у должностного лица денег.

Данная практика представляется незаконной. Личный обыск - это следственное действие, и поэтому проводить данное следственное действие должны лица, указанные в законе. Личный обыск может быть проведен только лицом, принявшим уголовное дело к своему производству. Если лицо добровольно выдает предметы, находящиеся у него, необходимость проведения личного обыска в большинстве случаев отпадает, если нет оснований полагать, что лицом не выданы все предметы и документы, имеющие значение для дела. О ходе и результатах личного- обыска составляется протокол в двух экземплярах. Результаты проведения личного обыска должны всегда проверяться судами с особой тщательностью. Также следует

146

отметить, что в любом случае предмет взятки, обнаруженный у должностного лица, должен быть подвергнут всестороннему исследованию. Данное исследование может производиться путем назначения соответствующих экспертиз. По моему мнению, указанные выше положения должны быть закреплены на законодательном уровне для защиты граждан от произвола со стороны правоохранительных органов. В связи с этим предлагаю внести в статью 172 УПК РСФСР, ст. 184 УПК РФ следующее предложение «результаты проведения личного обыска не могут быть основой обвинения, если эти данные не подтверждены другими доказательствами по делу». Также представляется логичным не распространять на практике ч. 3 данных статей на врача, присутствующего при личном обыске.

Порядок производства выемки и обыска имеет значительные черты сходства, поэтому регламентируется законом одновременно для этих следственных действий. Отличие данных следственных действий состоит в том, что при выемке лицу, производящему расследование точно известно, где и у кого находятся предметы и документы, имеющие значение для дела.

Выемка - самостоятельное следственное действие, которое заключается в изъятии у гражданина или организации предметов или документов, имеющих значение для дела, а также ценностей и имущества в обеспечение гражданского иска или возможной конфискацией имущества1.

Следует согласиться с мнением авторов, указывающих, что применяемый в законе и научной литературе критерий разграничения обыска и выемки не является достаточным. При обыске осуществляется поисковая деятельность для обнаружения и изъятия предметов и документов, имеющих значение для дела. Выемка же -целенаправленная деятельность следователя по проверке информации о местонахождения вещи.

Попробую не согласиться с мнением И.Л.Петрухина, который считает, что «при обыске необходимы поиски предмета, тогда как при выемки предмет выдается

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е перераб. и доп. М., 2000. С.330.

147

добровольно»1. Добровольно выдача предметов и документов может иметь место как при выемке, так и при обыске (ст. 170 УПК РСФСР), поэтому «добровольная выдача» критерием разграничения данных следственных действий являться не может,

Выемка - это процесс проверки информации, полученной следователем о местонахождении вещи (например, взяткополучатель на допросе указывает место расположение тайника). Если информация подтверждается, следователь изымает предмет и документы, имеющие значение для дела. Возникает вопрос, если информация о местонахождении искомых предметов не подтверждается и необходимо начать поисковые действия, требуется ли следователю выносить постановление о производстве обыска? В законе не содержится ответа на данный вопрос. На практике следователи выносят постановление о производстве обыска, если есть подозрения о том, что информация о месторасположении искомых предметов является неверной. Данная практика не является правильной. По нашему мнению, поскольку обыск и выемка являются схожими следственными действиями, необходимо указать в законе случаи, когда на основании постановления о производстве выемки может быть произведен обыск и наоборот.

Отметим, что следствию необходимо при расследовании дел о взяточничестве изучить все документы, имеющие значение для дела, в том числе, которые касаются полномочий должностного лица (например, инструкции, разъяснения, положения, правила и т. д.). Порядок производства осмотра и изъятия документов регулируется ст. 178,179,182 УПК РСФСР. Документы (или выписки из них), фиксирующие установленный порядок прохождения и разрешения дел в конкретном государственном или муниципальном учреждении, должны быть приобщены к уголовному делу. Знание порядка прохождения и разрешения дел поможет правильно избрать направление расследования и пути обнаружения доказательств.

Петрухин И.Л. Личные тайны человек и власть. М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 1998. С Л 04.

148

Изучение установленного порядка прохождения и разрешения дела позволяет следствию выявить круг сотрудников, имеющих отношение к соответствующим документам, и лиц, соприкасавшихся (в той или иной мере) с решением вопроса в пользу взяткодателя и подлежащих допросу или иным следственным действиям.

С точки зрения порядка прохождения и разрешения дел, типичными нарушениями, допускаемыми должностными лицами, являются: а) необоснованное ускорение выполнения служебного действия; б) нарушение действующего порядка поступления и прохождения документов; в) несоблюдение очередности разрешения вопроса; г) нарушение соответствующих правил оформления документов; д) нарушение порядка подготовки материалов к рассмотрению; е) упрощение порядка рассмотрения вопроса; ж) несоблюдение действующих требований о полноте представляемых материалов, необходимых для принятия решения.

Осмотр и изъятие документов при расследовании дел о взяточничестве может происходить только в определенном порядке. Поэтому представляется важным пользоваться определенным распределением документов по классам (отделам, разрядам), которые будут составлены в зависимости от общих признаков, фиксирующих закономерные связи между ними в единой системе. В трудах ученых можно отметить несколько различных точек зрения на классификацию документов, подлежащих изучению по делам о взяточничестве.

Так, исследуя применение документов в уголовном процессе, В.П.Бурчанинов делит их на три группы: а) регулирующие правила работ, позволяющие организовать и определить функции должностного лица; б) связанные с совершением служебных действий, отображающие служебные действия и действия аналогичные выполненным за взятку; в) фиктивные документы1.

В диссертации З.Т.Баранова деление документов осуществляется также по трем, но иным группам: а) регулирующие правила работы учреждений и определяющие
функции должностных лиц; б) отображающие выполнение

1 См.: Бурчанинов В.П. Расследование дел о взяточничестве. Автореферат дис. канд. юр. наук. Киев, 1954. СП.

149

должностным лицом действий в интересах взяткодателя; в) отображающие действия, аналогичные выполненным за взятку1.

Для нашего исследования представляется наиболее вычлененной и полной классификация, разработанная Л.Ш.Берекашвили при определении им методики расследования взяточничества. В ней он делит документы по делам о взяточничестве на десять групп: а) фиксирующие организацию, структуру, характер деятельности учреждения, предприятия, организации; б) устанавливающие компетенцию должностного лица; в) регламентирующие порядок прохождения и разрешения вопросов; г) связанные с совершением должностным лицом действий в интересах взяткодателя; д) свидетельствующие о совершении должностным лицом аналогичного действия, но выполненного не за взятку, а в связи с обычной деятельностью; е) отражающие изыскание средств для дачи взяток и маскирование незаконности этих действий; ж) свидетельствующие о заинтересованности взяткодателя в совершении должностным лицом действия, за которое дана взятка; и) связанные с использованием взяткодателем результатов действий должностного лица, выполненных за взятку; к) личные документы взяточников; л) иные документы2.

Документы приобретают доказательственное значение, если обладают следующими признаками: а) документы должны быть получены только законным путем (ч.2 ст. 50 Конституция РФ); б) документы должны иметь отношение к расследуемому событию; в) документы должны содержать определенные сведения, носитель которых известен и которые могут быть проверены; г) документы должны быть приобщены к делу с соблюдением соответствующей процедуры, указанной в законе; д) сведения удостоверяются или излагаются органами, лицами, от которых

См.: Баранова З.Т. Расследование дел о взяточничестве. Автореферат дис. канд. юр. наук. Москва, 1956. С.71.

2 См.: Берекашвили Л.Ш. Методика расследование взяточничества. Дис. канд. юр. наук. Свердловск, 1965. С.90.

150

документ исходит, в пределах их должностной компетенции (если документ “исходит от гражданина, то в пределах его фактической осведомленности).

Значение документов достаточно велико, поэтому остановимся отдельно на особенностях этой работы следствия. Специфика документов по делам о взяточничестве состоит в том, что следствие при их изучении может выяснить: а) полномочия должностного лица; б) механизм и время выполнения определенных действий в интересах взяткодателя; в) третьих лиц, которые отражены в различных документах. К таковым можно отнести документы, отражающие различные действия должностного лица по службе (например, административные, финансовые, хозяйственные и др.).

Работу следствия с документами при доказывании дел взяточничестве можно разделить на два основных этапа.

  1. Определение списка необходимых документов для доказывания факта взяточничества. На данном этапе определяются: список документов относящихся к компетенции должностного лица; структурные особенности организации; механизм документооборота в ней. При этом необходимо изучить следующие документы: а) законодательные акты, регулирующие деятельность данной организации; б) должностные инструкции; в) приказы о приеме на работу интересующего должностного лица; г) положение об управлении, отделе, в котором работает лицо, совершившее преступление.

К специальным документам, определяющим механизм документооборота будут относиться: а) инструкции по работе с документами в организации; б) положение об организации делопроизводства и контроля за рассмотрением письменных и устных обращений; в) положение об организации контроля за прохождением и исполнением документов; г) правила приема и передачи служебной информации по официальным каналам факсимильной связи и т. п.

Следствию также будет необходимо выяснить компетенцию интересующего должностного лица в данной организации. При исследовании документов,

151

касающихся его прав и обязанностей, желательно привлекать соответствующих специалистов (для выяснения и уточнения интересующих вопросов).

  1. Получение необходимых следствию документов. Список их необходимо определить заранее на первом, подготовительном этапе работы с документами. Получение документов может производиться следствием в форме изъятия (производства обыска или выемки), а также - истребования.

Следует заметить, что осмотр и изъятие, как форму получения документов, можно использовать лишь в случае, когда есть основания опасаться фальсификации или уничтожения интересующих следствие документов, сговора взяточников или иных неблагоприятных последствий. Поэтому к осмотру и изъятию целесообразно прибегать при необходимости получить документы, выполненные за взятку. Документы, имеющие значение для дела, получают также в ходе обысков и выемок.

Предъявление для опознания является весьма распространенным следственным действием по делам о взяточничестве. Нормативную базу, регулирующую данное следственное действие, составляет ст. 164-166 УПК РСФСР, ст. 193 УПК РФ. В случае необходимости следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому (ст. 164 УПК РСФСР).

Другими словами, предъявление для опознания представляет собой процессуальный вид идентификации объекта по мысленному образу. Опознаваться могут как лица, так и предметы. По делам о взяточничестве чаще всего данное следственное действие проводится по отношению к предмету взятки. Если предметом взятки являются деньги, то данное следственное действие имеет смысл, если опознанию подлежит упаковка, сверток и т.д. Считаю, что недопустимым является практика опознания самих денежных купюр, если их номера не были предварительно переписаны или если денежные купюры не были обработаны специальным составом (например, свидетель говорит: «Л опознаю эти сто долларов; они были переданы Иванову»). В данном случае можно говорить о показании конкретного свидетеля, но в таком случае проводить опознание просто не имеет

152

смысла, поскольку свидетель не может указать особенности именно наблюдаемой им купюры.

Другое дело, если предметом взятки служит определенная вещь. После изъятия данной вещи, следователю необходимо произвести опознание этой вещи, но только при условии, если допрашиваемые лица заявили о том, что видели данную вещь, описали ее в протоколе допроса, а также сделали заявление о возможности опознания данной вещи.

Опознание определенного лица происходит, если допрошенный заявляет, что видел или слышал определенное лицо (это может быть взяткодатель, взяткополучатель или любое другое лицо) в связи с событием преступления и до события преступления никогда данное лицо не встречал, либо допрашиваемый дал показания об одном из своих знакомых, но тот по каким-либо причинам отрицает свое знакомство с ним. Также опознание может производиться в отношении лица, не желающего называть своего имени, или если возникают сомнения, что данное лицо является не тем за кого себя выдает.

Опознание может происходить по фотокарточке при невозможности предъявления данного лица (ст. 165 УПК РСФСР). Условие, при котором может происходить опознание по фотокарточке, зачастую не выполняется следователями. Думаю, что результаты опознания по фотокарточке должны быть признаны недопустимыми, если была реальная возможность представить данное лицо для опознания. Например, обвиняемый находится в следственном изоляторе, а его опознание происходит по фотокарточке.

В ч.8 ст. 193 УПК РФ предусмотрена возможность опознания, исключающая визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. Данное положение закона было введено для обеспечения безопасности лиц, опознающих определенное лицо. Было бы целесообразно в данной статье определить порядок и процедуру проведения такого следственного действия для единого понимания смысла данной статьи со стороны правоохранительных органов. Считаю, что данное следственное действие должно проводиться только с санкции прокурора и при участии
последнего.

153

Обязательное участие прокурора необходимо для надзора за соблюдением законности при проведении скрытого опознания.

Следственный эксперимент - нераспространенное следственное действие по делам о взяточничестве, но форма и процедура его проведения иногда по данной категории дел приобретают причудливые формы. Следственный эксперимент - это следственное действие, состоящее в воспроизведении действий обстановки и иных обстоятельств определенного события и совершения опытных действий. Таким образом, целью следственного эксперимента является проверка опытным путем собранных по делу доказательств.

По делам о взяточничестве путем следственного эксперимента чаще всего проверяется возможность того или иного свидетеля слышать или наблюдать определенные события, также следственный эксперимент используется для разоблачения лжесвидетельства и т.д.

Надо учитывать, что взяточничество - особый вид преступлений, совершаемый должностными лицами, и поэтому совершено непонятно, как можно проверить опытными действиями «умение человека выполнять работу, за которую он якобы получил деньги, являющиеся взяткой»1 или «наличие или отсутствие профессиональных или преступных навыков»2

Думается, в таком случае надлежит проверять должностные полномочия лица и его фактическую квалификацию по документам, а не с помощью следственного эксперимента. Как, например, с помощью следственного эксперимента можно проверить умение следователя за взятку вынести постановление о прекращении уголовного дела или умение налогового инспектора внести ложные сведения в акт проверки документов юридического лица? А как можно проверить следственным экспериментом возможное бездействие должностного лица в определенной ситуации? Таким образом, можно сделать вывод, что применение следственного

Кирюшина О.М. Предварительное расследование по делам о взяточничестве. Дис… канд. юр. наук. М., 1997. С.145. 2 Там же. С. 146.

154

эксперимента по делам о взяточничестве ограниченно именно спецификой .данного преступления.

Несмотря на то, что понятие и порядок проведения следственного эксперимента достаточно подробно определены в действующем законодательстве, а также изучены в юридической литературе, на практике нет единого понимания в данном вопросе.

При расследовании одного дела о взяточничестве был проведен так называемый следственный эксперимент. Суть его проведения заключалось в следующем: одного из обвиняемых Д. попросили указать место передачи взятки гр-ну А., после чего Д. рассказал подробности данной передачи, его рассказ был внесен в протокол проведения следственного эксперимента, и данный протокол был скреплен подписью понятых.

Московский городской суд не признал в качестве доказательства представленные следствием результаты следственного эксперимента, указав: протокол следственного эксперимента и видеозапись следственного действия, в ходе которых Д. указал места передачи А. денег, нельзя использовать как достоверное доказательство вины подсудимого, поскольку протокол следственного эксперимента в данном случае представляет собой одну из форм проверки показаний свидетеля, и его проведение направлено не на установление объективной возможности совершения того или иного действия в конкретных условиях, а является попыткой искусственно, посредством допроса свидетеля в присутствии понятых, создать у суда некое псевдодоказательство в виде следственного действия, в котором устные показания свидетеля «закреплены» подписями понятых1.

При расследовании вышеуказанного дела о взяточничестве проведение органами предварительного расследования следственного эксперимента представляется, по меньшей мере, нелогичным. Думается, целью проведения данного эксперимента была не проверка опытным путем собранных по делу доказательств, а

1 См.: Архив Московского городского суда. Дело № 2-160/ 01.

155

закрепление уже полученных показаний в протоколе следственного эксперимента в качестве дополнительного доказательства.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что к оценке результатов проведения следственного эксперимента и других следственных действий необходимо подходить очень тщательно, проверяя в каждом случае цель и законность оснований проведения данного следственного действия, также необходимо учитывать разработки как авторов по уголовному процессу, так и ученых, работающих в области криминалистики.

156

Заключение

Коррупция является наиболее опасным явлением в жизнедеятельности нашего общества. Она обладает высочайшим приспосабливанием, непрерывно видоизменяется и совершенствуется, активно использует недостатки и пробелы социально-правового контроля и юридической ответственности. Правоохранительные органы выявляют не более 1-2% фактов реальной коррупции; еще меньше подозреваемых лиц предстает перед уголовным судом; лишь единицам из них, причем самой низшей категории, назначается реальное уголовное наказание1.

Взяточничество является одним из самых распространенных элементов коррупции. Эффективная борьба с ним - это сдерживание, предупреждение возникновения и распространения данного явления, а также умелое изобличение виновных в совершении этого преступления и обязательное привлечение их к уголовной ответственности.

Как показывает исторический опыт, для борьбы с данным явлением недостаточно использовать только репрессивные методы и ужесточение уголовной ответственности. В то же время, все усилия государства направлялись лишь на одну из составных частей объекта преступной деятельности, то есть акцент в борьбе с взяточничеством делался на поиск и наказание конкретного индивидуума. Следствием же данного подхода являлась борьба с преступниками, а не с преступлением как таковым.

Для борьбы с данным явлением необходимо использовать комплекс мер, сочетающих в себе как повышение профессионального уровня должностных лиц правоохранительных органов, применение новых методов и технических средств в доказывании взяточничества, так и создание эффективно действующих надзорных органов государственной власти, а также повышение профессиональной морали должностных лиц.

Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы. Сборник материалов Международной научно- практической конференции (г.Москва, 9-10 сентября 1999 г.) / Под. ред. В.В. Лунеева. С. 410.

157

Развитие законодательной базы, теоретических положений и служебных методов в доказывании взяточничества позволит эффективно расследовать такой вид преступления, установить виновных в его совершении лиц и своевременно передать материалы дела для судебного разбирательства. «Закон устрашает преступников, мораль сдерживает совершение преступления, а наказание прекращает преступления», - известно с древних времен.

Практика показывает, что для сдерживания распространения взяточничества требуется создание правовой системы, соответствующей законам рыночной экономики. Ключом к ее созданию является современный юридический механизм, представляющий собой ряд основополагающих элементов (например, законодательство, исполнение закона, надзор и т.п.), которые смогут сдерживать и предупреждать взяточничество, осуществлять управление страной и

государственными делами согласно законам1.

Борьба с взяточничеством и привлечение виновных к ответственности должны проводиться в отношении любых должностных лиц без учета должности или социального положения в обществе; согласно конституционному принципу равенства всех перед законом и судом (п.1 ст. 19 Конституции РФ). Реализация данного принципа на практике потребует принятия необходимых законов об уточнении или устранении депутатского иммунитета, об ответственности должностных лиц категории «А» (в том числе и руководителей субъектов Федерации) за нарушения уголовного закона и о ликвидации необоснованных уголовно-процессуальных привилегий государственных должностных лиц всех ветвей власти.

Проведенное научное исследование показало, что основным направлением совершенствования даказывания по делам о взяточничестве должно быть расширение доказательственной базы и разработка научных рекомендаций по закреплению информации в качестве доказательств.

Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы. Сборник материалов Международной научно- практической конференции (г.Москва, 9-10 сентября 1999 г.) / Под. ред. В.В. Лунеева. С. 216.

158

Расширение доказательственной базы возможно при строгом соблюдении действующего законодательства при получении и процессуальном закреплении доказательств. Для определения направлений совершенствования законодательства по доказыванию взяточничества выявлены характерные недостатки в практической деятельности правоохранительных органов по сбору, оценке и проверке доказательств, рассматриваемой категории дел. Они заключаются, прежде всего, в недостаточном уровне знаний и понимании действующего законодательства, а также неурегулированности действующего законодательства в области проведения оперативных мероприятий и следственных действий, закрепления полученных результатов в качестве доказательств.

Основными источниками получения информации по делам о взяточничестве признаны результаты оперативно-розыскной деятельности и проведения следственных действий.

В практической деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по делам о взяточничестве, возникла настоятельная необходимость изменения и дополнения действующего законодательства. Основными направлениями развития законодательства в области проведения оперативно- розыскных мероприятий являются: а) определение понятий и оснований проведения таких оперативно-розыскных мероприятий как оперативный эксперимент, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров; б) разработка научных рекомендаций по усовершенствованию законодательной базы, регулирующей порядок проведения оперативных мероприятий.

Единственным основанием проведения оперативного эксперимента следует считать полученное в установленном законом порядке заявление лица об обусловленности совершения действий по службе за взятку. Проведение оперативного мероприятия по другим основаниям надо признавать незаконным.

Если у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, есть информация о фактах вымогательства взятки со стороны должностного лица, но нет заявления от граждан, то законным будет предварительное проведение других оперативных мероприятий, предусмотренных законом (например, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и т.д.).

159

Провокацией взятки необходимо признавать попытку передачи предмета взятки должностному лицу не по его инициативе, а также другие действия, цель которых склонить должностное лицо к получению взятки с последующим привлечением его к уголовной ответственности. Должностное лицо необходимо освобождать от ответственности за получение взятки, если будет доказано, что данные действия были вызваны провокационной деятельностью. Следовательно, провокационные действия надо считать преступными вне зависимости от того, для каких целей и в чьих интересах они осуществлялись.

Проведение оперативных мероприятий, связанных с ограничением права граждан на неприкосновенность жилища, может проводиться только на основании судебного решение согласно ст.23,25 Конституции РФ, ч.2 ст.8 Закона об ОРД. Материалы, полученные с нарушением этих правил, являются недопустимыми. Основным содержанием понятия «жилище» является цель использования определенного помещения (постоянное или временное проживание).

Для использования информации, получаемой в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий, необходимо, чтобы основания и способ проведения данного мероприятия не противоречили действующему законодательству. В результате исследования были выявлены типичные нарушения законодательства по проведению и закреплению информации в качестве доказательств по делам о взяточничестве и разработаны соответствующие изменения и дополнения к нормам закона.

При проведении следственных действий по делам о взяточничестве, связанных с получением информации от участников процесса, необходимо использовать криминалистические рекомендации, связанные с порядком и последовательностью проведения следственных действий. При изучении проведения иных следственных действий по делам о взяточничестве также были выявлены пробелы в законодательстве и разработаны рекомендации по изменению законодательства. В частности, следует признать преступными факты подбрасывания денежных купюр для обвинения должностного лица во взяточничестве. Для недопущения и пресечения подобной практики разработаны

160

дополнения к нормам закона, регулирующим основание и порядок проведения личного обыска.

Следует признать недопустимым бытующее мнение о том, что для искоренения взяточничества можно применять методы, противоречащие действующему законодательству (например, в случае крайней необходимости). Репрессивные, тем более противозаконные меры, не могут приводить к достижению поставленных целей (об этом свидетельствует негативный отечественный и зарубежный опыт). Для успешного доказывания взяточничества в работе представлен ряд современных тактических рекомендаций. При их выполнении реально возможно говорить о последующем росте раскрываемости и изобличения взяточников; как следствие - уменьшении масштабов проявления подобной преступной деятельности.

160

Нормативные акты и литература

  1. Конституция Российской Федерации 1993 года.
  2. Декларация прав и свобод человека и гражданина.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.01.го да № 174-ФЗ., М.: Юрайт-М„ 2002.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с приложениями / Сост. канд. юр. наук Н.М.Кипнис. М.: Юриспруденция, 2000.
  5. Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.95 года.// Собрание законодательства Российской Федерации, 1995 год, №33, ст.892.
  6. Закон Российской Федерации «О милиции» от 18.04.91 года // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1991 год, №16, ст. 5 03.
  7. Закон «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11.03.92 года // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992 год, №17, ст.888.
  8. Федеральный Закон «Об органах федеральной службы безопасности Российской Федерации» от 03.04.95. года // Собрание законодательства Российской Федерации, 1995 год, №15, ст.1269.
  9. Указ Президента Российской Федерации «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» от 04.04.92 года // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992год,№17,ст.923.
  10. Указ Президента Российской Федерации «Об утверждении Положения о федеральной государственной службе» и Положение о федеральной государственной службе // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993 год, №52, ст.5073.

  11. Указ Президента Российской Федерации «О неотложных мерах по реализации федеральной программы Российской Федерации по усилению борьбы

161

с преступностью на 1994- 1995 годы» и Федеральная программа по усилению борьбы с преступностью на 1994- 1995 годы // Собрание законодательства Российской Федерации, 1994 год, №5, ст.403.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23.09.77г. «О судебной практике по делам о взяточничестве», с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 26.04.84 г // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда 1924- 1986 г.г., М., 1987 г.

13 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30.03.90г «О судебной практике по делам о взяточничестве» // Бюллетень Верховного Суда СССР.№3.
1990г.

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

  2. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13.11.95 г. по делу о проверке конституционности части пятой статьи 209 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигулиной и А.А. Апанасенко // Российская газета от 08.11.95 г.
  3. Федеральный Закон от 13.06.96. года «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации». Уголовный кодекс Российской Федерации //Российская газета, 18,19,20,25.06.96.г.
  4. Уголовный кодекс РСФСР ( с постатейными материалами), М., 1987 г.
  5. Комментарии к Уголовному кодексу РСФСР, М., 1984г.
  6. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., Республика, Верховный Совет Российской Федерации, 1992 г.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (проект). Общая часть. Разработан общей группой Государственного правового управления Президента Российской федерации. // Российская юстиция, 1994 г., №9.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (проект). Часть 1. Общие положения. Разработан общей группой Министерства юстиции Российской федерации. // Российская юстиция, 1994 г., № 11.
  9. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (проект). Общая
    часть. Разработан научно исследовательским институтом проблем

162

закрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации, М., 1994 г.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (проект). Разработан Комитетами Государственной Думы Российской Федерации по законодательству и судебно-правовой реформе, по безопасности. // Российская газета, 1995 г. 1 февраля.

  2. Проект Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: научно- практический анализ: Сб. ст. / Под ред. С.А.Пашина. М.: Комплекс-Прогресс, 1999.

  3. Баранова З.Т. Расследование дел о взяточничестве. Автореф. дис. канд. юр. наук. Москва, 1956.

  4. Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2001.

  5. Берекашвили Л.Ш. Методика расследование взяточничества. Дис. канд. юр. наук. Свердловск, 1965.

  6. Будзинский СТ. О преступлениях в особенности: Сравнительное исследование. М., 1887.
  7. Бурчанинов В.П. Расследование дел о взяточничестве. Автореф. дис. канд. юр. наук. Киев, 1954.
  8. Быков В., Макаров В. О регламентации следственных действий // Российская юстиция. 1998. №2.
  9. Быстров Г.Н. Взаимодействия следователя прокуратуры и органов милиции при расследовании взяточничества // Следственная практика, вып. 60, 1963.
  10. Викторский СИ. Русский уголовный процесс. М.: Юридическое бюро «Городец», 1997.
  11. Вилутис Ю.З., Гаудитис Ю.С Взаимодействие следователей и оперативных работников обеспечило раскрытие и успешное расследование дела о взяточничестве // Следственная практика, выпуск 150, М., 1986 г.

163

  1. Витковский Г.А. Некоторые вопросы методики расследования дел о взяточничестве. // Всесоюзная конференция лучших следователей органов прокуратуры, М., 1974.

  2. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2000.

  3. Волженкин Б.В. Допустима ли провокация как метод борьбы с коррупцией // Российская юстиция, №5. 2001.
  4. Волженкин Б.В. Провокация или оперативный эксперимент? // Законность, №8. 1998.
  5. Волженкин Б.В. Служебные преступления. М.: Юристъ, 2000.
  6. Волженкин Б.В. Что мешает эффективной борьбе со взяточничеством. // Социалистическая законность, 1990, № 8.
  7. Вольдман Ю.Н. О понятии должностного лица. // Законность, 1993, №10.
  8. Воскресенский В., Кореневский Ю.В. Состязательность в уголовном процессе. // Законность, 1995, №7.
  9. Голик Ю.В. Коррупция в России: норма жизни или патология? // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристъ, 2001.
  10. Голиков Д.Л. Взяточничество // Настольная книга следователя, М, 1949.
  11. Голиков Д.Л. Методика расследования дел о взяточничестве. / Под ред. М.Ю.Рагинского, М., 1947.
  12. Гуженков В.М., Чекменев Ю.С. Правильная организация расследования способствовала разоблачению взяточников. // Следственная практика, М., 1983, №137.
  13. Дашкова Л.Г. Криминологические проблемы взяточничества. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, М., 1996.
  14. Дашкова Л.Г. Криминологические проблемы взяточничества. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук, М., 1996.
  15. Демидов И.Ф. Оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. // Законность, 1993, №8.

164

  1. Демидов И.Ф. Проблема прав человека в российском уголовном процессе. (Концептуальные положения). М., 1995.

  2. Джалилов Ш.Г. Взяточники пойманы с поличным. // Информационный бюллетень, Ашхабад, 1967, №1.

  3. Джалилов Ш.Г. Расследование взяточничества. // Всесоюзная конференция лучших следователей органов прокуратуры, М., 1974.

  4. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. канд. юр. наук В.А.Власихина. М., 2000.

  5. Долицкий Е.А., Васильев А.Н. Расследование должностных преступлений. Возбуждение уголовного дела. Общие вопросы расследования должностных преступлений. Особенности расследования взяточничества. // Криминалистика, М., 1959.

  6. Доля Е.А. Новая Конституция Российской Федерации и уголовно- процессуальная деятельность.// Российская юстиция, 1994, №4.

  7. Доля Е.А. Проект Общей части УПК Российской Федерации: критический анализ. // Государство и право, 1995, №5.
  8. Доля Е.А. Прослушивание телефонных и иных переговоров -следственное ли это действие? / Советская Юстиция. 1992. №№19-20.
  9. Доля Е.А. Соотношение гносеологической и правовой сторон доказывания в российском уголовном процессе. // Государство и право, 1994, №10.
  10. Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами. Минск, 1985.
  11. Егорова Н.Р. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Российская юстиция. 1997. №8.
  12. Егорова Н.Р. Уголовно-правовые формы борьбы с коррупцией в новых экономических условиях. Автореф. дис. канд. юр. наук. Саратов, 1996.
  13. Епихин А.Ю. Защита законных прав и интересов свидетеля в уголовном процессе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, М., 1995.

165

  1. Есипов В.Л. Превышение и бездействие власти по русскому праву. СПб., 1892.
  2. Ефанова В.А. Возбуждение уголовного дела судом. Воронеж, 1988.
  3. Зажицкий В.И. Вопросы доказательственного права. // Советская юстиция, 1992, №№ 19-20.

  4. Зажицкий В.И. Закон об оперативно-розыскной деятельности не идеален. // Советская юстиция, 1993, №5.

  5. Зажицкий В.И. Новый закон об оперативно-розыскной деятельности более совершенен. // Государство и право, 1995, №12.
  6. Зажицкий В.И. О доказательственном праве. // Российская юстиция, 1995, №1.
  7. Захаров Г.В. Объективные данные, изобличающие взяточников. // Следственная практика, М., 1958, №34.
  8. Здравомыслов Б.В. Квалификация взяточничества. М., 1991.
  9. Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1999.
  10. Зотов М.Н. Роль органов предварительного следствия в борьбе с коррупцией // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристь, 2001.
  11. Зубавина Д.Н. Проверка показаний потерпевших по Делу о вымогательстве взятки. // Следственная практика, М., 1951.

  12. Илюхин В.И. Проблемы правового и организационного обеспечения борьбы с коррупцией // Безопасность. 1998. № 1-2.
  13. Инютин В.А. Взяточники изобличены. // Следственная практика, М., 1984, №142.
  14. Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебно-методическое пособие. Омск: Омская академия МВД России, 2001.

  15. Карнеева Л.М. Об уточнении обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу. // Советская юстиция, 1968, №24.
  16. Кипиани Р.В. Об опыте расследования дел о взяточничестве. // Всесоюзная конференция лучших следователей органов прокуратуры, М., 1974.

166

  1. Кирюшина О.М. Предварительное расследование по делам о взяточничестве. Дис. канд. юр. наук. М., 1997.
  2. Козырев Г. Документирование прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров / Законность. 1993. № 4.
  3. Кони А.Ф. Судебные речи. Санкт-Петербург, 1905.
  4. Кореневский Ю.В. Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юристъ, 2000.
  5. Кореневский Ю.В. Устранение противоречий в доказательстве. // Советская юстиция, 1992, №4.
  6. Кочаров Г.И. Закрепление признания объективными данными. // Следственная практика, М., 1950, №1.
  7. Кочмазов О.Х. Ответственность за взяточничество по Российскому уголовному праву. Дис… канд. юр. наук. М., 1999.
  8. Криминалистика: Расследование преступлений в сфере экономики: Учебник. / Под ред. проф. В.Д.Грабовского, доц. А.Ф.Лубина. Ниж.Новгород: Нижегор. ВШ МВД России, 1995.
  9. Криминалистика: Учебник. / Под ред. проф. А.Г.Филиппова (отв. редактор) и проф. А.Ф.Волынского. М.: Издательство «Спарк», 1998.
  10. Криминология. XX век. / Под ред. В.Н.Бурлакова, В.П.Сальникова. СПб., 2000.

S8. Куликов А.Д. Коррупция: экономические и организационно-правовые проблемы // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.., Юристъ, 2001.

  1. Куликов А.Д., Иванов Е.В. Коррупция как угроза национальной безопасности России//Обозреватель. 1999. №4.

  2. Курс уголовного судопроизводства. Том 11. И.Я.Фойницкого, Лекции 1887/88 года. Спб.
  3. Кучерявый Н.П. Ответственность за взяточничество по советскому уголовному праву. М., 1957.

167

  1. Левченко О.В. Уголовно-процессуальное доказывание (сущность, средства доказывания, предмет и пределы). Автореф. дис. доктора юр. наук. Ижевск, 2001.

  2. Лобанова Л. Провокация взятки: некоторые проблемы квалификации и законодательной регламентации // Юридическая техника и проблемы дифференциации ответственности в уголовном праве и процессе. Сборник научных статей. Ярославль, 1999.
  3. Лохвицкий А.С. Курс русского уголовного права. 2-е изд. СПб., 1871.
  4. Лунеев В.В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. М.: Юристъ, 2001.

  5. Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств. // Российская юстиция, 1994, №11.

  6. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. Их виды, содержание и формы. М., 1976.
  7. Марфицин П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, М., 1993.
  8. Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов проверочных действий в доказывании по уголовному делу. Автореф. дис. канд. юр. наук. М., 1990.
  9. Минц П.М. Курс уголовного права. Рига, 1928.
  10. Миньковский Г.М. Некоторые уголовно-правововые и процессуальные вопросы расследования дел о взяточничестве. Вып. 60. М.: «Следственная практика», 1963.
  11. Мишин Г. Борьба с взяточничеством: некоторые направления совершенствования уголовной политики // Уголовное право. 2000. № 3.

  12. Муравьев Н.В. Об уголовном преследовании должностных лиц за преступления по службе // Юридический вестник. 1879. Кн.2.

  13. Настольная книга следователя. М., 1949.

168

  1. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Изд. 3-е, перераб. и доп. М.: Спарк, 2000.
  2. Неклюдов Н.А. Взяточничество и лихоимство // Юридическая летопись. 1890, июнь.
  3. Новая методика опроса свидетелей и жертв преступления. Проблемы преступности в капиталистических странах. М., 1986. № 7.
  4. Новое Уголовное право России. Особенная часть. Учебное пособие. М. 1996.
  5. Образцов В.А. Криминалистика. Курс лекций. М., 1996.
  6. ПО. Образцов В.А. Криминалистика. Цикл лекций по новой программе курса, М., 1994.

  7. Организованная преступность: тенденции, перспективы борьбы. Владивосток, 1999.

  8. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно- практическое пособие. М.: «Проспект», 2000.
  9. Палиашвили Ш.Г. Вопросы методики раскрытия и предупреждения взяточничества по советской криминалистике. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Тбилиси, 1966. -
  10. Петрухин И.Л. Личные тайны человек и власть. М.: Институт государственного права Российской Академии наук, 1998.
  11. Познышев СВ. Особенная часть русского уголовного права. Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового Уложений. 3-е изд., испр. и доп. М., 1912.
  12. Рахунов Р.Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. М.: Госюриздат, 1955.
  13. Романов В.А. Коррупция: жесткие условия преодоления // Служба кадров.
  14. № 1.
  15. Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. / Отв. ред. О.И.Чистяков. М., 1988. Т.6: Законодательство первой половины XIX века.

  16. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под ред. И.Т.Голякова. М, 1953.

169

  1. Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы», г.Москва, 9-10 сентября 1999 г. / Под ред. В.В.Лунеева. М.: Юристъ, 2001.

  2. Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А.Образцова. М.: Юристъ. 2001.

  3. Смиртюков М.С. Советский государственный аппарат управления: Вопросы организации и деятельности центральных органов. - 2-е изд., переработ. и доп. М.: Политиздат, 1984.

  4. Советский уголовный процесс. / Под ред. Алексеева Н.А., Лукашевича В.З., Л., 1989.
  5. Советский уголовный процесс. / Под ред. Божьева В.П., М., 1990.
  6. Советский уголовный процесс. / Под ред. Карнеевой Л.М., Лупинской П.А., Тыричева И.В., М., 1980.
  7. Советское уголовное право. / Общая часть, М., 1977.
  8. Советское уголовное право. / Часть особенная, М., 1979.
  9. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. Методическое пособие. М.: ООО Издательство «Юрлитинформ», 2001.

  10. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981.
  11. Степанов В.В. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о взяточничестве. Известие высших учебных заведений. Правоведение. 1964. № 2.
  12. Степанов В.В. Предупреждение взяточничества. // Ученые записки, №16. Вопросы уголовного и исправительно-трудового права, уголовного процесса и криминалистики. Саратов, 1969.
  13. Степанов В.В. Расследование взяточничества. Дис… канд. юр. наук. Саратов, 1956.
  14. Степанов В.В. Спорные вопросы ответственности за взяточничество. // Советская юстиция, 1966, №18.
  15. Стецовский Ю.И. Право на свободу и личную неприкосновенность: Нормы и действительность. М.: Дело. 2000.

170

  1. Строгович М.С. Избр. труды. Т. 3. Теория судебных доказательств. М.: Наука, 1991.
  2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М., 1968.
  3. Строгович М.С. Теория судебных доказательств. Избр. труды, т. 3. М., 1991.С.270.
  4. Таганцев Н.С. Курс уголовного права. СПб., 1874. Вып.1.
  5. Теория государства и права. Курс лекций. Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько. М., 1995.
  6. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М., 1968.
  7. Уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. / Изд. Государственная канцелярия. СПб., 1903.
  8. Уголовное уложение. Отзывы ведомства на проект редакционной комиссии. СПб., 1897. Т. IX.

  9. Уголовное уложение. Проект редакционной комиссии и объяснения к нему. СПб., 1887-1897. Т. I-VIII.
  10. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник под ред. проф. П.А.Лупинской. М., 2000.
  11. Умаров М.Н. Криминалистическая теория следообразования и применение ее выводов в практике раскрытия экономических преступлений. Автореф. дис. канд. юр. наук. Ижевск, 2001.
  12. Усманов У.А. Тактика допроса на предварительном следствии. Справочник. М.: «Издательство ПРИОР», 2001.
  13. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. // Российское законодательство Х-ХХ веков: В 9 т. / Отв. ред. Б.В.Виленекий. М., 1991. Т.8: Судебная реформа.

  14. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно- практический комментарий / Под ред. проф. В.В.Николюка. - 4-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 2000.
  15. Филимонов Б.А. Основы теории доказательств в германском уголовном процессе. Монография. Фирма «Спарк». 1994.

171

  1. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. II.
  2. Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979.
  3. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1996.
  4. Шейфер С.А. Доказательственные аспекты Закона «Об оперативно-розыскной деятельности». // Государство и право, 1994, №1.
  5. Шейфер С.А. Проблемы правовой регламентации доказывания в уголовно- процессуальном законодательстве РФ. // Государство и право, 1995, №10.
  6. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2001.
  7. Ширяев В.Н. Взяточничество и лихоимство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916.
  8. Эйсман А.А. Структура и язык описания предмета доказывания. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 19. М., 1973.
  9. Эстрин А.Я. Взяточничество в доктрине и законодательстве. // Тр. кружка уголовного права при С.-Петерб. ун-те / Под ред. М.Исаева. СПб., 1-913.
  10. Якубович Н.А. и др. Участники уголовного процесса и прокурорский надзор за обеспечением органами расследования их прав и законных интересов. М., 1995.
  11. Яни П. С. Обеспечение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук, М., 1995.